/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Зверь Из Блэкборна 1948

Федор Раззаков


Раззаков Федор

Зверь из Блэкборна - 1948

Федор Раззаков

Зверь из Блэкборна. 1948

В мае 1948 года в добропорядочной Англии произошло жуткое событие: в городке Блэкборн в графстве Ланкашир была изнасилована и убита 4-летняя Джунн Энн Девни. Для розыска преступника полиция города предприняла беспрецедентные за всю криминальную историю страны меры дактилоскопировала все население города.

Преступление произошло в ночь с 14 на 15 мая в детском отделении больницы Куин-парк-госпиталя, куда поступила в 10-х числах мая с воспалением легких Джунн Энн Девни, дочка одного из рабочих металлургического завода. Болезнь протекала в легкой форме, и через несколько дней, 15 мая, девочку собирались выписать домой. Но злой рок распорядился иначе.

В ту ночь в начале двенадцатого преступник подошел к больнице со стороны туалетной комнаты, окна которой не закрывались на ночь - стояла жара. Проникнув в помещение госпиталя, преступник прокрался в палату № 3 детского отделения. Обойдя койки и внимательно рассмотрев детей, преступник остановил свой выбор на 4-летней Джунн и осторожно взял ее на руки. Девочка проснулась, но похититель, крепко прижав ее к груди, покинул госпиталь через дверь первого этажа, которая вела в парк.

Ночное дежурство по отделению несла медсестра Гвендолин Хэмфрис, в половине двенадцатого ночи она услышала какой-то непонятный шум в коридоре, выглянула туда и увидела, что дверь, ведущая в парк, распахнута настежь. Всмотревшись в темноту, медсестра не обнаружила ничего подозрительного и, решив, что дверь открылась из-за обычного сквозняка, закрыла ее на щеколду и вернулась к себе в комнату.

Около двенадцати она, как обычно, обходила блок, вошла в палату № 3 и обнаружила отсутствие девочки. Она решила, что девочка пошла в туалет и отправилась туда, однако туалет был пуст. Выйдя в коридор, медсестра внезапно увидела на полу какие-то темные пятна, которые при близком рассмотрении оказались человеческими следами. И принадлежали они взрослому человеку и вели от туалета к кровати девочки. Вот тогда-то закрались первые смутные опасения. Она тут же разбудила весь медицинский персонал госпиталя. Начались поиски девочки. Два часа поисков не принесли никаких результатов девочки нигде не было. И тогда дежурный врач оповестил полицию.

Полицейские прибыли около трех часов утра. Выслушав сбивчивый рассказ медсестры, они еще раз осмотрели палату, затем разбились на несколько групп и приступили к тщательному осмотру окрестностей. Полицейские искали лучше, чем врачи, - через час девочка была найдена. Однако то, что от нее осталось, повергло в ужас даже много повидавших полицейских. Девочка с разбитой головой и изуродованным телом лежала возле каменного забора. Преступник сначала ее изнасиловал, а потом взял за ноги и со всей силы ударил об забор. Подобного Блэкборн еще не знал.

Местные полицейские оповестили о случившемся полицию графства. В семь часов утра в Блэкборн прибыла специальная бригада сыщиков во главе с главным констеблем Лумсом. Именно он занимался аналогичным убийством, произошедшим в Фэрнуорте (рядом с Блэкборном), где ударом кинжала был убит 11-летний мальчик. Кроме этого, в Лондоне была изнасилована и задушена 5-летняя девочка. Сопоставив факты Лумс предположил, что все убийства могли быть совершены одним и тем же маньяком. Он тут же сообщил об этом в Скотланд-Ярд.

Сыщики из Скотланд-Ярда прибыли в растревоженный Блэкборн к одиннадцати часам утра. К тому времени все здание госпиталя было оцеплено местной полицией, и весь персонал находился там. Было уже установлено, что преступник, сняв обувь, проник в госпиталь через открытое окно в туалете, где он, видимо, наступил в лужу, поэтому следы его ног четко отпечатались в коридоре и в палате. В качестве оружия преступник хотел использовать обыкновенную бутыль с дистиллированной водой, которая стояла на тележке в этой же палате. Эту бутыль он бросил затем под кровать. К счастью, она не разбилась и на ней остались отпечатки его пальцев. Кстати, единственные его отпечатки. Все остальные, которые полиция обнаружила в палате, принадлежали работникам госпиталя, детям или их родителям. Отпечатки были отправлены в лабораторию Скотланд-Ярда в Лондоне, в которой тогда насчитывалось около полутора миллионов отпечатков преступников, но отпечатков маньяка из Блэкборна среди них не оказалось.

Как только это выяснилось, было решено переслать отпечатки коллегам из европейских стран: вдруг маньяк был приезжим (не хотелось верить, что зверское преступление мог совершить кто-то из своих). Однако и эти запросы ни к чему не привели. Маньяк был родом именно из Блэкборна. Но как его найти среди 110 тысяч жителей города? И тогда главный инспектор полиции Кэмпбелл предложил невероятное: снять отпечатки пальцев у всех мужчин города старше 16 лет и даже у тех, кто приезжает в Блэкборн на работу. Таким образом предстояло бы охватить дактилоскопированием около 50 тысяч человек, каждый из которых в процессе поисков какое-то время находился бы под подозрением. Добропорядочная Англия ничего подобного еще не знала. Да и где была гарантия, что эти поиски в конце концов увенчаются успехом? Сам Кэмпбелл такой гарантии, естественно, дать не мог, но желание полиции найти этого зверя было слишком велико, да и общественность требовала принятия самых решительных мер. Поэтому после нескольких дней колебаний и споров было решено пойти на этот шаг.

Как только решение было принято, к жителям города обратился мэр Блэкборна. Обрисовав ситуацию и сообщив, что никто не может чувствовать себя спокойно, пока маньяк ходит рядом, мэр призвал жителей отнестись сознательно к этому мероприятию. Он заявил, что дает честное слово тем, кто совершил что-то противоправное, но не имеет никакого отношения к убийству в госпитале, что снятые у них отпечатки пальцев не приведут к их аресту. Более того, он пообещал, что, как только маньяк будет задержан, все отпечатки будут тут же уничтожены. Это было беспрецедентное заявление, впрочем как и сама мера. После этого заявления ни один житель города не позволил себе увильнуть от этой, в общем-то не очень приятной, процедуры.

Операция по дактилоскопированию мужского населения Блэкборна началась через восемь дней после совершения преступления - 23 мая 1948 года. В тот день в городе царило заметное напряжение. Полицейские, разбившись на группы, ходили по домам и брали отпечатки у всех мужчин. За полтора месяца было собрано около 20 тысяч отпечатков, которые были отправлены в лабораторию в Хьютон. Но отпечатков пальцев маньяка среди них не оказалось.

Поиски продолжались, и к началу августа удалось собрать 45 тысяч отпечатков пальцев. Это было почти все мужское население города, и, когда среди них не оказалось отпечатков маньяка, оптимизм сыщиков улетучился. Уже никто не верил в то, что преступника удастся задержать таким образом. Однако, как показали дальнейшие события, удача всегда сопутствует тем, кто идет в своих начинаниях до конца.

Как выяснилось, неохваченными оказались еще 800 человек из тех, кто получал продовольственные карточки. Шансов на то, что именно среди них и скрывается преступник, было мало, но полиция решила совершить последний заход. 11 августа констебль Кэлверт вошел в дом № 31 по Бирлей-стрит, где обитали миссис Гриффит и ее 22-летний симпатяга сын Питер. К большому везению полицейского, последний был дома и с него прямо на месте сняли отпечатки пальцев. Извинившись за доставленное беспокойство, полицейский отправился по другим адресам. Закончив, Кэлверт вернулся в управление и сдал работу старшему по группе расследования. Как только все 800 недостающих отпечатков были собраны, их в тот же день отправили в Хьютон.

Сенсация произошла 12 августа в три часа дня. Один из специалистов по дактилоскопированию обнаружил те, что были оставлены преступником и на бутылке с дистиллированной водой. "Я нашел их!" - прокричал он, чем немало напугал своих коллег. А уже в следующую секунду все кинулись к его столу. Вскоре ни у кого не осталось сомнений - это действительно отпечатки пальцев левой руки маньяка и принадлежали они 22-летнему Питеру Гриффиту.

Когда полицейские его арестовали, он не выказал никакого удивления, однако от убийства наотрез отказался. Но это отпирательство продолжалось недолго. Полицейские выяснили, что в его родословной не все в порядке: отец Питера был душевнобольным, и эта болезнь передалась и сыну. Питер одно время лечился от психического расстройства именно в Куин-парк-госпитале. Вскоре, припертый к стене неопровержимыми уликами и не имевший никакого алиби, он сознался, что всегда боялся женщин и поэтому в качестве жертвы избрал беззащитного ребенка.