/ / Language: Русский / Genre:child_sf

Дорожка к неприятностям!

Фрэнк Роджерс.

Чарли Чилл — обычный мальчик, но его родственники — это что-то совсем необычное! Познакомьтесь с семьёй Чиллов — это мумия, тролль и вампир… Школа Чарли в беде. Все деньги были украдены из школьного сейфа — и единственный способ получить ещё денег — продать спортивную площадку. Чарли пора обратиться к своей жуткой, ужасной, нелепой семье за помощью…

Фрэнк Роджерс

Дорожка к неприятностям!

Глава первая

Чарли Чилл внимательно рассматривал больших пластмассовых монстров и привидений на задней стенке Туннеля Страха, недействующего заброшенного аттракциона в городском Парке Отдыха и Развлечений.

— Давайте-ка посмотрим, — бормотал он, — что там тётя Джилл говорила о новой комбинации?

Он почесал затылок и крепко задумался.

— О, да, — оживился он. — Вспомнил!

Дотянувшись до глаз монстра, он дважды потыкал в них, затем засунул палец в нос привидения.

Тихо распахнулась скрытая дверь, и Чарли скользнул в темноту.

Как обычно, Чарли несколько волновался. Он любил навещать своих родственников, Чиллов из Туннеля Страха, хотя они и были самыми странными родственниками, какие когда-либо у кого-либо были. Его тётя Джилл была вампиром, дядя Мумий-Тот[1] — мумией, кузен Пугол — троллем, а прадедушка МакГилл — скелетом.

Родители Чарли усердно старались игнорировать их. Они называли Чиллов их «ужасной тайной».

Они жутко боялись, что кто-то узнает, что они в родстве с такими странными людьми. Они почти никогда не говорили о Чиллах и никогда не навещали их.

Чарли поспешно прошёл затянутый паутиной туннель. По обе стороны от него он мог разглядеть только тёмные очертания пещер, гробов и ползающего существа или двух. В конце туннеля была другая дверь и рядом с ней крошечное, пыльное окно. Он заглянул в него, чтобы увидеть, кто дома. Дома были все. И все сидели вокруг кухонного стола.

Его тётя Джилл, владелица Туннеля Страха, была занята. Она устанавливала голову МакГилла на её законное место. Чарли усмехнулся. МакГилл очень беспокоился о своей внешности. Его клетчатый шарф был всегда аккуратно повязан, а его фрак свежевычищен, но он всегда терял свою голову. Пугол и Мумий-Тот были заняты своими любимыми занятиями. Большой, волосатый, неопрятный Пугол жадно ел холодный, комковатый заварной крем, а Мумий-Тот крепко спал за столом, положив голову на руки и храпя.

Мумий-Тот всегда жаловался, что он не был в своей милой уютной могиле сто лет и должен теперь навёрстывать упущенный сон. На столе был рассыпан мелкий песок, который высыпался из складок его пыльных бинтов.

Джилл, наконец, зафиксировала голову МакГилла и отступила, чтобы полюбоваться своей умелой работой, запустив пальцы в высокую фиолетовую прическу.

Чарли улыбнулся. Он нажал звонок на стене около двери и подождал.

Глава вторая

Пронзительный вопль взорвал идиллию кухни Туннеля Страха.

АААЙЙЙЙИИИИИ!

Мумий-Тот дёрнулся, поднял голову со стола и моргнул.

— Хорошая мелодия, Джилл, — буркнул он.

— Это не я, — отмахнулась Джилл. — Это дверной звонок.

Она открыла дверь и широко улыбнулась.

— Чарли! — заголосила она. — Ну-ка, обними свою тётушку покрепче!

— Привет, тётя Джилл, — только и успел выдохнуть Чарли, как оказался в могучих объятиях тётушки. Джилл ослабила хватку и впустила племянника в низкую, затянутую паутиной кухню.

— Смотрите, кто к нам пришёл! — заорала она.

— Привет, Чарли! — обрадовались и трое других Чиллов.

— Всегда рады тебя видеть, — сияла Джилл. — Как школа?

— Ну, — медленно начал он, — именно поэтому я и здесь, тётя. Мне нужен ваш совет. Что-то странное происходит в школе.

— Ага! — оживилась Джилл. — Тебя, наконец-то, исключили! Как мило! Поздравляю!

— Нет, дело не в этом, тётя… — попробовал объяснить Чарли.

— Ты запустил чудесные гнилые бомбочки-вонючки в классе, дружище? — не утерпел МакГилл.

— Нет… не то.

— Ты напугал учителя, как я показывал тебе? — спросил Пугол, растягивая своё лицо в разные стороны как кусок замазки.

— Ой, фууу! Нет!

— Ты наложил древнее египетское проклятие на школу, как я учил тебя? — прошамкал Мумий-Тот.

— Не было возможности, — промямлил Чарли.

Чиллы озадаченно переглянулись.

— Что же тогда? — вскричали они одновременно.

— Школе приходится продавать спортивную площадку, — объяснил Чарли, насупившись.

Чиллы тупо уставились на Чарли.

— И что в этом плохого? — поинтересовались они.

— Больше не будет футбола, — ответил Чарли. — Ни регби, ни английской лапты… никаких школьных спортивных соревнований… никаких состязаний в беге.

Мумий-Тот зевнул.

— Состязания в беге? — пробормотал он. — Они слишком утомительны.

— О, нет! — оживился МакГилл, а его голова как мячик запрыгала на костистых плечах. — Состязания в беге — это здорово. Полезно для ног!

И он изобразил пальцами на столе бегущие ноги.

— Я помню, когда я был крошечным спортивным парнишкой в…

Вдруг кисти рук МакГилла выпрыгнули из рукавов и начали гоняться друг за другом по столу.

— Эй! Вернитесь, вы двое! — завопил МакГилл.

Джилл и Чарли попытались схватить их, но оказались недостаточно проворными. А пятипалые спринтеры наворачивали по столу круг за кругом.

Стол превратился в полосу препятствий, и костлявые бегуны перепрыгивали через пустые тарелки, скользили на потёках заварного крема, пока вдруг Пугол не уронил огромную ручищу перед ними. Бегуны споткнулись о протянутую руку Пугла и взлетели в воздух, кувыркаясь. МакГилл потянулся и мастерски поймал их пустыми рукавами.

— Ага! — торжествующе вскричал он, шевеля пальцами. — Попались! Теперь ведите себя прилично, глупышки-непоседы!

Джилл повернулась к Чарли.

— Но почему твоя школа хочет продать спортивную площадку? — спросила она.

— Они не хотят, — ответил Чарли. — Но им нужны деньги. Кто-то вскрыл сейф в кабинете директора и украл конверт, полный денег. Это были деньги, которые мы заработали на ярмарке на прошлых выходных. Школе срочно нужны деньги, чтобы купить книги и компьютеры.

— Есть ли подозреваемые? — поинтересовался Пугол.

— Пока нет, — вздохнул Чарли.

Чиллы задумались.

— А как мы можем помочь? — спросила тётя. — Ты сказал, что тебе нужен наш совет.

— Да, — кивнул Чарли. — Понимаете, Груб Касторкус, строитель-миллионер, был сегодня с утра в школе. Я узнал его по газетам. Он был с двумя парнями, и они все выглядели очень довольными собой. Ходит слух, что он предложил помочь школе, купив спортивную площадку. Я вспомнил, что вы говорили как-то, что этот Груб Касторкус мошенник, поэтому я и пришёл, чтобы узнать, что вы имели в виду.

— Груб Касторкус? — проворчал МакГилл. — Конечно, он — мошенник! Я бы не доверял ему на месте вашего директора!

Остальные Чиллы согласно закивали.

— Он одержим жаждой власти, Чарли, — объяснила тётя Джилл. — Хочет скупить весь город. Он и его два гнусных дружка, Втык Бойл и Склиз Вьюн, пытались недавно выудить у меня Туннель Страха, вот откуда я знаю, что он — мошенник. Вашему директору нужно быть очень осторожной, если она имеет с ним дело!

Чарли согласился.

— Должно быть, те двое с Грубом в школе и были Бойл и Вьюн. Спасибо, тётя. Мне нужно предупредить мисс Биннс. Если бы только мы могли узнать, кто украл деньги, и вернули бы их… тогда нам не пришлось бы продавать спортивную площадку.

— Не беспокойся, старина, — уверенно сказал МакГилл. — Твой прадедушка узнает. Я всегда мечтал быть детективом.

— И мы тоже поможем, — поддержала Джилл.

— Э-э… как? — встревожился Чарли.

Его тётя лучезарно улыбнулась.

— Мне только что в голову пришла идея. Мы дадим в школе концерт, чтобы заработать деньги!

— Что? — у Чарли перехватило дыхание от шока. — Концерт? В моей школе? Н-н-но вы не можете прийти в мою школу. Это было бы…

— Неслыханно! — вскричала Джилл, воодушевляясь.

— Но, тётя Джилл, — запротестовал Чарли. — Вы не… Я имею в виду, вы не выглядите…

— … нормальными? — закончила за него тётя, а в её глазах мелькнул озорной огонёк. — Я знаю. Но не волнуйся. Все будут думать, что мы просто загримированные артисты. И мы не будем использовать наши настоящие имена. Никто не узнает, что мы родственники!

Она повернулась к остальным.

— Я спою… Мумий-Тот может показать фокусы… МакГилл сыграет на аккордеоне, а Пугол будет силачом. Это будет сенсация! Школа разбогатеет, и ваша проблема будет решена!

— Но… — слабо возразил Чарли.

— Не нужно благодарности, мой мальчик, — парировала Джилл, усмехаясь. — Я позвоню вашему директору утром и сама ей всё предложу. И помни, — продолжала она, подмигивая, — ни слова твоим маме и папе. Если они узнают, что это — мы, то придут в ярость!

Глава третья

На следующий день Чарли очень рано примчался в школу. Он ужасно не хотел, чтобы безумная идея его тёти стала реальностью. Он предчувствовал, в какой кошмар это может вылиться. Его единственной надеждой было попытаться убедить мисс Биннс сказать «нет», когда позвонит его тётя. Он также хотел предупредить её о Грубе Касторкусе. Но всё-таки он опоздал. Машина Груба уже стояла около школы. Втык и Склиз слонялись вокруг неё,… а Груб был в кабинете мисс Биннс.

Чарли испустил стон разочарования. Он прислонился к стене, размышляя, что делать. Как раз в этот момент дверь кабинета директора открылась, и он услышал вкрадчивый, льстивый голос Груба.

— Конечно, — говорил он, — после того, как я куплю спортивную площадку, я построю только пару крохотных домиков. Вы даже не заметите их там! Я принесу Вам документы на подпись через пару дней.

У Чарли перехватило дыхание. Так вот что происходит! Груб планировал строить на спортивной площадке!

— Но я ещё не решила, мистер Касторкус… — ответила мисс Биннс.

В этот момент Втык Бойл появился в коридоре. Чарли отвернулся от двери и сделал вид, что просто изучает доску объявлений. Втык не обратил на него внимания.

— До свидания, мисс Биннс, — произнёс Касторкус, появляясь в дверях. — До скорой встречи.

Он закрыл за собой дверь.

— Звонок на Ваш мобильный, босс, — сказал Втык.

— Хорошо, — ответил Груб и вдруг заметил Чарли. Он наклонился к нему, ухмыляясь: — Я знаю, кем бы ты хотел быть, когда вырастишь, сынок.

Чарли смерил его взглядом:

— Вы?

— Да. Таким же богатым, как и я! — ответил Груб и грубо расхохотался.

— Клёво, босс, — польстил Втык, подхихикивая. — Клёво!

— Да, я — само остроумие, — самодовольно заметил Груб.

Чарли сердито смотрел им вслед. Он должен сказать мисс Биннс, что Грубу нельзя доверять. Не успев всё обдумать, он влетел в кабинет директора и выпалил:

— Мисс Биннс! Мисс Биннс! Вам нельзя продавать спортивную площадку Грубу Касторкусу. Нельзя! От него добра не жди. Так говорит моя тётя Джилл.

— Ваша тётя Джилл? Причём здесь она? — озадачилась мисс Биннс. — В любом случае, я не подписала ещё контракт Груба… э-э… мистера Касторкуса. И, кроме того, — она пристально посмотрела на Чарли, — откуда ты узнал, что он предложил купить спортивную площадку?

Пока Чарли лихорадочно пытался придумать вразумительное объяснение своей осведомлённости, ему на помощь пришёл телефон.

Мисс Биннс сняла трубку, всё ещё не спуская колючего взгляда с Чарли.

— Мисс Биннс, директор, — пропела она в трубку и затем всё внимание переключила на телефонный разговор.

Голова Чарли была настолько полна возможными оправданиями за своё подслушивание, что он абсолютно забыл, зачем он здесь. Только когда мисс Биннс положила трубку, он пришёл в себя.

— Телефон! — дико завопил он. — Э-э… телефонный звонок, мисс Биннс. Кто это был?

— Прошу прощения? — холодно произнесла мисс Биннс.

— Я имею в виду, это была моя тётя Джилл?

— Опять ты со своей тётей Джилл, — досадливо поморщилась мисс Биннс. — На самом деле это была не твоя тётя Джилл…

«Уф, пронесло…» — с облегчением выдохнул Чарли.

— … это была всемирно известная оперная певица Мадам Вопилски. Не могу сказать, что когда-либо слышала о ней, но, в принципе, я не очень разбираюсь в опере. Она очень любезно предложила дать концерт, чтобы помочь нам собрать деньги для школы. Кажется, кто-то сказал ей о нашем тяжёлом положении. И она собирается взять с собой других всемирно известных артистов: Фараона МакФакира, фокусника; Пальцы Д’Кости, аккордеониста-виртуоза; и мистера Гора Мускулов, самого сильного человека в мире.

— О, нет! — простонал Чарли.

— Разве это не изумительно? — воодушевилась мисс Биннс. — В конце концов, может, нам и не придётся продавать спортивную площадку.

Глава четвёртая

Тем же вечером Чарли поспешил к Чиллам.

— У меня новости! — закричал он. — Груб Касторкус действительно хочет купить школьную спортивную площадку! Но он обещал застроить только часть её и оставить остальное школе!

Чиллы насторожились.

— Ваша директор на самом деле не верит этому, не так ли? — встревожилась Джилл. — Она же ничего не подписала?

— Она собирается подождать до концерта, — сообщил Чарли, — в надежде, что мы заработаем достаточно денег.

— Очень разумно, — пробормотал Мумий-Тот, просыпаясь.

Чарли вздрогнул.

— Э… а вы не можете придумать другой способ заработать деньги? — нервно спросил он. — Пожалуйста? Не приходя в мою школу?

— О, не беспокойся, — проворковала его тетя. — Всё будет великолепно.

— Груб Касторкус что-то замышляет, — насупился МакГилл. — За этим интересом к вашей спортивной площадке стоит что-то большее, чем кажется на первый взгляд. И держу пари, что он имеет какое-то отношение к пропаже школьных денег. Но как нам это разузнать?

Джилл щёлкнула пальцами.

— Я знаю, что надо делать! — воскликнула она. — Мы обыщем офис Касторкуса!

— Хорошая мысль! — поддержал МакГилл. — Уверен, мы узнаем, что он там затевает!

— Вы не можете это сделать! — ошалел Чарли. — Это противозаконно!

— Разве противозаконно, если Пугол, случайно, облокотится на дверь, а она рухнет, а? — невинно поинтересовалась Джилл.

— И пока мы там помогаем ему встать, по чистой случайности, найдём какое-нибудь доказательство, что Каторкус — мошенник, — продолжил МакГилл.

— Но… — запротестовал Чарли.

— Не волнуйся, Чарли, — ещё раз повторила его тетя. — Всё будет в порядке.

Главные офисы Груба были на первом этаже большого, солнечного, нового бизнес-центра в переулке. Здание было закрыто, и свет в помещениях не горел.

— Никого нет, — заглянув в окно, сообщила всем Джилл.

— Теперь я могу облокотиться на дверь? — с энтузиазмом спросил Пугол.

Джилл посмотрела по сторонам.

— Лучше не надо, Пугол, — проговорила она. — Поблизости люди, а это наделало бы слишком много шума.

— Но как мы собираемся попасть внутрь? — разочарованно протянул Пугол.

Джилл указала на щель под дверью.

— Через неё.

Пугол внимательно посмотрел на щель.

— Думаю, я слишком крупный для неё.

— Не ты, Пугол, — внесла ясность Джилл. — Мумий-Тот.

— А? — откликнулся Мумий-Тот, пытавшийся заснуть, прислонившись к стене. — Что? Я?

— Да, ты, — подтвердила Джилл. — Ты можешь превратиться во что-то чрезвычайно маленькое, заползти внутрь и узнать, каковы планы Груба.

Мумий-Тот зевнул.

— Именно мне придётся это делать? — вопросил он. — Превращения такие утомительные.

— Да, именно тебе! — нетерпеливо отрезала Джилл. — Теперь поспеши. Мы не можем здесь возиться целый день. Нам вскоре надо вернуться в туннель.

Мумий-Тот вздохнул и потёр глаза.

— Ох, ну ладно, — согласился он. — Если я должен.

Он закрыл глаза, распростёр руки и начал монотонно бубнить:

Яркая вспышка, и внезапно все оказались окутаны облаком оранжевого дыма. Когда дым рассеялся, они обнаружили, что Мумий-Тот исчез.

— Куда он делся? — изумился Пугол.

— Туда, — указал Чарли.

Все посмотрели вниз, а там, возле двери, зевая и потирая глаза, сидела малюсенькая мышка.

— За дело, крошка Мумий-Тот! — вскричал восхищённый МакГилл.

Мышка глянула вверх, вздохнула, опять зевнула и медленно проползла под дверью.

— Надеюсь, он не заснёт на работе, — пробормотала Джилл, снова всматриваясь сквозь оконное стекло.

Все приникли к окну.

— Вот он, — вскричал Чарли. — На столе!

— Он читает листок бумаги, — взволнованно проговорила Джилл. — Это может быть важным.

— Что-то ещё есть на столе, — заметил МакГилл, всматриваясь. — И оно движется.

Внезапно все одновременно выкрикнули.

— Это — кот! Мумий-Тот! — завопили они. — Берегись! Кот сзади тебя!

Сонные глаза Мумий-Тота распахнулись и, выронив бумагу, он спрыгнул со стола.

Как раз вовремя.

Острые когти вспороли воздух, и чёрная, шипящая полоса меха прыгнула за ним.

— Беги! — заорал Чарли.

В панике Мумий-Тот заметался, пытаясь избежать когтей чёрного как сажа убийцы. Но где бы он ни бежал, чёрный кот всегда оказывался прямо позади него.

Наконец, в отчаянии, Мумий-Тот вскарабкался на шторы.

Кот последовал за ним, но на полпути его когти запутались в ткани. Он застрял… на мгновение.

— Твой шанс! — завопил МакГилл.

Муми-Тот прыгнул.

Он мячиком отскочил от ошарашенного кота, как будто это был пушистый батут. Благополучно приземлясь на пол, он пустился наутёк и пулей пересёк комнату.

Спустя две секунды мышка, тяжело дыша, появилась из-под двери.

— О, слава богам, ты цел и невредим! — воскликнула Джилл, гладя маленькую головку.

Мумий-Тот вытер свою мышиную бровь.

— Больше — никогда! — заявил он тонким голоском и пропищал обратное заклинание.

Ярко-синяя вспышка и… мышь исчезла в огромных клубах фиолетового дыма.

Когда дым рассеялся, все увидели Мумий-Тота, прислонившегося к стене и громко зевающего.

— Ты что-нибудь нашёл, Мумий-Тот? — кинулась к нему Джилл.

— Mммм? — сонно пробормотал Мумий-Тот.

— Что было на листке бумаги, который ты читал? — продолжала допытываться Джилл.

— Планы, — утомленно вздохнул Мумий-Тот, — школьной спортивной площадки.

— Что было на планах, ты, древне-египетская мумия? — раздражённо потребовал МакГилл.

— Здания, — ответил Мумий-Тот. — По всей спортивной площадке были дома, офисы и автостоянки. Ни для чего иного свободного места не осталось.

— Я так и знал! — воскликнул Чарли. — Груб Касторкус — мошенник! Он сказал, что останется место для спортивного поля, а его нет. Я должен сообщить мисс Биннс!

Глава пятая

Никто не ответил, когда на следующее утро Чарли постучал в дверь директора.

— Ищешь мисс Биннс, Чарли? — спросила миссис Пратт, школьный секретарь, выходя из своего офиса. — Боюсь, тебе не повезло. Она ушла.

— Когда она вернётся? — спросил Чарли с тревогой.

— Завтра вечером, как раз перед концертом, — ответил миссис Пратт. — Она на конференции.

Мисс Пратт весело улыбнулась:

— Мы все действительно взволнованы концертом. Мисс Биннс даже позвонила на местную радиостанцию и сообщила им о концерте перед тем, как уехала. Уверена, у нас завтра будет столпотворение!

Чарли разочарованно застонал. Ему придется ждать до завтра, чтобы рассказать мисс Биннс об отвратительных намерениях Груба.

* * *

Груб Касторкус услышал о концерте по радио позже тем же утром и пришёл в ярость.

— Это разрушит мои планы! — взревел он. — Если школа заработает достаточно денег с концерта, тогда мисс Биннс не продаст мне спортивную площадку! Нам нужен план!

Он впился взглядом во Втыка и Вьюна.

— Думайте! — заорал он. — Думайте!

— Э-э… может, нам прокрасться ночью в школу и взорвать её? — предложил Вьюн.

Груб скрипнул зубами.

— Немного радикально, ты не находишь? — Он снисходительно глянул на них. — Как обычно, мне придется всё придумать.

Втык и Вьюн согласно закивали:

— Так будет лучше, босс.

* * *

Тем же вечером Чарли ожидал ещё один неприятный сюрприз. Его мама и папа тоже услышали о концерте и решили пойти. Напрасно он пытался отговорить их.

— О нет, ты не сможешь меня удержать, — с усмешкой сказала его мама. — Я очень хочу увидеть мистера Гору Мускулов. Звучит впечатляюще!

— А я с нетерпением жду замечательное пение Мадам Вопилски, — сказал его папа.

Чарли начал паниковать. Всё, казалось, вышло из-под контроля. Он не мог сказать родителям правду, потому что обещал Чиллам не говорить. Его единственной надеждой было то, что может произойти чудо, и концерт будет отменён. Иначе у Чиллов и у него будут неприятности!

Чудо не произошло, и на следующий вечер, с замирающим сердцем, Чарли тайком провёл своих странных родственников в школу. Поскольку они пробирались переулками, только горстка людей видела Чиллов.

Когда случайные прохожие останавливались с открытыми ртами, Чарли вполне правдиво выкрикивал: «Школьный концерт…», и они сразу понимающе кивали и приветственно махали руками.

Чёрный ход школы был открыт, и Чарли удалось провести родственников внутрь никем не замеченными. Он провёл Чиллов пустыми коридорами в комнату позади сцены.

— Теперь будьте все здесь, хорошо? — попросил Чарли. — Я пойду и скажу мисс Биннс, что вы прибыли.

Спустя несколько мгновений после того, как Чарли ушёл, МакГилл хлопнул себя по лбу и завопил в ужасе:

— Мой аккордеон! Я забыл его! Мне придётся вернуться за ним домой!

Прежде чем кто-либо успел отреагировать, он выскочил за дверь.

— Не задерживайся! — заорала вслед ему Джилл.

— Не волнуйтесь, он — шустрый, этот старичок-скелетик, — с восхищением произнёс Пугол.

— Слишком шустр, — пробормотал Мумий-Тот, подавляя зевок. — Вся эта скорость меня утомляет. Думаю, я немного вздремну перед представлением.

Он оглянулся, но не увидел ничего подходящего, где можно было бы прилечь.

— Пойду поищу уютное местечко, — пробормотал он себе под нос и, когда Джилл и Пугол не смотрели на него, выскользнул за дверь.

В зале мисс Биннс встречала гостей.

— О, привет, Чарли, — просияла она. — Похоже, у нашего концерта будет потрясающий успех. Сборы за этот вечер определенно восполнят пропавшие деньги. Разве это не замечательно?!

Чарли кивнул.

— Конечно, мис Биннс, — согласился он, — к тому же я наткнулся на важную информацию о мистере Касторкусе.

Мисс Биннс строго посмотрела на Чарли.

— Что за информация?

— Ну, — замялся Чарли, — я был со своей тётей Джилл, и…

Глаза мисс Биннс сузились.

— Снова твоя тётя Джилл, Чарли. Мне придётся встретиться с этой леди, — она пристально посмотрела на него. — Ну и что тётя?

— Мы узнали, что мистер Касторкус намеревается застроить всю спортивную площадку и ничего не оставить школе.

Мисс Биннс выглядела потрясённой.

— У вас с тётей есть какие-либо доказательства?

— Ну… нет, — признался Чарли. Вряд ли он мог рассказать мисс Биннс то, что его дядя разузнал, превращаясь в мышь и врываясь в офис Груба. — Но это правда.

Мисс Биннс медленно кивнула.

— Возможно, так и есть, Чарли, — сказала она, — но мне нужны доказательства.

Она посмотрела на свои часы и ужаснулась.

— Уже скоро пора начинать концерт! Где Мадам Вопилски и остальные? Надеюсь, они не опаздают!

— Всё в порядке, — быстро сказал Чарли. — Они уже здесь. Я проводил их в комнату за сценой. И именно об этом я пришёл Вам сообщить.

Директор просияла.

— Молодец, Чарли, — похвалила она. — Теперь беги и скажи им, что Мадам выступает первой, и что я представлю её.

Чарли сник и пошёл.

И как раз в этот момент его мама и папа вошли в зал.

— Она здесь, Чарли? — нетерпеливо спросил его папа. — Ты видел Мадам Вопилски? Как она выглядит?

Чарли вздохнул. Теперь уже выкрутиться было невозможно. Было понятно, что ему придётся рассказать родителям правду.

Отведя их в сторонку, он прошептал:

— Э-э, фактически… она похожа на тётю Джилл.

Его папа непонимающе уставился на него.

— Что ты имеешь в виду? — сказал он нервно.

— Я имею в виду, — медленно начал Чарли, — то… что это не Мадам Вопилски… это — тётя Джилл… и остальные.

Родители Чарли побледнели.

— Чиллы из Туннеля Страха… — хрипло пробормотал его папа. — Ужасный семейный секрет. Я должен был знать, что это рано или поздно раскроется.

Он украдкой осмотрел зал, как будто ожидал увидеть, что все родители уже шепчутся об этом.

— Все подумают, что они — просто артисты, папа, — попытался успокоить отца Чарли. — Никто не знает, кто они на самом деле.

— Будем надеяться, что так и будет, — проговорила мама.

— Почему ты не попытался остановить их, Чарли? — прошипел папа.

— Я пробовал, — прошептал Чарли. — Но вы же знаете, какая несговорчивая может быть тётя Джилл, когда ей что-то стукнуло в голову.

— Да уж, мы знаем, — мрачно пробормотал он. — Мы знаем.

Глава шестая

Мумий-Тот смотрел сквозь полуприкрытые веки на стены цвета замазки, сонно бредя по коридору.

— Напоминает гробницу Тутанхамона, — пробурчал он, — но не такая уютная.

В небольшом проходе коридора ярко-синяя дверь с нарисованной радугой привлекла его внимание. Мумий-Тот открыл её и сразу же увидел то, что искал.

— Какое милое место для сна, — просиял он.

Зашёл в комнату, залез в большую песочницу и улегся.

— Ахххх, — вздохнул он блаженно, зарываясь в мягкий песок. — Превосходно. Так удобно. Прямо как дома!

Он закрыл глаза и начал засыпать.

И тут он услышал голоса в коридоре прямо за дверью и смутно осознал, что узнаёт их.

— Хммм, — сонно хмыкнул он. — Это тот скользкий тип Груб Касторкус и два его дружка, Втык Бойл и Склиз Вьюн.

— Будет сделано, босс, — Мумий-Тот услышал Втыка. — Не волнуйтесь. Мы выполним Ваш план. Мы примем меры, чтобы свет погас как раз перед концертом.

— Ага, — поддакнул Склиз. — Мы запросто найдём главный щит распределения электричества и вырубим его. Он находится в подвале.

— Хорошо, — захихикал Груб. — Концерт с треском сорвётся, и мисс Биннс сама прибежит подписывать мой документ купли-продажи.

— Какая жалость, школе не удалось заработать деньги, — прогнусавил Склиз.

— Всё было бы проще, если бы они не связались с этими проклятыми артистами, — мрачно проговорил Груб. Он пожал плечами. — Впрочем, неважно. Мы их, конечно, одурачили, не так ли? Они думают, что их деньги украдены, но это не так. Зачем мне краденые деньги? Я не обычный вор. Если уж меня поймают, то не на краже такой мелочи, как школьный фонд.

— Нет, — давился от смеха Втык. — Но Вы-то знали, куда положить их, не так ли?

Груб рассмеялся.

— Конечно, Втык, — пророкотал он. — Конечно. Они прямо у нее под носом в очень безопасном месте.

Он снова рассмеялся:

— Безопасное место? Именно так!

— Мы идём, босс, мы идём и всё сделаем! — прогорланили Втык и Склиз, смеясь и фыркая.

Они ушли, похохатывая, в то время как Мумий-Тот изо всех сил старался не заснуть.

— Я должен рассказать остальным… — бормотал он. — Должен… рассказать…

И с этой мыслью он широко зевнул и крепко заснул.

* * *

МакГилл заблудился. Он бродил по пустым коридорам около десяти минут в поисках выхода. Остановился и почесал голову.

— Все эти коридоры такие одинаковые! — пробормотал он. — Как дети находят дорогу?

И именно в этот момент он его лицо ощутило холодный порыв воздуха. Он выглянул за угол. Там, в конце коридора был запасной выход, дверь которого была распахнута.

— Наконец! — закричал он и устремился к нему.

Вдоль стены с левой стороны от него был двойной ряд металлических шкафчиков. Длинные внизу и покороче наверху. Как раз в тот момент, когда МакГилл пробегал мимо них, одна из верхних дверец шкафчика распахнулась от сквозняка и неожиданно заехала ему по голове… БАМЦ… и начисто сбила её с плеч.

— В чём дело? — воскликнул он, в то время как его голова подпрыгнула как мячик и покатилась назад по коридору.

Остальная часть МакГилла продолжала идти. Безголовое тело пробежало прямо через открытую дверь и на спортивную площадку, где остановилось в замешательстве.

Дважды повернувшись кругом, оно начало двигаться на ощупь, ища свою голову. После нескольких нетвёрдых шагов тело добралось до ступенек, ведущих вниз в подвал. Один шаг, нога повисла в воздухе и… не найдя твёрдой опоры, безголовое тело стремительно понеслось вниз, перепрыгивая через ступеньки. У подножия лестницы оно пролетело сквозь открытую дверь и с громким стуком приземлилось на костлявый зад.

Тотчас же кисти рук МакГилла выпрыгнули из его рукавов и продолжили гонку по полу в поисках головы.

В другом конце тёмного подвала Втык и Склиз искали главный щит распределения электричества, подсвечивая окрестности фонариками. Они не услышали впечатляющего грохота МакГилла из-за булькания и вздыхающих звуков бойлера, находящегося в середине помещения.

— Должен быть где-то здесь, — ныл Втык, когда они ползали по подвалу.

Барабанящий шум около ног привлёк внимание Склиза.

— А! — испуганно завизжал он, как только увидел нечто в луче света. — Втык! Смотри! Их две!

Втык посветил фонариком в том же направлении, но там ничего не оказалось.

— Не будь таким трусишкой! — фыркнул он с отвращением. — Это были, вероятно, крысы.

— Нет, Втык, — дрожа, скулил Склиз. — Это были руки! Честно! Пара кистей рук… быстро бегущих по полу, как большие костистые пауки! Ужас!

— Возьми себя в руки, Склиз! — скомандовал Втык. — Конечно, это были только крысы. Что ещё это могло быть?

Далеко в темноте позади котлов руки МакГилла закончили свой тур по подвалу и запрыгнули обратно в рукава.

Безголовое тело встало с пола и, вновь вытянув руки, начало нащупывать себе дорогу по подвалу.

В другом конце Втык нашёл трубы и кабели, выходящие из стены.

— Кабели! — обрадовался он. — Всё, что мы должны делать — это следовать за ними.

Он и Склиз направили свет фонариков по кабелям, и через несколько секунд Втык ухмыльнулся:

— Вуаля!

Перед ними была большая панель, полная счётчиков и выключателей.

Втык вынул молоток из кармана.

— Вот он, звёздный миг, — хихикнул он. — Чуток разомкнём цепь.

Он поднял свой молоток, но в этот момент шарканье во тьме заставило их обоих нервно вздрогнуть. Они направили туда свои фонарики и то, что выхватил из тьмы яркий свет, было ужасно.

Безголовая фигура двигалась к ним, вытянув руки и шевеля пальцами.

Два фонарика и молоток с грохотом упали на каменный пол из безвольных пальцев.

Склиз и Втык примёрзли к месту от страха. Глаза Склиза выпучились, а рот Втыка дергался.

— Аа… — завыли они. — Аа…

Внезапно они обрели дар речи и способность двигаться, и с воплями ринулись из подвала.

— AAAAAAA!

Врезаясь в стены и отпихивая друг друга, они вскарабкались по лестнице и выскочили на спортивную площадку.

Груб поджидал их наверху лестницы, и Склиз с Втыком чуть не сбили его с ног.

— Что происходит? — заорал он.

— П-п-п-привидение! Безголовое привидение! — вопил Склиз.

— Беги! Спасайся! — верещал Втык.

Ни разу не оглянувшись, они как сумасшедшие промчались через спортивную площадку, выскочили за ворота, повернули за угол и исчезли из виду.

Груб заскрежетал зубами.

Его план саботировать концерт провалился.

Глава седьмая

Чарли с тревогой наблюдал из-за занавеса в кулисах, как его тётя Джилл величественно шествует по сцене. Она только что была представлена мисс Биннс как, «несравненно великолепная и яркая звезда оперы», и зрители громко аплодировали.

Джилл подняла руки, и аплодисменты стихли.

— Сегодня вечером, — объявила она, — я собираюсь преподнести вам избранные произведения из моих любимых мюзиклов.

Чарли совсем упал духом.

— Но я начну, — продолжала Джилл, — со старого любимого, Оклахома…

Чарли немного расслабился, пока Джилл не продолжила:

— … на мои собственные слова.

«Мадам Вопилски» распростёрла руки, откинула назад голову и открыла рот. Сначала была тишина, потом, постепенно, все услышали странный звук, напоминающий отдалённую сирену пожарной машины, который всё нарастал и нарастал… Tрaaaaaaaaaaaaaa… пока, внезапно, он не обрушился на зрителей резким, оглушительным взвизгом.

Зрители застыли в ужасе, выпучив глаза и разинув рты. Они никогда в жизни не слышали ничего столь жуткого.

В конце зала, придя в себя от шока, Груб Касторкус удовлетворённо ухмылялся. Не имело значения, что его план саботировать концерт потерпел неудачу. Никто не в силах долго выдержать этот жуткий визг. И очень скоро зрители потребуют свои деньги назад. Он захихикал и похлопал по документу купли-продажи, который лежал в его внутреннем кармане. Он довольно хмыкнул, как будто документ уже был подписан!

Пугола одолело беспокойство. Когда Джилл вышла на сцену, а Мумий-Тот и МакГилл исчезли, он почувствовал себя совершенно брошенным.

— Мне так одиноко, Чарли, — пожаловался Пугало, появляясь около Чарли. — Мне не с кем поговорить и у меня не было возможности порепетировать мой номер силача.

Чарли уставился на него.

— Одиноко? — переспросил он. — Но ведь с тобой Мумий-Тот и прадедушка МакГилл?

Пугол сокрушённо покачал большой, волосатой головой:

— Не-а. Оба ушли.

— Что! — завопил Чарли. — Куда?

— Не знаю, — буркнул Пугол. — Ушли и всё.

Чарли в ужасе уставился на Пугола. И тут слабое грохотание позади них вывело его из ступора. К ним по коридору катилась голова МакГилла.

Прежде, чем кто-либо из них успел её перехватить, она прокатилась мимо них и выкатилась на сцену.

Джилл только что закончила свою арию, и публика сидела ошеломлённая и притихшая. Голова добралась до её ног и остановилась передохнуть, и тут тишина взорвалась воплем из первого ряда.

— Это — череп!

— Он подмигнул мне! — заверещал другой голос.

Чарли выскочил на сцену и поднял голову. Джилл закатила глаза и прошипела с досадой:

— Ещё не время для твоего выступления, дедушка.

МакГилл открыл было рот, чтобы ответить, но Чарли вовремя прикрыл ему рот ладошкой и поспешил убраться со сцены с беглянкой головой под мышкой, обаятельно улыбаясь зрителям в первом ряду:

— Э-э… надеюсь, что вы насладитесь остальной частью концерта.

Но с первого ряда было достаточно… и с остальных зрителей тоже. Они вскочили и начали пробираться к выходу.

— Я больше этого не вынесу, — едва выдохнул какой-то мужчина.

— Я тоже, — сказал другой.

— Верните мне мой деньги, — потребовал кто-то ещё, и к нему присоединились другие.

— Верните наши деньги!

Хмурясь, Джилл наблюдала, как публика двигалась к выходу и к совсем расстроенной мисс Биннс.

— Хм! — фыркнула Джилл. — Некоторые люди просто не понимают хорошую музыку!

Она присоединилась к Чарли и Пуголу, стоящим в сторонке на сцене, и всмотрелась в лицо МакГилла.

— Где остальная твоя часть? — спросила она.

МакГилл шевельнул бровями в сторону коридора.

— Она пошла туда, — сказал он. — Но я не знаю, где она теперь.

Чарли поплохело. Концерт оказался катастрофой, как он и предчувствовал.

— Мы должны найти твоё тело, прадедушка, — сказал он. — Прежде, чем кто-то другой на него наткнётся! Пошли!

— А где Мумий-Тот? — набегу поинтересовалась Джилл.

Чарли замер.

— Я совсем о нём забыл! — завопил он.

— Чарли, дружочек, — вдруг проговорил МакГилл.

Чарли посмотрел на голову в своих руках.

— Да?

— Мои старые косточки ушных отверстий обманывают меня, или я действительно слышу храп?

Все прислушались.

Конечно же, поверх гула недовольных зрителей отчётливо слышался очень знакомый звук.

— Мумий-Тот! — вскричала Джилл. — Я узнаю этот храп где угодно!

— Похоже, это здесь, — проговорил Пугол, открывая дверь с нарисованной на ней радугой.

— Он в песочнице! — воскликнул Чарли, когда они вошли в детскую игровую комнату. — Что он тут делает?

— Она, вероятно, напоминает ему о Египте, — сказала Джилл нежно. — Она полна песка, понимаете.

Они пересекли комнату, и Пугол потряс Мумий-Тота за плечо.

— Просыпайся! Просыпайся! — проревел он ему в ухо.

Мумий-Тот дернулся, как марионетка, и сел, моргая и убирая песок с лица.

— Ввв-в-в чём дело? — сонно пробормотал он. — Что случилось?

Чарли закатил глаза и вздохнул.

— О, ничего особенного, — ответил он. — За исключением абсолютно провалившегося концерта; того, что все зрители требуют свои деньги назад, и потерявшегося тела МакГилла. — Он снова вздохнул. — И того, что в конце концов победил Груб Касторкус.

Мумий-Тот зевнул.

— О, да, — медленно проговорил он. — Я слышал, как он разговаривал со Склизом и Втыком как раз перед тем, как заснул.

— И что он говорил? — спросил Чарли.

— Ну, — задумался Мумий-Тот, — они казались очень довольными тем, что все уверены, что школьные деньги украдены, хотя на самом деле это не так.

Чарли опешил.

— Деньги не были украдены?

— Очевидно, нет, — заявил Мумий-Тот.

Чарли выглядел озадаченным.

— Но если они не украдены, то где они?

Мумий-Тот напряжённо вспоминал.

— Где-то прямо под её носом. По-моему, он так сказал. В безопасном месте. Безопасное место. Они думали, что это весело, и смеялись. Я понятия не имею, почему. Я не думаю, что слова «безопасное место» чрезвычайно забавны, не так ли?

— Прямо под её носом… — бормотал Чарли.

— В безопасном месте… — бормотала Джилл.

Они посмотрели друг на друга.

— Безопасный… — повторил Чарли. — Тётя Джилл, ты думаешь…

— Я именно так и думаю, Чарли. Я думаю.

Она повернулась к Пуголу и Мумий-Тоту, который выкарабкивался из песочницы.

— Пойдёмте, вы двое! — закричала она. — Мы идём в кабинет мисс Биннс!

Когда они выбежали из комнаты, то чуть не налетели на тело МакГилла. Оно ковыляло по коридору, размахивая руками.

— Вот ты где! — завопил счастливый МакГилл.

Джилл быстро приладила голову МакГилла ему на плечи. Довольный скелет тут же исполнил небольшой танец.

— О, как это прекрасно, снова быть вместе! — воскликнул он.

— Сейчас не время отплясывать шотландскую удалую! — схватила его Джилл. — Мы не можем терять время. Вперёд!

Глава восьмая

Зрители разошлись по домам, зал был пуст.

Удручённая мисс Биннс стояла возле двери с пустой коробкой для денег в руках и вздыхала.

— Боже мой, — бормотала она. — Все ушли. И все забрали свои деньги назад.

Она снова вздохнула и повернулась, чтобы уйти, и тут увидела подбирающегося к ней подобострастного Груба Касторкуса.

— Ничего страшного, мисс Биннс, — льстиво промурлыкал он. — Это была храбрая попытка. Всем не угодишь, не так ли?

Его лицо изображало маску серьёзности и сочувствия, но губы дёргались в попытке удержать хохот триумфа.

— Помните, ещё не всё потеряно. Мое предложение купить спортивную площадку ещё в силе.

— О, да, — проговорила отстранённо мисс Биннс, — Ваше предложение. Конечно.

— Конечно! — ухмыльнулся Передник и вытащил документ купли-продажи из внутреннего кармана пиджака.

— Просто подпишите здесь, — указал он на место внизу документа, — и всё готово.

Мисс Биннс наклонилась к документу, готовая его подписать.

Но прежде чем она успела поставить свою подпись, с другого конца зала раздался ужасный грохот. Как она, так и Груб вздрогнули и уставились на источник шума.

По сцене топал Пугол, перебрасывая большой сейф мисс Биннс с одной руки на другую, как будто это была пустая картонная коробка.

У Груба отвисла челюсть, а мисс Биннс застыла в изумлении.

— Это должно быть мистер Гора Мускулов, — прошептала она, не веря своим глазам. — Зачем он подбрасывает мой сейф?… Он же весит тонну!

Пугол остановился в центре сцены и усмехнулся.

— В моём следующем трюке, — объявил он, — я удержу эту штуку на носу. — И удержал.

Как только Пугол поставил сейф на пол, мисс Биннс услышала взрыв аплодисментов из-за кулис. На сцену вышел Чарли Чилл, сопровождаемый другими артистами… Мадам Вопилски, Пальцы Д’Кости и Фараон МакФакир.

Груб кипел от негодования. Что-то было не так… только что?

— Мисс Биннс, — поспешно проговорил он, — если бы вы только подписали документ…

Несколько сбитая с толку всем происходящим, мисс Биннс однако вновь склонилась над бумагами, но Чарли закричал:

— Стойте! Мисс Биннс! Не подписывайте это! Смотрите!

Чарли держал большой коричневый конверт с напечатанными на нём словами:

ДЕНЬГИ CO ШКОЛЬНОЙ ЯРМАРКИ.

— Мы нашли его, засунутым за Ваш сейф, мисс Биннс. В конце концов, он не был украден, — он указал обвиняюще на Груба. — Мистер Касторкус спрятал его и провернул всё дело так, чтобы Вы думали, что деньги украдены, и тогда Вам пришлось бы продать спортивную площадку.

Он подвёл Мумий-Тота к краю сцены.

— Мумий-… Я хотел сказать… Мистер МакФакир случайно услышал, как Груб и его приятели обсуждали это. Вот — доказательство, которое Вы хотели.

Мумий-Тот кивал, а Чарли улыбался.

— Так что, как Вы видите, нет абсолютно никакой необходимости продавать спортивную площадку!

— О! — вскричала мисс Биннс, от радости даже подпрыгнув. — Как здорово!

— Это всё чушь! — взревел Груб, но директор повернулась и смерила его ледяным взглядом.

— Чарли давно меня предупреждал о Вас, но я не обращала внимания. Но теперь я понимаю, что всё — правда, — она сурово посмотрела на Груба, как будто он был её недисциплинированным учеником: — Вы очень, очень гадкий человек, и я не буду ничего подписывать. Ни теперь, ни потом! Никогда!

Она вручила документ Грубу, а он, дрожа от гнева, схватил его и вылетел из зала как ошпаренный.

— Чарли! — воскликнула мисс Биннс, идя к сцене. — Вы спасли день!

— Я был не один, мисс Биннс, — ответил Чарли, отдавая ей конверт. — Это всё моя тётя Джилл… и… э-э… Я хотел сказать… Мадам Вопилски, мистер Гора Мускулов, Пальцы Д’кости и Фараон МакФакир помогли.

Мисс Бинз кивнула каждому.

— Концерт был… э-э… по меньшей мере… необычен. И я должна признаться, что была разочарована, что он не имел успеха. Но, — она пожала плечами и улыбнулась, — теперь это не имеет значения! Всё хорошо, что хорошо кончается. Спасибо за всю вашу помощь.

Она лучезарно им улыбнулась.

— Теперь… почему бы вам не переодеть свои костюмы, снять грим и присоединиться ко мне, чтобы отметить наше успешное завершение дня чашечкой чая со сказочным тортиком?

— Отлично, — обрадовался Пугол. — А у Вас есть холодный заварной крем?

Чарли в ужасе замер с раскрытым ртом, но к его большому облегчению тётя Джилл отрицательно покачала головой.

— Боюсь, мы не можем остаться, — сказала она. — Сегодня вечером у нас ещё одно выступление.

— Совершенно верно! — подхватил МакГилл. — Нам нужно быть в туннеле через десять минут!

— В… Туннеле? — удивилась мисс Биннс. — Это такой театр?

Джилл усмехнулась.

— Можно сказать и так, — ответила она и повернулась к остальным. — Пойдёмте, возвращаемся на работу!

— Ещё раз всем вам спасибо, — крикнула директор им в след, когда они исчезли за занавесом.

Чарли уходил последним, и мисс Биннс помахала ему.

— Ваша тётя с самого начала была права насчёт мистера Касторкуса.

Возможно, однажды у меня будет шанс познакомиться с ней.

Чарли слабо улыбнулся и кивнул.

— Возможно, — только и ответил он.

Джилл усмехнулась, когда Чарли присоединился к ней и остальным.

— Если бы только она знала, а Чарли? — подмигнула она. — Если бы только она знала.