/ / Language: Русский / Genre:detective / Series: Дракула

Шерлок Холмс и узы крови

Фред Саберхаген

В романе «Шерлок Холмс и узы крови», восьмой книге цикла «Дракула», основанного Фредом Саберхагеном в 1975 году, прославленный сыщик и не менее известный вампир, состоящие, как оказалось, в кровном родстве, объединяются в борьбе с русским пиратом графом Кулаковым, который жестоко мстит потомкам своего вероломного партнёра за похищенное у него больше века назад сокровище, терроризируя благородное английское семейство.

Фред Саберхаген

Шерлок Холмс и узы крови

ПРОЛОГ

Да, конечно, я расскажу вам эту историю, однако должен предупредить, что некоторые воспоминания могут сильно меня взволновать. Потому что и теперь, по прошествии стольких лет, меня, самого графа Дракулу, эти давние события выводят из равновесия. Могли я себе представить, что буду находиться на волоске от смерти! Нет, то дело, о котором вы хотите узнать и в котором были спиритические сеансы и вампиры, — не какая-то заурядная байка из повседневной жизни. Даже для меня случившееся было чем-то из ряда вон выходящим, а уж мне-то за пятьсот лет моего существования никогда не приходилось скучать.

Это было нечто фантастическое, и кое во что трудно поверить, как вы сами убедитесь. Пираты, месмеризм, казнь через повешение; украденные сокровища, убийства, похищение людей, месть и совращение; изнасилованные женщины, попытки материализовать души умерших…

Я знаю, что именно вы хотите сказать. Всё перечисленное в списке — не такие уж обыденные вещи, и тем не менее ими пестрят ежедневные газеты любого века. Однако в данном случае уникальным было их сочетание, и вскоре вы увидите, что я ничуть не преувеличиваю, говоря о фантастичности.

Некоторые из моих читателей, пожалуй, даже не верят в вампиров, считая их выдумкой. Ну и пусть. Если таковые найдутся, пусть они повёрнут назад, прежде чем мы по-настоящему пустимся в путь. Они начисто лишены чувств и воображения.

Вы всё ещё со мной? Отлично. Вообще-то теперь некому рассказать эту историю, кроме меня, а я могу изложить её красочно и живо, поскольку, с вашего великодушного разрешения, позволю себе некоторые вольности в отношении деталей. К тому же у меня есть прекрасная возможность воспользоваться записями другого очевидца. Он, этот очевидец, который теперь, по сути, становится моим соавтором, был истым англичанином, образцовым джентльменом, с великим почтением относившимся к истине.

В июньское утро 1765 года, когда, собственно, всё и началось, меня не было вблизи лондонского Дока Висельников. Однако я присутствовал при поразительном завершении этой истории летом 1903 года. В тот год, когда уже не было в живых королевы Виктории, на моих глазах это дело раскрыл некий человек (усомнитесь ли вы в моих словах, если я назову его имя?), наделённый несравненным даром объяснять с помощью логики абсурдное и странное. Он был другом вышеупомянутого очевидца, а также моим дальним родственником. И не привык пасовать даже перед тем, что не укладывается в рамки разумного.

Итак, в 1765 году…

Ночью за осыпающимися стенами Ньюгейтской тюрьмы кто-то смеялся. Стражник, дежуривший в одном из коридоров, готов был поклясться, что слышал тихое хихиканье женщины, — оно донеслось из камеры смертника, где не могло быть никаких женщин. Естественно, в этот час в камерах было темно, и, поскольку ничто не говорило о беспорядках, стражник не сделал попытки заглянуть внутрь.

Когда же первые лучи солнца проникли в тюрьму, сразу потускнев в её омерзительном нутре, там, конечно, не оказалось никакой женщины. Никто не мог ни войти в тюрьму, ни выйти из неё незамеченным. В той самой камере смертника был только один заключённый — высокий рыжебородый капитан пиратов. И он не хихикал, как женщина, — нет, бедняга ещё не сошёл с ума. И стражник, которому, как и любому из нас, не хотелось выглядеть дураком, порадовался, что ничего никому не сообщил и не поднял тревогу.

Примерно через час в то промозглое июньское утро — из тех, что наводят на мысль о марте, — из лондонской Ньюгейтской тюрьмы вышла мрачная процессия. В центре этой процессии катила тяжёлая открытая повозка, в которой стояли трое осуждённых. Их руки, заведённые за спину, были в наручниках. Ножные кандалы совсем недавно снял тюремный кузнец. За воротами тюрьмы повозка повернула на восток. Этим заключённым вынес приговор Суд Адмиралтейства, а тогда таких осуждённых не вешали вместе с обычными преступниками на виселице в Тайберне[1]. Им была уготована особая судьба.

Впереди процессии ехал верхом на лошади заместитель маршала Адмиралтейства. Это должностное лицо, краснощёкое и важное, держало Серебряное Весло, которым, будь оно чуть больше, можно было бы грести. Весло было символом того, что этот суд властвует над всеми моряками в открытом море, даже в самых отдалённых частях земного шара. За своим заместителем ехал в элегантной карете сам маршал, ослепительный в своей форме, в окружении лакеев, одетых в ливреи. Далее следовали верхом городские чиновники разных рангов. Однако никто в прибывающей толпе не смотрел на этих высокопоставленных лиц — все взоры были прикованы к повозке.

Громыхая на ухабах, она неспешно катила по узким, мощённым булыжником улицам на больших деревянных колёсах, которые, хотя и были недавно смазаны, всё же тихонько поскрипывали. В ней, спиной друг к другу, стояли заключённые, и поскольку руки у них всё ещё были закованы, им не оставалось ничего иного, как опираться на товарищей по несчастью. Палач — в тот год им был Томас Тэрлис — и его помощник ехали в повозке вместе с арестантами, а у каждого колеса шли стражники Ньюгейта.

Позади повозки шагали люди маршала и офицеры шерифа[2].

Все трое приговорённых к казни через повешение были осуждены за пиратство. Самый высокий из них, Александр Ильич Кулаков, обладал незаурядной внешностью. Этот рыжебородый и зеленоглазый человек, лицо которого украшали шрамы, был худощавым, но широкоплечим и сильным. Кулаков был русским, однако в данном случае национальность не имела значения. Правосудие британского монарха беспристрастно лишало всех троих жизни — ни у одного из приговорённых не было влиятельных друзей в Лондоне, а вот враги имелись.

Процессии нужно было преодолеть немногим более двух миль к востоку от Ньюгейтской тюрьмы, проехав чуть севернее большого купола собора Святого Павла, через Корнхилл и Уайтчепел, мимо Тауэр-Хилл и унылого приземистого Тауэра — в Уоппинг, район доков и таверн, примостившихся в широком изгибе северного берега Темзы.

По мере продвижения процессии число зрителей росло. Вчера вечером и сегодня утром, как обычно, распространились слухи о предстоящей казни. Каждый год в Лондоне сотни людей стекаются поглазеть на казни, и на этот раз процессии пришлось несколько раз останавливаться из-за большого скопления народа. Когда повозка застревала, из окон и с деревьев свешивались люди, предлагая приговорённым кувшины или бутылки со спиртным.

Тяга Кулакова к крепким напиткам сейчас, по-видимому, поубавилась. Однако два других приговорённых делали всё возможное, чтобы, несмотря на наручники, воспользоваться щедростью собравшихся. Палачи, желавшие облегчить себе работу, помогали этой парочке выпить да и сами не гнушались подкрепляться из того же кувшина или бутылки.

Один из товарищей русского капитана напился до бесчувствия ещё до прибытия на место.

Второго заключённого в тот век, когда смерть так часто превращалась в публичную церемонию, сопровождали родственники. Одни из них, идя за повозкой, плакали, другие причитали, третьи с каменным лицом взирали на происходящее — в зависимости от темперамента. Офицеры шерифа оттесняли их в самый хвост.

Процессии из Ньюгейта направлялись по этому маршруту неоднократно, и повозка прибыла в Док Висельников точно к часу отлива Темзы: только в это время можно было легко подобраться к виселице.

Сотни лет на этом месте казнили пиратов и мятежников, а случалось — и капитана или его помощника за жестокое обращение с членами экипажа. В то утро ещё можно было увидеть казнённых на прошлой неделе: каждый из них висел в цепях на отдельном столбе. Чайки и скверная погода сделали своё дело: лица мертвецов лишились глаз, кожа выцвела и задубилась. Казнённые постоянно выставлялись подобным образом в назидание морякам с проходящих мимо судов как свидетельство того, что у Адмиралтейства длинные руки и судит оно сурово.

Столбы с повешенными были установлены вдоль берега реки на некотором расстоянии от виселицы. Она представляла собой два столба с поперечной перекладиной, находившейся футах в десяти от полоски илистой земли, которую сейчас обнажил отлив.

Три новых столба, зловеще пустовавших, поджидали очередные жертвы.

В то утро сюда прибыли и знатные особы, и простолюдины. Были заняты все удобные и неудобные наблюдательные пункты. Террасы таверн и других зданий на берегу, а также доки и пирсы были полны зевак. Десятки маленьких ботов сновали туда и обратно, а некоторые из них бросали якорь. Течение было очень медленным, так как начинался отлив. Баржа, пришвартованная в сорока футах от берега, предоставляла места тем, кто хотел и мог заплатить. На несколько большем расстоянии от суши стояла на якоре пара судов, и члены экипажа и пассажиры высыпали на палубы, приготовившись следить за казнью. За этими судами сквозь туман и изморось вырисовывались призрачные очертания доков и строений на южном берегу.

Одна зрительница, тёмноволосая и белокожая, устроилась на стуле у окна таверны, построенной на ближнем мысу. Тип её лица был несомненно азиатский. Она уселась так, чтобы на неё не попадал свет. Вместе с ней за столом сидел хорошо одетый дородный господин средних лет по имени Эмброуз Алтамонт. Этот коммонер[3] совсем недавно неслыханно разбогател. Судя по обветренному, загорелому лицу, он был не понаслышке знаком с морем и тропическим солнцем.

Женщина отказалась обедать, заверив своего нового покровителя, что не голодна, а перед мужчиной громоздилось множество блюд и бутылок. Сегодня, что-то отмечая, он заказал пирог с миногами, считавшийся в то время редким деликатесом, и хорошее вино.

Насколько я могу судить, Алтамонт тогда ещё не знал, что женщина, сидевшая с ним за столом, вампир. Правда, он видел, что она не такая, как остальные: уже несколько ночей эта дама ублажала Алтамонта в постели разными необычными способами, приводившими его в восторг. Однако как бы далеко ни зашли в будущем её странности, пока что эта привлекательная женщина дарила ему блаженство, подобного которому он не познал за все пятьдесят лет своей далеко не безгрешной жизни. Алтамонт был вполне способен предать делового партнёра за одну её благосклонность, даже если бы тут и не были замешаны драгоценности.

Скрип колёс смолк, и повозка остановилась в Доке Висельников. Пока стража расчищала место от зрителей, приговорённым помогли спуститься на землю: руки и ноги у них затекли, к тому же двое успели напиться. Мертвецки пьяного арестанта пришлось вынести на руках. Потом их повели по одному к грубому помосту — нескольким доскам, положенным в грязь под виселицей. Первым шёл Кулаков.

На пороге вечности их поджидал тюремный священник Ньюгейта, мистер Форд, готовый утешить кающихся грешников молитвой и убедить их, чтобы они просили прощения у Господа. Никто не позаботился о присутствии здесь православного батюшки, однако даже если бы это было сделано, русский точно так же огрызнулся бы на него, как и на мистера Форда.

Все молитвы за Кулакова, возможные при данных обстоятельствах, были вскоре прочитаны, и ему накинули на шею петлю и завязали глаза.

Между тем дама у окна таверны, избегающая дневного света, отвлеклась от этого зрелища: ей вдруг захотелось снова взглянуть на подарок, полученный совсем недавно.

На чудесном золотом браслете филигранной работы сверкали красные рубины и бриллианты чистой воды. Этот шедевр ювелирного искусства обнаружился во всей красе на изящном запястье левой руки, когда женщина приподняла длинный рукав.

— Он тебе великоват, — заметил её спутник голосом, хрипловатым от вина.

— Я его не потерять. А где есть другие вещи? — спросила женщина. — Возможно, они у твоего брата? — Она говорила негромко, но уверенно, с сильным акцентом, который трудно было определить; он явно был восточным, как и тип её лица.

Алтамонт подмигнул своей спутнице и улыбнулся:

— Они там, где будут в сохранности до поры до времени, — можешь не волноваться об этом. — Снова отвернувшись к окну, он привычным жестом капитана судна поднёс к глазам морскую подзорную трубу из меди и, прищурившись, стал наблюдать за происходящим на берегу.

Хотя Алтамонт был уверен, что никто не может подслушать их беседу, он понизил голос:

— Я подозреваю — хотя у меня нет доказательств, — что их собирался подарить императрице Екатерине из Московии один из набобов Востока. Или, быть может, эти драгоценности принадлежали русской православной церкви и кто-то из духовенства тайно переправил их за границу, чтобы они не попали в руки её императорского величества. Я слышал, что Екатерина стала неравнодушна к церковной собственности, как много лет назад наш дорогой Генрих. — Алтамонт бросил проницательный взгляд на свою даму. — Русский мог бы ответить тебе лучше, чем я, на вопрос, кто был первым владельцем твоего браслета. Правда, теперь это не так уж важно.

Женщина, любовавшаяся браслетом, совершенно не интересовалась, откуда он, кому принадлежал и кому предназначался.

— Значит, остальные вещи есть такой же роскошный, как эта?

Мужчина усмехнулся с довольным видом, гордясь собой:

— Ещё роскошнее, ей-богу! Их там с полдюжины — кольца и ожерелья, в том же стиле, но ещё экстравагантнее. Большой куш! Меня удивляет, что тебе не удалось взглянуть на них во время путешествия. Ведь ты, наверно, делила каюту с русским на обратном пути в Лондон.

Женщина опустила рукав, скрыв драгоценный браслет:

— Капитан Кулаков всё хорошо припрятал.

— Не сомневаюсь. Думаю, он хотел владеть сокровищами в одиночку; ну, может быть, поделился бы с теми из своих людей, кто был в курсе. Но обманывать своего английского партнёра… — (Детали того, как пираты-партнёры пытались обмануть друг друга, никогда не были до конца выяснены; впрочем, они не имеют значения для нашей истории. При знакомстве с документами Адмиралтейства того периода видно, что союзы между пиратами и политиками были не столь уж редки, как хотелось бы думать благонамеренным гражданам.) Алтамонт укоризненно покачал головой. — Ну что же, алчность, равно как и гордыня, ведёт к падению. И теперь русский потерял всё: свои сокровища, свою женщину и саму жизнь. Мне почти что жаль Кулакова — отчего они так тянут с его повешением? — Он снова прищурился в подзорную трубу.

Мистер Алтамонт был состоятельным человеком ещё до того, как на него свалилось новое богатство. Он чувствовал, что вполне способен без особых трудностей справиться и с ещё большим состоянием. Сейчас он то хмурился из-за задержки, то с удовольствием смаковал вино и горячий ром с маслом, поглядывая на берёг из своего удобного кресла.

Женщина терпеливо оставалась рядом с ним. Хотя воздух этого июньского утра стал совсем тёплым, она была рада укрыться в помещении: для неё опасность представляли не холод и сырость, а нежаркое английское солнце.

На берегу опытный Томас Тэрлис и его помощник неторопливо занимались своим делом. Последний уже взобрался наверх и, оседлав перекладину, поджидал, пока Тэрлис проведёт первую жертву до середины лестницы. Затем, приняв от своего старшего товарища свободный конец короткой верёвки, уже накинутой на шею приговорённого, помощник быстро и надёжно закрепил его на тяжёлой поперечной перекладине.

Рыжий пират за минуту до того, как петля затянулась на его шее, отчётливо выкрикнул:

— Ал-та-монт! — Далее следовали яростные слова на иностранном языке; звук разнёсся над водой и долетел до таверны.

— Я очень плохо понимаю по-русски, — безмятежно заметил человек за столом. — Впрочем, это, несомненно, к лучшему.

— Я немного понимать, так же, как и по-английски, — отозвалась женщина, глядя в окно. — Я говорить с ним вчера ночью, — добавила она, помолчав. — Он думать, что отдал тебе драгоценности только на хранение, нет?

— Ты видела его вчера ночью? — Мужчина поднял брови в знак удивления. — Я думаю, что это не так: ведь ты всё время была со мной. И у меня есть все основания это помнить, так как мне почти не удалось поспать. — Алтамонт плотоядно ухмыльнулся, обнажив испорченные зубы. — Хотя, знаешь ли, я бы поспорил на своё новое состояние, что тебе под силу проникнуть в камеру смертника — ведь стражники тоже мужчины.

— Я говорить с ним, — повторила женщина. Она не настаивала на своих словах, а словно бы и не слышала возражений своего кавалера. — Но он мне не поверил. Думаю, эти русские очень — как это? — су-е-вер-ны. — Оторвав мечтательный взгляд от берега, она перевела его на мужчину: — А ты мне поверишь, Алтамонт, если я тебе сказать, кто я такая?

Он хмыкнул:

— Думаю, я хорошо знаю, кто ты. Итак, ты побывала в камере смертника и поболтала с ним? И что же ты сказала милому Александру? Что мы оба предали его? Что теперь все драгоценности мои, в то время как ему сегодня предстоит пообедать петлёй и танцем на виселице?

Женщина чуть заметно покачала головой:

— Мне не пришлось говорить ему, что драгоценности у тебя. — Возможно, она готовилась сказать что-то ещё о своём визите в тюрьму и поддразнить спутника пикантными намёками, но в эту минуту её внимание переключилось на происходящее на берегу.

Там смолкли даже самые непочтительные зеваки. Тэрлис, стоя в грязи (доски разъехались, когда Кулаков в последний раз споткнулся), взялся за подставку и рывком выдернул её, лишив человека в наручниках опоры. Тот повис на туго натянувшейся верёвке, которая сдавила ему шею.

Падение было недолгим, самое большее три фута, и этого было недостаточно, чтобы сломать шейный позвонок и быстро отключить сознание. Верёвка жестоко сдавливала горло. Тело Кулакова забилось в конвульсиях. Скованные руки напряглись, ноги заплясали судорожный танец в воздухе.

Пообедать петлёй и танцем на виселице.

Поскольку Кулакова повесили первым, мало кто из зрителей обратил внимание на его долгую схватку со смертью: толпа как заворожённая наблюдала за его товарищами.

Алтамонт со знанием дела объяснил своей даме, что узел верёвки скорее всего соскользнул и теперь находится не за ухом русского, как полагается, а на затылке. Но как мог Алтамонт увидеть это на таком расстоянии, если только тайно не договорился о том, чтобы узел переместили? Тот, кто пытался обмануть Алтамонта, рисковал навлечь на себя поистине страшное наказание.

Кулакову было отказано в быстрой смерти, и он провисел в петле четверть часа, дёргаясь и напрягаясь в агонии, но всё ещё дыша.

— Они не собираются его прикончить? — сказал Алтамонт минут через пять, причём в голосе его не прозвучало удивления. — Судя по всему, нет.

В таких случаях палач, если он не был совсем уж бессердечным, хватал приговорённого за ноги и, повиснув на нём, помогал душе покинуть тело. Но в тот момент палачи были заняты. Если бы присутствовали друзья или родственники осуждённого, это пришлось бы делать им. К несчастью для Кулакова, тут не оказалось никого, кто бы мог прекратить его мучения.

Когда, согласно компетентному мнению главного палача, третий приговорённый был повешен как надо, он отдал краткое приказание своему помощнику. Вдвоём они развязали узел на верёвке первой жертвы, прикреплённый к перекладине виселицы — из соображений экономии верёвку не перерезали, — и опустили тело на илистый берег. Под ногами палачей уже плескалась вода: на нижней Темзе начинался прилив; мощь океана быстро гнала реку к её истоку, словно желая, чтобы солоноватая вода добралась до середины большого острова.

Тело Кулакова, скованные руки которого всё ещё были за спиной, протащили на расстояние двадцать пять-тридцать ярдов от виселицы, к его следующему временному пристанищу. Там его приковали цепями к одному из трёх высоких столбов, причём ноги повешенного были на уровне тинистого песка. По традиции казнённые в Доке Висельников оставались на столбах, пока прилив трижды не затоплял их уже безжизненные лёгкие.

Один за другим бездыханные товарищи русского присоединились к нему: их приковали к столбам, стоявшим по обе стороны от него. Это зрелище напоминало Голгофу. Конечно, некоторых очевидцев посетили мысли о древней и гораздо более знаменитой тройной казни, но никто не высказал их вслух.

К тому времени, как третий пират был таким образом выставлен на всеобщее обозрение и работа палачей на этот день была выполнена, многие зрители уже разошлись.

Но, пожалуй, они пропустили нечто важное. Прошёл ли шепоток нездорового возбуждения по толпе оставшихся, когда увидели, как пошевелился труп, висевший посередине? Могли капитан и главарь пиратской шайки остаться в живых, провисев в петле четверть часа?

Правда, был прецедент.

Мы допускаем, что Алтамонт поведал даме о самом известном случае такого рода. Речь идёт об Уильяме Дьюэлле, казнённом в Тайберне в 1740 году. Дьюэллу было всего шестнадцать, когда его повесили, он печально прославился своим садизмом и был приговорён за изнасилование и убийство. Его тело передали патологоанатомам… Однако когда его положили на секционный стол, обнаружились слабые признаки жизни. Хирурги, намеревавшиеся заняться совсем другим делом, употребили всё своё искусство в целях исцеления, и вскоре пациент уже сидел и, жадно дыша, попивал подогретое вино.

Дьюэлла вернули в Ньюгейт, и в конце концов было отдано распоряжение отправить этого многообещающего юношу в Америку.

Казни в Доке Висельников, где трупы повешенных затоплял прилив (этот эффектный штрих введён Адмиралтейством), были более основательными. Никто из выставленных на этих столбах больше никогда не отведал вина. Признаки жизни, столь упрямо продемонстрированные первым повешенным, ничуть не встревожили Алтамонта — скорее позабавили.

Его дама заметила с рассеянным видом:

— Думаю, мы не беспокоиться о Кулакове — он умрёт сегодня. Я провела с ним слишком мало времени прошлой ночью.

— О, разумеется, он умрёт сегодня. — Отхлебнув ещё рома, мужчина шутливо погрозил женщине пальцем: — Опять за свои мистификации, Куколка? Я заметил, что ты любишь загадки. Впрочем, продолжай в том же духе — мне они тоже нравятся.

Алтамонт и его женщина, такая неанглийская, которую он называл Куколка (однажды он попытался выговорить её имя, но нашёл, что оно непроизносимо), ещё с час оставались в своём удобном уголке у окна таверны, пока он не увидел собственными глазами, как быстро прибывающая вода Темзы покрыла бледную точку — рыжебородое лицо. Затем, насвистывая матросскую песенку, этот процветающий господин, весьма довольный итогами дня, подозвал поджидавшую карету и, предложив руку своей даме, отправился в гостиницу «Ангел» на южном берегу, в богатые уютные апартаменты.

На следующий день рано утром Тэрлис и его помощник вернулись на место казни, чтобы проверить свою работу.

Оба палача выразили лёгкое удивление, увидев, что центральный из трёх столбов не занят. Цепи, в которых повесили русского пирата, валялись внизу в грязи, по-прежнему целые. Это не могли сделать ни прибой, ни течение реки: вчера казнённых прикрепили на совесть. Однако нашлись правдоподобные объяснения: либо появились запоздавшие родственники и тайно унесли тело, либо кому-то даже в просвещённое седьмое десятилетие восемнадцатого века нужны были части тела повешенного для занятий чёрной магией.

Палачей, обсуждавших эту тему, отвлёк пронзительный женский крик, долетевший с южного берега. Он повторился несколько раз. Эти звуки не вязались с солнечным утром. Однако беседа прервалась лишь на минуту: на берегу реки в Уоппинге такое не редкость. На самом деле Тэрлис и его помощник услышали вопль ужаса молоденькой служанки, которая открыла дверь одной из комнат в прибрежной гостинице «Ангел».

Прошло более ста лет, прежде чем блестящий сыщик связал исчезновение повешенного пирата с леденящим кровь зрелищем, представшим перед глазами бедной служанки. Правда, девушку напугал не оживший Александр Ильич Кулаков — его бы она увидела, придя часом раньше. Нет, она наткнулась на гораздо более изуродованный труп.

Вскоре после полуночи Алтамонта разбудило чьё-то постороннее присутствие в комнате. Крик застрял у него в горле, когда он увидел фигуру, стоявшую возле кровати. Это был Кулаков, всё ещё в одежде арестанта, в которой его повесили. С рыжей бороды русского стекала вода, лицо было мертвенно-синеватого оттенка, а горло издавало каркающие звуки. Он был без наручников, и его руки, дёргаясь, тянулись к постели. Глаза пирата, живые на мёртвом лице, буравили Алтамонта.

Куколка проснулась от хриплого вопля своего покровителя. Увидев Кулакова, она слегка удивилась — значит, она ошиблась, сказав, что он умрёт по-настоящему! Ей было ясно, что русский, благодаря её усиленным знакам внимания во время плавания, а также в ньюгейтской камере, в конце концов стал вампиром.

Миниатюрная обнажённая женщина с тёмными сосками выскользнула из кровати. Она схватила с ночного столика свой браслет, надела его на запястье, улыбнулась и на глазах изумлённого любовника превратилась в туман и растаяла.

Кулаков не обратил внимания на женщину. Ярость, бушевавшая в пирате, направила его взгляд в другую сторону. В следующее мгновение ледяные руки ожившего мертвеца неловко схватили Алтамонта. Новоиспечённый вампир ещё не освоился с дарованной ему силой и был не менее своей жертвы сбит с толку собственным загадочным преображением. Выдернув предавшего его англичанина, облачённого в ночную рубашку, из простыней, он с неслыханной силой отбросил того в угол. Передвигаясь как сомнамбула и изрыгая ругательства, Кулаков стал обыскивать комнату в поисках украденных у него сокровищ. Он расшвыривал и опустошал ящики, сумки и коробки, сдвигал мебель. Но всё было напрасно.

Наконец он удовлетворённо хмыкнул, обнаружив какие-то мелкие твёрдые предметы, зашитые в матерчатом мешочке. Поднеся свою находку к окну, чтобы получше рассмотреть при лунном свете, Кулаков разбил стекло: он ещё не понял, что теперь его глазам не требуется свет. Пират разодрал ткань в клочья, но внутри, к его великому разочарованию, оказались лишь песок с гравием. Он в бешенстве отшвырнул разорванную ткань, и содержимое мешочка просыпалось в Темзу, протекавшую под окном.

Кулаков подумал, что Алтамонт, не рискуя возить сокровища с собой по Лондону, отдал их на хранение своему брату. И он повернулся к предателю, горя жаждой мести.

Обречённый англичанин стоял у кровати, шаря под подушкой, но достал оттуда не драгоценности, а заряженный пистолет и кинжал. Старина Эмброуз Алтамонт был стойким и находчивым, но подобное оружие против вампиров совершенно бесполезно.

Пистолет так и не выстрелил, и постояльцы гостиницы «Ангел», разбуженные приглушёнными криками и ударами, только недовольно пробормотали что-то себе под нос и снова уснули. И вскоре, ещё задолго до того, как Кулакову пришло в голову, что было бы неплохо выпытать у Алтамонта, где спрятаны сокровища, тот испустил дух.

Кулаков, лишивший жизни своего врага, вдруг очень устал. Он снова занялся поисками драгоценностей, которые, по его мнению, могли быть где-то здесь… Затем, осенённый хорошей, с его точки зрения, идеей, пошёл поискать в соседней комнате.

Всего через минуту-другую после того, как повешенный пират, спотыкаясь, вышел за дверь, женщина, которую называли Куколкой и которая была гораздо более опытным вампиром, чем он, вновь появилась в комнате, где произошло убийство. На Куколке по-прежнему ничего не было из одежды, но теперь исчез и браслет. Она проникла в комнату так же, как и вышла, — через окно, в виде тумана. Теперь она снова обрела телесную форму, в то время как постояльцы «Ангела» продолжали безмятежно спать при свете занимавшейся зари.

Осторожно обойдя лужи запёкшейся крови, она остановилась перекусить, прильнув в долгом поцелуе к трупу на полу. Не пропадать же добру, подумала она, тут столько свежей красной жидкости.

Только когда Куколка выпрямилась, аккуратно облизывая губы, она случайно взглянула в окно и, к своему ужасу, заметила, что матерчатый мешочек, в котором была её земля, её родная земля, разорванный и пустой, зацепился за ветку дерева в нескольких футах от окна, как раз над бурной рекой.

Женщина запричитала на своём родном языке, что Кулаков убил её, разбросав землю родины.

(Пожалуй, тут мне стоит сделать отступление, чтобы кое-что пояснить некоторым читателям. Для каждого вампира определённая земля является магической. Земля родины необходима вампирам, как воздух — человеческим лёгким. Всего один день — или несколько дней, если это старые, давно живущие вампиры, — носферату может выжить без родной земли. После этого им овладевает беспокойство, его крутит и дёргает, и вскоре наваливается непреодолимая усталость, заканчивающаяся смертью. Эта смерть мучительна — острый кол, всаженный в сердце, или даже палящее солнце милосердны по сравнению с такой гибелью.)

Маниакальные поиски утраченных сокровищ так и не увенчались успехом; Кулаков, бродивший словно в тумане, услышал крики женщины и вернулся в соседнюю комнату.

Куколка уже была одета. Она молила Кулакова о помощи, предлагая сделку. Тараторя на своём родном языке, который немного понимал пиратский капитан, она сказала русскому, что знает точно, где спрятаны похищенные украшения, и отдаст их ему в обмен всего на несколько фунтов её родной земли.

Среди сотен судов, прибывших в этот большой порт из самых отдалённых уголков земного шара, где-то, несомненно, есть хотя бы одно, к грузу которого, или к днищу, или к обшивке пристало хотя бы несколько горстей земли, которая сейчас была ей дороже любых драгоценностей.

Русский, сознание которого было затуманено из-за казни и второго рождения, выслушал её, а затем задал свой вопрос. Он прошептал по-английски:

— Где драгоценности? Их здесь нет.

Куколка перешла на ломаный английский:

— Ты меня не слушать? Клянусь, я сказать тебе, где сокровища, когда ты помочь мне найти земля, которая мне нужна. Драгоценности не есть здесь. Но они есть в сохранности, в месте, которое ты знать! Ты можешь их взять!

— Я знаю. — Пират взглянул на окровавленный труп Алтамонта. — Он отдал их своему брату, и они у того в имении, где-то за городом. У брата, который помог ему предать меня.

В исступлении женщина сжимала его руку, вонзаясь в неё длинными ногтями, и такое пожатие вполне могло переломать кости живому человеку. Она снова заговорила на своём родном языке:

— Ты меня слушаешь, Кулаков? Мне нужна моя земля! Я клянусь всеми богами моей родины и теми богами, которым вы молитесь в Московии, что, если ты поможешь мне найти эту землю, сокровища будут твои!

Русский что-то пробормотал — возможно, в знак согласия, — но он был в полном отупении. Он ощущал непреодолимую потребность в отдыхе — ему, как это бывает с новорождёнными, нужно было поспать. Кулаков переменил обличье и, обратившись в туман, улетучился через окно.

Женщина в отчаянии начала искать сама при смертоносном свете, становившемся всё ярче. Но надеждам Куколки на бессмертие не суждено было сбыться! В тот июньский день на всей длинной извилистой Темзе не нашлось ни одного судна с той особой землёй, от которой зависела её жизнь.

А вот среди немногочисленных в этом порту русских судов всё же были такие, которые случайно захватили с собой родную землю Кулакова. И он, ведомый инстинктом, ухитрился заприметить в одном из тёмных трюмов укромный уголок с землёй, необходимой ему.

Новоиспечённым вампирам, так же как и младенцам, часто требуются долгие периоды сна. Когда он пробудился после длительного вампирского кошмара (ему снилось, как его вешают), то снова был в Санкт-Петербурге, столице его родины.

ГЛАВА 1

Первая глава рукописи без названия, написанной почерком покойного Джона X. Уотсона, доктора медицины

На протяжении многих лет, как, возможно, известно моим читателям, мне посчастливилось вести хроники деяний моего знаменитого друга Шерлока Холмса, а порой даже помогать ему в решении задач, с которыми он сталкивался. Из всех случаев, которые я могу припомнить — а наша дружба длилась больше двадцати лет, — быть может, самым таинственным был тот, разгадка которого пришла в буквальном смысле из потустороннего мира. Только теперь, по прошествии почти четырнадцати лет, я взялся описывать это дело. Но написанное предназначается потомкам. Согласно указаниям Холмса, эти записки вместе с прочими рукописями на ту же тему должны отправиться в самое надёжное хранилище филиала Банка столицы и графств на Оксфорд-стрит. И там эти страницы должны оставаться годы или десятилетия, а быть может, и века, пока не будет предъявлен особый пароль, чтобы их изъять.

Это дело, как и многие другие, также весьма необычные и интересные, началось для нас вполне буднично. Был душный день в начале июля 1903 года. Мою жену вызвали из города по семейным делам, и она уехала с продолжительным визитом к родственникам. В её отсутствие я на время вернулся на свою прежнюю квартиру.

Холмс, в то утро неугомонный и энергичный, ещё до рассвета занялся каким-то химическим экспериментом, ещё более зловонным, чем обычно. После этого он как бы в порядке компенсации исполнил на скрипке сладкозвучную мелодию. Когда я спустился к завтраку, он, разложив на столе ножницы, клей и записные книжки, а также кипу газетных вырезок и разных документов, составлял указатель сведений о преступлениях. Мой друг, оторвавшись от этого занятия, взглянул на меня и сообщил, что мистер Эмброуз Алтамонт из Норбертон-Хаус, Эмберли, Бекингемшир, договорился о встрече, чтобы получить профессиональную консультацию, и вскоре должен прибыть.

— Алтамонт — эта фамилия, несомненно, мне знакома.

— Его семья совсем недавно упоминалась в газетах в связи с трагедией в прошлом месяце. Кто-то из них утонул.

— Да, конечно.

Пока не появился клиент, я нашёл соответствующие вырезки в папках Холмса и принялся читать их вслух, чтобы освежить нашу память относительно события, имевшего место двадцатого июня. Холмс уже заметил несколько моментов, которые показались ему необычными.

Как писали во всех газетах, Луиза Алтамонт была привлекательной и жизнерадостной молодой леди. Она была помолвлена с американским журналистом, и они должны были вступить в брак этим летом. Девушка трагически погибла, когда неожиданно опрокинулась лодка, в которой находились она с женихом и её сестра, причём река была совершенно спокойная.

Это была обычная прогулка на лодке в долгий июньский вечер — и вдруг случилось несчастье. Жених Луизы, который хорошо плавал, без особого труда спас Ребекку Алтамонт, младшую из сестёр, и спасся сам.

— Отец девушки подозревает нечестную игру?

Холмс покачал головой:

— Я в этом сомневаюсь, Уотсон. Будь это так, он бы не ждал две недели, прежде чем обратиться ко мне.

Эмброуз Алтамонт пунктуально прибыл в назначенное время, и его проводили в нашу гостиную. Это был состоятельный по виду джентльмен лет сорока пяти или около того. На руке у него была чёрная траурная повязка. С первого взгляда было заметно, что он человек деятельный и что его что-то гнетёт.

Обменявшись с посетителем обычными приветствиями, мы с Холмсом, естественно, выразили ему соболезнование по поводу тяжкой утраты. У меня сложилось впечатление, что его горе недавно усугубилось чем-то ещё, что его сильно тревожит.

Он наскоро принял наши соболезнования и сразу же перешёл к делу:

— Джентльмены, моей дочери нет в живых около двух недель. И уже объявились мошенники, стервятники, желающие нажиться на чужом горе. Я имею в виду Керкалди — медиумов, брата и сестру. — Тон его выражал крайнее презрение.

— Я что-то слышал об этой паре. — Холмс откинулся в кресле и, набивая свою трубку, из-под полуприкрытых век наблюдал за нашим посетителем.

— В таком случае вы, наверно, поймёте. Этим обманщикам удалось убедить мою жену, что на самом деле Луиза не ушла совсем. Я имею в виду, что они заставили Маделину поверить, будто беседа с нашей дорогой умершей девочкой и даже физический контакт ещё возможны.

— Вот как, — спокойно произнёс Холмс.

Алтамонт продолжал:

— Несмотря на то что я часто высказывал Маделине своё неизменное неприятие подобных фокусов с призраками, моя жена не только пригласила этих шарлатанов в наш дом, но и подпала под их пагубное влияние. Они убедили Маделину, что наша милая девочка, которую мы похоронили, живёт в царстве духов и что она для нас всё ещё в пределах досягаемости. Вчера вечером в моё отсутствие они потрясли её какими-то трюками. — Алтамонт сделал паузу; его голос понизился до шёпота, и в нём звучало отвращение.

— Пожалуйста, расскажите нам о деталях.

Наш посетитель справился со своими эмоциями и возобновил рассказ:

— Как я уже упоминал, Абрахам и Сара Керкалди — брат и сестра. Если вы в курсе происходящего в обществе, то вам должно быть известно, что они создали себе репутацию в своей области. Оба они совсем молоды. Фамилия Керкалди, по-видимому, шотландская, но я почти ничего не знаю об их прошлом.

— В случае необходимости это можно разузнать. Будьте так любезны, продолжайте.

— Вчера вечером дела задержали меня в Лондоне допоздна. Когда я вернулся домой, жена встретила меня очень взволнованная и обо всём рассказала. Эти Керкалди предусмотрительно удалились до моего возвращения.

— Значит, вы никогда не встречали эту пару?

— Совершенно верно.

— Продолжайте, пожалуйста.

Мы с Холмсом с пристальным вниманием слушали, как наш клиент передаёт рассказ своей жены о спиритическом сеансе, который, согласно обычной методе, проводился в тёмной комнате, причём все окна и двери якобы были заперты. Кульминацией сеанса было появление призрака, которое так потрясло миссис Алтамонт.

По словам её мужа, она описала этот феномен как материализацию умершей девушки. Во мраке комнаты, где проводился сеанс, мать не только обменялась несколькими словами с кем-то почти невидимым, но и поцеловала и обняла это создание в полном убеждении, что её Луиза явилась к ней, преодолев границу, отделявшую мёртвых от живых.

— Я могу объяснить это лишь тем, — с горечью заключил Алтамонт, — что на самом деле этот призрак, наверно, сообщник медиумов. Не исключено также, что они кого-то наняли и тайком провели в дом. Должно быть, это было сделано при потворстве кого-то из слуг, хотя я считал, что они нам преданы.

— Быть может, — предположил Холмс, — это юная Сара Керкалди сама сыграла роль вашей покойной дочери?

Наш гость покачал головой:

— Маделина уверяла меня, что держала за руки обоих медиумов всё то время, пока призрак находился в комнате.

— Таким образом, одна рука у каждого оставалась свободной? — Мой друг иронически улыбнулся. — Боюсь, непрофессионал часто даже представить себе не может, какие поразительные трюки может проделывать в тёмной комнате опытный фокусник, даже когда предполагается, что у него связаны руки — особенно если публике очень хочется ему поверить.

Нашего посетителя очень разволновал собственный рассказ. Пока он приходил в себя, Холмс добавил:

— Очевидно, мистер Алтамонт, вы сами абсолютно уверены, что явление призрака, столь поразившее вашу жену, было простым надувательством?

— А чем же ещё? — Когда ни один из нас не ответил, мистер Алтамонт в волнении поднялся с кресла и принялся расхаживать по комнате, потом остановился. — Мистер Холмс, я агностик. Признаюсь, бывают минуты, когда мне даже хотелось бы поверить в то, что случившееся во время вчерашнего сеанса — правда. Но если церковь моих отцов не в силах убедить меня, что душа моей девочки сейчас на небесах, то как же я могу поверить этому гнусному мошенничеству на земле?

Я заметил, что напряжение душевных сил сильно сказалось на Алтамонте. Когда он излил свои горести, это не принесло ему облегчения, а только разбередило рану. Я посоветовал ему расстегнуть воротник, и он принял предложенное мной бренди.

Наш посетитель вытер лоб.

— Джентльмены, вы должны извинить моё волнение. Факты таковы, что моя дочь мертва, и ничто не может это изменить. Я должен, я хочу принять меры, направленные против этих негодяев. Подумывал было о хлысте, но боюсь, что подобные действия с моей стороны только настроят Маделину против меня — не говоря уже о законе.

— Тут вы правы. — Холмса явно растрогал рассказ нашего гостя, и в голосе его звучало сочувствие. — Вы обращались в полицию?

Алтамонт отрицательно покачал головой:

— Я убеждён, что это ничего не даст. Пока что эта парочка проходимцев действует умно и не просит денег прямо. Но вчера вечером они через эту неведомую молодую женщину, их сообщницу, сыгравшую роль моей дочери, сделали откровенный намёк насчёт пропавшего сокровища.

— Неужели? По-видимому, это что-то новенькое.

— Я исполнен решимости не допустить, чтобы они добились успеха.

— Разумеется. Какое именно сообщение передала та молодая женщина, кем бы она ни была?

Алтамонт силился вспомнить, но в конце концов сдался.

— Маделина не передала мне точные слова. Что-то насчёт украденной собственности, которая должна быть возвращена — да поможет нам Бог! — чтобы душа Луизы обрела вечный покой. Я абсолютно уверен, что, если моя жена добровольно не предложит обогатить этих мерзавцев, загадочное сокровище будет расти и расти, принимая угрожающие размеры, пока не окажется, что наш долг — предъявить его и передать им. А между тем нет закона, запрещающего проводить спиритические сеансы. Если бы он был, то половина знакомых, с которыми мы с женой встречаемся в свете, уже сидела бы в тюрьме. — Наш посетитель едва заметно улыбнулся.

У Холмса был рассеянный вид, обычно свидетельствовавший о повышенном интересе.

— А вы в самом деле не имеете представления, о каком сокровище или собственности идёт речь?

— Ни малейшего, — решительно заявил Алтамонт. — Правда, фамильное имение в Бекингемшире весьма солидная собственность.

Холмс кивнул и немного помолчал. Пару раз мне показалось, что мой друг готов заговорить, но он так ничего и не сказал.

— Каким образом я могу вам помочь? — наконец спросил он.

Алтамонт ударил кулаком по столу:

— Докажите, что эти проходимцы — мошенники! Я уверен, что в ходе дальнейших событий выявится их подлинная сущность и даже моя жена всё поймёт, но невыносимо продолжать этот трагический фарс. Не жалейте расходов, Холмс. Я хочу, чтобы пелена спала с глаз Маделины. Ей придётся нелегко, но всё равно надо поскорее их разоблачить. Лучше взглянуть в лицо суровой правде сейчас, нежели заблуждаться годами.

С минуту поразмыслив, Холмс осведомился:

— Полагаю, ваша жена желает повторить спиритический сеанс?

— Ей не терпится это сделать, несмотря на моё сопротивление, и сегодня утром она больше ни о чём не могла говорить. Вообще-то она умоляла меня присутствовать на следующем сеансе. Маделина попыталась также привлечь на свою сторону нашу вторую дочь, Ребекку, и Мартина Армстронга, с которым Луиза должны была обвенчаться в следующем месяце. Но я уверен, что Мартин как разумный молодой человек полностью со мной согласен.

— А если предположить, что такой повторный сеанс будет проведён, где и когда это произойдёт?

Наш клиент сделал жест, выражавший покорность судьбе.

— Несомненно, Маделина захочет провести его в нашем доме, как и прежде. Насколько мне известно, она ещё не уточнила время. Возможно, мой категорический запрет отсрочил бы сеанс, но всего на день-два. — Алтамонт невесело улыбнулся. — Если кто-нибудь из вас женат, джентльмены, то вы меня поймёте. Думаю, жена всё ещё надеется уговорить меня, чтобы я присутствовал.

— Ей действительно очень хочется, чтобы вы это сделали?

— О, только не в том случае, если я буду настроен враждебно. Она хочет, чтобы я продемонстрировал, как она выражается, непредвзятость. У меня такое впечатление, что эти Керкалди, зная, что я законченный скептик, не горят желанием, чтобы я присутствовал на их следующем спектакле. Конечно, я не говорил с ними об этом.

Мы втроём решили, что нужно назначить дату следующего сеанса и что мы с Холмсом будем присутствовать на нём — вероятно, инкогнито. Мы сыграем роль любителей спиритических изысканий, деловых знакомых Алтамонта, которые убедили его отнестись без предубеждения к возможности общаться с теми, кого нет в живых.

Прежде чем наш посетитель отбыл, мы получили от него подробные сведения, имеющие отношение к делу, включая адрес и место работы Мартина Армстронга. Как мы узнали, молодой человек был корреспондентом одной американской газеты и сейчас работал в редакции на Флит-стрит.

Когда наш клиент удалился, мой друг повернулся ко мне с видом одновременно серьёзным и насмешливым:

— Итак, Уотсон?

— По моему мнению, мистер Алтамонт имеет веские основания для недовольства.

— Да, такое впечатление может сложиться на первых порах. Но я полагаю, что мы должны подойти к этому делу с осторожностью. Самое очевидное, житейское объяснение материй, связанных с оккультизмом, не всегда верно.

Что-то в тоне, которым Холмс произнёс последние слова, заставило меня пристально взглянуть на него. Я нахмурился:

— Холмс…

— Да, старина, я имею в виду предмет, о котором мы не говорили долгое время. Шесть лет назад мы столкнулись с делом, которое завело нас весьма далеко в мир, который многие назвали бы миром сверхъестественного. Нельзя сказать, чтобы мы часто обсуждали те события…

— Да, — подтвердил я, — нельзя.

Он слабо улыбнулся:

— …но, смею полагать, вы не забыли то дело?

— Не забыл, Холмс. И никогда не забуду.

— Я тоже. Невозможно было бы забыть ни одну деталь неоспоримых доказательств, которые представились тогда нам обоим, — доказательств человеческой жизни после… если и не после смерти, то хотя бы за гробом, после погребения.

— Значит, вы верите?.. — Мне трудно было выговорить эти слова. Я бессознательно понизил голос. — Вы верите, что дочь Алтамонта, возможно, стала… вампиром?

Он вздохнул и принялся снова набивать свою трубку.

— Я лишь говорю, что на основании фактов, которыми мы располагаем на данный момент, не следует исключать такую возможность. Вы со мной, Уотсон?

— Конечно! — И я попытался вложить в свой голос энтузиазм, от которого был весьма далёк.

Весь следующий час мы с Холмсом обсуждали медиумов и их методы, и он выказал прекрасную осведомлённость в способах мошенничества и описал наиболее распространённые из них.

Я возразил:

— Но если события в доме Алтамонта происходили именно так, как он рассказывает, то непонятно, каким образом могли использоваться подобные методы обмана.

— Отнюдь. Вспомните, что мы получили отчёт об этом инциденте из третьих рук. И, как я говорил нашему клиенту, просто невероятно, до чего легко можно обмануть тех, кто жаждет быть обманутым, подобно миссис Алтамонт.

Холмс также наметил план, как разведать прошлое медиумов: он предложил для начала проконсультироваться с Ленгдейлом Пайком. Кажется, я уже упоминал этого человека прежде, в других рассказах о расследованиях Холмса. Пайк был его ходячим справочником по вопросам, касающимся светских скандалов.

Жених Луизы, американец Мартин Армстронг, оказался энергичным, деловитым молодым человеком, который тяжело переживал свою утрату. Он встретил Луизу у себя на родине, когда она гостила там у друзей, и затем последовал за ней через Атлантику. До приезда в Лондон Армстронг несколько месяцев служил в Санкт-Петербурге корреспондентом американской газеты, с гордостью продолжавшей традиции дерзкой «Нью-Йорк геральд», основанной несколькими десятилетиями ранее Джеймсом Гордоном Беннеттом.

Армстронга очень обрадовало назначение в Лондон, где он мог находиться вблизи Луизы Алтамонт. Вскоре после своего прибытия, примерно в середине мая, он сделал ей предложение, и оно было принято.

Холмсу не терпелось его разыскать, и вскоре, воспользовавшись телефоном, он договорился с мистером Мартином Армстронгом, что тот встретится с нами за ленчем в «Симпсоне» на Стрэнде. Судя по энтузиазму в голосе, звучавшем в трубке, американского журналиста вдохновила перспектива взять эксклюзивное интервью у знаменитого Шерлока Холмса.

Мы с другом прибыли в ресторан незадолго до часа дня — на это время была назначена встреча. Когда мы входили, я заметил какие-то знаки, нарисованные белой краской на тротуаре как раз перед дверью ресторана. Это озадачило меня, но потом я вспомнил, что улицу скоро будут расширять, а здание, в котором находился наш любимый ресторан, собираются перестраивать.

Когда я с грустью заговорил об этом с Холмсом, он ответил с редкими для него ностальгическими нотками в голосе:

— Я полагаю, Уотсон, что в конце концов все наши привычные места изменятся — это неизбежно. Только вчера я узнал, что Ньюгейтскую тюрьму планируют снести в течение этого года, а вместо неё построят новое здание уголовного суда на Олд-Бейли-стрит.

— Это будет действительно благая перемена, — заявил я.

— Ничто не остаётся прежним. Я даже допускаю мысль, Уотсон, что мы оба не так молоды, как когда-то.

С этим трудно было спорить, но я не понимал, какое отношение к моему ответу насчёт Ньюгейта имеет наша ушедшая молодость. Хотя никто не станет сожалеть о сносе этого мерзкого рассадника заразы, который давно пора было убрать, перестройка нашего любимого ресторана была совсем другим делом. Его, конечно, надолго закроют, а когда он снова откроется, там, разумеется, не будет такого опытного, хорошо обученного персонала.

Холмс сел за свой излюбленный столик в «Симпсоне», откуда мог наблюдать за оживлённой улицей и в то же время вести любой приватный разговор, не опасаясь, что его подслушают. Вскоре к нам присоединился Мартин Армстронг.

Это был человек примерно двадцати пяти лет, среднего роста, светловолосый, с чёткими чертами лица. Он был хорошо одет в современном стиле, как и подобает успешному журналисту. От жизнерадостности, присущей американцам, не осталось и следа: сказалась недавняя трагедия. Как и Алтамонт, он носил траурную повязку, и было заметно, что утрата невесты была для него тяжёлым ударом.

Отвечая на первый вопрос моего друга, Армстронг сразу же выразил своё согласие с той оценкой, которую мистер Алтамонт дал ситуации в Норбертон-Хаус.

— Да, джентльмены, я уже слышал все подробности спиритического сеанса, который был проведён вчера вечером. Матушка Луизы позвонила мне сегодня утром и всё рассказала. Она сильно взволнована и, по-видимому, огорчилась из-за того, что я не разделяю её энтузиазма.

После этого я беседовал с Ребеккой — это младшая сестра Луизы. Вчера вечером её не было дома, но она знает о сеансе и беспокоится о своей матери.

Наша беседа продолжилась за ленчем, и стало ясно, что молодой американец, пожалуй, менее решительный, а быть может, более дипломатичный агностик, нежели отец Луизы. И тем не менее он был так же твёрдо убеждён, хотя никогда не встречался с Керкалди, что это проходимцы, единственная цель которых — завладеть деньгами убитого горем семейства.

Армстронг горячо поддерживал намерение Алтамонта обратиться за помощью к профессионалам, чтобы провести расследование и, разоблачив мошенников, спасти семью от новых бед.

Молодой человек, упомянув о том, что его нью-йоркская газета вывела на чистую воду жуликов, занимавшихся спиритизмом в Америке, предложил свою помощь.

Разговор перешёл на методы расследования, затем — на обещанное эксклюзивное интервью с Холмсом. К моему удивлению, журналист побеседовал и со мною, собираясь опубликовать И мою точку зрения.

И вдруг Холмс прервал нас, спросив, не заметил ли Армстронг, что с недавних пор за ним кто-то следит.

Наш новый знакомый положил на стол свой блокнот и в недоумении взглянул на Холмса:

— Следит за мной? Здесь, в Лондоне? Конечно нет. А почему вы спрашиваете?

— Потому что на тротуаре стоит весьма неприятный тип, несомненно иностранец, который питает явный интерес к нашему столику, хотя и старается это скрыть. — Холмс слегка кивнул в сторону окна, — как обычно, он сидел напротив. — Нет, пока не оглядывайтесь. Бьюсь об заклад, что это русский: политических эмигрантов из Москвы и Санкт-Петербурга отличает особый стиль одежды. Он маленького роста, на нём чёрное пальто и шерстяное кепи; чисто выбрит, скулы славянские. За последние две минуты он три раза приходил и уходил — нет, не оглядывайтесь! Он снова здесь.

Армстронг действительно хотел было оглянуться, но послушался Холмса.

— Нет, я понятия не имею, с какой стати кому-то вдруг вздумалось за мной следить. Правда, я провёл в России почти восемь месяцев: два раза был там в служебной командировке. В этой стране полно политических интриг, в которые вовлечены и революционеры, и тайная полиция, и так и ждёшь, что за тобой установят слежку.

Холмс пожал плечами:

— Быть может, внимание джентльмена за окном на самом деле направлено на меня. В этом не было бы ничего из ряда вон выходящего, однако в настоящий момент я не вижу причин, по которым подобный субъект мог бы настолько заинтересоваться моей деятельностью.

Между тем я попытался уголком глаза взглянуть на предмет пристального внимания Холмса, и это мне удалось. Не поворачиваясь лицом к окну, я тихим голосом предложил выйти на улицу и схватить шпика за шиворот.

Холмс возразил мне:

— Нет, старина, не стоит. Если этот человек всё ещё будет там, когда мы выйдем, тогда пожалуй. Но пока что соглядатай снова убрался.

Таинственный шпик больше не появлялся, и наш ленч завершился без всяких инцидентов.

ГЛАВА 2

В назначенный день, ровно через неделю после нашей первой встречи с Эмброузом Алтамонтом, мы с Холмсом по приглашению нашего клиента, отправились в его загородный дом. На вокзале Виктория мы сели на поезд и поехали в Эмберли, большую деревню в Бекингемшире.

Мы прибыли туда в середине дня. Мартин Армстронг, выехавший из Лондона на день раньше, обещал нас встретить в своём автомобиле на местной станции. Я почему-то ожидал увидеть американскую машину — возможно, один из новых «олдсмобилей», но журналист сидел за рулём «мерседеса-симплекс» модели 1902 года. Это был двухместный автомобиль, в который легко могли поместиться пять-шесть человек. Согласно кратким записям, которые я вёл в то время, у этой машины был мотор мощностью в сорок лошадиных сил и она была оснащена оригинальным сцеплением и четырьмя коробками передач. Армстронг определённо несколько оправился от своей трагической потери, во всяком случае настолько, чтобы интересоваться своим новым автомобилем и с гордостью обсуждать с нами его достоинства.

Только теперь, увидев это доказательство его благосостояния, я понял, насколько успешен был Армстронг в избранной им профессии. Позднее я узнал, что он уже опубликовал в Америке одну книгу, которая пользовалась популярностью, и работал над второй.

Как сообщил нам Армстронг, Норбертон-Хаус находился примерно в трёх милях от деревни, среди возделанных полей и прекрасных охотничьих угодий. День был тёплый и солнечный, после недавних дождей всё зазеленело, и мы ехали, наслаждаясь видом летних полей и живых изгородей.

В пути мы расспрашивали Армстронга, нет ли чего-нибудь нового в нашем деле. Насколько ему было известно, больше ничего не произошло.

Холмс осведомился, не заметил ли Армстронг, что за ним снова следят, здесь или в Лондоне, но американец ответил отрицательно.

Мы также узнали, что ни мистер Алтамонт, ни его жена не сменили свои диаметрально противоположные взгляды на медиумов, однако мистеру Алтамонту удалось убедить супругу, что теперь он готов непредвзято отнестись к этому вопросу. В результате Керкалди поселились в доме в качестве гостей.

Мы проехали примерно полпути до места назначения и приближались к мосту над маленькой речкой, когда наш водитель приглушил мотор.

— Это Шейд, — пояснил он. — Один из притоков Темзы. Если бы мы отсюда проследовали вниз по течению, то через четверть мили добрались бы до места, где в прошлом месяце всё случилось. А ещё через милю или около того мы окажемся на границе имения Норбертон-Хаус.

По просьбе Холмса Армстронг остановил автомобиль как раз за мостом. Мой друг проявил несомненный интерес и даже вышел из машины. Через минуту мы присоединились к нему на каменной балюстраде; с неё открывался вид на речку, которая была в этом месте шириной пятнадцать-двадцать ярдов. Указывая вниз по течению, Армстронг произнёс совсем тихо:

— То место, где перевернулась наша лодка, невозможно увидеть с дороги. Но оно находится всего в нескольких сотнях ярдов отсюда.

Шерлок Холмс задумчиво смотрел в ту сторону.

— Вряд ли возможно, чтобы теперь, когда прошло столько времени, там сохранились какие-нибудь ключи к разгадке, и всё же мне хотелось бы взглянуть на это место.

— Это легко сделать. Мы можем туда добраться по этой тропинке.

Оставив автомобиль за мостом, у обочины дороги, мы пошли по заросшей травой тропинке, петлявшей вдоль берега реки и повторявшей её изгибы. Вскоре до нас донёсся шум: впереди кто-то плескался в реке, и весело звенели детские голоса. Вскоре я увидел купальщиков, тела которых белели сквозь зелёную листву, и мы наткнулись на их брошенную одежду. Два мальчика ныряли с берега и плавали в реке. Холмс их окликнул и, расположив к себе замечаниями о жаркой погоде и нырянии, задал несколько вопросов. Округлив глаза, мальчишки сказали, что их не было у реки в тот день, когда утонула та леди.

— Значит, тут глубоко? — справился Холмс.

— Вовсе нет, сэр. Я могу достать до дна в любом месте, кроме плёса — вот тут. — И, чтобы продемонстрировать это, мальчуган поднял руки над головой и исчез под водой.

Мы помахали мальчишкам на прощанье и отправились дальше. Когда мы прошли ещё ярдов сорок и очутились посредине следующего изгиба реки, а ребячьи голоса снова зазвучали у нас за спиной, Армстронг сообщил, что теперь мы смотрим на то самое место, где опрокинулась лодка.

Здесь вдоль обоих берегов росли деревья, в основном ивы, и наша тропинка петляла среди них. Насекомые жужжали в листве деревьев, ветви которых склонялись к воде. На вид тут не было ничего опасного, и речка была спокойной — разве что плеснёт маленькая рыбка. Мой друг внимательно смотрел на реку, коричневую от земли, которую она несла, зачерпнул горсть воды, и в его ладони она была прозрачной.

— Сильно ли отличался уровень три недели тому назад от нынешнего? — спросил Холмс.

— Нет. — Армстронг стоял с опущенной головой, скрестив на груди руки, — вполне естественно, он был подавлен.

— Я полагаю, что в этом месте не намного глубже, чем вверх по течению, где купаются мальчики?

— Возможно, чуть-чуть, но не настолько, чтобы это имело какое-то значение. Протока, идущая вдоль всей этой части речки, конечно, достаточно глубока, и в ней можно утонуть — метров восемь-десять, на мой взгляд. Она всюду проходит по центру речки. Но Шейд можно в любом месте перейти вброд.

— Вы часто катались на лодке?

— Даже плавал в этой реке несколько раз. И два раза катался на лодке с Луизой, до того как…

Холмс участливо кивнул.

— Кажется, течение тут не быстрое.

— Конечно, нет, — ответил Армстронг. — Не более двух миль в час. Я произвёл приблизительные подсчёты, пройдя по берегу с часами в руках. Это одна из причин, по которой… — Он сделал неловкий жест. — …Словом, это трудно понять. А вот когда вы увидите лодку! Это не какой-то утлый челнок, а крепкая шлюпка типа корабельной, в такой очень трудно перевернуться. На дознании шла речь о возможном столкновении с затонувшим бревном, но я считаю, что это вздор.

— Таково было заключение коронёра[4]?

Армстронг пожал плечами:

— Никто не смог предъявить бревно, ни затонувшее, ни плавающее в воде. Был вынесен вердикт «смерть от несчастного случая». Официально приняли версию, будто мы расшалились и сгрудились у одного борта, отчего лодка и опрокинулась. Таким образом можно легко объяснить случившееся, но это неправда.

— Вы не оспорили эту версию публично?

— Сначала я сделал попытку, но потом сдался. Какой в этом смысл? В любом случае было вынесено постановление, что Луиза умерла, утонув в результате несчастного случая, — а что же ещё тут могло быть?

— Но когда в конце концов обнаружили тело, оно было далеко отсюда, вниз по течению.

— Да, очень далеко. Целая миля.

В голосе Холмса звучало сочувствие.

— Насколько я понимаю, вас в лодке было всего трое?

— Да. Мы с Луизой и её младшая сестра Ребекка. Я почти всё время грёб. У нас была всего одна пара вёсел.

Мой друг пристально взглянул на американца:

— Как вы объясните то, что лодка перевернулась, мистер Армстронг?

Молодой человек издал горестный смешок:

— Знаете, мистер Холмс, вы первый прямо задали мне этот вопрос. Многие… смотрят на меня так, словно уверены, что я виновен. Как будто кто-то в лодке дурачился и из-за этого она перевернулась. Но очень немногие высказывали это. И даже коронёр не задал мне подобного вопроса. Услышав его от вас, я испытываю что-то вроде облегчения. — Он быстро наклонился и, подобрав камешек, с размаху бросил в воду.

— Итак?

Армстронг повернулся к нам лицом и спокойно заговорил:

— Единственный ответ, который я могу вам дать, это что я недоумеваю, как и все остальные. Я грёб, совсем тихонько, уверяю вас, сидя лицом к девушкам, находившимся на корме. Никто из нас не пытался, шутя или всерьёз, опрокинуть лодку. Мы только что плавно скользили по реке — и вдруг лодка резко переворачивается, и мы все трое оказываемся в воде.

— Вы сказали «резко переворачивается»?

— Да, очень резко. Я могу описать это, джентльмены, только так: казалось, будто какое-то гигантское морское чудовище схватило лодку и начало бешено трясти. Ребекка согласна со мной. Но, разумеется, это полный бред. — Молодой человек пожал плечами. По-видимому, по прошествии времени он сделался фаталистом.

— Как долго длилась ваша прогулка на лодке?

— Менее часа. — Армстронг сделал паузу, вздохнул и продолжил тоном свидетеля, который в сотый раз повторяет свой рассказ: — Было поздно, скоро должно было стемнеть, и мы решили вернуться. Наша лодка проплыла вверх по течению примерно с милю, от маленького причала в Норбертон-Хаус.

Я как раз повернул лодку и несколько раз взмахнул вёслами — тихонько, как я уже говорил, поскольку теперь нам предстояло плыть вниз по течению. Я готовился положить одно весло в лодку и предоставить течению нести нас обратно. Вторым веслом я собирался править в воде и в случае необходимости отталкиваться им от берега, понимаете?

— Конечно. Продолжайте.

— Затем началась… — Армстронг запнулся.

Выждав с минуту, Холмс спросил:

— Что началось?

— Ничего, совсем ничего. Я хочу лишь сказать, что по неведомой причине началась эта дикая тряска, и мы опрокинулись. Я никак не могу это объяснить.

Мой друг переглянулся со мной.

— Луиза умела плавать?

— Совсем не умела.

— Вы в этом уверены?

— Большинство женщин не умеют плавать, особенно в этой стране, как я слышал. Но насчёт Луизы я уверен, потому что, когда мы садились в лодку, она даже пошутила на эту тему. Весело сказала, что ей придётся положиться на меня в плане… спасения, в случае беды. А потом, когда это действительно случилось…

Маска безразличия сползла с лица молодого человека, и ему пришлось ненадолго прерваться.

Вскоре он продолжил:

— Когда это случилось, я снова и снова нырял, пытаясь её найти, и мне пришло в голову, что нижние юбки — ну, вы знаете, женщины их носят — могли надуться и какое-то время удерживать девушку на воде. Но ничего… — Наш очевидец вынужден был снова сделать паузу.

— Но ничего подобного не произошло, — докончил я за него фразу.

Армстронг кивнул, опустив голову.

— Как я понимаю, — заметил Холмс, немного помолчав, — на лодке нет видимых повреждений после несчастного случая? И позже её вернули в гавань в имении? Именно так. Я хотел бы взглянуть на неё.

— Не сомневаюсь, что с этим не возникнет трудностей, — заверил его Армстронг.

— Когда вы в первый раз выплыли на берег или дошли вброд, какой то был берег: этот или противоположный?

— Этот.

— А когда помогли Ребекке выбраться на берег?

— Опять-таки этот. У меня ушла минута-другая. Потом я вернулся в воду и принялся разыскивать Луизу. Нырял, нырял — снова и снова…

Холмс поднял руку: не было необходимости что-то добавлять. Одного взгляда на тинистый берег было достаточно, чтобы убедиться, что здесь не могло сохраниться следов событий трёхнедельной давности.

В молчании мы возвращались по той же тропинке и вскоре добрались до автомобиля. Армстронг завёл мотор, и мы пустились в путь — отсюда до имения было рукой подать.

По словам Армстронга, поместье под названием Норбертон-Хаус окружал парк площадью приблизительно в двадцать акров, частично поросший деревьями. Судя по архитектуре, этот дом из кирпича сочного красного цвета был построен в конце восемнадцатого века или, по крайней мере, перестроен и расширен примерно в то время. Два крыла, в два этажа каждое, тянулись на запад и на восток от центрального зала.

— У семьи есть собственное кладбище? — осведомился Холмс, когда машина свернула с дороги на подъездную аллею, посыпанную гравием.

— Сэр? — Молодой человек повернул голову, по-видимому сомневаясь, не помешал ли ему рёв мотора правильно расслышать вопрос.

— Я спрашиваю о том, где похоронена Луиза — поблизости?

— Да. Кладбище всего в полумиле отсюда. — Поскольку руки у него были заняты, наш водитель кивнул в ту сторону.

— Она погребена под землёй или на поверхности? Простите мне этот бестактный вопрос, но у меня есть причины его задать.

— В старом фамильном склепе, — ответил удивлённый Армстронг и как-то странно посмотрел на моего друга.

Холмс выразил желание увидеть кладбище, а также лодку.

— Лучше всего было бы это сделать сегодня вечером до наступления темноты, но если не получится, это может подождать до утра.

— Я уверен, что не будет никаких возражений. — Однако молодой человек нахмурился: он явно не понимал, в чём дело.

Когда мы прибыли в Норбертон-Хаус…

ГЛАВА 3

В этом месте, дорогой читатель, я, Дракула, считаю, что ради надлежащего хода повествования нам необходимо прервать почтенного Уотсона

Славный доктор был бы немало удивлён, если бы мог наблюдать за тем, что происходило на кладбище в то время, когда он вместе с Шерлоком Холмсом с шумом подъезжал к Норбертон-Хаус в «мерседесе», за рулём которого сидел Мартин Армстронг.

Как раз в тот момент, когда трое мужчин собирались высадиться у порога Алтамонтов, молодая женщина, о которой Холмс и Уотсон слышали, но с которой ещё не встречались, — некая Сара Керкалди, якобы наделённая спиритическим даром, в сопровождении своего брата Абрахама посетила фамильное кладбище Алтамонтов. Ни живые, ни мёртвые члены семьи понятия не имели, что Керкалди там находятся. Когда брат и сестра зашли на маленькое кладбище, им показалось, что кроме них там никого нет.

Сара, в последние два года весьма преуспевавшая, была привлекательной тёмноволосой девушкой. Она была хорошо одета и в последнее время заметно располнела. Держалась она деловито и была несколько суетлива. Цель, с которой она сегодня днём отправилась навестить незабвенных усопших родственников своих клиентов, не имела ничего общего с установлением контакта между этим и потусторонним миром. По мнению Сары, только простофили и глупцы верили в визиты с того света. Она преследовала в высшей степени прозаическую цель: списать как можно больше имён и дат, высеченных на памятниках, представлявших собой как бы библиотеку, охватывавшую несколько столетий. Используя эти сведения в сочетании с местными легендами и традициями, можно было состряпать историю семьи.

На основании своего опыта Сара знала, что такая история (сегодня мы назвали бы её базой данных) могла оказаться бесценным подспорьем при проведении спиритических сеансов, так как поставляла правдоподобные темы для говорящих призраков, только что прибывших из загробного мира.

Первоначально Сара собиралась провести эту разведку на кладбище перед первым сеансом у миссис Алтамонт, однако обстоятельства сложились так, что её пришлось отложить до настоящего момента. И фактически даже сейчас дело не пошло дальше первой страницы маленького блокнота, куда она записала всего несколько имён и дат. Дело в том, что на прошлой неделе Сара пришла к выводу, что есть другое, гораздо более срочное дело. Именно по этой причине она приложила все усилия, чтобы сегодня днём увести брата из дома, подальше от слуг, которые могли их подслушать. Здесь, под открытым небом, она имела полную возможность его запугивать и яростно с ним спорить, чтобы любой ценой исправить то, что у них разладилось.

Абрахам, довольно высокий, худой юноша (с него вполне можно было бы писать Родерика Ашера из рассказа По), стоял, разглядывая стены склепа Алтамонтов.

Это было довольно замысловатое сооружение из мрамора размером с небольшой двухкомнатный домик. Оно было украшено ранневикторианскими ангелами и аллегорическими фигурами, статуями и барельефами, высеченными из мягкого камня, которые уже слегка обветшали. Окон не было, а единственная дверь, крепко запертая, была защищена железными решётчатыми воротами, помещёнными у входа в маленький портик. После похорон Луизы прошло около трёх недель, и цветы, которые возложили и внутри, и снаружи её усыпальницы, давно увяли.

Сара держала в одной руке блокнот и карандаш, в данную минуту забыв о них. В упор глядя на брата, она спросила тихим голосом, в котором звучало сочувствие:

— Тебе ещё не хочется поговорить со мной, Эйб? Поговорить по-настоящему?

Абрахам не сразу перевёл на неё взгляд. Он несколько помедлил с ответом.

— О чём? — негромко спросил он с опаской, как будто здесь, на кладбище, боялся разбудить призраков.

— Ты знаешь о чём. О том, что случилось в прошлый раз, когда мы сидели в темноте вокруг стола. Когда с нами была миссис Алтамонт. С тех пор прошли неделя и один день.

Ни слова в ответ.

— Нехорошо, Эйб, вот так отмахиваться от меня. Нам нужно поговорить об этом до сегодняшнего вечера. — Сара снова сделала паузу. Она начала говорить с шотландским акцентом, от которого обычно старалась избавляться. — Если мы не поговорим об этом сейчас, нам лучше забыть о сеансе сегодня вечером, потому что я не буду его устраивать.

Абрахам приоткрыл было рот, но опять закрыл с безнадёжным видом, так ничего и не ответив. Он отвернулся.

Девушка обошла вокруг брата и встала прямо перед ним:

— Послушай-ка меня. Либо мы поговорим об этом и найдём разгадку, либо откажемся от всего этого дела. Больше не будет никаких сеансов для джентри. Оставим это и снова сменим имена, и, может быть, опять наймёмся слугами в какой-нибудь дом, как два года назад… если только сможем получить рекомендации.

Лицо её брата затуманилось от каких-то сильных переживаний, но тем не менее он продолжал молчать.

— Эйб, ты помнишь, каково было в услужении? Я-то помню — оч-чень хорошо!

Описав небольшой круг, как загнанное животное, Абрахам принялся расхаживать в высокой некошеной траве, царапая свои дорогие сапоги. Виду него был бесконечно несчастный.

Но Сара не позволяла ему отворачиваться.

— Если мы не поговорим сейчас, Эйб, тебе бы лучше снова начать готовиться в слуги. Будешь мыть ночные горшки и жить в чулане. Поскольку то, что случилось восемь дней назад, напугало меня, парень. Я знаю, что ты тоже испугался. Но если мы поговорим об этом, то, быть может, нам удастся придумать, как из этого выпутаться.

Несмотря на молчание, Сара, которая хорошо знала своего брата, поняла, что теперь он слушает. Она понизила голос и продолжила доверительным тоном:

— Давай просто вспомним, что случилось в прошлый раз, милый. Ты ведь сделаешь это для меня, ладно?

Эйб чуть заметно кивнул.

— Хорошо. Мы сидели с этой старухой — с миссис Алтамонт. Поначалу всё шло нормально, как и всегда у нас. Так?

Снова кивок.

— Потом ты впал в транс…

Абрахам поморщился, словно это воспоминание было мучительным. Он прошептал:

— Я почти ничего не помню из того, что случилось после этого. И мне в самом деле не хочется это знать.

— Не стоит от меня отмахиваться, Эйб. Я знаю, ты только делаешь вид, будто ничего не помнишь, потому что сейчас расстроен. Повторяю тебе, что мы должны поговорить об этом, прежде чем попытаемся устроить ещё один сеанс. А ведь он у нас назначен на сегодняшний вечер.

Итак, ты сказал мне, что на этот раз, как уже бывало, ты впал в транс по-настоящему. Ушёл в себя. Так?

Абрахам пробормотал что-то нечленораздельное.

— Что-что?

— Я сказал, что начал видеть всякое.

Приблизившись к брату, Сара обняла его и приласкала, чтобы успокоить, и продолжила задавать вопросы.

Она припомнила предварительные эффекты, с которых начала последний сеанс — постукивания, доносившиеся из-под стола, верчение стола якобы без видимых причин. Добавила также несколько нелестных замечаний в адрес хозяйки дома, миссис Алтамонт.

— Ты слушаешь меня, Эйб?

— Да, слушаю.

— Мы всё это проделали, и всё шло хорошо, а потом случилось это, верно?

Абрахам медленно кивнул. Теперь он с надеждой смотрел на сестру, словно ожидая, что она всё объяснит.

Сара вздохнула:

— А случилось вот что: в комнату откуда-то вошла женщина — девушка, да?

— Да.

— Это была не я. Она была в белом и двигалась по комнате. Тебе это известно?

— Да.

— А двери комнаты оставались закрытыми, и окна тоже, насколько я помню. Хотя было темно, я её ясно видела. И слышала, как она говорит. И ты тоже её видел.

— Да, — еле слышным шёпотом ответил он.

— Ну вот, я так и думала, что ты видел. И старуха тоже её видела, она отпустила наши с тобой руки, вскочила, побежала и вцепилась в ту, которая вошла, помнишь? И всё плакала и вопила: «Луиза, Луиза». Она ни минуты не сомневалась в тот вечер и по сей день думает, что это действительно была её дочь. Старуха убеждена, что мы вызвали с того света её дочь.

Абрахам пробормотал:

— Мы вызвали…

— Что ты сказал? Ну же, парень, говори.

— Мы действительно вызвали… что-то такое в прошлый раз, — сокрушённо произнёс Абрахам шёпотом. — В самом деле. Может быть, это и была та девушка — Луиза.

— Не морочь мне голову! — спокойно возразила Сара презрительным тоном — она была непоколебима в своём неверии. — Ни один из нас не видит никаких призраков!

Умоляющие глаза Абрахама наконец-то прямо взглянули на сестру, и он с затравленным видом беззвучно спросил пересохшими губами:

— Тогда кто же?..

Она погладила его по руке:

— Да, кто же? И почему она была там? Вот о чём мы должны поразмыслить и найти ответ. Я не знаю, кто это был! И как она вошла и вышла! Единственное, в чём я уверена, — это была девушка, настоящая девушка. Она вошла в чём-то белом, что-то вроде ночной сорочки.

— Да. — Абрахам всё ещё отчаянно цеплялся за надежду, но она ускользала. — Похоже, её похоронили в этом белом одеянии.

— Хватит об этом, я сказала! — Сара напряжённо размышляла, нахмурившись, и от этого её хорошенькое лицо подурнело. — Сначала я подумала, что кто-то сыграл шутку с нами. Но это было не так. Во всяком случае, старуха тут ни при чём. Она-то приняла эту девушку за свою дочь на самом деле и ничего не разыгрывала. Обнимала её и целовала…™ меня слушаешь?

— Что же ты думаешь? — Голос Эйба вдруг зазвучал гораздо громче и решительнее.

Сара с облегчением вздохнула: похоже, он приходит в себя.

— Ты ясно её видел? Ты бы узнал её снова?

— Конечно, я её ясно видел. Сначала с закрытыми глазами. Потом…

Внезапно Эйб замолчал и отвернулся от Сары, глядя на склеп, в котором была погребена Луиза Алтамонт рядом со своими предками. Минуту спустя он сжал руку сестры, воскликнув:

— Тс-с! Здесь кто-то есть…

Поперхнувшись словами, которые собиралась произнести, Сара повернулась, думая вновь увидеть девушку в белом — она была готова к новому розыгрышу. Но её ожидал сюрприз. В каких-нибудь десяти футах от неё, на углу склепа Алтамонтов, стоял высокий рыжебородый мужчина с бледным лицом. На вид ему было лет тридцать пять-сорок. По-видимому, он неслышно обогнул склеп сзади. Вновь прибывший был со вкусом, элегантно одет в стиле джентльмена эпохи короля Эдуарда VII; правда, с его изысканным туалетом не сочеталась широкополая шляпа. Казалось, он хочет защититься от дневного света, хотя в тот день он был неярким.

Мужчина смотрел скорее не на Керкалди, а мимо них. Выражение его лица было отсутствующим, но в то же время таило угрозу. Незнакомец возник неслышно, как привидение. С того места возле старой каменной стены, увитой плющом, где он сейчас стоял, да и из-за угла можно было многое услышать.

В наступившей тишине громко жужжали насекомые, в этом звуке было что-то сонное и вместе с тем злобное. А ещё сюда доносился плеск Шейда: вода журчала на мелководье, набегая на каменистый берег, за стеной из зелени.

Пытаясь превозмочь подступавшую дурноту, Сара сочла за лучшее завязать разговор. Годы, проведённые в услужении, взяли своё: она присела в реверансе.

— Добрый день сэр, — смиренным тоном поздоровалась она.

— Добрый день. — У незнакомца был глубокий голос, и он говорил по-английски с каким-то иностранным акцентом, который Сара не смогла сразу определить. — Почему вы здесь находитесь? — Вопрос прозвучал резко и властно. Очевидно, это был какой-то родственник, о котором ей ещё не сказали.

Запинаясь, Сара попыталась как-то объяснить, почему они с братом пришли на фамильное кладбище. Маскируя свои повадки служанки, она заговорила светским тоном о том, как интересны замысловатые узоры, высеченные на камне некоторых памятников, и как хороша заброшенная полуразрушенная церковь, стоящая на небольшом холме. Указывая на церковь, она взмахнула блокнотом.

Затем она представилась сама и представила Абрахама.

Их имена, судя по всему, ничего не говорили этому рыжеволосому человеку, и пока что было непонятно, принял ли он неубедительное объяснение Сары относительно их присутствия на кладбище.

— Вы можете называть меня мистер Грегори, — сказал он и замолчал, видимо ожидая, чтобы она так и сделала.

Интересно, подумала Сара, Грегори — это имя или фамилия? Но она не стала уточнять, а только вновь присела в реверансе. «Значит, мистер Грегори», — пробормотала она. Между тем Абрахам стоял молча, словно пригвождённый к месту, и, увидев, в каком он ужасе, Сара почувствовала, что напугана сама.

Грегори, который никуда не спешил, стоял, заложив руки за спину и глядя в упор на Керкалди. В его взгляде читалось, что он считает их просто лакеями, которые зачем-то ему нужны и которых он вынужден использовать вопреки своей воле. Потом у Сары возникло впечатление, будто то, о чём он так упорно размышляет, приводит его в ярость. И она в душе прочитала благодарственную молитву за то, что эта ярость, кажется, не направлена против неё или Эйба.

Наконец незнакомец заявил:

— На прошлой неделе вы двое провели спиритический сеанс в том доме. — Он слегка кивнул в сторону дома Алтамонтов, скрытого парком и садами поместья.

— Да, мистер Грегори, мы имели такую честь. — Саре пришлось приложить большое усилие, чтобы не добавить «сэр» и не начать лебезить. Девушка мысленно повторила тайную клятву, которую дала себе два года тому назад: она больше не будет служанкой, больше никогда! Ни за что не будет!

Грегори, похоже, не замечал чувств двух молодых людей, стоявших перед ним.

— Я слышал, как вы только что говорили своему брату о девушке в белом, которая появилась на вашем последнем сеансе. О, это действительно была Луиза Алтамонт, уверяю вас. — Он сделал паузу и подождал, словно предлагая им прокомментировать его заявление.

Сара открыла было рот, чтобы ответить и, возможно, даже поспорить, но не проронила ни слова.

Незнакомец продолжал:

— Но она явилась из могилы не потому, что вы её вызвали, нет. — Эта нелепая мысль так позабавила его, что он усмехнулся, показав белые острые зубы. — Нет, это я попросил мисс Алтамонт прийти в ту ночь, и это я послал её к вам в дом. — Он опять сделал паузу, как будто ожидая вопросов или возражений. Но его собеседники молчали, и он снова заговорил:

— Правда, ей было недалеко идти от её нового жилища, — тут он похлопал по мраморной стене, у которой стоял, — в тот дом, где она обитала при жизни. — И мужчина снова указал в сторону дома, находившегося в полумиле от кладбища. Затем он оперся рукой на надгробный камень. — Теперь вы понимаете? — Он взглянул на потрясённые лица своих слушателей и, по-видимому, остался доволен произведённым эффектом. — Впрочем, вам не обязательно понимать.

Затем Грегори достал из кармана два золотых соверена и с таким высокомерным видом бросил их на траву, к ногам своих собеседников, словно швырнул два пенса уличному подметальщику. При виде золота Сара невольно затаила дыхание, но ни она, ни Абрахам не подобрали деньги. Ещё не время.

Рыжеволосый незнакомец осведомился:

— Когда у вас будет сеанс с этой Алтамонт? Конечно, она станет требовать нового свидания со своей дочерью. Каковы ваши планы?

Эйб и Сара переглянулись.

— Она, конечно, жаждет снова увидеть свою маленькую девочку? — В тоне Грегори сквозила насмешка. Он держался надменно, и его неукротимая ярость была весьма заметна. — Луиза сказала мне, что её первый визит произвёл сильное впечатление на дорогую матушку. Дорогая матушка была так взволнована, что это помешало Луизе в прошлый раз успешно обсудить деловой вопрос. Впрочем, этого и следовало ожидать. Однако в следующий раз Луиза будет настойчивой. Нужно обсудить вопрос о некой похищенной собственности — один старый должок с процентами, которые надо взыскать. Когда у вас следующий сеанс с этой старой дурой?

— Сегодня вечером. — Эти слова словно вытащили силой из уст Сары. Она пыталась сопротивляться незнакомцу, но борьба с ним явно была безнадёжной. И всё же необходимо узнать одну важную вещь. — Но послушайте…

— Да?

— Её дочь Луиза мертва.

Грегори долго сверлил её взглядом, так что Сара начала опасаться, как бы не упасть в обморок. Сначала он с мрачным видом злобно смотрел на неё, затем так развеселился, что даже не мог вымолвить ни слова.

Он снова заговорил, на этот раз мягким тоном.

— Вам ни к чему беспокоиться по поводу того, в какой степени мертва мисс Луиза. Понятно?

— Да, — прошептал Абрахам.

— Да, — повторила за братом Сара, хотя, по правде говоря, она была далека от понимания.

— Вам незачем беспокоиться о том, где живёт мисс Луиза, в этом мире или в загробном, если только она придёт к вам, когда вы её вызовете. А она придёт! Вас не должно также беспокоить, где мисс Луиза спит, во что одета и каким образом приходит и уходит. Или какого рода пища ей теперь нужна… — Зелёные глаза Грегори сверкнули. — Вам нужно обратить внимание только на то, что она потребует от своей семьи. Ваша задача — помочь Луизе заставить её дорогих родственничков сделать определённую вещь, вам ясно? Вы должны убедить мистера и миссис Алтамонт, что необходимо выполнить любое желание, которое их вернувшаяся дочь выразит во время сеанса, — вы поняли?

— Да, сэр, — сказала Сара на этот раз.

Грегори перевёл яростный взгляд на Абрахама, который от этого окончательно струсил.

— Да, сэр, — сказал Эйб, и эти слова, казалось, вырвала у него какая-то невидимая сила.

Мистер Грегори медленно кивнул. Убедившись, что полностью подчинил брата и сестру, он позволил себе немного расслабиться.

— А кто ещё, — осведомился он, — собирается быть сегодня вечером в тёмной комнате вместе с вами, когда придёт Луиза?

Сара сделала глубокий вдох. Назвался груздем, полезай в кузов, сказала она себе. Какую бы цель ни преследовал мистер Грегори в этой игре с духами и спиритическими сеансами, они с Эйбом тоже участвуют в этой игре, и им нужно быть на стороне Грегори, а не выступать против него. К тому же упоминание о собственности и процентах, которые надо взыскать, подогрели неуёмную алчность, поселившуюся в её душе, когда она жила в бедности.

Девушка ответила:

— Мистер Алтамонт. Говорит, что теперь хочет взглянуть на всё это непредвзято.

— Превосходно. Итак, теперь глава семьи — другой Эмброуз. Ключи от всего семейного богатства у него в руках.

Внезапно Грегори замолчал. У Сары возникло странное ощущение, что в то время, как этот человек пристально на неё смотрит, мысли его унеслись далеко.

Молчание затянулось. Насекомые жужжали, а маленькая речушка тихо журчала по камням и топляку. Рыжеволосый человек рассеянно поднял руку и потёр затылок под широкими полями шляпы.

Потом он внезапно вернулся оттуда, где только что пребывал в мыслях, и грозно взглянул на Керкалди, как в самом начале знакомства.

Словно и не было затянувшейся паузы, он продолжил:

— Несомненно, жена Алтамонта сообщила нынешнему дражайшему Эмброузу интересные сведения о гостье, которую она принимала на прошлой неделе. Само собой разумеется, у главы семейства возникли собственные идеи на этот счёт. А кто ещё там будет?

— Послушайте, сэр, — откашлявшись, попробовала гнуть свою линию Сара. — Если мы с Абрахамом должны снова устроить сеанс сегодня вечером…

— Да, вы сделаете именно это, как я только что вам сказал. Почему бы и нет?

— …так вот, тогда мы должны знать, что это такое…

— Вам только что сказали всё, что вы должны знать. Проводите ваш сеанс. Убедите стариков, что им нужно выполнить всё, что скажет их дочь о сокровищах. Делайте, что говорят, и вам хорошо заплатят. Но если вы рассердите меня, то умрёте ужасной смертью.

Эта угроза была произнесена отчётливо, но без всякого выражения. Почему-то именно из-за безразличного тона она прозвучала особенно убедительно.

Зеленоглазый незнакомец нарушил молчание:

— Вы не ответили на мой вопрос. Я не потерплю такой наглости. Кто ещё будет вместе с вами сегодня вечером?

— Я слышала, сэр, что придёт мистер Мартин Армстронг. Это тот американский джентльмен, который был обручён с мисс Луизой и должен был на ней жениться.

Эти сведения были встречены кивком и, вероятно, не вызвали удивления.

— Кто-нибудь ещё?

— Миссис Алтамонт сегодня сказала, что ещё два человека очень интересуются сеансом. Эти джентльмены — друзья её мужа, они приедут из Лондона.

— Вам известны их имена?

— Она их не назвала. Сказала, что благодаря этим джентльменам её муж изменил мнение насчёт сеанса.

— Так, ясно. Наверно, тоже спириты. Мы могли бы предпринять шаги, чтобы отбить им охоту, но, несомненно, это не имеет никакого значения. — И при этих словах мистер Грегори снова умолк, уставившись в пространство над головой Сары. Он задумчиво кивнул, и снова у неё сложилось впечатление, что этот человек, внушавший страх, сейчас где-то далеко, и его ненависть — слава Богу! — не направлена на них с Абрахамом.

Грегори снова поднял бледную руку и потёр затылок, словно у него там болело. Он склонил голову набок, чтобы снять напряжение мускулов. Затем добавил полушёпотом, как бы завершая невысказанную мысль:

— Это будет важно для Григория Ефимовича.

— Простите, сэр? Для кого?

Рыжеволосый человек не расслышал вопроса. Он по-прежнему смотрел в никуда.

Абрахам вдруг наклонился и, подняв с земли две золотые монеты, положил себе в карман.

Грегори, казалось, этого не заметил.

Он снова принялся сверлить взглядом Сару, отрывисто произнося приказы:

— Сегодня вечером вы будете следовать своему плану — в точности так, как я вам сказал. И никому не скажете ни обо мне, ни о нашей встрече на кладбище.

Сначала Сара, затем Абрахам что-то промямлили, подтверждая, что поняли приказы.

Глаза Грегори теперь были ясными, а взгляд сосредоточенным. Он снова вынул из кармана золотые и бросил юной парочке. Сара проворно поймала одну монету на лету.

Грегори продолжал:

— Уверяю вас, что Луиза придёт туда сегодня вечером. Если вы посулите матери, что явится её покойная дочь, она даст вам в награду ещё золота. — Он сделал паузу, ожидая ответа.

Его собеседники обещали повиноваться.

Грегори отдал ещё кое-какие распоряжения. Он хотел встретиться с Керкалди на этом же месте ровно в полночь. Если он не появится в назначенное время, то оставит им сообщение — Грегори показал, где именно: в трещине между раскрошившимися камнями склепа Алтамонтов.

Рёв автомобиля Мартина Армстронга, который доставил Холмса и Уотсона со станции в Норбертон-Хаус, слабо донёсся с дороги, но ни один из троих людей, находившихся в этот час на кладбище, не обратил на него ни малейшего внимания.

А теперь снова предоставим слово Уотсону.

ГЛАВА 4

Когда мы прибыли в Норбертон-Хаус, нас с Холмсом приветствовали, назвав наши настоящие имена.

Хотя согласно первоначальному плану мы должны были прибыть инкогнито, Холмс по размышлении решил, что поскольку он широко известен, то, вполне вероятно, его могут узнать. Правда, мы оба могли изменить внешность, но у маскировки есть свои недостатки.

— В целом, Уотсон, — прошептал мой друг, улучив минуту, когда мы остались наедине, — чем проще план, тем лучше.

— Я готов легко согласиться с этим.

— К тому же имеет смысл говорить правду, когда есть такая возможность. Мистер Алтамонт должен просто сказать жене, что мы, известные сыщики, непредвзято относимся к спиритическим сеансам и убедили его быть терпимым. Это близко к правде, так что наша совесть будет чиста.

При входе в дом нас приветливо встретила Маделина Алтамонт — изящная светловолосая леди примерно одних лет с мужем. Её фигура всё ещё была стройной, а лицо сохранило следы былой красоты. Судя по всему, в молодости она была очень хороша.

На миссис Алтамонт было нарядное белое платье, и от неё веяло самой весной. Она с улыбкой пояснила, что прервала траур. На двери дома действительно не было венка с чёрными лентами, и почти в каждой комнате стояли живые цветы.

В тот час, когда мы приехали, сам Алтамонт был по делам в городе. Когда он появился, мы увидели, что он снял траурную повязку.

Слуги тоже не соблюдали траур. Купер, дворецкий, проводил нас в отведённые нам комнаты на втором этаже, по соседству с Мартином Армстронгом.

— Ваша хозяйка кажется очень жизнерадостной, Купер, — заметил мой друг, когда мы вслед за дворецким поднимались по лестнице. Это была осторожная попытка выяснить отношение слуг к событиям в доме.

— Да, сэр. — Купер с нашими саквояжами в руках остановился на лестнице и внимательно взглянул на нас. — Мы можем лишь надеяться, что так будет и дальше, сэр, и что не возникнет нового повода для горя и разочарования.

— Аминь, — тихо произнёс Холмс, и мы пока оставили эту тему.

На мой вопрос, заданный, когда мы приближались к верхней площадке лестницы, дворецкий ответил более бодро. Этот вопрос касался истории семьи, которую мы с Холмсом тщательно изучили на прошлой неделе. Алтамонты жили в этом доме по крайней мере с начала восемнадцатого века — ещё до того, как там появился предок и тёзка нашего клиента, некий Эмброуз Алтамонт. Говорили, что он умер в Лондоне насильственной смертью в 1765 году при загадочных обстоятельствах.

После этого поместье перешло к его брату Питеру. В ходе исследования мы выяснили, что слухи о фамильных сокровищах возникли примерно в то время.

Как это часто бывает в старинных домах, которые семья занимает на протяжении столетий, на лестнице висели фамильные портреты. Отвечая на мой вопрос, Купер подтвердил, что на одном из них, находившемся у верхней площадки, действительно изображён тот самый Эмброуз Алтамонт, который умер в 1765 году. Рядом висел портрет Питера Алтамонта, унаследовавшего после него имение. Сходство между братьями было очень заметно.

Как только нас покинул дворецкий, Холмс поделился со мной своей тревогой за миссис Алтамонт:

— Мы можем быть уверены в одном, Уотсон: шарлатаны ли эти медиумы, как полагает её муж, или истинное объяснение окажется куда более эксцентричным, её нынешняя эйфория держится на ложной основе и продлится недолго.

При данных обстоятельствах у меня возникло смутное чувство вины: ведь я обманывал несчастную леди, выказывая притворный энтузиазм по поводу предстоящего сеанса. Но я успокаивал себя мыслью, что делаю всё это для её же блага.

Холмса по-прежнему очень интересовала гребная шлюпка, в которой плавали молодые люди, и после того, как мы устроились в своих комнатах, Армстронг повёл нас её осматривать. Мы прошли через сад за домом по тропинке, которая заканчивалась каменными ступенями, сделанными в мягком склоне. Спустившись по этой тропинке, петлявшей среди кустарников и высоких цветов, мы очутились на маленькой пристани, где у реки стоял лодочный сарай. Американец показал нам лодку. Эта маленькая шлюпка, выкрашенная в серый цвет, была положена вверх днищем на деревянные колоды в тени высоких вязов, её поместили туда на следующий день после трагедии. Армстронг сообщил нам, что лодку несколько раз обследовали на предмет повреждений, но ничего не нашли.

Холмс достал лупу и с четверть часа тщательно изучал лодку вдоль и поперёк, после чего объявил, что обнаружил небольшие царапины на серой краске и на деревянных планширах, у носа.

— Отметины есть на обеих сторонах, и они почти симметричны. Конечно, нет никаких доказательств, что они появились во время трагедии.

По-видимому, на Армстронга произвело сильное впечатление открытие Холмса, но молодой человек пока что воздержался от комментариев.

Я полагал, что Холмс собирается расспросить его, но ему помешали: в этот момент мы заметили, что со стороны дома по ступеням спускается светловолосая девушка лет семнадцати-восемнадцати. Мартин Армстронг представил нас Ребекке Алтамонт, которая, в отличие от своей матери, по-прежнему носила траур.

Ребекка очень походила на мать, а позднее мы услышали от нескольких человек, что Луиза тоже имела сильное сходство с матерью. Все три женщины были стройные и белокурые.

Когда в ходе нашей беседы Холмс спросил мисс Алтамонт, будет ли она сегодня вечером присутствовать на сеансе, она ответила утвердительно. И тем не менее чувствовалось, что эта перспектива не вызывает у неё радости — просто она была исполнена решимости выполнить неприятный долг.

Ребекка на первых порах довольно сдержанно высказывалась о спиритических сеансах и задала несколько вопросов с очевидной целью выяснить, действительно ли мы с Холмсом — спириты. Судя по всему, она почувствовала некоторое облегчение, когда мы сказали, что всего лишь без предубеждения относимся к этому вопросу.

Когда девушку спросили, каково её собственное мнение на этот счёт, она не без вызова заявила, что согласна со своим отцом и с Мартином: эти спиритические сеансы, скорее всего, мошенничество. Однако у меня сложилось впечатление, что её главная забота не столько изобличить медиумов, сколько оградить свою мать от дальнейших бед и защитить фамильное состояние.

Ребекка Алтамонт бросила на роковую шлюпку взгляд, полный отвращения, и отвернулась от неё. Я посмотрел на Холмса, но он не стал упоминать при девушке, что обнаружил необычные отметины.

Холмсу хотелось услышать от мисс Алтамонт её версию гибели сестры.

Сказав, что она устала обсуждать эту тему, девушка изложила свой взгляд на случившееся. В основном её рассказ подтверждал слова Армстронга. Она находилась на корме шлюпки вместе с сестрой, лицом к молодому человеку, который сидел на вёслах в средней части шлюпки.

— Затем, мистер Холмс, мы испытали ужасное потрясение.

— Как если бы лодка вдруг столкнулась с затонувшим бревном?

— Нет, ничего похожего! — Девушка покачала головой. — Это предположение не раз высказывалось на дознании, но оно неверно. То, что случилось, было больше похоже на… в общем, как будто какое-то огромное существо поднырнуло под нос лодки, и он частично поднялся из воды.

— Армстронг, — вмешался я, — упомянул о морском чудовище. Конечно, это была просто фантазия.

— Я знаю, — ответила Ребекка, мрачно глядя на меня из-под полей летней шляпы. — А затем лодку как будто схватили и завертели, и ни Мартин, ни я не можем это объяснить. Единственное наше предположение кажется фантастичным, я это знаю, но не могу придумать, как точнее описать произошедшее. — И мисс Алтамонт с надеждой устремила свой взор на нас с Холмсом.

Этот рассказ, хотя и довольно странный, совпадал с версией событий, изложенной Армстронгом, а судя по царапинам, лодку действительно схватили с чудовищной силой. Однако мой друг пока не стал развивать эту тему.

Вскоре после возвращения в дом мы встретились с медиумами, и оказалось, что Керкалди так же интересуются нами, как мы — ими.

Миссис Алтамонт относилась к Керкалди, как любящая тётка или даже мать, которая души не чает в своих чадах. Она требовала, чтобы слуги и домочадцы обращались с ними, как с почётными гостями. Хозяйка дома настаивала на своём в этом вопросе, как и во многом другом. Лично я считал, что у некоторых слуг другое мнение насчёт того, какого обращения заслуживают медиумы, более близкое к мнению её мужа.

Тёмноволосой Саре, довольно полной и хлопотливой, было двадцать с небольшим. Она явно была более напористой из этой парочки — практичная молодая женщина, весьма деловая. Одевалась она просто, но не дёшево. Её брат Абрахам был лет на пять младше. Этот высокий хрупкий юноша болезненного вида, очевидно, меньше, чем сестра, заботился о собственной внешности. У него были мягкие каштановые волосы и карие глаза, а усы только начали пробиваться. Сестра то сюсюкала с ним, то строго его одёргивала. По-видимому, она была искренне убеждена, что её брат обладает даром медиума.

Вообще-то был один момент за обедом, когда я подумал, что Абрахам сейчас впадёт в транс; он уставился в пространство, не замечая, как с ложки у него в руке капает суп. Мне даже показалось, что из уголка его рта течёт слюна. Уж не страдает ли этот юноша лёгкой формой эпилепсии?

К концу обеда Ребекка Алтамонт, которую, возможно, тревожили планы на вечер, высказала предположение, что сеанс может пройти более успешно, если отложить его на сутки. А если назначить на определённую дату в будущем, успех будет гарантирован.

Она добавила с печалью в голосе:

— В этот день Луизе исполнилось бы двадцать лет.

Сара ласково взглянула на Ребекку:

— Какое значение имеют дни рождения на этом свете? Только день смерти — истинный день рождения.

Миссис Алтамонт пришла в восторг:

— Моя дорогая, как прекрасно вы это выразили! Благодарю вас. Давайте устроим сеанс сегодня вечером.

И беседа за столом перешла на безобидные будничные темы. Так продолжалось несколько минут.

Я делал всё от меня зависящее, чтобы поддерживать светскую беседу и при этом не упустить из виду признаков мошенничества.

Довольно скоро застольная беседа вновь коснулась спиритических сеансов. Керкалди в общих чертах поведали о своих успехах, правда без имён и дат, но им не хотелось распространяться о своём прошлом. Они сироты и, поскольку история их семьи — болезненная тема, просят их уволить от её обсуждения.

Был поднят вопрос о материализации, и Мартин Армстронг спросил Сару Керкалди, зачем нужна темнота во время сеансов.

Она, мило улыбнувшись американцу, выдала готовый ответ:

— Темнота при материализации необходима так же, как при создании всех структур животного и растительного происхождения: первые созревают в тёмной матке животного, а последние — во мраке почвы.

Армстронг не сдавался:

— Там, где есть необходимость создавать феномен подобным образом, всегда найдётся лазейка для мошенничества.

Улыбка Сары не угасла.

— Я не сомневаюсь, сэр, что мы все можем положиться на вас и на этих джентльменов из Лондона: благодаря вам ничего подобного не произойдёт.

Этот ответ восхитил миссис Алтамонт, и она разразилась аплодисментами. Очевидно, эта леди ещё до гибели Луизы с энтузиазмом относилась к спиритизму: она сказала, что присутствовала на нескольких сеансах в домах у знакомых. И когда случилась трагедия в её собственном доме, эта леди созрела для того, чтобы принять «помощь». Сильным аргументом против возможности обмана на сеансе, на котором мы собирались присутствовать, был вопрос: если какая-то сообщница медиумов собирается сыграть роль Луизы, то где же она сейчас прячется?

Эмброуз Алтамонт присоединился к нам перед трапезой. Отобедав, наш хозяин, дабы помочь нам с Холмсом найти ответ на этот вопрос, вызвался провести для нас двоих небольшую экскурсию по дому и близлежащему участку под тем предлогом, что якобы хочет показать нам сад.

Мы втроём не торопясь обогнули дом. К счастью, тут не держали собак, так как старшие Алтамонты их не жаловали, а у Эмброуза к тому же была на них аллергия. Мне подумалось, что отсутствие собак облегчит дело как для мошенников, так и для сыщиков.

Холмс воспользовался возможностью спросить, какие комнаты находятся прямо над гостиной, в которой будет проводиться сеанс. Две спальни, ответил хозяин, но в той части дома нет прямого сообщения между этажами.

В ходе этой экскурсии Эмброуз Алтамонт предложил обыскать дом и участок, пока ещё не совсем стемнело: а вдруг удастся обнаружить обман, прежде чем мошенники начнут действовать? Хозяин дома заверил нас, что у него есть пара надёжных слуг, готовых выполнить эту задачу.

Холмс высказал мнение, что такой обыск вряд ли что-то даст.

Когда мы вернулись в дом, миссис Алтамонт в моём присутствии огорчённо заметила, что сегодня Керкалди сами на себя не похожи.

— Мне кажется, что эта молодая женщина в грязь лицом не ударила, отвечая на вопросы.

— Это так, доктор Уотсон, но я знаю её лучше, чем вы, и нахожу, что у Сары изнурённый вид, словно сегодня днём у неё возникла какая-то новая проблема. Однако она это отрицает.

— Полагаю, тут дело в нашем с мистером Холмсом присутствии.

— Она говорит, что нет. О, я от всей души надеюсь, что переутомление не навредит бедной девочке.

Я сказал, что считаю это маловероятным. И тем не менее мне тоже показалось, что брат и сестра выглядят усталыми.

Сара невыразительным голосом предупредила, что, возможно, на сегодняшнем сеансе никто не материализуется. И добавила, что такой отрицательный результат часто бывает следствием неблагоприятных условий.

Лично я готов был предположить, что Керкалди не хотят проводить сеанс в присутствии сыщиков, то есть нас с Холмсом, однако мой друг не был в этом уверен.

По крайней мере, пока что сегодняшний сеанс не был отменён. Но я не мог отделаться от чувства, что, если бы эти два медиума ни от кого не зависели, они бы предпочли отложить его.

Миссис Алтамонт в беседе сообщила мне, что в 1882 году в Англии было учреждено ОПИ — Общество психических исследований. Его цель — проводить объективные исследования, а не просто давать утешение с помощью спиритизма.

Как позже объяснил мне Холмс, энтузиасты месмеризма и те, кто его практикует (некоторые медики предпочитают употреблять слово «гипноз»), далеки от того, чтобы поддерживать ОПИ, поскольку считают постукивания духов и верчение столов мошенничеством или глупостью.

Я заметил, что Холмс, наверно, с 1897 года много занимался этой темой. Он возразил, что стал изучать данный предмет значительно раньше:

— Два года, проведённые в Тибете, не прошли даром, Уотсон.

— Вы никогда не рассказывали мне в подробностях, что произошло в то время.

— Ваше отношение к данному предмету было весьма сдержанным, старина. Но когда мы столкнулись с необычными проблемами в тысяча восемьсот девяносто седьмом году, я понял, что те два года не были потрачены впустую.

Когда начались долгие летние сумерки и близился час нашей запланированной встречи с призраками, в доме и на улице стало ещё более знойно и душно. Дождь так и не пошёл, хотя собирался. Мать Луизы, горя от нетерпения начать сеанс, упрашивала медиумов, не проявлявших ни малейшего рвения, снова вызвать её дочь.

Когда миссис Алтамонт всплакнула, вспомнив о Луизе, Сара сказала ей:

— Как мы знаем, завеса очень тонкая, и вы должны утешаться мыслью, что ваша дочь совсем рядом.

И вдруг Абрахам проявил крайнее нежелание проводить сеанс. Он выглядел совсем разбитым и больным. Я услышал, как он тихо предложил сестре отказаться от их плана и немедленно покинуть этот дом.

У Сары ушло несколько минут на спор с Абрахамом. Она всячески умасливала его, уговаривая продолжать.

Я старался не показывать вида, что слушаю. Её последнее замечание, по-видимому, решило исход дела:

— Вспомни о ночных горшках и грязных сапогах!

ГЛАВА 5

Сеанс был назначен на одиннадцать часов, но задолго до этого мы заметили возрастающее нетерпение хозяйки, которая хоть и вежливо, но настойчиво подгоняла нас, и собрались в библиотеке.

Я впервые оказался в комнате, где должен был состояться спиритический сеанс, и осматривал её очень внимательно. Интересно, не собираются ли Керкалди использовать хитрую деревянную конструкцию, которая носит название «шкаф духов»? Я слышал о таких устройствах и знал, что их любят некоторые медиумы. Другие спириты просто завешивали угол комнаты простынёй или одеялом, таким образом достигая той же цели — концентрации «силы духов».

Когда я заговорил об отсутствии подобного устройства, миссис Алтамонт сказала, что ей приходилось видеть, как им пользуются другие, затем добавила — как мне показалось, с гордостью, — что Керкалди могут и без этого легко перебрасывать мостик в потусторонний мир.

Тем не менее я не исключал возможности обмана и был всё время начеку. По моему мнению, за панелями из старого дуба, которыми были обшиты стены, и за встроенными книжными шкафами легко можно было скрыть потайную дверь. Сначала я подумывал о том, чтобы тщательно это проверить, но потом решил, что, будь в доме Алтамонта нечто подобное, он бы, разумеется, об этом знал.

Как в большинстве домов, библиотека здесь находилась на первом этаже. Она сообщалась с остальной частью дома через две двери. В одну из них мы вошли сюда из главного зала, другая же, в противоположной стене библиотеки, выходила в узкий коридор, который вёл в кухню и помещение для слуг.

Послышались отдалённые раскаты грома, когда мы расселись за массивным круглым столом из тёмного дерева, стоявшим в центре комнаты. Между тем слуги, выполняя приказ хозяйки, закрывали все окна и задёргивали тяжёлые плотные портьеры. Включили электрическую люстру: предметом гордости владельцев Норбертон-Хаус была модифицированная система «Сван» для генерирования тока, восходящая к 1880-м годам. Однако в углах комнаты было темно, и я начал ощущать, что атмосфера в библиотеке гнетущая.

Два больших старинных зеркала, одно в золотой, второе в серебряной раме, висевшие на восточной стене, теперь были очень слабо освещены. В этой комнате, находившейся в юго-западной части дома, наверно, было очень светло в солнечный день благодаря множеству окон. В южной стене были три стеклянные двери почти до самого потолка, выходившие на узкую террасу. За стеклом я увидел сад, по которому Алтамонт водил нас с Холмсом.

Снова загремел гром, на этот раз ближе.

В комнате было сравнительно немного мебели. Посредине, на большом красном ковре, стоял круглый стол из тёмного дерева, о котором я уже упоминал, за ним поместились все участники сеанса. На мой взгляд, он был таким тяжёлым, что трюки со столоверчением были бы действительно впечатляющими, если бы удались. В центре стола горела свеча из красного воска в старинном серебряном подсвечнике.

Мы с Холмсом уже обсудили, сначала наедине, а потом вместе с Алтамонтом и Армстронгом, самые распространённые трюки, которых следует ожидать в подобной ситуации. В наш список, далеко не полный, была включена заводная музыкальная шкатулка, спрятанная в гитаре призрака. Этот музыкальный инструмент поднимали на чёрном складном шесте из «шкафа духов», и было видно, как он, мерцая, висит в воздухе, в то время как на нём играют, надо полагать, пальцы призрака. К прочим орудиям этого ремесла можно было отнести люминесцентную краску, петли из тёмных ниток, с помощью которых передвигали предметы, и костюмы из белой марли, в сложенном виде занимавшие так мало места, что не составляло труда их спрятать. Существовали также особым образом сконструированные туфли, которые легко соскальзывали и надевались, что давало возможность медиуму манипулировать ногами.

Когда предварительная подготовка была завершена, к удовлетворению Керкалди, слуг выслали из комнаты. Мне показалось, что я заметил, как Купер, дворецкий, обменялся многозначительным взглядом с хозяином дома. Я сильно подозревал, что кое-кто из слуг получил тайные указания от Алтамонта смотреть в оба, чтобы в случае чего схватить и задержать незваного гостя.

Слуг Алтамонта, как я начал понимать, так же резко разделил на два лагеря спиритизм, как и их хозяев, так что некоторые из них невзлюбили медиумов и жаждали обнаружить мошенничество.

По просьбе Сары Керкалди мы с Холмсом убедились, что обе двери, ведущие из комнаты, заперты. Затем мы осмотрели окна и удостоверились, что они плотно закрыты на задвижки.

В затемнённой библиотеке нас собралось восемь человек, и вот-вот должен был начаться сеанс. Помимо нас с Холмсом, здесь находились родители и сестра недавно похороненной девушки, двое Керкалди и Мартин Армстронг.

Холмс уже дал мне, а позже Алтамонту и Армстронгу последние указания. В моём случае это был приказ не пытаться схватить призрака, если только Холмс не сделает это первым.

Поздние сумерки сгустились, и наступление ночи ускорилось из-за тяжёлых туч. К началу одиннадцатого с нашими приготовлениями было покончено.

Керкалди предупредили нас, что во время сеанса нельзя зажигать свет или пытаться дотронуться до какой-нибудь фигуры, которая может появиться. Они сказали, что на то есть серьёзные причины спиритического характера.

Я ожидал, что медиумы рассадят нас за столом по своему усмотрению, но брат и сестра переадресовали этот вопрос хозяйке дома, а Маделина Алтамонт, в качестве жеста доброй воли, предоставила его решение мужу. Он же, в свою очередь, следовал плану, ранее предложенному Шерлоком Холмсом.

Меня посадили лицом к южной стене, напротив трёх стеклянных дверей. Ребекка Алтамонт оказалась справа от меня, за ней — Мартин Армстронг и миссис Алтамонт. Затем, если продолжать против часовой стрелки, рядом со своей женой сидел Эмброуз Алтамонт. Сара Керкалди находилась по правую руку от отца Луизы, который оставался в душе самым решительным скептиком. Дальше — Шерлок Холмс, лицом прямо на запад. Завершал круг сидевший между мной и Холмсом Абрахам Керкалди.

Прежде чем все уселись, Абрахам, вдруг приняв величественный вид, не вязавшийся с его юностью, вцепился в спинку своего стула и заговорил. Его шотландский акцент, обычно не очень заметный, усилился от волнения.

— Леди и джентльмены, я сознаю, что мной владеют определённые силы… — Здесь юноша сделал маленькую паузу и обвёл всех нас по очереди взглядом (полагаю, это был не столько вызов, сколько мольба о поддержке). -…И я рад буду их продемонстрировать сегодня вечером, если получится. Я буду доволен, если вы сможете пролить свет на эти силы. Я ими не управляю — это они используют меня, а не я их.

Я подумал, что это звучит как затверженная речь, но Абрахам произнёс её по-настоящему торжественно.

Мы заняли свои места. Теперь библиотека освещалась единственной свечой, горевшей на столе.

Сара Керкалди с важным видом повернулась ко мне:

— Доктор Уотсон, не будете ли вы так любезны задуть свечу?

Не отпуская руки сидящих рядом, я наклонился и выполнил её просьбу. И сразу же мы оказались в полной темноте, лишь слабый свет проникал в комнату из ночного сада сквозь неплотно задёрнутые тяжёлые портьеры на окнах западной стороны и на стеклянных дверях — на юге.

Прежде чем погасла свеча, я бросил последний взгляд на Керкалди, и мне показалось, что оба напуганы и волнуются сильнее, нежели остальные в этой комнате, за исключением миссис Алтамонт. Рука Абрахама слегка подёргивалась в моей и дрожала.

— Крепко держите круг… сила здесь… — раздался голос Сары, и слева от меня тихо застонал Абрахам.

Я попытался разглядеть его во тьме, но увидел только бледное пятно. Трудно было точно сказать, открыты ли у него глаза. Рука юноши лежала в моей, вялая и сухая, словно он уснул.

Я ожидал, что будут предваряющие эффекты, и теперь мне известно, что Керкалди действительно планировали мошеннические фокусы, но ничего подобного не произошло. Минут пять, а быть может, и дольше царил непроглядный мрак, а потом случилось нечто очень странное, хотя, пожалуй, никто из присутствующих не счёл это совсем уж неожиданным.

Я был абсолютно уверен, что ни на мгновение не выпустил руки соседей, но, несмотря на все наши предосторожности, кто-то вошёл в комнату.

В темноте можно было разглядеть лишь приблизительные контуры, но это была вполне материальная фигура молодой девушки в белом одеянии, ниспадающем свободными складками. Она неподвижно стояла на фоне центральной стеклянной двери. Я сидел как раз напротив, но, когда внезапно появилась эта фигура, не заметил, чтобы приоткрылась какая-нибудь из стеклянных дверей или были сдвинуты портьеры.

Я не мог ясно видеть мать Луизы, сидевшую справа, в трёх шагах от меня, и не знал, повернула ли она голову к вошедшей. Но, судя по подавленному вздоху, она сразу же почувствовала её появление в комнате.

Миссис Алтамонт принялась рыдать от радости, тихо причитая.

За столом начали перешёптываться, зашуршала одежда, руки сидящих резко задёргались, и это передалось по кругу. Ножки стульев заскребли по ковру. Мне показалось, миссис Алтамонт хочет вскочить на ноги, но тут незнакомка повелительным тоном произнесла:

— Не разрывайте круг!

В ту же секунду Ребекка судорожно сжала мою правую руку, и я сделал мысленную заметку, что рука Абрахама, сидевшего слева от меня, так и осталась безжизненной среди всей этой суматохи. Это было странно.

— Кто вы? — резко спросила Сара Керкалди, и в её голосе слышался страх.

Но меня ещё больше напугал тихий ответ:

— Я Луиза. Луиза Алтамонт.

Родители Луизы начали бормотать что-то нечленораздельное. Мартин Армстронг тоже хотел было заговорить, но сразу умолк, так что я не уловил даже первого слова.

Фигура в белом, вероятно принадлежавшая утонувшей девушке, всё ещё стояла у зашторенных стеклянных дверей. Теперь она слегка изменила позу и заговорила тонким голосом, запинаясь, словно в трансе. Казалось, она повторяет урок, заученный наизусть:

— Существует великое зло, которое должно быть исправлено, прежде чем я смогу обрести покой. Украденное сокровище, которое должно быть возвращено, отдано назад…

Неизвестно, чем бы завершилась эта декламация, но девушке не дали закончить. Её слова потонули в громких выкриках Маделины Алтамонт. Несмотря на увещевания Сары Керкалди, мать не могла или не хотела замолчать и прилагала все усилия, чтобы привлечь внимание дочери к своим вопросам.

Эмброуз Алтамонт, занимавший место между своей женой и Сарой, фактически оказался ближе всех к призраку, но сидел к нему спиной. Теперь мистер Алтамонт пытался повернуться к гостье, к которой обращалась с мольбами его жена. Это не совсем ему удалось, так как его справа и слева держали за руки. На фоне стеклянной двери, которая была ближе остальных к западу, я смутно увидел фигуру мужчины, привставшего со стула, и услышал его хриплый крик.

Мгновение спустя отец, вырвав руки у соседей, выпрямился во весь рост и, пошатываясь, направился к фигуре в белом. Как он рассказывал впоследствии, ему удалось коснуться руки Луизы. Он также смог заглянуть ей в лицо и услышать её голос. Быть может, она бормотала что-то связанное с одной тайной, которую знали только старшая дочь и отец.

Алтамонт вновь и вновь твердил её имя. Отца потрясло, что, вопреки всем его убеждениям, это действительно была его дочь, возвращённая благодаря спиритическому чуду.

Когда привидение ответило ему, мне показалось, что голос изменился, став гораздо менее неестественным и механическим.

— Отец, со мной всё в порядке, в самом деле… за исключением того, что я… я не могу… — Девушка добавила ещё что-то, но я не расслышал.

Вскоре после того, как Алтамонт разорвал круг, тот окончательно распался. Я вскочил на ноги, и в ушах у меня зазвучали последние указания Холмса — мы заранее обсудили, что делать в случае возникновения хаоса.

Первым делом мне нужно было просто зажечь электрическую люстру. Я заранее заметил, где находится выключатель, он был на стене слева от меня, у двери, ведущей в коридор. Однако невозможно было выполнить моё намерение в темноте и свалке. Сталкиваясь с другими и натыкаясь на упавшие стулья, я потерял ориентацию и тщетно искал выключатель, шаря по стене.

Ночная тишина нарушилась мужскими и женскими возгласами. Мартин Армстронг, сидевший между Ребеккой и миссис Алтамонт, позже рассказывал, как его потряс невероятный факт: женщина, которую он любил, вовсе не умерла, а стоит живая в одной с ним комнате. Мартин весь подобрался и изготовился к гигантскому прыжку в сторону Луизы. Он был исполнен решимости любой ценой не дать ей исчезнуть…

Посреди всей этой суматохи Абрахам Керкалди выкрикнул:

— Стойте! Я вижу… — Он издал вопль невыразимого ужаса. Но минуту спустя голос медиума зазвенел с новой силой: — Стойте! Среди нас создание ада!

Керкалди прокричал гостю с того света:

— Возвращайся в свою могилу!

Я услышал отчаянный вопль Мартина Армстронга, раздираемого эмоциями, он перекрыл шум в комнате.

А ещё можно было расслышать голос Шерлока Холмса, властный и пронзительный; он призывал к спокойствию и уговаривал присутствующих оставить в покое ту, что явилась к нам. Но, увы, никто ему не внял.

Армстронгу удалось добраться до Луизы, и он попытался удержать её, крича, чтобы зажгли свет. Но с нечеловеческой силой и решимостью, которую Армстронг счёл необъяснимой, гибкая девушка вывернулась из его рук.

К этому времени родители Луизы тоже изо всех сил вцепились в таинственную гостью, словно надеясь отнять у Смерти её добычу.

Голос девушки, звучавший в темноте, разрывал сердце:

— Мама. Отец…

У меня сложилось впечатление, что ожившая девушка бьётся в муках, пытаясь чего-то добиться. Она силилась внушить родителям, что нужно что-то сделать для того, чтобы те, кто недавно ожил, и в частности она, смогли обрести покой. Родители Луизы должны это сделать для её блага.

— Существует древнее зло, которое нужно исправить. — И Луиза — а я всё больше убеждался, что это она, — словно под сильным нажимом без конца повторяла эти слова: — То, что было украдено, нужно вернуть…

И вдруг голос девушки прервался. Она, окружённая теми, кто больше всех любил Луизу Алтамонт при жизни, резко повернулась и вырвалась из их рук.

Все стеклянные двери были закрыты, и всё же она каким-то непостижимым образом, не сдвинув ни одну складку тяжёлой материи, прошла сквозь них и очутилась во дворе.

Минуту спустя портьеры были рывком раздвинуты: Мартин Армстронг погнался за своей возлюбленной, спотыкаясь в темноте, подскочил к стеклянным дверям, но тут его остановили засовы и стекло.

В мучительной надежде повторяя имя любимой, он возился с незнакомым запором, пытаясь открыть дверь, но потерпел неудачу.

Армстронг пробормотал себе под нос ругательство, схватил стул и, размахнувшись, разбил стекло. Потребовался второй удар, чтобы расширить отверстие. Спустя мгновение он уже вырвался на улицу, а за ним последовал и отец Луизы.

Шерлок Холмс, тщетно пытавшийся предотвратить ужасную ошибку и, возможно, надеявшийся воздействовать на девушку как-то иначе, не применяя силу, выбежал за мужчинами наружу. Снова послышался звон разбитого стекла.

Отказавшись от попыток найти выключатель в незнакомой комнате, я через минуту-другую через разбитую стеклянную дверь тоже выбрался за моим другом на террасу. В тот момент я не заметил, что порвал рукав и оцарапал руку о зазубренный край стекла.

На террасе я снова увидел Луизу. Теперь я был уверен, что это она, правда очень сильно изменившаяся.

Одна из стеклянных дверей, всё ещё целая и закрытая, ярко отражала сцену на террасе при лунном свете. И я чётко увидел всех, кто там был, — кроме центральной фигуры.

Наша белокурая гостья не отражалась в зеркале.

Инстинктивно я сунул руку в карман, в котором обычно носил свой старый армейский револьвер в тех случаях, когда выходил из дома вооружённый. Но затем я вспомнил, что мой револьвер остался в Лондоне, и осознал, что в любом случае ещё не пришло время воспользоваться смертоносным оружием.

Меня не назначали ни судьёй, ни тем более палачом. Но какие бы сомнения я ни испытывал и какие бы надежды ни питал в начале спиритического сеанса, теперь они исчезли. Природа ужаса, с которым мы столкнулись, была ясна. Девушка в белом была вампиром.

ГЛАВА 6

В следующее мгновение в меня врезался сзади Абрахам Керкалди. Несомненно, это вышло случайно, но я пролетел несколько шагов по террасе. Юный медиум выбрался вслед за мной наружу через разбитую стеклянную дверь. Вновь обретя равновесие, я повернулся и увидел, как он, спотыкаясь, бредёт с вытянутыми руками в сторону фигуры в белом.

Юноша снова и снова, откинув голову, выкрикивал свои предостережения насчёт создания из ада. Он бешено жестикулировал, тщетно приказывая незваному гостю вернуться в преисподнюю, откуда тот явился.

Худенький Абрахам стоял рядом со мной, указывая рукой не на Луизу Алтамонт, а куда-то в темноту за ней. Он опять резко вскрикнул, пытаясь изгнать с террасы некое существо, которое из всех нас, живых, видел только он.

Мне было ясно, что страх молодого человека вызван вовсе не девушкой-вампиром и не её он пытается подчинить. Правда, поначалу мне показалось, что она почти готова выполнить его приказ.

Затем рядом со мной раздался тихий вздох в ночи, и я с некоторым опозданием ощутил чьё-то присутствие, таившее угрозу. Впоследствии, восстанавливая эти события в памяти, я не был уверен, что действительно видел очертания мужского лица, но в тот момент мне так казалось. Сверкавшие зелёные глаза смотрели не на меня, а на юного медиума.

Воздух опять вздохнул и зазвенел. Я услышал тяжёлый удар, но не понял, каким оружием он был нанесён. Просто что-то пролетело в воздухе, и Абрахам Керкалди без единого стона рухнул на камни террасы. У него была разодрана кожа на голове и повреждён череп. Мне запомнился лишь смутный облик того, кто напал на Керкалди, впрочем, я уже сделал неудачную попытку его описать.

Затем мне довелось созерцать ужасное зрелище, от которого я едва не лишился рассудка. Фигура в белом закружилась возле тела Абрахама и низко склонилась над ним, словно девушка хотела запечатлеть на челе медиума поцелуй. Потом она подняла голову, и я увидел при лунном свете тёмные пятна вокруг её рта. Отведав крови, она пропала. Не исключено, что её увлекла та же сила, которая сразила Керкалди.

События разворачивались так быстро, что я на какое-то мгновение выпустил из поля зрения Шерлока Холмса. Теперь я вновь заметил своего друга, который пытался не подпустить Алтамонта и Армстронга к фигуре в белом.

И вдруг Холмс исчез.

Я совершенно отчётливо увидел его худое сильное тело и беспомощно болтавшиеся ноги: какая-то невидимая сила схватила его, как ребёнка, и увлекла вдаль. Одновременно исчезло чьё-то зловещее присутствие, которое я ощущал рядом с собой. Позвольте повторить, что мне так и не удалось увидеть на террасе это создание в его человеческом облике. Я просто ощущал что-то невыразимо ужасное, и сейчас оно растворилось в глубине ночного сада, унося с собой Холмса.

Я снова пожалел, что со мной нет револьвера. Правда, даже если бы я был вооружён, то вряд ли бы выстрелил из опасения попасть в Холмса. Я ринулся туда, где, как мне казалось, исчезли мой друг и его похититель, и передо мной снова промелькнула призрачная фигура (а быть может, и две), уносившаяся куда-то.

Прилагая все усилия, чтобы не терять их из виду, я пробежал ещё ярдов сорок под гору, в нижний сад. В темноте я нёсся, спотыкаясь о цветочные клумбы, и наконец с треском врезался в густые кустарники и остановился. Я вынужден был признать, что потерял след.

Мне удалось выбраться из кустов, и я как раз снова нашёл тропинку, но тут с террасы раздался горестный женский вопль. Я решил немедленно возвратиться в дом.

За спиной у меня послышался какой-то звук, и я повернул голову. Сердце бешено забилось при виде фигуры, которая взбиралась по склону. Однако услышав, как под ногами хрустит гравий, я успокоился. Это был Мартин Армстронг, пустившийся в бесплодную погоню. Быстро перегнав меня, американец побежал по саду дальше, но вскоре также вынужден был отказаться от преследования. Он подошёл ко мне и произнёс с каким-то странным ликованием в голосе:

— Они унеслись с такой скоростью, Уотсон, что я потерял их в темноте. Что вы видели?

Я наконец заметил, что разорвал рукав и штанину и еле дышу.

— Всего лишь смутную фигуру, — задыхаясь, с трудом вымолвил я. — Но Холмс исчез вместе с ней.

Армстронг кивнул:

— Это очень похоже на то, что я видел. Они двигались в том направлении. По-моему, действовал не один человек, их было больше, как вы думаете? Похитить Шерлока Холмса подобным образом!

Я пробормотал что-то невнятное.

Обмениваясь этими краткими замечаниями, мы устало тащились в гору. Спустя минуту-другую мы с Армстронгом уже были на террасе, где царили хаос и смятение. Осознав, что при данных обстоятельствах ничего нельзя сделать без света, я вернулся в библиотеку через разбитую стеклянную дверь и сразу же пошёл зажигать электрическую люстру.

В доме было слышно, как слуги стучат кулаками в обе запертые двери библиотеки и умоляют ответить, всё ли в порядке, хотя ясно было, что это не так.

И снова, как и при предыдущей попытке, мне мешала добраться до выключателя опрокинутая мебель.

Когда в библиотеке наконец зажглась люстра, мать Луизы, сидевшая у круглого стола на одном из немногих стульев, которые остались стоять на месте, вздрогнула. Цветы, приколотые к её нарядному платью, были измяты. Миссис Алтамонт начала причитать о новой потере. На террасе рыдала Сара Керкалди.

Между тем отец и жених Луизы Алтамонт последовали за мной в дом. Оба они были радостно взволнованы и потрясены. Однако, как вскоре выяснилось, ликовали они по разным причинам.

Первым со мной заговорил Алтамонт.

— Она возвратилась… Я дотронулся до неё, Уотсон. Дважды дотронулся до её руки. — Протягивая ко мне дрожащие пальцы, отец Луизы, заикаясь, рассказывал, как держал дочь за руку и был так близко, что смог разглядеть её в темноте. Они обменялись несколькими словами, по которым узнали друг друга. — Она возвратилась! — повторял он в восторге.

Мы раздвинули портьеры на всех окнах и стеклянных дверях, так что электрический свет теперь ярко освещал террасу. Попросив Ребекку Алтамонт, лицо которой было очень бледным, распорядиться, чтобы принесли мою сумку с медицинскими инструментами, я вышел на террасу. Меня особенно беспокоил Абрахам Керкалди. Он всё ещё лежал там, где упал. Его сестра, причитавшая над ним, положила себе на колени окровавленную голову юноши.

У четы старших Алтамонтов и у Мартина Армстронга были царапины от разбитого стекла и небольшие ушибы вследствие того, что все налетали друг на друга в темноте, однако эти мелкие травмы не требовали немедленного внимания. Поспешив к раненому юноше, я склонился над ним и осмотрел при ярком свете электрической люстры в библиотеке. Сразу же выяснилось, что у юного Керкалди сильно разодрана кожа на голове и почти наверняка имеется серьёзная травма черепа. Похоже было, что Абрахаму нанесли сильный удар каким-то острым и тяжёлым оружием. Как обычно при серьёзной рваной ране на голове, было сильное кровотечение, но несчастный пока что дышал.

Пока я осматривал молодого человека, кто-то — наверно, Армстронг — наконец-то отпер двери библиотеки, впустив слуг. Ворвавшись в комнату с фонарями и импровизированным оружием, они накинулись на него с расспросами, всё ли в порядке с хозяином и хозяйкой.

Алтамонт сообщил слугам радостную новость:

— Она пришла к нам! К своим старым родителям! А я-то ещё сомневался! Но больше никаких сомнений!

Он подошёл утешить жену, которая не столько радовалась появлению Луизы, сколько горевала об её исчезновении.

Я озирался в этой суете, и сердце моё сжималось, оттого что Шерлока Холмса всё ещё не было видно.

Один из слуг принёс мою сумку. Я сделал всё возможное, чтобы остановить кровотечение из раны на голове Керкалди, пока что больше ничего нельзя было предпринять. Затем я спустился в сад и несколько раз выкрикнул имя Холмса, однако ответа не последовало.

Теперь у меня появилось время, чтобы поискать в библиотеке. Быть может, Луиза что-то обронила, оставив реальные следы своего пребывания в доме? Но в общей суматохе и беспорядке я ничего не смог найти.

В тот момент меня огорчило, что никого не встревожило исчезновение Холмса, хотя тут не было ничего удивительного при данных обстоятельствах: ведь только что совершилось чудо и разыгралась новая трагедия. По-видимому, все решили, что он отправился в погоню за каким-то незваным гостем.

Хотя я был уверен, что мой друг попал в беду, меня ещё не покидала надежда на его скорое возвращение. И тем не менее моя тревога всё возрастала.

А пока что я занялся мелкими травмами, оказывая пострадавшим профессиональную помощь. В перерывах я выходил из дома и прислушивался, вглядываясь в темноту при свете электрического фонарика, но ничто не позволяло надеяться на успешные поиски.

Крики матери Луизы сменились теперь усталыми стонами. Миссис Алтамонт была безутешна. Она тихонько причитала, снова и снова сетуя на то, что Луиза была здесь, совсем рядом, а потом её снова увлекли куда-то.

Миссис Алтамонт, надеясь привлечь дочь обратно, попросила потушить электрический свет. Конечно, ей было в этом отказано, и я использовал свой авторитет врача, чтобы слуги мне подчинились. Между тем Ребекка Алтамонт пыталась утешить мать, подавляя собственные рыдания.

Отец Луизы, до глубины души потрясённый чудом, сочувствовал горю жены, но главным объектом его внимания была не она. Эмброуз Алтамонт ходил из дома в сад и обратно, с террасы в библиотеку, высматривая свою дочь. Наконец Алтамонт вошёл в дом, опустился в кресло, повёрнутое боком к столу, и уставился в пространство. Сидя с приоткрытым ртом и отсутствующим видом, он не замечал, что его рука, пораненная разбитым стеклом, всё ещё кровоточит. Слуге, который подошёл помочь, он рассеянно приказал уйти. Кровь продолжала капать на ковёр.

Я приблизился к хозяину дома в качестве врача, и мне вскоре удалось перебинтовать ему руку. Но всё же Алтамонт, не противясь моим манипуляциям, едва ли сознавал, что ранен. Постепенно до меня дошло, что этот человек пережил что-то вроде перехода в другую веру в минуты, последовавшие за появлением его дочери. Лицо, плечи, руки, до которых он дотронулся, — всё это несомненно принадлежало его маленькой девочке.

Когда я завязал узел, закрепивший бинт на его руке, Алтамонт вышел из экстатического транса и осознал, кто я такой и что тут делаю. Он помрачнел.

— Я был неправ, Уотсон, я глубоко заблуждался. О, прости меня, Луиза! Благословенные духи простят меня, я знаю, что простят!

— Благословенные духи? — повторил я глухо.

Мартин Армстронг, рухнувший в кресло поблизости от нас, также пребывал в радостном настроении, но, слушая отца Луизы, качал головой, явно выражая несогласие.

— Нет, — вклинился он в разговор. — Нет, сэр, вы не понимаете. О, она вернулась, она действительно вернулась! Но благословенные духи тут совершенно ни при чём!

Однако отец проигнорировал это замечание и, внезапно вскочив с кресла, начал хватать за руку то меня, то Армстронга, плача от радости и не переставая изумляться.

Он вновь рассказал нам, как Луиза за короткий промежуток своего пребывания в доме говорила с ним о вещах, известных только им двоим. Хотя Алтамонт в тот момент был потрясён её появлением, он не сомневался, что это была его дочь.

— А потом… потом… кое-что случилось. Произошло ужасное вмешательство… из-за которого она снова исчезла. — На его лице появилось суровое выражение, и он обвёл взглядом комнату, словно впервые увидел её после того, как зажгли свет. — Где мистер Холмс? — спросил он требовательно.

Армстронг на заднем плане всё ещё улыбался, выражая несогласие, но больше не спорил.

Я кратко объяснил, как обстоят дела с Холмсом.

Эмброуз Алтамонт, одежда которого была в беспорядке, а волосы взъерошены, молча выслушал меня. Затем он заговорил строгим тоном. Вскоре я понял, что он обвиняет нас с Холмсом в том, что его дочь так быстро сбежала, а также в том, что её исчезновение сопровождалось насилием.

— Сэр, — запротестовал я, — ни Холмс, ни я не наносили удара молодому человеку, лежащему на вашей террасе!

Он энергичным жестом отмёл мои возражения:

— Конечно, нет. Вы не делали этого самолично. Но именно вмешательство, понимаете ли, стало причиной беды.

Я хотел было возразить, но он яростно замахал на меня руками.

— Существуют тёмные силы, так же, как и светлые. Меня предостерегали от подобных вещей, но я не слушал. Я не верил, потому что не видел. — Алтамонт сделал паузу, что-то обдумывая. — Вина лежит не только на вас, быть может, вы даже виновны меньше, чем я. Это я виноват, доктор Уотсон. Я должен проклинать день, когда вызвал сюда вас двоих, чтобы вы вмешались.

Наш клиент — теперь уже явно бывший — продолжил свою речь, выражая сильную озабоченность судьбой Абрахама Керкалди, о котором наконец-то вспомнил. Он строго предупредил меня, что все дальнейшие попытки помешать медиумам (очевидно, имелось в виду расследование) должны быть прекращены. Духи определённо разгневаны нашим враждебным вмешательством, и не без оснований.

Да, продолжал Алтамонт, очень неприятно, если с Холмсом случится что-то плохое, а с бедным молодым человеком — и того хуже. Он, отец Луизы, винит себя за то, что пригласил детективов.

Он остановил на мне взгляд фанатика.

— Вы теперь понимаете, доктор, что мы имеем дело с силами, с которыми нельзя шутить? Скажу вам, сэр, что больше всего опасаюсь, как бы из-за сегодняшнего вмешательства наша маленькая девочка не покинула нас навсегда!

Маделина Алтамонт снова издала вопль отчаяния.

Между тем мы с Мартином Армстронгом начали настаивать, чтобы вызвали полицию: ведь какое-то неизвестное лицо совершило акт насилия, который, скорее всего, будет иметь роковой исход. И кроме того, также имел место грабёж — слуга обнаружил это, пока мы спорили. Сейф в кабинете Эмброуза Алтамонта был вскрыт, и из него пропали драгоценности; правда, это были самые обычные вещи, не особенно дорогие.

К счастью, в Норбертон-Хаус имелся телефон.

Местная полиция прибыла на место через двадцать минут после звонка. Четверть часа спустя полицейские согласились со мной, что в данном случае необходимо прибегнуть к помощи Скотленд-Ярда. Холмс так и не появился. Не было обнаружено и оружие, которым нанесли удар Абрахаму Керкалди, но, вне всякого сомнения, он получил ранение отнюдь не в результате несчастного случая.

Прошло ещё четыре часа, и уже совсем рассвело, когда прибыла помощь из Скотленд-Ярда в лице инспектора Меривейла, которого я был искренне рад видеть.

Меривейл был довольно высокий тёмноволосый мужчина с проницательными синими глазами и маленькими усиками, которыми он явно гордился: инспектор часто приглаживал их пальцем. Мне было известно, что Холмс считает его одним из лучших молодых детективов Скотленд-Ярда. Появившись в Норбертон-Хаус, он немедленно подтвердил это мнение, временно отставив свидетелей, шумно требовавших, чтобы их выслушали, и очень серьёзно занявшись моими показаниями об исчезновении мистера Шерлока Холмса. К моему разочарованию, скоро стало ясно, что представитель Скотленд-Ярда не очень-то верит, будто Холмс исчез не по своей воле, и придерживается мнения, что тот появится сам, когда посчитает нужным.

Нет нужды говорить, что я не упомянул ни при ком, включая Меривейла, о подозрениях Холмса касательно вампиров, а также о том, как они подтвердились. Если моему старому другу понадобится помощь, я не смогу оказать её, сидя в сумасшедшем доме.

В ходе энергичных поисков вблизи дома не было обнаружено никаких следов незнакомцев, а также Холмса. По инициативе Скотленд-Ярда было отдано приказание доставить собаку. Через час после приезда Меривейла появилась собака со своим проводником, и я предоставил им кое-что из предметов туалета, которые Холмс привёз с собой из Лондона. Однако после того, как собака взяла след и пробежала по саду около двадцати ярдов, она вдруг остановилась и, жалобно заскулив, наотрез отказалась идти дальше.

Несмотря на то, что случилось с Керкалди, Меривейл выразил сомнение, что Холмсу грозит непосредственная опасность: медиумы, занимающиеся мошенничеством, как правило, не совершают насилия. Затем он добавил:

— Вы, доктор Уотсон, лучше других знаете, каков он. Вспомните фокусы, которые он с нами проделывал все эти годы.

Я устало покачал головой:

— Ничто из того, что произошло прошлой ночью, не было фокусом, инспектор. Во всяком случае, мы тут ни при чём.

Полицейские хотели сделать для Шерлока Холмса всё, что в их силах; однако, самым тщательным образом обыскав дом и сад, они так и не нашли никаких зацепок.

Мне пришла мысль, которой я из осторожности ни с кем не поделился: мощный вампир, даже когда он испытывает неудобство, унося с собой живую жертву, вряд ли оставит различимые следы, особенно после наступления темноты.

Именно в эту минуту я случайно бросил взгляд на одно из потемневших старых зеркал, висевших на стене в библиотеке. Увидев свои покрасневшие от бессонной ночи глаза, порванный рукав, засохшую кровь Абрахама Керкалди на руках и одежде, я вынужден был признать, что больше ничего не могу сделать. И что существует лишь один человек в целом мире, к которому можно обратиться за действенной помощью.

Мне пришлось прийти к такому выводу, но от этого было не легче.

ГЛАВА 7

Поднявшись в свою комнату, я наскоро переоделся и вымыл руки. При данных обстоятельствах и речи не могло быть о том, чтобы поспать в Норбертон-Хаус хотя бы часок, и я быстро спустился вниз. Моё объявление о том, что я должен как можно скорее вернуться в Лондон, не вызвало сенсации.

По моему приказу бесчувственное тело Абрахама Керкалди уже перенесли в дом и положили на диван в гостиной, находившейся рядом с библиотекой. Вызвали местного врача, хорошо известного Алтамонтам, и с меня сразу же была снята дальнейшая ответственность за пациента. Я уверен, что местная полиция предпочла бы, чтобы я остался в доме вместе с остальными свидетелями, но Меривейл одержал верх. Он сообщил, что у него снаружи экипаж, и предложил отвезти меня на станцию.

Однако Армстронг сразу же вызвался доставить меня туда гораздо быстрее в своём автомобиле.

Мне подумалось, что американец по какой-то причине хочет переговорить со мной наедине, или хотя бы не в доме, где нас бы непременно перебивали. Я принял его предложение. Но как раз когда мы собирались выехать, инспектор Меривейл неожиданно выразил намерение присоединиться к нам.

Было около шести часов утра, когда Армстронг завёл мотор своего «мерседеса» мощностью в сорок лошадиных сил, и мы втроём покинули дом Алтамонтов.

Вскоре выяснилась причина, по которой Армстронг желал серьёзно побеседовать со мной (по-моему, он был совсем не против, чтобы инспектор тоже присутствовал при разговоре). Молодой человек изо всех сил старался убедить нас, как важно безотлагательно разыскать его невесту.

Армстронг был небрит, и у него был измождённый вид, впрочем, как у всех нас после бессонной ночи. Однако молодой человек был в высшей степени оживлён, и его поведение и тон свидетельствовали о приподнятом настроении.

Несмотря на усталость, взгляд, который он обратил ко мне, был ликующим, а глаза сияли.

— Она жива, доктор Уотсон, я видел её!

Но его энтузиазм вызвал в моей душе мрачный отклик.

— Жива? — повторил я. — Могу только поклясться, что я видел, как кто-то вошёл в библиотеку, когда мы сидели вокруг стола. Думаю, это была женщина. Едва различимая фигура, двигавшаяся в почти полной темноте.

Мой ответ ничуть не умерил жизнерадостности Армстронга.

— Но вы же не подходили к ней так близко, как я. И вы никогда не встречали Луизу до вчерашней ночи. Это была она, у меня нет никаких сомнений!

Вообще-то мне казалось, что в суматохе, царившей на террасе, я мог на минуту оказаться так же близко от призрака, как Армстронг. И я точно знал, что видел рот, испачканный человеческой кровью. А ещё — что не увидел в зеркале отражение одной особы. Однако не имело смысла обсуждать это с Армстронгом.

Молодой человек пребывал в состоянии экстаза. Он радостно повторял на разные лады главную тему: его любимая Луиза жива.

Правда, время от времени всепоглощающая радость по этому поводу сменялась тревогой: ведь даже сейчас его возлюбленной может грозить опасность.

— У нас есть эти два медиума. Инспектор, вы должны вытрясти из них правду!

Мой медицинский опыт подсказывал, что Абрахам Керкалди умирает. И, конечно, он никогда не сможет ответить на вопросы, даже если Алтамонты обеспечат ему самое лучшее лечение. Но есть ещё Сара Керкалди, и она вполне способна говорить, хотя и находится сейчас в состоянии шока. Армстронг выразил решимость выпытать у неё как можно скорее всю правду.

Меривейл, с любопытством взирая на молодого человека, с угрюмым видом заверил его, что Сару уже допросили и была вызвана женщина-полицейский, которая должна находиться при ней. Запланирован также дальнейший серьёзный допрос, и будет тщательно проверено прошлое обоих Керкалди.

Я был убеждён, что Армстронг заблуждается относительно своей возлюбленной, и твёрдо решил не поощрять его.

— Думаю, — сказал я, — что теперь расследование должно пойти по другому пути.

— И пойдёт, будьте уверены! — Армстронг не произнёс ничего более осмысленного до самой станции.

Мы приехали туда заблаговременно, и раннего поезда пока что не было. В этот час платформа пустовала. С минуту-другую мы постояли в ожидании, и вдруг Армстронг воскликнул, словно он только что сделал это открытие:

— Она жива, Уотсон! Вы это понимаете?

Но я даже не мог притвориться, будто разделяю радость молодого человека. В своём неведении он, конечно, имел в виду, что Луиза Алтамонт жива по-настоящему, но я-то воочию видел, что это не так. Я снова промямлил что-то уклончивое.

Заметив мои сомнения, Армстронг отрезвел. Однако он неверно их истолковал.

— Конечно, нельзя сказать, что она в безопасности, — добавил он. — Да, я это понимаю. Кто-то её похитил, по-моему, это нельзя объяснить иначе. Так что моя любимая всё ещё в смертельной опасности, и потому-то я и говорю, что нам надо действовать быстро.

— Похитил!

Он взглянул на меня, затем на инспектора:

— Да. Теперь-то вы видите? За всем этим кроется попытка добраться до родителей Луизы, выманить у них деньги. Так и есть. Вы слышали слова, которые её вынудили сказать, относительно возвращения украденного сокровища?

— Полагаю, мы все что-то такое слышали. — И я обменялся взглядами с Меривейлом, который внимательно нас слушал и, судя по беспомощному виду, всё больше запутывался.

— Итак! — воскликнул Армстронг, расхаживая по платформе и взволнованно жестикулируя. — Естественно, в этот план вовлечены Керкалди. Им известны всякие хитрости и трюки фокусников, например, как ввести человека в запертую комнату и вывести из неё.

Так и было вчера ночью в библиотеке. Но они, несомненно, не главные злоумышленники. Достаточно поговорить с Сарой и вспомнить, что случилось с её братом, чтобы понять это. За всем этим стоит кто-то другой. Тот, кто вчера ночью затаился в темноте и нанёс удар Абрахаму. Инспектор, вы согласны со мной, не так ли? Вы видите, как обстоят дела?

Меривейл тяжело вздохнул:

— Пока я не уверен, сэр, что у нас есть какое-то объяснение, к которому подходят все факты. Но тут уже пахнет убийством, и могу вас заверить, что мы приложим все усилия, чтобы раскрыть это дело.

Я в самом деле считаю, что Армстронг даже не услышал ответ инспектора — на него лишь успокоительно подействовал сам тон. Во всяком случае, он снова возликовал от сознания, что его Луиза жива. Однако вскоре он повернулся ко мне с озадаченным видом:

— Уотсон, извините меня, но не пропустил ли я чего-нибудь? Мне непонятно, почему вы так стремитесь вернуться в Лондон, когда ещё не найдена Луиза и по-прежнему отсутствует мистер Холмс. Мне кажется, что если он в самом деле в плену, то эти люди, наверно, захватили их обоих.

Я сослался на свою старую рану, полученную на войне, и пробормотал что-то в том роде, что от меня будет мало проку при поисках на местности. Кроме того, заверил я молодого человека, в Лондоне есть срочные дела, требующие моего непосредственного присутствия. Я-то знал в душе, с чем именно связана моя единственная реальная надежда помочь Холмсу.

Инспектор Меривейл до сих пор никак не комментировал моё желание уехать, да и сейчас тоже не высказался на эту тему. Но этот сыщик из Скотленд-Ярда многозначительно улыбнулся мне. Судя по его обиженному виду, он считал, что за моим отъездом в Лондон стоит какая-то тайная цель и что исчезновение Холмса — скорее всего, часть плана, тщательно обдуманного этим великим детективом. Меривейл полагал, что я до некоторой степени посвящён в этот план, и был раздосадован, что его не просветили на этот счёт.

При данных обстоятельствах я не имел возможности убедить инспектора, что это не так.

— Месмеризм — вот что это такое, — внезапно торжествующим тоном заявил Армстронг. Очевидно, когда американец умолкал, он продумывал детали теории, объяснявшей тайну исчезновения Луизы.

— Месмеризм? — с утомлённым видом переспросил инспектор.

— Да. Как я уже говорил, это, наверно, какая-то шайка, очень хорошо организованная, и они удерживают свою пленницу под гипнозом. Ничем иным нельзя объяснить все детали; например, почему Луиза вынуждена говорить именно то, что им нужно, когда находится среди нас.

Меривейл, который, надо полагать, провёл бессонную ночь, как и мы с Армстронгом, издал протяжный вздох и наконец-то дал выход своему раздражению:

— Послушайте, сэр, нам бы лучше прояснить кое-что прямо сейчас.

— Да?

Голос Меривейла прозвучал довольно резко:

— Вы видели или не видели Луизу Алтамонт, лежащей мёртвой менее месяца тому назад? Вы не видели, как её поместили в фамильный склеп?

— Я… я думал, что видел. — Американец помрачнел, но тут же лицо его прояснилось, и он воскликнул: — Но теперь-то меня не проведёшь! Инспектор, я уверен, что живая девушка, которую я видел прошлой ночью — и дотрагивался, и говорил с ней в тёмной комнате и на террасе, — да, я знаю, то была моя Луиза. Великий боже, как вы думаете, могу ли я не узнать ту, которую?.. — Тут эмоции захлестнули его.

Вскоре Армстронг взял себя в руки и продолжил более спокойно. Вероятно, только сейчас до него дошло, что великий факт воскресения Луизы из мёртвых не столь очевиден для других, как для него.

— Что касается личности той бедной девушки, которую мы похоронили в прошлом месяце… ну что же, по правде говоря, я ошибся. Говорят, все мёртвые тела походят друг на друга. Несомненно, при жизни она была очень похожа на Луизу.

Меривейл по-прежнему сверлил его профессиональным взглядом полицейского.

— Вы хотите, чтобы мы поверили, что труп какой-то незнакомки, тело которой, надо думать, подсунула та шайка, о которой вы упомянули, был помещён в фамильный склеп Алтамонтов. Под именем Луизы.

Армстронг с упрямым видом сердито посмотрел на инспектора.

Меривейл настаивал на своём:

— А каков их мотив?

— Деньги.

— Ах, вот как? Но мне говорили, что ни один из Керкалди никогда не просил денег. Правда, имела место кража, но не было похищено ничего ценного. Нам ещё предстоит выяснить, как эта кража связана со всем остальным. А по моему опыту, сэр, те, кто занимается вымогательством или жульничеством, могут начать с похищения людей. Но они никогда не станут инсценировать смерть или совершать убийство, а потом вызывать духов.

— Инспектор, единственное, что я знаю, — это что прошлой ночью…

Меривейл резко оборвал его:

— Вы сознаёте, что, согласно вашей теории, родители Луизы тоже должны были ошибиться во время похорон? Что они не узнали свою собственную дочь?

Армстронг немного подумал, но ответил с торжествующим видом:

— Они узнали её прошлой ночью. И я тоже.

Меривейл растерялся, но затем, вознамерясь раз и навсегда покончить с разговорами о воскресшей Луизе, ринулся в атаку:

— Извините меня, сэр, я знаю, что вам тяжело обсуждать подобные вопросы, но, если мы примем вашу теорию всерьёз, я должен их коснуться.

— Продолжайте.

— Хорошо. Насколько я понимаю, тело утонувшей девушки, которую вы похоронили в прошлом месяце, не было никоим образом изувечено? В частности, на лице не было никаких повреждений?

Молодой человек испустил тяжкий вздох:

— Нет. Коронёр, разумеется, заключил, что она умерла, утонув. Как мне помнится, не было ни одной царапины. Лицо девушки не пострадало, если не считать трупного окоченения. Но какое значение это имеет теперь! Как мог я так обмануться? Мёртвые мертвы, тогда как Луиза бесспорно жива…

Неискоренимые воспоминания о 1897 годе заставили меня перебить его вопросом:

— Имелись ли какие-нибудь раны, пусть небольшие, где-нибудь ещё, кроме лица?

Подумав, Армстронг ответил:

— Ничего значительного, насколько я помню. Теперь, когда вы об этом заговорили, мне кажется, что коронёр упомянул две маленькие царапины на горле. Но я ничего такого не заметил. Наверно, владелец похоронного бюро сможет рассказать вам больше о деталях, касающихся этой бедной девушки, кем бы она ни была.

Инспектор в свою очередь спросил:

— И опять-таки, во время трагедии или позже, выразили ли мать или отец Луизы хотя бы малейшее сомнение в том, что тело, найденное на берегу реки, принадлежит их дочери?

— Нет, они ничего такого не говорили.

— Даже теперь?

— Даже теперь, — неохотно признал Армстронг. — Я побеседовал с ними как раз перед нашим отъездом. Оба считают, что прошлой ночью к нам приходила Луиза, однако они настаивают на том, что она — привидение. — Американец снисходительно усмехнулся. — Они обмануты этой спиритической чушью.

И он продолжал утверждать, что его любимая Луиза не умерла, просто её держат в плену, в рабстве, и девушку нужно спасать.

Армстронг расхаживал по платформе и вдруг, повернувшись на каблуках к Меривейлу, высказал новое предположение:

— Мне пришло в голову, инспектор, что есть простой ответ. Если вы сомневаетесь в моих словах, проведите эксгумацию. Вы не можете найти живую женщину, но вам известно, где покоится мёртвая. Должны быть какие-то различия, которые докажут, что бедная девушка в склепе — вовсе не Луиза Алтамонт.

Инспектор проворчал что-то в том смысле, что, если только родители девушки не предложат такое решение, он не сможет его рассматривать.

Я, со своей стороны, пытался успокоить молодого человека, вместе с тем не поддерживая его ложных надежд. Крах его иллюзий будет действительно жестоким. Ни на минуту не забывая о нашем приключении 1897 года, я боялся, что при эксгумации вполне может обнаружиться что-то невыразимо ужасное. И я был абсолютно уверен, что в результате всё станет ещё хуже.

Но я не мог никому открыто сказать, что вывод, сделанный мною из появления призрака, резко отличается и от вывода Армстронга, и от теорий инспектора Меривейла. В то время как Армстронг целиком сосредоточился на самой фигуре в белом, меня занимало, каким загадочным образом она появилась и исчезла, беспрепятственно пройдя сквозь запертые двери. Особенно впечатлило меня отсутствие отражения в зеркале, которым послужила стеклянная дверь. В общем, всё, что я наблюдал в ту ночь, перенесло меня на шесть лет назад.

Мартин Армстронг, по-видимому будучи не в состоянии сдерживать своё волнение и отчаявшись донести до нас восхитительную истину, объявил, что немедленно возвращается в Норбертон-Хаус. Он осведомился, желает ли инспектор ехать вместе с ним.

Меривейл отрицательно покачал головой:

— Нет, сэр, благодарю вас. Я собираюсь часок-другой поспать в своей гостинице. Почувствовал себя совсем разбитым и снял номер в «Голове сарацина».

Вывеску этого заведения было хорошо видно — её легонько раскачивал утренний бриз. Гостиница находилась в ста ярдах от платформы, где мы стояли, на главной улице деревни.

Армстронг не стал задерживаться и отбыл, нетерпеливо помахав нам на прощанье. Взревел его мотор, и он уехал, оставив за собой повисшее в воздухе облачко пыли.

Оставшись вдвоём на платформе станции Эмберли. мы с инспектором несколько минут помолчали. Близилось расставание: уже слышался гудок приближавшегося поезда, и над деревьями вдали показался дымок паровоза.

Меривейл признался, что не знает, как относиться к утверждению, будто Луиза Алтамонт жива.

— Видите ли, доктор Уотсон, я доверяю вам как уравновешенному, разумному очевидцу событий прошлой ночи. А также как человеку, занимавшемуся этим делом до настоящего момента. Несомненно, мистер Холмс перед своим уходом поделился с вами мыслями на этот счёт?

Инспектор умолк, обратив на меня вопрошающий взор, который сильно меня нервировал. Я ответил:

— Боюсь, что мистер Холмс не всегда делится со мной своими мыслями. Что касается призрака, появившегося вчера ночью, то я не подходил к нему так близко, как Армстронг и Алтамонты или Шерлок Холмс. К тому же я не был знаком с этой девушкой при жизни.

— Понятно. — Меривейл, заложив руки за спину, принялся пристально меня разглядывать. Осторожно поглаживая свои усы, он нахмурился, словно подозревал, будто я что-то скрываю. — Во-первых, в интересах следствия позвольте мне уточнить одну вещь. Имеется ли у мистера Холмса какая-нибудь теория о том, что Луиза Алтамонт, возможно, жива? — Его улыбка не оставляла сомнений относительно того, какой ответ он ожидает услышать.

Я буквально валился с ног от усталости, но постарался тщательно обдумать свой ответ: ведь не исключено, что в будущем придётся рассказать полиции всё, даже рискуя своей репутацией.

— Не могу сказать, что он исключал такую возможность, — в конце концов сказал я.

У Меривейла отвисла челюсть, и он изумлённо воззрился на меня:

— О господи! Вы хотите сказать, что этот парень может быть прав? Так кого же тогда похоронили её родители три недели тому назад?

Я уже пожалел о своих словах.

— Инспектор… Вот что я вам скажу: будет разумнее отложить все расследования в этом направлении, пока… пока вы не сможете проконсультироваться по этому вопросу с самим Холмсом.

Меривейл поскрёб в затылке, затем пригладил усы.

— Ну что же, полагаю, вы просите не так уж много. У нас полно вопросов, которыми нужно заняться и которые выглядят более перспективными. Для начала эти два медиума.

Мы кратко обсудили другие аспекты дела, включая загадочную кражу драгоценностей, и тут на станцию пришёл мой поезд.

Меривейл на прощанье посоветовал мне немного отдохнуть.

— Как я сказал молодому человеку, доктор Уотсон, именно это я и намерен сейчас сделать. Вчера я работал весь день и вконец вымотался. Пару часов посплю — и снова за работу. К полудню у меня тут будут трудиться двадцать человек, и я обещаю, что мы найдём мистера Холмса, если он ещё где-то здесь, в том случае, если он хочет, чтобы его нашли.

Я что-то пробормотал в ответ и подавил желание заметить инспектору, что ни мне, ни Холмсу ещё не перевалило за пятьдесят. Хотя Меривейл ничего не сказал о моём возрасте, мне показалось, что он призывает меня отдохнуть каким-то покровительственным тоном — так взрослый сын или дочь говорят с престарелым родителем. Я воспринял это как намёк на то, что мы с Холмсом уже не так молоды и что, живя в двадцатом веке и сталкиваясь с его проблемами, мы можем порой уставать и утрачивать бодрость.

Вообще-то я вздремнул в поезде, не заботясь о том, что подумают другие пассажиры моего купе.

Незадолго до полудня я вышел из кэба на Бейкер-стрит и увидел первые газетные заголовки, сообщавшие об исчезновении Шерлока Холмса. Другие сенсационные подробности событий прошлой ночи также были набраны крупным шрифтом:

ЗАГАДОЧНЫЙ СПИРИТИЧЕСКИЙ СЕАНС В БЕКИНГЕМШИРЕ

ШЕРЛОК ХОЛМС ИСЧЕЗ ЗНАМЕНИТОГО ДЕТЕКТИВА ПОХИТИЛИ В ПОТУСТОРОННИЙ МИР?

«МЁРТВАЯ» НАСЛЕДНИЦА ЖИВА?

Мне пришло в голову, что кое-кто из слуг в Норбертон-Хаус беседовал с репортёрами, и только тут я с некоторым опозданием вспомнил, что и сам Армстронг тоже журналист. Вероятно, он охотно сообщил бы своим лондонским коллегам о личных делах, если бы надеялся таким образом облегчить поиски Луизы.

Я проигнорировал совет инспектора, действовавшего из самых лучших побуждений, и постарался выкинуть из головы его намёки на мой возраст, пусть и вполне обоснованные. Вместо этого я начал собираться с духом для своей следующей задачи — вызова вампира. Я полностью отдавал себе отчёт в том, что занятие будет не из приятных, хотя ещё предстояло выяснить, что же это такое на самом деле.

ГЛАВА 8

Войдя в квартиру на Бейкер-стрит, я обнаружил, что меня поджидают две записки. Обе были написаны почерком нашей квартирной хозяйки, миссис Хадсон. Я взял в руки одну из них — это была запись сообщения, переданного по телефону за час до моего прибытия. Граф Кулаков (миссис Хадсон тщательно записала это имя печатными буквами) звонил, чтобы выразить мне сочувствие, и перезвонит позже. Немного поразмыслив над тем, кто же такой граф Кулаков, я мог лишь заключить, что это знакомый Шерлока Холмса, уже видевший утренние газеты.

Второе сообщение я счёл гораздо более важным. Оно тоже было передано по телефону — звонил Майкрофт, старший брат Шерлока. Это известие сразу же вытеснило все прочие мысли.

В моей памяти зазвучали слова, сказанные мне Холмсом во время нашего приключения шесть лет назад. Это был единственный раз, когда мой друг приподнял для меня завесу, скрывавшую от всего мира события, омрачившие его детство.

Холмс сказал тогда:

— Уотсон, вы должны мне поклясться честью, что никогда не станете упоминать о вампирах при моём брате Майкрофте — это сразит его… Майкрофту в детстве досталось ещё больше, чем мне: ведь он на семь лет старше и больше видел и понимал в то время… Одно лишь упоминание о вампирах уничтожит его.

Я перечитал сообщение от Майкрофта. Он просил меня как можно скорее ему позвонить. Разумеется, я тотчас же направился в гостиную, где находился телефон, чтобы выполнить просьбу брата Шерлока.

Едва я добрался до телефона, как он зазвонил.

Голос в трубке, хотя и искажённый из-за помех на линии, принадлежал Майкрофту. Перед моим мысленным взором сразу же возник чёткий образ его самого: он был значительно выше и полнее брата, но у них было большое фамильное сходство.

Майкрофт уже видел утренние газеты с новостью об исчезновении Холмса, и, судя по его взволнованному голосу, некоторые детали этой истории приоткрыли его живому уму ужасную истину: здесь не обошлось без вампиров.

— Уотсон, скажите мне правду, что происходит?

— Мистер Холмс… — начал я.

— Уотсон, прошу вас, покончим с официальным обращением! Как давно мы знаем друг друга?

— Я…

— Я вам скажу. Почти пятнадцать лет прошло с тех пор, как мой брат познакомил нас. Это было во время «дела греческого переводчика», как вы это называете.

— Значит, уже пятнадцать лет?

— Именно. Обратитесь к своим записям, если сомневаетесь. Понимаю, вам будет трудно называть меня просто «Холмс», к тому же это может вызвать путаницу: ведь вы с Шерлоком упорно называете друг друга по фамилии. Но сейчас у нас критическая ситуация, и обращение «мистер Холмс» больше не приемлемо. Поэтому впредь я буду называть вас «Джон», и вы тоже зовите меня по имени.

— Тогда Майкрофт, — согласился я. Однако у меня мурашки забегали по телу при мысли о том, что мне придётся сказать Майкрофту.

Он в нетерпении заговорил сам:

— Значит, это правда, что Шерлок исчез?

— Боюсь, что так.

— Дела действительно в основном обстоят так, как пишут в газетах?

— Я ещё их не читал — только видел заголовки. Боюсь…

— Значит, самые поразительные подробности верны? Я имею в виду, что его унесла — как это сказано в газете? — «какая-то таинственная сила»? После — как это у них? — «попытки общения с духами мёртвых»?

— Полагаю, сообщения в газетах главным образом верны, — признал я. — Правда, я их ещё не читал. Была сделана попытка пообщаться лишь с одним духом, — добавил я и снова умолк, не зная, что говорить дальше.

— С духом недавно скончавшейся молодой женщины, Луизы Алтамонт?

— Да. По просьбе её родителей… особенно матери.

— И вы хотите сказать, что эта попытка проникнуть в потусторонний мир… каким-то образом удалась? — Я чувствовал, что он с лихорадочным нетерпением ждёт моего ответа.

— Я…

Острый ум Майкрофта, которого его брат ставил выше себя в интеллектуальном отношении, очевидно, подсказал ему, что моё замешательство говорит о многом.

— Прошу вас, Джон, будьте со мной честны. Расскажите всё, что вам известно о «таинственной силе», унёсшей Шерлока.

— Эта сила была человеческого происхождения, в этом я уверен.

— Один человек?

— Так мне кажется.

— Насколько я понимаю, человек, обладающий феноменальными способностями поистине экстраординарного характера?

— Да, Майкрофт. Да.

По проводам дошёл звук, похожий на вздох отчаяния.

— Джон, сейчас я собираюсь повесить трубку. Я загляну на Бейкер-стрит, чтобы увидеться с вами. — Это заявление было совершенно невероятным для тех, кто знал устойчивые привычки Майкрофта. — Но сначала мне нужно покончить с парой срочных дел, требующих моего внимания. Я буду у вас в течение часа.

Миссис Хадсон, которая также видела газеты, естественно, расстроилась, когда я подтвердил, что Холмс пропал. Однако она, стараясь не падать духом, заявила решительным тоном, что в прошлом мы побывали и не в таких переделках. Сейчас наши новые проблемы не помешали ей распорядиться, чтобы мне приготовили ванну, а когда я вскоре после полудня спустился в гостиную, меня ждал плотный завтрак.

Приняв ванну, побрившись, переодевшись и позавтракав, я почувствовал, что мои силы восстановились. Мне пришлось заставить себя отрешиться от тревоги за Майкрофта и от всех остальных вопросов, не связанных непосредственно с тем делом, которым мне предстояло заняться. Я сосредоточился на установлении контакта с графом Дракулой. В этом-то и состояла цель моего возвращения в Лондон.

Я понятия не имел, где в настоящее время можно найти графа, и у меня не было оснований считать, что он в Англии. Насколько мне было известно, Холмс не поддерживал постоянного контакта с Дракулой уже в течение шести лет, прошедших с нашей первой неожиданной встречи. Однако много лет назад мой друг предусмотрительно сообщил мне, что была разработана определённая процедура вызова. Он предупредил, что ею можно воспользоваться только в случае крайней необходимости. Нужные сведения, по словам Холмса, хранились у нас дома в папке, среди его бумаг, и указателем служило кодовое слово, которое мне пришлось запомнить. Копия этих материалов находилась в хранилище Банка столицы и графств.

Майкрофт вошёл в комнату, когда приготовления были в самом разгаре.

Как однажды заметил Шерлок Холмс при аналогичных обстоятельствах, его бы меньше изумило, если бы какая-нибудь планета покинула свою орбиту — ибо незыблемый распорядок дня Майкрофта вошёл в поговорку. Утром каждого рабочего дня он покидал свою квартиру на Пэлл-Мэлл и отправлялся в офис в Уайтхолле (обманчиво маленький и скромный). И каждый вечер Майкрофт возвращался к себе домой. Больше он нигде не бывал, за исключением клуба «Диоген», располагавшегося напротив его дома.

Майкрофту хватило одного взгляда на предметы, которые я начал раскладывать на столе (старая книга, зеркало, свеча и перевязанный седой человеческий локон), чтобы понять, что здесь происходит.

— Итак, — пробормотал он, потирая массивный чисто выбритый подбородок широкой дрожащей рукой, — итак, снова дошло до этого.

Мой гость был человеком лет пятидесяти пяти. Теперь в его тёмных волосах сквозило гораздо больше седины, нежели пару лет назад, когда я видел его в последний раз.

Как я уже говорил, Майкрофт был гораздо выше и полнее Шерлока, однако на его лице было такое же проницательное выражение, как у брата. Взгляд его глаз очень светлого серого оттенка постоянно был отсутствующим и рассеянным, в точности такой бывал у Холмса, когда ум великого детектива работал на полную мощность.

До сих пор я, конечно, не нарушал клятву, которую дал Шерлоку: не упоминать вампиров при его брате. Однако теперь Майкрофт сам коснулся этой темы, и мой категорический отказ обсуждать её мог подействовать на него хуже, чем правда.

До 1897 года я считал вампиров (в тех редких случаях, когда это слово вообще приходило мне в голову) всего лишь тропическими летучими мышами. Что же касается иной интерпретации, то это была абсолютная чушь, годная лишь для страшных сказок и суеверий. События того года, когда отмечали бриллиантовый юбилей её величества, избавили меня от этого заблуждения, и тем не менее я и теперь, по совести говоря, не знал, что думать.

Тем не менее я счёл необходимым изложить Майкрофту факты, постаравшись трактовать их как можно оптимистичнее. Он встревожился, хотя ничуть не удивился и, к моему великому облегчению, не думал падать в обморок. Хотя голос его слегка дрожал, когда он говорил мне, что если чеснок иногда бывает действенным средством от вампиров, то распятие и святая вода тут не помогают.

— Я это знаю, Майкрофт, — ответил я, терпеливо выждав, пока он закончит.

— В самом деле? — Он вытер лоб платком. — Рад это слышать.

Под влиянием порыва мой гость кратко изложил историю семьи Холмсов и рассказал о влиянии на неё вампиров. (Даже сейчас мне трудно об этом писать, поэтому я быстро покончу с этим вопросом.) Главная проблема заключалась в вампиризме, который обнаружился у матери Майкрофта и Шерлока после рождения сыновей.

Вполне понятно, что, повествуя об этом, Майкрофт был сильно взволнован. Он попросил разрешения откланяться, пока здесь не появится Дракула, даже если это маловероятно. У меня сложилось впечатление, что Майкрофт не удивился бы, явись его дальний родственник при ослепительной вспышке и в клубах дыма, как Мефистофель в некоторых театральных постановках.

После ухода Майкрофта я без колебаний вернулся к своим прерванным занятиям. Поиски нужных материалов и сведений в личных архивах моего друга были делом нескольких минут, поскольку, к счастью, я помнил кодовое слово. А вот воспользоваться этими материалами и сведениями надлежащим образом оказалось труднее.

Холмс не сделал ни малейшего намёка, в чём заключается особая процедура, с помощью которой он связывался с графом Дракулой, а я не пытался это выяснить, поскольку не питал особого интереса. Я почувствовал некоторое облегчение, обнаружив, что детали этой процедуры не так уж страшны: чтобы вызвать Дракулу, нужно было прочитать вслух латинские стихи из старой книги, одновременно сжигая человеческий локон перед зеркалом. Это действие, сильно отдающее магией, было чуждо моей натуре. Однако я не колебался, поскольку дело зашло слишком далеко и нельзя было больше медлить. На рабочем столе Холмса, где он проделывал химические эксперименты, нашлась маленькая спиртовка, которая была мне нужна.

Заперев изнутри дверь гостиной, я приступил к выполнению своей задачи. Это занятие так претило здравому смыслу и так не вязалось с летним солнечным светом и с будничными уличными звуками за окном, что раза три-четыре мне хотелось оставить эту затею и поискать другое средство связаться с тем, кто был мне нужен.

Только уверенность в том, что я следую инструкциям Холмса, которые он дал мне вполне серьёзно, а также в том, что у меня нет иного способа вызвать Дракулу, заставила меня упорно продолжать мои занятия.

Вскоре я закончил, но не видно было никаких результатов. Обдумывая ситуацию и сомневаясь, всё ли сделал правильно, я уснул в кресле от изнеможения. Когда я проснулся в семь часов вечера, летнее небо было затянуто тучами. Шея у меня онемела и ноги затекли, так что я не сразу вспомнил, почему нахожусь в этой комнате, а не дома с женой, в недавно купленной квартире на улице Королевы Анны.

Но вскоре в голове прояснилось. Я снова взглянул на часы, неумолимо тикавшие на камине. С момента исчезновения Холмса прошло примерно девятнадцать часов, и о нём ничего не было слышно. Дракула не отозвался на мой вызов. Уж не допустил ли я какую-нибудь ошибку в ритуале?

Над Лондоном прогрохотал гром, и я только что закрыл окно, в которое уже начали стучать первые капли дождя, когда раздался стук в запертую дверь. Я не наделён богатым воображением, но мне всё же пришлось собрать всё своё мужество, чтобы подойти к двери и отпереть её.

Меня ждало разочарование, и я попытался его скрыть. На пороге стояли Мартин Армстронг и Ребекка Алтамонт.

— Уотсон, рад вас снова видеть. Полагаю, здесь нет мистера Холмса? — Армстронг в волнении огляделся. Судя по внешнему виду молодого человека — он был измучен, растрёпан и небрит, — ему так и не удалось отдохнуть с тех пор, как я расстался с ним в Эмберли.

— Конечно нет, — ответил я. — Я не получал от него никаких известий. Вы прямо из Норбертон-Хаус? Что там нового?

Американец и мисс Алтамонт заговорили разом.

Самым важным, что они сообщили, была печальная, но вполне ожидаемая новость, что Абрахам Керкалди скончался от своего ранения.

— Теперь это уже дело об убийстве, — мрачно резюмировал Армстронг.

Взбешённый тем, что так и не организованы поиски Луизы — он считал, что власти упорно отказываются смотреть фактам в лицо, — Армстронг сел на поезд и отправился в Лондон. Он хотел посоветоваться со мной лично, предпочитая не обсуждать это дело по телефону. Ребекка Алтамонт, обеспокоенная отчаянием человека, который должен был стать мужем её сестры, настояла на том, чтобы отправиться вместе с ним. Она молча молила меня о помощи, и я попытался успокоить её взглядом.

Армстронг, буквально падавший от усталости и обезумевший от страха за Луизу, так ещё и не спал. Каким-то образом он удержался и не вздремнул в поезде, вместо этого он то беседовал с Ребеккой, то пытался сочинять статью о событиях прошлой ночи для своей американской газеты.

— Даже мои друзья на Флит-стрит, Уотсон, — к примеру, один мой знакомый редактор — даже они не могут понять. Он теперь жалуется, что я передал ему по телефону якобы ничем не подтверждённые сведения. Он не верит, что Лу жива. Все твердят, что мне нужно отдохнуть. Но как я могу отдохнуть, Уотсон? Как?..

— По крайней мере, вы можете сесть, — посоветовал я. — Вам нужно беречь силы, ведь они ещё понадобятся.

— Да, это верно, совершенно верно. Позвольте мне в таком случае отдохнуть — всего несколько минут. — Передвигаясь неуверенно, как старик, он опустился на диван. — Что-нибудь слышно от мистера Холмса?

Я терпеливо повторил, что нет никаких известий. Между тем Армстронг, позволив себе сесть, тотчас же растянулся на диване во весь рост, словно его заставила принять горизонтальное положение неодолимая сила притяжения. Через несколько минут он уже крепко спал.

Склонившись к своему гостю, теперь ставшему моим пациентом, я расстегнул ему воротник, измерил пульс и провёл беглый осмотр. Мои действия не разбудили молодого человека. Очевидно, у него было полное истощение и моральных, и физических сил.

— Пусть он поспит, — шёпотом попросила его белокурая спутница.

Я выпрямился и кивнул:

— Конечно. Но нет необходимости говорить шёпотом. Его нелегко разбудить, даже если бы мы очень постарались. — Затем, взглянув на молодую леди профессиональным взглядом, я добавил, что у неё тоже измученный вид.

Мисс Алтамонт устало опустилась в кресло, отреагировав на моё замечание взмахом руки.

— Доктор Уотсон, что на самом деле случилось с моей сестрой? Вы знаете?

Я увильнул от прямого ответа:

— А я надеялся, что вы просветите меня на этот предмет.

— Я не могу это сделать, — печально ответила Ребекка. Потом посмотрела на спящего Армстронга, и в этом взгляде к жалости примешивалось какое-то более сильное чувство. Она покачала головой. — Мартин уверен, что именно Луиза пришла к нам в библиотеку вчера ночью, но я сомневаюсь даже в этом. Пока мы ехали в поезде, он… на него было так жалко смотреть, что я притворилась, будто разделяю его мысли.

Откашлявшись, я сделал попытку, возможно, довольно неловкую, сменить тему.

— Скажите, мисс Алтамонт, а ваши родители не возражали против того, чтобы вы ехали в Лондон подобным образом?

Словно вернувшись откуда-то издалека, она удивлённо взглянула на меня:

— С какой стати они бы стали возражать, доктор Уотсон?

— Я имею в виду, что вам предстояло совершить такую дальнюю поездку в сопровождении молодого человека, который не является вашим близким родственником.

Она не сразу поняла, о чём идёт речь, затем отмахнулась от моих викторианских предрассудков, — у меня сложилось впечатление, что этот жест стал привычным для Ребекки Алтамонт. Что касается моральных соображений, по которым я или её родители могли счесть нежелательной поездку без компаньонки, она дала мне понять, что мы живём в двадцатом веке и больше нет необходимости беспокоиться о таких вещах.

Думаю, именно в ту минуту я впервые действительно почувствовал себя старым.

Тем временем моя юная гостья вновь вернулась к теме, от которой я старался её отвлечь:

— Я не знаю, доктор Уотсон, кто приходил в наш дом прошлой ночью — была ли то моя сестра или нет. Несомненно, это не привидение, хотя так считают мои родители. Но если это в самом деле была Луиза, то с ней что-то случилось. Она самым кошмарным образом изменилась.

Девушка ждала от меня ответа.

— Изменилась? Как именно?

— Я не знаю! В том-то и ужас. — И Ребекка разразилась слезами. Я забеспокоился, что она и сама может свалиться от усталости и переживаний.

Затем, уняв рыдания и как будто пересилив что-то внутри себя, она твёрдо заявила:

— Всё было бессмысленно с того самого дня, как утонула Луиза. — Девушка с вызовом заглянула мне в глаза, словно предвидя мою реакцию на то, что собирается сказать. Потом сделала глубокий вдох и добавила: — С того дня, когда я увидела, как из воды показались бледные руки, которые опрокинули лодку.

ГЛАВА 9

Стены нашей гостиной на Бейкер-стрит, 221-b слышали много странных историй, но все они не шли ни в какое сравнение с тем, что поведала мне мисс Ребекка Алтамонт о том дне, когда её сестра была так трагически вырвана из лона семьи.

— До сей минуты, доктор Уотсон, я скрывала одну вещь, которую, как мне кажется, видела в тот день. Потому что сомневалась, в здравом ли я уме, и боялась, что остальные тоже в этом усомнятся. Но теперь, когда одни всерьёз верят, что спиритические сеансы откроют нам истину, а другие убеждены, что Луиза, которую мы считали мёртвой, всего лишь загипнотизирована — о, я не могу больше этого вынести, — я должна кому-нибудь рассказать!

Я погладил руку своей гостьи, пытаясь успокоить.

— Если вы хотите мне что-то открыть, надеюсь, вы это сделаете. Быть может, вопреки ожиданиям, вы найдёте во мне не такого уж предубеждённого слушателя. Более того, вы можете помочь нам в расследовании.

Девушка вздохнула и откинулась на спинку кресла.

— Вы слышали заявления, которые я и Мартин сделали на дознании. Они не совсем верны. Вы видели Шейд, доктор. Эта речка всегда спокойная, а ширина её не более двадцати-тридцати ярдов. Мы взяли с собой корзину для пикника, и она почти опустела, поскольку мы всё время угощались. А ещё мы пели: Луиза захватила своё банджо. Конечно, грёб в основном Мартин, а мы иногда ненадолго садились на вёсла. Было так хорошо и спокойно… а потом случилось это. — Тут мисс Алтамонт умолкла, её голубые глаза подёрнулись пеленой слёз.

— Продолжайте, — подбодрил я её.

— Вы не вызовете санитаров и не отправите меня в сумасшедший дом?

— Ни в коем случае.

— Вы произнесли это очень убедительно. Ну что же, вызывайте их в случае необходимости, и всё же мне нужно выговориться.

Мы с Лу сидели на корме и смотрели вперёд, на нос. И тут, как мне кажется, я увидела… это промелькнуло передо мной, и много дней я убеждала себя, что ошиблась…

— Да-да, продолжайте, — снова сказал я: ей явно требовалась поддержка.

Девушка ещё немного поколебалась, но в конце концов решилась.

— Мне показалось, что я увидела… сначала руки. Большие руки, которые высунулись из воды и схватили лодку спереди, с обеих сторон — вот так. — Ребекка продемонстрировала своими маленькими ручками, как это было. — А потом я ясно увидела, как из воды, слева от лодки, поднимаются голова и тело мужчины.

— Мужчины? Кого именно?

— Я не знаю. Ведь это было всего мгновение, если только мне не померещилось. Однако я не помню, чтобы видела его прежде. Передо мной промелькнули рыжие волосы и борода. Губы у него были приоткрыты, а зубы были белые и острые. Его глаза… они были зелёные, и когда я вспоминаю, всегда приходит образ дохлой рыбы…

Мисс Алтамонт спрятала лицо в ладонях. Когда она опустила руки, я спросил её очень мягко:

— Не заметили ли вы в нём чего-нибудь ещё?

— Только то, что он, по-видимому, был совсем голый, и кожа была очень бледной. Впрочем, не исключено, что всё это я лишь вообразила. Вы понимаете?

— Понимаю.

— Думаю, что Луиза тоже его увидела, так как она тихонько вскрикнула. Правда, это могло быть оттого, что лодка начала переворачиваться. Мне никак не избавиться от мысли, что этот мужчина действительно опрокинул лодку. Но это невероятно.

— Любой человек мог опрокинуть лодку, — заметил я с полувопросительной интонацией.

Мисс Алтамонт промокнула глаза платочком:

— Да, обычный человек мог бы это сделать, но постепенно, навалившись всем своим весом на один борт, чтобы один планшир ушёл под воду. Но было совсем по-другому. Мы находились в центре речки, в глубоком месте, и я не понимаю, как мог этот мужчина встать там на дно. И тем не менее он чуть-чуть подтолкнул тяжёлую лодку, словно детскую игрушку.

Я ободряюще кивнул:

— Вы думаете, Мартин тоже мог увидеть этого мужчину?

— Да, мог, — ответила девушка. — Но он ничего не сказал мне об этом. Правда, сначала Мартин смотрел в противоположную сторону, но, быть может, он его увидел, когда лодка начала опрокидываться… Доктор Уотсон, — обратилась ко мне Ребекка изменившимся голосом, — неужели вы мне правда верите?

— У меня нет причин сомневаться в том, мисс Алтамонт, что события могли развиваться именно так, как вы их описываете. Мне только жаль, что вы не рассказали нам раньше.

Её голубые глаза широко открылись. Она явно не ожидала от меня подобной реакции.

— Как странно!

— Что я вам верю? Ну что же, с годами я убедился, что на свете случается много странных вещей. Нет ли ещё каких-нибудь деталей касательно этого бледного мужчины, которые вы можете сообщить?

Леди содрогнулась:

— Как я сказала, в следующую минуту все мы оказались в воде, и я больше никогда не видела этого… призрака, фантома. Но он преследует меня во сне, доктор. И там я вижу его омерзительное лицо, похожее на лицо мертвеца. У него рыжие волосы, потемневшие, оттого что намокли, спутавшиеся на лбу. И он злобно смотрит — нет, улыбается, но это ещё страшнее. Улыбается мне и моей сестре, и с таким кошмарным злорадством! А ещё во сне я вижу его тело и белые мускулистые руки, сжимающие планширы возле носа лодки. Наверно, он очень сильный… если только на самом деле существует. — И снова моя прелестная гостья задрожала. Потом она спросила: — Но кто же это был, доктор Уотсон? Как это объяснить?

— С объяснением придётся подождать. Я пока не могу его дать.

До сих пор было не понятно, удалась ли моя попытка связаться с Дракулой. Я надеялся, что смогу каким-то образом удалить со сцены мисс Алтамонт, прежде чем он появится.

Успокоив Ребекку в меру своих сил, я принялся уговаривать её отдохнуть, попутно наводя порядок на рабочем столе Холмса. Я закрыл и убрал старую книгу и частично сгоревшую свечу, выбросил осколки маленького зеркальца.

— У вас тут что-то стряслось? — рассеянно осведомилась гостья, наблюдая за моими действиями. Она поднялась с кресла и бродила за мной по гостиной, бездумно, как ребёнок, следующий по пятам за родителем. — Я изучала химию в школе, — добавила она с непоследовательностью, свидетельствовавшей об усталости.

Я пробормотал что-то уклончивое. Меня всерьёз беспокоило здоровье юной леди, так как она выглядела немногим лучше Армстронга. Казалось, она в любую минуту может лишиться чувств.

Убедив её присесть, я позвонил миссис Хадсон, которая вскоре зашла в гостиную. Как я и надеялся, она гостеприимно предложила мисс Алтамонт отдохнуть в своих собственных комнатах. Она также прислала Билли, молоденького слугу, с одеялом и подушкой для Армстронга и с последними выпусками газет для меня. Хотя в них по-прежнему уделялось большое внимание исчезновению Холмса, другие новости уже вытеснили этот материал с первых полос, и интерес к сверхъестественным аспектам данной истории поубавился.

Мартин Армстронг сладко похрапывал на диване, и Ребекка, у которой начали слипаться глаза, уступила настойчивости миссис Хадсон и согласилась немного вздремнуть в комнатах нашей хозяйки.

Как уже упоминалось, я проснулся в семь часов вечера. Тянулись долгие летние сумерки, и уже смеркалось.

Несколько часов беспокойного сна подкрепили мои силы, а после второй трапезы, приготовленной миссис Хадсон, я почувствовал прилив энергии. Сделав всё, что мог, дабы вызвать Дракулу, я принял решение незамедлительно вернуться в Эмберли и подключиться к поискам Холмса. Можно было успеть на поздний поезд, отправлявшийся до полуночи.

В Эмберли я намеревался, вопреки предостережению Эмброуза Алтамонта, повидаться с Сарой Керкалди наедине и хорошенько расспросить её. Перед отъездом в Лондон я узнал, что она находится не в местном полицейском участке, а сидит под домашним арестом в своей комнате у Алтамонтов.

Вспомнив, что в Норбертон-Хаус есть телефон, я позвонил туда: мне хотелось узнать, не слышно ли чего-нибудь нового о Холмсе.

Эмброуз Алтамонт, снявший трубку, говорил со мной довольно прохладно. Он выразил мне сочувствие по поводу случившегося с моим другом. Наш бывший клиент всё ещё был одержим идеей возвращения своей дочери из потустороннего мира с помощью спиритической материализации.

— Теперь я понимаю, доктор Уотсон, что в небесах и на земле существуют поистине великие силы, о которых я даже не подозревал.

— В самом деле? — резко произнёс я. — Вам было представлено новое доказательство этого?

В трубке послышался треск из-за помех на линии.

— Конечно, я имею в виду появление моей дочери на спиритическом сеансе. Вы там присутствовали и видели это собственными глазами. А вы о чём подумали?

— Простите, — пробормотал я. — Быть может, я не совсем расслышал. Что вы сказали?

— Конечно, я молюсь, чтобы все мы снова увидели мистера Холмса на этом свете. Но нас не должно удивлять, если этого не случится.

Тон Алтамонта оставался весьма сдержанным, и, когда я упомянул, что подумываю о скором возвращении в Эмберли, он только хмыкнул и не пригласил меня в свой дом в качестве гостя.

Я сообщил Алтамонту, что его младшая дочь в безопасности и сейчас находится в хороших руках. Думаю, он несколько опешил, услышав это: вероятно, он не знал или совсем забыл, что Ребекка уехала в Лондон.

Не успел я закончить разговор, как появился Билли и доложил, что какой-то таинственный посетитель настойчиво и, насколько я понял, самым хамским образом требует встречи с доктором Уотсоном. Юный слуга с негодованием сказал, что этот человек только выругался, когда его спросили, не желает ли он передать свою визитную карточку или записку.

По какой-то причине мне на ум сразу пришло имя неведомого графа Кулакова, но при первом же взгляде на своего визитёра я отверг данное предположение. Это был бедно одетый малый, неотёсанный на вид, который поначалу улыбался и кивал, лебезя передо мной. Что-то в его одежде напомнило мне данное Холмсом описание человека, наблюдавшего за нами через окно в «Симпсоне».

Мой посетитель вздрогнул, заметив раскинувшегося на диване Мартина Армстронга.

— Кто это? — спросил он. У этого человека был сильный иностранный акцент, который выдавал в нём выходца из Восточной Европы.

— Это вас не касается. Если у вас ко мне дело, вам бы лучше изложить его.

Посетитель злобно покосился на слугу:

— Когда мы останемся одни.

Я отослал Билли. Когда мальчик вышел из комнаты, мужчина снова заулыбался и закивал.

— Ваш друг, мистер Холмс, нуждается в вашей помощи. Он в большой опасности.

Очевидно, прочитав на моём лице явственное недоверие, незнакомец вынул и передал мне старую трубку из корня вереска, которую я сразу узнал: она принадлежала Холмсу.

Пока я задумчиво вертел трубку в руках, посланец твердил, что если я действительно хочу помочь Холмсу, то должен сейчас же отправиться с ним, ни минуты не медля.

— Так сказал сам ваш друг.

— Он не написал записку, чтобы вы передали её мне?

— Зачем вам нужна эта писанина? — Мой безымянный посетитель решительно тряхнул головой. — Он не мог писать.

— Что же помешало ему это сделать?

В ответ на мой вопрос он нахмурился:

— Говорю вам, он, быть может, умирает, и ему нужна ваша помощь. Вы не должны ни с кем говорить и оставлять записки, и вам нужно немедленно идти со мной.

Ещё раз внимательно осмотрев старую вересковую трубку с серебряным ободком вокруг чубука, я ни на минуту не усомнился, что именно её Холмс взял с собой в Эмберли. Вполне вероятно, она была у него в кармане в момент исчезновения.

Посланец бдительно наблюдал за мной, и я решил открыто пренебречь его распоряжениями.

— Что вы делаете? — спросил он, когда я взял с письменного стола ручку и бумагу.

— Оставляю сообщение, нравится вам это или нет.

Под его недовольным взглядом я набросал несколько слов для миссис Хадсон, кратко описав обстоятельства, при которых мне пришлось отлучиться, и дав ей инструкции уведомить полицию, если от меня не будет известий в течение шести часов. Я сложил и надписал записку и положил на письменный стол.

Затем, с весьма дурными предчувствиями, но не видя иного пути, я вышел на улицу вместе со странным сопровождающим. У двери поджидала извозчичья карета. Возница, лица которого было не видно из-за надвинутой шляпы и шарфа, наклонился с облучка, чтобы негромко обменяться несколькими словами с моим провожатым. Повинуясь нетерпеливому жесту последнего, я открыл дверцу кареты и забрался в неё.

Когда я сунул голову внутрь, то, к своему удивлению, обнаружил, что одно место уже занято. Сидевший в карете человек был под стать первому: он был так же неважно одет и выглядел так же подозрительно. Первый незнакомец запрыгнул вслед за мной в карету и закрыл дверь.

Не успела захлопнуться дверца, как кэб тронулся, кренясь из стороны в сторону, и я услышал щёлканье кнута: очевидно, предполагалось ехать с большой скоростью.

Я сразу же начал расспрашивать своих спутников, сидевших лицом ко мне. Один держал правую руку в кармане, у другого она находилась под пальто — скорее всего, там они прятали оружие. Окна кареты были завешены непрозрачной материей, так что я не видел, где мы проезжаем.

— Куда мы едем? — спросил я, стараясь, чтобы голос мой звучал твёрдо. — Где Шерлок Холмс?

— Вы скоро будете с ним, — впервые заговорил человек, который поджидал нас в карете. Усмехнувшись, он обнажил белые зубы, выделявшиеся на грязном и заросшем щетиной лице.

Я лишь кивнул, внутренне готовясь к бою, который казался неизбежным. Мне подумалось, что у меня было бы больше шансов, если выйти из кареты.

За пару минут до окончания нашей поездки (судя по времени, мы проехали около двух миль) звуки уличного движения стали более отдалёнными, словно мы оставили позади оживлённые улицы. Одновременно экипаж стало сильно подбрасывать и трясти — такого я не испытывал даже на самых запущенных лондонских улицах.

Экипаж ещё немного проехал, кренясь набок, и резко остановился. Один из мужчин, ехавших вместе со мной, сразу же отворил дверцу и спрыгнул на землю. Мне было велено выйти, и, очутившись на разрытой мостовой, в густой тени, я сразу же угодил ногой в глубокую лужу.

Поблизости вырисовывались тёмные заброшенные здания, и, взглянув на их неровные очертания на фоне неба, я понял, что нахожусь среди развалин. Похоже было на то, что мы заехали в какой-то бедный район Лондона, и эти дома обречены на снос, возможно, их уже начали разрушать. По обе стороны переулка, в котором остановилась карета, тянулись полуразрушенные стены, и путь преграждали груды мусора, в которых, судя по доносившимся оттуда звукам, возились крысы. Что бы ни замышляли эти отчаянные головы, им вряд ли помешают здесь прохожие.

Второй мужчина вышел из экипажа вслед за мной, и, прежде чем повернуться ко мне, эти двое обменялись взглядами.

Я был исполнен решимости дорого продать свою жизнь:

— Я хочу знать, что вы сделали с…

Но мои провожатые, точнее, мои похитители, как я теперь осознал с ясностью отчаяния, сбросили маски. Они вовсе не собирались отвечать на мой вопрос.

— Проклятый империалист! Пришёл твой час!

— Умри, монархист! Капиталистическая свинья! — С этими словами человек, стоявший шагах в пяти от меня, вытащил пистолет. А его товарищ, находившийся на расстоянии вытянутой руки, достал из-под пальто короткую дубинку.

Но они не успели на меня напасть, а я — сделать попытку защититься, так как подоспела помощь, откуда я её никак не ожидал. Возница, безмолвно и неподвижно сидевший на козлах, вдруг взмахнул длинным кнутом, и тот, извиваясь, как большая змея, плотно обхватил запястье человека с пистолетом. Тот вскрикнул от удивления, и оружие разрядилось, никому не причинив вреда: пуля попала в одну из полуразрушенных стен, которыми мы были окружены. Следующий удар кнута сбил его с ног.

В это мгновение человек с дубинкой поднял её, изрыгнув грязное ругательство, и я сцепился с ним — как раз вовремя, иначе он огрел бы меня со всей мочи. Неизвестно, кто из нас победил бы в этой схватке, так как в следующую минуту с козел метнулась чёрная фигура и налетела на моего противника, как какой-то крылатый хищник.

Его вырвали из моих рук, и он повис в воздухе, болтаясь, как тряпичная кукла: высокий худой извозчик одной рукой держал его за шиворот. Сейчас возница стоял рядом со мной, и его шляпа слетела, обнажив копну чёрных волос. За его спиной на разрытой мостовой распростёрся тот негодяй, который вынул пистолет. Он лежал, не подавая признаков жизни, а рядом валялось его бесполезное оружие.

Я так и не успел вступить в бой: всё слишком быстро закончилось. Пока что я был в безопасности.

Мои последние сомнения относительно личности извозчика развеялись ещё до того, как он свободной рукой развязал шарф, скрывавший нижнюю часть его бледного чисто выбритого и поразительно молодого лица.

Я задыхался, и мне потребовалась пара минут, чтобы восстановить дыхание.

— Граф Дракула! Я уже начинал опасаться, что мой вызов не дошёл до вас.

— В высшей степени дипломатично сформулировано, доктор. — Голос Дракулы, который я хорошо помнил, был глубоким, и его английский отличался точностью и элегантностью, хотя говорил он с восточноевропейским акцентом. Одновременно он плавно опускал своего пленника на землю, пока его нош не коснулись земли. — На самом деле я прибыл как только смог. К сожалению, когда до меня дошёл ваш вызов, я был вдали от Лондона, но, по счастью, в Англии.

— Мне очень повезло.

— Примите мои извинения, доктор, за те неудобства, которые могло доставить вам моё опоздание. Но меня задержало… Да-да, что вам угодно?

Последняя фраза относилась к его пленнику, который, слегка отдышавшись, попытался лягнуть графа. Дракула, сдавив его шею таким образом, что тот потерял сознание, позволил ему соскользнуть вниз. Этот субъект во весь рост растянулся на разрытой мостовой. Затем мой спаситель невозмутимо возобновил свой рассказ о том, как добрался до Бейкер-стрит примерно в то же время, что и мои похитители. С самого начала эта троица показалась ему подозрительной — в их число тогда входил ещё и возница.

— Естественно, прежде чем вмешаться. — заключил Дракула, — я счёл необходимым убедиться, что верно истолковал ситуацию.

— Нет нужды в извинениях, — пробормотал я. — Благодарю вас за помощь.

— Определиться в той ситуации было делом тонким. — И граф продолжил объяснять, как он, используя некоторые способности, присущие вампирам в часы с заката до рассвета, невидимый последовал за подозрительными личностями. Затем он тайно взобрался на козлы кареты, когда та тронулась в путь, увозя меня вместе с похитителями.

Усевшись за спиной извозчика, он смог услышать разговор в карете. Вскоре Дракула удостоверился, что его опасения не беспочвенны.

— Потом нужно было выяснить у извозчика, куда ему велено ехать. Я позволил ему быстро и молча покинуть карету, а он оставил в полное моё распоряжение кнут, шляпу и шарф.

Парню не терпелось убраться восвояси, возможно, на него подействовали мои слова или взгляд. Во всяком случае, я узнал, что он всего лишь наёмник и не стоит нашего внимания. А вот с этим субъектом следовало бы побеседовать. — Граф улыбнулся, чуть ли не с нежностью посмотрев на головореза, лежавшего у его ног.

— Так где же мы сейчас находимся? — Я огляделся, но увидел лишь руины, сомкнувшиеся вокруг нас в ночи, а слабо доносившиеся звуки свидетельствовали о том, что оживлённые улицы находятся в нескольких кварталах отсюда.

— Где-то в Сити, к северо-западу от собора Святого Павла. Возница сказал, что это конечная цель поездки.

Я понял, что отсюда недалеко до знакомых лондонских улиц. Позже я узнал, что фактически мы были поблизости от того места, где уже велись работы по сносу Ньюгейтской тюрьмы, дабы расчистить место для нового здания уголовного суда.

Прежде чем направиться к людным улицам, нужно было принять решение насчёт наших пленников.

Человек с пистолетом очнулся, но ненадолго. Я подошёл его осмотреть и увидел, что он сильно расшибся о разрытый асфальт: у него был сломан позвоночник и имелись другие серьёзные травмы. Перед смертью он нашёл в себе силы обличить меня как врага народа.

Услышав, что я, обратившись к Дракуле, назвал того графом, умирающий обвинил его в том, что он слуга охранки и лакей царя.

— Я понятия не имею, о чём говорит этот человек, — сказал я Дракуле.

Он принялся объяснять мне, что охранкой называют тайную полицию в России.

— Я это знаю, граф. — Подняв с земли шляпу, я в этот момент чистил её. — Но я не понимаю, какая может существовать связь между политикой Восточной Европы и спиритическими сеансами в центральной Англии.

Дракула пожал плечами:

— Вы не знаете, как вам удалось приобрести таких экзотических врагов?

Я вкратце описал ему причины, побудившие меня обратиться к нему за помощью, а также обстоятельства, при которых исчез Холмс.

…Но я не стану утомлять вас повторением ответа славного доктора, чувствовавшего себя несколько неловко. В тот момент он испытывал трудности психологического свойства: с одной стороны, честь требовала, чтобы он выразил благодарность, которую чувствовал, но, с другой стороны, он решительно осуждал мой образ жизни. Позвольте мне с этого места самому продолжить повествование.

Итак, мы, двое победителей, стояли среди развалин и решали вопрос, что делать с единственным оставшимся в живых врагом.

По моему компетентному мнению, вполне можно было провести успешный допрос. Но, выслушав краткий рассказ Уотсона, я подумал, что вряд ли наш пленник может сообщить сведения, которые немедленно выведут на нашего главного врага.

Однако, желая использовать все шансы, я поставил жалкого головореза на ноги и спросил его:

— Где Шерлок Холмс?

Сначала он ничего не ответил, потом разразился уличной бранью, но я прибег к своим безотказным методам и получил правдивый ответ, который, к сожалению, ничего нам не дал:

— Я не знаю! Ай! Не знаю!

Тут я счёл разумным заверить Уотсона (которому, судя по его виду, вот-вот могло стать дурно и который уже готов был протестовать против моих методов), что его непосредственное присутствие не требуется. Я, Дракула, оставшись наедине с несостоявшимся убийцей, без особого труда его разговорю. Через несколько минут он выложит нам все сведения, которыми располагает, относительно нанявшего его лица.

Но я думаю, что это напрасный труд, поскольку убеждён, что этот тип не может сообщить нам ничего существенного.

Уотсон пробурчал, что не совсем меня понимает.

Я нажал на определённые нервы, что почти не причинило боли, и мой пленник, потеряв сознание, сполз на землю. Тщательно вытирая руки, я пояснил:

— Он останется в таком состоянии в течение многих часов, если только я не разбужу его… Но вы же понимаете, в чём наша проблема, доктор, не так ли? Даже если довести этого субъекта до того, что он с неистовым энтузиазмом будет сам рваться нам помочь, я уверен, что у него нет никаких важных сведений. Чтобы их раздобыть, необходимо выйти хотя бы на следующее звено в цепи. У нас ушёл бы целый день, а то и несколько дней, чтобы добраться до того, кто поспал этих людей вас убить. А между тем кузен Шерлок…

В первую очередь мы должны беспокоиться о нём. Да, я вполне понимаю всю сложность…

Уотсон принялся отирать пот со лба. Он поворачивал голову и так и этак, определённо желая в сию же секунду оказаться в другом месте. Помню, мне подумалось, что он несколько постарел со времени нашей предыдущей встречи в 1897 году.

Наконец он придумал ответ, удачный, с его точки зрения. Доктор не погрешил против правил чести и вместе с тем учёл требования крайней ситуации.

— При данных обстоятельствах я не испытываю угрызений совести, оставляя этих людей здесь. В их нынешнем состоянии они не способны причинить вред. И, к счастью, они обеспечили нас средством передвижения. Я полагаю, граф Дракула, что, если вы едете со мной, мы вполне успеем на ранний поезд до Эмберли.

ГЛАВА 10

Прежде чем отправиться на вокзал Виктория, я заехал на Бейкер-стрит, чтобы упаковать кое-что из личных вещей. Вернее, мне нужно было просто кое-что переложить, поскольку я ещё не успел распаковаться после предыдущей поездки в Эмберли. А ещё я хотел оставить записку миссис Хадсон относительно своих нынешних планов, а также проверить, не пришло ли в моё отсутствие каких-нибудь сообщений.

Дракула, по-прежнему пребывавший в роли возницы, отклонил моё приглашение зайти в дом. Он заверил, что я найду его на том же месте, когда спущусь. Он также предупредил меня — по моему мнению, без всякой необходимости, — что мне небезопасно разгуливать по улицам без охраны.

Поднимаясь по лестнице к себе в комнату, я столкнулся с миссис Хадсон и Билли. От них я узнал, что уставшая парочка всё ещё спит — каждый на своём месте. Я наскоро черкнул короткие бодрые записки, одну для Армстронга, вторую — для мисс Алтамонт, попросив передать им, когда они проснутся. В записках я известил, что уезжаю обратно в Эмберли.

Мои приготовления к отъезду были скоро завершены, так как я ограничился самым необходимым. Вдобавок к обычным предметам, которые любой путешественник берёт в дорогу, я захватил сумку с медицинскими принадлежностями и свой старый армейский револьвер. При сложившихся обстоятельствах я счёл нужным зарядить его несколькими патронами с деревянными пулями, выполненными по специальному заказу Холмса в 1897 году слепым немецким оружейником фон Гердером. Он когда-то прославился искусством изготовления смертоносных духовых ружей. Пули были сделаны из зеленовато-коричневого дерева, lignum vitae[5] — оно очень твёрдое и такое тяжёлое, что тонет в воде. Эти пули гораздо действеннее против вампиров, нежели металлические. Я хранил их в качестве раритета шесть лет, и мне в голову не приходило, что они могут снова нам понадобиться для серьёзной цели.

Когда я вышел на улицу, Дракула, в обличье возницы, ждал меня, как и обещал. Я заметил, что теперь на графе другая шляпа — из крашеной плетёной соломы, с широкими полями, хорошо защищающими от солнца. В моё отсутствие граф переставил карету на другое место у обочины тротуара, а внутри экипажа я обнаружил ковровый саквояж, которого раньше не было. Очевидно, это был багаж моего спутника, который тот захватил в путешествие. Он где-то раздобыл и саквояж, и шляпу за те несколько минут, пока меня не было. Мне подумалось, что ему, наверно, не пришлось далеко ходить за вещами. Интересно, нет ли у графа Дракулы укромных мест в разных частях Лондона, как у Шерлока Холмса?

Время близилось к полуночи, когда мы прибыли на вокзал. Передавая своему спутнику ковровый саквояж, я услышал, как хрустит содержимое, и догадался, что это сухая земля. Я понял, что Дракула вынужден повсюду возить с собой запас родной земли, необходимой для поддержания его жизнедеятельности. Любому вампиру почва родины так же нужна, как вода и пища людям.

Мы оставили экипаж на улице перед вокзалом и спустя час сели в поезд, следовавший в Бекингемшир. Прошло уже более суток с момента исчезновения Холмса.

В столь ранний час мы были одни в вагоне, освещённом тусклым электрическим светом. Задолго до того, как Лондон остался позади, я начал излагать графу Дракуле подробности спиритического сеанса в Норбертон-Хаус, имевшего столь прискорбные последствия.

Дракула сидел напротив меня, тело его покачивалось в такт движению поезда, и я почему-то увидел в нём сходство с рептилией. Он очень внимательно слушал, изучающе глядя на меня поверх бледных пальцев с длинными ногтями, сложенных «пирамидкой», — этот жест подчёркивал сходство с его пропавшим без вести кузеном. Прервал он меня только раз, чтобы выразить своё презрение ко всяческим спиритическим сеансам.

— Терпеть не могу всю эту спиритическую чушь, и мне неважно, занимаются ли медиумы мошенничеством сознательно или сами верят в подлинность своих эффектов.

— В самом деле? — Вопреки логике, я был удивлён.

— Да. — Он решительно покачал головой. — На основании собственного опыта могу сказать, доктор Уотсон, что мужчины и женщины, которые умерли по-настоящему, навсегда отделены от людей и предметов этого света. По моему мнению, никакие совместные потуги их живых собратьев, сидящих в тёмной комнате, не могут изменить этот факт. А теперь я буду вам признателен, если вы начнёте с самого начала, или откуда сочтёте нужным, и изложите причины, заставляющие вас думать, что в настоящий момент кузену Шерлоку лично угрожает большая опасность. Вы действительно полагаете, что он не исчез по собственной инициативе, дабы испробовать один из своих эксцентрических методов расследования?

Я начал с истории, рассказанной нашим клиентом Эмброузом Алтамонтом, к которой добавил результаты расследования, которое мы провели по его просьбе. Я старался не упустить ни одной детали. Дракула слушал не прерывая и только порой задумчиво кивал. Заканчивая свой рассказ, я непроизвольно зевнул. Каким облегчением было разделить с кем-то свои страхи и сознавать, что ты выполнил свой долг, сделав всё что мог.

По-видимому, граф придерживался того же мнения.

— Я считаю, что вы поступили правильно, вызвав меня. К сожалению, я не питаю особых надежд относительно шансов вернуть кузена Шерлока живым, но в самом крайнем случае, доктор, мы жестоко отомстим его врагу. — Мой спутник улыбнулся, вероятно, намереваясь меня подбодрить. — А теперь вам нужно немного поспать.

Голос Дракулы, когда он произносил последнюю фразу, донёсся до меня как бы издалека. Он уже задёрнул шторы на окнах, чтобы защититься от лучей солнца, которое недавно взошло. При сумрачном свете в купе ясно видны были только его глаза. Покачивание поезда и приглушённый перестук колёс убаюкивали меня, и я не в силах был противиться. Кажется, я возразил графу и сразу же куда-то провалился, а следующее, что я помню, — это бледная рука у меня на плече и спокойный голос, сообщивший, что мы подъезжаем к Эмберли.

Я нашёл, что короткий сон очень меня освежил. В пути было несколько задержек, и мы прибыли в середине утра, всего на несколько часов раньше, чем в мою предыдущую поездку с Холмсом.

Ещё в поезде мы с графом решили отложить визит вежливости в Норбертон-Хаус, а то и вовсе отказаться от него. Таким образом снимался вопрос, должен ли я представить семейству Алтамонтов моего нового товарища, и если да, то под каким именем? Да и в любом случае я не получил приглашения в дом Алтамонтов, и меня ждал бы там холодный приём.

Вместо этого мы с графом Дракулой сразу же занялись выбором гостиницы. К счастью, в деревне, да и во всей округе их было много. Сюда уже приехали журналисты и высокие полицейские чины — их привлекло продолжавшееся расследование и обещанное дознание по поводу смерти Абрахама Керкалди. Мы слышали, что дознание отложено по просьбе полиции, поскольку один важный свидетель — несомненно, имелся в виду Шерлок Холмс, — пока что не найден.

Но когда мой спутник пустил в ход своё недюжинное обаяние, чтобы очаровать владельца гостиницы, мы получили комнаты в «Голове сарацина», где остановился инспектор Меривейл. Мне показалось, что графу по какой-то причине понравилось название этого заведения. Хозяин сообщил нам, что человек из Скотленд-Ярда сейчас отсутствует, так как руководит поисками Холмса и Луизы Алтамонт на местности.

Мы предполагали, что Армстронг скоро вернётся из Лондона и снова поселится в Норбертон-Хаус. Американец поднял вопрос об эксгумации, но представлялось маловероятным, что ему удастся убедить родителей Луизы и полицию в необходимости данной процедуры.

Вскоре после прибытия мы уже были в курсе слухов, ходивших по деревне, будто бы мистер и миссис Алтамонт стремятся провести ещё один спиритический сеанс, причём муж настаивает на этом даже больше, чем жена. На этот раз чета Алтамонтов была настроена не приглашать никаких скептиков, которые только испортят всё дело. Нам также стало известно, что Сара Керкалди вовсе не находится под домашним арестом — она по-прежнему желанный гость Алтамонтов. По одной версии, распространённой в деревне, Сара так горюет о смерти брата, что опасаются за её рассудок; согласно же другой, у неё воспаление мозга.

Полиция уже допросила молодую спиритку, однако все сходились на том, что Алтамонты предложили ей покровительство и готовы воспользоваться своим богатством и влиянием, чтобы защитить Сару. Они считали, что она помогла им связаться с покойной дочерью и даже установить с ней прямой контакт.

Тот факт, что Абрахам Керкалди роковым образом пострадал во время последнего сеанса, несомненно, говорил о том, что медиумы невиновны во всех совершённых преступлениях.

И мне, и Дракуле была неясна нынешняя позиция Сары Керкалди. Представлялось весьма вероятным, что семья, понёсшая тяжёлую утрату, захочет провести новый сеанс тайно и, по возможности, без надзора полиции.

Нам также казалось, что старшие Алтамонты, стремясь убедить молодёжь в правильности своей точки зрения на сложившуюся ситуацию, пожелают, чтобы Мартин Армстронг и их младшая дочь присутствовали на сеансе. Что касается Армстронга, то он вполне может предпочесть спиритический сеанс расследованию в склепе, где, по его мнению, похоронена какая-то незнакомка.

Однако мы приехали в Эмберли не для праздных размышлений. Я даже отклонил предложение графа Дракулы задержаться и позавтракать перед тем, как мы приступим к поискам Холмса. Правда, мы захватили с собой сэндвичи и термос с кофе, а также мои традиционные медицинские запасы бренди, разбавленного водой.

В конюшне возле станции мы наняли двуколку с лошадью. Когда мы уселись, Дракула взял вожжи и спросил, куда ехать. Он хотел начать со склепа, где покоилась Луиза.

— Вряд ли мы найдём там кузена Шерлока, но можно напасть на какой-нибудь след.

— Тогда давайте начнём оттуда, и поскорее.

Дракула явно чувствовал себя некомфортно. Пару раз я заметил у него гримасу боли, когда в разрыве между облаками появлялся ослепительный луч. Но, демонстрируя выдержку бывалого путешественника, он надвинул на глаза широкополую шляпу и надел перчатки, попросив не упоминать о его личных неудобствах, когда он ведёт поиск Холмса.

В пути я сказал своему новому товарищу, что у меня есть причины считать похитителем Холмса вампира.

— Буду рад их услышать.

— Во-первых, Холмс, как правило, вполне способен себя защитить, и никакому обычному противнику не удалось бы утащить его так быстро, без единого вскрика.

— Да, если предположить, что его действительно похитили, а не он сам предпочёл исчезнуть. Вам прекрасно известно, что так бывало не раз. Что ещё?

— Вторая причина заключается в том, что люди… — Я сделал паузу и откашлялся: мне трудно было выговорить это слово. — Что тут действительно замешаны вампиры.

— Вы в этом уверены?

— Уверен. И вот почему…

Если я и ожидал защитной реакции, то ошибся: мой спутник и бровью не повёл.

— Я уверен, что девушка в белом, появившаяся на спиритическом сеансе, самый настоящий вампир, была ли то Луиза Алтамонт или нет. А там, где есть один вампир…

— …Есть хотя бы ещё один. Очень хорошо, доктор Уотсон. Если допустить, что вы правы и примерно три недели назад мисс Алтамонт довольно внезапно обратилась в носферату, то, вполне возможно, кто-то вроде меня — её любовник или насильник — всё ещё находится поблизости.

До сих пор я не бывал на фамильном кладбище Алтамонтов, но слышал о нём от Армстронга и точно знал, где оно находится.

Поездка от гостиницы до места назначения заняла менее получаса. Старинное кладбище окружала железная ограда, почти полностью скрытая разросшимся кустарником. С дороги сюда можно было попасть через калитку. Всю территорию покрывала густая растительность. Кое-где буйные травы и дикие цветы были недавно смяты человеческими ногами, колёсами и копытами лошадей — последние несколько недель это место часто посещали.

На невысоком холме возле кладбища стояла маленькая полуразрушенная церковь или часовня, явно на несколько веков старше, чем надгробные камни. От здания уцелело немного — лишь осыпающиеся стены, поросшие мхом и лишайником и увитые плющом и жимолостью.

Мы проехали к центру кладбища — именно там располагался фамильный склеп Алтамонтов. Здесь было особенно много следов посетителей. Склеп можно было сразу узнать по надписи: на камне была высечена фамилия семьи.

Выбравшись из двуколки, Дракула успокоил норовистую лошадь, прошептав несколько слов и потрепав её по шее. Затем он подошёл к склепу с теневой стороны. Сначала граф приложил к каменной стене обе руки, потом, сняв шляпу, прижался к ней лбом. Постояв так минуту-другую, он повернулся ко мне и спокойно изрёк, что обнаружил явное доказательство присутствия внутри склепа вампира. Он добавил, что не нашёл там следов Холмса, живого или восставшего из мёртвых.

Я содрогнулся при мысли, что мой старый друг мог стать вампиром или что его заточили в склеп.

Нахмурившись, граф надел шляпу и отступил на шаг от склепа Алтамонтов.

— Мы должны расширить круг поисков, — заметил он и медленно пошёл прочь. Потом вернулся ко мне, словно ему пришла в голову какая-то мысль: — Вы абсолютно правы насчёт одной вещи, доктор. Внутри склепа спит молодая девушка, бездыханная, но не умершая по-настоящему. — И он снова дотронулся рукой до старой каменной стены.

Я не смог справиться с дрожью:

— Луиза Алтамонт?

Дракула пожал плечами:

— Не могу назвать её имя. Может быть, позже мы разбудим её и спросим. Но лучше сделать это после заката. Однако сначала нам нужно найти кузена Шерлока, пока ещё у нас есть основания надеяться, что он жив.

На площади в пол-акра были разбросаны ещё несколько склепов, вероятно, столетие назад здесь было небольшое кладбище при церкви. Эти склепы были меньше, чем у Алтамонтов. Одни были совсем старые, другие новее, и сюда явно не наведывались годами, а то и десятилетиями. Были тут и памятники, и надгробные камни, тоже в запущенном состоянии.

Дракула обошёл могилы, проверяя каждую каким-то особым способом. Его поиски не дали результатов, хотя несколько раз он останавливался, иногда на целую минуту, и пристально смотрел на спутанные ползучие растения под ногами.

Вдруг он быстро наклонился и, что-то задумчиво пробормотав, выпрямился. В руке он держал какой-то предмет, блеснувший жёлтым пламенем. Им оказалась золотая булавка с зеленоватыми камешками, которые, на мой взгляд, были не изумрудами, а скорее нефритами, аквамаринами или гранатами.

— Это, — сказал я, — вполне может быть одной из вещей, похищенных из дома в среду ночью, во время спиритического сеанса или вскоре после него. Все они были не особенно ценными. Но почему она здесь?

Дракула ничего не ответил и, передав мне золотую вещичку, снова сосредоточился на поисках.

Я осмотрел булавку, прежде чем положить её в карман, с тем, чтобы потом передать полиции. Это была фамильная вещь, и обычный взломщик никогда бы её не выбросил. С другой стороны, золотая булавка, конечно, не могла быть тем сокровищем, которое вызвало жажду мести, не утихавшую более столетия.

Я решил, что, хотя эта находка может помочь в расследовании, нельзя допустить, чтобы она отвлекла нас от главной цели.

Дракула, по-видимому, уже забыл о булавке.

— Ни один из тех, кто здесь лежит, не подаёт признаков жизни, — наконец заключил он. Затем, подняв голову, погрузился в созерцание старой церкви на холме.

Несколько минут спустя мы уже взбирались на этот холм, поросший деревьями. Дракула вошёл в церковь первым. Сделав три шага по старинному полу с сохранившимися кое-где фрагментами мозаики, он остановился, прислушиваясь, и сделал мне знак замереть на месте.

Пауза была мгновенной. Граф устремился вперёд со словами:

— Здесь, доктор Уотсон. Под полом! — Он легонько пнул каменную плиту, вероятно весившую не меньше тонны. — Слышно дыхание. И биение сердца, медленное, но пока не слабое.

Если под старинным полом и было полое пространство, масса камня была слишком большой, чтобы от пинка сапогом возник звук, по которому это можно было бы определить. Я заколебался:

— Тогда нужны инструменты…

— Вам нужно только принести из двуколки ваши медицинские инструменты. Поторопитесь!

Граф присел на корточки и стал ковырять нервными костлявыми пальцами края плиты. Камень крошился и отслаивался под длинными ногтями, которые, казалось, обладали твёрдостью металла.

Без дальнейших промедлений я побежал к двуколке, путаясь в высокой траве и спотыкаясь о могилы, и быстро вернулся в церковь со своей сумкой. За эти несколько минут Дракула сделал поразительные успехи, освобождая камень, который не был закреплён извёсткой. Голыми руками граф расковырял сбоку от плиты отверстие и теперь, растянувшись во весь рост на полу, сунул худую руку под плиту, которую пока не пытался сдвинуть.

Он издал радостный смешок — надо сказать, звук был довольно неприятный. Когда Дракула заговорил, в его голосе звучал скорее восторг, нежели возмущение.

— Так я и думал… Очень остроумно… Ловушка для неосторожных. При попытке поднять камень он бы выскользнул и упал прямо на жертву, находящуюся под ним.

Я содрогнулся:

— Как вы узнали, что тут ловушка?

Он слегка повернул голову в мою сторону, и его тёмные глаза блеснули. Тело было совершенно неподвижным, работала лишь рука, и меня снова поразило сходство Дракулы с рептилией.

— Потому что, доктор… что-то в таком роде придумал бы я сам… будь я на месте нашего противника. Ну, вот и всё!

Как только граф обезвредил механизм ловушки, он с ликующим возгласом вынул руку из-под камня и приготовился поднять тяжесть. Прежде чем я успел предложить свою помощь, он без всяких видимых усилий приподнял с одной стороны огромную каменную плиту. Такой подвиг был бы под силу трём-четырём обыкновенным мужчинам.

Под плитой обнаружилось небольшое пространство, не больше обычного гроба; там лежал на спине человек с закрытыми глазами, крепко связанный верёвками по рукам и ногам.

— Холмс!

Ринувшись в яму, я схватил его тонкое запястье. С огромным облегчением я нащупал пульс.

— Холмс! Холмс, ответьте мне!

К моей неописуемой радости, бледные веки затрепетали и приподнялись. Я откупорил фляжку с бренди, разбавленным водой, и поднёс к пересохшим губам друга. Он начал жадно пить, закашлялся и наконец заговорил очень слабым голосом:

— Уотсон… Вы появились как раз вовремя. Я… был уверен, что… что вы…

— Конечно, конечно. Вам пока нельзя утомляться. Дышите глубже.

— Благословенный дневной свет, — еле слышно прошептал Холмс. — Была минута, Уотсон, когда я испугался, что никогда больше не увижу его.

ГЛАВА 11

Ослабевший Холмс не выказал особого удивления при виде Дракулы. Слегка повернув голову, он пробормотал пару слов, и граф спокойно ответил на его приветствие.

Мы ещё не успели вытащить моего друга из ямы, а он уже распорядился тщательно обыскать место его заточения. Холмс хотел найти доказательства того, что якобы утонувшую Луизу Алтамонт хотя бы недолго держали в этой же яме — до похорон и погребения.

— У вас есть причины это подозревать? — спросил я.

— Логика подсказывает такой вывод, Уотсон. Я не мог сам провести поиски. Смотрите внимательно. Быть может, лента или какой-то небольшой предмет туалета…

Мы положили Холмса на старинный пол церкви с остатками средневековой мозаики. Затем я вернулся и обыскал яму, но не нашёл ничего примечательного. Между тем Дракула, орудуя острыми ногтями, как металлическим инструментом, рвал верёвку, связавшую его родственника. При этом он бурчал что-то о спиритических вибрациях, которых я не улавливал своими менее тонко настроенными органами чувств. Графу же они указывали на то, что здесь недавно побывал вампир.

— Нет, — уточнил он, — я полагаю, что здесь побывало два вампира, один из которых — молодая девушка.

Мои дальнейшие поиски могли подождать. Полностью освободив Холмса от пут, Дракула поднял его на руки и понёс в поджидавшую двуколку, где я закутал своего друга в тёплый халат.

Прежде чем мы оттуда уехали, Дракула настоял на том, чтобы водворить на место большую каменную плиту. Он собрал все куски, отломанные от её края, и положил туда же. Теперь было незаметно, что там уже нет пленника. Холмс одобрил эту идею.

С большой скоростью мы вернулись в гостиницу, выбирая, по просьбе Холмса, самые пустынные дороги. Голос моего друга, жадно дышавшего свежим воздухом, был уже не таким слабым. Холмс попросил пока не разглашать, что он спасён.

Когда мы добрались до гостиницы, Холмс уже мог стоять без посторонней помощи. Поддерживая его, мы вошли в здание с чёрного хода. Дракула предложил внести кузена на руках через окно прямо в наши комнаты на втором этаже, но в подобном героическом поступке не было необходимости. Мы попали туда, пройдя по коридорам, где никого не встретили.

Всего через несколько часов еда, питьё и свежий воздух сделали своё дело: Холмс чудесным образом оправился. Правда, он сказал, что ещё ощущает озноб. Сгустились сумерки, и он сидел в своём халате, грея руки над огнём в камине. Когда мой друг закурил ту самую трубку из корня вереска, он согласился поведать нам о том, что с ним произошло на террасе Норбертон-Хаус.

Я вспомнил, что Холмс ещё был на террасе, когда рука вампира нанесла Абрахаму роковой удар, столь же страшный, как удар лапы льва. Мой друг подтвердил, что видел нападение на медиума.

— Но после этого, старина, у меня не было возможности увидеть что-либо ещё. Вы расскажете, что случилось после моего насильственного отбытия?

— Конечно. — Я кратко описал дальнейшие события на террасе и в саду, свидетелем которых явился. Дракула, уже знавший от меня эту историю, тем не менее слушал очень внимательно.

Когда я закончил, Холмс сказал:

— Джентльмены, тут мы имеем дело с двумя вампирами, по моим соображениям, их всего двое. И теперь я уверен, что один из них — несчастная Луиза Алтамонт. — Мой друг бросил взгляд на своего бесстрастного кузена: — Я говорю «несчастная», потому что её привели к нынешнему состоянию не собственный выбор и не всепоглощающая страсть. Молодая женщина стала жертвой умышленного нападения.

Дракула наконец сменил позу, свидетельствовавшую о сосредоточенном внимании.

— А другой носферату? — спросил он. — Тот, который вас похитил?

— Я не сомневаюсь, что именно тот вампир напал и на мисс Алтамонт. Однако позвольте мне рассказать с самого начала историю моего собственного похищения.

Холмс кратко пояснил, с какой целью бросился на террасу по завершении спиритического сеанса:

— Я был исполнен решимости спасти миссис Алтамонт, а также остальных людей, которые не понимали, с каким врагом столкнулись. Я считал, что всем им грозит судьба, постигшая Абрахама Керкалди, а быть может, и что-нибудь похуже.

— И таким образом вы подвергли себя ещё большей опасности, — заметил я.

Холмс только отмахнулся:

— Тот, кто явился незваным на сеанс, действительно мог убить меня на месте — он мог убить всех нас. Но теперь очевидно, что на уме у него было совсем другое — он не собирался просто прикончить тех, кого считал своими недругами.

Затем Холмс довольно подробно рассказал нам, что видел, слышал и чувствовал, когда его схватил и унёс противник невероятной силы.

— Должен сказать вам, джентльмены, что мне не хотелось бы пережить это второй раз. Естественно, моей первой реакцией была попытка сопротивляться, однако она не увенчалась успехом: он захватил обе мои руки своей одной и унёс меня легко, как ребёнка, из Норбертон-Хаус. Поскольку больше не приходилось сомневаться, кем является мой враг, я ужасно испугался, как бы ему не взбрело в голову отведать моей крови…

Холмс сделал небольшую паузу.

— Как вы знаете, при обычных обстоятельствах я не так уж слаб, но с вампиром мне не справиться. Жаль, что неизвестно, кто он такой. Правда, судя по его произношению и по ряду других примет, он явно не англичанин.

— Я рад это слышать, — прошептал я и тотчас же почувствовал на себе взгляд графа Дракулы.

Холмс продолжил свой рассказ:

— Не зная, зачем меня взяли в плен, я ожидал смерти в любую минуту. Понимая, что драться с моим похитителем бесполезно, я попытался воздействовать на него другим способом. Я дал ему понять, что осведомлён о природе вампиров и тайнах их существования. Я надеялся внушить ему, что могу оказаться ему полезнее живым, нежели мёртвым… Однако он проигнорировал все мои попытки.

— Это просто чудо, что вам удалось выжить.

Холмс кивнул, соглашаясь с моими словами.

— Скажу вам, джентльмены, что было бы не так страшно, если бы он заткнул мне рот кляпом или угрозами заставил молчать. Но у меня сложилось впечатление, что ему совершенно безразлично, стану я кричать или нет. Я почувствовал: что бы я ни сказал или ни сделал, это ни в малейшей степени не повлияет на моего похитителя.

Далее Холмс описал, как его принесли на поляну у берега реки. Там его связали по рукам и ногам, швырнули на траву и допросили.

— Я не видел смысла в том, чтобы обманывать похитителя относительно моей личности. Правда, не уверен, что моё имя ему о чём-то говорило.

Полагаю, это столь же сильно уязвило гордость моего друга, как и то, что его унесли, как младенца.

— О чём ещё он вас спрашивал? — осведомился Дракула.

Задал несколько вопросов об Алтамонтах, в том числе давно ли я их знаю. Я отвечал правдиво, так как не видел в этом вреда. Но когда он перешёл к причинам, по которым Эмброуз Алтамонт меня нанял, он усомнился в моих ответах, хотя я по-прежнему говорил чистую правду. Он настаивал на том, что моя настоящая цель в Норбертон-Хаус и во время сеанса заключалась в том, чтобы защищать «сокровище» или «драгоценности» — он повторил эти слова несколько раз. Я упорно отрицал, что мне что-то известно о фамильном сокровище. Признав, что слышал, как призрак в белом говорил о нём во время сеанса, я сказал, что, по моему мнению, его к этому подстрекал новый хозяин. И тут, после того как мой похититель битый час меня расспрашивал, он резко потерял ко мне интерес.

— Потерял интерес?

— Да, — подтвердил Холмс. — Хотя, к несчастью, он обо мне не совсем забыл. Вампир снова взвалил меня на плечо и унёс в лес. Но уже забрезжил рассвет, и это повлияло на его решение отложить дальнейшие расспросы, и у меня появилась надежда, что, по крайней мере, скоро решится моя судьба. Только когда он стал взбираться на склон к заброшенной церкви, я узнал местность. Не сказав больше ни слова, мой враг принёс меня туда и, с лёгкостью подняв каменную плиту, уложил под неё. При этом у меня сложилось впечатление, что я кажусь ему слишком ценным, чтобы прикончить, но вместе с тем он не может придумать, что же со мной делать.

Я пылко повторил:

— Поразительно, что вы остались живы!

— За это я должен благодарить вас, джентльмены. — И Холмс по очереди торжественно поклонился каждому из нас.

Дракула потёр бледные руки точно таким жестом, какой я наблюдал у его кузена, когда тому предстояло заняться какой-нибудь сложной задачей.

— Расскажите мне что-нибудь ещё о человеке, которого мы ищем, — попросил граф.

Холмс пожал плечами:

— Рассказывать особенно нечего. Я даже не уверен, что узнаю его, встретив снова. Во время допроса было темно, и меня бросили на землю в такой позе, что я не видел его лица. А как мы знаем, и лицо, и даже голос вампира могут меняться.

Тут я перебил Холмса, сказав, что, наверно, смогу описать внешность нашего врага. И я повторил рассказ Ребекки Алтамонт о том, что она видела в тот день, когда утонула её сестра. Дракуле я уже поведал об этом эпизоде, который до сих пор скрывала мисс Алтамонт.

Холмс, которого, по-видимому, не удивила эта история, слушал с большим вниманием.

— Он нарочно перевернул лодку, чтобы добраться до своей добычи! Так я и подумал, заметив царапины на носу лодки, но у меня не было полной уверенности. При этом манёвре ему пришлось подвергнуть своё обнажённое тело воздействию дневного света, пусть и ненадолго. Даже для разгневанного вампира такой поступок выглядит странным, не так ли? Однако, вне всякого сомнения, это тот же самый человек. Ребекка Алтамонт слышала, как он говорит?

— Очевидно, нет.

Мой друг, поднявшись с кресла, принялся расхаживать по комнате, и я порадовался, увидев в этом доказательство того, что к нему возвращаются силы. Он сказал:

— Его фокус с лодкой свидетельствует о хитрости: ведь так он смог похитить старшую сестру и использовать её в своих грязных целях, создав у всех впечатление, что она утонула в результате несчастного случая. Но зачем же рисковать, позволяя себя увидеть? Конечно же он вполне мог перевернуть лодку, оставаясь незамеченным. Почему? Почему? Простая бравада? Но тут нет логики. Подлинное безумие — вот более убедительное объяснение. — Холмс сделал паузу и вздохнул: — Уотсон…

— Да?

— Сумасшедший с преступными наклонностями ужасен, когда это живой человек. Но если мы добавим непомерную физическую силу носферату и другие способности, которыми они обладают… Да это настоящий кошмар!

Холмс разволновался и выразил желание немедленно расспросить Ребекку, поскольку начал беспокоиться о её безопасности.

Вскоре он снова уселся и продолжил рассуждения:

— У преступника русский акцент, как я думаю. Правда, я плохо знаю этот язык, так что не могу утверждать абсолютно точно. Возможно, его родной язык — какой-то старинный русский диалект. Это наводит на мысль, что ему очень много лет. Можно сказать с определённостью, что его родной язык — один из славянских. Годами, а возможно, столетиями он периодически говорил на английском, но следы родного наречия остались.

— Холмс…

Он обратил ко мне вопрошающий взгляд.

— Вам знакомо сочетание «граф Кулаков»?

Он немного поразмыслил:

— Нет. Кто это?

— Я спрашиваю, потому что человек, назвавшийся этим именем, позвонил на Бейкер-стрит и оставил сообщение, выразив мне сочувствие.

— Сочувствие? По поводу моей предполагаемой кончины?

— Я решил, что причина в этом. Фамилия русская, и то, что вы сейчас упомянули о русском акценте…

— Совершенно верно. — Мой друг нахмурился. — Граф Кулаков. Нет, я с ним не знаком… Ладно, посмотрим.

Дракула, старавшийся не пропустить ни слова, спросил:

— Так вы не можете объяснить, почему вас пощадили?

— Не могу. Возможно, как я только что предположил, он просто не знал, что со мной делать. За то время, что я находился в непосредственной близости от моего врага, он порой отрешался от действительности, не вполне сознавая, что происходит вокруг. Если бы в одну из таких минут мне удалось освободиться от верёвок, я мог бы сбежать. Но верёвки были прочные, а узлы искусно завязаны, так что я бы не успел развязать их.

— Вы сказали «не вполне сознавая»?

— Это ещё слабо сказано. На самом деле это было пострашнее: на ум приходит слово «каталепсия». Скорее мой противник пребывал в трансе или же выполнял то, что ему внушили под гипнозом.

Мы с Дракулой были заинтригованы такими медицинскими предположениями, и граф попросил кузена изложить подробности.

Холмс постарался выполнить эту просьбу. Вампир-иностранец подолгу сидел неподвижно, уставившись в пространство, насколько Холмсу удалось разглядеть в темноте.

— Будь он живым человеком, я бы заподозрил эпилепсию или наркотики. Но здесь, похоже, явное безумие.

Дракула с сомнением поднял брови:

— Я никогда не слышал, чтобы кто-то из нас страдал эпилепсией или употреблял наркотики. — Помолчав, граф добавил с большой неохотой: — К несчастью, сумасшедшие среди нас попадаются. — И немного погодя признал: — Причём не так уж редко.

Холмс повернулся к своему родственнику:

— Граф, этот вампир мог бы дать нам ценный ключ. Он произносил одно имя, причём несколько раз, и я не думаю, что оно его собственное. Имя «Григорий Ефимович» что-нибудь вам говорит?

Дракула задумался:

— Оно мужское. Это имя и отчество — такова форма обращения, принятая в России. Нет, оно ни о чём мне не говорит. Не более чем «граф Кулаков». Впрочем, не исключено, что это одно лицо.

Холмс вернулся к вопросу о Луизе Алтамонт. Он совсем недолго наблюдал за этой молодой женщиной, когда она появилась на спиритическом сеансе, но убедился в том, что она, несомненно, стала носферату. Однако мой друг больше её не видел — он общался только с тем, кто захватил его в плен. Его очень заинтересовало сообщение Дракулы о том, что в усыпальнице Луизы поселился вампир.

— Мы должны нанести ей визит, граф. — Холмс взглянул на свои часы. — Сегодня ночью, если это вообще возможно.

— Нанести ей визит? — изумился я.

— В её склепе, Уотсон, в её склепе!

Содрогнувшись при этой мысли, я нашёл утешение в том, что мой друг оправился, раз он, по своему обыкновению, проявляет нетерпение.

Граф Дракула отнёсся к этому предложению абсолютно спокойно.

— Устроить беседу с юной особой, которая сейчас почивает среди своих предков, не так уж трудно. Не исключено, что мы также столкнёмся с тем, кто её туда уложил. — Он улыбнулся. — В таком случае наша проблема может быть решена очень скоро.

Дальше Холмс попросил меня рассказать обо всём происшедшем с момента его похищения после спиритического сеанса у Алтамонтов.

Услышав о моём общении с Майкрофтом, Холмс сильно встревожился. Он ударил по ручке своего кресла:

— Вот этого я не ожидал! Мне нужно позвонить. Нет, я предпочитаю пока не появляться на публике. Пусть моё спасение ещё немного останется секретом. Уотсон, вы должны срочно найти телефон. Позвоните ему и успокойте, заверив, что я в безопасности.

— Кузен Шерлок, — вмешался граф Дракула, — позвольте мне прежде сделать одно предложение.

ГЛАВА 12

Граф представил на наше рассмотрение один план, который пришёл ему в голову. Он предложил вернуться в церковь и устроить там засаду, чтобы захватить убийцу и похитителя, который рано или поздно наведается к своему тайнику под каменной плитой. Но Холмс сразу же весьма дипломатично выразил серьёзные сомнения в успехе подобного предприятия, и вскоре мы все пришли к соглашению, что эта идея несостоятельна. Ведь Холмс пролежал в яме с раннего утра среды до полудня четверга, и в течение всего этого времени негодяй туда не вернулся. Учитывая состояние его рассудка, представлялось вполне возможным, что он вообще больше не придёт в эту церковь.

Когда с этим вопросом было покончено, нашим следующим шагом было связаться с Майкрофтом. Зная в высшей степени устойчивые привычки этого человека, я был уверен, что застану Майкрофта в его кабинете в министерстве — или вечером в «Диогене», в промежутке от без четверти пять до без двадцати восемь. После чего этого джентльмена, безусловно, можно было найти в его квартире, находившейся напротив любимого клуба, на другой стороне Пэлл-Мэлл.

В «Голове сарацина», как и в большинстве гостиниц, имелся телефон. Но поскольку он находился в одной из общих комнат на первом этаже, там неудобно было вести конфиденциальный разговор. Где-то в деревне имелись и другие телефоны — в гостиницах и на железнодорожной станции, — но и там возникла бы аналогичная проблема.

Дракула, который всегда был на высоте, сталкиваясь с тактической задачей, сразу же придумал план, который позволит мне переговорить с Лондоном, не опасаясь, что меня подслушают. Спустившись на первый этаж, он направился в бар. Вскоре там зазвучал его оживлённый голос: граф заказывал выпивку за свой счёт для всех присутствующих. С поразительной лёгкостью он изображал коммивояжёра. Когда я спустился вслед за ним, все внимательно слушали историю о любовном приключении, столь же невероятную, сколь и увлекательную. Едва закончив её, Дракула начал другую. И моей единственной проблемой при телефонном разговоре были теперь оглушительные взрывы смеха, доносившиеся из бара, которые могли помешать мне услышать собеседника.

Уверенный в приватности своего звонка, я сразу же дозвонился до Майкрофта. Вспомнив, что к нему нужно обращаться по имени, я, к своей радости, смог его заверить, что его брат в безопасности.

— Но, — добавил я, — он хочет пока оставаться в подполье и поэтому послал к телефону меня.

— Слава богу! — воскликнул Майкрофт. — Должно быть, Шерлок пережил нечто ужасное. Вы не можете мне сказать, действительно ли это был… был?.. — По-видимому, Майкрофт не мог заставить себя произнести некоторые слова.

— К сожалению, должен сказать, что это было именно то, что мы обсуждали в Лондоне. Но с ним всё в порядке.

— Благодарю вас, Джон, за вашу откровенность. — Голос в трубке снова задрожал. — Я могу что-нибудь сделать?

— Есть несколько вещей. — Мы кратко посовещались с Холмсом, и было решено, что Майкрофту нет необходимости немедленно приезжать в Эмберли.

— Мне не очень-то хочется куда-либо ехать. Скажите, о чём меня просит Шерлок?

— Чтобы вы собрали и переслали любую имеющуюся информацию о том, не наблюдается ли сейчас необычная активность в русских эмигрантских кругах Лондона.

— Крупный заказ. — Майкрофт вздохнул, расслабившись, и я понял, что сообщение о безопасности его брата отодвинулось на второй план. Он предвкушал возможность возобновить свои регулярные занятия, заключавшиеся главным образом в сборе и упорядочении информации.

После минутного раздумья Майкрофт продолжил:

— Как раз сейчас в Лондоне проходит съезд социал-демократической партии, членами которой являются как русские, так и представители многих других национальностей. Они переместились сюда из Брюсселя. к чему их вынудила бельгийская полиция. Среди делегатов есть проходимцы и мошенники — наряду с искренними реформаторами. Вообще-то я только сегодня днём изучал досье одного из этих людей, пытаясь решить, к какой категории его отнести.

— Его имя не Григорий Ефимович? — осведомился я.

— Кто это такой?

Я объяснил, как сумел. На другом конце линии возникла пауза.

— Нет, Джон, — наконец ответил Майкрофт. — Информация на моём столе касается Владимира Ильича Ульянова. Ему тридцать три года, он пишет революционную пропаганду под псевдонимом Ленин. Не думаю, что этот Ульянов, или Ленин, может быть вашим Григорием Ефимовичем.

Я с ним согласился. Майкрофт, которого я снабдил известными мне деталями, пообещал сделать всё возможное, чтобы узнать, не причастен ли Григорий Ефимович к революционным интригам. Пока что Майкрофту, как и всем нам, было незнакомо это имя.

Шерлок передал через меня брату ещё кое-какие просьбы. Памятуя о загадочном сокровище, мой друг хотел узнать о происхождении состояния Алтамонтов. Это было несложной задачей для Майкрофта, который, при его положении закулисной власти, имел в своём распоряжении все ресурсы британского правительства.

Шерлок также спрашивал, не живёт ли кто-нибудь из русских или других выходцев из Восточной Европы поблизости от Эмберли.

Вскоре мы завершили телефонный разговор, и ни один из нас прямо не коснулся запретной темы вампиров. И тем не менее я заключил, что Майкрофт успешно справляется с ситуацией и держится более стойко, нежели мог предположить его брат.

Возможно, мне стоит объяснить своим читателям, что хотя Майкрофт Холмс был всегда в тени и его заслуги не получили публичного признания, порой он чуть ли не являлся британским правительством. Я подумал, что наверняка в этом качестве он уже раздобыл какие-то сведения о графе Кулакове.

Моё предположение оказалось верным. Не прошло и двух часов, как Майкрофт перезвонил мне в «Голову сарацина», чтобы сообщить, что несколько месяцев назад один русский джентльмен по имени Александр Ильич Кулаков снял загородный дом в нескольких милях от имения Алтамонтов.

В то время как я был занят вторым телефонным разговором, граф Дракула, зайдя в бар, снова сделался душой компании. Но я всё же не стал открыто говорить по телефону о том, что, вполне возможно, этот Кулаков и наш таинственный вампир — одно лицо.

— Майкрофт, вы можете рассказать мне о нём что-нибудь ещё? Это может быть крайне важным.

— Да, Джон, на самом деле у меня полно информации.

И Майкрофт поведал мне о подозрениях, возникших у британской контрразведки, что этот русский граф, вероятно, замешан в конфликте между революционными террористами и охранкой, или царской тайной полицией. Было известно, что у каждой из этих сторон имеются агенты в Англии. Некоторые из них были двойными агентами, пытавшимися работать на обе стороны.

— А как насчёт описания его внешности?

— Я лично никогда не видел этого человека. Но, судя по описанию, он высок и хорошо сложен, примерно лет сорока. У него рыжие волосы и борода и зеленоватые глаза. По-видимому, он наследник обширных имений в Сибири, ранее принадлежавших его деду и отцу. Ещё…

— Рыжие волосы. — повторил я. — И борода. Высокий и сильный. Да ещё и зелёные глаза.

— Такое описание мне дали.

У Майкрофта были и другие сведения. Русский граф прибыл в Англию в сопровождении всего двух верных слуг. Наша служба разведки подозревала, что и он, и его слуги каким-то образом замешаны в поединке тайных агентов монархии и революционеров.

Это было ещё не всё. Майкрофт обнаружил досье на одного человека по имени Григорий Ефимович, который приобрёл большую известность в интригах между русскими эмигрантами, и Майкрофт уже занялся определением его местонахождения.

— Можем ли мы установить связь, — спросил я, — между этим человеком и Кулаковым?

— Пока что я не могу. Но рано или поздно мы выйдем на эту связь, если только она существует.

Вскоре я разъединился и заглянул в бар, чтобы дать понять графу, что закончил телефонный разговор. Затем вместе с ним отправился докладывать Холмсу.

Войдя в номер, я увидел, что мой друг беседует с Мартином Армстронгом и Ребеккой Алтамонт. Оба выглядели гораздо лучше, чем в нашу последнюю встречу.

И Армстронг, и Ребекка Алтамонт проснулись в тот четверг на Бейкер-стрит вскоре после полудня, и миссис Хадсон сразу же вручила им мои записки. После этого наша квартирная хозяйка наскоро их покормила, и молодые люди помчались на первом же поезде обратно в Эмберли. Заглянув в Норбертон-Хаус, чтобы принять ванну и переодеться, они появились в «Голове сарацина» в семь часов вечера того же четверга.

Они пришли в нашу гостиницу, намереваясь увидеть инспектора Меривейла, который там остановился.

Кроме того, Холмс сказал, что хочет встретиться с Армстронгом, и я послал сообщение в Норбертон-Хаус с просьбой, чтобы Мартин зашёл ко мне (надо сказать, что там мои просьбы встречали весьма холодный приём).

Когда появились Армстронг и мисс Алтамонт, Холмс заказал чай в номер и теперь принимал наших гостей.

Граф Дракула, освободившись от своих обязанностей в баре, зашёл к нам, и я представил его:

— Это мистер Дракль. — Я использовал вымышленное имя, о котором мы условились заранее. — Мы вместе приехали из Лондона. Он тоже ассистент мистера Шерлока Холмса.

Хотя граф Дракула предвкушал заслуженный сон в своей комнате в оставшиеся дневные часы, ему не терпелось познакомиться с этими людьми.

— Рад встрече, — сказал он.

Мне показалось, что Ребекка Алтамонт слегка покраснела, когда Дракула поклонился и приветствовал её с учтивостью иностранца, — его уверенные манеры свидетельствовали о благородном происхождении.

Позже и Мартин Армстронг, и мисс Алтамонт говорили мне, что, увидев Дракулу впервые, заметили, как и я, его большое сходство с Холмсом. И обоим пришла мысль, что, возможно, эти двое приходятся друг другу родственниками. Однако я подумал, что теперь Холмс и Дракула не так похожи, как шесть лет назад. Мой друг заметно постарел за эти годы (это особенно бросалось в глаза после заточения), а дальний родственник Холмса выглядел в 1903 году ещё моложе, чем в 1897-м.

Конечно, и мисс Алтамонт, и Армстронг были счастливы узнать, что Холмс серьёзно не пострадал в плену. Вскоре молодой человек уже расспрашивал моего друга, нет ли у того новостей о Луизе.

Холмс покачал головой:

— Прямых новостей нет: я не видел её, и при мне не упоминалось её имя.

У американца вытянулось лицо.

— Но вы теперь знаете, кто её похитил? Должно быть, те же люди, которые захватили в плен вас?

— Весьма возможно. Но пока я не могу вам ничего сообщить на этот счёт.

В разговор вмешалась Ребекка:

— По крайней мере, вы можете сказать, жива ли моя сестра? У вас теперь имеются доказательства этого?

Холмс очень серьёзно взглянул на девушку:

— Боюсь, что не смогу ответить и на этот вопрос.

Армстронг вскочил на ноги:

— Что вы имеете в виду? О боже! Только не говорите, что эти подонки убили её! Или что они… они…

— Пока не могу вам ничего обещать. Но, возможно, покажу кое-что, имеющее отношение к судьбе Луизы. Вы сможете пойти со мной сегодня ночью?

— Конечно, куда вам угодно!

— А меня не приглашают? — спросила Ребекка.

— Конечно приглашают. — Холмс повернулся к Армстронгу и с мрачным видом взглянул ему прямо в лицо. — Мистер Армстронг, взамен я потребую полной откровенности с вашей стороны. Вы теперь расскажете нам без утайки, как перевернулась лодка? — Выражение лица Холмса сделалось ещё более грозным. — Я убеждён, что когда вы изложили нам эту историю раньше, то опустили некоторые детали, имеющие очень большое значение.

В этот критический момент наша беседа была прервана появлением инспектора Меривейла, и вскоре Армстронг в присутствии представителя Скотленд-Ярда признался, что рассказал не всё.

Ребекка, внезапно побледнев, откинулась на спинку кресла, а инспектор осведомился:

— Почему же вы до сих пор ничего не сказали об этом?

Армстронг переводил умоляющий взгляд с одного из нас на другого:

— Джентльмены, это такая странная вещь, что я не мог себя заставить упомянуть её. Но теперь, когда мы знаем, что Луиза жива, — о, теперь ясно, что происходит что-то очень странное. И то, что я утаил, вписывается в общую картину. — Он взглянул на меня, как бы прося о поддержке. — Вы понимаете, что я имею в виду, доктор?

— Расскажите всё, что вам известно, — посоветовал я, — и тогда легче будет понять, что вы имеете в виду.

— Разумеется. — Мартин Армстронг глубоко вздохнул, собираясь с духом. — Джентльмены, Бекки, я сознаюсь, что в тот момент, когда лодка начала переворачиваться, я обернулся и, по-моему, передо мной промелькнуло что-то очень странное.

Когда мы начали опрокидываться, я бросил взгляд через правое плечо… и отчётливо увидел бледную руку, вцепившуюся в планшир. Спустя несколько мгновений. уже под водой, меня коснулось чьё-то тело. Надеюсь, вы поймёте, что, поскольку эти впечатления были столь обрывочны и кратки и не подкреплялись ни логикой, ни здравым смыслом, я списал их на нервы или галлюцинацию.

Холмс спросил:

— И вы никогда не говорили никому, например мисс Алтамонт, о том, что видели?

Армстронг отрицательно помотал головой:

— Как я мог это сделать? Ребекка решила бы, что я сошёл с ума.

— Быть может, и нет, — возразила юная леди.

Молодой человек продолжил свои объяснения. Тогда ему не казалось, что лодка перевернулась оттого, что кто-то намеренно её опрокинул. В тот момент он вообще не думал о причинах катастрофы, — его заботило, как спасти девушек.

Мы попросили его повторить всю историю с начала, во всех подробностях, и Армстронг согласился.

Когда он, задыхаясь, вынырнул из воды, то увидел Ребекку, отчаянно пытавшуюся удержаться на поверхности. Подплыв, он вытащил её на берег, что заняло менее минуты.

— Потом мы с Бекки взглянули друг на друга и спросили одновременно: «Где Луиза?»

Лодка плавала вверх дном, рядом — два весла. Помню, как увидел в воде банджо и корзину для пикника. Но Луизы нигде не было. Я подумал, уж не попала ли она под лодку?

Сдавленным голосом Мартин рассказал, как. сбросив пиджак и туфли, он опять кинулся в речку. Быстро убедился, что под лодкой никого нет, и, выбравшись оттуда, снова нырнул. Он не сомневался, что голова его невесты вот-вот покажется над водой…

— Я нашёл её шляпу — я упоминал об этом прежде, джентльмены? Да, шляпа на воде — вот и всё. Время шло, ужасные минуты после несчастного случая всё тянулись и тянулись до бесконечности…

Ребекка сразу же побежала звать на помощь, но сумерки, сгущавшиеся, когда перевернулась лодка, уже сменились ночной мглой, когда послышались крики и среди деревьев замелькали фонари.

Мы искали всю ночь. Мужчины и мальчики из соседних домов и ферм, а также из Норбертон-Хаус обыскивали берег и ныряли в речку. Постепенно мы утратили надежду. Никто не нашёл… не нашёл её… пока совсем не рассвело. Но та девушка была мертва уже несколько часов. Её… её тело лежало на берегу, почти в миле от места происшествия, вниз по течению. — Не в силах справиться с эмоциями, молодой человек вынужден был остановиться. — О боже! О господи, тогда я думал, что это Луиза…

Безжизненное тело унесли в дом, и Луизу начали оплакивать. Очевидной причиной смерти было то, что она утонула. На теле не было видимых повреждений — всего несколько царапин, включая две маленькие отметины на горле.

Примерно через день было проведено дознание о причинах смерти «бедной девушки, которая, как считали все, была Луизой», и её похоронили.

Когда Армстронг закончил свой рассказ, Ребекка Алтамонт взяла его за руку и постаралась утешить. Помню, в ту минуту мне пришла мысль, что позже, когда молодые люди справятся с горем и ужасом, между ними могут возникнуть более нежные отношения.

Немного оправившись, американец предложил план, согласно которому мы, несколько мужчин, должны вернуться в той самой лодке на место катастрофы. Один из нас разденется и, войдя в воду, попытается опрокинуть лодку. Армстронг хотел проверить, удастся ли это сделать хотя бы там, где мелко и можно встать на илистое дно.

— Если окажется, что таким путём лодку опрокинуть невозможно, значит, у меня была галлюцинация.

Никто не дал ему прямого ответа. Я заметил, как Дракула слабо улыбнулся, вероятно представив себе, как купается при ярком свете. Граф пробормотал, что вынужден отказаться от участия в подобном предприятии.

— Я не в ладах с проточной водой, — добавил он. — Не говоря уже об обыкновении обгорать на солнце.

Я увидел, что отказ и комментарии графа озадачили американца.

Холмс признал предложенный Армстронгом следственный эксперимент заслуживающим внимания.

— Но, к сожалению, сейчас у нас нет на него времени. Нас ждут другие дела.

Армстронг с ним согласился:

— Да, конечно. И я по-прежнему настаиваю, что первое из них — найти Луизу, где бы она ни находилась.

В этот момент Холмс внезапно упомянул в разговоре имя графа Кулакова. Оба молодых человека тотчас же подтвердили, что в округе живёт или жил иностранец с таким именем и что он побывал на нескольких светских приёмах. Правда, ни Армстронг, ни мисс Алтамонт никогда не встречали Кулакова.

Но тут Ребекка вспомнила слова Луизы о том, что она была с ним знакома и он ей не нравился.

— Как-то она сказала мне — это было за несколько месяцев до вашей помолвки, Мартин, — что он довольно настойчиво оказывал ей знаки внимания.

Армстронг нахмурился. Вернувшись в мыслях к своему пребыванию в Санкт-Петербурге, он вспоминал, не слышал ли там чего-нибудь о графе Кулакове.

— Думаю, я мог где-то слышать это имя, но вот где? Не связан ли он с нашим делом?

— Вполне возможно, — ответил Холмс и, сменив тему, спросил, не собираются ли Алтамонты провести новый спиритический сеанс.

Армстронг и Ребекка за время своего краткого пребывания в Норбертон-Хаус успели осведомиться о намерениях семьи. Естественно, старшие Алтамонты ожидали, что молодые люди будут держать их намерения в секрете от любых сыщиков, которые могут помешать.

Как выяснилось, у Армстронга имелись собственные планы относительно спиритических сеансов.

— Если эти мерзавцы рассчитывают опять каким-то образом протащить Луизу в дом, а потом увести, как в прошлый раз, то их ждёт сюрприз. Полиция тоже не дремлет.

От Армстронга и мисс Алтамонт мы узнали, что Сара Керкалди отказывается даже говорить о повторном сеансе. По моему мнению, в этом не было ничего удивительного: ведь в гостиной стоял гроб с телом её брата.

Молодые люди сообщили нам также дату похорон Абрахама. Ему нанесли роковой удар за полчаса до полуночи во вторник, а умер он утром в среду. Похороны должны были состояться утром в субботу.

— Вероятно, я не буду присутствовать, — задумчиво произнёс Холмс. — Однако нельзя так долго откладывать беседу с мисс Керкалди. Это следует сделать в интересах её безопасности, и даже завтра может быть поздно. — Он перевёл взгляд на графа. — Мистер Дракль?

Дракула, который как будто ожидал, что к нему обратятся, улыбнулся и кивнул. Видимо, он готов был распроститься с надеждой подремать до заката.

— Если вам угодно, мистер Холмс, я буду рад нанести визит в Норбертон-Хаус. Быть может, мне удастся наладить отношения с мисс Керкалди. Разумеется, я передам ей ваши соболезнования в связи со смертью брата. Не исключено, что она расскажет мне что-нибудь интересное.

Как я уже отмечал ранее, Холмс восстанавливался поистине впечатляющими темпами. Прошло всего полдня с тех пор, как его вызволили из ямы, а он уже был на ногах и властным тоном требовал не откладывать наше расследование. Я попытался было возразить, что после такого испытания ему необходим отдых, но он только огрызнулся:

— Я провалялся последние сорок часов в полном бездействии, и с меня хватит!

В планах моего друга значилось два первоочередных пункта. К счастью, беседу с Сарой Керкалди он мог передоверить своему кузену.

— Её нужно заставить рассказать всё, что она знает об этом зловещем человеке! Я уверен, что это он убил её брата.

А вот беседу с Луизой Алтамонт Холмс хотел провести сам. В разговоре со мной с глазу на глаз он настаивал, чтобы мы проникли к ней в склеп. И не имеет значения, будет при этом присутствовать Мартин Армстронг или нет.

Мне подумалось, что шестью годами раньше подобное предложение, касающееся молодой женщины, чьё тело поместили в склеп месяц назад, сочли бы серьёзным доказательством сумасшествия. Теперь же я спокойно отнёсся к словам Холмса, надеясь, что это поможет нам докопаться до истины.

— Едва ли мисс Алтамонт сможет когда-нибудь воссоединиться с теми, кого любила. И тем не менее я непременно должен побеседовать с ней как можно скорее. Было совершено убийство. Конечно, это предприятие будет опасным.

— Если вы задумали отправиться туда ночью, я не могу назвать это иначе как безрассудной храбростью!

— Успокойтесь, Уотсон. Да, после заката опасность сильно возрастёт, но я никуда не пойду после наступления темноты, пока к нам не присоединится граф Дракула. Тогда нас будет по крайней мере трое против одного, и, полагаю, с таким союзником, как мой кузен, нет нужды особенно волноваться.

Холмс уже договорился с Мартином Армстронгом, чтобы молодой человек сопровождал нас, когда мы пойдём в склеп, где покоится Луиза Алтамонт. Холмс хотел продемонстрировать американцу, всё ещё не утратившему иллюзий, что случилось с его любимой. Несмотря на слово, данное моим другом Ребекке Алтамонт, он вовсе не собирался брать её с собой.

Армстронг согласился с готовностью. У него были свои причины желать эксгумации — надежда доказать, что под именем его невесты похоронили кого-то другого.

ГЛАВА 13

Я спокойно воспринял задание кузена Холмса, не ожидая, что оно может быть сопряжено с какими-то трудностями.

— Само собой разумеется, — заметил я, — что мне нужно приглашение, чтобы войти в дом. Полагаю, это значительно упростило бы дело.

— Конечно, — кивнул Холмс.

— Конечно, — повторил за ним Армстронг, тоже кивая. Ничего не зная о вампирах, он не понимал, зачем нужно разводить такие церемонии, чтобы просто переступить порог. Тем не менее он сразу же вызвался представить мистера Дракля семейству Алтамонтов в качестве своего друга и человека, имеющего опыт в спиритизме. — Как я полагаю, разумнее не упоминать о том, что этот джентльмен имеет отношение к Шерлоку Холмсу и доктору Уотсону.

И вскоре мы с Армстронгом пустились в путь, поддерживая вполне дружелюбную беседу. В восемь часов вечера было ещё совсем светло. Этот летний день так хорошо мне запомнился по ряду причин.

Во-первых, я впервые прокатился в автомобиле. Уже несколько лет я предвкушал эту поездку, сознавая, что рано или поздно мне придётся привыкнуть к этому безлошадному экипажу. Когда наконец представилась такая возможность, я обзавёлся для путешествия пыльником и одолжил защитные очки. Я сказал себе, что это всего лишь следующий шаг в моих нескончаемых попытках приспособиться к непрерывно меняющемуся миру. Фактически эта поездка в автомобиле, за рулём которого сидел Армстронг, оказалась и не столь тягостной, как я ожидал, и не столь приятной, как смел надеяться. Сама скорость (полагаю, около тридцати миль в час, что значительно превышает установленный в Великобритании предел для автомобилей, составляющий двадцать миль) не явилась для меня чем-то новым. Приняв обличье некоторых четвероногих, я мог бы перегнать эту машину, хотя бы на короткое расстояние. А уж когда я летаю на своих крыльях, то испытываю при этом гораздо более сильные ощущения, нежели от поездки на наземном транспорте.

Молодой американец (как его любит называть Уотсон) и я мчались по деревне, распугивая встречавшихся собак и кошек, и пытались разговаривать, перекрикивая рёв мотора и свист ветра. Общаясь таким образом, мы коснулись нескольких вопросов, включая нынешний настрой родителей Луизы. Насколько я понял, старшие Алтамонты пламенно жаждали (что характерно для недавно обращённых в новую веру) дальнейших свершений в мире духов. Отец и мать горели нетерпением вновь увидеть свою почившую дочь. Хотя я не сказал об этом Армстронгу, я был убеждён, что сеанс можно организовать, но сомневался, будет ли это разумно.

Как узнал Армстронг от слуг, которые были не прочь посплетничать, Алтамонты, истомившись от ожидания, попытались вчера вечером устроить спиритический сеанс на свой страх и риск, не прибегая к помощи опытного медиума. В результате у них ничего не получилось. Ну что же, подумал я, могло быть и хуже. Согласно слухам, родители Луизы, несколько обескураженные неудачей, всё же планируют устроить ещё один сеанс сегодня вечером, надеясь уговорить убитую горем Сару Керкалди помочь им. Интересно, не удивляет ли пожилую чету то обстоятельство, что Сара, считающаяся специалистом по потустороннему миру, принимает так близко к сердцу временную разлуку с Абрахамом. Ведь поскольку её брат медиум, по логике вещей, ему должно быть значительно легче вернуться в этот мир.

Я предположил, что родители Луизы склонны винить в новой неудаче, равно как и в прежней, злобные силы, которые каким-то образом привлёк на спиритический сеанс Шерлок Холмс. Всё это было нелогично, но спириты никогда не были сильны в логике.

Итак, с громыханием и рёвом мы приближались к дому по длинной подъездной аллее. По описанию Уотсона я узнал террасу, на которой было совершено убийство, и заметил, что разбитая стеклянная дверь забита досками. Скорее всего, здесь уже не осталось следов убийцы: прошло слишком много времени.

Вскоре мы подкатили к парадному входу и, сняв длинные белые пыльники и защитные очки, встали в облаке поднятой нами же пыли, которая медленно оседала на землю.

Когда нас провели к хозяевам дома, Армстронг принялся вдохновенно сочинять, демонстрируя при этом завидное хладнокровие. По его словам, мы познакомились во время его недавнего пребывания в Санкт-Петербурге. Чтобы как-то объяснить мой неистребимый акцент Центральной Европы, Армстронг сказал, что я, как и он, работал там в качестве иностранного корреспондента.

Рукопожатие старого Алтамонта было крепким, но смотрел он на меня насторожённо. Поздоровавшись, он сразу же спросил напрямик:

— Вы агент Шерлока Холмса?

Я не стал торопиться с ответом, а, немного поразмыслив, сказал:

— Я встречался с этим человеком и уважаю его. Но есть важные области человеческой деятельности, далёкие от химии и юриспруденции, для которых, увы, не хватает его знаний и умения.

— А вы сами спирит? — с надеждой осведомилась миссис Алтамонт.

Я отметил, что она отказалась от своего весёленького платья, но не вернулась к трауру.

И снова я тщательно обдумал ответ:

— Спирит? Дорогая миссис Алтамонт, я весьма далёк от подобных притязаний. И всё же не могу отрицать, что в моей жизни было несколько инцидентов, которые трудно объяснить каким-то иным образом…

И так далее. Армстронг, воспользовавшись одной из заминок в разговоре, с некоторым опозданием сообщил хозяевам, что мистер Холмс вернулся после своего приключения и теперь находится в безопасности. Услышав эту новость, Алтамонты из милосердия постарались выразить что-то похожее на искреннюю радость. Правда, в теперешнем состоянии ума их нисколько не интересовали тонкости — например, похитил ли Холмса дух или существо из плоти и крови.

Ловко лавируя в этой непростой обстановке, мистер Дракль, который уже намекнул в общих чертах на свои способности по части спиритизма, предложил понёсшим тяжёлую утрату родителям помощь в их нынешних проблемах. Правда, когда его спросили прямо, он признался, что никогда не проводил спиритические сеансы, утаив при этом, что даже ни разу на них не присутствовал.

Вскоре ему удалось развеять подозрения хозяев, будто он агент сыщиков. Беседуя уже более задушевно, они медленно двинулись по дому к цели, о которой ничего не было сказано заранее; тем не менее, приближаясь к ней, мы понизили голос. Естественно, любого, кто наносил сегодня визит в этот дом, первым делом вели в гостиную, чтобы он, приняв скорбный вид и изрекая банальности, взглянул на тело Абрахама Керкалди.

Юноша лежал в изысканном гробу, облачённый в очень дорогой костюм, среди белых атласных подушек и множества цветов. Я с первого взгляда понял, что он мёртв окончательно и бесповоротно. В его случае не могло быть и речи о том, чтобы разгуливать по ночам и пить кровь — во всяком случае, таково было моё мнение, а для верности можно было бы проконсультироваться с экспертом.

Вопреки моим ожиданиям, гроб был открыт. Та часть головы, по которой убийца нанёс удар, была посетителям не видна, и поскольку волосы были довольно длинные, то, искусно их причесав, удалось скрыть повреждения.

Через четверть часа после моего прибытия я уже сидел в другой гостиной и притворялся, что прихлёбываю чай — несомненно, превосходный (напомню читателям, что у меня вполне определённые вкусы на предмет жидкой пищи). К этому времени я уже недвусмысленно дал понять, что мне бы хотелось, с позволения хозяев, переговорить с Сарой Керкалди. Естественно, обещал обращаться с убитой горем сестрой с превеликой учтивостью и тактом. Я намекнул, что, быть может, мне удастся убедить девушку, чтобы через день-два она провела сеанс.

Я знал, что кузен Холмс подумывает о новом спиритическом сеансе в Норбертон-Хаус. Правда, о сегодняшнем вечере не могло быть и речи, а вот завтра… Впрочем, что касается планирования, я привык полагаться на гений своего кузена. Если на сеанс снова заявится наш настырный враг, то он окажется у нас в руках. К тому же мы сможем установить прямой контакт с Луизой Алтамонт.

Благодетели Сары любезно сообщили мне, что она отдыхает в саду. Алтамонты заметили мимоходом, что в последние два дня у бедной девочки появилась страстная тяга к солнечному свету.

Итак, в тот угасающий летний вечер, в саду Норбертон-Хаус, меня представили Саре Керкалди. Она сидела в плетёном кресле на лужайке перед террасой — спешу добавить, что та терраса, где на каменных плитах ещё остались пятна крови её брата, находилась с другой стороны дома.

Миссис Алтамонт подвела меня к Саре и заговорила тихим голосом:

— Дорогая, это мистер Дракль, друг Мартина. Он приехал из Лондона. У него есть некоторый опыт в этих делах, и он любезно предложил нам содействие.

Сара была в чёрном, и её траур составлял странный контраст с ярким одеянием хозяйки дома. Она положила книгу (я с удовольствием отметил, что это бульварный роман) и, поднявшись с кресла, взглянула на меня с тревогой. Пожалуй, ей не хватало только жулика, выдающего себя за спирита, или, что ещё хуже, второго кошмарного мистера Грегори, о существовании которого она пока не посмела никому заикнуться.

Мистер Дракль, у которого к 1903 году накопился четырёхсотлетний опыт утешения нервных девиц, сделал всё, что было в его силах. Беседуя с Сарой мягко и дипломатично и пожимая руку, я вскоре успокоил её, и она почувствовала себя непринуждённо. Прошла ещё четверть часа, и мы остались на террасе одни. Найдя себе кресло в самой густой тени, я убеждал её рассказать мне о встрече с вампиром, убившим её брата.

— Мисс Керкалди, примите самые искренние соболезнования в связи с потерей брата.

— Благодарю вас, сэр.

— Надеюсь, его убийцу покарает рука правосудия. — Я сделал паузу, ожидая реакции, но её не последовало. — Знаете ли, я склонен верить вашему утверждению, что на вашем сеансе появилась утонувшая девушка, Луиза Алтамонт.

Сара пристально посмотрела на меня. Я был представлен ей как спирит, а при её скептицизме это означало, что я мошенник. Впрочем, так было раньше, — не исключено, что столкновение с вампиром, похитившим Луизу и убившим Абрахама, пошатнуло её материалистические взгляды.

Между тем мистер Дракль продолжал:

— То, что называют смертью, не всегда истинная смерть, не так ли, Сара? Ах, мне в самом деле кажется, что вы пока не понимаете.

— Сэр?

— Могу ли я осмелиться, несмотря на то что мы совсем недавно познакомились, попросить вас об одной услуге?

— Сэр?

— Эта услуга заключается в следующем. Меня зовут Артур, и не могли бы вы обращаться ко мне по имени? Как вы, должно быть, заметили, я уже начал называть вас Сарой. — Пауза. — Приношу вам за это свои извинения.

Она долго смотрела на меня. Тень от листвы падала на её красивое лицо. Меня отвлекала нежная голубая жилка, едва заметно пульсирующая на белой шее. Помни, что ты здесь по делу, сурово одёрнул я себя.

— Артур, — наконец выговорила она.

— Да, так намного лучше. Кого вы боитесь, Сара?

— Боюсь?

Мы некоторое время препирались по этому поводу, потом я отступился, поняв, что она нескоро ответит на мой вопрос.

Сара, пытаясь отвлечь меня от темы, которая могла подвести разговор к человеку, которого она боялась, начала жаловаться на инспектора Меривейла, который так грубо и негуманно вёл допрос.

Я посочувствовал, и, когда Сара привела примеры вопросов, которые задавал ей детектив из Скотленд-Ярда, мне удалось получить ответы на пару из них, чего не смог добиться Меривейл.

Я так и видел, как он, величественный и официальный, поглаживает свои усики, стараясь быть одновременно и снисходительным, и деловитым. Он спрашивал у Сары:

— Итак, мисс, у нас есть свидетельства, что в ту ночь, когда был похищен мистер Холмс, во время вашего спиритического сеанса в дом каким-то образом проникла молодая женщина, одетая в белое…

— Это была Луиза Алтамонт.

— Вы действительно так думаете, Сара? Мне-то вы можете сказать.

— Я больше ничего не знаю. Не знаю, что и думать. Я считала, что Луиза Алтамонт уже три недели как умерла.

— Ну же! Скажите мне правду!

— Инспектор Меривейл, я не контролирую происходящее во время сеанса.

И официальный допрос так и не продвинулся вперёд.

День клонился к закату, сгущались сумерки. Мне посчастливилось добиться больших успехов, нежели инспектору.

А в это время Маделина Алтамонт стояла у окна за шторами, которые раздувал лёгкий ветерок, и смотрела на безмятежную молодую пару, устроившуюся на террасе. Будучи гораздо наблюдательней своего мужа в житейских вопросах, она заметила, что мистер Дракль определённо похож на Шерлока Холмса.

Вообще-то милая Маделина даже начала подозревать, что этот новый спирит-консультант — незаконный сын Холмса, но пока ни с кем не поделилась своими мыслями на этот счёт.

ГЛАВА 14

Мы соблюдали осторожность в своих телефонных разговорах и прочих делах, чтобы пока не стало известно о спасении Холмса. Нужно было держать в неведении нашего главного врага, а также избежать нашествия журналистов, которых сразу же привлечёт эта новость. И тем не менее мы сознавали, что долго хранить секрет будет крайне затруднительно, если только Холмс не спрячется или не замаскируется. Ни один из этих вариантов нас не устраивал.

Несмотря на решение утаить возвращение Холмса, мы сочли своим долгом известить инспектора Меривейла хотя бы о том, что Холмс в безопасности. Мы сделали это сразу же, и Меривейл отменил официальные поиски, не афишируя этого.

Ненадолго отлучившись по другим делам, Меривейл вернулся в «Голову сарацина» в сумерках и зашёл к нам. Это было совсем некстати, поскольку мы как раз поджидали Дракулу и Мартина Армстронга, отправившихся в Норбертон-Хаус. Вместе с ними мы должны были совершить тайную операцию — открыть гроб Луизы Алтамонт.

Инспектор не успел ещё открыть рот, как по выражению его лица мы поняли, что официальное расследование застопорилось. Ни у кого из присутствовавших на спиритическом сеансе не было убедительного мотива для убийства Абрахама Керкалди. Не было найдено и подходящего орудия убийства. Предмет, который использовали для этого, был намного твёрже, острее и тяжелее человеческой руки, и на нём должны были остаться пятна крови. Показания свидетелей противоречили друг другу в вопросе, присутствовал ли на террасе во время убийства ещё один посторонний, помимо таинственной девушки в белом. Некоторые вообще ничего не видели, другие же, и в том числе я, были абсолютно уверены, что на террасе находился по крайней мере ещё один незваный гость.

Ввиду такой полной неопределённости Меривейл добился, чтобы официальное дознание отложили ещё на несколько дней.

Моя собственная версия событий, которую я повторил для инспектора, была проста, хотя в неё, пожалуй, трудно было поверить. В основном она была правдивой. Я рассказал, что у меня сложилось впечатление, будто один или более незнакомцев проникли на сеанс и они-то и виновны в насилии. Но я видел лишь неясные тени и не могу дать описание. Как бы компенсируя эти неудовлетворительные показания, я передал инспектору пропавшую золотую булавку, которую мистер Дракль подобрал в моём присутствии на кладбище.

Холмс, в свою очередь, заявил, что не может описать своего похитителя, который, возможно, был не один. Затем мой друг изложил инспектору историю о том, как его допрашивали в тёмном лесу, а потом заточили в потайную яму в заброшенной церкви.

Подивившись его рассказу, Меривейл выразил желание увидеть эту церковь и объявил, что сделает это завтра же днём.

— Судя по всему, это какая-то шайка, — предположил детектив из Скотленд-Ярда. — А девушка, Холмс? Как насчёт Луизы Алтамонт? Она жива, не правда ли? — В этом вопросе прозвучала мольба о помощи.

Холмс нахмурился:

— По моему мнению, инспектор, бесполезно искать живую Луизу. Это трагическая история, но, боюсь, семье рано или поздно придётся смириться с фактами.

Меривейл вздохнул:

— Так я и думал. Плохо дело. Вы не переговорите с Армстронгом, мистер Холмс? И я, и доктор Уотсон пытались убедить молодого человека, что его невеста не вернётся. Может быть, если вы…

— Сделаю всё, что в моих силах. Я уже имел беседу с мистером Мартином Армстронгом.

— Превосходно.

Ранее мы получили по телефону сведения от Майкрофта, которые бросали тень подозрения на графа Кулакова, и сейчас Холмс сказал, что полиции стоит заинтересоваться этим русским. Одновременно он предупредил Меривейла, что этот джентльмен не должен знать о таком интересе.

— Я ни в коем случае не советую арестовывать этого человека и даже вызывать на допрос. И я сильно сомневаюсь, что вам удастся подвергнуть его наказанию согласно закону.

— Вы имеете в виду, что у него дипломатическая неприкосновенность?

— Что-то в этом роде.

Меривейл, видимо, в этом усомнился, но не стал спорить. Он сказал, что распорядится, чтобы пара толковых полицейских дежурила по ночам возле Норбертон-Хаус.

— Тут есть ещё один вопрос, — продолжил инспектор. — Нам нужно решить, кто же играл роль привидения на обоих спиритических сеансах. Алтамонты клянутся, что это была их дочь, которая прибыла с того света и материализовалась, в то время как Армстронг тоже верит, что это его невеста, но считает вместе с тем, что она по-прежнему пребывает на этом свете. А не могла ли быть призраком Сара Керкалди?

Холмс с сомнением покачал головой:

— Мне кажется, мы можем её исключить из числа подозреваемых. И у нас есть на то основания. Мой коллега, мистер Дракль, недавно побеседовал с ней.

Вскоре после наступления темноты мистер Дракль вернулся в гостиницу, выполнив своё задание относительно Сары Керкалди. Теперь, когда солнце зашло, Дракула выглядел гораздо моложе и энергичнее. Появившись в окне нашей гостиной за спиной у инспектора Меривейла, он подал мне знак. Под каким-то предлогом я вышел и присоединился к графу в соседней комнате.

Дракула не хотел говорить мне при инспекторе, что, возвращаясь в «Голову сарацина», он сделал крюк и посетил кладбище Алтамонтов. Там он подобрал ещё пару украденных драгоценностей, а также нашёл улики, подтверждающие, что наш главный враг (граф Кулаков, если наши подозрения верны) снова побывал в старой церкви в наше отсутствие. На кладбище он учинил разгром: в неистовом бешенстве разбил надгробия и декоративную каменную скамью, расшвыряв осколки. Итак, мы в любом случае могли распрощаться с надеждой скрыть спасение Холмса.

Инспектор ещё был у нас в гостиной, когда меня позвали вниз к телефону: снова звонил Майкрофт. Он сообщил, что не прослеживается никакой связи между русским эмигрантом по имени Григорий Ефимович и графом Кулаковым, а также ни с кем другим в Бекингемшире.

— Правда, не исключено, — добавил Майкрофт, — что такая связь есть с этим Ульяновым, о котором я упоминал.

Но ещё огорчительнее, в свете наших надежд получить ключ к разгадке, была новость, что Григорий Ефимович несколько последних месяцев сидит в тюрьме в Ливерпуле.

Вернувшись в гостиницу и кратко переговорив с глазу на глаз с Уотсоном, я, граф Дракула, немного поболтал с инспектором Меривейлом из Скотленд-Ярда, также наедине. Когда нас знакомили, что-то во мне явно заинтересовало инспектора. Мне бы хотелось, чтобы наша беседа проходила при менее ярком освещении, а также при обстоятельствах, не позволивших бы инспектору изучать меня на близком расстоянии или вести продолжительный разговор. Увы, выполнены были только последние два условия.

Меня представили Меривейлу, также как и Армстронгу, и Ребекке Алтамонт, и всем остальным, как мистера Дракля. Я якобы являлся одним из членов маленькой организации, которую великий детектив начал собирать вокруг себя в последние годы — особенно с тех пор, как Уотсон переехал из квартиры на Бейкер-стрит.

Беседуя со мной, Меривейл, казалось, испытывал некоторые сомнения насчёт мистера Дракля, хотя Шерлок Холмс торжественно поручился за меня.

Услышав, что я только что вернулся из Норбертон-Хаус, инспектор не преминул спросить, беседовал ли я с Сарой Керкалди, и если да, то что узнал от неё.

— Да, я удостоился чести говорить с этой девушкой, понёсшей тяжёлую утрату. Она просто прелесть. — Уголком глаза я наблюдал за Уотсоном, который как раз вошёл в комнату и теперь удивлённо воззрился на меня. Не знаю, что на меня нашло и почему я выставил мистера Дракля этаким донжуаном перед Скотленд-Ярдом. — Похороны её брата в субботу.

— Да, и я собираюсь там быть. А как насчёт вас, мистер Холмс?

Холмс, который тоже присоединился к нам, неопределённо покачал головой:

— Я пока не знаю.

Меривейл также высказал намерение снова допросить Сару. Я ненавязчиво сделал всё, что мог, чтобы он отказался от этой мысли.

Хотя я и предостерегал себя от этого, я уже начал питать личный интерес к Саре. «Кто обольщал когда-нибудь так женщин? Кто женщину так обольстить сумел?»

«Ричард III». Шекспир. Напомните, чтобы я вам рассказал как-нибудь историю о нём. Я имею в виду поэта, а не короля. Хотя мы пересеклись с этим монархом во времени (кажется, он умер в 1485 году), я никогда его не встречал. Ну вот, что-то я разболтался, — впрочем, неважно. Ведь я с самого начала предупредил вас, что некоторые моменты в этой истории со спиритическими сеансами заставляют меня нервничать.

Ах, это лето времён Эдуарда[6]! Восторги юной любви — нет, разумеется, слово «юный» я не отношу к себе, но тем более восхитительным для моих стареющих костей был возврат молодости. А дарованная мне тёплая юная кожа Сары, и позже её кровь… А как мы смеялись вместе! Да, в последующие ночи и дни вот что я сделал для Сары: научил её снова смеяться и дал надёжное оружие против страхов и убийств в этом мире.

Думаю, это был превосходный год во многих отношениях.

В 1903 году автомобили стали обычным явлением в Британии, где их было уже свыше восьми тысяч, и в Соединённых Штатах, где в то самое лето была основана «Форд мотор компани», а братья Райт упорно трудились, готовясь к своему первому успешному полёту, состоявшемуся 17 декабря.

В Швейцарии двадцатичетырехлетний Альберт Эйнштейн, несомненно наслаждавшийся чувством стабильности, ибо недавно получил учёную степень в области физики, а также имел постоянную работу в швейцарском патентном бюро, собирался жениться на одной молодой леди, с которой познакомился в университете в Цюрихе. И во всех уголках земного шара исследователи разных стран проводили эксперименты с беспроволочным телеграфом.

Дожидаясь в одной из наших комнат в гостинице, когда к нам присоединятся кузен Шерлок и Мартин Армстронг, чтобы вместе нанести ночной визит на кладбище, мы с Уотсоном отдыхали, просматривая газеты. Взяв свежий выпуск лондонской «Таймс», я углубился в статьи, причём даже кое-что прочёл Уотсону вслух.

Пожалуй, я стал лучше понимать британцев со времени моего первого посещения этого острова двенадцать лет назад, и тем не менее меня ещё многое в них удивляло.

К примеру, страницы «Таймс» давали немало пищи для размышлений.

ЕГИПЕТСКИЙ ЗАЛ — ДОМ ТАЙН АНГЛИИ

Учреждён 30 лет назад.

Администратор — мистер Дж. Н. Маскелайн…

Я не пошёл дальше этого заголовка, поскольку был сыт по горло тайнами.

НОВИНКА ОТ А. С. ЛЛОЙДА

для бритья без мыла, воды и кисточки…

«ПЕРРИ ЭНД КО.» — ОСВЕТИТЕЛЬНЫЕ ЭЛЕКТРОПРИБОРЫ

ДЕНЬГИ, ПОТРАЧЕННЫЕ НА ОБРАЗОВАНИЕ, — лучшее вложение капитала…

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ — ОПЕРАЦИИ В СОМАЛИ

Пленники и перебежчики заявляют, что британские войска находятся в Бербере, и Мулла перебрался из Бурао в Харгейсу вместе со своей свитой…[7]

Что касается вышеприведённых новостей, то современный читатель может заметить, что перемен становится больше, и т. д.

ВЧЕРА В БАНГОРЕ мистер Хорас Планкетт был вызван на малые сессии[8] в связи с тем, что он сильно превысил скорость, когда ехал в своём автомобиле по Холихед-роуд. Согласно показаниям двух стряпчих, его машина промчалась мимо них на бешеной скорости и едва не опрокинула их собственный автомобиль. Они считают, что он ехал со скоростью 50 миль в час. По приговору суда он должен уплатить штраф в размере 5 фунтов, а также возместить судебные издержки.

Насколько мне помнится, разрешённая скорость в Британии недавно была увеличена до 20 миль в час.

СОСТЯЗАНИЯ НА КУБОК В АМЕРИКЕ…

РЕДАКТОРУ «ТАЙМС»:

Сэр, я опасаюсь, что дождь, который лил 60 часов 13,14 и 15 июня, уничтожил перспективы охоты на куропаток, по крайней мере в южных Мидлендс…[9]

СРЕДСТВО БУЕРА ОТ ГЕМОРРОЯ — мгновенно приносит облегчение…

ХРУСТАЛЬНЫЙ ДВОРЕЦ[10] — БОЛЬШИЕ ОРКЕСТРЫ — ГРАНДИОЗНЫЙ КОНЦЕРТ…

ПОГОДА — в основном прекрасная, тёплая в течение ближайших трёх дней…

ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ В ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ФУНТОВ за показания против водителя или владельца автомобиля, который в среду между 4 и 5 часами дня наехал на двух пони и сбил их…

ПРОДАЁТСЯ КРАСИВЫЙ ДОМ, в 45 минутах езды от Лондона, в окружении восхитительного пейзажа на границе Кента и Суррея. Изысканный фамильный особняк с прекрасным парком и лесом от 300 до 700 акров, в зависимости от пожеланий…

Я всегда находил заманчивой перспективу наслаждаться подобным поместьем в сельской Англии. Увы, мои прежние попытки в этом направлении, сделанные двенадцать лет назад, научили меня, что такие мечты — всего лишь безумие со стороны графа Дракулы — или мистера Дракля.

УГОЛЬ — САМЫЕ НИЗКИЕ ЛЕТНИЕ ЦЕНЫ…

ЗАЩИТА СОБАК ОТ ВИВИСЕКЦИИ Петиции в парламент на вышеуказанную тему теперь доставляются без почтовой оплаты…

БИЛЛЬ О НАЙМЕ ДЕТЕЙ…

НЕРВНЫЙ СРЫВ, неврит, невралгия, ишиас, люмбаго, артрит, ревматизм, подагра и малярия быстро излечиваются с помощью Ультрафиолетовой лампы и Двойных световых ванн в сочетании с Токами высокой частоты и Озоном… ИНСТИТУТ ЛЕЧЕНИЯ СВЕТОМ.

В случае необходимости ЛЕЧЕНИЕ НА ДОМУ, причём расстояния не являются помехой…

НА УОРШИП-СТРИТ двум мужчинам было предъявлено обвинение в попытке выманить 2225 фунтов у Фредерика Уэнсли, продав ему медные опилки, которые они выдавали за золотой песок.

Оба взяты под стражу…

СЕРЬЁЗНАЯ БОЛЕЗНЬ ПАПЫ Внезапная перемена в состоянии Льва XIII вызвала сильную тревогу…

СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ (от нашего собственного корреспондента) Президент объявил в Хантингтоне на праздновании 4 июля:

«На небе нет ни единого облачка.

Мы поддерживаем хорошие отношения со всеми народами мира».

УБИЙСТВО РУССКОГО ГУБЕРНАТОРА…

Почему бы вам не попробовать ТАБЛЕТКИ БИШОПА — 25 дней за 5 шиллингов?

Они творят чудеса при мочекаменной болезни…

ЛЕКАРСТВО С ЗАСЛУЖЕННОЙ РЕПУТАЦИЕЙ «ВОДА ОТ КОЛИК ВУДВОРДА»…

ПРОДОЛЖЕНИЕ НЕДАВНО ВЫШЕДШЕГО МАНИФЕСТА ЦАРЯ Оптимистические надежды русских либералов на то, что недавний манифест царя возвестил расширение местной автономии, вряд ли будут подтверждены публикацией материалов конференции, прошедшей в Царском Селе 16 мая…

— Теперь всюду встречаешь выходцев из Московии, — заметил я.

Уотсон, уютно устроившийся в кресле, словно находился в лондонском клубе, пробормотал в знак согласия что-то дружелюбное — именно так и общаются члены клуба. Поскольку я сыграл такую важную роль в спасении кузена Шерлока, Уотсон относился ко мне терпимо. Пока что. Сейчас он, сняв туфли, положил ноги в носках на оттоманку, всё остальное было прикрыто газетой. Я подозревал, что Уотсон дремлет.

Нужно ли говорить, что я питал к этому человеку, начисто лишённому воображения, сложные чувства? Однако я отозвался на его призыв так быстро, как только смог, уверенный, что он не стал бы беспокоить меня по пустякам.

Итак, я продолжил читать.

КРИКЕТ

«ДЖЕНТЛЬМЕНЫ» против «ИГРОКОВ»

Вчера, на второй день матча между «Джентльменами» и «Игроками», игра на «Лордз»[11] сильно отличалась от игры первого дня, и только погода была неизменной…

ПРИЮТЫ АНГЛИКАНСКОЙ ЦЕРКВИ ДЛЯ БЕСПРИЗОРНЫХ ДЕТЕЙ…

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ В Порт-Артуре была учреждена станция беспроволочного телеграфа с целью организовать регулярную телеграфную связь с военными кораблями…

Я отложил свою газету в сторону. Газета Уотсона сейчас приняла форму палатки, за которой он похрапывал. Вскоре в комнату вошёл Холмс, и я вступил с ним в спор. Дело в том, что я сильно сомневался, следует ли считать похитителя Холмса единственным злодеем в пьесе. Откуда нам знать, не сдалась ли Луиза Алтамонт добровольно своему клыкастому соблазнителю ещё до «несчастного случая» с лодкой? Если тщательно расследовать эту катастрофу, то, по моему мнению, её можно было бы истолковать несколько иначе.

Кузену не особенно понравилась моя гипотеза, хотя он и согласился, что у таинственного вампира с русским акцентом в далёком прошлом действительно могло быть украдено сокровище.

Немного подискутировав, я объявил о своих ближайших намерениях и выскользнул за дверь. Быстро превратившись в летучую мышь, под покровом благословенной ночи я нанёс второй визит Саре Керкалди. Должен признаться, что она казалась мне всё привлекательнее. Ай-яй-яй, скажете вы. Ведь братец Абрахам всё ещё лежит в гробу в гостиной!

Вообще-то в ту ночь я отказался от всех романтических поползновений: Сара бодрствовала у гроба. Несколько минут я любовался этой трогательной сценой, глядя в окно, потом облетел вокруг дома, чтобы убедиться, что его обитателям не угрожает опасность. В конце концов я решил, что мне лучше повременить с соблазнением Сары. Ну, хотя бы до завтрашней ночи.

Глядя в окно гостиной, я также заметил Ребекку Алтамонт. На неё я смотрел не так долго и с гораздо более невинными мыслями. Она, как примерная девочка, читала книгу (название которой мне не удалось разобрать), дежуря вместе с Сарой. Эта молодая женщина, исполненная сознания долга, теперь проводила почти всё своё время с родителями, стараясь оградить их от дальнейших бед.

Мне подумалось, что мисс Алтамонт тоже грозит опасность со стороны сумасшедшего врага её семейства. Я решил, что мистер Дракль должен завтра же найти возможность предупредить Бекки, как Сару, о том, что опасно дышать ночным воздухом в одиночестве. Конечно, если бы бунтарка Бекки знала, что мистер Дракль тайно связан с мистером Холмсом, она, вероятно, с презрением отвергла бы его советы.

Даже если отложить ухаживание на одну ночь, его всё равно можно расценивать как весьма стремительное. Но Сару определённо нельзя было оставлять без присмотра. Мотив моего следующего визита к ней будет поистине альтруистическим: я предложу ей помощь и защиту.

И я легко представил себе сцену, которая могла бы иметь место, если бы я проник в комнату, где она мается бессонницей…

Она встретила бы моё бесцеремонное вторжение с возмущением, к которому, впрочем, примешивалось бы что-то ещё.

— Откуда вы взялись?

— Вы позвали меня, Сара.

— Не звала! — возразит она, натягивая простыни до самого подбородка, однако гнев её будет наигранным.

— Быть может, меня позвала ваша красота… И голосу её я был не в силах противиться.

Ну что же, довольно скоро я, вероятно, разыграю эту сцену в реальности. Интересно, общалась ли моя будущая возлюбленная с нашим главным противником после того рокового сеанса? И не забыл ли на время о Саре и её мёртвом брате граф Кулаков, у которого, по мнению кузена Шерлока, расстроен рассудок и все помыслы которого сосредоточены на мщении? Если так, то для них это великое благо. Впрочем, лучше не рассчитывать на такую удачу.

Когда я решил, что сделал всё возможное, дабы обеспечить безопасность Сары и дома в целом, то полетел в гостиницу к кузену Шерлоку и достойному во всех отношениях доктору Уотсону. По пути мне встретился Армстронг в своём ревущем «мерседесе», направлявшийся туда же (разумеется, он меня не заметил).

Собравшись в своём импровизированном штабе в «Голове сарацина», мы снарядились для ожидавшего нас предприятия. Взяты были и инструменты для взлома, так как без них даже у меня могли возникнуть трудности при проникновении в склеп.

А дальше пусть опять продолжает Уотсон.

Как уже говорил ранее Холмс, отныне склеп Алтамонтов можно было рассматривать как жилище, где обитает живое (хотя и бездыханное) человеческое существо. Даже если бы двери были широко распахнуты, они были бы закрыты для любого вампира, не получившего приглашения войти.

Армстронг, знакомый с деревней и всей этой округой, раздобыл кое-какие инструменты. Когда мы вышли из гостиницы, ночь была почти безлунная и небо затянули тучи, что способствовало осуществлению наших замыслов.

Отвечая на вопрос Холмса, я заверил его, что захватил свой старый армейский револьвер.

— А деревянные пули?

Я с достоинством ответил, что и это необходимое снаряжение не забыто.

Армстронг так взглянул на нас обоих, словно был убеждён, что мы сошли с ума.

(Холмс сказал мне, что проявил такт, подождав, пока Дракула отлучится по какому-то делу: не хотелось вооружаться при нём такими зловещими инструментами, как деревянный кол и молоток. Правда, Дракула признал бы их необходимость, если бы сегодняшнее расследование привело нас прямо к вампиру, который был насильником и убийцей. Тем более если бы тот, по счастливой случайности, лежал в своём гробу. Да и в любом случае было бы трудно скрыть от графа такие громоздкие предметы.)

Итак, наш отряд выступил около полуночи. Мы тайно отправились на кладбище в нанятом экипаже. Дракула лично запряг лошадей, чтобы не будить помощника конюха.

Нетерпение Мартина Армстронга, которому так и не удалось выяснить местонахождение живой Луизы, достигло опасного предела. Отчаявшись получить официальное разрешение на эксгумацию, он готов был провести эту операцию на скорую руку, чтобы посмотреть, кто лежит в гробу Луизы.

Он сказал, что собирался сделать это сам, но рад будет к нам присоединиться. К тому же будет лучше открыть гроб при свидетелях.

Хотя ночь выдалась такой тёмной, что, кажется, даже лошади с трудом разбирали дорогу, Дракула легко управлялся с экипажем и без света. Минут через двадцать мы уже подъехали к кладбищу, и решено было оставить лошадей и экипаж неподалёку от него. Животные заволновались, но Дракула каким-то образом их успокоил, и они начали щипать траву.

Мы приблизились к фамильному склепу Алтамонтов, стены которого белели в ослепительном свете электрических фонариков, и тут над головой с уханьем пронеслась сова. Над гроздьями пурпурно-белых цветов жимолости, которые распускаются по ночам, кто-то летал. Я подумал, что это летучая мышь. Однако Дракула сказал, что это просто один из гигантских ночных мотыльков, которые опыляют эти цветы.

Я посветил Холмсу фонариком, и ему понадобилась всего пара минут, чтобы взломать старый замок на железной решётке. Запор внутренней двери склепа так же легко поддался его ловким пальцам. Всё это происходило беззвучно, поскольку замки и петли смазали менее месяца назад, перед похоронами Луизы.

Между тем мистер Дракль слегка отступил назад, безмятежно окидывая взглядом всё вокруг. Сначала он держал руки в карманах, потом скрестил на груди под короткой накидкой кэбмена. Возможно, он просто прислушивался к обычным ночным звукам: жужжанию насекомых, уханью совы, шёпоту речки, протекавшей поблизости. Однако я был совершенно уверен, что он всё время начеку и в любой момент готов отразить атаку нашего врага.

Неподалёку от склепа должны были похоронить Абрахама Керкалди: благодаря доброте Алтамонтов ему отвели место на этом кладбище. Уже была вырыта могила, возле которой высилась гора свежей земли. Мы посветили туда фонариками, и зловеще зиявшая яма напомнила о бренности всего земного.

Столпившись в склепе, мы обратили внимание на небольшую дверь, за которой, судя по надписи на медной табличке, покоилось тело Луизы. Когда её открыли, мы увидели гроб. Это был двойной гроб, причём внутренний, из свинца, был герметически запаян — уже несколько лет, как стали изготовлять такие.

Дракула, положив руку на внешний футляр, молча покачал головой, давая понять, что сейчас гроб пуст.

Нам с Холмсом всё стало ясно, а вот Армстронг проявлял нетерпение.

Шерлок Холмс вздохнул: он решил, что лучше открыть гроб, чтобы продемонстрировать Армстронгу, что он пуст. Хотя молодой человек вначале неправильно истолкует увиденное, это будет первым шагом к тому, чтобы подготовить его, ведь Мартину рано или поздно придётся взглянуть правде в лицо. Интересно, надеется ли Холмс найти какой-то ключ к разгадке в этом пустом гробу?

Дракула вышел из склепа и снова встал на часах, а Холмс принялся работать молотком и стамеской. Внутренний контейнер был из мягкого листового свинца и легко поддался.

Армстронг, неоднократно выражавший уверенность, что Луиза жива, не мог справиться с волнением, пока открывали гроб.

На белых атласных подушках осталась вмятина от головы, лежавшей на них, но покойница исчезла.

— Как видите, он пуст.

Американец испустил глубокий вздох облегчения:

— Джентльмены, наконец-то у нас есть доказательство!

Я изумился, услышав этот вывод, но тут же понял, что для Армстронга пустой гроб стал подтверждением его теории, будто Луизу никогда здесь не хоронили, да и вообще никого.

— Взгляните-ка, джентльмены, гроб запаян, значит, покойная не была из него похищена. Тело той, кого мы оплакивали в прошлом месяце как Луизу, в последнюю минуту каким-то образом забрали, а гроб похоронили пустым. Он сделан из тяжёлого свинца, так что никто не заметил разницу в весе. Похитители хорошо потрудились.

Шерлок Холмс и граф Дракула, который зашёл в склеп, обменялись взглядами, значение которых было мне ясно. В настоящее время бесполезно было объяснять молодому человеку истинное положение дел.

Фактически никто из нас не знал, где сейчас бродит Луиза в поисках крови человека или животного. Впрочем, не исключено было, что наш противник предусмотрительно перевёл Луизу в другое место, предчувствуя, что мы сюда придём. Последнее предположение было наиболее вероятным.

Мы снова запечатали оба гроба, так что нужно было очень внимательно присмотреться к внешнему футляру, чтобы понять, что его кто-то трогал. Заперев дверь склепа, мы привели всё в первоначальный вид и отбыли.

Улучив минутку, когда Армстронг его не слышал, Холмс выразил словами то, о чём все мы думали:

— Тут повсюду сколько угодно её родной земли и почти бесконечное число мест, где можно спрятать мисс Алтамонт.

Даже Дракуле не удалось бы отыскать Луизу в каких-то разумных временных пределах.

ГЛАВА 15

Позволено ли мне, Дракуле, напомнить любезному читателю, как, берясь рассказывать эту историю, я предупредил, что время от времени буду воссоздавать события силой своего воображения? Именно этим я и займусь сейчас, описывая сцену, при которой не присутствовал. (Предоставляю вам самим судить, много ли я узнал позже со слов участников этой сцены.)

Так вот, несмотря на храбрые заверения Мартина Армстронга, на самом деле его встревожил пустой гроб. Похоже было на то, что до сих пор он не верил в свою эксцентричную теорию и она служила ему чем-то вроде психологических костылей, с помощью которых он пытался справиться с неотвратимой реальностью смерти. Но теперь ему ничего не оставалось, как поверить в эту теорию — или же допустить, что случилось нечто ещё более странное. Американцу было не по себе от обоих вариантов. Вернувшись в свою комнату в Норбертон-Хаус вскоре после полуночи, он забылся беспокойным сном.

Несколько часов спустя, в той благословенной (по моему мнению) темноте, какая бывает незадолго до рассвета, Мартину приснился неприятный сон, который он рассказал мне позже. Ему снилось, будто он, сидя в огромной лодке, выбиваясь из сил, гребёт против течения. Его мучает и приводит в отчаяние сознание того, что он опаздывает — безнадёжно, непоправимо опаздывает на самое важное свидание в своей жизни.

Мартина разбудил знакомый голос, который настойчиво шептал его имя. Открыв глаза в предрассветном мраке, он обнаружил, что на краю кровати сидит его любимая Луиза.

Она была совсем близко — чуть ли не касалась его. И даже протянула руку, словно хотела погладить по щеке.

Следующие минуты были для Мартина полны смятения. Он ещё не был уверен, что это не сон, но в то же время ощущал реальное присутствие Луизы. Её тело, по-прежнему стройное, придавило матрас сильнее, чем он ожидал. В окне за спиной у Луизы призрачно мерцали на предрассветном небе звёзды и луна, образуя ореол вокруг её головы со светлыми спутанными волосами. Из-за этого бледного сияния Мартин не видел лица, хотя оно было повёрнуто к нему.

Ночь была очень тихой, но где-то далеко на востоке приглушённо гремел гром и сверкали молнии.

— Мартин! — произнесла Луиза потерянным голосом, который он уже слышал во время спиритического сеанса.

Мартин сел, откинув простыни и машинально протирая глаза рукавом ночной сорочки, словно сомневался в увиденном.

— O… Моя дорогая! Я знал, что ты не могла умереть. Знал! — Он сделал паузу. — С тобой всё в порядке?

Глупый вопрос: ведь он видел её, красивую, живую, пусть всё ещё в погребальной одежде.

Он напряг зрение, стараясь разглядеть лицо любимой, но это ему не удалось.

— Мартин, ты можешь мне помочь? Я попала в какой-то чудовищный кошмар. И я не могу пойти ни к маме, ни к папе — не смею. А комната Бекки рядом с их спальней. Мне не к кому обратиться, кроме тебя.

— Конечно, конечно, милая. Ты можешь на меня рассчитывать, Лу. Что случилось?

Мартин был напуган и в то же время зачарован, и ему не терпелось узнать, что с ней сделали похитители. В глубине души у него возникло чувство, что надо хорошенько подумать, прежде чем жениться на женщине, с которой случилось нечто худшее, чем смерть.

И даже в этот первый момент, когда она только что к нему вернулась, что-то в нём дрогнуло: уж слишком странной была новая Луиза. Он попытался выбросить эту мысль из головы и сосредоточиться на её красоте, но это не вполне получилось.

— Марти, — снова обратилась к нему Луиза, — ты можешь мне помочь?

— Конечно, Лу. Что я должен сделать?

— Я не знаю. Помоги мне выбраться из этого кошмара. — И Луиза прикрыла лицо бледными руками.

Армстронг задохнулся от волнения, не зная, что сказать. Луиза здесь, в его комнате, на его кровати! Наконец он вымолвил:

— Ты же сейчас освободилась от них.

— Освободилась? — Она опустила руки, и он увидел её глаза. Что-то было не так с её зубами, словно она как-то странно улыбалась.

— Освободилась от негодяев, которые тебя похитили, — пояснил молодой человек. — Ты здесь, со мной, в безопасности.

Но он сам чувствовал, что эти слова не отражают истинного положения дел. То странное и ужасное, что произошло с Луизой, пока не исправлено.

— Нет, Марти, я не свободна. Совсем не свободна. Когда бы он меня ни позвал, я должна идти к нему…

— К кому?

Её ответ прозвучал как слова из сна:

— Я не могу назвать его имя. Это мне запрещено.

Но тут Луиза придвинулась к нему, и всё перестало иметь значение, кроме того, что она здесь, с ним. Да, она действительно здесь.

Луиза собиралась что-то сказать, но Мартин заставил девушку замолчать, прильнув к её губам. Его руки зажили своей жизнью, они искали тёплое тело любимой под белой материей. И, к своей радости, обнаружили, что под этим одеянием на ней ничего нет.

Головокружительный восторг, ни с чем не сравнимый восторг от её чувственных прикосновений! Это затмило все страхи и опасения. Всё остальное можно было исправить, как-нибудь, когда-нибудь — позже…

Они упали на постель, сжимая друг друга в объятиях. Мартину Армстронгу показалось крайне странным, что Луиза покусывает его горло, и в то же время это сильно его возбуждало.

Позже, когда Армстронг почти окончательно убедил себя, что всё это ему не снится, они лежали рядом на прохладных простынях. Сегодня ночью Луиза была более молчаливой, чем прежде — до того, как… до того…

Он откашлялся.

— Вчера ночью, нет, сегодня ночью, всего несколько часов назад, мы пошли туда, где, как мы думали, тебя похоронили. — Мартин чуть не издал смешок, развеселившись от такой дикой мысли. — Как мы могли поверить, что ты умерла? Конечно, гроб оказался пустым. Кого бы там ни похоронили… кто бы это ни был, её похитили.

— Марти!

— Да?

Но, прежде чем продолжить, молодая женщина долго гладила своего возлюбленного по волосам. Наконец она прошептала:

— Это меня там похоронили, Марти.

Армстронг поднял голову с подушки и повернулся к ней:

— Я не понимаю.

— Меня похоронили там, в фамильном склепе. Ты, и папа, и мама, и Бекки меня похоронили. Я помню свои похороны и всё остальное — это было как дурной сон. Я сознавала, что происходит, только не могла пошевелиться.

— Что ты такое говоришь!

Но Луиза продолжила свой рассказ тихим и монотонным голосом, словно всё это случилось сто лет назад:

— Марти, когда опрокинулась лодка, он там был, и он утащил меня. С большой скоростью он плыл под водой, не отпуская меня. Я думала, что захлебнусь, но наконец он поднял меня на поверхность и дал вдохнуть воздух.

— Что ты такое говоришь! Перестань!

Луиза замолчала, задумчиво глядя на своего любовника, потом добавила:

— Дышать я перестала позже, после того как он… Как мне рассказать тебе, на что это похоже? Мы долго плыли по течению, а потом он вытащил меня из воды и пил мою кровь, снова и снова, пока мне в конце концов не захотелось, чтобы он это делал. И он дал мне попить своей крови — вскрыл для меня свои вены. Это было чудесно.

— Лу!

— А потом вы нашли меня, и помолились, и поместили в склеп. Там было хорошо — тепло и темно. Но он уже дважды заставлял меня покидать кладбище ночью, и возвращаться в дом, и говорить маме и папе о каком-то сокровище.

Мартин перевёл дух, прежде чем спросить:

— О каком сокровище?

— Не знаю! Я говорю только то, что он велит. Я забралась в папин сейф и взяла какие-то драгоценности. Но он только разозлился, когда я их принесла, и разбросал по всему кладбищу… А потом не позволил вернуться в мой гроб, где весь день было темно. Теперь я должна обитать в каком-то месте, где много окон, и нет штор, и там очень светло… и так трудно заснуть. О Марти! Обними меня! Люби меня!

И Мартин Армстронг пылко отозвался на этот призыв, не заставив Луизу повторять его дважды.

Экстаз, близкий к обмороку, всё длился, пока не перешёл в сон. Мартин Армстронг долго не мог очнуться после сна, в котором его крепко обнимали руки Луизы. За окном было раннее утро, пели птицы. Он шевельнулся, судорожно вздрогнув, резко сел и наконец окончательно проснулся. Луиза исчезла, словно её тут никогда и не было. Мартин был совершенно голый, ночную сорочку он сбросил в то время…

Во сне?

Он вылез из постели и, шатаясь, подошёл к бюро, на котором стояло его зеркало для бритья. Ему нужно было увидеть своё лицо. У Мартина отчего-то возникли сомнения, он ли это.

И действительно, лицо, отразившееся в зеркале, было каким-то бледным и измождённым — в общем, странным. Доказательством того, что ночью у него действительно побывала Луиза, были две маленькие отметины на горле, которые не болели. Казалось, они волшебным образом переместились сюда с её горла.

Бекки права, подумал он, завязывая галстук, перед тем как спуститься к завтраку. (Воротник скрыл одну отметину, а вторая была не особенно заметной.) Луиза жива, причём живёт теперь более интенсивной жизнью, но она очень сильно изменилась. Женщина, приходившая к нему сегодня ночью, — совсем другая Луиза Алтамонт. Девушка, которой он, Мартин Армстронг, сделал предложение, не стала привидением, но молодая женщина, кувыркавшаяся в его постели, — совсем не та, что приняла его предложение вступить в брак. Эта… эта шлюха (он мысленно выговорил это слово, примеряя его к своей суженой), приходившая к нему ночью… она не имеет никакого отношения к освещённой солнечным светом девушке в летнем платье, которая месяц назад с такой любовью улыбалась ему как раз перед тем, как опрокинулась лодка.

Армстронг, не отрывавший взгляда от зеркала, непроизвольно вздрогнул. Если бы можно было в наше время поверить в демонов, которые вселились в человека… в нечто, имеющее сходство с его любимой… Но этого не может быть в век автомобилей с мотором в сорок лошадиных сил, в век прогресса.

Завтрак был тяжёлым испытанием. Мартин Армстронг, отчаянно пытаясь поддерживать светскую беседу, почувствовал, что не может рассказать родителям и сестре Луизы о её ночном визите.

Почему она не осталась с ним? Если не в его комнате, то в своём доме, с радостью воссоединившись с матерью, отцом, Бекки? Очевидно, причиной было то ужасное, что случилось с Луизой и что вынуждало её пребывать в изгнании.

В голову Мартину пришла ужасная мысль: быть может, Луиза заболела какой-то мерзкой болезнью? Но он сразу же отказался от этого предположения, ведь она пришла к нему в постель… В любом случае, Луиза не стала бы умышленно заражать его.

А вдруг она сошла с ума?

После завтрака Мартин объявил, что ему нужно отлучиться. Он решил обратиться за помощью к Шерлоку Холмсу.

А дальше пусть снова рассказывает доктор Уотсон…

В пятницу утром мы с Холмсом обсуждали за яичницей с беконом, что нам делать дальше. На рассвете граф Дракула, измученный тем, что в четверг так долго подвергался воздействию дневного света, удалился в свою спальню, к спасительной родной земле.

Боясь, что нас подслушают, мы с Холмсом, находясь у себя в номере, говорили очень тихо. Темой нашей беседы была ответная мера, предпринятая русским вампиром, который забрал Луизу Алтамонт из её гроба и где-то спрятал.

Прежде чем удалиться к себе, Дракула просветил нас:

— Её новое пристанище не обязательно должно быть могилой в полном смысле слова. Он мог её спрятать где-нибудь под землёй или в каком-то укромном месте наверху. Главное, чтобы там была её родная земля. И неважно, если не будет дверей: между закатом и восходом мы можем превращаться в туман и проникать сквозь стены.

Мы с Холмсом, планируя поиски нового укрытия, где спрятал Луизу Кулаков, начали с предположения, что оно почти наверняка находится где-то на обширной территории имения, в котором он сейчас живёт. В таком случае граф Кулаков контролирует доступ в это место.

Не успели мы как следует обсудить эту тему, как к нам присоединился Мартин Армстронг.

— Вы хорошо спали? — осведомился мой друг, пытливо глядя на американца и указывая тому на кресло.

— Вообще-то не очень хорошо. — Армстронг откашлялся и поправил воротник, словно тот его беспокоил. — Я думаю, мистер Холмс… Думаю, что видел Луизу сегодня ночью.

— Где? — сразу оживился Холмс.

— Когда? — задал я вопрос одновременно с ним.

Армстронга поразила наша готовность поверить, что он действительно видел свою невесту. Ему потребовалась пара минут, чтобы, борясь со смущением, признаться, что Луиза пришла к нему в спальню.

Американец удивился, когда я попросил разрешения взглянуть на его шею. Я увидел два маленьких следа от клыков и позвал Холмса посмотреть.

В результате наших пытливых расспросов выяснились подробности ночного визита Луизы.

— Она что-нибудь упомянула о том, где теперь проводит дневные часы?

— Нет… А впрочем, да, пожалуй. Она говорила, что там много окон. Она сказала: «Много окон… но нет штор. И туда проходит свет». Что-то в этом роде.

Мы с Холмсом взглянули друг на друга, но пока ни один из нас не понял, в чём тут дело.

Холмс настоял, чтобы Армстронг сопровождал нас в экспедиции. Мой друг считал жизненно важным, чтобы молодой человек до конца понял, что случилось с Луизой, и осознал собственное положение.

Прежде чем отправиться в путь, я велел хозяину гостиницы ни при каких обстоятельствах не беспокоить мистера Дракля. Потом я зашёл в комнату, где спал Дракула, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке. Кроме того, мне хотелось на него взглянуть как медику, да и просто было любопытно. Дракула лежал на спине в своей кровати, полностью одетый. Рядом с ним я увидел раскрытый шёлковый мешочек с его родной землёй. Очевидно, Дракула был в глубоком трансе. Я заглянул в открытые глаза, проверяя рефлекс, и попытался измерить пульс. Если бы я был не в курсе, то подумал бы, что он мёртв.

Смитбери-Холл — загородный дом, который снял граф Кулаков, — находился, по словам Майкрофта, примерно в двенадцати милях от Эмберли. До него нужно было ехать полтора часа в экипаже, запряжённом лошадьми. Холмс отклонил предложение Армстронга отвезти нас туда в автомобиле, так как шумная машина неизбежно привлекла бы внимание в тихой загородной местности.

Между тем нужно было принять решение, каким образом и где именно мы начнём поиски. Слова «много окон» навели меня на мысль, что днём Луиза обитает в загородном доме Кулакова, однако Холмс указал на то, что фраза «но нет штор» противоречит такой интерпретации.

Сделав остановку в ближайшей деревне, чтобы навести справки, мы втроём наконец добрались до имения, снятого Кулаковым. Территория была обнесена высоким забором. Мы покружили вокруг имения, не подъезжая слишком близко, и оставили свой экипаж на одной из тропинок. Перебравшись через забор, мы пошли в обход, соблюдая осторожность. Нам хотелось понаблюдать за домом на расстоянии. Время от времени появлялись слуги, а больше мы никого не видели до полудня.

Часа в два мы заметили двух мужчин, в которых безошибочно угадывались полицейские в штатском. Они направлялись к входной двери. После беседы, которая проходила при открытых дверях, полицейские удалились.

— Наверно, их послал Меривейл, — предположил я.

— И правильно сделал. — У Холмса было мрачноватое настроение с лёгким намёком на юмор, как бывало с ним, когда плохо шли дела. — Пока что полиции нечем похвастаться.

Уже не в первый раз мне пришло в голову, что Дракула мог бы оказать нам неоценимую помощь в поисках нового убежища Луизы Алтамонт. Однако сейчас нечего было рассчитывать на нашего союзника и приходилось полагаться только на себя.

День клонился к вечеру, когда Холмс, Армстронг и я набрели на заброшенную оранжерею, укрывшуюся в рощице примерно в полумиле от дома. Хотя солнце начало заходить, было ещё светло, и у нас имелось в запасе немного времени. После наступления ночи оставаться здесь было опасно.

Когда мы приблизились к покинутому строению, Холмс с довольным видом указал на ряд застеклённых рам, из которых состояли стены и крыша. Некоторые были разбиты. Они держались на опорах из кирпича и дерева.

— Если бы не были упомянуты окна, я бы искал старую могилу где-нибудь на церковном кладбище или ещё один склеп. А может быть, старинное строение времён друидов или заброшенный лодочный сарай. Но в свете того, что нам известно, эта оранжерея выглядит перспективной.

Армстронг, который, по-видимому, давно отказался от попыток понять смысл поисков, в которых участвовал, только кивнул.

— Что теперь?

— Мы должны туда войти, и поскорей.

Обе двери строения были заперты, и быстрее всего туда можно было проникнуть, разбив ещё одну застеклённую раму.

Внутри царило запустение, и, судя по паутине и ржавчине, оранжерею действительно давно забросили. Занявшись поисками, мы набрели на большой деревянный сундук для инструментов, в котором можно было хранить лопаты и прочий садовый инвентарь. Открыв крышку, я увидел Луизу.

Мартин Армстронг, смотревший на сундук через моё плечо, ахнул и отпрянул.

Здесь не было ни атласных подушек, ни одеял — только заплесневевшие листья и земля. Бедная девушка лежала на них в грубом деревянном сундуке и была так же мертва на вид, как Дракула, когда я покидал его в гостинице.

Холмс подошёл и встал у нас за спиной, и мы втроём молча смотрели на свою находку. Луиза Алтамонт была в том же самом погребальном одеянии — теперь оно сильно испачкалось и порвалось. На теле не имелось никаких признаков разложения, что было поразительно. На алых губах запеклась свежая кровь, и даже на розовых щеках виднелись кровавые пятна. Волосы были блестящие и чистые, словно их недавно вымыли. Конечно, я был удивлён как медик, хотя и ожидал увидеть что-то подобное.

Мне сразу же инстинктивно захотелось (как и в случае с Дракулой) пощупать пульс и проверить дыхание и биение сердца. Я это сделал — разумеется, безрезультатно. Тронув меня за рукав, Холмс сказал, что с молодой женщиной всё в порядке и такое состояние вполне естественно для её нового способа существования.

Потрясённый Мартин Армстронг отступил на пару шагов и уселся на грубую каменную скамью, не отрывая глаз от сундука.

— Это не может быть Луиза, — наконец заявил он. — Но… это она.

— Она, — подтвердил Холмс, положив руку на плечо молодого человека.

— Доктор? — Мартин повернулся ко мне, облизывая бледные губы. — Эта девушка мертва?

— Нет, — я покачал головой. — Хотя и может создаться подобное впечатление, я так не думаю.

Армстронг сделал какой-то странный, неловкий жест руками:

— Но… она же пришла ко мне прошлой ночью.

— Мы понимаем, — сказал Шерлок Холмс, и в голосе его звучало сочувствие.

— Но я никак не могу понять. Если это не она… тогда кто же это?

— Говорю вам, что это Луиза Алтамонт, — ответил Шерлок Холмс.

Мы с другом возобновили наши попытки объяснить молодому человеку, что произошло.

— Посмотрите! — воскликнул я, указывая на сундук.

Солнце уже почти зашло. Тени от деревьев затемнили все окна, и Луиза, наполовину проснувшись, повернула голову к своему любовнику.

Армстронг вскочил на ноги. Он издал непонятный звук, в котором были страх и что-то похожее на отвращение.

Затем он пробормотал что-то бессвязное, потому что внезапно Луиза села.

— Мартин? — произнесла она спокойно и тихо.

Ответом ей был только стон.

И снова та, что когда-то была его суженой, с любовью обратилась к Мартину, и он заколебался, то отступая, то делая шаг вперёд.

Когда алые губы молодой женщины приоткрылись и мне стали отчётливо видны её острые белые клыки, я встал между нею и человеком, за которого она когда-то собиралась замуж, чтобы не дать им обняться.

Луиза гневно вскрикнула, рассерженная моим вмешательством и тем, что Мартин не осадил меня. Она вдруг выпрыгнула из сундука, в котором укрывалась от дневного света, и мы с Холмсом отскочили, а я схватился за свой револьвер. Но у вампира, который всё ещё оставался Луизой Алтамонт, не было агрессивных намерений. В следующую минуту она выбежала наружу, в сгущающиеся сумерки, таким образом избавив нас от необходимости немедленно решать, что с ней делать.

Девушка с поразительной скоростью босиком помчалась к ближайшим деревьям и исчезла за ними.

Мы тоже вышли из оранжереи. Армстронг, лишившийся дара речи, смотрел ей вслед, прижав ко рту руку, и на его лице застыло выражение неописуемого ужаса.

Теперь, после захода солнца, нам следовало предпринять стратегическое отступление, иначе мог появиться наш неприятель и уничтожить нас всех. Ночью вампиры способны принимать какие угодно обличья, и мои шансы на меткий выстрел деревянными пулями сводились практически к нулю.

Армстронг без всяких возражений позволил себя увести. Не обменявшись ни единым словом, мы быстро перебрались через ограду, за которой оставили свой экипаж.

По пути в Эмберли мы остановились зажечь фонари экипажа, так как сумерки постепенно перешли в ночь. И тут Армстронг вдруг заговорил.

Смысл его речей заключался в том, что подобные вещи, не соответствующие научному представлению о мире, просто невозможны. Ведь сейчас новые времена, начало двадцатого века. И слово «демоническая» вряд ли подходит для женщины, которая ночью приходила к нему в постель, уместнее описать её словами «языческая» и «страстная».

Холмс сказал, что свидетельство самой Луизы определённо указывает на то, что она стала жертвой насильника. А я с негодованием заметил, что всё известное нам о девушке и её семье делает иное объяснение неправдоподобным. По мнению Холмса, вампир, похитивший его самого, был тем же, кто напал на Луизу.

К тому времени, когда мы вернулись в «Голову сарацина», Дракула, бодрый и отдохнувший, поджидал нас в гостиной.

То, что граф сидит с кем-то и спокойно беседует, было само по себе удивительно, но когда его собеседник обернулся и мы увидели Майкрофта Холмса, нашему изумлению не было предела.

— Успокойся, Шерлок, — сказал Майкрофт, поднимаясь с кресла. — Мы с графом представились друг другу и достигли согласия — так было нужно.

Я никогда не видел, чтобы Холмс до такой степени терялся и не находил слов. Но через несколько минут он уже оправился от шока и смог поздороваться с братом.

Когда все мы уселись, Майкрофт Холмс пояснил, что больше не мог оставаться вдали от места действия. Взглянув в окно, открытое в летнюю ночь, он глубоко вдохнул воздух и сказал:

— Я уже много лет не бывал за городом.

Впрочем, в дальнейшем он проявлял полное равнодушие к сельскому пейзажу.

Майкрофт привёз из Лондона новости относительно связей Алтамонтов в восемнадцатом веке с пиратами. Он также получил историческую справку о том, что богатство семьи главным образом было нажито за счёт земельных участков и что в 1765 году не произошло какого-то резкого увеличения благосостояния семейства.

Удалось раздобыть копию материалов о суде Адмиралтейства над пиратом Кулаковым, и Майкрофт привёз её с собой.

Нас удивило, что Кулаков проявляет безразличие к тому, что могут предпринять его враги, и всё ещё пользуется своей настоящей фамилией, вращаясь в обществе 1903 года.

— Ну что же, — заметил Майкрофт, — это похоже на правду. Если только тут действительно было замешано сокровище — а судя по записям Адмиралтейства, это так, — то его так и не вернули.

Майкрофт также разузнал и новые подробности о Смитбери-Холл, который снял граф Кулаков и который мы уже видели издалека. Он подтвердил, что полиция заинтересовалась этим домом. Двое сыщиков в штатском под каким-то предлогом постучались в дверь, и слуги Кулакова сказали, что его нет дома и они не знают, когда он вернётся.

Холмса всё больше занимал русский аспект этого дела, и он обратился к Дракуле:

— Граф, если бы вы считали, что кто-то из членов этой английской семьи вас ограбил в какую-то отдалённую эпоху, какие шаги вы бы предприняли, чтобы возвратить свою собственность?

Граф сидел, вытянув перед собой бледную руку и, по-видимому, любуясь своими острыми ногтями. И вдруг мне пришло в голову: а может ли он их прятать, как прячет когти кошка? Я почувствовал себя как-то неуютно при этой мысли.

— Это в большой степени зависело бы от того, какова эта собственность, — отозвался Дракула.

— Конечно. Землю было бы очень трудно вернуть, не действуя в рамках законности, а вы, насколько я понимаю, не воспользовались бы официальными каналами. А вот с золотом или с миниатюрными вещами, которые можно запереть в небольшом сейфе, было бы легче.

Дракула, узнав о том, как мы обнаружили Луизу Алтамонт, выразил уверенность, что смог бы догнать её и привести обратно. Но он сказал, что у него мало шансов определить, где она сейчас.

— Почему Луиза от нас сбежала? — спросил Армстронг.

Дракула ответил, что она, несомненно, находится под гипнозом, достаточно сильным, чтобы одержать верх над её естественными склонностями.

Следующий вопрос задал я:

— Даже в этом… изменённом состоянии она подвержена воздействию гипноза?

— На самом деле даже сильнее, — ответил граф, — если гипнотизёр обладает незаурядной силой воли и превосходной техникой.

Как же нам отыскать Луизу? А когда мы её найдём, то что делать с ней, с женщиной в белом саване и с обагрёнными кровью губами?

ГЛАВА 16

Вернувшись вечером в Норбертон-Хаус, Мартин Армстронг достаточно убедительно лгал Бекки и старшим Алтамонтам о том, что делал в тот день.

Несколько позже, когда Армстронг пытался заснуть у себя в комнате, в окно вплыла Луиза и, материализовавшись, как и в прошлую ночь, уселась на край его кровати.

У молодого человека мелькнула мысль воспротивиться её очарованию, но тут же испарилась. Парочка страстно занялась любовью.

Однако Армстронга не оставляли сомнения и страхи по поводу его отношений с возлюбленной.

В то время как физическое притяжение стало ещё сильнее, чем в прошлую ночь, чувства молодого человека изменились до такой степени, что он уже не мог это отрицать. Когда утих первый бурный порыв страсти, он осознал, что нужно либо смириться с этими противоречивыми эмоциями, либо преодолеть их.

Армстронг думал о своём будущем. Холмс и Уотсон уже кое-что рассказали ему о вампирах. Если он станет постоянным любовником Луизы, отказавшись от всех остальных шансов устроить личную жизнь, то рано или поздно и сам безвозвратно встанет на путь вампиризма.

Рядом с пышным древом страсти быстро давало всходы семя отвращения, посеянное во время первого визита Луизы в его спальню.

На этот раз он сказал:

— Лу, ты стала… вампиром.

— Да, я знаю. — Она молила любовника никому об этом не говорить, особенно её родителям. Они не должны узнать, что она приходит к нему таким образом. Открытие, что дочь стала монстром — а именно так они подумают, — сразит их.

Новый хозяин Луизы не знал, что она здесь, и она боялась, что он это выяснит.

Она также боялась Шерлока Холмса и его помощников, хотя и меньше, чем Кулакова. Луиза инстинктивно чувствовала, что Холмс и Уотсон как защитники закона и традиций сообщат ужасную правду её семье и разлучат с Мартином.

Боялась она и Дракулу, но по-другому: он был сродни человеку, поработившему её, хотя одновременно являлся и врагом Кулакова.

Армстронг ненавидел Кулакова и опасался его, и ему не терпелось увидеть, как того уничтожат.

У Луизы были и другие причины вернуться в ту ночь в дом, где она провела детство: она хотела повидать Бекки, не показываясь ей, и издалека взглянуть на родителей, которых любила. Так она и сделала, прежде чем прийти к любовнику. Луиза с горечью подумала о том, как далеки мама и папа от понимания того, что случилось с их старшей дочерью и ещё может случиться.

В субботу утром те, кто пришёл на кладбище на похороны Абрахама Керкалди, были возмущены вандализмом: ночью здесь буйствовал разъярённый вампир.

Однако богослужение было совершено, как планировалось.

Мартин Армстронг, стоя у могилы, с тревогой проверял, не ослабел ли он от потери небольшого количества крови сегодня ночью и не виден ли на горле, над воротником, след от клыков.

Вместо инспектора Меривейла, который сегодня утром был занят другим делом, на похоронах присутствовал констебль. Он спокойно стоял за спиной Майкрофта Холмса, следя за собравшимися.

Были здесь и супруги Алтамонты; Ребекка же, сославшись на усталость, осталась дома. Было всего несколько человек со стороны, главным образом энтузиасты спиритизма, знавшие Керкалди как медиумов. Они в замешательстве смотрели на священника, совершавшего богослужение, а он, в свою очередь, на них.

Когда гроб стали опускать в могилу, пошёл мелкий дождь. Сару, рыдавшую над братом, с двух сторон поддерживали старшие Алтамонты. Они как новообращённые поклонники спиритизма с удивлением взирали на слёзы молодой женщины: ведь она, столь искушённая в общении с потусторонним миром, не должна так убиваться из-за временной разлуки.

В то утро Дракула, Шерлок Холмс и Уотсон находились в другом месте. Они отправили на кладбище Майкрофта, поручив ему наблюдать за происходящим. Правда, граф Кулаков вряд ли появился бы на похоронах своей жертвы, но, учитывая его безумие, нельзя было исключать такую возможность. Решили, что при дневном свете, в окружении других людей Майкрофт будет в безопасности.

В то самоё время, когда хоронили Абрахама, я, Дракула, воображал в мечтах, как снова наслаждаюсь дневным отдыхом в «Голове сарацина». Единственная дверь моей тёмной комнаты будет не только заперта, но и забаррикадирована — чтобы какая-нибудь служанка не зашла ко мне и не выбежала с воплями, приняв меня за труп. Но моим мечтам не суждено было сбыться, так как игра началась всерьёз, как любил говорить кузен Шерлок, и мне нельзя было расслабляться. Когда первый ком земли упал на гроб Абрахама Керкалди, мы вместе с Шерлоком и верным Уотсоном, инспектором Меривейлом и небольшим отрядом полицейских, в экипажах, запряжённых лошадьми, подъезжали к Смитбери-Холл.

Но пусть Уотсон продолжит рассказ о нашем приключении.

Шерлок Холмс также подумывал о новом спиритическом сеансе, надеясь таким путём установить контакт и с Луизой, и с напавшим на неё вампиром. Он обсуждал такую возможность со своим родственником и со мной по пути в Смитбери-Холл.

Вдохновителем идеи сегодняшней облавы был Шерлок Холмс, действовавший по совету Майкрофта. Теперь имелись веские доказательства связей русского графа не только с особо опасной группой террористов, но и с охранкой, или императорской тайной полицией России. Такая двойная игра велась даже среди знати, и с точки зрения интриг Московии в ней не было ничего особенного. Но, хотя наш британский закон терпимо относится к политическим эмигрантам всех мастей, яростная схватка на нашей территории — совсем другое дело.

Спиритический сеанс был назначен на субботу. Его должна была провести в Норбертон-Хаус Сара, Дракула же намеревался заманить Кулакова в ловушку.

Мистер Дракль решительно выступал против этого сеанса, но Сару принудили или уговорили Алтамонты, горевшие нетерпением. Я надеялся, что это не приведёт к гибельным последствиям.

Пока мы ехали в экипаже, я поднял и другую тему. Меня сильно шокировал тот факт, что Мартин Армстронг, даже узнав, как изменилась Луиза, и не подумал прекратить эту любовную связь. Напротив, он вполне серьёзно размышлял об их совместном будущем.

— Мы должны что-то делать, Холмс.

— Я разделяю ваши чувства, Уотсон. Но какое мы имеем право вмешиваться?

— Какое право? Наш долг велит нам действовать — точно так мы бы поступили, чтобы предотвратить самоубийство и спасти сумасшедшего, который хочет себя уничтожить.

— Мартин Армстронг сумасшедший?

— Конечно, если ведёт себя подобным образом. С другой стороны…

— Да?

— Я собирался сказать, Холмс, что немыслимо возвращать девушку к родителям в таком… в таком виде.

— Совершенно верно. — Вздохнув, Холмс повернулся к своему родственнику: — Насколько мне известно, у неё нет возможности вернуться в прежнее состояние, раз дело зашло так далеко.

— Предаваться таким надеждам было бы чистейшей потерей времени, — ледяным тоном ответил Дракула, словно его оскорбило предположение, что подобная перемена могла быть желательной. Что касается превращения Луизы из вампира обратно в человека, то граф заявил, что всем лучше смириться с мыслью о нереальности подобного феномена. Во всяком случае, сам Дракула, по его словам, никогда такого не видел.

Сегодня, как и вчера, мы сначала взглянули на дом своего врага с небольшого расстояния, из-за деревьев. Мы снова отказались от автомобилей, чтобы не привлекать внимания, и прибыли сюда в экипажах.

Смитбери-Холл, возведённый в ранние годы правления Виктории, был построен из жёлтого камня и украшен белыми колоннами, крыша была плоской — тут было смешение разных архитектурных стилей. Дом стоял на пологом холме, поросшем травой, в обширном парке. Имение находилось милях в тринадцати-четырнадцати от Норбертон-Хаус. Заброшенная оранжерея располагалась примерно в полумиле от дома.

То, что мы вчера обнаружили «тело» Луизы так близко от дома, наверняка заинтересовало бы полицию, но мы, конечно, ничего не сказали о своей находке.

Естественно, мы предпочли совершить набег на имение, снятое Кулаковым, при дневном свете, когда имелся шанс захватить вампира спящим в доме.

Однако мы его не нашли. Возможно, он как-то пронюхал о нашем замысле. Под предводительством Холмса и Меривейла, имевшего ордер на обыск, мы ворвались в дом. Конечно, мы с Холмсом, в отличие от полиции, прекрасно знали, что вампира не поймать подобным образом, Меривейл же жаждал захватить человека, которого считал обычным преступником.

Дюжина полицейских в считанные минуты перевернула всё в доме вверх дном, от крыши до подвала, но Кулакова обнаружить не удалось, что, впрочем, нас нисколько не удивило. Мистер Дракль осмотрел чердак и особенно подвал с тщательностью, на которую не способен ни один живой человек, — граф рассчитывал найти спрятанную землю. Дракула отыскал пару тайников с родной землёй вампира, но самого его там не было.

Холмс, граф и я, обсудив этот вопрос заранее, пришли к выводу, что Кулаков из осторожности ежедневно переходил из одного места, где хранилась его земля, в другое. Мы решили также, что один-два тайника с русской землёй могут находиться рядом с оранжереей, где мы наткнулись на Луизу и где предполагали снова её увидеть.

Двое слуг Кулакова, кроме которых никто не обитал в этом доме, ответили полицейским, как вчера переодетым сыщикам, что хозяин куда-то уехал, вероятней всего в Лондон. Более точную информацию они дать не могли и утверждали, что не могут с ним связаться.

Как только представилась возможность, мы с Холмсом выскользнули из дома, ничего не сказав Меривейлу и его людям, чтобы заглянуть в покинутую оранжерею. Холмс надеялся, что мы найдём там Луизу, впавшую в дневное время в транс.

На случай, если эта попытка будет успешной, Холмс разработал план. Мы должны были унести её в укромное место, а потом, с помощью Дракулы, придумать, как ей существовать в дальнейшем.

Но эта надежда Холмса не оправдалась. Когда мы с Холмсом, устало плетясь по лугу, поросшему сочной травой, оказались всего в сотне ярдов от старой оранжереи, я случайно оглянулся и увидел, что нас преследуют.

Я сразу же закричал, и мой друг обернулся. В тот же миг прогремел выстрел, и мимо просвистела пуля. Несколько человек в тёмном, словно выросших из-под земли, бежали за нами и стреляли. Я вытащил свой револьвер и тоже выстрелил, но не попал. Вспомнив, что выстрелы деревянными пулями бывают неточными на большом расстоянии, я оставил попытку принять бой и побежал вместе с Холмсом к оранжерее.

Как позже выяснилось при расследовании, люди, гнавшиеся за нами, были приверженцами Кулакова. Пятёрку этих революционных террористов разыскивала полиция Лондона и других городов. Они прятались в старом сарае на территории поместья. Вчера они не заметили нашего появления, но сегодня, увидев, куда мы с Холмсом направляемся, по приказу своего хозяина вышли из укрытия и бросились за нами в погоню. Очевидно, Кулаков велел им любой ценой защитить оранжерею от вторжения.

— Бегите, Уотсон, бегите! Мы должны добраться до Луизы Алтамонт прежде, чем это сделают они.

Я удвоил свои усилия, и мне удалось догнать Холмса. Мы бежали по лугу, вспугивая птиц, а потом по тропинке к рощице, где была спрятана пленница.

У нас за спиной раздавались сердитые выкрики, они становились всё громче — вероятно, преследователи были моложе и проворнее нас. Понимая безнадёжность нашего положения, я повернулся, намереваясь хотя бы задержать врагов, чтобы Холмс смог добежать до оранжереи. На этот раз преследователи были ближе, и я прицелился тщательней. Мой выстрел уложил на месте того, кто бежал первым, и привёл в замешательство остальных.

К нам на помощь уже спешили полицейские, которых было больше, чем преследователей, а также Дракула, перегнавший всех на своих длинных ногах.

Мне пришлось подстрелить ещё одного негодяя, прежде чем остальные обратились в бегство. За ними гнались полицейские. Я снова пустился бегом, задыхаясь и прихрамывая. Холмс уже был в роще.

Я нашёл моего друга в оранжерее, где он стоял, глядя на большой сундук для садового инвентаря. В нём лежала Луиза Алтамонт. Теперь девушка была действительно мертва. Она лежала на спине, раскинув руки, в своём погребальном одеянии, которое ещё больше испачкалось и порвалось. Голубые незрячие глаза были открыты — теперь им был не страшен дневной свет. Грудь пронзила деревянная рукоятка, отломанная от граблей.

Мы стояли, не в силах вымолвить ни слова от неожиданности. Быстрые лёгкие шаги возвестили о прибытии графа Дракулы. Вбежав в залитую солнцем оранжерею, он резко остановился позади нас и молча воззрился на сундук.

Повернувшись к нему, я выразил своё удивление:

— Но её тело?.. Я думал, что оно исчезнет.

За стенами здания послышались крики и тяжёлые шаги полицейских. Дракула прошептал мне на ухо:

— Когда убивают молодого вампира, его трудно отличить от живого человека, который только что умер. Лишь тела таких старых носферату, как я, эффектно распадаются на прах и газ, когда их души покидают этот уровень существования.

Вскоре к нам присоединились Меривейл и другие. Они громко выражали своё возмущение увиденным. Конечно, полицейские обвинили в смерти Луизы разбойничью банду террористов. Её оставшихся в живых членов сейчас окружали в лесах и на полях имения. Холмс шепнул мне, что, несомненно, это дело рук Кулакова. Он либо сам её убил, прежде чем сбежать, либо это сделали его слуги, которым он приказал умертвить Луизу, если возникнет вероятность, что её найдут.

Но чья бы рука это ни совершила, убийство трудно будет объяснить, особенно родителям Луизы. Согласно официальной версии, которая была вскоре разработана, Луизу похитили и несколько недель держали в Смитбери-Холл, одурманивая наркотиками. Тело той, что была похоронена вместо неё, негодяи уничтожили, заметая следы. А тело Луизы, которая теперь была по-настоящему мертва, скоро забрал патологоанатом, у которого, к добру ли или нет, имелись средства выяснить правду.

Я предвидел, что нам с Холмсом и Дракулой придётся употребить остаток дня на подчистку деталей этого дела. Но я никак не мог предвидеть то великое потрясение, которое ожидало нас по возвращении в Норбертон-Хаус.

Ребекка Алтамонт была похищена в собственном доме в то самое утро, когда хоронили Абрахама Керкалди, а полиция вломилась в дом Кулакова.

Впоследствии, восстанавливая события, мы узнали, что в дверь гостиной Бекки, где она читала книгу, тихо постучали. Открыв дверь, девушка столкнулась лицом к лицу с тем самым человеком, который перевернул лодку. Он потирал затылок, словно тот болел. Сейчас он был полностью одет, но Бекки не сомневалась. что уже видела эти зелёные глаза.

У неё промелькнула мысль, что нужно закричать…

На месте Кулакова я бы, пожалуй, оставил какой-нибудь знак своего торжества. Может быть, злорадную записку, в которой хвастался бы, что снова наказал своих врагов, и угрожал сделать что-нибудь похуже.

Кулаков не сделал ничего подобного. Ребекка исчезла в чём стояла, ничего с собой не взяв.

Через несколько часов после похорон Абрахама Керкалди Мартину Армстронгу рассказали о смерти Луизы. Кроме того, Шерлок Холмс серьёзно побеседовал с ним о вампирах.

Когда стемнело, Дракула тоже прочёл молодому человеку краткую лекцию на ту же тему, сопровождая её наглядной демонстрацией. В результате этих совместных усилий до Мартина наконец дошло, в каком положении он бы оказался, останься Луиза в живых. Поскольку голова американца была забита множеством других проблем, ему потребовалось какое-то время, чтобы понять, что мистер Дракль тоже вампир.

На следующий день после исчезновения Ребекки из Норбертон-Хаус гроб с телом её старшей сестры во второй раз за это лето был выставлен в лучшей гостиной. И родители Луизы во второй раз облачились в траур и сидели у гроба покойной дочери.

Было заметно, что отец с матерью доведены до грани сумасшествия горем и неизвестностью. Они не могли отрешиться от мучительной надежды, что это опять какая-то ошибка и Луиза снова к ним вернётся. Вскоре Маделина слегла, и её врач диагностировал воспаление мозга. Эмброуз что-то бессвязно бормотал, утверждая, что тело в гробу якобы сконструировано из «психо-пластического материала». Этот термин был тогда в ходу у некоторых медиумов.

— Это… вот это не моя дочь, джентльмены, — сказал он, с любовью глядя на усопшую, как если бы то была фотография Луизы или её скульптурный портрет. — Это всего лишь репродукция, созданная спиритическими силами.

А Мартин Армстронг, достав из ящика комода и снова надев траурную повязку, которую совсем недавно снял, смотрел на свою возлюбленную в гробу — снова.

Это лицо он покрывал поцелуями, это тело обнимал и жаждал вновь обнять. Но это действительно его Луиза — или же нет? Живая, смеющаяся, застенчивая девушка, с которой он катался на лодке и устраивал чаепития в саду летним полднем?

И самое главное: кем бы ни была эта женщина, мертва ли она на самом деле?

Армстронга постоянно терзал один и тот же кошмар: ему мерещилось, как Луизу насилуют и она превращается в вампира. Он опасался, что ему тоже грозит превращение. Правда, в его случае всё начиналось гораздо более приятно и постепенно, но вдруг результат окажется аналогичным?

Страхи и сомнения, возникшие, когда молодого человека посещала по ночам его любовница-вампир, теперь вернулись и стали вдвое сильнее.

Армстронг сказал мне, что, кажется, никогда больше не сможет поверить в смерть.

С дрожащими руками, белый как мел, он смотрел на бледное, так странно изменившееся лицо. Луиза стала ещё красивее, как иногда бывает в подобных случаях, и эта совершенная красота надрывала душу.

Возвратившись к себе в спальню, где было зеркало, Армстронг запер дверь и принялся рассматривать своё отражение; его успокоило, что оно всё ещё чёткое. Он искал изменения, предвещающие превращение в вампира. Ничего не обнаружив, молодой человек приободрился.

На минуту-другую он даже забыл, что теперь пропала Бекки.

Шерлок Холмс, беседуя со своим кузеном, сказал, что Луиза Алтамонт неповинна ни в каких серьёзных преступлениях. Она была лишь заложницей, которую использовал Кулаков, и заслужила, чтобы её смерть была отомщена — точно так же, как смерть любого живого человека.

Дракула повторил свои замечания касательно состояния рассудка Луизы, на этот раз добавив кое-какие детали. Смысл заключался в том, что вампиры даже больше поддаются гипнозу, нежели простые смертные. Ведь само бытие вампиров зависит от того, что их плоть заколдована по их собственной или чьей-то воле. Это объясняло, как мог Кулаков заставить Луизу докучать её родителям разговорами о каком-то сокровище — сокровище, которое, возможно, существовало лишь в расстроенном мозгу вампира.

Эмброуз Алтамонт извинился передо мной и Холмсом за то, что проявил по отношению к нам несправедливость.

Смерть старшей дочери и похищение младшей, возможно, явились бы для прежних Эмброуза и Маделины, обладавших ясным умом, серьёзными причинами наконец-то пригласить Шерлока Холмса в свой дом и признать свои ошибки, смиренно прося моего друга помочь. Но теперь Эмброуз был сломленным человеком, которого удары судьбы превратили в милое, кроткое существо, жившее одной минутой. Его смутно волновало происходящее, но он уже не испытывал ни ужаса, ни горя. Он твердил, что нет нужды ни о чём тревожиться, ведь то, что лежит в гробу в гостиной, вовсе не Луиза, а просто психо-пластическая конструкция. Его девочка снова придёт, когда будет устроен новый спиритический сеанс. А этот сеанс обязательно проведут, как только его дорогая жена оправится настолько, что сможет в нём участвовать.

По словам врача Маделины Алтамонт, она сейчас прикована к постели и не способна ничего воспринимать, да и вообще неизвестно, поправится ли она.

Перед тем как мы покинули дом, Холмс снова попытался растолковать всё отцу Луизы. Он говорил с ним ласково, медленно выговаривая слова.

— Призрак девушки в белом на сеансе действительно был вашей дочерью, хотя в то время она не была мертва. А то, с чем мы имеем дело сейчас, нечто более странное и ужасное, нежели смерть.

Я невольно взглянул на Дракулу, проверяя его реакцию на это замечание. Губы графа сложились в насмешливую улыбку.

— Я с этим совершенно согласен, доктор. Жизнь, несомненно, более странная и ужасная вещь, нежели смерть.

Когда мы вышли из дома, Холмс ворчливо пожаловался мне, что это не первый случай, когда его клиент сходит с ума, но от этого не легче.

— Клянусь всем святым, Уотсон, что доберусь до этого дьявола, который сотворил такое. И когда я доберусь…

Между тем мой роман с Сарой был в самом разгаре, и вампир-соблазнитель (то есть я) продолжал постоянно посещать эту молодую женщину в её комнате по ночам или на территории имения Норбертон-Хаус в сумерки.

Уотсон, обнаружив нашу связь (понятия не имею, каким образом), был возмущён и, проявив мужество, высказал мне всё в лицо.

Соображения чести и долга умерили мою естественную реакцию на такое бесцеремонное вмешательство в мои дела, и Уотсон не пострадал. В этом частично заслуга Сары, которая, благоразумно решив развести двух мужчин, уговорила мистера Дракля сопровождать её на маленькое кладбище, где лежит её дорогой брат. Она сказала, что хочет отнести на могилу свежие цветы.

— А вы поможете нам в охоте на его убийцу, Сара? — тихо спросил я, когда она, прочитав у могилы молитвы, поднялась с колен. (В последние дни ценность традиционной религии резко возросла в её глазах.)

— Да, — с готовностью согласилась она. — Но как?

— Он заколдовал вас, не так ли? Чтобы принудить выполнить то, что ему нужно?

— Да, он это сделал.

— В таком случае должны остаться следы этой связи. Вы позволите мне вас загипнотизировать и поискать их?

В результате был проведён этот эксперимент, и я обнаружил тонкие красные нити воздействия на разум.

Сведения, полученные от Сары, которая в гипнотическом трансе рассказывала о своих видениях, указывали, что Кулаков увёз Бекки в порт, но не в Лондоне, а в Гулле, и там сразу же сел на корабль.

Видения Сары были полны боли, перемежающейся слабостью. Когда Шерлок Холмс услышал об этом, он сказал, с характерным для него прозрением, что Кулаков всю свою долгую жизнь страдает от того, что его повесили в 1765 году.

Холмс дал одному из своих второстепенных помощников долгосрочное задание — найти и уничтожить все тайники Кулакова с русской землёй в Англии. Несколько таких тайников было ликвидировано в Смитбери-Холл, рядом с тем местом, где Кулаков прятал Луизу. Вместе с тем Холмс считал эти поиски не столь уж важными.

Дракула также выразил сомнения относительно эффективности подобной процедуры:

— Представляется маловероятным, что нам удастся сделать все тайники непригодными для жилья. Я говорю на основании собственного опыта. Двенадцать лет назад, как вам, полагаю, известно, несколько англичан под предводительством этого идиота Ван Хельсинга попытались проделать то же самое со мной. Они потерпели сокрушительную неудачу, хотя и не узнали об этом.

Если вампир хорошо подготовится и захватит с собой запас родной земли, он может так окопаться в чужой стране, что искоренить его можно разве что только лишив жизни.

Шансы Кулакова вернуть утраченное сокровище были столь же призрачны, как и прежде. Вампир убил Луизу собственными руками или организовал её убийство, поскольку она стала для него обузой.

Благодаря дальнейшим гипнотическим сеансам Дракулы с Сарой удалось выяснить, что русский вампир отбыл из Гулля на судне, которое, согласно портовой документации, направлялось в Санкт-Петербург. Судно было русским, и мы подумали, что, вероятно, оно находится под непосредственным контролем Кулакова.

Холмс немедленно послал телеграмму какому-то дружески к нему расположенному сотруднику петербургской полиции. В ней он предупреждал о прибытии Кулакова и советовал быть начеку, хотя пока что невозможно было выдвинуть против него официальные обвинения. Вскоре пришёл ответ, в котором подтверждалось сотрудничество. Однако мы боялись, что у Кулакова могут быть такие влиятельные связи в царском правительстве, что он неуязвим для полиции.

Майкрофт, со своей стороны, пообещал нам быстроходное судно, быть может, даже один из новых эсминцев военно-морского флота Великобритании. Оно доставило бы команду охотников на вампира в Санкт-Петербург, где должен был разыграться следующий акт этой драмы.

Дракула заметил, что немного сочувствует Кулакову.

— Сочувствуете?

— Да, доктор. О, теперь он мой враг, и я выслежу его и убью. Но двенадцать лет назад я сам оказался в положении преследуемого вампира. Это было во время моего первого визита в Британию, до того, как я встретил вас и моего прославленного кузена. Быть может, когда-нибудь я расскажу вам эту историю, доктор.

ГЛАВА 17

Прежде чем отбыть в Лондон, а оттуда в Россию, мы с Холмсом нанесли прощальный визит в дом Алтамонтов. Прискорбное состояние четы, которая когда-то была разумной и счастливой, укрепила наше стремление добиться, чтобы справедливость восторжествовала.

Эмброуз Алтамонт, по-прежнему отрицавший, что его старшая дочь на этот раз умерла по-настоящему, уверял нас, что его младшая дочь Ребекка просто в гостях у подруги и может в любую минуту вернуться.

У Алтамонта была согбенная спина, как у старика. Он робко смотрел на нас, и его голос дрожал, а руки тряслись.

— Конечно, Бекки возвратится сегодня вечером. И тогда мы проведём следующий сеанс. Добро пожаловать к нам на спиритический сеанс, джентльмены.

Теперь, когда наш бывший клиент находился в столь плачевном состоянии, а миссис Алтамонт всё ещё страдала от воспаления мозга, было бесполезно вдаваться в объяснения — как о вампирах, так и о чём угодно. Мы с грустью откланялись, пообещав снова появиться с хорошими новостями, как только сможем.

По крайней мере, сказал я потом Холмсу, родителей Луизы миновало страшное потрясение: они не видели, как в их дочь-вампира воткнули кол.

Майкрофт сдержал слово, и благодаря его огромному, хотя и тайному влиянию наша компания получила, быстро и без лишнего шума, быстроходное судно для путешествия в Санкт-Петербург. Этим судном стала яхта одного из высших чинов Адмиралтейства. Думаю, даже теперь лучше не уточнять ни имя владельца, ни обстоятельства, при которых мы получили её в своё распоряжение.

Мы обсудили, стоит ли воспользоваться судном, принадлежащим флоту Великобритании, и Холмс сразу же отверг эту идею.

— Поскольку наше дело носит исключительно личный характер, то частное судно предпочтительнее корабля флота её величества. Такой корабль неизбежно привлёк бы внимание, и потребовалось бы заранее урегулировать ряд дипломатических вопросов.

Другим преимуществом личного судна было то, что оно могло, не бросаясь в глаза, сколь угодно долго стоять в русском порту, дожидаясь нашего отплытия домой, и мы могли бы не спешить с возвращением.

Судно, которое мы получили, было снабжено двигателем, не уступавшим турбинам новых эсминцев, и могло делать более тридцати узлов. В то время скорость большинства военных кораблей была вдвое меньше.

На борту своей яхты мы, вполне естественно, оживлённо обсуждали мотивы и поведение графа Кулакова. Вставал и вопрос о том, с помощью какого сочетания силы и хитрости ему удалось заставить Ребекку Алтамонт себя сопровождать. Наш отряд состоял из Шерлока Холмса, графа Дракулы, Армстронга и меня. Была с нами и Сара Керкалди, содействие которой позволяло нам с точностью прослеживать маршрут сбежавшего Кулакова.

В то время как жажда крови у русского вампира сыграла в его поведении свою роль, главным мотивом его атаки на Алтамонтов явно была месть. Но даже при этом кое-что в его поведении невозможно было объяснить. Проще всего было бы с полным основанием сказать, что он сумасшедший, но не всё было понятно. А ещё оставался вопрос о загадочном сокровище. Существовало ли оно лишь в воспалённом воображении безумного вампира?

— Конечно, будет трудно и даже невозможно арестовать этого человека, причём в России даже труднее, чем в Англии. Да его вообще бесполезно арестовывать где бы то ни было. Суды, штрафы, тюремное заключение для него пустой звук. Единственный способ наказать вампира — применить к нему физическое воздействие.

Мы не могли не согласиться с Холмсом.

А в это время Ребекка Алтамонт совершала путешествие вместе с Кулаковым. Мы были уверены, что она в каком-то смысле его пленница, хотя и не знали, как он подчиняет её своей воле.

Как-то раз Армстронг спросил меня, выгрузят ли Бекки по прибытии в дорожном сундуке с землёй. Неужели её внесли в этом сундуке на борт и она провела там всё время? Мы заверили его, что это маловероятно, разве что Ребекка уже стала вампиром. Сведения, полученные от Сары Керкалди под гипнозом, не подтверждали такое предположение.

Направляясь в Санкт-Петербург, мы шли Северным морем, проплыли мимо островов Дании, мимо Копенгагена, где ненадолго задержались, чтобы узнать, не пришла ли телеграмма от Майкрофта, — на судах тогда не было раций. Затем мы вошли в Балтику. Во время нашего плавания не происходило решительно никаких событий, и у нас оставалось много времени для бесед о вампиризме и связанных с ним явлениях. Я только впоследствии понял, что попутный ветер и спокойное море были, пусть хоть отчасти, результатом усилий графа Дракулы.

Нам не было известно, способен ли Кулаков оказывать аналогичное воздействие на погоду. Во всяком случае, мы выиграли день, если не больше, и прибыли в Санкт-Петербург всего на несколько часов позже его. Мы обрадовались, увидев, что корабль Кулакова (название на борту было хорошо видно) всё ещё разгружается у причала. Это было добрым знаком, показывавшим, что наш враг со своей заложницей не успели далеко уехать.

Мы сошли на берег в густом тумане. Время от времени начинал идти дождь — погода была такой же, как в Гулле, когда мы оттуда отплывали. С помощью Армстронга мы без труда сориентировались в столице России и сняли номера в отеле «Европа». Наши окна выходили на Невский проспект. Это большой проспект в центре города — его длина две с половиной мили. Вскоре туман рассеялся, и вид оказался впечатляющим. Мы увидели, что проспект запружён людьми под чёрными зонтиками. По обе стороны Невского возвышались дворцы и церкви, деловые учреждения и правительственные здания.

Многие прохожие были в форме, настолько разной, что иностранцу трудно было отличить важного чиновника от мелкого служащего.

Отель находился на северной стороне проспекта, а в полумиле, к востоку от него, стоял Казанский собор, колоннада которого была скопирована с собора Святого Петра в Риме. Внутри собора хранились знамёна полков, захваченные у разгромленной армии Наполеона. В квартале от Казанского собора, на улице Морской, располагались роскошные магазины, и я чуть было не решил, что попал в Париж.

В городе было правостороннее движение, что казалось нам непривычным.

К северу от нашего отеля, на дальнем берегу Невы, высились мрачные серовато-коричневые стены Петропавловской крепости, выполнявшей роль тюрьмы. Стройный золотой шпиль, видный почти в любой части города, принадлежал собору, находившемуся в стенах крепости.

По южному берегу Невы на протяжении трёх миль протянулась набережная из розового финского мрамора. На этой набережной размещались Зимний дворец, Адмиралтейство, иностранные посольства и дворцы знатных вельмож, богатых купцов и землевладельцев.

В 1903 году население столицы России составляло около полутора миллионов. Таким образом, Санкт-Петербург уступал Лондону, но являлся одним из крупнейших городов Европы и мира. А судя по суете на причалах, где разгружались торговые суда, и по явному уважению, которое выказывало монархии большинство людей, их величества Николай и Александра пока что прочно сидели на троне, несмотря на попытки террористов разжечь революцию.

В это время года царская семья редко жила в Зимнем дворце, огромном импозантном здании, построенном в восемнадцатом веке императрицей Елизаветой. Как сказал нам Армстронг, царь и царица имели обыкновение проводить лето в Царском Селе, экстравагантной деревне царя, находившейся в пятнадцати милях к югу от Санкт-Петербурга. Царское Село называли «сказочной страной». В парке, на зелёной лужайке в восемьсот акров, резвились четыре дочери царя — Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия, которым было, соответственно, от восьми до двух лет.

Конку ещё не заменил трамвай, а автомобили были гораздо большей редкостью, чем в Лондоне. Летом часто попадались экипажи на резиновых шинах, и по крайней мере на главных улицах была ровная мостовая.

Сразу по прибытии мы начали осуществлять планы, разработанные на борту судна. Каждый из нас должен был отыскать в Санкт-Петербурге коллег по профессии и через них попытаться выяснить о нашем враге всё, что можно.

Дракула невзначай упомянул, что здесь могут обитать местные вампиры, с которыми он постарается завязать знакомство.

— Скорее всего, косвенным путём: для начала мне нужно связаться с одним живым человеком, другом моего старого друга.

Зубатов, глава царской тайной полиции, много слышавший о Холмсе и давно желавший с ним встретиться, был могущественным человеком, и мой друг собирался навести справки по этим каналам.

Армстронг чувствовал себя в Петербурге свободно, поскольку провёл здесь большую часть прошедшей зимы и весны, выполняя обязанности корреспондента своей американской газеты. В этом городе ему многое нравилось, но не всё: например, он находил несносной официальную цензуру. Мартин страдал тогда от разлуки с Луизой и был безумно рад, когда его перевели в Лондон.

Со своей стороны, я попробовал, правда, без особого успеха, наладить контакты с местными медиками через общих знакомых. Неожиданно объявился один друг моего друга — русский, который занимался исследованием чумы в Париже. К сожалению, он ничего не знал о графе Кулакове. От нового знакомого я не почерпнул никакой более существенной информации, чем та, что Санкт-Петербург называют Снежным Вавилоном, а иногда Северной Венецией из-за множества рек и каналов.

Меня также предупредили, что летом здесь существует серьёзная угроза холеры и обязательно нужно кипятить питьевую воду.

Приятно было отметить, что телефоны здесь так же распространены, как в большей части Британии. Во всех лучших отелях и других важных учреждениях имелся хотя бы один телефонный аппарат, и, как мне сказали, в России много тысяч абонентов.

Наша задача в городе облегчалась тем, что кое-кто из нас понимал язык, на котором говорило местное население. Холмс немного говорил по-русски и ещё больше понимал. Как он мне объяснил, это было результатом двухлетнего путешествия по Тибету. А граф Дракула бегло говорил на языке времён Ивана Грозного. Холмс сказал мне, что русская речь Дракулы старомодна и даже архаична. По словам графа, он никогда прежде не бывал в Санкт-Петербурге. Признаюсь, я преисполнился благоговения, осознав, что он значительно старше этого города.

Армстронг, проведший в Санкт-Петербурге несколько месяцев, мог похвалиться поверхностным знанием современного русского языка.

Мне очень помогало то, что все образованные люди в столице говорили по-французски, а некоторые даже предпочитали этот язык родному. К тому же многие знали английский.

В наш первый вечер в Санкт-Петербурге мы посетили одно богемное кафе в подвале. Сидя под афишей, рекламировавшей последнее в этом сезоне выступление Анны Павловой, мы обсудили наш следующий шаг.

Мы намеревались узнать, с кем Кулаков тесно общается в Санкт-Петербурге и дружит, и у кузена Холмса было несколько предложений на этот счёт. Всё, что нам удалось разузнать до сих пор, подтверждало, что у нашего врага мало близких знакомых как в Петербурге, так и где-либо ещё.

Мы так и не знали, вонзил ли Кулаков свои клыки в последнюю жертву. Лично я считал это возможным, хотя и признавал, что у него могут быть причины не делать этого.

Между тем я поздравлял себя с тем, что мне удалось взять с собой Сару. Правда, суровые требования долга не позволяли мне видеть её так часто, как хотелось бы.

Поскольку я время от времени ловил на себе неодобрительные взгляды Уотсона, то наконец соизволил заверить доброго доктора, что ему нет нужды тревожиться о том, что Сара станет вампиром. При некоторой сдержанности партнёров такой результат можно отсрочить на долгое время, и большинство моих любовных романов не закончилось подобным образом.

Постепенно наша медленно расширявшаяся сеть контактов в этом городе начала приносить плоды, как виноградная лоза. Так, мы выяснили, что Кулаков планирует представить Ребекку в высшем свете как свою новую жену, вывезенную из Англии. В Санкт-Петербурге его считали вдовцом, последняя жена которого умерла несколько лет назад.

Как нам стало известно, до недавней поездки в Англию не в привычках графа было вращаться в петербургском свете. Периодически он появлялся на светских приёмах, но предпочитал уединение и основную часть времени проводил в своих обширных загородных владениях.

Мартина Армстронга всё ещё переполняли сложные чувства к покойной Луизе. Его возлюбленная была вампиром, и ему трудно было поверить, что теперь она ушла навсегда. Предвидя аналогичную судьбу для Бекки, Армстронг бессонными ночами представлял себе, как она в дневное время спит в своём гробу. К тому же он узнал об употреблении деревянного кола.

Кто же станет её любовником, когда она превратится в вампира? Только не Кулаков: два вампира никогда не спят вместе.

Нет, любовник Бекки должен быть живым человеком, и у такой пары нет будущего в обществе — в любом человеческом обществе, подумал Мартин.

Сара Керкалди уже начала разбираться в вампиризме к тому моменту, когда мы отправились в Россию. Хотя Сара искренне оплакивала брата и жаждала отомстить за него, она начала подумывать о том, каким образом можно использовать открывшиеся перед ней возможности в карьере медиума.

Те немногие свидетели, которые видели Кулакова после его возвращения в Санкт-Петербург, утверждали, что он производит впечатление человека, страдающего каким-то умственным или физическим недугом. Мы гадали о том, не является ли этот недуг веской, если не единственной, причиной его приезда в Санкт-Петербург.

— Возможно, он приехал сюда в надежде излечиться? — спросил я.

Никто мне не ответил.

Прекрасные белые ночи, длившиеся ещё и в июле, нравились живым гостям города, но осложняли существование заезжих и местных вампиров.

Холмс спросил Мартина Армстронга, не говорит ли Ребекка Алтамонт по-русски. Детектив предположил, что незнание языка, несомненно, усугубит её ощущение беспомощности и одиночества. Кроме того, ей труднее будет попытаться сбежать, если она примет такое решение.

Когда мы снимали номера в отеле, то особенно подчеркнули, что там должен быть телефон. В первые два дня нашего пребывания он молчал, но к концу третьего зазвонил. Подняв трубку, я, к своему великому удивлению, услышал обезумевший женский голос и далеко не сразу понял, что он принадлежит Ребекке Алтамонт.

Не буду повторять всё, что наговорила загипнотизированная и запуганная девушка, а также останавливаться на своих бесплодных попытках прервать её и хоть как-то обнадёжить. Достаточно сказать, что она нас всех проклинала за то, что мы мешаем её счастью, и призывала вернуться домой.

Потом она вскрикнула — вероятно, телефонную трубку грубо вырвали у неё из рук. И последовал злорадный постскриптум, произнесённый незнакомым мужским голосом. Вскоре до меня дошло, что это сам Кулаков.

— Доктор Уотсон, насколько я понимаю? Мистера Холмса сейчас нет? Это плохо.

И Кулаков стал меня запугивать. Он говорил, что до сих пор хорошо обращался со своей пленницей, но если Шерлок Холмс и другие любители лезть не в своё дело немедленно не уберутся из этой страны, он начнёт наказывать Ребекку Алтамонт за наши, как он выразился, проступки.

— Предоставляю вашему воображению домыслить, какое именно наказание я изберу. Ах да, чуть не забыл! Пусть мой звонок послужит официальным объявлением свадебной церемонии, которая скоро состоится. Правда, она будет отложена до тех пор, пока мы с моей невестой не уедем в загородный дом. Там легче найти надёжного священника, который разумно относится к таким вопросам.

Я подумал, что он собирается повесить трубку, но тут вампир произвёл прощальный залп:

— Да, и передайте мои наилучшие пожелания этой семейке воров, бесчестным Алтамонтам. Скажите им, что я ещё верну своё сокровище. И поздравьте их с тем, что у них такие вкусные дочери. Жаль, что их так мало.

В трубке послышался смех, и на другом конце линии раздался резкий щелчок, сменившийся частыми гудками.

Ребекка как заложница была теперь в ответе за наше «поведение».

ГЛАВА 18

Шокированные угрозами в адрес Ребекки Алтамонт, мы устроили военный совет, чтобы определиться с дальнейшими шагами.

Конечно, нас сильно обеспокоил этот новый вызов Кулакова. Особенно мы опасались, как бы он не увёз Ребекку в одно из отдалённых загородных имений. Дело в том, что хозяин имения обычно олицетворял собой закон и правил там полновластно, чего не мог позволить себе в городе. К тому же там нам было бы очень трудно или даже невозможно добраться до преступника и его жертвы.

Граф Дракула имел собственный взгляд на вещи. Он заявил, что даже если мы потерпим неудачу в Санкт-Петербурге, соображения чести заставят его начать продолжительную кампанию. Он потратит годы на то, чтобы вернуть девушку или хотя бы отомстить её похитителю.

Мы одобрили такой настрой графа, но вместе с тем нас не устраивала месть вместо спасения.

Поначалу мы хотели послать врагу гордый вызов и устрашающее предупреждение, но потом решили, что единственным достойным ответом будет действие.

Чем больше я узнавал Санкт-Петербург и его жителей, тем более иностранным представлялся он глазам англичанина, несмотря на туманы и сырость, напоминавшие о родине. И в то же время этот город был вполне европейским, а не восточным или азиатским, и производил очень сильное впечатление.

Город раскинулся на нескольких островах и заболоченном краю материка. Посередине он разделён Невой, от вод которой веет ледяной свежестью родника в лесной чаще. Я был поражён, узнав, что длина Невы всего сорок шесть миль. Она вытекает из Ладожского озера, которое подпитывают родники, берущие начало в необъятных северных лесах.

В числе островов, на которых построен город: Аптекарский остров с Ботаническим садом; Елагин остров с дворцом и знаменитыми дубами; Каменный остров, где расположены церковь Иоанна Крестителя и Летний театр; Крестовский остров, где находятся средневековый замок, сады и яхт-клуб.

На эти острова летом устремляются изголодавшиеся по простору и свежему воздуху горожане. Целиком поглощённые поисками, мы с унылым видом бродили в жизнерадостной толпе петербуржцев, которые обедали в ресторанах, окружали оркестровые эстрады и посещали концерты в кафе.

Планировка и архитектура Санкт-Петербурга скорее не русские, а европейские, в большей степени итальянские.

Люди всё ещё обсуждали двухсотлетний юбилей города, отмечавшийся в мае 1903 года.

Все мы были заняты сбором информации. К примеру, я хорошо узнал русских кэбменов (извозчиков), многие из которых говорили по-французски и даже немного по-английски. У всех извозчиков было что-то вроде формы, которая состояла главным образом из длинного синего кафтана, подбитого ватой, и яркого кушака. Летняя форма одежды включала цилиндр оригинального вида, в котором извозчик, на мой взгляд, был похож на фантастическое создание, вышедшее из-под пера Льюиса Кэрролла. Как ни странно, в этом краю, где такие суровые зимы, кэбы были открытые, и только кожаный верх защищал пассажиров от дождя.

К счастью, я сносно говорил по-французски, а большинство русской знати предпочитало этот язык родному. К моему облегчению, моего французского хватало для общения. При встречах я изображал из себя путешественника, которого случайно занесло в Россию.

Холмс чуть ли не каждый день обменивался телеграммами с Майкрофтом, пытаясь узнать, достаточно ли оправились родители Ребекки, чтобы выдержать последние новости о младшей дочери. Телеграммы приходили в Лондон на имя посредника, поскольку по ряду причин было желательно держать Майкрофта в тени.

Если бы наше пребывание в Санкт-Петербурге не было связано со столь трагичным событием, как похищение девушки, Холмс, наверно, получал бы большое удовольствие от визита в этот город. Теперь он мог лично встретиться с людьми, с которыми прежде общался только посредством писем и телеграмм, и обменяться с петербургской полицией информацией по профессиональным вопросам.

С точки зрения англичанина, главные улицы Санкт-Петербурга поразительно широкие и прямые (на элегантной Большой Морской вывески в витринах магазинов — на французском и порой на английском языке), и у многих зданий необычайной красоты каменные фасады. Благодаря сырости и туману англичане чувствуют себя здесь как дома. В городе очень много соборов и церквей.

Бронзовый всадник — памятник Петру Великому, воспетый Пушкиным в его знаменитой поэме, — стоит к востоку от Английской набережной, вблизи Адмиралтейства. Конная статуя, выполненная по заказу Екатерины Великой в честь её славного предшественника, изображает Петра в римском венке и тоге. Его правая рука указывает на запад, и он поднял на дыбы бронзового коня, попирающего копытами мятежного змея.

Мы неустанно разыскивали нашего неприятеля и его пленницу и в городе, и в пригородах. И лишь через несколько дней бесплодных поисков и расследования, вконец истрепавших наши нервы, нам удалось установить, где находится дом Кулакова в Санкт-Петербурге. Примечательно то, что официальные документы были выписаны на другое имя.

Осторожно подобравшись к дому, мы начали вести наблюдение. Где бы в настоящее время ни находился хозяин, сейчас он определённо отсутствовал, точно так же, как не оказалось его в снятом им загородном доме в Англии, когда мы туда наведались. Вообще-то похоже было на то, что в петербургском доме с маленьким садиком давно никто не жил. Но вскоре появились несколько слуг и поспешно занялись проветриванием здания, очевидно готовясь к приезду хозяина. Холмс, используя официальные и неофициальные источники, выяснил, что по пути из Англии граф послал домоправительнице телеграмму из Копенгагена.

В ту ночь мы вчетвером незаметно вошли в дом, не потревожив слуг, и тщательно обыскали помещение. Не потребовалось много времени, чтобы убедиться, что мисс Алтамонт здесь нет. Значит, Кулаков наверняка вкушает свой дневной сон в другом месте.

Нам в голову пришла ужасная мысль, что заложницу русского пирата уже увозят в какую-нибудь отдалённую сибирскую деревню в карете или по железной дороге. Граф Дракула и Сара Керкалди по-прежнему проводили свои ежедневные сеансы гипноза, и, по их сведениям, ни Ребекка, ни Кулаков не покидали города. Тем не менее нельзя было исключать возможность их отъезда.

И вот, когда перспективы были совсем мрачными, мы получили радостное известие. Я не стану уточнять, из какого именно источника, — даже теперь, четырнадцать лет спустя. Мы узнали, что мисс Алтамонт держат в доме одной персоны, которая либо находится в сговоре с Кулаковым, либо вынуждена под угрозой шантажа выполнять требования вампира.

Наскоро посовещавшись, мы решили рискнуть всем и проникнуть в особняк этого лица — если возможно, хитростью, если не получится, силой. Там мы сделаем всё, что потребуется, чтобы освободить Ребекку Алтамонт, живую или превратившуюся в носферату, из плена. Соединив наши руки, мы торжественно поклялись в этом.

ГЛАВА 19

Кружа по Санкт-Петербургу и встречаясь в отеле, чтобы обменяться информацией, члены нашего отряда продолжали искать Кулакова, его пленницу и таинственного Григория Ефимовича, который, по-видимому, оказывал сильное влияние на нашего врага.

По некоторым признакам мы понимали, что делаем успехи. Во всяком случае, мы спровоцировали графа на звонок, а это значит, что он чувствует себя загнанным в угол. И тем не менее мы столкнулись с большими трудностями, и некоторые из них возникли оттого, что мы были иностранцами.

Мы серьёзно рисковали, пытаясь спасти Ребекку. Дракула объяснил, что нам, живым людям, лучше не доводить дело до ареста и тюремного заключения, которые в России могут быть даже пострашнее быстрой смерти.

Однако все мы были согласны с тем, что долг и честь запрещают нам даже думать об отступлении. Ведь что бы ни сделал наш враг со своей заложницей в том случае, если мы будем упорствовать, не было никаких гарантий, что он пощадит её, если мы его послушаемся.

Наконец благодаря то ли местным контактам Дракулы, то ли сведениям, полученным через Сару Керкалди (я так до сих пор и не в курсе), мы узнали, где и когда можем застать Кулакова.

Ребекку Алтамонт держали в особняке, расположенном примерно в миле от собственного дома графа. Решено было использовать все шансы, чтобы вызволить молодую женщину.

К сожалению, мы так и не выяснили ничего о Григории Ефимовиче. Холмс подозревал, что это какой-то выдающийся ум, который замышляет серьёзный заговор в России.

Мы получили информацию, что Кулаков собирается встретиться с этой загадочной личностью в том самом доме, где прячут Ребекку Алтамонт. Было также указано, в какой именно вечер это произойдёт.

Об этом доме мы узнали через слугу, имевшего зуб на хозяина или хозяйку, вследствие чего его удалось подкупить. Он заявил, что может рассказать про Григория Ефимовича, и подтвердил, что этот человек будет в особняке завтра вечером. Однако когда наш агент спросил, кто же такой Григорий Ефимович, слуга потребовал ещё денег. На этом разговор прервался, так как осведомителя позвали.

Шерлок Холмс, расхаживая по нашим сообщающимся номерам, рвал и метал, оттого что данный вопрос так и остался открытым. Ни в мире полиции и криминала, куда был вхож Холмс, ни среди моих коллег-медиков, ни в оккультном царстве Дракулы, где пребывали как аристократы, так и представители низших классов, никто не слышал о Григории Ефимовиче, имевшем больше значение в жизни нашего недруга.

Холмс дал выход своему раздражению:

— По-видимому, это персона первостепенной важности, и однако, он словно бы не существует в природе!

— Надеюсь, отсутствие сведений об этом человеке не помешает нам добиться наших целей, — заметил я.

Холмс стукнул кулаком по столу:

— Мы этого не допустим. Но боюсь, что недостаток информации ещё даст о себе знать!

Дом или, точнее сказать, дворец, в котором мы выследили нашего неприятеля, располагался в районе, включавшем Большую Морскую и несколько других больших улиц в западной части города.

Даже теперь, когда я пишу эти воспоминания, мне, пожалуй, разумнее не уточнять адрес особняка и имя его владельца. Достаточно сказать, что он стоял возле Дворцовой набережной, неподалёку от дворцов великих князей Владимира Александровича и Михаила Николаевича. В нескольких шагах от него находился Юсуповский дворец на Мойке.

В назначенный вечер Холмс, Дракула и я пришли к особняку. Мартин Армстронг должен был поджидать в нанятом экипаже вблизи дома, чтобы мы могли быстро сбежать.

Мы тщетно ждали Кулакова на улице до полуночи. Возможно, он вошёл с другого хода, за которым мы не вели наблюдение. Наконец мы решили больше не откладывать и проникнуть в дом. Даже если недруг ускользнул от нас, Ребекка Алтамонт была внутри.

Обсуждая нашу вылазку, мы подумывали о том, чтобы вынудить владельца особняка нас пригласить: мы представимся и передадим свои визитные карточки, будто бы желая нанести светский визит. С другой стороны, велика была вероятность, что нас не впустят и мы только насторожим врага.

В конце концов нам пришла в голову более удачная идея. В особняке часто пировали в позднее время, и вряд ли слуги и приглашённые гости обратили бы внимание на ещё одного-двух джентльменов, ведущих себя так, словно имеют право тут находиться. Мы надеялись, что всё сойдёт благополучно.

В тот вечер, когда мы следили за домом, к главному входу то и дело подъезжали кареты, и мы сочли это добрым знаком: значит, в особняке какой-то большой приём и много людей.

Подкупленный слуга впустил нас через боковую дверь.

Интерьер особняка поражал роскошью. Здесь были украшения из старинного английского серебра, богато инкрустированные сундуки, бронза эпохи Ренессанса и резные деревянные столы и кресла. В одном из холлов вся мебель была сделана главным образом из слоновьих бивней. В столовой, украшенной золотыми кубками и тарелками из майолики, на полу лежал персидский ковёр, а на буфете с изысканной инкрустацией стояло дивное распятие из бронзы и хрусталя. Холмс шепнул мне, что оно итальянское, семнадцатого века.

Попав внутрь, мы смело разгуливали по дому, чтобы не произвести впечатления случайных людей. По великолепию и элегантности этот особняк не уступал английским. Мы увидели здесь картины старых европейских мастеров, китайский нефрит, вазы из дрезденского фарфора, французскую и английскую мебель с инкрустациями.

В столовой с дубовыми панелями могло разместиться не меньше сорока человек. Красные бархатные портьеры гармонировали с камином из красного мрамора. Прогуливаясь по дому, я заметил, что на первом этаже имеются по крайней мере две кухни и в одной из них мраморные стены.

Слуга, впустивший нас, довольно хорошо говорил по-английски. Он шёпотом сообщил нам, где искать Ребекку Алтамонт, упомянув, что недавно прибыл и граф Кулаков. Я хотел было удалиться, но тут парень добавил, словно бы вспомнив, что Григорий Ефимович, о котором мы наводили справки, тоже здесь.

— Значит, вам известно, кто он? — спросил я в нетерпении.

— Нет, сэр. Но когда я назвал это имя при Саше, который работает на кухне, он засмеялся и сказал, что знает, кто такой Григорий Ефимович, и видел, как тот обращается со знатью. Потом Сашу позвали, и я больше ничего не выяснил. Но я думаю, что человек, который вам нужен, находится в доме.

Мы, трое незваных гостей в вечерних туалетах, переглянулись. Итак, мы можем столкнуться лицом к лицу не с одним врагом, а с двумя. Но, безусловно, главным для нас оставалось спасение беспомощной девушки.

Войдя в дом, я, Дракула, устроился в довольно большом алькове, где стояла пара кресел. Он находился рядом с главной лестницей этого петербургского особняка, на один уровень выше первого этажа. Я зажёг сигарету. Курение — это удобная маскировка, которую я уже использовал прежде. Увидев курильщика, любой подозрительный наблюдатель успокаивается: значит, это живой человек, который, в отличие от вампира, может дышать, даже если и не особенно заботится о состоянии своих лёгких.

С того места, где я сидел, я видел все ответвления холла, сходившиеся у лестницы. Подкупленный слуга, получив золото, услужливо рассказал о планировке дома. По обеим сторонам коридора справа от меня были двери спален. В дальнем конце он сворачивал налево и после двух поворотов направо под прямым углом снова становился виден как коридор слева от меня. Чтобы попасть с лестницы в комнату, где томилась мисс Алтамонт, можно было воспользоваться и тем, и другим проходом.

Вероломный, но полезный нам слуга удалился бесшумно, как и положено вышколенным слугам, а Холмс с Уотсоном отправились за девушкой. Я расположился в мягком кресле и сделал вид, что курю. Один-два гостя, проходя по лестнице в другую часть особняка (приглашённые уже разбрелись по всему дому), мимоходом бросали взгляд на человека, который одиноко курил в тёмном уголке, и следовали дальше, решив, что он кого-то ждёт.

И он действительно ждал.

Устроив себе в алькове сторожевой пост, мистер Дракль ждал терпеливо, насколько позволяла его натура. Ждал Кулакова или, быть может, неуловимого Григория Ефимовича. Я был намерен заставить пирата, который похитил и оскорбил моего кровного родственника, дорого заплатить за свои злодеяния.

Я выбрал это место, так как мог здесь караулить, пока Холмс с Уотсоном выполняли самую важную (по крайней мере, с их точки зрения) часть операции.

Ах, чёрт возьми! Пожалуйста, отнеситесь ко мне с терпением. Я же сказал вам, что будет тяжело.

Передадим пока слово Уотсону…

Мы с Холмсом, изображая из себя гостей, которые просто прогуливаются по дому, шли через холл в поисках комнаты, где, как заверил нас продажный слуга, держали пленную леди.

По описанию слуги мы узнали нужную дверь. Тихо постучавшись, мы не услышали ответа. В этом не было ничего удивительного. Дверь оказалась запертой, и нашей следующей задачей было проникнуть в комнату. Холмс вынул из кармана свой набор отмычек, а я светил ему электрическим фонариком.

В целом наш план был достаточно простым, хотя мы и ожидали столкнуться с трудностями в ходе его выполнения. Мы спустим леди вниз — если нужно, понесём на руках, — и доставим в экипаж Мартина Армстронга, поджидавший на улице. Если нас кто-нибудь остановит или попытается помешать, мы скажем, что леди, с которой мы были вместе на вечеринке, упала в обморок и ей нужен свежий воздух. Если это не поможет, будем действовать по обстановке.

Замок оказался более сложным, нежели предполагал Холмс, и поддавался с трудом. Но в конце концов мой друг удовлетворённо присвистнул, и дверь отворилась. Мы вошли, стараясь не шуметь, и увидели мисс Алтамонт. Она лежала на постели в ночной сорочке, отделанной роскошными кружевами. Голова её покоилась на бархатных подушках, а открытые глаза смотрели на пламя единственной свечи, горевшей на маленьком столике в дальнем конце неосвещённой комнаты.

Девушка никак не отреагировала на наше появление и на обращённые к ней слова. Взяв со столика свечу и приблизившись к Ребекке вплотную, я увидел, что её спокойное лицо лишено выражения, а глаза прикованы к пламени свечи.

Естественно, мы закрыли за собой дверь, но, когда мы начали поднимать мисс Алтамонт с кровати, в комнату вошла горничная и включила электрический свет. В следующее мгновение молодая служанка, напуганная не меньше нас с Холмсом, слабо вскрикнула и уже набирала в лёгкие воздух, собираясь издать вопль.

Но она не успела этого сделать, так как мы с Холмсом подскочили к ней. Мы на всякий случай захватили с собой пузырёк с хлороформом.

Поместив бесчувственную служанку в большой платяной шкаф и подперев дверь комнаты стулом, мы наконец смогли задуть свечу и приподнять леди на постели.

Со своего поста я, граф Дракула, услышал, как вскрикнула напуганная служанка, однако мне было не привыкать к женским крикам, и я не придал этому значения. Даже если кто-то в доме и услышал этот крик, то не обратил ни малейшего внимания.

И тут я услышал приближающиеся шаги. Это были мужчина и женщина. Они шли по коридору, который был справа от меня. Я спокойно ждал, кто же появится.

Итак, я ждал…

А-а-а-ах!

Я с самого начала вас предупреждал… А теперь вы должны набраться терпения и подождать минуту-другую.

Спасибо за ваше терпение. Теперь мы можем продолжать.

Незнакомого мне человека, который появился в поле зрения, сопровождала женщина, которую я тоже не знал. Она явно жаждала внимания своего спутника и пыталась разговорить его. Ей было лет тридцать пять — сорок, и она была привлекательна и увешана драгоценностями. Вероятно, она принадлежала к высшим классам, и меня удивило, что она с таким благоговением смотрит на человека, у которого был совершенно другой статус в обществе.

Я был потрясён — и это ещё мягко сказано, — что человек, вызвавший преклонение графини (думаю, таков был её титул), был крестьянином. Его длинная рубаха, сапоги и штаны были крестьянские, хотя таких прекрасных тканей не видывали на фермах. Он обводил всё вокруг смелым, пронзительным взглядом. От него исходила удушливая волна запаха, свидетельствовавшего о том, что этот человек давно не мылся. На шее у него висел на цепочке большой нагрудный крест из золота.

Этот необычный незнакомец держал в большой руке с толстыми пальцами хрустальный кубок, наполовину наполненный вином. Держал не так, как слуга, подающий напитки, а как тот, кто их пьёт. Прикончив содержимое ценного кубка, мужчина чуть ли не с презрением отшвырнул его.

Женщина продолжала самым постыдным образом виснуть на руке крестьянина. Она вдруг назвала его «святым отцом», что снова поставило меня в тупик. Кроме большого нагрудного креста, ничто в его внешности не говорило о принадлежности к духовенству.

Мне подумалось, что в той части дома, откуда появилась эта парочка, были только спальни. Мой опытный глаз сразу же определил, что этот неотёсанный крестьянин и его прекрасная дама (уж не хозяйка ли она этого дома?) только что предавались разврату. Как вы понимаете, меня трудно шокировать, но тут уж было нечто вопиющее. Она висела на своём кавалере, невзирая на исходивший от него запах и странную внешность. И она смеялась — не над ним, а вместе с ним — и позволяла себе непристойные вольности.

Пожалуй, мне следует упомянуть, хоть я и джентльмен, что дамочка была в изрядном подпитии.

Мужчина что-то ей сказал на грубом, простонародном русском, и я уловил фамилию Кулакова. По-видимому, он объяснял своей спутнице, что у него назначена встреча с Кулаковым и им нужно поговорить.

Вдруг незнакомец умолк, заметив меня в тени, где я сидел, притворяясь, будто курю. Он сразу же мной заинтересовался. Что-то в моей особе привлекло его внимание даже при таком тусклом освещении.

Крестьянин мягко, но решительно отстранил свою прекрасную спутницу. При этом он сделал плавный жест широкой рукой, повёрнутой ладонью наружу. Его рука не коснулась леди, но её веки отяжелели, и она уселась на край большого кресла. Затем она мягко повалилась вперёд и улеглась на медвежью шкуру. Женщина сразу же заснула, и её красивые груди, почти вывалившиеся из низкого декольте, оказались в опасной близости от клыков мёртвого белого медведя.

Я поднял глаза на человека, стоявшего неподвижно и разглядывавшего меня. Мне был брошен вызов. Я намеренно швырнул свою сигарету на мраморный пол. Может быть, этот наглый крестьянин пытается смутить меня взглядом? Уже много лет никто на это не отваживался.

Как вы понимаете, я превосходно вижу даже при тусклом свете. Передо мной стоял человек могучего телосложения, рост его был немного выше среднего. На самом деле он не был высоким, но так казалось из-за царственной осанки. Ему было тридцать с небольшим. Длинные тёмные волосы были разделены прямым пробором, а в бороде застряли остатки пищи. Как я уже сказал, сапоги и одежда у него были крестьянского покроя, но изготовлены из дорогих материалов.

Однако всё это имело второстепенное значение, так же как то, что от него несло козлом. Главное — глаза этого человека.

Сделав ко мне пару шагов, он протянул руку и сказал:

— Благословен будь, батюшка. Я Григорий Ефимович.

Что-то происходило — я это сразу понял, ещё поднимаясь на ноги, но не встревожился. Кажется, я что-то пробормотал в ответ, и он принял это за приветствие.

Гипноз, который уже начал на меня действовать, был таким искусным, что даже я, Дракула, сначала ничего не почувствовал. Могу сказать в свою защиту, что очень устал и к тому же много дней подвергался воздействию северного солнца. Во всяком случае, должен признаться, что дело уже зашло далеко, когда я осознал, что что-то не так. И сегодня я не знаю, поступил ли Григорий Ефимович со мной подобным образом намеренно или же такова была его природа и он делал это автоматически — точно так же, как дышал.

Внезапно при мысли об усталости я действительно устал и, с удовольствием опустившись обратно в кресло, стал пристально глядеть на огонь. Я не сказал, что там был камин? Точно не помню, но думаю, что был. Глаза крестьянина плясали в огне и множились, сотканные из пламени…

О, всё это было так приятно. Я куда-то плыл, чувствуя себя в безопасности. Мне казалось, что я полностью контролирую ситуацию, тогда как на самом деле мне грозила величайшая опасность. Смутно, как будто издалека я увидел, как крестьянин наклоняется надо мной, и услышал его слова:

— А я вижу, ты любишь кровь, ну точно как Александр Ильич. Любишь кровушку-то?

— Как Кулаков? Да, пожалуй, люблю. — Облизав губы, я перевёл взгляд на клыки мёртвого зверя, которые угрожали женщине, лежавшей на медвежьей шкуре.

Но эти большие тёмные глаза неотвратимо притягивали меня.

— Почему ты мне не скажешь, как тебя величать?

— Влад Дракула.

— Значит, ты из румын? Нет? С Богом-то дружишь?

Пожав плечами, я нахмурился. Это был серьёзный вопрос.

— По крайней мере, мы с ним старые знакомые… Боюсь, мы не всегда ладим.

— Не богохульствуй. — Это был приказ, отданный не в гневе, а с безмятежной уверенностью того, кто обладает духовной властью.

Необходимо было послушание, но я покачал головой. Я не считал это богохульством.

— Тебя можно бы вылечить, Влад Дракула.

— Я не болен.

— Твоё тело в каком-то странном состоянии. Я имею в виду, что тебя можно вылечить от жажды крови. Хочешь вылечиться?

Я снова покачал головой:

— Это значило бы…

— Что?

— Значило бы вылечить меня от самой жизни. А я хочу жить. Как тебя зовут? — Почему-то я перешёл с ним на «ты», и это казалось правильным: я же не возражал, когда он обратился ко мне на «ты». Его высокомерие не оскорбляло, так как было столь велико, что выходило за рамки высокомерия.

Его глубоко посаженные глаза смеялись. Мой ответ не удовлетворил крестьянина, но он, как видно, и не ожидал иного. Он сказал:

— Я же назвал тебе моё имя: я Григорий Ефимович Распутин.

Эта фамилия ничего мне не сказала — она прогремит только через несколько лет. Я улыбнулся, поскольку «Распутин» имеет один корень с русским словом «распутство», как если бы англичанин представился Григорием Пóрно.

— Старец, — прошептал я.

Один из русских странствующих святых дурачков. По крайней мере, это объясняло, почему он принят некоторыми аристократами. Такова была русская традиция. Десять, а то и сто тысяч таких странников бродили в 1903 году по большим дорогам и тропинкам этой великой страны, от Польши до Сибири. Но ни один из них не обладал, спасибо Казанской Божьей Матери, способностью Григория Ефимовича вредить или исцелять, не чувствуя при этом ни малейшей ответственности по отношению к своим собратьям.

Он тихонько позвал меня:

— Пойдём-ка со мной на балкон, будем вместе смотреть на восход.

В дальнем уголке сознания зашевелилась мысль, что я уже где-то слышал это имя и отчество и что оно имеет особое значение, так как связано с каким-то делом, которым я занимаюсь. Но в тот момент я не мог сосредоточиться на этой мысли…

…Потому что необходимо было принять только что сделанное предложение. У меня просто не было выбора. В своё время я тоже делал такие предложения.

Я с готовностью встал. Передо мной плясали картины радостных, солнечных дней моего детства и юности.

— Да… Я давно, очень давно не видел рассвета.

Кажется, у меня под ногами оказались ступеньки, и я смутно помню, как мой новый наставник привёл меня на маленький балкон — их было несколько на восточном фасаде особняка. Помню, как он положил мои руки на холодные железные перила, доходившие мне до пояса. И я остался стоять на балконе, тогда как Распутин удалился. Как я теперь понимаю, он увидел Кулакова, с которым заранее договорился о встрече.

Двое мужчин начали беседовать. Я слышал почти всё, ничего не понимая, но фиксируя в памяти. Мысли мои были сосредоточены на рассвете, которого я так безмятежно дожидался. Вскоре стало ясно, что Кулаков, долгое время страдавший каким-то недугом, вернулся в Санкт-Петербург главным образом для того, чтобы встретиться с человеком, который, как он знал, может принести ему облегчение.

Распутин прежде уже лечил Кулакова от некоторых хронических болезней: кошмаров, душевной муки, боли в шее, являвшейся следствием того, что его когда-то повесили.

У меня сложилось впечатление, что несколько месяцев назад Кулаков сообщил Распутину, что собирается в Англию, чтобы попытаться вернуть сокровище, давным-давно украденное у него. Но этот крестьянин не посылал графа в Англию насиловать, убивать и грабить. По-видимому, Распутин только посоветовал, чтобы Кулаков постарался справиться с мучительными проблемами из его прошлого.

Звуки веселья из отдалённых покоев дворца долетали в альков, где беседовали двое мужчин. На граммофоне снова и снова играла поцарапанная пластинка с искажённым голосом Мэри Гарден[12].

Кто-то на первом этаже сменил заезженную пластинку восковым фоноваликом, и запел Энрико Карузо. Послышались взрывы хохота. Возможно, это прибыли цыгане, и я рассеянно подумал, что они привели с собой медведя — по крайней мере, на кухню. Где-то падала мебель и билась посуда — веселье явно приняло разнузданный характер.

Однако Распутин определённо предпочитал держаться вдали от подобных развлечений. Он был крестьянином и мистиком, но неизмеримо далеко ушёл от цыган с их безобидным гаданием и приворотным зельем.

— Где ты был, дружок? — спросил он Кулакова. — Я не видел тебя несколько месяцев.

— Я был в Англии, — ответил Кулаков. — Три месяца назад я тебе сказал, что туда собираюсь.

Распутин что-то добавил, но ни я, ни Шерлок Холмс (который, как вы узнаете в дальнейшем, тоже подслушивал) не разобрали, о чём идёт речь.

— …Я же сказал тебе, батюшка, что в Англии есть люди, которые меня ограбили. Я поехал туда, чтобы вернуть своё. А ещё заставить их расплатиться за то, что они со мной сделали.

— Я же не то тебе советовал. Ты любишь Бога, Александр Ильич?

— Мне нужна помощь, Григорий Ефимович. Помоги мне. У меня опять дурные сны, и меня мучает бессонница, а ещё всё время болит шея.

Святой человек велел пациенту сесть в мягкое кресло, которое раньше занимал я.

— Подумай о солнце и звёздах и о том, кто их создал. Боль уйдёт. И дурные сны тоже. Я вижу, что ты расстроен. Но ничто в жизни не стоит того, чтобы расстраиваться, — всё проходит.

И Кулаков, этот вампир-убийца, погружаясь в сон, что-то пролепетал тихим детским голоском.

Затем снова заговорил Распутин:

— Расскажи мне об этом сокровище, которое, говоришь, потерял. Что в нём уж такого важного?

И Кулаков под сильным гипнозом поведал Распутину обо всём, что произошло между ним и Куколкой в 1765 году.

Ну вот я и рассказал почти всё самое плохое. Нет, оно ещё впереди. Я должен передохнуть. Уотсон…