/ Language: Русский / Genre:child_det / Series: Братья Харди

Тайна виллы Домбрэ

Франклин Диксон

По просьбе своих друзей Кэтрин и Дуга братья Харди приезжают на южное побережье Франции. Кэтрин решила переоборудовать виллу, доставшуюся ей в наследство, в небольшую гостиницу. Но чья-то злая воля направлена на то, чтобы сорвать все планы юной хозяйки.

Тайна виллы Домбрэ

С ПРИБЫТИЕМ!

— Верхушки облаков похожи на барашки волн — так бы и прокатился на серфере!.. — Фрэнк Харди оторвался от иллюминатора и снова уткнулся в журнал. Его взгляд упал на фотографию. — Эй, Джо, — окликнул он брата, — взгляни-ка!

Ответом с соседнего сиденья было молчание. Фрэнк наклонился и тронул Джо за руку. Оказалось, тот крепко спит — на нем были темные очки, и Фрэнку с соседнего сиденья не было видно, что брат заснул.

Что, неужели уже прилетели? — встрепенулся Джо, снимая очки и оглядываясь по сторонам. Ровный, монотонный гул самолетных двигателей словно отвечал на его вопрос. — А который час?

Во Франции уже около восьми, а дома, в Бейпорте, еще глубокая ночь, — ответил Фрэнк.

Джо откинул назад светлые волосы и зевнул.

— То-то я и чувствую, что ночь. Вероятно, мой мозг се еще там, в Бейпорте.

Фрэнк усмехнулся.

— Не переживай, ты часто забываешь упаковать его, — съязвил он. — А я тут хотел тебе кое-что показать.

Джо взял журнал.

«Ветер и волны»? Ты, я вижу, времени зря не теряешь; заранее готовишься.

Посмотри на двадцать третью страницу.

Открыв нужную страницу, Джо взглянул на фотографию: парень на виндсерфере в каком-то немыслимо ярком красно-синем костюме, под цвет паруса. Камера поймала его в момент эффектного прыжка — в пространстве между днищем серфинга и водой можно было разглядеть берег и холмы на заднем плане.

— Послушай, так ведь это же Дуг! — воскликнул Джо.

Дуг Ньюман был выдающейся фигурой в виндсерфинге — его школа в Бейпорте привлекала учеников отовсюду. Фрэнк и Джо тоже занимались в ней год назад.

Джо прочел вслух подпись под снимком:

«Этот месяц Вам нужно провести в Альманэре, на юге Франции. Почему? Здесь идет подготовка к знаменитому соревнованию на кубок Альманэра. Здесь тренируется чемпион Дуг Ньюман, который одерживал победу два года подряд. Если он окажется первым и сейчас, кубок Альманэра останется у него навсегда. Сумеет ли он снова победить?»

В том-то и дело — сумеет ли? — Фрэнк покачал головой. — Жаль, что меня не было дома, когда Катрин позвонила в первый раз.

Француженка Катрин Домбрэ была невестой Дуга. Братья Харди познакомились с ней пару месяцев назад на вечеринке. Это была высокая стройная девушка с золотистыми волосами.

Когда Дуг шутливо представил ей братьев Харди как «самых известных детективов Бейпорта», она с очаровательным акцентом попросила рассказать о раскрытых ими преступлениях. Катрин была хорошим слушателем, а ее умные вопросы произвели впечатление на молодых людей.

— Знай я тогда, что это не просто дружеский звонок, я непременно записал бы его на магнитофон, — отозвался Джо. — Это потом она стала рассказывать, как кто-то разыгрывает злые шутки с Дутом. Она считает, что кому-то очень хочется отстранить его от участия в соревнованиях.

— И мы должны выяснить, чьих это рук дело.

Джо кивнул.

— По крайней мере, это повод провести отпуск во Франции.

Рядом, в узком проходе остановилась блестящая тележка, и они взяли у стюардессы подносы с завтраком.

— Мы сможем просто отдохнуть, если все это окажется лишь шуткой, — продолжил разговор Фрэнк, быстро расправившись с гренками и яйцом всмятку. — Но если кто-то действительно пытается навредить Дугу, это уже не смешно.

Джо снова надел темные очки.

— Даже если за всем этим не кроется никакой тайны, мы сможем увидеть Дуга в деле. Не каждый день выпадает счастье посидеть в первом ряду на международном чемпионате по виндсерфингу.

Когда братья сошли с самолета, солнце светило вовсю. Дуг ждал их прямо за барьером таможенного контроля. На нем были белые шорты и оранжево-зеленая рубашка. Стоящие вокруг люди украдкой бросали на него взгляды, вероятно, узнавая в нем какую-то знаменитость и пытаясь припомнить, кто это.

— Эй, Фрэнк! Джо! Как долетели? — Дуг крепко пожал братьям руки.

Замечательно! — ответил Фрэнк. — Как твои дела?

Прекрасно, просто великолепно! Я чувствую, что по-настоящему готов к соревнованиям.

Правда? — спросил Джо. — И больше никаких шуточек?

На лице Дуга промелькнуло растерянное выражение.

— Не пойму, почему Катрин так расстраивается из-за пустяков. Глупо было обращаться к вам за помощью из-за простого стечения мелких неприятностей. — Он широко улыбнулся. — Однако очень рад вас увидеть. Пошли, моя машина у входа. — Он подвел их к небольшому автомобилю и опустил верх. Фрэнк уселся впереди, рядом с водителем, а Джо втиснулся на заднее сиденье.

Дуг завел мотор, но, вместо того чтобы тронуться с места, вдруг повернулся к братьям:

— Может быть, вызвать вас сюда было не так уж глупо.

Дело не во мне, просто…

— В чем же дело? — полюбопытствовал Фрэнк.

Дуг поколебался.

— Видите ли… Катрин говорила вам, что гостиница, где мы живем, принадлежит ей?

Они отрицательно покачали головой.

Ну так вот, вилла Домбрэ — ее собственность. Она получила ее в наследство от дяди, в прошлом году. Вероятно, вы слышали об известном скульпторе Жаке Домбрэ?

Мне встречалось где-то это имя, — вспомнил Фрэнк. — Не он ли делал эскиз кубка Альманэра и сам выгравировал рисунок на нем?

Ты попал в точку, — ответил Дуг. — Он обожал виндсерфинг — даже виллу купил с видом на залив. Знаете, зачем? Чтобы видеть спортсменов на воде в те редкие минуты, когда он сам не стоял на серфере. Отличный был парень!

Ты знал его? — поинтересовался Джо.

Еще бы! Мы то и дело встречались с ним на всевозможных соревнованиях, а потом он попросил меня позировать ему, когда делал эскиз гравировки на кубке. Так я и познакомился с Катрин.

Он вытащил солнечные очки и надел их.

— Ну вот, а когда его не стало, Катрин решила сохранить виллу и превратить ее в гостиницу. Она подумала, что те спортсмены, которые были знакомы с ее дядей, станут останавливаться у нее, когда им придется бывать в этих краях, да и другим порекомендуют.

— Неплохая идея, — заметил Фрэнк.

Катрин тоже так посчитала, — продолжал Дуг. — Номера забронированы до конца сезона, по-моему, у нее остановились почти все знаменитости, участвующие в соревнованиях…

Мне кажется, сейчас ты скажешь «но»… — взглянул на него Джо.

Дуг кивнул.

— Но вдруг стали происходит странные вещи — ночами раздавались загадочные звуки, в вещах постояльцев кто-то рылся в их отсутствие. Разные несчастные случаи…

— Что-нибудь случалось и с тобой? — спросил Фрэнк.

— Да нет, не со мной, — проворчал Дуг. — На прошлой неделе Фриц Майстер, чемпион по слалому, вышел на террасу и облокотился на перила, а они вдруг обломились, и он с высоты восьми футов рухнул вниз, в кусты. К счастью, он отделался всего лишь несколькими царапинами. Джо подался вперед.

— Кто-нибудь осмотрел эти перила?

— Я сам их осмотрел. Но ничего не могу сказать наверняка. Несчастный случай действительно мог быть — дерево было старое, но, возможно, кто-то все это подстроил. Как бы то ни было, для Катрин это не самая лучшая реклама.

Дуг резко нажал на газ, и машина сорвалась с места.

— Знаете, — продолжал он, — те, кто занимается виндсерфингом, ничуть не более суеверны, чем остальные. Но если разнесется слух о том, что вилла Домбрэ — неблагополучное место, люди будут держаться от нее подальше — к чему испытывать судьбу? И к концу года Катрин окажется не у дел. — Дуг взглянул на них. — Я очень рассчитываю на вас обоих, — сделайте все, чтобы ничего подобного не произошло.

Выехав с территории аэропорта, Дуг резко свернул в сторону.

— Поедем по горной дороге, — пояснил он, — оттуда лучший вид на окрестности.

Вскоре они уже катили по узкой, извилистой дороге, цепляющейся за отвесный склон крутой, густо поросшей кустарником горы. Далеко-далеко внизу сверкало Средиземное море. Его поверхность была усеяна серферами и небольшими лодочками, от которых во все стороны расходились волны, образуя на темно-синей воде узор, похожий на паутину.

Да это просто какой-то виндсерфинговый рай! — воскликнул Джо. — Удивляюсь, почему ты не хочешь остаться здесь навсегда.

Остаться? — переспросил Дуг. — Здесь?

Он так резко повернул, что взвизгнули шины. Дорога стремительно нырнула вниз. Дуг ударил ногой по акселератору, и автомобиль понесся вперед.

— Да, конечно, — медленно произнес он. — Я сам думал об этом. Хотя…

На огромной скорости они миновали еще один поворот. Вдруг Дуг нажал на тормоза. Фрэнк ухватился за ручку дверцы, машину швырнуло в сторону, и она боком заскользила вниз.

Дуг резко повернул руль в одну сторону, потом в другую. Машина накренилась так, что казалось, вот-вот перевернется, наконец с пронзительным скрежетом она выровнялась. А в следующее мгновение из-за поворота, прямо перед ними появился огромный дизельный автобус.

— Терпеть не могу автобусы. — Дуг выглядел так спокойно, как будто они обсуждали недавно увиденный фильм. — Вечно загораживают дорогу.

Они стремительно мчались вперед.

— Вы, ребята, — заплетающимся языком проговорил Дуг. — Вы парни что надо… Чтобы быть хорошим серфером… нужно иметь талант… Знать свое дело… но этого мало… Извините, но… это дар. Знать, куда повернет ветер, прежде чем сам ветер решит, куда поворачивать. Как детективы… Верно?

— Дуг, — встревоженно спросил Фрэнк, — с тобой все в порядке?

— Со мной? — заморгал он. — Никогда не чувствовал себя лучше. А что?

Дорога взлетела на гребень и снова устремилась вниз, цепляясь за горный отвес. Справа каменной стеной возвышалась скала, слева был обрыв и огромное зияющее пространство над водой.

— Теперь уже недалеко, — пробормотал Дуг, — Катрин… ленч… — На мгновение он закрыл глаза, а потом вдруг неестественно вытаращил их. Машину отбросило к скале, и лишь в последний момент он сумел выровнять ее.

Фрэнк положил руку Дугласу на плечо:

— Послушай, может я поведу? У тебя усталый вид. — Со мной… все в полном порядке, — ответил Дуг. Он стряхнул с плеча руку Фрэнка, и машину опять занесло. — Никаких проблем… — ; У него вдруг стали слипаться веки. — Простоя…

Вдруг он свалился прямо на руль. Машина, набирая скорость, свернула к обрыву. Только несколько чахлых кустиков отделяли их от края обрыва, где о каменные выступы бился прибой.

ВИЛЛА ДОМБРЭ

Машину несло к краю обрыва. Фрэнк вцепился в руль, на него всей своей тяжестью навалился Дуг, и повернуть руль не было никакой возможности, а дотянуться до тормозной педали Фрэнку мешали ноги Дуга.

В мгновение, показавшееся вечностью, машина проделала зигзаг и уже медленнее покатила по выровнявшейся дороге. Но тут их ждал новый крутой вираж. То ли булыжник, то ли, наоборот, выбоина — передние колеса вдруг резко подбросило, и машину понесло на каменную громаду скалы. Прежде чем бампер успел коснуться гряды валунов, направление движения снова прихотливо изменилось. Теперь впереди не было ничего. Ничего, кроме ясного голубого неба и сверкающего внизу, на расстоянии двухсот футов, синего моря.

Сидящий на заднем сиденье Джо сражался с пристяжным ремнем — его пальцы отчаянно вертели, давили, тянули и мяли заклинившую защелку. Ему казалось, что он уже никогда не освободится, когда защелка расстегнулась сама. В мгновение Джо высвободился и ринулся вперед. Он обхватил Дугласа за плечи и оттянул его от рычагов управления — к спинке сиденья. В ту же секунду одна рука Фрэнка завладела рулем, другая — ручкой тормоза.

Шины возмущенно взвизгнули, словно протестуя против такой резкой остановки. Фрэнк еще сильнее нажал на тормоз, из-под колес взметнулось облако пыли и гравия.

Внезапно весь этот кошмар кончился.

Машина спокойно стояла у обочины. Выключив двигатель, Фрэнк еще раз проверил тормоз и вылез наружу. Передний бампер завис над краем обрыва, а левое переднее колесо было всего лишь в нескольких сантиметрах от пропасти.

Джо тоже выбрался из машины. Побледнев, он смотрел вниз.

Ну и ну! — ахнул он, заглянув в бездну и побледнев. — Это, пожалуй, пополнит список приключений, когда мы были на волосок от гибели.

Буквально на волосок, — уточнил Фрэнк, утирая ладонью вспотевший лоб.

Внизу под ними, прямо у самого берега, проплывала парусная лодка — казалось, она не больше игрушечной лодочки, какими малыши играют, сидя в ванне. Человек у руля заметил их и помахал рукой. Махнув ему в ответ, братья осторожно отступили от края обрыва.

— Что будем делать с Дугом? — спросил Джо.

Фрэнк глубоко вздохнул

— Ему бы неплохо прогуляться. Если нам не удастся разбудить его, придется искать какую-нибудь больницу.

Они с трудом извлекли приятеля из машины и взяли с двух сторон под руки. Спотыкаясь и с трудом переставляя ноги, он все же мог идти, а через пару минут даже начал несвязно протестовать.

Наконец он выпрямился и сфокусировал взгляд на братьях.

Кто-то подмешал мне наркотики, — пробормотал он совершенно пьяным голосом.

Похоже на то, — согласился Фрэнк, — А ты сам… ты принимал какие-нибудь лекарства?

— Я? Да ты что? Ну разве таблетки от сенной лихорадки сегодня утром. В саду у Катрин растет что-то такое, от чего у меня начинаются приступы. Но от этих пилюль со мной никогда не случалось ничего подобного.

Джо нахмурился.

— Допустим, тебе что-то подсыпали. У тебя есть какие-нибудь соображения, кто мог это сделать и когда? Дуг пожал плечами.

— Думаю, за завтраком. В гостинице шведский стол, так что пока я отходил положить что-нибудь на тарелку, кто угодно мог сыпануть мне какую-нибудь гадость в апельсиновый сок.

Он огляделся по сторонам и, увидев машину на самом краю обрыва, побелел как полотно.

Не смешно, — хрипло проронил он, — мы ведь могли разбиться!

И это чуть не произошло, — подтвердил Фрэнк. — Ну ладно. Я сажусь за руль, а ты указываешь, куда ехать! Чем скорей мы начнем расследование, тем лучше.

Верно, — заметил Джо. — Я теперь начинаю рассматривать это дело как выпад против меня лично.

Въехав на посыпанную гравием гостиничную стоянку, Фрэнк обогнул два больших мотоцикла и остановил машину в самом дальнем углу. Не успел он выключить двигатель, как на крыльце появилась Катрин Домбрэ. Помахав им, она начала спускаться вниз по ступенькам, но вдруг заметила, что за рулем Фрэнк, а не Дуг. На ее лице промелькнуло беспокойство.

Добро пожаловать в Альманэр и на виллу Домбрэ, — приветствовала она их, подходя. — Я так рада, что вы согласились приехать! Дуг, с тобой все…

Все отлично! — Дуг метнул предостерегающий взгляд на братьев. — На обратном пути меня немножко разморило, так что за руль уселся Фрэнк. А ты как?

Она замялась.

Тут еще один… инцидент был ночью. Я позже тебе расскажу. — Она повернулась к братьям Харди. — Вы, наверно, очень устали с дороги? Или хотите осмотреть окрестности?

Не упустите возможность совершить экскурсию с гидом, — пошутил Дуг.

Великолепно! — отозвался Фрэнк. Он бросил взгляд на виллу. Она оказалась больше, чем он себе представлял, — трехэтажная, с балконами вдоль верхних этажей.

Один угол крыши ремонтировался — к нему были подведены металлические леса. Во дворе лежали штабеля тяжелых глиняных плиток черепицы и разные стройматериалы.

Катрин повела их к террасе. Джо восхищенно присвистнул. Вилла стояла почти на самом краю небольшого утеса, а прямо перед ней простирался широкий, открытый ветрам залив, гладь которого пестрела яркими разноцветными парусами серферов.

Мой дядя обожал этот вид, — сказала Катрин. — Я тоже. Если все-таки придется отказаться от виллы, просто не знаю, что я буду делать.

Об этом не беспокойся, — сказал Дуг. — Когда Джо и Фрэнк Харди возьмутся за дело, вся эта чепуха быстро прекратится.

— Надеюсь, — невесело улыбнулась Катрин и отвернулась, но Фрэнк заметил в ее глазах слезы.

Она указала на узкую тропинку, ведущую по склону горы.

Там внизу небольшая бухта. Можно поплавать, когда захочется.

Или заняться серфингом, — добавил Дуг. — Эта бухта — одна из прелестей здешней жизни. Она экономит столько времени — по выходным на дорогах к пляжам Альманэра просто адское движение. Кстати, не попрыгать ли нам по волнам после завтрака? Доски для серфинга я вам одолжу.

— Отлично! — обрадовался Джо.

Фрэнк улыбнулся.

А может, сначала попробуем разобраться, что же тут происходит?

И я как раз это хотел предложить, — поспешно откликнулся Джо.

— Ну конечно, — согласился Дуг. — А пока продолжим экскурсию. Вон там старый амбар — теперь мы в нем храним снаряжение для серфинга. Он достаточно велик, чтобы два-три человека могли приводить в порядок свои доски и даже натягивать паруса.

Он отпер дверь, чтобы они могли заглянуть внутрь. Вдоль стен стояли доски, окрашенные в яркие, кричащие цвета, и мачты, обмотанные парусами. Верстак и козлы, видневшиеся в дальнем углу, говорили о том, что это не просто складское помещение.

Когда они вышли, Дуг тщательно запер дверь.

Мы принимаем все меры предосторожности, — объяснил он. — Здесь же масса снаряжения, усовершенствованного по последнему слову техники, есть такие вещички, до которых додумаются, дай Бог, к Следующему году. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь здесь пошарил.

Значит, у вас всего один ключ? — поинтересовался Джо.

Нет-нет, ключ есть у каждого, кто хранит здесь свое снаряжение, иначе были бы вечные поиски ключа и перебранки. А так каждый может отпереть дверь, когда ему заблагорассудится.

Джо выразительно взглянул на Фрэнка. У Дугласа были своеобразные представления о мерах предосторожности — все равно что «надежный» сейф из фольги. Дуг перехватил его взгляд и густо покраснел.

Фрэнк быстро переменил тему разговора.

А что это за постройка вон там? — спросил он Катрин.

Это была мастерская моего дяди, где он лепил свои скульптуры. С тех пор как его не стало, я держу ее закрытой, но если вы хотите взглянуть…

Конечно, хотят, — вставил Дуглас. — По правде говоря, я тоже не прочь посмотреть.

Так и быть.

Они направились к строению, окна которого были плотно завешены ставнями. Катрин достала из кармана связку ключей.

— Не помню, какой из них, — сказала она. — Я так давно здесь не была.

Продолжая разговор, она пробовала один ключ за другим, понемногу начиная раздражаться.

— Я всегда мечтала устроить здесь гостиницу, — говорила она. — Каким-то образом это способствовало

бы развитию здесь вида спорта, который дядя так любил. Кто-то должен меня очень сильно ненавидеть, если хочет разрушить эту мечту!

— Но, может быть, вовсе не… — начал было Дуг.

Она не обратила на его слова никакого внимания.

Как это все бессмысленно и жестоко! Прошлой ночью, когда мы спали, кто-то тайком прокрался на виллу. Ничего не украли, но разбили три китайские вазы, которые много лет принадлежали нашей семье, утром я обнаружила только мелкие черепки. Я еще могла бы понять, если бы украли дорогостоящий антиквариат. Но просто уничтожить!.. Зачем?

У них могли быть какие-то свои соображения, — сказал Фрэнк. — Если мы узнаем побольше, может, все это начнет обретать какой-то смысл.

Надеюсь. — Катрин наконец нашла нужный ключ и распахнула дверь. — Хуже всего находиться в полном неведении.

В мастерской стоял затхлый запах давно не проветривавшегося помещения. Из-за закрытых спален там царил полумрак, хотя свет и проникал туда сквозь большое окно в крыше. С полдюжины больших и множество маленьких изваяний были беспорядочно расставлены в комнате — как будто ждали, что скоро Жак Домбрэ вернется и продолжит работу.

Засунув руки в карманы, Фрэнк прохаживался по студии, внимательно разглядывая все вокруг. В глубине комнаты, рядом с огромной наклонной чертежной доской помещался комод, ящики которого были до отказа набиты бумагами. Выдвинув верхний ящик, Фрэнк извлек кипу проспектов всевозможных вернисажей и выставок. На каждом из них крупно значилось имя Домбрэ, а рядом упоминались спонсоры выставок — чаще всего парижская галерея Молитор и галерея небольшого курортного городка, соседнего с Альманэром.

Фрэнк собрался было положить бумаги обратно, как вдруг его внимание привлекла пачка рисунков на дне ящика.

Он достал их и стал просматривать. Рисунки поразили его тщательной проработкой мельчайших деталей. На одном из них было изображено лицо, показавшееся Фрэнку странно знакомым. Несомненно, он видел этого человека раньше, но где? В какой-то необычной ситуации, и сравнительно недавно. Он пристально разглядывал рисунок, пытаясь восстановить события, но ничего не получалось.

В другом конце комнаты Дуг и Катрин что-то взволнованно обсуждали и, кажется, спорили. Фрэнк сложил рисунки в ящик, задвинул его и подошел к ним поближе.

Конечно, это мог сделать кто угодно, — говорил Дуг. — Но у кого есть повод для этого? Ян пытается свести со мной счеты уже много лет, ты знаешь. В серфинге ему ни разу не удалось одолеть меня. Может быть, он решил попробовать более простой способ?

Он никогда бы не мог опуститься до таких мерзостей, — настаивала Катрин.

Даже если бы это давало ему шанс получить кубок Альманэра? Да уверен, что мог бы!

Катрин энергично покачала головой.

— Я лучше его знаю. Да, он мечтает победить тебя, но честно, честно! Обман лишает победу всякого смысла.

— Что это за Ян? — вмешался в разговор Фрэнк.

Какое-то мгновение Дуг и Катрин в замешательстве смотрели на него. В пылу спора они совершенно забыли о присутствии Фрэнка и Джо.

Потом Дуг сказал:

— Ян Митчел. На соревнованиях в Альманэре в прошлом и позапрошлом годах он занимал второе место. Мне кажется, в этот раз он решил победить, чего бы это ни стоило.

А я тебе говорю, что Ян не такой! — горячо возразила Катрин.

Ну ладно, может, и нет! — уступил Дуг. — Но ведь кто-то подсыпал мне утром наркотики. А ведь все знали, что я еду в аэропорт. Я бы назвал это попыткой совершить убийство.

Это просто ужасно, — сказала Катрин. — Ужасно. И я боюсь, что впереди что-то еще похуже. — Она мрачно оглядела мастерскую. — Иногда я даже рада, что дяди нет с нами и он не видит, что творится со спортсменами, которыми он так восхищался.

Выйдя из мастерской, они подождали, пока Катрин тщательно запрет дверь. Когда они подходили к вилле, Катрин окликнул какой-то мужчина в джинсах и форменной белой куртке официанта.

— Там за воротами спортивный комментатор, — сообщил он. — До него дошли слухи об утреннем происшествии с Дугом. Он хочет спросить, как сам Дуг оценивает свои шансы и считает ли, что сможет одержать победу на соревнованиях на кубок Альманэра.

Лицо Катрин стало жестким.

— Опять? Это третий за неделю! Слетаются сюда, как стаи стервятников! Они только и ждут, чтобы с Дугом что-то случилось и им бы было о чем писать.

— Ну-ну, не все же они такие, — возразил Дуг, облокачиваясь на строительные леса. — Некоторые из них — мои лучшие друзья.

— Может быть, но от моего дома пусть держатся подальше! — взорвалась Катрин. Она обратилась к мужчине в белой куртке: —Уильям, скажите ему, пожалуйста, чтобы он убирался отсюда. Я не желаю видеть ни его самого, ни его друзей.

В тот момент, когда Уильям разворачивался, чтобы уходить, Джо скорее почувствовал, чем увидел какое-то движение над головой. Он поднял глаза и обмер — огромная связка черепичных плиток сползала с лесов, из-под самой крыши. Перевернувшись, тяжелый груз полетел к террасе, прямо туда, где стояли Катрин, Дуг и Фрэнк. Еще мгновение — и они будут погребены под этой громадой!

ОПЯТЬ СЛУЧАЙНОСТЬ?

Джо метнулся вперед, как нападающий в футбольной команде, сгреб всех троих и оттащил их на несколько футов в сторону, к живой изгороди.

В тот самый момент, когда они упали на землю, плитки черепицы с оглушительным стуком рухнули совсем рядом. Тысячи осколков разлетелись во все стороны.

Джо пощупал затылок, и его пальцы оказались в крови.

— Тебя ранило! — закричала Катрин. Поднявшись на ноги, она осмотрела его рану. — Здесь небольшой порез, пойдем, я наложу повязку.

— Джо, взгляни-ка туда, — сказал вдруг Фрэнк. — Вон там, наверху, в окне!

В проеме открытого окна, рядом с лесами, стоял человек в белом. Увидев, что его заметили, он отпрянул назад и скрылся в комнате.

— Бежим! — крикнул Джо, бросился к двери и помчался по лестнице вверх. Фрэнк бежал по пятам. На первой площадке они приостановились и посмотрели по сторонам, но в холле было пусто. Может быть, тот человек уже успел скрыться?

На следующей площадке они столкнулись с спускающимся вниз мужчиной в белых теннисных шортах и рубашке. Он попытался пройти мимо них, но Джо загородил рукой ему дорогу.

— Что это вы себе позволяете? — вспылил мужчина. — А ну-ка пропустите меня!

— Успеется! — сказал ему Фрэнк. — Это вас мы сейчас видели у открытого окна? А ведь черепицей могло кого-нибудь убить!

Ну и какое это имеет отношение ко мне? Не я ведь сбросил эту черепицу!

Кто же тогда? — требовательно спросил Джо. — Ну, давай, Чарли, рассказывай нам все, как было!

— Во-первых, меня зовут не Чарли, а Филипп, — ответил мужчина, — а во-вторых, мне совершенно нечего вам сказать. Я всего несколько минут назад вернулся с теннисного корта. Поднимаясь наверх в свою комнату, чтобы принять душ и переодеться, я услышал какой-то шум и выглянул в окно.

А вы заметили кого-нибудь? — поинтересовался Фрэнк.

Да только вас, а еще Катрин и Дуга там, в кустах. Ну, может, теперь вы позволите мне пройти? У меня есть

ела поважнее, чем отвечать на ваши дурацкие вопросы. Джо сжал было кулаки, но, поймав предостерегающий взгляд брата, не стал ничего предпринимать. Ведь у них против этого человека не было никаких улик. Ну, допустим, он действительно стоял у окна, когда свалилась черепица. 1о где доказательства, что именно он сбросил ее с лесов?

— Почему же вы сейчас спускаетесь вниз? Не вы ли сами только что сказали, что собирались принять душ и переодеться? — спокойно проговорил Фрэнк.

— Ну, так я передумал, — заявил мужчина. — Можете привлечь меня за это к суду. Кстати, кто вы такие? Почему вы считаете себя вправе задавать мне все эти вопросы?

Я — Фрэнк Харди, а это — мой брат, Джо. Нас попросила приехать Катрин, потому что она очень обеспокоена всеми этими, так сказать, происшествиями.

Да уж, тут есть о чем беспокоиться, — фыркнул Филипп. — На этой гостинице лежит какое-то проклятье. Ну, а теперь либо вы меня пропустите, либо…

Джо отошел в сторону. Когда Филипп проходил мимо него, он с огромным трудом сдержал желание спустить нахала с лестницы.

— Вот из этого окна он и выглядывал. — Фрэнк высунулся из окна и посмотрел вниз, на террасу. — Вот здесь, слева, лежала черепица, а потом рухнула вниз.

Он ухватился за металлический поручень и вылез на леса. Джо последовал за ним. Площадка была не более двух футов шириной, с металлическими перильцами на уровне пояса. Тут же в углу громоздились три кучки аккуратно уложенной красной черепицы, и отсюда же на крышу вела лестница-стремянка.

Наклонившись, Джо указал на царапины, которые тянулись от все еще лежащей там черепицы к какому-то пятну у самого края лесов. Наклонившись и посмотрев вниз, на землю, братья Харди увидели, что упавшая черепица рассыпалась прямо под лесами.

— Вот оно как, — произнес Джо, становясь на колени и ощупывая доски. — Очень странно, — добавил он. — Здесь мокрое пятно, интересно, почему?

Фрэнк огляделся вокруг.

— Не представляю. Может, черепицу смачивают, прежде чем начинают укладывать? Надо спросить Катрин.

— А знаешь, этот нахальный Филипп ни в чем не виноват. Я просто не представляю, как он смог бы сбросить черепицу и снова залезть в окно, прежде чем мы посмотрели наверх.

— Но ведь когда мы подняли головы, на лесах вообще никого не было, верно? Если это сделал не Филипп, то кто же? И куда этот тип затем исчез?

К стоянке подъехал небольшой фургон, из него вышли двое здоровенных верзил в ярко-синих комбинезонах. Заметив на земле расколотую вдребезги черепицу, они задрали головы вверх и уставились на братьев Харди. Затем один из них погрозил кулаком, и оба рабочих поспешно бросились к дому.

— Кажется, сейчас нам предстоит встреча с кровельщиками, — сказал Фрэнк.

— Поразительная догадка! — воскликнул Джо и восхищенно посмотрел на брата. — Тебе бы следователем работать!

Несколько минут спустя мужчины в комбинезонах были уже у окна. На голове того, что шел впереди, красовался пыльный засаленный берет, с нижней губы его напарника свисала незажженная сигарета.

Позади них стояла Катрин. Она поспешно объяснила кровельщиками, кто такие Фрэнк и Джо и почему они находятся на лесах, но те продолжали хмуриться и не успокоились до тех пор, пока Катрин не сказала, что за разбитую черепицу они ответственности не несут.

Фрэнк тут же спросил у кровельщиков, используют ли они воду для работы.

— Нет, мсье, — ответил тот, что был в берете. — Вот когда мы кладем черепицу на самой верхушке крыши, так мы ее сажаем на известковый раствор, и тогда ее нужно сначала замачивать в воде, а в других случаях этого не делают.

Спускаясь вниз, братья решили хорошенько осмотреть виллу внутри. Внизу располагался большой обшитый деревянными панелями холл, стены которого украшали картины. С одной стороны широкие двери вели в огромную столовую, с другой — в еще больших размеров гостиную. В конце холла большая стеклянная дверь открывалась на террасу с видом на море.

Заглянув в гостиную, Джо восхищенно присвистнул.

Дуг в это время горячо спорил о чем-то с Филиппом. Вокруг них собралось не менее дюжины человек, внимательно прислушивающихся к разговору.

— … и нечего вешать на меня, — огрызался Филипп. — Откуда мне знать, каким образом эта черепица грохнулась с крыши? Но одно я знаю наверняка — уж слишком много неприятностей случается в этой гостинице. Заколдованное какое-то место! Рано или поздно кто-нибудь здесь погибнет. Зачем испытывать судьбу? Надо сматывать удочки!

Чем скорее отсюда уберешься ты, тем лучше, — сказал Дуг. — И не пытайся надуть меня, я-то знаю, что если бы я согласился дать хороший отзыв тем никудышным доскам, что ты спроектировал, не было бы никаких разговоров о том, что гостиница приносит неудачу.

А на что мне отзывы спортсмена, дела у которого пошли на спад? Ничего, мы еще до конца недели сможем убедиться, кто никудышный, а кто нет.

Глаза у Дуга сузились. На какое-то мгновение он напрягся, и показалось, что сейчас он ударит Филиппа, но затем плечи его опустились.

— Ах, вот оно что, — произнес он, — Ты заводишь все эти разговоры для того, чтобы выбить меня из колеи перед самыми соревнованиями, ты хочешь, чтобы я проиграл. А тогда людям будет наплевать, какого я мнения о твоих паршивых досках.

Филипп открыл было рот, чтобы что-то возразить, но Дуг, повысив голос, продолжал говорить:

— Ну так вот: как бы тебе этого ни хотелось, я проигрывать не собираюсь. Я одержу победу, и кубок останется у меня навечно. А когда это случится, когда ко мне бросятся писаки из журналов, рекламирующих доски для серфинга, я им расскажу кое-что о тебе. Они еще услышат, как некоторые зазнайки проектируют доски, на которых только в ванне и можно плавать. Они узнают о типах, пытающихся отпугнуть людей от соревнования и повлиять на его результаты разговорами о заклятьях и неудачах.

— Так ведь все это правда, — угрюмо упорствовал Филипп. — А пугать тебя мне незачем, ты и так боишься, и мы все знаем, что твое время прошло, Дуг. Твои шансы завоевать кубок Альманэра ничтожны. И кто знает? Может быть, тебе на руку все случившиеся здесь происшествия. Когда ты проиграешь, сможешь ссылаться на них в оправдание своей неудачи.

На лице Дуга опять появилось такое выражение, будто он сейчас собьет Филиппа с ног. Но ему снова удалось сдержаться.

— Да, происшествия действительно были неслучайны, — сказал он. — Кто-то за всем этим стоит, и я начинаю понимать, кто именно. К кому ты обратился после того, как я раскритиковал твои доски? Чьи рекомендации тебе понадобились? На кого ты делаешь ставку в этих соревнованиях?

Все теперь смотрели только на Филиппа, и он густо покраснел.

— А зачем мне это делать? — заявил он. — Когда люди убедятся, насколько хороши мои новые доски, у меня отбоя не будет от желающих дать самые лучшие отзывы о них.

— Как же! — рассмеялся Дуг. — Особенно после того, как они встанут на твои доски и тут же свалятся в воду!

Шутки в сторону, приятель! Я догадываюсь, на кого ты делаешь ставку. И ведь этот человек здесь, среди нас. Ну же, Ян. Я говорю о тебе!

В дверях стоял невысокого роста мускулистый мужчина с коротко остриженными волосами, в длинных трусах, какие обычно надевают для серфинга, и черной майке. В правой руке он держал поломанную мачту, а лицо его выражало ярость.

— Это я желаю поговорить с тобой, Ньюман! — громко произнер он. — Видишь эту мачту? Она сломалась в полутора милях от берега, и мне пришлось грести, чтобы добраться назад.

Скверная штука! — посочувствовал Дуг. — Может, тебе стоит обзавестись более современным снаряжением? Кстати, тебе, вероятно, интересно будет узнать — то, что ты подсыпал в мой кофе, возымело действие. И не твоя вина, что я не валяюсь сейчас где-нибудь у подножия скалы.

Не понимаю, что за вздор ты несешь, — злобно огрызнулся Ян. — Нечего переводить разговор на другую тему. Кто-то намеренно испортил мое снаряжение. Кто-то по имени Дуг Ньюман!

С этими словами Ян бросился вперед и, растолкав стоящих вокруг людей, направился к Дугу. Тот в свою очередь кинулся с кулаками на Яна, который замахнулся мощной рукой, в которой был зажат тяжелый металлический стержень — мачта с его доски, — прямо Дугу в лицо.

ССОРА

Все стоявшие вокруг отпрянули назад. Фрэнк оттащил Дуга в сторону. Тем временем Джо обеими руками сжал запястье Митчела.

— А ну-ка, поостынь! — сказал он ему.

Выругавшись, Ян попытался высвободить руку, но хоть силы ему было не занимать, Джо оказался достойным противником, к тому же он находился в более выгодном положении, и через пару минут, поняв, что сопротивление бесполезно, Ян глубоко вздохнул и опустил руку.

Так и быть, — сказал он. — Согласен на перемирие. А кстати, кто ты такой?

Джо, Джо Харди.

А ты не врешь? Так это ты — частный детектив, которого пригласила Кэти?

Да вроде бы я.

Ян поднял и показал ему поломанную мачту.

Не угадаешь ли заодно, кто испортил мне мачту? — спросил он громко, оглядывая всех, кто был в комнате. — Хотя я знаю ответ на этот вопрос.

Ян, пожалуйста! — Подойдя к нему, Катрин взяла его за руку. — Не устраивай сцен. И так все скверно!

Ян указал на своего соперника.

А будет еще хуже, если этот тип не прекратит обвинять меня в каких-то совершенно диких поступках, — заявил он. — Для того чтобы одержать победу в соревнованиях, мне вовсе не надо подсыпать ему что-то в пищу, и он прекрасно это знает.

А кто, интересно, сбросил черепицу с крыши? — спокойно произнес Джо, не обращаясь ни к кому конкретно.

— А-а, вы уже ведете расследование? — спросил Ян. — Ладно, постараюсь помочь вам. Когда это произошло? Джо взглянул на часы.

Ну, скажем, полчаса назад.

В это самое время я плыл на своей доске к берегу, используя обломок мачты в качестве весла. На пляже в это время было человек пятьсот, они все это видели, и некоторых это даже позабавило. Мне же было совсем не до смеха.

Ян, — умоляюще произнесла Катрин.

Послушай, я очень сожалею, что вспылил, ты уж извини. Если Дуг не имеет отношения к тому, что произошло с моей мачтой, я зря обвинял его. А что касается снотворного, которое ему подсыпали в томатный сок, то это сделал не я, но мог бы кто угодно.

А откуда ты знаешь, что ему подсыпали снотворного? — полюбопытствовал Джо

— Да оттуда же, откуда я знаю, что это был томатный сок, — догадался, вот и все! Большое дело! — ответил Ян, пожав плечами.

Дуг рванулся вперед.

Ты прекрасно знаешь, что это был не томатный сок! — закричал он. — Ты ведь сидел напротив меня!

Ян! Дуг! — воскликнула Катрин. — Да перестаньте же вы!

А вы уверены, что подобные разговоры надо вести в присутствии чужих людей? — спросил Фрэнк, шагнув к ним.

Дуг смутился, а Ян растерянно обводил глазами присутствующих, как будто только сейчас сообразил, что в комнате так много народу.

В этот момент Джо заметил, как мужчина в куртке официанта, тот, кого Катрин называла Уильямом, подошел к ней и тронул за плечо. Они пошептались о чем-то, после чего Уильям удалился.

Послушайте, друзья, — громко сказала Катрин. — Обед сегодня подадут чуть позже — возникли кое-какие технические проблемы.

Но я проголодался! — послышался вдруг чей-то голос. Все рассмеялись.

Не волнуйтесь, — усмехнулась Катрин. — На террасе Уильям подаст закуски. Так что если вы сейчас…

Все гости ринулись на террасу. Когда в комнате остались лишь сама Катрин, а также Дуг, Ян, Джо и Фрэнк, улыбка на лице девушки погасла.

— У меня много дел, — сказала она, обращаясь к двум спортсменам-соперникам. — Я надеюсь, вы не станете снова затевать ссоры на людях. Если ваши раздоры не прекратятся, вряд ли кому-то будет приятно оставаться в моей гостинице. А вы оба знаете, что это для меня означает.

Джо удивленно заметил, что Ян и Дуг, опустив головы, уставились в землю, как нашкодившие мальчишки, которых отчитывают за проказы.

— Ладно, Кэти, — сказал Ян. Дуг тоже пробормотал что-то.

— Ну, спасибо, — сказала Катрин. — А теперь пойдемте перекусить — могу предложить свежие фрукты и чудесный овечий сыр, его лично изготовил живущий неподалеку фермер.

— И какую-то лепту внесли и овцы, — пошутил Дуг.

Ян засмеялся и хлопнул Дуга по плечу, после чего они вместе отправились на террасу.

Катрин проводила их взглядом.

— Когда я познакомилась с ними обоими, они ведь были неразлучными друзьями, — сказала она. — Соперниками, но и друзьями. Печально, если дружба заканчивается, но когда она оборачивается ненавистью…

Грустно покачав головой, она взглянула на Фрэнка и Джо.

— Пожалуйста, найдите того, кто устраивает все эти мерзости, и остановите его! Сделайте это, пока не поздно!

Выйдя на террасу, братья Харди положили себе в тарелки сыра, хлеба и фруктов и уселись за столик отдельно от всех остальных.

Откусив пару раз персик, Джо отложил его в сторону.

Ну, так что ты думаешь обо всем этом? — спросил он Фрэнка.

Я считаю, что Катрин права, — ответил Фрэнк, укладывая крошащиеся кусочки брынзы на огромный ломоть французского батона. — Дело серьезное и час от часу становится все опаснее.

— Я полагаю, у нас двое подозреваемых, — продолжал Джо, — Ян и тот тип — Филипп.

Существует еще одна вероятность, — сказал Фрэнк, откусывая бутерброд. Тщательно прожевав и проглотив кусок, он заявил — М-м, неплохо! Мои комплименты овце!

Так какая же вероятность? — спросил Джо.

А вот какая — Ян и Филипп могут действовать заодно. Ты вспомни: Дуг намекал на то, что Филипп мог уговорить Яна дать хороший отзыв для поточного производства его досок для виндсерфинга. А это уже мотив для того, чтобы постараться свести шансы Дуга на нет.

Джо стукнул кулаком по столу.

— Ну конечно же! — Потом он спросил: — А как же тогда объяснить поломанную мачту Яна?

— Это только для отвода глаз, — объяснил Фрэнк. — Если Ян предстанет в роли пострадавшего, кто будет подозревать его?

— Ну, конечно, это же так очевидно! — воскликнул Джо. — Ив таком случае, если у одного из них есть алиби, значит, повинен в происшествиях другой. Потрясающе!

Фрэнк посмотрел по сторонам. Нет, на них вроде бы никто не обращал внимания.

Имей в виду, это всего лишь предположение, — сказал он, понижая голос. — Нам же необходимы факты. Мне хотелось бы еще раз осмотреть все вокруг, но на этот раз без сопровождающих.

Да, и чтобы не надо было спасаться от падающей черепицы, — добавил Джо.

Надеюсь, Катрин даст ключ от мастерской ее дядюшки? — продолжал Фрэнк. — Я нашел в верхнем ящике комода кипу рисунков. Так вот: на одном из них изображено лицо человека, которого я где-то видел раньше.

Кто-то знакомый?

Да не совсем, — покачал головой Фрэнк, — Скорее… в общем, я не знаю. Но, может быть, я еще вспомню. А пока — почему бы нам не разделиться?

Конечно, — согласился Джо. — А за обедом встретимся и поговорим о том, что разузнали.

Отставив тарелку в сторону, он встал из-за стола и пошел в дом. Фрэнк же посидел еще несколько минут, разглядывая других постояльцев гостиницы и пытаясь вспомнить имена тех, с кем его уже познакомили.

Потом он поднялся и побрел в сторону сарая, где хранилось снаряжение, — если кто-то намеренно покалечил мачту Яна, это могло произойти именно там.

Дверь сарая была распахнута настежь, а внутри его мужчина со светлой растрепанной шевелюрой, наклонившись, колдовал над лилово-желтой доской. Фрэнк бесшумно вошел в сарай. Когда его фигура заслонила свет, падающий из двери, блондин поднял голову.

Привет! — произнес он со странным акцентом.

Привет! — отозвался Фрэнк.

— Вы, наверное, считаете, что я занимаюсь ерундой, — продолжал парень.

Да нет. А чем вы, собственно, занимаетесь?

Я шлифую днище своей доски наждачной бумагой' Говорят, благодаря этому можно увеличить скорость на двести метров в час. Не так уж много, верно? Но ведь даже это может сыграть роль и помочь одержать победу.

Не знаю, — признался Фрэнк. — Я занимался виндсерфингом только для удовольствия. Кстати — меня зовут Фрэнк, — представился он.

Олаф, — протянул руку молодой человек. — Я из Швеции. А вы, думаю, американец?

Верно, — отозвался Фрэнк, пожимая протянутую руку. — Мы с братом Джо приехали сюда посмотреть соревнования.

Вы, видно, большие любители, раз проделали такой путь. Еще не так давно только сами спортсмены да еще несколько их друзей приезжали на подобные соревнования. Но время идет, и этот вид спорта приобретает все большую популярность. Все меняется, и меняется слишком стремительно.

Да? — Фрэнк облокотился на стоящие рядом козлы. — Что вы имеете в виду?

Все дело в деньгах, — объяснил Олаф. — Когда я только начал заниматься серфингом, в машину нас набивалось человек по пять, доски мы привязывали к крыше и ехали так на соревнования, по очереди садясь за руль. Все призовые деньги уходили на бензин и проезд по платным дорогам. Спортсмены хорошо знали друг друга, и если даже мы были соперниками на воде, то на берегу мы все оставались друзьями.

Он вздохнул.

— Теперь все иначе. Приходится летать и в Японию, и в Вест-Индию, и в Австралию. Парус может стоить столько, сколько спортсмен зарабатывает за целый год.

Все зависит от спонсоров, а им подавай только громкие имена. А еще я слышал, что какая-то телевизионная компания собирается отвалить кучу денег за трансляцию нескольких важных соревнований. А что делает их важными? Спортсмены с громкими именами! Нахмурившись, Фрэнк задумался.

— Так, значит, получение кубка Альманэра означает кучу денег и власть.

— Да, это не просто приз, — улыбнулся Олаф. — Я бы и сам не прочь завоевать его, но есть четверо — а может, и пятеро — спортсменов, которые обычно выступают лучше меня. Вот почему я шлифую свою доску. Кто знает, может, это, да еще попутный ветер, да ошибки, допущенные моими противниками, сыграют свою роль…

Фрэнк тоже улыбнулся ему.

— Ну что же, удачи вам, — пожелал он.

Олаф снова принялся шлифовать доску.

А Фрэнк тем временем продолжал свой путь вокруг виллы. На стоянке он заметил двух кровельщиков — они беседовали с бородатым мужчиной средних лет, сидящим а рулем черного «мерседеса». Когда Фрэнк проходил мимо, рабочий в берете свирепо уставился на него. Неужели они действительно считают Фрэнка и Джо виновными в том, что черепица разбилась? Здесь, на вилле, подозрительность так и витает в воздухе, все друг друга в чем-то подозревают! Ну что же — чем скорее Фрэнк и Джо найдут зачинщика всех происшествий, тем лучше.

А Джо был разочарован. Он обошел всю виллу, заглядывал в каждую дверь, но единственное, что он разузнал, так это то, что в доме было огромное количество комнат.

В конце холла стеклянная дверь выходила на крохотный балкончик. Вид, открывающийся с него, был так красив, что захватывало дух. Джо шагнул на балкон — внизу виднелся залив, где сновало не меньше сотни виндсерферов. Пляж был запружен загорающими и любителями серфинга, наблюдающими за спортсменами. Далеко впереди плыл большой белый пароход. Он двигался в восточном направлении, оставляя позади тоненькую полоску дыма, едва заметную в голубом небе.

Джо обвел взглядом территорию и очень удивился, заметив, что дверь в студию распахнута настежь. Минутой позже он увидел Катрин, направляющуюся прямо по газону в сторону студии. Джо обрадовался — ему представлялась возможность взглянуть на рисунок, о котором говорил Фрэнк. Быстро спустившись вниз, он пошел вслед за Катрин.

Остановившись в дверях, он увидел, что в противоположном конце огромной комнаты Катрин увлеченно беседует о чем-то с бородатым мужчиной средних лет.

— Это ведь не надолго, — говорила она. — Все комнаты забронированы, так что осенью я сумею вернуть тебе деньги.

Мужчина потрепал ее по плечу.

Милая моя, — проговорил он, — я не банкир, я просто твой друг. Конечно же, я предоставлю тебе еще один заем, но, боюсь, тебе придется выслушать то, что я собираюсь тебе сейчас сказать.

Я знаю, Эмиль, ты считаешь, что мне надо оставить эту затею.

— Да. У тебя ведь и так немало долгов. Если дела пойдут плохо, ты сможешь потерять виллу. А судя по слухам, дела здесь обстоят неважно: поговаривают о том, что кто-то рыщет по комнатам, что то и дело случаются какие-то происшествия и что многие постояльцы собираются съезжать. Ты говоришь, что комнаты забронированы надолго вперед, но станут ли люди приезжать сюда, если здесь и впредь будет неблагополучно?

Катрин вскинула голову.

— Ну, не знаю. Я так легко не сдамся. Я пригласила двух потрясающих детективов выяснить, кто же устраивает все эти безобразия. Они уже успешно распутали множество сложных дел, и я просто уверена, что они сумеют положить конец и всем этим бесчинствам.

От такой похвалы Джо даже покраснел. В этот момент он твердо решил, что сделает все возможное, чтобы помочь Катрин сохранить гостиницу.

— Ну и что? — скептически заметил Эмиль. — Ты знаешь, я хотел бы устроить здесь музей и выставлять работы твоего дяди. Он заслуживает, чтобы его память увековечили таким образом. Кстати, — добавил он, осматриваясь вокруг, — над чем великий мастер работал в последние месяцы своей жизни? Гравюры Домбрэ сейчас в цене. Хоть фабрика у меня и небольшая, рабочие достаточно квалифицированны и смогли бы изготовить гравюры так, что дяде они бы понравились.

Я не знаю, чем он занимался, — призналась Катрин. — Дядя в последнее время был очень скрытным и даже меня не пускал в студию. Когда нужно было обедать, я приносила поднос и, постучав, оставляла снаружи у двери, а он не открывал до тех пор, пока я не уходила.

Неужели? Как это грустно!

Я только знаю наверняка, что он был занят какой-то дополнительной работой над кубком Альманэра. А известно мне это лишь потому, что после его смерти к нам приходил хранитель музея, чтобы забрать кубок назад. Мне тогда пришлось очень долго разыскивать ключ.

— Кубок, ты говоришь? — Эмиль направился к двери. Катрин шла рядом с ним. Джо быстро спрятался за скульптурное изображение мужчины с двумя детьми. — Ну, его-то в музее не выставишь, да и не продашь. А жаль.

Катрин закрыла за собой дверь. Джо услышал щелчок, он чуть было не окликнул ее, но, заметив на внутренней стороне двери замок, прямо под дверной ручкой, успокоился — он сумеет выйти в любой момент.

Затем он прошел в середину студии и начал рассматривать скульптуры. Они представляли определенный интерес, но к делу отношения не имели. Не статуи же были ночными возмутителями спокойствия!

Джо разыскал комод; выдвинув верхний ящик, он просмотрел бумаги — сначала бегло, потом более внимательно. Сложив их затем на полу, он извлек, стараясь не перепутать, все содержимое второго, а затем и третьего ящика.

Когда в комоде ничего больше не осталось, он принялся складывать бумаги назад, попутно просматривая их еще раз — одни лишь мельком, на других же подолгу задерживая взгляд. Закончив работу, он выпрямился и отряхнул пыль с ладоней.

Странно. Рисунка с изображением мужского лица, о котором говорил ему Фрэнк, ни в одном из ящиков не оказалось.

Там были всевозможные бумаги, но рисунки — все до единого — из комода бесследно исчезли.

В ТУПИКЕ

Отойдя от комода, Джо внимательно осмотрел полутемную мастерскую. Может быть, он не понял Фрэнка? Возможно, рисунки были где-нибудь в другом месте? Но чем больше он смотрел, тем больше убеждался, что ошибиться не мог. Комод находился там, где Фрэнк и говорил, а вот рисунков в нем не было.

Задумавшись, он уставился в потолок. Куда же они могли исчезнуть? По словам Катрин, мастерская была заперта со дня смерти ее дяди. После того как они в ней побывали утром, дверь она снова заперла, он видел это собственными глазами.

Не находя ответа на свой вопрос, он посмотрел в окно на крыше — что-то темное заслоняло свет, но вдруг исчезло, а через секунду послышался какой-то треск и сдавленный крик. Кто-то следил за ним сверху!

Джо пулей метнулся к двери, но, к несчастью, замок заело, и к тому времени, когда ему удалось выбраться из студии наружу, было слишком поздно — человек исчез.

Джо медленно обошел студию, пристально разглядывая землю вокруг нее. У задней стены, почти до самой крыши, были сложены нераспиленные дрова; около десятка поленьев валялось на земле. Джо внимательно рассмотрел одно из них: с одной стороны оно было покрыто мхом, но с другой — мха не было, видимо, его только что содрали.

Все ясно: тот, кто подслушивал на крыше, забрался туда по этой поленнице и преспокойно заглянул внутрь. Джо сам решил проверить, как это можно осуществить. Он залез на верхушку и выпрямился в полный рост. Затем, держась за водосточную трубу, он легко подобрался к окну.

Сверху ему была видна вся комната. Как раз в этот момент, отперев дверь, туда вновь вошла Катрин. Она посмотрела вверх и, встретившись взглядом с Джо, вскрикнула — звук был такой отчетливый, будто она находилась совсем рядом. Он отпрянул назад, и вдруг поленница начала рушиться. Джо вцепился в водосточный желоб и попробовал подтянуться: если бревна завалят его, то в самом лучшем случае он отделается поломанной ногой. Но вдруг все прекратилось — так же неожиданно, как и началось. Джо подождал с минуту, а затем, повиснув на руках, попытался нащупать какую-нибудь опору. Ему показалось, что он ощутил что-то устойчивое, но если это впечатление обманчиво, то под его весом бревна снова заскользят вниз. Острый край водосточного желоба впивался ему в пальцы. Выбора не оставалось — он выдержит еще несколько секунд, а потом ему придется спускаться. Джо посмотрел вниз, пытаясь определить, куда же лучше поставить ноги, и вдруг сорвался и упал. На какое-то мгновение — оно показалось Джо кошмаром — бревна снова сдвинулись с места, но, к счастью, тут же остановились. Теперь он, не мешкая, быстро спрыгнул с высоты шести футов на землю и, перекувыркнувшись, благополучно приземлился.

Джо Харди! Что это ты…

Привет, Катрин! — приветствовал он ее, сидя на земле.

Что ты там, наверху, делал? Ты напугал меня до смерти!

Поднимаясь на ноги, Джо решил, что не станет упоминать о своем посещении мастерской.

— Видишь ли, я случайно заметил кого-то на крыше и, кажется, спугнул его, — чистосердечно признался он. — А после того как неизвестный убежал, я залез наверх, чтобы проверить, что он там вытворял. Я хочу сказать…

— Я поняла, — сказала Катрин с грустной улыбкой. — А что это у тебя в руке?

А? — Джо взглянул — в его руке была зажата махровая повязка, какую теннисисты надевают на запястье. Откуда она взялась? Должно быть, находилась в водосточном желобе, и он вцепился в нее, когда начал падать.

Я точно не знаю, но мне кажется, что я сегодня уже видел ее на запястье того парня по имени Филипп.

— Филипп Барстоу? — Катрин, казалось, была встревожена. — Я как раз столкнулась с ним, когда выходила из дома.

Правда? Думаю, мне надо побеседовать с ним.

А мне пора вернуться к работе, — ответила Катрин. — Скоро будет готов обед, и мне нужно удостовериться, что все в порядке.

Джо нашел Фрэнка в гостиной, и тут же сообщил ему новости. Потом они вместе подошли к Филиппу, сидевшему на террасе с газетой в руках. Они уселись по обе стороны от него, и Джо швырнул на стол махровую повязку.

— Вы обронили вот это, — сказал он.

Тот непонимающе взглянул на Джо.

Не пойму, о чем речь. Почему бы вам не оставить меня в покое?

А почему вы не спросите, где Джо нашел ее? — вступил в разговор Фрэнк. — Не потому ли, что прекрасно знаете, где именно.

Крепко сжав губы, Филипп молча уставился в пространство. Джо наклонился и заглянул под стол.

— А ведь знаете, мох с тех бревен, на которые вы лазали, все еще на подошвах ваших теннисных туфель, — заметил он. — Эти пятна трудно оттереть.

Филипп тоже посмотрел вниз.

— Это, должно быть, от травы, — заявил он.

Покачав головой, Фрэнк сказал:

Не хотелось бы даже думать, какой непоправимый вред будет нанесен вашему бизнесу, когда все выдающиеся спортсмены, занимающиеся виндсерфингом, узнают о ваших грязных делишках.

Постойте-ка, — заволновался Филипп, переводя взгляд с Фрэнка на Джо. — Ни в каких грязных делишках не замешан!

Взяв в руку повязку, Джо несколько раз подбросил ее. Филипп, как загипнотизированный, следил за его движениями. Вдруг он проговорил:

— Ладно, ладно. Я увидел, как Катрин отправилась в студию с каким-то старикашкой, и залез на крышу, чтобы подслушать. Я подумал, может быть, услышу что-нибудь для себя полезное.

— Что-то, чем потом можно было бы шантажировать?

— Этого я не говорил. Я надеялся услышать что-нибудь такое, что поможет мне заткнуть рот Дугу Ньюману, если он снова начнет злословить по поводу моих новых досок. Лучше бы я этого не делал — чуть шею себе не сломал!

— Ну а все остальное? Упавшая черепица? Какая-то гадость, подсыпанная в сок Дуга?

— Об этом я абсолютно ничего не знаю! Клянусь, это так! Послушайте, вы должны мне поверить!

Встретившись взглядом с Джо, Фрэнк едва заметно приподнял бровь, тот кивнул. Сейчас не имело большого значения, верят они Филиппу или нет. Главным было то, что никаких улик против него у них не имелось.

Джо кинул Филиппу его повязку.

— Следующий раз не забывайте, что говорят о чрезмерно любопытных.

Филипп открыл было рот, чтобы ответить, но в тот же момент послышался звук гонга — приглашали на обед. Он вскочил на ноги и поспешно удалился. Переглянувшись, братья расхохотались.

— Эй! — окликнул их появившийся в дверях Дуг. — Пошли обедать! Неужели вы не проголодались?

После обеда Дуг в сопровождении Джо и Фрэнка снова вышел на террасу. Несколько пушистых белых облачков, казалось, еще больше подчеркивали синеву неба. Море было спокойным, а воздух совершенно неподвижным, даже листья будто застыли на деревьях.

Большинство людей сказали бы, что день стоит чудесный, но Дуг нахмурился.

— Везет же мне, — простонал он. — Я надеялся потренироваться, а вместо этого должен ждать у моря погоды — я хочу сказать, ветра. Вы пойдете со мной на берег?

Джо хотел сказать что-то, но Фрэнк опередил его.

Нет, Дуг, не сейчас. Я думаю, мы позагораем здесь. Увидимся позже, ладно?

Хорошо, я тогда пойду прилаживать парус.

И он направился в сарай, а Джо удивленно посмотрел на брата.

— Я что-то не понял — ты действительно собираешься загорать?

— А почему бы и нет? Заодно сможем посовещаться.

Устроившись в креслах у самого края террасы, они закрыли глаза и некоторое время нежились на солнышке. Потом Фрэнк спросил:

— Во-первых, кто подсыпал Дугу снотворное? Знал ли тот, кто это делал, что ему придется ехать по опасной дороге? Знал ли он, что Дуг поедет за нами в аэропорт? Джо нахмурился.

Ян Митчел был в курсе дела, а если знал он, могли знать и другие.

Далее, зачем кому-то понадобилось разбивать старинные вазы? Чтобы напугать Катрин? Чтобы посеять панику? Или это какой-то знак кому-то, понятный только ему одному?

А может, это просто желание сделать гадость?

Может, и так. — Фрэнк задумался. — Кто является мишенью всех этих нападок? Дуг? Именно с ним происходят все неприятности. Но тогда кто испортил доску Яна? И зачем?

Джо выпрямился.

— Не забудь еще и то, что по ночам постояльцы слышали странные звуки и в их вещах кто-то рылся.

— Возможно, кто-то терпеть не может виндсерфинг ихочет распугать всех спортсменов, — усмехнулся Фрэнк.

— А может, у кого-то здесь неподалеку своя гостиница, и он хочет таким образом переманить к себе постояльцев?

Мы с тобой начинаем валять дурака, — сказал Фрэнк. — А если серьезно, то кому понадобилось сбрасывать черепицу? Что они планировали — попасть в нас или напугать?

Не забудь, нас было четверо: ты, я, Дуг и Катрин. В кого из нас метили? — Джо нахмурился.

Протянув руку, Фрэнк потрогал его лоб.

Мне кажется, ты перегрелся на солнце, — сказал он. — А может, ты просто слишком усердно думаешь, потому такой горячий. Не пойти ли нам искупаться?

Верно, — согласился Джо, быстро вскакивая на ноги. — Кто встанет с кресла последним, идет за полотенцами.

За ужином Катрин предложила братьям сесть за ее столик. Все остальные столы были уже заняты. Дуг сидел по левую руку от нее, а Ян Митчел — напротив. Джо уселся между Яном и темноволосым мужчиной, который назвался Каледом. Фрэнк же сел рядом с Филиппом, который при виде его проворчал что-то и снова уставился в тарелку.

— Эй, привет, — раздался чей-то голос позади Фрэнка. Он обернулся и увидел Олафа, молодого человека, с которым он утром познакомился в сарае.

— Ну как? — улыбнулся ему Фрэнк. — Отшлифовал свою доску?

— Да нет, надоело, — вздохнул швед. — Утомительное занятие.

Прежде чем Фрэнк успел сказать что-нибудь ему в ответ, Катрин тронула его за руку.

— Я хотела, чтобы ты сидел рядом со мной, — сказала она, — потому что мне надо объяснить, что мы будем сегодня есть. Это блюдо из Северной Африки, оно называется кускус.

Ян вдруг запел:

— Кускус и там, кускус и тут, кускус сейчас сюда внесут…

— Угомонись, — сказала ему Катрин, улыбаясь. Потом она снова обратилась к Фрэнку и Джо: — Вы знаете, что это за блюдо?

Они отрицательно закачали головой.

Она начала накладывать кускус им в тарелки.

Это что-то вроде крохотных рожков, приготовленных с овощами, но иногда его готовят и с мясом — вот как сегодня у нас.

А о самом важном компоненте кускуса ты забыла сказать, — вмешался Калед.

Калед у нас большой знаток, — объяснила Катрин. Потом она указала на маленький судок с красным соусом, в котором плавали какие-то крошечные желтые семечки. — Это называется харисса — весьма пикантный соус. Его добавляют в небольших количествах, только чтобы придать кускусу аромат.

Дуг выслушал все это, и на его лице отразилось некоторое сомнение. Он сказал:

— Послушайтесь моего совета и не ешьте это варево.

Нужно быть полным идиотом, чтобы добровольно класть себе в пищу какую-то ядовитую гадость.

Фрэнк обратил внимание, что на тарелке у Дуга лежало что-то похожее на спагетти с томатным соусом.

— Ты не любишь кускус? — спросил он Дуга.

— Не в том дело, просто я предпочитаю более здоровую пищу. Возьмем, например, этот томатный соус: в него входят только компоненты, полезные для здоровья… — И он начал подробно перечислять.

На лице Фрэнка не отразилось никаких эмоций, но про себя он подумал, что Дуг — зануда.

Ян же сделал вид, что совершенно согласен с Дугом. Он сказал:

Дуглас — председатель местного Общества любителей орехов и хлопьев.

Можете насмехаться, сколько угодно, — огрызнулся Дуг. — Но употребление здоровой пищи — залог того, что не будешь болеть в старости.

Никак ты на пенсию собрался, — фыркнул Ян. — Неплохая мысль. И может быть, это случится даже раньше, чем ты предполагаешь.

Уж ты-то этого не дождёшься, Митчел. Ты ведь всегда был только «претендентом», не более. И пока я не ушел из спорта, ты будешь на вторых ролях.

Ян побагровел, вены на шее у него вздулись.

— Может, ты уйдешь из спорта довольно скоро, — пробормотал он.

Перегнувшись через стол, Дуг ухватил его за рубашку.

— Ты что, угрожаешь мне? — заорал он не своим голосом. — На этот раз тебя все слышали! Почему бы тебе сейчас не признаться, что только сегодня ты уже дважды пытался меня убить?

Джо и Фрэнк бросились разнимать их, а Ян заявил:

— Да потому, что я этого не делал, вот почему. Но я хорошо понимаю тех, кому так хочется это сделать. — С этими словами он стряхнул руку Джо со своего плеча и, взяв тарелку, сказал: — Прошу извинить меня, но от одного вида этого типа у меня портится аппетит.

Он удалился, а за столом воцарилось молчание. Потом, наконец, Катрин произнесла:

— Не продолжить ли нам нашу трапезу? А то все остынет.

Взглянув на нее, Фрэнк добавил капельку хариссы в кускус и попробовал — блюдо было изумительно вкусным, но острый соус обжигал язык. Он посмотрел на Джо — тот одобрительно кивал головой.

Вдруг раздался сдавленный крик:

— А-а-а!

Дуг вскочил со стула — лицо у него побагровело. Выпучив глаза, он зажал обеими руками рот.

ОСТРАЯ ПРИПРАВА

Все сидевшие за столом вскочили на ноги. Дуг судорожно ловил ртом воздух.

Подбежав к нему, Джо хотел было постукать его по спине, но Дуг оттолкнул его.

— Да нет, я не поперхнулся, — задыхаясь, произнес он. — Воды, скорей!

Фрэнк тут же передал ему стакан с водой. Выпив полстакана, Дуг попыхтел еще с минуту, а потом допил остальное. Лоб его взмок, а по щекам катились слезы.

Понаблюдав за ним какое-то время, Фрэнк взял его тарелку, понюхал и, слегка обмакнув палец, попробовал на язык.

— В чем дело? — разволновалась Катрин. — Что-то не так?

Фрэнк невесело улыбнулся.

— Кто-то, должно быть, решил, что Дуг любит спагетти с очень острым соусом, — сказал. — Ему сюда плеснули не меньше половины хариссы из соусника.

Все посмотрели на полупустой соусник.

Какой ужас! — возмутилась Катрин. — Но кто мог…

А кто всего две минуты назад грозился убить меня? — воскликнул Дуг, вытирая лицо салфеткой.

Ян не стал бы… — начала Катрин.

Почему ты вечно защищаешь его? — разозлился Дуг. — Я-то знаю, что вы были близкими друзьями, но ты уверяла меня, что между вами все кончено!

Так и есть, но я ведь хорошо знаю, что он собой представляет! Он никогда не стал бы вредить тебе. Может, кто-то просто неудачно пошутил.

— А мне вовсе не смешно, у меня до сих пор горит язык.

Катрин взяла его за руку.

Пойдем со мной в кухню, я дам тебе кубик льда. Обойдя стол, Фрэнк уселся на пустой стул рядом с Джо.

Ты заметил что-нибудь? — спросил он его тихо. Джо недовольно сморщил лоб.

— Абсолютно ничего. Я следил за тем, чтобы Дуг и Ян не разбили тарелки о головы друг друга. А ты видел что-нибудь?

Тоже ничего. Интересно, мог ли это Ян незаметно плеснуть соус на спагетти Дуга?

Все может быть. — Джо с сомнением покачал головой. — Но тогда он должен был проделать это молниеносно. Кто еще мог это сделать? Поблизости сидели только Катрин, Филипп и Калед.

Кого-то ты забыл, — улыбнулся Фрэнк. Джо с недоумением уставился на него.

Кого?

— Себя самого, — Фрэнк улыбнулся и шутливо толкнул его локтем.

Прежде чем Джо успел парировать эту шутку, к столу вернулась Катрин.

— Джо, Фрэнк, — сказала она. — Вы даже не попробовали кускус. Вам что — не нравится здешняя стряпня?

Вернувшись на свое место, Фрэнк тут же вооружился вилкой, но для начала попробовал лишь крохотный кусочек. Сидящий напротив него Джо сделал то же самое.

Шутник — кем бы он ни был — избрал своей мишенью, вероятно, только Дуга. Но кто знает — он мог попутно плеснуть соус и в другие тарелки. Братья рисковать не хотели.

После ужина было еще довольно светло, поэтому решили поиграть в волейбол. Джо с Яном оказались в одной команде, а Дуг и Фрэнк — в другой. Играли с полной отдачей, не давая спуску противникам; особенно изощрялись Ян и Дуг: они старались ударить друг друга мячом в лицо или живот, даже если при этом теряли очко.

Кончилось все это тем, что капитан команды, парень с Гавайских островов по имени Кана, остановил игру.

Если вы собираетесь сводить друг с другом счеты, играйте один на один. А здесь команда — либо играйте как следует, либо уходите.

Ты скажи это знаменитому спортсмену, — заявил Ян. — Это он начал.

Кана раздраженно фыркнул:

— Меня совершенно не интересует, кто начал, но разговор на этом прекращаем. Вам ясно?

После этого соперники поостыли.

Игра закончилась победой команды, в которой играл Ян. Он так открыто злорадствовал по этому поводу, что Дуг готов был сжевать от злости сетку. И прежде чем» он и Ян завелись снова, братья подхватили Дуга под руки и силком увели на виллу.

После этого Фрэнк и Джо пошли к себе в комнату и, подбросив монетку, разыграли, кому из них первому идти в душ. Выиграл Джо. Пока он мылся, Фрэнк начал делать заметки о том, что случилось за день, но тут в дверь кто-то постучал.

Это явился Дуг.

Мне надо поговорить с вами, — заявил он и уселся на краешек кровати. — Дело в том, что все эти неприятности ужасно действуют мне на нервы. Мне нужно готовиться к соревнованиям, а я вместо этого только и думаю, какой еще гадости мне ждать и от кого. Вы с Джо должны мне как-то помочь.

Но ведь мы только что приехали, — напомнил ему Фрэнк.

— Да я знаю, знаю. Я ведь не упрекаю тебя и не прошу, чтобы вы подставляли себя под удар, но если вам все это не остановить, мне придется действовать как-то самому.

— А что, например, ты можешь предпринять?

Дуг хрустнул костяшками пальцев.

— Откровенно говоря, я и сам не знаю. Может, для начала сообщу в прессу о том, что здесь происходит. Я, правда, не могу сказать, кто, по моему мнению, стоит за всем этим, у меня нет никаких доказательств, но ведь все и так совершенно очевидно!

Ты имеешь в виду Яна? — спросил Фрэнк.

Кого же еще? Ведь он…

Раздался громкий стук в дверь, и они услышали взволнованный голос Катрин. Она позвала:

— Джо, Фрэнк!

Подскочив к двери, Фрэнк распахнул ее. Катрин схватила его за руку и повела по коридору. Дуг шел по пятам. У самой лестницы она остановилась — здесь все было заставлено стульями, а на площадке, возле самых ступеней, проступало какое-то влажное пятно.

— Видите? — спросила она. — Сначала мое внимание привлек запах.

Фрэнк принюхался, а затем, опустившись на колени, потрогал пятно.

— Мастика? — спросил он.

Она кивнула.

— Если бы я поднялась по лестнице чуть позже, или если бы кто-нибудь прошел здесь…

Фрэнк уже мысленно представлял себе, как кто-нибудь, наступив на скользкое пятно, кубарем скатился бы по лестнице вниз.

Тогда не избежать бы нам несчастного случая, — сказал он. — А где у вас обычно хранится эта мастика?

Внизу в кладовке.

Ее запирают?

Да нет. Мне это в голову никогда не приходило. Здесь ведь все свои.

Фрэнк помрачнел.

— Я бы этого не сказал, — заявил он. — Я думаю, лучше поскорее отскрести мастику, прежде чем кому-либо вздумается воспользоваться этой лестницей.

В этот момент к ним подошел Джо, и общими усилиями они в рекордно быстрое время счистили мастику с пола. А потом, прежде чем отправиться спать, братья обошли тихие коридоры виллы. Они опасались, что обнаружат ловушки где-нибудь еще, но все оказалось в порядке. Видимо, на сегодня неизвестный пакостник свою гнусную работу закончил.

Позавтракав, Фрэнк поднялся из-за стола со словами:

Пойду поищу Катрин, хочу спросить ее, как добраться в город и обменять на наличные наши чеки.

Ладно, — отозвался Джо. — А я пока поднимусь наверх и возьму список того, что нам надо купить. Встретимся на террасе.

Дверь в кабинет Катрин оказалась открытой. Фрэнк собрался было войти, но остановился: Катрин разговаривала с бородачом, которого Фрэнк видел накануне беседующим с двумя кровельщиками. Катрин, однако, заметила его и жестом пригласила войти.

— Эмиль, — сказала она, — это — Фрэнк Харди, один из частных сыщиков, о которых я тебе уже говорила. А это, — обратилась она к Фрэнку, — Эмиль Молитор, лучший друг моего покойного дяди.

— Надеюсь, милая, и твой тоже, — сказал мужчина.

Он протянул руку Фрэнку, а тот вспомнил вдруг проспекты, на которые обратил внимание в студии.

Молитор? — переспросил он. — Галерея Молитор в Париже?

Верно, — ответил Молитор. Казалось, замечание Фрэнка удивило и насторожило его.

Эмиль занимался скульптурами и гравюрами дяди, — объяснила Катрин. — Жак, бывало, говорил, что многим обязан Эмилю.

Своим успехом он обязан только своему таланту, — возразил Эмиль.

Он собрался было уходить, но потом, обращаясь к Катрин, спросил:

— Ну так договорились? Я перевезу вещи сегодня. Думаю, мешать я тебе не стану, но для твоей же безопасности…

Катрин кивнула.

— Спасибо, Эмиль. Мне начинает казаться, что любая дополнительная помощь не помешает.

После того как Молитор удалился, Фрэнк спросил у Катрин, как добраться до города и где можно обменять на наличные их чеки.

— С чеками — никаких проблем, — сказала она. — Я сама могу вам их обменять. Сколько денег вам нужно?

Отперев ящик письменного стола, она извлекла пачку новеньких хрустящих банкнот и отсчитала нужное количество.

— Ну вот, — сказала она. — Может, хотите воспользоваться моей машиной? А нет, так возьмите мотоциклы — они на стоянке, и ключи всегда там же,

Если ты не против, мы сейчас одолжим у тебя машину. Но в следующий раз поедем на мотоциклах, чтобы получше осмотреть окрестности.

Вы вернетесь к обеду?

— Да, конечно, — ответил Фрэнк. — Нам только нужно купить кое-что, а заодно и город посмотрим.

Не прошло и часа, как братья Харди уже бродили по лабиринту крутых, узких, мощенных булыжником улочек. Дома по обеим сторонам были такими старыми, что, казалось, могли бы рухнуть, не прилепись они так тесно друг к другу. То и дело в просветах между домами виднелись руины старинного замка на холме.

Джо вдруг остановился у магазинчика.

Знаешь, что я придумал? — сказал он, указывая на берет, выставленный в витрине. — Он будет очень хорошо смотреться на Айоле. Пойдем выясним, сколько он стоит.

Ладно, — вздохнув, согласился Фрэнк. Если Джо привезет такой берет своей девушке, ему придется покупать такой же своей подружке, Келли.

Владелец магазина любезно помог им выбрать два берета, но, когда Фрэнк протянул ему деньги, улыбка на его лице вдруг погасла, а глаза сузились в щелки.

— Подождите, пожалуйста, — сказал он, снимая телефонную трубку. Ожидая, пока его соединят, он не выпускал из рук банкноту, которую ему вручил Фрэнк, и все время рассматривал ее на свет.

Братья переглянулись. Вероятно, что-то не в порядке с деньгами. Фрэнк тоже посмотрел на банкноту — она была крупнее, чем американская купюра, и более красочная.

Так в полном молчании прошло несколько мучительных минут. Потом в магазин вошли двое полицейских и начали деловито переговариваться о чем-то с владельцем магазина, который отдал купюру им. Полицейские по очереди разглядывали ее на свет, а затем один из них спросил братьев, где они взяли эту банкноту. Фрэнк объяснил. Оказалось, они знали Катрин и тут же позвонили ей.

Закончив разговор, полицейский положил трубку и сказал:

— Прошу простить нас за доставленные вам неудобства, мсье. Мадемуазель Домбрэ подтвердила то, что вы нам сказали. К сожалению, банкнота поддельная, и нам придется конфисковать ее как улику. Я сейчас выпишу вам квитанцию.

Фрэнк достал из бумажника другую купюру.

— А эта? — спросил он. — Эта — настоящая? Мы все-таки хотели бы купить береты.

Продавец внимательно посмотрел на нее, улыбнулся и положил в ящик. Потом он протянул им пакетик с беретами и сдачу.

— А что, много у вас тут ходит фальшивых денег? — поинтересовался Джо.

Полицейский замялся.

— Простите, но я не имею права раскрывать подобную информацию, — ответил он.

— А это означает «да», — сказал Джо, когда братья вышли на улицу.

Фрэнк нахмурился.

— Поедем-ка назад, на виллу. Интересно, что скажет по этому поводу Катрин.

А Катрин, увидев их, тут же рассыпалась в извинениях — по ее вине им пришлось столкнуться с полицией.

Год или два тому назад здесь ходило немало фальшивых денег, — сказала она. — Потом, самым таинственным образом, это прекратилось.

А мошенников нашли? — спросил Фрэнк.

— Не знаю, но мне совсем не нравится, что фальшивые деньги появились снова, да еще в моей гостинице. Неужели действительно на ней лежит какое-то проклятье?

— Не переживай, — успокоил ее Джо. — Даже если здесь что-то не так, мы положим этому конец.

Катрин грустно покачала головой.

— Если бы я могла быть в этом уверена. У меня уже нет сил. Только на вас и надеюсь.

После обеда Дуг повез братьев на пляж в Альманэр — он собирался испробовать новый парус. Они помогли ему установить мачту, а потом уселись на песок понаблюдать за ним. Поглазеть на чемпиона собралось немало народу.

Сначала Дуг поплавал в разных направлениях, потом, поднимая брызги, начал подпрыгивать на волнах. Недалеко от братьев Харди какой-то мужчина в шортах цвета хаки направил на Дуга фотоаппарат с телеобъективом и начал фотографировать его. Что говорить — Дуг был звездой. Прямо над ним парил небольшой самолет — с него тоже, вероятно, снимали.

Дуг проплыл против ветра, а затем на большой скорости, помчался по гребню волны. Он был в превосходной форме. Его напряженное тело, казалось, слилось с парусом в единое целое.

Фотограф, расположившийся рядом с братьями, быстро щелкал, стараясь сделать как можно больше снимков. А одномоторный самолет над водой, выписывая круги, опускался все ниже и ниже.

— Берегись! — закричал вдруг Джо.

Дуг мчался на скорости не менее тридцати узлов, когда самолет неожиданно опустился прямо перед ним. Дуг инстинктивно увернулся, но воздушным потоком от винта самолета накренило парус. Он затрепетал и внезапно резко изменил направление. Дуг вскрикнул и, перекувыркнувшись, свалился в воду.

ВОЗДУШНЫЙ НАЛЕТЧИК

Вскочив на ноги, братья подбежали к воде.

— Где Дуг? — закричал Джо. — Ты видишь его? С ним все в порядке?

Они уставились на то место, куда только что, подняв столб брызг, упал Дуг.

Не видно, — ответил Фрэнк. Он заслонил глаза от солнца рукой. — Может, нам лучше… А-а, вот и он! Плывет за своей доской, чтобы ее не унесло ветром.

Неуверенно как-то плывет, — отметил Джо.

Фрэнк кивнул.

— Посмотрел бы я на тебя, если бы ты оказался на его месте. Удариться о воду, когда движешься на такой скорости, все равно что стукнуться с размаху о бетонную стену. Пойдем поможем выбраться ему из воды.

Братья кинулись в воду, подплыли к Дугу и помогли ему выволочь доску на берег.

Потом Дуг ничком улегся на песок.

Мне нужно прийти в себя, — сказал он. — На этот раз меня действительно достали.

На этот раз? — переспросил Джо. — Ты хочешь сказать, что такое уже случалось?

Дуг нахмурился.

Не знаю, тот ли это самолет, но пару дней назад> до того как мы приехали, произошло то же самое. Но тогда я решил, что это всего лишь случайность.

Да, такое дважды случайно не происходит, — согласился Джо.

Пожалуй, это было сделано преднамеренно, — подтвердил Фрэнк. — Весьма опасная затея… Интересно, откуда мог взяться тот самолет?

Постой-ка, в аэропорту есть бюро проката самолетов. Возможно, там его и арендовали.

Братья переглянулись.

— Думаю, нам надо немедленно отправиться туда и переговорить с шефом, — решил Фрэнк. — Наверняка у него есть данные обо всех его клиентах. Это поможет нам что-нибудь прояснить.

— Ты так считаешь? — Дуг потер рукой подбородок. — Ну, не знаю. Может быть, оба раза все было простой случайностью? Возможно, кто-то хотел рассмотреть получше мое снаряжение и не заметил, как низко опустился. Я думаю, не стоит поднимать шум из-за этого.

Может быть, и так, — сказал Джо. — Но нам все же надо проверить. Иначе мы можем упустить важную улику.

Пожалуй, ты прав. Мне просто не хотелось, чтобы вы зря потратили время. Ну, ладно, можете взять мою машину. Я отдохну немного, а потом еще потренируюсь.

Бюро проката находилось в небольшом белом ангаре в дальнем конце аэропорта. Вывеска на двери гласила, что здесь можно взять напрокат самолет, заказать чартерный рейс и даже обучиться вождению самолета. Там же висела бумажка, на которой было написано, что бюро закрыто на десять минут, однако с какого времени оно закрыто, указано не было.

Джо и Фрэнк прошли на бетонную площадку полюбоваться самолетами. Чего там только не было: и небольшие одномоторные тренировочные машины, и роскошные реактивные, на десять пассажиров. В дальнем конце даже стояло три вертолета разных размеров. Был здесь и изящный, как мотылек, одноместный сверхлегкий самолет!

Фрэнк подтолкнул локтем брата.

Посмотри вон на тот, третий, не он ли сбил Дуга?

Ну, конечно, это он, — ответил Джо. — Давай проверим мотор — он должен быть еще теплым.

Когда они направлялись к самолету, к бюро проката подъехала машина и из нее вышел мужчина в светло-голубом комбинезоне.

— Добрый день! — приветствовал он их. — Вам что-нибудь нужно?

Подойдя к нему поближе, братья представились.

— Вы не будете возражать, если мы попросим вас дать кое-какую информацию? — спросил Фрэнк и рассказал, что произошло час назад на пляже в Альманэре. — Вот этот самолет очень похож на тот, что мы видели, — сказал он в заключение. — Не могли бы вы сказать нам, поднимался ли он сегодня в воздух?

— Не знаю, вправе ли я беседовать о своих клиентах, — начал мужчина. — Но если речь идет о таких опасных трюках… В общем, сегодня я сдавал его напрокат, и вернули самолет всего двадцать минут назад. Сразу после этого я отлучился выпить чашечку кофе.

— Что вы можете сказать о человеке, арендовавшем его?

Мужчина снова замялся, но потом сказал: —Его зовут Том Хайгейт. Он представился спортивным фотокорреспондентом.

А раньше он когда-нибудь брал в аренду самолет?

Нет, это было впервые.

Вы уверены?

Ага. Если только он не делал этого, когда я был в полете, а здесь работал мой напарник.

А сегодня он был один?

Да. Я еще удивился, как это он собирается пилотировать самолет и фотографировать одновременно. За небольшую плату я бы сам смог повести самолет, но он отказался.

Может быть, он как раз и не хотел, чтобы его кто-нибудь сопровождал, — заметил Фрэнк. — Он показывал вам какое-нибудь удостоверение личности?

Конечно, все документы были у него в полном порядке, — ответил человек. — Правда… Послушайте, я действительно ничего больше не знаю. Пилоту чартерных рейсов вообще надо держать язык за зубами. Ведь кого мы только не возим — и кинозвезд, и исполнительных директоров, и правительственных чиновников. Если пойдет слух, что я распускаю сплетни о своих клиентах, мне и моему бизнесу крышка.

Джо хотел было возразить, но Фрэнк перебил его.

Нам все ясно, — сказал он. — Но у меня к вам просьба. Я оставлю вам номер нашего телефона, и если этот Хайгейт появится у вас снова, чтобы арендовать самолет, позвоните нам. Обещаю, он об этом не узнает.

Ну что ж… Я думаю, большого вреда от этого не будет. Так и быть, позвоню.

Братья поехали назад, на виллу. Прибыв на место, они обнаружили, что железная калитка в начале подъездной аллеи закрыта. Когда Фрэнк отправился отпереть ее, из припаркованной поблизости машины вылез крупный мужчина в джинсах и клетчатой рубахе и преградил ему дорогу.

Сжав кулаки, Фрэнк огляделся вокруг. Сколько их тут? Вроде бы никого больше не видно. Может, это засада? Он почувствовал, что Джо подошел к нему сзади и готов к любому повороту событий.

Здоровяк остановился в нескольких футах от Фрэнка и Джо.

— Вы братья Харди? — спросил он вдруг. — Частные детективы?

— А вы кто такой? — нелюбезно поинтересовался Фрэнк.

Я — Джек Кортес, представляю журнал «Ветер и волны», — ответил он. — Вы ведь приехали, чтобы оградить Дуга Ньюмана от неприятностей, происходящих здесь? Скажите, правда ли то, что у него уже сдают нервы?

Комментариев не будет, — заявил Джо.

Я слышал, сегодня он плюхнулся в воду. Один из наших фотографов говорит, что у него есть потрясающие снимки, впору хоть на обложку поместить. Я уже даже надпись представляю: «Чемпион накрылся волной». Или так: «Ньюман — ныряльщик». Как вы думаете?

Репортер изощрялся, явно пытаясь вызвать их на разговор. Но Фрэнк лишь молча покачал головой и распахнул калитку.

— Наши ребята-журналисты даже ставки делают, — продолжал как ни в чем не бывало Кортес. — «Ньюман против злых духов». Одни считают, что он так покалечится, что не сможет выступать, другие держат пари, что, если эти неприятности будут продолжаться, он потеряет форму, и тогда кубка ему не видать как своих ушей. На это у вас будут комментарии?

— Только один, — сказал Фрэнк, усаживаясь за руль. — Вы мешаете мне проехать.

Он включил мотор, и машина рванула с места. Репортер удва успел отскочить в сторону.

Ничего, мы еще посмотрим, — крикнул он. — Раньше или позже, но тебе, зазнайке, придется отвечать на мои вопросы!

Надеюсь, это случится очень не скоро, — произнес Фрэнк, когда Джо, закрыв калитку, сел в машину. Они подъехали к вилле и остановили машину за домом.

— Ты знаешь, — сказал Джо, — у меня такое ощущение, что все вокруг знают об этом деле куда больше, чем мы с тобой. И с каких пор, интересно, журнал «Ветер и волны» решил проследить за нашей карьерой частных детективов?

— С тех самых пор, как мы начали заниматься делом Дуга, — ответил Фрэнк. — А ему предстоит участвовать в соревнованиях. В этом-то все и заключается.

Дуга она застали в гостиной, где он беседовал с Катрин и Молитором. Подойдя поближе, братья услышали, как Дуг говорит:

— Извини, Эмиль, я и рад бы помочь тебе, но кубок мне не принадлежит. По крайней мере — пока. — Он мне нужен всего на пару дней — только сфотографировать гравировку. На следующей выставке работ Домбрэ я планирую повесить на задней стене галереи огромное изображение кубка Альманэра. Ведь кроме тех, кто связан с виндсерфингом, о нем практически никто не знает.

Дуг покачал головой.

— Это не в моих силах. Я тебе уже говорил, что он находится на хранении в местном музее. Можно ведь его сфотографировать и там?

Молитор только фыркнул.

— Речь ведь идет не о моментальных снимках, — заявил он. — Работа это тонкая, нужен опытный фотограф, да и освещение соответствующее, а это возможно только в студии.

Он обратился к Катрин.

— Милая моя, может быть, тебе, как наследнице, удастся убедить руководство музея дать мне на время кубок?

Катрин, казалось, чувствовала себя неловко.

— Не думаю, что у меня это получится, — сказала она. — Я не хотела бы, чтобы что-то произошло перед самыми соревнованиями. Почему бы тебе не заняться всем этим после? Если Дуг победит, ты сможешь попросить кубок у него. Если же нет, тогда я поговорю с начальством музея.

Молитор не хотел сдаваться, но Катрин сказала:

Прости, Эмиль, но мне нужно проследить, чтобы все было готово к обеду.

А мне нужно смыть с себя морскую соль, — улыбнулся Дуг, — увидимся позже.

Молитор злобно посмотрел им вслед. Потом, обернувшись, он увидел Фрэнка и Джо и тут же приветливо заулыбался, здороваясь с ними.

На десерт подали бисквит со свежей малиной и взбитыми сливками.

Потрясающе вкусно, — сказал со вздохом Дуг, отодвигая тарелку. — Но теперь, Катрин, мне придется сбросить излишние калории. — Потом он обратился к братьям Харди: — Чем вы собираетесь сейчас заняться? Не хотите ли поплавать на своих досках? Ветер дует ровный, и часа два еще будет светло.

Отличная идея! — в унисон воскликнули Фрэнк и Джо.

А я бы на вашем месте поостерегся, — вступил в разговор Ян, сидевший на дальнем конце стола. — Дуг вечно впутывается в какие-нибудь истории и, как правило, не очень хорошие.

Дуг так резко отодвинул стул и вскочил из-за стола, что зазвенела посуда.

— Ты опять со своими угрозами? — крикнул он,

— Я? Да что ты? — издевательским тоном спросил Ян. — Я никогда бы не посмел вести себя так со знаменитым чемпионом, даже если он вот-вот станет бывшим чемпионом.

Дуг покраснел.

— Давай лучше дождемся субботы, — только и сказал он. — Тогда я тебе покажу.

— Ну конечно, конечно, кто сомневается, — продолжал Ян. — Если вот только ты не свалишься в воду со своей доски.

Фрэнк понял, что до добра эта сцена не доведет, поэтому он взял Дуга за руку.

— Пойдем, Дуг, мы с Джо здесь уже два дня, а еще не опробовали свои доски.

Дуг сначала попытался сбросить его руку со своей, но потом кивнул и, пристально взглянув напоследок на Яна, отправился вслед за братьями вверх по лестнице переодеваться.

Братья с огромным удовольствием попрыгали по волнам. Они громко смеялись, когда их доски опускались и поднимались, вздымая соленые брызги.

Дуг некоторое время побыл с ними, но подобное баловство явно не доставляло ему удовольствия. Он признавал только одно — нестись по волнам сломя голову. Скоро он уже мчался, набирая скорость, все выше и выше взлетая на гребнях волн. Братья восхищенно наблюдали за ним.

Ветер между тем усиливался, и волны становились выше. Дуг пошел правым галсом и направил доску прямо на гребень набегавшей волны — передняя часть доски поднялась, казалось, он сам приподнял ее своими ступнями. И вдруг он вверх ногами взмыл в воздух. Днище его доски доставало чуть ли не до самого неба, а верхушка мачты касалась волн. В виндсерфинге это был, пожалуй, один из сложнейших прыжков.

Фрэнк открыл было рот, чтобы поздравить его с достижением, но неожиданно крепление мачты у основания ослабло, и Дуглас, лишившись опоры, потерял равновесие. Он изогнулся, пытаясь уклониться от падающей доски.

Но в этот момент другая волна накрыла его, мачта обломилась и стукнула его по голове. Удар оглушил Дуга, и вместе с доской и обломком мачты он рухнул в воду.

Джо смотрел на все происходящее, охваченный ужасом.

— Его ноги не освободились от креплений! — крикнул он Фрэнку. — Так он может утонуть!

ОПАСНЫЙ СПОРТ

Джо направил свою доску в то место, где под водой скрылся Дуг. Это было всего в нескольких ярдах от него, но ему это расстояние показалось бесконечным. Он не без труда расстегнул пряжку ремня безопасности и высвободил плечи.

Перевернутая вверх дном доска Дуга плыла в сторону берега; расколовшийся плавник торчал из воды. Издали доска походила на акулу, и сейчас она могла оказаться для Дуга не менее опасной, чем настоящий хищник.

Джо почувствовал, что Фрэнк — позади него, но обернуться и удостовериться в этом у него не было времени. В этот момент его доска поравнялась с доской Дуга, и он, отпустив руку, нырнул в воду.

Под водой же оказалось, что Дуг находится гораздо дальше, чем Джо рассчитал, и к тому времени, когда он добрался до него и начал высвобождать его ступни из креплений, легкие Джо чуть не лопались. Он вынырнул на поверхность, глотнул побольше воздуха и снова погрузился в воду.

Ну вот, одна нога свободна. Джо высвобождал другую, когда почувствовал, что Дуг выскальзывает из его рук. Неужели он вызволил его лишь для того, чтобы дать ему утонуть?

Когда Джо вынырнул во второй раз, чтобы вдохнуть воздуха снова, он почувствовал на своем плече чью-то руку. Это был Фрэнк. Приблизив к нему лицо, он прокричал:

— Я обхвачу Дуга за плечи и попробую поднять вверх, а ты высвободи вторую ногу.

Джо кивнул и набрал в легкие воздуха. Он собрался нырнуть, но в этот момент волна, подхватив доску Дуга, очень больно стукнула ею Джо по запястью, но медлить было нельзя.

Он снова подобрался к застрявшей в креплении ступне Дуга и судорожно начал высвобождать ее. Он дергал, тянул, но ничего на получалось, и только когда он уже совсем отчаялся, нога выскользнула из крепления наружу.

Не захлебнулся ли Дуг?

Джо подплыл к доске и ухватился за край. Он тяжело дышал. Недалеко от него Фрэнк поддерживал над водой голову и грудь Дуга, глаза у которого были закрыты. Его лоб пересекал страшный рубец.

Приблизив голову к его лицу, Фрэнк прислушался. Через мгновение он сказал:

— Дышит! Я сейчас положу его на доску. Ты сумеешь справиться с двумя другими?

Кивнув, Джо огляделся вокруг — их доски плавали всего в нескольких ярдах от него. Он помог Фрэнку взгромоздить Дуга на его покалеченную доску, а потом поплыл вылавливать две другие.

К тому времени, когда Джо добрался до берега, было почти темно. Дуг сидел на песке, держась за голову. Он посмотрел на Джо и, встретившись с ним взглядом, проговорил:

Спасибо, ребята. Если бы не вы…

Да что там, — покраснев, ответил Джо. — Как ты себя чувствуешь?

— Так, как будто провел целую неделю во включенной бетономешалке. Со мной уже много чего случалось, но на этот раз…

Подошел Фрэнк с полотенцами в руках и закутал Дуга. Тот долго молчал, а потом сказал:

— Хотел бы я знать, отчего…

Он с трудом поднялся на ноги и приблизился к своей доске. Опустившись на колени, внимательно рассмотрел мачту. Когда же он поднялся с песка, лицо его было искажено гневом.

— Она не сама сломалась! — заявил он. — И я знаю, чья это работа!

Не выпуская из рук сломанную мачту, Дуг начал подниматься по крутой тропе, ведущей к вилле. Фрэнк и Джо следовали за ним по пятам.

— Удивительный прилив энергии у человека, который чуть было не утонул, — заметил Фрэнк тихо.

— Но ведь он действительно чуть было не утонул! — резко возразил Джо, глядя на брата. — Здесь не можетбыть никаких сомнений.

— Я знаю, но не было ли это каким-то трюком? Может, что-то не сработало и тонуть он начал по простой случайности.

Джо нахмурился.

Трюк? Но ведь не Дуг же сам его организовал! Ты видел, какое у него было лицо, когда он обнаружил, что мачта поломана?

То-то и оно. И мне показалось, что он как-то театрально негодовал. Интересно… Ну ладно, пошли, у меня есть предчувствие, что на вилле Домбрэ сегодня очень нужны будут миротворцы.

В тот момент, когда они появились в гостиной, Дуг размахивал поломанной мачтой перед носом Яна.

Ты знаешь, что это такое, Митчел?

Еще бы мне не знать, — невозмутимо ответил Ян. — Это — обломок мачты. И должен тебе сказать, что она мне очень что-то напоминает. Может, именно на ней ты практиковался перед тем, как сломать мою?

Это моя мачта! — крикнул Дуг. — И она сломалась как раз в тот момент, когда я совершал сложный прыжок!

Ну да, правда? А может, все это отговорки? Ты уверен, что это не чайка, махнув крылом, напугала тебя?

Кто-то из присутствующих засмеялся — вероятно, многие уже слышали о происшествии с самолетом. Дуг побагровел.

— Мне не до шуток, Ян. Я знаю, ты сотворил что-то с моей мачтой, и на этот раз тебе это с рук не сойдет! В чем дело? Неужели до тебя только сейчас начало доходить, что я снова окажусь победителем? Может, ты решил, что, покалечив меня, ты сумеешь завоевать кубок? Не выйдет!

Катрин, вбежав в комнату, схватила Дуга за руку, но он, оттолкнув ее, продолжал:

— Я выиграю кубок, даже если мне придется выступать с одной ногой в гипсе. Никакие грязные махинации мне не помешают.

Никакие грязные махинации и не понадобятся, — ответил Ян. Голос у него дрожал от злости. — Я и так переплюну тебя. А вот потом я тебе так вмажу, что ты в песок зароешься!

Ян! — умоляюще повторяла Катрин. — Ян, пожалуйста, перестань!

Но он никак не мог угомониться.

— Все здесь знают, что мою мачту испортили первой.

Так что не пытайся втирать мне очки — тебе не удастся замести следы, изображая несчастные случаи.

Ян зашел слишком далеко, и Фрэнк решил вмешаться.

— Это действительно был несчастный случай, — сказал он тихо. — Ты только взгляни на лоб Дуга. Мачта, обломившись, вот так его разукрасила. И если бы не мы, он бы наверняка утонул.

Когда Ян взглянул на лоб Дуга, выражение его лица мгновенно изменилось.

— Послушай, — начал он, — Я ведь никак не думал…

Взяв из рук Дуга обломок мачты, Фрэнк протянул его Яну.

— Ну-ка посмотри — с твоей мачтой случилось то же самое?

Ян внимательно осмотрел обломок.

Модель другая, но в основном произошло то же, что и с моей.

Много ли нужно времени, чтобы повредить ее?

Не знаю, — нахмурился Ян, — но думаю, не много. Тем более что вредитель отлично знал, что делает. Как ты считаешь, Дуг, пары минут хватит?

— Что это ты вдруг меня решил спросить? — Дуг никак не мог успокоиться.

— Да ну, брось, — сказал Ян. — Кого же еще мне спрашивать? Лучше тебя в этом никто не разбирается!

Такой неожиданный комплимент, казалось, привел Дуга в недоумение.

— Ну… Похоже, кто-то очень сильно надавил на сочленение, возможно даже, орудовали большой отверткой. А оно не рассчитано на такое мощное боковое давление. — Он вдруг заулыбался. — Слушай, Ян, а ты помнишь, как несколько лет назад мы устроили на пляже вечеринку и Джим Слейтер, не найдя открывалку, откупорил бутылку опорой мачты? А на следующее утро, когда начал крепить мачту, у него ничего не вышло.

Еще бы не помнить, — тоже улыбнулся Ян. — Он потом приставал ко всем с просьбами одолжить ему доску, но ни у кого запасной не оказалось.

Что значит — не оказалось? Да тогда ни у кого из нас запасной и в помине не было! Многое изменилось с тех пор, верно? Послушай, ты извини, что я так вспылил, но откуда мне было знать…

Ян все еще недоверчиво смотрел на него.

— Да что там… Совершенно естественно, что ты разозлился. Я сам не могу никак успокоиться. Попадись мне этот мерзавец! Да я шкуру с него спущу!

Воспользовавшись такой переменой настроения, Катрин вмешалась в разговор.

— Не хотите ли поесть сыра и фруктов? — предложила она. — Я сейчас принесу все в столовую.

Оба соперника в сопровождении других спортсменов пошли к двери, а Джо и Фрэнк, переглянувшись, расхохотались.

— Все получилось как нельзя лучше, — сказал Джо. — Они теперь снова приятели.

— Да, это прекрасно, — кивнул Фрэнк. — Но кто-то ведь все же испортил мачту, и если мы в самое ближайшее время не выясним, кто именно, у них опять начнется вражда. И тогда они просто поубивают друг друга.

К полуночи, когда все, наконец, угомонились, вилла погрузилась в темноту. Прежде чем отправиться спать, Джо выглянул из окна. Луна только начинала всходить, и по воде залива зигзагом бежала желтая дорожка. Более спокойной картины нельзя было и представить. Прислушавшись, можно было даже различить шум разбивающихся вдали о берег волн.

Вдруг он замер: среди грохота волн ему послышались шаги — кто-то крадучись двигался по гравийной дорожке внизу, под окном. Джо высунулся из окна и вгляделся в темноту: сначала ему ничего не было видно, но потом он заметил, как в полоске лунного света мелькнула и тут же исчезла темная фигура — кто-то направлялся в сторону сарая со снаряжением. В следующий момент послышался звук отпираемой двери.

Фрэнк уже почти уснул, но он тут же сел в постели, как только Джо дотронулся до его плеча.

— Пошли скорей, — прошептал Джо. — Кто-то направился в сарай!

Они бесшумно спустились вниз. У выхода Фрэнк предложил:

— Давай обойдем дом вокруг с разных сторон и встретимся у сарая.

Кивнув, Джо повернул влево. Он тихо ступал по траве, стараясь не спугнуть ночного гостя. Лавируя между расставленными на газоне креслами, он думал, что, если бы не луна, здесь сейчас ничего не было бы видно.

Завернув за угол дома, он сразу увидел вырисовывающийся на фоне неба сарай. На какое-то мгновение ему даже показалось, что в окне мелькнул тусклый свет, но, так ли это было, он не мог сказать с уверенностью.

Где же Фрэнк? Вглядываясь в темноту, Джо не двигался с места. Вдруг послышался тихий скрип, и он увидел, как на стене сарая обозначился темный прямоугольник — дверь открывалась!

Джо затаил дыхание. Может, это всего лишь игра теней? Он осторожно шагнул вперед, и в тот же самый момент с дальней стороны дома послышался какой-то грохот и сдавленный крик.

Вслед за этим он услышал звук шагов бегущего человека, и от залитой лунным светом террасы отделилась какая-то тень. Джо пустился бежать — мелькнуло чье-то бледное лицо, человек взглянул на него, помедлил секунду и вдруг, развернувшись, помчался вниз по извилистой тропинке, ведущей вниз по склону утеса к пляжу.

Может быть, там его дожидается лодка? Джо побежал быстрее. Луна была уже довольно высоко, так что ему были хорошо видны белые столбики, поддерживающие перила по обеим сторонам дорожки. Не отдавая себе отчета в том, что он делает, Джо пустился сломя голову вниз по крутому холму: его ноги едва касались земли. Совсем недалеко, всего в нескольких ярдах впереди от него, мелькала темная фигура, и Джо подумал, что мерзавцу не уйти от него, даже если внизу наготове лодка. Он приготовился сделать решающий прыжок, как вдруг человек неожиданно нырнул влево и исчез в темноте.

Крепко сжав зубы, Джо мчался вслед за ним. Тропинка резко сворачивала в сторону, и только в самый последний момент он заметил, что перила впереди обрывались… Земля ушла вдруг у него из-под ног, и он провалился куда-то вниз!

И все же Джо успел изогнуться и ухватиться за что-то на самом краю тропинки. Это оказался чахлый кустик, растущий на склоне холма. Джо изо всех сил вцепился в него руками, но тело его по инерции падало вниз. Опустив голову, он увидел, что там внизу, футах в тридцати, простирается каменистый берег.

Фрэнк! — крикнул он. У него перехватило дыхание. — Фрэнк!

Иду! — послышалось откуда-то сверху. — Где ты?

Я здесь, внизу. Я сорвался с тропинки!

Он нащупал ногой небольшое углубление — теперь у него была какая-то опора — и попробовал подтянуться на руках. И вдруг замер: кустик, за который он держался, то единственное, что спасало его от ужасного падения, больше не выдерживал его тяжести…

— Фрэнк! — крикнул он в отчаянии. — Фрэнк, скорей!

СПАСИТЕЛЬНЫЙ КУСТИК

Вцепившись в кустик еще крепче, Джо осторожно шарил ногами по крутому склону, пытаясь найти выемки, чтобы упереться ступнями и перенести на них тяжесть своего тела. Но даже от такого движения кустик предательски закачался. Сколько еще времени продержатся его тонкие корешки в каменистой почве? Смогут ли они еще удерживать такой вес?

Фрэнк! — позвал он снова.

Я здесь, здесь, — послышалось совсем рядом. — А где ты? Что произошло?

Я повис над обрывом, здесь, под этой тропинкой! Дай мне руку! Скорей, я держусь за куст, а он сейчас обломится!

В его голосе звучало такое отчаяние, что Фрэнк побежал вниз по опасной тропе. У края обрыва он остановился и лег на живот. Теперь голова его и плечи свесились над самым обрывом. Нагде же Джо?

Вдруг он ахнул — его брат, вцепившись в колючий куст, висел над обрывом на расстоянии примерно одного ярда от него. Куст был такой маленький и чахлый, что, казалось, не выдержал бы даже и белку. Фрэнк протянул руки, но расстояние между ними было слишком велико. Джо смотрел на него, и в его глазах был неподдельный ужас. Далеко внизу, как зубы гигантской акулы, виднелись зазубренные верхушки скал.

Держись! — крикнул Фрэнк. — Все будет хорошо, ты только продержись еще немного!

Я-то держусь, — ответил Джо, — Выдержит ли кустик?

Фрэнк отполз назад и осмотрелся вокруг — на тропинке не было ничего, за что можно было бы уцепиться, и если бы он попытался слезть ниже, они оба могли сорваться под обрыв. Что бы такое использовать вместо веревки? Рубашку? Нет, ненадежно! Вот если бы на нем были джинсы, а не легкие пижамные брюки!

Перила обрывались почти на четыре фута, где же этот кусок перил? Может, валяется где-то поблизости? Он пошарил в темноте — ничего. В неясном свете луны белый столбик на краю утеса призрачно маячил, как огромный палец гигантского чудовища, зарытого в землю; казалось даже, что он манит к себе Фрэнка…

Вот оно! Добравшись до столбика, он крепко обхватил его ногами и, свесившись вниз, попытался дотянуться до руки брата. Их пальцы почти соприкоснулись. Ближе, ближе… Нет, пока ничего не получалось!

— Джо! — крикнул он, — ты не мог бы отпустить левую руку и обхватить мое запястье?

— Я… попробую, — сказал Джо, тяжело дыша. — Но этот куст…

Фрэнк вытянулся, насколько это было возможно, и задержал дыхание. Джо оторвал одну руку от кустика и беспомощно шарил ею по отвесной стене холма. В тот самый момент, когда он наконец обхватил пальцами запястье Фрэнка, куст обломился.

Джо вскрикнул — теперь он практически висел в воздухе, и только рука брата удерживала его от падения.

— Держись, — снова крикнул ему Фрэнк. Он подался вперед и, не обращая внимания на острые камни, которые впивались ему в живот и бедра, протянул Джо вторую руку. Получится ли?..

Вдруг он нащупал кончиками пальцев руку брата и тут же крепко, как клещами, вцепился в нее.

Я держу тебя, — крикнул он. — Но боюсь, поднять тебя я не смогу. Попробуй-ка забраться наверх.

Попытаюсь.

Фрэнк напрягся еще больше. Скоро Джо, подтянувшись, держался за него уже двумя руками. Теперь оставалось сделать решающий рывок.

— Считаю до трех, — сказал он. — Раз… Два… ТРИ!

Вскарабкавшись по крутому склону, Джо резко рванул вверх и, перемахнув через кромку холма, свалился прямо на спину брата.

— Ой! — вскрикнул тот. — Следующий раз смотри, куда падаешь!

— Непременно! — ответил Джо. — Спасибо, братишка!

Чего уж там! Проследи только, чтобы это не вошло у тебя в привычку.

Я уж позабочусь об этом, — пообещал Джо. Он никак не мог отдышаться. — Готов биться об заклад, у меня появилась прядь седых волос.

Ты у нас известный модник! Слушай, кажется кто-то идет!

С трудом поднявшись на ноги, братья увидели, как по тропинке с фонариком в руках шагает Эмиль. Яркий лучик скользнул в сторону моря, а потом выхватил из темноты фигуры Фрэнка и Джо.

— С вами все в порядке? — спросил Эмиль. — Я услышал крики о помощи и испугался, что теперь жертвой этого гиблого места оказался кто-то из посторонних.

— У нас все хорошо, — отозвался Фрэнк. — Но думаю, не место здесь гиблое; просто какой-то негодяй сломал перила. Кто-то преднамеренно подстроил «несчастный случай».

Джо вдруг схватил его за руку.

— Ты ничего не слышишь?

Внизу взревел мощный лодочный мотор. Потом звук начал удаляться и стихать вдали, и скоро темнота поглотила все.

— Не тот ли это, кто нам нужен?

Мне сейчас не до него, — мрачно изрек Фрэнк.

Но ведь вы оба покалечились! — воскликнул Эмиль. — Нужно немедленно вернуться в дом и обработать ваши раны!

Какие там раны, — проворчал Фрэнк. — Всего несколько царапин! — Но произнеся это, он вдруг осознал, что ему нестерпимо больно, ныло все тело. И если сейчас несладко ему, то каково бедному Джо? Ему ведь досталось куда больше!

Думаю, сейчас мне надо под душ, а потом залепить царапины пластырем, — сказал он. — Камешки-то вокруг такие острые! Пошли, Джо, наверх, только на этот раз не сходи с тропинки.

Они уже поднимались по ступенькам на террасу, когда Фрэнк вдруг заметил неяркое мерцание света в окне сарая.

— Там кто-то есть, — обратился он к Джо.

Подкравшись к приоткрытой двери, они заглянули внутрь. В дальнем углу, там, где лежали сложенные в груду паруса, громоздились картонные коробки. Самую нижнюю из них лизали язычки пламени. Еще минута — и пламенем будет объят весь сарай! Рядом с коробками маячила чья-то фигура — издали казалось, что, размахивая чем-то, человек раздувает огонь.

Повернувшись в сторону виллы, Джо закричал:

— Пожар!

Потом следом за Фрэнком он вбежал в сарай, который наполнялся клубами едкого дыма.

— Помогите мне! — раздался голос. — Я уже почти справился с огнем.

Это был Филипп Барстоу. В руках у него было скатанное одеяло, и он изо всех сил пытался сбить им расползающееся пламя. Но разве только что не он раздувал огонь? Однако сейчас не было времени выяснять, и Джо начал затаптывать горящие и тлеющие коробки.

Напуганные криками Джо, люди примчались на помощь, но кто именно явился, нельзя было рассмотреть, потому что глаза слезились от дыма.

Еще некоторое время казалось, что пожар им не затушить, но тут раздался крик Катрин:

— Отойдите! Пропустите меня!

Через минуту громко зашипел огнетушитель, заливая все вокруг пеной. Дым в сарае сгустился еще больше, стал еще более едким. Джо, как и все остальные, бросился к выходу, а там, снаружи, прислонившись к стене сарая, долго вдыхал свежий воздух.

Свежий воздух… И все же ощущался еще какой-то посторонний запах, запах, напомнивший ему походы, в которые он ходил в детстве. Это был керосин! Одежда у кого-то, находящегося рядом, пропахла керосином! Но почему? Керосин нужен для того, чтобы разжигать костер… Но ведь это означает, что кто-то намеренно поджег сарай!

Он оглянулся вокруг: с одной стороны стояли Филипп, Эмиль и Олаф, с другой — Дуг и Катрин. Фрэнк был еще у двери сарая, он заглядывал внутрь. А что это за фигура маячит у живой изгороди, в нескольких футах от всех остальных? Похоже, это Ян. Но прежде чем Джо успел рассмотреть получше, человек исчез. А керосином мог пахнуть любой из них, запах мог доноситься и из сарая.

— Джо, — тихо окликнул брата Фрэнк. — Мог ли кто-нибудь незаметно проскользнуть мимо тебя по тропинке на скале?

Совершенно исключено, — ответил Джо.

Я тоже так подумал. Когда я услышал твои крики о помощи, я находился здесь, в сарае, — проверял, все ли в порядке со снаряжением. Никакого пожара здесь не было. Ты понимаешь, что я имею в виду?

Джо кивнул.

— Ты хочешь сказать, что тип, которого я преследовал, не мог устроить этот пожар. Это сделал кто-то другой.

— Верно, но не только это, — продолжал Фрэнк. — Перед тем как поспешить к тебе на выручку, я захлопнул дверь и ясно слышал, как щелкнул замок. Значит, у того, кто устроил пожар, был ключ.

Джо посмотрел по сторонам.

— А он есть у всех, кто здесь находится, — сказал он. — Кстати, ты чувствуешь запах керосина?

Принюхавшись, Фрэнк отрицательно покачал головой.

Нет, кроме запаха дыма, я ничего не чувствую, — ответил он. — А ты что, чувствуешь?

Сейчас нет, но мне показалось… — Он обратился к Филиппу: — Как ты обнаружил, что здесь пожар?

Я предполагал, что может случиться что-то подобное, — ответил тот. — И когда я услышал крики о помощи, я поспешил вниз, чтобы проверить, все ли в порядке с моими досками. Дверь была открыта настежь, так что я сразу увидел в углу пламя. А тут и вы подоспели.

А почему ты не позвал на помощь? — поинтересовался Фрэнк.

Мне показалось, в этом не было необходимости. Зачем будить всех вокруг из-за пустяка?

Из-за пустяка? — повторил Олаф. — Могло сгореть все наше снаряжение, разве это пустяк? Все те спортсмены, что остановились здесь, на вилле, могли быть лишены возможности участвовать в важнейшем соревновании. И это пустяк?

Я хотел сказать… — начал было Филипп.

Он хотел сказать, что надеялся потушить пожар своими силами, — объяснила за него Катрин. — Возможно, ты бы справился и сам, Филипп, но все же надо было сразу звать на помощь. Не стоило так рисковать. — Потом она обратилась ко всем присутствующим. — Пора ложиться спать, — сказала она. — Вы ведь не хотите завтра, накануне соревнований, клевать носом?

Джо и Фрэнк пошли вслед за ней на террасу, но у самой двери она вдруг резко остановилась.

— Это еще что такое? — спросила она.

Джо заглянул ей через плечо, и его прошиб холодный пот.

К двери был прикреплен листок бумаги со словами:

«Если Ньюман завтра появится на воде, живым ему не быть».

Слова, наклеенные на бумагу, были вырезаны из журнала.

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

Поднявшись в комнату, Джо долго разглядывал это послание.

Что-то здесь кажется мне таким знакомым, — заметил он и, переворошив кипу журналов в углу комнаты, вернулся к столу с одним из них. Он перелистывал страницы, когда подошел Фрэнк.

Так я и думал, — сказал ему Джо. — Взгляни-ка, каким шрифтом набран заголовок статьи о Дугласе. Слово «Ньюман» точно такое же, как в записке. Если постараться, то мы и другие слова найдем здесь же, в журнале.

Фрэнк кивнул.

Тот, кто это сделал, вырезал слова из последнего номера «Ветра и волн». Проблема в том, что вчера, в гостиной лежала целая пачка таких журналов и взять их там мог кто угодно.

Да, здесь мы ничего не выясним, — согласился Джо. — Но меня интересует другое: кто прикрепил эту записку и когда? Сначала мы стояли снаружи, а когда отправились на террасу, эта бумажка была уже там. Значит, тот, кто ее прицепил, вышел из дома последним.

Или кто-то вошел туда первым, — вставил Фрэнк. — Но как бы то ни было, Барстоу сделать этого не мог. Он уже был в сарае, когда мы туда вошли, а когда мы обнаружили записку, он шел позади нас.

Последней, должно быть, вышла Катрин, — сказал Джо. — Но она несла огнетушитель. Могла ли она остановиться и прикрепить бумажку?

Могла, конечно, но не думаю, что это она. Там ведь царила такая суматоха, что трудно определить, чьих рук это дело. А если, как тебе показалось, там находился Ян, он вполне мог это сделать. И вовсе не обязательно, что записку прикрепили снаружи. Можно было просто подойти к открытой двери, протянуть руку — и готово. Даже не надо выходить из дома.

Так, значит, эта записка нам ничем не поможет, — разочарованно проворчал Джо.

Вероятно, нет, — медленно проговорил Фрэнк. — Но что, если мы попробуем подойти к делу с другой стороны? Насколько нам известно, это первая реальная угроза, а в ней все предельно ясно обозначено: кто? Дуг. Когда? Завтра. Где? На воде. Это наводит меня на кое-какие мысли…

Братья еще долго не ложились спать, обсуждая, как осуществить замысел Фрэнка.

На следующее утро после завтрака Катрин попросила Фрэнка и Джо зайти к ней в кабинет. Дуг был уже там.

— Я устала от всего этого, — призналась она, когда они уселись за стол. — Устала и боюсь. Прошлой ночью чуть было не сгорел полный снаряжения сарай. Его, к счастью, удалось спасти, но где гарантия, что сегодня кому-то не вздумается спалить всю виллу?

На ее столе зазвонил телефон. Она сняла трубку и. послушав, сказала:

— Нет, комментариев не будет. Нет.

Потом, прикрыв трубку рукой, она посмотрела на Дуга:

— Звонят из журнала «Ветер и волны», хотят знать подробности о вчерашнем пожаре и записке с угрозой.

Ты будешь с ними говорить?

Выхватив у нее из рук трубку, Дуг сказал: —Говорит Дуг Ньюман. Я намерен сделать заявление: я буду участвовать в соревнованиях на кубок Альманэра, несмотря ни на какие угрозы. И я его завоюю. Вам это ясно? Ну и отлично, потому что больше мне сказать вам нечего. — И он швырнул трубку со словами: — Жалкие писаки! Не зря говорят: можешь плавать — плавай, не можешь — пиши об этом.

Потом, помолчав некоторое время, он сказал:

Вернемся к нашему разговору. У вас есть какие-нибудь соображения о том, кому это все нужно? По-моему, это просто бессмысленно.

Вчерашняя записка ясно дает понять: кому-то очень не хочется, чтобы ты участвовал в соревнованиях, — сказал Фрэнк.

Но ведь вы все слышали, что я сказал сейчас репортеру, — ответил Дуг, — и это не просто слова.

Угрозами меня не запугать — в соревнованиях участвовать я все равно буду. И одержу победу.

Естественно, — вступил в разговор Джо. — Но Фрэнк имеет в виду, что вся эта кампания, похоже, направлена против тебя лично. А если это действительно так, то несложно догадаться, кто за всем этим стоит.

Ты имеешь в виду Яна? — спросил Дуг.

Нет, я не верю, что он способен на такое, — вспылила Катрин. — Он не такой… не такой хладнокровный.

Нет ничего «хладнокровного» в том, как Ян и Дуг пикируются все время, — заметил Фрэнк. Потом он посмотрел на Дуга. — Я не могу понять, почему вы питаете друг к другу такую неприязнь. Ян, кажется, неплохой парень. Что вы не поделили?

Дуг начал было говорить что-то, но Фрэнк, перебив его, продолжал:

— Я знаю, что вы много лет соревнуетесь друг с другом и ему надоело вечно быть вторым. Но он ведет себя так, будто люто ненавидит тебя. Что за всем этим кроется?

Фрэнк встретился глазами с Катрин и внимательно посмотрел на нее. Краска залила ее щеки.

Я расскажу тебе, в чем дело, — вдруг заявила она.

Ты? — удивился Дуг.

Боюсь, что мне придется сделать это, хотя я всегда надеялась, что такая необходимость не возникнет. Но больше откладывать этот разговор нельзя. — Повернув стул к окну, она начала говорить, не глядя на них: —Дуг, ты ведь знаешь, что мы с Яном долго встречались, но я никогда не рассказывала тебе, насколько серьезными были наши отношения; речь шла даже о женитьбе. Но в это время заболел мой дядя, и мне пришлось приехать сюда ухаживать за ним. Ян не желал понять этого, он настаивал, чтобы я уехала с ним. Когда я отказалась, он начал обвинять меня в том, что у меня кто-то появился.

И что, так оно и было? — поинтересовался Дуг.

Нет, — вздохнула Катрин. — У меня тогда на это не хватило бы сил. Но после того как мы расстались с Яном, я стала встречаться с тобой, Дуг, но он никогда не верил, что это случилось только после разрыва с ним. Когда же я сообщила ему о нашей помолвке, он пришел в бешенство.

— Тогда-то он и замыслил избавиться от меня! — воскликнул Дуг, вскакивая со стула. — Где он? Да я его в порошок сотру!

Катрин тоже вскочила с места и схватила его за руку.

— Подожди, ты же ничего не понял. Ян действительно до сих пор злится — и на тебя, и на меня. Он продолжает говорить всякие гадости. Но он никогда не стал бы ломать чью-то доску или устраивать поджог. Я знаю его, он на такое не способен.

Снова зазвонил телефон. Послушав с минуту, Катрин протянула трубку Фрэнку.

— Да? — сказал он. — Понятно. Когда? Спасибо, что сообщили мне. Мы поговорим позже.

Положив трубку, Фрэнк поймал взгляд Джо и едва заметно кивнул.

Дуг в это время продолжал говорить:

Если Ян не имеет ко всему этому отношения, то кто же? Завтра важные соревнования, а у меня голова занята совсем другими мыслями. Я бы ничего не пожалел, чтобы выяснить, в чем разгадка этой тайны.

Правда? — поймал его на слове Фрэнк. — Ну и отлично. У нас с Джо созрел план, но без твоего участия нам его не осуществить…

Фрэнк вошел в воду по пояс и, согнувшись, с трудом натянул костюм для виндсерфинга, который прихватил с собой.

Облачившись в него, он поплыл на глубину, а там улегся на воду, перебирая ногами. Залив кишел виндсерферами, и Фрэнк зорко поглядывал вокруг, чтобы кто-то из них не подплыл слишком близко.

Вскоре к нему приблизился виндсерфер обтекаемой формы, и Фрэнк сразу же узнал красно-синий парус и костюм той же расцветки. Подняв руку, Фрэнк приветственно помахал, а человек на доске энергично закивал в ответ, и вдруг, потеряв равновесие, упал в воду, всего в нескольких футах от Фрэнка. Фрэнк быстро подплыл к доске, ухватился за нее и повернул по ветру.

— Не забывай, что моя репутация сейчас в твоих руках, — напомнил ему Дуг.

Фрэнк заскользил по воде, оставив Дуга позади. Никто не заметил, что на доске теперь другой человек — глядя на парус и такой же расцветки костюм, любой бы решил, что это Дуглас Ньюман тренируется накануне соревнований. И даже если бы кто-то и обратил внимание на то, что плывет он не так мастерски, как обычно, это приписали бы тем неурядицам, что происходили с ним в последнее время, сказали бы, что он не в форме.

Погода для виндсерфинга стояла отличная. С самого утра дул сильный ветер, и Фрэнк поплавал в разных направлениях. Единственное, что волновало его сейчас, — как бы ветер не унес его далеко в открытое море.

Честно говоря, ему не давало покоя кое-что еще? Ведь он был сейчас подсадной уткой, и даже мысль о том, что эту роль он уготовил себе сам, его не очень утешала.

Он взглянул на восток, где сияло солнце. В небе появилась маленькая точка, но самолет это или вертолет — рассмотреть пока было невозможно.

Теперь его задачей было изобразить, что он решил поплавать в свое удовольствие. Фрэнк начал высоко подпрыгивать на воде, волны захлестывали его, и он, широко раскрыв рот, издал радостный вопль.

— Это он! — крикнул Джо в переговорное устройство и указал на красно-синий парус. Пилот вертолета кивнул. — Надо сохранять дистанцию, — продолжал Джо. — Нельзя спугнуть нашего мерзавца, когда он здесь появится.

С высоты открывалась дивная картина: внизу раскинулся залив Альманэр; огибая его, тонкая полоска пляжа тянулась на много миль вдаль, а на востоке возвышались горы. На западе, на фоне горы Фарон, виднелась военно-морская база Тулон, ощетинившаяся антеннами радаров.

Пилот похлопал Джо по коленке.

— Хайгейт сейчас поднимется в воздух, — сказал он. — Вас понял, — ответил Джо. Взяв бинокль, он оглядел аэропорт. В самом конце взлетной полосы в воздух взмыл серебристый, с синей полосой, одномоторный самолет. Дыхание Джо участилось. Взяв себя в руки, он сказал:

Пока он будет держаться на приличном расстоянии, мы тоже не станем приближаться, но как только он начнет снижаться над доской, мы тоже опустимся и постараемся оттолкнуть его. Ладно?

Понял, — ответил пилот. Похоже, он настроился на небольшое приключение.

Приблизившись, самолетик оказался прямо под вертолетом. Джо навел бинокль, пытаясь рассмотреть лицо таинственного Хайгейта, но солнце, отражаясь в лобовом стекле, мешало ему заглянуть в кабину.

Совершив вираж, самолет кружил прямо над доской Фрэнка, опускаясь все ниже и ниже. Джо вцепился в подлокотники кресла. Пока поведение Хайгейта не было агрессивным. Может, он и не помышлял налететь на Дуга накануне? Вероятно, по какой-то простой случайности он опустился слишком низко, а им все показалось совсем не таким, как было на самом деле.

На одном из виражей самолет резко пошел вниз и явно намеревался спикировать прямо на красно-синий парус.

— Началось, — крикнул Джо. — Пошел!

Пилот вертолета двинул вперед ручку управления и нажал на газ. Вертолет с шумом пронесся над Фрэнком так низко, что тот поспешил увернуться. Теперь вертолет мчался прямо навстречу самолету. У Джо перехватило дыхание.

Все ближе, ближе. Неужели Хайгейт сошел с ума? Ведь он не мог не заметить их! В тот момент, когда столкновение казалось неизбежным, одномоторный самолет резко отвернул в сторону.

— Фу-у! — вздохнул Джо.

Но минутой позже его облегчение снова сменилось ужасом: увернувшись от них, самолет потерял высоту и концом крыла задел волну. Потом, подняв в воздух целый фонтан брызг, серебристо-синий самолет запрыгал по волнам.

Побледнев, пилот направил вертолет вниз, туда, где начинал погружаться в воду самолет. Фрэнк плыл на своей доске в том же направлении.

Медлить было нельзя: нос и левое крыло самолета были уже под водой, и волны начинали захлестывать кабину. Самолет быстро тонул.

СПАСЕННЫЙ ИЗ ПУЧИНЫ

Вертолет устремился к тонущему самолету. Джо пристально смотрел вниз — пилот в кабине не подавал признаков жизни. Вероятно, Хайгейт сильно покалечился или потерял сознание. Фрэнк быстро приближался к потерпевшему крушение самолету. В нескольких ярдах от него он, выпустив из рук парус, нырнул в воду. Минутой позже он уже взбирался на крыло.

— У вас есть веревочная лестница? — обратился Джо к пилоту.

— А как же! Она в красной коробке рядом с дверью. С трудом открыв дверь, Джо осторожно опустил

лестницу вниз, туда, где Фрэнк тщетно пытался справиться с заклинившейся дверцей самолета. Потом она вдруг распахнулась так резко, что чуть было не сбросила Фрэнка в воду. Он наклонился к кабине и когда отпрянул назад, стало видно, что он вытаскивает пилота. Набегавшие волны раскачивали самолет, и Фрэнк с трудом сохранял равновесие. Добравшись наконец до лестницы, он подал знак Джо.

— Сюда идет спасательная шлюпка, — сказал вдруг пилот вертолета. — Что вы собираетесь делать теперь?

Джо посмотрел вниз: Хайгейт был уже на середине лестницы, Фрэнк поднимался вслед за ним.

Передайте по радио, что единственного человека, находящегося на борту самолета, мы спасли, — сказал Джо.

Вас понял. — И пилот начал говорить в микрофон. Потом он обратился к Джо: — С ним хочет поговорить начальство, они уже дожидаются нас в аэропорту.

Нагнувшись, Джо протянул руку Хайгейту — тот еще никак не мог прийти в себя от потрясения — и помог ему забраться в вертолет. Оказалось, что это человек лет тридцати с темными волосами и ухоженными усиками. Глядя на него, никто не сказал бы, что это — воздушный хулиган; его скорее можно было бы принять за респектабельного юриста.

Джо быстро соображал, как им действовать дальше. Как только Хайгейтом займутся полиция и авиационное начальство, им, конечно же, никто не позволит поговорить с ним. Да и кто они такие? Какие-то юнцы — сыщики-любители из Америки! Так что сейчас им представлялась единственная возможность задать Хайгейту несколько вопросов.

Не могли бы вы лететь в аэропорт как можно дольше? — обратился Джо к пилоту. — Нам нужно поговорить с этим типом с глазу на глаз.

Никаких проблем, — ответил пилот. — Только без рукоприкладства, ладно? Мне и так предстоит отвечать на много вопросов.

Фрэнк тоже забрался в вертолет, втащил лестницу и захлопнул дверь.

Послушай, — обратился к нему Джо. — А как же быть с доской Дуга?

А я вернул ее владельцу, — улыбнулся Фрэнк и указал вниз — к доске подплывал человек в ярком красно-синем костюме.

Ну, приятель, — продолжал Фрэнк, повернувшись к промокшему насквозь Хайгейту. — Что ты нам сообщишь?

А что я должен сообщать? — взвился вдруг тот. — Я пытался сфотографировать Дуга Ньюмана во время его тренировки, а этот ненормальный заставил меня опуститься вниз.

— Так вы фотограф? А в каком журнале вы работаете?

Ни в каком. У меня собственное дело.

Правда? — удивился Фрэнк. — И у вас, конечно же, есть визитная карточка?

Я еще не… Я только начинаю, пока у меня еще нет карточек. А по какому праву вы меня здесь пытаете?

Джо и Фрэнк молча смотрели на него. Хайгейт сначала вызывающе глядел на них, но потом вдруг опустил глаза.

Вчера вы налетели на Дуга и сбили его с доски, — сказал Фрэнк. — Этому есть свидетели. Прошлой ночью кто-то устроил пожар на вилле Домбрэ, а потом оставил записку, угрожая расправиться с Дугом, если он встанет на воду. Это его не испугало, и тогда появились вы и пытались потопить его доску. Будут комментарии?

Я ничего не слышал ни о каком пожаре, — промямлил Хайгейт. — А вчерашнее происшествие было случайностью, и я очень об этом сожалею. Я пытался сделать снимок крупным планом и подлетел слишком близко.

Настал момент, когда братья могли поиграть в «хорошего и плохого полицейского».

— Вы давно сюда приехали? — дружелюбно обратился Джо к Хайгейту. — Где остановились?

Тот благодарно посмотрел на него и ответил:

— Я прилетел пару дней назад. Но даже не представлял себе, что в городе будет столько приезжих, так что номер мне удалось снять в какой-то захолустной гостинице в нескольких милях отсюда. Я никак не запомню, как эта гостиница называется.

Порывшись в кармане своего пиджака, он достал карточку. И в тот же момент на пол упала другая — он потянулся за ней, но Фрэнк оказался проворнее.

— «Филипп Барстоу, — прочитал он вслух. — Президент компании по производству виндсерферов». Он что — ваш приятель?

— Никогда о нем даже не слышал, — хмуро заявил Хайгейт. — Не представляю, как его карточка попала ко мне.

— Эй, ребята, — сказал вдруг пилот. — Мне надо отправляться в аэропорт. Жандармы не любят, когда их заставляют ждать.

Братья переглянулись. Было похоже, что им все равно не удастся вытянуть из Хайгейта что-либо еще.

— Ладно, — сказал Джо. — Поехали.

После того как они весьма расплывчато рассказали обо всем происшедшем начальству аэропорта, им разрешили уехать. Хайгейта продолжали допрашивать, но он бубнил одно и то же: он опустился над водой так низко, потому что делал снимки. Было похоже, что он отделается всего-навсего лишь штрафом за небрежное вождение самолета.

Ну так что мы имеем? — спросил Фрэнк, когда они отъехали. — Во-первых, Хайгейт может и на самом деле быть тем, кем представляется, — фотографом и неумелым пилотом.

Маловероятно, — заметил Джо.

Согласен. Давай предположим другое: может ли он стоять за всем тем, что происходит на вилле? Можно ли обвинять его и в пожаре, и в ночных происшествиях, и во всех остальных гадостях?

— Не представляю, как такое возможно, — нахмурился Джо. — Разве что у него в гостинице есть сообщник. Ведь насколько я знаю, на вилле он никогда не появлялся.

Так что же нам о нем известно? — продолжал Фрэнк. — Мы знаем лишь то, что он пытался сбить Дуга два дня подряд. Зачем?

Это легко предположить. Вероятно, он работает на Барстоу, который ненавидит Дуга. И он, естественно, хочет, чтобы Дуг проиграл. Значит, «внутренний вредитель» — это Барстоу. А кому, как не человеку, проектирующему доски, знать, что нужно сделать, чтобы испортить их?

Фрэнк забарабанил пальцами по рулевому колесу.

— Хорошо, — проговорил он задумчиво. — Но зачем тогда ему портить доску Яна Митчела? Ян, может быть, согласился дать хороший отзыв доскам Барстоу, но грош цена его отзывам, если он не будет победителем соревнований.

Это все может быть сделано для отвода глаз, — предположил Джо. — Возможно, нас хотят ввести в заблуждение, чтобы мы не догадались о чьих-то истинных мотивах.

Если так, то они своей цели добились, — фыркнул Фрэнк. — Я в полнейшем замешательстве. Ведь как объяснить исчезновение рисунков из студии, фальшивые деньги у Катрин и, наконец, кто вылил острый соус в тарелку Дуга?

— Сдаюсь! — поднял руки Джо.

Фрэнк продолжал:

Ты знаешь, что мне напоминает вся эта история? Случай, когда Эмили, двоюродная сестра Келли, заболела сразу гриппом, тонзиллитом и корью. Никто не мог определить, что это за болезнь, пока им не пришло в голову, что там целый букет заболеваний.

Уж не хочешь ли ты сказать, что здесь может действовать целая шайка мерзавцев? Но ведь если это так, с чего нам начать? Нет, это совершенно безнадежное дело!

Не сказал бы, — ответил Фрэнк. — Нам просто нужно прокрутить все с самого начала и попробовать вычислить, кто был мишенью в каждом случае. С Хайгейтом все ясно — оба раза его мишенью был Дуг. Но как объяснишь упавшую черепицу? Снова Дуг? А может, мы? А может, тот, кто случайно проходил мимо?

Я понял, — сказал Джо. — Тот, кто портил мачты, пытался навредить конкретно Дугу и Яну, но вполне вероятно, что ему даже не было важно, чьи именно эти доски.

А разлитая мастика на площадке лестницы могла предназначаться тому, кто первый там появится.

Но зачем пытаться напакостить всем без разбору? С какой целью?

— Не представляю, — медленно проговорил Фрэнк. — Но думаю, как только мы найдем объяснение всем этим происшествиям, мы определим, кто за ними стоит.

Вернувшись на виллу, братья застали Дуга и Катрин в ее кабинете и быстро пересказали им все, что произошло в аэропорту.

Значит, Хайгейта не арестовали? — спросил Дуг.

Вроде бы нет, — ответил Джо. — Он еще оставался там, когда мы уехали, но не думаю, что у него будут большие неприятности.

Ну и хорошо, — сказал Дуг. — Может, вас удивит, что я так рассуждаю, но в конце концов он же никому не причинил большого вреда, и, может быть, он действительно фотограф.

Может, и так, — пожал плечами Фрэнк. — Но надеюсь, в следующий раз, когда он надумает снимать с воздуха, он наймет пилота, чтобы тот вел самолет. Одно только мне показалось странным — почему у него в кармане была карточка Филиппа Барстоу?

Барстоу? — воскликнул Дуг. — Вот негодяй! Я так и знал!

Это, конечно, ничего не доказывает — ведь может быть множество причин, почему Барстоу дал ему свою карточку. Но я все же хотел бы задать Барстоу несколько вопросов.

— Ты опоздал, — сказала Катрин. — Он пригнал сегодня фургон, погрузил в него свое снаряжение и уехал. Я спросила, куда он направляется, но он не сказал мне. Заявил, что опасается, как бы злой рок не последовал за ним.

— Мы его найдем, — сказал Джо. — В любом случае он появится завтра на соревнованиях.

Улыбнувшись, Катрин покачала головой.

— Теперь это уже не имеет значения, — сказала она. — Теперь, когда благодаря тебе и Фрэнку выяснилось, что «злым роком» оказался Филипп, он уехал. Вы спугнули его, и теперь на вилле Домбрэ воцарится покой. Предлагаю отметить это и устроить сегодня вечеринку.

Фрэнк хотел сказать, что ликовать еще слишком рано, но, взглянув на сияющее лицо Катрин, промолчал. Может, она и права. А если и нет, то они скоро все узнают.

Джо оглядел столовую — ней стоял ужасный шум. По такому случаю все принарядились и сейчас с удовольствием принялись за еду. Сначала подали острую колбасу и пикули, затем омлет с грибами и какой-то зеленью, которую Джо никогда не ел раньше.

Он уже чувствовал, что наелся, когда принесли горячее: цыпленка с артишоками в соусе. Джо не переносил даже вида артишоков, но Катрин сидела за столом рядом с ним, и ему пришлось попробовать. Проглотив первый кусочек, он уже не мог остановиться, пока не прикончил всю порцию.

Вздохнув, он отодвинул стул, да так резко, что чуть было не опрокинул одну из больших, в человеческий рост, мраморных статуй, возвышавшихся вдоль стен комнаты.

— Еще не время расслабляться! — крикнул ему Дуг, сидящий напротив. — Будет еще десерт и сыр! — И он злорадно заулыбался, увидев, как его сообщение перепугало Джо.

— Ты всегда так плотно заправляешься перед соревнованиями? — не остался в долгу Джо.

Да вот решил с сегодняшнего дня. Я подумал: чем сильнее наляжешь на парус, тем быстрее идет доска.

Да, но если переусердствовать, можно и на дно пойти, — вставил Ян, сидевший за соседним столом. В его тоне сквозила такая неприкрытая злоба, что в комнате воцарилась мертвая тишина.

Взяв бокал, Катрин быстро поднялась с места.

— Друзья, — сказала она. — Завтра наступит день, которого вы все так долго ждали, к которому так напряженно готовились. Мне приятно, что вы остановились у меня, на вилле Домбрэ. Я сожалею лишь о том, что мой дядя не дожил до этого дня и не сможет понаблюдать за соревнованиями по любимому виду спорта. Я уверена, если бы он сейчас был с нами, он тоже присоединился бы к моим пожеланиям удачи вам всем.

Все встали, чтобы зааплодировать, и Фрэнк тоже поднялся с места. Вдруг его внимание привлекло что-то странное, он даже решил, что ему это только показалось: мраморная статуя римского воина за спиной Катрин медленно раскачивалась взад и вперед. Может, это ему только померещилось? Нет, это заметили все остальные и, ахнув, застыли на месте.

И тут статуя начала падать прямо на Катрин.

Я ОБВИНЯЮ…

— Катрин! — закричал Фрэнк. — Берегись!

Кинувшись к Катрин, он оттащил ее в сторону и вместе с ней рухнул на пол. В этот момент голова и плечи статуи ударились о стол, и на пол полетела разбитая посуда.

Копье, которое мраморная фигура держала в руке, обломилось и перелетело через всю комнату.

— Катрин! Фрэнк!

Отбросив в сторону поломанный стул, загораживающий ему дорогу, Джо опустился на колени рядом со столом. Он даже боялся представить, какая картина может открыться его взору: статуя весила несколько сот фунтов и, конечно, могла сильно покалечить и даже раздавить их.

— Мы здесь, — послышался голос Фрэнка. — Помогинам выбраться отсюда, да поживей!

Джо не мог поверить своим глазам: Катрин и Фрэнк, скорчившись, сидели под столом, а прочная столешница еще удерживала статую, но уже начинала зловеще скрипеть. Джо, быстро забравшись под стол, помог брату оттащить Катрин в безопасное место. Минуту спустя раздался хруст разламывающегося дерева, и, расколов стол вдребезги, статуя рухнула на пол.

— Катрин! С тобой все в порядке? — крикнул Дуг. — Ты не пострадала? — Протянув руку, он помог ей подняться.

Не отвечая, она с ужасом уставилась на обломки стола.

Надо немедленно убираться отсюда, — прозвучал чей-то громкий голос. Это Эмиль Молитор, встав на стул на другом конце комнаты, обращался к собравшимся, которые все еще не могли прийти в себя от потрясения.

Оставаться здесь — небезопасно, — продолжал он. — Нам было сказано, что человек, повинный во всех прежних происшествиях, уехал и что теперь все будет хорошо. Но вы могли убедиться, что это не так. Я не знаю, что стоит за всем этим, но если мы отсюда не съедем, то

кажемся в опасности.

Чушь! — выкрикнул Дуг. — Все, что нам сейчас надо сделать, так это выяснить, кто за всем этим стоит, а тогда ж помочь ему сесть — и надолго!

Но вы же видели, что упала статуя! — возразил миль. — Отчего она упала? Кто ее подтолкнул? Ведь ядом никого не было!

Интересный вопрос, — отозвался Фрэнк. — Но вот так получилось, что статуя из тяжеленного мрамора упала вдруг сама по себе?

Он подошел к тому месту, где стояла мраморная фигура и опустился на одно колено. Когда он поднялся, все увидели, что в руках у него тяжелый металлический клин.

Вот что было на полу у самой стены, — сказал он. Все подались вперед, чтобы лучше слышать. — Кроме того, там огромная лужа.

Может, вода разлилась, когда упал стол? — предположил кто-то.

Может быть, — согласился Фрэнк. — Но может быть, это не было водой, когда его поместили у стены.

На какое-то время в комнате воцарилось недоуменное молчание.

Кусок льда! — закричал, догадавшись, Дуг.

Вот и я так думаю, — улыбнулся Фрэнк. — Кто-то загнал клин с одной стороны статуи и уравновесил ее куском льда с другой. Как только лед растаял, статуя накренилась и упала.

Он помолчал, давая возможность всем остальным переварить сказанное, а затем продолжал:

— На этот раз мы можем быть абсолютно уверены, что сделал это не Филипп Барстоу: он уехал еще утром, а лед подложили не более двух часов назад.

— Но тогда… — Катрин повернулась к Яну. — Это ведь ты сделал? Я не хотела верить этому, но теперь надо взглянуть правде в Глаза.

Ее бывший кавалер побледнел.

Кэти… — начал он.

Мне казалось, я хорошо тебя знаю, — продолжала Катрин. На глазах у нее заблестели слезы. — Но что я, по сути дела, знала? Что ты ревнуешь меня к Дугу, что ты зол на нас обоих? Я ведь никогда не думала, что ты способен так возненавидеть меня, что даже попытаешься убить!

Но я не делал ничего подобного! — воскликнул Ян, Голос у него дрожал, и казалось, что он сам вот-вот расплачется. — Я никогда бы не… Ведь я только…

Протолкавшись сквозь толпу, Дуг схватил его за шиворот.

— Лгун! — крикнул он. — Это ты пытался навредить!

Ты знал, что лучшего способа причинить боль Катрин, чем лишить ее гостиницы, не существует!

Сердито зароптав, все спортсмены, друзья Катрин, обступили Яна и Дуга.

Дуг размахнулся, чтобы ударить противника по лицу, Джо ринулся разнять их, но прежде чем он успел это сделать, Ян сумел вырваться и изо всех сил ударил Дуга. Тот, закачавшись, рухнул на пол, к его ногам. Ян же выскочил из комнаты.

— Остановите его! — закричала Катрин. — Пожалуйста, остановите его, не то кто-нибудь еще пострадает!

Фрэнк и Джо выбежали из комнаты, вслед за ними мчались все остальные. Комната опустела, и только с лестницы доносился топот бегущих ног.

Сюда! — крикнул Фрэнк; он несся, перепрыгивая через две ступеньки. Взбежав по лестнице, он остановился и посмотрел по сторонам. Коридор был пуст. Ни звука, ни шороха.

Вы осмотрите комнаты на этом этаже, — распорядился он, обращаясь тихо к Джо, — а я поднимусь наверх.

Хорошо, — согласился Джо. — Пошли, ребята, — позвал он всех остальных. — Ему от нас не уйти.

— А я буду следить за лестницей, — громко проговорил Дуг. — Так что ему лучше не пытаться проскользнуть мимо меня, не то я разорву его на куски.

Фрэнк тихо взбежал на третий этаж. Все двери, расположенные вдоль коридора, были закрыты. Он толкнул одну из них, напротив лестницы, — в комнате стояли кровать, трюмо и белое плетеное кресло, на котором валялся купальный костюм дикой расцветки: с лиловыми, черными и зелеными разводами. Окинув комнату взглядом, Фрэнк закрыл дверь.

Комната слева оказалась кладовкой. Ничего, кроме метелок, в ней не было. Он пытался зайти в другие комнаты, но двери были заперты. Фрэнк остановился и задумался: что, если Ян успел вбежать в одну из комнат и запереть дверь? Если так, то нужен был ключ, который подходил бы ко всем замкам, а такой ключ имелся только у Катрин.

Фрэнк покачал головой — нет, Ян не мог запереть дверь изнутри. Замки были старые, запирались с громким щелчком, и он наверняка услышал бы этот звук. Вряд ли Ян прячется сейчас в одной из этих комнат. Судя по гулу разочарованных голосов, доносящихся с нижнего этажа, там поиски тоже не увенчались успехом. Где же он спрятался?

Фрэнк еще раз оглядел коридор. Надо все же попробовать открыть все комнаты в этом коридоре. Проходя мимо двери напротив лестницы, он вдруг заметил, что она приоткрыта. Взявшись за ручку, он хотел уже закрыть ее, как в глаза ему бросился лилово-зеленый купальный костюм, лежащий на полу. Значит, его кто-то трогал!

Распахнув дверь, он заметил какую-то тень, метнувшуюся на балкон. Это был Ян!

— Стой! — крикнул Фрэнк.

Схватив с пола цветочный горшок, Ян метнул его в Фрэнка, но тот успел увернуться, и горшок разбился о балконную дверь, засыпав Фрэнка землей. К тому времени, как он протер глаза, Ян был уже далеко, на другом конце балкона.

— Ян, да постой же ты! — снова крикнул Фрэнк и ахнул: перемахнув через перила, Ян исчез.

Подбежав к краю балкона, Фрэнк начал вглядываться в темноту. Внизу, на расстоянии более тридцати футов, тянулась каменная терраса, но человеческой фигуры на ней видно не было. Где же тогда?..

Схватившись за перила, Фрэнк перегнулся как можно дальше. Под тем балконом, на котором он стоял, находился другой; его было плохо видно, но Фрэнку показалось, что там лежит чей-то башмак. Если только не обитатель комнаты оставил его там, то это башмак Яна, а он сам, вероятно, затаился где-то на балконе.

Сделав глубокий вдох, Фрэнк перелез через перила и повис на руках. Спружинившись, он прыгнул на нижний балкон, но при этом ударился обо что-то поясницей и начал падать вниз, когда чьи-то сильные руки подхватили его и благополучно втащили на балкон.

— Спасибо, — поблагодарил Фрэнк, снова глубоко вдыхая воздух в легкие.

— Нечего меня благодарить, — мрачно ответил Ян. — Балконная дверь заперта, и даже если бы я позволил тебе свалиться вниз, все равно отсюда мне не выбраться.

В этот момент в комнате зажегся свет, и там появились Джо, Дуг и еще несколько человек. Отперев дверь, они все высыпали на балкон.

— Не пытайся что-то сделать, Ян! — произнес Дуг, сжимая кулаки. — На этот раз тебе не уйти!

ПРИЗНАНИЕ ДУГА

Ян, сгорбившись, сидел в кресле — голова его свесилась на грудь, плечи обмякли.

— Ну сколько раз мне повторять тебе, — устало говорил он. — Ничьи доски я не портил, никого по имени Хайгейт я не знаю, и трюк со статуей я не устраивал — зачем мне калечить Кэти? Единственное, что я действительно сделал, так это плеснул острый соус в тарелку Дуга.

— Но ведь ты знал обо всех неприятностях, происходящих на вилле, — сказал Фрэнк. — Тем более что и твою собственную доску кто-то покалечил, так зачем же было усугублять ситуацию, испортив его еду?

Ян пожал плечами.

— Не знаю, что на меня нашло. В тот момент мне это показалось очень смешным. Я ведь даже не собирался делать ничего подобного, но Дуг вечно бубнит о своих особых диетах, а тут прямо передо мной оказалась его тарелка со спагетти, а рядом с ней — острый соус, вот я и плеснул его в тарелку.

Дуг, Катрин и еще три постояльца гостиницы расположились в креслах в дальнем конце комнаты. Братья Харди предпочли бы побеседовать с Яном наедине, но Катрин была неумолима, она заявила, что поскольку они все были жертвами гостиничных неурядиц, то имели право знать, что же происходит. Так что Джо и Фрэнку пришлось смириться. Они, однако, потребовали, чтобы им не мешали.

Джо заерзал в кресле.

— Если ты утверждаешь, что не виноват, почему же тогда пытался удрать?

— Не знаю, что-то во мне вдруг сломалось, — ответил Ян. — То, что статуя чуть не убила Кэти, потрясло меня. А тут еще она начала обвинять меня во всех грехах, будто я был последним мерзавцем. А потом все вдруг двинулись на меня, как если бы собрались линчевать. Я и не выдержал.

Джо и Фрэнк обменялись долгим взглядом. Они допрашивали Яна уже более получаса, но пока в том, что он говорил снова и снова, не было ни малейших противоречий. Либо он говорил правду, либо придумал историю, под которую нельзя было подкопаться. Но, как бы то ни было, продолжать в том же духе было бессмысленно и следовало менять тактику.

Фрэнк поднялся с места.

Ну ладно, — сказал он. — Нам ничего не остается, как вызвать полицию.

Полицию? — встрепенулась Катрин и тоже поднялась со стула. — Но зачем? Ведь он просто неудачно пошутил! Зачем же беспокоить полицию?

Я согласен с ней, — сказал Дуг. — Но я совершенно не верю тому, что плел здесь Ян. То, что упала статуя, тоже шутка? Тебя же могло убить!

— Нет причин полагать, что это сделал Ян, — возразила Катрин. — Это мог подстроить кто угодно. Даже полиция с этим согласится.

Потом она обернулась к Фрэнку и Джо.

Разве нельзя обойтись без того, чтобы привлекать к этому полицию?

Извини, но только они могут установить, имеет ли Ян какое-то отношение к Хайгейту. У нас нет таких возможностей.

Постойте, — вмешался Дуг, но его перебила Катрин.

Завтра же соревнования! Если полиция задержит Яна хотя бы на один день, он не попадет на них!

Ему раньше надо было об этом думать, — заявил Фрэнк и потянулся к телефону.

Ну что ж, Дуг, — с горечью проговорил Ян. — Поздравляю! Теперь уж кубок Альманэра непременно достанется тебе. Я только надеюсь, что каждый раз, глядя на него, ты будешь вспоминать, как ты его завоевал. Этого, я думаю, никто не забудет.

Замолчи! — закричала Катрин. — Джо, Фрэнк, не смейте делать этого! Мне наплевать на виллу — может быть, здесь и в самом деле нечисто — я продам ее Эмилю, пусть устраивает здесь музей. Но я никогда не допущу, чтобы из-за нее были поломаны наши жизни. — Она обратилась к Дугу: — Ты ведь понимаешь меня, правда? Ян прав — мы никогда не сможем забыть того, что может произойти, и это всегда будет отравлять нам жизнь.

Катрин, замолчи! — Поднявшись со стула, Дуг обвел взглядом комнату, как будто видел ее и всех, кто в ней собрался, в первый раз. — Позвольте представиться — Ньюман,*лучший клиент Тома Хайгейта.

Во взглядах, которыми обменялись Джо и Фрэнк, сквозили и усталость, и удовлетворение: их предчувствие оправдалось.

Хайгейта? — непонимающе повторила Катрин. — Что ты имеешь в виду?

Все предельно просто, — объяснил Дуг. — Несколько месяцев назад ко мне явился человек и сказал, что хочет быть моим представителем. Это был Том Хайгейт. Раньше я не думал, что мне понадобится спортивный комментатор, но ведь все в виндсерфинге быстро меняется. А Том, кроме того, оказался известной фигурой в спортивном мире, знакомым с заправилами на телевидении. Вот Я и согласился.

Но почему… — недоумевала Катрин.

Он подвернулся в тот самый момент, когда я вдруг поддался панике, — продолжал Дуг. — Я прекрасно понимал, что мне не всегда царить на этом Олимпе, что появляются молодые спортсмены, которые чуть ли не с пеленок занимаются виндсерфингом, и что скоро мне придется потесниться.

Взглянув на своего противника, он проговорил:

— Не радуйся, Ян, ты всего лишь на год младше меня.

Тебе тоже недолго осталось.

Ян пожал плечами.

— Я начну беспокоиться в следующем году.

Ну так вот. У Тома был план. Завоевание кубка Альманэра в третий раз было бы величайшим достижением в моей спортивной карьере, но это могло не получить большого резонанса в прессе. Но если бы в газетах появились сообщения о том, что кто-то препятствует моему участию в соревнованиях, такая новость была бы лакомым кусочком для средств массовой информации. Я стал бы звездой. Том оказался прав — я слышал сегодня, что даже те компании, которые не планировали освещать соревнования, прислали своих операторов. — Он помолчал. — Том вообще-то чудной. Это он придумал арендовать самолет и сбить меня во время тренировки. А кончилось тем, что сам чуть не погиб.

Не говоря уж обо мне, — тихо вставил Фрэнк.

Да, ты извини меня. Когда ты предложил осуществить свой план сегодня утром, я не знал, как мне отвертеться, но ты загнал меня в угол. Позвонив Тому, я не застал его, но оставил для него сообщение, а когда позвонил вторично, мне сказали, что сообщение ему передали. Ну я и решил, что все пройдет благополучно. Когда же я увидел самолет, мне стало нехорошо. А вы уже поняли, что между нами существовала связь?

У нас появились такие подозрения, — ответил Фрэнк. — Уж слишком быстро в прессу просачивались новости обо всех злоключениях' на вилле. Кто-то явно информировал репортеров, а это уже походило на какой-то рекламный трюк.

Катрин недоверчиво покачала головой.

— Дуг, я отказываюсь понимать. Неужели ты и Хайгейт заставили нас всех так переволноваться только из-за рекламы? Ведь я к тому же могла лишиться своей гостиницы! Как же ты мог!

Но ведь, кроме этого, мы ни в чем не виноваты! Том сбил меня самолетом и позаботился о том, чтобы репортеры прослышали о том, что кто-то преследует меня. Идея с запиской тоже принадлежит ему, но это все. Доски он не портил и поджога не устраивал, да и к статуе никакого отношения он не имеет. Я могу поклясться — мы с ним к этому непричастны!

Я тоже, — заявил Ян.

Джо нахмурился.

Дуг, а как насчет того случая, когда ты заснул за рулем по дороге из аэропорта?

Да, да, — поддержал его Ян. — Меня тогда обвиняли, что я ему подсыпал что-то в томатный сок.

Апельсиновый сок, — поправил Дуг, не поднимая глаз. — Я ведь тогда был убежден, что это сделал ты, Ян. Сейчас я не стал бы говорить об этом с такой уверенностью. Когда я принимал таблетку от сенной лихорадки в то утро, я обратил внимание, что они не все одинаковые. Тогда-то, вероятно, я и принял таблетку, которая оказалась сильным снотворным.

Подняв голову, он встретился взглядом с Катрин.

Что мне сделать, чтобы оправдаться перед тобой? — умоляюще сказал он ей. — Ты сможешь когда-нибудь простить меня за то, что не рассказал тебе всего этого раньше?

Не знаю, — тихо сказала она, отводя взгляд. — Но я попробую.

— А все остальные? Простите, что так подвел вас всех!

Воцарилось неловкое молчание. Потом, к величайшему удивлению всех присутствующих, Ян сказал:

Забудь об этом, Дуг. Все мы когда-то делаем глупости. Я вон тоже такое выкинул — вылил острый соус в твою тарелку. Ваша с Хайгейтом затея была, конечно, бредовой идеей, но это уже в прошлом. Теперь самое главное — это завтрашнее соревнование.

Я не буду в нем участвовать, — покачал головой Дуг. — После того что произошло, я не имею права.

Не выйдет! — заявил вдруг Ян. — Ты хочешь, чтобы говорили, что я завоевал кубок Альманэра, потому что ты выбыл? Нет, приятель! Без тебя соревнований не получится — кто-то же должен занять второе место.

Дуг долго смотрел на своего старого противника, не произнося ни слова. Наконец, он проговорил:

— Ладно, Ян! Я буду участвовать. Но не советую тебе считать меня претендентом на второе место.

— А это мы еще посмотрим, — парировал Ян, поднимаясь с места. — Пошли ребята. Если мы сейчас же не ляжем спать, то завтра можем заснуть на старте.

Попрощавшись с Дугом, Катрин задержалась, чтобы переговорить с Джо и Фрэнком.

Теперь мы знаем, как обстояли дела с Дугом, — сказала она. — Но кто виноват в том, что упала статуя? А все остальное? Это ведь до сих пор остается тайной.

Это уж точно, — подтвердил Фрэнк. — И это особенно непонятно, потому что в одиночку такую тяжелую статую с места не сдвинуть.

А помнишь, прошлой ночью? — добавил Джо. — Тот парень, которого я преследовал, удрал в лодке, а между тем кто-то устроил пожар в сарае.

Да, это ужасно, — сказала Катрин. — такое ощущение, что меня постоянно окружают какие-то безликие враги, а я даже не знаю, чего они от меня хотят. Зачем, например, сбрасывать с крыши тяжелую черепицу, рискуя при этом убить совершенно незнакомого человека?

— Да, этого мы пока не знаем, но нам теперь известно, как все было подстроено. Помните, на лесах стояла лужица воды? Наверное, использовали все тот же трюк со льдом, подложив его под черепицу. Вот почему мы тогда не нашли никого наверху.

— Верно, но… — Фрэнк нахмурился. — Послушай, со статуей это было проделано для того, чтобы внушить всем, что над виллой тяготеет какое-то проклятие. Но к чему проделка с черепицей? Тем более что никому не было известно, когда именно растает лед и кто окажется внизу, под лесами, в тот момент, когда черепица упадет.

— Мне вот что пришло в голову, — сказал Джо. — Кому-то надо было обеспечить себе алиби на то время, когда упадет черепица. Но, может быть, я и не прав.

— У меня голова раскалывается от всех этих головоломок, — сказала Катрин. — Еще к тому же здесь так душно. Может быть, выйдем подышать свежим воздухом?

Она отворила стеклянную дверь, ведущую на террасу.

— Смотрите под ноги, — предупредила она вышедших вслед за ней Фрэнка и Джо. — Рабочие, чинившие крышу, оставили здесь, на террасе, кое-какой инвентарь.

Стояла волшебная ночь. Ветер стих, а летний бриз доносил из сада запах цветов. Луна казалась необычно яркой, она освещала весь залив, а по другую сторону, на полуострове, поблескивали огоньки в окнах домов.

Джо поежился — глядя на небо, он невольно вспомнил ту ночь, когда висел, уцепившись за кустик, ожидая, что вот-вот упадет, и не зная, успеет ли Фрэнк вызволить его. Он сделал шаг назад и вдруг воскликнул, споткнувшись о стремянку:

Ой, кто это ее здесь оставил?

Извини, — сказала Катрин. — Но я ведь предупредила тебя. Конечно, рабочим не следовало оставлять ее здесь, но я не вправе роптать: они ведь взяли с меня за ремонт намного меньше, чем я предполагала.

Да, я сам виноват, — согласился Джо. — Я не посмотрел., куда встал.

Он помолчал, а потом как бы между прочим спросил:

Кстати, откуда эти рабочие? Я имею в виду тех, что работали на крыше. Ты пригласила их из какой-нибудь конторы в городе?

Нет, это Эмиль где-то их разыскал, — кажется, они работали раньше у него. Он так мне помогает! Я не знаю, что я бы без него делала!

Джо с Фрэнком переглянулись: кажется, в тот момент они подумали об одном и том же. Ответов на все свои вопросы они по-прежнему не нашли, но вопросы эти они могли теперь сформулировать правильно и адресовать тому, кому следовало.

БОРОТЬСЯ ДО ПОБЕДЫ

Пробравшись сквозь толпу, Джо подошел к Фрэнку.

— Вот, — сказал он, протягивая ему бутылку лимонада. — Это немного охладит тебя.

Братья находились на пляже Альманэра с самого утра — они наблюдали за ходом предварительных соревнований. Дуг с легкостью вырвался вперед, не уступал ему и Ян. Казалось неоспоримым, что именно они вдвоем и выйдут в финал.

— Пропустите нас, ребята! — Рядом с ними, пробираясь поближе к воде, появились трое операторов. Там, у самой кромки, Дуг проверял свое снаряжение и перебрасывался шутками с болельщиками. Джо и Фрэнк обратили внимание, что это была уже пятая или шестая съемочная группа, которая попалась им на глаза сегодня.

— Похоже, Хайгейт постарался на славу, — заметил Фрэнк. — Средства массовой информации уже наготове.

— Да, — подтвердил Джо. — И они, кажется, действительно намерены сделать Дуга звездой — если он победит. Но почему все-таки у него в кармане оказалась карточка Филиппа Барстоу, если Барстоу не имел отношения ко всем злоключениям Дуга?

Фрэнк улыбнулся.

Хайгейт — спортивный комментатор. Он зарабатывает на жизнь, заключая сделки в пользу человека, которого он представляет, особенно если речь идет о спонсорских соглашениях. А Барстоу — предприниматель.

Но ведь Дуг не при каких условиях не согласится рекламировать его никудышные доски!

Еще бы! — снова заулыбался Фрэнк. — Но ведь Дуг — единственный спортсмен, на которого Хайгейт возлагает надежды. А вот и он — легок на помине.

Хайгейт остановился рядом с ними. Он казался расстроенным.

Вы знаете, во что мне обошлось ваше вмешательство? — сердито спросил он. — Я должен заплатить большой штраф и возместить часть стоимости самолета, не говоря уж о том, как дорого стоит поездка сюда. А Дуг к тому же заявил, что разрывает наше соглашение. Я лишился клиента, а виноваты во всем только вы.

Да нет же, виноваты вы сами, — невозмутимо ответил Фрэнк. — Если бы вы действовали честно, не изобретая скверных рекламных трюков, вы сейчас помогали бы Дугу готовиться к интервью с лучшими мировыми телекомпаниями.

Хайгейт бросил на Фрэнка свирепый взгляд; казалось, он готов дать ему затрещину. Но он лишь произнес:

— Я вам это припомню! — и, не дожидаясь ответа, отвернулся и удалился прочь.

Фрэнк взглянул на часы.

— У нас есть еще время перед следующим туром, — сказал он. — Не пойти ли нам в павильон взглянуть на кубок Альманэра? Ведь ради него вся эта кутерьма.

Утром кубок Альманэра достали из хранилища в банке, Сейчас он был выставлен на всеобщее обозрение под навесом на пляже, и уже выстроилась очередь желающих взглянуть на этот знаменитый приз. Братья Харди тоже встали в очередь.

Серебряный кубок высился на пьедестале, задрапированном черным бархатом. Свет установленных с четырех сторон прожекторов отражался в его блестящей, покрытой гравировкой поверхности. Пьедестал был огорожен красным бархатным шнуром, так что подойти к нему вплотную было невозможно. Сторож в униформе бдительно следил за тем, чтобы кто-нибудь не шагнул за это заграждение.

Посмотри, — обратился Фрэнк тихо к брату. — Изображение на кубке — это ведь залив Альманэр. Мы сейчас стоим как раз на том месте, что выгравировано на нем. Трудно поверить, что можно сделать это так реалистично.

Это еще что! — ответил Джо. — Ты взгляни повнимательней на фигуру спортсмена, изображенного на самом верху. Тебе он никого не напоминает?

Фрэнк начал всматриваться.

— Ну как же! — воскликнул он. — Ведь это Дуг!

Портретом это не назовешь, но каждый, кто с ним знаком, сразу заметит сходство. Я помню, он как-то говорил, что позировал Домбрэ, но я не знал, что речь шла о кубке Альманэра. Неудивительно, что он так стремится завоевать его!

Наконец по радио объявили о начале последнего тура соревнований, на котором судьям предстояло решить, кто же станет победителем. Как и предсказывал Фрэнк, в финал вышли Дуг Ньюман и Ян Митчел, оправдав тем самым надежды болельщиков. Братья разыскали Катрин около судейской трибуны. Здесь же суетились телевизионщики — они сновали, отыскивая наиболее подходящее место для съемок.

— Как чувствует себя Дуг? — спросил Джо Катрин. — Хорошо. Он опасался, что все эти неурядицы выбьют его из колеи, — ответила она. — Но сейчас все в порядке. Как только начинаются соревнования, он попадает в свою стихию, и тогда он убежден, что непременно победит. Сегодня он тоже в себе уверен.

Будем надеяться, что так и случится, — сказал Фрэнк. — Для него было бы настоящим ударом, если бы он проиграл.

Когда-нибудь так и будет… Но не сегодня.

Ян и Дуг были уже на досках — они разминались в стороне от территории наблюдения. Дул ровный ветер, и погода для соревнований стояла отличная.

Стартовый пистолет прогремел так близко от уха Катрин, что она от неожиданности вздрогнула. А минуту спустя Ян и Дуг появились в поле зрения. Толпа ахнула, когда Дуг сделал петлю, взмыв в воздух на гребне волны. Вслед за ним взлетел Ян — толпа и его приветствовала аплодисментами. Затем Дуг исполнил «кувырок бочонком», и Ян повторил элемент точь-в-точь. Создавалось впечатление, что они много недель репетировали все движения вместе. Затем они отплыли в сторону.

Когда они появились снова, элементы их программы отличались друг от друга.

— Прошло пять с половиной минут, — сказала Катрин. — Остается еще четыре с половиной.

Несколько тысяч болельщиков на берегу и много миллионов телезрителей стали свидетелями изумительного зрелища — демонстрации мастерства и выдержки. Соревнования близились к концу, и публика следила за происходящим, затаив дыхание.

Катрин крепко вцепилась в руку Фрэнка. Дуг взмыл вверх на гребне высокой волны и, похоже, собирался исполнить «петлю». Но вместо того чтобы, как обычно, опуститься на воду, он вдруг застыл в воздухе вверх ногами, повиснув на креплениях.

Потом доска начала поворачиваться. Фрэнк затаил дыхание: неужели сейчас Дуг рухнет вниз и скроется под водой? Неужели в самый ответственный момент столь важных для него соревнований придется вылавливать его в море, а телекамеры запечатлеют весь этот позор? Дуг этого не переживет!

Но Дуг, сделав какое-то неуловимое движение, развернулся, и уже через секунду ветер раздувал парус, а сам он опускался на набежавшую волну, вздымая веером брызги. Вскоре он исчез с территории наблюдения, а выстрел пистолета объявил о закрытии соревнований.

Толпа неистовствовала. Даже те, кто не имел ни малейшего представления об этом виде спорта, осознавали, что на их глазах произошло знаменательное событие. Когда Дуг подплыл к берегу и втащил свою доску, его обступили все участники соревнований — каждому хотелось ^пожать ему руку или похлопать по плечу. Ян тоже не был обойден вниманием. Он выступил превосходно, но все-таки ему не хватило той «изюминки», которой отличилось последнее выступление Дуга.

Раздался треск громкоговорителей — толпа смолкла.

По результатам голосования судьи вынесли следующее решение: Ян Митчел и Дуг Ньюман получили по двадцать восемь очков. Джо с изумлением смотрел на Фрэнка: казалось невероятным, что Ян тоже мог получить двадцать восемь из тридцати возможных.

Над пляжем нависла мертвая тишина — все напряженно слушали.

— Итак, оба финалиста набрали по двадцать восемь очков, — объявил диктор. — Согласно правилам, в случае, если в финал выходят два спортсмена с одинаковым количеством очков, победителем становится тот, кто набрал больше очков по прыжкам. В соответствии с этим победителем соревнований этого года и обладателем кубка Альманэра объявляется Дуг Ньюман.

Катрин помчалась по пляжу, пробираясь сквозь ликующую толпу. Но не успела она поздравить Дуга, как четверо спортсменов, схватив его за руки и за ноги, подбросили в воздух, а потом — в воду. Отдуваясь, отплевываясь и смеясь, он поднялся на ноги.

— Это было великолепно, — сказал Фрэнк, когда наконец тоже смог подобраться поближе к победителю.

Да, потрясающе! — подтвердил Джо.

Спасибо, ребята, — поблагодарил Дуг, и вдруг на его лице появилась какая-то дьявольская ухмылка.

Эй, Ян! — крикнул он. — Ты только взгляни на этих пижонов — они же совершенно сухие!

Постой, что это ты…

Но было слишком поздно: через минуту, под дружный смех собравшихся, братья полетели в воду.

Ну вот, теперь мы — полноправные члены клуба, — сказал Фрэнк брату, когда они выбрались на берег.

Потрясающе, — проговорил Джо, глядя на свои промокшие насквозь кожаные кроссовки. — Не уверен только, что мы сможем позволить себе заплатить вступительный взнос.

Зрители начали расходиться: одни направились к своим машинам, другие переодевались в купальные костюмы, чтобы поплавать. Джо увидел вдруг, что рядом с Катрин — гора корзин и коробок. Она, похоже, высматривала кого-то, но, заметив Джо и Фрэнка, подозвала жестом к себе.

— Сегодня я устраиваю праздник прямо здесь, на пляже, — сообщила она. — Мы разожжем костер и сварим на нем превосходную уху. Уильям отправится сейчас на виллу и доставит сюда все, что нам понадобится.

Перспектива есть уху у Джо энтузиазма не вызвала, он ее не любил. Но тут его осенило.

— Послушай, а не зажарить ли на костре еще и шницели? С горчицей, соленьями, картошкой и булками будет просто объедение! — предложил он и добавил — Расходы мы берем на себя, верно, Фрэнк?

— Конечно, — сказал Фрэнк и тут же достал бумажник, чтобы проверить, хватит ли у него наличных. — Сколько гостей ты ожидаешь?

— Думаю, около тридцати, — отозвалась Катрин. — Я полагаю…

Но Фрэнк уже не слушал ее — он уставился на купюру, которую извлек из кармана.

— Джо, — воскликнул он. — Этот человек, изображенный на банкноте… Я видел его раньше! Это то же самое лицо, которое было на рисунке в студии. На том, который потом исчез!

Выхватив банкноту из рук брата, Джо тоже начал внимательно рассматривать ее.

— А ты уверен? — начал он. — Что, если…

— На помощь! Помогите! — раздался вдруг чей-то крик.

Шум доносился со стороны павильона. Пробравшись сквозь толпу, братья со всех ног помчались к навесу.

На земле, держась за голову, лежал сторож. Прожекторы все так же освещали задрапированный бархатом пьедестал, но теперь он был пуст — кубок Альманэра исчез!

ПОГОНЯ

— У меня это просто в голове не укладывается, — в отчаянии развел руками Дуг. — Неужели я лишился его?

Что говорят полицейские?

Фрэнк взглянул в блокнот, куда записал все, что ему сказал начальник местной жандармерии.

— Как только стало известно о похищении, они блокировали обе дороги, ведущие с пляжа, — прочитал он. — Там, на шоссе, еще раньше образовались огромные пробки, так что грабители не могли удрать до того, как дороги были перекрыты. Жандармы уже проверили тысячи машин, выехавших с пляжа.

— И ни черта! — с горечью констатировал Дуг.

Фрэнк кивнул.

Вертолет наблюдает за заливом — так что по морю кубок вывезти не могли.

Значит, — ответил Джо, — либо вор ушел пешком, либо все еще скрывается где-то здесь.

Воры, — уточнил Фрэнк. — Сторож совершенно уверен, что на него напали два человека. Но начальник жандармерии сказал, что десять минут назад они вынуждены были снять заслоны на дорогах, потому что в нескольких милях к востоку отсюда был замечен лесной пожар и все силы пришлось перебросить туда,

— Ну, тогда кубка уже не вернуть, — проговорил Дуг, — Надо же — только что я был на вершине блаженства, у меня было все, чего я мог пожелать, а вот теперь…

Катрин взяла его за руку.

Разве кубок так важен? — тихо сказала она. — Все ведь знают, что ты его завоевал. Так что с кубком или без, но ты — чемпион.

Да знаю, знаю, но… Мне трудно объяснить это, но завоевание кубка Альманэра должно было стать венцом моей спортивной карьеры; это все равно что бегун стал бы обладателем медали на Олимпийских играх. И я действительно оказался сегодня на высоте. Не знаю, удастся ли мне когда-нибудь выступить так же хорошо.

Я даже не сомневаюсь, что удастся! — отозвался Ян с другого конца террасы. — Сейчас не к месту говорить об этом, но я хотел бы еще раз сразиться с тобой, прежде чем мы уйдем на покой.

Дуг невесело улыбнулся, но улыбка его тут же погасла.

Как бы то ни было, — сказал он, — кубок был символом моей победы, но я его потерял.

Мы вернем его, — пообещал Фрэнк. — Даю тебе слово.

— Хотелось бы верить, но боюсь, его уже переплавили. Услышав, что кто-то способен уничтожить шедевр, созданный ее дядей, Катрин ахнула.

Я не верю, что они это сделают, — поспешно произнес Фрэнк. — Серебро, конечно, стоит кучу денег, но не думаю, что этим мерзавцам нужны деньги. Я полагаю, им нужен сам кубок, потому что в нем кроется какая-то важная информация.

Что? — воскликнул Дуг. — Как в нем может быть какая-то информация?

Фрэнк хочет сказать, что… — начал Джо, но Фрэнк схватил его за руку и увлек за собой к подъездной аллее.

Из дома вышли кровельщики с большой коробкой, которую потащили к своему фургону.

Что это они сегодня так задержались? — спокойно проговорил Фрэнк. — Может, они дожидались, пока полиция разблокирует дороги? Хотелось бы посмотреть, что у них там, в коробке.

Но ты ведь не думаешь…

— Думаю. Пошли-ка!

Пробежав по террасе, братья помчались к стоянке. Заметив их, кровельщик в берете сказал что-то своему напарнику, и, распахнув дверцы своего фургона, рабочие мгновенно забрались на переднее сиденье.

— Стойте! — крикнул Джо.

Но было поздно. Взревел мотор, заскрежетали по гравию шины, и, развернувшись влево, фургон выехал с подъездной аллеи на шоссе так быстро, что братья едва успели отскочить в сторону.

— Скорей на мотоциклы! — скомандовал Фрэнк.

Когда они выехали на шоссе, фургон уже поднимался вверх по холму. Раздумывать было некогда. Упустив фургон из виду надолго, они уже не смогли бы отыскать его. Джо увеличил скорость. Посигналив проезжавшему мимо грузовику, он выскочил на полосу скоростного движения, краем глаза успев заметить, как водитель грузовика погрозил ему вслед кулаком. Но Джо уже мчался дальше, к следующему повороту.

После поворота дорога пошла прямо, и Джо дал полный газ. Впереди двигалось несколько автомобилей. Джо прищурился, чтобы разглядеть, там ли фургон, но отблески лучей заходящего солнца на защитном козырьке мешали ему.

Поравнявшись с ним, Фрэнк указал вперед. Его мотоцикл был мощнее, и Джо сделал знак брату, чтобы тот не ждал его, но Фрэнк покачал головой и продолжал ехать рядом. Минуту спустя, миновав несколько поворотов, они выехали на участок дороги, идущий по склону крутого холма. Сбоку виднелось море, но любоваться пейзажами сейчас было некогда. Уже осталась позади одна машина, другая, и вдруг на дороге прямо перед ними появился старый потрепанный седан. Пыхтя, он медленно поднимался вверх по склону, оставляя в воздухе клубы черного дыма. Объехать его не представлялось возможным, потому что по встречной полосе приближался автобус, а за ним нетерпеливо двигалась вереница легковых автомобилей.

Фургон уже исчезал за следующим поворотом. Джо вдруг увидел вывеску станции техобслуживания. Сделав знак Фрэнку, чтобы тот пропустил его вперед, он свернул в сторону станции, промчался мимо насосов и снова выскочил на дорогу, оказавшись теперь впереди старого драндулета.

Но где же фургон? По своим подсчетам, Джо должен был уже догнать его. Дорога снова пошла по прямой, и Джо с надеждой всматривался вперед, но фургона нигде не было видно. Только на стоянке у дороги, возле овощного киоска, остановилось несколько машин.

Но ведь и фургон тоже там! Джо и Фрэнк сообразили это, только когда вырвались на пару сотен ярдов вперед. Резко затормозив, они развернулись и помчались назад, к киоску. И в тот же момент черный седан, отделившись от других машин на стоянке, двинулся прямо на них.

— Поберегись! — крикнул Джо, хоть и понимал, что брат его не услышит.

Большой автомобиль загородил дорогу. Джо свернул влево, к самому краю дороги, и вдруг почувствовал, как заднее колесо начало заносить. Он изо всех сил повернул руль, чтобы выровнять машину. На какое-то мгновение ему показалось, что еще секунда — и он окажется под колесами ехавшего навстречу седана.

Ему, однако, удалось увернуться, и, обогнав своего преследователя, он остановился.

В это время седан начал преследовать Фрэнка. Тот пытался увернуться вправо, но машина надвигалась на него, не оставляя ему места для маневра. Он свернул к самому краю дороги, и, как только мотоцикл въехал на гравий, он скатился по поросшему кустарником склону и упал на землю.

— Фрэнк! — закричал Джо и сбежал вниз. — Фрэнк! С тобой все в порядке?

Фрэнк осторожно сел.

— Вроде бы ничего не поломано, — сказал он. — Похоже, я отделался несколькими синяками и царапинами. Как там мой мотоцикл?

— Сейчас нет времени проверять. Бежим!

Вскарабкавшись по склону, братья выбрались на дорогу и подбежали к мотоциклу Джо. Фрэнк взобрался на заднее сиденье, и, сорвавшись с места, они помчались за седаном.

На крутом повороте Джо сбросил скорость. Миновав поворот, они увидели протянувшуюся вдоль дороги к морю гряду скал. Белая полоска ограждения извилистой линией поднималась вверх на самую вершину холма.

— Вот он! — воскликнул Фрэнк и указал вперед.

Черный седан быстро двигался по другой стороне небольшого залива, который огибала дорога. Джо резко повернул ручку газа, пытаясь выжать из мотоцикла все, что можно. Ему была видна дорога на всем ее протяжении, и это позволило им преодолевать повороты на большой скорости; при этом мотоцикл иногда наклонялся так резко, что защитные щитки, касаясь дорожного покрытия, высекали искры.

Пройдя один из поворотов, они вдруг увидели черный седан прямо перед собой. Из заднего окна выглядывал один из кровельщиков, на его нижней губе висел окурок.

Поравнявшись с машиной, Джо поехал рядом, но седан резко свернул в их сторону. Джо пришлось резко затормозить, чтобы не свалиться под обрыв. Он отстал от машины. Какой смысл пытаться обогнать мошенников? Главное — это не выпускать их из виду. Дуг и Катрин уже, наверное, подняли на ноги полицию, так что в любую минуту может появиться помощь.

Водитель седана, должно быть, сообразил, что у него остается всего один, последний шанс, чтобы уйти, поэтому он нажал на газ и мчался вперед, обходя на огромной скорости повороты. Большую машину бросало из сторону в сторону.

Дорога вдруг резко спустилась вниз в неширокую, поросшую лесом долину. В конце ее, над оврагом, протянулся узкий мост, к которому и приближался седан. И вдруг с другой стороны на мост въехал трактор. Заметив двигавшуюся ему навстречу машину, водитель в ужасе выпрыгнул из кабины, оставив трактор стоять на середине моста. Черный седан резко свернул в сторону. Взвизгнули шины, машину занесло, она закрутилась и стукнулась боком о бетонную стенку заграждения моста. Из-под смятого капота повалили клубы дыма.

Джо остановил свой мотоцикл в нескольких футах от аварии. Вместе с Фрэнком он бросился к покалеченной машине, с трудом распахнул дверцу и помог людям выбраться наружу. Кровельщики были так потрясены случившимся, что и не думали сопротивляться.

Последним из машины появился водитель — главарь шайки. С минуту братья неприязненно смотрели на него, и вдруг раздался сигнал приближающейся полицейской; машины.

— Ну вот, мистер Молитор, — произнес Фрэнк, — кажется, злой рок, наконец, настиг и вас.

ЗЛОДЕЙ БЕЗ МАСКИ

— Как, Эмиль? — переспросила Катрин.

Она оглядывалась вокруг, как будто оказалась вдруг в незнакомом месте.

Я не могу в это поверить — он же был лучшим другом моего дяди!

Оказалось, не самым лучшим, — сказал Фрэнк. — Он рассказал жандармам, как все было. Будучи агентом твоего дяди, он на протяжении многих лет обманывал его, присваивал деньги, которые, по его словам, потерял, сделав неудачные капиталовложения. Затем сложилась такая ситуация, когда твой дядя мог лишиться всего, включая и*виллу. Молитор заявил тогда, что знает, как поправить дела.

Изготавливая фальшивые деньги, — вставил Дуг.

Верно, — подтвердил Джо и продолжил рассказ: — У Молитора были все условия для производства фальшивых денег — он являлся владельцем небольшой частной типографии, к тому же у него были обширные связи в художественном мире, и он без особых хлопот мог достать любую бумагу и даже не вызвать при этом никаких подозрений. Возможно, мы никогда так и не узнаем, кто первым изготовил ему клише. Но когда ему понадобилось новое, он обратился к лучшему граверу, которого знал, — Жаку Домбрэ.

Но мой дядя не был мошенником, — возмутилась Катрин.

Конечно же нет! — успокоил ее Фрэнк. — Но его лучший друг сказал, что его могут убить, если только Домбрэ не возьмется изготовить ему клише, и Жак согласился. Однако, когда клише было готово, он спрятал его и попросил передать мошенникам, что уничтожит его, если только они не оставят Молитора в покое. Он искренне верил, что помогает своему другу.

Но он умер от сердечного приступа, так и не успев сказать Молитору, где находится клише, — добавил Джо. — Молитор знал наверняка только то, что клише спрятано где-то на вилле. Он подозревал, что открыть ему это каким-нибудь образом может кубок Альманэра. Из кухни появился Уильям с тарелкой печенья и чайником какао в руках. Когда все уселись за стол, Дуг сказал:

Значит, за всем этим стоял Эмиль.

Да, и ему немало помогли оба его сообщника, — подтвердил Фрэнк. — Я ведь тоже видел, как в первый день нашего пребывания здесь он давал им какие-то распоряжения, но я тогда не мог и представить, что к чему.

А как ты потом догадался? — спросил Ян.

На эту мысль меня навело множество деталей. Например, упавшая черепица. Все было устроено таким образом, чтобы кто-то мог обеспечить себе алиби, а единственными людьми, у кого алиби было, оказались два кровельщика. Дальше: из студии исчез рисунок. Забрать его оттуда могли только два человека — Катрин и Эмиль Молитор. Сначала я не придал этому никакого значения, но, когда я понял, что на рисунке было изображено то же лицо, что и на фальшивой банкноте, кусочки начали складываться в одно целое.

Странным казалось и то, как старательно Молитор пытался внушить всем, что над виллой навис злой рок. Будь он истинным другом Катрин, он не стал бы распугивать ее постояльцев и вредить ее бизнесу.

Я понял, — произнес Дуг. — Он хотел заполучить эту гостиницу и тогда уж найти тайник с клише. Потому-то его сообщники обшаривали комнаты и делали все, чтобы у людей создалось впечатление, что вилла — проклятое место. А кто же разбил вазы, испортил наши доски и устроил пожар? Неужели тоже Молитор и его шайка?

Фрэнк кивнул.

Он был вне себя — почти все фальшивые деньги он уже растратил, а ему нужно было платить членам шайки! Кстати, дав заем Катрин, он и ей вручил фальшивые банкноты. Так что клише ему нужно было позарез.

Я все же не могу понять, зачем ему понадобилось красть кубок Альманэра, — сказал Ян, ставя чашку на стол. — Какая связь между спортивной наградой и клише для изготовления фальшивых купюр?

А я ведь в этой суматохе совершенно забыл о нем, — улыбнулся Дуг. Он пошел в кабинет Катрин и вернулся с кубком. Когда он водрузил его на стол, все придвинулись поближе, чтобы повнимательней рассмотреть его.

Смотрите, на нем изумительно изображен залив Альманэра, — сказал Джо. — Здесь можно даже разглядеть отдельные виллы. Катрин, — воскликнул он вдруг, — у тебя есть увеличительное стекло?

— Конечно. В моем письменном столе. Вернувшись через минуту, она вручила ему лупу.

Наклонившись, Джо начал внимательно рассматривать изображение на кубке, а когда он выпрямился, на его губах играла улыбка.

— Взгляни-ка на виллу Домбрэ, — сказал он Катрин, передавая ей увеличительное стекло. — Ты видишь крохотную звездочку в саду, под одним из окон?

— Но почему… Ах да! Ну конечно же!

Джо оглядел всех присутствующих.

Может кто-нибудь хочет заключить пари, что мы не найдем там клише? — спросил он. Но желающих не оказалось.

Ну а теперь, когда все тайны раскрыты, — сказал Дуг, — я хочу сделать заявление. Обсудив все с Катрин, мы решили, что кубок Альманэра навсегда останется в Альманэре. А на вилле Домбрэ будет теперь размещаться школа виндсерфинга Дугласа Ньюмана. Чтобы отметить это событие, завтра на пляже мы устраиваем праздник, который должен был состояться сегодня.

Все зааплодировали, а Дуг обратился к Джо и Фрэнку:

— Мы ваши должники. Самое малое, что мы можем сделать для вас, это предоставить вам комнаты в гостинице, полный пансион и бесплатные уроки виндсерфинга на всю оставшуюся жизнь.

Братья заулыбались.

Отлично! — сказал Фрэнк.

Еще бы! — кивнув, подтвердил Джо.