/ Language: Русский / Genre:children

Отряд полосатых

Геннадий Сидоров


Отряд Полосатых

1. Доброжелательные незнакомцы

Стрела с глухим стуком ударилась в крышу курятника и, скатившись, упала в зеленый дворик. Яркоперый петух заносчиво покосился на мальчишку: не твои ли проделки? Сержик резво выпрыгнул из гамака и с интересом рассматривал тонкое древко с тупым наконечником. Стрела была раскрашена кольцеобразными темно-синими полосками. У самого оперения ее кто-то плотно обернул небольшим листком тетрадной бумаги, аккуратно перехваченным ниткой.

Сержик сорвал нитку и развернул листок. Несколько мелких строчек сообщали ему:

«Гражданин неизвестный! Нынче ровно в два часа дня вам необходимо явиться к сараю дома № 24 по этой же улице, где вас будут ждать доброжелательные незнакомцы. Явка строго обязательна и весьма секретна. О. П.».

Сержик задумался. Кто это — О.П.?

Всего два дня назад приехал он погостить к тетке, а тут смотри-ка — кто-то уже разузнал о его появлении и зовет в обязательном порядке на секретное свидание. Так кто же все-таки О. П.? Какой-нибудь хулиган решил над ним посмеяться? А может, взрослый? Ага, тут сказано «доброжелательные незнакомцы» — значит, их много? Странно…

Сержик был не робкого десятка. Двенадцатилетний мальчуган, он был смел и крепок, и любил таинственное, романтичное.

— Тетя Надя! — крикнул Сержик.

В раскрытом окне показалось добродушное, раскрасневшееся лицо тетки. Сержик отвлек ее от керогаза, на котором она жарила его любимые пирожки с яйцами и зеленым луком.

— Что, Сержик? Кушать хочешь? Сейчас, родимый, сейчас…

— В два мне нужно пойти по делу.

— Ну, какие у тебя дела! — всплеснула руками тетка. — Чать, отдыхать приехал!

— В два я ухожу! — твердо произнес Сержик.

— Хорошо, хорошо, — засуетилась тетка. — Накормлю тебя к этому времени.

Сержик вышел за ворота. Теткин дом — номер шестой. Следовательно, двадцать четвертый дом — на самом краю улицы, там, где она упирается в молодые заросли орешника, так…

Эта улица была односторонней, шла по краю неглубокого оврага, по дну которого бежал скоротечный ручей. Вниз вела деревянная лестница. Через ручей перекинут узкий дощатый мостик, а левее его устроена запруда. За ручьем на пологой возвышенности тоже постройки — поселок Заовражный, за ним механический завод.

Сержик начал спускаться по лестничке к запруде. Там, по колено в мутной воде, какие-то мальчишки пускали кораблики с бумажными парусами. Сержика потянуло в это крикливое полуголое общество.

Но не успел он дойти до половины оврага, как возле запруды раздался пронзительный свист, и ребячья ватага пришла в тревожное движение. Мальчишки выскакивали из воды и бежали к старой ветле. Сержик даже не сообразил как следует, почему его появление произвело в стане заовражных ребят такой переполох, как вокруг него по настилу и перилам защелкала речная галька. Это мальчишки от старой ветлы подвергли его обстрелу из рогаток.

Вперед вырвался чернявый, худой мальчишка в малиновой тюбетейке.

— Бей полосатиков! — закричал он и ринулся через мостик на сторону, где стоял Сержик.

За ним, на ходу стреляя из рогаток, устремилось около десятка таких же орущих босоногих мальчишек. Настроены они были все довольно воинственно.

Сержик от неожиданности сначала только попятился. Но когда один камешек просвистел возле его уха, а другой больно шлепнул по руке, он повернулся к атакующей ватаге спиной и кинулся вверх бегом. Остановился лишь на верхней площадке.

Преследователи на лестницу не полезли. Они расселись на нижних ступеньках и, весело пересмеиваясь, кричали.

— Разведка, да? Не удалась!

— Эх, полосатики!

— Сидите на своем бугре и нос к нам не суйте!

Сержик, немного опомнившись, с удивлением разглядывал загорелое воинство. Особенно привлекал его внимание чернявый мальчишка в малиновой тюбетейке. По тому, как уважительно обращались к чернявому его товарищи и выслушивали его приказания, можно было понять, что тот среди своего отряда вожак и заводила.

— Передай Витьку, — крикнула малиновая тюбетейки, пусть контрибуцию платит!

— Какую контрибуцию? — спросил Сержик.

— Не придуривайся, — последовал насмешливый ответ. — Пару голубей. Он знает.

Из калитки вышла тетя Надя, позвала к столу. Увидев внизу заовражных ребят, полуиспуганно округлила глаза:

— Ты с ними водишься? Избавь тебя бог, Сержик. Это же отпетые озорники.

— За что они полосатиком меня обзывают?

— Да должно быть за наших, верховых ребятишек. Тоже, между прочим, не из сдобного теста вылеплены. Пойдем обедать.

С аппетитом навалившись на вкусные теткины пирожки, Сержик обдумывал случившееся. Всего два дня он здесь, а уже оказался в центре каких-то событий.

Стрелки часов неумолимо двигались к цифре два, и он поспешил встать из-за стола.

— Куда теперь, торопыга? — ревниво спросила тетя Надя.

Сержик заговорщицки подмигнул:

— Тайна, тетя, головой отвечаю.

— А ты не шали, Сержик, — снова округлив глаза, тихо и жалобно произнесла тетя Надя. — Случится что с тобой, как я перед родителями-то отчитаюсь за тебя?

Чмокнув тетку в горячую щеку, Сержик пулей вылетел из дома. Полосатую стрелу-вестлицу он прихватил с собой. Шел в конец улицы и размышлял о том, что ждет его впереди. В его воображении рисовались самые невероятные картины. А что, если это ловушка? Придет он к тому сараю, а на него бросится целая орава заовражных мальчишек! Придется драться. О, Сержик сумеет постоять за себя! Его отец, бывший черноморский моряк, воевавший с фашистами в бригаде морской пехоты, показывал ему кое-какие приемчики. Нет, пусть «доброжелательные незнакомцы» не рассчитывают на легкий успех.

Близ сарая дома № 24 было тихо и безлюдно. В тени мирно распласталась курица, вокруг нее копошились желтоватые цыплята. В зарослях орешника, что сразу начинался у поселка и постепенно переходил в смешанный лесок, попискивали пичуги. Ничто не предвещало каких-либо таинственных встреч. «Обманули, посмеялись», — разочарованно подумал Сержик. Он вошел в заросли и побрел в глубь рощицы. Но не сумел сделать и дюжины шагов, как чьи-то (ильные руки схватили его за плечи и пригнули к земле. Он хотел было вывернуться, но на нем, заламывая Сержику руки назад, уже сидели по крайней мере два человека.

— Пусти, ударю! — захрипел Сержик.

В ответ послышалось лишь тяжелое сопение, затем в рот Сержику сунули тряпку, завязали глаза. Руки тоже были ловко перехвачены веревкой. Его подняли и поставили на нош, повели куда-то в кусты. «Ничего себе шуточки», — взволнованно думал Сержик, наклоняя голову, чтобы ветки не хлестали по лицу.

Шли не так уж долго. Вскоре, судя по тому, что треск валежника под ногами прекратился, его привели на поляну. Остановили, дернув за рубашку. Звонкий девчоночий голосок произнес, вернее, доложил кому-то:

— Оказался вовремя и на месте. Сопротивления почти не оказал. Сдаем в полной сохранности.

«Вот еще оказия! — мысленно воскликнул Сержик. — Неужто девчонки меня пленили?»

Воцарилось молчание. Сержик всем своим существом чувствовал, что его пытливо рассматривают. Передернув плечами, замотал головой. Кто-то из окружающих засмеялся. Потом из его рта извлекли тряпку. Сержик шумно сплюнул, сказал с досадой:

— Развяжите глаза и руки.

— С этим успеется, — ответил мальчишеский голос, в котором отмечалась непреклонная твердость.

— Довольно издеваться! — вспылил Сержик. — Вы кто, бандиты?

— Сам заслужил, чтобы с тобой обращались насильно. Зачем шел на встречу с лягушатниками? — произнес тот же голос.

— Ни с кем я не хотел встречаться и не знаю никаких лягушатников, — сурово ответил Сержик.

— Лягушатники — это заовражные, — объяснил незнакомец. — Почему ты к ним пошел?

Сержик сделал нетерпеливое движение связанными руками. С достоинством сказал:

— Пока не снимете повязку и не освободите от веревки, говорить с вами я отказываюсь.

Наступило молчание. Видно, в этой паузе напавшие оценивали его ультимативное требование. Потом кто-то посадил Сержика на траву и снял повязку. Сержик пожмурился и огляделся.

Он сидел на зеленой солнечной лужайке в кругу таких же ребятишек, только, все как один, одетых в полосатые тельняшки флотского образца. Прямо перед ним восседал на разлапистой коряге длинный, нескладный мальчишка, как сразу понял Сержик — командующий «доброжелательных незнакомцев». Среди ребят находились две девочки.

— Так зачем ты побежал к лягушатникам? — повторил вопрос нескладный мальчишка.

— Развяжите мне руки, — потребовал Сержик.

— Конечно же, ему больно, — участливо вымолвила сероглазая беленькая девчонка.

— Не твое дело, Люська! — прикрикнул на нее чинивший допрос.

— А куда он сбежит, Витек? — удивленно произнесла другая девочка с красными бантиками в торчащих косичках.

— И ты помолчи, Нюра, — повернулся в ее сторону Витек.

Сержик улыбнулся: м-да, дисциплинка среди полосатых — теперь-то он догадался, почему его дразнили так заовражные, — явно прихрамывала. Впрочем, девчонки всегда девчонки, у них никогда не хватает твердости духа. Слишком добрые сердца у этих славных подружек.

— Он смеется, ему не больно, — строго сказал Витек, но все же кивнул одному из охранников: — Развяжи, Тимофей Иваныч.

Темнолицый от загара, самый маленький из всех мальчишка вцепился зубами в узел, и веревка ослабла. Сержик потер натекшие запястья рук, подчеркнуто поблагодарил:

— Спасибо, Тимофей Иваныч.

Разве предполагал Сержик, что произойдет дальше?

Девчонки прыснули в ладошки, а Тимофей Иванович, схватив палку, вдруг проворно бросился на Сержика.

— Ты, муха, не обзывайся! — закричал он гневно. — Я те за это по шее врежу!

В глазах этого мальчишки было столько ярости и решимости, что Сержик тотчас же поверил: еще одна насмешка, и палка без промаха опустится на его голову.

— Ладно, отойди, — приказал Витек, и Тимофей Иванович устроился поодаль.

— Называются «доброжелательные незнакомцы», — хмуро сказал Сержик. — А сами… И вовсе я не бегал к за-овражным. Я хотел посмотреть, чем они забавляются, а они в меня из рогаток… Скажите хотя бы, что такое О. П.?

— Это мы — отряд полосатых, — сказал Витек. — Вишь, форма на нас какая?

— Вижу, — усмехнулся Сержик. — Вы вроде как бы моряки, а лягушатники вас к воде не подпускают.

— Мы им покажем! — пылко воскликнул мальчишка с озорным лицом.

— Погоди, Степка, я объясню, — остановил его Витек. — Они требуют от нас контрибуцию, двух голубей. И не каких-нибудь, а «гривушков». Но…

— Не отдам я своих «гривушков», — перебил командира рыжий мальчуган.

— Факт, не отдадим, Саня, — подтвердил Витек. — Так ты за кого, Сержик? За нас или лягушатников?

Сержик помедлил… Видишь, разузнали даже его имя. А мальчишки сами по себе вроде ничего, дружить можно. Да и все равно без ребячьего общества не проживешь, хотя Сержик приехал в этот город всего на месяц.

— Почему враждуете? — спросил он. — Неужели из-за той грязной лужи? Так, да?

— Конечно! — призналась Люська. — До Волги далече, а тут, почитай, под окнами вода.

— Совсем не подпускают лягушатники?

Ребята заговорили наперебой. Через несколько минут Сержик уже знал всю историю междоусобицы отряда полосатых и лягушатников…

Когда-то и те и другие ребята жили в мире и дружбе. Зимой гоняли вместе шайбу, летом плескались в пруду. Плотина тогда стояла тут добротная. Но вот в начале этого лета кто-то варварски разворотил запруду, и зеркало воды сократилось до мелкой лужицы. Заовражные обвинили в диверсии полосатых, запретили им здесь все игры. Мало того, потребовали контрибуцию — двух голубей, да не простых, а «гривушков», хозяином которых был Саня-рыжий.

Разумеется, Отряд полосатых не отступился. Вспыхнула вражда, в ход пошли рогатки и стрелы. Теперь властелином пруда становился тот, кто имел в стычках перевес. Пруд ежедневно по нескольну раз переходил из рук в руки. Схватки соперников затихали лишь вечерами, когда и с той и с другой стороны к ручью спускались с ведрами взрослые. Они брали воду для поливки огородов.

— Все это глупо, — веско произнес Сержик. — Ручей ничейный, значит, пользоваться должны все ребята.

Степка — он числился помощником командира полосатых — ядовито рассмеялся:

— Ты попробовал нынче… И как?

— В руку угодили, — простодушно сообщил Сержик.

— Стало быть, теперь ты с нами? — осведомился Витек. — Битый, отплатим лягушатникам.

— Что ж, я за вас, — согласился Сержик. — Только ведь тут рогатками ручей не завоюешь.

— А что, по-твоему, надо делать?

— Собраться всем и поговорить начистоту.

— Они те поговорят, — проворчал Саня-рыжий. — Только попадись к ним в руки.

Сержик поднялся и объяснил, что хочет пойти в кино на фильм «Гибель — черного консула». Желающих составить с ним компанию не оказалось. Он пообещал, что завтра придет сюда опять, и попросил, чтобы его вывели к поселку. Сержик не боялся: заблудиться в этой рощице, но поплутать мог вдосталь.

2. Приятное знакомство

В кинотеатре на предстоящий сеанс за билетами томилась длинная очередь. В тесном, душном помещении стоял невообразимый гам. Самые беззастенчивые напролом лезли к кассовому окошечку с диким упорством ковбоев. И вдруг в этом скопище горячих тел, резких криков и удушливого воздуха для Сержика словно вспыхнула яркая голубая звезда.

Она явилась в виде синеглазой девочки в опрятном платьице. «Звезда» находилась от Сержика всего в трех шагах и безучастно смотрела на штурм озорников возле окошечка. Пока Сержик с грехом пополам подвигался к кассе, они трижды встретились взглядами.

Пришел, к счастью, администратор кинотеатра и быстро наладил порядок. Когда подошла очередь Сержика, он вежливо поманил девочку пальцем.

— Взять вам билет? — учтиво предложил Сержик.

Девочка улыбнулась, синие глаза засветились признательностью и благодари остью.

— Спасибо, но вине берут, — ответила она.

— Тогда извините, — смущенно пролепетал Сержик, отводя глаза от нежного лица собеседницы.

Она вернулась на свое место. Сержик с острым любопытством смотрел за ребятами, отходящими от кассы. Ему так хотелось разгадать, кто этот счастливчик, который брал синеглазой билет. Но мальчишки, взяв билеты, проходили мимо незнакомки.

Очередь подошла, и Сержик сунул голову в окошечко. А я когда, купив билет, выбрался из очереди, девочки в помещении уже не было. Сержик метнулся на улицу, потолкался в вестибюле, заглянул в буфет — все тщетно. «Звезда» либо улетела в заоблачную высь, либо провалилась сквозь землю.

Сержик заскучал…

Но везучий он все-таки мальчишка, этот Сержик. В зрительном зале, отыскав свое место, он увидел ее снова. Она сидела вместе с ним в одном ряду, рядом. Их разделяла только девочка с косичками, стоявшая перед ним в очереди за билетами.

У Сержика перехватило дыхание. Он начал обдумывать, как поменяться с подружкой синеглазой и оказаться рядом со своей звездой. Но предложить это соседке с косичками не решался. А если та не согласится? Вот будет конфуз!

Пока Сержик ломал голову, она сама поменялась с подругой местами и очутилась рядом с Сержиком.

— Вы еще не смотрели эту картину? — спросил Сержик и покраснел от глупости своего вопроса.

— Когда же, — заметила девочка. — Ведь фильм идет только второй день.

Надо было срочно искать новую тему. Сержик напрягся, как стальная пружина, и выдавил из себя очередную глупость.

— Э-э… Вы, наверное, перешли в шестой класс?

Синеглазка встряхнула волосами и засмеялась.

— Меня Ирой зовут. А мою подругу — Клавой.

— Мальчишки — Иру зовут Ирисочкой, — вмешалась в разговор Клава.

— Почему Ирисочкой?

— Мальчишкам так нравится.

— Мне тоже, — подумав, сказал Сержик. — А меня зовут Сергеем.

— Неправда, — возразила Ирисочка. — Дома вас зовут Сержиком.

— Откуда вам известно? — ошеломленно спросил он.

— Мы знаем вашу тетю. Тетю Надю. До пенсии она работала в нашей школе учительницей пения. Она как-то и сказала, что ждет далекого гостя.

Свет в зале погас, на экране появились первые кадры.

Вначале Сержик то и дело поглядывал на соседку, ерзал на месте, но постепенно фильм его увлек. Это была захватывающая история борьбы революционных войск Советской республики с коварным бухарским эмиром. Но даже следя за действием, Сержик нет-нет, а посматривал на Ирину. Девочка, завороженная экраном, не замечала его, и это Сержи ка огорчало.

Пока шел фильм, Сержик обдумывал, что делать дальше. Может, пригласить девочек на Волгу? Угостить их мороженым? Или будет лучше проводить их домой и пригласить на другой фильм? Последняя идея ему особенно нравилась.

Фильм окончился, зажгли свет, и шумная толпа повалила к выходу. Сержик держался рядом с Ириной и Клавой.

Девочки о чем-то пошептались и засмеялись. Затем резко побежали на троллейбусную остановку. Сержик решил не отставать.

В троллейбусе они доехали до Заовражного поселка. Девочки сошли возле школы, Сержик последовал за ними. Так вот оказывается, где они живут — на территории лягушатников!

— Вы проехали одну остановку, — сказала Клава.

— Ему и отсюда рукой подать, — возразила Ирисочка. — Он перейдет через мостик.

Через мостик… Сержик похолодел: да ведь там у запруды разбойничает вооруженная ватага лягушатников. Как неосмотрительно он напросился в проводники этим подружкам. Но отступать было некогда, Сержик внутренне подтянулся: будь что будет!

Когда до мостика оставалось пройти не более двухсот шагов, Ирисочка вдруг повернулась к нему:

— Вас не провести на ту сторону?

— Да я тут как рыба в речке, — отмахнувшись рукой, солгал Сержик. — Вон мой дом, на взгорке, с красными наличниками.

— А ребят наших не боитесь? — внимательно взглянув ему в глаза, спросила Ирисочка.

— А что, они меня съедят?

— У наших война с полосатыми. Вы ведь за своих?

— Конечно! — гордо изрек Сержик и запнулся. — То есть… Вобщем, я еще окончательно не решил, с кем мне по пути…

— Ира, зайдем к ребятам, — предложила Клава.

— Ага, похвастаемся, что смотрели кино, — согласилась Ирисочка.

Втроем они спустились по тропинке к мостику. В тени старой ветлы Сержик заметил группу заовражных мальчиков. Увидев его вместе с девочками, кто-то изумленно присвистнул. «Сейчас накинутся и поколотят, — мысленно отметил Сержик. — Опозорят перед синеглазкой».

В стане заовражных и в самом деле произошло некое движение.

— Эй, сударь, подойди сюда! — крикнул Сержику паренек в малиновой тюбетейке-

— Я вам очень нужен? — хладнокровно ответил Сержик, сам удивляясь тому, что голос его не дрогнул и не выдал волнения.

Клава прошептала Сержику:

— Это Колька Сапун. Он здесь главный драчун, вы с ним осторожней.

— Иди сюда, верхач, — внятно и резче повторил Сапун. — Мы ж свои в доску, только вот живот у нас не в полоску.

Сподвижники предводителя лягушатников дружно засмеялись.

Сержик не тронулся с места. Он уже решил не поддаваться соперникам, какими бы бедами они ему не грозили. Сержику не хотелось ронять своего достоинства перед Ирой. Сдержанно он произнес:

— Если я вам нужен, подойдите сами. Хлеб за брюхом не ходит.

Это прозвучало как вывоз. В стане заовражных враз смолкли разговоры. Все настороженно и выжидательно смотрели на Сапуна. Тот сначала будто растерялся, но тут же, спасая свой авторитет вожака, покривился и ядовито сказал:

— Лавря, тащи его сюда.

Большеголовый и поджарый мальчишка отделился от ватаги и медленно двинулся к Сержику. Его холодноватые глаза не обещали ничего доброго. У Сержика возникла мысль — бежать, пока есть время, махнуть во все лопатки через мостик, а там птицей по лестнице. Между ним и противником порядочный разрыв, не догонит. Сержик покосился на девочек: Клава боязливо смотрела на приближавшегося Лаврр, Ирисочка с затаенным дыханием — на Сержика. Должно быть, предвкушает драку, ждет его стыда. Не дождется!

Лавря без всякой опаски подошел к Сержику и стиснул его руку. Потянул его к себе.

— Ты не слыхал, тебя Сапун зовет?

Сержик рывком освободил свою руку, сбивчиво заметил:

— Сапун для тебя царь и бог, а для меня ноль без палочки.

Он стоял один, бесстрашно, даже задиристо приподняв подбородок. Девочки оцепенели. Сапун нетерпеливо кашлянул и кивнул заовражным, они стали окружать Сержика тесным кольцом. Вот-вот начнется расправа.

— Семеро на одного? — вмешалась вдруг Ирисочка.

— Да он же — варяг! — сквозь зубы процедил Сапун. — Ирисочка, он же не тутошний…

— Не трожьте его! Стыдно! — возмутилась вконец Ирина.

— Ради тебя я не трону, — поклонился девочке Сапун. — Но Лавря сейчас нарисует на его белой рубашке красные полоски. В следующий раз этот полосатик забудет к нам дорогу.

Повинуясь предводителю, Лавря грубо схватил Сержика за грудки. На траву упала перламутровая пуговица.

Остальное произошло в течение трех-пяти секунд. Неожиданно для всех Сержик крепко схватил Лаврю за руку и, повернувшись спиной, легко перекинул его через себя. Падая от броска, Лавря задел ногами Клаву — она испуганно взвизгнула.

Вот теперь пора бежать, пока среди лягушатников замешательство… Но Сержик не побежал. Наоборот: он сорвал с себя измятую Лаврей белоснежную безрукавку и пошел прямо на Сапуна.

— Вам полоски? Нате, рисуйте полоски! — срывающимся голосом кричал он. — Рисуйте, лягушатники!

— Ты что, очумел? — отступив на шаг, бестолково захлопал глазами Сапун.

Лавря вскочил на ноги и, оскорбленный, бросился на Сер-лейка с криком:

— Ты так, да, полосатый!?

Сержик повернулся лицом к нападающему. В этот момент один из лягушатников толкнул его в спину, второй поставил подножку. Сержик упал. Третий больно пнул его в бок…

— Ну, это не по правилам, огольцы, — насмешливо сказал кто-то над Сержиком. — Лежачего не бьют!

Сильные руки свободно подняли Сержика с земли. Перед мим стоял плечистый русоволосый парень в старой армейской гимнастерке. Серые со смешинкой глаза защитника смотрели на Сержика одобрительно. Парень спросил у ребят:

— Это чей же такой? Вроде из новеньких? К кому приохал?

— Полосатик, — небрежно сплюнул Сапун. — С верхов.

— Что ж вы на одного-то?

— Он сам сюда притопал…

— Его мы звали?

Ирисочка подняла с земли рубашку, оброненную Сержиком при падении, подала ему:

— Вы не бойтесь, Сержик, это мой брат Леша. Он недавно из армии вернулся.

— И ты здесь, Ирка, — добродушно произнес Алексей. — Намнут и тебе бока эти ухари.

Ребята скромно заулыбались.

— Нет, она у нас на особом положении, — услужливо ответил Сапун.

— На каком же особом?

— Красивая девочка, — заикаясь, вымолвил тщедушный мальчишка, которого все звали здесь Быр-быр.

— Правильно! — одобрил Алексей. — Красоту надо беречь. Но красота и в душе бывает, ее тоже нужно видеть… Вот у Сержика она как будто есть, а вы не разглядели.

— На рентген, что ли, его тащить, душу просвечивать, — усмехнулся Сапун. — Была нужда!

Алексей построжел лицом:

— Без рентгена видать. Я ведь следил: он один перед вами не струсил, значит, с характером. А это многого стоит. Понимаете?..

На косогоре появилась густая толпа верховых ребят. Один миг, и они с воинственными криками посыпались вниз — кто по лестнице, кто прямо по глинистому склону. В руках у них были рогатки, луки и стрелы, сухие комья земли.

— Полосатые атакуют! — воскликнул Сапун. — Тревога!

Заовражные, раскинувшись цепью возле мостика, залегли.

Перед мостиком полосатые остановились тоже. Витек закричал, сложив ладони трубочкой:

— Эй, Сапун, давай сюда вашего, иначе худо будет!

— Тебя, Сержик, выручают. Молодцы! — похвалил полосатых Алексей.

Он замахал рукой:

— А ну, вали всё на эту сторону ручья. Совещание за круглым столом устроим. Быстро!

Витек снова приложил к губам трубочку из ладоней:

— Провокация! Не поддаемся!

Рассмеявшись, Алексей мотнул головой:

— Вот ведь и вправду черти полосатые! Кликни их, Сержик…

— Ребята, давай сюда! Здесь свои, не бойтесь!

Полосатые собрались в кучку, о чем-то посовещались. Затем сначала Витек, за ним остальные гуськом переправились по мостику на-сторону заовражных. Соперники посматривали друг на друга настороженно, готовые в любую минуту схватиться врукопашную. Но Алексей миролюбиво усадил всех на травке под старой ветлой.

— Итак, — начал он с едва заметной усмешкой, — совещание противных сторон на высшем уровне считаю открытым.

— Прошу слова, — поднял руку Сапун.

— Слово имею сначала я, Коля. И не перебивать! — строго заметил Алексей. — Так вот, ребятьё. Вашу тяжбу я знаю, мне Ирка рассказывала. Напрасную возню вы тут затеяли. Пруд принадлежит всем…

— Пусть гонят пару голубей! — сварливо крикнул кто-то из ватаги заовражных.

— Встань, Лавря, и стой, пока я не разрешу тебе сесть, — приказал Алексей.

— Они запруду разворотили, — пожаловался Лавря, поднимаясь, однако, на ноги.

— Смирно! — внезапно скомандовал Алексей.

Лавря опустил руки и подобрался. Мальчишки прыснули в ладони.

— Вот так, без базара. Будущие солдаты должны привыкать к дисциплине смолоду… Я говорю, вода принадлежит всем. И запруду верховые ребята не ломали. Это, по-моему, дело рук Филимона Чачина, закоренелого захребетника и тунеядца.

Ребята недовольно, угрожающе загудели. Кто из них не знал этого бородатого жадного дядьку, огород которого также спускался к пруду. Филимон Чачин жил один в добротном, пятистенном доме, пускал квартирантов и взимал с них большие деньги. Он нигде не работал, вечно жаловался на многочисленные болезни. Зато вовсю торговал по весне ранними овощами и ягодами, а осенью ходил за грибами и тоже сбывал их на базаре. Шалости и шумные игры ребят на улице и у запруды он попросту не выносил.

— Затем, что вы ему днем мешаете, — усмехнулся Алексей. — Когда воды в пруду было много, чы купались, кричали и визжали.

— А что, нельзя?

— Можно, на здоровье! И без оглядки на Филимона… Вобщем так: предлагаю вам объединиться и восстановить запруду. Ведь это не для одних вас польза — взрослые тут воду берут для поливки огородов.

Ирисочка дернула брата за штанину:

— Леша, невеста твоя…

Невдалеке стояла стройная, пышноволосая девушка и с любопытством прислушивалась к речам Алексея. Он моментально преобразился, стал веселым и добрым. Крикнул девушке:

— Я сейчас, Марина!

И продолжал скороговоркой:

— Значит, договорились? Ты садись, Лавря… И не драться между собой, уши оторву. А Филимона надо выследить и схватить за поганую руку на месте преступления. Тогда пускай на себя пеняет. Бее! Пока, огольцы!

Алексей поспешил к девушке. Ребята слышали, как она журила его за то, что он еще не переоделся после работы — они собирались в этот вечер на концерт приезжих артистов. Улыбчиво оправдываясь, Алексей быстро повел ее в поселок.

После ухода Алексея мальчишки двух враждующих сторон минуту сидели молча. Не находилось смельчака продолжить собрание. Вот если бы затеялась потасовка, тут каждый бы нашелся, что ему делать… А к таким вот словесным «мероприятиям» они попросту не привыкли.

Тем временем то одного мальчишку, то другого отзывали домой ужинать или помогать в огороде. К запруде потянулись люди с ведрами.

— Нынче нам эту беседу не закончить, — сказал Сержик. — Давайте соберемся завтра в десять утра.

Его не одернули, не осмеяли. Все безропотно согласились встретиться на следующий день. Прощаясь, Витек и Сапун пожали друг другу руки, а Сержик и Ира обменялись ласковыми, признательными взглядами.

3. Мир над ручьем

Ночью Сержик очнулся от оглушительного грохота. Тьму за окном неистово полосовали ослепительные молнии. В перерывах между ударами грома слышно было, как шумел по кустам сирени в палисаднике сильный ливень. Сержик, прислушиваясь к шуму дождя, уснул.

Утро выдалось погожее, розовое. По голубому небосклону скользили белопенные облака. От обилия влаги клонились ветви деревьев, роняя на землю тяжелые капли. В свежем, прозрачном воздухе растворялся терпкий запах цветов и зелени.

Сержик весело побежал к оврагу. То, что он увидел, его озадачило. От земляной плотины не осталось и следа. По дну оврага, клокоча, мчался грязный поток. Он остервенело бился о крутые берега оврага, тащил с собой вое, что попадалось на пути, перехлестывая через мостик.

— Вот это — сила! — восторженно сказал кто-то за спиной.

Он оглянулся: это были Витек и Степка. Вскоре рядом оказались Саня-рыжий, Нюра и Люська. Последним, протирая заспанные глазенки, подошел Тимофей Иванович.

— Против такой силы ни одна запруда не устоит, — задумчиво произнес Степка.

— Разве что только на сваях, — степенно сказал Тимофей Иванович.

— А лягушатники, видать, все еще дрыхнут, — засмеялся Саня.

— Брось ты это прозвище, — поморщился Сержик.

— Это почему?

— Ведь помирились же.

— Кто, ты? — вызывающе спросил Саня. — Я лично никаких перемирий не подписывал:

Витек осадил Саню:

— Хватит тебе цапаться!

— А как же отряд полосатых? — удивился Саня. — Распускается?

Сержик насмешливо произнес:

— Вот ты, Саня, тельняшку флотскую носишь, а почему она полосатая — тебе невдомек.

— Ха, я не знаю, почему полосатая? — закипятился Саня-рыжий. — Синие полоски означают море…

— А белые? — сощурилась Люська.

— Белые, белые… — забормотал Саня. — Белые — это паруса и чайки.

Витек, схватившись за живот, отчаянно захохотал. Саня-рыжий на него обиделся:

— Сам же выдумал этот отряд полосатых…

— Море, чайки, — передразнил Сержик. — Слышал звон, а не знаешь, где он. Тельняшки, правда, придуманы еще в эпоху парусного флота. Только они потому полосатые, чтобы матросов среди парусов можно было хорошо видеть. Дошло?

— Ты где это вычитал? — поинтересовался Степка.

— Мне отец рассказывал.

— Он моряк?

— Черноморский был. У него два ордена и шесть медалей.

— А у меня брат недавно с Тихого океана вернулся, — с и неменьшей гордостью сказал Витек. — У Тимофея Ивановича и Люськи дяди — тоже флотские.

Поток, метавшийся на дне оврага, постепенно утрачивал силу, иссякал. На той стороне тоже собиралась ватага заовражных, Сержик все силился разглядеть среди них Ирисочку, но найти ее взглядом не мог: поглазеть на взбунтовавшийся ручей пришло много девчонок.

Наконец, в почетном сопровождении Лаври появился в своей неизменной малиновой тюбетейке Сапун. Завидев полосатых, помахал рукой — приглашая к себе.

— Пошли, что ли? — спросил у своих Витек.

— А не отлупят? — усомнился Саня. — Заманят, а потом ума вложат. С них станется!

— Ни к чему показывать нашу слабость, — сказал Сержик и первым двинулся вниз по лестнице.

Встретились на мостике — под напором воды он мелко подрагивал. Ребята поздоровались чин-чином, за руки. Беседа сначала не клеилась.

— Без запруды теперь — амба, — сказал Сапун. — Жарынь, посохнет все в огородах.

— М-да, — согласился Витек. — Придется строить заново.

Тимофей Иванович вразумительно вымолвил:

— Если из земли — напрасный труд. Прочная основа нужна.

— Основа! — залился ехидным смехом Лавря, натягивая кепку на глаза Тимофею Ивановичу. — Академик!!!

— Зачем ты его так? — повернулся к Лавре Сержик.

— А как надо? Как вчера тебя? Так, что ли?

Лавря смотрел на Сержика нахальными глазами, вызывая на откровенную ссору. Но Сержик сдержался: не хотелось ссориться из-за пустяков. Тогда Лавря переключился на Саню-рыжего:

— Когда голубков принесешь?

— А я тебе должен?

— Гони пару «гривушков», а то сейчас выкупаю. Ну?!

Сержик тронул Сапуна за локоть:

— Вчера уговора не было, чтобы скандалить. А у Лаври опять язык и руки чешутся.

Сапун, сдвинув малиновую тюбетейку на затылок, ухмыльнулся. Его так и подмывало затеять ссору, но заметив, что от домов по тропинке бежала к мостику Ирисочка, он замялся.

«Ага, струсил, — удовлетворенно подумал Сержик, радуясь появлению девочки. — Боится, что синеглазка пожалуется на них брату…»

Ирисочка, раскрасневшаяся от быстрого бега, восторженно закричала:

— Здравствуйте, мальчики! Ух, какой сильнющий ручей!

Сапун разом оказался рядом с Ирой. С живостью стал рассказывать, как вода снесла запруду, словно сам был при этом. Он так увлекся, что взял Ирисочку за руку, и она не отняла у него руки.

Подлизывается? Не очень-то похоже. Голос Сапуна звучал мягко, но без сюсюканья.

И тут Сержик догадался. Сапуну нравится Ирисочка.

И эта догадка его огорчила. Сержику вдруг стало грустно.

А между Саней и Лаврей крепла размолвка. От слов и оскорблений они перешли к действиям. Сначала Лавря щелкнул Саню по носу и получил сдачи, потом они толкнули друг друга в грудь. Наконец, более сильный Лавря ухватил Саню за шею и начал пригибать его к настилу мостика.

— Кланяйся, полосатый, кланяйся, — приговаривая так, пыхтел Лавря. — Все равно голубей тебе не видать!

На выручку Сане подоспели Витек и Степка. Они оттолкнули Лаврю и загородили собой товарища. Теперь они стояли друг против друга настороженные, готовые к схватке.

— Бей полосатых! — крикнул Лавря.

— Опять за старое? — вспылила Ирисочка, протиснувшись между драчунами, широко раскинула руки.

Рядом с ней тут же оказался Сержик.

— Сапун, уйми своих! — рассердился он. — Лавря всех ба-ламутит!

Он еще что-то хотел сказать, но комок жидкой глины, брошенный Лаврей, шлепнулся ему в лицо. Все от неожиданности еамолкли.

— Ах, ты, поросенок! — гневно воскликнул Сапун и влепил Лавре хлесткую пощечину.

— Ты своих, да?! — плаксиво завопил Лавря. — Из-за этой красивой девчонки, да? Валяй, бей маленьких!

Сапун презрительно окинул Лаврю взглядом и, повернувшись к нему спиной, как ни в чем не бывало поправил на голове малиновую тюбетейку и деловито предложил:

— Надо новую запруду строить. Есть специалисты по этому ремеслу?

— Как же не быть, — протискиваясь на середину мостика, солидно сказал Тимофей Иванович. Сапун критически оглядел его.

— Не брешешь?

Тимофей Иванович хлюпнул носом.

— Не веришь — поищи другого. Не набиваюсь.

— Он на все руки мастак, — заступилась Люська.

— Тогда подойдешь, — похлопал его по спине Сапун. — А как станешь строить?

— Пошли, покажу…

Тимофей Иванович повел ребят на берег. Прутикам начертил на земле проект будущей плотины, деловито давая по ходу объяснения.

— Делать надо с размахом. Запруду надо возводить высокую и прочную, с перевязкой деревянными столбами.

— Где возьмем дерево? — перебил его Быр-быр, тоже считавшийся умельцем по части строительства гидросооружений на ручьях. Правда, его пруды вброд переходили куры.

— Это решим потом, — нетерпеливо поморщился Тимофей Иванович. — Так вот… Поперек ручья вобьем два ряда свай и обошьем их тесом. Простенок засыплем песком. Чтобы в половодье сверху не размыло плотину, устроим два сливных желоба…

— Голова! — восхитился Битек.

— А лесу тут потребуется много, — снова сказал Быр-быр. — И жерди для свай, и доски для стенок. Где взять?

— А я знаю, — услужливо произнес вдруг Лавря, стоявший в одиночестве. — Отличный материал!

— Выкладывай, Лавря, — примирительно оказал Сапун.

Лавря, таинственно озираясь по сторонам, зашептал:

— На Спортивной улице баню строят, видали? Там всякого материала навалом. Один заход сделаем и — порядочек.

— Украсть? — спросил Сержик. — Не пойдет, ребята!

— Вариант отвергается, — сказал Витек. — Для кого ж баня, если не для нас?

— И воровство нам припишут, — заметила Ирисочка.

Так мы же ночью, никто не заметит, — попытался было убедить ребят Лавря.

От него единодушно отмахнулись.

— Глупые люди! — возвысил голос Лавря, вновь обретая нахальство. — Мы что, для себя стараемся? Для поселковых же!

— Нет, это не выход, — отрезал Сапун. — Остается одно: пусть каждый принесет из дому кол и две тесины.

— Вот это стоящая идея! — подхалимничая, воскликнул Лавря. — Айда, ребята, по домам!

Ребята уже собрались расходиться, когда увидели спускавшегося по лестнице завуча школы Евгения Ивановича. Мальчишки и девчонки вежливо поздоровались.

— Ну, как отдыхается? — весело спросил Евгений Иванович.

— Хорошо, да не больно гоже, — пошутил Степка.

И ребята поведали завучу о своей заботе. Он немного подумал и произнес:

— Видели в школьном дворе старый сарай? Ну, куда раньше макулатуру сдавали? Его намерены пустить на слом. Поговорим с Ильей Петровичем, директором, я думаю, он не откажет отдать вам доски и бревна.

— Ну-у, до нас ли сейчас директору, — замялся Витек. — Десятиклассники экзамены сдают, у Ильи Петровича своих забот полон рот.

— На такое дело у директора всегда найдется время, ребята, — энергично тряхнув головой, сказал Евгений Иванович. — Пошли!

Говорливой, шумной гурьбой ребята отправились за завучем в школу. К директору вместе с ним вошли Сапун и Витек. Остальные ждали у сарая.

— А вдруг — не разрешит директор, — с сомнением промямлил Лавря. — Поворот от ворот получим.

— А ты и радехонек? — отгрызались мальчишки.

Сапун и Витек вышли из школы степенные и загадочные. За ними шел завхоз, неся ящик с плотницким инструментом.

— Вот, ребятки, — сказал завхоз. — Сам аллах послал вас ко мне. Разбирайте топоры, гвоздодеры и ломайте. Материал для вас в самую пору.

— Далековато таскать придется, — сокрушенно заметил Сержик.

— Зачем таскать? — удивился завхоз. — Разберете сарай, и я вам машину на часок выделю. Приступайте, ребятки!

4. Фронтовой дневник

Под наблюдением завхоза распоряжался работами Тимофей Иванович. Все как-то сразу безропотно приняли его за человека в строительных делах сведущего и толкового. Он, если замечал непорядок, покрикивал на ребят с видом крупного начальника, и даже авторитеты Сапуна и Витька не спасали их от его выговоров и критических замечаний.

Тимофей Иванович умело распределил рабочую силу. Самых проворных он поставил на разборку сарая, девчонок заставил вытаскивать из тесин гвозди, а наиболее здоровые и сильные ребята таскали тяжелые бревна и складывали их отдельно.

Сержику не повезло: он до крови сбил себе руку. Ирисочка, к зависти Сапуна, долго и сосредоточенно промывала ему ранку и накладывала повязку. Вместо бинта она пустила свой носовой платок.

— Сержика надо от работы освободить, — милосердно сказала она Тимофею Ивановичу.

— Никаких освобождений! — жестко отрезал руководитель стройки.

— Но у него может начаться заражение крови, — не унималась синеглазка. — И рука опухла…

Тимофей Иванович был неумолим. Сам деловитый и ловкий, он никому не давал поблажки. Кое-кто из ребят стал даже его побаиваться. Осеклась и участливая Ирисочка, когда Тимофей Иванович намекнул ей о том, что Сержику она выпрашивает поблажку потому, что он ей приглянулся как симпатичный приезжий мальчишка.

— Да я хоть камни ворочать! — покраснев, произнес Сержик.

— Только лежа на травке! — поддел его Сапун, и все рассмеялись.

Работали с перерывом на обед, ходили купаться на Волгу. К вечеру там, где стоял сарай, возвышалась лишь куча мусора да щепки. Столбы, перекладины и доски, отобранные Тимофеем Ивановичем для сооружения плотины, лежали поодаль. Ребята, умаявшись с непривычки, отдыхали, ждали грузовик.

Сержик с интересом копался на месте бывшего сарая — склада макулатуры. Среди оставшегося бумажного рванья, исписанных тетрадей и старых газет его внимание привлек полуистлевший, но довольно объемистый блокнот в потертой коричневой обложке. Сержик поднял его и наугад начал листать странички, заполненные полустершимися записями химическим карандашом.

— Брось, мусор, — небрежно сказал Витек. — Заразу схватишь.

— А чего ему бояться заразы, — уязвленный доброжелательным отношением Ирисочки к Сержику, заметил Сапун, — у него теперь личный доктор появился.

— Не надо, Коля, так шутить, — смущенно улыбнулась Ирисочка. — Сержик для всех хороший товарищ.

А Сержик, заинтересованно листая блокнот, ничего не слышал. На одной страничке он нашел любопытную запись.

«16 июня 1942 года. Нас осталось двенадцать, семеро ранены. Лейтенанта Карнаухова схоронили нынче утром. На всех у нас две гранаты и шесть винтовочных обойм. Сухари кончились позавчера, воду пьем из заболоченного озера. Прорваться к своим нет ни единого шанса. Утешает лишь мысль, что мы, прикрывая отход полка, выполнили свое боевое задание до конца. Что ж, умрем все, но не сдадимся. Если когда-нибудь люди…»

Дальше разобрать ничего путного не удавалось. Другие странички тоже не добавили сведений о горстке советских солдат, попавших в безвыходное положение. Странички блокнота во многих местах были сплошь залиты какой-то жидкостью. Сквозь темные разводы и пятна проступали лишь отдельные слова: «Ржев, боеприпасы, танковая атака, братская могила, высота над рекой…»

У Сержика возбужденно заколотилось сердце.

— Ребята, а ведь это фронтовой дневник! — крикнул он.

Все сразу сгрудились вокруг Сержика, с любопытством разглядывая находку, полуистлевший коричневый блокнот — боевой свидетель грозных, пламенных лет Великой Отечественной войны. Сержик еще раз вслух прочитал разборчивые записи.

— Вот здорово! — удивился Степка. — Настоящий фронтовой дневник!

— Кинь, зачем он тебе? — сказал Лавря, залихватски сплюнув на кучу бумажного хлама.

— А может, ему в музее место! — воскликнул Витек.

— То-то в мусоре валяется…

Ребята сцепились в споре. Высказывались всевозможные предложения. Многие сошлись на одном: блокнот выброшен за ненадобностью.

— Нет, — задумчиво возразил Сержик. — Фронтовик такую вещь не выбросит. Она для него дороже всего на свете. Ведь этот блокнот, судя по виду и записям, побывал вместе с хозяином во всех переделках.

— Правильно! — поддержала Сержика Ирисочка. — И значит, хозяин блокнота остался жив.

— Интересно, ребята, как все-таки они тогда пробились к нашим, — сказал Саня-рыжий.

— Но кто же владелец, как его найти? — обвел всех вопросительно недоуменным взглядом Сержик.

Ребята приумолкли. Фронтовой дневник стал причиной для глубоких и беспокойных размышлений. Кто-то с болью вспомнил погибших в боях с фашистами близких родственников, а кто и оставшихся в живых отцов-инвалидов. Война… Не всем мальчишкам и девчонкам рисовалась она в воображении победным танковым маршем к черному Берлину. Ведь перед солнечным маем сорок пятого были и эти кровопролитные сражения под Ржевом, и развалины Сталинграда, и горький дым пожарищ на родной земле от Баренцова до Черного моря.

Подошел Евгений Иванович, завуч школы, участник взятия Кенигсберга. Узнав, чем озабочены его питомцы, со вздохом произнес:

— Эх, друзья мои, ведь этот блокнот только для нас китайская грамота. А его владелец по одному слову может восстановить целый боевой эпизод. Конечно же, не мешало бы отыскать солдата, да уж больно сведений о нем ничтожно мало…

Подкатила автомашина, и ребята, забыв о дневнике, начали погрузку стройматериала. Сержик, работая вместе со всеми, все думал о блокноте. Он лежал у мальчишки за пазухой и, казалось, жег ему сердце. Что он будет с ним делать? Конечно же, станет искать владельца… Но как и где? Попробуй, найди иголку в стоге сена!

Материал для запруды ребята перевезли в два рейса. С дороги перетаскали бревна к ручью. Тимофей Иванович на правах начальника стройки созвал общее собрание. Смущенно покрякивая под смешливыми взглядами взрослых, окруживших ребятишек, весомо объявил:

— Завтра приступим к делу. Всем прийти без опоздания к девяти утра. Кто собирается волынить, пусть лучше остается дома, чтобы не мешать здесь другим.

У Тимофея Ивановича оказался прямо-таки природный талант руководителя. На каждого он возложил определенную обязанность. Одни должны были захватить из дома пилы, другие лопаты, третьи топоры и молотки. Сам Тимофей Иванович пообещал к утру изготовить чертеж будущей запруды.

Расходились с веселым оживлением. Озабочен был, пожалуй, один лишь Сержик: находка не давала ему покоя.

— Буду искать владельца, — сказал он Ирисочке, когда они прощались.

— Возьмешь меня в помощницы? — попросила девочка. Они обращались один к другому уже на «ты».

— Ну что ж, я рад, — поспешно согласился Сержик. — Ты понимаешь, этот солдат живет где-то в нашем районе…

— Почему так думаешь?

— Да ведь макулатуру школьники собирали только в За-овражном поселке да, может быть, немного за ручьем на верхних улицах. Значит, поиски нужно вести здесь.

К ним подошли Витек, Степка, Саня-рыжий. Тоже увлеклись беседой.

— Но как это трудно, — вздохнула Ирисочка. — Ведь в поселке только частных домов более трехсот. А сколько возле завода многоквартирных!

— И все-таки нужно побывать в каждой семье.

— А может, расклеить объявления? — предложил Степка.

— Бумаги не напасешься, — изрек Витек.

— А если сообщить через пионерскую газету? — Это посоветовал Саня-рыжий.

— Будет тебе газета возиться с нами. У них своих дел невпроворот, — возразил Витек.

— Я знаю одного безногого фронтовика на Спортивной улице, — сказал Саня. — Авось он? Я однажды ему чемодан с вокзала нес, мы подружились.

— Пойдем к нему, — выпалила тотчас Ирисочка.

— Прямо сейчас?

— А что? — уставилась на Саню своими синими глазами Ирисочка. — А вдруг он знает того, из-под Ржева?

Солнце спряталось уже за горизонтом, в бездонном теплом небе явственно начали проступать крупные мигающие звезды. В потемневшей листве деревьев смолк птичий гомон, лишь в овраге, предвещая жаркую погоду, самозабвенно орали лягушки.

На Спортивной улице возле дома, к которому Саня вел ребят, тлел огонек. Это на лавочке попыхивал сигареткой безногий мужчина.

— А мы к вам, дядя Миша, — сказал Саня.. — Не узнаете?

— Как не узнать тебя, рыжего! — засмеялся дядя Миша. — У тебя и в темноте волосы золотом блестят!

Он подвинулся на край лавочки, пригласил:

— Милости прошу. По делу ко мне аль просто гуляете?

— По очень важному делу.

— Тогда мои уши для вас открыты.

Саня и Сержик, перебивая друг друга, рассказали безногому фронтовику о боевом дневнике. Дядя Миша слушал молча. Видно, задумка ребят отыскать хозяина блокнота затронула и его солдатскую душу, разбудила в нем воспоминания о давнем, пережитом.

— Не воевал я около Ржева, ребятки, — задумчиво произнес дядя Миша. — И друзей у меня нет таких среди нашего фронтового братства. Сам-то я летом сорок второго на Дону огненные версты мерял. Поспрошаю я своих друзей-товарищей, авось, кто и знает вашего ржевца…

Дядя Миша помолчал, примял на земле искрящийся окурок сигареты и продолжил:

А дело у вас в руках доброе. И конечно, блокнот этот попал в бумажную рухлядь случайно. Не выкинет солдат фронтовые записки в мусорную яму, это для него все равно что память о войне из головы обронить. Ищите человека!.. И расскажу я вам по этому вашему поводу малость схожую историю… Когда осенью сорок третьего форсировали мы Днепр, страшно озлились на нас фашисты. Весь плацдарм перепахали бомбами и снарядами, потом танки пустили. Был у нас в роте бронебойщик Петро Климов, запевала и весельчак. Тоже толстую тетрадь с собой таскал, стихи и песни в нее заносил. Очень дорожил он этой тетрадью… В том бою жарко и маятно нам пришлось. И на моих глазах погиб Петро Климов. Когда танки на нас двинулись, выполз он вперед и укрылся в небольшом окопчике. Поджег Петро сначала один танк, потом другой, а третий прошел по его окопчику и развернулся — взрыл, значится, землю гусеницами и заживо завалил нашего весельчака… В той схватке мы не только выстояли, но и вскоре в контратаку пошли под прикрытием «катюш». Мало нас Осталось в живых, а на погибших мы похоронки по адресам разослали, в том числе и на Климова горькую весточку домой отправили. M-да… Я был тогда пулеметчиком, вторым номером у меня — Загоруйко Семен. Вот этот Семен и взял из осиротевшего вещьмешка, который в землянке оставался, климовскую тетрадь: в ней стихов записано— тьма. Все носил ее Семен с собой, домой Климову тоже собирался послать. Однако не довелось нам со вторым номером войну закончить благополучно. В Молдавии уже хлопнулась возле пулемета фашистская мина, и попали мы с Семеном в полевой госпиталь — я без ноги, а он с осколочным ранением в груди. Прилежно лечили нас врачи, поправлялись мы быстро. Однажды приехал в госпиталь генерал ордена нам вручать и отдал ему Семен Загоруйко климовскую тетрадь. Полистал ее генерал и говорит: «Это клад солдатской мудрости и творчества, нужно кое-что из этого в память храброго бойца в печати опубликовать…» С тем и уехал… А через неделю смотрим — в армейской газете стихи и подпись под ними П. Климов. Обрадовались мы этой памяти о бесстрашном товарище. Рассказывалось тут же, что наш Климов сам сочинял эти стишки — вот ведь как, а нам и не говорил. А еще через две недели второе чудо из чудес: получаем с Семеном как-то поутру письмецо, а оно от самого Петра Климова! Живехонек он! Что тут с нами было, мать моя родная!… Оказывается, выжил и не задохнулся в той окопной могиле человек и продолжает долбать гитлеровцев из своего противотанкового ружьеца. Только после госпиталя попал он в другой стрелковый корпус и объявился перед нами, когда прочитал свои стихи в армейской газете. Вот!

Дядя Миша постучал по земле палкой и сказал:

— Я это вам к чему все поведал? Солдатская судьба — она что зигзаг. Иной раз думаешь, крышка тебе, но, глянь, увернулся от смерти, перехитрил костлявую. Ваш ржевский боец тоже, должно, жив-здоров, если его блокнот у вас в руках. И приятно ему станет, когда вы его найдете и потерянный дневничок вручите. Да еще самолично!.. Будем искать боевого товарища! Ну, а теперь пора и на боковую…

Ребята возвращались домой притихшие. Всех роднила одна сокровенная дума о ржевском солдате. Каждый мысленно клялся во что бы то ни стало найти неизвестного солдата, узнать о дальнейшей его судьбе.

5. Суд праведный

Наутро у ручья переполох: ночью кто-то похитил из штабеля несколько столбов. Ребята замитинговали.

— Чья совесть нечиста?! — кричал, надрываясь, Витек.

— Это какая-то тетка уперла, — сообщил Быр-быр. — Глядите на отпечатки ног.

И верно: от штабеля вверх по ручью вели отчетливые рубчатые следы женских сапожек. Там, где похитительница выходила по траве на тропинку в крайний переулок, сбита роса. Дальше на тропинке след терялся. Тут уже похитительницу не найти, хоть вызывай розыскную собаку. Здесь народу прошло с ночи тьма-тьмущая.

— Хорошо, что у нас запас древесины, — сказал Сержик. — А то бы опять добывай столбы.

— И остальные завтра пропадут, — заметила Ирисочка. — Если не наладим дежурство.

— Дело Ирка предлагает, — подхватил Тимофей Иванович. — Установим ночной пост.

Ребята возмущенно загомонили. Кому охота ночью бодрствовать в темном сыром овраге?

Тимофей Иванович поднял руку:

— Хватит кричать! Решено: на время строительства назначим охрану. Ночь поделим на два человека. С десяти вечера дежурит один, с часу до четырех — другой. А там уж светло, не каждый рискнет красть.

— Правильно! — одобрительно произнес Сержик.

— Кто первым хочет дежурить? — спросил Тимофей Иванович. — Добровольцы есть?

— Жребий надо бросить!

Ехидно посматривая в сторону Ирисочки и Сержика, Сапун сказал:

— Зачем жребий? Первое дежурство доверим тем, кто подал эту мысль. Не так ли?

Заовражные мальчишки прыснули. Они знали, что Сапун недоволен тем, что Ирисочка и Сержик подружились, и думали, что Сапун будет лезть в драку. Но Сапуна словно подменили. Вот и сейчас, силясь уязвить соперника, Сапун выдвинул мстительное предложение.

Но Сержик сделал вид, что не заметил издевки.

— Ладно, первое ночное дежурство мы делим с Ирой, — согласился он. — Она будет дежурить до часу, а я буду до четырех.

— Так и запишем, — объявил Тимофей Иванович. — А теперь глядите сюда…

Он разложил на траве чертеж величиной с газетную страницу, стал объяснять свой проект… Запруда своими краями должна упираться в обрывистые склоны размытого ручьем оврага. Для столбов по всей ширине русла нужно сделать в грунте более двадцати углублений. Конечно, рыть ямы будет трудно — глинистая земля густо перемешана с гравием, зато плотина встанет на прочной основе…

— Ребята! — послышался вдруг рядом растерянный и слезливый голос Сани-рыжего, только что прибежавшего из дома. — К нам в сарай залезли, голубей унесли.

Мальчишки и девчонки окружили огорченного, расстроенного Саню. Тот от волнения говорил несвязно, быстро, глотая слова. Только после долгих расспросов все поняли, о чем идет речь. Кто-то выломал в сарае две доски и похитил «гри-вушков».

— Кто это посмел сделать? — бушевал Степка, обращаясь к Сапуну.

— В таких случаях расписки не оставляют, — насмешливо заметил Сапун.

— А где у нас, между прочим, Лавря? — поинтересовался Сержик.

— Не был он здесь нынче…

Сапун недобро прищурился:

— На Лаврю валишь?

— Просто спрашиваю, почему на работу не вышел.

— Да нет, ты его подозреваешь, — стал придираться к Сержику Сапун. — Если он чесал языком, стало быть, и унес?

— А что? Мог, — спокойно сказал Сержик. — «Гривушки» ему очень нравились.

— А если ты лжешь?

— Пошли к Лавре! — решительно произнес Степка. — Шею намоем, коль найдем у него голубей.

— Куда пошли, а запруда? — поднял голос Тимофей Иванович.

— Какая запруда, когда у себя все крадем! — воскликнула Ирисочка.

— Все к Лавре! — загомонили ребята, побросав топоры и лопаты.

Дома у Лаври их встретила одна мать. Сапун и Витек тщательно обыскали чердак и сарай, Ирисочка с Люськой пошарили даже под печкой. Ни голубей, ни Лаври.

— Чего его искать, — дивилась мать, думая, что ребята разыскивают ее непутевого сына. — На рынке он, рано ушел. То за хлебом в магазин не спровадишь, а тут сам напросился за картошкой.

— Значит, и голубей моих заодно понес, — всхлипнул Саня.

Лавриной матери учинили целый допрос:

— Где ночью пропадал Лавря? — спросил Степка.

— Дома, где ж ему быть…

— А вечером поздно вернулся?

— Я спала уж…

— Он ничего не брал с собой на базар?

— Кроме сетки, вроде бы нет… Да что вы меня тут за-спрашивали?

Отмахнувшись от назойливых посетителей, мать Лаври ушла в дом.

— Айда на базар, — умолял Саня. — Он там голубей продает. На месте преступления схватим.

— Дурак он, что ли, в первый день голубей на рынок нести, — сказал Сапун.

— А в сарае нет никаких следов? — спросил у него Сержик.

— Какие тебе нужны следы?

— Ну пух, может, помет валяется…

Ирисочка с Люськой тем временем ушли за дом, очутились в огороде. В его дальнем углу сплошь разрослась сирень. Ветерок доносил оттуда пряный, сладковатый запах.

В густых зарослях сирени девочки наткнулись на большой фанерный ящик. На прочной дверце висел замок. Девчонки переглянулись: что за тайник? Хотели заглянуть во внутрь через щели, но их не оказалось. Листы фанеры были подогнаны и прибиты к стойкам очень плотно. Люська ладонью постучала по крыше ящика — внутри послышались хлопот крыльев и птичий писк.

— Вот они где, Санькины голуби! — полушёпотом произнесла Ирисочка.

— Бежим к ребятам. Сейчас сломаем ящик и заберем «гулек».

— Нет, давай лучше сами выследим здесь Лаврю. Он обязательно заглянет сюда, когда придет с базара. То-то будет потеха…

Девчонки спрятались у забора и стали ждать. А во дворе давно наступила тишина: видно, ребята ушли либо к запруде, либо умчались за Лаврей на рынок. Сидеть в кустах без дела было очень томительно, особенно для вездесущей и словоохотливой Люськи. Шевеля губами, она погадала о чем-то на ромашке и неожиданно спросила:

— Тебе нравится Сержик?

— Очень, — простодушно ответила Ирисочка. И, заметив на лице Люськи смятение, опомнилась: — Не так, чтобы очень, но…

— Мне тоже, — вздохнув, призналась Люська. — Нравится, но не очень!

— Он скоро уедет, — сказала Ирисочка.

— А если б он остался в нашем городе, я подружилась бы с ним по-настоящему, — сказала Люська. — Хорошие мальчишки попадаются редко.

Подружки долго шептались в зарослях и чуть было не прокараулили Лаврю, когда тот осторожно, словно зверек, пробрался к тайнику.

Лавря подошел к ящику, без стука открыл замок. Кинул голубям зерна и застыл на месте, любуясь красивыми птицами. Голуби, подбирая корм, дробно стучали клювами по деревянному настилу ящика.

— Гуль-гуль-гуль, — умилялся Лавря, кроша голубям хлеба.

— Что будем делать? — шепнула на ухо Ирисочке Люська.

— Свяжем и отведем к мальчишкам, — тихо ответила Ирисочка, снимая с головы косынку. — Надо дать ему понять, что нас здесь много.

— Не сумеем, он нас поборет.

— Внезапностью осилим.

Лавря бросил остатки корма голубям и стал навешивать замок. Тут-то и обескуражила его Ирисочка. Она хотела крикнуть громко и внушительно, однако получилось тонко и визгливо:

— Ни с места, воришка!

От неожиданности Лавря даже подпрыгнул.

— Не оборачиваться! — приказала Ирисочка.

— Смотри, нас пятеро! — выпалила Люська.

— Алеша, свяжи его, — намекая вроде бы на присутствие брата, сурово произнесла Ирисочка. — А ну, воришка, руки назад!

Лавря повиновался. Он покорно завернул руки за спину и подскочившие девчонки мигом накрепко перехватили их косынкой. Ключ от закрытого замка отобрали.

— Туго завязали, больно! — вскрикнул Лавря.

— Иди вперед, выходи на улицу, — строго сказала Ирисочка.

— Куда вы меня? — уныло спросил Лавря.

— На суд праведный.

— Не надо около дома, мать увидит, — задвигал плечами Лавря.

— А где ж тебя вести?

— В конце огорода две доски в заборе отодвигаются, через них…

Девчонки вывели Лаврю в переулок. И здесь он обернулся. На лице сначала появилось выражение недоумения, затем глаза метнули гневный огонек. Ирисочка и Люська залились звонким смехом. Лавря остановился, остервенело задвигал связанными руками.

— Развяжите! — закричал он.

— Шагай, шагай, — подтолкнула его Люська.

— Развяжите, хуже будет!

— Не пугай, не из таковских.

Лавря уперся ногами в землю. Упрямо сказал:

— Не пойду!

— Пойдешь, голубчик, похититель голубей.

Ирисочка сильно толкнула мальчишку в спину. Чтобы не упасть, он сделал несколько мелких шажков вперед. Когда остановился, ему снова поддала сзади Люська. Лавря опять вынужден был сделать подвижку.

— Вот так, Лавруша, — сказала Ирисочка. — В час по чайной ложке, а все ближе к цели.

— Длинноволосые ведьмы, — заскулил Лавря. — Я с вами еще посчитаюсь.

Его привели к ручью. Вся ватага ребят была в сборе. Они пилили столбы, готовя стояки для запруды, копали ямы. Увидав в сопровождении девчонок арестованного Лаврю, буквально повалились от хохота на траву. Наперебой кричали:

— Вот здорово!

— Зацепили все-таки Лаврю!

— За что вы его так?

Ирисочка объявила:

— Ребята, голуби у него. Он спрятал их в огороде. Вот ключ!

— Дай сюда, — потребовал Саня.

Взяв ключ, они с Витей побежали освобождать голубей. Сапун приблизился к Лавре.

— Зачем утащил?

— Пошутить нельзя!..

Сапун шлепнул воришку по щеке ладонью.

— Не надо бить связанного, — заступилась Ирисочка.

— Ты всех жалеешь? — спросил Сапун.

— Глядите, голуби! — крикнул Степка.

Три пары голубей стремительно взмыли ввысь, двое занятно начали кувыркаться в воздухе. Это были знаменитые «гривушки».

— Зачем же они их выпустили? — недоумевали ребята.

— Санькины голуби дорогу домой найдут сами, — сказал Степка.

Вернулись Витек и Саня-рыжий. Ребята посадили Лаврю на землю, сами расположились вокруг. Начался суд. Виновность воришки была доказана сразу, признался в этом и обвиняемый.

— Может, он и бревна унес? — предположил Тимофей Иванович.

— Ничего вашего больше не брал, — буркнул в ответ Лавря.

— Так какое же наказание мы вынесем преступнику? — спросил у всех Витек.

Предложения посыпались самые разные:

— Сдать его в милицию.

— Намять бока.

— Оштрафовать на десять рублей, а деньги проесть на мороженом.

Сапун недовольно заметил:

— Милицию трогать тут незачем. Сами проучим.

Выдвинулся тотчас Тимофей Иванович и рассудительно сказал:

— Работой будем исправлять. Пусть разомнется. Поставим его рыть ямы в русле ручья. Там грунт глинистый, с щебенкой, очень тяжелый это труд. Пока шесть ям не выроет, домой не отпустим.

— Браво, Тимоша! — крикнул Витек. — По заслугам жулику!

Лавре развязали руки, дали пешню и лопату, показали, где рыть ямы. Работавшим рядом с ним Саню и Степку попросили следить за ним в оба.

— От меня не удерет, — заверил Саня-рыжий.

Строительство запруды двигалось необычайно быстро. Ребята уже начали установку свай, пилили по размеру доски, подтаскивали для засыпки между стенок крупнозернистый песок в смеси с гравием — его брали в яме ниже по ручью. Знойное солнце немилосердно жгло голые ребячьи плечи. С Лаври градом катился пот: он работал добросовестно, хотел заслужить всеобщее прощение.

После полудня, когда ребята устроили очередную передышку, к запруде притопал Филимон Чачин. Небритый, несмотря на жару в старом, изодранном свитере и резиновых сапогах, он жадными глазами-щелками осмотрел строительную площадку и сокрушенно вздохнул:

— Девать вам себя некуда. Лучше мне помогли бы перекрыть баньку… Морковью осенью угощу.

— Не одобряете нашу работу? — спросил Витек.

— Баловство одно. И порча древесины. Какой только дурак дал вам столько леса.

— Не пожалели на доброе дело.

— Можа, мне останется малость тесу?

— Не останется, — отрезал Тимофей Иванович. — И так ночью кто-то унес несколько столбов.

Филимон хитро поморгал темными глазками и полез под руки ребят собирать чурки и обрезки досок.

— Тут дров на три истопки, — алчно набивая отходами мешок, произнес он. — А, можа, все-таки дадите пару целехоньких тесин? Я бы вам махорочки на несколько закруток отсыпал…

— Стыдно предлагать школьникам курево, — сказала Ирисочка.

Филимон ощерил желтые от табака зубы.

— Ты не встревай в мужской разговор. Поди в куклы играй.

— А если так, то вываливайте обрезки на землю, — бойко крикнула Люська. — Мы недругам не пособники.

Подкинув туго набитый мешок на спину, Филимон торопливо выкарабкался на тропу. Мстительно заявил:

— Попомните меня, дьяволово семя. Ох, попомните!

Ребята посмеялись и снова принялись за дело. Тимофей Иванович сновал среди загорелых работяг, как заводной. Подбадривал уставших, сноровисто показывал неумелым, как держать правильно топор и лопату. Сам брался за тачку и гнал ее по дощатой колее к яме с песком. По темпу работы он уже определил, что строительство запруды к послезавтрашнему вечеру будет полностью закончено.

Почти в самом конце дня произошло курьезное происшествие, героем которого стал опять-таки Лавря. Он приступил к рытью последней ямки. Что и говорить, поработать ему пришлось. Грунт был такой тяжелый, что без помощи пешни рыть было нельзя. Лавря сначала бил в углубление пешней, потом выгребал землю лопатой. Работа осложнялась тем, что яма сразу же Заполнялась водой.

И вдруг все услышали Лаврин пронзительный, ошалелый не то от испуга, не то от радости крик:

— Нефть! Я нашел нефть!

Побросав инструмент, ребята стремглав кинулись к Лавре. В яме, которую он долбил, происходила непонятная на первый взгляд реакция. Поверхность воды колебалась и пузырилась, расцветая радужными пятнами какой-то маслянистой жидкости.

Взяв пешню наперевес, словно это была боевая винтовка, Лавря опять заорал:

— Не подходи, это я первый открыл нефть!

Ребята взволнованно загомонили:

— И вправду нефть.

— Лавря нашел новое месторождение!

— Теперь премию, небось, получит.

— Его именем могут назвать будущую скважину и разработки.

— Повезло же негоднику.

Сапун хотел было долю славы первопроходца и открывателя переложить на свои плечи. Он бочком подкатился к Лавре и дружелюбно похлопал его по потной спине:

— Помнишь, мы с тобой здесь червей рыли для рыбалки?

— Ну, помню…

— А червей не оказалось… Я еще тогда сказал, что эта земля для них не по нутру. Так вот я чуял…

— Чего чуял? — отстраняясь, спросил Лавря.

— Нефть чуял… Разве черви станут жить в почве, отравленной горючим веществом?

— Ну и что из этого?

— Заявку вместе дадим на месторождение. Пошли писать!

— Э, нет, Сапун, не примажешься! — воскликнул Лавря. — Мое открытие! Законное!

Сержик тем временем пощупал штыком лопаты в маслянистой жиже. Лопата скребла о что-то металлическое.

— Да там бочка какая-то!

— Я те дам бочка! — угрожающе гаркнул Лавря. — Присвоить хотите открытие!?

Витек отобрал у первооткрывателя пешню.

— А ну, проверим!

Зазвенели, вгрызаясь в неподатливый грунт, острая пешня и несколько лопат, слышалось надсадное крякание и сопение землекопов. Яма стала обширной и все еще пучилась густой маслянистой массой. Наконец Витек поднатужился и с хлюпом выворотил пешней вместительную проржавленную канистру из-под горючего.

— Вот месторождение нефтепродукта, — ухмыльнувшись, пояснил Сержик.

— Глядите, армейская канистра…

И тут ребята вспомнили разговоры родителей и старожилов верхней улицы. По их рассказам, во время войны на месте Заовражной слободы росла небольшая березовая роща. В ней в ту пору стояла учебная танковая часть, а возле ручья был оборудован в земляном блиндаже склад горюче-смазочных материалов. Видимо, тогда одна канистра каким-то чудом была затеряна, ее занесло песком и гравием. И вот теперь, почти тридцать лет спустя, ее железный бок распорола пешня Лаври…

Незадачливый первооткрыватель был посрамлен. Нет, не за находку, а за неумную самоуверенность и жадность, с которой он защищал свои незыблемые права на открытие мнимого месторождения нефти. Ребята весело гоготали.

— Канистра имени Лаври! — провозгласил Витек, звонко ударив пешней по гулкой стенке.

Заодно осмеяли и дружка — Сапуна — за его падкое стремление вылезти в незаслуженные герои, за невыносимую гордыню.

— Теперь здесь черви разведутся, — язвительно сказала Ирисочка. — Нефть откачана!.. И червей можно искать сколько угодно!

— И даже без заявки на месторождение, — добавил Выр-быр.

Сапун хотел было броситься в драку, но встретил неожиданный отпор. Мальчики и девчонки смотрели на него с презрением. Авторитет предводителя ватаги заовражных был повержен, и Сапун отступил.

А Лавря, тот совсем притих. И ко многим кличкам, которые он заслужил от поселковых за свою заносчивую, драчливую натуру, мальчишки прибавили еще одну — Геолог.

6. Ночные призраки

Вечером мальчишки и девчонки собрались возле старой ветлы снова. Все, кроме обиженного Сапуна и незадачливого Лаври. А пришли ребята сюда не для устройства запруды. Созвал всех Витек, решивший, чтобы заовражные встали под справедливое знамя отряда полосатых.

— Наш отряд существует второй год, — солидно произнес Витек. — И за это время мы никого не обидели. А почему? Потому что девиз, клич нашей организации — Справедливость и Честь!

— Организация тайная? — полюбопытствовала Ирисочка.

— А зачем нам таиться? От кого? — не понял Витек.

— Когда все тайно — это интересней, — разочарованно вздохнул Выр-быр, любитель всяческих секретов и скрытных действий.

— Интерес отряда полосатых в том, что мы открыто помогаем взрослым жителям наших улиц поддерживать порядок и спокойствие, — начал объяснять Витек, но его опять перебили Ирисочка и Выр-быр.

Она сказала:

— Значит, отряд полосатых — это вроде как бы Тимур и его команда? Так, да?

— Куда там! — почти возмутился Выр-быр. — Команда Тимура была боевой и неустрашимой! А ваша чем знаменита?

Горячась и путаясь, Витек, Степка, Люська и даже Саня-рыжий стали наперебой объяснять заовражным задачи отряда. А задач у полосатых было много. Кроме строительства запруды, они хотели починить еще и лестницу, следили на своих улицах за сохранностью зеленых насаждений, помогали престарелым пенсионерам, шефствовали над отстающими школьниками, вели войну с хулиганами.

— Скучно, — сказал Быр-быр. — Такие отряды во многих районах есть. У нас интереснее, у заовражных…

— Интереснее? — запальчиво возразил Сержик. — Да, вы дружите, но никакой полезной работы не делаете. И командует вами самый нахальный и драчливый. Что его душа пожелала, то вы и творите. Захотелось ему яблок, он подбивает вас на ночную вылазку по окрестным садам, нужны ему на кино деньги, он затевает игру в орлянку или карты. И вы не смеете ослушаться!

— Правильно! — горячо согласилась Ирисочка. — Сапун всегда так и поступает. А против его пойдешь, он Лаврю на тебя натравливает.

— А у нас командир выбирается, — сказал Степка. — И штаб имеется для руководства.

— При нашем отряде свои футбольная и хоккейная команды и даже спортивная форма для них есть, — добавил Тимофей Иванович.

— А кто дал деньги на форму? Домком? — спросил Быр-быр.

— Свою копилку имеем, — пояснил Витек. — Собирали по дворам железо, медяшки, макулатуру…

В глазах заовражных отряд полосатых как-то сразу вырос. Первой записалась в организацию Ирисочка, за ней потянулись другие. Упорствовал только Быр-быр:

— Вот если бы что-нибудь этакое занимательное придумать…

—: И придумаем! — воскликнул Витек. — Что ты желаешь, например?

Витек не хотел, чтобы Быр-быр оставался вне отряда полосатых. Этот вихрастый заикающийся мальчишка был неистощимым фантазером по части всевозможных развлечений и мог принести отряду большую пользу.

— Нам бы хоть какую-нибудь разведку вести, что ли… — смущенно произнес Быр-быр.

— Есть такая работка у нас! — воскликнул Сержик. — Я предлагаю, ребята, принять Борьку в отряд полосатых и зачислить его в штаб комиссаром по особым делам.

— Это по каким особым? — насторожился Быр-быр.

— По разведке и следопытству! — сказал с ударением Сержик. — Нужно, например, найти похитителя строительных материалов. Ведь это не просто игра, а настоящее дело! А фронтовой блокнот? Тоже стоящая, неразгаданная загадка!

Глаза у Быр-быра радостно засветились. О лучшей должности он мечтать не мог. А тут еще подлил масла в огонь Витек. Он сказал:

— Ребята, & я от штаба предлагаю забыть всем его кличку Быр-быр и называть Борьку только своим именем.

— Давно пора! — весело зашумели ребята. — Эту кличку когда-то Лавря выдумал, — потому что Борька заикается.

В состав штаба от заовражных вошла заместителем командира также Ирисочка. Бывшие лягушатники на полных правах стали полосатыми.

Тут же Сержик подошел к Борьке. Положив ему руку на плечо, произнес серьезным тоном:

— Ты знаешь о фронтовом блокноте?

— Очень интересная находка.

— Вот бы отыскать владельца…

— Я об этом тоже думаю. И я с тобой согласен, что владелец живет где-то рядом с нашей школой. И искать его надо в Заовражном поселке.

— Да, но как?

— И на этот счет у меня идея. Нужно обойти каждую улицу, каждый дом…

— Так ведь на это уйдет целый год! — горестно произнес Сержик.

— Но нас же не двое, — успокоил Сержика Борька. — Нужно привлечь всех ребят.

— А пойдут ли ребята по дворам?

— Это наш общий долг!.. Ребята, погодите, не расходитесь! — крикнул Борька.

Он оказался человеком действия. Тотчас разыскал огрызок карандаша и листок бумаги. Быстро набросал названия улиц. Затем собрал вокруг себя всех ребят, попросил тишины.

— Нельзя пройти мимо такого заманчивого дела, — громко сказал Борька. — Подумать только: рядом с нами живет боец, который храбро защищал нашу страну в годы войны. Его надо найти!

Взяв у Сержика блокнот, он зачитал записки фронтовика, прикрывшего отход полка под Ржевом.

— Вот это — да! — не выдержал кто-то.

Участвовать в розысках захотели многие. Борька тут же начал составлять список улиц и домов, которые предстояло обойти. Поселок был обширный, на каждого следопыта пришлось по две-три улицы. По приказу комиссара по разведке следопыты должны были обходить свои участки только вечером, когда дома находится кто-нибудь из взрослых.

— Поиски начать с сегодняшнего вечера! — строго напутствовал Борька. — Каждое утро о результатах докладывать мне!

Когда ребята стали расходиться, Витек напомнил:

— Друзья, не забывайте о дежурстве! Сегодня на посту Ирисочка и Сержик.

Как-то так получилось, что Ирисочка и Сержик брали задания у Борьки одновременно. И на их долю выпали пять соседних между собой улиц. Эти улицы перекрещивались, и Борька поэтому им посоветовал:

— Вам лучше объединиться, вести разведку парой. Тем более что Сержик расположение Заовражного поселка не знает.

Они радостно согласились: вдвоем действительно ходить по дворам и веселее, и удобнее.

— Зайдем сначала к нам домой, — сказала Ирисочка. — Я должна предупредить маму о ночном дежурстве.

Она жила в нарядном бревенчатом домике невдалеке от ручья. За калиткой на Сержика кинулась огромная овчарка. От неожиданности он стушевался и попятился. Собака в два прыжка очутилась рядом и, положив ему на плечи свои тяжелые лапы, прижала к забору. В лицо Сержику уставилась серолобая умная морда.

— Как не стыдно, Пират! — крикнула девчонка.

Пират встал на четыре лапы и снисходительно обнюхал пришельца. Потом приласкался к Ирисочке.

— Он уж лет пять у нас, — заметила она. — Алеша его еще до армии щенком принес. Хотел в пограничный отряд с ней попасть.

— Не взяли? — спросил Сержик.

— Брата взяли, а Пирата забраковали. Он, дурашка, никого не признавал, кроме хозяина.

На говор вышла во дворик Ирисочкина мама — очень серьезная и представительная женщина, с такими же, как у дочери, синими глазами.

— Это мой новый товарищ, — познакомила Ирисочка Сержика со своей мамой.

— И мой, — послышался из палисадника знакомый голос.

Это произнес добродушным тоном Алексей. Он вышел в парадной рубашке с красивым букетом цветов.

— Ценю крепких и смелых мальчишек, — сказал он и, спохватившись, спрятал букет за спину.

— Мама, Алешка опять настриг целую копну цветов, — пожаловалась Ирисочка.

Мать улыбнулась сыну любящей, всепрощающей улыбкой и, махнув рукой, ушла в дом. Ирисочка спросила, кивнув на букет:

— И куда ты их все таскаешь?

Алексей легонько щелкнул сестренку по носу:

— По секрету: такой же вот зловредной, заносчивой девчонке. Только она постарше тебя этак лет на восемь и вовсе не ябеда.

В две-три минуты Алексей выудил у сестренки и Сержика все их помыслы и секреты.

— Молодцы! Хвалю за оперативность. Но не зазнаваться. А на дежурство разрешаю взять Пирата.

— Правда, Алешка? Спасибо!

— Вот бы Пират помог нам найти владельца фронтового блокнота, — восхищенно глядя на собаку, сказал Сержик. — По запаху бы…

— Не знаю, согласится ли Пират. Во всяком случае переговорите с ним, — рассмеялся Алексей и, любуясь букетом, ушел за калитку.

В этой семье Сержику нравилось все. Тетя Сима накормила гостя и дочь вкусными пирожками с творогом. Пожурила Ирисочку за то, что она забросила в последнее время тренировки по гимнастике. Опасливо насторожилась, когда дочь сказала, что до часу ночи должна отдежурить на запруде. Но быстро успокоилась, узнав, что это очень необходимо для общества.

— Ну, если для общества, — улыбчиво развела руками тетя Сима, — тогда разрешаю…

Вдвоем Ирисочка и Сержик ходили по поселку до самых потемок. С улицы на улицу, из дома в дом. К их розыскам люди в большинстве случаев относились с живым участием: называли семьи бывших фронтовиков, давали адреса. И всюду спрашивали:

— Родственника ищете?

— Да нет же…

И объясняли цель своих поисков.

Бывших фронтовиков им попадалось тоже много. Каждый старался чем-нибудь помочь. Хвалили ребят за полезную инициативу, рассказывали всякие смешные и грустные интересные истории из своей былой солдатской жизни, вспоминали «о друзьях-товарищах, об огнях-пожарищах». Если бы все:>ти рассказы собрать воедино, пришлось бы исписать несколько объемистых общих тетрадей!

А желанного человека — владельца фронтового блокнота так и не находилось. Ирисочка и Сержик в каждом доме наказывали:

— Если ненароком встретите такого товарища, сообщите нам, пожалуйста.

И оставляли свой адрес.

Да, неудачно закончился первый вечер поисков…

Уже в густых сумерках, когда небо над закатной чертой горизонта растеряло последние светлые краски, Ирисочка и Сержик встретились снова. Вооружившись увесистой палкой, он пришел к старой ветле в душном теткином полушубке. Девочка с собакой была на месте.

— Тебе же с часу, Сержик! — воскликнула Ирисочка.

— Все равно спать не хочется, — сказал Сержик. — Подежурю с тобой.

Вокруг царила непроглядная, беззвездная ночь. Поселок и верхние улицы давно спали. Над городом висело зарево от уличных фонарей. Накрыв плечи полушубком, сидели под деревом и тихо разговаривали между собой ребята. Пират дремал, положив чуткую голову на колени девочки.

— Отдыхает сейчас наша страна, — задумчиво произнесла она. — Но не вся. Сколько людей сейчас не смыкает глаз.

— Пограничники в дозорах, — подсказал Сержик.

— Машинисты тепловозов в рейсе…

— Врачи «Скорой помощи»…

— Хлебопеки у жарких печей…

— Рабочие у машин, которые печатают утренние газеты…

Ирисочка неожиданно спросила:

— Ты кем хочешь стать, Сержик?

— Пока трудно сказать… Ведь столько интересного в жизни!

— И у тебя нет никакой, даже самой малюсенькой мечты?

— Почему же, есть…

— Расскажи мне о своей мечте.

Сержик смешался:

— Да это просто, ну… детское желание, что ли…

— А все-таки?

— Да я, может быть, еще сто раз передумаю.

— Скрываешь, а я вот все равно догадываюсь, — озорно выпалила девочка. — Ты метишь в космонавты!

— Вот уж промахнулась так промахнулась! — сказал Сержик. — Почему именно в космонавты?

— Все мальчишки космосом бредят.

Сержик, задумавшись, немного погодил с ответом. Затем заметил:

— Да не всем же в космос рваться! — сказал он. — Ведь и на земле столько полезных, занимательных дел! А я… я хочу стать офицером…

— Офицером? — ахнула Ирисочка. — Вот не подумала бы. А почему офицером?

— Чтобы защищать в мире тишину. Такую, как сегодня.

И словно прислушиваясь к этой неповторимой тишине, они замолчали. Покой и безмолвие царили вокруг. Лишь внизу чуть слышно журчал ручей, напоминая о вечной жизни в этом огромном, чудесно устроенном мире. Да, как это все-таки прекрасно, когда «любимый город может спать спокойно…».

— Тебе пора домой, — как-то грустно сказал Сержик, взглянув на часы.

— Не хочется… Я очень люблю слушать ночь и думать…

— И-о-уу! — послышался вдруг невдалеке истошный, леденящий душу крик. — И-о-уу!

Ирисочка, Сержик и собака мигом вскочили на ноги.

— Что это? — дрогнувшим от страха голосом спросила девочка.

— Не знаю…

— И-о-уу! — раздалось снова ниже по ручью, но уже ближе, в каких-нибудь ста метрах от ребят.

Зарычал Пират. Испуганная Ирисочка тесно прижалась к Сержику.

— Ты… боишься? — сглотнув слюнку, спросила она.

— Ружье бы, — тревожным шёпотом ответил он.

На берегу ручья зачавкала глина, из ночной тьмы стали медленно выступать два странных очертания. Белые тонкотелые призраки с болтавшимися рукавами приближались, покачиваясь из стороны в сторону. Ни дать, ни взять — чудовищные привидения!

Остальное произошло в течение какой-нибудь минуты. Ирисочка хотела что-то крикнуть, но задохнулась на первом же слоге: «Ма-а…» Сержик, оробевший сначала не меньше ее, быстро опомнился. Он широко размахнулся и с силой швырнул в сторону белых призраков свою увесистую палку.

— Фас, Пират, взять! — что есть мочи закричал Сержик и толкнул собаку навстречу пришельцам. — Взять их, Пират!

Ночь мгновенно вспугнул злой собачий лай, потом резанул слух длинный человеческий вопль. Призраки тотчас качнулись и пропали. Только в отдалении послышались по-над берегом ручья торопливые шлепки ног убегавших людей да захлебывающийся лай преследовавшего их Пирата.

— Что это было, что? — лихорадочно спрашивала Ирисочка, хватая за рукав мальчика.

— Наверно, кто-то напугать нас захотел, — сказал Сержик, успокаиваясь.

— А может это…

— Думаешь, нечистая сила? — усмехнулся Сержик.

— Со страху-то придет и такое в голову, — призналась Ирисочка. — А где собака?

— Пират, назад, назад! — крикнул Сержик. — Ты очень испугалась?

— А ты, Сержик?

— Я только сперва…

Пират подбежал, победно виляя хвостом, лизнул руку у Ирисочки и тут же прилег. Он дышал прерывисто, высунув язык. Кажется, это ночное приключение пришлось ему по вкусу.

Но, видимо, не все еще испытания этой ночи выпали на долю дежурных. Едва они успокоились, как Пират, вскочив на ноги, настороженно поднял нос вверх и повернул морду к запруде. Ирисочка и Сержик притаились.

На тропинке к запруде послышались чьи-то легкие, осторожные шаги. Через несколько секунд они разглядели и нарушителя спокойствия. Он был невысок ростом, в шапке и рукавицах. Пират хотел было снова кинуться в драку, но Сержик ловко перехватил собаку за ошейник.

— Тссс, Пират…

Нарушитель неторопливо подошел к штабелю с досками, с минуту постоял неподвижно, прислушиваясь кг тишине, потом принялся за дело. Он копался в штабеле деловито, отбирал только самые лучшие тесины и откладывал их в сторону. Затем скрутив несколько штук проволокой, крякнул и поднял ношу на плечо. Этого момента и ждал Сержик. Он выскочил из засады, отпустил ошейник собаки:

— Стой, жулик!

Пират стремительно рванулся вперед. Но воришка тоже не мешкал. Одним махом он освободился от тяжелого груза и понесся по тропинке. Пока собака огибала штабель с тесом, прыгала через бревна, он уже свернул в один из переулков и пропал.

Сержик отозвал Пирата назад.

— Вот кто таскает наше добро, — сказал Сержик.

— Да, — согласилась Ирисочка. — Сначала хотел напугать, потом…

— Пугала были другие, — возразил Сержик.

— Этот совсем мальчишка. Чуть выше тебя.

Сержик вдруг спохватился:

— А ведь тебе пора домой. Мать, должно быть, без сна мается.

— Подожду здесь до утра, — воспротивилась девочка.

— Да ты не бойся, я провожу.

— А как же сам один останешься?

— Как-нибудь, скоро рассвет…

В переулке, который вёл прямо к старой ветле, кто-то свистнул. Пират как будто только и ждал этого сигнала, залился веселым звонким лаем и суматошно запрыгал возле ребят. Это вниз спускался по пологой дорожке Алексей.

— Уснули, часовые? — насмешливо произнес он, подходя ближе. — Ты, Ирка, с ума сводишь маму.

— Я же говорил ей, — оправдываясь, сказал Сержик.

— А здесь такие страхи, Алешка! — крикнула Ирисочка. — Призраки бегают!

— Хватит, пошли домой, — позвал Алексей, выслушав рассказ ребят о ночных оказиях. — Тебе, Сержик, может, Пирата оставить?

— Да я один выстою! — мужественно произнес Сержик.

— Знаю, знаю, не сдрейфишь, — засмеялся Алексей, уводя Ирисочку домой.

Когда утреннее солнце насквозь пронизало зеленую шапку старой ветлы золотистыми нитями своих лучей, Сержик поднялся с травы и размялся. Наступал новый день. Сопровождаемый птичьим щебетом, мальчик пошел спать.

7. Чудес на свете нет

В этот день больше всех забот было, пожалуй, у комиссара по особым делам отряда полосатых Борьки Храмкова.

Сначала он принимал от мальчишек и девчонок рапорты о результатах поисков владельца фронтового блокнота. Опрашивая ребят, Борька делал в тетрадке, которую он специально завел для этой цели, пометки — кто и в каких домах побывал. Результаты, собственно говоря, все сводились к нулю: ржевский солдат не отыскивался.

Затем на запруду прибежал невыспавшийся Сержик и поведал товарищам о событиях на дежурстве. Многие ему не поверили, но Борька был не таков. Он дословно записал рассказ Сержика в свою оперативную тетрадь и тут же попросил, чтобы его на время освободили от всех работ на запруде. Комиссар по особым делам сразу приступил к следствию.

По-прежнему разумно и энергично хлопотал на стройке Тимофей Иванович. К полудню сваи были поставлены, ребята начали обшивать их досками. Вниз для прочности пускали самый толстый тес и горбыль. Простенок тут же заполняли тяжелым грунтом.

— К вечеру плотину нужно закончить, — важно поторапливал Тимофей Иванович. — Через день-два пруд наполнится водой.

Ручей вскоре был перехвачен запрудой, ниже его открылось голое русло. По нему самоотверженно лазил Борька, искал следы таинственных призраков. Ребята посмеивались:

— Так ведь привидения по воздуху летают.

— Да и не было никаких привидений, дежурным приснилось.

Сержик встречал шутки ребят безразлично, но Ирисочка не выносила насмешливых замечаний.

— Не верите, да? — кипятилась девочка. — Вот хоть спросите…

— У вашей собаки? — подсказывали ей шутники.

— Небось, сами в обморок попадали бы! — кричала в сердцах Ирисочка.

И совсем ей худо стало, когда к запруде пришли Сапун и Лавря. Уловив настроение ребят, они острили напропалую:

— Значит в белом приходили? — нарочито делая испуганные глаза, спрашивал Сапун. — И руками махали?

— В гости звали? — подкалывал в свою очередь Лавря.

Сержик заступался:

— Зато как они взвыли, когда на них бросился Пират!

— Конечно, кто не взвоет, если на него кинется такой волкодав! — отбрехивался Сапун, поправляя на левой ноге под коленкой ситцевую повязку.

— Что это у тебя с ногой? — поинтересовался между прочим Борька, наблюдая за словесной перепалкой.

— Да так, царапина, — махнул рукой Сапун.

— Глубокая? — деловито спросил Борька.

— Вот пристал к человеку! — взбеленился ни с того ни с чего Лавря. — Какая уж есть!

— А где поцарапался? — не отставал от Сапуна Борька.

Сапун, не выдержав Борькиной настойчивости, закричал:

— Тебе чего надо?! По уху просишь?

Лавря поднес к Борькиному лицу крепко сжатые кулаки:

— Мы это быстро устроим! Вот они, видал?

Ребята побросали инструмент, придвинулись к спорящим. Витек усмехнулся:

— Ты этими дулями тут не хвастай. Может, они у нас и меньше, зато их в несколько раз больше.

— А ну их, Лавря, пойдем, — лениво сказал Сапун.

Дружки подались восвояси. Борька крикнул вслед:

— Приходите вечером, фокус покажем!

— Мы сами фокусники! — засмеялся Сапун.

В перерыв Борька собрал возле себя ребят. Раскрыл тетрадь, полистал для порядка странички.

— Могу доложить насчет ночных происшествий… Зря смеетесь над дежурными. Их действительно хотели напугать. Так что шутки оставьте при себе.

— Кто же это осмелился?

— Сапун с Лаврей.

— Откуда известно, господин Шерлок Холмс?

— Установил следствием, — солидно заявил Борька.

Он отлучился на минуту к забору, где росла густая крапива, вытащил оттуда небольшую крестовину. Стал объяснять:

— Вот на такие кресты они напялили белые рубахи или обмотали их тряпьем. Потом подались по ручью к запруде. Истошными криками давили на психологию наших дежурных. Когда собака кинулась на них, они побежали, не разбирая дороги. В грязи отпечатаны следы двух ног человека, они ведут к изгороди Лавриной усадьбы. Здесь «призраки» в спешке рубахи с крестов содрали, а палки побросали. Одна из них попала в мои руки. Глядите, это палка от Лавриной сломанной хоккейной клюшки. Видите, на ручке вырезано — "Лавря-чемпион"?

— Неужто Лаврина?

Палка пошла по рукам. Ребята, дивясь, качали головами: вот, дескать, придумали штучку неприятели.

— Так ведь эту палку Лавря мог когда-то бросить, а ей воспользовался кто-то другой, — с сомнением сказал Саня-рыжий.

— А у меня есть еще улика, — спокойно сказал Борька. — Рана на ноге у Сапуна. Это он взвыл ночью. Видимо, Пират успел все-таки хватануть его за ногу.

— Тоже на воде вилами писано…

— Случайная царапина, — послышались неуверенные голоса.

— Хорошо! — поднял руку Борька. — Я больше ничего доказывать не стану, но вечером увидите сами. Только прошу об этих моих догадках ни Лавре, ни Сапуну не болтать.

Тимофей Иванович что-то сказал Витьку. Тот внимательно посмотрел на Борьку. Спросил:

— А как насчет жулика, который за нашим материалом охотится?

Комиссар по особым делам поморщился:

— Тут дело пока темное, Следы те же, что и в прошлый раз были. Дежурные говорят, что похититель был невысокого роста. А поскольку, как я заметил, следы на почве от резиновых женских сапожек, да еще на полувысоком каблуке, напрашивается вывод: материал ворует какая-то девчонка!

Ребята дружно засвистели.

— Вот дал! Ну, ты у нас, следопыт, совсем с ног сбился!

— Какой девчонке нужны доски!?

— Может, гном приходил!?

— Это дежурные Борьку с толку сбивают!

Борька невозмутимо выслушал все возражения и без какого-либо волнения, спокойно заметил:

— Остаюсь при своей догадке. Больше мне пока сказать нечего.

А строительство плотины между тем подходило к концу. Полутораметровая добротная стенка шириной по гребню более десяти метров накрепко перегородила ручей. Тимофей Иванович ловко сколотил из досок два водосливных желоба и укрепил их по краям запруды. Когда вода наполнит водоем, она не будет хлестать через край, а побежит по этим стокам. Здесь ее и будут брать для поливки огородов и других нужд ближние жители.

Похвалил ребят за добросовестную работу завуч школы Евгений Иванович. Он проходил мимо, когда плотина была готова, и не мог не отметить старание своих школьников.

— Полезное дело сделали, — одобрительно произнес Евгений Иванович. — И пожарники вам спасибо скажут. Сами подумайте, ребята: водоразборных колонок поблизости нет, а случись пожар — воды из колодцев много не натаскаешь. А тут — прекрасный глубокий водоем. Словом, молодцы!

Уставшие от напряженной работы, мальчишки и девчонки расположились под старой ветлой, размечтались — летом в пруду можно будет удить рыбу, зимой по льду устроить хоккейную площадку. В стороне о чем-то таинственно шептались Борька с Ирисочкой. Потом девочка куда-то убежала, а Борька вернулся к ребятам.

— Ты, Степка, сбегал бы за Сапуном и Лаврей, — сказал Борька.

— Зачем? Нечего им здесь делать…

— Я им обещал фокус.

Борьку поддержал Витек. Усмехнувшись, он подмигнул:

— Давай, сейчас позабавимся.

Степка убежал. Ребята стали допытываться, в чем дело. Борька многозначительно хмыкал, но молчал.

Сапун с Лаврей пришли тотчас. Осмотрели запруду и присели к ребятам. Все косились на Борьку, ждали обещанного развлечения. А он, вольготно раскинувшись на травке, лежал и равнодушно покусывал зеленый стебелек цветка ромашки. Лавря нахально сказал:

— Пруд наполнится — плоты спустим, морские баталии устроим.

— У меня есть автомобильная камера, — похвастал Сапун.

— Это здорово! Продай! — загорелся Лавря.

— Ишь ты, ушлый какой! — заартачился Сапун. — Я камеру на прокат стану давать. За полчаса гони полтинник!

Витек равнодушно зевнул:

— Это мысль, — сказал он. — Мы тоже будем сдавать пруд на прокат. Хочет кто-нибудь кататься на плоту или на автокамере — плати за день трешницу. С членов отряда полосатых плата, конечно, не берется.

Сапун и Лавря захлопали глазами. Их изумление рассмешило всех ребят.

— Вода-то разве ваша? — сварливо спросил Лавря.

— Наша больше, чем ваша.

— Может, и ведрами не дадите таскать на огород?

— Ведрами запросто. Хоть по сто штук в день.

— Нальешь дома в тазик и катайся на здоровье, — улыбчиво сказала Люська.

Сапун с Лаврей крутили головами, не понимая, шутят ребята или говорят правду. Наконец до бывшего предводителя заовражных дошло, что полосатые не шутят.

— А что нужно, чтобы стать членом отряда полосатых? — спросил Лавря, выжидательно и испытующе оглядывая ребят.

— Нужно просто быть человеком, — с ударением на слове «человек» заметил Сержик.

Сапун даже подскочил на месте. Закричал:

— Ну, ты тут не командуй! Приехал и уедешь! А мы здесь все старые жители! Правда, ребята?

Он обвел всех искательным взглядом, прося поддержки.

Но никто не шевельнул даже бровью в его защиту. Сапун поник головой: власть над ватагой мальчишек и девчонок была потеряна им безвозвратно.

По тропинке к старой ветле, размахивая руками, бежала Ирисочка. Добежав до ребят, она закрыла лицо руками.

— Что с тобой, Ириска? — подскочил к девочке Борька.

— У нас несчастье: Пират взбесился, — всхлипывая, ответила она.

— Когда же?

— Вчера еще, видать. Он укусил одну тетеньку, а сегодня она заболела столбняком, ее увезли в больницу.

Наступило минутное молчание.

— А что это такое «столбняк»? — спросил помертвевшими губами Сапун.

— Самая заразная болезнь! Сначала страшные судороги начинаются, потом приходит дикая смерть, — пояснил Витек.

— Надо было сразу прививку той тетке сделать против собачьего бешенства — сказал Борька. — Тогда бы прошло.

Сапун безвольно опустился на траву, схватился за ногу, перехваченную повязкой. Зато стальной пружиной взвился Лавря. Тряся дружка за плечи, он закричал:

— Сапун, дуй в больницу, пока не поздно! Скорее! Беги к врачу!

Сапун, держась за ногу, не трогался с места. Взгляд его блуждал по лицам ребят.

— Скорее, чего ты сидишь!? — орал Лавря. — Ведь умрешь! Ребята, его тоже Пират покусал!

— Когда, чего ты врешь? — торопливо спросил Борька.

— Честное слово, покусал! Чтоб мне всех лягушек здесь пожрать! Сегодня ночью!

— А тебя не тронул? — допытывался Борька.

— Я впереди бежал, по ручью, а Сапун по берегу, — захлебываясь, скороговоркой строчил Лавря. — Собака ка-ак хватанет его! Я в огород сразу сиганул, а он стал чучелом от нее отбиваться…

Лавря вдруг осекся. Ребята безудержно хохотали: одни, изнемогая, держались за животы, другие катались по траве. Не понимая, что произошло, Лавря таращил глаза то на Сапуна, то на ребят. Затравленно озираясь, он наконец буркнул:

— Что это вы? Аль всех собака покусала?

— Пират, ко мне! — крикнула Ирисочка.

Вниз по тропинке вскачь понеслась черно-серая овчарка.

— Уберите собаку! — вне себя заорал Лавря, прижимаясь к стволу ветлы. — Бешеная же!

Пират, виляя хвостом, остановился возле ног Ирисочки. Ребята вытирали выступившие от смеха слезы. Сапун тяжело поднялся.

— В больницу? — выдохнул Лавря, косясь на собаку.

— Идиот! Они нас на пушку взяли! — процедил Сапун сквозь зубы.

Он пошел прочь по подсыхающему руслу ручья. Лавря, глупо улыбаясь, поплелся за ним. Ребята провожали их насмешками.

— А вы говорили — призраки, привидения, — довольный совершившимся представлением, произнес Борька. — Чудес на свете нет!

— Ловко разыграно, — вновь засмеялся Витек. — Ты, Ириска, прямо артистка.

А Сержик достал из кармана измятую конфету и поднес ее на ладоне Пирату.

8. Забавный старикашка

В полдень в городе до того знойно, что, кажется, вот-вот начнет плавиться асфальт. Солнце печет нещадно, от него трудно найти спасения. Даже синева неба поблекла от сухой, невыносимой жары. Люди прячутся в тени зеленых скверов или не вылезают из прохладной воды.

Малышам Заовражного поселка и верхних улиц любота. В их распоряжении большой бассейн. Вода разлилась широко, затопив часть луговины и кустарника. Ребячий визг и плеск воды не смолкают в овраге с утра до вечера.

— Не мешало бы сейчас окунуться, — завистливо поглядывая на малышню, произносит Витек.

— Как утята, — снисходительно говорит Борька. — И нет у них других забот. А тут вот ломай голову…

— Когда ты уезжаешь? — грустно спрашивает Ирисочка.

Сержик неопределенно жмет плечами:

— Дня через три…

— Мало погостил у тетки, — заметил Витек.

— Я еще не против побыть бы с вами, ребята, но у отца с матерью отпуск начинается. По туристической путевке в Карелию едем.

Борька хмурит брови. Продолжая раньше начатый разговор, говорит:

— Значит, всю окрестность мы разведали основательно. Ржевского солдата не оказалось. Значит…

— Значит, мы зашли в тупик, — подсказывает Витек.

— Да… Но откуда же тогда попал в склад школьной макулатуры его дневник?

Сержик внезапно поднялся на ноги, укоризненно взглянул на Люську:

— И все-таки у нас есть белое пятно. Это — Люськин генерал.

— Почему ты не зашла к генералу?

— Постеснялась, — смущенно ответила девочка. — Да и причем здесь генерал, если мы ищем простого солдата?

— Тюря ты, Люська, — заметила Ирисочка.

— Сама попробовала бы зайти, — горячо затараторила Люська. — Ведь это ни какой-нибудь простой строитель или шофер — генерал Советской армии!

— А почему бы и не зайти, а, ребята? — говорит вдруг Борька. — Мы тихо, благородно…

— Идем сейчас, — вспыхнув новой надеждой, предложил Сержик. — Люся, проводи нас.

Генерал жил в пятиэтажном белокаменном доме рядом с механическим заводом. Ребята поднялись на лестничную площадку, затаив дыхание, остановились перед дверью, обитой черным дерматином.

— Звони, — шепнул Люське Борька.

— Сам звони…

Тогда нажал на пуговку Звонка Сержик: будь что будет!

Дверь открыл невысокий сухонький старичок. Лицо у него — морщинистое, строгое, а глаза — голубенькие, приветливые. Люська, наверное, ошиблась квартирой. Разве генералы бывают такими? Это просто какой-нибудь пенсионер из бухгалтеров. Так подумали в это мгновение все ребята.

— Нам нужен генерал, — смело произнес Борька. — Генерал, который бил фашистов в Отечественную войну.

Старичок усмехнулся:

— Нужен генерал? И не меньше?

Он шире распахнул дверь, отступил в глубь коридора.

— Прошу заходить.

— Да нам бы самого генерала, — упрямо сказал Борька, оглянувшись на замявшихся друзей.

Старичок сощурил светлые глаза:

— Непременно самого? — хитровато переспросил он. — Так сказать, при всех регалиях? Ну что ж, будет вам генерал!

Старичок вежливо провел ребят в уютную столовую комнату, усадил на диван и стулья. Открывая одну из дверей, четко произнес:

— Сейчас доложу о вас генерал-майору.

И скрылся, притворив за собой дверь. Ребята переглянулись.

— Забавный старикашка, — заметила Ирисочка.

— Должно быть, денщик, — сказал Витек. — То бишь, адъютант.

— С моим дедкой, колхозным конюхом, схож, — засмеялась Люська.

Ни генерал, ни его адъютант не появлялись целых пять минут. Ребята, постепенно осваиваясь, начали интересоваться окружающей обстановкой. Особенно их заинтересовали развешанные по стенам многочисленные фотокартины. На них были запечатлены эпизоды и события Великой Отечественной войны.

— Чем могу служить славной пионерии? — спросил вдруг жестковатый командирский голос.

Ребята, разом повернув головы, изумились. В дверях соседней комнаты стоял бравый, невысокого роста генерал в полной парадной форме. На мундире генерала сверкали ордена и медали, на брюках алели красные лампасы.

— Садитесь, садитесь, друзья, — сказал генерал, стараясь погасить доброй улыбкой замешательство гостей. — Вы спрашивали меня? Генерал к вашим услугам.

Ребята все никак не могли опомниться.

— Вы по поводу «Зарницы»? — спросил генерал. — Я согласен. Буду военным консультантом в Заовражной школе. Я уже говорил об этом кое с кем, вполне соглашаюсь.

Первой, как ни странно, опомнилась Люська. Тут, видимо, помогло сходство генерала с ее дедусей. А может, потому, что она считала себя виноватой перед ребятами за то, что не побывала у генерала раньше, во время поисков. Так или иначе, но она первой приступила к делу. Уточняя ее рассказ, включился затем в беседу Борька.

— Не припомню что-то такого солдата из-под Ржева, — задумавшись, сказал генерал. — Да и солдатом ли он закончил войну?.. Сам я начинал ее старшим лейтенантом, оборонял сначала Ленинград…

Генерал помолчал и весело добавил:

— Но вы не огорчайтесь, ребята. Я вам помогу, по-гвардейски, честное слово! Леню Самсонова знаете?

— Какого Леню?

— Да его почти все фронтовики знают, а он их даже поименно. Известный городской следопыт!

Генерал озорно осмотрел ребят, затем взял листок бумаги и быстрым почерком набросал адрес. Подавая Борьке, сказал:

— Это на проспекте Ленина. Леня Самсонов энтузиаст своего дела, у него на учете много нашей фронтовой братии.

Задушевно попрощавшись с генералом, ребята поспешили на троллейбусную остановку. По дороге Витек восхищенно произнес:

— Вот так забавный старикашка!

— Кто бы мог подумать! — сказала Ирисочка.

— Чуть выше меня росточком, а — боевой полководец! — заметил Борька, разглядывая бумажку с адресом.

— Суворов тоже не был великаном, — сказал Сержик. — А первый в мире генералиссимус!

Леня Самсонов оказался действительно личностью довольно популярной. Не успели ребята сойти с троллейбуса и спросить о нем первого попавшегося им навстречу мальчишку, как тот незамедлительно повел их к ближайшему дому, показал квартиру. Ребята позвонили.

Их встретил худой и подвижный, жизнерадостный паренек. За очками поблескивали живые карие глаза. Он радушно, словно давно уже ждал прихода ребят, осведомился:

— Вы к Самсонову? Я Самсонов! Пошли.

Привел ребят в крохотную комнатку, забитую книгами и увешанную репродукциями с картин знаменитых художников. Слушая Борьку, понимающе кивал головой. Потом первым же словом похвалил всех за настойчивость и упорство в розысках. Произнес, любовно поглаживая бумажные язычки, торчавшие из самодельной картотеки:

— Иначе в нашем деле нельзя. Иной раз целый год бьешься — и все без толку. Но человек не иголка, находим…

Леня Самсонов что-то прикинул в уме:

— Значит, фамилии не знаете? Будем искать по местам боев. Так, Заовражный поселок… Предположительно…

Паренек вытащил пачку листков из плотной бумаги, с привычной быстротой стал ее перебирать. Ребята с возрастающим волнением следили за его руками.

— Ага, вот… Участник боев под Ржевом, затем госпиталь в Свердловске, пехотинцем освобождал Варшаву, снова тяжелое ранение… Наверное, он, ребята: Ильин Олег Ильич. Улица Вторая Зеленая, дом двенадцать… Работает на механическом заводе.

— Вот чудодей! — воскликнул Борька. — Мы неделю корпели, а он за минуту нашел!

С Леней Самсоновым ребята расстались большими друзьями. И тут же, не откладывая поисков на завтрашний день, поехали к механическому заводу. Вторая Зеленая улица была где-то там, на краю Заовражного поселка.

Из проходной завода, когда ребята проходили мимо, валил поток людей — кончилась первая смена. Степенно, попыхивая дымком папирос, шагали пожилые рабочие. Весело перекликаясь, растекались по улицам парни и девчата. Наперегонки бежали к троллейбусной остановке вчерашние школьники — эти поступили на завод, видимо, только на время каникул.

— Эй, полосатые, вы чего здесь? — окликнул ребят знакомый голос.

Они остановились. К ним подошел Алексей.

— У нас адрес фронтовика, — с гордостью сказала Люська.

— Вот, — показал Борька тетрадку.

— Раздобыли все-таки?

— Кто ищет… — начал было Витек.

— Правильно: тот всегда найдет, — смеясь, подхватил Алексей. — Я с вами, интересно взглянуть на этого человека.

— Нет, с нами ты не пойдешь, — подхватила Ирисочка.

— А тебе жалко? — сказал Сержик.

— Мы искали, а он хочет…

— Хочу примазаться к вашей следопытской славе, — вновь засмеялся Алексей. — Ладно, не берете — пойду домой.

Алексей свернул в сторону, а ребята пошли вдоль заводского забора. Сначала они пересекли небольшой пустырь, затем очутились в квартале четырехэтажных домов. Где-то здесь по их рассуждениям и должна быть Вторая Зеленая улица. Но место было явно незнакомое.

— Чего потеряли, молодые люди? — спросил у ребят из окна одного дома древний старик.

— Вторую Зеленую улицу ищем, — ответил Сержик.

— Здесь вроде бы была… — добавил неуверенно Витек.

— №ии, родимые, — схватился за седую бороду дед. — Была Зеленая, да стала белокаменная. Давным-давно снесли те ветхие домишки, что стояли тут года полтора назад… И улица теперь имени революционера Бабушкина называется.

— А где ж прежние жильцы? — спросила Ирисочка.

— Да ведь кто где, однако все новые квартиры получили.

Ребята разочарованно смотрели в раскрытую тетрадь, которую держал Борька. Им казалось, что вот только сейчас они разматывали остатки клубка с тонкой прозрачной нитью, и нить эта вдруг нежданно-негаданно оборвалась. Теперь ее и не связать, и не склеить.

— Кто у нас по расписанию обследовал этот участок? — недовольно спросил Витек.

Борька заглянул в тетрадь:

— Стенка… Но он честный пацан, я думаю, начисто все здесь прочесал.

Люська беззвучно шевелила губами.

— Что же делать, ребята?

— Начинать все заново! — угрюмо произнес Сержик. — Только мне уже не придется праздновать с вами удачу.

Ирисочка сердито сдвинула брови:

— Встали на месте! Опустили руки! А надо действовать!

— Да ведь как!? Зашли в тупик! — надрывно произнесла Люська.

— Пойдемте к нам домой. У нас есть телефон, позвоним Лене Самсонову. Он в таких случаях в панику не бросается.

— Правильно, Ириска, — одобрил Борька. — Айда!

Возле дома Ирисочки навстречу ребятам кинулся Пират. Признав Сержика, ласково терся о его ноги. Алексей, узнав о неудаче, стал подтрунивать:

— Что, не взяли меня? Вот вам и осечка. Отказались от такого бравого проводника!

— Без тебя обойдемся, — сказала Ирисочка и ушла в дом звонить по телефону.

Алексей, услышав через раскрытое окошко, о чем говорит по телефону сестренка, даже осерчал:

— Ну чего вы мечетесь!? У вас же есть имя и фамилия человека. Дуйте в адресное бюро, и все будет в порядке.

— А ведь и правда, ребята! — воскликнул Борька. — Живо в адресное бюро!

В окне показалась Ирисочка.

— Леня тоже советует обратиться туда. И просил потом позвонить ему еще раз.

— А в бюро пойдете завтра, — сказал Алексей. — Сегодня там уже закрыто… Эх, горе-следопыты!

— Тогда завтра собираемся все с утра, — хмуровато произнес Борька.

На том и разошлись по домам.

9. Диверсия

Сладок сон поутру, под разноголосый птичий щебет. В теплые тихие ночи Сержик спал в гамаке. Засыпая, он видел звездное небо.

— Да поднимайся же, сонуля, — тряс его за плечи взбудораженный Борька. — На плотине диверсия!

— Не трогал бы ты его, — умоляла рядом мальчишку тетка Надя. — Предпоследнюю ноченьку у меня коротает.

— Не время нам спать! — отбиваясь от старушки, кричал Борька.

Сержик, наконец, проснулся. Комиссар по особым делам, задыхаясь от горечи и недоумения, рассказал, что этой ночью чья-то злобная рука разрушила запруду, спустила всю воду. Теперь в бассейне кошке и той негде лапы обмочить.

— Кто же нагадил? — почти с стоном спросил Сержик.

— А кто его знает…

Сержик, наскоро сполоснув лицо и отбиваясь от тетки, пристававшей к ребятам с кефиром и булочками, побежал следом за Борькой к оврагу. Здесь уже толпились почти все ребята из отряда полосатых. Беда подняла рано с постелей всех. Неистово гомонили:

— Наверно, Сапун с Лаврей в отместку нам, — предположила Люська.

— Сейчас их приведут, негодников, — сказал Витек, осматривая разрушенную часть запруды.

Ночью здесь орудовал кто-то, как варвар. Внизу, на самой середине, наружная доска была выворочена, а внутренняя расщеплена ударами острого предмета. Должно быть, злодей был вооружен ломом.

— Ну, следователь, какое твое заключение? — спросила Ирисочка, когда Борька облазил всю запруду.

— Снова те же следы, — строго произнес Борька. — От женских релиновых полусапожек. Каблуки выдают.

Значит, опять какая-то девчонка навредила?

— Девчонке тут не под силу, — возразил Сержик.

— Тогда кто же?

Степка и Тимофей Иванович привели Сапуна и Лаврю. Ребята думала, что извечные противники при виде разрушения злорадно заржут, но те были обескуражены ночной диверсией не меньше, чем все остальные.

— Как вы могли подумать на нас! — психанул Сапун. — Мы что, сами себе враги.

— Клянусь честью, не трогал! — воскликнул Лавря.

— Ну, твоя честь недорого стоит, — заметила Ирисочка.

— Да я с рыбалки только что вернулся, — стал оправдываться Лавря.

Тимофей Иванович назидательно произнес:

— Вот ведь как скверно быть бельмом у всех на глазу. И не ты, к примеру, нашкодил, а все шишки на тебя валятся. А, Лавря?

— Сапун с Лаврей тут не замешаны, — веско махнул рукой Борька.

Ребята посовещались и решили приступить к ремонту. Тимофей Иванович прикинул уже, сколько нужно теса для заплаты, где его взять. Коенкто побежал за инструментом и материалом. Сапун и Лавря вызвались помогать.

Степка глухо сказал:

— Отремонтируем — опять сломают. Не дежурить же здесь каждую ночь!

— Найдем диверсанта! — вспылил Борька. — Спать не буду, есть не буду — выслежу!

Витек отвел в сторону Ирисочку и Сержика сказал:

— Отправляйтесь в адресное бюро.

Сержик было заупрямился:

— Я останусь работать, пусть девчонки едут.

— Нет, ты начинал с дневником, тебе и кончать. Ведь завтра уезжаешь, это даже почетно для тебя, что поставишь последнюю точку в поисках неизвестного ржевского солдата.

И Сержик с Ирисочкой отправились в адресное бюро.

И каким все-таки легким и простым делом оказалось все остальное. Через каких-нибудь полчаса они уже держали в руках заветный листочек с адресом Олега Ильича. Проживал он теперь совсем в другом конце города. Сержик с Ирисочкой быстро отыскали его улицу, дом и квартиру. Дверь открыл ребятам сам хозяин, еще совсем не старый человек. Во всей его невысокой, но плотной фигуре угадывалась скрытая сила и энергия. Только вот когда он вел их через коридор в комнаты, ребята заметили, что левый рукав его темной рубашки пуст.

— Ваш блокнот? — напрямик спросил Сержик, вынимая из кармана и показывая фронтовой дневник.

— Ребята, откуда это?! — почти вскричал Олег Ильич.

Сержик сбивчиво, рассказал, как они случайно подобрали дневник и стали искать его владельца…

— Это все благодаря ему, — сказала Ирисочка, кивнув на Сержика.

Горячо привлекая к себе оторопевшего от счастья мальчика, Олег Ильич воскликнул:

— Дружище! Ты и сам, должно, не понимаешь, какую услугу мне сделал! Ведь мне книгу поручили написать о тех трудных и безвозвратных днях. А дневник утерян и в голове так мало осталось воспоминаний. А тут мне каждая буковка — большая помощница. Неважно, что записи полустерты и залиты, я даже по запаху страничек все события восстановлю! Бес-ценная для меня вещь!

— Да как же дневник попал в макулатуру? — спрошла Ирисочка.

— Видно, дочка с прочими бумагами сдала по ошибке! Она раньше в Заовражной школе училась.

Олег Ильич не находил себе места. Он поставил перед ребятами большую вазу с ягодами, а сам, все не веря себе, лихорадочно листал свой дневник, удовлетворенно качал головой, молодо блестел радостными глазами.

— Это для меня как воздух! — продолжал вслух восторгаться он. — Дороже хлеба и табака!

— Значит, вы тогда вышли из окружения? — выбрав удобный момент, спросил Сержик.

— С боем прорвались! Выполнили задание и вышли к своим!

Ирисочка повела взглядом на пустой рукав.

— А это? Потом, да?

— Это уже под Варшавой, когда мы гнали фашистов к его звериному логову… Я скоро напишу воспоминания, ребята, и каждый из вас получит по книжке с моей дарственной надписью. В этих воспоминаниях, мои дорогие, я расскажу не только о самой жаркой боевой поре Великой Отечественной войны, но и о том, что настойчивость и упорство требуются от человека не в одном бою, а даже здесь, в мирной жизни, и что эти замечательные качества человек должен воспитывать в себе смолоду. Это — дань вашим неустанным бескорыстным поискам!

Самыми счастливыми на свете возвращались Сержик с Ири-сочкой к ребятам. Не напрасными оказались их беспокойство и стремления. Фронтовой дневник снова у своего владельца и еще сослужит ему добрую службу. Как все же буйно и вольготно становится на душе, когда сделаешь полезное, важное дело. Они едва сошли с троллейбуса на своей остановке, как Ирисочка судорожно схватила Сержика за руку:

— Сержик, пожар!

— Где ты заметила?

Ирисочка показала рукой над крышами домов. В той стороне, где поселок смыкался с верхними улицами города, курчаво поднимались в безоблачное небо клубы темно-рыжего дыма.

— В нашем краю, бежим! — крикнул Сержик.

Они побежали по улицам поселка на столб дыма. Горело где-то невдалеке от оврага, рядом с запрудой. Подбегая ближе, Ирисочка определила точно:

— У Филимона сарай полыхает!

Девочка не ошиблась. Сухая постройка в чачинском огороде горела с веселым треском и гулом. Изгородь была повалена, ребятишки, черпая из ручья воду, таскали ее тушившим пожар.

Сам хозяин, невзрачный и заросший, несмотря на зной в своей неизменной кацавейке, метался возле шумно полыхавшего сарая и выл.

Картофельная ботва и кусты помидор вокруг были вмиг вытоптаны ногами тех, кто старался спасти чачинское добро.

— Люди, помогите! — верещал Филимон. — За что на меня такая напасть. Гасите скорее, по гроб жизни буду обязан!

Мольбы и заклинания Филимона не помогали, хотя сбежавшийся поселковый народ работал изо всех сил. Не хватало воды, и пламя неудержимо пожирало тесовую постройку. А когда к чачинскому дому со стороны улицы подкатили два пожарных автомобиля, им уже нечего было здесь делать: кровля рухнула и на месте сарая догорал лишь огромный костер.

Страдальчески обхватив голову руками, Филимон опустился на грядку с огурцами и жалобно заплакал. Рядом с ним стоял участковый милиционер и старший из пожарных.

— Откуда появился огонь, гражданин Чачин? — допытывался участковый.

— А я знаю? Это такая прорва…

К ним протиснулась сквозь толпу престарелая бабка Семе-ниха, жившая через два дома от Филимона. В руках она держала белую эмалированную кастрюлю.

— Врет он, будто ему невдомек, откудова пламя взялось, — сказала она. — Керогазишка у него горел в сарайчике, он дырки там паяет. Вот и я пришла за этим же. Пока мы с ним о цене торговались, это возле калитки было, в сарайчике-то как саданет огнище! А он сразу точно сбесился…

— Замолчи, старая карга! — взвизгнул Филимон, пружинисто вскакивая на ноги. — Вон отсюда!

Участковый стал составлять акт. Народ не расходился, люди судачили о пожаре:

— Хорошо хоть ветра нет, а то могло перекинуться к соседям…

— Можно было б потушить, если б воды вдоволь…

— Да ведь запруду какие-то хулиганы распотрошили…

— Я вот доберусь до этих хулиганов, — пообещал участковый.

Из всех, кто занимался сейчас стоящим делом, так это был, пожалуй, Борька. Увертливый и смекалистый, комиссар шмыгал среди толпы и оглядывал на каждом человеке обувку.

— Ты чего это всем кланяешься? — спросил его Витек.

— Быстренько собери всех ребят, — торопливо попросил Борька.

Собрались вокруг Борьки человек восемь — десять. Он присел на корточки, ткнул пальцем в землю:

— Видали след? Это от женских сапожек с каблучком. Такие же оставил ночью вредитель возле нашей запруды. Ищите диверсанта, он здесь. Скорее, пока народ не разошелся.

Ребята смешались с толпой, отыскивая владельца сапожек.

— Вы что туточки лазите, оглашенные! — взвинтилась бабка Семениха, замахиваясь на Сержика эмалированной кастрюлей. — Аль вам места мало для игрищ!

И тут внезапно послышался громкий, восторженный крик Лаври:

— Нашел, ребя! Гляньте!

Лавря стоял близ Филимона Чачина и не сводил взгляда с его маленьких ножек, обутых в женские сапожки. О бувка была потертой, дырявой — видно, Филимон донашивал ее по своей глупой жадности после квартирантки.

— Вы чего воззрились на меня, дьяволы? — пискливо закричал Филимон на ребят, когда они обступили его плотным кругом. — Чего в моих сапогах нашли?

Филимон машинально переступил с ноги на ногу и на политой водой земле четко отпечатались его следы. Именно такие засекал несколько раз Борька возле запруды — от женских сапожек на полувысоком каблуке.

— Он, это он, ребята! — воскликнул Борька. — Он самый!

— Не мешайте, ребята. В чем дело? — сурово сказал участковый.

— Это он спустил воду из пруда, — сказал Витек, показывая на Филимона Чачина.

— Откуда такие сведения?

— Следы выдают вредителя!

Участковый с интересом оглядел ребят, потом Филимона.

— Гм… Если так, то вы, выходит, гражданин Чачин, сами себя высекли? Будь вода, ведь отстояли бы ваш сарай.

Филимон хлюпнул носом и безнадежно махнул рукой.

— Ну, зачем вам это понадобилось?

Филимон, словно общипанный петух крыльями, взмахнул короткими руками:

— Да ведь от них, дьяволов, я покоя не видывал! Кажинный день в воде столпотворение! Разве им здесь пляж?!

— M-да, некрасиво получается, — усмехнулся участковый. — С вашей стороны некрасиво, гражданин Чачин… А ребята что? Ребята они… и есть ребята…

В толпе загудели доброжелательные голоса:

— Ребята не озорничают…

— Они и запруду сами сработали…

— Грех на нашу ребятню жаловаться…

Витек увел полосатых в тень старой ветлы. Сержик с Ирисочкой рассказали о встрече с ржевским солдатом. Ребята долго ликовали. Удачный исход поисков стал наградой для всех.

Когда возбуждение немного улеглось, Витек торжественно сказал:

— Друзья, Сапун и Лавря просят принять их в отряд полосатых. Какое будет общее решение?

После минутного размышления встал Саня-рыжий. С улыбкой покосившись на замершего Лаврю, доверчиво произнес:

— Принять! Подтянем!

Вверх взметнулись руки всех полосатых.

10. Последний привет

Над волжским плесом беспокойно снуют крикливые чайки. У бетонной набережной шумно плещутся волны. Ослепительными бликами сверкает под горячим июльским солнцем ширь величавой реки. И над всей этой близкой сердцу картиной висит голубое небо, одетое местами в белопенные облака.

— Писать-то будешь, что ли? — в десятый раз спрашивает Борька.

— Обязательно, товарищ комиссар, — задорно отвечает Сержик.

Ребята окружили Сержика тесной говорливой ватагой. Тетке Наде к племяннику и не подступиться. Она тоже вот уже в который раз кричит через головы ребят:

— Сержик, пирожки и яйца в пакете. А варенье, в банке… Смотри, не смей на пристанях выходить на берег, останешься!

Сержик отшучивается и от ребят, и от тетки Нади, а на душе кошки скребут. И это не только потому, что спустя двадцать минут он расстанется с ними. Рядом нет синеглазой девчонки. Видно, проспала Ира. А может быть, для нее и не очень важно, что он уезжает? Но ведь вчера они не простились…

А белый-белый теплоход-махина уже степенно подходит к причальному дебаркадеру. Скоро посадка. Лавря поспешно тискает в сетку Сержика спелые краснощекие яблоки.

— Из чьего сада? — интересуется Саня-рыжий.

— Законные, из своего, — подмигнув Сержику, отвечает Лавря. — В дороге незаменимая пища.

Витек смеется. Он стоит чуть в сторонке, в руках у него стреломет, за поясом торчит одна-единственная стрела. Она точно такая же, какую запустили полосатые в теткин двор в начале их знакомства с Сержиком.

— Это ты зачем прихватил? — спрашивает Сапун.

— Потом увидишь…

— Ириска с Люськой несутся! — кричит Борька.

Девочки торопливо скачут по ступенькам лестницы, что ведет с вершины откоса к пристаням. У синеглазки в руках столько цветов, которые она бережно прижимает к груди, что из-за них не видно ее лица. Девчонки, бесцеремонно растолкав ребят, подходят к Сержику. Синие-синие глаза Ирисочки смотрят на него виновато и грустно.

— Чуть не опоздали, — запыхавшись, сообщает Люська. — Все из-за Ирки, она все цветы скупила на базаре…

— Была нужда покупать, — деловито замечает Лавря. — Могли бы ночью нарвать…

— … нам уши, — с усмешкой добавляет между прочим Витек.

Все дружно смеются, а Сержик с Ирисочкой молчат. Нет, не молчат, разговаривают. Только глазами, выражением лица. Но о чем — об этом никто из ребят не догадывается. Впрочем, некоторые что-то понимают.

— Может, нам уйти? — предлагает ребятам вежливый Борька.

— Вот еще новость! — восклицает Тимофей Иванович, которого все время оттирают в сторону. — Они что, родня?

— Сержик, посадка! — со слезами в глазах кричит тетка Надя.

Ребята по очереди подходят к Сержику, пожимают руку. Что-то сбивчиво говорят, смеются. Тетка Надя ласково целует племянника в щеки и голову. Последней в руке Сержика оказывается рука Ирисочки. Он не отпускает ее, а ведет девочку к трапу на теплоход. Здесь они останавливаются. Ирисочка достает из карманчика легкой голубой кофточки значок, на котором изображен пограничник с собакой. Прерывисто произносит:

— Это Алексей просил передать. От него и Пирата.

— Передай им мое спасибо…

Ирисочка, смущенно оглянувшись на ребят, сует Сержику сложенную вчетверо бумажку.

— А это от меня, мой адрес…

— Так ведь я знаю, Ира…

— Чтобы не забыл, Сержик, — шепнула синеглазка и побежала ко всем ребятам.

— Я сейчас выйду на палубу! — крикнул Сержик и скрылся в широком входном проеме теплохода.

Ребята, беспокойно суетясь, поднялись на верхнюю палубу дебаркадера. Причальный колокол уже отозвался в ребячьих сердцах второй раз.

Едва отыскав свою каюту, Сержик оставил на диванчике свой нехитрый багаж и ринулся на палубу. Вот они, его дорогие друзья-товарищи!

— А пруд заливается, к вечеру будет полон! — кричит Тимофей Иванович.

— Я звонила Олегу Ильичу, — сообщила Ирочка. — Он проводить не сможет и очень жалеет.

— Сможет! — громко возглашает Олег Ильич, пристраиваясь сзади к ребятам.

Несмотря на знойный день, он в пиджаке и шляпе. Пустой левый рукав засунут в карман. А на лацканах пиджака — правительственные награды: один орден Отечественной войны, два Солдатской Славы и восемь боевых медалей. Сержик и ребята мгновенно застыли перед героем, а Сапун стащил с головы даже свою неразлучную тюбетейку.

— Сержик, про твою честь одел! — сказал Олег Ильич, приветливо улыбаясь. — Будь всегда таким молодцом!

Трижды звонко ударил на дебаркадере медноголосый колокол. Натужно вздохнули внутри теплохода могучие машины. Винты за кормой взрыли зеленоватую гладь воды. С каждой секундой расширяется разрыв между теплоходом и причалом…

— До свиданья, тетя Надя, Олег Ильич и ребята! До свидания!

— Счастливого плавания!

Теплоход отошел на порядочное расстояние, он вот-вот даст полный ход. Но что это? Среди полосатых на дебаркадере заметное движение. Вперед выступил Витек, поднял на уровень груди свой стреломет. Сержик, вглядываясь, взялся за поручни. И в этот миг рядом в стенку каюты теплохода с треском ударилась тонкотелая полосатая стрелка. Сержик быстро взял ее и, подняв над головой, радостно помахал ребятам.

Ходко побежал по течению голубой улицы-Волги теплоход. Уже на кормовой части палубы стоит Сержик и все машет ребятам рукой, в которой зажата стрела. Вдалеке расплываются их знакомые лица, только голубенькая кофточка синеглазой девчонки еще выделяется среди ватаги друзей, нет-нет да пой-мяв луч солнца, ослепительно сверкают на груди Олега Ильича боевые ордена и медали.

Прощай, милый город, давший Сержику таких добрых, чудесных друзей!

Когда очертания города стали постепенно скрываться и таять за лобастым зеленым мысом, Сержик с любопытством посмотрел на стрелу. И как тогда, в первые дни приезда в гости к тетке Наде, заметил: возле оперения древко стрелы плотно обернуто листком тетрадной бумаги. Сержик торопливо размотал нитку и развернул депешу. Сердце его стучало.

«Наш дорогой Сержик! Это тебе последний привет. Не забывай нашу горячую, верную дружбу. Пусть эта стрела напоминает тебе о мальчиках и девчонках, которым ты пришелся по душе. Ждем тебя в гости следующим летом.

Отряд полосатых».

Сержик поднял голову, грустно посмотрел вдаль. Он вдруг остро почувствовал в груди какую-то пустоту. Словно что-то близкое и родное он оставил там, за мысом, в городе своих озорных и задушевных друзей.

Истории из Вовкиной жизни

Вовка живет в нашем многоквартирном доме. Он учится и пятом классе. Внешность у Вовки самая обыкновенная: он невысок ростом, на румяном лице блестят светлые голубые глаза, из-под шапки выбивается русый склоченный чубчик. А вот о его характере и воле мы рассказывать не станем… Об этом вы сами узнаете из трех историй его мальчишеской жизни.

История первая: По совести!

Игра на первенство улицы по хоккею должна была состояться через неделю. Предстояла острая финальная встреча с двадцать вторым домом. Как капитан и вдохновитель команды, Вовка собрал ребят после очередной тренировки на совещание.

— Соперник сильный, — сказал Вовка, разгоряченный после игры. — Но и у нас пороху хватает. И все-таки тренироваться нужно каждый день.

— Выложимся и обожмем! — самодовольно крикнул лучший нападающий команды Сучок, прозванный так кем-то из ребят за непримиримый, задиристый нрав.

Накануне важной встречи команда снова была в сборе. Ребята шумели и смеялись. Настроение было у всех боевое.

— Разложим завтра двадцать второй дом, — радовался «вратарь Толик. — Побьем, как шведов!

— Еще бы, ведь они почти всю эту неделю не тренировались, — заметил защитник Сеня Кузин. — Не до того было…

— Ленью захворали? Или на легкую победу надеются? — спросил Вовка.

— Да у них по ночам кто-то ледяную площадку портил: то помоями обливали, то песком перчили… Все неловко замолчали.

— Разгромим неприятеля! — азартно закричал Сучок и воинственно потряс в воздухе клюшкой.

— Соперника, — недовольно поправил нападающего Вовка.

Назавтра, перед ответственной игрой, уже на разминке Сучок лихо подкатил в Вовке и горячо зашептал ему что-то на ухо. Сеня Кузин услышал только одну фразу:

— Считай, я уже один обеспечил победу, капитан…

Вовка растерянно смотрел на самого быстрого и техничного нападающего своей команды. В груди его, видимо, боролись какие-то противоречивые чувства. Затем он оказал, вдруг осерчав:

— Играть не будешь! Заменю!

Сучок прямо-таки остолбенел, попытался было возражать:

— А для кого я старался? Для всего нашего дома! Для команды!

— Уйди с поля, диверсант! — вовсе вспылил Вовка. — Совесть из-за тебя теряем!

Что и рассказывать, как проходила игра… Лучшего нападающего на льду не видели, сам капитан почему-то все время путался и ошибался, ребята, недоумевая, совсем «расклеились». Дружной сплоченной команды болельщики попросту не узнавали. А шайбы одна за другой с визгом влетали в ворота очумевшего Толика.

В перерывах вся команда чуть не на коленках умоляла капитана выпустить на ледяную площадку Сучка. Ждал такой милости от Вовки и сам нападающий, попавший в опалу. Ребята гомонили:

— Вовка, почему ты его выгнал?

— Сучка на поле!

— Прошляпим встречу!

Но капитан оставался неумолимым до конца игры. В результате мальчишки двадцать второго дома покинули звонкое ледяное поле с победными кликами.

— Ведь кому проиграли, а?! — горько вскричал Толик, едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться.

Вовка сначала хмуро промолчал. Потом неожиданно в сердцах швырнул разбитую клюшку под ноги лучшему нападающему команды.

— Да, проиграли! — строго произнес он. — Зато на совесть!

История вторая: Пёс в сопогах

Этого забавного щенка Вовка видел уже несколько дней подряд из окна своей квартиры или же когда гулял с ребятами на улице. Во дворе Вовкиного дома проходил подземный отопительный паропровод, и щенок всегда грелся на круглом железном люке, который закрывал колодец теплотрассы. На теплом люке снег не задерживался даже в самые трескучие морозы, и здесь постоянно соперничали между собой за доброе мостечко кошки, голуби, воробьи.

Удивительной расцветки был этот крохотный щенок. Сам весь светло-оранжевый, кончик хвоста белый, а ноги черные, словно щенка, когда он родился, нарочно обмакнули лапами и темную неотмываемую краску.

Как-то Вовка подозвал к окну отца и оказал, показывая на забавного щенка:

— Правда, занятная собачка, папа? Издалека кажется, по на ногах у нее обувка…

— Ага, — рассмеялся отец. — Пес в сапогах!

Однажды Вовка возвращался домой из магазина. Во дворе толпилась шумная, говорливая ватага ребят. Они лихо растре-ли вали щенка снежками. Больше других усердствовал крикливый долговязый мальчишка. Под его меткими ударами щенок затравленно ежился и жалобно повизгивал. Картина была не из приятных.

Вовка мигом поставил продуктовую сумку на крыльцо и, кинувшись к обидчикам, Толкнул долговязого в глубокий сугроб.

— Ты что, Сучок, одурел? — закричал Вовка. — Он ведь живой, ему больно!

Говорливая ватага присмирела: ждали недобрых последствий. Но Сучок поднялся, стряхнул с пальто снег и отошел в сторону. Вовки он побаивался, поэтому-то в драку с ним не полез, притих.

— Чья собачка? — спросил Вовка у ребят.

— Так ведь бездомная, — хмуро ответил Сучок.

— А вы и рады поиздеваться над бездомной, — с укором произнес Вовка.

Он осторожно подошел к щенку и ласково погладил его по жесткой оранжевой спинке. Вовка потом всех уверял, что щенок в этот миг тяжело вздохнул.

Ребята вплотную придвинулись к Вовке и щенку.

— Он грязный, — с гримасой отвращения сказал Сучок.

— Ты не чище его, — отрезал Вовка и, подхватив на руки щепка, унес его с собой.

Квартира пустовала: родители еще не вернулись с работы. Вовка быстро разогрел в ванной воду и вымыл щенка с мылом. Потом накормил его горячей лапшой. А когда в углу прихожей он устроил рыжей бездомнице мягкую постельку, зеленые глаза щенка наполнились светлой влагой благодарности.

Вечером мама была очень сердита. Она никак не хотела, чтобы в ее чистенькой, уютной квартире бегал кто-то на четырех лапах. И хоть папа уговорил оставить пока Рыжика под крышей, мама все равно весь вечер дулась.

Зато весело бывало, когда родители уходили из дома по своим повседневным делам, а Вовка приходил из школы. Друзья носились по квартире как угорелые: Вовка прятался, Рыжик искал его и всегда непременно находил.

Но мама этой дружбы между ними не признавала. Она продолжала дуться, хотя Рыжик никаких пятен, порочащих его собачье достоинство, на полу не оставлял. Он был умен и чистоплотен, потому что Вовка часто выводил его на свежий воздух прогуливаться.

И тогда папа подсказал Вовке одну заманчивую мысль…

Начались усиленные, изнурительные для друзей тренировки. И однажды, когда мама вернулась вечером с работы, Рыжик прямо к ее ногам поднес домашние мамины туфли. Вовка с папой были в восторге.

— Все вы трое подлизы, — неожиданно засмеявшись, сказала мама и в ужин впервые сама положила в чашку Рыжика вкусную куриную косточку.

История третья: Острый глаз

Сразу всем классом на экскурсию, вот здорово! Да еще куда — на строительство нового завода! У Вовки воробьем прыгало в груди шальное от радости сердечко. Да и у всех мальчишек, почитай, тоже.

Стройка поразила ребят обилием машин и механизмов. Ревели моторами мощные бульдозеры. Кланяясь ковшами, вгрызались в неподатливый грунт экскаваторы. Позванивая, как трамваи, передвигались возле огромных корпусов будущего завода башенные краны.

— А у меня здесь папа техником работает, — сказал Вовка своему дружку Сене Кузину. — Красота, а?

— Известное дело! — восхищался с Вовкой и Сеня Кузин.

Руководитель экскурсии, инженер строительного треста, повел ребят по пролетам цехов. Здесь велись уже отделочные работы. Каменщики заканчивали кладку переборок, бетонщики заделывали цементный пол, маляры белили высокие потолки. По стенам монтажники укладывали пучки электрических кабелей.

— Потом тут установят станки, оборудование, и этот механический корпус оживет, станет давать продукцию, — объяснял на ходу инженер.

На втором этаже Вовка с Сеней Кузиным задержались около каменщиков. Трудно было уследить за быстрыми движениями рук звеньевого, который так ловко клал кирпичи, что две девушки едва успевали подносить материал к месту кладки.

— Пошевеливайтесь, девчата, — то и дело поторапливал звеньевой подсобных работниц.

— И так умаялись, — жаловались девушки.

— Два раза говорил прорабу, чтобы подъемник поставили, — недовольно проворчал звеньевой.

Он весело взглянул на ребят, подмигнул:

— Нравится наше ремесло?

— Ничего, — кивнул Сеня Кузин.

— А тебе не по душе? — повел глазами звеньевой в сторону нахмурившегося Вовки.

Вовка, что-то трудно обдумывая, спросил:

— Подъемник — это чтобы для вас поднимать кирпичи?

— Конечно…

— А почему прораб не позаботился об этом?

— Вен ты, брат, о чем, — пытливо посмотрев на Вовку, произнес звеньевой. — Видно, у прораба руки еще не доходят до нас…

— Да ведь тяжело же на носилках-то кирпичи таскать, — с чувством оказал Вовка.

— Верно, тяжело, — согласился звеньевой. — И невыгодно, времени много отнимает ручной труд… Ничего не попишешь, бывают и в работе прораба ошибки, вроде как у вас двойки.

Звеньевой смешливо еще раз подмигнул Вовке и снова замелькали в его проворных руках краснощекие кирпичи.

После экскурсии ребята расходились по домам довольные. А вот Вовка все что-то угрюмовато морщил лоб.

Вечером, за ужином, отец, узнав, что он побывал на их огромной стройке, удивленно спросил:

— А что ж ко мне в прорабскую не наведался?

Вовка засопел, но не обмолвился ни словом.

— Ну и как наша стройка, понравилась? — снова поинтересовался отец. — Размах, а?

Вовка хмыкнул:

— Размах…

— Одной техники — пропасть! — воскликнул отец.

— Техники много, — покачал головой Вовка. — Вот только каменщики кирпичи на руках носят. На второй этаж!

— Не на моем участке, — сдвинув брови, ответил отец. — Ты где ж это видел?

— В механическом корпусе.

Отец смешно захлопал глазами, совсем как Вовка, когда отвечал в школе плохо приготовленный урок.

— А ведь и правда, — растерянно произнес он, откладывая вилку. — Ну, это дело поправимое, завтра налажу… А у тебя, Вовка, острый глаз!

Мама укоризненно взглянула на папу, осведомилась:

— А сразу-то что не поставил механизм?

— Руки у него еще не дошли до этого, — улыбнулся Вовка.

Они с мамой рассмеялись.

А папа стал нервно покусывать нижнюю губу: верный признак того, что он сердится на свою особу.

Потапочка

1.

В один жаркий летний полдень деревенские мальчишки, собравшиеся возле дома своего заводилы Петьки Зыкова, были поражены. По самой серединке улицы к ним мчался на колесах неведомо откуда взявшийся фанерный ящик величиною с обеденный стол, а за ним, облаивая удивительную таратайку, гналась свора злонравных сельских дворняжек.

Петька поднялся с лужайки и пошел навстречу таратайке.

— Небось, опять Потапочка учудил, — сказал он своей свите.

Ящик на колесах остановился возле ребячьей ватаги. Наверху открылся квадратный люк и показалась чернявая, наголо стриженая голова. Маленький, тщедушный мальчишка с достоинством выбрался из ящика и постучал пальцем по гулкой обшивке.

— Ну, как броневичок?

— Зачем он тебе? — спросил Петька, заглядывая внутрь фанерного сооружения.

— А так, чтоб гуси проклятые меня не донимали, — вполне серьезно ответил черноголовый.

Ребята засмеялись. Все знали, что Потапочка страсть как боится гусей, вечно бродивших по улицам и переулкам. Кроме как на Потапочку, гуси почему-то ни на кого так яростно не шипели и не нападали.

— Педальный, с рулем, — уважительно сказал Петька. — Дашь погонять?

Потапочка разрешил, и Петька покатил вдоль улицы. Коляска была смонтирована на колесах от старых детских велосипедов и передвигалась легко. Мальчишки, даже те из них, кто владел настоящими велосипедами, с нескрываемой завистью смотрели на новую выдумку юного умельца.

Лучшего слова о нем и не скажешь: умелец он, Потапочка, да и только. Смастерить планер, воздушный змей — для него пустяшное дело. Причем и планер, и змей будут летать у Пота-почки дальше и выше всех. Уж такой он изобретательный и дотошный, этот худенький мальчишка. С ним и не водились бы старшие ребята, если бы Потапочка не обладал способностями завзятого мастера на все руки.

Не обходят своим интересом Потапочку и взрослые. По весне на птицеферме объявился гадливый хорек и стал потаскивать кур. Уж как не бились птичницы, а хищника настичь не удавалось. Тогда об этом прослышал Потапочка. Через два дня он принес на ферму капкан-ловушку собственного изобретения и еще через день курокрад поплатился за кровавый раз-бой своей жизнью. Правление колхоза премировало Потапочку набором столярных инструментов.

Приди ребята в артельную мастерскую — механизаторы могут и шугануть. А для Потапочки снисхождение: хоть в мастерской, хоть в кузнице. Он попросту занятым людям мешать не станет. Да и разве жалко, если он час-другой покопается в куче старых проржавленных гаек, втулок, болтов?

Педальная машина вернулась к владельцу. Петька похвалил:

— Ничего, живо бегает. А где педаль взял?

— В кузне отковал.

— Сам или Антипыч помогнул?

— Вместе стучали.

2.

На крыльцо Петькиного дома вышла мать. Скрестила на груди натруженные руки.

— Петька, помог бы Софье скотину напоить. Время подоспело.

Петька недовольно заворчал.

— Опять руки надрывай…

— А что поделаешь, Петенька? — сердобольно начала увещевать его мать. — Софья с утра тоже, небось, как заводная. Сходил бы…

— Айда, я пособлю, — вызвался Потапочка.

Они закатили машину во двор и пошли за околицу. Здесь в низинке паслись колхозные телята. За ними приглядывали Петькина сестра и еще две взрослые девчонки. Они напеременку черпали ведрами из колодца воду и выливали ее в широкую вместительную колоду. Животные всегда имели свежее питье.

Напоить одних лишь своих телят не такое уж обременительное дело. Но к полудню на водопой подтягивалось все артельное стадо и тут только поспевай черпать воду. Пастухам лень было гнать овец и коров к дальнему озеру, и они, посмеиваясь над безответными девчонками, валились здесь же на траву и загорали.

Петька с Потапочкой подоспели к телятницам как раз в то время, когда они двумя ведрами едва успевали наполнять колоду. Ребята подменили девчонок и принялись за работу.

Трудно все-таки таскать воду из колодца. Никаких подъемных механизмов, приспособлений. Веревки немилосердно режут руки. А колода словно разбитое корыто — сколько не лей в эту прорву, вся вода исчезает в крутых коровьих боках.

— Ох уж, не по тебе это занятие, Потап Алексеич, — смешливо сказала Софья. — Это ведь не самолетики выстругивать.

Потапочка молчит и знай себе вытягивает из колодца полные ведра. Не любит он, когда ему напоминают, что он хилый и малосильный. Даже не огрызается. Доброе сердце у мальчишки!

Спустя полчаса друзья улеглись в тени раскидистой ветлы. У Петьки немного виноватый вид.

— Устал, да?

— Тут помпу надо приспособить, — тяжело дыша, произнес Потапочка. — И качай, сколь душе угодно.

— Пожарную бы, а?

— Постой, у меня ручная есть, — вдруг приподнялся Потапочка. — Давно в овраге нашел, где машинно-тракторный парк…

— Так, чать, негодная…

— Посмотрим, чего там!

Они побежали к Потапочке домой.

3.

Потапочка нашел в сарае двухметровый резиновый шланг, закрепил на помпе. Конец шланга опустил в бочку с водой.

— Петь, качай!

Петька взялся за рычаг помпы, начал водить его, как маятник, вправо — влево, вправо — влево… Вместе с металлическим перестуком из-под крышки сиганули ржавые водяные брызги. А из выходного отверстия потекла лишь скупая струйка.

— Решето! — сердито сплюнул Петька.

Поработав рычагом сам, Потапочка присел на бревно. Подумав с минуту, уверенно заключил:

— Будет качать… Разберем, клапаны почистим, прокладку на крышке сменим.

Они возились с механизмом до самого вечера. Бронзовые клапаны в гнездах помпы высветлили и подогнали. Точно по крышке вырезали новенькую прокладку — правда, для этого пришлось пожертвовать одним материным поношеным сапогом. Дырявый местами резиновый шланг обмотали промасленной бумагой и залепили изоляционной лентой.

Когда заново отремонтированный насос пустили в дело, сорокаведерная кадка на углу дома под водосливной трубой опустела в каких-нибудь три минуты. Потапочка с Петькой ликовали.

— На шланг только нет надежды, — сказал Петька. — А так путно действует.

— Шланг выпросим у председателя. Для артели же стараемся, — солидно заверил Потапочка.

В окружении ребячьей ватаги они отвезли на педальном самокате помпу к выпасу молодняка и закрепили на прочном торце водопойной колоды. Шланг опустили в колодец. Девчонки прямо-таки визжали от восторга, глядя, как быстро наполняется водою колода. Петькина сестра привела откуда-то председателя колхоза.

— Без нас разрешили проблемку! — весело воскликнул председатель. — Ай да хозяева!

— Шланг нужен другой, — заметил Потапочка. — Исправный.

— Новый завтра с утра выпишем, — согласился Андрей Никитич. — А я вас колоски на уборке записал собирать. Да вам вон какие заботы по плечу! Вот что, ребята…

И Андрей Никитич поведал мальчишкам свои планы. В центре села пора закладывать артельный клуб, а камня для фундамента нет. Не могли бы они пошукать в окрестности этот строительный материал? Позарез нужен каменщикам!

— Я все ближние овраги излазил, не нашел. А вы половчее меня, может, вам посчастливится отыскать.

Потапочка осторожно потянул председателя за рукав.

— Дядя Андрей, я знаю, где белый камень лежит.

— За тридевять земель?

— Нет, в двух шагах. На краю скотного двора.

— Это где ж там?

— А помните, где колодец копали?

— То без меня, наверно, лет пять назад, — махнул рукой председатель колхоза.

— Вот-вот. А почему рыть тогда бросили?

Председатель пытливо взглянул на Потапочку.

— Да, почему?

— А потому, что землекопы каменную залежь встретили. И забросили яму.

— А ну, пошли на место.

Встречные колхозники наблюдали на закате небывалую картину. По деревне, размахивая руками, шагал их рослый, дюжий, в общем-то строговатый председатель, а за ним вприпрыжку бежали вездесущие, неугомонные мальчишки.

Все остановились возле полуобвалившейся ямы.

— Принесите-ка мне, ребятки, пешню, — попросил Андрей Никитич.

Он спрыгнул на дно ямы и, расчистив землю, ударил пешней в каменную твердь. Повозившись, выворотил несколько булыжин, подал их наверх и поднялся сам.

— Самый натуральный бутовый камень, — сказал он, с интересом разглядывая долгожданную находку. — Ну, Потапочка… Потаи Алексеевич, благодарность тебе от всего нашего артельного хозяйства!

Босой Потапочка, смущенный похвалой председателя, неловко переступал с ноги на ногу.

— Его в новый клуб на фильмы бесплатно будут пускать? — спросил Петька.

— А что ж, посмотрим…

Возвращались домой снова все вместе. Андрей Никитич все присматривался к Потапочке.

— Ты в какой класс нынче пойдешь?

— В шестой.

— Кончай скорее, таких мозговитых нам много надобно в колхозе.

Он был худ и мал, словом — незаметный Потапочка. Но уважение председателя ставило его сейчас выше всех его сверстников.

На страдной зорьке

Николка поднялся ранним утром, едва заря лишь подсветила на востоке край темно-бурого неба. Осторожно выбрался из-под тяжелого брезента. В поле было пустынно и тихо. Чуть поодаль, словно в утренней дреме, стоял комбайн «СК-4».

Николка подошел к краю оврага, силясь вернуть в памяти думу, которая так долго вчера вечером не давала ему ни сна, ни покоя. Небольшой, но мозолистой ладонью нежно, будто гладит свою малолетнюю сестренку, провел по зеленой листве молоденького орешника. Куст отдал Николке обильную росу. Он приложил влажную руку к лицу: это его освежило…

— Слышь, папа, пора, — сказал Николка, потянув с отца брезент. — Уж заря занялась…

— Эк, ты какой торопыга, — дружелюбно проворчал отец. — Птицы и те еще не поют.

— Нам птицам не подпевать, — рассудительно произнес Николка. — Урожай на корню поспел.

Отец поднялся во весь рост, затрещал суставами. Был он высок, широкоплеч, русоволос. Рядом с маленьким Николкой отец выглядел в предутренних сумерках сказочным гигантом.

— Темень, и хлеба еще от росы волглые, — сказал отец, сполоснув лицо. — Но разбудил правильно. Займемся пока подготовкой.

Они двинулись по стерне к комбайну. Не сговариваясь, достали ветошь, инструмент, тавотный шприц. Стали любовно обхаживать комбайн.

Отец искоса посматривал на сына. Вот у него бравый помощничек. Тринадцать лет пареньку, а он уже вторую уборочную страду катает с отцом на «СК-4». Видимо, по стопам родителя пойдет. Что ж, и ладно. Хлебороб на земле главная фигура, ему почет и уважение от народа…

Когда отец с сыном подготовили уборочную машину к жатве, восток жарко запламенел зарею. Наспех стали завтракать.

Только через полчаса можно будет начать косовицу, после того, как ветер обдует на ржице росу.

Между прочим, отец всем своим видом выражал беспокойство. Вчера на этом поле они так и не успели закончить уборку ржи — осталось каких-то два-три гектара. И все из-за машин, которые всегда запаздывали к полному бункеру зерна.

Николка словно угадал мысли отца-комбайнера, сказал примирительно:

— Ты не горюй, папка, мы сейчас уйдем отсюда.

— А здесь кто дожнет? — спросил отец.

— Девчата серпами. Чего нам технику зря по ладошке гонять.

— А мы куда?

— На четвертое поле махнем!

— А председатель? Он те махнет!

— Так ведь выгода, папка! — воскликнул Николка. — Чистая выгода! Разве председатель против пойдет?

Отец внимательно посмотрел на сына. Перебивать не стал. Он знал, что Николка все уже продумал и взвесил, его следует выслушать до конца.

— Ты что-нибудь о групповом методе читал? — спросил со смешинкой Никрлка.

— Да газетки-то почитываю тоже, — усмехнулся отец.

— Так вот на четвертом поле мы спаримся с агрегатом Ивана Смирнова. Нам хватит одной зерновозочной машины. И даже одного помощника на оба комбайна… — горячо говорил Николка. — Вот сейчас, пока рожь обдувает, мы и погоним на четвертое!

Отец снова возразил:

— Что и говорить, выгода полнейшая… А председатель все-таки усечет. Самоуправство, скажет.

— Все мы тут хозяева, на равной ноге, — солидно произнес Николка и мигом вскочил на ноги. — Трогаем!

— Эх, будь что будет! — поднялся и отец.

…Рокочет комбайн, прыгает по ухабистой дороге. Косится на Николку отец и диву дается: здорово придумал сынок! Откуда только у него это берется? Должно быть, читает много. Да по теории-то он, Николка, пожалуй, забьет его, передового комбайнера своего колхоза и района.

А на востоке выпирает из-за горизонта огненно-малиновый шар солнца и ветерок озорной струится по нивам. Красному, погожему быть дню! Словно по заказу!

Еще издали приметили механизаторы: стоит председательский газик возле комбайна Ивана Смирнова. А когда стали подкатывать ближе, вышел вперед председатель, ноги расставил циркулем, руки упер в бока. Все знали эту председательскую привычку: либо разноса ожидай, либо доброе слово скажет.

— Держись, Николка! — крикнул на ухо сыну отец.

Он выключил мотор, посмотрел на председателя сверху вниз невинными глазами. А тот шагнул к комбайну, спросил вроде бы сурово:

— Кто велел на четвертое поле, Трофимыч?

— Сердце подсказало, Василий Петрович.

Только несколько мгновений молчал председатель, затем сказал одобрительно:

— Умное у тебя сердце, друг! Выводи машину вперед, группу комбайнов ты поведешь.

— Уж тогда не я, а мой Николка, — засмеявшись, сказал отец. — Это вся задумка его.

— Во-она как! — блеснул глазами председатель. — Ну, я ему за такое трудовое отличие повышение сделаю.

— На комбайн, на самостоятельную поставите?

— На ток отвезу, будет сам зерноочистительную машину обслуживать. А то при том шалопае она больше стоит, чем работает.

Хотел уж было отмахнуться Николка, начисто отказаться от новой должности, но отец сразу уловил его настроение. Произнес с гордой ноткой в голосе:

— Видал, какая нам честь, Николка! Везде мы на передних заставах! Знай наших!

Председатель сорвал несколько стеблей ржи, задумчиво свернул их в жгут.

— Не рановато начинаем? Влажновата ржица-то…

— В самый раз!

— Тогда слово в сторону, а дело в руки, — сказал председатель и отступил с дороги.

Загудела под уборочными машинами земля, стремительно кинулись вверх испуганные птицы. Комбайны вошли в хлеба.

— Ну, Николай, поедем принимать самостоятельную должность, — доброжелательно произнес Василий Петрович и дружески обнял Николку за плечи.

Начинался новый день большой хлебной жатвы.

Пионера звали Санькой

Затейливо виляя между пней и вывороченных корневищ, лыжня стелется по дну глубокого лесного оврага. Весело бежать по ней зимним морозным вечером, когда вокруг ветер не шелохнет ни одной заснеженной ветки, а сверху смотрят на тебя первые зеленоватые от стылого воздуха звезды.

Задержался нынче Санька Семенов в пригородной деревне, загостился у старшей сестры на молочнотоварной ферме совхоза. Конечно, надо было поспешить, пораньше выбраться домой, да залюбовался на лобастых тонконогих телят и вот припоздал малость, приходится затемно возвращаться в город. Впрочем, беда невелика: шесть километров на лыжах для Саньки все равно что за угол в гастроном сбегать за свежим батоном. Тем более дорогу он как пять пальцев знает…

Вверх по круче, словно подталкивая друг дружку, карабкаются молоденькие дубки и кусты орешника. Летом здесь особенная красота, пахучая тень, птичий гомон, а по ложу оврага, где сейчас виляет капризная лыжня, ласково плещется чистенький холодный ручеек. Не однажды по осени с товарищами из своего шестого класса приходил сюда Санька, чтобы набить орехами карманы да полазить по крутым заросшим склонам оврага.

Впереди над кронами деревьев начало светать. Санька знает: это от палевого зарева, что висит над городом от уличных фонарей. Больше половины пути он уже одолел, скоро и дом родной…

В квартире у Саньки светло, уютно, много света. В углу сияет матовым экраном «Рекорд». Мать, должно быть, уже пришла с работы, жарит на газовой плите картошку с салом. Санька поест, выпьет горячего чая и сядет к телевизору. Ровно в девятнадцать ноль-ноль покажут художественный фильм о пограничниках. Саньке такие кинокартины по душе — ведь отец служил когда-то на дальневосточной границе.

Санька остановился, смахнул с ресниц иней — а то стаивает, застилает глаза влажной пеленой. Удовлетворенно хмыкнул: хорошо все-таки сделал, что уроки сразу же после школы выучил, теперь, глядишь, свободен. Предвкушая радость близкого квартирного уюта, снова хотел ринуться по лыжне дальше, но вдруг насторожился. Что это, будто застонал кто-то невдалеке?..

Санька затаил дыхание.

— Да чтоб тебя черти подрали… Ох, — донесся до него слабый голос.

Откуда это? Санька навострил уши.

— Ой-хо-хо! — снова послышался болезненный стон. Теперь Санька догадался, что голос исходит справа.

У паренька сначала от испуга покатились по спине крохотные льдинки. Первой мыслью было ударить оземь острыми концами палок и что есть силы рвануться к дому. Но в следующее мгновение Санька устыдился своего скоротечного малодушия, взял себя в руки. Он хоть и многим ребятам в своем классе уступал физически, зато в его маленьком сердце стучала горячая кровь.

— Кто там, хворый, что ли? — нарочно грубовато крикнул Санька.

— Помоги, гражданин… Не оставь на стуже, — слабо произнес кто-то за кустом.

Санька свернул направо и увидел неловко сидевшего в снегу незнакомого человека. Тот был одет в легкую спортивную куртку, на левой вытянутой ноге вместо целой лыжи торчал обломок. С человеком случилось несчастье…

— Упали? — сразу поняв это, спросил Санька.

— Сверху спускался, на пень налетел. Одна лыжа — пополам… Ногу, видать, вывихнул да сам побился…

Вот беда: что теперь делать Саньке с этим пострадавшим лыжником? Он попытался было вправить незнакомцу ногу, но тот так взвыл от боли, что Санька тотчас отступился. А делать что-то обязательно надо, не оставишь человека зимой под открытом небом. Замерзнет, погибнет…

— Сами-то из города? — поинтересовался Санька.

— Разумеется. Выбрался вот прогуляться — и на тебе!

Санько озадаченно почесал под ушанкой затылок.

— Незавидная оказия..

Незнакомец потер снегом руки.

— Холодище собачий, вовсе я, парень, продрог…

— Надо выбираться из оврага на дорогу, это версты две будет, — решительно сказал Санька, внезапно почувствовав сам, как под легкое пальтецо стал проникать вездесущий морозец.

— Разве я смогу, — возразил человек. — Мне подняться и то мочи нет…

— Я* потащу на себе, я страсть какой крепкий, — запальчиво произнес Санька. — Я сумею. Когда мы в «Зарнице» воевали, нас учили, как выносить раненых.

— Это что такое «Зарница»? — силясь что-то вспомнить, спросил незнакомец.

— Неужто не знаете? — удивился Санька. — Военная игра!

— Ах да, забыл, — спохватился незнакомец. — Из памяти выбило. Нет, не вытащить тебе меня, паренек, придется еще кого-нибудь подождать…

— Лыжня вечером глухая, тут только днем народу пропасть, — сказал Санька. — Вот разве мне за подмогой в деревню вернуться… Вы подождете, не застынете?

— А далеко это?

— Версты три, должно…

— А не забудешь ты обо мне?

Санька надулся, обиженно произнес:

— Как можно забыть о человеке, ежели он в беду угодил…

— Извини, парень, не подумавши ляпнул, — простительно вздохнул незнакомец. — Ты, небось, пионер?

Санька гордо промолчал: чего ж тут зазря спрашивать. Потом ответил вопросом:

— Спички есть?

— Вроде были где-то…

Санька снял лыжи и, проваливаясь по колено в снегу, стал собирать топливо. Натаскал целую кучу хвороста, наломал сухих веток. Через несколько минут на лыжне жарко затрещал костер. Языки пламени осветили измученное болью лицо пострадавшего лыжника.

— Вот, — сказал Санька, — ложитесь у огня: здесь мороз вас не доймет. Только не давайте костру затухнуть, дров вам пока хватит. А я быстро вернусь!

И не успел незнакомец поблагодарить Саньку, как он уже, встав на свои видавшие виды лыжи, умчался в деревню.

Ходко скользит обратно по знакомой лыжне пионер Санька Семенов. Человек попал в беду, выручать надо. Жаль, конечно, что не увидит он нынче кинофильм о пограничниках, но тут ничего не поделаешь…

В деревне среди сельских друзей Санька отобрал самых здоровых, выносливых ребят. Спешно нашлось таких четверо.

Нашли большие санки. По той же лыжне вернулись к костру. Незнакомец лежал, протягивая к огню стынувшие руки и ноги.

— Вот вас сколько дружных! — обрадовался он, когда ребята осторожно усаживали его на санки.

Лыжник был грузным, дюжим человеком. Устроили его кое-как в полулежачем положении. Командовал операцией Санька.

— Тронули! — сказал он, впрягаясь в санки первым.

Труден был путь по дну оврага с таким нелегким грузом.

Полозья увязали в снегу, натыкались на сгнившие корневища. Ладно хоть незнакомец крепился, не стонал: видно, понимал, что ребятам тоже не больно сладко. Пока вывозили его к дороге, семь потов с них сошло.

А на дороге остановили первую попавшуюся автомашину. Шофер помог пострадавшему поудобней разместиться в кабине. Тот поманил Саньку к себе, спросил дрогнувшим голосом:

— Как тебя зовут, пионер? Найду я тебя, когда выздоровею, отблагодарю…

Санька в ответ только шмыгнул носом:

— Ни к чему все это…

А тут взревел мотор, шофер, перегнувшись через незнакомца, хлопнул дверцей.

Санька, отступив назад, махнул рукой. Крикнул весело:

— Поправляйтесь скорее!

Обдав ребят снежной пылью, автомобиль увозил больного пассажира в городскую больницу.

Лесная сказка

1

В этот последний день старого года в лесу было прямо-таки великолепно и сказочно. В радужном серебристом блеске стояли белоствольные березки и легонько шевелили своими зелеными лапами мохнатые ели. От веселого писка синиц деревья, казалось, звенели, словно певучие струны неведомого музыкального инструмента.

И солнце было в этот день хоть и холодноватое, но доброе и румяное. Оно искрилось на лесной морозной полянке в каждой крупице снега, как будто здесь кто-то, приветливый и щедрый, нарочно рассыпал целые пригоршни мелких ослепительных зернышек-огоньков.

Вот на эту волшебную полянку и прибежали нынче порезвиться маленькие зайчата — Тимка и его крохотная сестренка Симка. От прелести зимнего лесного приволья зайчата смешно щурились и крутили ворсистыми мордочками.

Вдруг Тимка приметил на середине полянки небольшой горбатый сугроб.

— Смотри, Симка, — сказал он, — а утром я этого сугроба вовсе не замечал…

— Правда, его не было утром, — согласилась Симка.

Зайчата сразу насторожились.

— Слушай, Тимка, ты не знаешь, что это здесь недавно пролетело? — тревожно спросила Симка.

— Знаю, злая Вьюга, — покровительственно ответил Тимка.

— А куда она сейчас улетела?

— Ищет, кого бы колючим снегом засыпать.

— Не надо Вьюги, а, Тимка?

— Конечно… А то насыплет вот таких сугробов, нам и поиграть негде будет.

Тимка мечтательно притих, затем вздохнул и произнес:

— А к людям нынче Новый год придет. У ребят веселый праздник начнется.

— Вот бы к ним в гости попасть…

— Дед Мороз со Снегурочкой к ним, наверно, уже собираются…

— Их-то всегда приглашают ребята, — сокрушенно сказала Симка.

Тимка жизнерадостно вздернул вверх свою лукавую мордашку:

— Так и мы унывать не станем! Давай, Симка, на белой полянке лапками петли рисовать!

— Давай лучше поиграем в скакалочки-считалочки, — просительно предложила Симка.

— Давай!

И Тимка с Симкой стали расторопно прыгать по полянке, подпевая себе при этом:

Раз, раз, еще раз,
Хорошо в лесу у нас!

Раз, два, сразу два,
Веселимся мы с утра!

Раз, два, вот и три,
Будем прыгать до зари!

Раз, два, три, четыре,
Мы одни в огромном мире!

Пока зайчата весело рисовали на снегу лапками замысловатые узоры, на полянку с разных сторон воровато выползли два их старых недруга — Серый волк и лиса Лисуня. Но они покуда скрывались в кустах молодого орешника.

Лисуня скорчила уморительную рожицу и жеманно сказала чуть слышным голоском:

Раз, два, три, четыре, пять,
Мне бы с ними поиграть!

И сама тем временем стала готовиться к прыжку…

Серый, однако был настроен гораздо воинственней. Не видя Лисуни, он алчно закричал:

Раз, два, три, четыре, пять, шесть,
Я хочу обоих съесть!

И длинной серой тенью кинулся на зайчиков.

Лисуня, опасаясь, как бы добыча не досталась одному серому разбойнику, тоже метнулась в тот же миг на середину полянки. Но хищники жестоко просчитались. Тимка был поопытнее своей сестренки и ловцов заметил вовремя.

— Берегись, Симка! — воскликнул он и пустился наутек.

Симка, увернувшись из-под самого волчьего носа, тоже бросилась прочь. Они удрали мгновенно. А Серый и Лисуня, не сумев отвернуть в сторону, со всей прыти столкнулись лбами — бом-бам!

— У-уу! — взвыл от боли серый разбойник.

— И-ии! — взвизгнула хитрюга Лисуня.

Целую минуту они сидели один напротив другого и сконфуженно трясли ушами. Первым пришел в себя Серый, он почти простонал:

— Это ты, желтобрюхая?

— Я, серенький, я, миленький, — проскулила в ответ Лисуня.

— Ты зачем здесь?

— С зайчиками решила поиграть. А ты?

Волк был менее хитер и обходителен, чем его лесная соучастница по разбою, поэтому ответил откровеннее:

— Я в прятки хотел с ними поиграть. — У меня второй день пустой живот, я бы зайчишек туда спрятал!

Лисуня льстиво хихикнула:

— Да уж их потом бы никто не нашел…

Серый жадно облизнулся. Да так, что его язык едва не задел Лисуню, сидевшую перед /шм почти в полуметре. Проворчал:

— Я сейчас потрогал бы даже самого быка за рога! А-ам!

Лисуня жалостливо прикрыла плутоватые глазки:

— Хорошо людям, к ним праздник идет… Будут курочками да уточками лакомиться.

— И бараньими котлетами, — грубо подсказал Серый.

— Ах, перестань, Серенький братишка, — всхлипнув, произнесла Лисуня. — У меня слюнки текут. Как ведь го* лодно!

— Ах, как холодно! — согласился Серый.

Помолчав с минуту, он завистливо заметил:

— Тебе все-таки легче, Лисуня. Можно золотистый хвост продать. Ценная вещь!

— А чем мне следы заметать?

— Гм, — задумался Серый. — Верно… Не напрасно тебя люди рыжей плутовкой прозвали.

— А тебя Серым разбойником! — мстительно сказала Лисуня.

— Так ведь и тебя люди не со цветами встречают, рыжебрюхая! — с досадой произнес Серый.

— Не будем ссориться, дружочек, — миролюбиво улыбнулась Лисуня. — Уж кому всех лучше живется, так это Мишке-медведю. Спит всю зиму, лохматый…

— Ну, разговорами сыт не будешь, — недовольно сказал Серый. — Пойду ужин искать.

— Возьми меня с собой, серенький, — попросилась Лисуня. — Двоим на охоте сподручнее.

— Скверно двоим, — отмахнулся Серый. — Вдруг мы поймаем только одного зайца?

— Ну и что ж? Поделимся!

— А как?

— Очень просто: тебе мордочку и лапки, а мне уж ладно — остатки. Согласен?

Волк злобно усмехнулся:

— Хитра ты не в шутку!

— Тогда так: мне всего зайца, а тебе его шубку.

— Тьфу, ведьма! — выругался Серый.

— Да ведь ты сам говорил, что тебе холодно, когда я сказала, что мне голодно…

Серый неожиданно навострил уши:

— Тсс, бежит кто-то…

Вдалеке, постепенно приближаясь, послышалась песенка. Пел ее задорный мальчишеский голос:

Я — Шурка, парень боевой,
Мне ненавистна лень.
На лыжах в школу не впервой
Мне бегать каждый день!

Серый резво подпрыгнул:

— Слышишь? «Парень боевой…» Значит с ружьем? Надо уносить ноги, Лиса-сестричка, пока нам их не перебили!

— Конечно же, мой серый братишечка, — быстро согласилась Лисуня. — Нажимай за мной во все лопатки!

И Лисуня с Серым, опустив хвосты, резво поскакали в чащу…

А на полянку, спустя мгновение, выкатился на лыжах невысокий, крепкоплечий мальчишка. У него было розовое от морозца лицо, синие-пресиние глаза и круглый мужественный подбородок. Из-под шапки у мальчишки выбивались светлые вихры, а на груди из-под ватника виднелся алый значок октябренка. Юный лыжник продолжал самозабвенно петь:

Люблю до страсти лыжный спорт,
Друзей имею много…
И мною эта с давних пор Проложена дорога.
И нынче я на лыжи встал,
Пусть холодно на воле…
И не беда, что ростом мал,—
Спешу на елку в школу!

На середине полянки мальчишка остановился, воткнул палки в снег и зорко огляделся…

2

Все, о чем мальчишка пел в песне, было чистой правдой. И звали его Шуркой, и лыжный спорт он любил, и лыжню в лесу сам проторил, и сейчас спешил в школу на новогоднюю ёлку. Был он сыном лесника и пионером, в школу на занятия в ближайшее село ежедневно бегал на лыжах без провожатых. И очень любил окружавшую его всю жизнь чудесницу-при-роду.

Вот и теперь поднял Шурка к верхушкам деревьев пытливые, любознательные глаза, замолк, зачарованный красотой и таинством леса, потом сказал тихо:

— Как в сказке вокруг… Передохну малость и побегу дальше. А то время к закату, не опоздать бы на новогоднюю школьную елку.

Хотел было посмотреть Шурка на солнце, далеко ли оно скатилось на западе к горизонту, и тотчас заметил, как помутилось все в воздухе. Пахнул сразу порывистый ветер, и сразу пронеслась над полянкой туча не туча, а что-то вроде косматой метельной тени. И тут же засвистело, взвыло что-то скрипучим, суматошным голосом:

— Ха-ха-ха! Теперь-то я поняла, куда торопится Шурка!.. Беги, беги, малый! Все равно не будет вам, девчонкам и мальчишкам, зеленой да нарядной елки! Припрятала я от вас Новый год, век вам его не отыскать! Э-эх! Пожалуй, полечу и гульну с радости в вольном поле на просторе!

Взвыла коварно над лесной полянкой косматая метельная тень и пропала бесследно. И снова воцарилась в лесу тишина.

Усмехнулся на это Шурка:

— Хм, Вьюга колобродит… Да только она нам не помеха. Мы не из трусливых…

Взял половчее в руки палки и вонзил острыми концами в снежный покров. Только не сделал вперед и шагу, как откуда-то донесся до него еле слышный болезненный стон:

— Ой-ой-ой!

— Что такое? — насторожился Шурка. — Словно бы кто-то плачет… И тропка дальше снегом засыпана.

Шурка не болел ни разу расстройством слуха, но все же огляделся. День сиял прежним великолепием, все оставалось на своих местах, только вот этот горбатый сугроб… Откуда он тут взялся? И Шурка стукнул по нему лыжной палкой.

— Зачем вы деретесь? Мне же больно! — вскрикнул из-под палки тоненький голосок.

— Чудно! — заинтересовался Шурка. — Гляди-ка, беленький валенок из сугроба торчит… Кто-то, сердешный, видать, в большую беду попал.

Бросив палки, Шурка стал быстро раскидывать снег. Разгребал сугроб и приговаривал:

— Погоди, приятель, я тебя мигом откопаю… Шурка никогда мимо чужой беды не проходит!

А тоненький голосок все продолжал вторить:

— Да легче же! Тише, вы мне шею свернете!

Но каково было изумление Шурки, когда он вытащил из-под снега малюсенького человечка. Он был в белой шубке и шапке, через плечо у него висела аккуратненькая сумка. Человечек не человечек, а скорее приятная на вид кукла. Но кукла живая!

Человечек чихнул и вежливо поклонился:

— Здравствуй, Шурка! И спасибо, что выручил меня из неволи!

Шурка удивленно раскрыл глаза:

— Откуда ты меня знаешь?

— А я всех ребят знаю, — махнул рукой человечек.

— Но кто ты такой?

Человечек снова чихнул:

— Я — семьдесят пятый.

— Какой семьдесят пятый?

— Просто меня так назвали.

— Это что: шифр твой, имя? Как у разведчика?

— Да нет же! Такое имя придумали мне люди.

Шурка еще раз, но уже довольно подозрительно посмотрел на забавного человечка. Попытал.

— Какие люди? Послушай… А может, ты шпион?

— Я — семьдесят пятый, понимаешь? — нетерпеливо произнес человечек.

Сдвинув ушанку на лоб, Шурка поскреб затылок.

— Ни капельки не понимаю… Ты, наверно, гном какой-ни-будь — лесной, зимний… Этакий карлик!

— Сам ты карлик, Шурка! — обиженно воскликнул человечек. — Сказал тоже! Я только сейчас маленький, а с полуночи так расти стану, что тебе и не угнаться за мной. Через год я уже с бородой буду, люди меня на покой, в прошлое отправят.

Теперь Шурка сдвинул шапку на затылок и, недовольно хмурясь, потер ладонью лоб.

— Мудришь ты что-то, малышка… Невдомек мне твои речи. Или меня глаза подводят?

— Смекалка тебя подводит, хотя ты вроде и умный мальчишка… Обыкновенной догадливости тебе не хватает, вот что!

Шурка не на шутку осердился:

— Ну ты мне тут не груби! Говори, куда путь держишь? Я ведь все равно дознаюсь!

Человечек гордо поправил на плече свою аккуратненькую сумку.

— Я иду к людям! К ребятам! Меня везде ждут и везде готовят приятную, радостную встречу!

— Хвастунишка! Кому ты такой малютка нужен! — заразительно засмеялся Шурка.

— Я всем нужен, без меня жизнь на Земле остановится.

Но Шурку уже не покидало насмешливое настроение.

— Да ну?! Ишь, колокольчик, разбренчался…

Нахмурившись, человечек отвернулся. Тогда дотошного Шурку осенила новая мысль.

— Послушай-ка, может быть, ты к нам с другой планеты залетел? Вот было бы здорово, а?

— Скучно мне с тобой говорить, Шурка, — не поворачиваясь, сказал человечек. — Но при мне и ты станешь догадливей…

— Видали мы таких волшебников! Сколько угодно, только в мультиках! — насмешничал Шурка.

Человечек запальчиво повернулся лицом к мальчишке:

— А что, думаешь я — не волшебник? При моем появлении люди построят новые гидроэлектростанции и смастерят могучие машины, вырастят большие караваи хлеба и диковинные сладкие арбузы, слетают в космическое пространство и напишут увлекательные книги. Я — семьдесят пятый, понимаешь ты это?

— Шебутной ты, гном, — отмахнулся Шурка. — Это вы в сказках добрые дела делаете, да. А мы, люди, верим лишь в свой разум и силу.

— Нет же, не сказочный я, а всамделишний! — упрямо заявил человечек и даже досадливо притопнул ножкой в крохотном валенке.

— Ну хватит тебе, врунишка, — устало сказал Шурка. — Вот я тебя отдую сейчас за это. Или опять в сугроб закопаю!

Но человечек нисколько не испугался. Напротив — он сделал шаг вперед и отважно вскинул голову:

— А вот попробуй! За меня обязательно заступятся да так тебе по шее накостыляют, что снег черной сажей покажется.

— Это кто же, хотел бы я знать?

— Все ребята Земли!

— Ой, уморил, — всплеснул руками Шурка. — За что что же твою милость ребята-то любят?

— За то, что при мне все ребята станут выше ростом, сильнее, грамотнее… Вот тебе сейчас сколько лет, Шурка?

— Ну, десять. Я давно уже октябренок!

— А при мне, если ты настоящий боевитый мальчишка, тебя примут в пионеры. А многие школьники вместо пионерских галстуков получат на грудь комсомольские значки.

Шурка впервые растерялся.

— В толк все-таки не возьму, что за чудо такое заморское…

— Да я ж тебе сто раз повторял: я — семьдесят пятый!

Шурка досадливо повел крепкими плечами:

— Заладил одно и то же!

И вдруг он вперился в крохотного незнакомца изумленным беспокойным взглядом. Почти ошеломленно произнес:

— Постой! Кажется, догадался! Ты этот самый…

— Точно! — дружелюбно заулыбался человечек. — Я и есть! Тысяча девятьсот…

— Теперь все понял! — радостно закричал Шурка. — Ты новый тысяча девятьсот семьдесят пятый год!

— Наконец-то признал! А маленький я потому, что пока еще не вышел на свой старт. Но меня повсюду ждут!

Шурка в восторге швырнул вверх свою ушанку, поймав ее на лету, поднял над головой лыжные палки.

— Ура-а! Я тоже еду на вечер в школу, буду вместе со всеми встречать тебя у красивой елки! Ура-а!.. Салют Нового дику!

— Тише, Шурка!

— Кого ты боишься? Побежим скорее к ребятам!

— Но мне еще рано, — возразил Новогодик. — И потом — меня так изрядно помяла эта злая седая старуха!

— Какая старуха? У нас взрослые не трогают маленьких.

— Эта старуха — косматая Вьюга. Она не хочет, чтобы я начинался в свою пору, решила меня задержать. Она засыпала меня в сугробе колючим плотным снегом.

— За что же она так невежливо с тобой обошлась? — удивленно спросил Шурка.

— Понять просто, — ответил Новогодик. — Через три месяца после моего начала я подниму высоко в голубое небо ослепительное жаркое солнце и зловредной Вьюге придет конец. А ведь ей хочется подольше похлестаться своим мерзким холодным хвостом.

Это сообщение Шурку озадачило.

— Как же нам быть, дорогой Новогодик?

И тут же он нашелся:

— Вот что: давай я тебя понесу. Положу за пазуху, и мы вместе зададим стрекача.

— Я мал, Шурка, да тяжел. Ведь вот в этой моей сумке судьба всего Мира.

— А я, знаешь, какой сильный и выносливый, — не сдавался Шурка. — Когда мы в «Зарнице» сражались, я вытащил с поля боя своего раненого командира!

— А что такое «Зарница»?

— Военная игра. Разве не несешь ее в своей сумке нашим ребятам?

— Да в моей сумке все игры для школьников и ребятишек из детских садов. Развлечения зимние и летние, осенние и весенние.

Шурка прислушался. Вдалеке, приближаясь, словно железнодорожный поезд, гудела Вьюга. Шурка встревожился, схватив Новогодика за маленькую рукавичку, заторопил:

— Чуешь, друг? Снова седая злюка летит! Бежим!

Новогодик вырвал у Шурки свою руку.

— Ты сам спасайся, Шурка! А то она завалит тебя снегом и ты замерзнешь. А мне это совсем не страшно, я все равно к вам доберусь! Вот только отдохну под сугробом еще немножко. Спасайся, Шурка!

На полянке опять заметно потемнело, ветер сорвал с верхушек деревьев белые хлопья снега. Вьюга была рядом, сквозь ее завывание Шурка закричал:

— Я скоро вернусь за тобой, приятель! Скатаю за подмогой и мы отобьем тебя у злодейки. Ты нам нужен свежим и бодрым на нашем веселом празднике! Ого-го-го!

Ловко оттолкнувшись палками, Шурка побежал на лыжах в соседнее село. Ему так хотелось скорее собрать ватагу знакомых по школе мальчишек и вернуться на выручку Ново-годика. А Вьюга враждебно, жутко выла ему вслед:

— У-уу! Ну, Шурка-пострел, нет, не кружиться вам сегодня вокруг своей нарядной елки! Испорчу я вам счастливый праздник! Испорчу-у-у! Ха-ха-ха! Прочь, прочь!

Новогодик сжал в рукавичке маленький кулачок.

— Не тронь Шурку! — погрозил он Вьюге. — Он добрый и правдивый мальчик! А тебе меня все равно никогда не побороть, хотя ты уже и предостаточно навредила мне! Но победа останется за мной! Что может быть выше и главнее меня — Времени Земли!

Вьюга мстительно, жестоким снежным смерчем завертелась на полянке. Она бросала на Новогодика целые тучи колючего снега, стараясь накрыть его плотным тяжелым настом. И неуемно подвывала:

— У-у-у! Знаю, что мне насовсем не сломить твое упрямство, зато людям твой праздник нарушу! Ребятишкам все дороги поземкой перемету, пусть сидят дома! У-у-у!

И угомонилась лишь только тогда косматая, когда над Новогодиком снова образовался огромный горбатый сугроб.

3

А между тем Серый разбойник продирался сквозь чащу и тоскливо пел свою безутешную песню:

Холодный, голодный брожу я в лесу…
В колючих кустах потерял я лису.
Живот подвело мой, а зайцев все нет,
Пропал их петлистый, заманчивый след.

Серый выбрался на крохотную полянку и прислушался. Издали раздался свист, грохот, от смерча снежной пыли у Серого на спине стало зябко. Но он не испугался: разбойник знал, чьи это проделки, и не ошибся.

— У-у! Здорово, волчище, серый хвостище! Почему горе горюешь? — загукала Вьюга.

Серый раздраженно стукнул клыками.

— Есть хочу, а ты все заячьи следы засыпала. Удружила пушистым попрыгунчикам! Не Вьюжина ты — вражина!

— Не серчай, Серый, зато я знаю, где жирная овечка лежит, — сказала Вьюга.

— Где? Покажи!

— Беги за мной, не отставай!

И Вьюга полетела в чащу леса. Волку за ней бы и не угнаться, да в лесу ей не больно развернуться. Так вдвоем и прибыли они на прогалину, где был укрыт под снежным покровом Новогодик.

— Скоро вот в этом сугробе один человечек проснется, так у него в сумке лежит жирная овечка. Отними и съешь!

Серый довольно облизнулся:

— Чудесно! Я вместе с овечкой съем и человечка!

Вьюга расхохоталась:

— Его съесть нельзя, он из Времени сделан. Новогодик это!

— Все равно слопаю!

— Он с полуночи так начнет расти, что твое брюхо вдребезги разлетится. Гляди!

— О-о, это мне не подходит.

— То-то, Серый… Ты спрячься, пока спит человечек, а то прежде поры спугнешь крошку.

Серый послушно заковылял в кусты, приговаривая:

— Подремлю теперь и я, раз овца уже моя!

Вьюга хотела тотчас сорваться с места, но неожиданно услышала тихую песню. То еле-еле плелась Лисуня:

Хожу без толку,
Рассталась с волком…
Разбойник безумный
Покинул Лисуню!

Вьюга обрадовалась:

— О-о, здравствуй, лиса, хвост как девичья коса! Почему беду бедуешь?

— Клыкастый волк меня предал, — вздохнула Лисуня. — Взял на охоту, а сам скрылся. Наверное, зайчишками поделиться со мной не захотел.

— А я знаю, где вкусный цыпленок лежит.

— И я знаю: у людей в печке румянится, только мне не достанется.

— Да нет же, он в лесу!

Лисуня сразу воспрянула духом:

— А раз в лесу, так пошли за ним Лису! Я бегаю споро, принесу цыпленка скоро!

Вьюга весело взвизгнула:

— Так и быть, удружу тебе, красивенькая… Вот под этим сугробом человечек спит, у него в сумке твое лакомое блюдо лежит. Как очнется, отбери и съешь.

— А ты не обманываешь меня, седенькая миленькая старушка? — вильнула хвостом Лисуня.

— Ну, Лиса, кто тебя обманет, тот и дня не протянет.

— Хи-хи-хи, — рассмеялась Лисуня. — Это белошубые зайчишки обо мне такой скверный слух пустили…

— Вот я им сыпану пургой в глаза… Пока спит Новогодик, спрячься и ты, лиса.

Лисуня тоже устало потащилась в заросли орешника:

— Ладно. Помечтаю я немножко о цыплячьих нежных ножках.

Вьюга взвыла от восторга:

— У-ух, как я ловко обстряпала это дельце! Новогодик окажется теперь среди людей без сумки, ее отберут у него Серый и Лисуня. А это значит, что на земле не будет новых детских садов, пионерских лагерей, ребячьих стадионов. Просторно мне станет вокруг, погуляю вволю!

И с радостным шумом она улетела колобродить в широкое полюшко.

4

Шурка ходко скользил на лыжах, разыскивая людей. Временами он останавливался, переводил дыхание и кричал:

— Ого-го-го! К нам идет Новогодик, но его не пускает сердитая Вьюга! Собирайтесь, самые смелые! На помощь, друзья! Ого-го-го!

Как только смолк Шуркин голос, вышел на полянку дед Мороз и осмотрелся. Потом протяжно позвал:

— Снегу-урочка, где ты? Снегурочка-а-а-а!

Снегурочка не заставила себя долго ждать:

— Я здесь, дедушка.

— Аль тебя забила Вьюга?

— Вьюге со мной не совладеть, дедушка, — улыбнулась Снегурочка. — Я за полянкой с зайчиками разговаривала.

— Что, и они, зверюшки, не видели нашего дружка Нового дика?

— Ищут! Весь лес обегали, а пока Новогодика не приметили.

Дед Мороз нахмурил лохматые белоснежные брови:

— Пропал семьдесят пятый… Какое несчастье для ребят!

— Дедушка, а если Новогодик не найдется, мы все равно пойдем к ребятам на елку?

Ответил дед Мороз, пригорюнившись:

— Нет, милая внучка… Уж если Новогодик не объявится в свое время, не будет для ребят ни сверкающей елки, ни веселых развлечений.

— А как же мы с тобой тогда, дедушка?

— И нас не будет в гостях, Снегурочка… Ведь мы желанные гости у ребятишек только в Новом году.

Вдалеке послышалась заунывная песня Вьюги. Снегурочка навострила уши и покачала головой:

— Опять гуляет где-то косматая. Дедушка, слышишь?

— Это она, должно быть, сбивает с пути Новогодика, — ответил дед Мороз.

— А еще я слышу, — сказала Снегурочка, — как скрипят под кем-то быстрые лыжи. И совсем недалеко!

Дед Мороз вгляделся в зеленую чащицу молоденького ельника. Потом сообщил:

— А я даже вижу, кто бежит на этих лыжах. Вон сквозь кусты мальчик несется!

— Я его знаю, это — Шурка, сынишка лесника. Он, наверное, в школу на елку торопится.

Дед Мороз с интересом спросил:

— Это хороший мальчик?

— Очень умный и храбрый. У нас для него красивый подарок припасен. Честное слово!

— Очень жаль Шурку, — горюя, произнес дед Мороз. — Ведь он не получит своего подарка, если мы не отыщем Новогодика.

А Шурка снова выскочил на поляну и громко закричал:

— Ого-го-го! Кто есть вблизи?! Спешите ко мне!

Снегурочка, притаившаяся с дедом Морозом за березкой, шепнула:

— Дедушка, он зовет к себе.

— Может, ему нужна наша помощь?

— Конечно!

— Так кликни его сюда.

Снегурочка высунулась из-за березки: '

— Шурка, быстрее к нам! Мы — твои друзья!

Шурка начал подозрительно озираться по сторонам: кто его зовет? Затем погрозил кулаком (мглистому небу:

— Это ты, седогривая, морочишь мне голову? Не выйдет! Я обязательно доберусь до ребят и мы не дадим в обиду нашего лучшего друга. Мы с тобой еще за него поборемся!

Снегурочка снова спряталась за березку, сказала деду Морозу:

— Он принимает нас за негодницу-Вьюгу. И он за кого-то борется, дедушка.

— Да, он собирается сам кому-то помочь. Видно, у Шурки на самом деле чистое и мужественное сердце… Мы пойдем к нему на подмогу.

— Давай выйдем к нему, дедушка…

— Обязательно, внучка!

Они вышли на полянку и приблизились к оторопевшему мальчику.

— Здравствуй, Шурка! — оказал дед Мороз.

— Мы твои приятели! — добавила Снегурочка.

Шурка, наконец, пришел в себя:

— Кто такие? Опять чудеса: какой-то старик с девчонкой в теплых белых шубах…

— Ты не узнаешь нас, Шурка? — удивилась Снегурочка.

— Неужто забыл? — допытывался и дед Мороз.

Внезапно обрадовавшись, Шурка вскричал восторженно:

— Как же, отлично помню! Вы каждый Новый год бываете в гостях в нашей школе!

— Правильно, Шурка! — похвалил его памятливость дед Мороз.

А Снегурочка сразу опечалилась:

— А нынче нас ребята не увидят, потому что Новогодик потерялся. Нам ведь тоже скучно без ребят и подарки пропадут попусту…

— Внучка права, — вторил ей дед Мороз. — Уже темнеет, а Новогодика все нет и нет.

— Как хорошо, что я вас встретил! — восклинул Шурка. — И Новогодик не потерялся! Его замела своим колючим хвостом Вьюга. Надо выручать нашего приятеля!

— И чем скорее, тем лучше, — произнес дед Мороз. — А то у детей праздник будет испорчен!

— Где ты его видел, Шурка? — спросила Снегурочка.

— Он лежит под сугробом.

— Давайте его искать! — заторопился дед Мороз. — Ему пора вставать. Покуда он идет к ребятишкам, его время начнется!

— Только вот как его разыскать? — наморщил свой лоб Шурка.

Снегурочка ткнула в первый попавшийся сугроб рукавичкой:

— Может, он в этом сугробе?

Шурка стал размышлять:

— Будто нет, тот сугроб был меньше…

Дед Мороз решительно зашагал по снежной целине:

— Пошли, значит, дальше, друзья. Надобно спешить!

Они торопливо окрылись в заснеженном лесу.

5

А Зайчики тут как тут: выскочили на полянку, едва их друзья скрылись из виду. Тимка сделал стремительную стойку и сказал:

— Слушай, Симка… Если мы найдем Новогодика, нас тоже возьмут на веселую елку!

— Так пообещала и Снегурочка, — подтвердила Симка. — Мне так хочется подружиться с ребятами.

— И мне тоже.

— А они не станут нас обижать? Дергать за длинные уши и хватать за короткие хвостики?

— Ребята друзья животных. А мы — их друзья.

Зайчишки замерли возле горбатого сугроба.

— Утром этого бугра я не видела вовсе, — сказала Симка.

— Вьюга насыпала его недавно, — согласился Тимка. — Может, под ним укрылся Новогодик?

— Разроем?

— Проверим!

Они бойко и трудолюбиво принялись раскидывать задними лапками слежавшийся снег. За этой работой их и застали лесные разбойники. Серый и Лисуня появились на полянке с разных сторон.

— Белошубые хотят похитить мою жирную овечку, — сказал вслух Серый.

— Попрыгунчики мечтают слопать моего вкусного цыпленка, — задрожала от досады Лисуня.

Разбойники разбежались и в один момент прыгнули на зайцев. Но хищники просчитались: зайцы их заметили гораздо раньше, и они со всего маху столкнулись лбами в тот миг, когда зайцы уже стремглав неслись от полянки. Опамятовавшись от удара, волк и лиса сели друг перед другом.

— Ты бежала за зайчишками? А, Лисуня? — спросил Серый.

— Нет, у них слишком быстрые ноги, — потирая ушибленный лоб, ответила Лисуня.

— Зато это очень сытный ужин, сестрица.

— Этот ужин сначала надо догнать, Серенький… А я как раз чуточку приболела.

— Я тоже приболел и хочу здесь отдохнуть, — сказал волк.

— Отдохни в другом месте, — попросила Лисуня. — А я приму здесь от болезни снежную ванну.

С этими словами Лисуня стала расторопно разгребать снег.

— А я хочу здесь принять свою пищу! Не трогай мою овечку, рыжая паршивка! — закричал Серый.

— Ага, ты пронюхал о моем вкусном цыпленке, серый бандит! — завизжала лиса. — Прочь!

— Кто бандит? — подступил к лисе Серый.

— Ты, волчище! А кто паршивка?

— Ты, лисуха! А-а-а!

Серый с Лисуней схватились в ожесточенной драке. Они свились в один подвижный клубок, лаяли и выли так пронзительно, что с деревьев посыпались огромные комья давнего, черствого снега. Но вот они, наконец, уморились и запыхавшиеся сели на вершине горбатого сугроба.

— Ты чуть не выдернул мой красивый, привлекательный хвост, — плаксиво пожаловалась Лисуня.

— А ты едва не выцарапала мне острые, зоркие глаза, — злобно огрызнулся Серый.

— Чем бы я тогда заметала от собак свои следы?

— А как бы я стал отличать тихого барашка от волкодава?

Разбойники уныло замолчали. Но не надолго, первой нарушила молчание Лисуня. Она льстиво произнесла:

— Давай помиримся, серенький дружочек?

— Давай, конечно, золотистая кумушка, — согласился Серый.

Они дружелюбно потерлись мордочками. Лисуня сказала:

— Нам делить нечего. Мы же вместе вышли на охоту и добычу съедим вместе… Начнем с овечки.

— Почему с овечки? — насторожился Серый.

— Она большая, сразу оба наедимся. А цыпленка оставим на завтрак, я его в овраге в укромном месте зарою.

Серый немедля взбунтовался:

— Я сам управлюсь со своей овечкой. А ты грызи своего худенького цыпленка!

— Ты серая жадина! — раздраженно вскричала Лисуня.

— А ты рыжая хитрюга!

— Ты мне не веришь? — сердито спросила Лисуня.

— Запросто верю каждому зверю! Мышке-норушке, кроту и ежу, но тебе, лиса, погожу!

— Да чтоб с тебя волкодавы шкуру спустили!

— А твой хвост чтобы люди вместо метлы пристроили, рыжая ведьма!

— Чтобы тебе угодить в волчью яму!

— А тебе в капкан охотника!

— А тебе… тебе…

Лисуня в сердцах кинулась на волка и вырвала у него из гривы серый клок волчьей шерсти. Серый не остался в долгу и изо всей мочи ударил Лисуню по длинному чувствительному носу. Между ними завязалась новая потасовка. Они сражались до тех пор, пока обессиленные не повалились на снег, усеянный разномастной шерстью.

— Зачем мы деремся, серенький братец? — ласково спросила, отдышавшись, лиса.

— Не понимаю, золотце-сестричка.

— Тогда — мир?

— На целый век!

— Сейчас выроем сумку и…

— Съедим каждый свою пищу, — торопливо досказал волк.

— Ладно уж, я согласна, — вздохнула Лисуня.

Они споро начали разрывать сугроб. Вскоре показалась беленькая сумка, которую Новогодик носил через плечо. Серый первым заглянул внутрь и запустил туда свои лапы.

— Тут уйма всякой всячины, «о нет моей жирной овечки.

— И нет моего вкусного цыпленка, — простонала лиса, также запустившая в сумку свою лапу.

Серый прицелился в Лисуню:

— А не ты ли это утащила мою еду?

— Караул! — завопила лиса. — Это ты, негодяй, уволок мое любимое лакомство!

Серый угрожающе стал приближаться к Лисуне.

— Ну, теперь-то я растреплю тебя как мочалку!

— А я тебя расцарапаю так, что ты станешь похож на тигра!

И, бросив сумку Новогодика, разбойники в третий раз остервенело бросились в рукопашную схватку. Их истошные крики и привлекли внимание пробегавших мимо зайчат. Тимка с Симкой о чем-то посовещались и разделились на две стороны.

— Зачем вы деретесь, лесные злодеи? — крикнул Тимка, показываясь по одну сторону.

— Фу, спорить из-за сумки, в которой нет никакой живности, — засмеялась Симка с противоположной стороны.

— Серый, съешь меня, — предложил Тимка. — Я теплый и сладкий.

— А ты, Лисуня, хватай меня, — добавила Симка. — Я глупая и мягкая!

Серый поднялся на все четыре лапы и весело оскалился:

— Они сдаются!

— Они такие добренькие, — нежно пропела Лисуня.

Но как только волк с лисой метнулись к зайцам, те задали удалого стрекача, заманивая с собою в густой лес давних своих недругов.

6

И Новогодику настала пора приходить в движение. Он живо выбрался из сугроба и поднял свою сумку. Только было собрался отправиться на свою годовую вахту, а тут появились, окружив его, Снегурочка, дед Мороз и Шурка.

— Салют Новогодику! — закричал веселый Шурка.

— Зайчики нас не обманули, — сказала Снегурочка.

— Тимка с Симкой не такие уж трусишки, как о них говорят некоторые насмешливые люди, — произнес величественно дед Мороз.

— Наш друг Новогодик, скорее к ребятам! — воскликнул Шурка. — А то мы опоздаем!

— Не беспокойся, Шурка, — звонко отозвался Новогодик. — Я еще ни разу не опаздывал к ребятам.

Вдруг на них пахнуло сначала легким ветерком, потом послышался вдалеке знакомый противный вой.

— Слышите? — повернулась на звук Снегурочка. — Нам опять грозит противница-Вьюга.

— Нам она уже не навредит, — отмахнулся рукавицей дед Мороз.

Зато встревожился Шурка:

— А ребят она может здорово подвести. Испортит хорошую погоду!

— Как же их выручить? Как обмануть вьюгу! Дедушка, придумай что-нибудь!

Дед Мороз поднял свою огромную рукавицу:

— Подожди, внучка, не кипятись, а то растаешь… Дума скоро созреет. Я помогу мальчикам и девочкам в добром настроении встретить Новогодика.

— Вьюга боится, когда на нее с неба смотрят большие красные и зеленые звезды, — сказала Снегурочка.

— А сейчас они закрыты рваными тучами… Товарищ дед Мороз, давайте подморозим тучи! — попросил Шурка.

— И тогда Вьюга будет побеждена, — обрадовалась Снегурочка.

— Она исчезнет! — воскликнул Новогодик.

— Будь по-вашему, мои приятели! — крикнул дед Мороз. — Я открою вам звезды. Ждите, я ненадолго покину вас!

И с этими словами дед Мороз исчез. Не прошло и нескольких минут, как на землю посыпался мягкий, крупный снег. Сначала тихо, потом повалил так, словно все рыхлое небо опустилось на лесную чащобу. И тогда все услышали трусливый визг Вьюги, пролетавшей мимо полянки.

— Вззз! Что они со мной делают? Это все Новогодик и его друзья. Они перехитрили даже моих неудачливых помощников Серого и Лисуню! Что со мной теперь станется? Вззз!

И Вьюга растворилась в шорохе снежинок, которые продолжали сеяться вокруг лесных приятелей.

— Новогодик! Снегурочка! Я вас не вижу! — закричал с тревогой Шурка.

— Не бойся, Шурка! — подбодрил мальчика Новогодик. — Эти снежинки сродни нашей Снегурочке, они нам не в обиду.

Шурка поднял голову и увидел на темнеющем небе, постепенно очищавшемся от снегопада, заблестевшие звезды.

— Смотрите, звезды! Одна, вторая, третья…

— Да их всех и не перечтешь! — сказал Новогодик.

Они держались со Снегурочкой за руки и улыбались. Из-за кустов объявился вскоре и дед Мороз.

— И я уже с вами!

— А куда умчалась Вьюга? — спросила Снегурочка.

— Забилась со страху в сугроб в обрывистом лесном овраге.

— Теперь для всех ребят будет веселый, интересный праздник, — оказал Новогодик.

— С искрящейся зеленой елкой, — радостно произнес Шурка.

— И с подарками! — добавила Снегурочка. — Правда, дедушка?

— Непременно, внученька!

И тут сразу с двух сторон послышались неистовый волчий вой и пронзительный лисий визг. Это за зайцами гнались Серый и Лисуня. Снегурочка, завидев своих пушистых попрыгунчиков, весело закричала:

— Тимка, Симка, скорее к нам!

— К нам, к нам! — закричали все разом.

Зайчата резво прыгнули к ногам Снегурочки. Справа на краю поляны как вкопанный остановился Серый, слева захрипела от натуги Лисуня.

— А вот и не догнали! — засмеялись зайцы.

Лисуня опустила хвост и капризно произнесла:

— Какая несправедливость! Меня надула зайчишка Симка.

Серый же метал глазами огненные искры.

— Я пожалуюсь на Симку мохнатому Мишке, — слезливо продолжала Лисуня. — Он ей задаст…

И она поволокла свой рыжий хвост в густой кустарник.

— А я… я… — сказал волк и вдруг гневно вскинул лапу. — Ну, Тимка, погоди!

И тоже ускакал в кусты.

— Серого и Лисуню мы на праздник не пригласим, — сказала Снегурочка. — Волк слишком жаден и зол, а лиса хитра. А вот зайчишек мы возьмем обязательно!

Новогодик поправил на плече ремень от своей волшебной сумки и жизнерадостно произнес:

— Так собирайтесь, друзья, живее. Я скоро пожалую к вам!

И куда-то скрылся…
Куда бы вы думали?
В ваш шумный, веселый круг!

Коротко об авторе

Дорогие ребята!

Эту книжку написал для вас Геннадий Сидоров. Возможно, имя этого писателя вы встречали и раньше: рассказы о детях и для детей он писал и печатал в республиканских газетах «Советская Чувашия», «Молодой коммунист», «Клич пионера». А в середине шестидесятых годов на сцене чувашского Театра юного зрителя с успехом шла его пьеса о школьниках «Верим тебе, отец».

Геннадий Александрович Сидоров родился в 1927 году. Жил и учился в гор. Горьком. Когда на нашу Родину вероломно напали фашисты, он подростком пошел на завод «Красная Этна» и встал к токарному станку. Лотом с 1944 по 1951 год служил на боевых кораблях Краснознаменного Балтийского флота. За участие в Великой Отечественной войне награжден медалями.

После службы в рядах ВМФ будущий писатель приехал в Чебоксары и поступил на электроаппаратный завод. Работал токарем более трех лет. Затем около пятнадцати лет сотрудничал в ведущих республиканских газетах.

Геннадий Сидоров — автор нескольких сборников повестей, рассказов и очерков. Все его герои молоды и душой, и телом. Писателю не приходилось их выдумывать, он находил героев своих книг в жизни. Он вдоль и поперек исколесил нашу республику. Два раза отправлялся на дальний Север и в степные просторы Казахстана, где чувашские комсомольцы строят железные дороги и собирают богатые урожаи на поднятой целине. Интересной была его командировка в Объединенное волжское пароходство. В многочисленных портах он встречался с экипажами, плавал на теплоходах, которые носят названия, имеющие отношение к нашей республике. К таким речным кораблям относятся «Чувашия», «Чебоксары», «Пионер Чувашии», «Чапаев», «Михаил Сеюпель», «Алатырь», «Ядрин» и многие другие.

В 1958 году Геннадий Сидоров был участником Всероссийского семинара драматургов в Москве. И это неудивительно: ведь он не только прозаик, но и драматический писатель. Его перу принадлежат несколько полнометражных пьес. Они ставились на сценических площадках Русскою республиканского драмтеатра и Чувашского театра юного зрителя. А веселая комедия «Званые гости» переведена на марийский язык и поставлена в Йошкар-Оле в Государственном драматическом театре имени М. Шкетана.

Сидоров Г. А. — член Союза писателей СССР. Его творчество отличается современной тематикой и свежей повседневностью. Хочется думать, что раскрыв эту книгу, вы, ребята, с увлечением прочтете повесть и рассказы, в которых найдете много своих беспокойных, жтнеридостных сверстников.