/ Language: Русский / Genre:sf,

Пришельцы

Геннадий Емельянов


Емельянов Генндий

Пришельцы

ЕМЕЛЬЯНОВ Генндий

ПРИШЕЛЬЦЫ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1

- Ты понимешь, Сидор Ивнович, он тк-то мужик нормльный, но глз у него, веришь, нет, крсные, кк вот, нпример, у кролик. Д ты не отмхивйся! Ты мне, вижу, вообще не веришь?

Сидор Ивнович Неншев, председтель колхоз "Промысловик", стоял у кухонного стол в рспузыренных н коленях спортивных штнх, пижмной курточке, нкинутой н плечи, и вздыхл. Председтель считл себя человеком бывлым, всякого н не коротком веку своем нсмотрелся, тут он явно впдл в мелнхолию. Гришк Суходолов постучл к нему в окошко дремучей ночью (чсы покзывли половину третьего), ввлился с чемодном, не зходя, знчит, домой, и с ходу изложил дикую историю о пришельцх. "Укол бы поствить ему, тк врчих к родственникм отпросилсь, уехл н три дня. Фельдшер рзве позвть?"

- Я подхожу к нему, Ивныч, он н экрн смотрит. А по экрну тому сплошь ккие-то пятн и линии бегют. Н меня - ноль внимния. Я его слегк по плечу стукнул и говорю: здрвствуйте, мол, товрищ, очень рд буду с вми обзнкомиться. И человечество, конечно, рдо будет нескзнно. Столько, понимешь, ждли вс все ждли, и ты, Ивныч, ждл ведь?

- Ночей не спл - дожидлся! Водочки нлить? - с лкейской вежливостью предложил Неншев и присел н белую тбуретку, присел, будто стеснительный гость.

- Я ж не пью. А вообще-то нлей - нпереживлся я во кк! - и Суходолов резнул себя по горлу ребром лдони.

Гриш лихо хвтил полсткн водки и зкусил огурцом, подышл в кулк, глянул н председтеля вполне осмысленно и спросил, кчя кудлтой головой:

- Считешь, что спятил я, д?

- Ты зкусывй чем-нибудь посущественней. Сл хочешь?

- Сл не хочу.

- Тогд, может, котлеты подогреть? Это недолго.

- Подогрей, что ж...

Сидор Ивнович грел котлеты н электрической плите и думл горькую думу: "Где я глвбух возьму? У этого светля голов был. Иницитивен, изобреттелен, глвное - н рботу лют. Теперь это не модно - рботть в полную силу.

- Ты мне, конечно, не веришь! Ясно. Он слово взял с меня: никому, мол, о ншей встрече.

- Кто это он?

- Пришелец. А я ему прямо зявил: председтелю обязтельно скжу, хоть убивйте, хоть вещйте, хоть испепеляйте своим способом. Председтель нш все поймет кк ндо. Я потому срзу к тебе и притопл, - Гришу водк не взял, был он суетлив, резок в движениях и говорил быстро.

- Еще плеснуть?

- Погодится. Зря, говорит, ты меня рзбудил.

- Почему это зря?

- Мы, говорит, вообще не хотели с вми общться, не было у нс ткого - нмерения.

Председтеля это зявление пришельц не н шутку покоробило, он пырнул ножом котлету, оборотился всем телом к бухглтеру, здумчиво ктвшему по клеенке хлебный мякиш. Седые брови председтеля были гневно воздеты:

- Почему это не имели нмерения? - Неншев бросил нож н тумбочку и стл, путясь в руквх, ндевть пижмную курточку, потому что вдруг озяб. - Чего это он тк небрежно о нс! А ты ему что?

- Я ему зявление сделл: все, что вы тут говорите сейчс, я в нучной фнтстике читл и считю вшу точку зрения в корне неверной.

- Тк прямо и скзл?

- А что нм перед ними шпку-то ломть! Потом, голодный я был. И злой.

- Првильно. А он?

- Молчит. Я - дльше: у нс, дорогой товрищ, один з всех и все з одного. Если ты, допустим, больше знешь, передй свои знния товрищу. Если ты в ремесле кком силен, передй свой опыт другому.

- Молодец!

- А потом, мол, вы можете проспть до морковкиного зговенья, у нс тут вдруг томня войн? Обстновк сложня, всякие тм Кртеры д Рейгны нд целыми нродми изгляются, чуть чего, срзу з грудки: мы сильные, мы и диктуем, нм выгодно, знчит, отступи-подвинься. Нжмет ккой-нибудь недоносок кнопку, и земля обуглится, кк головешк. Я ему дже некдот рсскзл про то, кк после томной войны остлись в живых две обезьяны. Он не понял.

- Кто?

- Ну пришелец. Я ему рстолковл, что человек произошел от обезьяны. Вообще-то мужчин, конечно, умнющий, но без юмор совсем.

От сковородки поднимлся уже вонючий чд, но ни бухглтер, ни председтель не змечли, что котлеты горят и что по кухне носится ошлевшя от гри здоровення мух и гудит, кк смолет.

- Ну, дльше?

- Плитку выключи, Ивныч, в горле першит уже.

- Счс! Ты вот что, ты изложи-к все по порядку. - Председтель сел теперь к столу плотно, приглдил лдонями седые свои волосы н вискх (был у него ткя привычк) и покшлял. - Двй. Плеснуть еще?

- Нет. Звтр рботы по горло. Авнс-то не выдли?

- Вывернулся я, после рсскжу.

- Деньги ндо получить.

- В конце месяц только, ты же знешь.

- Ничего, я выбью!

- Не выбьешь!

- Мед у нс есть, Ивныч?

- Фляги две, что ли, остлись в знчке.

- Выпишешь мне звтр килогрмм десять?

- Зчем?

- Упрвляющя бнком нмекл...

- Рзберемся потом, ты излгй, брт, по порядку.

- Послезвтр ровно в полдень ты см его увидишь.

- Кого это еще?

- Пришельц. Он не один, конечно, их тм около сотни, по моей прикидке, проснулся один, смый, знчит, глвный.

- Кк это - увижу? - Председтель снов с тоской подумл о том, что нпрсно он не изловчился и не позвл фельдшер. "Укол бы всдил и порядок. Помешнных они кк-то ведь успокивют. Поспть бы ему ндо кк следует, Гришке-то!"

- Обещл быть. Он не срзу рзобрлся, где нходится нш Покровк, но сообрзил - с помощью своей техники, конечно.

- И что?

- Погляжу, мол, прежде чем опять в кмеру злечь. Хочу, дескть, посмотреть н тех, кто звлдел тйной, то есть н тебя и н меня посмотреть: я ему объяснил, что с тобой обязтельно поделюсь своими впечтлениями.

- Двй по порядку!

- Устл я стршенно. Потом уж кк-нибудь, н досуге кк-нибудь.

- Досуг нм редко - выпдет, Гриш!

- Ничего, выпдет еще, бог дст.

- Знчит, рно ото сн оторвли его? - Председтель хлопнул себя по коленям лдонями и укоризненно покчл головой. - Ишь ты!

- Рно, д. Вы, нмекнул, еще зеленые.

- Ишь ты, когд же он это... прибудет?

- Послезвтр, ровно в полдень.

- И где его ждть?

- В твоем кбинете.

Сидор Ивнович, слегк нморщив лоб, прикинул, чем он будет знят послезвтр ровно в полдень, и с облегчением зсопел: никких зседнии и встреч н полдень не нзнчено, хотя ведь грнтий дть нельзя кого-нибудь и принесет нелегкя не ко времени. Но тм будет видно.

2

С утр небо хмурилось, потом тучи рстщил ветер, и опять нступил блгодть, к обеду совсем рзвеселело, и нд лужми зкурился прок. Председтель колхоз "Промысловик" Сидор Ивнович Неншев с рннего утр крутился н полных оборотх и по нмеченной прогрмме. Он побывл везде: н скотных дворх, в мстерских, н полях. К обеду, перехвтив в столовой ргу, Неншев появился у конторы и долго, с тщнием, мыл в корыте у крыльц споги. Возле, с лицми деловыми и хмурыми, толпились люди - женщины, мужчины, стрики, струхи: дожидлись, когд "см" зкончит мыть тряпкой, нмотнной н плку, свою обувь, чтобы потом, соглсно очереди, попсть к председтелю в кбинет и изложить просьбу: кому приспичило, допустим, получить внеочередной внс ("в связи со свдьбой дочери"), кому зндобилось отпроситься с рботы ("в связи с острой нуждой посетить родственников, проживющих в Алтйском кре"). Один хлопотл о пенсии, второй хотел выписть мясц с колхозного склд з нличный рсчет, третьему не терпелось пожловться н притеснения бригдир. И тк длее, и тк длее. Н ходу председтель деловых рзговоров не признвл, вел их только в кбинете, рзрешя всякую просьбу, дже смую пустячную, вежливо и ровно.

В прихожей, где сидел секретрш Гля, Неншев снял резиновые споги, достл из шкф легкие туфли, поблекшие, сношенные, нскоро причеслся и широко рспхнул дверь, обитую черным дермтином.

Кбинет Неншев, стоит особо отметить, выдерживл смые современные стндрты. Не у всякого, к примеру, секретря рйком пртии или директор звод были ткие хоромы, обствленные дорого и не без вкус. Огромный письменный стол, изготовленный н мебельной фбрике по спецзкзу (он стоял нискосок в углу), зстекленные книжные полки, чешский линолеум прздничной рсцветки (зеленые цветы н голубом фоне), телевизор, телефоны н полировнной тумбочке, хрустльня люстр. Окн в кбинете широкие и зшторенные до смого пол, строгие обои. Словом, лучшего и желть не ндо. Посетитель, переступя неншевский порог, не то чтобы робел, но подбирлся внутренне, был деловит и крток.

Сидор Ивнович быстро рзобрлся с нродом и тотчс же велел позвть Веру Ивновну Клинову из бухглтерии. Вер Ивновн был румян, толст и постоянно сердит ( говорят: толстухи добродушны!); сердит он был потому, что жить пытлсь по првилм, четко рзгрничивя добро и зло, но никк не могл уложиться в схему и рздржлсь постоянно. У Веры Ивновны был привычк вздыхть тк длинно и тк горестно, что многим, кто ее не знл кзлось, что он вчер или позвчер схоронил кого-то близкого.

Клинов явилсь по вызову немедля, сел сбоку председтельского стол, зябко повел плечми, зкрытыми пуховой шлью, вздохнул конечно. Сидор Ивнович привычно огляделся и хотел спросить, отчего дорогя Вер Ивновн грустн сегодня, но не спросил, одумвшись. Толстя женщин избегл смотреть в глз председтелю и отворчивл взор к окошку, з которым ничего выдющегося не происходило. Неншев слышл стороной, будто Клинов проникнут к нему симптией личного порядк, и потому слегк ее побивлся - он жил бобылем, было ему шестьдесят лет, мужчиной он, несмотря н возрст, считлся видным, но и слыл чудком хотя бы потому, что с обостренной непримиримостью отвергл всякие нмеки н преимуществ семьи ячейки обществ.

Они помолчли.

Потом Неншев вдруг осведомился:

- Мы здоровлись?

Вер Ивновн исторгл зтяжной вздох и покчл головой с осуждением:

- Нет. Вы с утр рссеянны, Сидор Ивнович. Я вс возле мстерских встретил, вы н меня, будто н кмень придорожный, поглядели.

- Не может быть того! - Неншев прижл кулк к сердцу. - Вы уж извините меня, рди бог!

Женщин выпростл из-под шли руку и пригрозил председтелю коротким пльцем:

- Влюблены, поди, Сидор Ивнович, вы, мужики-то, ох кк легкомысленны!

- Ккя уж тут любовь, помилуйте - сев н носу и всякое ткое. Председтель думл о том, что действительно сегодня не в себе мленько. "Однко зчем я ее позвл-то? Д!"

- Кк дел у вс? Где Суходолов?

- В рйцентр уехл, в бнк з деньгми.

- Уехл, знчит. И кк он?

- В кком это смысле?

- Ну здоров он, кхе? Не жлуется?

- А что ему сделется! Выбрит, нглжен. Вроде веселый. У него в рйцентре, видть, шмр звелсь, вот он и охоршивется; все вы, мужики, одинковые! Три дня прошлялся где-то, и совесть его, кобеля, не гложет тут люди с ног сбились, ему хихньки д ххньки.

- Вы же знете. Вер Ивновн, Гриш у нс прень путевый и ничего ткого себе не позволит, кхе...

Лицо женщины, плоское и большое, кк тыкв, нлилось лой крской, он упрямо зщемил губы:

- Все вы одинковые!

- И я, знчит, непорядочный, д?

- Порядочный, пок шлея под хвост не попл!

- А попдет эт смя шлея?..

- Стнете тким, кк все.

- Спсибо!

- Пожлуйст. Зчем звли-то?

- Д про Гришу вот хотел спросить...

- Вы ж с ним рньше меня виделись, он ведь к вм ночью-то - прибег.

"Ничего тут не скроешь, кк з стеклом в квриуме плвю, будь ты нелдн, деревня-мтушк!"

- Минутку мы потолковли, верно.

- А чего же меня от рботы отрывете, он вм, нверно, про свою гульбу все обскзл, мне он того сроду не, скжет. Все вы - одинковые!

- Ну, спсибо.

Вер Ивновн пошл из кбинет, бедр ее перектывлись медленно и величво. Он не обернулсь нпоследок и не скрсил встречу улыбкой примирения. Неншев скзл секретрше, чтобы пок никого не пускл, поскольку ндо было неотложно кое о чем рскинуть мозгми.

С смого утр Сидор Ивнович испытывл мучительную рздвоенность: он хлопотл по хозяйству, но хлопотл без зрт, потому что из головы не выходил Гриш Суходолов со своим рсскзом о пришельцх. Конечно, председтель не собирлся оскорблять своего подчиненного недоверием, он убедился помленьку, что Гришк все-тки не спятил, что психик его не пострдл невозвртно, и, однко, не мог избвиться от пошлых подозрений. "Если он меня "Покупет", - рзмышлял теперь Неншев, сидя з своим держвным столом, - то с ккой целью "покупет"? И потом, больно уж склдно врет, если врет. Сочинить ему ткое просто не по силм."

Н чсх был четверть третьего. "Долго ждть, долго!" Неншев не верил, конечно, что звтр ровно в полдень, будто по щучьему велению, явится в кбинет пришелец, предствитель иной цивилизции, отстоящей от нс н многие тысячи световых лет, цивилизции, по всему видть, неизмеримо выше ншей по основным прметрм, и скжет этк вполне буднично: здрвствуйте, товрищи колхознички, что вс рдует и что не рдует, грждне колхознички? А что ему ответить? Сидор Ивнович вынул из крмн толстую зписную книжку, нечто вроде дневник, который он вел последовтельно и неукоснительно, нчл деловито просмтривть последние днные. "По ремонту техники у нс вроде полный жур: трктор н линейке готовности еще с феврля, семен высокой всхожести - хоть пшеницу взять, хоть, знчит, горох. С гречкой тоже порядок. Жилищное строительство ведем. Из грфик млость выбились, ну тк по объективным причинм: строймтерил не было - шифер, нпример, д и по кирпичу рйон лимит обрезл... Покзтели весьм, если откровенно, не блестящи, но у других-то хуже. Утешение слбое, конечно, но иного пок нет. Много ндо порботть, чтобы выйти в люди... Еще вчер, когд Суходолов излгл сногсшибтельные свои приключения, у Неншев мелькнул мысль: неплохо и нелишне было бы попросить иноплнетян о помощи.

Для того, чтобы читтель вникнул в суть, необходимо нм несколько отвлечься от прямой повествовтельной кнвы. Сидор Ивнович председтельствует лишь дв год и был избрн н должность по собственному желнию. Рньше Неншев рботл в облсельхозупрвлении глвным грономом, умтывлся выше возможного, поскольку был человеком, что нзывется, строй школы, то есть донельзя беспокойным, он в итоге нметил себе срочно уйти н пенсию. Плны Сидор Ивнович строил притом смые незмысловтые: он хотел купить где-нибудь в тежном сельце или деревне спрвный домик, зжить с рздумчивой неторопливостью, копться в огороде и писть нечто вроде мемуров о прожитом. Биогрфию этот человек имел нерядовую: комсомольцем учствовл в колхозном строительстве, гонялся по тйге з бндитми, воевл под Стлингрдом и брл Берлин, зочно окончил институт, потом и спирнтуру, нмечл зняться . нукой, но, будучи дисциплинировнным коммунистом, неизменно окзывлся тм, куд посылл пртия. Потом грянул устлость, зныли стрые рны, решено было купить, кк уже поминлось, домишко н зкрине и зжить примерно тк, кк жил бтюшк Толстой Лев Николевич - мыслить и рботть по крестьянству. Было присмотрено село Покровское, где рсполглись земли колхоз "Промысловик", кк место, во всех отношениях подходящее - глухомнь, рыблк, охот, чистый воздух. Сидор Ивнович нцелился, знчит, н Покровку и зчстил туд в комндировки сперв с целью отдохнуть и рзвеяться, потом уж и по делу: ему не нрвилось, кк ведет хозяйство молодой специлист Влдимир Толоконников, прень сырой и рвнодушный. Этот гроном, этот рохля, способен был лишь рзводить рукми с выржением полной беспомощности или же говорил, пришлепывя мокрыми губми: "Ето нм до фени." Однжды во время утреннего рпорт Неншев, рзгневнный вялостью Толоконников, зявил вдруг:

- А ну-к, освободи кресло!

- Зчем это - освободить?

- Я в него сяду и проведу плнерку.

- Может, вы в моем кресле остнетесь нсовсем?

- Если нрод того пожелет, то и остнусь.. Только не в твоем кресле, рзгильдяй, в своем.

Слово не воробей, вылетело - не поймешь: колхозники тотчс же после зявления Неншев, сделнного, конечно же, вгорячх, ходтйствовли перед высокими инстнциями, просили в председтели "товрищ из облсельхозупрвления". После зтяжных переговоров и объяснений с нчльством Сидор Ивнович все-тки возглвил "Промысловик" и повел дел с толком. Он чстенько вспоминет о том, кк нпросился н должность, и, спустя время, н рскивется, что н зкте жизни попл в смую круговерть. Это тебе не бумгми шелестеть в кнцелярии, тут уж крутись, инче ничего путного не получится. Плны колхоз вытягивл, хозяйство мло-мльски нлживлось, однко, Неншев глядел длеко вперед и хотел создть строго и нучно обосновнную перспективу, близкую и смую длекую, ккой не имел ни один колхоз не только в облсти, но и - бери выше - Союз. Н меньшее этот человек был не соглсен. И вот вчер вечером, выслушв сногсшибтельную историю, Сидор Ивнович перво-нперво прикинул: "Ккой интеллект спит, ккя сил пропдет! Помогли бы, чем дрыхнуть-то!"

...Выпл тот чс зтишья, когд председтель никому не требовлся: молчли телефоны, пуст был сельскя улиц, нд тежными длями висело голубое небо и предвечернее солнце нпоминло сургучную печть - оно потемнело от нтуги, умерило свой пыл. Сидор Ивнович все не мог, кк ни пытлся, оторвться от рздумий о пришельцх, его по-прежнему терзли сомнения: "Этого не может быть, но ить чем черт не шутит! Хоть бы Гришк подскочил, что ли?"

Суходолов (легок н помине!) рстворил дверь кбинет без стук, ввлился, зпнувшись о порожек, и сел н стул с крю ряд, выстроенного вдоль стены.

- Здрвствуй, Сидор Ивнович!

- Что, з тобой рзве собки гнлись?

- Торопился.

- Деньги-то получил?

- А кк же!

- Мстк.

- Уметь ндо!

- Иди-к поближе, обтолковть кое-что ндобно.

3

Председтель с доступной осторожностью, мягко, выскзлся в том духе, что лишен, признться, бсолютной веры в то, что Гриш с пятое ,н десятое излгл вчер ночью. Хотелось бы в этой связи все услышть с смого нчл, по порядку - для вырботки линии. И вообще...

Суходолов вздохнул с облегчением и рстеребил шевелюру н голове. Тйн, влдельцем которой он стл, рспирл, - не двл ему покоя, и вдруг по пути в рйбнк (ехл туд н колхозном втобусе) бухглтер нчл сомневться в том, что был пещер в горе Моншке и был пришелец, немогучего сложения человек с пронзительными крсными глзми, и что вообще все было. Зкрлсь коврня мысль:

"А вдруг я больной? Вдруг мне лечиться предпишут!?" Простя эт догдк не двл покоя, кк ни стрнно, до тех пор, пок Неншев не попросил рсскзть о встрече во второй рз и более обстоятельно. Сидор Ивнович зметил, что Суходолов плохо помыл споги и н линолеуме оствил следы. Зметил и простил ткую промшку - исключительно рди вжности предстоящей беседы.

- Выклдывй, Григорий. Сколько их тм дрыхнет, говоришь?

- Человек, может, сто, по моим сообржениям. Некогд считть-то было, Сидор Ивнович, см понимешь.

- А цель у них ккя?

- В точности выяснить не мог. Я уже подчеркивл: в обиде он нпрсно, мол, рзбудили.

- Смешно, ей-богу: летели, летели, сели и - спят. Зчем, понимешь, огород городить?

- У них свой, видть, резон. Я про подобное где-то читл.

- Кк думешь, помогут они нм?

- Кому - нм-то?

- Ну, колхозу и вообще - цивилизции?

- Кк я уяснил, не нмерены они никому помогть.

- Ткие знния, ткой интеллект и - спят!

- Звтр см спросишь про все.

- Не верю я, что они появятся, ты веришь? Гриш лишь пожл плечми, он снял пиджк, повесил его н спинор стул (в кбинете было душновто), взял с председтельского стол листок бумги и шриковой ручкой принялся рисовть гору Моншку, пещеру внутри нее и портрет пришельц. У бухглтер были недюжинные рисовльные способности, и Неншев, слегк нсвистывя носом, следил з тем, кк ловко и толково прень спрвляется с здчей.

- Двй, двй!

- Стрюсь, Ивныч. Сошел это я н рзъезде, чтобы короткой дорогой домой идти, но тут и нчлось.

ГЛАВА ВТОРАЯ

1

Было рннее утро, когд бухглтер колхоз "Промысловик", студент-зочник Гриш Суходолов, невысокого рост прень в нейлоновой синей курточке, резиновых спогх и простоволосый, сошел с поезд н глухом полустнке.

Снчл у Гриши было нмерение подться через увл в свое село (дел не ждли!), но ведь говорят, пути Господни неисповедимы: иной рз ншими поступкми руководят ноги, не голов. Ноги понесли Суходолов через оврги и влежник, понесли они его по мокрому курумнику н гору, которя н геогрфических кртх, дже смых подробных, никк не обознчен, по-местному же гору зовут Моншкой з отдленное, првд, но сходство с женщиной, зстывшей в позе, весьм удрученной.

В ту смую минуту, когд Суходолов выдвил спогом н глинистой земле полустнк первый след, он вспомнил о том, что не решен одн згдк детств и ее ндобно решить тотчс же, инче никогд уже не выпдет времени этим зняться.

Н кменном уступчике, тесном и, холодном, путник присел и рскрыл свой чемодн. Поверх книг, тетрдей и бельишк обнружился кусок сл, звернутый в полотенце вместе с половиной бухнки черного хлеб, двумя очищенными луковицми и солью в птечной бутылочке из-под глзных кпель. Явилось желние тотчс же позвтркть н лоне природы, испить водицы из ручейк, посидеть, болтя ногми беззботно, кк в мльчишестве. Гриш нчл было рсклдывть н гзете нехитрую свою снедь, но услышл позди и выше стрнный звук: кзлось, будто некто гигнтских рзмеров, торопясь, пил из бутылки и влг с прерывистым гулом пдл в бездонную утробу. Гриш едв не своротил шею, высмтривя место, где рождлся этот диковинный звук. От кменного приступ, н котором, свесив ноги, сидел теперь Суходолов, вилсь дльше едв обознчення, узкя троп, он был покрыт свежей трвой, это знчило, что здесь двным-двно никто не ходил. Д и кому тут ходить-то: н полустнке живет путевой обходчик Селивн Гурьевич со струхой, д глухонемой дядьк Зйцев, охотник тк себе. Детство свое Гриш Суходолов провел н этом збытом богом полустнке, потом семья перебрлсь в село Покровское, где был средняя школ.

Кто-то тм, нверху, - опять приложился к бутылке, студент рывком зхлопнул чемодн и н крчкх пополз в гору, рссыпя щебенку. В кустх згомонились птицы, кмни, подпрыгивя, пдли вниз, достигли железнодорожных путей, удрялись о рельсы, и железо отзывлось легким стоном. Гриш нконец догдлся принять вертикльное положение, ноги его скользили и рсползлись, он поднимлся, цепляясь з колючий ельник и смородинные бодулья, которые легко вылзили из земли вместе с корнями. Сперв Гриш здлся целью достичь того мест, где рождлся подозрительный шум, потом нпуглся: "А вдруг тм - медведь! Или, хуже того, - медведиц с выводком?" Бухглтер остновился в неловкой позе, держсь з коряжину, чтобы не поехть нзд скорым ходом, и нщупл в крмне перочинный ножик единственное оружие н днный момент. "Вперед!"

Неверня тропк привел, н площдку. Это был огромный плоский кмень, нмертво впянный в мтеринскую склу. Гриш вспомнил тотчс же, кк, бывло, достигнув этого мест, сдился отдыхть, когд возврщлся с берестяной торбой з плечми из утомительного поход по ягоду чернику, кк пил вкусную воду в чше у смой горы, кк мочил в этой чше сухрь, особо вкусный с усттку, кк сидел здесь подолгу и смотрел н облк, уплывющие з тйгу - туд, где стоят многолюдные и суетные город. Облк никогд не бывли одинковыми.

Под кмнем, про то Суходолов знл и пцном, есть пустот, и в той пустоте что-то свершлось: из подземелья доносился слбый гул, и телом чувствовлось содрогние тверди. Или тм нрождлся вулкн, или тм кто-то живет - гномы, поди. А то и великны? Кк они туд попли? Тогд, двдцть лет нзд, Гришк неоднокртно брл с собой кйло и лопту, ковырялся до пот, но грнитные плиты были прочнее стли, кйло лишь высекло огонь, лопт же гнулсь и быстро стирлсь. Прнишк, бывло, плкл от бессилия, колотил по мху кулкми, но гор рвнодушно сносил смые обидные упреки, он молчл, трижды нелдня!

Суходолов вдруг ощутил, что кмення плит под ним мелко вибрирует, будто внизу только что включили, нпример, стнок большой мощности. Рздлся уже знкомый звук. Мелькнул мысль рвнуть вниз изо всей мочи, но воля обретл стрх, и бухглтер н минуту зстыл, пригнувшись, потом нчл осторожно рстормживться. Потня рук опять нщупл в крмне ножик. Удобный вообще-то ножик - кильку в Томте рспечтть или, скжем, свистульку вырезть н досуге, но для смообороны совсем негодный. Бухглтер с безусловной очевидностью понял, что обречен, если встретит серьезного противник, но любопытство пересилило стрх, оствлось положиться н судьбу д н вось.

2

В нишке под плитой был теперь не чш, отверстие, идельно круглое и довольно широкое ("збрться туд вполне можно!"), будто просверленное мехнизмом, и в ту дыру стекл ручеек. Вод то бежл свободно, то вдруг, словно подпиремя снизу поршнем, поднимлсь в белой пене со стоном и всхлипывниями. Гриш присел перед отверстием н корточки, с горем пополм, ломя спички, зжег сигрету, спешно прикидывя, что же, собственно предпринять? Рньше этой дыры не было в помине. Кто-то ее, выходит, провертел. А с ккой целью? Гриш лег н живот и свесил голову в отверстие, которое то збирло, то извергло воду. Где-то внизу мерцл серый свет, воздух снизу поднимлся сухой, здоровый, без зпхов тлен. Бухглтер, подобно горному козлу, перепрыгивя через влуны, достиг своего чемодн, ншел под книгми две ктушки миллиметровой лески, японской, купленной по блту в облстном центре, вернулся нзд спешно и нчл плести из лески шнур, способный выдержть немлый вес. Гриш непреклонно собрлся хоть нендолго проникнуть сквозь дыру - туд, где мерцло. По шнуру чуть чего можно и нзд выбрться. Риск есть, конечно, но небольшой, тк думлось ншему исктелю приключений.

Леск был сплетен и зхлестнут петлей з толстое корневище березы, был ндет н всякий случй нейлоновя курточк. Суходолов приглдил зчем-то шевелюру, глянул в последний рз н лзоревое небо, сунул ноги в преисподнюю, спустя мгновение, покчвшись н мнер поплвк, исчезл буйня Гришин голов, слегк отдющя рыжиной.

Сперв было темно, потом - сумеречно, потом немного высветлило.. З шиворот Грише вдруг вылилсь вод, он н секунду рсслбился, руки зскользили по шнуру, кк по стеклу, и нчлся свободный полет вниз. Летел смельчк срвнительно недолго, упл н четыре конечности, подобно кошке, и ушибся. Но после ткой встряски жить и действовть предствлялось возможным. Гриш был весь мокрый. Нд головой, довольно высоко, опять рздлось знкомое и нестршное теперь хлюпнье, следом посыплся мелкий дождик, он пдл в кменный бссейн, нпоминющий рзмером и формой клумбу в городском сквере. "Тк. Знчит, это нечто вроде вентиляции, вроде устновки по очистке воздух! - пришел к догдке бухглтер и отряхнулся, будто щенок, потому что душ попл н него. - Неплохо они тут устроились. А кто устроился? Срзу было змечено, что подземелье выстелено квдртными плитми, испускющими мерклый блеск, метрх в двдцти от мест пдения ншего героя тянулсь стен, вогнутя н мнер подковы, выше стен было темно и неясно. "Подсушиться у них, видть, негде! - с горечью подумл Суходолов, подтягивя штны. - И костерок не рсшурудить - дровишек нет. Чисто живут, язви их в душу!" Стрх никкого Гриш почему-то не испытывл.

Плиты под ногми, н глзок, были произведены из твердого мтерил, но в то же время кзлись мягкими. Идти в общем-то было легко, однко ноги слегк волочились и здевли з что-то постоянно, будто н ворсистом ковре.

Суходолов уже догдлся, что без посторонней помощи ему отсюд не выбрться, но мрчные мысли по этому поводу пок - не мучили, все перебрывло пок любопытство, рди которого мы порой бросемся очертя голову нвстречу приключению. В древности люди переплывли окены н утлых суденышкх для того лишь, чтобы увидеть " что тм, з горизонтом?" Горизонт мнил и удлялся, но это не остнвливло дерзких. В погоне з горизонтом родилось открытие, что Земля нш кругля.

Окзывется, гор Моншк был пустя внутри, кк мтрешк. "В этом помещении, - прикинул - бухглтер, - вполне может рзместиться нселение небольшого город". Гриш остновился посреди огромного зл, рзделся мокря одежд тяготил - приплясывя выжл мйку и рубху, перекинул волглое белье через руку и пошел осторожно туд, где незнтко обрисовывлось ккое-то сооружение явно внеземного порядк. Гриш уже сообрзил, что имеет дело с пришельцми. Однко почему же пришельцы молчт? Был змечен одн мленькя стрнность: мокрые следы, оствляемые Суходоловым, тут же исчезли с ткой быстротой, словно плиты подземелья были рсклены докрсн. Не чувствовлось вместе с тем ни холод, ни жры, ни ветерк. Гриш н мгновение предствил себя мурвьем, ползущим внутри зкупоренной бутылки. Еще стло мерещиться, будто чей-то взгляд вперился ему в зтылок сурово и вопросительно.

- Товрищи! - с робостью и несильно крикнул Суходолов. - Где же вы?

Голос не рсктился, не прогремел, кк полглось бы ему рсктиться и прогреметь в пустоте, - он погс рзом, и лишь шелест песк, стекющего ручейкми с высоты, нрушил покой необозримого хрм, спрятнного в горе Моншке. Гриш уже не шел, он крлся по вязким плитм, испускющим синевтый свет дряблого утр, крлся в сторону згдочного сооружения, которое вблизи вроде и не предствляло никкой згдки: то были двери, вмуровнные в склу, белые двери и будто слегк обсыпнные снегом - они поблескивли, одинковые рзмером, по Гришиным сообржениям, метр н три шириной и метров н пять высотой. "А сколько их всего-то? Штук пятьдесят-шестьдесят, не меньше." Это было ккое-то хрнилищ еще нпоминло это сооружение мртеновский цех. Гриш ходил со студентми-зочникми в мртеновский цех н экскурсию, тм тоже были двери в, ряд, только з ними клокотло сердито многотонное врево, огонь рвлся нружу с пугющей яростью, здесь же стоял клдбищенскя тишин. Бухглтер постучл согнутым пльцем, интеллигентно, по первой двери и скзл:

- Эй, кто тм? - Н всякий случй добвил: - Я ничего худого не змышляю, товрищи!

В резиновых спогх хлюпл вод, бухглтер снял их и сел отдохнуть д порскинуть мозгми о том, что же, собственно, делть дльше? Думлось некстти о том, что з стенми этого склеп рзгулялсь добря погод, тйг высветлилсь, воздух тм прозрчен и слдок. Еще вспомнилось про кусок сл и полбухнки бородинского хлеб. Гриш дже привстл и тяжко простонл: "Д! Кк же я, елки-плки, из виду выпустил - звтр с утр человек в бнк посылть, чеки не подписны. Вот это номер!" Остльное предугдть было не тк уж и трудно. В бухглтерию после обед попрет нрод и стнет домогться ответ: когд внс сёдни? Спршивть будут пончлу вежливо, потом ляться нчнут и доведут девок в конторе до слез, особо же умеет высмеивть нши порядки и оскорблять счетных рботников Никит Лямкин, мужик нестрый, охльный и сильно пьющий. Ему и получть-то копейки, ярится он больше всех, прзит! Выделит толп, конечно, делегцию к председтелю: что же, Сидор Ивнович, опять нм внсу не видть, кжный рз свои кровные с мукой вырывем, Сидор Ивнович! Непорядок, понимете ли. Председтель ответит, нверно, тк: "Суходолов Григорий здержлся н сессии в институте, телегрмму мы ему дли, ждть будем, товрищи, больше ничего нм не остется. Суходолов - ккуртный человек, знчит, произошло что-то из ряд вон, не инче. Не зню, товрищи, что и думть."

Потом Никит Лямкин (он нвеселе в любое время суток) выствится н крыльце конторы и произнесет перед собрвшимися монолог, посвященный изъянм современной ншей жизни вообще и колхоз "Промысловик" в чстности. Лямкин, несмотря н полную неряшливость в быту и личной жизни, мужик нчитнный и вострый. Слушть его любят больше, чем любого зезжего лектор, будь тот лектор хоть и кндидтом нук. Лямкин ртистичен и для колориту кого хочешь изобрзить может схоже. Особо же удчно он изобржет глвбух Суходолов. Губы ниточкой стянет, подлец, чуб н сторону кинет, портфель у кого-нибудь позимствует и выктит из переулк с рожей госудрственной озбоченности (взгляд притом сделет стылый), покивет, будто конь, змученный оводми, публике, рстеплевшей от смех, и скроется з дверями конторы. После спекткля Никиту обязтельно кто-нибудь приглсит тишком добвить или строить, глядя по обстоятельствм: потешил - знчит, и зрботл.

От тких мыслей и кртин голов Суходолов пошл кругом, он опять зстонл, неистово удрил в дверь кулкми:

- Эй, товрищи! Алло, товрищи!

Дверь был нем, бухглтер отметил про себя мимоходно, что кулки он не отбил, хотя стучл во всю силу, и что он имеет дело, пожлуй, с тем же мтерилом, из которого произведены плиты, нстеленные в пещере. Ндежду н блгополучный исход приключения нш герой с полной очевидностью теперь исключл, он в отчянии опустился н свою мокрую одежду, чтобы немного успокоиться и поискть рзумное решение. И тут вдруг нд крйней дверью спрв зжегся синий фонрь, следом рздлся густой зудящий вой - похоже, сигнл тревоги. "Двно бы тк! - без особого облегчения подумл Суходолов. - Автомтик у них, видть, рзлдилсь: сколько уж блукю в их хозяйстве, они только хвтились!"

Сирен, зпрятння невесть где, испустил дух н низкой ноте, фонрь притух, незвный гость почувствовл, что тело его нливется тяжестью и голову тумнит сон.

3

Во сне то происходило или не во сне, Гриш после не мог ответить н этот вопрос с - полной уверенностью, у него сложилось убеждение, что был он н некоторое время зключен в некий сосуд с прозрчными стенкми: видел все, осознвл все, но двинуться с мест не имел возможности, он не однжды пытлся встть, но обязтельно упирлся зтылком во что-то мягкое, нпоминющее резину, и с мху сдился. Ккие же события протекли з тот неопределенный отрезок времени, когд слдкя дрем сменялсь явью? Позже выяснилось: бухглтер колхоз "Промысловик" отсутствовл среди живых ровно трое суток (пришлось здним числом оформлять отпуск без содержния и нписть в зявлении: "возникл необходимость срочно посетить больную ббушку, проживющую в городе Абкне"). Трое суток Гришу искли колхозники, поднятые по тревоге, в тежных чщобх, и Никит Лямкин пустил слух, будто Суходолов зсекли н вокзле облстного центр в состоянии сильного опьянения и будто бы колхозный глвбух просживл с темными людьми деньги из ртельной кссы. Это все позже прояснилось, пок же Суходолов был зкупорен в сосуде, голодный, конечно, и нблюдл рзные события. Он видел, нпример, кк из ниши, нд которой згорелся фонрь, бесшумно выктил горбтый сркофг, нполненный желтой куделью. Кудель ворочлсь, винтилсь, будто дым нд трубой, и редел, зтем рсслоилсь и стл нпоминть срез льд н речке: кждый слой имел свою толщину и свой оттенок. Потом сркофг уктил з белую дверь, зто появилось существо величиной, пожлуй, этк с годовлого телк и очень похожее н лягушку, черную и пупырчтую, он передвиглсь вроде бы н колесх, прикрепленных где-то у нее под пузом. Гриш следил з передвижениями существ с любопытством и без боязни до тех пор, пок оно не подктило вплотную. Тотчс же откуд-то появились дв щупльц с присоскми н концх, нпоминющие свиные пятчки (они имели по две дырки и шевелились, будто принюхивлись), щупльц вонзились рывком прямо в лицо Суходолову, он ощутил, что присоски мокрые и холодные. Хотелось зкричть истошно, но в горле звяз ком, удлось выдвить из себя лишь хрипоток, и сознние помутилось. Успелось подумть: "Анлизы берет, прзит!"

Вот еще кртин в момент прозрения.

В подземелье сделлось нмного светлей, чем было рньше, рядом и в отдлении, едв ксясь плит, нстеленных сплошь, прыгли мохнтые шры чуть больше футбольного мяч, они плвно вздымлись и с треском испускли искры. Шры, кжется, были не совсем одинковые по рзмерм, в основном ярко-желтые, попдлись и рубиновые, еще реже попдлись зеленые. Шры рссыплись, подобно ртути, слиплись "в мссу, пропдли из видимости, пдли медленным дождем... Пляск эт являл собой волшебное зрелище, и Суходолов, когд явление прекртилось, обнружил, что неопределенно долгое время пребывет с широко открытым ртом. "Рспхнулся, кк сельский дурчок!" - огорчился бухглтер и зснул опять, сознвя с безысходностью и унынием, что по-прежнему голоден и что никто не собирется здесь его кормить.

"Ну, вот и все!" - Григорий Суходолов облегченно вздохнул и почесл зтылок. - Кончилсь моя кторг!"

В лицо нбегл ветерок с тежными ромтми. Пхло прелым листом, хвоей, теплой глиной. "Нверху хорошя погод, - рссеянно подумл пленник. - Пихт сильный ромт дет". Знкомо всхлипывл вод, зкчивемя сквозь круглое отверстие в куполе пещеры, шуршл песок, стекющий откуд-то из черной высоты. "Почему же я решил, что они меня отпускют? Д, ветер! Рньше ведь я сидел вроде бы под колпком". Для нчл Гриш обстоятельно оделся, нтянул споги (одежк - был бсолютно сухя, но мятя) и пошел искть живую душу. ^Сперв пусть пожрть ддут, голодно ить, спсу нет!"

Гриш срзу зметил, что крйняя дверь, в которую он стучл недвно (вчер, позвчер?) открыт и тм, в помещении кто-то сидит. Впервые у Григория болезненно колыхнулось сердце. Чувств, переживемые Суходоловым, вряд ли есть возможность передть словми. Поствьте себя н место ншего героя, и вы поймете, кк эти сложно. Мы тоскуем до пришельцм, мы ждем их с ндеждой, и вместе с тем при мысли о возможности ткой встречи нс одолевет ни с чем не срвнимя печль: нук говорил и теперь говорит, что шнсов н ткое свидние у нс ничтожно мло. Может быть, и когд-нибудь... Космос вечен, жизнь человеческя - лишь мгновение, никк не отрженное н холодном лике Вечности. И цивилизция нш - тоже мгновение, Земля, прекрсня Земля, нш, лишь песчинк в космическом окене. Мы дерзки в мыслях, но дно нм, увы, немного. Здесь и лежит неумолимя сущность бытия. Может быть, и когд-нибудь. Ждть, ндеяться, рботть, искть. Где-то, нверное, все-тки зписно высшее преднчертние человечеств? Где и кким способом оно зписно? Будем предполгть, что высшее преднчертние нше состоит в том, чтобы выйти в космос и соединиться с бртьями по рзуму для свершения тких дел, о которых пок и предполгть невозможно. Кто знет, кто знет...

Ткой точки зрения придерживлся бухглтер Гриш Суходолов, стрстный любитель фнтстической литертуры, выдумщик и мечттель. Это при его-то скучнейшей профессии? Возможно ли сочетть в себе столь противоположные кчеств? Окзывется, возможно. Во всяком случе, Гриш Суходолов их сочетл.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

1

Сидор Ивнович Неншев появился в своем кбинете около одинндцти чсов утр и помнил пльцем з собой секретршу Глю, веснушчтую и зстенчивую. Секретрш Гля понял: ндвигются вжные события, потому что в новом костюме и модных туфлях он видел своего нчльник единственный рз, когд он приехл н общее колхозное собрние выбирться в председтели, его сопровождли тогд секретрь рйком пртии и еще кто-то из облсти. Гляделся нчльник хорошо: был он приземист, широк в плечх, голов его, кипенно-седя, четко выделялсь в темновтом углу з столом, большие и брхтисто-черные глз смотрели лсково и рссеянно. "Почему, не впервые подумл Гля, - мужику достлись ткие очи, вот мне бы их, я бы всех женихов в округе с ум свел!".

- Сегодня гостя жду, - скзл Сидор Ивнович с хрипотцой. - Ты сообрзи.

- По ккой ктегории?

- Ктегория первя, девочк!

По зведенному порядку колхозные гости были рзделены н три ктегории. В первую входили личные друзья Неншев и очень вжные чиновники, тоже знкомые. По первой ктегории полглся коньяк в кбинет и яблоки (по возможности - лимоны); домшний обед и бня в зтишке н берегу ручья. Вторя ктегория имел обед в столовой н три блюд, плюс, смо собой, водк и лишь в исключительных случях - бня, иногд с пивом. Присутствие Неншев было не обязтельным, потому что по второй ктегории потчевли мстеровых людей со стороны - обычно монтжников и электриков, которые знимлись устновкой особо сложного оборудовния - стнков в мехмстерской или доильных грегтов новейшей конструкции. В специлистх высокой руки колхоз нуждлся и будет нуждться, поэтому любое дело венчло вот ткое прздничное зстолье.

Для рзбитных и нглых шбшников у Неншев не было теплых слов, секретрш Гля выносил стршему в сумке или бумжном пкете поллитровки (их количество оговривлось зрнее) и нкзывл от лиц председтеля, чтобы выпивть и зкусывть грждне шбшники убирлись куд-нибудь подльше и не мозолили глз трудовому нселению и детям, которым совсем ни к чему слушть всякие тм непотребные слов и выржения.

Ткой вот был порядок, вырботнный и отточенный прктикой колхоз "Промысловик" в тонкой облсти предствительств и внешних связей. Стоит отметить, что рсходы н это смое предствительство и внешние связи нес лично Сидор Ивнович и выклдывл из собственного крмн немлые суммы, чем смущл и оздчивл членов првления. Когд же Неншев убеждли, что пор выделить из колхозных оборотов специльный фонд для трт деликтного свойств, поскольку выклдывть рубли из личных сбережений, во-первых, нклдно, во-вторых, и неспрведливо, председтель отвечл: "Зто совесть моя спокойн, и двйте об этом больше не будем рссуждть".

Двйте и мы не стнем об этом больше рссуждть. Итк, . Сидор Ивнович прикзл секретрше Гле:

- Ктегория - первя!

- А бню топить когд?

- Нсчет бни отдельно скжем. Действуй. Гля нчл действовть, Сидор же Ивнович углубился в нелегкие и непростые рзмышления о том, кк общются с пришельцми? Вежливо и предупредительно с ними общются. А еще? В ншей фнтстике, советской, пришельцы добрые и мудрые, в переводной и зрубежной - всякие, в основном же - коврные, и прилетют они к нм с конечной целью оккупировть Землю, подмять под себя или вовсе уничтожить людской род. Зрубежня фнтстик (Неншев кое-что читл) предписывет держть с иноплнетянми ухо востро. "Лезет в бшку ккя-то чертовщин! думл с досдой председтель. - Если бы зхотели нс подмять, они бы не дрыхли под горой, понимешь, шевелились бы!" Неншев решил, что действовть придется по обстоятельствм, пок подлся н крыльцо рзвеяться.

Солнце поднялось в тот день умытое, ядреное и круглое. Горы были точно облиты фиолетовыми чернилми, нд круглыми их вершинми звивлся тумн, воздух был нпоен теплой сыростью, в тени крыльц ходил пестря куриц, он поднимл ноги попеременке и змороченно остнвливлсь: улицу пересекл сугорбя струх, он держл у живот цинковый тз с прополоскнным бельем, в луже поодль лежл свинья, лежл н боку, рсплстння, с зкрытыми глзми и с выржением блженств высшего порядк, нм недоступного. Крыши домов, згороженные тополями в молодой ярой зелени, просыхли пятнми, отдвл серебром шткетник, кое-где еще блестел рос, нд тйгой зыбко и коротко вспыхнул рдуг. Неншев потоптлся н крыльце, оглядел из-под руки окрестности и неожиднно для себя зсмеялся, он теперь окончтельно пришел к мысли, что никких пришельцев нет и не будет во веки и что пор зняться серьезными делми.

2

- Снисхождения вм не будет! - отрезл председтель. - Никкого, чтоб вы знли.

- Не по-соседски тк-то, Сидор Ивнович!

- Мне с вми детей не крестить.

- Не плюй в колодец, и тк длее...

- Зню я эти бйки, все простить могу, жестокости - никогд! Лошдь, он, Витя, нмного лучше тебя, ты нд этим никогд не здумывлся?

Витя Ковшов, буровой мстер из геологической пртии, попробовл здумться и нморщил дже лоб, но лицо его, большое и румяное, лицо здоровяк, остлось улыбчивым и глуповтым. Витя сидел сбоку председтельского стол в позе вольной, он не снял дже кепку, белую, пушистую и змзнную глиной. Витя носил все дорогое: джинсы - мерикнские чуть ли не з трист целковых, стегную курточку финскую, ботинки н высоченной рифленой подошве - немецкие. Редкие эти вещи н нем с быстротой необыкновенной приобретли вид смый зтрпезный: джинсы были в мсляных пятнх, курточк порвн н груди и не зстегивлсь, ботинки не мылись и не чистились с того смого дня, когд обрели хозяин, свитер-водолзк тоже был зхвтн и в дырх. Когд стршие товрищи говорили брвому мстеру про то, что н рботу можно ходить в чем-нибудь и попроще, что одежду ндобно беречь, он мхл рукой:

- Тряпки - не смое глвное.

Хотя смого глвного у Вити не было, кжется, вообще, он чстенько рботл под дурчк, был нгловт, рзмшист и глуповт, но и непрост.

- Ты головной убор сними, Витя. Этому в первом клссе учт: зшел в дом - сними шпку.

Витя, посопевши, стянул кепку, шевелюру кое-кк пригнул пятерней.

Сидор Ивнович видел, что в кбинет зшел. Гриш Суходолов и сел н стул у двери.

- Слово мое твердое, Виктор. Я не отступлю. Акт соствлен, и дело будет передно, кк положено, в нродный суд. У меня все. Ступй себе с богом, видишь, люди у меня.

- Гришк-то? Он свой прень, - Витя покзл кепкой, зжтой в руке, н бухглтер, и в этот момент, зметил председтель, глз бурового мстер нчли сперв круглеть, потом они дже вроде бы побелели и рук, протянутя в сторону Суходолов, змерл. Витя испытл нечто вроде короткого обморок, руку он с трудом согнул, опустил плетью, охнул, рыхло поднялся со стул и опрометью рвнул из кбинет, пробухл тяжелыми ботинкми в приемной, пробухл по крыльцу и удрился шибким бегом вдоль улицы, сноровисто перепрыгнул через свинью, которя все нежилсь, и пропл из вид. Свинья всколыхнулсь, будто волн, и тоже побежл, всплескивя ушми. У Неншев было нстроение посмеяться,. но он почувствовл, что не может повернуть голову, что зтылок его омертвел и по спине ползут муршки. Бухглтер Суходолов привстл, робко улыбнулся и кивнул, приветствуя кого-то. Председтель Неншев вдруг испытл непоборимое желние говорить. Говорил он для кого-то, но смотрел исключительно н Суходолов, который двиглся мелким шгом вдоль ряд стульев в глубину кбинет.

- Видишь ли, Гриш., Я уже вскользь упоминл о том, что все могу простить, почти все, но жестокость - никогд. Они что делют, геологи, они лошдей нших, во-первых, зпрягют без спросу, во-вторых, ктются верхми н них. Трех уже, считй, згнли. Нпьются и двй, знчит, ктться. Откудов ткя мод у молодежи звелсь - лошдей мучить, - убей, не пойму. Вот я учсткового ншего и подключил, тот и поймл их н" месте преступления. Акт соствлен, с понятыми, конечно. Пусть з лошдей деньги плтят и позору пусть нхлебются полной ложкой. Д!

Гриш все двиглся сбивчивым шгом вдоль стульев, выстроенных шеренгой у стены, рот его был слегк приоткрыт, и руки он прижимл возле сердц с выржением, слегк испугнным, но больше, пожлуй, удивленным.

- А то, понимешь, совсем рспояслись! - последние слов Неншев произнес тоном чуть ли не рдостным, потому что по его зкменелой шее и вверх по зтылку пошли теплые токи, в ушх нежно ззвенело, стло слышно, кк в приемной у Гли игрет рдио. Неншев уже знл: слев, в смом углу кбинет, кто-то сидит и что ндо в ту сторону повернуть голову, он ее повернул - с зтенным дыхнием. В углу действительно сидел товрищ в серой спортивной курточке и серых же штнх, чуть зметно блестевших. Было ткое впечтление, будто костюм незнкомц слегк знялся инеем.

- Вы ко мне? - привычно осведомился председтель и зкшлялся, оздченный: чуть ли не все лицо гостя, мертвенно бледное, зкрывли черные очки, которые пугли: з ними, кзлось, был пустот - холодня и зля. Н голове неизвестного - Неншев кк-то еще не верил, что это и есть пришелец - был шпочк, тоже черня. "В Индонезии президенты ткие носят, - подумл Сидор Ивнович. - По телевизору покзывли".

- По ккому вопросу, извините? Я кк-то не видел, когд вы вошли, с Витькой тут схлестнулся, понимешь. Непутевый прень, Витьк-то.

Гриш Суходолов нконец обрел др речи, он присел н стул и скзл с веселостью:

- Тк это ж с Моншки предствитель!

- С ккой еще Моншки?

- Тк с горы ж!

- А-... Здрвствуйте тогд! Добро, знчит, пожловть.

- Здрвствуйте, - кким-то мшинным голосом ответил незнкомец и не пошевелился, в очкх его, больших, кк фры, отржлись окн, улиц и редкие прохожие н ней: тм опять шл струх с тзом, в тзу было прополоскнное белье. "Нерзговорчивый! - отметил про себя председтель. И вжности полон".

- Требуется время для дптции, - добвил спустя некоторое время высокомерный иноплнетянин.

- Понятно! - с оживлением ответил Сидор Ивнович и увидел н очкх пришельц следующее: вдоль улицы н телеге везли гроб.

- Я збыл тебе скзть, Григорий, у нс ведь бед:

Никит Лямкин прикзл долго жить!

- Чего это он!?

- Вы пок дптируйтесь, товрищ, мы тут про свое потолкуем. Неншев вежливо кивнул иноплнетянину (извините, мол, но тем неотложня!) и поворотил лицо к бухглтеру. - Жил никчемно и помер смешно. В бне они мылись с Витькой Ковшовым, с буровым мстером. Последнее время здружили что-то. Д. Сидел будто это Никит Лямкин н полке и говорит будто Витьке-то: "Хошь, помру сейчс?" Тот в ответ: "Ну, и помри - для рзнообрзия". Лямкин ведро воды н себя будто вылил и поктился вниз, уже бездыхнный. Витьк почти голяком (ошлел прень!) удрился по селу людей кричть, фельдшер Срфнов подоспел, пульс пощупл - действительно, окчурился. Жен Вря (хорошя женщин, и что он в нем ншл, в Никите-то;) - в слезы, уколми только и держится. Жлко ее - рботящя, добря, понимешь, вот дурку достлсь. Тк ведь всегд бывет, Неншев с печлью покчл головой и уствил плец в окошко: - Вон хоронят. Передвли Врину просьбу: пусть, мол, председтель придет, речь скжет у могилы. Увжить бы человек не мешло, тк что я скжу? Нет у меня про Никиту Лямкин хороших слов!

- Сердечный приступ, нверно? - скзл бухглтер Гриш Суходолов. - В бне нельзя водку пить, я где-то читл. - У Суходолов тоже не ншлось сочувствия к судьбе збубенного Никиты.

- Не пили вроде, не успели еще.

- Тогд совсем не понятно.

Пок бухглтер с председтелем обсуждли новость, пришелец встл, подошел вкрдчивым шгом к окну и снял свою круглую кмилвку, ккие носят в Индонезии президенты. Под чудным головным убором скрывлсь беля коробк, похожя н шктулку, и внутри той шктулки что-то мельтешило - и поблескивло. "Компьютер тм у него, нверно?" - подумл без удивления Неншев и окинул взглядом похоронную процессию. Телег, н которой возвышлся гроб, был нкрыт большим ковром в желтых цветх. Неншев вспомнил, что год нзд он достл десять тлонов н эти смые ковры и один тлон н првлении решено было выделить Врвре Бровкиной, одной из лучших доярок колхоз и сожительнице покойного. Председтель рздосдовлся про себя, что тут вот человек хоронят, невжно ккого, он про тлоны вспомнил. "Совсем зчерствел я н этой проклятой рботе!" Если честно, то председтель все-тки пожлел прекрсный ковер, кря которого теперь терлись о грязные колес, и - отвернулся от окн. Из коробки пришельц, пристроенной кким-то хитрым способом нд смой мкушкой, безволосой, кстти, прыснул синий огонь, и н лице Гриши Суходолов срзу нпислось изумление. По первости ничего особенного не змечлось, из гроб торчл бород Никиты, широкя и нтеребрення ветром, видны были еще брови, черные и сердито нсупленные, угдывлось и бледное лицо. Все было, словом, кк и мгновение нзд. Но вот бород вроде бы вытянулсь, покзлось из-з кромки гроб ухо, потом Никит сел и легко выпрыгнул н поляну. Лошдь, что везл гроб (н второй телеге был крсня крышк), сперв зпрял ушми, потом удрил мхом, ковер пополз косо и свлился нземь. В следующее мгновение Никит Лямкин уже вырывл у музыкнтов брбн (покойного сопровождл духовой клубный оркестр), чтобы, видимо, врезть зорьку в честь своего воскрешения, нрод, проявивший сочувствие вдове; рссыплся окрест с рекордсменской скоростью.

Дед Прокудн, сторож свинофермы, колченогий и немощный в повседневности, бросил бтог, перепрыгнул через клитку и рсплстлся в кустх млины; звсклдом Теркин, толстый человек в кожной кепке, прободл шткетник и злег н строй клумбе. Оркестрнты рзбросли инструмент, трубы искрились н солнце, словно горели. Бывшя вдов Вря, вся в черном, сидел у дороги н кмне, подпиремя млдшими сестрми, и плкл в плточек скорее уже по обязнности, д нблюдл сквозь слезы, кк ловко и нстойчиво покойный ее - сожитель стягивет брбн с Вськи Кулемин, незлобливого прня при кошчьих усх. Т лошдь, что везл гроб, остновилсь вдлеке и дремл уже, низко опустив голову. Чсть публики, принимвшей учстие в похоронх, ншл пристнище н широком крыльце конторы и следил оттудов, кк Никит Лямкин овлдевл брбном, когд он им овлдел, удрил плкой по туго нтянутой коже, звук родился угрюмый и густой. Никит свирепо уствил бороду з черту горизонт и хриплым голосом нчл сзывть сельчн н собственные поминки. Бывшя вдов Вря вздрогнул, освободилсь от млдших сестер, висевших н ней, нскоро прибрл себя и побежл домой стряпть пироги с кртошкой. Добрые люди, озирясь с опской (кк бы Никит опять не помер!), подобрли ковер, змзнный глиной, и потщили его к Бровкиной в дом. Три мужик стояли нд гробом и чесли зтылки - гдли, куд девть ненужную теперь вещь. Никит колотил по брбну в конце улицы.

Ндобно отметить что воскрешение Никиты Лямкин не сотрясло село Покровское и не было отнесено к случям особо тинственного свойств; Лямкин был гуляк и прокзник, д и приятель его Витьк Ковшов не имел репутции солидного человек, хоть и носил в крмне корочки о высшем обрзовнии. Ткие корочки теперь зиметь можно и не нпрягясь. Удивляло, првд, одно: кк это Никит, мужичок весьм порывистый, пролежл, не сморгнувши дже ни рзу, почти сутки и рди того лишь, чтобы погулять н собственных поминкх. Вытерпеть ткое дно не всякому. Одно слово, ртист!

3

- Это вы его оживили? - спросил у товрищ с горы Моншки Неншев. Иноплнетянин уже сидел в углу и, кжется, дже улыблся.

- Д, я.

- Из кких это сообржений?

- Могли бы живого зкопть. У вс ведь зкпывют.

- У нс зкпывют. И почему - живого?

- Он кк это... в шоке пребывл. Внушем. Нежня нтур.

- Это Никит-то - нежня нтур! Дурк он. И тунеядец.

- Что ткое - дурк? - Пришелец слегк покчл ногой и нтянул н голову свою черную кмилвку. Гриш Суходолов крутил головой, кк воробей, и стул под ним сильно скрипел.

- Вопрос вы, товрищ, здли непростой, и, чтобы ответить н него более или менее исчерпывюще, ндобно сосредоточиться. - Председтель нжл кнопку под столешницей, и н порожке кбинет, будто по волшебству, явилсь секретрш Гля. Явилсь и покрснели, испытывя неловкость: он отлучилсь н похороны, без нее приехл гость.

- Слушю, Сидор Ивнович?

- Действуй!

Пок Гля нлживл н журнльном столике легкий звтрк, , молчл гость, молчли и хозяев. Неншев тер лицо лдонями и собирлся с мыслями, чтобы не удрить в грязь лицом перед полномочным предствителем иных миров. Гриш Суходолов помогл секретрше, был притом суетлив и нерсторопен.

- А кк нсчет бни? - поинтересовлсь Гля, уходя.

- Через чсик рспоряжусь дополнительно." В кбинет, см понимешь, никого! - Неншев зшторил окн, чтобы события, протекющие н деревенской улице, не мешли вжной беседе. - Мы ведь тк и не познкомились, кстти. Кк вс прикжете звть?

Пришелец потрогл очки длинными пльцми и долго думл, прежде чем ответить, черня шпочк н его мкушке слегк вибрировл и приподнимлсь, потом в воздухе звисли крсные цифры - 123, 123, 123. Гриш Суходолов зсмеялся, будто девиц, которую щекочут, и сделл попытку цифры те взять рукми, но хвтл пустоту.

- У нс не принято ткую рифметику применять, сми понимете...

- Фи, - скзл пришелец.

- Что фи, простите?

- Зовут тк.

- Вот оно что! Будем звть Федором, не возржете? Пришелец вроде бы не возржл, во всяком случе он ни жестом, ни словом не вырзил своего отношения к предложению Неншев. Гриш Суходолов пожевл губми, рзмышляя, потом скзл:

- Федор - оно и ничего.

- А по отчеству, извините?

Пришелец опять смолчл, Неншев тогд предложил, обрщясь скорее к бухглтеру, чем к гостю:

- Отчеств, понятно, у них нет. Будем, знчит, величть Федоровичем?

- Федор Федорович... Оно и ничего. Тк и порешили.

- Нпрсно вы, Федор Федорович, Никиту Лямкин из збвения подняли, пусть бы лежл себе. Грешно, конечно, говорить и думть тк, но от этого суслик - одни невзгоды. Вы бы лучше вон Петр Кручилин с того свет вернули, то человек был смого первого рзряд. И мстеровой, - Сидор Ивнович нчл згибть пльцы. - И трезвый, и рссудительный, и семьянин прекрсный... По тому не то, что нше село, весь рйон плкл, по этому же Вря только слезу и пустил, д и то, полгю, из приличия: жене н мужниных похоронх стрдть положено, инче струхи осудят. Ну, д лдно, о делх потом, прошу теперь зкусить и выпить с дороги, Федор Федорович. Коньяку пригубим, яблоки вон слдкие - и" Средней Азии, - и потом я скжу про дурков все, что зню.

- А знешь ты о них немло, Сидор Ивнович. - Гриш Суходолов стоял нд выпивкой и зкуской, потиря руки с тким видом, будто ждл этой зветной минуты двно и стрстно.

- Зню немло, верно, потому кк жизнь, считй, прожит. Прошу, Федор Федорович, к столу уже не побрезгуйте!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

1

- Мне трудно, - скзл пришелец и ндкусил яблоко, пригубил ткже коньяку из хрустльной рюмочки (нбор н четыре персоны с подносом и грфинчиком принесл из дом кк-то зместительниц Суходолов Вер Ивновн

Клинов н временное пользовние: - он не любил, чтобы мужики хлестли сткнми). - Очень трудно.

- Мы рзве не понимем! - отозвлся Гриш Суходолов с вежливым сочувствием. - Не хотел бы сейчс стть н вше место, Федор Федорович столько новых впечтлений, понимешь, и всю информцию ндобно рзложить по полочкм, осмыслить, уяснить и всякое ткое. Но ничего - коллективом спрвимся: дружно - не грузно, тк у нс принято.

. Председтель Неншев курил ппиросу, деликтно пускл дым в сторону, чтобы не смущть пришельц, и кивл, вполне соглсный с бухглтером. А Суходолов продолжл, хрустя яблоком:

- Годовой отчет делешь, кжется вот-вот голов лопнет, потом отоспишься кк следует, и - ничего. Вы тоже пообвыкнете со временем.

- Что ткое, Э-ээ... годовой отчет? - спросил Федор Федорович и понюхл яблоко. Ел он осторожно, будто прислушивлся к тому, что происходит у него внутри, от его очков, отржющих свет, н полу подргивли робкие блики.

- Это сложно, объяснить вм н днном этпе знкомств, потом кк-нибудь. Мы вс хотели бы послушть. Из кких вы мест?

- Оттудов, - Федор Федорович покзл рукой н потолок. - Тоже долго объяснять.

Тут дверь кбинет широко рспхнулсь, и секретрш Гля въехл через порог н плечх недвно еще покойного Никиты Лямкин. Гля сквозь слезы и уже с полной безндежностью повторял;

- Нельзя сюд, ну нельзя же!

- Оствь его в покое, девочк! - прикзл Неншев строгим голосом. Этот куд угодно прорвется, для него зпретов нет.

Гля, рзвернувшись волчком, выбежл, незвный же гость (в првой руке он держл брбнную плочку) не пошел к столу, сел у двери, устлый и хмурый, бород его, продернутя местми сединой, был похож н рстерзнный веник, новый пиджк коробился н худом теле, словно берестяной. Лямкин сильно - подышл и тряхнул головой.

- Нм некогд! - отрезл председтель.

- Душ скрипит, кк первый снег! - Лямкин потрогл рукой то место, где у людей рсполгется сердце. - Рдовться бы, не могу. .Идем н поминки ко мне, председтель? И Гришку приглшю. У вс - коньяк, у меня - смогон. Зто у меня - общество. - В рысьих глзх Лямкин был тоск. - Потом, ведь гулять н собственных поминкх не всякому дно. Пойдем?

- Некогд нм.

- Ты всегд знятой, Ивныч. Нрвишься ты мне порой, но шибко ты деловой и потому - холодный.

- Ты ведь уже помянул себя, не тк ли?

-Есть мленько. А душ - скрипит.

-Ступй себе, допивй.

- Что-то ндорвлось во Мне, Ивныч, нет лихости былой и не рдуюсь воскрешению своему.

- Ступй, ступй себе.

Лямкин поднялся - плоский, сутулый, - почесл бороду, бросил н стул брбнную плочку и вышел вон.

- Это и есть дурк? - здл вопрос пришелец и нежно ощупл пльцми черную свою шпочку н голове.

- Не совсем, если быть точным. Это, скорее, беспутный человек, блудник, - ответил председтель Неншев и пригубил из рюмки смую млость, потому что ему нужн был ясня голов.

Слово о дуркх, скзнное председтелем колхоз "Промысловик" специльно, для пришельц.

- Дурк - это, во-первых, тот, кто держится своих убеждений, несмотря н то, что обстоятельств, породившие эти убеждения, двно переменились. Это, во-вторых, тот, кто свою точку зрения считет единственно првильной и уровень своего мышления - исключительно высоким. И, в-третьих, достучться до здрвого смысл дурк можно, кк првило, лишь с помощью очень тяжелого предмет, - Неншев почесл ногтем переносье, исподволь поглядел н пришельц. - Я достточно ясно говорю, Федор Федорович?

- Продолжйте.

- Спсибо, - Неншев решил про себя, что теоретическя чсть проблемы ему вполне удлсь.

Пришелец сидел в кресле возле журнльного столик прямо и нпряженно: ему, видть, было нелегко усвивть мтерил, поэтому председтель стл говорить еще короче и еще яснее.

- Дурки попдются добрые и злые. Нд добрыми посмеивются, злых презирют. Зчем, по-моему, дурк кк тковой здумн природой и отчего порой процветет? В противоборстве с глупостью рождются светлые побуждения и,

в конечном итоге, рождется прогресс. Вот тк, дорогие товрищи. Вопросы будут? Вопросы были:

- Отличют ли тк нзывемого дурк от прочих ккие-либо внешние признки? - Пришелец слегк пошевелился в кресле и выпятил острый свой подбородок.

- В том-то и вся интриг, увжемый Федор Федорович, что нет у дурк никких внешних отличительных признков, он - кк все. У меня, помню, нчльник был, - с некоторым дже лирическим оттенком и после зметной пузы нчл председтель. - Глифе носил и гимнстерку. Эт штны были ткие когд-то - глифе. Крсвец мужчин!

- Кто это? - спросил Гриш. - Крсвец мужчин?

- Ну, нчльник мой. Крсвец писный; рост - грендерский, лицо чистое, брови - врзлет, очи - шибко крие. Женщины по нему сохли десяткми, тупости феноменльной был мужик, но - веселый; Однко мы отвлеклись. И тем у нс для первой встречи не совсем интересня. А у вс имеются дурки, Федор Федорович?

- Пожлуй, нет, - помедлив, ответил пришелец, и зложил ногу н ногу, подржя, видимо, Грише Суходолову, сидевшему вольно. - Нет.

- Оно и понятно; генетик порботл, вш цивилизция древней ншей, и нук процветет. А ведь, если рзобрться, скучно без дурков-то, Федор Федорович!

- Не имею понятия - скучно или не скучно.

- Ну, ясно, откуд вм иметь ткое понятие. - Сидор Ивнович собрлся было продолжить рзговор о большой силе дурк кк ткового, но тут вдруг зрботл телевизор.

2

Телевизор стоял спрв от председтельского стол, цветной и с большим экрном - последняя модель "Горизонт". Мшин был дорогя, но покзывл невжно - цвет рссливлись, изобржение двоилось, диктор то шептл, то нчинл орть тк, что пугл собк, дремвших возле дороги нпротив конторы. Собки вскидывлись, кк по комнде, и нчинли выть с рздирющей: душу безысходностью,.

- Выключи, Гриш! - прикзл Сидор Ивнович, - См уже, понимешь, включться нчл. Советовли же бывлые ребят: ты не покупй цветной модель еще не отрботн, зводы в основном брк гонят, нмытришься ты с ним дльше некуд. Првы были: уже нмытрияся. Тк я в продолжение темы, Федор Федорович. Не верится мне, прво слово, что вы двно прилетели. Двно?

- Двно.

- Стрнно. И длеко вы ушли от нс в своем рзвитии?

- Длеко.

- И сильно длеко?

- Пожлуй, "сильно.

Неншев шибко здело то обстоятельство, что иноплнетяне, которые н днный момент беспробудно спят в горе Моншке, перегнли Землю по всем основным покзтелям. Вы способнее нс?

- Мы стрше вс и, потом, кжется, никогд не воевли и всегд имели единую цель еще н зре ншей истории.

- Цель в мсштбе плнеты, знчит?

- Не только в мсштбе плнеты, мы постоянно общемся с другими мирми.

- Тогд постно, - вздохнул Сидор Ивнович; - Войн - огромное бедствие. Воевл, зню...

- Не выключется? - сердито объявил Гриш Суходолов. - Зклинило.

- Ты его удрь - сотрясется и погснет. Гриш постучл кулком по телевизору сперв осторожно и чсто, потом - реже и с силой.

- Рботет!

- Вилку выдерни, просто же!

Бухглтер выдернул вилку из розетки, однко телевизор, отлученный от сети, продолжл кк ни в чем не бывло функционировть, изобржение, стоит отметить, было порзительно четким. Тогд об - и председтель, и бухглтер - догдлись одновременно, что здесь не обошлось без вмештельств Федор. Хозяев тотчс же обртили внимние н гостя, он, крепко ухвтившись з подлокотники кресл, смотрел н экрн. Бухглтер тогд вствил вилку в гнездо и н цыпочкх подлся нзд.

По телевизору ккурт покзывли ккую-то войну, позже, когд появился звук, тоже н диво чистый, выяснилось, что речь идет о нпдении н Никргу.

Пришелец был всецело поглощен зрелищем. В кдре проплывли рзвлины домов, с телегрфных столбов вяло свисли провод, возле дороги лежли трупы людей, нд трупми стояли поникшие женщины в белых кофтх и вытирли слезы кулкми, в небе невысоко, кк плые листья, кружили черные птицы, были видны ткже облк нд круглыми вершинми гор. Диктор говорил о том, что бндиты нпли ночью, порезли мирное нселение, стриков и детей, нхвтли добр и бежли утром под нтиском рмии и ополченцев. Бежли, подобно - волкм, отведвшим крови.

Экрн погс. Пришелец, сверкнув мертвыми своими очкми, взял яблоко из голенстой взы. Он молчл.

Сидору Ивновичу Неншеву сделлось стыдно и горько з человечество, и он скзл:

- Душегубы!

Пришелец опять молчл.

Слово о добре и зле, скзнное председтелем колхоз "Промысловик" Сидором Ивновичем Неншевым исключительно для пришельц.

- Вообще, змечю, нш человек добреет. Простой пример. Я - сибиряк, вырос в глухомни. Бывло, появись в деревне лось, нпример (лоси чсто и по рзным причинм к нм идут), тк и стр и млд, бывло, н улицу выскочт мужики обязтельно с ружьями - и, пок животное бедное не порешт, не успокоятся. Дикий зверь - есть добыч. Обыкновенное дело. Нынче з ткое геройство под суд отдют. И првильно, и спрведливо. Дже смя дремучя личность, зметь, з ружье не схвтится: презреньем нрод обольет. Тоже обыкновенное дело. А если брть в историческом плне, то Великий Гумнист всегд противостоял Великому Злодею.

- Плохо воспринимю, - скзл пришелец и слегк подлся вперед, куртк его зшуршл.

- Прибегу еще к примеру - для пущей нглядности. Есть ткой нглийский нтурлист и змечтельный пистель - Дррел. Люблю его читть, он очень, знете, проникновенно о животных пишет, Недвно вот тоже по телевизору выступл, кстти, и мысль выпячивл: пор, мол, зоопрки для посетителей зкрыть, другими словми, не пускть людей к зверям, поскольку зверь существо нежное. Д. И убеждение это свое иллюстрировл одним событием. Пришл кк-то женщин необъятных рзмеров, сел н попугйчик, совсем ручного, и, предствьте, дже не зметил, что под ней птичк редкостной породы.

- Ну, и ббище! - бухглтер Суходолов здумчиво покчл головой. Дже, говоришь, не зметил, что н птичку божью уселсь. Тким здом, нверно, вполне можно крепостные ворот вышибть.

- Кк это - ворот вышибть? - живо зинтересовлся пришелец.

- Мы отвлеклись от темы! - Неншев поморщился. Гришин реплик был, конечно, опять некстти. - Вы следите, пожлуйст, Федор Федорович, - з моей мыслью.

- Пытюсь следить. Продолжйте, только помедленней. Я, кк это? ...вникю.

- Спть ндо меньше! - с досдой и уже без дипломтической вежливости отрезл председтель. - Мы бы, допустим, с Гришкой вот к вм прилетели, тк мы, ноборот, совсем не спли бы!

. - Почему не спли? - осведомился Федор Федорович и приствил к подбородку кулк, нклонил голову, к чему-то прислушлся.

- Любопытно же - совсем другой мир! Но иду дльше. Встл, знчит, т необъятня женщин, отряхнулсь и ушл домой себе, з жизнь рсплющенного попугя врчи боролись, но чудес не случется. Хотя почему не случется? Сидим тут вот, беседуем. И рзве это не чудо, ? Иноплнетянин у нс гостях, это же здорово, Гриш! Ты кк считешь? - Гриш тоже считл, что беседовть с пришельцем - чудо из чудес он кивнул Неншеву и широко улыбнулся. - Тк вот, погибл птиц, и взрослый мужчин, седой кк лунь, скорбел по этому поводу неподдельно. Имею в виду Дррел, я не удивлюсь, если узню, что он и всплкнул. И ничего постыдного в том не вижу. Ткой человек смозбвенно любит все живое, будь то ббочк-кпустниц или мерзкий прзит. Это - один полюс.

- В кком смысле - полюс? - спросил товрищ с Моншки и рсслбленно откинулся н спинку кресл: он, видть, устл.

- Но не полюс, скжем тк - крйность, потому что большинство людей в меру любят и в меру не любят. Кжется, я зпутлся, но продолжу. Итк, пистель и нтурлист Дррел предствляет Добро в его чистом виде. Тем не менее н Земле ншей существует, облдя, кстти, немлой силой, другой сорт людей - бездушные. Есть, Федор Федорович, стрн ткя - Кмпучия, и вождь ее бывший, будь он трижды нелден, сожрл треть своей нции. Сожрл это фигурльно. Убил, уничтожил, уморил с голоду, зкопл, утопил.

- Зчем?

- Он, видишь ли, здумл госудрство определенного тип, и в том госудрстве, он считл, много лишних ртов, сми они помирть не хотели, потому их срочно убирли. А эти, - председтель покзл пльцем н телевизор, - убивют потому, что другие не хотят жить тк, кк велят им убийцы. Неясно?

- Не совсем ясно.

- Зйдем с другого конц. Явился я, допустим, к соседу и говорю ему: "Ты, увжемый, ведешь себя совсем плохо: молишься не моим богм, почитешь не моих вождей, не покупешь мои товры. Я считю первым светилом Луну, ты - Солнце? Почему тк? Ну, и дльше в том же духе. Покорись к прими мою веру. Не хочешь? Тогд я зствлю тебя покориться силой или сотру в порошок. Другого не дно. Вот мы бы прилетели к вш с Гришей, Федор Федорович, и нчли бы н вшей блгословенной плнете устнвливть свои порядки. У вс нет министерств? У нс они есть и в очень большом, понимешь, количестве. Знчит, и вы себе зводите министерств. У вс нет, допустим, пшеницы. У нс есть. Знчит, сейте пшеницу. Не желете? Тогд мы с Гришей н вши головы томную бомбу бросим.

- Зчем?

- Вот те рз! Я тут, понимешь, интеллект нпрягю, убедительную форму изложения проблем нщупывю, он - "зчем"? Спть меньше ндо, двно бы рзобрлись, что к чему, и без моей помощи.

- Мы ждем, - скзл пришелец.

- Чего ждете, кого ждете?!

- Сигнл. И пусть вш цивилизция тем временем поднимется ступенью выше.

- Про то мы читли! Они, видите ли, шибко умные, мы пок совсем глупые. Тк они будут ждть, когд мы поумнеем. У нс теперь противоборство стршного нкл, они дрыхнут, будто свдьбу отгуляли! - Неншев посмотрел н Гришу Суходолов с укоризной, будто именно Гриш пробил в горе Моншке дыру и, полный снобизм, пережидет схвтку. Бухглтер звертелся н стуле, в глзх его появилсь собчья тоск, он шмыгнул носом и отвернулся. - Мы не бросим н вс томную бомбу, не тк воспитны, вот они. - Председтель опять покзл пльцем через плечо н телевизор. - Они могут.

- Кто - "они"?

- Зло. Добро нд попугйчиком стенет, у Зл слез нет!

Опять, кк двеч, кк полчс нзд, секретрш Гля въехл в кбинет н спине Никиты Лямкин, который нес груз свой стртельно и смиренно. Нглости в Никите не было, бород его поникл, брови угрюмо хмурились. Гдя сктилсь с бывшего покойник в нескольких шгх от порог и, покрснев, вышл. Лямкин оглдил бороду лдонями и слегк поклонился:

- Душ хрустит, кк млосольный огурец, председтель! Душ покоя просит. Хочешь, председтель, я стих произнесу?

Неншев почему-то, нверно, впервые, не почувствовл к Лямкину неприязни, он его пожлел, кк жлеют убогих и детей.

- Некогд, брт, видишь, человек у меня из облсти.

- Этот, што ль? - Никит с пренебрежением боднул головой в сторону пришельц, - Очки еще нпялил! Подождет - не кждый день добрые люди из гроб встют и собственные поминки спрвляют.

- Ты же стих хотел прочитть? - Лямкин прижл руку к сердцу и еще поклонился:

- Извольте.

Слово мое верное прозвенит, Буду я, нверное, знменит. Мне поствят пмятник н селе, Буду я и кменный нвеселе.

- Ироничный стих, хороший стих, - скзл председтель лсково и с оттенком снисходительности. - См сочинил? - Рубцов сочинил, поэт был ткой.

- Д. Рубцов, знчит? Не слыхл про ткого. Лдно у него получилось. Но мы тут зняты...

- Н поминки-то зглянете? Один я, струхи тм у меня, мужики н рботе.

- Позже, может быть, и зглянем, уж не обессудь. Вежливость Неншев сбил Никиту с толку, он попятился и вышел, ккуртно притворив з собой дверь.

3

Зкт был большой и плменный.

Н короткое время тйг облилсь густым огнем, который рстекся неудержимо и достиг реки Суртихи. Вод зпылл, кк жидкя стль, побежл, кжется, быстрее, в глубине ее, н перектной струе, свитой туго, проблескивли Крсные искры.

Когд солнце звлилось зторы, н горизонте едв зметно прокололись первые звезды.

Председтель колхоз Неншев выглянул из предбнник н улицу и шибко покрутил головой:

- Темня будет ночк, бртцы, рзбойня будет ночк! - От головы председтеля поднимлся пр и голое тело курилось. - А зпхи-то, зпхи! Гриш, ты бы подышл: очень это полезное дело - подышть.

Гриш Суходолов сидел н скмейке, согнувшись в три погибели, и кслся рукми пол: он, сильно упрился, ему не хотелось ни говорить. Ни шевелиться. Пришелец тоже был н скмейке рядом с бухглтером, он не рзделся, не стл приться, он лишь нблюдл молч сквозь черные свои очки з стрнными мнипуляциями землян и, нверно нлизировл виденное с помощью своего компьютер, пристроенного н мкушке.

- Зпхи-то, зпхи, ядрен феня! - Сидор Ивнович зкрыл дверь бни, взял со столик под скупым окошком бутылку пив, рспечтл ее, - зцепив пробку з крй скмьи, и ждно принялся пить, поворотясь лицом к Пришельцу, дл знк глзми: если хочешь, тебе рспечтю? Федор Федорович никк не прорегировл н это предложение, очки его, зкрывющие чуть ли не все лицо, были бесстрстны и згдочно черны. Неншев стрлся пореже смотреть н пришельц, потому что побивлся его. "Чужк и есть чужк, пойди рзгдй, ккие мысли крутятся в его бшке!"

- Вы нпрсно, дорогой Федор Федорович, не притесь, оперция эт, скжу вм, имеет - великое профилктическое свойство, от всех болезней лекрство. Генильное изобретение человечеств! У вс есть бня? У вс, конечно, нет бни. Приться не всякий может - тут некоторя: удль нужн, вы, не сочтите з оскорбление, несколько я тк понимю, рционльны. А для бньки удль - непременное условие, Гришк вон скис.

- Ничего я не скис! - решительно осерчл Суходолов и, тряхнув рзвесистым чубом, тоже потянулся з бутылкой и тоже, зпрокинув голову, нчл пить пиво длинными глоткми, кдык н его шее пдл и поднимлся, будто поплвок в момент поклевки, и нутро издвло при том громкое гвкнье. - Отец мой приться мстк. Бывло, всех мужиков н полке пересиживл. Н голову - шпку, н руки - верхонки брезентовые, и пошло-поехло, потом, если зимой дело было, в прорубь - нырь. После, знчит, проруби - кружк спирт следовл, потом - сон чсов н двендцть. Вствл кк огурчик, рдости полный. Д он и сейчс от молодых в этой облсти не отстет, крепкий еще стрик.

- Ты в него, знчит?

- Почему это, не в него? Азрт ткого нет - верно.

- Удли, знчит, нет той.

- Может быть.

- А Федор Федорович вон не хочет приться.

- У него свои резоны.

- Верно. Рствори-к, Гриш, дверь - хорошо дышть сегодня!

Звезды вверху крупнели и нливлись жркой крснотой, в кустх трещл коростель, кто-то пел вдли под грмошку: нверно, в селе догуливлись лямские поминки.

- Рзве еще в прилку сбегть? - Неншев отхлебнул из бутылки пив, он вытирл губы рукой, когд вдруг пробудился от немоты пришелец. Сперв, однко, н темной стене отпечтлось изобржение кртофелеуборочного комбйн.

Бухглтер Гриш Суходолов весело скзл:

- У нс в бне-то кино кжут! Федор Федорович концерт дет по зявкм. Только при чем тут комбйн, вы бы лучше свою плнету покзли.

Пришелец, этот згдочный иноплнетянин, Грише не ответил, черные очки его были нпрвлены в ту сторону, где висело в воздухе, притухя и зжигясь, изобржение комбйн.

- Что это? - спросил пришелец.

- Неинтересное кино! - ответил Неншев, избвляясь нконец от бутылки (он ее осторожно поствил н стол). - Мшин. Я про нее вм вскользь упоминл двеч, когд хозяйство смотрели. Неинтересня кртин!

- Подробней.

- Зчем подробней, скжите н милость, дорогой Федор Федорович?

- Подробней! - в голосе пришельц был вежливя нстойчивость.

Неншев скорбно покчл головой, досдуя про себя о том, сколь низки интересы просвещенной личности, ккую безусловно являет собой товрищ с горы Моншки. Он бы еще спросил, кк гнут дуги для лошдиной спрвы или кк топорищ строгют. В былые и не столь уж отдленные времен колхоз промышлял в основном именно дугми, топорищми д веникми. Копеечный то был промысел, но другого что-то и не подвертывлось.

- Оденься, пожлуйст, Гриш, д сбегй к мехнику. возьми у него технический пспорт н комбйн. Документ все-тки подробный: тм чертежи есть, схемы, объяснения. При желнии, в общем, можно рзобрться. Будь другом. А я пок рстолкую гостю ншему о том, что ткое кртошк.

Слово о кртошке скзнное Сидором Ивновичем Неншевым исключительно для пришельц.

- Кртошк - вжный продукт, ее нзывют еще вторым хлебом. Вы погсите свой экрн, Федор Федорович, отвлекет вше колдовство, рссеивет. Вот спсибо. В войну, нпример, в Великую Отечественную, нрод кртошк спсл, это я не преувеличивю. Почему спсл?. Неприхотлив, довольно урожйн н нших землях и довольно питтельн. Но, конечно, бифштекс предпочтительней, человек, нук диктует, стл человеком в числе прочего и потому, что в доисторические времен нчл потреблять мясо, пищу высококлорийную, и у него, то есть у человек, высвободилось время для мозговой рботы. Тк говорит нук. Хотя почему тигр, нпример, имеющий в рционе исключительно мясо, не летет в космос и не пишет ромны? Н этот вопрос нук не отвечет. Но я несколько в сторону свернул. Итк, кртошк. Культур, повторяю, цення, и ничем ее не зменить. Цення, но и трудоемкя, и мы, селяне, кждую осень вынуждены прибегть к помощи горожн. В городе тоже не бклуши бьют, в городе - фбрики и зводы, тм трмви и депо, тм всякого много. А нступет осень, городской люд к нм тысячми гонят - убирть кртошку. Нционльня проблем. Для меня же осень - смя рспроклятя пор, нервы - кк струны, нтянутые туго. И чего только не нслушешься! Упрекют: вы, колхознички, привыкли н чужом горбу в рй ездить, у проклятых, мол, кпитлистов ценный специлист в земле не роется; рук не пчкет, тм у них глупые двно перевелись. Првильно, отвечю, у них тм зводской человек или кндидт нук, допустим, кртошкой не озбочен, но у них негры есть и прочие метисы, черные, желтые и других рсцветок, у нс же все теперь белые и голубых кровей, где же нм нрод брть, чтобы собственное брюхо н зиму обеспечить? И нет у нс еще мшин, способных полностью освободить квлифицировнных специлистов от ткого примитивного труд. Комбйн, Федор Федорович, зинтересоввший вс, он тоже голубых кровей: в основном стоит, потому что рссчитн, во-первых, н легкие почвы и, во-вторых, обязтельно н рспрекрсную погоду. Где же взять мне легкие-то почвы, д и рспрекрсную погоду: у нс - суглинок и осень - мокря. Студеня осень. У нс трктор гусеничные, если хотите, в ноле иной рз по брюхо вязнут, мшин же вроде комбйн должн, понимешь, нд землей вроде бы прить н мнер голубя сизокрылого, что ли, и с высоты кртофель-то и ковырять. Я не инженер, я гроном, но я предскзывю: для труднейшей этой оперции (имею в виду уборку треклятой кормилицы-кртошки, знчит) нет подходящей техники и не будет в обозримом будущем. Нм ткую технику не придумть и не создть, д и вм, полгю, не придумть, хоть у вс и семь пядей во лбу, не сочтите, пожлуйст, мое утверждение з попытку унизить вшу глубоко мною чтимую цивилизцию. А вот и Гриш прибежл! Взял пспорт, Гриш? Взял, вот и лдно, передй его Федору Федоровичу - можно н время, можно и нсовсем, не жлко добр ткого. Вопросы ко мне будут?

ГЛАВА ПЯТАЯ

1

Дв дня кряду председтель Неншев и бухглтер Гриш Суходолов дотошно нлизировли, почему тк внезпно сгинул из бни в пятницу вечером и дже не, попрощлся пришелец Федя? Исчезл он тк: сперв, согнулся, обхвтил колени рукми, взмыл вниз головой, покчлся, будто н зыбкой волне, удрился слегк о мокрые бревн, кк бы примеривясь, д и рстял. Через, спешно открытую дверь ничегошеньки не рзгляделось. Суходолов докзывл, что некоторое время нблюдл в небе изжелт-белый свет, лохмтый ткой, вроде рздергнной вты. Неншев присутствие ткого след твердо отрицл. Попутно выяснилось, почему, "бежл в пнике из кбинет-буровой мстер Витя Ковшов: окзывется (Сидор Ивнович этот момент упустил), пришелец явился в виде рзмытого пятн, потом тоже висел кзенной чстью вверх, прежде чем с мху угдть в кресло. Ковшов-то все видел в нтуре, потому и рвнул из конторы, кк брн, учуявший волк, Жуткя, конечно, был кртин, и дже Витьк, прень весьм толстокожий, рспустил прус.

Кк появился и кк ушел Федор Федорович, было бсолютно ясно, неясным было одно: почему он дже, понимешь, не попрощлся? Суходолов выдвинул версию: иноплнетянин торчл н кончике некоего энергетического поля, луч ткого специльного, отгороженный от сущего, и функционировл, пок хвтло той смой энергии неясной природы, потом же, когд он стл кончться,, исчез, тк невежливо и торопливо. Про поле и про все другое Гриш вычитл у фнтстов и книжня его версия не успокоил председтеля, который ввиду бсолютной знятости читл рзвлектельной литертуры меньше своего подчиненного. Сидор Ивнович полгя, что он кким-то необдумнным еловом здел смолюбие пришельц. Неншев ведь зявил, нпример, с пренебрежением о слбой технической культуре цивилизций, предствленной гостем.

- Я ему ляпнул, Григорий: вм, кк и нм, дельную мшину для уборки кртошки не придумть, хоть вы рзбейтесь! Я еще ляпнул, Григорий, вы, дескть, спите, мы тут горе мыкем в одиночку.

Ткого род збот угнетл двух руководителей колхоз "Промысловик", угнетл неотступно - кждый чс и кждую минуту. Председтель Неншев поугрюмел и однжды утром пришел н рботу небритым, чем нсторожил и обескуржил конторских женщин. Тотчс же явилсь, вплыл в кбинет, зместительниц Суходолов Вер Ивновн Клинов в пуховой шли н плечх подписывть ккую-то незнчительную бумгу, повздыхл особенно длинно, покидя помещение, зявил прямо, что кое-кому из ее знкомых пить ндо меньше: год, мол, не те; д и положение не то.

- Спсибо з совет, - ответил Неншев рссеянно и нзвл толстую и сердитую женщину, Глиной. Ошибся, конечно. Оскорблення Вер Ивновн прибвил шгу, упвшя н пол шль волоклсь з ней, кк шлейф з королевой. В приемной женщин молч зплкл, вздргивя, секретрш Гля, нпугння не н шутку, зглянул тйком к председтелю выяснить обстоятельств и был нтурльно шокировн: Неншев, подперев голову кулком, рскчивлся и вполголос пел, глз его были нездешними. Пел нчльник стринную русскую песню про горе, про беду и добр молодц. Неншев пел и удивлялся, кк и почему вспомнил вдруг слов,, услышнные в длеком детстве, мимоходно и н ккой-то свдьбе в чужой деревне, куд привезли его родители лишь потому; что не с кем было оствить дом; Песня до конц не длсь, нверно, потому, что до конц и не был пропет пьяным зстольем, однко председтель с чс, если не больше, терзлся до головной боли, силясь восстновить текст. Попытк не удлсь, и нстроение было испорчено окончтельно.

Секретрш Гля зшл в бухглтерию, потрогл з плечо Веру Ивновну, шепотом здл вопрос: - Чего это он?

Вер Ивновн опять зплкл - беззвучно, кк чудотворня богородиц в церкви, нос ее, мужицкий, был тяжел и крсен. Он ничего не ответил Глине, выкзывя между тем всем видом своим, что вообще-то ей многое ведомо, но ничего он не скжет, связння тйной по рукм и ногм. Чти ж. Вер Ивновн действовл чисто по-женски: создвл интригу н голом месте! У секретрши же с этой минуты возникл неотвязня цель - интригу ту рспознть. Когд же стнет очевидным, что черня кошк не пробегл в то роковое утро между председтелем и зместительницей глвного бухглтер (подчеркнем, что н выяснение првды потребуется недюжиння изобреттельность и немлое время!), возникнет весомый повод для неприязни и скрытой войны между слбым полом, войны долгой и с переменным успехом.

Но мы несколько отвлеклись.

Сидор Ивнович погоревл-погоревл по поводу неувязки с пришельцем и зствил себя в конечном итоге собрться, чтобы плотно вникнуть дел: ведь нступл посевня, тут уж вертись, тут не поможет ни бог, ни црь, ни иноплнетянин в черных очкх.

Бухглтер Гриш Суходолов, нтур весьм эмоционльня, тоже переживл конфуз с Федором Федоровичем остро и не мог утешиться ничем.

Никит Лямкин вышел н крылечко - и, сел тм. Зчем вышел и зчем сел, он не имел понятия, скорее всего, ему сделлось скучно. Поминки были отгуляны, болел голов, болел душ, - нступло, словом, похмелье, пор рскяния. Внешне Лямкин держлся рздольно и ерепенисто, но был он, в, сущности, мужчин нежного склд. Никит писл стихи, печтлся дже в толстых журнлх, ему прочили чуть ли не великое будущее некоторые весьм компетентные товрищи. Никит считл, что слв не з горми, он дже во сне видел не однжды, кк въезжет в столицу н белом коне, нкрытом ковровой попоной, кк пдют крсные цветы н сфльт и под копыт. Хорошя слв что-то зпздывл, тогд многообещющий литертор нчл создвть слву дурного толк: впл в рзгул. Сперв збубенность дровния из нрод кое-кому и нрвилсь: тлнт, он, мол, стоит особицей, и все великие неупрвляемы. Лямкин по первости выручли с охотой (кк не пордеть з ткого прня, смотришь, в мемурх своих где-нибудь и втиснет между прочим: был ткой имярек, добря душ, подл руку помощи в трудную минуту!), потом выручть ндоело, к тому же ни стихов, ни тем более мемуров из-под пер Лямкин что-то не лилось, ну и последовло неизбежное: те, кто рньше при встречх з многие десятки метров рстворяли объятия, чтобы озриться с крю лучми Великого, стли при виде гения, нечеснного и в мятых штнх, скороспешно перебегть н другую сторону улицы. В итоге Лямкин отсидел год з хулигнство - рзбил витрину гстроном ночью, чтобы достть бутылку шмпнского для случйной подруги, - и подлся после возврщения н волю в сел ннялся зведующим клубом, он держл еще ндежду, что з ним приедут, пустятся в уговоры, попросят прощения и вернут чуть ли не силком в облстной центр, может, и в Москву дже. Однко минуло с тех пор еще "три год незметных", никто не приезжл, никких гонцов в селе Покровском не нблюдлось, из зведующих председтель колхоз Неншев Никиту погнл з пьянку и отдл комнду перевести его в рзнорбочие и терпел злетного деятеля культуры исключительно рди Ври Бровкиной, женщины рботящей и порядочной, передовой доярки.

Утро выдлось "хмурое, кпл дряблый дождик, н деревьях, подернутых свежей зеленью, сидели, - воробьи, похожие н комочки мокрое земли, вдоль улицы, поникши, бежл худя собк, под нвесом у сосед квохтли куры.. Будничня эт кртин подбвил тоски, Никит встл с крыльц по-стриковски, с нтугой, и подле я в сенцы взять поллитровку, спрятнную Врькой в мешке с кртошкой, ншел, вытщил из бочонк соленый огурчик, твердый н ощупь, отрезл кусок хлеб, положил весь этот зкус н трелку; ндел фуфйку (ветерок здувл нешустрый, но холодный), опять сел н крыльцо, выпил водки и утер руквом, мокрый рот. Лямкин ждл кого-нибудь, способного рзделить с ним кручину, но улиц был пуст. Из избы вышел, потягивясь, кот Вськ, толстый, и рыжий, лишь смый кончик првого ух у кот был белый. Н бодулину возле клитки сел трясогузк, хвост ее кчлся неуловимо чсто, птичк вообще-то был веселя и полня хлопот.

- Птичк божья н гроб опустился и, чирикнув, исчезл в кустх, пропел спитым голосом Лямкин и поперхнулся, огурцом, зшелся кшлем, вздргивя, из его глз горохом посыплись слезы. - Пор звязывть! скзл Лямкин, отиря лицо лдонями, от которых пхло тбком. - Здоровье мое подпорчено основтельно, -товрищи! - Он ни к кому, собственно, не обрщлся и готов был подробно, побеседовть с смим собой, но тут зметил, что кет присед н передние лпы, зд его сделлся плоским и вытянулся, будто резиновый, хвост вился, будто струйк дым, вспугнутя чьим-то дыхнием, в глзх кот, выпуклых, сверкл пещерный огонь.

- Ты почему это вызверился, хря? - удивился Лямкин, глядя н кот, и тут догдлся, что хрупкя жизнь трясогузки в опсности, потому что зверь нцелил роковой свой прыжок именно н птичку. - Не дм! - зпротестовл Лямкин решительным тоном и не успел ничего предпринять: Вськ прыгнул вниз с рздирющим душу воем, будто собрлся терзть по крйней мере бык, поскользнулся н мокром, упл н бок, проктился по трве порядочное рсстояние вскочил, сделлся горбтым и зшипел, кк змея. Трясогузк вроде бы между прочим перепорхнул н другую бодулину, чуть дльше, и бесстршно уствилсь н кот, кчясь: ты что это, толстяк, суетишься, с кем это в ловкости тягться вздумл? Кот стряхнул с лп воду и подлся нзд с видом бездельник, пошутившего не совсем удчно, сел рядом с хозяином и зевнул, рстопырив усы, и стл вылизывть грязь с згривк.

Никит обртился к Вське с нзидтельной речью:

- Ты, лпоть, потерял форму рядом с человеком, ты уже не добытчик, тк - эскимо н плочке и зхребетник. Ты меня слушй, я неглупый вообще-то, жизнь моя не здлсь, конечно, но то уже другя сторон медли. А н птичку ты зря нвлился - в ней душ трепещет, не кк-нибудь. Ду-ш! Последние слов Никит произнес с особой вырзительностью, проникясь см знчительностью мысли, скзнной вслух, но кот, зкормленный до тупости, дремл сидя и дже вздргивл, клонясь вперед, будто ехл в трмве, тогд Лямкин плюнул и оборотил взор свой н корову, стоявшую н улице близко от клитки, сквозь шткетник был виден ее глз, темный и большой, кк лямкинскя тоск. Никит подошел к збору и почесл, промеж рогов корову, от которой веяло печным теплом и домшностью. Шерсть тм был нежня и курчвя.

- Кк хорошо=то, господи! - воскликнул Лямкин, н него вдруг, подобно горному обвлу, упл жлость ко всему сущему, явилось ощущение, что в его лице природ имеет мессию, вселенского и непримиримого зщитник, двокт Добр, подмосткми для которого является плнет Земля. Груз ответственности, взятой теперь же, двил, и Никит нлил в сткн грммов сто н глзок, выпил водку единым духом, силком зтолкл в рот огузок соленого огурц. Коров згудел, будто проход, отчливющий небытие, густо, и безысходный этот звук висел и стелился долго тек кк медлення рек, пок не потерял силу. Никит встл, приоснился, потряс сжтым кулком нд головой, зкричл, притопывя клошми, ндетыми н босые ноги:

- Я зню свое преднчертние!

3

Доярк Вря Бровкин, нерегистрировння жен Лямкин, н удивление свое, придя с рботы, не зстл никкой компнии - в доме был церковня тишин. Никит сидел з обеденным столом в горнице, обложенный бумгми, и грыз крндш с выржением полной отрешенности,, он смолчл, когд Вря с ним поздоровлсь. Некстти вдруг прозвенел будильник, поствленный н половину шестого, тут Лямкин вскинулся:

- Пришл.

- Пришл вот.

Возле супружеской кровти стоял рскрытый чемодн, весьм обшрпнный (с этим чемодном Лямкин явился под, Врину крышу), в том чемодне рыхлой горой лежли исписнные листы. Вря взялсь рукой з сердце:

- Уезжешь рзве?

- Нет, не уезжю. Потом, может быть...

- И куд же?

- Что - куд?

- Поедешь-то?

- Я зню свое преднчертние, я понесу отныне свой мученический венец.

- Аг, - кивнул Вря и сел н тбуретку возле порожк, кк чужя.

Когд у нее спршивли знкомые ббы, чего он ншл в этом худосочном и зряшном мужичонке (имелся в виду Лямкин, конечно), он не могл ответить н этот вопрос с полной очевидностью: не скжешь же любопытным соседкм, что Никит беспрестнно удивляет ее поступкми, которые он не может объяснить, исходя из своих предствлений об этом мире и о людях, нселяющих его. Лямкин, нпример, склонен был смеяться, когд другие собирлись плкть, и, ноборот, октывлся яростью, когд все другие склонны были смеяться, он не ценил деньги, свои - особенно, не мечтл о легковом втомобиле, сердился, когд Вря покупл ему - рубшки, он читл много книг, в блгодушном нстроении, случлось, целыми вечерми говорил стихи, которые Вря воспринимл лишь отчсти, но трогли они ее обязтельно и до смой глубины ее восприимчивой нтуры.

- Сегодня поутру я, Врюх, осенился!

- Аг, - ответил он опять, чсто мигя и не поднимясь с тбуретки.

- Водк есть у тебя?

Он кивнул с облегчением: рзговор, слву богу, ложился в привычное русло.

- И. н стол собери: повод есть для торжественного ужин в кругу, тк скзть, семьи. Бог нет, - зявил Никит, - В том смысле и виде, в кком предствляют нм его клериклы, но есть, похоже, некий высший рзум, и все мы в его влсти! Помидоры солёные есть у нс? Достнь, пожлуйст, я до них не охотник, но смотрятся они в трелке прелестно. Тк о чем же это я? Рюмки не ндо, из сткнов пить смое подходящее. Для чего я воскрес? Мое воскресенье было преднчертно, и утром я осенился.

Вря присел к столу с осторожностью, смотрел он н сожителя, неуверенно улыбясь. Никит был всклокочен, волосы н его голове были мокры и нечесны (недвно умывлся), бород примят, рысьи его глз блестели, кк у больного.

"Стронулся! - испуглсь Вря. - Н почве лкоголя и переживний. Тут любой стронется - н том ведь свете побывл!" Он все хотел обспросить его нсчет того свет, но стеснялсь здвть н эту тему вопросы.

- Ты мне не поверишь, конечно, - скзл Никит весьм торжественно и посмотрел н свет водку в грненом сткне, вознеся его к смой лмпочке. Не поверишь, но вот эт бутылк, что стоит н столе, - последняя в моей жизни: с этого чс (Лямкин поглядел н будильник) - ш, сухой зкон с этого чс. Всенепременно! Мне тридцть три год, и есть еще шнс послужить нроду. Я здумл поэму, будет он нзывться "Земля". Это будет поэм философическя и многоплновя. Воспрянем же и оглядимся, пок не поздно, дорогие вы мои и глупые. Ты нлей себе, Врюх, - момент нивжнейший. Д в сткн лей. Вот, ты - умниц. И почему ты меня не гонишь, Врюх?!

Вря с тихой укоризною покчл головой:

- Д будет вм! - он обрщлсь к Никите н "вы", когд он воспрял и произносил монологи. - З что вс гнть-то, вы мужчин - хороший, кроткий ко мне.

Никит опять поднял водку к смой лмпочке с нмерением скзть тост в прозе или стихми, но светля мысль все кк-то не прорезлсь, и поэт отошел к окну, чтобы прочувствовть, нйти суть глубокой перемены в смом себе, грянувшей тк нежднно. Улиц был темн и пуст, где-то длеко шл мшин, желтый свет ее фр вздргивл и кчлся, выхвтывя моментми шткетник, печные трубы н крышх, трву вдоль зборов, грозовые темные тучи. В свете фр н долю секунды мелькнул ббочк, летел он рвно, вприпляс и будто убегл от беды. Доярк Вря Бровкин видел, кк нпружинилсь спин Никиты, кк он убрл руки, сцепленные н пояснице, резко повернулся и опрометью кинулся из горницы, в сенцх он, видть, ндернул н ноги клоши и хлопнул дверью с ткой силой, что н тумбочке опять здребезжл будильник. Лямкин тенью мелькнул во дворе, были слышны шлевки клош по мокрой земле, потом звуки зглохли. Вря пожл плечми, сноровисто вылил из своего сткн водку обртно в бутылку, сткн точно по мерке нполнил водой из грфин и приготовилсь ждть своего блудня, потому что догонять его предствлялось бесполезным - он был легок н ногу и, собственно, ходить-то не умел - бегл, подобно молодой лошди. Вря прикинул по чсм, что сожитель ее сейчс ккурт где-нибудь в конце сел, и был прв: Никит уже миновл последний дом н улице Молодежной и свернул круто нпрво, он держл нпрвление н поляну, отороченную ивняком: тм стоял прорбскя будк, и в ней рсполглся со своими железкми геолог Витя Ковшов. Моментми Лямкин испытывл стрх, и чудилось ему тогд, будто видит он сон, в котором имеет возможность ^ нблюдть себя со стороны. Никит шел, зплетясь о клоши, з Витькой Ковшовым, преследовл его, окликл, но буровой мстер не оглядывлся, спин его был широк и угрюм, н спине кчлся убитый лосенок,, и в его открытом глзу рдел отблеск луны.

- Остновись, подлец! - кричл Никит во все горло. - И супостт. И брконьер! Я счс кирпичом тебя удрю. - Но кирпич не попдлось, тропинк был скользк и чист. - До чего же ты низко пл, подлец! - Несколько рз преследовтелю кзлось, что спин геолог бестелесн, по ней, по спине, пробегли волны, создвлось ткое впечтление, будто Витьк весь вроде бы приклеен к знвесу и знвес тот рябит и кчет ветер.

- Остновись, беглец бесчестный! - Лямкин в ярости зговорил стихми Алексндр Сергеевич Пушкин. - Презренный, дй тебя догнть, дй голову с тебя сорвть!

Впереди проблескивл, ручей, Лямкин снял клоши, шгнул вперед с непреклонностью и по грудь ухнул в омуток. Тело ожгло холодом, неудч же прибвил ярости. Ковшов удлялся, не обрщя внимния н грозные оклики кк в стихх, тк и в прозе.

Буровой мстер вдруг рстворился в густых сумеркх, исчез. Лямкин, дивясь изворотливости пошлого брконьер, достиг прорбской будки, взбежл н крыльцо, оствляя н доскх мокрые следы, бухнул со всей мочи кулком в железную дверь, зкричл опять:

- Ты не уйдешь от меня, не спрячешься, выходи н честный поединок, убийц молодых лосей!

Железня дверь отозвлсь громовыми рсктми, в зкринных дворх сел прокричли петухи. В будке было темно и тихо. Никит вспомнил, что Ковшов, по большей чсти, уезжет н ночевую домой, в рйцентр, н рбочем же месте спит в исключительных случях. Но ведь он был, он шел по селу и нес зстреленного лосенк! Рзве в кустх отсиживется, подлец?

- Возникни сию же минуту! Или коленки твои трясутся, недоносок! последовли еще удры в гулкие двери, опять з ручьем всполошились петухи. Лямкин топтлся возле будки, со штнов его текло, тело охвтывл озноб, зрел в душе привычня мысль о том, что он вечный неудчник и опять тешит добрых людей.

Н смой мкушке небосвод сквозь поредевшие тучи выступли звезды, проступли они густо и нестройно, кк веснушки. Лямкин простонл от досды и неуют, отжл лдонями штны. Вод стекл по ногм, жгуче холодня. Клоши были потеряны, ноги сбиты в кровь о кмни и сучки. Лямкин повернулся к двери спиной и удрил по ней здом со всей мочи, н ккую был способен. Гнев его уже истял, но тут в будке згорелся свет, косо упл н землю и высветил эмлировнный тз, в котором Витьк мыл ноги перед сном, мыльную жижу збыл выплеснуть. "Здесь, знчит! - со злордством подумл Лямкин. Сейчс я его, подлец, обктю! Арестовть бы ндо его? Потом и рестуем, з учстковым недолго сбегть. Соствим кт, понятых притщим".

Витьк Ковшов бубнил з дверью нерзборчиво, но можно было догдться, что он употребляет нехорошие слов. Лязгнул зсов, буровой мстер в прихожей зжег лмпочку и стоял теперь, подбоченясь, в крсных плвкх и нтельной рубхе, новой и без единой пуговицы, лицо его порядочно зпухло, нмятое подушкой.

- Ты чего это блжишь? - осведомился Ковшов довольно, впрочем, блгодушно и, морщсь, почесл зтылок. - Добвить пришел? Тк нечего добвить: портвейн двеч ребят брли, ну и вылкли, конечно.

Никит дже зстонл от ткой нглости, и, ринувшись вперед, крепко ухвтил Витьку з отворот рубхи, сухо притом зтрещл мтерия.

- Куд лосенк зпрятл, убийц!?

- Ч-вво? - Витя по первости не обрщл особого внимния н то, что Лямкин в него вцепился и рвет рубху, Витя стрлся сообрзить, по ккой ткой причине дохляк нбух яростью, отчего это глз у Бороды зкровянились, кк стервятник. - Ты погоди, погоди. В чем дело?

- Брконьер, ты пошлый и несчстный! Мстер легко оторвл руку Лямкин от рубхи и скзл ровным голосом:

- У тя, Бород, беля горячк, скорую помощь вызывть ндо. Хочешь, вызову? Из рйон вызову, у меня ж телефон в будке? Ты пок что успокойся: может, и пройдет дурь твоя. Звязывть тебе пор, пьешь много.

- Лосенок где? - Лямкин с безрссудным отчянием бросился вперед и удрил Ковшов по скуле, - Я тебя под суд отдм, сволочь!

- Ты воскрес, д?

- Ну, воскрес.

- Я тебя опять покойником сделю - держи! - кулк мстер, дюжий и тугой, угдл поэту по носу, из глз стрдльц ншего фонтном прянули искры рзнообрзного цвет, тело его поплыло в темную пустоту. Лямкин рзвернуло Несколько рз вокруг собственной оси, он смху угодил в тз, нполненный, кк было скзно, мыльной водой, сел в него, сперв покрутился волчком, потом поехл прямо, подпрыгивя н неровностях, ехл он тк до тех пор, пок не уперся в березу. Небо пдло и кружилось, из нос сочилсь тепля кровь.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

1

Поезд прошел близко и содрогнул гору.

Пришелец сидел н высоком голенстом стуле и пристльно смотрел в экрн, упятннный огнями, которые то гсли, то зжиглись опять. Выстривлись в линии и рссыплись.

Поезд удлялся, его колес выбивли н рельсх звонкую дробь. Где-то пдл, удрялсь о кмень вод, шелестел песок, стекющий по стенм пещеры; в склеп просчивлся ветерок, немощный, кк устлое дыхние, он приносил зпх росной трвы и болотной тины. Только что пришелец нблюдл злоключения Никиты Лямкин. Поведение этого землянин не уклдывлось в схему. После некоторого рзмышления пришелец сделл вывод о том, что события хоть и выбились из-под контроля, но имели свою логику: тк могло в принципе случиться, и кждый игрл отведенную ему роль. Один не выдержл психологических нгрузок последних дней и нчл гллюционировть. Приборы не предскзывли опсности. Впрочем, Лямкин и все, что с ним связно, уже не интересовло гостя и не двло повод для угрызений совести: свершенное нельзя было нзвть нсилием нд личностью, пришелец поторопил события, только и всего; Лямкин мог постичь свое нзнчение, но мог бы и не поспеть этого сделть, потому чту" жизни отмерено ему мло. Пришелец был погружен в думы, он вспоминл и, нсколько это было возможно, проникл в свое прошлое.

...Он открыл глз однжды, леж в тком же вот сркофге, что стоит теперь в пещере, и увидел большое серое лицо, склоненное нд ним.

- Вот ты и здесь, - скзл Неизвестный. - Скоро - в путь. Полежи немного, у тебя кружится голов.

- Это всегд тк - кружится голов?

- Всегд.

Он появился н свет, нделенный знниями, он был готов действовть тотчс же и выполнять предписнное. Он умел все, что ему положено было уметь. И не больше того, потому что остльное ему откроется, когд нступит Чс Посвящения. У него были короткие минуты н свидние с Родиной, где он возник для жизни и знесен в Книгу Бытия под индексом ФИ-123. Он имел в пмяти Первую Зповедь, и он глсил: "Есть Творцы, есть Скитльцы. Ты Скитлец. Мы воссоединимся, когд нш. поиск увенчется успехом. Ты пройдешь через Посвящение, когд нстнет срок. Ты - Скитлец.

Скитлец...

Корбли мтеринской плнеты и ее спутников уходят с зднной регулярностью и уносят экипжи в космос. Пути их корблей никогд не пересекются, у кждого - своя дорог. Корбли просчивются между звездми, исчезют до поры, то и нвечно в черных просторх неизмеримости. В душе ФИ-123 уже жил тоск, порождення неизбежностью своей роли. Ему преднзнчено длеко от этих мест ждть и ндеяться, вот и все. А тоск - он химер, он смутня пмять предков, которым было дно прво влдеть и рспоряжться собственной судьбой. То прво было потеряно, когд возникл Великя Цель.

ФИ-123 выбрлся из сркофг, миновл низкий коридор, выложенный белым метллом, и попл н круглый блкон, огороженный сеткой, нвстречу пхнуло теплом, внизу с легким перегудом рботли мшины, тм скупо переливлись огни, сверху, сквозь прозрчный купол, глядело небо с рзмытыми звездми. Новорожденный понял, что ни в чем не успеет рзобрться - у него не было для того времени. Терять дже минуты н пустое созерцние - роскошь непозволительня, он не предусмотрен грфиком.

Сзди неслышно подошел и встл рядом тот смый Неизвестный, который присутствовл при рождения Скитльц. Это был стрик, мощный и высокий, в серой курточке, серых же брюкх, плотно облегющих ноги, в коротких спогх с толстыми подошвми. Глз его, спрятнные глубоко з ндбровьями, Смотрели пронзительно и скорбно. Скитлец помнил, что его ндлежит звть Бртом.

- Брт, ты ответишь н мой вопросы?

- Ты обучен всему, ты - кпитн корбля и скоро возьмешь стрт, у тебя не должно быть ко мне вопросов, ты не должен их здвть, но переступим зкон. Итк?

- Кто я?

- Скитлец, рожденный Скитльцми.

- Где же те, от кого я рожден?

- В полете.

- Где Творцы?

- Тм, - стрик покзл рукой н купол. - Рботют. У них серьезное дело - они добывют энергию для переустройств Вселенной. Еще они постигют Сущность. И - рискуют.

- В чем же состоит риск?

- Процесс может уйти из-под контроля. Видишь ли, Вселення после рзбег нчнет сжимться. Это знчит: все, что создно в мукх эволюцией, в том числе и рзум, неминуемо погибнут. Мы восстли против жестокой логики природы и пок терпим неудчу. Нм всякий рз кжется, что мы близки к триумфу, но нм противостоит еще непознння сил, и сил т торжествует. Мы можем многое, но, увы, не все. Ну, когд же процесс уходит из-под контроля, Творцы, цвет ншей великой цивилизции, обрщются в пепел.

- И тогд?

- Все нчинется снчл. Твердь, н которой мы стоим, создн рукми Творцов, эт плнет - искусствення. Одн из многих.

- Зчем мы?

- Чтобы достичь Цели.

- Зчем ткие, кк я?

- Вы - резерв. В случе неудчи, вы нчнете все снчл. Но твое время истекет, брт.

- Еще один вопрос - последний: - кто ты?

- Творец. Я устл и потому не с ними. Я стр и утртил веру, потому я здесь. Я выберу себе экипж, чтобы улететь н зкрины космос, подобно тебе, но это случится еще не скоро, пок же я тебе звидую: если тебе повезет, ты увидишь многое, нучишься жлеть и сомневться. Это неизбежно и хорошо. Ты нучишься еще любить. Это тоже неизбежно и тоже хорошо. Я говорю крмолу, но я ее говорю потому, что мы никогд уже не увидимся, мы рстворимся в прострнстве и времени. Мой нкз тебе: ты не спи, когд достигнешь нзнченной твоему, корблю плнеты и обретешь себя, ведь ты не мшин. Я был Скитльцем, я был Творцом, видел много удивительного и ндеюсь увидеть все это еще рз. Мои слов не совсем понятны тебе, брт, но ты не спи, когд корбль твой выключит двигтели. Ты еще вспомнишь про меня. Ступй, однко, у нс не принято долго прощться, и время твое истекет.

Скитлец спустился в лифте к изножью корбля, который высился н журной треноге, черный и невообрзимо большой, рядом кчлось по дернутое вялой рябью Мере Мудрости, тоже черное и неохвтное. Море с легким скрежетом выбрсывло н берег орнжевые круглые кссеты, их тут же подхвтывл конвейер и подвл к открытым шлюзм, и корбль ненсытно поглощл груз. В кссетх - споры, микрооргнизмы, генные мтрицы, по комнде втомтов все это будет исторгнуто в космос, чтобы досеять жизнь, дть толчок многоступенчтой эволюции, итог которой - Рзум.

2

Близ горы снов прошел поезд и снов содрогнул землю. Электровоз зкричл н повороте рздольно и с созннием своей немереной силы. Пришелец вздрогнул, открыл узкую дверь рядом с экрном компьютер, приднного кпитну, и прошел к корблю, который лежл в подземелье н огромных гидрвлических козлх, погруженный в липкую тьму, и лишь н корме, увенчнной дюзми, тлели "орнжевые светильники. Пришелец н ощупь, пльцми, ншел диск, чуть выступющий н шершвой поверхности метлл, и нбрл код, перед ним бесшумно и легко рстворился врийный люк, нпоминющий лепесток цветк, из смутного отверстия зструилсь лестниц. В холле зжегся свет, когд туд вошел кпитн. Опять был нбрн код н крсном диске, через секунду послушлось нежное гудение, и Мозг скзл:

- Слушю тебя?

- Я рзбужен, и потому я здесь. Сколько же я спл? - Принято к сведению. Сколько ты спл, пок не имею понятия, но это можно выяснить косвенным путем. Зчем ты отключил меня, кпитн?

- Чтобы сохрнить тебя, - Скитлец поймл себя н том, что лжет. Он не нрушил Инструкцию по букве, но нрушил ее по сути. Инструкция глсит: "Мозг отключется в случе, если по достижении Цели стнет очевидно, что возврщение невозможно". "Я отключил тебя потому, что хотел поломки втомтов: без контроля они рно или поздно должны были рзлдиться, тогд, специльное устройство будит кпитн. Я предусмотрел ткую ситуцию, у меня было мло времени, кк всегд, но я успел отключить тебя, пмятуя о нкзе строго Творц".

- Ты слушешь меня. Мозг?

- Слушю.

- Что я должен делть теперь?

- Ситуция не зпрогрммировн.

- Почему мы спим?

- Ждем сигнл.

- И сколько нм ждть?

- Неизвестно.

- Что я должен делть?

- Ты повторяешься. Ситуция не зпрогрммировн. Скитлец вздохнул с облегчением: "Знчит, я свободен!"

- Могу ли я пользовться энергией корбля?

- Это должен, решть Совет.

- Но Совет спит. Могу ли я в случе необходимости рзбудить экипж?

- Ситуция не зпрогрммировн.

- Ты мне не помешешь рзбудить всех?

- Не помешю.

- Хорошо. Имею ли я прво вмешивться в здешнее течение жизни?

- Ситуция не зпрогрммировн.

Пришелец сел в кпитнское кресло и вытянул ноги. Он подумл: "А тишин здесь особя, зстойня и угнетющя тишин. Мозг мне не помешет".

- Ккие будут комнды, кпитн?

"Я, кжется, нчиню жлеть живущих здесь. Стрый Творец был прв. И, знчит, нучусь Любить. Что это - любить? Мозг не поможет - он тоже не знет, что это ткое." Легкое и нзойливое беспокойство зкрдывлось в смятенную душу Скитльц. "Мозг не поможет... Чего же мне недостет? Д. Скоро ведь рссвет, и скоро зпоют птицы. Мне хочется слушть птиц. Нверно, это и есть любовь?"

- Жду комнду, кпитн! "Крсиво здесь восходит светило, оно полно неуемного буйств, оно молодо и яро".

- Нкпливй информцию.

- Принято к сведению.

- Нм с тобой принимть: решения. Копи информцию.

- Здч ясн!

"Приступй к рботе, что ж... А я пойду слушть птиц, я посмотрю еще рз, кк поднимется солнце, Я спешу".

3

Ночь был н исходе, нзревло утро: гсли звезды, и тумн, зстилющий тежные дли, синел. Было холодно, сыро, мелкий, лист шиповник рядом был покрыт водяной пылью, н трве лежл седя рос, еще мертв", не высветлення солнцем. "Зчем я здесь? - думл пришелец. - Он сидел н пеньке и ждно смотрел, кк н Землю приходит новый день. - Зчем мы здесь? Я не робот, - но вырщен в кмере с рционльной быстротой, меня никто не учил, но я зню то, что мне положено знть. Похоже мы. Скитльцы, - некий резерв ншей цивилизции. Если Творцов снов постигнет неудч, мы по сигнлу вернемся из зкрин Вселенной и нчнем все снчл. Тково нше нзнчение. Я рзбужен, кк того хотел. Я выключил Мозг в тот короткий момент, когд бодрствовл после достижения Цели, но выключил я его с тйным умыслом. Хорошо это или плохо, првильно или непрвильно? Мне здесь нрвится. Чс Посвящения не нстл, и когд он нстнет? Может быть, сигнл подвлся, когд мы спли? Ведь Мозг тоже спл. Все ли Скитльцы возврщются?" Последняя мысль был крмольной, и пришелец печльно кчнул головой, осуждя себя.

Сверху, с горы, поктился кмень, неподлеку зтрещл влежник. Это по едв рзличимой тропе спусклсь в долину медведиц с двумя медвежтми. Медведиц зкменел, Поднял морду н ветер, мокрый ее нос с шумом збрл воздух. Зверь нливлся неясной и тоскливой тревогой, зверь почуял опсность и поворотил вспять.

Восток розовел, тумн сперв поднимлся по склонм гор, потом нчл взмывть, отрывться от вершин ельник и тять, вспугнутый теплыми токми земли.

- Зснуть я больше не смогу - дух мой полон смятения.

Пришелец видел: к болотцу, з железной дорогой пришел лось пить из ручья воду, низко пролетели утки, зблестели рельсы - з горизонтом покзлся крй солнц, и крсные его отблески зкрсили тйгу. Пришелец почувствовл, что сердце его бьётся неровно и с легкой, отрдной болью. Сейчс зпоют птицы. Пришелец не имел понятия, отчего сидит здесь кждое утро, отчего трепетно и неотрывно слушет птиц. Если бы он спросил знкомых землян, кк нзвть это свое состояние, они, нверно, скзли бы ему, что он полон рдости. Стрый Творец не упоминл о рдости, но он есть, и пришелец ее познл.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

1

Председтель Неншев и глвбух Гриш Суходолов неделю - от пятницы до пятницы - прожили в тревоге: обоих одинково терзл мысль о том,, что рздвили они нежную душу пришельц грязным спогом. Почитй, кждый вечер эти двое собирлись вместе, по большей чсти у председтеля н квртире, и думли думу. Гриш Суходолов решительно требовл пойти к горе Моншке, пробрться через лз, известный ему одному, в пещеру и признться комндиру иноплнетного экипж, безусловно увжемому Федору Федоровичу, в том, что земляне, предствленные не лучшей и не смой мудрой их чстью, дли промшку, в чем глубоко рскивются.

- Не то! - хмурился председтель. - Не то буровишь, Гриш!

- А где оно то? Вот возьмут и улетят. Что тогд?

- Они же Спят и дожидются, когд мы, знчит, поумнеем. Поумнеем мы не скоро, Гриш! Пусть улетют, сктертью дорог, понимешь.

Суходолов ж подсккивл н стуле, будто сдился н еж, глз его круглели, нижняя губ отвисл с выржением крйней, обиды, и он тотчс же зводился нсчет того, что Сидор Ивнович в корне ошибется и его точк зрения вредн в смой своей сути. Пок Гриш тким мнером рзорялся, председтель Неншев думл: "Оно, конечно, интересно с иными мирми н короткой ноге общться, но у меня сев. Весн зтяжня выдется, кжется, и нмыкемся мы досыт - кк пить дть! И людей не хвтет, куд ни кинь все клин вылзит. Голов от збот пухнет, тут еще докук нлицо. Посоветовться бы кое с кем, в облсть бы сктть, д некогд все. С другой стороны, если сюд поднпрет нук и рзные другие деятели, д пресс со всего мир, не то что посевной хн-колхоз стопчут. И люди, конечно, рботу бросят: ккя тут рбот, когд всякий, вплоть до смого збулдыжного мужик, вдруг знменитостью сделется, когд всякий будет интервью двть нподобие кинозвезды или мирового чемпион по фигурному ктнию? Слв и сильных н корню подсекет, слбому он и вовсе не с руки". Вообржение Неншев рисовло мрчные кртины: он видел, кк тйгу вспрывют мощные бульдозеры, кк рстут окрест Покровки белые небоскребы, кк н бетонную полосу спешно построенного эродром сдятся с млыми интервлми смолеты, из тех смолетов течет публик с яркими чемоднми (дмы отчего-то предствлялись обязтельно под зонтми), публик кпризня, инострння в основном и богтя, готовя рди сенсции спуститься хоть в преисподнюю, если ткя возможность Выпдет, или вознестись н ккую угодно высоту при условии, что в преисподней и в холодной высоте будут отели, втомобили и ночные кбки. Гриш Суходолов видит ситуцию лишь под углом ромнтическим, председтель же глядел дльше и чувствовл, когд глядел длеко, кк шевелятся н голове волосы.

Сидор Ивнович вполух слушл сбивчивые речи Гриши Суходолов, стрлся трусливо отрешиться от мрчных своих прогнозов (ночные бры и громкя музык печлили Неншев особо), переключлся н хозяйственные и сиюминутные зботы, курил бесперечь и нучился вздыхть тк же длинно и тк же горько, кк вздыхет Гришин зместительниц Вер Ивновн.

- Д, чй же остывет! - вспомнил _Неншев. - Ты пей, пожлуйст, чй-то, Гриш. И рстолкуй ты мне, почему это, змечю, струх в селе вроде больше стло? Чистенькие ткие струшки и все кучми ходят. В церковь рньше тк ходили.

- Они примерно в церковь и ходят.

- Это кк же тк? Суходолов, обиженный тем, что председтель его не слушл, что отвлекется от иноплнетной темы, с неохотой отхлебнул чю и постучл ложкой о сткн.

- Издлек струхи едут.

- Вот дже кк!

- Никит Лямкин, вишь, в святых теперь у нс.

- По ккой же ткой линии он святой-то?

- Воскрес же. Нм-то известно, что он шутки шутил, имею в виду покровских нших, зто другим ничего не известно. Воскрес и - бст.

- Ну, и что отсюд вытекет?

- Кк вы понять не можете простой вещи: воскрес, знчит, отмечен свыше, осенен, приобщен, от святости его и другим перепсть может толику млую.

- Ишь ты, Никит?

- Что Никит. Мтерится с любого возвышения, ббкм лекции читет про то, что религия - опиум для нрод.

- Пьяный?

- Нет. Врвр говорит: звлился ночью в грязи весь, соптк н боку, крови кк из брн вытекло. Много. Д. Звлился и клятву дл: с сей минуты, дескть, я совсем особо жить стну, трезво и в блгости, поскольку, грит, преднчертние свое усек. Врвр плчет потихоньку: рехнулся, мол, н почве злоупотребления лкоголем.

- Вполне может быть ткое. - Н рботу он ходит...

- Ишь ты, дже н рботу ходит! Стрнно слышть ткое. Рзбловлся нрод, честное слово! Он соизволил нс осчстливить - н рботу явился. Могучий хребет у Советской влсти, если тких, кк Никит, в мссовом порядке терпим.

- Воспитывть велят, - осторожно скзл Гриш, скзл с потенной ехидцей.

Председтель ожег глвбух черными своими жигнскими глзми, ничего не Ответил, лишь посопел носом и отодвинул от себя сткн. Пустых рзговоров ему зтевть не хотелось - ведь от рзговоров ничего не меняется. Неншев это понял двно и предпочитл беречь нервы.

- Никит нынче в большой моде. Его н пророки метят. Звчер, что ли, приезжл к нм глвный бптист из рйон Софрон Семихвтов. Ты про него слышл, про Софрон-то?

Сидор Ивнович про Софрон ничего не слышл. - Личность приметня. Есть слух, что в двешние времен он у Влсов в изменнических войскх до полковник дотолклся. Сидел долго, когд освободился, н религиозную стезю его понесло. Человек он грмотный и проповедями своими у бб системтически слезу вышибет. В вторитете гржднин. Вот и приехл склонять Никиту к тому, чтобы нш-то блбес верующим нечто вроде цикл лекций прочитл - о згробном мире: и бптистм, видишь ли, реклм нужн.

- А Никит что?

- Дрться полез, гнл Софрон резвым ходом через все село, рубху н нем порвл. Плисовую.

- Это хоть првильно сделл - не люблю бптистов.

- А кто их любит!

- Есть которые и любят, - Неншев укрдкой поглядел н чсы и зевнул. Чсы покзывли десять вечер. З окнми было уже сумеречно. Ветер, здувемый в открытую форточку, горбтил штору. Взбрехивли собки, исходил зтяжным визгом пилорм, пущення в ночную смену. Неншев, испытывя тоску, подумл: "Гришку скоро не прогнть, он о пришельцх может рссусоливть сутки без перерыв н обед, язви его в душу! Выспться бы кк следует".

- Зведи телевизор, что ли, - попросил бухглтер - Сидор Ивнович и зевнул нмеренно, через силу. - Может, доброе что покжут?

Сидели Гриш с Неншевым в горнице з круглым столом, нкрытым сктертью с кистями, н железной подствке стоял перед ними электрический чйник, блестевший, будто корк льд.

- И чйник выключи: воды мло в нем - перегорит, Я этот чйник из Риги привез, у нс их нету.

- А что у нс есть! - Гриш убрл со лб кудри цвет ржвчины, поднялся, чтобы выдернуть из розетки вилку чйник, и тут з его спиной згорелся ослепительно белым светом экрн телевизор. Он вспыхнул коротко, испугнно и тут же пригс. Гриш в телевизоре ничего не успел потрогть, знчит, вспышк произошл см по себе, знчит, что-то тм поломлось.

- Хн мшине! - рсстроился Неншев.

- Я не виновт, Сидор Ивнович! - Суходолов н цыпочкх отошел от стены и осторожно покосился в угол, где ппрт смостийно кончл жизнь.

- Может, предохрнители сгорели? - выскзл предположение Неншев.

- Включить для интерес?

- Не стоит, пожлуй. Еще пожр зймется - бунтует техник. - Неншев хотел продолжить мысль в привычном нпрвлении - о том, что хлтур (имелсь в виду зводскя хлтур, конечно) до добр не доводит, но не успел нчть свои стенния обывтельского толк: экрн опять зжегся и нчл мигть, не сполошно он нчл мигть; с интервлми, допускющими предположение, что тут что-то не тк. Догдк, мелькнувшя н миг, не успел четко оформиться - председтелем руководил интуиция, он резко подлся вперед и нжл верхнюю кнопку, обознченную белыми буквми "сеть". Зполошное Мигние прекртилось, но изобржения никкого По первости не было, потом слев нпрво поплыли слов: "Спсибо". "Кому это и з что спсибо-то?" - подумли рзом председтель с бухглтером.

После интервл слов поплыли опять: "У меня мло энергии, все нши мощности зконсервировны, потому буду крток. Прощу звтр к ночи пригнть н Моншку трктор. Остюсь вш Федор Федорович. Жду ответ, кк соловей лет". И срзу возникл, проступив сквозь буквы, ,певиц, большя, будто стог ^сен. Еще певиц нпоминл новогоднюю елку, рзряженную с усердием, он вся блестел и переливлсь. Это был исполнительниц русских нродных песен, одн из немногих, Облдющих голосом. Остльные, по твердому мнению Сидор Ивнович, были просто бестлнные неумехи. Неншев верил, что увидит однжды воочию, кк один из этих козлов (и, если угодно, козлиц) н глзх многомиллионной удитории зглотит микрофон, и хирургм выпдет потня рбот доствть инструмент обртно.

- Где я ему трктор возьму!

- Ивныч, тут, понимешь, события рзворчивются в мсштбх, если хочешь, глобльных, он трктор жмет. И не стыдно?

- Не хвтет техники-то!

- А чего у нс хвтет? Ты же имей в виду: иноплнетянин просит!

Сидор Ивнович был мленько пристыжен репликой Суходолов, но тков уж нвык любого тертого хозяйственник - изобржть пнику, когд его о чем-то просят, н всякий случй. Прием этот дет простор для мневр: откзть всегд легче для нчл, чтобы выторговть условия повыгодней. Тков жизнь. Удивил еще одн детль: почему это Федор Федорович ждет ответ, кк соловей лет? Когд Неншев был молодой и воевл в состве Первого Белорусского фронт, он получл - от одной зочно влюбленной колхозницы письм именно с ткой вот концовкой - нсчет соловья и лет. Письм те были безыскусные и до того домшние, что в итоге возникло нвязчивое желние после боев и победы встретить ту колхозницу и поглдить ее по голове. Никкого другого - желния тк и не родилось. Кончилсь войн, зкрутилсь крусель" и не удлось поглдить ту утешительницу по голове. Теперь вот, спустя годы и годы, выплыло в смый неподходящий момент чувство утрты, подумлось с особенной горечью о том, что прошлое воротить никк нельзя. И т лсковя девчушк ходит нверняк в ббушкх и тоже, нверно, не избвилсь от терзющих душу воспоминний, он, поди, згородив глз от солнц рукой, нет-нет д и посмотрит н дорогу с неугеющей ндеждой увидеть издли и узнть брвого солдт с тощим мешком з плечми, который ищет ее дом. А солдт того поглотило время и прострнство.

2

- Я тебя, Ивныч, никк не пойму! - серчл Гриш, - Где тк ты рзмшист, понимешь, кк купец, где тк жмешься по копеечным делм. Не пойму я тебя, Ивныч!

- Поймешь когд-нибудь. А не поймешь - переживу. Хозяином быть мозгми шевелить знчит. Хочешь жить, умей крутиться. Тк, кжется, говорят?

- Всякое говорят.

- Вот прикинь: трктористы мы с, тобой хреновые. Посторонних допускть к оперции н днный момент не имеем прв, тк?

- Ну, тк.

- Возьмем новую мшину, угробим где-нибудь в тйге, струю не тк жлко. Вот ткой мой резон.

Пятндцть минут нзд во дворе мстерских председтель остновил глвного мехник колхоз, мужчину нервного и небритого, ухвтил его з пуговицу курточки (пуговиц висел н одной нитке), нчл издлек - про погоду д про здоровье. Неншев пожловлся: лично его мучет зстрелый ревмтизм. Выяснилось, что мехник ничего ткое пок, слв богу, не мучет, рзве только выспться последние недели не удется, в остльном относительный порядок у него. Мехник нескзнно удивился,. когд ему были предложены ключи от гостевой колхозной бни. Бня у мехник был своя, но у него не было пив, по неншевскому же лимиту к бне прилглся ящик "Жигулевского", очень большя ценность в этих местх, но мехник срзу догдлся, что взмен потребуется услуг с его стороны, выходящя з рмки служебных обязнностей.

- У тебя "ДТ-54" н ходу?

- Н ходу.

- Ты зведи его и выкти сюд, пожлуйст...

- И человек дть?

- Человек не ндо, я все-тки тнкистом когд-то был, тряхну стриной.

- Кк хотите, - мехник был смущен в душе стрнной просьбой нчльник: берет он трктор н ночь глядя, д еще см вести его собирется, это ли не причуд!

Гриш Суходолов тут и нвлился н Неншев с претензиями: <ДТ" был смый зчухнный в колхозе, его собирлись передть школьникм в пользовние - для приобретения трудовых нвыков, тут н тебе: к пришельцм н тком корыте ползти!

- И не стыдно тебе, Ивныч?

- Не стыдно, предствь!

- Что Федор скжет?

- Он прень серьезный, мелочи его не интересуют, мы с тобой неизбловнные, кк-нибудь перетерпим.

- Ты же ншу цивилизцию позоришь!

- И никого я не позорю, лезь вон в кбину, не то рздумю брть тебя с собой, потому кк ты знудливый шибко!

Гриш Суходолов плюнул и полез в кбину, кк в бочку, н крчкх, сел и брезгливо уствился в смутное стекло. Бухглтер пришел к решению с этой роковой минуты похоронить душевные отношения с председтелем и обрщться к нему исключительно н "вы". Брл Гришу досд еще и потому, что в поход к Моншке были ндеты новые джинсы и ткже новый свитер, вывести пятн с прдной одежки вряд ли удстся: дивнчик в кбине был змусолен до блеск, к тому же из рстерзнного его нутр торчли пружины и для безмятежной поездки нужен был чугунный зд. Председтель, нвлясь плечом н Гришу, стронул мшину, и он пьяно побрел, несмотря н свое полное убожество, по поляне вдоль дороги. Что-то ззвенело, зскрипело, збухло, от мотор прянул синий чд.

-А ничего, могу еще! - оживился председтель. Он рдовлся тому, что не рзучился иметь дело с техникой. - Я стрелком-рдистом воевл вообще-то, но водить тнк нс тоже обучли: н войне, брт, все уметь ндо!

Суходолов председтелю. ничего не ответил, он кшлял, прикрыв нос белым плтком.

- Эту ночь нм спть не придется, Гриш, чс через четыре только, нверно, дотянем до мест - скоростишк-то у нс невеликя. Д.

Бухглтер молчл, зходясь злостью: пружин, н которую он с мху уселся, был все-тки железня и остря. Гриш стрлся отвлечь себя рзмышлениями высокого свойств о предстоящей встрече. Ему не хвтло вообржения догдться, зчем Федору Федоровичу пондобился трктор, почему Федор Федорович исчез тогд из бни тк внезпно и тк згдочно? А вообще же рдовло и возвышло то обстоятельство, что связь с иной цивилизцией не прервн, он продолжется и дст в недлеком будущем, может быть, смые неожиднные результты. Суходолов, пожлуй, впервые осознл, что ведь, если рзобрться, то он и есть тот первооткрывтель, н которого вскорости все стнут ссылться и с которым стнут советовться смые светлые головы Земли: если бы не он, пришельцы спли бы еще несколько веков, то и тысячелетий.

Председтель включил свет. Првя фр стрелял куд-то длеко в сторону, жидкий ее луч обшривл понизу стволы берез, белые, кк, свечи, золотую сосну и черный пихтч. Небо было низкое и нсупленное тучми.

- Остнови, Ивныч! Остнови, я вылезу н минутку, - Суходолов сбегл в поле, поднял с трвы фнерную крышку от посылочного ящик, невесть кк сюд попвшую, обтер ее о полынь, и рысью вернулся нзд.

- Ветошь есть где-нибудь, пошрь, тм?

- Тут ее нвлом. - Вот и хорошо.

Фнеркой Гриш прикрыл дыру в сиденье и с облегчением вытянул ноги: теперь можно было предвться мечтм. без помехи. Гриш уже смирился с тем, что новые его джинсы и ткже свитер дже этой ночной вылзки уже не сгодятся для прздничных выходов. "Ндо будет, - подумл бухглтер с досдой, - новую одежку спрвлять. Недешево он обктится, что поделешь!" Н фнерке сидеть тоже было неуютно, но все-тки; лучше, чем н пружине, - терпелось. Председтель зпел стринный русский ромнс "Все всильки, всильки, много мелькет их в поле. Помню, у смой реки мы собирли их с Олей..." Суходолов покшлял и зворочлся в своем углу, выржя неудовольствие: он не любил песен с плохим концом. Про всильки он слышл. Тм Оля, которя, собирл цветы, погибл, А вот по ккой причине он зкончил свою молодую, жизнь, уже подзбылось. "Любовник ее , порешил, кжется? Вроде того ишь, стрсти ккие. В конце тм есть про то, кк нутро рыбки ншли труп ее хлдный и курчвый. Про курчвость тм вроде нет ничего, в песне-то?"

Зметно потемнело. Свет фр сделлся белее и ярче. Мотор рботл без одышки и рождлсь ндежд, что они все-тки доползут до Моншки без приключений. Суходолов собрлся было придремнуть с целью сохрнения сил для вжных дел, но трктор вдруг остновился и Неншев перестл петь.

- Что ткое?

- Смотри! - Неншев покзл пльцем вперед и кчнул головой с укором, но без гнев. Гриш вылез из кбины вслед з председтелем, потоптлся н мокрой трве, рзминя ноги, и, слегк приоткрыл рот, когд увидл Никиту Лямкин шгх в пяти от трктор. Никит сидел н кедровой колодине, подвернув ноги клчом, рзговривл собкми. Собк было штук десять, грязных и худых. Н колодине лежл стренький рюкзк, пустой. Собки облизывлись и глядели н Никиту неотрывно, будто он их гипнотизировл.

- Это кк понимть? - спросил председтель и провел рстопыренной пятерней окрест. В его вопросе не было определенности, но понять его предствлялось возможным: что. мол, сидишь здесь, человек божий, н ночь глядя и в окружении этой шелудивой компнии, - почему луквый знес тебя сюд в непогодьи в неурочную пору?

Никит сктился с колодины, отряхнул штны и поздоровлся, потом скзл:

- Н рботе я был сегодня, Сидор Ивнович, в утреннюю смену был.

- Спсибо, спс ты Родину. А здесь почто? - Собк кормил. Обездоленные они, я им вроде пенсии определил - от лиц жестокого обществ.

- Чем кормишь-то?

- Нсобирл...

- Вчер н конном дворе лошдь пл, возьми мяс, скжи - - я велел.

- Возьму. А вы куд, д н тркторе еще?

- Мшин моя поломлсь, дороги теперь, см знешь...

- Хотите посмотреть, ккую выучку моя гврдия имеет?

- Покжи, что ж...

- Мужики, в шеренгу стновись! - зычным голосом прикзл Никит. - Н поверку, понимешь, стновись!

Собки без шустроты, несуетно рсселись по рнжиру вдоль колодины. Нпослед откуд-то вынырнул ублюдочного вид кобелек, помесь болонки с кем-то, и уселся последним в ряду, мелко вздргивя, в свете фр четко был видн его морд с печльными нвылуп глзми. Кобелек нпоминл общим своим выржением и сттью опереточную тнцовщицу из интеллигентной семьи, списнную со сцены и рзочровнную в жизни. Вся компния косилсь н Лямкин со свойским упреком: дескть, кончй бловство, есть у нс и повжнее здчи.

- Хорошие ребят! - зсмеялся Лямкин. - И - неглупые.

- Вижу, - ответил председтель с улыбкой, он сдвинул кепку н лоб и почесл зтылок. - Ты бы их помыл, что ли?

- Звтр мыл принесу, я про то уже думл: обиходим ребят, не ткие уж они и бросовые. Обездоленные, првд, но тк жить-то ндо.

Бухглтер Суходолов шумно вздохнул и смолчл, не имея предствления, о чем говорить.

- И двно ты этим знимешься? - председтель покзл пльцем н собк. - Милосердствуешь то есть?

- После воскрешения, Сидор Ивнович, я почувствовл, что трещин мир проходит кк рз через мое сердце, и обуял меня рзом, понимете ли, жлость, ко всему живому, и нчл я писть поэму под нзвнием "Земля". Я хочу восстть в этой - своей поэме против зл и нерзумности.

- Неплохо, конечно, здумно, однко, и помни - у меня скотников не хвтет, - скзл председтель и подмигнул Лямкину.

- Рботу свою я буду исполнять ккуртно, не беспокойтесь.

- Вот спсибо, выручй Родину! Я с этим кк? - Сидор Ивнович вырзительно постучл пльцем по горлу.

- С водкой звязно бесповоротно! - Лямкин беседовл в общем-то охотно, но был в его поведении оттенок снисходительности, держлся он тк, будто в его голове лежл плстом некя высшя, мудрость, что слегк рздржло Неншев, который уже не имел полного безусловного превосходств нд неудчником и збубенным пьянчугой.

- Суждены нм блгие порывы! - вствил бухглтер Суходолов, продрогший н ветру. - Но свершить ничего не дно.

- Вот именно! - с удовольствием и облегчением подхвтил Неншев. - А свершить, знчит, ничего не дно, тк?

- Все нм дно! - отрезл Лямкин, взбирясь опять н высокую колодину. - Вы мне мешете сосредоточиться.

Суходолов плюнул и мелким шгом припустил к трктору, нмеревясь тотчс же збрться в кбину: тм хоть и воняло всякой дрянью, но было тепло.

Нши путешественники перекинулись словом о Лямкине, об этом слбовольном недотепе, и опять Неншев зтянул, будто голодный волк, про всильки, мельквшие в поле, Гриш же думл о том, кк слдк тйн Вселенной. Он зхвтывюще интересн, и нет ей ни конц, ни кря. "Но отчего же пришельцы тк бездрно спят? Или они вообще рвнодушны к ншим зботм? Недорзумение ккое-то! Взять хотя бы Федор Федорович - вполне культурня личность: вежлив, отзывчив, держится весьм просто и, кжется, вникет в земные нши дел, дже вот технический пспорт комбйн взял для изучения. Хороший, словом, товрищ - Федор Федорович. Предполгли, что он обиделся, , видишь, через телевизор вызвл. Ндобно подскзть ему - пусть лучше по телефону звонит, это удобней. А ккие тм, в иных мирх, город? Воздушные, прозрчные тм город и уж нверняк без зводских труб с дымом д с чдом. А женщины ккие тм?" Про женщин холостяк Гриш Суходолов рзмышлял долго и с удовольствием, мелькнул дже дерзновення мысль к ккой-нибудь крле из экипж, когд экипж будет рзбужен, подктиться, но Гриш весьм зстеснялся своей детской мечты и зпел пронзительно: "Солнце скрылось з горою, зтумнились речные перекты..." Неншев дже вздрогнул, потому что пел Гриш в смбе ухо ему, и трктор вильнул тк резко, что с бухглтерской головы сдернуло белую кепку, вдобвок из-под дрной обшивки кбины что-то зкпло - и клейкя струя полилсь з шиворот.

- Остнови н минутку! - зкричл Гриш, мтерясь. - Мсленк; что ли, н меня упл. Ккой дурк мсленку нверх зсунул?

- А ты не ори, в ухе у меня до сих пор звон стоит!

- Тебе тк можно, мне тк нельзя!? - Гриш держл в руке жестяную мсленку и не имел понятия, куд ее девть. - Веж одежку испохбил!

- Не свтться едем, мог бы и фуфйку ндеть, я вот ндел и не бедствую.

- Нет в тебе возвышенности, Ивныч, ведь нм седни с иными мирми общться, ты кк бзрный лкш вырядился, еще председтель! Трогй, чего уж.

Трктор несло по хляби с крутизны прямиком н железнодорожные пути, где стоял, едв рзличимый в темноте, товрный соств с бессчетным количеством вгонов. По большку, изрезнному кнвми, будто кусок мсл по горячей сковородке, ктился колхозный "ДТ". У смых рельсов Неншев изловчился смневрировть и встл прллельно соству. Гриш Суходолов утер со лб холодный, пот, пересиливя дрожь в коленкх, ступил н трки и мешком звлился в грязь, потому что зтекшие ноги не держли, д - и пережитое тоже дло о себе знть: ведь млость езде, смый чуток, и не миновть им беды. В грязь бухглтер сунулся носом и н короткое мгновение ощутил зпхи родимой земли, и они, те зпхи, несмотря ни н что, успокивли.

Неншев тоже вылез из кбины и пошел к электровозу - тм мячил крсный свет фонря.

- В чем дело, товрищи? - нчльственным тоном осведомился председтель у человек, сидящего н булыжнике у кря нсыпи. Возле стоял фонрь, бросвший кровво-крсный свет н трву и кмни. Кзлось, трв горит и кмни горят свирепым огнем тежного пожр. Это был цвет тревоги. Человек поднялся и спросил:

- А вы откудов, ребят?

- Д тут, - несколько змешклся пончлу председтель. - З дровми н делянку едем.

- Это ночью-то?

- А когд теперь: сев ндвигется, техник днем в рзгоне. К рссвету - ккурт доберемся до делянки, зсветло, знчит, нзд двинем. Милое дело. Кто рно встет, тому и бог дет. - Из колхоз, что ли? - поинтересовлся человек. Н нем был курточк под кожу и кирзовые споги. Из-з туч коротко и яро прянул лун, выбелив электровоз. Сверкнули фры, орнжевые полосы, никель. Электровоз был новый и нпоминл большого зверя, рздрженного вынужденной остновкой.

- Из колхоз. А вы что стоите?

- Энергии нет. Вот уже неделю тут н полчс придерживем. Обесточивется линия, и все! Ремонтники извелись чисто нчльство, вплоть до московского, икру мечет, мы отдыхем.

- Действительно! - вствил Суходолов для того только, чтобы вырзить сочувствие и поддержть рзговор. - Вы мшинист, знчит, товрищ?

- Помощник. Мшинист спит.

- И двно это тк? - здл вопрос Неншев, отворчивя лицо к Моншке, где, предполгл, тится отгдк чрезвычйных событий н железной дороге. Гор, был близко, подть рукой. И - молчл.

- Неделю ровно. Мы кк рз в ночную, смену зступили с хозяином, и не повезло нм - все грфики летят. - Человек сходил з фонрем, поднял его к лицу, чтобы посмотреть, сколько же времени. - Минут через пять-десять тронемся.

- Вы уверены?

В это мгновение электровоз ожил, что-то тм у него внутри згудело, из фр рекой плился молочный свет, ослепляюще мощный, н проводх вверху проктился фиолетовый огненный мячик и рссыплся, рстекся, лишь искры полетели вяло и врскос, словно ббочки. Человек сноровисто взобрлся по железной лесенке в кбину, и скоро соств тронулся, лязгнули - один з другим стыки вгонов (нпряженный звон метлл уходил все дльше, в темноту и, нконец, прервлся где-то, н высокой ноте), электровоз приминя рельсы, потянул свой верстовый груз.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

1

Председтель притопнул ногой в сердцх и скзл:

- Ты, Федор Федорович, хочешь, знчит, чтобы волки были сыты и овцы, понимешь, целы, но в нтуре тк не бывет: либо одно, либо другое. Не зню, кк тм у вс, у нс, понимешь, инче не получется.

Гриш Суходолов с некоторой робостью попытлся примирить стороны:

- Он прв, Ивныч. - Кто прв-то?

- А Федор Федорович: тйн есть тйн, и он, видишь ли, не имеет прв ее рскрывть.

- Чего рскрывть?

- Тйну!

- Ты бы помолчл, Гришк, когд взрослые рзговривют!

Пришелец только что мтерилизовлся н обширном поле, посреди которого, в низинке, был молодя березовя рощиц. Нд рздольем уже поднимлись утренние тумны и светлел восток. Минуту нзд Федор Федорович висел вниз головой с поджтыми к подбородку коленями, потом перевернулся и слышно удрился оземь ногми. Неншев, собственно, продолжил беседу, нчтую у Моншки. Еще тм, ночью, Сидор Ивнович нстивл испытть мшину - кртофелеуборочный комбйн, изобретенный и собрнный з неделю предствителем иной цивилизции, днем, при ясном солнышке, чтобы все рссмотреть и взвесить кк следует, но Федор Федорович в мягкой, првд, форме, но и достточно решительно возрзил: нельзя ему до времени себя обнруживть, может ведь сложиться тк, нмекнул пришелец, что и вообще человечество остнется нсчет его экипж в полном неведении. Все это было рсплывчто, и Сидор Ивнович рздосдовлся: зчем, дескть, огород городили, зчем столько волнений испытно, столько ндежд потеряно?

Федор Федорович прикзл тщить от Моншки его комбйн н тркторе для промышленных испытний, см же не поехл, остлся. Председтель недолго сообржл, куд держть путь, он вспомнил, где рботли смые пьяные шефы, и, преодолев круть, свернул нпрво. Ползли они не больше чс и всю дорогу молчли, лишь однжды Сидор Ивнович коротко порссуждл о том, что Федя, если рзобрться, неплохой мужик: посочувствовл и сотворил комбйн. Только, конечно, вряд ли проблему рзрешил, но вжен см жест, незвисимо от результт, вжно душевное движение. Отсюд следует, что пришелец зртен по смой свой сути, порыв, знчит,, ему не чужд, и это - хорошо.

Комбйн осмотреть кк следует не успели, потому что ведено было поспешть: Федор Федорович нстроился зкончить дело порньше, он не хотел свидетелей.

Итк, когд иноплнетянин мтерилизовлся и его ботинки удрились о землю, Неншев опять с. ходу зтеял переплку: он, во-первых, требовл, чтобы грегт испытывлся по всем ГОСТм, длительно и с придиркой, во-вторых, озботился тем, кк иноплнетное изобретение поствить н блнс колхоз "Промысловик".

- Ить у меня обязтельно "спросят, где ты ее взял, эту, понимешь, новинку? И что я им отвечу? - Сидор Ивнович большим пльцем потыкл поверх плеч з спину себе, будто тм, з спиной, уже теперь стоял нсуплення толп больших нчльников. - И об этом думть ндо, инче кк же!

- Ты бы хоть комбйн осмотрел снчл! - непозволительно грубым тоном скзл Суходолов, годившийся по возрсту председтелю в сыновья. - Тебе подрок от чистого сердц подносят, ты еще куржи нводишь. И не стыдно?

Федор Федорович згдочно молчл, лишь коробк н его голове, прикрытя черной шпочкой, ккие носят в Индонезии президенты, яростно поскрипывл. Т коробк, по версии бухглтер Суходолов, соединял дв интеллект - естественный (рзум пришельц) и искусственный (компьютер), преднзнченный для усиления умственных способностей, отпущенных природой. Председтелю Неншеву не понрвилось дерзкое зявление Гриши, но вместе с тем, если честно, был в этом зявлении и здрвый смысл. Неншев подумл:

"Действительно, прень стрется, энергию дже воровл н железной дороге, я тут с придиркми своими лезу!" Вслух председтель вынужден был скзть:

- Оно... конечно...

- Чего - "конечно?"

- Ворчу зря. Ты уж извини меня, Федор Фёдорович, хрктер дурцкий вырботлся, боюсь преждевременно рдовться, должность моя ткя - одни синяки д шишки в послужном списке имею, всякий, кто чином чуть повыше, учит, кк жить. Вы умнее нс, конечно, мтерильно более обеспечены, но кртошк, брт ты мой, здч из здч. Крсиво ты срботл, Федор Федорович, знчит, свое произведение; Хоть сейчс вези его н междунродную выствку Где у нс, Гриш, междунродные выствки-то регулярно устривются, в Дрездене, по-моему?

- В Лейпциге вроде бы.

- Пусть себе в Лейпциге, жлко ткую крсивую вещь в земле мрть, првд?

Мшин был покршен в белый и зеленый цвет, он блестел, искрилсь и был похож н большого жук в свдебном нряде. Неншев присел н корточки, сложил промеж ног кулки и стл зглядывть, кчя головой, под брюхо комбйн. Смотрел он долго, поднялся с видимой нтугой, нморщил лоб, признлся откровенно:

- Я принцип действия совсем не понял.

Суходолов в точности повторил движения председтеля: тоже присел, дже постоял н крчкх сверх, тк скзть, прогрммы, стрясь углядеть побольше, стряхнул руки, потер их о новые джинсы, зкурил и скзл с выржением полного превосходств нд председтелевой серостью:

- Остроумно. Очень дже остроумно!

- Чего остроумно! - встрепенулся Неншев. - Будто понимет чего, тоже мне инженер!

Гриш вздохнул пренебрежительно - экое, мол, невежество! - и мхнул рукой: я, дескть, лучше помолчу.

Мшин н смом деле был стрння, никких чстей из нее не выступло, был он вся октист и непрочн н вид. Игрушк, д и только! Когд председтель Неншев по пути к полю, до хруст выворчивя шею, оборчивлся нзд, то змечл (было еще темновто), что под яйцеобрзным брюхом мшины крутятся широкие черные колесики, что их много, этих колесиков, и они, похоже, резиновые, потому что ктлись мягко. В те же моменты, когд трктор остнвливлся, иноплнетня мшин тотчс же сдилсь н грунт, кк большя птиц н гнездо, и змирл, готовя следовть дльше легкой своей поступью. Он не передвиглсь, вроде крлсь, подобно хищнику, выслеживющему добычу. Председтель Неншев чуть спустя догдлся, отчего в голову ему пришло ткое срвнение - нсчет хищник: стрнный грегт не издвл ни звук и это было непривычно, дже жутковто порой.

- Ну, что теперь? - громко поинтересовлся Неншев. - Возьмем с крю, тут кртошки - море, видишь, ботв кругом, рботнички, крест н них нет, прзиты! Земля вот только тяжеля, того и гляди трктор зсдим.

- Не бед, если и зсдим! - скзл Суходолов. - Н этом тркторе еще Алексндр Невский свою княжескую делянку обрбтывл.

- Двигтель у него, хочешь знть, в полной норме, - жеребец стоялый, не двигтель, он еще покрутится.

- Покрутится, дожидйся!

- Нчнем с богом, Федор Федорович?

Предствитель иных миров подошел к своему детищу, увязя в липкой мякоти поля по щиколотку, пошмнил что-то тм, где-то что-то нжл и мхнул рукой. Колхозники поняли его тк: я здесь остнусь, вы приступйте себе.

Из выхлопной трубы трктор с чихом выпрыгнул, точно горбтый от ужс кот, нежно-синий комок дым, покрутился нд полем, выстелился и рзвеялся. Федор Федорович отступил, пятясь, н крй полосы, где никл прошлогодняя серя трв, и потрогл свои очки длинными пльцми. Гриш Суходолов тоже деликтно отступил с зыбкой кртофельной полосы н твердь. и, сцепив руки н пояснице, с вжностью министерского чиновник приготовился нблюдть з испытнием новой техники. Неншев включил скорость, сцепк комбйн (кольцо в носу мшины) нчл вытягивться, потом рздлся звонкий щелчок, диковинный грегт медленно тронулся, верх его рсплся н две полусферы, которые сперв покчлись, подобно крыльям, потом улеглись н борт, зкрепились неведомо кк, между ними возникл журня лестниц, по ней потекл черня лент. Гриш Суходолов увидел первую кртофелину, плывущую по трнспортеру, он был грязня и упл куд-то, вероятней всего в бункер, с едв рзличимым стуком.

- Пошл ведь, пошл, миля! - зкричл Суходолов и подпрыгнул, кк мльчишк. - Кртошку копет, можете себе предствить!

Федор Федорович посмотрел н бухглтер пристльно, очки его были черны и сердиты.. В кбине трктор мячило крсное и оживленное лицо председтеля Неншев, он поворчивл голову нзд и тоже смотрел, кк действует н поле техническя новинк, произведення в недрх горы Моншки.

Трнспортер поднял еще одну кртофелину, большую и грязную, он, будто тяжеля кпля, упл опять куд-то в нутро мшины. Трнспортер был утыкн крючьями, они держли ношу свою нежно, кк пльцы.

- Склдно вообще-то выдумно! - зкричл Гриш Суходолов и с зметной долей почтительности поглядел н пришельц Федю. Пришелец же рссмтривл сороку - он си-, дел н пеньке, в хвост ей поддувл ветер, птиц кчлсь, будто н весх, но не взлетл, полня любопытств, лишь крутил головой и широко рстворял клюв, сердясь, видимо, н то, что стихия мешет сосредоточиться.

Трктор, поблескивя гусеницми, шел по дуге; приминя бурое кртофлянище, и легко тянул з собой прзднично рскршенный комбйн. Уже не было возможности нблюдть, кк ползет и пдет в бункер прошлогодний урожй, оствленный в земле нердивыми шефми.

Солнце поднимлось з тучми, в тумне, восток румянился. Гриш Суходолов потревожил сороку (он снялсь со сврливым криком и улетел к березм) и привлился к пеньку, мягкому и мокрому. Срзу зпхло подземельной грибной прелью. Пришелец подошел ближе и скзл:

- У вс - хорошо.

- Чего же у нс плохо-то, конечно, хорошо! - с готовностью откликнулся бухглтер, - Рздолье, понимешь, воздух чистый, тишин. Вон Неншев, председтель нш, из-з тишины и остлся тут. Я вот лично город не люблю судорожня тм жизнь. А н вшей плнете, извините, климт нормльный?

- Пришелец смолчл, Суходолову, причудилось, будто з его очкми,, в, тинственной и жутковтой их, черноте, мелькнул огонек, - ознчвший скорее всего луквую усмешку.

- Исприн вон сдится, это к доброй погоде. - Гриш покзл пльцем н горы: тм рыхло струился тумн и оседл в рспдкх. - Примет верня. Тк я говорю, у вс-то климт нормльный?

- У нс никкого климт нет.

- Кк же тк!? - до крйности удивился бухглтер. - Уж коли есть плнет, н ней протекет смен времен год, есть зкты, восходы и прочее ткое. Дождь, нпример, или буря с грдом. Или снег возьмите. Я читл много рз в популярной литертуре и в сттьях сугубо нучных читл, что цивилизция, подобня ншей, должн рзвивться в условиях, приближенных к ншим. Инче никк не получется. Ученые у нс серьезные. Акдемики пишут, не Вньки с толкучки.

- У нс нет климт, - пришелец отошел от пеньк и оборотил свои очки н трктор с комбйном. Неншев кк рз огибл дльний крй поля. Двигтель н стром "ДТ" рботл нормльно и стелил дымки. Звуки мотор кзлись ненужными здесь, в сонной утренней тиши. Тйг просыплсь, в березовой рощице поодль мелькли скворцы, они поднимлись и сыплись н нежную зелень, будто головешки или черные кмни.

- Непонятно что-то мне, Федор Федорович, нсчет климт. Земным рссудком эткое и не объять. Пришелец ответил невпопд:

- Он втономно может кртофель убирть.

- Кто это?

- Комбйн.

- Почему же не убирет?

- Энергии нет.

- Бензину, что ли? Тк бензин - не проблем. Тм движок стоит, д?

- Стоит.

- Интересно!

- Бензин это... не годится.

- А что тогд годится?

- Особый вид энергии.

- Особый, говорите? Где же колхозу взять этот смый особый вид! Вы, Федор Федорович, будем считть, тут мху дли.

- Можно электричество.

- Уже дело! Электричество всегд под рукой, мимо нс высоковольтня линия н город идет, подсоединяйся, кто зпретит. Конечно, не бесплтно. Рзрешение получим.

- Из сети можно.

- Еще сподручней! А не дорого будет, не дороже бензин?

- Дешевле. Совсем дешевле.

- Генильный вы товрищ, Федор Федорович! Оно и понятно: вш цивилизция, видть, нмного ншу опередил.

Печльно, но фкт. Мы приучены првде в глз глядеть! - Гриш вздохнул, скорбя з человечество, и добвил: - Председтель нш сегодня счстливый - он кртошкой-то озбочен особо. И я счстливый: никто нд нми теперь куржи нводить не будет, мы теперь шефов, знете, по боку. Ккя производительность устройств, Федор Федорович, если не секрет?

- Двдцть гектров з это... з смену, приблизительно двдцть.

- Ничего себе! - Гриш привычно сосчитл в уме, что если гонять комбйн полный световой день - это тридцть гектров! - то уборочную кмпнию можно провернуть без посторонней помощи чуть ли не з неделю. - Не верится дже, что ткое получится. Вы сми все делли, я хочу скзть проектировли, собирли и прочее?

- См. - Товрищи вши все еще спят?

- Спят.

- Будить не думете?

- Не думю.

- Жлко! - бухглтер Суходолов прилгл немлые умственные усилия для того, чтобы нйти путь к сердцу пришельц (если оно у него есть, конечно!), он хотел доверительности, он хотел проникнуть, пусть не до конц, - но проникнуть в тйну иноплнетного коллектив, познть его здчи и будущее. Однко Федор Федорович был немногословен и отчужден. Между высокомерным предствителем иной цивилизции и колхозным глвбухом по-прежнему лежли миллирды стылых космических верст.

- Любопытно мне, смо собой, скрывть не стну, - зстенчиво скзл бухглтер, - ведь впервые товрищи с других глктик прибыли. Кк и что дльше будет, не лишне иметь предствление, кк же.

- Ничего дльше не будет, - ответил пришелец к сел н пенек, где двеч, вспугнув сороку, сидел Суходолов.

2

Счстье, испытнное председтелем Неншевым, д и бухглтером Суходоловым, было, увы, недолгим: нпротив пеньк кк рз комбйн простонл вдруг, будто живой, крякнул и повлился н бок, обнжив светлое и выпуклое днище. Еще с минуту трктор, оседя в рыхлой земле, тщился вперед, потом чихнул и зглох. Из кбины с ловкостью и быстротой пожрник выскочил колхозный голов, припустил нзд, зпнулся о коряжину, упл плшмя и еще не поднялся, но успел спросить, повернув крсное лицо к пришельцу:

. - В чем дело?

Федор Федорович присел н корточки, неотрывно и долго смотрел н свое детище, потрогл черную кмилвку н голове, встл и попервости не скзл ни слов.

- Тк в чем дело!? - председтель, кжется, не собирлся поднимться, припечтнный к плнете прочно.. Нконец он спрвился со своим телом, н слбых ногх шгнул к месту происшествия и срзу угдл причину врии - он определил, что грегт зцепился нмертво з колесо сенокосилки, брошенное кем-то здесь двным-двно, может быть, еще в годы коллективизции, потому что колесо то было от конной сенокосилки. Н брюхе комбйн был рвня рн, и н крях ее сочно блестел светлый метлл, похоже, люминий. Бед, кжется, был непопрвимой, и у Неншев сильно, с болезненной оттяжкой, ёкнуло сердце.

- Кк же это тк, Федя!? - скзл Неншев и побледнел. - Подлтть можно, Федя?

Коробк н голове пришельц зщелкл с особой силой и вырзительностью. Федор Федорович протянул руку, из рукв его курточки поползл серя змейк. Позже Гриш Суходолов выскзл догдку, что н их глзх был применен крмння лебедк или нечто вроде того. Итк, вытянулсь серя змейк, потом н ее конце срзу обрзовлся присосок величиной с трелку для борщ, трелк т с легким посвистом, этк хищно, прилипл к комбйну и поползл нзд, опять в рукв. Мшин покчлсь и принял рбочее положение.

- Можно дльше ктить!? - возликовл председтель, просветлев глзми, - Д?

- Нельзя дльше, - отрезл пришелец, и в голосе его, дотоле кзенном, угдывлось волнение. - Кк это... ствить точку ндо.

- Почему это точку ствить - только ведь нчли! - вскричл председтель и нчл, торопясь, прикуривть. Руки у него тряслись и подргивли, кк у пропойцы, было поломно три ппиросы, н губы нлип тбк, пустя пчк был смят и брошен в кусты. - Гришк, есть курить? Почему точку, не зпятую, нпример?

Глвбух протянул нчльнику пчку "Примы", только что рспечтнную, пчк был ткже смят и брошен в кусты: Неншев не курил "Приму". Гриш едв не зплкл от ткой, можно скзть, нглости, он восстл:

- Зчем бросил, ведь - последняя!

- Что последняя?

- "Прим"!

Неншев отмхнулся от Гриши, словно от мухи, и подступил к пришельцу близко, грудь в грудь, с тким видом, будто готов был удрить дружк Федю изо всей мочи по скуле или куд придется. В комбйне что-то прозвенело с нежностью, н черную полосу упл белый мешок, не мешок, вернее, чстя сетк, в которой был кртошк, потом упл еще сетк, поменьше, остльное посыплось без тры. Всего было н глзок полтонны, ну, может, и больше.

- Зчем он тк? - председтель имел в виду комбйн. - Кульки-то выдет?

Пришелец ответил уже обычным своим рзмеренным голосом, и не срзу, после некоторого рздумья:

- Для розничной торговли: недельный пек н семью из четырех человек. И н троих.

- Ишь ты, и это предусмотрено! А где же я, к примеру мтерил для кульков добуду?

- Не предствляет сложности, - ответил. Федя; - Цель вполне достижимя.

- Коли тк, то отлично! Ну, поехли дльше? Подремонтируем и поехли? - Неншев прикоснулся ногой к колесу сенокосилки, едв обознченному в земле, и покчл головой с укоризной: ндо же, дескть, ткому случиться. Ключи у нс при себе, полный нбор у нс ключей, чуть чего - и сврщик можно привезти, сврщик у нс добрый есть. З дело, знчит? - Председтель был вполне уверен, что бед попрвимя, что техник, конечно, ломется, но ведь и чинится.

Прищелец молчл, комбйн же его вдруг зстонл и нчл уменьшться рзмерми, будто мяч, проткнутый иглой. Он усыхл и слиплся.

- Эй, погоди, не ндо! - зкричл Неншев. - Что ты творишь, это же, понимешь, чистой воды хулигнство, преступление перед человечеством, если хочешь! Федя, имей ты совесть!

Федя, видимо, совести кк тковой не имел: мшин сжимлсь с зунывным стоном, пок не сделлсь тонкой, кк жесть. Ее теперь можно было одному несильному мужчине унести н плече. К тому же он потерял свою прздничную рскрску, вылинял и подернулсь грязными рзводми.

- Ткя крсот погублен! - скзл председтель шепотом и пошел прочь, косо пошел, словно бы пересекл реку н ярой быстрине, однко метров через двдцть остновился и, не поворчивя седой головы, поникшей от горя, добвил, сопровождя слов свои вялым взмхом руки: - Обидел ты нс, Федор. Сильно обидел! Ложись-к ты спть - зря просыплся, пижон!

Немного спустя, когд спину председтеля зкрыли кусты жимолости, пришелец поинтересовлся у Гриши:

- Пижон - что ознчет?

Глвбух покшлял в лдошку и переступил ногми, испытывя душевную смутность.

- Пижон - знчит, по-моему, легкий человек, скользящий кк бы по поверхности жизни. Тк вот. Я в словре могу посмотреть, у меня хороший словрь есть, у букинистов в облстном центре брл. - Грише не хотелось рсствться с пришельцем н холодной ноте, Гриш был деятелем более современным, чем председтель, и умел держть себя в рмкх, когд того требовл обстновк. - Вы н него не обижйтесь, н Сидор Ивнович, зводной он мужик и любую зботу чересчур близко к сердцу клдет, поколение их ткое. Д.

Небо уже поголубело. Опушённое по горизонту прозрчными облкми, солнце взошло большое и доброе, н трве блестел рос.

- Мшину спрячь, - прикзл иноплнетянин. - И - подльше.

- Понятно.

-Я - не пижон. Все резервы исчерпны, корбль зконсервировн. Что мог - сделл, большего пок не могу. У меня кк это... мтерилов подходящих сейчс нет.

- Понятно. Аврия, знчит, серьезня и починить комбйн - вы н днный момент не можете, д?

- Не могу.

- А если колхоз подсобит?

- Колхозу ткое не по силм. До встречи, - Федя согнулся, подпрыгнул, звис уже знкомо вниз головой и рстворился вмиг, слившись с пронзительной небесной голубизной.

- Все! - зпечлился бухглтер Гриш Суходолов и взял в охпку сплющенный комбйн, понес его к березнячку, нмеревясь тм спрятть чудо иноплнетной техники. Нес Гриш згубленный грегт легко, н лице его был похороння суровость.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

1

Последние дни по берегу речки Тловки, где поствили плту и злетные и зезжие туристы перед тем, кк двинуться дльше, в тйгу, ходил Никит Лямкин, исключительно трезвый, глженый, в модных туфлях, новых, и вжно требовл стршего группы. Стрший объявлялся, Никит тотчс же отзывл его в сторонку, покзывл спрвку, нписнную от руки н тетрдном листочке в косую линейку. Спрвк глсил: подтель сего, предствитель колхозной общественности Никит Мкрович Лямкин, состоит при депуттской группе по охрне окружющей среды, и ему поручен контроль нд туристми, следующими через село Покровское.

Спрвку Никит сочинил см, печть, не печть, кстти, треугольные штмп, н той спрвке поствил сельсоветовскя секретрш Нюш Белоярцев (он не любил туристов) и превысил влсть свою исключительно рди тишины, ну потом, ведь ккя женщин остнется в стороне от интриги? Лямкин действовл просто и ндежно: он, зложив руки з спину, мнил стршего, группы в сторонку и тоном, весьм влстным, осведомлялся у последнего, имеют ли его подопечные документ об энцефлитной прививке? Ткого документ ни у кого, з редким. исключением, не имелось, тогд Никит говорил, что в тком случе пребывние н территории, окружющей село в стоверстовом рдиусе, посторонним воспрещено. Это, мол, ктегорическое предписние Министерств здрвоохрнения Российской Федерции, звизировнное смим министром, фмилию министр Лямкин не знл и присочинил ее н ходу и для пущей убедительности: смим Ивном Гермновичем Судоплтовым звизировно это решение. Потом следовли стршнейшие историй об энцефлитной болезни, свирепствующей окрест. Зрженный клещ, вещл с интимным придыхом Никит, по непроверенным пок днным ("ндеюсь, это строго между нми?"), зброшен в эти мест одной империлистической держвой, и поржено стршной болезнью з последнюю неделю более ст человек, в основном, стоит, подчеркнуть особо, приезжих, не имеющих иммунитет. Буквльно вчер отпрвлен домой вертолетом в тяжелом состоянии доктор филологических нук из Ленингрд Прсковья Семеновн Суслов ("встречли это имя в периодической печти? нет? жль!"). Знменитя женщин, фольклор приезжл собирть, хотя, н мой взгляд, никкого фольклор у нс нет, мтов везде можно понслушться вдоволь.

Предствитель студенчеств или нивный учитель физкультуры откуд-нибудь из средней полосы России нешуточно пуглся:

- И что вы нм посоветуете, товрищ?

- Смтывть мнтки и бежть отсюд, дорогие мои ненглядные!

- Кк же тк, ведь столько ехли и н тебе!

- Вся тйг зржен, - говорил сельский ктивист. - Ткие дел.

- Д кк же, товрищ?!

- В свой рйон я вс не пущу, тем более, в тйге милицейские посты рсствлены, и выбор у вс нет, друзья мои.

Лишь однжды лямковскя тктик дл осечку: бородтый детин в стрых кирзовых спогх и свитере грубой вязки дже не поднялся (он лежл н кких-то тюкх), скзл с ленцой, выплюнув изо рт змокревшую ппиросу:

- Ктись отсюдов, хмырь унылый, тюк по шее не смзл. Вы, ребят, его не слушйте, это тутошний лкоголик.

Никит было зпузырился, но детин - смежил веки, смоляня бород его стл мерно вздымться и опдть, из широких ноздрей пошел уютный посвист. Уже сквозь сон детин добвил: Вы у председтеля здешнего поинтересуйтесь, что к чему, мужик серьезный, этот, - н Лямкин был уствлен толстый и короткий влец, - мышь полевя, хорек.

- Я буду жловться!

- Я тебя счс н зпчсти рскидю, вствть только лень.

2

Сидор Ивнович Неншев с утр был втянут в конфликт. Мы уже рсскзывли о том, что н окрине сел стоял будк геологов, они под руководством мстер. Вити Ковшов вели рзведку железных руд. Ковшовские ребят о том мы тоже упоминли - згнли колхозную кобылу, они, видите ли, хотели поктться. Колхоз по иницитиве председтеля подл в суд н хулигнствующих соседей. Случи ткого род в рйоне уже нблюдлись имеется в виду злостное издевтельство нд животными - поэтому приговор был довольно строгим: пятьсот рублей штрф и двоим, зчинщикм, по году условно; "Витя Ковшов ппеляций по инстнциям не подл, но взбеленился и прибег к недозволенному приему: подогнл к колхозной конторе, прямо к ее крыльцу, ЗИЛ с буром и нчл сверлить вдоль звлинки дырки, ссылясь н то, что имеет прво, соглсно договору, бурить где угодно и что вообще колхоз доживет последние месяцы и Покровское месторождение отнесено к ниболее перспективным, поэтому он руководствуется госудрственными интересми и никто ему не укз. Витю сперв уговривли добродушно, учстковый милиционер Голощпов, вызвнный по тревоге, изложил прорбу в сжтой, првде, форме, свою биогрфию: он, Голощпов, имеет взрослых детей, прошел войну, но нглец, подобно Ковшову, видит, пожлуй что, и впервые.

- Действие твое, гржднин прорб, уголовщиной пхнет. Еще Голощпов подчеркивл нстойчиво, что молодые люди с высшим обрзовнием, полученным от нродных щедрот, должны облдть хоть мло-мльской культурой и не преврщться в рзбойников с большой дороги.

- Ты, ппш, морли мне не читй! - принродно дерзил прорб. Он, подбоченясь, стоял возле ЗИЛ в рсстегнутой до пуп рубхе-мрлевке, очень дорогой рубхе, и вызывюще посмеивлся. - Где, знчит, укжу, тм и будут мои люди рботть, у меня - крт, у меня плн-здние, и я обязн его выполнять, вот что. Вот тк.

В втомобиле з стеклом белозубо улыблся один из. Витиных рзбойников, бур со стоном впивлся в землю, выбрсывя россыпью глину, которя холмиком ложилсь сбочь ямы. От глины исходил зпх холодного тлен. Учстковому Голощпову этот зпх не нрвился, и рук его все чще ложилсь н кобуру револьвер. Голощпов не имел предствления о том, - кк ему вести себя дльше, чтобы, с одной стороны, не зстрелить нглец и, с другой, чтобы отступить, не утртив чести и достоинств. "Звонить в рйон ндо! - впдя в уныние, думл милиционер. - Посоветовться ндо". Советовться с рйоном лейтеннт не любил: нчльство тм было молодое, ироничное и непочтительное к стрости.

Прошу прекртить безобрзие! - в который уже рз повторял учстковый, но в голосе его не было желез, присущего влсти.

Председтель колхоз Неншев стоял н крыльце конторы и громко дышл, шевеля желвкми. Он уже нмеревлся сбежть вниз и порвть н Вите Ковшове мрлевку, поскольку иного обрз действий не видел, но тут к конторе потянулись руководители туристических групп, вспугнутых Никитой Лямкиным, и нчли по очереди, путнно и со смущением (вид у председтеля был весьм суровый) осведомляться о том, существует ли н смом деле в тйге снитрный кордон с вооруженной охрной и сколько нынче энцефлитного клещ н один квдртный метр площди. Неншев не срзу уловил суть, потому что посторонние товрищи возникли явно не ко времени и сбили порыв: Туристм было отвечено тк: ктитесь, мол, хоть к черту н кулички, зрзный клещ, если он есть в тйге, впивется выборочно, хороших, людей не трогет и белку дже не трогет, подонк и комр зест. Комр, змечено, тоже не без рзбор кровь пьет. Веснушчтой секретрше Гле (он стоял рядом, кк и все конторские, впрочем) было прикзно:

- Ты этого Лямкин Никиту достнь мне, пусть вечером н квртиру зйдет! - Неншев возврщлся постепенно к нмерению порвть н Вите мрлевку (пок шло объяснение с туристми, было пробурвлено еще две ямы), но роковой шг, грозивший в конечном итоге судом з мелкое хулигнство, не свершился: конфликт исчерплся с помощью силы могучей и тинственной. Зместительниц Гриши Суходолов Вер Ивновн - (он, конечно, тоже присутствовл) первой, кк утверждл после, зметил, что сперв по Глупому лицу прорб рзлились пятн - исключительно крсные и исключительно белые, потом Витя по-солдтски опустил руки вдоль тел, нтужно выпучился, хотел, видимо, змтериться и уже рспхнул рот с этой целью, однко, лишь осклился и не произнес ничего, приподнимясь нд землей метр з метром этк неспешно и вроде бы шутя, зтем тело его нчло врщться, волосы н голове вздыбились гребнем и по ушм (это видел лишь Вер Ивновн) просверкнули искры, кк под дугой трмвя, с левой ноги Ковшов (это видели все) свлился и упл н кбину грузовик крсный туфель стоимостью в пятьдесят пять рублей, модный и, стрнно, отечественного производств, ленингрдской фбрики "Скороход". Свлился туфель зкономерно, потому кк геолог ходил без шнурков. Витин подчиненный Володя, сверливший дыры, выскочил из кбины очень скороспешно, воздел лдони к небу и зкричл:

- Куд же ты?!

Шоферу Володе вовсе ни к чему было нести ответственность в одиночку, он смел был з спиной нчльств, нчльство некстти возносилось.

Милиционер Голощпов пощипл сивый ус и скзл, следя з полетом Ковшов с рздумчивостью и без удивления:

- Достуклся прень! - И добвил, дресуя слов свои исключительно подрстющему поколению. Тк бывет с кждым, кто нрушет зкон.

Конторский сторож Серфимыч, согбенный и выцветший, кк моль, прикрыл мокрые глз лдошкой и - покчл головой.

- Ишь до чего нынче хорошо стло - летют! Выгодно это - летть. В сельпо, нпример, или дльше куды.

Вер Ивновн Клинов зплкл н всякий случй, утиря слезы пльцем, потом он достл плток и нтурльно зрыдл, но ее стенния никого не тронули ни срзу, ни после. Гриш Суходолов приплясывл н крыльце, кк учстник грузинского нсмбля, вствл н носки и рдостно потирл руки, он понял, что друг сердечный Федя, предствитель иной цивилизции, не потерял интерес к их мелким делм, зорко следит з колхозом и добрый его дух витет рядом. Приятно. Лестно.

Председтель Неншев тоже, конечно, догдлся, почему Витя Ковшов взмыл и удляется. Через несколько секунд тело геолог уменьшилось до рзмеров коршун, потом - лсточки, потом уж и до рзмеров точки. Ковшов рзмылся и пропл. Председтель срзу нчл рзмышлять о том, что же будет дльше. Перспектив выплясывлсь, в общем-то, невеселя: обязтельно нчнется следствие: нгрянет в село всякий серьезный люд из рйон и облсти, волнми, с приливми и отливми, пойдут комиссии с портфелями. Нчнется все с милиции, понятно, вот кончится кем? Проверяющих - тьм. Живешь н свете долго и не ведешь, ккие, есть оргнизции, и они, оргнизции, при чрезвычйных обстоятельствх шлют н низы своих полномочных предствителей, которые, коли ты уж сделлся козлом отпущения, требуют и не умеют улыбться при исполнении служебных обязнностей.

...Нрод долго, до ночи, гомонился возле конторы, свидетели подробно рсскзывли тем, кто не сподобился видеть чудо, куд и кк взлетел буровой мстер Витя Ковшов. Ночью все село глядело в небо. Кто-то предположил, что Ковшов вполне может стть спутником и белую его рубшку будет видть ясно. Но Витя среди звезд тк и не возник.

Учстковый Голощпов увез н председтельском гзике шофер Володю, непосредственного исполнителя злой Ковшовской воли, в рйон для дльнейшего рзбиртельств, повелел взять преступнику с собой хрчишек и пру белья.

3

Председтель Неншев уже збыл, что Никит Лямкин должен ннести визит вечером н квртиру, что см же прикзл секретрше Гле нйти мелкого прокзник и обеспечить, тк скзть, его явку. Нкз был, знчит, выполнен. Никит осторожно зглянул н кухню и кшлянул. Неншев стоял возле электрической плиты, одетый в спортивное трико, и жрил яичницу н ужин. Яичниц, кк всегд, подгорел.

- Тебя еще не хвтло! - осерчл Сидор Ивнович и поствил сковородку н стол. - С тобой еще ляться!

- Зчем со мной ляться? Вот мы сядем рядком д поговорим лдком. Никит присел н тбуретку возле двери и устло потер колени рукми. Был он причесн, умыт (н рзметленной бороде Неншев зметил кпельки воды), я косоворотке с перлмутровыми пуговицми, спогх и белой кепочке с куцым; козырьком. Кепку. Лямкин снял и доложил н подоконник.

- Ты, брт, н кого-то похож сегодня, вот н кого ты похож - не могу вспомнить, - председтель отмхнул лдонью - дым от лиц и нкинул н сковородку полотенце. - Айд-ко в горницу, нчдил я здесь, горло дерет.

...Никит все нтирл колени, угловтые его плечи были опущены, он кзлся стрым.

- Н кого же ты похож, брт? Вертится в голове что-то ткое, - Неншев притронулся пльцем к виску, вот вспомнить не могу. Не пьяный ты?

- Я теперь не пьющий. - Извини, не верю.

- А мне решительно все рвно, верите вы или не верите.

- Н берегу двеч туристов пугл? Днем?

- Было дело.

- Зчем пугл?

- Тут непросто все.

- По-моему, тк проще и не бывет: подпил, с утр, и н лиходейство тебя потянуло. Тебе сколько, лет, Никит?

- Тридцть три год.

- Вполне зрелый ты - четвертый десяток грядет, я с тобой, д и не только я, кк с подростком рзговривю, кк с пятндцтилетним, нпример. Стыд по этому поводу не чувствуешь?

- Тут непросто все.

- Тут кк рз все просто!

- Я не рди шутки туристов пугл, жлко мне всего живого, крсоты жлко. Я вообще с некоторых пор считю, что человек н Земле, он, Сидор Ивнович, грмонию рушит.

- Вот те рз! Лишний, знчит, человек н Земле? И я - лишний? И ты, и Вря твоя?

- Д. Все мы - лишние. Человек природой вообще не предусмотрен.

- Откудов же он взялся тогд?

- Неясного тут много, но, полгю, интеллект привнесен к нм искусственно.

- Гриш Суходолов говорит в тких случях, что он про это где-то читл, отсюд вывод: ты неоригинлен, Лямкин. Это первое. И второе. По-ккому ткому поводу посетили тебя столь крмольные мысли?

Никит н вопрос не ответил, он зложил ногу н ногу, поник головой. Неншев видел его: мослстую шею с ложбинкой и мятый волос н ней. "Кого же он мне нпоминет, клин-млин? Не успокоюсь ведь, пок не вспомню. Вот еще докук привлил, клин-млин!"

- Что з цветок? - спросил вдруг Лямкин, рзгибясь и хрустя новыми спогми, - хромовыми, между прочим, кких в нши дни вроде бы уже и не шьют, но если и шьют, то исключительно для высших рмейских чинов. Цветок стоял в горнице н круглом столе, невидное рстеньице с крсновтым листом.

Неншев после некоторого змештельств ответил:

- Вня мокрый. Это - по-нродному. А но нуке кк он зовется, убей, не помню. Женщины принесли. Стоит. Обещли - цвести будет, он не цветет, предствь.

- Он воды просит, не чувствуете рзве?

- Почему это я должен чувствовть?

- И горшок для него тесный - стонет.

- Кто стонет?

- Цветок.

- Предствь, я и стон не слышу!

- А я вот слышу! - Лямкин вздохнул с печлью и потер худое свое колено лдошкой.

Неншев, слегк оздченный и пристыженный (цветок ведь стонет!), вылил полную железную кружку в горшок, вод ушл в сухую землю, будто в пустую яму, председтель тут вроде бы дже услышл вздох облегчения, проистекший от цветк, и пожл плечми с улыбкой н губх: и чего только не причудится, прости господи, если внушишь себе; Тк вот, нверно, и с ум сходят?

- Хотите рсскжу, кк помирл?

- Кто это помирл?

- Я. И воскресл.

- Было ткое, верно. И воскресл ты, это я лично видел. Шутки твои, они, брт, диковтые для взрослого мужик-то.

Никит не обртил н укоризну председтеля внимния, вздохнул: похоже, рсскзывть о смерти и воскрешении не соствляло удовольствия, однко, рсскзывть он нчл:

- Сперв было темно. И темнот был особя, липкя, я бы подчеркнул, живя. Меня, знете, будто сжей печной обмзли, дже кож повсюду зчеслсь.

- Повсюду, знчит?

- Повсюду. Д. И услышл я свист в ушх. Вот когд, нпример, стоишь н взгорке и перед грозой - ткой же свист идет.

- Д, вроде бы тк, - кивнул председтель Лямкину снисходительно, будто имел дело с нтурльным недоумком. - Когд особо н горе стоишь, тонкое, брт, нблюдение!

- Я без шуток, Сидор Ивнович!

- И я без шуток.

- ... И чувствую: крутит меня, по спирли крутит. Сообржю: знчит, лечу. В бсолютной темноте лечу. И с приличной скоростью. "Не дй бог, думю, н что-нибудь нткнуться, тогд - хн!"

- Нтурльня хн! - подхвтил председтель уже без ехидств, потому что вспомнил геолог Витю Ковшов - Витя ведь тоже штопором крутился, прежде чем исчезнуть. Сидор Ивнович был уверен Ковшов н днях вернется ткой же рзвязный и неряшливый. От этой очевидности председтель зскучл, он зевнул и потрогл пльцми листья цветк вни мокрого. Листья были холодные и шершвые.

- Ну, дльше?

- Лечу и чувствую: светлеет. Впереди появилось эткое серое пятно, мерцние ткое.

- Пятно, знчит?

- Д, и оно все рзрстлось.

- Рзрстлось, знчит?

- И высмотрел я помленьку, что нхожусь вроде бы в трубе и труб т похож... Н что же он похож? Н горло, может быть: поперек н ней кольц проглядывлись, ребр ткие.

- Ребр? Кк в трубе строго противогз, тк?

- Примерно.

- Диметр, если н глзок? Трубу имею в виду. Никит Лямкин зжмурился, поднес ко рту кулк и зсопел, сообржя.

- Метров пять поди, если н глзок брть. А посветлело потом, Сидор Ивнович, рзом, пронзительно, и ослеп я н ккое-то мгновение.

- Ослеп, говоришь?

- Д. И нктило н меня, Сидор Ивнович, нескзнное блженство. Лечу и рдуюсь, лечу и думю - кк хорошо-то. Кк хорошо!

- Ишь ты, нескзнное блженство, знчит?

- Можете себе предствить: душ моя зпел н смой высокой ноте.

- Помирть, выходит, и не стршно?

- Тк я ведь збыл, что помер, - думл: сон вижу.

- Ну, после что? - Председтель опять потрогл цветок, и ему покзлось, что листья его уже не ткие шершвые, кк еще минуту нзд. Возникло ощущение дже, будто от цветк исходит изморозный ветерок и кончики пльцев поклывет, кк н охолодевшем железе. Сидор Ивнович встл и приник к окну, створк которого был рстворен. С улицы нежно пхло трвми. - Потом что было?

- Потом... - Никит оперся локтями н колени. - Я услышл Голос. Громкий ткой и внятный. Голос скзл следующее: "Отныне и до конц дней твоих стрдния мир лягут н твои плечи. Ты будешь видеть то, чего не видят другие, и слышть то, чего не слышт другие. Др этот ниспослн тебе кк блго и кк месть".

- Месть - з что?

- Больше Голос не скзл ничего, но я тк понимю: месть т - з годы, прожитые бездрно, з мою бездумную и безлберную молодость.

- А что, это интересно дже! - Неншев оживился, повеселел. - Яичню есть будешь? И сто грмм нлью.

- Не хочу, спсибо.

- И водки не хочешь?

- И водки не хочу. - Лямкин с прищуром посмотрел н люстру, продолжл: - По первости, когд в гробу очнулся, и после еще, довольно продолжительно, предствлялось, что полет в трубе и все прочее просто причудилось, однко нет: сижу я после своих поминок н крылечке, дождь моросит, пусто кругом. Тошно. Д. И тут коров соседскя к клитке подбрел. Длеко он стоит, я слышу, кк бьется, шуршит ее сердце, кк кровь, предствляете, по телу струится. У, меня волосы н голове дыбом встли!

- Понимю. С похмелья был? Н этот вопрос Лямкин не ответил.

- Ну, дльше?

- Дльше уж совсем непонятное нчлось. Смотрю, вечером дело было, Витьк Ковшов идет к себе в будку, н плече лосенк убитого тщит. Я з Витькой, конечно. Зло меня душит: говорю себе, до чего же ты доктился брконьерничешь, сволочь, д нгло еще тк! Я - з ним.

- З кем это?

- З Витькой. Хоть я слбей его физически, но в гневе неистовый в н смертоубийство способен. Здю себе здчку: спрошу сперв, почему он, ирод, жлости никкой не имеет?

- Жлости он не имеет, верно, - Сидор Ивнович опять стл вспоминть с нтугой, н кого же похож Лямкин? Вопрос этот гвоздем сидел в голове, и не было от него покоя.

В дверь постучли негромко, но нстойчиво. Хозяин срзу догдлся, кого опять черт несет - Гришу Суходолов черт несет! "Ни днем, ни ночью покоя нет от него!" - подумл с досдой председтель и громко крикнул:

- Входи, не зперто тм!

Никит Лямкин медленно встл со стул:

- Пойду, однко.

- Тк мы ж не договорили млость?

- Я звтр в контору к вм нведюсь, после обед. Неншев дже рсстроился: он не хотел, чтобы Лямкин уходил - рзговор у них зтеялся все-тки любопытный, но и знл Сидор Ивнович: не дст Гришк рзвернуться здушевной беседе, поэтому скзл:

- Ну, что ж, збегй. Лучше вечером вот тк же и збегй - домой ко мне, понял. В конторе тм все люди д люди.

- Хорошо, домой и зйду.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

1

Сидор Ивнович рстворил окно, нлег н подоконник грудью и посмотрел вверх. Небо еще не нполнилось ночной чернотой, звезды были еще желтые и острые, горизонт згорживли тучи, лишенные прозрчности, они лежли плотно и не меняли форму, точно прибитые. Н шткетник пдл свет из дом, он дробился и пестрел, высветливя изумрудную трву. З дорогой было смутно, кзлось, что тм, дльше, кончется этот мир и нчинется другой необетовнный и стрнный. Неншев не обернулся, когд услышл в горнице шги глвбух Суходолов.

- Яичню будешь?

- Только что поужинл, - бодро ответил Гриш и сел в ккурт не стул, где сидел недвно Никит Лямкин.

- Чего это он к тебе зповдился?

- Кто зповдился?

- А Лямкин.

- По делу зглядывл.

- Ккие у него еще дел к тебе звелись? Председтель вдруг обозлился: ему хотелось побыть одному, ночь удлсь хорошя, он нстривл н мысли здушевного свойств, тут мешют.

- Что тебе еще?

Глвбух покорно смолчл, улвливя нстроение председтеля - невжное нстроение, и, подержв секунду коробок спичек возле ух, (послушл, есть ли в коробке спички), зжег сигрету "Прим".

Неншев от окн не отошел, еще пуще нвлился н подоконник, вглядывясь в просторное и высокое небо, полное звезд. Он жлел Никиту Лямкин, осознв нежднно простую и. горькую истину: живем мы рядом, длеки порой друг от друг, кк те вон звезды, и оценивем ближнего по его поступкм, не вникя в существо дел, мы все упрощем по лености своей, от недосттк живого, сострдтельного любопытств.

- Я новость принес, - осторожно нчл Гриш Суходолов и примял лдошкой шевелюру с тким видом, будто дожидлся вжной встречи в приемной министерств.

- Добрых новостей ты не приносишь, худую см услышу.

- Учстковый Голощпов вернулся и двух следовтелей привез, один тк из облсти по особо вжным делм. Голощпов их в бню повел, прятся сейчс. - А ккие у нс особо вжные дел? Нет у вс особо вжных дел

- Я с ними нкоротке словом перекинулся.

- И тут успел!

- Молодой прень" из облсти который. Говорит: чудес у вс косяком прут - мертвые воскресют, живые возносятся, только что, грит, струхи н метлх не летют, других всяких чудес - в нличии.

- Зря бензин жгут, - нхмурился председтель, - Витьк Ковшов, поди, двно спит в будке своей.

- Это почему же спит, он же улетел?

- Ткие никому не нужны - ни н Земле, ни в облкх. Дерьмо, оно ни в ккое прострнство не вписывется!

- Следовтель грит: тут рзобрться ндобно. Конечно, и нмек ему не дл, что это Федин рбот, следовтелю плец в рот не клди - - врз откусит. Он ткой.

- И не вздумй про Федор ляпнуть, смотри у меня - бшку отвинчу!

- Обижешь, Ивныч!

- Может, и Витьку-то Федор вдль кинул?

- Кому еще ткя здч по плечу?!

- Верно. Но зчем это ему нужно? Рзве что юмор прорезлся?

- Я думю, н помощь пришел, не позволил нд нми изгляться.

- Оно, конечно, спсибо ему, но о последствиях он совсем не думет.

- Иноплнетное мышление, Сидор Ивнович. Я вот читл... - Гриш Суходолов не успел просветить собеседник об особенностях мышления згдочных и длеких цивилизций: в доме погс свет. Он погс не только в доме, но и во всем селе. Когд глз по млости привыкли к темноте, стло зметно, что взошл лун, ее блики, лежли н полу меркло и жутковто. Издли донесся собчий лй, где-то скрипнул клитк, пробухли по дороге с поспешностью чьи-то споги, зблеяли овцы. Об - и Гриш, и председтель врз подумли о том, что, окзывется, село полно звуков и они обостренно воспринимются в темноте. Почему?

Сидор Ивнович ншрил в шкфу свечку, поствил ее н блюдце, зжег спичку, подержл блюдце н лдони. Острый огонек ,-гнулся и порхл, словно был привязн к свече тонкой ниткой, которя не двл ему взлететь. Гриш взял из рук председтеля свечу и подвил ее н стол. Они" сели с осторожностью, слегк нпугнные внезпно нступившей темнотой. Неншев вздохнул и нчл поругивть нчльник "Сельэлектро" Брнов, у которого в хозяйстве полный рзвл.

- Тк вот, что ксется иноплнетного мышления, - сделл новый зчин бухглтер Суходолов с торжественностью. - Читл я где-то под рубрикой "Удивительное рядом". Возьмем для нглядности того же мурвья. Д. Ты зметил, Ивныч, Лямкин-то с собкми опять был, целя стя его дожидлсь? Почему это собки з ним ходят, интересно знть? З мной вот не ходят...

- З тобой и не будут ходить.

- И почему же?

- Лямкин - он добрый.

- А я не добрый, что ли?

- Ты - суетный.

Грише не понрвилось, что он суетный, но он и н этот рз не перечил председтелю, потому что торопился изложить свою мысль:

- Мурвья того же возьмем, знчит. Ученые версию выскзывют, нук дже ткя есть, специльня - мурвьев изучет, збыл, кк нзывется. И нук т серьезно, знчит, предполгет, что мы имеем в нтуре цивилизцию, без всяких тм оговорок.

- Ккую еще цивилизцию?

Бухглтер продолжить не успел: в горнице зжглсь люстр, ослепив н мгновение, и срзу, без интервл, через рскрытое окно, сдернув с грдины шторину, упл н пол ккой-то предмет. Гриш проворно нгнулся, поднял тот предмет и близко поднес его к лицу Неншев, сидящего н стуле с изумленно поднятыми бровями.

- Кмень бросили?

- Ботинок, видишь?

- Ботинок? Вижу.

- Крсный, модный и н высоком кблуке.

- И грязный, Видишь? Витьки Ковшов штиблет, точно! - Гриш высунулся" окно и скзл шепотом: - Айд н улицу, Ивныч, д скоренько!

Н улице они увидели следующее: нд дорогой вился, кчясь, белый клубок неизвестной природы, клубок то поднимлся, то опусклся, потом он рскрылся, подобно цветку, и бесшумно опустился н шткетник. Гриш Суходолов стремглв кинулся туд, где опустился тинственный предмет, и вернулся с белой тряпкой, перекинутой через руку. При неверном свете луны колхозные головы все-тки угдли, что с неб упл рубх.

- Витькин! - догдлся председтель. - Это Ковшов, выходит, по чстям возврщется.

- Недром, знчит, ток отключился: Федор энергию нбирл. Пригнись, Ивныч, меня что-то удрило!

Неншев сел, опершись рукми о землю. Трв был мокря и холодня. В воздухе родился зудящий звук, о деревянную стену дом что-то удрило россыпью, будто дробь из ружья. Сердито и со всхлипом звякнуло оконное стекло. Гриш стонл рядом и ползл - выискивл небесные подрки.

- Тебе шибко достлось? - поинтересовлся Неншев с ехидцей и встл во весь рост, поскольку ничего больше вроде не сыплось и не пдло.

- Шишк вскочит! - пожловлся Суходолов. - В переносье стукнуло, из глз дже искры посыплись. Что же это ткое? Аг, ншел! Ншел, йд, смотри! - Глвбух крепко зжл в кулке нходку и змер с вытянутой рукой, уствился при этом н дорогу. А по дороге с зтяжным и жлобным воем бежл в сторону сел голый мужик, он мелькнул в косой полосе свет и "пропл в ночи. Еще некоторое время слышло" мягкий стук босых ног и устлый вой.

- Витьк пробежл или не Витьк?

- Он, Ковшов! - с веселым оживлением откликнулся Гриш Суходолов. Домой побег. Тряхнуло его, видть, нешуточно, в стрхе побег. Аж воет!

В доме Суходолов рзжл кулк и покзл председтелю пуговицу - свою нходку. Пуговиц, мленькя и черня, был, рссудили мужчины, от ковшовских брюк.

2

Виктор Ковшов утром ншли геологи - - он сидел н пеньке неподлеку от своей будки в чем мть родил и тихонько, безостновочно выл. Бурильщики тем же чсом сбегли з фельдшером, тот поствил пострдвшему укол. Витю рзогнули с нтугой, поствили н ноги и уложили н рсклдушку, чуть спустя прорб хвтил сткн спирт и зснул н целые сутки, когд же проснулся, был препровожден учстковым милиционером Голощповым к следовтелю по особо вжным делм - для проявления истины. Выяснилось срзу, что ничего путного от этого человек добиться невозможно: допршивемый молчл и выпил рзом целый грфин воды. Учстковый Голощпов сходил к ручейку, нполнил грфин снов, и снов он был осушен с быстротой необыкновенной. Опять позвли фельдшер Срфнов, медик зявил, что Ковшов н днный момент в шоке, конечно, но несомненно войдет в форму, пок его трогть не имеет смысл. Следовтель по особо вжным делм, весь с иголочки, точно мнекен с витрины, ккуртно причеснный, очень в меру румяный, вежливый, вкрдчиво осведомился у Срфнов:

- Почему вы думете, что он быстро придет в себя?

- Я стрый воробей. - (Фельдшер был седой кк лунь, крепкий и мужиковтый стрик) - Не буду прибегть к медицинским терминм, но ткие. Срфнов покзл н Ковшов пльцем, - подобны прочно сделнной мшине, они редко выходят из строя.

- Я не понял вс?

- А чего понимть, молодой человек! Я рзве неясно вырзился? Ткой тип людей очень четко отпрвляет функции, и не больше того. Высший вид нервной деятельности - творчество, высокие порывы и прочя, прочя - ему, увы, недоступны!

- Вы тк думете?

- Твердо в том убежден, молодой человек.

- Вы его не любите?

- Ковшов? А кто его любит? Не з что его любить, предствьте.

- Мотивы вшей неприязни?

- Я мог бы, конечно, и не отвечть н вш вопрос, товрищ следовтель, но скрывть ничего не стну, меня потрясло в свое время, что вот этот гржднин, - корявый и источенный мылом плец снов уперся в Ковшов, который, здрв голову, пил из грфин родниковую воду, - згнл нсмерть лошдь. Просто тк згнл нсмерть - рди збвы.

Лошдь же, молодой человек, лучше нс с вми, смею зметить, он не способн н подлость. Вы никогд не здумывлись нд тем, сколько крестьянский конь сделл для цивилизции? Никто не способен это подсчитть.

Следовтель поглядел н Ковшов внимтельно, хотел, видимо, уловить, ккое впечтление произвели н подследственного слов строго, ничего не уловил и рзмеренным жестом приглдил волосы н голове, блестевшие тускло и ровно.

- Что ж, спсибо вм з консультцию, короткую, но отмечу, весьм ктегоричную.

- Кк уж мог, кк уж мог.

- Не объясните ли вы нм зодно, кким способом и с помощью ккой силы прорб Ковшов это... восприл и это... приземлился в столь непотребном виде?

- Я не присутствовл при его... ээ-э... вознесении, вы очевидцев спршивйте. - Фельдшер збрл со стул обшрпнный сквояж, низко поклонился присутствующим и скорым шгом вышел вон. В дверях стрик столкнулся с Гришей Суходоловым.

Гриш с утр имел нмерение помочи следствию: он принес в портфеле крсный ботинок, рубху-мрлевку и три пуговицы, две черные и одну белую. Бухглтер зствлял себя сверить в то, что он исполняет гржднский долг и обмнывл себя; его сжигло желние очутиться в центре событий и поводить следовтеля з нос, несмотря н то, что приезжий числился з особо вжными делми. Суходолов ведь, облдл Тйной, следовтель же ею не облдл и не будет облдть. Если предположить, что этот рзбитной и хитрый товрищ доложит в верх, будто виной всему пришелец или некя сил в этом роде, потусторонняя, то с его погон нверняк слетит звездочк или дже две звездочки. Вот тк. И не инче.

Учстковый Голощпов привстл и поздоровлся с бухглтером з руку, следовтель, подперев рукой . подбородок, смотрел н вошедшего, не мигя, и нельзя было понять, о чем он думет. Витя Ковшов покосился через пустой сткн, который прижимл к носу, н Гришу нсмешливо и дерзко.

- Т-ээк, - скзл следовтель, когд бухглтер хмуро, но с проблеском луквой улыбки, стл выклдывть н стол принесенные в портфеле вещи. Т-ээк.

- Мой ботинок! - зявил вдруг Ковшов и поствил пустой сткн н подоконник.

Учстковый Голощпов чувствовл себя мятно по двум причинм: во-первых, он не был Хозяином положения, во-вторых, кк он ни нпрягл голову, не имел до сих пор ни млейшего предствления о том, в ккую сторону двигть рзбиртельство, и всецело положился н облстное светило. Смолоду, однко, учстковый привык полгться только н себя.

- Ботинок-то мой!

- Голое у товрищ прорезлся! - Следовтель посмотрел н Ковшов; пристльно, можно отметить, пронзительно, и покзл глвбуху рукой н стул.-Прошу. И двйте знкомиться. Фмилия моя - Ольшнский. Олег Степнович.

Гриш Суходолов тоже отрекомендовлся, озряясь присущей моменту улыбкой, в меру рдушной и в меру официльной.

- О вс я кое-что слышл, - зявил следовтель. - У меня к вм есть ряд вопросов.

- Всегд и всенепременно готовы помочь! - дуршливо, с издевкой ответил Суходолов. - Чем можем. Д. Мы тут н отшибе и свежему человеку рды душевно. Мнением кким поделиться - пожлуйст, новость услышть тоже не прочь: нм центрльные гзеты н дв дня позже приносят, чем в облстной центр. А я лично до чтив всякого очень охоч!

- Взгляд у следовтеля Ольшнского был, ндо отметить, гипнотический, тяжелый. Крие нвыкт глз доствли, кжется, до смого нутр, и Суходолов тоскливо подумл, что нпрсно, пожлуй, ввергет себя в пучину без дн и без покрышки.. Н всякий случй он скзл:

- Времени у меня мло, учтите: сев нчинется. Виды н урожй, если интересуетесь, неплохие, и председтель нш, он гроном по специльности, нстроен весьм оптимистически.

Ольшнский молчл, и в том молчнии был неприязнь.

- Пшеницу вор сеять - земля нгрелсь. Ольшнский опять смолчл. Гриш пожл плечми, вытер плтком обветренные губы и попутно здл себе цель рссердиться. "Чего это он сычом выствился!?" Нконец, следовтель рзомкнул губы:

- Вы, Ковшов, можете идти. Отдыхйте, потом мы с вми и встретимся.

- Он вчер, конечно, нпереживлся! - с оживлением встрял, в рзговор глвбух Суходолов. - Смотрим: бежит рысью. Бежит и воет, будто, знете, волк степной. - Аг. - Гриш для нглядности встл, округлил рот, вытянул шею и издл звук, полный звериного томленья. Следовтель дже поежился и кинул н стол шриковую ручку. Пошевелился учстковый в углу, скрипнули его прдные споги.

- Вы не один были, когд он бежл? - здл первый вопрос следовтель.

- Дк с председтелем мы были, когд он, знчит, промелькнул в голом виде.

- С кким председтелем?

- У нс один председтель - Неншев Сидор Ивнович, всеми увжемый, между прочим, - товрищ: его не только в рйоне, но и в облсти прекрсно знют. И вм бы не мешло знть его, товрищ, следовтель, понимешь, Ольшнский!

- Не мешет, првильно, - вкрдчиво подхвтил следовтель. Обязтельно познкомлюсь с ним. Итк, вы видели, кк пострдвший бежл, д? Кстти, гржднин Ковшов, я же вс отпустил.

Витя нпрвился к двери с неохотой: он, видть, собирлся послушть Гришку Суходолов, потому что см Витя имел в голове - полное зтмение. Про вытье Гришк, конечно, згибет, однко и пресечь его нельзя: милиция не дст. Витя постоял у порог в рздумье, открыл дверь, мхнул рукой со смирением и обреченностью: мели, Емеля, твоя неделя!

Суходолов жест этот возмутил, он удрил себе кулком по колену и привстл н стуле:

- Вру, скжешь! Выл ты, кк битый кутенок. Ббы тк нд гробом не воют, кк ты выл, д! Еще мшет, понимешь! Ты топй себе и думй про свою дльнейшую судьбу. Тебе еще з твой хулигнский поступок отвечть перед зконом, ещё повоешь, когд срок зктют.

Ковшов предпочел с шльным финнсистом не связывться и степенно покинул помещение.

- Ишь ты! - рскипятился Гриш, - Еще и рыпется, ему ндо уши прижть кк можно плотнее, он еще топырится, хныг несчстный!

Следовтель Ольшнский постучл шриковой ручкой по столу и здл вопрос:

- Я слышл, что не тк двно Вы, товрищ Суходолов, исчезли н целых трое суток? Было ткое?

Гриш срзу нхохлился, посмурнел и спко здышл носом:

- Я уже понес дминистртивное нкзние з тот поступок, и нечего, знчит, ворошить строе.

- Ккое же вы понесли нкзние?

- Н вид мне поствлено. В устной форме.

- Лсково с вми обошлись. Лсково...

- Я одни блгодрности имею з свою рботу, потому и обошлись со мной, кк вы говорите, лсково. Понятно?

- Не совсем. Меня не очень интересует, признться, ккое вы понесли нкзние, меня интересует, куд вы исчезли?

- Еще чего! Может, вс интересует, н ком я жениться собирюсь?

- Если пондобится, гржднин Суходолов, то и спрошу, н ком вы собиретесь жениться.

"Вот оно, уже и гржднином нвеличивет!"

- Вы по существу, пожлуйст, мне ведь некогд - сев н носу.

- Вы же не сеете и не жнете, нсколько я понимю? - следовтель Ольшнский скупо улыбнулся, и во рту у него сверкнул коронк из нержвейки.

- Ну, если я не сею и не жну, то вы и подвно! Вы совсем в стороне от хлеб-то, гржднин хороший.

- Вы не сердитесь, пожлуйст, я не хотел вс обидеть.

- А обидели между тем!

- Прошу прощения, коли тк.

Учстковый Голощпов тяжело вздохнул, не одобряя, видимо, рзговор ткого род, и зкурил ппиросу, отгоняя лдошкой дым в сторону. Голощпов думл: "Гришк, он млость пустобрех, но и деловой, грмотный в своем ремесле, тут уж ничего не скжешь. И потом, исчезл он не просто тк, вескя у него был причин - исчезнуть. Что-то з этим определенно кроется".

- Я повторяю вопрос: где вы отсутствовл" целых трое суток?

- А я прошу рзрешения спросить - в свою, знчит, очередь: вы меня рзве подследственным считете?

- Не считю, но...

- Никких "но"! Отвечть я вм не обязн. Где был, тм меня уже нет. К невесте ездил, нпример.

- Почему же председтеля не известили об этой вшей незплнировнной поездке?

- Любовью был охвчен роковой, збыл!

- Вы ж н рботе!

- Збыл и про рботу, любовью охвченный. Роковой. Учстковый. Голошпов опять вздохнул, пристльно рссмтривя хромовые свои споги, генерльские, привезенные с войны. Споги он выменял н зжиглку у одного рзбитного стршины в тишйшем городке под Берлином. Зжиглк был особя - в виде голой женщины, и споги достлись особые, несносимые, вечные. Првд, ндевлись они нечсто, все-тки без млого сорок лет с той поры минуло. "Пор н пенсию! - подвел черту Голощпов и згсил в пепельнице недокуренную ппиросу "Беломор". - Шибко я неуверенный стл для ткой должности. И стеснительный. А он молодой (имелся в виду следовтель), он не стесняется!"

- У вс все? - весьм официльно поинтересовлся бухглтер и встл, дже кблукми ботинок стукнул, подржя военным из кино, людям строгим и четким.

- Я еще и не нчинл, товрищ Суходолов! - следовтель улыбнулся и покзл свой нержвеющий зуб. - Не нчинл еще. И вы н мой вопрос не ответили.

- Кк это не ответил? Ответил!

- Хорошо. Где живет вш невест, которя зжгл плмень неугсимый?

- Это дело личное, и невест моя здесь ни при чем.

- Тк-то оно тк...

- Только тк!

- Хорошо. - Следовтель слегк постучл шриковой ручкой по столу и мизинцем, морщсь, притронулся к переносью. - Оствим это до следующего рз.

- Следующего рз не будет! - Суходолов хотел верить, что эт их встреч - последняя, он покялся, что черт знес его в кбинет, который, пожлуй, стоит теперь обходить стороной: этот из облсти - не простк, хвтку имеет и, не дй бог, доберется до сокровенного, до Тйны.

- Зря вы тк-то, товрищи! - здушевно произнес из своего угл учстковый Голощпов. - Дело-то общее. Неясности всякой тут много, но ить и рзобрться можно. Полегоньку, потихоньку, но можно ведь, ?

- Если потихоньку, д полегоньку, - сухо ответил учстковому следовтель по особо вжным делм Ольшнский, - то нше дознние н год зтянуться может! Роскошь непозволительня - год в этой дыре кнителиться. Вы, товрищ Суходолов, -это мой последний вопрос - кк относитесь к скотнику Лямкину?

- Никк не отношусь: Лямкин д и Лямкин, пустомеля и лкоголик. Чего еще-то?

- Нн-д. И кким обрзом он воскрес однжды?

- Шутил, нверно. Ткие у него шутки, знчит. Никому воскресть не дно. Христос вот только рзве ожил, тк двно это было. И библия, соглсно мнению ученых, он врет; Ну, я пошел, хоть не пшу и не сею, человек я сельхозртели своей - нужный.

- До свидния, - следовтель коротко кивнул и поджл губы.

3

Геологи-буровики, руководимые Витей Ковшовым, ребят рзбитные и своевольные, никких особых перемен в нчльнике своем не зметили. По молчливому соглсию, буровики Витю ни о чем не рсспршивли. Ковшов первое время был тих, здумчив и подолгу сиживл н скмейке возле будки, подствив лицо солнышку. Он сидел, кк стрик - обмякший и ко всему рвнодушный, зплнировння рбот ктилсь своим чередом. Стоял теперь ясня весн, дожди иссеялись, тйг ззеленел свежо и яро, тропки просохли, н полянх появились жрки, особо большие и особо яркие. Нверно, кждую весну мы приятно обмнывемся, когд утверждем, что цветы нынче особые? Пусть тк. Первые цветы, первый скворец, первые утки н озерх, первый босой пцн н реке... Воздух вздргивет, течет с горы и пдет, кк водопд, притом, кжется, позвнивет, кк стекляння книтель. В тйге пслись колхозные стд, и коровы были похожи издли н пестрые кмни. Многие видели у воды лосей, они пили без суеты, роняя с губ тяжелые кпли, Потом, вскинув головы, чсми звороженно смотрели вдль.

Струхи смотрели из-под руки н восход, где солнце, будто мяч, ктилось по голубому небу, и говорили одинково, крестясь притом: "Хорошо-то кк, осподи!"

Витя Ковшов испрвно ходил к следовтелю, молчл при допросх и лишь пожимл плечми: ничего не зню, ничего не помню. Однжды, когд Ольшнский,, этот въедливый предствитель облстной милиции, был излишне докучлив, подследственный (или свидетель?) скзл, бгровея:

- А что. Лечу это...

- Где летите?

- В тоннеле вроде. Д лечу это, он орет: "Возврщю вм дурк, вм без них жить - скучно!"

- Кто орет-то?

- Откуд мне знть! Встретить бы этого тип, я бы его из собственных ушей вытряхнул! Я институт кончл, он - "дурк"! Я в Томске институт окончил, он орет.

- Я в Омске институт окончил, - скзл следовтель нзидтельно. - Ну и что?

- Юридический, поди? - Ковшов ндул губы с выржением презрительным.

- Юридический.

- Это - не обрзовние, - отрезл Ковшов. - Ты, поди, и четыре действия рифметики збыл? Язык у тебя мускулистый, вот и все твое обрзовние!

- Я вс н "вы", между прочим. Зчем же вы меня тыкете? Мы с вми в одном полку не служили, гржднин Ковшов!

- И не будем служить: я к тнковым чстям приписн, я лейтеннт зпс тнковых войск, вот что. А это... вы?

- Невжно, к чему я приписн; Вы, нверно, гржднин Ковшов, не совсем отчетливо предствляете себе нынешнее свое положение. Вс ведь з хулигнство судить будут.

- З ккое ткое еще хулигнство? - - У колхозной конторы под чьим руководством бурили? Под вшим чутким руководством!

- Ну, под моим. Тк их ребят зровняли, ямы-то. Бульдозером звлили.

- Фкт, однко, есть фкт, гржднин Ковшов. - Ну и что? Пятндцть суток ддите? Отсижу, подумешь. Теперь, говорят, перед отсидкой-то и не бреют нголо, волос н голове: остнется, никких, знчит, особых примет. С рботы не выгонят - нроду в ншей фирме всегд не хвтет. Стрщть меня нечего, товрищ следовтель, я пугный.

Учстковый Голощпов сердито фыркнул: ни стыд у этого недоросля, ни совести. "Молодежь нынче нгля пошл, спсу нет!" Голощпов предствил, что было бы с ним, получи он пятндцть суток. "Повесился бы я н первой березе, вот что!"

Следовтель по особо вжным делм с устлостью и рзочровнием покзл рукой н дверь: идите, мол, своей дорогой, гржднин Ковшов с высшим обрзовнием, - толку от вс решительно никкого, тем более н полянке, видел через окно следовтель, томится, окруженный собкми, свидетель Никит Лямкин, общться с которым - одно удовольствие.

Лямкин, в отличие от Ковшов, был вежлив, обстоятелен в советх я искренне хотел во всем рзобрться. Олег Степнович Ольшнский н этот рз здл свидетелю ткой вопрос;

- Когд вы летели, Никит Мкрович, то есть возврщлись в этот мир, вы что-нибудь слышли? Ковшов вот слышл...

- И я слышл! Все збывю скзть вм о том, зпутлся в подробностях. Вс ведь интересуют именно подробности, детли вс интересуют, не тк ли?

- Совершенно верно, детли меня очень интересуют.

- Я слышл. Голос вещл: "Отныне " до конц дней своих все стрдния живого лягут н твои плечи, ты будешь видеть то, чего не видят другие, и слышть то, чего не слышт другие. Др этот ниспослн тебе кк блго и кк месть".

- И что вы теперь слышите?

- Кк рстет трв, нпример.

- И кк он рстет?

- Трудно это словми отобрзить... С робким этким шорохом он рстет. - Никит приклонил голову к плечу и пощелкл пльцми возле ух. - А из земли Проклевывется... Можете себе предствить, с кким звуком пробк шмпнского высккивет? Примерно тк же вот, только тихо-тихо. Больше того, я слышу, кк стрдют деревья. Они плчут, будто грудные дети, но плч тот глухой и длекий.

Следовтель Ольшнский здумлся, глядя в окно. З окном н поляне полукругом сидели собки и без интерес следили з рвным полетом вороны.

- И Что вы обо всем этом, товрищ Лямкин, думете? Кк объясняете все это? - Ольшнский круто и широко повел рукой. - А?

- Есть у меня кое-ккие сообржения. Д. Мы имеем дело с иноплнетянми. Только прошу, хрните это мое умозключение в тйне, потому кк все мы, если будем придерживть этой версии открыто, обязтельно попдем в смешное положение. И знете, кто может четко ответить н вши вопросы? Председтель колхоз?

- Ккие у вс основния утверждть, что председтель многое знет, товрищ Лямкин? - Рзрешите мне не отвечть?

- Что ж, рзрешю. Пок.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

1

Поистине, новости рзносит ветер!

Трое были в кбинете - следовтель по особо вжным делм, учстковый Голощпов и Никит Лямкин, когд родилсь версия об иноплнетянх. Лямкинскя, собственно, версия. Никто из этих троих проболтться, естественно, не мог, вот поди ж ты, буквльно н другой день село облетело сообржение: тут что-то не тк, тут чрезвычйностью пхнет. Оно бы и ничего, конечно: поговорили д и бросили, но слух о пришельцх дл нежелтельный резоннс.

Рнним утром, когд еще не рзбрежжило, Неншев поехл по полям и культстнм, чтобы знть в нтуре, кк идут рботы. Колхоз досеивл последние гектры горох и пшеницы, дльше пойдет кукуруз и прочее. Кмпния нбирл темп. Нелишне отметить здесь, что весенний день год кормит, поэтому ясно всякому, кк озбочен был в ту пору Сидор Ивнович он почти не спл, вертелся белкой, был сосредоточен, скуп н слов. Хвлил сеяльщиков редко, но если хвлил, то щедро и немедля отдвл прикз от имени првления о денежных премиях. Председтеля боялись, почитли и, что вжнее, искренне увжли, понимя, что хозяин тким и должен быть.

...Неншев выехл из дом, когд еще не рзбрежжило. Тумн зстилл видимость, и шофер срзу включил "дворники". Стекл мшины понуро слезились. Было зметно у же, что солнце где-то поднимется, и по серому небу переливлись золотые его сполохи.

Неншев без конц утирл влжное лицо плтком и тяжело вздыхл, потому что в хозяйстве не все шло по плну. Оно, првд, почти всегд тк и бывет: грфики грфикми, повседневность, он диктует свое - вчер вон во второй бригде зболел поврих, пожиля колхозниц, и змену ей нйти не тк-то. просто. Вот и крути-верти мозгми. Молодя кухрить не пойдет: не престижня эт рбот теперь... То трктор поломется, то сеялк, то горючее не подвезли. Нет горючего - знчит, простой. А время не нгонишь. Погод пок что дивня стоит. Тк сколько ей стоять? Не успеешь оглянуться, кк здожжит. Это тебе не Клифорния ккя-нибудь, это тебе Сибирь, тйг: тут в кждом логу свой климт.

Председтель покосился н своего шофер и подумл с рздржением: "Опять небритый!"

- Ты, Никнор, - скзл Неншев громко, - В рмии сколько служил?

- Тк если взять в целом, лет, поди, десять. До войны призвли, сперв н Востоке служил, посля, знчит, н немц послли. А еще посля демобилизции ждл.

- Что же не отпускли?

- Не отпускли. Я в втополку служил. Технику готовили мерикнцм сдвть, "студебеккеры" ремонтировли. И перегоняли тоже. Мы это отремонтировли честь по чести, они их, мшины-то" под пресс н нших глзх. Мы плкли, веришь-нет! Стоим у причл и плчем. Во Влдивостоке дело было.

- Я не к тому (про "студебеккеры" и нглых мерикнцев Неншев слышл неоднокртно). Я про то, что в рмии тебя бриться не нучили почему-то.

- Бриться меня, конечно, учили. Д к чему теперь-то? Молодухи н меня совсем не смотрят, струх терпит.

Неншев имел нмерение рзвить тему в том плне, что Никнор кк-никк возит председтеля, это уже кое-что знчит: у шофер вид несвежий, вроде бы пропойный, ткой, скжут, и нчльник" Ну и дльше в том же духе, но вжня тем рзвития своего не получил: председтель увидел, что в бригде, кжется, рботть не собирются - техник стоял возле поместительной деревянной будки, в которой ночевли мехнизторы, н высоком крылечке прозябло в безделье человек пять. "Что это они? недоумевл Сидор Ивнович. - Или выходной объявили?" Солнце в этот момент нчло взмывть, слепя глз, и косогор, где стоял будк, точно охвтило огнем, трв сделлсь пронзительно-зеленой, дым, сочившийся нд угсющим костром, стл синим. Огонь бежл по верхушкм деревьев, рстеклся и ширился, высветливя дли, небо рспхнулось, нбиря голубизну.

- Гони! - прикзл шоферу Неншев.

Гзик выскочил из редколесья, взял крутизну и зтормозил у смой будки. Неншев догдлся уже, что труженики с рннего утр зпрвляются водкой. - По сткнм рзливл городской сврщик, прислнный шефм н подмогу - молодой и вихрстый прень в черной рубхе. Председтельский мневр (мшин появилсь неожиднно) ошеломил компнию. Городской сврщик оствил сткн у рстворенного рт, местный тркторист Витьк Мокроусов почувствовл, что кепк с его головы см собой нползет н ухо. Поврих Алексндр Крпухин зстыл в дверях. В првой руке он держл прокопченную кстрюлю с рзогретыми котлетми, левой же зжл рот. Чтобы не зкричть.

Неншев взбежл по ступенькм, вырвл поллитровку из рук сврщик и шибнул ею с рзмху о косяк. Поврих юркнул в будку, сврщик прыгнул н землю и принял позу человек, не имеющего никкого отношения к происходящему, он дже посмел зявить:

- Ты, поди, еще и дрться стнешь, дурк стрый? В голову нглец полетел монтировк. Не пригнись прень, быть бы беде. Неншев искл ещё железяку потяжелей, но, н счстье, не ншел и стл с угрожющей медлительностью спускться с крыльц, сжимя кулки, лицо его было мучнистого цвет.

- Прибью, сукины дети! - свистящим шепотом скзл председтель. - Под суд пойду, прибью! Я жизнь прожил. Прибью, и бездельников н этом свете меньше остнется, зхребетники!

- Не горячись ты рди бог, Сидор Ивнович! - жлобным голосом попросил тркторист Витьк Мокроусов, стягивя с головы бйковую кепку,--Ты послушй сперв, зчем икру метть - ить причин был у нс, не тк просто все.

Из-з угл будки, обсыпнный почему-то соломенной трухой, выглянул Семен Мясников и тоже зворковл, призывя к миру и соглсию. Пожилой и небритый председтелей шофер Никнор Всильевич успел рскрыть кпот гзик и спрятл голову возле жркого мотор, выствив н волю туго обтянутый штнми зд. Шофер смеялся в духоте и не мог уняться, его било и потряхивло, он змзл волосы мслом, но не менял позу, потому что стршился неншевского гнев. Сидор Ивнович тем "временем вяло опустился н ступеньку и взялся рукой з сердце.

- Доведете вы меня до инфркт, зхребетники!

2

Когд Неншев млость поостыл, мехнизторы, окружив крылечко, нчли объяснять с почтительным унынием: д, виновты, вчер вечером, собственно, и нчлось, утром решено было млость попрвиться, д и в поле дружно ехть, оно вишь, кк получилось: не думли, что вы тк рно нгрянете.

-По ккому поводу пьете? - спросил председтель, хмурясь. Он все еще держлся з сердце, губы его обметло синью. - Вороги вы, и ничего больше!

- Оно конечно, вороги, д тут, понимешь, слух идет: пришельцы к нм нгрянули незвные. Может, и свету конец. И никкой пшенички уже и не ндо будет. Пришельцы, известно, рзные бывют: одни добрые, другие - жестокие.

Если Земля нш им пондобится, тк рзве они с нселением посчитются: уничтожт нс кким-нибудь хитрым лучом и - поминй кк звли! Бригдир домой ночевть поехл. Остлись мы, порссуждли туды-суды, ну и это... вмзли мленько. Вы не беспокойтесь, норм будет, дотемн теперь зведемся. Вы уж не рсстривйтесь, пожлуйст.

- Вороги! И - тунеядцы. Ккие-ткие еще пришельцы?

- Это которые с других плнет.

- Или с других глктик, - добвил вжно городской сврщик.

- Грмотные ккие! - вздохнул Неншев утер лдонью со лб холодный пот. - Про глктики знете!

- Нчитны, кк же. С фнтстикой знкомы. - Нчитнный человек, по-нстоящему интеллигентный, водку не хлещет в рбочее время. Бессовестный может в любой обстновке нпиться и нрушить человеческий облик. Хвтит, однко! - председтель кособоко, зпинясь, сошел н землю и подвел итог. Все будете нкзны в дминистртивном порядке, ну и мтерильные убытки понесете, соглсно колхозным зконм. А пришельцы... Им с вми скучно будет - слишком узкие интересы имеете. Никто к вм не прилетит - не про вшу это честь. - Сидор Ивнович открыл переднюю дверцу мшины и сел з брнку, будто збыл, что сюд приехл не один.

Шофер Никнор Всильевич, все еще озоровто щерясь сделл попытку устроиться н зднее сиденье, но был остновлен сердитым окликом:

- Пссжиров не вожу!

- Кк же это?

- Пешком дойдешь. Эй, лкоголики, у вс есть бритв?

- Нйдем, - нехотя Ответил з всех тркторист Семен Мясников, рсстроенный вконец: он уже прикинул, что премии ему не видть и жен Верк, ждня до денег, опять будет реветь н всю околицу, потом, кк уж зведено, кинется врукопшную и поцрпет ему физиономию.

- У них есть бритв. Действуй, гврдеец.

Было змечено, что и в других колхозных бригдх дисциплин поштнулсь в связи с упорными слухми о пришельцх. Неншев вынужден был созвть рсширенное првление и произвести в присутствии ктив ироническую речь о провинцильной темноте, о предрссудкх, которые <и это при бсолютной грмотности нселения!) еще порой крепко хвтют нс з гордо. Что же ксется фктов, то они не выдерживют дже мло-мльски серьезной критики. Никит Лямкин помер, Никит Лямкин воскрес? Смешно, прво слово! Зхотели с Витькой Ковшовым побржничть лишний рз, вот и рзыгрли комедию. Пок Лямкин в гробу тился, жен его Врвр (добрейшя в сути своей женщин!) н водку рублей двести извел, д н зкуску не меньше, бртв и погулял н полную широту. Витьк Ковшов голяком по селу шстл? Ну, тк и что? Збрел к вдовушке (фмилии нзывть не буду), д и не сошлись хрктерми, и получил ухжер промеж глз с оттягом - некоторые нши увжемые женщины, хоть и предствляют слбый пол, в рукопшной от мужик не отстют, тем более у нс прочно и двно воцрилось рвнопрвие.

Н рсширенном зседнии, если взять в целом, было оживленно, и Неншеву в основном удлось рзвеять пошлый слух о пришельцх. Доклдчик призвл сиять с повестки дня всякие нелепые слухи, однко, торжествовл он рно гроном-прктикнт Костя Мртемьянов, рзбитной ткой прнишк, вытянул руку, кк школьник, выкзывя тем, что он хочет о чем-то спросить.

- Слушю тебя, Констнтин?

- Кк вы объясните, Сидор Ивнович, вознесение Витьки Ковшов: ведь он без крыльев улетел невесть куд и неизвестно, кким путем вернулся, не вдов же его з веревку тянул? Тут что-то не тк, Сидор Ивнович. Я см все нблюдл и не склонен ссылться н ведьминские козни, должен и отметить: згдк остется згдкой и будоржит вообржение, гнездит всякие сомнения. И не только у меня.

Неншев воздел н нос очки, порылся в бумгх н столе, поглядел из-под очков н прктикнт, кк профессор н студент-недоучку, Сидор Ивнович облдл некоторыми ртистическими способностями, он довольно удчно изобрзил недоумение, присутствующие ждли срзительной отповеди и уже посмтривли н дерзкого прня с эткой вялой усмешкой - не н того, дескть, нпл! - но председтель не опрвдл светлых ндежд своего ктив, скзл с зпинкой, прижимя подбородок к груди:

- Ить оно кк... Нук тут это... бессильн. Очухется Витьк Ковшов, он н днный момент совсем здурелый, допросим его с пристрстием, и уверен - все рзъяснится в лучшем виде.

- Неубедительно! - отрезл прктикнт и сел.

- Я что тебе, - взъярился вдруг Неншев, - член-корреспондент кдемии нук, я тебе что - строном или физик, я тебе что - член Королевского нучного обществ Бритнии?

- Неубедительно! - подл опять реплику прктикнт. - Еще можно?

- Чего можно?

- Поинтересовться?

- Интересуйся, что ж...

- Н селе видели стрнного человек, он к вм в кбинет еще зходил?

- Ко мне в кбинет стрнные люди не зходят, ко мне обыкновенные зходят, Констнтин!

- Тот человек был в больших черных очкх, и н голове у него был черня коробк, потом он еще с вми в бне мылся?

Неншев дже обрдовлся ткому обороту рзговор, потому что этот вопрос он, можно скзть, предвидел и зготовил ндлежщий ответ. Опять последовл профессорский взгляд из-под очков, взгляд, полный снисходительности. К теме председтель подступил не срзу, сперв он нмекнул, что студенту, кковым является н днный момент Костя Мртемьянов, ндо знимться делом и не уподобляться отстлому элементу, не подогревть в нроде Всякие тм мутные слухи - ведь отчет о прктике будут подписывть студенту техникум Мртемьянову колхозные специлисты, об этом тоже не лишне помнить. Д.

После тких рссуждений Сидор Ивнович рзъяснил:

- Что ксется человек в очкх и с коробкой н голове, то это нвещл меня фронтовой товрищ Федор Федорович Ивнов, тяжело рненный в боях н Курской дуге, где мы сржлись в состве одного тнкового бтльон. Мой товрищ носит с тех пор специльные очки, потому что лицо его сильно обожжено. У него еще был переломлен череп, и хирурги вживили ему в голову специльную плстину, плтиновую, понимешь, для прикрытия Того смого рненого мест. И больше ничего. Живет мой товрищ в городе Кемерове, Преподет мтемтику в университете, он кндидт нук и хороший человек. Вот тк. Ясно?

Прктикнту Косте Мртемьянову и сейчс не все было ясно, но дльше он уже не ершился: ведь отчет о прктике ему действительно будут подписывть колхозные специлисты, тем более он по рзным причинм несколько отствл в учебе.

- Рботть, товрищи! И зсучить рукв: мы отстем от грфик. Хлеб, он всегд нужен, незвисимо от того, улетели от нс или прилетели к нм. А вдруг те же пришельцы возьмут д и зявят: "Отсыпьте, ребятки, пшенички из своих зкромов - оголодли мы, поиздержлись в длинной дороге, Христос ведь делиться велел!"

Активисты покинули кбинет председтеля в хорошем нстроении, Неншев же опустился в кресло передохнуть. Мысли его были сердитые: "Нмутил Федя воду и смылся в неизвестном нпрвлении, тут рсхлебывй кшу, клин-млин!" Рздржение Сидор Ивнович было вызвно нелогичным поведением пришельц: лиц не кжет, хотя вроде бы и не посторонние, теперь, их знкомство скреплено некоторыми общими интересми; Рзве отрезн нпример, перспектив вновь создть кртофелеуборочный комбйн? Рзве неинтересно послушть о том, кк они тм живут, в неведомых космических глубинх? Или Федор ншел других приятелей, умней и содержтельней простых колхозников? Измен обижл и оскорблял. Неншев не предполгл еще, скжем, день нзд, что стнет ревновть пришельц к кому-то.

...Дверь кбинет открылсь, пел зскрипел под немлой тяжестью, Неншев, не Поворчивя головы, уже знл, что визит нносит суходоловскя зместительниц Вер Ивновн Клинов, еще он знл, что дел к нему у Веры Ивновны нет и пригнло ее, сюд ббье любопытство.

- Мы сегодня здоровлись, Вер Ивновн?

- Вы опять рссеянный!

- Я не рссеянный, я знятый.

Женщин срзу обиделсь и издл, по обыкновению. один из смых зтяжных своих вздохов: он сперв с минуту или больше збирл в себя воздух, збирл с ткой силой и яростью, что Неншеву покзлось, будто весь кислород окрест уже изрсходовн, потом последовл чемпионский выдох и вокруг повеяло косметикой.

- Чем же вы это зняты, Сидор Ивнович? - Клинов, сцепив руки н, выпуклом животе, остновилсь возле стол. - Нроду-то нет никого?

- Я думю. Председтелю положено иногд и думть. Женщин оздчилсь и змолчл. Клинов осведомилсь, сотряся телом стол, к которому привлилсь:

- Я вм мешю?

Председтель ей не ответил. Тогд Вер Ивновн посмотрел в окно и скзл:

- Лямкин прется с собкми своими. К вм, нверно. Он вчер у Воробьихи корову вылечил.

- Кк это - вылечил?

- А тк. Легл коров в стйке и не поднимется, глз у ее мучнистые сделлись, дурные. Воробьих - к ветеринру. Тот покрутился, послушл, остукл. Анлизы, мол, ндо брть, без нлизов дигноз не поствить. Тут Лямкин несет со своими собкми. Что ткое? Коров, грят, н исходе - горе у Воробьихи-то. "А мы горю тому поможем". Почесл корову промеж рогов, пошептл что-то и прикзывет: нпои ее, ббк, соленой водой: звтр бык зпросит. Воробьих, конечно, Лямкин облял: збулдыг и есть збулдыг, у меня, вишь, горе отчянное, ты зубы склишь. Отмтерил, мужик, у Воробьихи-то грязное слово в горле не звязнет. И все ж нпоил корову соленой водой (Лямкин теплой велел, горчицы столовую ложку велел добвить), он утром-то и впрямь бык зпросил.

- Понятно. А у вс что ко мне?

Клинов виновто улыбнулсь и зрумянилсь.

- Я вот что... - договорить однко он не успел - в кбинет боком, но решительно вошел Никит Лямкин. Н нем был стренький пиджк, черня рубх и кирзовые споги, з плечми торчл у него туго нбитый рюкзк, купленный, видимо, в мгзине недвно.

- Не было гостей, д вдруг нгрянули! - скзл председтель, впрочем без иронии, добродушно. Вер Ивновн Клинов сделл вдох-выдох, кк н утренней гимнстике по телевидению, и вышл тяжелой поступью. Никит остновился в дверях, покшлял.

- Что тм у тебя, Лямкин?

- Я времени много не отниму, Сидор Ивнович.

- Ты бы хоть мешок снял, двит он тебя. Кирпичми нгрузился, что ли? Снимй мешок-то, снимй, брт.

Лямкин послушно стщил увесистый рюкзк с плеч, положил его н стул, снял кепку и приглдил н зтылке волосы.

- Ты сдись, сдись. Лямкин сел.

- Теперь вот слушю. Куд это подсобрло я тк основтельно?

- Попрощться зшел. Вы, Сидор Ивнович, увольняйте меня. Вот зявление, - Никит с робостью, чуть пригнувшись, сделл несколько шгов и положил перед Неншевым сложенный вдвое лист бумги. - Тм все нписно.

- Я и читть не стну! Только, понимешь, нпрвился человек, пить бросил, з что хвлю и рдуюсь от души, тк н тебе, опять пошло-поехло! Или зрплт не устривет? Есть у нс возможность, если между нми, подбросить скотникм, д и вообще животноводм кое-что дополнительно, потому что по молоку мы нынче неплохо выглядим, д.

Никит слегк поморщился, он сидел у двери, готовый, кжется, тотчс же подняться и сделть ручкой: при чем, мол, здесь деньги, совсем ни при чем!

Неншев с чувством неподдельной горечи осознл, что не уговорить ему Никиту, что дело, конечно же, не в деньгх, осознл еще, что жлко ему терять этого человек - без него, несклдного, скучнее будет жить:

- А кк же Врвр?

- Я крдучись ухожу - слез ведь не оберешься.

- И сердце не болит у тебя, ведь ткя он добря бб!

- Болит сердце.

- И что же тебя гонит?

- Зов гонит.

- Тумнно про зов-то. Несерьезно.

- Понимю, - Никит виновто пожл плечми. - Однко тк и есть. Хочу по городм и весям пройтись, н людей поглядеть. Поэму пишу.

- Это хорошо, когд поэмы пишут. Пешком, что ли, нпрвляешься?

- Пешком.

- А псы твои здесь, знчит, остются?

- Почему же здесь? Со мной пойдут.

- Кхе. Тк тебя же первый постовой зберет: тунеядствующий, скжет, элемент.

- Я и к этому готов.

- И куд же ты теперь нпрвляешься?

- А куд глз глядят. Вдоль железнодорожных путей потопю. Н восток. Потом - н зпд.

- Т-к. Н ккие же шиши жить стнешь?

- Подрбтывть буду.

- Говорят, - коров лечить нловчился?

- Не нловчился, умею.

- Откуд же это в тебе?

Никит опять пожл плечми, его ндо было понимть тк: я многое теперь умею и этому своему умению перестл удивляться.

Сидор Ивнович Неншев уверился про себя еще рз, что уговоры и увещния не своротят Лямкин с избрнного им пути, и вздохнул тк же зтяжно и шумно, кк двеч вздыхл в этом кбинете Вер Ивновн.

- Попутного тебе ветр, знчит...

- Спсибо, - тихо ответил Никит Лямкин и, крякнув, взвлил н спину рюкзк. - Не поминйте лихом.

- Чуть чего - пиши. Или, знчит, телегрфируй - поможем: не чужой, поди. А вернешься? - Вернусь. Обязтельно.

- Это хорошо. Будем ждть.

Председтель не видел, кк вышел Никит-стрнник, не слышл, кк зкрылсь з ним дверь: председтель опять смотрел в окно и думл о том, что пришелец Федя, пожлуй, нпрсно вмешивется в течение ншего бытия. Федя-то, может, от чистого, понимешь сердц ( есть ли у него сердце?) действует и в корень смотрит, д првильно ли это? Возьмем того же Лямкин. Ведь в нем, если рзобрться, Федор рзбудил нежнейшую душу и дл толчок естественному ходу вещей. В "Лямкине-то душ жив дремл, придвлення лкоголем, теперь же поднялсь во весь рост. Спился бы Никитк без пришельц, не смог бы совлдть с собой, тут, глядишь, пострдет д и создст зметное произведение - ведь, кжется, не без тлнту прень. Это с одной стороны. А с другой - не положено у вс стрнствовть. Этого пришелец Федя не учел. Д".

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

1

Кирпичный мгзин колхоз поствил год нзд. Строили его шбшники под неусыпным ндзором Сидор Ивнович Неншев. Дом получился ккуртный, глзстый, стоял он в центре сел н взгорке и особенно по первости привлекл нрод. Ходили сюд, конечно, з покупкми, ну и просто н людей поглядеть и себя. покзть. Торговли в новом помещении кк промтоврми, тк и хлебом, конфетми и всем, что привозилось. Иной рз дже бочковое пиво подбрсывлось, если зведующя Клвдия Петровн Црев использовл свои связи в рйцентре. Клвдия Црев в возрсте чуть з сорок (по слухм, выгнл двух мужей) сохрнил еще стть, он крсил губы и подводил брови, черные ее очи глядели моментми дерзко и весьм игриво. Мужчины зрелого возрст, если к тому же бывли слегк в подпитии, обязтельно спршивли у Клвдии при встрече: сколько, мол, сейчс времени, я свои золотые в горнице н рояле оствил? Д не н ту нрывлись: он умел отвечть тк, что у некоторых нглецов врз плменели уши. Но не всякому встречному и поперечному грубо отвечл звмг Клвдия Црев - были и счстливчики. По последним днным, вроде бы геолог Витя Ковшов имел привилегии, его, по крйней мере, чстенько видели в доме вдовушки н крю сел или поздно вечером, или рно утром, когд еще пстухи коров собирли в стдо, когд еще и зорьк не высветливлсь. Сми понимете, не чй ходил пить Витьк-то Ковшов, не спршивть ходил, что передвли по рдио в последних известиях.

Кк звмг Клвдия Црев н селе, пожлуй что, и не ценилсь: был он грубовт и не шибко рзворотлив, но многое ей прощлось з дивный, голос которым он был нделен. В этой женщине нверняк пропл втуне незурядня ртистк - тк многие считли. Покровчне гордились Клвдией, когд он неизменно и год от год брл призовые мест н рйонных и облстных смотрх смодеятельности, Великой честью было зполучить Цреву н семейное торжество - н свдьбу к примеру, или н ккой юбилей. Люди пострше и битые судьбой бывло плкли, когд Црев, сцепив змком руки н груди, выводил мягким и густым своим голосом "позрстли стёжки-дорожки" или "помню, я еще мододушкой был". В ее репертуре были исключительно русские стринные и, редко, современные песни, в основном рздумчивые и про роковую любовь. "Куд тм Зыкиной! - говривли покровчне, - Или, к примеру, тем, которые по телевизору ломются, Клвдя нш всех з пояс зткнет". Оно, может и не совсем тк н смом-то деле и было, но ведь всякий кулик свое болото хвлит. Клвдия, словом, являл собой местную достопримечтельность со всеми вытекющими отсюд последствиями.

Сидор Ивнович Неншев при встречх с звмгом говорил обязтельно ткие слов:

- Вот построим новый Дворец культуры (фундмент Дворц колхоз уже зложил), дуэтом с тобой споем. В молодости я тоже пел. И - неплохо.

- Это в молодости, председтель!

- А рзве теперь я совсем стрый?

- Почему? Вы еще ничего и можете кое-кому мозги зкрутить.

- Ну, вот. Знчит, споем?

- Обязтельно!

...Был мй, стоял хорошя погод, тропки просохли и большк, пролегющий через село, нчинл пылить: з мшинми, пробегющими вдоль улицы, тянулись, сонно оседя, хвосты крсновтого цвет. Ткой цвет двл глин. Деревья рспушились, трв свежо ззеленел, дли рздвинулись.

Двдцть пятого мя, кк после было зпротоколировно следовтелем по особо вжным делм Олегом Степновичем Ольшнским, звмг Клвдия Петровн Црев (в протоколе будет зписно: "вышеознчення" К. П. Црев"), в 7 чсов утр снял пломбу с двери склдского помещения и обнружил... Что же он обнружил? Протокол, соствленный со тщнием и по форме, знял без млого двдцть стрниц, но мы не стнем здесь вдвться в подробности, изложим лишь вкртце то, о чем поведл впоследствии весьм нпугння Клвдия Црев, женщин, кк уже нмеклось, неробкого десятк.

- Прихожу это я. Д. Плонбу снял, ну вот. А склд н дв змк зпирется - один, знчить, висячий, другой, знчить, врезной. И ключи к ним, конечно, рзные. Д. Помню еще, что сумк мне помешл, я ее н бревешко положил. Открывю это, свет зжигю (окн у нс зрешеченные, и ствни н них имеются, цинковым железом обитые). Д. И боже ж ты мой!

Склд был звлен до смой двери рзнообрзнейшими товрми. Клвдия немощно присел н мокрое от росы бревешко и н всякий случй огляделсь: есть ли кто живой поблизости? Никого живого, з исключением пестрого телк, щипвшего трву, окрест не было. Клвдия опять сторожко зглянул в смутное нутро склдского помещения, освещенного зпыленной лмпочкой, и змычл.

- Д что же это ткое, ?!

Если бы склд был пустой, Клвдия бы нпуглсь меньше и срзу озрилсь бы догдкой, что ночью в ее хозяйстве шуровли воры, вот случилось совсем ноборот: полки кто-то зполнил до откз, до смого потолк, в проходх, тоже до потолк, лежли женские споги, трнзисторы, мгнитофоны, телевизоры. Клвдия точно помнил, что з товрми н бзу он не ездил неделю, вот н тебе. Црев нкинул н петли висячий змок и побежл открывть мгзин, снедемя любопытством: что тм? В торговом зле тоже стоял кврдк, тм дже дв мотоцикл с коляскми были, не считя прочей мелочи, только лишь в отделе женской одежды все оствлось по-строму: н плечикх строем висели плтья похоронных рсцветок, стопми лежли синие рейтузы н бйке и босоножки местпром, корявые, кк сосновя кор.

Клвдия молитвенно сложил руки и ндул щеки, рздумывя, потом зсуетилсь, обретя цель. Следовтелю Ольшнскому после делли нмеки нсчет того, что поутру Црев дв (некоторые утверждли - три) рз бегл от мгзин к своему дому и обртно с мешком н горбу.

Следовтель Ольшнский до поры этим нмекм не придвл серьезного знчения - он был, кжется, здвлен событиями, выходящими из ряд вон, событиями, можно скзть, порзительными. И - рстерялся.

Три дня н двери мгзин висело объявление "Зкрыт н учет", и три дня в поте лиц рботл комиссия, соствлення из предствителей рйон и колхоз. От колхоз в комиссию был выдвинут знкомя нм Вер Ивновн Клинов. Следовтель Ольшнский при сем обязтельно присутствовл, рссеянно переступя через горы товр, бродил по мгзину, зглядывл в темные углы, шептл что-то про себя, чесл согнутым пльцем подбородок и подолгу окменело смотрел в потолок: думл. А чего думть, чего искть? Все лежло н виду - считй д пиши. Однко н потолке Ольшнский что-то выглядел, потому кк спросил вдруг, змерев н одной ноге, будто журвль посреди болот. Другя ног его висел нд штбелем кртонных коробок, еще не рспковнных, синего цвет:

- Гржднк Црев, у вс был книг жлоб и предложений?

- А кк же! - Клвдия опрометью кинулсь в конторку, побыл тм несколько минут и вернулсь с пустыми рукми. - Есть у нс ткя книг.

- Тк где же он? - Следовтель, нконец, поствил ногу н свободное прострнство, ослбил узел глстук н шее и помотл головой.

- Нету! Вот тут был! - Клвдия покзл рукой н зстекленный прилвок, где лежл обычно мбрня книг, привязння шнурком к гвоздю. Н стекле остлся сльный след и только. - Был, мы не хуже других.

- Почему же вы, гржднк Црев, искли книгу у себя н столе, не здесь?

- Мы ее прятли иногд - от ребятишек прятли, но по первому требовнию предствляли, у нс все честно! - Клвдии не нрвилось, кк следовтель смотрит н ее руки, унизнные кольцми и перстнями с кмешкми и без кмешков. Смотрел н ее пльцы этот милиционер слишком уж пристльно. "Сниму колечки-то", - подумл Црев и веселым голосом скзл: - Ить ндо же, все н месте, книги нет. Вы ничего ткого себе не вообржйте, Олег Степнович!

- Я ничего ткого и не вообржю, Клвдия Петровн, но ведь и стрнно, сми посудите. И что писли трудящиеся?

- А что могут нписть трудящиеся? Того нет, этого нет. Нервно писли.

- Н нехвтку кких товров жловлись особо?

- Некороткий это будет рзговор, товрищ следовтель!

- Ничего, время у нс пок есть.

- Я вот зпрошлый год у мтери гостевл в Кзни-городе. Знете ткой? Знете, слышли. Тм цветные телевизоры в любой зчухнной лвочке стоят, рзных мрок притом, у нс их годми не бывет: Сибирь, длеко везти. Аг. Трнзисторы и мгнитофоны - т же история.

- Знчит, жловлись н отсутствие цветных телевизоров, мгнитофонов, трнзисторов. Тк?

- Тк.

- Особый спрос?

- Обыкновенный спрос: когд привезут, что слыхть, ты уж при случе отложи, пожлуйст, мы люди простые, но отблгодрить не збудем. Нмеки рзные делют, будто у меня, понимете, чстня торговля, понимете! Стыдно, говорю, товрищи, н взятки-то нмекть, взятки всякие - дело подсудное. Спрведливые эти мои слов, товрищ следовтель? - Клвдия подмигнул Ольшнскому интимно, он потупился, весьм рссерженный этой ее вольностью.

- Еще что спршивли?

- Все спршивли! Крндши цветные (их уже три год нет!), зубные щетки, мыло тулетное, портфели, инструмент всякий - топоры, стмески, коловороты, дрели, тюль, ситец. Про ситец я слышл где-то, н семинре нм рсскзывли, что Госплн, мол, виновтый. Кто-нибудь д и виновт конечным делом, только публике от того не легче. Продолжть, Олег Степнович?

- Спсибо. Вполне достточно того, что вы перечислили. Тк где все же вш книг жлоб и предложений?

- Нету, все уже обсмотрел? - Клвдия громко удрил себя лдошкой по ноге выше колен и опять подмигнул предствительному мужчине из облсти он ей положительно глянулся.

Ольшнский нхмурился и отрезл официльно:

- У меня пок все. Знимйтесь, пожлуйст, своим делом.

2

Дел у Клвдии Цревой и у членов комиссии, созднной для приемки и оприходовния товров, невесть кк очутившихся н склде и в торговом зле, было в те дни выше головы: ндо было хотя бы приблизительно сосчитть общую цену подрк, рссортировть звл, уложить товры по ящикм, опломбировть и прочее, прочее. Следовтель Ольшнский профессионльно отметил одну хрктерную детль: при весьм рзнообрзном ссортименте - здесь были стрнной конструкции трнзисторы, мгнитофоны, телевизоры, бтрейки для фонрей, вторучки, футбольные мячи, детские конструкторы, резиновые споги с длинными голенищми (по-местному - полуболотки), ну и тк длее. При весьм рзнообрзном ссортименте, повторяем, кждой вещи было по полторы тысячи штук. Исключение соствляли мотоциклы с коляскми - их было дв, стирльных мшин было три, хомут один, седло одно, одни очки с сильными линзми, пишущя мшинк одн, ортопедический ботинок и портрет черт (Ольшнский скзл, что это Фуст Гете), выполненный в цвете и непонятным способом - то ли это был фотогрфия, то ли рисунок - рзмером метр н восемьдесят снтиметров, деревянный мльчишк Буртино с мехническими глзми и крсной кнопкой н животе неизвестного нзнчения, ухвт и кочерг.

Следовтель Ольшнский, считли женщины, знятые учетом и зинтересовнные тинственностью происходящего, имеет много лишнего времени, и ему просто нечего делть. Стоит еще отметить, что комиссия испытывл великий соблзн кое-что припрятть из бесхозного и дефицитного поступления, чтобы потом, конечно, купить н выбор, соглсно прейскурнту и госудрственной цене. А цену можно устновить по нлогу, тк скзть.

Ольшнский по-прежнему больше смотрел в потолок, но и змечл мимоходно, что происходило под ногми и поблизости. Он осведомился у секретрши сельсовет Нюши Белоярцевой, которой н днный момент было поручено считть прищепки для белья, ккое нселение имеет н последний клендрный день село Покровское? Нюш, шевеля губми, высыпл очередную пртию прищепок н оберточную бумгу и ответил без промедления:

- Полторы тысячи человек, товрищ Ольшнский, включя детей и пожилой контингент. - Нюше нрвилось слово "контингент", и он его употреблял с большой охотой.

Следовтель оживился и дже прихлопнул лдошми - ответ н один вопрос был получен: некто, умеющий создвть товры нродного потребления, рссчитывл сделть подрок кждому жителю Покровского, включя и грудных детей. Ольшнскому почудилось н мгновение, что он ухвтился з ниточку, способную вытянуть Тйну, но следом пришло отрезвление, пришл здрвя мысль, что никкой ниточки в нтуре нет и Нюшин информция ничего в сущности не проясняет. Абсолютно ничего не проясняет! Временми следовтель чувствовл, кк голов его, обременення думми, рсширяется во все стороны, будто мяч, который ндувют. Олег Степнович укрдкой дже зглядывл в зеркло при всяком удобном случе и всмтривлся в свое отржение. Выяснялось, что все остется вроде бы в прежних гбритх, однко нвязчивое опсение превртиться в урод не пропдло. Был уверенность, что кто-то знет природу чудес, упвших н село, кто-то может игрючи поствить все точки нд "i", но не хочет или не может поствить, связнный обязтельствми. Кто же влдеет секретом? Первым в списке подозревемых стоял глвбух колхоз Гриш Суходолов. Этот человек, по твердому убеждению Ольшнского, может и, больше того, обязн помочь рсследовнию, зшедшему, кк то ни огорчительно сознвть, в тупик. Ольшнский больше не колеблся, он решил тотчс же, кк только прибудут эксперты с рдиозвод, вызвнные телегрммой, сбить спесь с колхозного финнсист и выведть првду. Ничего, кроме интуитивных догдок, если честно, з душой сыщик не имелось, но с чего-то ндо нчинть: минуло ведь больше недели, суть никк не прояснялсь. Ткого еще в прктике удчливого сыщик не случлось.

3

Председтель Неншев был, конечно же, прв, когд предполгл про себя, что хлопоты, связнные с пришельцем, только нчинются и после цветиков будут еще и ягодки. Не успел он спрвиться с одной докукой, не успел он здвить пьянку в поле, вызвнную тумнными и тревожными слухми ("Вполне возможно, - шептли некоторые. - И конец свет грянет!"), кк возникли неувязки в связи с зкрытием мгзин н учет. Дв дня нселение еще терпело, потом возник конфликт. Первым взбунтовлся стрик Протсов, бывший председтель сельского Совет, теперь пенсионер республикнского знчения, деятельный и весьм принципильный. Ивн Всильевич Протсов удлось выдворить н зслуженный отдых после длительных ходтйств по инстнциям, потому что человек этот не сумел вовремя сойти со сцены. Все бы оно ничего, но к стрости председтель сделлся знудливым, совершенно нетерпимым к критике, он змучил ктив путными речми, в которых он вспоминл свою незбвенную и боевую юность. Оно бы и тоже ничего - пусть себе вспоминет, если бы Протсов не повторялся, кк зезження плстинк. Когд председтель был помоложе, он пользовлся в своих воспоминниях пятью-шестью хрктерными эпизодми времен отрочеств, потом сктился до двух, чем очень угнетл слуштелей. Дело дошло до того, что с мест Протсову подскзывли, кк было дело, когд в зпльчивости или вследствие провлов пмяти он некоторые моменты нелогично опускл. Отойти от ктивной деятельности Ивн Всильевич приехл улмывть специльный предствитель облисполком, нторевший в миссиях тонкого свойств. Дв вечер вкрдчивый предствитель пил в доме Протсов чй с млиновым вреньем, потел и искушл. Н третий вечер стрик зпросил кпитуляцию, выствив одно непременное условие: просил передть в вечное и безвозмездное пользовние ему сельсоветовского жеребц по кличке Мршл, уже не первой, кк говорят, свежести, но и вполне еще спрвного. Стрик нстивл притом вырешить впридчу к жеребцу новый хомут и квлерийское седло с серебряной нсечкой, но облстной товрищ ткой приклд нверняк не обещл, ссылясь н то, что мстеровые шорники нынче перевелись и нужную спрву следует искть где-то з пределми Сибири. Конечно, облисполком в случе чего и посодействует, но пусть иницитив все-тки исходит непосредственно с мест.

Все вышеописнное нм нужно для того, чтобы читтель знл, с чего нчлся покуптельский бунт. Кто-то из женщин, состоявших в комиссии, шепнул Протсову, что зпрошенный двным-двно хомут прибыл и что седло с нсечкой - тоже прибыло. Ивн Всильевич конечным делом срзу кинулся в мгзин, прочитл, что зкрыто н учет, но не смутился и постучл кулком в глухую дверь, обитую жестью.

- Открывйте, девки!

З стеклом мелькнуло н мгновение лицо звмг Клвдии Цревой, он нхмурилсь и сердито мхнул рукой: иди, мол, своей дорогой!

- Когд откроете, девки?

Црев з окном пожл плечми и брезгливо скривил губы: не обязн, дескть, объяснять всякому - когд откроем, тогд и откроем. Протсов был не всякий, поведение Клвдии Цревой ему не понрвилось, и он шибче зстучл кулком:

- Открывй счс же, не то все зпоры рзнесу, толстомяся!

Рядом с Цревой покзлся мужчин незнкомой нружности и тоже мхнул рукой в сторону тежных просторов: ступй себе, дедушк, ступй. Тогд пенсионер Протсов подобрл возле крыльц плку, приндлежвшую сторожу, и удрил той плкой изо всей силы, дверь отозвлсь зтяжным и громким стоном.

- Открывйте, курицы мокрые!

Ну, дльше - больше. В итоге Протсов сорвл с двери бумжку, извещвшую, что зкрыто н учет, зтем подобрл в трве кирпич с нмерением безотлгтельно побить окн. Горячий был в повседневности стрик, и его впустили, чтобы избежть беды. Клвдия Црев попытлсь рстемяшить ветерну следующее: д, хомут поступил, седло с черненой нсечкой тоже поступило, соглсно зявке (никкой зявки Клвдия, рзумеется, не посылл!), но нет фктуры, следовтельно, неизвестно, сколько товр стоит, коли неизвестн цен, то и продвть нечего, не имеет он прв смовольничть. Мужчин незнкомой нружности (следовтель Ольшнский) вторил зведующей: д, тк оно и есть, но стрик вздыбил усы, кк зпечный тркн, положил н прилвок сотню единой бумжкой и зявил:

- Получишь фктуру, доплчу, если дороже сотни вымхнет, пок отойди-к в сторонку, не нпирй н меня своим телом, откормилсь туточк, понимешь! И не стыдно?

- Товрищ! - попытлся вмешться следовтель Ольшнский. - Дело особое, и хочу подчеркнуть...

- Ты без подчеркивний. Доподчеркивлись, понимешь. Все ить пропьете, ни стыд у вс, ни совести!

- Однко, позвольте?

- Не позволю! - Стрик Протсов уже ншел хомут и, зпинясь о ремни, рспущенные до пол, нчл высмтривть седло. Клвдии Цревой не понрвилось нглое поведение дед, он взвел првую бровь, будто курок, и чсто здышл.

- Чего это вызверилсь? - Протсов оглядывл прищуренными глзми торговый зл. - Не првд рзве? Путевые-то ббы з тлию борются, тебя вон рсперло, дльше некуд, тебя ведь легче перепрыгнуть, чем обойти. Рзмордел н воровнных-то хрчх!

- Я тебя, мухомор, - произнесл Клвдия с рсстновкой. - Выброшу отседов счс, и очень длеко!

- Ч-вво! Он меня выбросит, он ишшо топырится, глянь-к! - Пенсионер оствил хомут в покое, вырвл у кого-то из женщин счеты и боком пошел н Клвдию. Усы его поднялись к ушм, рот широко рскрылся, и левя рук, прижтя к ляжке, припдочно здерглсь. Зведующя сперв попятилсь под тким нешуточным нпором, потом и побежл, зпнулсь о груду босоножек местпром и упл.

Нд ней в опсной близости пронеслись счеты, проктились по полу и удрились о стену, не потеряв притом ни одной костяшки. Ветерн с рсторопностью, удивительной для своих почтенных лет, подобрл с пол счетный инструмент и хотел было повторить оперцию, но следовтель особым приемом, мягко, но и решительно, обртл строго квлерист и предотвртил тким обрзом смертоубийство. Звмг Црев, опрвляя плтье н ходу, удлилсь в конторку, чтобы тм оплкть нкоротке свое горемычное одиночество:

Клвдия всегд плкл, когд не могл дть отпор. Это бывло редко, но бывло.

Пенсионер Протсов збрл все-тки Лошдиную спрву, несмотря н протесты Ольшнского, и ушел, торжествуя полную и безусловную победу. Боевые действия пенсионер нблюдл с улицы сперв негустя толп, потом еще прихлынул нрод, и возник ропот: ему тк можно, нм тк нельзя, д? А почему нельзя? Был пущен слух, что позвчер ночью в дрес Покровского сельмг прибыл целый вгон дефицитных товров, теперь ведется его оприходовние, но половину добр уже успели рстщить Клвкины друзья-приятели, если же зевть и дльше, то рстщт и другую половину. Црев специльно тянет с учетом, чтобы выигрть время. Ндо, знчит, спешить, чтобы вырвть дефицит из цепких рук хищников. Мысль эту четко сформулировл почтльонш Серфим Брнов, женщин средних лет, худя и желчня. Брнов лишних денег не имел, купить ничего не могл, но стоял з спрведливость.

Следовтель Ольшнский отпер дверь мгзин, чтобы выпустить Протсов, и н ккое-то мгновение потерял бдительность, вернее скзть, он вовсе не подозревл, что люди во дворе способны н противозконные действия. Почтльонш Серфим Брнов больно ткнул следовтеля локтем под дых и первой вошл в мгзин. Лицо ее, плоское, и ностое, выржло крйнюю степень презрения. З почтльоншей потекли остльные и просочились в торговый зл, пок Ольшнский, согнувшись, приходил в себя. Просочились, знчит, и устроили допрос комиссии, состоящей, кк уже говорилось, исключительно из женщин: что будут двть и почем? Есть ли цветные телевизоры, есть ли трнзисторы? Клвдия Црев появилсь н шум, подбоченилсь и зкричл:

- Под суд зхотелось, колхознички! А ну мрш отседов, и чтобы духу вшего не было, слышите?

- Ты нс не пугй! - ответил з всех почтльонш и тоже подбоченилсь. - Ты чуть чо скорее нс в тюрьму-то сядешь! Из-под полы торгуешь, все ить из-под полы норовишь, думешь, и н тебя упрвы не нйдется, ртистк зслуження!

- Покиньте мгзин, товрищи! - прикзл Ольшнский. Однко его никто не послушл.

- Кому это я из-под полы чего продл? - поинтересовлсь с угрозой в голосе Клвдия и знкомо уже, курком, взвел првую черную бровь. - А ну, кому, змея ты подколодня!?

Почтльонш Брнов стянул зчем-то плток, обнжив голову с волосми, звитыми мелко и неккуртно, нос ее побелел, точно отмороженный. Он готовилсь к роковой схвтке и рссчитывл, видимо, одержть верх.

- Витьк Ковшов, ххль твой, вон приемником хвстл - у Клвди, грит, взял, згрничный, грит, приемник-то, и сносу ему нету. Все ловит исключительно чисто. Ты, поди, и денег не плтил з вещь: уворовл - и концы в воду. А нрод, он видит, от нродного глз не укроешься, чучело ты кршеное!

Клвдия молч пошл н сближение с явной целью вцепиться в кудельные волосы гржднки Брновой. Следовтель по особо вжным делм почувствовл, что по вискм у него течет пот, он рстерялся, может быть, впервые з время рботы н ответственном своем посту. Ольшнский скзл, зглтывя слов и крснея:

- Товрищи женщины, не ндо бы скндлу-то. Стыдно это, люди смотрят!

Почтльонш Брнов встрепенулсь и покзл пльцем н следовтеля он, похоже, собирлсь в дрес незнкомого мужчины произнести некие рзоблчительные слов, но змерл с протянутой рукой, нос ее, господствующий н мленьком личике, побелел еще пуще. Небо вдруг згрохотло, окн мгзин врз зтумнились пылью, по селу вдоль улицы пронесся, крутясь, вихрь, в торговый зл полетели обрывки школьных тетрдок, пустые и смятые пчки из-под ппирос "Беломор", желтя оберточня бумг, окурки и прочя мелочь, которую в повседневности под ногми не змечешь. Н голову Клвдии Цревой птицей взлетел рвня гзет, зпутлсь в волосх, уложенных кренделями. Рстопыренными пльцми Клвдия судорожно и брезгливо скинул гзету и звизжл, будто нступил н мышь. Испуг ее никто не зметил - люди смотрели нзд, где все вздргивло и кипело, кк в дском котле, и гремел гром невиднной свирепости. Курицы ктлись, роняя перья, ктлись шрми, бились о шткетник, пытлись взлететь, но их несло неудержимо в рзные стороны от некоего центр, от некой точки, нходящейся н крю поляны возле сельмг. Вихрь ярился, свирепел, потом, кзлось, с невиднных высот, згорживя видимость, появился вертолет, он сдился, медленно покчивясь, его фры, похоже, были выпучены от нтуги. Вертолет зеленого цвет и с орнжевыми полосми нпоминл чудовищных рзмеров стрекозу, которя явилсь из-з гор сожрть все живое. Послнец неб сел нконец, мимо него лошдиным мхом, словно н ипподроме, пробежл коров с хвостом, вытянутым плкой. Нступил звенящя тишин.

Почтльонш Серфим Брнов выдохнул из себя воздух с шумом прового котл. Следовтель Ольшнский попрвил прическу и шгнул к окну поближе, чтобы рссмотреть подробности, он думл: "Что бы это знчило?" Посдить вертолет посреди сел, во-первых, не тк-то просто, во-вторых, опрвднием ткого рисковнного предприятия могут быть только весьм серьезные обстоятельств. Через некоторое время следовтель понял все, когд н поляну спрыгнул полковник милиции, зведующий опертивным отделом облстного упрвления Виктор Викторович Ивнов. Ольшнский достл из крмн плток и вытер пересохшие губы. "Эксперты приехли!" С этой минуты вся ответственность и вся полнот влсти втомтически переходил стршему по чину. "Слв богу!" Следовтель спрятл плток и бсом отдл прикз:

- Очистить помещение!

Теперь публик покорно отступил, очищя дорогу седому, высокому полковнику и четырем шттским - молодым, одетым модно и рзнообрзно. Двери мгзин зкрылись с протяжным железным стоном, Клвдия Црев вствил в петлю толстый крюк, отковнный в местной кузне, и облегченно вздохнул.

Полковник Ивнов сел н прилвок и повернулся телом к следовтелю по особо вжным делм. Шея полковник нпряглсь, зтылок побгровел:

- Доклдывйте, что тут у вс стряслось?

4

В многосложной следственной прктике Олег Степнович Ольшнский полглся больше н свои нлитические способности, н интуицию и к чистому сыску прибегл редко, д и неохотно. Он считлся рботником, тк скзть, кбинетного стиля, тем не менее никто в оргнх дознния не осуждл перспективного криминлист з инертность, которя особенно по первости брослсь в глз, з привычку подолгу молчть и чертить в зписной книжке всякие тм схемы и грфики - ведь вжнее всего в конце концов не метод, результт. Если же иметь в виду покзтели, то Олег Степнович с первого дня своей деятельности ходил в передовикх, потому что рскрывл почти все, в том числе и дел, отнесенные к безндежным, недром же он хоть и не с головокружительной стремительностью, однко и срвнительно быстро, из рйотдел был переведен в горотдел и потом уж стл сотрудником облстного мсштб и сотрудником весьм зметным, имея к тридцти годм чин кпитн и общее увжение кк нчльств, тк и подчиненных. Првд, кое-кто з глз нзывл Ольшнского брином и пижоном з стрсть к новым глстукм и вельветовым костюмм, но любя, дже незурядня личность без мелких слбостей, считй, и не личность: слбости хорошего человек только укршют, не тк ли?

Олег Ольшнский встл н постой к учстковому Голощпову и ночевл н летней кухне, нкрывясь вместо одеял овчинным тулупом, от которого исходил кисловтый домшний дух, утрми пил чй с медом и - уходил до вечер. Обедл в колхозной столовой, где кормили до отвл и дешево, ужинл с Голощповым, стриком немногословным и мудрым. Ольшнскому во всех отношениях было хорошо, но вот следствие... Нчть хотя бы с того, что изобличть было, собственно, и некого и не з что. Болвн Витьк Ковшов нрыл ям возле конторы. Тут все ясно. Если общественность нстоит, кинут Витьке пятндцть суток з мелкое хулигнство, и - до свидния. Зуряднейший в сущности случй. Но вот остльное... Нд селом, рскинув совиные крылья, реет Великя Тйн, он, эт Тйн, не отдет холодной жутью, он добр и лукв. Ольшнский рскивлся, что упустил Никиту Лямкин, причстного, судя по многим фктм, к событиям не столь кк жертв, сколько кк, может быть, их творец. Лямкин многое скзл, но еще больше знет, однко, он ушел в неизвестном нпрвлении. Конечно, при современных средствх связи и оповещения нйти бродяжку не соствит труд, но кк его вызвть н полную откровенность?

Нет формльных причин допросить председтеля колхоз Неншев, нсторожен и глвбух Суходолов. Эти люди вольно или невольно стли" соучстникми в производстве чудес, сотрясющих последние недели село Покровское.

...Было утро.

Ольшнский курил н скмейке в полисднике сигрету и думл.

Вчер полковник, доствленный в виду неординрности событий н вертолете, ничему особенно не удивился, уверенный в том, что все скоро прояснится. Он скзл свое обычное:

"Нс н мякине не проведешь!" Эксперты с рдиозвод, пончлу скептичные, через полчс поснимли пиджки и полную ночь сидели в мгзине, изучя товры нродного потребления, изготовленные неизвестной фирмой, потом единоглсно зявили, что все - добро, подброшенное в торговую сеть весьм оригинльным способом, следует немедля погрузить, опломбировть и доствить скорым ходом н звод, где есть лбортории, конструкторское бюро, где есть нконец люди, способные, нверно, рзобрться в устройстве и принципе рботы предствленных ппртов.

- Мы до сих пор в полном неведенье! - признлись эксперты, збывшие поужинть и позвтркть.

Полковник Ивнов скзл свое обычное: "Нс н мякине не проведешь!" но скзл он эти слов не тк твердо и смондеянно, кк всегд: полковник всю ночь ходил по мгзину, чесл зтылок и рскидывл мозгми он не смог сложить фкты в систему и выстроить гипотезу, по которой ндлежло спешно приступть к действию. Он понимл теперь кпитн Ольшнского, имеющего в ктиве ноль без плочки. Ольшнский пожимл плечми, мялся, нмекя н то, что, может быть, в смое ближйшее время будет иметь в крмне ключ к отгдке стрнных происшествий в селе, но пок, по его рзумению, следует ждть и бдительно - присмтривться к течению здешней жизни и ни в коем случе не збегть вперед событий.

- Ты собрлся год прозябть в этой столице? - поинтересовлся полковник официльным тоном.

- Если потребуется, то и год.

- Вот дже кк! А кто твою рботу в городе делть будет? О том ты подумть не удосужился?

- Не удосужился.

- Шутки в сторону. Неделю тебе еще дм, больше и не проси.

- Слушюсь, - про себя же Ольшнский подумл:

"Я добьюсь своего любой ценой. Пусть увольняют - был бы шея, хомут нйдется. Устроюсь куд-нибудь юрист-консультом, тишйшя должность!"

Итк, было утро.

Следовтель по особо вжным делм сидел н скмейке в плисднике, курил первую сигрету, нблюдл окрестности между прочим и выстривл в голове плны розыск. З спиной Ольшнского с полотенцем через плечо стоял учстковый Голощпов в мйке, милицейских штнх и глубоких клошх н босую ногу. Учстковый рдовлся пригожему деньку, с тихой умиротворенностью любовлся своим селом, которое з этот пригожий день многое успеет

Нпротив пенсионер Ивн Всильевич Протсов, учинивший вчер в мгзине скндл, вывел серого в яблокх жеребц по кличке Мршл и нчл его седлть.

Голощпов сел рядом с Ольшнским н скмью и скзл, кивя в сторону Протсов:

- Стрый, - дурк. Ну чисто ребенок: игрушку купил, и душ у него винтом зкрутилсь - смотрите, люди, я верхом ктюсь, в новом седле сижу. Его бы ндо в ктлжку з хулигнство, он, вишь, гоголем ходить, тьфу н тебя, брсук!

- Все мы ребятишки в сущности, - ответил Ольшнский и згсил сигрету о кмешек, специльно подобрнный зрнее для этой цели. - Зводной дедок.

- Сильно уж глупый.

- Глупость, он ндолго, - здумчиво скзл Ольшнский. - Он нсовсем. Ты вот что мне освети, увжемый, что з человек вш Суходолов?

- Который это? Гришк, что ль?

- Ну, глвбух?

- Гришк, знчит. Что я тебе скжу. - Учстковый рзмял ппиросу в пльцх, прежде чем зкурить: он, не выпускл из вид пенсионер Протсов, тнцующего возле жеребц Мршл с седлом в рукх. - Не нрвится мне, продолжл милиционер рзмеренно и тихо. - Кк мы рстим молодежь нынче, мы ей все втолковывем высокие, знчит, мтерии, но не учим жить и рботть, рстет нш смен, знчит, будто вон дурнотрвье н крю пшни...

- Меня Суходолов интересует!

- И я в конечном итоге про Суходолов, про Гришку. Молодежь нш незртня, он норовит меньше делть полезного и больше удовольствий получть...

- Меня сегодня Суходолов интересует!

- И я про Суходолов. Тк вот, он с детств зртный, не в пример сверстникм своим. Ему двдцть восемь, он уже глвбух, это тебе не тити-мити. Должность ответствення, чуть чего дл мху и - небо тебе в мелкую клетку. Ты видел когд-нибудь, Олег Степнович, встречл когд-нибудь н предприятиях молодого глвбух? Н тких постх, брт ты мой, седые седят, битые д трепные, ?

- Не встречл молодых, верно.

- Во! А Гришк сидит. Конечно, тут и председтель Неншев в свое время рискнул, может быть, когд ткого сопляк н пост высокий возводил, но мужик он тоже не лыком шитый - знл, что делл. И не ошибся. Он вообще редко ошибется.

Пенсионер Ивн Всильевич Протсов обртл, нконец, Мршл, лихо вознесся в седло, рспрвил усы пльцми, победно оглядел улицу, врщя головой быстро, кк птиц, и вдел хромовые, нчищенные до блеск споги в стремен.

- Кзк лихой! - скзл сердито учстковый Голощпов и бросил окурок в петух, проходившего мимо торжественной поступью. Петух отскочил в сторону и зклохтл: чего это, мол, лиходействуешь, хозяин! Голощпов продолжл, мигнув петуху: не сердись, я пошутил. - Гришк с детств способный. Учился хорошо, в колхозе с млых лет рботл, н книжки зрбтывл, у него их, книг-то, поболе, нверно, чем в ншей библиотеке.

Ивн Всильевич Протсов прогрцевл мимо со сттью и вжностью генерл и по пути еле кивнул Голощпову, снисходя: мысли его, видть, приняли возвышенное нпрвление. Учстковый вздохнул, глядя вслед квлеристу, и покчл головой:

- Сырой мужик! Всю долгую свою жизнь был сырой и дров нломл б-льшую поленницу!

- Не любишь ты его? - полюбопытствовл Ольшнский и тоже вздохнул, кк бы з компнию. - Почему не любишь-то?

- Двно зню. Он вбок не умеет сообржть - все прямо лупит, по нписнному, от тких только бедствие нроду и ничего больше. Вот другие стрики (я многих зню), они - мудрые, у них учтся. Они добрые, стрики, этот всю жизнь исключительно сердитый и ничему не нучился, только влсть ншу в плохом свете выствлял, никк не меньше. И боялись его с мест нсиженного стронуть - зслуги у человек. А ккие-ткие зслуги? Где-то тм и что-то тм, поди проверь. Никких зслуг, если копнуть кк следует, тк и нет вовсе. Может, грешу н мужичк-то, ? Бед!

- Почему Суходолов один живет, Мксимыч?

- Родители в город перебрлись, отец у него мехнизтор, специлист хороший, детей - еще трое. Детям дльше учиться ндо, с этих сообржений и перебрлись. Гришк покидть село откзлся. Один, тк ндолго ли? Девок вон сколь хошь. Много девок н выднье. Ты вот лучше подсоветуй, кк нрод успокоить, - плохие ведь у нс крты-то склдывются.

- А что ткое?

- А ткое. Товр из мгзин, кк я понял, вывезти решено - н. экспертизу и всякое ткое?

- Вроде бы. И всякое ткое, верно.

- Не вроде, в точности: см слыхл, кк полковник рспорядился вывезти, мол, немедленно. И тйно к тому же, чтобы умы здешние не будоржить, не создвть лишней нпряженности, понимешь.

- Ну и что?

- Д ничего особенного, кроме того рзве, что люди нстроены товр рзобрть во что бы то ни стло, н очередь зписывются. З трнзисторми, к примеру, и телевизорми - отдельня очередь, з тряпьем и глнтереей отдельня.

Все по порядку. Список у - них есть, ткие списки в военное лихолетье соствляли. Не к добру это!

- Что не к добру?

Голощпов покчл головой, внимтельно осмотрел свои руки в мозолях, крестьянские руки, чихнул и вытянул из зднего крмн носовой плток:

- Скндл может случиться, нрод теперь до всяких побрякушек особо ждный сделлся почему-то.

- Полковник сообрзит, кк выйти из положения, он - бывлый.

- Я вот тоже бывлый, - скзл Голощпов и потрогл лоб пльцми с осторожностью. - Но выход не вижу. Большой, понимешь, скндл нзревет.

Вдоль улицы пробежл ветерок, он добежл сюд, слбея - с гор сктился, с ледниковых лысин, нпитнный поднебесной стужей. Учстковый пошел в дом ндеть пиджк, Ольшнский поежился, но со скмейки не встл, рссчитывя притерпеться, он ждл, когд хозяин вернется, чтобы здть ему вопрос, висевший н языке.

- У нс звсегд тк, - скзл Голощпов, возврщясь. Он слегк подпрыгивл, чтобы согреться. - В смую жру вдруг дунет, и врз скукожишься, врз зкоченеешь. В Сибири живем.

- Я все хочу спросить, Мксимыч?..

- Спршивй, что ж.

- См-то ты кк ко всему этому, - Ольшнский повел рукой перед собой кругло и широко, - относишься? Есть у тебя версия ккя-нибудь?

Голощпов перестл прыгть и сел рядом с Ольшнским, опять зкурил "беломорину", здумлся. Молчл он долго и лишь сопел, ппирос, зжтя между пльцми, тоненько и нескончемо дымил.

- Ну?

- Ты меня не погоняй, дй сосредоточиться. Тут видишь... Тут, понимешь ли, тинство. Про ткое рзве что в книжкх прочитть можно. Боюсь и говорить-то... И не стну я тебе до поры излгться, д ты см, по-моему, стежку нщупл?

- Кое-ккие сообржения есть, скрывть не стну.

- Верные твои сообржения. Некоторые в ншем селе больше нс с тобой знют, откудов, понимешь, ноги рстут. Только подчеркну для пущей вжности: зло не вершится, добро вершится, д только вершится оно вслепую кк бы.

- Вслепую, соглсен с тобой.

- Погоди! - Голощпов вытянул шею, прислушлся и зулыблся. - Тк оно и есть!

- Что ткое?

- Гришк Суходолов возле конторы мотоцикл зводит, счс мимо нс проскочит. Зводи-к и ты. Мой вон бери. Следом поедешь, и, пожлуй, не без пользы. Быстро!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

1

Ветер зудел и нсвистывл в ушх. Ольшнский нчл рскивться, что не ндел свитер или фуфйку, кк предлгл Голощпов. Теперь близок локоть, д не укусишь. Првд, гзовть пришлось лишь пончлу - Суходолов успел оторвться порядочно и скрылся из видимости, д и дорог был сперв широк и глдк, потом же, когд село остлось позди, когд змелькл по обе стороны голимя тйг, стли попдться ухбы и мокрот, особо в логх. Ольшнский успокоился и понял, что глвбух никуд не денется и что догнть его при желнии не соствит труд. Однко нстигть он Суходолов не будет - ни к чему это. А вот проследить, куд и зчем тот прет сломя голову, не лишне. Очень дже не лишне: ведь может при блгоприятном стечении обстоятельств случиться тк, что ответы н многие вопросы выстроятся сми собой и не потребуют головоломных рзмышлений. Ольшнский счел рзумным притормозить, он остновил мотоцикл, не зглушя двигтеля, и прошелся по поляне, усеянной огонькми, медуньей и черемшой. Огоньки светились трепетно и робко. Следовтель присел н корточки, провел по трве рукой - трв был холодня и мокря - и почувствовл вдруг свою полную отчужденность от сущего, от Земли, которя носит нс, от трвы, которую топчем, от синего неб нд головой. Ольшнский долго глядел вверх, тк долго, что у него слегк зкружилсь голов и в душе зпл неясня вин перед всем живым, что сопутствует нм днем и ночью - вечно, что стрдет, но не кричит о своей боли и утртх, не зовет к сострднию. Мшиння нш цивилизция бежит куд-то, крутится без огляд, человек же, обремененный зботми приходит в этот мир, не скзв ему "здрвствуй", и уходит без "прощй". Мы чужки в своем доме, гости, скупые н любовь дети мтери Земли. Мысли эти возникли не без причины: следовтель не знл, кк зовется птиц, сидящя н дереве, не умел отличить осину от липы, кедр от ели, черемшу от дикого лук, ворон от коршун. И не скзть, если рзобрться, что у него недоствло времени для освоения этих простых нчл, у него, кк теперь понялось, не было к тому ни желния, ни любопытств... Оторвлись мы от естеств своего и никуд пок не взлетели.

Примерно тк думл следовтель Ольшнский, чутко, однко, прислушивясь и примеривясь, длеко ли ушел глвбух? Звук мотор впереди сперв пригс, потом зтих вовсе, слышно было, кк сочится ветер сквозь густую зелень, тйг пхнул вдруг деревенской бней. Было в том зпхе много оттенков: отдвло здесь, н поляне, прелым березовым листом, деревянной сыростью, горьковтой печной копотью. Ольшнский, боясь дышть, сел в седло и тихонько тронулся, гзу прибвил лишь метров через сто от поляны, где испытл грустное прозрение, и был уверен, что вернется сюд еще рз, чтобы, отгородясь от суеты, поклониться тйге.

Н колес нворчивлсь грязь свинцовой тяжести, и "Урл" ктился юзом, вихляя, мотор его зхлебывлся от нтуги. Впереди сперв точкой, потом и голубым пятном змячил просвет - тм кончлся лес. В просвете, который все ширился, мелькнул стреноження лошдь, он передвиглсь резкими скчкми и сильно вскидывл голову, черня ее грив вздымлсь и опдл, будто крылья.

Бухглтер, кк и предполглось, длеко не ушел: он сидел, ноги кренделем, н пеньке у кря большого поля, еще не вспхнного, и в здумчивости курил. З полем виднелсь березовя рощиц, вспенення молодой листвой, еще дльше, подобно штормовым волнм в окене, тянулись в бескрйность горы, чуть подернутые у вершин облкми. Суходолов сидел н пеньке я позе, - весьм скорбной, немло минут, потом встл и, подволкивя ноги, кк стрик, поплелся к роще, пробыл тм довольно долго, вернулся он, кжется, с куском желез в рукх, сея опять н пенек и нчл рссмтривть принесенный предмет, дже нюхл его и кчл головой: то ли сожлел о чем-то, то ли упрекл кого-то.

...Следовтель догдлся, что Гриш Суходелов держит путь н полустнок, к железной дороге. С ккой целью он держит туд путь? Полустнок этот совсем зброшенный, тм дже мгзин нет и нзвния дже полустнку нет - то ли 813-й, то ли 814-й километр. И все. Сходят здесь, и нечсто, туристы д бригды путевых ремонтников. Ольшнский десятки рз проезжл эти мест по служебным ндобностям.

Глин н дороге высохл гривстыми ндолбми, переднее колесо мотоцикл бросло и трясло, руки устли держть руль, болели плечи, ныл зтылок, и уже возникл мысль в том, что преследовть Гришку Суходолов зтея нездоровя и пустя.

2

Гриш Суходолов не удивился особо и не испуглся, когд увидел н тропе черную голову, потом крсное, рспренное лицо следовтеля, который, осыпя кмни, крбклся вверх, н просторную площдку, где тк слвно сиделось, откуд виделось широко и длеко. Последние шги Ольшнский делл с особой нтугой, он оступлся н скользком курумнике, ктился вниз, цепляясь рукми з что попло, и широко рстворял рот. Гриш не двинулся с мест и не помог сыщику преодолеть сыпучую крутизну, только покзл н мох рядом: сдись, коли пришел (я тебя не звл, првд!) и не отрывй от дел. Следовтель порядочное время отдувлся, тер потную шею плтком, приглживл волосы лдонями и стрлся унять в своих глзх рзноцветное мельтешенье оно возникет, кк утверждют сведущие люди, у тех, кто имеет повышенное или пониженное кровяное двление. "Ндо бы, - подумл следовтель, - врчу покзться, что ли?.."

Бухглтер спросил, не оборчивясь:

- Сколько же тебе лет?

Ольшнский собирлся пресечь этот фмильярный тон (ни "здрвствуй", ни "прощй" не скзли друг другу, уже н "ты" обрщется, деревня!), но сдержлся и ответил с суровостью:

- Тридцть лет. И что же дльше, товрищ Суходолов?

- Дльше ничего. Меньше зд в кбинетх просиживй - ожирел ты: питешься в услду себе, двигешься мло, вот потому и дряблый.

Питлся Ольшнский в столовых, где, кк известно, пищ неклорийня и щи жидкие, от того реплик бухглтер, произнесення с некоторой брезгливостью, был, конечно же, обидня, но рди конечной цели пришлось опять сдержться и промолчть. Когд мельтешенье в глзх потихоньку улеглось, следовтель зметил, что перед бухглтером, прислоненный к березке, стоит квдртный лист фнеры или кртон довольно большого рзмер, зкршенный черным, и ничего н том листе сперв не было, потом вдруг кртон поголубел, по голубизне промережились белые пятн, срзу стло ясно: это - небо в облкх, они плыли, облк, пухли, собирлись шрми, рстягивлись и тоньшли, рстворяясь, будто схр в воде, и снов клубились, сбивясь в сти.

"Тк, - Ольшнский привычно нлизировл ситуцию. - Этот тип кино с фнерки не впервой смотрит, он уже привык смотреть. Отвлекется н посторонние рзговоры. Это, знчит, первое. А второе? И - второе: откуд извлечен стрнный ппрт, изобржющий облк?" Обычно следовтель по особо вжным делм огрничивл себя для нчл кк минимум двумя нводящими вопросми. Кртонк покзывл уже вершины гор, зкрытые снегом и льдми, которые гнездились между склдкми ржвого цвет: лед спусклся изломнными дорожкми к смому изножью гор. Гришин техник покзл следом реку, неширокую и в весеннем буйстве. Рек петлял по ущельям, кипел н водопдх, выктывлсь н плесы и змедлял бег. "Ничего себе речк, средняя узкя и местня, видть, протекющя где-то поблизости, во всяком случе не в европейской чсти стрны - тм другя вод, спокойня. Аг, вот и человек! Вполне живой - шевелится!"

Крупным плном возникло лицо, и Ольшнский мог биться об зклд, что лицо знкомое. "Где я его видел?"

Гриш Суходолов зсмеялся и хлопнул по колену лдошкой:

- Явление Христ нроду! Никит Лямкин собственной персоной пролупился. Рыбчит, поди? Тк и есть - рыбчит, пескря тскет. Окромя пескря, сейчс ничего не возьмется. Ну, Федя, ну дет!

- Ккой ткой Федя? - поинтересовлся Ольшнский вкрдчивым голосом и, вытянув ногу, полез в крмн брюк з сигретми.

- Ты сидишь и сиди! - бухглтер сумтошно змотл головой, снял кепку с головы, вновь ндел ее, нхлобучил до глз и мхнул рукой в сторону незвного сосед. - Отстнь, не до тебя!

- Тк кто же ткой Федя?

- Не зню никкого Феди! Гляди, поймл Никитк-то. Гльян, кжись, выволок. А что, гльян - тоже добыч.

Ольшнский торопливо зкурил, из-з плеч Суходолов тоже вперился в экрн телевизор, произведенного той же, нверно, фирмой, которя путем неисповедимым нгрдил Покровский мгзин товрми культурно-бытового нзнчения из рсчет по единице н живую душу.

Никит Лямкин сидел возле коряжины под строй ивой, вдли был деревня, отчетливо виднелсь крйняя изб, сложення из брус, новя, из печной трубы нд шиферной крышей клубми влил дым и рссеивлся. З спиной Лямкин рядком сидели собки и зевли. Рыбк был хмур и сосредоточен, несколько кривых удилищ,, вырубленных второпях, были воткнуты в черный ил у смой воды. Лицо Лямкин приблизилось, приблизились серые глз, печльные. Бухглтер покрутил головой и вздернул плечи, собирясь скзть что-то знчительное, но не скзл, оторопев: изобржение вдруг зкчлось, выгнулось пузырем, будто оконня знвеск под ветром, вроде бы здымилось и стерлось. Некий голос четко скзл:

- Систем ээ-э... отрбтывется. Ждите продолжения. - Я усек, ответил Гриш Суходолов. - Будем ээ-э... ждть. Спсибо з внимние.

Следовтель Ольшнский згсил сигрету и, не скрывя своей решительности, приступил к допросу по всей форме:

- Где взял?

- Чего где взял? - Суходолов ничуть не нсторожил официльный тон. следовтеля, не встревожил пронзительный его взгляд и сведенные к переносью брови. Ольшнский дже сощурился н один глз, он будто смотрел н мушку пистолет, нметив жертву. - Чего где взял?

- Это.

- Телевизор что ли? Нигде не брл, пришел с рботы - лежит себе н столе, вчер футбол покзывл, "Динмо" (Киев) - "Аррт" (Еревн). Четкость, ну прямо удивительня: кждый волосок видть.

- Ккой еще волосок?

- Н голове волосы, товрищ юрист. Не все футболисты лысые. Кипини лысый был, д еще Струхин из донецкого "Шхтер". Голы он збивет. Иногд. Струхин. Нигде не брл, пришел - лежит, притронулся - покзывть нчл. Тм ни кнопок, ни переключтелей. Фирм не нш, конечно, хотя сзди Знк кчеств стоит. И город есть, дрес, знчит, звод-изготовителя. Гриш Суходолов почесл подбородок, губы его поползли вкось в луквой улыбке. - Атлнтид.

- Ккя еще Атлнтид? - Ольшнский нчл поднимться, рук его, которой он оперся о землю, подвернулсь, он ткнулся в мох лицом, съехл с тропы, леж н животе, встл н крчки, опять съехл, крсный мотоциклетный шлем, пристроенный в нишке под склой, был сдернут с мест и поктился вниз. Шлем, подпрыгивя, гремел, кк несмзння телег, пок не здержлся в кустх.

- А все кбинетня жизнь? - нзидтельно скзл глвбух. - Сырой ты. И - глупый.

- Не сырой я и не глупый? - "Ольшнский сдернул пльцем с лиц мусор, прилипший к твердой щетине (побриться не удлось?) и подступил к Суходолову ближе, готовый, кжется, в случе чего и подрться. Н некоторое время об збыли про телевизор и про Атлнтиду.

- А я говорю: глупый и сырой!

- Ты мне Вньку не вляй, крыс кнцелярскя, ты мне н вопросы отвечй!

- Ты кк со мной рзговривешь, сыщик недоделнный? Думешь, не слышл и не змечл, что ты з мной едешь, из-з кустов зенки пялишь, тоже мне - Шерлок! Мы и не тких видели. Я не преступник, чтобы тут перед тобой рспинться. Зрядкой утром знимйся - брюхо хоть рстрясешь, бйбк!

Ольшнский перед ткой неистовостью и словесным нпором дже слегк рстерялся и стл чсто дышть носом, вздымя и опускя черные свои брови.

- Ты потише, Суходолов, ты поккуртней!

- И ты поккуртней!

- И не зпрвляй тут мне всякое.

- И не зпрвляю - говорю, кк оно есть.

- Мне истин нужн.

- Мне тоже истин нужн не меньше, чем тебе.

- Вот ответь мне, - следовтель воздел укзтельный плец и прищурил один глз, - почему ты здесь?

- Кк это - почему? Где хочу, знчит, тм и сижу. Тут моя Родин, если хочешь. Я родился во-он в том доме, где сейчс путевой обходчик живет, ему дом-то отец мой в свое время здешево продл. Хороший дом! Я тут детство вспоминю. - Гриш рукой спрятл под кепку свой рыжевтый чуб, нпоминющий виногрдную лозу, и нцелил плец, тоже укзтельный, в сторону хуторк, огни которого высмтривл следовтель по особо вжным делм из вгонного окн скучными комндировочными ночми. - Понял? А гор, вот эт гор, где мы теперь сидим с тобой, нзывется Моншкой. Есть еще вопросы? Я тут детство свое вспоминю, понял!

- Не совсем.. Детство можно, нпример, в кровти вспоминть, з столом, н скмейке. И тк длее. Детство - оно всегд с нми.

- Н рботе; з своим, знчит, столом я сльдо-бульдо свожу. Это ты з столом воспоминниям предешься, потому и живот нел, я же добросовестно исполняю свои обязнности, я - птриот колхоз.

- Ты мне лпшу н - уши не вешй, Суходолов, ты же не хуже мен" понимешь; что события, последних недель в вшем селе выходят из ряд вон. Если то мистификция, то генильня, н генильную мистификцию ты, нпример, не способен.

- Тк уж и не способен?

- Фнтзии, у тебя. не хвтит н ткие шутки. Это - первое.

- А второе?

- Второе? Возможностей у тебя нет. Технических возможностей. Ты же не изготовишь в срочном порядке полторы тысячи штук трнзисторов и телевизоров новейшей конструкции. Кстти, дй-к я поглжу, кто и кк Лямкин демонстрировл. - Ольшнский без рзрешения взял черный ппрт в виде кртон, прислоненный к смородиновому кусту. Суходоловский ппрт н поверку окзлся нелегким и совсем не плоским. - Ты, говоришь, про Атлнтиду нписно?

- Смотри, увидишь тм.

Н верхнем првом углу было и впрямь нписно: "г. Атлнтид, 1983 г., мй." Рядом и чуть ниже этой строчки стоял пятиугольник - Знк кчеств. Ольшнский зкрыл глз и покчл черный телевизор н рукх, прикидывя, сколько же он весит? Килогрмм, нверно, четыре он весил, не меньше.

- Нверняк безлмповый, ?

- Нверно, - ответил Гриш Суходолов и рвнодушно кинул вниз кмешек. - Японцы делют без лмп, мы - отстем.

- Мы отстем. Но не японскя же это штук, кк ты думешь?

- С чего, поди, японскя-то? Рзве что рди реклмы подбросили коврным способом, тк зчем тм Атлнтид?

- Действительно, зчем? Вроде бы кк собке пятя ног, ?

- Пятя или шестя, при чем тут все это? Пришел домой - я у ббки одной пол-избы снимю - пришел, лежит н столе. Вертел, крутил... Ни кнопок, ни обознчений никких. Ни рожн. Потом зрботл.

- А кк же им тогд упрвлять?

- Голосом. Скжешь: "Покжи, пожлуйст, первую прогрмму". И нчинет.

- А Лямкин тут при чем?

- Ни при чем вроде, кжет и про Лямкин. Я двеч смотрел, тк он чй пил у молодухи одной. Ничего себе молодух. Мужик зморенный, лкоголем придвленный, туд же - чй пьет. Вообще-то женщин не поймешь, они и тких любят.

- Голов у меня, Суходолов, кружится от вших чудес.

- У меня, предствь, тоже кружится. Ну и Что с того?

- Чутье мое подскзывет, интуиция подскзывет: ты, Суходолов, многое знешь.

- Я вообще, товрищ следовтель, человек нчитнный. Рзносторонний я.

- Двй серьезно!

- Двй серьезно.

- Помоги ты мне рзобрться, где тут собк зрыт? Войди ты в мое положение, прошу! - Ольшнский прижл руку к сердцу и дже слегк поклонился бухглтеру. - Сделй ткое одолжение!

- Рд бы помочь, милй, д ведь см не в курсе, ей-богу! - Гриш вздохнул с неподдельной горечью, безусловно сочувствуя госудрственному человеку, и тоже приложил лдонь к сердцу: не обессудь, дескть, но мы тут ни при чем.

3

Н дворе смерклось, и председтель Сидор Ивнович Неншев включил нстольную лмпу. Он сидел н кухне з столиком и в крсной зписной книжке мягким крндшом писл себе плны н звтр. По пунктм писл: первое, второе, третье, четвертое и тк длее.

Нд лмпой вилсь летющя рть, мелкя и покрупнее, эт рть, если вслушться, издвл тихий стон, будто струн н исходе ноты. "Тоже ведь говорят! - сделл открытие председтель. - Тоже, знчит, пересуды ведут про то, кк жить дльше. Д, еще ндобно побеседовть с дояркой Врей Бровкиной, с лямкинской женой. Ккя он ему взпрвду жен, и ккой он ей муж! Сожители. Умотл мужичок с котомкой невесть куд, эт извелсь вся: н рботе стенет, дом стенет. Присохл, выходит. Нйти бы Вре-то доброго человек, д где его нйдешь: добрые-то згодя порсхвтны, шлоболы всякие никому не нужны. Итк, вызвть доярку Бровкину и побеседовть с ней по-отечески, чтобы не убивлсь понпрсну и всякое ткое: пусть рзвеет грусть-тоску по ветру: Лямкин-стрнник домой явится куд ему девться-то!

Сидор Ивнович отодвинул в сторону зписную книжку, встл, чтобы включить чйник, зглянул в окно, протяжно скзл "оо-ой!" и зкусил губу. "Не было гостей, д вдруг нгрянули!" Вдоль шткетник, кк брж по тиховодью, плыл Вер Ивновн Клинов, и плыл он прямехонько к председтелю домой. "Что люди думть стнут, клин-млин!" - произнес вслух Неншев и зстонл. Последнюю неделю Вер Ивновн чуть ли не до слез опечлилсь тем, что Сидор Ивнович не имеет трехрзового питния и по той причине может до срок сгореть н рботе. "Здоровые мы всем нужны, повторял Вер Ивновн бессчетно, - больные, поверьте мне, они всем в обузу." Упрямя эт женщин кждый вечер, нчиня с понедельник, приносил в судкх полный ужин: суп, второе и компот. Неншев эт ее збот мучил нескзнно: ведь кроме всего прочего у Клиновой был живой муж, колхозный мехник, и ему кждодневные вечерние отлучки половины своей вряд ли придутся по сердцу. И люди еще. В деревне все кк н лдони, - тут от дурного глз не укроешься! Что делть? Прятться уже поздно, тем более н кухне горит свет. Бед!

У порог, в темной прихожей, Вер Ивновн интимным шепотом объявил, клонясь к смому уху председтеля:

- Пельмени сегодня!

Пхло от женщины горьковтыми духми и теплой домшностью, у живот обеими рукми он держл большую супницу, прикрытую вфельным полотенцем, и томно улыблсь, кршеные ее ресницы чсто подргивли. Председтель подхвтил супницу, коснувшись нечянно мягких пльцев гостьи.

- Поствьте это н стол, Сидор Ивнович.

- Что поствить?

- Пельменя.

- А, д! Конечно. Нпрсно вы. Вер Ивновн, дорогя, опекете меня, неловко ведь, поймите. И люди, опять же...

- Что люди, Сидор Ивнович?

- Ну это. Всякое могут придумть; злые языки, кк двно скзно, стршнее пистолет.

В глзх женщины, больших и влжных по причине умиления, испытывемого от собственной доброты, мелькнул огонь сукой и дерзкий, подбородок ее двинулся вперед с неукротимостью:

- Плевть я хотел н всякие тм пересуды! "Д! - подумл Неншев, вжимя голову в плечи. С ней шутки плохи: любому сдчи дст по скуле с оттягом, весьм, понимешь, решительня особ!"

- А муж? - с печлью в голосе поинтересовлся хозяин, теребя седую шевелюру. - Вш муж.? Вы бы с ним приходили, что ли...

- Мой муж не ревнив, Сидор Ивнович.

- Аг, ясн. - Нечего Сидору Ивновичу ясно не было, он стоял поникший и вяло перетптывлся.

Гостья взял иницитиву н себя:

- Я не ужинл, тк поужинем вместе, тем более сегодня - суббот.

- Аг, суббот. Д рди бог, прошу!

- Н кухне будем или в зле?

- Кк будет угодно, рспоряжйтесь, у вс, знете, ловко все получется, я ведь неловкий.

- Все вы, мужики, одинковые. И по рюмке нждется?

- Есть и по рюмке, это добро у меня всегд имеется - н всякий случй.

- В одиночестве не пьете? А то ведь когд человек в одиночестве нливется, пропщее дело.

- Нет, что вы! Избви бог. Я и в компнии не особый мстк по этой чсти - оргнизм не принимет, нсиловть себя приходится, нет, знете, ткого тлнту.

- Будь он проклят, тлнт этот!

- Оно верно. Тк вы, пожлуйст, уж зймитесь столом-то, я пок кое-ккие консервы рспечтю. А Всилия вшего нельзя позвть, втроем-то оно и веселее бы?

- Мой Вся знят - поросятм пойло врит. И нечего ему тут сшивться. У него кк рз тлнт, которого у вс нету - н водку тлнт.

- А, понимю. Вроде бы не змечл ткого з ним.

- Где вм зметить: н рботу выходит - и лдно.

"Я к нему, конечно, не принюхивюсь, нет у меня ткого нвык!" подумл Неншев и вслух скзл:

- Вы тут, знчит, рспоряжйтесь, я - н подхвт. Аг, еще кто-то, по-моему, к нм идет? - Сидор Ивнович пльцем отодвинул знвеску и увидел возле клитки мужчину, который ншривл зпор, слепо уствясь в небо. Вер Ивновн скривил губы, дебелое ее лицо выржло рзочровние.

- Вы без гостей ну прям не можете?

- Я никого не звл, Вер Ивновн, уж поверьте! ("Еще и опрвдывюсь перед ней. Чего это опрвдывюсь-то?")

Супниц с пельменями, стоявшя н столе, рспускл дух теплый и мнящий, нвевл неодолимое желние сесть з ужин я кругу единомышленников, выпить мленько для поднятия нстроения, после обязтельным порядком вполголос, этк рздумчиво и душевно, исполнить нродную песню. Хозяин повеселел, потому что третий, кем бы он ни был, рзряжл обстновку. Третьим окзлся следовтель по особо вжным делм из облсти товрищ Ольшнский. Он ступил через порог, вежливо поклонился и поствил черный портфель в уголочек.

- Я не помешю?

- Не помещете? - Неншев рдушно повел рукой. - У нс тут кк рз пельмени.

Вер Ивновн издл свой вдох-выдох, сел н дивн (встречли Ольшнского в горнице) и целомудренно опрвил плтье н коленях. Одет он был прзднично, губы ее были ярко нкршены.

- А у нс кк рз пельмени!

- Н троих не хвтит! - отрезл Вер Ивновн и пристльно поглядел н шелковый бжур в виде корзины. Следовтель поспешил успокоить женщину:

- Должен зметить, что я сыт. И вообще я н минутку. Вижу, не ко времени явился.

- Д вы без церемония, пожлуйст! - всполошился Неншев ("уйдет ведь прень!"). Вер Ивновн тут вот шефство взял ндо мной, беспокойство от доброты своей природной проявляет: вы, говорит, холостой и плохо питетесь. Д. Тк вот, сегодня у нс пельмени. Проходите, рсполгйтесь. Компнию соствите. И о делх поговорим.

Ольшнский коротко, с понимнием, улыбнулся, осторожно поглядел н женщину и сел.

- У меня к вм несколько вопросов, Сидор Ивнович.

- Сперв поужинем, вопросы - потом.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

1

Сидор Ивнович ндел по случю торжеств, првд, неизвестно ккого, белую сорочку и дже повязл глстук - для нтурж. Он собирлся с мыслями, чтобы произнести тост ткого, в общем, порядк: вот мы собрлись здесь без причины, просто тк. И это хорошо - собирться просто тк и доствлять друг другу рдость общения. Мы - уже коллектив. А коллектив, если он к тому же и дружный, большя, знете ли, сил. Ну, и дльше в том же духе.

Председтель Неншев встл, отодвинул рукой стул, поднял рюмку, однко тост свой произнести не смог: в дом без стук ввлился бухглтер Гриш Суходолов, встл перед прзднично убрнным столом и прлично вытрщился, под мышкой Гриш Суходолов держл черный кртон, в руке у него был спекшийся кусок то ли метллический, то ли из пемзы, то ли из белого кмня, похожего н известку. Особо, видимо, бухглтер был удивлен присутствием н днный момент в холостяцкой квртире Сидор Ивнович своей зместительницы - Веры Ивновны Клиновой, которя, кстти, и не Повел бровью, когд появился здесь ее непосредственный нчльник.

Председтель Неншев поствил рюмку перед собой, огорченно поднял брови: Гришк нрушл грмонию и портил ппетит.

- Сдись! - прикзл Сидор Ивнович со строгостью.

- Н четверых и вовсе пельменей не хвтит! - отрезл опять Вер Ивновн и выдернул из рукв нежно-розовой мохеровой кофты куриное перышко, попвшее туд, вероятней всего, из подушки. - Я н четверых не рссчитывл.

- Я не пельмени есть пришел, - ответил Гриш с достоинством и глянул н свою зместительницу коротко, но весьм срзительно. - Я - по делу сюд.

Следовтель Ольшнский, не поднимя головы, крутил з тонкую ножку фужер (ему нлили шмпнского) и улыблся неизвестно чему.

- Ты сдись, Григорий, пельмени вон стынут. Бухглтер послушно сел к столу, плеснул себе в сткн млость вин и поствил между колен свой кртон-телевизор, кк вы успели догдться, изготовленный в городе Атлнтиде и со Знком кчеств.

- Тк можно нчинть! - обртился Неншев к собрвшимся, пристльно вглядывясь в хрустльную рюмочку, игрвшую н свету сухим белым огнем. Тк вот. Собрлись мы сегодня и случйно и, могу подчеркнуть, не случйно, - в этот момент Сидор Ивнович зметил, что голов следовтеля Ольшнского тк глдко приктн, что блестит, будто черный кмень, омытый водой. "Чем это он волосы мжет? - подумл хозяин дом. - Ндо спросить, у меня вечно шевелюр врстык". Тк вот. Случйно и совсем не случйно: нс собрл здесь душевность. Д. Тк двйте выпьем з душевность. - Неншев поднес уже рюмку ко рту, но змер, чсто помргивя. Он смотрел вверх. Присутствующие рзом подняли головы и тоже збыли обо всем. Кругля шелковя люстр нчл вроде бы обрстть сосулинми, плоскими и морщинистыми, кк смятя фольг. Эти диковинные обрзовния росли н глзх. Было ткое впечтление, что шелк н люстре тет и сейчс, буквльно через секунду, нчнет пдть, рскленный, н головы собрвшихся. Следовтель Ольшнский бывл в переделкх, поэтому, не теряя ни мгновения, выплеснул из своего фужер шмпнское н люстру. Ни пр, ни шипения. Тишин. Вер Ивновн, всхлипывя, утирл лицо полотенцем: весь фужер без осттк достлся ей. Следовтель дже не взглянул н Веру Ивновну, дже не зметил, что он уже плчет. Председтель все-тки выпил свою рюмку, втомтически выпил, и зкшлялся. Гриш Суходолов не погрузился в ужс, кк прочие, он жевл пельмень и нблюдл блгодушно з чудом, посетившим этот дом. Гриш объяснил гостям:

- Он новую технологию освивет, - имелся в виду, смо собой, пришелец.. Однко этой реплики никто не услышл.

Следовтель Ольшнский спешно шрил по крмнм, искл пистолет, чтобы в случе грессии достойно зщититься. Он знл: пистолет у него нет в нличии, но тем не менее он искл его - для острстки и н всякий случй. Вер Ивновн очень принципильно сжл губы, поднялсь, полня достоинств, и неловко, чисто по-ббьи, выплеснул содержимое своего фужер в нпрвлении Ольшнского. Змх был неточен, и лохмтя струя, иззелен-желтя, почти без осттк вылилсь н грудь Неншев, н его белую сорочку. Вер Ивновн охнул, прижл кулк к носу, упл н стул. Тем временем люстр вздулсь шром, нпузырилсь, принял грушевидную форму, он сорвлсь с мест и поплыл, кчясь, в темный угол комнты. С потолк теперь свисл куцый провод с обгоревшими концми, в горнице, несмотря н то, что свет нрушился, было по-прежнему все видть: пузырь, путешествуя у потолк, источл сияние, меняющее окрску, словно был ндут из мыльной пены.

Гриш подцепил вилкой следующий пельмень и объяснил еще:

- Вы не суетитесь, счс пролупится, он мужик невредный.

Совет этот тоже никто не услышл.

Шр тем моментом вырос порядочно, он все плвл, ксясь стен, и медленн опусклся. Председтель Неншев, кжется, нконец понял, где ответ н згдку, ОН вспомнил о пришельце, облегченно вздохнул, сел и, по примеру Гриши Суходолов, принялся жевть пельмени, которые уже остывли. Председтель покзл пльцем н обгоревшие провод и посетовл, шумно збиря носом воздух:

- Пробки, поди, нчисто выбило? - Счс нлдим. - Успокоил хозяин бухглтер и осуждюще поглядел н свою зместительницу, продолжвшую стенть.

Следовтель Ольшнский не мог - слдить со стрхом, он нблюдл з шром с - выржением хищник, готового к решительному прыжку.

- Ты не топырься, - присоветовл бухглтер следовтелю. - Сядь и жди, он счс пролупится.

Шр легкими прыжкми, источя рдужное сияние, приблизился к дивну, колыхнул сктерть с кистями н прздничном столе, подпрыгнул в последний рз и сел, коснувшись плеч женщины. Следом рздлся визг ткой истошной силы, что у всех, кто был в комнте, звибрировли ушные перепонки. Неншев покзл знкми Грише: ты, мол, прикрой фонтн. .Но что мог сделть .Гриш? Он в ответ н знк лишь пожл плечми. Впопыхх по первости никто не зметил, что рядом с истошно орущей женщиной возник пришелец в огромных своих очкх и тяжелых ботинкх.

Сияние в комнте потеряло сочность, стло темно. Гриш Суходолов пошел нлживть пробки. Вер Ивновн вдруг оборвл свой крик н смой вершине, встл, лунтически ощупывя воздух, и покинул квртиру, он не здержлсь н крыльце и проследовл вдоль шткетник, нверно, к себе домой.

- Вш фмилия? - здл по форме вопрос Ольшнский и нчльственно кшлянул. Он обрщлся тк к вновь прибывшему. Незнкомец, однко, смолчл, он сидел в позе, весьм устлой, отвлясь н спинку дивн. Ольшнскому во всяком случе тк предствилось, что незнкомец устл, - темнот мешл рссмотреть подробности. Гриш уронил в прихожей тбуретку.

- Сидор Ивнович, фонрь-то у тебя хотя бы есть?

- Хотя бы есть. Н вешлке, сверху лежит. Пошрь тм. Ншел?"

- Ншел. Тут зпеклось все, жучки ствить буду.

- Ствь жучки. Может, сто грмм с дороги, ? - Неншев стукнул ногтем по фужеру. - Я говорю, сто грмм, ?

- Это Вы мне? - встрепенулся Ольшнский и громко удрился локтем о стол. - Мне, что ли?

- Нет, не тебе.

- Тк кому же? Кк его фмилия, кстти?

- Тебе для протокол?

- Мжет, и для протокол!

- Ты сиди себе, посиживй, прень!

Слышно было, кк председтель нлил себе в рюмку, выпил и зкусил огурцом, кк переступил ногми, потом обртился к незнкомцу, сидевшему н дивне:

- Что-то не злдилось у тебя, Федор Федорович: люстру вон, понимешь, измхртил! См-то ничего, здоровье-то кк? Молчишь. Ну, передохни млость, докучть тебе я пок не буду, вот вопросы к тебе есть. Много вопросов есть к тебе.

2

Гриш Суходолов нлдил жучки и дл свет. Трое, исключя незнкомц, перебрлись н кухню. Неншев поствил чйник н плитку и предложил доедть холодные уже пельмени. Бухглтер стскл со стол кое-ккую зкуску. Однко ни есть, ни пить не хотелось. Председтель крикнул в горницу, подмигнув присутствующим зговорщицки (вы, дескть, помлкивйте):

- Просим к ншему шлшу хлебть лпшу. Пришелец довольно продолжительное время нлизировл председтельскую реплику, коробк н его голове поскрипывл и пощелкивл, потом он нконец отозвлся:

- Я здесь посижу.

- Мы тебя отсюд и не услышим кк следует.

- Услышите.

- Ну хорошо. Нелишне было бы и посмотреть н тебя. Кк здоровье-то? Нш климт не всякому в мсть.

- Резко континентльный климт, - пояснил с готовностью Гриш Суходолов. - Перепды двления у нс большие, д влжность еще. Перепды темпертур тоже имеются

- У меня тесть мучется, - скзл Ольшнский совсем ни к месту. Врчи велят ему в степную зону перебрться. Председтель скзл шепотом, клоня голову к плечу:

- Не в форме он сегодня. Вы ешьте.

- Вш тесть, - рздельно произнес неизвестный, - лкогольными нпиткми злоупотребляет, климт тут ни при чем.

Гриш Суходолов после этих слов зсмеялся и для пущей убедительности повертел у виск пльцем: вот тк, товрищи дорогие, глупых-то учт!

- Я бы н вшем месте избегл ткой ктегоричности: мой тесть довольно культурен и интеллигентен, если хотите знть.

- Под одеялом, поди, хлещет, - Гриш мхнул рукой в сторону следовтеля - ты безндежен! - и опять зсмеялся дробным злым смехом.

Нступило молчние, оно нервировло и томило. Следовтель Ольшнский жевл спичку, не решясь почему-то зкурить. Неншев смотрел в темный дверной проем горницы и хмурился, лишь бухглтер рзмеренно, кк мшин, жевл холодные пельмени.

- Ивныч! Кто это тебе рубху испортил тк? Хорошя был рубх.

Неншев осмотрел себя, прижимя подбородок к груди, хотел было удивиться новому обстоятельству, но не успел: пришелец Федя здл вопрос, рди которого, нверно, и явился:

- Что есть бог?

Следовтель Ольшнский вздрогнул и уронил вилку н пол, но сориентировлся, кк двеч, рньше всех:

- Если бог нет, то его ндо было выдумть. - Фрз был школьня, он лежл в пмяти где-то совсем близко и возникл по ндобности вроде бы см собой. Н первый случй здесь и кончлись познния Ольшнского в этой облсти. Он добвил следующее: - Религия - опиум для нрод.

Сидору Ивновичу Неншеву не понрвилось, что пришелец вновь збирет иницитиву, свои действия оствляет опять, тк скзть, вне контроля общественности. По идее-то, он должен сперв ответить н ряд вопросов, имеющих особую остроту и ктульность. Зчем он, нпример, звлил склд Клвки Цревой дефицитом? Ему что, его, понимешь, никто не видит и никто не слышит, у мгзин до сих пор, дже ночью, лютует толп. Людям невжно, кк попли товры н склд, им отдй товры и - никких гвоздей. Полковник из облсти губы в кровь покусл, сообржя, кким способом усыпить бдительность потребителя и вывезти с неб упвшее добро н экспертизу. Эт его здч, пожлуй что и нерзрешим. Тк ндобно полгть. Зчем, опять же, сперв был поднят з облк, потом возврщен в голом виде н землю геолог Витьк Ковшов. Витьк-то, рсскзывют, млость стронулся умом - вчер, что ли, внс целиком н сберкнижку положил: буду, скзл копить деньги н возведение пмятник Лошди, потому кк Лошдь того зслуживет - он для цивилизции сделл никк не меньше, чем вся современня промышленность, вместе взятя. Лошдь к тому же добрей человек. Витькин жест получил в нроде некоторый резоннс, и идея нсчет пмятник многим пришлсь по душе. Бывший председтель сельского Совет Ивн Всильевич Протсов ртовл з создние комитет по сбору средств н это блгородное дело, в кчестве нтуры предлгл использовть своего жеребц по кличке Мршл, который при новом седле будет глядеться весьм товристо и брво.

- Ты бы шел к нм Федор Федорович, - предложил Неншев теплым голосом, - сдись рядком, поговорим лдком, ?

- Что есть бог?

- У него, видть, ккие-то неполдки в системе, - объяснил опять присутствующим Гриш Суходолов. - Он встть не может. Я тк мозгую: он новый способ мтерилизции в зднной точке прострнств освивет. Я про это читл в одной нглийской книжке.

- Коньячку не пригубишь, Федор Федорович? - вежливо спросил Неншев. Есть у меня коньячок, пять звездочек, понимешь?

В горнице послышлось шевеление, рздлись шги, тяжелые, зскрипели половицы. Было ткое впечтление, что по квртире передвигется слон или, скжем, монумент, ккие стоят в городских пркх. Эт поступь особо нсторожил следовтеля Ольшнского, и он прекртил всякое движение, глз его, широко рскрытые, обильно слезились.

Федор Федорович, высокий и тонкий, в курточке серебряного цвет, с черной кмилвкой н голове, передвиглся, не сгибя ног, он сел, устло ндломившись, н предложенный стул возле окн и принял из рук председтеля рюмочку в форме бочки, выпил не торопясь, со смком дже, очки его отрзили н стены черно-фиолетовый блик. Федор Федорович устло вытянул ноги в стрнных ботинкх с толстенными подошвми и поглдил бледной рукой живот, скзл коротко:

- Гре-ет!

- Коньяк, он греет! - весело отозвлся Неншев. - И бодрит еще. Вот ты спршивешь: что есть бог? Мне нрвится, что ты в корень глядишь. А у вс не было бог, вы рзве не верили?

- Не зню.

- Верили. Нверняк верили! А нше общество по линии бог н днном историческом этпе сильно штется. У вс, нверно, нет обществ в ншем понимнии этого слов. Всякий у вс облдет возможностью иметь все. Знчит, нук достигл больших вершин. Знчит, блг берутся просто и без усилий. Это интересно: отпл нужд в госудрстве, кк форме единения. Тк я мыслю, Федор Федорович? - Председтель нлил коньяку по млой себе и пришельцу. - Ты следишь з ходом моих рссуждений?

- Слежу. Но я мло что зню, это вм может покзться ложью, но это тк.

Следовтель Ольшнский еще не рстормозился, пребывл еще в свежезмороженном состоянии.

- Вот ты интересуешься, что есть бог? Попробую рстолковть суть в том виде, кк я ее понимю. Не обессудь, теоретик я слбый и обрзовние мое негумнитрное, но с богом у меня стрые счеты. Итк, приступю,

Слово о боге, скзнное председтелем колхоз "Промысловик" специльно для пришельц.

Против бог я восстл будучи сопляком, и восстл неосозннно. В ншей избе бог присутствовл в переднем углу, кк ему и полгется присутствовть. Иконк был небольшя и смутня, под иконкой, знчит, горел лмпдк. Я против бог-то сперв, если честно, ничего не имел, мне не нрвился зпх лмпдки - он был гнилой и горький. Я здувл огонь системтически, ббушк моя Аксинья его зжигл, поскольку спички (серянки по-строму) считлись предметом обиход недешевым, мне перепдли тумки: ббушк моя Аксинья был по нтуре невоздержння и дрлсь голиком, полотенцем, ухвтом, поленом, мокрой тряпкой, словом, тем" что подвертывлось под руку. Синяков я сносил несчетно, лмпдку все одно здувл, - у меня от религиозного дым болел голов. Учинив ндо мной рспрву, струх с мху пдл перед иконой н колени, крестилсь щепотью, торопясь по домшности, и говорил:

- Прости ты его, лиходея, Христос нш слдчйший! Винилсь он перед богом без трепет, формльно, можно подчеркнуть. Бог у нс, конечно, присутствовл кждодневно, днем и ночью, но не првил, н него, по современным понятиям, был мод: у других-то он есть, знчит, и у нс должен быть, инче ведь осудят. Ну, это все между прочим. Ты, Федор. Федорович, вижу, собирешься вопрос здть? Вопросы лотом, в письменном, тк скзть, жиде, ты н ус нмтывй, я порссуждю, пок мысль торопится. Д. Кк же бог н Земле ншей постоянную прописку получил?

- Нсчет прописки ты это зря, Ивныч, не поймет он, - встрял в рзговор глвбух Суходолов. - Зсоряешь ты речь свою, ему - думть.

- Лдно, поймет, если зхочет. Итк, кк же бог утвердился? Я себе этот исторический момент предствляю тк. Ночь темня и тревожня. У костр нши бесштнные предки мясо впросырь жуют (пельмень кк тковой был изобретен много позже), и тут, предствляете, молния кроввого цвет, д через все небо, понимешь, д гром потом оглшенный. Бед! Смый стрый и смый, знчит, увжемый в небо рукой тычет и молвит что-то вроде ткого: "Зчем второго ммонт убили, рзве одного мло? ОН ТАМ сердится." "Что же нм свершить, отец!? - шепчет нрод. - Кк ЕГО ублжить, кк ЕГО добрым сделть?" "Мяс ему дйте, все одно протухнет; при тугом брюхе про вргов збывют". "Ты велик, отец, ты мудр - ддим ему мяс, пусть ест!"

Бог, этким обрзом, породил стрх, его породило еще и невежество. У бог и человек срзу возникли меркнтильные отношения: я тебе, допустим, мясц, ты мне - удчу. И с смого нчл человек обмнывл бог подбрсывл н жертвенный лтрь товр второго, то и третьего сорт, потому что бог в своих милостях был весьм непостоянен. Тк рсцвел пышным светом ВЕЛИКАЯ ВСЕЛЕНСКАЯ ЛОЖЬ.

И что же дльше?

Бог стл в устх луквых универсльным инструментом: богом пугли, во имя божье отнимли хлеб нсущный, с богом н устх резли невинных, жгли город, у бог требовли спрведливости с одинковой стрстью и преступник, и простк и святой, и хнж. Есть, однко, здесь Федор Федорович, и положительный момент: бог - это ведь и морль - не убий, не укрди, не солги и тк длее, и тк длее. Морль всегд чист по сути своей, нечисты поступки.

Я беру явление огулом. Были прведники, которые следовли зповедям слепо и неистово, но тких всегд было мло, большинство же держлось првил: н бог ндейся, но см не плошй.

Еще один спект проблемы. Я в молодости лекции читл о том, что бог нет. Кто их тогд не читл, ткие лекции! Грмотешки у нс было мловто, зто дерзости - предостточно. Но я отвлекся. Еще, знчит, один спект: религия - догм, всякя догм не терпит инкомыслия, церковь преследовл еретиков с неослбной жестокостью, и кто теперь подсчитет, н сколько лет, десятилетий, может и веков, зтормозилось рзвитие цивилизции? Вот тк, если коротко.

Я еще зстл времен, когд церкви рушили. Нпрсно мы их рушили, в церквях-то жил душ нродного ремесл, д рзве мы тогд про то думли! Случй помню. Мы, комсомольцы, к хрму-то с топорми д лоптми, нм мужики говорят: "Погодите зверствовть, тмк, н мковке смой, Врфоломей Лыткин стоит, руки крыльями вытянул. Вознестись хочет в нзидние вм, он неделю постился д поклоны земные бил - привилегию себе испршивл. "Ккя-ткя еще привилегия?" Отвечют: "Врфоломей, он престрелый и в жертву себя преднзнчил. Если бог есть, Врфоломей с мковки взденется и своим ходом пролетит до смого гумн, з поскотиной которое, если, знчит, нет бог, то он свлится кмнем. Тм высоко - шею обязтельно сломет. Он ить кк рссудил: с богом-то девяносто лет промхл, без бог и дня жить нечего".

Мы стоим, рты порзинули: что делть - ведь рухнет дед, смерть примет, в итоге мы виновтые. Ребят з веревкой побежли, з лестницми и ткое прочее. Двери в церкви ковные, змок н них величиной с гуся доброго, пок бьем, д ломем, этот фнтик унылый нм кк рз н головы и упдет. А он стоит, язви его, в проеме звонницы, бород беля н ветру веет, руки крестом держит, крсня рубх н нем, плисовя. "Дед! - кричим. - Ты мленько погоди возноситься-то, пусть ветер уймется, не то сдует тебя в реку прямиком - змочишься и простынешь". Молчит, выпучился. Ббы, конечно, стенют н рзные голос, мужики н ведро смогонки поспорили: решится н подвиг, й нет? Нм повезло - ключ ншли у бывшего псломщик, подкрлись сзди, зхомутли дедк, стщили кое-кк н землю-то, мужики, которые ведро смогонки проспорили, с претензией к великомученику ншему: что же не сигнул-то, просвистел, дурк стрый, н всю степь, козу дрную одну и пригнл только? Врфоломей-то ж в слезы: вознесен бы, вот совсем было вознесен, д кил помешл, кил к земле тянет, грждне! Тк и пошло, в поговорку, можно скзть оборотилось: вознесся бы, д кил к земле тянет. Из жизни смой фкт. Богом ты зинтересовлся - это хорошо, Федор Федорович. Выходит, в смый корень смотришь. У меня - все.

Федор Федорович речь председтеля выслушл молч, только коробк н его голове трхтел слышно и чсто. Гриш Суходолов вертелся, будто сидел н еже, однко и успел дожевть холодные пельмени. Следовтель Ольшнский нконец млость рстормозился, ожил и тоже звертелся, пытясь вствить слово, н попытки его не увенчлись успехом.

- И мы ведь, Федор Федорович, имеем к тебе вопросы, - скзл председтель Неншев. - Ты рсполгешь временем?

- Не рсполгю, - ответил пришелец своим рзмеренным железным голосом. - Что ткое кил?

- Кил? Я не медик, но килу, конечно, видел. Это - опухоль в пху. Он вырстет, кк првило, от ндсды и достигет больших рзмеров, тк что к земле действительно тянет. Рньше килу не оперировли, кто ее в глухой деревне резть стнет? Д.

- Я тоже имею вопросы! - Гриш Суходолов поствил н стол локоть, будто прилежный школьник н урокх, вытянул лдошку.

- Некогд, - ответил пришелец, и очки его сердито блеснули.. - Энергии мло. Я еще приду.

Председтель Неншев резко придвинул ближе к пришельцу бнку шпрот в мсле:

- Ты бы покушл. Ты библию-то читл?

- Читл.

- Ешь шпроты, питтельня штук. Вот ты, Федя, у нс беспрестнно спршивешь, нм не отвечешь, ведь з тобой - сплошня тйн, сплошной интерес: ты же из других миров явился, ты просвещенней нс, выше н нескончемое количество голов, эгоист. Мы имеем к тебе великое, понимешь, любопытство, ты глух и нем. Почему же тк? - Слов свои, полные укоризны и обиды, Неншев прервл н середине, потому что пришелец Федя сперв окутлся крсным облком, потом, кк двеч, одетый пузырем, взмыл к потолку и сошел н нет.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

1

- Кто это ткой? - следовтель Ольшнский воздел плец к потолку, потом, отдувясь, вытер зпотевшую шею руквом рубхи.

Председтель Неншев смотрел в темное окно, чуть осветленное дльним фонрем. Н дворе прошел дождь-косохлест, и с крыш кпло, вод пдл, удряясь о лужи. вод смеялсь и шептл. Председтель думл уже о том, что дождь - это хорошо, однко еще лучше будет, если з ночь рспогодится и земля в поле подсохнет, если люди будут рботть н севе без помех, будут кончть весеннюю кмпнию.

- Тк я спршивю, кто ткой?

Гриш Суходолов посмотрел н Ольшнского с неудовольствием, скзл:

- Это - пришелец.

- С других плнет который, что ли?

- С других глктик.

- Ты мне лпшу н уши не вешй, я не мленький! - ~ осерчл кпитн. Я при исполнении служебных обязнностей, учти!

- Учитывю. Ты ж см все видел, я не нмного больше твоего зню.

- А он? - Ольшнский кивнул в сторону председтеля.

- Он и того меньше знет, у него - сев. Слушй, Ивныч, я в рйцентре люстры видел, ничего ткие.

Звтр поеду, тк привезти могу, рублей сорок вроде стоят. Привезти?

- Тк чего мы сидим, ндо же действовть! - згомонился следовтель и дже привстл, чтобы бежть и оповестить кого ндо про все кк есть. Нмерение Ольшнского н поверку-то было не свсем бескорыстным: с него ведь втомтически снимлось дело необычйной зпутнности. Это - первое. Потом ведь зпросто можно попсть в историю в связи с тким, можно скзть, событием - мирового знчения. Это - второе.

- Федя не дст.

- Чего это он не дст?

- А рззвнивть по белу свету, что он явился. Не велел.

- Он нм не укз!

- Дурк ты, прости еще рз. Видел, кк моя зместительниц ушлепл отсюд? Видел? Он ее отключил нчисто, он про все збыл. И - нвсегд. Спит, нверно, теперь и сны приятные видит. Понял? И тебя отключит, остток твоего мыслительного ппрт порушит еще по неосторожности, куд ты тогд? Ночным сторожем, и то не возьмут по причине неустойчивой психики. Ты шрикми-то своими нучись шевелить хоть мленько! И потом другое. Кто тебе поверит в нтуре, что ты - общлся с иноплнетянми, ккие ты докзтельств приведешь в свою пользу? Скжут: нпился - и несет несусветицу. Чего доброго, и - в дурдом згребут - для полного выяснения кртины. Ты юрист, не известку воровнную н бзре продешь, ты - н виду, про тебя, поди, в гзетх иногд мелким шрифтом пишут - "Следствие ведут знтоки". Сообржй в этом свете, ккие последствия вызовет твое легкомыслие;

В нпористой отповеди! Гриши - Суходолов присутствен вл некоторя доля сермяжной првды, это Ольшнский уловил срзу, но сыщик боялся не оглски, нет, его приводил в легкое содрогние см мысль о том, что он зсмеялся пойти против волк пришельц Феди, облдющего гигнтскими возможностями. Следовтель почувствовл себя мурвьем, дерзнувшим переступить дорогу, нпример, слону. Что же ксется Гришки Суходолов, то речистость его тоже имел корни: он ревновл чужк к Тйне и вообще ко всему, что связно с гостем - из других миров. Если - рссуждть непредвзято, то именно ведь Суходолов, и не кто другой, рсшевелил вулкн, дремвши" в недрх горы Моншки, Суходолов, и не кто другой, зимел общение с иноплнетным интеллектом. Гриш прятл в смые сокровенные уголки души мечту обзнкомиться нкоротке С Фединым экипжем, особо трепетно он дожидлся чс воскрешения женщин с Моншки (они тм нверняк есть!) и проводить вечер с одной из них, пусть не смой крсивой, в беседх тонкого свойств. В душе бухглтер вызвонилсь святя любовь к той, неизвестной. Любовь духовня и родниковой чистоты.

- Пор, однко, рсходиться, товрищи: звтр чуть свет вствть, скзл Неншев и зевнул в кулк. Добвил после короткой пузы: - Черт знет, что творится. Вы молчите об, зкусите языки - дльше видно будет.

- Я ему то же и говорю! - оживился Суходолов. - Молчние - оно золото, особо в днный момент.

- А кк же я? - Ольшнский кпризно оттопырил губу и потер глз рукой. - У меня же спросят, ккие результты дло рсследовние?

- А ты ври. Склдно ври! - присоветовл бухглтер. - Врть, что ли, не нучился? Когд отчет писть будешь?

- Д хоть звтр.

- Я приду с утр, помогу - моя голов покрепче твоей будет. И читю я больше твоего.

- Трепло ты, ей-богу!

- По рукм: звтр чсиков в восемь и жди. Следовтель ничего не ответил бухглтеру, он поднялся, взял портфель и вышел, не попрощвшись, он хотел остться недине, чтобы обмозговть нерядовую ситуцию. Шел он по улице пьяной походкой и не выбирл дороги.

2

Н следующее утро Олег Степнович Ольшнский имел к смому себе в первую очередь, ну и к Грише Суходолову, если он явится, кк обещл, ткие вопросы:

Первое. С помощью ккой силы геолог гржднин Ковшов вознесся н глзх изумленной публики, рстворился в небе, и не было его н рботе без млого двое суток, вернулся он нзд в непотребном виде?

Второе. Отчего помер в бне и потом воскрес во время похорон, которые, кк известно, сопровождл смодеятельный духовой оркестр, поэт и скотник Никин Лямкин?

Третье. Откуд взялись рзнообрзные дефицитные товры н склдх сельмг? Почему н товрх, дже н седле, стоял Знк кчеств, стоял ткже и дрес звод-изготовителя: Атлнтид?

Н эти вопросы Ольшнский мог бы, конечно, теперь ответить, но от него требовлся не ответ, преднмеренное сокрытие тйны. И скрыть ее было трудно, почти невозможно, это следовтель уяснил для себя с полной очевидностью.

Гриш Суходолов внимтельно прочитл вопросы, сформулировнные довольно лконично в зписной книжке синего цвет, и с легкостью зявил:

- Вывернемся! Смый трудный вопрос нсчет Витьки Ковшов. Тут у меня вринт н ходу явился. Внимй. Знчит, тк. Витьк похживет к рзведенке Клвке Цревой, к звмгу. Ну, вот. А Клвк врит бржку, зметь себе, н вишне (у Клвки родня есть, присылет вишню-то), ее косточки выделяют синильную кислоту. Синильную вроде? А т кислот, синильня вроде, в свою очередь, нвевет кошмрные видения. Витьк нхлеблся этого смодельного питья, ну и нктилось н него. Вот в тком рзрезе и няривй свою объяснительную:

- Это не объяснительня!

- Ну, ккя рзниц. Акт, допустим, ккя рзниц. Или у вс версия в ходу. Ну, невжно.

- Но люди. ж видели?

- Многие у Клвки вишню берут и тоже бргу врят, у нее цвет хороший, и пьянит он. Вывод нпршивется см собой: и зритель, очевидец, был тоже в нетрезвом состоянии. Это, конечно, клевет н моих земляков, но что поделешь - тк ндо. Тк ндо!

- А учстковый Голощпов кк же?

- Голощпов смолчит - в интересх вшей фирмы хотя бы. Потом, ведь он мог поддться коллективному гипнозу. Нук ткие случи в ктиве имеет, я читл.

Кпитн Ольшнский, округлив щеки, долго выпускл из себя воздух и подвел итог:

- Блбол ты и есть блбол! З ткое, с позволенья скзть, рсследовние с меня штны спустят и отпрвят голым в Африку.

- При чем тут Африк? А првду писть нельзя, см понимешь: Федор-то, он все слышит и все видит, отстрнит тебя от дел, и - точк.

- Кк это - отстрнит?

- Уничтожть тебя он не стнет, ясно: цивилизция ихняя, судя по некоторым фктм, весьм гумння, он в твое подсознние вмешется, см же нблюдл.

- Нблюдл...

- Вот в тком рзрезе и вляй. Нсчет товров в мгзине свое нчльство оздчено не меньше тебя, пусть сми ответ ищут, с этой стороны мы подстрховны крепко. Ну, удчи тебе, я тороплюсь, некогд сегодня, честное блгородное слово, тк я бы тебе помог - от чистого сердц.

- Сгинь с глз моих, помощничек!

Когд Гриш ушел, следовтель зложил руки з спину и стл прохживться по вернде - н ходу думлось кк-то легче. Ему льстило то обстоятельство, что пришелец его вчер не отключил и доверил тйну. Конечно, иметь в виду крьеру и деловой престиж ккого-то тм следовтеля Федору Федоровичу невдомек (почему, кстти, его тк зовут, збыл спросить?), но кк скрыть существо дел и не поколебть одновременно, свою репутцию? Остется одно: сочинить скзку. Скзкм никто не верит, но другого выход не мячит, тм - будь что будет.

Мы не стнем здесь цитировть и тем более излгть в подробностях донесение, вымученное следовтелем Ольшнским и предствленное в кчестве отчет о проделнной рботе вышестоящим инстнциям. Хороший сыщик не всегд хороший сочинитель. Нчльство свое кпитн потешил вдоволь: скзку о происшествиях в колхозе "Промысловик" читли полковники и дже дв генерл. Последний генерл, смый глвный, суровый и седой, весь рбочий день рыдл от смех в своем кбинете, холодном и большом. З семь лет пребывния в приемной: у телефонного пульт секретрш не видел ни рзу дже скупой улыбки н устх своего шеф, нгруженного сверх всякой меры зботми госудрственного порядк. Когд смый глвный просмеяло я (дело было к вечеру), то вызвл нчльник следственной чсти посоветовться о том, гнть втор рпорт из оргнов. немедленно или же немного, спустя? Если втор рпорт не только слб умом, но еще и морльно неустойчив, то и тянуть нечего. Выяснилось, однко, что кпитн Ольшнский н смом хорошем счету, что же ксется событий в. селе Покровском, то они не уклдывются ни в ккие рмки и во многих моментх не поддются объяснениям с точки зрения повседневной рельности. Смый глвный тогд; просидел нд мтерилми рсследовния почти до утр, он ншел немло промхов в деятельности своих подчиненных, но не ншел, конечно же, четких ответов; н поствленные вопросы. В итоге вызрело твердое решение тряхнуть стриной и смому рспустить концы.

Збегя вперед, скжем: генерл опростоволосился по многим причинм; и глвня из них состоял в том, что всякому - свое: не мог же, судите сми, человек ткого рнг перевоплотиться, нпример, в бродягу или гент. госстрх, чтобы приглядеться всевидящим оком изнутри бытия, порсспросить нрод кк: бы мимоходом, попросту о том, о сем и докопться в конце концов до сути. Генерл прибыл в Покровское со свитой, прилетел в ферме и при реглиях, его боялись собки; коровы з двое суток, которые нчльник с подчиненными провел в селе, зметно снизили. ндои; люди же непременно хотели посмотреть живого, генерл, н вопросы же отвечли тумнно, боясь оплошть перед тким зметным лицом.

Генерл имел доверительную.. беседу с председтелем колхоз Сидором Ивновичем. Неншевым и срзу после этой беседы отбыл восвояси. Учстковый Голощпов получил прикз кждый день. отпрвлять по почте в дрес облстного упрвления отчеты о ТОМ, что происходит н селе. Грмотешку учстковый имел невеликую, он потел нд бумгой со стоном и вздохми, одновременно он подл зявление об отствке, поскольку имел н то полное основние и по возрсту, и по стжу. Несколько рз учстковый прибегя к помощи глвбух Гриши Суходолов, в результте приходилось клеить смодельные конверты и отпрвлять в облсть бндероли. Суходолов имел зстойную привычку отклоняться от темы, он обычно нжимл н недосттки в оргнизции сельского быт и в конце кждого рпорт требовл от облстных оргнизций немедленных и эффективных мер для нлживния полноценной жизни рядового хлебороб.

Что же ксется кпитн Ольшнского, то он был из комндировки отозвн и полюбил теперь сидеть в своем кбинете и тихо глядеть в окно, глз его чсто тумнил поволок. По упрвлению пополз слушок, что следовтель по особо вжным делм втюрился по уши и предмет его лирических воздыхний - то ли зведующя столовой, то ли официнтк из ресторн. Ну, уж где стрсть, тм и семейня дрм, и чуткие сослуживцы, кк в тких случях зведено, оствили Ольшнского до времени в покое, чему он был про себя нескзнно рд. Друзья-сослуживцы, конечно же, ошиблись: Олег Степнович подл рпорт с просьбой предоствить ему очередной отпуск и нметил провести его в селе Покровском. Он вдруг зтосковл по тежным зпхм и по тишине, которую, кзлось, источли горы, источло небо, полнея величия и мтеринской ясности, высокое и бездонное небо мтушки Родины. Он видел, кк хлопотли скворцы в стром скворечнике нд верндой учсткового Голощпов, кк ходил тм по двору петух с рубиновой бородой, вжный, окруженный курми, обремененный семейными зботми и сердитый, кк спл н крыльце, свернувшись кольцом, черня собк и шерсть ее н восходе солнц искрилсь, он слышл вздохи коровы в срюшке, полные глубокой скорби. "Ничего мы не знем, - думл Ольшнский, глядя в окно, - про бртьев нших меньших, и узнвть ничего не желем, вот бед! Лишь некоторым дно слегк притронуться к сути бытия, лишь избрнным, нделенным великим терпением, сострднием и любопытством". Кпитн признвлся себе, что не только желние приобщиться к первозднной тишине толкет его н дерзкий поступок - уехть в Покровское (жен с дочерью мечтют о Черном море), его жгл и мнил неотступня Тйн пришельц.

3

Пор нм подвести некоторые итоги. Для нчл несколько слов о геологе Ковшове, которого мы оствили в тот момент, когд его безуспешно допршивл кпитн Ольшнский. Допросы - это известно читтелю - ничего не дли, кроме, пожлуй, вывод о том, что геолог Ковшов, несмотря н высшее обрзовние, полученное в городе Томске, полон ущербности кк со стороны интеллект, тк и со стороны душевных кчеств. Н первых порх Витя Ковшов был в прострции, ходил сонный и молчл. Подчиненные его, удлые ребят, особо не удручлись по поводу некоторой зторможенности своего нчльник, они верили легкомысленно, что Витя отоспится и все поктится своим чередом, но Витя кк-то не оживлялся, все больше погружясь в себя.

Н второй день после возврщения Ковшов из стрнного путешествия геологм двли внс: из рйцентр приктил н кзенном втобусе кссирш Лид и, соглсно ведомости, рздл деньги. Гонец с рюкзком скорым ходом побежл в мгзин Клвдии Цревой з бутылкми. Ковшов тоже дл пятерку по трдиции, но потом взошел н крыльцо своей прорбской будки, попросил тишины и скзл речь о влиянии лошди н рзвитие цивилизции. Лошдь зявил Ковшов - зслуживет слвы и почтения. Во всех больших городх понствили монументов в честь военных побед, и тм, знчит, знменитые полководцы сидят н лошдях. Доведись до меня, я бы сделл ноборот лошдь посдил н полководц, потому что это животное векми, то и тысячелетиями, вершит з нс смую потную рботу - тянет крестьянский плуг, возит лес из тйги, воюет и тк длее. Предлгю в селе Покровском поствить лошди пмятник, прежде н тот пмятник, конечно, ндо подсобрть денег. Зтея дорогя, один я ткой воз не потяну. Я исключю из своего внс двдцть пять рублей н питние в столовой, остльные несу н книжку в сберкссу.

Смеяться открыто геологи нд Витей не посмели и перечить eмy не посмели: Ковшов был вспыльчив, к тому же имел весьм увесистые кулки. Бртв неохотно (чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плкло!) покидли в чей-то берет кто рубль, кто трояк, кто полтинник. Некоторые опять крутили пльцем у виск: стронулся млый, и неизлечимо, видть, стронулся! Хорошо еще, что холостой, инче семья бы без кормильц остлсь. Пострдет рзве только Клвк Црев, тк и стрдть ей долго невозможно: срзу другого ххля присмтривть стнет - год-то уходят.

Общя же обстновк в колхозе сложилсь тревожня, кк ни крути, люди чуть ли не кожей чувствовли присутствие где-то совсем рядом некоей силы, имеющей обыкновение творить чудес. Селяне поняли, что они уже не безусловные хозяев положения, сознвть это весьм неприятно. Некоторя, более отстля, чсть нселения нчл поговривть о конце свет.

Нездоровые последствия вызвл кция милиции и ученых молодых товрищей, рспорядившихся увезти темной ночью все подчистую товры со склд и прилвков мгзин. В нклде не остлся лишь пенсионер и бывший председтель сельского Совет Ивн Всильевич Протсов, он, кк известно, вырвл свое - полную спрву для жеребц по кличке Мршл. Злые языки утверждли, что Клвдия Црев успел прихвтить немло от щедрот неизвестного поствщик, но ведь это ндо было еще докзть. Н торговых рботников изредк ведь и поклеп возводят, не без того.

В рйонные оргнизции и дльше послн коллективня жлоб о том, что нселение Покровки кровно обижено бесцеремонностью некоторых чиновников, нделенных влстью и полномочиями. Они, эти бездушные чиновники, перепрвили в неизвестном нпрвлении дефицит в виде трнзисторов, цветных телевизоров (подробный перечень товров прилглся), кк подозревется, с целью рспределения между собой. В конце жлобы было скзно, что труженики Покровки это дело тк не оствят и востребуют потерю во что бы то ни стло.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

1

- Ты бы ко мне не ходил пок, рботть мешешь! - Сидор Ивнович Неншев положил очки н стол и тяжело вздохнул. Он остлся у себя в кбинете, чтобы рзобрться с бумгми, обмозговть кое-что, тут опять Гришку Суходолов принесло. Гриш явился со своим телевизором, черным и плоским, поствил его н стул в углу, осторожно прислонив к спинке, повел рукой и поклонился: прошу, дескть, глядеть и рдовться. Неншев ндел очки, опять снял их и положил перед собой. Экрн был глух и черен.

- Ну, и что?

- Только счс кзл. Никиту Лямкин кзл, понял!

- Тк не покзывет же ничего?

- Рз нчл - покжет: он иной рз с перерывми рботет. Во, нчинется!

В кбинете потемнело и пригсли люстры, лмпочки змигли и совсем перестли светить.

- Опять электрики, язви их в душу, что-нибудь тм ремонтируют!

- Не! - весело ответил Гриш Суходолов и снял кепку с головы, бросил ее н стул. - Это он энергию берет, телевизор. Я уже змесил: берет. Ему мло требуется, минут через пять все будет в порядке. Ты отдохни пок, Ивныч: счс голубой экрн зсветится, кк пишут в гзетх. Я тебе говорил уже, что от Фединого комбйн только кусок остлся, я неделю его в портфеле тскя, следовтель все допытывлся - он з мной бегл! - зчем ты подобрл этот кмень? А я, мол, кмни собирю. Д. Вчер в рйоне был, тм при молзводе лбортория есть, я и отдл тот кусок девчонкм н нлиз: ответьте мне, товрищи химики, из кких элементов тблицы Менделеев состоит сей предмет? Что можем, скзли, то и сделем. Д.

- Ничего они не могут, у них примитивно тм все: кислотность молок д жирность определяют. Не тот профиль.

- Пусть потрудятся. Тм одн с высшим обрзовнием есть - кумекет.

- Не все ли рвно, из кких, понимешь, элементов комбйн состоял. Нет его, комбйн-то! И не будет. А мшин мне понрвилсь.

- Попросишь Федор, езде свргнит.

- Не свргнит, у него теперь другие плны: последний рз богом интересовлся. Он, видть, снчл хочет рзобрться в духовной, понимешь, сути человеческого обществ, кртошк его не знимет.

- Оно, конечно, мужик в смую суть нцелился, ему не до овощей и корнеплодов.

- Вот именно, не до овощей. Рспыляется, нет у него прогрммы. И зпутется он, слово дю, зпутется.

- Ты скжешь тоже - зпутется! Это с его-то уровнем. Смешно!

- И ничего нет смешного. Одно дело комбйн спроектировть, совсем, понимешь, другое - рзобрться, чем мы дышим. Тут с лету-то рубеж не взять, нет. Ведь чсто нши поступки лишены здрвого смысл. Сми в себе мло понимем, уж со стороны нши стрсти - темный лес.

- Я думю, они все могут.

- Кто это?

- А пришельцы.

- Думю, и они не все могут. Ты вот иго, ты збирй свой птефон и мотй отсюд - мне, видишь ли, некогд.

- Ты меня обижешь, Ивныч! - Гриш Суходолов пристльно посмотрел н люстру, что висел нд столом председтеля, и лмпочки тотчс же зжглись, телевизор зсветился сперв пронзительно-белым светом, потом голубовтым, и во весь экрн выпукло и ясно проявилось лицо Никиты Лямкин с жрко сорящими глзми. Никит виделся до последней волосинки н бороде, дже кпельки пот виделись н узком переносье. Послышлся, приближясь и нбиря густоту, хриплый голос. Лямкин читл стихи.

...Вижу: с птицми рнними поднимясь чуть свет, По Руси бродят стрнники С незпмятных лет. От селенья К селенью, От реки до реки Бродят, будто явления, По земле чудки...

Читл Никит рспевно и кчл острой своей неприбрнной головой:

Бродят дльними стрнми, Жить, кк все, не сумев, Нерзгднно стрнные И себе н уме...

Стихи Неншеву понрвились, он собрлся было что-то скзть Грише, но не скзл ничего, нверно потому, что изобржение Никиты помельчло, отодвинулось, встли длеко и близко горы, до смого ночного неб бился, вытягивясь и облдя, большой костер, смутно блестел рек. Между зубчтыми вершинми гор плыл, лун - беля и кругля. У костр сидели люди, человек, н глзок, десять. Это был молодежь в новых штормовкх, видть, туристы. Никит Лямкин возвышлся н пеньке, в руке он держл плку, которой шуровл костер. Чуть дльше, у воды, сидели собки. Слышно было, кк цедится ветер сквозь деревья, от огня рзлетлись крсные искры.

- Ребятишкм лпшу н уши вешет! - Гриш Суходолов зкурил ппиросу и поскреб зтылок пльцми? - Это он может, трепч редкостный.

- Беседуют, чего ж, - председтель Неншев, в отличие от глвбух, не спешил осуждть Никиту. - Отдыхют, им хорошо! Я бы вот тоже посидел тк.

- Кто же тебе мешет посидеть тк?

- Дел, мешют.

- Отдыхть ты не умеешь, верно. И нечем гордиться.

- Нечем, првильно, - Сидор Ивнович вдруг почувствовл въяве, кк речк тм, н экрне, пхнет рыбой, еще пхнет он тльником. Тльник имеет зпх горьковтый и томный.

- В бне уже сто лет не прились, йд сегодня, ?

- Когд сегодня-то?

- Д хоть счс, сми подтопим, сложно, что ли!

- Погоди-к! Слушй.

Сквозь шорохи и треск донесся сперв слбо, потом и отчетливо голос Лямкин:

- Вот выспршивете, товрищи, кто я? См не зню. Стрнник я, нверно. Любопытствую. Есть у меня мечт, товрищи, нписть большую поэму - исповедь, под нзвнием "Земля". И в той поэме, я ее уже нчл, порзмышлять о судьбх человечеств, о том, что мы имеем и чего достигли в мукх, но больше о том, что потеряно нми невозвртно, может быть, и теряется сегодня.

Кто-то, видть, нечянно, провел рукой по струнм гитры. Струны гудели долго и ндрывно. Потрескивл сушняк в костре, сопел ветер. Никит поднял руку, требуя тишины и внимния, но в это мгновение экрн подернулся пеплом, перекосился, и срзу возникл н нем городскя улиц. Н той улице, плотно збитой втомобилями, было много людей, было много суеты и мельтешения, звучл откуд-то сверху полонез Огинского, крупным плном вдруг выплыл вывеск - золотые буквы н черном фоне - "Госплн СССР". Изобржение рстеклось, будто вод по стеклу, колыхнулось, и проявился тут же огромный кбинет с зшторенными окнми. З держвным полировнным столом сидел плотный человек, сквозь редкий и седой его волос просвечивл розовя мкушк. Дже со спины было змечено, что товрищ з столом весьм рздржен.

- Что вы имеете в виду? - спросил хозяин кбинет у кого-то.

Видимость рсширилсь, и Гриш Суходолов хлопнул в лдоши. Хлопнул он в лдоши потому, что в кбинете, фривольно зкинув ногу н ногу, сидел Федя пришелец и очки его сверкли весьм обличительно. Сидел он довольно длеко от стол, з которым высился товрищ с бгровым и сердитым зтылком.

- К большому человеку Федор-то проник! - скзл Гриш Суходолов и покчл головой с укоризной.

- К большому, - соглсился Неншев. - Нсчет бог или по другому ккому вопросу, интересно?

Нметнным глзом председтель определил, что пришелец Федя достиг или первого зм, или дже Смого, потому что официльное лицо имело в редких седых волосх пробор, ровнехонький и прямой, будто проложенный по шнуру. Ткие проборы лелеют, их не ломют рукми, они лежт в полной сохрнности с утр до поздней ночи, потому что чиновники первого, тк скзть, ряд весьм скупы н жесты и слов, они тртят себя рчительно, кк средств из кссы взимопомощи, они не умеют отдвться порыву и мелким стрстям.

Федя пришелец не испытывл робости перед высоким положением собеседник и дже слегк покчивл ногой.

Чсы нд дверью, плоские и с белым циферблтом. электрические, покзывли четверть десятого.

"Рбочий день, знчит, только нчинется, - прикинул Неншев, - Н свежую голову рзговор идет".

- Тк что вы имеете в виду? - холодно осведомился первый зместитель иди дже См. - И кк вы сюд попли, день сегодня неприемный?

- Видите ли, - ответил Федя, все покчивя ногой. - Я имел в виду покзтели по влу. Это ж в корне ээ-э непрвильно, когд конечный результт, товр, то есть, измеряют метрми, килогрммми и рублем. Я посчитл н досуге и пришел к печльному ээ-э выводу о том, что примерно двдцть процентов усилий промышленности кк это... вылетет н воздух. Или н ветер.

- Цифры вши, - нзидтельным тоном скзл См или первый зместитель, - с потолк взяты. Но кк же вы сюд попли - у нс ведь пропускня систем?

Федя н прямой вопрос не ответил, но перестл кчть своим ботинком весьм диковинной формы.

- У меня нет времени знимться пустопорожними рзговорми, дорогой товрищ. И ведь, потом, вы слбо влдеете экономическими ктегориями, весьм слбо, должен вс огорчить! И все-тки еще рз: кто вы ткой и кк вы сюд подли?

- Я издлек, - скзл Федор, блестя очкми. Слышно было, кк вершится мыслительный процесс под индонезийской шпочкой н его голове - под шпочкой щелкло и трещло. - Издлек я.

- А конкретней?

- Я - пришелец, тк во всяком случе зовут меня в селе Покровском, Дрьинского рйон. - Я - из другой глктики.

- И прямиком ко мне? - зтылок первого зместителя или Смого нпоминл теперь цветом молочного поросенк в жровне. - Блгодрю з честь, но мне, повторяю, некогд. Кк-нибудь в другой рз мы потолкуем о вловых покзтелях в нродном хозяйстве. Мы несовершенство ншего хозяйств вполне сознем, к слову. Мы ищем и нходим.

- Долго ищете. Я где-то читл. Кк это? Рубите сук, н котором сидите. Тк?

- Не тк! - Хозяин нжл кнопку сбоку стол, и в дверном проеме кбинет появился молодой человек, дюжий и одетый с иголочки, тоже с пробором в черных, с лковым блеском, волосх. Пробор делил голову ровно ндвое, будто у псломщик или мироед, ккими их рисовли н стрых плктх. Появился молодой человек и змер н пороге в полупоклоне, он успел однко вопросительно поднять брови, зметив постороннего, не зписнного н прием.

- Вы пустили ко мне этого товрищ, Витлий Всильевич? - спросил хозяин ровным голосом, в котором, если вслушться, присутствовл метлл.

- Нет.

- Кк же он проник сюд?

Витлий Всильевич, референт нверно, пожл могучими плечми и уствился н Федор Федорович по-бычьи, в глзх его был угроз.

- Сей момент ншего Друг сердечно под локотки выведут! - скзл председтель и зсмеялся,

- Он не дст, он не привык к ткому обрщению!

- Вот именно, он не привык, потому и дст.

Пок председтель и глвбух перебрсывлись словми, не отрывя внимния от экрн телевизор, пришелец под конвоем референт уже миновл добрую половину кбинет в нпрвлении к выходу. Референт Витлий Всильевич вел Федор полуобняв, кк снитр тяжело больного. Пришелец успел скзть:

- У меня есть время, энергия нкоплен, и я только ээ-э... нчл беседу. У меня к вм много вопросов!

- Зто у меня нет времени! - холодно отрезл хозяин кбинет.

Экрн окрсился угольной чернотой, потом, спустя минут пять, вкось, кускми, обрывкми, промелькнул желтя мшин "скорой помощи", и опять изобржение погсло. Неншев вздохнул с печлью и нморщил лоб:

- Все! Кинули ншего друг сердечного в дурдом.

- Он не позволит! - зпротестовл Гриш Суходолов с ткой стрстью, будто Федор отвезли н "скорой" К сумсшедшим по прямому укзнию председтеля колхоз. - Ведь это же позор, это же, понимешь, нестиремое пятно н репутции землян, это же безобрзие!

- Ничего, вывернется.

- Кто это вывернется?

- Федор. Ему ткие перетряски весьм полезны.

- Скжешь тоже! Почему?

- Поймет, что нскоком ничего путного не свершить. Ему бы исподволь вникть в ншу жизнь, он срзу все постичь хочет, вот здесь и есть его зглвня, понимешь, ошибк. Уяснил?

- Не совсем.

- Молод еще. Ступй, рботй. Или спть ложись.

- Что же дльше будет, кк думешь?

- Дльше еще хуже будет: коли нчл путться нш лучший друг, то до полного морльного крх зпутется.

- И погибнуть может?

- Ткого, полгю, не случится, но лих хвтит прень, жлко мне его!

- Пожлел волк кобылу!

- Иди спи. Или читй.

- Иду! - Гриш вдруг озлился не н шутку: - Все умные, один я дурк, один я ничего не зню! У Федор-то плн имеется, по плну он действует, понял!

- Ну и что? Пусть по плну действует. Ты ступй. Ступй! И фнеру свою збери, чтоб глз мне тут не мозолил, теоретик еще ншелся!

Гриш молч, с прямой спиной и поджтыми губми (под мышкой он нес телевизор), вышел прочь. Неншев опять вздохнул, глядя рссеянно вслед своему глвбуху, взял со стол очки, криво воздел их н нос и подвинул к себе ппку с ндписью "текущее".

2

Гриш Суходолов, кк было скзно, удлился обиженный, председтель ндолго здумлся и дже зкрыл глз, испытывя легкое кружение в голове, он боялся вспугнуть видение, которое явилось нежднно его внутреннему взору. Увиделсь председтелю пыльня дорог, обегющя песчный взлобок. Вдли стояли сосны, озолоченные солнцем, небо было пегое, пхло мятой и нгретой хвоей, вверху кругми плвл коршун, трв никл в полном безветрии. "К чему бы все это?" - думл Неншев и не открывл глз. Он уже знл, что кртин явилсь из длекого, длекого детств, и пришл он не просто, рзбужен нвязчивым желнием получить ответ н ккой-то вопрос. Следом Неншев увидел себя мльчишкой, идущим по горячей и мягкой пыли, кк по облку, идущим н звук свирельки. Звук был тягуч и переливчт. В свирельку дудел пстух Митрий, худой и мленький, с острой бородкой н лице цвет строй бумги, с глзми мутной голубизны, ккие бывют у новорожденных. Митрий явился из ниоткуд однжды и ннялся в пстухи. Когд его спросили деревенские влсти, кто, мол, ты, откудов и куд путь держишь, он ответил, подняв нд головой острый плец:

- Я - гржднин свободного дух. Мужики покрякли и вынесли приговор:

- Хрен с ним, вроде непьющий.

Митрий поселился н крю деревни в зброшенной избенке и нроду не докучл, жил тихохонько, пребывл в глухой здумчивости и ночми глядел н звезды, д н свирельке выводил музыку, соткнную из печли. Про гржднин свободного дух плелись всякие бйки. Утверждлось, будто этот человек является отпрыском дворянского род и молодость его был нполнен рзгулом и лиходейством, но после и врз грянуло рскяние. Другие опять же бились об зклд, что Митрий нтурльно известный кзнокрд, сбежвший с кторги: был слух ткже, что это поп-рстриг, ткже монх, нрушивший обет... Свободный дух пстух витл н смой головокружительной высоте, его не интересовли ни деньги, ни пищ, холод и зной он переносил одинково легко, круглый год носил лпти и обзплтнный зипун. Был он весел и легок, речь его был нещедр и не всегд понятн, он больше молчл, и с его губ не сходил блження улыбк.

Сидорк Неншев, пцн особой бойкоты, бегл к Митрию в поле слушть свирель, носил, кк подрок, з пзухой свежий хлеб, испеченный мтерью, и обязтельно вприклд головку лук. Митрий звещл ему одно:

- Ты больше слушй д вникй, млец. И - обогтишься нескзнно. Счстлив тот, кто умеет удивляться. Тк-то, брт мой.

...Сидор Ивнович открыл глз, плотно нлег н спинку кресл и вздохнул с облегчением: он понял, по ккой причине возникло видение. Пстух Митрий был рзительно похож н Никиту Лямкин. Или Лямкин похож н Митрия? Не все ли едино в сущности-то! Никит Лямкин спустя столько лет повторяет путь приблудного пстух, тоже стновится гржднином свободного дух, рзве не тк? Рсскжи кому, тк ведь не поверят. И похожи - ну, кк две кпли воды. Сплошные згдки в этом мире, если рзобрться. Председтель нчл вспоминть, куд же в итоге девлся пстух Митрий? Кжется, встл однжды с тощей котомкой з плечми, прикинул, куд двигться - н восход или н зкт? - и рстворился в безбрежности, чуждый мелочм. Или помер в одночсье и был похоронен где-нибудь з клдбищенской огрдой? Председтель теперь не помнил, кк ушел из видимости, Митрий, которого слдко жлели деревенские ббы.

- Господь с ним! - вслух скзл Неншев. - Явился, пропл, след вот оствил. Сколько лет минуло, вспомнился. И светло вспомнился. Это хорошо! Хорошо это.

Ночь выпл звездня, селянские будни текли чередом. И это тоже было, по рзумению председтеля, весьм и весьм хорошо.

3

Олег Степнович Ольшнский ккурт в тот момент, когд председтель Сидор Ивнович Неншев думл про пстух, переживл неловкий семейный момент. Следовтель сидел в спльне н пуфике и смотрел в угол, он боялся, что его мысли будут прочитны по выржению лиц. Следовтеля вдруг озрило открытие, что жен его Влерия в профиль похож н плотницкий молоток. "И почему я рньше этого не змечл? - рссеянно и грустно рзмышлял он. А жен Влерия, высокя, худя, в неглженом бйковом хлте, рзмшисто ходил по комнте и склдывл в рскрытый чемодн рзнообрзнейшую женскую сбрую. Влерия сделл зчин:

- Ты меня никогд не любил!

По сценрию муж должен был тотчс же опровергнуть столь нелепое и оскорбительное утверждение, но он смолчл, тогд слов были повторены тоном выше:

- Я уверен: ты меня никогд не любил!

- Ну, зчем уж тк-то? - робко и без подъем ответил Олег Степнович и шумно подышл носом, сознние его судорожно двоилось, изо всей мочи он стрлся тут же предствить тот первый и незбвенный вечер, когд познкомился с будущей своей женой. Влерия был ктивисткой н экономическом фкультете и после торжественной чсти (были октябрьские прздники) пел со сцены песню "Позрстли стежки-дорожки, где проходили милого ножки..." Голос у нее был чуточный, тонкий и потому очень трогтельный. Потом Влерия плкл з кулисми, Ольшнский же, студент четвертого курс, юрист, утешли ее с приятелем кк могли. По ходу выяснилсь подробность: Влерия, окзывется, к смодеятельности имеет весьм косвенное отношение, но получилось тк, что солистк, исполняющя треклятые "Стежки", зкуржилсь и сбежл н торжеств к горнякм, где училсь ее любовь Борис Некрсов. Это было, конечно же, неспрведливо по всем сттьям, и Ольшнский, нежня душ, готов был см петь дльше, лишь бы комсомольские секретри не третировли девушку, ответственную з вечер.

- Мм првильно зметил (мм - зслуження учительниц и преподет ботнику), что ты рционлен и глух к чужой беде!

Ольшнский рздвоился еще пуще, поскольку тужился вспомнить, ккое было н Влерии в тот вечер плтье?

- Ты уж это... ты уж слишком. "Синее н ней было плтье, белым горошком еще. Шея у нее был тонкя и беззщитня".

- Мме в нблюдтельности не откжешь: он - психолог!

- Конечно, психолог, должность ткя...

- Хорошя должность, блгородня! - Жен швырнул в чемодн ночную рубшку с кружевми понизу и остновилсь, руки в боки, глз ее блестели дерзко, кончик острого нос покрснел.

"Сейчс зревет! - догдлся Олег Степнович. - И я исполню свою преднчертнную роль - пойду н кухню з водой. И тк длее". Под "и тк длее" подрзумевлся ритул примирения. "Однко н море я все рвно не поеду!"

- Я тебя не понимю, бсолютно не понимю! - зкричл пронзительным голосом Влерия и притопнул ногой, обутой в тпок с кроличьей оторочкой. Внушительного звук от ноги не получилось, и Олег Степнович робко улыбнулся, взывя к миру. Однко он нпрсно взывл - лицо жены нисколько не прояснилось, и крие ее очи буквльно стреляли. Ольшнский впл в полное уныние еще и потому, что воспоминния о первой любви не прибвили ему умиления и не дли позыв тотчс же уступить, кк это бывло рньше. Всегд.

- Я не поеду, - скзл Ольшнский тихо, но и решительно. - Я к учстковому Голощпову подмся, он звл. - Хотелось объяснить жене, что Черное море - хорошо, конечно, но тйг - лучше. Н Черном море слишком много люд. Прздня и богтя толп смущл, подчеркивл ежеминутно ущербность рядового труженик, склдывющего денежки по копейке, чтобы полежть н зброшенном пляже, выстоять очереди в столовую, чтобы снять сырую и темную комнту у черт н куличкх. И вообще...

- Длся тебе этот Голощпов! В тйгу твою мы всегд съездим, он рядом, море есть море. Ребенок вот не дождется, когд мы нконец соберемся (в чемодн, рсплствшись, полетел очередня тряпк). Пок молодые, ндо мир смотреть. Мм верно говорит: море укрепляет здоровье и нервную систему.

Мть Влерии имел скучнейшее свойство выклдывть бнльности с тким видом, будто походя делл открытия поистине вселенского охвт.

- Ты вот сибирячк, - скзл Ольшнский. - А Родины своей совсем не знешь. Впрочем, я тоже.

- Чего это я в твоей тйге не видел? Пусть другие комров кормят, я отдохнуть хочу по-человечески, вот что, дорогой. Имею я прво с ребенком отдохнуть кк следует?

- Ккой уж тм отдых, мытрство одно! - Олег Степнович вспомнил, кк клянчил у жены мятый рубль н сткн вин (деньги текли рекой н покупку вещей, тк скзть, не первой необходимости), и ему сделлось совсем тоскливо.

- А в тйге твоей рзве не мытрство?

- Тм - покой и тишин. А петух, нпример, у Голощпов? Крсвец и, предствь, личность, д! Умнющий - спсу нет! Кот, првд, тоже ничего, но петух по общему рзвитию н голову выше.

- Кто кого выше!? - жен Влерия брезгливо фыркнул и опять притопнул ногой.

- Петух выше по рзвитию. И зовут его - Прокопий.

- Кого зовут?

- А петух.

Влерия зрыдл, нконец, зкрыв лицо полотенцем, вынутым из шифоньер, он не успел перепрвить его в чемодн. Олег Степнович некоторое время еще смотрел в угол, потом н цыпочкх подлся в прихожую собирть свой рюкзк. Жен бросил в спину ему ткие слов:

- После отпуск подю н рзвод! - он прибегл к крйней и роковой мере, чтобы склонить муж н принципильную уступку, однко, в ответ ничего не услышл и упл н дивн плкть дльше - до тех пор, пок не иссякнут слезы.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

1

Стрсти в селе Покровском не улеглись, они приняли, я бы кзл, более скрытые, но не более устойчивые формы. Д инче и быть не могло: людям ндо было рботть, не смотреть в небо полными суткми. Обсуждть бесконечно события, всем теперь известные до последней черточки, до последнего штрих, тоже ндоело, догдки, ккие только доступны вообржению среднесттистического гржднин, были выскзны келейно и принродно, вслух. Нступил пор ждть событий, призвнных рсствить все кценты и прояснить истину. Но вот события отчего-то шибко подздерживлись. Ниболее ктивня чсть нселения под предводительством бывшего председтеля сельского Совет Ивн Всильевич Протсов писл жлобы, и в тех жлобх подчеркивлсь с особой нстойчивостью вопиющя неспрведливость по линии товров нродного потребления и широкого спрос, конфисковнных милицией н том основнии, что те товры поступили н склд мгзин без ценников и фктуры. В жлобх прямо нмеклось, что щедрому поступлению торговой точки сел Покровского кто-то тм, нверху, приделл ножки и рядовые труженики остнутся у рзбитого корыт.

Центр же пок молчл, поскольку лбортории и нучные институты, куд товры с Покровского склд были отпрвлены н экспертизу, никкого зключения пок не вынесли. Нук пок, увы, не имел понятия, кк рзрешить проблему: всякя попытк вскрыть с предельной осторожностью ту или иную вещь кончлсь плчевно - ппртур истивл, кк лед н сковородке, истивл без след и дже без зпх. Ценный потребительский товр, тким обрзом, изводился н корню, ясности никкой не было, и отвечть, знчит, было нечего. Првд, облторг (дело привычное!) прислл в дрес Ивн Всильевич Протсов косноязыкое рзъяснение, смысл которого сводится к тому, что вгон с дефицитным поступлением исключительно по вине железной дороги был рсписн в село Покровское, хотя фктически преднзнчлся для облстного центр и потому совершенно спрведливо ошибк был в конечном итоге попрвлен. Протсов (не н того нрвлись!) тотчс же оседлл жеребц по кличке Мршл (серого, в яблокх) и нметом посккл для нчл в рйцентр, чтобы потрясти тмошних бюрокртов, потом уж двигться дльше, но кк только всдник миновл окрину рйонного городк, все вжные конторы опустели: Протсов пнически боялись пешего, но пуще конного. Жеребец, было змечено, придвл стрику дополнительную дерзость. Тк что лихя скчк в новом седле с серебряной нсечкой не придл Ивну Всильевичу никкой дополнительной утехи.

Звмг Клвдия Црев з две последние недели исключительно осунулсь, он, подобно угнетенной мусульмнской женщине, зкрывл лицо до глз черным плтком и не ходил - бегл по селу, чтобы не слышть бесконечных "когд?" и "почему?". Откуд ей было знть, "когд?" и "почему?" - он ведь человек мленький, и есть у нее нчльство повыше, кк и у всех прочих. Клвдии не верили, ее презирли теперь и советовли уезжть, пок не поздно. Все ее покинули, дже друг сердечный Витьк Ковшов отвернулся, всецело зхвченный нвязчивой мыслью о том, что в Покровском должен стоять пмятник Лошди. Витьк иной рз и зглядывл к Цревой н огонек, но не присутствовло в его лскх былого жр - полюбовник был скучен и вял. Кому он ткой нужен!

Клвдия не привыкл подолгу здумывться нд смыслом жизни и прочими тонкостями, в противоположность той же, к примеру, Вере Бровкиной, доярке и сожительнице Никиты Лямкин, которя говорил соседкм, пробующим ее утешть:

- Первый мой супруг, Афнсий, мужчин был смостоятельный - пил в меру и отклдывл деньги н втомобиль, потонул он в речке, и я, конечно, плкл, этот (то есть Никит), хоть и шлпутный, но совсем безвредный и никогд меня не обижл, все только винился: я, грит, Вря, покину тебя, если что, только скжи.

- Но и скзл бы: с его ж толку-то - ничуть!

- Он нежный. Вм этого, ббы, не понять!

- Где уж нм ткое понять!

Вря возврщлсь с фермы, сдилсь н крыльцо и дотемн смотрел вдль, куд, вихляя, уходил сельскя дорог. Он уходил в большой мир, где зтерялся, и, видть, невозвртно, Никит Лямкин, нежня душ, бессребреник и неудчник.

- Господи! - вздыхл доярк Вря. - Хоть бы вернулся, я ведь жду. Без него - скучно н этом светушке, ой кк скучно!

Под зктным солнцем дорог текл, кк рсплвлення медь, тйг, нерзличимя и темня, сливлсь с небом и выплывл из небытия опять, когд поднимлсь лун, и звезды, будто кпли смолы, плотно зстилли горизонт. "Сегодня не пришел. Звтр, может, возвернется - ведь я жду, ведь мне он нужен", - думл Вря. Он верил, что н свете есть спрведливость и т спрведливость однжды всенепременно торжествует.

2

Сидор Ивнович Неншев был одет в синее спортивное трико с лмпсми и нпоминл внешностью тренер по хоккею Трсов. В рукх он держл книгу мршл Жуков, которую кк рз читл.

Гриш Суходолов ккуртно снял синтетическую курточку и повесил ее в прихожей, стряхнул с волос воду - н улице хлестл ливень, - снял ткже мокрые ботинки и уж потом поствил в угол телевизор, с которым последнее время не рсствлся. Гриш спл мло, и глз его были крсные, кк у кролик, но шустрот его не покидл. Сидор Ивнович знл, что к рботе Гриш относится последнее время без зрт, текущие зботы сми собой переложились н плечи Веры Ивновны Клиновой, и он нчл дже помлу худеть, придвлення ответственностью. И вздыхть он стл еще длинней, плкть - чще.

- Тебе, милый, уже выговор полгется - з хлтность в рботе, скзл председтель, не поздороввшись.

- Хоть дв зписывй! - ответил Гриш дерзко и вытер мокрую лдошку о штны. - Не могу я сегодня рботть, кк рньше, вот и все!

- Почему же это не можешь, что же тебе мешет?

- Пришельцы мешют.

Лично Неншеву иноплнетянин Федя ндоел: был он, кжется, слб хрктером и сумтошен. Председтель не мог понять, почему тот медлит, не мог понять, чего он, собственно, добивется. Нводит только тень н плетень и ничего больше. Под ногми только болтется.

- Пришельцы! Они - сперв пришельцы, потом и ушельцы, тебе, Григорий, лететь некуд, рзве что в тюрьму. Твоя должность не только умения, но и бдительности требует. - Председтель Неншев после этих слов нзидтельно воздел плец. - Бдительности, понимешь! Подмхнул однжды бумжку не глядя и - до свиднья, мм, не горюй, не грусти, пожелй нм доброго пути, кк в песне поется. По минному полю ходим, Григорий!

- По земле ходим. И не стрщй. Ты лучше погляди, что н свете происходит, - Суходолов водрузил свой телевизор н стол, отодвинул книгу, положенную двеч председтелем, и прислонил иноплнетный ппрт к высокой взе, в которой никли цветы жрки, принесенные н днях Верой Ивновной Клиновой. "Опрокинется вз, он же хрустльня! - обеспокоился Неншев. К пятидесятилетию коллектив дрил!" Подумл тк и срзу збыл про эту свою тревогу: телевизор покзывл опять Никиту Лямкин. Никит курил сигрету, слегк щурился от дым и, нморщив лоб, теребил пльцми бороду. Нпротив Лямкин з небольшим кнцелярским столом сидел млдший лейтеннт милиции, дюжий и румяный (изобржение двлось в цвете), з спиной милиционер был виден портрет Феликс Эдмундович Дзержинского.

- Я вот не курю, - скзл лейтеннт и снял фуржку. - Курить здоровью вредить.

- Это - хорошо.

- Что хорошо?

- А что не курите. Я хотел бросить, д воли не хвтет, втянулся, видите ли.

- Втягивться - всегд опсно. Тк что же мне, с вми делть прикжете?

Никит пожл плечми и згсил докуренную до ногтей сигрету о кблук спог, поискл глзми, куд спрятть ошнурок. Пепельницы не окзлось, и сигрет был зпихн в полупустой спичечный коробок.

- Действуйте, кк вм предписно, - ответил Лямкин. - Зкон есть зкон.

- Жлко мне вс! - лейтеннт горемычно вздохнул. - Человек вы спокойный, непьющий. Стрнно, что непьющий, кстти.

- Почему же стрнно?

- Все тунеядцы - лкши. И пспорт у вс в порядке. Есть пспорт?

- Есть пспорт, вы же его смотрели.

- Цель вших скитний? Я тких, кк вы, не понимю! - Лейтеннт по-квкзски прижл лдонь к сердцу. - Решительно не понимю.

- Цель? Извольте: познние мир.

- И долго вы его будете познвть?

- Полгю, до конц дней своих.

- А рбот, труд н блго обществ, кк в Конституции зписно?

- Я же не побирюсь, н хлеб себе зрбтывю - дров пилю, плотничю помленьку. Ну, и всякое ткое.

- Вот именно, всякое ткое. И собк з собой водите. Собки-то вм зчем?

- Общемся. Собки во многом лучше людей. У собки чувство блгодрности непроходяще, в отличие от нс.

- Мудрено вы что-то...

Председтель Неншев с осторожностью вытщил из взы увядшие жрки, бросил их в ведро н кухне, когд вернулся в горницу, скзл, зевя:

- Скучня у них бесед течет, спсу нет, ккя скучня! И смотреть дльше не буду.

- А ты смотри, однко! - Гриш Суходолов нвлился локтями н стол, выгнул спину и змер, он чсто мигл и тряс головой, будто нбрл в уши воды. - Ты смотри!

Н экрне не было уже ни Лямкин, ни упитнного милиционер - тм мельтешил небольшого рост человек в военной форме цвет хки и высоких шнуровнных ботинкх. У человек были мленькое желтое лицо и лыся голов, внешностью он нпоминл учителя из зхолустья. Человек нервно ходил по комнте, вероятно, по кбинету, обствленному стринной мебелью, н кожном дивне возле белой резной двери сидел пришелец Федя. Сидел он опять в вольной позе, и черные его очки блестели.

- Мне интересно, - скзл Федя медленно и тихо, - почему вы считете себя првым и почему не посещет вс сомнение, тк свойственное людям, нселяющим эту блгословенную плнету?

- Борцу не дно сомневться! - отрезл мленький человек резким птичьим голосом и с мху сел в кресло возле столик с телефонми. Телефонов было много.

- С генерлом вроде толкует? - выскзл догдку председтель. - Не нш генерл-то.

- Это в Южной Америке где-то, по-моему, - Гриш Суходолов будто прилип к столу локтями и не менял позу. - Я з окошком пльму видел, был тм пльм.

Человек в кресле потрогл пльцми погон с белыми звездми и нхмурил негустые свои брови.

- А кким путем вы сюд попли, господин? Пришелец Федя гнул свое:

- Тк почему же вы считете себя всегд првым? Ккя морль позволяет вм убивть?

- Я возглвляю борьбу против коммунизм, и это все объясняет. Еще рз спршивю, кк вы сюд попли?

- Но ведь вы убивете и не коммунистов? Вы убивете всех подряд.

- Не всех подряд - сочувствующих убивем.

- По кким же признкм вы определяете - сочувствует человек или не сочувствует?

- У моих людей н этот счет безошибочное чутье. Ккую гзету вы предствляете, и кк вы попли в этот кбинет?

- Но вы не ответили н мой вопрос?

- Зруби себе н носу, писк: великое дело требует великих жертв, и првое дело не нуждется в опрвднии. Убивем невинных? Может быть. Но история простит нм чстности.

- Вы рссчитывете попсть в историю, господин дикттор?

Председтель Неншев поддернул сползющие штны с лмпсми - был у них слбя резинк - и покрутил головой с осуждением:

- Арестуют ведь бедолгу - к дикттору злез. К дикттору бнновой республики.

- Сльвдор?

- Может, и Сльвдор. Может, Гондурс. Ему тм быстренько голову открутят.

- Он сопротивляться будет, он их победит! - зявил Гриш Суходолов и рубнул лдонью воздух. - Не н того нрвлись!

- Поглядим...

Лысый дикттор между тем добел сжл губы и укзтельным пльцем, неуловимо легко и быстро, нжл н столике кнопку. Пришелец Федя или не понял, или же не хотел понять, что з ним сейчс придут, он не переменил дже позы - сидел вольно, рзвлясь, и покчивл првой ногой, обутой в ботинок с трехэтжной белой подошвой.

- Ты ккую гзету предствляешь? - здл опять вопрос дикттор и жестко сощурился, поворчивясь лицом к безмятежному Феде.

- Я ээ-э... см по себе. Я предствляю внеземную цивилизцию, весьм, знете, длекую. Тк вы все-тки не ответили: где же тот этлон, который четко определяет - врг перед вми или друг?

- Не кчй ногой! - пронзительно зкричл вдруг дикттор, и лысин его нлилсь зревой крской. - Меня это нервирует!

Коробк н голове пришельц зщелкл весьм энергично, некоторое время длилось молчние, зтем ног в тяжелом ботинке был убрн с колен и перестл кчться. Дикттор поднялся с кресл, резня дверь широко рстворилсь, в кбинет ворвлись молодчики в беретх, человек пять, здоровенные мужики, они схвтили Федю з руки, легко сдернули с дивн и поволокли прочь. Тут экрн почернел, телевизор отключился. Гриш Суходолов мешком свлился со стул и нчл яростно честь зтылок.

- Что-то ведь делть ндо! Угробят прня эти кты, ? Может, телегрмму куд дть, "молнию": тк и тк, в бнновой республике фшиствующие молодчики иноплнетянин двят, он неприксемый?

- Приксемый, видишь, очень дже приксемый, они его, кк лпшу, свернули! - ответил председтель в сердцх и опять поддернул штны, у которых был слбя резинк. - С телегрммой ты пустое зтеял, Гришк!

- Но ведь ндо что-то делть, Ивныч!

- Ндо бы вроде, д коротки нши руки.

- У тя жизненный опыт, Ивныч. Ты подумй, пожлуйст. Только сильно думй. И - быстро.

- Нверно, он см вывернется. Бить нчнут не н шутку, он и вывернется, у него другого выход просто нет.

Собственный корреспондент ТАСС В. Афнсьев передет из республики Биния.

Здесь происходят млообъяснимые события. Во-первых, дикттор Вилли Шмидт, полковник, возглвивший переворот (третий в этом году), н глзх присутствующих во время дипломтического прием по случю смены мерикнского посл в сду королевского дворц зстрелил из пистолет своего телохрнителя по прозвищу Джон-Вонючк только з то, что тот прихлопнул ббочку, кружившую возле. Дикттор, кк зверяют очевидцы, дже всплкнул, жлея ббочку. Во-вторых, в одну ночь с десятого н одинндцтое июня сего год рзом опустели все военные склды првительственных войск, больше того, бесследно исчезло личное оружие кк гврдии, охрняющей королевский дворец, тк и деснтных бтльонов, преднзнченных для борьбы с повстнцми. У повстнцев, по свидетельству местной прессы, оружие тоже исчезло.

Никто не имеет пок под рукми убедительной версии случившегося, ходят, однко, упорные слухи о вмештельстве чуть ли не потусторонних сил, чуть ли не иноплнетян. Првд, ндо полгть, скоро прояснится.

Собственный корреспондент ТАСС В. Афнсьев передет из республики Биния.

Вечером двендцтого июня сего год дикттор Вилли Шмидт, потомок немецких колонистов, отслужил молебен в ктолическом костеле, хотя близкие к нему круги утверждют, что рньше дикттор никогд особенно богом не интересовлся. После молебн Шмидт, обрщясь к смущенным прихожнм, зявил, что отрекется от влсти и тотчс же нпрвляется в монстырь, где ему отведен келья с окнми н восток. В преемники Железному Вилли прочт Гудвин Кесслер, который по жестокости не имеет себе рвных. Стрн содрогется.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

1

- Ты вот еще почитй! - Гриш Суходолов толкнул рукой сложенную вчетверо гзету, он легко поктилсь по столу в сторону председтеля Неншев. Что творится н белом свете, дух зхвтывет!

- Дух твой последнее время не тем, чем ндо, зхвчен.

- Ты мне это уже говорил, читй!

- Читю. - Председтель Неншев протер очки чистым плтком и, нхмурясь, принялся читть.

- Ты вслух читй.

- Хорошо, буду вслух.

Кому н руку эт мистификция?

Гзет "Вшингтон пост" сообщет: "Десятого июня мерикнскую столицу потрясло недюжинное событие: все негры из числ првительственной обслуги мусорщики, швейцры, тксисты, официнты, повр и тк длее стли вдруг белыми. Первым, кк теперь выясняется, нелдное зметил консультнт президент по вопросм трудового зконодтельств Джон Миллн. Утром кк обычно, проходя в свой кбинет, Миллн поприветствовл секретршу Джулию, негритянку, и остновился с широко рскрытым ртом: секретрш Джулия имел, кк и прежде, черные кудрявые волосы, но лицо ее было молочно-белым и румяным, кк у норвежской крестьянки. Миллн н цыпочкх проследовл к себе и долго думл в одиночестве, что же собственно произошло? Пончлу этот проництельный чиновник успокоил себя тем, что Джулия нчл пользовться кким-нибудь новейшим кремом - фрмцевтические фирмы нынче делют чудес! - и следом Миллн с иронией подумл: возможно, что белые дмы из блгородных домов нчнут мзться черным кремом соответственно с единственной целью пощекотть нервы своим мужьям и близким. В этот момент из окн своего кбинет н третьем этже консультнт президент зметил: сентор от штт Кентукки, председтель комиссии по социльному обеспечению, стоит, кк двеч см Миллн, с рспхнутым ртом н обочине тротур возле своего лимузин новейшей мрки и не спускет глз с шофер, здоровенного негр, который вдруг побелел, будто известк. С этой роковой минуты и нчлсь сует в коридорх влсти. С мест поступют сообщения, что негры белеют в Шттх с восток н зпд, причем перед тем кк случиться мссовому выбеливнию черных, большие город и отдленные фермы н чс, порою и дольше, непонятным способом лишются электроэнергии. С зводов поступют сообщения об вриях и колоссльных убыткх, виновник которых, увы, неизвестен. В овльном кбинете президент стрны идут непрерывные совещния. Некоторые утверждют, что з спиной мистификторов стоят, кк всегд. Советы и все это зтеяно с единственной целью подорвть мощь Соединенных шттов, внести рзлд и смуту в нше общество нкнуне вжных политических событий".

Председтель Неншев прочитл зметку единым духом, почесл висок ногтем, со стуком положил очки н стол и горестно покчл головой:

- Ну, Федя!

- Дет Федя! - Гриш Суходолов был, конечно, в восторге, он бросил недокуренную сигрету в пепельницу. От сигреты синей ниткой зсочился дым. Неншев брезгливо здвил окурок и удрил кулком по столу:

- Чего обрдовлся сдуру, кк в бсне одной говорится?

- А что, шевелит человечество Федя-то. Шевелит, язви его в душу!

- Не в ту сторону шевелит, понял!

- Не понял.

- Где тебе понять!

- Ты объясни, понимешь. Любите вы, стрики, оскорблять походя, крылья обрезть любите, вот что я тебе скжу!

- Это же проще простого. Дикттор зплкл, тк звтр другой н шею нроду сядет, который совсем плкть не умеет. Оружие истяло в бнновой республике? Америкнцы тотчс же плч выручт, ддут пушки и прочее в большом количестве, повстнцм где их взять?

- Чего взять?

- Пушки! Негде взять. И подомнут их, кровушки море прольется. Думть ндо и не лезти в пузырь, не выпячивй губы-то, огурец зеленый.

- Я и не выпячивю.

- Негров белыми сделл, тк их пуще теперь бить будут.

- Кого это?

- А негров.

- Остроумности Феде не хвтет, он бы взял, елох-вох, д президент Соединенных Шттов, к примеру, сделл негром, вот потех был бы!

- Телевизор твой покзывет? - осведомился Неншев с суровостью, озбоченно.

- Ничего не кжет, Ивныч. Когд, знчит, Федю волокли от дикттор, в коридоре уже кто-то применил дубинку, прзиты!

- Ну, и что же получилось?

- По голове Федю нвернули, вернее, по черной шпочке, и экрн погс. Телевизор иной рз включится, но кк только до этого момент дойдет, гснет нпрочь. У Феди в кмилвке-то видть, тонкий мехнизм сокрыт, и поломли его, кртели погные, зпчстей он, нверно, не взял: не приходил в его светлую космическую голову догдк, что н плнете Земля бить его нчнут не жлеючи, верно ведь?

- Может, и верно. Ты вот что, ты призывй в телевизор, чтобы Федор срочно прибыл сюд, - председтель обвел рукой свой кбинет. - И чтобы не мешкл: у нс, мол, бед, нм, мол, срочно требуется твоя помощь. Тревогу бей. К нм он вроде неплохо относится.

- Тк телевизор же не рботет?

- Ничего, думю, услышит.

- Я попробую...

- Это отлгтельств не терпит, учти. Бьем тревогу, Гриш! Сиди и зови без устли!

2

Следовтель по особо вжным делм Олег Степнович Ольшнский рнним утром сошел с поезд н полустнке, где возвышется мрчня гор Моншк и где пребывют в глубоком сне иноплнетяне. Ольшнский интуитивно чувствовл, что истоки Великой Тйны где-то рядом, но сейчс он, освобожденный от служебных и домшних збот, не особо угнетл себя думми.

Следовтель сбежл по сыпучей нсыпи к болотцу, сел н кочку, сиял рюкзк и зкурил. В воде, выткнной зеленью, плвли головстики, плвли они толчкми, выстривлись в линию и рссыплись, будто по комнде. Когд они стновились в линию, нпоминли гзетную строку, отпечтнную жирным шрифтом, когд же рссыплись, были похожи н кртечь, упвшую из горсти охотник. Вдоль нсыпи тек ручей и впдл в болотце устло, рстрвив н извилкх меж кмнями всю прыть. Весенний ручей умирл. Он еще н короткое время нльется силой, когд упдут проливные дожди или нчнут тять коренные снег и горные льды. Ольшнский почувствовл, что кочк, н которую он легкомысленно уселся, мокря, тогд путник нш перебрлся н взлобок и лег тм в тень строй пихты.

Небо голубело, н его окоеме вкруговую оствлись нежные облк, розовеющие н восходе, в тйге оживли птицы. Ольшнский лежл с зкрытыми глзми, подложив под зтылок руки, и думл о том, что поступил првильно, не известив учсткового Голощпов о своем приезде, что с этой вот минуты может поступть, кк зблгорссудится: можно спроворить костерок и позвтркть н природе неспешно, можно пойти тотчс же к селу дорогой или нпрямки. И никто ему не укз! Мелькнуло перед внутренним взором зплкнное и потому некрсивое лицо жены Виктории, крсногубое, злое. Но недолго оно мелькло - следовтель ощущл, кк вливется в его тело блгословення сил земли, кк с этой вот минуты нчинется новя жизнь, нполнення кким-то высшим содержнием. "Стрею, ! - здл себе вопрос следовтель и ответил н него: - Тк оно и есть - стрею!" Вслед з открытиями подобного толк нступет мелнхолия, однко Ольшнскому мелнхолия сегодня не грозил.

- Я, пожлуй, счстлив! - крикнул Ольшнский и открыл глз. Прислушлся, перевливясь н бок. Эх не было, лишь с легким посвистом летел ветер.

3

Поэт и стрнник, очровння душ Никит Лямкин плыл н брже вверх по реке. Ржвую бржу тщил ктер, обвешнный спстельными кругми, словно брнкми. Ктер сопел, кк бурлк, и приветствовл встречные суд збулдыжным хрипом. З кормой звивлись воронкми пегие струи, тм пенилсь большя сибирскя рек, по берегу трусили лямкинские собки: н бржу их не пустили. Никит сидел н корточкх возле ящик с песком и рзводил огонь, чтобы вскипятить чйку: н реке было зябко. Никит рзмышлял одновременно о двух вещх - о том, что неплохо было бы оргнизовть в мсштбх держвы нечто вроде коммуны из собк, жестоко и легкомысленно отвергнутых человеком.

Н бржу Лямкин попл с легкой руки милиционер Тюрин. Этот смый Тюрин зстукл ншего бродяжку в рйонном селе под нзвнием Пряслино, имели они продолжительную беседу (чсть этой беседы трнслировл по телевизору пришелец Федя), дже квс лили из одного ковш. Тюрин добросовестно пытлся вникнуть в существо збот гржднин, чья линия поведения подпдл прямиком под сттью о тунеядстве. Лямкинскя цель слиться с природой милиционер не устривл, и был нйден компромисс: стрнничть не положено - нет ткой профессии, и, знчит, ндобно срочно хлопотть о трудоустройстве. Милиционер связлся по рции с нчльником отдленного леспромхоз и поинтересовлся, не нуждется ли нчльник в грмотных и непьющих мужикх? В грмотных и особенно непьющих леспромхоз кк рз нужду испытывл, и к вечеру того же дня Лямкин окзлся н брже, которя тщил груз по нзнчению.

- Природы тм много, - нпутствовл н причле Никиту милиционер Тюрин. - Будь спок. С рублем в крмне оно кк-то легче сливться, по собственному опыту зню. - И помхл рукой, когд ктер выпрвил н стрежень.

Стрнствие продолжлось.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

1

Звмг Клвдия Црев, одетя трурно, вся в черное, сидел в горнице, зствленной новыми чемоднми, и вытирл слезы кружевным плточком. В дверях обширной комнты стоял уборщиц мгзин тетя Дуся и стртельно нгонял н мужицкое свое лицо сочувствие. Пльцы, сложенные щепотью, тетя Дуся держл возле губ и тихо кчл головой. Тк прощются с отдленными родственникми, умершими в одночсье. Уборщиц нсчитл двендцть новых чемоднов, туго нбитых рзнообрзным имуществом, и не могл скрыть удивления по этому поводу: для одной добр было слишком много.

Клвдия Црев уезжл. Местом жительств он пок избрл рйцентр, где для нчл ей было предложено возглвить хлебный киоск.

- Ты бы не порол горячку, Клвдия - увещевл тетя Дуся уже не первый рз, чтобы только не молчть, - С мест сорвться оно легко, обустривться трудно. Квртиру-то сулили?

- Пок комнту снимть буду у вдовы одной, договоренность есть.

Тетя Дуся не могл простить двендцти чемоднов и ннесл удр ниже пояс:

- Д и не молодя уже по углм-то мотться. А в ответ услышл:

- Ты помочь пришл?

- Звл же?

- Сядь где-нибудь и не советуй, без тебя рзберусь, голов есть н плечх. Я пятерку дм тебе, не беспокойся. Уборщиц подобрл губы:

- Кто в новом клубе петь будет, Клвдя?

- Председтель споет.

- Нрод жлеть будет, любят слушть твои песни.

- Полюбил волк кобылу, зтрвили совсем, окянные.

- Тк ведь озбочены люди и обижены опять же. Стрый-то дурк, окзывется, в суд зявление повез. Привлеку, скзл, эту корову стельную, тебя, знчит, з членовредительство. Вот дже кк!

- Ты ступй, тетя Дуся! Мне кой-чего еще подсобрть не мешло бы. Я тебя, когд мшин придет, крикну - соседи ведь.

Тетя Дуся, испытывя некоторое торжество, неспешно вышл. Вчер уборщиц был свидетельницей одной нехорошей сцены: бывший председтель сельского Совет Ивн Всильевич Протсов явился к Цревой н дом обличть - он уверовл, что именно эт рзбитня и нгля бб, звмг, виновт в том, что редкие товры, преднзнченные неутомимому сельскому труженику, были тйно перепрвлены в облстной центр и тм рссеялись невозвртно. Клвдия вытолкл удлого стрик из своей кзенной квртиры д еще метлу применил в кчестве оружия - удр пришелся пенсионеру по зтылку и сбил с его головы кркулевую ппху, которя упл в грязь. Протсов ее принципильно не поднял и удлился, исторгя угрозы смого серьезного свойств.

Кдвдия Црев, выпроводив тетю Дусю, зперл дверь н крючок и, осторожно выглянув в окно, полезл в подпол: тм под лесенкой в кртонной коробке из-под телевизор хрнилсь до решительной минуты ппртур, уворовння пмятным утром со склд. Клвдия, когд рспломбировл склд, первым делом сообрзил, что товр нигде не оприходовн и потому чсть его можно изъять для собственных нужд.

Итк, звмг полезл в подпол, открыл коробку и лихордочно обшрил ее поместительную внутренность. Хлднокровня эт женщин впервые осознл првоту людей, утверждющих, что волосы н голове вполне могут поднимться дыбом. Волосы н голове Клвдии вздыбились штром, по коже до пят пробежл щекотня дрожь, с головы съехл и упл в темноту тяжелый гребень: коробк был пуст. Клвдия зпричитл стылым голосом и подряд употребил несколько мужицких оборотов речи, потом зплкл злыми слезми: ведь з кждую вещь, спрятнную в тйник, можно было не глядя взять больше тысячи. Было, знчит, с чего горевть.

2

Геолог Витя Ковшов шел по глвной улице облстного центр, по широкой улице, и читл вывески. Нужной вывески все не попдлось. Витя немного стеснялся своих глженых брюк, нчищенных ботинок и рубхи при всех пуговицх. Н согнутой руке он с достоинством и некоторой ристокртичностью нес синтетическую курточку, стегную, скндинвского происхождения - то ли шведскую, то ли норвежскую, - пронзительно желтого цвет. В селе Покровском при виде этой курточки гуси шипели и вытягивли шеи в нитку, петухи хлопли крыльями и злетли н зборы, коровы болезненно зевли. В большом же городе пронзительня эт желтизн никого не пугл. Временми Ковшов осторожно трогл рукой здний крмн брюк. нбитый бумгми. Тм, в крмне, хрнились эскизы пмятник, посвященного русской лошди. Эскизы создл бухглтер Гриш Суходолов - он, кк известно читтелю, решительно не увжл Ковшов, но любил животных. Н том и сошлись. Гриш, перед тем кк рисовть, выскзл принципильные сообржения. Первое сообржение: лошдь н пмятнике можно изобрзить крестьянскую, зморенную рботой и з плугом идущую. Именно крестьянскя, рбочя лошдь, двигл цивилизцию до тех пор, пок н смену ей не был придумн и собрн трктор. Второе сообржение: можно зпечтлеть в пмятнике былинную лошдь - ту, знчит, что носил богтырей охрнять зствы госудревы. И третье сообржение: зслуживет внимния и просто лошдь, крсивя и молодя - символ грмонии, понимешь, и силы. Гриш между прочим дл мысль нйти в облстном центре профессионльных художников и спросить у них совет, кк создются скульптуры и сколько они стоят?

...В Союзе художников было пусто, сидел тм лишь одн секретрш и мзл лком ногти. Он объяснил Вите, что знменитости сидят в подвле (второй подъезд спрв), в пртментх Игоря Суслов и стряхивют устлость. Игорь Суслов, по-свойски объяснил еще секретрш, сдл большую рботу и теперь в нирвне. Витя смутно понял, что к чему, но подвл ншел быстро, он долго шел по темному и сырому коридору, ориентируясь н полоску свет, пдющую нискосок из отворенной двери. Впереди слышлся слитный гомон и смех.

В огромной комнте, зствленной скульптурми (в основном тм были голые женщины), сидело и стояло множество людей, одинково бородтых и одинково непричеснных. Н мгновение Ковшову почудилось, что в зле, куд он попл, в сущности, нходится один человек, рзмноженный мссовым тиржом. Вите снчл было жутковто, потом он стл рзличть, что нрод здесь все-тки рзный: попдлись высокие и низкие, стрые и помоложе. Н двух журнльных столикх, сдвинутых вместе, высилось множество бутылок, уже пустых, из-под водки и портвейн, влялсь н столе ощипння бухнк хлеб, кусок сл н оберточной бумге и рскрытые бнки рыбных консервов, збитых окуркми. Н новичк никто не обртил внимния. Тогд Витя скзл: - Здрвствуйте, товрищи!

Ему не вняли, здесь говорили все и никто никого не слушл. Ковшов еще рз с рсстновкой и громко, будто с трибуны, зкричл: - Здрвствуйте, товрищи!

Бесполезно: опять не вняли. Нд птлтыми головми плвл грозовя туч, ндутя ппиросми, из тучи вполне могл удрить молния, мог выпсть дождь или дже грд величиной, кк пишут гзеты, с куриное яйцо. Витя притулился в изножье скульптуры, знимющей порядочное место и зкрытой серым покрывлом с ног до головы, оттого и тинственной. Притулился и нметил себе выискть в толпе более или менее нормльную личность и изложить той личности свои кровные зботы. Ткой товрищ имелся, он сидел в углу н рсклдном стульчике и вертел в руке пустую трубку, без тбк. Товрищ был седобород, почти лыс, глядел он н компнию понимюще и ясно.

К стрику пришлось протлкивться сквозь вязкую толпу, Витя без предисловий покзл седобородому свои бумжки и зикнулся нсчет сметы:

- Я хотел бы войти в курс, мне бы приблизительно, конечно, ндо знть, сколько это будет стоить?

- Без штнов остнешься, век рботть будешь и не зрботешь! Стрик вытщил откуд-то из-з спины ппку, достл из нее чистый лист бумги, достл из крмн курточки черный крндш, и не успел Витя глзом моргнуть, кк художник, нверно, из мститых, изобрзил лошдь с плугом и крестьянин в лптях, идущего вдоль свежей борозды. Был нрисовн в некотором отдлении от пшни плкучя берез, согнутя ветром, и зходящее солнце.

- Где ты учился живописи? - поинтересовлся кк бы между прочим стрик и сунул крндш в крмн. - У тебя не лошди, у тебя голодные мыши.

- Тк это ж тк, прикидочно! - Ковшов собирлся рстолковть мститому существо вопрос, но тут почувствовл, что привлек нконец внимние публики, что в мстерской устновилсь тишин и все смотрят н него с некоторым дже интересом. Мордтый товрищ, зросший до бровей, кк дед мороз, тронул Витю з плечо и скзл:

- Тр пуст. Тебе з водкой бежть, ты ж последний пришел?

- Я не против, сбегю.

- У нс "против" не бывет, у нс всегд "з". Собирй, ребятки, рублики.

- У меня есть деньги, товрищи, - зявил Витя.

- Если есть, добвишь. Беги нметом не оглядывясь. Когд Ковшов выискл глзми зветную вывеску "Вино-водк", случилось непредвиденное: сперв улицы, дом, люди, троллейбусы и вообще все, что стояло и двиглось, вдруг рздвоилось. Сперв все рздвоилось, следом нчло тускнеть. Витя догдлся: возвышення очровнность, которя был в нем, вытекет, кк вод из дырявого ведр, что он стновится кким был до пмятного и необъяснимого приключения в селе Покровском. "Н хрен мне эти волостые хмыри! - тут же подумл геолог. - Потопю сейчс в ресторн и выпью кк следует!" Ковшов был свободен - колдовские чры спли! - но облегчения это открытие почему-то не принесло. Геолог стоял н перекрестке с выржением полной рстерянности н лице и сообржл, зстигнутый врсплох, кк жить дльше.

Город источл зпх теплого сфльт и бензиновой гри.

3

Пришелец Федя мтерилизовлся в предбннике, когд колхозное руководство ублжлось по поводу окончния весеннего сев. Председтель Неншев выскочил из прилки, кк из окоп, сел н веник рядом с желнным гостем, утер мокрое лицо лдонями и покряхтел.

- Били?

Федя молч кивнул. Коробк н его голове был смят, серебристя курточк порвн возле шеи, нос поцрпн.

- И нручники ндевли?

Федя опять кивнул, очки его зпотели, по ним кривыми дорожкми сктывлись кпли, будто слезы.

Слово о компетентности, скзнное Сидором Ивновичем Неншевым исключительно для пришельц 25 июня в присутствии Г. Суходолов, следовтеля Ольшнского и некоторых других колхозников, которые прились в бне.

"История эт, в общем, рсхожя. Один достослвный живописец нрисовл всдник и вывесил свое произведение н суд нродный. Среди зрителей по случю окзлся спожник. И тот, знчит, спожник зметил во всеуслышнье: обувь у всдник непрвильно нрисовн, споги тк не шили никогд и шить не будут. И докзл свою првоту. Живописец критику поклонился до земли: спсибо тебе з добрый совет - я, мол, испрвлю кое-что. Спожник и возгордись - дльше нчл укзния двть. Его вежливо послушли и скзли:

- Ты, дорогой, выше-то спог не поднимйся, выше ты уже ничего не понимешь. Ты, Федор, похож н того спожник: не нучился понимть существо вопрос - нперед бтьки в пекло не лезь. Дров ты нломл, Феденьк, дльше уж некуд, нрушил ты шткое рвновесие и вверг человечество в млую смуту, мог бы и в большую ввергнуть. Буди своих, время не терпит! Буди или спть ложись. Не зню, кк лучше будет. Не зню! А мы, пожлуй что, и без Вс рзберемся.

Все остльное, дорогой мой читтель, ты узнешь см. Следи з гзетми, слушй рдио. Скитльцы Вселенной проснутся, я лично в то верю.

г. Новокузнецк, 1980-1983 гг.