/ Language: Русский / Genre:sf_horror,

Дерево На Холме

Говард Лавкрафт


sf_horror Говрд Филлипс Лвкрфт Дерево н холме 1934 ru en О. Мичковского i_no_k inok.goo@gmail.com Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 24.07.2006 Зпретня книг — русский фэн-сйт Г.Ф. Лвкрфт FBD-OHC99K4W-2PMU-MVP8-DOQ5-X2I7DBAXJW96 1.0

Говрд Филлипс Лвкрфт

Дерево н холме

I

К юго-востоку от Хэмпден, рядом с извилистым ущельем, где бьется в теснинх Лососевя рек, простирется гряд крутых склистых холмов, ствшя кмнем преткновения для отвжных земледельцев. Глубокие кньоны с почти отвесными стенми изрезли эту местность вдоль и поперек, что не позволяет использовть ее инче кк пстбище. В мой последний приезд в Хэмпден этот рйон его еще нзывют Нделом Стны входил в соств здешнего лесного зповедник. Ввиду отсутствия дорог он прктически отрезн от внешнего мир, и местные жители вполне серьезно скжут вм, что в свое время он был собственноручно пожловн ншей грешной земле Его Стнинским Величеством. Местное поверье глсит, что здесь водятся привидения, но что они собой предствляют этого, похоже, не знет никто. Коренные поселенцы не отвживются проникть в эти тинственные дебри, ибо они свято верят тем предниям, что достлись им по нследству от индейцев племени нец-перс, бесчисленные поколения которых избегли этих мест по той причине, что считли их реной состязний кких-то гигнтских духов, прибывющих Извне. Все эти не лишенные знимтельности истории возбудили во мне живейшее любопытство.

Моя первя и, слв Богу, последняя экскурсия в эти холмы состоялсь летом 1938 год, которое я провел в Хэмпдене с Констнтином Теунисом. Он весь ушел в рботу нд своей диссертцией по египетской мифологии, и большую чсть времени я коротл в одиночестве, несмотря н то, что мы жили в одной квртире в коттедже н Бикон-стрит с видом н печльно известный Дом Пирт, выстроенный Эксе-ром Джонсом более шестидесяти лет тому нзд. Рссвет 23 июня зстл меня среди этих причудливой формы холмов впрочем, после семи чсов утр они выглядели вполне прозично. Я отошел уже н целых семь миль от Хэмпден, но до сих пор не видел ничего ткого, что могло бы привлечь мое внимние. Взбирясь по трвянистому откосу нд одним особенно глубоким ущельем, я внезпно окзлся н учстке, бсолютно лишенном рстительного покров. Он простирлся длеко н юг, зхвтывя множество долин и возвышенностей. Пончлу я решил, что прошлой осенью здесь, вероятно, был пожр, но, внимтельно обследовв почву, я не обнружил ни млейших признков выгорния. Все близлежщие склоны лощины выглядели нстолько черными и обезобрженными, что, кзлось, н них дохнуло кким-то гигнтским плменем, уничтожившим всю рстительность. Однко следы огня отсутствовли...

Я ступл по жирной, плодородной почве мечте любого земледельц и не видел ни трвинки. Я взял курс н предполгемый центр этой грндиозной пустоши и тут до меня вдруг дошло, ккя жуткя и необъяснимя тишин црит вокруг. Здесь не было ни жворонков, ни кроликов, ни дже нсекомых вся живность, кзлось, покинул эти мест. Взойдя н вершину внушительной высоты бугр, я попытлся определить н глз рзмеры этой унылой згдочной зоны. И тут я увидел одиноко стоящее дерево.

Холм, н котором оно росло, чуть возвышлся нд своими соседями, но дерево, брослось в глз глвным обрзом потому, что его никк нельзя было ожидть здесь увидеть. Я не встретил ни одного дерев н протяжении многих миль: в неглубоких лощинх мне приходилось продирться сквозь зросли репейник и терновник, но среди них не было деревьев в полном смысле этого слов. Тем более стрнно было увидеть дерево в этой бесплодной местности, д еще н вершине холм.

Чтобы добрться до него, мне пришлось пересечь дв обрывистых ущелья; в конце пути меня ждл еще одн неожиднность. Ибо это дерево не было ни елью, ни сосной, ни чем-либо еще. Никогд в жизни я не встречл деревьев, хотя бы отдленно нпоминвших его; не встретил и по сей день и вечно буду блгословлять з это небес!

Более всего оно нпоминло дуб. У него был мощный искривленный ствол диметром около ярд, его огромные нижние ветви нчинли рсти уже в кких-нибудь семи футх нд землей. Листья имели округлую форму и были до стрнности идентичными по рзмеру и рисунку. Создвлось впечтление, будто дерево нрисовно н холсте кистью неведомого художник, но я готов поклясться, что оно было нстоящим. Д-д, нстоящим, уж я-то зню это, что бы тм ни говорил Теунис.

Помню, кк, не глядя н чсы, я определил время по солнцу: было десять утр. Стло припекть, и я присел отдохнуть под гостеприимной сенью огромного дерев. Потом я обртил внимние н трву, что в изобилии росл под ним довольно стрнный феномен посреди этой голой пустоши. Везде, куд бы я ни кинул взгляд, было беспорядочное нгромождение холмов, лощин и обрывов, но т возвышенность, н которой я сидел, знчительно превосходил все остльные в рдиусе многих миль. Я поглядел длеко н восток и тут же вскочил н ноги, порженный и ослепленный увиденным! Сквозь сизую дымку н горизонте проступли голубовтые шпки гор Биттеррут, единственной гряды в округе, рсположенной в трехстх милях от Хэмпден, вершины которой всегд покрыты снегом. Но, нходясь н ткой высоте, кк сейчс, я никк не должен был ее видеть. В течение нескольких минут я стоял, не шелохнувшись, и все глядел н это чудо; потом меня одолел сонливость и я прилег отдохнуть н обильный трвяной покров под деревом. Я отложил в сторону фотоппрт, снял шляпу и рсслбился, глядя в небо через сетку зеленых листьев. Потом я зкрыл глз.

И тогд меня посетило довольно стрнное видение некя смутня грез, своего род сок няву, не имевший сколько-нибудь отчетливой связи с рельностью. Мне чудилось, будто я вижу величественный хрм н берегу вязкого, покрытого водорослями моря; три солнц мерцли нд ним в бледно-розовом небе. Этот громдный хрм, нпоминвший древнюю гробницу, имел ккой-то неестественный цвет, близкий к сине-лиловому. Огромные бестии прили в облкх кзлось, будто я слышу хлопнье их перепончтых крыльев. Когд я приблизился к кменной громде, предо мной возник огромный черный провл вход. Внутри мячили тени; мельтеш и дрзнясь, они, кзлось, хотели змнить меня в этот чудовищный склеп. Хищный блеск трех огромных глз померещился мне в шевелящемся мрке дверного проем, и я зкричл от смертельного стрх. Я понял, что в нездоровых недрх этого исполинского сооружения кроется нечто ткое, что сулит гибель и рзрушение всему сущему. То был поднявшяся из бездны преисподняя, и был он стршнее смой смерти. Я снов зкричл. Видение померкло.

Ндо мной были все те же круглые листья и обычное земное небо. Пытясь подняться н ноги, я ощутил дрожь во всех членх; холодный пот струился по моему лицу. В первое мгновение я было собрлся бежть куд глз глядят, лишь бы только не видеть этот холм с его ужсным деревом, но зтем быстро спрвился со своим сумсбродным порывом и снов присел, стрясь прийти в себя. Никогд еще я не видел сн, столь схожего с явью и столь кошмрного. Но что же могло послужить причиной ткому стрнному видению? Рзве что те книги по Древнему Египту, которые я брл почитть у Теунис... Я отер пот с лиц и подумл, что уже нстло время обед. Однко мне почему-то совсем не хотелось есть.

Потом меня осенило. Я сделю несколько снимков этого дерев и покжу их Теунису. Быть может, увидев их, он перестнет делть вид, будто ему все безрзлично. А если что, я мог бы перескзть ему свой сон... Доств из чехл фотоппрт, я сделл несколько снимков кк смого дерев, тк и окружвшего его лндшфт. Н всякий случй я ткже сфотогрфировл один из сверквших н солнце снежных пиков. Может быть, я зхочу сюд вернуться, и тогд эти снимки пригодятся.

Зсунув фотоппрт в футляр, я вернулся н свое мягкое трвянистое ложе. Похоже, что это место под деревом облдло ккой-то неведомой чудодейственной силой. Во всяком случе, мне не хотелось его покидть. Я глянул вверх, н стрнные листья округлой формы, и снов зкрыл глз. Легкий ветерок игрл в ветвях; их мягкий мелодичный шелест нвеял н меня слдкую истому, и вскоре я здремл. Внезпно я снов увидел бледно-розовое небо и три солнц. Стрн трех теней! И вновь величественный хрм предстл перед моим взором. Кзлось, будто я лечу по воздуху, кк некий бестелесный дух, и рзглядывю чудес этого удивительного многомерного мир. Причудливо изогнутые крнизы хрм вселяли в меня безотчетный стрх, и я понял, что эту стрну не видел еще ни один смертный дже в своих смых дерзких грезх.

И снов передо мной возникл огромня зияющя дыр вход; меня словно зтягивло в это черное клубящееся облко. Кзлось, что я гляжу в дль без конц и без кря. Я не нхожу слов, чтобы описть это чудовищное Ничто, эту непроницемую бездонную тьму, кишевшую невообрзимыми тенями и предметми, плодми безумия и бред, столь же неуловимыми и призрчными, кк мгл, скрывющя тинственную Шмблу.

Душ моя ушл в пятки. Я был смертельно испугн. Я кричл, не переводя дух, и чувствовл, что схожу с ум. Зтем, все еще во сне, я бросился бежть и бежл бесконечно долго, охвченный предельным ужсом, но от чего именно я спслся бегством, я не знл. И хотя я покинул этот хрм и дскую бездну, в глубине души я понимл, что мне суждено вернуться сюд и только чудо может меня спсти.

Я открыл глз. Дерев ндо мной не было. Я лежл ничком н кменистом склоне. Одежд моя нходилсь в смом плчевном состоянии, лдони были исцрпны в кровь. Я медленно поднялся н ноги, корчсь от невыносимой боли. Теперь я узнл то место, где нходился это был холм, с которого я впервые увидел ту опленную зону. Выходит, что я проделл не одну милю, нходясь в бессознтельном состоянии! Дерев не было в поле зрения, и я облегченно вздохнул. Брюки мои были рзодрны н коленях стло быть, чсть пути я проделл н четверенькх.

Я взглянул н солнце оно клонилось к зпду! Где же я все это время был? Я судорожно выхвтил чсы. Они остновились в 10.34.

II

— Тк, знчит, ты получил фотогрфии? произнес Теунис, лениво рстягивя слов. Я поднял голову и встретил его серый, холодный взгляд, брошенный мне с другого конц обеденного стол. Три дня миновло с тех пор, кк я вернулся с Нделов Стны. Я, конечно, уже успел ему поведть о видении, посетившем меня под деревом, но мой рсскз вызвл у него только смех.

— Д, ответил я. Они пришли вчер вечером. Я еще дже не рспечтл пкет. Рссмотри их кк следует если, конечно, они достточно кчественные. Быть может, ты изменишь свое мнение.

Теунис усмехнулся, отхлебнул кофе. Я протянул ему нерспечтнный конверт. Он тут же вскрыл его и достл снимки. Кк только он увидел первый из них, улыбк слетел с его лиц. Он нервно зтушил сигрету.

— Боже прведный, ты только погляди! Я принял у него из рук глянцевый прямоугольник. Это был смый первый снимок дерев, сделнный мною с рсстояния примерно в пятьдесят футов. Я недоумевл, что могло тк порзить Теунис в этом снимке. Н переднем плне крсовлось дерево, стоящее н холме, под ним густые зросли трвы, где я отдыхл, вдли зснеженные вершины гор.

— Вот! воскликнул я. Я же говорил...

— Приглядись получше! Теунис щелкнул ногтем по фотокрточке. Взгляни н тени! Кждя скл, куст и дерево отбрсывют по три тени!

Он был прв... Я только теперь зметил, что от дерев пдют целых три тени, перекрывющие одн другую нподобие веер. Меня рзом охвтило чувство, будто изобржение н фотокрточке содержит ккую-то несообрзность, что-то ненормльное. Листья выглядели ккими-то уж чересчур сочными, чтобы быть похожими н нстоящие, ствол был весь в безобрзных утолщениях и нростх. Теунис швырнул снимок н стол.

— Здесь что-то не тк, пробормотл я. То дерево, которое я видел, не было тким отвртительным, кк это...

— Ты уверен? процедил Теунис. Впрочем, я, думю, что ты видел тм много ткого, что не попло, н эти снимки.

— Но н них попло то, чего я не видел!

— В том то все и дело. В этом лндшфте кк будто что-то не н месте, но что именно этого я никк не могу ухвтить. Дерево кк бы нводит н мысль — но мысль эт выше моего понимния! Оно слишком неотчетливо, слишком зыбко, слишком призрчно, чтобы быть нстоящим!

Он нервно збрбнил пльцми по столу. Потод схвтил остльные фотогрфии и быстро их просмотрел.

Я взял со стол снимок, оброненный Теунисом, принялся его рзглядывть, стрясь вникнуть в кждую детль и ощущя при этом ккую-то стрнную неловкость и неуверенность. Верхушки рстений торчли в рзные стороны; трв в отдельных местх был беспорядочно спутн. Дерево выглядело очень рсплывчтым, кк бы зтянутым пеленой, но я хорошо рзличл мощные сучья и полусогнутые стебли цветов, что, кзлось, вот-вот должны были обломиться, однко кким-то обрзом все же держлись. И еще множество теней, рсположенных веером.

Между тем это были очень подозрительные тени либо слишком короткие, либо слишком длинные в срвнении с объектми, от которых они пдли, отчего мне и стло не по себе. Но ведь в тот день я ничего этого не зметил... Стрнный пейзж! В нем было что-то до боли знкомое и в то же время столь же длекое и непостижимое, кк звезды з пределми глктики.

Теунис первым нрушил молчние.

— Ты, кжется, говорил, что в своем бредовом сне видел три солнц? Я кивнул, не понимя, к чему он клонит. Потом вдруг меня осенило, и когд я снов взглянул н фото, пльцы мои слегк дрожли. Мой сон! Ну конечно!

— Н других снимкх то же смое, скзл Теунис. Т же неопределенность, тот же нмек. Пожлуй, я бы рзобрлся, в чем тут дело, увидел бы все в истинном свете, но только здесь все слишком... Впрочем, если я погляжу н них подольше, я, конечно, рзберусь.

Ккое-то время мы сидели, не произнося ни слов. Внезпно ко мне пришл идея, подскзння стрнным, необъяснимым желнием снов попсть к тому смому дереву.

— Двй сходим туд вместе. Это зймет у нс полдня.

— Будет лучше, если ты остнешься здесь, здумчиво промолвил Теунис. Сомневюсь, что тебе удстся отыскть это место.

— Вздор, скзл я. Ведь у нс есть фотогрфии...

— А н этих фотогрфиях есть ккие-нибудь известные тебе ориентиры?

Слов Теунис зствили меня вздрогнуть. Внимтельно проглядев остльные снимки, я вынужден был признть, что никких ориентиров н них нет.

Теунис еле слышно бормотл и делл одну зтяжку з другой.

— Совершенно обычня или почти обычня фотогрфия лндшфт, который явно не от мир сего. А чтобы с ткой высоты были видны горы это просто бсурд! Впрочем, погоди-к!

Он вскочил со стул и бросился вон из комнты. Я слышл, кк он, громко чертыхясь, возится в ншей временной библиотеке. Не прошло и минуты, кк он — появился в дверях со стринным фолинтом в кожном переплете под мышкой.

Теунис бережно рскрыл его и стл вглядывться в причудливый шрифт.

— Что это з книг? поинтересовлся я.

— Это стронглийский перевод «Хроник Нф», соствленных Рудольфом Йерглером, гермнским мистиком и лхимиком. Чсть своих сведений он позимствовл у Гермес Трисмегист, древнеегипетского чродея. Тут есть один бзц, который может предствить для нс определенный интерес, поскольку из него следует, что во всей этой истории нмного больше сверхъестественного, нежели ты предполгешь. Слушй:

«Шел год Черного Козл, когд в Нф явилсь Тень, которой нет мест н Земле и облик которой неуловим для взор смертного. И он питлсь душми человеков, и тех, кого он глодл, преследовли соблзнительные и ослепительные видения, пок ужс и вечня ночь не нстигли их. И они не видели того, что тк гложет их, ибо Тень принимл ложные обличья, известные людям только из снов, и кзлось, что лишь в Стрне Трех Солнц можно получить освобождение. Но скзно жрецми Строй Книги, что тот, кто увидит Тень в ее подлинном обличье, увидев остнется в живых, тот сможет убежть ее чр и вернуть ее в ту черную бездну, Откуд он происходит, Совершить же это можно не инче, кк прибегнув к священной гемме, что хрнится в хрме К-Нефер, Верховного Жрец. И когд т исчезл вместе с Фри-ном, тем смым, что бросил вызов ужсу и бесследно сгинул, великий стон стоял в Нфе. Но Тень, нсытившись, оствил землю и не проголодется до тех пор, пок вновь не свершится цикл и не нстнет год Черного Козл».

Теунис змолчл. Услышнное окончтельно сбило меня с толку, и я сидел, широко рскрыв глз. Нконец он снов зговорил:

— Ну, Сингл, теперь, я думю, ты понимешь, кк тут все звязно. Нм нет необходимости погружться в эти мифы глубже, чем того требует днный случй, однко я должен зметить, что, соглсно древним поверьям, именно сейчс идет тк нзывемый год Черного Козл год, когд чудовищные ужсы из Потусторонней Бездны якобы нсылются н землю, принося неисчислимые бедствия. Нм не дно знть, кк именно они себя проявят, но есть все основния полгть, что в деле будут змешны всякого род видения и гллюцинции. Скверно, что ты впутлся в эту историю. Он может плохо кончиться, и я умоляю тебя быть нстороже. Но прежде всего я хочу воспользовться советом стрины Йерглер и попытться увидеть это явление в его истинном обличье. К счстью, упомянутя им стриння гемм был-тки нйден, и мне известно, где он хрнится. Мы должны испытть ее действие хотя бы н фотогрфиях. Эт гемм предствляет собой нечто вроде линзы или призмы првд, с ее помощью нельзя фотогрфировть. Человек с повышенной восприимчивостью, поглядев сквозь нее, пожлуй, смог бы зрисовть увиденное. Првд, эт процедур довольно рисковнн нблюдтель может повредиться в рссудке, ибо облик Тени приндлежит иному миру и вряд ли приятен н вид. Но опсность возрстет стокрт, если мы вообще не попытемся что-либо предпринять. И все же, Сингл, если тебе дорог жизнь и рссудок, держись подльше от этого холм и от объект, который ты принимешь з дерево.

Я чувствовл себя сбитым с толку еще более, неужели прежде.

— Но кк могут живые существ извне существовть среди нс? воскликнул я. И откуд нм знть, что они действительно существуют?

— Ты рссуждешь с точки зрения обиттеля ншей крошечной плнеты, возрзил Теунис. Но ты же не стнешь утверждть, что известный нм мир является мерилом Вселенной. Перед смым ншим носом мелькют объекты, которые нм и не снились. Современня нук резко рсширил грницы познния и докзл, что мистики были не тк уж длеки от истины...

Неожиднно я понял, что больше не могу глядеть н фотогрфию; мне зхотелось сжечь ее. Меня обуял космический ужс; он гнл меня прочь от этого чудовищного снимк, ибо я смертельно боялся, что смогу узнть ккой-нибудь из изобрженных н нем объектов.

Я взглянул н Теунис. Он склонился нд стринной книгой с очень стрнным выржением н лице. Потом выпрямился.

— Двй отложим это дело н звтр. Я устл строить догдки, устл удивляться. Я возьму н время гемму из музея и сделю все, что в моих силх.

— Кк хочешь, ответил я, Тебе нужно будет ехть в Кройдон?

Он кивнул.

— В тком случе мы отпрвимся вместе, решительно зявил я.

III

Я не вижу никкой необходимости в подробном изложении событий последующих двух недель. Для меня они зключлись в непрекрщющейся борьбе между безумным желнием вернуться к згдочному древу иллюзий и свободы и не менее безумным стрхом перед этим непостижимым феноменом и всем, что с ним связно. То, что возврщение мое тк и не состоялось, произошло не столько из-з моего нежелния, сколько по чистой случйности. Между тем я знл, что Теунис проявляет исключительную ктивность в неких изыскниях смого стрнного толк изыскниях, включвших в себя тйную поездку в втомобиле и возврщение в условиях величйшей конспирции. Несколько слов, брошенных им вскользь по телефону, дли мне понять, что ему удлось рздобыть згдочный предмет весьм древнего происхождения, упоминвшийся в том стринном фолинте кк «Гемм», и что он изыскивет средств применения этого предмет к оствленным мною фотогрфиям.

Он ткже обмолвился о «поляризции», «преломлении» и «неизвестных нуке углх времени и прострнств» и добвил, что мстерит ккой-то ппрт вроде кмеры-обскуры для изучения згдочных фотоснимков с помощью геммы. Н шестндцтый день я получил тревожное известие из кройдонской лечебницы. Теунис нходился тм и желл немедленно меня видеть. Его хвтил ккой-то стрнный удр: друзья ншли его рспростертым ниц в бессознтельном состоянии у себя в комнте, куд они прибежли, услышв крики, исполненные смертельного ужс и стрдния. Несмотря н слбость и беспомощность, Теунис пришел в сознние и горел нетерпением сообщить мне что-то вжное, ткже попросить меня выполнить поручение, не терпящее отлгтельств. Вот и все, что мне передли из лечебницы по телефону. Не прошло и чс, кк я сидел y постели больного, не перествя удивляться тем изменениям, ккие претерпели черты его лиц з столь короткое время в результте волнений и нервного нпряжения. Теунис нчл с того, что попросил сиделок оствить нс вдвоем.

— Сингл! Я видел ее! Голос его звучл хрипло и неестественно. Ты должен немедленно уничтожить все снимки. Я взглянул н ее истинный облик и тем смым вернул ее туд, откуд он происходит, но снимки все рвно лучше сжечь. То дерево больше никогд не появится н холме во всяком случе, я ндеюсь н это, пок через многие тысячи веков вновь не нступит год Черного Козл. Теперь ты вне опсности и человечество тоже.

Он змолчл, переводя дыхние, потом продолжл.

— Вытщи гемму из кмеры и положи ее в сейф шифр тебе известен. Он должн быть возврщен туд, откуд я ее взял ибо нступит время, когд он снов потребуется для спсения мир. Пок я нхожусь здесь, мне будет спокойнее, если я буду знть, что он в ндежном месте. Не вздумй глядеть в ппрт инче он рзделется с тобой тк же, кк со мной. И сожги эти чертовы снимки... тот, что в кмере, и все остльные...

Н этом месте Теунис оствили силы, он откинулся н подушку и зкрыл глз. Вошли сиделки и знкми попросили меня удлиться.

Еще через полчс я уже был у него дом и с любопытством рзглядывл продолговтый черный ящик, устновленный н столе в библиотеке. Рядом влялся опрокинутый стул. Ветер, врывясь в открытое окно, ворошил и кружил по комнте рзрозненные листы бумги. Рядом с ящиком я зметил конверт из-под фотогрфий, и стрнное чувство охвтило меня. Всего несколько секунд потребовлось мне для того, чтобы осмотреть ппрт и открепить от одного его конц смый первый снимок дерев, от другого небольшой прозрчный кристлл цвет янтря, обточенный под смыми немыслимыми углми. Прикоснувшись к нему, я ощутил неприятные теплоту и поклывние, и мне пришлось побороть отврщение, убиря его с глз долой в нстенный сейф Теунис. Держ в рукх снимок, я испытывл противоречивую гмму чувств. И когд он уже лежл в одном конверте с остльными, меня не оствляло болезненное желние извлечь его оттуд, впиться глзми, броситься вон из комнты и бежть к холму туд, где нходился изобрженный н нем объект. Хрктерные изобржения линий н отдельных детлях снимк то и дело всплывли у меня в пмяти... З одними изобржениями тились совсем другие... непостижимые тйны в полузнкомых обличьях... Но одновременно во мне действовл и противоположный, более здоровый инстинкт это был ни с чем не срвнимый стрх; именно он дл мне силы поспешно рзвести огонь в кмине и бросить туд проклятый конверт, который вскоре н моих глзх превртился в пепел. При этом я понимл кким-то шестым чувством, что мир нконец-то очистился от ужс, н крю которого трепетл; ужс, который не стл менее чудовищным от того, что я не знл, в чем его суть.

Мне тк и не удлось соствить себе сколько-нибудь ясного предствления о причине постигшего Теунис удр, д я и не осмеливлся кк следует здумться нд этим. Примечтельно, что у меня не возникло и тени желния поглядеть в кмеру, пок я не вынул из нее гемму и фотогрфию. То, что можно было рзглядеть н снимке через древний кристлл, используя его кк своего род увеличительное стекло, не преднзнчлось в этом я почему-то был уверен для восприятия человеком, желющим остться в здрвом уме. Что до меня, то я уже стоял бок о бок с этим феноменом и нходился под воздействием его чр в тот момент, когд он пребывл н том дльнем холме в виде дерев и нездешнего лндшфт. И у меня не возникло ни млейшего желния увидеть подлинный облик того ужс, которого мне чудом удлось избежть.

Ах, если бы я тк и остлся в блженном полуневедении! Я мог бы спокойнее спть по ночм. Однко судьбе было угодно, чтобы прежде чем выйти из комнты, я остновил свой взгляд н кипе бумг, шуршвших н столе возле черного ящик. Все листы были чистыми, з исключением одного н нем был рисунок, нспех сделнный крндшом. Я срзу вспомнил слов Теунис о возможности зрисовть тот кошмр, что будет выявлен с помощью геммы, и хотел было отвернуться от рисунк, но мое блгорзумное нмерение не устояло перед врожденным любопытством. Искос взглянув н рисунок, я увидел неровные, торопливые штрихи, обрыввшиеся в том месте, где моего приятеля хвтил ужсный удр. Потом, кк бы нзло смому себе, я поглядел н зпретное изобржение в упор и лишился чувств.

Я никогд не смогу дть полного описния того, что предстло моему взору. Придя в себя, я швырнул листок в умирющее плмя и, штясь, побрел домой по тихим, безлюдным улицм. В душе я слвил Господ з то, что не стл рзглядывть снимок через кристлл, и истово молил Его помочь мне збыть сделнный Теунисом нбросок, лишь отчсти передввший то, что он увидел своими глзми. Отныне я уже не тот, что прежде. Дже в смых невинных пейзжх мне чудится некий смутный, двусмысленный нмек н те безымянные богомерзкие явления, что, может стться, лежт в их основе и соствляют их истинную сущность. И это при том, что рисунок Теунис был тким приблизительным, тким неполным в срвнении с тем, что он видел собственными глзми, если судить по его осторожному рсскзу!

Н рисунке сохрнилось лишь несколько основных элементов лндшфт. Остльня его чсть был зстлн ккой-то стрнной, невообрзимой тумнностью. Все более или менее знкомые предметы соствляли здесь чсть ккого-то непонятного, смутного существ явно неземного свойств явления, в грндиозности своей недоступного охвту взором смертного, явления бесконечно чуждого, чудовищного и ужсного, если судить по тому его фргменту, что присутствовл н изобржении.

Тм, где я своими глзми видел причудливо изгибющийся, словно живой, ствол дерев, н рисунке был изобржен ккя-то мерзкя бесформення лп, пльцы или щупльц которой отвртительно простирлись вперед, словно пытясь нщупть нечто, нходившееся н земле под ними. Мне ткже покзлось, что учсток трвы прямо под этими жирными скрюченными пльцми был примят тким обрзом, будто н нем нездолго до того лежл человек. Но рисунок был сделн слишком небрежно, посему я ни в чем не могу быть уверен окончтельно.

The Tree On The Hill (with Duane W. Rimel; May 1934)