/ Language: Русский / Genre:sf_horror,

Серебряный Ключ

Говард Лавкрафт


sf_horror Говрд Филлипс Лвкрфт Серебряный ключ ru en Е. Любимовой i_no_k inok.goo@gmail.com Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 28.07.2006 Зпретня книг — русский фэн-сйт Г.Ф. Лвкрфт FBD-C9OK4W38-UMVP-8OQ5-E2I3-MCXXLSL1BC97 1.0

Говрд Филлипс Лвкрфт

Серебряный ключ

Когд Рэндольфу Кртеру исполнилось тридцть лет, он потерял ключ, открыввший врт в стрну его зповедных снов. В молодости он восполнял прозу жизни, стрнствуя ночми по древним городм, бескрйним просторм и волшебным црствм з призрчными морями. Но время шло, его фнтзии тускнели, и нконец, этот скзочный мир перестл существовть. Его глеоны больше не плыли по реке Укрнос мимо Фрн с золотыми шпилями, крвны слонов не пробирлись по блговонным джунглям Клед, где лун освещл погруженные в вечную дрему зброшенные светлые дворцы.

Он прочел немло книг об окружющей его действительности и нслушлся советов множеств опытных людей. Глубокомысленные философы твердили ему, что он должен искть логические связи между рзными явлениями и нлизировть свои идеи и фнтзии. Он уже не удивлялся и кк будто збыл, что вся жизнь лишь черед предствлений, рождющихся в созннии, впечтления рельного мир неотделимы от видений, нвеянных игрой вообржения, и их незчем противопоствлять. Обычи внушли ему увжение ко всему существующему и осяземому. Мло-помлу он нчл стыдиться своих фнтзий. Мудрецы неустнно нпоминли Кртеру, что его видения пусты, см он тк и не повзрослел с годми. Подобные грезы нелепы еще и потому, говорили они, что любимые герои простодушного мечттеля считют их полными тйного знчения, между тем бессмысленный мир по-прежнему врщется вокруг своей скрипучей оси, то преврщя ничто в не что, то низводя это нечто к ничто. Ему нет дел до миржей сознния, вспыхивющих н миг обмнчивыми огонькми и гснущих во мрке.

Эти мудрецы словно хотели приковть его к рельному мир лишенному тйн, и подробно рсскзывли, кк он существует кким зконм подчиняется, но он зпротестовл, не приняв их мир, ни их зконов, и попытлся скрыться в сумеречных црствх, где, повинуясь волшебству, прежние видения и милые ему ссоциции соединялись, чтобы открыть перед ним новые горизонты. У него перехвтывло дух от нпряженного ожидния и непередвемого нслждения, но нствники уже в который рз спешили вернуть его н землю, зявляя, что истинные чудес это нучные открытия, вовсе не его сны и в вихревом движении томов или в небесных притяжениях плнет больше крсоты, чем в его призрчных городх и рекх. Когд он возрзил и скзл, что его не волнуют позннные и рсчисленные зкономерности, они окончтельно убедились в его незрелости и пссивности. Их приговор был суров он предпочитет иллюзии сновидений иллюзиям непосредственного созидния.

Кртер смирился и попробовл жить кк все. Он приучил себя к мысли, что повседневные события и эмоции простых смертных вжнее фнтзий редких и утонченных душ. Он не протестовл, когд ему говорили, что любя грубя, животня боль, будь то стрдния голодного крестьянин или дже муки свиньи н бойне, знчт для жизни больше несрвненной крсоты Нрт с его сотнями узорных ворот и куполми из хлцедон, которые он смутно помнил по прежним снм. Он пострлся ощутить боль других и понять, что ткое рельня, жизнення тргедия, но они не трогли его душу.

Слишком ясно он видел, сколь мелки, изменчивы и бессмысленны все человеческие ндежды и сколь ничтожны и пусты порождющие их импульсы, несовместимые с высокими иделми, о которых тк любят рссуждть философы. Он стл искть спсения в иронии и с усмешкой воспринимл сумсбродные фнтзии, сознвя, что в жизни тких сумсбродств и нелепостей ничуть не меньше, однко они нпрочь лишены крсоты, в веренице происходящих событий нет ни цели, ни смысл, кк утверждли те же знтоки. Он сделлся чем-то вроде юморист, ибо еще не видел, что дже юмор не нужен бестолковой Вселенной, откзвшейся от логики и не ншедшей ей достойной змены. В первые годн своего рбств он решил обртиться к вере отцов и вернуться в лоно церкви. Ему покзлось, что тм он отыщет сокровенные мистические пути, способные увести от жизни. Но приглядевшись попристльнее, он зметил все туже скудость вообржения, поблекшую, болезненную крсу, уныние, бнльность и нпыщенную серьезность, возомнившую себя истиной в последней инстнции. Проповедники поддерживли стрхи своих прихожн перед неведомым, и вскоре Кртер убедился, что их попытки были весьм неуклюжи. Он испытл горечь, узнв, что для воссоздния и опрвдния рельной жизни здесь используют стринные предния, которые их же хвленя нук опровергет н кждому шгу. Эт неуместня серьезность и стремление к докзтельствм окончтельно охлдили его пыл. Кртер полгл, что мог бы сохрнить любовь к былым веровниям, остнься они лишь крсивыми, звучными обрядми или неясными фнтзиями, обрщенными не к уму, к чувствм.

Однко безбожники окзлись еще хуже верующих. Если те вызывли у Кртер жлость, то отрицтели религии внушли ему подлинное отврщение. Они ниспровергли стрые мифы, но взмен предлгли только отрицние. Им не приходило в голову, что крсот неотделим от грмонии и достижим лишь в иделе или во сне, не в бессмысленном космосе. Не думли они и о том, что без снов и воспоминний человечество не смогло бы противостоять окружющему хосу. Кртер дже не пытлся объяснить им, что добро и зло, крсот и уродство узоры бесконечного орнмент и приобретют смысл лишь в связи с ним. Эт связь испокон веков обеспечивл нормльную жизнь и двл ншим предкм возможность думть и чувствовть. Кждый нрод и кждя цивилизция вплетли свои узоры в гигнтский гобелен мирового порядк, но безбожники не желли слушть об извечных ценностях и сводили бытие к грубым и примитивным инстинктм. Они и сми влчили убогое, никчемное существовние, но при этом гордились своим здрвомыслием, полгя, что избежли кких-то неясных соблзнов. Это был жлкя иллюзия, ибо соблзны никуд не исчезли и всего лишь н месте стрых идолов появились новые. Стрх сменился своеволием, блгочестие нрхией.

Их свободомыслие не нрвилось Кртеру. Он видел, что они зпутлись в собственных противоречиях и при всем рдиклизме суждений не в силх обойтись без мерок строгой морли и долг, их вер в свободу исключет крсоту, хотя вся открытя и познння ими Природ и ведть не ведл ни о созннии, ни морли. Сбитые с толку своими предствлениями о спрведливости, логике и свободе, они отвергли стринную премудрость прежний строй понятий, не сумев уяснить, что эти извечные ценности единственные мерил добр и зл и мяки ндежды в бессмысленном космосе. Без них жизнь постепенно лишлсь для отрицтелей ккого-либо интерес и цели. Желя побороть овлдевшую ими скуку, они зсуетились их нигрння деловитость перемежлсь столь же искусственным возбуждением, пристрстием к врврским зрелищм и буйным, грубым збвм. Однко рзочровние нступло слишком быстро и доходило до отврщения. Немудрено, что их единственной отрдой стл желчня нсмешк нд миром и осуждение общественного строя. Отрицтели никк не могли понять, что эти убогие принципы столь же противоречивы, кк и боги их предков, минутное нслждение сулит скорую гибель. Спокойня, вечня крсот достижим лишь в волшебных снх, но мир предпочел збыть о ней, отринув тйны детств и невинности.

Кртер чувствовл, кк чужд ему эт хотичня, суетня рельность. Он продолжл жить, не обольщясь иллюзиями и следуя добрым трдициям. Его видения тяли и с кждым днем стновились все бесплотнее, но любовь к грмонии удерживл его и не двл свернуть с пути, звещнного предкми. Он стрлся держться бесстрстно, много путешествовл, но не нходил утешения в скитниях по рзным континентм и не однжды вздыхл, глядя н отблески солнечных лучей н высоких кровлях или н блюстрды гостиных дворов, озренные светом первых вечерних фонрей. Срвнивя их со своими видениями, он нчинл тосковть об исчезнувших небывлых стрнх и понимл, что эти стрнствия не более чем нсмешк судьбы. Первя мировя войн пробудил его к жизни и нендолго вывел из духовного тупик. Он зпислся в Инострнный легион, и первые годы воевл во Фрнции, где у него появились новые друзья, однко он быстро пресытился обществом обыкновенных людей с нерзвитым вообржением и грубыми чувствми. Все его родственники нходились з океном, и это его дже рдовло, ведь никто из них не понял бы, что творилось в его душе, кроме его родного дед и двоюродного дед Кристофер, но они об двно умерли.

После войны он вновь вернулся к литертуре и нписл несколько ромнов, которые совсем было збросил, переств видеть сны. Но вдохновение покинуло его, он больше не испытывл ни творческого подъем, ни полноты ощущений. В его сознние проникло земное нчло и он с трудом отрывлся от рельности. Мир его мечты отдлялся с кждым годом, скрывясь з тумнным горизонтом. Ирония рзрушл выстроенные им сумеречные минреты он боялся непрвдоподобия и с корнем удлял нежные и яркие цветы из волшебных сдов. Кртер по привычке жлел своих героев и от этого его злодеи получлись ккими-то слщвыми. Они никого не могли испугть или оттолкнуть. Он уверовл в рельность и зботился о точности мотивировок и жизненной убедительности событий, отчего в его ромнх господствовли плоские ллегории или дешевя социльня стир. Однко его новые книги пользовлись куд большим успехом, чем прежние.

Он понял, что это тревожный симптом: его пустые произведения притягивли пустых читтелей, тк кк он поткл их вкусм. И тогд он сжег рукописи и поствил н литертуре крест. Он писл изыскнные ромны, в которых смеялся нд своими снми, очеоченными двумя-тремя легкими штрихми, однко видел, что в его софизмх нет жизни.

Потом он принялся культивировть свои иллюзии и увлекся всем причудливым и эксцентричным. Тким обрзом Кртер ндеялся избвиться от ненвистной ему бнльности. Однко под внешне стрнной оболочкой чсто скрывлись те же убожество и пустот. Популярные оккультные доктрины покзлись ему сухими и догмтичными, он не обнружил в них ни грн истины, способной искупить непререкемый тон. Бросющиеся в глз глупость, фльшь и путниц не имели ничего общего с его снми и только мешли его созннию уйти от жизни в иные, высшие сферы. Кртер стл собирть библиотеку и нкупил множество стрнных, мистических книг. Он звязл переписку с не менее стрнными людьми отшельникми, визионерми и феноменльными эрудитми. Ему сделлись доступны тйные бездны человеческой души, древние легенды и события седой стрины. Пристрстие к мистике отрзилось и н его быте. Он окружил себя редкими вещми, обствил свой бостонский дом в соответствии с изменившимися вкусми и окрсил комнты в рзные Цвет, позботившись о нужном освещении, тепле и дже зпхх.

Кк-то он услышл о человеке с юг Америки, которому привезли из Индии и рбских стрн стринные фолинты и глиняные тблицы. Прочитв их и узнв о богохульстве минувших тысяччелетий, тот смертельно перепуглся и никк не мог опрвиться от потрясения. Соседи его чурлись, и он был очень одинок. Кртер поехл к нему, и они семь лет прожили вместе, с головой погрузившись в свои исследовния. Но однжды ночью безотчетный стрх привел их н строе, зброшенное клдбище, и не успел Кртер оглянуться, кк его спутник бесследно исчез. Через некоторое время он вернулся н родину предков в Аркхем, овеянный предниями и зколдовнный нечистой силой. Кртер продолжил свои труды, знялся рзборкой семейного рхив, по вечерм любовлся серебристыми ивми, двусктными крышми и силуэтми колоколен. Ему поплся н глз дневник одного из его предков. Некоторые стрницы были тк стршны, что он никому не решился о них рсскзть. Пережитое подтолкнуло его к мрчному крю рельности, но путь в стрну юношеских снов, кк и прежде, скрывл темня звес. В пятьдесят лет он почувствовл смертельную устлость и не ждл ни покоя, ни утешения от мир, слишком делового для крсоты и слишком прктичного для мечтний.

Ему кзлось, что жизнь кончен, и он не нходил себе мест в постылой рельности. Кртер збросил знятия и целыми днями всмтривлся куд-то вдль, пытясь припомнить хотя бы обрывки своих снов. Знкомый из Лтинской Америки прислл ему необычный рствор, позволявший покинуть этот бренный мир без боли и стрдний. Но сил привычки удержл его от смоубийств. Преодолев искус небытия, он словно перенесся в свое длекое детство. Современня обстновк рзрушл эту иллюзию, и он зменил новую мебель н викторинскую, простые оконные стекл н цветные витржи.

Он был доволен, что вернулся к своим истокм. Окружющее больше не мучило и не волновло его, повседневность отступил н здний плн и сделлсь призрчной. Он полностью змкнулся в себе и не воспринимл сигнлы извне. В его сны понемногу нчло проникть ожидние чуд, в них вспыхивли яркие искры, и он все чще видел себя игрющим в дедовской усдьбе. Видения стновились более продолжительными и преврщлись в отчетливые кртины прошлого. Двдцть лет подряд ему, кк и большинству людей, снились бледные отржения кждодневных событий, и вот пробудившяся пмять привел его к родному дому. Просыпясь, он звл к себе мть и дед, которые уже четверть век покоились в могилх.

Однжды дед нпомнил ему во сне о серебряном ключе. Стрый седой ученый был совсем кк живой и долго рсскзывл внуку об их древнем роде и о стрнных видениях, посещвших чувствительных предков Кртер. Он поведл ему о крестоносце с горящими глзми, который попл в плен к срцинм и узнл от них немло тйн, и о первом Рэндольфе Кртере, который жил в эпоху королевы Елизветы и увлеклся мгией. Дед поведл ему и об Эдмунде Кртере, который чудом избежл виселицы в Слеме в пору охоты н ведьм и спрятл в стринной шктулке большой серебряный ключ, доствшийся ему по нследству. Стрик объяснил где можно нйти эту дубовую шктулку со стршными фигуркми н крышке, и добвил, что ее не открывли уже дв столетия. После этого Кртер проснулся.

Он отыскл шктулку н пыльном чердке, где он лежл, збытя н дне высокого комод. Кртер обртил внимние, что в ширину он соствлял примерно фут, ее готическя резьб вызывл ткой ужс, что вряд ли кто-то открывл ее со времен Эдмунд Кртер. Он встряхнул ее, но изнутри не донеслось ни звук, зто он ощутил ромт неведомых специй. Возможно, что ключ всего лишь легенд, ведь дже отец Рэндольф Кртер не знл о существовнии шктулки, обитой железом и зкрытой н неприступный змок. Потом до него дошло, что серебряный ключ, если он действительно есть, поможет ему открыть ворот в стрну сновидений, хотя дед не скзл ему, кк и где нужно им пользовться.

Строму слуге удлось отпереть змок, и он здрожл от ужс, увидев жуткие ухмыляющиеся физиономии н темной деревянной крышке. Кртер достл из шктулки выцветший пергментный свиток, рзвернул его и вынул большой ключ из потускневшего серебр, укршенный згдочными рбескми. Пергмент тоже был исписн непонятными буквми. Кртер вспомнил, что у его неожиднно исчезнувшего знкомого с юг хрнился очень похожий ппирусный свиток и, перечитывя его, тот всякий рз дрожл от стрх. Кртер тоже вздрогнул. Он протер ключ, вновь положил его в шктулку и унес ее к себе в спльню. С тех пор его сны стновились все крсочнее, и хотя он больше не стрнствовл по неведомым городм и не гулял в роскошных сдх, зто видел своих предков и слышл их голос, зввшие его нзд, в глубь столетий. Их воля словно нпрвлял его к родовому истоку, и он понял, что должен уйти в прошлое и Рствориться в мире, полном тйн и стринных вещей. День з днем он думл о мгии северных гор, о зстывшем Аркхеме и стремительном Мисктонике, о зброшенной сельской усдьбе и семейном клдбище.

Когд нстл осень и деревья окрсились золотом и бгрянцем, Кртер отпрвился н мшине по строй петляющей дороге, знкомой ему с детств. Его путь пролегл мимо горных кряжей и лугов з кменными огрдми. Он миновл тихие долины и густые лес, любовлся прозрчной глдью Мисктоник и деревянными или кменными мостми. Н одном из поворотов он увидел вязовую рощу и вспомнил, что в ней полтор век нзд без след пропл один из его предков. Деревья шелестели под порывми ветр и Кртер невольно поежился. Перед ним промелькнул рзрушенный дом сельской колдуньи Гуди Фулер, с крохотными мрчными окошкми и осевшей чуть ли не до земли скособоченной крышей. Он н полной скорости промчлся мимо и не снижл ее, пок не доехл до строго белого особняк у подножия холм. Здесь родились его мть, дед и прдед. Дом по-прежнему гордо глядел н шоссе и величественную пнорму зеленой долины и горного склон. Дльше виднелись шпили и крыши Кингспорт, еще дльше до горизонт простирлись бескрйние поля, похожие н древнее море.

Мшин приблизилсь к усдьбе Кртеров, рскинувшейся н склоне холм. Кртер не был в ней больше сорок лет. Он притормозил и пристльно оглядел окрестности. Полдень двно миновл, и лучи уходящего н зпд солнц окршивли их ярким золотом. Этот безмолвный и неземной пейзж чсто снился ему в последние дни, и вот его чудесные, проникнутые ожиднием сня сбылись. Не отрывя взор от искрящейся н солнце брхтной зелени лугов з шткими, кменными стенми усдьбы и стройных рядов густых деревьев, Кртер подумл, что н других, неведомых плнетх, нверное, тк же тихо и пустынно. Потом он посмотрел н лые горные отроги и лесистые долины, широким ступенями спусквшиеся вниз к ущельям, где журчли ручьи, омывющие рзбухшие, узловтые корни.

Он понял, что здесь, н грнице между нстоящим и прошлым втомобиль ему больше не пондобится, и оствил его н лесной опушке. Выйдя из мшины, он переложил серебряный ключ в крмн пльто и стл поднимться в гору. Лес обступил его со всех сторон и скрыл стоявший н вершине особняк, хотя его прореживли везде, кроме северного нпрвления. Интересно, сохрнилось ли что-нибудь в доме со времен его детств? После смерти двоюродного дед Кристофер в нем уже тридцть лет никто не жил и все, нверное, успело обветшть. Мльчишкой Рэндольф чсто гостил здесь и очень любил прятться от взрослых в глухих уголкх лес з сдом.

Вокруг него сгустились тени. Ндвиглся вечер. В просвете между деревьями обознчился силуэт строй конгрегционной церкви, стоявшей н Центрльном холме Кингспорт. Зкт окрсил ее в розовый цвет, и стекл мленьких круглых окон сверкли, отржя бгровые лучи. Когд их зволокл тень, он понял, что сделл несколько шгов в прошлое, ведь церковь конгрегционлистов двно снесли и выстроили н ее месте больницу. Когд-то он с интересом прочел об этом в гзете и обртил внимние н любопытную подробность в холме обнружили несколько стрнных и нпоминвших большие норы подземных ходов.

До него донесся знкомый голос, и он с изумлением повернулся не поверив своим ушм. Стрый Бенидж Кори служил у дяди Кристофер и уже в те длекие годы был весьм немолод. Сколько же ему сейчс? Должно быть, перевлило з сто. Но Кртер мог бы отличить этот звучный голос от тысячи других. Он не рзобрл слов, но срзу узнл интонцию. Подумть только, стрый Бенидж еще жив!

— Мистер Рэнди! Мистер Рэнди! Где вы? Вы что, хотите вогнть в гроб вшу тетушку Мрту? Нешто збыли, что он зпретил вм прятться в лесу и просил вернуться до вечер? Рэнди! Рэн-ди! Вот несносный мльчишк, все норовит убежть и чсми бродит, кк помешнный, вокруг змеиного логов... Эй, эй, Рэн...ди!

Рэндольф Кртер остновился в кромешной тьме и протер глз. Дело нелдно. Он зблудился. Ему незчем тут быть, д и уже, нверное, поздно. Интересно, который теперь чс? Однко он не полез в крмн з мленькой подзорной трубой и не стл глядеть н чсы н кингспортской бшне. Впрочем, он прекрсно понимл, что его опоздние связно с чем-то очень стрнным и необычным. Нконец Кртер все же сунул руку в крмн з подзорной трубой, но ее тм не окзлось. А вот серебряный ключ, который он ншел в шктулке, лежл н месте. Дядя Крис однжды рсскзл ему згдочную историю о строй зпертой шктулке, но тетя Мрт оборвл его, зявив, что мльчик не должен об этом знть, мло ли что взбредет ему в голову, ведь он и без того витет в облкх. Рэндольф попытлся вспомнить, где он ншел ключ, но в его созннии все перепутлось. Вроде бы шктулк нходилсьь н чердке его дом в Бостоне и он обещл Прксу выплтить половину его жловнья з неделю, если тот поможет ему открыть змок и будет держть язык з зубми. При этом он увидел Пркс мысленным взором и был поржен, что вместо рсторопного, бодрого кокни перед ним предстл морщинистый стрик.

— Рэн...ди! Рэн..д...и...и!.. Эй, эй, Рэнди!

Рскчивющийся фонрь высветил темный поворот, и стрый Бенидж бросился нвстречу молчливому и рстерянному путешественнику.

— Черт возьми, вот вы где, скверный мльчишк! Я вс полчс ищу, просто с ног сбился. Вы почему молчите? У вс что, язык к горлу прилип? Тетя Мрт вся извелсь от волнения. Куд это вы зпропстились? Подождите, я все рсскжу дяде Крису, он вс по головке не поглдит! Сколько вс предупреждли, негодный мльчишк, что в лес по вечерм не ходят. В нем полно всякой нечисти. Мне об этом еще дед рсскзывл. Идемте, мистер Рэнди, то Хнн не дст вм ужин.

Рэндольф Кртер нпрвился дльше по дороге. Сквозь потемневшие осенние ветки просвечивли звезды, вдли громко ляли собки, из окон лился ярко-желтый свет, и Плеяды тускло мерцли н зпде з большой двусктной крышей. Тетя Мрт стоял н пороге. Вопреки ожиднию, он не нбросилсь н Рэнди с ругнью, лишь добродушно зворчл. Он слишком хорошо знл дядю Крис и понимл, что все Кртеры с чудинкой, уж ткя у них кровь. Рэндольф не стл покзывть свой ключ, молч поужинл и зупрямился, лишь когд пришл пор ложиться спть, Иногд он предпочитл грезить няву, и ему хотелось поскорее воспользовться ключом.

Он проснулся рно утром и уже собирлся бежть в лес н горе, но дядя Крис успел перехвтить его по дороге и усдил в кресло в столовой. Мльчик обвел тревожным взглядом комнту с низким потолком, лоскутные половики н полу, лучи свет, игрвшие в углх, и улыбнулся, когд ветки зстучли в окн. Деревья и горы были совсем рядом, и он догдлся, что это и есть ворот в вечную стрну, его нстоящую родину.

Вырввшись н свободу, Рэндольф пощупл ключ в крмне, приободрился, вприпрыжку пробежл по сду и нпрвился к вершине горы. Под ногми у него стелился мох, покрытые лишйникми склы смутно проступли сквозь утреннюю дымку, словно долмены друидов среди рзбухших и покривившихся стволов священной рощи. Он миновл водопд, вспененные воды которого пели рунические зклинния притившимся з деревьями фвнм, стирм и дридм.

Нконец он добрлся до стрнной пещеры н лесистом склоне Это и было змеиное логово , которого тк боялся стрый Бенидж, д и местные крестьяне обходили стороной. Пещер окзлсь горздо глубже, чем подозревл Рэндольф. Он обнружил в дльнем темном углу рсщелину, ведущую к другому верхнему гроту. Ему бросились в глз глдкие грнитные стены. Можно было подумть, что их выточили искусные мстер, не природ. Он решил подползти к ним поближе и зжег спички, укрденные в столовой. С непонятной ему смому решимостью он добрлся до последней рсщелины. Кртер не знл, почему он тк уверенно шел к дльней стене и почему инстинкт подскзывл ему держть серебряный ключ в вытянутой руке. Но цель был достигнут, и когд вечером он припрыгивя от рдости, прибежл домой, то не стл объяснять, где и почему здержлся. Рэндольф дже не проявил необходимой осторожности, и когд родные принялись допытывться, отчего он не явился к обеду, то предпочел отмолчться.

Теперь все дльние родственники Рэндольф Кртер уверены, что н десятом году жизни его словно подменили. Что-то потрясло его вообржение. Его двдцтилетний в ту пору кузен, эсквйр из Чикго Эрнст Б, Эспинуолл, зметил, что мльчик нчл меняться с осени 1883 год. Рэндольф рзыгрывл фнтстические сцены, н которые лишь немногие могли смотреть без содрогния. У него обнружились свойств, кзвшиеся стрнными и неуместными в повседневной жизни. Он явно облдл дром предвидения, и впоследствии многие фкты, н первый взгляд незнчительные, лишенные смысл или не связнные между собой, полностью подтвердились и опрвдли его рекцию. Шли годы, сменялись десятилетия, мир поржли новые открытия и в нем возникли новые имен. Родственники и знкомые Кртер с изумлением вспоминли, что когд-то, двным-двно, он небрежно обмолвился о сегодняшней сенсции. Ему тоже было непонятно знчение скзнных им слов, он не сознвл, почему тк, не инче чувствовл, и лишь смутно подозревл, что виной всему ккой-то збытый сон. В нчле 1897 год знкомый путешественник упомянул фрнцузский город Беллу-н-Снтер, и, услышв это нзвние, Рэндольф ни с того ни с сего стршно побледнел. Его друзья вспомнили об этом, когд его, Елужившего в Инострнном легионе, чуть не убили в 1916 году в том смом городе. Рзговоры о пророческом дре Кртер учстились после его тинственного исчезновения. Стрый Пркс, слуг Рэндольф, з долгие годы притерпевшийся к причудм хозяин, в последний рз видел его утром, когд тот выехл из дом н своей мшине, взяв с собой нйденный серебряный ключ. Пркс был при этом и н него произвели стрнное впечтление вырезнные н шктулке гротескные фигуры и еще ккие-то подробности, о которых он не решился сообщить. Перед отъездом Кртер скзл ему, что хочет повидть струю родовую усдьбу неподлеку от Аркхем.

Его втомобиль и деревянную шктулку, нпугвшую местных жителей, ншли н полпути к рзрушенной усдьбе, н горе Вязов, но в шктулке был только свиток с ндписями н неведомом языке, который не сумели рсшифровть ни лингвисты, ни плеогрфы. Дождь двно смыл следы н шоссе, но следовтели из Бостон обртили внимние н беспорядочно повленные деревья н месте усдьбы Кртеров. Очевидно, кто-то совсем недвно был тут. Н лесистой вершине сыщикм поплся н глз обычный белый носовой плток, однко докзть, что он приндлежл Кртеру, окзлось невозможно.

Пошли рзговоры о том, что его имение следует рзделить между нследникми, но я твердо возрзил против этого, тк к не верю в его смерть. Во времени и прострнстве, в рельности и видениях существуют крутые изломы, известные лишь духовидцм. Я неплохо знл Кртер и подумл, что он ншел способ збрться в эти лбиринты, но не мог скзть, вернется или не вернется он нзд. Он хотел попсть в стрну снов и тосковл по детским годм. Потом он отыскл ключ, и я почему-то срзу решил, что он сумел им воспользовться.

Когд мы увидимся, я непременно спрошу его об этом, ибо рссчитывю в скором времени встретиться с ним в городе снов, куд мы об всю жизнь стремились. Ходят слухи, будто в Ултре, что з рекой Скй, влсть перешл к новому королю. Он восседет н опловом троне в Илек-Вде, скзочном городе, где бшни стоят н стеклянных утесх, нвися нд сумрчным морем. Под ним бородтые гнорри с плвникми прорыли тинственные ходы, и мне кжется, я зню, кк объяснить этот слух. Мне бы очень хотелось взглянуть в большой серебряный ключ. Уверен, что в его згдочной рбеске спрятны символы всех тйн безрзличного Космос.