/ Language: Русский / Genre:child_tale

Бюро добрых услуг рассеянного волшебника : [сборник]

Георгий Почепцов

Две повести-сказки для детей младшего школьного возраста

Георгий Георгиевич Почепцов

Бюро добрых услуг рассеянного волшебника

Вдогонку за неизвестным

Глава первая

МАЛЕНЬКИЙ

Всё началось с физкультуры.

Казалось бы, самый радостный урок. Бегай, прыгай, домашних заданий не бывает. Мечта, а не урок. «Превратим все уроки в уроки физкультуры!» — можно даже такой лозунг в школах вывесить. И его поддержит всё население Советского Союза, которое утренние часы проводит в классах и кабинетах школ.

Но физкультура хороша не для всех, как с горечью обнаружил Серёжа. Начать хотя бы с того, что в строю он всегда стоит последним. Даже девочки стоят впереди, хотя им рост и вовсе ни к чему. Рост мальчишке нужнее.

Или взять прыжки. Понапридумывали всяких коней-козлов гимнастических. Только коров ещё не хватает, чтобы целая ферма получилась. Приземлился Сергей на этого козла — ни вперёд, ни назад. Как приклеился. Еле-еле физкультурник с ребятами его стащили. И всё потому, что маленький.

Даже книгу с полки достать — ищи табуретку. Карту на доску не повесишь. По плечу похлопать никого не можешь, а тебя все хлопают, пожалуйста. И самое главное — в кино «до шестнадцати» не пускают и никогда, наверное, не пустят. Даже большой вырастешь, а тебя всё равно маленьким считать будут.

Сергей шёл по морозной улице из школы и везде казался сам себе малышом среди великанов.

Дома в ванной Сергей долго изучал себя в зеркале. Лицо, можно сказать, ничего, сойдёт. А вот рост…

Он посмотрел на дверь и нашёл там отметку своего роста, ещё летнюю. Приставил руку и вздохнул. Ничего приятного не было: с лета он не подрос даже на миллиметр.

Расстроившись, Сергей отправился на кухню. Молча поел, молча ушёл в свою комнату.

Он сидел там, не включая света, и думал всё об одном и том же.

Бабушка всегда говорила, что, когда люди спят, они растут. Может, попробовать? И Сергей, вздохнув, отправился в постель. Он долго ворочался, но заснуть не мог. Тем более, что время от времени в комнату заглядывала взволнованная мама.

— Сергей, что с тобой? — наконец не выдержала она. — Тебе плохо?

— Ничего.

— Сейчас померяем температуру!

Никакие возражения не помогли: пришлось лежать с градусником.

Сергей принялся жадно искать другие средства, как быстрее вырасти.

Первым делом залез на антресоли и стал скидывать оттуда старые журналы. «Наука и жизнь», «Здоровье», «Знание — сила» хлопались об пол, наполняя комнату облаками пыли.

Сергей перетащил журналы в свою комнату и начал их изучать. Журналы писали обо всём. Когда изобретён одеколон, почему снег белый, а икра чёрная, на сколько сантиметров может прыгнуть бразильская лягушка, почему плачут нильские крокодилы… О том, как вырасти, нашлось всего два рецепта на целую груду журналов. Первый — растягивание. Человека тянут за ноги, и постепенно он и сам вытягивается. А второй — это какие-то таблетки с мудрёными названиями. Но где достанешь такие таблетки? Сергей решил испробовать первое средство.

Улучив минутку, когда все занялись своими делами, Сергей забрался на стул и повис на перекладине, которую папа приспособил над дверью вместо турника. Чтобы вытянуться посильнее, Сергей надел ещё и папины зимние ботинки.

Висеть было трудно. «Не могу, не могу больше», — сверлила голову одна и та же мысль. Серёжа изо всех сил прогонял эту мысль другими, более красивыми. Он, высокий и стройный, прыгает с вышки. И все удивляются, в первую очередь те, кто ходит с косичками. Но мысль «не могу» была хоть и некрасивой, зато самой сильной. Она легко справлялась с любыми другими. И даже с самим Серёжей.

Может быть, Серёжа чего-то и добился бы, если бы папа в поисках своих ботинок не набрёл на него. Конечно, Сергей успел соскочить на пол, но был весь красный и запыхавшийся.

Папа удивлённо поднял брови и отправился за термометром.

— Чего это ты? — спросил папа, измерив ему температуру, что в их семье было главным лечением.

Но Сергей молчал. Он стиснул зубы, чтобы не расплакаться. А что скажешь, поймут ли?

— Ты чего это? — повторил вопрос папа и рукой тихонько отослал заглянувшую маму. Близился мужской разговор.

— Понимаешь, — начал Сергей и с большим трудом продолжил: — Я маленький.

— Ну и что? — сразу успокоился папа и даже повеселел. — Все были маленькими: и Лев Толстой, и Лев Яшин. Вырастешь, станешь большим. Кто же не был маленьким?

— Я никогда не вырасту, я буду таким, таким…

— Каким? — полюбопытствовал папа, сам не подозревая, что трогает самое больное место.

Серёжа задумался. Но в такую минуту лгать не полагается. Поэтому он сказал всю правду:

— Таким, как ты…

Нельзя сказать, чтобы папа очень расстроился после этих слов, хотя не часто услышишь такое от собственного сына.

— Ну и что? — вздохнул папа. — Дело ведь не только в росте. Я кандидат технических наук. Меня уважают, очень уважают. Даже повышение предложили.

— Это сейчас. Тебе не надо драться и прыгать через «козла». А когда ты был таким, как я…

— У нас во дворе был Вовка Бабинец. Маленький, меньше тебя. А он кого хочешь бил. Честно. Так что, если разобраться, дело не в росте, а в силе. Вот хлюпик какой-нибудь длинный — он же ничто против сильного парня. Вроде тебя.

— Но, па, я и не сильный.

— Вот это уже плохо. Плохо, если разобраться, только это. Ты должен стать сильным. Завтра мы с тобой пойдём в спортивный магазин и купим там всё необходимое. Да, завтра же. И непременно…

— Что, па? Что купим?

— Что? Гантели, конечно, гантели. Вот что самое главное. Ведь тебе нужна сила. Если хочешь — и я с тобой буду заниматься. Можно, конечно, с утюгами. Но с гантелями куда приятнее. Ведь правда?

— Правда.

— Ну вот и хорошо. Ты раздевайся и ложись спать. А завтра… Завтра в поход на физкультуру и спорт. Вперёд! Ура!

Глава вторая

НАЧАЛО НОВОЙ ЖИЗНИ

Самое главное — принять решение. Даже если ты его ещё не выполнил, всё равно тебе уже легче: ты уже чувствуешь прелесть будущей жизни.

Поход по магазинам — всё равно как настоящий поход. Поэтому и в него неплохо бы взять рюкзаки. Ведь есть магазины-горы — к примеру, многоэтажный Центральный универмаг. Пока пройдёшь по всем его этажам, то так устанешь, что просто нет сил двигаться. Поэтому нужны не только значки альпинистов, но и покупателей. Их должны выдавать за покорение особо трудных универмагов. И таким заслуженным покупателям всё должны отпускать без очереди, потому что они и так возьмут всё без очереди. А так был бы порядок: очередь, которая в очереди, и очередь, которая без очереди.

Сегодня папу с Серёжей влекли и манили спортивные магазины. В них всегда интересно: и зимой, и летом. Зимой манекены ловят рыбу из реки, а летом, наоборот, почему-то ездят на лыжах. А людей за стеклом — будто плавающих лещей в рыбном отделе.

— Может, мяч купим? — спросил папа по дороге в магазин.

— Ведь сейчас зима… — протянул Серёжа.

— Хорошо-хорошо, — поспешил согласиться папа. — Гантели гантелями, но ведь действительно зима. Смотри, кругом снежок.

И папа указал на неизвестное вещество, которое чавкало под ногами. Только очень романтичный человек мог назвать это снегом. Но папа всё равно продолжал:

— А раз зима, то надо кататься на лыжах и коньках. Слушай, давай снова купим лыжи!

«Снова» означало, что лыжи уже были в прошлом году. Тогда зимой Сергей сломал лыжу в первый же день. В одном из оврагов Голосеевского парка лыжа треснула, как спелый арбуз, так что из лесу пришлось выбираться уже с грузом на плече. Нет, лыж довольно. И папа это понял.

— Ну и хорошо. Не хочешь лыжи — и не надо. Действительно, лыжи ломаются. Но коньки! Вот коньки сломать невозможно.

Серёжа с недоверием поднял голову. Вряд ли есть такая вещь, которую невозможно сломать.

— Железо! — папа сжал кулак. — Железо никогда не сломается. Купим тебе шапочку, костюм. Станешь мастером спорта…

— А как же сила? — не сдавался Серёжа, хотя быть мастером спорта ему понравилось. Но обычно человеку мало одного счастья, хочется ухватить побольше.

— Что ты? Конечно, сила. Кстати, во-первых, здоровье, а не сила. В основе всего только здоровье. А где ты ещё получишь здоровье, как не на свежем морозном воздухе! Посмотри, на кого ты стал похож в последнее время. Весь жёлтый какой-то.

И они круто повернули к магазину «Динамо».

Перед входом в магазин человека три-четыре, подтанцовывая, продавали свой товар. Старые и новые коньки.

— Папаша, — предложил один из них, рыжий верзила, — купите коньки для сына. Совсем новые. Задаром отдаю. От сердца отрываю. Настоящие гаги.

— Почему же продаёшь? — начал папа издалека, пытаясь войти в роль бывалого покупателя, который всё-всё узнает, а потом возьмёт и… не купит.

— Вырос. Взял и вырос. В прошлом году был тридцать шестой размер, а теперь вот — сорок третий, — и он выставил вперёд ногу, которая смотрелась на весь сорок шестой.

— Ну, этого не бывает, — возразил папа, но так как при выставленной ноге такой аргумент звучал слабо, папа поспешил добавить: — Не по науке это.

— Смотря по какой. Наука может всё, — сказал рыжий и наставительно поднял указательный палец.

Против такой истины кандидат технических наук возражать не мог. И рыжий это почувствовал.

— Будем брать? — полувопросительно-полуприказательно произнес он, оценивающе окинув глазами папу с сыном — сколько с них можно запросить.

— А в магазине что — нет? — поинтересовался папа.

— Откуда? — презрительно сплюнул рыжий. — Такие?..

Но папа покачал головой и повёл Сергея в магазин. Рыжий зло посмотрел вслед.

В магазине толпилось столько народу, что казалось, они и дышат по очереди. Когда у одного вдох, то у другого обязательно должен быть выдох. Прилавки гудели, и у каждого стоял свой особый покупатель.

Толстяки выбирали удилища. Сначала они собирали их до потолка, как будто хотели смахнуть там паутину. Потом с видом погонщика лошадей в диких прериях начинали размахивать удилищем, как кнутом. Взвешивали в руке, прикидывали на глаз, любовно поглаживали.

На одного размахивающего стояло трое-четверо советчиков.

— Нет, нет! Это не оно, — взволнованно говорили советчики. Как ни странно, но никто ещё не слышал от советчика слова «да». Казалось, они приходили сюда, чтобы не дать никому ничего купить, а лишь выискивали недостатки. Одно удилище тяжело складывалось, другое складывалось слишком легко, как бы не соскользнуло. Это было слишком лёгким, то — тяжеловатым. При этом каждое удилище в первую очередь оценивалось на вес возможной рыбы: потянет или нет. Хотя китов в Днепре не предвиделось, но, видно, только в ближайшее время.

Мальчишки в ушанках с одним приподнятым ухом скупали клюшки. Можно было подумать, что они всё время, как былинные богатыри, ломали эти клюшки об колено, проверяя на крепость. А потом снова прибегали за новой. Тут слышались тонкие просящие голоса:

— Тётенька, тётенька, и мне.

И «тётенька», которая была немногим их старше, хмыкала, но клюшку давала. Удилищелюбы так не разговаривали. Они говорили басами, свысока обращаясь к продавщице: «девушка», или «барышня», или «дочка».

В третьем отделе красивые длинные девочки выбирали ракетки для большого тенниса, разглядывали волейбольные мячи. Серёжа только шмыгнул носом. Здесь ему нечего было делать.

А совсем неспортивный народ толпился возле нейлоновых курток, разноцветных свитеров и махровых халатов. Здесь люди, примеряв покупку, становились вылитыми попугайчиками. В такой ярко-оранжевой курточке лучше всего сидеть где-нибудь на ветке в джунглях, а не прогуливаться по Крещатику.

Здесь Сергей и увидел девчонку с намазанными помадой губами. Но она, взглянув на него, презрительно повела плечиками.

«Очень ты мне нужна, корчишь из себя взрослую», — подумал Сергей и гордо отвернулся.

В отделе лыж и коньков творилось самое невообразимое. Все рвались к прилавку с коньками, будто с завтрашнего дня всякое троллейбусное движение отменялось и горожане переходили на коньки.

Папа забежал сбоку и, вернувшись из разведки, радостно сообщил:

— Коньки есть. Берём! — и ринулся в новую атаку.

Хорошо было в этот вечер дома. Папа был рад, что успокоил ребёнка. Мама — что успокоился папа. А Сергей — и тому, что рад папа, и тому, что рада мама, и тому, что теперь у него есть коньки. Настоящие гаги. Сергей даже прошёлся в коньках по комнатам, стуча по паркету, будто он хотел что-то передать соседям внизу азбукой Морзе.

Глава третья

КАТОК

Сергей долго выбирал себе дома самую спортивную одежду. Почти чемпионскую. Но когда не занимаешься спортом, это трудно.

Поэтому ему помогал весь дом.

— Может, этот? — доставала мама свитер.

— Прекрасно. Просто прекрасно, — говорил папа, приподнимая голову от газеты.

— Ой, нет, — не соглашался Сергей. — Он какой-то яркий.

— Это же прекрасно, что яркий, это же спорт, — говорил папа, находясь уже на третьей странице газеты. — В спорте всё яркое.

Но мама уже искала другой:

— Ну, тогда этот.

— О, мама нашла прекрасный свитерок, весь закалённый, проверенный на ветер и снег, — говорил папа, уже дойдя до четвёртой страницы.

— Но он старый совсем, — в отчаянии метался Сергей.

— Тебя не поймёшь, то старый, то новый, — читал папа телевизионную программу.

Наконец спортсмен века был готов. Он взял коньки под мышку и отправился на Центральный стадион. Только на самом центральном катке он был готов начать свою спортивную карьеру.

Было радостно. Лишь лёгкий вечерний морозец слегка щипал щёки. Возле стадиона продавали ёлки. Они нужны были всем, потому что до Нового года оставалось два дня. Два, если быть очень строгим. Ведь завтра было уже тридцать первое, значит, вообще лишь один день. Завтрашний. Самый последний день старого года.

Прежде чем идти на каток, Сергей задержался возле портретов известных спортсменов. Они были прямо-таки увешаны наградами. Даже странно становилось, как один человек может получить столько медалей. Ведь не помещаются на груди. «Надо будет заняться и развитием грудной клетки, — заметил на будущее Сергей. — А то когда увидят, что медали больше некуда прикреплять, перестанут давать».

С катка доносилась музыка. Ведь каток — это лёд плюс люди, плюс музыка. Выкиньте что-то одно — и катка уже нет, получится просто замёрзшая вода. Лёд собирает людей, а музыка их удерживает. Ведь всегда приятно, когда о тебе заботятся. А музыка — это и есть забота.

Серёжа переобулся и, опасливо расставляя руки, чтобы спасти свою жизнь при неожиданном падении, двинулся на лёд. Он действительно был очень скользкий. Ноги в ботинках всё время ворочались, а мускулы пока не спешили превращаться в стальные.

Сергей оттолкнулся и поехал. Первое короткое скольжение наполнило его душу бурей радостных чувств. «Я еду!!!» — было написано на его лице на всех языках мира. Он был готов закрыть глаза и катиться так до бесконечности. В прошлое, в будущее — куда угодно. Только катиться. Расставленными, как железнодорожный семафор, руками он чуть не сбил выходящего на лёд пожилого человека в берете. И странно, именно этот человек начал долго извиняться.

Иногда ноги Сергея становились чересчур самостоятельными и убегали от него. Сергей не мог их догнать и грохался на лёд. Но он вставал, оглядывался, не смеётся ли кто-нибудь, и упорно изображал, что скользит дальше.

Незаметно появилась усталость. Поэтому Сергей отъехал к забору и решил передохнуть.

Вечерело. Горели прожекторы. Каток постепенно заполнялся. Над ним струился шум и гам. Ведь когда играет музыка, всем приходится разговаривать громче, чем обычно. А радисту не нравится, что его музыку заглушают разговорами, и он запускает её ещё громче. Значит, катающиеся говорят тоже ещё громче. И так до бесконечности.

Теперь кругом были глаза, лица, руки. В свете прожекторов они казались необычайно красивыми. Не все, конечно. Но некоторые наверняка.

Кого здесь только не было! Толстые и тонкие, длинные и маленькие, молодые и старые собрались здесь, чтобы покататься, но не забыть и себя показать. Ведь глаза катающегося всегда смотрят на кого-то. Значит, и на тебя в это время кто-то тоже пристально смотрит.

Все выписывали круги на льду так старательно, как будто они пришли сюда на работу, а не отдыхать.

Постояв, Сергей по-настоящему почувствовал усталость. Он уже собрался домой, как вдруг мимо него проехало что-то прекрасное. Сергей, не шевелясь, зачарованно смотрел вслед. Он не мог прийти в себя. Это была Она. Совершенно непохожая на всех вокруг. У девочки были не только голубые глаза, но и голубая коса. Она проехала в белых ботиночках, но тут же затерялась в толпе. Ведь кругом вдруг оказалось столько ненужных людей. Сергей врос в свое место и старался высмотреть ее пораньше, когда она снова проедет здесь. Но она почему-то не появлялась. Что делать? Ведь такая встреча бывает только раз в жизни.

Тогда Сергей заковылял в толпу. Он боялся не только упасть, но и сбить кого-нибудь. Голубая девочка замелькала где-то впереди. Но, к несчастью, тут перед ним показалась ватага, которая коньками гнала перед собой какую-то ледяшку. Они «играли» в хоккей.

— С дороги! Проваливай! — кричали «игроки».

— В хоккей играют только настоящие мужчины, — орал самый маленький и самый заядлый.

— С дороги! Проваливай!

Но уходить было некуда. Так кролик не может уйти от гипнотизирующего взгляда питона. Хочется уйти, но нет сил. Очень хотелось и Сергею.

Столкновение было неминуемо. Ватага налетела и закрутила его. Они с радостью забыли про свою ледяшку. Теперь у них была живая ледяшка, которую можно было тоже потолкать, но которая сопротивлялась, что-то говорила. В одном из этих удальцов Сергей узнал Рыжего, который возле магазина продавал коньки. Тот тоже узнал Сергея и так подтолкнул его, что Сергей растянулся на льду. Ребята дружно захихикали, довольные подвигом предводителя.

Сергей лежал на льду. Рыжий подъехал поближе и подал руку, как бы для помощи. Удивление пробежало по лицам ватаги. Как? Перемирие? Но Рыжий не нарушил их ожиданий. Когда Сергей приподнялся и протянул руку, то Рыжий ногой подбил его вторую руку. И Сергей снова растянулся на льду. Теперь это было обидно вдвойне. Ватага радовалась: мы всегда сильнее, мы всегда злее, разбегайся, друг и враг.

Сергей готов был заплакать, но в ватаге были две девочки. И он стиснул зубы. Одна из них была ему знакома: тогда, в спортивном магазине, ей не понравилось, что он на неё смотрел. А Рыжий, наверное, тогда ей понравился. И теперь она смеялась вместе с мальчиками.

— Ладно, мальчишки, хватит, — попросила вторая девочка, и ватага один за другим погналась за льдинкой.

Сергей поднялся и, утирая разбитый нос, побрёл к выходу. Проклятые коньки мешали идти. Кругом веселились люди. А он, весь измазанный, поцарапанный, не обращая ни на кого внимания, толкался к выходу.

Он проклинал чемпионские лавры. Они заманили его куда-то не туда. На сегодня и на весь следующий год, наверное, приключений хватало. С головой. Теперь можно отдохнуть до следующего Нового года. Хватит.

Но у выхода Рыжий держал за руку девочку с голубой косой.

— Отпусти, отпусти, — хоть шёпотом, но кричала она.

— Пойдём проедемся, — клещами схватив руку, по-рыцарски предлагал Рыжий.

— Я не хочу с тобой. Пусти. Я не знаю тебя, отпусти, пожалуйста.

— Познакомимся, хе…

— Я не хочу с тобой знакомиться, отпусти.

— Зато я хочу. Хватит ломаться, поехали.

Испуганные глаза девочки бегали по толпе. Но все старательно отъезжали прочь. Как будто именно глаза и распугивали их. Они готовы были поднять руку и закрыться от молящих глаз. Такие глаза вредно действуют на окружающих.

Сергей поравнялся с ними. Испуганные глаза засветились надеждой.

— Проезжай, чемпион, — наставительно произнёс Рыжий. — Да поскорей, а то я рассержусь.

Сергей поковылял дальше. Ведь на льду ты не человек, если не умеешь кататься. Сергей не умел. Но глаза, удивительные голубые глаза не дали ему уйти. Он приковылял к ним.

— Ещё хочешь? Мало? — переспросил Рыжий и, не отпуская девочку, помахал кулаком. Сергей с безнадёжным видом стал между ними.

— Отпусти, — безвольно сказал он.

Но так не нападают. Рыжий толкнул Сергея, и тот, чтобы не упасть, судорожно вцепился в Рыжего.

— У, гад! — Рыжий двумя руками попытался оторвать Сергея, но у того ноги опять убежали куда-то вбок, он ещё крепче ухватился за Рыжего, и оба они грохнулись на лёд.

Девочка испуганно вскрикнула и исчезла в толпе.

— Вставай, козявка, — приказал Рыжий, с трудом поднимаясь на ноги. — Лежачих мы не бьём.

Сергей пытался подняться. Ноги дрожали и подгибались. Рыжий, глядя на него, потирал руки.

— Отстань от мальчишки! — вдруг сказал кто-то над головой у Сергея. Рядом стоял высокий усатый старичок в папахе.

— А чего он, Ираклий Ираклиевич, вы же видели…

— Ладно, ладно, проваливай…

— Очень он мне нужен, — громко произнёс Рыжий, а шёпотом добавил: — Ещё встретимся, деточка, от меня не уйдёшь.

И, сделав вид, что не желает связываться, Рыжий отъехал.

Старичок, стоявший рядом с Сергеем, ростом был больше двух метров, наверное. Конечно, такой может прогнать хулигана. Его длинные усы торчали, как два карандаша, а папаха делала его ещё выше.

Сергей переминался с ноги на ногу, не зная, что сказать. Но старичок сам заговорил.

— Попало? Вон кровь платком вытри.

— А, — махнул рукой Сергей. — Если бы не на коньках, я бы ему дал. А так… Я всё падаю.

— Ну, не скажи, — не согласился старичок. — У него и рост повыше. Постарше ведь тебя?

— Ну и что? — протянул Сергей, хотя в душе был согласен. — Что рост? Сила важнее. Вот он старше, потому и… А рост — плёвое дело.

Он сказал про рост и испугался: вдруг Длинные Усы примет это на свой счёт! Но, видно, люди такого роста не очень слушают, что там им говорят снизу.

— А хочешь? — тут Длинные Усы быстро оглянулся вокруг. — Хочешь махнёмся?

— Как? — не понял Сергей.

— Очень просто, — подмигнул Длинные Усы. — Я добавлю тебе три года: ты станешь и старше, и сильнее. А?

— А! — махнул рукой Сергей. — Я думал — вы взаправду, а вы смеётесь.

И Сергей заспешил прочь от ярких пятен света на катке. Он даже не попрощался.

— Стой! — закричал Длинные Усы. — Я взаправду. Ты действительно станешь старше. Только не сразу, не с этой минуты, а с первого января нового года. Пойми, ты решишь сразу все свои дела. Разве плохо быть старше?

Сергей приостановился. А вдруг в самом деле в этом есть хоть капелька правды? Тогда он покажет этому Рыжему. Тогда посмотрим, кто кого. Попробуй тронь ещё Голубую Косу.

— Разве это возможно? — поднял глаза на старика Сергей.

— Наука может всё, — сказал старичок и странно зашевелил усами. Где-то Сергей уже слышал эту фразу, и она его убедила.

— А что я… а что я для этого должен сделать? — заволновался Сергей.

— Ничего, — старичок легко развёл руками. — Абсолютно ничего. Мы меняемся. И всё. Ты мне отдаёшь свои три, а я тебе свои.

— И что будет? Со мной ничего такого не будет?

— Ничего, ровным счётом ничего. За кого ты меня принимаешь? — старик всерьёз обиделся. — Ты просто станешь старше. Ровно на три года.

— А вы? — всё же дело было серьёзным, и Сергей никак не мог решиться, не узнав всё до конца.

— Я? Ну, какая разница! — заметив недовольство на лице Сергея, старик добавил. — Я стану на три года моложе. И в этом нет ничего такого странного. Я стар, и мне хочется стать чуть моложе. Ты молод, и тебе хочется стать чуть старше. Я не понимаю твоего недоверия. Ты ведь не на базаре. Я учёный, так сказать, коллекционер разных странностей, и мне необходимо немножко твоего времени, чтобы закончить своё дело. Не ради тебя, не ради меня, а ради науки…

— А как мы это сделаем?

— А вот! — старик вытащил бумажку и, размахивая ею, продолжал: — Как бы договор. Ты поставишь свою подпись. Я свою. Дело добровольное, поэтому и подписи. Чтобы я потом не отказался, хе-хе. И первого января ты станешь выше и сильнее. Сразу. А как тебе будут завидовать все твои друзья! А как побегут от тебя все твои враги! Да, не забудь достать себе новую одежду и обувь. Сам понимаешь — побольше.

Сергей взглянул на договор. Старик радостно следил за его чтением, опираясь на палку.

«Я, Сергей Болконский, живущий по улице Большая Китаевская, 61а, кв. 15, меняюсь с Ираклием Ираклиевичем Золотарёвым ровно на три года и ни минутой больше».

— А откуда вы меня знаете? — удивился Сергей.

— Наука видит всё! — сказал Ираклий Ираклиевич и сложил пальцы колечком, вроде микроскопа, как будто, взглянув на человека, можно узнать его имя, фамилию и адрес.

— Странно. А можно подумать? До завтра?

— Смешно. Что же тут думать? Завтра и так уже тридцать первое. Завтра я и сам могу передумать. Это сегодня на меня нашло: вижу, обижают, дай, думаю, помогу. И на тебе, мне же не верят. Мне?!

Сергей задумался. Хорошо, конечно, было бы накостылять этому Рыжему. И спасти Голубую Косу по-настоящему. Снова. А в школу? То-то все удивятся, когда он появится после каникул. Нечего тут думать, ему просто повезло в жизни, что он встретил этого ученого.

— Ну, давай скорее, — торопил его старик. — А то видишь, каток закрывается. Нам не дадут договориться.

— Я согласен, согласен! — почти закричал Сергей.

— Тише! — замахал на него старичок. Потом продолжал помягче: — Что ты кричишь? Я ведь слышу.

Он приподнял свою палку и вытащил оттуда ручку с простым ученическим пером.

— А чернила? — ещё больше удивился Сергей.

— Чернила на ручке будут сами, если ты честно решил поменяться. От души.

Сергей испугался:

— Конечно! Но лучше вы сначала, пожалуйста. А я посмотрю.

Ираклий Ираклиевич поднял ручку к свету фонаря, и на ней зачернела капелька. Тогда он наклонился к бумаге и размашисто подписался.

— Теперь ты, — и он протянул ручку Сергею.

Сергей взял ее. И теперь на кончике пера заалела капелька чернил.

— А… а у меня красные. Красными можно? — спросил он срывающимся от волнения голосом.

— Давай. Красными.

Сергей тоже поставил свою подпись. Она была такой маленькой по сравнению с красивой, настоящей подписью: «Ир. Ир. Золотарёв».

Ираклий Ираклиевич поспешно выхватил листок и поднял его к свету. Там дрожала чёрная подпись, как бы готовясь схватить маленькую алую. Но, наверное, это только показалось из-за мерцания фонарей.

Ираклий Ираклиевич усмехнулся в усы, вложил ручку в свою палку и, как бы не замечая больше Сергея, шагнул в темноту. И тут же исчез в тенях деревьев. Исчез? Так показалось Сергею: ведь из освещённого фонарём пятна совсем ничего не было видно в тени.

— А как же я? — закричал Сергей наугад в пустоту.

— Не бойся. Всё будет в порядке, — донеслось до него издалека. Значит, Ираклий Ираклиевич просто спешил. А когда человек спешит, он может позволить себе необычные поступки.

Сергей заковылял к раздевалке, всё ещё ничего не понимая. Он верил и не верил случившемуся. Конечно, не тому, видел ли он старика вообще. Наверняка видел: он же не спал, и это ему не приснилось.

Сергей думал о послезавтрашнем дне. С одной стороны — ерунда, такого не может быть. Но с другой стороны — ведь всё может быть. Например, какой-нибудь институт работает над такой проблемой. А старик на пенсии, времени много — взял и сам всё решил. Ведь наука может всё. Сергей вспомнил и хлопнул себя по лбу от радости. Так говорил Рыжий, когда продавал коньки. А если и он? Он и коньки продавал, потому что внезапно малы стали. Да и Ираклия Ираклиевича знает. Значит, правда. А раз правда, то берегись, Рыжий! Сергей найдёт его первого января. И тогда…

Глава четвёртая

УДАР СУДЬБЫ

Рано утром Серёжа шёл по улице к великому своему другу Вовке, чтобы похвастаться новостью. Он представлял, как откроются Вовкины двери, и он сначала ничего не скажет. Но Вовка почувствует, он обязательно почувствует. Ах, как он заволнуется, как он будет ходить вокруг да около, чтобы невзначай расспросить. Ведь мужчине не положено проявлять свои чувства прямо. А невзначай можно. А то как же их ещё проявить, если прямо нельзя? «А что, что-нибудь случилось?» — «Нет, ничего», — невозмутимо посмотрит на него Сергей. «А чего ты такой?» — «Какой?» — продолжит радостно игру Сергей. «Ну весь такой… изнутри радость идёт, вот какой».

Но и тут Сергей ничего не скажет, разве что невзначай, вроде бы невзначай: «Ты знаешь, мне надо походить по магазинам». — «А, подарки. Мне тоже надо».

И недоумевающий Вовка, и радостный Сергей нырнут в праздничные магазины, будут ходить и искать там подарки своим мамам и папам. Ведь приятно не только получать, но и делать подарки. Я даже не знаю, что приятнее. Сергей будет ходить и ждать момента, когда они окажутся в обувном отделе. И тут… И тут… Тут он начнёт примерять вместо тридцать седьмого сорок третий размер ботинок. А? Каково?

Вовка заволнуется, забегает вокруг: «Ты что? Ты что? Не в себе, что ли?» Вот тут Сергей ему и выдаст: «А знаешь, я думаю немного подрасти после Нового года».

«Подрасти», — всплеснёт руками, как его бабушка, Вовка и начнёт пристально его рассматривать: не врёт ли. А Сергей будет с высоты своего будущего роста говорить ещё разные приятные вещи.

«На другой рост, сам понимаешь, размерчик уже будет нужен другой. Кто выше, у того и нога побольше. Эти, пожалуй, мне подойдут. После Нового года зайду купить. А то, может, ещё малы будут. Знаешь, как неприятно: носишь сорок четвёртый, а тебе предлагают надеть сорок третий». — «Сорок третий… сорок четвёртый», — не веря своим ушам, будет глотать эти магические цифры Вовка. Ведь они так далеки от него, его бывшего соседа по росту. «Да, кстати, хорошо, что вспомнил. Теперь, к сожалению, мы будем стоять в разных местах на физкультуре. Сам пойми. Я бы хотел, но не могу…»

Теперь Вовка от него не отступит и как приклеенный будет ходить за ним весь день, всё выпытывая. Ведь Вовке подрасти тоже не мешает. Ну нет, Сергей ему ничего не скажет, как всё это можно сделать. Пока не скажет, конечно. Хоть год походит повыше других. Хоть год по плечу кого-нибудь похлопает. Да и с Голубой Косой познакомиться не помешает.

Вот какие радостные мысли свили себе гнездо в голове Сергея. Они любили друг друга и любили своего хозяина, поэтому всем им было весело и радостно.

Но тут внезапно он снова вернулся из завтра в сегодня. Из-за угла соседнего дома выскочил… Рыжий. Он куда-то спешил, не замечая Сергея. Враг — и будущий, и настоящий. Надо бы разведать, где он обитает, чтобы показать ему, где раки зимуют. Первого января, конечно. И Сергей повернул за Рыжим.

Рыжий выбежал на детскую площадку и задумался. Он обвёл глазами малышей, которые крутились вокруг снежной бабы и маленькой ледяной крепости, и пошёл в атаку. Сначала у бабы слетела голова, потом её снежные бока покатились в сторону крепости, круша и ломая непрочное снежное здание.

Малыши сначала остолбенели, а потом стали разбегаться, плача и оглядываясь на свой снежный город, жить в котором уже не придётся.

— А-а-а! Ты чего! — кричал какой-то карапуз — единственный храбрец, не убежавший после этого налёта.

Рыжий приподнял его и посадил на крышу летнего грибка, стоящего над песочницей.

— А-а-а-а-а! — испуганно закричал карапуз, но Рыжий запустил в грибок снежком. Грибок зашатался, а карапуз замер, боясь скатиться вниз. Он молчал и дрожал от холода и страха.

И тут на площадке появился Ираклий Ираклиевич. Он нисколько не возмутился, увидев проделки Рыжего.

— Хороша работка! — потирал он руки. — Хотя снежная баба — ерунда. Вот карапуз — это, пожалуй, отличная гадость-пакость. Такой я ещё не знаю.

И он достал записную книжку, а из трости ручку.

— Вот видите, Ираклий Ираклиевич, я для вас всё делаю, а вы не хотите, — заныл Рыжий. Он так жалостно смотрел на старика, что даже сердце Сергея начало проникаться ненавистью к Ираклию Ираклиевичу.

— Ах, отстань! — Ираклий Ираклиевич двинулся дальше, а Рыжий засеменил за ним.

Сгорая от любопытства, Сергей поспешил следом.

«Чего же просит Рыжий? — волновался Сергей. — Не хочет ли он стать ещё сильнее. Надо узнать непременно».

Ираклий Ираклиевич и Рыжий скрылись за гаражами. Сергей притаился недалеко за углом.

— Я и так отдал тебе уже шесть лет, больше не могу, и не проси, сердито говорил Ираклий Ираклиевич. — Больше гадостей, чем ты сейчас делаешь, ты всё равно не сможешь уже делать.

— Но ведь другим, почему же другим… — настаивал Рыжий.

— Мне нужны свежие обмены, новые ребята, которые будут выдумывать новые пакости. А ты станешь уже слишком взрослым и перестанешь делать гадости-пакости.

— Разве я не могу дать вам тоже новые гадости-пакости для вашей коллекции?

— Пока да, но если я прибавлю тебе ещё три года, ты станешь совсем взрослым, а взрослые не пакостят от души. А сейчас ты мне доставляешь массу удовольствия. Смотри, я уже записал: номер 1748 — подсаживание малыша на грибок. После Нового года у меня будут новые пакостники, — Сергей услышал, как старик даже причмокнул от удовольствия. — И в молодые годы я не мог совершить столько гадостей-пакостей, сколько делают для меня сейчас они. Мои годы из тебя тоже сделали настоящего гадостника, хи-хи, гордись! И никуда уже не уйдёшь: пока расписочка у меня, пока ты не разорвал её своей ручкой — ты останешься таким же пакостником, как я! А теперь прощай. Что-то где-то происходит. Нюх тянет меня на бульвар: там затевается какая-то новая гадость-пакость. Кажется, это катание верхом на урнах, боюсь прозевать. Такой пакости ещё нет в моем каталоге. Это будет самый полный каталог пакостей. От «Я» до «А». От «Ябеда» и далее. Я прославлюсь в веках. И вы, маленькие Ираклии, тоже получите свою долю славы, не беспокойся. Вы же почти мои детки, — и он засеменил прочь.

Сергей едва успел спрятаться за другой угол.

«Что я натворил! — с ужасом думал он. — Значит, Ираклий прибавил мне три года жизни, чтобы я делал для него гадости-пакости? А он будет радоваться и записывать их в свою коллекцию…»

Сергей стал припоминать Рыжего и ещё более ужаснулся. Надо немедленно что-то делать, времени совсем мало, завтра Новый год.

Глава пятая

ВДОГОНКУ В НИКУДА

Сергей бежал по улице, не замечая никого вокруг.

Кто мог ему помочь? Мама и папа? Они всё равно не поверят, будут смеяться.

Этому может поверить только один человек. Только друг. Только Вовка.

Сергей перестал бежать и зашагал уже спокойнее.

Теперь будущая встреча рисовалась ему уже совсем по-другому. Со вздохом Сергей признал, что теперь не Вовка будет выпытывать у него секрет, а Сергею придётся убеждать Вовку, просить у него помощи.

Вовкин дом был самым обыкновенным, и ничего в нём не было замечательного, кроме того, что там жил Вовка. Конечно, никакая мраморная доска об этом ещё не оповещала. Но всё равно для Сергея это был самый прекрасный дом на свете.

Вовка сидел у телевизора и качался в такт песенке. Передавали «Приключения Буратино».

— Слушай, — заторопился Сергей. Но телевизионные тени были сильнее живого человека.

— Подожди, сядь досмотрим, — не отрывал взгляда от экрана Вовка.

— Как досмотрим?! У меня дело! Колоссальное!

— Какие могут быть дела? Сегодня Новый год.

— Ты уже третий раз это смотришь, а тут смертельное, можно сказать, происшествие! — И Сергей нахально выключил телевизор.

— Но, ты не очень!.. Не у себя дома, — телевизор снова засветился, но Сергей снова его выключил.

— Ты что?! С ума сошёл? — вскочил друг Вовка и воинственно сжал кулаки.

— Я пропал, понимаешь, про-пал! — простонал Сергей и повалился в кресло.

Вовке сразу стало ясно: что-то случилось.

— Говори! — коротко бросил он и сел напротив.

— Я проиграл. Я отдал свои три года жизни какому-то гадостнику-пакостнику, и с завтрашнего дня и сам начну делать пакости для него.

— Ничего не понимаю, — подвёл итог Вовка. — Давай по порядку. Сначала, что было первым, а потом уж конец. Даже конец можешь и не говорить, я и так его понял: ты становишься пакостником. А где начало?

И Сергей начал рассказывать. Наконец Вовка всё понял. Он побледнел и сжал кулаки.

— Так пошли на бульвар и заберём расписку!

— Так он и отдаст, — расстроенным голосом отвечал Сергей.

— Ха, мы силой!

— Он милиционера позовёт. Люди позовут.

— Мы сами милиционера позовём!

— Милиционера… — передразнил его Сергей. — И что? Кто поверит всему этому? Милиционер нас скорее в милицию заберёт за то, что обижаем старого заслуженного человека. А этот удерёт себе, и мы его уже никогда не найдём.

— Да, — задумался Вовка. — Получается — к нему нельзя идти потребовать. Он потом нарочно до Нового года так спрячется, что его никакой Шерлок Холмс не найдёт.

Сергей обхватил голову руками. Куда идти? Что делать?

— Ладно. Идём на бульвар, ты мне его покажешь. Хотя бы издалека, — решил Вовка.

На бульваре было много людей. Мамы везли в колясках малышей. Папы несли ёлки. Бабушки шли с хозяйственными сумками. Одни дети не делали ничего. Они бегали, кричали, бросались снежками. А те, кто ещё не дорос до этого, молча изучали места будущих сражений, выглядывая из колясок. Там росли будущие наполеоны дворовых битв.

Сергей и Вовка обошли весь бульвар. Старика нигде не было видно.

— Стой. Вот смотри! — и Вовка указал на вывороченную урну, которая, откатившись от своего насиженного места, сиротливо застряла между деревьями. — Вот дают, дураки, — восхищённо осмотрел он поле игр. — Тут он точно записал себе новую гадость-пакость, не сомневаюсь. Ребятки постарались для него. Малый, сюда! — Вовка поманил пальцем пробегающего мальчугана.

— А? Чего? — независимо, но осторожно приблизился тот.

— Ваша работа?

— А? А чего?

— Да ты не бойся. Я просто так интересуюсь.

— А, — облегчённо вздохнул мальчуган. — Наша. Витек придумал.

— А не было здесь старичка такого в… в… Ну, в чём он? — Вовка запнулся и стал сам спрашивать у Сергея.

— Чёрное пальто. Чёрная папаха. Высокий. И усы — во, — продемонстрировал Сергей.

— Да, понимаешь, усы у него. Во, — с видом свидетеля повторил Вовка. — Усы. Без усов нам не надо.

— Ага. Был. Благодарил ещё. Он в кино набирает хулиганов играть, — тут малый засмущался. — Режиссёр Жолотарёв.

— Золотарёв, — исправил его Сергей.

— Ага, — ухмыльнулся мальчуган. — А вы тоже в кино хотите? Он сказал, что ещё запишет. Кто побойчее.

— А ушёл куда он?

— А я не знаю. И вообще, я на разведке, нет у меня времени с вами тут стоять. — И мальчуган убежал.

— Вот тебе и ситуация. Он, оказывается, ещё и режиссёр! — пытался пошутить Вовка.

Но Сергею было не до шуток. Игры кончились сегодня утром.

Сергей поднял глаза и увидел Вовкин напряжённый взгляд в сторону.

— Ты что это?

— Я ничего, — Вовка виновато и слишком быстро отвернулся. Сергей посмотрел сам и всё понял. Вовка изучал часы. Время торопилось вперёд и вперёд к Новому году, который ждали с радостью все, кроме наших друзей.

Глава шестая

«ВЕСНУШКИНА, СЮДА!»

— Ну что теперь делать будем? — виновато спросил Вовка. Но потом спохватился: — Ты не горюй. Обязательно что-нибудь придумаем. Он в городе, мы в городе — так что встретимся.

— Здравствуйте, мальчики, — прощебетала девочка из их класса, проходя мимо по бульвару. Это была Веснушкина, прогуливавшая бульдога. Его Шайтаном зовут.

— Слушай, давай её задействуем тоже, — предложил Вовка.

— Нет, — испугался Сергей. — Девчонка. На всю школу растрезвонит, а пользы от неё никакой.

— Ты что? — принялся убеждать его Вовка. — Веснушкину можно взять. Ведь у неё бульдог. Как хапнет!

— Он же в наморднике, — слабо сопротивлялся Сергей.

— Снимем. Это же первое дело — собака. Без собаки мы его никогда не найдём. А так, пожалуйста, понюхал — и готово, — Вовка начал рисовать самые радужные перспективы, так как очень хотел, чтобы и Веснушкина пошла вместе с ними, хотя даже сам себе в этом не признавался.

— Что нюхать? Нюхать нечего. Меня разве что.

— Не волнуйся. Ты только не волнуйся. Спокойно. — И тут же он заорал на весь бульвар: — Веснушкина! Веснушкина, сюда!

Девочка повернула назад, только бульдог никак не разворачивался. Он, видно, наметил себе какую-то другую цель, собачью. Наконец Веснушкиной удалось, хотя и с трудом, развернуть его. Независимой походкой они подошли к ребятам.

— Ну что? — спросила Веснушкина, изображая из себя героиню из какого-то кинофильма.

— Ты нужна нам, Веснушкина, — сказал Вовка, и Веснушкина зарделась. Но продолжение этих слов её немного разочаровало. — Точнее, твой пёс.

— Так пёс или я? — обиделась Веснушкина.

— И ты, и пёс, вы оба, в общем, — пытался исправить положение Сергей. И он, как в детективе, пристально огляделся вокруг. Но всё было спокойно.

— Что это с ним? Какой-то он не в себе, — присмотрелась Веснушкина к Сергею.

— Сразу и не объяснишь. Он попал в такое… в такое положение, — начал Вовка.

Но Веснушкина всё поняла по-своему.

— А, понимаю, — легко и просто разобралась она. — Он влюбился.

— Ты что! — покраснел Сергей, ибо нет большего оскорбления для юного человека именно его возраста, чем заговорить о такой его слабости по отношению к девочке. И тем более услышать подобное из уст такой же «косичкообразной».

— Ну так говорите сразу, или я ухожу, — топнула ногой Веснушкина, так как больше всего боялась, как бы её не разыграли.

Но Вовка никогда не терял самообладания:

— Во-первых, уйми своего пса. Он меня перебивает в самых неподходящих местах. И отвлекает: так и жду, что бросится. Во-вторых, сама слушай, а не перебивай. И, в-третьих, время идёт, понимаешь, время уходит. В-р-е-м-я.

Веснушкина приготовилась слушать. И начался рассказ о пропавших трёх годах, о жизни будущего гадостника.

Вовка время от времени вставлял «понимаешь» и указывал на Сергея. Сергей молчал.

Рассказ показался ей странным, и в Веснушкиной зашевелилось недоверие. Она долго ждала, когда же мальчики рассмеются. А раз они не смеялись сейчас, то получается, что будут потом смеяться над ней. А уж этого она никак не могла перенести.

— Разыгрываете, да? — обиделась она. И её бульдог тоже обиделся. Он решительно зацарапал землю, готовясь к наступлению.

— Человек погибает, — перебил её Вовка.

И Веснушкина наконец поверила. Она с болью взглянула на молчащего Сергея, который неотрывно смотрел вдаль, а точнее, на часы.

— Так, — задумалась Веснушкина. — Мы, наверное, можем его найти. Если вы не врёте, конечно.

— Что ты! Что ты! — зашикали на неё ребята. — Правда! Самая настоящая правда. Самая правдивая из правд.

Веснушкина поправила шапочку. И как бы взглянула на себя со стороны, оценивая, как она выглядит. Приближалась минута её триумфа. Она им покажет, у кого голова лучше работает. И на уроках, и на улице.

— Как вы не догадались? Двое… — и она презрительно окинула их взглядом. Так первоклассник с высоты своего возраста и мудрости смотрит на детский сад.

— Я догадался. Собака, да? — заспешил Вовка, чтобы поскорее смыть с себя пятно позора. Тем более, рядом с Веснушкиной.

— Ха, — деланно засмеялась Веснушкина. — Собаке нечего пока нюхать. Правда, Шайтан?

Шайтан пробормотал в ответ что-то невразумительное, но все решили, что он ответил «да». По крайней мере, его никто не переспросил. Значит, все поняли его одинаково.

— Тогда что же? — заволновался Сергей.

— Гадость-пакость, — выдала Веснушкина и торжествующе оглядела ребят. — Он же собирает гадости-пакости. Чует их за версту. Значит, прибежит.

— Ура! Ура! — запрыгали все вчетвером.

— Нашли! — закричали только трое, так как четвёртый прыгать мог, а говорить нет, потому что был в наморднике.

— Вперёд! — заторопил всех Вовка.

— Да, но куда вперёд? Откуда мы знаем, какую гадость-пакость надо сделать, чтобы ему понравилась, — снова скис Сергей.

— Сделаем. Много сделаем. Что нам гадость! Мы ему такую отгрохаем, что и не снилась его коллекции, — возбуждённо тараторил Вовка. — Такого натворим, такого…

Он поднял руки вверх, демонстрируя всем силу и мощь своего будущего творения. Другими словами, гадости-пакости.

— Да, но действительно какую? — забеспокоилась этими масштабами Веснушкина. — И… и неудобно же будет делать. Нас ещё поймают и в школу приведут. За руку. Вот, мол, ваши, принимайте. Хулиганы из пятого «А». А ещё девочка… Это мне скажут. Вам хорошо, вы мальчишки.

— Не ной, — прервал её Вовка. — Не ной. Тут человек, видишь, погибает, а ты… В школу приведут… А если и приведут, то объясним, что человека спасали.

Веснушкиной стало стыдно:

— Ладно, ладно. Я тоже согласна. Что же мы сделаем? Я не знаю. Нет, знаю! Кинем снежком друг в друга. А?

Она торжествующе всех оглядела. Но Вовка быстро её остудил:

— Какая же это гадость-пакость? Тем более, что я её сорок раз в день делаю, никто на неё не клюнет. Тут нужно что-то большое… масштабное. А ты чего молчишь? — толкнул Вовка Сергея в бок. — Твоё дело. Мог бы уже и сейчас гадость какую-то придумать. А то мы все разрываемся, а ты как пан-барон.

Но Сергей был не пан-барон, он тоже думал. Виды страшных сражений мелькали перед его глазами. Но сейчас нужно было не громкое сражение, а тихая гадость-пакость. Он думал, хотя и не кричал об этом. Так что Вовка зря обижался.

— Я-то придумал, но вы не согласитесь, — неуверенно начал Сергей.

— Согласимся. Согласимся, — затараторили, успокаивая его, Веснушкина и Вовка. Но Сергей всё не решался.

— Только чур, я не смогу. Он ведь меня знает, понимаете. Мне надо будет где-то спрятаться, — приготовил он для себя возможность отступления.

— Э, ладно, не бойся, говори поскорее, — торопил его Вовка, для которого не было на свете ничего страшнее, чем ничегонеделание. А любое дело, даже плохое, это уже что-то.

— Надо ударить, — выдохнул Сергей.

— Кого? — хором вскрикнули Вовка и Веснушкина.

— Прохожих я бить не буду. Так и самому схлопотать можно, — заранее отказался Вовка.

— Не прохожих, если бы прохожих, — вздохнул Сергей.

— А кого же? — подозрительно посмотрели на него оба. И тут догадка засветилась на их лицах.

— Я его бить не буду!

— Я её бить тем более не буду! — И они оба отвернулись от Сергея.

Сергей заволновался. Но что делать? Надо продолжать. И он решил найти в этой гадостной ситуации хоть какой-то кусочек с плюсом.

— Тебе, Веснушкина, бить не придётся, ты не бойся, — попытался завербовать он хоть одного союзника. А когда два «за», а один «против», то уже легче.

— Да? — обрадовалась Веснушкина. — А кому же?

Вовка почувствовал надвигающуюся грозу и нахмурил брови. Если не Сергей и не Веснушкина, то кто?

— Вовке…

Все взгляды скрестились на нём.

— Я? — Вовка отступил на шаг. — Я, конечно, я. Я так и думал. Нашли козла отпущения. Я бей, а они мне в ответ. Я на хулиганьё никогда не нападал, я не умею.

— Вовка, ты должен ударить… Веснушкину, — уточнил свой ужасный план Сергей. Вот теперь все актёры были названы режиссёром.

— Ещё чего! — обиделась Веснушкина и изо всех сил притянула к себе бульдога. Тот молчал, но всё равно был грозен.

— Поймите. Нет другого выхода. Такой пакости у него наверняка. нет. Мальчики ещё таскают девчонок за косички. Но чтоб такое… Ни с того ни с сего… хорошую девчонку…

— Что?! — онемел Вовка. — Я не буду. Не буду.

И стал удаляться.

Веснушкина переводила взгляд с одного на другого. Но Сергей не знал, что ещё можно сказать, чем задержать Вовку. Ещё шаг, ещё один…

— Вова! Вова! — вырвалось у Веснушкиной. Вова остановился и подозрительно посмотрел на них. Кого теперь ему поручат бить?

— Что ещё? — угрюмо спросил он.

— Вова, я согласна, — сказала Веснушкина очень тихо. Но Вовка всё равно услышал или догадался. И он вернулся.

— Будем репетировать или сразу? — попытался пошутить Вовка. И так же шутя занёс руку, сжатую в кулак. Шайтан зарычал и тоже приготовился.

— Нет, так я не хочу, — отступил Вовка. — Он меня съест. Возьмёт и откусит руку.

— Он же в наморднике, — попытался успокоить его Сергей.

— В наморднике?! — возмутился Вовка. — Через такой намордник и я укусить могу. А тем более он.

— Серёжа, ты возьмёшь Шайтана с собой и спрячетесь там за киоском, предложила Веснушкина. А Вовка добавил:

— Только покрепче держи, а то он меня изувечит. Уколы потом от бешенства вкатают.

— Он же не бешеный! — обиделась Веснушкина.

— А как увидит драку, ещё неизвестно, что с ним будет! Держи его изо всех сил!

Трое отважных пожали друг другу руки и обнялись, как перед стартом. Они расставались ненадолго, но эти пять минут должны были решить многое.

Сергей потащил за собой упирающегося бульдога. Бульдог всё время поворачивал голову и пытался расшифровать жесты хозяйки, — или она говорила: «Иди туда», или звала: «Иди ко мне». Наконец киоск. Они вдвоём выбрали удобное место, чтобы всё видеть. Шайтан повизгивал и норовил удрать.

— Сидеть. Сидеть, — безуспешно изображал из себя бесстрашного дрессировщика Сергей. Шайтан делал, что хотел. И только поводок мешал ему полностью осуществить свои намерения.

Увидев, что всё в порядке, Веснушкина и Вовка приготовились. Сергей со страхом ждал. Даже закрыл глаза.

— Прости, Веснушкина, — расстроенным голосом сказал Вовка и поднял руку.

Веснушкина зажмурилась и сжалась в комочек. Но удара всё не было. Вовка не мог этого сделать. Не мог и всё.

— Ну что ты, давай, давай, это совсем не страшно, — наконец решилась подбодрить его она сама. Ведь когда-то надо начинать.

— Будь проклят этот день, — разом выдохнул и опустил на неё руку Вовка. Веснушкина ойкнула.

— Ты что? Ты что? — заволновался Вовка. — Ведь договорились. Сама согласилась.

— Это я нарочно. Это я нарочно, — оправдывалась Веснушкина, размазывая по лицу настоящие слезы, потому что всё же было больно. На морозе всё больнее.

— Ну всё? — с надеждой в голосе спросил Вовка.

— Эх, не всё. Нет его. Давай ещё, Вовочка, — попросила Веснушкина.

— Нет, я не могу. Хочешь, ты сама меня ударь. Ну, ударь, ударь, пожалуйста…

— Нет-нет, это уже будет по-другому. Так, как сейчас, гораздо гадостнее-пакостнее. Ну, пожалуйста, Вовочка. Можешь даже больнее. Я вытерплю.

И Вовка снова замахнулся…

Тут Сергей почувствовал, что куда-то летит. Как оказалось, недалеко на асфальт. Шайтан не выдержал такого надругательства над своей хозяйкой, истошно завыл, рванулся и вырвался. Пока Сергей поднимался с асфальта, Шайтан помчался через улицу, не глядя на машины.

Он благополучно перепрыгнул через заборчик и бросился на обидчика. Бульвар наполнился криками и лаем.

— Что делается! Что делается! — возмущались люди.

Вскоре всё стало проясняться. «Обиженная» оттягивала собаку, Вовка искал шапку, а Шайтан, выпучив глаза, отказывался что-либо понимать. «Кусать его надо, кусать. А меня почему-то не пускают».

И вот тут-то на бульваре показалась фигура одинокого старика с палочкой. Он спешил изо всех сил. Палочка его мелькала, как пропеллер.

— Чёрная папаха, чёрные усы, — ахнул Вовка. Он подмигнул Веснушкиной в сторону Ираклия Ираклиевича.

— Расходимся, расходимся. Тихо. Соберёмся возле Сергея, — прошептал он и, насвистывая песенку, зашагал навстречу Чёрным Усам. И независимо прошёл мимо.

Старичок, увидев, что всё уже завершилось, остановился. И зло застучал ногами.

Восемь пар глаз неотрывно следили за ним.

Ираклий Ираклиевич, расстроенно хмыкая, зашагал дальше. Как Мороз-воевода, он обходил свои владения. Смотрел, где можно ещё добавить гадостей-пакостей.

Палкой он застучал по забору, пока не нашёл дыру. Тут он порылся в кармане и достал гвоздь. Поднял его на свет, и гвоздь засверкал металлом.

— Что-то не то. Смотри, он ведь молодец, — удивился Вовка. — Доску прибить хочет.

— Тише, — сдавил его локоть Сергей. — Лучше смотри.

Старик приставил гвоздь к забору и палкой приколотил его так, чтобы хорошенько порвать пальто пролезающему в дыру. Потом он поплевал на палец, чтобы проверить, остёр ли гвоздь, и, отдернув руку, довольный зашагал дальше.

Он постоял, опершись на палочку и раскачиваясь, возле афиш. Изучил их все. Потом спокойно дорисовал усы всем артистам без исключения. А возле одного толстого певца дописал «Фантомас». Он отошёл в сторону и, как великий художник, оценил своё произведение. Добавил усы и бороду ещё и обезьяне из цирка и пошёл дальше. Видно было, что он понемногу приходил в хорошее расположение духа. Он раскраснелся и принялся насвистывать какой-то марш. И временами даже дирижировал сам себе палочкой.

Возле продуктового магазина Ираклий Ираклиевич стал играть с ребёнком в коляске.

— Где мама его? Где мама? — забеспокоилась Веснушкина.

Ираклий Ираклиевич развернул коляску вниз по улице и почти уже отпустил её катиться, как вдруг его остановил крик. Испуганная мама схватилась за коляску и не знала, что говорить Ираклию Ираклиевичу.

— А я вот развлекаю её. Смотрю, мама задержалась… — придумал он оправдание.

Мама не могла даже выговорить «спасибо». Она чувствовала неправду, но уличить во лжи такого солидного человека не решалась. А Ираклий Ираклиевич счёл за лучшее не продолжать этой беседы и заспешил дальше.

Весь мир был открыт перед ним. Он не знал только, что с ним сделать. Не знал он ещё и того, что с этих минут по его следам шли четверо следопытов.

Ираклий Ираклиевич подошёл к ларьку по приёму посуды и старательно вывел что-то на его табличке. И засеменил дальше.

Ребята бросились к табличке, не выпуская из виду Ираклия Ираклиевича. Вместо «Перерыв с 13 до 14» там оказалось теперь «Перерыв с 13 до 24». Вовка оттёр снегом двойку и вернул ларьку старое расписание. А Ираклий Ираклиевич колдовал уже возле гаражей. Он оглянулся, достал какую-то тряпку, зачиркал спичкой и засунул дымящуюся тряпку в гараж. Вскоре из гаража повалил дым. Собралась толпа.

— Что делать? — спрашивал мужчина с ведром в руке. — Если пожар, то надо замок сбивать.

— Сбивать! Сбивать! — закричал Ираклий Ираклиевич и самостоятельно принялся за это интересное дело.

Вскоре дверь распахнулась, и все с облегчением вздохнули. Пожара не было.

— Вот те раз, — сокрушался мужчина с ведром. — Кто же теперь ответит за сломанный замок? А если машину уведут? Кто виноват?

— Только не я, только не я, — бормотал Ираклий Ираклиевич, пробираясь сквозь толпу дальше.

— Когда же он домой пойдёт? — удивлялись ребята. — Ведь время-то уходит. И не мёрзнет совсем. Гуляет себе без конца.

Ираклий Ираклиевич, казалось, никуда не спешил. Он покричал в очереди за мандаринами. Обругал продавщицу и всех, кто за неё пытался вступиться. Схватил без очереди мандарины. Тут он, видно, притомился или не захотел таскаться с кульком и двинулся в другую сторону.

Ребята возликовали. Наконец!

Теперь идти было легко, да и сам Ираклий Ираклиевич уже не гулял, а спешил.

Он шёл домой. Он устал и больше не делал гадостей-пакостей. Теперь он был простым и тихим пенсионером. Он опирался на палочку, и не нашлось бы в целом свете человека, который при виде этого разнесчастного старика не вскочил бы со своего места в троллейбусе. Но ребята, идущие следом, уже успели насмотреться на его игрища. И потому их сердца были наполнены не почтением, а гневом.

Ираклий Ираклиевич приостановился перед одним подъездом и воровато оглянулся. В ту же секунду все четверо прыгнули в сторону, прямо в снег. Эта новая игра особенно радовала Шайтана, который даже расстроился, когда этот старичок наконец скрылся за дверью подъезда.

Через минуту ребята зашли следом. На втором этаже хлопнула дверь квартиры.

— Смотри, — схватил Вовка за руку Сергея. В списке жильцов синим по жёлтому действительно значилось: «Кв. 7. Золотарёв И. И.»

Глава седьмая

ТРУДНАЯ НАУКА НАПАДЕНИЯ

Был найден дом. Квартира. И надо было что-то делать. Но что и как?

— Давайте выманим его дракой, — снова предложил Сергей, хотя слова эти дались ему нелегко.

— Нет, довольно! — возмутилась Веснушкина. — Что это всё на меня приходится. Бьёте на морозе, а я всё-таки живой человек. И девочка к тому же.

— Ну, ты того, думай, что говоришь, — рассердился и Вовка. — Мы уже поработали на тебя. Хватит. Бить девочку…

— Р-р-р, — зарычал бульдог.

Так Сергей оказался под перекрёстным огнём. Все три пары глаз гневно на него посмотрели.

Оказалось, что придумать плохое дело — ой как трудно. Тем более, настоящую гадость-пакость.

— Так, — решил Вовка и торжествующе обвёл всех глазами, особенно Веснушкину. — Кое-что наклёвывается.

— Что? — встрепенулись союзники.

— Бегать и нажимать звонки у всех квартир, — предложил Вовка.

— Нет, не пойдёт, это не новая гадость-пакость, — с видом искушённого знатока произнёс Сергей. И Веснушкина согласно закивала. Тем более, что они не хотели бегать по этажам и в конце концов попасться.

— Какие вы великие специалисты, — обиделся Вовка. — Всё знаете: что новое, что старое. А ещё примерные пионеры.

— Скорее, скорее придумывайте, — торопила всех Веснушкина. — Мне Шайтана кормить пора. И вообще, он замёрз. Собака не может на холоде столько находиться. Это же не человек.

— Человек тоже не может, — буркнул Вовка.

— Ладно, — кончил военное совещание Сергей. — Будем нападать.

— Давно бы, — обрадовался Вовка. — Я думаю так. Захожу. Представляюсь: «Киевгаз». А дальше…

— А дальше ничего не будет, — рассмеялась Веснушкина. — Какой ты «Киевгаз»? Посмотри на себя.

— Я тогда больше предлагать ничего не буду. А то всё я да я. А вы все молчите. А потом критикуете. Что мне — больше других надо? — обиделся Вовка. Смех Веснушкиной стал вдруг его смущать. Веснушкина это почувствовала тоже и потому принялась руководить.

— Ты, Вовочка, — после того, как Вовка ее ударил, Веснушкина почему-то его иначе, как Вовочка, называть не могла, — ты, Вовочка, подойдёшь, позвонишь и спросишь у него металлолом.

— Какой ещё металлолом?

— Ну, макулатуру. И запоминай, заглядывай во все углы и запоминай. Ты идёшь в разведку: ищи, где могут быть расписки. А теперь прощай, — чуть не всплакнула Веснушкина.

— Почему же прощай? — испугался за свою жизнь Вовка, но рядом с Веснушкиной нельзя было показывать свой страх. Поэтому он бодро (по возможности, конечно) ответил: — Не прощай, а до свидания.

Все обнялись, как перед стартом в космос, и Вовка застучал ботинками по ступенькам. Возле седьмой квартиры он долго топтался и сопел.

— Есть ли у вас макулатура? Есть ли у вас макулатура? — сосредоточенно шептал он, чтобы не забыть. Но войти всё равно не решался.

Он стоял бы так до вечера и твердил свою любимую фразу, но тут снизу раздался приглушённый лай. Вовка вздрогнул и поднёс руку к звонку. Дрожащие пальцы не хотели слушаться. Они стали противно липкими. Но вот пальцы нащупали звонок.

Вовка застыл и боялся отпустить руку. Дверь немедленно открылась. Перед ним стоял сам Ираклий Ираклиевич. Он ласково оторвал Вовку от звонка. От его прикосновения по Вовкиной руке побежали чуть ли не судороги.

— Чего тебе, мальчик? — ласково спросил Ираклий Ираклиевич. Весь вид его был приторно сладким и угодливым.

«Притворяется. Как притворяется, — пронеслось в голове у разведчика. А самые главные слова, которые он учил, на ум не приходили. — Ой, что теперь будет? — испугался Вовка. — Я забыл, что говорить».

— А? Оробел, мальчуган? — снова, радостно улыбаясь, спросил Ираклий Ираклиевич.

— Металлотура, — соединил Вовка макулатуру и металлолом вместе и, как утопающий, заглотнул воздух.

— Что? — не разобрал старик.

— Э… э, — замычал Вовка. — Журналы, газеты есть у вас? Получаете?

— Не понял, ты с почты, что ли?

— Нет, нет, — испугался Вовка, так как очень боялся оказаться в новой неразученной ещё ситуации. — Я… мы… собираем… макулатуру.

— А, пожалуйста, пожалуйста, весьма полезное дело. — И Ираклий Ираклиевич вынес пачку газет, не впуская Вовку в квартиру. — Правильно, собирай.

Вовка выдохнул «спасибо» и кубарем скатился вниз. Они подождали, пока наверху не хлопнет дверь, расстелили газеты и уселись.

— Хитрый какой, — решила Веснушкина. — Нарочно дома притворяется хорошим и добрым, чтобы никто не догадался. Как лиса возле своей норы. А раз так, то по-старому его не выудишь из квартиры. Ни за что не пойдёт. Что-то совершенно новое нужно. Совершенно. Но что? Что?

Дверь подъезда распахнулась, и с мороза зашла женщина с пухлой авоськой. Она удивлённо посмотрела на это собрание.

— Вы что тут, ребята?

— Мы ничего, мы идём, мы в квартиру идём… А найти не можем…

— В какую?

— Мы… мы… в седьмую, — выпалила с испугу Веснушкина, хотя её никто об этом не просил. Можно подумать, соврать не могла. Но есть и такие люди, которые не могут.

— А, пионеры, — понимающе улыбнулась женщина. — Снова к Ираклию Ираклиевичу?..

— Да, да, пионеры… А что, к нему ещё пионеры ходят? — заинтересовался Вовка и подмигнул Сергею.

— Часто ходят. Ведь он старый, многое помнит, а пионеры записывают.

— А? Да? И мы тоже, и мы тоже, — поднялся Вовка со ступенек.

— Так идёмте, я вам покажу. — И женщина прямо-таки потащила их наверх.

— Я не могу, я не могу, — изо всех сил упирался Сергей.

Только встречи с Ираклием Ираклиевичем ему и не хватало.

— Как это? Почему это? — удивилась женщина.

— Я… я… с собакой я. С собакой нельзя? — сначала с надеждой в голосе спросил Сергей. А потом, обрадовавшись, уже совсем уверенно произнёс: — С собакой ведь нельзя! Кто же ходит в гости с собакой.

И потащил Шайтана вниз. Там они и затаились возле тёплой батареи. Женщина подвела ребят к седьмой квартире. Но и тут они не спешили.

— Мы… мы сейчас, — тянули они время.

— Какие вы нерешительные, — удивилась женщина и смело нажала кнопку звонка. — Всё за вас приходится делать. Как моя дочка.

Не успел звонок затихнуть, как на пороге выросла знакомая фигура. Старик приветливо улыбался соседке.

— Ираклий Ираклиевич, я к вам пионеров привела. Всё не решались подняться. А журнальчик ваш я уже прочла, так что сейчас занесу.

— А, ничего-ничего, Наталья Тарасовна, не беспокойтесь. А вы, ребята, заходите, — и он широко распахнул дверь.

В квартире было очень тихо. Вовка с Веснушкиной настороженно вошли в эту тишину. Ираклий Ираклиевич завёл их в комнату, всю уставленную статуэтками и фарфором, как в музее. Провёл по ней взглядом, увидел раскрытый ящик картотеки и быстро его захлопнул. Даже слишком поспешно для такого солидного человека.

— Это я так, — как бы в оправдание произнёс он. — Думаю, сопоставляю. Век нынешний, так сказать, и век минувший, хе-хе.

— А, конечно, — закивали головами ребята, которые уже давно смотрели по сторонам в поисках расписок. Пожалуй, кроме картотеки, которую он так поспешно закрыл, ничего особенно таинственного в комнате не было.

— А я тебя знаю, — прервал их размышления голос старика, и его указательный перст остановился на Вовке. — Я обо всём догадался.

Вовкины уши вспыхнули, как светофоры, а глаза забегали от Ираклия Ираклиевича к двери и обратно.

«Вот влип. Хорошо хоть не разделись. Может, успеем, — проносились разные мысли, одна быстрее другой. — Сейчас ведь схватит и превратит в кого-нибудь. Потом в зоопарке всю жизнь проживу в клетке, как дикобраз или, ещё хуже, обезьяна. И никто не узнает, что так кончил свою славную жизнь Вовка Бучма».

— А мы сказали, что идём к вам. Там… знают, что мы придём, — стараясь перебить преступные планы старика, заспешил Вовка. Мол, если что, то будет известно, где нас искать.

— Вот и удивляюсь. Почему Василий Васильевич не позвонил, что вы придёте? Вы из 92 школы?

— Нет-нет, — заговорила Веснушкина, испугавшись, что Вовка скажет что-то не то. — Мы из 112. Но у нас соревнование с ними. Вот мы и решили их обогнать.

— Ага, — кивнул Вовка. — Соревнование. Обгон.

От волнения он потерял способность говорить глаголами и пользовался исключительно другими частями речи.

— Э, я всё понял, когда тебя увидел. — И взгляд старика снова остановился на Вовке.

«Ну, увидел, так увидел. Ну, понял, так понял. Говорил бы сразу, что он там увидел и что со мной теперь сделает. Но я так просто не дамся. Пионера тебе не превратить в лягушку», — Вовка опустил голову, но твёрдо смотрел исподлобья.

— Ты когда первый раз пришёл, испугался. А сейчас уже с девочкой пришёл. Или ты разведчик? — И старик снова строго посмотрел на Вовку.

— Да, разведчик, то есть какой разведчик, никакой не разведчик. Я из 112 школы пришёл за макулатурой. Ой, нет, за этими, за сведениями.

— Какими сведениями? — нахмурил брови старик.

— Историческими. Рассказами бывалого человека.

— Мы вас на сбор хотим пригласить, — постаралась помочь ему Веснушкина.

— Точно. На сбор. Чтобы вы поделились своими воспоминаниями о войне двенадцатого года. Мы как раз прохо… — и тут Вовка почувствовал щипок. Веснушкину что-то испугало. А вроде так складно получается.

— Как же, как же, — снова обрадовался старик. — Помню. Помню. Наполеон. Руку заложил и смотрит. Вот так. А Москва горит. То есть нет, я не могу помнить! — Глаза его стали колючими-преколючими. — Ты что-то путаешь, мальчик. Кто же может помнить войну 1812 года? А? — голос его стал зловещим. И по нашим следопытам забегали мурашки.

— Он шутит, он шутит, — попыталась спасти положение Веснушкина.

— Пошутил я, — опустил повинную голову Вовка.

— Какие могут быть шутки со старым человеком! — И старик в волнении зашагал по комнате.

«Очень и очень старым, даже слишком», — подумал Вовка, но на этот раз ничего не сказал вслух, так как обнаружил, что некоторые мысли лучше держать при себе.

— Да и двоечник он у нас, мог и напутать, — выгораживала Вовку Веснушкина. Мол, какой с него спрос.

— Точно. Двоечник я. Вот ничего и не знаю, — изо всех сил пытался доказать свою безобидность Вовка.

— А зачем же таких двоечников присылают? — не успокаивался старик.

— Для перевоспитания, — объяснила ему Веснушкина. — Отличник с двоечником всегда должны вместе ходить. Даже домой.

— Двоечник я, — настаивал Вовка, считая, что чем громче он это скажет, тем будет убедительнее. И старался изо всех сил.

— Да чего же ты орёшь так? — рассердился снова старик, которому этот крик, видно, никак не давал сосредоточиться и разобраться в этих подозрительных пионерах.

— Плохо слышит он, потому и двоечник, — объяснила Веснушкина старику и изумлённому Вовке, который узнавал о своей непутёвой жизни всё новые и новые подробности. К тому же, Веснушкина не забывала тихонько наступать Вовке на ногу, чтобы он не удивлялся, а со всем соглашался.

— Слышу плохо, потому и двоечник, — механически повторил Вовка и так расчувствовался, что готов был расплакаться и сам себя пожалеть.

— С рождения, что ли? — заинтересовался старик, хитро забегав глазами и почему-то перейдя на шёпот.

— С рож… — начал было рассказывать Вовка про свою горькую судьбу, но получил локтем в бок. Мол, будь осторожен, тебя проверяют и нарочно спрашивают тихо. Вовка поперхнулся. Он кашлял-кашлял и думал.

— А? — наконец приложил он руку к уху. — Не слышу. Частично слышу, а полностью нет. Вы говорите «рождение». У кого день рождения? С днём рождения вас, Ираклий Ираклиевич!

Ираклий Ираклиевич приветливо улыбнулся в ответ. Но только снаружи. Глаза его лихорадочно ощупывали гостей. Всё в их поведении вызывало подозрение. Всё и ещё раз всё.

Тут в дверь позвонили. Старик поёрзал в кресле. Ему очень не хотелось оставлять их одних в комнате. Но тут не сделаешь вид, что не услышал. Старик нехотя поднялся и, бросая на ребят подозрительные взгляды, пошёл к двери. Слышно стало, как заговорила соседка.

Сердца ребят забились часто-часто. Вот он, этот момент. Единственный и неповторимый. Вовка вскочил и бросился к ящику картотеки. Он вытащил одну из карточек. И пробежал глазами:

«Гадость № 647. Вылить ушат грязной воды».

Вовка прислушался. Кажется, дверь ещё не щёлкнула, и разговор о журнале продолжался. Он забегал по карточкам дальше. Веснушкина сидела ни живая ни мёртвая, вцепившись руками в диван. Она боялась шевельнуться, чтобы не выдать Вовку.

Вот! Расписки! Три, даже четыре! Сергей Волковский — есть. Все четыре в руках и одна из них Сергея.

— Ага, вот вы кто! Воры! Воры! — Прервав разговор с соседкой, старик заглянул в комнату. — Отдай! Сейчас же отдай!

Вовка почувствовал, как что-то заволакивает его сознание. Он становился мягким и послушным и готов был уже отдать расписки. Но тут визг Веснушкиной вывел его из забытья. Последним усилием воли он бросил бумаги Веснушкиной. Та, подхватив их, побежала к двери.

— Стой! Куда! — Старик, оставив Вовку, кинулся за девочкой, — Наталья Тарасовна, держите её, держите воровку!

Веснушкина пулей пронеслась мимо соседки и бросилась вниз. За ней топотал старик, теряя на бегу комнатные туфли, за ним соседка. Сзади стремглав нёсся Вовка.

— Скорее! — скомандовала пробегавшая мимо Сергея Веснушкина, и они с Шайтаном бросились вслед.

На дорожке старик догнал Веснушкину. Она прижимала расписки к себе и ни за что не хотела их отдавать. Тогда старик занёс руку для удара. Веснушкина завизжала. Тут раздался громоподобный лай. Это Шайтан вырвался от Сергея и бросился на защиту хозяйки. После его прыжка все трое кубарем разлетелись в разные стороны.

Ребята помогли подняться Веснушкиной и бросились бежать дальше. Старик погнался за ними, но споткнулся и упал в сугроб. Соседка помогла ему подняться, протянула комнатные туфли. Он со злостью отшвырнул их в сторону.

— Я найду вас! Я поймаю вас! Вы поплатитесь за это! — кричал Ираклий Ираклиевич, отряхивая снег.

Ребята забежали за угол, за второй, за третий и наконец решились остановиться. Все они тяжело дышали, валил пар от разгорячённых лиц, а язык Шайтана свисал почти до земли.

Где же расписки? Вот они. Надо поскорее с ними разобраться.

— Сергей Волковский. Рви! — Вовка протянул Сергею мятую бумажку.

Сергей расправил листок и посмотрел в последний раз, запоминая его на всю жизнь. Потом с радостью рванул листок пополам. И ещё раз пополам. Он благодарно обвёл ребят глазами и потрепал Шайтана по шее.

— Люся Овчинникова. Рви, — Вовка протянул новую расписку Веснушкиной. Веснушкина подышала на замёрзшие пальцы.

— Нельзя, нельзя, — остановил их Сергей. — Только она сама может это сделать. Если же не она, то всё равно не считается. И остальные тоже. Кто там? — он взял мятые расписки в руки. — И этот — Толя Костоцкий. И этот Вася Пустовойт.

— Так что же мы теперь, весь город будем обходить? — возмутилась Веснушкина. — Я и так вся перепуганная. А вдруг он нас поймает? Он же пакости издали чует.

— Это не пакости. Тебе чего бояться: у тебя собака. А вдруг он меня превратит в обезьяну? — не мог отделаться от своего страха Вовка.

— В какую ещё обезьяну? Ты что? — успокоил его Сергей. — Если б он мог, то давно бы превратил.

— Вы как хотите, а я больше не могу. И у меня собака. Мне её кормить надо. И мама беспокоится. Я не обедала ещё. Вышла только Шайтана прогулять. И пропала. Вам хорошо, вы мальчишки. И собаку кормить вам не надо.

— У тебя одна еда в голове! — рассердился Вовка, а потом, всё больше распаляясь, вспомнил весь сегодняшний разговор с Ираклием Ираклиевичем. — Дураком меня представлять кто тебе разрешил? Лучше бы про себя рассказала…

— Ах, так?! — возмутилась Веснушкина. — Это всё вообще глупости, вся ваша затея. Вас ведь никто не зовёт. Может, эти ребята сами хотят повзрослеть. Это их дело, а не ваше.

— Как это их?! Как это их?! — возмутился Сергей. — Этот гадостник-пакостник будет за чужой счёт всем зло делать? Да я этим его ученичкам надаю так, что они сами свои расписки на двести частей разорвут, только чтобы от меня отвязаться. Потом сами поймут, что мы правильно поступили. Рано или поздно, но всё равно поймут и спасибо скажут.

Но Веснушкина не поддавалась на уговоры. Хотя в душе она чувствовала, что поступает не очень хорошо, даже, наверное, плохо.

— Поздно уже. Семь часов. Мне пора. Честно, пора, — она повернулась. Но Шайтан не хотел уходить. Он смотрел печальными выпученными глазами и тянулся назад. Он привык к этой компании, в которой и на его долю сегодня выпало немало приключений.

— Смотри, собака и та понимает, — сделал последнюю попытку Вовка. Но Веснушкина тихо удалялась.

— Ах, так, ну и иди!.. Дура! — в сердцах выкрикнул Вовка.

Веснушкина остановилась. Она как-то странно вздрогнула и плечи её затряслись. Что с ней? Ребята бросились за девочкой. Бульдожка сидел рядом и внимательно смотрел ей в лицо. Веснушкина плакала. Она плакала и отворачивалась от ребят. Только Шайтан заслуживал ее доверия.

— Чего ты? Перестань, — пытался успокоить её Сергей.

— А чего же он! Я ему бить себя разрешала, а он… а он… дурой называет, — всхлипывала Веснушкина.

— Да, действительно, — ты чего? — повернулся к Вовке Сергей. — Человека, понимаешь, лупишь, а потом дурой называешь.

Вовка не знал, что и сказать. На него нападали с двух сторон. И с двух сторон правильно. Но ведь в этом трудно признаться. Особенно самому себе. Поэтому он тоже решил обидеться. Чего это Сергей в защитники лезет? Ведь из-за него всё это и заварилось.

Вовка тоже бросился в атаку.

— Хорошее дело! Мы тут из-за тебя комедии разыгрываем. Я её бью, она меня дураком выставляет. Чуть в обезьян нас не превратили. И мы ещё виноваты. Ты расписки разным подозрительным личностям раздаёшь, потом тебя выручай. Правда, Лена? — Впервые он обратился к Веснушкиной по имени.

— Конечно, — согласилась Лена. — Вова прав: виноват прежде всего ты.

— Ну я… я, хорошо, — согласился Сергей, не успев опомниться от наступления новых союзников. — Но дело ведь нельзя бросать на полпути. Эти тоже превратятся в настоящих гадостников. Разве вы хотите, чтобы в нашем городе развелось много Ираклиев? У нас есть улица, дом, фамилия. Надо искать. Надо помочь. Время ещё есть. Мало, но есть.

— Ну как, Вова, пойдём, что ли? — спросила Веснушкина. Простите, Лена, а не Веснушкина.

— Пойдём, конечно. Только больше мы тебя спасать не будем. Правда, Лена?

— Конечно, Вова! — согласилась радостно Лена.

Глава восьмая

ПОТЕРПЕВШИЕ СОПРОТИВЛЯЮТСЯ

— Раз решили, тогда бегом по этим адресам, — начал командовать Вовка. Ведь это так приятно, когда тебя слушаются. — Я предлагаю разделиться. Я и Лена пойдём вот по этому адресу, а ты и… и Шайтан по другому.

— Ещё чего, — возмутился Сергей. — Давай я и Лена, а ты и Шайтан.

А Лена, которая прямо-таки расцвела от этого спора, принялась их мирить:

— Не ссорьтесь, мальчики, не ссорьтесь. Мы все пойдём вместе. Ведь нам может повстречаться гадостник-пакостник. Одного он сразу обведёт вокруг пальца, а три головы лучше, чем одна.

И ребята побежали искать второго потерпевшего, а может, и первого, так как расписка его была потрёпаннее и пожелтее — Толю Костоцкого, который, может быть, и не считал себя потерпевшим.

— А вдруг… а вдруг, — кричал на бегу Сергей. — Вдруг это и не мальчик вовсе.

— А кто же ещё… девочка? Девочка Толя? — переспросил Вовка.

Лена прыснула. А польщённый Вовка расцвёл.

— Вдруг он уже генерал какой-нибудь, а мы… а мы заберём у него годы, и он станет маленьким мальчиком. Как же он будет командовать солдатами, кто его будет слушаться?

— Да, как же, генерал. Среди генералов пакостников не бывает. Это наверняка какой-то двоечник-школьник, который думает, что чем он старше, тем легче будет задачки решать. — Тут Вовка приостановился, так как вспомнил, что Сергей может обидеться: ведь и он тоже разменял свои три года.

А вот и нужный дом. На пороге их встретила полная женщина в переднике.

— Ой, простите, руки у меня в тесте. Пироги пеку. Вы к Толе? За автографами или корреспонденты школьные?

— Да, корреспонденты, — согласились ребята. А что им оставалось делать?

— Жаль, он сейчас на соревнованиях. На стадионе. Вечером только будет.

— А он по чему… по какому виду выступает?

— Как же вы не знаете? А ещё корреспонденты… В нашем дворе даже малышня знает, не то что школьники. Вы зайдите в комнату, Никита Ильич вам кубки все его покажет.

— Ой, не надо, спасибо, мы очень спешим. На каком он стадионе?

— Он на Ледовом стадионе сейчас. Он у нас конькобежец. Без пяти минут мастер спорта. С прошлого года так продвинулся. Вы его и не узнаете…

— Может, вы нам карточку его покажете? — догадался спросить Вовка. Для газеты.

— И покажу, и подарю, — обрадовалась мама. — Никита Ильич, дай молодёжи карточку нашего спортсмена. Они из какой-то школьной газеты. Пускай учатся, как работать над собой.

Никита Ильич, видно, папа рекордсмена, вынес фото. Там среди кубков сидел парень в спортивном костюме. Кубков было так много, что закрадывалось сомнение — его ли они.

— Краса и гордость нашего спорта. Будущая. В его возрасте — и такие результаты. Феномен, — сказал Никита Ильич, вручая карточку. — Спешите познакомиться, а то совсем знаменитым станет, тогда вам его не достать. Тут у нас будет очередь из корреспондентов центральных газет. — Никита Ильич задумчиво покачал головой, так как подумал, что в его прихожей столько корреспондентов не поместится. «Ничего, квартиру дадут, — правильно рассудил он. — Надо же с прессой где-то беседовать».

— Спасибо, — прокричали наши следопыты, вывев его из подсчёта корреспондентометров, и побежали на Ледовый стадион.

Тут вовсю гремела музыка. «Всё могут короли», — кричали на каждом углу репродукторы, как будто здесь собрались одни только принцы. По мегафону, стараясь перекричать песенку, раздавались команды, фамилии, приветствия. Все кричали, так как шёпотом тут ничего не услышишь. «Всё могут короли…» Толпы школьников волнами перебегали от одного интересного места к другому.

«Привет участникам новогодних состязаний!» — трепетал на ветру красный плакат.

«Покупайте карточки „Спортлото-2“», — спорил с ним другой.

Глаза разбегались. Поэтому ребята стали пристально разглядывать спортсменов.

— Вот он, — уверенно показал Вовка.

— Нет, вроде не он, — засомневались Сергей и Лена.

— Да он, достань фото, — настаивал Вовка, обиженный в лучших своих чувствах. Но и фотография мало помогла. Вроде он, а вроде и нет. Человек в форме, даже спортивной, очень похож на другого человека в такой же форме. Поэтому, чтобы не терять времени, решили просто спросить какого-нибудь судью. Дяденька в пальто и с красной повязкой на рукаве устало ткнул пальцем в группу разминающихся спортсменов.

Ребята и Шайтан ринулись в толпу. Зажав фото в руках, они, как сыщики, пытливо вглядывались в лица. Наконец их взгляды столкнулись на одном и том же человеке. Он? Он! Сомнения исчезли. Ребята мысленно дорисовали ещё и кубки, и картинка сошлась один в один.

Вперёд. В атаку.

— Толя! — начала первая Лена, изображая поклонницу, и томно посмотрела на парня. — Можно автограф? — покрутила она его фотографией.

— А, — обрадовался Толя и расцвёл. Не привык, видно, ещё к своей великой славе.

— Девочка, девочка, потом, после соревнований. Сейчас Толя занят, — попытался помешать ей тренер, который в душе сам радовался, что у него такой популярный воспитанник.

— Да ничего, Сергей Петрович, это, знаете, даже придаст мне бодрости. Разговор с болельщиком…

— Болельщицей, Толя, болельщицей, — улыбнулся тренер.

— Ничего, Сергей Петрович, болельщицей так болельщицей. Я сейчас. — И Толя отъехал к Лене, которая тут же стала пятиться назад.

Толя двигался за ней, а она пятилась назад к ребятам.

— Костоцкий? — переспросил Вова, как почтальон, вручающий телеграмму, когда тот подъехал к ним поближе.

— Да, — удивился Толя и посмотрел на бумажку, которую держал Сергей.

Он повернулся к Лене, ища у неё объяснения. Но она присоединилась к ребятам, которые протянули ему расписку.

— Рви!

— Что? — начал догадываться Толя. — Ещё чего? Да вы что!

И он приготовился бежать. Ему всё стало ясно, он узнал свою подпись.

В этот момент над стадионом прозвучала его фамилия: «Приглашаются на старт…» Судья изо всех сил пытался перекричать «Королей».

— Рви! — окружили его ребята.

— Ха! — пытался показать Толя, что ему на всё это наплевать. Малышня, что с них возьмёшь.

Поняв его намерения, Лена принялась снимать с Шайтана намордник. Шайтан поднял свои умные глаза и выразительно посмотрел на Толю. Это длилось секунды, но Толя не выдержал и отвернулся.

— Дайте хоть последний раз выступить, — взмолился он.

Но Шайтан был неумолим. Толя вздохнул, и расписка белыми клочками полетела по стадиону. «Всё могут короли, всё могут короли…» — пела пластинка.

— Толя! Что же ты! — бежал к нему тренер, которого уже поругали за отсутствие питомца. «Так недолго и звёздную болезнь подхватить», — заметил главный судья. Но он зря беспокоился.

Тренер растолкал ребят, и перед ним вместо рослого спортсмена оказался маленький мальчик. Он утопал в просторном спортивном костюме, а ноги ёрзали в огромных ботинках.

Тренер хотел бежать дальше искать Толю, но что-то в глазах и лице мальчика показалось ему знакомым, и он открыл от изумления рот. Его чемпион исчез прямо на глазах

— Э… и… о, — силился что-то сказать тренер, но слов не было. Поэтому, схватившись за сердце, он тяжёлыми шагами направился к скамейке.

А ребята уже бежали дальше, тоже устанавливая по пути рекорды скорости, только честные. Даже Шайтан достиг успеха в своих собачьих бегах.

Снова дверь. Звонок.

— Вы к Люсе? Из школы? Вот хорошо. Пропесочьте её как следует. А то совсем уже от рук отбилась. То не хочу, это не хочу. Это подай, то купи. Чулки, туфли. Она, правда, очень выросла, но разве пионеры такое носят? Я не знаю, вы мне скажите. А, и собачка с вами. Ничего, пускай идёт. Пускай и она посмотрит.

— Ма, перестань сейчас же, — послышался голос из комнаты.

— Всё, всё, Люсенька! Но я не могла твоим товарищам не сказать, что накипело. Они поймут. У меня в школе тоже были товарищи, и мы с ними всем делились. А к тебе, я вижу, первый раз приходят, почаще бы. Вы раздевайтесь, усаживайтесь, а я на кухню за пирожками. Вот только-только пирожков напекла. И с мясом, и сладкие. — И мама заспешила на кухню, радуясь гостям.

Гостям стало неудобно, что их так хорошо встречают. Они зашли в комнату и столпились у дверей. Посреди комнаты стояла девочка с зеркалом в руках. Сергей глянул на неё и сразу вспомнил спортивный магазин, каток и ватагу Рыжего: ведь это она была тогда с ними.

— Итак, Люся, как видишь, мы не из твоей школы. Но, — тут Вовка поднял палец к потолку. И все автоматически посмотрели наверх, надеясь что-нибудь увидеть там. — Но спасибо скажи, что мы не из твоей школы.

— А кто же вы? — удивлённо смотрела Люся. — И ещё собака. При чём здесь собака?

— Мы от Ираклия Ираклиевича, — многозначительно произнёс Вовка.

— Ш! Тихо! — зашептала Люся и притворила дверь комнаты.

Но тут дверь снова растворилась, и на пороге показалась мама с двумя тарелками в руках.

— Вот, детки, пирожки, мандарины, яблоки. Угощайтесь. И поругайте её, пожалуйста, хотя бы немножко. Раз праздник, то немножко, много не надо. А после праздников приходите и тогда уже по-настоящему.

— Ма! — раздался крик, и мама закрыла за собой дверь.

— И что Ираклий Ираклиевич? — переспросила обеспокоенно Люся. Она уже чувствовала, что за всем этим последует что-то нехорошее.

— Шлёт привет и расторгает с тобой договор! — услышала она то, о чём боялась даже думать.

— Почему? Как? — испугалась Люся.

— Ты слишком привлекаешь внимание! — Лену стала раздражать эта юная «красавица».

— Почему же? — деланно улыбнулась Люся. Теперь она ждала комплиментов.

— Губы красишь, хотя бы. А это негигиенично.

— Я красивая, — сказала Люся и свысока посмотрела на Лену.

— Ладно, «красивая», — вступился за Лену Вовка. — Это ещё на чей вкус. На мой, так не очень…

— А вот этому мальчику я нравлюсь, правда? — обратилась к Сергею Люся. И пристально на него взглянула. Сергей в ответ закашлялся.

— Что-то в горле запершило, — начал оправдываться он перед друзьями. Но все заметили, что ответа он не дал. А если нет ответа, то это тоже ответ. Не менее красноречивый.

Тогда Лена, увидев разброд в своей команде перед лицом ненавистного противника, решила взяться за это дело сама. А то постепенно нападение превращалось в оборону.

— Вот расписка. Рви, — решительно сказала Лена.

— Я… я не буду, — заупрямилась Люся. — Вы — это но он. Вы не имеете права меня заставлять.

— Рви сейчас же, а то в школе твоей всё расскажем! — припугнул её Вовка. — Смеяться будут, пальцами показывать.

Однако «пальцами показывать» было не самым страшным в её жизни, а наоборот, так что Вовка немного ошибся.

— Посмеются и забудут, — взмахнула кудрями Люся.

— Не будешь?

— Не буду.

— Тогда я сама порву, тебе ещё хуже будет, — вдруг уверенно вступила в разговор Лена. А, чтобы спасти себя от вопрошающих взглядов ребят, сама строго посмотрела на них.

— Если я порву, тебе плохо будет. Потом пожалеешь, ох как пожалеешь, — повторила для убедительности она. Ведь мысль, повторенная дважды, сразу делается вдвое правильнее.

— Почему это плохо? — забеспокоилась Люся и посмотрела на Сергея.

Сергею стало самому плохо. «Ничего не случится, — хотелось сказать ему. — Всё останется по-прежнему, как ты хочешь». Но он не мог этого сделать. Один бы он не выдержал и всё рассказал. Но рядом стояли его товарищи.

— Станешь ты тогда такой же старой, как твой Ираклий. Будешь такими бумажками поторговывать, старушка. Или за него замуж выходи. Хорошая будет парочка!

— Это неправда? Ведь это неправда? — Люся пыталась услышать успокаивающий ответ от Сергея.

Сергей, пряча глаза, молчал. А глаза остальных твердили: правда, правда, правда. Пропащий ты станешь человек, Люся. Не ждут тебя в будущем танцы, а одни лишь больницы. Не будет тебе телеграмм, а одни лишь кардиограммы.

— Хорошо, хорошо, я порву. Но всё равно вы нехорошие, — плакала Люся, и чёрная тушь ползла под её глазами.

Белые кусочки бумаги упали на ковёр. И перед ребятами оказалась просто девочка. Даже не красивая, а так просто. Можно и не заметить.

— Ой, что с тобой, Люся, — всплеснула руками мама и выронила тарелку с печеньем и конфетами, которыми тоже хотела угостить гостей. Нормальные гости должны были уже опустошить первые две тарелки. Но наши гости были по делу. — Ты ли это, Люся? — никак не могла поверить мама.

— Я, мама, я теперь стала маленькой, — выдохнула разом всю горечь своего нового положения Люся.

— Ой, спасибо, ребята, — заплакала мама. — Опять у меня дочурка маленькая, славненькая. А как же вы её уменьшили?

— Ма!

— Что-то не пойму. Теперь в школе этому учат? — с уважением в голосе спросила мама.

— Учат, учат, — подтвердил Вовка. А что он ещё мог сказать?

— А на каких же это уроках? — не сдавалась мама.

— Это не на уроках, это в кружке, — выручила всех Лена.

— В кружке, тогда, конечно, — согласилась мама. И плачущие мама и дочка, обнявшись, сели на диван. А печенье и конфеты, которые Шайтан рассматривал преданными глазами, так и остались на ковре.

Ребята бросились вниз, обгоняя друг друга. Настроение улучшилось у всех. Как получилось, так получилось. Главное, что успели. И Ираклия не встретили. Вот что главное. И снова готовы к походу. Новому и последнему. Вовка подозвал к себе Шайтана и вытащил из кармана кусок пирожка.

— Ешь, Шайтан, лопай. Говорить ты не умеешь, так хоть покушай.

— Какой ты молодец, Вовка, — засветилась вся Лена, как будто этот кусок пирога он дал именно ей. — Даже я забыла, а ты помнишь. Ты такой добрый, такой добрый… — начала без устали повторять она.

— Очень добрый, как тебя на бульваре шарахнул, — пробурчал Сергей.

— Ой Серёжа, какой ты, право… Правда, Шайтанчик? — спросила она у собаки. А когда спрашивают у собаки, то не ждут особого ответа. Всё и так ясно.

— Конечно, все кругом хорошие, один я плохой, — обиделся Сергей.

И теперь уже его принялись утешать.

Только один человек остался у них впереди. Только один. Кто? Вася Пустовойт с ул. Горького, 12. Горького так Горького.

Глава девятая

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Ребята выдыхались. Целый день бегов начинал сказываться. Даже Шайтан всем своим безмолвным видом требовал отдыха. Но покорно бежал впереди. Их гнала вперёд чья-то судьба: ведь она может плохо сложиться в Новом году. А Новый год должен принести всем только хорошее. На то он и новый.

Они бежали по улице и не могли найти двенадцатого дома.

Его просто не было. Десятый — на месте, четырнадцатый тоже, а двенадцатый как корова языком…

— Слушайте, а может, старикан его украл, дом этот? Совсем с лица земли снёс, чтобы мы не могли его найти?

Вот какие грозные силы приписывали ребята Ираклию Ираклиевичу. Они обратились к прохожему:

— Вы не скажете, где здесь двенадцатый дом?

— А это очень просто, его всегда ищут, но это очень просто. Вы зайдите во двор восьмого. А там под аркой повернёте направо. Вот там он и будет. Его абсолютно все ищут, кто первый раз. Вы, наверное, тоже в первый раз…

— Спасибо, спасибо. С Новым годом вас.

И отважная четвёрка бросилась во двор восьмого дома. Поворот. Арка.

— Стой, руки вверх! — послышался голос сзади. Ребята замерли. Попались. Не успели. Один Шайтан не понимал, что случилось. Неужели новая игра?

Ребята медленно повернулись. Перед ними стоял Рыжий.

— Ха, струхнули? Куда движется молодое поколение?

— Да ну тебя, — махнула с облегчением рукой Лена. — А мы думали…

— Понятно, в сыщиков-разбойников, пограничников-шпионов играем, — говорил Рыжий как будто добродушно, но злая улыбка застыла на его лице. — Только проваливайте из моего двора. Ясно? И поскорее. Понятненько? Не люблю повторять дважды!

— Пошли. Чего его слушать. У нас Шайтан, — шёпотом сказала Лена. И сняла с Шайтана намордник.

— А собаку камешком, — заметил Рыжий. — Сейчас сюда вернётся моя ватага, и твой пёсик замяукает, как кошечка. Кис-кис! — стал дразнить он Шайтана.

— Стоп, — Сергей хлопнул себя по лбу. — А ведь это он и есть. Я ведь его видел с гадостником, — добавил он шёпотом.

Всё это было слишком неожиданно. Не надо было искать дом, квартиру.

— Послушай, Вася, ты же Вася, правда? — заговорила Лена.

— О, что я слышу, меня называют по имени. Какова слава! Но это не спасёт тебя, недоросточек…

— Ну ты, заткнись! — рванулся вперед Вовка. — Сам ты недоросточек…

— Что я слышу, а ну подойди, — обомлел Рыжий от такой неслыханной дерзости, да ещё в собственном дворе.

— И подойду.

— А ну попробуй.

— И подойду. — И Вова рванулся вперёд. Ведь всегда кто-то должен быть впереди, хотя бы на шаг. Рыжий не ожидал такого быстрого перехода к решительным действиям. Он отступил.

— Ну ты, не рвись особенно. Мне тебя жаль. Сейчас ребятишки мои тут будут, рёбрышки твои пересчитают. — Как настоящий атаман, Рыжий тут же попытался скрыться за чужими спинами.

— Ладно, будем кончать, — деловито сказал Вовка. Он не испугался, а просто решил сразу перейти к делу. — У кого бумага?

— Какая бумага? Что за бумага? — удивился Рыжий.

— Вася Пустовойт ты?

— Ну я. А что?

— Получите и распишитесь.

— Так вы что, почтальоны? — обрадовался Рыжий. — Телеграммы разносите? Подрабатываете? Ну давай, давай, а я тебе десять копеек отвалю. От всего сердца. Можешь гулять, малышня. — К Рыжему снова вернулась вся его бодрость.

— Нет, мы пришли вернуть тебе твой рост, — решительно сказал Сергей.

Рыжий побелел, потом покраснел. Он слушал, но не верил тому, что слышит. Тогда он решил по привычке взять грубостью.

— Это ещё что за новости? Где взяли? Украли? — бегал он глазами по их лицам, пытаясь угадать ответ.

— Не украли. Не его это годы, а наши.

— Мои это годы, понял? Что хочу с ними, то и делаю. А ты не лезь.

Рыжий настойчиво искал выход.

— Будешь рвать бумаженцию свою? — настаивал Сергей, не давая противнику выработать свой план.

— Не буду, вот не буду и что вы со мной сделаете? Сопляки! — бросил он, в основном обращаясь к Вовке.

Вовка чуточку покраснел и потянул носом. Здесь же Лена!

— Сделаем. И не посмотрим, — Вовка бросился на него. — Будешь рвать?! Будешь рвать?!

Они покатились по снегу. Через минуту оба стали белые.

— Уберите этого сумасшедшего, уберите его! — закричал Рыжий, как будто Вовка откусил ему ухо.

Из-за этого крика Вовка успокоился. Они поднялись, отряхиваясь от снега. Оба тяжело дышали. Рыжий нахлобучил на себя шапку, полную снега. Потом ему потекло за шиворот, и он, чертыхаясь, стал вытаскивать снег отовсюду.

— У, сумасшедший, — забурчал было снова он, но Вовка подался вперёд. Рыжий дёрнулся.

Он поднял голову и осмотрелся. Помощи не было видно. Что ж, надо что-то делать, надо на что-то решаться самому.

— Ну давай бумажку, — слишком быстро согласился Рыжий.

Сергей протянул ему расписку. Он взял её и повертел. Да, это была его подпись, его расписка.

— Адью, — сказал Рыжий и бросился бежать.

— Шайтан, Шайтан! — закричали ребята в три голоса, и Шайтан, гордый от такого доверия, бросился вдогонку.

Ровно через пять шагов Рыжий заорал не своим голосом. Орал он, конечно, своим родным голосом, но очень уж жалостно. Шайтан сбил его с ног и яростно схватил за штанину, мотая головой, как будто хотел оторвать Рыжему и штанину, и ногу.

— Вы что? У меня же столбняк будет. Он же бешеный! Вы все тут бешеные. — Но так как нападать в таком положении не очень удобно, то он стал отступать. — Рву я, рву. Собаку забери. Да забери, тебе говорю. Ведь кровь вон идёт.

Ребята подбежали к нему. Крови нигде не было видно.

— Собаку не возьмём, пока не порвёшь, — решительно заявила Лена.

— Хорошо, хорошо. — Рыжий взялся за бумажку, разгладил её и напоследок поднял повыше, чтобы запомнить навсегда.

— Не рви, не рви! — послышался голос откуда-то из подворотни. Это был знакомый всем голос Ираклия Ираклиевича.

К Рыжему снова вернулась его уверенность. «Ага, чья взяла?» — торжествующе посмотрел он на ребят. А те лишь втянули головы в плечи. Тут не поможет и Шайтан.

Под аркой послышался лёгкий топоток. И оттуда вынырнул… оттуда вынырнул… вы не поверите, но оттуда вынырнул Ираклий Ираклиевич ростом не выше колена.

Он бежал и надрывался:

— Не рви! Пожалей меня! Дай её сюда!

Вовка, преодолевая страх, выступил вперёд и преградил ему дорогу. Ираклий Ираклиевич замахал кулаками в воздухе, заскрежетал зубами. И двинулся вперёд. Но расхрабрившийся Вовка просто поставил перед ним ногу, преградив, таким образом, дорогу маленькому Ираклию Ираклиевичу. Тот от возмущения затряс усами, стал боксировать Вовкину ногу. От злости он ухватился за штанину и, как альпинист, стал взбираться по Вовке, стараясь дотянуться до его живота. Но Вовка стряхнул его вниз. Ираклий Ираклиевич растянулся на снегу и заплакал, как маленький. От его былого зловещего величия и силы не осталось и следа.

Теперь он был самым несчастным. Он плакал и просительно смотрел на Рыжего.

Рыжий напоследок размышлял. Он оценивающе посмотрел на Ираклия Ираклиевича. Ираклий Ираклиевич затих и съёжился под его взглядом. Рыжий решал. Ираклий Ираклиевич встал и молча следил за ним.

— Ну, — посмотрели на Рыжего Лена и Сергей.

Молчание Рыжего затягивалось. Если бы в эти минуты Ираклий Ираклиевич не просил, а требовал, командовал, пугал, наконец, то Рыжий поверил бы в его силу. Но он вдруг увидел, что от силы Ираклия Ираклиевича не осталось и следа. Рыжий же всегда выбирал сильную сторону. Теперь чаша весов склонилась не в пользу Ираклия Ираклиевича, и всем было это ясно. Даже Шайтану.

Шайтан глухо зарычал, и Рыжий испуганно рванул бумагу пополам.

И сразу же Ираклий Ираклиевич зашатался, стал уменьшаться прямо на глазах и вдруг исчез совсем. Только растаявший снег заклубился паром на этом месте. Пар был зеленоватого цвета.

Удивлённый Шайтан бросил Рыжего и подбежал к этому месту. Он принюхался и зло зарычал, шерсть его стала дыбом.

Зелёное облачко стало рассеиваться, запахло серой и болотом. Но морозный воздух сразу унёс эту гадость.

Теперь можно было взглянуть и на Рыжего. Он вроде не изменился. Но это только казалось, пока он лежал. Когда же Рыжий поднялся, вместо былого атамана-разбойника перед ребятами стоял маленький мальчик с выпавшим зубом. Он утопал в пальто, которое волочилось по земле, а из непомерно большой ушанки торчал только нос. В эту шапку можно было засунуть ещё две таких головы.

— Дураки! Какое дело загубили, — принялся причитать Рыжий. Теперь, когда он стал маленьким, то мог позволить себе всплакнуть. — Нашлось трое умников. Кто вас просил? Лезете в чужие дела. Дома б лучше сидели с собаками своими…

— Ты что это разошёлся? — шутливо поднял на него руку Вова.

— Маленького не тронь, не тронь маленького! — заверещал Рыжий. — Девочка, скажи, чтобы он меня не трогал.

— Никто тебя не трогает, Вася, — успокоила его Лена. — Иди себе домой. Иди… Он тебе ничего не сделает. И Шайтан тоже. Шайтан, ко мне, ко мне.

Тут раздался залихватский свист. Это двигалась ватага Рыжего.

— Ага, попались, — приободрился Рыжий. — Сейчас зубки ваши пересчитаем. А ты за всё получишь. Первым, — он злорадно посмотрел на Вову. — Эй, Козлик, я тут, — закричал пронзительно Рыжий. Он ещё не чувствовал, что многое изменилось. Только одно злое чувство мести застилало всю его душу.

Ватага в недоумении остановилась перед ними.

Рыжий выскочил вперёд, путаясь в пальто.

— А ну мальцам этим зубы пересчитайте. Понятно?

— Ты что, козявка? — рассердился один из ватаги. — Ты что? Ты на кого голос поднимаешь? Надо тебя проучить.

Рыжий растерянно начал отступать, но ему влепили такой щелчок под гогот команды, что Рыжий зашатался и упал. Больше от обиды, чем от боли.

Ватага пошла себе дальше.

Все молчали. Только внезапно тишину нарушил плач. Рыжий, нисколько не стесняясь, плакал над своим разбитым прошлым.

Ленино сердце дрогнуло. Девичье сердце всегда добрее. И всегда чуть-чуть теплее. Хоть он и враг, но только в прошлом. Сейчас перед Леной был слабенький мальчик, маленький мальчик, который даже не стеснялся плакать при девочке. И Лена принялась его утешать:

— Не плачь, Вася. Все ещё впереди. Ты подрастёшь и будешь сильным. Обязательно.

— Не расстраивайся, — добавил Сергей. — Я ведь тоже сначала думал, что это хорошо — сразу стать сильным. Я ведь точно так же порвал бумажку.

— Да что ты, честное слово, ревёшь, как девчонка! — не выдержал Вовка. — Нашёл чего нюни распускать. Разве это товарищи? Это так, мотыльки возле лампы. Нет лампы, и они полетели дальше. Разве они спасли бы тебя от гадостника-пакостника, если бы ты попросил? Пустое… Вот каких товарищей надо выбирать.

И Вовка обнял Сергея и Лену.

«А я? А я?» — прыгал рядом бульдожка.

«И ты тоже, — ответим ему мы. — Конечно, ты тоже. Ты защищал своих друзей, и это ничего, что ты не умеешь говорить. Ещё не умеешь».

Глава последняя

С НОВЫМ ГОДОМ!

И вот забили куранты. И когда вся страна смотрела на Красную площадь, ребята уже были дома. Ох, как тяжело, было им дождаться двенадцати часов. Ныли руки, ныли ноги, всё внутри уже давно заснуло, и только последним усилием воли они время от времени открывали глаза. Но пробили куранты, и они тут же отправились спать. Теперь ничто не могло заставить их сидеть: Новый год они уже встретили.

Устал и Шайтан. Во сне он снова гнался, гнался и гнался. И, надо сказать, успешно, как в жизни. Лапы его вздрагивали во сне, а в самые страшные минуты он ещё и поскуливал.

А первого января все они отправились в школу на новогодний бал. К сожалению, без Шайтана.

Сначала ребята решили походить по школе. Ведь когда уроков нет, то нет ничего милее родного класса. И парта твоя становится такой домашней и добродушной. Родная доска, где можно нарисовать знакомую рожицу. Нет, что ни говори, а родной класс — это вся твоя жизнь. И заметить это можно только вот так, когда никаких уроков нет и не предвидится.

Сергей и Вовка расселись за партами и стали вспоминать вчерашние битвы. Самим себе они казались сказочными богатырями, которые прошли через столько испытаний. Даже Шайтан в их рассказах вырастал до размеров среднего льва, а, по «кусучести» мог соперничать с двумя акулами. Их никто не слышал, а если бы и услышал, то ничего не понял бы. Пока один успевал сказать: «Ты помнишь», — другой уже начинал новую историю.

В зале запустили музыку. Посреди стоял Николай Фёдорович, учитель физики, то есть Дед Мороз.

Сергей заглянул в зал и замер на месте. Он остался стоять в дверях и не мог сделать ни шагу: Снегурочкой была девочка с голубыми глазами и голубой косой. Она тоже смотрела на Сергея и силилась что-то вспомнить или что-то сказать.

Мир вокруг Сергея стал голубым.

— Волковский, а ты чего застрял? — под смех зала спросил Дед Мороз голосом физика. Сергея за руку втащили Вовка и Лена. Сейчас его можно было тащить куда угодно.

— Ты знаешь, кто это? — шёпотом спросила Лена, указывая глазами на Снегурочку.

— Кто? — стараясь казаться равнодушным, переспросил Сергей.

— Это внучка Николая Федоровича. Эта Снегурочка. Она из тридцать второй школы. Красивая, правда?

— Красивая, — шёпотом согласился Сергей. — А чего же она у нас не учится?

— Неудобно. Дедушка будет ей преподавать, ей оценки ставить, маму-папу в школу вызывать.

— А, — протянул Сергей, и непонятно было: то ли это вздох понимания, то ли горести оттого, что на белом свете есть ещё и другие школы. Хорошо бы, если бы все учились в одной…

— А сейчас немного потанцуем, — предложил Дед Мороз и взмахнул рукой.

Сам он закружился с англичанкой. Самой красивой англичанкой школы. И даже района. Редкие школьные пары последовали их примеру. Ведь танцы — это пока ещё что-то страшное, особенно для ученика пятого класса.

«Хорошо, если бы я умел танцевать», — замечтался Сергей.

— Мальчик, — перед ним стояла Снегурочка. — Можно вас пригласить?

— Я… я не танцую, — насупился Сергей и замолчал. Снегурочка покраснела и отошла.

— Ты что, — вскипел Вовка. — Тебя никто не спрашивает: умеешь ты или нет. А познакомиться надо было — такая девчонка… Иди за ней.

— Нет, — говорил Сергей, но всё внутри него кричало: «да, да, да». И впервые «да» победило.

Сергей пересёк зал и подошёл к Снегурочке. Ему было тяжело, очень тяжело делать эти шаги.

— Я… я не умею танцевать, — начал он снова, так как решил говорить во что бы то ни стало, лишь бы не молчать — Но… А как вас зовут?

— Я вас сразу узнала, — как бы не слыша его вопроса, призналась девочка с голубыми глазами. — Тогда на катке, когда я вернулась, было уже поздно. Вы ушли.

— Я не ушёл… То есть я ушёл. Но в общем я… — вконец запутался Сергей.

— Вам было очень больно?.. Тогда? — решилась спросить девочка и тут же испугалась своей смелости.

— Чепуха! — махнул рукой Сергей. — Пустяки.

И чувствовал он себя при этом самым сильным и могучим человеком во всей Вселенной. Он был выше всех, сильнее всех и даже чуточку умнее.

Всё было легко и просто. И ничего страшного не случилось после того, как он подошёл.

Вечер кончался. Подходил к концу первый день нового года.

«Всё теперь будет по-другому, — решил Сергей. — Это действительно будет новый год. Во всём».

В раздевалке он познакомил Катю-Снегурочку со своими друзьями. Вовка расплылся в улыбке и исподтишка подмигнул Сергею, мол, ты даешь. А Лена ревниво посмотрела на неё, ведь она переставала быть единственной девочкой в этой компании. Правда, у неё ещё был бульдог. Но, может, у этой девочки тоже есть собака?

— Завтра в гости не придёте? — спросила Катя-Снегурочка.

— Придём, придём, а как же, — закивал головой Вовка.

Катя перевела свои голубые глаза на Сергея. Сергей только радостно засветился в ответ.

На другой день Сергей, Вовка и Лена подходили к незнакомому дому. Во всех окнах светились ёлки, отовсюду лилась музыка и в такт ей кружились снежинки.

Незнакомый дом оказался совсем знакомым. Даже очень. Это был дом — мне сразу страшно сказать — это был дом Ираклия Ираклиевича. Тут они сидели возле батареи, тут им открыл дверь сам…

Они поднялись в пятнадцатую квартиру, радуясь, что идут не в седьмую. Дверь открыла ничего не подозревающая Катя. Уже не Снегурочка, а просто девочка. И стала она от этого ещё ближе и приятнее для Сергея. Он как бы стал с нею рядом, а Вовка и Лена как-то сразу исчезли. Они были и их не было. Катя заполняла всё его внимание.

Они сели вокруг стола и помолчали. Ведь всегда трудно говорить что-то в самом начале. Троим снова вспомнился Ираклий и снова стало чуточку страшно. Никак, видно, не обойтись без него в сегодняшнем разговоре.

Поэтому Вовка, как более храбрый человек, вздохнул и спросил:

— Э… Кать, а ты не знаешь Ираклия Ираклиевича, что живёт, то есть жил, то есть живёт у вас ниже, в седьмой квартире?

Сергей немного испугался. Он боялся услышать не тот ответ.

Но Снегурочка не подозревала о том, что творилось в его душе. Она рада была, что появился хоть какой-то разговор.

— Нет, а что, вы его знаете?

— Да так, немного, — ответила за всех Лена.

— А я нет. Я ведь раньше в другом городе жила. Это мы только в этом, то есть теперь уже в прошлом году переехали. Но я у мамы спрошу, может, она знает. Ма!

— Да нет, не надо, — забеспокоился Сергей.

Но было уже поздно. Дверь распахнулась, и на пороге появилась мама. Она вся запыхалась от пирогов и горячей духовки.

Ребята переглянулись и втянули головы в плечи. Перед ними стояла та самая соседка, которая приносила Ираклию Ираклиевичу журнал…

Вот так история! А как они из неё выпутаются, я ещё не знаю.

Нюх-нюх, вперёд!

Знакомство

Жил себе профессор Ароматик. Одни профессора изучают растения, другие — животных, а профессор Ароматик изучал запахи. И собирал их. У него на полках стояли тысячи колбочек с разными наклейками. Здесь были запахи и ландыша, и моря, и свежескошенной травы, и даже дымящейся яичницы. И ещё у профессора была нюхмашина, которая могла узнать, запомнить, определить любой запах. Положат перед ней колбасу, она понюхает и загорятся цифры 6311. Профессор посмотрит в свою записную книжку и скажет: «Молодец, машина, правильно. Это докторская колбаса». И сделает себе бутерброд. А машине даст за это новую батарейку.

А стрелкой своей нюхмашина по имени Нюх-нюх показывает, откуда запах. Поэтому профессор мог с ней охотиться за запахами.

Однажды профессор положил нюхмашину на стол. А потом по рассеянности, взяв в руки телефонную трубку, набрал диск не телефона, а нюхмашины. Машина загудела и указала путь. «Что это такое? — подумал профессор. — Это совершенно новый запах. — И сверился со своей записной книжкой. — Такого нет в моей коллекции», — убедился он.

И профессор бросился на поиски. Нюхмашина вела его по улице, подвела к девятиэтажному дому. Не захотела ехать на лифте, а побежала по лестницам. Профессор за ней. И вот остановилась перед пятидесятой квартирой. Ради науки профессор нажал кнопку.

И вот он внутри.

За столом сидели мальчик Так и собака Будик и ели мороженое.

А стрелка почему-то металась изо всех сил.

«Что такое? — удивился профессор. — Ведь мороженое у меня уже есть».

— Только не такое, — объяснил Так. — Мы смешали клубничное с земляничным, добавили туда шоколадного и кофейного, а сверху ещё полили вишнёвым вареньем. Попробуйте.

Обрадовался профессор и запаковал сначала этот новый запах в колбочку. С помощью большого шприца. А потом сел есть новое клубнично-земляничное, шоколадно-кофейное да ещё вишнёвое мороженое. Ложечкой, конечно.

Соревнование

Когда Так узнал о нюхмашине, он решил устроить соревнование.

— Давайте проверим, кто лучше: мой Будик или ваша нюхмашина?

Они спрятали на кухне тапочек Така, который до этого дали понюхать Будику и нюхмашине.

И вот зашумели по квартире поиски. Будик перерыл весь шкаф и запутался в маминой шубе. Залаяла шуба с Будиком. Нюх-нюх застрял под кроватью и никак не мог развернуться. Развернул всю кровать — поехала кровать по комнате. А потом подбежал к Таку и, радостно мигая лампочками, завертелся вокруг него. Нашёл, значит. Давай, профессор, батарейку.

— Неправильно, — рассердился профессор. — Тапочек пахнет Таком, но найти надо не мальчика, а тапочек.

И пытался оттащить машину от Така, но она упорно возвращалась к мальчику.

А Будик нашёл на кухне тапочек, который оказался спрятанным среди банок с вареньем.

— Странно, — расстроился профессор.

— Ничего странного, — сказал Так. — Ведь Будик понимает, что надо искать. Он всё понимает, он живой. А Нюх-нюх только всё про запахи знает.

— Но про запахи она даже больше меня знает, — защищал Нюх-нюха профессор.

Так Будик победил нюхмашину, но он был скромной собакой и не загордился. Чуточку только.

Клад

Расстроился профессор после такого соревнования. Ведь Нюх-нюха он сам придумал, сам смастерил. Вот этой головой придумал, вот этими руками смастерил.

Однажды все они отправились гулять. Профессор шёл с колбочками, а мальчик с мячом. Профессор с Нюх-нюхом, а мальчик с Будиком.

На зелёной лужайке сели кушать. Каждый достал свой завтрак. А Нюх-нюху профессор развернул бутерброд-батарейку.

Будик получил кость с мясом. Обгрыз Будик мясо, схватил кость в зубы и понёс прятать в землю. Ведь у собак нет холодильников.

— Сейчас увидим, кто лучше ищет, — решил профессор и набрал на нюхмашине цифры, означающие кость.

Нюх-нюх завертелся волчком и бросился на поиски. Под старым дубом он стал вгрызаться в землю.

— Нашёл, — обрадовался профессор и запрыгал от радости.

Гора земли выросла рядом с профессором, Таком и Будиком, пока машина успокоилась.

На дне ямы оказались сундук и скелет.

Сундук был полон монет. И очень ценных — как сказали в музее.

Так Нюх-нюх нашёл клад. Профессор дал ему понюхать старинные монеты и теперь их часто приглашают в археологические экспедиции.

Кто как руки моет

Однажды все сидели на лавочке в парке. Идёт мимо детский сад. Пара за парой.

А у одного мальчика руки грязные. Чёрные даже.

— Помой руки, — говорит ему профессор, оторвавшись от газеты.

— И так чистые, — отвечает мальчик обиженно.

— Чистые, чистые, — кричит весело детский сад. — У всех чистые.

— Сейчас проверим, какие чистые, давайте ладошки, — говорит Так.

И все гурьбой стали подносить ладошки к нюхмашине.

— Ты ел яблоко, ты — вишни, а ты — бутерброд с котлетой…

— Правильно, — удивился детский сад.

— А вот и нет, — говорит один мальчик.

— Как так?

— Я бутерброд вчера ел, а сегодня я ел манную кашу.

— Сейчас поточнее посмотрим. Да, тут и груша имеется. Ты грушу сегодня ел?

— Грушу ел, — отвечает. — А большую или маленькую? Пусть отгадает. Жёлтую или красноватую, вот что интересно.

— Этого нюхмашина не знает, ты бы лучше руки помыл, чтобы она совсем ничего про тебя не догадалась: ни что вчера ел, ни что сегодня.

— Неужели никто сегодня руки хорошо не помыл? — удивляется Так. — А ну ты.

Прячет мальчик ладошки за спиной, но пришлось показать их Нюх-нюху.

— Вот, кажется, есть такой мальчик, потому что нюхмашина непонятное что-то отвечает. Четыре семёрки — я такой еды не знаю.

— Молодец, — погладил профессор мальчика по голове.

— Ура! — запрыгал детский сад.

— То есть нет, — сказал профессор, посмотрев в книжку. — Четыре семёрки означают жука. Неужели ты съел жука?

— Ага, — кивнул мальчик. — Мы поспорили. И я выиграл.

И воспитательница побежала с ним к доктору.

А Будик очень расстроился. Теперь и кости страшно прятать, ещё съедят, если они уже за жуков принялись.

Цирк

— Не расстраивайся, — погладил его профессор. — Вот у меня билеты есть. Сейчас в цирк пойдём.

И достаёт билеты: один взрослый, один детский и два собачьих. На них собаки нарисованы.

Контролёр спрашивает:

— Где чьи билеты? Кто из вас взрослый, кто ребёнок и кто собака?

— Я, — ответили все хором, а кто такой «я», не разобрать.

— Ладно, — говорит контролёр. — Тогда я вас просто пересчитаю, раз вы порядка не знаете, хором разговариваете.

— Проходите — раз, — и даёт профессору собачий билет. — Очень странный вы билет купили, товарищ, — удивляется при этом.

— Проходите — два, — и возвращает Будику детский билет. — Ну и дети пошли. Лето, а они в шубах ходят.

— Проходите — три, — и вручает Таку взрослый билет. — Вроде мальчик, а по билету взрослый.

— Проходите — четыре, — и отдал Нюх-нюху его собачий билет. — Вот это правильный билет. Написано собака и, пожалуйста, собака. Только почему-то железная.

Вот и в цирке все. Хорошо. Весело.

Клоун водой обливается. Все почему-то смеются. Достали наши друзья четыре зонтика — прикрылись. Ага, вот теперь действительно смешно.

Вот слоны. Такие большие. И такие послушные.

Вот кобра извивается. Страшно.

Только кобра взяла и уползла. В цирке шум. Все на кресла позалезали, трясутся.

Помогите!

Профессор настроил и выпустил Нюх-нюха, а Так послал Будика: «Ищите! Хорошо ищите!»

Лает Будик, первым нашел. Тащит-треплет. Ещё упирается! Вытащил Будик шланг, а за ним пожарника.

А время идёт. Только Будик снова впереди, снова он нашёл, первым. Кобра, оказывается, по занавесу уже ползёт.

Дрессировщики вперёд. Хватают её. Только это не кобра. Это слона хобот. Слон выглянуть захотел.

«Ах!» — перепугались зрители. Ползёт настоящая кобра. Вот она, вот она. Двадцатый ряд обходит. Тянется по ножкам стула к девочке. Замерла девочка от страха. Задрожали пальцы у барабанщика. Застыли внизу дрессировщики, клоуны, униформисты. Что делать? Слишком далеко они.

Только смотрят, по её следам катит Нюх-нюх. Уткнулся в кобру, лампочки загорелись — нашёл.

— Это что за нахал? — рассердилась кобра и как бросится на Нюх-нюха. Укусить укусила, только все зубы поломала: ведь Нюх-нюх железный. Не страшна нам теперь эта кобра.

С букетами цветов ушли друзья из цирка.

Лес

Гулял профессор по лесу. Лес ведь это очень хорошо. Тишина. Прохлада. Птицы песни поют. И сразу понятно, птиц в этом лесу много. А зайцы? Как про зайцев узнать?

«Есть ли тут зайцы, интересно?» — подумал профессор и набрал цифру — код зайца.

Стрелка заметалась в разные стороны — много зайцев. Не знает Нюх-нюх, куда бежать.

«А медведи? Где медведи?» — набрал профессор.

Взвился Нюх-нюх и побежал. Еле успевает за ним профессор. И в гору бежать надо, и в низины спускаться. Только вдруг поводок зацепился и порвался. Нюх-нюх скрылся в чаще.

Профессор за ним, только разве догонишь. А кричи — не кричи, ушей у Нюх-нюха нет.

Идёт медведь по лесу. Царь зверей. Лапы за спину заложил. А за ним машина едет. Удивляется медведь: «Ладно, пускай себе едет. Она безобидная».

Медведь в малинник, Нюх-нюх за ним. Медведь к пчёлам — и Нюх-нюх тут как тут. И — пчёл не боится.

Лежит медведь — радуется. Нюх-нюха лапой гладит. «Хороший у меня товарищ», — думает медведь.

Загоревал профессор без Нюх-нюха. В лесу разве проследишь, за кем Нюх-нюх увязался? Пожаловался профессор Таку.

А Так и говорит: «Мы его выманим из лесу».

И они притащили на опушку десять сифонов с запахом медведя и двадцать пять медвежьих шкур из Зоологического музея: коричневых и белых. Хотели им там и тигриные шкуры дать, но решили обойтись без них. Вот сидят на шкурах, нажимают на сифоны, ждут Нюх-нюха.

Только вместо него медведи повалили. Что за собрание, видно, думают. Выглянул из кустов один медведь, второй нос показал. Даже страшно сидеть становится.

Чует Нюх-нюх: какой-то новый медведь в лесу объявился. Видно, очень большой и самый главный. Развернулся и поехал.

А вот и опушка. И оказались друзья снова все вместе.

Только теперь профессор Нюх-нюху антенну-хвост поставил, чтобы можно было и по радио им управлять.

И вскоре это пригодилось.

Девочка

Приезжает как-то милиционер:

— Здесь живет Нюх-нюх?

— Здесь живу я, — удивляется профессор. — А Нюх-нюх — это моя машина.

— Тогда не поможете ли вы нам, профессор? В лесу потерялась девочка. Совсем маленькая. В синем платье и красных сандаликах.

— Цвет Нюх-нюху не поможет. Он должен понюхать её вещи.

— И Будик тоже, — не терпится Таку.

— Я принёс, — говорит милиционер. — Вот её любимый заяц. Я его в пластиковый кулёк положил, чтобы запах не выветрился.

Понюхали (даже профессор и Так) — и в путь. Бросились в лес Нюх-нюх и Будик. Волнуется милиционер — найдут ли. Успокаивает его профессор:

— Сейчас с девочкой говорить будете.

Бежит Нюх-нюх по лесу. Объехал муравейник, переехал по бревну через глубокий ручей.

«Гав, гав», — уже лает Будик из лесу.

«Сейчас увидим, кто лучшая пограничная собака», — потирает руки Так.

Раздвигаются кусты и выходит на поляну заяц с поднятыми кверху лапами. За ним с палкой-ружьём выступает Будик. Подвёл и посадил лесного зайца с игрушечным рядом. Смотрит — сравнивает. Похож. Только почему смеются все?

А Нюх-нюх бежит по берегу озера. Все уголки его обходит. Где-то тут, где-то тут. Плачет под деревом девочка. Она!

— Девочка, девочка, я тебя слышу, не плачь. Поднимайся и иди за Нюх-нюхом. Он тебя приведёт к маме и папе, — говорит профессор по радио. Обрадовалась девочка и побежала за Нюх-нюхом.

Идёт по лесу волк. Видит, заяц смотрит на тропинку, да ещё затылок чешет от удивления.

Прыгнул на него волк, да и сам в воздухе от удивления затормозил и плюхнулся на землю. По тропинке перед девочкой что-то непонятное бежит. Очень странный зверь с лампочками мигающими.

Попробовать? Вышел волк на тропинку и пасть раскрыл. Обедать пора.

— Волк? — переспрашивает профессор на другом конце леса. — В атаку!

А сам подпрыгивает и потирает руки. Как мы ему…

Подъехал Нюх-нюх к волку и пустил в него электрический заряд. Затрясся волк — поднеси к нему гирлянду разноцветных лампочек, сразу загорится. Распластался волк на земле, смотрит, как мимо него прошли девочка и Нюх-нюх. Лапой шевельнуть не может. И поделом.

А за лесом ликованье: девочка нашлась.

Отпустили зайца лесного с подарком — зайцем из магазина.

Беги, косой!

И домой поехали. В милицейской коляске. А возле дома фоторепортёры щёлкают, кинооператоры снимают и телевидение передачи прямо из квартиры ведёт. Все Нюх-нюхом интересуются. И ведь правда интересно.

Похищение

Не только хорошие люди заинтересовались Нюх-нюхом, но и плохие тоже.

Ночь. Спит профессор. Не слышит, как скрытно подъехала к дому машина. Вышел из неё плохой человек по фамилии Барбарисов. Один ус вверх смотрит, другой — вниз. Очки чёрные надел, чтобы кругом ещё темнее было. Посмотришь на него — почти пират. Только не одноногий и не одноглазый. А душа всё равно чёрная. Поэтому он ночь больше всего и любит. Не заметен он тогда, чёрный Барбарисов.

— Здесь он живёт, — шепчет. — Я его выманю, — приговаривает. А из кармана газета торчит. «Нюх-нюх — спаситель девочки» на ней написано, и фотография там же.

Достаёт Барбарисов из машины гуся жареного. Забегал его нос, хорошо пахнет гусь. Ох и пахнет! Насадил гуся на палку, к форточке подносит. Только не видно Нюх-нюха. Что он — гусей не нюхал?

Расстроился Барбарисов, бросил гуся в кусты. Побежал снова к машине и выносит из неё авоську духов.

— Ландыши, ландыши, мая букет, — поёт и отвинчивает крышечку. — Ну и запах, ну и запах, — и мостовую поливает.

Посмотрел на форточку, прислушался. Тихо. Стал тогда остальные свои духи доставать и хлопать об асфальт. «Роза» — бах! «Сирень» — бах! Такой аромат стоит!

Заволновался Нюх-нюх, но потом успокоился. Всё это у него есть. У них с профессором почти все запахи есть. Вон сколько колбочек. Вот каких-то новых, если их придумают, таких нет. А известные все уже есть.

Достал Барбарисов химические реактивы и пробирки. Стал запахи изобретать, чтобы Нюх-нюха выманить. Из одной в другую наливает — нюхает. То радуется его лицо, то за нос схватится — дурно. То опять принюхивается.

От такой симфонии новых запахов не выдержал Нюх-нюх. Разогнался и прыгнул в форточку.

Словил Барбарисов в мешок Нюх-нюха и увёз его на своей чёрной машине в чёрную ночь.

Домой привёз, стал уму-разуму учить. Антенну-хвост пилит и приговаривает:

— Мне золото давай, очень золото люблю. Будешь по земле ходить, для меня клады открывать.

Наутро надел на Нюх-нюха металлическую цепь. Одно кольцо себе на руку, одно на Нюх-нюхе защёлкнул. Не убежишь. Натянул на Нюх-нюха шкуру барашка, чтобы его никто не узнал. Набрал код золота и пошёл за город.

Едет по шоссе милиционер. Останавливается.

— Это кто у вас, гражданин Барбарисов?

— Это… бэ, бэ… — заблеял Барбарисов. — Барашек это. Домашний мой. Гуляем мы с ним. А что — нельзя?

— Можно-можно, — поехал милиционер дальше.

Зашли в лес.

— Ищи, — кричит Барбарисов.

Побежал Нюх-нюх, он машина. Ему код золота набрали — надо бежать. Еле успевает за ним Барбарисов. Ведь зарядки не делает. Умаялся весь. Язык, как у собаки, наружу смотрит. Воды просит.

Наконец остановился Нюх-нюх. Тут.

Облазил на четвереньках Барбарисов полянку — кольцо золотое нашёл. Потерял кто-то. Одел на палец, радуется.

— А ты чего стал? Ищи дальше.

Обиделся Нюх-нюх. Первый раз. Раньше, как найдёт, профессор погладит, профессор батарейку даст, профессор лампочки разноцветные поставит. С профессором весело: всё разное что-то ищу. А тут золото и золото, золото и золото. Стал в Нюх-нюхе ум-головушка пробуждаться. Хоть машина, а уже и человеческое в нём есть. Разве машина может что-то хотеть или печалиться? А Нюх-нюх мог. Вспоминает профессора — чуть не плачет.

А Барбарисов всё за своё: ищи и ищи. Рассердился Нюх-нюх, привёл Барбарисова на полянку. Тут.

Достал Барбарисов складную лопату из кармана, копать стал. Копал-копал, достаёт гвоздь ржавый. И всё.

— И всё?! — кричит.

— Хулиган! — кричит.

— Убью! — кричит.

Как ударил Барбарисов ногой — только самому больно стало. А Нюх-нюх в него электричеством шипит.

Рассердился Барбарисов, достал резиновые перчатки. Перевернул Нюх-нюха и вытащил из него три батарейки. Одну только оставил.

— Голодный будешь, будешь слушаться. Как золото найдёшь, немножко питания получишь. А нет, так и останешься ни с чем. Заржавеешь и выкину.

Прищёлкнул дома Нюх-нюха к отопительной батарее, а сам спать лёг. Не страшен ему теперь Нюх-нюх, нет в нём его силы.

Темно. Ночь. Вдруг щёлкнуло что-то.

Тянется из Нюх-нюха маленькая ручка. Только вместо пальцев на ней вилка электрическая. Тянется ручка к розетке. Включился Нюх-нюх. Дёргается обрубок его хвоста, жадно электричество Нюх-нюх пьёт. Целую ночь сил набирался.

Проснулся Барбарисов.

— Поумнел, железная тачка? — спрашивает. — Пошли, проверим.

Защёлкнул кольцо цепи на себе. Потащил Нюх-нюха на улицу.

Только теперь всё наоборот получилось. Теперь Нюх-нюх хозяин. Как ударит Барбарисова током.

Трясётся Барбарисов. Из зелёного красным делается. Из красного синим. Очень разноцветный гражданин. Прямо картины с него пиши. Цветные фильмы снимай. По цветному телевизору показывай.

Побежал трясущийся Барбарисов к милиционеру.

— Помоги мне, товарищ милиционер, я — хороший. Я добровольно пришёл. Только забери от меня этого Нюх-нюха. Последнее здоровье каждую минуту теряю.

Защёлкнул цепь на руке Барбарисова милиционер. Посадил его в коляску.

А Нюх-нюха домой отвёз.

То-то профессор обрадовался. Он Нюх-нюху подарок приготовил: фотоглаза. Теперь Нюх-нюх всё видеть сможет. Ведь скучно всю жизнь только нюхать? А вам, товарищ милиционер, большое спасибо.

Поставили Нюх-нюху изумрудные глаза. Посмотрел он на своего профессора — впервые в жизни увидел. И седой он, и немножко старенький, но самый красивый. И от радости потекла из изумрудных новых глаз Нюх-нюха первая слезинка.

Конкурс

Не только плохие люди помнили о Нюх-нюхе, узнали о Нюх-нюхе и хорошие люди. А ведь их намного больше. Вот и сегодня идёт-спешит профессор Ароматик по улице. Сегодня они с Нюх-нюхом главные. Сегодня конкурс поваров, они победителя должны выбрать. Решили все повара, что Нюх-нюх лучше других во всех ароматных запахах разберётся. И выбрали его судьёй. Вместе с профессором, конечно. Потому что без профессора Нюх-нюх ни шагу. Как и профессор без Нюх-нюха.

— Чхи, чхи, — чихает профессор.

Стоит мотоцикл с коляской, дым из трубы, а мотоциклиста нет. Профессор дальше идёт, только Нюх-нюх не хочет. Назад его возвращает. Ведь непорядок. Пришлось вернуться. Выключил профессор мотоцикл. Снова спокойно на улице. Снова птиц слышно. И чихать больше не хочется.

А от стены детина отваливается:

— Ты зачем, старичок, чужую вещь трогаешь?

И снова включает. Сам кашляет и других заставляет. И на профессора очень плохо смотрит. Чуть ли не руку поднимает.

Рассердился Нюх-нюх. Коснулся мотоцикла — замолк он. Электрическое зажигание отключил.

Коснулся детины, замолк и он, ругаться перестал. Профессора пугать перестал. Сам ужасно перепугался. Сел на сиденье — за сердце держится.

— Извините, — говорит, — профессор. Я всё осознал. Я больше не буду. Извините-простите, товарищ Нюх-нюх, я вас сразу не узнал.

Но пора уж на конкурс.

Пришли в ресторан. Большой стол, как проспект. Скатертью белой накрыт. На нём блюда дымящиеся. Блюда вкусные. Возле каждого — повар.

Профессор идёт — пробует. На нём колпак белый.

Катится по столу Нюх-нюх — и ему белый колпак сделали. Только маленький. Не колпак, а колпачок.

Идут — блюда выбирают. И это хорошее, и это вкуснятина.

А вот это, вот это — объедение. Вот оно — самое главное. Шашлык грузинский. Победа!

Летает усатый повар. Все его подбрасывают. Летает шашлык. Он тоже победитель.

И за Нюх-нюха и профессора взялись. Хорошие они судьи. Справедливые. Спасибо и им.

Так домой в колпаках белых и пошли. А почему бы и нет? Красиво. Особенно Нюх-нюху.

Экспедиция

Идут по вокзалу профессор и Нюх-нюх. У обоих за плечами рюкзаки. У профессора — большой, у Нюх-нюха — маленький. У профессора с вещами, у Нюх-нюха с батарейками. Куда едут? В археологическую экспедицию. В Среднюю Азию. Провожают их Так и Будик. У Така букет. У Будика в зубах тоже цветок.

Загудел тепловоз. «Чух-чух,» — стучат колёса.

Приезжают в Среднюю Азию:

— Пожалуйста, профессор.

— Как мы рады, профессор.

— А это и есть Нюх-нюх?

— Какая хорошая нюхмашина!

Сели на газик и поехали.

Вечер. Цикады стрекочут. Палатки все раскрыты — жарко.

Ест профессор узбекскую дыню. Хорошая дыня. Вкусная дыня.

— А ты, малыш, понюхай и запомни! Не скоро мы с тобой дома такую дыню будем нюхать.

Пришёл археолог в ковбойке.

— Вот, — говорит, — опасная вещь. Скорпион. Вы его, профессор, берегитесь. Очень ядовит. И даёт спичечный коробок.

— Это же спички, — удивляется профессор.

— Нет, там внутри скорпион.

— Мне скорпион не страшен. Нюх-нюх, ко мне. Запиши-ка в своей памяти. Опасно. Нехорошо. Запомнил?

Лёг профессор спать. Видит свои профессорские сны. Снится ему, как пишет он новую книгу про запахи. Стучит во сне пишущая машинка, крепко спит профессор. У него во сне шум, так что никакой шум на улице его не разбудит.

Только скорпион бесшумен. Ползёт он к руке профессора.

— Куда? Кто? — заволновался железный часовой. — Враг! — и хвостом-антенной, как мухобойкой, убил ядовитого врага.

Забеспокоился Нюх-нюх, забегал по палатке. Нет, кажется, спокойно. Снова тишина. А профессор во сне новую страницу начал. Хороший сон. Крепкий.

А наутро вышли профессор, Нюх-нюх и археологи в степь. Археологи все бородатые, все здоровые, все загорелые. Хорошие ребята. Дружные.

— Здесь был город. Но он весь засыпан. Где нам копать? Может, поможете, профессор?

— Попробуем, — отвечает профессор и даёт Нюх-нюху глиняный кирпич, из которых дома тогда строили. — Ну, Нюх-нюх, покажи, на что способен.

Забегал Нюх-нюх по степи. Стал дома и улицы, которые под землёй, обходить. Археолог бородатый только колышки успевает забивать. Нюх-нюх ничего не пропустит. И за неделю весь город обошёл.

Хорошо все поработали. Проводили их археологи. На вокзал подарки принесли. Профессору вот такую дыню, а Нюх-нюху… Что бы вы думали? Вот такую батарейку. И все были рады.

Снова в пути профессор и Нюх-нюх. Пора бы и к нам приехать, правда?

Бюро добрых услуг рассеянного волшебника

Глава первая

ДРУЗЬЯ

Высокий седой человек спускался по лестнице. Он спускался и спускался. Но просто так идти было неинтересно, а бежать стремглав несолидно. Да и девятый этаж — не первый, долгий путь нужно пройти. Поэтому он потрогал каблуки своих ботинок и… плавно полетел вниз, чуть-чуть выше лестничных ступенек. Не удивляйтесь — ведь это был волшебник. Волшебник может себе позволить иметь ботинки на воздушной подушке.

Волшебник так бесшумно летел между этажами, что чуть не сбил возле двери лифта маленького котенка. Ведь если бы кто-то спускался, как обычно, стуча каблуками, котенок успел бы спрятаться под лестничкой клеткой. Кто его знает, что тебя ждет: пинок или кусочек колбаски. Жизнь научила котенка прятаться. Это вернее.

Они чуть не столкнулись. Волшебник круто повернул, подпрыгнул и едва не пробил потолок. Котенок от удивления не знал куда бежать. Он еще многого не знал, поэтому решил, что люди, если захотят, могут летать совершенно тихо, прямо как птицы. Котенок немножко позавидовал и жалобно мяукнул: «Не трогай меня, человек-птица, я еще маленький».

— Так не годится, — посмотрел на него волшебник. — Такой маленький и уже такой напуганный. Ты чей?

Но котенок ничего не ответил.

Он был сам по себе.

— Значит, ничей. Тогда можно тебя погладить?

И волшебник начал мягкой ладошкой гладить котенка. Тот заурчал от радости. Как это было приятно обоим! А волшебник задумался: может, котенок урчит от голода. И, кстати сказать, тут он оказался прав.

— Ты такой голодный, — забеспокоился волшебник. — Идем чего-нибудь поедим. Я, кажется, и сам забыл позавтракать.

И он развернулся, подхватил котенка на руки и полетел по лестнице наверх.

Он зашел к себе в квартиру и первым делом открыл холодильник. Холодильник был совершенно пуст, только одна книга лежала одиноко на его полке. Это была толстая книга, которая называлась очень и очень ароматно и питательно — «Книга о вкусной и здоровой пище».

Волшебник полистал страницы и нашел там картинку поинтересней. Ткнул пальцем, положил закладку и снова закрыл книгу в холодильнике. Холодильник радостно заработал — и отключился. Волшебник распахнул его и причмокнул от удовольствия. На одной из полок стояло блюдо из барашка.

— Ну как, тебе нравится? — спросил волшебник, поставив блюдо перед котенком. Но котенок только испуганно жался к его ноге. Он никогда еще не пробовал барашков, а все новое — страшно.

— Так-так, — расстроился волшебник. — Ты ничего не хочешь. Я даю тебе вкусную еду, которую и самому не часто приходится есть. А ты крутишь хвостом, то есть носом. Что? Понимаешь?

«Мяу», — ответил котенок и посмотрел своими зелеными непонимающими глазами.

— Ага, тебе нужно что-то попроще. Например, например… — тут волшебник обрадовался, потому что наконец вспомнил, что любят котята. Молоко. Молоко!

И запрыгал от радости по комнате. Он прыгал до тех пор, пока не устал и не свалился на диван. Тогда он снова схватил свою любимую книгу и зашелестел с границами.

— Сейчас найдем, еще бы не найти. Значит, напитки. Чай цейлонский. Чай цейлонский? Нет, чай нам не подойдет. Пиво жигулевские. Рановато. Молоко… Где же молоко? Я не могу найти молока. Жаль, — волшебник совсем расстроился. — Ну ничего, посиди, а я сбегаю в магазин. Хорошо?

И волшебник, схватив бидон, полетел вниз. «Тук-тук-тук», — стучал бидон на пролетах лестницы, — вот какая это была скорость. Ведь волшебник очень спешил.

Вскоре он вернулся и налил перед гостем блюдечко ряженки, блюдечко кефира, блюдечко сливок, а сам отправился кипятить молоко. Но когда он заглянул в комнату, то уже не было ни блюдечка ряженки, ни блюдечка кефира, ни блюдечка сливок. Они все были слизаны. Конечно, блюдца остались, но еды в них не было ни капельки. Казалось, что они даже стали чище, чем были: таким голодным был котенок.

— Ты очень спешишь, — забеспокоился волшебник. — Я хотел, чтобы ты выбрал что-то одно, а ты увлекаешься сразу всем. Ведь у тебя в животе они могут не ужиться. А?

Гость урчал и урчал в ответ. Его живот стал толстый-претолстый, как будто, пока волшебник ходил на кухню, котенок успел проглотить резиновый мячик. Волшебник радостно погладил этот животик, а гость перевернулся на спину и играл всеми четырьмя лапками с рукой волшебника.

— Какой ты глупенький, — улыбнулся волшебник. И маленький. А я хоть большой и умный, — тут волшебник погрустнел, — но мне скучно одному, такому умному. Хочешь со мною жить?

Так в доме у волшебника поселился котенок. И не простой, а красивый и умный. Ведь волшебник начал его воспитывать с самого детства, то есть котенства. А если тебя так рано начинают учить всему хорошему, то ты обязательно вырастешь самым-самым. Как наш котенок.

Первым делом волшебник решил дать ему имя.

— Меня зовут Мокулай, а тебя как? — на всякий случай поинтересовался волшебник. А вдруг у котенка уже есть имя?

— Как? — снова спросил волшебник, наклонившись к самой мордочке.

Котенок упорно молчал. И поняв, что у котенка еще нет имени, он назвал его Василаем. Люди называют котов Васьками. Но это был кот волшебника, поэтому он не мог быть просто Васькой.

Потом он обучил Василая кошачьему языку. Ведь у котенка не было мамы. А родной язык, даже если это кошачий, всегда нужно знать. Для этого волшебник взял с полки кошачье-русский словарь и сам стал усиленно заниматься,

— Ррр, — говорил волшебник, что значило: «А ну-ка, убирайся!»

— Ррр, — повторял котенок, стараясь изо всех сил.

— Мяу-мяу, — произносил волшебник, что означает: «А что у нас сегодня на обед?»

— Мяу-мяу, — тянул за ним и котенок.

Теперь волшебнику жить стало веселее. Когда ты один, тебе и скучно, и грустно. А когда вас хотя бы двое, то скучать просто нет времени. А чтобы жить втроем с мамой и папой, как ты, о таком волшебник и не мечтал.

А кроме того, была и польза. Раньше он очень страдал от своей рассеянности. Ведь он мог забыть все на свете: какой сегодня день, в котором часу по телевизору мультик, чемодан на вокзале, выстиранные желтые носки на балконе, зонтик в троллейбусе.

Такому рассеянному все приходилось записывать, чтобы не забыть. А возле двери он даже вывесил такую табличку:

ВОЛШЕБНИК,

НЕ ЗАБУДЬ ВСЕХ ОЖИВИТЬ

ПОСЛЕ ПЕРЕХОДА УЛИЦЫ

Некоторые волшебники (и наш в том числе) никак не могли привыкнуть к машинам. И поэтому, переходя улицу, просто «выключали» и светофоры, и машины, и людей. И шли себе дальше… Разве это хорошо? Подъезжали новые машины. Начиналась пробка. Поэтому, чтобы бороться с забывчивыми волшебниками, в городе даже начали строить подземные переходы. И милиционеры всегда штрафуют того, кто переходит улицу не по правилам. А вдруг это волшебник? Надо отучить его «выключать» движение.

Теперь же все изменилось. Теперь друг Василай всегда напомнит, всегда подскажет. Если ты включил дождь, надо его выключить после прогулки. Ведь не все любят гулять под дождем, как волшебники. Раньше дождь мог идти над городом неделями. Но теперь стоило Василаю высунуть нос на улицу и заметить дождь, как он сразу спрашивал волшебника:

— Опять дождик. Это твой?

— Нет-нет, я ничего не делал, я целый день сижу читаю, честное слово.

— Э, ты, наверное, забыл, — все равно не верится Василаю.

И волшебнику приходилось соглашаться. А вдруг этот дождь действительно его? Он шел в ванную и закручивал как следует кран, на котором были нарисованы тучка и дождик. Кроме «гор.» и «хол.», что значит горячая и холодная вода, у него еще был один секретный кран, спрятанный среди мыла и зубной пасты, — кран дождя. Зимой, конечно, он работал как снежный. Ведь это очень экономно — иметь один кран вместо двух. Если волшебнику зимой очень уж хотелось походить на лыжах, а снега, как назло, не было, тогда волшебник откручивал свой кран. Тут, конечно, есть свои тонкости. Если ты собираешься идти на лыжах в субботу, то ничего не получится, если ты в субботу и начнешь заниматься снегом. Снег надо было включить по крайней мере с четверга. Тогда его навалит вполне достаточно. И главное, не забыть закрутить кран потом. Ведь снег может идти и идти до тех пор, пока волшебник случайно не выглянет в окошко.

Вместе с Василаем жить волшебнику стало спокойно. Прогулялся под дождиком, помыл все листья и травинки в парке, — Василай встречает и ведет его в ванную: «Погулял — выключи кран!» Почему он так заботится? Потому что любит. Любит волшебника. Когда Василай подрос, они стали не хозяином и котом, как вы могли бы подумать, они стали друзьями. Поэтому жилось им не так уж и плохо, а даже очень и очень хорошо.

Начиная с самого утра, каждый старался все сделать первым: прибрать комнату, застелить постель свою и друга, приготовить завтрак. Чтобы из-за этого не ссориться, приходилось вывешивать график — по нему все сразу видно.

— Чья сегодня очередь идти за молоком? — спрашивал утром волшебник.

— Моя, — кричал кот.

— Нет, моя, — настаивал волшебник.

И оба бросались на кухню. Думаете, к графику? Нет, за бидоном. Ведь когда бидон уже в твоих руках, тут никакой график не поможет.

— Опять ты обогнал меня, — сердился волшебник, увидев кота с бидоном. — Ничего, зато я вынесу мусор, понял?

— Это нечестно, нечестно это, — фыркал носом Василай. — Ведро выносить тоже моя очередь.

— Нет, нет, — пугался волшебник и бежал за ведром. Так они и мирились.

— Преврати меня в кого-нибудь, чтобы можно было идти по улице с бидоном, — попросил как-то кот. — Только в настоящего дяденьку, а не в бегемота, как в прошлый раз. Тогда я не смог сделать и пяти шагов от дома, как собрался народ поглазеть на бегемота в штанах и с бидоном. Когда ты уже станешь внимательнее?

— Хорошо-хорошо, — успокоил его волшебник и превратил кота в дяденьку. С усами, конечно. Ведь и сам Василай был с усами. И кот, то есть теперь уже дяденька, размахивая бидоном, выбежал на улицу.

«Хорошо быть дяденькой. Но котом быть еще лучше», — подумал Василай по дороге в магазин. И по старой привычке испуганно шарахался от собак. А при виде огромного дога, которого вела совсем-совсем маленькая девочка, чуть не залез на дерево. Только вовремя вспомнил, что он сейчас не кот.

«Я понимаю, что сейчас я дяденька, но лучше все-таки спрячусь», — подумал Василай и закрылся в телефонной будке, делая вид, что старательно набирает номер.

Когда дог прошел мимо, дяденька вышел из будки, отряхнулся, как кот, и гордо пошел дальше. Всем своим видом он показывал, что ему бояться некого и нечего.

Он пришел в магазин, протянул бидон и самым вежливым голосом сказал:

— Мяу.

— А? — удивилась продавщица, но подумала, что ей это послышалось. Наливать, что ли?

«Ой, — испугался кот. — Превратить-то он меня превратил, а забыл, что говорю я только по-кошачьи».

— Мяу, — пробормотал еще раз дяденька с усами и лихорадочно закивал головой. Мол, наливайте, наливайте. А что он мог еще сказать, если знал только «ррр» и «мяу». Не «ррр» же говорить тетеньке, которая во много раз его старше.

Продавщица наливала и наливала и никак не могла наполнить бидон. Ведь он тоже был волшебным. В него входило ровно в десять раз больше молока, чем в простой бидон, хотя на вид он был маленький.

Испуганная продавщица наливала литр за литром и не сводила глаз с бидона. Она даже проверила, не протекает ли он.

— Уже хватит? — недоверчиво спросила она у самого бидона, когда молоко наконец стало переливаться через край.

— Мяу, — услышала она в ответ от странного дяденьки с непонятным бидоном и дрожащими руками взяла деньги. Взяла с опаской: вдруг они тоже какие-то не такие… Очередь почтительно расступилась.

Дома они вскипятили молоко и выпили по чашечке кофе.

Но этого им показалось мало, и они сварили немножечко манной каши на десерт. Кастрюли четыре, не больше. Волшебник умел варить такую кашу, что тот, кто хоть один раз съел ложечку (а были и такие счастливчики), не мог забыть ее вкуса до самой смерти.

Даже седым стариком он долгими вечерами сидел и вспоминал вкус этой каши.

Поев, они обычно принимались за свои дела: волшебник — за волшебные, а кот — за кошачьи. А иногда и путали: волшебник начинал ловить мышей, а кот рассматривал картинки в журнале «Волшебство — сила».

А в тот день, поев, они ничего не захотели делать. Все дела казались неинтересными и скучными.

Каждое могло потерпеть до завтра, а некоторые даже до послезавтра. Поэтому они подошли к окну и стали смотреть вниз.

Во дворе моросил дождик.

На ветках деревьев сидели, нахохлившись, озябшие, голодные птицы. Под скамейкой в сквере жалась бездомная собачонка.

Василай вздохнул.

«Хорошо людям — у них есть все: и дома, и еда, и мамы, и папы. А где же моя мама? Почему она погибла? Мой папа Мокулай. Хорошо, что он меня спас. А другие дети — птицы и звери? Кто поможет им? Кто накормит и обогреет? Кто скажет доброе словечко?»

Посмотрел Мокулай на Василая, посмотрел Василай на Мокулая, и они оба одновременно подумали, что надо помочь птицам и зверушкам.

— Может, пошлем к ним машину «скорой помощи»? — предложил волшебник. — Скорой-прескорой.

— Лучше было бы построить дом, где все могли бы спрятаться во время плохой погоды, — подумав, решил Василай. — Ведь машина такая маленькая… Не просто дом, а целое бюро добрых услуг, а? Ведь у людей есть все, а у птиц и зверей ничего. А нужно, чтобы было поровну…

Глава вторая

БАШНЯ

Раз решили, то надо делать. Ведь много хороших событий не случается потому, что о них только мечтают, но ничего не делают. Но не такими были наши друзья. Они всегда доводили свои дела до конца.

Волшебник заточил свой самый длинный карандаш и стал рисовать разные дома, будки, павильоны. Сначала карандаш был у него длиной с локоть. Вскоре он стал поменьше — как ладошка. Кот волновался и ходил рядом, поглядывая своим зеленым глазом, что же у волшебника получается. Вскоре карандаш стал не длиннее пальца. Наконец волшебник откинулся в кресле и стал изучать свой чертеж № 777. Там была нарисована высокая-превысокая башня, выше любого дома. В ней он прорезал, как в свирели, двадцать пять окошек. Какого бы ты роста ни был — ты всегда найдешь окошко именно по себе. А чтобы можно было ходить от первого окошка до двадцать пятого, внутри была винтовая лестница. А это кто? Это же Василай стоит рядом с башней и приглашает всех в гости.

— Вот хорошо, вот прекрасно, — запрыгал Василай, помахивая хвостом. — Это очень хороший чертеж, потому что в нем есть я.

Кот ходил по комнате, рассматривая чертеж, и радовался. Волшебник расцветал улыбками. Кот закрыл один глаз, потом открыл его и закрыл второй — он высматривал себя на рисунке. Вскоре он задумался и почесал за ушком.

— Знаешь… Не смог бы ты кое-что добавить? — спросил он.

— Что? — обрадовался волшебник, потому что, если ты что-то придумал, ты всегда готов добавить туда еще две сотни небольших усовершенствований.

— Напиши на кошачьем, собачьем и птичьем языках всего лишь три слова: «Бюро добрых услуг».

— И на мышином, и на мышином, — пропищали из норки мыши. — Самое первое окошко пусть будет наше.

— Да, правильно! Чтобы никто не толпился, нарисуй возле каждого окошка мордочку, — добавил Василай. — Подходи и смотри, где чье окошко: к первому — мышка, ко второму — кошка, к третьему — свинка, к четвертому собака, к пятому — лошадь… к двадцатому — жираф. Выше жирафа я, пожалуй, никого не знаю. А оставшиеся пять, самые высотные, будут птичьи.

— Ах, какая приятная получается башня, — радовался волшебник. Он готов был придумывать такие башни все время. Сразу видно, что это не просто развлечение, а очень нужная вещь. Надо же помочь птицам и зверям.

И вот чертеж был готов. А когда у тебя есть чертеж, то можно сделать все, что хочешь. И космическую ракету, и подводную лодку. Если же ты сам не можешь ничего придумать, то и никакие волшебные силы тебе не помогут. Итак, пора приступать к строительству. Ведь птицы и звери ждут. Им тоже нужен советчик, помощник, защитник, а главное — друг. Не волшебный, а простой. Друг нужен самый простой и самый настоящий. Ведь волшебство спасает далеко не всегда. Зато настоящая дружба — всюду и везде.

Волшебник свернул чертеж, сунул под мышку и выбежал на улицу. За ним, подняв хвост трубой, бежал его верный кот. Они искали, где бы поставить башню.

В садике среди трав и ветвей они отыскали укромный уголок. Сразу было видно, что это самое хорошее место. Кустарники и ветви деревьев скрывали звериные тропинки, и все могли незаметно приходить сюда. Ведь есть у человека дела, которые не хочется сообщать сразу всем. Наверное, есть такие дела и у птиц и зверей.

Найдя место, волшебник принялся за строительство. Он не вызывал кран, не привозил бетонных панелей. У него был свой метод.

Волшебник Мокулай откашлялся и четыре раза притопнул левой ногой, потом три — правой. Не забывайте о порядке, когда будете себе что-нибудь строить, — сначала левой, потом правой. Возможно, в этом что-то есть. При этом он бормотал разные волшебные слова. Но они были такие странные и ни на что не похожие, что сразу же вылетели из моей головы. Может, в этом главная сложность волшебства: просто обыкновенный человек не может запомнить этих слов, они специально такие незапоминающиеся.

Но два слова я знал и так, поэтому могу их вам повторить. Может, они и вам знакомы. Это ВИРА и МАЙНА. Ими всегда пользуются строители. Но если к ВИРА и МАЙНА добавить еще несколько волшебных слов, — я думаю, что совсем немного, важно знать какие, — то дом сам полезет из земли, как гриб.

Так по своему волшебному методу волшебник бормотал, а башня росла и росла. Она становилась выше и выше. Волшебник, как зачарованный, никак не мог оторвать от нее глаз. Вскоре вершина ее скрылась в тучах. Она все росла, а волшебник только весело насвистывал песенку. Она росла бы и дальше, если бы Василай не закричал:

— Стой! Что ты! Ведь так мы и Луну собьем.

Волшебник посмотрел на небо. Луны действительно не было видно. Неужели? Тогда волшебник принялся уменьшать башню. Василай и Мокулай напряженно смотрели, не покажется ли на ее конце проткнутая Луна. Но там ничего не было, и оба облегченно вздохнули. Значит, Луна цела.

Волшебник еще немного укоротил башню. Василай забегал вокруг в поисках двери. Но про дверь волшебник как раз и забыл.

— Если можно, сделай железную, — попросил Василай, — чтобы скрипела. Мне очень хочется, чтобы дверь скрипела.

И волшебник приделал к башне дверь.

Василай ласково потрогал ее лапками, открыл и закрыл, открыл и снова закрыл, чтобы проверить, как она скрипит. И скрип этот ему понравился. Тогда он сразу помчался на двадцать пятый этаж. Через минуту в окошке показалась его мордочка.

— Ну как? — прокричал волшебник, сложив руки рупором, чтобы лучше было слышно.

Но Василай в ответ только показал язык. Не думайте, что он был такой невоспитанный. Просто он так устал после пробежки по лестнице, что не смог ничего сказать. Устал даже язык, не хотел его слушаться. Волшебник это понял и не обиделся.

— Слезай, — закричал волшебник в ответ. Волшебник ждал и ждал, а Василай все не появлялся.

Так еле-еле он спускался целых десять минут.

— Хорошенькое дело. За одну минуту поднялся, а за десять спустился. Вот что значит не делать по утрам физкультуры, — с укоризной сказал ему волшебник. И Василай покорно согласился. А может, у него просто не было сил отвечать?

Они отправились домой. Мокулай был бодр и весел. И Василай понемногу отходил. Через минуту он уже мог разговаривать, а через пять минут бегать.

— Ух, — сказал волшебник. — Я устал.

Ведь он так много сегодня придумал и построил. Поэтому он с полным правом лег спать.

Глава третья

ПОМОГИТЕ!

Бюро добрых услуг для птиц и зверей заработало вовсю. Птицы, возвратившись после перелетов, искали своих знакомых, собаки — зарытые в прошлом году кости (они оказались зарытыми так надежно, что даже сами хозяева уже больше не могли их разыскать), мыши узнавали про новые сорта сыра, которые готовил для них и для всех остальных молокозавод № 2, а кошки искали чистоплотных хозяек. Ведь больше всего на свете кошки любят чистоту и уют.

Откуда все это знал Василай? Действительно, всего он не знал. Волшебник выдал ему, на время, конечно, «Книгу всех секретов, которые есть в мире». Том первый и семнадцатый. Почему именно первый и семнадцатый? Где же остальные? Так и спросил Василай своего волшебника.

— Но ведь это же книга секретов, значит и она должна иметь свой секрет, про который можно узнать в какой-то другой книге секретов, — строго сказал волшебник, потому что не всегда любил раскрывать свои волшебные тайны.

Василай теперь радовался и расцветал. Он стал нужен всем. Он стал помогать всем. А это было совсем неплохо.

С первого дня больше всего башню полюбили за обеденный перерыв.

Как только Василай вывешивал табличку «Обеденный перерыв», отовсюду сбегались-слетались разные зверушки и птицы. В это время на кормушки вокруг башни сыпались семечки, корки, кости, сыр и орехи. А кому что, это уж разбирайтесь сами. И они разбирались и никогда не ссорились. Ведь белка не начнет грызть кость, а бросится за орешком. А собаке подавай только кости.

В это время вокруг башни стоял шум и гам.

— Обеденный перерыв должен быть для всех, — решили кот и волшебник и очень старались. Книга из волшебного холодильника очень им помогала.

Кушать хочется всем, а если тебе есть чем поделиться, то сделать это нужно обязательно. И синица, и снегирь, и даже воробей всегда прокричат в ответ «спасибо», только по-птичьи. Но «спасибо» понятно на всех языках и на всех языках одинаково приятно.

Однако обедами и разговорами дело не ограничивалось. Башня была не только поваром и советчиком, но и помощником и защитником. И добрые слова о ней были слышны повсюду.

Рано поутру в один из дней перед окошком появилась мышка.

— Ой, — испугалась она, увидев Василая. — Вы, оказывается, кот! Тогда это не бюро добрых услуг, а завтракающее бюро.

— Нет-нет, — успокоил ее Василай. — Я — ученый кот и не ем мышей.

— Знаете, волшебник, — сказала мышка, так как приняла Василая за самого волшебника, — я пришла к вам ради моей бабушки. Она старенькая и живет на нашем чердаке на улице Сундуков, дом пять. Это очень-очень старый чердак. Там очень хорошие и просторные квартиры…

— Честно? — заинтересовался Василай.

— Для мышек, конечно, — разочаровала его мышка. И продолжала: — Но теперь там всегда собираются коты. Простите, но… это правда. И на новой улице Чемоданов — тоже. Они бренчат на гитарах и не дают никому спать. Они никого не слушаются и издеваются над всеми, — расплакалась мышка.

— Что вы? Что вы? — принялся утешать ее Василай. — А когда они начинают… эти свои концерты?

— В девять, — пропищала мышка. — Помогите чем-нибудь.

— Все будет в порядке. Я буду там ровно в девять, — успокоил мышку Василай и заспешил к волшебнику. Ведь тут уже книга секретов не поможет.

— Коты-коты-котики? — переспросил Мокулай, читая газету «Волшебные известия». — Хорошо-хорошо.

Не отрываясь от газеты, он подул на стол, и там появилась коробка для торта.

— Можешь взять. Я думаю, это подойдет. — И волшебник снова уткнулся в газету.

Василай открыл коробку и увидел, что она полна пирожных, как лукошко грибов.

«К чему бы это?» — растерялся он и посмотрел на волшебника. Но Мокулай читал в газете волшебный фельетон и только посмеивался. Неудобно было его переспрашивать.

«Ага, это, наверное, военная хитрость, — догадался кот. — Вперед, мы им покажем».

И ровно в девять ноль-ноль мышка, вооруженная зонтиком, появилась на чердаке. С другой стороны выступал Василай с коробкой пирожных в лапах.

— А-я-яяя, — пели молодые коты и били лапами по своим гитарам и животам.

— Пожалуйста, прекратите, — пропищала мышка и спряталась под зонтик.

— Немедленно прекратите! — закричал Василай и поднял хвост трубой.

— А-я-яяяяя, — пели коты, не обращая на них никакого внимания, что было очень обидно для Василая,

— Хорошо же, — рассердился Василай и запустил в котов коробкой с пирожными. Коты подняли хвосты трубой, собираясь броситься в драку, но увидели пирожные и решили сначала заняться ими. Они ели и облизывались, облизывались и ели, но… с ними почему-то ничего не случилось. Опять волшебник что-то напутал.

— Спасибо, красавец с большими усами, — запели коты, поев. И, зажав в лапах гитары, как булавы, стали окружать Василая.

Мышка, спрятавшись под зонтиком, юркнула к бабушке. А Василай, почесав затылок, стрелой помчался домой.

— Ну, как день рождения? — спросил волшебник, раскачиваясь в кресле-качалке и читая журнал «Волшебство — сила». Он уже получил двенадцатый номер.

— Какой день рождения? Чей еще день рождения? — простонал Василай в страшном удивлении.

— Я думал, ты пошел к каким-то котам на день рождения. А что? Разве я дал тебе плохие пирожные?

Мордочка Василая вытянулась: рассеянный Мокулай опять все перепутал.

— Помоги поскорее, — попросил он волшебника.

Тогда волшебник отложил наконец журнал, открыл форточку, дунул и послал на кошачий чердак новые пирожные — волшебные, но все равно вкусные.

И вот снова знакомый чердак. Коты уже успели полакомиться, волшебные пирожные раздувались в животах, как воздушные шары, и тащили котов наверх. Коты цеплялись за стенки когтями изо всех сил, но все равно поднимались выше и выше. Они плавали в воздухе и кричали не своими голосами. Василай открыл окно, и они поплыли между домами, цепляясь за фонари.

«У нас появились не только летучие мыши, но и летучие коты?» — получили на следующий день триста двадцать семь запросов Зоологический музей, городская газета и студия телевидения.

На что они просто и прямо ответили:

«Да, появились, но раз наука их объяснить не может, то они скоро исчезнут».

А мышка с бабушкой поклонились Василаю, как фигуристки, когда им вручают цветы.

— Садитесь с нами пить чай, — предложила мышка-бабушка.

И Василай согласился. Ведь нельзя же все время работать, надо когда-то и отдыхать. Он улыбнулся как можно приветливее, но зубки его при этом очень не понравились маленькой мышке. Поэтому за стол она села на всякий случай с зонтиком, готовая в любую минуту нажать кнопку, чтобы зонтик раскрылся и спрятал ее от этого волшебника. Ведь он такой странный, такой рассеянный.

Бабушка надела белый передник и внесла целое блюдо пирожных. У Василая заныло в животе. Он со страхом подумал: а вдруг все пирожные на этом чердаке заколдованные? Поэтому он сразу же отказался от них. А чтобы не огорчать бабушку, выпил пятнадцать чашек чая — ведь они были совсем маленькие, не кошачьи, а мышиные.

Радостный Василай отправился домой.

— На этот раз все хорошо? Или опять что-то не так? — спросил волшебник, которого мучила совесть.

— Теперь день рождения получился что надо, — обрадовал его довольный Василай.

Вот так приходилось Василаю работать почти каждый день.

Как-то в обеденный перерыв среди черных и коричневых, лохматых и причесанных собак он заметил совсем-совсем маленькую с печальными глазами. Она сидела, поджав хвост, и ничего не ела. Только смотрела вокруг, и печаль не уходила из ее глаз и с ее черного носика.

— Как тебя зовут? — остановился рядом Василай. Ведь странно, когда во время обеда кто-то один сидит и вздыхает.

— Альмка.

— А чего же ты не ешь? — обиделся за свое бюро добрых услуг и его обеденный перерыв Василай.

— Не хочется.

— Ты сыта? — пытался найти хоть какой-то ответ Василай. — Тогда понятно.

— Нет, — тряхнула головой Альмка. — Я давно уже не ела, но все равно не хочется. Совсем.

И на Василая повеяло печалью и горестью. Видно, у Альмки что-то случилось.

Так и оказалось. В городе Альмка искала своих хозяев. Летом на даче вместе с ребятами ей было очень весело.

Она была самой главной игрушкой, ее вкусно кормили, особенно за обедом. А теперь хозяева уехали и оставили ее среди опавших листьев и гигантских лопухов. А Альмка так привыкла к хозяевам. И даже готова была простить им, что они бросили ее одну.

— Мы не дадим тебя в обиду, — решил Василай. — Мы тебя пристроим. Не к ним. К ним мы тебя не вернем. Ты попадешь в настоящие дружеские руки.

Василай подумал и подошел к огромной черной собаке. И хотя ему было страшно, потому что собака эта была не меньше велосипеда, он ее о чем-то попросил. Собака согласилась, и они втроем отправились к трубе, которая лежала поблизости. Траншею для нее вырыли, а трубу еще не положили.

Черная собака покорно залезла в трубу.

— Ты умеешь лаять по-детски? — спросил ее Василай. — Так давай. Только жалобней. — И они с Альмкой спрятались в кустах поблизости.

Черная собака принялась жаловаться на свою собачью жизнь. Ее плачущий голосок, усиленный трубой, как громкоговорителем, разносился по всему переулку. Казалось, услышь его — и ты сам заплачешь. Так, во всяком случае, думал Василай. Он готов был сам смахнуть слезу, хотя и знал, что собака эта пока только притворяется.

Но люди не знали этого. Они не останавливались, а проходили мимо. Все очень спешили и не хотели терять времени. Пусть собаки сами разбираются в своих делах, — наверное, думали они. Но ведь человек должен быть человеком и по отношению к собаке.

— Смотри, — вдруг толкнул Альмку Василай после получасового ожидания. — Вот идут двое. Нравятся они тебе?

Действительно, из толпы вынырнули два мальчика и заторопились к трубе. Только шли они очень странно, время от времени оглядывались по сторонам да еще воровато подбирали с земли камешки.

— Сейчас ты узнаешь, что такое настоящая меткость, — сказал один другому.

— Вытаскивай мишень, — обрадовался другой. Мальчик схватил палку и зашарил ею в трубе. Собака перестала тявкать, рассердилась и перекусила палку.

— Сломалась? — удивились мальчики. — Сейчас мы тебя выкурим. Неси хворост.

Они быстро принялись готовить костер. В карманах нашлись и спички. Но тут прозвучал условный сигнал Василая.

Черная собака величиной с велосипед вылезла из трубы и потянулась, обнажив грозные клыки. Она облизнулась и двинулась на озорников.

— Мамочка! — закричали герои и, спасая штаны и жизнь, ринулись прочь. А черная собака, довольная собой и разминкой, забралась обратно в трубу. Она прочистила горло громким лаем и снова принялась жалобно, по-щенячьи скулить.

Вскоре к трубе направилась девочка с пакетом под мышкой. Теперь уже Василай ничего не спросил у Альмки. Кто его знает, что последует дальше. Хоть это и девочка, но как знать, что у нее в пакете. Может, немного динамита?

Но девочка просто присела на корточки и принялась звать собаку.

— Эта ничего, эта подойдет. Ты как считаешь? — спросил Василай Альмку.

Но Альмка ничего не ответила. На всех своих четырех лапах она неслась к девочке в синем платьице.

— Как это ты здесь? — удивилась девочка, увидев Альмку. — Ты, наверное, с другой стороны трубы вышла?

Она достала гребешок и принялась расчесывать Альмку. Черная собака, сидя в трубе, тяжело вздохнула, увидев такое блаженство.

Схватив в одну руку свой кулек, а в другую Альмку, девочка ушла, а черная собака заскулила им вслед.

— Ты перестань, перестань сейчас же, ты уже большая, — посочувствовал ей Василай. — Пошли поскорее…

Он старался ее развеселить.

— Нет, ты иди, а я останусь. Может, и я кому-то нужна? — решила черная собака величиной с велосипед и села ждать своего счастья.

А Василай заспешил к бюро добрых услуг. Кто его знает, что еще может случиться. Он всегда должен быть на своем посту. Очень нравилась ему его новая работа. Такой важный стал. Такой нужный стал. Ни минуты покоя.

На этот раз Василай очень вовремя прибежал, потому что над бюро добрых услуг летали беспокойные птицы — птица-мама и птица-папа. Они были очень напуганы.

— Скорее! Скорее!

— Что случилось? — забеспокоился и Василай.

— Там мальчишка трясет наш дом — наше деревце. Вот-вот выпадет наш сыночек. Он только три дня тому назад вылупился и совсем не умеет летать.

Кот по дороге забежал к волшебнику, заторопил его, а сам пока бросился за птицами с сачком в руке. Вперед! На помощь!

Летят впереди птицы: то вниз бросаются, то вверх взмывают. Бежит по их воздушным следам Василай, развевается, как парус, в его лапах сачок. Не далеко, а совсем близко, оказывается, плохое дело делается.

— Раз-два, раз-два, — командует сам себе мальчишка. Он даже язык высунул от усердия. Все наверх смотрит. Но никак не выпадает противный птенец.

Пригнул и отпустил деревце мальчишка. Пулей вылетел птенец. Вот-вот случится беда.

Но успела скорая волшебная помощь. Успел словить его Василай прямо в сачок.

Удивился мальчишка. Кот, а ему мешает.

— Эй, ты, — воинственно закричал мальчишка. — А ну отдай мою добычу!

Спрятал Василай сачок за спину. Подходи, герой! Сейчас с тобой будет говорить Мокулай.

Зашелестела листва вокруг, заклубился воздух, как над ящиком мороженщицы. Только не эскимо на палочке появилось вдруг — это появился волшебник. Он был в домашних тапочках и совсем не рад, что его подняли с любимого кресла. Ничего не сказал Мокулай, только посмотрел на птенца и мальчишку.

— А если тебя так? — нахмурился Мокулай. А если Мокулай хмурится, то что-то будет.

И действительно, завертелось-закружилось все вокруг. Вихрь поднял мальчишку и понес его домой. И все? Радуется мальчишка. Стоит себе на своем восьмом этаже и гогочет. Еще бы. Ну и волшебник! Почаще так наказывай. Вот потеха!

Только рано он начал смеяться. Только рано он начал радоваться. Не такой волшебник, чтобы маленького не защитить да и большого тоже, если и с ним что-то несправедливое делается.

Идет по городу громадный мальчишка в коротких штанах. Близнец первому. Только больше, чем дом. Затряс он девятиэтажный дом. Ведь близнец, значит, и ведет себя точно так же. Держится первый мальчишка за перила балкона: не рад, что такую беду на себя накликал. Где уж там смеяться, только ужас на его лице. Боится упасть с такой высоты. Что человек, что птенец — одинаково страшно.

— Не буду, больше не буду, — кричит. — Спасите-помогите, — плачет. А когда птицы над тобой кричали, ты их слушал?

Поэтому и не дождался он помощи. Упал со своего восьмого этажа и полетел к земле. Тоже летать еще не научился, хоть и не три дня назад родился, а целых тринадцать лет. Но поймал его возле земли волшебник.

— Ну как? — спросил волшебник. Неинтересно ему это, но спросить нужно. Полезно даже.

— Простите, — опустил виновато глаза мальчишка.

— Не меня просить надо, — вздохнул волшебник.

— Простите, — поднял мальчишка глаза к кружащимся птицам.

И они, успокоившись, уселись рядышком.

— Ну и хорошо, — вздохнул волшебник, которому трудно не быть добрым. Но ведь только добрым быть нельзя, со злом надо быть злым. — А сейчас отправляйтесь все по домам. — Он дунул и мысленно произнес все нужные слова.

Поднялся вихрь и подхватил всех. А сам волшебник зашагал домой просто пешком. Ведь для волшебника это гораздо приятнее. И здоровье укрепляет. Думаете, это очень хорошо для здоровья возникать из ничего? Наоборот, очень даже вредно. Поэтому очень вредная у них профессия. Все превращаться и превращаться — тяжело для организма. В двести лет уже можно на пенсию уходить. Но никто не уходит. Некем заменить. Вот и приходится тянуть и до трехсот, и даже поболее.

Только что же у волшебника получилось? Сидит птенец в квартире на краю кровати. Нахохлился: «Где я? Ничего не пойму. Как тут неуютно. Как страшно».

Мальчишка заливается плачем на ветке. Страшно и ему. Раскачивается ветка от его плача. Вот-вот треснет.

Бросился кот с сачком догонять волшебника. Повезло ему, что тот пешком пошел:

— Мокулай, Мокулай!

Остановился волшебник. Что там еще? Сердится. Хоть туфли дайте надеть, не ходить же все время по улице в домашних тапочках.

— Во-первых, Мокулай, возьми обратно сачок. А во-вторых, ты же все перепутал. Мальчик должен быть с мамой и папой, а ты что сделал?

— Конечно, — согласился волшебник. И исчез.

Бросился кот Василай к дереву. А там сидят на ветках мама и папа… Мама с авоськой, а папа с портфелем. Вытащил их Мокулай с работы и магазина. И даже бабушка с дымящимся чайником, наверное, прямо из кухни прилетела.

Вот что значит рассеянный волшебник! Что бы он делал, если бы не Василай?

Прибежал кот с лестницей и всех поснимал.

Принес мальчишка птенца бережно в руках и положил обратно в гнездо.

— Простите, птицы.

Будет теперь он строить новые домики и смотреть открыто в птичьи глаза:

— Прилетайте, птицы.

Повесил кот табличку:

ОБЕДЕННЫЙ ПЕРЕРЫВ

И сразу закружились вокруг птицы, забегали зверушки.

Приятно о ком-то заботиться. Помнить и о птицах, и о зверях, и о зеленой травке, и о серебристой рыбке. Ведь наш дом — это не только квартира. Он больше, выше, шире. Его стены — высокие деревья и горы. Его потолок — синее небо. Его пол — густая зеленая трава. Наш дом — поля и луга, озера и речки.

А в таком большом доме приятно жить не одному. Поэтому надо обязательно с кем-нибудь подружиться. Друг не один, друзей всегда двое.

Глава четвертая

НАПАДЕНИЕ

Так они жили и радовались. И добрые слова о наших друзьях раздавались в разных уголках города. Но добрые слова приятны для добрых людей, а злых раздражают. Поэтому не все радовались их успехам, кое-кто и злился.

И пока он злился в своих четырех стенах, никто об этом не знал. Но…

О том, что их любят далеко не все, Мокулай и Василай узнали одним ранним утром. Солнце светило, как всегда. Пели птицы, как всегда. Ну все-все было таким хорошим!

Как всегда, Василай побежал к своему бюро добрых услуг. Но что такое? Все окошки заколочены крест-накрест, все двадцать пять, а на железной двери безвольно повисло белое полотнище — видно, кусок простыни. Василай схватил его и удивился: на нем гладью было вышито целое письмо. Пожалуй, даже не письмо, а ультиматум. Ультиматум голубыми нитками. Вот он:

ЗАКРЫВАЙТЕ СВОЮ СТОЛОВКУ СЕЙЧАС ЖЕ, А НЕ ТО

Ф

Василай приоткрыл дверцу и задумался. И задумался очень вовремя, потому что, сделай он еще хоть шаг, весь бы оказался под холодным душем. С грохотом скатилось железное ведро. Целую ночь эта нехитрая ловушка ждала своего часа, но Василай на секунду задержался и выкупался только в брызгах. Но все равно ему было неприятно: ведь коты очень не любят купаться.

«Кто это набезобразничал?» — раздумывал Василай, вытираясь ультиматумом вместо полотенца.

— Хорошо, хоть ультиматум под рукой оказался, — сказал он и повесил ультиматум сушиться на солнышке. А сам отправился за волшебником: ведь такое случилось с ним впервые.

С волшебником тоже такого еще не было. Он никак не хотел этому верить, пока не увидел мокрый ультиматум. Они разложили его на траве и сели рядышком думать.

— Ф? Что за Ф? Не Фантомас ли? — размышлял волшебник. — Был когда-то такой киногерой, а мальчишки потом начали везде оставлять его автографы. Как будто за все время учебы они выучили одно только слово.

— Нет, — закрутил головой Василай. — Я хоть не знаю Фантомаса, но я знаю мальчишек. Стал бы мальчишка вышивать, да еще гладью, да еще голубыми нитками? Нет, тут пахнет чем-то другим.

— Чем? — заволновался волшебник. — Чем же?

— А вот чем: это не он. Это наверняка какая-то она. Ф — это она. Голубыми нитками может вышивать только она.

— Как это она? — не сразу понял Мокулай. — Не пойму я тебя. И при чем тут голубые нитки? Лично я бы, конечно, предпочел черные. Но мог бы и голубыми, хотя черными написать — а не вышить — такой ультиматум гораздо приятнее.

— Вот именно! — Кот поднял кверху свой хвост и прошелся победителем. — Именно черными. Но для кое-кого другого лучше всего голубые.

— Для кого же? — вскочил на ноги волшебник. — Ну говори же скорей. Для кого?

— Для кошки, то есть девочки, то есть женщины, то есть бабушки — ну, в общем, для всех-всех, которые не мальчики и никогда ими не были. Это она!

— Да, теперь и я понял, что это она. Но все равно мы не знаем кто, вздохнул волшебник. — Она — это так мало.

— Ну, не так уж и мало, — стал защищать свою догадку Василай. — Разве это мало, если мы ровно вдвое уменьшаем число наших… возможных врагов.

Обрадовавшись, что врагов стало так мало, они принялись сбивать доски с окошечек башни. Так они трудились до обеда: ведь окошечек было двадцать пять. Они работали и думали, откуда мог взяться у них враг. Ко всем они относились хорошо, и, пожалуй, все их любили. Тут что-то было не так, что-то было совсем непонятным.

Во время обеденного перерыва, разложив по кормушкам еду, они сели тут же среди мелькающих хвостов и щелкающих клювов. Сели и думали все об одном и том же.

«Кто? Кто?» — только это их интересовало.

Мокулай снова развернул послание таинственного или таинственной Ф и долго на него смотрел. Он изо всех сил напрягал свои волшебные мозги, чтобы разгадать, кто это вышивал. Но ничего не получалось. И как раз это его настораживало. Если бы вышивал просто человек, то Мокулай легко бы его увидел перед собой. Значит, это работа какого-то волшебника или колдуна, волшебницы или колдуньи. Тем более, что молчала и книга секретов. Только колдовские следы могут остаться невидимыми для другого волшебника.

Всех волшебников в городе Мокулай знал, но ни одно имя не начиналось на Ф. И волшебниц тоже. Может, она уже на пенсии? Тогда это действительно скорее всего волшебница-колдунья. Именно они пораньше уходят на пенсию, чтобы лучше выглядеть. Ведь волшебницкая работа вредная, на ней быстро стареют от многочисленных превращений. А пенсионером быть неплохо: нельзя только заниматься сильным колдовством, мелким тоже нельзя, но кто за пенсионером уследит?

«Так что навредить она нам сможет и на пенсии», — думал волшебник, вспоминая все, что он знал.

Василай же не думал всякими волшебными способами, он был просто котом, хотя и говорящим. Поэтому он думал просто так. И видите, без волшебства тоже многого можно достичь: ведь он первый догадался, что скорее всего это она. Но, к сожалению, больше ничего умного в голову не приходило. Василай поводил усами, побил хвостом. И все равно ничего.

Тут он посмотрел вокруг и увидел, что все перестали есть, заметив их печальные лица. Коты и собаки принюхивались, пытаясь им помочь, еще не зная чем. Птицы поднимались повыше, чтобы разглядеть какие-нибудь следы. Ведь все видели сегодня заколоченные окна. Но носы не могли найти запаха, а глаза — следов. Поэтому они снова внимательными мордочками уставились на двух друзей. Когда же они наконец скажут, что случилось?

«Конечно, конечно, — думал Василай. — Если я не знаю сам, то спрошу у своих друзей. Ведь друзья всегда помогают в беде. А теперь и беда у нас общая. В общей радости мы были вместе, так неужели расстанемся в общей беде?»

Василай забрался повыше и развернул белое полотнище над головой. Но звери и птицы только в недоумении раскрыли глаза. Ведь ультиматум был написан на человеческом языке. Тогда Василай перевел все это на мышиный, кошачий, собачий и птичий языки. Он единственный мог быть переводчиком на этом собрании птиц и зверей. Кроме волшебника, конечно.

Все задумались.

— Кто это мог сделать? — спросил Василай. — Кто?

Василай переводил взгляд с одного на другого, но все виновато опускали глаза.

Забили крыльями птицы и зачирикали: «Нет, не знаем».

Зарычали от усердия собаки, закрутили непонимающе большими головами, заморгали умными глазами.

Замолчали, вздыхая, коты: уж они-то помогли бы Василаю, если бы знали.

Спрятали глаза мышки и виновато поджали свои хвостики.

— Никто не знает, — вздохнул Василай. И вместе с ним вздохнули все как один. Этот горький вздох поднялся к небу черной тучкой, и я уверен, что если бы из этой тучки полил дождь, он был бы не пресным, а соленым. Как слезы.

Но тут к Василаю подбежала знакомая мышка с зонтиком и запищала прямо в ушко:

— Я знаю, я знаю…

— Кто? — вскочили на ноги Василай и Мокулай.

— Кто? — вскочили на лапы собаки и кошки.

— Кто? — подлетели и уселись вокруг птицы.

А все мышки гордо посмотрели вокруг. Вот мы какие! Самые маленькие, но зато самые знающие.

Мышка раскрыла рот, но ее голосок утонул в шуме и грохоте, которые раздались внезапно. Казалось, рокотали реактивные двигатели. Гул шел откуда-то сверху и все приближался. Все в испуге задрали головы: на них пикировала черная ворона. Шум забивал уши и был такой силы, что становилось больно только от него одного. Все согнулись и прикрыли головы лапами. Черные крылья, черный хвост и черная голова неотвратимо приближались, и столько злости исходило от них, что трудно было не содрогнуться. Все сердечки стали биться в десять раз чаще.

Ворона, казалось, врежется в толпу, но она в последний момент сбросила вымпел с посланием и взмыла в небо. Нет, она не улетала, она выжидала и готовилась ко второму заходу.

Все в оцепенении ждали, пока Василай разворачивал новое послание. И снова голубой гладью было вышито:

НЕМЕДЛЕН

Ф

При Ф еще торчала иголка с ниткой. Так торопился кто-то, что даже не успел вытащить иголку. Иголку с голубой ниткой.

Все посмотрели на волшебника. Как он? Что он? Волшебник распрямился и расправил плечи.

— НИ-КОГ-ДА! — грозно прокричал он.

Ворона несомненно услышала этот голос, потому что она развернулась на месте, кувыркнулась и устремилась на них во второй раз. Снова вокруг задрожали листья и ветви деревьев. Но теперь уже меньше дрожали сердечки птиц и зверей, потому что все они собрались вместе и закрывали друг друга своими телами и крыльями. Каждый был хоть капельку прикрыт. А над всеми возвышалась фигура Мокулая, который, сложив руки на груди, презрительно наблюдал за военными маневрами вороны.

Ворона снова приблизилась с грохотом, и с ее крыльев посыпались десятки бомбочек. Вероятно, они должны были поразить птиц и зверей, но волшебник прикрыл всех, и бомбочки усыпали землю вокруг них. Падая, они не взрывались, а раскрывались, превращаясь в железных ежей. Теперь вся площадь перед бюро добрых услуг была усыпана железными кактусами. Точнее, шарами, похожими на кактус, потому что колючки у них были гораздо длиннее. Нельзя было даже свободно повернуться: кругом шипы и колючки. Всюду торчали острия, которые так и подрагивали от нетерпения.

— Волшебник, что же ты? — закричал Василай, потирая расцарапанный бок. Он боялся, что эти железячки начнут расти и проткнут их всех.

Волшебник все еще думал, что предпринять. Но крик Василая заставил его очнуться. Он посмотрел на грозные железные колючки, на своих мохнатых друзей, которые изо всех сил прижимались друг к другу.

Но волшебник оставался волшебником, и никакие колючки не могли лишить его этого дара. Он посмотрел на колючки изо всех сил, пытаясь уничтожить их. Колючки задрожали, заизгибались, но выдержали этот взгляд. Волшебник понял, что тут действуют волшебные силы. Колючки не хотели исчезать, потому что уже были заколдованы один раз.

Звери и птицы испугались. Пролетел вздох разочарования. А с неба раздался гадостный хохот. Получается, что волшебник не такой и волшебный. Ведь зверя и птицы не знали, что волшебные силы могут быть равны друг другу и тогда приходится волшебникам сражаться своим умением.

Волшебник улыбнулся и рассмеялся. И этот смех успокоил зверей и птиц. Ворона наверху даже притормозила от удивления.

А волшебник превратил все железные колючки в розы. Колючки были, и их не было. Ведь на розах всегда есть шипы, — значит, они были. Но главное в розах не шипы, а цветы, — значит, их не было.

Вся площадь перед бюро добрых услуг стала похожей на клумбу. Желтые и красные розы тянулись к солнцу. Аромат от тысяч лепестков щекотал в носу, так что хотелось приятно чихнуть. А когда ты чихнешь, то тебе уже не страшно. Ты снова бодр и весел.

Увидев это, ворона чуть не грохнулась с неба. Она забарахталась в воздухе, как дети плавают по-собачьи в воде. И так по-собачьи еле-еле полетела дальше. Она загребала вовсю, дергала крыльями, но летела медленно-медленно. Видно, вся ее сила ушла в злость. Напоследок она повернула голову и зашипела, бессильная что-нибудь сказать: так ее поразила цветущая клумба. Вскоре она скрылась за крышами домов.

Волшебник вызвал к себе садовые ножницы и, весело насвистывая, пошел среди роз. Он наклонялся то налево, то направо, вдыхая их аромат. Вскоре в руках у него заполыхал большущий букет, а к башне теперь вела тропинка. Букет был таким большим и воздушным, что казалось, вот-вот он поднимет волшебника и понесет за собой, как связка воздушных шаров. И, чтобы этого не случилось, волшебник вручил каждой птичке по розе. Они поднимались все выше и выше, держа в клювах разноцветные цветы: целая гирлянда роз протянулась в воздухе.

Покачивались бутоны от ветерка. И теперь он становился не просто приятным, но и нежным, так как весь пропитался ароматом роз. Вдохнув такого воздуха, хотелось петь и смеяться. Что и делали прохожие, сами не понимая почему. Усатый милиционер принялся насвистывать на своем свистке. А девочки с косичками, казалось, взлетали время от времени в воздух, так легко они бежали. Даже, наверное, взлетали по-настоящему. Потому что если такого воздуха набрать побольше, то непременно полетишь, как воздушный шарик. А ведь девочки такие легкие…

Все разбежались-разлетелись, и только одна мышка с зонтиком стояла одиноко. Неужели все забыли, кого искали и что хотели узнать? Тогда это опасные цветы. Мышка прижимала к себе зонтик и не решалась снова заговорить. Но, увидев, что волшебник опять читает вышивку, побежала к нему.

— Ф — это Феонила, — изо всех сил пропищала она, но все равно волшебник ничего не расслышал.

Мышка подпрыгнула повыше и пропищала снова. Тогда волшебник присел и прислушался. Такое внимание даже испугало мышку. Она заволновалась.

— Я не знаю точно, но мне так кажется, — запинаясь, пролепетала мышка с зонтиком.

— Говори скорее, — торопил ее Василай. — Мы все видели, но не знаем, кто это. Я уже подумал, что, может, у нее с грамотой слабовато. Вот она и расписывается как Форона.

— Нет-нет, это не Форона, а Феонила. Мы, мышки, живем не только на чердаке, где вы нам помогли, но и… и везде…

— Да, я это знаю, — закивал головой кот, но тут же испугался, как бы мышка не приняла его за охотника на мышей: ведь он вырос только на молоке.

— Мы такие маленькие, — продолжала мышка, не заметив его душевных переживаний, — что везде-везде можем побывать: и в седьмой квартире, и в двадцать седьмой, и на чердаке, и в подвале. И кое-где кое-что можем услышать. И рассказать это друг дружке. Точнее, подруга подружке. Ведь поделиться с подружкой можно не только корочкой хлеба, но и кусочком новостей. А эта Феонила подсылает свою кривоногую собачку Ирэн, чтобы та узнавала все наши разговоры и доносила ей. Все-все. Самые тайные-претайные.

— Ну, допустим, уж самые-пресамые ей не услышать. Собаке, даже маленькой, никак не забраться к вам в норку. Разве что слуховую трубку туда запустить, как доктору…

— А вот и да, а вот и да! Она делает ее маленькой, как мышку, чтобы та могла залезать в наши самые тайные норки и там все вынюхивать и все выслушивать, А мы ее боимся, потому что она хоть и маленькая, но все равно не мышка, а собака. Вот почему я думаю, что Ф — это ФЕОНИЛА. А Феонила — это плохо.

Мышка с зонтиком так много сказала, что даже сама испугалась. Она молча подхватила зонтик и юркнула в норку.

— Мы все узнали и ничего не знаем, — вздохнул волшебник, проводив ее взглядом.

— Почему же? Мы знаем теперь точно, кто такая Ф. И это самое главное. Ведь, зная кто, мы знаем нашего врага, — успокоил его Василай.

— Так-то так, но почему он, то есть она, вдруг стала нашим врагом? снова вздохнул волшебник. — Почему?

Глава пятая

ПОЧЕМУ

Феонила действительно была колдуньей. Когда-то. Сейчас она уже ушла на пенсию. Вообще-то пенсионерам нельзя заниматься волшебством. Поэтому перед уходом на пенсию совет волшебников все колдовские знания изымал из их памяти, а заполнял ее простыми вещами: сколько стоит буханка хлеба и бутылка молока, например. Но Феонила была хитрой и перед уходом на пенсию некоторые заклинания записала в свою маленькую сафьяновую книжечку. Теперь она сама вроде действительно ничего не знала, что было вполне по правилам, зато за нее все секреты хранила маленькая книжечка: как самой превратиться в ворону или как Ирэн сделать совсем маленькой. Все-все, что поместилось на страницах записной книжечки, стало ее силой. Она писала туда таким мелким почерком, что ей пришлось теперь носить очки, чтобы прочесть все заклинания. Зато мелким почерком поместилось куда больше, чем крупным.

Вот так Феонила и делала свои маленькие гадости. Собственно, ради этого она и жила. Конечно, гадости были небольшими, неприметными, чтобы совет волшебников не заметил, что она нарушает правила. Поэтому через некоторое время волшебники о ней совсем забыли. И Мокулай тоже. Он ведь долго искал кого-то на Ф, но никак не мог найти. И никогда бы не узнал, если бы не мышка с зонтиком. Такой колдуньи уже давно не было. Но на самом деле она была.

Соседи и подавно не считали ее колдуньей. Кто сейчас поверит в колдовство? Они просто считали ее злой и сварливой старушкой. Подумаешь, разговаривает со своей кривоногой собакой — старый человек, да и только. Ведь им и в голову не приходило, что собака тоже не молчит в ответ. А если бы они и заметили эти беседы с Ирэн, им бы подумалось, что все это просто показалось.

Феонила занималась своими делами, ссорилась с соседями и дворничихой и думать не думала о бюро добрых услуг. Но вот однажды эта новость докатилась и до нее. Как всегда, она сидела у стены и читала письма. Почему у стены? Дело все в том, что жила она на первом этаже, а снаружи на стене дома висел синий почтовый ящик. Феонила пробила свою стену, сделала в ящике отверстие, и все письма теперь из почтового ящика падали прямо к ней на стол.

А когда машина приезжала за письмами, то шофер удивлялся, какой странный район: здесь никто не пишет писем. И никому невдомек было, что письма попадали в руки Феонилы. Ведь в письмах так много интересного, вот Феониле и не терпелось их почитать. А то, что она читала чужие письма и что это очень некрасиво, было для нее вдвойне приятным.

Больше всего на свете она любила читать печальные письма, чтобы посмеяться и порадоваться. Ведь у злого человека все наоборот: он радуется, когда услышит что-то печальное, и начинает грустить, если видит, что у кого-то все хорошо. Тогда ему самому становится ой как плохо. Такие люди делают гадости, чтобы чувствовать себя лучше.

Зимой по ночам Феонила поливала горку перед своим окном водой и, вдоволь насмотревшись на падающих людей, приходила в хорошее настроение. Его могла испортить только дворничиха, если успевала посыпать ледок песком. Летом Феонила сидела и изо всех сил разогревала асфальт, чтобы в нем за день застряло с десяток каблучков.

— Хе-хе! — смеялась она. — И зимой и летом найдется работа для неутомимых рук.

Так что, если Феонила, читая письмо, встречала там «Ах, как мне тяжело», то ей становилось радостно и легко. Такие письма она собирала, переплетала и ставила на полку. Вместо книг у нее стояли переплетенные письма. Некоторые даже пожелтели, но все равно лучшего чтения для нее не было. А если бы ей попалось письмо Ваньки Жукова, то она бы его вывесила на радостях в рамочке. Но таких настоящих жалостных писем попадалось очень мало. Все писали, как им хорошо, и огорчали Феонилу. Такие радостные и веселые письма она, расстроенная, рвала на мелкие кусочки, чтобы их больше не видеть. И когда письмо распадалось на мелкие кусочки, ей снова становилось приятно: ведь письмо не шло к адресату, и, значит, это была гадость, хоть и маленькая.

Однажды, когда Феонила читала свежую почту из своего ящика-ловушки, в комнату кубарем влетела Ирэн.

— Преврати меня обратно, — запищала Ирэн мышиным голоском. Она как раз была маленькой, как мышка, и только что вылезла из мышиной норки.

Феонила поправила очки на носу, прочла по сафьяновой книжке заклинание и сделала из Ирэн маленькую собачку.

— Ну что там нового? Рассказывай! — приготовилась Феонила слушать все нехорошие известия. Ведь не все пишут в письмах, кое-что и рассказывают. И это тоже при помощи Ирэн попадало в сети к Феониле. Но сегодня Ирэн ничего жалостного не принесла с собой. Она надеялась рассказать, как коты-гитаристы избили Василая, но получилось как раз наоборот.

— Все хвалят бюро добрых услуг волшебника. Этих Василая и Мокулая. Они, видите ли, избавили этих мерзких мышей от разбойников котов.

Феонила в волнении зашагала по комнате. А Ирэн продолжала:

— Эти писклявые поднимают лапки кверху в восхищении от волшебства Мокулая и доброты Василая.

— Какая неблагодарность! — возмутилась Феонила. — Мое волшебство они не оценили. Разве они не видят, как легко я превращаю тебя в совсем маленькую? Или как в одну секунду покрываю улицу льдом? Или как я могу из любого стройного дерева сделать совсем горбатое? Ха-ха. Вот что такое настоящее искусство. А что это за Василай? Не тот ли писклявый котенок, маму которого я унесла и кинула в реку? Почему он не погиб без матери? Ну, Мокулай, ты позволяешь себе вмешиваться в мои дела, даром тебе это не пройдет!

Она еще долго не могла успокоиться. Даже чтение самых печальных писем не могло ее порадовать. Целый вечер она бурчала себе под нос. Ирэн даже испугалась, что она заболеет. Но, может быть, утром все пройдет? Однако утром положение даже ухудшилось. Дело в том, что близились праздники и весь ее столик оказался вскоре завален праздничными открытками.

— Как я ненавижу эти праздники, — сердилась Феонила, так как рвать открытки куда труднее, чем письма. — Пишут и пишут одни только поздравления. Ну хоть бы кто пожаловался, поплакался бы, как ему плохо. А то желаю и желаю… Желать надо только плохое. «Чтобы ты ногу поломала» — какое приятное поздравление. Или: «Желаю от души, чтобы у тебя, моя родная, выросла огромная бородавка». А то желают всякую чепуху.

Феонила злилась и ничего не могла придумать, чтобы улучшить свое настроение. Ведь улучшить его могло что-то плохое-преплохое. Но что?

«Противное бюро добрых услуг! Негодяи Мокулай и Василай! Как я вас ненавижу. Строите из себя добрячков, а сами заботитесь только о своей славе. Конечно, никто ничего даром не делает. Если они это делают даром, значит, у них на уме слава. А как же иначе?»

Феониле немного полегчало, когда она так легко «раскусила» своего противника.

Но просто так уничтожить бюро добрых услуг ей было не под силу: ведь оно было тоже построено волшебными руками. Поэтому она решила их как следует сначала напугать, чтобы увидеть, с кем имеет дело. И с радостным лицом принялась вышивать свое пугающее послание.

Ирэн ходила вокруг да около и никак не могла понять, что же такое готовятся. Но Феонила была так увлечена своей работой, что не обращала на Ирэн внимания. Просто не было времени. Думаете, легко вышивать гладью такое длинное письмо? Но зато как красиво, как романтично! Голубыми нитками…

Феонила прижала свое послание к груди и готова была разрыдаться от умиления.

Ночью Феонила приказала Ирэн коротко и ясно:

— Собирайся!

Ирэн на радостях запрыгала. Так радуются охотничьи собаки, когда видят, что их хозяин берет в руки ружье. А Ирэн, если разобраться, тоже была охотничьей, только охотилась не за дичью, а за гадостями. И пока Феонила одевалась потеплее, Ирэн в зубах притащила сумку, в которой всегда путешествовала. Кстати, точно как охотничья собака, которая в этом случае тащит в зубах свой поводок. Лишь бы поскорее.

Феонила аккуратно уложила Ирэн и сафьяновую книжечку в сумку, заперла покрепче дверь и вышла во двор. Кругом было тихо и совсем темно. Кончились телевизионные передачи, так что в квартирах не светились даже телевизоры. Ведь сначала гаснут люстры, потом гаснут телевизоры, и лишь потом люди засыпают. Было так темно, что она не увидела даже звезд. Вот какая безрадостная погода стояла на дворе.

— Это хорошо, — потерла руки Феонила. — Темнота — моя подружка.

Поколдовав, Феонила стала медленно подниматься в воздух. Такой темной ночью ее никто не увидит в вышине, так что незачем превращаться в ворону, тем более, если это укорачивает жизнь. А Ирэн с замиранием сердца выглядывала из сумки, потому что никак не могла привыкнуть к ночным полетам.

Феонила поднялась над крышами и стала высматривать, где же ненавистная башня. Она полетела вдоль проспекта, где горели уличные фонари. Подол ее платья шелестел позади. Внизу мелькали улицы, площади, дома. Феонила все увеличивала скорость, а Ирэн недовольно ворчала:

— Ведь уронит! Вдруг наклонится и уронит. Надо взять в зубы сафьяновую книжицу. Если не за мной, то за книжицей она обязательно бросится.

Вскоре Феонила увидела скверик с башней и осторожно спустилась, чтобы не попасть на электрические провода. Она заспешила к башне, на ходу прикидывая предстоящую работенку.

— Понастроили… Сейчас все равно мы тебя уничтожим! Сейчас хоть двадцать пять, хоть триста двадцать пять, — зашарила она рукой в сумке. Забью все их окошки — это раз. Два — поставлю ловушку с ведром и холодной водичкой. Пускай котик покупается! А три, три — это мое устрашающее письмо! Ну как?

Феонила раскрыла записную книжку, торжественным жестом поправила очки, как мотогонщик перед стартом, но ничего не смогла прочесть. Ведь было так темно… А глаза ее хоть и светились в темноте, но не настолько, чтобы прочесть бисерный почерк.

Она затопала ногами от возмущения, но потом, поискав глазами далеко стоящий фонарь, поспешила к свету.

Теперь записную книжку было видно, но не было видно этой проклятой башни. А для хорошего колдовства видеть башню нужно было обязательно. Пришлось наколдовать фонарик.

Протерев очки от ночной росы, Феонила принялась за работу. Сначала наколдовала ведро с холодной водой для утреннего купания Василая. Потом принялась забивать окна. После каждого обработанного окошка Феонила довольно кряхтела. В конце она достала еще ультиматум, приладила его и залюбовалась своей работой. Довольная, она обошла башню вокруг.

Дело было сделано.

Феонила улыбнулась. Теперь ей было хорошо и радостно. Она сделала свое гадкое дело и тем самым сразу исправила свое настроение. «Твое настроение — в твоих руках», — любила говорить она холодными зимними вечерами, когда летать уже холодно и приходится жить воспоминаниями о старых летних пакостях. Теперь, радостная, она подхватила Ирэн, спросила, не жестко ли ей, и они понеслись домой. Феонила время от времени оборачивалась, думая увидеть заколоченное бюро добрых услуг. Ей даже казалось, что она его видела, и потому она удовлетворенно хмыкала. Ночь прожита не зря. А днем лучше спать, чем работать.

Дома обе они уютно улеглись в постельку и захрапели, словно духовой оркестр. Феонила выводила самые низкие звуки, а Ирэн самые тонкие. В такт их дыханию качались занавески на окнах, так что можно было подумать, что они в каюте океанского теплохода. Под носом у Феонилы подергивались маленькие черные усики, оставшиеся ей от былых превращений в усатых мужчин. Подрагивали ножки Ирэн.

Глава шестая

ПО-ХОРОШЕМУ

Вот какова история Феонилы, вот почему она так «заинтересовалась» бюро добрых услуг.

Итак, враг № 1 определился. Был, конечно, еще и враг № 2 с обрубком хвоста, но он полностью слушался своей хозяйки. А что делают с врагами?

Но наш волшебник был очень добрый и вовсе не любил драться, даже с волшебниками. А тут тем более перед ним оказался враг женского пола. Правила вежливости обязывали его относиться почтительно к такому врагу.

— Давай заколем ее копьями, забросаем стрелами и вообще сотрем с лица земли самым большим бульдозером, — предложил Василай, который не думал о правилах вежливости.

Волшебник вздохнул, хотя нарисованная Василаем картина тоже пришлась ему по душе:

— Нет-нет, мы же не такие, как она. Мы — настоящие волшебники…

Василаю, конечно, понравилось, что и его зачислили в волшебники, поэтому он заранее был уже готов согласиться с любым предложением друга. Наконец волшебник сказал свое самое главное слово:

— Надо как-то сказать ей. По-хорошему. Чтобы оставила нас в покое.

Вот так мягко он сказал. Ведь добрый человек всегда думает, что все можно решить по-хорошему. Что плохой человек, видно, не понимает, что он творит, а вот если ему рассказать по-доброму… Так думал волшебник, потому что хороший человек и о плохом думает хорошо.

И они с Василаем отправились домой писать письмо-ответ.

— А как вообще пишут письма? — задумался волшебник, так как совершенно забыл, как это делается. Но ему простительно, ведь все мы помним, что был он немножко рассеянным. Он посмотрел на Василая, но Василай только смущенно покачал головой. Он еще никогда в жизни не писал писем.

Тогда волшебник покряхтел и вышел на лестничную площадку, чтобы все же спросить у кого-то знающего, как все это делается.

Первым мимо него прошел товарищ управдом, которого волшебник побоялся спрашивать о таких несерьезных вещах.

Второй прошла соседка, которая, если спросить о письме, расскажет обо всем сразу: и о письмах, и о том, кого следует отправлять в космос, и о том, какие яйца называются диетическими… Поэтому при виде ее Мокулай принялся усиленно завязывать шнурки.

А третьим бежал второклассник Виталик Грицак. Вот кого Мокулай решился порасспросить.

— Виталик, а как пишутся письма?

Виталик с подозрением посмотрел на волшебника, но все же ответил:

— Письма пишутся очень просто. Сначала надо написать: «Дорогая бабушка». А в конце: «Целую. Виталик». А между ними очень трудно придумать что-нибудь. Если бы я знал, что написать между ними, я бы писал бабушке часто-часто. А такое маленькое письмо отправлять стыдно.

— Ага, — обрадовался Мокулай и прокричал «спасибо» Виталику, который уже бежал этажом ниже.

Волшебник разложил тетрадный листок, взял в руку ручку и… «Дорогая Феонила», — хотел начать он, но потом задумался.

— Как-то неудобно писать «дорогая», она ведь нам не очень дорогая!

— Пиши тогда просто Феонила, без «дорогая», — предложил Василай.

— Феонила, Феонила. Нет-нет, это получается очень грубо, — задумался волшебник. — А, вычеркнем, обойдемся без этой первой строчки. Она по надписи на конверте увидит, что это ей. Зачем дважды писать?

И он снова взял бумагу и посмотрел в ее чистые воды, не решаясь прыгнуть туда своим чернильным пером.

— Прошу вас, нет, просим вас, — начал он. И на этот раз действительно вывел эти первые два слова: «Просим вас». И взглянул на Василая, чьи ушки вздрагивали от нетерпения.

— Это ничего, — поддержал его Василай. — И строго, и вежливо сразу. Так надо писать все письмо. А в конце нарисовать череп и кости.

— Это еще почему? — удивился волшебник.

— Череп — это наш ум. А ее — это кости…

— Нет-нет, — снова не согласился волшебник. — Все должно быть вежливо и красиво. А ты прямо какое-то бандитское послание хочешь сделать.

Василай немножко обиделся и отвернулся. Волшебник улыбнулся и погладил его кончиком ручки. Тогда Василай вздохнул и вернулся к письму. И в конце концов они написали:

ПРОСИМ ВАС

ОСТАВИТЬ В ПОКОЕ НАШЕ

БЮРО ДОБРЫХ УСЛУГ

ПО-ХОРОШЕМУ

— А как же подписаться? — занервничал волшебник. Он представил подпись: «Целуем. Мокулай и Василай» — и покраснел.

— А может, и тут обойдемся? Что она — не знает о нас? Прекрасно знает.

— Действительно, не писать же «целуем», — повторил волшебник и снова покраснел.

— Нарисуй что-то обидное-преобидное: топор и рядом с ним голову.

— А это еще зачем?

— Мы умные, как голова, а она вроде топора.

— Нет, что ты, она может испугаться и решить, что мы хотим отрубить ей голову.

— Что она — такая непонятливая? Будет же ясно нарисовано. Топор и голова.

Но волшебник все равно не согласился с Василаем.

Наконец все было готово и письмо улетело.

Но как же среагирует на него Феонила?

Волшебник включил телевизор. Самый обыкновенный телевизор. Даже не цветной. Но ведь в телевизоре двенадцать каналов, а передачи ведутся только по двум-трем-четырем. А для чего остальные, вы никогда не задумывались? Остальные — для волшебников. Именно совет волшебников потихоньку сделал так, чтобы в телевизоре было куда больше каналов, чем передач. Ведь волшебники не могут держать в квартире еще один свой волшебный телевизор. Зачем занимать лишнее место.

Но если мы начнем щелкать переключателем, мы не увидим ничего интересного на этих каналах. И сразу же переключимся на мультипликат. Или на концерт духовых инструментов, потому что там очень громкие и большие трубы. А волшебник мог заставить телевизор показывать то, что ему нужно.

Волшебник уселся перед телевизором, включил одиннадцатый канал и пристально посмотрел на экран. И по мере того как он смотрел то в одну, то в другую его точки, там зажигались уголки комнаты Феонилы. А она крепко спала.

Но даже такая прекрасная вещь, как сон, не может длиться вечно. Первой спрыгнула на пол Ирэн и потянулась всеми своими четырьмя лапками.

И очень ей захотелось кушать. Сама Ирэн не могла открыть холодильник и вытащить оттуда связку сосисок, одну за другой, как канат. Поэтому она посмотрела на Феонилу. Но та как будто и не собиралась просыпаться. Все так же мерно колыхались занавески на окнах от ее дыхания. Тогда Ирэн отправилась на кухню сама: может, там что-то осталось от вчерашней еды. И застучала крышками и кастрюлями.

Шум на кухне разбудил Феонилу. Недовольная, она поднялась, схватила в руки туфлю и принялась красться на кухню тихо-тихо, чтобы как следует проучить эту Ирэн. Губы ее шептали:

— Эта тощая шавка опять лазит по кастрюлям. Когда уже она наестся?

Она сделала шаг на цыпочках, но тут ее взгляд упал на столик, и она увидела письмо. По непонятной причине она почувствовала необычность этого письма.

Это письмо манило и притягивало, как никогда.

Феонила переложила туфлю в левую руку и так же на цыпочках — потому что чуточку боялась письма — подошла к столику. На конверте, как ни странно, она прочла свое имя. Ой!

Это было первое письмо со времени изобретения почты, направленное лично Феониле. Поэтому сначала на ее лице появилось удивление. Потом она обрадовалась, как дитя, и обнюхала это письмо со всех сторон, все еще не решаясь его открыть. Она так старательно его нюхала, что, казалось, нос ее удлинился до размеров морковки. Потом удивление и радость сменились страхом. Кто и зачем мог отправить такое письмо? Так как Феонила ничего хорошего за всю свою жизнь никому не сделала, она и не ждала ничего хорошего ни от людей, ни от волшебников. «Тут опасность», — было написано теперь на ее лице. Она даже приложила конверт сначала к одному своему уху, потом ко второму: не тикает ли там внутри какая-нибудь бомба? И не бьется ли сердце какой-нибудь мини-гадюки? Ухо ее вытянулось до размеров конверта, но ничего не услышало.

Феонила беспокойно заходила по комнате. Открывать или не открывать? Открывать опасно, а не открывать просто невозможно. Ведь так хочется знать все.

Однако тут вошла Ирэн и удивленно посмотрела на конверт.

Теперь Феониле деваться было некуда, и она скрепя сердце разорвала конверт.

Она читала и не знала, как вести себя. И решила посмеяться, чтобы унизить противника. Она засмеялась, как теленок и поросенок, вместе взятые.

Она похохатывала, как маленький клоун на большой цирковой арене.

Она надрывалась, как двести зрителей сразу на сеансе кинокомедии.

— Что там? Что там такое? — бегала вокруг Ирэн, пытаясь хоть краешком глаза увидеть письмо.

Ирэн скрежетала зубами, не в силах дождаться конца смеха повелительницы.

Но дождалась.

— Они… ха… мне… хи… по-хорошему. Дураки! — подвела итог Феонила. А потом все же забеспокоилась: — А ну-ка посмотрим, что там они готовят?

Феонила зашлепала к своему телевизору и включила его, бережно тронув за ручки.

Она защелкала каналами, но все равно никак не могла настроить изображение. Что-то виднелось, но очень плохо.

Какие-то незнакомые тени то исчезали, то появлялись. И гробовая тишина пугающе неслась из телевизора.

— Что там у них делается? — заволновалась Феонила. Поэтому пришлось послать на разведку Ирэн.

Глава седьмая

РАЗВЕДКА

Краткое содержание

Противник ничего не делал. Он дремал после шахматной партии, которую волшебник всегда играл сам с собой. Он пока еще не нашел равного себе игрока.

А второй противник докармливал своих хвостатых друзей. Обед шел к концу, и Ирэн, отхватив две порции мяса, отправилась к повелительнице.

Глава восьмая

НОЧНЫЕ СТРАСТИ

— Ага, и в ус не дуют, — обрадовалась Феонила, выслушав сообщение своего агента. — Тогда сегодня ночью вы получите. Всю вашу башню изрежу на мелкие кусочки. Или закопаю поглубже. Или… Или…

И так, повторяя все «или» да «или», Феонила до самого вечера ходила из угла в угол. Картины мести будоражили ее и не давали успокоиться. Казалось, что наступил последний час Мокулая и Василая.

Вечером Феонила снова стала паковать Ирэн и сафьяновую книжицу в сумку. Теперь Феонила не забыла и о фонаре. Она даже взяла не фонарик, а большой фонарь, словно снятый с уличного столба, но на батарейках. Большое дело, большие планы требовали большого фонаря. Тут фонариком не обойдешься. И когда она зажигала его в воздухе, то казалось, что над городом летит ракета.

Вскоре она спланировала к скверику и башне. Подошла поближе, все напряженно вынюхивая и прислушиваясь, так как ожидала подвоха со стороны волшебника. Но кругом было тихо.

Она села на скамейку и притаилась, поглаживая Ирэн. Ни одна ветка вокруг не шелохнулась, не слышалось ни одного вздоха. Феонила немного повеселела. Она была один на один с башней.

Усевшись на лужайке, она зажгла фонарь, чтобы почитать заклинания из своей сафьяновой книжицы. Феонила мечтала, как ласково-преласково будет читать свой приговор бюро добрых услуг. И как при ее словах начнет он рушиться и исчезать. Было очень приятно.

Феонила еще раз щелкнула выключателем. Что такое? Фонарь почему-то не зажигался. Она затрясла его изо всех сил, как маленький ребенок копилку. Внутренности фонаря перемешались, но он все равно не горел. Что случилось? Забеспокоилась и Ирэн, которая всего и всегда боялась больше Феонилы.

Феонила схватила сумку с Ирэн, бросила фонарь и побежала к свету, чтобы наколдовать себе другой.

— Фонарь, какой-то фонарь мне мешает. Я наколдую себе пять фонарей, тогда посмотрим.

Она раскрыла книжку и торопливо забегала глазами по строчкам. И появилось ровно пять фонарей, один другого больше и краше. Феонила поочередно зажигала их и облегченно вздыхала. Загорелся первый, второй и наконец пятый.

Феонила с трудом захватила все фонари и потащила к башне. Но как только она к ней приблизилась, фонари, как по команде, потухли. Она защелкала выключателями, затопала по ним ногами, но бесполезно. Тогда Феонила отнесла один фонарь в сторону, и вдалеке от башни он снова исправно замигал. Возле башни фонарь столь же внезапно потух. Можно было нащупать невидимую черту, за которой фонарь отказывался работать.

И Феонила все поняла. Это волшебник провел тайную границу, за которой фонари не светились. Он окружил этой чертой свое бюро добрых услуг и теперь спокойно смотрел сны, так как знал, что без фонаря Феонила уже не колдунья, а просто злая старушка.

Феонила затопала ногами от возмущения. Ее провели, ее старательно разработанные планы рушились, так и не успев воплотиться в жизнь. Так она бы топала и мучила себя до утра, если бы ей на ум не пришла спасительная мысль.

— Если я не могу ничего сделать колдовством, я разворочу тут все сама. Я сама поработаю!

И она потрясла сразу двумя кулаками вместе.

— Ирэн! — приказала она. — Пойдем рушить башню.

Феонила поприседала, чтобы проверить крепость ног, подоткнула юбку и побежала на таран.

Вуух! По башне пробежала волна ее гнева. Но башня устояла. Тогда Феонила попыталась обхватить ее руками и затрясти, как грушу. Но башня устояла и против этого маленького землетрясения.

Волшебная башня не поддавалась усилиям рук и ног злой старушки. И Феонила вскоре это поняла, получив несколько шишек на память.

— Я лучше сделаю себе какой-нибудь инструмент. Поострее, — обрадовалась Феонила новой спасительной мысли и побежала обратно к свету.

Там она наколдовала себе лопату. Лопата вышла такой большой, что из нее можно было сделать складной гараж для «Жигулей». Поэтому она Феониле очень понравилась. Феонила, кряхтя, попыталась потащить эту лопатку к башне. Но чуть не погибла под ней.

Отдышавшись и прийдя в себя, Феонила наколдовала себе лопату поменьше, но все равно больше обычной. И потащилась с ней в темноту.

Сначала Феонила хотела выкопать башню вовсе, как кактус, чтобы пересадить ее в другое место. Но потом, вспомнив, что против волшебной вещи ей своими силами не совладать, она в корне поменяла лопатоплан.

— Я сделаю ловушку, как для тигров или этих, с хоботом — слонов, бормотала она. — Вырою яму и прикрою этими — лианами. Или теми бананами. Они бац туда — и все кости переломают. А я буду сидеть на краю и болтать ногами…

Ирэн слушала про эти банановые лианы и боялась подать голос против. Действительно, ведь бананы у нас не растут, а только продаются. Кто поверит такой ловушке? Но разве Феониле, которая наконец нашла применение своим силам, можно такое сказать? Поэтому Ирэн предпочитала молчать.

Феонила не слышала голоса разума и упрямо копала. Нога соскальзывала с лопаты. Она роняла лопату, падала сама в грязь и вставала снова. Она соскальзывала в свою же яму, но вылезала, хватаясь за липкую землю. Потому что пошел дождь: он тоже защищал доброго волшебника.

Феонила рыла и рыла и все удивлялась, почему ей никак не удается углубиться больше, чем на длину колена. Ведь целый час она уже роет и падает, падает и снова роет. А глубина временами становилась даже меньше, а потом снова больше, потом меньше.

Ничего не понять. Неужели волшебник заколдовал и землю?

Под утро, так и не увидев конца своим трудам, вся исцарапанная о колючки роз, Феонила улетела, проклиная все на свете. По земле за ней тянулась дорожка из грязи.

Грязные следы вели по подъезду к ее квартире. Так что предстоял еще и разговор с дворничихой. Но хуже всего было то, что дома ей пришлось на два часа залезть в ванну, чтобы смыть грязь. Не раздеваясь, она два часа простояла под душем, чтобы не стирать одежды. А потом отправилась сушиться. Но на душе было все равно грязно.

И вот наступил новый день. Новый год мы встречаем, а новый день забываем. А это так же приятно. Сначала солнце позолотило самые-самые верхушки, выше которых ничего не было в городе. Телевизионную башню и подъемные краны, высотные дома и деревья, которые по высоте могут обогнать и дома. Все они первыми грелись на солнышке. И среди них башня. Ведь в ней были все двадцать пять этажей.

Солнце поднималось все выше и постепенно будило всех. Первыми открывали глаза птицы. Они спешили раньше всех поздороваться с солнцем, так как могли подняться выше всех. И оттуда своими песнями поднимали зверей.

Раз солнце встало, то пора вставать и всем остальным. И даже волшебникам, не говоря уже о котах. Мокулай и Василай принялись делать зарядку. Мокулай мог нагнуться ниже всех на свете, даже ниже кота. А Василай мог подпрыгнуть выше всех, даже выше волшебника. Они побрызгали друг на друга водой, сбегали за молоком и вышли на работу.

Они весело шли к бюро добрых услуг, здороваясь налево и направо. Вильнула хвостом собака, белка выглянула из дупла, над головой кружились птицы. А полевые мышки лишь провожали их бусинками глаз, так как трусили сказать: «Доброе утро».

Они подошли к башне и изумленно остановились. Перед ними была странная картина. Вся земля перед башней была изрыта непонятными каналами. А может, это траншеи маленьких солдат, которые почему-то не выросли выше колена?

Непонятно было, кто и зачем мог выкопать такую кривулю. Очевидно, Феонила, падая в свою собственную яму, продолжала ее рыть уже в другую сторону. И так без конца она рыла и сама того не замечала, что все время уходит куда-то, кружит вокруг да около. Поэтому и траншея была у нее не глубже колена.

Василай и Мокулай помрачнели, увидев все это. И хотя Мокулай легким движением руки возвратил лужайке прежний цветущий вид, он рассердился:

— Опять поработала наша старая знакомая. Не хочет нас слушать по-хорошему. Что ж, придется сделать по-другому. — А потом, не выдержав столь строгого тона, он добавил: — Но все же напишем ей еще раз. Самый последний.

И они тут же на лавочке сели писать свое второе письмо.

— Только посердитее, — попросил Василай, подглядывая из-за плеча.

Теперь даже не возникало мысли о «дорогая» или «целуем». Они писали просто и прямо:

ФЕОНИЛА!

ЕСЛИ СУНЕШЬСЯ ЕЩЕ РАЗ,

ТО БУДЕТ УЖЕ ПО-ПЛОХОМУ.

МОКУЛАЙ И ВАСИЛАЙ.

И письмо ласточкой взлетело в воздух. Если кто и замечал его, то думал, что ветер поднял с асфальта какую-то бумажку. Полетает и упадет. И тут бы он не ошибся, потому что, полетав пятнадцать минут, бумажка упала на стол Феонилы. Форточка была открыта, и бумажка, как дрессированная, влетела и улеглась на столик.

Она улеглась в ожидании своего часа. Но Феонила и не посмотрела в ее сторону. Она сидела посреди комнаты и сушилась. Вокруг нее вовсю краснели сорок пять электрических каминов, а один раскачивался даже наверху, вместо люстры. Комнату застилал пар, как в бане. Поэтому Феонила вовсе не заметила письма в клубах пара.

— Не пожар ли? — волновались прохожие, заметив клубящийся пар. Но вскоре толпа успокоилась, так как Феонила высохла после дождя и купания. Исчезли и сорок пять каминов, унося за собой пар.

— А сейчас бы поспать, — размечталась Феонила. И тут она наконец заметила письмо. Феонила жадно развернула его. И пока читала, ни один мускул на лице не выдал ее волнения.

— Нахалы! — только пробурчала она себе под нос.

И задумалась. Так в задумчивости она принялась рвать письмо на самые мелкие кусочки, на которые только могла. Она делала их такими микроскопическими, что вскоре из одного листика ей удалось нарвать целую кучу бумажек, которые забелели горкой посреди комнаты.

За это время ее лицо успело и погоревать, и посмеяться. Самые разные мысли и планы пробежали по нему, как волны по морю.

Вскоре наступил штиль — Феонила приняла свое самое главное решение. Оно было важным, и потому Феонила побоялась сказать его вслух Ирэн. А по лицу его не прочтешь. Только мысли витали вокруг ее головы.

Глава девятая

ПО-ПЛОХОМУ

Тикали часы. Феонила сидела в кресле, как памятник. Наступила ночь. Но и тут каменным оставалось ее лицо.

Ирэн бегала вокруг, стараясь поймать взгляд хозяйки. Что же происходит? Почему мы не выступаем, ведь уже ночь? Почему? Не заснула ли Феонила?

Феонила не спала. В ее голове роились планы, время которых еще не наступило. Ночь все темнее обволакивала город, а Феонила только ухмылялась. Пусть ждут…

Она встала и подошла к окну. Ирэн вскочила с дивана и, как верный пес, заспешила за ней, боясь, что ее оставят дома. Но Феонила только изучала темноту.

— Вы ждете меня сейчас, а не дождетесь, — колотилось ее сердце в такт этим мыслям. Феонила со злостью захлопнула окно и снова отправилась в кресло. Спать было нельзя — она ждала своего часа.

Так без движения они просидели и два часа, и три часа, и четыре часа. Ничего не двигалось в этой комнате, кроме стрелок часов. Время от времени Феонила поглядывала на них, но от этого они не шли быстрее.

Где-то около пяти часов она внезапно вскочила, начала собираться. Нервно забросила в сумку Ирэн и свой сафьян. Прикрыла дверь квартиры.

Феонила безмолвно и тихо полетела. Ничто ее не интересовало внизу и ничто не могло отвлечь ее от главной цели. Ей даже было не до подглядываний в окна домов, что бы там ни делалось. Она все увеличивала скорость. Воздух мягкой преградой сопротивлялся изо всех своих прозрачных сил. Но Феонилины силы были сильнее, и она разрезала его со свистом, как самолет, как метеорит. Ирэн закрыла глаза от страха, но ни словом не возражала. Феонила была в таком настроении, что запросто могла бы выбросить Ирэн из сумки на асфальт.

Еще заранее она начала понемногу снижаться, потихоньку сбрасывала скорость. Вскоре они полетели над проспектом на уровне крыш, стали спускаться, равняясь на этажи. Девятый, восьмой, седьмой… первый.

Она вошла в скверик и заспешила к башне.

До восхода солнца оставались секунды. День выгонял остатки ночи из разных уголков, где они успели спрятаться. Но и самые укромные уголки видны дню. Для дня нет тайн. Он может заглянуть повсюду. Сделать светлым темный сарай. Заглянуть под лопухи. Если тени и остаются на улице, то только потому, что день добрый и не прогоняет ночь отовсюду.

Только в эти последние секунды ночи Феонила решила посвятить Ирэн в свои планы. Ведь теперь уже никто не мог их подслушать и помешать. Оставались секунды. А за секунды можно только услышать, а не помешать.

— Все их игры с фонариками рассчитаны на ночь. И ждут меня только ночью. Я же обману всех и все сделаю сейчас, когда взойдет солнце. Я смогу легко прочесть любое заклинание и так же легко уничтожу эту ненавистную башню.

Секунды темноты убегали. Потом с каждым мгновением мир начал становиться все больше и больше. Ведь когда темно, он кажется тесным, потому что кругом стена темноты. А теперь, куда ни бросишь взгляд, всюду был он. И не черный, ночной, а зеленый и красный, желтый и синий всякий-всякий. Без конца и без края. Могли глаза устать смотреть, а мир бы еще не кончился.

Солнце не только раскрашивало мир в разные цвета, оно рождало и новые звуки. Первыми, как всегда, защебетали птицы. Этих звуков испугалась Феонила и ринулась в атаку. Ей нужно было ночное безмолвие, когда ни один глаз, ни один свидетель не мог ее увидеть, когда ничья рука не могла ее остановить. Ее мечтой был мертвый мир. Мир без движения и без звука. Только она имела бы право в нем жить.

И по мере того как солнце освещало перед ней лужайку, ее удивлению не было предела. Вы думаете, исчезло бюро добрых услуг? Нет, оно было на месте. К удивлению Феонилы, перед башней стояло несколько небольших башенок. Точно таких же, только маленьких. Не больше человеческого роста. Но на каждой снова было двадцать пять окошек. Теперь бюро добрых услуг было не одно.

— Они и новые еще строят! Одного мало… — возмутилась Феонила, задохнувшись от злобы. Она крушила эти маленькие башенки налево и направо, как лесоруб-передовик. Башни кренились-кренились и ломались пополам.

Феонила радостно осмотрела результаты атаки и двинулась к своей главной цели. Но ее остановил какой-то новый звук.

Феонила повернула голову и обомлела.

У-у-у-у! — гудели растревоженные маленькие башни, и из них в воздух поднимался странный дым. Этот дым почему-то гудел, сгущался и строился в целые полки.

— Кто? Что? Пчелы?! — узнала Феонила, когда над ней закружился рой.

Феонила изо всех сил размахивала сумкой, пытаясь отогнать пчел.

Одним махом сумки она откидывала наступающие эскадрильи. Но лавина была сильнее, и десятки маленьких шпаг вонзились в нее со всех сторон. Отведав Феонилы, они падали замертво.

— Ага, вот вам, — радовалась Феонила, глядя на их барахтанье в пыли. Но и ее волдыри мешали ей действовать и даже смотреть.

А с неба заходила новая эскадрилья. Целый рой эскадрилий. Феонила прицелилась и, не подумав, «выстрелила» в них сумкой с Ирэн. Сумка разбила вражеский строй и рухнула в зеленую траву с визгом.

Но новый летающий враг заходил и слева, и справа. Бормоча проклятия, Феонила огляделась вокруг в поисках спасения. И бросилась к фонтану. Она нырнула в бассейн к золотым рыбкам, которые недовольно бросились в разные стороны, путаясь в ее юбке.

Под водой Феонила радостно хмыкнула. Она хотела что-то прокричать своим врагам, но забыла, где находится, и чуть не захлебнулась.

Но ничего, сейчас она придет в себя и им покажет. Всем. Она под водой подплыла к другому бортику и высунула голову. Оглянулась, набрала полные легкие воздуха и снова спряталась под воду, унося с собой десяток храбрецов, которые успели вцепиться в ее нос.

— Книжка… Где моя книжка? — волновалась Феонила.

Она поплавала-поплавала, чтобы запутать преследователей, и вынырнула посреди фонтана, как статуя. Статуя, не успев хоть немного подсохнуть, закричала во все стороны:

— Ирэн! Книжку!! Скорее!!

И тут же нырнула, унося за собой шлейф пузырьков.

Ирэн вздрогнула.

Она думала отсидеться в сумке, но приходилось повиноваться. Она схватила в зубы книжку и высунула голову.

Жужжание слышалось от фонтана. Из водной глади то тут, то там выныривала Феонилина голова и с душераздирающим криком звала Ирэн. Других слов она не успевала произнести, так как сразу туча пчел облепляла ее лицо. Феонила ахала, ныряла и плыла под водой, пытаясь запутать противника и хоть частично его утопить, унося с собой под воду.

Ирэн содрогнулась. Но идти нужно. И она, пригибаясь, начала красться. В одно из своих выныриваний Феонила заметила крадущуюся Ирэн и очень обрадовалась. Ядовитые пчелиные раны уже не жгли так больно. Сейчас она покажет всем пчелам мира, всем волшебникам и всем золотым рыбкам, которые нахально мешали ей нырять и плавать.

И Ирэн оправдала ее надежды.

Выждав момент, она вспрыгнула на бортик и стала ждать.

Сейчас появится голова Феонилы. Сейчас…

Голова снова появилась, но она искала Ирэн совсем в другой стороне. Секунды — и сотни пчел впились в этот островок.

— Ирэн, где же ты? — закричала Феонила страшным голосом. Ирэн, которая находилась в полуметре от нее, не выдержала.

— Вот же я! — буркнула она и выпустила изо рта книжицу, как ворона сыр. Сафьяновая книжка плавно стала опускаться на дно.

— А! — схватилась за голову Феонила при виде такого злодейства. Она, не набрав воздуха, сразу нырнула за ней. Только протянула руку, но красная книжка вдруг взмахнула хвостом и рванулась в сторону. Красная рыбка, а не книжка — вот незадача.

— Растяпа, — пробулькала Феонила и ринулась наверх за воздухом.

Ирэн никак не могла прийти в себя. Пчелы атаковали Ирэн, которая, как изваяние, не обращала на них никакого внимания. Рушилось все. Ирэн смотрела и смотрела и не могла оторвать взгляда от одной-единственной точки на дне.

Это было ужасно: оттуда вовсю вился чернильный дымок.

Феонила появилась снова. Она нырнула в прозрачный бассейн, а вынырнула в фиолетовом. Чернильные капли струились по ее лицу и капали в воду.

Пчелы очень удивились перемене, даже не стали больше нападать.

Феонила лихорадочно залистала книжку, сидя в бассейне. Но ей открывались все новые и новые чистые странички. Здесь было заклинание, превращающее в ворону, — теперь ничего. Здесь уменьшающее-увеличивающее — пусто. Там, где когда-то все было исписано бисерным почерком, теперь не было ничего. Все раскисло, размокло и исчезло навсегда.

Феонила смотрела на сафьяновую книжицу и плакала. Ирэн задрожала, увидев бессилие своей повелительницы. Это было для нее ужасно.

А день разгорался. Феонила вылезла из бассейна и пешком пошла домой. Следом засеменила Ирэн…

Пчелы все еще не оставляли их. Они летели на расстоянии, потихоньку жужжа. Потом сделали прощальный круг и исчезли в воздухе солнечного утра, которое золотило все вокруг, и золотые брюшки пчел купались в его лучах.

А по утреннему асфальту шлепали мокрые ноги. Феонила оставляла за собой фиолетовые следы, как будто кто-то пронес над городом гигантскую авторучку. Следом бежала Ирэн.

Феонила последний раз оглянулась, и дрожь пробежала по ее телу. Она потеряла в бою свою главную драгоценность, свою силу. А одной злостью никого не победишь.

По асфальту шла мокрая одинокая старушка с собакой.

Эпилог

ПРИХОДИТЕ И ПРИЛЕТАЙТЕ

Это последние наши страницы. Все плохое уже позади, а значит, впереди только хорошее.

Мокулай и Василай стояли, поеживаясь, на утреннем ветерке. Над ними кружились пчелы.

— Молодцы, — похвалил их Мокулай. — Теперь можете лететь домой. А то вас, наверное, ищут.

И пчелы радостно зажужжали в ответ.

Мокулай поднял обе руки над головой и широко раздвинул пальцы. Пчелиные полки улетали, и каждая пчелка терлась на прощание о руку Мокулая.

— Ага! Мы победили! — не удержался от победного крика Василай.

И отправился на свой самый главный пост, где доброта и радость соседи. Доброта и радость наших друзей. А значит, и наша радость. Ведь друзья могут быть разными. С крыльями или хвостом тоже. Они просто не умеют говорить по-человечески. Но им больно, когда кидают камнем. Им голодно, когда нечего есть. Им плохо, когда никто не пожалеет.

Распахнем пошире окна и двери. Приходите и прилетайте. Но еще лучше распахнем наши сердца. И пошире.