/ Language: Русский / Genre:prose_history

Великие Князья Литовские: Ягайло

Геннадий Левицкий


Геннадий ЛЕВИЦКИЙ

ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ ЛИТОВСКИЕ: ЯГАЙЛО

От автора

Великое княжество Литовское во времена правления Ольгерда (1345–1377), Ягайлы (1377–1392), Витовта (1392–1430) выросло в гигантское по территориальным размерам государство. Северные границы его омывались суровыми водами Балтики, южные же достигали Черного моря. В 14–15 веках Литовское государство включало в себя земли нынешних Беларуси, Украины, Литвы и значительную часть собственно русских земель. Этот интереснейший временной отрезок нашей истории достаточно подробно освящен в трудах русских дореволюционных исследователей: Соловьёва С.М., Данилевича В.Е., Брянцева П.Д., Барбашева А. и др., однако художественная литература его почти не касается. В историческом плане этот период истории Великого княжества Литовского также выглядит чрезвычайно запутанным и малоизученным. Поэтому автор романа взял на себя смелость познакомить читателя с малоизвестными страницами истории в легкодоступной литературной форме.

Роман написан в стиле, близком к летописанию. Это обусловлено тем, что автор во всем, даже в мелочах, опирался на сведения летописей, хроник, сообщения средневековых путешественников. Почти все действующие лица произведения являются реальными историческими личностями.

В некоторых случаях, когда данные разных источников противоречат друг другу, приходилось выбирать оптимальный вариант, руководствуясь логикой и интуицией. Так, например, согласно русским летописям великий князь литовский Ольгерд принял православие и перед смертью постригся в монахи. В немецких же хрониках утверждается, что Ольгерд умер язычником, и его тело было сожжено на костре вместе с боевыми лошадьми и прочими жертвоприношениями. Выход был найден, но об этом пусть читатель узнает на страницах книги.

Под влиянием новых публикаций в романе пересмотрено отношение к некоторым историческим личностям и событиям. Так, о рязанском князе Олеге бытовало единодушное мнение как о предателе земли русской. Однако, статья Шахмагонова Ф. "Секретная миссия рязанского князя", а также Надирова А. "Старым повесть, а молодым память", и последующее изучение источников, показали, что нет оснований характеризовать Олега рязанского только с отрицательной стороны.

Произведение охватывает довольно небольшой промежуток времени. Начинается оно со смерти Ольгерда в 1377 году, заканчивается заключением Кревской унии между Великим княжеством Литовским и Польшей летом 1385 года. Однако этот короткий хронологический отрезок отличается обилием событий, имевших исключительное значение, как для Литовского государства, так и для его соседей: Московского княжества, Золотой Орды, Польши, Тевтонского ордена. Междоусобные войны литовских князей после смерти Ольгерда, Куликовская битва и нашествие Тохтамыша, борьба жителей Великого княжества Литовского с крестоносцами, история появления на польском троне прекрасной королевы и литовского князя — обо всем этом можно прочесть в романе "Великие князья литовские: Ягайло".

Спеши, князь!

Во дворе ярко светило солнце. Весело чирикали неутомимые воробьи, занятые поисками пищи. Медленно катил тележку с бочкой водовоз. Его фигура, склоненная к земле под тяжестью груза, говорила о том, что бочка наполнена водой. Игривые белокурые девушки со смехом развешивали белье на пеньковые веревки. От многочисленных амбаров и поветей к замку и обратно беспрестанно сновали слуги, таская горшки, мешки и прочую утварь. Из крепостных ворот конюхи выводили на водопой горячих княжеских жеребцов. Жизнь Виленского замка текла своим обычным руслом.

Косые лучи солнца уже давно проникли сквозь неплотно задернутые шторы в почивальню князя Ягайлы Ольгердовича. Широкими и узкими полосами они пересекали комнату и княжеское ложе, словно подтверждая, что день вступил в свои права. Однако молодой князь не торопился вставать. Будучи человеком немного ленивым, к тому же не обремененным государственными заботами, он любил утром понежиться в постели из лебяжьего пуха, предаваясь сладостным мечтаниям, а также воспоминаниям об охоте, пирах и прочих забавах. Едва заметная улыбка, тронувшая уста князя, подтверждала наличие приятных мыслей в данный момент. Будто предчувствуя, что на него сегодня тяжким грузом лягут дела семейные и государственные, юноша явно не спешил расставаться со столь приятным местом для раздумий.

Но вот в запутанном клубке мыслей молодого князя возник образ отца. Воспоминание об Ольгерде согнало приятную улыбку с его лица и заставило приподняться в постели. "Надо бы проведать старика, — подумал он. — Ведь я уже дней пять его не навещал."

Ягайло сбросил одеяло и опустил ноги на мягкую медвежью шкуру, постланную на дубовом полу.

— Богдан! — Громко позвал Ягайло.

На звук голоса князя дверь отворилась, и вошел человек лет пятидесяти с низко склоненной в почтении головой. Еще мальчиком он был захвачен литовцами во время набега на Волынскую землю и служил Ольгерду. А тот, впоследствии, подарил своего несчастного раба Ягайле.

— Мне надо умыться, Богдан. Принеси холодной воды.

Холоп получил приказание и поспешил удалиться, а Ягайло поднялся с постели и подошел к окну. Медленно потягиваясь, он раздвинул правой рукой занавесь и ослеп от яркого солнца. Понемногу привыкая к свету палящих лучей, Ягайло начал осматривать замковый двор. За этим занятием и застал его Богдан, вошедший с медным тазом, на две трети наполненным водой. Он поставил таз на скамью и обратился к господину:

— Вода подана, князь.

— Хорошо, Богдан, — проворчал Ягайло, видимо, в душе недовольный, что его отрывают от окна.

Подойдя к тазу, он запустил туда свои длинные руки и, черпая ими воду, начал поливать лицо, шею и грудь, обильно орошая брызгами заодно пол, стены, подушку и своего слугу, освобождавшего от занавесей второе окно.

— Погода-то, какая, Богдан! — Восхищенно воскликнул Ягайло, снимая полотенце с плеча слуги.

— Великолепная, князь, — согласился Богдан.

— Вот что, любезный: накрой-ка мне завтрак во дворе под липой. Да прикажи конюшему заседлать коня. Ганко тоже поедет со мной — предупреди его.

— Далече собираешься, князь?

— Не твоего ума дело.

— Да я к тому: оружие и доспехи приготовить тебе или нет? — Обиженно произнес слуга.

— Доспехи не надо. При такой жаре я в них к полудню превращусь в жареного барана… А меч, пожалуй, возьму, — подумав мгновенье добавил Ягайло.? Принеси тот, что полегче — миланской работы.

Едва Ягайло успел отдать последнее распоряжение слуге, как дверь почивальни мгновенно распахнулась, и в комнату, тяжело дыша, влетел Войдылло. Лицо его было красным. Со лба, минуя брови, на горящие щеки стекали две струйки пота.

Поскольку этот человек будет неоднократно встречаться в нашем повествовании, то следует дать некоторые пояснения. По происхождению Войдылло был холопом. Возможно, он так бы и состарился в этом звании, как Богдан, если бы волею случая или судьбы не попался на глаза великому князю литовскому Ольгерду. Смышленый, подвижный мальчишка понравился князю, и тот взял Войдылло к себе в услужение.

На первых порах холоп стелил постель Ольгерду, подавал на стол, выполнял мелкие поручения, умея при этом угодить князю. Но кроме услужливости Войдылло с детства обладал глубоким умом и природной смекалкой. Любознательный юноша сразу же начал интересоваться жизнью княжеского двора и государственными делами. Со временем он стал в курсе всех событий в Литовском княжестве. Проницательный Ольгерд, умеющий по достоинству оценить человека, увидел в своем холопе тонкого политика. Он начал приглашать Войдылло за свой трапезный стол и спрашивать: как тот поступил бы по тому или иному вопросу. И, как правило, мнения по поводу взаимоотношений с друзьями и врагами Литовского государства у великого князя и холопа совпадали. Со временем князь начал спрашивать совета у Войдыллы и по более сложным вопросам политики, когда и он сам затруднялся принять решение. И опять ответ слуги был верным, дельным, и, иногда, единственно приемлемым. Войдылло заменил Ольгерду и княжеский совет и многочисленных бояр, постоянно пытавшихся направить взор великого князя литовского в нужную им сторону.

Столь быстрое возвышение холопа было явно не по душе именитым князьям государства, оставшимся не у дел. В ту пору в Литовском княжестве уже прошло время, когда люди добивались высокого звания благодаря глубокому уму и воинской доблести. И бояре неоднократно пытались опорочить слугу в глазах Ольгерда. Однако, Ольгерд, прекрасно понимавший цену лживых доносов своих завистливых подданных, еще больше возвеличил Войдыллу. То ли назло боярам, то ли в знак привязанности к слуге, а может и просто по своей прихоти, Ольгерд отдал Войдылле город Лиду.

Получив удел, Войдылло, однако, не покинул своего могущественного покровителя, а по-прежнему оставался верным его слугою. А город Лиду он поручил заботам старшего брата.

И вот этого человека, в крайне возбужденном состоянии, мы видим на пороге почивальни Ягайлы.

— Что с тобой, Войдылло? У тебя вид затравленного зайца, за которым гналась дюжина борзых.? Проговорил Ягайло, несколько встревоженный внезапным появлением любимца отца, уже успевшего отчасти стать и его другом.

— Беда князь,? с трудом выдавил Войдылло, хватая воздух, как выброшенная на берег рыба.

— Что с отцом!? Умер?.. — Теряясь в догадках, закричал Ягайло.

— Он жив. Хотелось бы тебя утешить, Ягайло, но дела твоего отца и моего благодетеля совсем плохи. Видно сегодняшнего дня он уже не переживет. Предчувствуя свою кончину, великий князь приказал мне созвать всех потомков Гедимина, из находящихся в Вильно, в свою суровую обитель. Князь хочет попрощаться и объявить последнюю волю.

Лицо Ягайлы застыло от такой речи княжеского любимца, зрачки глаз расширились, а руки судорожно сжали штаны, которые он уже собрался, было, одевать. Потом князь вдруг набросился на бедного Богдана, и без того стоявшего ни живым, ни мертвым:

— Ты что стоишь, скотина безмозглая!? Бегом найди Ганко. И чтобы, когда я выйду, лошади стояли под башней, а врата были распахнуты.

Холоп вылетел из комнаты со скоростью выпущенной из арбалета стрелы, а Ягайло вновь обратился к Войдылле.

— Ты был у кого-нибудь из князей сегодня?

— Нет, ты первый, кому я принес эту горькую весть. Не знаю, как быть,? после недолгих раздумий произнес Войдылло.? Когда утром я скакал к нашему господину, мне повстречался князь Андрей Полоцкий со сворой борзых и толпой загонщиков. Наверное, он поехал охотиться к дальним озерам. Нелегко будет его найти.

— Действительно, мы его уже не найдем,? при этих словах князь многозначительно посмотрел на Войдыллу, продолжая натягивать на правую ногу короткий остроносый сапог с небольшим каблуком — новинку немецких ремесленников.? Послушай, Войдылло, а может, великий князь не так плох, как ты говоришь? Дней пять назад я видел его крепким стариком, и он вовсе не собирался умирать. Отец тогда еще встал и проводил меня до двери.

— Не обольщайся надеждами, Ягайло. Ты же знаешь: князь Ольгерд никогда не ошибается. И если он сказал, что умрет сегодня, значит, так оно и будет. Спеши князь, если хочешь успеть попрощаться с отцом и выслушать его последнюю волю.

— Да. Наверное, ты прав, Войдылло. Отец никогда не ошибается.

— Я с твоего позволения зайду к великой княгине и князю Кейстуту.

— Да-да, конечно. Ступай, друг мой.

Войдылло вышел, а следом за ним спустился по лестнице и Ягайло. На ходу он застегивал легкий кафтан, наброшенный на голое тело. Распахнув со скрипом дверь, князь наткнулся на Богдана. Слуга держал в руках широкий пояс с узорчатой пряжкой. На червонном золоте ее играли кровавые рубины, разбуженные солнечным светом. Через определенный промежуток красивые каменья, вставленные в серебряные окна, слегка покрытые чернью, сопровождали пояс по всей его длине. Над поясом высилась рукоять легкого меча, которая заканчивалась золотым изображением свирепого льва. Глаза льва светились двумя драгоценными камнями редкой красоты.

Ягайло любил красивое, дорогое оружие, большей частью бесполезное в бою. Князь принялся застегивать пояс поверх кафтана, а слуга между тем поддерживал меч, прикрепленный к поясу серебряными цепями.

В это время тяжелая дверь вторично распахнулась, и на выложенную камнем дорожку ступил богатырь в русской кольчуге из массивных колец. Несмотря на его гигантский рост и широкий размах плеч, лицо воина было совсем юным. По крайней мере, можно было с уверенностью сказать, что ему было не более двадцати лет.

— Ты опять, Ганко, напялил на себя это железо, — вместо приветствия сказал Ягайло.

— Оно мне милее, князь, чем рубашка, вышитая руками прекрасной Ружанки,? с улыбкой ответил богатырь, еще ничего не знавший о визите Войдыллы. Богдан умел хранить господские тайны, ибо знал, что за каждое лишнее слово придется платить головой.

Ганко довольно скоро понял, что князю не до шуток, и принялся молча одевать островерхий шлем с прикрепленной к нему бармицей из мелких круглопроволочных колец.

— Поехали, Ганко,? с этими словами Ягайло вскочил на гнедого жеребца.

Придерживая одной рукой меч, Ганко взобрался на рослого тяжеловоза, который при этом самопроизвольно подался вперед, сдвинутый с места тяжестью седока.

Под провожающий взгляд слуги Ягайло и Ганко выехали из крепости. Ведя на ходу беседу (это было видно по их повернутым друг к другу лицам), оба всадника начали спускаться к Нижнему городу.

Оставим их в пути, а сами перенесемся в конечную точку их путешествия.

Ольгерд

Верстах в двадцати от столицы Литовского княжества расположился монастырь, одиноко стоявший на берегу Вилии. В нем и находился ныне в монашеском сане бывший глава государства, князь Ольгерд — отец Ягайлы.

Чтобы полнее понять ход нынешних событий, вернемся немного назад и кратко проследим жизненный путь этого человека, поскольку его имя неразрывно связано с историей Великого княжества Литовского.

От отца своего — великого князя Гедимина — Ольгерд, будучи еще юношей, получил во владение Крево. Вступив в брак с витебской княжной, у отца которой не было сыновей, Ольгерд после смерти тестя стал к тому же еще обладателем Витебского княжества. Тем временем, в 1341 году покинул суетный мир Гедимин, оставив великокняжеский стол своему любимому сыну Евнутию. Последний, надо сказать, получил это место не по старшинству, так как был самым младшим из семерых сыновей Гедимина. В составлении завещания в пользу Евнутия немалую роль сыграла его мать — третья жена Гедимина.

Такое положение вещей явно не устраивало остальных князей-Гедиминовичей, и, в особенности, деятельного Ольгерда. Он сговорился со своим братом, трокским князем Кейстутом, свергнуть с литовского трона маменькиного любимчика Евнутия.

Однако к назначенному сроку штурма литовской столицы Ольгерд не успел подвести войско. Князь Кейстут, видя, что далее медлить нельзя, один решился идти на приступ Вильна. Сражение окончилось удачно для Кейстута, и город вместе с князем Евнутием оказался в его руках. Когда пришел Ольгерд, то Кейстут сказал ему: "Тебе следует быть великим князем в Вильно, ты старший брат, а я с тобой буду жить заодно". И посадил Ольгерда на великом княжении в Вильно, а все князья принесли ему клятву верности.

Ольгерд и Кейстут были сыновьями Гедимина от второй его жены — русской княжны Ольги. Они вместе росли, воспитывались и были, поэтому, лучшими друзьями. Этой детской дружбе они остались верны всю последующую жизнь. Братья совместно управляли Великим княжеством Литовским вплоть до смерти старшего из них? Ольгерда.

Ольгерд был прирожденным государственным деятелем, и трудно было бы найти более достойного претендента на великокняжеский трон. По характеристике летописца, современника Ольгерда, он был очень умен, говорил на разных языках, не любил забав и занимался делами государственными день и ночь, был воздержан, вина, пива, меду и никакого хмельного напитка не пил и от этого приобрел великий разум и смысл, коварством своим многие земли повоевал и увеличил свое княжество.

Кейстут-же, несмотря на то, что приходился родным братом Ольгерду, был полной его противоположностью. Его доброму сердцу было более присуще благородство, чем коварство. В редких случаях Кейстут нарушал свои принципы, но тогда он испытывал неисчислимые муки совести. Свергнутому им же Евнутию, он выхлопотал у Ольгерда Изяславское княжество. Не чужды были Кейстуту и мирские забавы: он с удовольствием пил с гостями на пирах заморское вино и крепкие русские меды.

К достоинствам Кейстута нужно причислить храбрость, отвагу и бесстрашие. Неоднократно приходилось ему вступать в жестокие схватки с крестоносцами и выходить из них победителем. Однако политик из младшего брата Ольгерда был никудышный, и едва ли он удержался бы на великокняжеском троне, если б его не поддерживала и не ограждала от врагов могучая рука старшего брата. Ольгерд помнил, что Кейстуту он был обязан великокняжеским троном.

Все годы их совместного правления, с 1345 по 1377, прошли в военных походах. Почти все приграничные княжества и государства ощутили на себе удары воинственных сыновей Гедимина. Особенно опасен был Ольгерд. Воевал он не столько силой, сколько хитростью и мудростью. Решения свои принимал единолично, и поэтому никто не знал, ни свои, ни враги, поля какого княжества будет топтать завтра литовская конница. Ольгерд отличался большой осторожностью, он редко ввязывался в битву, если сомневался в исходе ее в свою пользу. Его походам, как правило, предшествовала длительная разведка сил противника, его взаимоотношений с соседними княжествами.

Основным объектом нападений литовцев были русские княжества. Еще в 1341 году Ольгерд появился под Можайском, опустошил окрестности, пожег посад, но самого города взять не смог.

Чтобы разбить своего главного врага — Московское княжество — Ольгерд не гнушался никакими средствами. В 1349 году он послал своего брата Кориада в Золотую Орду с предложением о совместном нападении на Москву. Однако хан Джанибек раскусил коварство литовского князя: разгромленное Московское княжество становилось бы легкой добычей литовских князей, и хан потерял бы ту огромную дань, которую тогда еще регулярно платила русская земля. Поэтому Джанибек отдал Кориада тому, против кого замышлялся поход — московскому князю Симеону.

Ольгерду ничего не оставалось, как слать посольство с дарами и челобитьем к Симеону. Ольгерд оценил обстановку и решил, что в настоящее время выгоднее дружба с московским князем чем война. К тому времени оба брата: Ольгерд и Любарт, женатые и прежде на русских княжнах и овдовевшие, прислали к Симеону просить за себя двух его родственниц. Любарт — племянницу, княжну ростовскую, а Ольгерд — свояченицу, княжну тверскую.

Союз Москвы с Литвою, даже скрепленный двумя браками одновременно, не мог быть прочным. Это была лишь временная вынужденная уступка Ольгерда. Ибо он, стремясь к распространению своей власти на Северо-восточную Русь, понимал, что достичь этого можно только после разгрома Московского княжества. Более того, новая жена Ольгерда не только не способствовала примирению Литвы с Москвой, наоборот, она нашла своему мужу союзника в русских землях, неподвластных Москве.

С конца 60-х годов 14-го века началась длительная борьба между великим князем московским и тверским князем Михаилом Александровичем. Эту вражду, как и недовольство других князей объединительной политикой Дмитрия Ивановича московского, умело использовал в своих агрессивных целях Ольгерд. В 1368 году тверской князь обратился к нему за помощью, и Ольгерд не преминул воспользоваться возможностью вмешаться в междоусобные распри своих соседей. С большой ратью он неожиданно вторгся в пределы русских княжеств, разбил князя Семена Дмитриевича стародубского, потом в Оболенске убил князя Константина Юрьевича, наконец, 21 ноября на реке Тросне разбил московский сторожевой полк и беспрепятственно подошел к Москве.

Три дня стоял Ольгерд под новым московским кремлем, но взять его так и не смог. Отступая, литовцы опустошили окрестности Москвы, забрали в плен бесчисленное множество народа и весь скот, который нашли в окрестных селах. Несмотря на то, что литовцам так и не удалось взять Москву, урон был нанесен ощутимый. Впервые за последние сорок лет, то есть, начиная от первого года княжения Ивана Калиты, Московское княжество испытало теперь неприятельское нашествие.

Новый поход Ольгерд предпринял в 1370 году опять же по просьбе князя Михаила Александровича тверского. Зимою, в рождественский пост, Ольгерд двинулся на Москву с братом Кейстутом, Михаилом тверским и Святославом смоленским. Разорив посад у Волока-Ламского, они 6 декабря опять осадили Москву. Однако боязнь перед собиравшейся в Перемышле московской ратью заставила Ольгерда снять безуспешную осаду кремля и уйти в свое княжество.

Еще менее удачным был третий поход литовцев на Москву, предпринятый ими в 1372 году. На этот раз Дмитрий московский встретил Ольгерда у Любутска и разбил сторожевой литовский полк. После этого Ольгерд отступил и отказался от дальнейшего продолжения борьбы с Москвой.

Ольгерд пытался подчинить своему влиянию даже такие далекие от Литвы города как Новгород и Псков. В 1346 году он вторгся в новгородские владения и опустошил их по рекам Шелони и Луче. Крупную победу одержал Ольгерд над татарами при Синих водах. В результате ее Подолия была очищена от татар и укреплены южные границы Великого княжества Литовского.

Однако активной восточной внешней политике литовских князей мешал обосновавшийся на западных границах Литвы Тевтонский орден. Ежегодные вторжения немецких рыцарей привели к тому, что территория Литвы, граничащая с государством крестоносцев, на многие десятки верст превратилась в пустыню. Целыми деревнями население Жемайтии* и Аукштайтии** снималось с насиженных мест и искало спасения в центральных районах страны. Но и здесь их часто настигал меч закованного в броню "божьего слуги". Так, в 1346 году вновь избранный великий магистр Ордена Генрих фон Арфберг подошел к Трокам, опустошил их окрестности и разбил в злой сече полки Ольгерда.

Правда, и литовцы, вторгаясь на территорию Ордена, с лихвой платили за разорение своих областей. Однако государство крестоносцев продолжало оставаться дамокловым мечом, висящим над Великим княжеством Литовским.

Неудачно для Литвы шла борьба с Тевтонским орденом и при наследнике Арфберга Винрихе фон Книпроде. В 1360 году Ольгерд, Кейстут и сын последнего Патрикий сошлись с великим магистром на границах литовских: битва продолжалась целый день, и рыцари одержали победу. Более того, Кейстут, сброшенный с лошади, попал в плен и был отвезен в Мальборк — столицу Ордена. С помощью соотечественника, бывшего слугою в Мальборкском замке, ему удалось бежать к своему зятю, князю Яношу мазовецкому. Вместе с польскими рыцарями Кейстут отомстил немцам, взявши у них два замка и, с добычей возвращался домой. Но, уже вблизи литовской границы, был настигнут крестоносцами, вторично взят в плен, вторично бежал и опять начал готовиться к походу в Пруссию.

Как два ремесленника делали один нож — первый железную основу, второй деревянную ручку, так и Ольгерд с Кейстутом боролись за интересы одного государства — первый, на востоке, второй, на западе. Хотя нередко Кейстут участвовал в походах на русские княжества, а Ольгерд бился с немцами, — защита северо-западных границ Великого княжества Литовского находилась на попечении Кейстута.

На стороне крестоносцев сражались не только немцы, но и многочисленные рыцари-авантюристы из Англии, Шотландии, Прованса, Бургундии, Фландрии, Чехии. В борьбе с ними Кейстут перенял многие западные обычаи и пытался привить их у себя в Литве. С помощью двух орденских братьев-перебежчиков, которые разочаровались в идеалах Ордена, и главное, в том, как эти идеалы тевтоны воплощали в жизнь, а именно, Иоанна Ланцеберга и Фридриха Миссенского, Кейстут устроил в Вильно рыцарский турнир.

Не все получилось так гладко, как хотели устроители турнира: литовские и русские бояре не хотели признавать себя побежденными и, даже сброшенные с лошади, продолжали драться, причем в ход шли камни и палки. По рыцарским обычаям побежденный обязан был отдать победителю коня и все вооружение, на защиту же побежденного литовца вставали все родственники и друзья. В результате победитель оставался ни с чем.

Несмотря на приверженность ко всему новому, Кейстут сохранил в своем сердце верность традициям и обычаям предков и всю свою жизнь самозабвенно поклонялся литовским деревянным идолам.

Огромное государство, созданное мечом литовских князей, было далеко не прочным объединением. Под верховной властью великого князя — господаря, находилось много мелких княжеств, в которых правили местные феодалы. Первоначально они, признав над собой власть господаря, продолжали оставаться полноправными правителями своего княжества. Однако со временем Гедиминовичи оттеснили на задний план потомков местных династий древнерусских князей. Крупные земельные владения на территории Белой Руси и прочих русских княжеств переходили из под власти удельных князей в управление родственников и приближенных литовского господаря. Местные князья-Рюриковичи отчаянно цеплялись за уплывающую из их рук власть, не желая терять свои обширные владения и многочисленных подданных.

Кроме того, литовские князья, ставшие обладателями крупных уделов, начинали тяготиться своей зависимостью от центральной власти. В общем, положение в Великом княжестве Литовском было таково, что Ольгерд с Кейстутом вынуждены были править, не вкладывая мечи в ножны. Вся жизнь их прошла в походах и битвах. И невозможно было даже определить, кто представлял собой большую опасность: правители соседних государств или беспокойные подданные великого князя. По мере сокращения владений русских князей на захваченных литовцами территориях росло их недовольство, обрастая нитями заговоров. Становились опасными и литовцы, получившие за службу крупные земельные владения, когда в их грешные головы ударяла проклятая жажда власти большей, чем дарованная самим великим князем. И лишь благодаря мудрости Ольгерда вся эта разноликая масса держалась в повиновении.

Ольгерд правил по принципу римских императоров: "Разделяй и властвуй". Великокняжеские земли и владения литовских князей на захваченных территориях, как правило, располагались между землями русских феодалов. Таким образом, местные династии изолировались друг от друга, и в случая возникновения мятежа их можно было легко разбить поодиночке.

Три десятка лет непрерывной борьбы не прошли бесследно для Ольгерда. Не давали покоя раны, полученные в битвах, да и возраст уже брал свое. И хотя ум его по-прежнему оставался ясным и чистым, все труднее становилось заниматься государственными делами из-за частых болезней. И на тридцать первом году правления великий князь литовский совершает поступок, удививший многих — уходит в им же построенный монастырь.

Вероятно, он решился на этот шаг, чтобы скрыть от людей свою старческую немощность, характерную для людей такого возраста. Хотя трудно разгадать все поступки этого удивительного человека.

В небольшом и не самым богатым монастыре на живописном берегу Вилии Ольгерд стремился обрести покой, отдохнуть от многочисленных забот — непременных спутниц владыки княжества, которое во время его правления превзошло размерами большинство западных государств.

Иногда Ольгерд в сопровождении монаха покидал свою обитель и совершал небольшие путешествия по Аукштайтии и Жемайтии. Большая часть его жизни прошла за пределами Литвы, но князь любил свой маленький край лесов и болот, голубых озер и небольших речушек больше огромных и шумных городов Руси, плодородных земель Подолии, Галиции и Волыни, за которые ему приходилось бороться.

Настоящего покоя не нашел Ольгерд и в монашеской келье. Почти ежедневно к нему приезжали литовские бояре и князья, сыновья, брат Кейстут и жена Ульяна — одни за советом, другие навестить своего отца или родственника, третьи просто повидать боевого товарища. Таким образом, Ольгерд невольно оставался в курсе всех дел княжества и помимо своей воли продолжал им управлять, давая советы гостям. Да и не смог бы он сам прожить и дня, не думая о государстве, которое создавал и защищал всю жизнь своими руками. Видно не суждено Ольгерду обрести покой в этом мире.

У княжеского ложа

По-прежнему чутким слухом Ольгерд уловил стук копыт приближающихся лошадей. "Наверное, Ягайло спешит, — подумал старый князь. — Быстро, однако, он, даже не похоже на моего сына. Удалось все-таки Войдылле расшевелить моего ленивого отрока". И действительно, Ольгерд не ошибся и на этот раз. Вошедший в келью монах сообщил:

— Князь Ягайло въехал во врата обители нашей.

— Хорошо, брат Арсений, проводи его ко мне немедля.

Монах вышел и, спустя некоторое время, возвратился в келью с молодым князем.

Ольгерд встретил сына ласковой улыбкой. Однако тяжелая болезнь не позволила старику в полной мере выразить радость от встречи с сыном. Эта вымученная улыбка придала лицу Ольгерда несколько жалкое выражение. Хотя слово «жалость» явно не подходило для человека, заставлявшего дрожать население всех княжеств, граничащих с Литовским государством.

— Здравствуй, сын мой, — медленно произнес старый князь. — Давненько ты не заезжал ко мне. Никому уже не нужен жалкий, беспомощный старик, одной ногой стоящий в могиле.

— Отец!.. — Вырвалось у Ягайлы. Он бросился к ложу Ольгерда, упал перед ним на колени и припал щекой к отцовской груди.

— Ладно, сынок, не оправдывайся. Приехал сегодня, и хорошо. Мне легче будет умирать, попрощавшись с тобой… Я слышал стук копыт двух лошадей. Кто тебя сопровождал в пути? Слуга?

— Ганко со мной приехал, отец. Он остался во дворе.

— Брат Арсений, — обратился Ольгерд к монаху, появившемуся в дверном проеме кельи, едва лишь произнесли его имя. — Приведи ко мне, брат Арсений, того витязя, что приехал с сыном.

Монах вышел, а Ольгерд дрожащей рукой медленно, с любовью взъерошил волосы Ягайлы и предложил:

— Сядь на скамью, сынок. Ты, верно, устал с дороги.

В это время дверь открылась, и в образовавшемся проеме показалось могучее тело Ганко. Голова богатыря осталась вне поля зрения находившихся в келье, так как она была скрыта дверным косяком.

— Входи, входи же, Ганко. Не надо церемоний сегодня. — Обратился Ольгерд к входящему, видя его нерешительность.

Пригнувшись, Ганко боком протиснулся в келью. Глухой скрежет кольчуги о дерево сопровождал его вход. В левой руке, как игрушку, держал он тяжелый островерхий шлем. Богатырь смущенно поклонился своему бывшему повелителю и промолвил:

— Приветствую тебя, великий князь.

— Не называй меня, Ганко, великим князем. Пред тобой лежит смиренно ожидающий своей кончины монах — брат Алексей. Как я завидую твоей богатырской силе и молодости… — Подавив в себе приступ глухого кашля, продолжал Ольгерд. — Все бы отдал: свое имя, литовский трон, принадлежащие мне земли за то, чтобы опять стать молодым, пусть даже простым воином. Как хорошо, Ганко, просто жить, наверное, все осознают это по-настоящему лишь в свой смертный час.

Молодость, молодость! Она пролетела в походах и боях, как горячий арабский жеребец, не знающий седла. Кажется, еще вчера я с братьями сидел за одним столом с отцом своим Гедимином, а он вот уже более трех с половиной десятков лет покинул этот мир. И братьев иных уж нет в живых. Как один день пролетела вся моя жизнь, вся осталась позади, а впереди черта, за которой смерть. Я иду к ней и не могу остановиться, впервые я так бессилен. Перед лицом смерти все равны: и великий князь, правящий многими народами; и смерд, всю жизнь проходивший за сохой; и ремесленник, делающий горшки. От нее невозможно откупиться золотом, против нее бессилен острый меч. Жаль, что ухожу из жизни, многое не успев довести до конца.

— Тебе ли жаловаться, князь, что мало успел совершить в этой жизни! — Вдохновенно воскликнул Ганко. — Ты раздвинул границы Литвы до необозримых пределов…

В это время опять вошел монах и, бесцеремонна прервав речь богатыря, доложил Ольгерду:

— Брат Алексей, к тебе гости: жена, брат твой и сын, а с ними Войдылло.

— Сын!? Который сын?

— Скиргайло.

— Проводи их всех ко мне, брат Алексей.

Первой в келью вошла княгиня Ульяна, жена Ольгерда. На вид ей было лет шестьдесят. Глубокие морщины, избороздившие лицо матери Ягайлы, однако не сумели полностью уничтожить остатка былой красоты.

За княгиней показался Кейстут. Правой рукой он опирался на трость, расписанную золотом, рукоятка которой была из красного сердолика. И хотя ему уже перевалило за седьмой десяток, трость старый князь носил больше для важности, чем по необходимости.

Вошедшие следом Скиргайло и Войдылло, несмотря на разность их происхождения, были схожи между собой как братья. Их объединял, прежде всего, одинаковый возраст, да и одевался Войдылло по праву княжеского любимца у портного великих князей литовских.

Почтительно поприветствовав своего бывшего господина, все обступили ложе тесным полукругом. Ганко и Войдылло, соответственно своему положению, встали позади сиятельных гостей Ольгерда. В тесной келье, которую никогда прежде не посещало такое количество людей одновременно, воцарилось молчание. Все, пока еще неосознанно, ждали чего-то важного, что должно исходить из уст Ольгерда.

И старый князь не обманул их ожиданий.

— Войдылло, — обратился он к слуге. — Где же мой старший сын, где Андрей Полоцкий? Ты нашел его?

— Господин! Он уехал с рассветом на охоту к дальним озерам. И в лучшем случае его можно возвратить только к ночи. Но если прикажешь, князь, я немедля приступлю к его поискам.

— Нет, Войдылло. Не надо искать. Боюсь, что ты приведешь его слишком поздно. — В раздумье промолвил Ольгерд, а через мгновенье добавил. — Да и ни к чему его искать. Может и лучше, что Андрея нет среди вас в эту минуту. Да пошлет бог ему счастливой охоты…

Страшный приступ кашля заставил Ольгерда прекратить свою речь. Легкие его так зашипели и засвистели, что казалось, еще мгновенье, и они вырвутся из груди. Все присутствующие с ужасом в глазах смотрели на мучения старика. К тому же они были поражены странными словами князя по отношению к своему старшему сыну. Откашлявшись и отдохнув немного, Ольгерд продолжил свою речь.

— Как видите, дорогие мои родственники, смерть моя не за горами. Сегодня меня уже не будет в живых, в этом я уверен. И сейчас я хочу вас попросить исполнить мою последнюю просьбу…

— Повелевай, господин наш, мы исполним все твои слова в точности, — нетерпеливо прервал его Кейстут.

— Нет, дорогой мой брат, повелевать я не могу, я всего лишь выражаю свою последнюю просьбу. Ибо я теперь только умирающий монах, и если бы я даже был главою Литовского государства, все равно мое желание должно было бы утверждаться княжеским советом. От этой просьбы зависит, возможно, будущее нашего государства. Так вот, я прошу утвердить моим преемником и твоим соправителем на литовском троне одного из моих сыновей.

— Твое желание законно. Долгие годы мы с тобой делили власть, и могущество Литвы неизмеримо выросло за это время. Пусть сыновья продолжат наше великое дело. Кто же твой избранник, Ольгерд?

— Ягайло…

— Супруг мой! Твоими устами говорит само небо. — Бросилась на колени перед мужем Ульяна и заплакала от радости. Она приложила немало усилий для того, чтобы Ольгерд принял такое решение.? Я так рада за нашего мальчика. Он будет твоим достойным преемником.

— Об этом говорить рано, Ульяна. Достоинство определяется по делам человека, а мы их еще не видели. — Возразил Ольгерд жене. — А что думает Кейстут о моем выборе?

— Клянусь сделать все, чтобы желание твое было исполнено.

— Поддержит ли Скиргайло мою просьбу? — Обратился Ольгерд к своему младшему сыну.

— Я сделаю все, отец, чтобы мой брат был избран на совете великим князем. А впредь обещаю повиноваться ему так же, как повиновался тебе.

— Этих слов от вас я и ждал, — удовлетворенно произнес Ольгерд. — А сейчас я прошу всех покинуть меня наедине с Ягайлом. Брат Арсений позаботится о том, чтобы для моих дорогих гостей накрыли стол.

Оставшись одни, отец с сыном некоторое время молча смотрели друг на друга. Первым нарушил молчание Ольгерд.

— Ну, вот и все, Ягайло. Всякая жизнь имеет конец — пришел и мой черед навсегда оставить этот мир. Но перед смертью я хочу поговорить с тобой в последний раз. Поговорить не как с сыном, а как с великим князем — наследником моей власти.

— Благодарю тебя, отец, за все, что ты сделал для меня. Но зачем ты ведешь речь так, будто знаешь, что сегодня непременно должен умереть. Ты поправишься, отец, и будешь еще долго жить.

— Не надо меня утешать, Ягайло. Давай лучше поговорим о тебе. Я опасаюсь за твои будущие отношения с князем Андреем Полоцким. С назначением тебя наследником великокняжеского престола дружба между вами кончается. Я знаю, что Андрей давно мечтает об этом месте и, по правде говоря, как старший мой сын, имеет на него больше прав, чем ты. Возможно тебе, Ягайло, придется воевать с ним. Он сильный противник, потому что пользуется любовью и поддержкой жителей своего княжества. Грустно мне говорить такие слова, хорошо, что глаза мои не увидят, как брат воюет с братом. Но ты, Ягайло, должен мне обещать, что сохранишь ему жизнь, если захватишь Андрея в плен. Ведь вы оба — мои сыновья, в вас течет одна кровь.

— Клянусь, что ни один волос не упадет с головы брата Андрея от моей руки,?промолвил Ягайло, несколько озадаченный предсказаниями отца.

— А может все окончится миром. — Без уверенности в голосе произнес Ольгерд и тут же продолжил. — Обучить тебя всем премудростям управления государством я не смогу — этому надо учиться всю жизнь, но несколько советов дам.

Уважай, Ягайло, стоящих ниже тебя, ибо в них твоя опора, щедро награждай их по заслугам. Ибо щедрый князь — отец многим слугам, многие ведь оставляют отца и матерь и к нему приходят. Хорошему господину служа, дослужиться свободы, а злому господину служа, дослужиться еще большего рабства. Ибо щедрый князь, как река, текущая без берегов через дубравы, поит не только людей, но и зверей, а скупой князь — как река в берегах, а берега каменные: нельзя ни самому напиться, ни коня напоить. Князь богат не множеством золота, но множеством воинов, ибо воины золото добудут, а золотом преданных воинов не добыть…

Все труднее говорить Ольгерду. Последние силы свои он тратит на то, чтобы передать сыну свой жизненный опыт, мудрость, накопленную всем человечеством.

— Не лишай, Ягайло, хлеба нищего мудрого, не возноси до неба глупого богатого. Ибо нищий мудрый — что золото в грязном сосуде, а богатый да глупый — что шелковая подушка, соломой набитая. Я хочу, Ягайло, чтобы первым советником твоим стал Войдылло, с уважением относись к словам дяди твоего — Кейстута. Помни, что не море топит корабли, но ветры, не огонь раскаляет железо, но поддувание мехами. Так и князь не сам впадает в ошибку, но советчики его вводят. С хорошим советчиком совещаясь, князь высокого стола добудет, а с дурным советчиком и меньшего лишится. Себя окружи такими людьми как Ганко — готовыми служить не за деньги, а преданными всей душой и сердцем. Помни, Ягайло, что верный друг — защита надежная и княжество укрепленное, друг верный — сокровище духовное, друг верный — дороже золота и камня драгоценного, друг верный — ограда запертая, источник укрытый, в нужное время можно открыть и напиться, друг верный — прибежище и утешенье. Все новое хорошо, но старое — всего лучше и крепче. Никогда не доверяй новым людям, не проверив их. Помни, что волк волка не губит, змея змею не ест, а человек человека погубит. В трудное время ты берешь в свои руки бразды правления. Князья, получившие свои земли от меня, а также из рук твоего великого деда — Гедимина, укрепились в своих владениях и не желают уже подчиняться власти великого князя. Чтобы привести их в повиновение используй различные средства — от силы до хитрости и обмана. Особо смотри за своими старшими братьями: Владимиром в Киеве, Дмитрием в Брянске. Если не прямо, то тайно, они поддержат Андрея Полоцкого — ведь их объединяет, кроме стремления к власти, еще и то, что они все мои сыновья от первой жены — витебской княжны Марии. Но я прошу, Ягайло, не проливать их крови, я не хочу, чтобы мои сыновья стали братоубийцами…

Наступила пауза. Столь долгая речь истощила силы старого князя. Он отвернулся от Ягайлы и, подняв глаза вверх, тяжело дышал.

Молодой князь слушал отца, широко открыв глаза и боясь моргнуть. Находясь подле Ольгерда, он всегда был свидетелем событий, происходящих в княжестве, но не задумывался над их содержанием. И теперь отец открывал ему новый мир — жестокий и противоречивый, но полный надежд и грез. И в этом мире ему, Ягайле, надлежит играть одну из главных ролей.

— Ну, вот и все, сынок. Больше я тебе ничего сказать не смогу. Обними меня и иди в трапезную.

— Не надо ли чего тебе, отец? — Спросил Ягайло, прильнув щекой к отцовской груди.

— Ну, разве что, пришли брата Арсения с кувшином холодной родниковой воды.

Ягайло исполнил просьбу отца и прошел в трапезную.

В большой комнате за столом, кроме родственников Ягайлы, Ганко и Войдыллы, на дубовом стуле восседал настоятель монастыря — отец Феодосий. За ним стоял молодой монах, по всей видимости, выполнявший обязанности прислуги. Ягайло молча занял свободное место, все присутствующие также хранили угрюмое молчание, изредка нарушаемое звуками передвигаемых блюд.

Все находившееся на столе было выращено руками монахов на огороде, в саду или на скотном дворе. Исключение составляла лишь большая бутыль заморского вина, извлеченная из монастырских подвалов игуменом Феодосием по случаю знатных гостей. Молодой монах услужливо наполнил вином стоящую перед Ягайлом чашу, и последний большими глотками осушил ее до дна. Затем он принялся с большим аппетитом уплетать ароматно пахнущего цыпленка. Голод и чаша вина брали свое, ведь у Ягайлы со вчерашнего дня не было во рту и маковой росинки.

Отобедав, все участники трапезы вышли во двор. Чтобы как-то развлечь гостей, отец Феодосий предложил им осмотреть монастырское хозяйство. Все вышли за ворота и направились к реке. Там, на разбитом огороде, сгорбившиеся монахи пололи грядки с луком, чесноком, репой, морковью. Двое из них ведрами носили воду из реки, чтобы уберечь свой будущий урожай от палящих лучей беспощадного солнца.

Гости во главе с отцом Феодосием уже приближались к изгороди, как вдруг Войдылло заметил бегущего от монастырских ворот монаха.

— Смотрите, — сказал он, — брат Арсений спешит к нам. Может быть, что-то случилось в монастыре?

Все остановились, а княгиня Ульяна бессознательно сделала несколько шагов навстречу спешившему монаху. Последний, по мере приближения, переходил на шаг и, в конце концов, подошел к ним медленными шагами с низко опущенной головой. Остановившись перед гостями, монах продолжал хранить молчание. Все присутствующие поняли, что вести, принесенные им, были недобрыми.

— Ну, что ты хочешь сообщить нам, брат Арсений? — Спросил выведенный из терпения игумен.

— Брат Алексей… скончался…, — тихо выдавил из себя монах.

Слова его как громом поразили всех стоящих, оцепенения и ужас застыли на их лицах. Княгиня Ульяна громко вскрикнула и опрометью бросилась к монастырю. За ней поспешил Кейстут. Он то и дело подносил руку к глазам. За Кейстутом повернули назад все остальные.

В последний путь

Понемногу страсти в келье Ольгерда начали утихать. Родственники покойного начали приходить в себя после известия, принесенного монахом. Только княгиня Ульяна продолжала тихонько всхлипывать, сидя на стуле у изголовья мужа. Первым решился заговорить Кейстут.

— Не плачь, Ульяна, — сказал он, — слезами горю не поможешь. Давайте лучше подумаем о том, как отдать последние почести великому князю. Указывал ли Ольгерд кому-нибудь из присутствующих место своего погребенья?

Вопрос Кейстута остался без ответа. Великий князь позаботился обо всем, кроме клочка земли, на котором ему предстояло остаться навечно. Он не считал эту мелочь важной. Он, но не присутствующие здесь. Первым заговорил отец Феодосий, видимо боясь, что знатные гости решат вопрос о похоронах без его участия.

— С того дня как брат Алексей стал монахом, его тело и душа принадлежат богу. И поэтому предать земле брата Алексея следует на монастырском кладбище.

Речь монаха вызвала бурный протест Кейстута.

— Монах, ты хочешь закопать тело моего брата в землю? Ты хочешь, чтобы его там дырявили черви? Не бывать этому! Ольгерд будет погребен как воин, согласно обычаям наших предков.

— Похоронить по вашим обычаям — значит сжечь его тело на костре, — опять вступил в завязавшуюся перебранку отец Феодосий. — Уничтожив тело по вашим языческим обрядам, вы уничтожите и душу брата Алексея. Вы осудите ее на вечные муки в аду. Опомнитесь люди! Пред вами лежит тело христианина. Вы хотите нарушить, в конце концов, волю самого покойного. Ведь он отдал себя на веки веков богу и принадлежит ему как живой, так и мертвый.

— Ты ошибаешься, монах. Ольгерд всю жизнь принадлежал не твоему богу, а литовскому народу, литовской земле. Даже из этой кельи он продолжал править государством. Ольгерд изменил свое имя, но все остальное: и мысли, и дела, и поступки его остались прежними. Никто не знает брата Алексея лучше, чем я — его родной брат. И я утверждаю, что у него всегда была душа не монаха, а воина; и летала она не где-то за облаками, а над полями сражений.

Долго еще продолжался спор между монахом и князем. Христианин и язычник ожесточенно боролись за обладание телом покойного, но ни к какому соглашению так и не пришли. Монах не хотел покориться главе государства, и на то были свои причины, которые заставляли отца Феодосия подавлять страх перед лицом могучего владыки. Во-первых, он чувствовал свою правоту. А, во-вторых, могила такого знаменитого человека, как Ольгерд, придала бы вес самому монастырю, привлекая паломников, шедших поклониться первейшему человеку княжества. А это, в результате, способствовало бы как росту авторитета монастыря, так и росту его доходов.

Спор велся между Кейстутом и отцом Феодосием. Остальные присутствовавшие оставались в стороне. Они не могли поддержать язычника Кейстута, так как были христианами, но и выступить против него не решались. Ведь Кейстут был главою государства, к тому же свои претензии он предъявлял на основании древних обычаев, сохранившихся в Литве с незапамятных времен. Надо сказать, что язычество и христианство мирно уживались в литовском княжестве. Язычник и христианин жили, трудились и отдыхали бок о бок, не испытывая друг к другу ни злобы ни ненависти. И лучший тому пример — Ольгерд с Кейстутом. Нынешнее столкновение представителей двух религий поставило в недоумение всех присутствующих. Монах твердо стоял на своем. Кейстут, не знавший обычаев христианства, которое принял его покойный брат, хотя и начал сомневаться в своей правоте, но отступать не привык. И, в результате, не было видно конца их спору.

— Позволь, князь, высказать одну мысль насчет погребенья моего господина, — раздался голос Войдыллы, едва поутихла перебранка между Кейстутом и Феодосием.

— Слуга не может решать, где хоронить господина, — оборвал его Кейстут.

— Напрасно ты так говоришь, дядя. Мой отец как раз прислушивался к мнению этого слуги. К тому же вы со святым отцом битый час толкуете, а проку от этого никакого. — Вступил на защиту Войдыллы потерявший терпение Ягайло.

— Хорошо, пусть говорит слуга, если ты считаешь, что у нас не хватит ума решить это дело. Говори, Войдылло, — сдался, наконец, Кейстут.

— Слушая речи святого отца и великого князя, я пришел к выводу, что дело уладится, если вместо одного Ольгерда будет два. Тогда одного мы похороним как монаха, а второго как воина.

Все присутствующие в недоумении уставились на Войдылло. Решительно никто не понял, к чему клонит слуга.

— Что ты мелешь, Войдылло? — Презрительно проворчал Кейстут, всегда недолюбливавший этого слугу. — Может быть, у тебя двоится от выпитого монастырского вина? Или ты хочешь разделить тело моего брата на две части?

— Поясни свою странную речь, Войдылло, — не выдержал и Ягайло.

— Нет, делить на части тело моего господина я не собираюсь, — продолжал Войдылло, собравшись с мыслями. — Я предлагаю вылепить из воска второе тело по подобию первому, На виленском торге я знаю ремесленника, делающего из воска фигурки людей, которые во всех чертах схожи с настоящими. Среди его изделий я видел и фигурку моего господина. Если вы согласны с моим предложением, то я берусь к заходу солнца доставить в монастырь мастера со всем его инструментом и материалами, необходимыми для работы.

В келье воцарилось глубокое молчание. Членам великокняжеской семьи понадобилось некоторое количество времени, чтобы осмыслить сказанные слугою слова. Первым нарушил тишину Кейстут.

— Придумал ты хорошо, Войдылло. Но ты не решил вопрос, а заменил его другим. Где будем хоронить настоящее тело Ольгерда?

— Похороним его в монастыре, Кейстут. Негоже тело православного христианина, к тому же еще и монаха, жечь на костре. — Проговорила до сих пор молча плакавшая Ульяна.

Слова княгини заставили Кейстута отказаться от намерений продолжать спор, он еще раз усомнился в своей правоте.

— Ладно, — решил старый князь, — будет так, как решат сыновья Ольгерда.

— Пусть будет так, как хочет мать, — твердо сказал Ягайло, — оставим тело отца в монастыре.

— Пусть будет так, как хочет мать, — повторил слова брата Скиргайло.

— Вот и решили. Монахи будут хоронить тело князя, а литовский народ — его чучело из воска, — сокрушенно промолвил Кейстут и удалился из кельи.

— Разреши ехать за мастером в Вильно, князь, — обратился Войдылло к Ягайле.

— Да, скачи Войдылло, не теряй времени.

День, столь бурно прошедший для членов великокняжеской семьи, клонился к закату. В воздухе стало свежее, прохладнее, откуда-то начали появляться комары. Войдылло сдержал свое слово. К монастырю приближался ремесленник в сопровождении двух молодых людей, вероятно, учеников. Один из них управлял телегой, нагруженной доверху каким-то скарбом — скорее всего инструментом, необходимым для работы. За телегой верхом ехал Войдылло, а рядом с ним еще какой-то человек. В последнем Ягайло признал портного великокняжеского двора и мысленно похвалил Войдылло за предусмотрительность.

Мастеровых тотчас же проводили в келью и те, не мешкая, приступили к работе. Отец Феодосий выделил им в помощь троих расторопных монахов, но это было излишним. Монахи всю ночь только и делали, что меняли свечи в келье, превращенной в мастерскую, да изредка приносили ремесленникам кое-что из еды.

Когда утром родственники покойного вошли в келью, то были поражены увиденным: в двух одинаковых гробах лежали два совершенно одинаковых покойника.

— Какой же из них настоящий?! — Воскликнул изумленный Ягайло.

— Тот, что лежит подальше, у окна, — ровным голосом ответил мастер, видимо, привыкший к удивлению, которое вызывало его мастерство.

— Возьми это от меня. — Ягайло снял с пальца массивный золотой перстень и протянул его ремесленнику.

— Благодарю тебя, князь, за то, что высоко оценил мой труд. — Сказал ремесленник, принимая подарок, ибо плату серебром он получил сполна от Войдыллы.

С мастеровых взяли слово хранить молчание о ночном заказе и отпустили на все четыре стороны.

Хоронили Ольгерда в полдень. Четверо монахов бережно вынесли из кельи гроб с телом покойного и опустили на землю под большим ветвистым дубом. Здесь же, под дубом молодыми послушниками за ночь была выкопана могила. Черная, холодная пасть ее готовилась принять на вечный покой тело знатного монаха. Провожали в последний путь Ольгерда все те же ближайшие родственники, да десятка три монахов. Когда закончилась процедура прощания с покойным, монахи накрыли гроб крышкой и, под пение псалмов, опустили на дно могилы. Кейстут с Ягайлом взяли под руки бесчувственную Ульяну и увели с места погребенья, предоставив монахам возможность кончать свое печальное дело.

Иных похорон удостоился двойник Ольгерда.

Хотя погребенье было назначено на вечер, уже после полудня к воротам монастыря начал стекаться народ. Весть о кончине великого князя быстро распространилась по всему литовскому государству. Но Кейстут не торопился выставлять «тело» покойного для всеобщего обозрения. Он боялся, что жаркие солнечные лучи могут повредить восковое лицо талантливой копии. Лишь к вечеру из распахнувшихся ворот монастыря медленно выкатилась телега, запряженная тройкой вороных лошадей. На ней стоял такой же гроб, как и преданный земле накануне, только еще более богато украшенный серебром и золотом. Телегу с гробом обступили родственники покойного и слуги, зорко следившие за тем, чтобы никто не подходил к ней ближе дозволенного расстояния. Затем из ворот выехал возок, в котором восседал Кейстут с княгиней Ульяной. Вся кавалькада двинулась по направлению к литовской столице. По дороге она обрастала людьми и становилась все многочисленнее и пестрее.

Лишь когда на небе появились первые звезды, траурная процессия приблизилась к одному из холмов, возведенных природой вблизи Вильна. Этот холм выбрал Кейстут для прощания жителей княжества со своим повелителем. К моменту подхода процессии с телом усопшего князя здесь было все готово для совершения печального обряда. На вершине холма из бревен соорудили огромную башню, которая заканчивалась открытой площадкой. Площадка была сплошь утыкана столбами, на которых висели вещи, принесенные в жертву богам в честь умершего. Это, прежде всего оружие: мечи литовской работы и привезенные из далеких стран, щиты, сулицы*, шлемы, кольчуги, латы; здесь же были дорогие одежды из золотой парчи, пестрого дамаста, атласа, тонкого сукна.

Все это сооружение венчали два стяга, прикрепленные крест-накрест. Первый был черного цвета, как и сама смерть. На втором была изображена литовская «Погоня»: на красном полотнище выделялась фигура всадника в панцире, который сидел на сером скачущем коне. Правой рукой всадник высоко над головой занес меч, готовый сразить врага, с левой стороны он прикрывался щитом. Фигура всадника означала воина, готового оборонять свою родину от врага.

К этому же столбу с прикрепленными стягами был привязан боевой конь Ольгерда, покрытый красивой попоной. Великолепная сбруя коня выработана из серебра и осыпана бирюзою, рубинами и другими драгоценными камнями. Ненамного суждено коню пережить своего господина, которому он много лет служил верой и правдой. Вокруг башни в ожидании такой же печальной участи стояло еще семнадцать боевых коней.

Тем временем гроб сняли с повозки и поставили себе на плечи шестеро юношей знатнейших литовских родов. Медленно понесли они свою ношу вокруг холма. За ними начала выстраиваться живая людская цепь сообразно положению, занимаемому в княжестве. Траурное шествие возглавляли ближайшие родственники покойного: Ульяна с Ягайлом, Скиргайло, Кейстут со своими сыновьями Витовтом и Жигимонтом. Шел вместе с ними и возвратившийся с охоты Андрей Полоцкий.

В угрюмом молчании идут знатнейшие мужи Литовского государства за бездыханным телом своего господина. А он лежит, исхудавший за время болезни старик, с морщинистым лицом, в обрамлении прядей редких седых волос. Обычная смерть в его возрасте, судьбой и так немало отпущено ему лет. Однако эта обычная смерть потрясла всех именитых князей Великого княжества Литовского. Идя за телом Ольгерда, каждый из них думал над своим будущим. Одни злорадствовали, радуясь, что смерть наконец-то прибрала их извечного врага. Другие искренне скорбели о своем боевом великом товарище и друге. Третьи пытались предугадать свою дальнейшую судьбу и мысленно определяли нового господина. А некоторые и сами с недвусмысленными намерениями поглядывали на опустевшую половину трона Литвы. (Вторую половину его занимал Кейстут.) Но никого, решительно никого, не оставила смерть великого князя равнодушным.

Гроб с телом покойного во главе траурного шествия описал несколько кругов вокруг холма и приблизился к бревенчатой башне. По широким ступеням печальную ношу подняли на вершину башни и опустили вовнутрь ее через окно, специально для этой цели проделанное. Окно закрыли дощатым настилом. Некоторое время подождав, пока люди, сделавшие это, покинут башню, Кейстут махнул тростью и десятки горящих факелов полетели в сторону бревенчатого строения.

Произошло невероятное. Огонь вспыхнул с невиданной ранее силой. В мгновенье ока вся башня была объята гигантским пламенем. Раздавшееся на башне дикое ржание коня великого князя тут же затихло навеки. Неведомая сила выхватила из пламени несколько бревен и разбросала их в разные стороны. Одно из них, обуглившееся, но еще не успевшее загореться, подкатилось к ногам князя Андрея Ольгердовича. В воздухе распространился едкий, удушающий запах. Страх, доходящий до ужаса, поразил толпы собравшегося народа. Кто умел, тот начал креститься, кто не умел — падал ничком наземь, некоторые бросились прочь от страшного пламени.

Тайна невиданной силы огня была довольно проста. Вездесущий Войдылло раздобыл у немецких купцов пороха (вещи малознакомой в то время для Литвы) и поместил его в башню. Страшный огонь пропал почти так же быстро, как и появился, и вскоре горящая башня стала напоминать обычный пожар, столь часто случавшийся в Вильно. Выброшенные бревна мужчины затащили крючьями обратно в огонь, а суеверные литвины понемногу начали оправляться от пережитого страха.

Приближалась та часть погребенья, ради которой и пришло большинство полуголодных крестьян и городской бедноты — тризна во славу покойного. И она обещала быть обильной: огромные стада княжеских овец, баранов и семнадцать коней терпеливо ждали своего смертного часа. Вокруг холма стояли десятки бочек с вином и медами, но никто не смел к ним прикоснуться раньше установленного часа. Но вот Кейстут опять взмахнул тростью, и виночерпии начали наполнять хмельными напитками чаши, миски, кувшины, шапки всех желающих. Пастухи прямо в толпы народа гнали бедных животных, предназначенных в жертву. Люди тут же принялись рубить им головы и потрошить, наиболее смелые и ловкие расправлялись с лошадьми. То тут, то там начали загораться костры. Вскоре все огромное поле вокруг холма было усеяно огнями, и стало светло как днем. На добрый десяток верст в воздухе висел запах дыма и жареного мяса. Обглоданные кости по традиции бросались на главный костер.

Был конец мая. Урожай прошлого года бедняки уже давно роздали за долги, отдали в счет уплаты налогов или просто съели, новый же урожай еще не созрел. Для многих это траурное пиршество было единственной возможностью наесться досыта, и они ели и пили до изнеможения. Лишь после восхода солнца, когда все было выпито и съедено, люди начали покидать место погребения.

К полудню опустевший холм и окрестности его напоминали покинутое поле сражения. Земля была обильно полита кровью жертвенных животных, повсеместно валялись различные вещи из обихода литвинов: сломанные ножи, растоптанные шапки, кружки, сломанные бочки из-под вина. Сходство с полем боя дополняли десятка два лежащих на земле литовцев. Большинство из них свалила с ног хмельная сила различных напитков, но были среди них и такие, которым уже не суждено встать. Одного человека убила раненая лошадь, еще несколько вечно полуголодных крестьян умерло от обилия поглощенной пищи и выпитого вина. Жены и родственники покойных, не дождавшиеся их возвращения, придут и похоронят своих кормильцев, но далеко не так пышно, как хоронили великого князя.

Догорающий погребальный костер охранял отряд вооруженных литовцев, дабы никто не посмел его осквернить. Когда потухнет последний уголь, придут те же крестьяне, чтобы насыпать огромный курган из земли над прахом своего господина.

По всей Литве разлетелись вести о великом погребении владыки княжества. Истинное же место захоронения тела Ольгерда было вскоре забыто. Монахи упорно доказывали одиноким странникам, что прах Ольгерда покоится именно у них в монастыре, а не сожжен на холме близ Вильна. Но им отказывались верить.

Княжеский совет

Через два дня после похорон Ольгерда Кейстут созвал совет. Он не любил откладывать решение важных дел на долгое время. Тем более что предстоящий совет должен был рассмотреть завещание Ольгерда, а воля покойного брата для Кейстута была больше чем закон.

Обычно совет состоял из потомков Гедимина — основателя правящей династии. Иногда приглашались крупные магнаты из наиболее приближенных к великим князьям. Делалось это при решении тех или иных вопросов, связанных с деятельностью приглашенных, которые, как правило, занимали высшие государственные посты в управлении Литовским княжеством.

Сегодня совет состоял только из Гедиминовичей. Представители великокняжеской семьи собрались в тронном зале. На сверкающем золотом и драгоценными камнями широком и массивном троне литовского государства восседал Кейстут. По всему видно, что трон предназначен для двоих человек, ибо Кейстут не занимал и половины его.

Женщины на совете не имели слова, однако, княгиня Ульяна с незапамятных времен являлась частой гостьей на советах. Возражать против таких визитов жене великого князя никто, конечно, не решался. Пришла она и на этот раз.

Из двенадцати сыновей Ольгерда на совете присутствовало только четыре: Андрей Полоцкий, Дмитрий, Ягайло и Скиргайло. Первые два — старшие — были сыновьями Ольгерда от брака с витебской княжной Марией. Андрею в ту пору было пятьдесят два года, однако, выглядел он моложе своих лет. По-прежнему любимым увлечением этого человека была охота, сопровождаемая бешеной скачкой на лошади. Неизвестно как попавший в Вильно, брянский князь Дмитрий был ненамного моложе Андрея. Держались старшие братья на совете вместе, и в то же время как бы отделившись от остальных родственников. Их опасное соседство таило в себе угрозу для Ягайлы. Это чувствовали все: и Кейстут, и Ульяна, и Ягайло.

Ягайло, в свою очередь, сидел рядом со своим младшим братом — двадцатитрехлетним Скиргайлом.

Присутствовали на совете и два сына Кейстута. Старший — Витовт — широкоплечий, невысокого роста, с суровым лицом, но не лишенным благородства сердцем, был во многом похож на отца. Недаром Кейстут любил говорить, что, глядя на Витовта, он видит себя в молодости. Второй сын Кейстута — совсем еще юный Жигимонт — впервые был на великокняжеском совете. Однако это не мешало ему держаться с достоинством, соответствовавшим его положению сына главы государства. Хладнокровно и бесстрашно скользил его взор по лицам Андрея и Дмитрия.

На совете имели право присутствовать и потомки других сыновей Гедимина — не только Ольгерда и Кейстута, но они, как правило, сидели в отцовских уделах, полученных еще от самого Гедимина, и не вмешивались в дела виленского двора.

Совет открыл Кейстут. Предварительно он встал, неторопливо бесцельно прошелся по залу и возвратился на место. Так делал Кейстут, когда напряженно думал, в движении у него рождались все великие мысли. Движения были медлительны или, лучше сказать, медлительно властны. Так мог держаться только тот, кто знал, что никто его не поторопит, не перебьет его молчания. И вот, наконец, Кейстут заговорил.

— Князья, сегодня мы собрались, чтобы утвердить последнюю волю Ольгерда. Перед своей кончиной он изъявил желание, чтобы Ягайло стал наследником его и принял причитающуюся ему половину Литовского княжества.

— Почему же Ягайло, а не старший сын его — Андрей? — Спросил Дмитрий.

— Такова воля Ольгерда.

— Я не слышал изъявления такой воли из уст отца. Или может у вас есть письменное его завещание? — Язвительно спросил Андрей Полоцкий.

— Желание Ольгерда было выражено им не далее как три дня назад. Это были последние слова, которые я слышал от брата, перед тем как он покинул нас навсегда. Кроме меня, волю покойного слышали: княгиня Ульяна, Ягайло, Скиргайло, Войдылло и Ганко, бывшие у ложа Ольгерда в тот печальный день.

— Но этих слов отца не слышал я. Их не слышал Дмитрий. Почему мы должны верить какому-то Ганко? — Не сдавался Андрей.

— Но мне ты веришь? Или у тебя есть повод сомневаться в моей честности? — Спросил Кейстут.

Повода сомневаться в честности своего дяди у Андрея не было. Благородство и порядочность Кейстута ставились в пример даже за пределами княжества. Властителю Полоцка пришлось изменить свою тактику.

— Отец не имел права назначать наследника. Он отказался от власти. Монах не может вершить судьбу государства. — Привел следующий довод Андрей, не ведая того, что повторяет предсмертные слова своего отца.

— Что ж, ты прав, Андрей. Ольгерд не имел права никого ни назначать, ни утверждать на трон Великого княжества Литовского. Он этого и не делал. Это сделаем мы, собравшиеся на княжеский совет. Твой отец всего лишь выразил желание, чтобы Ягайло стал наравне со мной главой государства. И я клянусь, что сделаю все для того, чтобы желание моего покойного брата было исполнено. Ты говоришь, Андрей, что монах не может назначать правителя государства… Но ведь это, прежде всего, твой отец, и ты, как добрый сын, обязан исполнить его просьбу.

— Решения отца всегда были для меня законом, их я принимал как должное. Но здесь дело касается интересов всего нашего государства, и родственные чувства придется оставить до лучших времен. Ягайло не создан управлять государством. У него на уме только пиры, охота, игры да смазливые девки.

Последние слова Андрея вывели из себя Ягайло, до сих пор молча слушавшего спор между Кейстутом и своим старшим братом. Казалось, он готов сорваться с места и вцепиться в глотку Андрею. Но этого не произошло, Ягайло ограничился лишь ответным словесным оскорблением.

— А кому править литовским государством? Уж не тебе ли, Андрей Полоцкий? Ты забыл, что отец дал тебе имя Вингольт. Ты изменил не только имя, став христианином. Ты стал полочанином до мозга костей, забыл язык, на котором тебя учили говорить. И не тебе править нами, литовцами. Или ты и нас хочешь сделать русскими?

— Ты получил от отца самое богатое и обширное княжество Полоцкое. — Поддержал брата Скиргайло. — Но тебе все мало. Теперь ты раскрыл рот и на великокняжеский трон.

— Зачем ссориться, братья? — Попытался унять своих племянников Кейстут. — Вы же все — внуки великого Гедимина. Зачем же драться между собой, когда так много у вас общих врагов? Не проходит и года, чтобы закованные в железо кони крестоносцев не топтали наши нивы. На востоке, Москва жаждет увеличить размеры своего княжества за счет наших земель; на западе, венгерские и польские магнаты считают своей вотчиной Волынскую землю, Подляшье и Галицкую землю. И в это трудное время вы, родные братья, деретесь между собой хуже поганых татар.

— Конечно, дядя, ты хочешь отдать Ягайлу верховную власть, минуя меня, старшего сына Ольгерда. И после этого требуешь, чтобы я был спокоен, чтобы я с ласковой улыбкой признал за братцем литовский трон, который по праву должен принадлежать мне. Ты хочешь угодить всем, но так не бывает, чтобы и волки были сыты и овцы целы.

— Я вижу, по доброму согласию мы ничего не решим до ночи. А в большом зале ждут лучшие мужи, дабы поклониться своему новому господину. — Подвел итог Кейстут бурной перебранке. — А теперь каждый в отдельности скажет: кого он хочет видеть на литовском троне. Говори, Витовт, первым, — обратился Кейстут к сыну.

— Почему твой сын должен делить наследство нашего отца? — Спросил Андрей, чувствуя приближающийся конец своим честолюбивым планам.

— Он такой же, как и ты, потомок Гедимина. И имеет полное право участвовать в выборе главы государства. Говори, Витовт.

— Наш долг исполнить волю покойного Ольгерда. Это ему мы обязаны могуществом нашего княжества. Ягайло — глава государства.

По иному Витовт сказать и не мог. С детства он проводил с Ягайлом больше времени, чем со своими родными братьями. Вместе они купались в Вилии, жадно слушали рассказы княгини Ульяны о великом греческом воителе Александре Македонском, а потом оба в тайне мечтали также завоевать весь мир, когда вырастут.

По лицу Кейстута было видно, что он с одобрением принял слова сына, хотя и заранее знал, что тот скажет.

— Теперь твое слово, Жигимонт, — обратился Кейстут к своему младшему сыну.

Юный Жигимонт, которому было решительно безразлично то, что происходило на совете, по примеру старшего брата изрек:

— Пусть будет Ягайло.

— Говори теперь Скиргайло.

— Я не скажу ничего нового. Великокняжеский венец Ягайле! — Твердо произнес Скиргайло.

— Тебе слово, Дмитрий, — продолжал Кейстут ставший уже не нужным опрос.

Это понял и брянский князь. Поддерживать Андрея было теперь бесполезно, поддержать же Ягайло, то есть признать себя вассалом младшего брата, он тоже не мог. Не позволяла гордость.

— Здесь и так все ясно, — уклончиво ответил Дмитрий. — Мое слово уже ничего не изменит.

После этих слов брата Андрей поднялся и быстрыми шагами покинул тронный зал. Видеть торжество своего родного брата, ставшего теперь заклятым врагом, было выше сил полоцкого князя.

Совет тем временем продолжался.

— Сядь подле меня, Ягайло. Отныне вторая половина трона принадлежит тебе — так решил совет. — Обратился Кейстут к племяннику. Он подождал, пока последний усядется на троне, и вновь заговорил. — Чтобы избежать в дальнейшем недоразумений и ссор, подобных сегодняшним, я хочу сейчас объявить имя своего наследника. Мой сын Витовт займет место на троне рядом с Ягайлом после моей смерти.

Кандидатуру Витовта собственно некому было оспаривать. Из сыновей Кейстута, кроме объявленного наследника, на совете присутствовал лишь юный Жигимонт, который пока еще был безразличен к вопросам власти. Остальные Гедиминовичи благосклонно приняли решение Кейстута, так как не имели права ему наследовать.

Итак, друзья и двоюродные братья — Ягайло и Витовт — будут править Великим княжеством Литовским. Тот, кто видел этих неразлучных друзей в детстве, скажет: "Не будет более счастливого правления. Вот, те немногие из государей, среди которых будет царить единодушие и никогда не будет ненависти меж ними."

Но не следует торопиться предсказывать будущее, особенно в том случае, когда речь идет не о простых смертных, а о великих князьях. Власть меняет людей, и чем больше власть, тем меньше в человеке остается человеческих чувств. Жестокий и беспощадный век не терпел на тронах правителей мягких и слабых. И если на головах таких иногда держались короны, то лишь потому, что эти государи являлись игрушкой в чьих-то сильных руках и реальной власти не имели. Власть заставляет забывать и о данных обещаниях, и о чести, и о долге, она иногда становится сильнее родственных чувств. О том, каким будет дальнейшее совместное правление наших друзей, мы узнаем несколько позже.

Пока что великокняжеский венец достался лишь Ягайлу. Всякая жизнь имеет земной конец, но конец одной жизни иногда одновременно является и началом для другой. Смерть Ольгерда стала началом нового великого князя — Ягайлы. Он вышел из тронного зала гордый своей победой. Великокняжеский венец, доставшийся ему, позволил по-новому взглянуть на людей, собравшихся в большом зале. Теперь это были его подданные.

Выразить почтение новому великому князю пришли самые именитые мужи государства. В приветливой улыбке застыло лицо умного и хитрого Войцеха Монивида. Угрюмым молчанием встречает Ягайлу бородатый, плечистый, богатырского роста князь Остей. Вероятно, никто не сможет утверждать, что видел улыбку на лице этого сурового воина. Много-много лет назад один из жителей Скандинавии, бродивших по всему миру в поисках счастья, каким-то образом попал на службу к одному из литовских князей. Он осел здесь, обзавелся голубоглазой женой-литовкой, которая подарила ему многочисленное потомство, продолжавшее служить великим князьям литовским. Одним из потомков того викинга и был князь Остей. Много лет он верой и правдой служил Ольгерду, пользуясь при этом заслуженным почетом и уважением. Великий князь литовский относился к Остею не как к слуге, а как к своему старому боевому товарищу, делившему с господарем все тяготы и невзгоды походной жизни.

Гордо подняв голову, встречает Ягайлу князь Альгимунт Гольшанский. Рядом с ним сын Иван с нескрываемым любопытством смотрит на своего нового повелителя. В последнее время земельные владения Гольшанских значительно выросли, а вместе с ними вырос и их авторитет. Князь Альгимунт неоднократно приглашался на совет бояр при великом князе.

Рядом с Гольшанскими стоит слуцкий князь Юрий — один из представителей династии Рюриковичей, правившей Слуцком вот уже около двухсот лет. Юрий является прямым потомком туровского князя Юрия Ярославича. Но, несмотря на столь знатное происхождение, держится Юрий далеко не так уверенно, как Альгимунт Гольшанский. Владения слуцких князей значительно сократились с тех пор, как они признали своим господином Гедимина. И теперь новый господин, скорее всего, вселяет в душу Юрия новую тревогу. Не жалуют литовские князья Рюриковичей.

Судьба свела вместе людей столь различных и по национальности, и по возрасту, и по положению, занимаемому в огромном княжестве. Перечисленные выше бояре составляли лишь ничтожную часть людей, пришедших приветствовать нового великого князя. Большой зал пестрел различными нарядами. Суконные плащи и мантии перемешались с разнообразной окраски и покроя кафтанами. Некоторые из них, несмотря на жару, оторочены для важности дорогими мехами. Ладно сидят на плечах жмудских бояр кожаные куртки — предмет особой гордости их хозяев, так как сшиты они из шкур зверей, собственной рукой убитых на охоте. Каждый по-своему пытался показать через наряд свое богатство, знатность и силу.

Первый прием молодого князя окончился в трапезной за дубовыми столами, ломившимися от всевозможных яств.

А в это время глашатаи спешили во все концы Великого княжества Литовского, дабы сообщить народу имя нового господина. В православных церквях служили молебен во здравие Ягайлы. Главный жрец святилища Перкунаса* провозглашал толпам народа волю богов, они, как оказалось, предвещали Ягайлу долгое и счастливое правление. Подобное происходило во всех языческих святилищах Аукштайтии и Жемайтии. Казалось, вся Литва только и ждала избрания великим князем литовским Ягайло. Однако не все было радужно и безоблачно, как могло казаться новоиспеченному великому князю, пребывавшему первые дни в состоянии эйфории.

Послы Ордена

В середине месяца березы (июнь) по литовскому календарю к воротам Верхнего замка подъехали два купца. Их сопровождало несколько слуг. Литовские стражники не проявили особой вежливости к незваным гостям, потревожившим их покой. Один из воинов, сжимая правой рукой сулицу, наконец, спросил:

— Что вам надобно?

Один из купцов — мужчина с седеющей, но густой бородой, слез с лошади и приблизился к стражникам. По всей видимости, он возглавлял эту кавалькаду. Слегка коверкая литовские слова, купец ответил стражнику:

— Мы послы Тевтонского ордена. Приехали к великому литовскому князю Ягайле.

Стражник бросил «купцам» "ждите" и исчез за воротами замка. Ждать пришлось довольно долго. Наконец ворота опять распахнулись, и во двор вышел Войдылло в сопровождении того же стражника.

— Князь Ягайло готов вас принять, — обрадовал купцов Войдылло. — Но вам надлежит сдать все имеющееся оружие, прежде чем войдете в покои великого князя, а наши воины проверят вашу честность.

Старший «купец» обратился на каком-то непонятном языке к своему спутнику, и тот отстегнул кинжал, передав его Войдылле. Любимец князя сделал знак рукой воинам, и те бросились проверять содержимое карманов пришельцев. Старший «купец» хладнокровно воспринял процедуру обыска, его же спутник попытался было возмущаться. Однако несколько слов старшего товарища возымели свое действие. Иноземец покорился судьбе и дал воинам ощупать себя с ног до головы.

Наконец унизительная процедура закончилась, и Войдылло пригласил гостей пройти в замок.

Седобородый привычным шагом следовал за провожатым, спутник же его то и дело с интересом озирался по сторонам, постоянно спотыкаясь на ступенях. Таким образом они добрались до комнаты, выбранной Ягайлом для приема гостей.

Великий князь уже поджидал послов. Когда они вошли, Ягайло сидел, удобно развалившись, в широком кресле. Так сидя, он и поприветствовал послов могущественного соседнего государства, после чего и им были предложены кресла, более скромные, чем княжеское.

— Кто же вы на самом деле, купцы? — Обратился Ягайло к гостям. — С чем ко мне прибыли?

— Мы не купцы, князь. Меня зовут Конрад фон Кросберг. При великом магистре я выполняю обязанности посла. Большая часть моей жизни прошла при дворах польских князей, где я выполнял поручения Ордена во славу и могущество его. А вот в твоем краю я впервые, но надеюсь, эта наша встреча не будет последней. Представлю тебе, великий князь, и моего спутника, так как его язык будет непонятен тебе. Зовут моего товарища Гюи де Виллардуэн. — Услышав свое имя, второй посол слегка склонил голову, а Кросберг тем временем продолжал. — Благородные предки Гюи, служа богу и кресту, покрыли себя вечной славой и доблестью. Один из них — Жоффруа де Виллардуэн, будучи маршалом Шампани, участвовал в Третьем крестовом походе. Он же был одним из предводителей крестоносцев во время Четвертого крестового похода.

— Это не тот ли поход, который закончился разгромом Константинополя? — Заметил Ягайло.

— Справедливая кара господня постигла град Константина, ибо церкви его отказались подчиниться римскому папе. — Ответил Конрад фон Кросберг литовскому князю. На лице немца было написано удивление, вызванное познаниями Ягайлы в области истории.

— Ладно, дорогой посол, оставим в покое дела прошлые и займемся настоящими. — Сказал Ягайло, примирившись с разгромом далекого Константинополя. — Что же привело столь знатных особ в наши края?

— Вести об избрании тебя великим князем литовским достигли дворца нашего магистра. И он, дабы приветствовать на литовском троне нового повелителя и пожелать ему долгих лет счастливого владычества, отправил нас в далекий путь.

— Быстро же вы узнали о решении совета. Можно подумать, что вы отправились в тот день, когда я стал великим князем. — Не скрыл своего удивления Ягайло.

— Бог видит все. А мы слуги бога, — уклончиво ответил немец.

— Почему же такие знаменитые мужи, родословной которых мог бы позавидовать и князь, прибыли в купеческом обличье? — Обратился с язвительной улыбкой Ягайло к послам.

— Прости наш наряд, великий князь. Ненависть жителей твоего княжества к смиренным служителям бога так велика, что мы не можем прибыть к твоему двору в подобающем одеянии.

— Что ж, вы заслужили эту ненависть грабежами и разбоем, — заметил Ягайло.

— Благо, что еще твои дед и отец покровительствовали купцам, не различая, к какому народу они принадлежат. — Продолжал фон Кросберг, пропуская мимо ушей замечание Ягайлы. — Позволь князь внести дары, присланные тебе великим магистром.

Гюи де Виллардуэн отправился за дарами, а Ягайло принялся изучать внешность Конрада фон Кросберга, обмениваясь с ним при этом ничего не значащими фразами. Маленькие, колючие глазки немецкого посла постоянно находились в движении. Судя по их хитрому блеску, наряд купца Кросбергу был более к лицу, чем доспехи воина. "Такой бы не проторговался, будучи купцом", — подумал Ягайло.

Тем временем, слуги послов в сопровождении литовских воинов внесли дары великого магистра. Большинство их составляло оружие работы лучших мастеров того времени. Это были: арбалет с тяжелыми стрелами, миланские доспехи, немецкий меч и арабская сабля, французский кинжал, именуемый мизерикордией. Все оружие, богато инкрустированное драгоценными металлами, поражало своим изяществом и великолепием.

Глаза Ягайлы при виде столь щедрого дара заблестели в восторге, как у ребенка, долго мечтавшего об игрушке и, наконец, ее получившего. На золотые и серебряные чаши и кубки он едва ли взглянул. Вероятно, собирая дары, крестоносцы знали о любви молодого князя к оружию. И они не ошиблись в своих расчетах. Вид оружия смягчил сердце Ягайлы и даже изменил его голос.

— Благодарю вас, дорогие послы, за щедрые дары. — Сдержанно поблагодарил Ягайло, соблюдая достоинство главы княжества. — Все ли благополучно в вашем государстве? Здоров ли великий магистр?

— Господь бог отвращает от нашего государства все беды, посылая их на грешные головы врагов Ордена. Великий магистр здоров и не далее как десять дней назад участвовал в рыцарском турнире. Глава Ордена приветствует тебя на троне, и велел нам передать, что, в случае необходимости, ты можешь обратиться к нему за помощью как к своему брату.

— Какую необходимость имел в виду твой господин?

— Дорогой князь, главе государства, которого пока еще не признали родные братья, всегда может понадобиться помощь.

— Ваша осведомленность вызывает удивление. — Промолвил уже озабоченно Ягайло. — О моих братьях вам тоже бог рассказал?

— Пути господни неисповедимы. Но можешь быть спокоен, князь, наша осведомленность не пойдет тебе во вред. — Попытался успокоить Ягайлу Конрад фон Кросберг. — Если же тебе понадобится помощь, ты можешь послать Войдыллу к Ганулу — он в Вильно старшина немецких купцов. В ответ, мы надеемся, что ты не откажешь нам в некоторых услугах.

— О какого рода услугах идет речь? — Насторожился Ягайло.

— О, это дело будущего! — Воскликнул немец. — Могу лишь сказать, что они тебе не будут стоить и медной гривны.

— Но почему именно Войдыллу я должен послать?

— Во-первых, Войдылло предан тебе как никто другой. Во-вторых, он умен и умеет держать язык за зубами. В твоей земле еще, к сожалению, ненавидят немцев. И наша дружба может повредить тебе, кроме того, пострадают ни в чем неповинные немецкие купцы.

Посвященность немецких послов в дела Великого княжества Литовского начинала не на шутку пугать Ягайлу. Ведь, если немецкому послу известно, что он приблизил Войдылло к себе, значит, у немцев есть свои глаза и уши и в литовском государстве, и в Вильно, и в самом замке. Это значит и то, что при желании крестоносцам ничего не стоит отравить его, Ягайлу. Или же избавиться иным способом…

— Наш Орден богат и могущественен, и тебе, князь, выгоднее иметь его своим другом, чем врагом. — Продолжал посол, как бы уловив ход мысли Ягайло. — Мы будем благодарны тебе, если сохранишь наш разговор в тайне от князя Кейстута. Всем известно его отношение к крестоносцам.

На этом, в общем-то, была закончена та часть беседы Ягайло с послами, ради которой они прибыли. В дальнейшем разговоре они почти не касались отношений между своими державами. Причем, Ягайло по-прежнему задавал вопросы, а послы отвечали.

В разговоре принял участие и Гюи де Виллардуэн, фон Кросберг взялся выполнять обязанности переводчика при нем. Француз был страстным путешественником, и в Литву прибыл лишь для того, чтобы посмотреть невиданный, дикий, языческий край. Таким представляли Великое княжество Литовское у него на родине. Из-за заслуг предков и знатности рода Виллардуэна великий магистр исполнил его желание. Кроме того, через присутствие знатного француза, Орден хотел показать, что на его стороне сражаются народы всей Европы, то есть свою несокрушимость и могущество.

Затем, для дорогих гостей Ягайло распорядился накрыть стол, за который были приглашены и некоторые литовские бояре. Кейстут же, сколько ни просил его племянник принять участие в трапезе, наотрез отказался сесть за один стол с крестоносцами.

Ночевать послы остались в замке, а наутро начали собираться в обратный путь. Перед отъездом Ягайло вручил немцам ответные дары для великого магистра. В большинстве своем это были изделия из дорогих мехов или просто выделанные шкуры куницы, бобра, белки, горностая. Немногочисленные ремесленные изделия были работы русских мастеров. Среди них выделялись: хрустальный кубок, обитый золотом и осыпанный рубинами и большое зеркало, длиною в пять четвертей и шириною в локоть, в раме из черного дерева, покрытого толстыми, литыми из серебра листьями и рисунками. Зеркало это Ягайло обнаружил в числе отцовской добычи. Вероятно, оно было захвачено во время одного из походов на русские земли, а так как это драгоценное творенье не стоило Ягайле ни гроша, он с легкостью с ним расстался. Русские меха ценились довольно дорого на Западе, и надо полагать, магистр останется доволен ответными дарами.

На дорогу каждому из послов было выделено по тридцать гривен серебра, а их слугам по пять. При всей бедности своей казны Ягайло проявил неслыханную щедрость. Три десятка литовских воинов по приказанию Ягайлы провожали послов до самой границы Ордена.

Как быть?

Ягайло тихонько вошел в неплотно прикрытую дверь своей почивальни. Там, пышногрудая девка взбивала его пуховую перину. Тело ее сладко подрагивало в такт ударам по постели. Ягайло, подкравшись незаметно сзади, с наслаждением хлопнул ладонью по месту, что пониже талии.

Служанка смешно подпрыгнула, точно ужаленная, и отскочила в сторону.

— Позови ко мне Войдыллу. — Сказал Ягайло девке, видя, что та поглядывает на дверь с намерением выскочить из комнаты.

— Будет исполнено, князь. Пролепетала девка и, словно бабочка, выпорхнула в дверь. После нее в почивальне остался приятный аромат, вызванный употреблением настоя фиалки.

Вошедший Войдылло застал Ягайлу лежащим в постели.

— Ты звал меня, князь?

— Да, да. Садись, — указал Ягайло на стоящий у ложа стул. — Послушай, Войдылло, у меня из головы не выходят немецкие послы. Они знают о нас все. Более того, они знают положение дел в Великом княжестве Литовском лучше, чем я.

— В этом нет ничего удивительного. Я уверен, что каждый второй иноземный купец в нашем государстве является шпионом Тевтонского ордена.

— Так почему же мы их терпим у себя, Войдылло? Почему бы нам не изгнать всех иноземцев из государства? Мы избавимся от шпионов, а заодно и пополним казну, отобрав у них товары.

— Нет, Ягайло, без купцов нам нельзя. Наши мастера не смогут из болотных руд дать столько металла, сколько необходимо для нас. Без немецкого железа мы не сможем даже вооружить наши дружины. Без торговли угаснут города, а без городов погибнет и народ. Как ни могущественен народ, без городов у него нет будущего. Вспомни князь наших северных соседей — воинственных куршей. Теперь немцы собирают урожай с их нив. А половцы, некогда обитавшие в южных наших владениях и державшие в страхе Русь! Где они сейчас? От них остались лишь печальные каменные бабы, одиноко стоящие в степи. Еще раньше там жили скифы. И от них остались только разграбленные курганы, насыпанные над могилами царей и знатных воинов. И все потому, что жилищем этим народам служила кибитка на колесах. У них не было купцов, ремесленники этих народов больше воевали или пахали землю, чем занимались ремеслом. У скифов и половцев не для кого было строить города, и теперь об этих народах мы можем прочитать только в старых книгах.

— Откуда ты все это знаешь? — Удивленно спросил Ягайло.

— Оттуда, откуда и ты, князь. Тайком я подслушивал рассказы твоей матери, княгини Ульяны, которые предназначались тебе. Прости меня за это… Когда у меня завелись деньги, я стал покупать книги у русских купцов. Многое я прочитал в них и про историю нашего народа, и о твоем великом предке Гедимине.

— Что же написано в книгах про моего деда?

— Великий Гедимин всю свою жизнь покровительствовал ремеслу и торговле. В 1323 году он написал свои знаменитые письма, обращенные ко всем христианам и, прежде всего, к горожанам Любека, Штральзунда, Магдебурга, Бремена, Кельна, Ростока, Грейфсвальда, Штетина, Готланда. В них твой дед приглашает в Литву переселенцев из других стран, сохраняя за ними право верить в своего бога. Для гостей по распоряжению Гедимина были построены два храма римскому богу в Вильно и Новогородке. Гедимин открыл свободный доступ в свою страну, с правом покидать ее: рыцарям, воинам, купцам; а так же всякого рода ремесленникам: кузнецам, изготовителям баллист*, плотникам, каменотесам, сапожникам, кожевникам, мельникам, пекарям, лекарям, мелким торговцам, солеварам, серебряникам, оружейникам. Переселенцам великий князь обещал защиту в городах, местах и селах своей страны. "Скорее превратится железо в воск и вода в сталь, чем я возьму назад свое слово", — писал он в своем письме. И не случайно Вильно было избрано столицей государства Литовского. Это произошло оттого, что город стоял на торговых путях, через него шел кратчайший путь с Днепра к Варяжскому** морю. От нашей столицы протянулись нити торговых путей на Ковно, Ригу, Псков, Новгород, Москву и Краков. И теперь ты, Ягайло, хочешь оборвать эти нити ударом меча. Ты хочешь уничтожить многолетний труд своего отца. Ты хочешь изгнать всех иноземцев. Но ведь благодаря усилиям Гедимина и Ольгерда у нас в городе больше половины купцов и ремесленников — иноземцы. Без них остановится жизнь в городе, шумную площадь торга распашут лошади земледельцев под посевы ржи и проса.

— Так ты считаешь, Войдылло, что следует оставить все как есть. — Нетерпеливо перебил Ягайло своего слугу.

— Именно так, князь. Лучше не трогать змею — она не ужалит, пока не наступишь на хвост. У купцов есть много золота, и всегда найдутся люди, готовые за деньги убить кого угодно. Кроме того, у немецких купцов и ремесленников есть сильный покровитель — Тевтонский орден. Так что, в нынешнем положении изгнание иноземцев из государства для тебя равносильно самоубийству. Вспомни также, князь, о своих соотечественниках, купцах в Риге, Динабурге, Мальборке и других владениях Ордена. Какая судьба их там ждет после того, как ты расправишься с немцами в Литве?

— Хорошо, Войдылло, купцов трогать не будем, собственно я этого делать и не собирался. Я просто хотел узнать твое мнение. — Согласился Ягайло с доводами слуги. — А что ты думаешь, друг мой, по поводу предложенной послами помощи? Стоит ей воспользоваться или нет?

— Зачем же отказываться от помощи, князь? — Усмехнулся Войдылло.

— Так, то оно так. Но не потребует ли Орден слишком высокую плату за услуги? — Засомневался Ягайло.

— А что тебе терять, князь? У тебя, по сути дела, ничего нет, кроме титула — великий князь литовский. Твои старшие братья не желают признавать тебя своим господином. Сначала надо взять власть в своем доме, а уж потом договариваться с Орденом о цене. Чем прочнее будет твое положение в Литве, тем меньше будет заботить тебя Тевтонский орден. Отдавать долги заставляют только слабых, сильным же, боятся даже напоминать о них.

— Так и быть, до осени подожду положенной мне от братьев дани. Воздержусь от действий против них не из-за страха, а во имя светлой памяти нашего отца. — Лицо Ягайлы при этих словах приняло суровое выражение. — Но если к осени они не вспомнят о великом князе литовском, придется говорить с братьями языком меча.

— Как бы не опоздать. Если твои братья объединятся, тяжко будет с ними сладить. — Заметил Войдылло.

— Помолчи, пока я не рассердился. Вечно ты лезешь со своими советами. — Оборвал Ягайло размышления слуги. — Пойми, это же мои родные братья, и я дал слово умирающему отцу, что не пролью их крови. А ты, как всегда, торопишь меня, хочешь, чтобы я стал братоубийцей.

Войдылло сконфуженно молчал, опустив глаза. Он понял свою ошибку. Собственно, ошибки никакой не было — торопиться следовало бы, пока братья Ягайлы не укрепились в своих княжествах и не объединили войска. Понимал это и Ягайло — понимал умом, но сердцем принять не мог. Родственные чувства на этот раз взяли верх.

— Иди спать, Войдылло, уже поздно. — Сказал Ягайло своему слуге, который совсем был сбит с толку проявлением родственных чувств господина.

— Покойной ночи, князь. — Пробормотал Войдылло и удалился из почивальни.

Ягайло задул последние две свечи у изголовья, и в комнате воцарился полный мрак. Но сон упорно не шел к Ягайле. Из головы не выходили проклятые немцы. Помимо разговора с Войдыллом, он беседовал с человеком, который говорил совсем другие слова.

Несколькими днями раньше в длинном замковом коридоре Ягайло лицом к лицу встретился с Кейстутом.

— Что хотели тевтонские послы от тебя, племянник? — С присущей ему прямотой спросил старик.

— Ничего. Просто приехали поздравить по случаю избрания меня великим князем и передали дары своего магистра.

— О чем же был у вас разговор? — Попытался выяснить Кейстут.

— Да, в общем-то, ни о чем. Говорили о здоровье магистра, послы хвастались могуществом Ордена, француз рассказывал о своей родине и предках.

— И больше ничего не просили, не предлагали?

— Нет. — Коротко ответил Ягайло, решив пока утаить от дяди предложения немцев о помощи.

— Что-то не похоже на немцев. Просто так они и пальцем не пошевелят. Но если крестоносцам надо чего-нибудь добиться, они не пожалеют ни золота, ни дорогих подарков. Ты получил от них богатые дары, но ни на мгновенье не верь этим лживым тевтонским псам. Помни, Ягайло, крестоносцы щедро заплатят за то, чтобы посеять вражду между литовскими князьями, а затем прибрать к рукам владения каждого поодиночке. Единственное, что им от нас нужно — это земли нашего княжества, наши ремесленники и землепашцы, которые будут работать на Орден. Напрасно ты отпустил послов, следовало бы заковать в цепи эту немецкую заразу, чтобы другим неповадно было мутить воду в нашем княжестве.

Кейстута можно было понять: вся жизнь его прошла в жестоких схватках с крестоносцами. "Что же говорило в Кейстуте, — напряженно думал Ягайло, — голос разума или злоба, накопленная в многолетней борьбе?"

Ягайло начинает действовать

Пришла осень, а вместе с ней пришло и время сбора традиционной дани виленскому двору — подданщины. Но напрасно ждал ее Ягайло от старших братьев. Так и не получил он ни гривны серебра от Андрея Полоцкого, из Брянска от Дмитрия, из Киева от Владимира. Крупнейшие княжества Литовского государства стали фактически независимыми. А если к этому еще добавить то, что западная часть Великого княжества Литовского находилась в непосредственном управлении Кейстута, то от наследства отца у Ягайлы почти ничего не осталось.

Лазутчики Ягайлы, которых разослал по непокорным княжествам предусмотрительный Войдылло, доносили, что Андрей Полоцкий один за другим шлет послов в Брянское и Киевское княжества, а на днях его боярин Алексей Селява отправился с дарами к великому князю московскому. Ягайло понял, что дальше ждать нельзя. Это твердил ему и Войдылло, описывая шаткость положения своего господаря.

И вот в одно дождливое осеннее утро Ягайло преобразился. Никто не узнавал в решительном человеке былого беззаботного, ленивого юношу. Кипучая жажда деятельности охватила Ягайлу. Он твердо вознамерился силой оружия привести в повиновение своих старших братьев.

Наступили осенние холода. Но, несмотря на то, что военные походы начинались обычно весной или летом, это не остановило Ягайло в его приготовлениях. Спешно начала создаваться дружина. Один за другим из ворот Верхнего замка выезжали на резвых конях гонцы, разнося призывный клич молодого князя по всем землям Литвы. Ягайло понимал, что для войны с тремя самыми крупными княжениями будет недостаточно рати, собранной в немногочисленных подвластных ему землях. Тогда он обратился за помощью к дяде. Кейстут одобрил намерения племянника и призвал бояр своей половины княжества принять участие в предстоящей войне.

Вскоре в стольный град начали прибывать вооруженные отряды из Апуоле, Гриеже, Медвигалис, Берзгайнис, Кернаве. По улицам Вильно, которые протянулись как продолжение трактов из Трок, Полоцка, Укмерге, Медининкай, Рудининкай, непрерывным потоком шли одинокие воины и целые боярские или княжеские дружины. Опасаясь за свои владения, привели воинов князья из династии Рюриковичей: Мстиславский, Слуцкий, Клецкий, Кобринский. Даже из далекого Новгород-Северского прислал дружину брат Ягайлы — князь Корибут.

Наиболее знатные ратники размещались на территории Верхнего замка. Остальные воины располагались в Нижнем и деревянном Кривом замке, что на горе Антария, состоящей из трех возвышенностей — Бекешей, Крестовой и Столовой. Но вышеперечисленные укрепления не могли вобрать в себя постоянно прибывающее количество народа. Вооруженные люди ломились в дома перепуганных местных жителей. Иногда дело оканчивалось кровавыми стычками. Владельцы посессий, обнесенных высокими каменными стенами и превращенных в крепости, давали решительный отпор пришельцам. Но осенние холода, а вслед за ними и первый снег упрямо гнали воинов под крышу. После нескольких неудачных штурмов богатых особняков, ратники довольствовались приютом в убогих домах беззащитного черного люда Литовской столицы.

День и ночь трудились немецкие перебежчики Иоанн Ланцеберг и Фридрих Миссенский, обучая воинскому искусству литовских ремесленников и крестьян. Немало усилий приходилось приложить им для того, чтобы мозолистые руки, всю жизнь державшие соху или лепившие горшки на гончарном круге, научились владеть мечем и сулицей, щитом и луком.

Воины и их учителя-немцы старались изо всех сил, ибо за их подготовкой к войне следил сам великий князь, который помимо того, что мог наблюдать за ходом учения из окна своего замка, и сам был частым гостем на поле мнимых сражений. Сегодня, несмотря на мокрый снег, сменившийся к обеду мелким моросившим дождем, он с Войдыллом наблюдал, как его собственные подданные — жители Крева и Витебска — рубят мечами толстые дубовые столбы, принимая их за воображаемого противника.

Подъехал Витовт. После избрания Ягайлы великим князем двоюродные братья почти перестали видеться. Государственные дела целиком и полностью поглотили Ягайлу.

— Привет, Ягайло, — добродушно улыбаясь, произнес Витовт.

— Здравствуй, брат, — ответил ему Ягайло с той же дружеской улыбкой, которая говорила, что он рад видеть родственника.

— Прими, Ягайло, в свою рать еще одного воина. Отец поручил мне возглавить жмудские дружины.

— Я рад, Витовт, что ты будешь со мной в этой горькой войне. — С благодарностью промолвил Ягайло.

— Не печалься, брат. Ты воюешь за правое дело. Единство нашего великого княжества должно быть сохранено — это завет покойного Ольгерда.

Витовт удалился также неожиданно, как и появился — прискакал гонец и передал какое-то распоряжение отца. Ягайло с Войдыллом снова остались одни, если не считать дерущихся со столбами ратников.

Войдылло о чем-то напряженно думал, изредка бросая взгляды на Ягайлу.

— Тебя что-то мучает, Войдылло? Ты хочешь о чем-то меня спросить? — Догадался молодой князь.

— Воинов нечем кормить, Ягайло. Опустошены все хлебные и мясные лавки. В казне пусто. Если дело так пойдет и дальше, то скоро в Вильно начнется голод. Сегодня к Верхнему замку приходил крестьянин, у которого воины отняли овец. Надо что-то делать, князь, или выступать в поход или искать деньги, корм для лошадей, еду для людей.

— Да, обрадовал ты меня Войдылло, — озадаченно промолвил великий князь. — И самое страшное то, что я не вижу выхода. Ты же знаешь, старшие братья не прислали мне ни единой гривны. Выступать в поход тоже еще рано. Еще не все дружины подошли к столице, а из тех воинов, что находятся здесь, половина не умеет толком держать меч в руке. Придумай что-нибудь, Войдылло, у тебя же всегда находился какой-нибудь выход из любого положения, — умоляющим голосом попросил Ягайло слугу.

— А не обратиться ли нам, князь, к немецким купцам. Помнишь обещание Конрада фон Кросберга? Заодно посмотрим, чего стоят обещания крестоносцев.

— В твоих словах, Войдылло, есть толк, — оживился Ягайло. Бедственное положение заставляло его цепляться и за соломинку. — Когда же ты съездишь к этому всемогущему купеческому старшине?

— Да прямо сейчас, князь. — Ответил Войдылло, не любивший ничего откладывать на потом. Тем более, дело не терпело отлагательства.

Через мгновение лошадь несла княжеского любимца в направлении поселений немецких купцов и ремесленников, а изрядно промокший Ягайло направился к Верхнему замку. У ворот его встречал Богдан, молчаливо ожидавший приказаний господина.

— Приедет Войдылло — немедля проводи его ко мне. — Бросил Ягайло слуге, устало слезая с лошади.

Отобедав, Ягайло прошел в почивальню и улегся в постель прямо в одежде, сняв лишь сапоги. Медленно потекло время в ожидании Войдыллы. Стремительные события последних дней не давали покоя молодому князю, но вскоре обильный обед и усталость сделали свое дело. Ягайлу начало клонить ко сну. Проснулся он от осторожного, но довольно громкого стука в дверь.

— Кто там? — Спросонья спросил князь.

Дверь отворилась, и в почивальню вошел Войдылло. Обрадованный Ягайло встал и бросил взгляд за окно. На землю начали медленно опускаться сумерки.

— Ну, наконец-то явился! — Возбужденно заговорил Ягайло. — Ты что так долго ездил?

— Прости, князь, пришлось отобедать в обществе почтенных немецких купцов.

Его слегка порозовевшее лицо и приторно сладкая речь говорили о том, что обед не обошелся без основательной выпивки.

— Я здесь лежу, волнуюсь, жду, не дождусь, твоего возвращения, а ты в это время хлещешь немецкие вина. — Отчитал Ягайло своего любимца.

— Прости еще раз, князь, но человек с человеком быстрее договариваются за бутылкой доброго вина, нежели без нее. К тому же, я думаю, все твои волнения, господин, окончились сладким сном.

— Ну ладно, выкладывай, с чем приехал. Довольно мне слушать твою пьяную болтовню. — Нетерпеливо перебил речь слуги Ягайло.

— Приехал я ни с чем, а с кем. Меня сопровождал сам старшина немецких купцов — Ганул. Тебе, князь, самому придется договариваться с ним. Эта хитрая немецкая лиса даже спьяну не выболтает ни одной своей мысли, он хочет говорить только с тобой. Но я думаю, что мы получим требуемое золото.

— Что же ты его сразу не привел?

— Не поведу же я дорогого гостя к тебе в опочивальню смотреть, как среди бела дня спит великий князь литовский. — С веселыми искорками в глазах молвил Войдылло.

— Тоже верно, — согласился Ягайло. — Где же он?

— В комнате для приема гостей.

Ягайло слегка освежил лицо водой, привел себя в порядок, и вскоре друзья двинулись по замковому коридору в направлении указанной Войдыллом комнаты. Едва они переступили порог гостевой, как сидевший там человек поднялся со стула и склонил голову в приветственном поклоне. Лицо немца при этом продолжало оставаться ровным и спокойным. В этом поклоне не было ни благоговейного заискивающего трепета подданных, ни надменной самоуверенности властителей. Купец приветствовал великого князя литовского, как равный равного. Можно подумать, что немец ежедневно встречается с владыками государств. Было что-то в умных глазах его, пронзительном взгляде, чертах лица такое, что заставляло Ягайлу мысленно признать купеческого старшину равным себе.

— Ну, что ж, приступим к делу. — Заговорил первым Ягайло, которому не терпелось поправить свое бедственное финансовое положение. — Можешь ли ты предоставить в долг деньги, о которых просил Войдылло?

— Отчего же, князь, конечно могу. Господь учит нас помогать ближнему, хотя люди в наше время часто забывают добрые дела…

— Так дай же это проклятое золото. — Нетерпеливо перебил Ягайло нравоучительную речь, до боли в ушах напоминающую слова послов Тевтонского ордена.

— Деньги ты получишь, светлый князь. — Все так же спокойно и уверенно продолжал купец. — Но в свою очередь, я осмелюсь просить тебя выполнить две небольшие просьбы.

— Что же ты просишь, Ганул? — Впервые назвал купца по имени Ягайло. Надо сказать, что мать в детстве называла купца именем мало похожим на нынешнее. Ганулом его стали называть простодушные литвины, упростившие имя немца до неузнаваемости. Правда, и купеческий старшина ничего не имел против своего нового прозвища.

— Во-первых, светлый князь, прошу предоставить немецким купцам право торговать во всех твоих владениях, платя пошлину только при въезде в Великое княжество Литовское.

— Считай, что твое первое условие выполнено.

— Во-вторых, — продолжал Ганул, — твои воины не должны переступать границы Тевтонского и Ливонского орденов. Если же они придут на территорию, подвластную крестоносцам с целью грабежа, то должны быть наказаны твоей же рукою.

— Куда мне разевать рот на чужие территории. Как видишь, Ганул, я и в собственном княжестве не могу навести порядок.

— Мы, купцы, вынуждены думать о завтрашнем дне. К тому же, в собственном доме порядок ты, можно сказать, навел. Собранного войска достаточно для того, чтобы привести в повиновение твоих братьев. Если светлый князь согласен выполнить мои маленькие просьбы, то пусть он подпишет эту грамоту. Здесь изложено все услышанное тобой. — С последними словами купец, словно волшебник, ловким движением выхватил из левого рукава пергаментный свиток.

Ягайло принял грамоту из рук купца, но подписывать не спешил. Забота купца о государствах крестоносцев насторожила литовского князя. Он вопросительно посмотрел на Войдыллу, но тот утвердительно кивнул головой: «Соглашайся». Еще мгновение, и витиеватая роспись Ягайлы легла на пергамент. Едва просохли чернила, купец тут же отправил договор обратно в рукав.

— Сегодня вечером тебе привезут деньги, — сообщил он князю.

— Не пожелает ли дорогой гость отобедать, — вспомнил, наконец, Ягайло о своих обязанностях хозяина.

— Благодарю, князь, но я спешу. Сегодня нам завезли товары из Любека и Штральзунда. — Отказался купец, видя, что приглашают его больше из вежливости, так как время было далеко не обеденным.

Купеческий старшина сдержал слово. Вечером во двор Верхнего замка въехала усиленно охраняемая воинами повозка, которая спасла войско Ягайлы от голода.

В Москву

Слухи о военных приготовлениях Ягайлы дошли и до князя Андрея Полоцкого. Его лазутчики единодушно твердили о несметном количестве рати, собиравшейся в литовской столице. Андрей понял, что ленивый братец на этот раз опередил его. Полоцкий князь не смог договориться со своими братьями о совместном походе на Вильно. С войском только Полоцкого княжества нечего было и думать о победе. Андрей понял, что, еще не вступив в битву, он уже проиграл ее. "Придется бежать, как собаке от палки", — с горечью в сердце подумал Полоцкий князь.

Бежать князь Андрей решил в пределы Московского княжества. Выбор этот был не случаен. Неделей ранее в Полоцк приехал посол от великого князя московского Дмитрия Ивановича с предложением о помощи. Московский князь зорко следил за всем, что происходило в Литве. Он, видимо, также понимал, что шансов у Андрея удержаться в своем княжестве почти нет, поэтому, "в случае горькой необходимости" Андрей Полоцкий приглашался на службу в Москву.

В это время в Москве служил двоюродный брат Андрея князь Дмитрий Михайлович, женатый на сестре Дмитрия Ивановича, а родная сестра Андрея Полоцкого — Елена была женой двоюродного брата великого князя московского — Владимира Андреевича, который сидел в Серпухове. Так что, властитель Полоцкого княжества состоял в близком родстве с московским двором и, естественно, надеялся с помощью Москвы не только возвратить себе Полоцк, но и стать великим князем литовским.

Князь Андрей вышел из горницы и тут же встретил своего приближенного боярина Данилу Корсака.

— Вот ты мне и нужен. — Сказал князь. — Пойди, Данила, ударь в вечевые колокола. Я хочу говорить с полоцким людом.

— О чем будешь говорить с ним, князь? — Недоуменно спросил боярин.

— Прощаться буду, — коротко отрезал Андрей. Видя, что боярин не спешит уходить, а приготовился раскрыть рот, чтобы разразиться новыми вопросами, полоцкий князь добавил. — Иди, иди же, Данила. Недосуг мне с тобой лясы точить.

Боярину, так и не удовлетворившему любопытство до конца, пришлось убираться восвояси, исполнять поручение князя.

Через некоторое время над городом встал тяжелый гул могучих, как и сила народа, вечевых колоколов, будоража людей и отрывая их от привычных, повседневных дел. Из широкого окна княжеских палат Андрей молча наблюдал, как вечевая площадь начала заполняться народом. С высоты своего жилища люди, торопившиеся к месту вечевого собрания, напоминали князю трудолюбивых муравьев. Еще немного постояв у окна, князь покинул палаты и, в сопровождении нескольких дружинников, направился к Софийскому собору.

Поднявшись на деревянный помост, сооруженный перед главным входом в собор, Андрей Полоцкий обратил печальный взор к разноликому полоцкому люду. В первых рядах вечников стояли люди, с которыми князю приходилось часто общаться — богатые земельные владельцы и купцы из родов Сорочковичей, Сущевичей, Мелешковичей, Козчичей, Булавиных. Рядом с ними стояли путные и панцирные бояре — тысяцкие, сотские, десятские, подвойские. Эти люди как бы возглавляли собрание, а за ними сплошной толпой встал многочисленный черный полоцкий люд: гончары, шорники, седляры, кушнеры, портные, кожемяки, мурали, резники и землепашцы.

Андрей Ольгердович ждал, пока живой поток из кривых полоцких улочек прекратит стекаться на площадь. А люди продолжали идти к храму Софии, теперь уже из дальних окраин Полоцка и его предместий. Наконец, когда площадь заполнилась так, что негде было яблоку упасть, Андрей заговорил.

— Здравствуй на многие лета, народ полоцкий! — Обратился он к своим подданным голосом, переходящим на крик.

Площадь ответила ему сплошным радостным гулом, в воздух полетели шапки, рукавицы. Лишь когда Андрей поднял вверх правую руку, людской гомон начал утихать, давая возможность продолжить речь.

— Прости, народ полоцкий, что оторвал тебя от дел, но времена для нашего княжества настали тяжелые. Младший брат мой — Ягайло — незаконно захватил литовский великокняжеский трон и теперь, собрав неисчислимую рать, идет на меня войною. И если я не покину ваш город, литовцы разрушат его, прольется много крови. Поэтому, я хочу попрощаться с вами, полочане.

— Отец ты наш родной! Не покидай нас! Выстоим! Не отдадим литовцам города! — Раздались крики со всех сторон площади.

— Спасибо, что не отрекаетесь от меня в трудный час, но остаться я не могу. Слишком не равные силы у нас с Ягайлом. Поэтому вы сейчас выберете нового князя. Низко кланяюсь тебе, полоцкий народ, бог даст, еще свидимся. — Андрей Полоцкий поклонился вечевому собранию и удалился с помоста.

Остаток дня бывший полоцкий князь провел за сборами в дорогу. А в это время, на вечевой площади до самой ночи шумели свободолюбивые жители Полоцка. И как не прислушивался Андрей, он так и не понял: какое решение принял народ, и кто будет их новым князем.

Ранним утром следующего дня Андрей Полоцкий с отрядом в двести человек отправился в путь. Войско его было достаточно большим, чтобы защититься от лихих людей, встречающихся на дорогах, и достаточно малым, чтобы быстро уйти от войска противника.

Состояла рать Андрея Ольгердовича из охотников, то есть тех, кто по своей охоте, добровольно последовал за ним. Одни были готовы идти за своим князем и в огонь и в воду из чувства преданности, другие присоединились к Андрею из жажды славы и приключений или просто из желания посмотреть новые земли. Все они были статные, широкоплечие, как на подбор. Война стала для этих людей основным занятием. С беззаботным равнодушием они кочевали из княжества в княжество, отвергая и домашний уют и ласковых жен.

Прощальным взглядом окинул Андрей Ольгердович величественный семиглавый Софийский собор. Многое повидали стены этого храма за трехсотлетнюю историю. Они были свидетелями походов на город знаменитого Владимира Мономаха, видели тысячи заморских купцов и покрытых броней крестоносцев, были свидетелями славы и величия города, "черной смерти" и голода. И еще многие сотни лет будет радовать людей София Полоцкая блеском своих золотых куполов. Десятки князей сменилось за время ее существования, а она стоит, как немой свидетель мастерства и таланта русского народа.

Глухо стучат копыта лошадей княжеских дружинников по деревянной мостовой. Мимо проплывают каменные палаты бояр и богатого купечества Верхнего города. Окончилась Великая улица, а вместе с ней и территория Верхнего города. Отряд всадников въехал в Нижний город. И хотя каменные палаты сменились бревенчатыми домиками ремесленников, застройка города продолжала оставаться плотной. Постройки тесно примыкали друг к другу. Дворы были малыми и отделялись друг от друга тыном — оградой из вертикально вбитых в землю кольев. Из отапливаемых по-черному изб сизыми клубами валил дым. Кое-где из ворот выглядывали любопытные лица полочан, встревоженных топотом лошадей по мостовой. Под их провожающие взгляды дружина Андрея Ольгердовича покинула пределы Полоцка.

Сразу же за крепостной стеной раскинулись обширные поля, скудно припорошенные снегом. А вскоре показался и хозяин этих полей — Борисоглебский монастырь, расположившийся в полоцком пригороде Бельчицы на берегу Двины. Сооружен он был в честь сыновей Владимира Святославича, Бориса и Глеба, которых убил их брат Святополк, прозванный Окаянным. Бориса и Глеба особенно почитали в среде княжеских дружинников, на Руси их считали заступниками воинов.

Поравнявшись с монастырской церковью, князь Андрей остановил коня, снял шапку, повернулся лицом к храму и осенил себя крестным знаменем. Его дружина последовала примеру князя. Андрею хотелось сойти с коня, отслужить вместе с монахами заутреннюю, еще раз полюбоваться прекрасными фресками церквей монастыря. Но нужно спешить: зимний день короток, а путь предстоит проделать немалый.

И вот, снова движется на восток отряд воинов. Встречный ветер подхватывает снежную пыль, поднятую копытами лошадей, и щедро осыпает ею всадников. С болью в сердце расстается Андрей Ольгердович с Полоцкой землей, с городом, ставшим ему родным за тринадцать лет правления. Что ждет его впереди? "Каким он будет — хлеб чужбины? Суждено ли воротиться к тебе, Полоцк?" — Горестно думал князь Андрей.

На торге

Пришла весна. Холодное тусклое зимнее солнце засияло ярким светом, ослепляя своими лучами прохожих и превращая почерневший снег в большие и малые лужи. Ночью зима опять пыталась вернуть свои владения, сковывая льдом растаявший снег, но утром с крыш домов снова со звоном падали сосульки, разбиваясь о ледяную корку. Вечно спешащие люди петляли между луж, а кто помоложе, перепрыгивал через них.

Вот, из ворот Виленского замка вышли два человека. Один из них, заглядевшись на суетившихся воробьев, не заметил, как ступил ногой на скользкий лед. Еще мгновение, и неосторожный шаг окончился падением в грязную лужу. Упавшим оказался великий князь литовский Ягайло, а в его спутнике без труда можно было узнать Войдыллу. Подавив улыбку, Войдылло помог барахтавшемуся князю выбраться из лужи, а затем оба двинулись обратно к замку.

Через некоторое время молодой князь, уже в другой одежде, опять вышел из замка. На этот раз он шел гораздо внимательнее. Далеко стороною обошел Ягайло злополучную лужу, бросив на нее уничтожающий взгляд. Неторопливой походкой пошли друзья по кривым виленским улицам.

Неприятное падение вскоре было забыто, и лицо князя снова выражало блаженство, спокойствие и уверенность. И на то были свои причины: он стал полновластным хозяином земель, полученных в наследство от отца. Причем, его огромное, собранное со всех концов княжества, войско, столь долго обучаемое ратному искусству, так и не понадобилось. Старший брат Ягайлы — Андрей Полоцкий — сбежал в Москву, а его братьям — брянскому князю Дмитрию и киевскому Владимиру?ничего не оставалось делать, как покориться новому великому князю. Что они и сделали, прислав господарю подданщину с изъявлением преданности и покорности. Большая часть виленского войска возвратилась к мирному труду, а Ягайло снова предался развлечениям.

Сегодня великий князь литовский вместе с Войдыллом направлялись к торгу. Вскоре они вышли к конечной цели путешествия — рыночной площади, расположенной в центре города на скрещении улиц и дорог, ведущих из других городов. Ягайло любил ходить на всегда многолюдный и шумный торг. Как в бурное море, окунался он в эту разноязыкую толпу, разделившуюся на продающих и покупающих, но независимо от этого, одинаково громко кричащих. Горластые купцы наперебой расхваливали свои товары. Покупатели же, изо всех сил старались найти в товарах изъяны, чтобы сбить цену.

Продираясь меж толп своих подданных, заполонивших рыночную площадь, Ягайло пошел вдоль торговых рядов, рассматривая при этом товары. От их обилия даже у великого князя разбегались глаза. Поражали своей красотой, и в то же время, пугали огромной ценой редкие византийские амфоры. Вокруг них собралось множество народа, но покупали люди все же, как правило, скромные глиняные кувшины. Бусы из сердолика, сделанные на далеком Востоке, соседствовали с украшениями из янтаря, одинаково привлекая и сводя с ума виленских женщин от желания их иметь. Бойко расходятся гребни из самшита, который произрастал в лесах Кавказа. Аккуратными отрезами и целыми трубами лежали фландрские и английские сукна, голландские и вестфальские полотна. Здесь же можно купить готовый наряд на любой вкус. К покупателям, приобретавшим отрезы материй, нередко тут же подходили виленские портные, предлагая свои услуги.

По запаху можно найти рыбные ряды. Здесь можно купить и привозную сельдь, и сушеную воблу, и просто свежую рыбу, еще вчера плававшую в многочисленных литовских озерах и реках. Заморское вино, пиво, крепкие меды манили к себе любителей основательно повеселиться. Рядом с сушеными грибами, черникой, орехами лежали малознакомые многим литвинам пряности: перец, имбирь, шафран. Быстро находили своих новых хозяев и необходимые в быту изделия кузнецов: косы, серпы, безмены, замки, конские путы, ножи. Почтенные отцы семейств не могут оттянуть своих детей от лавки, где продаются погремушки в виде птичек, свистульки, яйца-писанки, украшенные поливным узором. Неизменным спросом пользуется соль, которая употребляется не только в пищу насущную, но и идет для засолки рыбы, применяется в кожевенном деле.

Вовсю работала рыночная важница, где купцы взвешивали свои товары; постригальня, в которой приготовлялись для продажи сукна и прочие материи. По краям площади раскинулось несколько крамниц и хлебных лавок. Неподалеку от торга расположились золотари, шорники, седляры, рукавичники, сыромятники, сапожники, гончары, меховщики, портные. Ягайло вспоминал, как когда-то в детстве, они с Витовтом бегали сюда и подолгу, с интересом, наблюдали за работой ремесленников.

Обойдя рынок, великий князь вновь потянулся туда, куда больше всего его влекло — в ряды, где продавалось оружие и боевые доспехи. Вот, он с Войдыллой остановился у прилавка с кинжалами и залюбовался французскими мизерикордиями.

Хозяином товара был пожилой купец, однако, довольно крепкий на вид. По покрою одежды он не походил на жителей Великого княжества Литовского. "Наверное, иноземец", — подумал Ягайло. Во взгляде торговца не было ничего заискивающе-просящего, что присуще многим литовским и русским купцам. Спокойный и уверенный в добротности своего товара, иноземец даже не пытался его расхваливать. Это было излишним: литовские бояре и прочие служивые люди наперебой расхватывали его оружие.

Какая-то неведомая сила влекла Ягайлу к этому человеку, и он решился заговорить с ним.

— Как торг, купец? — Обратился Ягайло с традиционным в таких случаях вопросом.

— Мой товар везде пользуется спросом, князь, — ответил купец.

— А кто тебе сказал, что я князь?

— Что ты князь, это видно по твоему богатому наряду. Я знаю, что ты, кроме того, великий князь литовский.

— Ну, это уж ни на моем наряде, ни на лбу у меня не написано.

— Плох тот купец, если не знает господина земли, на которой торгует. Прими в дар от меня, великий князь, вот эту мизерикордию, — купец протянул Ягайлу клинок, на лезвии которого лениво отсвечивало весеннее солнце.

— Вещь хорошая. И стоит дорого,? сказал Ягайло, принимая неожиданный подарок. — Не жалко расставаться, ничего за нее не получив?

— Для тебя не жалко, князь, — ответил купец. — Только за сегодняшний день торговли в твоей столице я получил дохода во много раз больше, чем стоит эта мизерикордия. Так что, прими ее от чистого сердца.

— Что ж, благодарю тебя, купец. — Сказал Ягайло и, будучи не в силах сдержать свое любопытства, продолжил завязавшуюся беседу. — Все никак не пойму: из каких краев ты будешь, торговый человек. Одежда и товар у тебя иноземные, а говоришь так, как будто родился в Вильно.

— Ты не ошибся, князь, я иноземец. А хорошо говорю по-литовски потому, что много лет прожил в твоей стране. Кроме литовского и своего родного языка, я понимаю речь еще пяти народов.

— Какой же твой родной язык?

— Немецкий. Я родом из города Висмара, который входит в торговый союз городов, именуемый Ганзой.

— Я слышал немного о таком государстве, — задумчиво произнес Ягайло. — Но буду рад, если о нем расскажешь ты.

— У нас в Германии нет великих князей, подобных тебе, нет таких огромных княжеств, подобных твоему. Зато каждый князек, владеющий городом, или просто замком, считает себя независимым государем и беспрестанно воюет с соседями, чтобы отобрать у них деревеньку в несколько домов, или угнать крестьян. Больше всего от таких государей доставалось купцам. При переезде границ многочисленных княжеств, они должны платить подать каждому господину земли. Чтобы проехать с севера Германии на юг, купец был вынужден отдавать в счет уплаты различных пошлин почти весь свой товар. Но это еще полбеды. Каждый князь считал для себя особой доблестью ограбить купца до нитки, а иногда и убить, дабы скрыть свое преступление.

Вот тогда, чтобы оградить себя от притеснений вельмож и беззастенчивого грабежа, купцы Северной Германии решили объединиться в союз. К середине нынешнего столетия этот союз, именуемый Ганзой, охватил почти все германские города, расположенные на берегах Бельта* и Северного моря, и ряд других, связанных речными путями с побережьем. Главными городами нашего союза стали Штральзунд, Росток, Висмар, Любек, Гамбург, Бремен. Торговые конторы Ганзы есть в Новгороде, Ковно, Бергене, Стокгольме, Брюгге, Лондоне и многих других городах. Через русские княжества мы ведем торговлю со странами далекого Востока.

Государством наш союз назвать трудно. Каждый город, состоящий членом Ганзы, ведет свои дела самостоятельно. У союза нет ни общего правителя, ни общей казны, ни общего флота. Главная цель его состоит в том, чтобы совместными усилиями добиваться для своих членов привилегий в районах немецкой торговли.

— И как же Ганза защищается от посягательств соседей? — Спросил Ягайло, явно заинтересовавшийся странным государством.

— Как и все другие народы — воюем. В 1367 году король Дании Вальдемар IV захватил остров Готланд с городом Висбю. Тогда Ганза в союзе со Швецией и герцогом Макленбургским начала войну с Данией. Три года тянулась тяжелая война, но мы одержали победу. По миру, заключенному в 1370 году Ганзой и Данией в городе Штральзунде, наш союз добился снижения таможенных пошлин и получил четыре крепости в Сконе. Более того, датский король теперь не имеет права короноваться без согласия Ганзы.

— А князья есть в вашем государстве? Что они делают?

— Есть у нас и князья, и рыцари. Они воюют за наши интересы, а мы, купцы, платим им за это деньги, — ответил ганзейский купец.

— Да, — подумал вслух Ягайло, — интересное государство. Князья у них служат купцам, а купцы правят государством, да еще, в придачу, назначают короля в соседнем.

Лицо великого князя литовского застыло в задумчивости, но через некоторое время его мысли вновь вернулись к немецкому купцу, и он задал очередной вопрос.

— И как долго ты будешь торговать в Вильно? Куда потом лежит твой путь, купец?

— В твоей столице я пробуду еще дней десять, к этому времени дороги должны просохнуть. Затем, присоединившись к купцам из других ганзейских городов, я намереваюсь отправиться торговать в Золотую Орду.

— И до Золотой Орды добралась ваша Ганза? — Удивленно промолвил Ягайло.

Упоминание об этом государстве пробудило новый его интерес. Великий князь разобрался с собственными мятежными подданными и теперь присматривался к соседям своих необъятных владений.

В Золотой Орде мы частые гости. Правда, в основном, торг ведем только в ее столице — Сарай Берке. В этом городе я был уже пять раз.

— И когда ты вернешься обратно? — Спросил Ягайло, рассеянно пропустив мимо ушей ответ купца.

— Не скоро, князь. Когда листва, которая теперь еще не распустилась на деревьях, уже начнет опадать.

— Да, действительно не скоро. Что ж, как говорится — торопись медленно. — О чем-то о своем продолжал думать Ягайло. — А кто теперь ханом в Орде? — Неожиданно спросил он.

— Этого я не знаю, великий князь. Улус Джучи переживает сейчас трудные времена. Ханы в Сарай Берке меняются, иногда не процарствовав и года. Чтобы завладеть ханским троном, сын убивает отца, брат брата. Но за всеми этими ханами стоит крымский эмир Мамай, который и правит страною в то время, когда потомки Чингисхана выясняют родственные отношения с помощью отравленной стрелы или шелкового шнурка.

— Не мог бы ты выполнить одну мою просьбу, купец?

— Для тебя я сделаю все, что в силах ничтожного немецкого купца.

— Сможешь ли ты передать мое послание этому самому Мамаю?

— Отчего же, смогу. Великий эмир покровительствует иноземным купцам. Он часто принимает оных у себя и подолгу ведет с ними беседы. Но моя жизнь повиснет на волоске, князь, если твое послание окажется черной вестью.

— Об этом не беспокойся. Я думаю, Мамай останется доволен свитком пергамента, который принесешь ему ты. Если согласен выполнить мое поручение, то приходи завтра утром в Верхний замок. Заодно рассчитаюсь с тобой за мизерикордию.

— Хорошо, великий князь, завтра утром я буду в Верхнем замке, — ответил купец все тем же ровным и спокойным голосом.

Попрощавшись с купцом и пожелав ему удачного торга, Ягайло с Войдыллом направились к выходу с торговой площади.

— Что ты думаешь о нашем разговоре с купцом? — Спросил Ягайло своего спутника.

— Ты, князь, стал настоящим господарем. Ольгерд не ошибся в тебе, назначая своим преемником. Москва приютила твоего негодного брата Андрея Полоцкого, она берет под защиту всех бояр и князей, у нас нашкодивших. Следует ей отомстить, а лучшего союзника, чем Золотая Орда, тебе не найти. Она тоже недовольна Русью, которая присылает ханам с каждым годом все меньше и меньше дани. Еще отец твой искал союза с Ордой, чтобы разгромить Москву, но у него так ничего и не вышло.

— Ну, что ж, Войдылло, — подвел итог великий князь, — пойдем в замок и хорошенько подумаем, что написать этому всемогущему Мамаю.

Возвращение купца

Лето 1378 года прошло для Ягайлы незаметно в заботах о своем княжестве и думах о том, как не только сохранить полученное от отца наследство, но и преумножить его. Лишь изредка молодой князь позволял себе развлечься охотой в бескрайних литовских лесах и пущах. Он не был страстным охотником, как его брат, Андрей Полоцкий, но так как охота считалась непременным атрибутом титула князя, то и Ягайло был вынужден соблюдать эти, неизвестно кем и когда установленные, традиции.

Наступила, тем временем, вторая осень его правления. Однажды, сидя у окна, Ягайло заметил, как по дороге, ведущей к Верхнему замку, с трудом преодолевая непривычный крутой подъем, движутся два всадника. Несколько поодаль тащилась повозка с привязанной сзади лошадью. Двое слуг помогали бедным лошадям подняться в гору, на вершине которой расположился величественный, гордый и неприступный Верхний замок.

Ягайло внимательнее присмотрелся к приближающимся гостям и вдруг радостно стукнул себя ладонью по затылку, опознав одного из путников: "Да это же тот купец, который повез мою грамоту в Золотую Орду". Действительно, это был наш старый знакомый ганзейский торговец.

Ягайло перевел взгляд на второго всадника и принялся с интересом его рассматривать. А любопытство спутник купца вызывал немалое не только у великого князя. На нем был надет яркий халат, из-под распахиваемой ветром полы которого были видны широкие брюки, такие же необычные для Литвы, как и халат. Его смуглое, с желтоватым отливом лицо и узкие глаза как бы дополняли невиданный наряд. "Что за странное привидение? — Ягайло не мог оторвать взгляда от спутника ганзейского купца. — Интересно, кого ко мне тащит немец."

Гости приблизились к замковым вратам, и Ягайло, наконец, покинул свой пост у окна — нужно было готовиться к встрече гостей. Он вышел из комнаты и громко крикнул:

— Войдылло!

Одна из дверей почти сразу же распахнулась, и в коридоре показался тот, кого звал князь.

— Войдылло, — обратился Ягайло к вышедшему фавориту, — сейчас к замку приближается немецкий купец с каким-то странным человеком. Купца немедленно проводи ко мне, а его спутника со слугами пока размести в комнате для гостей.

Спустя некоторое время в дверь комнаты Ягайлы вежливо постучали.

— Входи, дорогой друг, — с широкой улыбкой встретил князь распахнувшего дверь немца, и сразу же забросал его вопросами. — Как съездил? Благополучен ли был твой путь? Выгодно ли продал свой товар?

— Благодаренье богу, светлый князь, поездка моя прошла успешно. Товар свой продал выгодно, а на вырученные деньги привез много редкостных вещей Востока, за которые здесь надеюсь получить хорошие деньги.

— Не беспокоили тебя в пути лихие и разбойные люди.

— Бог миловал, князь. О моей безопасности в обратном пути позаботился сам великий татарский эмир Мамай. Для защиты меня и моих товаров он отправил десятка три свирепых всадников, а также выдал охранную грамоту.

С последними словами купец достал из кармана и развернул перед князем длинный и узкий лист пергамента. Вверху его пестрели какие-то непонятные знаки, а от половины, русский текст гласил:

Предвечного бога силою великого хана благоденствием указ наш.

Предписывается хакимам и дарагам и охранителям путей и перегонов приходящим и уходящим и прочим то, что прибытие его дорогим и ценным считая, по обычаю уважение и предупредительность ему уместные оказывая, через участки пути и дороги, которые опасными являются, невредимо его проводя, неудобств и препятствий ему не причинять, животных его, людей и товар в качестве улага не захватывать, сборщикам тамги по поводу торгового налога притеснений не производить, попечение в делах его обязательным считать, непременным признавать.

— Так значит, Мамай хорошо тебя принял? — То ли спросил, то ли подвел итог Ягайло. — Ну, а ответное послание он мне не передавал?

— Эмир вместе со мной прислал своего человека. Прикажи позвать его, и ты узнаешь все, что передал Мамай.

— Э нет, подожди, купец. Прежде чем принять посла Мамая, я хочу побеседовать с тобой о том, что ты слышал, видел в Золотой Орде, каково ее положение. Понимаешь, купец, я боюсь, как бы не проторговаться.

— Положение Орды неважное, князь. Ханы дерутся между собой, эмиры отдельных областей хотят отделиться от Золотой Орды. Народы, покоренные Чингисханом и Батыем, отказываются платить дань, или дают ее в меньших размерах. Вдобавок ко всему, военачальник Мамая Бегич 11 августа сего года потерпел сокрушительное поражение на реке Воже от войск Дмитрия Ивановича московского. Кстати, в этой битве участвовал и твой брат — Андрей Ольгердович.

— Старательно служит братец новому господину, — процедил сквозь зубы Ягайло. — Расскажи мне, купец, все, что знаешь об этой битве.

— С каждым годом слабеет власть Орды над русскими землями, а в ответ на грабительские набеги золотоордынцев русичи совершают походы на их территорию. Так, зимою 1377 года воевода московского князя Дмитрий Волынский-Боброк отправился в поход на Булгар, где разбил войско мамаевых эмиров Асана и Мухаммед Султана. Мамай понял, что если он не разгромит непокорную Русь, то навсегда потеряет власть над ней. И вот он, дабы наказать мятежный улус, посылает против Дмитрия Ивановича своего лучшего военачальника мурзу Бегича во главе пяти туменов.

— Тумен — это что такое? — Спросил Ягайло.

— Так называется часть войска, обычно состоящая из десяти тысяч воинов, — пояснил купец, и продолжил свой рассказ. — Едва Дмитрий Иванович узнал о продвижении рати Бегича, наспех собрал войско и двинулся ему навстречу. Почти одновременно подошли к Воже полки московского князя и тумены Бегича. Подошли, и остановились по разные стороны реки, не решаясь напасть друг на друга. Стояние это продолжалось несколько дней, а затем русские полки развернулись и принялись неторопливо отступать от реки.

Увидев, что противник отходит, Бегич отдал приказ своим темникам переправиться через реку и напасть на бегущего врага. Однако, едва первые два тумена переправились на другой берег Вожи, как русские полки прекратили отступление и, в мгновенье ока, построились в боевые порядки. Такой оборот дела очень не понравился многоопытному Бегичу. На миг он заколебался: не повернуть ли переправившиеся тумены назад? Но было уже поздно. Русские, несомненно, напали бы на отступающие тумены и уничтожили их. После недолгих колебаний татарский военачальник бросил навстречу русским и остальные войска.

Вот они со стремительной быстротой переправляются через Вожу и тут же разбираются на десятки, сотни, тысячи… Русские же, тем временем, терпеливо ждут, пока противник построится. Наконец тумены построились для атаки и теперь стоят в ожидании приказа Бегича. А старый татарский военачальник занят осмотром русских порядков. То, что он увидел, потрясло и испугало Бегича. Он понял, что излюбленный еще со времен Чингисхана фланговый обхват противника не удастся. С одной стороны русские полки прикрывала река, с другой густой лес. Возможен был лишь лобовой удар, но навстречу рати Бегича стоял непоколебимый строй пеших воинов. Закованный в железо, закрытый длинными щитами и ощетинившийся копьями, этот строй был не поражаем для татарских стрел и не досягаем для легкой конницы. "Это конец", — сказал старый татарский военачальник, правда, его подчиненные не поняли роковой смысл этих двух слов и отнесли их на счет русских. Лишь один Бегич понял всю безвыходность положения.

Единственным спасением было: разломить эту живую железную стену русичей. И Бегич решился на этот шаг, бросив на прорыв лучшие свои войска. Однако, всадники, еще не приблизившись на полет татарской стрелы, сотнями полегли под ударами тяжелых стрел, выпущенных из арбалетов, или самострелов, как их называли на Руси. Те смельчаки, которые прорвались к русскому строю, пали вместе с лошадьми пронзенные копьями, так и не причинив ни малейшего вреда русским. Первая атака захлебнулась, вторую лавину воинов повел сам разъяренный Бегич.

И их постигла та же участь. Затем русские, все тем же сомкнутым строем, перешли в наступление и сбросили татар в реку. Жалкие остатки их спаслись бегством, на поле боя остался лежать Бегич и все пять темников. В руки Дмитрия Ивановича попал татарский лагерь вместе с обозом.

— А каковы же потери русских? — Спросил Ягайло.

— Очень малые. Я слышал лишь имена двух знатных воинов в числе павших. Это белоозерский князь Дмитрий Монастырев и рязанский боярин Назар Кучков.

— Ты рассказал мне весь ход битвы так, как будто сам участвовал в ней.

— Битва меня заинтересовала, я беседовал со многими ее участниками, и поэтому так хорошо осведомлен. Из этого сражения можно сделать вывод, что Дмитрий Иванович московский достойный противник и отменный полководец. Тем более, многие утверждают, что русских на Воже было гораздо меньше татар.

— Ну что ж, купец, благодарю тебя за услуги, оказанные мне. Я их никогда не забуду и постараюсь отплатить тебе тем же. Отныне, ты будешь беспошлинно торговать во всех городах Великого княжества Литовского, и получишь грамоту вроде той, что дал тебе Мамай. Вот теперь можно побеседовать и с татарским послом.

— Благодарю, князь, за доброту твою. — Поклонился немец. — Я рад, что оказался тебе полезным.

— Войдылло! — Позвал князь и, когда тот явился, приказал. — Проводишь дорогого гостя в трапезную, а ко мне доставишь его смуглолицего спутника.

Спустя некоторое время, шаркая пестрыми сафьяновыми сапогами, в комнату вошел татарский посол. Поклонившись князю, он тут же начал свою речь.

— Великий эмир Золотой Орды Мамай шлет тебе, своему брату, приветствия и желает счастливо царствовать тысячу лет. Позволь моим слугам внести дары высокочтимого эмира.

Ягайло утвердительно кивнул головой, и татарин два раза хлопнул ладонями. Дверь распахнулась, и четверо слуг внесли серебряные подносы, на которых лежали золотые перстни, жемчуг, дамасский меч, тончайшие, прозрачные шелковые ткани и прочие дары. Поставив все это на ковер, слуги тотчас же удалились.

— Хорошие вещи, — наконец-то заговорил Ягайло. — Поблагодари от меня эмира.

— Это еще не все. Главный подарок ожидает тебя во дворе. Будь добр, подойди к окну, князь.

Ягайло выполнил просьбу посла и прильнул к оконному стеклу. Там, во дворе, нетерпеливо перебирая ногами и грызя удила, стоял резвый пятнистый жеребец. Конюх, ожидая приказаний, держал его за поводья с золотыми бляшками. Конь был действительно хорош.

— На какой же земле вырастили такого красавца? — Спросил восхищенный Ягайло.

— Путь этого коня был долог. Он родился в песках далекой Аравии и, в числе прочих, прислан нашему повелителю египетским султаном. — Ответил посол и тут же добавил. — На этом коне, князь, никто не сможет тебя догнать.

— Я не заяц, чтобы от кого-то бегать.

— В таком случае, на этом коне ты настигнешь всех своих врагов, — поправился посол.

— Что ж, благодарю тебя и за коня, — сказал Ягайло. — Мы уже довольно долго беседуем, а ты, посол, так и не назвал своего имени.

— Меня зовут Джувейни, — исправил свою ошибку посол. — Я рад, что тебе, князь, понравились дары.

— А теперь, Джувейни, перейдем к главному. Ведь ты приехал не только за тем, чтобы вручить мне эти чудесные восточные вещи.

— Ты прав, князь, — согласился посол, — великий эмир, желая иметь в твоем лице союзника, передает свои предложения. Ты наверно знаешь о нашем поражении на Воже. (Ягайло утвердительно кивнул головой.) Так вот, эмир уверен, что такая же участь ждет и тебя. Москва с каждым годом становится сильнее, расширяя свою территорию за счет слабых соседей. И, если мы не объединимся, она поглотит и твое княжество, и Золотую Орду.

— Что же предлагает твой эмир?

— Объединить войска Золотой Орды и Великого княжества Литовского и вместе ударить по Москве. Кроме того, на нашей стороне выступит один русский князь, возможно, присоединятся и другие.

— Кто же он? — Заинтересовался Ягайло.

— Его имя ты узнаешь лишь, когда дашь свое согласие.

— Что я буду иметь от нашего совместного похода в случае победы? — Задал Ягайло вопрос, который больше всего его волновал.

— Ты получишь Смоленск, можешь забрать себе Новгород и Псков. Я думаю, лишившись поддержки Москвы, они признают твою власть.

— Но я хочу Москву.

— Кто же, князь, будет платить нам дань, если ты заберешь Москву. Золотая Орда лишится и того, что имела. Эмир не пойдет на такие условия.

— А если я не соглашусь на твои условия?

— Тогда Золотая Орда разделит Московское княжество с присоединившимися к ней русскими князьями без твоего участия.

— Хорошо, Джувейни, я принимаю твои предложения, — сказал Ягайло, некоторое время основательно подумав. Слишком велика у него была ненависть к Москве, чтобы отказываться даже от таких довольно скромных предложений. — Когда же мы выступаем?

— О сроках нашего похода мы сообщим позже, возможно, через нашего общего союзника. Его имя Олег — князь Рязани.

Бессонница Кейстута

Старого Кейстута, как и многих людей его возраста, по ночам часто мучила бессонница. В эти часы князь, в ожидании почему-то не идущего к нему сна, иногда бродил по спящему замку наедине со своими думами.

Так было и сегодня. Покинув свою почивальню, Кейстут начал медленно прогуливаться по длинному коридору. Вдруг, в ночной тиши замка до его слуха донеслись приглушенные голоса. Кейстут без особого труда определил дверь, за которой происходил ночной разговор. Комната, привлекшая внимание Кейстута, оказалась почивальней Марии — сестры Ягайлы. "Кто бы мог быть у нее в столь поздний час", — подумал Кейстут. Любопытство, конечно же, взяло верх над приличием — он остановился у двери и прислушался.

Разговор вели два человека. Один голос, женский, принадлежал Марии. Владельца второго, мужского, Кейстут долго не мог определить. Слова Марии, переполненные нежностью к собеседнику, отдельными обрывками долетали до старческого слуха князя: "Милый… разлучат… не смогу без тебя…" Мужской голос отвечал: "…будет хорошо…упаду перед князем…"

Наконец-то Кейстут узнал второй голос — узнал, и весь зашелся от негодования. Это был Войдылло. Кейстут с силой распахнул дверь почивальни — беспечные влюбленные даже не удосужились закрыть ее на задвижку. Взору князя открылось, при свете мерцающих свечей, невероятное: Мария лежала в постели, а Войдылло сидел около нее и нежно гладил распущенные волосы княжны.

Влюбленные испуганно обернулись на стук открывающейся двери и застыли от ужаса. Войдылло был даже не в силах отнять руку от прекрасных белокурых волос своей подруги. На пороге стоял Кейстут и трясся вне себя от гнева. Немая сцена продолжалась несколько мгновений. Нет сомнений, будь у Кейстута меч, он бы, не раздумывая, бросился на них и зарубил обоих. Наконец старик срывающимся голосом крикнул Войдылле:

— Холоп!.. Вон!

Войдыллу не надо было повторять дважды. Едва Кейстут произнес второе слово, как его и след простыл.

— Проклятая потаскуха, грязная потаскуха. — Прохрипел Кейстут в адрес своей родственницы и, не закрывая дверей, вышел из почивальни.

Всю ночь не сомкнул глаз старый князь, для него вопрос чести стоял выше самой жизни. Случившееся сегодня ночью, по мнению Кейстута, ложилось черным пятном позора на всю великокняжескую семью, и на него лично. Ведь Мария была его племянницей. Дождавшись утра, Кейстут в большом волнении явился к Ягайле и сообщил ему свою ужасную, как казалось старику, новость.

На племянника, надо сказать, события прошедшей ночи произвели гораздо меньшее впечатление, чем ожидал Кейстут.

— Да, дядюшка, твоя бессонница причинила больше вреда несчастным влюбленным, чем тебе. — Весело заметил Ягайло. — Наверное теперь Войдылло не находит себе места в ожидании наказания, а у моей сестры от слез опухли глазки.

— Не понимаю, почему ты так спокоен. — Молвил Кейстут, озадаченный весельем племянника. — Твоя сестра опорочена. Неизвестно, как долго они встречаются и чем занимаются в опочивальне. Как мы будем смотреть в глаза ее будущему мужу? Что скажут о нас люди? Ты должен немедленно повесить этого наглеца Войдыллу, осмелившегося переступить порог почивальни княжны из рода Гедиминовичей.

— Если мы его повесим, то люди сразу же догадаются, в чем дело, и честь моей сестры едва ли будет спасена. Войдылло нужен мне живым. Он умен, расторопен и незаменим в государственных делах. Если мы будем вешать таких людей из-за бабы, то кто же будет помогать нам управлять государством. А что касается будущего мужа Марии, то у меня есть кое-какие соображения по этому поводу. У нас есть прекрасная возможность устроить так, что будущий муж не обвинит Марию в преждевременной потере невинности, если, конечно, таковое имело место. Мы выдадим мою сестру за того, с кем она коротала ночи.

— В своем ли ты уме, Ягайло? Ты хочешь выдать Марию замуж за Войдылло? Дочь княжеского рода за простого холопа?

— Не такой уж простой холоп Войдылло. Холопом он был раньше. А теперь у него сотни своих холопов и город Лида, который подарил ему мой отец, он побогаче иных князей. И я уверен: был бы жив Ольгерд, он поступил бы так же, как предложил я.

— Ну, знаешь, племянничек…, — в сердцах бросил Кейстут и вышел из комнаты. Слова Ягайлы огорчили его не менее, чем увиденное ночью.

Ягайло же решил, не откладывая, свершить то, что высказал в разговоре с дядей. Богдану было отдано распоряжение немедленно разыскать Войдылло и Марию, а также пригласить княгиню Ульяну. Первым появился Войдылло.

— Доброе утро, князь.

— Доброе, да не для всех, — угрожающим тоном ответил Ягайло на приветствие слуги. — Так где ты повстречался с Кейстутом сегодня ночью?

После этих слов Войдылло окончательно понял: зачем его вызвал князь. Он молча обдумал свое положение и пришел к печальному выводу — выкрутиться на этот раз не удастся, несмотря даже на поразительную его способность выходить сухим из воды. "Будь, что будет, — решил Войдылло, — положусь на судьбу."

— Что молчишь, поганец? Князь Кейстут сказал, что застал тебя в почивальне моей сестры. Так вот как ты платишь за мою доброту!

— Прости меня, князь, — упал на колени Войдылло.

В это время на пороге появилась Мария и тут же побледнела как полотно, увидев стоящего на коленях Войдыллу. Взгляды влюбленных встретились. "Ну, все, мы пропали. Прощай любимая", — говорили глаза Войдыллы.

— А вот и сестричка пришла, — с ехидной улыбкой молвил Ягайло. — Расскажи, Мария, как ты сегодня ночью чтила достоинство княжны рода Гедиминовичей. А впрочем, не надо — это я уже знаю от своего дяди. Кстати, твоего любовника князь Кейстут хочет повесить на воротах Верхнего замка. А вот что с тобой делать — ума не приложу.

— Я люблю Войдылло. И если вы повесите его, то вешайте заодно и меня. — Ледяным, но твердым голосом произнесла бледная Мария. — Так и знай, Ягайло, я умру вместе со своим любимым, мне без него не жить.

Такая перспектива явно не устраивала Ягайлу, он всегда с симпатией относился к своей сестре. Ягайло предполагал, что Мария будет просить у него прощение за содеянное. Но вопреки его предположениям, сестра не только не раскаивалась в содеянном, но и выразила желание разделить судьбу своего любовника, какой бы горькой она не была.

— Что же ты хочешь, Мария? — Спросил Ягайло.

— Одного, князь. Стать женой Войдыллы.

— Каково твое желание, Войдылло?

— Свое желание, князь, я не смею произнести вслух, — пролепетал стоящий на коленях Войдылло.

— Говори, не бойся. Тебе ведь кроме головы нечего терять. — Все с той же усмешкой милостиво разрешил Ягайло.

— Прошу руки твоей сестры, господарь, или смерти.

— Да, Войдылло, губа у тебя не дура. Интересно, что на это скажет мать Марии.

Не успел Ягайло произнести последнюю фразу, как дверь комнаты отворилась, и вошла княгиня Ульяна.

— Легка ты, мать, на помине, — удивился Ягайло.

— Зачем меня звал, сын?

— Чтобы ты решила судьбу своей дочери. — Ответил Ягайло и кратко посвятил мать в события прошедшей ночи.

Княгиня отнеслась к этому известию гораздо спокойнее, чем ожидали все присутствующие.

— Ольгерд тоже любил Войдыллу, — сказала она после недолгого раздумья, — видно судьба ему породниться с нами. Если Мария согласна, то я не буду мешать вашему счастью, дети.

Вскоре в Виленском замке шумела пышная и многолюдная свадьба. Литовские бояре с завистью трепали языками в адрес нового родственника Гедиминовичей: "Ловок пройдоха, отхватил лакомый кусочек, теперь, чего доброго, этот холоп и нас загонит под свою пяту". Однако эта зависть ничуть не мешала знатным мужам Литовского княжества три дня гулять на свадьбе и пить до одури даровое великокняжеское вино. Лишь один Кейстут был не в силах лицезреть торжественное воссоединение двух любящих сердец: своей племянницы и бывшего холопа. Неприязнь Кейстута к Войдылле переросла в жгучую ненависть, и лишь рука Ягайлы ограждала счастливого любимца великих князей от неминуемой смерти.

Кейстут в Троках

После женитьбы Войдыллы на княжне Марии отношения Кейстута с Ягайлом настолько испортились, что дядя с племянником уже просто не могли видеть друг друга. Кейстут и ранее выказывал свое недовольство по поводу общения Ягайлы с немцами, он был против дружбы с Золотой Ордой в ущерб Москве. Старый князь считал, что Литва сможет победить крестоносцев только в союзе с Московским княжеством, Новгородом и Псковом.

Ягайло же наоборот стремился присоединить к антимосковскому союзу с Ордой и Тевтонский орден. А крестоносцы, тем временем, не прекращали грабить Литву, не обращая внимания ни на какие переговоры о дружбе. Впрочем, от набегов крестоносцев в основном страдали владения Кейстута, до территорий же, подвластных Ягайле, они доходили редко.

Все эти большие и малые разногласия постепенно привели к открытой вражде между Кейстутом и Ягайлом. Женитьба холопа на сестре и племяннице великих князей была последней каплей, которая переполнила чашу терпения старика. Он покинул Литовскую столицу и удалился со своей немногочисленной свитой в Троки.

Город Троки (нынешний Тракай) раскинулся в живописнейшей местности. Окруженный со всех сторон лесами, холмами и озерами, он производил неизгладимое впечатление на путника и оставался, как правило, в его памяти на всю жизнь. Особенно поражают своей неповторимой красотой многочисленные островки на озерах, буйно покрытые растительностью. Только на озере Гальве около двадцати небольших островов.

Троки посещали многие западные дипломаты, путешественники, послы, знаменитые воины и правители областей Тевтонского ордена, священники. И едва ли красоты природы, среди которых люди воздвигли город, оставили кого-нибудь равнодушными.

Беспощадное время стерло в памяти многих поколений людей год основания города. И даже век, в котором появилось здесь первое поселение, многими учеными умами предлагается разный. Одно лишь, несомненно: места эти своей красотой привлекали людей с незапамятных времен. В Литовской летописи мы читаем: "Однажды великий князь Гедиминас отправился из своей столицы Кярнаве на охоту за пять миль, за реку Нярис, и встретился ему в пуще красивый холм, окруженный дубравами и долинами. Очень по душе пришлось ему это место, заложил он здесь город и дал ему имя Тракай — там, где был старый Тракай, и из Кярнаве перевел сюда свою столицу".

Вероятно, во времена правления Гедимина — 1316–1341 гг. — был построен первый деревянный замок, со всех сторон окруженный широким и глубоким рвом, заполняемым водой из многочисленных озер. Сын Гедимина, Кейстут, получивший Троки в наследственное владение, заменил деревянные стены замка каменными. На этом строительная деятельность Кейстута в Троках не закончилась.

Им же был построен второй замок — на полуострове, там, где сливаются воды озер Гальве и Лука. Сооружение это состояло как бы из трех ярусов. На высоком холме расположились жилые и хозяйственные строения. Подножие холма было обнесено каменной стеной с грозными башнями. Нижняя часть замка защищалась земляным валом и деревянными стенами с башнями. Весь этот комплекс оборонительных сооружений для тех времен был практически неприступным, при определенном количестве, конечно, мужественных и умелых воинов-защитников.

А защищаться было от кого. Как только покрывались льдом многочисленные литовские озера и болота, в Жемайтию устремлялись авантюристы и прочие любители пограбить, прикрытые плащом с нашитыми крестами. Шли крестоносцы в основном небольшими отрядами, от нескольких десятков до нескольких сот человек. Организаторами таких походов были, как правило, правители граничащих с Литвой городов Пруссии и Ливонии.

Особенно выделялись: динабургский комтур*, розитский фохт**, рагнитский комтур, ландмаршал*** ливонский. Но иногда крестоносцы объединялись в целые войска, на помощь им приходили отряды из многих княжеств Германии. Так, в хронике Гартмана Вартберга мы читаем: "В том же году (1375) главный маршал, брат Готфрид Линденский, с жителями Эльбинга, Бранденбурга, Балги и Кристбурга, равно как и обоими фохтами самландскими и еще несколькими гостями из Германии были в Литве. В день св. Схоластики (10 февраля) они опустошили ниже поименованные земли грабежом и огнем… Так они пробыли семь ночей в названных литовских землях и увели с собой 715 пленных обоего пола, не считая тех, которые достались на долю гостей".

Передовые войска крестоносцев во время этого похода подошли к Трокам, но взять город, обороной которого руководил сам Кейстут, немцам так и не удалось. Также безуспешно крестоносцы вели осаду Трок и в 1377 году. Но если города, снабженные мощными замками, могли защититься от незваных гостей, то иная судьба ждала мелкие поселения. Огнем пожаров были охвачены Таураге, Уттен, Балнике, Налиске, Зессолен, Гедерейтен. Их жители, не успевшие укрыться в лесах, попадали в плен. С особой ненавистью уничтожались святилища языческих богов литовцев: Перкунаса, Милды, Жемины, Лаумы, Пикуолиса, Коваса. Огнем и мечем крестил Литву Орден.

Так же безжалостно мстили крестоносцам за разорение своих областей и литовцы. Часто в походах на земли Ордена принимали участие и русские князья. Вот как описывает ответный поход литовцев в марте 1375 года тот же Гартман Вартберг: "В том же году, вскоре после возвращения пруссаков, в двинские местности вторглись Кейстут, король литовский, с тремя сыновьями своего брата, короля Ольгерда, а также с сыном смоленского князя, далее Андрей, князь полоцкий, со своими людьми. Они разделили свое войско по примеру пруссаков на три отряда, опустошили поместья преосвященного архиепископа рижского и особенно владения Тизенхаузена, а именно, прежде всего местность Крейцбурга, далее Локштеен, Барзоне, Эрле, Пепалге, Кессовен до Балтове и увели с собой пленных."

Жгучая непримиримость разделяла столь близких соседей — Литву и Тевтонский орден вместе с подвластной ему Ливонией. Казалось, не будет конца этой многовековой вражде. Но вот однажды, в один из последних дней лета 1379 года в комнату Кейстута вошел его подчаший Войшелк.

— Ты зачем здесь, Войшелк? Я же тебя не звал. — Недовольным голосом встретил Кейстут своего слугу. Кейстут был занят разбором бумаг своего архива, который хранился в Троках, и желал закончить это дело в одиночестве и без помех. А после семейных неурядиц старый князь стал не в меру раздражительным, и часто без особых причин доставалось его приближенным.

— К нам приехали крестоносцы, князь. Один из них, в одежде купца, говорит, что он посол Тевтонского ордена. Его слуги, могу дать голову на отсечение, переодетые воины.

— Где они?

— Ожидают твоего решения за воротами. Прикажешь посадить их на цепь, князь?

— Нет. Проводи посла ко мне для беседы, а слуг распорядись накормить.

Войшелк, привыкший разговаривать с крестоносцами языком меча и сулицы, недоуменно посмотрел на господина и нехотя вышел исполнять его повеление. В окно своей горницы Кейстут увидел, как в раскрывшиеся ворота средней башни вслед за Войшелком вошел человек в одежде купца, а за ними, в некотором отдалении, проследовал с десяток слуг воинственного вида. Слуги ехали строго по два человека в ряд, и в этой колонне чувствовалась воинская выправка, постоянная готовность к бою. "А ведь Войшелк не ошибся, приняв слуг за воинов", — отметил про себя Кейстут.

Спустя некоторое время в комнату князя вошел высокий бородатый мужчина довольно миролюбивого вида и добродушного выражения лица. В отличие от своих спутников он нисколько не походил на воина, однако пользы Тевтонскому ордену этот человек принес гораздо больше, чем сотня вооруженных кнехтов. Посол склонил голову в приветствии, едва переступил порог горницы.

— Твое лицо мне кажется знакомым, — присмотревшись к гостю, заметил Кейстут.

— Ты мог видеть меня, светлейший князь, два года назад. Я приезжал с посольством от магистра к великому князю литовскому Ягайле. Я сожалею, что тогда не довелось встретиться с тобой, великий князь.

"Конрад фон Кросберг", — молнией мелькнуло в голове Кейстута имя посла, услышанное им тогда от кого-то из слуг. Кейстут вспомнил, как он с ненавистью рассматривал в окно, таясь за занавесью, гостей своего племянника. Вспомнил также, как наотрез отказался от предложения Ягайлы принять участие в трапезе за одним столом с немцами. Мог ли тогда предположить властитель Жемайтии, что спустя два года он сам пригласит немцев в гости.

— Ну, что ж, выкладывай Конрад, с какими вестями ты приехал из Мальборка. — Потребовал Кейстут, немного оправившись от нахлынувших воспоминаний.

— Приехал я с предложением магистра и большого капитула заключить мир между тобой и Тевтонским орденом. — Также прямо ответил Конрад фон Кросберг, зная, что Кейстуту чужды всякие хитросплетения дипломатии.

— Ты думаешь, возможен мир между нашими государствами?

— А почему бы и нет. Наши государства соседи, а соседи чаще всего живут в мире и любви, это почти родственники. Разве у вас в стране по-другому?

— Всякое бывает, иногда не только сосед на соседа, но даже брат на брата идет войною. — Размышлял вслух Кейстут. — Хотя, я хочу, чтобы границы наших государств переходили не вооруженные отряды воинов в поисках добычи, а только мирные купцы. Но как остановить, Конрад, эту вековую вражду наших народов, как вырвать из сердца литовца ненависть к немцу, а из сердца немца презрение к литовцу?

— Установить мир на наших границах — дело действительно трудное, — согласился Конрад фон Кросберг. — Но почему бы нам не попытаться сотворить это великое, угодное богу и нашим народам дело?

Целый месяц еще велись переговоры между Кейстутом и Орденом. Беспрерывно сновали на быстрых конях гонцы между Мальборком и Троками: одни везли новые инструкции магистра, другие, предложения Кейстута, третьи, ответы правителей Ордена на них. И вот, наконец, 29 сентября 1379 года между обеими сторонами был подписан договор. Согласно ему, Тевтонский орден и Кейстут отказывались на ближайшие десять лет от ведения войны друг против друга. Кейстут отказался от организации набегов на территорию Пруссии и Ливонии и, более того, обязался жестоко наказывать своих подданных, осмелившихся с оружием в руках переступить границу Тевтонского ордена. Те же самые обязательства по отношению к Великому княжеству Литовскому принял и великий магистр.

Что же произошло? Почему Кейстут решился подписать дружеский договор со своим заклятым врагом — Тевтонским орденом?

А виновником такого крутого поворота политики Кейстута был ни кто иной, как Ягайло, который начал вести переговоры с врагами своего дяди. Осенью 1378 года в Польшу на свадебные торжества был направлен родной брат Ягайлы — Скиргайло. Женился избранный правителем Польши Владислав Опольский на сестре мазовецкого князя Земовита III Офке. Скиргайло воспользовался этим событием, чтобы встретиться с виднейшими польскими магнатами, а также посланцами Священной Римской империи и папы римского. Летом 1379 года крестоносцы вновь вторглись в Жемайтию — в это же время Скиргайло находился в гостях у самого великого магистра Тевтонского ордена. Ягайло не оказал дяде никакой помощи в отражении агрессии, несмотря на то, что старик просил у него воинов. Кейстут чувствовал, как над ним сгущаются тучи, и поэтому он принял предложения крестоносцев.

Как ни пытались скрыть разрыв между великими князьями, связанный с женитьбой Войдыллы на Марии, но как говорится, шила в мешке не утаишь. Вести о размолвке племянника и дяди достигли ушей крестоносцев, и они не упустили возможность воспользоваться семейной ссорой знатных родственников.

Почему же крестоносцы решились заключить мир с Кейстутом, столь изрядно им насолившим за свою долгую жизнь, да еще в то время, когда положение старого князя стало таким шатким? Дело в том, что Тевтонский орден не хотел решительной победы ни Кейстута, ни Ягайлы; ему было важнее видеть в Литве двух правителей, враждующих между собой и, собственно, ослабляющих Великое княжество Литовское. Поэтому, когда стало ясно, что власть Кейстута повисла на волоске, Тевтонский орден тут же его поддержал.

Заключенный мирный договор начал нарушаться сразу же после его подписания. Если воины Ягайлы держали слово, данное их князем Ганулу, то беспокойные жемайтийцы постоянно докучали немцам, вторгаясь на их земли. И даже сам Кейстут не мог найти виновных в организации походов, а может быть, и не хотел их найти. Крестоносцы в ответ на это опять грабили и разоряли Жемайтию. И хотя больших походов пока не предпринимала ни одна сторона, кровь продолжала литься, как и прежде.

Странная охота

По засыпанному снегом лесу быстро движется отряд всадников. Вооружение их было довольно разнообразным: у многих в руках были сулицы, у некоторых с поясов свешивались мечи, а руки сжимали отменные арбалеты. У отдельных всадников под тулупами угадывались очертания доспехов, а поверх шапок одеты шлемы. Кони под всадниками тяжело дышали, выпуская клубы белого пара при каждом выдохе. По тому, с каким трудом бедные уставшие животные преодолевали снежные завалы, можно было предположить, что отряд уже долгое время находится в пути. Впереди ехал воин могучего телосложения и гигантского роста. Под стать ему был и конь, прокладывающий дорогу своим товарищам.

Следующий за богатырем, всадник отличался от остальных богатой одеждой и вооружением, а также, горделивой осанкой. Это был великий князь литовский Ягайло.

Вся кавалькада двигалась в угрюмом молчании, сопровождаемым негромким позвякиванием конской упряжи и глухим топотом лошадей. Вдруг, впереди отряда из-за куста выскочил олень, почувствовавший, вероятно, приближение людей. Еще мгновение, и богатырь, ехавший первым, выпустил вдогонку ему стрелу из арбалета. Выстрел, казавшийся на первый взгляд удачным, и вызвавший ликование воинов, однако, не убил лесного красавца, а всего лишь ранил его. Унося с собой стрелу, олень бросился в чащу леса. На белом снегу заалели пятна крови.

— Догоним, князь, — предложил богатырь и вопросительно посмотрел на Ягайлу. — Раненый далеко не убежит. Найдем по следу.

— Не стоит, Ганко, потеряем время. На наш век хватит оленей. Впереди нас ждет зверь покрупнее.

Повинуясь князю, отряд продолжил путь, оставляя умирать собственной смертью легкую добычу. Ганко недоуменно думал: "Потеряем время… А куда, собственно, спешить. Приехали охотиться, так надо охотиться, а оставлять раненную добычу не к лицу охотнику. И о каком звере говорил князь. Что может быть прекраснее свежего оленьего мяса?" Однако, свои мысли молодой воин благоразумно оставил при себе.

Наконец лес начал редеть, и вскоре отряд выехал на опушку его. Когда осталось миновать только несколько одиноких деревьев, Ганко вдруг резко остановил коня.

— Что там, Ганко? — Спросил князь.

— Впереди какие-то люди на лошадях.

Остальные воины остановили коней и также начали присматриваться к маячившим на горизонте всадникам. Количество их было приблизительно равным литовскому отряду.

— Вперед! — Скомандовал Ягайло и первым выехал из леса, обогнав Ганко.

Незнакомые всадники, заметившие также появление литовцев, неторопливо двинулись им навстречу. Проехав еще немного, они остановились. Один из всадников повернулся спиной, и Ганко своим удивительно острым зрением рассмотрел на плаще его красный крест.

— Крестоносцы! — С тревогой в голосе произнес он.

Появление служителей креста насторожило литовцев, один лишь Ягайло воспринял произнесенное витязем слово совершенно по-иному. Он усмехнулся, затем приказал отряду остановиться, а сам медленно поехал навстречу крестоносцам. От группы крестоносцев также отделился один человек и поехал в направлении литовского князя. Приблизившись друг к другу, Ягайло и крестоносец, который оказался ливонским магистром Вильгельмом, поехали бок о бок, о чем-то оживленно переговариваясь. "Так вот почему ты оставил оленя со стрелой в боку, — наконец-то понял Ганко. — Интересно, о чем они будут говорить." Но этого Ганко так и не узнал.

Разговор предводителей отрядов тянулся довольно долго. Их воины устали ждать на декабрьском морозе и, чтобы согреться, начали прогуливаться взад вперед. Наконец великий князь с магистром в знак дружбы обменялись мечами и разъехались по своим отрядам.

— Трогай, — сказал Ягайло, подъехав к своим литовцам, и первым пустил коня в обратный путь по уже протоптанной дороге.

Вероятно, Ягайло остался доволен этой встречей, ибо лицо его, несмотря на зимний холод, выражало блаженство, а иногда на устах князя проскальзывала улыбка, казавшаяся посторонним беспричинной. Молодой князь еще не знал, что в Вильно его ждут новые огорчения. Пока он вел переговоры с магистром Ливонского ордена и строил козни против дяди, враг топтал поля Великого княжества Литовского.

Поход мятежного князя

Полоцкий князь Андрей Ольгердович, вынужденный бежать от младшего брата своего Ягайлы в Москву, долго там не задержался. Его опять согласились принять к себе на княжение жители Пскова. (Первый раз он был избран князем псковским в 1342 году.)

Псковичи, памятуя предыдущее справедливое правление Андрея Ольгердовича, приняли его с почетом. Но, если в первое правление мысли Андрея были целиком заняты Псковом, то теперь князь думал лишь о том, как вернуть себе покинутое поневоле богатейшее Полоцкое княжество и захватить литовский трон. Делами Пскова Андрей почти не занимался, зато энергично искал себе союзников для борьбы за утраченные земли. Один за другим спешили его гонцы в Ливонию, Москву, Смоленск, Новгород. Тайком пробирались они и в города, находящиеся под властью Ягайлы: Полоцк, Вильно, Брянск, Трубачевск. Едва приехав в Псков, Андрей тут же начал собирать из своих новых подданных войско для похода на Литву. Все действия старшего Ольгердовича были подчинены единственной цели — вернуть во чтобы то не стало Полоцкое княжество. Это не понравилось псковичам, и они выслали Андрея Ольгердовича за пределы своего города. Возможно, к этому решению псковичей приложил руку и Ягайло. Как бы то ни было, Андрей опять остался князем без княжества.

И снова путь Андрея Ольгердовича лежит в Москву к своему другу и союзнику Дмитрию Ивановичу московскому. И снова просит войско у Москвы бывший князь полоцкий и псковский для похода на Ягайлу. Дмитрий Иванович и сам подумывал о вторжении в пределы Великого княжества Литовского. Тем более был подходящий повод — присутствие изгнанного полоцкого князя, но собраться с силами не давали татары. После победы на Воже, положение Москвы несколько упрочилось, но она продолжала жить под постоянной угрозой мести за разгром Бегичевой рати.

И вот, наконец, мечты Андрея Ольгердовича оказались близкими к исполнению. Московский князь снарядил для похода на владения Ягайлы большую рать под начальством Владимира Андреевича серпуховского и Дмитрия Михайловича волынского. В середине декабря московские войска отправились в путь.

По узкой лесной дороге движется растянувшийся на целых две версты отряд всадников. Впереди едут воины Андрея, сопровождавшие его два года назад при отъезде из Полоцка. Между ними и московским полком собрались предводители всей дружины: Андрей, Владимир и воевода Дмитрий.

— Как думаешь, князь, поспеем до наступления темноты к Трубачевску? — Обратился Владимир Андреевич к полоцкому князю.

— Должны успеть, — ответил тот, — проводник сказал: еще верст десять ехать лесом, а там, уже с опушки, будет виден Трубачевск.

— Поспеть, то, может быть, и поспеем, но ведь этот город еще надо и взять, — заметил Дмитрий Михайлович.

— Не беспокойся, воевода, мой брат Дмитрий Брянский приказал трубачевскому воеводе встретить нас как дорогих гостей. Только предупредите своих воинов, чтобы и они себя вели как гости, а не как завоеватели. Помните, покорную голову меч не сечет. — Предупредил Андрей Ольгердович своих спутников.

Так оно и случилось, как говорил Андрей — трубачевцы беспрепятственно впустили в город московскую рать, помогли ей разместиться на ночлег, а воевода взял к себе в хоромы князей Андрея, Владимира и Дмитрия. Три дня отдыхали москвичи в Трубачевске, нарушая покой местных красоток и заставляя тревожиться, не без оснований, их мужей и отцов. А на четвертый день московско-полоцкая рать снова выступила в поход.

Следующим городом, который встречал Андрея Ольгердовича с раскрытыми воротами, был Стародуб, входивший в состав Брянского княжества. Казалось, все было как нельзя лучше: не потеряв ни одного человека, московское войско взяло два города. Но при въезде в Стародуб произошел весьма досадный случай. На князя Андрея, ехавшего впереди войска, вдруг бросился с ножом какой-то человек. Полоцкий князь успел поднять коня на дыбы и заслониться им от удара. Несчастное животное, приняв удар ножом, который предназначался господину, в предсмертной судороге взвилось вверх, сбросило седока и тут же испустило дух. Андрей отлетел в сторону, но тотчас же с завидной ловкостью поднялся, выхватил меч и приготовился защищаться. Однако это было излишним, подъехавшие ратники уже занесли меч над неудачником-убийцей.

— Не сметь! Взять его живым! — Крикнул Андрей Ольгердович, видя, что воины уже собрались прикончить покушавшегося.

Два воина отбросили мечи и прямо с лошадей навалились всей тяжестью тел на убийцу. Тому даже нечем было защищаться, его нож остался в шее княжеского коня. Предварительно наградив его несколькими ударами, ратники скрутили руки за спину незнакомцу и подвели его к князю.

— Ты кто таков? — Спросил Андрей Ольгердович.

— Человек.

— Кто тебя подослал?

— Никто.

— За что же ты хотел меня убить? Что плохого я тебе сделал?

— Ты продался Москве и продал ей Литву.

Князь присмотрелся получше к этому человеку: на вид ему было лет сорок, высокий, широкоплечий — обличием он походил на дружинника. В его внешности ничего не было особенного, вот только глаза горели злобой и ненавистью. Князь смотрел в эти глаза и не мог понять, чем же он заслужил такую ненависть. Наконец, Андрей Ольгердович оторвал свой взгляд от незнакомца и пошел прочь.

— Что прикажешь с ним делать, князь? — Спросил подошедший воин.

— Повесить. — Коротко отрезал Андрей.

— Может, его перед смертью попытать, чтобы выдал сообщников? — Предложил воин. — Или имя того, кто его послал?

— Не надо. Я знаю своих врагов и без его признаний.

Воин удивленно пожал плечами и удалился исполнять приказание. Почему же князь запретил пытать своего несостоявшегося убийцу? Может быть, он пожалел этого человека, а может, и просто не захотел услышать имя человека, подославшего убийцу, не захотел, чтобы признания этого несчастного услышали его воины.

Подъехали Владимир Андреевич и Дмитрий.

— Князь Андрей! Давай разграбим этот проклятый город, чтобы не повадно было его жителям бросаться с ножами на князей, — предложил Дмитрий.

— Не следует этого делать, Дмитрий, — возразил полоцкий князь. — Иначе мы потеряем доверие остальных русских, населяющих Великое княжество Литовское, а без этого доверия невозможна наша победа. Я догадываюсь, кто послал этого человека.

— Кто же? — С любопытством в голосе спросил Владимир Андреевич.

— Позволь, князь, оставить пока что его имя в тайне. Прежде чем назвать его, я должен убедиться в его виновности. Хотя он и мой враг, я не хочу напрасно клеветать на человека. А может, этим человеком с ножом в руке двигали какие-то силы, неподвластные человеку, которые невозможно понять разумом.

Войско опять расположилось на отдых. Шло время, а военачальники ничего не предпринимали. Ратники начали выражать недовольство: добычи нет, провиант кончался, воинов с каждым днем кормили все хуже. Дружинники в поисках корма для лошадей, провианта и добычи начали небольшими отрядами делать набеги на окрестные села. Такие походы часто заканчивались кровавыми стычками с местными жителями, московское войско начало нести первые потери. И уж совсем не на шутку встревожились Владимир Андреевич и Дмитрий волынский, когда не вернулся в Стародуб целый отряд в пятнадцать человек, посланный ими за хлебом. Кроме того, из головы московских князей не выходил таинственный человек, покушавшийся на Андрея Ольгердовича.

Вскоре пришли вести о том, что из Вильно с войском выступил Ягайло. Встреча родных братьев — Андрея и Ягайлы — не предвещала ничего хорошего, хотя Андрей, руководствуясь больше чувствами, чем разумом, и желал ее. Он просил московских воевод двинуть свою рать навстречу великокняжескому войску. Еще раньше полоцкий князь слезно молил их не медлить, а тотчас же после взятия Стародуба двинуть московскую рать на Полоцк. Он уверял, что полочане также сдадут город без боя и присоединятся к московскому войску. Но малочисленность их воинства заставила воздержаться Владимира Андреевича и Дмитрия от такого шага.

В середине января 1380 года московское войско покинуло владения Великого княжества Литовского, так и не вступив в битву с приближавшимся Ягайлом. Вместе с ним в Москву уехал князь брянский и трубачевский Дмитрий Ольгердович с семьей, ближними боярами и воеводами, сдавшими Стародуб и Трубачевск. Дмитрий понимал, что Ягайло не простит ему измены. Московский князь принял Дмитрия Ольгердовича с честью великою и любовью, дал ему город Переславль со всеми его пошлинами.

Когда Ягайло узнал о почетном приеме, оказанном Дмитрием Ивановичем его второму брату-изгнаннику, то лишь произнес:

— Хитер московский князь. Этак он всех князей литовских переманит к себе на службу. Одно радует — их земли остались там, где и были — в Великом княжестве Литовском.

Мамай

Великий эмир Золотой Орды Мамай с утра рассылал гонцов во все концы необъятного ханства, принадлежавшего ему по праву сильнейшего. За этим занятием и застал его начальник дворцовой стражи, вошедший с каким-то человеком. Одежда его была сплошь покрыта пылью, грязью и имела довольно неприглядный вид. Если б он был одет несколько беднее, то вполне сошел бы за бездомного бродягу, но добротность наряда из довольно дорогой материи предполагали в нем человека, проделавшего немалый путь.

— Ты кого привел ко мне, Темир? — Спросил Мамай начальника стражи.

— Гонец из Кафы, — ответил тот.

— Очень хорошо, — обрадовался эмир и обратился к послу. — Какие вести ты принес?

— Первая колонна генуэзской пехоты выступила из Кафы, — ответил гонец.

— Сколько человек в колонне?

— Пять тысяч.

— Что ж, для начала неплохо.

Мамай щедро наградил серебром гонца, принесшего добрую весть, и приказал позвать Тюляка — визиря главного дивана, ведавшего всеми доходами и расходами.

— Тюляк, все ли деньги уплачены Кафе за наемников? — Спросил эмир вошедшего седобородого старца.

— Половина, великий эмир.

— Почему половина?

— Кафа задолжала нам налогами за два года. Что если, великий эмир, мы вычтем долг из платы за генуэзцев? — Предложил визирь.

— Сегодня же вышли в Кафу остальные деньги целиком и полностью. Иначе не сносить тебе головы. — Угрожающе предупредил эмир ревностного хранителя золотоордынской казны. — Долги свои будем собирать после победы над Москвой. А сейчас забудь, что Кафа не платила нам дань два года.

— Великий эмир, еще не выплатил дань Хаджи Тархан. С него тоже прикажешь пока не брать. — Залепетал испуганный Тюляк.

— С Хаджи Тархана бери, с него все равно толку мало. — Презрительно махнул рукой Мамай и тут же добавил. — Сегодня придешь ко мне и доложишь, что караван с платой за наемников отправлен в Кафу.

— Слушаюсь и повинуюсь, господин, — чужим голосом пробормотал дрожащий визирь и вышел исполнять приказание.

Вскоре вслед за Тюляком покинул дворец и Мамай. По пути к нему присоединились три здоровенных стражника, и великий эмир вышел на городскую улицу. Походка Мамая была неторопливой, вероятно, он просто решил прогуляться, вдохнуть свежего весеннего воздуха после многочисленных дел и забот. Около огромного здания медресе эмир увидел изрядную толпу мужчин, закованных в колодки.

— Кто они? Преступники? — Спросил Мамай.

— Не то, чтобы преступники, — замялся идущий рядом стражник. — Это должники. Они не в состоянии уплатить подать, и теперь ждут, пока за них уплатят родственники или друзья.

— А если за них не заплатят?

— Тогда они просто умрут от жажды и голода. Запрещено кормить и поить должников.

— Это не дело, чтобы здоровые мужчины гибли без пользы, — подвел итог беседы Мамай, и тут же распорядился. — Расковать по всему городу должников и направить их в войско. Налоги будут платить кровью.

Стражник бросился исполнять повеление, а Мамай с остальными двумя продолжил путь по многолюдному и разноликому Сараю, кипящему своей жизнью. Побродив по городу, Мамай вернулся во дворец. Там его ожидал посол от правобережной Волжской Болгарии. Завидев великого эмира, посол упал перед ним и терпеливо ожидал своего часа.

— Встань и говори, — разрешил Мамай.

— Господин, ты приказал всем нашим мужчинам выступить в поход. Но кто же будет пахать землю, сеять хлеб? Ведь мы кормим хлебом не только свои семьи, но и твою столицу.

— Не волнуйся, с голоду не подохнешь. Этот урожай хлеба мы будем собирать на Руси. А теперь иди и передай своему правителю, чтобы все его мужчины, эти земляные черви, способные поднять копье или лук, были в моем войске.

Кто же был этот всемогущий Мамай, распоряжавшийся всей жизнью Золотой Орды?

Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся немного назад и рассмотрим, что представлял собой Улус Джучи в 14-м веке. Государство это, созданное монголами на землях покоренных народов, поражало своими огромными размерами. Владения потомков Чингисхана, раскинувшиеся в Европе и Азии, включали в себя Крым и Волжскую Болгарию, Среднее и Нижнее Поволжье, Южный Урал, Северный Кавказ, Хорезм, земли в бассейне Сырдарьи и бескрайние степи, лежавшие на север от Сырдарьи и Аральского моря.

Все гигантские государства древности, созданные мечем удачливых полководцев, как правило, существовали недолго. Улус Джучи в этом отношении не составил исключения. В начале 14-го века он распался на два государства — Кок-Орду и Ак-Орду. В Ак-Орду вошли земли в бассейне Южной Сырдарьи, а также территория на северо-восток от Аральского моря. Остальные земли вошли в состав Кок-Орды, которая в русских летописях именуется Золотой Ордой. Этой же Золотой Орде и принадлежало право собирать дань с русских княжеств, покоренных Батыем. И хотя Ак-Орда находилась в вассальной зависимости от Кок-Орды, такое разделение несколько ослабило Улус Джучи. Но основные события, способствовавшие упадку Золотой Орды, развернулись несколько позже.

В 1357 году хан Золотой Орды Джанибек покорил Азербайджан и, оставив управлять им своего старшего сына Бердибека, возвращался в свою столицу на Волге — Сарай Берке. По дороге домой Джанибек захворал и слег. Эмир хана Тоглу-бай, решил, что господин уже не жилец на этом свете и вызвал Бердибека, дабы тот принял верховную власть. Однако, пока Бердибек ехал, дела у отца пошли на поправку. И Бердибек был сильно удивлен, когда увидел своего отца живым и здоровым.

Еще больше удивился Джанибек, когда увидел сына в своей походной ставке, в то время как тот должен был находиться в Азербайджане. Старый хан принялся расследовать причину внезапного появления сына и вызвал для беседы своего эмира Тоглу-бая. Эмир, после бурного объяснения с ханом, решил исправить положение довольно простым способом. Через некоторое время после разговора с господином, Тоглу-бай вернулся в ханскую палатку с преданными ему людьми и приказал убить хана. Что и было сделано. Знать и войско были приведены к присяге Бердибеку, кто отказывался присягать новому хану, здесь же убивали.

Чтобы избежать участи отца, Бердибек решил избавиться от некоторых возможных претендентов на ханский трон. По приказу нового хана было убито двенадцать его братьев. Однако даже такая предусмотрительность не спасла Бердибека. Процарствовав три года, он был убит своим братом Кульной, которого по каким-то причинам не успел вовремя убрать.

Поистине кровавые годы наступили для правящей династии после смерти Джанибека, ставшего символом последних лет могущества и единства Золотой Орды. Ни с чем не сравнимая жажда власти обуяла чингизидов. Благородные потомки Чингисхана безжалостно резали друг друга два десятилетия, и все из-за того, чтобы хотя бы на несколько недель стать повелителем народов. Убийства родственников вскоре переросли в междоусобные войны. На огромных просторах Золотой Орды десятки и сотни тысяч татар сходились в смертельных схватках, чтобы выдвинуть своего ставленника на ханский трон.

Кульна пробыл на ханском престоле еще меньше чем Бердибек. Едва он стал ханом, как ханом объявил себя и Наурус. Претензии свои Наурус подкрепил сильным войском, и вскоре его тумены начали отнимать у Кульны одну область за другой.

По заведенному обычаю русские князья после смены хана в Орде должны были ехать в ее столицу и получать ярлыки на свои княжения у нового хана. Русичи отправились приветствовать Кульну, но так и не успели его увидеть. Когда князья прибыли в Сарай, там уже сидел на троне Наурус.

Борьба за трон разгорелась с новой силой. Вскоре Наурус был предательски выдан Кидырю, который незамедлительно убил его, а заодно прирезал его жену и всю окружавшую Науруса золотоордынскую знать. Процарствовав всего один год, Кидырь пал жертвой заговора, во главе которого стоял его старший сын Тимур-Ходжа. Тимур-Ходжа находился у власти всего пять недель. Ханы в Орде менялись с такой быстротой, что даже татары порой не знали: кто у них хан.

Увы! Время могучего Чингисхана и Батыя безвозвратно прошло, золотоордынский трон занимали жаждущие власти бездарности. А тем временем из под власти Золотой Орды вышел Хорезм. Там утвердилась собственная династия Суфи. В самой Кок-Орде все большую роль начинают играть эмиры — правители отдельных областей. В своих владениях они стали полноправными хозяевами, выдвигая порой даже ханов на золотоордынский трон. Хотя сами эмиры были значительно сильнее выдвигаемых ханов, занять трон они не могли. Здесь дело не в силе. Просто ханом мог стать лишь только прямой потомок Чингисхана, тот, в котором была капля крови легендарного Покорителя Вселенной. В те времена власть имени Чингисхана в сознании народа была настолько велика, что не находилось лица, которое осмелилось бы пойти против укоренившихся традиций.

Одним из таких эмиров и был правитель Крыма Мамай. Природа щедро наделила его всем необходимым для человека, рожденного править. В нем прекрасно сочетались: глубокий прозорливый ум и смелость, осторожность и решительность, дальновидность и беспощадность к врагам. Мамай состоял в близком родстве с правящим домом, его жена была дочерью хана Бердибека, с которого и начались в Орде все смуты. Единственное, чего не доставало крымскому эмиру — это открывавшей дорогу в ханский дворец капли крови Чингисхана. Но это не остановило Мамая в его честолюбивых устремлениях. Не имея возможности править от своего имени, Мамай решил делать это от чужого. Властитель Крыма выдвинул своего хана Абдуллу и добился признания его власти в Орде. Абдулла стал ханом в 1362 году, с этого же года начинается история головокружительного восхождения к вершинам золотоордынской власти крымского эмира Мамая.

Даже Мамаю с его многочисленными достоинствами не удалось объединить Золотую Орду и прекратить ханские усобицы. Не успел Мамай поставить у власти Абдуллу, как у него появился соперник — хан Кильдибек. Кильдибека сменил Амурат, захвативший столицу ханства — Сарай Берке. Затем этот город перешел в руки Мир Пулада. В основном мятежные ханы появлялись в выделявшимся развитым земледелием и богатыми городами левобережном Поволжье, которое Мамаю так и не удалось подчинить своей власти. Ханы продолжали плодиться как грибы после дождя. Едва Мамай уничтожал одного претендента на ханский престол, как появлялись два новых.

Из-за этой межханской борьбы ослабло влияние Золотой Орды на ее давнишнюю данницу Русь. Русские князья уже не могли разобраться, к какому из ханов ехать на поклон, а чаще всего сидели в своих владениях и плевали с высоты своих хоромов на ханские ярлыки. Пользуясь слабостью своего ненавистного сеньора, Русь отказалась платить ему тяжелую дань времен ханов Узбека и Джанибека. В противоположность разваливающейся на части Орде, ее данница с каждым годом становилась сильнее и сплоченнее. Мудрая политика московских князей подчиняла воле Москвы остальные русские княжества, потихоньку присоединяя к себе земли более слабых удельных властителей.

Мамай с тревогой следил за возвышением Москвы. Особые опасения вызывал у него молодой, но деятельный московский князь Дмитрий Иванович. Не будучи в состоянии привести к покорности Русь силой, великий эмир применял по отношению к ней традиционную ордынскую политику сеяния розни в среде русских князей. Сначала он попытался отнять у Дмитрия московского великое княжение Владимирское и отдать его суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. Затем Владимирский ярлык был передан Михаилу тверскому. Однако оба князя так и не воспользовались дарованным татарским владыкою правом на старшинство среди русских князей. Дмитрий Иванович московский по праву сильнейшего оставил за собой великое княжение Владимирское, несмотря на угрозы расправы из Орды и попытку тверского князя добиться силой признания своих прав. Мамай понял, что без войны с Русью он ничего не добьется, но для этого нужно было сначала разобраться в собственном доме.

Если у Мамая не было сил для похода на Русь, это еще не значит, что ордынские феодалы оставили ее в покое. Разбойничьи татарские отряды ежегодно вторгались на территорию русских княжеств. Войны, набеги, грабежи — немаловажные составные части жизни Золотой Орды. Для вельмож это был один из наиболее легких способов умножения богатств. С охотой шли в набеги простые кочевники и землепашцы, изнывающие от многочисленных налогов и податей, и мечтающие поправить свое бедственное положение за счет грабежа. В добычу татарских отрядов входили меха, хлеб, серебро и золото, оружие или просто изделия из металла, который ценился в те времена довольно дорого. Особую статью дохода составляла торговля пленными, которых обращали в рабов. Русские невольники были далеко не редким товаром на восточных рынках.

Грабительские походы отдельных феодалов на окраинные земли Руси в 60-х годах сменились в следующем десятилетии вторжением целых ханских орд. В 1377 году свои тумены повел на Русь выходец из Ак-Орды — хан Арабшах. Русское войско, вышедшее на поиски его, было застигнуто врасплох и потерпело сокрушительное поражение на реке Пьяне. Арабшах взял Нижний Новгород, разграбил Рязанское княжество и убрался обратно в Орду с огромной добычей.

Тем временем укрепилось и положение Мамая. Ему удалось подчинить своей власти правобережье Волги, Донские степи, Северный Кавказ и Крым. Великий эмир решил, что настало время выяснить отношения с Русью. Для этой цели он послал против непокорного вассала своего любимого военачальника Бегича во главе пяти туменов. Результат этого похода был ошеломляющим для Мамая — русские наголову разбили татарскую рать силами только московского, рязанского и пронского ополчения.

Мамай был вне себя от ярости. Год за годом он укреплял свою власть, радуясь даже незначительной победе, а битва на Вожже подорвала весь престиж Мамая, копленый годами. Эмир тут же собрал все силы Орды, бывшие у него под рукой и повел на Русь. Он разорил Рязанскую землю, но вступить в бой с войском Дмитрия Ивановича московского побоялся.

Не надо думать, что Мамай на этом отказался от Руси со всеми ее богатствами, которые десятилетиями безнаказанно присваивались Золотой Ордой. Но, как назло, у Мамая в это время появилось два сильных соперника. Жестокий, не знающий поражений правитель Самарканда Тимур, покорявший область за областью государство хулагидов, вплотную приблизился к владениям Мамая. С помощью Тимура в Ак-Орде утвердился хан Тохтамыш, прибрав к рукам заодно и левобережное Поволжье. Новый ак-ордынский хан поставил цель, ни много, ни мало, объединить под своей властью обе орды, объявив Мамая узурпатором. Эти два беспокойных соседа и не давали возможности великому эмиру нанести смертельный удар по Московской Руси. Но мысли об этом ни на один день не покидали Мамая, два года он жил жаждой мести за уничтоженные тумены Бегича. К тому же, разгромив Русь, Мамай развязал бы себе руки для борьбы с Тохтамышем и Тимуром.

Наступила весна 1380 года. В природе почувствовалось оживление, кочевья очистились от снега, и на орошенной вешними водами земле зазеленела трава. В родные степи вернулись из теплых краев птицы. Казалось, все вокруг заново рождалось после холодной мертвой зимы. Но не только в природу, с наступлением тепла, пришло оживление. Вся Орда, подвластная Мамаю, пришла в движение. Из ставки великого эмира во все концы необъятного ханства полетели гонцы с приказом: всем правителям областей немедленно выступать в поход и двигаться к реке Воронеж. Мамай, наконец, решился исполнить то, о чем мечтал долгое время. Вскоре к месту сбора двинулась и вся ставка Мамая.

Золотоордынские вельможи, прибыв туда, застали уже довольно внушительное войско. Основу его, как и в прошлом столетии, составляли потомки четырех тысяч воинов, которые Чингисхан выделил своему сыну Джучи. Они принадлежали к трем родственным племенам — сайджиут, кинкит и хуншин. Воины этих племен отличались железной дисциплиной и неустрашимостью в бою. Даже в самые мирные дни они были разделены на десятки, сотни, тысячи и готовы по первому приказу занять свое место в строю.

На следующий день по прибытию к войску Мамай устроил смотр своему отборному тумену. Каждый из воинов имел при себе лошадь, лук, колчан, тридцать деревянных стрел и щит. На каждые десять человек приходились: одна палатка, две лопаты, кирка, серп, пила, топор, секира, сто иголок, веревка и котел. Имелся и должный запас продовольствия. Снаряжение потомков четырех тысяч соответствовало ясе Чингисхана, то есть обычному монгольскому праву, которым руководствовались в походах все правители-чингизиды. Мамай остался доволен своей гвардией.

В ожидании подхода новых войск Мамай распорядился устроить для уже собравшихся воинов облавную охоту. Согласно заветам Чингисхана, охота имеет большое значение, ибо в мирное время позволяет упражняться воинам в меткости, ловкости, слаженности, принимая стада животных за войско воображаемого противника. Наиболее удачливые охотники получают богатые дары, становятся сотниками и тысячниками.

Зрелище облавной охоты было поистине захватывающим. Тысячи воинов образовывали в степи гигантский круг на многие десятки верст. Постепенно этот круг смыкался к центру, сжимая в плотное кольцо попавших в него зверей. Всадники в упор расстреливали их из луков, поражали на скаку копьями. Перебив всю живность, воины в боевом порядке перемещались на новую местность, подчас в несколько переходов от первой. И опять начиналось до тонкостей, как в настоящей войне, продуманное уничтожение несчастных животных.

А тем временем к устью реки Воронеж со всех концов необъятного государства продолжали стекаться все новые и новые отряды воинов. Под бунчук Мамая собрались десятки народов, населяющих Крым, Кавказ, Поволжье, Среднюю Азию. Это были черкесы, татары, кипчаки, аланы, маджары, яссы, буртасы, волжские болгары. Даже из Хорезма, который вышел из-под власти Золотой Орды, пришел отряд тяжеловооруженных всадников, сплошь закованных в броню вместе с лошадьми. Несколько в стороне от стоянок кочевников расположилась прославленная генуэзская пехота. Все это разноликое воинство, помимо власти Мамая, объединяла ненасытная жажда грабежа.

Великий эмир собрал в единый кулак все подвластное ему мужское население, всех, способных держать в руках оружие, чтобы сокрушить многострадальную Русь.

На помощь Мамаю

— Джувейни?! — Удивленно воскликнул Ягайло, встречая вошедшего к нему человека.

— Я, князь, — ответил посол Золотой Орды, слегка склонив голову в приветствии.

— Какие вести ты принес на этот раз? Что опять заставило тебя совершить столь неблизкий путь?

— Я прошу разрешения, князь, задать тебе один вопрос. — И не дожидаясь разрешения, татарин спросил. — Почему твое войско здесь, а не у Оки, как это было уговорено?

— Так ведь сегодня еще только 31 августа. До назначенного срока я вполне успею добраться до Оки. — Недоуменно пожал плечами Ягайло.

— Сколько же тебе надо времени, чтобы привести войско от Вильно до места соединения наших войск? День? Полдня?

— Ты шутишь, дорогой посол. Для этого нужно дней пятнадцать.

— Но ведь завтра — 1 сентября — должны соединиться войска Золотой Орды, твои отряды и рязанская дружина.

— Погоди, дорогой Джувейни. Как завтра? — Удивился Ягайло. — Ведь встреча назначена на 20 сентября.

— Кто тебе это сказал, светлейший князь?

— Посол рязанского князя Епифан Кореев.

— Проклятый русский, — в сердцах промолвил посол, — опять что-нибудь напутал. Ему же ясно было сказано — 1 сентября у Одоева.

— Что же теперь делать? — В раздумье задал вопрос Ягайло, обращаясь больше к самому себе, чем к татарскому послу.

— Выступай, князь, как можно скорее.

На следующий день, ранним утром, литовская рать выступила в поход. В пути к ней присоединились и русские князья: Друцкие, Воловичи, Глебовичи, Юрий Слуцкий и другие. Сила собралась под знамена великого князя литовского Ягайло довольно внушительная. И все же из-за бешеной спешки многие отряды так и не успели соединиться с войском.

Чтобы укрепить свое положение, Ягайло оставил княжить в Полоцке своего брата Скиргайлу взамен бежавшего Андрея. Удалось устранить Ягайле и угрозу своим землям с северо-запада. 27 февраля 1380 года в Риге был подписан договор между великим князем литовским и магистром Ливонского ордена Вильгельмом. В мае этого же года в прусском селении Давыдышки Ягайло заключил соглашение и с Тевтонским орденом, которое предотвращало нападение крестоносцев на территорию, подвластную Ягайле, но не Кейстуту.

Когда земли Великого княжества Литовского остались позади, Ягайло начал двигаться осторожнее. Вперед, вправо, влево по ходу движения войска рассылалась разведка. Принятые меры безопасности вскоре дали свои результаты. На следующий день движения по чужой земле к великому князю литовскому подъехал один из дозорных и доложил:

— Князь, вровень с нами движется какое-то войско.

— Чье же это войско?

— Не знаю, — ответил дозорный. — Я хотел подъехать поближе, рассмотреть, но наткнулся на разъезд из десятка воинов и еле унес от них ноги.

— Поезжай обратно к тому войску и продолжай следить за ним. — Распорядился Ягайло.

Неизвестная рать провожала войско Ягайлы до границ Рязанского княжества. Она не пыталась вступить в битву с литовцами, но и не оставляла их, двигаясь параллельно Ягайле и, покинула его у начала владений Олега Ивановича рязанского. Великий князь приказал войску расположиться на отдых, а сам отправил послов к своему союзнику, дабы узнать обстановку. Вскоре великокняжеские посланцы во главе с Ганко воротились обратно.

— Ну что, Ганко, видел ты рязанского князя? — Спросил Ягайло.

— Какое там, видел. Нас даже не впустили в город. Едва мы приблизились к Рязани, ворота закрылись перед самым носом.

— Но вы сказали страже, что являетесь моими послами?

— А как же, конечно сказали.

— И что стражники на это вам ответили?

— Они сказали, чтобы мы, литовские ублюдки, убирались вон, так как князь Олег не велел нас пускать в город. И для большей убедительности пустили вдогонку с десяток стрел. Двое из сопровождавших меня воинов так и остались лежать под стенами Рязани.

— Этот Олег Иванович что, повредился в уме?

— В добром ли он здравии, не знаю. Когда вокруг тебя сыплются стрелы, тут уж недосуг интересоваться здоровьем повелителя Рязани. Свое бы уберечь. — Оправдывался Ганко.

Ягайло задумался, сосредоточенно почесывая пятерней голову, вероятно для того, чтобы заставить ее думать. Но ничего путного, несмотря на эти усилия, голова его придумать не смогла. Стена неизвестности повергла великого князя в смятение.

— Что делать, Войдылло? — Обратился Ягайло к своему слуге, ставшему его тенью.

— Лучше всего, князь, пока что ничего не делать. Разошлем дозоры во все стороны, и будем ждать от них вестей.

— И не пойдем на помощь Мамаю?

— Останемся на месте, князь. — Предложил Войдылло. — Все это странно: нас сопровождает в пути чье-то войско, затем наш союзник отказывается принять твоих послов. Что-то здесь нечисто, как бы не остаться нам в проигрыше, или, хуже того, без головы. А Мамай с Дмитрием пусть бьются, если ослабнет и Москва и Золотая Орда, это пойдет на пользу лишь нам.

Так было и сделано, как советовал Войдылло. Вскоре в лагерь Ягайлы пришло известие, что московский князь Дмитрий Иванович нанес на Куликовом поле сокрушительное поражение войску Мамая, но сам при этом понес большие потери. Ягайло и после этих вестей продолжал стоять на месте. Воины его занимались грабежом окрестных сел. Наконец литовские соглядатаи доложили, что Дмитрий Иванович, похоронив убитых, ведет свое израненное войско в обратный путь.

— Войдылло, а не ударить ли нам по московскому войску, — предложил Ягайло. — Сейчас оно слабое. Соглядатаи доносили, что большая часть Дмитриевой рати полегла на поле Куликовом. Да и тех, что возвращаются, воинами назвать трудно — все израненные, в погнутых, изрубленных саблями доспехах. Разобьем эти жалкие толпы москвичей, и путь на Москву открыт. В наших руках, Войдылло, то, о чем мой отец мечтал всю жизнь. Другого такого случая может никогда не представится. Наш союзник Мамай разбит, мы остаемся совершенно одни, окруженные со всех сторон врагами.

— Хорошо, если все будет так, как ты говоришь. Московское войско, скорее всего, мы разобьем, хотя и не одну тысячу своих воинов положим на чужой земле. Ты говоришь, князь, они возвращаются все израненные, но ведь раненый зверь опасен вдвойне. Но не это меня пугает…

— Что же мешает нам победить русских? — Нетерпеливо перебил Войдыллу обычно всегда медлительный Ягайло.

— Беспокоит меня рязанский князь Олег. Он отказался биться на стороне Мамая, не было его и в стане Дмитрия на Куликовом поле. Но войско Олег Иванович собрал немалое. Вот только кого он выбрал себе в противники? Почему это войско стоит, как бы загораживая от нас Москву? Не бросится ли оно на нас, едва мы сделаем первый шаг навстречу Дмитрию Ивановичу? Тогда бесстрашные литовцы окажутся между двух огней, и я не поставлю за их жизни и пражского гроша.

— Что-то я не пойму, Войдылло, зачем Олегу защищать Москву? Его ведь самого москвичи нещадно били еще при моем отце.

— Таков уж Олег рязанский. Трудно понять, что он хочет и когда какую штуку выкинет, чтобы удивить народ. Этому князю надо то, что не надо другим, и наоборот, он равнодушно взирает на то, за что его собратья-князья готовы перегрызть друг другу глотки.

— Так давай сначала двинем войско на Олега и раздавим его как блоху.

— Князь, князь, — укоризненно покачал головой Войдылло. — Высокомерие убивает раньше вражеского меча. Ты что же, думаешь, что Олег выведет свою дружину под удары литовских сулиц? Скорее всего, эта хитрая лиса заманит нас в западню, из которой трудно будет выбраться.

— Так что же ты предлагаешь, Войдылло, дьявол тебя забери!? — Закричал Ягайло, выведенный из терпения рассуждениями слуги.

— Чует мое сердце, князь, нужно возвращаться в Литву, пока еще не поздно.

— Предчувствие тебя еще никогда не обманывало. — Задумчиво промолвил немного остывший от гнева Ягайло и зашагал прочь, давая понять своему любимцу, что разговор окончен.

На утро, едва только взошло солнце, войско Ягайлы выступило в обратный путь. Воины, которым надоело бесцельное длительное стояние на чужой земле, восприняли этот приказ с радостью. Весь лагерь огласился криками: "Домой! Слава великому князю!". Кричали и славили князя так, как будто только что одержали внушительную победу над врагом.

Отдохнувшая рать быстрым маршем двигалась весь день. Лишь к вечеру остановились на привал в каком-то довольно большом селе. Ягайло расположился в просторной, опрятной, недавно выбеленной горнице, предварительно распорядившись вышвырнуть на улицу ее настоящих хозяев. Пока слуги готовили великому князю ужин, сам он вышел во двор прогуляться по невольно приютившему его рать селению.

То здесь, то там слышались крики, повсюду виднелись суетящиеся люди, кое-где возникали драки между непрошенными гостями и хозяевами, заканчивающиеся победой гостей.

Навстречу Ягайле два ратника вели упирающуюся девушку, третий толкал ее сзади. Князь остановился и невольно залюбовался красотой пленницы.

Черные волосы ее были заплетены в тугую косу, оканчивающуюся ниже пояса. Черты лица девушки были немного детскими, что придавало ей особую прелесть. Однако отчетливо обозначившиеся соблазнительные неровности ее тела, равно как и высокий рост, свидетельствовали, что это уже не ребенок. Даже сарафан не скрывал пленительные черты юного тела. Заломленные немного назад руки натянули ткань, и взору князя предстала очертившаяся высокая грудь.

Воины тем временем узнали своего князя и остановились, чтобы выразить ему почтение, не выпуская, однако, из рук жертву.

— Куда вы ее тащите? — Спросил Ягайло.

— Да вот хотим, чтобы она нам сготовила что-нибудь поесть, — немного смутившись, ответил один из воинов.

— Для этого лучше взять женщину постарше. Никто не умеет так вкусно готовить как старушки, — заверил Ягайло. — А эта годится, разве что, для того, чтобы прибрать в доме. Как раз у меня в горнице столько грязи, что, можно подумать, в предыдущую ночь там стоял табун лошадей. Хорошо бы ее хотя бы немного подмести.

Воины недоуменно переглянулись, но возражать великому князю, конечно же, никто не решился, и девушку с неохотой повели к жилищу Ягайлы. У той желания идти к князю было еще меньше чем у воинов.

— Радуйся, дура, к самому князю идешь, — толкал ее сзади ратник.

Но девушка почему-то радоваться не хотела, а по-прежнему кричала, плакала и упиралась изо всех сил. Наконец воины затолкали ее в горницу, а сами остановились на пороге, ожидая дальнейших повелений князя.

— Вот вам за службу. — Ягайло протянул воинам три золотых и добавил. — Идите, готовьте себе ужин.

Воины, восхищенные щедростью князя, тут же удалились.

Когда литовский государь вошел в комнату, девушка уже немного успокоилась. Тихонько всхлипывая, она осматривала княжеские покои.

— Где же тебе убрать, князь? Здесь так чисто. — Дрожащим голосом спросила пленница.

— Не спеши. Найдется и для тебя работа. Сядь пока, посиди. — Усмехнулся Ягайло и усадил девушку на кровать.

В это время вошел Богдан и молча поставил перед князем ужин.

— Благодарю тебя, Богдан, — сказал Ягайло. А теперь выйди и хорошенько запри за собой дверь. Откроешь лишь, когда я постучу. Ко мне никого не впускай.

Слуга вышел, а Ягайло обратил свой взор на пленницу. Та сидела ни живая, ни мертвая.

— Возьми что-нибудь, съешь со мной, — предложил князь.

Невольная гостья продолжала сидеть, не двигаясь. Тогда Ягайло сунул ей в руку ломоть белого душистого хлеба и коротко приказал: — Бери, ешь.

Ночь уже спустилась на землю, когда они покончили с ужином. Ягайло поел с аппетитом, девушка же, хотя была не менее голодна, совсем без аппетита. Князь задул свечи, сел рядом с пленницей и обнял ее за плечи. Она вздрогнула и попыталась отодвинуться, но рука Ягайлы крепко держала юное трепещущееся тело.

— Князь, отпусти меня ради бога, — жалобно попросилась девушка.

— Вот чего не могу, того не могу. По нраву пришлась ты мне, — сказал Ягайло, не в силах отвести от своей пленницы жадного взгляда.

Князь попытался расстегнуть девушке сарафан, но та рванулась в сторону так резко, что в руке Ягайлы остался клок ее одежды. Вид обнажившейся до половины белоснежной груди в лунном свете еще больше разжег Ягайлу, и он уже всем своим телом навалился на юное создание.

Та, опять начала кричать, проситься и плакать одновременно: — Пусти меня… Не надо… Не надо…

— Замолчишь ты или нет, в конце концов! — Разозлился Ягайло. — Если не захочешь по-хорошему, я отдам тебя на ночь моим литовцам. Не хочешь спать с одним, так будешь с десятью.

Мало помалу девушка уступила. То ли угроза возымела свое действие, то ли она устала от борьбы, но вскоре разорванный сарафан был снят. Он оказался единственной одеждой юной красавицы. Девушка смирилась с горькой неизбежностью и больше не кричала и не просилась, а только тяжело, прерывисто дышала, да иногда из груди ее вырывался стон.

Ягайло поднял девушку и положил ее поверх себя. Он наслаждался теплом ее нежного тела, чувствовал своей грудью упругую девичью грудь, торчавшую в разные стороны, непрерывно целовал ее мокрое и соленое от слез лицо. Великий князь блаженствовал…

Ранним утром Ягайло поднялся с постели, оделся, умылся и направился к двери. Но, не дойдя до нее, великий князь вдруг остановился и опять вернулся к своему бывшему ложу. Там по-прежнему лежала его ночная жертва. Она не спала. Большие красивые глаза ее отрешенно смотрели куда-то вдаль.

— Тебя как звать-то? — Спросил Ягайло.

Девушка встрепенулась и ответила: — Аксинья.

— А кто отец твой, Аксинья?

— Кузнец.

— Жалко, что не князь. А то взял бы тебя в жены.

Ягайло высыпал на подушку горсть золотых, окинул прощальным взглядом Аксинью и твердыми шагами направился к двери.

Войско, увидев вышедшего князя, начало выстраиваться в колонну. Вскоре оно покинуло село и двигалось все дальше и дальше на запад. По пути следования рати Ягайлы от нее начали отделяться русские дружины, возвращаясь по своим землям. В Вильно князь привел только литовские полки, с которыми и отправился из столицы на соединение с Мамаем.

Так бесславно закончился поход Ягайлы на Дмитрия Ивановича московского, не принесший ему ничего, кроме ненависти жителей русских княжеств.

О чем не знал Ягайло

Погожим летним днем к московскому князю Дмитрию Ивановичу вошел слуга и доложил:

— К тебе человек, князь. Говорит, что хочет немедленно тебя видеть.

— Кто же этот нетерпеливый гость?

— Он отказался себя назвать. Просил передать только вот это.

Слуга протянул князю покрытый чернью простой серебряный перстень. Дмитрий взял его в руки и приблизил к глазам. На серебре перстня в обрамлении незатейливого узора было отчеканено одно слово — "Святослав".

— Веди этого человека ко мне, и побыстрее, — распорядился князь.

Дмитрий Иванович с выражением искренней радости на лице шагнул навстречу вошедшему человеку.

На вид гостю было лет сорок, лицо его наполовину закрыла густая черная борода, под стать бороде была такая же пышная шевелюра на голове. Широкие плечи, высокий рост, неторопливая тяжелая поступь его — с первого взгляда довершали впечатление о госте, как о человеке серьезном, солидном, уравновешенном, даже спокойном и медлительном. Вот только глаза вошедшего никак не увязывались с остальными чертами его внешности. Живые, подвижные, они блестели и светились как у озорного пятнадцатилетнего мальчишки.

Тем временем Дмитрий Иванович и вошедший человек сблизились, и московский князь заключил гостя в крепкие объятия: — Здравствуй, Олег!

— Здоров будь и ты, Дмитрий!

— Ох, и смел же ты, рязанский князь, не убоялся сам явиться к моему двору. — Восхитился Дмитрий Иванович. — Отчего же ты слугу не послал?

— Дело важное, княже, не каждому доверишь. А чем меньше людей знает мои тайны, тем спокойнее я сплю, — ответил Олег и с улыбкой добавил. — Да ведь и ты, Дмитрий Иванович, чай не волк, не съешь же меня.

— Не съем, не съем, — рассмеялся Дмитрий. — Я всегда рад тебя видеть. К тому же, ты приносишь мне такие вести, которых не в силах добыть и мои лучшие соглядатаи. Сегодня, наверное, опять есть что-нибудь новенькое?

— Есть, князь, — признался Олег. — Не с добрыми вестями сегодня я к тебе спешил. Мамай назначил на 1 сентября у Оки сбор своих туменов, дружин Ягайлы и моих. Оттуда объединенное войско прямиком двинется на Москву.

— Откуда ты это знаешь?

— Мне сказал сам Мамай.

— Где же ты его видел?

— Мамай вызывал меня в ставку. Эмир сообщил место сбора и день, велев мне передать то же самое Ягайле. На обратном пути я заехал в Рязань, послал боярина Епифана в Вильно, и сразу к тебе.

— И ты послал человека к Ягайле?

— Ну да, — ровным голосом ответил Олег.

— Эх, черт…, — вырвалось у Дмитрия.

— Я точно передал литовскому князю место встречи, но саму встречу назначил на 20 сентября.

— Какой же ты молодец, Олег Иванович! — Воскликнул благодарный Дмитрий.

— Так, то оно так, но тебе, Дмитрий, следует поторопиться. Сам понимаешь — мало ли что взбредет в голову Ягайле. Всякое может случиться.

— На этот случай я послал к границам Литвы двоюродного брата своего Владимира Андреевича. Его войско защитит Москву, если литовскому медведю вздумается выползти из берлоги. Но перед битвой полки Владимира должны соединиться с моими. Мне нужны его витязи.

— А если Ягайло нападет на Москву в то время, когда ты будешь биться с Мамаем? — Спросил Олег Иванович.

— Ягайло ленив и трусоват, вряд ли он один решится на жестокий бой, не будучи уверенным в победе. Но я хотел бы наверняка обезопасить свой город, и поэтому прошу тебя: посторожи Ягайлу на время битвы с Мамаем.

— Ты многого хочешь, Дмитрий. — Задумчиво молвил рязанский князь. — Я согласен выполнить и эту просьбу, но и ты должен выполнить мою.

— Чем же я тебя отблагодарю? — Спросил Дмитрий, вспомнив, наконец, что добрые дела должны вознаграждаться.

— После победы над Мамаем ты вернешь мне Лопасню, которая ранее принадлежала Рязани и была тобой захвачена.

Такая просьба не на шутку озадачила московского князя. Лопасня действительно была отнята Москвой у Рязани, но отдавать ее обратно в то время, когда столько сил приложено для собирания русских земель вокруг Москвы, Дмитрий явно не хотел. Отказать же рязанскому князю — значит потерять союзника накануне битвы, в которой, возможно, решится судьба Руси.

— Задал ты мне задачу, Олег Иванович. — Осторожно начал речь Дмитрий. — Ты ведь знаешь, просто так отдать город я не могу. Нужно согласие бояр, да и неизвестно как посмотрит на такие дары мои простой люд московский. А как бояре могут согласиться отдать город предателю и изменнику земли русской, каковым все тебя считают? Ведь все свои добрые дела ты делаешь втайне.

— Еще бы. Если Мамай узнает о нашем сговоре, Рязань первой же подвергнется нашествию татарских орд, да и твои многие задумки расстроятся. — Сказал Олег рязанский. — Но ты уж постарайся уговорить бояр московских отдать мне Лопасню.

— А если не получится их уговорить?

— Тогда я отниму силой город, исконно принадлежавший Рязани.

— Олег, Олег! Пойми же ты, наконец, рано или поздно все русские земли соединятся в одно государство. Все идет к этому. А ты со своей Рязанью хочешь отделиться от всего мира.

— Пусть будет так, как ты говоришь. Но пока я жив, будет существовать и Рязанское княжество.

— Странный ты человек, Олег Иванович. И нижегородские князья, и тверской Михаил даже во сне мечтают завладеть Владимирским великим княжением. Почему же его не добиваешься ты?

— Зачем оно мне? — Ответил Олег вопросом на вопрос.

— Не пойму я тебя, Олег. — Признался московский князь и тут же добавил. — Наверное, за то и люб ты мне, что не могу понять тебя.

Несмотря на то, что Дмитрию приходилось воевать с Олегом Ивановичем, этот князь у него всегда вызывал восхищение своей недюжинной энергией, жизнерадостностью, бесстрашием, решительностью, стремлением сохранить в целостности свою Рязань, не требуя при этом ни пяди чужой земли. При желании Олег Иванович мог бы получить и Владимирское великое княжение. Уж кому-кому, а ему, как союзнику, Мамай уступил бы этот титул. Но гордый рязанский князь, если б даже и желал этого титула, не принял бы его из рук татарского владыки. Олег ненавидел восточных завоевателей за то, что они погубили древнее величие и могущество Рязани, соперничавшей с Великим Новгородом и Киевом, когда Москвы не было и в помине.

Вся жизнь Олега прошла в борьбе за возрождение Рязани, первой из русских городов, разрушенной Батыем. Выполнять эту задачу Олегу Ивановичу приходилось в труднейших условиях, ибо Рязань находилась на литовско-московско-ордынском пограничье. Имея таких могучих и беспокойных соседей, Олегу приходилось прилагать немало усилий для того, чтобы сохранить независимым свое маленькое княжество. Не проходило и года, чтобы князья, темники, беки не вторгались на территорию владений Олега, неся разрушение и смерть.

Самым ненавистным соседом была, конечно же, Орда. Летом 1377 года Рязань разграбил ордынский хан Арабшах. В следующем году рязанская дружина в составе московского ополчения разбила на Воже темника Бегича, и опять же несчастное Олегово княжество дорого расплатилось за эту победу. Узнав о поражении своего полководца, Мамай собрал войско и повел его на Русь. Он разграбил и сжег Переяславль-Рязанский, владыка которого едва успел бежать за Оку. И вот теперь у границ рязанского княжества стоит новое ордынское войско, такое огромное, каких Орда не собирала со времен Батыя и Чингисхана. Чтобы спасти свою землю, Олег вступил в союз с Мамаем. Но он понимал, что такой союз не может уберечь Рязань от татарского своеволия, ибо Орда всегда считала Русь своей пленницей, не разбирая голов покорных и непокорных. Даже в самые мирные времена татарские разбойничьи шайки в поисках добычи бродили по рязанской земле. И поэтому мы видим Олега в Москве, тайно от всех, даже от собственных бояр.

— Да, вот еще, — вспомнил Дмитрий, — все собираюсь тебя спросить. Почему на перстне, по которому я узнаю тебя или твоих гонцов, отчеканено слово "Святослав"?

— Много сотен лет назад киевский князь Святослав Игоревич отправился в поход на Хазарию. Не знаю, богу иль судьбе было угодно, чтобы он остановил на ночлег свое уставшее войско на том месте, где ныне стоит Рязань. Местность понравилась князю, и он велел поставить здесь град. Имя основателя Рязани и выбито на этом перстне.

На некоторое время в комнате воцарилась тишина. Все уже было сказано, и Дмитрий с Олегом разом замолчали, ибо оба не любили пустую болтовню. Наконец Дмитрий, почувствовавший как хозяин некоторую неловкость за затянувшееся молчание, спросил рязанского князя:

— Ты останешься у меня переночевать?

— Нет. Надо ехать в Рязань — там теперь неспокойно. У границ княжества стоит Мамай, бояре бунтуют, требуют новых владений, а ты, Дмитрий, не желаешь вернуть Лопасню. На дорогах рязанских развелось тьма лихих людей, торговый люд все чаще обходит мой город стороною, а жители сел целыми толпами бегут в глубь Русской земли. Вот такие у меня дела. — Печально улыбнулся Олег. — Ну что ж, бывай здоровым, Дмитрий.

— Будь здоров и ты, — ответил московский князь.

Уже в дверях Олег Иванович обернулся и как бы невзначай бросил:

— Торопись, Дмитрий, помни наш уговор — ты должен встретить Мамая за пределами рязанской земли. Мое княжество всегда принимает на себя первый удар. Два года назад Рязань была сожжена Мамаем чуть ли не дотла. Если Рязань будет разорена и на этот раз, меня уничтожат свои же бояре. Так и знай, Дмитрий Иванович, если Мамай перейдет границу Рязанского княжества, я присоединюсь с войском к нему.

Дмитрий московский

Наступил последний месяц лета 1380 года. После целой полосы проливных дождей августовское солнце засияло с новой силой. Несмотря на невыносимую жару, в Москве царило непривычное для этой поры оживление. Улицы города были запружены толпами народа. Через московские ворота в обоих направлениях двигались одинокие всадники и целые отряды воинов, телеги, груженные провиантом, и пешие крестьяне с котомками. Невообразимый грохот, заглушавший все остальные звуки, стоял в Зарядье. Обливаясь потом, московские кузнецы ковали мечи, боевые топоры, булавы, наконечники копий и стрел, шлемы; из сотен мелких колец собирали кольчуги. Даже ночью не смолкал монотонный звон ударов молотка по наковальне. День и ночь трудились портные, обувщики и прочий работный люд Москвы.

Такая же необычная суета наблюдалась и в великокняжеских палатах. С утра до позднего вечера Дмитрий Иванович проводил время в окружении своих ближайших советников: Владимира Андреевича серпуховского, Дмитрия Волынского-Боброка, Андрея Кобылы и прочих бояр.

Какие только люди не посещали великокняжеские хоромы в эти дни: купцы и бояре, князья и воины, крестьяне и монахи. Долгие беседы вел московский князь с гостями-сурожанами — купцами, торговавшими с южными странами и Ордой. Безотлагательно принимались и выслушивались священники из православной епископии в Сарае — столице Золотой Орды. Дмитрия Ивановича интересовало все, что происходило во владениях Мамая: чем жила Золотая Орда, каково ее войско, города, население и даже какие цены на товары. Здесь же сидели многоумные дьяки — одни записывали рассказы гостей, другие строчили ладным почерком призывные грамоты Дмитрия Ивановича. Сведущий в посольских делах Андрей Кобыла проверял написанное, навешивал на грамоты великокняжескую печать с изображением барса или воина с копьем. И спешили из ворот Москвы гонцы на быстрых конях по всем русским землям, разнося кому приказ, кому просьбу московского князя.

Иногда Дмитрий, увидев признаки озабоченности на челе боярина, ведавшего посольскими делами, спрашивал:

— Ну, что еще там у тебя, Андрей?

— К тверскому князю слать гонца?

— Шли, теперь не только судьба Москвы решается, но всей земли русской. Присоединится наш давний соперник — хорошо, не присоединится — без него обойдемся.

В один из дней, заполненных ставшей уже привычной суетой, к московскому князю явился незваный гость — посол от Мамая. Слуга, доложивший Дмитрию Ивановичу о визите татарина, долго ждал его решения.

— Ладно, зови его сюда, — махнул рукой князь.

Вскоре вошел татарин. Вид его не выражал той уверенности, и даже наглости прежних золотоордынских послов на Руси. Вошел он, скорее даже, нерешительно.

— Что скажешь, посол? — Встретил Дмитрий татарина вопросом.

— Великий эмир желает знать: намерен ли ты платить Орде дань, установленную для Руси во времена Узбека?

— А если я откажусь платить?

— Тогда великий эмир объявит тебе войну. — Видя, что Дмитрий не торопится с ответом, посол спросил: — Каков будет твой ответ, князь?

— Ответ великому эмиру я передам через своего посла. А ты отправляйся в обратный путь, все необходимое в дорогу получишь завтра.

Посол вышел, а Дмитрий тотчас же кликнул слугу и приказал ему:

— Боярина Тютчева ко мне немедленно.

Боярин не замедлил явиться. Казалось, он, как впрочем, и все остальные в Москве, только и ждал, что в любое мгновение может понадобиться Дмитрию Ивановичу.

— Здорово, Захарий, — поприветствовал великий князь вошедшего Тютчева. — Дело у меня к тебе важное. Приехал татарский посол…

— Видел его желтую рожу, — утвердительно кивнул головой Тютчев.

— Так вот, — продолжал Дмитрий. — Он привез ультиматум: или выплата ордынского выхода времен хана Узбека или война.

— И что ж ты ему ответил?

— Отвечать будешь ты, Захарий. Поедешь в ставку Мамая и скажешь, что Москва согласна платить дань по рублю со ста дворов, или даже двухсот. В общем, скажешь, как тебе захочется. Мамай все равно не согласится на такие условия. Но не это главное, это я мог передать и через татарского посла. Главная твоя задача — выведать все, что можно о рати Мамая: много ли в его войске тяжеловооруженных всадников, пеших воинов? Когда собирается выступать эмир, и в каком направлении? Дело трудное и опасное. Не убоишься, боярин?

— Когда выезжать? — Спросил Тютчев, пропуская мимо ушей последний вопрос князя.

— Завтра. И постарайся побыстрее воротиться обратно.

Вслед за Захарием Тютчевым в степь была отправлена сторожа в количестве семидесяти человек. Главе ее, Василию Тупику, было приказано ежедневно извещать о малейшем продвижении Мамая.

Ежедневно в Москву прибывали конные дружины во главе с подручными князьями. Близилось время выступления в поход.

18 августа Дмитрий Иванович, взяв с собой двоюродного брата Владимира Андреевича и некоторых прибывших князей, отправился в Троицкий монастырь на поклон к старцу Сергию Радонежскому. Из Троицы московский князь воротился лишь к вечеру следующего дня. Вместе с ним в Москву приехали два монаха, которых преподобный отец Сергий отпустил по просьбе Дмитрия для участия в битве с погаными басурманами. Это были Александр Пересвет и Андрей Ослабя. Весь город любовался могучими монахами, бывшими в миру брянскими боярами. Да и разве можно было без восхищения смотреть на этих двух богатырей, казавшихся живым воплощением народных былин про Илью Муромца!

Ранним утром 20 августа москвичи проснулись от тревожного звона колоколов. В недоумении жители высыпали на улицы и потянулись к церквям. Все храмы были заполнены воинами. Сам великий князь московский Дмитрий Иванович молился в Успенском соборе перед иконой Владимирской божьей матери. Затем он вместе с Владимиром Андреевичем серпуховским перешел в Архангельский собор, где покоились их предки — московские князья.

После окончания богослужения войско начало выстраиваться в походные колонны. Дабы избежать сумятицы и путаницы, открыли трое кремлевских ворот: Фроловские, Никольские и Константиноеленинские. Надрывный колокольный звон сменился бабьими рыданиями. На справедливую или нет, но на войну, жены и матери провожали своих мужей и сыновей громким плачем. Сопровождаемое женскими причитаниями войско вышло из города и тремя могучими потоками двинулось на юго-восток. И поплыли вдоль дороги, сменяя друг друга, золотистые нивы и скошенные луга, дремучие леса и поросшие кустами болотца.

С разными мыслями воины шли в поход. Бывалые ратники обменивались шутками, казалось, они идут на привычное дело. Молодые же, необстрелянные воины, хотя и пытались изо всех сил подавить страх, с тревогой думали о предстоящей битве.

Наконец, к исходу третьего дня пути на горизонте показались златоглавые верхушки коломенских церквей. Но что это? Город со всех сторон окружен каким-то войском. Вокруг него стоят шатры, шалаши, дымятся костры. "Неужели неприятель обложил Коломну, и нам после долгого пути предстоит трудный бой?" — думали многие воины. Но тревоги были напрасными. Просто Дмитрий Иванович назначил большинству русских князей сбор войска у Коломны. Прибывшее войско расположилось на отдых, а утром московским воеводам предстояло проделать едва ли не самое важное мероприятие в приготовлениях к битве — провести уряжение полков.

Наутро Девичье поле близ Коломны заполнили толпы народа. Здесь были воины из далекого Белоозера и Ярославля, из Суздаля и Владимира, Углича и Мурома. Весть о нашествии Мамая собрала на этом поле звенигородцев и дмитровцев, ростовцев и юрьевцев, переяславцев и стародубцев, костромичей и вологжан. Даже из далекого Новгорода привели охотников посадники Тимофей Микулин и Яков Зензин.

Нелегкая задача стояла перед Дмитрием Ивановичем и его воеводами: предстояло разделить всю эту бесформенную массу народа по полкам, назначить в каждый полк командиров и помощников. К полудню их кропотливая работа увенчалась успехом. На Девичье поле пришли разрозненные отряды, с него вышли полки, готовые к битве.

Первым тронулся в путь, включавший только конницу, самый малочисленный сторожевой полк. Во главе его лихо гарцевал удалой Семен Мелик с помощниками князьями Оболенским и Тарусским. Следом за сторожевым полком два брата из боярского рода Всеволожей, Дмитрий и Владимир Александровичи, вели передовой полк, укомплектованный главным образом отрядами пехоты. Затем шел большой полк, вобравший в себя едва ли не половину воинов, бывших на Девичьем поле. В его состав вошло большинство народного ополчения, княжеские дружины отдельных городов во главе с боярами московского великокняжеского двора. Впереди большого полка ехал сын бывшего московского тысяцкого Тимофей Васильевич Вельяминов.

Полк правой руки вел хорошо знакомый нам литовский князь Андрей Ольгердович. Князья Белозерские, Василий Ярославский и Федор Моложский возглавили полк левой руки, который собрал весь цвет русского воинства. Князья и бояре, русские витязи на породистых конях, облаченные в дорогие доспехи, отменно вооруженные вызывали всеобщее восхищение и зависть. Однако не им доведется сыграть в предстоящем сражении главную роль.

Запасным полком командовал также литовский князь — Дмитрий Ольгердович брянский. Кроме того, был сформирован особый полк — засадный, на который московский князь возлагал большие надежды. Соответственно, его поручили самым опытным воеводам — князю Владимиру Андреевичу серпуховскому и Дмитрию Михайловичу волынскому, по прозвищу Боброк.

Из Коломны войско двинулось вверх по течению Оки к Лопасне. Сюда же подошли войска, которые по разным причинам не успели в Коломну. В Лопасне Дмитрий Иванович застал посланного в ставку Мамая боярина Захария Тютчева. Но более всего московский князь обрадовался гонцам от сторожи, которые привезли пленного татарина. Из сведений, добытых Тютчевым и полученных из допроса татарина, стало ясно, что Мамай из устья Воронежа медленно продвигается вверх по Дону. В едином кулаке держит Мамай свою рать, не посылает как обычно отдельные отряды на грабеж русских волостей. Нет, не для простого грабежа великий эмир привел на Русь свою орду.

Весь день 26 августа русское войско переправлялось через Оку, во исполнение стратегического замысла: выйти навстречу Мамаю за пределами Рязанского княжества. Переправа прошла на редкость слаженно и быстро. И в этом немалая заслуга жителей Лопасни. Задолго до 26 августа воевода этого маленького городка на берегу Оки получил приказ Дмитрия Ивановича колотить плоты, отовсюду сгонять лодки, наметить на реке наиболее удобные места. К вечеру все огромное войско было перевезено на противоположный берег. Последним московский берег покинул Дмитрий Иванович. Уже на середине реки он обернулся и окинул прощальным благодарным взором окраинный городок московского княжества. Но вскоре Дмитрий вновь скакал впереди войска, снова направлял дозоры, принимал гонцов от сторож, высланных ранее в степь.

После переправы через Оку московский князь вел свое войско с предельной осторожностью. Ведь началась чужая, или вернее, ничейная земля. С холодным равнодушием встречают русичей пустынные безлюдные поля. Когда-то и здесь жили люди, пахали, сеяли, собирали богатые урожаи, но ежегодные набеги кочевников заставили трудолюбивых землепашцев сняться с насиженных мест и искать спасение в более удаленных от опасных соседей областях. Все дальше и дальше уходило на юг русское войско, с каждым днем сокращалось расстояние между ним и разноязыкой ордой Мамая.

Наконец, 6 сентября русское войско подошло к Дону при впадении в него реки Непрядвы. Сторожа доносила, что Мамай находится примерно в однодневном переходе от русской рати. Мамай движется не спеша — поджидает своих союзников: Ягайлу и Олега рязанского. Вероятно, он подойдет к Непрядве не ранее 8 сентября. Но то, что Мамай придет именно сюда — несомненно. Здесь было самое удачное место переправы через Дон. Это знал Дмитрий Иванович, знал и Мамай через своих разведчиков. Так как московский князь привел свое войско раньше, у него в руках оказалось важное преимущество: именно ему предстояло решать на каком берегу реки встретить татарскую рать.

Дмитрий Иванович давно уже наметил место будущего сражения, но такое ответственное решение ему не хотелось принимать единолично. Со всех земель русских пришли воины на берег далекого Дона, и поэтому Дмитрий Иванович, несмотря на свое главенствующее положение, чувствовал себя частью чего-то огромного, необъятного, называемого ранее двумя словами — Киевская Русь. "Так пусть же и сейчас, — подумал московский князь, — каждый скажет свое слово, как раньше все важнейшие решения принимались на общерусских съездах князей." Подле шатра Дмитрия Ивановича, раскинутого на берегу Дона, собрались все бывшие в войске князья и воеводы. И каждому желающему московский князь дал возможность высказаться, каждого внимательно выслушал.

— Нужно переправляться и идти вперед, навстречу Мамаю. — Шумел молодой и горячий Михаил Бренок. — Довольно татарам за нами гоняться, теперь наш черед настал. Эку силищу привели на Дон…

— У нас большей частью пешая рать, а у Мамая конница. Не шибко то на своих двоих погоняешься за конными. — Говорил более рассудительный и умудренный опытом Андрей Ольгердович. — Но в одном я согласен с Михаилом — переправляться на правый берег все же нужно. Там, — показал Андрей Ольгердович на противоположный берег, — начинается огромное поле, которое в народе зовется Куликовым. На нем мы разместим войско, и еще останется место для маневра. Отсюда можно видеть, что поле, особенно по краям, изрезано глубокими балками, оврагами, поросло густым кустарником. Это все затруднит движение хваленой конницы Мамая, помешает ей зайти в тыл нашему войску.

— Зачем нам переправляться на правый берег? — Подал голос осторожный Тимофей Вельяминов. — Вспомни, Андрей, битву на Воже. Вспомни, как лихо сбросили мы переправившиеся тумены Бегича обратно в реку. Поступим также и сейчас: отойдем версты на две-три от берега, а едва Мамай переправит половину своей рати, нападем на нее и без особого труда разобьем.

— План твой хорош, Тимофей, — опять заговорил Андрей Ольгердович. — Хорош в том случае, если Мамай переправится через Дон. Но мне думается, что битву на Воже, кроме нас с тобой, помнят и татары, и уж теперь Мамай изо всех сил постарается, чтобы подобное не случилось на Дону. Скорее всего, он пойдет правым берегом Дона дальше на север, где соединится с Ягайлом и Олегом рязанским. Так лучше сейчас встретиться лицом к лицу с одним противником, чем потом иметь дело с тремя одновременно.

Доводы литовского князя прозвучали убедительно, и большинство присутствующих начало склоняться на его сторону, но последнее слово было за Дмитрием Ивановичем. Когда споры немного поутихли, великий князь московский начал свою речь.

— Братья! — Обратился он к воеводам и князьям. — Честная смерть лучше позорной жизни в рабстве. Я думаю, все поняли, что у нас только один путь — переправиться через Дон. Лучше нам было вовсе не идти против поганых татар, нежели, придя и ничего не сотворив, воротиться назад. Если мы вернемся домой без победы, то, как будем смотреть в глаза своим женам и матерям, которые веками выращивали хлеб, ткали полотна, чтобы накормить и одеть проклятых татар. Так пойдем же за Дон, братья, и там победим или сложим головы свои за нашу родину, за семьи наши, стонущие под ненавистным ярмом татарским.

На том и порешили.

7 сентября весь день до глубокой ночи продолжалась переправа через могучий Дон. Едва последний человек ступил на крутой и обрывистый правый берег, как по приказу Дмитрия Ивановича специально выделенный отряд принялся разбирать переправы, топить лодки. Глядя на работу плотников, каждый русский воин понял, что у него только два пути: победить или умереть. Третий путь — позорного отступления, бегства был отрезан Доном.

Тем временем полки занимали места, определенные еще на Девичьем поле в Коломне. Князья Владимир Андреевич и Дмитрий Михайлович Боброк отвели засадный полк в раскинувшуюся на краю поля дубраву. Дмитрий Иванович на своем горячем коне ездил от полка к полку: воеводам давал советы, помогал размещать воинов, с простыми ратниками обменивался шутками, подбадривал их словом. Наконец Дмитрий закончил объезд и направил коня к сторожевому полку. Его сопровождал княжеский любимец молодой воевода Михаил Бренок. Князь привязал коня и присоединился к кругу расположившихся на отдых воинов. Завязалась беседа. По всему видно, что Дмитрий решил задержаться здесь надолго. Поняв это, Михаил обратился к нему с вопросом.

— Князь, а каким полком ты будешь командовать во время битвы? Большим?

— Я останусь здесь, в сторожевом полку.

— Как? — Удивился Михаил. — Ты возглавишь самый малый полк?

— Зачем же его возглавлять, воевод и без меня достаточно. Я буду биться как эти воины. Или ты думаешь, что я хуже их умею сражаться?

— Помилуй, Дмитрий Иванович! Великого князя ли это дело: идти впереди и размахивать мечем?

— А какое же великого князя дело?

— Управлять войском, которое ты привел на это поле.

— Не дело говоришь, Михаил. Все эти люди поверили мне, они пошли за мной, и в трудный час должны видеть меня впереди.

Михаил хорошо знал непреклонный нрав своего князя: если Дмитрий Иванович что-то решил сделать, его ничем не переубедишь. Тогда молодой воевода предложил:

— Давай, князь, обменяемся одеждами.

— Зачем?

— Так в старину люди делали перед боем, чтобы чувствовать близость и поддержку друга. Прости, господин, что я, твой слуга, навязываю дружбу.

— Ну что ты, Михаил, ты всегда был самым близким моим другом. — С этими словами Дмитрий крепко обнял своего любимца.

Они обменялись одеждами, доспехами, шлемами и направились в голову занимавшего позиции войска.

Томительная ночь ожиданий сменилась днем, однако люди по-прежнему не видели друг друга в десяти шагах. Ночной мрак сменился необычно плотным туманом. Но вот до русской рати, укрытой белой пеленой, донесся странный отдаленный гул. С каждым мгновением он нарастал, становился все явственнее, громче, и вот уже можно отчетливо различить властные окрики людей, топот и ржание коней, скрип телег.

Приближалось войско Мамая…

Великая битва

О поле, поле, Куликово,

Врага ты видело какого!

Здесь бились русские полки,

И пахари, и рыбаки.

Удары грудью принимая,

Они свершили свой обет;

Им показала свой хребет

Орда свирепого Мамая!..

(Д. Бедный)

К полудню туман начал спадать, и русские полки увидели, как на высокий холм в противоположном конце Куликова поля, словно черная грозовая туча, надвигается неприятельская рать. Перевалив через эту природную возвышенность, татарские войска начали спускаться в просторную долину. Только она и разделяла враждебные рати.

Вдруг движение мамаевой орды прекратилось. На вершине холма осталось лишь несколько десятков человек. То была ставка татарского войска вместе с телохранителями и во главе с великим эмиром Мамаем. Это он остановил свою орду и теперь внимательно смотрел на русское войско, расположившееся на высокой гряде между Смолкой и Нижним Дубиком.

Мамай, полководец искусный и многоопытный, понял преимущество позиции Дмитрия. Разум подсказывал ему отказаться от битвы, но в то же время Мамай понимал, что без этой победы ему не восстановить в Орде свой пошатнувшейся авторитет. Кроме того, велика была злоба на непокорную Русь, кочевники и наемники рвались вперед за богатой добычей в русском стане. Мамай надеялся на свое сильнейшее войско, каких не водили за собой ордынские ханы со времен Чингисхана и Батыя. Единственное, что смущало великого эмира — это продуманное до мелочей расположение русского войска. Мамай понял, что имеет дело с достойным противником, в совершенстве владеющим воинским искусством. В этой позиции татарскому войску придется наступать снизу вверх, преодолевая тяжелые подъемы. Обойти русскую рать и по старой монгольской привычке ударить с тыла тоже не представлялось возможным, она была защищена естественными преградами.

Природа! Природа! Одним полководцам, которые тебя понимают, ты помогаешь побеждать; другим, которые тобой пренебрегают, ты приносишь поражения. Дмитрий Иванович начисто лишил Мамая всех преимуществ.

Мамай стоял на холме и колебался: бросить вперед свое остановившееся в нерешительности войско, или уклониться от битвы, продолжить путь на соединение с Ягайлом и Олегом рязанским.

Причина нерешительности видимо стала понятна и Дмитрию Ивановичу. "Надо что-то предпринять", — думал московский князь. Но как заставить такого опытного полководца, как Мамай, начать битву при невыгодных для него обстоятельствах?

Решение пришло неожиданно. От русских войск отделился сторожевой полк и медленно двинулся в сторону татарской рати. Русские подошли на более близкое расстояние и во всю мощь своих глоток начали кричать оскорбительные слова в адрес татар и их военачальника. Наглость воинов сторожевого полка не осталась без ответа. Небрежно расталкивая татарские ряды вперед войска выехал известный на всю Золотую Орду богатырь Темир-Мурза.

— Олух проклятый, и дня не может прожить, чтобы не похвастаться своей силой. — Процедил сквозь зубы Мамай.

— А может, великий эмир, пограбим Русь, как Арабшах, и уйдем обратно. — Предложил один из военачальников Мамая, видимо понявший ход мыслей господина. — Зачем нам эта битва? Ту часть дани, которую Москва недоплатила, мы с лихвой возьмем, если пройдемся по владениям того же Нижнего Новгорода.

— Попробуй теперь останови этих головорезов. — Указал Мамай на выехавшего вперед всадника. — С голым брюхом будут лезть на меч, а обратно не повернут. Поздно ты начал давать такие умные советы.

Тем временем Темир-Мурза выехал на средину поля и принялся остервенело выкрикивать непонятные, но наполненные злобой, слова в сторону сторожевого полка. Русские притихли, начали прислушиваться к словам татарина.

— Чего он там распинается? — Спросил Дмитрий.

— Хочет сразиться с любым из наших. — Ответил понимавший по-татарски воин.

— Братья! — Обратился Дмитрий Иванович к ратникам. — Кто желает померяться силами с татарином?

Некоторое время русская сторона угрюмо молчала. Уж больно страшный вид был у татарина, словно гранитная глыба восседала на коне-великане.

И вот русские ряды расступились, вперед выехал облаченный в стальные доспехи троицкий монах. Все русское воинство провожало взглядом Александра Пересвета. Богатырь пришпорил коня и полетел навстречу татарину. Единоборцы сшиблись с такой страшной силой, что не только сами упали замертво, но и их лошади. Вот они первые жертвы еще не начавшейся битвы! Всего несколько мгновений длился поединок Пересвета с татарином, но этих мгновений оказалось достаточно, чтобы сделать имя его бессмертным в веках. Александр Пересвет первым пал на поле Куликовом, но в сердцах русских людей он будет жить вечно.

В следующий миг авангард Мамая, словно волк, почуявший запах крови, бросился на русский сторожевой полк. Стремясь не дать растоптать копытами лошадей тело Пересвета, русские всадники также бросились вперед. Как раз у места гибели богатырей обе конные лавы сошлись. Началась жестокая схватка. Несмотря на громадное численное превосходство противника, сторожевому полку все же удалось потеснить на несколько мгновений татар. Этого оказалось достаточно для того, чтобы подхватить тело первоначальника битвы и переправить его в тыл. Затем сторожевой полк, ведя ожесточенный бой с наседавшими татарами, начал откатываться назад. Вскоре битва дошла до позиций передового полка, и тот не замедлил вступить в сражение.

Битва началась. Она втягивала все новые и новые войска, и остановить ее Мамай был уже не в силах. Более того, до сих пор сражение развивалось помимо воли великого эмира. Он оставался лишь безучастным наблюдателем. Но вот над шатром Мамая взвился огромный золоченый бунчук. Почти одновременно с этим условным знаком затрубили рога, призывая к атаке. Из ставки на холме во все концы долины полетели гонцы, везя последние распоряжения эмира.

Первыми тронулись с места прославленные во многих битвах генуэзцы. 14-й век для полей сражений Европы характерен тем, что рыцарскую конницу начала сменять пехота. Первой крупной победой пехоты была битва при Кресси, где английские крестьяне-лучники расстреляли из арбалетов благородное французское рыцарство. Страны же, которые не могли по каким-либо причинам выставить собственную пехоту, приглашали наемников: генуэзцев, швейцарцев и прочих. Знал ли Мамай о битве при Кресси? Возможно, и не знал, но то, что пехоте принадлежит будущее, великий эмир убедился после битвы на Воже. Потому-то и оказалась в этом разноязыком воинстве генуэзская пехота, набранная в Кафе и прочих поселениях итальянцев в Крыму.

Стремление к наживе, даже ценой смертельного риска, объединило любителей приключений, преступников, разорившихся крестьян и ремесленников. Однако дело свое наемники знали отменно и денег даром не получали. Даже Мамай залюбовался их чеканным шагом, ровными шеренгами. Казалось, каждый воин шеренги был неотделимой частью одного большого тела. Генуэзцы шли в бой в тесно сомкнутом строю, приготовившись встретить врага щетиной копий, сами же были защищены щитами и прочими доспехами, делавшими воинов малоуязвимыми для стрел и копий. Часто воины в шеренге поднимались на голову выше товарищей. Это они наступали на трупы лошадей или людей, оставшиеся на поле от схватки передовых полков. Но даже эти препятствия не смогли нарушить ряды генуэзцев.

Шагов за сто до противника наемная фаланга открыла губительную стрельбу из арбалетов. В это время еще шел бой татарского авангарда с передовым и остатками сторожевого полков русских. Тяжелые арбалетные стрелы безжалостно разили своих и чужих. Все сметая на своем пути, генуэзская пехота все тем же неторопливым шагом двигалась вперед. Оставшиеся в живых воины татарского авангарда в ужасе бросились в разные стороны.

Русские воины принялись палить из самострелов в эту неумолимо надвигающуюся живую стену. В рядах генуэзцев появились первые потери, но места убитых тут же заняли идущие сзади. Почти не задерживаясь, генуэзцы подмяли передовой полк и вплотную приблизились к большому полку. Вот она, наконец, та сила, способная остановить железную фалангу. Генуэзцев ждала точно такая же живая стена, сверкающая на солнце верхушками шлемов и наконечниками копий.

Почти одновременно с генуэзцами бросились в атаку и татарские конные крылья. Дико крича, стреляя на лету из луков, размахивая саблями и мечами, татары налетели на полки правой и левой руки. Полк правой руки отбил натиск татар и даже перешел в наступление, но Андрей Ольгердович остановил своих воинов вровень с большим полком. Следующая атака в этом месте также не принесла Мамаю успеха.

Гораздо хуже положение сложилось на левом фланге. Весь цвет своей конницы, включая и тяжеловооруженных хорезмийцев, бросил Мамай на полк левой руки. Именно здесь он решил пробить брешь в Дмитриевой рати, отсюда начать ее разгром.

Десятки лет Русь шла к этому дню — 8 сентября 1380 года. Десятки лет московские князья Иван Калита, Симеон Гордый, Дмитрий Иванович, а вместе с ними и весь русский народ копили силу и злобу, чтобы выплеснуть их на Куликовом поле, потопить в этой поистине всенародной ненависти проклятую Орду. Со звериной жестокостью рубили русские татар, мстя за полторастолетнее унижение и страх перед Ордой. Едва ли кто из бывалых воинов помнил битву равную этой. Обе стороны бились не на жизнь, а на смерть. Кровь лилась как вода, и земля от нее стала вязкой, словно разбитая дорога после дождя. Огромное поле покрылось тысячами трупов, и люди давно уже бились стоя на мертвых. Раненные или просто споткнувшиеся ратники тут же погибали под копытами лошадей. В отдельных местах теснота мешала поднять руку и занести меч. Воины били друг друга кулаками, ногами, щитами.

Увлекшись боем, полк левой руки оторвался от большого полка. Эта оплошность стоила жизни многим тысячам русских. В прорыв не замедлили ворваться татары. Орудуя мечами и саблями, они все глубже и глубже врубались в русские порядки, все дальше и дальше оттесняли полк левой руки от большого. Образовавшуюся брешь попытался было заделать Дмитрий Ольгердович, вступив в битву со своим запасным полком. Но пробитую брешь в русском войске заметил и Мамай. Желанная победа казалось столь близкой, и великий эмир бросил в помощь правому крылу свой последний резерв. Приход свежих сил позволил татарам смять запасной полк и добраться до великокняжеского знамени. Вот оно, подрубленное, упало, накрыв собой тело княжеского любимца Михаила Бренка. Усиленные спешенными татарами генуэзцы теснили истекавший кровью большой полк.

В его рядах после гибели передового полка сражался Дмитрий Иванович. Вот и он, покрытый многочисленными ранами, начал клониться к земле. Увидев падающего Дмитрия, к нему на помощь поспешили два ближайших ратника. С большим трудом вытащили они великого князя с поля брани и отнесли в ближайшую дубраву. Затем своими мечами воины срубили небольшую березу и ее ветвями прикрыли не подающее признаков жизни тело Дмитрия Ивановича. Проделав это, воины возвратились к своему полку и честно сложили головы в яростной битве.

Теперь Мамай следил за ходом битвы затаив дыхание. Кровавое сражение близилось к концу. Прорвавшиеся татары начали скапливаться в тылу русских полков для нанесения последнего смертельного удара. Поражение русских неминуемо. В предчувствии торжества, на устах Мамая появилось некое подобие улыбки: "Вот она желанная победа!" Но что это?.. В следующее мгновение лицо великого эмира исказилось от ужаса.

Из ближайшей дубравы, словно соколы, вылетали сотни тяжеловооруженных русских всадников и обрушились на изготовившуюся для последнего удара уставшую ордынскую конницу. Засадный полк тут же врубился в тыл прорвавшихся татарских отрядов, сея в войске противника смерть и панику. С другой стороны действия засадного полка поддержали ранее отброшенные татарами дружины Дмитрия Ольгердовича. Но не столько сила, сколько страх и неожиданность обратили в бегство татар. Вначале они понемногу пятились назад и огрызались, но вскоре правое крыло татар, самое многочисленное и боеспособное, бросилось бежать во весь опор от невесть откуда взявшихся русских богатырей.

Увидев бегство конницы, спешенные татары также принялись улепетывать со всех ног. Этому немало способствовала атака перешедшего в наступление полка правой руки, который завернул свой фланг и ударил в тыл пешей ордынской фаланги.

Последними держались генуэзцы. Но вот и они, проклиная русских, а заодно и татар, начали откатываться назад. Теперь и наемники, лишенные поддержки с флангов, начали думать только о спасении. Однако, в отличие от татар, обратившихся в беспорядочное бегство, генуэзцы не торопились рассыпаться в разные стороны. Отбиваясь от наседавших русских и отступая, фаланга по команде военачальников начала перестраиваться в квадрат. Русские воины, попытавшиеся расстроить ряды генуэзцев, натолкнулись на все тот же частокол копий. Бросив неприступный квадрат (тем более, он уже не пытался вступить в битву), вся русская рать принялась крошить бегущих татар.

Мамай в первые мгновения отступления своих, бывших так близко к победе, войск, совсем обезумел от гнева и досады. Первый шок прошел довольно быстро, и понемногу он начал приходить в себя. Чтобы остановить свое бегущее войско и загородить дорогу русским, великий эмир приказал строить заслон из обозных телег и кибиток. Но обезумевшие от страха татары сами же разнесли в щепы все укрепления Мамая.

Увы! Ордынское войско — войско наступления. Оно могло или нападать или бежать, но только не обороняться. Даже сейчас татары своей численностью превосходили русскую рать, но эти разрозненные бегущие люди уже перестали быть войском, и не было силы, способной остановить всеобщее бегство.

Мамай взобрался на подведенного телохранителями коня и вскоре оказался впереди самых резвых своих подчиненных, которые теперь отказывались подчиняться всем и всему, кроме собственного страха.

В погоню за ненавистным врагом бросились все русские, все, кто мог держаться на ногах. На поле битвы остались лишь раненые да мертвые. До глубокой ночи продолжалось преследование. Беспрерывным потоком в русский лагерь потекли толпы пленных, обозы с добычей, стада животных. В руки русских воинов попали стенобитные машины и тараны, с помощью которых Мамай собирался брать Москву.

Князь Владимир Андреевич серпуховской горел желанием вместе со всеми участвовать в преследовании врага, но тревога за двоюродного брата заставила его вернуться на поле брани. Серпуховский князь велел трубить в трубы, скликать людей, оставшихся в живых после страшного побоища. И люди шли на зов труб, шли, опираясь на плечо друга, иных товарищи несли на руках.

— Братья! — Обратился Владимир Андреевич к собравшимся. — Кто видел великого князя Дмитрия Ивановича? Жив ли он, погиб ли?

Нашлись воины, видевшие московского князя во время битвы. Одни вспомнили, как он отбивался от наседавших татар в первых рядах большого полка. Другие видели Дмитрия Ивановича жестоко израненного, истекавшего кровью. Но никто не знал точно: живой он или мертвый. Сообщения очевидцев вселили в душу Владимира Андреевича тревогу, но вместе с тем и надежду. И снова просит он ратников.

— Братья! Давайте же поищем дружно князя нашего, Дмитрия Ивановича. А если найдет кто из знатных его, то до кончины своей будет окружен великим почетом, а если кто из простых, то отмечен будет богатством и славою.

Воины снова разбрелись по полю. Искали все. Те, которые не знали великого князя в лицо, спрашивали у лежащих на земле раненых: не Дмитрий Иванович ли он? Вскоре Владимиру Андреевичу по ошибке принесли несколько «Дмитриев». На теле одного из воинов опознали плащ и доспехи московского князя. Но павший ратник оказался Михаилом Бренком. За Дмитрия приняли одного из белозерских князей, похожего на него ликом и телом. Прочесав все поле, ратники продолжили поиски в прилегающих оврагах, речках, лесах.

Два молодых воина углубились в зеленую дубраву, и вдруг один из них заметил под ветвями свежесрубленной березы лежащего человека. Ратники осторожно подняли березу, отбросили в сторону и присмотрелись к лежащему.

— Кажись он, Федька?

— Точно, он. Ты стой здесь, а я побегу к Владимиру Андреевичу.

Вскоре охраняющий услышал треск ломаемых сучьев. Вслед за показывающим дорогу Федькой, на поляне появился Дмитрий Андреевич, а за ним едва ли не целое воинство. Серпуховский князь тут же упал на колени и прильнул к груди брата.

— Жив! — Радостно воскликнул он. — Несите быстрей воды.

Общими усилиями Дмитрия Ивановича освободили от погнутых, изрубленных доспехов. Все тело князя было покрыто кровоподтеками от ударов и ранами, но смертельных, к счастью, не оказалось. Холодной родниковой водой увлажнили чело его и сухие губы. И вот, наконец, Дмитрий зашевелил губами, веки тяжело приоткрылись, и вопросительный взор устремился к склонившимся лицам.

— Слышишь ли ты меня, Дмитрий? — Спросил Владимир Андреевич брата.

— Говори, Владимир…

— Мы победили, брат. Мамай бежал, а его войско разбито.

Весть о победе произвела на Дмитрия действие, равное по силе всем существующим лечебным снадобьям. Он приподнялся и попытался встать на ноги, но тут же был подхвачен заботливыми сильными руками. С трудом уговорили князя не двигаться, ибо полученные в битве раны опять начали кровоточить.

Дорогой ценой заплатила Русь за победу. Еще целых восемь дней понадобилось воинству Дмитрия Ивановича, чтобы похоронить павших товарищей. Десяткам тысяч воинов выпала горькая доля навсегда остаться на поле русской славы. Многих близких людей лишился 8 сентября и Дмитрий Иванович. В вырубленных внутри дубовых колодах лежат бездыханные князья Белозерские, Александр Пересвет, воевода Лев Морозов, Андрей Серкизович. Долго не мог Дмитрий оторвать свой взор от остывшего тела Михаила Бренка. Только сейчас осознал он истинное величие подвига молодого воеводы.

— А ведь ты спас мне жизнь! Ведь это меня спешили убить татары, увидев великокняжеский стяг и мои одежды. — Промолвил Дмитрий Иванович над телом Бренка и смахнул непрошенную слезу.

Наступил день прощания с павшими. И снова над полем Куликовым звучит голос Дмитрия Ивановича, прозванного за эту победу Донским.

— Братья, мы победили проклятых татар. И не могло быть иначе, потому что не в силе бог, а в правде. Но тяжкими утратами досталась нам победа, едва ли не половину рати оставляем на этом поле. Почтим же память воинов, головы свои сложивших за свободу земли русской. — Ратники в суровом молчании сняли шеломы и шапки, а Дмитрий Донской тем временем обратил свою речь в сторону множества свежевыросших могильных холмов. — Братья, бояре и князья, и дети боярские, суждено вам то место, меж Дона и Днепра, на поле Куликовом, на речке Непрядве. Положили вы головы свои за святые церкви, за землю Русскую и за веру христианскую. Да будет вам всем, братья и други, православные христиане, пострадавшие за великую Русь нашу, вечная память и вечная слава!

Исчезли, стертые временем, могилы павших, исчезли из памяти многих поколений людей отдельные имена простых ратников, но спустя многие века осталось то, ради чего они отдали свои жизни — свобода Русской земли.

Конец великого эмира

Бросив на произвол судьбы свое разбитое войско, Мамай все дальше и дальше уходил от проклятого поля битвы. Переправившись через Красивую Мечу, загнав до смерти двух лошадей и отмахав еще пару десятков верст, Мамай остановился. Держаться в седле не было больше сил. Телохранители стащили с коня вконец обессилевшего эмира и уложили на войлоки.

Тем временем, на землю опустилась ночь, но Мамай, несмотря на смертельную усталость, до утра не сомкнул глаз. Из предосторожности великий эмир даже запретил разжигать костры — непременные атрибуты стоянок воинских отрядов. Впрочем, все обошлось благополучно — даже при всем желании русские не смогли бы достичь стоянки Мамая на своих измученных лошадях. Самые отчаянные из них преследовали татар лишь до Красивой Мечи.

С первыми лучами солнца великого эмира опять охватила жажда деятельности. Нужно было собрать воедино хотя бы то, что осталось от страшного разгрома. В поисках остатков разбитых туменов отряд Мамая рассеялся по огромному степному пространству. Гонцы великого эмира достигли Красивой Мечи, но перейти ее не решились. Здесь им открылась страшная картина: берега реки и отмели были усеяны сотнями трупов людей, лошадей, сломанным оружием. Здесь произошла последняя схватка с русскими, и поэтому, наиболее ожесточенная на всем пути преследования разбитых татар.

Самому Мамаю удалось наткнуться на отряд генуэзцев. Хотя русские не особенно препятствовали их отступлению, от знаменитой непобедимой фаланги осталась едва ли пятая часть. Остальные полегли в жестоком противоборстве с точно такой же русской фалангой. Мамай начал упрашивать генуэзцев присоединиться к его войску, обещая тройную плату. Но те лишь отмахивались от великого эмира, как от назойливой мухи: "Да пошел ты…" Наведенные арбалеты красноречиво убедили Мамая в бесплодности попыток уговорить генуэзцев, и несчастный эмир счел за лучшее предоставить мятежных наемников самим себе.

Два дня собирал Мамай по степи свои разрозненные отряды. Наконец, к исходу второго дня под бунчук великого эмира собралось некое подобие небольшого войска. Но о повторном сражении с ратью Дмитрия Ивановича не могло быть и речи. Эти жалкие, оборванные, голодные люди опять бы разбежались при одном только виде русской дружины.

День за днем уводил Мамай свое войско обратно на восток. И вот, наконец, они — родные кочевья. Здесь великий эмир наберет новых воинов и этой же осенью уничтожит строптивого Дмитрия московского. И снова полетели гонцы, призывая к новому походу.

На этот раз эмиры отказались подчиняться своему повелителю. Отовсюду гонцы возвращались с ответом, что войск нет, что всех воинов отдали на предыдущий поход. А кое-где посланцев Мамая вообще отказывались принимать. От неудачливого эмира-полководца отвернулась вся Орда. Приведенные с Куликова поля воины начали разбегаться по своим городам и стойбищам. Вместо того чтобы расти, войско Мамая уменьшалось с каждым днем. А тем временем, пришло известие, что на правый берег Волги во главе огромного войска переправляется хан Тохтамыш. Еще раньше этот ак-ордынский хан покорил левобережное Поволжье, и долгое время готовился отнять у Мамая Золотую Орду. Терпеливо ожидал он результата столкновения Мамая с Дмитрием московским, и теперь, узнав о поражении татар на Дону, решился, наконец, извлечь пользу из беды соседа-соперника.

Мамай, проклиная всех и все на свете, забрал золотоордынскую казну и во главе поредевшего войска отправился в Крым. Правителем этой области Мамай начинал свою блестящую карьеру, теперь с Крымом была связана его последняя надежда на возрождение былой власти. По пути великий эмир, иногда силой, иногда уговорами, присоединял к своему войску отряды кочевников, чтобы хоть как-то увеличить его численность.

Но даже сейчас враги не оставили Мамая в покое. За ним в погоню бросился хан Тохтамыш, решивший на этот раз навсегда покончить с выскочкой-эмиром. А уж если Тохтамыш взялся за дело, он не успокоится, пока не доведет его до конца. День и ночь длилось преследование на огромных просторах Золотой Орды. И как не спешил Мамай, расстояние между двумя войсками неумолимо сокращалось. В отличие от утомленной, израненной на Куликовом поле армии великого эмира, войска Тохтамыша состояли из отборных тюрко-монгольских воинов.

Встретились обе враждебных орды на берегах Калки. Той самой Калки, где в 1223 году русско-половецкое войско впервые потерпело поражение от полководцев Чингисхана. Казалось, сама история решила наказать завоевателей, столкнув их между собой на берегах этой реки.

Уже в начале битвы Мамай понял, что рассчитывать на победу у него нет шансов. Поэтому, оставив истекающее кровью войско на верную гибель, он с небольшим отрядом телохранителей и сундуками с казной устремился к реке. Переправа не заняла много времени, и снова эмир, словно затравленный заяц, бежит в Крым. Лишь когда на горизонте показалась Кафа, Мамай облегченно вздохнул.

Несмотря на перенесенные потрясения, великий эмир невольно залюбовался видом утопающего в зелени южного города. В памяти Мамая возникли приятные картины далекой юности.

А вот и знакомый красавец-кипарис на морском берегу. Это с ним связывали легенду о девушке по имени Кипарис. Она проводила в далекое плавание жениха, и каждый день приходила на высокий прибрежный утес встречать его. Шли дни, месяцы, годы, но жених не возвращался, вероятно, его корабль поглотило суровое море. И тогда девушка, отчаявшись, превратилась в удивительное дерево, от которого произошли остальные кипарисы. Правда, точно такую же легенду Мамай слышал о другом кипарисе, в совершенно другом прибрежном поселении. Что ж, эти деревья достойны, чтобы о них слагали легенды.

Опьяневший от нахлынувших воспоминаний, Мамай приблизился к вратам Кафы.

— Открой ворота, — приказал эмир выглянувшему стражнику.

— Ты кто такой, что здесь распоряжаешься? — Спросил стражник, видимо привыкший к разного рода гостям.

В разговор вмешался ближайший телохранитель Мамая: — Ты что, паршивая овца, не узнаешь своего повелителя?

На шум прибежал начальник стражи и, разобравшись в чем дело, велел, открыть ворота. Мамай сразу же направился к дворцу правителя города.

Правитель Кафы встретил своего господина довольно холодно. Мамай понял, что разбитые на Куликовом поле генуэзцы все-таки дошли до города, и поэтому решил действовать напрямик.

— Брат мой, дорогой друг, ты видишь самого несчастного человека на земле. Меня разбил проклятый Дмитрий московский, остатки войска уничтожил Тохтамыш в битве на Калке. Отряд, который пришел со мной — это все, что осталось от непобедимой армии, от несметного числа подданных. Но у меня еще много золота в сундуках. Дай мне воинов, и я расправлюсь с этим выскочкой Тохтамышем. Я щедро заплачу.

— Великий эмир, сколько генуэзских воинов ты положил в русских землях? Мертвых не воскресишь за деньги. Даже горы золота не утешат несчастных вдов, не вернут их мужей. Если я опять дам тебе воинов, то вскоре останусь управлять только женщинами.

— Я прошу тебя, друг, — едва ли не со слезами умолял Мамай. — Дай воинов в последний раз, и я сделаю тебя независимым властителем Крыма. Я сделаю все, что ты пожелаешь.

— Хорошо, я подумаю и завтра дам ответ. — Несколько помедлив, сказал правитель.

До чего он дошел, думал Мамай, просит войска у правителя, каких у него еще месяц назад были десятки. "Лучше бы я погиб на Куликовом поле, чем дожить до такого позора". С тяжкими думами великий эмир вошел в отведенный для него дом. Не раздеваясь, прямо в сапогах Мамай свалился на чистую постель. Он не собирался спать, но сон пришел сам, как-то тихо и незаметно. Ведь эмир много дней почти не покидал седла, удивительно даже, как его старческий организм смог перенести такие лишения и удары судьбы.

Проснулся Мамай от сдавленного крика, тут же оборвавшегося во тьме. Эмир встал и раскрыл дверь жилища. Дюжие руки мгновенно сжали его железной хваткой, в комнату ворвались генуэзцы.

Мамай поначалу пытался возмущаться, требовал, чтобы все вышли вон. Но генуэзцы на угрозы ответили лишь смехом. Одни убивали телохранителей, другие принялись потрошить сундуки. Увидев неисчислимые сокровища, глаза генуэзцев загорелись алчным огнем. Отброшенный в сторону Мамай громко застонал.

— Риккардо, прирежь этого дохлого пса. — Приказал, видимо, старший.

Услышав, что его собираются убивать, Мамай заговорил по-другому.

— Возьмите мои сокровища, но оставьте жизнь. Зачем она вам?

— Зачем? Ты погубил моего брата. Он сложил голову на Дону из-за того, что твои воины — эти вонючие ублюдки, не умеющие драться — обратились в бегство под ударами русских, оставив умирать несчастных генуэзцев. Сколько матерей лишилось сыновей по твоей вине, сколько жен стало вдовами? И ты еще спрашиваешь: за что?.. Кончай его, Риккардо.

— Подождите, — взмолился Мамай, — у меня в степи зарыты огромные сокровища. И все они будут ваши в обмен на мою жизнь.

— Зачем нам какие-то сокровища в далекой степи? Нам и этих сундуков хватит, чтобы накормить и одеть всю Кафу. Убьешь ты, Риккардо, в конце концов, этого ублюдка? — Разозлился главарь.

Еще мгновение, и голова повелителя Золотой Орды слетела с плеч и покатилась под скамью. Так бесславно закончил свой земной путь могущественнейший из смертных.

Владения Мамая поспешил прибрать к рукам хан Тохтамыш. Ему удалось сделать то, чего безрезультатно добивались на протяжении столетия десятки ханов. Он объединил силы двух Орд — Белой и Золотой.

Жизнь Тохтамыша полна головокружительных взлетов и сокрушительных падений. Порой этот человек был на один шаг от едва ли не самой высокой в мире вершины власти, а на следующий день оказывался жалким беглецом без гроша в кармане. В свои молодые годы Тохтамышу довелось пережить многое: казнь отца, бегство к Тимуру, три неудачных похода против ханов Белой Орды с войском Тимура, и, наконец, четвертый, принесший ему трон в Сыгнаке. Способный, авантюристического склада полководец, смелый и коварный, хитрый и жестокий — Тохтамыш обладал всеми качествами, чтобы властвовать в раздираемой смутами Орде. Можно с уверенностью сказать: этот хан не упустит возможности уничтожить соперника или просто подчинить своей власти слабейшего соседа.

Не собирался Тохтамыш отказываться и от Руси. Завоевав Золотую Орду, он тотчас же отправил послов в Москву с известием, что их общий враг, Мамай, уничтожен и ордынский трон принадлежит теперь ему, Тохтамышу. Дмитрию Ивановичу предлагалось прибыть в Сарай Берке за ярлыком на Великое княжение Владимирское.

Московский князь с великой честью принял татарских послов, отпустил их с дорогими подарками, но к Тохтамышу на поклон так и не поехал. Молчанием ответила Москва и на требование нового хана о выплате дани. Что ж, Тохтамыш подождет, он умеет ждать. Но когда пробьет его час, пощады не будет никому.

У стен Полоцка

Русь праздновала победу, Мамай нашел свой бесславный конец в Кафе, а что же делал Ягайло после битвы, в которой так и не сумел принять участие?

Вернувшись в Вильно, Ягайло застал в замке Скиргайло.

— Ты почему не в Полоцке? — Удивился великий князь.

— Выгнали меня полочане, — покраснев, как мальчик, ответил Скиргайло.

— Как выгнали?

— Обыкновенно, взяли и вывели за городские ворота. Сказали, что не пустят управлять собой некрещеного князя.

— А что же ты не окрестился?

Скиргайло еще больше опустил голову и сосредоточенно молчал.

— Ладно, разберемся. — Подвел итог беседе Ягайло. — Хорошо, что хоть литовское войско не распустил после похода.

Через пару дней литовская рать устремилась к Полоцку. Впереди ее ехал горевший жаждой мести Скиргайло. Ведь полочане не просто выдворили его за пределы города, а выгнали с позором. Рассвирепевшая толпа привязала незадачливого наместника к коню задом наперед и, под улюлюканье и свист, повела его по городским улицам. В пути новый полоцкий князь щедро осыпался мусором и прочими отходами. Но эти печальные подробности Скиргайло решил скрыть от старшего брата.

Вскоре литовское войско приблизилось к Полоцку. Горожане видно серьезно подготовились к встрече непрошенных гостей. Все ворота города были закрыты, а стены усеяны приготовившимися к обороне воинами. Ягайло приблизился к наполненному водой рву у крепостной стены и вступил в переговоры с полочанами.

— Эй, кто там у вас старший, — крикнул литовский князь.

— У нас все тут старшие. Говори, княже, с чем приехал, — раздались голоса со стены.

— Откройте ворота, не буду же я отсюда глотку драть.

— Откроем ворота, и в город тебя пустим, только прикажи своему войску отойти подальше от стен.

— Так то вы гостей встречаете, полочане. Так вы встречаете своего князя. — Укоризненно покачал головой Ягайло.

— В гости, князь, не ходят с таким огромным войском.

— Мое войско только отдохнет в городе денек-другой и дальше пойдет. Не бойтесь, не объедим вас, все припасы у нас с собой имеются. Еще и полоцкому народу бочек пять вина выкатим.

— Э, князь, поищи дураков в своем Вильно. А мы на такую наживку не ловимся.

— Тогда примите к себе князем Скиргайлу, и дело с концом.

— Не можем, у нас князей избирает вече, а оно отвергло твоего брата. Так что, поищи для нас другого князя, а еще лучше — верни нам Андрея Ольгердовича.

— Напрасный труд, князь. — Сказал подъехавший Войдылло. — Этот упрямый народ только мечем можно заставить покориться.

Ягайло раздраженно плюнул в сторону непокорных полочан и отъехал к своему войску.

Литовцы начали осаду города. Сначала великий князь приказал перекрыть все дороги, ведущие к Полоцку, и поставил крупные отряды воинов напротив крепостных ворот. Затем плотным кольцом обложил город, насколько, конечно, позволяла численность литовской рати. Отдельный отряд захватил все лодки, бывшие на реке. Стремительная литовская конница привыкла воевать большей частью в открытом поле, и теперь ей предстояло заняться не совсем обычным делом. Всадники спешились, отвели в укромное место лошадей и принялись за работу. Одни строили укрепления на случай вылазки неприятеля, другие занимались жильем, третьи собирали огромные штурмовые орудия.

Шли дни, но идти на приступ Полоцка Ягайло по-прежнему не решался. Ежедневно великий князь литовский со своими воеводами объезжал со всех сторон хорошо укрепленный и защищенный город, но слабого места для приступа так и не смог найти.

И вот однажды к Ягайло прибежали переполошенные литовцы с криками: — Немцы… Крестоносцы…

— Чего вы испугались? — Усмехнулся Ягайло. — Крестоносцы идут помогать вам брать Полоцк.

Теперь уже все литовцы бросили привычные дела и глазели на приближающийся отряд.

Вел его сам магистр Ливонского ордена. Крестоносцев было не много, в основном ехали гости Ордена — многочисленные искатели приключений и подвигов из западных королевств, герцогств, графств.

Наряды рыцарей блистали неподражаемым великолепием и необычайной пышностью. Осенний ветер развевал разноцветные страусовые перья на шлемах. Одежда, щиты и даже лошадиные попоны пестрели различного рода геральдическими знаками и гербами. Английские леопарды мирно ехали рядом с французскими золотыми лилиями, хотя обе державы уже длительное время находились в состоянии бесконечной войны, получившей позже название Столетней. Здесь, на чужой земле, примирились представители самых враждебных государств. Лев — старая эмблема герцогов Бургундских — соседствует с орлом на гербе германских Гогенцоллернов. Кстати, из числа животных, особенно любимых феодальной геральдикой, эти два царственных хищника занимают первые места по частоте изображений на средневековых гербах. Здесь развевались знамена с изображением шотландских красных львов на золотом поле и ирландских золотых арф на лазоревом поле. С нескрываемым изумлением рассматривали литовцы изображения диковинных животных: единорогов, грифов, драконов.

Позади отряда волы и лошади тащили различные штурмовые приспособления: стенобитные и камнеметательные машины, подвижные башни.

С приходом крестоносцев осада пошла веселее. Уже на третий день из мощных камнеметательных машин в Полоцк полетели сосуды с зажигательной смесью и огромные валуны. Обстрел продолжался до позднего вечера. К вечеру же, к наполненному водой рву придвинули осадные машины. Остановили их всего за несколько десятков метров от стен. Лишь когда на землю опустилась глубокая ночь, Ягайло, усталый, но довольный улегся спать.

Спать пришлось недолго, среди ночи великий князь был разбужен криками литовцев и каким-то непонятным шумом со стороны осадных машин. Ягайло оделся, выскочил из избы и ослеп от яркого пламени. Горели громадные камнеметы. Одновременно, с крепостных стен на уже охваченные пламенем подвижные башни летели сотни факелов и кувшинов с зажигательной смесью. Литовцы, вместо того, чтобы тушить огонь, в ужасе бросились прочь от гибнущих орудий.

Ягайло инстинктивно пошел к напоминающим огромные свечки камнеметам. Вид гибнущих орудий, на которые великий князь возлагал большие надежды, поверг его в смятение. Навстречу князю воины вели двух упирающихся мужиков.

— Кто такие? — Спросил Ягайло.

— Полоцкие разбойники, подожгли наши камнеметы. — Ответил один из воинов.

— Зачем вы это сделали? — Обратился Ягайло к пленным полочанам.

Мужики молчали, как будто бы вопрос князя относился не к ним.

— Вы что, оглохли? — Рассердился Ягайло. — Как вы прошли к камнеметам?

Опять молчание.

— Где вы живете?

— Здесь, в деревне. — Наконец заговорил один из пленных.

— Показывайте свои дома.

— Не покажем, князь.

— Почему?

— Ты их сожжешь, и нашим семьям негде будет жить.

— Не бойтесь, не трону ваши лачуги. Вот если не покажите, сожгу всю деревню. — Пригрозил Ягайло.

Но мужиков это обещание не убедило, и они продолжали упорно молчать.

— Сколько их было всего? — Обратился Ягайло к стражникам. — Не могли же эти двое сжечь все наши орудия.

— Их было десятка два, но остальных мы перебили. Они сопротивлялись как бешеные псы. — Оправдывался стражник.

— Откуда же они взялись на нашу голову?

— Не знаю, князь. Все вокруг охранялось, но эти русские точно из под земли вылезли.

— Из под земли… — Задумался Ягайло. А ведь они не из этой деревни. Я уверен, что эти люди проникли сюда из Полоцка. Пытайте пленных до тех пор, пока не скажут, каким способом выбрались из города и подошли к осадным орудиям. Обшарьте всю окрестность. Здесь должен быть подземный ход.

Подземный ход искали долго и упорно. И вскоре его нашли, но толку от этого не было никакого. Видно полочане предчувствовали это и завалили его камнями и разным мусором. Не могло быть и речи о том, чтобы по этому ходу проникнуть в Полоцк. Для войска Ягайлы опять потянулись томительные дни бездействия. Без осадных орудий великий князь не решался на штурм хорошо укрепленного города. Литовские воеводы совещались с крестоносцами целыми днями, но ничего путного придумать не могли. Однажды к Ягайлу приблизились два литовских воина.

— Великий князь, дозволь молвить слово, — обратился один из них.

— Кто вы такие?

— Нас прислал Кейстут просить, чтобы ты прекратил осаду Полоцка. Зачем, князь, напрасно лить литовскую кровь?

— Что же, Кейстут советует оставить непокорный город в сердце Великого княжества Литовского?

— Кейстут предлагает договориться с полочанами по-хорошему. Пусть они распоряжаются собой сами, живут без князя, но исправно платят дань. Если ты согласен на такие условия, боярин Сунгайло пойдет, переговорит с полочанами.

— Пусть идет, если его пустят в город, — махнул рукой Ягайло, которому также надоела безрезультатная война со своими подданными.

Посланник Кейстута направился к крепостной стене. Ворот города ему так и не открыли, но зато сбросили со стены веревочную лестницу, по которой тучный боярин с трудом поднялся наверх. Условия Кейстута жители Полоцка приняли, и войско литовцев вместе с ливонскими союзниками убралось прочь. Больше всех неудачной осадой был недоволен Скиргайло, обида его осталась неотомщенной.

Дядя и племянник

Добравшись до Вильна, Ягайло отдохнул несколько дней и отправился в Троки навестить дядю. Недавняя услуга старика, которая помогла более менее достойно закончить конфликт с Полоцком, просто обязывала нанести визит вежливости.

Кейстут встретил племянника довольно холодно.

— Что скажешь, вояка? Всех врагов побил? Почти полгода с войском носишься по чужим и своим землям, а проку от этого на грош ломаный. Пора бы уж и образумиться.

— Вот ты бы, дядя, и помог образумиться. Мне так не хватает твоей мудрости и опыта.

— А часто, Ягайло, ты внимал моим советам? За время нашего совместного пребывания в Вильно у меня сложилось впечатление, что ты все делаешь мне назло.

— Что ты, дядя, как мог подумать такое? — Состроил обиженное выражение лица Ягайло и тут же неожиданно предложил. — Дядя, переезжай обратно в Вильно.

— С чего это вдруг я тебе понадобился в стольном граде?

— Да видишь ли, дядя Кейстут, нехорошо как-то получается. — Смущенно замялся Ягайло. — По всему Великому княжеству Литовскому ходят слухи о нашем раздоре. Какой даем пример нашим подданным? Полоцк вот уже начал в открытую бунтовать. А что же будет дальше? Едва Ольгерд закрыл свои грозные очи, как в Литве начались смуты. Прими мое предложение, князь Кейстут, ибо, я верю, что только вместе мы сможем сохранить единым Великое княжество Литовское, Жемайтийское и Русское.

— А ты, племянник, я вижу начал думать. Кто же тебя научил этому занятию? Не Войдылло ли? До смерти, наверное, не прощу, что княжну Марию отдал за этого холопа.

— Что же тут поделаешь, дядя? — Виновато опустил голову Ягайло. — Чему суждено было свершиться, того обратно не вернешь.

— А зачем же было с войском идти на Полоцк? Мало тебе врагов? Лучше бы с крестоносцами бился, если сил девать некуда. Немцы больше времени проводят в набегах на Литву, чем у себя в Ливонии, а ты с ними дружбу водишь, вместе с заклятыми врагами литовскими Полоцк воюешь.

— Что ж, и здесь я виноват. Прости меня, дядя, если можешь.

— Можно и простить, ведь ты сын Ольгерда и мой племянник. Но ты должен дать мне слово, что впредь не будешь знаться с немцами за моей спиной.

— Клянусь, что не перемолвлюсь с крестоносцами ни единым словом без твоего ведома. — Воскликнул Ягайло и тут же недоуменно спросил: — Так ты согласен переехать в Вильно, дядя?

— Хорошо, на следующей неделе приготовь мне комнаты в Верхнем замке.

И снова дни полетели как птицы. Отношения дяди и племянника как будто стали прежними, они снова правили государством вместе. Особой дружбы властные родственники не проявляли, но и вражды меж ними поначалу не было. Войдылло в это время старался не попадаться на глаза грозному Кейстуту. Чаще всего, он выполнял какие-то поручения Ягайлы за пределами столицы. Отсутствие друга несколько огорчало Ягайлу, а со временем наследник Ольгерда все более и более чувствовал себя ущемленным присутствием Кейстута.

Кейстут, будучи окружен особым почетом и любовью со стороны литовского народа и пользуясь безграничным его доверием, обладал большей властью, нежели Ягайло. Именно к Кейстуту обращались со всеми вопросами бояре и простой народ. Даже подданные Ягайлы шли к старому князю с просьбами уладить спор, получить место при великокняжеском дворе, несли жалобы на притеснения могущественных соседей. А Ягайло все чаще и чаще оставался не у дел.

Далеко не в его пользу складывались отношения Ягайлы с соседним Московским княжеством. После блестящей победы на Куликовом поле Дмитрий Донской стал наиболее влиятельным правителем Восточной Европы. Его покровительства искали все недовольные, обделенные и обиженные в Великом княжестве Литовском и, надо сказать, небезуспешно. Весной 1381 года, не обмолвившись ни словом, в Москву выехал митрополит киевский Киприан, которого Ягайло считал своим преданным другом.

Не лучше обстояли дела и на северо-западе. Там не давали покоя крестоносцы. Впрочем, их разбойничьи набеги мало волновали Ягайлу, ибо грабежу подвергались в основном жемайтийские владения Кейстута.

Наступила осень 1381 года. Однажды в сентябре литовскую столицу вновь посетили послы Тевтонского ордена. Ягайло, сгорая от любопытства, ходил по замку, но, помня о данном обещании, боялся даже приблизиться к крестоносцам. Наконец, он не выдержал и, встретив однажды Кейстута, обратился к нему с вопросом.

— Дядя, что хотят от нас немцы?

— Ничего нового. Опять предлагают ехать мириться с магистром. — Разочарованно махнул рукой Кейстут.

— И ты поедешь?

— Незачем мне это. За свою жизнь я заключал вечный мир с крестоносцами не менее десяти раз. Если в одиннадцатый раз мы не будем мириться, от этого ровным счетом ничего не изменится.

— А если все-таки попытаться опять замириться? Не может же эта вражда продолжаться вечно. Я мог бы съездить на переговоры, если ты не хочешь, дядя, — предложил Ягайло.

— С чего бы это тебя начала беспокоить судьба моей несчастной Жемайтии? — Насторожился Кейстут. — Сиди уж в Вильно, без тебя разберусь.

Кейстут удалился в свою комнату и этим дал понять, что разговор окончен. Ягайло, однако же, думал по-другому. На следующий день к старому князю пришел Витовт и тоже попросил отпустить его вместе с Ягайлом на встречу с высшими сановниками Тевтонского ордена.

— Ягайло тебя надоумил, или своим умом дошел? — Вопросом встретил Кейстут просьбу сына.

— Мне интересно поближе познакомиться с правителями Ордена. Может быть, пригодится в будущем.

— Ну что ж, поезжай, сынок, может, чему научишься. Ведь скоро тебе самому придется править Литвой. Только посматривай там за Ягайлом, я опасаюсь, как бы он опять не замыслил худого против нас.

Сборы в дорогу заняли не много времени, и вскоре Ягайло и Витовт в сопровождении многочисленной свиты отправились в путь. С Ягайлом ехали его ближайшие друзья — Скиргайло и Войдылло. Путь литовских князей лежал в прусское селение Давыдышки, расположившееся на границе Жемайтии и Тевтонского ордена. Здесь их ждал великий магистр в окружении командоров, рыцарей, знатных иноземных гостей.

Встреча обеих сторон закончилась блестящим пиром. До глубокой ночи немцы и литовцы состязались в количестве выпитых хмельных напитков. К концу пира многие из участников застолья спали в тарелках или валялись под столом. Дни, заполненные удовольствиями и весельем, незаметно текли для участников переговоров. Пышные пиры сменялись грандиозной охотой или рыцарскими турнирами. Лишь изредка заходил разговор о деле, ради которого собрались в Давыдышках влиятельнейшие представители обоих государств. Начинал беседу обычно Витовт, но его тотчас же успокаивали крестоносцы заверениями о дружбе, и переговоры заканчивались кубком доброго вина.

Охоту и пиры Витовт конечно любил, но его начала мучить совесть за разгульную и праздную жизнь. Витовту казалось, что он не оправдывает возложенных на него надежд отца. Вскоре наследник Кейстута начал с отвращением смотреть на забавы крестоносцев. Тяжкие думы все чаще лишали молодого князя сна.

Однажды ночью Витовт лежал в постели и мужественно боролся с бессонницей. Он принимал различные положения, ложился на спину, на левый бок, на правый, закрывал глаза и пытался освободить голову от разных мыслей, но ничего не помогало. Устав ворочаться в постели, Витовт покинул свою почивальню, оделся и направился к дому Ягайлы.

Встретил Витовта заспанный Богдан. На вопрос о своем господине слуга ответил:

— Дома нет, куда-то с вечера умчался на коне.

— Странно, — подумал вслух Витовт и направился обратно к своему дому.

На утро Витовт вновь посетил жилище Ягайлы. На этот раз ему больше повезло. Двоюродного брата он застал лежащим в постели, хотя глаза Ягайлы были уже открыты.

— Ты где был сегодня ночью? — Спросил Витовт.

— Зачем я тебе понадобился в такую пору? — Вопросом ответил Ягайло, про себя видно что-то обдумывая.

— Да что-то не спалось.

— Правильно. В такие ночи ни один нормальный мужчина не уснет. Вроде и осень за окном, а тепло как летом. — Ягайло сладко потянулся и перевернулся в постели. — А я был у озера. Там у здешних крестьян игрища: жгут костры едва ли не до самого утра, девки водят хороводы. В общем, весело.

— Что же ты меня не взял с собой?

— Я думал, ты спишь, не хотел тревожить. В твоем окне не горели свечи, — оправдывался Ягайло.

— А сегодня опять туда поедешь?

— Нет. У озера народ собирается только по воскресеньям. А к следующему воскресенью мы, вероятно, отсюда уже уедем.

Ягайло оказался прав. Через два дня магистр устроил грандиозную прощальную охоту. Всю ночь накануне ее трудились загонщики, собирая зверье в начинающийся сразу за деревней лес. А утром туда торжественно въехали бок о бок литовцы и немцы. В первых рядах охотников ехали великий магистр, Ягайло и Витовт.

Охотники разбились на небольшие отряды, и все пошло своим чередом. Витовт, увлекшись охотой, забыл обо всем на свете. В погоне за молодым зайцем он неожиданно выехал на большую поляну. На краю ее под ветвистым великаном-дубом Витовт вдруг увидел Ягайлу, Скиргайлу и Войдыллу в окружении орденских комтуров. Они как будто забыли об охоте и мирно беседовали, полулежа на пожелтевшей траве. Заметив Витовта, Ягайло крикнул:

— Как охота, брат!?

— Отлично. А что вы расселись?

— Решили немного отдохнуть.

— Пока будете лежать в тенечке, мы все зверье перебьем.

— Ничего, хватит и на нашу долю.

Далеко за полдень начали возвращаться первые группы охотников. Расположившись возле целых гор убитых зверей на опушке леса, рыцари наперебой хвастались охотничьими подвигами. Но самую богатую добычу принес отряд Витовта. Среди нее были: черный жемайтийский медведь, зубр, благородные олени, косули, кабаны, зайцы.

Вслед за Витовтом показался и отряд Ягайлы. Охотничьи трофеи его, напротив, были на удивление малы.

— И это вся твоя добыча? — Изумился Витовт.

— Не повезло нам сегодня. — Улыбнулся Ягайло и попытался состроить грустное выражение лица.

Через несколько дней Кейстут встречал в Вильно своего сына и племянника.

— Что скажешь, сын? О чем договорились с крестоносцами?

— Заключили с ними мир, отец. Вот грамота, — Витовт протянул пергаментный свиток.

— Толку с вашего мира, — сказал Кейстут и, даже не взглянув на грамоту, ушел прочь.

Остерродский комтур

В середине месяца листопада по литовскому календарю (ноябрь) Кейстута вновь посетил гость из Пруссии. На этот раз пожаловал комтур Остерроды Куно фон Либштейн. Остерродский комтур был одним из немногих немцев, к которым Кейстут относился с уважением. Помимо того, что этот немец был другом Кейстута, он являлся крестным отцом дочери властителя Жемайтии Анны-Дануты, бывшей в ту пору супругой польского князя Яноша мазовецкого.

Кейстут проводил дорогого гостя в свою комнату и предложил:

— Ты здесь посиди немного, а я распоряжусь, чтобы накрыли стол в гостиной. Посмотришь на мое семейство. Жена будет рада тебя видеть, она как раз на днях о тебе вспоминала.

— Подожди, кум Кейстут, — остановил князя крестоносец. — Я, конечно, тоже буду рад видеть твоих сыновей, жену, но только позже. А теперь давай вдвоем побеседуем в этой комнате. У меня есть важные вести, которыми хотелось поделиться только с тобой.

— К чему такая таинственность, комтур? А впрочем, как будет тебе угодно, — пожал плечами великий князь. — Накроем стол здесь.

— Аппетит у Куно фон Либштейна после дальней дороги был такой, что он мог соперничать с волком в голодную зимнюю пору. Лишь выпив по кубку вина и очистив от мяса пару бараньих костей, сотрапезники начали беседу.

— Ты что такой печальный, Кейстут? — Спросил Остерродский комтур, доедая куриную ножку. — Или, может, не рад мне? О твоей ненависти к немцам в Пруссии ходят легенды.

— Вашего брата, немца, я и вправду не жалую, но тебе, кум, всегда рад. Хоть ты и крестоносец, но от своих собратьев отличаешься честностью и благородством. — Успокоил своего гостя Кейстут. — А печален я совсем по другим причинам.

— По каким же?

— Червь раздора поселился в Великом княжестве Литовском. Со смертью Ольгерда кончилось единство Литвы. Одни князья бегут к Дмитрию московскому, другие воюют друг с другом. Два месяца Ягайло вел осаду Полоцка, с помощью ваших рыцарей-братьев, кстати…

— А как ведет себя Ягайло после переговоров в Давыдышках? — Внезапно спросил Куно.

— Именно он и беспокоит меня больше всего. Если раньше мы с ним хоть как-то ладили, то после последней встречи с крестоносцами, Ягайло стал каким-то нелюдимым, избегает меня. Каждый день куда-то шлет гонцов, принимает у себя людей, которых я впервые вижу в Виленском замке. На все мои вопросы только отмахивается, как от назойливой мухи. Не понимаю, что с ним произошло?

— Пожалуй, я смогу объяснить поведение твоего племянника. Именно о Ягайле я и приехал кое-что рассказать. От одного из рыцарей, приближенных к магистру, который является моим хорошим знакомым, твой покорный слуга узнал, что Ягайло собирается уничтожить тебя и лишить твое потомство великокняжеского престола. Переговоры по этому поводу он вел с Тевтонским орденом через Войдыллу задолго до встречи в Давыдышках. А в этом прусском селении было подписано тайное соглашение, скрепленное печатями великого магистра и Ягайлы. Если ты хорошенько просмотришь бумаги племянника, я думаю, найдешь эту грамоту.

— Но как Ягайло собирался свершить то, о чем ты утверждаешь, кум Куно? Ведь в Виленском замке у меня многочисленная и преданная стража. А во всей Литве найдется немного людей, решившихся поднять меч на своего законного господаря.

— Ему поможет войско Тевтонского ордена. Иначе для чего было заключать договор? За оказанную помощь Ягайло обязуется отдать Ордену Жемайтию.

— Не может этого быть! Когда Ягайло предложил мне переехать в Вильно, он поклялся, что не будет заключать никаких договоров с крестоносцами без моего согласия.

— Я дивлюсь, Кейстут, твоей наивности. Ведь Ягайло для того и заманил тебя в Вильно, чтобы легче было расправиться и единовластно править Литовским государством.

— Не могу в это поверить, сын Ольгерда не способен на такое. Но и тебе не доверять, у меня нет оснований. — Услышанное повергло в смятение старика-князя. Иногда во время беседы ему казалось, что все это дурной сон. — Но почему же о тайных переговорах ни словом не обмолвился Витовт? Ведь он был вместе с Ягайлом в Давыдышках. — Задумчиво спросил Кейстут.

— О, этот Ягайло хитрая бестия. Он обвел твоего сына вокруг пальца. Это сделать было не трудно, Витовт верит Ягайлу больше чем самому себе.

— Действительно, я и сам порой не пойму, почему мой сын с такой симпатией относится к Ягайлу.

— Только никому не рассказывай, кум Кейстут, о нашем разговоре, иначе мне не поздоровится. У нашего Ордена везде глаза и уши, и длинные руки.

— Хорошо, Куно, не беспокойся — я умею молчать.

— А как наша дочь? Есть от нее известия? — Перевел разговор на другую тему остерродский комтур.

— С тех пор как Анна уехала в Мазовию, я ее не видел. Лишь изредка пришлет гонца с письмом и подарками. А вот муж ее, Янош, часто напоминает о себе, вторгаясь с польскими рыцарями во владения Великого княжества Литовского. Вот и сейчас, Витовт ушел с войском защищать от моего зятя Дорогичин.

— Трудно тебе приходится. — Посочувствовал старику Куно фон Либштейн. — Не хотел бы я быть великим князем литовским.

— Почему, Куно, ты это сделал?

— Что?

— Сообщил мне о заговоре. Ведь этим ты нанес вред Ордену, которому служишь.

— Я ненавижу подлость и предательство.

— Удивительно, как в этом рассаднике подлости смогло сохраниться твое благородное сердце.

— Ну вот, кажется, мы поговорили и поели. — Подвел итог Куно фон Либштейн. — Спасибо за вкусный обед. Ты, кум, ничуть не изменился — любишь хорошо поесть и вкус у тебя отменный. В общем, держись, старина.

Семейная ссора

Княгиня Ульяна сидела у окна и листала пожелтевшие страницы книги. Внезапно дверь ее комнаты распахнулась, и на пороге возник Кейстут.

— Ульяна, у тебя есть ключи от комнаты Ягайлы? — Спросил великий князь, не утруждая себя словами приветствия.

— Зачем тебе?

— Сначала ответь на мой вопрос, свои будешь задавать потом.

— Ключей нет, наверное, сын забрал их с собой. — Сказала Ульяна, удивленная грубостью Кейстута.

— Где сейчас Ягайло?

— Не знаю.

Кейстут удалился столь же скоро, как и вошел. А спустя некоторое время княгиня услышала какую-то возню, а затем и грохот у двери соседней комнаты, которая служила Ягайлу кабинетом. Встревоженная Ульяна вышла на коридор и увидела, что вооруженные топорами стражники ломали дверь комнаты ее сына. Угрюмый Кейстут стоял сзади и командовал бестолковыми стражниками, которые никак не могли разбить прочный немецкий замок и молотили топорами куда попадя.

— Ты что делаешь, ирод! — Возмущенно закричала Ульяна.

— Замолчи, дура, — огрызнулся Кейстут.

Ульяна после таких слов родственника совсем лишилась дара речи. Она прислонилась к стене и тихонько плакала, ожидая дальнейшего развития событий.

Наконец, дверь поддалась, и Кейстут, шурша по дубовым щепкам, отлетевшим от валявшейся в стороне двери, вошел в комнату. За ним потянулось несколько стражников, и последней через порог перешагнула княгиня Ульяна.

Кейстут принялся копаться в вещах Ягайлы, воины по его приказу ломали замки на сундуках, шкафах, шкатулках. Особый интерес старого князя вызывали бумаги — грамоты, письма, донесения — некоторые из них он со злорадной ухмылкой откладывал в сторону.

— Объясни, наконец, Кейстут, что ты ищешь? — Взмолилась Ульяна.

Кейстут взял одну из отложенных бумаг и протянул княгине.

— Вот, что я искал. Возьми-ка, дорогая княгиня, прочти.

Ульяна пробежала глазами первые строки протянутой грамоты, и вдруг лицо ее окаменело.

— Этого не может быть, — прошептала Ульяна.

— Ну почему же, не может, — ухмыльнулся Кейстут. — Внизу грамоты стоит подпись твоего сына и печать. Так что, сейчас, Ульяна, пройди в свою комнату, и до возвращения Ягайлы я прошу не покидать ее. У твоих дверей будут стоять стражники. Если что-нибудь понадобится, обратись к ним.

— Ты заключаешь меня под стражу, Кейстут?

— Понимай, как знаешь.

Забрав целый ворох бумаг, великий князь удалился в свои апартаменты. Уединившись на своей половине, Кейстут провел остаток дня. Лишь поздно вечером к нему вошел воин и доложил, что к Верхнему замку приближается Ягайло. Воин уже собрался, было, уходить, но Кейстут остановил его.

— Судимантас.

— Да, князь.

— Сейчас мы с Ягайлом зайдем в комнату, а ты с воинами станешь у двери. Войдете ко мне, когда позвоню в колокольчик. Понял?

— Понял, князь.

Усталыми шагами Ягайло вошел в замковую залу и направился к своему кабинету. Но на середине пути его остановил голос Кейстута.

— Ягайло, зайди ко мне. Я хочу что-то тебе показать.

— Хорошо, дядя, только сначала пройду к себе переодеться.

— Переоденешься потом. Я не отниму у тебя много времени.

Делать было нечего, и Ягайло поплелся на половину Кейстута. Едва родственники расположились в креслах, Кейстут спросил:

— Где ты был?

— На охоте.

— Ну и как твои охотничьи трофеи?

— Убил кабана и оленя.

— Что ж, молодец. Пойдем, посмотрим твою добычу.

— Ее нет в замке.

— А где же ты ее дел? В лесу оставил?

— Отдал воинам.

— Гм… Поистине княжеское великодушие. Но все-таки, мне кажется, в последнее время охотничья удача тебе часто изменяет. На охоте в Давыдышках, говорят, над твоей добычей смеялись даже дети. Наверное, ты, племянник, гоняешься не за тем зверем.

— Как это? — Насторожился Ягайло.

— Пока ты скакал за оленем, я заглянул в твою комнату. Надо же посмотреть, как живет мой племянник. — Кейстут испытывающим взглядом посмотрел в глаза Ягайле. — Там мне попались интересные бумаги, с удовольствием прочитал их на досуге.

Кейстут приподнял один из свитков, лежавших на столе, и неторопливо развернул его. Ягайло побледнел и бессильно откинулся на спинку стула. Кейстут держал в руках ту самую грамоту, которую он составил на охоте в Давыдышках и скрепил своей подписью. Ягайло понял, что все пропало, глаза его налились злобой, лицо побагровело. Казалось, еще мгновение, и племянник бросится на дядю. Опасность почувствовал и Кейстут, рука его механически подняла колокольчик, и почти одновременно на пороге появились вооруженные воины.

— Жалко, что я не нашел этого выродка Войдыллу. — Со злобой промолвил Кейстут. — Ну, ничего, он еще попадет в мои руки. Бросьте в темницу этого подлеца. — Приказал князь вошедшим воинам, указывая рукой на Ягайло.

Через неделю возвратился из похода Витовт. Завидев сына, Кейстут поспешил ему навстречу.

— Сынок, как я рад твоему возвращению! Рассказывай, что там у тебя с поляками?

— Убрались обратно в Польшу. На этот раз обошлось без битвы. Несколько мелких стычек, дюжины две пленных, которых отпустили за выкуп — вот и вся война.

— А у меня тоже есть пленники, хоть и не воевал. Ты не поверишь, Витовт, кто сидит в темнице Виленского замка.

— Я уже знаю, отец. Только за что ты посадил под замок Скиргайло?

— Он тоже присутствовал при подписании договора в Давыдышках. Кроме того, несколько раз ездил по поручению Ягайлы в Пруссию и Ливонию. Я нашел черновые наброски договора, написанные рукой Скиргайло.

— И что ты собираешься с ними делать, отец?

— Вот об этом я и хотел с тобой посоветоваться. Если руководствоваться здравым смыслом, то их следует убить. Но тогда мы прослывем братоубийцами.

— Нельзя их убивать, — согласился Витовт, — ибо ни люди, ни совесть наша не простят нам, если прольем кровь моих братьев. Я думаю, отец, что Ягайло после такого разоблачения не посмеет больше строить козни против нас. Скорее всего, он останется до конца дней своих благодарным за то, что ему сохранили жизнь.

— Хорошо, сын, мы еще с тобой подумаем. Теперь уж спешить некуда — жало вырвано у змеи. — Сказал Кейстут и, помедлив немного, добавил. — Странные вещи творятся в этом мире: родной племянник хочет лишить меня жизни и трона, а чужеземец, который если рассудить, должен считаться врагом, спасает мне жизнь.

В мрачной темнице Виленского замка Ягайло давно уже потерял счет дням. День и ночь не имели никакой разницы в этой лишенной солнечного света квадратной норе. Лишь два тусклых светильника освещали мрак побуревших от сырости каменных стен. Ягайло несколько раз пытался заговорить с воинами, приносившими ему хлеб и воду, но те в ответ молчали, как немые. После нескольких недель заключения Ягайло уже был согласен принять смерть, лишь бы только выбраться из этого проклятого каменного мешка. И вот, наконец, дверь раскрылась, и воин, вместо того, чтобы поставить у порога, как обычно, пищу и опять исчезнуть, произнес короткое: — Выходи.

Ягайло перешагнул порог своей темницы и остановился в коридоре, привыкая к яркому свету. Воины его не торопили. Внезапно дверь соседней темницы отворилась, и оттуда в сопровождении стражника вышел Скиргайло. Его трудно было узнать: ранее удалой, всегда веселый Скиргайло превратился в сгорбленного, заросшего густой щетиной старика. Глаза братьев встретились, и Ягайло показалось, что брат посмотрел на него с упреком.

— Ну, пошли, пошли. Хватит глазеть друг на друга, — стражник подтолкнул Ягайлу к лестнице, ведущей наверх.

Обессилевшим братьям понадобилось немало труда, чтобы одолеть подъем по крутым ступеням и выбраться из мрачного подземелья. Несколько недель, проведенных в темнице, отнюдь не пошли им на пользу. Худые, бледные, точно мертвецы, восставшие из гробов, злополучные заговорщики предстали пред грозными очами Кейстута.

— Новое жилье вас сильно изменило. — Заметил Кейстут. — Быстро же с вас слетела спесь. Как теперь, отпала охота бунтовать?

— Прости нас, дядя, наваждение какое-то нашло. Сами не ведали, что творили. — Униженно-жалостливым голосом промолвил Ягайло.

— И в который раз, Ягайло, ты просишь у меня прощение? Или ты думаешь, я буду прощать бесконечно. Такие поступки, как ваш, нельзя оставлять безнаказанными. Простить можно человека, который случайно наступил на ногу или толкнул плечом. Ты же сам, племянник, отлично знаешь, что делают с людьми, которые заключают союз с врагами своего народа, замышляют лишить трона и убить законного государя.

— На все твоя воля, великий князь, — смиренно произнес Ягайло.

— Проклятые изменники, следовало бы вас повесить, но лишь память покойного Ольгерда и Витовт удерживают меня от этого шага. Благодарите Витовта, предатели, что упросил сохранить вам жизни.

Ягайло с братом облегченно вздохнули, поняв, что останутся живы. Кейстут же, тем временем, продолжал свою речь.

— Тебя, Ягайло, я лишаю права на великокняжеский трон, но оставляю в управление наследственные владения отца — Витебск и Крево. Я запрещаю тебе покидать вышеупомянутые земли без моего согласия. Скиргайлу, так как у него нет владений в Литве, я повелеваю выехать за пределы Великого княжества Литовского. Срок изгнания для тебя три года. За это время вдали от родины, я думаю, ты сможешь осмыслить свои поступки, и впредь будешь умнее. При несоблюдении этих условий, вы будете лишены жизни. Помните, я прощаю в последний раз. Если опять начнете строить козни, просьбы Витовта вас не спасут — моя милость не может быть бесконечной к врагам.

— Благодарим тебя, справедливый князь. — Бросились в ноги Кейстуту братья.

— Ступайте вон, у вас мало времени для того, чтобы собраться в путь. Завтра я не должен видеть ваши облезлые рожи в Вильно.

Вечером того же дня к Кейстуту зашла княгиня Ульяна.

— Ты отправляешь в изгнание моих сыновей. — Сказала она. — А куда прикажешь деваться мне?

— Ты вольна жить, где хочешь.

— В таком случае, я уеду вместе с Ягайло.

Лишь когда утром следующего дня доложили, что Ягайло, Скиргайло и их мать покинули столицу, Кейстут облегченно вздохнул. Чтобы Ягайло вел себя в Витебске как подобает верному вассалу, Кейстут возвратил в соседний Полоцк князя Андрея Ольгердовича. Многолетняя вражда этих братьев, по замыслу великого князя, будет теперь сковывать их, и держать в повиновении обоих.

Разобравшись, наконец, со своими племянниками и став единовластным правителем Великого княжества Литовского, Кейстут получил возможность заняться внешними соседями своего государства.

По-прежнему, несмотря на многочисленные договоры о мире и дружбе, врагом Литвы номер один оставался Тевтонский орден. Зимой 1381 года Кейстут организовал большой поход в Пруссию. Литовцы одержали много славных побед, разрушили несколько крепостей и захватили около пятисот пленных. В апреле 1382 года Кейстут вновь осадил немецкий пограничный замок Бейербург, но взять его не смог. После неудачной осады жаркие схватки на литовско-прусском пограничье немного поутихли.

В борьбе с врагами Кейстут опирался на своего нового союзника Дмитрия Ивановича московского, с которым у него завязались дружеские отношения. Кроме Тевтонского ордена, у Литвы и Москвы был еще один общий враг — молодой золотоордынский хан Тохтамыш. Союзники начали готовиться к совместному походу против Золотой Орды. Нужно было обезопасить свои южные границы, а в случае успеха и расширить владения за счет обширных территорий наследников Чингисхана.

Тохтамыш тоже не дремал. Опасный для него союз, как ни старались Дмитрий с Кейстутом держать в тайне, не укрылся от шпионов татарского владыки. И он решил опередить своих соседей.

Мятеж Корибута

Изгнанный из Вильна Ягайло выбрал своей резиденцией построенный еще отцом неприступный Кревский замок. От пребывания в более крупном и оживленном Витебске он отказался, дабы не находиться вблизи ненавистного брата Андрея Полоцкого. В тихом замке, окруженные немногочисленной челядью, Ягайло с матерью целыми днями скучали по шумному и пышному Виленскому двору. Ягайло, низведенный до положения обычного удельного князя, печалился об огромных утратах, ранимую душу княгини Ульяны больно жгли нанесенные Кейстутом оскорбления, но на первых порах мать с сыном жили мирно и целиком отдавали себя оставленным им в управление землям.

Но однажды Кревский замок посетил далекий гость, и этот неожиданный визит опять ввергнул Ягайло в пучину бесконечных интриг и заговоров. Едва воины ввели к нему человека, по обличью походившего на восточного купца, Ягайло понял, что его мирной жизни опять приходит конец.

— Мой господин приветствует тебя и шлет в дар ярлык на управление Великим княжеством Литовским. — Сказал купец, оказавшийся послом золотоордынского хана Тохтамыша.

— Чем обязан столь высокой милостью великого владыки? — Спросил Ягайло, принимая пергаментный свиток.

Посол, объявивший волю своего хана, вел себя как владыка, по меньшей мере, полмира.

— На все вопросы, князь, я с твоего высочайшего позволения отвечу завтра утром. А сегодня я от усталости валюсь с ног. Последние двое суток, проведенных в седле, помешают мне ясно и точно изложить некоторые предложения великого Тохтамыша. Поэтому, я буду премного благодарен, если ты укажешь измученному дорогой купцу какое-нибудь место для отдыха.

— Конечно, конечно. Ты получишь все, в чем будешь нуждаться.

Купец ушел отдыхать, а Ягайло с матерью принялись изучать тохтамышеву грамоту.

— "Брат мой младший…". Ничего себе родственничка нажил. Оказывается, у меня еще есть старшие братья, мало одного Андрея Полоцкого. — Ухмыльнулся Ягайло. — "Отдаю тебе во владение земли Литовские, Русские…". Интересно, как это он собирается мне их вернуть, разве что, на пергаменте.

— Прошу тебя, Ягайло, не гневи татарского владыку. — Сказала более осмотрительная княгиня Ульяна. Я боюсь, как бы после визита купца Тохтамыш сам не пожаловал к нам в гости с тысячами ста воинов. Говорят, он очень обидчивый. Лучше послушаем, что скажет нам завтра этот посланник.

Наутро Ягайло, проснувшись раньше обычного, в нетерпении принялся мерить шагами свою комнату. А вчерашний гость, как назло, не торопился покидать пуховые перины. Ягайло уже хотел послать слугу, чтобы разбудить лежебоку-татарина, но мать воспротивилась этому решению.

— Не надо, Ягайло, его тревожить, пусть отдыхает человек с дороги. А чтобы быстрее прошло время, давай выйдем и погуляем немного в саду. В последнее время ты почти не покидаешь стен замка. Наверное, от этого твое лицо стало таким бледным. — Ульяна с материнской заботой погладила сына по щеке.

Ягайло с матерью уже возвращались с прогулки, когда навстречу им из ворот замка вышел вчерашний посланник. Ягайло предложил пройти в комнату для приема гостей, но купец на это возразил.

— Великий князь, часто даже стены имеют уши. То, о чем мы будем беседовать, может стоить нам обоим головы, если подслушает третий. Поэтому я прошу тебя остаться здесь или, если не возражаешь, расположиться на той зеленой лужайке. В отличие от твоей гостиной нас там все будут видеть, но никто не услышит.

— Что ж, разумно. — Согласился Ягайло. — Как провел ночь, дорогой посол?

— Благодарю, князь, нигде еще в чужих краях я не был окружен такой заботой как в твоем замке. — Лестно отозвался татарин и тут же приступил к делу. — Ознакомился ли ты с посланием хана Тохтамыша?

— Ознакомиться, то я ознакомился, — вздохнул Ягайло, — но как получить во владение дарованные твоим повелителем земли. Ведь Кейстут оставил мне только наследие отца — Витебск и Крево.

— А ты хочешь опять стать господарем Великого княжества Литовского?

— Как же им стать? Кейстут никогда не вернет мне земли, которыми я правил до заточения в темнице Виленского замка. Взять силой — об этом бесполезно даже и думать. У Кейстута огромнейшее войско, его резиденции — Вильно и Троки неприступны, из-за частых набегов крестоносцев в этих городах воинов больше чем мирных жителей.

— А если Кейстут сам выведет войска из этих городов, оставив, скажем, лишь незначительные гарнизоны? Решишься ли ты, князь, опять поднять меч на своего дядю?

— Что может заставить Кейстута вывести из Вильна и Трок свои дружины? И куда вообще он их поведет?

— Об этом позаботится мой господин — хан Тохтамыш. Вскоре государству Кейстута возникнет угроза с юга. Твое дело только собирать войско, искать союзников и ждать момента, чтобы занять лишенные защитников резиденции дяди. Я уверен, тебе окажут помощь северные соседи. Так что, если Кейстут и возвратится из Новгород-Северского живым здоровым, тебе он не соперник.

— Чем же я отблагодарю хана за такую услугу?

— Она тебе не будет стоить и гроша. Просто, ты станешь другом моего господина. Кейстут связан очень близкими отношениями с Дмитрием Донским, а ты будешь другом хана Тохтамыша, когда сядешь на место дяди. Соответственно, друзья должны помогать друг другу.

— Заманчивое предложение. — Размышлял Ягайло. — Но если удача покинет и на этот раз, головы мне не сносить. А она у меня, как никак, одна.

— Кто не рискует, тот ничего не имеет. — Резонно заметил купец.

— Пожалуй ты прав. Попробую удачи в последний раз.

— Тогда жди вестей. Скоро настанет твой звездный час, Ягайло.

В ожидании событий, предсказанных татарским посланником, Ягайло принялся собирать войско со своих довольно скромных владений. В это время подоспел гонец с письмом от Кейстута. "Дорогой племянник, — писал Кейстут, — вероятно по своей забывчивости ты не прислал в Вильно подданщину за прошлый год. Мне срочно понадобились деньги, поэтому прошу прислать причитающуюся с твоих владений дань не позднее конца этого месяца. Не заставляй меня самого ехать за этой сущей безделицей. Тем более, дороги к Витебску и Креву не отличаются добротностью, и мои литовские воины будут тобой очень недовольны, если им придется проделать этот путь. С нетерпением жду исполнения моей маленькой просьбы."

— И долго, сынок, мы будем терпеть бесчинства этого старика. — Возмутилась княгиня Ульяна. — Мало того, что забрал все твои земли, распоряжается ими как собственными, так еще и требует отдать последнюю рубашку.

— Ничего не поделаешь, мать, у Кейстута нынче сила. Лучше отдадим все наши деньги, но сохраним за собой Витебск и Крево. Бог даст, вернем и серебро, и великокняжеский трон.

Только Ягайло отправил с трудом собранную подданнщину в Вильно, как через два дня опять явился гонец с письмом от дяди. "Князь Ягайло, — гласило на этот раз короткое послание, — извещаю тебя, что неблагодарный правитель Новгород-Северского князь Корибут отказался повиноваться нашей законной власти. Тебе же, как верному вассалу, надлежит привести витебские и кревские дружины на первое число месяца березы (июнь) к городу Турову, где они соединятся с моим войском."

Помедлив несколько дней, Ягайло с помощью матери написал ответ. "Великий князь, пишет твой преданный слуга Ягайло. Извещаю тебя в том, что, получив послание, я тут же начал готовиться к походу. Но, при всем желании, я не смогу собрать войско и привести его на первое число месяца березы к городу Турову. В настоящее время войска у меня нет, так как, благодаря твоему мудрому правлению, не имел в оном надобности. При дворе моем состоит дружина всего лишь из тридцати человек, от которых будет мало проку. Но как только соберу достаточно войска, выступлю прямо к Новгород-Северскому, где и соединюсь с твоей непобедимой ратью, чтобы вместе наказать неблагодарного брата. Прошу тебя не гневаться за отсутствие витебского войска у города Турова. Заверяю тебя, великий князь, что мои воины первыми ворвутся в Новгород-Северский и повергнут к твоим стопам мятежного Корибута."

Кейстуту ничего не оставалось делать, как согласиться с доводами племянника и отправиться в поход без него.

Соглядатаи Ягайлы доносили о каждом шаге великокняжеского войска. Вот оно подошло к Лиде. Там, после неудачной попытки переворота Ягайлы, сидел его любимец Войдылло. Первое время после раскрытия заговора ловкий слуга буквально трясся от страха за свои многочисленные грехи. Но шел месяц за месяцем, Войдыллу никто не трогал, и он успокоился.

То ли теперь Ягайло забыл, то ли не успел предупредить своего фаворита, но когда войско Кейстута подошло к Лиде, Войдылло беспечно потчевал себя обедом в обществе супруги — очаровательной княжны Марии.

Среди бела дня стремительные литовские конники влетели в Лидский замок, разграбили все, что можно унести, схватили Войдыллу и бросили его к ногам великого князя. Через мгновение слуга и любимец двух великих князей в неестественной позе повис на березе.

Узнав о случившемся, Ягайло в бессильной злобе выдавил сквозь зубы: "Проклятый старик, ты заплатишь мне за это жизнью".

Рать Кейстута переночевала в дочиста разграбленной Лиде и двинулась дальше на юг. Ягайло подождал еще несколько дней и тоже вывел в путь свое давно томившееся от безделья войско. Однако пошло оно по дороге, отнюдь не ведущей к Новгород-Северскому.

Спустя два дня войско Ягайлы приблизилось к литовской столице — городу Вильно. У стен его Ягайло остановил свои дружины и принялся рассылать гонцов. Откуда-то в его лагере появились крестоносцы. С помощью последних опальный князь обложил литовскую столицу плотным кольцом воинов.

Подарок Ганула

— Откройте ворота! — Приказал Ягайло стоявшим на стенах защитникам Вильна.

— Мы бы открыли, да лень со стен слезать. — Бросил в ответ один из воинов. — Так что, ты уж сам потрудись их открыть. Привратник-то у нас нынче заболел, что-то с животом у него.

Ответ развеселил воинов на стенах, их суровые лица осветились улыбками, и в адрес Ягайлы полетели выкрики один обиднее другого.

Ягайло и подошедшие военачальники тем временем приглядывались к укреплениям города, который предстояло брать. Опытным ратникам первым делом бросилось в глаза то, что воинов на стенах было очень мало. Основную массу людей составляли, одетые и вооруженные как попало, горожане. Но и с учетом этих вояк, людей для защиты литовской столицы явно не хватало, ибо даже со стороны подхода войск Ягайлы промежутки между защитниками были непозволительно велики. Жители Вильна, привыкшие больше к молотку, шилу, гончарному кругу, чем к мечу, сбивались на укреплениях в толпы, беспечно покидали свои места ввиду неприятеля. Назначенные из простых воинов сотники и десятники выбивались из сил, расставляя их для обороны. Но, тем не менее, сдавать город без боя Ягайле все это разношерстное воинство единодушно отказалось.

Близился к исходу второй день, как войско Ягайлы приблизилось к Вильно. За истекшие сутки оно заметно выросло. Это обстоятельство радовало властителя Крева и Витебска, но вместе с тем, радость омрачали тяжкие думы. Нет, это были не муки совести за очередное предательство, то был страх перед наказанием. Следовало спешить со штурмом города, пока об измене не узнал Кейстут и не повернул свои отряды обратно. А возможно, старому князю уже донесли о том, что племянник двинулся не на соединение с ним, а в сторону стольного града. Как бы то ни было, брать Вильно следовало незамедлительно, а крестоносцы, пообещавшие малой кровью взять город, почему-то медлили. "Опять я останусь в дураках из-за этих немцев. — Думал про себя Ягайло. — Черт меня дернул с ними связаться."

Только успел Ягайло в мыслях столь нелестно отозваться о своих союзниках, как к нему подъехал крестоносец в плаще из дорогой материи, прикрывавшем доспехи, которые стоили, по меньшей мере, табун добрых лошадей. Над высоким гребнем его шлема плавно покачивались пестрые страусовые перья.

— Ну что, ландмаршал, скоро мы будем брать город? — Нетерпеливо спросил Ягайло.

— У нас все готово. — Спокойно произнес крестоносец. — Завтра перед самым восходом солнца поднимешь свои дружины. Восход солнца будет знаком начала штурма.

— Что ж, посмотрим завтра утром, к чему привели ваши долгие приготовления.

— К победе, князь, к победе! — Успокоил Ягайлу ландмаршал и отъехал к своим братьям по кресту.

Едва на востоке закраснелось небо, литовские военачальники принялись будить воинов. Ратники были недовольны, что так рано прервали их сон, но делать было нечего, и они неторопливо начали натягивать на себя доспехи и приводить в порядок оружие. А тем временем на востоке начал вырастать из земли огненный край солнца.

Вдруг Ягайло услышал какой-то шум внутри города, затем отчетливо стали доноситься: лязг оружия, крики проклятий, предсмертные вопли. Чутье безошибочно подсказало Ягайле, что там шел бой. Князь принялся подгонять своих подданных:

— Быстрее, быстрее, лентяи!

Наконец войско Ягайлы приготовилось идти на приступ. Рядом строились крестоносцы под командой ливонского ландмаршала. Осталось только властным голосом сдвинуть с места всю эту смертоносную живую массу.

Ягайло вопросительно посмотрел на ландмаршала.

— Сейчас откроются ворота, — сказал тот, — тогда и тронемся.

Предсказание предводителя крестоносцев не замедлило исполниться. Ворота со скрипом распахнулись, и из города торжественно вышел облаченный в доспехи старшина немецких купцов. В одной руке он держал меч, во второй серебряное блюдо. Позади Ганула, это было видно в открытые ворота, еще кипел жестокий бой. Ландмаршал махнул рукой, и ливонские рыцари понеслись в распахнутые ворота. Следом за ними поспешили дружины Ягайлы. Лишь один человек двигался навстречу всеобщему потоку. Это был старшина немецких купцов. Он приблизился к Ягайле и с поклоном протянул последнему серебряное блюдо, на котором лежали ключи.

— Великий князь, прими в подарок ключи от стольного града и владей им вечно.

Растроганный Ягайло спрыгнул с коня, принял дорогой подарок и, едва ли не со слезами счастья, обнял немецкого купца.

— Ганул, этот город и твой тоже! Я назначаю тебя комендантом Вильна. Управляя вместе с таким помощником, как ты, я думаю, больше мы его не упустим.

— Благодарю за великую честь, князь. — Низко поклонился немец.

— А теперь, Ганул, объясни, как тебе удалось открыть ворота? Кто ведет бой внутри города?

— Немецкие купцы, когда узнали, что ты приблизился к стенам Вильна, единодушно взялись за оружие. К нам присоединилось несколько сот твоих тайных сторонников из литовцев и русских.

— Сколько же человек тебе удалось поднять на такое дело?

— Тысячи полторы.

— Ого! — Приятно удивился Ягайло и тут же добавил. — Они все не останутся без награды. А теперь, Ганул, пойдем-ка, посмотрим на работу твоих молодцов. Бой, кажется, уже затихает.

Когда Ягайло вместе с новоиспеченным комендантом въехали в город, сопротивление защитников повсеместно было сломлено. Быстрота, внезапность удара, численное превосходство, а главное, предательство немецких купцов и недовольных Кейстутом бояр сделали свое дело. Важнейшие точки города — въездные ворота и Верхний замок — были захвачены восставшими сторонниками Ягайлы. Ворвавшемуся в город войску союзников осталось только добить разрозненные кучки насмерть перепуганных людей и заняться грабежами.

Как ни странно, столь скорой победе Ягайло был обязан, главным образом, немецким купцам. Хотя, вряд ли стоит удивляться неожиданному проявлению воинственности торговых людей. В те давние времена опасность, ждавшая купца в лесах, в пути через бескрайние степи, заставляла его вооружаться, сообщала купцу внешний облик воина во время торговых поездок и воспитывала боевые качества в тогдашнем госте (как часто именовали купцов). Купцы были непременной составной частью народных ополчений того времени, они мужественно сражались на городских стенах, обложенных неприятелем. Умение владеть мечом, копьем и луком было для купца столь же необходимо, как и навыки ведения торговых дел.

Ягайло выехал на торговую площадь и наткнулся здесь на ливонского ландмаршала в окружении многочисленной свиты.

— Город взят, великий князь. — Сказал ландмаршал. — Труби сбор своим орлам.

— Зачем же их собирать? Дело сделали, пусть теперь отдохнут.

— В своем ли ты уме, великий князь? Солнце еще только встало, а ты уже говоришь об отдыхе. Тем более, заслуга твоих воинов небольшая в том, что город в наших руках.

— Что же ты предлагаешь, ландмаршал?

— Идти немедленно на Троки. Одного Вильна мало для того, чтобы называться великим князем литовским.

Рога на площади затрубили сбор, и воины нехотя потянулись на их зов. Первыми построились крестоносцы. Наконец и воины Ягайлы, оставив привычные заботы победителей, собрались на площади. В ожидании будущего пира в честь взятия города, они вдруг принялись орать во все глотки:

— Слава Ягайле! Слава великому князю!..

Однако литовцы напрасно старались, крича хвалебные слова своему князю. Ягайло сдержанно поблагодарил воинов за ратный труд и приказал снова выступать в поход.

К полудню войско союзников подошло к Трокам. К вечеру того же дня к резиденции Кейстута приблизилось еще и тевтонское войско, вместе с которым возвратился на родину Скиргайло.

Количество защитников Трок, так же как и Вильна, было не велико. До нынешнего утра в городе был молодой, но опытный военачальник — князь Витовт. Однако, узнав, что Вильно пало, и сюда с двух сторон движутся два огромных войска, Витовт понял, что участь Вильна неизбежно постигнет и Троки. Поэтому, пообещав защитникам привести скорую подмогу и наказав им держаться до последней возможности, он забрал с собой мать и скрылся в неизвестном направлении.

Немногочисленные защитники Трок после ухода Витовта и вовсе упали духом. Однако, надеясь на обещанную князем подмогу, они два дня еще отстреливались и отвергали предложение сдать город. На третий день крестоносцы подготовились к решительному штурму. С ужасом взирали осажденные литовцы на необыкновенной величины тараны, стенобитные и камнеметательные машины, подвижные башни. Для острастки тевтонские рыцари выпустили по полдюжины ядер из пушек, стреляющих при помощи пороха. Последнее, несомненно, произвело на литовцев должное впечатление. Когда все эти приготовления были окончены, к замку приблизился Скиргайло и опять вступил в переговоры с осажденными.

— Братья, давайте не будем напрасно лить кровь. Вы же сами понимаете, что город мы возьмем сегодня любой ценой. Но при этом погибнете вы, ваши дети и жены. Предлагаю в последний раз сдать Троки и обещаю сохранить жизни всем его обитателям, включая и воинов.

— Мы должны подумать, — сказал бородатый воин со стены, видимо, старший. — Дайте нам немного времени.

— Хорошо, — согласился Скиргайло, — но долго ждать мы не можем.

Перестрелка затихла. Литовцы совещались, а немцы осмелели настолько, что приблизились к крепостным стенам на половину полета стрелы. В это время из бойницы вылетела тяжелая арбалетная стрела, и самландский фохт, не успев даже вскрикнуть, неуклюже грохнулся на камни. Глухо загремели доспехи, и их звон отозвался в сердцах крестоносцев.

Немцы, взбешенные убийством собрата, рванулись к стенам. Ландмаршал и комтуры едва удержали их обещаниями, что ворота вскоре раскроются сами, и на всякий случай приказали воинам отойти подальше от стен. Больше со стороны литовцев выстрелов не последовало, но эта единственная стрела, пронзившая самладского фохта, впоследствии дорого обошлась защитникам Трок.

Наконец литовцы кончили совещаться, и старший боярин огласил условия осажденных.

— Мы согласны сдать Троки, если вы сохраните жизни и оружие и позволите нам беспрепятственно уйти.

— Мы принимаем ваши условия, — ответил Скиргайло.

Ворота открылись, и небольшой отряд литовцев вышел из города. Едва он удалился шагов на двести от городской стены, как был с двух сторон окружен крестоносцами.

— Сложить оружие! — Приказал один из комтуров.

Литовцы начали возмущаться.

— В таком случае вы будете уничтожены. — Предупредил немец.

Пришлось покориться. Литовцы продолжили движение, на ходу бросая щиты, копья, луки. Они прошли еще шагов четыреста, как вдруг у себя за спиной услышали тяжелый топот лошадей. Оглянувшись, безоружные воины увидели, что им вдогонку несется конная лавина крестоносцев. Обманутые защитники Трок поняли, что это конец, и бросились врассыпную. Немцы настигали безоружных людей: их пронзали копьями, рубили мечами, топтали лошадьми.

Кровавая бойня продолжалась считанные минуты. Спаслось всего лишь несколько человек, успевших добежать до ближайшего леса. Так жестоко отомстили крестоносцы за смерть самландского фохта.

Кто кого?

Жаркое солнце палило нещадно. Стражники, охранявшие въездную башню гродненского замка, были заняты тем, что по очереди бегали с ведрами к наполненному водой рву у подножья крепостной стены и обильно поливали друг друга.

Они так увлеклись этим делом, что не сразу заметили приближающуюся к городу повозку в сопровождении отряда воинов. Хотя, эту кавалькаду трудно было не заметить, так как за ней на добрых две версты тянулся плотный шлейф пыли. Лишь когда до башни оставалось менее полверсты, въездные ворота спешно захлопнулись, оставив за пределами замка двух воинов, набиравших воду изо рва. Тем ничего не оставалось, как дожидаться приближения неизвестных всадников.

— Ну-ка, полейте на меня, — попросил предводитель отряда, скакавший на коне рядом с повозкой.

Воины с ведрами, узнавшие Витовта, замялись в нерешительности.

— Веселее, веселее лейте! Или вам воды жалко для своего князя?

После этих слов воины, как по команде, вылили оба ведра на своего господина.

— Уф…Перестарались. Хватило бы и одного ведра. — Сказал Витовт, убирая со лба волосы, с которых в глаза текла смешанная с дорожной пылью вода.

Наконец и стражники на стене узнали Витовта, а в пожилой женщине, сидевшей в простой дорожной повозке, признали его мать — княгиню Бируту. Ворота, скрипя ржавыми петлями, снова отворились и приняли усталый отряд всадников. Едва последний воин въехал в пределы замка, Витовт тут же приказал закрыть ворота.

С приездом Витовта жизнь Гродно утратила свое привычное спокойствие и размеренность. Городские улицы оживились: то и дело, по ним проносились всадники, шли вооруженные отряды, куда-то спешили люди с кирками и лопатами. С новой силой загремели кузницы, временами подмастерье выносили из них охапки мечей, связки наконечников копий и стрел. Несмотря на обилие производимого оружия, цены на него на гродненском торге заметно выросли, как впрочем, стал вдвое дороже и хлеб. По городу поползли слухи, что к Гродно приближается враг. "Неужели опять крестоносцы на нас идут", — шептались между собой горожане.

Немало способствовали распространению этих слухов и распоряжения Витовта. Первым делом князь приказал удвоить стражу въездной башни. Затем разослал гонцов ко всем своим вассалам с требованием немедленно вести дружины к Гродно. На следующий день Витовт в сопровождении воевод и именитых горожан осмотрел все пять башен гродненского замка и прочие укрепления.

Следуя указаниям воевод, горожане тут же приступили к работе. Одни углубляли ров перед крепостными стенами, другие укрепляли земляной вал, третьи занимались ремонтом башен и стен. По приказу Витовта заложили камнем и кирпичом все городские ворота, кроме тех, через которые он въехал в Гродно после бегства из Трок. Эти ворота защищались мощной башней, расположившейся в юго-восточном углу крепости и соединявшейся с городом подъемным деревянным мостом.

За этими военными приготовлениями и застал сына Кейстут, вскоре вернувшийся с войском из-под Новгород-Северского. Властитель последнего, Корибут и не думал сражаться с войском великого князя. Зная доброту старого князя, брат Ягайлы повинился перед ним и просил не наказывать строго за своеволие.

— Молодец, славно поработал, — похвалил сына Кейстут, осмотрев крепость. — Теперь вижу, что не только мечом ты владеешь отменно.

— Гродно мы с воеводами укрепили. Но что делать дальше, отец?

— Будем отвоевывать свои земли.

— Разбить литовско-русское войско Ягайлы нам не составит труда, но вместе с Ягайлом многочисленные отряды рыцарей из Ливонии и Пруссии, которые превосходят нас и числом и вооружением. На этот раз с крестоносцами тягаться нам, отец, не под силу.

— И что же ты предлагаешь, Витовт? Идти к Ягайлу и милостиво просить клочок земли?

— Зачем идти на поклон к этой неблагодарной скотине? Подождем здесь до осени, отец. Гродно они все равно не возьмут, даже с помощью немцев. За это время мы соберем рать в десять раз большую, а крестоносцы, может быть, уберутся, наконец, в свои замки.

— Нет, сын, с Ягайлом нужно воевать только сейчас, пока в его руках еще не так много городов. Если мы не расправимся с нашим беспокойным родственником сейчас — потом будет гораздо труднее. — Принял решение Кейстут. — Что касается крестоносцев, то они никогда не уходили с нашей земли по доброй воле. Литва для них еще со времен князя Миндовга стала лакомым куском. Пока мы будем ждать осени, тевтоны понастроят на наших землях замков, и тогда не сможем выбить их даже с войском в десять раз большим, чем имеем сегодня.

— Ты прав, отец. Но еще не привели к Гродно дружины наши русские князья и воеводы, к которым я послал гонцов.

— Мы сделаем так, Витовт. Я с литовцами пойду в Жемайтию собирать войско, а ты жди русских воевод. Но через двенадцать дней мы встречаемся около города Ковно. Помни Витовт, через двенадцать дней, даже если не придут русские, ты должен быть у Ковно.

— А мать поедет с тобой или останется здесь?

— Ни то, и не другое. Борьба нам предстоит упорная и жестокая, и для Бируты будет безопаснее переждать смутное время на окраине нашего государства. Отправим ее с десятком воинов в Берестье. В случае нашего поражения, княгиню защитит мой зять Янош, князь мазовецкий. Я пошлю к нему гонца с письмом.

Князь Кейстут изложил сыну план действий и теперь своей обычной неторопливой походкой в задумчивом молчании прохаживался по комнате. Витовт терпеливо стоял и ждал возможных распоряжений отца.

— Что же ты жителей Гродно так напугал? — Спросил, наконец, Кейстут сына после довольно продолжительной паузы. — Начал укреплять замок, а не сказал, от кого собираешься обороняться. Горожане уже думают, что, чуть ли не конец света близко.

Витовт виновато опустил голову.

— Иди к народу, — продолжал Кейстут, — и скажи ему, с кем мы будем воевать и почему. Скажи так, чтобы наши с тобой враги стали врагами каждого твоего подданного. Не надо скрывать правду от людей, какой бы горькой она ни была. Если твои подданные будут знать правду, они будут верить тебе. Ведь ты собрался вести их на битву, на смерть, и воины должны знать, что свои жизни отдают за справедливое дело, а не во исполнение прихоти господина. За правду, Витовт, и умирать легче.

Вновь встретились отец с сыном спустя двенадцать дней в двух милях от Ковно. Кейстут пришел во главе десятитысячной армии жемайтийцев, Витовт привел внушительное войско, состоявшее из жителей Белой Руси, а также отряды Любарта волынского. Обе армии слившись воедино двинулись вдоль Вили в направлении Трок.

Неприветливо на этот раз встретила старого князя его бывшая резиденция. Жерла пушек смотрели с крепостных стен на подошедшее войско литовских князей. Многочисленные бойницы ощетинились наконечниками копий и тяжелых арбалетных стрел. Между зубцами крепостной стены смертоносным грузом лежали огромные каменные глыбы, готовые по первому приказу обрушиться на головы штурмующих.

Новый правитель Трок племянник Кейстута — князь Скиргайло — напряженно вглядывается в одну из бойниц, силясь отыскать в войске противника своих родственников. Но, несмотря на столь близкое родство и расстояние всего в полверсты между дядей и племянником, огромная пропасть разделила родственников.

Но что это? Скиргайло увидел, как огромное войско Кейстута вдруг начало откатываться от Трок.

Оказывается, Кейстут получил известие, что на помощь осажденному городу из Вильно движется Ягайло, и, чтобы не оказаться между двух огней, старый князь решил на время оставить мысль о немедленном штурме своей бывшей резиденции.

Войска Ягайлы и Кейстута сблизились друг с другом на три полета стрелы и остановились в нерешительности. Армия Кейстута значительно превосходила по численности, но войско Ягайлы было усилено закованными в броню отрядами крестоносцев. Впереди прусских рыцарей стояли огнедышащие орудия, которых так боялись литовцы. Шло время, но ни одна из сторон не решалась сдвинуться с места.

Наконец, от лагеря Ягайлы отделилась группа всадников, и оба войска облегченно вздохнули, почувствовав близкую развязку длительного противостояния.

Посольство приблизилось к жемайтийским полкам Кейстута, и возглавлявший его Войцех Монивид принялся искать взглядом старого князя. Боярам Ягайлы пришлось порядком помаячить перед воинством Кейстута, выслушивая колкие насмешки литовцев, пока из гущи воинов не выехали старый князь и Витовт.

— Что вам угодно, предатели? — Надменно встретил Кейстут переметнувшихся к племяннику литовских бояр.

Войцех Монивид терпеливо снес оскорбление и приступил к изложению цели посольства.

— Князь Ягайло прислал нас со словами мира на устах…

— Мира… — раздраженно перебил речь посла Кейстут. — Каким же он представляет наше дальнейшее существование?

— Ягайло желает, чтобы все было как до вашего раздора: ты, великий князь, держал бы свои земли, а Ягайло наследие Ольгерда.

— По-моему, отец, такое предложение следует принять, чтобы избежать кровопролития между литовцами. — Вступил в беседу Витовт.

— Пожалуй, чтобы сохранить от ненужной бойни моих жемайтийцев, я согласился бы на эти условия. — Несколько смирив свой гнев и рассудив здраво, промолвил Кейстут. — Но что мы будем делать с готовыми к битве войсками? Как быть с крестоносцами? Как я могу быть уверенным в том, что Ягайло опять не поднимет бунт?

— Все эти вопросы, великий князь, ты решишь при встрече с Ягайлом. Ничто не мешает сиятельному князю посетить лагерь Ягайлы и договориться об условиях мира. Мой господин поклялся на кресте, что ни словом, ни делом не причинит вреда ни тебе, ни твоему сыну.

— Я прекрасно знаю, Монивид, чего стоит слово моего племянника. Поэтому, я требую, чтобы сюда приехал Скиргайло и также принес мне присягу.

— Хорошо, великий князь, я попробую исполнить твое желание.

От посольства Монивида отделились два всадника. Один направил коня в сторону стана Ягайлы, другой помчался в направлении Трок…

— Готов ли ты, Скиргайло, принести присягу, что не посягнешь на жизнь, честь и земли мои. — Спросил Кейстут племянника, едва успевшего отдышаться после скачки.

— Клянусь памятью отца моего Ольгерда.

— Можешь ли ты, Скиргайло, поручиться, что Ягайло сдержит свое княжеское слова не причинять вреда мне ни словом, ни делом.

— Клянусь великим Перкунасом за брата моего Ягайлу.

— Ну, вот и ладно. — Удовлетворился Кейстут. — А чтобы клятвы не были пустыми словами, придется тебе остаться в лагере жемайтийцев до окончания наших переговоров с Ягайлом.

Кейстут уже собрался отправиться в путь, как вдруг к нему обратился Витовт:

— Отец, я поеду с тобой.

Старый князь немного помедлил с ответом, видимо он хотел отказать, но потом махнул рукой:

— Ладно, езжай. Не решится же Ягайло пожертвовать своим любимым братом.

Ягайло встретил своих родственников, как самых близких и желанных гостей. Весь вид его: стыдливо опущенные глаза, лицо, на котором застыло выражение кающегося грешника, заискивающая походка говорили о том, что Ягайло осознал свою вину и жалеет о содеянном.

— Изложил ли Монивид тебе, дорогой дядюшка, мои условия примирения? — Широко улыбаясь, спросил Ягайло.

— Да. — Коротко отрезал Кейстут.

— Согласен ли ты управлять со мной Великим княжеством Литовским так, как завещал покойный Ольгерд?

— Да.

— В таком случае едем в Вильно.

— Зачем это?

— Как зачем? — В свою очередь удивился Ягайло. — Мы с тобой, дорогой дядюшка, вроде как бы примирились, и незачем больше оставаться в поле. В Вильно, если пожелаешь, составим мирные грамоты, договоры. Я согласен принять любые условия и обязуюсь повиноваться тебе во всем, лишь бы все было как прежде.

— А что же будет с нашими войсками? Что ж, им так и оставаться на поле?

— Пусть каждый из нас распорядится войском по своему усмотрению. — Предложил Ягайло.

— И что же ты сделаешь со своей ратью? — Ехидно спросил Кейстут.

— Крестоносцев попрошу убраться за границы нашего государства, а литовцев прикажу воеводам распустить по домам.

Кейстут с недоверием встретил добрые намерения племянника и ответил на них лишь глубоким молчанием.

И вот снова Виленский замок объединил под своей крышей враждующих родственников. Трудный для потомков Гедимина день, наконец, закончился, и ужинали они уже при свечах. После ужина для Кейстута с сыном были подготовлены их прежние комнаты для сна, но Витовт пожелал остаться в опочивальне отца.

После длительных походов, бессонных ночей глаза у обоих сомкнулись как-то незаметно. Проснулись отец с сыном от осторожного стука в дверь. К этому времени день вступил в свои права, и за окном ласково светило летнее солнце.

— Кто там? — Спросил Кейстут.

— Завтрак подан, князь, — ответил женский голос.

Кейстут встал, оделся, щелкнул задвижкой и окаменел от неожиданности. Вместо обещанного завтрака на пороге показались вооруженные воины. Придя в себя, Кейстут попытался опять закрыть дверь, но было уже поздно. Воины отбросили старика от двери и ворвались в опочивальню. Двое из них навалились на Кейстута, остальные бросились к Витовту. Последний успел схватить меч и могучим ударом разрубить надвое ближайшего стражника. Но в следующее мгновение с десяток воинов облепил его со всех сторон. Трое уцепились в руку, державшую меч и, в конце концов, завладели смертоносным оружием.

— Где Ягайло!? — Кричал в углу Кейстут, корчась от боли. — Кто вас послал, проклятые псы?

Но воины молча делали свое дело, не обращая внимания на крики старика. Витовта с отцом связали и увели в темницу Виленского замка.

Так вновь оказался обманутым своим племянником князь Кейстут.

Несмотря на многочисленные обманы и измены, сердце старого князя не утратило веру в благородство, честность, доброту, веру в справедливость. Черты характера этого князя-язычника вполне подходили для героя рыцарского романа, но, увы, не для жизни Виленского двора.

Янош мазовецкий

Междоусобной борьбой литовских князей не преминул воспользоваться князь Янош, властитель Мазовии*. Лишь до него дошли вести о том, что Ягайло захватил Вильно, мазовецкий князь объявил в своих землях посполитое рушение**. Удалую польскую шляхту, которая успела соскучиться по ратным делам, долго упрашивать не пришлось, и в короткие сроки князь Янош стал обладателем довольно внушительного войска. Войско, в общем-то, довольно своенравного. С большим трудом Яношу удалось объединить гордых шляхтичей в хоругви и назначить им воевод, ибо воеводой хотел быть каждый, даже самый захудалый, шляхтич.

Спустя несколько дней мазовецкое войско вдруг объявилось на Берестейской земле и с ходу обложило Дорогичин. Польские паны жаждали подвигов и славы, но их предводитель, вместо того, чтобы начинать штурм, вступил в переговоры с осажденными. К этому времени борьба за литовский трон достигла своего апогея, и бедные защитники Дорогичина не знали, кто у них нынче великий князь, к кому обратиться за помощью. Все это мудро учел Янош мазовецкий, вступив в переговоры с дорогичинцами, которые увенчались успехом.

Участь Дорогичина вскоре разделили Мельник, Сураж и Каменец. Та легкость, с которой под власть мазовецкого князя перешло западное пограничье Литвы, объяснялась, прежде всего, распрями в стане потомков Гедимина, кроме того, условия сдачи крепостей были довольно приемлемыми для защитников. Янош запретил своей шляхте грабить и притеснять население тех городов и местечек, которые добровольно сложили оружие и открыли ворота перед его армией. В захваченных городах Янош мазовецкий оставил сильные гарнизоны, содержание которых возложил на плечи горожан. Это было единственной обязанностью побежденных. Окрыленный успехом, мазовецкий князь повел свое войско к главному городу Берестейской земли.

Жена великого князя литовского Кейстута, словно в ожидании чего-то, неторопливо мерила шагами горницу Берестейского замка. На челе Бируты отразились следы волнений, тревог и ночных слез. Причин для переживаний у великой княгини было предостаточно. Недавно она получила известие, что ее зять, Янош мазовецкий, вторгся с войском в пределы Берестейской земли. Но не это было главной причиной печали Бируты, ибо к набегам мазовецкого князя все уже давно привыкли.

Шел день за днем, а от мужа с сыном не было никаких вестей с тех пор, как княгиня оставила их в Гродно занятыми приготовлениями к битве с Ягайлом. Судьба мужа и сына настолько беспокоила княгиню Бируту, что она ни на мгновение не могла отвлечь от них свои мысли. Почему-то Кейстут с Витовтом виделись ей, то убитыми на поле брани, то закованными в цепи, то смертельно раненными, и лишь изредка княгиня предполагала счастливый конец. Чтобы хоть как-то отвлечься от черных мыслей, Бирута пыталась заняться шитьем, но работа валилась из рук. Уколов иголкой два-три раза палец, княгиня в сердцах отбросила материю в сторону.

Бирута, погруженная в себя, снова ходила из угла в угол, когда раздался стук в дверь. Этот стук, казалось, пробудил ее от долгого сна, вернул княгиню в реальный мир.

Бирута быстрыми шагами подошла к двери и сама ее распахнула. На пороге стоял начальник ее личной стражи.

— Княгиня, к городу со стороны Мазовии приближается войско.

Нет, не этих вестей ждала княгиня, но все же пробудившаяся энергия не угасла вместе с обманутой надеждой.

— Закрыть ворота. — Приказала она. — Приготовиться к обороне.

Княгиня изъявила желание самолично лицезреть неприятельское войско, и ее отвели на смотровую площадку одной из башен. К этому времени войско подошло на полет стрелы от крепости, и можно было разглядеть лица воинов.

Среди поляков выделялся один, с поднятым забралом шлема. Горячий скакун то и дело носил его от одного отряда к другому. Всадник на ходу перебрасывался парой фраз с воеводами, и войско, повинуясь его указаниям, разворачивалось для осады.

Княгиня некоторое время напряженно следила за шустрым всадником, пока, наконец, вслух не убедилась:

— Никак зятек собственной персоной пожаловал.

По интонации голоса княгини можно было подумать, что она обрадовалась, увидев своего зятя, даже при таких, далеко не радостных, обстоятельствах. В самом деле, князь Янош невольно вызвал ее восхищение тем, как ловко управлял он мятежной польской шляхтой. Но, на всякий случай, Бирута предупредила своих воевод:

— Следите вон за тем молодцом, — указала она на Яноша, — иначе эта хитрая бестия обведет нас вокруг пальца.

— Прикажи, княгиня, и я враз пришью его из самострела, — предложил суровый бородач.

— Вот стрелять-то в него как раз нельзя, можно только взять живым. Я не хочу, чтобы моя дочь стала вдовой.

А Янош мазовецкий, разобравшись со своим войском, подъехал еще ближе к крепостной стене, как раз напротив той башни, из которой наблюдала его теща. Вот и он, наконец, узнал княгиню Бируту.

— Княгиня! — Крикнул предводитель поляков. — Прикажи своим воинам не стрелять. Я хочу с тобой поговорить.

— Езжай ближе, Янош, никто тебя не тронет. — Подождав, пока он приблизится вплотную к башне, Бирута вновь обратилась к зятю. — Каким ветром тебя занесло в наши земли?

— Выполняю просьбу твоего мужа.

— Какую такую просьбу? — Удивилась Бирута. — Что-то я никак не возьму в толк, о чем ты говоришь, Янош.

— Перед тем, как отправить дорогую княгиню в Берестье, Кейстут попросил меня в письме оказать помощь и защиту тебе в случае надобности. — Пояснил Янош мазовецкий. — Теперь, до нас дошли слухи, что Кейстут с сыном предательски заточен в темницу, и соответственно, твоя жизнь, княгиня, в опасности.

— О судьбе мужа мне ничего не известно, и чтобы он предлагал мне воспользоваться твоим покровительством, тоже не помню.

— Знакома ли тебе рука Кейстута? — Спросил Янош.

— Конечно, да.

— Тогда возьми письмо и прочти его слова.

Янош взял у оруженосца копье на длинном древке, надел на наконечник письмо и таким образом подал его в одну из бойниц крепостной стены. Затем он терпеливо принялся дожидаться, пока княгиня ознакомиться с содержанием послания Кейстута.

— И как же ты собираешься заботиться обо мне? — Спустя некоторое время спросила княгиня.

— В Берестье войдут мои воины, и уж будь спокойна, они сумеют защитить город от Ягайлы.

— Но как войдут в город твои воины? Ведь я не намерена владения мужа раздавать врагам.

— Каким врагам!? — Воскликнул Янош. — С каких это пор, княгиня, родной зять твой стал врагом?

— Уж кого-кого, а тебя, Янош, я знаю лучше своих сыновей. Ты, не то, что у тестя, у брата родного готов отобрать последнее село, чтобы увеличить свои владения.

— Напрасно ты, княгиня, говоришь такие обидные слова. Я же помочь тебе хочу.

— Не утруждайся понапрасну, Янош, у меня найдутся защитники и без тебя.

— Ты ошибаешься, княгиня. Я знаю, ты имеешь в виду своего мужа и сына. Так вот, они уже в плену у Ягайлы ждут смертного часа. Скоро твой племянник и сюда доберется, и я боюсь, что моя жена одновременно лишится и отца и матери.

— Откуда у тебя такие вести? — Встрепенулась Бирута. — Почему я ничего не знаю?

— Это не удивительно. Прежде, чем подойти к Берестью, я послал отряды воинов перекрыть все дороги, ведущие к городу. — Признался Янош. — В результате, люди, которые везли тебе черные вести, оказались в моих руках.

— Я хочу поговорить с этими людьми.

— Нет ничего проще. — Сказал Янош и дал распоряжение оруженосцу.

Вскоре к стене подвели двух литовцев. В одном из них Бирута узнала приближенного своего мужа.

— Судимантас! — Обратилась к нему княгиня. — Что с моим мужем?

— И муж твой и сын в плену у Ягайлы. Подлым обманом он заманил их в западню.

— Так живы ли они!? — Дрожащим от волнения голосом спросила Бирута.

— Не знаю, княгиня.

— Так как, княгиня, впустишь мое войско в Берестье? — Снова вступил в разговор Янош.

— Нет. — Решительно ответила Бирута. — Пусть хоть один город в Литовском государстве останется верным своему князю.

По тону ее голоса, мазовецкий князь понял, что продолжать разговор на эту тему бесполезно. Он довольно хорошо знал непреклонный нрав своей тещи.

— Тогда поехали ко мне в Мазовию. — Предложил Янош. — Будешь жить вместе со своей дочерью. Ведь Ягайло все равно не оставит тебя в покое, и, уж тем более, не оставит под твоей властью город. А в Мазовии мы вместе подумаем, как помочь Кейстуту.

— И ты откажешься от попытки захватить Берестье? — Удивилась Бирута.

— Зачем напрасно проливать кровь? Когда горожане убедятся, что Ягайло захватил власть в княжестве — сами попросятся под мое покровительство.

— Ладно, — подумав немного, согласилась княгиня, — поехали к тебе. Хоть на дочь посмотрю напоследок.

Наказав воеводам крепко держать город, и ни в коем случае не сдавать Ягайлу, Бирута вышла к зятю. Янош спрыгнул с коня, и они вдвоем пошли к польскому войску, которое в скором времени начало отходить от города.

Со стен Берестья воины с тоской смотрели, как покидала их великая княгиня.

Кревский замок

— Проклятый Ягайло, опять обманул нас. — С ненавистью молвил Кейстут. — Теперь пощады от него не жди. Я свою жизнь прожил, вот только тебя жаль, Витовт.

— Еще не все потеряно, отец. Осталось наше войско, у нас в плену Скиргайло.

— Ох, сын, сын, — горестно промолвил старик, — кто знает: что сталось с нашим войском за время, которое мы провели в темнице.

Сомнения князя, как оказалось позже, подтвердились. Скиргайло сбежал из стана жемайтийцев в первую же ночь. Воины же, не дождавшись своего князя, начали расходиться по домам. Последними ушли преданные жемайтийцы, поверив посланцам Ягайлы, которые убеждали, что между Кейстутом и Ягайлом отныне царят мир и согласие.

Однажды засов темницы глухо заскрежетал, и в дверях показался стражник.

— Выходи, Кейстут.

— А мне оставаться здесь? — Забеспокоился Витовт. В его душе поселилось предчувствие, что с отцом он видится в последний раз.

— А ты сиди. Твой час отдать богу душу еще не настал.

У Кейстута с Витовтом похолодело в груди от слов стражника, однако вида оба не подали. Отец с сыном крепко обнялись, и Кейстут направился к двери. Уже стоя на пороге, старый князь обернулся и окинул прощальным взглядом Витовта.

Однако нет — Кейстута вели не на казнь. Опасаясь, что жители Вильна освободят своего князя, Ягайло решил переправить Кейстута, от греха подальше, в Крево. Неприступный замок с преданным гарнизоном, наследственное владение Ягайлы — Крево, как нельзя лучше, подходило для содержания опасного узника.

Многочисленные войны не пощадили этот один из древнейших замков на территории Беларуси, и до наших дней сохранились лишь остатки крепостных стен.

Шестьсот лет нещадно палило солнце эти стены, и кирпичи под его лучами уменьшились в размерах и в некоторых местах выпали к подножию стены. Но раствор, который связывал кирпичи, остался нетронутым, и с земли такие места напоминают пчелиные соты. Из поколения в поколение передавались секреты раствора, который по прочности может сравниться только с железом, и остается только сожалеть, что его выдающиеся свойства не нашли применения в наши дни.

Построенный в первой половине XIV-го века литовскими князьями Гедимином и Ольгердом, Кревский замок благодаря высоченным, двухметровой толщины, стенам и башням, заполненному водой глубокому рву был непреодолимым препятствием на пути захватчиков. В расположенных во дворе жилых и хозяйственных постройках находились слуги и гарнизон из 100–150 воинов, которые защищали башни и бойницы. Во время нападения крестоносцев за могучими стенами замка пряталось со своим скарбом все население Крева.

Однако вернемся к нашему пленнику, который прибыл в Кревский замок в сопровождении отряда под предводительством князя Остея. Ягайло не случайно поручил своего дядю заботам Остея. Этот князь много раз участвовал в походах Кейстута и искренне его уважал. Во многом эти люди были схожи между собой. Присущие Остею честность и благородство сближали его с Кейстутом, но чувство долга мешало даровать свободу великому князю, несмотря на все симпатии к нему. Черты характера Остея исключали в поведении этого человека обман, ложь даже в отношении Ягайлы, которого благородный рыцарь просто презирал. А Ягайло к этому времени научился хорошо разбираться в людях, именно поэтому и поручил он Остею охрану старого князя.

Всю дорогу от Вильна до Крева пленник и его страж беседовали как два лучших друга. Возложенные на Остея обязанности тяготили его, и поэтому по прибытию в Крево он взял с Кейстута слово, что тот не будет пытаться бежать в обмен на полную свободу в пределах замка. Но даже ограниченной крепостной стеной свободой старый князь пользовался недолго. Через два дня в Крево примчался Ягайло, и привез с собой закованного в цепи Витовта.

Остей сам вышел встречать великого князя.

— Где Кейстут? — Были первыми словами Ягайлы.

— Где-то в главной башне. — Неопределенно ответил Остей.

— Ты что же, не заточил его в темницу?

— Но ведь это твой дядя и великий князь литовский. — Напомнил Остей. — Да и незачем содержать Кейстута в подземелье, он дал мне княжеское слово, что не будет пытаться бежать. Кейстута я хорошо знаю — он скорее умрет, чем изменит данному слову.

Ягайло густо покраснел, видимо он отнес намек в свою сторону, но минутная слабость длилась недолго.

— Сейчас же бросить Кейстута в темницу. — Приказал Ягайло. — Кстати, как его кормили?

— Отменно, твой дядя получал все, что хотел.

— С сегодняшнего дня давать ему только хлеб и воду.

— Уволь меня, князь, от таких поручений. Я воин, а не палач.

— Ты сделаешь, Остей, все так, как я сказал, а если нет — пойдешь в темницу к Кейстуту. — Предупредил Ягайло. — С первыми сумерками проверю, как ты исполнил мои поручения.

Вторую половину дня Ягайло провел в постели, отдыхая после долгой дороги. Вечером он проснулся и вышел на замковый двор. Неторопливо прошелся между хозяйственных строений и вдруг остановился как вкопанный. Взгляд Ягайлы упал на смотровую площадку большой четырехъярусной башни в южном углу крепости. Там одиноко стоял Кейстут и любовался закатом солнца.

— Богдан! — Крикнул Ягайло. — Остея ко мне немедленно!

Ждать довелось довольно долго. Наконец вернулся Богдан и "обрадовал":

— Князя Остея нигде нет. Пропали так же все воины из его дружины.

— Куда же они делись?

— Никто не знает.

— Как это, никто не знает? Целый отряд воинов пропадает среди бела дня, и никто ничего не знает, никто ничего не видел. Это что — заговор? Начальника стражи ко мне!

Вошел начальник стражи — широкоплечий светлобородый литовец.

— Покидал ли князь Остей замок? — Спросил Ягайло.

— Да, он вышел с отрядом через малые ворота вскоре после твоего приезда.

— Почему ты его выпустил?

— Потому, что ты сам, великий князь, приказал выполнять все распоряжения Остея.

— Приказал, — подтвердил Ягайло, — но только на время моего отсутствия. А теперь, когда в замке есть я, ты должен исполнять мои приказы, а не Остея.

— Все это так, великий князь. Но ведь ты не отдавал приказа задержать Остея. — Резонно заметил начальник стражи.

Последнее оправдание стражника совсем вывело Ягайлу из себя.

— Ты много говоришь, мне это не нравится. — Злобно промолвил Ягайло и обратился к стоящим за спиной воинам. — Бросьте его в темницу, пусть там поучится беседовать с великим князем литовским.

— На все твоя воля, великий князь, — смиренно произнес начальник стражи.

Близился к концу пятый день пребывания Кейстута в Крево, хотя в подземелье, куда заточил его Ягайло, день и ночь ничем не отличались друг от друга. Единственным источником света была свеча, тускло горевшая в углу.

Неподвижно лежит Кейстут на сырых войлоках. Нет, князь не спит. Кейстут вспоминает свою жизнь — это единственное, что осталось ему в мрачной темнице. Лицо князя изменяется в зависимости от воскрешаемых в памяти событий. Оно становится суровым, когда вспоминает Кейстут былые битвы и походы; ласковым и добрым, когда посещает его образ жены, детей, брата Ольгерда; печальным, когда он думает о Витовте. Лишь один человек вызывает в нем злобу, ненависть и отвращение. Это Ягайло — племянник старого князя.

За свою долгую жизнь Кейстут совершил много разных деяний, но лишь одно из них вызывает сожаление. Не может простить себе Кейстут, что сохранил жизнь и земли Ягайлу, когда разоблачил его в сговоре с крестоносцами. Все тогда было бы по-другому…

Размышления Кейстута были прерваны какой-то возней за дверью. "Ужин принесли", — решил князь и повернул голову в сторону двери. Наконец проржавленный замок открыли, и в темницу вошли четыре человека.

Заподозрив недоброе, старик поднялся с войлоков.

— Что вам надо? — Спросил он вошедших.

— Мы пришли взять твою жизнь. — Ответил один из них. — Если хочешь помолиться своим богам, то мы подождем. Может быть, у тебя есть последнее желание, мы постараемся его исполнить.

— Желание у меня одно — хочу, чтобы сдох Ягайло.

— Что ж, тогда приступайте. — Сказал своим товарищам старший.

При виде приближающихся врагов глаза Кейстута налились кровью, все тело его пронзила дрожь бешенства. Испустив дикий крик, старый князь в фатальной обреченности бросился на своих убийц.

Но что может сделать один старик против четверых молодых и сильных воинов? Жестокие руки намертво сжали горло Кейстута, и через мгновение дикий крик перешел в хрип. Мучения старика у всякого бы вызвали жалость, но нет ее у слепых исполнителей воли племянника. Наконец и хрип затих, тело старика обмякло, и воины, словно по команде, отпустили руки. Тело князя бессильно упало на пол. Старший опустился на колени, приложил ухо к груди старика и тихо произнес:

— Мертв.

Некоторое время воины молча смотрели на дело своих рук, пока, наконец, их начальник вновь не опомнился.

— Возьмите старика и положите его на войлоки так, как он лежал до нашего прихода. Ты, Кучук, пойдешь сейчас к великому князю и скажешь ему, что Кейстут умер.

На следующий день литовскому народу было объявлено о смерти Кейстута, но лишь немногие подозревали истинного виновника его скоропостижной кончины. А еще через два дня погребальная колесница привезла тело несчастного князя в Вильно. При громадном стечении народа останки Кейстута сожгли в долине Свенторога.

Так трагически окончил жизнь последний герой языческой Литвы.

Елена

Расправившись с Кейстутом, Ягайло принялся за приближенных своего дяди. Вскоре после погребенья князя-мученика были колесованы родственники жены Кейстута — Видимонт и Бутрим. Ягайло с удовольствием приказал бы убить и Витовта, но боязнь, что смерть сына вслед за отцом может вызвать возмущение литовского народа, останавливала его. Даже близкие соратники Ягайлы, такие как Монивид, были недовольны его зверствами, и новое черное дело могли не простить. Требование даровать жизнь и свободу сыну Кейстута выражали посланцы Яноша мазовецкого и даже Тевтонского ордена, что совсем поставило Ягайлу в тупик. Но, тем не менее, отпускать на свободу своего потенциального врага Ягайло явно не собирался.

Витовт содержался в подземелье одной из башен Кревского замка. Предсмертный крик отца долетел и до него, правда, многократно приглушенный толстыми стенами. И хотя этот крик более походил на рев смертельно раненого зверя, чем на голос человека, Витовта охватило, пока еще не осознанное, чувство беспокойства. Когда ему на следующий день сказали, что умер отец, Витовт сразу понял, кому принадлежал этот нечеловеческий вопль.

Вследствие потрясения, вызванного смертью отца, у Витовта началась нервная горячка. Он отказывался принимать пищу и своим поведением приводил в ужас стражников. Сын Кейстута мог часами лежать неподвижно, но иногда к нему возвращался предсмертный крик отца, и тогда диким зверем метался он по темнице, с пеной у рта ломал и крошил все, что попадалось под руку. Насмерть перепуганные стражники бежали к своему начальнику и клялись, что в Витовта вселился демон, который вскоре разрушит башню, а может и весь Кревский замок. Однажды, когда Витовт после очередного буйства уже несколько часов подряд лежал на сыром земляном полу, не подавая признаков жизни, к Ягайле подошел новый начальник стражи.

— Князь, что делать с Витовтом? — Спросил он.

— А что такое?

— Витовт совсем плох, уже часов пять лежит без неподвижно. Может быть, перенести его из темницы наверх. Знахарь говорил, что узнику нужен свежий воздух.

— Пусть сидит пока в темнице. Смотри за ним в оба. Говоришь, он сильно болен, что ж, я не удивлюсь, если Витовт вскоре отправится вслед за отцом. — С холодным равнодушием отверг Ягайло предложение начальника стражи и предупредил его. — А ты, если будешь совать нос не в свои дела, попадешь туда, где сейчас твой предшественник. Тоже мне, нашелся благодетель.

И все же Ягайле вскоре пришлось облегчить участь двоюродного брата.

Однажды к Кревскому замку приблизились две женщины. Одна из них, судя по одежде, знатного происхождения, сказала, что хочет видеть Ягайло. Это были: жена Витовта — Анна, и ее служанка — Елена. Еще в начале лета Анна отправилась погостить к своему отцу — смоленскому князю, но едва ее ушей достигли слухи о трагических событиях в Литве, жена Витовта отправилась в обратный путь. Не помогли ни уговоры отца, ни слезы матери — Анна твердо решила разделить участь мужа. Долгое время она скиталась по Литовскому государству в поисках мужа, пока, наконец, людская молва не привела Анну к Кревскому замку.

Ягайло, похоже, даже обрадовался появлению у себя в замке жены узника, хотя трудно разобраться, когда этот человек действительно радуется, а когда притворяется. Возможно, Ягайло действительно приятно было видеть столь очаровательных женщин, какими были Анна и Елена, но, скорее всего, он хотел использовать своих гостий, чтобы иметь свидетелей своей непричастности к смерти Витовта. (Ягайло надеялся, что его двоюродный брат вскоре уйдет вслед за отцом.) Так или иначе, но встретил он Анну, едва ли, не с искренним восторгом и радостью.

Однако княжне не было дела до проявленного родственником искреннего или неискреннего восторга по поводу ее приезда.

— Я хочу видеть мужа. — Сурово и требовательно произнесла она.

— Княжна, незачем огорчать себя понапрасну, твой муж одной ногой стоит в могиле. Господь уже отнял у него разум, похоже, вскоре отнимет и жизнь. Вот уже целую неделю Витовт отказывается принимать пищу. Удивительно, откуда у него берутся силы на буйство. Так что забудь о нем, Анна. Ты молодая, красивая…

— Довольно, князь, — перебила болтовню Ягайлы Анна. — Я хочу сейчас же видеть мужа, и если ты не выполнишь эту просьбу, будешь иметь дело с моим отцом.

Портить отношения со смоленским князем в нынешнем положении Ягайле совсем не хотелось, и поэтому он уступил его дочери.

— Ну что ж, сходи к своему мужу. Может, хоть ты его успокоишь, а то он как раз сейчас так разбушевался, что распугал всех моих воинов.

Анна подошла к обитой железом двери, открыла смотровое окошко и увидела метавшегося по тесной комнате Витовта. Вид его был ужасен.

— Витовт. — Позвала Анна мужа.

Но тот даже не обратил внимания на ее голос.

— Витовт! — Крикнула изо всех сил княжна.

Он остановился посреди комнаты и уставился безумным взглядом на дверь. Понемногу в глазах Витовта что-то начало проясняться. Как завороженный смотрел он на лицо, внезапно появившееся в смотровом окне, видимо что-то вспоминая.

— Открой дверь! — Приказала Анна стражнику.

— Ради бога, княжна, не делайте этого. — Взмолился стражник. — Если он вырвется на волю, поубивает всех без разбора.

— Открой этот проклятый замок! Или тебе непонятно приказание князя Ягайлы проводить меня к мужу!?

Дрожащими руками стражник открыл дверь, впустил в темницу княжну и тотчас же ее захлопнул. Лишь тогда он немного успокоился и принялся наблюдать за дальнейшим развитием событий, гадая про себя: "Убьет он ее, или нет?"

Анна же вошла в темницу и остановилась в двух шагах от мужа. Некоторое время они стояли молча, изучая друг друга взглядами. Наконец губы Витовта разжались и едва слышно прошептали: — Анна…

В следующее мгновение вконец обессилевший Витовт опустился на грязные войлоки.

— Милый, что они с тобой сделали?! — Со слезами на глазах бросилась Анна к мужу.

В ослепительно белом платье она села рядом с Витовтом на войлоки. Затем Анна бережно подняла голову мужа, положила ее на колени и принялась нежно гладить его взлохмаченные волосы и лицо, обильно поливая их горькими слезами. Супруги оставались в таком положении больше часа, пока Витовт, убаюканный нежными руками жены не уснул. Впервые за много дней Витовт спал так сладко и безмятежно.

Анна бережно положила голову мужа на войлоки и вышла из темницы. Восхищенный ее мужеством, стражник провожал Анну взглядом до тех пор, пока она не скрылась на крутых ступенях лестницы.

В тот же день Витовта по требованию Анны перенесли из мрачного подземелья в одну из верхних комнат башни. Особым комфортом новое жилище узника не отличалось, но зато в узкие стрельчатые окна комнаты проникали настоящие солнечные лучи, а свежий ветер доносил душистые запахи лугов, скошенного сена и поспевших хлебов. Кроме того, Анна добилась от Ягайлы разрешения дважды в день посещать мужа.

Чаще всего Анна приходила к Витовту вместе с Еленой. Пока Елена убирала в комнате, княжна, как ребенка, кормила мужа из своих рук, рассказывая в это время какие-нибудь забавные истории, хотя сама при этом едва сдерживала слезы. Заботе о муже Анна отдавала не только свое время, но и сердце, и душу.

И чудо случилось: Витовт, которого даже охранявшие стражники считали обреченным, начал поправляться. К нему снова вернулись силы и ясность ума. Лишь только иногда по ночам обитатели замковой башни просыпались от голоса узника. Это ему снились кошмары и тот ужасный крик в ночи, но все становилось на свои места, когда Витовт просыпался. Анна так искренне радовалась выздоровлению мужа, что порой даже забывала, что жизнь и судьба Витовта находится в руках его врага.

Однажды вечером Анна, как обычно, несла Витовту ужин. Вдруг навстречу ей откуда-то вышел Ягайло.

— Как твой муж, Анна? — Участливо спросил Ягайло. Говорят, он уже здоров.

— Не совсем, князь, но, благодаренье богу, дело пошло на поправку.

— Очень хорошо, — обрадовался Ягайло, — значит, скоро можно будет опять перевести его в темницу.

— Зачем в темницу? — Вздрогнула Анна.

— Мне так будет спокойнее. — Холодно произнес Ягайло и пошел своей дорогой.

Витовт встретил Анну радостной улыбкой.

— Как ты себя чувствуешь, дорогой? — Спросила Анна.

— Прекрасно. Как будто второй раз родился. Ты спасла меня. — И только сейчас Витовт заметил, что с женой творится что-то неладное. — Что с тобой, радость моя? Отчего потуплен твой взор? Почему печальны глаза?

— Ягайло опять хочет бросить тебя в темницу. — Призналась Анна. — Вот что, Витовт — притворись снова больным, а мы с Еленой постараемся что-нибудь придумать.

На следующий день Анна пришла к мужу в сопровождении служанки позже обычного. На землю уже спустились сумерки, и Витовт хотел зажечь свечу.

— Не надо, — остановила Анна мужа. — Огонь может нам помешать.

— Что ты задумала, Анна? — Спросил удивленный Витовт.

— Елена нашла выход, как спасти тебя. Ты наденешь ее платье и выйдешь со мной, а она ляжет на твое место.

— Нет, Анна, я не могу принять в жертву это невинное создание.

— Витовт, дорогой мой, Ягайло убьет тебя, если ты не сделаешь это. Заклинаю тебя неотомщенной памятью Кейстута, спаси свою жизнь — она нужна литовскому народу.

— Князь, умоляю тебя, сделай так, как сказала жена. Мы не выйдем отсюда, пока ты не наденешь мое платье. — Присоединилась к просьбам госпожи Елена.

Долго еще пришлось женщинам со слезами упрашивать благородного потомка Кейстута, пока Витовт не понял, что Анна с Еленой не откажутся от своего замысла.

Елена с Витовтом стали друг к другу спиной и начали снимать одежды. Анна же, в это время отвернулась лицом к стене. Вот дрожащая белая рука передала князю платье и приняла от него кафтан. Витовт несколько неудачно принялся наряжаться в непривычную для него одежду. Едва Анна услышала треск рвущейся материи, тотчас же бросилась на помощь мужу. Вдвоем они кое-как натянули на Витовта разорвавшееся в нескольких местах платье, Елена же, наоборот, чувствовала себя весьма свободно в чужом наряде.

Но вот переодевание было закончено, и все трое застыли в нерешительности. Пришла пора расставаться с Еленой.

— Князь, дозволь сказать на прощание то, что не решалась многие годы. — Подала голос девушка.

— Конечно, говори, Елена.

Но Елена вдруг замолчала, нервно ломая пальцы рук. Если бы к этому времени на землю не опустилась ночь, можно было заметить, как она густо покраснела.

— Ну что же ты, Елена, говори, не бойся, — успокоил ее Витовт.

— Я люблю тебя, князь. Люблю тебя с того дня, как впервые тебя увидела…

Высказав то, что столько времени носила в сердце, девушка заплакала. Витовт положил руку на голову Елены и нежно погладил ее светло-русые волосы. Елена доверчиво прислонила голову к плечу князя, а Анна, на время объяснения в любви ее мужу, опять отвернулась к стене.

— Князь, дозволь попросить в последний раз, — жарко прошептала девушка.

— Конечно, Елена, я сделаю все, что ты пожелаешь.

— Поцелуй меня.

Их губы слились в пламенном первом и последнем поцелуе. Наконец к Елене вернулся разум, и она отпустила Витовта.

— Вот и все, — с тоской промолвила девушка. — А теперь идите, и да пошлет вам бог удачу.

Супруги благополучно миновали сонных стражников, и подошли к двери, за которой начинался потайной ход. Замок оказался заблаговременно подпиленным, и Витовт без труда сорвал его. Спустя полчаса Витовт с Анной вышли на лесной поляне. В двадцати шагах от подземного выхода стоял человек и держал на поводу трех оседланных лошадей.

Оставим Витовта с женой в пути, а сами вернемся в Кревский замок и посмотрим, что же там произошло после их бегства.

Спустя три дня после этого события Ягайло вызвал начальника стражи.

— Когда ты в последний раз видел Витовта? — Спросил великий князь.

— Сегодня утром я относил ему еду.

— Гм…, — задумался Ягайло. — Только что мне доложили, что вчера Витовта с женою видели в Слониме.

— Не может быть?! — Удивился начальник стражи. — Не выросли же у него крылья.

— Видел ли ты лицо Витовта, когда носил ему завтрак? — Снова спросил Ягайло, видимо, начиная что-то понимать.

— Нет, он, как обычно, лежал в углу лицом к стене.

— Пойдем, посмотрим, кого ты охраняешь.

Вместе с начальником стражи Ягайло вошел в комнату узника. Мнимый Витовт все также лежал лицом к стене. Ягайло схватил его за волосы, и их взору предстало лицо прекрасной Елены.

— Болван, ты уже мужчину не можешь отличить от девушки! — В бешенстве закричал Ягайло на стражника, и вслед за этим, набросился на Елену. — Где Витовт!? Куда он скрылся!?

— Далеко. Он там, куда не дотянутся твои грязные руки, чудовище.

Ягайло понял всю бессмысленность допроса: у него не осталось ни малейшей надежды схватить Витовта.

— Зачем ты это сделала? — Спросил он Елену, когда немного успокоился.

— Так велел бог и мое сердце. — Гордо ответила девушка.

— Знаешь ли ты, глупая, что тебя ожидает смерть?

— Я к ней готова.

— Так умри же, несчастная.

Печальную участь Елены разделили начальник стражи и два воина, стоявшие на посту в последний приход княжны Анны.

Князь Остей или нашествие Тохтамыша

В то время как княжна Анна прилагала все усилия, чтобы спасти Витовта, другой беглец Кревского замка приближался к Москве.

Утром 23 августа 1382 года с московских крепостных стен воины заметили двигающийся по направлению к городу небольшой отряд всадников. Так как установить личности всадников пока не представлялось возможным, москвичи принялись рассуждать между собой.

— На татар они вроде не похожи — наверное, наш Дмитрий Иванович шлет вести.

— Что-то я не припомню на службе у московского князя таких бояр. — Подал голос другой воин.

— Может это литовцы? — Высказал догадку третий.

— Может и литовцы, — согласился первый, — только их что-то мало.

— Наверное, это разведка. — Подвел итог старый воин.

А тем временем отряд подъехал к крепостным вратам.

— Москвитяне, пустите к вашему князю! — Крикнул один из всадников, доспехи и одеяние которого, выдавали в нем человека, наделенного властью и богатством.

— Зачем тебе наш князь понадобился?

— Еду на службу к нему наниматься.

— А кто ты такой?

— Князь Остей.

— Что-то не помним мы на русских землях такого князя. — Отозвались воины на стене, предварительно переговорив между собой.

— Я из Литвы.

— Из Литвы? В Литве мы Ягайлу знаем, Ольгерда — с ним в былые времена славно повоевали…

— Я с Ольгердом три раза на Москву ходил. — Признался гость.

— Вот поганец! А чего ж ты теперь едешь нашему князю служить?

— С нашим нынешним владыкой — Ягайлом — не поладил.

Воины на стене получили всю информацию и замолчали.

— Так пустите вы к Дмитрию или нет? — Потерял терпение Остей.

— Нет в Москве князя, мил человек. И князь, и митрополит, и бояре, и богатые гости сбежали от страха перед грозным татарским владыкой. Одни сирые да убогие в Москве и остались, потому что бежать им некуда.

— О каком татарском владыке вы говорите?

— Сам хан Тохтамыш ведет на нас неисчислимые рати.

— Так может, и я сгожусь для битвы, — предложил Остей. — Слава богу, повоевал на своем веку немало.

На стене опять начали совещаться:

— А что, давайте, впустим его в Москву. Какой никакой, а князь. — Предложил старый воин.

— А если что, то мы его враз успокоим. Народу при нем немного. — Поддержал воина ремесленник, вооруженный увесистой дубиной.

Наконец, ворота распахнулись, и отряд Остея въехал в город, погруженный к этому времени в полный беспорядок.

После бегства виднейших бояр и митрополита с женой Дмитрия Донского княгиней Евдокией, черный московский люд принялся грабить дома богатых горожан. Всех, кто пытался бежать из города, избивали камнями и палками. Лишившись своих правителей, черные люди предались неистовому разгулу: "Все одно помирать! Хоть погуляем напоследок!" Буйные головы вытащили из погребов, не из своих, разумеется, все хмельное зелье, и народ принялся пить прямо на мостовых, закусывая содержимым купеческих лавок и складов. День и ночь продолжались пьянки и разбои. Напрасно пытались старые воины образумить толпу напоминаниями о предстоящей опасности — никакие уговоры на нее не действовали.

Приход Остея несколько способствовал прекращению хаоса внутри города. Воины понимали, что пьяный разгул ни к чему хорошему не приведет, и поэтому, признали князя Остея своим воеводой. Они увидели в нем опытного, искушенного в ратных делах воителя.

Самых буйных и непокорных Остей приказал связать, а некоторым всыпать палок для острастки. Волна беспорядков начала спадать и сама по себе, так как все запасы медов и вина были уже уничтожены.

Где силой, где уговорами успокоив жителей Москвы, князь Остей принялся готовить город для борьбы с татарами. По его приказу возле крепостных стен развели множество костров, над которыми грелись огромные котлы с водой и смолой. На кремлевские стены тысячи людей тащили валуны, каменные глыбы, чтобы потом их сбросить на головы врагов. Благо, недавно построенные Дмитрием Донским кремлевские каменные стены, были неприступны и ремонта не требовали. За стены московские Остей был спокоен, не подвели бы только их защитники.

Многое было сделано Остеем за столь короткий срок его пребывания в Москве, но многое еще предстояло сделать для защиты города от врага. А уже после полудня того же 23 августа с напольной стороны города вновь появилась группа всадников. Это были, несомненно, татары. Махая кривыми саблями, на небольших подвижных лошаденках они начали приближаться к стенам города.

А из-за холма выезжали все новые и новые отряды золотоордынцев. Появившаяся на горизонте группа всадников начала стремительно расти вширь, и постепенно татары заняли все поле к востоку от Москвы. Словно саранча, слетающаяся на поле, покрытое сочной растительностью, татары устремились к Москве, гонимые жаждой крови и добычи. Человек семь отделилось от татарской рати, державшейся, все же, на почтительном расстоянии, и подъехало к стенам.

— Есть ли во граде князь Дмитрий? — Спросил татарин по-русски. — Мы хотим говорить с ним.

— Нет его в Москве. — Поспешили признаться молодые ратники.

Татары, отступив немного, поехали вокруг города, рассматривая подступы, ворота, бойницы и башни.

Идти на приступ в этот же день татары так и не решились. День был на исходе, кроме того, люди и лошади были измучены бешеной скачкой: никогда еще со времен Чингисхана ордынское войско не продвигалось с такой быстротой.

В этом походе хан Тохтамыш, учитывая печальный опыт Мамая, сделал ставку на стремительность и неожиданность. Свой замысел подчинения Руси Золотой Орде Тохтамыш начал осуществлять с того, что послал большой отряд в Булгар, где приказал перебить русских купцов, а их товары переслать в столицу. Таким образом, хан убил двух зайцев: лишил Русь сведений о золотоордынской жизни, которые она обычно получала через купцов, и завладел огромной добычей.

Покончив с русскими в Орде, Тохтамыш быстрым маршем повел свое войско к Москве. Ежедневно хан покрывал расстояние на многие десятки верст, останавливаясь на короткие привалы лишь ночью. Едва в степи появлялся человек, как его тут же настигали всадники из особых отрядов Тохтамыша и безжалостно убивали, не разбирая, кто он: русский или татарин. И все же нашелся человек, который предупредил Дмитрия Донского о предстоящей опасности. Это был союзник Тохтамыша князь Олег рязанский.

Едва Дмитрий узнал о приближении татарского войска, он ушел на север собирать рать. В неприступности московских стен князь настолько был уверен, что оставил в городе даже свою жену Евдокию с детьми, которым, правда, во время бунта удалось покинуть Москву. Тохтамыш удивился, когда посланные к стенам Москвы мурзы доложили, что князя в городе нет. Затем он понял, что Дмитрия кто-то известил о приближении золотоордынцев. Следовало брать Москву немедленно или уходить ни с чем, пока московский князь не вернулся с войском. Но слишком много сил и времени потратил Тохтамыш, чтобы оказаться с огромным войском у стен Москвы. Убраться к себе в Орду с пустыми руками для нового хана было равносильно гибели.

Утром 24 августа 1382 года Тохтамыш бросил свои тумены на штурм кремля. Со всех сторон навалились татары на город, посылая на ходу тучи стрел в сторону осажденных. Смертоносный дождь был настолько густым, что защитники Москвы не могли даже высунуть носа из-за каменных стен. Жертвы были огромными как на стенах города, так и внутри его от шальных стрел. Но вот железный дождь несколько ослаб: это татары в некоторых местах добежали до крепостных стен и с помощью приставных лестниц и веревок с крючьями принялись карабкаться вверх. И тут на головы им полетели камни, полилась горящая смола и кипяток, замелькали дротики, защелкали самострелы. Словно гром с ясного неба загрохотали огромные тюфяки — так назывались пушки на Руси. Впервые на русской земле при обороне Москвы получило боевое крещение огнестрельное оружие.

Первый приступ отбит. Обожженные, изрядно поредевшие, татарские тумены отхлынули назад, а на смену им пришли новые. Во время разыгравшейся борьбы один из москвичей, купец Адам, стрелой пущенной из самострела убил знатного мурзу — любимца Тохтамыша. В гневе Тохтамыш бросил на стены свои лучшие отряды, но и они не принесли успеха. Шел день за днем, приступ сменялся приступом, кровь лилась рекой с обеих сторон, но защитники Москвы по-прежнему держались стойко. Тогда Тохтамыш решил прибегнуть к хитрости.

Утром 26 августа вместо озверелых тысяч воинов к московским стенам приблизилась небольшая группа знатных татар. Среди них многие москвичи с удивлением узнали Василия и Семена — сыновей князя Дмитрия Константиновича суздальско-нижегородского.

— Что вам надо, нижегородцы?! — Закричали со стены.

— Татарский хан предлагает мириться с вами. — Ответили снизу. — Тохтамыш не с вами воевать сюда пришел, а с Дмитрием. Вы же достойны ханской милости, ибо храбро защищали свой город. Хан любит смелых да сильных людей. Ничего от вас татарский владыка не требует, только выйдете к нему навстречу с почестями и легкими дарами. Хан посмотрит ваш город и уедет к себе в Орду.

Защитники Москвы принялись совещаться. Наиболее храбрые из них нашли смерть от стрел и мечей татарских за время трехдневной осады. Оставшиеся же, со страхом взирали то на свои поредевшие ряды, то на бесчисленную рать противника, окружившую город. Предшествовавший осаде бунт привел к тому, что в городе начала остро ощущаться нехватка съестных припасов, так как все склады и лавки были разграблены.

Видя, что толпа начала склоняться к сдаче города, князь Остей и некоторые воины принялись просить защитников не слушать лживых предателей нижегородских. "Скоро придет Дмитрий Донской с войском и прогонит татар в степи, — убеждал князь Остей москвичей. — Продержитесь еще день-два, и вы будете свободны. Подумайте сами, люди московские: если бы Тохтамыш желал вам добра, то давно увел бы свои рати обратно к Итилю*. Слишком дорого обошлись хану каждодневные штурмы Москвы, чтобы он простил вас и ушел ни с чем."

Патриотов никто не слушал. Уставшие от бессонных ночей и постоянного ожидания смерти, люди бросали оружие и покидали стены. Которые из защитников еще колебались, вновь обратились к нижегородским князьям.

— А чем докажете, нижегородцы, что татары нас не обманут?

— Сам Тохтамыш-хан поклялся, что сохранит жизни всем вышедшим из ворот города. — Пообещал Семен.

— Целуйте крест, что слова ваши есть правда!.. — Кричали москвичи.

Где-то нашли большой крест, и нижегородские князья по очереди к нему приложились.

Последняя клятва согнала со стен самых стойких, и спустя некоторое время кремлевские ворота распахнулись во всю ширь. И повалили из города толпы народа. Впереди шли архимандриты, игумены и попы с крестами, а за ними бояре и лучшие мужи, а уж потом простой народ и черные люди.

Москвичи вышли в поле и принялись глазеть на обступивших их татар. Последние же спросили, кто так искусно руководил обороной города. В одном месте толпа раздвинулась, и в образовавшийся проход вышел князь Остей. Он был в доспехах, но без шлема, и редкие седые волосы развевались на ветру. Остей приблизился к татарским мурзам, и вдруг толпа ахнула и отхлынула назад. Это один из татар взмахнул кривой саблей, и отделившаяся от туловища голова литовского князя покатилась к ногам стоявших впереди толпы русских священнослужителей.

Убийство Остея послужило условным знаком для всеобщего избиения безоружных людей. Словно голодные звери набросились татары на толпу, неся смерть, не разбиравшую ни сословий, ни званий. Следом за литовским князем пали: Семен — архимандрит Спасский, архимандрит Иаков, многие игумены, попы, дьяконы, клирошане, чтецы церковные и певцы, чернецы и миряне, от юного и до старца, мужского и женского пола. И негде было обрести спасение, негде укрыться от беспощадного, разящего ордынского меча. Так дорого расплачивались москвичи за свою, ничем не оправданную, доверчивость.

Обезумевшая толпа бросилась, было, обратно к воротам, но их уже успели окружить со всех сторон татары, и теперь принялись методично сортировать попавшую в их руки добычу. Стариков убивали, молодых уводили в сторону, чтобы потом продать в рабство в далекие страны, или использовать как мастеров в самой Золотой Орде.

Другая часть татар через распахнутые ворота ворвалась в кремль, и резня продолжалась в стенах города. И снова русская кровь обильно окропила деревянные московские мостовые. Многие пытались найти спасение в церквях, но, увы, их усилия были тщетны. Деревянные храмы татары сожгли вместе с защитниками, каменные же были взяты штурмом.

Накануне нашествия в московские соборы на хранение снесли из окрестных сел и со всего города множество книг: в иных церквях их было наложено от пола до самых стропил. И все это погибло в огне, безвозвратно погибла бесценная память столетий. Были безжалостно разграблены алтари, похищены кресты, с чудотворных икон ободраны золото и серебро, жемчуг и драгоценные камни. Грабежу подверглись: великокняжеская казна, склады купцов, ремесленные мастерские и дома простых горожан. Ничем не брезговали завоеватели. Когда уже ничего не осталось брать, татары принялись сдирать одежду с пленных горожан, у кого она была получше.

Расправившись, таким образом, с москвичами, не изъявившими ему своевременно покорности, Тохтамыш разделил свое войско на две части. Одна половина татарского войска взяла и разграбила Владимир — столицу великого княжества Владимирского. Такая же участь постигла и Переяславль, жителям которого, правда, удалось спастись в лодках на озере. Татары, весьма недовольные тем, что лишились живого товара, сожгли опустевший город дотла.

Другие татарские тумены взяли Юрьев, Звенигород, Можайск, Боровск, Рузу, огнем и мечом прошлись по многим селам и, наконец, приблизились к Волоку Ламскому. Здесь конница Тохтамыша напоролась на войско двоюродного брата Дмитрия Донского — Владимира Андреевича. В короткой сече татары потерпели сокрушительное поражение.

Едва вести о встрече с русским войском, во много крат преувеличенные, достигли ушей татарского владыки, он тотчас же принялся собирать свои рассеянные по русской земле тумены. Памятуя о бесславной недавней битве Мамая с войском Дмитрия, Тохтамыш поспешно повернул свое потрепанное войско прочь от Москвы. По пути он захватил Коломну и вступил на землю своего союзника — рязанского князя Олега.

Трудно провести хитроумного Тохтамыша, и расплатой за посланного в Москву гонца была сожженная Рязань. На том и закончился поход Тохтамыша. И, хотя обоз с добычей растянулся едва ли не на два десятка верст, хан не считал свое вторжение до конца удавшимся.

Дмитрий Донской возвратился в Москву через несколько дней после ухода татар. Трупы и головешки, испоганенные, поруганные соборы и груды обугленных бревен вперемешку с человеческими телами встречали своего князя. Увидев такое разорение своего города, не сдержал слез суровый герой Куликовской битвы. Много ран на теле князя воина, но самую глубокую рану получило сердце Дмитрия при встрече с родным городом.

Как ни тяжко сердцу, времени для переживаний не было. Нужно вновь возрождать стольный град, иначе не бывать Руси единой, а значит и свободной.

Для Дмитрия Донского дни осени 1382 года были самыми тяжелыми днями его жизни, ибо он видел в тот момент свое полное бессилие что-нибудь противопоставить Тохтамышу. И снова Москве пришлось платить унизительную и разорительную дань Орде.

А тем временем плохие вести пришли с западных границ московского княжества. То было сообщение о смерти союзника Дмитрия — великого князя литовского Кейстута. Отныне в Литве безраздельно господствовал Ягайло, тот самый Ягайло, который два года назад вел войско к Куликову полю на помощь Мамаю. И неизвестно: решился бы Тохтамыш на этот набег, если бы литовский трон не захватил Ягайло? Со смертью Кейстута у Дмитрия московского оборвалась последняя надежда найти в Литовском государстве верного союзника для борьбы с Золотой Ордой.

Беглецы

Всю ночь скакали трое всадников, не зная отдыха. Лес сменяли истоптанные скотом и уже утратившие яркую первозданную весеннюю свежесть долины. Изредка появлялись возделанные поля, на которых одиноко стояли обмолоченные скирды соломы, пугая в ночи троих путешественников. За полями, сохранившими следы человеческой деятельности, обычно в темноте проглядывали контуры жилых строений, но всадники объезжали их стороною. И снова по краям узкой тропинки замелькали вековые дубы, ели, березы.

Рассвет путешественники встретили также в седле. Лишь к полудню, достигнув Слонима, они решились сделать первую остановку. Один из всадников, поменьше ростом, помог измученной даме покинуть седло, и они, с трудом переставляя отекшие после длительной скачки ноги, направились к харчевне. Второй же мужчина остался при лошадях.

Время было полуденное, и в харчевне царило оживление. Народ здесь собрался разный: воины и бояре, следовавшие через Слоним по государственным или личным делам; местные ремесленники и крестьяне, которые еще не успели обзавестись женой, обладающей кулинарными способностями, или же не умевшей готовить так вкусно как хозяйка этой харчевни. А многие просто пришли поболтать, обменяться новостями, а заодно и пропустить кружку холодного, прямо из погреба, пива.

Мужчина с женщиной прошли в самый дальний угол харчевни и сели за стол в ожидании обеда. Вскоре расторопная дочь хозяина принесла две тарелки ароматно пахнувшей свинины с печеной репой и пару ломтей душистого хлеба. Мужчина попросил еще кружку пива, и изголодавшиеся путники с жадностью набросились на еду.

Женщина первой утолила голод и, прислонившись к стене, начала дремать. Мужчина же, забыв обо всем на свете, продолжал уплетать за обе щеки принесенное блюдо. Лишь когда огромная тарелка перед ним опустела на три четверти, он начал, между делом, приглядываться к остальным посетителям харчевни.

Вдруг мужчине показалось, что два человека, переговаривающиеся между собой, внимательно смотрят на него. Мужчина отвернулся, отправил в рот очередной кусок мяса и вновь взглянул на тех двоих. В свою очередь те отвернулись в сторону, несколько при этом смутившись. Путешественник понял, что разговор шел о нем. Он тихонько под столом наступил женщине на ногу, и когда та проснулась, указал глазами на дверь.

Мужчина бросил на стол несколько монет и в сопровождении спутницы направился к выходу. Захлопнув за собой дверь, они уже бегом бросились к лошадям. Благо, слуга лошадей не распрягал, и три всадника галопом полетели прочь из города.

Отъехав от Слонима верст на пять и, убедившись, что погони нет, они немного придержали лошадей, ибо последние вряд ли смогли бы выдержать такую бешеную скачку. Ночью на небольшой лесной поляне они сделали первый привал. Пока лошади щипали траву, путешественники позволили себе несколько часов поспать прямо на земле, подложив под головы седла. Но едва на востоке закраснелся небосвод, три всадника вновь мчались в направлении прямо противоположном восходу солнца.

Делая в пути небольшие остановки, через пару дней путешественники достигли Берестья. На ночлег они остановились на плохом постоялом дворе, расположившемся у самых въездных ворот. То ли о гостинице ходила дурная слава, то ли путешественники обходили ее по какой-либо другой причине, но наши странники оказались единственными ее жильцами.

Правда, захудалый вид постоялого двора несколько компенсировался добродушием и желанием услужить его хозяина. Так как больше некому было уделять внимание, он беспрестанно спрашивал своих гостей: "Не угодно ли чего ясновельможным панам?" За ужином хозяин рассказывал местные новости и разные веселые истории. Видимо поняв, что путешественники хотят сохранить инкогнито, он тактично не задавал лишних вопросов, хотя постояльцы, видимо, его заинтересовали.

Гости большей частью молчали, односложно отвечая на вопросы хозяина: да или нет. Лишь когда хозяин начал рассказывать о последнем набеге Яноша мазовецкого, гости насторожились. Мужчина небольшого роста отодвинул в сторону недоеденную яичницу и спросил:

— Где сейчас княгиня Бирута?

— Известно где: в Мазовии у Яноша.

— А кто теперь управляет Берестьем?

— Живем сами по себе. Княгиня Бирута уехала в Польшу, а Ягайло еще не успел добраться до нас.

— А если придет сюда Ягайло: сдадите ему город?

— Не знаю — я человек маленький. Княгиня велела не пускать в Берестье Ягайлу, но говорят, он уже всю Литву под себя забрал. Да и крестоносцы с ним…

После ужина гости сразу же изъявили желание отойти ко сну. Мужчина с женщиной выбрали угловую комнату, более половины которой занимала кровать. Их слуга разместился в соседней. Мужчина, несмотря на усталость, долгое время ворочался в постели. Наконец, женщина не выдержала:

— Ты что не спишь, Витовт?

— Да клопы здесь кусаются как собаки. Нигде не встречал таких злых клопов.

— А, по-моему, они ничем не отличаются от наших виленских.

Проснувшись утром, гости позавтракали и снова принялись собираться в дорогу. Хозяин постоялого двора был удивлен столь поспешными сборами и явно разочарован. Он надеялся, что гости поживут у него дольше, и теперь с сожалением лишался последних клиентов. Но так как заплатили ему щедро, хозяин сердечно попрощался со своими постояльцами. Напоследок он еще раз внимательно посмотрел на мужчину небольшого роста и промолвил:

— Уж больно похож, ясновельможный пан, на княгиню Бируту. Часом, не родственником ей приходишься?

Витовт промолчал.

— Ну, да ладно, это не мое дело, — смутился хозяин и пожелал гостям. — Да пошлет вам бог удачу!

В тот же день путешественники достигли Мазовии. Осведомившись у двух встретившихся на дороге шляхтичей, где найти князя Яноша, беглецы направили лошадей к Черскому замку. Еще один переход, и всадники приблизились к жилищу мазовецкого князя.

Ворота замка оказались распахнутыми, и путешественники без препятствий въехали во двор. Не успели они оглядеться, как следует, как вдруг услышали женский возглас: — Витовт!

Князь повернул голову налево и увидел спешащую к нему мать. Он соскочил с коня и бросился навстречу княгине. Мать с сыном горячо обнялись.

— Сынок, дорогой, словно сердце чувствовало, что ты приедешь. От полудня сегодня хожу по двору, жду тебя.

— Как же ты могла знать, мама, что я приеду?

— Не знаю, сынок, но, как видишь, мои ожидания оказались не напрасными. Тебя Ягайло выпустил на волю? Говорили, что он держал тебя в Кревском замке.

— Все правильно, был в Кревской темнице, только выпустил меня на свободу не Ягайло, а Анна. Это она спасла мне жизнь. — Витовт с любовью обнял свою спутницу за плечи.

— Невелика моя заслуга в том, что ты на свободе. — Возразила Анна. — Витовт, дорогой, ты забыл о нашем добром ангеле по имени Елена?

— Что же мы стоим посреди двора? — Опомнилась Бирута. — Вы, наверное, голодны и устали с дороги — проходите в дом, там и расскажете обо всем подробно.

Янош мазовецкий встретил Витовта с дружеской улыбкой на устах. Глядя на приветствия этих людей, невозможно допустить и мысли, что первый почти ежегодно делал набеги со своей шляхтой на владения Кейстута, а второй отражал эти набеги. Но обстоятельства изменились, изменились и люди. Впрочем, мазовецкий князь никогда не считал Кейстута или Витовта своими кровными врагами, просто он привык вести постоянные войны с соседями за расширение своих владений. Менялись соседи, шли года, но интересы мазовецкого князя оставались прежними.

— А красавица рядом с тобой — твоя супруга? — Взгляд Яноша остановился на спутнице литовского князя.

— Да, это Анна.

— Рад видеть вас в Черске. — Галантно поклонился поляк. — Наконец-то, Витовт, мы с тобой встретились не на поле сражения, а как близкие родственники.

— Мое положение, Янош, нынче таково, что я едва ли кому могу доставить радость своим посещением, — заметил Витовт. — Я беднее любого из твоих подданных, ибо у меня нет даже других штанов для смены. Примешь ли ты нищего, гонимого, отвергнутого всеми князя?

— Что ты говоришь, Витовт? — Обиделся Янош. — Брат моей жены всегда желанный гость в Черске. Живи у меня сколько угодно. Сначала отдохни, как следует, посмотри Польшу, а потом подумаем, как вернуть тебе владения отца.

Первое время Витовт беззаботно наслаждался свободой при дворе мазовецкого князя. Его Анна познакомилась с женой Яноша, и вскоре они стали лучшими подругами. Княгиня Бирута, хотя и тяжело переживала смерть мужа, но, так как она обрела сына, тоже несколько успокоилась. В Черском замке царила полная идиллия.

Праздная жизнь довольно скоро надоела Витовту. Его беспокойная голова снова жаждала вернуть свои владения, а сердце — мести за отца. И литовский князь ежедневно беспокоил Яноша различными предложениями.

Нельзя сказать, что мазовецкий князь ничего не сделал для Витовта, помимо предоставления убежища. Сразу же после приезда Витовта Янош отправил послание Ягайлу с требованием возвратить литовскому князю наследственные земли, а недавно он отдал своему гостю в ленное владение все захваченные во время последнего похода города, то есть Дорогичин, Мельник, Сураж и Каменец. Вдобавок Витовт получил в подарок три деревни в самой Мазовии. Янош разрешил ему с пожалованных владений набирать войско для похода на Ягайлу, и Витовт собирался в скором времени воспользоваться этим правом.

Однако напрасно думать, что все добро, сделанное Яношем для Витовта, было безвозмездным. Несомненно, он искренне хотел помочь Витовту вернуть земли отца, но только при условии, что эти земли будут находиться в вассальной зависимости от Мазовии. Князь Янош искренне обрадовался приезду родственника своей жены, так как за оказанное гостеприимство рассчитывал оторвать добрый кусок от Великого княжества Литовского. Но и честолюбивым планам Яноша и надеждам Витовта не суждено было сбыться.

В ответ на послание Яноша, Ягайло с большим войском вторгся в Берестейскую землю, частью, находившуюся в подчинении Мазовии, частью, предоставленную самой себе. Утвердив свою власть в Берестье, Ягайло один за другим принялся отнимать у Яноша с Витовтом Мельник, Дорогичин, Каменец и Сураж, почти не встречая сопротивления. Отряды польской шляхты, оставленные в этих городах, видя численное превосходство противника, сочли за лучшее отойти в глубь Мазовии. Вся беда Яноша была в том, что его войско не было подчинено железной дисциплине, в нем каждый воин был как бы сам по себе. Войско шляхтичей могло проявлять чудеса храбрости, бить противника, превосходящего втрое-вчетверо, но все это происходило не из каких-либо великих побуждений, а из жажды славы, подвигов, золотых рыцарских шпор.

Отобрав у Яноша вышеупомянутые земли, Ягайло, вопреки ожиданиям, не остановился на прежних границах своего княжества, а повел войско в глубь Польши. Победным маршем Ягайло дошел до Вислы. Поляки успели угнать все лодки, разрушить все мосты через реку, и литовцы первое время остановились в нерешительности перед возникшей на пути водной преградой. Но вот, один из воинов, по имени Радивил, с криком: "Тут воде не быть!", бросился в реку и, держась за конский хвост, поплыл к противоположному берегу. Примеру смелого литовца последовала вся армия Ягайлы.

Перебравшись через Вислу, войско разложило тысячи костров вблизи города Завихоста и принялось сушиться. Затем каждый из воинов взял из костра по горящей головне и поскакал к близлежащему городу. Тысячи факелов одновременно полетели за деревянные крепостные стены, и вскоре Завихост был объят пламенем. Ворота города распахнулись, и прямо в руки литовцев полетели, спасаясь от огня, паны и паненки, воины и мастеровые. Многие из них несли с собой самое ценное, что было в доме. Захватив и разграбив многие польские города и села, литовцы с богатой добычей вернулись домой.

После набега Ягайлы во владениях Витовта остались только три небольших деревеньки в Мазовии, полученные от Яноша в ленное владение. Для князя, обладавшего огромными землями на территории Литвы, Белой и Южной Руси, это было очень мало, а большего Янош дать не мог. Витовт понял, что мазовецкий князь не тот человек, который поможет ему вернуть Литву. И вот, в один из осенних дней, литовский князь с женою — оба в походном облачении — вошли в кабинет Яноша.

— Я вижу, вы собрались куда-то ехать? — Догадался властитель Мазовии.

— Да, Янош, Мы покидаем тебя. — Сказал Витовт. — Благодарим за все, что ты сделал для нас, и не поминай лихом. Моя мать, если не возражаешь, останется в Черске, ей здесь рядом с дочерью будет спокойнее.

— Далеко ли собрались мои дорогие гости? — Осведомился Янош.

— Пока еще не знаем, — уклончиво ответил Витовт. — Поедем искать союзников для войны с Ягайлом.

— А зачем ты Анну с собой берешь? Походная жизнь не для нее, тем более, моя жена к ней привязалась.

— Спасибо, князь, — вступила в разговор Анна, — но я твердо решила следовать за мужем. — О трудностях не беспокойся — за последние месяцы я ко всему привыкла.

— Ну, что ж, тогда прощайте, и помните, что у вас всегда есть друг в Черске, у которого в трудные времена вы найдете приют и поддержку.

Витовт в Пруссии

Отряд из восьми всадников приближался к столице Тевтонского ордена — Мальборку.

В первых двух без труда можно было узнать Витовта с женою. Третьим всадником был слуга Витовта, который помогал ему бежать из Кревского замка. Присоединился к изгнаннику-князю и литовский боярин Судимантас. Большую часть жизни этот человек преданно служил Кейстуту, волей судьбы попав в Берестье, он уехал с княгиней Бирутой в Мазовию, и вот теперь, изъявил желание сопровождать сына Кейстута. Еще четыре человека были мазовецкими шляхтичами из деревень подаренных Витовту. Литовский князь пришелся им по нраву, и поляки в поисках приключений последовали за ним.

Пугающим величием и несокрушимой мощью встретило путешественников логово злейшего врага литовского народа. Долгое время воинам Витовта пришлось дожидаться под высокими стенами, пронизанными двумя рядами бойниц, пока их, наконец, не впустили в город. Но вскоре новое препятствие встало на пути путешественников. И снова потянулись томительные минуты ожидания под стенами еще более грозного и неприступного среднего замка.

И вот массивные железные ворота распахнулись, и Витовт, подавляя в себе давно забытый внутренний трепет, направился к дворцу великого магистра.

У рабочего кабинета главы Ордена Витовта вновь остановили и сказали, что магистр пока что занят, но как только освободится, примет литовского князя. В ожидании вызова Витовт уселся на обитый атласом массивный стул, поставленный специально для посетителей. Через некоторое время дверь кабинета отворилась, и в коридор вышел высокий широкоплечий мужчина в наряде, украшенном золотыми цепями и прочими дорогими безделушками.

— Кто это? — Спросил Витовт стражника.

— Маршал Ордена Куно фон Хаттенштейн. — Ответил рыцарь.

При упоминании этого имени Витовт вздрогнул. Нынешним летом войско Куно фон Хаттенштейна вторглось в Литву и помогло Ягайле захватить власть. Это от него Витовту пришлось бежать из резиденции отца в Гродно, а затем жестокие служители креста безжалостно расправились с защитниками Трок.

Из оцепенения Витовта вывел голос стражника: — Князь! Князь!

— Что такое? — Встрепенулся Витовт.

— Великий магистр готов принять тебя.

Литовский князь быстрыми шагами направился к кабинету.

— Э, погоди, — преградил дорогу рыцарь, — сначала сдай оружие.

Новый магистр Тевтонского ордена хитрый и коварный Конрад Цольнер обрадовался Витовту не меньше, чем Янош мазовецкий. Казалось, что если бы высокий пост главы Ордена не обязывал сдерживать чувства, великий магистр бросился бы навстречу литовскому князю и расцеловал его в обе щеки.

— Приятно видеть у себя в гостях прославленного героя. — Молвил Конрад Цольнер. — Благодаренье богу, ты снова на свободе. А ведь, едва Орден узнал, что Ягайло несправедливо заточил тебя в темницу, тотчас же отправил ему гневное послание.

— Знаю, великий магистр, вашу заботу обо мне. Потому и пришел в Мальборк с надеждой на помощь.

— Я рад, Витовт, что ты, наконец, разобрался, кто твои враги, кто друзья. Ты и твой отец причинили много вреда Ордену, но не будем ворошить прошлое, ибо наш бог учит не помнить зло. Мы поможем тебе, Витовт, вновь стать великим князем литовским.

На этом и закончилось первое свидание Витовта с великим магистром. Конрад Цольнер отдал литовскому князю и его небольшому отряду дом в пределах среднего замка и позаботился, чтобы гости получили все необходимое.

В ожидании обещанной помощи Витовту скучать не пришлось. Уже на следующий день к великому князю явились гости. Это был литовский боярин Живас с двумя могучими, как дубы, сыновьями.

Два десятка лет тому назад магистр Ливонского ордена Арнольд взял в плен семью Живаса и увел с собой. Лишившись всех своих родных, боярин в отчаянии последовал за войском магистра и был тепло принят крестоносцами. Судьба долго бросала его по многочисленным владениям Ордена, но сердце старого боярина всегда было с родиной. И вот теперь Живас решил отдать делу торжества справедливости самое дорогое — своих сыновей. Оставляя Витовту двух сыновей, старый боярин надеялся таким образом заработать себе право возвращения на родину, где он был заклеймен как предатель.

Вести о появлении в Мальборке благородного потомка Кейстута мгновенно разнеслись по всей территории Тевтонского ордена, и ежедневно приходили к Витовту литовцы, оказавшиеся по какой-либо причине за пределами своей родины. Вскоре начали прибывать воины даже из самой Жемайтии. Уже через две недели отряд Витовта представлял собой внушительную силу. Воины сына Кейстута уже не вмещались в отведенном ему доме, и литовский князь собрался, было, к великому магистру просить дополнительный кров. Но Конрад Цольнер сам вызвал его.

— А ты, Витовт, не тратишь время зря. — Все с той же приветливой улыбкой встретил литовского князя великий магистр. — Говорят, ты у нас уже набрал целое войско.

— В Пруссии много моих соотечественников.

— Да, много, и как видишь, им здесь неплохо. — Заметил магистр и, в упор глядя на Витовта, спросил. — Ты что же, собираешься своими силами отнять трон у Ягайлы?

— Нет, великий магистр, мой отряд — капля в безбрежном море. Без помощи храбрых тевтонских рыцарей я не смогу отвоевать у Ягайлы даже приграничной деревеньки. Но если с помощью твоих войск мы и возьмем Вильно, то без поддержки литовцев мне в нем не удержаться. Надо думать о будущем, великий магистр.

— Что ж, тоже правильно, Витовт. Тебе нужны союзники в Литве, и я, пожалуй, смогу помочь в этом деле. — На несколько мгновений великий магистр замолчал, но после недолгих колебаний вновь продолжил свою речь. — Сейчас мы пойдем к одному человеку, который в будущем, возможно, окажется тебе полезным. Думаю, ты еще не раз поблагодаришь меня за эту маленькую услугу.

Конрад Цольнер повел Витовта по длинному замковому коридору. Пройдя мимо обитых бархатом и атласом, украшенных серебром дверей, магистр остановился возле маленькой, едва заметной дверцы боковушки. Рыцарь два раза стукнул в нее костяшками пальцев, и через мгновение внутри комнаты послышались шаги. Протяжно заскрипел ржавый засов. Дверь открыл человек, по внешнему виду которого Витовт признал жителя одного из русских княжеств.

Затем взгляд литовского князя переместился вглубь комнаты: белые стены, небогато украшенные ликами святых, аккуратно заправленная кровать и огромное количество книг, пергаментных свитков на столе. Вид книг сразу же расположил Витовта к хозяину комнаты. Сын Кейстута любил людей, познавших буквенные истины, хотя сам редко брал в руки книгу, особенно в последнее время.

— Знакомьтесь: Владимир Селява — посол полоцкого князя. — Представил хозяина комнаты великий магистр. — А это…

— Благородный рыцарь, — прервал речь немца полоцкий посол. — Не стоит представлять великого князя литовского.

— Будем считать, что знакомство состоялось. — Подвел итог Конрад Цольнер и, подозрительно окинув взглядом литовца и полочанина, направился к двери. — Не буду вам мешать. Беседуйте.

После ухода великого магистра разговор между литовским князем и полоцким послом вновь оживился.

— Что привело тебя в Мальборк? — Спросил Витовт.

— Буду говорить прямо, господарь, от тебя мне нечего скрывать. Князь Андрей Ольгердович просит Орден взять Полоцкое княжество под свое покровительство. — Начал говорить Владимир Селява, немного приглушив голос. — Ты же знаешь, Витовт, как относился Ягайло к своему старшему брату. А с тех пор как ушел из жизни твой великий отец, житья Полоцку не стало от Ягайлы. Дерет по три шкуры: и серебром, и товарами, и хлебом, а теперь, ходят слухи, опять задумал посадить в Полоцке нечестивого Скиргайлу вместо Андрея.

— А в чем будет заключаться покровительство Ордена?

— Мой князь отдает Полоцк и все принадлежащие ему земли во владение Тевтонскому ордену с условием, что город будет навечно пожалован Андрею и его потомкам в ленное владение. — Пояснил Владимир Селява.

— Хорошо придумано! — Воскликнул Витовт. — Получается, что Андрей ничего не теряет, поменяв господина. Он сохраняет владения и получает надежную защиту от посягательств Ягайлы.

— Позволь узнать, князь, что тебя привело в Мальборк? — Полюбопытствовал в свою очередь полочанин.

— Пожалуй, и я тебе откроюсь. — Решил Витовт. — Я тоже приехал искать покровительства Тевтонского ордена. Но мне за него предлагают заплатить куда большую цену. Помимо того, что я становлюсь вассалом великого магистра, под власть немцев должна перейти Жемайтия, которую, правда, уже пообещал Ягайло.

— А что же Янош мазовецкий? — Спросил Владимир. — Ходили слухи, что он хотел выступить с войском против Ягайлы, чтобы помочь тебе.

— Янош-то… — Разочарованно махнул рукой Витовт. — Он тоже готов при первой возможности отхватить кусок Литвы, да и войска у него мало, чтобы тягаться с Ягайлом.

— Да, князь, хрен редьки не слаще. — Посочувствовал полоцкий боярин.

— Вот то-то и оно. Жемайтию я отдать не могу, ибо этим оскверню память ее бывшего властителя — моего покойного отца. — Задумался вслух Витовт. — А иного выхода я не вижу. Посоветуй что-нибудь, Владимир.

— Если немцам нужна Жемайтия — пообещай отдать. Все равно она, пока что, принадлежит Ягайле. Не жалей обещаний, князь, а там будет видно. — Посоветовал боярин.

— Но ведь обещания надо выполнять, — заметил Витовт.

— Необязательно, князь. Ведь немцы тоже хотят тебя обмануть, и обманывали не раз, а ты лишь в ответ на их происки, обведешь вокруг пальца врагов своего народа. — Успокоил Витовта полоцкий посол. — И ты нисколько не погрешишь против своей совести. Все правители так делают в наш беспощадный век.

— Но мой отец всегда держал слово, данное даже врагу…, — с гордостью произнес Витовт.

— … и поплатился за свое благородство головою, — закончил мысль литовского князя Владимир. — Время твоего отца прошло. Выживают люди, идущие кривым извилистым путем, а кто шагает напрямик, попадает в капкан или волчью яму. Увы, князь, правитель без хитрости в наше время, что смерд без сохи.

Разговор между Витовтом и Владимиром к этому времени стал вестись почти шепотом.

— Как думаешь, посол, поможет ли войском твой князь, если я выступлю против Ягайлы? — спросил вдруг литовец.

— Если крестоносцы будут с тобой, то отчего же не помочь. Ведь князь Андрей в скором времени станет вассалом Тевтонского ордена.

— Но официального договора между Орденом и Полоцком пока еще не заключалось. — Заметил Витовт. — Да и неизвестно, как посмотрит полоцкое вече на нового сюзерена. Всем знаком свободолюбивый дух полочан и их ненависть к немцам.

— Договор — это дело решенное, — убежденно произнес Владимир. — А что касается полочан, то они верят своему князю, и пойдут за ним в огонь и в воду.

Витовт задумался. На его открытом лице можно было без труда прочитать происходившую во время обоюдного молчания душевную внутреннюю борьбу. Колебания князя, конечно же, заметил и Владимир.

— Говори, князь. Все, что ты скажешь, останется между нами двоими, если пожелаешь. — Успокоил Витовта полоцкий посол.

— Допустим, Владимир, мне удастся победить Ягайлу и занять великокняжеский трон. — Решился открыться Витовт. — Я должен буду отдать в уплату за помощь своему союзнику Жемайтию. Но отдать немцам владения покойного отца я не могу. Поможет ли Андрей Полоцкий сохранить Жемайтию за Литвой?

— Не знаю, князь. А если бы и знал, то не имел бы права раскрывать перед тобой тайные помыслы Андрея Полоцкого без его согласия. Пойми меня правильно, благородный князь.

— Прости, Владимир, я хотел сразу очень многого, а ты ведь не полоцкий князь. — Признался Витовт. — Но ты уж замолви словечко перед Андреем. А за оказанную мне помощь я освобожу Полоцк от всех податей, его купцам разрешу беспошлинно торговать во всех городах Великого княжества Литовского.

— Я непременно передам твое предложение князю Андрею и надеюсь на его согласие.

— Благодарю тебя, Владимир. — Витовт горячо обнял полоцкого посла. — А теперь мне пора идти. Прощай.

— Князь! — Уже на пороге Витовта окликнул Владимир. — Я верю, что Литва будет свободной, и трон ее вернется к законному господарю.

Жемайтия

— Великий магистр готов принять тебя. — Доложил стражник.

В который раз, подавляя внутренний трепет, Витовт прошел в кабинет главы Ордена. И как всегда с поистине неисчерпаемым радушием встретил Конрад Цольнер своего гостя.

— Договорился ли ты с послом полоцкого князя? — Спросил магистр Витовта.

— Поможет мне Андрей Полоцкий или нет — это зависит от тебя, великий магистр. Ведь Полоцкое княжество теперь будет вассалом могущественного Ордена. — Заметил Витовт.

— В таком случае я дарую полную свободу Андрею Полоцкому в отношениях с тобой. Доволен ли князь моим решением?

— Благодарю за мудрое решение, великий магистр. — Вежливо поклонился Витовт. — Я думаю, с полоцким князем мне удастся поладить.

— А теперь говори, Витовт: что привело тебя ко мне? — Спросил вдруг глава Ордена. — Ведь ты пришел не только пожелать доброго утра.

— Верно, великий магистр. — Согласился литовский князь. — Скорее даже наоборот: я пришел попрощаться.

— Вот как!? — Удивился Конрад Цольнер. — И далеко лежит твой путь?

— Поеду в Жемайтию собирать войска.

— А как же созданная тобой дружина?

— С твоего позволения, я возьму ее с собой. Эта дружина станет ядром войска, которое сокрушит Ягайлу.

— Вот что, Витовт: со своим отрядом Вильна ты все равно не возьмешь, а в лесах и болотах Жемайтии он будет тебе обузой. Незачем таскаться с таким количеством необученных как следует воинов по неприятельской земле. Лучше пусть они займутся совершенствованием ратного искусства. — Предложил магистр. А ты возьми десятка полтора своих воинов, да я дам с десяток опытных кнехтов. Для поставленных тобой целей такого количества ратников вполне достаточно.

Витовт напряженно молчал. Видимо предложенный магистром план поездки не очень то удовлетворял литовского князя. Возражать же давшему кров и хлеб благодетелю Витовт тоже не решался, тем более, тон голоса Цольнера даже не допускал каких-либо возражений.

— Долго в Литве не задерживайся. — Продолжал Конрад Цольнер. — Во-первых, это не безопасно. Как только о тебе узнает Ягайло — сразу же постарается устроить тебе свидание с отцом в ином мире. Во-вторых, чем быстрее ты вернешься с войском в Пруссию, тем скорее мы нанесем удар по узурпатору. — И в заключение великий магистр сказал: — О своей жене не беспокойся, о ней позабочусь я лично.

— Анна поедет со мной. — Заявил Витовт.