/ Language: Русский / Genre:poetry

Мой февраль

Галина Якименко

ОБ АВТОРЕ Всегда очень приятно и волнительно представлять нового автора – ведь этим делаешь открытие. Открываешь новый мир – душу другого человека, проникаешь в его тайны. У нового автора душевный мир настолько хрупок и раним, что понятно ее желание скрыть свое лицо за псевдонимом. Анна АНИК пишет в основном о любви, каждый раз по-новому переживая это тревожное и радостное чувство, и заставляя сопереживать читателя. Для нее стихи – "это дупло, в которое можно прокричать, чтобы освободиться" (эти слова она поставила эпиграфом к своему первому стихотворению). И делает она это правдиво, тонко чувствуя слово, находя для своих чувств изящную форму, легкий слог. Евгения МУЛИЧЕВА

Галина Михайловна Якименко

Мой февраль

ЧИТАТЕЛЮ

Эти строки напело Небо -

Так распорядился Создатель…

А сегодня хотелось мне бы,

Чтоб ты их оценил, ЧИТАТЕЛЬ.

Столько весен пылясь на полке, -

Не утратили ль актуальность?..

Кто-то скажет, в них мало толку,

Кто-то высмотрит гениальность,

Может быть?..

Автор

***

"Стихи – то "дупло",

 в которое можно прокричать,

 чтобы освободиться…"

Н. Варлей

"Стихи", поди, оскомину набили

 В мозгу и в ухе, и на языке.

Ну, ладно бы еще стихами были,

А то ведь излияния в тоске.

Откуда ж им прекрасными родиться,

Чтоб радовали сердце, слух и глаз,

Когда не довелось нигде учиться?..

А хочется… Да поздно уж сейчас…

Лишь ты один послушно их читаешь.

Тебе от них нисколько не тепло.

Зачем пишу? Конечно, ты не знаешь:

Стихи мои – то самое "дупло",

В которое кричу, (в нем крик мой тает),

Чтобы освободиться от того,

Что чувственную душу угнетает…

НИКТО не слышит крика моего.

***

"…Берегите своих матерей.

Настоящая мать человеку дается однажды."

 Планете миллионы лет…

Сменились сотни поколений…

Дороже мамы в мире нет!!!

Из-за тупой душевной лени

Понять при жизни не хотим

Правдивость слов, значенье взгляда…

Всю боль утраты ощутим,

Когда ее не будет рядом.

***

Я обниму тебя незримо,

Касаясь ежика волос

Губами. Счастье, что ж ты мимо

Опять куда-то унеслось?

Весной и в наступившем лете,

Как демон, мучает вопрос:

"Ну, сколько можно жить на свете

Видениями сладких грез?"

И сходит голос еле внятный,

Раздвинув неба синеву,

Что заблудился безвозвратно

Тот, для которого живу.

СОНЕТ

Устал мой челн против теченья плыть.

Сбывается цыганки злой гаданье,

Что счастья своего мне не постичь,

Мне в жизни суждены одни страданья.

Что ж это? Заполненье пустоты?

Побег от одиночества и скуки?

Полгода в сны мои приходишь ты

И я к тебе протягиваю руки…

Ужель порвется между нами нить?

(С годами все труднее созиданье.)

Я так боюсь нечаянно разбить

Прекрасное, но хрупкое созданье.

О Боже милосердный, помоги,

От горестных потерь убереги!

Ревность

Любовь еще не обозначилась

В моей восторженной душе,

А ревность втайне "насобачилась",

Пыталась выскочить уже.

Как удержать ее, неверную?

Заговорить заставить вновь

Одну-единственную – первую -

Необъяснимую любовь?

Где научиться сестрам чувственным

Одной – молчать, другой – владеть

Костром таинственным, искусственным,

Но так желанным для людей?

Шагает март почетной выправкой,

Весенний гул стоит в крови…

А может быть, без этой выскочки

На свете не было б любви?

***

Я все прекрасно понимаю,

А воздержаться не могу.

Как будто пчелка, прилетаю

В цветок любимый на лугу.

Ежеминутно, ежечасно

Зачем тебе надоедать?

Но сердце нежности подвластно -

Ему на разум наплевать…

Как ненасытный алкоголик,

В груди дыханье затая,

Живую воду пью с ладоней

Твоих, не отрываясь, я.

***

А может быть, лучше не знать Вам,

О чем моя плачет душа?

Она без исподнего платья

Уродлива, нехороша…

Но Вы захотели потрогать

Двугорбую душу мою…

Моля о прощении Бога,

На всеобозреньи стою.

Из уст проходящего рядом

Проклятья, как пули, свистят.

Из неодобрительных взглядов

Каленые стрелы летят…

О, если бы Вы защитили,

Я б Вам благодарна была:

Открытую душу закрыли,

Пока не спалили дотла.

***

Эгоистически собственническое

К теченью времен года мир привык:

Зима всегда сменяется весною…

Хочу приворожить я твой язык,

Чтоб говорил без умолку со мною.

Пригрело солнце, быстро тает снег

И капли по асфальту застучали…

Хочу я руки присушить навек,

Чтоб никого нежней не обнимали.

Пытаюсь вновь нажать на тормоза,

Но эгоист… замолкнет он? Едва ли…

Хочу зацеловать твои глаза,

Чтоб никому с любовью не сияли.

***

О Господи, а все-таки ты есть,

Иначе мне не выпала бы честь:

Твоя улыбка в миллиард ценой

Сияла – всю неделю! – мне одной!

***

КАК усилить значение слов,

Смысл которых так неодинаков?

Мне на помощь прибегнуть готов

Частокол восклицательных знаков.

***

"Богу равным кажется мне – по счастью –

Человек, который так близко-близко… "

Сафо

Ах, слова – затертые монеты,

Звук пустой, безликих торжество…

Боже, дай ВОСТОРГА,

КРАСОК,

СВЕТА! -

Выразить, КАК я люблю его!!!

Вымолвлю, когда достанет силы,

Но желаю более всего,

Чтоб слегка засомневался милый

В искренности чувства моего.

***

Удивительный мой человек,

Ты – прекрасен!

Взор, струящийся из-под век,

Светел, ясен.

Голос нежен и бархатист -

До умиления.

Созревающий помысел чист

Без сомнения…

Что поделать с собой могу,

Виноватой?

Любоваться тобой бегу,

Как закатом.

Любоваться тобой бегу,

Как восходом…

Розой алою на снегу

Память всходит.

Розой алою радость встреч

Оживает…

Как любовь наяву сберечь,

Кто хоть знает?

Над планетою под луной

Сумрак ночи.

Словно звезды – передо мной

Твои очи.

Л ю б о в ь

Только влюбленный достоин звания –

Человек Не совпадают наши поколенья

И мне с тобою быть не суждено.

Но, вопреки общественному мненью,

Закрою дверь – любовь летит в окно!

Зачем же отвергать святое чувство,

Заполнившее ночь мою и день?

Любовь! Твое высокое искусство -

Ковать добро в сердцах живых людей.

Любовь! Твое великое творенье -

С заглавной буквы смертный Человек!

Сиянья озаренный вдохновеньем,

С тобой он не расстанется вовек.

***

В белу кофту наряжусь,

В отраженье погляжусь:

Лишь себе доставлю радость -

На другое не гожусь.

Ты, узрев издалека:

"Чё сегодня ты кака? "

(Иль тебе с брыжами легче

Улетать за облака?)

 Мой любимый Козерог

Догадаться сам не смог:

Выделиться мне охота,

Чтобы ты сказал хоть что-то.

***

Начало всех начал – любовь!

И, как ты ей ни прекословь, -

Она окажется права.

Она возьмет свои права!..

Пусть в сердце маленьком твоем

Любовь горит большим огнем,

Как ночью яркая звезда!

И не угаснет никогда!!!

***

Два мира есть, в которых я живу.

Один, конечно, тот, что наяву.

Другой – во мне – моих фантазий плод.

Он красочен. Люблю же больше тот,

Где ты, лучистый друг, улыбки шлешь

В жару и стужу, и в осенний дождь.

Где каждый "фибр" с тобою встрече рад,

Где речь бушует, словно водопад,

Где никогда не хмурится чело,

Где от тебя – без солнышка – светло!

***

Сердце сбросило оковы

Угнетающей тоски:

Улыбнулся ты мне снова,

Злым наветам вопреки!

Половодьем льется нега

Беспредельна и чиста:

Ведь в озерах вместо снега -

Незабудок теплота!

***

Мы восхищаемся тем, что нам близко

Бриллианты твоих многогранных

и поистине редкостных слов

Я храню в небольшой драгоценной шкатулке –

ведь их очень мало.

А улыбки твои, словно бабочек,

клею, как листья в гербарий, который

За три года составил всего один лист.

Пусть смеются, но дороже не сыщете клада:

Для меня только эти две вещи – безмерная радость.

Р.S. Под впечатлением древнегреческих трагедий

***

Сегодня пятый день я

Без глаз твоих и слов.

Страдаю от безделья

Опутавших оков.

И если бы не фото, -

Ложись и помирай.

Мне наяву охота

Вкусить прихода рай.

Но до сих пор покоя

Душе не обрести,

Пока о ком тоскую,

Меня не навестит.

ГРУСТНОЕ

Тебя я долго не увижу:

Почти девяносто шесть часов.

Язык молчанием обижу,

Закрою сердце на засов.

Заветной памятью хранимый,

Как солнце, надо мной встает

Твой лик – единственно любимый! -

Мне так его недостает!

В груди подавлен вздох глубокий,

Грусть не вмещается в глаза:

Мой одуванчик ясноокий,

Не облетай – не исчезай!

***

На смерть Л.Я.

Я к тебе подойду, я умею молчать.

Положу свою руку тебе на плечо.

И утихнет немного, быть может, печаль,

И обсохнет слеза, что так жгла горячо.

Эту скорбь я незримо с тобою делю.

(Но хотела б испить чашу боли одна!)

Нелегко провожать тех, которых люблю,

В пункт последний, где встреча едва ль суждена…

В завтра новых минут заспешит круговерть,

 Ускоряя несносного времени бег…

Хоть считает любой неизбежностью смерть,

 К ней привыкнуть не сможет, не сможет вовек.

***

Страшнее нету круговерти:

Любовь – разлука – жало смерти…

Неужели когда-нибудь это случится,

Что твой взгляд перестанет волшебно лучиться,

Не прорежется слух нежно сказанным словом

И не будет мой разум тобой околдован?

Неужели тебя замечать перестану?

Неужели на чувства надену сутану?

Неужели бездушно, когда отгорю,

На тебя, ненаглядного, я посмотрю?..

Если горькой судьбе разлучить нас придется,

Сердце, вздрогнув, уже никогда не забьется:

Без любви жизни нет – всем известно давно:

Я отравы налью в золотое вино.

ЭТО СИЛЬНЕЕ МЕНЯ

Мы не виделись больше столетья…

Взгляд твой ласковый нежно ловлю.

Так хочу на тебя не смотреть я,

Но не в силах. Наверно, люблю.

Переполнившее меня счастье

Лишь с тобою, по-братски, делю.

Так хочу не ходить к тебе часто,

Но не в силах. Наверно, люблю.

Глупой ревности в спину проклятья

Посылаю, дрожу и… терплю.

Так хочу тебя не ревновать я,

Но не в силах. Наверно, люблю.

Ну, скажи, что не стоит мне злиться, -

Этих слов на коленях молю.

Я хочу на тебя рассердиться,

Но не в силах. Наверно, люблю.

***

Слагаю песни о великом чуде,

Ворвавшимся внезапно в жизнь мою.

Как золотое яблоко на блюде,

Тебе я свое сердце отдаю.

Однако ничего тебе не надо:

Ни слов моих, ни сердца, ни стихов…

А жалостью твоей – ползучим гадом -

Я задушусь до третьих петухов.

***

"Любовная лодка разбилась о быт…"

В. Маяковский

Мне в ногу не идти в свой век

С до денег жадным миром…

Да здравствует мой человек,

Зовущийся кумиром!

Да здравствуют его глаза -

Магнитные до дрожи!..

А мне бы забывать нельзя:

Он на сто лет моложе.

А мне бы попросту отстать -

Движения нечетки.

И не пытаться бы латать

Разбитой бытом лодки…

Но нет… Витая, ворожа,

Чтобы – зачем-то? – выжить,

Хожу по острию ножа,

А кровь из сердца брызжет.

***

Люблю тебя, но не мечтаю

Вернуть, что было в сладком сне.

Багрянец осень золотая

Под ноги щедро стелет мне.

Ступаю просекой лесною,

Листву и память вороша.

И неотвязно предо мною

Плывут виденья не спеша.

Повсюду ты, куда ни гляну.

Прочь, застарелая болезнь!

На каждой солнечной поляне

Мне вновь тебя являет лес.

О, скройте же, дубы и клены,

Хоть ненадолго, хоть на миг

От безнадежно глаз влюбленных

Желанный лик – твой светлый лик…

***

Серой мышке маленького роста

По земле бежать легко и просто.

Даже если б очень захотела,

Мышка все равно бы не взлетела.

Почему же я, когда витаю,

Думаю, что в небесах летаю?

Голова от времени седеет,

А душа глупеет и балдеет…

Мне сегодня очень захотелось

Облачиться, как все люди, в серость,

Чтоб глазами серыми смотреть,

Чтобы песен о тебе не петь.

***

Этой нежной лазури озер нет предела

На знакомом овале родного лица.

В тайну глаз загляну – вздрогну, похолодею,

Но мечта не уйдет: созерцать без конца.

Что за сила в тебе: притяженье земное?

Необъятных размеров сверхмощный магнит?

Ты в сознанье вошел, ты повсюду со мною:

Ведь когда тебя нет, образ память хранит.

***

Боюсь: а вдруг однажды не возьмешь

Лист в клетку ты с моим стихотвореньем? –

Вонзишь отказом в сердце финский нож,

 Но это не сочтут за преступленье.

Отвергнутый, непризнанный "поэт",

Обидой, словно кровью, истекая,

Произнесет:

"Пусть не узнает свет,

Что доброта жестокая такая…"

***

Великодушному, искреннему,

доброму другу моему, рожденному в год Дракона

Дракончик мой любимый, говорящий!

(О дар Судьбы, от Бога исходящий!)

Пусть злобно ухмыляется округа

Над счастьем заиметь такого друга.

На дне озер твоих голубооких

Нет слов упрека колких и жестоких:

Великодушье, искренность, добро

Чеканит сердце, словно серебро.

Участие, как звонкие монеты,

Раздаривают людям всей планеты

В двадцатый век, как и во время оно,

Родившиеся под звездой Дракона.

***

Жгу на даче сушняк малины

И смородины терпкий куст…

Я довольствуюсь половиной,

Оттого и на сердце грусть.

Но когда в день осенней хмари

Это стройное существо

Вдруг улыбку свою подарит -

Мне не надобно ничего…

О родник синевы глубинной,

Не влеки, не вводи во грех:

Лишь довольствуясь половиной,

Может быть, я счастливей всех?

***

Грусть – живых обуза,

Сгинь же, поспеши!

Выпорхнула Муза

Из окна души.

Злобно и жестоко

Давит тишина.

Ядовитым оком

Вперилась луна.

Подвести бы круто

Жизненный итог…

Что это, как будто

Прозвенел звонок?

Открываю – Бог мой! -

Удержу ль восторг?

Пересохший рот мой

Тихий вскрик исторг.

Чувства, как из шлюзов

Хлынули, чисты…

Улетела Муза,

Но… вернулся ты!

***

Л.Л.А.

Прятать чувств своих не умею.

Без тебя мне трудней сейчас.

Обозначился горб сильнее

И ручьи потекли из глаз.

На другом конце телефона

Усмехаешься надо мной.

Твое сердце стучит спокойно,

Не знакомое с грусть-тоской.

Желтоглазого солнца око

Пробуждает для жизни мир.

Мне ж мучительно одиноко,

Будто выпил всю кровь вампир.

***

Когда молю: "О Господи, приснись!"

Бог, внемля просьбе страждущего сердца,

Идет навстречу мне: в ночную жизнь

Тебя впускает, закрывая дверцу…

Мне снится: злой молве наперекор,

Друг другу мы протягиваем руки,

Ведем непринужденный разговор,

Не думая о горестной разлуке…

С тобою в сновидениях мне сладко,

Хотя у снов убийственна разгадка.

***

Приснись мне таким же, как раньше:

Волшебной улыбкой лучась…

Чтоб сердце, не чувствуя фальши,

К тебе устремилось тотчас.

Приснись! Ну, чего тебе стоит

В мои сновиденья войти?

Погасшие силы утроит

Сияющий лик на пути.

На горе досталась тоска мне.

Коль ты не придешь наяву,

О черствость души, как о камни,

Разобьюсь в кровь о глаз синеву.

***

Люблю тебя, невзирая

На общество: маски, гробы…

Созданье Эдема и Рая -

Бесценный подарок Судьбы.

А Муза слетит безмятежно -

Стихи д-о-олго в сердце ношу.

Люблю тебя тихо и нежно

И ни о чем не прошу.

Позволь лишь тайком любоваться,

В молчаньи застыв в стороне.

Ты будешь другим улыбаться,

Я мнить: улыбаешься мне.

***

Хочу смотреть, не отрываясь,

В твои бездонные глаза.

Толпы нисколько не стесняясь,

Любовь и нежность показать.

Вот сердце сжалось и разжалось…

То замолчит, то застучит…

Острей дамасского кинжала

Летящие из глаз лучи.

Как человек, судьбой забытый,

Амура шалости терплю.

"Не допустил бы ядовитой

Господь стрелы", – тайком молю.

***

"И это пройдет" –

(надпись на перстне царя Соломона)

Лучист и ярок,

Певуч и звонок

Был твой подарок

Мне в год Дракона.

Беда случилась

Чернее тучи:

Любовь разбилась

Звездой падучей.

Весна Дракона

Тоской исходит…

Верь Соломону:

"Все, все проходит…"

***

Я сама виновата,

Не смогла уберечь.

Наступила расплата.

Не предвидится встреч.

Безвозвратно потушен

Глупой ревностью взор.

Я, не чувствуя душу,

Веду разговор.

Я тебя потеряю -

Боль застыла в мозгу.

Я ее изгоняю,

А изгнать не могу.

***

Я выбросить любовь хотела

Из недр горячей головы,

Но в памяти мне то и дело

Являлись Вы и только Вы.

Глазам веселости хотела

При встрече с Вами я придать,

Но взор струился неумело,

Не излучая благодать.

Как изменить свой облик внешний,

Чтоб грусть была видна не всем?

Мой ручеек журчащий, вешний -

Язык – неповоротлив, нем.

Канаты-нервы на пределе,

Иду, не чувствуя себя…

Ну, неужели в самом деле

Не отрекаются, любя?

***

Не возвращайся никогда ко мне -

Твоих надежд я вновь не оправдаю.

К ногам, как лист осенний, припадаю -

Пройди его в вечерней тишине…

Не возвращайся никогда ко мне.

Я жду тебя при солнце, при луне,

В любое время, при любой погоде…

Разлуки месяц длился больше года,

Но чувства не остыли в глубине…

Не возвращайся никогда ко мне.

ГРУСТНАЯ ПЕСНЯ

Серые закаты -

Черных туч родня…

Отчего, тоска, ты

Мучаешь меня,

Отчего сжимаешь

Сердце, как змея?

Безнадежно маюсь

От разлуки я.

Кто меня утешит,

Кто меня поймет,

На исходе вешнем

Кто ко мне придет?..

Человека жду я

Только одного.

Нежно припаду я

Ко стопам его,

Поцелую руки,

Загляну в глаза.

Не узрит он муки -

Взор затмит слеза.

– Что с тобой случилось? -

Тихо молвит он.

– Сердце истомилось,

Явь была, как сон.

Безмятежно сладко

Было в дивном сне:

Все у нас шло гладко,

Страх вселяя мне…

И тогда решила

Я любовь изгнать,

Чтобы легче было,

Чем потом, страдать.

Повела досужий,

Странный разговор…

(Тот, кто был мне нужен,

Стал нужней с тех пор.) –

Я не понимаю, –

Он мне говорит,

– Душу отпускаю,

Если улетит…

Но душа осталась

Неразлучно в нем…

Ну, а мне досталось

Таять с каждым днем…

Смерть, мою могилу

Камнем увенчай:

Мне не хватит силы

Пережить печаль.

***

Мысли перед днем моего рождения

Вам, понимаю, не-до-суг…

Не до меня – тем паче…

Но я ждала Вас, милый друг,

И не могла иначе.

Я этой мыслью год жила,

Что Вы в мой день придете.

Отказа молния прожгла

Моn соеur*, где Вы живете.

И что же? Вы остались в нем

Живым и невредимым.

Неугасаемым огнем,

Единственно любимым.

 * Мое сердце (фр.)

***

В мой день – любимейший из всех -

Свались, как долгожданный снег,

Слепя красою первозданной,

Мой друг, единственно желанный!

Во славу внемлющим богам

Из нежности воздвигну Храм

Души – до голубых небес! -

Восьмое чудо из чудес, -

Где все молитвы – о тебе!

***

Приди единый раз в году -

В канун рожденья моего.

Тебя, мой друг, как Бога, жду,

Как никогда… и никого…

Мне, кроме глаз твоих родных, -

Нет в мире лучшего подарка!

Мне, кроме слов твоих земных, -

Нет в мире лучшего подарка!..

Судьба, чем хочешь отслужу, -

Пускай придет в последний раз.

Остаток жизни положу

За миг, соединивший нас.

***

В этом мире жестоком, безрадостном, полупустом,

 Где совсем ничего и не значу я и не решаю,

Вы приносите солнце с собою в мой маленький дом…

Вас сегодня я вновь на свое рождество приглашаю.

Приходите! Вы знаете,

Вас, словно чуда, я жду.

В одинокой душе зазвучит одинокая скрипка!

В этот вечер февральский – единственный вечер в году –

Пусть подарком заветным мне сбудется Ваша улыбка.

***

Все еще храню Гребенщика.

Вдруг твоя волшебная рука

Оживит мелодии в каморке,

Те, что жадно слушали в Нью-Йорке?

Одиннадцатое февраля:

Четыре стены и я.

Берет осторожно рука

Диск Бори Гребенщика

И ставит на гладкий штырь…

И песня, как поводырь,

Уводит меня туда,

Где радость царит всегда.

Где "Золото на голубом"

Пророчит мне к жизни любовь.

***

Касаюсь головок махровых

Губами, как будто щеки

Твоей бархатисто-шелковой,

И доброй – безмерно! – руки.

КАК выразить мне благодарность

За то, что в февральский мороз

Мой ангел, мой друг лучезарный

На радость гвоздики принес?!

ДРУЗЬЯМ

Не дарите мне подарков.

Не взыщите: Бог – судья.

Вы пришли!!! – сияет ярко

Мордуленция моя!

От души – не надо чуда! -

Напишите пару строк.

И всю жизнь хранить я буду

Ваш открыточный листок.

***

Люблю дарить подарки

Тому, кого люблю…

Котенок рыже-яркий,

Приди по февралю!

Мне ничего не надо -

Уж повторять нет сил:

Лазоревого взгляда

Две льдинки принеси!

Заставим, словно рыбок,

Искриться лед в вине.

Сплети венок улыбок

На день рожденья мне!

***

Убийственно долог был путь к примиренью с тобою:

С крылами в полнеба парящей последней любовью

Над грешной моею судьбою.

***

Завяжу язык морским узлом,

Руки-крюки отрублю по локоть,

Чтоб тебя, любви своей назло,

Речью и десницею не трогать.

А глаза, поблекшие от слез,

Занавешу дымкою туманной,

Чтоб никто не видел в сердце роз,

С нежностью тебе обетованных.

***

Что я наделала с тобой,

Моя последняя любовь?

И к равнодушью приучала,

Глазам лучиться запрещала,

Худые ноги обломала,

Чтоб не ходила, где попало.

Пинками в угол загоняла -

Ты все равно не умирала.

Как ты смогла такое вынести,

Любовь? А может, ты – не вымысел?

Меня поняв, не обозлилась,

Ты приумолкла, притаилась…

Вжав окровавленные крылья,

Любовь парить была бессильна.

***

Былая радость не вернется -

Нелепо думать о пустом.

Навеки счастье остается

В году Дракона Золотом.

В последний день, если придется,

Зажги дракончика-свечу…

Дымок едва заметный вьется…

Все меньше воска остается…

Вот также я сгореть хочу!

ПРЕДНОВОГОДНЕЕ

Когда в комнату вхожу,

На часы твои гляжу

На картине, на стене,

Что рисована не мне.

Замер стрелок мерный ход

Без пяти двенадцать. Бьет!..

Не приходит забытье.

Рисовал ведь ты ее

Под трагический хорал:

Год Дракона умирал.

(Умирало вместе с ним,

Превращаясь в черный дым,

Счастье, преданное мной,

Той, драконьею, весной…)

В царство мертвых на постой

Год Дракона золотой

Уходил, оставив мне,

Только память на стене:

Одинокий свет свечи

Будет мне гореть в ночи…

Словно глаз драконьих снизки -

Пунцовеют барбариски…

***

По шкале за двенадцать баллов

Море грусти в груди штормит.

Не смеюсь я, не улыбаюсь,

Потому что душа болит.

Ты со мной, но твой взгляд растерян.

В дальний угол любовь загнав,

Я молчу, я уже не верю,

Что вернется назад весна…

Подари мне – о, сжалься! – вечер.

Улыбнись! – прогони печаль.

Я живу каждой нашей встречей…

Пощади – не руби сплеча!

***

Я помню: девятого марта

 (А может, приснилось во сне?)

Счастливая выпала карта –

Вы приезжали ко мне!

Металась свеча, догорая:

Господь, пощади, не нарушь

Идиллию светлого рая -

Сближение родственных душ.

Дыханье у рта замирало

Во власти желанных речей.

И скрипка весь вечер играла

В груди одинокой моей…

Коварная ведьма – разлука.

Мы рядом, но так далеки.

А мысли мои тянут руки

В прилив безысходной тоски…

А мысли мои тянут руки

К любимой душе – с того дня,

Когда обреченность на муки

В отчаянье ввергла меня.

Вновь мозг одиночеством скован,

А сердце не бьется почти…

За трепет, возвышенность слова

Когда-нибудь, Бог мой! – прости.

Надеяться ль? Годы промчатся,

Безжалостно время сотрет

Мгновения высшего счастья -

Двух душ лебединый полет.

***

В год Зайца мне было не до стихов…

Как вдруг Пресвятая мадонна

С таинственно-белых сошла облаков

И взором скользнула бездонным.

Скорее всего в этом взгляде была

К магической близкая сила.

Мадонна сквозь душу незримо прошла

И к жизни ее возвратила.

Забили истоки божественных слов

И вскрылись дремавшие воды

Великой реки под названьем любовь:

Льды сковывали их свободу.

Во мне беспредельная радость жива

С заветного дня пробужденья.

Тебе все стихи мои, мысли, слова -

Возьми их без тени стесненья…

А если покинешь ты сердце мое, -

Мой труп отдадут погребению, -

Никто тебе песен тогда не споет

О счастьи, любви и забвении.

К ГОДУ ЛОШАДИ – 1990

" На каждый роток не накинешь платок"

(пословица)

Когда во сне приснится вошь,

Разгадка радует – к богатству!

Приснится лошадь, значит, ложь

Падет на вас страшней коварства.

Распространение ее

Сравнимо в скорости со светом.

Холодной, мерзкою змеей

Вползают в души иглы сплетен.

И не отмоешься потом,

Всем истину не перескажешь:

Ведь каждый лающий роток

И не заткнешь и не замажешь.

Катастрофически мала,

Жизнь промелькнет, подобно чуду…

Пусть ваши добрые дела

Никем оболганы не будут.

***

Добро должно быть с кулаками…

Однако эти кулаки

Стучат бессонными ночами

По темечку моей башки.

***

Добром хотела уберечь

От бед, хулу сулящих встреч…

За все получено сполна:

В добре, как в грязи, и – о д н а…

ДЕМОН ЗЛА

Я – демон зла – рассвет встречаю…

Печально дня приход ловлю…

К себе людей я приручаю,

Но прирученных не люблю.

Повсюду расставляю сети

Из обалденно нежных слов.

Кто попадает в сети эти,

Узнает черную любовь.

Злым демон стал по воле рока.

Судьбу ужасную приняв,

Терзаю, мучаясь жестоко,

Любивших, любящих меня…

Душа дрожит, мороз по коже…

Грех тяжек, каюсь – на крови:

Не дай познать живому, Боже,

Вкус демонической любви.

***

"Запретный плод душист и сладок,

Но он от жажды не спасет.

Ты не срывай его, не надо:

Он радости не принесет…" -

Так мне твердил один из трусов.

Но голос внутренний, как мед:

"Кто не познает плода вкуса,

В глухом неведеньи умрет…"

Маршрут же выбрав необычный,

Пытаюсь – не могу шагнуть:

Удавом черным безразличье

Твое мне преграждает путь.

***

"Я иду по росе, босы ноги мочу,

Я такой же – как все…"

С. Есенин

Все люди как люди,

А я – не как все…

Прогулки не будет

Босой по росе.

Душа умирает,

А тело давно

Во рву за сараем

Погребено…

Взмолюсь:

– О, услышь мя,

Скажи, не тая,

Мой добрый Всевышний -

Опора моя, -

Неужто прописан

Мне жребий такой:

"И ныне и присно…" -

Твоею рукой?

И сходит ответ

До предела простой:

– В наличии бед

Виновен застой.

В наличии бед

Виновен застой

И выхода нет

Из башни пустой.

***

За все придется платить на этом свете,

особенно за зло.

Трогать меня не смей -

Я из семейства змей.

Словом ужалю я,

Будто бы ядом змея.

Правильно говорят,

Есть и елей и яд.

Что б ни изволил лить -

Будешь за все платить…

Время расплат придет

Каждому – в свой черед.

Смертный за яд иль мед

Платит, пока живет.

***

"Ромашки*… Сказки…

Ты впадаешь в детство!" -

От возгласов таких

Куда мне деться?

"Впаданье" в детство -

Душ людских черта,

Руководит которой

Доброта.

"Не подходи,

До смерти забодаю!" -

Кричу, когда

Из детства "выпадаю". *Поделки

СОН КОТА ЛЕОПОЛЬДА

Поведаю я Вам: попал во сне в Сиам.

Там от погони натерпелся страха.

Вдруг зазвучал эфир, сзывая всех на пир

В честь дня рожденья дочки падишаха.

А кто, мол, не пойдет – наказан будет тот

И схвачен, и посажен в подземелье.

– Так что ж, – подумал я, – что, чем хана, друзья,

Не лучше ли желанное похмелье?..

Пришел я во дворец: сидит ее отец

На троне при рубиновой короне.

Гостей полным-полно. В бокалах не вино,

А молоко парное из-под пони.

А на столе, ой, мать! -

Что только ни видать:

Салаты, заливное и жаркое,

Телячьи потроха, форельная уха

И всякое восточное такое…

Я выпил, забалдел. Увидеть захотел…

Все гости, вторя мне, заголосили…

И тут вошла Она, как полная луна, -

Вместилось в очи небо всей России.

Оптический обман или в глазах туман?

Я не видал таких прелестных кисок.

Но как мне ей сказать:

"Идемте танцевать?" -

Ведь трудно оторваться… от сосисок.

Вновь заиграл оркестр, все повскакали с мест.

(Наверно, был объявлен дамский танец).

Она вдруг подошла и лапку подала:

"Прошу на танец, мистер иностранец!"

От счастья жив едва, кружится голова,

От близости дыханье замирает.

Ну, как мне ей сказать, кем я готов ей стать? –

Она по-русски ведь не понимает.

Обижен, разозлен (раздулся, словно слон)

На школу, где сиамскому не учат.

Химера из химер – языковой барьер.

Я увезу ее – так будет лучше.

Сказал: "Вы, миссис, мур, зажгли во мне l?amour."

Она, кокетка, глазки закрывала (

Как будто поняла чего во мне зажгла)

И что-то по-сиамски прошептала.

Не понял я намек – в аэропорт увлек,

Поддавшись обалденному порыву.

Там белый самолет готовился в полет:

"Сиам-Харбин-Саранск-Москва и Рио".

Включил пилот мотор.

Знакомый контролер

Моей сиамской киске улыбнулся.

Мы сели в самолет и начал он полет…

И тут я, к сожалению, проснулся…

Р.S. Забылся сон давно, как старое кино.

Но с той поры в кошачьем мире драма:

Который год подряд – (не Лео ль виноват?) –

Россией правят кошки из Сиама.

ЛЕСНАЯ ПЕСНЯ

(старая песня на новый лад)

В лесу родилась елочка.

Стоял поодаль пень,

Который сватал елочку.

Почти что каждый день.

Но отвечала елочка:

– Сошел с ума ты, пень,

Одет ты не с иголочки

И у тебя мигрень.

– Ты глянь получше, елочка,

Богат я и силен…

– Нет-нет, моим иголочкам

По сердцу юный клен.

Зло пень ответил:

– Схимник

Твой клен и пустозвон,

Ведь даже шубы зимней

Себе не справил он.

От холода икает,

Всего его трясет

И клену никакая

Любовь на ум нейдет…

Под снежною вуалью

Шагнула елка вбок

И принакрыла шалью

Зеленою кленок.

От нежности отвыкший,

Едва открыв глаза,

Клен голосом охрипшим

Вдруг елочке сказал:

– Я был в тебя влюбленный,

Но осень подошла

И так бесцеремонно

Все листья сорвала.

Раз в чувствах объясняться

Не принято нагим,

То я решил: венчаться

Идти тебе с другим…

Она не упрекнула.

Благодаря судьбу,

Еще сильней прильнула

К горячечному лбу…

Метелица седая

Кружила ночью, днем,

Сугроб сооружая

Над глупым, старым пнем…

Р.S. Чтоб счастье до погоста

Свое не просмотреть,

Наверно, нужно просто

Кого-то обогреть.

Наверно, нужно просто

Навстречу поспешить

И подарить отросток

От дерева души.

И если приживется

В чужой груди росток,

Любовь вам улыбнется -

Ускорьте сами срок!

МОНОЛОГ

СЕРОГО МЫША

или "Каждый сверчок должен знать свой шесток"

(Пословица)

 Симпатичная морда,

Глазки – два огонька.

Аж засмотришься – гордо! -

Вы шагаете как,

Шаловливо головку

Чуть налево склоня!

Называли "плутовкой"

Мыши Вас до меня.

Ах, зачем я родился,

Вас зачем увидал?

Безответно влюбился.

В доме крик и скандал.

Устрашал гневно папа,

С брюк снимая ремень:

"Задерет Цап-Царапа!.."

Только я – как кремень.

Отодвинута миска,

Мне не до творожка…

Как убийственно близко

Два горящих зрачка!..

Глупо, но не хочу я,

Как сверчок, знать свой шест…

Подойду попрошу я -

Пусть она меня съест.

НА БОЛОТЕ

(Сказка)

Новый день на взлете.

Солнце ввысь спешит.

На гнилом болоте

Кваканье стоит.

Вдруг замолкли жабы,

Глядя на восток:

На болотной хляби -

Сказочный цветок.

– Кто ты, чудо-льдинка?

Слышится в ответ:

– Белая Кувшинка

Из страны Кувейт.

Как сюда попала -

Не могу понять.

Мама укрывала,

Я ложилась спать…

Ночью здесь морозы…

И по лепесткам

Покатились слезы,

Будто по щекам…

Встал невзрачный с виду

Лягушонок Квам:

– Я тебя в обиду

Никому не дам.

В качестве охраны

В ясный день и в ночь

Отгонять я стану

Злую скуку прочь…

Сорок суток кряду

Квам шутил и пел.

Дивные рулады

Вывести сумел.

Но пришла усталость,

Осенив крылом.

И поспал он малость

Безмятежным сном.

А когда проснулся,

То окаменел:

Не было кувшинки,

Для которой пел.

Над болотной кашей

Кружат мухи зло…

А кувшинку дальше

Ветром понесло.

КИТАЙСКИЙ ГОРОСКОП

(Шутка)

Я словно биографию свою

Читаю: в каждом слове, в каждой строчке

Черты души, характер узнаю

С начала "сказа" до последней точки.

Нет удивленью моему границ:

Как будто в гости заглянуло солнце!

Зачем так долго тайну мир хранил,

"Лапшу на уши" вешали японцы?

Какой я тигр, когда по духу – кот:

Хожу куда хочу, когда и сколько.

И не рычу, совсем наоборот, -

Мурлыканьем всех забавляю только.

Для кошек неприятен резкий свист.

И для меня, конечно, хуже смерти,

Когда кричат – и раздраженно – брысь!

Или все время гладят против шерсти.

И если тот, кому я надоем

(Хоть редко, но встречаются растяпы),

Меня, вставая, выбросит с колен –

 Я непременно упаду на лапы.

Обиду ненадолго затаю,

Но в эту дверь вновь постучусь едва ли.

За гордость непреклонную мою

Меня и тигры даже уважали.

И если кто нарушить у кота

Спокойствие умышленно возьмется,

В груди жестокость черная проснется, -

Останется противник без хвоста.

Кот – это ум и сдержанный, и тонкий:

Завертится предатель, как юла;

Впредь будет обходить меня сторонкой,

Поняв надолго, что моя взяла…

Мне безразлично всё, о чем базарит

Толпа зевак и завтра и потом…

Пусть напоследок недруги наварят

И лопают – бесплатно! – суп с котом!..

ГИМН ФРАНЦИИ

О Франция! – сказочная страна!

Прости чудачество:

Люблю товары твои без Зна- ка качества.

Мне кружит голову град Париж.

Волнуясь, слышу я

Прононс, с которым ты говоришь, -

Есть благо высшее.

Фурье, Роден, Шарль Азнавур -

Бессмертья станции.

А ты – в какой-то там Сингапур…

Не смей – во Францию!!!

Летит мой голос по февралю

На всю империю:

"Я больше жизни Париж люблю

За… парфюмерию!"

***

Первый отпуск – лучший праздник!

От труда отдохновенье.

Южный край манит и дразнит.

Но еще чуть-чуть терпенья

И лазоревое море,

Что всю жизнь целует сушу,

Обласкает взгляд твой вскоре,

Твое тело, твою душу…

***

Противится природа

Отъезду твоему

Испортилась погода.

Льет дождь в сплошную тьму.

И лунный диск не виден

За тучей грозовой…

Не хмурься, солнце выйдет

И путь осветит твой.

С тобою расставаться

Немного грустно, жаль.

Стараюсь улыбаться…

Раз хочешь – уезжай.

***

Уезжай – тройка подана.

Только голос внутри

Заклинает:

"Поводья разлук не бери…"

***

Ты знаешь, кто такой Нарцисс?

Самовлюбленный эгоист,

Который у реки сидел

И в воду на себя глядел.

Печален той судьбы удел:

Глядел, пока не поседел.

Бог долго созерцать не мог

И превратил его в цветок.

***

Погиб поэт, мечтатель, фантазер,

Застыли на губах обрывки фраз…

Погиб – нещадным выстрелом в упор

Из равнодушья так любимых глаз.

А может быть, хотел он умереть?

 (Его не полюбили б все равно.)

 Жизнь без любви – медлительная смерть –

С самоубийством ходит заодно.

МУЗЕ

Не прилетай ко мне, Муза моя,

В белом обличии журавля.

Больше стихов не хочу я писать -

Времени нет у кумира читать.

Не обессудь, их нелепая роль -

Сердцу чинить незаслуженно боль.

Не прилетай ко мне, Муза моя,

Не отнимай одиночества яд.

***

Который день спускаюсь я за почтой,

(Хоть ящик пуст – предчувствую сама.)

 А почтальон, как будто бы нарочно,

 Мне не приносит важного письма.

Нетерпеливый колокольчик уха

Не вздрогнет от желанного звонка.

Кому нужна ты, древняя старуха?

Не позвонят тебе наверняка.

***

Моя душа чиста и молода,

Хотя лицо морщинками покрыто.

Я не грущу о прожитых годах,

Поскольку ничего не позабыто.

В ужасный миг апатии своей

Я памяти воздам хвалу без меры

За то, что сердце, словно соловей,

Опять поет, надеется и верит…

***

Какая холодность в груди

В дни беспросветного ненастья!

Остались где-то позади

Любовь и молодость, и счастье.

***

К кому-то, может, и приходит

Забвение минувших дней,

Но при душевной непогоде

Всё резче в памяти моей:

И миг, что Богом был отпущен,

И аромат духов "Эссе",

И голос, бархатом влекущий,

С чуть-чуть французским рrоnоnsе…

***

Я больше не пишу стихов,

Прекрасных слов не говорю я

И о прошедшем не горюю…

Сойдя с высоких облаков,

Бреду… Походка нелегка.

Вулкан души моей остужен.

Поэт, ты никому не нужен…

– Подайте ж руку, облака!

***

Мне лес верхушками кивает,

Сверкая позолотой дня.

Никто меня не понимает

И нет поддержки у меня.

Лишь лес. В него обиды спрячу

На незавидную судьбу,

Невозвращенную удачу

И на нелепую борьбу

За жизнь…

ОТЗЫВ О ПРОЧИТАННОМ

Этот скромный томик стихов надолго приковал мое внимание. Я с упоением читала стихи снова и снова. Мне жаль было расставаться с ними. Меня поразила зрелость стиха. И я была крайне удивлена, что это только "проба пера".

Стихи отличаются лаконичностью мысли. В их немногословии остро ощущаешь чувства одиночества, надежды и любви тревожной души любящей женщины и настроение кратковременных встреч. Это так близко и понятно каждой любившей и любящей женщине.

Я надеюсь, что этот скромный томик стихов будет началом большого поэтического будущего автора.

Валентина МАСЫЧЕВА

ОТЗЫВ О ПРОЧИТАННОМ

Стихи мне понравились, в каждом произведении есть большая лирика, тонкость и чуткость слов, мыслей, грёз.

А главное, как мне кажется, стихи написаны искренне, то есть от души.

Я считаю, что стихи достойны внимания широкого круга читателей.

Александр ПЕТРОВ-ЧИРШЕВ, поэт

ОТЗЫВ О ПРОЧИТАННОМ

Стихи мне понравились, прочитала сборник "на одном дыхании". Ее стихи – это "откровение души".

Она зовет нас войти в мир любви и хочет рассказать нам то, что она пережила – только она одна.

Я надеюсь, что Анна АНИК будет и дальше радовать нас, читателей, легким слогом своих стихов.

Людмила ЛУПАЧЕВА