/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Летописи Шинара Чаша богов

Галина Митрофанова


Галина Митрофанова

чаша богов

Порой, Боги теряют бдительность и совсем не интересуются жизнью вверенного их заботам мира. Порой, жизнь настолько размерена и спокойна, что у Богов просто нет иных дел, как предаваться неге и безделью. Но что, если молодые Боги, напуганные полученной силой, добровольно обрекли се-бя на трехтысячелетние заточение? Что если древняя умирающая раса за-ключила силу богов в древний артефакт? Вроде все ясно: найти артефакт, призвать богов и спать себе спокойно. Вот только у кое-кого совершенно другие планы… Вот и носятся по Шинару, как угорелые, Светлые и Темные. Чудные дела творятся под небом Шинара, а на его дорогах пересекаются судьбы людей, эльфов, орков и поднятых мертвых. Причем поднятых в таком количестве, что сделавшему это некроманту не позавидуешь! Да и не ему одному!

Летописи Шинара.

ЧАША БОГОВ.

Когда-то этот мир был просто песчинкой в пустоте. Просто песчинкой легшей мне на ладонь, и я создала Шинар…

Когда-то Шинар покинули Боги, и в мой мир пришло зло. Тогда я дала Шинару новых Богов…

Сейчас кое-кто из людей решил, что он может стать Богом… интересно, что из этого получиться?..

Наглая каурая кобыла изображала смертельную усталость. Впрочем, молодая всадница успешно игнорировала укоряющий взор карих глаз. Можно подумать, Маре доставляет удовольствие трястись в седле. Она тоже устала. Не смотря на врожденную склонность к авантюрам, девушка не так часто отправлялась в путешествия. За прошедшие две недели ночевки под открытым небом и собственная, весьма посредственная стряпня, надоели до смерти. Вкусная еда и мягкая постель сыграли не последнюю роль, когда, проигнорировав интуицию, она решила свернуть к появившейся на горизонте деревушке.

Деревня ничем не отличалась от сотен других раскиданных по Шинару. Тишь да благодать. Маленькие домики с белеными ставенками и красными - черепичными или желтыми - соломенными крышами. Высокие плетеные заборчики с нанизанными на прутья глиняными крынками и горшками. На чистых улочках играют дети, блеет привязанная к колышку коза с бусинками умных черных глаз и колокольчиком на шее. Брехливые псы, разморенные жарой валяются в грязи, и изредка порыкивают на презрительно косящуюся кобылу. Злобно-завистливый шепоток селянок. Неизменно ненавидящие взгляды в спину, правда, никогда не смущающие Мару.

Всадница вполне обычая девушка, не красавица, но… Огромные, умные Серые глаза, привлекающие внимание к милому личику, но смотрящие на мир настороженно и скептично. На лоб падает густая челка, выкрашенная всеми цветами радуги. Тяжелые русые косы на затылке закреплены кучей маленьких шпилек, на плечах лежат серебряные ленты. Спортивную фигуру, не чета расплывшимся селянкам, подчеркивают черные бриджи до середины икры и черная кожаная жилетка, с воротом стойкой на тугой шнуровке. Из многообразия обуви Мара предпочитает элегантные полусапожки из ценной шкуры белого дракона, прекрасно окупивших свою несусветно дорогую стоимость удобством. К тому же драконы высоко ценят изделия из своих шкур. Несмотря на то, что ящеры линяют раз в год, найти на ярмарках настоящую драконовую кожу безумно сложно. В парных набедренных ножнах рейнские клинки - настоящая дорийская сталь. Длинная рукоять перевита кожаными шнурами, что бы в бою ладонь не скользила. Под широким надежно защищающим руку эфесом едва заметная кнопка. Стоит ее коснуться, из рукояти выпрыгивает стилет. За спину перекинут облегченный 3-х зарядный арбалет, испещренный черными рунами, серебряный жезл закреплен на предплечье. Но неподдельный ужас селян вызывала даже не одежда воительницы, а татуировка на плече: распустившейся ярмис с сидящим в центре цветка черным скорпионом. Чародейка. Темная.

К огромному удивлению ее пустили на постой. Нет, если бы вошла на подворье, то прогнать не решился бы никто. Слишком велик страх перед темными. Смущало другое, ее пригласили, пригласили по доброй воле.

В маленьком домике уютно пахнет свежевыпеченным хлебом, дышит теплом печка в углу, а сквозь окна льется прозрачный свет. Хозяйка, симпатичная молодая женщина, по имени Рене, в белоснежном, накрахмаленном переднике выставляет на стол немудреное угощение. Восьмилетняя Ольса в восхищенном молчание водит пальчиком по прикладу, небрежно брошенного на лавку, арбалета. Все мирно и благостно, но интуиция вопияла… не будь Мара такой голодной (умение готовить, как уже было сказано выше не входило в число ее достоинств) непременно была бы настороже.

Рассыпчатая картошечка таяла во рту. Нежная поджаристая курочка достойна стола короля. Поглощавшая ужин Темная находилась в настолько умиротворенном состоянье, что даже не повернула голову на открывшуюся дверь.

- Покайся дочь порока! Отринь тьму в своем сердце!- с непередаваемым пафосом взревели за спиной. Мара скривившись, словно разжевала целый лимон, нехотя обернулась и скучающим взором окинула невысокого полненького мужчину в бежевых одеждах - приходского чародея. Редкие волосенки неопределенного цвета зачесаны так, чтоб по-возможности прикрыть солидную плешь. Несмотря на то, что по идее одежды должны быть чистыми, взгляд то и дело упирался в растекшиеся сальные или масляные пятна. Три подбородка органично вписывались в портрет и дополнялись маленькими, заплывшими жиром глазенками. Висевшей на поясе меч, без ножен, просто вдетый в веревочную петлю, закрепленную на поясе, сильно смахивал на нож для резки колбасы, к тому же ржавый и тупой. "Явно не воин",- отметила про себя девушка. Причем этот тип собирался нагло пользоваться ее благостно-сытым состоянием.

- Взойди на очищающий костер преСветлой Риэль! Очисться от скверны!- завел он ожидаемую песню, на удивление музыкальным и хорошо поставленным голосом.

- К Ушедшему тебя! - фыркнула Мара, накалывая на вилку кусочек сочной курочки - Не видишь, ужинаю? - заметила девушка с легкой ленцой в голосе. Светлый закашлялся от наглости теоретически уже сжигаемой Темной, смущенно обернулся на стоящих за спиной селян, поводив взглядом по бревенчатым стенам комнаты, но продолжил…

- Приобщись к священному свету, смой грехи свои, совершенные под крылом порока!- Вздевая руки к бревенчатому потолку завывал Светлый, пафос прибывал с каждой фразой. Мара удивленно воззрилась на чародея, дело принимало весьма интересный оборот.

- С каких это пор за порок отвечает Ниярэ?- уточнила девушка, приподняв бровь и заинтересованно склонив голову на бок. Не смотря на то, что войны орденов давно отгремели, оскорбление Божественного покровителя одного из них могло обернуться, ну если не маленькой войной, то большой бучей.

- Нет иных богов, кроме пресветлой Риэль! - выданные децибелы ударили по ушам. - И тьма все другие!!!- вторая бровь, невольно поддавшись изумлению, полезла вверх, такой встречи Мара не ожидала. Перед ней находился фанатик, последнее время они чересчур часто стали встречаться в маленьких селах и весях Шинара, но что б так близко к Цитадели Темных?!

- Я искренне уважаю пресветлую Риэль, - Темная старалась сдерживать нарастающее, как снежный ком под трудолюбивыми детскими ручками, раздражение. - Но на костер не пойду,- сделав над собой усилие, миролюбиво закончила она, и бросила в сторону.- Прилипала!

Слух у Светлого оказался хороший, под стать голосу, почти идеальный, а вот нервы не очень. Одно слово, причем не самое обидное из богатого лексикона, переполнило, теоретически бездонную, чашу терпения чародея.

- Схватить!! Убить!! - Прорезавшиеся в голосе истерично-бабские нотки бальзамом пролились на сердце. Мара медленно поднялась с добротно сколоченной скамьи и цинично улыбнулась, глядя на спрятавшегося за спины селян приходского чародея. "Правильно, обрюзгший мужик, забывший с какого конца меч держать, против одной из лучших бойцов клана Смертоносных - сложная ситуация".

Вилы не самое хорошее оружие, которое можно применить против искусного бойца. Несмотря на длину трудового инвентаря временно переквалифицировавшегося в военный, в данной ситуации дело решало именно мастерство. Короткими мечами Мара весьма успешно отражала немудреное оружие. К тому же селяне, если и слышавшие слова "тактика" и "стратегия", значения оных явно не знали, нападая гурьбой и больше мешая друг другу. Успешно проведя акцию по выдворению селян в сени, где оборону она могла держать вечность, Мара расслабилась, что с ее стороны оказалось непростительной ошибкой. Возможно, с тактикой и стратегией крестьяне были незнакомы, но вот в хитрости и коварстве им не откажешь. Увлеченная боем, девушка не осмотрительно высунулась на улицу в поисках оперативного простора, за что тут же и поплатилась - на буйной головушке проверив широко известную пословицу: против лома нет приема. Удар по голове сзади погрузил ее в небытие.

Мара медленно приходила в себя. Голова раскалывалась на сотни маленьких кусочков. Лодыжки и запястья, стянутые прочными веревками, ныли. Ее окружает темнота, а вокруг стоит оглушающий гул. Легкие разрываются от сухого, обжигающего воздуха. Нестерпимая жара отупляет. Открыть глаза равносильно подвигу, ибо есть уверенность, что увиденное не порадует… Действительно. Дом горит. С крыши то и дело падают пучки горящей соломы. И она в самом центре пожара. Связанная по рукам и ногам. Темная, конечно, знала, что никто не избежит встречи со смертью. Все будут либо на погребальном помосте, либо в земле и за гранью ждет лучший мир, но отнюдь не стремилась туда, разумно полагая, что и здесь еще не все сделала. Попытки растянуть или как-то вывернуться и освободиться ни к чему не приводили. Самое обидное, что Мара понимала тщетность своих усилий - нилесские веревки не зря снискали славу неразрывных, Светлый явно решил подстраховаться и не пожалел весьма дорогих пут. Еще никогда она не ощущала себя так близко к смерти. Проклятые веревки не поддавались, все сильнее врезаясь в кожу. "Поужинала в спокойной обстановке называться! Тоже мне Светлый! К Ушедшему его! Мразь!".

С этой мыслью она провалилась в пугающую пустоту…

" У Ниро настоящий нюх на неприятности"- понял Сирнок, пытаясь что-то понять из несвязного лепета восьмилетней девчушки, висящей на его стремени. Ребенок оказался настойчивым и не купился на посуленную Ниро конфетку в обмен на пропуск. Наконец из обилия вылитой на их головы информации удалось вычленить главное. Главное требовало немедленных действий и Сирнок, в очередной раз, недовольно покосился на забирающего малявку в седло приятеля. Зачастую Ниро работал как магнит, привлекая к себе все неприятности какие только мог, начиная от соскочившей подковы, заканчивая потасовкой с десятком светлых, причем в их же городе. Но что самое парадоксальное - все это выходило боком кому угодно, кроме безалаберного молодого парня, который заваривал все эти каши…

Домик горел красиво. В сероватых сумерках он больше напоминал огромный факел или маяк дабы ни кто из проезжающих его не пропустил.

Селяне явно оказались не восторге от появления на горизонте их парочки, и судя по тому как они занервничали, в горящем доме действительно находилась Темная.

Сирнок, спрыгнув с коня, бросился в объятый огнем дом. Ниро, не особо возмущаясь тем, что ему не дали поиграть в героя, взял на себя остальное. Светлый попытался вякнуть, организовать сопротивление, но сказать по чести получилось это у него весьма посредственно. Хотя бы потому, что Ниро, не мудрствуя долго, просто вмазал первому попутавшемуся приблизиться, превратив греческий нос первого деревенского красавца в перезрелую сливу, не отвлекаясь, ударил ногой с разворота второго, решившего, что новоприбывшей Темный может хорошо дополнить своим присутствием горящий дом во имя Светлой Риэль. И преспокойненько прижал к горлу даже не пытающегося сопротивляться Светлого, казавшегося в свете полыхающего огня кровавым стилет.

- Дернешься, убью,- прошипел он.- А если что-то плохое случиться с теми, кто в доме, превращу вашу деревеньку в груду деревяшек. Ты ведь знаешь на что способны боевые маги?- уточнил он у сменившего нездоровый багрянец лица, на еще менее здоровый зеленоватый колер, светлого.

- Знаю, - прошипел тот.

- Так вот, вам крупно не повезло, потому что боевой маг сейчас ждет возращение друга из горящего дома с живой Темной, ключевое слово, если ты не понял, - живой. - Ниро прекрасно понимал, что напуганный чародей вполне может иметь в рукаве какую - нибудь гадость, но допускал и другое, врожденная трусость не позволит ему воспользоваться имеющимся в рукаве тузом пока его жизнь в опасности.

Сирнок успел уже не раз проклясть тот день, когда познакомился с этим неугомонным типом. "Вечно он втягивает меня во всевозможные неприятности. Если бы не он, то я просто проехал мимо". Скрипнув зубами, Сирнок понял, что мимо он бы не проехал. Никто не заслужил такую смерть. Темная, лежавшая в центре большой комнаты, была без сознания. Лодыжки и запястья перетянуты веревками, что значительно снизило ее шансы выпутаться самостоятельно. Подхватив девушку на руки, Сирнок огляделся, выйти тем путем что вошел, не представлялось возможным, там уже бушевало прожорливое пламя. Думать надо быстро. По спине и лбу сбегали соленые ручейки пота. От жара прямые волосы начинали завиваться, и это весьма тревожило, ибо потом от шуточек Ниро спасу не будет. "В окно"- мелькнула относительно здравая мысль. Даже если в результате его исторического прыжка девушка слегка пострадает, то, по крайней мере, останется жива. С места взяв максимальный разгон, орк пронесся сквозь пламя и в красивом прыжке просто вынес ставни, несколько раз прокувыркавшись по земле. Как это отразилось на девушке, лежащей у него на руках, он постарался не думать.

- Рад тебя видеть,- голос Ниро вернул к действительности. Положив Темную на землю, Сирнок вспорол веревки и быстро пробежался пальцами по костям весьма хрупкой на вид девушки. К его огромному удивлению никаких видимых и прощупываемых повреждений не было. Темная оказалась из тех, о ком в люди говорят - в рубашке родилась, держась за руку смерти.

- Жива?

Сирнок обернулся на приятеля и чуть улыбнулся, услышав тихие возгласы, врядли рядовые селяне часто лицом к лицу сталкивались с орками.

- Жива,- кивнул он.- К тому же, похоже, отделалась легким испугом.

- Ты,- Ниро перевел взгляд на дрожащего чародея, а если судить по едва уловимому запашку, не просто дрожащего.- Где ее вещи?- Уловив скорость, с которой забегали поросячьи глазки приходского чародея, Ниро слегка надавил на стилет. Под острым лезвием выступила багряная капелька крови. Надо же, у трусов кровь тоже красная, поразился молодой человек.

- Врать я тебе не советую

- Т-т-т-а-а-ам,- пролепетал Светлый. Рука его так дрожала, что сразу установить направление установить не удалось. Повинуясь простому, злому взгляду Сирнока, кто-то из селян поспешил принести чересседельную сумку, арбалет и рейнскую пару в простых потертых ножнах. Сирнок снова посмотрел на спасенную девушку и в очередной раз подумал, что корпоративная солидарность немало стоит. Ни один Темный не пройдет мимо, если собрату по ордену нужна помощь. Даже если в самом ордене они непримиримые враги. У Светлых такого нет, наверное. Зрелище радовало глаза. Девушка, наконец, начала подавать признаки жизни.

Голова раскалывается на мелкие кусочки, легкие жадно глотают свежий воздух, глаза слезятся, а во рту ощущается мерзкий привкус золы. Мара закашлялась, чьи-то сильные руки помогли сесть и сунули ковш с холодной водой. В глазах, наконец, прекратилось мельтешение, и девушка огляделась, не очень понимая, что происходит и каким боком она принимает в этом участие. В ночное небо взлетали языки пожара. Столпившиеся вокруг селяне молчали, только ненавидяще смотрели на Темных. " Интересно они откуда взялись?"- мелькнула обрывочная мысль. " Раз мыслю, значит жива"- поняла девушка. Оглядываясь уже более осмысленно, вспоминая все произошедшее и прислушиваясь к разгоравшейся в душе жажде справедливой мести. Прижимая к себе дочку, Рене сочувственно поглядывала на Мару. Светлый мелко дрожит, кидая осторожные взгляды на лезвие упирающегося в шею стилета. Темный обернулся.

- Дажэ, как вы? В порядке?- с участием поинтересовался он.

- Все в мире относительно. Включая порядок,- девушка снова закашлялась.

- Чем же ты так насолила Светлому?- заинтересовался поддерживающий ее орк. Мара неопределенно пожала плечами.

- Честно говоря, не знаю. Может, ему не понравилась моя прическа?- похлопала глазками девушка. Под аккомпанемент угрюмого молчания селян, смех Темных прозвучал как-то странно. Орк помог Маре встать. Девушка пошатнулась, жестом остановив поддерживавшего орка, подставила лицо прохладному ночному ветерку, нежно касающегося все еще горящих щек, тряхнув головой.

- Я - Мара. Клан "Смертоносных".

На лице все еще держащего нож Темного, медленно, как масленое пятно по воде, растеклась хитрющая улыбка.

- Я - Ниро. Это, - указал он на орка. - Сирнок. Вольные. Мара, если хочешь, этот тип твой.- Ниро красивым, явно на показ, па отошел в сторону. Темная ласково-ласково улыбнулась. Так могла улыбаться кошка, поймавшая мышь и раздумывающая - съесть сейчас или поиграть еще немного, правда, оставив тем же финал. Словно танцуя, подошла поближе и, резко развернувшись, ударила ногой в скулу. Светлый отлетел, но встать не попытался, наслышанный о своеобразном кодексе Темных, не позволяющем добивать упавшего. Так и остался лежать, тихо поскуливая от боли и страха. Мара презрительно скривилась, передернув плечами от отвращения испытываемого к такому типу людей, смелых, когда за спиной огромная накрученная толпа готовая разорвать любого, и трепещущих от ужаса оставшись один на один.

- Ты не убьешь его?- приподнял бровь Сирнок, подводя ее лошадь. - Это, было бы хорошей расплатой, - заметил он, под аккомпанемент скулящего Светлого. Но Мара устало покачала головой.

- Смерть - это не расплата, - прошептала девушка.- а способ уйти от нее, - смотря исподлобья, девушка мягкими кошачьими шагами подошла к лежащему мужчине. Склонив голову то на лево, то на право. Медленно обнажила оружие. Вернул ей его Сирнок, Светлый приблизительно знал цену хорошему оружию и выкидывать в огонь попавшее в руки состояние не собирался, о чем сейчас наверняка жалел. Левым клинком подцепила тонкую цепочку, покачала на острие клинка белую лилию, дернула, порвав тонкое плетение и подкинув, поймала кулон. Обернулась к приютившей ее женщине, и тихо спросила.

- У вас все будет в порядке, Рене?

Женщина кивнула, улыбнулась, и в ее улыбке проскользнуло что-то жуткое, потустороннее, прозрачно намекающее о последствиях любому возжелавшему праведной мести.

- Не беспокойся, они не посмеют тронуть меня. Да будет Темной ночь, что скроет тебя,- В свете догорающего дома глаза Рене сверкнули, отразив в вертикальных зрачках огонь.

Дорога плавно ложится под копыта коней. Ночной сумрак рассеивается, уступая место свету солнечного дня. Мара с интересом разглядывала своих неожиданных спасителей. Сирнок, типичный представитель своей расы. Высокий, мощный, в то же время поразительно гибкий. Широкие брюки из темно- синей ткани, широкий кафтан, не привычный для глаз жительницы центрального Шинара, невольно создавали образ мудрого и все знающего кочевника, надежно хранящего в своем сердце тайны способные погрузить мир во мрак. У седла приторочен двуручный меч из кровавой стали. Черты лица резкие, грубые, но в то же время завораживающие, странной гармонией. Иссиня - черные волосы собранны в длинный хвост, из которого перед острыми ушами выправлены тонкие прядки. С ближайшими родичами - эльфами - их роднят слегка выступающие верхние клыки и глаза, в которых отражена палитра художника: темно- синий плавно перетекает в бирюзовый, затем в нежно - зеленый, чтобы снова вернуться к исходному - темно- синему. И ничего общего с чудовищами из детских сказок.

Ниро - человек, из редкой породы неисправимых оптимистов. Немногим выше среднего роста. Густые волосы насыщенного золотисто- рыжего цвета, вряд ли знакомые с таким понятием, как расческа. Не красивый, в том смысле, который вкладывают в понятие красоты многочисленные любовные романы. Никакой смазливости или классических черт лица с квадратным подбородком и ямочках на щеках. Просто парень, какие есть в любом городе, из породы соседских мальчишек, в которых всегда можно найти верного и преданного друга. В карих глазах пляшут веселые искорки, намекая, что Ниро всегда готов к розыгрышам и шуткам, и не умеет быть серьезным. Левую руку заменяет искусный протез - сплав техники и магии. На фоне экзотически одетого Сирнока, наряд Ниро слегка бледнел. Коричневый камзол, коричневая рубашка, коричневые брюки, заправленные в высокие почти до калена сапоги из плотной коричневой кожи. Черный плащ, удерживаемый золотой фабулой плюс полуторный меч, вот и готов образ балагура, единственная цель которого приключения, кои он в изобилие находит на трактах и тропинках Шинара.

Мощеная дорога тянется до самого горизонта, упираясь в отдаленно виднеющиеся горы и молодой густой лесок. Солнце светит в глаза. Странное дело, куда бы не ехали по этой дороге, солнце всегда светит в глаза. Вокруг нет ни одного признака человеческого жилья. Но стоит пересечь невидимую линию, как из воздуха вырастает монументальное здание. Пять стрельчатых башен подпирают небо. Гротескные, мрачные скульптуры, словно нахохлившиеся от зимней стужи птицы расселись на карнизах, парапетах, укрылись под сводами крыш. Узкие бойницы и витражные окна. Длинные коридоры перемычки, соединяющие башни, на разных уровнях, невольно вызывали в памяти паутину огромного паука. Весь этот комплекс окружает двойное кольцо защитных сооружений. Сначала наполненный черной смолянистой жидкостью, мгновенно воспламеняющейся от малейшей искры, ров. Затем стены, высокие зубцы, почти незаметные щели и два разноуровневых настила, по которым проходятся закованные в варноскую броню воины. Мощные окованные сталью ворота, протяжно скрипящие от натуги, когда толстая цепь накручивается на барабаны открывает их и опускает подъемный мост. Мрачновато-Темные коридоры, длинные, почти бесконечные, заканчиваются стальной решеткой, еще не поднятой, но мгновенно исчезающей, как только стражник опознает в приехавших своих. По восьмигранным плитам в пустом внутреннем дворе цокот подков разноситься эхом. Мара всегда, когда попадала в Цитадель ощущала, как за ее спиной медленно чеканя шаг, проходят Великие разных времен, возможно по этим плитам ходил сам Ниярэ и его воинство. Здесь все дышало стариной и, казалась, сама пыль времен, прорывая туманную непроницаемую завесу, доносила отголоски прошлого. Возможно, спустя столетия какая-то девушка будет стоять на плитах и так же думать о том, кто проходил по ним в прошлом.

- По-моему ты сильно замечталась,- услышав за спиной голос Ниро, Мара вздрогнула.

- Есть немножко,- вздохнула она, потрепав кобылу по холке, та удивленно скосила карие глаза, явно обеспокоенная проявлением хозяйкой нежных чувств.

- Тебе куда? - Сирнок скосил на девушку взгляд.

- Мне к восточной башне там наш клан, занимает три этажа, а вам?

- Нам к северной. Там все вольные обитаються,- расплылся в улыбке Ниро.- а что хочешь проводить?

- Ты издеваешься?!- вскинулась Мара,- а потом до восточной тепилять, ну уж нет.

- Тогда,- подал голос Сирнок.- нам пора прощаться, но надеюсь, мы с тобой еще встретимся.

- Я тоже,- рассеялась девушка. - Как ни как за мной должок.

Резиденция Темных напоминала потревоженный улей. Шум, гам и непривычно большое количество народа вызывали стойкое чувство дискомфорта. Пока Мара добиралась до своей кельи ее то и дело окликали взбудораженные родичи. Бросив сумку на кровать, девушка коснулась жезлом, встроенного в стену хрустального куба, в котором заключался маленький кусочек подводного мира. Поверхность куба потемнела и отразила моложеватого мужчину лет пятидесяти, явно чем-то недовольного и настороженного.

- Дэйрэ Наргал, - обратилась девушка. - Это я, Мара, - Глава клана облегченно вздохнул. Молодая "бабочка", всегда была его головной болью, единственное, что радовало Наргала - в клане она одна. Бабочки. Никто не знал, кто придумал так называть тех, кто недоступен для магических видов наблюдения. Как ни парадоксально, но бабочки встречаются так же редко, как и телепортеры, но в отличие от телепортеров никто и не думает ставить на спец. учет, бабочек.

- Мара, рад тебя слышать, - настороженность сменилась теплой, радушной улыбкой. - Нормально добралась?- Девушка тяжело вздохнула, очень кратко пересказав случившееся.

- М да…- задумчиво протянул Наргал, но тут же улыбнулся. - Ничего, я разберусь. Кстати, ты приехала очень во время, завтра в зените Большой совет, присутствие обязательно!

Когда экран погас, глава клана серьезно задумался: Улис уже здесь, и Мара прибыла,…Что останется от цитадели, когда они встретятся?

Мара смерчем летела по мрачным, запутанным коридорам. Светлячок, освещавший дорогу, нервно трепыхался под гуляющими сквозняками. Зябко передернув плечами, Мара погрузилась в раздумья, час назад в Цитадель прибыла Оракул. Не раз девушка жалела, что не может подловить эту тварь где-нибудь в темном переулке. Там бы и посмотрели, насколько она сильна. Замечтавшись, Мара с разгону налетела на другую темную. Мгновенья хватило, чтоб, узнав друг друга, обнажить клинки, оказавшись в боевой позиции. Серые, пылающие ненавистью глаза встретились с не менее "дружелюбными" черными.

- Улис… - Голос Мары напоминал шипение змеи.

- Мара…

Ненависть и ярость…

Клинки с легким звоном встретились. Робко, осторожно пробуя силы. Все быстрее, быстрее и быстрее…Превращаясь в смазанные серебристые росчерки. Девушки словно танцевали. Позиции стремительно менялись. Движенья исполнены точности и изящества - танец смерти, страшный своей яростью и завораживающий красотой. Кружево боя, где клинки выбивают искры, а каждая подсечка, атака или защита - искусство. Здесь все смешалось в яростном желании убить. Напряжение возрастало со скоростью атак…Все замерло… Клинок у шеи Улис…Клинок у сердца Мары. Вторые клинки скрещены над головами. Скрещены взгляды. Серые, как лучшая сталь, против черных, как южные ночи.

"Ненавижу"…

"Взаимно"…

"Равны"…

"Это да"…

"Темной ночи, враг"…

"Легкой смерти, враг"…

С тихим шуршанием мечи вернулись в ножны. Сдержанно кивнув, девушки разошлись. Как враги они уважали друг друга.

Мара любила бывать в этом коридоре. Приглушенный свет магических светильников крадется по стягам кланов: темно - синему с белым ярмисом и скрещенными клинками - смертоносных, прирожденных воинов, ее клана. Чисто-черному, на котором взвился на дыбы жарок - мифический конь с тремя глазами, огненной гривой и хвостом - покровитель травников, целителей и лекарей - Детей ночи. Мглисто- черный стяг с диагональной белой линией принадлежит Рожденным Тенью - разведчикам и диверсантам. Даже элвары признавали их умение сливаться с окружающим миром. Светло- голубому с бегущей лошадью - Летящим, которые вообще-то "Летящие с ночным ветром", но все всегда сокращают. Летящие и их рослые тонконогие лошадки выделывают такое, что не хватит ни каких слов, чтоб описать это, к тому же передвигались они с действительно огромной скоростью. Еще один черный стяг с летящей стрелой - Обуздавших ветер. Клановые стрелки не раз удостаивались уважительных взглядов гордецов- эльфов. Последний стяг, висит в самом центе залы. Дымчато-серый, с вздыбленным ройвиром, огромным серебристо-серым медведем, и девизом, повторяющим три заповеди Темных: не верь, не бойся, не проси. Никто не знает кому он принадлежит, но бережно храниться уже более трех тысяч лет. Здесь, в тишине, хорошо думалось и мечталось. Сюда редко приходили другие Темные, не понимая как ценны стяги прошедшие не одно сражение. За шестьдесят с лишним лет мира многие начали забывать столь абстрактные понятия как честь, справедливость, верность слову, даже если оно дано врагу. Мара не понимала с чем связано всеобщее собрание, но нутром чуяла, что все должно измениться. Смотрела на стяг и пыталась понять. Разложить по полочкам то, что в детстве воспринималось как само собой разумеющееся. Темные, Светлые… Много ли между ними разницы? Да ни особо. Чародеи, низшая ступень иерархии, пророки и оракулы, одна из высших. Только светлыми управляет один человек, а у них совет старейшин. Три первые заповеди Темных - заповеди воинов. Три первых светлых - заповеди целителей, по крайней мере, мама всегда так говорила. Кодексы, что Темных, что Светлых, призваны защищать интересы императора и простых жителей Шинара. Удерживать равновесие между расами. Только богам они поклонялись разным- Светлые- хранительнице солнечного луча Риэль, Светлой и милосердной, а покровитель ордена Темных - томноокий Ниярэ, хранитель сумерек, так почему же на протяжении многих столетий шла непримиримая война, лилась кровь, гибли люди? Ради чего? Ради установления веры в единого бога? Вериться слабо. Скорее уж ради укрепления власти высших членов ордена… глупая, мелочная причина, нестоящая того количества крови, что пролита во имя никчемных и пустых идей. Неужели когда-то в детстве она и сама мечтала воевать, мечтала совершать великие подвиги во имя великих идей? Да есть ли на сегодняшнем Шинаре что-либо, ради чего можно умереть? Неужели такие понятия как верность слову, честь и справедливость прочно забыты? Не хотелось верить, но получалось именно так…

Спустя шестьдесят с лишним лет после последней войны в цитадели собрались все Темные: кланы и одиночки.

Амфитеатр полон. В воздухе висело напряжение на столько осязаемое, что казалось, выпусти стрелу и она увязнет. Нарастал гул, люди ждали, когда же, наконец, высшие объяснят, зачем их собрали. Наконец на арену вышли трое немолодых уже мужчин, в темно-синих одеждах, богато украшенных серебряной вышивкой - высшие и невысокая девушка с надменным лицом - Оракул.

- Темные!- один из высших простер руки и продолжил хорошо поставленным голосом. - Сегодня нас собрала здесь надежда! Да, да именно надежда! - Мара прислушалась, становилось интересно.- В последней войне мы потеряли многое: уважение… - Еще бы, отметила про себя девушка, не потерять - бесчинства, творимые личной гвардией Высших вошли в учебники как "кровавые ночи".- Силу! - Мара кивнула, бездарное командование привело к тому, что Темные потеряли почти семь тысяч воинов.- Могущество! - тут девушка лишь мысленно развела руками, про командование она уже думала - Власть! - с этим тоже ничего не попишешь, семнадцать погибших боевых магов первой ступени пошатнет любую власть. Меж тем, Высший продолжал вещать.- НО, что хуже, мы потеряли самоуважение!!- Мара закусила губу, что бы не рассмеятся, с ее точки зрения самоуважение не связаны с перечисленными раннее категориями.- Настало время вернуть утраченное!!!!- проорал Высший, и уже накрученные люди поддержали одобрительными воплями.- Наш оракул предсказала, скоро на землю возвратится сам хранитель сумерек Ниярэ, мы должны быть готовы!!! И наша задача доставить в Цитадель Чашу Богов - Таинственный артефакт. Лишь тогда, возвратится наш Повелитель!!! И за кровь заплатят кровью!!!- Мара тяжело вздохнула, глядя на Высшего, фанатичный огонь в глазах, пафос в голосе, искренняя вера в то, что нет иных богов кроме Ниярэ. Случай тяжелый. К тому же, интуиция вопиет и слишком уж пакостно улыбается Оракул. Девушка льстила себе надеждой, что она неплохо знает эту тварь, а значит, если ей нужна Чаша, то задача Мары сделать так, чтоб она ее не получила.

Многие Темные уже покинули Цитадель, когда Мара вышла из библиотеки. От избытка информации голова шла кругом. Сотни пролистанных книг и просмотренных гравюр, но о Чаше Богов ни слова, ни полслова. Правда, старый хранитель библиотеки подал неплохую идею. Древние заброшенные храмы. Кто-то говорит - их обитатели исчезли в один миг, кто-то - их кости там лежат и по ныне, но никто никогда не бывал в них, при этом слухи о прекрасных библиотеках дожили до настоящего времени. Вполне вероятно, что нужная информация может храниться именно там. Добредя до комнаты, Мара устало упала на кровать. Заброшенные храмы бередили ей душу с детства. А так как девушке уж очень не хотелось вечно бродить по Шинару в поисках неизвестно чего, ей придется стать первой, кто посетит их. Потянувшись, Мара встала и улыбнулась, оглядев свою комнатку. Небольшая, восемь на пять шагов. Южную стену почти целиком занимает окно, забранное цельной пластиной прозрачного горного хрусталя. Вплотную у стены стоит узкая кровать, накрытая пушистым пледом. На стыке восточной и северной стен - угловой столик. За дверью, на выдвижном ящике с оружием, сундук с вещами. На пол брошена шкура черного медведя. Ничего лишнего, только, в качестве украшения и тайника, вместо одного кирпича - хрустальный куб, с заключенным в него кусочком подводного мира сотворенный братом, еще в бытность Мары маленькой девочкой. Активировав на жезле руну тайны, девушка коснулась куба. Подернувшись белесой дымкой, куб растворился, показав спрятанный в его недрах фолиант в Темной сафьяновой обложке. С трудом, достав книгу, Мара грустно улыбаясь, провела пальцем по прохладной коже…

…- Ну, что ты трусишь? Нас же никто не видит!- черноглазая малышка озорно улыбалась.

- Но, Улис…

- Никаких но. Ты же сама хочешь!

- Хочу, - покаянно кивнула Мара.

Они крались по коридорам, ощущая себя героинями "вечных войн". Их не поймали, в тот поход в библиотеку… А книга, которую они вынесли вдвоем, пыхтя от усталости и тяжести фолианта, так и лежала в тайнике. До сего дня. Итак, храмы…

Большинство вольных либо уже покинули Цитадель, либо уже спали. За окном подмигивала звездами глухая ночь. Не спали, наверное, только они, впрочем, до отхода к блаженному сну оставалось уже немного. Ниро развалился на кровати, занимаясь тем, что кто-то и когда-то метко назвал плеванием в потолок. В отличие от клановцев, Вольные, обычно, делили комнату с соседом (друзьями и напарниками по путешествиям), а если не повезет, то и не одним, но такое случалось редко. Комната, которую занимали вольные, носила отпечаток обоих и если б Ниро и Сирнок были во многом похожи, наверное, не выглядела ТАК. Во-первых, по полу змеилась длинная глубокая царапина невесть каким образом оставленная полуторным мечом Ниро. С левой стороны царапины царил идеальный порядок, все находилось на местах, плащ висел на вешалке за дверью. Вещи аккуратно сложенные лежали в огромном сундуке, накрытом трогательной кружевной шалью, мало вязавшейся с остальным аскетическим убранством. Узкая кровать, без подушки, вместо одеяла огромная шкура и все.

Половина Ниро чем-то напоминала склад. На кровати, весьма широкой и мягкой, обычно валялось безумное количество самых разнообразных вещей, начиная от новой книги, только вышедшей в столице, заканчивая антикварным перстнем, отметившим в обед свою третью сотню. Стена напротив кровати либо частично истыкана кинжалами, либо завешана картинками - пейзажами Шинара, кои продаются в любой его части за медяк. На огромном письменном столе порядок тоже царил с одной стороны, соседствуя с отдельными листочками, старыми перьями и чернильницами с засохшими чернилами. При всем при этом, они умудрялись, словно не замечать странного соседства сохраняя дружеские отношения, даже когда дела загоняли их в родную Цитадель, но, обычно не задерживаясь там надолго.

- Что ты по поводу всего этого думаешь?- Ниро чуть удивленно посмотрел на Сирнока, невозмутимо полирующего обожаемый двуручник.

- По поводу? - в голосе Ниро было столько непонимания, что могло показаться, он совершенно не догадывается, о чем спросил друг, но и, с другой стороны, в его голосе звучала лень.

Сирнок недовольно посмотрел на вольготно разлегшегося приятеля, точнее друга, они вместе путешествовали не первый год, и называть Ниро просто приятелем было бы не правильно.

- Не придуривайся, ты прекрасно меня понял, Ниро.

- Не понял, - фыркнул молодой человек.- За последнее время у нас была очень насыщенная программа. Ты мог спросить, что я думаю по поводу нашей новой знакомой. По поводу заявления высших. По поводу этой охоты на артефакт, ну и еще многое.

- Хорошо,- вздохнул Сирнок, всегда так с Ниро, ты ему слово, он тебе сто.- Что ты думаешь по поводу всего этого в порядке тобой перечисленном.

Ниро расплылся в улыбке, пользуясь тем, что увлеченный полировкой Сирнок не сильно озабочен его, как он любит выражаться, подозрительно довольной физиомордией.

- Начнем с Мары. Честно говоря, не могу сказать ни чего определенного, но что-то в ней точно есть,- Ниро задумался, подбирая слова - безуминка какая-то.

Сирнок поморщился. Интуиция странная штука. Он был почти уверен - с Марой они еще не раз пересекутся и если в ней действительно есть безуминка, ничего хорошего лично ему это не принесет.

- Дальше по списку у нас заявление Высших, - продолжил через секунду Ниро, дав другу, немного времени определиться со своей позицией, в большинстве своем определявшей их направление.- Я не знаю, какое влияние оказывает власть на мозги отдельно взятых людей, но, по-моему, у высших поехала крыша. Устраивать такой хаос из-за прозрения оракула, по меньшей мере, не разумно. К тому же, эта бредовая идея с предъявлением к оплате старых давно забытых счетов… Ниро скривился, попытавшись в гримасе передать все, что он в действительности думает по поводу возможного возобновления вечных войн. Потолок был испуган.

- Ниро не отвлекайся,- попросил Сирнок, немного озадаченный заминкой человека, заткнуть которого порой было совершенно невозможно.

- Хорошо,- покладисто согласился маг.- К тому же я не уверен, что император пойдет на столь радикальное развитие ситуации. Люди не поймут. За последние сто лет простые обыватели привыкли к спокойному и мирному существованию. Конечно, все относительно, но…

- Я тебя понял,- кивнул Сирнок, осторожно проверяя пальцем остроту заточки.

- Перехожу к следующему пункту?- Ниро приподнялся на локтях, посмотрев на орка, тщательно перепроверяющим аммуницию. Приняв молчание за согласие, снова разлегся.

- Охота на артефакт, конечно, не добавит спокойствия Шинару, но у нас ведь не было ни каких особых планов?

- Не было,- подтвердил Сирнок и посмотрел на Ниро явно наслаждающегося жизнью.- Значит, мы примем участие в общем безумием? - полуутвердительно поинтересовался он.

- ну,- Ниро снова приподнявшись, помялся,- можно посмотреть в паре таинственных мест. Не найдем, ну и Ушедший с ним, не одни мы искать будем. Посмотрев на невинную мордашку с искорками в глазах, Сирнок тяжело вздохнул. Понимая, что спокойный отдых только что накрылся медным тазом, большим и гулким. Теперь Ниро уж точно постарается затащить его во все злачные места, до которых раньше не доходили копыта их лошадей.

- Хорошо, завтра выезжаем.

- Когда проснемся?- невинно уточнил Ниро.- Ну да,- привычно отмахнулся Сирнок, не соображая, к чему клонит Ниро.

- Сами?- Ниро скосил глаза на Сирнока, постаравшись предать голосу максимально невинное звучание.

- Ниро, не задавай глупых вопросов,- бросил орк, не очень понимая, что нашло на друга обычно не увлекающимся дурацкими вопросами.

- Значит, раньше обеда мы с места не тронемся,- Обрадовано хлопнул в ладоши Ниро. Сирнок недоуменно посмотрел на него

- Это еще с чего? Как обычно с рассветом выйдем.

- Сирнок,- на лице Ниро медленно расплывалась улыбка прожженного интригана,- ты же сам сказал, что мы выезжаем, когда проснемся, без всякой спешки и суеты.

Сирнок в очередной раз проглотил готовое сорваться весьма не цензурное высказывание в адрес, порой совершенно невыносимого, друга, если быть беспристрастным он ведь действительно соглашался с нечто подобным.

- Хорошо, но учти, на ночевку остановимся поздно,- буркнул Сирнок, разбирая постель и ставя меч у изголовья. Ниро отвернулся, что б скрыть донельзя довольную рожицу. Сирнок всегда так говорил, но в результате все равно получалось так, как нужно ему. Нехорошо, конечно, так манипулировать другом, попробовала возмутиться совесть, обычно находящаяся в глубоком трансе. Но здравый ум возразил, что Сирнок почти на пятьдесят лет его старше и вообще внимательней надо слушать друзей, добрее быть к ним, чутче… Совесть послушала и сломалась, возвращаясь в свое сонное царство.

Когда Ниро уже спал, Сирнок повернулся и улыбнулся, вглядываясь в еще почти детские черты друга. Ниро мог сколько угодно думать, что он ловкий манипулятор, но у него была фора в почти полвека, а все манипуляции шиты белыми нитками, но раз Ниро хотелось поразвлечь себя, так почему бы нет?

Хмурый привратник покрутил пальцем у виска, когда под удивленным взглядом круглощекой луны из Цитадели вылетела встрепанная всадница. Большинство Темных покинули Цитадель дня два назад, а эта мало того, что столько времени проторчала, так еще и на ночь глядя сорвалась. " Совсем молодежь распоясалась", - недовольно подумал привратник, "а вот в наше время…".

Она в седле сутки. В глупом стремление совершить не возможное, Мара забыла о том, что она человек…Сил разбить лагерь не осталось. Расседлав лошадь, Мара поплотнее закуталась в плащ…

Пристальный взгляд обжигал. На грани яви и сна слышался треск костра и тихий шепот. Мышцы напряглись. Руки сжали рукоять клинков. Резким движением Мара приняла боевую стойку. Раздавшиеся аплодисменты слегка смутили.

- Браво,- Ехидно заметил Сирнок, не отрываясь от чистки лошадей. Мара кашлянула, пытаясь справится со смущением, и убрала мечи в ножны. Сидящий у костра Ниро приветственно помахал поварешкой.

- Привет, завтракать будешь? - осведомился он, помешивая аппетитно пахнувшее варево.

- Как вы меня нашли? - настороженно глядя на них, спросила девушка. Переглянувшись, Вольные рассмеялись.

- Это ты нашла нас, - отсмеявшись, объяснил Ниро, и дополнил, глядя на непонимающую девушку. - Мы разбили лагерь недалеко отсюда. Посреди ночи раздался конский топот - затаились, ждем. Час ждем, другой, никого,- Ниро изумленно развел руками. - Ну, нам и стало любопытно. Возвращаемся назад, а там…- Мара непроизвольно подалась вперед. Ниро понизил голос до трагического шепота. - Ты, спишь. И мы, как благороднейшие из рыцарей, остались охранять твой сон,- С пафосом в голосе закончил он, отвесив шутовской поклон. Попробовав варево, одобрительно кивнул.

- Налетай!

Лошади ровно трусят по хорошо утоптанной тропинке. Солнышко ласково касается лучами лиц. Проснувшийся лес поет голосами птиц, шелестом крон и трав, журчанием ручья. На душе тепло и радостно - как, когда-то давно, в детстве.

- …И вот эта неблагодарная тварь откусила мне руку,- С трагическим надрывом в голосе прорыдал Ниро.

- Но, затем, толи, не вынеся его стенаний по потерянной конечности, толи, подавившись, сдохла, - с совершено серьезной мордой продолжил Сирнок. Ниро возликовал.

- Ага! Ты сам признался?! Ее убил я!

- Конечно ты,- покладисто согласился Сирнок, но прежде чем Ниро успел, что-либо сказать, ехидно продолжил. - Правда, она совершенно случайно, так сказать, в процессе издыхания напоролась на мой меч затылком.

- А ты,…а ты… - обиженно запыхтел молодой маг и совсем по-детски выпалил. - А тобой стену протаранили! Вот! - и показал язык. Мара с трудом удержала смешок.

- Мара, а куда направляешься ты? - Девушка закашлялась от столь резкой смены темы.

- Я… - Мара замялась, с одной стороны первая заповедь Темных "НЕ ВЕРЬ", въевшаяся в плоть и кровь, отравляющая зачатки доверия, с другой ребята спасли ей жизнь. Заметив колебания девушки, Сирнок махнул рукой.

- Да ладно, можешь не отвечать.

- К мертвому храму на востоке. Я собираюсь туда, - Решилась девушка.

- Что!!! - изумлено, воскликнул Ниро. - Зачем?

Мара чуть приподняла уголок губ.

- Ниро, ты знаешь, где искать Чашу? - Молодой маг покачал головой. - А как выглядит Чаша?- склонив голову, уточнила Мара.

- Не знаем, - признался Сирнок.

- И я не знаю, - спокойно сообщила Мара.- Искать то не знаю что можно вечность, а так как в библиотеке Цитадели я ничего не нашла, придется пойти другим путем.

- Ты имеешь, ввиду путешествие через пустыню, магические ловушки, страшных чудовищ, охраняющих храмы?- уточнил Ниро, постепенно понижая голос. Мара растерянно закусив губу, резко тряхнула разноцветной челкой.

- Вообще- то да, - В таком контексте о путешествии она не думала.

- Но это же…- Ниро всем своим видом показывал, что ему страшно - здорово!!! Мы едем с тобой!!!- Мара удивленно посмотрела на него.

- А как же путешествие через пустыню, магические ловушки и страшные чудовища, охраняющие храм? - передразнивая Ниро, спросила девушка.

- Но, ведь в качестве приложения: вечная слава, бесценные сокровища, любовь прекрасных дам и мудрость веков, в лице огромной библиотеки, которую, так и быть мы оставим тебе,- отмахнулся Ниро, Мара рассмеялась.

- Ниро в чем-то прав,- Подал голос Сирнок. - В любом случае одной тебе будет непросто, а так мы и поможем в случае чего…

- И к славе примажемся.

- Впереди развилка, - вынес на обозрение очевидный факт Сирнок.

- Нам направо,- тронула узду Мара.

- Вообще-то налево,- расплылся в ехидной улыбке Ниро.

- Направо!

- Налево!

- Направо!

Маленькие молнии пронзали оппонента, правда, их нематериальность мешала физическому устранению пытающегося избежать правильного пути. Сирнок флегматично наблюдал за набирающей обороты размолвкой. Раньше, Ниро не имел возможности устраивать склоки, не потому, что не пытался, просто он не реагировал на подначки друга. Орка больше тревожила молодая смертоносная. То, что девушка умна сомнений не вызывало. Храбра, возможно, даже слишком. Хороший воин, смертоносные все хорошие воины, порой чересчур. Но, что движет ей в стремление отыскать артефакт? Ниро желает приключений, а поиск обещает их во множественном числе. Сам он просто странник, у которого нет ни дома, ни семьи, теперь нет, у него нет особых желаний, как составить компанию другу. Почему бы и нет? К тому же, если на землю действительно вернется Ниярэ, возможно для людей так будет лучше. Но что же движет ею? Что в Серых глазах он не может раскусить и понять? - но пока он предавался размышлениям, атмосфера серьезно накалилась, пора вмешаться.

- А…

- Заткнись Сирнок. Я точно знаю куда нам!!!- хором выпалили они, скрестив взгляды.

- Знать-то вы может и знаете, но, вот что-то мне подсказывает: к компромиссу мы не скоро придем, так, может, проложим еще одну дорогу?

Ниро и Мара перевели на него заинтересованные взгляды.

- Как?

- Поедем прямо…

- Куда ты завел нас, о Рнок - герой?- нехорошо прищурившись, вопросила Мара, смотря на булькающую под копытами лошадей жижу с брезгливостью гурмана, которому на обед подали бутерброд из соленого мяса.

- Не знаю, ребята, я сам здесь впервой,- покаянно признался Сирнок, подозревая, что еще немного и ему продеться получить по полной программе, когда-то врученные Рноку дары Светлых.

- Давайте отрежем Рноку ногу,- спокойным, до дрожи в позвоночнике, голосом предложил Ниро.

- Ребята, не надо, я вспомню дорогу,- простонал орк, заметив, что предложение мага пришлось Маре явно по вкусу.

- Скорей бы, - фыркнула девушка.

Самое невинное на первый взгляд решение - проложить новую тропинку - привело их к весьма неожиданному результату, а точнее, завело прямиком в болото. Окружающий пейзаж словно срисовали из детской страшилки. Мрачные, сухие деревья, своими изгибами напоминающие демонов, людей и просто разных монстров. Дополнением гнетущей атмосферы проходил непередаваемый запашок тухлого мяса и разлагающейся плоти, в общем, тошнотворное амбре, невольно навивающее мысли о возвращении к развилке. Возможно, будь среди них хоть один мучаемый пораженческими синдромами, они, прислушавшись к голосу здравого смысла в чужом исполнении, и провернули назад. Проблема заключалась в том, что, встретившись с препятствием все, по умолчанию, решили - оно им по зубам. Желание найти крайнего, заведшего их в болото, в человеческой натуре всегда плотно сидит, но, как оказалось, не только в человеческой.

- А вот если бы…- начала Мара, передернув плечами, когда рядом с тропой, противным чпоком, лопнула, вздувшаяся от болотного газа, вода.

- А вот если бы вы не поругались,- фыркнул Сирнок, прерывая вполне понятное развитие монолога.- мне б в голову не пришла идея третьего пути, так что вы виноваты в нашем незавидном положенье. А если кто-то еще что- нибудь вякнет, то его уже никто никогда не найдет, даже при помочи поисковых заклинаний.

- Это еще почему?- возмущенно подпрыгнул в седле Ниро.

- А потому,- совершенно флегматично ответил орк.

- Нет-нет, ты вот объясни, почему при помощи поисковиков не найдем, а?

- Потому, что он нас в этом же болоте утопит,- страдальчески протянула Мара, Под ехидное ржание коня. Вообще, Мара всегда считала, что с четырехкопытным видом транспорта ей не везло. То беспробудно тупые скотины с трудом запоминающие наипростейшие команды, то чересчур умные, считающие ее не достойной восседать на их божественных спинах, каждый раз, придумывая разнообразные способы отравить путешествие, причем такие, что невольно начинаешь подозревать, что под тобой новый виток эволюции.

- Это какое-то неправильное болото…

- Что ты имеешь ввиду,- повернулась Мара к Ниро.

- А то, неправильное и все тут,- пожал плечами тот, не отрываясь от осмотра болота, совершенно не заметив, как насторожено звучит его голос.

- Веский аргумент,- согласился Сирнок,- по своей весомости вполне соперничает с кувалдой. Но все же, о многомудрый маг, величайший из великих, что помимо "И все тут" смущает тебя?

- Тишина,- протянул Ниро.- не слышно ни кваканья, ни комариного звона, ни-че-го…

- А ведь Ниро прав,- насторожилась Мара.- Судя по всему, у нас намечаются очередные неприятности.

- Ну, вот так всегда. Объясните мне, почему мы не можем, как обычные, абсолютно обычные люди проехать из одной точки Шинара в другую,- простонал Сирнок.

- Да потому, что,- рассмеялся Ниро.- а вообще-то на каждого авантюриста приходиться своя доля приключений. Чем сильнее в человеке жажда приключений, тем крупнее они в масштабах. Ну, а у каждого из нас эта жажда прямо-таки ненасытна, ну и, в дополнение к этому, усилена в три раза.

- Почему это в три?- удивилась Мара.

- Да потому, что нас трое. Вот мы и получаем неприятности, так сказать, по полной программе. Ну, а если серьезно, меня настораживает неопределенность. То ли ожидать пока провалимся по самую макушку в трясину, то ли нападение карполя, последнее - самое паршивое.

Ниро прав, нападение вечно голодного червя - переростка с тремя рядами зубов, по своей остроте вполне способных составить конкуренцию самому понятию "острое". Эта весьма "умная" ошибка природы наделена феноменальным слухом, обонянием, скоростью и терпением. А вот со зрением у нее не очень. Судя по всему, уже во время завершения проекта "карполь" матушка природа спохватилась - слишком уж много дадено этому дитяти, так что ум и зрение самые слабые места этого ползающего недоразумения. Проблема в том, что природа решила не переделывать первоначальный вариант и карполь по-прежнему самое бронированное существо Шинара. Тройная броня надежно защищала болотного жителя, наиболее тонкая на животе и за ушами, прямо над маленьким, озабоченным проблемой насыщения мозгом. Естественно, это знание мало, чем могло помочь, но, тем не менее, слегка обнадеживало.

Везенье такая штука, которая в отсутствие неприятностей как-то не воспринимается, но вот, когда эти самые неприятности приходят…

Ненавязчивое бурление гнилой болотной воды сопровождало их уже довольно долго. Они успокоились и перестали воспринимать каприз в качестве потенциальной угрозы. Основную тревогу вызывала порой прерывающаяся, а порой сладко чавкающая трясина…

Он появился неожиданно. Просто выпрыгнул из бурлящей воды, изогнулся дугой, снова уходя в черные глубины. Маленькое трио стало напоминать статуи неподвижные и холодные. Явление карполя народу состоялось.

- Это мне показалось или мы по уши влипли?- прошептал Ниро.

- Это мы влипли. А у тебя намечается плохая тенденция накаркивать нам неприятности. - Так же шепотом откликнулся Сирнок, медленно осматриваясь в поисках карполя.

- Ну, прости,- передернул плечами Ниро.- тебе будет спокойней, если я зашью себе рот?

- Ниро,- посмотрела девушка исподлобья.- Это, конечно, непередаваемо заманчивая идея. Но у меня смутное подозрение, что в этом случае ты освоишь чревовещание, а значит, болтать меньше не будешь.

- Да заткнитесь же вы оба, что забыли, какой у него чуткий слух? - невольно повысил голос орк, почти полностью выведенный из себя. Один Ниро, это, конечно, плохо, но Ниро в паре с Марай - это почти вампирская казнь.

Мара и Ниро благоразумно заткнулись, не решаясь навлечь на себя пристальное внимание карполя и, что еще более страшно, гнев Сирнока. Протяжное бурление заставляло лошадей нервно вздрагивать и перебирать копытами, что на узкой и более чем ненадежной тропе чревато…

- Идеи?- прошипела Мара.

- Честно говоря, ни одной,- почти знаками ответил Ниро.

- А у меня есть. Одна, но очень авантюрная,- призналась девушка, что-то прикидывая в уме.

Сирнок приподнял бровь, не понимая, как в таком отвратительном месте на ум могла прийти не авантюрная идея.

- В общем, когда карполь отвлечется, вы попробуете проткнуть то самое полумифическое местечко за ушами,- глубоко вздохнула девушка, тщательно перепроверяя, как закреплена амуниция.

- Это чистое безумие!- покачал головой Ниро, с восхищенным блеском в глазах.

- Как, по-твоему, мы должны попасть ему на спину?- прищурился Сирнок, мысленно прикидывая плюсы и минусы предложенного варианта.

- Запрыгнуть,- невозмутимо проинформировала девушка, брезгливо стряхивая с плеча склизкую черную веточку.

- Сумасшедшая,- покачал головой орк, прикрыв глаза.- Тебе в цитадели никогда, не говорили, что авантюризм - это хорошо в меру, но то, что ты предлагаешь - это даже не опасное предприятие, а самоубийство.

- Говорили,- кивнула Мара.- Но потом поняли, что это не лечиться и меня стоит принимать такой, какая есть, вот так - то.

- А с чего ты взяла, что карполь отвлечется?- знаками поинтересовался Ниро.

- А с того,- Мара резко развернула коня и полетела по тропе.- Эй ты! слепоглухонемая скотина! поймай меня, если сможешь!

Дала она шпоры. То, увязая в трясине, с трудом вытягивая копыта, то, выбивая комья липкой грязи, каурая полетела вперед. " Что я, делаю?"- мысленно вопила девушка, спиной ощущая удивленные взгляды спутников. " Доверить свою жизнь неизвестно кому, если, конечно, не принимать в расчет, то, что они однажды уже спасли ее, но одно дело там. А другое здесь…"

- Знаешь, что самое поганое?- наклонился к остолбеневшему Ниро Сирнок.

- Знаю,- кивнул тот.- Но, вполне могу послушать твою версию. - вздохнул Ниро.

- Исключительно то, что она не оставила нам выбора.

Развернув лошадей, они бросились догонять ушедших далеко вперед хищника и его жертву.

Разве может быть что-то безумней скачки на болотах, в попытке догнать одно их самых опасных существ на Шинаре. Трясина жадно чавкала в ожидании, когда же они оступятся, но, пока, умные кони, каким-то шестым чувством, умудрялись находить наиболее устойчивые кочки, из многообразия ложных, предлагаемых ненасытным болотом.

- Вы там скоро?!- донес ветер крик Мары.

- Ей легко говорить. А нам его еще догнать надо,- буркнул Ниро, глубоко внутри завидуя девушке - это ведь такой номер, вполне достойный для внесения в самые безумные авантюры Шинара. Наконец показалась спина карполя. Гигантский червь явно недоволен необходимостью догонять свою весьма и весьма прыткую жертву. Сирнок медленно встал на спину лошади, собираясь показать не менее впечатляющий трюк, когда карполь снова ушел под воду.

- Да что ж это такое, если он не затормозит или, хотя б на минутку не остановиться, мне не удается перебраться к нему на спину.

- Хорошо,- кивнул Ниро.- он не только затормозит, но и остановиться.- Эй ты, мерзкая и тупая скотина!

Карполь высунул из воды свою уродливую морду, и слепыми глазками уставился на спрыгнувшего с лошади мага. Ниро растянул губы в улыбке и, самым хамским образом, показал монстру язык. Карполь оценил продемонстрированный деликатес, решив, что неподвижно стоящий обед намного лучше того, который стоило догонять и распахнул зловонную пасть с четырьмя рядами острейших зубов. Ниро только оскалился. Сирнок в ужасе уставился на друга, карполь еще секунду любовался на красиво сервированный осокой и болотной грязью обед и накрыл молодого человека.

- Ниро!!! - в панике закричали Мара и Сирнок.

Орк взлетел на спину болотного червя, когда тот внезапно дернулся. Бронированные бока затряслись, заходили ходуном, и медленно стали раздуваться.

- Сирнок, прыгай, - закричала, поставив лошадь на дыбы Мара…- по-моему, у этой скотины явные проблемы с желудком.

Орк вонзил меч в маленький островок розоватой плоти. Провернул, одновременно выдергивая меч, и спрыгнул. Трясина сыто чавкнула, принимая его в свои прожорливые объятья. Карполь продолжал раздуваться, становясь прямо таки невообразимых размеров. С тихим звоном треснула броня. Из глотки монстра вырвались хрипловатый утробный вой, и… прогремевший взрыв был страшен. Серо-розовые ошметки разлетелись в разные стороны, а рядом с Сирноком упал перемазанный слизью Ниро.

- Ниро, ты жив?!- восхищенно захлопала в ладоши девушка.

- Мара, солнышко,- пропел Сирнок, погружаясь по пояс в трясину,- отвлекись от всей всешинарской радости и посмотри, куда мы угодили. А когда до тебя дойдет, то будь так добра СДЕЛАЙ ЧТО - НИБУДЬ!!!

Мара судорожно заметалась на узкой тропе, вытаскивая жезл. Руна телекинеза послушно замерцала. Сирнок и Ниро медленно поплыли вверх. Но… руна резко вспыхнула и оба друга снова впечатались в трясину.

- Мара что это было?!- ехидно поинтересовался Сирнок.- Наше великолепное спасение из крепких дружеских объятий?!

- Нет, досадное недоразумение, связанное с жезлом!- огрызнулась взбудораженная девушка.

- Ты над нами издеваешься или что-то делаешь?

- Сирнок, ты б не подначивал ее, а то повернется и смоется,- тоном вежливого мальчика в круглых очках попросил Ниро.

- Не вопи!- буркнула девушка одновременно с ним.- Я придумаю, что ни будь еще.

- Что?!!

Мара в тихой паники осматривала амуницию, стараясь стоять так, чтоб медленно погружающиеся в трясину не видели выступивших, злых, от осознания собственного бессилия, слез. Сейчас, когда требовался трезвый расчет, ею медленно овладевало отчаянье. Не удержавшись, Темная всплеснула руками и… зацепилась за хлыст, обычно мертвым грузом весящий на поясе, вместе с этим пришло озарение. Девушка судорожно раскрутила длинный пастуший хлыст, бросая конец ребятам.

- Мара, да ты же нас банально не вытащишь, мы с Сирноком, в два раза тебя тяжелее.- Попытался воззвать к голосу разума Ниро, смутно понимая, что не поможет.

- А я и не собираюсь,- рассмеялась девушка, закрепляя кнутовище у седла.- Вы лучше крепче держитесь.

Лошадь недовольно покосилась на дополнительный груз, раздраженно хлопнула хвостом по бокам, словно раздумывая.

- На жаркое пущу,- наклонившись к уху, проникновенно пообещала Мара. Кобыла скосила карие глаза на всадницу, прикинув, насколько серьезны ее намеренья относительно нового гастрономического аттракциона, и медленно пошла…

Сирнок и Ниро лежали на тропе, пытаясь отдышаться. Остановив кобылу, девушка бросилась к ним.

- Ребята, вы как?

- Жить будем, - засмеялся Ниро.- но только отшельниками.

- Это еще почему?- закашлялся Сирнок.

- В таком виде нас даже самые грязные попрошайки прочь погонят.

Осмотрев себя, расхохотались,- Ниро прав. Искупанные в жуткой болотной грязи, с налипшими серо-розовыми частицами карполя, извазганые в начавшей засыхать слизи они представляли на редкость отвратное зрелище.

- Давайте вставайте,- поторопила Мара.- Будем выбираться из болот…

Столь грязных путешественников врядли, когда-либо видел свет. Маленькая компания напоминала двигающийся комок грязи.

- Да, одежду можно просто выбросить.

- Не скажи,- покачал головой Ниро,- у нас еще переправа через Хакирич впереди, ну, а там южный тракт и все основные торговые направления до Вора доберемся быстро. По крайней мере, я надеюсь.

- Ниро.- подозрительно скосилась Мара,- ты про переправу к чему сказал?

- Да, вообще-то, если я правильно помню данную местность, то на нашу долю выпадает брод Светол.

- Что?- Мара скорчила страдальческую гримасу. С самого первого дня путешествия им везло, как утопленникам (правда, пока в расчет принималось только предельно близкое знакомство Ниро и карполя и совместное купание ребят в болоте), а теперь еще и самый непредсказуемый брод, одной из самых бурных рек Шинара.

- А у нас нет маршрута поспокойней?- простонала Темная, откидываясь на траву

- Нет, но можно поискать.

Мара широко распахнув глаза, воззрилась на Сирнока.

- Нет уж. Один раз уже поискали альтернативу, Таких ужасных существ - это я про нас - Шинар еще не видел.

- А переправу через этот, богами проклятый, брод ты представляешь?- прищурился тот.

- Честно говоря, не очень, но, ребята, разве вы еще не поняли, инициатива наказуема. Будем искать альтернативу - напоремся еще на пару приключений.

- А это плохо?

- Совсем нет, но давайте думать разумно. Чем меньше неприятностей по пути, тем более вероятно, что именно мы получим приз в наши загребущие руки.

Вечер спустился незаметно. Разгоняя сгустившуюся тьму, уютно мерцал костерок, изредка выстреливая в воздух снопом искорок, стремящихся походить на звезды. Мара лежала и смотрела на усыпанное ими небо. "Странно, когда ради тебя рискуют жизнью почти незнакомые люди. Вы куда-то едете, припираетесь, разговариваете, смеетесь, но, пока, остаетесь чужими, а потом они рискуют ради тебя жизнью. Правда, сначала принимают на вооружение совершенно безрассудный план. Потом, вы лежите на грязной, болотной траве и радуетесь. Странно, почему они хотят составить мне компанию в путешествии в центр пустыни. сколько шансов на возращение, если она будет не одна, а с ними? Конечно, безумно приятно, когда твоя вахта приходиться на самое удобное время, пока ты спишь на плечи ложиться чужой плащ. Сирнок и Ниро, словно, сошли со страниц детских сказок, где герои честные, справедливые и благородные. Нет, конечно, все это может быть хорошей игрой, а в действительности им нужна только слава и Чаша Богов, но почему-то, интуиция тихонечко шепчет - не нужны. Так, может, у меня снова появились друзья?"…

Чесалось все. Голова. Руки. Ноги, все-е-е-е… болотная грязь оказалась ужасно въедливой штукой.

- Да когда ж река хоть краешек покажет?- простонала девушка, покачиваясь в седле как мешок с мукой, небрежно закинутый на седло.

- Что, не терпится искупаться?- подначил не менее чистый Ниро.

- Не знаю как некоторые, а я привыкла к чистоте.

- Оно и видно,- фыркнул надувшийся парень.- Сама чистота в первозданном виде.

- Вечно вы придираетесь, то план безумие, то "чистота в первозданном виде". На себя бы посмотрели со стороны. - Мара насупила брови, обиженно засопев.

- Ну, не обижайся, сама знаешь, что чистота - это не самое применимое к нам сейчас словечко, но мы исправимся, чесслово.

Девушка задорно рассмеялась, вспугнув маленькую быстрокрылую пичугу в кустах.

- Если вы думаете, что я перестала злиться, вы глубоко ошибаетесь,- предупредила она, с трудом успокоившись.

- А мы и не думаем,- пожал плечами Сирнок, с совершенно равнодушной миной.- Ты когда злиться перестанешь, сама скажешь. Вот подойдешь к нам вся такая - растакая и скажешь: " мальчики, а вот я больше не злюсь честно - честно, будем дружить"- тоненьким голосочком пропищал орк. В его исполнении маленький монолог прозвучал с настолько гламурными нотками, каких Мара в своем голосе днем с огнем сыскать не могла. Ниро прыснул, попытавшись замаскировать прорывающийся смех под весьма убедительное хрюканье, но, потом, не выдержав, расхохотался в голос. Мара честно попыталась выглядеть насупленной, непреступной и стра-а-ашно обиженной. Но подлый предательский смех прорывался, завуалированный под судорожные всхлипы.

- Мара, ты чего?- испуганно подался к ней Сирнок. Перепугавшийся Ниро, подавился смехом.

- Мара, ну не плачь,- попытался успокоить девушку маг,- мы честно не хотели обидеть тебя. Правда. Мара сильнее уткнулась в ладони. Плечи задрожали сильней.

- Сирнок, ну ты и жук,- возмутился Ниро,- довел девушку до истерики и что нам теперь делать?- растерянно протянул он, мгновенно напомнив захлебывающейся смехом Маре растерянного, брошенного котенка, оставленного бессердечной хозяйкой под дождем, отчего смех начал прорываться сильнее, начав уверенное наступление и, наконец, прорвался звонко, заливисто.

- Мара?!- удивленно воззрились на нее ребята, но постепенно расслабились и сами захохотали…лошади, сначала удивленно косившиеся на двуногих, явно пытающихся подражать нормальному лошадиному разговору, тяжело вздохнув, медленно направились вперед. Что с этих сумасшедших взять?

Голубоватые струю воды кружились, заворачивались маленькими водоворотами. Взрывались миллиардами капель, ударившись о тысячелетние скалы.

- М-да… вы уверенны, что мы сумеем здесь переправиться?- Сирнок обвел притихших спутников профессорским взглядом.- Может, все-таки, поищем другую переправу?

- Где? - ехидно осмотрела Мара пейзаж.- Вправо скала. Слева, чуть дальше, начинаются сложные пороги, переходящие в водопад. Это называется: нравится - не нравится…. а вообще, еще дельные предложения есть?

- Запрудить, к Ушедшему, эту реку и пройти через запруду,- предложил, пожав плечами Ниро.

- замеча-а-а-а-ательная идея,- ехидно оскалился Сирнок.- к тому же, потом, наши имена будут вспоминать так же часто, как Ушедшего.

- Это еще почему?- удивился Ниро, похлопав для наглядности на зависть длинными ресницами.

- А ты сам подумай!- погладил орк его по голове.

- Что ты, как маленький. Свой ум развивать надо. А не жить умом своего напарника и друга. Даже если он носитель величайших знаний.

- Это ты про себя, что ли? Тоже мне, носитель величайших знаний. Ну-ну…- Ниро явно не хотел оставлять за Сирноком последнее слово и активно включился в перепалку.

Это надолго, поняла Мара, спрыгивая с лошади, немедленно отозвавшейся облегченным выдохом. "Поганка". "Сама не боровик" - отчетливо прочиталось в не полошадиному умных глазах. Может, действительно, заколдованный принц? Хотя… сам брод не глубокий, и, если быть абсолютно честной, даже мелкий, но вот чересчур быстрое течение популярности ему не прибавляло. К тому же вода жутко холодная, и в самом благополучном исходе подхватить простуду можно в два счета. Осмотрев поклажу, Мара чуть улыбнулась. Все закреплено достаточно высоко, если так можно сказать. И к тому же упаковано в водонепромокаемые сумки. Девушка села в седло и осторожно тронула бока лошади коленями. Та недовольно покосилась на всадницу, но покорно сделала шаг, маленький, очень маленький, почти незаметный и снова покосилась на Мару. Мол, хватит, или ты действительно хочешь, что б я пошла ТУДА?! Разглядев повторное обещание пустить на жаркое, лошадь, выдохнув, направилась к броду

- Мара, ты куда?- окликнул девушку Ниро, подзабывшей причину их нахождения на берегу самой бурной на Шинаре реке.

- На ту сторону,- невозмутимо откликнулась девушка, поджав ноги, когда вода плеснула у самых сапожков. Одно из преимуществ этого брода - ровное и песчаное дно, по которому весьма удобно переправляться… лошадь фыркала и старалась отвернуть морду от летящих брызг. Мара с интересом подумала, что смысла поджимать ноги не было, она и так попала по назначению, вымочив ее до нитки. Внезапно лошадь провалилась почти по самое седло, потеряв опору под ногами.

- Ушедший, здесь дно оборвалось!

- Что значит, оборвалось?!- потребовал отчета стоящий на берегу Сирнок. Маре ужасно захотелось выругаться, профессорский тон в данной ситуации был абсолютно не уместен.

- А то и значит,- ближайшая волна с головой накрыла девушку, попытавшись сорвать ее с седла.

- Мара!!!

- Да не орите вы так, словно любимые портянки стираете. Лучше придумайте, что-нибудь.

- Что?

- Как заставить лошадь двигаться быстрее!- вот именно это на данный момент как раз и не требовалось. Осознав, что спасение утопающей, дело копыт самих утопающих, кобыла целеустремленно направилась к берегу. И если б кто-нибудь, увидел выражение ее морды, то понял что она думает, о том, кто заставил ее покинуть родное стойло и направиться неизвестно куда: естественно ничего лестного. Вскоре, под копытами снова оказалось песчаное дно и другой берег оказался, внезапно, столь близким и родным. К тому же,что самое главное - досягаемым.

- Ну что, салаги, теперь ваша очередь,- состроила самую вредную физиономию девушка. Показав, оценившим перспективу ребятам, язык.

- Ну, ты и язва,- попробовал перекричать шумящий поток Ниро.

- А ты только догадался?- удивленно вытаращила глаза Мара.- Что ж, я думаю, и дальше тебя ждут интересные открытия, связанные с моей красивой, обаятельной, талантливой, жутко умной персоной.

- Ага,- согласился Ниро, с видом кающегося, в нарушение поста, храмовника, главная цель которого - не допустить настоятеля в келью, где его дожидается пышнотелая грешница.- Притом, еще и ужасно скромной персоной.

- Правда?- задумалась девушка.- Раскрепощаться надо. А то, вдруг, кто-то еще так подумает.

- Подумает-подумает,- пообещал Сирнок, чей конь, пока Мара и Ниро занимались словесными пикировками, благополучно достиг берега.- А еще подумает по поводу безответственности. Пока ты здесь на бережку с Ниро припиралась, можно было и костерок развести, и водичку вскипятить, и вообще…

- О чем ты говоришь Сирнок, разве могу я своими тоненькими пальчиками и прекрасным маникюром, ломать и собирать эти жуткие сухие ветки, царапающие кожу? Разве я могу опускать их в холодную, не подогретую воду? - попыталась воспроизвести однажды слышанный гламурный тон.

- Не только можешь, но и должна,- огрызнулся Сирнок, смутно ощущая подвох в беседе, странный, почти неосязаемый, но, тем не менее, имеющийся и раздражающий.

- Никто меня не любит,- вздохнула Мара,- отворачиваясь к дороге.- Злые вы, уйду я от вас.

- Как же, - фыркнул Сирнок.- ты уйдешь. Только если в храм, потрошить библиотеку… - орк замер, мгновенно припоминая цель их поездки.- Фу ты, Ушедший, действительно уйдешь, но только не от нас, а с нами.

- Ага,- согласился Ниро, выбираясь на берег.- Кто-то у нас что-то говорил о безответственности? "Пока ты здесь, на бережку, с Марой, припирался, можно было и костерок развести, и водичку вскипятить, и вообще…", ты не скажешь, где я это слышал, а?

Сирнок тяжело вздохнул,- вот ему и выполз этот подвох. Дать Ниро возможность, вполне оправданно, подкалывать его, не самая любимая ситуация, тем не менее, периодически повторяющаяся.

- Ну, я говорил,- признался он.

- Где?- изогнул бровь Ниро.- нет, ты мне покажи, где костерок? Водичка кипяченная, для взваров, где? Не ви-и-жу…

- Хорошо-хорошо. Нет ни костерка, ни водички. Но сейчас организуем, доволен?

- Ничего себе,- возмутился Ниро.- для себя же и будет стараться, а я должен быть доволен. Вот если ты мне жаркое…- кобыла Мары, непроизвольно вздрогнула.- из кролика организуешь - буду доволен.

- Охамел, - выдохнул Сирнок.- где я тебе жаркое из кролика возьму? Ты мне сначала поймай его, ну как, лады?

- Не лады,- буркнула Мара.- По дороге, чуть дальше, должна быть харчевня. Там можно не только нормально согреться и обсушиться, но и вкусно поесть.

- Это весьма заманчивая перспектива,- прикинул Ниро.- тем более надо же где-то закупиться фуражом. А то после купания я не думаю, что многое из провизии пригодно к употреблению.

- У меня другой вопрос,- заметил Сирнок. Мара с интересом воззрилась на него.

- И какой же?

- Почему мы еще стоим?

В представлении прожженных домоседов, ни разу не выезжавших из родного городка, это место чрезвычайно романтичное и интересное, только там, с их точки зрения, можно посидеть за столиком рядом с парнем насовершавшим кучу подвигов. Послушать легенду о соседе, притом, тот скромно умолчит, что легенда о нем, пообщаться с путешествующей инкогнито принцессой, великим магом, или на худой конец, непревзойденным вором. Только там можно услышать новейшие сплетни и слухи: о ценах на урожай брюквы, нарядах придворных дам и новой любовнице императора или о грядущей войне. На самом же деле придорожный постоялый двор - это двухэтажное бревенчатое здание, с красной, по непонятному, даже хозяину, капризу, крышей, просторной конюшней возле которой дремлет конопатый, Блондинистый пацан с умными зелеными глазищами. В главной зале дым коромыслом, исправно накуренный, решившими отдохнуть перед дорогой или после нелегкого путешествия, посетителями. Низкие потолки и косяки, в чем немедленно убедился Сирнок, приложившись лбом о наиболее приглянувшийся. Расшатанные столики по виду, не протиравшиеся со дня своего водворения на место несения службы. Колченогие стулья некоторые со спинками, а некоторые нет, вследствие участия во множестве потасовок: от банальных драк стенка на стенку, до "благородной" поножовщины. Маленький зал, с клубами сине-сизого дыма под потолком. Испещренная червоточинами барная стойка, за которой расположился косматый хозяин в фартуке неопределенного цвета сомнительной свежести. Пузатая бочка сочилась, так называемым, нектаром богов. Не известно как насчет богов, но здешние пиво, вполне могли подавать во Тьме, в качестве наказания злостным грешникам. Толстая рябая девка, необъятных форм и глазами доброй коровы, принесшая заказ: тарелки с картошкой, жареными на вертеле кроликами и кувшин неплохого, на самый не искушенный вкус, тщательно разбавленного вина.

- Не самое притягательное для туристов место,- прокомментировал подачу блюд Сирнок.

- Я думаю, для них главное не туристы. А те сумасшедшие, что не сидят на одном месте, - высказала свое мнение Мара.

- Ты это про нас говоришь? Или это какие-то абстрактные сумасшедшие?- заинтересовался Ниро.

- И нас, и абстрактных сумасшедших. Впрочем, сейчас сие заведение непременно будет процветать. Вспомните, какой поднялся ажиотаж вокруг поисков этой чаши. Сейчас многие отдаленные села и веси получат весьма солидный приток финансов,

- С чего этот ты взяла, про финансовые вливания?- заинтересовался Сирнок.

- Сам подумай. Цитадель не маленькая, теоретически, на момент объявления тотально охоты за артефактами, там были все, кто способен к активным поискам, так?

- Так,- Покладисто согласился Ниро.

- Так вот, все рванули в разные стороны на поиски. А значит, самые упертые доберутся до края земли в поисках, а попутно будут тратить деньги на постой, на продукты, на вещи, банально на похороны, ибо не самое безопасное дело поиски. Таким образом, осуществится экономическое развитие Шинара.

- Несогласные есть?

- Честно говоря, нет.

- Кстати, о путешественниках. Нам нужно выйти на южный тракт, там можно добраться до Орэйна, там свернем на Армотел, а оттуда уже рукой подать до Вора,- предложил Сирнок.

- Ну, маршрут мы определили, теперь у нас, по крайней мере, что-то определено,- порадовалась Мара, рассеяно ковыряясь в тарелке.- Ребята вы как хотите, но я пошла в комнату, хочу нормально выспаться.

- Хорошо,- кивнул Ниро.- тебя проводить?

- Куда? Наверх и по коридору до упора? Не смеши народ Ниро. Я легко доберусь самостоятельно, а если что-то случиться вы услышите.

- А если не успеем добежать?

- Поможете убрать трупы,- совершенно серьезно решила девушка.

- А нам за это ничего не будет?- опасливо спросил Ниро, покосившись на скучающего за стойкой хозяина, напоминающего додревнейшего человека. А, висящая на стене суковатая дубина, прекрасно довершала образ.

- Не думаю,- поддержав игру, покачала головой Мара. - Скорее всего, наш гостеприимный хозяин за монету покажет место под смоковницей, где мы эти трупы припрячем. Но ты не бойся, мы с Сирноком тебя к такому неблагодарному занятию, как переноска и закапыванья трупов, припахивать не будем - на стреме постоишь.

- Ты что, - возмутился Ниро.- неужели ты действительно думаешь, что я позволю, девушке таскать какие-то подозрительные трупы? Мало того, что сама организовала, так еще… молодой человек натурально задыхался от возмущения.

- Да ладно вам,- отмахнулся Сирнок.- развели демагогию. Заканчивайте этот неблагодарное занятие. Вон на нас уже хозяин коситься. Вы сейчас спать умотаете, а мне объясняй, что у вас с чувством юмора плохо и это у вас такие специфические шутки.

- И ничего у нас не плохо,- обиженно возразил Ниро.- под трупами я имею ввиду ту парочку, что расположилась за соседним столиком и все больше напоминает мне шкуралу.

Мара удивленно уставилась на приятеля. Затем перевела взгляд на внушившую ему подозрение тройку. Типичные оборванцы коих немерено на просторах Шинара. Не определяемый возраст, не определяемая орденская принадлежность, если таковая вообще имелась. Не определяемые приметы. Впрочем, приметы были. Среднего роста, закутанные в Темные одежды, смотрят исподлобья, лица украшены впечатляющей растительностью. На первый взгляд близнецы - братья, но вот только, несмотря на свою впечатляющую внешность, они ничем не напоминали четыре ряда зубов и ядовитое жало, спрятавшихся под внешностью милой пушистой кошечки. Метр в холке. Ночное зрение. Умная. Оригинальная диета.

- Обманчивой внешностью?- не отрывая глаз от трио, решила уточнить Мара.

- Нет.

- Умом?- девушка постепенно втягивалась в игру.

- Нет.

- Ну, так чем?- не выдержала Мара, с трудом подавив зевок.

- Оригинальным меню, в котором преобладают мягкие, сочные молодые девушки…

- Не развивай тему,- попросила девушка, слегка смутившись. Пристрастие шкуралы к человеченке, причем именно того сорта, что вспомнил Ниро, она как-то упустила.

- Мара, ты, кажется, спать собиралась? - поинтересовался Сирнок - вот и иди, не стоит отказываться от нормально сна, ради сомнительного удовольствия пикировок с Ниро. У вас еще будет время обсудить все возможные и невозможные варианты событий.

Состроив обиженную гримасу, Мара направилась к лестнице.

Редкий постоялый двор предлагает посетителям чистую и уютную постель. Но, с другой стороны, после ночевок под открытым небом и простая лежанка может показаться королевской постелью. Мара кинула сумку на узкий топчан и осмотрела комнату. Калеченогий комод, На котором непонятно каким чудом, удерживался щербатый кувшин с водой и, по виду, протекающий тазик для умываний. Но, с другой стороны самое, главное - кровать вполне чистая и удобная, так что жить можно.

Они что действительно думали, что ее можно просто так ограбить?! Очень, похоже, особенно если учесть, что они переговаривались у дверей ее комнаты. На их беду Мара всегда спала очень чутко, если существовал хоть какой-то намек на опасность, к тому же двери в этом постоялом дворе ну уж чересчур тонкие. Накрывшись одеялом с головой, Мара с интересом прислушивалась к происходящему. Вскрыть простенький засов, она его даже не зачаровала, грабители пока еще не смогли, то ли плохо старались, то ли просто мешали друг другу.

- А если она проснется?- прошипели, за дверью тонким, трясущимся голоском.

- Тем хуже для нее,- стараясь говорить тише, произнес второй, при его раскатистом баске, приложенное усилие прошло почти даром. Вот вечно на ее пути попадаются сплошные недоразумения. Скажите, и вот это грабители?! Непонятно, как они не перебудили остальной постоялый двор?

- Но она что-то про трупы говорила, - трясущийся голос с каждой минутой становился все более трясущимся.

- Пошутила.

- Но у нее на поясе рейнская пара…

- Тем лучше, больше денег получим. - В голосе первого отчетливо прослеживались нервные, раздраженные нотки. Да - а-а, сложно работать с таким напарничком невольно посочувствовала девушка.

- Она Темная,- второй уже чуть ли не в голос вопиял. Не удержавшись, Мара встала с постели и неслышными шагами подошла поближе.

- Ну и что? - резонно спросил второй.- Она спит, а значит, не сможет оказать сопротивление.

- А если…

- Заткнись,- устало попросил второй, доведенный своим нервным напарником до состояния тихого бешенства.

"Интересно, мы с Ниро так же комично со стороны звучим?"- мелькнуло у девушки. Мара всегда была жалостливой девушкой и мучения бедных, незадачливых грабителей вызывали искреннее сочувствие. Тихо откинув задвижку, Мара открыла дверь.

- Вам помочь?!- с мягкими вкрадчивыми нотками поинтересовалась девушка, ничем не выдавая обуревавшего ее смеха. Ситуация чересчур комичная.

На время грабители превратились в соляные столбы, и посему не смогли посмотреть за спину. Оказывается, они все же разбудили кое-кого, на их несчастье это оказались Ниро и Сирнок, стоящие за их спинами, с трудом давясь смехом.

- Наверное, не стоит,- взял себя в руки первый, тот самый обладатель басовитого голоса.

- Вы уверенны?!- склонила голову на бок Мара.

- Точно-точно,- судя по спокойным, но чуточку бегающим глазам второй хоть и был более опытным взломщиком, не раз попадавшим в разной степени тяжести неприятности, но вот такой курьез в его практике, наверное, все-таки первый раз - нечасто потенциальные жертвы предлагают помощь.

- Вы знаете,- мило улыбнулась Мара.- у меня на двери такой маленький гвоздик, когда засов закрыт с внутренней стороны, он заедает.

- Учтем,- сглотнул воришка.

- Да, кстати, по поводу рейнской пары. Там под гардой клеймо, я не думаю, что у вас ее б дорого купили… эти слова она бросила вслед уже убегающей парочки

- Догнать?- поинтересовался Ниро

- А зачем?- пожала плечами девушка.- пусть бегут. Врядли они еще раз попробуют залезть сегодня, а я уже хочу спать, впрочем, как и вы,- зевнула девушка.

Остаток ночи, как ни парадоксально, прошел без приключений. Утром они снова собрались в маленьком не уютном зале.

- Ну что вы готовы продолжать путь к чаше богов?- поинтересовалась Мара, спускаясь.

- Не то, что б очень,- признался, позевывая Ниро, на мгновенье, оторвавшись от огромного глиняного кувшина.

- Ты чем ночью занимался?- воззрилась на него девушка.

- Ну, как тебе сказать…- замялся маг.- Ты действительно хочешь это знать?

Мара рассмеялась, больше всего состояние Ниро напоминало бурное, усугубленное неизвестно чем, похмелье.

- Честно говоря, не очень. Тем более догадываюсь. - Мара действительно догадывалась чем, а вернее, кем могло быть усугублено похмелье Ниро, правда догадка не радовала ни красотой лица, ни привлекательностью форм, а то, что интеллект давно, возможно еще с колыбели, покинул эту голову, было написано прямым текстом на лице неповоротливой разносчицы.

- Что, и даже с кем?- сжался Ниро. Мара в раздумье покачала головой.

- Ну, я, конечно, все понимаю, но что у тебя настолько плохой вкус, узнала впервые.

- Тут не из чего выбирать - и пиво дрянное, и вино.

- Пиво? Вино?- удивленно посмотрела на него девушка.

- Ну да. Я всю ночь пьянствовал с нашими неудачливыми взломщиками, а ты о чем подумала?- подозрительно прищурился опухший Ниро.

- Да так,- смущенно отвернулась девушка.- Глупости.

- Доброе утро,- раздался со ступенек бодрый голос Сирнока.- уже успели поцапаться или только собираетесь?

- Ты это о чем?- фыркнула девушка, недовольно покосившись на орка.- мы с Ниро никогда не ссоримся, просто, иногда не сходимся во мнениях.

- И это несхождение, порой принимает такие обороты, что страшно становиться.

- Тебе?- поперхнулся, не поверив Ниро.

- Мне. За окружающих,- подняв палец вверх, провозгласил орк, недовольно покосившись на половицу, угрожающе заскрипевшую под его весом.

- Таким, я его порой просто не перевариваю,- шепнула девушка магу.

- Может, прикопаем его, где ни будь?- предложил Ниро.

- Ты думаешь получиться?

- Врядли, но попробовать можно.

- О чем вы там шепчетесь?!- подозрительно прищурился орк, откидывая за плечи конец широкого ошрена - длинного отреза ткани обернутого на манер шарфа. Функциональное назначение сего предмета так и оставалось Маре не известным, но нежно голубой шелк ручной росписи не раз вызывали вздохи зависти.

- Ни о чем,- хором ответили оба, отводя руки за спины, и становясь похожими на маленьких, явно нашкодивших детей.

- Тогда поехали?

- Поехали.

Южный тракт всегда отличался оживленностью. Размеренно поскрипывая, тянутся обозы купцов, направляющихся в Дрин, с надеждой выгодно продать плащи из шерсти мушу. Эти парнокопытные наделены огромной силой, выносливостью, но, в дополнение к этому, непроходимой тупостью и упрямством. Единственное, за что они ценились - длинная и густая шерсть, идущая на знаменитые ромейские плащи, непродуваемые, согревающие в самые лютые морозы и почти никогда не промокавшие. Вихрем пролетали взбаламученные Темные, поднимая огромные клубы пыли и навлекая на себя гнев почтенных караванщиков. Проезжали дорогие кареты богатеев, спешивших посмотреть мир или просто навестить родственников.

- Остановимся в Орэйне,- предложил Сирнок. Мара кивнула, она знала это село. Небольшое, всего на сорок домов, но очень гостеприимное. Жители совершенно спокойно относились к почитателям Ниярэ, вполне разумно полагая, что боги разные нужны, боги всякие важны.

- Не спорю,- пожала плечами Мара.- К тому же там можно закупитьвсе необходимое для путешествия по пустыне. Не самое разумное будет соваться туда с тем, что сейчас на нас.

- Вы не авантюристы, - Покачал головой Ниро.- Самый смак именно в том, что б взять препятствие нахрапом.

- Ага, - кивнул Сирнок. - Ты берешь пустыню нахрапам, и в результате "жена найдет себе другого, а мать сыночка не вернет", еще один неизвестный герой.

- Почему не известный?!! - неподдельно возмутился Ниро. - А разве вы не поставите мне гранитный памятник? Не похороните мои бренные останки в обитым алой парчой гробу, из нелесской древесины? И это называются друзья? Неблагодарные!!! - Ниро вопиял с таким трагическим надрывом в голосе, что возницы с ближайших телег оборачивались и с неодобрением в глазах косились на Мару и Сирнока. Девушка почувствовала, как на щеках проступил предательский румянец. "Еще немного и я сама убью его", поняла Мара смущенная столь огромным вниманием совершенно посторонних людей "А, вот Сирноку хоть бы хны, словно в королевском дворце воспитывался и до внимания черни ему дела нет!"

Впрочем, если судить по побелевшим костяшкам пальцев Орк сам находился на грани срыва. Неплохо изучивший друга Ниро, заметив столь тревожные для себя признаки, соизволил завершить сольное выступление под кодовым названием "Меня никто не любит, уйду я от вас". Мару не оставляло ощущение, что от столь интересного приключения его и за уши не оттащишь.

- К тому же называть нас не авантюристами нельзя. Вспомни, что Мара отчебучила на болотах? Вот так-то. А самому повторить смертельный номер под кодовым названием быть съеденным карполем, слабо?- беззлобно подтрунил Сирнок.

Ниро молча развернул кобылу.

- Ниро ты куда?- Мара удивленно посмотрела на столь решительное изменение маршрута.

- Делать то, чего еще ни кто до меня не совершал. Ловить карполя живьем. Я его поймаю и буду по Шинару колесить, деньги зарабатывать.

- Что?!!- Подпрыгнула в седле девушка.

- Тебе одного общения с этой ошибкой природы мало?! Еще раз захотелось побывать у него в желудке?!- простонал Сирнок, недоверчиво смотря на друга, он, конечно, авантюрист, но не сумасшедший. Или все-таки…

Ниро пожал плечами.

- Ну ведь, кто-то говорит, что мне слабо.

- Ну, чисто дите малое,- всплеснул руками Сирнок.- ни шуток не понимает, ни подколов.

- А ты, подкалывая, подробно объясняй, мол, подколол, в конце смеяться надо,- ерничая, предложил Ниро.- тогда я и реагировать правильно начну.

- Не начнешь. Для этого в мозгах надо не только приключенческую прямую иметь, но и логические извилины.

- Интересно, как вы друг друга раньше не поубивали?

Сирнок и Ниро удивленно перевели взгляды на, старательно пытающуюся скрыть улыбку, девушку.

- А кто тебе сказал, что мы не пытались? И вообще, некромантия не такая уж и плохая наука. Вот едешь ты с "поднятыми", и не догадываешься, что мы тебя к господину заманиваем.

- Тогда, давайте вы будете заманивать меня в другом направлении. А то мы такими темпами не только до села не доберемся, но и снова окажемся на болотах,- внешне невозмутимо предложила Мара.- Пока мы припирались, мы весьма недурственно отъехали назад, или это новый способ передвижения, два вперед один назад. Вдруг приключенье пропустили?

Село показалось к вечеру. В окнах горел свет, словно приглашая поскорее окунуться в тепло и уют гостеприимного дома. Поднимался над крышами ароматный дымок, вызывающий в памяти безумно вкусную домашнюю стряпню, отраду голодных путешественников.

Их пустили в первый же дом. Пузатый хозяин, с длинными кошачьими усами выспрашивал последние новости и делился свежими сплетнями, пока дородная хозяйка в белоснежном переднике накрывала стол для дорогих гостей. Гости в этом селе всегда были дорогими, чем лучше отпотчуешь гостя, пусть прибывшего даже в самый не урочный час, тем больше удачи тебе отсыплет фортуна, возможно именно поэтому, жители Орэйна славились весьма… пышными формами и самым важным критерием женской красоты считались именно обхваты. Неудивительно, что, увидев Мару, хозяйка с состраданием в глазах всплеснула руками, задавшись целью накормить худенькую и спортивную темную до отвала.

Что разбудило Мару? Странное предчувствие грядущих неприятностей, а может, едва уловимый, дымок пожара. Мгновенно одевшись, девушка вылетела во двор и оказалась в центре боя. Рыцари в Серых доспехах поджигали дома, нападая на оказывающих сопротивление селян. Но Мара не селянская девушка, в первый раз взявшая в руки мечи… первый же, посчитавший ее таковой, рыцарь без хрипа повис на лошади, убежавшей в неизвестность… Дальше все смешалось… Серые, взявшие в кольцо, стремясь дотянутся до двигающейся с огромной скоростью девушки. Смазанные серебристые росчерки клинков, высекающих искры при каждой встречи с чужим мечом… Острая вспышка боли в задетом по касательной плече… Двуручник Сирнока, на который пришелся удар меча собирающего оборвать нить жизни Мары… неизвестно откуда пришла тьма, в насмешку, по которой пробегали огненные всполохи. Она заполнила собой все, превращая ни во что, в пустоту, никогда уже более не существующую, Серых… Мара не могла попять, кто же призвал Оза ре Нисом, соединение двух чистых стихий,- весьма действенную, но капризную и неустойчивую комбинацию. Правда, стоило ей обернутся, как все стало ясно… Ниро стоял бледный как полотно, закусив губу стараясь не поддаться, не сломаться от невыносимого напряжения. Глаза молодого человека начали закатываться, а колени подгибаться. " Еще немного"- с ужасом поняла Мара- "и он потеряет контроль над Оза ре Нисом… Хана!", но, с последним усилием угасающей воли, Ниро смог развеять весьма опасную сущность. Сирнок бросился к потерявшему сознание другу, а Мара так и осталась стоять, пытаясь осознать то, что увидела.

Боевые маги - надежда и проклятье Шинара. Чистая, ничем не замутненная сила, не нуждающаяся ни в заклинаниях, ни в направляющих и аккумулирующих магию жезлах. Основной проблемой боевых магов обуздание разбуженной и призванной стихии. Умение не только призывать, но и работать с силой, отзывая ее, после того как дело сделано, а лишнее не разрушено - отличительная особенность магов первой ступени, перестававших быть опасным оружием, обладающих разумом и волей.

Постепенно все успокоилось. Испуганные тьмой люди снова вернулись на улицы. Сейчас требовалось потушить горящие дома, пока пожар не принял угрожающих размеров, и не перекинулся на другие и похоронить павших. Ни одного Серого рыцаря на мостовой не осталось, сила, призванная Ниро уничтожила даже тела. Хотя, невозможность опознать нападавших, и беспокоила девушку, но все же может так и лучше. Обряд похорон взяла на себя пожилая Светлая чародейка, с теплой улыбкой общей бабушки. Их же отправили спать, не слушая возражений, и выдвигая мощные контраргументы.

Утром село, если не жило своей обычной жизнью, то, по крайней мере, старалось максимально приблизиться к этому. Мужчины ушли в лес, запасаться строй материалами для реставрации поврежденных домов. Женщины готовили поминальную тризну, дети, притихнув, играли под присмотром старших. Светлая пообещала сообщить в Цитадели, не задерживаясь, а гостеприимные хозяева надавали запасов на дорогу, отвергая какие-либо попытки заплатить.

Не по золотню яркое солнце, приятно пригревая, слепило глаза. Тихо пели, спрятавшиеся в придорожных кустах, птицы. Густые кроны деревьев ласкались с шаловливым ветерком. Все вокруг дышало миром и покоем.

- Как вы думаете, кто эти рыцари?

- Честно говоря, понятия не имею, но они явно профессиональные воины. Мало кому удается умотать меня, а они меня умотали,- скрипнул зубами Сирнок. - Хуже всего то, что Ниро пришлось призывать силу, ему до первой ступени еще ой как далеко.

- Что-то ты чересчур нервный,- рассмеялся все еще бледный Ниро, нервно запуская ладонь в волосы, еще больше, чем всегда растрепав их.- Я же удержал Оза ре Нисом, разве нет?

- Да! Но каких усилий тебе это стоило,- взорвался Сирнок.

- Кстати о магии,- вклинилась Мара.- Ниро, зачем ты вообще применил сплетение, может, лучше была бы сеть?

- Не,- покачал головой Ниро.- На качественную сеть меня бы не хватило, слишком много их, да и раскиданных по большой площади. А обычную сеть они бы прорвали - уж слишком хорошие у них доспехи, даже Оза ре Нисом с первого раза не взял.

- О, многомудрые маги, взываю к вам с мольбой, не откажите страждущему, объясните нормальным языком, что за сплетения и сети вы упоминали, а?- не выдержал Сирнок.

Мара рассмеялась.

- Все очень просто. Сплетение - это использование двух и более элементов стихий. Вчера Ниро применил Оза ре Нисом - сплетение изначальных стихий света и тьмы. Ну, а сеть - это переплетение одной силы. Вот видишь, о, страждущий, все просто, как Скорпион Темных.

- Совсе-ем просто,- с непередаваемым сарказмом протянул Сирнок. - Мара, легко это для вас, но мне, воину, не имеющему начального магического образования ваши рассуждения Темный лес, причем без малейшего просвета.

- Ну, хорошо,- рассмеялась девушка.- Впредь, мы если и будем обсуждать тонкости магического ремесла, то только на упрощенном шинарском.

- Вот и ладушки.

Пыльная дорога серовато- желтым покрывалом размеренно ложилась под копыта лошадей. Сирнок, занявший негласное место лидера, придерживался позиции: тиши едешь - дальше будешь. Конечно, нельзя сказать, что все согласны, но уподобляться некоторым из ордена, в панике проносившимся по дорогам, тоже не хотелось.

Медленно, незаметно разбавляя дневную жару, спустился вечер. Закат раскрасил лазурно- синие небо розовыми, пурпурными и персиковыми оттенками, плавно перетекающими в прозрачно - голубые полосы. Белоснежные напоминающие, пушистые подушки, облака пронизывали тоненькие лучики света. Клонились к земле густыми кронами тоненькие лакиры. Где-то вдалеке пел руто - самый прекрасноголосый из всех пернатых певцов Шинара, невзрачная серенькая птичка, пением которой восторгаются и последний нищий, и первый богатей. Тихо потрескивал костерок, пытаясь уподобиться сиятельному солнцу. Общую идиллию портили только крики…

…- Что значит "не буду"?!!

- То и значит! Если я девушка, это еще не говорит о том, что я готовить умею!

- Но ты уметь должна! Просто не можешь не уметь!!! Все умеют!!!

- Попробуй, это просто!

- Ах, так?! Хотите травануться?! Я вас потом хоронить не буду! Брошу на этой же поляне и будьте уверенны, вашими хладными останками побрезгуют даже птицы!

- Но ты же что-то готовила для себя?!

- Для себя, вот именно! Смертоносные вообще устойчивы к ядам растительного происхождения!

- Ну, раз ты не отравилась, значит, и мы не отравимся!- Рявкнул Сирнок

- Хотелось бы верить,- пробурчала девушка, принимаясь распаковывать сумки с провизией.

Спустя час Сирнок, скрипя зубами, убедился: Мара и кухня понятия не совместимые ни с каким соусом. Темная не просто не умела готовить, она умудрилась испортить съедобные в любом виде продукты так, что взять их в рот просто невозможно.

- Я вас предупреждала,- буркнула Мара в ответ на выразительное сопение спутников. Возразить нечего…

Жара стояла как в разгаре теполня, удушающая, сводящая с ума. Чахлые деревья по обочинам тракта почти не давали тени и не приносили облегчения. Одну только тень радости приносило осознание, что многим из знакомых, предпочитающих путешествовать в более плотных костюмах, сейчас еще хуже.

- Это просто не выносимо,- простонала девушка, обмахиваясь ладошкой.

- Подумай о том, что в пустыне будет намного жарче,- флегматично заметил Сирнок.

- Умеешь ты утешить,- буркнула Мара, сдув упавшую на глаза челку.

- Сирнок прав,- встрял Ниро. - Жара в пустыне Вора просто невыносимая, к тому же, мы собираемся пересечь ее в самый жаркий сезон.

- Кто-то у нас собирался брать препятствие нахрапом, а теперь возникает о самом жарком климате,- не удержалась от подначки девушка.

Ниро флегматично пожал плечами.

- Ну, так как вы не собираетесь организовать мне пышные, запоминающиеся похороны и экскурсии к могилке, то супер-скоростное покорение пустыни без надлежащей экипировки временно отменяется, в силу объективных причин.

Все реже встречались лакиры и вековые зонры. Ветер уже доносил знойное дыхание пустыни, уничтожая зеленую траву, превращая ее в жалкую желто-песочную солому. Все большее пространство занимали приземистые стелящиеся кустики, которых едва хватала на корм лошадям.

- Ты все еще уверенна, что это разумная идея?

Мара устало посмотрела на Сирнока. Последнее время она сама часто задавалась этим вопросом, но…

- Я не вижу другого способа узнать, что-либо о Чаше.

- Но Ворайский храм?!- всплеснул руками орк.- Разве сложно найти что-то менее опасное? Ты не думай, что мы с Ниро трусим, мы просто беспокоимся за тебя…- Сирнок определенно замялся.- В конце концов, ты девушка!- выпалил он.

- Я все понимаю Сирнок,- вздохнула Мара.- Не собиралась упрекать вас в трусости и, честно говоря, до жути боюсь сама, но просто выбора не вижу. Ворайский храм, один из немногих, в котором никогда не проводились исследования, и который по сей день стоит не тронутым…

Маленькое село у самого края пустыни навевало самые грустные мысли. Хмурые, неприветливые жители, с темными, обветренными лицами, молча снабдили их всем необходимым, но не более этого, словно, гости нарушили странную традицию или табу.

- Интересно, чем можно заниматься на краю пустыни?- удивленно посмотрела на ребят Мара.

- Насколько я помню,- пожал плечами Ниро.- В Армотел, так называется это село, выращивают сомильских гусениц, которые прядут тот самый сомильский шелк.

- Насколько ты помнишь?- удивилась Мара.

- Ну, мы с Сирноком уже бывали в этом селе. Правда, воспоминания остались не самыми радужными.

- Ага, - рассмеялся Сирнок.- Если учесть, с какой скоростью мы улепетывали отсюда. Говорил же этому нароку, не доводят до добра шашни с сестрами.

Глядя на обиженное выражение лица Ниро, Мара с трудом удержалась от смеха.

Стоя у самой кромки песка, ощущая на себе знойное дыхание ветров по настоянию Сирнока, оказавшегося едва ли не самым благоразумным в их компании, проверяли припасы.

- Мара, вода?

- На две недели,- Тяжело вздохнув, ответила девушка.

- Припасов столько же, - не дожидаясь вопроса, доложил Ниро.

- Ну, во имя Хранителя,- Вздохнул Сирнок, делая первый шаг по песку.

Пустыня- море песка, солнца и почти полное отсутствие какой - либо растительности. Ощущение, что сие место локальное отделение тьмы, из которой, согласно приданиям, появились демоны, полудемоны, вернулся неизвестно зачем Ушедший туда бог, ну и, в качестве маленького дополнения, будут вечно прибывать души нечестивых, не покидало.

Солнце немилосердно лило яростные лучи. То здесь, то там сквозь песок белели кости, и Мара отчаянно надеялась, только животных. Неделю они кружили по пустыне, вода заканчивалась, но ни конца, ни края пескам не видно. Легендарное чувство направления орка тоже срабатывало плохо. Создалось впечатление, что они находятся в самом центре Вора, на равном удаление от любой из ее границ. Иногда на горизонте появлялись оазисы, неизменно оказывающимися шутками пустыни - миражами. Легче всего невыносимую жару днем и жуткий холод ночью переносил Сирнок. Маре, уроженке теплого Миресса, приходилось туго. Часто девушка ловила на себе встревоженные взгляды спутников. Конечно, она ни на что не жаловалась и держалась до последнего, но шла Мара уже на автопилоте. " Вода, много холодной воды. Ванна, наполненная до краев, в которой я буду отмокать месяц, запотевший стаканчик лацрона. Его можно потягивать не спеша, смакуя каждую капельку"- мечтала девушка, покрытая, как впрочем и остальные, ровным слоем песка. Песок скрипел на зубах, оседал на одежде, а о том, сколько его в волосах она старалась не думать…, Ниро едва успел подхватить потерявшую сознание девушку. Сирнок потряс под ухом флягой, пытаясь расслышать наличие в ней воды.

- Нам срочно нужна вода, - тихим и от того более страшным голосом проговорил орк.

- Сирнок, ты же знаешь, не сложно вызвать дождь, сложнее не утопить нас,- Ниро поморщился, словно не только целиком запихал в рот лимон, но и разжевал его.

- А поискать?- Сирнок с надеждой посмотрел на друга.

- У меня не то, чтобы плохо с поисковыми заклинаниями, у меня, их вообще нет.

- Если мы ничего не сделаем, Мара умрет.

- Я знаю - прошептал Ниро. - Возьми ее на руки. - Приказал он, выругавшись, запустив в растрепанные волосы ладонь протеза. - Будь что будет! - Ниро вскинул руки перед грудью. Сплетая силу, легко пришедшую на зов, в тугой кокон. Солнце медленно заволокло тучами, закрывшими весь горизонт. Воздух стал прозрачным и прохладным. Легкие жадно заглатывали его, стремясь остудить внутренний жар, насытить воздухом каждую каточку организма. Первые, тяжелые капли, упавшие на раскаленный песок, испарились с легким шипением, но затем… Стоя под упругими струями дождя, Ниро упивался могуществом разбуженной им стихии, безудержной, беспощадной, неукротимой. Она манила "Еще, давай побудем вместе еще. Что тебе друзья, весь мир, если у тебя есть я". Стихия обнимала его, дарила бесконечную мощь, предлагала все, что можно пожелать, требуя взамен только не отпускать ее. Ниро, впрочем, прекрасно понимал, чем дольше и сильнее идет вызванный дождь, тем сложнее остановить его, не поддаться на уговоры, кого-то внутри него, желающего власти любой ценой.

Прохладные капли били по лицу и скользили по пересохшим губам. Приходя в себя, Мара наслаждалась нежданной прохладой, ловя губами дождинки. Сознание с чего, в засушливый сезон, может пойти дождь в пустыне, заставило девушку резко сесть. Закрутив головой, Мара с облегчением вздохнула, увидев улыбающегося Сирнока, поддерживающего обессиленного Ниро.

- Ты как? - спросила его девушка.

- Плохо. - Голос Ниро звучал глухо и безжизненно.

- Доходяги, - Сирнок щелкнул пальцами. - Мы здесь останемся или дальше пойдем?

- Дальше!- хором возопили Ниро с Марой. Лишний день в пустыне не вдохновлял никого.

- Ушедший и вся его свита!!! - выругался Сирнок, узрев открывшийся с очередного бархана вид. Багряно - золотой в свете заходящего солнца, распустившимся цветком, у самого подножья холма, на котором сейчас стояли Темные, лежал храм.

Почти час Темные кружили вокруг храма, но ничего похожего на дверь не наблюдалось.

- Ну, и как это называется? - возмущался Ниро, пиная песок. - Притащились, Ушедший знает куда, еды мало, воды мало, а двери вообще нет!

- Согласен, в процессе поисков чаши возникло маленькое затруднение.- Утихомиривал расстроенного друга Сирнок, развалившись на теплом песочке в тени стены храма.

- Маленькое затруднение? - фальшиво изумился Ниро и задумчиво спросил. - А, что тогда, в нашем случае будет затруднением большим?

Прислушиваясь к беззлобной перепалки приятелей, Мара медленно шла, ведя рукой по гладкой, слегка теплой стене. Под рукой, не ощущалось ни каких зазоров или неровностей, создавалось ощущение, будто храм высечен из цельного монолита, причем ни каким-нибудь банальным резцом, а тысячей рук полирующих тряпочкой, до придания нужной формы. Красота храма завораживала, было здесь что-то такое… это нельзя описать словами. Казалось, что величие храма отчищает душу, делая ее чище, светлее. Внезапно пальцы нащупали какое - то углубление. Слегка прищурив глаза, Мара чуть наклонила голову. Маленькое углубление необычной, но странно-знакомой формы. Память услужливо подкинула образ восьмигранного кристалла, одеваемый каждой чаровнице в день, когда она садится на учебную скамью. Недолго думая, девушка достала сероватый дымчатый кристалл, аккуратно вставила его в углубление и, слегка надавив, провернула. С тихим скрипом часть стены отошла в сторону. Вопреки ожиданиям изнутри лился мягкий, приглушенный свет. Мара сделала шаг вперед, но, прежде чем она переступила порог, на ее плечо легла тяжелая рука.

- Сирнок, отстань, - Не оборачиваясь, бросила девушка. - Лучше позови Нир…- Мара осеклась, перед ней с явным удивлением, написанном на лице, стоял орк. Тяжело вздохнув, она медленно обернулась. За ее спиной стояли трое. Двое мужчин и невысокая девушка. Несмотря на жару, которая, впрочем, уже шла на убыль, одетые во все черное, на лицах, напоминающие забрала, маски, оружие обнажено. Мара медленно отошла к орку.

- Ну и что ты думаешь?- тихо спросил Сирнок. Девушка пожала плечами.

- Скорее всего, это стражи храма.

- Значит, драться? - с веселой ухмылкой спросил подошедший Ниро.

- Скорее всего, иначе нам в храм не попасть,- Спокойно ответила девушка.

- Ниро,- внезапно обратился к другу Сирнок. - Напомни мне потом, самому убить тебя, хорошо?

- За что?- Неподдельно изумился тот.

- За то, что накаркал,- Пожал плечами орк, явно припомнивший давнишний разговор.

Тихо зашелестело оружие, покидая ножны. Стражи любезно подождали, ведя себя так, будто бы знакомы с современным дуэльным кодексом Шинара. Темные отсалютовали и получили ответное приветствие. В мгновенье Темные оказались разбиты по парам.

Незнакомый противник всегда несет элемент риска, ты не знаешь, кто он, какой техникой владеет, насколько быстр и ловок. Выясняя все это в бою, рискуешь потерять драгоценные мгновенья и умереть. Сложно решить, что лучше нанести удар самой, вложив в него свою силу, или дождаться удара… Мара ударила первой. Клинки, встретившись с клинками, высекли искры. Стражница обладала отличнейшей реакцией и впечатляющей скоростью. Не пройди Мара школу боев с Улис, считавшейся одной из быстрейших клинков Цитадели (это почетное первое место они делили на двоих), сейчас ей пришлось бы нелегко. Сражаясь девушки, подняли вокруг себя огромное облако пыли. Солнце пустыни уже забрало пролившуюся утром влагу. Мара с трудом различала свою соперницу и уже отчаянно завидовала ее маске - пыль, поднятая вверх, оседала на мельчайших ячейках забрала, не затрудняя дыхание. Мара не могла точно сказать, сколько продолжался бой. Все смешалось: атаки, подсечки, защиты чередовались с огромной скоростью. Клинки казались смазанными серебристыми росчерками… Мара так и не поняла, как и в какой момент Стражница, пропустив подсечку, упала на золотистый песок… Достаточно нанести один удар, чтоб оборвать жизнь противницы, Мара, крутанув клинки, резким движением отправила их в ножны и протянула стражнице руку…

- Айшенери торисель зире! - крикнула, поднявшись Стражница, Мара с удивлением узнала давно забытый язык, только смертоносные помнили и знали его. Знание рождалось вмести с ними, и с ними же уходило, для всех остальных (почти) мертвый язык так и оставался мертвым. Стражи опустили мечи и отошли, затем, резко вскинув клинки в приветственном салюте, растворились в сумрачной дымке.

В гулкой тишине даже самые осторожные шаги звучали громом небесным. Темные шли, пораженные величественной красотой. Стены, потолок и даже пол покрывали мозаики и фрески. К огромному удивлению Темных на них изображены не битвы между с Светлыми и темными, а демоны, чьи атаки отбивали объединенные силы, причем не Светлых и Темных, а вампиров, людей, эльфов, элвар и еще кого-то, кого они не знали. Мягкий свет лился отовсюду, хотя никаких светильников не было, и, казалось, что сами стены источник этого света.

Длинный коридор вывел в центр пятигранного зала. Мара восхищенно охнула. В центре возвышался, выточенный из аметиста, полураспустившийся цветок ярмис. По полу в виде лепестков выложены изумруды и яшма. На них с аметистовых лепестков капала вода. Девушка подняла голову и глубоко вздохнула, потолок зала заменял прозрачный купол, сквозь который виднелось черное небо с низковисящими гроздьями звезд. Ниро и Сирнок в немом благоговении осматривали зал, являвшийся проходным, в него вели пять дверей, украшенные великолепными мозаиками.

- Интересно, в какую дверь нам? - отчего-то шепотом спросил Ниро.

- Лично мне интересно другое,- также шепотом ответил Сирнок. - Снаружи храм намного меньше.

- Ты прав,- кивнула Мара. - Это, скорее всего, эффект сжатого пространства, нам говорили о таких заклятьях на истории противостояний.

- И как же тогда мы будем искать библиотеку? - приподняв бровь, ехидно осведомился Сирнок. - Здесь можно блуждать бесконечно.

- Принцип Цитадели, - Предложил Ниро. Тяжело вздохнув, он объяснил непонимающе смотрящим на него друзьям. - Центральная башня - это амфитеатр, зал совета. Восточная, северная и западная - жилые помещения. Южная - классы, лаборатории, библиотека.

- Ну? - Мара и Сирнок медленно начали наступать на Ниро.

- Что если здесь, тот же принцип,- скороговоркой выдал боевой маг. Мара скептически приподняв бровь, проговорила.

- Ниро, ты…ты…ты…- Мара постепенно повышала голос- Ты гений!

День за днем они выходили из зала Ярмис на поиски библиотеки, но чем дольше Темные находились в храме, тем больше вопросов возникало. Найденные жилые помещения могли вместить более пяти тысяч человек. Все комнаты открыты, вещи нетронуты, нигде не было ни малейшего беспорядка, не было даже пыли. Создавалось впечатление, что обитатели храма просто вышли из комнат и не вернулись. За одной из дверей обнаружились непонятные, скорее всего, исконно храмовые помещения, еще одна дверь вела в просторные, Светлые классы, то, что они так долго искали, находилось за последней дверью… Обычные библиотеки - это огромные залы, со стеллажами от пола до потолка, в этой стеллажи закручивались вокруг огромной лестницы.

- Ничего себе, - присвистнул Ниро. Сирнок озадаченно почесал в затылке.

- Ну что, начали? - Обреченно усмехнулась Мара, сдувая челку.

Вскоре стало понятно, куда девалась пыль из жилых помещений, она переселилась в библиотеку, водясь здесь в огромном количестве. То и дело раздавалось раздраженное чихание, становившееся более озлобленным, когда начинало казаться, что они не управятся никогда.

Сирнок и Ниро уже ушли, а Мара упрямо цеплялась за странное чувство близкой находки. За сегодня она уже просмотрела около десятка фолиантов и сейчас снова упрямо тянулась за очередным талмудом. Плотно засевший гримуар доставался неохотно, цепляясь за малейшие неровности и обложки соседних книг. Разозлившись, Мара выхватила жезл, руна телекинеза осветилась мягким светом и, повинуясь магии, гримуар покинул свое место. Правда, даже силой магии удержать его на весу оказалось очень сложно, и толстенная книжка упала на пол, подняв огромное облако пыли. Прочихавшись, девушка подошла к книге и рассмеялась, впервые, печально известный закон подлости, сработал наоборот - упавший гримуар раскрылся на прекрасно выполненной гравюре, Особенно порадовала подпись внизу - "Чаша Богов".

Нагромождение валунов в гористой части Накое, одно из излюбленных мест туристов, приезжающих сюда в поисках красивого вида. С огромных камней открывается самое глубокое Шинарское ущелье. Коричнево- Серые скалы, причудливые изломы, напоминающие силуэты зверей, птиц, чудовищ и людей. Ущелье напоминает сад, застывший в камне. Солнце золотит его, помогая земле в создании непередаваемого великолепия, произведения искусства, повторить которое не под силу даже самому талантливому человеку, сколь бы велико не было его желание. Вот только молодая девушка сидящая на камне почему-то совсем не смотрит по сторонам. На вид ей не больше двадцати. Узкие, точеные черты, слишком тонкие для человека, но недостаточно изящные для представительниц других рас. Волосы цвета кофе с молоком, заплетены в сотни тоненьких косичек, собранны в хвост. На лице написана полная безмятежность, глаза прикрыты, а длинные ресницы отбрасывают тень на щеки. Несмотря на внешнее бездействие, Светлая - простая лилия висит поверх бежевого камзола - занята поиском и явно устала, под глазами залегли круги, а сама она бледна. К тому же, при ней нет совершенно никакого оружия, но не это назначит, что она легкая жертва для грабителей или бандитов. За спиной на возвышающемся камне сидит эльф, держащий на коленях мощный лук, темно- коричневый, испещренный черными прожилками с небрежно наложенной на тетиву стрелой. Если не знать, что он здесь, то различить фигуру в черно-зеленом одеянии на фоне леса почти невозможно. Как и девушка, он неподвижен, только, изредка приоткрывая глаза всех оттенков зеленого, он бросает на сидящую пару взглядов, но понять, что они выражают почти невозможно.

Инайра уже несколько часов не отрывалась от черного кристалла, слегка покачивающегося на длинной серебряной цепочке. Болела спина, виски сдавило слишком тугим обручем, но, как ни печально, никаких следов того, что она искала. Остановив кристалл, девушка встала и потянулась.

- Я закончила, - тихим, мелодичным голосом сообщила, сидящему за спиной эльфу. Невозмутимо перекинув тяжелый лук за спину, Йорд по-кошачьи извернувшись, встал и спрыгнул с нагромождения камней. Солнышко ласково пригревало, даже не верилось, что сейчас самое начало золотня, расцветившего изумрудную крону деревьев золотым узором. Подставив лицо теплому воздуху, Инайра в очередной раз задумалась: обидно конечно, что возвращение в Цитадель откладывается, но последние время там почти невозможно находиться и все из-за зависти. Но, вот только чему завидуют другие девушки? Да, в ее тройке эльф. Красив: длинные серебряные пряди, обрамляют узкое, совершенных линий лицо, с кошачьими радужными глазами, с этим никто не спорит, но его заносчивость, гордость, уверенность в том, что он выше всех и вся, сводили на нет такое сомнительное достоинство, как красота. Неужели сложно понять… с другой стороны Инайра честная девушка, а посему, вынуждена была признаться - даже ее красота эльфа не оставляла равнодушной, к тому же, не смотря на все его недостатки, было в нем что-то такое… заставляющие просто не обращать на это внимания. Возможно, все могло когда-то повернуться иначе, если б не пара обжигающих фраз новой пассии ее отца " как бы через год полуэльфенка не принесла". Тихий, шипящий голосок резанул по нервам и, наверное, навсегда поставил, теоретически непробиваемую стену, между ней и одним из напарников. Впрочем, Инайра грустно улыбнулась, не было в тройке напарников. Эльф держался независимо, приказали,… нет, сказали - сделал, если захотел, не захотел, не сделал. Ей приказали, она сделала. Субординация.

- Инайра! - окликнул ее, невысокий, широкоплечий человек, вышедший из-за валунов. - Ну, как? - Шевир протянул девушке руку, помогая спустится на землю.

- Пока ничего, - Виновато опустив глаза, ответила она. Несмотря на то, что командир всегда оставался абсолютно спокоен, Инайре становилось, как-то неуютно, словно неразумному дитяти, на которого возлагались большие надежды и этих самых надежд не оправдавшему. - Я нигде ничего не нашла о том, что ищут Темные. У многих стоит сильная мысленная защита. - Внезапно девушка покачнулась, но за локоть ее придержала рука, все еще стоящего за спиной эльфа.

- Попробуй через "Изнанку" - предложил Шевир, толи не замечая, толи дела вид, что не замечает измученного вида Инайры.

- Хорошо, - послушно кивнула девушка, доставая кристалл…

Дымчатый камушек, обычно спрятанный в потайном Кармашке у ножен, приятно грел озябшие ладони. Мара, усевшись по удобней, сосредоточилась и отпустила разум…

Пустынная местность с желтоватой, выжженной солнцем, которого здесь никогда не было, травой. Груда камней на горизонте сверху напоминает треугольник. Здесь почти нет красок и звуков, лишь изредка сюда залетает ветер. Вотчина чародеев и чародеек - Изнанка Шинара. Здесь шумят битвы, о которых не знают остальные. Никому более, из наделенных хоть какой - нибудь магической силой, это место недоступно. Только здесь представители низшей ступени в иерархиях орденов (одно из десятка маленьких, но раздражающих сходств) становились всесильны. По напряженному телу Мары пробежала дрожь и вот, на пыльной траве Изнанки, сидит белоснежная тигрица. Встав, потянулась, прошлась по кругу, разминая лапы и… сорвалась с места, словно стрела, выпущенная из хорошо натянутого лука. Со стороны казалось, она даже не касается лапами каменистой земли, всей душей отдаваясь, пьянящему чувству свободы, неограниченной воли и скорости. Как давно она не была на Изнанке, если уже подзабыла эти чувства? Приближались камни, центр маленького мирка. Раздавшееся рычание заставило, затормозив всеми четырьмя лапами, усесться на хвост. Черной тенью с камней соскользнула эбеново - черная пантера. Красивый зверь, мимоходом отметила Мара, гибкий, грациозный, опасный. В желтовато - зеленых глазах пантеры отразилось легкое удивление.

"Темная? Не ожидала!"

"Светлая? Вот это встреча"

"Интересно, что заставило вас покинуть Цитадель?"

"Не твое дело"

Тигрица, зарычав, оскалилась…

Пантера хлестнула хвостом по бокам, подбираясь для прыжка…

"Уйди с моего пути"

"Размечталась"

"Убью"

Тигрица распласталась в прыжке, пантера легла, отступив, пропуская над собой. Все смешалось. Ударить тяжелой лапой, прижав к земле, вцепиться в холку, перекусить артерию. Убить! Черно - белый меховой клубок катается в желтоватой пыли, одержимый одним только желанием. Убить! Все закончилось в мгновенье, еще только пыль стояла столбом и летали клоки шерсти и вот… Две кошки стоят друг против друга. Бока тяжело вздымаются, перекачивая воздух. Сердца натужно стучат, с трудом перегоняя кровь по изорванным венам и артериям. Раны затягиваются на глазах, но продолжить бой равносильно смерти и здесь и там. Сейчас неважно, к какому лагерю принадлежишь, важно только выжить. Сил выйти в Шинар хватит едва-едва. Ни одной из них поход на Изнанку ничего не дал.

"Да коснется тебя свет, враг"

"Легкой смерти, враг"

Голова гудит, из носа капает кровь, и - волшебный сон - перед ней встревоженные глаза эльфа. "Может, я ошибалась и он не так уж плох?"

Когда Сирнок и Ниро утром влетели в библиотеку, Мара спала, положив под голову раскрытый гримуар. То тут, то там на полу виднелись капельки крови. Разбуженная, шумом шагов Мара приоткрыла глаза, потянулась и сладко зевнула.

- Привет, - улыбнулась девушка.

- И тебе привет, - отозвался Сирнок.- Ты почему не спустилась вниз?- на лице девушки медленно расползалась таинственная улыбка. Пододвинув гримуар, на котором спала, Мара развернула его

- Ребята, я кое-что нашла!

Повторное путешествие по пустыне оказалось, не в пример, легче предыдущего. Мару не оставляло ощущение, что хранители храма виновны в их блужданиях. Сейчас же охранять уже нечего и их спокойно пропустили к выходу. Не последнюю роль сыграли найденные Ниро в запасниках храма продукты. Фляги всегда полны воды, а хлеб оставался мягким и даже небольшой его кусочек прекрасно утолял голод.

Спустя неделю Мара с друзьями наслаждалась мягкостью изумрудной травы, тихим шелестом прохладного ветерка, о чем-то поющем кронам деревьев.

- Полное блаженство, - протянул Ниро.

- Нет, - Не открывая глаз, возразила девушка. - Полное блаженство - это наполненная прохладной водой ванна.

- Что-то типа того озера, за кустами? - уточнил Ниро, и рассмеялся когда девушка, не говоря ни слова, сорвавшись с места, исчезла в зарослях.

Мара не верила своим глазам, озеро серебрилось, отражая в лазурных водах лучи солнца. Воплощенная мечта манила, не раздумывая долго, девушка скинула одежду, расплела барашки и нырнула, русые волосы длинным шлейфом потянулись по воде.

Прохладная вода расслабляла, смывая вместе с грязью и песком четырехнедельную усталость. Наконец, решив, что она уже достаточно чистая, Мара покинула озеро. Быстро одевшись, потянулась к лентам, но замерла, осознав, что за ней наблюдают. На другом берегу, небрежно облокотившись на ствол дерева, стоял парень. Высокий, не многим уступит орку, ладно скроенный, чувствуется внутренний стержень. Не красавец, но чаще именно от таких теряют головы девушки. Темно - фиалковые глаза смотрят на мир иронично и в то же время, со спокойной уверенностью в своих силах. Волосы чернее воронова крыла, собранны в длинный до плеч хвост. В левом ухе серебренная серьга с белым дымчатым камушком. Черный костюм. Простой, без излишеств одноручный меч, страшный своей простотой, ибо меч истинного воина не нуждается в украшениях. Парень смотрел на нее, словно опытный воин, смотрящий поединок лучших, но маленьких учеников, уже точно зная, кто победит. Всего лишь на мгновенье Мара встретилась с ним глазами, по спине побежали мурашки: "Точно в бездну заглянула". Девушка прикрыла глаза, отгоняя наваждение, а когда открыла… Берег пуст. Лишь в безоблачном небе парил черный ворон.

- Мара, ты скоро? - раздался голос Сирнока. Растерянно оглядев безлюдное озеро, Мара покачала головой, ну не пригрезилось же ей

- Иду,- растерянно крикнула она.

В котелке побулькивало аппетитное варево. Солнце решив, удалится на покой, расцветило небо золотом, багрянцем и пурпуром. Сероватые сумерки, крадучись, вступали в свои права. Потихоньку замолкали птицы, где-то, выйдя на вечернюю охоту, мелькнув рыжим хвостом, зашуршала лиса. Ухнул рядом филин, призывая хранителя сумерек на вечерние посиделки. Мара вспомнила свой первый закат, посмотреть который ее и Улис привел брат, именно он научил так высоко ценить тишину и красоту вечеров. "Жалко брата нет", вздохнула девушка - " Ему бы здесь понравилось". В Серых глазах, отразив огоньки костра, блеснули слезы. На плечи лег теплый плащ, Мара, чуть повернув голову, улыбнулась Сирноку.

- Ты не одна,- тихо сказал Ниро, подсаживаясь ближе. Мара прикрыла глаза, но слезы сами крупными жемчужинами покатились по лицу. Уткнувшись в плечо орка, она плакала. Тихо, беззвучно и оттого, страшно. Друзья не пытались утешить, понимая, что иногда лучшее утешение принесут слезы, они просто сидели рядом, просто молчали, даря свое тепло, не размениваясь на пустые фразы.

… Карм с мягкой улыбкой смотрел на маленькую компанию. Они еще не понимали, но связавшее их узы дружбы с каждой секундой, с каждой пролитой слезинкой становились сильнее. "Мы еще свидимся, ну а пока…" резкий порыв ветра взметнул полы плаща, подхватывая расправленные крылья черного ворона…

Утро принесло новые заботы.

- Так… ну, где же мы? - бурчала себе под нос Мара, то и дело сдувая челку, так и норовившую залезть в глаза, и, раздраженно крутя во все стороны карту. Для того, что бы продолжить путешествие, жизненно важно сориентироваться в этой проклятой бумаге.

- Как успехи? - ехидно поинтересовался Сирнок, который час назад предлагал помощь, с презрением отвергнутую "опытной" картагрофисткой.

- Медленно, но верно продвигаюсь вперед, - раздраженно огрызнулась девушка.

- И где же мы? - С возмутительной улыбочкой озаботился орк.

- В Менесе - Мара обреченно вздохнула. - Если верить этой карте.

- В пустынной его части или болотистой - пропитанным ядом голосом потребовал уточнения Сирнок. Девушка медленно подняла глаза на приятеля, в них открытым текстом орк смог прочитать предложение прогуляться туда, куда приличные девушки в слух не посылают.

- Да ладно тебе, Сирнок, - пригревшийся на солнышке Ниро, лениво приоткрыл глаза. - Лишний отдых еще никому не помешал. Вот и наслаждайся. К тому же, - молодой маг лукаво улыбнулся, своей, той особенной улыбкой, озаряющей все вокруг шаловливым светом и заставляющей улыбнуться других. - Я знаю, где мы находимся. Над поляной залитой солнечным светом повисла нехорошая тишина. Тихо хрустнули разминаемые Марой суставы. Ниро приподнялся и, встретившись с глазами девушки, вихрем взвился над землей.

- Мара, ты чего? - испуганно спросил он, медленно отступая назад. Серые глаза его спутницы были добрые - предобрые, как у плача, горячо любящего свое дело и осматривающего новую жертву.

- Ах, ты зна-а-аешь,- ласково пропела девушка, подойдя ближе, резким прыжком бросилась вперед, метясь в горло - Так Ушедшего тебе в собутыльники, чего ради я вожусь с этой картой?! Стой, мерзавец!!- Сирнок, наслаждался любимым зрелищем орков - корридой, правда, слегка в вольном исполнение, ибо даже в орочей корриде у быков оставались хоть какие-то шансы выжить. У Ниро их явно значительно меньше…

Спустя час, когда и Мара, и Ниро выдохлись, став способны вести конструктивный диалог, их местоположение, наконец, установили. Прогулка к заброшенному храму повернулась так, что пустыню Вора они прошли насквозь, выйдя довольно далеко от людских поселений, в восточной части Шинара, исконной земле вампиров и элвар. Сейчас ярко встала необходимость путешествия через горы, которые впрочем, радовали глаза пологостью склонов.

Лошади аккуратно ступали по узкой, извилистой тропе. Встретившие их более чем ласково горы, сейчас осторожно показывали зубы. Впрочем, никто не жаловался, скоро тропинка закончилась и маленькая компания выехала на удобное плато. Внезапно остановив коня, Сирнок прислушался, рядом раздавался звон мечей. Перебросившись взглядами, Темные рванулись туда. За валунами закованные в серую броню рыцари наседали на десяток Темных. Держа круговую оборону, они старались отбиться, но на каждого из них приходилось до пяти рыцарей. Чистая сила, призванная Ниро, разметала Серых, дав коллегам небольшую передышку. Сухо щелкнула тетива арбалета, вогнав серебряный болт в сочление доспехов. Широкая спина Сирнока оказалась неплохим укрытием, позволив Маре весьма успешно расстрелять запас болтов. Рядом просвистел средних размеров камушек, давая понять, что у Ниро появился серьезный противник. Командир Серых оказался умелым боевым магом, не собирающимся сдаваться. Рыцари, определив таки откуда летели болты, медленно подбирались к Сирноку. Отбросив ненужный арбалет, Мара выхватила клинки. Рейнская пара, несмотря на небольшую длину клинков, является серьезным оружием, прекрасная, а часто и заговоренная сталь прорубает любые доспехи, мастерская техника (мастерство одно из важнейших компонентов пары) делает их владельца практически непобедимым. Несмотря на то, что после вмешательства Мары и ее друзей, оборонявшихся Темных все же разделили, численность рыцарей медленно, но верно сокращалась. Внимание Мары привлек рыцарь, который, соскользнув с края плато, ухватил, стараясь утянуть за собой, черноволосую девушку.

- Сирнок! - Орк, развернувшись, подставил сцепленные руки, чуть кивнув в знак благодарности, прикрывшему Ниро. Могучему орку не составило труда подкинуть легкую девушку над Серыми… Клинок вошел в землю по самую рукоять… Кнут надежно оплелся вокруг эфеса прежде, чем пальцы Улис отпустили корягу. Мара, соскользнув в пропасть, ухватила девушку за запястье.

- Ты мой враг и умрешь от моей руки, - пообещала Мара, ошеломленной Улис. Их медленно потянули вверх. Сирнок подхватил Мару, втягивая девушек на плато. Почувствовав под ногами твердую землю, девушка завертела головой и облегченно вздохнула, заметив Ниро, устало прислонившегося к огромному валуну. Везде тела Темных и рыцарей. Горло сжала стальная рука горя.

- Здесь все рыцари? - севшим голосом спросила Мара. Кто-то из сынов ночи покачал головой

- Командир ушел, - Чаровницы удивленно переглянулись.

- Но, как?!

- Телепортировался, - откликнулся Ниро, смущенно шаркая ножкой. Мара присвистнула, способность к телепортации редчайший дар. Одаренных всеми силами пытаются заполучить оба ордена, имена всех телепортеров известны, а тут такое… Возглас кого-то из Темных привлек всеобщее внимание. За забралом Серого рыцаря оказался оскаленный в улыбке скелет. Дело запахло тленом и разложением - некромантией.

- Улис проверь остаточное.

- Ничего, - покачала головой вражиня.- Рассеяно - маскировочное, - Мара скривилась, совсем тухло. Некромантия, запрещенная как искусство сразу же после "Великих войн", несла на себе отпечаток истинного зла. Каждый урожденный некромант, прежде чем его допустят до работы, в обязательном порядке представлялся старейшинам обоих орденов. С отпечатком их ауры знакомят всех чародеев, дабы никто не смел совершить зло и остаться безнаказанным.

- Надо сообщить в Цитадель,- закусив губу, распорядилась Мара. Улис кивнула. Что - бы это ни было, старейшины должны знать.

- Но прежде… - подал голос Сирнок, обернувшись на него, чаровницы сглотнули. Павшие, разделенные на две группы, ждали погребения.

Это хорошее время. Время, когда хранитель сумерек Ниярэ отпускал на прогулку прекрасный закат. Медленно наползал сизый туман, солнечные лучи гасли один за другим, горизонт пронизывали тонкие цветные нити. На темнеющих небесах можно разглядеть первые звездочки стеснительно вспыхивающие и тут же прячущиеся за светом заходящего солнца.

Жезлы слабо осветились, то одна, то другая руна вспыхивала мягким светом, в такт словам заупокойной молитвы "… Да пребудете вы в Свете, да минует вас Тьма, да предстанете вы пред Хранителем нашим, чисты от грехов…" Серебристое сияние, сначала прозрачное, затем все более насыщенное, окутало мертвых… Ослепило глаза вспышкой и рассеялось… Ветер подхватил пепел и закружил его над вечными горами, взметнул к первым звездам, к последним солнечным лучам… Растворил в бесконечности ночи…

Они покинули Темных рано утром, когда те еще спали. Мара не хотелось прощаться, растерянно отвадить глаза, встретившись взглядом с Улис или пытаться что- то объяснить, выяснить, в чем-то разобраться… Сирнок и Ниро согласились, с тем, что время дорого (Придуманный довод, не желающей выставлять свои переживания девушки) и дорога снова ложится под копыта коней узкой, извилистой лентой.

Мерзко. Теплая куртка почти не греет. Пронизывающий до костей ветер не знает, что в непродуваемых плащах должно быть тепло. Или знает, но самым беспардонным образом игнорирует сей, безумно важный для путешественников, факт. Раздумья Мары напоминают горы, Серые, мрачные, беспросветно неприглядные. Ниро, нахохлившись бормочет себе под нос, и почти наверняка нецензурщину, только Сирнок напоминает мраморную статую, холодную, недвижимую, непоколебимую.

А ветер продолжает крепчать… И, кажется, все ветры Шинара собрались здесь…

- Стойте путники!!!- послушные натянутым удилам кони встали. Перегораживая тропинку, приковав к себе восхищенные взгляды спутников Мары, стояла девушка. "И как ей не холодно?"- озадачилась Темная, весь костюм незнакомки приходился на маску, закрывающую лоб и глаза, ослеплявшую золотую тиару, призванную толи прижать, толи подчеркнуть, каскад черных, как смоль, волос, обсидиана покоящегося на высокой груди и короткой полупрозрачной тунике. - Вы вступившие на Тропу Ветров! Презренные, нарушившие покой и уединение богов!!! Вы будете наказаны!!! - прежде чем последние слова сорвались с ее губ, обсидиан осветился, ослепив, ярким светом… Все исчезло…

… Вокруг лишь темнота… ты плывешь по бескрайним волнам темноты, становишься ею, покоряешься, отдаваясь в ее власти. От позвоночника к сердцу неслышными мягкими шагами крадется страх, накрывает с головой, лишает способности мыслить. " Глазки - то открой, дура" прикрикнула на себя Мара. Глубоко вздохнула, и, словно прыгая в омут распахнула глаза. Пейзаж, до безумия, напоминающий Изнанку. Серый, плоский, совершенно не страшный. Ни ветра. Ни звуков. Ни красок. Ничего. Обнажив клинки, Мара всегда доверяла стали немного больше, чем магическим способностям, медленно огляделась. Никого.

- Сирнок!! Ниро!! Где вы!! - в голосе проскользнули панические нотки

- Их здесь нет! - раздался за спиной спокойный голос. Мара обернулась. В воздухе висел молодой человек, немногим старше Ниро.

- Кто ты? - спросила она. Клинки медленно, нехотя опускались под пристальным взглядом белых, почти невидимых зрачков.

- Орэй, - мягкая улыбка разлилась на лице парня. Мара удивленно приподняла бровь.

- Мне это ничего не говорит! - огрызнулась девушка. Улыбка Орея стала шире.

- Ушедший, - поправился он. Удивление сменилось ужасом. Почти убранные мечи вернулись в позицию. В белых глазах бога промелькнуло легкое удивление. Эфес верного оружия постепенно наливался свинцом. Чем дольше Ушедшей смотрел на Мару, тем тяжелее становились клинки. Закусив губы, девушка старалась удержать оружие, медленно выскальзывавшие из повлажневшей ладони.

- Орэй, хватит! - парень обернулся. Из разлившегося по степи света вышла девушка. Золотая грива волос убрана в сложную прическу. Совершенную фигуру подчеркивало белоснежное платье. Теплые глаза, оттенка янтаря, строго смотрели на Орея.- Не смей пугать девушку! - набросилась она на, смущенно потупившегося, бога.

- Да я…

- Не смей перебивать, - топнула она, подарив Маре теплую улыбку - прости его, мало кто может сопротивляться его взгляду. Вот он… - обернувшись, девушка показала кулак, шаркнувшему ножкой Ушедшему.

- Я больше не буду, - пообещал он тоном маленького мальчика, держа руку за спиной. Мара не смогла сдержать расплывшуюся на лице улыбку: бог-богом, а ведет себя так же как Ниро, после очередной шкоды. По брошенному взгляду странной девушки можно точно сказать - не верит, наверняка не раз уже слышала подобные обещания.

- Я, Риэль, - представилась она, наконец.- Не беспокойся, - попросила она, заметив тень беспокойства в глазах Мары. - Мы знаем, что ты ищешь, и знаем зачем. Жаль лишь, не можем тебе помочь. Если, Чаша Богов попадет в плохие руки, Шинар уже никогда не будет прежним. Кстати, не беспокойся за друзей, они сами найдут тебя. - пообещала ПреСветлая и улыбнулась. Степь залил мягкий свет, на короткое мгновенье ослепив, когда же Мара промаргалась - все исчезло.

…- Ты прав, Карм, она сможет найти чашу. Присмотри за ней и… за той тоже присмотри…

Голова идет кругом, в глазах то и дело вспыхивают золотые точки, а в ушах звучит не дающая покоя фраза "… Шинар уже никогда не будет прежним…"

Боль угнездилась в районе висков. В глазах темно, это, впрочем, легко объяснить тем, что они закрыты. Где-то на задворках сознания поднимается воспоминание о том, что с ним был еще кто-то. Сирнок резко сел, в голове взорвался огненный шар, которым так любят бросаться стихийные маги. Маленькая поляна, тихо шелестит под ласковым ветром изумрудная трава, тепло. Ниро сидит, прислонившись к огромному валуну, может не слишком здоровый, но зато живой, а вот Мары не видно.

- Ты как? - Ниро наклонил голову на бок, прислушиваясь к своим ощущениям, и тут же скривился.

- Не так, чтобы очень отвратительно, но и от совершенства далеко. А ты сам - то как?- Сирнок рывком встал, перед глазами хороводом пронеслись звездочки и птички.

- Однозначно не скажу, но хуже, чем хотелось бы.

- Интересно, куда занесло Мару?

- Ниро, не трави душу. Остается надеяться, что она выкрутится.

- Ну, и куда нам идти?

Сирнок прикрыл глаза, пустое сознание постепенно заполнилось. Перед мысленным взором появилась карта Шинара, ярко вспыхнули две точки…

- Нам на запад, - решил Сирнок. Ниро только пожал плечами, чувство направления Сирнока никогда их не подводило.

Ходить по лесу удовольствие еще то, особенно если самое большое желание лечь и забыться крепким, беспробудным сном. Очень хотелось, есть, девушка в тунике не озаботилась тем, чтобы перекинуть им сумки с провизией. Под кронами деревьев царил полумрак, идти легко, хотя не привычно, в большинстве своем ребята передвигались на лошадях.

Где-то недалеко заплакал ребенок. Переглянувшись, Сирнок и Ниро бросились туда. Маленькая девочка лет трех прижималась к стволу дерева, размазывая ладошками слезы. Серый рыцарь, занеся меч для удара, молча двигался в сторону малышки. Выхватив меч, Сирнок бросился вперед… звон встретившейся стали вспугнул птиц. Ниро вскинул руки, на концах пальцев, пульсировала тьма. А из-за кустов вышли еще Серые. Один, два, три… десяток. Многовато для честного боя, к тому же командира не видно. На губах Ниро появилась нехорошая улыбка.

- Солнышко, прикрой глазки,- попросил он малышку. - Дядя-маг колдовать будет. Насуплено посмотрев на него, девочка закрыла глазенки, для надежности прикрыв их ладошками. Подпустив Серых поближе, Ниро встряхнул ладонями и рыцарей окутала тьма. Сирнок, не справившись с отвращением, отвернулся - тьма разъедала доспехи, прожигала тела, становясь гуще, словно питалась разлагающейся плотью.

- Ты правильно посоветовал девочке,- шепнул он другу и поперхнулся, глаза Ниро закатились, по лицу разлилась мертвенная бледность, а тьма, пульсируя, подбиралась ближе. Некстати вспомнилось, что для боевых магов самое сложное - усмирить свои же творенья прежде, чем они уничтожат все вокруг. По лицу мага покатился пот, его затрясло, колени подогнулись, но прежде, чем Ниро упал, с самых кончиков пальцев сорвалась искра, поглотившая подобравшуюся совсем близко тьму и, полыхнув напоследок, исчезла. Ниро без сил повалился на землю.

- Уже можно глазки открывать?- раздался за спиной голос девочки.

- Уже можно,- проговорил Сирнок сиплым голосом.

Спасенная ими малышка оказалась дочерью лесника, без спросу убежавшая поиграть в лес. Отец девочки, привлеченный звоном меча и тревожными трелями птиц, на свое счастье, появился после того, как Ниро успешно усмирил призванную стихию. Благодарный за спасенье дочери он не только позволил переночевать в сторожке, накормил до отвала, но и показал короткий путь до предгорной деревушки.

- Дрянь! - сила удара отбросила Инайру в угол комнаты. Кровь из разбитой губы потекла по подбородку. В синих глазах плескался страх. Всегда спокойный командир словно сбесился. Лицо покраснело, в глазах зазмеились кровавые ниточки, встали дыбом короткие Светлые волосы.

- Что значит потеряла! Упустила такую наводку! Найди! Сейчас же! - Инайра быстро закивала. Дрожащими пальцами, сняв цепочку, взглянула в раскачивающийся кристалл. В черно - сером дыму все плыло, никак не удается сосредоточиться, мешает сжимающий горло ужас. Обжигает пристальный взгляд ледяных голубых глаз.

Шевир чуть улыбался "Жалкая, дрожащая тварь. Один плюс - чародейка, иначе шлепнул как остроухого гада…"

Инайру мелко трясло. " Что случилось? Почему от командира веет такой злобой? Где Йорд?" Несколько дней назад Шевир отослал эльфа на разведку, с тех пор от него ни слуха, ни духа. " Почему он еще не вернулся?"

Скрипнула открывшаяся дверь. Красивая, как совершеннейшая скульптура, женщина вплыла в комнату. Короткие черные волосы прижимает золотой обруч. Багряное, цвета крови, платье лишь усиливает впечатление от этой неестественной красоты. Шевир встал.

- Заяра, рад видеть! - женщина чуть искривила губы, не улыбка, а лишь благосклонный намек на нее.

- Нам не помешает твоя подопечная?- Пропела Заира, слегка приподняв плечико

- Она на Изнанке - рассмеялся Шевир

- А эльф?

- Врядли Йорд Ол` Шиле когда - либо вернется, - расплылся в улыбке Светлый. Инайра с трудом подавила крик, сложно представить, что всегда такой самоуверенный эльф может не вернуться.

- Хорошо - кивнула Заяра, - Что с Чашей?

- Ищем, а все остальное готово, - опережая вопрос, доложил Шевир. Благосклонно кивнув, Заяра развернулась, подол платья чуть закрутился, обрисовав ножки

- До встречи, - пропел Шевир, прикрывая дверь.

Мозг Инайры работал, быстро ставя цели "Найти Йорда". В его смерть девушке не верилось. "Найти эту Чашу и спрятать так, чтоб никогда не нашли". Она не знала, что ищут и Темные, и, теперь Светлые, но подсознательно догадывалась - в плохие руки Это лучше не давать.

- Инайра, - окликнул пришедший в более мягкое расположение духа Шевир. Симулировать выход с Изнанки несложно, подернутые дымкой глаза, замедленные движения, и только чародей или тот, кто часто наблюдал за чародеем, догадаются о симуляции.

- Нашла?

Девушка сжалась в комочек, покачав головой.

- Вон! Завтра найдешь!

Инайра тенью выскользнула из комнаты, для выполнения едва наметившегося плана, командира лучше не раздражать.

…- Кто?

Длинноволосый разбойник захныкал, опуская глаза в безотчетном стремленье избежать холодного взгляда радужных глаз.

- Не - е - е - е - знаю, - провыл он.

Тихо хрустнула сломанная кость.

- Кто? - бьет по нервам единственного выжившего, равнодушно задаваемый вопрос.

- Све - етл - лый…

Чуть изогнулась бровь и слова теперь вылетают с огромной скоростью - Невысокий, светловолосый, лилия с золотой каймой, - тараторит разбойник, в ужасе смотря на задумчивого, склонившего голову эльфа.

- Шевир, - прошептал Йорд… Под шелест кроны, ласкаемой ветром, нож, как в мягкое масло, вошел в горло разбойника. Кровь забила фонтаном, унося с собой жизнь. Тело с глухим стуком упало на изумрудную траву. Развернувшись, эльф направился по едва заметной тропинке, оставляя за собой двенадцать трупов…

Инайра прислушалась. В тишине ночи все звуки тревожили душу. За стеной слышится скрип, сердце бухнулось в пятки, ей так хотелось быть немного похрабрей. Стараясь идти бесшумно, столько раз наблюдала за Йордом, подошла к окну. Судорожно передернув плечами в ужасе от того, что собирается сделать, тихонько открыла окно. С тихим стуком посох ударился о землю. "Риэль, Светлая и милосердная, защити" - воззвала Инайра, села на подоконник, оттолкнулась и полетела в темноту. Темная фигура подхватила на лету прежде, чем тишину ночи потревожил пронзительный крик, ладонь зажала рот. Инайра дернулась, закрутилась змеей, ударила не целясь, не думая куда бьет, локтем. Едва слышный выдох и еще менее различимое ругательство сквозь зубы, предали сил. Девушка царапалась, брыкаясь, даже попыталась укусить зажимавшую рот ладонь. Инайре казалась, прошла вечность, прежде чем раздалось:

- Прекрати.

На мгновенье девушка превратилась в статую, холодную и недвижимую. Йорд медленно убрал руку, приподняв уголок губ в подобие улыбки "Не думал, что Инайра такая боевая. И как не испугалась?" Почувствовав, что ее отпустили, Инайра медленно обернулась и порывисто обняла опешившего эльфа. Йорд смущенно посмотрел на макушку прижимавшейся к нему девушки, слегка помедлив, приподнял руки и осторожно, словно боясь сломать, обнял трясущиеся от слез плечи Инайры. Успокоившаяся девушка подняла на него заплаканные глаза, тем не мене радостные от нежданной встречи. Йорд пристально вгляделся в лицо Инайры. Губы превратились в узкую линию, когда он рассмотрел разбитую губу. "Убью",- Сделав себе еще одну зарубку, Йорд провел ладонью по скуле Инайры.

- Пора идти, - бросил в темноту, потащив девушку за собой.

Мара не любила ходить пешком, правда, в данном, случае её мнения никто не спрашивал. " Ну и Ушедший с вами"- решила девушка, направляясь вдоль маленького ручейка. Через час ноги ныли, через полтора отваливались, через два хотелось лечь под ближайшим кустом и умереть. Упрямство приказывало идти дальше, мышцы требовали кустик и вечный покой, и только редко просыпающийся разум направил внимание на едва заметный над кронами деревьев дымок…

"Риэль, светлая и милосердная, спасибо". Хранительница солнечного луча удачно выкинула Мару рядом с поселениями, к тому же с нужной стороны гор.

Нет ненавидящих взглядов в спину, не прижимают к себе детей селянки, тепло улыбается полненький Светлый, от которого явственно несет ароматом вишневой наливки, причем не той слабенькой водички, которую можно приобрести в лучших магазинах Мересса или Дории, а ядреной, домашней, выбивающий дух даже у орков. Тоже хороший Темный, место того, чтоб шляться по Шинару, решивший вернуться домой, порозовев, прятал за спиной бутылку. Мара с трудом пыталась удержать расплывающуюся улыбку, эти двое на личном примере показали, что алкоголь позволяет решить межконфессиональные проблемы уже после первой бутылки. Справившиеся со смущением чародеи, мгновенно поселили девушку. Не старый, крепкий еще мужик уложил на теплую печь, укрыв толстым лоскутным одеялом. "Все правильно", - думала Мара на грани сна и яви. - "Спать я хочу сильнее"…

Здоровый сон - лучшее из лекарств. Проснувшись, Мара ощущала себя способной, если не свернуть горы, то, по крайней мере, встать с печи. Молоденькая дочка хозяина споро выставляла на добротно сколоченный стол не мудреный деревенский завтрак. За дверью шумели, не давая наслаждаться прекрасно приготовленной едой. Решив разобраться, Мара, встав распахнула дверь. Первое, во что уперся взгляд, оказался орк отчаянно переругивающийся с невысоким золотоволосым парнем.

- Ребята!!!- завопила Мара, слетая с крыльца, зацепившись ногой за щербатую ступеньку, и мгновенно очутилась в руках Сирнока, закружившего её от радости. Рало, хозяин дома, где посели Мару, довольно переглянулся с местными чародеями, доставая из-под полы кафтана бутыль с вишневой наливкой…

… Голова ощущалась, как самостоятельная часть тела, свинцовая, разбухшая и одновременно очень нежная, малейшее движение отдавалось колокольным набатом. Язык намертво прикипел к небу. Горло являлось локальным отделением пустыни Вора. Жидкости в организме ни капли. Общее состояние оценивается как отрицательное. С трудом растянув губы, Мара мстительно порадовалась тому, что пила меньше всех, а значит, её друзьям должно быть много хуже. С трудом сползя с печи, на коей неизвестно как оказалась, девушка присосалась к заботливо оставленной на столе огромной глиняной кружке наполненной пенистым рассолом. В избе никого не было. Скривившись, Мара, осознала, что последствия от выпитого в прямой зависимости от него же: чем меньше выпьешь, тем хуже тебе утром. Во дворе звенели мечи, сопровождаемые комментариями деревенских мальчишек. Кое-как нацепив ножны, Мара вышла во двор, на ходу шнуруя жилетку. Выбрав колоду поудобнее, с удовольствием принялась наблюдать за тренировочным поединком. На стороне Сирнока мощь и сила, Ниро - поразительно ловок и подвижен… Смотреть за бойцами их уровня истинное удовольствие, но, кроме эстетического наслаждения, всегда есть шанс подсмотреть один- два новых приема. Настоящий мастер тем и отличается от просто хорошего бойца, что не упускает возможности научится чему-то новому. Сердце кольнула тоненькая иголочка, отворачиваться от таких предупреждений не стоило. Интуиция верный помощник. Мара бросилась в избушку и почти тут же вернулась уже с жезлом. Набежавшие тучи спрятали солнце, судорожно осматриваясь, девушка пыталась определить, что же так встревожило ее. Все казалось мирным и безмятежным, только интуиция, редко подводившая, продолжала вопиять. Мара зябко передернула плечами и бросила растерянный взгляд на небо. "Вот оно",- поняла Темная, увидев в одной из тучек странно -знакомое очертание.

- Сирнок, - орк обернулся, в голосе Мары уж слишком много тревоги.

- Что-то случилось?

- Или у меня галлюцинации, - заявила девушка - Или та тучка очень похожа на риласа.- Орк присмотрелся, медленно опадая с лица - Ниро!!!! Рилас!!!- В деревне на мгновенье воцарилась тишина. Полу демон боле всего напоминавший помесь крокодила и обезьяны ходящей на задних лапах, настоящее бедствие для маленьких поселений, расположенных далеко от центра Шинаре. Мощные крылья легко переносили его из одной уничтоженной деревушки, к следующей в списке на уничтожение. Сильное, исключительно тупое создание, рилас являлся обладателем длинного, хорошо развитого хвоста с шиповатым навершием. Когти по прочности не уступали знаменитой кровавой стали, а шкура венронской броне. Ко всему прочему, рилас отличался редким человеколюбием. В том смысле, что предпочитал человечину на завтрак, обед и ужин.

Паники не было, жители организованно попрятались в дома, предоставив приезжим войнам полную свободу действий. Чародеи, высунувшись из дома Рало, на пару благословили, пообещав, что не забудут и поставят на площади памятник.

- Ушедший,- Лениво ругнулся Ниро, медленно подходя к друзьям. Демон, осознав, что его раскрыли, спускался, поднимая в воздух клубы пыли. Прежде, чем лапы коснулись земли, Рилас, выгнувшись всем телом, завопил. Ультразвуковая волна разметала Темных по двору, сорвала с окон резные ставни и солому с крыш. Когда все стихло, Мара с трудом поднялась. После своего коронного крика рилас оказался в центре импровизированного треугольника с вершинами в виде них.

- Ты как?- поинтересовался Ниро.

- Жив, - бросила девушка - Сирнок?- место ответа орк крутанул двуручник меленкой. Мара достала жезл. Стоило вспыхнуть одной из рун, как рилас повернулся, склонив на бок уродливую морду. Три руны разом вспыхнули, но полу-демон лишь отступил на шаг, ментальная магия не произвела ни какого впечатления. С грозным клекотом рилас бросился на девушку, хлеща хвостом, высекающим искры о бронированную шкуру. Мара отпрыгнула, но лоб обожгла резкая боль, в глазах потемнело, а маленькие домики, накренившись, закружились в безумном хороводе.

- Мара!!- в два голоса закричали Темные, попытавшись отвлечь чудовище от девушки. Мара с трудом стояла на ногах, не пытаясь даже оттереть заливающую глаза кровь.

- Ниро, прикрой!- Сирнок оторвал от рубашки полосу, перевязывая небольшую, но сильно кровоточащую рану.

- Я в порядке, - пробормотала девушка, глядя на приятеля мутными глазами

- В таком порядке в гроб кладут, - Фыркнул Сирнок, оглядываясь на Ниро. Тому худо-бедно удавалось сдерживать риласа, но вечно так продолжаться не могло. Выпрямившись, орк прикрыл глаза, его силуэт чуть подернулся дымкой, расплывшись, потерял очертания. "Совсем мне худо" - поняла Мара - " в глазах не только домики кружатся, но и друг плывет". Прежде чем, кто-либо успел понять, что творится, рилас неестественно выгнулся. С крыш посыпалась солома, когда туша упала на землю, подняв облако пыли изумрудно - зеленая кровь заливала песок. В основание черепа риласа, погруженный по самую рукоять, торчал меч орка. Тяжело дыша, к Маре подошел Ниро, девушка, чуть улыбнувшись, убрала с его лица налипшие влажные пряди.

- Ну, ты мать даешь, - пряча беспокойство за деланным изумлением, развел руками Ниро - кто ж риласа за хвост ловит.

- А она не ловила, - раздался за спиной голос Сирнока - Мара хотела его на вальс пригласить, но рилас был против. - Орк протянул Маре жезл. Руна огня, прежде чем озарится ровным светом, замерцала, заслужив в свой адрес много нехороших слов.

- Ушедший, меч! - рявкнул Сирнок, бросаясь к объятой огнем туше. Ярко вспыхнула еще одна руна, уронив к ногам орка прекрасное оружие. Бережно, словно ребенка, подняв двуручник, оттер сталь пучком травы. Задумчиво пробежал палицами по гравировке лезвия, но, что-то вспомнив, одним движением убрал в ножны.

Не слушая возражения девушки, к ней все же пригласили травницу, которая только покачала головой.

- Ей надо хорошо отдохнуть и восстановить силы. Но, все не так плохо. Рилас просто распорол кожу, ну, и легкое сотрясение. Это не смертельно, но сразу трогаться ей не стоит.

Мара лежала на печи, демонстративно недовольно сопя, впрочем, сидящие за столом ребята так же демонстративно не обращали на это внимание.

- Ладно,- сдалась она, наконец.- На пару дней я стану образцовой больной.

Сирнок скептически посмотрел на нее.

- По крайней мере, попытаюсь,- вздохнула хмурая Темная.

- Ну, вот и ладушки, - орк расплылся в улыбке, невольно напомнив старого дедушку, к которому приехали внуки, редко его навещающие, а сейчас, пообещавшие остаться очень надолго.

- Но, может, тогда, попробуем определиться с маршрутом?- предложила девушка.

- Почему бы и нет. И так, у нас есть изображение Чаши Богов, но где она храниться, мы по-прежнему не знаем, идеи?

- На данный момент. Ко всем, маломальским таинственным местам сейчас просто паломничество начнется,- заметил Ниро, выстругивая ножом какую-то деревяшку.- Не удивлюсь, что по приходу к любому из них, мы метки понаходим типа: здесь были Темные, группа N1, N2 и т.д.

- Ну, ты слегка загнул,- покачал головой Сирнок.

- Наоборот,- не согласился Ниро.- приуменьшаю. Но, вот только к нашим баранам это не имеет никакого отношения. Сейчас, самое важное прикинуть, куда могли бы податься мы сами?

- Ну, можно податься на восток, говорят, у вампиров обалденные библиотеки.

Мара закашлялась

- Сирнок, зая, да там же нами просто поужинают. Мне почему-то не кажется, что у кого-то из Темных родилась еще одна, пусть даже отдаленная идея.

- Не скажи, говорят Ренерей, повелитель вампиров, весьма лоялен в отношении с людьми.

- Как с обедом или ужином?

- Мара, подозрительная ты наша, ну куда мы можем податься в поисках местоположения артефакта? Еще один заброшенный храм?

- Не думаю,- честно призналась девушка.- Боюсь, Ниро прав, затея с заброшенными храмами станет неактуальной прежде, чем мы доберемся до ближайшего.

- Ну, а пока с идеями у нас плоховато, предлагаю отдохнуть,- выдвинул новое предложение Сирнок.- в любом случае, утро вечера мудренее, а кому-то, Мара не знаешь кому, показан полный покой.

- … Еще немного я начну крестиком вышивать!- Мара напоминала разъяренную кошку.

- Но…

- Сирнок! Даже не заикайся по поводу сотрясения, я просто валяюсь на печи третий день. Да я скоро с ума сойду, ты этого хочешь?

- Сильнее не получиться,- буркнул орк, сегодня была его очередь проводить день с Марай, которую вынужденное безделье превращало в тирана.

- Что ты сказал?- задохнулась от возмущения девушка.

- Что слышала. Ты мне лучше другое объясни, чем приходской чародей отличается от остальных.

Мара приподнялась на локтях от удивления.

- Ты что, действительно не знаешь?

- Нет.

- О боги. Чем ты занимался на уроках?

- Мара, совершеннолетние, пришедшие по доброй воле, в классах не сидят.

- Точно,- хлопнула девушка ладошкой по лбу.

- Ты бы так не делала. А то…

- Сирнок.- перебила Мара угрожающим шепотом.- Прежде чем сказать - подумай. Ты спрашивал про приходских чародеев, хорошо слушай. Ни кто не знает, откуда это пошло, но все обряды проводим мы, причем, не только приходские чародеи могут делать это, все чародеи имеют право. Разница между нами небольшая, основное отличие - в желании и способностях. Изначально, все обладающие способностями, обучаются в одной школе, там нас учат читать и писать, но помимо всего этого, там мы получаем знание об обрядах и ритуалах. После этого, тот, кто не хочет учиться дальше, прикрепляется к приходскому чародею,- это называется стать орио - учеником, хотя, формально, мы уже имеем право заключать браки и отпевать. Остальные становятся слушателями начальных магических курсов.

- То есть, приходские чародеи даже вашей магией не владеют.

- Не совсем,- покачала головой девушка.- Просто их магия как минимум на порядок ниже нашей. После магических курсов нам снова предлагают выбор учиться дальше или покинуть Цитадель для самостоятельного плаванья: на этом этапе большинство уходит, кто-то учиться самостоятельно, приезжая в Цитадель только зачищаться. У Темных богатый выбор в получение образования. Чародеи могут получить любую профессию, какую захотят. Для многих детей попасть в одну из Цитаделей - это очень нехилый шанс пробиться наверх.

- Насколько я понимаю у вас не слишком развито образование. Например, среди орков сложно встретить не умеющего читать и писать. У вампиров, кстати, нельзя получить статус совершеннолетнего, если не знаешь наизусть историю рода.

- У каждой расы свои заморочки,- не согласилась девушка.- да, с образованием у людей не все гладко, но мы пытаемся исправить ситуацию.

- При помощи храмо-приходских школ?- скептически выгнул, бровь Сирнок.

- А почему бы и нет?- воинственно поинтересовалась девушка.- Что бы ты не говорил, но большинство рас покупает зерно у людей, и вообще сложно представить вас, обрабатывающих землю.

- Но если бы вы,- Мара не обижайся,- не заполнили Шинар, не известно, как сложилась бы современная история.

- А так же,- фыркнула девушка.

- Аргументируй,- предложил орк.

- Да, пожалуйста,- пожала плечами Мара, поудобней устраиваясь на теплой печи.- Даже, если бы вы покорили людей, все все равно пришло к современному варианту. Просто сначала шел бы длительный период кровавых восстаний. Вам все равно нужна была бы рабочая сила - люди. Постепенно кто-то понял, что можно что-то изменить. И потянулось. Да, мы живем мало. Да, мы не совершенны, укажи мне совершенную расу, Но, по сравнению с вами, мы быстрее размножаемся, а значит, будущие за нами, без обид, Сирнок.- расплылась в улыбке Мара.

- Слабенькие аргументы. По поводу высокой рождаемости. У вас и смертность намного выше. К тому же, если говорить о завоеваниях, то есть такое понятие как контроль популяции.

Мара скривилась. Этот аспект, не самый приятный, она упустила.

- Хочешь политической полемики и словоблудия, тогда сам с собой. А я спать,- решила Темная, самым банальным образом уклоняясь от продолжения разговора.

Теплая печь приятно грела. В избе приятно пахло домашним хлебом и молоком. Мара прикрыла глаза, воскрешая в памяти, почти стершиеся образы. В седоватой утренней дымке поднимается золотое солнце. Братишка, по-подлому, стягивает одеяло и холод щекочет босые пятки. Смеется мама, выставляя на стол огромный душистый каравай и глиняные кружки, наполненные парным, еще дымящимся молоком. Быстро натянув выцветший сарафан, и наспех поев, схватить удочки и бежать по холодной росе на озеро. Где уже сидит отец с полным ведерком маленьких рыбок, сверкающих на солнце золотой чешуей. Они с братишкой не столько рыбачат, сколько носятся по траве, со смехом забегая в воду под притворное ворчание отца. Но потом, отец берет и кидает их в прохладную, еще не успевшую, прогреться воду, а затем прыгает и сам. Домой они идут промокшие насквозь, но безумно счастливые, а мама хмуриться и приговаривает, что-то совершенно бессмысленное. Отцу надоедает слушать ее ворчание, и он, под их с братишкой смех, подхватывает ее на руки и кружит, кружит, кружит…

Мара смахнула непрошенные слезы, отгоняя воспоминания глубоко в душу.

- Ну вот,- тепло улыбнулась пожилая травница.- Я ничего серьезного не вижу. Ты можешь продолжить ваш путь.

- Наконец-то,- расплылась в улыбке Мара. - Дольше меня держать нельзя было?

- Можно,- совершенно спокойно отбрила женщина.- А вам, девушка, нужно поучиться терпению. Без терпения далеко не уедешь.

- Вы так думаете,- голос Мары сочился ядом, все-таки не прошла даром неделя безделья. Темная отдохнула, набралась сил, ехидства, сарказма, в общем, в самом соку, естественно особой радости ребятам это не добавляло. Если припомнить, что именно они чаще всего становились объектами ее насмешек.

Они выезжали, когда уже сошла полуденная жара и прохладный ветерок напоминал о приближающемся вечере.

- Ты точно хорошо себя чувствуешь?- через каждый час спрашивал Ниро.

- Точно!- рявкнула, вышедшая из себя, девушка.- А если ты еще раз спросишь меня об этом мы задержимся еще на неделю, но на этот раз, сотрясение будет уже у тебя.

- Решил потрясти кувшин с коброй,- рассмеялся Сирнок.- Ниро, это не самая умная игра.

- Ты кого коброй назвал?- прошипела Мара, повернувшись к нему.

- Кажется, ты решил потрясти кувшин с коброй, которая о своем истинном облике не знала,- рассмеялся Ниро, глядя на опешившего Сирнока.

- Ниро, я тебя убью,- тихо пообещала девушка

- Почему это мня,- не понял маг.

- Ты ближе.

Звезды тяжелыми гроздьями висели над землей. Языки костра стремились в темную высь. Ветер шептал что-то неразборчиво-ласковое кронам деревьев, отвечающих застенчивой песней листвы. Мара положила голову на колени Сирнока, не возражая Ниро, который, расплетя барашек, рисовал в воздухе кончиком косы.

- Говорят, что звезды - сбывшиеся мечты людей - В голосе Мары проскользнула, обычно не свойственная, романтичная нотка.- Интересно, правда?

- По чему бы и нет, - пожал плечами орк. - Сбывшиеся, да и просто мечты всю жизнь греют душу, заставляют стремиться к большему. Почему бы им не становится освещающими путь звездами?

- Мара, а о чем мечтаешь ты?- тихо спросил Ниро. Алые пятна, расцветившие щеки девушки, были заметны даже в темноте ночи. Пред мысленным взором вспыхнули мириады свечей и "светлячков", отраженных в хрустале и бриллиантах…

- Ежегодный бал в Хрустальном замке Сориан. Бальное платье, изысканная прическа, очаровательный и галантный спутник… Только в Сориане на одну ночь стираются грани. Только одна ночь, уравнивающая в правах всех. Я была совсем малышкой, когда мама взяла меня и брата в столицу - голос Мары потеплел от приятных воспоминаний - А я потерялась. Одна, в оглушающем городе, среди сотен людей, повозок, лошадей… До сих пор не люблю большого скопления людей… передо мной, захлебывающейся в слезах, остановилась карета… Она была принцесса из сказки. Успокоила и отвезла к маме, а по дороге рассказывала о бале. С тех пор я хочу побывать там сама. - Мара замолчала, снова оказавшись маленькой девочкой на улицах бурлящей столицы. Друзья тоже молчали, отправившись вместе в это маленькое путешествие в прошлое.

- А о чем мечтаешь ты?- После короткого молчания спросила девушка Ниро

- О чуде, - изогнул в грустной улыбке губы Ниро - В маленькой деревеньке, на севере, живет девушка. Красивая и очень-очень добрая. Я мечтаю однажды вернуться туда. Чтоб, услышав топот копыт, она вышла на дорогу, широко распахнула свои чудные зеленые глаза и… Увидела - голос Ниро оборвался. Помолчав немного, Ниро прошептал - Эниза слепа.

Сирнок тяжело вздохнул, пристально вглядевшись в ночное небо. Если звезды, действительно сбывшиеся мечты, то его звезда никогда не загорится…

- Домой. Я мечтаю вернуться домой, - Прозвучало в тишине. На мгновенье показалось даже ветер замер… Они долго еще смотрели на звезды и молчали… Тишина, как и слезы, очень странная вещь…

Поют птицы. Тепло и не думает покидать эти края. Под ласковыми солнечными лучами нежатся хрупкие лесные цветы, застенчиво выглядывая из зеленого ковра, бархатная сень деревьев дарила приятную прохладу. Хорошо утоптанная тропинка бежала, прямо позволяя вести неторопливую беседу…

…- Мы все еще не знаем, где искать Чашу,- Поглаживая гриву коня, заметил Ниро. Мара кивнула.

- Не знаем.

- Ко всему прочему, отстаем от остальных,- проворчал Сирнок.

- Заявляю протест, - подняв вверх палец, провозгласила девушка. - Мы, в отличие от остальных, знаем, что мы ищем,- Аккуратно вырезанная гравюра лежала в седельной сумке Мары.

- И что это нам дает?- хитро прищурился орк. Мара и Ниро переглянулись и…

- Фору! - выкрикнули хором. Встревоженный лес зашумел голосами испуганных птиц. Зашуршал густыми кронами, заколебав лежащие на дороге тени.

- Ну, а если серьезно, - заметил Сирнок. - Светлые наверняка уже что-то заподозрили, и поиски придется ускорить,- Ниро воззрился на приятеля круглыми глазами

- С чего это?- Орк оглянулся на Мару, но чародейка смущенно улыбнувшись, пожала плечами.

- Вспомните, сколько народа ломанулось искать чашу? - Ниро ошарашено присвистнул, почесав затылок.

- Такая прыть, наверняка, заинтересовала их.

- Но, даже в заброшенном храме мы нашли лишь гравюру, - несчастным голосом произнесла Мара. Тишина простерла крылья над маленькой компанией. Проблема поиска стала особенно остро.

- Кхе-кхе…

Троица, развернув коней, обнажила оружие. Мара ошарашено распахнула глаза. В двух шагах, небрежно прислонясь к дереву стоял парень с озера.

- Ты кто?- Мара передернула плечами, слишком уж грозно прозвучал голос Сирнока. Незнакомец, совершенно несмущенный, более чем прохладным приемом, представился:

- Я, Карм, - молодой человек чуть обозначил поклон, в темно-фиалковых глазах отразилась улыбка. Мара покачала головой - за такой голос: мягкий, обволакивающий, проникающий в каждый уголок души, надо казнить, прилюдно.

- Что нам это дает?- скептически заинтересовался Ниро. Карм пожал плечами, не меняя ни позы, ни выражения лица

- Ничего.

- Тогда зачем ты здесь?- раздраженно воскликнул орк.

- Не зачем, а с чем, - дрогнули в улыбке губы.

- И с чем же? - влезла Мара, заработав пару злых взглядов от друзей.

- С советом, - Темные удивленно переглянулись.

- С каким?- Осторожно, не дай боги вспугнем, спросил Ниро.

- Чашу богов можно найти при помощи компаса, - объявил Карм, словно не замечая возросшей подозрительности Темных.

- И где же нам искать компас?- севшим голосом спросила Мара.

- У дринского оружейника, - Парень пристально осмотрел девушку. - Я думаю, он придется тебе по руке.

- Что это значит?- грозно возвысила голос Мара. Карм лишь улыбнулся. Резкий порыв ветра взметнул вверх полы плаща… Никого.

- И куда нам теперь?- растерянно запустил ладонь в волосы Ниро.

- В Дрин,- слегка приподняв в усмешке уголки губ, ответил Сирнок.

Дрин. В этом городе забывают, к какому лагерю принадлежат и кого ненавидят. В прозрачном воздухе разлиты ароматы магнолий, пряных специй и сладких, истекающих соком фруктов. В струях тысяч фонтанов играют, чаруя красотой, маленькие радуги… Город-сказка. Дрин, словно беспечный ребенок, играющий под присмотром заботливой матери расположился у самого подножья холма. Мрачноватый замок с подпирающими небо башнями, узкими бойницами, напоминающий угрюмого оскаленного великана, возвышался над округой. Одним своим видом отпугивая желающих пополнить свой кошелек, за счет жителей поднадзорного города, окруженный мощной стеной, с тремя ярусами узких, почти незаметных бойниц. Дубовые, окованные дринской сталью ворота (всего в городе их четыре расположенные по сторонам света), воспринимались как единый монолит украшенный, словно короной галереей на кронштейнах и крепостными зубцами. Хаотичное нагроможденье улиц, улочек оканчивающихся тупиками или соединяющихся с другими улочками, площадей. Маленьких переулков, и естественно парков и скверов, садов и фонтанов, заполнивших город в изобилии. Прячущиеся в тени или нарочито выступающие на свет дома и домики. Ратуши, храмы, богатые особняки, впитавшие разнообразные архитектурные стили и направления. Только здесь, наверное, могли соседствовать мрачноватые многоэтажные здания, распространенные на севере Шинара и светлые, полувоздушные сооружения с огромными витражными окнами, из южных областей, где созревает рубиновый, безумно сладкий виноград. Раскинулись в тени густых крон торговые палатки. Продавцы лениво зазывают посетителей или, развалившись в кресле, потягивают голубое дринское вино. Прогуливаются парочки и маленькие компании, добропорядочно раскланиваясь, даже со злейшими врагами. Цокают по мощенным мостовым подкованными каблучками модницы, одаривая молодых людей нежными улыбками.

…- Ушедший и вся его свита!!!- Мара швырнула клинок, с жалобным звоном ударившись о стену, он упал на пушистый ковер. Девушка резко выдохнула, пнув ничем не повинный стул. Сев на кровать, Мара подняла оружие, от гарды по лезвию змеилась безобразная трещина. Сдув упавшую на глаза челку, девушка задумалась. Рейнская пара стоила дорого, впрочем, деньги не проблема - в дринском банке на счету лежит приличная сумма, загвоздка в другом, невероятно сложно найти подходящую пару…

Дринская ярмарка. Шумная, веселая, разудалая. Обладающая своим особым очарованием и шармом. Любой хоть раз побывавший в этой круговерти торговых рядов, уже никогда не сможет забыть ее. Здесь можно найти все: от грошовых деревянных свистулек, до стоящих целое состояние произведений искусства. Рядом на простых прилавках могут лежать ремейские плащи ценой сто никоров за штуку и пестрые тряпки, выдаваемые ушлым продавцом за ткани далекой Ниланьи. От обилия разнообразных товаров пестрит в глазах, но, увы… оружейные лавки встречались через каждые пол часа, но словно в насмешку, ничего подходящего не находилось. Когда же спустя несколько часов ноги отваливались, Мара приметила маленькую едва заметную лавку. На скромной вывеске скрещенные мечи, приглашающее звякнул колокольчик. Стоило глазам привыкнуть к полумраку зала, как с губ сорвался восхищенный вздох. Тугие четырех составные эльфийские луки и тонкие изгибающиеся полумесяцем джарские сабли, элварские аг-ра: узкие расширяющиеся к ассиметричному острию, тонкому как игла; легкие шесты вампиров и мощные двуручники человеческих рыцарей. От обилия оружия пестрело в глазах

- Что угодно милой ладе?- Мара крутанулась, выхватывая кнут, но тут же убрала, встретившись с теплой улыбкой. Низенький, напоминающий сморчок, продавец одобрительно хмыкнул, в ответ на виноватое пожатие плечом.

- Итак? - голос продавца, совершенно ему не подходил: вкрадчивый и обволакивающий.

- Рейнскую пару, - грустно улыбнулась девушка. Глаза "сморчка" удивленно расширились, но удивление тут же сменилось интересом… за два часа в руках Мары побывало более трех десятков пар. Мастер Тало заворожено смотрел на количество выложенного, на прилавок оружия. Наконец, вздохнув так словно отрывая огромный кусок от душе, достал из под прилавка черную коробку. Маленький замочек едва слышно тренькнул. Невольный вздох восхищения, поднявший начальную цену на полсотни никоров, вырвался у девушки; на черном бархате лежала пара… По кровавой стали бегали солнечные зайчики. Переливались отполированные матовые гарды. "Только бы по руке, только бы по руке…" билась настойчивая мысль. По правилам, длинна меча должна быть равна длине руки плюс одна ладонь… Затаив дыхание, девушка подняла клинок и восторженно завизжала, осознав, что пара подходит… аккурат под гардой пальцы ощутили маленькую выпуклость. Сухой щелчок и из рукояти выпрыгнул острый, иглоподобный стилет. Глаза Мары сияли, прекрасное оружие завладело ее мыслями полностью. Правда, у основания гарды одного из клинков вытравлена лилия, но зато на другом - скорпион. Услышав цену Мара не моргнув глазом, вылежала на стол триста никоров, годовой бюджет средней шинарской семьи.

Сирнок недовольно поморщился - пятый оружейник, а перед ним выкладывают только стандартные компасы, порой навороченные, с кучей совершенно непонятных прибамбасов, порой простые, как чайник, но не разбиваемые, непромокаемые и с еще огромным количеством разных не, магические, технические, но ничего, что могло бы указать направление к Чаше Богов.

Ниро устало прислонился к двери очередной лавки.

- Ты как себе этот компас представляешь?

- Честно говоря, не знаю,- пожал плечами орк. - но точно знаю, что на север и юг он указывать не должен.

- С чего ты взял,- Сирнок рассмеялся, посмотрев на своего молодого друга.

- Сам подумай,- Ниро поморщился всякий раз, когда Сирнок так говорил, это значило, что его снова будут тыкать носом, аккуратно, вежливо, но ведь будут

- Давай без долгого вступления. Сразу к делу.

- Врядли Чаша Богов стоит на полюсах. К тому же помнишь, что сказал Карм "он должен быть ей по руке".

- Ага, а ты помнишь какая у Мары ручка?

- Тяжелая,- не задумываясь откликнулся Сирнок, перебирая выложенные на прилавок болты

Ниро закашлялся и медленно сполз по косяку.

- Ты чего?

Повернувшись, орк недоуменно уставился на умирающего от смеха мага.

- Ну, ручка у нее действительно тяжелая. Но я то про другое.- На одном дыхание выпалил тот, снова заходясь в смехе.

- Ну хорошо, компас пусть сама ищет, но, помниться, с болтами у нее проблемы, хоть этим девушку побалуем.

- Нормальных девушек брошками и бусиками радуют, а нашу ненаглядную новыми болтами.

Сирнок задумчиво посмотрел на Ниро.

- Думаешь, не стоит?

- Да нет,- вернув себе серьезность, ответил Ниро,- болты все-таки купи, но баловать ими все же не стоит.

Ходить между рядами дринской ярмарки тяжелое испытание, не только для ветреных женщин, зачастую более закаленных извечными походами по магазинам, но и для более изнеженных в этом плане мужчин. Если ряды, где предлагают свои товары ткачи, парфюмеры и ювелиры, они могли пройти, не потратив ни единой монетки с чистой совестью, то обжорный ряд не всем удавалось миновать без потерь. Отовсюду струились ароматные запахи. Радовала глаз и желудок румяная выпечка, воздушные и пышные булки, тающие во рту кренделя, рогалики и сушки, истекающие соком пирожки с вареньем, или ягодами. Руки так и тянулись к более сомнительным, в смысле истинного происхождения начинка мясным пирогам. Копчености, соленья, печево, овощи, фрукты - все это смешивалось, мелькало перед глазами, дразнило ароматом. И сложно было пройти равнодушным мимо всего этого изобилия

- Ненавижу ярмарки,- вдохнул Ниро, выходя за пределы обжорного ряда. Маленькая, голубоглазая девчушка с недоумением посмотрела на него, а потом заулыбалась, решив для себя, дядя шутит, невозможно не любить ярмарки.

- Не замечал раньше твоей сильной к ним антипатии,- равнодушно заметил Сирнок, с сожалением, отправив в рот последний кусочек пирожка с луком и яйцом

- Это во мне недавно появилось.

- Хочешь об этом поговорить?

- Заткнись, а - поморщился Ниро, вывернув Карманы, он с интересом рассматривал мелочь, оставшуюся у них после прохода через ярмарку.

Ниро легко вспрыгнул на стойку и мгновенно подпрыгнул, вновь пропустив лезвие меча Серого рыцаря под ногами. Рыцари не отличались умом, но всю малину портил нахально опирающийся на стену командир. Пока он здесь, нечего даже думать о том, что б призвать на помощь силу, впрочем, блокируя очередной удар, Ниро признал, что погорячился, призывать силу не рекомендовалось в пределах жилых селений, по головке за это не гладят, голову за это снимают. Впрочем, пока были проблемы посерьезней. Серых было много, а их не очень, точнее всего двое, если не считать забившейся под стол молоденькой служанки, на которую, кстати, внимания рыцари не обращали, их больше волновали они с Сирноком. Ниро с разворота ударил по забралу ногой, больно "поднятому" может не было, но звон внутри этого котелка стоял знатный. Обстановка не располагала к серьезным размышлениям, пять рыцарей определенно решила похоронить его вместе с этим столом, а в планы Ниро совершенно не входило быть погребенным в ближайшее время, еще бы, пропустить такую авантюру! Со стороны могло показаться, что он танцует под аккомпанемент скрипа старого усталого стола, обиженный перезвон мечей, недовольных и томимых страшной жаждой. Удары… блоки… элегантные повороты, подскоки, красивые уходы из-под грубых подсечек. Ниро редко солировал в боях, но… он выпускник Луарской школы, а это в современном Шинаре стоило очень многого. Маленький вихрь, закрутившийся на маленьком пятачке, почти разваливающегося стола, лишь изредка сверкал серебристым росчерком. Но этого было достаточно, чтоб на мгновенье место одного из рыцарей пребывало в запустенье, пока его не занимал очередной враг. Рыцари, повинуясь приказу своего командора, просто блокировали Сирнока, не давая прорваться на помощь другу, но, однажды посчитав его самым слабым звеном, рыцари сильно ошиблись, очень сильно. Резкая боль пронзила плечо, по рубашке медленно растекалось красное маслянистое пятно. Ниро оскалился, большинство его проблем проистекало из внутренних резервов, слишком больших для одного человека, поняв, что пока острие меча в его плече - он более уязвим, Ниро резко поддался назад, нехорошо оскалившись, что странно смотрелось на его всегда улыбчивом, веселом лице. Дикая боль ни как не отразилась на лице. Но зато побледнел Сирнок, разглядев ранение друга. Он, не имея никакого представления насколько оно тяжело, беспокоился. Меч, едва не упавший на пол, Ниро только сжал крепче, казалось, время замедлилось, текло столь тягуче, что можно было почувствовать его резкие росчерки, словно вспарывали завесу этого тягучего времени. Ниро снова превратился в маленький вихрь. Капитан Серых рыцарей все также стоял у стены, не вмешиваясь и никак не реагируя на стремительные темпы, коими таял его отряд. Сирнок тоже не просто у стеночки прохлаждался, несмотря на численный перевес в самом начале, счет был явно в их пользу. Ниро не совсем уловил тот момент, когда у стола не осталось, никого, а Серый рыцарь просто вышел, в сопровождении немногих оставшихся. Сирнок мгновенно оказался за спиной Ниро и как ребенка снял со стола.

- Ты как?

- Да вроде нормально, жить буду,- слабо отмахнулся Ниро и поразился звучанию голоса. Больше напоминало писк котенка, чем нормальный голос.

- Перевяжи. Я попробую поработать следопытом.

- Не самая мудрая идея.

- Но, тем не менее, я попробую.

Ниро кивнул, прекрасно понимая, что отговорить Сирнока не удастся. Орк озабоченным взглядом проводил чуть пошатывающегося друга, медленно поднимающегося по ступенькам в комнаты.

До прирожденных следопытов - элвар - Сирноку, конечно, было далеко, но слежка в городе, совсем не то, что на лоне природы, особого таланта не требовалось. По крайней мере, так ему казалось. После третьего по счету переулка, Сирноку пришлось признать, что, если б Серые опасались слежки, то его наивные потуги оставаться не замеченным прошли бы в пустую. Рыцари, распугивая честных горожан, ровным строем маршировали к выходу из города. Стоило признать, что ловить нечего, скорее всего, по выходу из города он просто активирует кольцо телепорта и снова оставит его с носом, а в гостинице раненый Ниро, вопрос выбора даже не стоял.

Возвращаясь на постоялый двор, где недавно оставила друзей, Мара пребывала в приподнятом настроенье. Самое главное на сегодня дело сделано, теперь она не безоружна, и можно пускаться в новые увлекательные авантюры. Тенистые аллеи и улочки напоминали родной Миресс, своими переплетениями. Улочки то пересекались, то внезапно обрывались тупиками. Невольно создавалось впечатление, что город застраивался как-то бестолково, но все прощалось за непередаваемую красоту архитектуры - весь Дрин придерживался единого стиля, точно известный модник, носящий только тщательно продуманный образ, каким бы он не был. Казалось, что если завернуть в трущобы, то и там увидишь странную гармонию. Но сегодня Темная не была расположена искать себе приключений. В маленькой гостинице с большими витражными окнами, где внизу шумят пришедшие пропустить стаканчик другой посетители, ее наверняка заждались. На постоялом дворе необычайно тихо. Молоденькая служанка старательно отскребала со светлых полов кровь. Над стойкой стена обуглилась. То здесь, то там на столах виднелись свежие зарубки, нанесенные мечами. Сердце Мары тревожно сжалось. Перепрыгивая через три ступеньки, девушка взлетела наверх и рывком распахнула дверь в комнату друзей… Ниро скривившись от боли, пытаясь перетянуть кровоточащее плечо сомнительной чистоты тряпкой. Сирнока не было.

- Что случилось?!- испуганно спросила девушка, активируя на жезле руну исцеления.

- Серые рыцари,- прошипел Ниро, исцеление всегда весьма болезненный процесс.

- А Сирнок?- Мара делала вид, что не замечает недовольной физиономии приятеля

- Вышел,- лаконично ответил Ниро и удивленно приподнял бровь, услышав из уст девушки весьма цветистое выражение.

- Мне из тебя все клещами вытягивать? - рыкнула, теряя терпение Мара

- Он хочет выследить этих…- Ниро зашипел, уходящая боль толчками пульсировала в плече.

- И маг был?- Мара припомнила единственного из Серых, сумевшего выбраться с горного плато.

- Был, - кивнул Ниро, пристально вглядываясь в полоску розоватой кожи оставшейся после исцеления. - Но ушел, - судя по обиженному лицу Ниро, этот неизвестный маг нанес ему глубочайшее оскорбленье.

- Спасибо - Мара с интересом посмотрела как приятель, как бы проверяя качество работы, подергал плечом - Надо же, не болит?! - совершенно по-детски изумился Ниро.

- Конечно! - Мара приподняла бровь - Я ведь полностью залечила рану.

- Меня в первый раз лечат с помощью магии.

- Как?!!

- Мара, его лечили. Только Ниро не помнит, - раздался за спиной голос Сирнока. - Когда пришел в себя, все уже было готово. Впрочем, если вспомнить в каком состоянье я приволок его к целительнице - это даже к лучшему.

Синие сумерки спустились на землю, отдавая ее во власть ночи и скрадывая вороватые шаги. Тихо скрипнула дверь, пропуская в комнату тень. Он скользил по деревянным полам, чутко прислушиваясь к размеренному дыханию спящей. Осторожно убрав упавшую на лицо прядку, чуть улыбнулся. Рейнская пара звякнула, освобожденная из тесных ножен. Выточенная из туманного камня лилия легла на вытравленный контур и тускло осветилась синим светом, следом пришел черед агатового скорпиона… Приоткрылось скрипучее окно… Черный ворон слился с чернильно-синим небом.

Сталь звенела. Он не понимал, как такое возможно. В очередной раз попасть в ловушку, словно неразумное дитя. У него даже не было запаса времени и расстояния, чтоб просто расстрелять их еще на подходе, глупец. Йорд резко крутанулся, спуская лезвие меча по кромке своего. Боль обожгла левую щеку, он как-то упустил из виду второго противника… или третьего. Сколько их уже лежало на холодной земле, он не знал. Хорошо, что Инайра не шла сразу за ним, возможно, она услышит звон мечей и не пойдет сюда. Может и не пострадает девочка. Очень хотелось надеяться… Удар по затылку эльф пропустил… Дальнейшее скрыла темнота, оставив только такой милый и родной образ.

Мост не выглядел надежным. По крайней мере, так казалось Инайре. Потемневшие от времени доски, неровные, противно поскрипывающие. В дополнение ко всем неприятностям еще и раскачивающийся на тысячелетних веревках при каждом шаге. Естественно, ее мнение по этому поводу менее всего интересовало отдельного представителя остроухого племени. На протяжении шести дней Йорд сказал хорошо, если с десяток фраз. Вот и сейчас, не говоря ни слова, перешел на другую сторону и скрылся за поворотом; полчаса назад. Пальцы сильнее сжали веревочные перила моста, глаза сами собой закрылись. Светлая медленно скользила по скрипящим доскам.

- Как это по-детски, Инайра, закрывать на опасность глаза, - резкий насмешливый голос заставил девушку вздрогнуть. Девушка медленно открыла синие глаза. Рядом с Шевиром, на лице которого блуждала нехорошая усмешка, стоял незнакомый бугай, державший нож у горла эльфа. Радужные глаза прикрыты, от виска до уголка губ тянется багряная полоса.

- Что вам нужно?- крикнула девушка, отчаянно надеясь, что голос не сильно дрожит.

- От тебя - только твои способности, бесхребетная малявка!- Шевир гнусно ухмыльнулся. Инайра глубоко вздохнула. Мысли мельтешили, сердце судорожно билось через раз от страха… за Йорда

- Иди сюда!!- рявкнул экс - командир, а Инайра вдруг поняла, у него нет над ней власти

- Ща-а-а-ас!- девушка сама поразилась ехидству, прозвучавшему в ее голосе,- с какой радости?! - повела Инайра плечиком, наслаждаясь замешательством Шевира - хочешь, что бы я перешла мост - отпусти Йорда. Как только он прейдет мост, я сделаю шаг тебе навстречу.- Ресницы эльфа дрогнули, губы беззвучно шевельнулись, и девушка скорее осознала, чем услышала "Не смей". Шевир удивленно смотрел на стоящую на середине моста девушку, словно постепенно понимая, не всегда отсутствие характера, означает отсутствие такового

- Клянешься?!

- Клянусь!- уверенный голос чаровницы подхватило эхо и, усилив, отразило от древних вершин… он шел медленно, слегка пошатываясь, сломанное ребро мешало нормально дышать, сквозь мутную пелену, висевшую перед глазами, Йорд видел лишь спокойные синие глаза вчерашнего ребенка.

Инайра грустно улыбнулась, когда эльф не заметил, как, проведя ладонью по его куртке, она уронила в карман дымчатый камушек. Оглянувшись и убедившись, что он благополучно ступил на землю, Инайра улыбнулась. Один скользящий шаг… ярко вспыхнула руна огня. Жаркое пламя лизнуло веревочные опоры. Прежде чем кто- либо смог понять, что происходит, мост и стоящая на нем девушка рухнули в пропасть… "Я не нарушила клятву"… в черном небе с угасающими искрами кружил ворон…

Боль штопором вкрутилась в висок. На грудь лег многотонный камень, мешая дышать. Ныла каждая клеточка… Мара села, уткнувшись лицом в ладони, чувствуя, как прилипла к спине сорочка, мокрая от холодного липкого пота. Как же сложно отделить свою боль то чьей-то чужой… перед глазами прыгали разноцветные огоньки. Ночной ветер ласкал прозрачные занавески. "Разве я не закрывала ставни", машинально отметила девушка, зябко передергивая плечиками, прикрывая окно. Чужая боль все еще пульсировала на задворках сознания. Сорочка серебристой лужицей растеклась на полу. Толстая, длинная касса хлопнула по спине, когда чародейка, на ходу зашнуровывая жилетку, вылетела с постоялого двора. Кобыла выбила искры из мрачно - серой, в предрассветной дымке, дринской мостовой. Стражники едва успели открыть ворота, пролетевшей мимо серым ураганом Темной.

В воздухе различался резковатый запах гари. Девушка спрыгнула с лошади и тенью заскользила по едва заметной тропинке. Мара сразу увидела ее. Незнакомка лежала между двух острых камней. Волны боли исходили от нее. Едва слышный стон разорвал хрупкую тишину. Приблизившись, Мара присвистнула, везде валялись обгоревшие доски и веревки. Если вспомнить, что там, наверху был мост… Внезапно раненная девушка открыла глаза. В синих озерах, замутненных болью, забрезжила надежда.

- Помоги… - голос напоминал касание ветра - неслышимое и бессильное. На жезле Темной вспыхнула руна, после короткого осмотра Мара поразилась тому, что девушка все еще хваталась за жизнь. Переломы, внутренние повреждения, открытые раны и ожоги… руна исцеления ярко засияла, раненая впилась зубами в нижнюю губу. Тратить ограниченный запас сил на стоны неразумно… только слезы скатывались по щекам и падали на Серые камни.

Карм виновато морщился, ощущая боль Светлой. Его сил не хватило полностью остановить падение, но поддержать ее жизненные силы до прибытия Темной он все же смог…

Арбалетный болт вонзился в землю рядом с сапожком. Обернувшись, Мара нехорошо улыбнулась, осмотрев бугая, держащего арбалет. Руна исцеления погасла, теперь раненая могла подождать. Жаркий огонь лизнул приклад арбалета, когда надо, ну позарез, огненная руна срабатывает с первого раза. Рейнская пара в мгновенье ока оказалась в боевой готовности. От улыбочки Темной веяло потусторонний жутью - "смерть получит свою жертву". Из-за камней появился еще один противник - Светлый. Невысокий, светловолосый, он казался более опасным. Впрочем, это неважно… кровавая сталь зазвенела, встретившись с лезвиями двух полуторных мечей. Мара двигалась со скоростью маленького вихря. У Темной явное преимущество - Смертоносные на славу натаскивали своих бойцов, не хуже, чем в храмах Луаре. Доведенные до полного автоматизма атаки и защиты выполнялись, словно без участия разума. Пропустить удар, над головой полоснув клинком по животу, пролив чужую кровь на Серые камни, другим, ударив в горло, спустив сталь врага по обагренному лезвию. Танцевать, под знакомый с детства звон оружия так приятно, особенно если страх уж прокрался в сердца врагов. Светлый действительно оказался неплохим воином, но все же покинувшим поле боя, после того, как один из клинков прочертил по горлу длинную горизонтальную линию. Вспышка телепорта на мгновенье ослепила. Осознав, что противников больше нет, Мара кинулась к раненой. Та стояла, прислонившись к валуну.

- Совсем худо?

- После падения с горящего моста могло быть намного хуже, - Темная хмыкнула, оценив попытку пошутить.

- Идти сможешь?

- Идти врядли, но доковылять попробую, - переглянувшись, девушки улыбнулись.

- Вам помочь?- раздался за спиной вкрадчивый голос. Мара подпрыгнув, развернулась.

- Карм?!

Молодой человек стоял, облокотившись, на вонзенный меж камней двуручник.

- Нет, страж Ушедшего! - отшутился Карм.

- Ну-у, раз Ушедшего… То поднял ее на руки и бегом к моей лошади!!! усмехнувшись Карм, играючи выдернул меч, отправив его за спину, и как ребенка подхватил раненую девушку…

Иноходец Мары осторожно ступала по неровной дороге. Рассвет выхватывал из власти ночи маленькие, почти игрушечные домики пригорода, старую мельницу, стоявшую на высохшем русле, пушистые кусты, с еще не раскрывшимися после прохладной ночи бутонами. Солнечные лучи пронзали ночную завезу, превращая черно-синий полог в нежно-голубое небо подсвеченное розовым, красным и, уже почти исчезнувшим, оранжевым. Звезды медленно гасли, уступая полноту власти сиятельному солнцу. Мара с тревогой поглядывала на Светлую. Периоды, когда она пребывала в сознании, становились все короче, все больше она прибывала без сознания. Ей немедленно требовалась квалифицированная помощь, а еще полный покой. На воротах стояли все те же стражники, коих она распугала ночью. Едва взглянув на бледное лицо Светлой, они без разговоров открыли ворота и даже не взяли въездную пошлину - не совсем без понятия люди. Редкие прохожие удивленно косились, кто-то творил защищающий знак, но Темную это не особо волновало. На данный момент были другие заботы. Наконец, показалась остроконечная крыша постоялого двора, уже суетилась дородная повариха, усердно, больше делая вид, чем на деле реально убирая сор, подметал мальчонка с пронзительно - зелеными глазами. Рядом с конюшней стоял Сирнок со зверским выражением лица.

- Ты где была?- голос орка не предвещал ничего хорошего.

- Не важно,- фыркнула Мара. - Лучше помоги.- Незнакомая девушка вновь потеряла сознание.

Мара посматривала на раненую и подкидывала белую лилию. Светлая казалась ее ровесницей. Бледное лицо, большие глаза, сейчас прикрытые длинными ресницами, густые волосы цвета кофе с молоком заплетены в сотни тоненьких косичек, невысокая, хрупкая, она казалась Темной, неземной феей.

- Как она?- Мара улыбнулась вошедшему, совершенно бесшумно Сирноку

- В себя еще не приходила, но если бы ты видел, в каком состоянье я нашла ее

- Чаша… нет… нельзя…- раненая, дернувшись, заметалась в бреду. Сирнок навалившись, удерживал Светлую.

- О чем это она?- повернулся орк к девушке.

- Не знаю! Лучше держи крепче!!!

Светлая пребывала в очень плохом состояние. Несмотря на то, что на обрыве Мара ее подлатала, но… девушка бредила. На что-то жаловалась, куда-то рвалась, звала кого-то… Мара не отходила от ее постели, не особо удивляясь, насколько бред незнакомки созвучен с темой их поисков…

- Ее бред внушает мне опасение, - признался, с трудом удерживающий хрупкую девушку, орк.

- Этого я потом опасаться буду,- фыркнула Мара.- Меня тревожит другое, что с нами сделают Светлые, если она умрет у нас.

- А что, у нас есть такое подозрение?- Сирнок посмотрел на подругу, судорожно копающуюся в сумке. Порой, Мара доставала то бутылочку темного стекла, то пакетик, наполненный какими-то травками и пристально рассматривала их на свет.

- И не только есть. Честно говоря, ей становиться все хуже,- призналась Темная, высыпая травы в графин.

- Организм не справляется?

- Он на пределе,- упав в кресло, Мара спрятала лицо в ладонях.

- А можно подлатать ее магией?

- Сирнок, я это и сделала там, у расщелины, но если я сейчас применю магию - Я просто убью ее. У этой девушки просто нет запаса сил.

- И что нам делать?

- Ждать,- пожала плечами Мара.- Она борется, а это главное.

… Инайра удивленно осознала, что ей больно. Боль оккупировала все, каждый участочек многострадального тела… Огненным штопором вонзалась в виски, пронзала насквозь с каждым вдохом, поднимая уродливую голову на любое неосторожное движение. Приглушенный свет, после полной темноты забытья резанул глаза… немного пообвыкнув, Светлая осмотрелась деревянный потолок, прикрытое ставнями окно, незнакомая девушка, спящая в кресле, Инайра села, обжигающая боль ураганом промчалась по телу, сорвав с губ стон. Спящая проснулась. Оказывается у Темной очень теплая улыбка.

- Привет,

- Привет, - улыбнулась в ответ Инайра, сильно подозревая, что в ее состоянии, получившееся не походит на улыбку даже отдаленно.

- Не самая умная идея,- пробурчал Сирнок.

- Я знаю,- согласилась Мара, отодвигая в сторону прозрачные занавески. Яркий солнечный свет залил комнату, солнечным зайчиком отразился от висящего над комодом зеркала, пробегая по бледным щекам лежащей на кровати девушки

- Деньги не бесконечны,- попытался урезонить Сирнок, непроизвольно понижая голос, чтобы не разбудить спящую, в глубине души понимая, что для убеждения Мары избрал не самый верный аргумент. Тем более, что девушку действительно было жалко

- Я оплачу,- максимально спокойно откликнулась Темная, выставляя на подозрительно пошатывающуюся тумбочку, бутылочки с лекарством. Маре уже порядком поднадоел данный разговор, но все имеют право высказаться. Ниро предложил им самостоятельно разобраться. Сам же он не видел проблемы в том, что б подзадержатся немного и дать и себе, и лошадям нормальный отдых, а вот Сирнок упирался.

- Она Светлая,- орк поморщился, Мара открыла маленькую бутылочку из темно-зеленого стекла и по комнате поплыл неприятный, сладковатый запашок. Впрочем, запах не самое страшное, намного страшнее то, что в этой бутылочке, ибо по опыту общения с разными травницами и лекарями, любой путешественник знает, чем темнее стекло, тем больше шансов, что в процессе приготовления данного зелья или снадобья была использована всякая гадость типа мышей или сушеного помета мушу.

- Я знаю,- Мара совершенно спокойно согласилась. В теории данный аргумент был убийственный, но что-то ее смущало, да и не могла же она объяснить Сирноку, каково это, когда ты чувствуешь боль чужого человека, знаешь, что можешь помочь и бросаешь. Да, эта девушка Светлая, да, она враг по умолчанию, но все та же, сто раз клятая интуиции подсказывала, что Инайра сыграет еще не последнюю скрипку во всей происходящей белиберде.

- Зачем нам это? - Сирнок решил зайти с другого конца и воззвать к глубинным чувствам Мары, подпеть ее сомнениям, ибо сама девушка уже не раз задавалась этим вопросом.

Мара обернулась, и устало посмотрела на орка.

- Сирнок, если б я знала, я бы тебе непременно ответила, но, увы,… с другой стороны, постарайся вспомнить, что одна из заповедей гласит: " помоги врагу своему"

- Ты с ходу припомнишь, часто ли к этой заповеди прибегают?- ехидство в голосе орка нужно просто слышать, судя по всему, разговор вышел на новую стадию и грозил перейти в многоплановый скандал, что, в общем-то, неприятно, но отнюдь не смертельно.

- Пожалуйста, не спорьте,- голос проснувшейся Светлой напомнил шелест осенней листвы - неслышный, эфемерный, зыбкий.- Вы не должны спорить из-за меня, - Девушка с трудом приподнялась на локтях и прикусила бескровные губы, что б не застонать.- Я благодарна за все, что вы для меня сделали, но, думаю, я в силах покинуть вас.

Мара укоряюще посмотрела на Сирнока. Лежащая на кровати девушка была слабее котенка. Оставить ее одну, а тем более посадить на лошадь, значило свести на нет все, что уже было сделано. В этом случае милосерднее только самой убить, что б не мучалась.

- Если вы торопитесь, я не могу вас задерживать.

Сирнок тяжело вздохнул, в глазах Мары он прочитал все, что она думает о том, чтобы оставить беспомощного ребенка.

- Что ты, мы никуда не торопимся.

Инайра болела чуть меньше недели. Как только она окрепла настолько, что оказалось возможным применить магию, Мара сделала это. Светлая оказалась на редкость послушным пациентом, спокойным, вежливым и неукоснительно выполняющим предписания, специально приглашенного врача. Девушка всеми силами старалась доставлять им как можно меньше неприятностей, никогда не прекословила, и на самом деле оказалась на редкость милой девушкой, немного зажатой и скованной, но милой.

Сирнок позевывая, заглянул в комнату, где помещалась их больная, с самого первого дня они завели такой порядок. Сначала просто беспокоились за найденыша, точнее беспокоилась Мара, но дежурства разделили по-братски. А затем - по укоренившейся привычке. К его удивлению Светлая не спала.

- Доброй ночи, диран Сирнок, - мелодичным голоском поприветствовала она.

- Дажэ Инайра, вы не спите? - неподдельно удивился он, услышав непривычное для себя обращение.

- Нет. Не сплю, - легкая улыбка засияла в уголках губ Светлой.- и если вам не трудно, можно называть меня просто Инайра. вы решили меня проведать?

- Ну,- Сирнок замялся, не зная, что ответить, с одной стороны, возможно, ей будет неприятно их столь пристальное внимание.

- Я благодарна за заботу, - Инайра, словно не заметила его замешательства, или сделала вид. - Возможно, я доставила вам много неудобств, прошу простить меня.

- Инайра,- Сирнок был готов взвыть,- обращайся ко мне на ты, а то с твоим выканьем я чувствую себя на сотню лет старше.

- Хорошо,- расплылась она в улыбке, присаживаясь на кровати.

- Сегодня хорошая ночь, не правда ли?

- Правда,- согласился Сирнок, проходя и садясь в кресло.

- Я не очень уверенна, но, по-моему, этой ночью отмечается Шарунун?

- Ты абсолютно права вот только неправильно произносишь название праздника, не Шарунун, а Шар` ун. В этом году он действительно приходиться на эту ночь, но откуда ты знаешь об этом празднике?

- Член моей тройки как-то обмолвился, но вот что это за праздник - я не знаю. А так хочется узнать. Сил нет,- чуть смущенно призналась она.

- Шар` ун ун,- Сирнок заговорщицки подмигнул ей,- один из трех праздников эльфов, именно поэтому я так удивлен, почему ты слышала о нем. Своими корнями он восходит в такой древности, что только вампиры могут припомнить, и то очень смутно, те времена. Это праздник, когда шаманы призывают первозданную силу и, достигшие совершеннолетия эльфы, получают в собственность боевые луки. Большего, по-моему, не знает никто, это закрытый праздник. Вот так - то.

Инайра благодарно улыбнулась. С тех пор, как год назад Йорд случайно обмолвился о празднике, ее гложило любопытство, но нигде, ни в одной библиотеке она не смогла ничего найти. А вот сейчас ей, наконец - то, объяснили, что это за зверь такой - Шар` ун ун.

Глубоко удовлетворенная, она на секундочку прикрыла глаза, всего на секундочку. Ей так многое хотелось узнать, но, незаметно для себя она, провалилась в глубокий сон.

Сирнок посмотрел на уснувшую девушку. Странно, но сейчас она не вызывала у него той неприязни, что была в самом начале их знакомства. Инайра оказалась на редкость светлым человеком, такие почти уже не встречаются на дорогах Шинара. Есть неплохие, есть хорошие, как Мара и Ниро, но, по-настоящему светлых, можно пересчитать по пальцам.

Утро озарило Дрин ярким солнечным светом, впрочем, последнее время было и без того ясно и солнечно, словно Шинар не стоял на пороге осени. Мара совместно с врачом решили, что Инайра достаточно окрепла, что б продолжить путешествие. Новый костюм жезл и смирная каурая лошадка стали прощальными подарками Светлой. Которые она так очень не хотела принимать, ссылаясь на их запредельную стоимость, но под напором Темных быстро сломалась. Теперь они прощались на перекресте четырех основных дорог.

- Куда ты теперь?- поинтересовалась Мара, все еще тревожась за Светлую.

- Мне надо найти друга, - слегка задумавшись, ответила Инайра и продолжила. - К тому же, у меня есть одно незавершенное дельце. Не волнуйся, у меня все будет в порядке… И, спасибо тебе, - Инайра повернула коня и, помахав темным, тронулась в путь.

В лесу, в тени густых крон деревьев, уютно и прохладно Легкий ветерок трепал отросшую челку. Мару не оставляло странное чувство.

- Мара!- девушка вздрогнула.

- Тебя что-то тревожит?

- Сирнок, ты помнишь ее бред?- задумчиво протянула девушка.

- Светлой? Смутно. А, что?- заинтересовался Сирнок.

- Вы о чем? - влез заинтригованный Ниро.

- Когда Инайра бредила, очень часто упоминалась Чаша…

- Которую она хотела спрятать, - подхватил припомнивший орк.

- Вы думаете, Светлая искала нашу Чашу? Вы уверенны, может ее бред - воспоминания детства? - предположил Ниро.

- Ты действительно дурак или притворяешься?- покачала головой Мара.

- Ну почему чуть - что, так сразу дурак,- вздохнул Ниро.- между прочим, если твое предположение верно, то у всех наклевывается новые проблемы

- Не знаю - пожала плечами Мара - я уже мало что понимаю.

- Между прочим, мы облазили всех дринских оружейников, но компасом что-то не пахнет.

- Ниро прав. Фактически поиски снова зашли в тупик…- Мара поймала себя на том, что голос орка звучит, как будто бы издалека. Вспомнились слова Карма - "Я думаю, он придется тебе по руке" "… придется по руке… по руке… руке". Мара резко остановила лошадь, не обращая внимание на ее возмущенное фырканье. Обнажив клинки, Мара внимательно рассматривала их. И присвистнула, не в силах сдержать изумления. Девушка точно помнила: лилия и скорпион были всего лишь оттисками, а сейчас, отражая свет, ей подмигивали искусно выточенные каменные фигурки. Руки задрожали, прикрыв глаза, Мара медленно совместила символы непримиримых кланов. Яркий луч света вырвался из совпавших лезвий. Вкруг мечей вращался круг, на котором вспыхивали разноцветные точки.

- Компас, - выдохнула Мара. Сирнок и Ниро восхищенно молчали. "Не ошибся Карм по руке компас пришелся.

- Нам на юг,- звонко выкрикнула Мара и рассмеялась. Чаша Богов показалась такой близкой - только протяни руку. Резвые кони взрывали копытами землю. Следующая цель - Южное море.

Ночь быстро опускалась на Шинар. Языки костра стремились в высь, лаская холодные звезды. Воздух наполнял аромат аппетитно побулькивающего варева. Сирнок прислонившись к дереву, смотрел на играющих в карты друзей. Если судить по предельно-сосредоточенным лицам, жульничали оба и, причем, нещадно. Ниро уж точно.

- Жулик!!!- вознегодовала девушка.

- Я?!!- с совершенно искренним лицом возмутился Ниро, пряча выпавшую из рукава леди.

- Нет, я!!!- воскликнула Мара, бросаясь на приятеля. Двое, повалившись на землю, со смехом покатились по траве.

- Ну, чисто дети!- улыбнулся Сирнок.

- Ты совершенно прав!- раздалось за спиной. Прислонившись к тому же дереву, стоял Карм.

- Чего тебе?- молодой человек, появляющийся ниоткуда и исчезающий в никуда, определенно ему не нравился.

- В принципе ни чего. Просто, хочу убедиться, что у нее все в порядке,- ответил тот абсолютно спокойным голосом.

- У нее?- уточнил орк, посматривая на барахтающуюся в траве парочку. Судя по всему, они уже забыли о взаимных подозрениях и просто наслаждались игрой.

- У нее, - подтвердил Карм, с какой то странной грустью глядя на дурачившихся друзей.

- Завидуешь?- вдруг понял Сирнок эту грусть.

- Завидую, - согласился Карм - Я слишком давно разучился смеяться - совсем тихо проговорил он, заставив орка задуматься, сколько же лет этому, на вид ровеснику Ниро, человеку. Щеки коснулся край плаща. Сирнок усмехнулся, отметив краем глаза,- рядом никого не было.

- Что-то случилось, Сирнок?- поинтересовалась подлетевшая Мара, на одежде налипла трава, а аккуратные барашки растрепались.

- Ничего, - грустно улыбнулся Сирнок, рядом затормозил Ниро. На перемазанных лицах друзей написано столько счастья и радости, что орк, не удержавшись, рассмеялся. Его смех подхватили ребята.

Ветер трепал короткий плащ. Инайра растерянно смотрела на пропасть. Утром она прощалась с Темными, а сейчас стояла там, где рассталась с Йордом. Правда, где теперь искать его даже не представляла.

- Привет!- девушка удивленно обернулась. Возле ее лошади, рассеяно поглаживая морду лошади, стоял молодой парень. Ветер трепал черные волосы и полы длинного плаща.

- Привет - откликнулась девушка.

- Кого-то ищешь? - голос незнакомца проникал глубоко в душу.

- А если и так?- огрызнулась девушка, стараясь стряхнуть навеянное чудным голосом оцепенение. На лице парня появилась горькая усмешка.

- Знаешь, Инайра, - Светлая удивленно вздрогнула - я очень виноват перед тобой. Возможно, даже когда - нибудь, объясню чем, ну, а пока… - Инайру окутала Светлая дымка…

Зарычав, вуркал выпрыгнул из засады. Вспыхнув, руна упокоения мгновенно превратила мелкую нежить в прах. Подаренный Марой обсидиановый посох сработал безотказно. Поудобней ухватив поводья, Светлая спокойно поехала дальше, чутко прислушиваясь к отдаленному рычанию. Еле слышный свист стрелы заставил ускорить шаг. Маленькая полянка, забитая вуркалами. Эти маленькие, отдаленные родичи вампиров и элвар не были наделены разумом, но инстинкт сгонял их для охоты в огромные стаи. Принимая во внимание их нечувствительность к свету, они становились опасными противниками для одиноких путников. Сейчас, стая загнала кого - то на дерево. Впрочем, кто - бы это ни был, беззащитным его назвать никак нельзя, ибо некто весьма успешно отстреливался. Сияние упокоения медленно окружило Светлую. Ближайшие твари, раздирая когтями землю обратились в прах, взвыли, пугая птиц те, до кого сияние дошло ослабленным. Вуркалы катались по траве, пытаясь сбить зеленоватое пламя. Инайра сконцентрировалась на усиление руны. Сияние, вспыхнув, окутало всю поляну. Хотелось зажать уши от пронзительного воя горящей нежити. В последнем, отчаянном усилии, покорное воли чародейки пламя вспыхнуло, одев зеленую поляну в траурно-серые тона. Прислонившись к дереву, Инайра грустно улыбнулась, вложив большую часть своих сил в упокоение, пришлось ослабить и без того немногочисленные боевые руны… к тому же, девушка не была уверенна, сможет ли она активировать еще хоть одну руну… правда, она не слышит шагов, шелест крон кажется всего лишь игрой ветра. На плечо легла рука. Вздрогнув, Светлая медленно повернулась. Ветер подхватил облегченный выдох и изумленный вдох.

- Привет, Йорд, - Инайра улыбнулась, глядя, как из радужных глаз уходит неверие, оставляя лишь тепло и радость от встречи. Пристально всматриваясь в лицо девушки, эльф взял холодные ладошки и, развернув, поцеловал внутреннею сторону.

- Привет, синеглазая.

Уютно потрескивал костерок. Свернувшись калачиком, Инайра спала, изредка вздрагивая и ворочаясь. Йорд сидел и смотрел. Это никогда не надоедало, даже в то время, когда они путешествовали по Шинару под началом Шевира. Никому и никогда он не признается, как хотелось ему окунуться в тепло глаз этой милой девушки и какая боль резанула по сердцу, стоило подумать, что он потерял ее навсегда. Сложно понять, когда эта человеческая девушка стала ему ближе и роднее всех красавиц Хрустальной рощи, вот только теперь нужна ли ей его защита? Вряд ли. Инайра доказала, что прекрасно может постоять за себя… Но может ли он найти в себе силы покинуть ее?.. Йорд аккуратно убрал упавшую на лицо девушки косичку, прислушался к ровному дыханию… Никогда!!!

С утра зарядил сильнейший дождь. Надвинув капюшон плаща на самые глаза, Мара молча страдала. Как истинная южанка она ненавидела такую погоду: куртку одевать еще рано, но и в жилетке уже холодно. Наконец девушка не выдержала.

- Сирнок, если мы сейчас же не найдем укрытие, я оче-е-ень расстроюсь!- причем сказано это таким тоном, что сразу же отметались все сомнения, в том, кто в результате окажется виноватым.

- Мара, но почему я?- попробовал возмутиться орк.

- С Ниро я ругалась вчера, - невозмутимо ответила девушка, поплотнее закутавшись в плащ. Тяжело вздохнув, осознавая ответственность возложенной на него миссии, Сирнок припомнил вчерашний скандал.

…- Стой паршивец,- разъяренная Мара цеплялась на бегу за деревья, стараясь дотянутся до скалящегося приятеля.

- И это лучшая из Смеротностных?!- подначивал Ниро, подкидывая в руках кристалл, обычно спрятанный в потайном Кармашке у ножен. С жезла сорвался парализующий сгусток. Ниро уклонился, сделав элегантное па, но, через мгновенье, ему пришлось уворачиватся от целого дождя сгустков. Лицо девушки выражало предельную концентрацию… Успокоилась она только после того, как очередь сгустков пронзила Ниро насквозь.

… Сирнок фыркнул. Дождь сделал Мару до ужаса раздражительной, не способной к конструктивному диалогу. Убежище все же нашлось. Пещера в корнях старого, мощного дуба, уходила глубоко под землю. Под сводами легко поместились дажэ лошади. Дым, от потрескивающего костерка, уходил куда-то вверх. Мара, завернувшись в плащ, наподобие саронга, со страданием рассматривала жилетку. Возле ворота разошелся шов, под грудью, там, куда ударила ветка дерева, ткань порвалась.

- Н-да, - протянула девушка, шить она не любила. Путешествующие с ней шовинисты, не спрашивая ее мнения, свалили ей " эту серьезную и ответственную работу". Но если на ее жилетке нужно наложить всего два шва, то рубашку Ниро проще выкинуть и сшить по-новой. Сирнок, в противоположность другу, безмерный аккуратист. Ему на рубашку требовался один, малюсенький шов. Занятую "исконно женским" делом девушку, ни один из друзей беспокоить не решился, к тому же, неумение Мары приготовить что-либо серьезней бутербродов, проверенно практикой. Ниро, постоянный повар, ответственно принюхался, помешивая бурлящую кашу. В пещеру, стряхивая с плаща воду, вошел Сирнок, на пол полетел принесенный лапник.

- Ужин, - торжественно провозгласил Ниро, с легкой опаской посматривая на сидящую в углу Мару - с каждым уколотым пальцем, на лоб чаровницы ложилась еще одна тень… Мара с наслаждением потянулась, разминая затекшие мышцы. В Серых глазах поблескивало удовольствие от результатов выполненной работы. На рубашке безалаберного приятеля не осталось ни одной, даже самой маленькой дырочки. Разрывы, соединенные аккуратными швами не смог бы найти ни один самый пристрастный взгляд. Да, Мара шить не любила, но кто сказал, что не умела? (отдельное спасибо тетушке).

Дымчатый кристалл грел ладони. В глазах, устремленных вглубь, расплывались очертания реального мира…

Ставшая родной, за девятнадцать лет, бесцветная и безжизненная равнина Изнанки. Груда камней на горизонте, выжженная трава и бесконечные возможности… Мир, принадлежавший только чародеям и чародейкам… Крылья ловили воздушные потоки. Хорошо быть птицей паря в поднебесье, или бежать стрелой, вздымая мощными лапами паль, в образе тигрицы.

Мара быстро достигла валунов. Казалось, на изнанке никого не было, но только казалось. Стоило девушке отвернутся…

- Привет,- Девушка подскочила, материализовав рейнскую пару. На камне, точа меч, сидел молодой, неправдоподобно красивый мужчина. Полночно - черные волосы волнами ложились на плечи, синие глаза смотрели с вежливым, от того раздражающим, интересом. Мара откинула со лба разноцветную челку и дернула плечом.

- Привет. Чем обязана?- холодно поинтересовалась она. Мужчина рассмеялся.

- Точно такая же, как описывал Орэй: храбрая, задиристая, хамит, даже не зная кому.

Мара удивленно приподняла бровь, разглядывая сидящего на камне.

- Комплементы с утра? Нет, конечно, приятно, но я, помнится, спрашивала, чем обязана вашему визиту - преувеличенно- вежливо пропела девушка.

- Честно говоря, - мужчина чуть прищурился, став неуловимо знакомым, но где и при каких обстоятельствах они встречались, вспомнить Мара не смогла. - мне любопытно взглянуть, на потомка Ниёлы. К тому же, только не смейся, - предупредил мужчина. - я хочу дать тебе маленькую наводку,- Не удержавшись, Мара тяжело вздохнула - это не смешно, количество советчиков неуклонно росло, причем в геометрической прогрессии.

- Съезди в Миресский музей, не пожалеешь, - теплая улыбка озарила лицо мужчины, сделав его еще красивее.

- О боги, за что!!!- взвопила девушка, подняв глаза к долу. - Что я вам такого сделала?!!

Сирнок и Ниро спали, а Мара с тревогой смотрела на ласкающиеся языки костра. Все связанное с Чашей внушало серьезные опасения: отсутствие информации, причем, почти полное, Серые рыцари, мертвые, но поднятые неизвестным некромантом, дезертировавшая Светлая, боги, оракул, появляющиеся и исчезающие союзники… Почему-то не оставляло сознание: Карм, например, точно знает где искать артефакт, но почему тогда не говорит? И вообще, не слишком ли много желающих получить в свои руки невзрачную, выточенную из туманного камня чашку?

Карты стояли поперек горла, все приедается, если на протяжении двух недель заниматься только одним делом, но, несмотря на это, в маленькой пещерке, все так же звучали обвинения в жульничестве и самые искренние ответы, мол, неправда и не мы это, и не наша карта это упала. А как быть, если делать все равно нечего?

- Ма-а-ар, узнай, что с погодой, - лениво потребовал Ниро, сдавая карты. Загнавший их в пещеру дождь, лил уже два дня.

- Не могу!- буркнула девушка, прикидывая свои шансы: на руках две леди и воин… для стопроцентного выигрыша нужен маг, но есть реальный шанс перебрать.- Но, почему?- Ниро мучительно высчитывал карты на руках противницы.

- Жезл на подзарядке, - откликнулась Мара, протягивая руку за очередной картой.

- А если по старинке? Вылезти и посмотреть?- предложил приятель. Сирнок, полирующий любимый двуручник, рассмеялся священному ужасу, отразившемуся на лице чародейки.

- А самому слазить?- голосом маленькой девочки предложила она

- Как можно?- неподдельно возмутился Ниро, галантно склонив голову - Дамы вперед.

- Но кто подаст мне руку?- презрительно скривила губы Мара, выкидывая перед собой мага, воина и двух леди. В реплике Ниро мимо ушей она опустила все, кроме двух предлогов и одного союза.

Трава, вымытая трехдневным дождем, ярко сияла под лучами солнца. Лошади счастливо жмурились и порывались перейти в галоп. Мара, откинув со лба разноцветную челку, подставила лицо теплым лучам.

- Что мы забыли в Мирессе? - девушка обернулась, Ниро смотрел на нее с легкой тревогой.

- Скажем так, мне дали совет, - пожала плечами Мара.

- Карм? - уточнил заинтересовавшийся орк.

- Нет. Но мне что-то подсказывает - этому совету стоит последовать. Друзья смущенно переглянулись.

- Но, Мара…

- Вас смущает закрытость Миресса? - перебила девушка.

- В какой-то степени, - кивнул Ниро - всем известно - Миресские сады - сотни сортов ярмиса. Для всех, кроме вас, смертоносных,- сады чистого яда.

Мара рассмеялась.

- Ниро, наш клан насчитывает всего три тысячи человек, но в Мирессе жителей в два раза больше. Успокойся, мы умеем защитить своих гостей. - Но, судя по лицам друзей, поняла: не убедила…

Вечернее небо в южных областях Шинара, это нечто чудесное, что не поддается описанию, но занимает в сердце маленький, укромный уголок, в который нет хода грустным мыслям и печали. Бриллианты звезд, рассыпанные вокруг чеканного лика серебряной красавицы-луны. Шелест деревьев, тихий перестук камыша и ночная серенада лягушек под аккомпанемент оркестра сверчков и цикад. Благоденствие и покой царят в маленьком уголке. Тихо потрескивает костерок, ласкаясь и перемигиваясь со старшими сестрами, смотрящими на него с черного бархата неба. Крадется в густой по пояс траве рыжая лисица, вот остановилась, вытянула мордочку, принюхиваясь к незнакомым, но манящим запахам… пролетела, ухнув, сова, распугав мышек-полевок, неразумно вынырнувших из уютных норок.

Ниро сидел, прислонившись к толстому стволу дерева. Ночные вахты не были для него какой-то сложностью, наоборот, он любил время, когда все вокруг утихает, покрывается ореолом таинственности и власть получает госпожа ЛЮБОВЬ. Его никогда не оставляло странное чувство, что ночами она ходит рядом, смотрит на спящих людей и улыбается, присматривает новые пары, про которых все будут говорить "Странно, вроде они друг другу совершено не подходят, но ведь на тебе…". Когда-то так говорили про него, о Боги, как это было давно. Почти три года он не был дома, три года назад кто-то сказал, что ее выдают замуж, и приглушенная боль с новой силой зашевелилась в груди. Может, все-таки пора набраться смелости и приехать? Посмотреть как у нее дела, она все равно не увидит его, а значит, он не сможет потревожить ее покой. Решено, как только они найдут Чашу богов, он поедет домой. Новая авантюра пока не приносила серьезных результатов, но Ниро верил, фортуна благосклонна к дерзким, а значит, у них все получиться и потом можно будет съездить к наставнику - давненько он у него не был, или отправиться изучать заброшенный храм…

Утро принесло жареный хлеб, соленое мясо и привычную суматоху при сборах. Лошади неспешно трусили по хорошо утоптанной дороге. Дикие фруктовые деревья клонились к земле под тяжкой ношей, а в воздухе пахло гарью.

- Да что же это?!- всплеснула руками Мара, принюхиваясь.- Если мы и здесь наткнемся на Серых - это будет уже не смешно. Ну, объясните мне, как они могут в наглую перемещаться по Шинару, созданные неизвестно кем, не известно зачем.

- Я думаю, - вздохнул Сирнок. - Они делают все это для устрашения. Заметьте, после нашего возвращения из пустыни, Темных на дорогах стало меньше, а вот вооруженных отрядов по селам больше. Создаться впечатление, что все идет к новому витку в вечных войнах. Что там говорил Высший: "И за кровь заплатят кровью", но для нападения нужен повод. Возможно, Светлым тоже поднадоел мир, а возможно, за всем этим стоит кто-то третий. Ведь война - это не только убитые и раненые, для кого-то - это способ создать себе состояние.

- Не самые радужные перспективы,- протянул Ниро, запуская ладонь в волосы.- Самое паршивое, что и отвлечься от поисков Чаши нельзя, возможно - это шанс остановить войну. Если Ниярэ должен ступить на землю Шинара после ее появления, то, вполне возможно, с войной будет покончено. Мало кому захочется идти против бога.

Издалека Миресс напоминал обычный город-замок. Ров, толстые стены, массивные ворота. Но, при ближайшем рассмотренье, оказывались, видны различия: вместо пузатых стражников - гибкие девушки, облаченные в длинные камзолы, вешающие на шею входящих маленькие полотняные мешочки. Толстые стены - густой, темно- сиреневый туман, резные, ажурные ворота, неизвестно как, крепились к нему. Ров, несмотря на то, что, как и полагается приличному оборонительному сооружению заполненный водой использовался больше для разведения экспериментальных водных видов ярмиса и напоминал обычное озеро с кувшинками и окантовкой камыша.

Впервые, оказавшиеся в городе Сирнок и Ниро, удивленно вертели головами, осматривая маленькие, увитые цветами, домики. Аккуратные, мощеные улочки, рассчитанные исключительно на то, чтоб сумела разойтись пара благородных дам, в их объемных платьях - колоколах. Сам город казался одним огромным садом, в котором в абсолютной безопасности играли дети.

Мара уверенно петляла по запутанным улочкам, ведя их куда-то в глубь города. Остановившись возле маленькой, резной калитки, распахнла ее, пригласила в глубь ухоженного дворика с изящными многоугольными клумбами. Выложенная цветными литками дорожка, вела к маленькому двухэтажному домику, увитому плющом и нежно- желтыми цветами, и весело подмигивающему огромными витражными окнами, сияющими на солнце, не хуже драгоценных камней. Уверенно подошла к нему и…

- Проходите - распахнула дверь девушка и рассмеялась удивлению на их лицах.

Резная тисовая дверь пропустила в просторную, полутемную залу. Стены обиты светлыми панелями, на полу яркий половичок. У огромного камина пара кресел из той породы, что так и манят отдохнуть.

- Чего застыли?!!- крикнула Мара, скидывая пропыленный плащ на кресло.- Проходите!

- Мара, но что скажут хозяева - поинтересовался Сирнок, все еще стоящий на пороге.

- Мара, солнышко, это ты?- раздался мелодичный голос и из- за неприметной двери вышла невысокая, полненькая женщина, вытирающая о белоснежный передник руки.

- Тетушка, рада видеть,- Мара наклонившись, расцеловала ее в пухлые, румяные щеки и, повернувшись к друзьям, уточнила - это, мой дом…

Стол ломился от выставленных на него яств. Сирнок и Ниро тихо переговаривались, когда в просторную столовую вошла Мара. Темные ошарашено смотрели нам подругу. Сейчас девушка ничем не напоминала отчаянную авантюристку, путешествующую по просторам Шинара в поисках таинственного артефакта. Вместо привычных барашков - волосы заплетены в длинную косу, уложенную на манер короны. Жилетка и бриджи уступили место платью, с плотно облегающим корсажем, ассиметричными рукавами и пышной юбкой до середины икры.

- Вы чего?- широко распахнув Серые глаза, поинтересовалась девушка, глядя на их вытянувшиеся лица.

- Милая - начала тетушка Рила, пытаясь протиснутся мимо застывшей столбом племянницы. - они просто не привыкли к тому, что ты можешь выглядеть как настоящая даже. - Мара улыбнувшись, посторонилась, пропуская в столовую блюдо с пирожками, за которым госпожа Рила была практически не заметна. Мужчины плотоядно облизнулись. Обед, проходивший в теплой, дружеской атмосфере напоминал операцию по тотальному уничтожению. Безжалостно уничтожалось все: от салатов, разложенных по маленьким вазочкам, до перепелок, жареных в кляре и вкуснейшего мороженного с кусочками фруктов. Тетушка Мары оказалась искусной кулинаркой и каждое блюдо напоминало бесценное произведение кулинарного искусства, а каждая недоеденная ложка, воспринималась как личное оскорбление.

В камине потрескивал огонь, создавая в гостиной атмосферу уюта и неги. Большие кресла, казалось, подстраивались под каждое движение временного хозяина, стремясь максимально расслабить усталые мышцы.

- И все же, что мы здесь забыли?- лениво пробормотал Ниро, бухтя скорее для порядка, чем реально возмущаясь внеплановой задержкой. Мара поставила на маленький столик бокал с насыщенно - черным ярмисовым вином.

- Честно говоря, я не уверенна в такой уж необходимости посещать Миресс, - пожала плечами девушка, - но, коль скоро нам дали такой совет, глупо не проверить, что он нам даст. Тем более, мы ни чего не теряем, а отдых еще никому не мешал.

- Ты права, - протянул Сирнок - Если учесть, что поиски Чаши с самого начала напоминали поиск иголки в стогу сена…

- Причем по сомнительным наводкам.

- Подхватил Ниро - и рас уж нас направили сюда, то вполне вероятно мы найдем, что-то, что приблизит нас к Чаше.

Сирнок скептически выгнул бровь, но, в большинстве своем друзья правы.

Исторический музей Мересса, казался огромным кустом цветущего ярмиса. Черные, синие, багряно - алые цветы, то стыдливо прикрывались изумрудно - зелеными листочками, то смело выставляли напоказ нежные лепестки, вызывая невольные вздохи восхищения, а воздух наполняли чарующие ароматы, щедро даримые ярмисом. В помещении музея навечно поселился полумрак и приятная прохлада. Звук шагов по мозаичным плитам гулким эхом разносился по просторным залам, блуждал меж высоких колонн, слегка, осторожно касался великолепно сохранившихся фресок старинных мастеров, вызывая воспоминания о заброшенном храме. Казалось, здесь поселилась сама история, и нет ни одного человека в ее владениях.

- Что угодно милой ладэ?- Мара подпрыгнула и обернулась. За спиной стоял хранитель музея. Высокий, сухопарый мужчина неопределенного возраста с выцветшими карими глазами, принадлежавшими, казалось, самой вечности. Мара чуть улыбнулась - после дринского оружейника старое, полузабытое обращение ассоциировалось у девушки только с ним, и вот…

- Меня интересуют легенды, былины, придания, и факты седой старины - объяснила девушка, получив взамен понимающую улыбку.

- Ладэ ищет Чашу Богов - полувопросительно, полуутвердительно заявил хранитель.- Мара удивленно воззрилась на него.

- Но… но… откуда?- пролепетала девушка, с трудом приходя в себя.

- Ничего особенного ладэ, чистая логика, - пояснил хранитель, медленно идя вдоль подпирающих потолок стеллажей - все Темные ищут Чашу. А некоторые, особо умные, даже приходили ко мне.

- Вы знаете, что-нибудь о Чаше?- стараясь унять учащенное сердцебиение, спросила девушка.

- Только легенду,- хранители хитро улыбнулся - просто старую легенду, а может даже не легенду - сказку…

Тигрица сидела у огромных валунов и ждала… наконец на горизонте показалось приближающееся с огромной скоростью облако пыли. Черная пантера, затормозив всеми четырьмя лапами села на хвост, и спустя секунду, у камней стояли две девушки.

- Привет, - Инайра улыбнулась.

- привет, - откликнулась Темная. Не смотря на то, что они ровесницы, обеим порой казалась, что их разделяет вечность.

- Инайра, есть предложение…

Каблучки цокали по выложенной цветными плитами мостовой. Над головой нависали, даря спасительную прохладу, лакиры и рутоны, древовидный ярмис, среди темно зеленой листвы выглядывали белые и нежно-розовые цветы, изредка касавшиеся щеки. Распустились, благоухая, темно-бардовые, рубиновые и кроваво- красные цветы в салатовом обрамлении на невысоких кустах. У самой земли робко выглядывали нежно-голубые, фиалково-синие и лазурные ярмис. Только здесь можно увидеть все разнообразие расцветок и видов прекрасного, но опасного цветка и только здесь обычные люди могли не опасаться за жизнь, вдыхая нежный, слегка сладковатый, но смертельный аромат.

Миресс - родной дом всем Смертоносным. Среди зарослей опасного цветка она чувствовала абсолютный комфорт. Здесь ни тревог, ни печалей, да и как можно грустить, когда вокруг такая красота?

- Прекрасной даме прекрасный цветок, - раздалось над ухом. Девушка, вздрогнув, обернулась и подняла глаза. С момента их последний встречи Карм ничуть не изменился все тот же черный плащ и тот же черный костюм, только глаза смотрят тепло и ласково

- Что ты здесь делаешь?- удивленно пробормотала девушка, чувствуя, как щеки заливает краска.

- Гуляю - ответ вполне в стиле Карма.

- В Мирессе? Без амулета? - изумилась Мара - Ты смеешься надо мной?- Карм лишь покачал головой

- Мне не страшен яд ярмиса. Так что для меня Миресс всего лишь зеленый город.- Мара непонимающе посмотрела на него.

- Кто ты?- спросила девушка, облекая в слова еще смутные подозрения.

Карм коснулся ее щеки. Ладонь дарила тепло и слегка царапала кожу старыми мозолями. Девушка уже не ждала ответа на вопрос, просто нежилась в тепле ласковой улыбки. Улыбались даже обычно ироничные темно- фиалковые глаза, обволакивая теплом. Казалось весь Миресс, весь Шинар сжался до маленького пространства, где глаза смотрели в глаза, ладонь касалась щеки и сердца бились в унисон… Время словно остановилось и сколько прошло: час, год, может сотня лет или мелькнуло мгновенье, Мара не могла ответить, да и не хотела…

- Карм, - шепнул он, обволакивая бархатом голоса.

Легкий треск за спиной заставил мир вздрогнуть и вернуться к исходным размерам.

- Мара, помни, я всегда буду рядом, - тихо сказал он, вешая ей на шею цепочку. Кулон был в виде черного ярмиса, теплым и совсем легким, девушка смущенно опустила глаза, а когда подняла:

- Мерзавец!!! Сволочь!!! Подлец!!!- на пустынной дорожке шурша листьями кустов, гулял ветер.

Прогуливаясь по аллеям, девушка размышляла: слишком много тайн связанно с Чашей. Чем дальше поиски, тем больше вопросов. Легенды и мифы вплетаются в реальность. Впервые Темная задумалась о том, почему ни в одном из храмов нет скульптур богов, и что же такое Изнанка.

- Мара!- раздалось за спиной, девушка обернулась, и чуть улыбнулась, увидев Ниро - Ты нашла, что хотела?..

Темная неопределенно пожала плечами

- Знаешь, скорее нет, чем да, - Ниро непонимающе выгнул бровь.- Забудь,- махнула рукой девушка.- Считай мы зря потеряли время.- Фыркнула Мара.

Они покидали город смертельных цветов. Сирнок и Ниро с легким удивлением смотрели на свою спутницу, сейчас излишне серьезную

- Мара!!!- девушка обернулась на спутников осознав, что они уже не в первый раз обращаются к ней.- Если ты не против, мы хотели бы заехать в Луаре. - Теплая улыбка озарила серьезное личико

- Конечно!!! Я никогда не была в Луаре, но слышала, что храм по истине впечатляющее зрелище. Кстати, это правда?- Ниро усмехнулся

- Истинная правда, зрелище фундаментальное…

"Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно"- думала девушка, уходя из-под удара и спуская тяжелый двуручный меч по кромке левого клинка. Поворот. Метим правым клинком в сочление доспеха. Звон оружия складывается в простую, но прекрасную мелодию, движение в танец. Шаг… Поворот… Удар… Поворот… Принять меч врага на скрещенные клинки. Глаза встречаются с тьмой, скрытой забралом. Сирнок удачно оказавшись рядом, отбрасывает рыцаря, дав возможность сделать вдох. Смена партнеров. Шаг… Поворот… Плечо обожгло резкой болью. Рукоять чужого меча ударила в солнечное сплетение. Воздух покинул легкие… Согнувшись, Мара попятилась, зацепилась ногой за корягу, полетев на твердую землю… Темнота… Перед глазами прыгают разноцветные точки, шеи легко касается острие меча. Он стоял, закрывая собой окружающий пейзаж. Казалось, все кончено и встреча со смертью уже неминуема… внезапно Мара поняла, вместо привычной темноты, глаза рыцаря отливают серебром

- Кэриан?!- сорвался с губ полустон, полувздох. Меч, дрогнув, прочертил по горлу тонкую линию. Рыцарь поднял свое страшное оружие… меч с огромной скоростью устремился вниз…

- Мара!!!

…Меч вонзился в землю рядом с шеей. Прежде чем девушка осознала, что произошло, рыцарь исчез в голубоватом пламени. Сирнок поднял девушку на руки, подлетел Ниро, золотые глаза расширены от ужаса

- Вы чего?- попыталась улыбнуться Мара, даже самой девушке ее голос показался слабым и неестественным

- Боги, ты как?- пролепетал бледный Ниро

- Плохо!!- рявкнул Сирнок, избавляя Мару от необходимости отвечать. Девушка поудобней прислонилась к плечу орка, ей меньше всего хотелось говорить, ехать куда-то, что-то искать. Боль концентрировалась в районе затылка, огнем жгла плечо и медленно растекалась по телу. Пришла спасительная темнота, отправляя ее в плаванье по волнам безмолвия…

…- Мара!!- она оглянулась, приглаживая складки платья. Улис влетела в комнату и закружилась. Девушка улыбнулась, глядя на счастливую подругу

- ОН любит!!! Мара, он меня любит!! Любит!! Любит!..

… Она смотрит на погребальный костер и не верит. Там спит вечным сном ее самая красивая, самая умная, самая, самая добрая мамочка. Она и не понимает, что плачет, только Улис обнимает за плечи и сама не вытирает бегущих по щекам слез. " Мамочка!!! Мамочка!!! Почему?!!"…

… Снова погребальный костер. Грустная улыбка и тупая боль в сердце "А как же я, папа?!! Как же Кэриан?!! " - но она все понимает, папочка слишком любил… нет, любит мамочку. Они теперь вместе, но почему же так болит сердце? Почему так тяжело от мысли, что она больше не увидит добрых папиных глаз?..

… Клинки встречаются с легким звоном. В глазах, некогда лучшей подруги, ненависть

- Убийца!!!- непонятно кто выкрикнул это жестокое слово. Клинки сплетаются в кружево, стремятся дотянуться до жизни, но внезапно их отталкивает друг от друга… черные, словно южные ночи, напротив Серых, как лучшая сталь… Ненавижу…

… Горящий дом…, сыплющаяся с крыши горящая солома. Раскрывается с треском дверь. Чей-то силуэт выносит ее на руках…

…Темно-фиалковые глаза, тепло ладони на щеке. Весь мир, сжавшийся до его теплых и нежных глаз…

…Серые глаза, смотрящие так равнодушно сквозь забрало ненавистных Серых доспехов… летящий меч…

- Кэриан!!!

Боль волной прокатилась по телу. Сконцентрировалась где-то в районе плеча. Ноет затылок. Окружающая темнота - закрытые глаза. Краем сознания отмечается тихий разговор и треск костра. Медленно открывая глаза, чуть улыбаясь,Мара посмотрела как Ниро, помешивая похлебку, переговаривается с подпирающим сосну орком. Друзья живы, а значит - все хорошо. Мара закрыла глаза и заснула крепким, безмятежным сном. Сейчас ей снились только хорошие сны.

Утором ее разбудила жгучая боль в потревоженном плече (повернулась не очень удачно). Осмотрев плечо, Темная констатировала, что для того чтоб разбираться в колотых и резаных ранах, совсем не обязательно быть профессиональным целителем, достаточно быть опытным путешественником. Ее спутники вполне профессионально зашили рану. Перетянули и даже наложили мазь. При хорошем раскладе рана не предоставляла б никаких проблем, но основная проблема состояла в том, что лечить себя при помощи магии девушка не умела. Нет, на самом деле она, как и все выпускники Темной Цитадели, прекрасно умела управлять целительной магей, но проблема состояла в другом - применяя магию к себе, она порой теряла концентрацию, поток силы ослабевал, и в результате получалось еще хуже, чем было. В данной ситуации для нее самым правильным стали травы и покой, понимала это не только она, но и ребята, оставшиеся глухи к мольбам и стонам.

- я прекрасно смогу продолжить наш путь,- слабо попыталась возразить Мара, с сожалением понимая, что ее не слышат.- Ребята, вы меня слушаете?!- возмутилась девушка, не получив отклика.

- А смысл?- пожал плечами Ниро.- мы прекрасно знаем, что ты хочешь нам сказать. А ты прекрасно знаешь, что мы тебе ответим.

- Вот и поговорили,- хмыкнул помешивающий кулеш Сирнок.

- Ребята, но я прекрасно могу ехать дальше,- жалобно проблеяла, белая как полотно, девушка.

- Где-то я это уже слышал,- вздохнул Ниро.

- Мара, ты на себе в зеркало смотрела?

- Ниро,- возмутилась Темная.- Думай, о чем спрашиваешь, где я в этой глуши тебе зеркало найду?

- Значит, не смотрелась,- констатировал Ниро, пожимая плечами, неторопливо выстругивая неизменную деревяшку, которая порой казалась Маре неразменной.- Вот и не смотрись, а то тебе в таком виде можно смело идти пугать вампиров. Ты мне поверь, они очень сильно испугаются

- Ниро, - Мара сжала губы, - ты вот можешь объяснить, почему я, слабая, беспомощная девушка, терплю твои шуточки?

- Мара, Слабая и беспомощная девушка, мои шуточки ты терпишь по той же причине, по которой я терплю твои.

- Спорщики, вы завтракать будете?- Сирнок, не обращавший на их препирательства никакого внимания уже раскладывал по тарелкам кашу с соленым мясом

- Пока наши дела выглядят весьма сомнительно, - проговорила Мара, дуя на обжигающую, но такую вкусную кашу.- У нас есть компас, показывающий южное направление, гравюра с изображением Чаши Богов. Серые рыцари, устроившие по тракту настоящий террор, тьма советчиков. И это невольно заставляет задуматься, что же такое - эта Чаша Богов и не будет ли хуже от ее явление народу.

- Врядли,- беспечно взмахнул рукой Ниро и печальным взглядом проводи улетающую в темнеющий лес кашу,- Оракул ведь не дура, прежде чем обнародовать провидение такой важности, она рассмотрит все узловые моменты, все, что может повлиять на изменение реальности. Опасный для Шинара предмет она просто умолчит. Так что, я не думаю, что появление Чаши Богов что-то измененит.

Мара только хмыкнула. Порой ее безумно раздражало то, что почти все считают Заяру верхом совершенства, самой лучшей из лучших и так далее. На самом же деле, по пристальным наблюдениям Мары, Темный Оракул - склочная, властолюбивая стерва, которая, не задумываясь, пройдет по трупам и головам, если ей это будет выгодно. Правда ее позицию многие не разделяли, а глава клана открытым текстом напомнил ей, что какой бы не была в жизни Заяра - она оракул, а значит, ее слово решающее в подавляющем большинстве вопросов. И пока ее действия не поставили под угрозу орден, они будут повиноваться. Мара резко тряхнула волосами, от чего пара шпилек исчезла в траве, а несколько русых прядей, почувствовав свободу и безнаказанность, нахально выпутались из косы. Темная недовольно поджала губы найти в густой траве шпильки нереально, а из Мересса она захватила их не так уж много, причем значительную их часть она уже посеяла во время боя. Не раз девушка задумывалась о том, что длинные волосы - это не есть хорошо во время путешествия: оттягивают голову, лезут в глаза, всячески отвлекают, но обрезать спускающийся значительно ниже талии каскад не поднималась рука. Пока, по крайней мере.

- Хорошо, возьмем за аксиому, что появление Чаши Богов ничем плохим нам не грозит,- кивнул Сирнок, но меня больше беспокоит террор, который устроили Серые рыцари и их таинственный хозяин.

- А вы уверенны, что у них есть хозяин?- неуверенно предположил Ниро, весьма впрочем, неуверенно. Спонтанное поднятие мертвых из могил выглядело весьма неправдоподобно во все времена и обычно без постороннего вмешательства не обходилось.

- Не пори чушь, друг мой, на самом деле ты и сам прекрасно понимаешь несостоятельность твоей версии.

- Понимаю, - покаянно кивнул маг,- но она такая притягательная, сил нет. Просто, зная себя и Сирнока, прекрасно понимая, что и твой характер, Мара, далек от совершенства, я догадываюсь, какой блок работы, в погоне за некромантом нас ждет после выяснения, что же такого в обыкновенной чашке и где ее прячут.

- Не чашку, а чашу, настоятельно советую тебе более уважительно отзываться о древнем артефакте,- посоветовала девушка, неосторожно дернув плечом, мгновенно отозвавшимся жгущей, почти нестерпимой болью. И без того, не пышущая румянцем, Мара побледнела.

- Ты как? - поддался Ниро к ней.

- Не так плохо, как хотелось бы серым рыцарям,- сжав зубы, попыталась пошутить она. - Просто надо заварить обезболивающие.

- У тебя есть нужные травы? - спокойно спросил Сирнок,- понимая, что теперь, что бы Мара не пыталась вякнуть по поводу своего "отличного" самочувствия, с места они снимутся не скоро.

Девушка копалась в сумке в поисках мешочка с травами. Разглядывая его содержимое, Мара выглядела донельзя задумчивой.

- Ты чего? - осторожно спросил Ниро, удивленно взирая на нее.

- Ничего. Просто пытаюсь вспомнить, когда я положила их туда и самое главное что я туда положила.

Сирнок проглотил смешок. Мара конечно прекрасный боец, красивая и умная девушка, но порой такая несобранная. Этим она напоминала Ниро в первый год их знакомства.

Чуть улыбнувшись, Сирнок припомнил их с Ниро первую встречу.

- .. Щенок!!! - мастер Олон, глава Луаре, увлеченно гонял по плацу невысокого паренька лет семнадцати. Золотистая шевелюра искрилась на солнце, несмотря на разъяренного мастера, не оставляющего надежды поймать юркого парнишку, тот был безоблачно счастлив. Приглядевшись, орк разглядел деревянные ножны, которые паренек сжимал в руке. К тому же, если приглядеться, то за яростью мастера можно было разглядеть что-то отдаленно напоминающие восхищение. Судя по их запыхавшемся лицам, можно было предположить, что погоня продолжается больше часа и пока пареньку несказанно везло, но все хорошее рано или поздно заканчивается и на очередном лихом вираже тот, не вписавшись в поворот, растянулся на песке. Мастер замер над ним неприступной скалой мрачно возвышающейся над морем, требовательно протягивая руку. Тяжело вздохнув, парнишка отдал добычу, судя по всему, ранее принадлежащую мастеру, и лучезарно улыбнулся, впрочем, улыбка быстро померкла под словами наставника, но как оказалось ненадолго. Мастер фыркнул, уходя с плаца, а Сирнок подошел к все еще лежащему на теплом, приятно поскрипывающем под шагами песке и протянул руку. Ухватившись, парнишка рывком поднялся и по-собачьи отряхнувшись, протянул ладонь.

- Ниро, - в его голосе было столько задора и оптимизма, что Сирнок невольно сам растянул губы в улыбке.

- Сирнок.

Так началась их странная дружба. Сирнок был на добрый десяток лет старше своего молодого друга, но почему-то эта разница совершенно не проявлялась в их отношениях. Как бы то ни было, в тот день он приобрел верного друга и настоящую головную боль, не проходящую никогда.

- … Сирнок? орк тряхнул головой возвращаясь в настоящие и удивленно посмотрел на Ниро.

- Ты меня звал?

- Нет, просто так, ради шутки окликнул,- недовольно протянул Ниро.

- Ты меня что, не слышал?

- Не слышал,- признался Сирнок потянувшись.- Я просто задумался. Да и вспомнилось кое-что.

- что? - немедленно заинтересовалась Мара, поддавшись вперед.

- Совершенно неважно, кстати, Мара ты вспомнила, что ты положила в сумку.

- Здарасти, приехали, - рассмеялась девушка, грея ладони о кружку со взваром,- Сирнок, пока ты мечтал, я не только вспомнила, что хотела, но и успела заварить обезболивающее, принять его и перелить настой во флягу. Надеюсь, после этого мы тронемся в путь?

- Нет.

- Ну почему? - заканючила девушка, подспудно смиряясь с мыслью, что отдых затянется.

- Потому что,- отрезал Сирнок, отворачиваясь, всем своим видом показывая, что тема исчерпана.

Пикник на Светлой и уютной полянке продолжался почти неделю. За это время Мара, со своим маниакальным желанием продвигаться вперед успела порядком поднадоесть. И в один прекрасный день Сирнок не выдержал.

- Ну, хорошо, хорошо, завтра мы продолжим поиски.- Теперь твоя душенька довольна?

- Абсолютно, - с милой улыбкой признала девушка,- а…

- Мара,- взмолился Сирнок,- сделай одолжение, замолчи и ляг спать, ты мне и так полдежурства отравила, а?

Мара лежала и смотрела на звезды, густо усыпавшие небо, на душе было тепло и спокойно. Завтра их ждет очередной виток в большом путешествии за таинственным артефактом. Может это и покажется странным, но девушке искренне не хотелось его находить, уже не интуиция, а банальный здравый смысл подсказывал, что с Чашей Богов не все так просто, как может показаться и в дальнейшем, связанные с ней проблемы, будут только прибывать, а ей так хотелось бесконечно продолжать путешествие с Сирноком и Ниро… Нельзя сказать, что раньше у Мары не было друзей, нет, были,… была подруга, но вот уже два года она ни с кем не чувствовала себя, как за каменной стеной, а при всех достоинствах и недостатках ее спутников, они стали ей настоящими друзьями, за спинами которых можно укрыться и переждать бурю. Все-таки жизнь удивительная штука, подумала Темная, прежде чем погрузиться в глубокий сон.

В радужных зрачках отражались едва тлеющие угольки костра. Сирнок чутко прислушивался к тишине, к ровному дыханию спящих друзей, жизнь поистине странная штука, она играет всеми живыми существами как марионетками - то возвышает, то с размаху о самое дно. Но если за спиной настоящие друзья, то жизненные перипетии уже не кажутся страшными, а скорее принимают комический оттенок, все-таки странная штука жизнь. Странная, но безумно интересная, то ли еще будет…

Лошади мерно трусили по плотно утоптанной траве, изредка ухватывая подвижными губами пучок - другой сочной травы. Шаловливое облачко то скрывало, то, раскаиваясь, позволяло путникам погреется в лучах солнца.

- Вы задумчива, что-то случилось?- тихим, обеспокоенным голосом поинтересовался Сирнок, подъезжая к Маре. Девушка улыбнулась.

- Да нет, все в порядке просто чувствую себя ужасно виноватой, мы потеряли столько времени!

Сирнок рассмеялся

- Лучше время, чем тебя. Вряд ли нас сможет опередить толпа шатающихся без компаса, карты, изображения, в конце концов, конкурентов

- Между прочем, у них есть реальная возможность найти Чашу…- заявил, присоединившись к разговору Ниро. Сирнок с тревогой взглянул на приятеля

- … одна к миллиону,- закончил тот, выдержав стратегическую паузу

- А, что,- фыркнула Мара.- Один из миллиона - это, когда предмет поиска стоит в лесу на пне, а миллион человек ходит по лесу и ищет. Ну, а если серьезно,- продолжила девушка, - шансов у них 50/50

- Как?- изумился таким цифрам орк, девушка хитро улыбнулась

- Ну, либо найдут, либо не найдут.

Раскаты смеха вспугнули птиц и хорошее настроение еще долго освещало путь.

Мара много слышало о Луаре. Орден воинов, не принадлежавших ни к одному из двух официальных культов, поклонялся Ушедшему, причем, если верить легенде, созданный именно им. Поговаривали, что посвященные хранят множество утерянных знаний и страшных секретов. Правда, помимо тайн, у жителей Луаре есть еще одно увлечение… Воинов, прошедших Луарскую школу, мечтали заполучить все: от старейшин орденов до короля. Сейчас девушку гложило любопытство, какое отношение ее спутники имеют к Луаре?

Ниро не обманул, Луаре действительно фундаментальное зрелище. Высокая ступенчатая башня подпирала облака. Сначала из-за деревьев показывался острый сияющий шпиль, только много позже появлялись стены из темно- серого камня, покрытые ближе к вершине теперь уже никому не известным составом, сияющим на солнце, но сохраняющим исходный цвет. Чем ближе они подъезжали к храму, тем больше Мара восхищалась мастерством древних строителей создавших одно из самых прекрасных сокровищ Шинара. Стены башни в свете полуденного солнца сияли, словно раскаленное золото, тоненькой прозрачной пленкой наложенное на простые камни. Сирнок и Ниро довольно улыбались, видя написанное на лице Мары восхищение. Наконец путешественники оказались перед сплошной зеленой стеной. Мара удивленно коснулась рукой нежно шуршащих листьев

- И как мы попадем внутрь?- тихо, будто боясь вспугнуть окружающее великолепие, спросила девушка, выжидательно посмотрев на приятелей. Ниро хитро прищурился и достал из внутреннего Кармана куртки потрепанную колоду. Девушка ошарашено посмотрела на него и покрутила пальцем у виска.

- Тебе не кажется, что сейчас не время играть в карты?- поинтересовалась Мара и недовольно поморщилась от смеха спутников. С самым загадочным видом Ниро нашел темную дажэ и аккуратно положил картинкой вниз на ничем не примечательный листок. Карта вспыхнула золотом. Сияние распространилось по стене, и через секунду вся троица въезжала на плато. У входа в башню стоял пожилой мужчина в серой тунике и брюках из мягкой ткани, на лице застыло строгое, непреклонное выражение, присущее великим воинам древности решивших в одиночку прикрыть уходящий в неизвестность отряд и отправившийся на верную смерть. Впрочем, разглядев подъезжающих ребят, он улыбнулся, став похожим на любящего дедушку при встречи с непутевыми внуками. Спрыгнув с лошади, Ниро подлетел к ступеням. Не говоря ни слова, с той же теплой улыбкой, мужчина отвесил подзатыльник. Золотые глаза округлились от изумления.

- Мастер, а сейчас-то за что?- голосом маленького мальчика протянул Ниро, потирая затылок.

- Знал бы за что, убил, честное слово!!!- пожал плечами мастер, а в голубых глазах заплескались озорные искорки. По-мальчишески легко спустившись со ступеней, подошел к орку и Маре, стоявших в центре плато.

- Мастер, - почтительно склонился Сирнок, тут же схлопотав затрещину, - Мастер, за что?- поинтересовался Орк, рассеяно потирая затылок.

- С кем поведешься…- отмахнулся мастер, пристально рассматривая девушку.

- Мастер Олон, милая, - представился он, протягивая ладонь.

- Мара,- смущенно улыбнулась девушка, пожимая руку, в которой чувствовалась сила, полностью подчиненная своему хозяину, ощущались мозоли натертые рукоятью меча, рука настоящего воина.

- Надеюсь, эти охламоны тебя не обижали?- поинтересовался мастер Олон.

- Такую обидишь, - прошипел Ниро в сторону, со смехом уворачиваясь от очередного подзатыльника.

- Шут,- беззлобно погрозил мастер кулаком, и тут же обернувшись к Маре, предложил руку - Позволите старику проводить?

Гостевая комната, чем-то неуловимо напоминала родную комнату в Цитадели. Вытянувшись на узкой кровати, девушка блаженно зажмурилась, она любила путешествия, но никогда не отказывалась от возможности выспаться на нормальной кровати. В дверь осторожно постучали

- Входите!- крикнула Мара садясь. С тихим скрипом дверь приоткрылась и на пороге появилась молоденькая девушка, смущенно теребившая в руках ремешок огромной холщовой сумки.

- Простите, дажэ,- от едва сдерживаемого волнения щеки травницы заливал густой румянец.- Мастер прислал меня осмотреть ваши раны, - голосок девушки задрожал, а Мара укрепилась в подозрение, что она боится расплакаться.

- Конечно, конечно,- улыбнулась Темная, снимая жилетку…

Спустившись вниз, Мара с интересом присмотрелась к двум мальчишкам, сражающихся на парных мечах, со слегка искривленным лезвием и более длинных и тяжелых, чем привычная для неё рейнская пара. Техника юных воинов внушала уважение, впрочем, глаз опытного бойца цеплял то один, то другой ляп, но порой выхватывал и новые незнакомые приемы. На лицах ребят появилась сосредоточенность, они готовились к выполнению сложного приема… Клинки сшиблись…, когда один парнишка попытался пропустить их над головой, от сильного напряжения рука юного воина слегка дрогнула и меч полетел в песок… С трудом блокировав выпад левым клинком, мальчик сделал шаг назад, отсалютовал более удачливому противнику. Мара прошла по песку и подняла меч:

- Прекрасное оружие, только с балансом проблема,- улыбнулась девушка, протягивая меч хозяину - Тебе не стоило так напрягать кисть, в следующий раз попробуй расслабить запястье и все получится!- лицо мальчишки озарилось и коротко кивнув, он убежал.

- Не желаете сразиться с нашим воином?- раздался за спиной голос мастера - Наргал всегда был прекрасным воином, хотелось бы посмотреть, кому он передал свое искусство,- теплые глаза мастера Олона смеялись, подтрунивая над девушкой. Мара на секунду задумалась, рана, нанесенная Серым рыцарем, еще побаливала, но отказаться… Никогда!

- С удовольствием,- почтительно кивнула девушка.

По щелчку пальцев девушке подали меч. Полуторный клинок приятно оттянул руку. Мара прикрыла глаза, воскрешая в памяти полузабытую технику: " Расслабься, позволь телу самому вспомнить все, ибо техника никогда не забывается полностью", всплыли слова самого строгого учителя клана. Девушка опустила клинок острием вниз, сжав на эфесе обе ладони. Медленно и глубоко вздохнула, мышцы радостно заныли в предвкушение боя. Крадущиеся шаги резанули обострившейся слух скрипом песка. Свист чужого меча, под мелодию рассекаемого воздуха шаг с поворотом и, расслабив кисть, пропустить скрестившиеся мечи над головой. Теперь невидимый противник словно обнимал девушку… Шаг в сторону, блок и резкий выпад… Скрип песка, свист рассекаемого воздуха привычно складывались в простенькую мелодию… Повороты и выпады - в танец. Спустить серебристую сталь по кромке… ударить, метя в ноги, услышать, как прыгнул противник и в развороте ударить вверх. Легкий звон - значит, выпад блокирован… где-то в глубине души родилась и широко заявила о себе злость… Вспомнилась скорость, которой восхищался весь клан… Каскад ударов, подсечек и блоков укладываются между вдохом и выдохом. Глаза распахнулись, встретившись с глазами мастера Олона. Весь мир вмещал в себя бирюзовые глаза мастера и пространство, в котором клинки плели свое стальное кружево. Время остановилось… Движения становились все быстрее, стремясь вывести на позицию для одного единственного каскада… Сердце судорожно перегоняло кровь, легкие разрывались, не успевая дышать, мышцы деревенели… Меч с хрустальным звоном разлетелся в ее руках на кусочки, как и меч мастера. Колени подогнулись, в ушах шумит то ли от тока крови, то ли от перешептываний стоящих вокруг людей. По левой руке течет кровь…

- Мара!!- голос мастера звучит так обеспокоено, но отстранено. "Или мне это только лишь кажется?", перед глазами прыгают разноцветные точки. Общее состояние - препаршивое. Даже сил потребовать положить, где взяли, нет. "Интересно куда меня несут?"

Тьма потихоньку рассеивается. Щека уютно лежит на подушке. Выходить из благостного состояния совсем не хочется. Теплые пальцы пробежали по щеке. Мара недовольно вздохнув, открыла глаза. Ничуть не удивившись, увидела знакомый силуэт

- Привет,- голос Карма ласкал слух, проникал в каждую клеточку многострадального тела.

- Привет,- ярко представив, как она выглядит после боя, девушка недовольно поморщилась.

- Ты меня очень напугала,- тепло улыбаясь, Карм гладил ее по щеке.

- Сейчас, внешним видом?- удивилась девушка, а ночной посетитель хрипловато рассмеялся, и смех искрой пробежал по натянутым нервам.

- Дурочка.

- Прости,- глаза постепенно привыкли к темноте и уже различались черты его лица. Карм встал и направился к окну.

- Постой!!!- воскликнула девушка, резко сев. Сердце забилось чаще при взгляде на прямую спину и напряженные плечи молодого человека.- Карм, я не буду спрашивать, кто ты,- стало заметно, что его отпустило внутреннее напряжение.- Просто, ответь на мои вопросы, хорошо?- голос Мары звучал глухо и как-то смущенно. Карм повернулся.

- Мара, ты можешь задать мне любой интересующий тебя вопрос, но отвечу я, только на которые могу,- голос молодого человека целебным бальзамом проливался в душу Мары. Глубоко вздохнув, девушка попыталась привести мысли в порядок и найти приоритеты.

- Кэриан жив?- задала она первый вопрос и затаила дыхание в ожидании ответа.

- Да,- даже в тишине ночи голос Карма едва слышен.- Твой брат жив. Он был на грани, но не пересек ее. К несчастью это все, что я могу сказать о нем.

- Хорошо, - выдохнула девушка, чуть слышно скрипнув зубами - Инайра тоже ищет Чашу?- Карм рассмеялся, так перескакивать с темы на тему могут только женщины.

- Да,- и опережая вопрос, продолжил.- Её цели мало чем отличаются от твоих,- Мара вздрогнула и выгнула бровь.

- А что ты знаешь о моих мотивах?- в голосе отчетливо прозвучали настороженные нотки. Карм, не отвечая, подошел к кровати и поцеловал девушку в лоб, натянув повыше стеганое одеяло.

- Спи,- шепнул он.- Тебе очень скоро понадобятся силы. Точно повинуясь его вкрадчивому голосу, глаза закрылись. Сон овладел девушкой.

Нахальный лучик скользил по щеке, играл на прикрытых сонной негой глазах. Мара недовольно заворочалась, натягивая одеяло повыше, где-то на задворках сознания понимая, что поспать больше не удастся. Все равно Сирнок придет и разбудит. И все же поднять себя из теплой кровати оказалось равносильно подвигу. В дверь постучали робко, осторожно, но настойчиво.

- Мара, - голос Сирнока звучал как-то виновато.- Вставай, Мастер хочет поговорить.- Нагло проигнорировав приятеля, девушка босыми ногами прошлепала к умывальнику. Беспристрастное зеркало послушно отразило весьма неприглядное зрелище. Волосы напоминают воронье гнездо, а если учесть их длину, то это принимало размах мировой трагедии. Приспустив лямку тонкой сорочки, девушка удивленно присвистнула, там, куда ударил меч Серого рыцаря, остался лишь розоватый шрам. Робкая целительница прекрасно зала свое дело и теперь ничего не напоминало о том, что рана разошлась в бою с мастером.

- Мара, ты скоро?- раздался за дверью раздраженный голос Сирнока.

- Скоро, скоро,- пробурчала девушка, берясь за расческу. К удивлению Мары волосы хоть и запутанны, но прекрасно расчесывались, подозрительно блестели и вообще находились в удивительно хорошем состояние, привычно заворачивая тяжелые косы в барашки. Жилетка и бриджи, выстиранные и выглаженные, висели на спинке стула, начищенные сапоги, отражая солнечные лучи, стояли под ним.

- Мара, да сколько можно!!!- забарабанил в дверь Сирнок - вставай же, ждут!- судя по голосу, он находился в крайней степени раздражения.

- Сейчас иду!!!- откликнулась девушка, а за дверью раздались удаляющиеся шаги.

Сирнок и Ниро обнаружились в маленьком кабинете. Огромное окно, тяжелые темно-синие бархатные портьеры. Огромный резной стол, за которым восседает мастер Олон, два низких кресла, уже занятые и, судя по всему, никто не собирается ей ихуступать.

- Мара,- мастер приподнялся, приветствуя девушку теплой улыбкой.

- Мастер Олон. Ребята. - Склонила голову девушка.- У ворот Луаре стоят сотни Серых? Может, хранитель сумерек ступил на землю Шинара?- пристально оглядев непонимающие лица друзей.- Нет?- удивленно приподняла бровь Мара.- Тогда, чего ради вы назначили встречу в такую рань!!!

Ниро закашлялся, давясь смехом, Сирнок потупил глаза, в которых плескалась глубоко загнанная улыбка, а мастер, привстав, хватал ртом воздух от столь стремительного натиска.

- Мара, солнышко, прекрати пугать мастера,- попросил Сирнок, странно хриплым голосом.

- Пугать?!! Меня?!!- мастер перевел ошарашенные глаза на орка.

- Она может,- хохотнул Ниро, за что и поплатился, получив подзатыльник - Уй!!!- взвопил он, потирая затылок.

- Девушкам надо уступать!- ласковым голосом пропела Мара поудобнее устраиваясь в кресле.

- Ведьма.- Прошипел Ниро.

- Что?!!- приподнялась Мара, опасно прищурив глаза.

- Дети,- небрежно бросил мастеру орк. Два недовольных взгляда принялись испепелять Сирнока, обещая скорые проблемы. Орк встал… Мастер попытался спрятать смех в кулак… Рабочая атмосфера в маленьком кабинете установилась далеко не сразу.

- Итак,- начал мастер.- Сирнок в общих чертах рассказал, что вы ищете.- Мара сжала губы, если по Шинару носятся толпы Темных в поисках Чаши Богов, но ведь это еще не повод трезвонить об этом всем. - Думаю я смогу вам помочь.- Мастер улыбнулся уголком губ, удивление отразившееся на лицах этой троицы настолько явное.

- Чем?- простонала Мара, приподнявшись со своего места.

- Вам что-нибудь говорит "Свиток истин"?- на секунду задумавшись, поинтересовался мастер. Мара ошарашено упала обратно в кресло, ощущая себя рыбой, выброшенной на берег. Чутье подсказывало: Ниро чувствует себя так же, конечно при условии, что он посещал нуднейший предмет "Триста самых мощных артефактов Шинара и их применение".

- Кто-нибудь объяснит мне, что за свиток?- как сквозь вату донесся голос Сирнока, вот он уж явно не посещал этот предмет.

- В списке величайших артефактов, - откашлявшись, начал Ниро.- он стоит номером пять.

- Считается, - подхватила Мара - он создан более трех тысяч лет, причем так, что воспользоваться им может только чародейка.

- Кто?- поперхнулся орк.

- Да- да, свиток ответит одной чародейке на один вопрос, - подтвердил Ниро.

- А в чем подвох?- заинтересовался Сирнок, Мара улыбнулась, друг правильно заметил, такие подарки не бывают просто так.

- А в том, - ответила девушка. - помимо тебя, ответ на вопрос узнает истинный враг, одна радость, часто бывает так, что враги просто не догадываются к чему можно применить полученное знание.

- Н, да…- Сирнок задумчиво проскреб макушку.

- Раз вы все выяснили, то у вас должен быть ко мне вопрос… - заметил Мастер Олон, о котором, погрузившиеся в теорию артефакторики друзья успели подзабыть. Ускоренная мыслительная деятельность отразилась на лицах Темных… Внезапно Ниро озарило.

- Где же свиток мастер?- Олон расплылся в улыбке, как кот налакавшийся сметаны.

- Здесь.- Ответил он и положил на стол маленький черный тубус.

Тубус жег ладонь. Они смотрели на него с суеверным страхом. Стоит только пожелать и свиток подскажет, где хранится Чаша, возможно даже карту нарисует. Мара подняла глаза на ребят

- Что скажете,- тихо спросила девушка. - Я могу задать любой вопрос.

- А стоит ли?- флегматично уточнил Ниро, закидывая ноги на подлокотник кресла. С тех пор как они вернулись от мастера, прошло с час, но пока ни кто не решился предложить, что делать со свитком.- У нас есть компас, направление известно, к тому же мы знаем, как выглядит Чаша. Так есть ли смысл использовать единственный вопрос сейчас, когда можно оставить его на тот случай, если поиски опять зайдут в тупик.- Оспорить логику сложно, да никто и не пытался. Выкладки Ниро казались оптимальным вариантом. Встав, друзья покинули комнату девушки, давая возможность отдохнуть еще немного. Мара вытянулась на узкой кровати. Подкинула в руке тубус и, не глядя, закинула его на тумбочку. Прикрыв глаза, девушка припомнила легенду, рассказанную хранителем музея.

… Они только откинули демонов за укрепление. Робкая тишина перемирия давила на нервы сильнее, чем какофония боя. Орэй устало прислонился к дереву, хотелось лечь, где-нибудь, закрыть глаза и провалится в беспробудный, долгий сон. Вот только, прежде чем самому отдохнуть, нужно сделать сотню дел…

- Орэй, Орэй!- молодой человек обернулся. К нему бежала золотоволосая девушка, в янтарных глазах застыл ужас.

- Орэй, Сициле…- недослушав, воин резко выпрямился и бросился в центр лагеря, сейчас им владел один только страх, о котором не ведал почти ни кто.

Под пологом расписного шатра, на широкой кровати лежала молоденькая девушка, почти ребенок. Скулы на некогда красивом лице заострились. Под глазами залегли глубокие тени. Сицила с трудом распахнула синие, словно самое чистое небо очи и с трудом улыбнулась

- Привет, Орэй,- ее голос напоминал шелест ветра. Полог приподнялся и в шатер вихрем влетел очень красивый черноволосый парень. Он упал перед кроватью на колени.

- Сестренка! - голос, дрожащий от тревоги, тоже был прекрасен.

- Не грустите обо мне, - попросила Сицила, оглядев друзей. - Вам предстоит сделать кое-что очень важное,- троица встревожено переглянулась - Боги покинули Шинар,- продолжила больная. - А без богов наш мир умрет.

- Но что мы можем сделать Сицила?- мелодичным голосом пропела золотоволосая Риэль.- У нас война!

- Демоны именно поэтому напали на Шинар,- прошелестела Сицила, вспоминая прошедший разговор с НЕЙ.

- Льоро Орэй!- раздалось за пологом. Улыбнувшись девушке, воин вышел. Риэль, сполоснув в отваре трав тряпочку, протерла лоб больной. Вернувшийся Орэй выглядел растерянным, В руках он нес чашу из туманного камня. Впервые за последние месяцы друзья увидели, как Сицила улыбается с такой радостью.

- Мои ребята перехватили у демонов,- проговорил молодой льоро.

- Это очень хорошо, я проведу обряд, и у Шинара снова будут боги.- Приподнялась на подушках Сицила.

- Какой обряд? Ты на ногах еле стоишь!- вскинулась Риэль, но, наткнувшись на спокойный и твердый взгляд синих глаз, замолчала, если Сицила что-то решила ее не отговорить.

Полночная луна с печальной улыбкой смотрела на Шинар. Ветер ласкал деревья, шептался с травами, играл с водой в ручье. Валуны образовывали треугольник. Возле них стояли Риэль, Орэй и Ниярэ. За ними стояли адъютанты, прекрасно зарекомендовавшие себя в боях. Бледная Сицила с трудом удерживала над головой наполненную кровью друзей чашу. Сотни чародеек и чародеев, ребят и умудренных жизнью ассов чародейского искусства, страховали сложный обряд, подпитывая девушку силой… Внезапно вокруг полыхнул яркий свет… Орэй с трудом открыл глаза и поднялся не без помощи своего адъютанта. Валунов, среди которых они проводили обряд, не было. Их точно вырезали из ландшафта Шинара.

- Орэй!- раздался полный ужаса крик Риэль. Воин рванулся туда… Сицила лежала на боку, рыжие волосы разметались, а в уголке губ застыла рубиновая капелька крови…

- Сицила,- простонал он, не веря.

- Она умерла,- раздался за спиной мягкий, незнакомый голос. Орэй обернулся. Худенькая девчушка лет двенадцати грустно смотрела на него. Ветер трепал белые, как у самого Орея волосы и подол черного платья.

- Кто ты?- хриплым от горя голосом спросил Орэй.

- Аликеа,- представилась девушка и уточнила: - Смерть.

- А мы?- тихо поинтересовалась Риэль, не вытирая дорожки бегущих по щекам слез.

- Боги…

"…Один из них стал Тьмой, ибо горе выжгло ему душу. Она стала светом, горе возвысило и отчистило душу от грехов. Стал сумраком другой, так как смог сохранить память о сестре и не потерять душу…"

Об утерянной части легенды Мара старалась не думать. Впрочем, к чему бесплодные рассуждения? Она точно знала, кто может дать ответы на все вопросы…

Они покидали Луаре ранним утром. Мастер вышел проводить и тепло обнимал каждого.

- Удачи,- пожелал он. - Да хранит вас Ушедший!- Мара улыбнулась, в любом другом месте она приняла бы это за проклятье.

- Интересно, нам куда?- Мара осматривала одинаково беспросветные кусты.

- Нам туда,- махнул рукой Ниро.- там маленькая тропинка, по ней мы снова выберемся на нормальный тракт. Правда, не сразу. Но и то хлеб.

Сирнок кивнул.

- Ниро дело говорит. Возможно, первый раз на моей памяти.

- Как же,- Гнусным голосом протянул Ниро.- я, конечно, у нас штатная неприятность, сплошная головная боль, но "дело" на твоей памяти было три месяца назад.

- Что, правда?- изумился Сирнок, явно подзабывший аспекты прошлого приключения.

День без неприятностей - не к добру. С момента как они покинули Цитадель, Мара уверовала в это как три заповеди Темных. Вот именно поэтому, в место того, что бы наслаждаться покоем привала, Темная настороженно вглядывалась в лес

- Да чтоб с тобой, Ушедший вино пил!- рявкнул Ниро. - Мара, да успокойся же ты!- Девушка встала, потянувшись, и виновато улыбнулась.

- Прости Ниро, просто тревожно и не оставляет ощущение готовящейся пакости.

- Мара права,- заметил Сирнок, любовно полирующий двуручник кровавой стали

- У нас только одна пакость может быть,- недовольно фыркнул Ниро, занятый копошением в походной сумке.

- Просвети,- ехидно предложила Мара, обнажая клинки.

- Нашел!!!- ликующе возвестил Ниро, потрясая над головой потрепанным свитком.

- Что? - ошарашено, спросила Мара, погладывая на приятеля в тревоге за его психическое здоровье.

- Карту!!!

Яркий луч, вырвавшийся из компаса, ударил по карте, оставив едва заметную точку. Аккуратная дырочка в центре Южного моря возле Мертвого архипелага.

- Такая пакость тебе подойдет?- не поднимая глаз от карты, спросил Ниро

- Н…да…- сдула челку девушка.

- Нам стоит обратиться в Цитадель. Нам дадут корабль. И Чаша, считай, в наших раках.- Заметил Сирнок.

- Нет!- резко оборвала девушка и отвернулась.

- Но почему?- изумленно спросил орк, глядя в спину девушки. - Да, собираешься ли ты вообще доставить Чашу в Цитадель?! - озарило Сирнока

Мара промолчала; лишь неестественно прямая спина выдавала ее внутреннее напряжение.

- Отвечай!!!- рявкнул орк, теряя терпение.

- Нет.- Короткое слово произвело эффект взрыва огненного болта

- Что?!!- хором вскричали Ниро и Сирнок, в ужасе уставившись на девушку.

- То!!!- Мара резко развернулась, заставив себе посмотреть в побелевшие лица друзей. Глубоко вздохнув, она продолжила. - Я не могу дать в руки Оракулу артефакт такой силы.

- Но почему?- совсем тихо спросил Ниро, запуская в волосы механическую ладонь.

- Просто я не доверяю этой твари.- На гране слышимости проговорила девушка, Серые глаза яростно сверкнули.

- Твари?!!- с наигранным удивлением выгнул бровь Сирнок. Радужные глаза друга выражали презрение. Мара побледнела, но взор не отвела, только плотнее сжала гуды.

- Я не могу иначе назвать ее.

Ниро сжал зубы, разглядев бриллианты слез в Серых глазах.

- Докажи!!!- бросил Сирнок.

Мара глубоко выдохнула, собираясь с мыслями.

- Сирнок, Ниро,- она обвила друзей взглядом.- Вы никогда не задумывались, почему у светлых семнадцать, понимаете семнадцать пророчиц, а у нас всего одна?- Удивленные столь резкой сменой темы, вольные переглянулись.

- Но ведь, способности…- робко начал Ниро, но Мара расхохотавшись, зло оборвала.

- Способности… Десять лет назад в цитадели было двадцать одаренных!!! Двадцать!!!- внезапно закашлявшись, девушка замолчала.

- Но…- попытался продолжить Ниро, Мара жестом остановив его, продолжила:

- Простенького ритуала достаточно, чтобы способности полностью блокировались. - Устало закончила она.

- Ложь!!!- выдохнул Сирнок, посмотрев на девушку с такой жгучей ненавистью, что Мара испуганно отшатнулась.

- Правда!- раздался за спиной орка, спокойный бархатный голос. В круг света неслышно вошел Карм и ободряюще улыбнулся Маре. - Этот ритуал совсем прост,- продолжил он. - Достаточно коснуться кровицей лба одаренного…

- И все?- ошарашено спросил Сирнок.

- Все,- кивнул Карм. - Способности засыпают.

- Навсегда?- уже совсем тихо уточнил орк.

- Нет,- улыбнулся Карм.- Но обратный ритуал намного сложнее и требует огромного количества энергии.

- Но, Сирнок, почему это тебя так интересует?- Спросила Мара, рассеяно ощипывая какой-то цветок. Сирнок смущенно прикрыл глаза, ощущая на себе внимательные взгляды друзей. На плечо легла рука, обернувшись, орк встретил ободряющие улыбки Мары и Ниро, они смотрели с тревогой, но тревогой за него. Их уже не интересовало, зачем он с такой настойчивостью расспрашивал Карма, просто давали понять, что поддержат и поверят ему. В этом он отказал Маре…

- Она прекрасна,- он начал говорить очень тихо, голос дрожал от внутреннего напряжения.- Была тогда и осталась сейчас. Мне она напомнила одного ангела, уже покинувшего бренную землю Шинара. Короткие черные волосы, черные глаза и улыбка…- орк посмотрел на звезды и перевел задумчивый взгляд на собравшихся. - Если бы вы видели ее улыбку. Она обожала эти простые цветы, так похожие на капли крови… Я ведь даже не представлял, что передо мной единственная, в скором времени, надежда Темных…

- Оракул,- закончила за него Мара.

- Значит сейчас наша задача,- начал Ниро.- Чашу богов найти…

- И перепрятать,- раздался веселый голос из темноты леса.- Правильно!!!

- Привет Инайра!- улыбнулась Мара подошедшей к костру девушке.

- Светлая Риэль, я боялась, что упустила вас,- рассмеялась Инайра и крикнула за спину. - Йорд, ты идешь?! - эльф возник из неоткуда. Коротко кивнул в знак приветствия и оглядел собравшихся возле костра. Мара передернула плечами "Оценили. Разобрали. Собрали и отложили в угол, за ненадобностью"- усмехнулась Темная. Радужные глаза эльфа наткнулись на орка, зрачки расширились, только это выдало отрицательные эмоции, овладевшие Йордом.

- Эар Йорден Ол` Шиле Неире Ки Ро,- представился он, чуть склонив голову. Инайра присвистнула, услышав из уст спутника клановое имя. Сирнок скривился, согласно этикету на клановое имя можно ответить только клановым именем.

- Рол Сирнокэли Тол Лиринози ром Туно…

Недовольные взгляды, бросаемые орком на эльфа и эльфом на орка, слегка тревожили собравшихся у костра людей.

- Вы уверены, что они не поубивают друг друга?- робко подала голос Инайра.

- Не очень,- призналась Мара.- Но с другой стороны у нас нет выбора,- Темная призадумалась, вспоминая произошедший на Изнанке разговор…

…- Привет, - Инайра улыбнулась

- Привет, - откликнулась Темная. Несмотря на то, что они ровесницы, обеим порой казалась, что их разделяет вечность

- Инайра, есть предложение. Насколько я понимаю, ты тоже ищешь чашу богов ведь так?

Светлая чуть склонила голову на бок, выжидающе глядя на Мару.

- Я не совсем уверенна в том, что собираюсь предложить, и не совсем уверенна, что ты примешь мое предложении… В общем, я хочу, чтоб Чашу мы искали вместе.

- Почему?

Мара рассеяно пожала плечами.

- Понимаешь, сейчас не самое разумное разбрасывать силы на военные противостояния. Слишком много желающих и уж слишком непонятные, по крайней мере для меня, цели. В этом разрезе, сотрудничество со Светлой еще не самый плохой вариант.

- Беглой Светлой,- поправила Инайра, потянувшись.

- Прости, я не совсем поняла…- ошарашено проговорила Мара.- Ты не могла бы повторить?

- Я беглая Светлая,- Послушно повторила Инайра.- Как только Герион узнает об этом, по нашим следам пойдут лучшие войска. Ну, или отряды. Ты все еще уверена, что наше сотрудничество может иметь место?

- Конечно, - тряхнула головой Мара.- Причем, даже более, чем минуту назад. Инайра, не обижайся, но при всем моем к тебе уважение - ты не боец и, думаю, защита тебе не помешает, а для нас лишняя стычка многого в жизни не изменит.

- При всем моем уважение,- рассмеялась Инайра.- я не такая беззащитная, какой кажусь, притом, что я все-таки нашла, кого искала. Ты не обидишься, если я прибуду не одна?

- Нет, конечно,- рассмеялась Мара, облегченно выдохнув. На столь бесконфликтные переговоры она не особо рассчитывала.- Давай договоримся о месте встречи…

…- Мара!

Девушка вздрогнула, посмотрев на Ниро.

- Ты меня звал?

- Конечно, звал,- покладисто согласился Ниро.- причем ни один раз, но у меня возникло невольное ощущение, основанное на высоком развитии всех пяти чувств, в просторечье, именуемом интуицией, что в данный момент времени, вы находитесь рядом с этим костром только физической оболочкой, в просторечье именуемой телом, а основная, личностная составляющая в данный момент находиться где-то далеко и мы имеем настоятельную необходимость в ее возвращении обратно.

- Ниро, профессорский тон у Сирнока получается лучше. К тому же ты сам-то понял, что сказал?- рассмеялась Мара.

- Конечно, понял,- пожал плечами маг.- Хотя, особой нужды в том, чтоб я понимал мною сказанное нет, главное, чтоб окружающие понимали.

- Интересная постановка, значит, лопочу, что хочу, а окружающие пусть разбираются,- возмутилась Мара.- Ну, ты и жук. А что, если я сама начну так выряжаться, посмотрим что получиться?

- Лучше не стоит,- замахал руками Ниро.- тебя и так понять сложно, а тут еще такое испытание. Поверь, мы этого не переживем и уподобим тебя Светлой Мориэль, Инайра, прости, великой мученице, образцу чистоты и духовной доблести и т.д.

Мара скрипнула зубами. Великой мученицей, образцом чистоты и духовной доблести Светлая Мориэль стала после того, как лет триста назад умудрилась попасть в плен к темным. И до смерти уболтала трех палачей, рассказывая о любимых тетушках, дядюшках и прочей многочисленной родни, естественно, попутно она разбалтывала и военные секреты. Но вот вычленить их из всей той бурды, что она вылила им на уши, оказалось совершенно невозможно. Как оказалось невозможным и заткнуть ее. В результате, эта проблема была решена радикально одной из Темных целительниц - Холенэй, эта доблестная дочь ночи - образец рассудительности и великого ума, получившая этот титул, между прочим, заслуженно просто срастила губы Мориэль. Обещание уподобить ее, Мару, этой беспросветной дуре и болтушке грозило Ниро приблизительно тем же. Мара постаралась незаметно потянуться за жезлом.

- Эй, ты чего?- опасливо проследил за жезлом Ниро.- ты ведь не сделаешь того, о чем я подумал?

- Сделаю, обязательно сделаю,- пообещала девушка с доброй улыбкой палача любителя.

- Это вы сейчас соритесь или просто дружеская пикировка?- Голос Инайры заставил Мару убрать руку от жезла, под облегченный выдох Ниро.

- Инайра, солнышко, как бы тебе сказать, все зависит от результата. Если б я действительно срастила ему губы, то ссора, а вот если б промахнулась и попала по Сирноку или Йорду, то просто дружеская пикировка.

- Но почему?

- Ну, ведь должно же у меня быть приемлемое оправдание, которое они согласятся выслушать до приведения приговора в исполнение,- пожала плечами Мара.

- Разумно,- рассмеялась Светлая,- но, насколько я понимаю, ужином у вас никто не занимается?

- Почему?- не поняла Мара.- Занимаются. Но у Сирнока сейчас другие проблемы, он дуется, это притом, что сейчас именно его вахта. Ниро в неурочное время на кухню не загонишь.

- А сама,- наклонила голову на бок Инайра.

- Нет!!!- хором выдохнули и Сирнок, и Ниро, с перекошенными от ужаса лицами. Расплывшись в улыбке, Мара пожала плечами.

- Я и кухня несовместимы ни под каким соусом, ребята это проверили на трудном сыне ошибок.

- На собственном опыте, что ли?- рассмеялась Инайра.

- Вот-вот. Но посильную помощь я оказать могу.

- Например?- под слегка настороженные взгляды Инайры, Мара сняла с пояса длинный пастуший кнут.

- Например, поймать кандидата на ужин, а посему, предлагаю разделение труда - я приношу мясо, а ты его готовишь?

- Ну, раз ты и кухня,… то почему бы и нет. Вот только я с тобой до ручья прогуляюсь… - Инайра еще не успела закончить фразу, как Йорд поднялся с облюбованного места, выжидающе посмотрев на нее.

- Может одной Мары хватит?- С просящими нотками поинтересовалась Инайра. Йорд сел, с самым невозмутимым выражением лица.

- Странный он какой-то, не удержалась Мара от комментария, когда они отошли от стоянки.

- Да нет, - Инайра пожала плечами.- Типичный эльф. Такие в Цитадели бывают часто. Один уходит, другой приходит, вот такой круговорот, больше пяти их в цитадели никогда не бывает. А Йорд - он еще не самый плохой,- Светлая рассмеялась.- Да что я такое говорю, наоборот, он хороший. С тех пор, как он попал в нашу тройку, всегда рядом, я уже плохо представляю, как буду, когда Йорд уйдет, наверное, я совершенно безхребетная и безхарактерная, правда?

Мара с удивлением посмотрела на девушку.

- Прости, у нас тут кто-то о безхарактерности говорил или я ослышалась?

- Нет,- смущенно пробормотала Светлая, принимаясь крутить в пальцах тонкую косичку.

- Инайра, солнышко, порой, вот такие, внешне безхарактерные люди, такое отчебучивают сотни характерных не разгребут.

- Ты, правда, так думаешь?- медленно, словно солнышко, выползающее из-за туч, расплылась в улыбке Светлая. Мара замерла и пристрельно вгляделась в травы.

- Мара, что-то случилось?- обеспокоено спросила Светлая, замирая.

- Нет - нет, - пробормотала Темная, и… щелчок кнута разорвал вечернюю тишину. Мара с интересом рассматривала обреченные глазки серого ушастика. Безумно хотелось отпустить, но, с другой стороны, соленое мясо и теоретически перловая каша надоели до печенок. Приняв решение в угоду желудку, Мара максимально незаметно сунула добычу в мешок.

Когда они вернулись к костру, там по-прежнему царила весьма напряженная атмосфера. Сирнок сидел в одном углу поляны, Йорд в другом. Ниро, надутый, как попугай, которому в кормушку кошку подложили.

- Они меня послали,- пожаловался молодой человек вернувшимся девушкам.

- Вместе или по отдельности?- не удержалась Мара.

- А это имеет принципиальную разницу?- возмутился черствостью подруги Ниро.

- Да, имеет. Если вместе, то у нас есть надежда на установление нормальных, если не дружеских, то, по крайней мере, рабочих отношений.

- Ну вот, если меня послали, уже и надежды появились.- С трагическим надрывом в голосе простонал Ниро. - они меня? можно сказать? смертельно оскорбили, обидели сироту, а этим двои хихоньки и хахоньки, и некому меня пожалеть.

- Инайра, ты там что-то по поводу ужина говорила? - повернулась к Светлой Мара, непривычная к таким сентенциям, та с удивлением смотрела на них.

- Да… да. Но ты уверена, что сейчас есть время что-то готовить?

- Привыкай Инайра,- рассмеялась Мара.- У нас тут, что ни день, то переговоры о перемирии. Ну. А если сейчас начнешь внимательно слушать Ниро, то он и до пришествия богов на Шинар не заткнется. А я, между прочим, жутко хочу есть. И вообще, запомни, мы с тобой существа слабые…

- Ага, как же,- подал голос Ниро, не удержавшийся от ехидного комментария.- Слабые-е, слов нет. Сражаться с мастером Луаре и не проиграть - это у нас теперь слабостью называться?

- Хрупкие…

- Серые с этим категорически не согласны. Тебя, хрупкая ты наша, до сих пор на тот свет не сумели отправить, о чем безумно сожалеют.

- Любой норовит нас обидеть…

- Ее обидишь. Она потом в ответ так обидится, что тьма покажется благодатными садами.

- Ниро, заткнись,- не выдержала Мара, нехорошо прищурившись.- Иначе я обижусь.

Молодой маг показательно сглотнул, демонстрируя крайнюю степень испуга.

- Еще раз откроешь свой рот до ужина и Светлую Мориэль я сделаю из тебя.

- А…

- Ниро, я предупреждала?.. Прежде чем задашь вопрос, вспомни, то заклинание отменить так никто и не смог.

- Ты действительно бы это сделала?- шепотом спросила слегка побледневшая Инайра. Судя по всему и у светлых имелась своя версия страданий Светлой Мориэль.

- Конечно, нет. Но ведь, ему об этом знать не обязательно…

- Что мы имеем?- начал Сирнок, принимая из рук Инайры плошку с ужином.

- Точку в южном море,- откликнулся Ниро, с огромной скоростью уплетая стряпню Светлой, непередаваемым наслаждением, написанным на лице.- Инайра, мое восхищение!- он улыбнулся смутившейся девушке. Сирнок поперхнулся, едва не расхохотавшись, уловив нехороший отблеск в глазах Йорда.

- Нужна команда и корабль,- заметила Мара, отставляя свою тарелку, уже пустую.

- Но есть ли смысл искать Чашу?- Сирнок смущено потупился, под удивленными взглядами друзей.

- По нашим с Йордом следам идет Шевир, наш экс-командир,- тихо проговорила Инайра. - Плохо то, что он не сам по себе. Мне кажется эта женщина…-девушка наморщила лоб, вспоминая. - Простите, имени я не помню, главная она, по крайней мере, мне показалось так.

Темные переглянулись.

- Женщина?! - удивленная Мара посмотрела поверх сумки, которую собирала.- Нам чт,о уже имеющихся конкурентов мало?- возмутилась она

- Н…да…- протянул орк. - Вопрос о целесообразности поиска Чаши снимается.

- Помимо вашего командира, у нас на хвосте Серые рыцари!- вспомнила Мара, утрамбовывая что-то в сумку.

- Ушедший и вся его свита!!! - не сдержался Ниро

- Ну, чем вам Орэй - то не угодил?!!- не сдержался Карм, скривившись и, мгновенно становясь объектом подозрительных взглядов.- Вернемся к кораблю?!- улыбнулся он с каким-то странным выражением. - Какие есть идеи?

Темные растеряно переглянулись. Судя по всему идей не было.

- Дория,- небрежно бросил Йорд, смотря куда-то вдаль. Остальные кисло переглянулись… Дория - маленький имперский порт, официально, но… Пираты, контрабандисты и вольные капитаны издавна облюбовали город, в качестве официальной резиденции. Истинно имперских судов можно пересчитать по пальцам.

- Итак, Дория!- Мара улыбнулась, как кошка на крынку со сметаной. Через мгновенье вся разношерстная компания была под седлом.

- А где Карм?- спохватилась Инайра, растерянно оглядываясь. Темные расхохотались.

- Инайра, меньше всего стоит переживать за него,- буркнул орк.

- вы скоро привыкните,- пообещал Ниро.

Тропинка весело ложилась под копыта лошадей.

- Сколько можно?- буркнул Ниро, прислушиваясь к щебетанию девушек.

- Чему ты удивляешься? - заинтересовался Сирнок.

- Они болтают уже больше четырех часов, причем между собой,- как-то жалобно пискнул Ниро.

- И? - спросил Йорд, впервые с момента отъезда открывая рот.

- И ничего…

После обеда небо распогодилось, одаривая путников благостным теплом. Заприметившие озеро девушки, непререкаемым тоном потребовали привала. Сумасшедших, решивших возразить, не оказалось… Шумели камыши, потревоженные беспокойным ветром. Теплую, как парное молоко воду, серебрила рябь. Покинувшие друзей девушки совершенно забыли о таком понятии, как время. Весело смеясь, они уже одевались, когда…

- Кхе-кхе… - Мара и Инайра резко обернулись. Прислонившись к дереву (Мара уже начинала ненавидеть эту позу) стоял рыцарь, в печально знакомых серых доспехах.

- Ну, вот… - Вздохнула Мара, перетягивая волосы лентой.- Эта серая нечисть продолжает активно отравлять нам жизнь. - Инайра сочувственно вздохнула. Сказать нечего.

- Я не советую вам кричать,- голос рыцаря глухо звучал из-под забрала. Мара удивленно воззрилась на него, до сего момента рыцари не издавали никаких звуков.

- А иначе?- заинтересовалась, наивно захлопав глазками Инайра.

Рыцарь рассмеялся.

- Вы действительно хотите знать ЭТО?- Девушки переглянулись, уточнять, что имел в виду рыцарь, как-то расхотелось. Прежде, чем рыцарь успел среагировать, Темная и Светлая рывками нырнули в теплое озеро.

- Ушедший и вся его свита!!!

Находясь на безопасном расстоянии, Инайра, не удержавшись, показала обозленному рыцарю язык…

…- Мне кажется, эта леди уже выходила.- Сирнок подозрительно сощурился, глядя в невинные золотые глаза. Слишком уж невинные…

- Шулер! - взревел Орк.

- Я?!- с таким неподдельной обидой в голосе, развел руками Ниро.

- "Смерть" спрячь получше,- не глядя на припирающихся приятелей, посоветовал Йорд.

- Откуда ты знаешь, что она у меня есть?- растерянно спросил Ниро, поглубже заталкивая карту.

- Видел, как ты карты тасуешь, - все еще равнодушно глядя куда-то вдаль, ответил эльф. Темные переглянулись.

- Не желаешь сыграть, - хитро улыбнувшись, вдруг предложи Сирнок, богатый опыт игр с Ниро позволял надеяться, что эльфа удаться щелкнуть по ушам.

- А если кто-то будет жульничать, набьем морду!- воскликнул молодой маг.

Эльф и орк улыбнулись слишком уж не хорошо.

- Ага, - согласился Сирнок - Наглую! Рыжую! Морду!

- Я не рыжий! - возмутился Ниро, доставая старую, потрепанную колоду и весьма профессионально замешивая ее…

Вся парадоксальность ситуации заключалась в том, что ни девушки не могли покинуть озеро, ни рыцарь добраться до них. С одной стороны, вечно в воде не просидишь, стоит рыцарю запастись терпением… Но с другой, постоянно возрастала вероятность того, что девушек хватятся…

- Дрин!- выдала Инайра плод долгих раздумий. Мара скривилась, спустя полчаса после начала игры, все маломальские крупные города уже закончились.

- Никор! - выдала Темная.

- Было,- раздался сумрачный голос рыцаря, с максимальным удобством расположившегося на поваленном дереве.

- Ну… Нкал?- Темная с надеждой посмотрела на него

- Было.

- Ушедший,- Шлепнула Мара по воде ладонью. Закатив глаза, девушка судорожно перебирала оставшиеся города.

- Ага!!! - возликовала она - Найлок,- Инайра вопросительно посмотрела на рыцаря. Тот отрицательно покачал головой.

- Не было.

Наплававшись до посинения, теперь девушки развлекались игрой в города, припахав бесхозного рыцаря в качестве рефери.

- Может, все-таки сдадитесь?- замученным голосом предложил рыцарь.

- Ща-а-а-а-с!- в унисон выдали девушки.

- Калиро! - выпалила Инайра, внезапно вспомнив…

- Не было,- обреченно вздохнул рыцарь.

…- Вам не кажется, что девушки задерживаются?- не поднимая глаз от карт, спросил Ниро, напряженно высчитывающий карты на руках партнеров и, прикидывая, хватит ли очков перебить ставку эльфа, в том, что Сирнок в пролете, он почти не сомневался.

- Они в города играют,- раздался откуда-то со стороны знакомый голос.

- И - э - э - э… с кем?- рассеянно спросил Сирнок? глядя на чаровницу и двух горожан в своих руках, даже ни повернув голову на Карма

- В последний раз я видел их в обществе командира Серых,- равнодушно бросил молодой человек, с интересом наблюдая за реакцией, а точнее за её отсутствием. Легкая улыбка чуть изогнула его губы. "Сейчас до них дойдет смысл и…"

- Что?!! - вскинулись игроки. Вид у всей троицы совершенно ошалелый. Глаза вытаращены, пальцы судорогой свело на рукояти мечей.

- Повтори ещё раз,- тихо бросил Йорд.

- В последний. Раз. В. Обществе. Серого. - Отчеканивая каждое слово, повторил Карм.

- И, что мы здесь стоим?- отстраненно спросил Ниро.

Если бы Карму кто-то сказал, что смертные могут развивать ТАКУЮ скорость, не поверил бы.

Рыцарь недовольно прислушался и выхватил меч. К чародейкам спешила подмога, а это плохо…

- Мы ещё встретимся!- бросил он, и поморщился (от девушек эту гримасу скрыло забрало)- слишком пафосно прозвучали эти слова.

- Ждем-с!- хором откликнулись девушки, показав язык заскрежетавшему зубами рыцарю.

Вспышка телепортации озарила вечерние небо.

Закутавшись в плащи, девушки, с совершенно счастливым видом, дождались появления взмыленных мужчин.

- Ну, и где вас носил Ушедший? - заинтересовалась Мара, пытаясь распутать длинные пряди.

Друзья определенно смутились, получив в награду только тяжелый вздох

- Анносия! - внезапно выпалила Инайра.

- Ушедший, проиграла!!!

На землю медленно спустился вечер. Серебряные сумерки превратили лес в заповедник мифов и легенд. Инайра увлеченно помешивала аппетитно булькающую кашу. Сирнок, бурча себе под нос, чистил лошадей, он оказался чрезвычайно недоволен появлением в команде эльфа. Сама же причина его раздражения сидела на ветке дерева, почти не заметный на фоне зеленой кроне, он напоминал статую неподвижную и неживую, впрочем, вахту несшую исправно.

- Вы действительно думаете, что по этой тропинки мы быстрее доберемся до Дории? - Мара сворачивала длинный пастуший хлыст.

- Честно говоря,- пожал Ниро плечами.- Я не совсем уверен. Эта часть Шинара сейсмологически нестабильна. Два года назад я добрался до Дории за неделю, но за это время ландшафт мог измениться.

- Ну, я думаю, нам это не помешает,- Мара резко выбросила руку вперед. Тихий свист рассек воздух - и хлыст пронесся мимо Инайры, завернувшись вокруг длинных ушек так некстати, пробегающего мимо кролика.

- А, вот и маленькое, но весьма аппетитное дополнение к меню,- расплылась Темная в улыбке, спиной ощутив недовольный взгляд Йорда. Судя по всему, эльф весьма недоволен, пусть и настолько нереальным, намеком на опасность для его подопечной. За весь вечер они не слышали от него ни единого слова. И если б не лишняя кобыла, вполне вероятно, даже не заметили его присутствия.

- Инайра, скажи вы, в своем путешествии встречали упоминание о Серых рыцарях, - поднял голову строгающий какаю-то деревяшку Ниро.

- Серых рыцарях?,- чуть удивленно повернула голову Светлая.- Честно говоря, так сразу и не вспомнишь. Я вообще мало беседовала с местными жителями там, где бывала. Ни Шевир, ни Йорд не считали нужным налаживать дружеские отношения. Ну, у Йорда это вполне понятно - воспитание, а вот Шевир… знаете, я как-то не задумывалась над этим аспектом. Но, помниться, когда-то нам повстречался отряд Серых.

- И они не напали на вас?- удивленно вскинула голову Мара.

- Нет,- покачала головой Инайра.- они просто проехали мимо, а что.

- Серые рыцари устроили настоящий террор по всему южному тракту. У меня невольно возникает ощущение, что Темных и светлых стравливают, к тому же Серые - это "поднятые". Так что, я почти наверняка уверенна, в ордены уже направлены депеши с взаимными обвинениями в покрывание некроманта.

- Ты думаешь, нас просто стравливают?- с сомнением протянул Ниро

- Друг мой, заметь, Серые нападают на все села: и где Светлые чародеи и где Темные. Им важно посеять панику и недоверие.

- А вас не интересует, кто тот некромант, что сумел поднять такое количество… - Сирнок, не отрываясь от своего занятия, усиленно пытался подобрать подходящие слово и ни как не мог.

- Ну, мы тебя поняли. Честно говоря, очень интересует. Из тех, чьи ауры нам известны, подходящих по силе можно пересчитать по пальцам, а, вообще, большинство предпочитает отсиживаться по дальним скитам. У людей ведь как, если что не так - некромант виноват. А уж, если под рукой такового не находиться то Темные,- пожала плечами Мара, подавая Инайре освежеванного и потрошеного кролика. Светлая невольно вздохнула, но проворно принялась нанизывать кусочки на импровизированный вертел.

- Интересно, кому может это понадобиться. Конечно, ордена всегда хотят иметь абсолютное влияние, но и нарушать мир никому не выгодно. Да и император, хоть и не самая влиятельна фигура в этой партии, но войну крупных масштабов разжечь не позволит.

- Мара, у любого есть свои причины, а вообще, в первую очередь - это выгодно именно императору.

Мара резко крутанулась, удивленно вылупившись на Сирнока.

- Это еще с чего?

- Сама подумай,- улыбнулся орк, но, поймав взгляд девушки, тяжело вздохнул.- Для всех, не сведущих в большой политике, поясняю. Сегодняшняя раскладка такова, на Шинаре есть несколько реально сильных и независимых партий: вампиры, эльфы, орки, элвары, ну и еще парочка незначительных племен, которые занимают весьма ограниченное пространство, притом, что люди оккупировали почти весь Шинар, не в обиду будет сказано. Так вот, в человеческом секторе реальных сил всего три: орден светлых, орден Темных и императорский двор. При этом сам император, хоть и теоретически обладает полной властью, должен прислушиваться и к совету старейшин Темных и главе Светлых. Не думаю, что молодому императору такое положение вещей нравиться, но переиграть и реально изменить положение вещей сложно, к тому же, даже самые верные ему войска не пойдут на конфронтацию с орденами. Но вот,если натравить ордены друг на друга и просто не вмешаться, то полнота власти будет в его руках. Положение на настоящий момент таково, что в начавшейся войне не будет ни победителей, ни проигравших. Просто силы орденов приблизительно равны: если Светлые начнут бучу - всех эльфов немедленно отзовут. Не буду вдаваться в сильные дебри политики, но война приведет к ослаблению орденов и, как следствие - усилению императорской власти, а если Нерей III еще и окажется умным стратегом и политиком, то, это весьма вероятно сможет подмять под себя то, что останется, от орденов после.

- Все равно, непонятно почему Серые не напали на Инайру и Йорда,- не согласилась Мара, хотя высказанные Сирноком предположения серьезно обеспокоили ее

- Мара, ты не обратила внимание на одну маленькую, но очень важную мелочь,- заметил Ниро, продолжая увлекательно обстругивать деревяшку.- Инайра и Йорд на тот момент еще путешествовали вместе с Шевиром, я правильно запомнил имя вашего бывшего командира? Так вот насколько я помню историю нашего знакомства, Шевир тоже искал Чашу Богов при помощи неопознанной женщины. Возможно, появление Серых связано именно с ней.?

- Хорошо. А тогда где она нашла некроманта?

- Сирнок, вопрос не в том, где она нашла. Психов желающих поквитаться со всеми много. Вопрос не в том, как он смог так надежно прикрыть ауру. Хотя развитие магии не стоит на месте, но такое заклинание произвело бы настоящий всплеск активности некромантов.

- А если это разрозненные группы?- предположила Инайра.

- Не думаю,- покачал головой Сирнок.- Это получится настоящее восстание некромантов. А они, если б действительно устроили восстание, то не озаботились бы прикрытием аур. Работали бы в открытую, к тому же, это не объясняет, почему пропустили Инайру и Йорда. Ребята, давайте пока оставим этот разговор. Иначе мы влезем в такие дебри, что впору поворачивать коней и нестись раскрывать заговор.

- Ты думаешь, заговор?- подначила Мара.

- Да успокойся же ты,- рассмеялся Сирнок.- заговоры пораскрываем, когда найдем Чашу Богов.

- Ну… хорошо,- поломалась для вида девушка. Маре тоже было не в радость разворачивать коней на середине столь интересного путешествия

- Меня это безумно радует и внушает надежду, правдаслабенькую, что со временем ты подзабудешь этот свой план,- вздохнул Сирнок под дружный смех.

- Ложимся спать? Или еще поболтаем?- украдкой зевнул Ниро.

- Вот так соня,- улыбнулась Инайра.

- И нечего не соня, - надул губы парень, парадируя обиженного ребенка.- Соня это тот, кого поднять невозможно, а я за нормальный здоровый сон. К тому же, моя очередь дежурить приходиться на середину ночи.

- Точно, - спохватилась Мара.- У меня, кстати, тоже вахта, правда, перед самым рассветом, но спать пора, а то не выспимся, некрасивыми будем.

- Куда уж страшнее,- буркнул Ниро.

- Я тебя завтра убью,- зевнула Мара.- Сегодня пока ни до этого.

Тихо. Слишком тихо. Не ухнет пролетающая мимо сова. Не шелестят под ласковыми прикосновениями шалуна ветра, зеленые кроны деревьев. Слишком тихо. Проснувшись, Мара поймала себя на мысли, что с каждым днем все сильнее ждет подлянок и неприятностей. Может, расшалились нервы. Может, она просто устала. Все может быть, но девушка привыкла доверять своей интуиции, та еще не подводила ее. Все, что связано с артефактом, все сильнее обрастает мифами, тайнами, загадками. И это беспокоит.

- Тебе не спиться?- Мара резко обернулась, от чего серебристые ленты лежащие на плечах, шелохнулись, словно по ним прошуршал ветер. Йорд оказался совершенно незаметен, и если она видела его, то только потому, что он сам позволил ей увидеть себя. Странное дело. Она так легко примирилась с его присутствием под боком. Да и сложно было не примириться, иная статуя привлекает больше внимания, чем он.

- Да нет,- пожала плечами девушка,- я сама пока не понимаю. Толи не спиться, толи выспалась, толи просто спать не хочу.

Он только кивнул в ответ. Мара никогда раньше не встречалась с эльфами и тем более не общалась с ними столь близко, если пару фраз, бросаемых им иногда, можно назвать общением. Но, ее все рано не оставляло чувство, что их эльф какой-то другой, особенный. С другой стороны, у многих ли эльфов на щеке красуется прямой шрам от виска до уголка губ, теперь приподнятых в ехидной усмешке навечно. Врядли. Притом, Мару не оставляло подспудное знание, если Йорд захочет, от шрама не останется и следа. Он не хотел. Вообще, эта их авантюра все больше поднимала в душе ненужные сомнения. И привлекала большое количество новых персонажей. Но она отвлеклась, тишина по-прежнему тревожила, она, как снежная лавина, сорвавшаяся с горы, сначала маленький комочек, а затем мощный поток, способный погрести под собой все живое. Тревога выматывала, давила на сознание, делала излишне нервной.

- Хочешь, я схожу на разведку?- Мара снова вздрогнула.

- Ты что, мои мысли читаешь?- подозрительно спросила она, выискивая взглядом почти незаметную на фоне крон, фигуру.

- Нет,- девушке вдруг подумалось, что он улыбается, не ехидно или зло, а по-доброму, так как умеют улыбаться простые люди.- У тебя очень выразительное лицо.

- Никогда не думала,- пожала плечами Мара.- Йорд, может ты мне кое-что объяснишь?

- Хорошо,- безэмоционнальный голос невольно вызывал в памяти северные горы, с непроходимыми заснеженными пиками, крутыми навесами скал и бесконечно одинокого эхо.

- Почему ты пришел с Инайрой? Ведь мало того, что Темные, так еще и орки не самые правильные для эльфов попутчики.

- Я должен защищать Инайру.

- Она такая беспомощная?- удивленно протянула Мара.

- Нет.

На мгновенье Темной показалось, что в голосе эльфа проскользнули по настоящему теплые, почти человеческие нотки.

- Она не беспомощная. Наоборот, она очень сильная, но ее сила иная, чем, например, твоя.

Мара выгнула бровь, она была абсолютно уверенна, что Йорд заметил этот жест.

- Тебе еще много предстоит понять и узнать, Темная, а прежде всего, что сила бывает разная и не всегда заключается в физической выносливости и умении хорошо размахивать мечами. Пресветлая Риэль - ваша богиня,- она олицетворение той самой силы, о которой я говорю тебе: умение освещать собой все - это и есть самая великая сила в мире.

- Знаешь, а я понимаю, о чем ты говоришь,- Прошептала зачарованная девушка. Почему-то раньше ей этого никто не говорил, а она не догадывалась.- Возможно, если б таких людей, как Инайра, было б больше, жизнь на Шинаре стала намного лучше.

- Так и есть.

Горные вершины снова дрогнули, словно по ним соскользнул солнечный лучик, потревожив их вечную мерзлоту и исчезнув, навсегда оставив трепетное воспоминание о мимолетном госте.

- Тебе пора спать.

- Но я не хочу,- слабо возразила Мара

- Просто закрой глаза и послушай шелест ветра, послушай саму себя и…- бросив мимолетный взгляд на темную, Йорд поймал себя на том, что снова улыбается,- Мара уже спала. Для его расы не характерно проявление эмоций и даже тень - улыбки редкая гостья на лице обычного эльфа. Но, вот уже два года он живет среди людей и, возможно, невольно перенимает их привычки и особенности. Он даже играл сегодня в карты, причем, с представителем расы, с которой исторически сложились весьма натянутые отношения. И не только играл, он наслаждался подколками Ниро - мага - человека и присказками орка. Он оценил, по-настоящему оценил внутренние качества Мары: Темной, ровесницы Инайры. Странно, но в этой смешанной компании он чувствовал себя по настоящему хорошо. Все они приняли его таким, какой он есть. Со всеми достоинствами и недостатками. Для них вообще характерна терпимость. Беззлобно подшучивая друг над другом - порой шуточки были на гране фола,- но они тонко чувствовали тонкую границу, когда шутка становиться обидой и почти никогда не переступали ее, но если все же переходили, для них незазорно подойти и попросить прощенье, которое непременно получат, даже если не сразу. Все Темные, словно, излучали тепло, но может, так прорывалось их благородство, честь, все те качества, что отличали человека (да и не только человека), от пусть умного, но животного.

Утро принесло новые впечатление и эмоции. Мара всегда ценила тактичность ребят, дающих поспать, точнее, они так думали. Но насколько отличается девичий шепоток от, несколько отличать то пусть самого тихого шепота мужчины, звяканья котелка, который они предусмотрительно ставили на огонь, ехидное ржание коней, всеми силами пытающихся отравить пробуждение. Сегодня ничего не было. Она открыла глаза и еще спросонья уловила, как флюгер попутный ветер, запах завтрака. Инайра сидела у костра и помешивала в котелке кулеш.

- Ты когда встала?- зевнула Темная.

- Не так давно,- смущенно улыбнувшись, Светлая принялась теребить одну из сотен своих тонких косичек.

- Не верь ей,- посоветовал Сирнок, дежуривший последним.- Еще звезды не погасли, а она уже на ногах была.

На щеках Инайры выступил румянец.

- Ты чего?- удивилась Мара, нехотя вылезая из-под теплого плаща.- ты ведь ничего плохого не сделала, скорее наоборот. это эта парочка обормотов, как не старается все равно шумит, как стадо мушу. Остальные еще не просыпались?

- Нет,- невозмутимо откликнулся Сирнок - но скоро проснуться. Кстати, Инайра, тебя не смущает, что мы скинули приготовление еды на тебя? Может нам стоит восстановить очередность?

- Да нет,- махнула рукой Светлая.- Мне не только несложно, но я привыкла. Да и, вольно или невольно, но в вашем отряде я - самый уязвимый персонаж, так что хотя бы такую пользу я смогу принести.

- Что ты такое говоришь? - рассмеялась Мара, подставляя лицо солнечным лучам, еще по-утреннему прохладным, но уже понемногу набиравшим тепло.- У нас нет уязвимых членов, у нас каждый - ценность. Что бы тебе твой экс-командир не говорил, каждый человек уже ценность, привыкай.

- Привыкну,- пообещала Инайра, перекидывая косички за спину.

Тропинка напоминала пьяную змею, сплошные зигзаги, причем, порой, она поворачивала назад, делала несколько кругов, и снова, извиваясь, возвращаясь в нужном направленье.

- И это тропинка?- недовольно пробурчала Мара.

- Нормальная тропинка,- возразил Ниро,- если кое-кто припомнит начало нашего путешествия, то поймет, что бывает намного хуже.

- Не спорю, - вздохнула девушка, - хуже бывает, но реже, не правда ли?

- Не согласен,- покачал головой маг,- хуже нам приходиться намного чаще, чем вам кажется.

- Хуже нам прийдется, если мы не найдем артефакт,- устало вздохнула Мара.- Одна, весьма милая дажэ, посоветовала мне не перекладывать Чашу Богов в чужие руки, ибо иначе Шинар может стать совсем другим, извините, за точность цитаты не ручаюсь.

- Ты нам не говорила,- спокойно заметил Сирнок.

Мара перевела на него взгляд.

- Правда? наверное, забыла,- пожала плечами девушка. - Увы, ничего с собой поделать не могу.

- А с ними можешь? - поинтересовался Ниро, указывая на тропинку. Три десятка Серых перекрыли путь и всем свои видом показывали, что уходить не собираются.

- Они нас не пропустят?- прошептала испуганная Инайра.

- Не думаю,- покачала головой Мара.- Скорее наоборот.

- Готовы? - поинтересовался Ниро.

- Готовы,- расплылась в улыбке Темная, медленно доставая клинки. Рыцари рывком повыхватывали мечи.

- Интересно, почему они нам сдаться не предлагают?- хохотнул Ниро.

- Ты действительно думаешь, что они предложат нам сдаться или что мы сдадимся?- выгнула бровь Мара.

- Нет, но они все равно должны были предложить!

- Они нам ничего не должны.

- Вы будите сражаться или болтать?- не выдержал Сирнок.

- Одно другому не мешает,- фыркнула Мара под кивок Ниро.

- О боги вы послали этих двоих мне в качестве наказания?

- Ты будешь сражаться или сетовать,- передразнил Ниро.

- По-моему, рыцарям надоело ждать, когда мы определимся, что мы будем делать,- показала пальчиком Мара.

Серые действительно медленно надвигались на них. Как бы там ни было, рыцари выбрали очень не удачное место для нападения: узкая тропинка не позволяла им, развернув строй, просто смести стоящих на их пути. Инайра спряталась за спинами остальных. Ниро, Сирнок и Мара заняли привычные для себя позиции. Орк со своим мощным двуручным мечом оказался в центе. Мара и Ниро прикрывали его с боков. Эльф выбрал для себя одну из самых удобных точек, взбежав по стволу дерева на нависающую над тропинкой ветку. Йорд стрелял редко, но его стрелы, словно заговоренные, находили во внешне неуязвимых доспехах трещины, обрывая подобие жизни "поднятых". Впрочем, не только стрелы, но и мечи прекрасно справлялись со своей задачей. Наблюдая за происходящим, Инайра в очередной раз поняла, как несовершенно воспитание светлых чародеек, она ощущала себя такой беспомощной. Впрочем Светлая прекрасно понимала, что это устранимый недостаток врядли Мара откажется позаниматься с ней. Правда, что скажет на это Йорд, она даже не представляла. Пока Светлая раздумывала, остальные весьма живенько расправлялись с "поднятыми". Мара не раз успела порадоваться, что с мыслительными процессами у рыцарей серьезные нелады, попробовать рассредоточиться и обойти их по лесу им и в голову не приходило, к счастью. К тому же, они пытались нападать всей стаей, стремясь задавить массой, впрочем, это тоже было на пользу защищающимся - хороший воин всегда знает, как обратить ошибки противника себе на пользу. У Серых просто не было шансов.

В битвах время ускоряет свой бег и, кажется, пролетают только секунды или мгновенья, но на самом деле, сквозь песок убегают целые часы.

Мара устало прислонилась к дереву.

- Ты как?- подошедшая Инайра чуть смущенно улыбнулась.

- В порядке, - вздохнула Темная, чуть улыбнувшись.- Просто устала, - и, подумав, добавила.- Немного. Может ты сама?- чуть умоляюще посмотрела Мара, а Инайра, улыбнувшись, отошла к солидной горке закованных в Серые доспехи тел.

- … Да пребудете вы в свете, да минует вас тьма, да предстанете вы пред хранителем нашим, чисты от грехов…

Мара прислушиваясь к словам заупокойной молитвы, прикрыла глаза. В исполнение Инайры она звучала, словно по-иному, как-то добрее, что ли - Светлая девушка вкладывала в нее всю свою душу. В ней не было ни капли злости и, этих насильственно лишенных покоя людей, ей было по настоящему жаль. Наверное, боги слышат именно таких по настоящему светлых людей.

Зеленоватые листья никак не выдают скорое приближение плаксы-осени. Еще свежи и душисты травы. Но, только, кое-где, в густой кроне мелькали, едва тронутые золотом листочки, словно намекали, что они уже ждут вечно грустную повелительницу дождей. Уже появлялись в воздухе пряные запахи перепрелых листьев - первые запахи золотисто-багровой осени.

Костер уютно потрескивал, искры выстреливали в небо, где последними красками заката с ними прощался посланец Пресветлой Риэль - солнце. Пахло смолой и последними летними цветами, маленькими, едва заметными в траве ярко - желтыми золотницами.

- Ты уверена в том, что бросаешь туда?- приоткрыв глаза, Мара наблюдала за Инайрой, закидывающей в бурлящую воду какие-то травки и листочки.

- Конечно,- беззаботно пожала плечами Светлая.- такой отвар придает сил, утихомиривает боль и так далее. К тому же, я не раз видела, как его заваривает Йорд.

- А почему он сам этого не делает сейчас?

Глубоко вздохнув, Светлая рассмеялась.

- Мара, ты когда-нибудь, видела эльфа, занятого приготовлением банального отвара?

- Честно говоря, нет,- призналась Мара, заинтересованно присаживаясь.

- А вот я видела, и поверь, примерно такой вид должен быть у императора, подписывающего жизненно важные указы. Такое зрелище…

Мара рассмеялась. Представив себе Йорда в фартуке, с поварешкой в руке и высоком поварском колпаке.

- Да, ты права, зрелище еще то должно быть…

- Кстати, Мара.- Инайра посмотрела на умиротворенную Светлую.- Ты не могла бы научить меня…

- Чему? - приподняла бровь Мара.

- Понимаешь, я никогда в руках ничего тяжелее кухонного ножа, не держала, но путешествия не самое безопасное занятие. Я хотела бы научиться защищать себя самостоятельно.

- Ты что,- подозрительно прищурилась Мара, начиная понимать, к чему клонит Инайра.- ты хочешь, что бы я тебя сражаться научила?

- Ну, вообще-то, да,- пожала плечами Светлая.

- Ты себе это как представляешь. Взяла в руки мечи и пошла, крушить врагов? Это ведь не так просто.

- Так научи меня.

- Это требует серьезной физической подготовки, - Мара судорожно пыталась найти факты, к которым Инайра прислушается, и откажется от своей бредовой идеи. А вот бредовой ли? Мара тяжело вздохнула, при ближайшем рассмотрении, идея Инайры была не такой уж и глупой. Пока она путешествует с ними, ей, конечно, ничего не угрожает, но жизнь полна случайностей и магия не всегда может защитить, а сталь - это как бы то ни было будет универсальным и весомым аргументом для любого хорошо подумать, прежде чем с ней связываться.

- Ты мне поможешь? - в голосе, смиренно дожидающейся "приговора" Инайры, прорезались просящие нотки.

- Хорошо. Но подумай, что на это скажет эльф, и чем бы ты хотела овладеть.

- А я и так знаю,- призналась Светлая.

- Так как я плохо представляю себя с мечом в руках или с луком на изготовку. Может, ты научишь меня, как обращаться с кнутом?

Мара прикрыв глаза, усмехнулась. Инайра совершенно неосознанно, на одной интуиции, выбрала одно из самых удобных для нее видов оружия. Многим кнут мог показаться простой игрушкой пастухов и кучеров, но в по-настоящему умелых руках, он становился смертелен.

- Хорошо. Но давай не сегодня. У нас и так был весьма насыщенный день

- Не смею возражать, - лучезарно улыбнулась Светлая.

Мерная поступь убаюкивала. Солнышко ласково припекало, осень, словно решила повременить с наступлением и предоставила своему брату - лето, дополнительное время повластвовать на Шинаре. Обычно, золотень не так щедр на солнечные дни и хорошую погоду, но в этом году, погода, словно почувствовав, что происходит что-то необычное и решила помочь людям.

- Ниро, ты уверен, что едем правильно?

Молодой маг тяжело вздохнул.

- Я же вам говорил,- эта область сейсмологически нестабильна. Тропинка та, по которой я ехал в прошлый раз, но доедем ли мы по ней в Дорию за пару дней я не знаю.

- Мы могли поехать по тракту,- вздохнул Сирнок

- Только в нашем случае что тракт, что эта тропинка разница минимальная, - вздохнула Мара, покачав головой,- так что давайте просто ехать дальше.

- С этим возникают определенные проблемы, - голос, ехавшего значительно впереди, Йорда заставил непроизвольно вздрогнуть Темных.

- То есть,- приподнялся в седле Сирнок.

- Впереди большой завал.

- Нам только этого не хватало,- простонал орк.- Ниро, знаешь кто ты?

- Знаю, - совершенно спокойно откликнулся Темный,- ты регулярно меня просвещаешь в этой сфере. Но, позволь напомнить, я только сказал, что по тропинкам мы можем намного быстрее добраться до Дории, а согласились со мной все присутствующие, разве не так?

- Так,- согласился Сирнок,- но так хотелось свалить это на тебя, просто жуть.

- Знаю, знаю,- фыркнул маг, махнув рукой.- Сам порой принимаюсь судорожно искать стрелочника. Но Йорд, ты уверен, что там не проехать.

- Да. Там очень большой завал.

- А если оставить лошадей?- осторожно спросила Мара, идея была так себе. Но могла прокатить.

- Там даже вы ноги переломаете, - покачал головой эльф.

- А сам то ты проедешь?- ехидно выгнул Борь Сирнок.

- Сам? проеду.

- Проедешь?

- Проеду, - равнодушно подтвердил тот.

- Порой я его просто ненавижу,- выдохнул в сторону Сирнок. - тогда найди объезд, ну или придумай что-нибудь, а?

- Хорошо,- эльф, развернув коня, скрылся в зарослях.

- Сирнок,- подъехав поближе, Мара посмотрела на него. Ваши нелады с эльфом: личные, межрасовые или у них иная подоплека?

- Ничего подобного,- рассмеялся орк.- это можно назвать исторически сложившейся традицией. Знаешь, это сложно объяснить, но отношения между орками и эльфами можно сравнить с отношениями между светлыми и темными. Вроде и особых разногласий нет, но и согласие как-то не наблюдается. К тому же, прибавь сюда многочисленные войны, стычки и тому подобное. При этом, если очень припечет, вполне можем сражаться на одной стороне.

- Вы с эльфами на одной стороне?- не поверила девушка.

- Да, - подтвердив Сирнок, на мгновенье призадумался.- У нашей расы есть то ли предание, то ли легенда, а то и вовсе сказка о великой, по-настоящему Великой войне, в которой все расы сражались бок о бок. Рассказать не проси,- предупредил он, заметив в глазах Мары неподдельный интерес.- Я сам больше ничего не знаю, слишком уж древняя история.

- Прям, песок сыпется,- грустно пошутила Темная.

- Да нет,- не согласился Сирнок, - там уже ни какого песка не наблюдается. Она рассыпается в прах от малейшего прикосновения, вот так то.

- Эй вы, историки - расоведы вы расседлываться будете?- крикнул Ниро раскладывающий небольшой костерок.

- Я не думаю, что всезнающий и лучезарный обернется в мгновенье ока. Так что предлагаю устроить привал.

- Ты уже устроил,- недовольно фыркнул орк.

- Так вас же не дождешься.

Мара, спрыгнув с лошади, прекратила прислушиваться к набирающей обороты перепалке, все, что там будет сказано - она уже слышала.

- Мара?

Темная обернулась. Инайра вопросительно смотрела на нее. Темная едва не застонала, вспомнив, что обещала Инайре.

Йорд недовольно посмотрел на завал. Разломы в земле, упавшие и вывернутые с корнем деревья. Ни пройти, ни проехать. Конечно, он мог просто повернуть и уехать, куда глаза глядят. Но для того, чтоб оставаться в этой весьма не характерной для эльфов компании, была серьезная и очень веская причина, а посему придется искать объезд. Спрыгнув с коня, эльф сел на относительно крепкий пенек и прикрыл глаза. Сознание наполнилось звуками леса. Звери и птицы потянулись к нему, желая помочь старшему брату. Эльфы вообще намного ближе к природе, чем ктобы-то ни было и как это ни парадоксально, но все на Шинаре взаимосвязано. Люди - господствующая раса. Вампиры - посланники смерти - ее дети и ее тень. Они покланяются ей и ей же служат. Орки - лучше, чем остальные понимают скалы и горы, да и землю вообще. По-настоящему сильный орский шаман может повернуть реку вспять, сравнять горы с землей, превратить заливные луга в болото ну и так далее. Так же, только эльф может превратить серенького ушастика в подобие разъяренного тигра. Любое живое существо с радостью поможет эльфу, например, предоставит свое сознание для наблюдения, покажет почти незаметную тропинку, по которой могут пройти лошади, не зря эльфы не только прирожденные лучники, но и лучшие следопыты. Вот только элвары не взяли от своих предков нечего из лучшего. Впрочем, все это отвлеченные рассуждения. Объезд есть, а это главное. Правда, с тем же успехом можно вернуться и выехать на тракт. Разница во времени получалась небольшой. Но, что-то подсказывало - не все согласятся с разумной идеей путешествовать по нормальной, утоптанной дороге. Йорд потер шрам, с одной стороны, он мог избавиться от него усилием воли, но с другой, тонкая полоска служила напоминанием о его глупости и самонадеянности. Чудные дела творятся нынче на земле Шинара. Путешествие с орком не доставляло неприятностей, а люди последнее время уже не казались бесполезными и никчемными существами, впрочем, он немного приврал, никчемными существами люди уже давно ему не казались. Вольно или невольно, он научился замечать их положительные и отрицательные качества. Возможно, он когда-нибудь пожалеет об этом, но среди его расы пророки встречались крайне редко. Прикрыв глаза, Йорд медленно выдохнул, страшно хотелось плюнуть на все и повернуть назад в Хрустальный Предел, где всегда светит солнце и царит вечное лето. Оказаться в окружении сородичей, послушать родную, почти забытую речь. Встретиться с врагами, друзьями. Ему, порой, очень не хватало размеренного течения времени под сенью Предела, его время еще не пришло, но осталось уже немного, но…Но что тогда, что он будет делать, когда в его ладонь ляжет подписанный его Величеством свиток, разрешающий вернуться?

Инайра плюс оружие (неважно какое) равно опасность. Большая опасность. Огромнейшая опасность, но, прежде всего для нее самой. После часового издевательства над Светлой и самой собой, сопровождаемого ехидными комментариями Ниро и Сирнока, Мара поняла - Правильно Светлые не дают своим чародейкам в руки оружие, ибо жить хочется всем, а Инайре проще жить, находясь на приличном отдаление не только от колюще - режущего, даже от банального хлыста. Впрочем, начало занятия прошло очень даже хорошо. Пока она просто держала кнут за рукоять - все было просто замечательно, но когда Инайра попыталась просто щелкнуть, она едва не распорола себе щеку, потом хлыст несколько раз обернулся вокруг ног. Вообщем, чем дольше продвигались занятия, тем становилось хуже.

- Я совершенно никчемное создание, - тихо всхлипнула девушка,

- Ну что ты, все не так плохо, как тебе кажется,- попыталась утешить ее Мара.- Просто у тебя и без того много талантов, чтоб приплюсовывать к нм еще и умение виртуозно сражаться.

- Врешь,- всхлипнула Инайра.- Но все равно спасибо.

Мара растерянно обернулась на ребят, также совершенно не представлявших что делать.

- Глупенькая, - Мара приобняла девушку за плечи.- Низкая самооценка- это не самое хорошее, что может быть в жизни. А сейчас, внимательно слушая меня, если боишься не запомнить, то записывай. Во-первых, ты честная девушка, причем не просто честная, но и благородная - поняв, что твой командир задумал подлость, ты нашла в себе силы пойти ему наперекор.

- Я просто испугалась за свою жизнь,- робко отвела аргумент Светлая.

- Инайра поверь, когда бояться за свою жизнь, тихонечко сидят в уголочке и не рыпаются, покорно выполняют все, что требуют. Второе, ты самая добрая девушка, которую я встречала в жизни.

- Это не достоинство,- слабо пискнула Светлая.

- Еще какое достоинство,- не согласился Сирнок.- ты просто еще не поняла, насколько большое.

- В третьих, ты умеешь готовить и с твоим появление наша жизнь значительно облегчилась.

- Но…

- Не перебивай, - махнула Мара.- Ты умеешь слушать. С тобой даже эльф ведет себя по-человечески.

- Но…

- Инайра,- Мара прищурилась.- Запомни одну вещь, есть люди, которым просто не надо брать в руки оружие. К тому же, ответь мне на вопрос: ТЫ сможешь убить человека? Просто взять и оборвать его жизнь? Сама?

Светлая призадумалась, затеребив в руках тонкую косичку.

- Нет, наверное, нет,- едва слышно проговорила она.

- Ну и не о чем говорить,- улыбнулась Мара.- Ты просто будь собой, немного робкой и милой девочкой, а сражаться за тебя кандидаты надуться.

- Уверенна?

- Конечно, уверенна, - рассмеялась та.

Смеркалось. Тихо стрекотали цикады, ухали совы, выбираясь из своих гнезд, когда наконец-то вернулся Йорд.

- Привет, ушастый, нашел объезд?- тихо поприветствовал Сирнок, стараясь не разбудить спящих девушек.

- Нашел,- тихий, без эмоций голос, всегда вызывал у Сирнок ассоциации с призраками, бесплотными и эфемерными созданиями.

- Там проехать можно? - этот вопрос на нынешней момент приобретал огромное значение, и поэтому не удивительно, что ответа на него орк ждал с трепетом и нетерпением, ведь, как известно, надежда умирает последней. Эльф скривился, своим видом показывая личное мнение. Дела плохи, понял Сирнок, получалось, что в их случае надежда преставилась еще до приезда Йорда

- Можно попробовать,- никогда и никому бы орк не признался, что эта короткая фраза заставила его вознестись на небо от счастья.

- А сколько времени это займет? - Йорд улыбнулся про себя, уловив трепет в голосе вахтенного, с одной стороны было жать его разочаровывать, но с другой.

- Недели полторы, может больше.

А эта фраза ввергла Сирнока в пучину отчаянья.

- Откуда столь точные сведенья?

- Подсказали.

Сирнок закашлялся, воззрившись на него безумными глазами.

- Что и тебе начали?

Теперь пришла очередь Йорда удивляться.

- Ты о чем?

- Ну, кто тебе подсказал?

- Природа.

- Хвала богам, - выдохнул орк.- последнее время с подсказками нам так везет, что хоть из дома не высовывайся. Ешь и ложись спать, тебе и так сегодня пришлось поработать, так что от вахты ты освобожден.

Приператься эльф не стал. Молча отошел к спящей Инайре, завернулся в плащ и уже через секунду спал. Сирнок вздохнув, пошевелил в угасающем костре угли, создавалось впечатление, что сами боги делают все, что б осложнить их путешествие

Утро выдалось прохладным, впервые за несколько последних недель. Не до конца проснувшаяся Инайра, позевывая, зябко куталась в плащ. Мара, решив, что нынешнее утро не стоит ее драгоценного внимания, укрылась с головой и на все попытки напомнить, что пора просыпаться, отвечала категорическим отказом.

Собрать всех у костра удалось далеко не сразу, но, когда чувство долга наконец-то проснулось, в обсуждение текущего положения дел включились все.

- Значит, у нас нет богатого выбора, так какой смысл возвращаться?- протянула, еще не до конца проснувшаяся Мара.

- А переломать ноги лошадям смысл есть?- изогнул бровь Сирнок, от возмущения отставив в сторону кружку с травяным отваром…

- Еще не факт, что мы переломаем им ноги. Если Йорд проехал, значит сможем и мы.

- Не сможем, - не согласился орк. - как ни приятно признавать, но там где пролезет остроухий, остальные не пролетят.

Все невольно перевели взгляд на его уши, слегка заостренные, весьма схожие по форме с ушами Йорда.

- Да что вы прицепились к моим ушам,- возмутился Сирнок, вызвав на губах эльфа легкий намек на улыбку, обычно, это была его фраза.

- Да ладно вам,- махнул, зажатым в ладони бутербродом, Ниро.

- Речь не о том, у кого какие ухи, а о том, есть ли нам смысл возвращаться или устроить себе полосу препятствий?

- Не ухи, а уши,- шепнула Инайра, едва увернувшись, от пронесшегося в опасной близости от лица, бутерброда.

- Какая разница?- неподдельно изумился Ниро, - ухи они в Вора ухи, так-то.

- Вернемся к делу,- зевнула Мара.

- Я все-таки считаю, что надо попробовать проехать в Дорию, не возвращаясь на южный тракт.

- Не согласен,- решительно отозвался Сирнок,- есть риск потерять лошадей, а в нашем положении это…

- Не передергивай,- пригрозила пальчиком Мара.- Следующий.

- Может, стоит попробовать,- задумчиво протянула Инайра.- мы ведь ничего не потеряем.

- Кроме времени,- недовольно буркнул Сирнок, уже понимающий, что преодолевать полосу препятствий им все же придется.

- Ну, стоит признать, время мы не потеряем?- чуть смущенно, улыбнулась Светлая.

- А что мы тогда сделаем, Инайра, а?

- Сирнок явно находился не в самом лучшем расположение духа

- Как ни прискорбно, но особого времени мы не потеряем, что так приблизительно полторы недели, что так

- Но, полторы недели по тракту, как-то предпочтительней полутора недель по сложно-проходимой местности,- попытался воззвать Сирнок к голосу разума.

- Ну, вы-то скажите что-нибудь,- перевел орк стрелки на Ниро и Йорда.

- А что мы можем сказать?- пожал плечами Ниро.- судя по всему, наши красавицы уже все решили и нам ничего не остается, как подчиниться их капризам.

- Это безумие,- простонал Сирнок. А Йорд молча встал и принялся оседлывать коней.

Это действительно была безумная идея, признала Мара уже через четыре часа. Но, естественно, в слух она ничего не сказала. Еще чего ни хватало. Некоторые завалы приходилось обходить на своих двоих, что очень нравилась лошадям и совсем не нравилась людям.

- А я говорил, - бурчал себе под нос орк,- я говорил, что нам нужно идти на тракт.

- Говорил,- согласился Ниро, идущий рядом,- но решение принимали дамы. А значит, впереди…

- Ниро,- резко окликнула Мара.- Помолчи, ибо если ты что-то скажешь по поводу нашего путешествия, то эта неприятность обязательно случиться.

- С чего ты взяла, что я опять собирался напророчить неприятность,- неподдельно возмутился Ниро, запустив механическую руку в волосы.

- У тебя дар накликивать на нас неприятности.- Но, ведь я ничего не сказал.

Рычание заставило всех вздрогнуть. Шкурала разъяренно хлестала хвостом по пушистым бокам.

- Тебе достаточно подумать,- шепнула Мара. Ситуация выглядела ни самым приятным образом. Ближе всего к разъяренной кошки находилась замершая Инайра.

- Я больше так не буду,- шепнул Ниро.

- Ты уже это говорил,- отбрила его Мара, судорожно прокручивая в уме разные ситуации. Любое резкое движение и шкурала прыгнет. Прыгнет на беззащитную Светлую… Эльф медленно завел руку за спину, когда рычание раздалось над головой Мары. Кошек оказалось две, и это в лучшем случае.

- Не надо,- одними губами шепнула Инайра и вдруг улыбнулась, ее губы что-то шептали, просто слова, но почему-то, от ее улыбки становилось спокойнее.

Инайра вспоминала то, чему ее учила мама - древние слова единения - слова, о которых ей рассказали и в Цитадели Светлых.

- Ареа ро литони, прислушайся к сердцу и тишине в нем - мы едины. Мы часть всего сущего, наше единение - это часть мира…- она просто шептала слова, всем своим существом пытаясь достучаться до сознания жутких хищников. Пусть даже их не усмирить. Инайра прекрасно знала, что если ими двигает голод - это не поможет, но еще она прекрасно знала, монотонное цикличное повторение работает наподобие маятника. Возможно, этот простой заговор, ослабит концентрацию готовых к броску кошек. Но еще она чувствовала их страх. Эти хищники, приводившие в панику и наиболее крупные отряды, боялись их. Она чувствовала, как единение, о котором она повторяла, постепенно затягивает и ее. На ее глаза, как-будто, накидывали пелену, не то шелковый платок, не то вечерние сумерки. Инайра, словно, по-иному увидела мир. Ее восприятие исказилось, став более выпуклыми, более отчетливым, перейдя в какую - то другую плоскость. Инайра, словно, со стороны увидела своих спутников, напряженных, излучающих, пока сдержанную агрессию. А еще, она поняла, чего боялись хищники, они боялись за пару дымчатых детенышей, беззаботно кувыркавшихся в траве минуту назад, а сейчас прижимающих к голове миленькие пушистые ушки, пытаясь старательно скопировать оскал матери и отца. " Надо же",- подумала девушка. - " Я никогда не знала, что шкуралы живут семьями. Не бойтесь", - Инайра всей силой своей души потянулась к обеспокоенным родителям, "мы не причиним вам вреда. Мы просто пройдем мимо, мы тоже боимся, мои друзья бояться за меня, как вы за сына и дочь. Мы просто пройдем мимо, они даже не посмотрят туда". Инайра повторяла и повторяла простенький заговор. И всей душой тянулась к ним. Мара когда-то сказала, что за нее есть, кому сражаться. Она тоже может сражаться, но кто сказал, что сражения эти должны происходить с мечом в руках? Инайра боялась того, что кошки прыгнут и придется принять бой, придется проливать кровь, и кто-то кого-то потеряет сегодня. Может, она была не права, но ей очень хотелось, что б все прошло мирно.

Сирнок старался даже дышать через раз. Ему казалось, что еще немного и кошки кинуться, и растерзают Светлую. Слишком уж они заворожено следили за ее равномерным покачиваниям, вслушивались в слова, которые, возможно, срывались с ее губ. Ибо даже он, со своим слухом орка, не мог расслышать их.

Маре хотелось броситься вперед, вытолкнуть Инайру из-под линии удара и закружиться в вихре боя, но она видела, что сейчас у них есть шанс пройти, не обнажив оружия, и это полностью зависит от Светлой. Инайра казалась полностью погруженной в подобие транса. А, может, не подобие, а сам транс? Мара почувствовала, как по спине пробежали липкие мурашки страха. Леденящие душу предчувствия. Она увидела, как кошки подобрались для прыжка, еще секунда и начнется… При самом лучшем раскладе, у них появятся раненые разной степени тяжести. Мара постаралась максимально расслабиться и прислушаться к себе. В моменты сверхнапряженности, тело порой лучше работало без участия разума, само, зная, что и как нужно делать. Мара мысленно приготовилась к бою. но то, что произошло, удивило всех.

Кошки просто спрыгнули со своих мест и просто ушли.

- Это что было?- Мара так и не поняла, то ли она так подумала, толи все-таки спросила, у не веривших своим глазам ребят.

- Не знаю,- шепнул Сирнок, но предлагаю воспользоваться столь любезным поступком хищников, и судорожно сделаем ноги.

- Согласны,- переглянувшись, все мгновенно тронулись в путь.

Йорд сидел, не отрываясь от огня. То, что произошло сегодня, не укладывалось в голове. Инайра просто не могла сделать то, что сделала. Умение так сливаться с природой, дано не всем его сородичам. Если б она родилась эльфийкой, то, если судить по сегодняшнему, она могла стать Великой Жрицей и простому воину, пусть даже и служившему в личной охране короля, мысли о ней были бы заказаны. Но, с другой стороны Инайра, не была эльфийкой. она была простой… нет не простой, но человеческой девушкой и, как и прежде, мысли о ней должны быть ему заказаны.

Мара ворочалась с боку на бок. Она не понимала, что произошло, как произошло, что самые дикие кошки, самые опасные кошки Шинара, которые весьма часто бывали замеченными в людоедстве, просто ушли с их пути. Казавшаяся с начала такой простой, Инайра, оказалось, хранит весьма интересные тайны. Как бы там ни было, они продолжали путь, путь к самому таинственному артефакту Шинара. И если о тайнах, то как поживает Карм? Молодой человек умел напустить тумана на самые, казалось, простые вещи. Маре не раз казалось, что, если припереть его к стенке и хорошенько потрясти, то можно узнать все, начиная от того кто же создал Шинар,(впрочем это-то давно известно), заканчивая тем что ел на обед его светейшесво император.. Карм был совершено не похож на всех известных ей людей, да и нелюдей тоже. Абсолютно самодостаточный, хороший воин, но это по умолчанию, наверняка к его ногам бросались самые красивые девушки Шинара. К тому же, Карм должен быть весьма искусным магом. Чем иначе, кроме магии можно объяснить его многочисленные фокусы. Вот только где он учился? Мара была абсолютно уверенна, что если хорошо поискать, то нигде нельзя будет найти ни одного упоминания о нем. Но все, что Мара знала о нем, все о чем догадывалась, подогревало ее неумеренный интерес к нему. Очень не хотелось признаваться, но сейчас ей очень не хватало его теплых глаз, чуть насмешливых и таких… родных. Измученная мыслями, Мара села и сжала в руках маленький кулон, одетый на шею причиной ее бессонницы.

- Ты снова не спишь,- Мара перевела взгляд на Йорда, он не отрывал взгляда от пляшущего пламени, рассеяно потирая едва заметный шрам.

- Нне сплю,- кивнула она.- Знаешь, это уже становиться смешным. Все чаще, когда мне не спиться я натыкаюсь на тебя. Расскажи мне что-нибудь, а?

- Что?

- Что нибудь, например, что сегодня случилось на тропе. Честно говоря, я ничего не поняла. уголки губ эльфа слегка дрогнули.

- Это сложно понять. Инайра начала читать заговор единения. В исполнении людей. Обычно он срабатывает на подобье маятника и позволяет выиграть несколько секунд. Но то, что сделала Инайра - это чудо. Не банальная магия, а именно истинное чудо. Начав читать простой, малоэффективный заговор, она сумела обратиться к настолько глубинным и потаенным силам, что даже мне это не подвластное.

Мара присвистнула. Услышать такое от эльфа это просто нечто…

- А такое часто случалось?

- Нет, никогда, никто из людей раньше не мог так глубоко проникнуть в сознание животного, заставить его уйти. Не говор, никому, но я сам ничего не понимаю.

Мара, расплылась в улыбке.

- Я ни кому, не скажу, только расскажи мне, что-нибудь еще.

- Хорошо. Ты хорошо знаешь историю эльфов?

- Честно говоря, не очень. А что?

- То, что я расскажу - то ли сказка, то ли миф, но может, было на самом деле. Эльфийская династия почти непрерывна. У нас не бывает переворотов, революций, заговоров. Но однажды, династия прервалась. Первая и последняя элтьфийская королева Эльфирана умерла бездетной. У нее не было мужа и никогда, ни на кого она не взглянула. Говорят, она носила траур, ее волосы никогда, не отрастали длиннее мочки ушей. У нас - это признак глубокой скорби. Носила мужскую одежду. А на поясе всегда висел острый вампирский кинжал, это притом, что эльфийки не берут в руки оружия. Никогда. Это оскорбляет их. Говорят, однажды была война и после нее в нашу страну пришли вампиры. Они долго говорили с тогда еще принцессой. А когда ушли, то косы Эльфираны упали на пол. У нее был жених, выбранный ее отцом. Но, он умер от удара кинжалом. Об этой нашей королеве ходят легенды. Однажды она покинула Хрустальный Предел и на ее посольство напали. На помощь ей пришли не только люди и элвары, но и вампиры. Говорят, именно она сумела установить с ними торговые связи, наладить дипломатическую переписку, многое, чем мы пользуемся до сих пор, создала она. Но ни в одной летописи, не найти точного упоминания о ней. Многое замалчивается, многое, что существует в легендах никогда, не найдет своего подтверждения в реальности.

- Наверное и история людей хранит в себе множество тайн?- Мара невольно поддалась вперед.

- Конечно, только память людей еще более коротка, чем память, например эльфов, да и живете вы, не в пример, меньше, так что ваши тайны похоронены еще надежнее.

- Хотелось бы мне больше знать о них,

- А есть ли смысл, Мара? Некоторые вещи не зря спрятали подальше от чужих глаз.

- Ну не знаю,- протянула девушка. В Серых зрачках отражались языки костра, лес непривычно тих, словно боялся неосторожным шепотом потревожить спящих людей. Несмотря на то, что стояла поздняя ночь, лес не казался опасным или не дружелюбным. Наоборот. Он казался гостеприимным хозяином, желающим угодить. Маленькое, относительно ровное место, где они расположились на ночевку, нашел Йорд. Скрытое завалами валежника и нагромождением камней, оно казалось почти недостижимым, но они все же забрались, пусть и не сразу. Мара невольно передернула плечами, вспомнив, как "поехала" с земляной насыпи вниз, когда уже почти поднялась. Неудачно выбранный для фиксации ноги камень, едва не свел получасовые усилия на нет. Царапина, оставленная длинной сухой веткой почти зажила, точнее от нее осталось только едва заметная красноватая линия.

- И все-таки, тебе надо поспать,- бросил Йорд,- а то меня завтра обвинят, что я бессовестно скинул на тебя ночное дежурство.

- Не посмеют,- фыркнула Мара, поплотнее закутавшись в плащ,

- Сирнок посмеет и опять подкинет мне середину ночи,

- Вы сами не хотите, что б я дежурила наравне, - невозмутимо пожала плечами девушка, протянув руки еще ближе к огню. Извивающиеся языки чуть щипали кожу, глаза неумолимо слипались и, по довольным глазам эльфа закралось смутно подозрение, что не обошлось без какой-то специфической эльфийкой магии, - почему-то всегда, когда он говорит, ее тянет спать. " Котлеты наверчу из него" решила девушка, погружаясь в сон. Йорд прислушался к размеренному дыханию Темной и снова улыбнулся.

Встав, потянулся до хруста и сморгнул. Темная даже не представляла, как тяжело смотреть ночью обычным зрением, по-кошачьи вытянутые зрачки улучшали обзор намного больше, но открывать ей эту тайну ему не хотелось. Эти девушки и без того много знают.

Утро выдалось пасмурным. Мара недовольно поморщилась. Ей совершенно не хотелось вылезать из-под теплого плаща

- Ты собираешься вставать или нет?- уперев руки в бока, Сирнок уже третий раз пытался убедить ее встать.

- Дайте ей отдохнуть,- расплылась в улыбке Инайра,- я сама соберу вещи и приготовлю завтрак.

- Завтрак уже приготовил Ниро.- отмахнулся Сирнок.- Мара, немедленно вылезай!

- В ответ Темная только что-то невразумительно пробормотала, повыше натянув одеяло.

- Что ты сказала,- отпрянул Сирнок, недоуменно смотря на плотный кокон.

- По-моему,- хохотнул Ниро,- Мара культурно попросила оставить ее в покое,

- Зная Мару, я не думаю что очень культурно,- прыснула Инайра.

- Вы бы лучше помогли ее поднять, чем злословили,- возмутился Сирнок, переведя на молодых людей свое недовольство. Йорд устало помассировал виски - да, утро не задалось и, что-то подсказывает - будет еще хуже. Выцарапать Мару из-под одеяла пока не получалась. Темная чувствовала себя усталой и разбитой, нестерпимо ныло плечо, в которое вонзил меч Серый. Наверное, к перемене погоды. Сирнок недовольно посматривал то на кокон с Марай внутри, то на все темнеющие небо.

- Кажется, дождь собирается,- озабоченно проговорил Ниро, намертво увязнув в волосах протезом.

- Ниро, не карк…- Сирнок осекся, на щеку упала тяжелая, наглая дождевая капля. Она медленно ползла по коже, оставляя неприятно холодящий след.-… кай. Поздно,- обреченно вздохнул он.- Надо натянуть тент, иначе промокнем. Мара, может, вылезешь и поможешь?- в голосе орка проскользнули знакомые ехидные нотки, говорящие, что лучше не спорить. Нехотя, девушка поднялась, холодный ветер мгновенно выстудил хранившие тепло одеяла одежды. Невольно передернув плечами, Мара включилась в процесс натягивания тента, понимая, чем быстрее они справятся, тем быстрее ей позволят вернуться под теплое и еще сухое одеяло… Резкий порывистый ветер решил максимально осложнить, в принципе простой процесс натяжения полога, ткань вырывалась из рук, хлестала. Повлажневшими углами по лицу, Ниро пару раз весьма нелицеприятно высказал свое мнение по поводу их везения, оказавшись наиболее эмоциональным в тот момент, когда край полотнища ударил его по глазам, предъявив для опознания маленьких, желтеньких птичек и разноцветные звездочки. Инайра судорожно зачаровывала ткань на водонепромокаемость. Влагоотталкивающая руна оказалась только у нее на жезле. Когда же, наконец, все было закреплено и натянуто, дождь наигрывал по пологу задорную мелодию не оставляя надежды на скорое успокоение. Мара немедленно вернулась под одеяло. Ей совершенно не хотелось вылезать, а еще больше хотелось, чтоб одеяло снова уютно нагрелось.

Инайра поплотнее запахнула куртку, прислушиваясь к грустной мелодии дождя, напомнившую ей редкие моменты во время скитаний по Шинару, когда Йорд - доставал странную витую флейту и… тихо, что б никто не услышал играл. Девушка вздохнула. Она - простая, человеческая чародейка, у которой даже своей магии нет, приходится использовать чужую силу. И ей, как и многим другим, безумно нравился красавец эльф. Когда ей сказали, что он будет путешествовать с ней, сердце затрепыхалась, забилось сотнями бабочек. Но тогда,на ее лице не отразилось ни единой эмоции. Слишком хорошо она всегда умела управлять ими. Раньше. Сейчас ей все сильнее и сильнее хотелось подойти, обнять и зарыться в теплое плечо лицом. Ей вспомнилась темная ночь, когда сердце билось быстро-быстро, точно хотело выпрыгнуть из груди. Теплые руки, обнимающие ее и тихий шепот: " пора идти". Это казалось сказкой. Чудным сном. Ей так хотелось повторить эти моменты. Когда Карм помог найти его, ей снова показалось, что в его радужных глаза мелькнул какой-то теплый огонек.

Йорд поморщился, ему не нравилась такая погода. Ему не нравилось непроглядное серое небо. Сплошная стена дождя. На душе, как говорят люд, муторно. Рукой нащупал карио, поднес к губам и… это была не музыка. Это было нечто большее. В шум дождя тонкой нитью вплеталась МУЗЫКА. Легкими крылышками бабочек прикасалась она к душе. Проникала в самые потаенные уголки. Она низвергала в саму бездну и возносила на небеса. Она рождала прекрасное и губила все то темное, что могло свить жгучий клубок в сердце. Витая флейта в его руках рассказывала о красоте Хрустального Предела, о том, как играют солнечные лучи на подпирающих вечно голубое небо шпилях. Рисовала трепещущий на теплом ветру белоснежный листок и алеющие среди белой травы крупные цветы с пряным ароматом. Она вела по тенистым улочкам и извилистым тропинкам. Маленькая флейта карио будоражила и успокаивала, создавая над замершими спутниками, словно, сияющий щит, от которого отскакивали желающие похоронить их с головой. Оставляя Светлые следы на душе, мелодия оборвалась., а Йорд удивленно обвел взглядом собравшихся.

- Это нечто,- выдохнула Мара, незаметно вылезшая из-под одеяла.- А почему ты раньше не играл?

- Не хотелось,- пожал плечами эльф.

- Он когда хочет, может заставить даже мертвого отплясывать.- Подала голос Инайра.- мне всегда нравилось его музыка.

Йорд перевел взгляд на нее, он никогда не подозревал, что Инайра слышала его игру и, тем более, что ей нравилась. Среди сородичей он не слыл виртуозным музыкантом, скорее наоборот.

- Да ладно вам,- отмахнулся он, но восхищение спутников было приятно, даже очень. Наверное, он слишком много времени провел среди людей.

Кто-то там, наверху, решил все-таки смилостивиться над ними и к обеду, сквозь казавшуюся непроглядной завесу туч, пробился тонкий лучик солнца. Вместе с ним медленно прокралась надежда, что на следующий день можно будет продолжить путь, впрочем, в том случае, если Мара сумеет перебороть внезапно проснувшуюся лень.

Это было нечто. Утром, когда Сирнок открыл глаза, Мара уже сидела, закутавшись в плащ.

- Что с тобой,- вытаращив глаза, почему-то шепотом спросил орк.

- Не спиться, - вздохнув, призналась девушка.- Может, просто вчера отоспалась?- предположила она.

- Может,- согласился Сирнок, вылезая из-под плаща. Удивления этого утра от проснувшейся первой Мары не закончились, костерок уже весело потрескивал, но, что еще больше удивило его - в котелке ключом бурлила вода, а Темная рассеяно крошила в нее какие-то травки.

- Слушай, может, ты заболела?- невольно высказал предположение Сирнок.- а, кстати, где Ниро?

- Пошел лошадей спускать, чтоб, как только вы проснетесь, можно было тронуться в путь.

- Нет, с вами точно что-то не то,- пробормотал Сирнок, пытаясь осознать, что произошло с его друзьями, в здравом размышлении, придя к выводу, что нужно просто наслаждаться тем, что есть, ибо врядли их помешательство продлиться долго.

Они двигались очень медленно, приходилось внимательно смотреть под ноги, что б не покалечиться. Девушки и Ниро с легкой завистью посматривали на орка и эльфа, для них, казалось, не существует никаких преград. Коряги, нагромождения камней, змеистые расщелины они преодолевали с такой непринужденной изящностью, что, казалось, они, двигаются по хорошо вымощенной дороге. Мара успела уже не раз пожалеть о том, что не согласилась вернуться на южный тракт, а настояла на своём, в результате, они вынуждены тащиться неизвестно где. Все силы уходили на то, что б без травм преодолеть очередное препятствие. Очень "довольные" взгляды, которые изредка бросал Ниро нервировали, хотелось развернуться и от души поорать. Долго- долго, с душой, пока со всех окружающих деревьев пооблетают листья. Настроение стремительно портилось, словно солнце исчезало, под быстро набегающими тучами. Естественно, делать привал раньше запланированного времени никто не собирался. Да и негде. Местность не изобиловала ровными площадками, на которых можно разбить лагерь и отдохнуть. Вполне могло получиться так, что сегодня им пообедать нормально не получиться.

- Голодны?- Мара удивленно посмотрела на Йорда. Уже не раз ей казалось, что он читает мысли.

- Не очень,- буркнула она в сторону.

- Безумно,- расплылась в улыбке Инайра.

Мара отвернулась, что б ни кто не заметил, как подрагивают в улыбке губы. Все-таки хорошо, когда есть кто-то, кто скажет, что хочет есть, спать или отдохнуть, позволив тебе сохранить лицо. Йорд скользящими шагами прошел вперед, исчезнув за очередными валунами.

- Пойдем за ним или здесь подождем?- поинтересовался Ниро. Придерживающий лошадей под уздцы.

- Подождем, если там нет ровной площадки, он вернется и скажет. Тогда будем думать, как отдохнуть в таком оригинальном месте.

- Странное дело, раньше таких завалов не наблюдалось, - покачал головой Ниро.- Местность здесь, конечно, не самая спокойная, но и простого землетрясения для таких завалов маловато.

- Ты говорил, что не ходил по этой тропе два года, за это время могло пройти не одно землетрясение,- заинтересовалась Мара, увлеченно пытаясь закрепить выскользнувшую из кос прядь.

- Сколько, по-твоему, должно пройти землетрясений, что б образовались такие завалы?- задал контрвопрос Ниро.

- Но тогда, что могло привести к такому результату?- склонила голову на бок Инайра.

- Ну, не знаю,- пожал плечами маг,- может выброс энергии большой мощности.

- Представь себе? какой должен был быть этот выброс,- покачала Мара головой.- Таким потоком почти невозможно управлять. К тому же? на что могло пойти такое количество силы?

Инайра прикрыла глаза заданный Марай вопрос всколыхнул какое-то странное ощущение. Светлая прокручивала в голове все, что с ней произошло за последние время…

- А мог такой выброс был результатом некрообряда?

Мара вздрогнула и перевела взгляд на Светлую. Как она могла не подумать о самом простом ответе на многие вопросы. Появление Серых рыцарей - это последствие проведенного неизвестным некромантом обряда "поднятия". Некромант, сумевший провести такой обряд и остаться незамеченным, должен был найти весьма уединенное место. Обряд не мог не сопровождаться выбросом силы.

- Мы идем в эпицентр!- ахнула девушка.

- ЧТО?!!- хором воскликнули Инайра и Ниро, Сирнок только вопросительно изогнул бровь.

- Мы с вами двигаемся в эпицентр того места, где неизвестный некромант поднял огромное количество Серых.

- Тогда все понятно,- кивнул Ниро,- завалы, словно, образовали стену, сначала почти непроходимую, а сейчас идти стало проще.

- Согласна, - кивнула Мара. - Не скажу, что очень сильно, но идти действительно легче, а если они еще и телепортировались, тогда все становиться понятным.

- Все,- недовольно буркнул Сирнок.- вам. Может, подробно все объясните?

- Притом очень внятно, четко, без ваших терминов и тому подобного.

- Во время проведения любого обряда,- начала совершенно спокойно Мара.- Имеет место, так называемый, откат - уходят излишки силы. Чем больше сила призвана, тем сильнее откат.

- Но ни у Ниро, ни у тебя я откатов не наблюдал,- недоверчиво пробормотал Сирнок.

- Это понятно,- пожал плечами Ниро.- я работаю с чистой силой, пропуская ее через себя. Поэтому, как токового, отката при моем обращение к магии не наблюдается. А Мара не прибегает к магии, как таковой. Это сложно объяснить, но рунная магия отката не дает.

- Хорошо. Я приблизительно понял, что вы хотели мне объяснить, давайте дальше.

- Ладно. Итак, откат работает как взрывная волна, то есть после нее ничего не остается, деревья и те с корнем вырывает.

- В общем, - прервал Мару Сирнок, получается, мы двигаемся к месту жуткого обряда.

- В общем-то, да,- кивнула Мара.- Но некроманта там точно нет.

- Радует,- буркнул Сирнок.

- Там есть ровная площадка,- раздался, словно из неоткуда, голос вернувшегося Йорда.

- Значит, мы сможем пообедать,- потер ладони Ниро.

- Точно,- рассмеялась Инайра.

Площадка и правда была абсолютно ровной. В целости сохранился даже использованный в обряде алтарь - мощная ступенчатая глыба из черного мрамора, с желобками для стока крови. Серебряные руны сияли, напоенные силой. Чародейки и Ниро прямым ходом направились к ней, забыв про голод, и усталость.

Медленно, осторожно обошли по кругу. Алтарь фонил. Причем, весьма сильно.

- Интересная конструкция,- пробормотала Мара

- Согласен,- кивнул Ниро.- если я правильно помню, многоступенчатый алтарь не применялся уже более двух сотен лет, по причине большого расхода силы, так сказать, налево.

- Может, некромант нашел возможность избежать лишнего расхода силы.

- Ты себе представляешь, какой это прорыв в современном маговеденье.- возбужденно проговорила Мара.

- Конечно представляю. Значит, он смог обойти порог Шлйгора, а это много значит.

- Порог Шлйгора непреодолим,- недовольно покачала головой Мара.

- Теоретически,- пожал плечами Ниро.

- Порог Шлйгора преодолим,- тихо проговорила Инайра.- в теории Шлйгора, указано, что порог можно преодолеть при не менее трех потоков силы сконцентрированных в одной точке.

- Ты себе это представляешь четыре потока, сведенных в одно,- возмутилась Мара.- Да здесь должна быть воронка размером с пол - Миресса!

- Не должно. Согласно аксиоме Арнола, оттоки не дают сверхвыброса при построении обряда на крови.

Ниро и Мара переглянувшись, сглотнули, обряды крови по сложности были доступны далеко не всем, ой как не всем, а если предположение Инайры имеет место быть, то им противостоит, как минимум, мастер первой ступени.

- Да ладно вам, - подал голос Сирнок.- вы лучше подумайте о том, что пока мы не нашли Чашу Богов, у нас и без того хватает проблем помимо полоумного некроманта, поднявшего ораву воинов и терроризирующего весь южный тракт.

- Ты умеешь успокоить,- недовольно поморщилась Мара,- но, по-моему ты плохо представляешь, что может натворить полоумный некромант, такой мощности силы. Может получиться так, что после того, как мы найдем Чашу Богов…

- Мара, давай ты не будешь брать на себя обязанности пророка. Нам пока одного Ниро хватает. К тому ж, наш некромант не страдает маниакальным пристрастием к подчинению себе всего мира,- пожал плечами Сирнок, помешав в подвешенном котелке кулеш. Ждать, пока девушки и Ниро вспомнят о том, что они голодны он не стал, добровольно взяв на себя обязанности повара. Учуяв аппетитный дымок, Ниро виновато растянул губы в улыбке - была его очередь готовить обед. Мара вжала голову в плечи, под спокойным взглядом Йорда, чистившего расседланных лошадей, - не используя ее на кулинарном поприще, друзья доверили ей заботу о лошадях, впрочем, приходилось признать, что если б о ней так заботились, как она о лошадках, то сама она загнулась бы через пару дней.

- Вы собираетесь обедать, маговеды?- возмутился Сирнок.- по-моему, именно вы хотели отдохнуть и перекусить?

- Собирались,- Согласилась Мара.- И сейчас собираемся. Тебе не понять высокую душу магов.

- Тем не менее, кое-кто из магов не умеет готовить. Но с пугающей периодичностью втравливает народ в неприятности, а для этого нужны силы, получаемые с едой.

- Сирнок,- недобро сощурилась Мара.- Если это был камень в мой огород, то он достиг цели, и специально для тебя я буду учиться готовить с сегодняшнего вечера. Не прибегая ни к чей помощи.

По мере ее монолога лица у друзей медленно втягивались. Нарисовавшаяся перспектива пугала своей реалистичностью

- НЕТ!!!

Обернувшись, Мара рассмеялась, столько ужаса она еще никогда не слышала, тем более Сирнока и Ниро, уже имевших сомнительное счастье попробовать ее кулинарные шедевры, Инайра и Йорд поддержали их, солидарность, проявленная эльфом, подстегивали рассказы умудренных опытом спутников

После долгих споров, проходивших на грани перехода в мордобой, заночевать решили здесь же. Главным аргументом стало запальчивое высказывание Инайры: "Да покажите мне того некроманта, Который вернется на место проведения такого крупного обряда?"

Не смотря на усталость, спать легли поздно, любопытство бич людей не дающий им жить спокойно. А чародейкам и Ниро не давал спокойно спать многоступенчатый алтарь. Причем до такой степени, что девушки начинали серьезно подумывать: каким образом припахать Йорда для проверки разнообразных теорий, но едкая ухмылка эльфа, напомнившего им, что эльфийские маги ни под каким предлогом не имеют права покидать Хрустальный Предел и предложившего сделать правильные выводы, слегка остудила пыл.

Мара ненавидела утренние побудки. Просыпаясь легко, от малейшего шороха, заставляла себя вылезти из-под нагретого плаща (отдельные срывы воли не в счет) и ненавидела. Большая часть ненависти доставалась тому, на чьи плечи выпало "счастье" предрассветного дежурства. Сегодня ей хотелось убить эльфа. Причем убивать медленно, со смаком. Причина проста, если Сирнок или Ниро сначала строгали за плечо или каким-либо другим образом пытались дать понять, что пора просыпаться, этот… слов не хватало, просто сдергивал плащ. В результате, настроение испорчено на целый день.

Пробираться по буеракам, завалам и хаотичным переплетением камней, стволов деревьев и еще не понятно, чего было удовольствием ниже среднего, к тому же, необходимость переводить лошадей существенно снижала и без того не скоростной темп продвижения.

- Нам еще долго?

Йорд повернулся, посмотрев на недовольную жизнью Темную

- Нет.

- Правда?- на лице Мары медленно расползалась улыбка.- Сколько же?

- Три дня.

Видеть, как улыбка медленно гаснет с пониманьем, что еще целых три дня, целых три тащиться по почти непроходимым… Мара медленно достала клинки и бросилась вперед, - убью!!!

- Не догонишь,- эльф самым, что ни наесть человеческим жестом показал Темной язык, изящными движениями скользя между нагромождением камней. Инайра с трудом сдерживала смех. То, что сейчас происходило, вполне могло претендовать на самую невероятную картину, когда-либо виденную под небом Шинара - улюлюкающий эльф, подрастерявший все свои надменные замашки, во все лопатки улепетывающий от размахивающей клинками девушки.

- Кому расскажешь, не поверят,- выдохнул Сирнок, прислонившись к какой-то коряге.

- Точно,- согласился Ниро,- но пока мы можем по-наслаждаться. Думаете, догонит?

- Йорда? - Задумалась Инайра.- нет, не думаю. Шустрый больно.

- Тем более, она и Ниро догнать-то не может,- хихикнул Сирнок.

Ждать возвращения далеко убежавших приятелей, естественно, никто не стал. Весьма сомнительно, что по окончании процесса убиения, если таковой будет иметь место быть, Мара соизволит подняться к ним, чтоб вместе продолжить спуск. Наибольшеие беспокойство вызывали лошади, начинавшие обиженно коситься на хозяев всякий раз, когда очередная ненадежная коряга или камешек устраивали мини лавину.

Почти все считали себя весьма закаленными, в отношении возможных выходок Мары. Но картина, обнаруженная при спуске, поражала. Мара устало, уронив на землю обожаемое оружие, сидела, прислонившись спиной к Йорду, подняв осоловелые глаза на опешивших ребят, с трудом подняла руку и демонстративным жестом вытерла пот.

- Умотал,- шепнул Сирнок и ахнул, когда Йорд повернулся на его шепот. лицо эльфа было разбито в кровь.

- Ты что с ним сделала?!! - Инайра коршуном налетела на Мару.

- Да ничего,- замахала та руками, пытаясь оправдаться.

- Ах, ни-че-го?!!- по слогам прошипела Инайра. А Мара отпрянула. В голосе обычно тихой и незаметной Светлой прорезались явно подслушанные у нее нотки, обычно с такими интонациями она обещала прибить Ниро за очередную его хохмачку.

- Да это не я, честное Темное.

- Ах, не ты?!

Мара в ужасе забегала глазами по присутствующим, но ни один из ребят не торопился встать между пребывавшей в состояние бешенства Инайрой и ее беззащитной жертвой.

- Честно не я!!! Он сам споткнулся.

- Эльф?!! Неубедительно.

Обернувшись на Йорда, Мара поняла - не сознается и попыталась предпринять самое правильное в данной ситуации - смыться. Если припомнить, что до этого она с попеременным успехом нагонялась за эльфом, то шансы догнать и не быть пойманными приблизительно равны.

- Эй, остроухий

Йорд чуть наклонил голову.

- Чего тебе?

- Совсем охамел, орку грубит,- хмыкнул Сирнок в сторону, но тему развивать не стал.- Слушай, ты что, действительно сам?

- Конечно,- кивнул тот, с самым задумчивым видом потирая шрам.

- А почему не признался?- заинтересовавшись, поддался вперед Ниро. Если раньше молодой маг думал, что его уже почти ничем нельзя будет удивить, понял, что ошибался: легкий румянец, окрасивший щеки эльфа, явно выпадал из привычной картины мироздания.

- Ух ты, они еще и краснеть умеют.

Сирнок устало посмотрел на Ниро, перехватил задумчивый взгляд эльфа и понял, тот конечно устал, но если Ниро не заткнется, то на привале он останется один.

- И все-таки Йорд, ты, почему не сознался?

Эльф по-человечески тяжело вздохнул.

- Сирнок, за тебя когда-нибудь, так заступались? За меня вот нет. Приятно-о-о…

Сирнок с трудом подавил смешок. На самом деле, что бы там не говорили представители, так называемых высших рас, но ничто человеческое нам не чуждо. Со временем, высшие расы все больше сближались с людьми, становились к ним ближе. Люди напоминали детей, никогда не вырастающих никогда не меняющихся. Детей непосредственных и настоящих. Люди не умели сдерживать эмоции, подавлять чувства. Даже их правители и в настоящие время и на протяжении многовековой истории нет, нет, да и устраивали что-то такое, отчего внешне послы высказывали порицание, а глубоко внутри скрежетали зубами от ярости и обиды, что не могут так - же. Когда-то, он покинул горячо любимую родину, и казалось, у него уже ничего не будет, но, появился Ниро, ставший ему кем-то вроде младшего брата. Злишься, ругаешься, грозишься прибить, но если ему грозит опасность - бросаешься на выручку, прикрываешь в бою спину и знаешь, что, он не задумываясь, прикроет спину ему и никогда, никогда со времени их странного знакомства ему, и голову не приходила мысль просто уехать, оставив Ниро. Появившаяся позже Мара - это отдельный кадр - взбалмошная, взрывная, неугомонная авантюристка, как магнитом притягивающая к себе совершенно непредсказуемых друзей, опасных врагов и множество неприятностей. В совершенно различных комбинациях, но, тем не менее, она стала совершенно родной и такой… кратко это можно было сказать так: он глотку любому за нее порвет, потом зашьет и еще добавит… пару раз. Инайра, Светлая девушка с синими, словно сапфиры, глазами совершенно неконфликтная, ласковая, но порой, точно, сорвавшись с цепи, устраивала нечто, что вгоняло в ступор всех их. Даже остроухий, при ближайшем рассмотрение не казался напыщенным и заносчивым, а оказался вполне терпимым в общении и жизни эльфом. К тому же, неплохим товарищем, способным играть роль трезвого разума в хаосе этого странного путешествия. Впрочем, пора возвращаться к хлебу насущному. Девушки сейчас набегаются, умаются, а значит, лагерь разбивать снова им придется.

День выдался совершенно суматошным. Совсем загоняли. Туда пойди, то узнай, доложи. Притом, что Совейна, как всегда, нигде не найти, пришлось прикрывать и его. Одна радость - сейчас его, наконец-то, оставили в покое. Правда, не совсем. Ему еще надо было проверить, как там поживает абсолютно дикая компания, прогуливающаяся по Шинару в поисках Чаши. Кстати, не мешало б им намекнуть, что пора поторопиться, слишком уж близко к артефакту наэко подобрались те, кому к нему подбираться категорически нельзя. А еще, он страшно беспокоился за них. Точнее, если быть абсолютно честным, то за нее - странная девушка, пробуждающая странные эмоции. Если в плотном графике поручений и просьб нарисовывалась окно, то бросая все дела, он бросался к ней. Рядом с этой девушкой все прожитые годы меркли и теряли значения, но, вот только никаких прав на нее он не имел и не мог получить в будущем. Это было просто не честно по отношению к ней. Но у него была еще одна причина не пытаться изменить статус кво - он боялся, как никогда в жизни, а вот почему - это, согласитесь, уже другой вопрос.

Утро не принесло ничего нового - безумные сборы, плавно перерастающие в состояние мини войны. Скоростной завтрак, на половину состоящий из вчерашнего ужина. Начало тяжелого пути, в течении которого Мара и Инайра не перемолвились ни единым словом. Атмосфера сгущалась. Со вчерашнего дня девушки так и не помирились, отчасти это объяснялось тем, что догнать Мару Инайре так и не удалось. Йорд виновато посматривал то на одну, то на другую. С одной стороны признаться в умолченной правде требовала совесть, но этому всячески мешала веками лелеемая гордость. Наконец, внутреннее напряжение достигло апогея. Понимая, что это одно из самых глупых деяний в его жизни, Йорд подошел к Светлой.

- Инайра.

Девушка перевела на него взгляд и сразу же поплатилась, выбрав для упора весьма ненадежный камушек, она поехала вниз прями ком в гостеприимно распахнутые объятия эльфа.

- Ты как?- Йорд понадеялся, что, охватившая его паника не заметна в голосе.

- Нормально,- улыбнулась девушка,- я же знала, что ты меня поймаешь.

- Я рад, что ты так во мне уверенна,- эльф попытался улыбнуться, понимая, улыбка выходит на редкость кислой.- Инайра я…,- оказалось, это сложно подбирать нужные слова, когда ты виноват.- В общем, Мара сказала правду, я сам упал. Мы с ней вылетели на насыпь, я сумел удержаться, а она нет, и поехала, случайно сбив меня. Прости.

Инайра серьезно посмотрела в его глаза, снизу вверх очень не привычно видеть раскаянье, обычно, самоуверенного и невозмутимого эльфа. Люди давно научились забывать о мелочах. Для них, как бы неприятно это не звучало, прости - всего лишь слово, которым не выражают тех искренних чувств, владеющих сейчас эльфом, как ни парадоксально, но именно те, кто ставит себя выше всех, за частую, испытывает самое сильное раскаянье, если сумеют признать свою вину.

- Прощаю.

Йорд даже не подозревал, как хотел услышать одно это такое простое, но, одновременно, такое сложное слово.

- Я рад.

Инайра, медленно расплылась в улыбке,

- Тебе еще и перед Марай, придется извиняться,- лицо эльфа медленно вытянулось. По правде говоря, он не был уверен, что сумеет найти в себе силы извиниться еще раз.

- Впрочем, мне тоже нужно извиниться перед ней,- призналась Светлая, нежась в теплых объятиях Йорда, не спеша оттолкнуть его. Последнее время она слишком часто ловила себя на том, что в его присутствии ей спокойно и хорошо. Скажи он, что им придется расстаться и тогда, наверное, сердце остановится.

Мара, обернувшись, имела счастье лицезреть картину, кою обычно рисуют в любовных романах - он нежно обнимает ее, словно, величайшую ценность на свете, она смотрит снизу вверх в его родные глаза и время для этих двоих совершено абстрактное понятие. Если вовремя не спустить на грешную землю, то…

- Ей вы, романтики,- от оклика Темной Инайра и Йорд отпрянули друг от друга, словно от чумных.- Не тормозите, пора двигаться дальше.

Инайра с трудом взяла себя в руки, улыбнувшись.

- Мара, обычно нас подгоняет Сирнок. Ты решила прибрать к рукам его функции?

- Что ты, солнышко,- расплылась в улыбке Темная, понимая, что на нее больше не гневаются.- Я просто передала то, что он скажет вам через минуту, если мы не начнем спускаться.

- Так чего мы ждем?- рассмеялась Инайра, внимательно посмотрев вниз, на насыпь, более всего напоминающую песчаную. Светлая передернула плечами, припоминая, что каждый шаг приводит к тому, что все это может хлынуть вниз с шорохом, перерастающим в шум мини лавины. Богатое воображение рисовало красочные картины неправильно зафиксированной ноги и продолжительный полет вперед носом. Тут же представилась другая картина,- что-то плоское, широкое, на что можно встать, оттолкнуться и… ездила же она на своих двоих? Правда, внизу ее ловил Йорд, но не даром говориться, кто не рискует, тот не пьет шампанское.

- Инайра, ты чего там застряла? - обернувшись, Мара лицезрела весьма интересную картину. Светлая пристально осматривала широкую доску. На задумчивом личике отражалось сомнение, но, наконец, Инайра решилась…

Это оказалось не так уж и страшно, -кинуть доску на песок, поставить сначала одну ногу, другой оттолкнуться и… Дух захватывало от набирающейся скорости, судя по всему, спустится она быстро. Самым сложным было держать равновесие, да управлять этим, на первый взгляд, совершенно неуправляемым видом транспорта поворотами корпуса. Йорд всегда думал, что у него крепкие нервы, но выходка Инайры, определенно стоила ему не одного, как говорят люди, седого волоса. Сирнок и Ниро проводили, пронесшуюся с дикой скоростью Светлую, с тихим ужасом, понимая, что может этот способ спуска и радикально скоростной, но, как она собиралась тормозить?

Этот вопрос Инайра задала себе уже после того, как решилась провести рискованный эксперимент. Насыпь стремительно заканчивалось, а идей все не было. Доска наткнулась на камень и Светлая полетела вперед, прикрыв глаза. Если встреча с камнями неизбежна, то это совершенно не значит, что она обязана на это смотреть. За спиной ахнули друзья, понимающие, что ничем не могут помочь, но роковой встречи не произошло. Крепкие руки уверенно подхватили ее и вернули на твердую землю.

- Инайра, зачем так рисковать?- раздался над ухом спокойный голос Карма. Открыв глаза, Инайра чуть растерянно пожала плечами.

- Привет, Карм.

Тот улыбнулся, судя по смущенным ноткам в голосе, девушка прекрасно понимает, что ее ждет, когда остальные выйдут из шокового состояния и смогут подобрать менее эмоциональные слова взамен тех, что сейчас приходят на ум.

- Вам помочь?- поинтересовался он, переведя взгляд на ребят, еще не окончивших спуск.

- А ты можешь?- приподняла бровь Мара.

Карму совсем не понравился скептицизм, прозвучавший в ее голос. Отпустив Инайру и краем глаза убедившись, что она твердо стоит на земле, он прикрыл глаза. Лошадей окутала легкая дымка, очертания расплылись и через мгновенье кони стояли рядом с ним, таже дымка окутала и остальных - спуск был завершен.

- Вау,- восхищено выдохнула Мара. Одновременно отмечая, что магический фон совершено не потревожен, чего не могло быть по определению - еще один вопрос в бездонную шкатулку. Потом она из него все вытрясет, ну а пока… - я говорила, что рада тебя видеть?

Молодой человек улыбнулся.

- Еще нет, но уверен что скажешь.

- Так вот,- торжественно провозгласила Темная,- я безумно рада тебя видеть.

- Я тоже, рад. И тебя, и всех остальных. Простите, что давно не появлялся, столько дел - слов нет, точнее есть, приблизительно такие же, какие Йорд хочет сказать Инайре.

- Хочу,- согласился эльф голосом, лишенным эмоций.- И скажу, позже, а был бы человеком, то сидеть она не смогла б долго.

- Прости,- пискнула Инайра, спрятавшись, за спиной орка, к которому была ближе всего.- Я больше не буду.

- Будешь, - махнул рукой Йорд,- ну да ладно, ты как,- в его голосе прозвучало столько тепла, что на лице, опасливо выглядывающей из-за широкой спины Сирнока, Инайры расплылась улыбка.

- Ну вот, все хорошо, что хорошо кончается. И так что там у вас?

Карм протянул руки к огню, сегодня ему никуда не требовалось торопиться и вечер он вполне мог провести с друзьями. Уютно потрескивал костерок, кружил голову аромат каши. Все будоражило в нем воспоминания о походной жизни, приключениях, каждое из которых могло стоить жизни, и приглашали на танец полузабытые лица. Лица тех, кому во время авантюр повезло чуть меньше, чем ему. Он прислушивался к перебранкам Мары и Ниро, спокойному разговору Сирнока и Йорда, которые, несмотря на то, что не очень любили друг друга, по крайней мере, внешне, были чем-то очень похожи.

- Ты задумчив, что-то случилось?- Карм не сразу понял, что все молчат и просто смотрят на него.

- Да нет,- отмахнулся он. - Просто вспомнил. Память - это как иной мир, ты словно здесь и словно где-то далеко, там, где рядом те, кого уже просто нет.

Мара положила руку ему на плечо. Уже не раз ей казалось, что он намного старше, чем все они вместе взятые, но порой, в нем проскальзывал шкодливый ребенок. Как бы там ни было, но ей он очень дорог, и, не имея возможности сказать об этом, она просто пыталась дать ему понять, что у него теперь есть на кого положиться. А сама просто радовалась, что он решил задержаться до утра.

Ш такой простой инайра. с их пути. и, самые опасные кошки шинара.й должны быть ему заказанны.еральные, реальные, консенсуевир, недовольно выругавшись, стер с лица плевок. Черные глаза пленной чаровницы смотрели на него со спокойствием и презрением.

- Ах, ты дрянь!- вскричал он, замахнувшись на девушку, но та лишь улыбнулась уголком губ.

- Тебе стоит задуматься Светлый, возможно, именно я буду читать над тобой молитвы - рука непроизвольно опустилась. Слишком велика оказалась внутренняя сила, прикованной к стене девушки.

- Ты что же, боишься её? - из самого темного угла комнаты раздался странно знакомый голос. Улис подалась вперед, пытаясь разглядеть говорившего, но тень умела хранить свои тайны.

- Нет, конечно же, нет - зарычал, явно взбешенный Шевир.

- Тогда, что мешает тебе?..

Звук удара отразился от мрачных стен камеры. Голова Улис дернулась, осторожно коснувшись разбитой губы, она прикрыла глаза, ранку неприятно защипало.

- Ты умрешь,- даже сама Улис поразилась, как по-будничному спокойно прозвучали ее тихие, почти безжизненные слова.

- Это ты умрешь гГлупая девчонка! И никто!!! Слышишь, никто не прочтет над тобой последней молитвы!!! - Завопил Светлый, и его крики целебным бальзамом пролились на сердце Темной.

- Наивный, - Улис с состраданием подняла на тюремщика черные глаза, что-что, а изображать сострадание, как и остальные эмоции она умела. - Обо мне будут помнить и друзья, и враги. Каждый найдет теплое слово и подымет бокал вина, а кто вспомнит о тебе?

Хлопнула дубовая дверь. Дочь ночи обессилено повисла на цепях, не обращая внимание на боль в разбитой губе, сломанных ребрах, вывихнутых суставах. " Как глупо, по детски попалась! Дура!" - мысленно стенала девушка, прекрасно, впрочем, понимая, на ту приманку, что ей подкинули, она бы клюнула обязательно. Кэриан, сероглазый разбойник с теплой улыбкой… " Кэриан, где ты? Кэриан, помоги!!!" - по лицу измученной девушки скользнула тень улыбки. Как глупо звать умершего. Но вдруг… девушка резко оборвала себя.

Он резко сел в кровати. Сердце билось, так, словно сошло с ума. Что ему снилось? Да и снилось ли? Раз за разом он вспоминал тот момент. Изумленные серые глаза упавшей девушки, толи крик, толи стон

- Кэриан?!

Он не смог убить её, не смог пленить, хоть все шансы были. Уже не раз он задавался вопросом, чьи то черные, то серые глаза преследуют его во снах. Какую власть имеет надо мной госпожа? Что, Ушедший его побери, происходит? Слишком много вопросов теснилось в мозгах.

Тихо скрипнув, приоткрылась дверь.

- Госпожа?- женщина тихо рассмеялась

- Что тебя тревожит?- голос её так мелодичен, так мягок, хотелось поведать все его обладательнице, раскрыть все сомнение и тревоги…

- Ничего, госпожа. Я ваш верный раб,- что удержало его, он не мог объяснить, но твердо знал лишь одно - той, что вчера была центром его вселенной, он больше не доверяет. Теплая ладонь коснулась щеки. Выражение красивого лица ее раба не изменилось. Уходя, Заяра рассмеялась. Приятно знать, что тот, кто когда-то отверг тебя, теперь верный раб, послушная игрушка.

Мара проснулась от кольнувшей сердце тревоги. Села, прислушавшись к звукам предутреннего леса. Зябко передернув плечами, поплотнее закуталась в плащ, накинутый поверх одеяла. Полусонным взглядом обвела стоянку, медленно расплываясь в улыбке. В свете яркого костра беседуют Карм и Йорд. Снова ложась, девушка прикрыла глаза. Тепло и уютно под одеялами и двумя плащами, впитавшими запах свежей хвои. Разбудившая тревога, рассеялась, как ночной мрак под солнечными лучами. Все тихо и можно подремать еще чуть-чуть.

После побудки утро напомнило конец света в локальном масштабе. Терялись сумки с припасами, вечером заботливо сложенные у костра, разбирались плащи. Выяснив, что плащ чужой, судорожно бросались искать свой. Седла категорически не желали держаться на спинах, ехидно взирающих на это безобразие, лошадей и падали, чаще всего на ногу. Спокойным в атмосфере всеобщего сумасшествия не остался даже Эльф, выдав пару непечатных фраз, когда особо упрямое седло упало в пятый раз… ему на ногу.

Маре сначала даже не верилось, что они, наконец, все собрали и приготовили, и теперь, сидя в круг костра, чинно завтракают, прикидывая возможные варианты

- В Дорию вам нужно попасть, как можно скорей,- Карм, привычно подпирал спиной ствол столетнего дуба.

- До нее не больше двух недель пути,- невозмутимо напомнил Сирнок, греющий в руках чашку с ароматным взваром.

- Не спорю,- спокойно согласился их таинственный союзник. - Но если идти через Мертвый Лес, то вы обернетесь в три-четыре дня.

Тяжкий стон, вырвавшийся у девушек, привлек внимание остальных.

- Вы чего? - приподнял бровь Ниро.

- Ничего - угрюмо буркнула Мара, уткнувшись в чашку.

- Кстати, Карм,- припомнил Сирнок.- На карте Шинара нет Мертвого леса.

Лукавые искорки, заплясавшие в глазах молодого человека, заставили насторожиться.

- Лес есть,- обволакивающий, бархатный голос внушил еще большие опасения.- Правда войти в него могут только чародейки или при их помощи.

- Карм, золотко, - пропела Мара, чересчур ласковым голосом.- Ты ничего не забыл им рассказать?

Лукавые искорки заплясали еще сильнее.

- Мара, если я что-то и забыл, то вы ведь обязательно просветите их, не правда ли?

Прежде, чем девушка успела возмутиться, ветер подхватил полу плаща и Карм исчез, под возмущенные выражения обеих девушек.

- Ну? - Ниро выжидающе посмотрел на чаровниц. - Что же забыл рассказать нам Карм?

- Мертвый лес, это действительно мертвый лес, - чуть севшим голосом начала объяснять Мара.- Часть Изнанки. Но, если в большинстве своем, Изнанка - это мир разума, то в лес можно войти.

- Вопрос в том, выпустит ли он тебя обратно,- чуть усмехнулась Инайра. - Открыть вход легко, если вы хотите, мы сейчас же сделаем это.

Ребята переглянулись, судя по бледным лицам девушек, идея не являлась самой хорошей.

- В лес можно войти из любого места?- заинтересовался Йорд.

- Да,- Инайра чуть дернула плечиком, точно поражаясь тому, что он раньше этого не понял. - Если с вами есть чародей или чародейка.

Мара же не дожидаясь решения, взлетела в седло.

- Вы едете? - Девушка столь выразительно посмотрела на остальных, что те невольно последовали ее примеру, бурча под нос, что-то нелицеприятное в адрес не желающих ускорить путешествие девушек.

Что-то давило на сознание. Не в силах определить раздражитель, Йорд в очередной раз обернулся. Странное чувство не оставляло его с тех пор, как они покинули стоянку, заставляя раз за разом пытаться свернуть себе шею в поисках скрытой опасности.

- Остроухий, ты чего?

- Нам себя посмотри,- раздраженно буркнул эльф, вглядываясь в причудливую игру теней в придорожных кустах.

- Так что там, а?- заинтересовался Сирнок, давно наблюдающий за нервничающим Йордом. Уж слишком это редкое зрелище - обеспокоенный эльф.

- Еще не уверен, но… Езжайте вперед, я догоню,- в глазах Инайры, начавшей усиленно прислушиваться к разговору, вспыхнули затаенные искорки страха.

- Точно?

Ошарашенный Сирнок стал, неожиданно для себя, свидетелем еще более редкого кадра - Йорд тепло улыбнулся, явно тревожащейся за него Светлой.

- Разве я когда-нибудь, обманывал тебя?- Спросил Йорд, со странной щемящей нежностью, положив руку на нежную девичью щеку. Инайра накрыла ее своей ладонью.

- Ты мне никогда ничего не обещал,- тихо возразила она.- Езжай, но только обязательно возвращайся…

Дождавшись, пока их маленький отряд скроется из виду, Йорд стрелой взлетел на дерево, напугав притаившуюся в кроне белку. Облюбовал ветку поудобнее и стал ждать. Ожидание не затянулось. Пролетающая рядом птичка, любезно предоставила свое сознание в полное его распоряжение.

Погоня представляла собой мощный, хорошо экипированный отряд Серых. Возможно, они смогут уйти или отбиться, вот только уверенности, что отряд единственный у эльфа не было.

Из-под копыт коня брызнули комья мягкой земли, деревья слились в одну сплошную стену. Нельзя обмануть время, но можно постараться… Веселые голоса зазвучали внезапно и очень близко, друзья еще ничего не знали. Маленьким ураганом Йорд вылетел из-за поворота. Бока лошади тяжело вздымались, на губах повисли клочья пены. Веселье слетело, как шелуха, все в миг стали серьезными и максимально собранными.

- Погоня!- Короткое слово спустило тетиву натянутого лука. Лошади полетели, стрелой стараясь обогнать ветер. Сильнее прижимаясь к шеям лошадей, путешественники молчали, чутко прислушиваясь, стремясь выделить из общего шума чужие, несущие угрозу звуки.

- Мара, мы не уйдем,- закричал Сирнок.- Только лошадей загоним.

Чародейка задумалась: с одной стороны, можно принять бой, но если б этот вариант имел хоть какое-то право на жизнь, Йорд и Сирнок уже предложили бы его. С другой, потеря лошадей подобна смерти… Оставшийся вариант совсем ей не нравился, но альтернатива удручала.

- Ушедший с нами!,- крикнула девушка.- Авось не пропадем!

Мара вскинула руки. Кончики пальцев затянул сумрак, расползаясь по тропе, затягивая ее в серовато-белесую дымку. Терял свои очертания лес. Удлинились тени, сгустился, неизвестно откуда, пришедший мрак. Лошади испуганно заржали, стараясь свернуть с окутанной тьмою тропы. Приблизились звуки погони. Сирнок оглянулся через плечо, сморщившись и резко дернув поводья, направил упирающееся животное вперед. Как только они переступили незримую границу, изменилось все. Легкая вспышка закрыла вход в лес,отрезая их от преследователей. Мара осмотрелась: черная трава, мертвые, лишенные листвы деревья, бьющая по нервам, оглушающая тишина.

- Это и есть Мертвый лес?- отчего-то шепотом спросил Ниро, но эхо подхватило едва слышные звуки и, усилив, разнесло по округе.

- Да,- кивнула Инайра, доставая и потягивая плащ

- И здесь нет ничего живого??- Ниро зябко поежился, передергивая плечами.

- Только эхо,- Мара не хорошо усмехнулась, достав куртку и плащ.

- А, почему тут…

- Так холодно? - раздраженно перебила, изнывающего от любопытства приятеля, Мара. - Не знаю.

Прежде, чем Ниро успел задать очередной вопрос, продолжила,-

- Каждая чародейка приходит сюда один раз в жизни со старшей подругой и наставницей. Нам показывают, как открыть дверь. Но, никто и никогда не проходит в глубь. До нас таких идиотов не было.

Ребята "обрадованные" таким заявлением кисло переглянулись.

- А вы сможете открыть границу снова?- Спросил Сирнок и грязно выругался, когда девушки отрицательно покачали головами.

- Тогда как, во имя Ушедшего, мы покинем лес?!

Мара тяжело вздохнула.

- Лес сам решит, что и как для нас лучше. К тому же, я не думаю, что Карм посоветовал бы нам что-то плохое.

С этим заявлением можно не согласиться, но переубедить Мару не удалось еще никому. Лошади осторожно ступали по пожухлой траве. Как-то сама собой установилась тишина - слишком гнетущая атмосфера в этом необычном месте. Все чаще, в неясной тревоге оглядывался Йорд. Вздрагивали от резких звуков девушки. Не осознанно сжимал ладони на мече Сирнок.

- Все, хватит! - Рявкнула Мара, не выдержав возросшего напряжения.- Привал!

- Ты думаешь, стоит?- Сирнок настороженно оглядел неестественно тихий лес. Девушка тяжело вздохнула, не представляя, как объяснить то о чем догадывалась нутром. Но, под изумленными взглядами остальных, первым с коня спрыгнул Йорд.

- Мара права,- заметил он своим бесстрастным, ничего не выражающим голосом.- Нам нужно отдохнуть. Еще немного и нас съедят наши страхи, ожидания и тревоги.

- Итак, наконец-то привал,- Ниро провозгласил это с такой торжественностью, что на лицах невольно появились улыбки.- На повестку дня выносятся ветки для костра и лапник для сна.

Расседлав лошадей, и, начав потрошить сумки с припасами, девушки отвлеклись, неразумно оставив мужчин бес присмотра.

- Сирнок, стой!!!- Закричала Инайра, обернувшись. Изумленный орк остановился с поднятым для удара топориком.

- Но, почему?- скользнуло в его интонациях явное непонимание.

- Лес не одобрит,- ответила Светлая, чуть наклонив голову на бок, продолжая инспекцию сумок с провизией.

- Но тогда…- ребята растерянно переглянулись, не представляя, как решить обыденные в других местах проблемы с теплом и относительно нормальными постелями.

- Лес все даст,- улыбнулась Инайра, а Йорд в очередной раз поразился, как же тепло становится вокруг от ее улыбки. Мара кивнула в сторону. Две огромные кучи лежали на краю поляны. Ниро присвистнул

- Ничего себе, но как?!

- Магия Мертвого леса.

Ниро проснулся от легкого прикосновения к плечу. Улыбнувшись разбудившему его эльфу, сонно потягиваясь, сел, морально готовясь заступить на вахту. Вокруг ничего не изменилось, все та же звенящая тишина и непроглядный мрак, и невозможно определить, какое сейчас время суток в нормальном мире. Отблески костра принимают причудливые формы, создают неподражаемый в пластике и разнообразии танец серовато- черные тени. Почти неслышный шорох заставил резко встать, судорожно оглядываясь. Привычная тяжесть меча приятно оттянула руку. Легкое покалыванье в кончиках пальцев - пришла призванная подсознанием сила, готовая в момент принять любую форму по желанию своего раба-господина, что бы сокрушить неведомого врага. Последнее время утихомиривать Силу у Ниро получалось все лучше и лучше, позволяя ему немного расслабиться. Еще раз, осмотревшись, маг, не увидел ничего, что могло бы встревожить его… Мощный поток воздуха ударил в грудь. Не успевший среагировать Ниро, отлетел на несколько метров. Старое дерево жалобно застонало, когда парень, ломая ветки и сдирая кору, упал на землю. В том месте, где он врезался в ствол, осталась средних размеров вмятина.

Мгновенно проснувшиеся друзья, вскочили на ноги. Инайра бросилась к лежащему темному, нащупывая слабо пульсирующую вену.

- Он жив! Все в порядке,- крикнула она, попытавшись активизировать руну исцеления. Вскрикнув, Светлая отбросила мгновенно нагревшийся посох. Сухая трава под ним начала тлеть. Раздавшийся хрипловато-каркающий смех, казалось, звучал ото всюду. Прежде, чем кто-либо успел среагировать, поток воздуха ударил в Инайру. В ордене светлых девушка считалась одним из весьма сильных интуитов, и не зря. Легкое покалывание в затылке заставило девушку слегка обернуться и, способный размазать ее по дереву поток, ударил в плечо.

- Да что же это?!! - закричал Сирнок, судорожно оглядываясь. Йорд тенью скользнул к лежавшему без сознания Ниро.

- Инайра, ты как?- стараясь не выдать закравшийся в душу страх, спросил эльф.

- В порядке,- кивнула она, встав.

Мара крутилась волчком, пытаясь рассмотреть, откуда исходит угроза. Порывы ветра заставляли вековые деревья клониться к земле. Ребята, не в силах рассмотреть направление опасности, встали вокруг раненого друга.

- Мара, ты все рассказала об этом месте?- звенящим от напряжения голосом спросил Сирнок.

- Все, что сама знала!- рявкнула она, пытаясь перекричать гул ветра. Очередной порыв опасно наклонил ближайшую, давно мертвую зонру; неприятно задрожала земля.

- Ушедший и вся его свита! - Разъяренная Мара резко бросилась в сторону. Серо-черный камень пролетел место, где только - что она стояла, с противным хрустом впечатался в дерево, во все стороны брызнула коричневая с черными трещинами кора.

- Ушедший,- не удержался Сирнок, оттирая кровь с рассеченной щеки. Толчок в спину отправил его в полет на встречу земле… Эльф выдохнул сквозь зубы, когда камень ударил его в плечо.

- Спасибо,- буркнул Сирнок, переворачиваясь на спину и,… резко дергая Инайру за ноги. Над головой девушки просвистел очередной камень. Мелкие, крупные, они свистели вокруг с огромной скоростью, ломая деревья, стремясь уничтожить всех и вся. Да еще и сбивающий с ног ветер…

- Ну, сколько ж можно?- возопил Сирнок, с тревогой посматривающий на, все еще лежащего без сознания Ниро.

- Что по легче спроси,- зло откликнулась Мара уворачиваясь от очередного камня.

- А ну, хватит!!! Совсем распоясались!!!- зазвучал повелительный, но до странного молодой голос. Ветер тут же утих, замерли, словно натолкнувшиеся на невидимую стену камни, с тихим стуком падая на землю. По нервам резанула воцарившаяся тишина.

- Эй…,- тихо позвала Мара, бережно придерживая сломанную в нескольких местах руку, результат собственной невнимательности.- Кто здесь? Ответом стала все та же звенящая тишина.

Больше всего отряд напоминал склад мумий. Жезлы чаровниц не работали, любая попытка активировать, хотя бы одну руну, разогревала их так, что, упав на траву, они поджигали ее.

Ниро не приходил в себя, все больше тревожа друзей. Забылся беспокойным сном Йорд, камень, из-под которого он вытолкнул Сирнока, раздробил ему плечо и ключицу, к тому же, не факт, что лишь только это - последствие "милой встречи". Острые кусочки коры, распоровшие куртку, застряли в груди, большинство очень глубоко. Легче всего отделалась Инайра, Сирнок не только сбил ее с ног, но и прикрывал до самого конца бомбардировки.

Мару же безумно раздражала наложенная на руку шина, впрочем, она и Сирнок, на фоне Ниро и Йорда, выглядели весьма неплохо. Сам Сирнок отделался множественными синяками, ссадинами, в добавление - пара вывихов, но ни одного перелома. Хотя, нормально держать меч все равно проблематично.

- и все же, что это было?.- вопрос заданный Сирноком в пустоту, был явно риторический, но, тем не менее, Мара поудобнее взяв кружку с взваром, тихо начала говорить.

- Считается, что лес полон демонов, существ из иного мира, совершенно недружелюбных к нам.

- Но вы говорили, что здесь нет ни чего живого?- совершенно спокойно произнес Сирнок, сил возмущаться или удивляться уже не осталось.

- Сирнок, Мара разве сказала, что они живые?- удивилась, суетящаяся у котелк, Инайра. Орк закашлялся и сел.

- Ты хочешь сказать…- выдавил он сиплым голосом

- Вот именно, Сирнок, ты все понял правильно,- грустно улыбнулась Светлая.

Тихо хрустнула сухая ветка, заставив орка подпрыгнуть и непроизвольно потянуться за оружием. На поляне появилась та, кого меньше всего можно ожидать увидеть, в подобном Мертвому лесу месте. Худенькая двенадцатилетняя девочка с огромными, на пол лица, серыми глазищами, курносый носик и по-детски наивно- смущенная улыбка. В снежно-белых волосах огромный черный бант и аккуратное черное платьице.

- Доброй ночи,- вежливо поздоровалась она

- Доброй,- настороженно откликнулся орк.

Ошарашенная Мара смотрела на ночную гостью круглыми, как блюдца, глазами. Резко встав, под изумленными взглядами друзей, слегка покачнулась, жестом остановив, рванувшегося на помощь Сирнока, и медленно опустилась на колено, почтительно склонив голову.

- Джера,- голосом полным почтения, произнесла она.

- Ассире инеш. Руанеси сиало ниас ка мисс та ниели, - мягким колосом пролепетала девочка, смущенно теребя белоснежную прядку.

- Амироло,- шепнула Мара, поднимаясь. Пошатнувшись, Темная не упала только по тому, что Сирнок успел подержать ее за локоть.

- прошу к костру,- улыбнулась, с трудом справившись с изумлением, Инайра, наливая в кружку горячий взвар.

- Благодарю,- расплылась в улыбке девочка. Жмурясь от удовольствия, согревая руки о стенки кружки, она прихлебывала огненный взвар. Трое взрослых, выжидающе смотрели на гостью.

- Ты можешь помочь?- спросила Мара под аккомпанемент удивленных взглядов.

Девочка хитро улыбнулась.

- Может и могу. Лес отпустит вас, если вы поможете лесу.

- Но чем мы можем помочь?- тихо спросила Инайра, меняя примочку на лбу Ниро.

- Все очень просто,- гостья улыбнулась, а Светлая непроизвольно вздрогнула, увидев в прозрачно Серых глазах тысячелетнюю мудрость.- Вам нужно пройти в глубь леса, до зеленого кургана.

- И все?- с ясно читаемым удивлением, спросила Мара.

- И все,- подтвердила девочка, встав. Подойдя к смертоносной, положила на сломанную руку ладошку. Резкая боль, пронзившая темную, длилась всего секунду, а потом все ушло. Перелом сросся в мгновение ока

- К несчастью, не могу помочь вашим друзьям,- грустно улыбнулась девочка.- Мои силы распространяются только на нее.

Гостья аккуратно расправила складки платья, ещё раз улыбнулась и… исчезла, просто исчезла, не оставив после себя и следа.

- Ты знаешь ее?- прохрипел Сирнок.

- Знаю,- кивнула Мара, снимая, уже не нужные лубки, и наливая в кружку взвар.

- Кто она?- поинтересовалась Инайра, раскладывая по тарелкам немудреный кулеш. Темная поудобней обхватила кружку и глубоко вдохнула пряный сладковатый запах трав, такой чужой в этом весьма странном месте.

- Одни называют ее Алинея, другие Аранея, но средь них нет ни правых, ни заблуждающихся. С нее началось бытие. Родившись, человек смотрит в ее глаза, а, уходя, держит за руку. Она уже была, когда Шинар был крошечной песчинкой, и будет, когда Шинар ею станет. Эта девочка появляется перед каждым. Представители рас видят ее, как свою. Вампиры, любимейшие из ее детей, не знают иных богов кроме Аранея,- Мара подняла глаза на притихших друзей. - У нашего костра сегодня грелась та, которую люди нарекли Смертью.

Испуганно охнула Инайра, расплескав взвар.

- На каком языке ты говорила с ней? И о чем?- совершенно спокойно спросил Сирнок, даже чересчур спокойно.

Чуть помедлив с ответом, Мара прихлебнула взвар.

- На Азиронэ - истинном языке Шинара, по крайней мере, так говорили нам,- пожала она плечами.

- Что значит " так говорили нам"?

Мара тяжело вздохнула. Инайра, в общем, вполне милая девушка, только вот любопытство у нее неуемное.

- Азиронэ, как я уже говорила, истинный язык Шинара. Истинный, но давно забытый, почти всеми. Почему почти? Все просто. Из всех населяющих Шинар рас, на нем говорят только вампиры, которые, как и смертоносные рождаются с этим знанием. Азиронэ у них государственный язык, а вот общешинарский, даже не обязателен для изучения. У элвар, например, изучение Азиронэ, поощряется, но не обязательно. Никто не знает, откуда пришел этот язык. Некоторые исследователи полагают, что этот язык пришел из вне, то есть, принесен самой Алинеей, конечно, все это досужие вымыслы, не стоящие особого внимания. А вообще, ложитесь спать, сегодня уже ни чего не случиться,- посоветовала Мара, полируя тряпочкой сталь клинка. Сирнок и Инайра выжидательно смотрели на неё, ожидая продолжения интереснейшего рассказа, но… Побурчав немного, они все же последовали совету.

Мара прислушалась к размеренному дыханию спутников. "Спят", - улыбнулась девушка, вогнав клинок в ножны. Чуткие пальцы пробежал