/ / Language: Русский / Genre:sci_politics / Series: Перевороты

Киргизский переворот

Глеб Павловский

Это книга о пропавших иллюзиях. О том, как «бархатный переворот» обернулся погромом. О революции в Киргизии и о разграбленном Бишкеке. Грузия, Украина, теперь – Киргизия. Что знали мы об этой республике раньше? Озеро Иссык-Куль, горы Тянь-Шань и президент Аскар Акаев. Озера вечны, как и горы. А политический ландшафт Киргизии оказался в мгновение взорван толпой «революционеров», вскоре превратившихся в обыкновенных мародеров. Хроника событий, рассказы очевидцев, экспертный анализ политической обстановки до и после революции, прогнозы дальнейшего развития ситуации и расклад сил внутри киргизской элиты позволят понять, что случилось в Бишкеке этой весной.

9eeccecb-85ae-102b-bf1a-9b9519be70f3 Киргизский переворот. Март – апрель 2005 Европа Москва 2005 5-902048-21-4 УДК 323.276 ББК (Т) 63.3 К 43 Сборник / сост.: Г. О. Павловский. Охраняется законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части запрещается без письменного разрешения издателя. © Издательство «Европа», 2005 © Г. О. Павловский, составление, 2005 Составитель Г. О. Павловский Корректор О. Кандидатова Оформление С. Захаров Выпускающий редактор Т. Рапопорт Верстка А. Монахов

Г. О. Павловский

Киргизский переворот март – апрель 2005

ОБЫКНОВЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Третья за последний год и вторая всего лишь за квартал, «цветная революция» в Киргизии наглядно демонстрирует, что власть, установившаяся в странах постсоветского пространства иногда недееспособна настолько, что падает, так сказать, всего лишь «от пристального взгляда».

Уже во время событий на Украине, и тем более после их окончания, многие задавались вопросом: возможно ли нечто похожее в России? Тогда большинство сходилось на ответе «скорее нет» – украинские-то события базировались на демократической эйфории масс и хорошо раскрученном лидере, а Россия такими иллюзиями уже переболела в 1991 году.

Однако произошедшее в Киргизии со всей очевидностью показывает, что ни идеологии, ни особо значительных народных масс, ни раскрученного лидера для свержения старой власти вовсе даже и не нужно.

Оказалось, что всего несколько тысяч вышедших на улицы людей, даже не вооруженных (по крайней мере внешне), вполне способны смести старую власть при том условии, что она, старая власть, не решается переходить определенную, ею же самой установленную, черту.

И не успели еще толком закончиться события в Киргизии, как полыхнуло уже внутри России – в Башкирии. Причем башкирская оппозиция ведет себя точно так же, как и грузинская, и украинская, и киргизская. А именно – ставит существующей власти ультиматум: либо ты, власть нынешняя, сама даешь нам то, что нам нужно, либо мы берем это силой…

Революция в Киргизии имела успех только потому, что господин Акаев, как он позже заявил в своем обращении, «дал жесткое указание во избежание жертв в силовые акции не вступать и оружие не применять», а когда не встречающая сопротивления толпа погромщиков ринулась к Дому правительства – «принял решение во избежание кровавых эксцессов временно покинуть страну». Всем теперь известно: именно что к кровавым эксцессам подобное поведение господина Акаева и привело…

Мне возразят, конечно: мол, Акаев в своем заявлении просто делает хорошую мину при плохой игре, а на самом деле милиция его предала и отказалась выполнять приказ о силовом разгоне.

Может, оно и так. Но… В Интернете опубликованы электронные письма очевидцев бишкекских событий, в которых рассказано, как вели себя владельцы городских магазинов. Ну, например: «в Народном напротив Физов купили мента с автоматом – благо там рядом РОВД Октябрьского района, и он двумя очередями отогнал погромщиков». Или – «некая предпринимательница, которую вроде бы зовут Елена… занимается компьютерным бизнесом… Ну так вот, эта Лена засела у себя в офисе и отстреливалась одна (!) из винчестера».

Невольно возникает мысль: а как повернулись бы события, кабы господин Акаев обладал мужеством женщины-предпринимательницы Елены с ее винчестером, или хотя бы того безвестного мента, пусть и за деньги, но вышедшего против толпы в одиночку? То есть поступил бы как мужчина – увидев, что силовики его предали, взял бы автомат и при приближении толпы к Дому правительства самолично дал пару очередей? Ну, или сколько понадобится…

А кроме того, отнюдь не в одиночестве находился тогда Акаев. Как минимум десяток преданных людей его окружали – личная охрана, она не может не быть лично преданной, тем более в азиатском государстве, ведь если иначе – то, сами понимаете, никакая революция не нужна… И отдыхающие смены имелись. В сумме – взвод, а то и рота. И никто не назовет «тираном» и «деспотом» такого президента, который сам идет в бой…

История знает немало примеров того, как настоящие президенты стоят до конца даже в самой безнадежной ситуации. Как Альенде в Ла-Монеде, например. Между тем, шансы Акаева в Бишкеке-2005 нельзя даже и сравнивать с шансами Альенде в Сантьяго-да-Чили-1973…

Так что не зря преемник Акаева Курманбек Бакиев заявил однажды по телевидению – «создавшаяся в настоящее время в республике ситуация не позволяет создать надлежащие условия безопасности для Аскара Акаева». Понятно, почему… Отчего-то кажется, что предпринимательница Елена с ее винчестером, равно как другие разоренные предприниматели и просто пострадавшие жители Бишкека весьма энергично выразили бы бывшему президенту свое отношение к его стремлению «избежать кровавых эксцессов»…

Нынешние «цветные революции», особенно после Киргизии, вызывают вполне определенные исторические параллели.

В феврале 1917-го Николай II именно во имя «избежания жертв среди собственного народа» не решился подавлять силой «хлебный бунт» в Петрограде и предпочел отречься от престола.

А ведь та давняя революция в Петрограде тоже была «цветной». Да-да, и у нее был собственный цвет-символ. Правда, не «померанчовий», не лимонный, не розовый – а красный. Да и геополитические противники тогдашней России весьма активно участвовали в революционном процессе, всемерно поддерживая оппозицию: вспомним того же Парвуса…

В целом, навряд ли между нынешними «цветными» революциями и февральской революцией в России 1917 года можно найти какую-то принципиальную разницу.

Так что хватит, похоже, уподобляться страусам, прятать голову под крыло и говорить о каких-то особых «цветных революциях». Пора называть вещи своими именами – революции происходят на территории бывшего СССР. Обыкновенные революции.

В Грузии достаточно оказалось всего только организовать толпы на круглосуточные митинги и на плечах этих толп войти во власть.

На Украине месяца «оранжевого майдана» было мало, потребовалось дополнительно еще и жестко ломать законодательство «под текущий революционный момент», опираясь на мощную поддержку всего «цивилизованного человечества» в лице наблюдателей из ОБСЕ.

В Киргизии же, времени на митинги и на косметические законодательные изменения особо не тратя, подтянули людей и на погромах и нерешительности Акаева без долгих разговоров быстро взяли власть.

Таким образом, легко видеть, что каждая следующая революция на территории бывшего СССР проходит более жестко, чем предыдущая. И с качественно большим радикализмом процессов.

Это значит, что такая же самая обыкновенная революция может быть импортирована и в Россию. Со всеми революционными последствиями и под уговоры «избегать кровавых эксцессов».

Власть при кажущемся обаянии открывающихся возможностей – штука крайне опасная. Особенно когда она сваливается вроде бы неожиданной удачей. Лишь считанные руководители России воспринимали власть как инструмент истории. И делали историю, не ослепнув от блеска и не шарахаясь от крови. Так получались великие эпохи. Петровское окно в Европу, на трупах крепостных крестьян-строителей Санкт-Петербурга стоящее. «Век златой Екатерины», не прервавшийся в самом своем начале только потому, что взятые на бунте пугачевцы были по всем городам и весям России развезены и там, в назидание остальному населению, на площадях для наглядности публично четвертованы… Сталинский Советский Союз – ну, о его цене никому рассказывать не надо.

Но и великие, и просто хорошие правители России всегда воспринимали власть как тяжелейшую обязанность. Как крест, который они обязаны нести – именно из-за чувства ответственности перед историей.

Елена Афанасьева,

ответственный секретарь Центра содействия стабильности (ЦСС)

Часть первая

МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКОВ НЕ ДОПУСТИМ!

Накануне переворота

Хронология событий: октябрь 2004 – март 2005

Октябрь

13 октября 2004 – посол США в Киргизии Стивен Янг заявил, что Вашингтон надеется, что нынешний президент Киргизии Аскар Акаев не будет выставлять свою кандидатуру на следующих президентских выборах, которые должны состояться в республике в октябре 2005 года.

Ноябрь

16 ноября 2005 – пропал без вести правозащитник Турсунбек Акунов.

24 ноября 2004 – учителя КР обратились в Центризбирком (ЦИК) с требованием прекратить проведение выборов в школах, а также привлекать их к агитационной деятельности.

Декабрь

13 декабря 2004 – учредительный съезд оппозиционного движения «Ата-Журт» («Отечество») с участием депутатов Законодательного собрания Дооронбека Садырбаева, Адахана Мадумарова, Омурбека Текебаева, экс-министра иностранных дел Розы Отунбаевой и других.

14 декабря 2004-43 кандидата оппозиционного «Народного движения Киргизии» (НДК) будут бороться за места в Верховном Совете Киргизии.

15 декабря 2004 – киргизский правозащитник Турсунбек Акунов заявил, что к его похищению 16 ноября 2004 года могли быть причастны представители спецслужб страны.

17 декабря 2004 – депутаты Законодательного собрания Верховного Совета Киргизской Республики приняли постановление о масштабных нарушениях Кодекса о выборах в КР во время выборов в местные советы, состоявшихся 10 октября 2004 г.

17 декабря 2004 – президент Киргизии Аскар Акаев высказал озабоченность активизацией экстремистских и террористических группировок на территории республики.

17 декабря 2004 – американский мультимиллиардер Джордж Сорос в интервью газете «Лос-Анджелес таймс» заявил, что хотел бы повторения грузинской «революции роз» в государствах Центральной Азии, входящих в состав СНГ, – Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении и Узбекистане.

Сорос подчеркнул, что созданный им благотворительный фонд поддерживает демократические реформы в странах этого региона.

20 декабря 2005 – оппозиционное политическое объединение «Народное движение Кыргызстана» (НДК) заявляет о возможности проведения в республике массовых политических репрессий.

24 декабря 2004 – ассоциация городов Киргизской Республики направила в Верховный Совет обращение, где заявляется о нецелесообразности проведения прямых выборов депутатов в районные и областные советы и предлагается перейти к формированию районных и областных представительных органов из числа депутатов местных советов, которые были избраны 10 октября 2004 г.

28 декабря 2004 – малоизвестная общественная организация «Совет Ассамблеи народа Киргизии» выступила с критикой действий американского посла в Бишкеке Стивена Янга, заявив, что их можно рассматривать как подготовку в республике «бархатной революции». Заявление прозвучало в связи с появлением на сайте gazetakg.com некоего документа – докладной записки посла США в Киргизии в Госдеп США, содержащей, в частности, описание главной цели политики США: «оказывать давление на ААкаева с тем, чтобы заставить его уйти в отставку после парламентских выборов». Посольство США выступило с заявлением о том, что документ является «грубой фальшивкой»[1].

29 декабря 2004 – лидеры политических сил: «Народное движение Кыргызстана» – К. Бакиев, общественнополитическое движение «Ата-Журт» – Р. Отумбаева, «Жаны Багыт» – М. Иманалиев, Народный Конгресс Кыргызстана – А. Атамбаев и Гражданский союз «За честные выборы» – М. Аширкулов создали движение Гражданской солидарности «За свободные и справедливые выборы».

Январь

6 января 2005 – отменена регистрация кандидата в депутаты парламента по Университетскому округу № 1 Бишкека одного из лидеров оппозиции, лидера блока «АтаЖурт» («Отечество») Розы Отунбаевой.

8 января 2005 – около здания парламента Киргизии прошел массовый пикет в поддержку одного из лидеров оппозиции Розы Отунбаевой.

10 января 2005 – представитель ЦИК Киргизии назвала правомочным отказ в регистрации кандидатом в депутаты парламента лидеру оппозиционного движения «АтаЖурт» (Отечество) Розе Отунбаевой.

12 января 2005 – Ленинский районный суд Бишкека отказал лидеру оппозиционного движения «Ата-Журт» («Отечество») Розе Отунбаевой в удовлетворении иска к избирательной комиссии, отказавшей ей в регистрации кандидатом в депутаты.

14 января 2005 – указом президента Киргизии Аскара Акаева в связи с участием в парламентских выборах от занимаемых должностей освобождены губернатор Нарынской области Аскар Салымбеков, председатель Счетной палаты Дамир Омкомбаев, председатель Социального фонда Акматбек Келдибеков и специальный представитель президента республики по энергетической безопасности Жанторо Сатыбалдиев.

В соответствии с новой редакцией Кодекса о выборах высшие должностные лица, участвующие в выборах, должны уволиться со своих постов.

Ранее от занимаемой должности указом президента Киргизии был освобожден председатель Госкомитета по управлению государственным имуществом Равшан Жээнбеков.

18 января 2005 – решение ЦИК не организовывать выборы для граждан Киргизии, находящихся за рубежом, в связи с тем, что выборы от 27 февраля проходят по одномандатным округам.

18 января 2005 – коалиция неправительственных организаций (НПО) Киргизии «За демократию и гражданское общество» заявляет о нарушениях в предвыборной кампании в парламент страны.

Председатель коалиции Эдиль Байсалов сообщил, что в окружные избирательные комиссии, особенно в регионах республики, включаются депутаты местных советов, что запрещено выборным законодательством.

18 января 2005 – Любомир Копай, глава миссии ОБСЕ/БДИПЧ заявил, что Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ намерено привлечь на парламентские выборы 170 наблюдателей.

18 января 2005 – Верховный суд Киргизии отказался удовлетворить жалобу лидера оппозиционного движения «Ата-Журт» («Отечество») Розы Отунбаевой. Она подала иск на окружную избирательную комиссию 1-го Университетского округа Бишкека, отказавшую ей в регистрации.

18 января 2005 – сын президента Киргизии Аскара Акаева Айдар получил удостоверение кандидата в депутаты парламента республики.

19 января 2005 – в Бишкеке прошел несанкционированный марш протеста и митинг ряда оппозиционных движений. Организаторами митинга являлись лидер оппозиционного движения «Ата-Журт» («Отечество») Роза Отунбаева, правозащитник Топчубек Тургуналиев и лидеры оппозиционного Народного движения Киргизии.

19 января 2005 – журналисту, редактору газет «Общественный рейтинг» и «Аналитика» Болотбеку Марипову отказано в регистрации кандидатом в депутаты по Университетскому избирательному округу №1 из-за 7-месячного перерыва в прописке с февраля по сентябрь 2003 года. Поданные документы признаны не соответствующими требованиям Кодекса о выборах.

20 января 2005 – окружная избирательная комиссия Университетского округа №1 г. Бишкек зарегистрировала в качестве кандидата в депутаты дочь президента Киргизской Республики Бермет Акаеву.

20 января 2005 – Законодательное собрание Верховного Совета Кыргызской Республики приняло закон о внесении изменений и дополнений в Кодекс о выборах. Поправки позволят бывшим дипломатическим работникам принять участие в предстоящих парламентских выборах.

25 января 2005 – один из лидеров киргизской оппозиции Курманбек Бакиев прибыл в Москву, был принят главой Совета безопасности РФ Игорем Ивановым и председателем Комитета Совета Федерации РФ по международным делам Михаилом Маргеловым.

26 января 2005 – один из лидеров оппозиционного Народного движения Киргизии Ишенкуль Болджурова привлечена к административной ответственности за нарушение правил проведения митингов и шествий.

28 января 2005 – в Бишкеке открыта миссия международных наблюдателей от СНГ. Об этом сообщил Секретарь исполнительного комитета – исполнительный секретарь СНГ Владимир Рушайло. В Бишкеке будут работать три наблюдателя на долгосрочной основе, за несколько дней до выборов приедут более 100 наблюдателей, которые будут отслеживать ход голосования.

29 января 2005 – один из лидеров киргизской оппозиции Роза Отунбаева приговорена Первомайским районным судом города Бишкека к штрафу за нарушение общественного порядка.

31 января 2005 – «Западные партнеры заверяют власти Киргизии, что не оказывают помощи оппозиции», – сообщил глава МИД Киргизии Аскар Айтматов.

Февраль

5 февраля 2005 – в Бишкеке прошел несанкционированный митинг коалиции неправительственных организаций (НПО) «За демократию и гражданское общество» при поддержке молодежного движения «Кел-Кел» («Возрождение») и Народного движения Киргизии с требованием проведения честных и справедливых парламентских выборов.

6 февраля 2005 – на юге Киргизии задержан активист радикальной партии «Хизб-ут-Тахрир», который подозревается в подготовке теракта.

6 февраля 2005 – на оппозиционном сайте gazetakg.com появляется статья «Вот дом, который построил Акаев».

7 февраля 2005 – на юге Киргизии члены запрещенной радикальной партии «Хизб-ут-Тахрир» и их родственники провели пикет у здания администрации города Ош в поддержку задержанного ранее члена этой организации.

9 февраля 2005 – секретарь Совета безопасности России Игорь Иванов прокомментировал свои контакты с К. Бакиевым. Отвечая на вопрос киргизских журналистов, находящихся в России, он заявил, что считает «нормальной практикой» контакты представителей России с оппозиционными силами в Киргизии, действующими в рамках закона.

10 февраля 2005 – Конституционный суд республики отказал лидеру оппозиционного киргизского движения «Ата-Журт» («Отечество») Р. Отунбаевой в участии в выборах.

11 февраля 2005 – статья «Дом, который построил Акаев» перепечатывается оппозиционной газетой МСН[2].

13 февраля 2005 – в преддверии выборов в парламент Киргизии десятки районов республики остались без руководителей. На места в парламент республики претендует значительное количество государственных чиновников высшего уровня.

Согласно киргизскому законодательству, баллотируясь в парламент, чиновники обязаны оставить свой пост.

14 февраля 2005 – пресс-секретарь Акаева обвинил МСН в деятельности, направленной «против честных и свободных выборов». На государственных телеканалах поднимается волна жесткой критики оппозиционных сил.

15 февраля 2005 – правозащитная коалиция «За демократию и гражданское общество» обеспокоена подкупом избирателей.

16 февраля 2005 – городские власти крупнейшего на юге Киргизии города Ош не разрешили провести митинг сторонникам запрещенной в республике партии «Хизб-ут-Тахрир».

17 февраля 2005 – президент КР А. Акаев заявил, что подает в суд на газету «Моя столица – новости», чтобы защитить честь и достоинство себя и своей семьи на основании того, что «действия газеты представляют систематический информационный террор».

17 февраля 2005 – на встрече кандидатов с избирателями Университетского округа №1, где была отменена регистрация одного из лидеров оппозиции Р. Отунбаевой, произошла драка.

19 февраля 2005 – представители ряда ведущих оппозиционных блоков Киргизии, а также оппозиционно настроенных неправительственных организаций начали сбор подписей под заявлением в поддержку оппозиционной газеты «Моя столица – новости» (МСН), против которой выступил с иском президент страны Аскар Акаев.

19 февраля 2005 – введен мораторий на проведение митингов в Кочкорском районе.

21 февраля 2005 – в Бишкеке проходит демонстрация в защиту свободы слова.

21 февраля 2005 – посол США в Бишкеке Стивен Янг заявил: «Если выборы в Киргизии пройдут с нарушениями, не будут соответствовать демократическим стандартам, то это приведет к охлаждению отношений не только между США и Киргизией, но и Бишкека с остальным миром».

21 февраля 2005 – с предвыборной гонки сняты кандидаты в депутаты Акылбек Жапаров и Бейшембек Болотбеков (Кочкорский территориальный избирательный округ № 34), они были признаны виновными в подкупе избирателей.

21 февраля 2005 – с регистрации снят кандидат в депутаты Арсланбек Малиев (Тонский избирательный округ № 75 Иссык-Кульская область, север Киргизии) по обвинению в подкупе избирателей.

22 февраля 2005 – прошло несколько акций протеста по всей стране, в частности на избирательных участках № 34 (Кочкор) и № 75 (Боконбаево), которые были организованы в ответ на отмену регистрации кандидатов.

22 февраля 2005 – деятельность Фридом Хаус, единственного независимого издательского дома в Киргизии, была приостановлена в результате отключения электричества государственной энергетической компанией, что привело к уменьшению тиражей на 70%.

23 февраля 2005 – сторонники двух снятых с предвыборной гонки кандидатов в депутаты Акылбека Жапарова и Бейшембека Болотбекова заблокировали ряд стратегических автотрасс Киргизии.

24 февраля 2005 – государственная телекомпания Кыргыз Телеком прекратила вещание радио «Азаттык» (радио «Свобода») без предварительного уведомления.

24 февраля 2005 – Верховный суд Киргизии оставил в силе решение судов нижней инстанции, отменивших регистрацию трех кандидатов в депутаты парламента страны Акылбека Жапарова, Бейшенбека Болотбекова и Курманбека Байтерекова за подкуп избирателей.

25 февраля 2005 – сторонники отстраненных решением Верховного суда от выборов кандидатов в республиканский парламент разблокировали стратегическую трассу Бишкек-Торугарт, связывающую Китай и Киргизию.

25 февраля 2005 – ЦИК заявляет, что мониторинг парламентских выборов в Киргизии будут осуществлять 553 международных и более 15 тысяч местных наблюдателей.

25 февраля 2005 – Верховный суд Киргизии оставил в силе решение суда нижней инстанции от 21.02 и отказал в регистрации кандидатом в депутаты по Тонскому избирательному округу № 75 (Иссык-Кульская область, север Киргизии) Арсланбеку Малиеву

25 февраля 2005 – продолжается блокада дороги Балыкчи – Каракол. Началась блокада здания райгосадминистрации Тонского района.

26 февраля 2005 – президент Киргизии освободил от должности главу Тонского района Иссык-Кульской области.

26 февраля 2005 – Центральная избирательная комиссия Киргизии перенесла проведение выборов в Тонском избирательном округе №75 в связи с обострением обстановки в районе.

«День голосования по выборам депутатов парламента по Тонскому избирательному округу переносится с 27 февраля на 13 марта 2005 года», – говорится в срочном сообщении, распространенном ЦИК за несколько часов до начала выборов.

27 февраля 2005 – первый тур парламентских выборов.

27 февраля 2005 – лидер киргизского оппозиционного движения «Ата-Журт» («Отечество») Роза Отунбаева заявила о нарушениях в ходе голосования на проходящих в воскресенье в стране выборах парламента.

27 февраля 2005 – Форум политических сил, объединяющий пять оппозиционных движений Киргизии: «Народное движение Кыргызстана» – К. Бакиев, общественно-политическое движение «Ата-Журт» – Р. Отунбаева, «Жаны Багыт» – М. Иманалиев, Народный конгресс Кыргызстана – А. Атамбаев и Гражданский союз «За честные выборы», заявил о нарушениях на избирательных участках в ходе воскресного голосования на выборах парламента.

27 февраля 2005 – Миссия международных наблюдателей от СНГ заявляет, что «выборы являются легитимными, свободными и открытыми».

27 февраля 2005 – Международная комиссия по наблюдению за выборами, сформированная ОБСЕ/БДИПЧ, ПА ОБСЕ и Европарламентом, заявила, что выборы «не в полной мере соответствовали стандартам ОБСЕ», характеризовались серьезными недостатками, особенно в 11% округов, но в целом прошли успешно.

27 февраля 2005 – с оценкой выборов выступает миссия наблюдателей от СНГ (CIS-EMO). В заявлении независимых наблюдателей отмечаются нарушения на отдельных участках, но в целом выборы признаются легитимными.

28 февраля 2005 – киргизская правозащитная коалиция «За демократию и гражданское общество» заявила, что прошедшие 27 февраля в стране парламентские выборы не могут быть названы справедливыми.

28 февраля 2005 – ЦИК заявил, что большинство голосов получила Партия единства и развития «Алга, Кыргызстан!».

28 февраля 2005 – в Ноокенском избирательном округе №24 (Джалал-Абадская область, юг Киргизии) независимыми наблюдателями, а также наблюдателями от кандидатов был зафиксирован факт подтасовки голосов избирателей в пользу кандидата Женишбека Эшенкулова. Соответствующая жалоба направлена в районный суд.

Около 5 тысяч сторонников занявшего второе место кандидата, одного из лидеров оппозиционного движения «Ата-Журт» Дооронбека Садырбаева, провели акцию протеста, где потребовали отставки акима района, председателя окружкома, а также проведения новых выборов.

Март

1 марта 2005 – около 600 сторонников проигравшего кандидата по Карасуйскому избирательному округу (Ошская область) Арапа Толонова проводят митинг у здания районной администрации, требуя проведения новых выборов.

Митинги протеста происходят также в Араванском районе Ошской области, где участники акции также требуют пересмотреть итоги прошедшего голосования. В этом районе в первом туре победил член правоцентристской партии «Вперед, Киргизия» Махаммаджан Мамасаидов.

В Ноокенском районе Джалал-Абадской области, где баллотируется один из лидеров оппозиционного блока «Отечество», известный киргизский кинорежиссер Дооронбек Садырбаев, около 10 тысяч его сторонников требуют провести пересчет голосов.

В случае отказа участники акции угрожают перекрыть стратегическую автотрассу, связывающую юг и север Киргизии.

1 марта 2005 – зампредседателя оппозиционного блока «Народное движение Киргизии» Ишенкуль Болджурова заявила, что итоги прошедшего в стране первого тура парламентских выборов недемократичные.

2 марта 2005 – экс-премьер Курманбек Бакиев, возглавляющий оппозиционный блок «Народное движение Киргизии», на брифинге заявил, что Россия и США должны оказывать влияние на Киргизию с целью сохранения в республике демократии и рыночной экономики.

2 марта 2005 – отключение электричества в независимой типографии в Бишкеке не связано с преследованием СМИ и ущемлением демократических свобод. Об этом говорится в заявлении членов попечительского совета фонда «Центр поддержки СМИ», при котором функционирует эта типография, патронируемая американской организацией «Фридом Хаус».

Выступления оппозиции в Киргизии. Март 2005.

4 марта 2005 — годаначались митинги оппозиции в городе Джалал-Абаде (областной центр на юге Киргизии), оппозиционеры попытались захватить здание обладминистрации

5 марта 2005 – правительство Киргизии занимает выжидательную позицию по отношению к событиям, происходящим в городе Джалал-Абад, но обещает наказать виновных в беспорядках. Об этом заявил премьер-министр Киргизии Николай Танаев.

5 марта 2005 – около 500 сторонников кандидата в депутаты Киргизии от оппозиции Ишенбая Кадырбекова, снятого с выборов, в воскресенье перекрыли автотрассу Бишкек-Торугарт на севере республики (основная магистраль, связывающая Киргизию с Китаем).

6 марта 2005 – окружная избирательная комиссия (ОИК) Нарынского округа №33 (север Киргизии) лишила регистрации кандидата в депутаты парламента, прошедшего во второй тур, лидера оппозиционной парламентской фракции «Кыргызстан» Ишенбая Кадырбекова.

6 марта 2005 – несколько сотен сторонников кандидатов, не прошедших в парламент Киргизии, в воскресенье продолжили митинг возле здания госадминистрации Джалал-Абадской области с требованием отменить результаты выборов в парламент 27 февраля.

7 марта 2005 – пять оппозиционных блоков обратились к парламенту, чтобы он предпринял шаги «для стабилизации ситуации в стране, собравшись на чрезвычайную сессию», – заявили в понедельник на пресс-конференции лидер оппозиционного блока «Отечество» Роза Отунбаева и зампредседателя Народного движения Киргизии (НДК) Ишенкуль Болджурова.

7 марта 2005 – на юге Киргизии в Ошской области группа граждан заняла здание одной из районных администраций и требует проведения справедливых парламентских выборов, сообщили местные СМИ.

Во второй половине дня в понедельник около 700 человек заняли здание администрации Узгенского района. По предварительной информации глава районной администрации и все ее сотрудники покинули здание.

Участники акции не выдвигали каких-либо конкретных требований к властям, но заявили, что они являются сторонниками честных и справедливых парламентских выборов, сообщили местные СМИ.

7 марта 2005 – омбудсмен Киргизии Турсунбай Бакируулу обратился к президенту, председателю Верховного суда и Центризбиркома с просьбой восстановить кандидатов в депутаты, исключенных из предвыборной борьбы окружными избирательными комиссиями или судами.

7 марта 2005 – ЦИК призвал граждан «не дестабилизировать ситуацию в стране перед вторым туром».

8 марта 2005 – на митинге оппозиции в Ошской области юга Киргизии выдвинуто требование провести в республике новые парламентские выборы.

9 марта 2005 – в Джалал-Абадской области (юг страны) около 500 человек находятся возле здания областной администрации и около ста в самом здании.

Участники акции требуют отставки руководства области, а также проведения новых парламентских выборов.

9 марта 2005 – мэрия второго по величине города Киргизии Ош готова ввести чрезвычайное положение из-за проходящей на центральной площади города несанкционированной акции протеста оппозиции. Об этом заявил в среду на пресс-конференции мэр города Сатывалды Чырмашев.

10 марта 2005 – акции сторонников оппозиции и проигравших в первом туре кандидатов в депутаты проходят в крупнейшем на юге Киргизии городе Ош, а также трех райцентрах Ошской области.

В Джалал-Абаде (юг страны) митингующие продолжают блокировать здание областной администрации.

Митинг протеста продолжается и в областном центре на севере страны в городе Нарын.

10 марта 2005 – представители оппозиционных партий сформировали Конституционный совет народного единства (КСНЕ), его главой стал Курманбек Бакиев.

10 марта 2005 – участники оппозиционного митинга в областном центре на юге Киргизии городе Джалал-Абаде насильно удерживают съемочную группу областной телерадиокомпании.

13 марта 2005 – киргизская правозащитная Коалиция «За демократию и гражданское общество» заявила о нарушениях, зафиксированных ею в ходе проходящего в воскресенье второго тура парламентских выборов.

По утверждению этой организации, нарушения допущены в 1-ом Университетском округе Бишкека, где баллотируются дочь президента Киргизии, представитель фонда Ага-Хана Бермет Акаева и банкир Болот Марипов.

В частности, как заявляет Коалиция, ее наблюдателям не разрешают в полной мере отслеживать ряд процедур голосования, таких, как проверка удостоверений личности, выдача избирательных бюллетеней и нанесение маркировки.

13 марта 2005 – второй тур парламентских выборов.

14 марта 2005 – ЦИК объявил, что, по предварительным данным, абсолютное большинство мест в парламенте получили пропрезидентские партии.

В городах Ош, Узген, Алай, Джалал-Абад, Базар-Коргон, Кочкор и Таш-Кумыр прошли массовые выступления оппозиции с требованием отменить итоги голосования. В городе Талас несколько тысяч человек захватили здание обладминистрации.

14 марта 2005 – на юге Киргизии оппозиция, недовольная итогами парламентских выборов, продолжает акции протеста.

В городе Джалал-Абад, по данным источника в мэрии города, в митинге на площади у здания областной администрации участвуют около тысячи человек. «Хотя еще 13 марта в митинге участвовали не более 100 человек», – отметил источник.

По его словам, «количество участников акции постоянно увеличивается», так как к митингу оппозиции примыкают сторонники проигравших 13 марта во втором туре кандидатов.

14 марта 2005 – в Узгенском и Алайском районе Киргизии вышли на улицы сторонники кандидатов, проигравших во втором туре парламентских выборов. Об этом сообщил в понедельник председатель Центризбиркома Киргизии Сулайман Иманбаев.

14 марта 2005 – зампредседателя оппозиционного движения «Отечество» Адахан Мадумаров не намерен признавать свое поражение на втором туре парламентских выборов.

«Реально я выиграл у своего соперника несколько тысяч голосов», – заявил он. «Я не намерен признавать результаты сфальсифицированных выборов», – подчеркнул А. Мадумаров.

Он сообщил, что в его поддержку выступают более двух тысяч избирателей, собравшихся на митинг в Узгенском районе Ошской области (юг страны). «Участники акции требуют отменить результаты голосования», – пояснил зампредседателя оппозиционного движения.

14 марта 2005 – лидер киргизской Коалиции «За демократию и гражданское общество» Эдиль Байсалов заявил, что в ходе парламентских выборов в Киргизии были допущены серьезные нарушения, которые могли исказить их итоги.

14 марта 2005 – с вечера 14 марта губернатор Таласской области (север страны) Искендер Айдаралиев и глава районной администрации Бакай-Атинского района удерживаются сторонниками проигравшего во втором туре экс-главы Госкомимущества Киргизии Равшана Жээнбекова.

15 марта 2005 – пересмотрены итоги выборов по Куршабскому избирательному округу, расположенному в городе Узген.

Как сообщили в Коалиции «За демократию и гражданское общество», в результате пересчета голосов победителем в этом округе был объявлен оппозиционный кандидат, депутат парламента двух предыдущих созывов Адахан Мадумаров.

В результате пересчета бюллетеней количество голосов за Мадумарова увеличилось на 3,5 тысячи и составило в итоге 63% от общего количества избирателей.

На заседании окружной комиссии, принявшей такое решение, присутствовали представители областного избиркома и ЦИК республики.

По данным из Узгена, несколько тысяч сторонников Мадумарова, протестующих против результатов выборов и захвативших накануне здание районной администрации, решили прекратить акцию протеста.

15 марта 2005 – оппозиция Киргизии на своем курултае (съезде) создала Совет по народному управлению Джалал-Абадской областью (юг страны).

15 марта 2005 – сторонники проигравшего первый тур кандидата в депутаты парламента Киргизии по Кара-Суйскому избирательному округу (Ошская область) Арапа Толонова в понедельник вечером захватили здание районного суда.

18 марта 2005 – оппозиционеры захватили здание обладминистрации в Оше.

19 марта 2005 – здание обладминистрации в Оше освобождено силами ОМОНа.

20 марта 2005 – оппозиционеры захватили аэропорт, обладминистрацию, мэрию и здание ГУВД Джалал-Абада.

21 марта 2005 – Акаев потребовал от ЦИК как можно скорее объявить официальные итоги второго тура.

Оппозиция заняла в Оше здания областной и городской администраций, ГУВД и управления службы нацбезопасности Киргизии.

22 марта 2005 – ЦИК объявила официальные итоги второго тура, в Бишкеке состоялось первое заседание нового парламента.

23 марта 2005 – Госдепартамент США выступил с осуждением насилия в Киргизии и призвал правительство и оппозицию сесть за стол переговоров.

23 марта 2005 – председатель ОБСЕ предложил Аскару Акаеву помощь в разрешении кризиса в Киргизии.

23 марта 2005 – глава МИД РФ Лавров предостерег Хавьера Солану от публичных заявлений по Киргизии, которые могут обострить ситуацию.

23 марта 2005 – президент Киргизии Аскар Акаев освободил от занимаемых должностей министра внутренних дел и генпрокурора республики.

23 марта 2005 – и. о. министра внутренних дел Киргизии Кенешбек Душебаев заявил, что правоохранительные органы не допустят в Бишкеке массовых беспорядков, а по всем фактам нарушения законов на юге Киргизии возбуждены уголовные дела

23 марта 2005 – пресс-секретарь президента Киргизии Абдиль Сегизбаев подтвердил, что премьер-министр страны Николай Танаев 24 марта отправляется на юг для переговоров с оппозицией.

23 марта 2005 – в городе Джалал-Абад на юге Киргизии продолжаются беспорядки, зафиксированы случаи мародерства. Оппозиционные силы освободили около 60 человек, находящихся в изоляторе временного содержания.

23 марта 2005 – в столице Киргизии милиция задержала около двух десятков участников несанкционированного митинга оппозиции, в том числе Болотбека Марипова – журналиста, который на парламентских выборах был соперником дочери президента Аскара Акаева.

24 марта 2005 – спецпредставитель председателя ОБСЕ призывает к созданию коалиционного правительства в Киргизии.

24 марта 2005 – многочисленные колонны сторонников киргизской оппозиции выдвинулись в сторону центра Бишкека и заняли площадь у здания правительства Киргизии. А. Акаев выехал на встречу с представителем ОБСЕ.

24 марта 2005 – штурм дома правительства. Толпа сминает милицейские заслоны и врывается в здание. Лидеры киргизской оппозиции пытаются остановить погром.

24 марта 2005 – руководителем силовых структур Киргизии избран Феликс Кулов, освобожденный из заключения. Министр обороны и шеф спецслужб Киргизии, захваченные накануне оппозиционерами, отпущены на свободу.

24 марта 2005 – председатель созданного киргизской оппозицией Координационного совета Киргизии Курманбек Бакиев сообщил, что в связи с отставкой премьер-министра Николая Танаева все правительство уходит в отставку.

24 марта 2005 – самолет с президентом Киргизии Акаевым на борту приземлился в Казахстане. Казахстан закрыл границу с Киргизией. Посольство Казахстана в Киргизии призывает своих граждан вернуться на родину.

24 марта 2005 – председатель Государственной думы Б. Грызлов заявляет: «Ситуация в Киргизии должна быть урегулирована путем переговоров власти и оппозиции». В. Жириновский заявляет, что Россия должна вмешаться в ситуацию в Киргизии. Председатель Совета Федерации С. Миронов заявляет, что Россия не должна вмешиваться в ситуацию в Киргизии.

24 марта 2005 – созвано заседание парламента прежнего созыва. Спикером киргизского парламента избран один из лидеров оппозиции Кадырбеков. Парламент голосует за его назначение исполняющим обязанности президента.

24 марта 2005 – в центре Бишкека начались погромы магазинов и мародерство, которые продолжаются всю ночь.

25 марта 2005 – в Бишкеке избита съемочная группа телеканала «Московия-3 канал». Возле здания парламента Киргизии собралась агрессивно настроенная толпа.

25 марта 2005 – военнослужащие киргизской нацгвардии взяли под контроль главные объекты в Бишкеке, милиция противостоит мародерам. Толпа пыталась захватить здание одного из районных отделений милиции Бишкека. В Бишкеке введен комендантский час.

Минздрав Киргизии заявляет, что число жертв беспорядков в столице Киргизии достигло пяти человек, 173 госпитализированы.

25 марта 2005 – экс-министр обороны Киргизии Эсен Топоев покинул страну. Акаев покинул Казахстан.

25 марта 2005 – Путин заявляет, что если Акаев захочет приехать в Россию, это не встретит возражений.

25 марта 2005 – и. о. премьера Киргизии оглашает список кандидатов в правительство.

25 марта 2005 – США заявляют, что пока не приняли решения о признании нового руководства Киргизии.

26 марта 2005 – председатель Службы национальной безопасности Киргизии (СНБ) Калык Иманкулов ушел в отставку.

26 марта 2005 – порядка 2, 5-3 тыс. сторонников отстраненных от должности членов правительства Киргизии движутся в сторону Бишкека из села Кемин (север).

26 марта 2005 – глава КС Киргизии заявляет о прекращении полномочий президента Акаева.

26 марта 2005 – выборы президента Киргизии назначены на 26 июня текущего года.

26 марта 2005 – верхнюю палату парламента Киргизии возглавил Муратбек Мукашев.

27 марта 2005 – сторонники Акаева отказались от похода на Бишкек и разошлись по домам.

27 марта 2005 – ушел в отставку глава Центризбиркома Киргизии, его преемником стал его прежний заместитель. ЦИК Киргизии признала полномочия нового состава парламента.

27 марта 2005 – в Киргизию для изучения ситуации прибыл Генсек ОБСЕ.

28 марта 2005 – спикером нового парламента Киргизии избран Текебаев. Парламент утвердил К. Бакиева на должность и. о премьера.

28 марта 2005 – около 200 пикетчиков требуют распустить новый парламент Киргизии.

28 марта 2005 – работники национального телевидения Киргизии выразили недоверие новому руководству.

28 марта 2005 – Путин поручил Минсельхозу и МЧС РФ проработать вопросы оказания помощи Киргизии.

29 марта 2005 – Аскар Акаев заявил, что не намерен подавать в отставку, что готов к диалогу с новым парламентом и обещает больше на баллотироваться в президенты Киргизии.

29 марта 2005 – предыдущий парламент Киргизии официально прекратил свою деятельность.

29 марта 2005 – и. о. главы МИД Р. Отунбаева заявила, что Киргизия не намерена требовать выдачи Акаева.

30 марта 2005 – парламент Киргизии просит Генпрокуратуру и Верховный суд оправдать Ф. Кулова.

30 марта 2005 – назначен новый руководитель Службы национальной безопасности Киргизии – Таштемир Айтбаев.

30 марта 2005 – сын Акаева снят с поста президента Национального олимпийского комитета Киргизии.

30 марта 2005 – представители МЧС и Минсельхоза России прибыли в Киргизию.

31 марта 2005 – Казахстан открыл границу с Киргизией.

31 марта 2005 – пикетчики у посольства РФ в Бишкеке требуют выдачи президента Акаева. Акаев заявил, что готов остаться жить в России, если у него не будет возможности вернуться на родину.

31 марта 2005 – ОБСЕ объявляет, что считает легитимным действующее правительство Киргизии и возражает против исключения Акаева из политической жизни страны.

Апрель

1 апреля 2005 – и. о. руководителя МИД Р. Отунбаева заявляет, что киргизская оппозиция не получала помощи от западных стран.

1 апреля 2005 – суд наложил арест на имущество единственного GSM-оператора в Киргизии. В стране идут поиски собственности семьи Акаева.

1 апреля 2005 – генеральный секретарь Межпарламентской Ассамблеи СНГ встретился в Бишкеке со спикером киргизского парламента.

2 апреля 2005 – Акаев дал устное согласие уйти в отставку.

2 апреля 2005 – глава Конституционного суда Киргизии предложила провести конституционное совещание и обсудить изменения в Конституции.

3 апреля 2005 – Акаев прибыл в посольство Киргизии в Москве для переговоров с делегацией парламента этой республики. Согласован протокол о сложении полномочий президента. В центре Москвы на митинг в поддержку новой власти Киргизии собрались около ста человек.

4 апреля 2005 – Акаев в киргизском посольстве в Москве официально объявил об отставке с поста президента Киргизии с 5 апреля.

5 апреля 2005 – и. о. генпрокурора Киргизии Азимбек Бекназаров выступил за импичмент Акаеву.

5 апреля 2005 – на юге Киргизии расстрелян один из руководителей областного управления внутренних дел, полковник милиции Уран Алиев.

5 апреля 2005 – ОБСЕ предлагает себя в качестве посредника между основными претендентами на пост президента Киргизии.

6 апреля 2005 – Верховный суд Киргизии оправдал Феликса Кулова. Кулов высказался против судебного преследования президента Акаева.

6 апреля 2005 – рассмотрение парламентом Киргизии вопроса об отставке Акаева перенесено.

7 апреля 2005 – парламент Киргизии в очередной раз пытался рассмотреть вопрос об отставке Акаева (повторные попытки 9 апреля, затем 11 апреля).

7 апреля 2005 – Межпарламентская ассамблея СНГ в ряду других вопросов обсуждает ситуацию в Киргизии.

7 апреля 2005 – в киргизском Нарыне сторонники депутата парламента Карганбека Самакова захватили мэрию.

8 апреля 2005 – парламент Киргизии в пятницу урезал часть гарантий президенту Аскару Акаеву, предусматривавшихся по итогам его переговоров с представителями киргизского парламента в минувший понедельник (4 апреля) в Москве. Акаев лишен права участвовать в общественной жизни страны.

8 апреля 2005 – и. о. президента Киргизии Курманбек Бакиев заявил о необходимости ввести мораторий на любые конституционные изменения до окончания президентских выборов.

9 апреля 2005 – ЕС заявляет, что в текущем году намерен выделить 25 млн. евро для реализации национальных и региональных программ в Киргизии.

9 апреля 2005 – в Нарынской области Киргизии митингующие разблокировали здание местной администрации.

10 апреля 2005 – исполняющий обязанности президента Киргизии премьер Курманбек Бакиев ведет переговоры с Феликсом Куловым о возможном участии обоих в предстоящих выборах президента.

10 апреля 2005 – в Бишкеке более 5 тысяч человек протестуют против самозахвата земель.

11 апреля 2005 – киргизский парламент принял отставку Акаева и назначил дату президентских выборов на 10 июля 2005 года.

11 апреля 2005 – в Киргизии создана государственная комиссия по расследованию причин, приведших к событиям 24 марта.

Туйгуналы Абдраимов назначен председателем ЦИК Киргизии.

11 апреля 2005 – судебная коллегия Верховного суда Киргизии прекратила второе уголовное дело в отношении политика Феликса Кулова.

Часть вторая

«Революция камней»

Глава 1

Жертва дурно понятой демократии

Сергей Михеев,

заместитель генерального директора Центра политических технологий,

руководитель Департамента стран СНГ ЦПТ

Средства массовой информации ставят события в Киргизии в один ряд с «цветными революциями» в Грузии и на Украине. Некоторые вспоминают еще и Сербию. Чаще всего это делается автоматически, по аналогии и в связи с нехваткой объективной информации. Иногда – умышленно, с целью доказать, что бархатно-революционные процессы на постсоветском пространстве неизбежны и обязательно распространятся на все страны бывшего Союза подобно цепной реакции. Однако такая оценка является слишком однозначной и во многом поверхностной. На самом деле киргизский кризис заметно отличается и по сути, и по форме от грузино-украинских событий.

Бархатная революция или откровенный переворот?

Сначала о формальной стороне дела. Строго говоря, абсолютно все так называемые бархатные революции на самом деле реализовывались с грубыми нарушениями действующего национального законодательства. На то они и революции. Их «бархатность» заключалась в том, что в ходе захвата власти (а именно это имело место) удавалось избежать массового насилия, жертв и грабежей.

В то же время момент легитимности (по крайней мере внешней) был весьма важен для всех «бархатных» революционеров. Это было связано как с особенностями внутренней политической культуры (абсолютно незаконных с формальной точки зрения действий, пожалуй, не приняли бы даже грузины), так или иначе связанной с европейской политической традицией, так и с необходимостью позитивного восприятия событий Западом, что являлось залогом дальнейшего признания. К примеру, для Европы «бархатный» и внешне легитимный характер перехода власти из рук в руки являлся очень серьезным фактором для обоснования своего позитивного отношения к произошедшему. Ведь именно о своем стремлении в Евросоюз, как о приоритете не только внешней, но и внутренней политики, заявляли и продолжают заявлять лидеры Сербии, Грузии и Украины.

Но события в Киргизии развивались совсем по-иному. Необходимо признать, что формальным поводом для смещения законно избранного президента страны, изгнания легитимного правительства, отмены результатов парламентских выборов, которые были официально признаны ОБСЕ, насильственного захвата органов власти, а также организации масштабных волнений, повлекших за собой гибель нескольких десятков людей, грабежи, поджоги и мародерство, стало недовольство группы оппозиционных кандидатов результатами выборов по трем-четырем одномандатным округам из 75 округов на выборах в Жогорку Кенеш – киргизский парламент, состоящий из 75 одномандатников (без партийного представительства). Оппозиция в целом, по сути, проиграла технологическое и информационное поле в ходе парламентской избирательной кампании, несмотря на значительную внешнюю помощь. Тем не менее по результатам выборов в состав парламента прошло 10 оппозиционеров и не менее пяти-семи кандидатов, сочувствующих оппозиции.

Однако среди проигравших оказалось несколько известных лидеров оппозиции, имевших серьезные претензии на то, чтобы стать общенациональными лидерами всех недовольных действующей властью, а в последующем – главными претендентами на пост президента в ходе предстоявших в октябре 2005 года президентских выборов. В первую очередь речь идет о Курманбеке Бакиеве, который занял второе место в первом туре голосования, а во втором отстал от своего главного соперника почти на 15%. Признать поражение на парламентских выборах для этих людей означало расстаться с претензиями на пост президента, так как в этом случае более успешные лидеры оппозиции, несомненно, оттеснили бы менее удачливых соратников на второй план.

Обделенные лидеры оппозиции до последнего момента надеялись на то, что западные наблюдатели все же не признают результатов парламентской кампании в целом, что даст легитимный повод для требования масштабного пересмотра итогов голосования. Однако миссия наблюдателей ОБСЕ и после первого, и после второго тура голосования выступила с достаточно сдержанными заявлениями, которые хотя и признавали некоторые «серьезные недостатки в организации избирательного процесса», но все же не давали повода для отмены результатов выборов. Более жесткую позицию занимал американский посол Стивен Янг, но и он вынужден был признать, что выборы в парламент в целом состоялись и для радикальных выступлений повода нет.

В этой ситуации упомянутая выше группа обиженных оппозиционеров во главе с Бакиевым решила играть вабанк, не надеясь на механизмы демократии, а обратившись к более надежным методам народного бунта. Уже после первого тура в ряде округов ими были инициированы сначала митинги, а затем и насильственные захваты и разгром зданий районных администраций, окружных избирательных комиссий, перекрытие дорог. Костяк бунтующих составляли непосредственные родственники оппозиционных лидеров. Это веками испытанный на Востоке вообще и в Киргизии в частности способ организации волнений.

Родоплеменное деление здесь всегда было серьезным фактором, а после развала СССР произошло фактически возрождение полуфеодальной системы общественных отношений, поднявшее роль родоплеменного фактора на новую высоту. Деление по родам, обычно насчитывающим не менее нескольких тысяч человек, приобрело для людей новую важность, став фактором неформальных социальных гарантий. Наличие в составе клана или рода высокого начальника автоматически укрепляет позиции всего рода, а его поражение снижает статус клана. Таким образом, поднять за пару дней несколько тысяч родственников не составляет особого труда. К тому же достоверно известно, что участие в акциях протеста оплачивалось в ежедневном режиме.

Первоначально требования оппозиционеров ограничивались необходимостью пересмотра результатов голосования по нескольким спорным округам. Однако по мере того как становилось ясно, что власть не готова применять силу, масштабы волнений стали расти. В самом деле, кому интересна какая-то пара округов, если можно безболезненно захватить областную администрацию и установить контроль над целым регионом? Аппетиты росли на глазах. Поняв, что локальные акции удались, оппозиция решила требовать большего, пытаясь соединить отдельные очаги напряжения в общенациональную кампанию протеста, а главное – перенести место действия в Бишкек, так как до тех пор, пока волнения происходили не в столице, все это было «провинциальной историей, сепаратистским бунтом».

Впрочем, на этом же этапе лидеры оппозиции начали терять контроль над происходящим. К событиям на юге подключились другие силы. Хорошо известно, что через юг страны проходит наркотрафик из Афганистана и Таджикистана. Бандиты быстро поняли, что чем больше и дольше продлится бардак, тем это выгоднее для них. Впрочем, уровень криминализации политики в Киргизии всегда был достаточно высок. Со стороны власти речь шла о глубочайшей коррумпированности госчиновников. Со стороны оппозиции – о прямом участии криминалитета в политике. К примеру, среди оппозиционных депутатов парламента (в том числе победивших на прошедших выборах) есть немало людей, известных как лидеры ОПГ и наркобароны. По всей видимости, именно эти люди инициировали освобождение уголовников и грабеж военных складов на юге страны, а также дали толчок волне мародерства. Можно смело предполагать, что нынешние события вызовут серьезное укрепление позиций криминалитета и ухудшение в стране ситуации с преступностью.

Другим фактором, начавшим действовать совершенно самостоятельно от устремлений лидеров киргизской оппозиции, стало повышение активности узбекской диаспоры, что сыграло немалую роль в обострении ситуации на юге страны. В Киргизии проживают около 800 тыс. узбеков (самая большая национальная группа после самих киргизов), которые в основном населяют как раз мятежные Ошскую и Джалал-Абадскую области на юге страны. Географически речь идет о восточной части Ферганской долины, тянущейся из Узбекистана, который давно претендует на эти территории. Стоит вспомнить, что кровавые «ошские события» 1990 года, унесшие не менее тысячи жизней и прекратившиеся только после высадки в долине Псковской дивизии ВДВ, являлись не чем иным, как межнациональным конфликтом между киргизами и узбеками за земельные наделы.

В последние годы наблюдался явный рост националистических настроений в узбекской диаспоре. Появлялись организации, лидеры, выдвигались требования об обязательной квоте для узбеков в парламенте и органах государственной власти, о необходимости законодательного закрепления поста губернатора Ошской области и мэра города Ош за лицами узбекской национальности, о переносе столицы из Бишкека в Ош. Поэтому неудивительно, что как только начались волнения, узбеки начали играть в собственную игру, местами навязывая обострение ситуации для достижения своих целей.

К примеру, первым откровенно узурпировал власть в локальном масштабе так называемый «народный губернатор» Ошской области Анвар Артыков и его сторонники. До нынешних событий Артыков был известен как лидер наиболее крупной националистической организации узбеков и один из тех, кто откровенно озвучивал требования по поводу повышения статуса и особой роли узбекской диаспоры в Киргизии. Именно он первым в ходе кризиса заявил о том, что власть теперь в руках народа и народ эту власть никому не отдаст, несмотря ни на что. То есть полностью вышел за рамки правового поля, фактически заявив о перевороте в отдельно взятом регионе.

Учитывая претензии Ташкента на данные территории, все это может стать большой проблемой для любой киргизской власти, которая установится в Бишкеке. Возможно, пока киргизы об этом не думают, и для многих из них по окончании мятежной эйфории станет сюрпризом значительное ухудшение дел на данном направлении и укрепление позиций узбеков в государстве, но факт остается фактом.

Так или иначе, но ход событий в определенный момент вышел из-под контроля лидеров оппозиции. Сам Бакиев, еще находясь в Оше, говорил о том, что он и его соратники «практически уже не контролируют события», а лидерами толпы стали «сторонники силового разрешения конфликта». Возможно, таким образом лидеры оппозиции, рассчитывающие на международное признание, уже тогда дистанцировались от возможного насилия. А может быть, лукавили, перекладывая ответственность за кровь и грабежи на неведомые «третьи силы».

Оба фактора – криминальный и узбекский – значительно усугубили кризис и способствовали появлению у оппозиционеров неожиданных и неоднозначных союзников. Толпы росли. К ним начали примыкать сотни мародеров и просто хулиганствующих элементов. Управлять ими было все сложнее. Дальнейшее хорошо известно – погромы, поджоги, грабежи, мародерство, кровь, но в итоге – власть. Власть просто потому, что других политических лидеров, кроме оппозиционных, у толпы не нашлось.

Власть

Впрочем, не имеет смысла отрицать и то, что режим Акаева был и без того очень близок к полному исчерпанию своего ресурса. Собственно, это и стало наряду с активностью противников режима, одной из причин краха президента Акаева. Эффективность управления в целом и регионов в частности была невероятно низкой. Вместо вертикали власти была некая размытая горизонталь. Под «шапкой» президента шла постоянная конкуренция и борьба за «доступ к телу» различных лояльных групп влияния, примерно равных по ресурсам и поэтому не способных одержать окончательную победу.

Роль семьи президента в решении вопросов государственной важности была, мягко говоря, крайне гипертрофирована. Влияние на президента жены, детей, зятя зачастую блокировали принятие необходимых решений, внесение изменений в ход политического процесса. Стратегический взгляд на проблемы повсеместно замещался преследованием узкокорыстных, групповых и клановых интересов.

Джалал-Абад, 20 марта 2005 года, здание УВД

В борьбе за эти интересы отдельные политики и группы влияния зачастую были готовы не просто игнорировать общегосударственный интерес, а действовать напрямую против интересов страны и даже против общих корпоративных интересов находящейся у власти элиты. Причем цена вопроса иногда была крайне мала – пост в областной администрации для своего родственника или возможность присвоить достаточно скромную сумму.

Все это усугублялось невероятным разрывом между бедными и богатыми, который только продолжал расти. Конечно, для бедности в Киргизии есть и объективные причины – в стране практически нет полезных ископаемых, промышленные предприятия были завязаны на союзную кооперацию и после развала Союза рухнули, вывоз сельскохозяйственной продукции затруднен конкурентами из соседних стран. Однако все же какие-то ресурсы для борьбы с бедностью имелись. Их игнорирование на фоне по-восточному показной роскоши элиты все более раздражало народ.

Сыграла роль и личная неспособность Акаева принимать по-настоящему государственные решения в условиях нарастающего кризиса. До последнего момента правящей элите верилось в то, что все можно уладить кулуарными переговорами, подкупом, манипуляциями с собственностью и постами. Тогда же, когда стало необходимым принимать жесткие решения, оказалось, что Акаев так и не избавился от комплексов «перестроечного профессора», попавшего на вершину власти. Зависимость Акаева от имиджа «первого демократического президента» Киргизии сыграла свою роковую роль в киргизских событиях. Ко всему прочему Акаев все время думал о том, а что же скажет по этому поводу Запад. Можно, конечно, сказать, что это бездействие помогло избежать еще больших жертв в ходе нынешних событий. Однако оно же привело к хаосу и беспределу, который еще неизвестно чем обернется. К тому же крови все равно избежать не удалось.

Оппозиция

Весь ход и характер событий, как и перспективы развития ситуации в значительной степени зависели и зависят от качества той самой оппозиции, которая сейчас пытается взять власть. Как и до кризиса, киргизская оппозиция представляется собой весьма пестрое зрелище. Нет единой команды, нет общепризнанного лидера, нет никакой позитивной программы действий, нет достаточных ресурсов для быстрой нормализации положения в стране.

Во-первых, говоря о киргизской оппозиции, совершенно не имеет смысла говорить об идеологии. Разговоры о демократии, свободе слова, борьбе за справедливость, модернизации и прочее, откровенно говоря, притянуты к киргизской оппозиции за уши. Это необходимая дань отношениям с Западом, брэнду «бархатной революции». Без этого оппозиционеров вообще не воспринимали бы. На самом же деле единственной идеологией киргизских оппозиционеров является стремление к власти как таковой. Все они бывшие чиновники, ушедшие из власти отнюдь не по идейным причинам. Кому-то не дали обещанный пост, кто-то зашел слишком далеко в борьбе за собственность, кто-то слишком рьяно продвигал своих родственников, а иные просто патологически не справлялись с работой. Все остальное – маскарад.

Серьезнейшую роль в истории борьбы оппозиции с Акаевым сыграли и клановые отношения. Соперничество северных и южных кланов в той или иной форме существовало в стране всегда. Политическая жизнь государства в основном попеременно контролируется тремя северными и двумя южными кланами. Север представлен чуй-кеминским (сам президент Аскар Акаев и его наиболее близкие соратники), таласским (жена президента Майрам Акаева) и нарынским кланами. Из южных кланов выделяются два наиболее мощных – ичкилики и отуз уул.

В советские времена на севере сосредоточилась промышленность, находящаяся в настоящее время в упадке. В национальном составе населения здесь преобладают киргизы и русские. Менталитет северян более европеизирован (в советском и постсоветском варианте). Общественные отношения более затронуты процессами модернизации. Религиозный фактор серьезного влияния на настроения людей не имеет. Вообще, надо отметить, что ислам пришел в Киргизию по историческим меркам недавно и не успел фундаментально укорениться в местной культуре и образе мышления.

Юг заметно отличается от севера. Местная экономика полностью завязана на сельское хозяйство. В первую очередь на производство хлопка. В национальном составе преобладают киргизы и узбеки. Говоря о юге, в Кыргызстане чаще всего имеют в виду восточную оконечность Ферганской долины (Ош, Джалал-Абад, Баткен), тянущейся из Узбекистана. Общественные отношения здесь гораздо более традиционны. Очень велико (особенно в последние годы) влияние ислама, что связано с большим процентом узбекского населения, значительно более исламизированного в сравнении с киргизами. Не случайно именно сюда вторглись пару лет назад боевики из «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ). Здесь же весьма активна ваххабитская партия «Хизб-ут-Тахрир». Именно на юге произошли и Аксыйские события.

Северяне, которые до недавнего времени контролировали верховную власть в стране, не доверяли даже тем южанам, которые декларировали свою лояльность властям, подозревая абсолютно всех южан в тайном антипрезидентском заговоре, что в итоге оказалось правдой. Одновременно южане действительно недовольны распределением властных полномочий и кадровой политикой в стране, обосновывая свое недовольство тем, что на юге сосредоточено более половины населения страны, а сельскохозяйственный юг «кормит» не только север, где остановлены промышленные предприятия, но и весь Кыргызстан. Это обстоятельство мешало консолидации договороспособных и потенциально лояльных действующей власти сил, что играло на руку оппозиции, в основном базирующейся на юге, но постепенно проникавшей и в северные области.

Одновременно все вышеозначенные факторы привели к снижению эффективности властной вертикали в целом, появлению скрытой «пятой колонны» внутри самих властных структур (в первую очередь в южных регионах), проблемам с реальной управляемостью регионов. В предвыборном контексте это вело к снижению эффективности и значения административного ресурса.

Таким образом, нынешний бунт – это бунт в первую очередь соперничающих южных кланов. И не случайно этот бунт получил народную поддержку. Ведь в продвижении лидера клана кровно заинтересованы все родственники вплоть до самых дальних. И никакой другой идеологии в этом нет. Характерно в этом смысле то, что и в Бишкеке костяк бунтующих составили не коренные жители столицы – северяне, а прибывавшие в Бишкек все последние годы южане. Они составляли низшие страты населения города, работали на рынках и подсобными рабочими, жили в самодельных хибарах, которыми самовольно застраивали фактически незаконно захваченные участки на окраинах города.

Впереди у оппозиции тяжелая внутренняя борьба. Тот же Феликс Кулов был выгоден южным оппозиционерам, пока он сидел в тюрьме, как символ борьбы с режимом. Теперь же у Кулова, который популярен на севере, есть серьезные претензии на лидерство, и его соперничество с Бакиевым уже обозначилось. Не так легко будет оппозиционерам разделаться и с теми северянами, которые не собираются бежать из страны вслед за Акаевым. У них по-прежнему есть серьезные ресурсы, и при случае они могут зеркально повторить нынешние события уже в отношении Бакиева. Благо прецедент создан.

Характерно, что Бакиев был вынужден отказаться от отмены результатов парламентских выборов и признал легитимность нового парламента, что уменьшает его собственную легитимность, превращая ситуацию в полный абсурд. А подоплека этого события в том, что новоизбранные депутаты (и северяне, и южане) в большинстве своем люди весьма влиятельные. Они четко дали понять Бакиеву, что не собираются из-за его амбиций так просто расставаться со своими новенькими депутатскими мандатами. Более того, новый спикер парламента Омурбек Текебаев заявил о том, что без переговоров с Акаевым, видимо, не обойтись. Это весьма важный факт, который характеризует реальное положение Бакиева и уровень его влияния на ситуацию. Стоит также помнить, что в соответствии с недавними изменениями в киргизской конституции парламент наделяется значительно большими полномочиями, а президент становится более зависимым от парламента. Так что самое интересное, возможно, еще впереди.

Внешний фактор

Сейчас Запад, видя, что дело зашло слишком далеко, всячески открещивается от своего участия в киргизских событиях. Однако это участие неоспоримо. Если в начале своего правления Акаев вполне устраивал Запад, то последние несколько лет были отмечены активностью Запада по организации и поддержке антипрезидентской оппозиции. Работа шла полным ходом с использованием всех возможных форм дестабилизации режима. Инструментом воздействия на ситуацию стала сеть неправительственных организаций, которыми Киргизия буквально нашпигована. Ситуация местами приближается к абсурдной. Отделения USAID, Freedom House, Национального демократического института, Информационных центров демократии и прочих организаций имеются в каждом районном центре, в аилах, где проживает сто крестьян и двести их баранов. Курируется эта деятельность американским посольством. И хотя местные активисты этих организаций заняты в первую очередь разворовыванием грантовых фондов, работа с населением идет.

В отношении молодежи (в первую очередь на севере) применяется испытанная практика массированной образовательной атаки. Количество всевозможных американских и европейских университетов, институтов, колледжей, центров, программ стажировки и курсов переквалификации достигло для пятимиллионного Кыргызстана запредельного количества. Не только готовится новая элита, но и ведется упорная работа по разрушению традиционных для киргизов взглядов на жизнь вообще, неприятие существующего положения дел. Используя природные свойства молодости, стимулируется рост уровня ожиданий и претензий к жизни. То, что эта «революция ожиданий» в принципе не может быть подкреплена кыргызстанской действительностью и заведомо обречена на конфликт с ней, в дальнейшем станет отличной почвой для дестабилизации обстановки и манипуляции массами. Антироссийская тема занимает в этих программах значительное место.

В отношении среднего и старшего поколения использовать в условиях Кыргызстана идеологические методики сложнее. Эту трудность американцы обходят, стимулируя внутренние, неидеологические противоречия. Так, на почве противостояния южных и северных элит американцы предпринимают достаточно успешные попытки стимулировать консолидацию антиакаевской оппозиции самого разного толка – от коммунистов до исламистов. Главный публичный лозунг, подходящий для всех, – Акаев и его семья узурпировали власть в стране, необходимы перемены. Фактическая приманка – необходимо добиться смещения президента для перераспределения пирога власти и передела в сферах собственности. Эта тема делает союзниками всех недовольных президентом.

На исламизированном юге, где по понятным причинам отношение к Западу вообще и США в частности достаточно настороженное, связь оппозиционеров с Западом тщательно маскируется. Выявление и раскрутка этой связи может серьезно подпортить репутацию противников действующей власти. Для «отбеливания» же западной цивилизации на юге активно раскручиваются всевозможные благотворительные программы.

Более того, по некоторым данным, на исламском юге страны американцы и европейцы не гнушаются связями и с ваххабитскими организациями, против которых в других местах они ведут войну. Конечно, это происходит через третьи лица и организации, но данные о помощи в частности партии «Хизб-ут-Тахрир», через различные программы, спонсируемые Западом, время от времени просачиваются в местные СМИ. То, что это в итоге может дестабилизировать ситуацию и даже расколоть страну на северную и южную части, видимо, не особенно беспокоит Запад. Главное достичь поставленных целей. Кстати, это хорошо продемонстрировала ситуация на Украине.

В ходе парламентской кампании наблюдались явные признаки применения в Киргизии стандартных «оранжевых» технологий. У оппозиции появились не только западные консультанты, но и советники из Сербии, Украины и Грузии. Местами приемы майдана, «Кмары» и «Отпора» копировались почти в точности, хотя и без особого успеха. Появлялась и соответствующая литература, порой даже сохранявшая упоминание украинских телеканалов и топонимику. Видимо, очень торопились ее переправить в Киргизию.

Впрочем, в итоге следует, по сути, констатировать провал «оранжевого» сценария, технологии которого оказались отнюдь не универсальными. Именно их поражение в технологическом и информационном поле привело к тому, что оппозиция решилась на открытое насилие. Не пошло на пользу и просвещение масс, которые с радостью кинулись при первом удобном случае грабить магазины. Впрочем, интересно, что ни одно из представительств НПО разгрому не подверглось.

Итоговая ситуация настолько неоднозначна, что может привести не к усилению, а к ослаблению роли Запада в Киргизии, а также уже однозначно стимулировала совершенно не выгодные Западу процессы – усиление криминалитета, связанного с наркотрафиком в Европу и частично в Америку, усиление исламских организаций на юге, рост влияния узбекских националистов и Узбекистана, ослабление влияние более лояльного к американцам Казахстана, в целом усиление радикальных настроений и непредсказуемость ситуации. Таким образом, мессианские устремления Запада все более становятся фактором региональной и глобальной нестабильности.

Системные проблемы

Наряду с тактическими проблемами существуют и более глубинные причины произошедшего. По сути, в Киргизии мы имеем дело с неспособностью фактически искусственно внедряемой без учета местной специфики демократической модели справиться с реальными вызовами полуфеодального общественного устройства, что в любой момент чревато хаосом.

Репродуцированная система родственно-клановых отношений, через которую в значительной степени на самом деле осуществлялся политический процесс в Киргизии, вступила в острый конфликт с «шапкой» демократических процедур, которыми в современном мире вынуждены оформлять власть режимы многих стран «третьего» или «развивающегося» мира. Фактически все годы после падения СССР осуществление демократических процедур в Киргизии носило характер вынужденной клоунады, так как было в реальности парализовано все более укрепляющейся родственно-клановой сутью общественно-политических отношений в стране.

Те же выборы превращались в полную профанацию не только потому, что власть пыталась любыми способами обеспечить победу лояльных кандидатов, но и потому, что все остальные кандидаты, включая самых оппозиционных и «демократически настроенных», главной формой работы с избирателями считали прямой подкуп и работу через родственников. Так работали абсолютно все, включая и Бакиева, и всех остальных оппозиционеров. Костяк электората и актива избирательной кампании – родственники. Всем остальным раздаются деньги, водка, вещи, продукты. В ходе последней кампании это достигло апофеоза. Причем никто не подавал друг на друга в суды именно потому, что так было выгодно всем. Это был негласный договор. Выгодно это было и населению, которое, не скрывая, говорило о том, что проголосует за того, кто больше даст. В этом контексте заключения европейских наблюдателей кажутся по-детски наивными.

В такой ситуации любые традиционные демократические процедуры, и в первую очередь выборы, становятся бессмысленными. Интересно, что по итогам избирательной кампании своих сторонников на улицу вывели проигравшие кандидаты, набравшие всего по 3-5% голосов. Их самих и их родственников совершенно не волновали детали избирательного процесса. Просто они вложили в выборы ресурсы и теперь требовали дать их лидеру пост в столице для кормления всего рода.

При этом с устранением Акаева ситуация не только не улучшится, но скорее всего и ухудшится. Ведь теперь существует прецедент абсолютно неправомерного решения всех проблем. Причем такими методами может воспользоваться любой клан. Ближайшие выборы президента могут вновь разделить страну на северных сторонников того же Кулова и южных сторонников Бакиева.

Можно сказать, что все зависит от просвещения людей. Но пятнадцать лет просвещения в Киргизии, как мы видим, плодов не дало. Может быть, на это время стоит отменить выборы? Найти компромисс по этой системной проблеме крайне сложно. События в Киргизии породили больше вопросов, чем ответов, и они не могут трактоваться в формате примитивных рассуждений о «бархатных революциях». Весьма поучительны они станут и для соседей, а также для всех стран Востока (и не только), идущих по пути демократизации. Скорее всего выводы руководством этих стран будут сделаны не в пользу форсирования демократических преобразований.

(Публикуется с сокращениями, впервые опубликовано politcom.ru)

Глава 2

Во всем виноваты дети

Михаил Зыгарь,

обозреватель, ИД «Коммерсант»

Многие в Бишкеке рассказывают, что киргизская революция началась из-за детей. В преддверии последних парламентских выборов старшие дочь и сын президента Аскара Акаева – Бермет и Айдар – решили баллотироваться в парламент. Про отпрысков президента в стране давно ходили не самые приятные слухи.

Об Айдаре говорили: непонятно, зачем он вообще полез в политику. До этого сын главы государства славился в Бишкеке своим довольно темным бизнесом, свободным поведением и тяжелым нравом.

– Очень у многих на него зуб. У скольких людей он отобрал бизнес. Часто, если человек поднимался, начинал зарабатывать какие-то деньги, к нему приходили от Айдара и предлагали «уступить по-хорошему» – продать дело за бесценок. С отказывавшимися работали «по-плохому», – рассказывали молодые бишкекчане. – Да и вообще ему на глаза лучше было не попадаться. К примеру, ни в один ресторан невозможно было зайти, если он там сидел. Как напьется, сразу начнет: «Да я вас всех порву, да вы знаете, кто я!»

Про Бермет же рассказывали, что она вообще толком никогда не жила в Киргизии. Родилась в Санкт-Петербурге, училась за границей. Никогда, утверждала народная молва, зарплату в сомах не получала – только в долларах.

Официально Бермет Акаева выдвинулась по просьбе бишкекского студенчества. На встрече с избирателями в столичном университете один молодой человек спросил ее, зачем она вообще решила пойти в политику.

– Кыргызстан – это дело жизни моего отца. И я иду в парламент, чтобы дело жизни моего отца не пропало, – высокомерно ответила Бермет.

Для того чтобы проблем с избранием у дочери президента не возникло, ЦИК отменила регистрацию лидера оппозиционного движения «Ата-Журт», экс-главы МИД Розы Отунбаевой, которая собиралась баллотироваться по тому же Университетскому округу Бишкека.

Выборы и для детей президента, и для его сторонников прошли успешно. Айдар победил уже в первом туре 27 февраля, Бермет – во втором 13 марта. Пропрезидентские партии получили в новом парламенте абсолютное большинство мест.

Однако после первого же тура голосования по всей Киргизии начались волнения. В областных центрах сторонники оппозиционных кандидатов, снятых с гонки или проигравших, организовывали многолюдные митинги, устанавливали на центральных площадях юрты, блокировали движение автотранспорта. Самая мощная акция протеста перед зданием областной администрации началась в Джалал-Абаде. Там оппозиция впервые решила провести курултай – народное собрание, которое избрало бы свои, альтернативные официальным органы власти. Затем то же произошло и в Оше, втором по величине городе страны.

18 марта уставшие от многодневного стояния под дождем на площади возле ошской обладминистрации горожане вломились в здание.

– Госсекретарь Ибраимов объявил тогда по телевидению, что это хулиганство кучки пьяных женщин, – рассказывала Азима Расулова, журналистка и лидер молодежной организации «Кел-Кел», – да видели бы вы этих женщин! Это были многодетные матери, которые уже устали от такой жизни, от того, что им нечем детей кормить. Они просто вошли в здание администрации и заняли его. Спали в нем на картонках – но ничего не тронули, ни одного стекла не разбили.

На следующее утро в здании появился ОМОН. Спящих женщин били дубинками по голове и вытаскивали на улицу, 12-летних детей выбрасывали в окно. После ошских событий народные массы стали захватывать обладминистрации уже повсеместно – журналисты не успевали загибать пальцы: Джала-Абад, Боткен, Талас, Нарын…

Бишкек оставался последним в Киргизии нереволюционным городом. 23 марта в городе сторонники кандидата Болота Марипова, проигравшего Бермет Акаевой, собрались на площади Свободы. В митинге участвовали в основном студенты, пришедшие из окрестных вузов, и активисты из молодежных организаций «Кел-Кел» и «Бирге». Через полчаса после начала митинга на площади появился ОМОН. Более сотни молодых людей скрутили и увезли в Первомайское РУВД. Вечером того же дня около РУВД собралась толпа разгневанных родителей, требовавших отпустить детей.

Бишкек, 23 марта 2005 года. Митинг оппозиции

На следующий день началась революция. С самого утра сторонники оппозиции собирались около медицинского центра доктора Назаралиева – клиники, в которой лечат от наркомании и алкоголизма. Женешбек Назаралиев – самый известный в стране врач и один из самых успешных бизнесменов – никогда не скрывал своей антипатии к властям и решил приютить антипрезидентский митинг на своей территории. Уже около девяти утра собралось около тысячи человек. Митингующие организованно выстраивались на газоне напротив здания клиники. В руках люди держали транспаранты «Акаева в отставку» и «Доктор, мы с тобой». На рукавах у них красовались желтые и розовые повязки. Порядок в толпе обеспечивали тинейджеры из «Кел-Кел»: раздавали листовки, плакаты и повязки.

Через дорогу от них на козырьке парадного подъезда больницы находилась трибуна. Оттуда по очереди выступали лидеры оппозиции. Все они говорили об одном: Аскар Акаев должен уйти. Народ с шумом одобрял лозунги лидеров.

Вдруг среди митингующих неожиданно появился Кенешбек Душебаев – новый глава МВД, назначенный на этот пост всего лишь накануне. Он стал рассказывать журналистам, что приехал посмотреть, чем живет народ, чего хотят демонстранты, и убедиться, что митинг – мирный.

– Если митинг будет исключительно мирным, то мы его и пальцем не тронем. Милиция с народом! – объявлял министр журналистам и толпе. Толпа была заметно растрогана – переключив свое внимание с выступающих на козырьке на министра, люди подходили к нему поближе и, довольные услышанным, жали Душебаеву руку, кричали ему «Молодец!».

– Кенешбек! Если ты мужчина, выходи к нам, обратись к народу, – объявил с трибуны один из видных оппозиционеров Топчубек Тургуналиев. Душебаев полез на крышу и повторил все свои обещания в микрофон.

После краткого выступления начались долгие переговоры. Глава МВД и лидер оппозиции Курманбек Бакиев слезли с крыши и почти на час закрылись в конференц-зале наркологической клиники.

– Бакиев пообещал мне, что они никуда не пойдут. Сказал, что они согласны вести переговоры с правительством, – вспоминал через несколько дней Душебаев, – я уехал из клиники окрыленный. Меня вызвал президент, и я собирался рассказать ему о том, что я увидел, и о том, что оппозиция готова к диалогу.

Как только Душебаев уехал, в зале заседаний собрался координационный совет оппозиции. Бакиев был заметно в хорошем настроении – рассказывал, что Душебаев пообещал ему, что милиция не будет чинить препятствий митингующим, если они пройдут маршем на главную площадь. Оппозиционеры, казалось, к такому повороту были не слишком готовы, наперебой повторяли, что нужно тщательно разработать маршрут шествия – «чтобы как можно меньше мешать дорожному движению» – таково было требование Душебаева. И уже минут через десять лидеры оппозиции вышли к народу, выстроились в шеренгу и пошли в сторону центра. Митингующие шли следом, аккуратно стараясь занимать только половину проезжей части – «чтобы не мешать дорожному движению». Впрочем, машин все равно на дороге не было.

В первом ряду шли Курманбек Бакиев, Роза Отунбаева, Азимбек Бекназаров, Ишенкуль Болджурова, Оксана Малеванная. В руках все они держали нарциссы. Улыбаясь они махали ими стоящим на обочине прохожим. Те улыбались. Далеко не все решались присоединиться, но очень многие возгласами одобряли шествие:

– Акаев как пришел к власти, так и уйдет! – прокричал один из стоящих на тротуаре. Шествие скандировало «Акаев кетсен!» (Долой Акаева!) Особенно задорно кричали его бежавшие впереди шествия дети лет семи-десяти – они сопровождали митинг всю дорогу от клиники до площади.

По дороге никаких препятствий демонстрация и правда не встретила. Наоборот, гаишники любезно перекрывали движение по тем улицам, где должна была пройти толпа. Марш к центральной городской площади Ала-Тоо продолжался минут сорок. На самой площади митингующих ждал сюрприз. Там уже собралилсь люди – их было значительно меньше, чем пришло с митингом, но они были явно лучше организованы. Поджидавшие демонстрантов на Ала-Тоо около 500 человек выстроились вдоль здания слева от площади; на каждом из них была голубая повязка, на многих – одинаковые белые кепки.

Митингующие на них почти не обратили внимания.

– Это акаевские ребята. Им всем заплатили по 50 сомов, чтобы они сюда пришли. Но что они могут сделать? Они же видят, сколько нас, – переговаривались демонстранты.

Они обступили стоящую на площади с советских времен трибуну. На нее поднялись лидеры, и Курманбек Бакиев начал речь. Он говорил о том, что их митинг мирный и что они будут стоять на площади до тех пор, пока власть не уйдет.

Однако простояли они не более получаса – «голубые повязки» пошли в наступление. По команде звеньевых самая хорошо организованная их часть обогнула митинг по левому флангу. В воздух полетели камни.

Еще накануне лидеры оппозиции рассказывали, что знают, что по городу стоят несколько грузовиков с провокаторами и камнями, которые власти намерены использовать для подавления митинга. Однако они убеждали, что большинство машин с камнями ими перехвачены, а шоферы перешли на сторону народа.

Под градом летящих с края площади булыжников толпа побежала. Больше пяти тысяч человек вмиг рассеялись по площади, отбежали к ближайшему зданию, прижимаясь к стенам. Стоящих на трибуне, казалось, просто смело: Курманбека Бакиева сразу куда-то увели, Роза Отунбаева спряталась за пьедестал памятника, на котором когда-то стоял Ленин, и наблюдала за происходящим.

«Голубые повязки» преследовали «желто-розовых», отвешивали им пинки, вырывали транспаранты. Заняв трибуну, они немедленно подожгли оброненный там митингующими «Акаева в отставку».

Бишкек, 24 марта 2005 года. Центральная площадь

Но «голубые» занимали площадь не более десяти минут. Затем толпа хлынула назад. Кого-то из «голубых» схватили и стали избивать ногами. Вид у всех был совершенно ошеломленный. Люди демонстрировали друг другу синяки, полученные от камней. Молодежь начала отрывать от пьедестала мраморные плиты, разбивать их и готовиться к новой атаке «голубых».

В нервном ожидании столкновения митингующие обсуждали, кем были нападавшие. Выдвигались версии: студенты физкультурного института, условно освобожденные зэки, бандиты из группировок криминальных авторитетов Сурабалдиева и Жолтушпаева.

Впрочем, сами «голубые повязки» стояли неподалеку – их лишь оттеснили на самый край площади, почти к самому Белому дому. Несколько раз они выдвигались вперед – тогда по площади шли волны. Сначала толпа в панике бежала от них, а потом возвращалась, закидывая нападавших камнями.

Затем волны пошли уже не с левого, а с правого края площади – оттуда появился отряд конной милиции. Впрочем, его присутствие было недолгим. Толпа побежала навстречу, милиционеры быстро развернулись и поскакали. Демонстранты же бежали дальше, пытаясь стащить их с лошадей. Кому-то это удалось, какой-то молодой парень забрался на коня и лихо выехал на площадь, размахивая желтым флагом.

Площадь ходила волнами несколько часов. «Голубые» наступали, «желто-розовые» отбивались. Затем с правого края площади, со стороны Советской улицы, вышли свежие силы митингующих – колонна под транспарантом, на котором было написано «Ош». Толпа восторженным ревом приветствовала революционных ошан, те махали в ответ, но на площади не остановились. Минуя основное скопление народа, они пошли маршем через всю площадь – в направлении Белого дома, туда, где стояли «голубые повязки» и выстроился ОМОН. Оппозиционеры с трибуны кричали им вернуться.

Ошане дошли до края площади и уперлись в ряды ОМОНа. Побежали назад. Омоновцы, ударяя дубинками по металлическим щитам с надписью «Омск», побежали за ними на площадь. Там их встречали градом камней. Они остановились, закрылись щитами. К ним вышли Роза Отунбаева и еще несколько женщин, которые стали просить митингующих не кидать камнями в омоновцев. Камнепад стих. Группа омоновцев – человек 200 – постояла, закрывшись щитами, на краю площади, заполненной десятитысячной толпой, и побежала назад. Толпа хлынула за ними. Около ограды Белого дома их настигли. Ворота были закрыты, милиционеры бросали щиты и перелезали через решетку. Их хватали и избивали. Они вырывались, окровавленные, лезли наверх и кучками забегали внутрь здания.

Толпа стала налегать на ворота.

Бишкек, 24 марта 2005 года. Центральная площадь, Дом правительства

К площади тем временем подошла новая группа демонстрантов – ее привел Алмаз Атамбаев, один из лидеров оппозиции, соперничающих с Курманбеком Бакиевым. Накануне оппозиционеры рассказывали, что в этом состоит их план, – организовать не один митинг, а сразу несколько, чтобы дезориентировать власти. Бакиева на площади уже не было, и Атамбаев мог чувствовать себя хозяином положения. Он не пошел на трибуну, где выступал его конкурент, а залез на кабину грузовика и стал объявлять в микрофон, что это митинг мирный, что никто не пойдет на штурм.

– Не надо насилия! Власти и так нас боятся! Они сами к нам выйдут, – объявлял Атамбаев.

Между тем уже все больше народа отходило от площади к Белому дому. Толпа сначала сломала ворота. Потом массивные деревянные двери. Народ побежал внутрь.

Из одного из окон вылетела милицейская фуражка. За ней – письменный стол. Затем полетели листы ксероксной бумаги, книжки Аскара Акаева. Через пару часов за Белым домом подожгли две припаркованные там машины.

В самом здании на первом этаже был потоп. Мучимые жаждой люди открыли пожарный кран, и вода хлестала на мраморный пол. Народ бежал кто куда. С окон срывали шторы, из кабинетов выносили компьютеры, из холодильников доставали шампанское. Особенно заметна была молодежь. Одни собирали добро, другие кричали на них и призывали ничего не трогать.

Бишкек, ночь с 24-го на 25 марта 2005 года. Сквер рядом с Домом правительства

Уже примерно через час все входы в Белый дом были перекрыты. Новых мародеров не пускали, но избавиться от старых, не желавших выходить из здания, было тоже непросто. Активисты молодежного движения «Кел-Кел» пытались патрулировать здание – несовершеннолетние стражи порядка как могли усмиряли несовершеннолетних же мародеров.

Лидеры оппозиции пытались здесь же провести заседания координационного совета. Однако быстро разошлись. Большинство из них пребывало в шоке от случившегося.

Передавали друг другу слухи: Акаев сбежал вместе с детьми. Вылезали лидеры оппозиции через окно – все двери были уже забаррикадированы от мародеров.

Не допущенные в Белый дом юнцы отправились в город. Первым начали громить магазин Beta Stores, по слухам, принадлежавший Айдару Акаеву. Вынесли все. Потом был Silk way. Тащили все, что под руку попадет: мебель, пакеты, коробки, нижнее белье, телевизоры, подгузники, сантехнику.

Рядом с Белым домом тем временем приезжие с юга обустраивали свой быт. Поставили юрту, разожгли костры, начали готовить плов. Где-то даже запели песни.

Той же ночью, пока мародеры громили город, революционные массы, взявшие на себя охрану Белого дома, провели собрание в большом зале. Там они на всякий случай избрали себе лидеров – по словам участников, у них «появился страх, что лидеры оппозиции их предадут».

Уже на следующее утро они отправились к зданию парламента – началась новая демонстрация. Информации у собравшихся не было никакой, по площади ходили самые разнообразные слухи по поводу того, кому принадлежит власть и кто заседает в здании парламента. Прошел слух, что в здание парламента съехались новые, «акаевские» депутаты. В считанные минуты народ вломился в парламент. Никто ничего не громил – да в здании парламента и разгромить нечего, в нем идет ремонт. На полпути толпу встретили избранные ночью спикером парламента и премьер-министром Эшенбай Кадырбеков и Курманбек Бакиев. Они успокоили людей.

Днем на площади Ала-Тоо все еще продолжалась стихийная демонстрация. На сцене, оставшейся от празднования Навруза, установили микрофон, и люди по очереди подходили к нему, чтобы высказать самое наболевшее. Десятитысячная толпа внимательно слушала.

Говорили все примерно одно и то же:

– Сам Акаев-то человек неплохой, но зачем он все время слушал жену? Зачем он стал протаскивать детей в парламент?

Ближе к вечеру автобусы стали развозить гостей столицы по домам. Резко похолодало, и желающих бродить по Бишкеку становилось все меньше. Молодые народные дружинники, взявшиеся патрулировать город и защищать неразграбленные магазины, вздохнули спокойнее. Последние атаки мародеров они отбивали уже при помощи милиции. На третью ночь единственное беспокойство причиняли уже только беспризорники, пытавшиеся взломать продуктовые палатки.

Политическая жизнь продолжилась – но уже не с такими страстями. Старый парламент сложил свои полномочия, новый был признан легитимным и начал заседать. Избранные депутатами дети президента в зале не появились.

Напротив парламента продолжался митинг. Серьезные и взрослые люди – те самые, кого в первую ночь в Белом доме избрали блюсти чистоту революции, возмущались предательством вчерашних лидеров оппозиции.

– Мы же все требовали роспуска нового продажного парламента! А Бакиев назначил туда своего представителя, признал его легитимным. А значит, предал нас! Позор! – кричали в толпе. – Акаев ведь тоже приходил как демократ, на волне народных протестов. И ушел так же. И Бакиев уйдет, если будет так себя вести! Забыл, что революция пожирает своих детей?

Глава 3

От Джалал-Абада и Таласа до Бишкека за 20 дней

Джалал-Абад, март 2005

Юг: Акаева сначала никто не вспоминал

День, когда оппозиционно настроенная общественность захватила здание Джалал-Абадской областной государственной администрации, вполне можно считать первым днем революции. Четвертого марта примерно 150—200 человек ворвались в здание и выгнали оттуда сотрудников администрации. Губернатора области Жусупбека Шарипова в тот момент в здании не было. По непроверенным данным, глава области находился в Бишкеке.

На площади перед администрацией начался митинг, в котором в первые часы участвовали около 300 человек – по большей части жители Сузакского района. Основное требование – отмена результатов первого тура выборов. Митингующие требовали также, чтобы к ним вышел губернатор области. В тот же день к митингующим стали присоединяться жители Базаркоргонского района и города Джалал-Абад.

Джалалабадцы в основном были недовольны результатами выборов по округу, где победителем вышел Кадыржан Батыров, известный как один из самых богатых людей в Кыргызстане, причем пользующийся поддержкой Ислама Каримова. В городе ему принадлежит большая часть предприятий. Победитель устроил за день до этого шумное празднование победы.

По словам горожан, более всего их раздражало многочасовое шествие по городу сторонников Батырова с явно националистическими, проузбекскими лозунгами. Однако во время митинга об этом старались особо не вспоминать во избежание межнациональных столкновений. Говорилось лишь о том, что Батыров не имеет права быть депутатом из-за двойного и даже тройного гражданства (российского и узбекистанского). Большая часть митингующих были сторонниками экс-кандидата в депутаты Жусупбека Бакиева (брата и. о. президента Курманбека Бакиева).

В середине дня заместители губернатора попытались вести переговоры с митингующими. Попытка ни к чему не привела – митингующие объявили акцию бессрочной. Более того, выступая на митинге, экс-кандидат в депутаты Бектур Асанов (бывший депутат ЖК КР прошлого созыва, не пользующийся особым авторитетом) объявил, что протестующие готовы к гражданской войне. Местные власти расценили это заявление как призыв к бунту.

Пока в областном центре шел митинг, в Ноокенском районе около 3 тыс. сторонников тесно связанного с оппозицией кандидата в депутаты Дооронбека Садырбаева, депутата ЖК второго созыва, перекрыли дорогу Бишкек– Ош, требуя отставки акима Ноокенского района, начальника районной налоговой инспекции и членов окружной избирательной комиссии.

В 2 часа утра 5 марта губернатор Джалал-Абадской области Жусупбек Шарипов в сопровождении представителей прессы и местных аксакалов вышел на площадь к митингующим. Однако поговорить с ними ему не удалось – его просто прогнали. Между тем число митингующих перед зданием администрации начало расти и вскоре составило от 1,5 до 3 тысяч человек. Многие не уходили с площади даже ночью. Порядка 150 человек продолжали оставаться в здании.

Ночью здание оцепили омоновцы, однако никакого видимого противостояния не было. Митингующие на площади скандировали лозунги: «Акаев кетсин» (пусть Акаев уходит) и «Милиция биз менен» (милиция с нами). Митингующие требовали отставки Акаева и губернатора, причем главная вина последнего заключалась в том, что он в команде Акаева. Люди ждали приезда Курманбека Бакиева.

Недалеко, перед зданием госуниверситета, днем был организован и альтернативный митинг – примерно 500 человек. Это были в основном студенты и преподаватели. Присутствовали среди них и представители узбекской национальности, чего не наблюдалось на площади перед обладминистрацией. Но этот митинг длится недолго – часполтора. Основной призыв был – «мы за мир и законное решение спорных вопросов».

В 13.00 на площади перед обладминистрацией произошла попытка прорвать милицейский кордон. Люди, находившиеся в здании, кричали, что омоновцы пытаются прорваться внутрь и якобы бьют там людей. В ходе штурма были снесены металлические ворота, однако он был остановлен самими штурмующими. Они решили остановиться и заняться организацией порядка на площади. В оцепленном омоновцами здании в тот момент оставалось примерно 150 человек, отказывавшихся покинуть здание.

Следующий день, 6 марта, начался с альтернативного шествия. Порядка 1-1, 5 тысячи человек пришли на площадь с транспарантами в поддержку реформ Акаева и призывами к мирному решению спорных вопросов. Однако, несмотря на присутствие милиции, альтернативщики были разогнаны оппозиционерами. Словесные баталии переросли в драку. Избежать серьезного столкновения удалось лишь благодаря усилиям милиции, которая к тому моменту была усилена ошскими спецназовцами.

Наконец приехали Курманбек Бакиев и Усен Садыков. Бакиев огласил требования к президенту Акаеву: тот обязан отреагировать на события, происходящие в стране, – результаты выборов должны быть отменены. Кроме того, необходимо созвать экстренное заседание действующего парламента, где должен быть рассмотрен вопрос об отставке президента и назначении срока выборов нового. После этого он уехал, по его словам, в Таласскую область – на встречу с протестующей общественностью.

7 марта – предпраздничный день. На главную площадь Джалал-Абада были приглашены артисты. По городу прошла колонна женщин с лозунгом «Городские женщины, присоединяйтесь к акции протеста!» Позже они заняли здание мэрии. На следующий день в Джалал-Абаде был праздник – митингующим женщинам раздавали подарки.

Тем временем, несмотря на приближение праздника, в Узгене было захвачено здание райадминистрации. Митинги и пикеты проходили здесь только с одним требованием: отменить результаты выборов. Никаких требований о смене власти не звучало. Аким Узгенского района пытался поговорить с митингующими, однако слушать его никто не стал. Площадь перед зданием оказалась пуста.

9 марта. Акции протеста начались уже и в Оше. Перед зданием обладминистрации две сотни человек из Каракульджинского района под теми же лозунгами, которые звучали до этого в Джалал-Абаде, требовали встречи с недавно назначенным губернатором Ошской области. Однако переговоры никакого результата не дали. Перед зданием облгосадминистрации было выставлено оцепление – ошский ОМОН уже был возвращен из Джалал-Абада.

10 марта. В Джалал-Абадской области суд аннулировал результаты первого тура парламентских выборов по Базаркоргон-Сузакскому избирательному округу, на которых одержал победу Абдумуталип Хакимов. Свое решение суд основал на том, что кандидат, как выяснилось, на момент выборов имел узбекский паспорт. Сразу после оглашения приговора председательствующий судья был избит сторойниками Хакимова. Здание суда было окружено сторонниками кандидата, которые, угрожая расправой, требовали пересмотра приговора.

В Оше каракульджинцы продолжали пикетировать здание обладминистрации. Ждали представителей Карасуйского округа. Городские жители к акции не присоединялись – многие не знали, что она проходит, пока митингующие не организовали шествие по улицам. Самой колоритной фигурой в нем был бывший карасуйский милиционер полковник Капаров – на коне, с портретом Акаева и лозунгом «Акаев кетсин» на спине.

14 марта. Недовольные результатами голосования во втором туре выборов сторонники кандидата по Алайскому округу Марата Султанова перекрыли автотрассу Ош-Сарыташ. Пикетчики заявляли, что выборы в их округе прошли нечестно и непрозрачно, с многочисленными нарушениями, и требовали провести здесь повторные. Лозунг «Акаев кетсин» на пикете замечен не был. По округу во втором туре боролись два экс-депутата – спикер палаты Абдыганы Эркебаев и Марат Султанов. Первый получил 51, 99% голосов, второй – 47, 1%.

16 марта. В Оше произошла стычка митингующих с милицией. Ее зачинщиками стали одетые в гражданское мужчины, которые появились в рядах оппозиционеров. Не добившись встречи с главой области, участники акции протеста снова отправились с маршем по улицам города.

В это время в Джалал-Абадской области сторонниками Бакиева было захвачено здание Базаркурганской райадминистрации. Туда приехал победивший на выборах Омурбек Текебаев. Народ (сторонники Бакиева) его прогнал. Аким Базаркурганского района оказался в заложниках, однако его освободил милицейский спецназ.

На следующий день 2-й этаж райадминистрации заняли сторонники Текебаева. И в тот же день был создан Координационный совет по управлению районом из 18 человек – по 9 человек от каждой стороны: в розовых повязках – сторонники Бакиева, в желтых – сторонники Текебаева.

15 марта. В Джалал-Абаде оппозиция провела курултай, в котором приняли участие примерно 400 делегатов из разных районов. Мероприятие началось со сжигания портрета Акаева на площади. В тот же день было принято решение о создании отряда народных дружинников, в задачу которых входило наблюдение за порядком в рядах митингующих.

В Оше 18 марта во второй половине дня около 400 человек захватили здание областной администрации. При захвате милицейский кордон был прорван двумя конниками, вслед за которыми в здание прорвались старики и пожилые женщины. Среди штурмующих были и мамаши с грудными детьми. По непроверенным данным, губернатор Кубанычбек Джолдошев (бывший депутат ЖК КР) покинул здание за 20 минут до штурма.

Накануне митингующие после пикетирования здания обладминистрации перешли к мэрии. Они требовали встречи с мэром – бывшим министром по чрезвычайным ситуациям Сатыбалды Чермашевым. Он пообещал выйти и поговорить с народом, однако час спустя бежал из здания под улюлюканье толпы.

На следующий день в Оше прошел курултай. На площади перед администрацией было настоящее шоу с музыкой, выступлениями певцов и юмористов. Присутствовало примерно 3-5 тысяч человек, делегации из Узгена, Карасуу, Каракульджи, Джалал-Абада и Аксы, лидеры оппозиции Курманбек Бакиев, Роза Отунбаева, Адахан Мадумаров (бывший журналист госТВ, депутат трех созывов). Курултай выбрал председателем народного кенеша Ошской области Анвара Артыкова. Предлагалась также кандидатура Дуйшенкула Чотонова, но он взял самоотвод.

Скорее всего Артыков был выдвинут как представитель узбеков, чтобы привлечь в ряды протестующих представителей этого народа, до тех пор особо не обозначившихся в акциях протеста против режима Акаева.

В этот день обстановка в городе существенно накалилась после того, как Дуйшенкул Чотонов выступил с требованием убрать выставленных в оцепление возле здания администрации солдат. Артыков потребовал, чтобы милицейское начальство вышло к народу. Начальник УВД области вышел и потребовал уменьшить количество людей на площади. Многие после этого действительно разошлись.

В ночь с 19 на 20 марта в городах Ош и Джалал-Абад милицейский спецназ провел операцию по освобождению зданий областных администраций, захваченных ранее митингующими.

В Джалал-Абаде спецназ начал действовать в 5.30 утра. Как сообщили в пресс-службе облгосадминистрации, операция длилась 10 минут и пострадавших не было. По данным властей, накануне в здание на подмогу к протестующим пришли несколько десятков человек, которые затем во время штурма пытались оказать сопротивление, в частности, бросали бутылки с зажигательной смесью. Были арестованы около 60 человек. Правоохранительные органы нашли в здании большое количество арматуры, дубинок, камней.

Примерно так же все произошло и в Оше. Также операция началась в 5.30 утра и длилась примерно 30 минут. Были задержаны более 150 человек. 14 с разными телесными повреждениями были доставлены в больницы. 65 – отправлены по домам на микроавтобусах в Каракульджинский и Узгенский районы. На момент освобождения Ошской обладминистрации в здании вместе с протестующими находилась только правозащитница Азиза Абдурасулова. Анвар Артыков, по его словам, всю ночь провел в переговорах с губернатором области Жолдошевым. Что позже Жолдошев отрицал.

Чиновники заняли свои кабинеты, но всего на один день. 21 марта оппозиция вновь захватила здание обладминистрации Оша.

Джалал-Абад оппозиционеры взяли под контроль 20 марта. Несмотря на применение милицией слезоточивого газа, противостоять многотысячной толпе она не смогла. По разным данным, со стороны протестующих 3 имели огнестрельные раненения, среди спецназовцев 40 были ранены.

После того как пятитысячная толпа, не встретив никакого сопротивления, заняла здание обладминистрации, а потом разгромила пустые здания УВД области и города, Управления СНБ и прокуратуры, был проведен митинг, на котором два представителя УВД города и области сделали заявление, что милиция не будет воевать с народом.

В тот же день был захвачен Ошский аэропорт. Разъяренная толпа искала там двоих: предположительно – прошедшего в депутаты Мурзубраимова и губернатора Джалал-Абадской области Жусупбека Шарипова, которые улетели на гражданском вертолете за 15 минут до штурма аэропорта.

Вместо вертолета руководством аэропорта был отдан толпе возвращенный с полпути самолет авиакомпании КАЖ. Более часа пассажиры были практически в заложниках толпы. В тот же момент на территории аэропорта толпой были обнаружены спецназовцы министерства обороны КР. После 6 часов издевательств над безоружными солдатами приехали депутаты Баяман Эркинбаев и Дуйшенкул Чотонов и потребовали, чтобы солдаты перешли на службу «народу».

К 22 марта волнения приутихли и поползли слухи, что основные действия оппозиции будут перенесены в Бишкек. Говорилось о десятках машин, отправленных на Бишкек, на площади активно записывались добровольцы.

После свершения «революции», 26 марта, в Оше прошел парад победы демократических сил. Депутат Баяман Эркинбаев был всенародно объявлен «народным героем» за то, что за свой счет отправил в поход на Бишкек 10 тысяч человек. Скорее всего эта цифра сильно завышена.

Север: Война дорогам

На севере страны массовые выступления, связанные с избирательной кампанией, начались раньше и к началу бишкекских событий уже начали утихать.

В Нарынской области все началось с массовых митингов в феврале. 21 февраля Кочкорским районным судом был снят с дистанции кандидат Курманбек Байтереков по заявлению Акылбека Жапарова, обвинившего его в подкупе избирателей. Этим же вечером по заявлению Байтерекова суд на том же самом основании отменил регистрацию самого Жапарова.

22 февраля с утра началась акция протеста сторонников Жапарова и еще одного снятого накануне с регистрации кандидата. Митингующие захватили райадминистрацию. Губернатор и глава одного из районов были взяты в заложники, но к вечеру им удалось бежать. Милиция с самого начала была на стороне митингующих.

С вечера 22 февраля и до ночи 24 февраля протестующие перекрыли автомагистраль Бишкек-Торугарт, ведущую в Китай. 23-го проездом в свой округ в Кочкорке побывал Курманбек Бакиев. Он выступил перед митингующими, заявив им о своей поддержке. К. Бакиев давно поддерживал Жапарова, даже пытался в свое время поставить на пост министра финансов, когда был премьером акаевского правительства.

24 февраля Верховный суд оставил прежние решения об отмене регистрации кандидатов в силе, и к ночи вожди кочкорских оппозиционеров отдали распоряжение разблокировать дорогу, но зато 25 февраля провели массовый митинг с призывом сохранять правопорядок и голосовать «против всех».

Однако после второго тура выборов суд признал недействительным волеизъявление тех, кто проголосовал таким образом. Тогда 16 марта сторонники Жапарова захватили здание райадминистрации и назначили народного главу района. 20 марта после сообщений с юга о выдворении митингующих из зданий Джалал-Абадской и Ошской обладминистраций митингующие в Кочкорке освободили здание райадминистрации и с 21 марта стали выезжать в Бишкек – группами от 400 до 1000 человек. В это время Жапаров уже переключился на поддержку К. Бакиева в Бишкеке. После назначения Бакиева и. о. президента Жапаров получил пост министра финансов.

В Нарынском районе сторонники кандидата в депутаты по Нарынскому округу Ишенбая Кадырбекова тоже перекрыли стратегическую автотрассу (Бишкек-Торугарт), но сразу на трех участках. Кроме этого, они взяли в заложники губернатора области, правда, отпустив его к концу дня с условием восстановления регистрации Кадырбекова в качестве кандидата.

Произошло это 6 марта из-за принятого накануне решения избиратальной комиссии, решившей, что доверенные лица этого кандидата начали агитацию ранее разрешенного срока. Усилия Кадырбекова по восстановлению регистрации привели к голодовке. Сначала ее объявили члены избирательной комиссии, возмущенные грубым нажимом кандидата, а потом и его собственные сторонники.

10 марта 2005 г. на центральную площадь Нарына, где продолжался массовый митинг, было подтянуто большое число сотрудников правоохранительных органов. К 16 часам милиция разогнала митингующих. 40 человек были арестованы, но в тот же день они были отпущены.

Ишенбай Кадырбеков стал агитировать своих сторонников голосовать против всех. И по результатам подсчета голосов проиграл выборы. Правда, к этому времени он уже полностью сконцентрировался на происходящем в Бишкеке. И не зря – он вошел в правительство Бакиева.

В Иссык-Кульской области выступления носили примерно такой же характер.

В Тюпском округе акция протестующих против снятия с регистрации Садыра Жапарова – малоизвестного политика, обвиненного в подкупе избирателей, началась 20 февраля. На следующий день была перекрыта трасса, соединяющая облцентр Каракол с Бишкеком. 23 февраля избирательная комиссия восстановила регистрацию кандидата, после чего акции прекратились.

В Тонском округе поводом для акций стало снятие с регистрации Арсланбека Малиева. Сразу после оглашения судебного решения от 21 февраля перед зданием райсуда начался митинг. В этот же день в трех селах района была перекрыта трасса, связывающая областной центр со столицей. 22 февраля еще одно село завалило дорогу деревьями. Причина такой активности, вероятно, в том, что в этом округе «протестующим» сразу стала раздаваться водка.

23 февраля около 100 человек ворвались в здание райадминистрации, заняли холл и 1-й этаж здания. А 24 февраля прошел митинг, на котором протестующие требовали отставки акима (главы администрации) района и восстановления регистрации Малиева.

К вечеру 24 февраля дорога была разблокирована в ожидании решения Верховного суда. Суд, однако, Малиеву отказал, но зато 26 февраля указом президента был снят аким Тонского района. Выборы были перенесены на 13 марта «в связи с неподготовленностью избирательных участков» и «вследствие обострения ситуации в районе». 13 марта во втором туре выборов в этом округе 67, 15% избирателей проголосовали «против всех». 13 апреля ЦИК принял постановление о назначении в округе повторных выборов на 5 июня 2005 года.

Таласская область – единственный областной центр на севере, где массовые волнения закончились фактическим захватом власти. В Бакайатинском округе к предвыборной гонке пытались не допустить Равшана Жээнбекова. Только под давлением митингующих кандидат, которому сначала было отказано в праве участвовать в выборах, был зарегистрирован. Однако 14 марта, после того как Жээнбеков проиграл во втором туре выборов, более 5 тысяч его сторонников, прорвавшись сквозь милицейское оцепление, захватили здание администрации Таласской области.

После этого Жээнбеков сразу же поехал на юг искать поддержки у Курманбека Бакиева. Однако намеченный ими на 17-18 марта в Таласе курултай (народное собрание) не состоялся – лидеры оппозиции не смогли проехать туда из-за взрывов, которые были проведены властями на лавиноопасных участках трассы Ош-Талас.

В областном центре тем временем продолжались массовые выступления в поддержку Жээнбекова, но оппозиционеры договорились вернуть местную власть к работе, чтобы не оттолкнуть от себя местное население. Узнав о погромах на юге, оно вряд ли стало бы поддерживать Жээнбекова, в недавнем прошлом министра госимущества, имевшего тесные отношения с семьей Акаева, но неожиданно принявшего решение выдвинуться в округе, в котором рассчитывала победить сестра жены президента. Вплоть до 24 марта экс-чиновник пытался держать дистанцию с оппозицией на случай, если она потерпит поражение.

Глава 4

Что там горит?

В дни бишкекских событий живую информацию о том, что происходит в городе, можно было получить только в Интернете.

Киргизские официальные структуры несколько дней просто бездействовали. Центральные российские телеканалы давали лишь общие оценки происходящего, да и они-то появлялись раз-два в сутки.

В образовавшемся информационном вакууме единственным источником живой информации стали несколько сайтов www.livejournal.com/users/morrire, на которых жители Бишкека активно делились новостями: о том, что видно из окна, о том, что случилось пережить самим.

23 марта

Митинг на площади Борцов революции (центр Бишкека)

17.27.… Я подошла в 14.30. К тому времени к статуе (Уркуи Салиевой) поднимался депутат Марипов и его окружение с намерением начать митинг. Но менты тут же взяли в цепь людей и стали теснить с площади в сторону Советской, к подземному переходу. Возле перехода началась оживленная перепалка. Женщины были особенно агрессивны, кидались, орали, визжали, споря с кем-то… Марипов стал вещать о беспорядках на юге. Внезапно микрофон утих… Молодежь нестройно продолжала орать, менты стали сжимать цепь, и тут внезапно материализовался аксакал с громкоговорителем, пытаясь привлечь к себе внимание. Его ликвидировали в считанные минуты – прямо через толпу прорвалась шеренга ментов, раскидывая всех в разные стороны. Потом начались драки, активистов движения «Кел-Кел» замели и увезли… Толпа распалась на части, перебежала на Чуй возле магазина «Серебро» и «Рубин», часть осела возле почтамта, кучки людей спорили между собой, вспыхивала ругань, и туда тут же направляли ментов, чтобы разогнать людей. Появились люди в белых кепках – сотрудники СНБ, как сказал мне один фотограф. По проверенным данным – это работники Север-Электро, помощники ментов. Они не избивали людей. Те, кто говорит так, лгут. Я видела их – никакого рукоприкладства не было!

Бишкек, 23 марта 2005 года. Митинг оппозиции

… Небольшая группа объясняла людям весьма умело и доходчиво о власти Акаева и о необходимости перемен… Они постепенно уходили с площади, говоря на ходу и собирая остатки толпы. Кончилось это тем, что менты попытались их схватить и они разбежались…

23.57 Почитал российские СМИ – стало просто тошно! Вот придурки, они опять проиграли КГ амерам, как это было на Украине и в Грузии! Ну какого они пишут, что «Акаев побеждает, не сделав ни одного хода»? Обормоты…

24 марта

Хроника прошедшей ночи:

10.38 Толпа разграбила:… (список, 27 названий компаний, гостиниц и магазинов. – Ред.)

0.02 Толпа направляется в сторону южных ворот по Советской. На ходу громят машины. В центре города нет света.

0.12 Моссовет разрушен. Толпа начинает поджигать все подряд. По Орозбекова двигается толпа примерно в 300 человек.

0.23 На Моссовете стоит 2 ряда машин (больше 50 машин). В них загружают награбленное и увозят. Толпа подтягивается.

Бишкек, 25 марта 2005 года

0.35 На рынке «Мадина» стреляют. В районе улицы Гоголя слышны крики толпы, минуты 3 назад по Карпинке проехали 2 пожарные машины, вся улица погружена в легкий дым.

0.48 Возле ЦУМа спецокружение, что-то вроде частного спецназа. Уже несколько раз открывали огонь на поражение.

0.48 Толпа подошла к «Народному» в Асанбае. Многие на машинах. Уже около 200 человек. Машины блатные, «Мерседесы» и «Ауди».

1.02 Толпа около 200 человек идет по Боконбаева в сторону Дзержинки. Рынок «Мадина» оцеплен. Никого к нему не пускают, и, судя по звукам, пытаются вскрыть контейнеры, слышны сильные удары, похоже, что контейнеры таранят или пытаются выдернуть двери машиной, количество людей значительно уменьшилось, похоже, что все уже прошли на территорию рынка и теперь просто громят его.

1.18 В районе Восток-5 уже 7 минут постоянная стрельба.

1.32 По Карпинке в сторону Чуя проехала колонна машин (16), все без номеров: «Ауди», «Мерсы» и «Фольксвагены», на Карпинке-Токтогула, видимо, собирается новая толпа, сейчас уже где-то 40-60 человек, от света проезжающих мимо машин видно, что они пьют.

1.37 На «Мадине» взорвали машину. Подъехала пожарная машина тушить пожар, ее захватили и протаранили ею ворота в рынок и сейчас все оттуда выносят.

2.06 Периодическая стрельба в районе ЦУМа.

2.15 В районе филармонии установилась тишина.

2.21 Со двора Дома торговли валит густой дым. Пламени нет.

2.30 В районе старого аэропорта тихо.

2.47 В 12-м микрорайоне тихо.

2.51 Город Кант – тихо. Городок Энергетиков – тихо.

3.02 Горят склады в Доме торговли. Во всем доме отключен свет. По Советской до Южных ворот ВСЕ разгромлено.

Бишкек, 25 марта 2005 года. Витрина ЦУМа после погрома

3.02 На Моссовете обменки целые. Магазины – нет. В районе Жукеева-Пудовкина и Скрябина замечена группа всадников на лошадях.

3.02 Люди, живущие в районе ресторана «Консул», очень явно слышат выстрелы. К «Плазе» на машине подъехали не то менты, не то спецназ и стали что-то орать в громкоговоритель. В «Плазе» в это время шло полным ходом мародерство. Говорит житель дома по Гоголя: мимо их окон, крича и матерясь, бежали люди с награбленным добром.

3.22 8-9-й микрорайоны: люди тащат все награбленное по домам.

3.42 В 12-м микрорайоне на бетонке слышны постоянные выстрелы уже с 23.00…

3.56 На площади орут что-то в матюгальники, слышны пьяные крики и свист, стреляют около СНБ короткими очередями. Возле «Беты» выстрелы одиночные.

4.15 В Асанбае ив 11-м микрорайоне тихо.

Бишкек, 25 марта 2005 года

4.22 На площади сильные выстрелы, приближаются к магазину «Океан», «Бета» горит сзади, пламя сильное. Вопли, крики, люди бегут в сторону филармонии. За «Бетой» сильные выстрелы, на крыше слышны взрывы. Сильное пламя. Насчитали 3 взрыва.

4.22 Со стороны ЦУМа вопли и крики. Стрельбы нет.

4.50 Боконбаева-Белинского: магазин «Магнолия» не трогали. Снесли магазин «Орхидея»… Ареопаг, снесли офисы «СаймаНет», «Фонекса» и «Битела». Вынесли даже мебель. Разгромлен салон мебели Kelebek. Офис «Саймы» сдали сразу, охранник убежал через заднюю дверь, предварительно позвонив руководству. Из «Битела» унесли банкомат, который простоял там всего неделю и был забит под завязку деньгами… Грабят бишкекские, тачки весьма неплохие (дороже 4-5 штук), половина со снятыми номерами, на второй половине бишкекские номера. При захвате «Битела» сильно пострадали 2 охранника, им оружие так и не выдали… Военторг тоже разбит. По всему городу дороги усыпаны стеклом.

5.24 По городу слышны одиночные выстрелы. Рынок «Мадина» горит.

5.47 Горит неопознанное здание с сопровождением фейерверка. Нам плохо видно. Посмотрите на фотки, бишкекчане, что может гореть? Отель Hyatt подозрительно черный. Вроде бы, говорят, «Гоин» горит.

6.19 ЦУМ жив. «Светоч» мертв.

6.38 «Лион» на Киевской горит.

На площади перед Домом правительства

18.10.… В 10.30 я была на площади. Белый дом был оцеплен со всех сторон милицией и военными. Люди теснились в основном возле «Илбирса», милиция и военные развалились на травке перед Белым домом. Стояла тишина… Примерно в 12.20 мирное шествие с митинга возле центра Назаралиева достигло перекрестка Тоголок Молдо-Чуй. Люди шли с транспарантами, некоторые в руках держали желтые цветы, но что меня поразило, они шли, взявшись за руки. Точно так же как милиция на вчерашнем митинге… Люди шли, выкрикивая «Акаев кет-кет», и шествие свернуло на площадь к памятнику Эркиндик. Площадь была полностью занята людьми. Я заметила много активистов «КелКел», а также людей в розовых и зеленых повязках. Вначале митинг шел мирно… Внезапно разгорелась драка, мужчина пытался сорвать транспарант. Его быстро замяли, и почему-то толпа начала плавное движение вправо, перемещаясь к памятнику… Внезапно появились люди со щитами и деревянными палками, в синих повязках…

Бишкек, 25 марта 2005 года. Торговый центр «Гоин»

Полетели палки и камни. Толпа разъярилась… парни в синих повязках погнали толпу в сторону Советской. Я неслась вместе со всеми, камни летели, и не маленькие, мне вскользь задело ногу, рядом со мной в двух шагах избивали человека… Потом разъяренная толпа погнала обратно людей в синих повязках, отбирая у них щиты и палки. Синие повязки рассеялись в толпе, лично я сама видела 3 избитых людей… Наступила кратковременная передышка, активисты «КелКел» вооружались палками, начали долбить мостовую и складывать камни. Опять начались выступления ораторов, началась стычка с людьми возле Белого дома, в результате которой толпа двинула к центральному входу Белого дома, кидаясь камнями в ОМОН… Тут подтянулись люди с КокЖара со стороны улицы Советской. Толпа была внушительная, снова были ораторы… Тысяч 15 на площади точно было. Потом произошло спонтанное перемещение толпы к Белому дому… люди уже были внутри территории Белого дома. Военные сами открыли центральные ворота. Начался погром… Горят автобусы возле Белого дома. Белый дом не горит. Не сейте панику…

25 марта

Хроника: ночь – день – ночь.

0.51 На данный момент за медпомощью обратились уже более 400 человек!

12.17 Более 1000 человек пытаются проникнуть в здание парламента. Толпу встретили депутаты. Конфликт пытаются замять.

12.38 ЦУМ готовится к атаке. Компания «Феликс» вывезла оборудование.

13.19 На площади 15 тысяч человек. Митинг очень бурный. В районе «Бета Сторс» идет постоянная стрельба.

13.31 Город Джалал-Абад: народ на площади танцует, им налили, вот они и отрываются, приветствуют своих «героев» громкими криками. Стрельба была только в воскресенье и немного в понедельник, в целом вроде спокойно, потому что все ярые активисты уехали в Бишкек, а вот когда они вернутся, может быть, и тут начнется грабеж. Люди пьяные, много всадников. Город Ош: разграблен офис Ареопага и вещевой рынок.

13.43 Рынок «Дордой». Грабеж, стрельба.

13.55 Киевская-Советская: тихо. Только пробки.

14.13 Началась стрельба одиночная на Киевской-Советской.

14.33 Видна толпа, направляющаяся с 10-го микрорайона вниз по Советской. В 8-м микрорайоне разгромили мебельный магазин.

14.51 Со стороны города Кара-Балта в Бишкек движется толпа. Находится на данный момент между Сокулуком и городом.

15.13 На Кудайбергене пока тихо, но ларьки и магазинчики свернулись.

15.27 Советская-Боконбаева тихо. По проспекту Чуй ходят маршрутки.

15.32 Возле ЦУМа одиночная стрельба.

15.36 Очень много недовольных и очень много появилось вооруженных людей. Советская-Толстого тихо. Восток-5 тихо…

15.47 Около 3 тысяч человек – продавцы «Дордоя», собираются защищать рынок от мародеров.

15.53 Все рынки и магазины закрыты, а те, что открыты, закроются до 5 часов вечера. Во всех магазинах огромные очереди… Народ затоваривается, как во время войны. Передо мною мужик закупил продуктов на 1500 сомов – продуктов на неделю, наверное. Люди паникуют, ходят слухи, что с Оша двинулась толпа… Я сегодня вырезал себе 2 хорошенькие арматуры и одну трубу. Спать не собираюсь!

Бишкек, 25 марта 2005 года, торговый центр «Бета Сторс»

15.58 Проспект Чуй. Толпа понемногу увеличивается, движение транспорта продолжается. 11-й, 12-й, Асанбай – тихо.

16.39 Проспект Чуй, напротив «Рубина» стоят дружинники, человек 10-20. В «Востоке» ограбили оружейный магазин. Подъезд к «Дордою» перекрыли контейнерами. Очень много людей с автоматами.

16.56 Возле Политеха закрывают магазины.

18.31 На «Дордое» ОМОН. Обстановка мирная. В 5-м микрорайоне закрываются все магазины. Неофициальный источник сообщает, что толпа планировала после наступления темноты идти на Царское Село. Цены на продукты в городе резко выросли. Лепешки стоят 10 сомов.

19.20 Толпа попыталась прорваться к ЦУМу. Стрельба холостыми патронами. На Чуй-Советской находится большая толпа и милиционеры в белых касках.

19.36 Карпинка-Чуй – слышна перестрелка. Постоянная стрельба очередями.

19.44 Поступают первые звонки от жителей Царского Села о подозрительных личностях. Микрорайон ЮГ-2 – постоянная стрельба, стреляют в людей. Под мостом Льва Толстого-Советская большая драка, толпа устроила взрывы, 6-7 машин милиции проехало по Льва Толстого, и начали стрелять сначала в воздух, потом в людей…

Бишкек, 25 марта 2005 года

19.56 Толпа рассосалась по дворам. По Льва Толстого напротив АЛАТВ стоит милиция, человек 5 ментов сильно избили одного пойманного из толпы… Милиция медленно ехала по Льва Толстого, а потом начала стрельбу по толпе.

20.21 Одновременно со стрельбой в ЮГ-2 по Чуй проспекту пробегала разъяренная толпа с воплями, мимо филармонии в сторону Ошского базара, примерно 300 человек. С разных сторон собираются штурмовать «Дордой», с разных сторон к нему подходят люди.

21.54 Милиция гонит толпу вверх по Советской. Толпа разбегается в разные стороны, милиция тоже. В городе наводят порядок. В Бишкеке идет дождь. «Тысяча мелочей», «Восток-5», Душанбинская-Ахунбаева, старый аэропорт – тихо… На «Дордое» – тишина.

0.30 Милиция на данный момент хорошо подготовлена и вооружена, поэтому слухи о возможном захвате СИЗО…неосновательны. Также возникла небольшая проблема с группами дружинников: численность отдельных групп дружинников бывает настолько велика, что их порой принимают за толпу мародеров…

26 марта

Хроника: результаты ночных погромов и относительно спокойного дня

7.11 Офис «ЭлКата» не пострадал. Также отбило нападение кафе «Кент», что радом. Был разграблен магазин сотовых телефонов Sim-Tel, находящийся в соседнем здании. По различным сообщением, получается, что некоторые точки города были удержаны владельцами… Город просыпается… ходит редкий транспорт, маршрутки и даже троллейбусы.

Бишкек, 25 марта 2005 года. Магазин «Мир обуви»

9.27 Ночь охраны офиса прошла спокойно. Часов в 9 или 10 вечера проходила толпа, которую разогнали от ЦУМа, видел я там и мародеров – молодежь, лет 20 максимум, грязные и плохо одетые пацаны. Они не городские, ну, может, живут в новостройках по окраинам столицы… На улице всю ночь шел дождь и не было ни души.

По сообщениям различных СМИ, зверье отлавливали и отстреливали полночи в разных районах города…

9.38 Остались целыми: British Airways, KLM, «Рубин», «Алтын», «Элита», «Серебряный Век», ЦУМ, ModArt, Военторг, «Труссарди», «Триада», HiTech… Разбиты стекла (витрины) в: Stars, «Пекинская утка», Tiffani, игровой клуб напротив ЮГ-2 (разбита витрина).

Разгромлены:… (магазины, салоны, кафе – 21 название).

16.00 За ночь: 4 мародеров доставлены в милицию дружиной Fonex'a, 5-й микрорайон – ночь прошла спокойно. Ночью, когда толпа начала движение по Советской вверх, на перекрестке Советская-Медерова их встретила милиция. После предупредительных выстрелов вверх толпа начала разбегаться по дворам, но там их уже задерживали дружинники. Около 200 человек пытались разгромить заправку в 12-м микрорайоне, но охрана и милиция отбили нападение. Эта же группа людей пыталась разгромить развлекательный центр «Монте-Карло», но его также удачно отбили. Ортосайский рынок охраняли дружинники, около 2 тысяч человек. По словам очевидцев, некоторые мародеры были вооружены обрезами. Около 40 мародеров находятся сейчас в Октябрьском РОВД.

Все неразграбленные магазины повесили плакаты со словами «Бир эл менен. Бирге Биз. Мы с народом» в надежде, что это может спасти от мародерства.

21.27 Уважаемые жители Рабочего городка. У вас действительно сейчас проходят рейды милиции. Просим вас не беспокоиться и отнестись с пониманием к действиям милиции. Полтора часа назад мимо мечети проехало 16 милицейских машин. По городу в целом тихо.

0.50 В городе тихо. Чон-Арык патрулируют дружинники. Милиция работает в полном режиме, останавливает и досматривает все машины. В центре города к вечеру стали стирать надписи «Биз эл менен. Бирге биз. Мы с народом».

20.18 Я сегодня опять нахожусь на охране нашего офиса. Мне выходить и охранять 3 раза за ночь. Очень надеюсь, что все пройдет спокойно и без происшествий… Рядом с нашим офисом находится кафе. Мы объединились с тамошней охраной для совместного отбития атак преступников… Наши брали из Интернета свежие данные, в каких районах города мародеры в данный момент присутствуют, сообщали их мужикам из кафе, мужики погружались в машины и выезжали туда для «зачисток»… Милиция и народ работали очень оперативно и жестко…

27 марта

Итоги

10.21 Район парка Дружбы – ночь прошла очень спокойно. Район патрулировали многочисленные группы дружинников.

Город Джалал-Абад: ночь прошла тихо, пьяные толпы разъехались по домам, площадь уже очищена, хотя в здании администрации области до сих пор никого нет, точнее, есть люди, но не работники администрации.

22.25 Район Моссовета – спокойно. Боконбаева-Советская – спокойно… Кафе «Шоола», интернет-кафе «Альфа», цветочные магазины – работают. Практически все киоски с продуктами работают… Ребята из спортивного клуба со своим оружием совместно с участковыми инспекторами сколотили мощную дружину и на машинах уже третьи сутки патрулируют практически всю восточную часть города. Минувшей ночью разогнали большую группу мародеров, собирающихся в районе общежитий по ул. Чолпон-Атинская и готовящихся в поход на Аламедин.

23.30 Спокойной ночи всем. Я очень надеюсь, что ночь будет тихой.

Отмеченные случаи массовых правонарушений, связанных с политической борьбой. Март 2005 года

По неуточненным данным, полученным от очевидцев, за время беспорядков были разгромлены и разграблены офисы, салоны и магазины:

СилкВей, Плаза, Народны – Плаза, Тысяча мелочей, Бител, Дом торговли, «Народный» (3), Бета Сторс, Гоин, Светоч, рынок «Мадина», Ареопаг (2), Домино, Sela, Bauflex, Hitachi, MacBurger, EuroAsia, Спорттовары, Планета электроники, ModArt, Военторг, Kelebek, СаймаНет, Фонекс, Бител, «Logic», «OSSE», «Andre Pauly», Медер, Косой, Aqualand, Евротехника, Мээрим, Фототовары, Aysat Systems, Diadora, Intera DC, Вселенная Красоты, LG, «Юбилейный», «Насип»Е

По предварительным данным пресс-службы МВД Киргизии (по горячим следам событий):

– по подозрению в совершении преступлений в Бишкеке задержаны 75 человек,

– в отношении 58 из них избрана мера пресечения – содержание под стражей,

– установленный ущерб от посягательств на чужое добро превышал 614 миллионов сомов,

– возбуждено 165 уголовных дел, в результате предпринятых оперативно-следственных мер сотрудниками милиции изъято товаров на 2 740 216 сомов, – добровольно возвращено населением товаров на сумму 625 тысяч сомов.

Часть третья

Американская доктрина в действии

Что там, за поворотом…

По мнению подавляющего большинства экспертов, западное влияние было одним из необходимых элементов успеха киргизской оппозиции. Эту точку зрения, в частности, поддерживают и большинство самих оппозиционеров: один из лидеров коалиции оппозиционных сил Э. Байсалов признал, что свержение Акаева было бы «абсолютно невозможно» без американской помощи («The New York Times», 30.03).

За полтора десятка лет с момента обретения независимости финансирование из-за рубежа фактически стало материальной основой существования государственности в целом. По широко распространенному в экспертной среде представлению, иностранные гранты обеспечивают «до 50% бюджета Киргизии».

В политическом истеблишменте Киргизии широко укоренилось мнение, что в стране буквально «нет ни одной сферы общественной или политической жизни, в которой не участвовали бы западные деньги. При нынешнем режиме западные кредиты и гранты полностью развратили наше общество; у нас вся интеллигенция „сидит“ на западных проектах» (Р. Отунбаева, «Профиль», 22.02).

По данным Агентства международного развития (AMP) США, в Киргизии «действуют почти все крупные международные организации-до норы», в частности Азиатский банк развития, МВФ, ВБ, ЕБРР, Исламский банк развития, Фонд Ага Хана и др. «Объем иностранной помощи на душу населения в Киргизии „выше, чем в любой среднеазиатской стране… Из сотен миллионов долларов, которые поступили, большая доля была направлена на построение гражданского общества и демократических институтов“ („The New York Times“, 30.03), а всего с 1992 года Вашингтон „потратил на Киргизию“ около $746 млн. („The Guardian“, 01.04).

По официальным данным[3], администрация США в 2004 финансовом году выделила Киргизии около $51 млн. по линии федеральных ведомств и агентств, включая AMP. В том числе на программы развития демократии – 12,2 млн., экономические и социальные реформы – 21,8 млн., безопасность и правоприменение – 11,6 млн., межотраслевые инициативы – 1,2 млн., в качестве гуманитарной помощи – 4,0 млн.

В бюджете США в рамках «Закона о поддержке Свободы»[4] на 2005 год заложено содействие Киргизии в размере $31 млн. Бюджет страны пополняют солидные выплаты за пользование американцами авиабазой им. Ганси в Манасе (более 200 га территории, около 2 тыс. американских военнослужащих, до 40 самолетов военно-транспортной и истребительной авиации). Кроме фиксированной ренты, Вашингтон, по разным оценкам, платит Бишкеку $7-8 тыс. за каждые взлет/посадку (в среднем 6-7 в день).

Постоянное присутствие в Киргизии несоразмерного масштабам страны количества местных и зарубежных неправительственных организаций (НПО) давно стало отличительной чертой политической системы страны. «Президент Акаев как-то пошутил, что, если Нидерланды – это страна тюльпанов, то Кыргызстан – страна неправительственных организаций» («The Wall Street Journal», 27.02). Согласно консервативным оценкам, изложенным в докладе Госдепа США о состоянии прав человека в Киргизии[5], в Киргизии постоянно действуют 7-10 тыс. различных НПО, «развивая все, от сельского здравоохранения до гражданских институтов» («The Wall Street Journal», 27.02). По другим оценкам, вместе с офисами-филиалами различных западных НПО их общее количество достигает 15 тыс. (НА Новости – Украина, 30.03).

В финансировании киргизских НПО принимает участие широкий круг доноров – США, Великобритания, Нидерланды и Норвегия «помогают разрабатывать программы развития демократии и гражданского общества в Киргизии»[6]. Финансовые вливания только по линии ЕС в 2003 году составили около $35 млн. Вместе с тем финансирование киргизской оппозиции осуществлялось в основном за счет американских государственных и полугосударственных структур, неправительственных фондов и общественных организаций. Нередко западные НПО имеют свои филиалы в Киргизии или создают дочерние, формально «местные» НПО, как, например, «Центр поддержки СМИ» в Киргизии – общественная организация, во главе которой стоит совет директоров, возглавляемый американским сенатором Дж. Маккейном, а среди 17 членов совета – видные американские политические и общественные деятели. Среди упоминаемых мировыми СМИ действующих в Киргизии ведущих организаций – грантодателей/грантораспределителей:

– Агентство международного развития, AMP США (USAID),

– Национальный фонд в поддержку демократии (National Endowment for Democracy, NED),

– Национальный демократический институт, НДИ (National Democratic Institute, NDI),

– Международный республиканский институт (International Republican Institute),

– Фридом Хаус (Freedom House),

– Международный фонд избирательных систем (International Foundation for Election Systems),

– Фонд Сороса/Институт открытого общества,

– Фонд Евразия,

– Институт по освещению проблем войны и мира (Institute for War and Peace Reporting),

– Комитет по защите журналистов (CPJ),

– Международная федерация журналистов (IFJ).

Объемы западного финансирования киргизских НПО наглядно иллюстрирует официальная статистика вашингтонского неправительственного Национального фонда за демократию – National Endowment for Democracy (NED). Фонд основан в 1983-м специальным постановлением Конгресса США. В состав совета директоров входят влиятельные американские политики, отставники, политологи и эксперты – Р. Холбрук, У. Кларк, Р. Гепхард, К. Кокс, Л. Гамильтон, Дж. Киль, Э. Бай, П. Сарбанес, Ф. Фукуяма, М. Абрамовитц и др. Финансируется частично из госбюджета – «только в 2004 фин. году фонд получил от Конгресса США $60 млн.» («The Wall Street Journal», 27.02).

По официальным данным (приводятся цифры по 2002 год включительно), грантополучателями от NED и его партнерской организации в Великобритании – Вестминстерского фонда за демократию (WFD) в Киргизии стали:

Джалал-Абадская правозащитная организация «Справедливость»– (1997 – $13 тыс., 1999 – $11 тыс., 2000 – $23 тыс., 2001 – $24 тыс., 2002 – $41 тыс.)

Киргизский комитет за права человека (1996 – $18 тыс., 1997 – $25 тыс., 1998 – $9 тыс. и $27 тыс., 1999 – $28 тыс., 2000 – $30 тыс., 2001 – $49 тыс., 2002 – $36 тыс.)

Молодежная группа за права человека (Бишкек) (1998 – $14 тыс., 1999 – $25 тыс., 2000 – $27 тыс., 2001 – $52 тыс., 2002 – $32 тыс.)

Институт региональных исследований (1998 – $26 тыс., 2000 – $27 тыс., 2001 – $28 тыс.)

Газета Res Publica (1995 – $16 тыс., 1996 – $21 тыс., 2001 – $30 тыс.)

Центр международного частного предпринимательства (1994 – $88 тыс., 2002 – $75 тыс.)

Фонд правовых и экономических реформ (Джалал-Абад, Ош) (2002 – $14 тыс.)

Центр информации и социальных маркетинговых исследований (Ферганская долина) (2002 – $17 тыс.)

Киргизско-американское бюро за права человека и власть закона (1996 – $24 тыс., 1997 – $25 тыс.)

Газета МСН – «Моя столица – новости» (2002 – $30 тыс.)

Киргизский центр исследования мирных процессов (1997 – $25 тыс.)

«Шула Кол» – молодежный правозащитный проект восточного Кыргызстана (2002 – $20 тыс.)

Интерньюс – Кыргызстан (2001 – $16 тыс.)[7]

Среди наиболее ярких примеров западной поддержки киргизской оппозиции – взаимодействие с «Коалицией за демократию и гражданское общество» и спонсирование выпуска газеты «МСН». «Коалиция за демократию и гражданское общество» создана в 1999-м объединением около 170 оппозиционных сил (координатор – Эдиль Байсалов). По мнению авторов публикаций западных СМИ, ее годовой бюджет составляет около $110 тыс., финансируется правительством США и Великобритании. Среди прямых спонсоров – AMP США, НДИ и др. («The Daily Telegraph», 01.04, «The New York Times», 30.03, «The Wall Street Journal», 27.02).

Спонсирование выпуска оппозиционных СМИ – важное направление деятельности западных организаций в Киргизии. Помимо существования «Радио Аззатык» (РС/РСЕ в Киргизии) со своим отдельным бюджетом, многие теле– и радиостанции страны (особенно на юге) пользуются материальной и технической поддержкой со стороны США. Так, «Ош-ТВ» расширило свою аудиторию «с помощью оборудования, которое оплатил Госдепартамент США» («The New York Times», 30.03).

По некоторым сведениям, газету «Моя столица – новости» (МСН) поддерживали гранты на сумму около $70 тыс. Проект по организации типографии для ее тиражирования оплачен госдепартаментом США посредством Freedom House и вышеупомянутого киргизского Центра поддержки СМИ[8]. Типография была открыта в Бишкеке в ноябре 2003 года (в штате около 25 человек), грант на осуществление проекта составил около $2 млн[9] Многие наблюдатели обратили внимание на факт присутствия на открытии типографии высокопоставленных сотрудников госдепа США Э. Джоунс и Л. Крейнер.

Активное участие Запада проявилось и в ходе последних парламентских выборов. За последние 10 лет, по словам посла США в Киргизии С. Янга, Вашингтон потратил $320 тыс. на обучение членов местных избиркомов; еще $300 тыс. были распределены между местными НПО и независимыми СМИ с целью «обучения избирателей» (интервью посла США в Киргизии Стивена Янга, «Аргументы и Факты», Бишкек, 27.01.)

Роль Запада отчетливо прослеживается и в идеологическом обеспечении «киргизской революции». В частности, эксперты упоминают книгу «Третья сила», опубликованную Фондом Карнеги за международный мир, «в которой подробно рассказывается о том, как пользующиеся поддержкой Запада неправительственные организации могут добиваться смены режима и политики во всем мире», соответствующие методики «известного деятеля американского профсоюзного движения Сола Алински», а также перевод и распространение брошюр Джина Шарпа, основателя института Альберта Эйнштейна в Бостоне (США), исследующего тактику и методы «ненасильственной политической борьбы и массового гражданского неповиновения, осуществленный фондом поддержки гражданских свобод Киргизии.

В ряде российских средств массовой информации были опубликованы сведения, увязывающие киргизские события с докладом «Политический переход в Кыргызстане: проблемы и перспективы» Международной антикризисной группы (ICG) – близкой к демпартии США неправительственной организации, созданной при содействии администрации Клинтона в конце 90-х для разрешения косовского кризиса. «Любопытный документ… не что иное, как обоснование бюджетного плана по проведению киргизской революции» («Эксперт», 28.03). Упоминается и деятельность курируемого 3. Бжезинским Восточноевропейского демократического центра (WECD, Варшава), чей руководитель Казанецкий был выдворен из Киргизии накануне выборов. По ряду оценок, именно пиарщики WECD разрабатывали имиджевую сторону избирательной кампании оппозиции (специалистам WECD принадлежал «копирайт» на лозунги «Отпор!», «Кмара!» и «Пора!»).

В СМИ широко распространено обсуждение приблизительных «расценок» на организацию массовых беспорядков в Киргизии: «В среднем предположим, что на каждого митингующего нужно по $5-7 в день. Если прибавить сюда стоимость так называемых символов революции, как, например, оранжевые шарфы, большая толпа на центральной площади обойдется примерно в $20 тыс. в день…» («Новое поколение», Казахстан, 25.03). Как пишет газета «Кыргыз туусу», местная оппозиция платит участникам пикетов протеста всего по $2-2, 5 в день, в то время как в Грузии участникам аналогичных акций платили по $30, а на Украине – по $50» (Фергана.ру, 13.03).

Весьма симптоматично появление в прессе в начале апреля нынешнего года некоего доклада посольства США в Киргизии «О ситуации накануне выборов». В нем посол США Стивен Янг якобы подчеркивает возможность использования всех методов и средств для оказания давления на действующего президента Акаева с целью его отставки»[10]. Среди неотложных мер в докладе перечисляются «увеличение объема финансовой поддержки перспективных оппозиционных партий до $30 млн., представление дополнительных средств НПО, включая Национальный Демократический институт, Международный республиканский институт, „Фридом Хаус“, сеть Интерньюс, фонд Евразия и другие.

Несмотря на то что оппозиция и посольство США сразу же окрестили его «фальшивкой» и выступили с опровержением, документ в целом выдержан в стилистике американской диппереписки. Утечка такого доклада представляется вполне вероятной, если иметь в виду застарелую «болезнь» Госдепа: персонал (дипломаты, обслуга) американских представительств в третьих странах (как правило, дружественных США и оттого не ведущих активной контрразведывательной работы по американцам) традиционно более «расслаблен» и допускает больше безалаберности в секретном делопроизводстве. К тому же командировка в малопрестижную Киргизию скорее рассматривается американскими дипломатами как своеобразная «ссылка» (со всеми вытекающими обидами и возможностями для контрразведки страны пребывания).

Широко распространены многочисленные «нематериальные» формы поддержки киргизской оппозиции – в первую очередь организация поездок/стажировок киргизов в США. Соединенные Штаты спонсируют Американский университет в Кыргызстане – в свое время по линии «академического обмена» выезжал в США и новый премьер К. Бакиев. За последние годы несколько десятков лидеров оппозиции «получили приглашение просто посетить США или принять участие в проводимых там семинарах» («Liberation», 28.02). Оппозиционеров «вывозили на кастинг» в Госдеп» («Новое поколение», Казахстан, 25.03).

В 2004 году в США прошли стажировку более 330 киргизских граждан (обмены в академических и профессиональных областях; всего с 1993-го – 2700 чел.). Особенно много побывавших в США среди работников медийной отрасли.

Часть четвертая

«… До основанья. А зачем?»

Пока революционные события в Киргизии только приближались к своему неожиданному завершению, казалось, они не вызывали особого интереса даже у тех, кто наблюдал за ними из сопредельных государств. Однако сразу после победы оппозиции выяснилось, что загадка нечаянного государственного переворота привлекла пристальное внимание довольно многих экспертов.

Проявив практически полное единодушие в оценках характера киргизской «революции», они тем не менее разошлись во мнениях относительно ее причин, геополитических последствий и участия в событиях внешних сил.

Глава 1

«Война Севера и Юга» – киргизский вариант

Андрей Грозин,

заведующий Отделом Средней Азии и Казахстана Института диаспоры и интеграции (Института стран СНГ, Россия):

Анализ назначений на высшие государственные должности, состава основных участников победившей оппозиции позволяет сделать вывод, что основным содержанием так называемой революции был процесс перестройки системы представительства кланов в высших эшелонах власти и бизнеса. По сути, это не что иное, как попытка вернуться к тому положению, которое было в Киргизии в 80-х и в начале 90-х годов, когда между северянами и южанами в целом соблюдался паритет.

Последние пять-шесть лет имело место абсолютное доминирование выходцев с севера. Они занимали ведущие посты и в государственной власти, и в бизнесе. Сейчас наблюдается своеобразный реванш южных клановых группировок, в первую очередь выходцев из Джалал-Абада и Оша.

Практически все лидеры оппозиции – выходцы из этих двух городов или из окружающих их областей. Это можно сказать и об Адахане Мадумарове, и об Амурбеке Кикибаеве, Исхаке Масалиеве, Алишере Амдуламунове, Садырпаете Бекназарове. Оттуда же происходят и Курманбек Бакиев, и Роза Отунбаева. Среди первых лиц оппозиции лишь Феликс Кулов выходец с севера. Поэтому очевидно, что и выдвижение некой группы в качестве лидеров, и образование вокруг них партий и блоков являются просто-напросто необходимым публичным оформлением межкланового противоборства.

Досым Сатпаев,

директор казахстанской «Группы оценки рисков» (ARG), кандидат политических наук, работал в парламентской кампании 2005 года на юге Киргизии:

Власть в руки киргизской оппозиции упала случайно, неожиданно, и ее лидеры это признают. Курманбек Бакиев в своем интервью после захвата Дома правительства заявил: мы, организовывая митинги утром, и не ожидали, чем это закончится вечером.

Предварительно разрабатывались разные сценарии: и ведение переговоров с Акаевым, и давление на режим Акаева организацией митингов и демонстраций. Но все предполагалось сделать более или менее красиво.

Я противник той точки зрения, что в Кыргызстане был повторен украинский и грузинский сценарий. Революционная ситуация и нестабильность в Кыргызстане наблюдались в течение последних нескольких лет, и было понятно, если не весной, то в конце года, во время президентских выборов, в любом случае недовольные Акаевым пошли бы ва-банк.

Оппозиция в Кыргызстане очень разношерстна. Ту ее часть, которая сейчас находится в Доме правительства в Бишкеке, можно назвать светской, европеизированной, достаточно лояльной к России и достаточно негативно настроенной по отношению к радикальным формам ислама. В основном она состоит из представителей киргизской национальности – авторитетных представителей узбекской этнической группы среди них нет. И это, кстати, смущает узбекскую диаспору.

Сейчас самая важная задача, стоящая перед Курманбеком Бакиевым, состоит в том, чтобы преодолеть так называемую клановую ориентацию в политике. Если он этого не сделает, южане могут попытаться установить свое доминирование, что вызовет негативную реакцию у северных родоплеменных групп. И в таком случае уже не поможет никакой международный посредник. Все должно быть решено на уровне переговоров между теми, кто возглавляет оппозицию. Два реальных лидера – Курманбек Бакиев и Феликс Кулов – представляют соответственно юг и север страны, и если между ними не будет взаимодействия и партнерства, то это может вылиться в конфронтацию южан и северян.

Этнический фактор играет существенную роль в южной Киргизии. Отношение проживающих там узбеков к происходящему в стране вряд ли можно назвать безразличным. Наоборот, в период выборов выявилась интересная закономерность: если киргизская часть населения была достаточно политически активна и в основном была настроена оппозиционно, то узбекская диаспора очень часто голосовала именно за провластных кандидатов. Она исходила из принципа: «главное, чтобы не стало хуже». Ее представители и сейчас опасаются, что если ситуация выйдет из-под контроля, в оппозиции могут проявиться те, кто снова попытается разыграть этническую и межнациональную карту.

Петр Своик,

член политсовета демократической народной оппозиционной партии «Демократический выбор Казахстана»:

Безработица, особенно среди молодежи, сыграла одну из главных ролей в киргизских событиях. В стране, особенно на юге, сложилась «критическая» масса незанятой молодежи, проживающей компактно, которая и послужила детонатором событий.

Но надо учитывать еще и местный менталитет. Киргизы обладают крепким характером, они «взрывные». Они гордятся тем, что они на тысячу лет старше казахов и соответственно у них больше традиций, в том числе и боевых. Они в большей мере, чем казахи, сохранили свой горячий вольный дух. Соответственно «критическая масса» готова «взорваться» практически по любому поводу.

И плюс к этому там чрезвычайно велик авторитет аксакалов, который сильно влияет на народные настроения. Молодежь, конечно, взрывная, импульсивная, ее легко «поджечь», но фитиль – у аксакалов. Аксакал – это и уважаемый человек, и глава рода. В любом поселке, даже в городе, если речь не идет о маргиналах, то и там все ориентируются на национальные схемы.

А села, тем более на юге, это вообще достаточно жесткая структура, когда в любом населенном пункте обязательно есть авторитеты, которые почти всегда принадлежат к одному роду. Возраст этих людей не главное, это, можно сказать, местная аристократия, у которой очень развито понятие крепкого родства.

Очень яркий пример тому – Бакиев, который сейчас исполняет обязанности президента. Его сила, кроме его личных качеств, еще и в том, что у него есть семь братьев. Это не многодетная семья, которая расплодила нищету на восемь человек. Это очень крепкая семья, уверенная в себе. Сейчас все семьи его братьев сидят в кабинетах в Бишкеке. Какой от них толк, это другой вопрос, но все они после революции занимают ключевые должности.

Константин Сыроежкин,

профессор, заведующий отделом журнала «Континент Т», заместитель директо-ра Института стратегических исследований при президенте Республики Казахстан:

В Киргизии сработал фактор бедности и ненависти к режиму. Это обыкновенный народный бунт – безжалостный и беспощадный. Это и не украинский, и не грузинский вариант. Это и революцией-то назвать трудно. Обыкновенный государственный переворот.

Также сработал фактор слабости власти или даже безвластия. Последние пять-семь лет Аскар Акаев ничем не управлял. Он не то что упустил момент, у него и не было никакого момента. Не мог он и применить силу. У него не было необходимой для этого поддержки в силовых структурах.

В соседнем Казахстане президент Назарбаев поддерживает баланс между жузами (объединениями родов), а Акаев этим не занимался. Фактически вся кадровая политика государства была сосредоточена в руках его жены Майрам, а она отдавала предпочтение северянам.

Сказав «А», Акаев никогда не говорил «Б». Пообещав что-то, он не выполнял своих обещаний. Ответственности на себя старался не принимать никакой. Вспомним так называемые Аксайские события 2002 года, столкновения демонстрантов с милицией, приведшие к жертвам. Тогда именно Акаев приказал применить силу, а потом осудил тех же самых милиционеров, руководителей силовых структур, которые действовали по его приказу. С этого момента он утратил доверие силовиков.

Наконец, необходимо отметить, что серьезный протест не только на юге, но и на севере вызывала монополия семьи президента на власть и контроль над экономикой. Практически весь прибыльный бизнес в Киргизии контролировался родственниками Акаева.

Вячеслав Смирнов,

директор института политической социологии (Россия), работал на парламентских выборах на севере страны:

Выборы парламента и последовавшие за ними события в Киргизии имели логику, зачастую непонятную не только сторонним наблюдателям, но даже многим политтехнологам, принимавшим участие в избирательной кампании.

За исключением семьи, здесь не было чисто «акаевских» кандидатов. Были открыто оппозиционные Акаеву и те, кто не акцентировал внимания избирателей на своем отношении к президенту. На выборы шло очень много богатых людей. Кто-то из них был явно в оппозиции. Кто-то явно принадлежал к криминалитету. Шли и бывшие чиновники, причем многие поддерживающие президента. Иногда они даже два человека на округ выдвигали без какого-либо согласования. И акимы районов могли одновременно поддерживать 3-4 кандидатов на своей территории.

Потратить на выборы порядка 100 тысяч долларов, минуя избирательный счет, было вполне естественным. Просто родственники скидывались для того, чтобы провести своего человека в парламент. Но шли эти деньги не на телевидение, как у нас, а в первую очередь на работу с избирателем.

Глава 2

«Большой Ближний Восток» – полигон революций

Сергей Караганов,

заместитель директора Института Европы, председатель Совета по внешней оборонной политике (Россия):

Существует понятие Большой Ближний Восток, подразумевающее большую группу государств от Марокко до Афганистана, Ирана и Пакистана. Это государства в основном мусульманские, долгие годы показывающие негативные результаты социально-экономического и политического развития. Государства Центральной Азии и частично Закавказья, даже если в них не преобладает мусульманская религия, также можно отнести к этому региону.

Этот регион по многим причинам деградирует и является главным источником нестабильности, распространения оружия массового уничтожения, наркотиков, терроризма, экологических и других проблем. Таким же он останется и на ближайшие годы. Если не содействовать его модернизации, то рано или поздно он начнет активно распространять свои беды на близлежащие страны.

Кроме того, в целом ряде стран региона все большую силу набирает религиозный исламский экстремизм. Поэтому идея модернизации Большого Ближнего Востока не является сугубо реакционной. Другое дело, что американцами она очень часто исполняется контрпродуктивно.

Россия пока осознанного участия в этом процессе не принимает. Не имея своей собственной доктрины, мы дефакто оказываем поддержку модернизации этого региона, противодействуя при этом наиболее оголтелым концепциям навязывания демократии.

Американцы, во всяком случае на словах, от этой затеи отказались. И это было зафиксировано в документах прошлой встречи Большой восьмерки. При этом американский термин «Большой Ближний Восток» был уже переименован в документах в «Расширенный Ближний Восток», что должно было подчеркнуть, что не только американцы, но и все остальные страны готовы участвовать в решении этой проблемы.

Ни США, ни Россия не заинтересованы в дестабилизации Киргизии. Она находится на пересечении целого ряда опасных геостратегических районов, граничит с Китаем, с потенциально нестабильным Узбекистаном, с Афганистаном. Я не думаю, что кто-либо специально подрывал позиции Акаева. Скорее он сам не смог их удержать. Демократические эксперименты в нищих азиатских странах обычно не удаются.

Вячеслав Никонов,

президент фонда «Политика» (Россия):

Доктрина Большого Ближнего Востока – это не отвлеченная теория, а действующая концепция, которая исходит из того, что есть единый регион, процессы в котором взаимосвязаны. И поскольку никем границы «Большого Ближнего Востока» не были официально определены, то в принципе можно считать, что он включает и Среднюю Азию.

Сергей Боровиков,

политолог (Киргизия):

Были ли события в Киргизии результатом революционного переустройства извне? Я так не думаю.

На самом деле наблюдается попытка изолировать Россию поясом нестабильности с запада и с юга. И есть отдельное направление – обретение контроля над евразийскими энергетическими ресурсами и транспортными коридорами, по которым эти ресурсы перемещаются. А Большой Ближний Восток – это мифологема. Азия настолько разнородна и нестабильна, что сделать тут что-то такое невозможно ни технологически, ни идеологически. За этим не просматривается и практического смысла: объединенный таким образом Восток будет иметь однозначно антиамериканскую окраску. Это только и может быть объединяющим свойством для всех этих стран.

В том, что касается влияния киргизских событий на ситуацию у соседей, то на Казахстан они вряд ли окажут заметное воздействие. В Казахстане достаточно устойчивый режим, хорошая, самодостаточная экономика, и заметных фигур, которые могли бы расшатать ситуацию, я сейчас там не вижу. С Узбекистаном все сложнее. Это связано с тем, что ряд его районов имеет очень хорошую транспортную связь с Южной Киргизией, и из-за этого определенные проблемы могут возникнуть – точнее, наверняка возникнут, но пока непонятно, когда. Режим в Узбекистане не самый устойчивый, и существует некая вероятность повторения там киргизской ситуации. Может сработать принцип домино: легкий толчок приводит к тому, что сосед тоже падает, – цепная реакция.

Виталий Хлюпин,

главный редактор сайта «Центр – Азия»:

Америку вполне устраивал послушный Аскар Акаев. Поэтому правительство Буша, а соответственно и Госдеп США не были заинтересованы в развитии ситуации в том направлении, в котором она пошла. Я не думаю, что так называемая внешнеполитическая «доктрина Большого Ближнего Востока» как-то распространяется на Киргизию, а киргизские события связаны с попытками переустроить Большой Ближний Восток.

Николай Злобин,

директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США (Вашингтон):

В том, что касается доктрины Большого Ближнего Востока, думаю, что включать туда Центральную Азию неправильно. От этой идеи отказались, она мелькнула и больше не существует. Мне кажется, американцы поняли, что Центральная Азия к Большому Ближнему Востоку никакого отношения не имеет.

На Ближнем Востоке очень много экономических, политических, культурных, языковых, религиозных факторов, которые позволяют вести там единую политику в отношении целой группы стран. Бессмысленно играть на их противоречиях, потому что иначе этот регион нельзя будет реформировать. А реформировать его надо фундаментально, так по крайней мере считает администрация Буша.

Если от России поступит помощь, я думаю, Америка с большой благодарностью ее примет, особенно в вопросах урегулирования израильско-палестинского конфликта, решения проблемы ядерной программы Ирана, проблемы с Сирией, проблемы с Ираком. Но, с другой стороны, по большому счету Америке от России помощь на Ближнем Востоке не нужна.

Мне кажется, американцы будут продолжать попытки сформулировать стратегию в отношении Большого Ближнего Востока самостоятельно и сами будут ее реализовывать.

Глава 3

Внешний фактор: неумолимая «мягкая сила»

Вячеслав Никонов,

президент фонда «Политика» (Россия):

Взаимоотношения с Россией до настоящего момента, естественно, существенный фактор для Киргизии. Но и США имеют там достаточно ощутимое военное присутствие плюс огромные возможности применения так называемой «мягкой силы», как то: большое количество финансируемых США неправительственных организаций и филиалов различных американских фондов плюс даже издательский дом, где публиковались до последнего времени все издания оппозиции.

Ясно, что все эти организации поддерживали оппозицию и занимались продвижением того, что Америка называет демократическими ценностями, создавали гражданское общество, финансировали СМИ, продвигали интересы США, как везде и бывает.

С точки зрения «мягкой силы» США и Запад в целом в любом постсоветском государстве представлены более серьезно, чем Россия. У нее пока еще очень мало инструментов внешнеполитического влияния. В Америке же есть порядка 15 тысяч общественных организаций и неправительственных структур, работающих за рубежом. У нас их всего-то, наверное, я не знаю, три-четыре.

Андрей Грозин,

заведующий Отделом Средней Азии и Казахстана Института диаспоры и интеграции (Института стран СНГ):

Киргизия по количеству неправительственных организаций на тысячу человек занимала первое место среди государств СНГ. Там существовала развитая инфраструктура для проведения различного рода влияний, осуществления политических проектов.

В Узбекистане эта структура представлена минимально, в Туркмении ее практически не существует. В Казахстане она представлена лучше, чем в Узбекистане, но хуже, чем в Киргизии. Поэтому, естественно, если эти революционные проекты и дальше будут реализовываться в Центральной Азии, то происходить это будет в тех государствах, которые являются наиболее демократическими в этом регионе. Режим в Киргизии был самым либеральным в регионе, вероятно поэтому эта страна и была выбрана в качестве модели для отработки возможного сценария «бархатной революции» с азиатской спецификой.

Виталий Хлюпин,

главный редактор сайта «ЦентрАзия»:

Проекты революций в Центральной Азии запущены. Однако экспорт революции – это скорее не программа, реализуемая правительством Соединенных Штатов, а проект оппонентов Буша, точнее Сороса, который очень активен в Киргизии.

Соросовским структурам важно подтверждение теории домино, предполагающей, что можно, толкнув один, повалить все якобы автократические режимы вокруг России. Главная цель – это удар по России, по ее интересам. Переворот в Бишкеке нужен скорее как прецедент, потому что, собственно, больших интересов у России в Киргизии нет.

Другое дело, что механизм запущен, режим пал, и сейчас возможна аналогичная финансовая накачка казахской, узбекской и туркменской оппозиции. А это уже серьезно – газ, трубы, нефть – это уже задевает коренные интересы России. При этом в Казахстане ведь оппозиция примерно такого же пошиба, как в Киргизии.

Китайцы не заинтересованы ни в какой крупной дестабилизации возле их границ, так как она может перекинуться на их территорию. Однако сама по себе стабильность не решает всех проблем. Вторым по популярности лозунгом оппозиции был пересмотр несправедливых договоров с Китаем, по которым Киргизия уступила святыню – пик Хантенгри и, более того, сдала в аренду довольно обширные территории в районе Узенги-Куш. Особенно активно требовал такого пересмотра один из лидеров оппозиции Бекназаров (и. о. генпрокурора – см. приложения). Таким образом, некоторые оппозиционеры могут обострить «китайскую» проблему, чтобы попытаться заработать себе на этом политические очки.

Казахский фактор в весенних событиях тоже присутствовал. Еще одним из лозунгов оппозиции было требование изгнать «казахскую мафию» из Киргизии. Подразумевался при этом в основном зять Аскара Акаева Адиль Тойгонбаев.

Однако для президента Назарбаева это скорее всего недостаточный повод для вмешательства в киргизские дела. Тойгонбаев хоть и казах, но на исторической родине у него немало врагов, которые будут только рады тому, что он оказался не у дел. Надо также учесть, что сейчас чуть ли не главные оппоненты Назарбаева – представители старшего жуза (родоплеменного союза), состоящие в родстве с Тойгонбаевым. Это и нынешний глава казахской оппозиции Жармахан Туякбай и бывший мэр Алма-Аты Заманбек Нуркадилов.

Узбекский фактор сыграл много большую роль. С одной стороны, под этим можно понимать возмущение узбекской диаспоры, которая была одной из движущих сил оппозиции. С другой стороны, необходимо вспомнить о позиции узбекского руководства, у которого обострились отношения с официальной Киргизией по поводу узбекского анклава Шахимардан. Не прекращались споры по границе, которую они никак не могли демаркировать.

На определенном этапе узбекские власти могли поддерживать антиакаевское движение. Но они не были заинтересованы в таком радикальном развитии ситуации, потому что это могло бы ударить по ним самим. В киргизской части Ферганской долины может начаться межнациональная резня между узбеками и киргизами, потому что в период безвластия может вновь начаться передел земли. И беспорядки могут легко перекинуться в соседний Узбекистан. Вместе с тем участие в организации революционных выступлений, особенно на юге Киргизии, могли принять ферганские кланы, обладающие большим влиянием в Узбекистане и соперничающие за власть с Исламом Каримовым. Они вполне могут разогреть этот конфликт, чтобы попытаться ловить «рыбку в мутной воде».

Досым Сатпаев,

директор казахстанской «Группы оценки рисков» (ARG), кандидат политических наук, работал в парламентской кампании на юге Киргизии:

Китай будет активно вмешиваться во внутриполитические процессы в Кыргызстане, потому что он будет здесь поддерживать российскую позицию. Понятно, что американское присутствие в Кыргызстане Пекину не нравится, понятно, что он не заинтересован, чтобы у власти находились отчетливо прозападные лидеры, а не пророссийские. Таким образом, хорошие отношения с Россией оказываются напрямую связаны с сохранением нормальных отношений с Китаем.

Николай Злобин,

директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США (Вашингтон):

Официальный Вашингтон пока не определил, являются ли события в Киргизии шагом в направлении демократии или нет, а также вообще являются ли победившие оппозиционеры демократами. Оценки сделаны лишь в отношении причины событий – это несправедливые выборы.

Думаю, те, кто в США профессионально занимался Киргизией, не предвидели такого развития событий. Они рассчитывали, что основная политическая борьба в республике начнется уже в этом году, во время выборов президента, а парламентские выборы были заведомо во многом проигнорированы.

Все отлично понимают, что Америка ни в коем случае не будет поддерживать в Киргизии каких-то антироссийских лидеров. Вашингтон попробует держаться в стороне, хотя, естественно, наличие там военной базы делает его непосредственным участником событий. Думаю, что он весьма заинтересован в том, чтобы ничего не случилось с его военнослужащими.

Дестабилизация этого региона ни Америке, ни России, ни Китаю, ни европейцам не нужна. Хотя думаю, что Китай будет пользоваться любой ситуацией, чтобы усилить свое присутствие в этом регионе.

Американцы, безусловно, поддерживают демократию во всем мире, вкладывая огромные деньги в демократические общественных организации, фонды, типографии. Но не потому, что они выступают против правительств, а потому что считают: гражданское общество должно постоянно быть равно правительству и любые проблемы должны решаться в одинаковой весовой категории.

Сергей Боровиков,

политолог (Киргизия):

Объективных причин для возникновения противоречий между Россией и Киргизией нет. И переход власти в Бишкеке от одной группировки к другой в этом смысле ничего не меняет.

В Киргизии сейчас весьма активны Соединенные Штаты. Для них это в геополитическом плане ключевой регион. Они пытаются контролировать стратегический потенциал Китая – это одна из задач, которая стоит перед расположенными здесь военными базами. Американцев, разумеется, не устраивает российское присутствие на Памире и на границе с Афганистаном. Россия разместила там новую систему космического слежения и делает попытки перекрыть наткотрафик из Афганистана. Тем не менее в этом регионе основной объект внимания американцев – это Китай. По сравнению с этим российское присутствие для них вопрос второстепенный.

Китай остро нуждается в континентальном транспортном коридоре, пролегающем через киргизскую территорию, – для получения энергетического сырья. Все остальные каналы – морские и поэтому полностью контролируются авианосным соединением американцев. Они, в свою очередь, препятствуют попыткам Китая получить доступ к серьезным ресурсным источникам, прежде всего энергетическим.

Поэтому для США даже выгодна дестабилизация в регионе – в той мере, в какой она сможет создать проблемы Китаю.

Часть пятая

Международные наблюдатели о результатах выборов в Киргизии

Глава 1

Полудемократия – полудиктатура

Виктор Кармацкий,

глава миссии Организации по наблюдению за выборами в странах СНГ (CIS-EMO) на выборах в Жогорку Кенеш (февраль-март 2005 года)

27 февраля

Бишкек. Заметки наблюдателя

Двойственность образа Аскара Акаева – «демократ/диктатор» – просто бросалась в глаза на этих выборах. С одной стороны, избирательное законодательство КР является одним из самых прогрессивных в СНГ (тут проявился «демократ»), а с другой – количество и тяжесть нарушений этого либерального законодательства были в «лучших» традициях авторитаризма (для защиты семейного бизнеса все средства хороши).

Министр иностранных дел КР, после первого тура споря с наблюдателями, фиксировавшими факты подкупа, назвал такую раздвоенность народной традицией, к которой просил относиться с пониманием.

Практическое воплощение

Наша миссия была краткосрочной и ограниченной по числу наблюдателей. Поэтому первый наш приезд в Бишкек состоялся где-то за неделю до дня голосования. Уже в аэропорту автор этих заметок отметил внимание к себе со стороны представителей органов внутренних дел. Что стало первым намеком на то, что выборы будут непростые.

После того как подъехала моя коллега из Казахстана, Наталья Леонидовна Чумакова, мы принялись за решение двух важных задач: получения аккредитации и разработки схемы рационального размещения наших ресурсов – наблюдателей.

С аккредитацией вышла занятная история: нас встречали весьма любезно, услышав аббревиатуру СНГ. Но как только становилось ясно, что мы организация некоммерческая (читай – не связанная с государственными интересами), начиналась волокита и поиски оснований для отказа. Дольше всего нас волокитили по причине отсутствия приглашения.

Подобная норма – международные организации получают право наблюдать за выборами по приглашению органов власти – есть в нескольких странах СНГ. В соседнем Казахстане, например, подходят к этому довольно просто – после обращения в ЦИК сама избирательная комиссия приглашает обратившуюся организацию, а дальше – только работай. В Кыргызстане ЦИК приглашать нас как-то резко «передумал», отвечая по телефону голосом одного из сотрудников – «мы вас не знаем». Попытки прийти с пакетом уставных документов и рассказать о себе, представив необходимые материалы, были безуспешны.

К тому времени нам стало известно, что уполномоченный по правам человека КР Турсунбай Бакир уулу сделал несколько заявлений о том, что выборы являются зоной особого внимания, так как права человека там нарушаются довольно часто. В ходе встречи с ним мы нашли взаимопонимание и получили приглашение буквально в последний день, разрешенный для оформления аккредитации.

Как я уже сказал выше, второй задачей для нас было правильное и рациональное распределение имеющихся сил. Дело в том, что изначально мы планировали привезти более 100 человек из четырех стран СНГ, однако сокращение числа наблюдателей было вынужденным компромиссом с ЦИК КР, который позволил нам таки получить аккредитацию.

В целях поиска «болевых точек» мы нанесли визиты в штабы оппозиционных партий «Народное движение Кыргызстана» (лидер – К. Бакиев) и «Ар-Намыс» (лидер Ф. Кулов), а кроме того, провели консультации с рядом НПО[11]. Итогом наших консультаций стала схема «АБАХ», названная так по именам ключевых персон: А – Алиев, первый заместитель председателя партии «Ар-Намыс», Б – Бакиев, председатель НДК, А – Акаев – сын президента и X обозначал случайно взятый регион, для баланса[12].

Наблюдения в дни до начала миссии (до дня голосования) привели нас к следующим выводам: оппозиция в целом показалась нам не готовой к цветной революции.

В аналитическом материале на нашем сайте я даже рискнул предположить, что основная схватка за власть будет либо летом, либо осенью, когда планировались выборы президента. Да, у оппозиции были минимум две газеты – «МСН» и «РесПублика», причем в свободной продаже, что не очень типично для стран данного региона, и ряд интернет-ресурсов.

Достаточными доказательствами «неготовности», на наш взгляд, было отсутствие единства в вопросе о лидере оппозиции, а также весьма робкое (намекающее на отсутствие достаточных финансовых и организационных ресурсов) ведение агитационной кампании. В принципе дальнейшее развитие событий подтвердило нашу правоту: сами лидеры оппозиции признают, что для них развитие событий было в определенной степени неожиданным.

В актив оппозиции мы записывали только неготовность А. Акаева применять силу против возможных массовых митингов (некоторое время назад в ходе силового подавления погибли шесть человек, и вряд ли А. Акаев, по нашему мнению, был бы готов второй раз «пройти через кровь»). По поводу неготовности президента применить силу есть подтверждения «из первых уст»[13].

Справедливости ради надо отметить еще одно обстоятельство, которое можно трактовать в пользу оппозиции, – активность НПО, как местных, так и зарубежных. Моя коллега из Казахстана могла выявить по косвенным признакам, что финансирование киргизских НПО было на порядок лучше, чем казахстанских.

Showtime!

Сам день голосования 27 февраля начался довольно буднично: прошли отчеты наблюдателей с мест о том, как проходила процедура открытия участков, – ничего особенного, все штатно. Мы даже подумали, что власть, обеспечив себе достаточный отрыв в ходе агитационной кампании, пользуясь административными преимуществами, не будет «фолить» в ходе непосредственно голосования. Более того, первое сообщение о серьезном нарушении – голосовании непроштампованными участковой избирательной комиссией бюллетенями – мы восприняли скорее как существенную, но организационную недоработку, нежели нарушение со злым умыслом.

Предполагать определенную «рассеянность» членов УИК мы имели полное право. За день до дня голосования еще не все участки были должным образом оборудованы, а бюллетени доставлялись до вечера субботы. Понятно, что, работая в авральном режиме в субботу ночью, утром в день голосования не все члены УИКов могли быть «в форме». Все это накладывалось на общий низкий уровень знания членами избиркомов нормативной базы.

Однако ко второй половине дня романтическое настроение сошло на нет – из одного округа пришла информация о доказанных фактах подкупа, а еще из двух – сообщения о событиях, которые являются очевидными признаками подкупа. Оставшийся четвертый округ тоже не был девственно чистым в этом отношении. За несколько дней до голосования одно из оппозиционных СМИ посвятило полосу тому, как при помощи раздачи мяса ведется агитация, что в приватном разговоре подтвердил нам и один из членов избирательной комиссии, естественно, на условиях анонимности. Однако мы не приняли данное сообщение в расчет – принцип деятельности CIS-EMO позволяет оперировать только доказанными фактами либо собственными наблюдениями. Ссылки «на источники» не по нашей части. Это скорее к ОБСЕ.

Просидев почти целый день на телефоне, к закрытию участков мы с Натальей Леонидовной выдвинулись «на усиление»: в момент подсчета лишних глаз не бывает, а оперативное реагирование уже все равно неактуально.

Личные наблюдения подтвердили сообщения наших коллег – много технического брака в работе УИК, вызванного незнанием законодательства. Спорный момент – отсутствие информации о кандидатах на участках. Можно трактовать это как техническую недоработку, но с другой стороны, учитывая, что один из кандидатов носит фамилию президента… вроде как уже и существенное влияние на волеизъявление.

К моменту закрытия на выбранном нами участке наблюдателей скопилось человек 20. Правда, большинство из них выполняли роль статистов, и нам пару раз пришлось указать председателю УИК на нарушение им процедур подсчета. Надо признаться, что наше вмешательство не только принесло практическую пользу, но и на определенном этапе было с благодарностью отмечено председателем комиссии, который в случае затруднений обращался к нам за толкованием норм избирательного кодекса.

Вот наконец подсчет закончен. Но не закончена оказалась интрига – окружная избирательная комиссия переехала! То есть мы поехали по адресу, где она должна была находиться, а члены комиссии переехали в городской акимиат (администрацию). Справедливости ради надо признать, что председатель Центральной избирательной комиссии на пресс-конференции в пятницу предупреждал о том, что будет совершен такой перевод «в целях повышения безопасности электронной системы подсчета голосов „Шайлоо“, но во все это как-то не верилось. Ведь переводить ЦИК в здание исполнительной ветви власти – заранее обрекать себя на претензии в административном давлении.

Тем более что повышение безопасности оказалось весьма сомнительным. Мы, как наблюдатели, на какое-то время остались с компьютером один на один – оператор ЭВМ куда-то выходил по своим делам. Т. е. «безопасность» пришлось обеспечивать нам. Но, самое главное, электронные данные, кроме того, что они не имеют юридической силы, оказались еще и никому не нужны. В разгар подсчета (около часа ночи), как сообщили нам наши коллеги, в ЦИК уже никого не было!

В целом переезд привел и к дезорганизации работы окружных комиссий. Особенно это коснулось приемки документов. Сначала мешки с бюллетенями почти бесконтрольно практически сваливались в угол вместе с печатями и прочей атрибутикой. Ощущение было такое – бери и подменяй мешки – никто и слова не скажет. Хотя и сказать-то было некому – наблюдатели от других структур растворились в неизвестном направлении. Что, впрочем, понятно – они отчитываются в штабах копиями протоколов с участков, а дальше хоть трава не расти. Рядом с нами бродила только пара иностранцев (вероятно, от ОБСЕ). Если нам, знающим язык, было нелегко, то им и подавно. Электоральный туризм, экскурсия, одним словом…

Утро вечера… интересней

Понедельник запомнился тем, что мы начали подыскивать площадку для пресс-конференции. Хотелось поделиться своими наблюдениями.

Аббревиатура СНГ в нашем названии произвела магическое действие: проправительственное агентство «Кабар» с готовностью откликнулось на нашу просьбу, попросив привезти гарантийное письмо. Письмо привезли и сели за редактирование тезисов, параллельно ожидая ребят, которые должны были подтянуться из Джалал-Абада. Но примерно через час раздался звонок. Агентство, вероятно, разобралось, что мы «некоммерческие», и прислало отказ с извинениями.

«Джалал-абадские», вернувшись, рассказали новости о митингах. Оказалось, что один из них возник на пути окружной комиссии, которая, так же как в остальных округах, переезжала в здание администрации, чтобы обезопасить «Шайлоо». «Под давлением общественности» пришлось разворачиваться… И считать в полевых условиях.

Было понятно, что без боя стороны, участвовавшие в кампании, не сдадутся. Но ощущения «Вот! Началось!» все равно не было.

Днем в центре Бишкека должна была состояться акция «Народ хочет знать правду!» Ее организатором была редактор газеты «Республика» Замира Сыдыкова. Было интересно узнать, насколько наши оценки совпадут с данными кандидатов – их присутствие планировалось.

Мы задержались – подошли спустя полчаса после начала. И узнали, что буквально с начала акции в бой вступили провокаторы. Стали рвать плакаты, что-то выкрикивать. Организаторы сочли за благо прекратить мероприятие. К нашему приходу флаги и транспаранты были свернуты, а народ разбредался по углам площади. В окружении журналистов, главным образом иностранных, ходила Роза Отунбаева… «Пораженческие» настроения усиливаются сообщениями об информационной блокаде: к ряду интернет-изданий заблокирован доступ, а большая часть времени в информагентствах забронирована администрацией президента и правительством.

Разъезжаемся по домам с чувством чего-то недоделанного. У нас в руках документы, свидетельствующие о нарушениях, собственные наблюдения. Все это можно использовать для того, чтобы оспорить итоги выборов. Документы мы оставили, а как уж с ними поступят…

Наиболее конфликтные округа в ходе избирательной кампании в Жогорку Кенеш. Февраль март 2005 года

Глава 2

Официальные документы

МЕЖДУНАРОДНАЯ МИССИЯ ПО НАБЛЮДЕНИЮ ЗА ВЫБОРАМИ

Парламентские выборы, Кыргызская Республика

27 февраля 2005 года

Заявление о предварительных выводах проведенного наблюдения

Бишкек, 28 февраля 2005 года. Бюро по Демократическим Институтам и Правам Человека ОБСЕ (ОБСЕ/БДИПЧ), Парламентская ассамблея ОБСЕ и Европейский парламент направили Международную миссию по наблюдению за выборами (ММНВ) в целях наблюдения за парламентскими выборами 27 февраля по приглашению Министерства иностранных дел Кыргызской Республики (Кыргызстан). ММНВ наблюдала за избирательным процессом с целью оценки степени его соответствия обязательствам ОБСЕ и международным стандартам, а также местному законодательству.

Настоящее заявление о предварительных выводах проведенного наблюдения делается до объявления официальных результатов выборов и до завершения рассмотрения всех жалоб и заявлений избирательными и судебными органами. Окончательная оценка выборов будет учитывать то, как будут выполнены эти важные процедуры и как пройдет второй тур голосования.

Предварительные выводы

Парламентские выборы в Кыргызской Республике 27 февраля 2005 года являлись более конкурентными в сравнении с прошедшими выборами, однако они не в полной мере соответствовали ряду важных обязательств ОБСЕ и другим международным стандартам демократических выборов. Выборы продемонстрировали отдельные улучшения, включая тот факт, что у избирателей был настоящий выбор среди участвующих кандидатов во многих избирательных округах, однако по всей стране конкурентная динамика ослаблена широко распространенным подкупом голосов, снятием с регистрации кандидатов, вмешательством в деятельность независимых СМИ и низким уровнем доверия кандидатов и избирателей к избирательным и судебным органам.

Выборы характеризовались рядом недостатков, включая:

Комментарии высших должностных лиц, включая президента, неоднократно предупреждавших об опасности потенциальной гражданской войны и ассоциирующих с экстремизмом призывы оппозиции к мирным протестам, негативно повлияли на атмосферу предвыборной кампании;

Иногда в предвыборном процессе ущемлялись фундаментальные свободы, необходимые для истинного избирательного процесса, включая свободу собрания и слова;

Распространенный и общественно признаваемый подкуп голосов нарушил принципы честного и равного соперничества, а также является нарушением национальных законов;

Административное вмешательство в избирательный процесс со стороны некоторых чиновников, включая по крайней мере одного областного губернатора;

Давление на учащихся и работников некоторых университетов в целях поддержки определенных кандидатов;

Неточные, плохо составленные и временами недоступные списки избирателей, которые, в свою очередь, усилили недоверие к избирательному процессу;

Раздробленный процесс рассмотрения жалоб и заявлений;

Несоответственно ограничивающее применение Кодекса о выборах, которое лишило пять бывших дипломатов права на регистрацию кандидатуры в связи с требованием о проживании, несмотря на то что дипломат, назначенный правительством на пост за рубежом, представляет интересы государства на международном уровне;

Положения Кодекса о выборах об отмене регистрации кандидатов применялись противоречиво и непоследовательно, зачастую по незначительным техническим причинам. Случаи отмены регистрации явились причиной массовых демонстраций в некоторых избирательных округах;

Ограниченный доступ избирателей к разным источникам информации был еще более усугублен ограничением вещания СМИ и печати газет, а также враждебными заявлениями высших правительственных служащих, направленными на независимые СМИ.

Положительные аспекты процесса:

Частично улучшенная правовая база, несмотря на ряд упущений в исполнении некоторых новых поправок;

Конкурентная борьба во многих избирательных округах с настоящим выбором для избирателей;

Предоставленное бесплатное эфирное время в СМИ, финансируемых государством, которое дало кандидатам значительную возможность выразить свои взгляды;

Относительно развитое гражданское общество активно участвовало и внесло вклад в избирательный процесс;

Работа Центральной избирательной комиссии (ЦИК) и окружных избирательных комиссий (ОИК), за исключением некоторых, была результативной;

Встречи с избирателями, организованные ОИК, были популярны и отличались активным общением избирателей с кандидатами, часто инициированным женщинами;

Были предприняты меры для повышения уровня прозрачности на избирательных участках, включая маркировку, с целью предотвращения подтасовки голосов, и прозрачные урны; однако использование последних вызвало озабоченность по поводу конфиденциальности не сложенных бюллетеней;

Такие меры, как размещение протоколов УИКна интернет-сайте ЦИКа утром следующего после выборов дня, а также возможность получения копий протоколов УИК местными наблюдателями и доверенными лицами кандидатов, явились важным шагом в повышении уровня прозрачности.

Выборы прошли мирно и организованно. Явка избирателей, согласно данным ЦИК, составила 61 процент. Несмотря на то что наблюдатели ММНВ не отметили определенной схемы нарушений, напрямую наблюдались случаи подкупа голосов, ущемления прав избирателей, конфиденциальности голосования, давление на избирателей-студентов, многократное голосование и запугивание избирателей. Как положительный аспект большое количество доверенных лиц кандидатов и местных наблюдателей присутствовало на многих избирательных участках.

Процесс голосования в 11 процентах избирательных участков наблюдатели оценили как «плохо» и «очень плохо». Неточность списков избирателей (дополнительные списки использовались в 80 процентах посещенных избирательных участков), присутствие неуполномоченных лиц на избирательных участках (17, 5%) и голосование за членов семей (10%) были отмечены наблюдателями как основные проблемы.

Процесс подсчета голосов в 11 процентах избирательных участков был оценен наблюдателями как «плохо» и «очень плохо». Серьезную озабоченность вызывает факт частого использования карандаша при заполнении протоколов, иногда протоколы и вовсе не заполнялись.

Примечателен тот факт, что в процессе установления результатов по избирательным участкам в ОИК, в 20 процентах посещенных ОИК члены УИК были вынуждены произвести пересчет. Позитивным фактором является то, что в 96 процентах случаев наблюдатели ММНВ имели возможность наблюдения за процессом ввода данных в систему ГАС «Шайлоо».

Организации, представленные в ММНВ, готовы оказать помощь властям и гражданскому обществу Кыргызстана в дальнейшем улучшении избирательного процесса.

Предварительные наблюдения

Предыстория

Выборы 27 февраля были проведены с целью формирования однопалатного парламента (Жогорку Кенеш), состоящего из 75 депутатов, выбранных по одномандатным избирательным округам. Депутаты парламента выбираются на пятилетний срок. Эти выборы прошли в свете активных политических обсуждений о предстоящих президентских выборах, запланированных на октябрь 2005 года.

Согласно Конституции 1993 года с внесенными в 2003 году поправками, Кыргызстан является президентской республикой, где парламент имеет ограниченную роль в государственном управлении. Для того, чтобы быть избранным, кандидат должен набрать более 50 процентов действительных голосов в первом туре голосования. Если ни один из кандидатов не выиграет в первом туре, два лидирующих кандидата участвуют во втором туре голосования, которое пройдет через 2 недели и в котором большинство голосов определит победу. В случае участия только двух кандидатов в определенном избирательном округе в первом туре победитель должен получить большинство голосов.

Правовая база

Правовая база парламентских выборов включает, но не ограничивается Конституцией Кыргызской Республики с изменениями, внесенными в результате референдума в 2003 году, и Кодекс о выборах. С 1999 года Кодекс о выборах был изменен не менее 17 раз; с января 2004 года было внесено десять поправок, включая позднюю поправку от 21 января 2005 года[14].

В измененном Кодексе о выборах был сделан ряд улучшений, которые включают:

Положения относительно местного независимого наблюдения;

Использование чернил для маркировки пальцев избирателей с целью предотвращения возможного повторного голосования;

Введение второго тура выборов в избирательных округах, где ни один из кандидатов не получил абсолютного большинства голосов во время первого тура;

Единая дата начала избирательной кампании для всех кандидатов;

Расширение возможностей участия в составе избирательных комиссий;

Меры, предпринятые для повышения уровня прозрачности процедур на избирательных участках. Однако Кодексу о выборах необходимы следующие усовершенствования:

Отменить ограничение права на регистрацию кандидатуры, включая возможность временного прекращения или отмены регистрации избранного кандидата;

Отменить возможность отмены регистрации кандидата по незначительным техническим причинам;

Усилить плюрализм в составе избирательных комиссий;

Внести четкое различие между общественной информацией и материалами кампании;

Предоставить полный доступ наблюдателей ко всему избирательному процессу;

Ускорить процесс рассмотрения жалоб и заявлений, который недостаточно защищает избирательные права.

Законодательные акты местных органов самоуправления, влияющие на свободу проведения собраний, также вызывают ряд вопросов. Постановление Конституционного суда (от 14 октября 2004 года), ссылающееся на Закон о праве граждан собираться мирно без оружия и свободно проводить митинги и демонстрации, требует от организаторов общественных встреч уведомление властей, а не прошения разрешения на их проведение. Однако постановление Бишкекского городского Кенеша требует, чтобы организаторы информировали власти об общественных собраниях за 10 дней[15]. Это постановление снизило эффект постановления Конституционного суда и беспричинно ограничило свободу проведения собраний, особенно во время избирательного периода. В Бишкеке практическое ограничение о месте проведения общественных собраний было использовано только в отношении оппозиции.

Жалобы и заявления

Измененный Кодекс о выборах не смог установить четко определенный процесс подачи жалоб и заявлений с единой иерархической структурой ответственности.

Раздробленная система предлагает множество путей для правового решения проблем, включая избирательные комиссии, суды и прокуратуру. Многие кандидаты, с которыми встречалась МНВ ОБСЕ/БДИПЧ, сообщили о полнейшем отсутствии доверия к системе и отметили тенденцию использования альтернативных и неофициальных средств для разрешения проблем, связанных с выборами.

Рабочая группа, созданная президентской администрацией в целях рассмотрения дел, связанных с вмешательством государственных и муниципальных служащих в избирательный процесс, еще более раздробила структуру подачи жалоб и заявлений, тем самым потенциально вводя в замешательство организаторов выборов. Доверие к судебным и избирательным органам еще более снизилось в связи с ненужным созданием специальной рабочей группы, настолько тесно связанной с исполнительной властью.

ЦИК предоставил МНВ ОБСЕ/БДИПЧ анализ рассмотренных ею жалоб; однако доступ к полному тексту поступивших жалоб остался ограниченным. Разрешение жалоб и заявлений, поступивших в ЦИК, прошло в непрозрачной и неколлегиальной форме. Жалобы были рассмотрены Рабочей группой по контролю за правилами проведения кампании (Рабочая группа), таким образом, эти жалобы были рассмотрены не всей ЦИК. Только несколько жалоб, поступивших в ЦИК, были рассмотрены путем открытого слушания.

Рабочая группа функционировала автономно, иногда даже не в согласии со всем ЦИК.

В одном случае, за которым следила МНВ ОБСЕ/ БДИПЧ, кандидат, снятый с регистрации в соответствии с решением нижестоящего судебного органа, подал апелляцию в Верховный суд. Хотя ЦИК обратилась с просьбой к нижестоящему суду отменить решение, мнение Рабочей группы ЦИК, представленное в последнюю минуту, явилось противоречием собственным аргументам ЦИК. Образ действий Рабочей группы понизил ответственность ЦИК за процесс рассмотрения жалоб и заявлений.

Роль председателя ЦИК в процессе подачи жалоб иногда выходит за рамки правовых границ его полномочий. Он открыто признался МНВ ОБСЕ/БДИПЧ в том, что попросил подающих жалобу отказаться от своих заявлений, при этом заявляя, что оба кандидата будут сняты с регистрации. 1 февраля наблюдатели МНВ присутствовали на заседании ЦИК по рассмотрению двух жалоб. Перед самым началом заседания был роздан пресс-релиз, который предопределял решения, принятые на этом заседании. Данный случай ставит под сомнение вопрос о всеобщем участии в процессе принятия решений внутри ЦИК, а также принцип прозрачности в рассмотрении жалоб.

Судебная система послужила важным органом рассмотрения жалоб. В некоторых случаях кандидаты подали жалобы в суды в конце предвыборного периода в целях снятия оппонентов с регистрации. Ряд случаев рассматривался в Верховном суде. Верховный суд поддержал несколько решений об отмене регистрации, несмотря на то что основания для отмены регистрации были зачастую без достаточных доказательств или были незначительны и несмотря на тот факт, что в некоторых случаях ЦИК выступала против отмены регистрации кандидатов.

Также статья 56 Кодекса о выборах предусматривает пятидневный мораторий в отношении отмены регистрации кандидата перед днем выборов. Верховный суд вынес решение об отмене регистрации г-на Кулбаева, кандидата по избирательному округу № 3, в течение периода моратория, что явно противоречит статье 56.

Значительное количество жалоб в отношении подкупа голосов было направлено различным органам власти, включая прокуратуру. Однако положения Уголовно-процессуального кодекса (статья 26.2) относят обвинения по таким и другим преступлениям, связанным с выборами (например, фальсификация документов по выборам), за рамки полномочий прокуроров, таким образом ограничивая возможность обязать виновных нести ответственность. Хотя заявления о подкупе голосов были сделаны в суде в процессе гражданских разбирательств, МНВ ОБСЕ/БДИПЧ не известно об уголовных обвинениях в этой связи. Отсутствие у прокуратуры права выдвигать уголовное обвинение перед судом за такие преступления, связанные с выборами, ограничивает уровень ответственности и поощряет атмосферу безнаказанности.

Регистрация и отмена регистрации кандидатов

В целом во время регистрации кандидатов поступило не много жалоб. Однако очень заметные дела, связанные с пятью бывшими дипломатами, свидетельствуют о несоответственном ограничении права на регистрацию кандидатуры, нежели чем о поощрении всеобщего участия. Бывшим дипломатам было отказано в регистрации в связи с тем, что они не соответствовали требованию о постоянном проживании в течение пяти лет в стране до выдвижения кандидатуры. Это требование основано на статье 56.1 Конституции и предусмотрено в статье 69.1 Кодекса о выборах. В то время как юридические аспекты, по-видимому, были официально соблюдены, некоторые собеседники посчитали отказ в регистрации политически мотивированным, так как некоторые дипломаты открыто заявляли о своих взглядах, которые отличались от взглядов действующего правительства, перед подачей документов на регистрацию своей кандидатуры. Факт в том, что этот вопрос затрагивает бывших дипломатов, несмотря на то что главная роль назначенного правительством дипломата – представлять интересы государства на международном уровне. Кроме того, некоторые из них были официально прописаны в Кыргызстане в течение оспариваемого периода.

Во время предыдущих выборов бывшие дипломаты были успешно зарегистрированы в качестве кандидатов в парламент согласно предыдущим положениям Кодекса о выборах.

МНВ ОБСЕ/БДИПЧ знакома по крайней мере с тремя случаями (округа номер 45,71 и 16), в которых кандидаты были сняты с регистрации по незначительным формальным причинам. В других избирательных округах за более серьезные нарушения кандидатам было сделано только предупреждение. В действительности Кодекс о выборах не был строго применен к кандидатам, воспринимаемым как фавориты властей. Применение такой практики необоснованно ограничивает выбор избирателей и является примером непропорциональных и непоследовательных санкций. Проблема отчасти возникает в результате отсутствия ясных и точных положений по отмене регистрации в Кодексе о выборах.

Избирательная администрация

В целом ЦИК работала должным образом. Однако все еще остаются вопросы относительно прозрачности в деятельности избирательной администрации. В некоторых случаях процедуры принятия решения ЦИК были непонятными для наблюдателей и представителей СМИ. ЦИК не всегда информировала общественность о своих решениях. Более того, ЦИК все еще расположена в здании президентской администрации, несмотря на давно сделанные обещания отделиться, чтобы подтвердить свой статус независимого органа.

Поправки к Кодексу о выборах предусматривают более обширное использование участие в ОИК и УИК путем гарантированного предоставления по крайней мере 1/3 состава этих структур выдвиженцам от политических партий. Однако закон не был полностью применен в одинаковой мере. Анализ состава ОИК свидетельствует о том, что политические партии были представлены в недостаточной мере (27,2 процента).

Более того, МНВ ОБСЕ/БДИПЧ сообщили, что кандидатам участвующих политических партий было отказано в участии в комиссиях в пользу партий с незначительным политическим присутствием. Например, среди представителей политических партий, номинированных на участие в ОИК в Бишкеке, доминировали малоизвестные партии. Это вызвало опасения о том, что действие положительных аспектов изменений, внесенных в Кодекс о выборах, было снижено путем уменьшения возможности по-настоящему конкурентоспособных политических партий участвовать в избирательных комиссиях.

Несмотря на то что большинство ОИК сотрудничали с ОБСЕ/БДИПЧ, некоторые из них действовали в менее открытой форме. Такой элемент отсутствия прозрачности наблюдался даже внутри избирательных комиссий, так как информация не всегда была распространена одинаково среди членов некоторых ОИК. Кандидаты и их доверенные лица не всегда были информированы вовремя о заседаниях ОИК и их решениях.

Решения ОИК не всегда отвечали профессиональным стандартам или не полностью соответствовали положениям Кодекса о выборах.

Списки избирателей

Власти приложили некоторые усилия для уточнения списков избирателей, однако все еще остаются серьезные сомнения по поводу их точности. Собеседники признали этот компонент избирательного процесса повсеместно проблематичным и по существу неразрешенным во время парламентских выборов.

Права избирателей ознакомиться с избирательными списками были ограничены в результате того, что многие УИК не смогли начать работу к 2 февраля, как это требовалось по закону. Доставка списков избирателей часто задерживалась из-за технических проблем устаревшей электронной системы «Шайлоо», регистрирующей избирателей и подводящей результаты. Некоторые УИК действовали в условиях недостаточной материально-технической поддержки, технической и финансовой помощи местных властей и вышестоящих комиссий. Ограничения прозрачности процесса регистрации избирателей и неразбериха, связанная со списком избирателей, были обусловлены разным толкованием организаторами выборов международных обязательств и местных законов относительно доступа к списку избирателей. Председатель УИК рассматривал избирательные списки как конфиденциальную информацию и, таким образом, ограничил доступ к сверке данных только в отношении самого избирателя и членов его семьи (и иногда соседей). Кодекс о выборах (статья 22) предусматривает всеобщее ознакомление; толкование ЦИК не соответствует положениям законодательства. Такая практика существенно понизила уровень общественного доверия к спискам избирателей и выборам в целом. МНВ ОБСЕ/БДИПЧ отметила, что даже те УИК, которые во время прошлых выборов предоставили доступ к спискам избирателей, ограничили доступ к ним в отношении парламентских выборов. Более того, избиратели не всегда могли получить доступ к спискам по простым техническим причинам. Наблюдатели ОБСЕ/БДИПЧ сообщали, что значительная часть УИК была закрыта во время обычного рабочего дня или что дежурные члены УИК не имели ключей от сейфов, в которых содержались списки. Плохо описанный процесс уточнения списков сам явился предметом обеспокоенности. Основные утверждения относительно точности списков избирателей, некоторые из которых были подтверждены наблюдателями напрямую, включают:

Наличие так называемых мертвых душ (умерших или несуществующих избирателей) в списках избирателей;

Двойная или более регистрации были обнаружены на местном уровне, несмотря на заверения ЦИК о том, что они были удалены на национальном уровне;

Жители некоторых зданий, включенные в два и более списка избирателей (на разных избирательных участках), временами в различных округах;

Студенты, включенные в два списка избирателей: по временному месту их обучения и по месту их постоянного проживания где-либо еще;

Избиратели, незаконно зарегистрированные по адресам в нежилых помещениях;

Некоторые собеседники жаловались, что изменения, внесенные в списки избирателей в процессе местных выборов в октябре 2004 года, не были внесены в систему «Шайлоо», как это требовалось законом.

Согласно Кодексу о выборах, местные администрации (акимиаты) несут ответственность за точность и своевременную подготовку списков избирателей. Однако не существует строгих наказаний за несоответствие этим требованиям. Положительное действие ЦИК, которое явно не требовалось Кодексом о выборах, было предпринято в целях улучшения качества списков избирателей путем обращения к акимиатам с просьбой проверить СИ на точность к 17 февраля. Ряд УИК и кандидатов проявили инициативу путем обхода избирателей по их месту жительства для улучшения качества списка избирателей. Однако большинство УИК остались пассивными в отношении жалоб на точность списков и необходимости внесения соответствующих изменений. В некоторых случаях УИК, игнорируя свои обязательства и не используя свои права, отправляли избирателей в ОИК или другие органы. Всего было напечатано 2 669 576 избирательных бюллетеней. В то время как МНВ ОБСЕ/БДИПЧ имела возможность наблюдать на процессом печати, местные наблюдатели и доверенные кандидатов не могли участвовать в этом. Отсутствие заинтересованных лиц может снизить уровень общественного доверия к процессу. После постановления парламента (от 18 января) ЦИК решила не организовывать выборы для граждан Кыргызстана, находящихся за рубежом, в связи с тем, что выборы от 27 февраля проходят по одномандатным округам. Анализ МНВ отмечает, что Кодекс о выборах предусматривает избирательные участки за пределами страны (статья 20.5), однако ссылается на составление списков избирателей для голосования за рубежом только в контексте президентских выборов (статья 21.8).

Политическая атмосфера и кампания

Избирательная кампания прошла без случаев насилия, и в целом от кандидатов редко поступали сведения о систематическом препятствии их кампаниям, хотя были проблемы в определенных избирательных округах. Прошел ряд мирных общественных протестов, напрямую связанных с избирательным процессом. 22 февраля прошло несколько протестов по всей стране, в особенности на избирательных участках 34 (Кочкор) и 75 (Боконбаево), которые были организованы в ответ на отмену регистрации кандидатов. Эти протесты продолжались несколько дней до тех пор, пока Верховный суд не подтвердил постановления об отмене регистрации. Тем не менее демонстранты были распущены в относительно организованном порядке. Правоохранительные органы наблюдали за демонстрациями без вмешательств. В течение января оппозиционные силы провели серии демонстраций в центре города Бишкек в поддержку пяти бывших дипломатов, которым было отказано в регистрации. Дальнейшие демонстрации в поддержку честных выборов также прошли 19 февраля в официально санкционированном месте; другая демонстрация в поддержку свободы слова произошла 21 февраля. Во всех случаях организаторы протестов столкнулись с обвинениями по незначительным административным нарушениям. Вопрос о свободе общественных собраний широко обсуждался в течение избирательной кампании. Оппозиционные силы считали, что недавнее постановление Конституционного суда об общественных собраниях означало, что положение о 10-дневном уведомлении, принятое Бишкекским судом, противоречит Конституции.

Власти утверждали, что такие общественные встречи могут привести к дестабилизации и возможной гражданской войне. В течение всего избирательного процесса главные чиновники правительства часто ссылались на недавние политические события на Украине и в Грузии. Сам президент и другие вышестоящие государственные служащие неоднократно заявляли о недопущении похожих событий в Кыргызстане, связывая события в этих двух странах с экстремизмом и иностранным «вмешательством». Эти заявления негативно повлияли на предвыборную атмосферу в плане открытых общественных дебатов и участия. Несмотря на признание группами гражданского общества того, что Кодекс о выборах был улучшен со времен парламентских выборов 2000 года, ожидания заинтересованных участников выборного процесса и представителей правительства в отношении избирательного процесса отмечаются как особо низкие. Ожидания насчет эффективности избирательных комиссий, судов и других государственных институтов были номинальными. Многие собеседники отметили высокий уровень пессимизма по отношению к институтам в деле конкретных результатов. В выборах участвовали 389 из 425 первоначально зарегистрированных кандидатов. Двадцать три кандидата сняли свои кандидатуры с дистанции, и 12 были сняты с регистрации перед днем выборов (один кандидат скончался до дня выборов). Политические партии и движения сыграли незначительную роль в кампании вследствие ранней стадии развития политических партий и конкуренции в избирательной мажоритарной системе. Широко распространенные утверждения о подкупе голосов кандидатами и их доверенными лицами повлияли на ситуацию вокруг кампаний. Председатель ЦИК публично выразил обеспокоенность по поводу распространенного подкупа голосов, а наблюдатели ОБСЕ/БДИПЧ оказались прямыми свидетелями случая подкупа голосов. Подкуп голосов запрещен законом; на этом основании 4 кандидата были сняты с регистрации. Избирательные комиссии разных уровней рассмотрели множество жалоб по этому поводу; однако решения были непоследовательны и неоднотипны. Использование административного ресурса во время кампаний наблюдалось на всех уровнях. Существует прямое доказательство тому, что некоторые правительственные служащие вели кампанию в поддержку определенных кандидатов и участвовали в дисквалификации некоторых конкурентов. Многие кандидаты также столкнулись с затруднениями, связанными с доступом к студентам университетов по всей стране. Доказанные случаи неравного отношения администрации университетов к некоторым кандидатам привело к неадекватной информации о кампаниях, распространенной среди молодых избирателей учебных заведений. 1акже при условии соблюдения анонимности студенты рассказали наблюдателям ОБСЕ/БДИПЧ о том, что на них было оказано давление со стороны администрации университета для того, чтобы заставить их голосовать за определенных кандидатов. Им дали понять, что их в конечном счете могут исключить, если они не выполнят обязательство, при этом они не были уверены в секретности своего выбора. Преподаватели также выразили недовольство по поводу давления голосовать за конкретных кандидатов, поддерживаемых их администрацией. В Оше учителя в университетах пожаловались напрямую наблюдателям ОБСЕ/БДИПЧ о факте принудительной мобилизации студентов от имени определенных кандидатов и об угрозе увольнения в случае неповиновения.

Атмосфера вокруг СМИ

Несмотря на то, что телевидение является единственным источником информации, в стране не существует телевизионных каналов, которые могли бы считаться независимыми. Освещение событий газетными изданиями является очень ограниченным или отсутствующим за пределами города; многие газеты имеют небольшой тираж или местное распространение. Нехватка печатных изданий, публикующих аналитические и объективные материалы, является серьезной проблемой, связанной с доступом избирателей к разносторонней информации. Общая ситуация вокруг СМИ отличается неразвитыми профессиональными журналистскими стандартами, нехваткой финансирования и тенденцией подкупа журналистов для освещения определенных взглядов. Более того, поступили сведения об экономическом давлении, а также о враждебных заявлениях, сделанных вышестоящими правительственными служащими против СМИ в связи с их редакционной политикой, что вызывает серьезные сомнения по поводу свободы слова в Кыргызстане. В декабре глава отдела по антимонопольной политике[16] г-н Журавлев[17] попросил прокуратуру в Бишкеке возбудить уголовное дело против оппозиционной газеты «МСН» за якобы монополистическую деятельность с наказанием до пяти лет тюрьмы. 14 февраля пресс-секретарь президента обвинил «МСН» в деятельности, направленной «против свободных и честных выборов» путем публикации материала, перечисляющего активы, якобы имеющиеся у президентской семьи. 17 февраля президент Акаев выступил в прессе с обращением к нации, в котором он заявил о своем намерении подать иск против «МСН» на основании того, что «действия газеты представляют собой систематический информационный террор»[18]. 22 февраля деятельность «Фридом Хаус», единственного независимого издательского дома в Кыргызстане, была приостановлена в результате отключения электричества государственной энергетической компанией. Издательский дом оказывает услуги более шестидесяти бишкекским и региональным газетам, включая оппозиционные газеты «МСН» и «ResPublica». Несмотря на то что производство издательского дома было восстановлено с помощью генераторов, объем печати уменьшился на 70 процентов. Кодекс о выборах (статьи 30-36) обязывает государственные СМИ предоставлять бесплатное эфирное время каждому кандидату в равных количествах, что позволит кандидатам рассказать о своих политических платформах. В целом КТР, государственная телевизионная и радиокомпания, придерживается своих правовых обязательств, связанных с бесплатным предоставлением времени для дебатов. Тем не менее телевизионные компании не полностью выполнили обязательства, требующие предоставлять лучшее эфирное время и воздерживаться от комментариев речей кандидатов. Также Кодекс о выборах остается открытым в отношении ограничивающего применения, предусматривающего запрет на публикацию «других исследований, связанных с выборами» (статья 31.3) после официального начала кампании 2 февраля. Положительным развитием является тот факт, что КТР выделил большой объем времени, более чем указанный в законе, информационным и образовательным программам с участием представителей ЦИК. В то же время государственная телевизионная компания транслировала клипы, посвященные голосованию, подготовленные правительственными и неправительственными организациями. Многие СМИ, за которыми наблюдала МНВ ОБСЕ/БДИПЧ, не предоставили беспристрастное и справедливое освещение кампаний[19]. Почти все СМИ, за которыми наблюдала МНВ ОБСЕ/БДИПЧ, уделили повышенное внимание президенту, нежели роли парламента или кандидатам.

В своих публикациях правительственные СМИ открыто выразили четкую приверженность президенту Акаеву в отношении тона и уделенного времени. В течение трех недель официальной кампании телевидение и радио КТР предоставило 42 и 58 процентов своего времени новостям о президенте, которые носили положительный или нейтральный характер. Более того, обращения президента к различным социальным группам, где он указывает на вклад властей в достижения Кыргызстана, были показаны в прямом эфире или полностью показаны повторно КТР в начале периода кампаний.

Другие каналы, за которыми наблюдала МНВ, использовали такой же подход в освещении выборов путем посвящения властям большей части своих выпусков новостей. Кодекс о выборах и противоречивое толкование ЦИК Кодекса о выборах привели к неразберихе вокруг вопроса о роли СМИ в предоставлении информации о кандидатах и реальной кампании самих кандидатов. В результате освещение новостей кампаний в лучшее эфирное время СМИ остается слабым и не информирующим общественность о кандидатах в одинаковом объеме.

Частный канал КООРТ ТВ, якобы принадлежащий зятю президента, положительно освещал новости о пропрезидентской партии «Алга, Кыргызстан!», ее кандидатах Ольге Безбородовой (бывший редактор лидирующей ежедневной газеты «Вечерний Бишкек») и г-не Журавлеве, а также самовыдвиженце Бермет Акаевой (дочь президента). 1 февраля компания выпустила передачу «Прессревю», которая должна была выглядеть как обзор новостей, однако многие статьи правительственных СМИ были использованы ведущим для атаки и обвинения оппозиции. Общенациональное радио «Азаттык» (радио «Свобода»), вещающее в Кыргызской Республике из Германии, предоставило более сбалансированное освещение с большим разнообразием мнений. Однако 24 февраля государственная компания Кыргыз Телеком прекратила вещание «Азаттык» без предварительного уведомления. В результате в конце периода кампаний и во время важных общественных протестов в сельских местностях национальное вещание «Азаттык» было резко приостановлено, кроме некоторых городов. Это ограничило доступ избирателей к независимому источнику информации в критический момент избирательной кампании.

Печатные СМИ предложили читателям поляризованные мнения, показывая свою приверженность путем поддержки властей (многие газеты) или резкой критики в адрес властей («МСН») и поддержкой определенных партий («ResPublica»). Правительственные газеты «Слово Кыргызстана» и «Кыргыз Туусу» показали значительную приверженность президенту и выступили против некоторых представителей оппозиции. В целом СМИ выполнили требование о молчании в течение 24 часов перед голосованием.

Однако накануне дня выборов государственный канал КТР нарушил условие о молчании, транслируя негативные материалы о представителях оппозиции, включая по крайней мере трех кандидатов.

Вопрос о национальных меньшинствах

Вопрос о национальных меньшинствах играет важную роль в избирательном процессе, особенно в некоторых регионах страны. Из 389 баллотирующихся кандидатов около 88 процентов составляют киргизы, 5 процентов узбеков и 4 процента русских.

По сравнению с общими демографическими данными национальные меньшинства недостаточно представлены в качестве кандидатов. Разделение города Узген (Ошская область) на три округа поделило 90 процентов узбекского населения на три части и присоединило к сельским окраинам, преимущественно населенным этническими киргизами[20]. Среди 21 кандидата, баллотирующихся из трех округов нет ни одного представителя узбекской национальности, что свидетельствует о том, что перераспределение границ негативно повлияло на участие узбекского населения в выборах. Критики утверждают, что границы избирательных округов были перекроены для того, чтобы лишить узбекское население права голоса и не допустить их представительства в парламенте. Другие собеседники указывают на то, что парламентарии перекроили границы округов для защиты собственных интересов.

Участие женщин

Несмотря на то что большинство населения Кыргызстана составляют женщины[21], они не представлены в парламенте в значительном количестве. На парламентских выборах 2000 года только 7 женщин (7%) были избраны в парламент (6 женщин в нижнюю и 1 женщина в верхнюю палаты). Из 389 кандидатов число женщин составляет 39 (10%). Преобладающее число женщин-кандидатов (78%) – самовыдвиженцы, в большинстве округов (60%) нет баллотирующихся женщин. Женщины составляют 23 процента членов ЦИК, также они представлены в избирательной администрации всех уровней. Несмотря на отсутствие дискриминации против женщин, участвующих в выборах, существуют препятствия активизации участия женщин в политическом процессе, которые остаются нерешенными с последних парламентских выборов 2000 года. Неблагоприятным фактором для участия женщин в выборах является то, что профессиональные возможности женщин в основном представлены на низкооплачиваемых работах или в сфере услуг (например, средняя заработная плата в сфере образования составляет 30 долларов США)[22].

Поэтому женщины этих профессий чаще сталкиваются с финансовыми затруднениями в процессе выборов. Регистрационный взнос для участия в выборах составляет 30 000 сомов (750 долларов США на выборах 2005 г.), что является крупной суммой для Кыргызстана в дополнение к затратам, связанным с выборной кампанией. Более того, изменения в избирательной системе, внесенные после 2000 года, особенно исключение пропорционального представительства, могут снизить шансы большего количества женщин-кандидатов быть избранными. Положительным моментом является то, что определенное количество НПО активно ведет деятельность по повышению роли женщин в обществе и политике.

Местные наблюдатели

Измененный Кодекс о выборах предусматривает право независимых местных наблюдателей выполнять свои функции. Тем не менее статья 17.4 Кодекса о выборах несоответственно ограничивает работу групп местных наблюдателей в предвыборный период, не допуская к таким ключевым элементам процесса, как избирательные списки и заседания избирательных комиссий. Однако, несмотря на чрезмерно строгую трактовку закона, многие избирательные комиссии всех уровней предоставили доступ группам наблюдателей НПО до дня выборов к наблюдению за избирательным процессом. Две основные местные общественные организации «Коалиция за Демократию и Гражданское Общество» и «Ассоциация НПО и Некоммерческих организаций» (НКО) имели миссии долгосрочных и краткосрочных наблюдателей. Обе организации выразили свое намерение провести параллельный подсчет голосов. К концу предвыборного периода три другие неправительственные группы объявили о своем намерении включиться в процесс наблюдения за выборами.

День выборов и подсчет голосов

День выборов был тихим и спокойным, хотя есть сведения, что в избирательных округах было скопление людей и длинные очереди. Избирательные участки, за исключением некоторых случаев, открылись вовремя. В более чем 650 избирательных участках были наблюдатели МНВ, которые наблюдали за избирательным процессом, таким образом обеспечивая представительную выборку процесса голосования.

26 февраля ЦИК решила отложить голосование в избирательном участке № 75 на две недели в связи с тем, что общественные протесты (блокирование трасс) против снятия с регистрации кандидата до выборов не позволили совершить необходимые приготовления. Несмотря на то что от наблюдателей ММНВ поступили сведения об отсутствии систематических нарушений, произошел ряд значительных случаев подкупа голосов, нарушений условия конфиденциальности выбора, давления на голосующих студентов, повторного голосования и запугивания избирателей. В Джалал-Абадской области трем ОИК (№ 25,26 и 31) не позволили развернуть свою деятельность в зданиях местных администраций (как требовала ЦИК) после того, как жители окружили их здания. Однако это не повлияло на процесс определения результатов. Наблюдатели ММНВ оценили избирательный процесс как «плохо» или «очень плохо» в известных 11% избирательных участков, посещенных наблюдателями. Основными проблемами, отмеченными наблюдателями, являются:

По сведениям наблюдателей, неточные списки избирателей, дополнения к спискам в 80% избирательных участков, где были наблюдатели, а также несколько случаев высоких показателей на определенных избирательных участках;

Большое количество избирательных участков, на которых присутствовали неуполномоченные лица (17,5%);

Случаи семейного голосования (10%). Существует ряд положительных факторов, замеченных на избирательных участках, включая:

Хорошо подготовленные и хорошо организованные УИК с достаточным количеством избирательных материалов;

Использование прозрачных урн для повышения уровня доверия к процессу; однако это также вызвало вопрос по конфиденциальности голосования в зависимости от того, складывались бюллетени или нет;

Присутствие наблюдателей от кандидатов (99,8%) и местных наблюдателей (92%);

Избиратели прошли процесс маркировки чернилами в 98% случаев, хотя это часто задерживало избирательный процесс;

Спокойная атмосфера на многих избирательных участках, хотя чувствовалось напряжение на некоторых участках, где было многолюдно и были очереди на маркировку;

Избиратели расписывались в списках избирателей (99%), а ОИК проверяли их идентификационные документы для голосования (98%).

Наблюдатели оценили процесс подсчета голосов в 11% избирательных участков, за которыми наблюдала ММНВ, как «плохо» или «очень плохо». Соотношение понимания членов УИК процедур подсчета, рассматриваемое как «плохо» или «очень плохо», с пониманием избирательного процесса составляет 19%. Серьезную озабоченность вызывает тот факт, что при заполнении протоколов часто был использован карандаш, а в некоторых случаях протоколы оставались незаполненными.

Такие случаи могут свести на нет прогресс в вопросе прозрачности, достигнутый в других стадиях избирательного процесса. На одном участке наблюдатели стали свидетелями того, что председатель ЦИК сделал четыре разные копии протоколов. На некоторых избирательных участках наблюдателей держали на расстоянии от места подсчета, наблюдатели ММНВ отметили, что порядок подсчета и процедуры выполнялись не всегда. Как положительный аспект большое количество доверенных лиц кандидатов и местных наблюдателей присутствовало на многих избирательных участках (97%). Другие значимые проблемы включают:

Неуполномоченные лица, присутствовавшие на подсчете голосов (28% наблюдаемых подсчетов);

Отсутствие общественного доступа к результатам голосования (33% наблюдений).

Деятельность ОИК отличилась тем, что от УИК требовалось пересчитать количество голосов в 20% посещенных ОИК. Присутствие местных наблюдателей (31%) в УИК было менее заметным, чем при открытии, на процессе голосования и при подсчете голосов. Положительным моментов явилось то, что наблюдатели ММНВ смогли наблюдать за введением данных в систему «Шайлоо» в 96% случаев. Однако проблемы, связанные с деятельностью и введением данных в систему «Шайлоо», наблюдались в 23% случаев. Положительным шагом в повышении уровня прозрачности было то, что ЦИК опубликовал результаты УИК на своем интернет-сайте на следующее утро после выборов.

Информация о миссии и заключения

Г-н Киммо Кильюнен (Финляндия), глава делегации Парламентской ассамблеи ОБСЕ (ОБСЕ ПА) был назначен действующим председателем ОБСЕ в качестве специального координатора краткосрочной миссии ОБСЕ по наблюдению. Франсеско Энрико Сперони (Италия) возглавил делегацию Европейского парламента. Посол Любомир Копай (Республика Словакия) является главой миссии ОБСЕ/БДИПЧ по наблюдению за выборами (МНВ). ММНВ дала это заключение до объявления окончательных результатов выборов и до составления окончательного анализа наблюдений ММНВ. Окончательный отчет ОБСЕ/БДИПЧ будет издан через шесть недель после завершения избирательного процесса. Настоящее заключение основано на наблюдениях за предвыборным периодом и периодом агитации 12 экспертов по выборам ОБСЕ/БДИПЧ МНВ в Бишкеке и 18 долгосрочных наблюдателей, размещенных в 7 регионах на протяжении шести недель до дня выборов. Также настоящее заявление содержит заключения о дне выборов 175 краткосрочных наблюдателей, включая 11 членов ПА ОБСЕ и 2 членов Европейского парламента, посетивших 650 избирательных участков из 2157 участков по всей стране.

ММНВ желает выразить благодарность Министерству иностранных дел, Центральной избирательной комиссии и другим официальным органам Кыргызской Республики за содействие и помощь во время работы миссии. ММНВ благодарна ОБСЕ в Бишкеке, постоянным посольствам стран-участниц ОБСЕ и другим международным организациям за сотрудничество и поддержку.

ЗАЯВЛЕНИЕ

международных наблюдателей от Содружества Независимых Государств по результатам наблюдения за подготовкой и проведением выборов в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики

27 февраля 2005 года

По приглашению Министерства иностранных дел Кыргызской Республики от 6 января 2005 года международные наблюдатели от Содружества Независимых Государств принимали участие в мониторинге выборов в Жогорку Кенеш, которые проводились 27 февраля 2005 года. Парламентские выборы в Кыргызской Республике характеризуются рядом особенностей. Их подготовка и проведение осуществлялись на основе обновленного избирательного законодательства, разработанного при активном участии экспертов международных организаций. В соответствии с ним преобразована структура Жогорку Кенеша: вместо действующего двухпалатного избирается однопалатный парламент. При этом количество депутатских мест в нем сокращено на одну треть, то есть до 75. Выборы проводились по одномандатным территориальным избирательным округам.

Согласно новой редакции Конституции Кыргызской Республики, в стране вместо президентской установлена президентско-парламентская форма правления. Это значит, что ряд полномочий президента страны передан в совместное ведение главы государства и Жогорку Кенеша нового созыва, в том числе в сфере кадровой политики – назначение с согласия парламента не только премьер-министра, но и членов правительства, судей высших и местных судов, глав дипломатических представительств Кыргызстана после консультаций с соответствующим комитетом парламента страны и другие.

Эти обстоятельства закономерно повышают роль высшего законодательного органа Кыргызской Республики и статус отдельного депутатского мандата.

Законодательство о выборах в Жогорку Кенеш включает в себя положения Конституции Кыргызской Республики, регулирующие организацию избирательного процесса, Кодекс «О выборах в Кыргызской Республике». Новая редакция кодекса базируется на положениях международно-правовых документов в области организации и проведения выборов, в том числе Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах – участниках Содружества Независимых Государств, которую Кыргызская Республика подписала и выполнила внутригосударственные процедуры по вступлению ее в силу.

В избирательное законодательство внесено много новых норм, направленных на усиление роли политических партий в обществе, на использование новых избирательных процедур, призванных гарантировать открытость и честность выборов. Кодекс «О выборах в Кыргызской Республике» достаточно полно определяет составы нарушений избирательных прав и свобод, субъекты правонарушений и санкции за эти правонарушения. Он устанавливает большое разнообразие форм голосования – досрочное, голосование по открепительным талонам, а в день выборов – голосование вне помещения для голосования. Все это создает реальные условия для осуществления гражданами своего права избирать.

Являясь взвешенной, сбалансированной основой для проведения свободных и транспарентных выборов, кодекс, по мнению наблюдателей от СНГ, в целом отвечает принципам всеобъемлющего демократического процесса, согласно которым граждане имеют право претендовать на политические должности, не подвергаясь дискриминации, кандидаты могут свободно представлять свои взгляды, а избиратели – узнавать о них, свободно их обсуждать, делать осознанный выбор.

В то же время, согласно его нормам, допускается проведение безальтернативных выборов, что не способствует, на наш взгляд, становлению реального политического плюрализма. По избирательному округу избранным признается кандидат вне зависимости от числа избирателей, принявших участие в голосовании (статья 75 кодекса). Требует законодательного урегулирования организация голосования граждан Кыргызской Республики за рубежом. По мнению наблюдателей от СНГ, отсутствие зарубежных избирательных участков не дает возможности сотням тысяч граждан реализовать свои конституционные избирательные права. Имеются и некоторые другие положения, которые нуждаются, на наш взгляд, в уточнении в целях обеспечения более полного их соответствия международно-правовым документам.

Формирование избирательных комиссий осуществлялось на паритетных началах. Так, 75 окружных комиссий имеют в своем составе более 27 процентов представителей политических партий, свыше 58 процентов – от общественных объединений и собраний избирателей, число государственных и муниципальных служащих составило немногим более 14 процентов.

В установленные законодательством сроки были сформированы 2157 участковых избирательных комиссий, в состав которых также вошло значительное число представителей политических партий и общественных объединений.

Организовано обучение членов избирательных комиссий, был подготовлен учебный фильм «Участковые избирательные комиссии: основные процедуры и действия», который на двух языках два раза в неделю демонстрировался на канале Национальной телерадиокорпорации.

Выдвижение и регистрация кандидатов в депутаты осуществлялись на основании избирательного законодательства Кыргызской Республики.

Право выдвижения кандидатов принадлежит политическим партиям, а также гражданам путем самовыдвижения.

От 14 политических партий было выдвинуто 227 кандидатов в депутаты, 74 представителя одиннадцати партий подали документы на регистрацию. Правом самовыдвижения воспользовались 399 человек.

В целом было зарегистрировано 427 претендентов на депутатский мандат. По различным причинам (самоотводы, решения окружных избирательных комиссий, Верховного суда и другим) часть кандидатов была снята с регистрации.

В день голосования количество претендентов, включенных в избирательные бюллетени, составило 389 человек, или в среднем более пяти кандидатов на округ. В ряде избирательных округов баллотировалось по 8-10 и более кандидатов.

В целом процессы выдвижения и регистрации кандидатов в депутаты прошли без существенных нарушений.

Повышенное общественное внимание привлекли решения окружных избирательных комиссий об отказе в регистрации в качестве кандидатов в депутаты лицам, ранее работавшим главами дипломатических представительств Кыргызстана в зарубежных государствах и в международных организациях, на основании ценза оседлости, предусмотренного национальным избирательным законодательством страны. По мнению наблюдателей от СНГ, указанная норма нуждается в изменении, которое бы не ущемляло права отдельных категорий граждан.

Информационное обеспечение выборов и предвыборная агитация осуществлялись открыто и гласно. Граждане Кыргызской Республики постоянно информировались о подготовке выборов депутатов Жогорку Кенеша. Центральная избирательная комиссия разработала программу информационного обеспечения выборной кампании.

С декабря 2004 года по радио и телевидению регулярно транслировались образовательные передачи на тему «Особенности выборов депутатов Жогорку Кенеша-2005», аналитические программы «Выборы» и другие. С февраля 2005 года велись передачи на кыргызском и русском языках по разъяснению избирательных технологий. Широко применялись различные средства наглядной агитации, разъясняющие избирательные процедуры и призывающие избирателей к участию в выборах.

Предвыборная агитация, согласно законодательству, началась после завершения регистрации всех кандидатов. Каждому из них было выделено время для бесплатных выступлений по государственному радио и телевидению, для совместных дебатов, а также по одной странице машинописного текста для выступления в печати. Таким образом, все претенденты на депутатский мандат находились в относительно равных условиях.

Многие политические партии подписали Соглашение о правилах ведения предвыборной агитации в ходе выборов 2005 года. Представителями средств массовой информации, участвующих в освещении выборной кампании, был подписан Меморандум «За честные выборы».

В предвыборной агитации кандидатов в депутаты участвовали свыше 90 средств массовой информации Кыргызской Республики, которые аккредитовались, опубликовав в установленные Кодексом о выборах сроки свои расценки и представив их избирательным комиссиям.

Центральная избирательная комиссия создала рабочую группу по контролю за соблюдением кандидатами в депутаты требований законодательства о ведении предвыборной агитации.

Отдельные претенденты допускали некорректные методы предвыборной борьбы. Некоторые кандидаты, в отношении которых была отменена регистрация, накануне дня выборов призывали избирателей не участвовать в голосовании.

Кроме того, определенную обеспокоенность наблюдателей от Содружества вызвал перенос выборов по Тонскому территориальному избирательному округу № 75 вследствие неподготовленности избирательных участков к голосованию.

Организация избирательного процесса осуществлялась избирательными комиссиями на основании законодательства, была направлена на обеспечение гласности и транспарентности выборов, соблюдение тайны голосования.

Впервые была применена маркировка избирателей в день выборов, использовались прозрачные стационарные и переносные ящики для голосования. Обязанности между членами участковых избирательных комиссий распределялись путем жеребьевки. Для изготовления бюллетеней использовалась особая бумага с водяными знаками, за расходованием которой был установлен контроль.

В качестве положительного фактора наблюдатели от СНГ расценивают создание специальной рабочей группы при администрации президента Кыргызской Республики по рассмотрению обращений избирательных комиссий, граждан и кандидатов в депутаты по вопросам избирательного процесса.

В рамках совместного проекта правительства Кыргызстана и Программы развития ООН «Поддержка демократических выборов в Кыргызской Республике» было осуществлено обновление программного обеспечения и технологического оборудования автоматизированной информационной системы «Шайлоо». В день голосования по этой системе передавались в реальном режиме времени сведения о ходе голосования и его результатах на информационный экран Центризбиркома и в Интернет.

Был проведен ряд «круглых столов», республиканских конференций, касающихся тематики выборов.

С конца декабря 2004 года по 24 февраля 2005 года аккредитовано 695 международных наблюдателей – представителей ОБСЕ/БДИПЧ, СНГ, Шанхайской организации сотрудничества, международных общественных организаций и государств на двухсторонней основе. В рамках проводимых в стране мероприятий по обеспечению открытости парламентских выборов 31 января – 1 февраля 2005 года в Бишкеке состоялась встреча глав дипломатических миссий государств-членов ОБСЕ и международных организаций, аккредитованных в Кыргызстане. Иностранные дипломаты получили информацию о ходе подготовки к выборам. Был организован их выезд в регионы страны для изучения предвыборной ситуации на местах.

В середине февраля 2005 года международным наблюдателям от СНГ и ОБСЕ/БДИПЧ был продемонстрирован технологический процесс изготовления бюллетеней для голосования, их отправки в избирательные округа в соответствии с тиражами, заявленными окружными избирательными комиссиями на основании списков избирателей.

Наблюдение за ходом голосования и подсчетом голосов избирателей в день голосования в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики осуществляли 218 наблюдателей из стран Содружества, от Межпарламентской Ассамблеи и центризбиркомов государств-участников СНГ. Для наблюдения за ходом избирательной кампании в Кыргызскую Республику направили своих представителей Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Российская Федерация, Республика Таджикистан, Республика Узбекистан.

В течение дня голосования наблюдатели посетили 1277 избирательных участков в 71 избирательном округе.

Наблюдатели присутствовали на различных этапах голосования – от открытия избирательных участков до подведения участковыми избирательными комиссиями итогов голосования.

В представленных наблюдателями отчетах отмечается, что избирательные участки, которые они посетили, открылись в установленное время, были обеспечены необходимыми избирательными документами, соответствующим оборудованием и информационными материалами. На многих участках были оборудованы пункты питания, комнаты матери и ребенка, здравпункты.

По оценкам наблюдателей, на подавляющем большинстве наблюдаемых избирательных участков голосование проводилось в спокойной и деловой обстановке, в соответствии с законодательством о выборах.

В то же время на отдельных избирательных участках были выявлены некоторые нарушения избирательного законодательства. Так, имелись неточности в списках избирателей, в отдельных случаях ящики для голосования были опечатаны с нарушением установленного порядка, на участках отсутствовала информация о кандидатах в депутаты.

Часть избирателей высказывала неудовлетворение проводившейся в обязательном порядке маркировкой. При этом процедура маркировки затягивала процесс голосования, что приводило к образованию очередей на избирательных участках.

Многие из названных недостатков устранялись непосредственно в ходе наблюдения.

После закрытия участков члены Миссии СНГ осуществляли наблюдение за подсчетом голосов избирателей, составлением участковыми комиссиями протоколов об итогах голосования. При этом нарушений процедуры подсчета поданных голосов, определенных законодательством, не отмечено.

Предварительные выводы наблюдатели от СНГ делают на основании только собственного наблюдения, анализа фактического материала и сведений, собранных ими в процессе долгосрочного и краткосрочного мониторинга.

По мнению наблюдателей от СНГ, избирательные комиссии обеспечили реализацию и защиту избирательных прав граждан Кыргызской Республики при проведении парламентских выборов.

Наблюдатели отмечают высокую конкуренцию кандидатов в ходе выборов, констатируют отдельные нарушения и некоторые упущения в процессе проведения избирательной кампании. Однако они не носили массового характера и не оказали существенного влияния на свободное волеизъявление избирателей и на итоги голосования.

Международные наблюдатели от Содружества Независимых Государств считают, что выборы в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики, состоявшиеся 27 февраля 2005 года, проведены в соответствии с нормами действующего избирательного законодательства, признают их легитимными, свободными и открытыми.

Призываем присоединиться к нашему Заявлению всех других международных наблюдателей, разделяющих содержащиеся в нем выводы и оценки.

Настоящие выводы и заключения подготовлены до окончательного утверждения результатов выборов. Подробный отчет о работе Миссии наблюдателей от СНГ на парламентских выборах в Кыргызской Республике будет представлен главам государств-участников Содружества руководителем Миссии в соответствии с принятыми в Содружестве Независимых Государств правилами процедуры.

ЗАЯВЛЕНИЕ

международных наблюдателей от Содружества Независимых Государств по результатам наблюдения за подготовкой и проведением повторного голосования на выборах в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики

13 марта 2005 года

Международные наблюдатели от Содружества Независимых Государств после 27 февраля 2005 года продолжили мониторинг подготовки и проведения повторного голосования на выборах в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики.

Общественно-политическая обстановка после первого тура голосования характеризовалась некоторым обострением ситуации в ряде регионов республики, вызванным результатами выборов.

Согласно данным Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов, депутаты в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики были избраны в тридцати двух избирательных округах. По Кочкорскому округу № 34 выборы признаны несостоявшимися, поскольку против всех кандидатов проголосовало более 60 процентов избирателей.

Несмотря на то что результаты выборов в общем отражали реальные предпочтения избирателей, некоторые кандидаты, не получившие ожидаемой поддержки, оспорили решения окружных и участковых избирательных комиссий в Центризбиркоме и в судах.

После голосования 27 февраля в ЦИК поступило 160 жалоб и заявлений, в районные (городские) суды – 34.

Отдельные участники предвыборной борьбы организовали акции протеста граждан (митинги, пикеты). Митингующие требовали пересмотра итогов первого тура голосования.

Такие факты имели место в Джалал-Абадской, Ошской, Нарынской областях. В Узгенском районе Ошской области группа граждан заняла здание областной государственной администрации.

Органы внутренних дел республики зарегистрировали 42 жалобы и заявления о происшествиях, связанных с предвыборными процессами. По 17 фактам возбуждены уголовные дела.

Наблюдатели от СНГ, как и представители других международных организаций, выражают озабоченность противоправными действиями некоторых участников избирательного процесса. Они считают, что в случае разногласий следует руководствоваться законными процедурами, которые определены национальным избирательным законодательством. В то же время Миссия наблюдателей от СНГ одобряет действия властей Кыргызстана, продемонстрировавших выдержку, компетентность и стремление сделать все возможное для обеспечения избирательных прав и свобод граждан страны, создания надлежащих условий для осуществления ими свободного и честного выбора.

Деятельность избирательных комиссий по организации повторного голосования была направлена прежде всего на устранение недостатков, имевших место в первом туре, и на своевременную организационно-техническую подготовку выборов.

В списки избирателей были включены изменения и дополнения, внесенные при проведении голосования 27 февраля. Обновленные списки были своевременно, в установленном законом порядке переданы участковым и окружным избирательным комиссиям.

Были напечатаны на киргизском и русском языках в необходимом количестве избирательные бюллетени, подготовлены открепительные удостоверения. Накануне дня повторного голосования они своевременно доставлены на избирательные участки. При передаче бюллетеней по акту участковым комиссиям присутствовали представители кандидатов в депутаты, члены избирательных комиссий с правом совещательного голоса.

Подготовлены и доставлены в участковые и окружные избирательные комиссии бланки протоколов об итогах голосования в количестве, предусматривающем выдачу копий протоколов представителям кандидатов, наблюдателям.

Центризбиркомом были подготовлены для избирательных комиссий инструктивные письма о повышении уровня организации процесса голосования, о разрешении наблюдателям присутствовать при проведении маркировки избирателей.

В условиях некоторого обострения ситуации в стране перед повторным голосованием наблюдатели считают своевременными и правильными обращения Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов с просьбами к избирателям – сохранять согласие и единство, а к правоохранительным органам – обеспечить при проведении голосования общественный порядок на избирательных участках с тем, чтобы провести выборы в строгом соответствии с законодательством страны.

Повторное голосование проводилось избирательными комиссиями в 39 избирательных округах. В нем принимали участие по два кандидата на один депутатский мандант, набравшие наибольшее количество голосов избирателей в первом туре. В числе кандидатов в депутаты – представители шести национальностей, однако заметно уменьшилось количество женщин: среди претендентов на депутатские мандаты их осталось только три.

По мнению наблюдателей от СНГ, избиратели не были в должной мере проинформированы о результатах первого тура парламентских выборов и о кандидатах, получивших право участвовать в дальнейшей предвыборной борьбе. В отличие от выборов 27 февраля избирателям не направлялись извещения о проведении повторного голосования. Это, на наш взгляд, явилось причиной некоторого снижения числа избирателей, принявших участие в повторном голосовании.

Предвыборная агитация кандидатов в депутаты Жогорку Кенеша была возобновлена со времени опубликования в районных, городских и областных газетах решений окружных избирательных комиссий о назначении повторного голосования. В целом она осуществлялась в рамках избирательного законодательства Кыргызской Республики.

Вместе с тем наблюдатели от СНГ отмечают, что по телевидению, в печати, и особенно на проводившихся митингах появлялись выступления, унижающие честь и достоинство граждан, отдельных кандидатов в депутаты.

За нарушения порядка проведения агитации решениями окружных избирательных комиссий была отменена регистрация кандидатов в депутаты в территориальных избирательных округах № 33 и № 59.

Избирательное законодательство Кыргызской Республики в части проведения парламентских выборов в целом устанавливает основные избирательные действия и процедуры, необходимые для проведения демократических и свободных выборов. Его оценка была изложена наблюдателями от СНГ в предыдущем Заявлении по результатам мониторинга первого тура выборов в Жогорку Кенеш.

Отмечая несомненные достоинства Кодекса «О выборах в Кыргызской Республике», наблюдатели от Содружества обратили внимание на некоторые его нормы, которые нуждаются в уточнении либо совершенствовании.

По их мнению, положительно отразилось бы на содержании Кодекса закрепление в его Главе 1 отдельными статьями таких стандартов демократических выборов, как открытые и гласные выборы, свободные выборы, подлинные выборы, справедливые выборы. Они содержатся в подписанной и ратифицированной Кыргызской Республикой Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках СНГ.

В Кодексе установлено, что выборы откладываются для дополнительного выдвижения кандидатов, если по одномандатному избирательному округу не будет зарегистрирован ни один кандидат (пункт 6 статьи 73 Кодекса). Таким образом, допускается возможность проведения безальтернативных выборов, что противоречит общепризнанным международно-правовым нормам.

Статья 69 Кодекса ограничивает пассивное избирательное право: кандидат в депутаты обязан проживать в стране в течение не менее пяти последних лет перед выдвижением. По этой причине было отказано в регистрации пяти бывшим дипломатам. По мнению наблюдателей от СНГ, данная норма нуждается в изменении, поскольку ущемляет права отдельных категорий граждан.

Правомочия наблюдателей в целом позволяют обеспечить общественный контроль за подготовкой и проведением выборов. В то же время Кодекс в некоторой степени ограничивает права национальных наблюдателей, что не соответствует международным стандартам демократических выборов.

На наш взгляд, было бы также целесообразным включить в Кодекс нормы о статусе и полномочиях иностранных (международных) наблюдателей.

Требуют законодательного разрешения и вопросы организации голосования граждан Кыргызской Республики за пределами страны во время выборов депутатов Жогорку Кенеша.

В Кодексе, по мнению наблюдателей от СНГ, можно было бы более четко сформулировать норму о включении граждан в список избирателей (пункт 3 статьи 21).

Деятельность международных наблюдателей от СНГ по обеспечению мониторинга подготовки и проведения повторного голосования на выборах в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики осуществлялась в соответствии с нормами избирательного законодательства страны пребывания, положениями Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах-участниках СНГ, Положением о Миссии наблюдателей от СНГ на президентских и парламентских выборах, а также референдумах в государствах-участниках Содружества Независимых Государств.

Наблюдатели от СНГ, в соответствии с перечисленными документами Содружества, соблюдали принципы политической нейтральности, беспристрастности, невмешательства в избирательный процесс, отказа от выражения предпочтений или оценок по отношению к кандидатам в депутаты.

Избирательными комиссиями и органами государственного управления, отвечающими за подготовку и проведение избирательной кампании, нам были созданы организационнотехнические возможности и правовые гарантии для осуществления международного наблюдения за выборами.

В Бишкеке продолжал работу Штаб Миссии, а в городах Ош и Чолпон-Ата – его отделения.

При выполнении своих функций мы уделяли особое внимание сбору и анализу фактического материала. Наблюдатели от СНГ располагали информацией, предоставленной Центральной комиссией по выборам и проведению референдумов Кыргызской Республики, избирательными комиссиями иных уровней.

Мы беспрепятственно посещали избирательные участки, встречались с избирателями, изучали правоприменительную деятельность Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов, организацию работы окружных и участковых избирательных комиссий.

Все это позволяет нам сделать предварительные оценки хода избирательного процесса и повторного голосования на основе объективного подхода.

Наблюдение за повторным голосованием и подсчетом голосов избирателей осуществляли 108 наблюдателей из стран Содружества, от Межпарламентской Ассамблеи и Центральных избирательных комиссий государств-участников СНГ. Для наблюдения в Кыргызскую Республику направили своих представителей Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Российская Федерация, Республика Таджикистан.

Наблюдение велось в 36 из 40 избирательных округов. Участки, на которых присутствовали наблюдатели от СНГ, были открыты своевременно. Процесс голосования, по их мнению, был открытым, проходил в спокойной обстановке, с соблюдением тайны голосования, в присутствии местных наблюдателей и доверенных лиц кандидатов, соответствовал требованиям национального избирательного законодательства.

В день голосования наблюдатели от СНГ посетили 406 избирательных участков и имели рабочие контакты с членами Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов, иных избирательных комиссий, национальными и международными наблюдателями.

В представленных наблюдателями от СНГ отчетах отмечается, что на некоторых участках были зафиксированы нарушения процедуры голосования.

Как и в первом туре, процедура маркировки затягивала в ряде мест процесс голосования, что приводило к образованию на участках очередей избирателей.

У наблюдателей от СНГ все еще остаются сомнения относительно точности обновленных списков избирателей.

На ряде участков в округах №№ 1, 24, 39, 60, 70, 75 и других отсутствовала информация о кандидатах в депутаты.

Данные недостатки, как правило, устранялись в ходе наблюдения.

После закрытия участков наблюдатели от СНГ присутствовали при подсчете голосов избирателей, составлении протоколов об итогах голосования. Нарушений процедуры подсчета голосов не отмечено.

Размещение результатов голосования на электронной странице Центризбиркома в сети Интернет, возможность получения копий протоколов участковых избирательных комиссий наблюдателями и доверенными лицами кандидатов свидетельствует, на наш взгляд, о стремлении организаторов выборов обеспечить высокий уровень прозрачности избирательных процедур и итогов голосования.

Предварительные выводы и оценки наблюдатели от Содружества делают исключительно на основании собственного наблюдения, анализа фактического материала и сведений, собранных ими при посещении избирательных комиссий и участков, а также информации, получаемой в результате конструктивного взаимодействия с наблюдателями других международных организаций.

По мнению наблюдателей от СНГ, состоявшееся повторное голосование на выборах в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики прошло организованно и открыто.

Недостатки и упущения, выявленные в ходе подготовки и организации повторного голосования, не оказали существенного влияния на свободное волеизъявление избирателей.

Международные наблюдатели от Содружества Независимых Государств считают, что состоявшееся 13 марта 2005 года повторное голосование на выборах в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики проводилось избирательными комиссиями в соответствии с нормами национального избирательного законодательства, признают прошедшие выборы легитимными, свободными и транспарентными.

Призываем присоединиться к нашему Заявлению других международных наблюдателей, разделяющих содержащиеся в нем выводы и оценки.

Подробный отчет о работе Миссии наблюдателей от СНГ на парламентских выборах в Кыргызской Республике будет представлен главам государств Содружества руководителем Миссии в соответствии с принятыми в Содружестве Независимых Государств правилами процедуры.

ОТЧЕТ

краткосрочной миссии Организации по наблюдению за выборами в странах иВГ (CIS-EMO) по результатам наблюдения за ходом выборов в Жогорку Аенеш в дни голосования

(27.02. и 13.03.2005)

Введение

Данный отчет составлен на основании наблюдений, сделанных представителями международной автономной некоммерческой Организации по наблюдению за выборами в странах СНГ (CIS-EMO), находившихся в Кыргызской Республике по приглашению Уполномоченного по правам человека в КР и прошедших аккредитацию в Центральной избирательной комиссии Кыргызской Республики.

Организация CIS-EMO выражает свою признательность Уполномоченному по правам человека в КР, а также Центральной избирательной комиссии Кыргызской Республики за оказанное содействие.

Миссия наблюдателей от данной организации осуществляла краткосрочное наблюдение за процедурами голосования, подсчета голосов и определения итогов голосования 27 февраля и при проведении повторного голосования 13 марта 2005 года.

Краткосрочное наблюдение осуществляли 22 человека из Казахстана, России и Украины.

С целью формирования объективной оценки краткосрочная миссия работала в первом туре по схеме «АБАХ», составленной из фамилий ключевых кандидатов: Алиев (зам. председателя оппозиционной партии «Ар-Намыс») – столичный округ №1, Бакиев (председатель Народного движения Кыргызстана) – округ № 25 (на юго-западе страны), Акаев (сын президента страны) – округ №75 (Чуйская область); X обозначает случайно выбранный округ, коим стал Балыкчинский округ №69 на северо-востоке страны.

Во втором туре наблюдатели осуществляли мониторинг в избирательных округах № 1 (город Бишкек) и № 25 (Джалал-Абадская область), так как в данных округах (из прежде отобранных для наблюдения) проходили вторые туры.

На основании проведенного мониторинга краткосрочная миссия Организации по наблюдению за выборами в странах СНГ (CIS-EMO) пришла к выводу, что состоявшиеся выборы депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики были проведены с нарушениями Кодекса «О выборах в Кыргызской Республике» и некоторых международных норм, которые существенно повлияли на итоги выборов.

Законодательная база по выборам в Кыргызской Республике

Подготовка и проведение выборов в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики регулируются Конституцией Кыргызской Республики, Кодексом «О выборах в Кыргызской Республике» (далее «Кодекс»), а также другими законодательными актами Кыргызской Республики.

* * *

Кодекс «О выборах в Кыргызской Республике» в соответствии с Конституцией Кыргызской Республики определяет избирательные права граждан и их гарантии, регулирует отношения, связанные с подготовкой и проведением выборов.

Статья 8 Кодекса содержит основные термины, используемые в данном документе, что позволяет исключить произвольное их толкование участниками избирательного процесса.

Кодекс определяет порядок формирования избирательных комиссий и устанавливает их полномочия.

Формирование избирательных комиссий осуществляется вышестоящими избирательными комиссиями по представлению соответствующих местных кенешей[23] на основе предложений политических партий, общественных объединений, собраний избирателей. В Кодексе определено наименьшее число членов избирательных комиссий: для областных, окружных и участковых – не менее 7 членов, а для районных и городских – не менее пяти.

Кандидатуры, представленные от политических партий, утверждаются без процедуры избрания. Причем оговорено, что представителей партий может быть не более 1/3 от общего числа членов избирательной комиссии, та же норма предусмотрена по представительству госслужащих и служащих муниципальных учреждений.

Однако в той же статье заложена норма, разрешающая не соблюдать эти положения для избирательных комиссий в аилах, селах, поселках, поселках городского типа, в санаториях, больницах, в следственных изоляторах и т. п. Фактически это приводит к формированию комиссий преимущественно из работников одной организации, что было отмечено наблюдателями CIS-EMO на некоторых избирательных участках в избирательном округе № 57.

Прогрессивной является норма, дающая кандидатам право назначить в избирательную комиссию, зарегистрировавшую кандидата, а также в нижестоящие избирательные комиссии по одному члену комиссии с совещательным голосом.

Гласность в деятельности избирательных комиссий обеспечивается нормами статьи 17, согласно которой на заседаниях избирательных комиссий, а также в день голосования на избирательных участках могут присутствовать представители кандидатов, политических партий, общественных объединений и средств массовой информации, международных наблюдателей.

Наблюдатели наделены правом присутствовать на заседаниях избирательных комиссий при подведении ими итогов голосования, определении результатов выборов, составлении соответствующих протоколов.

В главе VII Кодекса довольно подробно прописаны все процедуры по организации и порядку голосования.

Безусловно, положительной новацией, по сравнению с предыдущей редакцией Кодекса, является такая мера, направленная на повышение доверия избирателей, как маркировка.

Нельзя не отметить и такие положения, направленные на повышение прозрачности процедуры голосования, как прозрачные урны, а также трехсторонние кабинки. Последняя новация направлена на минимизацию таких манипуляций, как «карусель» («мельница»).

Кроме того, для удобства наблюдателей было предусмотрено использование увеличенной копии протокола, которая должна была заполняться по ходу подсчета голосов.

Таким образом, избирательное законодательство КР может быть оценено как прогрессивное и вполне соответствующее международным стандартам. Единственная оговорка может касаться положения, согласно которому возможно голосование без документов (в сельской местности на участках численностью менее 500 человек допускается выдача бюллетеня избирателю, если два члена УИК могут подтвердить его личность).

Администрирование выборов

Выборы проводятся системой избирательных комиссий. О порядке формирования и полномочиях избирательных комиссий всех уровней было сказано в предыдущем разделе.

Следует отметить низкий уровень подготовки членов избирательных комиссий. Большинство членов участковых избирательных комиссий с Кодексом «О выборах в Кыргызской Республике» не знакомы.

Данные факты были зафиксированы всеми наблюдателями миссии при посещении избирательных участков как 27 февраля, так и при проведении повторного голосования 13 марта.

Удивление наблюдателей вызвали и отмечавшиеся факты незнания некоторых положений Кодекса даже членами вышестоящих комиссий, окружных и, в ряде случаев, областных.

В соответствии с п. 1-28 статьи 10 Кодекса реализация целевых программ, связанных с профессиональной подготовкой членов избирательных комиссий, возложена на Центральную избирательную комиссию.

CIS-EMO выражает надежду, что до проведения следующих выборов Центральная избирательная комиссия реализует эффективные программы по профессиональной подготовке членов избирательных комиссий всех уровней, и готова со своей стороны оказывать всемерную поддержку.

Не все избирательные комиссии, отвечающие за подготовку помещений для голосования, справились с возложенными на них функциями.

Наблюдатели миссии отметили, что подготовка помещений для голосования и их оснащение в некоторых округах проводились непосредственно накануне дня голосования, во второй половине 26 февраля (получали избирательные бюллетени, кабинки для тайного голосования и урны для голосования). Члены участковых избирательных комиссий вынуждены были работать до позднего вечера, что могло внести хаос в работу избирательных комиссий, и, как следствие, нарушение законодательства.

В соответствии с п. п. 1 и 2 статьи 11 Кодекса в средствах массовой информации публикуются состав и адрес областных избирательных комиссий не позднее пяти дней, а окружных – семи со дня формирования.

Очевидно, что о смене адреса избирательной комиссии должно также быть сообщено через СМИ, но эта норма не всегда выполняется.

Наблюдатели миссии накануне повторного голосования (12 марта) потратили почти час на выяснение адреса областной комиссии, а когда приехали по этому адресу, обнаружили, что областная избирательная комиссия никак не обозначена: на здании отсутствовали какие бы то ни было указатели о том, что в этом здании расположена областная избирательная комиссия. На вопрос наблюдателей по этому поводу председатель областной избирательной комиссии сказал, что областные комиссии в выборах депутатов Жогорку Кенеша не участвуют.

Однако согласно статье 12 Кодекса областные избирательные комиссии:

осуществляют контроль за исполнением положений настоящего Кодекса, законодательства о выборах Кыргызской Республики и обеспечивают их единообразное применение;

направляют деятельность нижестоящих избирательных комиссий, распределяют среди них денежные средства, выделенные для проведения выборов, обеспечивают контроль за их использованием;

организуют проведение выборов на соответствующей территории.

Наблюдатели расценивают заявление председателя как попытку самоустранения от процесса выборов.

Также недоумение наблюдателей вызвало принятое накануне выборов решение Центральной избирательной комиссии о переводе окружных избирательных комиссий в здания местных администраций после 20 часов 27 февраля, что по меньшей мере привело к дезорганизации в работе окружных избирательных комиссий. Мотивировка такого решения, озвученная 26 февраля на пресс-конференции Центризбиркома – охрана автоматизированной информационной системы «Шайлоо», – не очень убедительно звучит, так как согласно статье 49 Кодекса «О выборах» данные, полученные через эту систему, являются предварительными и не имеют юридической силы.

Более того, в ночь после голосования 27 февраля сотрудники миссии зафиксировали факт отсутствия на своих рабочих местах членов ЦИК, которые должны были бы сводить поступающие по системе «Шайлоо» данные. Таким образом, мотивировка решения о переводе избирательных комиссий в здания администраций не выдерживает никакой критики и может быть оценена как попытка административного воздействия на результаты голосования.

Наблюдателями отмечен факт увеличения числа членов участковых избирательных комиссий (25-й округ, участки 157 158 и 370) в день повторного голосования. Причем протокол окружной избирательной комиссии об изменении численного состава участковых комиссий на избирательных участках отсутствовал, а в окружной комиссии был составлен в присутствии наблюдателей и подписан около 17 часов 30 минут 13 марта 2005 года.

Так как участковые избирательные комиссии не имели решения об изменении численности комиссий и введении новых членов в их состав, в течение дня выборов фактически посторонние лица принимали участие в избирательном процессе, вели процедуру открытия участков и процедуру голосования, участвовали в прочих процедурах. Это ставит под сомнение достоверность результатов выборов на указанных участках.

Списки избирателей

Порядок составления списков избирателей определяет глава IV Кодекса.

Согласно п. 4 и п. 10 статьи 21 Кодекса, составление списков избирателей, формирование и уточнение сведений о зарегистрированных избирателях, а также ответственность за достоверность и полноту списков возложены на местные исполнительные органы.

Следует отметить, что эта работа местными исполнительными органами была проведена формально. Многие избиратели не были включены в списки, их вносили в дополнительные списки, причем на многих избирательных участках 27 февраля дополнительный список составлял более 10% от основного.

Данное обстоятельство представляется тем более странным, когда речь идет о небольших участках в сельской местности с численностью избирателей менее 1000 человек.

Логично было предположить, что после проведения выборов 27 февраля в основные списки избирателей будут внесены соответствующие изменения. Однако качество списков кардинально не изменилось. Из списка были удалены только явные повторы и исключены умершие, но граждане, включенные в дополнительный список при проведении 1-го тура голосования, в основном не были внесены. Более того, наблюдателями отмечены случаи исключения из основного списка избирателей, проголосовавших в первом туре по основным спискам (25-й округ, участок 152).

В результате при повторном голосовании дополнительные списки на большинстве избирательных участков составили так же, как и в первом туре, около 10% от основного списка избирателей.

Избирательный бюллетень

Порядок подготовки и изготовления избирательных бюллетеней определяется статьей 39 Кодекса.

Следует отметить, что указанная статья довольно подробно регламентирует эти процедуры, которые были исполнены при проведении выборов.

Единственное, на что CIS-EMO обращает внимание – это то, что неудачно подобран цвет бумаги для изготовления бюллетеней: голубой цвет бюллетеней затруднял работу наблюдателей (синие отметки плохо читаются на голубом фоне).

День выборов

Подготовка помещений для голосования

Подготовка помещений для голосования к проведению голосования регламентируется статьей 37 Кодекса.

Одним из ярких проявлений низкого уровня подготовки избирательных участков к выборам стало такое массовое нарушение ст. 37 Кодекса, как отсутствие информационных стендов либо отсутствие на стендах, оборудованных в помещениях для голосования, информационных материалов о кандидатах, что в определенной мере могло сказаться на возможностях избирателей воспользоваться своим правом выбора.

Данное нарушение было зафиксировано во всех округах, где миссия осуществляла наблюдение.

Например, в округе №1 это было отмечено более чем на половине участков. Принимая во внимание, что по округу баллотировалась дочь президента с той же (известной) фамилией, отсутствие материалов о других кандидатах давало ей определенные преимущества. Равно как и портреты президента Акаева, размещенные в помещениях участков (хотя статья 37 Кодекса не обязывает оборудовать помещения участков государственной символикой и тем более портретами главы государства).

На информационных стендах многих избирательных участков отсутствовали образцы заполнения избирательных бюллетеней, а на некоторых избирательных участках образцы находились в кабинах для тайного голосования.

Процесс голосования

Процедура голосования на избирательных участках регулируется статьями 40,41 и 42 Кодекса.

При голосовании наблюдателями были зафиксированы следующие нарушения:

1. Подкуп избирателей, который был зафиксирован непосредственно в день голосования 27 февраля в округе №25 (Джалал-Абадская область), где избирателям в случае «правильного выбора» предлагались оплаченные квитанции за коммунальные услуги). Признаки возможного подкупа зафиксированы: в округе №1 (Бишкек), где около одного из участков наблюдатели отметили большое количество студентов с раскрытыми зачетными книжками; в округе №69 (Иссык-Кульская область), где на одном из участков наблюдатели отметили неестественно высокую активность избирателей, стремящихся буквально прорваться на участок.

2. Факт контроля волеизъявления избирателей при проведении повторного голосования. Он выражался в том, что на участке №158 избирательного округа №25 член комиссии, введенный в состав участковой избирательной комиссии накануне повторного голосования, сидел около ящика для бюллетеней. Избиратели, опуская заполненные бюллетени в ящик, показывали этому члену комиссии отметку в бюллетене. Следует также отметить, что это является грубейшим нарушением Кодекса о выборах и конституционной нормы о «тайности» голосования. Кроме того, данное нарушение способно решающим образом повлиять на волеизъявление граждан, так как выбор, по сути, производился под бдительным надзором человека, в сознании граждан ассоциирующегося с «властью».

3. Присутствие на избирательных участках посторонних лиц (например, на участке № 158 округа № 25 в течение длительного времени присутствовали старейшины-аксакалы, а также неизвестные, о которых председатель комиссии сообщил, что это помощники). Кроме того, в первом туре наблюдатели CIS-EMO, работавшие в округах №№ 69 и 57 (сельские округа), отмечали на многих избирательных участках присутствие работников местных администраций (акимиатов), что прямо противоречит статье 9 Кодекса и может быть расценено как контроль над деятельностью избирательных комиссий со стороны местной власти, а также оказание давления на избирателей.

4. Манипуляции со списками избирателей (переброска). Так, в округе № 25 отмечено множество случаев голосования по справке, выданной органами внутренних дел (форма № 9). Наблюдатели зафиксировали, что эти справки были выданы в период с 23 февраля по 10 марта 2005 года. Штамп о прописке на этих справках не содержал улицы и номера дома, только название населенного пункта: село Арыстанбап, хотя в этом селе находится 3 избирательных участка. Подавляющее большинство избирателей, голосующих по справкам, вносились в дополнительный список. Количество таких избирателей, проголосовавших по дополнительному списку, составляло около 10% от основного списка, что является признаком попытки административного воздействия на результаты голосования.

5. В округе № 1 в списке избирателей на всех избирательных участках отсутствует день, месяц избирателей 1987 года рождения, и, как следствие, наблюдателями были зафиксированы случаи голосования лиц, не достигших 18 лет, а также случай требования родителей, чтобы вычеркнули 17-летнюю дочь из списка избирателей.

6. Нарушением, способным поставить под сомнение объективность итогов выборов, стало зафиксированное в первом туре на одном из участков 69-го округа наблюдателями CIS– EM О голосование бюллетенями, на которых отсутствовала печать участковой избирательной комиссии.

7. На ИУ №1006 избирательного округа № 1 (Национальный университет) студентам выдавались бюллетени с подписями на оборотной стороне. Вся стационарная урна была заполнена такими бюллетенями. Хотя нигде в законодательных документах нет требований о подписях на обратной стороне бюллетеня. Председатель комиссии по этому поводу ничего не смог вразумительно объяснить.

Подсчет голосов и подведение итогов голосования

Процедура подсчета голосов регулируется статьями 43 и 44 Кодекса.

Наблюдатели отметили отдельные нарушения процедуры, которые можно отнести к преднамеренным:

на избирательном участке № 1159 избирательного округа №1 в Бишкеке 27 февраля был зафиксирован одновременный подсчет бюллетеней, разложенных на стопки. После замечания наблюдателей и их требований проводить процедуры в строгом соответствии с нормами Кодекса члены комиссии провели процедуру согласно нормам, в результате чего в стопках за отдельных кандидатов были обнаружены бюллетени с отметками «против всех» и испорченные.

Нарушение прав наблюдателей

Права наблюдателей установлены статьей 17 Кодекса.

Были зафиксированы отдельные случаи нарушения прав наблюдателей:

На избирательном участке № 158 округа № 25 13 марта был не допущен наблюдатель кандидата от оппозиции, и только после вмешательства международных наблюдателей председатель комиссии разрешил наблюдателю присутствовать в помещении для голосования.

Оценка избирательного процесса

Принимая во внимание тот факт, что из четырех округов, попавших в выборку, на одном из округов был зафиксирован факт подкупа, а еще на двух – явные признаки возможного подкупа[24], а также:

– зафиксированные факты контроля за волеизъявлением избирателей посредством как присутствия на участках представителей местных администраций, так и путем нарушения тайности голосования;

– зафиксированные факты манипуляций со списками избирателей,

проведенные выборы можно признать несправедливыми и несвободными, а вышеперечисленные нарушения – существенно влияющими на результаты волеизъявления избирателей Кыргызской Республики.

Рекомендации

Высоко оценивая избирательное законодательство КР, как одно из самых прогрессивных на постсоветском пространстве, по результатам наблюдения миссия Организации по наблюдению за выборами в странах СНГ (CIS-EMO) предлагает следующие рекомендации:

1. Внести изменения в Кодекс «О выборах в Кыргызской Республике», исключающие возможность формирования избирательных комиссий в аилах, селах, поселках, поселках городского типа, в санаториях, больницах, в следственных изоляторах практически из сотрудников одной организации.

2. Пересмотреть порядок формирования списков избирателей, делающий их достоверными и предусмотреть ответственность за недостоверно составленные списки избирателей.

3. Сконцентрировать внимание соответствующих органов власти на повышении исполнительской дисциплины в реализации избирательного законодательства. В частности:

– Законодательно ужесточить ответственность за действия/бездействие должностных лиц, которые приводят к нарушениям избирательного законодательства.

– Тщательно разобраться по фактам нарушений, зафиксированных в ходе выборов в Жогорку Кенеш с привлечением к ответственности всех виновных должностных лиц, которые своими действиями/бездействием способствовали нарушениям избирательного законодательства; результаты и выводы довести до сведения общественности через средства массовой информации.

– Реализовать программы, направленные на повышение квалификации членов участковых избирательных комиссий с целью минимизации нарушений, вызванных незнанием законодательства.

Приложения

Биографические справки

Руководители страны – бывшие и нынешние, лидеры оппозиции

Курманбек Салиевич Бакиев

(и. о. президента и премьер-министра Киргизии)

Родился 1 августа 1949 в селе Масадан, Сузакского района Джалал-Абадской области.

1970—1971 гг. – дозатор II разряда завода им. Масленникова, г. Куйбышев

1972—1974 гг. – грузчик рыбкомбината, г. Куйбыше

1974—1976 гг. – служба в рядах советской армии.

1976—1977 гг. – автоматчик III разряда завода им. Масленникова

1976—1979 гг. – электромеханик, инженер-электрик ИВЦ завода им. Масленникова.

1979—1983 гг. – старший инженер-математик, начальник ИВЦ завода Штепсельных разъемов «ШР» Министерства электронной промышленности СССР в г. Джалал-Абаде.

1983—1985 гг. – зам. главного инженера завода «ШР» г. Джалал-Абада.

1985—1990 гг. – директор завода «Профиль» Министерства электронной промышленности СССР в г. Кок-Янгаке.

1990—1991 гг. – первый секретарь Кок-Янгакского горкома КПСС, председатель горсовета народных депутатов г. Кок-Янгак.

1991—1992 гг. – заместитель председателя ДжалалАбадского областного Совета народных депутатов.

1992—1994 гг. – глава госадминистрации Тогуз-Тороуского района.

1994—1995 гг. – заместитель председателя Фонда государственного имущества Кыргызской Республики, первый зам. главы Джалал-Абадской облгосадминистрации.

1995—1997 гг. – глава Джалал-Абадской областной госадминистрации, губернатор.

1997—2000 гг. – глава Чуйской областной госадминистрации, губернатор.

Декабрь 2000 – май 2002 гг. – премьер-министр Кыргызской Республики.

Октябрь 2002 – март 2005 гг. – депутат Жогорку Кенеша КР.

Март 2005 г. – исполняющий обязанности президента Кыргызской Республики, премьер-министр.

В феврале 2003 года вошел в состав центристской депутатской группы «Регионы Кыргызстана». С 2004 года председатель Центрального совета Объединения политических сил «Народное Движение Кыргызстана».

Феликс Шаршенбиевич Кулов

Родился 29 октября 1948 г. в городе Фрунзе (ныне Бишкек) в семье военнослужащего.

В 1966 г. принят на службу в органы Министерства охраны общественного порядка милиционером.

1967—1971 гг. – Омская Высшая школа МВД СССР, получил специальность «юрист-правовед». После окончания работал инспектором в отделе уголовного розыска МВД, затем старшим инспектором.

1975—1978 гг. – учеба в Академии МВД СССР, впоследствии работа в качестве начальника Отдела по борьбе с наркоманией, затем начальника Отдела по раскрытию и розыску преступников Управления уголовного розыска МВД.

С декабря 1980 г. – заместитель начальника управления УВД Таласского облисполкома Киргизской ССР.

1987—1992 гг. – первый заместитель министра внутренних дел, а затем министр внутренних дел.

Февраль 1992—1993 г. – вице-президент Республики Кыргызстан.

1993—1997 гг. – губернатор Чуйской области.

1997—1998 гг. – министр национальной безопасности.

1998—1999 гг. – мэр города Бишкек.

С 1999 г. – лидер партии «Ар-Намыс».

В 2001 г. приговорен военным судом к 7 годам тюремного заключения за «злоупотребления служебным положением» в бытность министром нацбезопасности.

24 марта 2005 г. выпущен из тюрьмы и назначен координатором всех правоохранительных органов МВД. Впоследствии сложил с себя эти полномочия.

Роза Исаковна Отунбаева.

(и. о. министра иностранных дел)

Родилась 23 августа 1950 г. во Фрунзе (ныне Бишкек).

В 1972 г. окончила философский факультет Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, получив специальность «преподаватель философии и обществоведения». Кандидат философских наук. Тема диссертации – «Критика фальсификации марксистско-ленинской диалектики Франкфуртской школой».

1975—1981 гг. – преподаватель, старший преподаватель, зав. кафедрой диалектического материализма Киргизского государственного университета во Фрунзе.

1981—1986 гг. – второй секретарь Ленинского райкома партии, второй секретарь Фрунзенского горкома партии.

1986—1989 гг. – заместитель председателя Совета министров Киргизской ССР, министр иностранных дел.

1989—1991 гг. – ответственный секретарь, председатель Комиссии СССР по делам ЮНЕСКО, член коллегии Министерства иностранных дел СССР.

С 1992 г. – вице-премьер, министр иностранных дел Киргизии.

В 1992—1994 гг. – чрезвычайный и полномочный посол КР в США и Канаде.

1994—1997 гг. – министр иностранных дел Киргизии.

1997—2002 гг. – чрезвычайный и полномочный посол в Великобритании и Северной Ирландии.

С мая 2002 г. – заместитель специального представителя Генерального секретаря ООН в Грузии.

С 9 декабря 2004 г. – сопредседатель движения «АтаЖурт» (Отечество).

Р. Отунбаева и дочь Аскара Акаева Бермет Акаева баллотировались на прошедших выборах в парламент Киргизии по Первому университетскому округу Бишкека. Однако сначала решением окружкома, а затем решением суда Р. Отунбаева была лишена регистрации из-за того, что не проживала в течение 5 последних лет на территории страны.

Аскар Акаевич Акаев

(экс-президент Киргизии)

Родился 10 ноября 1944 г. в селе Кызыл-Байрак Кеминского района Киргизской ССР. Родители: отец – Акай Токоев, мать – Асель Токоева.

В 1961 г. с золотой медалью окончил среднюю школу.

В 1968 г. с отличием окончил Ленинградский институт точной механики и оптики (ЛИТМО).

1968—1971 гг. – обучался в аспирантуре ЛИТМО и защитил кандидатскую диссертацию.

В 1972 г. работал во Фрунзенском политехническом институте старшим преподавателем.

1973—1976 гг. – докторант Ленинградского института точной механики и оптики.

В 1976—1986 гг. работал во Фрунзенском политехническом институте, занимая различные должности – от инженера до заведующего кафедрой.

В 1984 г. избран членом-корреспондентом, затем членом Академии наук Киргизии.

1986—1987 гг. – заведующий отделом науки ЦК КП Киргизии.

1987 г. – вице-президент Академии наук Киргизии

1989 г. – президент Академии наук республики. В этом же году был избран народным депутатом Верховного Совета СССР.

27 октября 1990 г., в соответствии с Конституцией КР 1978 года, парламент Киргизии на альтернативной основе избрал Аскара Акаева президентом республики. На выборах в октябре 1991 года и референдуме 1994 года народ Кыргызстана подтвердил полномочия президента Кыргызстана Аскара Акаева.

2 декабря 1995 г. избран на пост президента Кыргызской Республики.

Аскар Акаев – лауреат многочисленных киргизских и зарубежных премий, удостоен званий 16 зарубежных университетов, академий, научных ассоциаций. Доктор технических наук, профессор, академик АН республики. Женат: супруга, Майрам Дуйшеновна Акаева – специалист по теории механизмов и машин, профессор. Помимо принимавших активное участие в политике Бермет и Айдара Акаевых, у А. Акаева также есть дочь Саадат – студентка Тафтского университета в Бостоне. Младший сын Илим учится в Швейцарии.

Майрам Дуйшеновна Акаева

(супруга экс-президента Киргизии)

Родилась 7 ноября 1947 в селе Шумкар Таласского района. Из многодетной семьи.

1965—1970 гг. – механический факультет Ленинградского института холодильной промышленности, аспирантура при Институте текстильной и легкой промышленности, г. Ленинград (1974).

1974—1977 гг. – преподаватель Ленинградского института точной механики и оптики, старший научный сотрудник Ленинградского института текстильной и легкой промышленности.

1977—1989 гг. – старший преподаватель, доцент Фрунзенского Политехнического института.

1989—1993 гг. – профессор и зав. кафедрой Кыргызского Государственного национального университета.

Майрам Акаева – президент Международного благотворительного фонда поддержки материнства и детства «Мээрим». «Мээрим» – координатор всемирной природоохранной программы «Глоуб» по Кыргызстану. Была инициатором создания Детского образовательного центра (музея) в г. Бишкек. Основными целями являются обучение детей компьютерной технике, работе с современными средствами коммуникации (Интернет). Патронировала Программу «Детям мира – о Манасе», ежегодные фестивали «Юные таланты» и пр. Член Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО. Лауреат международных и национальных премий. Автор свыше 30 научных трудов. Кандидат технических наук, профессор. Имеет почетные звания нескольких зарубежных университетов.

Бермет Аскаровна Акаева

(дочь экс-президента Киргизии)

Родилась 3 июня 1972 г. в Ленинграде. Окончила Республиканскую физико-математическую школу в Бишкеке и МГУ – факультет вычислительной математики и кибернетики, школу бизнеса и менеджмента в Лозанне (магистр). Владеет английским, французским языками.

С 2003 г. – официальный куратор-координатор проекта фонда «Ага-Хана» в Кыргызстане (строительство Центральноазиатского университета в г. Нарын).

В 2005 г. – выиграла выборы в парламент республики.

Работала сотрудником Европейского отделения ООН в Женеве, в спецкомиссии ООН по компенсации пострадавшим во время войны в Персидском заливе. Иногда выполняла функции неофициального переводчика во время встреч А. Акаева с высокопоставленными персонами (принцем Чарльзом и др.). Автор нескольких книг.

Замужем за казахстанским бизнесменом Адилем Тойгонбаевым, являвшимся организатором выборов проправительственной партии «Алга, Кыргызстан!» в парламент. Есть сын Айтегин (10.11.2001, г. Женева).

Айдар Аскарович Акаев

(сын экс-президента Киргизии)

Родился в 1976 г. в Ленинграде.

После окончания школы поступил в МГИМО. Затем продолжил учебу в Америке, где, успешно сдав вступительные экзамены сразу в несколько университетов, выбрал Мэрилендский и окончил его в 1999 г. Получил диплом по специальности «международные финансы и менеджмент».

1999—2001 гг. – директор представительства ОАО «Казкоммерцбанк» в Кыргызстане.

С февраля 2001-го до 2005 г. – советник министра финансов Киргизской Республики.

Декабрь 2004 – март 2005 тт. – президент Национального олимпийского комитета Кыргызской Республики.

2005 г. – выиграл выборы в парламент республики.

Владеет тремя языками: киргизским, русским, английским. Семейное положение: женат первым браком в 1998—2001 гг. на младшей дочери президента Казахстана Н. А. Назарбаева – Алие. Вторым браком – со 2 мая 2003 г. – на 21-летней телеведущей канала «НБТ» Сайкал Чокубаевой. У них есть сын (родился 27 сентября 2003 г.). По версии джалал-абадской газеты «Фергана» (30 декабря 2004 г., №42), входит в список 100 самых богатых людей Кыргызстана 2004 года.

Адиль Тойгонбаев

(зять экс-президента Киргизии)

Родился 12 октября 1966 г. в Алма-Ате. Закончил МВТУ имени Баумана в Москве, затем продолжил образование в Лондоне. Кандидат экономических наук.

В 2000 г. курировал информационную и политическую работу на выборах президента А. Акаева, с этого времени фактически отвечал за политические и избирательные технологии.

С 2001 г. занимался созданием медиахолдинга на базе издательства «Вечерний Бишкек», ТРК КООРТ.

Был одним из инициаторов создания партии «Алга, Кыргызстан!», фактическим руководителем предвыборной кампании партии и отдельных кандидатов, представителей власти.

Один из наиболее активных участников событий весны 2005 г.

Является одним из самых богатых людей Киргизии. Под его контролем находятся ключевые отрасли экономики: телекоммуникации, транспорт, авиаперевозки, энергетика, бензиновый бизнес, а также ряд банков. Кроме того, Тойгонбаев контролирует производство алкогольной продукции (АО «Кыргызалко» и Кара-Балтийский спиртзавод) и единственный в стране крупный цементно-шиферный завод. Ему же принадлежит крупный пакет акций золотого рудника, который, только по официальным данным, обеспечивает треть всех бюджетных поступлений страны. Тойгонбаев владеет медиахолдингом.

Во время революционных событий покинул страну. Возможно, находится в Швейцарии, где проживает и учится его и Б. Акаевой сын.

Усен Сыдыков

(руководитель администрации президента К. Бакиева)

Родился 15 марта 1943 г. в селе Хиля Ленинского района Ошской области. Член КПСС (1968—1992). Окончил агрономический факультет Сельскохозяйственного института им. Скрябина в 1965 г. и Алма-Атинскую высшую партийную школу в 1986 г.

С 1965 г. работал агрономом совхоза «Арал» Ленинского района Ошской области. Затем служил в рядах Советской армии.

С 1967 г. – старший экономист по труду и зарплате производственного управления сельского хозяйства Ляйлякского района, затем начальник планово-финансового отдела управления, инструктор Ляйлякского РК КП Киргизии. Работал вторым секретарем Ляйлякского РК КП Киргизии (с 1973 г.), председателем исполкома Ляйлякского райсовета народных депутатов (1975 г.).

С 1978 г. – первый секретарь Базар-Коргонского РК КП Киргизии.

В 1983 г. назначается первым секретарем Кара-Суйского РК КП Киргизии, затем председателем Госагропрома Киргизской ССР, первым заместителем председателя Совета министров Киргизской ССР.

С 1990 г. – первый секретарь Ошского обкома партии, председатель областного совета.

С 1991 г. – председатель комиссии партийного контроля при Ошском обкоме партии, зам. председателя комитета Совета Республик по аграрным вопросам и продовольствию Верховного Совета СССР.

1992 г. – торговый представитель Кыргызстана в Казахстане

1993 г. – генеральный директор государственного ПО хлебопродуктов и заготовок.

С февраля 1996 г. – председатель правления АК «Кыргыз-Дан-Азык».

Избирался: депутатом райсовета (1973 г.), Ошского областного Совета народных депутатов (1979—1993), Верховного Совета Киргизской ССР (1979—1989), народным депутатом СССР (1989—1991). С 1995 года – депутат СНП парламента КР.

К моменту начала событий марта 2005 г. занимал должность представителя Кыргызстана в Исполкоме стран-членов СНГ.

Награжден двумя медалями: «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970 г.), «За трудовое отличие» (1973 г.), орденом Трудового Красного знамени (1984 г.). Женат. Имеет 4 детей.

Мыктыбек Юсупович Абдылдаев

(и. о. министра внутренних дел)

Родился в 1953 году в селе Кара-Жыгач Аламудунского района Чуйской области.

В 1976 г. окончил филологический факультет КГУ. По окончании вуза в течении шести лет прошел путь от секретаря комитета комсомола техникума Советской торговли (г. Фрунзе) до секретаря Иссык-Кульского областного комитета ЛКСМ Киргизии.

1983—1985 г. – начальник политотдела.

1985—1990 гг. заместитель начальника УВД ИссыкКульской области.

В 1988 г. окончил Академию МВД СССР.

1990—1991 г. после избрания депутатом Верховного Совета Киргизской ССР работал заместителем председателя постоянной комиссии Верховного Совета по вопросам законодательства и законности.

1991—1994 гг. – начальник УВД Иссык-Кульской области.

1994—2000 гг. – заместитель министра внутренних дел Кыргызской Республики.

С 2001 г. до назначения исполняющим обязанности Генерального прокурора работал заместителем секретаря Совета безопасности, директором Международного института стратегических исследований при президенте, заведующим отделом обороны и безопасности администрации президента КР. В 1999 году получил степень кандидата юридических наук. Имеет звание генерал-майора милиции.

Равшан Бабырбекович Жээнбеков

(лидер массовых выступлений в г. Талас)

Родился 19 сентября 1970 г. в селе Арал Манасского района Таласской области. Образование высшее. Окончил КГНУ в 1992 г., Дипакадемию МИД РФ – 1996 г. Специальность юрист, специалист по внешней политике.

1991—92 гг. – студент КГНУ, следователь по договору Ленинского и Свердловского РОВД г. Бишкек.

1992—94 гг. – атташе МИД Кыргызской Республики.

1994 —96 гг. – слушатель Дипакадемии МИД России.

1996—97 гг. – ст. консультант, зав. сектором Законодательного Собрания ЖК КР.

1997 г. – слушатель Европейского института им. Дж. Маршалла по проблемам безопасности

1997 —98 гг. – референт администрации Президента КР.

1998—99 гг. – помощник премьер-министра КР.

1999—2000 гг. – зам. председателя Госкоминвеста КР.

8 июне 2000 – июне 2001 гг. – помощник президента КР.

9 июня 2001 – 5 декабря 2001 г. – заместитель, 1-й заместитель начальника Управления делами администрации президента КР.

5 декабря 2001 – февраль 2004 г. – председатель Государственного Комитета КР по управлению государственным имуществом и привлечению прямых инвестиций.

С 7 февраля 2004 – 31 декабря 2004 г. – и. о. председателя, председатель Государственного комитета Кыргызской Республики по управлению государственным имуществом.

13 марта 2005 г. проиграл во втором туре выборов. 14 марта организовал захват здания Таласской обладминистрации.

Адахам Кимсанбаевич Мадумаров

(лидер массовых выступлений в г. Узген)

Родился в 1965 г. в селе Куршаб Узгенского района Ошской области. Образование высшее. Окончил факультет истории государства Тверского государственного университета и юридический факультет Кыргызского государственного национального университета.

Трудовую деятельность начал рабочим совхоза «Кайнар» Узгенского района.

В 1983—1985 гг. служил в рядах Советской Армии. Затем работал референтом министра печати и информации, главным редактором республиканской газеты «Турк ааламы».

С 1992 г. – редактор, заместитель главного редактора, главный редактор редакции детских и молодежных телепрограмм Государственной национальной телерадиокомпании Кыргызской Республики.

В 1994—1995 гг. – политический обозреватель главной дирекции телепрограмм Государственной национальной телерадиокомпании.

Избирался депутатом Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики I и II созывов.

Занимал пост председателя Комитета по социальной политике, занятости населения и по вопросам ветеранов Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.

13 марта 2005 г. проиграл во втором туре выборов.

14 марта не признал поражение и организовал массовые протесты.

15 марта результаты выборов были пересмотрены в его пользу, что стало одной из первых побед оппозиции.

Дуйшенкул Тезекбаевич Чотонов

(один из лидеров выступлений в г. Джалал-Абад)

Родился 2 октября 1967 г. в селе Кызыл-Джар Советского района Ошской области. Образование: 1988—1993 гг. – студент историке-юридического факультета Ошского Государственного университета.

1985—1987 гг. – служба в советской армии.

1993—994 гг. – был избран президентом студенческих и молодежных организаций Азии.

1994—1995 гг. – заместитель председателя Государственной комиссии по делам молодежи при Правительстве Кыргызской Республики.

1995-96 гг. – председатель Исполнительного Комитета партии «Ата-Мекен».

В 1996 г. создал движение «Новый Кыргызстан» и был избран председателем этого движения.

1998—2000 гг. – старший консультант в Законодательном собрании Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.

В 2000 г. избран депутатом Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по партийному списку от социалистической партии «Ата-Мекен».

Правительство

и. о. президента Киргизской Республики К. Бакиева

и. о. первого вице-премьера, министра транспорта и коммуникаций – Ишенбай Кадырбеков

и. о. вице-премьера по социальным вопросам – Адахам Мадумаров

и. о. министра внутренних дел – Мыктыбек Абдылдаев

и. о. министра юстиции – Эркинбек Мамыров

и. о. министра обороны – Исмаил Исаков

и. о. министра иностранных дел – Роза Отунбаева

и. о. министра финансов – Акылбек Жапаров

и. о. министра образования – Hyp уулу Досбол

и. о. председателя национального банка – Мулатбек Мукашев

и. о. председателя Службы национальной безопасности КР – Токтокучук Мамытов

и. о. Генерального прокурора – Азимбек Бекназаров

и. о. председателя Центральной избирательной комиссии по выборам и проведению референдумов КР – Туйгунаалы Абдраимов

руководитель администрации президента – Усен Сыдыков

госсекретарь – Дастан Сарыгулов

и. о. управляющего делами президента – Акылбек Дюшембиев

полномочный представитель и. о. президента КР и премьер-министра КР в Жогорку Кенеше – Данияр Нарынбаев

Наиболее активные международные и американские НПО, действовавшие в Киргизии

МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ИНСТИТУТ

Одно из отделений NED, постоянно присутствует более чем в 55 странах мира. В состав совета директоров входят Дж. Маккейн, Л. Иглбергер, Дж. Киркпатрик, Б. Скоукрофт, Л. Крейнер, Ч. Хэйгел и др. Местным отделением в Киргизии руководит Дж. Лилли.

В январе 2005 года институт провел в 11 городах Киргизии предвыборные консультации для более чем 500 активистов от 10 политических партий страны. В течение 2004 года прошли семинары-тренинги в Бишкеке, Оше, ДжалалАдабе, Узгене для более чем 170 кандидатов на выборах в Жогорку Кенеш и их представителей. В октябре 2004 года организована совместная четырехдневная поездка киргизских и молдавских оппозиционных активистов в США.

ФРИДОМ ХАУС

Американская некоммерческая общественная организация. Среди партнеров – ЮСИА, AMP США, фонды Сороса, Форда, Евразия, компании Whirlpool, U. S. Steel и др. Председатель совета директоров – бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси, среди членов совета – многие видные отставники (С. Айзенстат, Дж. Негропонте, Б. Ричардсон и др.). По данным, приводимым СМИ, частично финансируется американским правительством – основную часть бюджета на операции в Центральной Азии получает от AMP США («The Wall Street Journal», 27.02).

С момента открытия представительства в Бишкеке в ноябре 2003 г. издает в Кыргызстане 60 газет и журналов. «Фридом хаус» установил в Кыргызстане единственный независимый печатный станок для издания газет оппозиции, которые подпитывали народное недовольство в недели, предшествовавшие «революции тюльпанов» («The Daily Telegraph», 01.04). Также оплачивает содержание офисов правозащитников (в частности А. Аскарова) на юге страны.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Американская некоммерческая организация. Имеет в Киргизии около 20 центров (в т. ч. даже в небольшом пгт. Карасуу на границе с Узбекистаном), которые обеспечивают составление и трансляцию сводок последних известий на русском, киргизском и узбекском языках (ИА «Кыргызпресс», 10.12.04).

ИНТЕРНЬЮС ИНТЕРНЭШНЛ

Международная организация поддержки открытых медиапроектов (штаб-квартира – в Париже). Основной профиль – поддержка (в том числе обучение) и развитие неправительственных электронных СМИ. Финансовая деятельность офисов на территории этих государств в открытых источниках не отражается.

«Интерньюс Кыргызстан» с 1995 года оказывает содействие негосударственным средствам массовой информации, проводит учебные семинары для работников СМИ, оказывает юридическую поддержку, производит и распространяет телевизионные программы по обмену. Имеет центральный офис в Бишкеке и корпункт в Оше. В числе основных партнеров – фонд «Сорос-Кыргызстан».

ФОНД «СОРОС КЫРГЫЗСТАН»

Фонд «Сорос-Кыргызстан» создан в 1993 году. По некоторым оценкам, за последние 10 лет фонд вложил в республику более $40 млн. Только в 2004 году было выделено 349 грантов на общую сумму $900 тыс. (в 2003 году – 655 на сумму около $2 млн.).

Среди его киргизских клиентов в области правозащитной деятельности: «Ассоциация независимых ученых-юристов Киргизии», «Центр содействия беженцам», «Фонд гуманитарных инициатив», «Движение за права человека», «Киргизско-американское бюро за права человека и власть закона», «Киргизский комитет за права человека», «Движение юридической помощи», «Молодежная группа за права человека» и др.

ФОНД ЕВРАЗИЯ

В составе совета председателей М. Ахтисаари, М. Олбрайт, Дж. Бейкер, Л. Иглбергер. Среди спонсоров – ЮКОС, «Philip Morris», «Citigroup». Региональный офис – в Бишкеке (постоянный штат – около 10 человек), отделение – в Оше (5 человек).

Документ, опубликованный в киргизских СМИ как докладная записка посла США в Киргизии

18 марта 2005 г.

Посольство США

Бишкек, Кыргызская Республика

30 декабря 2004 г.

Доклад о предвыборной ситуации

Анализ социальной и политической ситуации в Кыргызстане показывает рост нестабильности накануне парламентских выборов в стране. Наряду с экономическим кризисом и обнищанием нации, коррупцией в государственных органах и оттоком рабочей силы за рубеж некоторые внешние факторы явились ударом по урегулированию политических сил, например, влияние (кроме наших геополитических интересов) России, Китая, Узбекистана, Казахстана. И меньшая степень влияния европейских стран и радикальных исламских идей, идущих из Ирана.

Результаты опроса общественного мнения в Кыргызстане, проведенного посольством США совместно с ЮСАИД, Национальным демократическим институтом, Республиканским исследовательским институтом и другими международными организациями, включая «Фридом Хаус», Интерньюс Нетворк, фонд Сороса и фонд Евразии, о влиянии вышеуказанных стран на политическую активность населения позволяют нам сделать вывод, что в настоящий момент ни одно из этих государств не имеет превалирующего влияния. Единственным исключением является Россия, с которой значительно считаются в Кыргызстане, так как она сохранила связи различного рода с этой республикой. Акаев, будучи протеже России, управляется из Москвы. Однако мы не имеем фактов российского финансирования какого-либо кандидата или партий.

Что касается Китая, перспектива центральноазиатского развития ставит Пекин в зависимость от кыргызских энергоресурсов и потенциала электростанций. Однако международная политика Кыргызстана нацелена на торговлю и экономическую экспансию, которая совпадает с дальнейшими планами Китая, особенно когда это касается электроэнергии и водных ресурсов. Эта причина должна быть принята во внимание, особенно в отношении политики Пекина и его присутствия в регионе.

Наше военное присутствие в Кыргызстане «раздражает» Пекин, и временный статус военной авиабазы в аэропорту Манас в Бишкеке дает основание Пекину надеяться на возможный вывод войск США из Кыргызстана. В этой связи мы уверены, что следует ожидать решительных шагов китайского правительства против расширения нашего военного присутствия в регионе. В настоящее время Китай оказывает неофициальную поддержку тем политикам, которые склонны на дальнейшее развитие отношений с Пекином и сокращение нашего военного контингента в Кыргызстане. В тому же помощь Акаева в борьбе против уйгурского сепаратизма и религиозного экстремизма является явно недостаточной.

В свете террористических действий против учреждений США в Узбекистане прошлым летом, сведений Госдепартамента США и наших секретных служб о дальнейших планах террористов в отношении посольства США в Кыргызстане мы стоим перед реальной угрозой, которая основывается на политических действиях религиозной экстремистской партии «Хизбут Тахрир» и ее радикальных исламских идей, которые оказывают негативное влияние на формирование предвыборной ситуации в стране.

Согласно информации из первых рук, радикализм сейчас активно поддерживается Ираном, Узбекистаном и Саудовской Аравией. Деятельность исламистов направлена на построение мечетей, организацию религиозных образовательных учреждений, организацию пилигримства и обучение кыргызских религиозных руководителей в мусульманских странах. В настоящее время в Кыргызстане действует около 30 мусульманских организаций и обществ. Среди них наибольшая активность проявляется офисом международной благотворительной организации «Аль-Вакф аль Ислами». Их лидер Мунтазир Абу Хасан в дружеских отношениях с Акаевым и Сабировым, клерикальными лидерами А. Нарматовым, М. Магомедовым, О. Чотоновым. Мы собрали факты о контактах руководства партии с представителями чеченской диаспоры. Согласно нашим анализам, Сабиров и Т. Бакир уулу, руководитель «Эркин Кыргызстан», будут получать поддержку от мусульманских организаций на предстоящих выборах. Они также держат связь со сторонниками жесткой линии из «Хизбут Тахрир», чтобы узаконить эту партию в Кыргызстане. В поездках по южным регионам Кыргызстана некоторые члены посольства нашли информацию о распространении листовок, отпечатанных «Хизбут Тахрир», которые пропагандируют религиозный экстремизм и законы шариата. Принимая во внимание интересы нашего присутствия в регионе и развития демократического общества в Кыргызстане, наша основная цель – в соответствии с ранее принятыми планами – увеличение давления на Акаева, чтобы заставить его уйти в отставку после парламентских выборов. Учитывая, что это план исключительной важности, мы думаем, что сегодняшняя оппозиция недостаточно сильна, чтобы бросить вызов властям, хотя Акаев и заявил, что он не собирается продлевать свои полномочия.

Мы знаем, сторонники Акаева подозревают, что оппозиция готовит похожий сценарий выборов, как это было в Грузии и Украине. Это было подтверждено Акаевым на декабрьской встрече Совета безопасности КР. В случае продления президентского правления Акаев в основном будет искать поддержки среди русскоязычной части населения и других этнических меньшинств, а также нескольких тысяч резидентов, зарабатывающих сейчас в России. В этой связи для лучшего планирования предвыборной тактики мы должны помнить, что Россия является основным работодателем в Кыргызстане. И прорусское общественное мнение, и популярность русского президента являются достаточно сильными в некоторых северных регионах страны.

Согласно материалам, посланным в Госдепартамент ранее, в настоящий момент проявляются две формации на политической арене Кыргызстана. Они будут бороться за места в парламенте и затем выдвигать своих кандидатов на президентство. Прежде всего это предвыборный блок Народное движение Кыргызстана. В июле 2004 года он объединил 6 оппозиционных партий, которые выдвинули К. Бакиева, бывшего премьер-министра, как единственного кандидата на пост. Я думаю, что он – наиболее приемлемый кандидат в аспекте плодотворного развития отношений между США и Кыргызстаном. Я встречался с Бакиевым несколько раз и заверил его в поддержке американского президента и правительства. Бакиев выразил свое согласие воспользоваться поддержкой после победы его блока на парламентских выборах. По его словам, после двусмысленного американского вовлечения в выборы в Грузии и Украине явная американская поддержка, которая будет оказана кандидату, может негативно отразиться на его политической репутации. Более того, он был против разрыва отношений с Россией из-за критики от имени своей партии вмешательства России в украинские выборы.

Среди других значительных политических лидеров мы называем М. Ашыркулова, бывшего секретаря Совета безопасности, Ф. Кулова, который до сих пор сидит в тюрьме. Они представляют новую партию – «Гражданский союз за честные выборы».

Мы уверены, что растущая популярность Ашыркулова возникла после недавних скандалов и его демонстративного ухода из президентской команды. По нашему мнению, это была специальная акция для содействия другу президента, чтобы он возглавил «кукольную оппозицию». В этой связи мы предлагаем продолжить контакты с другим представителем оппозиции – Ф. Куловым, чей срок заключения заканчивается в середине 2005 года. Пользуясь заслуженной популярностью и тем, что он стал жертвой режима, он будет иметь значительный потенциал для борьбы за президентство.

Ф. Кулов разделяет и является сторонником американских концепций свободы и демократии и может рассматриваться как дублирующий кандидат на президентство в случае, если основной кандидат, Бакиев, проиграет.

Мы также успешно продолжаем развивать контакты с другим лидером оппозиции – Р. Отунбаевой, бывшим министром иностранных дел. Через фонды, предназначенные ей, мы создали систему для того, чтобы лоббировать учреждение и поддержку определенных НПО, так же как организацию единой системы массмедиа для лучшего освещения во всей стране ее заявления о невмешательстве России во внутренние дела Кыргызстана.

С целью обеспечения равных условий и помощи лидерам демократической оппозиции в приходе к власти наша основная задача на предвыборный период – вызвать неуважение к властям и к недееспособному коррупционному режиму Акаева, его прорусской ориентации и незаконному использованию «административного ресурса» на выборах. В этой связи Демократическая комиссия при посольстве, Фонд Сороса, Фонд Евразии в Бишкеке в сотрудничестве с ЮСАИД организовали политически активные группы избирателей, чтобы вдохновить их на беспорядки против пропрезидентских кандидатов.

Мы образовали и открыли финансирование для независимого печатного офиса – Центр поддержки СМИ – и агентства «АКИпресс» для беспристрастного освещения выборов и с целью уменьшения влияния пропаганды государственных СМИ. Мы также оказали финансовую поддержку неправительственным теле– и радиокомпаниям.

Согласно результатам общественного опроса мы можем прийти к выводу, что только меньшая часть населения, бывшие граждане СССР, удовлетворены тесным сотрудничеством с Россией. Молодые люди в основном ориентированы на Запад. Поэтому мы считаем исключительно важным популяризацию американского образа жизни среди них, чтобы ограничить российское влияние. В 45 государственных высших учебных заведениях имеются собственные организации «Студенты в действии», которые мы планируем использовать во время парламентских и президентских выборов. На наш взгляд, эти дополнительные средства (5 миллионов долларов), перечисленные Госдепартаментом для проведения семинаров во всех крупных университетах Кыргызстана и организацию обучения в западных странах, оказались недостаточными.

Заключение

В ракурсе предвыборной ситуации и в попытках обеспечить честные и демократические выборы в КР и сохранить наши позиции в СМИ и контакты с лидерами оппозиции я предлагаю сфокусироваться на дискредитации нынешнего политического режима и сделать так, чтобы Акаев и его последователи стали ответственными за экономический кризис. Мы должны также предпринять меры для распространения информации о возможном ужесточении политической свободы во время предвыборной кампании.

Ценнейшей компрометацией Акаева лично является распространение сведений в оппозиционных СМИ о вовлечении его жены в финансовые махинации и взяточничество при назначении чиновников. Мы также рекомендуем распространение слухов о ее возможных планах на президентство и т. д. Все эти средства помогут нам сформировать образ абсолютно неспособного президента.

Существенным является увеличение суммы финансовой поддержки до 30 миллионов долларов оппозиционным партиям на начальной стадии парламентских и президентских выборов и образование дополнительных фондов для НПО, включая Национальный демократический институт, Международный республиканский институт, Фридом Хаус, Интерньюс Нетворк и фонд Евразии, поскольку они достигли существенных результатов в рамках широкого информирования населения о подготовке к выборам и о процессах консолидации политических сил.

Для минимизации российского влияния во время выборов мы должны убедить оппозиционные партии сделать обращения к российскому правительству о невмешательстве во внутренние дела КР.

Принимая во внимание подготовку плана Госдепартамента на период 2005—2006 гг. для усиления нашего влияния в Центральной Азии, в особенности в Кыргызстане, мы рассматриваем эту страну как базу для продвижения процесса демократизации в Таджикистане, Казахстане и Узбекистане и уменьшения китайского и российского влияния в этом регионе. Установление демократической законной оппозиции в парламенте Кыргызстана является чрезвычайно важным.

Для достижения этой цели мы должны привлечь группы независимых наблюдателей из западных гуманитарных организаций, ОБСЕ и людей из ПРООН в Кыргызстане. Это необходимо для достижения контроля во время выборного процесса и исключения любой возможности финансирования пропрезидентского большинства в парламенте.

Стивен Янг

Посол США в Кыргызстане

Посольство США в Киргизии официально заявило, что данный документ является «грубой фальшивкой».

Публикация в газете «Моя столица – новости»

от 11 февраля 2005 года

(перепечатка из интернет-ресурса www.gazeta.kg), которая стала одним из наиболее скандальных моментов кампании