/ / Language: Русский / Genre:love_history

Из мещан

Голо Раймунд

Молодая аристократка, Полина фон Герштейн, высоко ценящая свое происхождение, неожиданно для себя влюбляется в назначенного ей опекуном Ганса Геллига, мещанина по происхождению. Что победит – гордость или любовь?

Голо Раймунд.

Из мещан.

Роман.

Перевод с немецкого.

Москва.

Типография Н. Л. Пушкарева.

1882 г.

Golo Raimund "rgerlich Blut" (1859)

Текст подготовлен по самиздатовской перепечатке.

Адаптирован к современному языку автором перепечатки.

Об авторе.

Берта Фредерих (Berta Frederich, урожденная Heyn, 1825-1882) – немецкая писательница, печатавшая свои романы под псевдонимом Golo Raimund; до самой своей смерти она выдавала за истинного автора выходивших под этим именем сочинений вымышленную личность Георга Данненберга (Georg Dannenberg). В 1856 г. вышел ее первый роман: "Zwei Bräute", за которым последовало большое количество других романов и повестей: "Bürgerlich Blut" (1859), "Ein hartes Herz" (1859), "Durch zwei Menschenalter" (1862), "Schloss Elkrath" (1865), "Zweimal vermählt" (1867), "Verwaist" (1876), "Mein ist die Rache" (1878), "Ein neues Geschlecht" (1878), "Gesucht und gefunden" (1880), "Bauernleben" (1880), "Von Hand zu Hand" (1882) и проч. Собрание ее "Novellen" появилось в 1857-60 гг. в Ганновере (новое издание 1860 г.).

Часть первая.

1.

Колокол на деревенской церковной башне, в Геллерсгейме, пробил семь, и едва его звук замер в отдалении, как на соседнем помещичьем дворе также зазвонили в колокола. Тот колокол был гораздо меньших размеров, и звуки его далеко понеслись по лугам и полям, на которых рабочие еще работали, не покладая рук.

День был крайне жаркий, и прохладный вечер, несший с собою успокоение и отдых от дневных трудов, был желанным гостем для обитателей замка.

Весь день в замке были спущены гардины, и в комнатах царил освежающий полумрак. Но он не мог сравниться, конечно, с веянием нежного ветерка на открытом воздухе. Вот почему, с наступлением вечера, с лестницы замка сходили обитатели его, чтобы сесть на лошадей, которых держали наготове под узды конюхи.

Кавалькада состояла из двух мужчин и одной женщины, к которой мужчины относились с крайней заботливостью. Та кокетничала с ними, но обращалась свысока, что впрочем, не говорило в ее пользу.

Несколько минут спустя, с лестницы замка спустился еще один человек пожилых лет, казавшийся гораздо моложе благодаря живости в речи и движениях. Костюм его тоже был подобран с таким расчетом, чтобы замаскировать то, на что годы уже успели наложить свою мертвящую и всеразрушающую руку. И только опытный наблюдатель мог бы подметить, что, несмотря на черные блестящие волосы и два ряда безукоризненных зубов, господину было около пятидесяти лет.

Судя по повелительному тону, с каким он обращался к слугам, отдавая приказания, в нем легко можно было угадать владельца замка.

Он с некоторым затруднением забрался на подведенную ему лошадь, тогда как молодая дама уже успела вскочить на седло и теперь галопировала по двору.

Пожилой господин с восторженным одобрением смотрел на нее, откровенно любуясь ее уверенными и грациозными движениями.

– Прелестно! Прелестно! – пробормотал он довольным тоном, и, обращаясь к одному из своих спутников, прибавил: – Не правда ли, она красива, Блендорф?

Тот поспешил ответить:

– Замечательно красива!

Помолчав немного, он прибавил:

– Вы удивительный счастливчик! Судьба вас просто балует!… У вас красавица жена, красавица-дочь! Не пройдет и года – и у вас будет красавица-внучка! Чего вам еще просить у судьбы?… Замок Геллерсгейм, помяните мое слово, еще приобретет со временем легендарную славу!

Лицо владельца замка передернулось гримасой. Ни слова не ответив, он с силой ударил лошадь бичом и последовал за дамой, уже выезжавшей из ворот замка в сопровождении обоих кавалеров.

2.

В воздухе не успел еще замереть звук от топота лошадиных копыт, как дверь на балконе замка отворилась, и на террасе первого этажа появилась молодая девушка.

Безупречный контур ее головки, правильные черты красивого лица и выразительная внешность производили чарующее впечатление. Только складка упрямого своеволия и непоколебимого высокомерия около красиво очерченных, пунцовых губок нарушала гармонию целого.

Девушка задумчиво смотрела на удаляющихся всадников и черта упрямства еще резче образовалась вокруг рта. И небольшая морщинка затаенного недовольства обнаружилась меж дугами тонких черных бровей.

Внизу под балконом гулко раздавались по каменным плитам помоста мужские шаги… Девушка встрепенулась и грациозно перегнулась через чугунные перила балкона.

Внизу проходил мужчина высокого роста, одетый в простой охотничий костюм. Мужественное лицо его загорело, а черные глаза смотрели так проницательно и решительно, что заставляли предполагать, что этот человек не раз находился в водовороте жизненных бурь.

Проходя по каменным плитам двора, он был настолько погружен в какие-то серьезные размышления, что не обращал внимания ни на что окружающее. Он не заметил, что на него смотрят с балкона, хотя молодая девушка все больше и больше перегибалась через перила.

Ей, очевидно, очень хотелось рассмотреть выражение его лица, но это ей не удавалось… В это время одна из роз, приколотых к ее корсажу, обломилась и упала, прямо к ногам проходившего внизу человека.

Девушка испуганно ахнула и отскочила от перил… Но напрасны были ее опасения. Мужчина даже не подумал взглянуть наверх, и в следующее мгновение благоухающий цветок был безжалостно растоптан его ногами.

Молодая девушка тотчас же заметила это, когда снова подошла к перилам, и краска стыда и возмущения прилила к ее щекам. Но она не могла удержаться от того, чтобы еще раз посмотреть ему вслед.

Затем она порывисто сорвала с груди и вторую розу, со злобой швырнула ее на двор и тотчас же вернулась в комнаты…

3.

Она села у окна, взяла в руки какую-то работу и вскоре углубилась в нее. Складка высокомерного упрямства не исчезала с ее прелестного личика, хотя оно сделалось спокойнее.

Замок был выстроен во вкусе прошлого столетия и выглядел весьма внушительно. Во всем царил образцовый порядок, а слуги были так вышколены, что с первого же взгляда исполняли безукоризненно приказания.

Молодая девушка не смотрела больше по сторонам и поэтому не заметила, как в ворота замка вошел пожилой господин благородной внешности.

Перекинувшись несколькими словами с одним из слуг, стоявших у конюшен, он смело направился к дому. Войдя в комнату, где молодая девушка сидела за работой, он произнес низким и очень приятным голосом:

– Доброго вечера, Полина!

– Дядюшка Рихард! – восторженно вскрикнула молодая девушка и, отбросив работу, вскочила на ноги.

В следующую минуту она уже лежала в объятиях пришедшего господина. Было очевидно, что ее очень обрадовал приход его, потому что ее личико сияло самой искренней радостью. Миловидное и красивое, оно стало очаровательным от восхитительной улыбки, осветившей его, а от неприятной складки, портившей его, не осталось и следа…

– Дядюшка Рихард! – с неподдельным ликованием повторяла она. – Слава Богу, наконец-то ты явился!… И луч света появится в этом темном царстве!

Оживленное лицо господина приняло вдруг серьезное выражение. Он приподнял головку девушки и внимательно загляни в ее сияющие глаза.

– Как ты сказала? – спросил он. – Луч света в темном царстве?! – внушительно подчеркнул он. – Значит, опять что-то случилось?… Тогда выкладывай начистоту.

Молодая девушка откинула горделиво головку и с упреком произнесла:

– Я не знала, дядюшка Рихард, что ты вернулся из Италии только ради того, чтобы заставить меня пожаловаться на отца, на его действия и поступки.

– Твой отец – старый дуралей, вот что я тебе скажу! – проговорил он ворчливо. – Но я приехал не для того, чтобы оказать ему помощь!… Дураков в пятьдесят лет не излечишь от их глупости! Но если им всего только девятнадцать, тогда еще не все потеряно, Полина!

Девушка весело расхохоталась.

– Значит, ты явился за тем, чтобы заняться лечением девятнадцатилетней глупости, дядюшка? – спросила она. – Тогда позволь узнать, кого же ты прочишь себе в пациенты? – прибавила она, лукаво прищурившись.

– Тебя, конечно! – последовал ответ.

– Дядюшка Рихард, ты же знаешь, что я неисправима! – с неподдельным огорчением заметила она.

Дядюшка покачал головой и улыбнулся.

– Ну, это мы еще посмотрим! Правда, мне не всегда удавалось добиться чего-нибудь путного от твоей упрямой головки, но я не теряю надежды все же добиться благоприятного результата! К тому же, у меня есть надежные союзники!

– Какие, дядюшка?

– Твое хорошее, неиспорченное сердце и твой здравый смысл!

Полина покачала головой.

– Положившись на этих союзников, ты не раз попадал впросак, милый дядюшка! – плутовато взглянула она в лицо дяди.

Тот шутливо пригрозил ей пальцем, но девушка уже серьезно продолжила:

– А вот главного и надежнейшего союзника ты упустил из виду!

– Какого, племянница?

– Этот союзник, милый дядюшка, моя любовь к тебе! – шепнула Полина и ласково прижалась к груди дяди.

Дядюшка с восторгом заглянул в лучистые глазки племянницы, продолжавшей говорить.

– И если упорство и своеволие иногда могут заглушить голос любви, все же эта любовь так безгранична, что всегда останется победительницей.

Эти слова бальзамом пролились на сердце дядюшки, и он счел себя наисчастливейшим из смертных. Он нежно поцеловал белый лоб Полины и с чувством проговорил:

– В таком случае, дитя, пусть эта любовь всегда стоит на страже, чтобы побеждать твои дурные наклонности!… Это необходимо для того, чтобы ты сделалась достойной лучшего из людей, и он мог бы с гордой радостью назвать тебя своей!

Яркая краска залила лицо молодой девушки, при виде которой едва заметная усмешка промелькнула на добродушном лице старика. И он сказал, чуть-чуть поддразнивая племянницу:

– Ну, ладно, ладно!… О таких серьезных делах поговорим потом, а пока обсудим другое!…

В манере обращения дядюшки Рихарда сквозило столько непосредственного добродушия, искренней и сердечной привязанности к племяннице, что маленькая морщинка, появившаяся на лбу Полины, тотчас же сгладилась, и выражение любви снова засияло на ее прелестном личике.

– Хорошо, дядюшка, начинайте разговор! Что вы хотите сказать?

– Во время нашей разлуки мы разучились читать в душе один другого!… Во всяком случае, с тех пор, как ты уведомила меня о том, что сделалась богатой наследницей, письма твои стали настолько странные, что я никак не мог понять, что с тобой происходит!

– Что же в них странного, дядюшка?

– В них сквозило беспокойство измученного сомнениями сердца!… Впрочем, последнее известие я получил не от тебя, а от своей невестки, что и побудило меня приехать.

– Ах, дядюшка, это наследство действительно доставило мне немало хлопот!… Оно свалилось так неожиданно, что я до сих пор не могу привыкнуть к мысли, что я так богата! К тому же, сразу возникло много затруднений! Прежде всего, переехав на новое место, на котором так упрямо настаивал мой отец… Впрочем, на это я быстро согласилась, рассчитывая, что отцу здесь будет спокойно и лучше… Надо же принять в соображения его годы…

Дядя шутливо-укоризненно покачал головой.

– Дитя мое, прилично ли говорить о „преклонном возрасте“ молодого супруга? Что значит неосторожность молодости?… Своими словами ты могла бы загромоздить тучами горизонт „медового месяца“!… И что бы на это сказала бы молодая супруга, вышедшая замуж „по безумной страсти“ и видящая в нем осуществление своих девических грез и мечтаний?!…

– Ах, дядюшка, вы все шутите, а мне право, не до этого! – нетерпеливо возразила Полина.

– Кстати, скажи мне, что г-жа фон Герштейн все также, как и прежде, влюблена в твоего отца?… По-прежнему выносит терпеливо его скучнейшие уверения в любви и нежнейшей преданности? – иронически осведомился он.

Она утвердительно кивнула головой, и в этом кивке заметно было и огорчение, и досада.

– Все по-прежнему! И в данном случае надо только неуклонно напоминать людям, что еще не пришло время безнаказанно издеваться над Герштейнами, или зевать в их доме от скуки… Слава Богу, фамилия Герштейнов не утратила своего прежнего значения: ни общество, ни свет от нас отдалился, а мы от него! – с гордостью закончила Полина.

– Молодец, племянница! – одобрил дядюшка. – Мне нравится в тебе эта фамильная гордость!… Но мне хочется знать одно: почему твой покойный кузен, Ридинг, человек щепетильный и честный, так глубоко оскорбил эту гордость, наотрез выключив твоего отца из числа своих наследников?… Из твоих писем я не понял этого!

– Позволь рассказать тебе все подробности, и тогда тебе станет все ясно!…

– Прошу тебя, Полина! – ответил дядюшка, усаживаясь с племянницей на диван.

4.

– О кузене Ридинге стало известно всем его родственникам только после его смерти. Отец мой, как и другие, совершенно забыл о нем, и мне до сих пор непонятно, почему кузен Ридинг вспомнил именно нас в своем завещании. Он жил очень уединенно, избегая людей, словно боялся их, но он имел при себе двух воспитанников, одного из которых чуть ли не считали его сыном! Но в духовном завещании об этом молодом человеке даже не упоминалось!

– Ты излагаешь обстоятельства дела довольно толково! – заметил дядюшка.

– Исправлюсь! – улыбнулась Полина.

– Желаю успеха!… Но продолжай…

– Так вот, завещание кузена Ридинга неожиданно сделало меня, Полину фон Герштейн, единственной наследницей! Причем было сказано, что завещатель решительно устраняет моего отца от опеки и охраны моих интересов! Хотя ему была определена пожизненная рента настолько достаточная, что она послужила прекрасным добавлением к состоянию отца и тому жалованию, которое он получает.

– Твой рассказ становится все интереснее! – отметил дядя. – Но до наступления совершеннолетия ты все же должна находиться под чьей-то опекой?!

– Конечно! Но кузен и это предусмотрел, хотя назначил опекуном, знаете, кого?… Того самого молодого человека, общественное мнение которого считало, под сурдинку, сыном покойного!

– Туманная история! – заметил дядюшка.

– Очень!… Вот поэтому и я была так бестолкова в своих письмах!… Ты только послушай, что сказано в завещании об этом опекуне!… Завещатель прибавляет, что он требует этой „дружеской услуги“, как благодарности своего питомца! Он требовал этого для того, чтобы принуждение – ведь воля завещателя – принуждение, – сделать для меня как можно более чувствительным. Ну, где это видано, дядя, чтобы нечто подобное называли „дружеской услугой“? – с искренним огорчением окончила Полина.

Дядюшка Рихард весело расхохотался.

– Старик, очевидно, хорошо знал тебя! – давясь от смеха, сказал он. – Но интересно, что кузен считал для тебя более необходимым: приемы исправительного заведения или вождение тебя на помочах?

Полина, расстроенная, отвернулась, но потом сказала:

– Не знаю, что ему казалось более важным; только он глубоко ошибся на мой счет, и это говорит о том, что он меня совсем не знал!

– Почему ты так думаешь?

– И вы еще спрашиваете? – возмутилась Полина. – Но разве вы не знаете, что Полине фон Герштейн не нужно ни помочей, ни других оберегающих и исправляющих средств!

– А что собой представляет опекун?

– О, это противная личность, кичащаяся своим мещанским происхождением! В нем так и сквозит низкая мещанская пронырливость с мелким самолюбием в придачу!… Если бы вы знали, как я ненавижу этого человека за то, что мне его навязали, сделали насильно моим опекуном!

– Ах, Полина, Полина! – укоризненно покачал головой дядюшка Рихард. – Я никогда не думал, что из твоих милых и хорошеньких уст могут литься такие речи! Сколько презрения в них по адресу опекуна! Но разве он сделал тебе что-нибудь неприятное?

– О, посмел бы он! – гордо возразила девушка, но слова дядюшки все же пристыдили ее. Она не помнила, чтобы дядя, друг ее отца, когда-нибудь говорил с ней таким серьезным и суровым тоном.

– Тогда на чем же ты основываешь такие резкие и презрительные суждения?

– А вот на чем!… Та молодая девушка, что также жила и воспитывалась у Ридинга, будет получать с доходов моего имения десять ежегодных процентов! Это будет продолжаться до моего двадцатипятилетнего возраста! Проценты эти составят ее приданное! А так как мой опекун считается ее женихом, то он уж постарается как можно выгодней распоряжаться моим имением!

– Но это увеличит и твои доходы! – возразил дядюшка. – Чем же это плохо для тебя? Кроме того, ты всегда можешь потребовать у него отчета!

– Разумеется! – сказала она. – И еще вот что: если опекун очень надоест мне, я имею право избавиться от него, выплатив Гедвиге Мейнерт, которая со смерти Ридинга нашла приют в доме пастора, тридцать тысяч неустойки. И сама могу избрать для себя нового опекуна!… Как видно, кузен Ридинг имел высокое представление о хозяйственно-агрономическим таланте своего любимца, если заранее рассчитал, сколько тысяч потеряла бы фрейлейн Мейнерт при его приемнике.

– Да, это со стороны покойного немалая похвала для его воспитанника! – заметил дядя Рихард. – Только меня удивляет, что он согласился работать там, где его только терпят, когда мог бы найти для себя кое-что получше!

– О, он этого сам никогда не сделает! – воскликнула Полина. – Он так и заявил мне, что не оставит свое место, дав слово покойному не отступать от его воли!… И еще при этом он имел дерзость обратиться ко мне с просьбой, не отягощать его в исполнении службы, которую выполняет только ради „честного слова“! Как вам это нравится, дядюшка?

– Чудные дела творятся на белом свете, – заметил собеседник. – Но меня удивляет одно: раз ты уверяешь, что жажда наживы и грубый эгоизм являются признаками яркого выражения мещанства, то кто мешает тебе выплатить неустойку?… Тогда ты могла бы отпустить этого опекуна, который так неприятен тебе!

Полина смутилась.

– Видишь ли, дядюшка, я потому не делаю этого, что у меня нет никого, кто бы, согласно завещанию, мог сделаться моим опекуном! Кроме того, не отпуская опекуна, – нерешительно прибавила она, – мне кажется, что этим я уважаю волю и память покойного!

– Мистицизм смущает?

– Вовсе нет! – возразила Полина. – Да и об этом надо подумать, если у меня нет жениха или мужа, кто же может стать моим опекуном? Отец устанет, а вы, дядя…

– Я тоже устранен по причине глубокой личной неприязни, которую питал ко мне покойник…

– Вот как? Я этого не знала… А к отцу кузен тоже питал неприязнь?

– Нет, к нему Рихард хорошо относился, но был возмущен его женитьбой!

– Почему?

– О, святая наивность! Кто же может одобрить человека в пятьдесят лет, позволившего хитрой девчонке вертеть собой! Неужели ты можешь поверить в идеальную поэзию, когда здесь только проза и грубый расчет?! Можно не сомневаться, что обеспечение и материальные гарантии заставляют твою бель-мер прикидываться влюбленной в твоего отца!…

– Дядюшка, вы начинаете волноваться!

– Чему же ты удивляешься?… Вот подумай об этом хорошенько и тогда будет понятным, почему твой отец устраняется завещанием от охраны твоих дел!… Да надо быть совсем безголовым, чтобы отдать в его руки твое благосостояние! Ребенку сразу станет ясным, что управляющим твоего имения был бы не он, а его жена! А та уж постаралась бы во всю, чтобы пожить ни в чем не отказывая себе!

– Вы думаете?

– Уверен!… Что же касается твоего будущего мужа, то Ридинг не мог знать, на ком остановится твой выбор!

– Разумеется, мой выбор пал бы на хорошего человека!

– Какая самонадеянность! – улыбнулся дядюшка. – Но, к сожалению, ничего нет противоречивее женского сердца! И выбор твой мог пасть на расхитителя, который в два-три года привел бы все в разорение! Наконец, ты могла бы выйти за человека недалекого…

– Терпеть не могу дураков!

– Мало ли умных женщин, мирящихся с тем, что их мужья ниже их по уму!

– Я не из их числа! – не сдавалась Полина.

– Но моя невестка писала мне, что за тебя сватается Альфред, и ты как будто ничего не имеешь против этого брака! Этот факт подтверждает изложенную мною мысль!

Молодая девушка немного смутилась.

– Что Альфред сватается за меня, это верно! Но что я не против твоего племянника, то разве это можно заключить из того, что я не отклонила его посещения, когда узнала, что он собирается в Геллерсгейм вместе со своим братом!… Он сейчас здесь, но я ему не подавала надежды! Хотя готова тебе сознаться, что стараюсь примириться с мыслью, что буду его женой!

– Боже мой! – воскликнул дядюшка огорченно.

– Но что вы можете иметь против него? Я не люблю, конечно, Альфреда, но разве в наш век любовь необходима?

Старик даже привскочил на месте от негодования.

– Да разве можно жить без любви?

– Ее может вполне заменить уважение, что гораздо надежнее!

– А ты не боишься, что вместо уважения может появиться раскаяние позднее?… Ты так молода, что лучше не спорь на эту тему!… За многие годы я успел изучить Альфреда! Он джентльмен до кончика ногтей, славный малый, его мать так воспитала, что если он клеит, например, коробочку, то не может налепить на нее других украшений, кроме тех, что только ей по вкусу. Так неужели такой человек может быть тебе опорой во время жизненных бурь?! Можешь ли ты, как и полагается женщине, доверчиво беззаботно глядеть вдаль, шагая рядом с таким человеком?!… О, дитя, в твоем сердце властвуют темные силы и они очень могущественны!… Чтобы побороть их, нужна сильная любовь мужественного человека, а бесхарактерность и слабость спутника жизни разбудит демонов твоего сердца!… И вспомни, дорогая Полина, ты можешь любить только победителя, героя, который покорил бы тебя, своевольную и гордую, потребовал бы от тебя смирения и послушания, а потом уже полюбил бы тебя и, отдав тебе свое сердце, потребовал также и твоей любви.

Молодая девушка слушала, как завороженная! Ей казалось, что дядя открывает в ней то, что ей самой было еще не ясно!

Вскочив с места, она порывисто обвила шею дяди руками.

– Дядюшка, милый дядюшка, успокой меня, скажи, что я не совсем уж дурная! – молила она дрожащим от волнения голосом того, кто любил ее больше отца.

Старик нежно и ласково провел рукой по ее блестящим, темным, вьющимся волосам.

– Нет, моя дорогая! Напротив, я уверен, что ты можешь осчастливить наилучшего из людей! Но только этот человек должен быть мужчиной в полном смысле слова!… А в том, что ты спешишь замуж, тебя винить нельзя! Отцовский дом тебе опостылел, и ты стремишься вырваться из него, чтобы не страдать, видя смешным своего отца! Тебе надоело молча страдать, и ты с геройским самоотвержением борешься с собой!… Но не стремись принести себя в жертву, положив на чужой алтарь свое сердце для сожжения его во славу чужих интересов!

– Вы чересчур хорошего обо мне мнения!

– Я отдаю только должное! – ответил дядя, искренно любуясь, глядя на Полину, которая была так хороша в эту минуту. – Я уверен, что то влияние, которое имеет моя невестка, как придворная фрейлина, а также богатство Альфреда, который после моей смерти будет самым богатым помещиком в крае, тянет к нему ту чашу весов, на которой уже лежит древнее и именитое дворянство Альфреда.

– Дядюшка, какие ужасные вещи ты говоришь!… Мне даже страшно становится и я задыхаюсь!… Пойдемте лучше на балкон!

Она потащила старика за собой и когда очутилась с ним на балконе, глубоко вдохнула всей грудью, говоря:

– Ах, как здесь свежо и прохладно!

Обернувшись в сторону дяди, она прибавила:

– Теперь довольно меня мучить! Дай мне порадоваться твоему приезду, ведь я так люблю тебя! Пойдем в парк, где я приготовила для тебя восхитительное местечко!… На возвышенности и какой вид оттуда!

Дядюшка улыбнулся.

– По-прежнему любительница природы?

– О, конечно!… Пойдем же, дядя!

По своей добродушной натуре он не стал больше спорить. Он считал, что раз заставил племянницу сложить оружие и заключить перемирие, этого было вполне достаточно.

5.

Когда они вышли во двор, дядя Рихард заметил, что его дорожные чемоданы уже отнесли в замок, а экипаж, который следовал за ним в отдалении, вымыт.

Какой-то высокий и стройный мужчина в сопровождении старика-псаря, прошел через чугунные резные ворота, отделявшие парк от двора. Он прошел, не заметив ни Полины, ни ее дяди.

Прекрасная сильная фигура и изящная посадка головы невольно привлекли внимание дядюшки Рихарда.

– Кто это, Полина? – не без любопытства спросил он.

– Опекун! – кинула она небрежно. – Если ты хочешь с ним познакомиться, он всегда к твоим услугам!

Они уселись за кустами акации, скрывавшей их, и Полина принялась оживленно болтать. Теперь глаза ее сияли, а на лице не было и тени той мрачной складки, что лежала на нем во время разговора в замке.

Дядя весело шутил со своей любимицей, как вдруг схватил ее за руку, таинственно приложив палец к губам.

Девушка умолкла и тоже начала прислушиваться.

Кто-то произнес имя приехавшего старика, а другой отвечал ему на вопросы.

– Ты говоришь, что барон фон Браатц?… А ты хорошо расслышал, Антон?

– Очень хорошо, господин Геллиг! Да, и, кроме того, я прочел имя на чемодане: там ясно было написано!

– Барон фон Браатц… – с расстановкой произнес еще раз тот, кто спрашивал.

Он, казалось, находился в раздумье, но потом быстро и решительно сказал:

– Послушай, Антон, когда мы вернемся домой, ты можешь выложить мои вещи из чемодана: я раздумал ехать!

Полина, обуревая любопытством, раздвинула ветки кустарника и посмотрела на дорогу, но там уже никого не было.

– Ты не знаешь, кто назвал мое имя? – спросил дядя Рихард, который слышал только начало разговора.

Молодая девушка обернулась, и какая-то смесь радости и удивления лежала на лице ее. Как ни старалась она, ей не удалось придать своему голосу пренебрежительности.

– Вас это интересует?

– Да!

– О, всего-навсего опекун!

6.

Поля, луга и леса, принадлежавшие к имению Геллерсгейм, очень красивый и удобный господский дом, в соединении с благоустроенными предместьями, являли собой значительное состояние. Все выставлялось на вид своей лучшей стороной…

Лес был огромный, полный разнообразных деревьев столетней давности, лужайки тенисты, кусты полны ягод… Поля желтели обильной жатвой. Хижины бедняков были в хорошем состоянии. Замок же был величествен и прекрасен, казалось, радость и ликование безотлучно пребывает в нем.

Однако в течение долгих лет в замке было очень тихо, а жизнь протекала печальная и скорбная.

Собственник имения, господин Ридинг, еще в ранней молодости повредил хребет, что искалечило его. Но больше физической боли его угнетала душевная, вот почему Ридинг удалился от света, а свет позабыл его… В полном одиночестве, всегда с печальным взглядом угрюмых глаз, владелец просиживал на одном месте.

А не так далеко было то время, когда он был полон жизни и бодрого веселья, и его мать, женщина благородного происхождения, подыскивала сыну невесту, которая была бы достойна стать его женой. Но над страной пронеслась эпидемическая болезнь, унесшая в краткий срок у молодого Ридинга обоих родителей.

С этого времени все пошло к худшему, и счастливые дни, которыми так богат был замок Геллерсгейм, канул в вечность… Погрустив довольно долгое время о родителях, молодой Ридинг решил поехать в Южную Германию, чтобы приобрести необходимые знания, нужные для управления своим богатым имением.

7.

Мир Божий снова раскрыл объятия юноше, суля ему радости и утехи, мог ли он от них отказываться молодой, здоровый человек, полный сил и отличавшийся веселым настроением духа.

Товарищи боготворили его, и юноше казалось, что судьба осыпала его всеми дарами своими. Но… это продолжалось только до известного момента…

Что же случилось, однако?…

Директор учебного заведения устроил сельский праздник, на который были приглашены все окрестные помещики и чиновники. Ридинг стоял среди танцующих, как вдруг в бальный зал вошла под руку с пожилым господином молодая девушка, которую директор представил ему, назвав Леонорой Геллиг.

Эта девушка, дочь доктора Геллига, выглядела совсем ребенком: в ее манерах говорить и держать себя проскальзывало что-то детское. Но эта прелесть ребячества набрасывала золотистую дымку на ее красоту, делая девушку неотразимо прекрасной.

Ридинг смотрел на нее, и сердце его билось необычайно сильно, и он понял, что пришло и его время, пора любви и счастья!

Впечатление, произведенное на него этой юной девушкой было сильным и таким молниеносным, что у него не было даже времени для раздумья!… Поговорив с ней после танцев, Ридинг думал, что давно знает ее…

Но директор, увидев склонность молодого человека к Леоноре Геллиг, пытался дать ему понять, что эта девушка с холодным сердцем, не способным ни на что доброе.

– Вы знаете, – говорил он, – эта барышня тиранически обращается со своими родителями и братом, которые души не чают в ней!

– И на солнце есть пятна! – отвечал Ридинг, не задумываясь.

– Но я советую вам не терять головы!… Сначала хорошенько обдумать мои слова!

Голос разума всегда молчит, когда заговорит сердце!… Так было и с Ридингом: он не послушал даже возражений отца Леоноры, когда тот просил повременить с предложением.

– Дочь еще так молода и неопытна, лучше подождите годик-другой! У вас еще все впереди, а за это время Леонора разовьется и сумеет оценить ваши душевные качества.

Бедный Ридинг согласился ждать…

В числе претендентов на сердце красавицы был и барон Браатц, воспитанник того же учебного заведения, где учился Ридинг. Одно время они даже дружили, но потом незаметно разошлись.

Барон Браатц был прекрасный молодой человек, с душой нараспашку, отчего все любили его. Он ко всему относился с юмористической точки зрения, и это делало его неотразимым и привлекательным.

Но при всем добродушии и искренней глубине чувств, он хранил скрытым уголок: он очень кичился своим родословным деревом. Именитые предки играли очень важную роль в его миросозерцании. Хотя справедливость требует сказать, что гордость эта никогда не обнаруживалась в отношениях с людьми! Он признавал добродетели и заслуги в мещанской среде и прощал мещанину то, что его могло возмутить в человеке благородного происхождения.

Барон Браатц, в качестве владельца майората весьма значительных имений, представлял собою одну из самых „блестящих и выгоднейших партий“. Немало маменек вздыхало втихомолку, желая заполучить такого женишка для своей дочери, но счастье это выпало на долю простой девушки из бюргерского сословия.

Своей очаровывающей красотой Леонора покорила барона, одержав блестящую победу над местными красавицами.

Браатц был без ума от предмета своей страсти, и также не замечал недостатков девушки, как и Ридинг.

Честолюбивые матушки взбунтовались… Шутка ли, такое счастье какой-то дочке доктора! От этого выбора страдало самолюбие не только маменек и дочек, но и всех местных кумушек!

Но факты – упрямая вещь!…

8.

Прошел год…

Леонора собиралась праздновать семнадцатую весну, лучшую пору в жизни каждой девушки.

Молодежь мужского пола решила виновницу торжества разбудить утренней серенадой, под звуки музыки!

Барон Браатц закупил массу цветов, которыми украсили дом доктора. В полдень был назначен обед для молодых людей, а вечером празднество должно было закончиться балом в местном трактире.

Все радостно суетились, только один Ридинг был задумчивым и печальным: он решил в этот день окончательно выяснить свои отношения с Леонорой. Дольше носить в своей груди мечты и надежды будущего превышало его силы.

И он решил, что завтра он услышит из милых уст, прелестных уст желанное слово, что он любим, но… это завтра никогда не настало.

Когда настал вечер, студенты попросили госпожу Геллиг, чтобы она постаралась пораньше уложить в постель Леонору.

Молодая девушка, к которой мать обратилась с такой странной просьбой, догадалась, в чем дело, и беспрекословно удалилась в свою комнату, находившуюся в верхнем этаже. Но уснуть ей не удалось, и в полночь, когда весь дом погрузился в сон, ей захотелось пойти взглянуть, что за приготовления были сделаны в честь ее.

Спустившись с лестницы, держа в руке зажженную свечку, она довольным взглядом окинула целый ряд венков и гирлянд, перевитых лентами.

Вдруг скрипнула дверь, и Леонора в испуге выронила свечку, не обратив внимания на обрезки бумаги, разбросанные по полу. Не пытаясь найти свечку впотьмах, которая как ей показалось, потухала, Леонора стремглав бросилась по лестнице и скрылась в своей комнате.

Когда испуг прошел, и сердце перестало сильно колотиться, она легла и заснула, со счастливой улыбкой на устах…

Вся окрестность почивала мирным сном, как вдруг раздались крики:

– Огонь!… Пожар, пожар!… Горим!…

Все повыскочили из теплых постелей на улицу, и тут все увидели, что дом Геллигов объят пламенем…

Г-жа Геллиг, занимавшая с мужем и сыном весь нижний этаж, проснулась первой, почуяв запах гари. Когда они выскочили в коридор, госпожа Геллиг пронзительно крикнула: вся лестница пылала, и о спасении Леоноры нечего было думать.

Бедная мать все-таки хотела кинуться на спасение дочери, но ее удержали сильные руки мужчин.

Услышав крики матери, Леонора проснулась и кинулась на лестницу, но, увидев потрясающую картину бушующего пламени, она бросилась обратно в свою комнату и свалилась без чувств на пол.

Принесли лестницы, но все они были короткими, и их принялись наспех связывать. Когда все было готово, многие из молодежи кинулись, но первым ступил на лестницу Ридинг. Рядом с ним находился Браатц, молча уступивший дорогу ему.

Прошло несколько томительных минут… С замиранием сердца, глаза всех присутствующих с ожиданием устремились на окно верхнего этажа, в котором скрылся Ридинг. Но вот он появился, держа на руках безчувственную Леонору.

Целый взрыв торжествующих криков приветствовал Ридинга, уверенно и ловко спускающегося со своей драгоценной ношей. Он уже достиг подножия лестницы, к нему протянулись десятки рук, готовых принять девушку, как вдруг лестница рухнула…

Оказывается, веревки, связывающие ее, загорелись, и верхняя лестница с треском обрушилась на Ридинга, с силой ударив его в спину…

Когда Леонора пришла в себя, она увидела себя в объятиях матери, а перед нею стоял на коленях барон Браатц, и, не обращая внимания на окружающих, нежными поцелуями покрывал ее руки.

Леонора почувствовала, как искра огня пробежала по ее спине, как бы отколовшаяся от пламени сильнейшей страсти, светившейся во взгляде молодого человека, стоявшего коленопреклоненным перед своим божеством. Любовь вспыхнула в сердце девушки, та любовь, пробуждения которой так тщетно и терпеливо ждал Ридинг и которую без усилий получил Браатц.

А бедный Ридинг лежал в доме пастора, окруженный внимательным уходом чужих людей. Дом доктора Геллига сгорел до основания и их тоже временно приютили чужие люди, но они не были одинокими, как этот несчастный, пожертвовавший собой для спасения любимой девушки.

Леонора навещала его часто, движимая чувством признательности, но Ридинг старался равнодушно относиться к ней. Он знал, что навсегда останется калекой, и понимал, что не имеет теперь права говорить ей о своей любви.

Разве он, калека, сумеет составить счастье молодой, полной сил и здоровья, девушки?… И ему приятно было сознание, что он, ее спаситель, самоотверженно жертвует своей любовью ради ее счастья! В силу чего, он стал обращать внимание Леоноры на барона Браатца, восхваляя его достоинства…

9.

Никто не знал, чего стоило Ридингу расхваливать барона, но он продолжал неукоснительно это делать.

– Браатц прекрасный человек и у него золотое сердце! – говорил он.

Леонора краснела и смущалась, но глаза ее сияли, и Ридинг понял, что его слова начали действовать на нее.

Так прошло три месяца.

Леонора с бароном часто просиживали часами у постели Ридинга. И однажды они оба опустились на колени, и Браатц сказал:

– Призываю в свидетели Господа Бога, Ридинг, – торжественно произнес он, – что я сделаю Леонору счастливой! Я буду любить ее, и беречь так, как только вы один, Ридинг могли бы это сделать.

Леонора ничего не сказала, она только устремила свои прекрасные глаза в блаженную даль, где ее воображению рисовались золотые дни будущего счастья.

Одному Богу известно, что почувствовал Ридинг в эту минуту… Верно только то, что с этого мгновения он ушел в себя, замкнулся, постарел вдруг сердцем и почувствовал себя одиноким и никому не нужным…

Таким он и остался навсегда…

Но еще прежде, чем Браатц сделался мужем своей прекрасной невесты, Ридинг возвратился в свое имение, чтобы уже никогда более не выезжать оттуда.

Он ни с кем не заводил знакомств. Пуще огня он боялся встретить в людях сожаление о себе. С течением времени он стал настолько раздражительным, что одна мысль об убожестве наносила ему болезненный укол в сердце.

Он вел крайне печальную жизнь в одиночестве, отдавая распоряжения, сидя на стуле, а остальное время разъезжал в кабриолете по тенистым дорожкам своего прекрасного, уединенного парка.

Ридинг интересовался только всякими нововведениями в сельском хозяйстве, сведения о которых он прочитывал из газет и журналов, которые выписывал из столицы.

Но было нечто, могущее вывести Ридинга из тяжелой апатии! То были письма Леоноры, которые доставляла ему почта в определенные сроки!…

В своих письмах Леонора откровенно описывала свою жизнь, делясь со своим другом теми ощущениями и впечатлениями, которые в душе молодой девушки всплывали под влиянием новых жизненных условий.

Письма эти были бесхитростны и милы, как и она сама, и первое время были проникнуты лучами счастья и блаженства! Но, к сожалению, тон их скоро изменился, и в них сквозило недовольство мужчинами… всеми без исключения…

Чуткое сердце калеки сжалось…

Неужели ее, прелестную Леонору, обижают?… Относятся к ней с пренебрежением!… И в душе Ридинга накапливалось чувство озлобления против барона, не умевшего, по его мнению, обращаться с должным вниманием со своим сокровищем…

Но дело было вовсе не в бароне, а в самой Леоноре… Она привыкла, чтобы перед нею преклонялись, но когда они с мужем поселились в столице, этого почти не случалось!…

В большом свете прежде всего обращалось внимание на происхождение, родовое богатство, ум, талант и высокое общественное положение, а красота и грация состояли не на первом месте.

И молодая женщина терялась, находясь в обществе сановных лиц, которые запугивали ее каскадом непонятных слов, на которые она не находила подходящих ответов.

Леонора уже не выделялась в обществе поэтому, как это было на ее родине, и порой она даже чувствовала себя оскорбленной проявлением чьей-нибудь беспримерной гордости. Нередко ей приходилось слышать, как за ее спиной говорили:

– Не правда ли, в баронессе Браатц тотчас можно заметить, что она попала не в свое общество?…

– Еще бы, ведь она дочь деревенского доктора!…

Барон горячо любил ее, но он был человеком светским, и принадлежность к большому свету налагала на него известного рода обязанности.

Леонора же была слишком молода и неопытна, к тому же слишком избалована, чтобы постараться отнестись ко всему хладнокровно и спокойно разобраться во всем.

Больше всего она волновалась, когда ей намекали на ее мещанское происхождение. Это сводило ее с ума, и она сделалась очень недоверчивой.

Дошло до того, что во всем она видела скрытую насмешку. И если ей высказывали искреннюю доброжелательность, она не верила этому, ища тайную злую мысль…

Среди многочисленных дам, составлявших новое знакомство Леоноры, была подруга детства Рихарда, которую он так любил и почитал, что, представляя ее жене, сказал:

– Прошу тебя, дорогая, смотреть на Георгину фон Паттенбург как на сестру!

Новая знакомая была очень мила и любезна с Леонорой, но с первой же встречи не понравилась ей.

Георгина была старше Леоноры на несколько лет, принадлежала к высшему свету, хотя отец ее был бедным офицером, жившим на получаемую пенсию.

Рихард желал, чтобы Георгина помогала Леоноре привыкнуть вести себя в обществе, и часто говорил жене:

– Обращай внимание, как держит себя Георгина, и веди себя в обществе, как она! Ты молода и не привыкла к высшему кругу, но со временем это придет!

Пожелания и намерения Рихарда были самыми искренними, потому что он обожал свою красавицу-жену, но из этого ничего не вышло. Наоборот, слыша постоянные дифирамбы своей подруге детства, Леонора стала ревновать мужа, а Георгину возненавидела от всей души.

Не обладая светским тактом, она открыто дала почувствовать Георгине свою ненависть, за что та стала пренебрежительно относиться к Леоноре, но в пределах кодекса светских приличий.

Рихард заметил это и решил переговорить с женой не желая быть смешным в глазах общества за неумение жены вести себя в нем. Он все еще горячо любил жену, ни на минуту не изменил ей даже мысленно, но не редко подумывал о том, что если хочешь постоянно наслаждаться свежестью красивого цветка, не переноси его на несвойственную ему почву.

После разговора с женой Рихард стал еще более несчастным, убедившись в ревности жены, что почиталось в высшем свете самым ужасным смертным грехом.

– Пожертвуй мне своей дружбой к Георгине! – заявила ему Леонора, выслушав его.

– Но при чем тут моя дружба? – искренно удивился он.

– Ах, я не могу видеть, как ты постоянно любезничаешь с Георгиной! – откровенно и грубо высказалась она.

– Ты с ума сошла! – возмутился Рихард. – Сознаешь ли ты, что ты говоришь?

Леонора промолчала… Она видела искренность в словах мужа, но она не верила ему.

Рихард ушел взволнованный и опечаленный, ему казалось, что счастью его наступает конец. Правда, требование жены разбилось о твердость Рихарда, как разбиваются волны о скалистый берег. Он с энергией и мужеством истинного мужчины не уступил нелепому капризу жены и не пожертвовал долгой, испытанной дружбой…

Но от этого не стало лучше: ревность Леоноры с необыкновенным упорством пробивала все большую и большую брешь… Рихард вначале молча страдал, но когда эти страдания достигли кульминационной точки, он решил принять меры…

Конечно, если бы сердца супругов прошли через горнило общей любви к ребенку, всем недоразумениям мог бы наступить конец. Но беда в том, что они были женаты уже пятый год, а их надежды порадоваться счастью быть отцом и матерью оставались тщетными.

Леонору это особенно сильно огорчало, но ее переживания только озлобляли ее, нисколько не улучшая ее.

Утомленный беспрерывной душевной борьбой, страстно желая отдыха и покоя, необходимых для его миролюбивой натуры, Браатц решил поселиться в своем родовом имении, находившемся в двух часах расстояния от столицы.

10.

Леонора, узнав решение мужа, пришла в истинный восторг. Это было для нее радостной вестью, неожиданно упавшей с неба.

Она так трогательно благодарила мужа, сияя глазами и нежной улыбкой, что Рихард обрадовался новым проблескам ее любви и поспешил с приготовлениями к отъезду.

Свет одобрил решение Браатца, находя, что он поступил благоразумно!… Что ни говори, а брак Рихарда для великосветского круга был мезальянсом. И понадобились бы долгие годы, чтобы сгладить существенную грань неравного брака.

Поселившись в Диттерсгейме, Леонора сразу ожила. Здесь, в деревне, ей не к кому было ревновать мужа. Кроме того, в деревне она была выше всех по происхождению и ей нечего было бояться сделать тот или иной промах!… И молодая женщина была постоянно весела, относясь ко всем с чрезмерной любезностью, что очень радовало Рихарда. А знакомые его, часто навещавшие их в Диттерсгейме, обожали его жену и открыто выказывали свое восхищение. И Рихард успокоился, достигнув того, чего так пламенно желал. Но недолго продолжалось его счастье…

В свете добродушно подтрунивали над „деревенской идиллией“ милейшего барона, потом перестали вспоминать его, а затем и вовсе забыли!… Как вдруг разразилась катастрофа, заставившая общество вновь заняться толками и пересудами о семье барона фон Браатц!…

Отец Георгины был казначеем и человеком безупречной честности. Как вдруг пронеслась весть о том, что он застрелился, оставив после себя массу долгов и недостачу в кассе, в размере пяти тысяч талеров…

Весть эта, достигнув Рихарда, поразила его, как громом. Он не мог поверить в эту ужасную весть и, чтобы убедиться, немедленно выехал в столицу, не сказав Леоноре истинную причину отъезда.

Георгина никого не принимала, но для друга детства сделала исключение, и от нее Рихард узнал подтверждение страшной вести.

Утешив, как мог, бедняжку, он погасил долги фон Паттенбурга своими деньгами, но стереть клеймо позора был бессилен!

Похороны несчастного самоубийцы он взял тоже на себя, что заставило его безотлучно находиться с Георгиной. И злые язычки заработали…

Когда же, похоронив отца Георгины, Рихард все еще оставался в столице, не прекращая своих частых поездок к бедной девушке, нуждавшейся в утешении, в свете заговорили о том, что „барон Браатц намерен развестись со своей женой и жениться на дочери фон Паттенбурга“…

И свет одобрял это… Всем казалось правильным, если барон расторгнет брак, который был ошибкой с его стороны, и не доставил ему особой радости. Поэтому никого не удивило, когда стало известно, что г-жа Браатц тоже выехала из деревни.

Барон, узнав об этом, поспешил в Диттерсгейм, где убедился, что жена его действительно оставила его.

– За барыней приезжал какой-то худой и больной господин, – сказала ему ключница. – Барыня очень плакали, как уезжали. Прошлись по всем комнатам, со всеми нами попрощались и уехали.

Барон очень скоро добился развода, потому что жена его оставила дом самопроизвольно, на что было обращено особенное внимание. К тому же брак их был бездетным, что также имело немаловажное значение.

Когда Леонора разошлась со своим мужем, родители ее уже умерли, и она поселилась в небольшом городке Баварии, в прирейнской его части.

После объявления резолюции по бракоразводному делу, барон написал ей письмо с просьбой, чтобы она согласилась принимать от него годовое содержание, на которое она, по закону, не могла рассчитывать. Но письмо пришло обратно не распечатанным, и с той поры о ней не было ни слуху, ни духу! И Рихард загрустил…

Устроив Георгину в надежное место, у своей невестки, вдовы своего брата, очень расположенной к нему, барон впал в меланхолическое состояние, граничащее с хандрой. На него очень тяжелое впечатление произвела неожиданная перемена в его жизни, и он отказался от света, только изредка навещал свою подругу детства.

И все стали в тупик…

Значит, барон Браатц вовсе не собирался жениться на Георгине фон Паттенбург, как они предполагали…

Так шло время и Георгине исполнилось уже 26 лет. Она все еще была хороша собой и достойна любви, но без средств жениха для нее не выискивалось. В поколении подростков женского пола начали уже раздаваться злорадные речи насчет „старой девы“ и ее „увядших прелестей“, как вдруг столичный бомонд был поражен неожиданным известием!…

Георгина, на зло цветущим молодостью и красивейшим из женщин была помолвлена с всеобщим любимцем, которого ни одной красавице не удалось залучить в свои сети, с гусарским кавалеристом, бароном фон Герштейн!

Этот молодой красавец был отъявленным сердцеедом, и в великосветских салонах столицы немало женщин вздыхало о нем. Но барон порхал с цветка на цветок, срывал удовольствия и не думал ни о чем серьезном.

Красивый, с вкрадчивыми, элегантными манерами, он считался одним из самых выдающихся кавалеров аристократии! Но он, как огня, страшился цепей Гимменея, и на него пришлось махнуть рукой всем желающим брака. Поэтому неудивительно, что известие о помолвке его с Георгиной было равносильно разорвавшейся бомбе.

Переполох в обществе был ужасный… Городские старожилы не помнили другого такого происшествия, относившегося к скандальной хронике местной знати…

Шутка ли сказать!…

Георгина фон Паттенбург, у которой за душой ничего не было, кроме доброго сердца да стойкого характера, и вдруг выходит замуж за блестящего кавалера, для которого все двери самых щепетильнейших гостиных были настежь открыты…

Невероятное происшествие!…

Великосветские „кумушки“ вели оживленные беседы на эту тему, но никто из них не мог понять, что заставило барона выбрать именно Георгину себе в жены!…

Это оставалось необъяснимой загадкой даже для Рихарда!… Он, как покровитель Георгины, убедившись в прочности положения своей подруги детства, был рад за нее. И после ее свадьбы предпринял далекое путешествие…

Так прошло немало лет…

Многие ожидали, что Браатц вернувшись, женится во второй раз, но он не возвращался, чему была очень рада его невестка. В случае если бы Рихард не женился вторично, наследником всего его состояния сделался бы ее сын. Сама же она вступила во второй брак.

Когда, наконец, Рихард вернулся в родные места, все нашли, что он был прежним: веселым, остроумным и жизнерадостным. Как будто все пережитое им не оставило на нем никакого следа.

О своей жене он никогда не вспоминал даже с госпожой фон Герштейн, продолжавшей питать к нему признательную дружбу.

Сама Георгина за эти истекшие годы мало изменилась. Брак ее оказался на редкость удачным. Муж ее давно отказался от былого образа жизни и слыл хорошим хозяином и семьянином.

За годы супружества брак их был награжден рождением трех сыновей и одной дочерью. Но, увы!… мальчиков угодно было Богу забрать к себе!… В живых осталась одна дочь.

Смерть здоровых, прелестных сыновей нанесла ужасный удар чувствительному сердцу матери. Она долго не находила себе места, горестно оплакивая милых крошек. Печаль ее была настолько велика, что, муж, сам скорбевший по утраченным сыновьям, старался чем-нибудь рассеять жену, окружая ее знаками внимания и любви.

Но если бы не девочка, прелестная, крошечная малютка, точная копия своей красавицы-матери, Георгина, наверное, сама сошла бы в могилу…

Осиротевшие родители всей душой привязались к своему единственному ребенку. Они боялись дохнуть, находясь под вечным страхом потерять ее. Ребенку ни в чем не было отказа, вследствие чего девочка не имела понятия о том, что называется послушанием и дисциплиной. Она привыкла во всем делать то, что ей хочется, исполнять любые свои капризы, не считаясь ни с чем.

„Дядюшка Рихард“, – как называла девочка вернувшегося барона Браатца, – тоже был в восторге от прелестного ребенка. Он питал слабость к очаровательной крошке, напоминавшей ему Георгину, его подругу детства. Его отношения к ребенку были таковы, что о строгости не было и помина, но девочка, однако, боялась его насмешливых порицаний и старалась вести себя более послушно.

Она питала безграничное доверие к „дядюшке Рихарду“, словно это доверие она получила в наследство от матери. А сам барон, который был одинок, вспоминал о своем былом страстном желании иметь ребенка. Вот почему, заметив, что отец с матерью только балуют ребенка, совершенно не думая о воспитании, барон старался исправлять дурные наклонности Полины.

Особенно огорчало его в ней упрямство и эгоизм, а также высокомерная гордость, которые, подобно туману, заволакивали добрые инстинкты и побуждения сердца.

Полину не редко барон называл „племянницей“, забывая совершенно о своем родном племяннике, Альфреде фон Браатц, сыне своего брата. Из этого не следует, что мальчик вел себя дурно и не был достоин расположения дяди. Вовсе нет!

В раннем детстве Альфред воспитывался под присмотром матери, но с тех пор, как она вторично вышла замуж за господина фон Блендорфа, она была зачислена в ряды фрейлин при дворе герцогини. Ей уже не хватало времени, чтобы приглядывать за детьми, и Альфред очутился в положении заброшенного ребенка и был предоставлен самому себе.

Он был слабого здоровья, и мать никогда не принуждала его к усиленным занятиям, полагая, что он „достаточно богат“, чтобы учиться! И товарищи по школе смеялись над ним, называя его „девчонкой“, когда он отказывался принимать участие в их играх и шалостях, предпочитая мечтать в уголке.

Когда Альфред вырос и возмужал, он также отказывался от развлечений, свойственных его возрасту. Он не находил ничего хорошего в буйных кутежах, в которых брат его принимал деятельное участие. Охота, призовые скачки также не прельщали его: он находил их утомительными.

А к женщинам, которые заглядывались на него, как на будущего владельца майората, он подходил с боязливой скромностью. В них он искал только „золотого сердечка“, способного на все мягкое, нежное и чувствительное, способное на жертвы, как и он сам. Он был мечтателем и кротким юношей, вот почему Рихард относился равнодушно и холодно к нему. Барон не признавал „женственных“ мужчин, и всю привязанность любвеобильного сердца он всецело отдал Полине.

Все это учла мать Альфреда, обер-гофмейстерина фон Блендорф. И когда Полина вышла из подростков, она стала приучать ее головку к мысли, что она, сделавшись ее невесткой, сумеет придать имени Браатц фон Диттерсгейм тот ослепительный блеск, которому и угрожала опасность со стороны скромного Альфреда.

Но Полина пока была еще девочкой, и серьезных разговоров на эту тему с нею нельзя было вести.

Вскоре девочка лишилась матери.

Умирая, Георгина завещала судьбу своей дочери „дядюшке Рихарду“ и она не ошиблась. Хорошо зная характер своего легкомысленного от природы мужа, она поняла, что истинной поддержкой в жизни для девочки будет Рихард, а не безвольный муж.

Полине в это время было всего четырнадцать лет. Жизнь впервые нанесла ей тягостный удар, и она растерялась, но истинное утешение она нашла у „дядюшки Рихарда“, а не у родного отца.

Барон Браатц понимал, что девочка-подросток нуждается в женском надзоре, в силу чего предложил Герштейну взять девочке гувернантку. Но тот почему-то все противился, и тогда Рихард устроил Полину в закрытое учебное заведение.

Первое время девочка грустила там, но барон старался чаще навещать ее, а когда она свыклась со своим новым положением, он снова уехал путешествовать. Но он всегда поддерживал оживленную переписку со своей любимицей и каждые четверть года навещал ее, следя за ее развитием.

Отец же ее, господин фон Герштейн, очутившись на развалинах опустевшего „домашнего очага“, снова окунулся в водоворот великосветской жизни!…

Дослужившись до чина полковника, он имел хорошие средства, благодаря разумной бережливости покойной жены. И теперь, не связанный семейными обязанностями, он снова получил возможность вести существование холостой молодежи. О дочери он не беспокоился: он знал, что она хорошо устроена благодаря Рихарду, другу его умершей жены.

11.

Фон Герштейну стукнуло пятьдесят лет, когда он снова повел прежний, рассеянный образ жизни. Природные наклонности взяли в нем верх, и он начал ухаживать за женщинами, говорить им комплименты, добиваясь благосклонности хорошеньких женщин. Но тут судьба сыграла с ним злую шутку.

Прежде он привык к легким победам и не горевал, если женщины страдали из-за него. Теперь же он встретился с такой, которая отомстила за своих предшественниц: барон фон Герштейн попался в сети, расставленные ему красавицей-интриганкой.

Это была дочь вдовы-чиновницы, не имевшей никаких средств к существованию. Она из провинции перебралась в столицу, когда ее дочери Сусанне исполнилось семнадцать лет.

Заботливая матушка, не переставая, твердила, что „красота – дело временное!“ Упустишь ее – все упустишь!

Но Сусанна была настолько умна, что и сама это знала… Свою красоту она считала большим капиталом, но не стремилась пускать ее в оборот, пока не подыщет чего-нибудь хорошего.

Столичная молодежь была в восторге от Сусанны, фон Герштейн был просто без ума от нее.

Хитрая интриганка учла это, и хотя от внешности супруга, старого селадона [1], она не была в восторге, но учла его общественное положение. И она повела так ловко дело, что не успел фон Герштейн оглянуться, как оказался женатым на ней.

– Выжил из ума старик! – говорили в обществе, смеясь над „молодоженом“, но фон Герштейн не слышал этого конечно.

Он считал себя неизмеримо счастливым, что красавица Сусанна именно его выбрала себе в мужья, забывая о том, что другие ее поклонники вовсе не стремились к этому.

Фон Герштейн вступил в брак незадолго до возвращения Полины из пансиона, и Рихарду пришлось самому ехать, чтобы взять ее оттуда.

Полина совсем не знала своей мачехи, однако держала себя с нею тактично, не позволяя никому из посторонних выражать соболезнование, полное лжи и лицемерия.

Она понимала, что отцу не нужно было жениться в его годы на такой молоденькой, но раз он женился, надо спокойно принять этот неприятный факт.

Полина была проницательная девушка, и от нее не ускользнуло, что мачеха – далеко не совершенство, и ее даже нельзя на одну доску поставить с такой женщиной, как ее покойная мать! Ей было больно, когда в обществе смеялись над ее отцом по поводу его странного брака. Но она об этом не хотела говорить даже с „дядюшкой Рихардом!“…

Барон Браатц был в дружеских отношениях с покойной Георгиной, в силу чего он дружил и с самим фон Герштейном. Вот почему, когда тот женился, Рихард откровенно высказал ему то, что думал.

Фон Герштейн не хотел поверить, что Сусанна вышла только ради общественного положения, а не польстясь перезрелой красотой прежнего Дон-Жуана, бывшего покорителя сердец.

Он вспылил в разговоре с Рихардом, и между ними произошла легкая ссора, охладив их прежние дружеские отношения. Все это было очень неприятно барону Браатц, и он предложил Полине поехать с ним в Италию.

– Дядюшка! – умоляюще протянула молодая девушка. – Я не могу этого сделать!… Папа иногда нуждается в отдыхе, а его он получает только, когда приходит в мою комнату. Там он забывает о том, что он „муж своей молодой красавицы-жены“, могу ли я лишить его этого?

– Ну, если ты решила принести себя в жертву, то я поеду один! Я устал и мне тоже надо отдохнуть!…

И он уехал…

12.

После отъезда барона фон Браатц, Полина не на шутку загрустила… Только теперь она осознала, как дорого было для нее присутствие этого жизнерадостного и веселого человека. Какой опорой служил всегда его ясный и развитой ум, какую помощь оказывали ей его познания и опыт.

„Дядюшка Рихард“ был всегда на высоте, о чем бы она ни обращалась к нему. И она должна была сознаться, что истинное чувство любви и привязанности она питала только к нему, а не к своему родному отцу.

Фон Герштейн тоже поверхностно относился к дочери. Он совершенно не думал о том, что, исполняя прихоти молодой жены, лишает дочь иногда самого необходимого. Он дошел до того, что объявил своей наследницей жену, лишив, таким образом, Полину всяких средств.

Он надеялся, что она сумеет сделать блестящую партию, но судьба сама устранила несправедливость, совершенную над самоотверженной девушкой.

Пришло вдруг известие, что Полина признана полной наследницей одного дальнего родственника ее отца. Наследство было очень значительным, в числе которого находилось имение в южной части страны, в которой и происходит действие настоящего романа…

Бывают же чудеса на белом свете!… Очевидно, да, если Полина оказалась наследницей человека, о котором она не имела понятия.

13.

Богатый помещик Ридинг, мать которого состояла в родстве с герштейновским домом, не имел близких родственников. Но у него были другие родственники, почему же этот чудак и мизантроп, каковым считали Ридинга, не любивший аристократию и гордившийся своим мещанским происхождением, вдруг сделал своей наследницей девушку благородного происхождения.

Этот вопрос интересовал многих, но никто не мог дать на него ответа, и странное завещание осталось для всех неразрешенной загадкой.

Особенно все, в том числе и сама Полина, ломали себе голову над тем, почему господин Ридинг не оставил наследство тем, кого он больше всего любил на свете?

Он мог бы сделать наследниками Ганса Геллига и фрейлейн Мейнерт!… Но нет, завещатель, „ради благодарности дружбы“, делает его опекуном Полины, отстраняя ее отца и Рихарда, который всегда тщательно заботился об интересах молодой девушки.

В пользу Гедвиги Мейнерт несколько лет должны поступать проценты с капитала и доходов Полины, хотя Гедвига была круглой сиротой и воспитывалась в доме Ридинга.

Да, поистине все это было очень странно! Многие даже считали Ридинга помешанным, но против фактов спорить не будешь, а в завещании черным по белому было ясно написано, что наследница Полина фон Герштейн…

Ганс Геллиг был племянником Леоноры, которую когда-то так любил Ридинг…

Это был красивый юноша с открытым привлекательным лицом и крайне симпатичным жизнерадостным характером.

Еще ребенком он приезжал на каникулы в имение господина Ридинга, которого звал дядей. Своим приездом он вносил некоторое разнообразие и оживление в уединенное захолустье, где скромным отшельником проживал его старый друг.

Ридинг любил Ганса, как родного сына, и все называли его „молодым барином“, полагая, что он будет наследником.

Отец мальчика, пастор Геллиг, рано овдовел и охотно предоставил своей сестре, Леоноре, воспитание своего единственного ребенка. Но когда она вышла замуж, мальчика взял к себе Ридинг, который мог говорить с ним о Леоноре, которую он по-прежнему любил.

Когда же Леонора разошлась с бароном Браатц, она стала носить свое девичье имя: ее именовали госпожой Геллиг.

С этого времени она вместе с племянником приезжала в имение Ридинга во время каникул юноши. Заметив в Гансе склонность к сельскому хозяйству, Ридинг решил дать ему специальное образование.

Ганс одинаково был привязан и к тетке Леоноре, и к Ридингу. От них он и перенял глубокое отвращение к дворянству. Отец его уже умер, назначив опекуном Ридинга, так как после него остались небольшие средства.

Ганс выразил желание приобрести на эти деньги маленькое имение и хозяйничать в нем, но опекун воспротивился этому.

– Сначала тебе надо окончить гимназию, потом приобрести специальные знания по сельскому хозяйству, а там видно будет…

Так и порешили. Вскоре Ганс поступил в агрономический институт, в тот самый, где когда-то воспитывался и сам Ридинг.

Когда Геллиг, успешно сдав экзамены, вернулся в имение с дипломом, Ридинг предоставил ему управлять своим имением, не ограничивая ни в чем. Молодой агроном мог приказывать и распоряжаться, как ему заблагорассудится. И как же радовался несчастный калека, когда увидел на деле плоды своих забот!… Ганс в последнее, короткое время настолько улучшил ведение сельского хозяйства, применив для этого всякие новшества, что доходы имения намного возросли…

В это время умер лесничий, старый друг Ридинга, оставив на его попечение свою дочь, мать которой умерла за год до этого.

14.

Гедвига Мейнерт, дочь умершего лесничего, была кротким, застенчивым существом. Отличительным признаком ее характера были мягкость и нежность чувств в общении с людьми.

Ридинг был в восторге от этой милой мечтательной девушки, и его озабочивало лишь то, сумеет ли она найти подходящего мужа до того времени, пока он не умрет… К несчастью, смерть пришла раньше: Гедвиге исполнилось восемнадцать лет, когда умер ее опекун, и она осталась уже круглой сиротой.

Правда, покойный поручил ее теплой, истинно-братской привязанности Геллига, но не могли же они жить вместе?

Ганс был озабочен положением молодой девушки и думал уже обратиться к тетушке за советом. Но его смущало, что Леонора живет в полном уединении и замкнуто и вряд ли захочет придти на помощь девушке.

И вдруг помощь пришла с неожиданной стороны… Деревенский пастор, имевший в своем доме помещение для больных англичан, предложил Гансу поместить у него Гедвигу.

– Но у вас много посторонних! – возразил Ганс. – Это будет стеснительно для молодой девушки!

– Нисколько, – ответил пастор. – Я помещу ее в стороне от этой разношерстной компании англичан-пенсионеров.

– В таком случае, я согласен!

Так была устроена Гедвига, а вскоре и сам Ганс перебрался из господского дома, на который он смотрел, как на дом родного отца, в небольшой флигелек.

Завещание диктовало ему иную дорогу, и он не думал отказываться от своих обязанностей.

Новая владелица приехала сюда после смерти Ридинга. Она приехала не одна, а с отцом и с мачехой, и объявила, что намерена здесь поселиться навсегда!

Очень короткой, но довольно характерной вышла первая встреча Полины с управляющим. Оба холодно друг другу поклонились.

– Вы знаете, я теперь здесь полная хозяйка! – сказала Полина.

– Настолько же полная хозяйка, – отвечал Геллиг, – насколько я здесь полновластный управляющий…

Полина промолчала, Ганс тоже не счел нужным продолжать разговор. Оба чувствовали себя неловко.

Тетка Леонора не скрывала от племянника подробностей своей жизни с бароном Рихардом, и он знал, что она немало пережила по милости Георгины, матери Полины. Она ставила ей в вину, главным образом, ее высокомерное отношение к ней, мещанке, и завещала Гансу игнорировать дворян. Вот почему, столкнувшись с Полиной, представительницей аристократии, он заколебался… Неужели он должен мстить за тетку этой, ни в чем неповинной девушке?…

Полина, чувствуя заранее неприязнь к опекуну, насильно навязанному ей, при первой встрече невольно заинтересовалась им, уловив скрытую борьбу, происходившую в душе молодого человека.

После этого Ганс старался избегать встреч с Полиной, хотя исподволь наблюдал за нею, находя немало загадочного и достойного наблюдения в этой девушке. Ее самоотверженная почтительность к отцу, неустанное стремление гарантировать положение мачехи, в котором она не могла бы уронить своего достоинства, и особенно сила характера молодой наследницы – все это порождало чувство величайшего удивления в молодом человеке.

Как управляющий, Геллиг постарался раз и навсегда посвятить владелицу в положение дел, после чего вступил в права своей обязанности. Он всем распоряжался самостоятельно, не допуская ничьего вмешательства. Господин Герштейн попробовал однажды предложить совет по поводу чего-то, но Геллиг так энергично запротестовал, что тот больше не делал никаких попыток. Также энергично отклонял Ганс и предложение переехать обратно в господский дом. Он заявил, что так ему удобнее: никого не будет стеснять, и остался во флигеле.

Но против желания Полины, чтобы он всегда являлся к столу, Ганс не смог дать отпор, считая это невежливым, и он аккуратно являлся к обеденному столу, но на вечерний чай приходил очень редко.

На чайных вечерах Полина часто бывала нелюбезной, хотя сама корила себя за это. Но ее возмущало, что в словах управляющего, при разговоре, сквозило желание поставить мещанство на одну доску с дворянством.

Геллиг, упоминая о том, что Полина и Гедвига находятся под его опекой, неизменно говорил:

– Обе девушки под моей опекой! – не делая ни малейшего различия между нею, аристократкой, и дочерью бедного лесничего.

Полина немало знала случаев, когда мещане, достигнув высокого положения, старались забыть о своем круге, а этот вдруг кичится именно мещанством… а на дворянство смотрит свысока.

Неужели он не такой, как другие?…

Решить этого Полина не могла, вот почему иногда была резка с управляющим во время вечернего чая, за которым можно было вести разговоры.

Полина не раз слышала, с какой теплотой говорил Ганс о своей подруге детства – милой и кроткой Гедвиге… В темных глазах его тогда вспыхивал проблеск живого чувства, и глаза делались неотразимыми, а все лицо чрезвычайно привлекательным.

Мягкая и прочувственная звучность его голоса при этом заставляли приливать кровь к сердцу Полины, с нею он никогда не говорил таким тоном.

И все же она не делала ни малейшей попытки к сближению с Геллигом, хотя чувствовала себя до того одинокой, что порой смертельно скучала.

Однажды она с отцом и мачехой навестили пастора, у которого находилась Гедвига, но ее не было дома. В разговоре о молодой девушке не было упомянуто, и когда пасторша делала обратный визит, она не взяла с собой Гедвигу. По этому поводу возникло небольшое пререкание между барышней-аристократкой и мещанином-управляющим.

– Я думала, что фрейлейн Гедвига навестит меня! – заметила Полина.

– Почему вы это могли подумать, если вы не пригласили ее к себе?

– Но я была не у нее, а у пастора! – оправдывалась Полина.

– Но она же там живет!

– Я знаю!

– Так почему же вы не пригласили ее?

Полина пожала плечами, а управляющий прибавил в заключение:

– Гедвига – девушка достойная во всех отношениях!

Полина отвернулась и промолчала, хотя ей очень хотелось познакомиться с Гедвигой. Она была заинтересована, что представляет собой подруга детства Геллига… Но разговора об этом больше не начинала.

И Полина продолжала скучать…

Даже отец теперь не нуждался в ней… В столице он спасался в ее комнату для отдыха, здесь же было столько комнат, что он мог где угодно отдохнуть без помехи.

Но мачеха тоже скучала и решила поэтому обратить внимание на управляющего…

Стояло чудесное утро…

Сусанна вышла на прогулку и шла по аллее парка, разбитого вблизи дома, когда навстречу ей попался Геллиг.

– Не хотите ли пройтись? – любезно предложила она ему.

Ганс сдержанно ответил:

– Извините, некогда!

– Ах, вы, делец! – рассмеялась госпожа фон Герштейн. – Бросьте все и давайте погуляем, утро такое прекрасное.

Геллиг удивленно взглянул на нее и холодно заметил:

– У меня нет времени для прогулок, баронесса!

С этими словами он зашагал прочь.

– Медведь! – презрительно бросила ему вслед баронесса.

В следующий раз, когда она увидела управляющего за разборкой почты, она кокетливо сказала ему:

– Новые журналы получили?

– Да, получил!

– Почитайте мне что-нибудь!

– Здесь только серьезные вещи!

– А вы женщин считаете не способными интересоваться чем-либо серьезным?

– Разные бывают женщины!

– А я, по вашему, не принадлежу к разряду серьезных женщин?

– Извините меня, я думаю, что не принадлежите!

Баронесса ушла, недовольно фыркнув, а при случае сказала мужу:

– Терпеть не могу этого мужика!

– Какого мужика?

– Да Геллига! Ужасный неуч, говорить с порядочными людьми не умеет!

И тогда баронесса стала приставать к мужу, чтобы поехать в столицу развлечься! Но он счел за лучшее пригласить несколько офицеров своего полка.

Когда Полина узнала об этом, она промолчала, считая, что для нее лично выгоднее терпеть присутствие офицеров здесь, в деревне, чем ехать в столицу, где они могли бы задержаться надолго. Столица вовсе не прельщала Полину, где ей снова пришлось бы переживать, слыша насмешки по адресу своего отца.

15.

Полина находилась в хороших отношениях с госпожою фон Блендорф, в силу чего она постаралась любезнее встретить и принять обоих сыновей этой аристократки, Альфреда фон Браатц и лейтенанта фон Блендорф, находившихся в числе приглашенных.

С приездом гостей в деревню жизнь Полины резко переменилась. Теперь она все время находилась среди веселых молодых людей. За день целая вереница проходила разных лиц перед ее глазами. А поздно вечером, оставаясь одна, молодая девушка погружалась в размышления, мысленно перебирая достоинства всех ее знакомых.

Как всякая молодая девушка, Полина мечтала о будущем, представляя себе, каким бы она желала видеть своего мужа! И из всей вереницы молодых людей она добровольно ни за что не выбрала бы. И тогда она с горечью шептала: „Никого нет возле меня, о ком бы стоило бы подумать. Решительно никого…“

Но девическое воображение иногда рисовало ей идеальный, заманчивый образ мужественного человека с сильным характером и непреклонной волей…

Но под этот образ не было никого из ее знакомых подходящих, и тогда она снова шептала:

– Никого! Совершенно никого нет подле меня!…

Твердила она это с безнадежностью, и в тоже время, краснея, словно опасаясь, чтобы кто-нибудь не подслушал ее.

И она озиралась по сторонам, боясь даже того, как бы кто, взглянув на нее, не отгадал ее тайных мыслей!… А отгадав, мог бы воскликнуть:

„Зачем ты лжешь, гордая девушка?… Ты хорошо знаешь, что есть такой человек возле тебя!“…

И Полина, насилуя свои мысли, заставляла сгруппироваться их вокруг Альфреда фон Браатц. Она доказывала себе, что это самый подходящий во всех отношениях для нее жених.

Сам же Альфред довольно пассивно относился к той, которую прочили ему в невесты. Он старался быть любезным с Полиной, как с хозяйкой дома, а во всем остальном был очень скромным и незаметным. По своей скромности здесь, как и везде, он уступал первое место своему живому характером брату, который в самом скором времени заставил Сусанну фон Герштейн позабыть мещанское равнодушие управляющего.

Дело сватовства Альфред всецело предоставил своей матери, ни словом не намекая на это самой Полине, что гордой девушке было неприятно, хотя она тоже всецело считалась с одной матерью Альфреда, госпожой фон Блендорф, аристократкой высшей марки, перед которой все в столице преклонялись с величайшим почтением.

Отец и мачеха Полины одобрили предполагаемый проект ее замужества: отец – из тщеславия, мачеха – из эгоизма, желая поскорее избавиться от неудобной для нее красавицы-падчерицы.

Но дни шли за днями, а все оставалось по-прежнему. Полина, ощущавшая все больше и больше свое моральное одиночество, снова начала скучать…

Ей страстно хотелось поделиться с кем-нибудь своими мыслями, но и этого она была лишена! Наконец, ею овладела тоска, и она вылила ее в письме к „дядюшке Рихарду“. Послание ее вышло порывистым, сумбурным и ее преданнейший друг встал в тупик! Он понял лишь одно, что его обожаемая любимица нуждается в его присутствии.

Барон заволновался и поспешил как можно скорее выехать, чтобы узнать, что случилось с Полиной, которая о своей предполагаемой свадьбе не написала ему ни слова.

Конец первой части.

Часть вторая.

1.

Роса, выпавшая, за ночь, еще блестела на большом, прекрасном газоне, который наподобие бархатного ковра расстилался перед окнами комнаты „дядюшки Рихарда“. Фон Браатц залюбовался на эту зеленую, как изумруд, луговину, когда он, проснувшись на другой день после своего приезда в Геллерсгейм, подошел к окну и поднял занавеси.

Было еще очень рано, и парк, расстилавшийся перед ним, спал в ничем не нарушаемом покое. Легкие, как пар, облака, еще заволакивали цепь синих гор, которые, обыкновенно, видны на далеком расстоянии. Но птицы уже давным-давно проснулись и пели хвалебные песни наступающему прекрасному дню, который начинал уже украшаться в светлое золото восходящего солнца.

Барон Рихард, отзывчивое сердце которого всегда отличалось чрезвычайной восприимчивостью к красотам природы, был в восторге от чудесного летнего утра. В продолжение нескольких минут он не мог оторвать глаз от волшебной, лежавшей перед ним картины! И только после некоторого колебания решился наконец отойти от окна и выйти из комнаты.

Он занимал две комнаты в бельэтаже, из которых одна имела дверь, выходившую прямо в цветник и оранжереи парка. Таким образом, он мог очутиться на воздухе, не потревожив никого.

Он был один, и как свободно ему дышалось на этом утреннем, целебном воздухе! Он не нуждался сейчас ни в чьем обществе, даже Полина, пожалуй, помешала бы ему в эти восхитительные минуты.

Барон Рихард имел привычку посвящать первый час каждого утра исключительно самому себе!… Для его подвижной и живой натуры, время сосредоточенности и размышления, время, когда он обсуждал и анализировал про себя свои предположения и решения, были настоятельно необходимы!…

В отличном расположении духа, ничем не волнуясь и не тревожась, барон беззаботно шагал по широким, усыпанным мягким щебнем и красным песком, дорожкам. По временам он останавливался, залюбовавшись на оригинальную группу роскошных, столетних деревьев или каким-нибудь, стоящим в полном цвету, кустом… Пением птиц, которых здесь было множество и самых разнообразных пород, он прямо-таки наслаждался.

Парк был разбит на широкую ногу и содержался в большом порядке. На всем была заметна деятельная и заботливая рука, которая со вкусом и знанием дела управляла здесь в продолжение многих и долгих лет.

Этот господский дом и громадный парк в продолжение тридцати лет, составляли изолированный мирок покойного Ридинга! Что же мудреного, что все это он постарался отделать так красиво и привлекательно?!

И вот, помимо всякого желания со стороны Рихарда, мысли его остановились на воспоминании о Ридинге…

Он в раздумье замедлил шаги и медленно, испытующим взором осмотрелся вокруг, как бы желая ориентироваться в этом уединенном и благоуханном мирке цветов и зелени. Лицо его получило оттенок большей серьезности, чем обыкновенно. Когда он, за минуту до этого, прислушивался к свисту дрозда, лицо его улыбалось, теперь же было суровым. Но в этом не было ничего удивительного!

Воспоминание о Ридинге всегда было мучительным для барона!… Оно чуть-чуть не помешало ему приехать сюда… Да он и не приехал бы, если бы Полина не осаждала его такими странными, полного нравственного страдания, письмами.

Почему же было так тягостно воспоминание о Ридинге для Рихарда?… Почему так тяжело было у него на душе сейчас, когда он озирался по сторонам отгороженного мирка, в котором долгие годы жил покойный?!

Правда, они оба протянули руки к одному и тому же заманчиво блестевшему им навстречу сокровищу… Счастье же выпало на долю Рихарда фон Браатц, и Ридингу пришлось замкнуться в себе и отчаянно страдать… Но ведь барону Рихарду пришлось потом еще больше страдать, когда он убедился, что золотой блеск этого сокровища оказался фальшивым!

И если на долю Ридинга выпало только уединение, то Рихарду было куда горше: он был ужасно разочарован и оскорблен в своих самых лучших чувствах… Так кто же из них двоих наиболее был достоин сожаления.

Едва заметная, горькая усмешка проскользнула по лицу барона, когда картина прошлого, с ужасающей ясностью, встала перед его умственным взором…

„Клянусь, что буду любить ее и заботиться о ней так, как только вы один, Ридинг, могли бы это сделать!“ – прозвучали в его ушах слова, сказанные им в то памятное утро, когда они оба с Леонорой стояли на коленях у постели ее спасителя.

– О, Леонора, Леонора! – с горечью вслух прошептал Рихард. – Клятву я свою выполнил, я горячо и беззаветно любил тебя и не обманул твоего доверия, а если ты ушла от меня…

Барон тяжело вздохнул, не окончив начатой фразы. Ему до сих пор было мучительно вспоминать о жене. Она так странно покинула его, не дав никаких объяснений… И сколько лет страдал барон Рихард от одиночества, которое было тяжелее, чем одиночество Ридинга… Тот был один, а Рихард страдал от одиночества в кругу друзей, его окружающих, и среди шума удовольствий. А разве теперь кончились его страдания, когда он не знает, что потом стало с Леонорой: умерла ли она или жива до сих пор?…

После состоявшегося развода Рихард написал ее поверенному, домогаясь узнать о местопребывании ее, но получил весьма неопределенный ответ. Ему сообщили, что Леоноры нет ни у брата, ни у Ридинга.

Прошел год – о Леоноре по-прежнему не было ни слуху, ни духа…

Рихард продолжал наводить справки, но вскоре узнал, что ее брат получил более лучший приход, чем тот, где он до того был священником. И поверенный отправился за границу, в соседнее государство…

Погруженный в размышления, барон не заметил, как дошел до той части парка, где деревья росли сплошной стеной, распространяя вокруг себя полумрак и прохладу. Собственно, это был уже не парк, а густой лес, частично принадлежащий Полине, в той части, где парк соединялся с ним.

Рихард свернул в сторону и продолжал все также медленно идти. Вдали виднелись лесные просветы: он приближался к опушке леса, за которой тянулись роскошные засеянные поля, и виднелась красные крыши деревни с доминирующей над всем высокой и стройной колокольней.

Утомленный долгой прогулкой Рихард заметил пенек срубленного дерева и сел. Мысли его все еще витали вокруг Леоноры, воспоминание о которой было до того живо в его памяти, что он не удивился бы, если бы Леонора появилась бы перед ним из-за кустов, мелодично шумевших от колебаний ветра.

И вдруг Рихард вздрогнул, заслышав шаги… Он поспешно обернулся, словно в самом деле ожидал увидеть Леонору… Но Леонора, конечно, не появилась, хотя молодая особа, представившаяся глазам барона, была не менее хороша!…

Это была красивая молодая девушка, с белокурыми волосами, которые шаловливо развевал ветер, со стройной фигурой и грациозными движениями. Она шла медленными шагами, робко взглядывая на молодого, человека, что-то говорившего ей с большим воодушевлением.

Лица молодого человека не было видно Рихарду, потому что оно было обращено в другую сторону. Слов их разговора барону также не было слышно, потому что они шли на расстоянии не меньше, чем на двадцать шагов… Зато и самого барона они не могли видеть, он сидел, скрытый кустами.

Все же барон Рихард увидел, как молодой человек, с нежным насилием, взял у девушки руку и робко, но любовно прикоснулся губами к этой руке. Взглядом полного участия следил он издали за парочкой, переживавшей, очевидно, первые весенние дни любви и надежд.

Молодая девушка была в глубоком трауре, и этот наряд еще более выделял белизну и свежесть кожи молодой девушки, нежной до прозрачности. Через руку у девушки была перевешена шляпа, так что лицо ее оставалось совершенно открытым. И барон невольно залюбовался ее прелестным личиком, полным кротости и душевной чистоты.

Девушка слушала слова своего спутника с явным восторгом, хотя и с некоторой долей не то застенчивости, не то робости.

Барон Рихард старался разглядеть лицо ее спутника, и когда это ему удалось, он чуть не вскрикнул от удивления!… Это был… его племянник, Альфред фон Браатц!…

– Та-та-та! – еле мог выговорить, оправившись от изумления, барон. Но лицо его не выражало неудовольствия… Наоборот…

Барон Рихард никогда не питал чувства расположения к Альфреду, а сейчас смотрел ему вслед с улыбкой удовольствия на лице, когда его племянник давал наглядное доказательство, что в деле любви он не менее ловок и самостоятелен, как и все прочие молодые люди.

Скажите, пожалуйста, этот тихоня, которого мать не считала способным посвататься без посторонней инициативы, показал себя настоящим мужчиной.

Вопреки наставлениям маменьки, наметившей ему невесту, он сумел найти случай совершенно самостоятельно влюбиться в другую девушку. И как видно, объяснялся сейчас с предметом своей любви в довольно решительных и бойких выражениях!

И „дядюшке Рихарду“ до того это показалось забавным, что он не утерпел, чтобы не расхохотаться. И это он сделал с большим удовольствием, особенно потому, что радовался избавлению Полины от жениха, совершенно не подходящего для нее.

Ей в мужья нужен был особого склада человек!… Мужественный и решительный, который мало того, чтобы мог вдохнуть любовь в ее сердце, но еще сумел бы заставить уважать себя.

2.

Кустарник давно заслонил собою влюбленную парочку от барона, а он все еще довольно улыбался. Затем, движимый желанием проследить за ними, он потихоньку зашагал вслед, не в силах отказаться от желания узнать, что будет дальше.

Молодые люди, выйдя на опушку, пошли полем по направлению к деревне, и барон Рихард, идя за ними следом, раздумывал о том, кто бы могла быть эта молодая девушка. Как вдруг он заметил, что помимо него есть еще один наблюдающий за влюбленной парой.

Под деревьями, в недалеком от барона расстоянии, остановил лошадь какой-то господин. Чтобы лучше видеть, он даже приподнялся на седле. Прикрыв глаза рукой от слепящих лучей солнца, он пристально-пристально наблюдал за молодыми людьми. Вглядевшись внимательно в лицо всадника, барон Рихард узнал в нем управляющего Полины, которого он видел накануне проходящим по двору замка.

И сегодня, как и вчера, ему снова бросилась в глаза гордая осанка и прекрасные, мужественные черты лица этого человека. И барон должен был сознаться, что он произвел на него благоприятное впечатление.

Когда всадник опустил наконец руку, защищавшую его от знойного солнца, барон заметил на его лице несколько мрачное выражение. Но оно тотчас же исчезло, когда он увидел, что на него с пытливым любопытством смотрит кто-то посторонний, незнакомый ему.

Всадник проехал медленно мимо барона Рихарда, не спуская с него твердого и проницательного взгляда, но когда он приподнял в знак приветствия шляпу, фон Браатц был удивлен странным выражением, промелькнувшим по его лицу.

„Чтобы это значило? – подумал барон. – Ревность?… Или краска стыда от сознания, что его застали на месте преступления?“ И барон постарался любезнее ответить на приветствие всадника, искренно желая облегчить ему тягость мучительного чувства моральной неловкости, какую испытывает человек, застигнутый во время совершения дурного поступка.

И теперь барон неожиданно получил ключ к разгадке, возбуждавшей его любопытство… Раз это был управляющий, тогда девушка, значит, была дочерью лесника, жившая в деревне и которую молва называла его невестой.

И если недавно баран Рихард радовался за Полину, избавившуюся от неподходящего жениха, то теперь порицал постороннюю для него девушку… Ему казалось странным, что она предпочитает Альфреда человеку, которого так высоко ценил покойный Ридинг…

Еще долго мог бы размышлять барон Рихард на эту тему, если бы его желудок не стал настойчиво заявлять свои требования, и он направился к замку той самой дорогой, по которой только что исчез всадник, произведший на него сильное и приятное впечатление своей внешностью.

Четверть часа спустя барон Рихард входил во двор замка, где царило чрезвычайное оживление…

Слуги бегали к господскому дому и обратно, а конюх чистил скребницей чистокровного коня, на котором только что приехал управляющий. Из господского дома старый слуга в горохового цвета ливрее, нес на покрытом белоснежной скатертью подносе завтрак во флигель.

„Дядюшка Рихард“ не стал размышлять о том, кому предназначался этот завтрак, а прежде всего подумал о себе и подумал не без эгоизма.

По дороге ему встретилась горничная, спускавшаяся с лестницы господского дома, и барон дал ей поручение спросить у барышни, не позволит ли она ему позавтракать на ее половине…

3.

Но поручение оказалось совершенно излишним. В виде ответа появилась сама Полина, радостно бросившаяся к барону.

– Дядюшка Рихард, – весело и лукаво обратилась она к нему, – с каких это пор мы соблюдаем с вами китайские церемонии? Ну-ка, отвечайте немедленно!

Полина улыбнулась, но тут же, сделавшись серьезной, она прибавила:

– Ты же знаешь, дядя, что я встаю очень рано, а раз так, то кому же я принадлежу со всем своим временем, со всеми мыслями, как ни тебе, милый дядюшка!?

Полина подошла к двери, ведшей в комфортабельно устроенную небольшую комнату, и распахнула ее.

– Посмотри-ка, дядюшка, разве здесь не уютно?

– Прелесть!

– А мой столик разве не смотрит на тебя с самым пригласительным видом?

– Я готов принять приглашение! – шутливо расшаркался барон.

– Ну вот и прекрасно! – улыбнулась Полина, указывая рукой на приготовленное для него место.

– Это очень покойное удобное кресло! Может быть, ты думаешь, что я позабыла приготовить для тебя сигары?… Ни Боже мой!… Да и кроме сигар… взгляни-ка сюда!

Молодая девушка плутовски блеснула глазами, когда „дядюшка Рихард“ самодовольно улыбнулся при виде того, на что указывала Полина.

– Даже противные газеты, ради которых ты забываешь все на свете, и меня в том числе, – и те я приготовила для тебя!

– Ах ты, дурочка моя! – расхохотался барон. – Неужели ты считаешь меня настолько невоспитанным и неделикатным, чтобы, увидевшись с тобой после долгой разлуки, я бы стал читать газеты, вместо того, чтобы беседовать с тобой?… Самая свежая газетная новость не может быть для меня интереснее тебя!

Полина признательно улыбнулась, довольная словами своего старого друга.

Опустившись в кресло, барон взял чашку кофе из рук Полины, с удовольствием наблюдая, как мило хозяйничала его любимица. Все движения ее были полны грации и изящества, и барон смотрел на нее ласкающим взглядом. Позавтракав, он с удовольствием закурил и сказал:

– У тебя я чувствую себя как дома! – заявил он, ласково улыбнувшись.

– Очень рада! – радостно ответила Полина.

– А завтрак твой превкусный!… Хотя после такой длительной прогулки, какую я успел совершить, я все бы нашел вкусным!

– Где же ты успел побывать? – несколько озабоченно спросила Полина, бросив беглый взгляд на флигель, в котором было растворено окно.

– Сначала я вышел подышать воздухом в парке, но потом увлекся и зашел далеко.

– И ты доволен прогулкой?

– О, даже очень! – последовал ответ.

– Вот как? – удивилась Полина. – Что же интересного увидел ты?

– Я нечаянно натолкнулся на влюбленную парочку!… Но я не виноват в этом!

Полина быстро вскинула глаза на дядю, словно хотела что-то сказать, но быстро оправилась и равнодушным тоном спросила:

– Кто же это был?

Барон тотчас же ответил, причем в голосе его звучало восхищение.

– Что касается девушки, то это было прелестное, очаровательное создание, с милым, кротким личиком, так гармонировавшим с моими возвышенными, неземными мечтаниями в то время! Ну, а кавалер ее, – скривился барон, – кавалер мне меньше понравился!… Он в один миг снял меня с неба и переселил на грешную землю.

Полина старалась овладеть игрой своего лица и голоса, но не в силах была успокоить разбушевавшуюся кровь, залившую яркой краской ее лицо.

– Не правда ли, она была блондинка, твоя маленькая святая?… На ней был глубокий траур, да? – спросила Полина, не поднимая глаз с вышивания, которое взяла в руки.

– Совершенно верно! – подтвердил барон. – Следовательно, ты догадываешься, кто была эта особа?

– Это была Гедвига Мейнерт! – последовал хладнокровный ответ.

Помолчав немного, Полина все же не удержалась, чтобы не спросить:

– Ну, а… господин? – запинаясь, еле слышно сказала она.

– Что касается господина, то мы его хорошо знаем! – с оттенком легкой насмешки проговорил барон.

– Хорошо знаем? – удивилась Полина.

– Ну, да!… И, представь, мне было очень неприятно, что эта Гедвига Мейнерт, как ты говоришь, оспаривает пальму первенства у моей любимицы!

Молодая девушка, побледнев, смотрела на барона, причем глаза ее сверкали своеобразным блеском.

– Я не понимаю тебя, дядя… – растерянно сказала Полина.

– Вот как?… Неужели не понимаешь? – подзадоривающе произнес Рихард. – А я думал, что ты сразу догадаешься, что разговор идет о человеке, к кому ты имеешь право больше, чем кто-нибудь, предъявлять требования!

Волна крови снова прихлынула к щекам молодой девушки, и она дрожащим от волнения голосом спросила:

– Кому же я говорила, дядюшка Рихард, что этот человек мне дорог? – с чувством оскорбленного достоинства спросила она, сверкнув глазами.

– О, женщины, женщины! – засмеялся он. – Кому дано разгадать вас?

Заметив, что разговор на эту тему продолжает волновать его любимицу, он прибавил:

– Ты можешь успокоиться, Полина. Я, по крайней мере, никогда не верил в эту любовь!

– Дядюшка! – вскричала нетерпеливо молодая девушка. – Скажи мне наконец о ком ты говоришь?

– Разумеется, об Альфреде, о ком же еще?…

Вздох облегчения вырвался из груди Полины, и тогда барон, лукаво улыбнувшись, прибавил:

– Или может быть, существует еще некто, кто имеет гораздо более прав на твое сердечко, племянница, а?…

Неожиданно молодая девушка смутилась так сильно, что скрыть этого было нельзя. Она как будто испугалась, но испуг этот был радостным… Ее прекрасное личико озарилось внутренним светом, когда она, переводя дыхание, прошептала:

– Ах, дядюшка Рихард, если бы ты знал, как во мне замерло сердце!

Барон нежно и любовно заглянул в ее глазки и улыбнулся, говоря:

– Странное, удивительное ты дитя!… Можно подумать, что ты обрадовалась, что Альфред предпочел тебе другую…

– Нет, дядя! – возразила Полина. – Я только считаю, что лучше неверность до брака, чем после него!

– Конечно! – одобрил барон. – Вот почему не следует спешить с клятвами, потому что ревность приходит раньше клятв, что видно на твоем управляющем! Представь, его не смущало, что он выслеживает влюбленную парочку, о которой у нас с тобой шла речь…

Молодая девушка порывисто обернулась к барону.

– Ты говоришь об управляющем? – быстро спросила она. – Разве он тоже наблюдал за Гедвигой Мейнерт?

– О, еще как! – рассмеялся Рихард. – Он наблюдал с большим интересов, чем я! И едва сдерживал свой гнев, когда парочка шла полем! Его мрачный вид говорил о том, что это происшествие его крайне расстроило… Но если он имеет виды на сердечко этой маленькой волшебницы, то мне его от души жаль!

– Мне также жаль его! – проговорила Полина, бросив исподтишка взгляд на барона, словно желая убедиться, какое впечатление произведут ее слова на него…

– Мне жаль его, – повторила она, – потому что мне кажется, она очень дорога ему!…

Сказав, Полина опустила голову, и личико ее стало серьезным, утратив лучезарность.

За дверью послышался легкий шорох, словно скреблась собака.

Полина поспешно встала и открыла дверь, в которую грациозными скачками вбежала прекрасная охотничья собака, и, визжа от радости, бросилась к молодой девушке.

Барон удивленно смотрел на собаку.

– Это умное животное принадлежит управляющему, – пояснила Полина, проводя рукой по лоснящейся шерсти собаки.

– До меня в этой комнате жил господин этой, хорошо выдрессированной, собаки! И умное животное оказалось настолько чутким, что не забывает сюда дороги, видя, что ее здесь встречает радушный прием!

– Вот как? – глубокомысленно заметил барон, оглядывая комнату. – Для управляющего нельзя подыскать более подходящей комнаты! Отсюда он мог окинуть взглядом одним сразу все владения! А вот ты могла бы для себя выбрать другую комнату, гораздо более удобную, чем эта! Ты же любишь природу, и твои владения изобилуют живописными ландшафтами! Отсюда же не видно красот природы: ни цветов, ни зелени, ни гор!

– Но здесь мне очень удобно! – попробовала запротестовать Полина.

– Но, помилуй, чем же? – возразил барон. – Сомнительное удовольствие слушать шум хозяйственной сумятицы. Да и смотреть на это маленькое, обветшалое строение, что напротив – тоже мало приятного!

Полина что-то хотела ответить барону, как в комнату вошел слуга с докладом, что управляющий просит принять его по срочному делу.

– Я могу принять господина Геллига!… Просите его сюда! – приказала Полина.

В следующую минуту в дверях комнаты показался тот, о котором докладывал слуга.

4.

Барон фон Браатц провел под кровлей замка всего одну ночь, управляющий же не пожелал явиться к вечернему чаю, за которым собирались все обитатели замка. Вследствие этого барон не был знаком с ним и не знал, что его фамилия Геллиг. Теперь наступила возможность познакомиться ему с управляющим Полины.

Когда молодая девушка представила мужчин друг другу, ее опекун сдержанно и холодно поклонился.

На Геллига имя человека, стоявшего перед ним, не произвело, очевидно, ни малейшего впечатления, но барон фон Браатц, услышав фамилию управляющего, быстро вскинул глазами и был настолько взволнован, что его возбуждение не ускользнуло ни от Полины, ни от ее опекуна.

Управляющий поспешил приступить к цели своего посещения.

– Сегодня первый день годичной четверти, – начал он, – и в кассу поступили проценты с вашего наличного капитала, – прибавил Геллиг, положив на стол несколько тяжеловесных свертков золота.

– Не потрудитесь ли вы это дело покончить с отцом? – более дружелюбно, чем всегда, заметила Полина. – В денежных операциях я совершенно беспомощна и, боюсь, что никогда не сумею привыкнуть ко всем этим серьезным делам!

– Расчет сделать нетрудно, фрейлейн! И чтобы не затруднять вас, я мог бы объясниться с вашим отцом, но вы же знаете, что по завещанию только ваша собственноручная подпись имеет значение! Так что вам самой, фрейлейн, придется подписать эти бумаги!

Полина прикусила губы.

– Хорошо, я подпишу их! – сказала она, вставая и направляясь к столу.

Барон Рихард, не спуская глаз с управляющего, вдруг обратился к нему:

– Вы не могли бы мне ответить на один вопрос, который имеет для меня большое значение?…

– К вашим услугам, милостивый государь, – последовал вежливый ответ.

– В былое время я знавал одно семейство, носившее ту же фамилию, что и вы! К тому семейству я был очень близок!… Отец был доктором в этом семействе, в деревне Н… Вы не состоите ли в родстве с ними?

– То был мой дед, – ответил коротко Геллиг, явно недружелюбным тоном.

– Боже мой, дед! Ваш дед! – вскричал барон. – Значит, я не ошибся!

Рихард ожидал, что теперь со стороны Геллига тоже посыпятся вопросы, но он ошибся; управляющий нагнулся к собаке и нежно проводил по ее ушам и голове.

– Тогда ваш отец, – снова начал барон, – был некоторое время, насколько мне известно, пастором в родной своей деревне.

– Совершенно верно, милостивый государь.

– А что с ним стало после?

– Он умер! – ответил Геллиг, растягивая слова и не поднимая головы по-прежнему.

– Умер, – как эхо, повторил барон и в волнении зашагал по комнате. – Прекрасный был человек!…

Прервав свое хождение, он остановился перед Геллигом и решительно произнес:

– Было время, когда фамилия Браатц фон Диттерргейм и Геллиг – составляли одно целое!… Ваша тетка была моя жена!…

Управляющий кивнул головой в знак согласия и барон продолжал:

– Она сама оставила меня, – сказал он, причем голос его заметно дрогнул. – И с тех пор я не имел о ней никаких сведений!… Не можете ли вы мне сказать, что с нею сталось?

– Несчастная женщина! – тихим и прочувственным голосом ответил Геллиг.

Барон пошатнулся и поднес руку к глазам.

Полина подошла к нему и нежным движением отвела его руку и прижалась к ней лицом.

– Я не знаю за собой никакой вины! – успокоил он молодую девушку. – Но скорбь моя беспредельна! – с грустью прибавил он.

Слова: „Я не знаю за собой никакой вины“, – были настолько искренними, что произвели глубокое впечатление на Геллига, и он уже без предубеждения взглянул на барона.

– Я никак не ожидал встретить вас здесь, – продолжал фон Браатц, обращаясь к управляющему. – Полина ничего не знает о несчастной катастрофе моей жизни, а ее отец, как видно, позабыл об этой печальной истории! – с горечью прибавил он. – Иначе, поверьте, если бы он написал, что вы здесь, мы бы с вами не встретились! Но раз обстоятельства так сложились, не будете ли вы так добры, поделиться со мною фактами, полными для меня огромного значения!

Манера говорить „дядюшки Рихарда“, полная добродушия и искренней откровенности, не только не допускала противоречия или недоброжелательства, наоборот, подкупала, располагая в свою пользу.

Это испытал на себе Ганс Геллиг…

Забыв свое предубеждение против аристократии и особенно против барона фон Браатц, он пошел навстречу его желаниям, почувствовав к нему симпатию и расположение.

– До обеда у меня есть неотложные занятия, – сказал Геллиг барону, – а после него – я весь к вашим услугам, барон!

– Благодарю вас! – просиял Рихард, с чувством пожимая руку управляющего.

В разговор вступила Полина.

– Ах, вы всегда так заботитесь о моих интересах! – сказала она, и на этот раз в тоне ее голоса звучала неподдельная вежливость. – Я право, не знаю, как и благодарить вас!

Управляющий слегка поклонился ей.

– В настоящую минуту дело идет скорее о ваших удовольствиях, чем о ваших интересах! – шутливо подчеркнул он. – Мне сказали, что для бала, назначенного на сегодня или на завтра, намерены сделать нападение на лес! И мне необходимо присмотреть за процедурой „грабежа с увеселительной целью“, – прибавил он с улыбкой, – а то могут поломать питомники.

Полина сделала удивленное лицо.

– Для какого бала? – спросила она. – Я ничего решительно не знаю об этом!

– Простите, если своим сообщением я невольно нарушил обаяние сюрприза, который, очевидно, готовила вам госпожа фон Герштейн! Теперь она в праве на меня разгневаться!

– Зато я буду вам крайне признательна! – сказала Полина. – Поверьте, если этот бал и был бы для меня сюрпризом, то очень неприятным!

Управляющий с недоумением посмотрел на нее, и Полина поспешила пояснить:

– Г-жа фон Герштейн всегда стремится доставить мне удовольствие, за что я ей очень благодарна! Но в данном случае она забыла о том, что этот дом в настоящее время – дом скорби и воздыхания! Со дня смерти господина Ридинга не прошло еще и трех месяцев. И если мы, никогда не знавшие его, не можем сожалеть о нем, то найдутся здесь и такие сердца, которые обливаются, быть может, кровью при печальном воспоминании о нем!… Приятно ли им будет столкнуться с таким пренебрежительным отношением к святейшему из чувств, как импровизация какого-то бала?!

Геллиг внимал этим речам с чувством приятного изумления. И подобно тому, как тает снег под лучами вешнего солнца, таяла в нем неприступная холодность под влиянием теплых и задушевных слов Полины…

Он бросил невольный взгляд удивления на молодую девушку, запавший в глубину ее сердца, радостно дрогнувшего, словно в предчувствии какого-то нового, еще не испытанного ею, чувства.

Впрочем, молодой человек тотчас же овладел собой и уже спокойно-деловитым тоном спросил Полину:

– Какое же будет ваше распоряжение, фрейлейн, относительно бала?… Не пожелаете ли вы отменить приказание госпожи фон Герштейн, опираясь на свои права?

– Мои права тут ни при чем, – ответила Полина, – я отменю это распоряжение в интересах самой госпожи фон Герштейн! Но не предупреждайте ее, я сама поговорю с нею и поблагодарю за внимание ко мне! А вас я только попрошу уведомить людей об отмене первоначального распоряжения.

– Хорошо, я их уведомлю! – сказал Геллиг, и непривычная мягкость звучала в его грудном, выразительном голосе, что заставило смутиться Полину, и на прощальное приветствие опекуна она еле слышно ответила.

После ухода управляющего барон тоже удалился к себе, и Полина осталась одна. Долго сидела она, задумавшись, у окна, рассеянно глядя, как старый Антон перед дверьми флигеля чистил винтовку своего барина.

Затем, словно пробудившись от сладострастного сновидения, она встала и, взглянув на себя мимоходом в зеркало, вслух сказала:

– Пора одеваться!

На Полине был утренний туалет.

5.

На прекрасно обставленной террасе, выходившей из замка прямо в парк, собрались все домочадцы полковника фон Герштейн.

Обед только что кончился.

Сусанна первая вышла из-за стола, подав этим пример остальным сделать то же самое.

Управляющий, поднявшись вместе со всеми, сделал общий поклон и хотел удалиться, когда госпожа фон Герштейн обратилась к нему со словами:

– Геллиг, останьтесь сегодня в нашем семейном кружке ради интимной беседы!

Геллиг, прежде чем ответить, мельком взглянул на Полину и, увидев одобрение в ее глазах, согласился на просьбу дамы.

С того времени, когда Полина с тактичностью нежного и чувствительного сердца отнеслась с таким вниманием к памяти и трауру по его покойном друге, заменявшем ему при жизни отца, Ганс иными глазами стал смотреть на нее. Она представлялась ему в совершенно новом и чрезвычайно благоприятном освещении! И Ганс стал к ней относиться с большим расположением, которое его самого благодетельно согревало.

Сама Полина тоже совершенно изменила отношение к опекуну.

С приездом дядюшки Рихарда она обрела уверенность, что ее безотрадное существование среди чуждых ей и несимпатичных людей кончилось! У нее была твердая опора в старике-бароне, надежно охраняющем свою любимицу от жизненных невзгод. Неподдельный, живой юмор дядюшки Рихарда вызывал отголосок веселости в груди молодой девушки, с лица которой почти совершенно исчезла мрачная черточка, так портившая его обаятельную прелесть.

С того дня, когда барон познакомился с Геллигом, а затем имел с ним долгую беседу во флигеле, между мужчинами установились своеобразные отношения.

Когда барон вышел из дома управляющего, Полина заметила, что он был сильно взволнован и растроган. Очевидно, это было следствием серьезного разговора. Но какого рода беседа происходила между бароном и управляющим?

Все это очень интересовало Полину, знавшую историю кратковременной и печальной семейной жизни дяди только из отрывочных рассказов ее отца, причем из слов отца Полина могла только вынести впечатление, что „супруги фон Браатц не сошлись характерами“. Не мог, мол, барон ужиться с мещанкой!

Поэтому Полина предполагала, что „дядя Рихард“ как гордый аристократ, к Геллигу-мещанину отнесется пренебрежительно и свысока. И была приятно удивлена, когда барон просто и сердечно обратился к управляющему с расспросами. Да и до этого, еще в разговоре с Полиной, он открыто выказал свое восхищение наружностью и мужественным обликом ее опекуна…

С того памятного разговора прошло всего несколько дней, но между молодой девушкой и опекуном незаметно установились более дружеские отношения. Этому особенно помогло то обстоятельство, что „дядюшка Рихард“ стал с нескрываемым интересом относиться к молодому человеку, превознося и восхищаясь его энергичной волей и нравственно-стойким характером.

Полине, знавшей воззрения барона, немного странным казалось вначале его восхищение человеком мещанского происхождения, но, поразмыслив, она решила, что дядя видит в Геллиге отрадное исключение, поэтому и хочет выдвинуть его вперед.

Говорят, что хорошие примеры, как и дурные, – заразительны!… Так это или нет, но только Полина стала вести себя в отношении управляющего точно так, как дядя, и в ее отношении к опекуну порой замечалась даже некоторая сердечность тона.

Между тем дела Полины с Альфредом фон Браатц остановились на точке замерзания, несмотря на бесчисленные письма властной аристократки, его матери.

Сам Альфред держал себя довольно странно. Он словно был доволен предоставленным ему гостеприимством и другого ничего не желал. Он даже не претендовал на участие в обществе домочадцев того семейного кружка, в котором гостил. Он преспокойно предоставил право ухаживания за госпожой Герштейн своему брату и драгунскому лейтенанту фон Бриксену и целые дни проводил на уютном дворике пасторского домика, где уже успел достигнуть того, что его принимали там, как желанного гостя.

Пастор Гаунт, содержавший в своем домике англичан, нуждающихся в поглощении свежего живительного воздуха, рекомендовал им прогулки. Они охотно следовали этому совету, и на одной из таких прогулок Альфред и столкнулся с англичанами, которых было четверо. Они пригласили Альфреда навестить их, и тот вскоре пришел в домик пастора, где и познакомился с Гедвигой Мейнерт. Детская миловидность и симпатичная хрупкость этой юной девушки впервые пробудили в Альфреде дремавшую до сих пор потребность мужской натуры – стать опорой и покровителем существа более слабого.

Целомудренная красота Гедвиги, прелести ее мягкого характера, искреннее стремление прислонить свою беспомощность к чему-нибудь устойчивому, – все это произвело на Альфреда впечатление непреодолимого очарования. И чем больше он узнавал Гедвигу, тем симпатичнее она для него становилась.

Альфред невольно сравнивал ее с Полиной, но можно ли представить себе большие противоположности, чем обе эти девушки?

Гедвига отличалась робким и мягкий характером, Полина же имела сильную волю, переходившую порой в своеволие и деспотизм!

Одна была мечтательна и кротка, как Гретхен в „Фаусте“, в другой то и дело вспыхивали проблески страстного чувства. Полина представляла собой большую нравственную силу, не нуждающуюся в покровительстве. Она, если и могла склонить свою гордую голову, то лишь перед натурой гораздо сильнее ее, перед натурой, которая сначала переломила бы в ней ее высокомерное упрямство, стоявшее на пути к ее кичливому сердцу.

Альфред терялся перед Полиной, чувствуя себя перед ней слабым и безвольным, чего не было в нем перед Гедвигой.

Мысль, что он сам может превратиться в ту надежную опору, вокруг которой мог бы обвиться этот нежный, прелестный цветок, наполняла сердце Альфреда сознанием гордости!… И Альфред всей душой стремился в домик пастора, охотно покидая замок.

Гедвига перестала его дичиться и вскоре даже начала радоваться его приходу. Альфред замечал это по тысяче мелочей, которые понимает и угадывает только одна любовь.

Молодой человек давно угадал то чувство, что наполняло все его существо, и в то утро, когда их видел барон Рихард, Альфред, бродя одиноко по лесу, случайно повстречал молодую девушку. Влюбленный юноша, поддавшись впечатлению мирной красоты утра, решился наконец излить словами чувства, волновавшие его.

Гедвига выслушала его с трогательным восторгом, не подумав потребовать от него ни одного связывающего его слова. Она только прислушивалась к его словам, звучавшим для нее как музыка, наслаждаясь звуками его голоса, любила и… была счастлива.

Альфред тоже был счастлив без меры, бессознательно упиваясь своими словами. Но когда он вернулся домой, он понял, что сказанные им слова налагают на человека обязательства почти равные действиям. И он со страхом стал помышлять о том, что будет в недалеком будущем. Ведь он приехал в замок, по рукам и ногам связанным, – с одной стороны, волею своей матери, а с другой – своей, вечно молчащей и на все соглашающейся робостью! Полина была обо всем предупреждена, и, если чего недоставало, то только формального предложения с его стороны.

Боже мой! Им играют, как пешкой!

Подумав об этом, Альфред невольно покраснел за себя, но как все слабохарактерные натуры, мог только возмущаться создавшимся положением, но постоять за себя не был в состоянии. Он изобретал всевозможные способы для выхода из затруднения и находил их неприменимыми, и спасение свое видел только в откладывании решения вопроса.

В силу этого он даже решил пока не встречаться с Гедвигой.

6.

Прошло три дня с момента объяснения, и Альфред больше не в состоянии был выдержать разлуки с любимой девушкой.

Когда все вышли из-за стола, он собрался с духом и поспешил удалиться, не ожидая кофе, которое сегодня должна была разливать сама баронесса фон Герштейн.

Хотя все в замке хорошо относились к Альфреду, но его ухода, кажется, никто не заметил. Полина, покачивалась в качалке, вела оживленную беседу с бароном Рихардом. Г-жа фон Герштейн кокетничала с Геллигом, сегодня спокойно относившимся к ее заигрываниям.

Если кто имел время для наблюдения за окружающими, то только у полковника Герштейна, но он не сводил глаз со своей супруги, которая поистине была великолепна.

На ней был надет изящнейший летний костюм легкомысленно-розового цвета, в котором она выглядела моложе своей красавицы-падчерицы. Она прыгала и резвилась, как дикая козочка, что возмущало Полину, и она исподтишка наблюдала за Геллигом, страшась заметить на его лице насмешливую улыбку, но этого не было.

Наоборот, глаза его выражали усиленное участие, видя мучительные страдания молодой девушки, шокированной поведением мачехи.

Особенно тяжело было Полине, когда фон Блендорф запел чувствительный модный романс, а ее отец стал подпевать ему надтреснутым и дрожащим голосом.

Но и в этом случае ни одна черта не дрогнула на спокойном и серьезном лице Геллига.

– Господа, а где же месье Альфред? – вдруг спросила баронесса, оглядываясь.

– Он пошел удить рыбу! – заявил Блендорф.

– Ах, как это скучно! – надула губки баронесса. – А где он рыбачит? – прибавила она.

– В очень живописной местности! – поспешила заметить Полина, желавшая, чтобы разговор сделался общим.

– О, тогда мы все пойдем его искать! – засуетилась баронесса. – Как вы думаете, Полина, стоит нам сделать прогулку? Это же полезно после обеда.

– Конечно! – согласилась молодая девушка, полагая, что на лоне природы дурачества мачехи прекратятся.

– Вы согласны на прогулку, господа? – спросила госпожа фон Герштейн.

Окружавшие ее мужчины вежливо поклонились в знак своего согласия.

Когда все были готовы, первой вышла Сусанна, опираясь на руку Блендорфа, последней шла Полина, между дядюшкой Рихардом и управляющим.

7.

Миновав парк, общество достигло маленьких ворот, обнесенных шпалерами боярышника, и вышло на роскошный, покрытый нежной травой зеленый ковер, подступавший к самому берегу реки.

В тихие ночи журчание и плеск реки можно было слышать даже в парке. Вязы и меланхолические, низко наклоняющие свои ветви, плакучие ивы бросали свою тень на берег. А вдали, за рекой, за стеной зеленого леса, на отделенном горизонте, уходя под самое небо, вырисовывались силуэты величественных гор.

Красота окружающего ландшафта поистине была великолепна, и все участники прогулки невольно остановились, залюбовавшись ею.

На берегу реки находилась скамейка, сложенная из березовых обрубков. Она была настолько велика, что места хватило бы для всех.

– Господа! – воскликнула баронесса, обращаясь ко всем, – пожалуйста, без церемоний.

И она села, приглашая последовать за нею. Но сели только Полина и дядюшка Рихард, остальные остались стоять.

– Но Альфреда мы так и не нашли! – вспомнила баронесса. – Где же он может быть?

– Держу пари, что он не ловит рыбу! – заметил господин фон Герштейн. – Бедный мальчик слишком кроток, чтобы заниматься таким делом! Он, вероятно, собирает цветы! Там не нужно страдать; сорвал – и делу конец, цветам не больно!

Все рассмеялись, а баронесса захлопала в ладоши.

– О, конечно, он собирает незабудки!… Это же излюбленные цветы всех застенчивых и робких влюбленных!

– О, нет, нет, что вы, баронесса! – деланно-испуганным тоном запротестовал Блендорф. – Незабудки – это опасно! Ведь они растут в воде!

– Ну и что же? – задорно возразила баронесса. – Разве найдется какой мужчина, который отказался бы от риска ради женщины.

Игриво оглядев мужчин, баронесса сняла с корсажа своего платья розу и подняла ее вверх.

– Роза, поднесенная нежной женской рукой, всегда была желанной наградой! – сказала она.

– Ну, что касается меня, – смеясь, возразил барон Рихард, – то я сейчас, вместо розы, предпочел бы получить удобное кресло, в котором было бы так приятно отдохнуть на лоне природы!

– Фи, мой друг! – скривился полковник Герштейн. – Ты никогда не был галантным кавалером, а сейчас еще хочешь прикрыться старостью, как щитом! Но я еще способен горячо чувствовать и пламенно желать! – с пафосом добавил он. – И я никому не позволю похитить эту розу.

С этими словами он протянул руку за цветком, но Сусанна отскочила в сторону.

– О, пожалуйста, не так скоро! – засмеялась она, подняв высоко руку над головой. – Розу еще надо заслужить!

– Чем, чем заслужить? – закричали оба офицера и полковник Герштейн.

Полина бросила невольный взгляд на Геллига: он впервые сегодня насмешливо улыбался. Боясь, что мачеха выкинет еще какую-нибудь не принятую в свете шутку, молодая девушка сделала вид, что тоже заинтересована игрой Сусанны, и вдруг спросила ее:

– Чем же следует заслужить розу?

В тоне ее голоса прозвучали робкие нотки, что не ускользнуло от Ганса, поспешившего сказать полушутливо:

– Конечно, баронесса, не ценой же жизни должна быть заслужена роза?

– А почему бы и не так? – с оживлением ответила Сусанна, и тон ее слов был подзадоривающим. – Смотрите, я бросаю эту розу в эти волны. Пусть достанет ее тот, кто желает обладать царицей цветов!

Последнюю фразу баронесса выкрикнула с вызывающей улыбкой и торжественным шагом подошла к самому берегу реки.

Внизу, у ее ног, пенясь и клокоча, стремительно неслись речные волны по узкому, сдавленным крутыми берегами руслу.

Полина побледнела. Она заметила по движению Блендорфа, что он склонен серьезно отнестись к словам баронессы и готов на любой безрассудный и сумасбродный поступок. Поэтому, не колеблясь ни минуты, она подбежала к мачехе, закричав:

– Боже мой, Сусанна, вы, конечно, не сделаете этого!

Дядюшка Рихард спокойно взял Полину за руку.

– О чем ты хлопочешь, дитя мое! – проговорил он сухо. – Здесь собрались люди все в полном уме и с твердым рассудком! Никому из них и в голову не придет сокрушаться о какой-то розе. Уверен, что из присутствующих никто не способен на такую глупость, а уж рисковать собой ради цветка – и тем более.

Баронесса вспыхнула и бросила на барона Рихарда уничтожающий взгляд.

– Вы просто невыносимы! – дерзко заметила она. – В вас нет ни капли поэзии, господин прозаик! – насмешливо прибавила она. – Ну, если моя роза ничего не стоит, то и я не хочу ее иметь!… Прощай, моя бедная царица цветов.

8.

Быстрым движением руки, она взмахнула цветком и бросила его в волны стремительного потока.

В ту же минуту Блендорф бросился в воду с восклицанием из Шиллера: „Смелейшему пловцу – величайшая награда!“

Все были скорее поражены неожиданностью, чем испугом, как вдруг фон Герштейн, подмываемый чувством ребяческого тщеславия, сказал:

– Ну, мы тоже не спасуем!

Подбежав к реке, сумасбродный старец проделал кунштюк [2] своего предшественника.

Воздух огласился единодушным криком ужаса…

Испуганно крикнула не только Полина, но и барон Рихард, а за ним и драгунский лейтенант, тот самый офицер, который не выказывал желания обладать розой, купленной такой дорогой ценой.

Геллиг, до сих пор не принимавший никакого участия во всей этой шутовской истории, озабоченно подошел к баронессе, когда ее муж скрылся в холодных волнах реки.

– Река в этом месте очень глубока и стремительна, – сказал он. – Можно ли надеяться, что полковник справится собственными силами?

Сусанна не успела ничего ответить, как раздался крик барона Рихарда:

– Боже мой, да он же тонет, посмотрите!

Умоляющий призыв раздался со сторону Полины, с ужасом простирающей руки к реке:

– Блендорф, помогите отцу, ради Бога!

Но тот еле сам справлялся с бурным течением, хотя был хорошим пловцом. Геллиг уже не раздумывал…

Поспешно сбросив с себя сюртук, который мог бы стеснить его движения, он бросился на помощь утопающему.

Несколько коротких, энергичных взмахов сильных рук, и Ганс был возле полковника, успевшего наглотаться воды.

Через несколько минут оба, фон Герштейн и управляющий, были уже у берега.

К ним потянулись руки, чтобы помочь выбраться на берег, но Геллиг ловко подхватил полковника под спину и вынес на берег.

Следом за ними вышел из воды и Блендорф, держа в руке завоеванную розу, но на него никто не обратил внимания, даже госпожа фон Герштейн, немного сконфуженная последствием своей глупости, чуть не стоившей жизни ее мужу.

Она теперь стояла, склонившись над ним, в изящной и строго продуманной позе.

С полковником ничего серьезного не произошло: он только наглотался воды и, естественно, перепугался.

Когда Геллиг бережно опустил его на песок, он раскрыл глаза и был в состоянии разговаривать, Но он тотчас же лишился бы сознания, если бы имел представление о том, какую печальную картину старческой слабости он изображает из себя в данный момент.

Губы у него побелели до синевы, а мокрые волосы, свесившиеся на одну сторону, открывали череп, обезображенный огромных размеров лысиной.

Он весь дрожал, как в лихорадке, частью от холода, частью от чрезмерной затраты физических сил.

Наряду с этим его терзала невеселая мысль, настолько надоедливая, что он поспешил встать и, унимая неприятную дробь стучавших от озноба зубов, сказал, обращаясь к спасшему его человеку:

– Если вы, господин управляющий, рассчитываете на мою благодарность, то жестоко ошиблись! – сердито проговорил он.

Все настолько опешили от неожиданности, что молчали. Только Полина вспыхнула, сделав движение в сторону отца, но фон Герштейн продолжал:

– Кто вас просил, милостивый государь, вмешиваться в мои развлечения, могущие доставить мне удовольствие? Чего ради вы повредили моей установившейся славе первого пловца в стране! Зависть что ли толкнула вас на это?

Присутствующие, вспомнив недавнюю сцену, когда „первый пловец в стране“ захлебывался водой, невольно улыбнулись.

Но полковник все еще не мог успокоиться и продолжал, не обращая ни на кого внимания:

– Если же вы хотели показать свои таланты миру и блеснуть ими, то вам стоило бы заявить об этом, и тогда баронесса, из уважения к моей дочери, разрешила бы вам вступить со мной в состязание! Так то, молодой человек!

Это уже было слишком…

Темные тучи негодования собрались на лбу барона Рихарда, и он уже готов был вспылить, но Полина предупредила его.

Она направилась к своему опекуну, как вдруг баронесса сказала:

– Пожалуйста, мсье Геллиг, не обращайте внимания на моего мужа, не слушайте его!… И если он не хочет вас поблагодарить, то примите мою благодарность!… Я, Сусанна фон Герштейн, – напыщенно продолжала она, – сердечно благодарю вас, а Блендорф должен уступить вам свою розу!

– Спасибо, достоуважаемая баронесса, – поклонился Геллиг, – но принять знак вашей внимательности я отказываюсь! Я не достоин этого дара, так как мне, откровенно должен вам признаться, никогда и в голову не пришло бы бросаться в воду за этой розой! Я ведь человек не светский, и мне до этой розы нет дела, как и до благодарности вашего супруга, господина фон Герштейна. Я нисколько не рассчитывал ни на чью признательность, да и не думал об этом, бросаясь в воду! – холодно окончил он.

Полина побледнела, но решительно подошла ближе к Геллигу и остановилась около него, со страстной искренностью схватив его за обе руки.

Дрожащим от волнения голосом она сказала тихим и звенящим тоном:

– Молю вас, примите мою благодарность! Ее вы не можете отвергнуть, потому что она исходит из глубины моего потрясенного и восхищенного сердца…

Геллиг с восторженным удивлением посмотрел на Полину! Можно ли было в этой Полине узнать прежнюю Полину?!…

Нечто вроде ликования блеснуло в его темных и глубоких глазах, когда, взглянув на стоящее перед ним прелестное существо, одаренное таким „золотым сердцем“, Геллиг должен был сознаться, что никогда в жизни не видывал женщины милее и очаровательнее Полины!

Она в эту минуту позабыла и свою гордость, и свое высокомерие! Глубина ее чувств и искренность сердца явились теперь перед Геллигом ничем не замаскированными, и он почувствовал себя глубоко тронутым.

– Я принимаю вашу благодарность, – сказал он глухим от волнения голосом, – принимаю ее с восторгом и радостью, как драгоценнейший для меня дар! Поверьте, вашу благодарность я сохраню навеки, как самое дорогое для меня воспоминание!

Барон Рихард, находившийся рядом с Полиной, искренно любовался своей любимицей, не постеснявшейся дать волю хорошему порыву своего сердца. Но он подметил также, что в словах благодарности Полины сквозило и какое-то горькое чувство, странное ей самой, и поспешил придти ей на помощь.

– Друзья мои, все это очень прекрасно, – шутливо вмешался он, – но не пора ли позаботиться о том, чтобы переодеться тому, для кого это необходимо! Блендорф – практичный человек! – со смехом прибавил он. – Посмотрите, несмотря на свою склонность к глупостям и шалостям, он тотчас же смекнул в чем дело! Как выскочил из воды – только его и видели!

Все обернулись и увидели вдали быстро шагавшего по направлению к замку офицера.

Барон фон Браатц обратился к управляющему:

– Последуйте и вы, любезный Геллиг, этому благому примеру практического человека! Идите же!… О Герштейне можете не беспокоиться, около него любящая жена, которая никому не уступит своего права заботиться о нем! – иронически прибавил он. – Что же касается вас, дорогой Геллиг, то…

Он приостановился, бросив беглый взгляд на Полину, и та немного смутилась.

– То Полина, я уверен, распорядится, или приготовит сама, к тому времени, как вы переоденетесь, стакан грога или глинтвейна!

Полина вспыхнула, но поспешила ответить:

– О, конечно!… И тотчас же, дядя Рихард.

Конец второй части.

Часть третья.

1.

Когда управляющий скрылся за кустами, Полина быстрыми шагами направилась к замку. Ее сопровождал драгунский лейтенант. Остальные шли, не торопясь, за ними следом.

Ганс Геллиг, ступив во двор замка, был поражен, увидев там толпившихся слуг, которые при виде его разразились громким „ура!“.

Оказывается, всем уже было известно то, что случилось на реке. И вот вся дворня собралась, предводимая дворецким, которого все они, по-прежнему, продолжали считать своим единственным и полноправным хозяином.

Геллиг шутливо погрозил пальцем собравшимся и поспешил скрыться во флигель.

Едва успел он переодеться, как экономка принесла ему стакан глинтвейна.

– Барышня-то наша, подумайте только, сама приготовила! – не удержалась, чтобы сказать, экономка, знавшая, что Полина очень гордая девушка.

Геллиг с удовольствием выпил глинтвейн, хотя его кровь и без этого быстро текла в жилах и никогда еще не была горячее, чем в только что пережитые им минуты искреннего разговора с Полиной. Выпив глинтвейн, Ганс снова предался приятным размышлениям, решив сегодня не заниматься больше делами.

Когда спустился вечер и ясные звезды, как мерцающие свечи, глянули к нему в окно, молодой опекун освободился от своего полузабытья и вышел на воздух. Пройдя двор, он с осторожностью заглянул на террасу, примыкавшую к заднему фасаду замка.

Обыкновенно там пили чай по вечерам при свете нескольких свечей, вставленных в „дачные подсвечники“. Но сейчас на террасе было темно и пусто.

Наверху, на половине полковника, горел огонь, и в комнатах барона Рихарда также было светло.

Очевидно, после происшествия, чуть не ставшего трагичным, возбужденные нервы каждого из участников требовали отдыха и покоя.

То же самое испытывал Геллиг: он также жаждал покоя и одиночества.

Если бы он встретил на террасе общество, на которое опасался натолкнуться, он поспешил бы скрыться.

Но куда же он шел?… Что его влекло вперед?…

Этого он и сам не мог бы сказать… Но какое-то нетерпение и беспокойство охватили его, и он стремился к замку, словно подле него находилась та цель его бессознательных стремлений, по достижении которой он счел бы себя удовлетворенным.

И Ганс продолжал неслышно скользить, и самому себе даже не признался бы в той цели, которую ему хотелось добиться…

Вдруг в нескольких шагах от него промелькнула какая-то тень. Геллиг задержал свои шаги, с трудом переводя дыхание от сладостного волнения. Когда же чистый, звонкий и мягкий голос тихо вскрикнул: „Ах, это вы, Геллиг!“ – управляющий вздрогнул, и голова его приятно закружилась.

– Вы, Геллиг?… Как я рада видеть вас бодрым и свежим!… Мне так хотелось убедиться в этом… И я бы, наверное, не сомкнула глаз, если бы не встретилась с вами! Я так опасалась за ваше здоровье!

Полина произнесла все это тихим, прерывистым голосом, и Геллиг стоял перед нею молча, слушая ее слова и боясь пошевелиться, чтобы продолжить сладостное опьянение…

– Вы беспокоились о моем здоровье? – наконец произнес он, радостно пораженный, но в то же время с некоторой долей сомнения и неуверенности.

Чуткая Полина уловила это движение его души, произведшее на нее поучительное впечатление. Схватив молодого опекуна за руку, она с горячностью проговорила:

– О, Геллиг, хоть на этот раз не сомневайтесь!…

Голос ее дрожал и рвался, и Геллиг с упоением смотрел на нее.

– Ваше сомнение все равно не в состоянии превратить в лед горячие чувства моего сердца, переполненного к вам благодарностью.

– К чему опять говорить о благодарности. Да и за что благодарить? – сказал Геллиг.

– Ах, мне так больно за те обидные слова, которые отец так необдуманно наговорил вам!

– Но я и не думал обижаться на них! – возразил Геллиг.

– О, вы просто говорите так из гордости.

– Уверяю вас, что нет!… Да и при чем тут гордость?… О, если бы вы знали… – начал он и тут же осекся.

– Договаривайте, прошу вас!… – ободряла его Полина.

– Разве мыслимо для меня обидеть вас? – тихо докончил он.

Личико молодой девушки вспыхнуло, и глаза ее обласкали, словно вливая необходимую бодрость и мужество.

– Неужели вы не поняли до сих пор, что все мои мысли и желания сосредоточены на том, чтобы стать вашим искренним и истинным покровителем, охраняющим вас от малейшего прикосновения к вам жизненных забот и… горя? – пылко продолжал он. – Разве вы не догадываетесь, что это призвание – быть вашим опекуном, призвание, которое было для меня так ненавистно, потому что оно было мне насильно навязано, доставило мне несказанное блаженство при первой услуге, оказанной вам мною добровольно!… И еще большее наслаждение мне было услышать вашу первую благодарность, которую вы произнесли тоже добровольно! – подчеркнул он.

– Слава Богу, если так! – вздохнула Полина полной грудью. – Я очень рада, что мне не придется еще больше страдать…

– Страдать? – удивился Геллиг. – Но не из-за меня, надеюсь? – с беспокойством спросил он.

– О, я много выстрадала, вынесла в жизни, но… и еще есть нечто, чего бы я не вынесла…

Полина остановилась, и Ганс наклонился к ней.

– Будьте же и вы доверчивы ко мне! Скажите, чего именно вы бы не вынесли? – страстным голосом умолял он.

– Вашего презрения… – еле слышно шепнула она, почувствовав, как ее рука, которую Геллиг все еще продолжал держать в своей, слегка дрогнула.

Ганс молчал, потрясенный… Он инстинктивно чувствовал, что стоит лицом к лицу с опасным моментом перевоплощения Полины.

Молодая девушка уже не была прежней высокомерной и гордой аристократкой, которая еще так недавно холодно-пренебрежительно и свысока довольно ясно ставила границы, через которые не смел перешагнуть управляющий-мещанин.

Теперь перед ним стояла совершенно другая Полина, нравственно обновленная, с ясно звучащим, мягким и мелодичным голосом, с робкими манерами, с кротким взором и с речами, полными неизъяснимой прелести!

Иначе говоря, в настоящую минуту все напускное и допускаемое лишь в силу гордых традиций спало, как шелуха, и перед лицом Геллига очутилась истинно кроткая и чарующе прекрасная женщина в полном смысле слова.

И это видение было так дивно прекрасно, что и Ганс переживал теперь кризис в своем собственном нравственном росте!…

Мгновенно пробудившаяся в нем страсть напором бурных волн размыла вдруг искусственно возведенную плотину гордости и предрассудка, которую он построил в своей груди, и угрожала уничтожить и его самого…

Спокойствие и рассудительность, всегда руководившие им, навсегда исчезли при наступлении моральной бури, охватившей его сердце.

Ганс на это не мог бы дать ответа, да и не старался думать об этом. Сейчас он знал и понимал только одно!…

Ее нежная, атласная и такая теплая рука покоилась в его руке – и он понимал, что нет той силы, которая смогла бы удержать его от прикосновения к этой прелестной ручке…

Ганс осторожно приблизил эту руку к своим губам и… поцеловал ее.

И Полина не только не вырвала у него своей руки, но даже ответила пожатием на его пожатие.

И, словно покоряясь какой-то таинственно-неотразимой силе, с глубоким, прерывистым вздохом, спокойно положила ему на грудь свою головку, когда он заключил в бурные объятия дрожащую фигурку ее…

Но все это продолжалось только лишь короткий миг…

Прислонив свою головку к этому сердцу, к которому она тяготела всем существом своим, она не протестовала против горящих поцелуев, которыми он покрывал ее губки…

Когда же молодое, нетерпеливое сердце, которое настоятельно требовало признания своих прав, было удовлетворено, рассудок вернулся обратно. И хотя он не мог заглушить голоса истинной любви, все же чувство девичьей целомудренности взяло вверх, возмутившись против свидания с любимым в столь поздний час…

Сердце Полины вело серьезную борьбу прежде, чем она решилась расстаться с Геллигом, но присущая ей гордость все же победила!…

Быстрым движением выскользнула она из его объятий, шепотом пожелала ему доброй ночи и исчезла в сумраке ночи.

Ганс долго следил за нею взглядом.

Голова его сладко кружилась, сердце томительно замирало: только что миновавшее блаженство опьяняло его.

Иногда ему казалось, что не померещилось ли ему все это?… Не привиделось ли ему неземное видение, которое теперь растворилось в дымке лунной ночи?… Очнувшись, он провел рукою по лбу и сделал усилие обдумать пережитые им счастливый мгновения…

И молодой человек понял наконец, что он полностью переродился.

Все предрассудки и предубеждения целой жизни до неузнаваемости побледнели в его представлении перед силой минуты счастья!… Сомнений тоже как не бывало.

Потускнело и воспоминание о страдальчески-бледном лице тетки, самой дорогой ему из женщин, в закаменелых чертах лица которой ютилось, словно предостережение свыше, целая история подобных сомнений, предрассудков и предубеждений!…

Все, все исчезло, как рассеянное волшебным мгновением одной из чарующих минут!

2.

Солнце, взошедшее на следующее утро во всем своем блеске над вершинами гор, окружавших замок, застало уже Полину на ногах.

Она провела бессонную ночь…

Ее беспокойное сердце, казалось, грозило убить ее своим учащенным биением.

Длинная вереница мыслей, самого разнообразного свойства, проносились в ее голове.

Они гнали от нее сон и только под утро позволили ей забыться тяжелым, как свинец, сном.

С наступлением утра мысли ее пришли в стойкость и совершенно прояснились…

Прошедший вечер встал в ее воображении с рельефностью конкретного факта, но на Полину нашли, вместо сладостного восторга, который испытывают все влюбленные, горькое разочарование и раскаяние…

Боже мой, что сделалось с нею вчера?

Неужели, она, Полина фон Герштейн – и вдруг…

Молодая девушка побледнела и нервно хрустнула пальцами, тонкими и прозрачными. Сжимая себе виски, она старалась припомнить все подробности вчерашнего вечера, но так была морально расстроена, что это удавалось ей с больший трудом…

Все же она не могла забыть того, что голова ее покоилась у него на груди… что он целовал ее в губы, шепча на ухо пламенные речи влюбленного…

И она, Полина, гордая девушка-аристократка выслушивала его… его, управляющего-мещанина!…

К ее горлу подступили слезы обиды и горечи, но она продолжала припоминать детали вчерашнего свидании, словно ей доставляло наслаждение бичевать самое себя.

Прекрасно, восхитительно, нечего сказать!… Встреча в саду, ночью, с молодым мужчиной… с мужчиной из… мещан!…

Молодая девушка, прежде всего, возмущалась своей вчерашней пассивностью!… Ей особенно тяжело было сознаться, что ей приятно было выносить его ласки…

Она была справедлива и сказала самой себе, что она покорялась и молчала, потому что была счастлива!…

Да, она была счастлива!…

Вот это-то сознание и мучило ее, не давая покоя.

Как она могла позволить себе увлечься человеком, гораздо ниже ее строящим на общественной лестнице?! К чему это поведет?

И снова ей тяжело было при мысли, что первый девственный расцвет и пробуждение ее сердца, первый поцелуй, этот цветок любви – все это взял человек и исковеркал прикосновением своих дерзких рук, не имея на это права!…

Но чуждая малейшей лжи, принципиальность молодой девушки тут же подняла свою голову в защиту Геллига.

Нет, он имел на нее неоспоримое нравственное право!… Разве не он был единственным возлюбленным гордого ее сердечка, которое он же сам разбудил, заставив впервые его усиленно биться?!

И Полине пришло на память, как она в тиши ночей пламенно мечтала о любимом, забывая о врожденной гордости, а с наступлением утра холодным взглядом окидывала того, к кому так рвалось ее сердце!

И опять правдивость Полины заставляла ее признать неоспоримый факт: да, она была счастлива вчера!…

Так почему же теперь она так мучается, ища выхода из лабиринта своих мучений?

Выход есть и самый простой – выйти замуж за Геллига!…

Но едва эта мысль пришла в голову Полины, как она вздрогнула и пошатнулась.

Быть женой мещанина?…

Ни за что!…

О, гораздо легче умереть тысячу раз от горя собственного сердца, чем от неизлечимой раны, которую нанесли бы, несомненно, изумление, „ахи и охи“ и насмешливые улыбки сожаления со стороны великосветской клики.

О, Полина прекрасно учитывала, что стали бы говорить о ней, позволившей себе сделать необдуманный шаг в сторону предосудительного „мезальянса“!

При одной мысли о том, что ее, светскую девушку, производившую своим появлением фурор в бомонде, могут осуждать за опрометчивый поступок, Полину бросало в жар, и она краснела до корней волос.

Друзья ее отвернулись бы от нее, и в этом не было бы ничего удивительного!… Ведь, что там ни говори, каждый мог бы сказать, что она вышла замуж за своего управляющего!…

И это верно!…

Ведь только своеобразное замечание покойного Ридинга, что за услуги управляющего ничем заплатить нельзя – высвободило молодого человека из-под гнета зависимого положения.

Завещатель в определенном пункте документа поставил его выше слуг, заявив, что он требует у него услуги в виде последнего заверения в любви управляющего, которого он поставил распорядителем судьбы своей наследницы.

И вот, этот человек привык к новой обстановке и позабыл, чем был, и помнил только то, чем он стал!…

В этом факте Полина искала и нашла оправдание для Геллига, позволившего себе увлечься, не будучи в силах совладать со своим чувством.

Придя к такому заключению, Полина оделась и подошла к окну.

Геллиг в это время вышел из напротив лежащего флигеля, чтобы сесть на лошадь. Он приветствовал Полину почтительнейшим поклоном, и взор его, брошенный в ее сторону, засветился несказанным счастьем.

С Полиной произошло что-то странное.

Еле кивнув головой, она вся вспыхнула, закрасневшись, как маков цвет, потом смутилась и затем отскочила от окна, словно увидела нечто для нее в высшей степени оскорбительное!

Геллиг счел все это за девическую стыдливость, которая в глазах мужчины составляет наилучшее украшение женщины.

И он поскакал, дыша полной грудью и наслаждаясь полнотой своего счастья.

Дорога лежала его в поле.

Утро было свежее и прекрасное. Солнечные лучи, бросавшие какой-то особенный свет на его воспоминание о вчерашнем вечере, нисколько не отвлекали его от наслаждения его счастьем, гордым сознанием удовлетворенности и веры в будущее и в самого себя.

Напротив, эти лучи образовывали как бы лучезарный ореол вокруг головки его возлюбленной, придав ей выражение нежности, смирения и кротости в связи с самой искренней, исходящей прямиком от сердца, любовью.

А Полина в это время, находясь в крайнем волнении и не знавшая, что предпринять и что делать, закрыла свое личико руками и уткнулась в подушки дивана.

В таком положении она находилась довольно долгое время.

Очнулась она только тогда, когда каменные плиты, которыми было вымощено пространство перед ее окнами, зазвучали от топота копыт лошади Геллига.

3.

Полина вскочила с дивана и привела себя в порядок.

В это время раздался стук в дверь ее комнаты, и вошла горничная с письмом на серебряном подносе.

Письмо было от госпожи Блендорф, матери Альфреда.

Содержание его было написано в крайне любезных, дружеских фразах, но оно произвело на Полину удручающее впечатление.

Эта властная дама, выведенная из терпения медлительностью сына, которую она объясняла себе только непреодолимою робостью и застенчивостью, решила сделать от имени своего сына формальное предложение Полине.

Письмо дышало нежностью матери и уверенностью элегантной светской барыни.

Как женщина опытная и дальновидная, г-жа фон Блендорф вскользь замечала, что в высших придворных кругах милостиво изволят интересоваться предполагаемым браком, чему эта дама искренне радовалась.

С одной стороны, этот брак обеспечивал сына г-жи фон Блендорф, и в то же время, придворный кружок украсится новой крупной блестящей звездой, собирающейся взойти на его горизонте!…

Да, эта дама умела писать приятные письма, в этом надо сознаться… Полина почувствовала себя польщенной несмотря ни на что.

Далее, г-жа фон Блендорф в своем письме указывала на многие светлые стороны столичной жизни.

Опытная женщина касалась этого вопроса с изумительным тактом. Под конец она обращала внимание молодой девушки также на то блестящее положение, которое она может занять, несомненно, после брака.

Окончив чтение письма, Полина бессильно опустила руки.

Снова она стала думать об Альфреде, отбросив в сторону воспоминание о Геллиге и о ночном свидании с ним…

Полина не знала, удастся ли ей когда-либо завоевать симпатии Альфреда фон Браатц, но, при зрелом размышлении, ей казалось, что можно обойтись и без этого.

Ему нравится посещать пасторский домик – ну и пусть посещает! Ей это безразлично! Она была равнодушна к Альфреду так же как и к той девушке, которая была притягивающей целью его прогулок!

Вообще, Полина перестала обращать внимание на Гедвигу с тех пор, как узнала, что Альфред, не Геллиг пользуется ее расположением. Но тогда почему же она решает опять свое колебание в сторону Альфреда, если долгое время мучилась сознанием, что Геллиг, который был дорог ее сердцу, любит Гедвигу Мейнерт?!…

Ах, бедная Полина окончательно запуталась. С получением письма она подумала, что самое верное – это стать ей женой Альфреда, но ее сердце восстало против этого, и Полина была полна противоречивых чувств…

С сильнейшим нетерпением ждала Полина свидания с Геллигом, а между тем малейший шорох заставлял ее вздрагивать.

Когда к ней в комнату вошел барон фон Браатц, молодая девушка приветствовала появление милого „дядюшки Рихарда“, как настоящее освобождение от внутренних терзаний тяжелого одиночества.

Барон, как и всегда, поднялся очень рано и в прекрасном расположении духа.

– Здравствуй, дитя мое! – произнес он входя.

– Ах, как я вам рада, дядя! – воскликнула молодая девушка, бросаясь старику навстречу.

Он поцеловал ее и затем попросил кофе.

Полина засуетилась.

– Сейчас, сейчас, дядюшка Рихард.

А тот между тем начал:

– Ну как, моя девочка, провели ночь актеры вчерашней трагедии? – спросил он, и в голосе его звучали веселые, насмешливые ноты.

– Не знаю, – односложно ответила Полина.

А барон продолжал:

– Не схватил ли кто насморка?… Не уменьшилось ли высокомерие г-жи фон Герштейн, когда она заметила что ее муженек далеко не юноша!… Неужели она не понимает разницу между глупцом и настоящим юношей?… Некоторые мужчины, как например, Геллиг и Бриксен, доказали, что они далеко не глупцы!… Так ты, Полина, не знаешь, каково здоровье „действующих лиц“ вчерашней трагикомедии?

– Понятия не имею! – ответила молодая девушка. – Я пока еще никого не видела и ни о ком не слышала! Знаю только, что папа еще спит.

– Ну, и прекрасно! – одобрил барон. – Пусть этот юношеский старичок оправится! Это ему необходимо! Иначе его смелая глупость может дорого ему обойтись!

– Конечно!

– Полина, об одном из героев этой печальной истории я могу дать тебе некоторые сведения, – сказал „дядюшка Рихард“. – Геллиг бодр и здоров! Мы с ним только что проехались. Ты знаешь, чем я больше его узнаю, тем больше начинаю симпатизировать ему! Он прекрасный человек: честен, тверд, энергичен, откровенен! – искренно восхищался барон. – Это в полном смысле слова настоящий мужчина!

Полина вспыхнула до корней своих мягких черных волос и так усердно занялась варкой кофе, что чуть не обожгла себе руки.

Дядя, мельком взглянув на нее, заметил действие своих слов, но постарался не обращать внимания на такой пустяк, как смущение молодой девушки.

Но по лицу барона было видно, что он о чем-то упорно думает. Наконец, очевидно приняв какое-то решение, он сказал:

– Ты знаешь, что Богу не угодно было даровать мне ребенка, утеху на старости лет. Правда, у меня есть дочка… – прибавил он, любовно глядя на Полину, которая при этих словах встала и поцеловала его в лоб.

– Но эта дочка – такая сумасбродка, что не приведи Господь!… И ей необходим муж, который служил бы ей противовесом!

Полина молчала, и барон продолжил:

– Так вот, я начал о Геллиге… Вот кого Полина я с радостью назвал бы своим сыном. Такого прекрасного человека, стойкого и мужественного, я желал бы иметь своим наследником! Глядя на него, можно и радоваться, и гордиться!

– Но, дядюшка, по-моему, у вас уже есть наследник… – заметила Полина.

Но барон сердито отмахнулся.

– Ах, ты говоришь об Альфреде, конечно. Да что в нем толку?… Пожалуй, он славный малый, но… и только! Большего из него никогда ничего не выйдет, сколько бы лет он ни прожил на белом свете!… Вообще, он человек совершенно не подходящий для того общественного положения, какое ему назначено в удел судьбою!

Полина вопросительно глянула на барона.

Тот заметил это и спросил:

– Ты что-то хочешь сказать мне?

– Да, дядя!

– Так зачем же дело стало? Говори!

Полина замялась, но потом сказала:

– Вот вы сейчас заметили, что Альфред – человек не подходящий для своего общественного положения…

– Именно!

– Но это все признает и его мать, госпожа фон Блендорф, и она просит меня оказать ему помощь.

Девушка, смутилась.

– Видите ли, я получила сегодня от нее письмо, в котором она прямо высказывается в этом смысле…

С этими словами Полина протянула барону письмо.

Она конфузилась продолжать разговор в серьезном тоне и решила взять шутливый, как более легкий для беседы, волнующей ее.

– От кого это письмо? – спросил барон фон Браатц.

– Да все от нее же! От неугомонной г-жи фон Блендорф! – постаралась весело засмеяться Полина, пытаясь осуществить свое намерение быть шутливой.

– В чем дело? – спросил барон, взяв письмо, но не разворачивая его.

– Видишь ли, Альфред наследует твои имения и твое имя, я – твою любовь… Таким образом, выходит, что мы люди с хорошим приданым, в настоящее время только это и требуется!

Барон испытующе устремил на свою любимицу взгляд, словно хотел своими ясными, проницательными глазами заглянуть в глубину сердца ее.

– Ты так думаешь? – сказал он. – Напрасно! – прибавил он, покачав головой.

Помолчав немного, барон Рихард вдруг лукаво прищурился и сказал:

– Послушай-ка, дитя мое, если ты от человека и от брака больше ничего не требуешь, как только, чтобы у каждого было подходящее приданое, тогда я могу сделать тебе предложение!

Полина удивленно посмотрела на него, и он разразился громким смехом.

– Если ты только этого требуешь, тогда бери мои поместья и выходи за меня замуж! Силами я хоть сейчас готов померяться с Альфредом, а что касается внешнего благообразия, то я, несмотря на свои годы, нравлюсь себе гораздо больше, чем он мне!

– Да и мне ты, дядюшка Рихард, нравишься гораздо больше, чем Альфред! – вскричала весело молодая девушка, также смеясь. – Нет, кроме шуток, дядя, пожалуй, самое лучшее было и самое умное, если бы я сделалась твоей женой!… А, что ты на это скажешь?

Барон продолжал хохотать, но Полина уже серьезно проговорила:

– Ах, дядя, право, хорошо было бы, если бы ты женился на мне! Тогда, по крайней мере, настал бы конец всем сомнениям и душевным терзаниям!… Да и ты был бы уверен, что мне в мужья достался лучший человек на свете!

Барон Рихард всплеснул руками, поняв, что девушка не шутит.

– Посмотрите вы на нее! – воскликнул он сердито. – Да ты, Полина, с ума сходишь! Ты идешь по такой торной дорожке, где можно окончательно поглупеть! Я начинаю даже думать, что выкупаться в холодной воде для тебя было бы полезнее, чем для твоего отца!

Полина надула губки, но барон продолжал недовольным тоном:

– Скажи на милость, да кто тебя принуждает выходить замуж? И в особенности, выходить именно за Альфреда? Если он в придворных и великосветских кругах не на своем месте, то уж в качестве твоего мужа он будет окончательно не на своем месте… Откровенно говоря, мне не хотелось бы в день твоего бракосочетания с печалью и тоской на сердце отвернуться от Альфреда, который своим согласием на брак не может ни доставить тебе чести, ни осчастливить тебя! Нет, не за таким человеком хотел бы я видеть тебя.

Полина смущенно стояла перед Рихардом, опустив голову и перебирая пальчиками оборку своего платья.

Дядя очень внимательно следил за нею.

– Ты должна преклоняться перед своим мужем, а перед таким ничтожеством, как Альфред, этого никогда не случится! А вот перед таким человеком, как Геллиг, – продолжал барон, медленно отчеканивая свои слова, – да, перед таким человеком можно преклониться!… – Барон умышленно повторил несколько раз подряд выражение: „перед таким человеком“. Он хотел, как можно сильнее, оттенить свое противопоставление Альфреду, которого он не уважал, – управляющего, в котором он видел цельную натуру.

Полина решилась наконец возразить барону.

– Дорогой дядюшка, что это вы все твердите только о Геллиге!… Разве других хороших и достойных мужчин нет на свете?…

– Нет, почему же? Есть, конечно, я только что собирался сказать тебе, что Геллиг не единственный экземпляр на свете! Но дело в том, что ты еще так мало знаешь людей и не умеешь хорошо разбираться в них, судя по тому, что не учла столь значительной разницы, резко бросающейся в глаза! Альфред и Геллиг – небо и земля, а ты до сих пор не заметила этого!

Полина стремительно подскочила к барону и поспешно прикрыла своей рукой его рот.

– Что с тобой, девочка? – удивленно спросил он, слегка обеспокоенный странным поведением молодой девушки.

– Ничего!… Я только хотела, чтобы ты ничего больше не говорил о Геллиге.

– Это почему?

Девушка безнадежно махнула рукой.

– Зачем говорить о таком примере, который не приложим к жизни!

– Объяснись, пожалуйста! Я тебя не совсем хорошо понимаю!

– Дело простое!… Сословные…

Она хотела сказать: „сословные контрасты“, но сконфузилась почему-то и не кончила.

Решив обратить все в шутку, она предала своему личику веселое, улыбающееся выражение и сказала:

– Ты хочешь знать, почему „пример не приложим“?…

– Да!

– Ну, хотя бы потому, – смеясь, продолжала она, – что он, может быть, и в самом деле единственный экземпляр на свете – единственный в своем роде, как и ты, дядюшка!

В эту минуту послышался шорох, и Полина умолкла, и лицо ее побледнело, словно она смертельно испугалась.

– Геллиг! – воскликнула она, вся затрепетав.

– Ну, и что же?… Чего же ты испугалась. Мы ничего плохого о нем не говорили.

– Ах, дядя, это его собака, а не он сам!… Но если пришел и Геллиг с нею, умоляю тебя, дорогой дядюшка, пойди к нему навстречу и скажи, что меня нет здесь!… Или нет… постой!… Я тоже хочу его видеть, только ты не уходи, останься со мной.

Барон Рихард взял за подбородок Полину и, подняв вверх ее прелестное, зарумянившееся личико, внимательно посмотрел на нее.

– Девочка моя, что с тобой? – озабоченно спросил он. – Ты говоришь каким-то странным языком, точно ты брала уроки у своей мачехи.

Молодая девушка опустила голову, пристыженная. Но сердце ее так сильно билось, что она вынуждена была прижать к нему руку.

Устремив неподвижный взгляд на дверь, Полина не сводила с нее глаз, ожидая, что она вот-вот раскроется.

Вот снова собака заскреблась, затем залаяла…

Послышались чьи-то отрывистые слова, произнесенные ворчливым тоном. Вслед за этим дверь отворилась, и на пороге комнаты появился не тот, прихода которого так боялась Полина, а господин фон Герштейн.

Он за ночь осунулся, и стала сразу заметна старость. Хотя на нем был надет шлафрок, спускающийся бесчисленными складками на пол, и модный ночной колпак, которым полковник хотел придать своему лицу выражение молодости.

– С добрым утром, Полина! – проговорил он входя.

В голосе его слышались утомление и какая-то хандра.

Увидев барона, он прибавил:

– С добрым утром, Рихард! Однако какие ранние визиты ты делаешь! – не утерпел он, чтобы не сказать.

По всему было видно, что ему неприятно было встретиться с бароном.

– Очевидно, ты хотел сказать, что очень ранние визиты мне приходится принимать!? – возразил барон. – Разве ты забыл, что здесь я дома! – с чувством добродушного сознания своих прав, продолжал он. – Тебе – жена, мне – дочь! Так что присаживайся к нам и располагайся поудобнее, дружище!

С этими словами Рихард хотел было сильным движением усадить его в кресло, поставленное Полиной, как вдруг фон Герштейн выпрямился, еле удерживаясь от крика.

– Что с тобой? – удивленно спросил барон.

– Да ничего особенного! – возразил полковник ворчливо. – Простудился – вот и все!… До спины и до плеч дотронуться нельзя!

– Тогда извини меня, пожалуйста! – сказал Рихард. – Я должен был знать, что после вчерашнего купания…

Но фон Герштейн прервал его, сердито нахмурив брови.

– Оставь, пожалуйста, разговор о купании!

– Папа, надо послать за доктором, – озабочено и с участием проговорила Полина. – Я сейчас распоряжусь.

– Ах, к чему мне доктор? – недовольно пожал он плечами.

Полина стала его уговаривать, и молодящийся старец окончательно разозлился.

– Это просто невыносимо! – раздражительно выкрикнул он. – Все вы словно сговорились! Так и хотите меня представить в образе какого-то худосочного юноши, боящегося самых простых вещей на свете!

– Но, папа, – ласково проговорила Полина, – почему ты так странно принимаешь заботы о себе?… Разве беспокоятся о здоровье только немощных старцев? Да я всегда бы заботилась о своем муже, если бы он даже отличался такою же силой и молодостью, как…

Она запнулась, и барон Рихард закончил за нее фразу:

– Как Геллиг, например!

Полина взглянула на него укоризненно.

Барон поймал ее взгляд и спросил:

– Почему ты так посмотрела на меня?

– Дядя, я же вас просила.

– Ах, да, помню! Но ты же затруднялась в подыскании подходящего сравнения, вот я и поспешил придти тебе на помощь!

В разговор вмешался фон Герштейн.

– Сделай милость, Рихард, не упоминай при мне об этом фатальном и крайне навязчивом субъекте! – раздраженно проворчал он. – Человек этот очень мне неприятен! Даже более того – он просто невыносим мне!

Рихард покачал головой.

– Что с тобой Герштейн? – сказал он, с удивлением глядя на него. – Неужели ты настолько несчастен, что ищешь смерти?

– Я не понимаю, что ты хочешь сказать? Из чего ты заключил, что я ищу смерти?

– Да как же! Ты говоришь, что Геллиг тебе неприятен, потому что оказался навязчивым! Но ты забываешь, что навязчивость его появилась в тот момент, когда тебе грозила явная смерть!

Полковник сердито пожал плечами, намереваясь вскипеть, но Полина, которая содрогнулась при воспоминании о вчерашнем, обвила шею отца руками и просительно сказала:

– О, милый папа, в другой раз ты, конечно, не будешь так рисковать своей жизнью, не правда ли? Ради меня ты не сделаешь этого, да?… Твоим спасителем от верной гибели был, – хотя ты и не хочешь признать этого, – управляющий! Но нельзя забывать, что на свете Геллиги не всегда бывают под рукой!

Дядюшка Рихард одобрительно кивнул.

– Да, ты права! Такие люди, как Геллиг, встречаются не на каждом шагу! Небо посеяло их довольно редко! Это не то, что плевелы – повсюду находятся!

Полковник больше ничего не сказал.

Медленно опустившись в кресло, он вытянул ноги и с выражением на лице, свидетельствующем о боли, стал проводить по ним руками.

– Опусти, пожалуйста, маркизы! Солнце бьет своими лучами мне в лицо и это так неприятно! – обратился он к дочери.

Та поспешила исполнить его просьбу…

– Нет, тебе определенно нездоровится! – с участием заметил барон Рихард. – Усаживайся поудобнее, да сними ты свою феску, раз тебе так жарко!

Барон протянул руку, чтобы помочь снять феску, как вдруг фон Герштейн так быстро вскочил, как только было возможно при его плохо повиновавшихся ногах.

– Сделай милость, оставь меня в покое, Браатц! – заорал он. – Сколько можно говорить тебе?! Каждый надевает на себя костюм, какой ему хочется! Ты же видишь, что я еще не причесывался! А непричесанным я не позволяю себе являться даже перед родной дочерью!

И полковник еще глубже надвинул себе на глаза феску, напоминавшую турецкую, и слегка провел рукой по вискам, где когда-то росли волосы.

Рихард усмехнулся исподтишка, он знал, что только на затылке полковника были волосы, а на висках они не имели дерзости расти.

Успокоившись немного, полковник придал удобное положение ногам и проговорил, обращаясь к барону:

– Ты видел Блендорфа? Что он поделывает?

– Ты в своем уме? – всплеснул руками Рихард.

– А что? – недоуменно спросил фон Герштейн.

– Ты спрашиваешь, не видел ли я Блендорфа?… Да сохрани меня Бог от этого! – с комическим испугом произнес он.

Полковник продолжал удивленно хлопать глазами и Рихард сказал:

– С пустым желудком да еще выслушивать пустые разговоры – благодарю покорно! А вот Геллига я не только видел, но и с удовольствием говорил с ним!

Полковник иронически хмыкнул.

– Вот что значит привычка-то! – протянул он, пожав плечами. – И в этом Браатце до сих пор жив еще сельский хозяин!… Привык начинать день со слугами и управляющим!

– Разве это плохо, по-твоему? – спросил барон Рихард.

Полковник ничего ему не ответил, а обратился к Полине, говоря:

– Дай мне, пожалуйста, флакон с одеколоном!… Мне что-то не по себе!

– Тебе просто нездоровится, милый папа, – озабоченно сказала Полина.

– Иди и ложись в постель! – прибавил Рихард.

– Нет, это совершенно лишнее! – протестовал полковник.

– В самом деле, папа, ложись в постель, – стала просить Полина, – а я пошлю Франца за доктором!

– Франца я послал в город по очень важному делу, – ответил полковник, – и он вернется не раньше 12-ти часов.

– Но тогда выпей липового цвета, что будет не хуже доктора! – заметил барон. – От души советую тебе лечь в постель и пропотеть, зачем рисковать здоровьем!

Полковник призадумался, потом озабоченно сказал:

– Мне и в самом деле нездоровится, и я бы с удовольствием лег в постель, но моя жена тогда всполошится!

– Не беспокойся об этом! – уверил его барон. – Она не всполошится! – иронически прибавил он.

– Но жена захочет сидеть около меня, а это будет несправедливо!

– Вот как?! Почему же несправедливо?

– Да зачем же лишать ее обычных развлечений ради моего каприза?

– Ты полагаешь, что нездоровье – каприз?

– Ну, так или иначе, я не желаю причинять жене беспокойство! Да, я придумал вот что: вели сказать ей, что я уехал прокатиться верхом! Тогда другое дело!

Сделав несколько шагов, он прибавил:

– Скажите ей, что я не хотел ей мешать, поэтому и уехал, не заходя к ней.

Барон не утерпел, чтобы не пошутить над полковником.

– А мне, папа, ты позволишь ухаживать за тобой? – спросила Полина. – Ведь Франца-то нет твоего?

– Сохрани тебя Бог! – возразил отец. – Чего ты только не придумаешь!… Нет, уж если ты хочешь, чтобы я в самом деле лег в постель и напился липового цвета, то я требую, чтобы ты и Браатц постарались развлечь Сусанну так, чтобы она и подозревать не могла о моем присутствии в доме!… Лучше всего прикажите заложить лошадей и поезжайте куда-нибудь! Наконец, делайте, что хотите: ее, во что бы то ни стало, занимайте!

– Нелегкую обязанность налагаешь ты на нас! – воскликнул барон, качая головой. – Хорошо, я предложу твоей жене рыбную ловлю, но только смотри, Герштейн, сейчас иди и ложись в постель.

Полковник скорчил гримасу.

– Непременно!

– В общем, договоримся так: ты пробудешь в постели 5-6 часов! Словом, до тех пор, пока я не найду нужным шепнуть твоей жене – в шутку, разумеется, – что ты был на свидании.

Полковник просиял, и лицо его оживилось.

Его всегда приводило в восторг, если жена его, случалось, ревновала или, по крайней мере, делала вид, что ревнует.

– Но теперь Сусанна еще спит! – сказал полковник, медленно и со стоном поднимаясь с кресла.

– Так и сказать, что ускакал? – спросил барон усмехнувшись.

Но фон Герштейн не заметил подшучивания.

– Ну да, так и скажите! Ускакал, не простившись, потому, что не хотел мешать!

Барон Рихард пошел проводить его до его комнаты, а Полина спустилась к ключнице и велела ей заварить лекарственного чаю.

Когда все было готово, она передала чашку с липовым отваром барону.

– Пожалуйста, дядюшка, отнеси это папе и пусть он при тебе все выпьет! – попросила она.

4.

Вместо того чтобы вернуться к себе, в уединенную комнату, Полина пошла в парк.

Она не опасалась, что встретит Геллига! В это время он бывал так занят, что о прогулке в парке и помышлять не мог.

К тому же, Полина успокаивала себя тем, что управляющий сегодня так рано встал, сразу взявшись за исполнение своих обязанностей, что вряд ли может нуждаться в движении на открытом воздухе.

Каково же было ее изумление и испуг, когда на повороте с одной дорожки на другую она очутилась лицом к лицу перед Геллигом в парке.

Впечатление этой встречи было до того неожиданно и внезапно, что молодая девушка вскрикнула и остановилась, как вкопанная.

В голове ее блеснуло предположение, что молодой человек ожидал ее здесь.

И эта странная встреча, хотя и состоявшаяся для нее неожиданно, представилась ей оскорбительной для ее самолюбия, как следствие ее вчерашнего поспешного увлечения.

Эта мысль тотчас же пробудила в Полине ее обычную гордость и холодную рассудительность, свойственную ей.

Она хотела окинуть спокойным взором лицо Геллига, но вынуждена была тотчас же опустить свои глаза под впечатлением сильного взгляда его глубоких глаз, покоившихся на ней с ясным восторгом…

Было время – и так еще недавно – когда Геллиг не обращал на Полину никакого внимания, относясь к ней с полным равнодушием и беспредельной холодностью.

О, как стремилась она тогда увидеть в его глазах хотя бы самый слабый проблеск участия!… И что же теперь?

Теперь, когда пламенный луч любви начал было уже согревать и пробуждать в ней дремавшие под спудом чувства – теперь она не хотела этого.

Ей казалось, что неимоверная сила пламени, лившаяся из его выразительных глаз, чарующе действовала на нее. И она боялась, что пламя это угрожает растопить все предрассудки и преимущества ее сословия, растопить и затем сплавить их в одну бесформенную массу.

Сияя счастьем, Геллиг протянул к ней руки. Он назвал ее по имени, тем голосом, который так магически действует обычно на слух любимой женщины, но ее сердце, уже вооруженное гордостью, отвернулось от него.

– Господин Геллиг, – сказала она, отступая от него на несколько шагов, и таким холодным тоном, что мигом разбила все его грезы о счастье. – Своей порывистой благодарностью я поставила нас обоих в ложное положение, что крайне неприятно и тяжело для меня! – медленно окончила она.

Геллиг молчал, и Полина решилась взглянуть на него. Но, подняв глаза, она едва не вскрикнула от испуга, заметив, как ужасно изменилось выражение его лица.

На нем было столько тоски и муки, что подавленное чувство молодого сердца неожиданно прорвалось еще раз.

– Геллиг, Боже мой, что с вами? – озабоченно воскликнула она, схватив его за руку.

Но он оттолкнул ее руку.

– Продолжайте дальше! – с ледяной холодностью, почти угрожающе, глухим голосом произнес он.

Полина стояла, как окаменелая, не зная, что сказать…

Она хотела разбить его надежду на взаимную любовь и заранее вооружилась против безумных жалоб и страстных просьб. Но он стоял перед ней не в позе просителя, а как строгий судья, и молодая девушка почувствовала, что судьба ее решена, приговор произнесен!

Собравшись с силами, она снова заговорила:

– Волнения вчерашнего дня, чувство благодарности к вам и желание вам всего лучшего придали моему чувству к вам совершенно ложное значение в ваших глазах! Это не было любовью, но и легкомыслием, прошу вас, не считать его!

Молчание Геллига пугало Полину…

Она ощущала, не глядя, силу жгучего взгляда его глаз, как бы желавших заглянуть в глубину ее души.

– Мы должны забыть об этом недоразумении и восстановить прежние отношения! – просительно прибавила она. – Геллиг, скажите, что это возможно, что моя слабость не заставит вас изменить вашего обо мне мнения.

На его побледневших губах промелькнула улыбка горечи.

– Все будет по старому, как в ту минуту, когда я вас встретил в первый раз! – твердо промолвил он. – Если я буду вспоминать о вчерашнем вечере, то это будет только мучением для меня!

Слегка наклонив голову для поклона, он повернулся и зашагал прочь.

Полина в нерешительности продолжала стоять на месте…

Молодой человек шел твердым, уверенным шагом, но выражение его лица было очевидно не таким, как всегда.

Встретившийся с ним Альфред едва удержался, чтобы не спросить, что с ним случилось. Но, заметив горделиво-холодный взгляд Геллига, счел за лучшее промолчать.

Лакей Геллига оказался смелее Альфреда.

– Боже мой, барин, что с вами? – испуганно воскликнул старик Антон, всплеснув руками. – У вас, вероятно, лихорадка от вчерашнего купания: на вас лица нет!

Но Геллиг, не отвечая ничего, прошел дальше, и тогда Антон остановил его:

– Вам есть письмо, возьмите его!

Геллиг механически взял его.

Оно было с родины Полины. Разорвав его конверт, он прочел приглашение госпожи фон Блендорф на бракосочетание Полины с ее сыном.

Ганс с горечью усмехнулся…

Вот где был ключ к разгадке поведения Полины… Вероятно, еще сегодня утром ей было известно, что ее ждет роскошная жизнь в высшем свете и придворных кругах!… Вот почему любовь бедного молодого человека, не обладавшего знатным именем, показалась смешной претензией.

Геллиг опустил руку, державшую письмо; она была парализована, как и его бедное сердце, похоронившее в себе навсегда любимый образ.

И чем более охлаждалось первое жгучее чувство, тем сильнее запечатлевался образ дорогой девушки.

Мало-помалу Геллиг овладел собою, и к нему вернулось прежнее, невозмутимое спокойствие.

Он не чувствовал себя униженным Полиной, но его бюргерская гордость, которую он принес ей в жертву, сильно страдала.

Он не сердился на Полину: мнение его о людях ее общественного положения было таково, что его даже не удивила метаморфоза, происшедшая в ее чувстве!

Он удивлялся только самому себе, как он мог предположить, что она составляла исключение.

– Все, все они одинаковы! – с мучительной тоской прошептал он.

И в этих словах заключалось и обвинение, и оправдание Полины.

5.

Прелестное солнечное утро, о котором мы уже упоминали, приманило Гедвигу Мейнерт под тенистую бузину, росшую возле дома пастора.

Она была совершенно одна, чему несказанно радовалась! Сегодня ей исполнилось 18 лет, и пасторское семейство, а также и его пансионеры, заставили ее выслушать множество поздравлений.

Все окружающие Гедвигу всегда старались проявить к ней внимание, сегодня же она была особенно тронута этим, заметив при своем пробуждении массу подарков вокруг своей постели.

С любопытством разглядывая подарки, Гедвига увидела великолепный букет цветов, и сердце подсказало, от кого был этот дар… Но жена пастора подала кофе в комнату молодой девушки, сочла нужным пояснить, что букет – подарок молодого барона фон Браатц.

Еще накануне, Геллиг отдал жене пастора запечатанный пакет и при виде адреса, написанного рукою ее матери, Гедвига не могла удержаться от слез.

Пакет заключал в ребе дневник ее матери, назначенный ею в подарок дочери, когда той минет 18 лет…

И Гедвига поспешила под тень цветущей липы, разливавшей в воздухе свой аромат… Молодая девушка читала мелко исписанные листки, повествовавшие ей историю молодого, любящего и верящего сердца.

Гедвига быстро перелистывала листок за листком, и теплые слезы скатывались по ее щекам на пожелтевшую от времени бумагу.

Сколько любви, верности и разочарования было в этих простых, безыскусственных словах!… Они рассказывали о короткой весне молодого, доверчивого сердца, о том, как солгало колечко, висевшее на узкой голубой ленточке, вместо закладки в книге. Любовь прошла, а верность полиняла, как и эта голубая ленточка!…

Глубоко задумалась молодая девушка, взяла в руку колечко и прочла выгравированные на нем буквы…

Она знала их значение и подумала о том, чье имя они изображали…

Гедвига закрыла свои влажные глаза рукой от обливавшего ее, сквозь листву, солнечного света, и задумалась.

Вдруг чья-то теплая рука нежно подняла ее опущенную голову, и чей-то голос, полный участия, спросил ее:

– Гедвига, о чем вы плачете?

– Ах, барон, как вы меня испугали! – пробормотала молодая девушка.

Он взглянул на нее, затем на книгу и грустно сказал:

– Появление друга в печальные минуты разве не желательно?

– Я не знала, что вы – друг мне! – наивно заметила она. – Вы никогда не говорили мне о дружбе.

Он улыбнулся.

– Да, я просил большего, – согласился он, – но и другом вашим я тоже хотел бы быть.

– Дружба, говорят, долговечнее любви, и не влечет за собой ненависти, – сказала Гедвига и с очаровательной доверчивостью протянула руку Альфреду, – и я желала бы быть вашим другом!

– Но не больше? – спросил он, восторженно глядя на прелестное личико.

Сердце молодой девушки сильно забилось, но она молчала.

– Гедвига, разве вы не хотите, чтобы я для вас был больше, чем другом? – продолжал он, беря ее за руку.

Молодая девушка не спускала глаз с раскрытого дневника матери, следя за медленным покачиванием висевшего у него кольца, казалось, нашептывающего ей: „нет!“

– Гедвига, разве вы не верите, что моя любовь может защитить вас от многого, что мое горячее, верное сердце оценит вас?… – пылко произнес Альфред, привлекая девушку в свои объятия.

Слова матери, только что прочитанные ею, еще звучали в ее ушах… Колечко также продолжало покачиваться, как бы силясь шепнуть ей в последний раз свое: „нет“.

Но все это вскоре исчезло из сознания девушки, заволоклось туманом…

Кто в силе устоять против влечения сердца?!

Гедвига опустила свою головку, увенчанную кудрями на грудь, избранную ей защитой и убежищем на всю жизнь, и с чисто-детской наивностью и покорностью, составлявшими основную черту ее характера, произнесла свой обет…

Когда прошли первые минуты сильного душевного волнения, Альфред спросил:

– О чем же плакала сегодня моя Гедвига? Что так сильно огорчило ее?

– Это было не мое горе, – ответила она. Я плакала о страданиях матери, которые ее заставила перенести любовь отца моего… Ах, сколько выстрадала она, прежде чем сошла в могилу… И как она беспокоилась, что ее ребенку придется, быть может, испытать те же разочарования, что выпали ей на долю!

– О, этого никогда не будет! – пылко воскликнул Альфред. – Если нам, может быть, и придется бороться с препятствиями, но они никогда не могут быть сильнее нашей любви! Она так могуча, что все переживет! Моя мать, я знаю, не скоро вас назовет своей дочерью, даже, возможно, никогда не сделает этого! Но моя любовь и верность заменят вам эту утрату! Я не принадлежу по своему характеру, к числу людей, идущих напролом, для защиты своих прав. Но я обладаю большим запасом терпения, которое развивается одиноким, безрадостным детством. И я буду ждать, добиваться и действовать, пока не отражу грозящего мне удара!…

Гедвига ни словом не прерывала Альфреда. И он продолжал:

– Я не могу обойтись без благословения моей матери: я привык не столько к тому, что бы она была довольна мною, сколько к спокойствию моей совести! И мать, в крайнем случае, может помешать моей женитьбе, но никогда моей любви, сердце мое останется верным моей невесте так же, как послушание принадлежит матери!

Сиявшее счастьем личико Гедвиги омрачилось: ей вспомнились такие же фразы из дневника матери, произнесенные любимым ей человеком, и оказавшиеся только фразами!

Гедвига не высказала, своих сомнений, но чуткое сердце Альфреда инстинктом угадало их в ее молчании.

– Неужели я не внушаю доверия в мои чувства и слова? – с грустью спросил он. – Или я должен нести ответственность за того, кто заставил страдать вашу мать? Но разве тень минувшего могущественнее света настоящего? Нет, позвольте мне заставить ваше юное сердечко верить людям! Обещайте мне, что никакой червь сомнения не будет подтачивать распускающийся цветок нашей любви!

Снова притянув молодую девушку к себе, Альфред пылко произнес:

– Гедвига, скажите, что вы хотите принадлежать мне со всем горем и счастьем, которое дарит нам наша любовь, что вы будете ежеминутно думать обо мне, и что нас никто не разлучит!

Молодая девушка тихо склонилась к нему и еле слышно прошептала:

– Этот час мне будет памятен!… Вера моя тверда и Бог не допустит, чтобы я обманулась!… Кольцо это, – прибавила она, отвязывая от ленточки кольцо, – говорило также о верности, но она была поругана! Вид его вызывал горькие слезы, но вы должны восстановить его честь!

Барон взял колечко и торжественно надел на ее палец.

– Моя невеста! – растроганным голосом прошептал он. – О, если бы ты знала, как я счастлив!

Вдруг вблизи раздались явственные аккорды Берклея, одного из пансионеров:

„Песнь моя летит с мольбою тихо в час ночной…“

Влюбленнее вскочили.

– Я не желал бы сейчас ни с кем встречаться! – прошептал Альфред. – Человек, не избалованный счастьем, как я, должен сначала опомниться наедине, прежде чем столкнуться с посторонними! К тому же, мне необходимо объясниться с Полиной, и я сейчас спущусь через этот холм в поле. Будет ли дядя Рихард моим союзником или противником – не знаю, но я все же обращусь к нему с просьбой походатайствовать перед матерью!

С этими словами Альфред несколько раз нежно поцеловал ручку Гедвиги и затем стал карабкаться через холм.

Выйдя на дорогу и отряхнув пыль с одежды, Альфред Браатц неприятно удивился, заметив Ганса Геллига, издали наблюдавшего за ним.

Как другу Гедвиги, барон должен был бы с Геллигом быть откровенным и сообщить свои намерения, открыв чувство к Гедвиге. Но тот держал себя так отталкивающе холодно, что заставлял скорее предполагать в себе противника, чем союзника.

Поэтому Альфред решил молчать до тех пор, пока не кончится ожидавшая его семейная буря.

Поравнявшись с управляющим, барон первым сказал:

– Здравствуйте!

Геллиг ответил на приветствие кивком головы, насмешливо сказав:

– Вы, господин барон, выбираете дорогу, на которых легко можно сломать голову. Я не знал, что пастор так негостеприимен и запирает ворота, заставляя своих гостей пробираться задним ходом!

– О, нет, – в замешательстве пробормотал Альфред, – я только хотел поздравить Гедвигу, и заблудился в верхней аллее сада! К тому же аккорды Берклея заставили меня выбрать самую дорогу, чтобы не столкнуться с ним!

– Пока вы не были знакомы с домом пастора, вы это не считали за несчастье! – иронически заметил Геллиг. – Все же я хорошо знакомый с местными жителями, на будущее время советовал бы вам ходить прямой дорогой! Я опасаюсь, что на других вас могут встретить неприятности важнее встречи с господином Берклеем.

– Я не боюсь неприятностей, – мягко, но решительно ответил Браатц. – Что же карается выбора дороги, то честный человек знает, какой дорогой следует ему идти!

Это заявление, казалось, удовлетворило Геллига, и некоторое время молодые люди шли вместе, перебрасываясь малозначащими фразами.

Вскоре они достигли того места, где вчера из-за розы г-жи фон Герштейн три человека рисковали жизнью.

Вчерашнее общество собралось на том же месте, и Геллиг с удовольствием избежал бы встречи, если бы имелась возможность сделать отступление незаметным. Барон Рихард сдержал слово, и, найдя удобное местечко для г-жи Герштейн, занял ее ловлей рыбы.

Вначале новая игрушка забавляла Сусанну, но вскоре она начала скучать и рассеянно доглядывать по сторонам.

Увидев Геллига, она приветливо махнула ему рукой.

– Ах, здравствуйте, господин Геллиг, здравствуйте, знаменитый пловец, пренебрегший наградой! – весело воскликнула она. – Как подействовала на вас ванна?

Геллиг молча слушал тираду г-жи Герштейн, когда неожиданно, появился полковник, встреченный невыразимо нежно своей женой.

– Он наподобие феникса, восстал из пепла! – шепнул барон Рихард Полине, читавшей книгу.

И, действительно, полковник казался молодцом. Пятичасовой отдых и потогонное средство сделали свое дело, а остальное докончило искусство Франца, которому сегодня удалось особенно удачно уложить реденькие волосики своего барина.

Не имея намерения оставаться, Геллиг кликнул свою собаку, но та, против обыкновения, не послушалась зова.

– Что с нею? – спросил фон Бриксен. – Она так прекрасно выдрессирована!

– Это отвратительное животное привязывается ко всем, несмотря на свою дрессировку, – заметил полковник, сердито глядя на прыжки собаки.

Геллиг покачал головой.

– В этом вы неправы! Собака всегда послушна, и я нею доволен! – Диана, апорт! – громко крикнул он, желая окончить разговор.

Послушная голосу хозяина, собаку в несколько прыжков очутилась возле него и положила к его ногам добычу.

– Скальп! – воскликнул Блендорф. – Скальп в самом сердце Германии!… Вот отчего ваша собака не сразу послушалась вас!

С этими словами Блендорф нагнулся и, при общем хохоте, торжественно поднял, принесенную собакой находку.

Это был черный парик, составлявший когда-то гордость парижского парикмахера, но теперь сильно пострадавший от зубов собаки.

Сусанна как-то странно посмотрела на мужа, старавшегося принять равнодушный вид, хотя краска гнева на его лице свидетельствовала о том, насколько он был зол и гневен.

– Это ужасная бестия, господин Геллиг, – произнес полковник, овладев, наконец, собой. – Наше общество всегда радо вас видеть, но избавьте нас от вашей собаки! Я заметил, что она и дочери моей надоедает в ее комнате! Вы должны согласиться, что, если и позволяют держать собак, то желательно, чтобы они содержались в некотором отдалении!

Геллиг приманил собаку к себе.

– Отчасти вы правы, – сухо ответил он. – Животное избаловано многолетней привычкой и иногда забегает в комнаты! Но вам, вероятно, неизвестно, что собака эта принадлежала господину Ридингу и была комнатной собакой! Если же она надоедает мадемуазель Герштейн, то я прошу без церемонии гнать ее! Достаточно это сделать несколько раз, чтобы отучить ее от себя!

Блендорф громко расхохотался.

– Неужели вы думаете, г-н Геллиг, что нами дамы будут заниматься дрессировкой? Я уверен, что мадемуазель Герштейн скорее продаст или подарит надоевшую ей собаку, если она, по свойственному женщинам мягкосердечию, не велит убить ее!

Полина подняла голову, но барон Рихард предупредил ее ответ.

– Чужой собственностью не распоряжаются, Георг, – сухо заметил он Блендорфу, – на это существуют законы! Полина – конституционная монархиня здесь, а Геллиг – ответственный министр!

Управляющий слегка уклонился, взглянув на Полину, внимательно прислушивавшуюся к словам „дядюшки Рихарда“.

Поборов чувство досады, охватившее ее при замечании Блендорфа, она вдруг сказала совершенно противоположное тому, что думала:

– Да, господин Геллиг, собака, действительно, иногда надоедает, и г-н Блендорф прав, предлагая удалить собаку. Не знаю, имею ли я право по закону настаивать на том, чтобы она была удалена сегодня же, но я, во всяком случае, была бы благодарна вам за это!

Загорелое лицо Геллига смертельно побледнело, но голос не изменил ему, когда он произнес следующие слова, продиктованные ему гордостью мужчины или остатком любви, глубоко спрятанной в уголке его сердца:

– Вам известно лучше, чем кому бы то ни было, как ограничены моя воля и поступки. Собака была любимицей моего приемного отца, его товарищ в длинные часы одиночества. Он взял с меня слово никому не отдавать ее, а я привык исполнять данное слово, что вам тоже хорошо известно! Но я не расстался бы с собакой и в том случае, если бы она не была отдана на мое попечение! Прогнать собаку без меня вы не можете, а нас обоих вместе – это зависит от вас! Вы знаете, о чем я говорю, и теперь решайте, сударыня!

Молодая девушка не раз менялась в лице, слушая опекуна. О, она отлично знала, о чем он говорил.

Словно ища якорь спасения, Полина в замешательстве посмотрела на барона Рихарда, и в его глазах прочла надлежащий ответ.

– Я уважаю волю покойного, как и вы, г-н Геллиг, – заикаясь, пролепетала она. – Будем же терпеливы. Я сделаю все, что зависит от меня, и не буду злоупотреблять своими правами!

– Заглядывайте почаще в будущее! – многозначительно произнес Геллиг. – Тогда вам легче будет: тот день рано или поздно настанет, но мы расстанемся без горечи и навсегда!

Все это он проговорил холодно и спокойно, даже слегка улыбаясь. И Полина невольно содрогнулась: если он думал без грусти о будущем, значит, он успел возненавидеть ее! Как же он должен был презирать ее!

Когда Геллиг, молча раскланявшись с обществом, исчез вместе с бароном Рихардом, за садовой калиткой, выходившей в парк, Блендорф воскликнул:

– Какой наглец!… Только присутствие дам помешало мне дать ему хороший урок, которого он заслуживал вполне! Но я еще воспользуюсь удобным случаем…

– Надеюсь, – прервала его Полина, – что вы не оскорбите правил гостеприимства и не поселите раздора в моем мирном доме, оскорбив человека, которому я многим обязана!

Мужчины удивленно переглянулись, только Альфред Браатц, приписавший противоречия Полины внезапному раскаянию, горячо пожал ее руку и сказал:

– Сознание, Полина, делает вам много чести, Геллиг, в самом деле, отличный человек! А женщина никогда не бывает более привлекательна, как в ту минуту, когда она сознается в своей слабости!

– Глупости! – закричал полковник. – Блендорф прав: этого мужика давно следует выгнать! Полина глупит и повинуется воле этого человека, не имея смелости прогнать его! Она даже не слушается моего отцовского авторитета!

– Мой друг, ты слишком молод, чтобы справиться с взрослой дочерью, – игриво заметила Сусанна, – и оставь ее в покое! Для этого есть барон Рихард.

– Рихард потворствует ее глупостям, – недовольно проворчал полковник, – к тому же он обожает этого человека и превозносит его не по заслугам! Но я и Блендорф высказали тебе, Полина, наше мнение! И если тебе хочется быть привлекательной перед Альфредом, сознаваясь в своих слабостях, то надеюсь, что в тебе найдется еще настолько гордости твоих предков, чтобы избавить нас от дерзостей этого господина!

– О, папа, неужели ты можешь допустить мысль, что я могу забыть обязанности хозяйки? Но я желаю мира, вот и все!

– Чтобы желание ваше исполнилось, я буду слеп и глух ко всему! – отозвался Блендорф, кланяясь Полине. – Я повинуюсь охотно приказанию и примеру хозяйки!

Все заторопились домой, и Полина с радостью приняла предложенную ей руку Альфреда.

Войдя в свою уединенную комнату, она вздохнула и приняла твердое решение защищать права Геллига против неприязни отца.

6.

Осень быстро наступала, и из окон высокого дома можно было любоваться, как природа постепенно одевала окрестности в осенний наряд.

Теплые вечера позволяли забывать, что на дворе уже сентябрь, и общество по-прежнему пило вечерний чай на открытом воздухе.

Соседний помещик пригласил полковника на охоту. У помещика имелась замечательная свора, и фон Герштейн от души радовался предстоящему удовольствию.

Полина и в этот день не вышла к общему столу. Болезнь, выставленная причиной этого, не была вымышленной: у молодой девушки действительно болела голова и Полина была нездорова. Но, помимо физического нездоровья, ее еще больше терзало нравственное!…

Полина ощущала внутреннюю пустоту, тупую душевную боль, с которой не могли бы справиться никакие упреки совести.

После обеда к ней зашел отец, но занятый предстоящей охотой и еще более озабоченный болезнью скаковой лошади, он не обратил внимания на бледные щеки дочери.

Барон Рихард был наблюдательнее. Для него не было ничего дороже Полины.

Заметив выражение муки на лице ее, Рихард стал уговаривать молодую девушку согласиться на прогулку в лес.

Задушевная доброта „дядюшки Рихарда“ и деликатное умалчивание о вещах, могущих взволновать ее, подействовали на Полину успокоительно, облегчив, как слезы при тяжелом горе.

Все общество замка, собиралось отправиться к пастору, и какое-то тайное предчувствие заставило Полину сдаться на неотступные уговоры барона Рихарда и присоединиться к компании. Фон Браатц сообщил Полине, что Геллиг обедал вместе с другими и будет участвовать вместе в охоте на лисиц.

Молодая девушка со вчерашнего вечера, разъединившего их, не видела Геллига и теперь, с чисто женской непоследовательностью, волновалась при мысли, что Геллиг уже забыл ее!…

Она несколько раз за день подходила к окну, надеясь увидеть его хоть мельком и, когда ей это не удалось, ее мучил страх, что он заболел или уехал совсем.

Когда же дядя Рихард сообщил ей, что видел Геллига здоровым, Полина стала уверять себя, что ей необходимо повидать его для того, чтобы позаимствовать у него силы характера и мужества!

И сегодня Полина уже сетовала на то, что Геллиг слишком пунктуально исполнял ее желания, на которых она так настаивала вчера!…

О, женщины, женщины, кто вас поймет!

Барон Рихард говорил о Геллиге очень мало и так неопределенно, что Полина решила сойтись поближе с Гедвигой Мейнерт, надеясь, что она сможет утолить ее жаждущее сердце подобном разговором. Барон Рихард сознательно не распространялся о Гансе Геллиге…

Этот добродушный старик заметил, что с его любимицей творится что-то неладное, но счел за лучшее предоставить ей погрузиться в размышления.

Он искренно уважал Геллига и был огорчен, что Полина так несправедлива к нему. Но он хотел, чтобы она сама, без посторонней помощи, разобралась в себе, и избрала правильный путь.

Ради этого барон Рихард незаметно поменялся местами с Альфредом во время прогулки.

Полина так задумалась, устремив взор вдаль, что не сразу заметила эту перемену. Опомнилась она лишь тогда, когда Альфред глубоко вздохнув, сказал:

– Я хочу воспользоваться случаем и поговорить о серьезном деле, касающемся нас обоих! Моя мать, в пылу материнской любви, не могла дождаться исполнения страстного желания ее сердца и…

– Прошу вас, г-н Браатц, не будем говорить об этом! – нетерпеливо перебила его Полина, рассеянность которой перешла в лихорадочное волнение. – В том настроении, в каком я сейчас нахожусь, я не могу дать вам определенного ответа. Поэтому будьте терпеливы и дайте мне время придти к решительному заключению, каково бы оно не было.

– Но вы не понимаете меня, дорогая Полина! – возразил Альфред, не зная, как объяснить ей, что единственная цель его разговора – желание сообщить ей, что он любит другую. – Моя мать говорила мне о ваших желаниях, позвольте и мне передать вам мои.

– Только не сегодня, г-н Браатц, – сказала Полина тоном, не допускавшим возражений. – Я так взволнована, что не способна ни о чем рассуждать, и нуждаюсь только в покое!

Альфред поклонился.

Для его нерешительной натуры, отклонение фатального объяснения было весьма желательным. Вот почему он беспрекословно повиновался Полине.

Барон Рихард, отгадавший содержание разговора молодых людей, поспешил к ним присоединиться, начав разговор о чем-то отвлеченном.

Сусанна тоже приняла участие, и когда разговор сделался общим, Рихард, завязавший его, незаметно удалился под руку со своей любимицей.

Он видел, что Полина еле сдерживается от рыданий, но шел рядом с нею молча. Он не любил навязываться на откровенность: она должна быть признаком истинного расположения.

Общество вскоре достигло прелестной долины, расположенной около флигеля пастора. Узкие тропинки спускались террасами от флигеля, хребет горы был покрыт зеленевшим, как бархат, гладким английским мхом, на котором кое-где еще были поздние осенние цветы.

Полина, давно отставшая от общества, в безотчетном страхе остановилась совсем и прижалась к дядюшке Рихарду.

Молодая девушка увидела полускрытого ветвями березы Ганса Геллига, разговаривавшего серьезным тоном с Гедвигой, опустившей голову.

– Я не могу послушаться тебя, Ганс! – страстно проговорила она, и в голосе ее звучали слезы. – Вера моя тверда, и немыслимо, чтобы сердце могло так ошибиться!…

– И все же оно ошибается!… Оно обманывает тебя, питая тебя надеждой и мечтами! Но что будет, когда ты убедишься, что верила в химеры?

– Когда вера моя погибнет, мне останется прощение! – мягко произнесла она. – О, не будь жесток ко мне, оставь мне мою любовь. Она делает меня счастливой! – молила она кротким голосом.

– Милое, доброе дитя, – растроганно ответил Ганс, – иди своей дорогой и да хранит тебя Бог!

Прелестная девушка бросилась нему и обняла его, лицо ее сияло чистой радостью.

– Ты довольна мною, Гедвига? – ласково спросил Геллиг.

– О, вполне!… Ты отдал мое счастье в руки Господа, а Он уже поведет нас: меня и ту бедняжку, счастье которой я украла!

– Будь спокойна, – холодно произнес он, – это совсем другая натура! Такая потеря, если только это будет потерей для нее – вряд ли произведет на нее впечатление!

Полину резанули эти холодные слова, и она отшатнулась, прижав руки к сердцу.

– Я не могу идти к пастору, я вернусь домой! – решительно объявила Полина, обращаясь к барону Рихарду.

Тот, не возражая ни слова, предложил ей руку, но она отклонила его любезность, говоря:

– Нет, нет, дядя, оставайся здесь!… Я должна побыть одна!… Очевидно, я нездорова или большая невежда, если даже возле тебя не чувствуя себя хорошо и спокойно!

– Я понимаю тебя, Полина, и советую вырвать с корнем плевелы, заглушающие твои искренние, добрые чувства!… Тогда ты снова обретешь покой! К чему напрасно мучить себя? Ты хочешь убедить себя и других, что не веришь в любовь, и, однако, преклоняешься перед нею с завистью, когда видишь ее проявление на других, как сейчас! Когда же тебе признаются в ней, то ты отвертываешься, прикрываясь именем человека, сердце которого принадлежит другой! Но почему ты хочешь связать жизнь свою с человеком, не подходящим для тебя?

– Дорогой дядя, пощади хоть ты меня! Я сейчас так нуждаюсь в ласковом слове… Только что я многому научилась и хочу быть мужественной, как эта кроткая девушка, которую Геллиг назвал ангелом! Как она хорошо сказала: „когда вера моя погибнет, мне остается прощение!“

Послав рукой прощальный привет, Полина поспешила удалиться, а барон Рихард пошел догонять компанию, уже вошедшую в домик пастора.

Все общество было достойным образом встречено пасторской семьей и его пансионерами.

Через несколько минут появился накрытый стол, уставленный холодными закусками и достопочтенный прелат, в витиеватых выражениях, поблагодарил гостей за ту честь, какую они оказали его бедному жилищу.

7.

Вскоре появились и Геллиг с Гедвигой.

Полковник и Блендорф еле кивнули управляющему головой в ответ на его приветствие. Только барон Рихард весело поздоровался с ним, видимо довольный его приходом.

Из того разговора, который они с Полиной нечаянно услышали, барон ничего не понял и теперь старался угадать, кто же избранник Гедвиги: Альфред или Геллиг!…

– Браатц, где же Полина? – спросил полковник. – Она шла с тобой под руку, когда мы были уже в саду.

– Ей сегодня нездоровилось с утра, а тут еще дорога утомила ее, вот она и вернулась домой.

Барон Рихард, произносивший эти слова, внимательно следил за Геллигом и Гедвигой, и ему удалось подметить, что управляющий бросил острый взгляд в его сторону, но девушка не шевельнулась.

Когда разговор за столом зашел об охоте, Гедвига робко спросила Альфреда:

– Вы тоже поедете?

– Нет, у него есть более миролюбивые занятия! – улыбнулся барон Рихард.

– Это очень хорошо, – обрадовалась молодая девушка. – По-моему, жестоко травить собаками бедных животных! Уж лучше метким выстрелом сразу прекращать жизнь!

– В вас говорит дочь лесничего! – заметил полковник, не сводивший взгляда с прелестного личика Гедвиги.

– Нет, я вообще не люблю охоты и всегда горевала, когда отец приносил убитую лань. Это мягкосердечие я, очевидно, унаследовала от матери, сохранившей его, несмотря на то, что она была дочерью и женой охотника и выросла в лесу!

– Вы говорили о вашей матери, – неожиданно заинтересовался полковник, – скажите, как ее девичья фамилия?

Гедвига покраснела.

Она чувствовала, что взоры всех присутствующих устремлены на нее, но поспешила ответить.

– Мария Рер! – тихо произнесла она.

– Боже мой, Мария Рер?! – воскликнул полковник. – Как это я сразу не догадался, по сходству с вами!… Я ведь знал ее, когда она была такой же молоденькой, как и вы!… Да, она обладала мягким сердцем, настолько мягким, что не в состоянии была обидеть даже серну!

Гедвига горько усмехнулась: как мало нашло сострадание в людях это бедное, мягкое сердце!…

И она взглянула на Альфреда, как бы ища в его глазах утешение.

Из этого короткого разговора для него стала ясной вся история колечка…

Когда снова коснулись предстоящей на завтра охоты, полковник выразил сожаление, что его Альма нездорова.

– Я обещал свою чудесную лошадь Блендорфу, но теперь придется заменить ее Альманзором! – сказал г-н Герштейн.

– Это невозможно, г-н полковник, – заметил Геллиг. – Эта лошадь продана купцу две недели тому назад и стоит здесь, согласно контракту, на подножном корму до конца месяца! Но есть еще три лошади, готовые к вашим услугам!

– Вы хорошо соблюдаете интересы купца, а он мог бы считать за честь, что лошадь его послужит кавалеристу. Но я могу сказать: если лошади не будет, я не буду участвовать в охоте!

– Разве ты не понял, Георг, что тебе предоставлен выбор между тремя лошадьми? – спросил Рихард.

– Ах, Браатц, – недовольно фыркнул полковник, – ты в этом ничего не понимаешь, или разучился понимать! Эти лошади не годятся для охоты!

– Вы предлагаете три лошади, г-н Геллиг, – сказал Рихард, желая дать разговору миролюбивый оттенок, – но мне известны только две!

– Я желал устранить сомнения полковника в моей готовности услужить и предложил мою собственную лошадь!

– Ах, я на вас не в претензии, г-н управляющий, – возразил полковник. – Нельзя же рассчитывать, чтобы вам были известны правила поведения в высшем обществе! Но вы должны считаться с тем, что гостеприимство – первая добродетель дворянина!

– Но первая добродетель бюргера – честность, поэтому я не допущу, чтобы лошадь вашей дочери, деньги за которую уже получены, была употреблена на гонку во время охоты!

Г-жа Герштейн поспешила заметить, что уже становится свежо, и общество, поблагодарив гостеприимного пастора и его жену, распрощались со всеми и двинулись в обратный путь.

Когда они вступили во двор замка, было совершенно темно, а в комнате Полины светился огонь.

Барон Рихард отправился к ней, но горничная сказала ему, что Полина только что легла.

8.

Участники охоты проснулись спозаранок и, одевшись, вышли во двор, где уже были оседланы лошади.

– А у Геллига тоже великолепный конек! – заметил поручик, стоявший рядом с полковником.

– Будьте уверены, он назвал „своею лошадью“ не самую плохую из всей конюшни… О, что за бесстыжий народ эти мещане!… Но, однако, пора ехать, господа! Оба Браатца сегодня не с нами, а до опекуна нам нет дела!

Офицеры уже собрались сесть на лошадей, как дверь соседнего дома раскрылась, и на пороге показалась внушительная фигура Геллига. Окинув внушительным взглядом группу, он кивнул им головой и обратился к рыжеголовому парню, державшую под уздцы стройную красивую лошадь.

– Кто смел, вопреки моему приказу, вывести из конюшни Альманзора? – спросил он.

– Мне приказал полковник! – дерзко ответил парень. – Он сказал, что здесь помещик он.

Управляющий ничего не ответил парню на это и повернулся в сторону конюшни.

– Франц, – крикнул он, – отведи лошадь в конюшню и чтобы больше никто не смел выводить ее оттуда! А ты уволен, Петр, – обратился он к рыжему парню, – в конторе получишь жалованье и чтобы к полудню и духу твоего здесь не было!

– Нет, это уже слишком! – закричал полковник. – Эй, ты, оставь лошадь здесь! – сказал он Францу. – Я, полковник, приказываю тебе! – прибавил он, угрожающе взмахнув хлыстом.

Слуга заколебался, но сила привычки одержала верх над страхом перед полковником: Франц несколько лет служил при Геллиге и смотрел на него, как на своего господина. Не раздумывая больше, он повел лошадь в конюшню.

Хлыст полковника со свистом рассек воздух, но не задел конюха, а только испугал лошадь драгунского поручика, которая шарахнулась в сторону, отдавив при этом ногу неповинной собаке Геллига.

Бедная Дианка жалобно завизжала, и в эту минуту на верху лестницы замка показалась Полина.

Волнение, отразившееся на ее прекрасном, побледневшем лице, ясно показывало, что она была свидетельницей происшедшей сцены.

– Ах, как хорошо, что ты пришла, Полина, – радостно крикнул полковник, направляясь к дочери. – Ты знаешь, этот мужлан, Геллиг, осмелился подрывать твой авторитет! Он не знает правил гостеприимства и не дает твоим гостям лошади!

Блендорф расслышал слова полковника и тоже поспешил к Полине.

– Пожалуйста, фрейлейн Полина, не тревожьтесь! Я бесконечно сожалею, что из-за меня заварилась такая история и устраняю себя от охоты! Меня только возмущает, что вы предоставлены произволу грубого человека и что я не могу заступиться за вас!

Полине казалось, что она унижена перед своими слугами и предана на посмеяние знакомых через самовольство человека, который в глазах ее круга был не более, как старший из слуг.

Публичное унижение было невыносимым для гордой девушки, а тут еще насмешливо-грустная речь Блендорфа вдобавок.

Не слушая предостережений барона Рихарда, умолявшего ее не торопиться и спокойно разобраться во всем, Полина знаком подозвала к себе опекуна.

– Г-н Геллиг, – звенящим голосом проговорила она, – я вам очень благодарна за ваши прежние услуги, но не могу одобрить вашего поведения относительно этих господ! Обязанности вашей должности, очевидно, не согласны с обязанностями моего положения в обществе! Поэтому я должна выбрать себе другого помощника, который умел бы совместить и то и другое! Благодарю вас за службу и увольняю от нее теперь же!

– Не собираюсь протестовать, – холодно ответил Геллиг. – Но позвольте все же заметить, что лошадь, о которой идет речь, продана, и деньги получены! Я обязан предупредить вас, чтобы потом не вышло недоразумение из-за злоупотребления чужой собственностью! Я слагаю с себя ответственность за это перед вами и теперешними владельцами лошади!

Поклонившись, Геллиг, не дожидаясь ответа, подошел к своей лошади и минуту спустя выехал из ворот замка.

Тягостное молчание, воцарившееся после ухода Геллига, нарушил полковник:

– Молодец Полина, что избавила нас от этого грубияна! – воскликнул он.

– Желаю, чтобы ей не пришлось каяться в совершенной глупости! – заметил барон Рихард, нахмурив брови.

А Полине и так уже было не по себе…

Ей было тяжело сознавать, что страшное слово вырвалось у нее, и грустно, что она не могла взять его назад.

– Каяться, – фыркнул полковник. – Люди, не знающие тебя, Рихард, могут подумать, видя твое баснословное предпочтение этой деревенщине, что у тебя одни вкусы с ним! И одинаковые воззрения.

Барон выпрямился во весь рост.

– Надеюсь, – сказал он вызывающим тоном, – что никто, близко знающий меня или нет, не заподозрит, что у меня на чужую собственность существуют иные воззрения, чем у этого человека!

– О, дядя Рихард, какой жестокий упрек! – вскричала Полина, побледнев.

– Ты почувствовала это? Я рад, так как этот упрек предназначался тебе! Они – мужчины, и мне нечего с ними спорить! – заметил барон Рихард и с горечью прибавил: – Нечего сказать, хорошая слава пойдет про владелицу Геллерсгейма, что она угощает своих гостей чужой собственностью и что здесь при покупке лошадей надо быть очень осторожным.

– Браатц! Ты оспариваешь мое мнение, – начал полковник с оскорбленным видом, – и я должен просить тебя…

– Не делай из себя дурака! – оборвал его Рихард. – Тебе давно известно, что наши взгляды противоположны! К тому же нам обоим идет шестой десяток, и нам поздно меняться! Но Полина – ребенок, и я должен высказать ей свое мнение! Я думаю, ты, Герштейн, не станешь отрицать, что наши с тобой права на нее равны!

Полина, не обращая внимания на присутствующих, порывисто бросилась дяде на грудь и крепко обвила его руками. Но барон ласково отвел ее руки и сказал:

– Нужно сказать слугам, кто теперь будет распоряжаться вместо Геллига.

– Мог бы я! – пробурчал полковник. – Но проклятое завещание… Нужно было бы отдать этого человека под опеку, прежде чем он успел наделать непоправимых дел!

– Но тогда тебя не было бы здесь, любезный Герштейн! – иронически заметил барон.

– Дядя, что ты мне посоветуешь в отношении слуг? – боязливо задала вопрос Полина.

– Самое лучшее, если ты сама отдашь им приказание: тогда никто не попадет в ложное положение!

– Но к кому же мне обратиться?

– Зачем ты спрашиваешь, Полина? Кто умеет действовать так быстро и так самостоятельно, тому не нужен совет старика! – укоризненно проговорил Рихард.

Полина содрогнулась, но старое упрямство взяло в ней верх и, переменив тон, она сказала ясным голосом, обращаясь к Блендорфу:

– Г-н Блендорф, вы часто говорили, что желали бы быть моим защитником, так как вам не нравился образ действий моего управляющего, вы можете быть им!

– Бесценная фрейлейн! – воскликнул он, изумленный и восхищенный. – Я постараюсь быть достойным этой чести!

– Нам нужен именно такой управляющий, который умел бы понимать, кто господин и кто слуга! – заметил полковник, довольный таким оборотом дела. – Блендорф сумеет заставить признать только свою волю!

– И, в свою очередь, будет знать только волю своей победительницы! – вставил Блендорф.

Но лицо Полины уже снова потускнело: ей предстояло объявить слугам про перемену, происшедшую в Геллерсгейме.

Дворецкий и двое слуг стояли при лошадях и заняты были разговором со стариком Антоном, лакеем Геллига, стоявшем в дверях конюшни на руках с визжавшей собакой.

– Я должна объявить вам, что вместо г-на Геллига управляющим имения будет господин Блендорф! Теперь вы будете повиноваться его приказаниям!

– И с должным почтением должны относиться к приказаниям г-на фон Герштейн! – прибавил Блендорф, и сияющий полковник поспешил пожать ему руку в знак признательности.

– Вывести Альманзора из конюшни? – спросил кто-то из слуг.

– Конечно! – ответил Блендорф.

И барон Рихард мог торжествовать: по лицу Полины промелькнула тень! Видно было, что она не того ожидала от Блендорфа.

– Я тоже могу остаться, фрейлейн? – спросил наглый рыжий парень, уволенный Геллигом.

Вся кровь Полины возмутилась.

Она окинула слугу взглядом и высокомерно переспросила:

– Остаться?… Ни в коем случае! Непослушные слуги мне, как и г-ну Геллигу, не нужны! Вы должны покинуть замок до возращения г-на Геллига!

– Сильно пострадала собака? – спросила Полина старика Антона.

– Нога отдавлена! А г-н Геллиг поторопился уехать, не подумав о своей любимице! – проворчал старик, поглаживая собаку, которая перестала визжать и смотрела на него умным взглядом.

– Бедное животное! – сказала Полина. – Я пошлю за ветеринаром, чтобы скорее поправить ногу!

– Но зачем, фрейлейн, – возразил Антон.

– Как зачем? – удивленно воскликнула девушка. – Но ею так дорожит господин Геллиг.

– О, я не то хотел сказать! – успокоил ее слуга. – Не надо приглашать ветеринара, потому что я сам все сделаю не хуже его!

– Тогда, пожалуйста, позаботьтесь о бедняжке, а я пришлю ей корзину с мягкой подушкой, – сказала Полина, уходя.

Вернувшись в свою комнату, она бессильно опустилась на софу. На душе у нее было тоскливо и горько.

Мучимая сомнениями и стыдом за все происшедшее, Полина опустила голову на подушки, и невольные слезы оросили ее лицо.

9.

Солнце бросало тени на зеленый газон парка, и маленький колокол сзывал громким звоном работников к ужину, возвестил Полине, что даже самому длинному и тяжелому дню бывает конец.

За обедом Полине было особенно тяжело.

Сусанна, желавшая знать подробности случившегося, расспрашивала молодую падчерицу, окончательно измучив ее своими вопросами.

Полина, рассказывая, напрасно старалась приукрасить события – она все яснее и яснее чувствовала свою неправоту, которую не могли рассеять даже похвалы Сусанны, громко одобрившей выбор Полины.

Альфред был рассеян, барон Рихард отделывался односложными словами, и Полина была ужасно рада окончанию обеда.

Много времени спустя она встретилась в саду с дядей Рихардом, но беседа между ними долго не клеилась.

Им обоим хотелось поговорить о том, что их занимало, но они не решались, пока им не помог случай.

На дорогу, пролегавшую мимо ворот, выходила еще и боковая калитка. Зоркие глаза Полины рассмотрели вдали всадника, ехавшего шаг за шагом.

Он был один, и Полина решила, что это Геллиг, от которого все отвернулись, раз он был лишен власти.

И, странное дело, Полина почувствовала оскорбление Геллига, как свое собственное! Она целый день боялась произнести его имя, но теперь страх был рассеян гневом.

– Одинокий всадник! – воскликнула она. – Неужели Геллига осмелились оскорбить?!

– Ты сеяла ветер и удивляешься, что приходится пожинать бурю! – резко ответил барон. – Ты сама подала пример и нечего возмущаться, если другие ему последовали! Но мне кажется, что ты ошиблась! – прибавил он. – Всадник возвращается по дороге, ведущей от Гронингейма, а он к Геллигу очень расположен и вряд ли даст его в обиду!

– Я вижу на поводу порожнюю лошадь! – озабоченно заметила Полина, вглядываясь вдаль. – Не случилось ли с кем-нибудь несчастья?

– Да, ты права, – согласился Рихард, также рассмотревший всадника, оказавшегося конюхом.

– Что случилось? – крикнул барон, когда конюх поравнялся с ними.

На поводу у него была рыжая лошадь, которую Полина тотчас же узнала.

– Альманзор! – воскликнула она.

– Что с лошадью? – повторил Рихард, полный неприятного предчувствия.

– Свихнула плечо! – ответил конюх.

– Этого еще недоставало! – неприятно пораженный, заметил барон, подходя ближе к лошади. – Но правда ли это? Проведите ее!

Конюх тронул свою лошадь и рыжая заковыляла рядом с нею.

Сомнения не было: лошадь, вчера еще стоившая полтораста червонцев, сейчас годилась только на живодерню.

Барон горестно вздохнул, и смущенная Полина спросила его:

– Что такое, дядя?

– Скверная история для тебя: лошадь погибла!

– Но неужели ничего нельзя сделать?

– Только заколоть ее!… Владелец, разумеется, не возьмет лошадь обратно, а ты должна будешь не только возвратить всю полученную за нее сумму, но и уплатить большую неустойку! Но дело, конечно, не в сумме; я согласен был бы сам заплатить вдвое, лишь бы этого не случилось!

– Ах, я тоже! Все это ужасно неприятно!

– Да, чертовски скверная история! И я бы желал, чтобы человек, так хорошо понимавший твои чувства, избавил тебя на будущее время от подобных штук! – саркастически прибавил барон.

– Зачем ты меня мучаешь? – нетерпеливо воскликнула Полина. – Нехорошо это с твоей стороны, потому что ты один из всех окружающих знаешь, как я страдаю!

– Вот как? Я не знал этого! – не сдавался барон Рихард, притворяясь непонимающим.

– Я тебе ничего не говорила, поэтому ты и поступаешь так со мной! Ты хочешь, чтобы я созналась в своей неправоте?… Так слушай: да, да, я сознаюсь в своей неправоте и глубоко раскаиваюсь! – сказала Полина, уже не удерживая слез, давно просившихся вылиться из глаз.

– Наконец-то! – с облегчением произнес Рихард. – Борьба была жестокая, как видно, но я рад, что мне даже не жаль бедного Альманзора!… Раскаяние – половина исправления, и если бы ты поговорила с Геллигом…

– Ни за что! – пылко воскликнула Полина… – Мы все равно не уживемся под одной крышей, мне спокойно, когда его нет. Мне только жаль, что я его так поспешно уволила, не справившись, есть ли у него возможность что-либо предпринять!

– Человек с его познаниями везде найдет себе дело! – успокоил барон. – Я постараюсь уговорить его перейти ко мне!

– К тебе? – изумилась Полина. – Да, в твоих огромных поместьях для него найдется большой круг деятельности! Тогда он сможет жениться на своей белокурой Гедвиге, которую он называет кротким ангелом! С нею он будет жить спокойно, без треволнений, и никогда не вспомнит о другой…

Тут барона словно осенило, и он понял, что происходило в сердце Полины.

– Конечно, что может быть лучше преданной любящей жены! – заметил Рихард. – Это единственные цепи, которые соглашается надеть на себя сильный и гордый мужчина!…

– А что делать той, которой небо не дало способности подчиняться? – спросила она.

– Ей нужно выходить замуж за такого человека, как Альфред, и перемениться с ним ролями, то есть захватить верх!

– Сегодня – дурной день! – вздохнув, заметила Полина, беря дядю под руку и прижимаясь к нему. – Я причинила много неприятностей и себе и тебе! Но нет худа без добра: из всего я вынесла хороший урок и твердо решила не выходить замуж за Альфреда. О, дядя, как много надо сил и терпения, чтобы усмирить мою пылкую натуру!… И как я должна любить и бояться того человека, за которого выйду!

– Хвала сегодняшнему дню! – воскликнул радостно изумленный барон. – Хоть и поздно явилось признание, но все-таки явилось! За такую цену я готов вытерпеть всякие неприятности, даже готов перенести разрыв с Геллигом!… Наконец-то ты убедилась, что Альфред не годится для тебя как опора!

Полина еще крепче прижалась к дяде.

– Кроме тебя мне не нужно никакой опоры! – сказала она. – Я никогда не выйду замуж! До моего совершеннолетия с меня довольно Блендорфа! Ты будешь давать мне советы, Блендорф будет исполнять мои приказания, таким образом, скипетр будет находиться в руках у самого лучшего правителя.

Барон был благоразумным: он находил, что пока сделано достаточно и счел за лучшее молчать.

Было темно, когда они вернулись домой.

Только что уселись за чайный стол, как на дворе послышался топот лошадей, и в гостиную вскоре вошла вся компания охотников.

Геллига с ними де было, но полковник и Бриксен были очень оживлены, а Блендорф и того больше! Досада на несчастье с лошадью и моральное поражение, понесенное им от Геллига, побудили его приналечь на фляжку сильнее, чем следовало, и потому он находился в довольно возбужденном состоянии.

Учитывая это, барон Рихард предложил кружку разойтись пораньше, и Полина легла спать, не видев Геллига.

10.

Всякий, кто бывал в Геллерсгейме и знал царивший там образцовый порядок, не узнал бы теперь поместья, заглянув в него сегодняшним утром.

Приказчик, по заведенному Геллигом порядку, явился рано утром к Блендорфу за приказаниями, но тот раскричался и выгнал его.

Тогда слуги, не зная, что им делать, принялись, за что попало: кто чистил лошадей и коров, а некоторые подчищали траву, дерзнувшую появиться на дорожках парка.

В спальне Геллига царила воскресная тишина. Стол с почти нетронутым завтраком был покрыт бумагами, а сам Геллиг лежал на диване, подложив руки под голову и предавшись размышлениям.

Послышался стук в дверь, больная собака слегка приподнялась, но не залаяла.

– Войдите! – сказал Геллиг.

На пороге показался барон Рихард.

Ганс поспешил встать, на лице его отразилось удовольствие, которое он старался прикрыть притворно-холодными словами.

Но барона нельзя было провести.

Он дружески крепко пожал протянутую ему руку, и сразу же приступил к цели своего прихода.

– Я пришел изложить вам свой взгляд на вчерашний случай: это я должен сделать для себя и для вас, а также и для Полины, которую я воспитал!… Что вы так смотрите на меня? Вы хотите сказать, что этим воспитанием я не вполне могу гордиться – это я знаю и без вас, но сознайтесь, что есть и хорошие стороны в ней!

– Конечно! – добродушно заметил Геллиг, тронутый любовью старика к этому своевольному ребенку.

– Очень рад, что вы согласны с этим, я иного и не ожидал от вас: умный человек всегда справедлив!… Но я хочу, чтобы вы знали, что люди разных сословий, если они находятся на одной ступени развития, имеют одинаковые понятия о добродетели и пороке!

– Всегда ли вы придерживались этого взгляда, барон? – с худо скрытой горечью спросил Ганс.

– Признаюсь, нет! – просто ответил Рихард. – Я долго искал в этом ложном взгляде утешения для себя. Мне хотелось свалить вину любимой женщины на мало развитое чувство чести и на недостаток такта во всем сословии! Но это предубеждение и прежде колебало мой рассудок, а благодаря вам, оно совершенно рассеялось! Я научился вас любить и уважать, как очень немногих! И я назову счастливым всякого отца, у которого такой сын, как вы!

Молодой человек с глубоким волнением на лице низко поклонился барону.

– Благодарю вас за такое мнение! – сказал он задушевным голосом. – Оно осчастливило меня больше, чем вы думаете! Мне всегда хотелось его заслужить!… Теперь я веселее расстанусь с Геллерсгеймом!

– Расстанетесь? – повторил барон. – Вот за этим я и пришел к вам!… Полина отказала вам, а я вам предлагаю место управляющего у себя. Вы будете независимым вполне, и я буду обращаться с вами, как с сыном! Тогда я буду в состоянии жить в Диттерсгейме, которого уже избегаю много лет!

– Вы очень добры и я вам благодарен от души, – отвечал взволнованно Геллиг, – но я не могу принять вашего лестного предложения!… Поселиться в Диттерсгейме – означало бы для меня разрыв навеки с теткой, которую я так люблю! К тому же, я у нее – единственная опора!

– Она богата, сказочно богата, имея вас! – сдавленным голосом произнес барон. – Но Боже сохрани, чтобы я посягнул на ее сокровище и пожелал бы разделить его с нею!

– Она тоже не хочет делиться, – нерешительно заметил Ганс, – она берет все или ничего!

Скорбная складка легла вокруг губ барона Рихарда.

– Все та же страстность, та же ненависть, – печально произнес он. – Чем она питает в себе эти чувства, которые должны отравлять ее жизнь?

– Сознание, что она невинно осуждена.

– Не сводите меня с ума, не говорите так! – воскликнул барон, вскакивая. – Я пережил мысль о ее вине, но о невинности нет! Да этого и не может быть! Если она отказалась от всяких объяснений – разве это не виновность ее?

– Причина всему: мещанская кровь!… Вы кинули ей эти слова, как приговор, как знак глубочайшего презрения!… А для меня лично, это – символ чистоты и честности!

Барон снова сел и, слушая молодого человека, все ниже и ниже склонял голову, словно под гнетом тайной горести.

– Жену из своего сословия вы бы не сочли способной на такое преступление, – продолжал Геллиг, – а огромная любовь жены, жены по вашему выбору, не могла спасти ее от подозрения и осуждения, потому что в жилах ее текла не дворянская кровь!

– Все это я слышал от вас, но мне странно одно: почему Леонора не пыталась исправить дело кротостью и лаской, а выказала гордость и озлобление?… Вы видели, как я склонил голову из уважения к вам, так неужели молодая жена не смогла бы обезоружить любовью мое высокомерие?

– Но вы снимаете с нее обвинение? – спросил Геллиг, замирая от ожидания ответа.

Барон покачал головой.

– Нет, – сказал он печально, но решительно, – я отдал честь мещанству: я научился отделять личность от сословия – и только!

– Все напрасно, – тихо прошептал Ганс, простонав, – один Бог может оправдать ее.

– Если вы не хотите у меня жить, – продолжал барон после долгого молчания, – то располагайте моей шкатулкой, если будете в затруднении при внезапном выезде!

– От всего сердца благодарю вас, – воскликнул Ганс, пожимая руку барону, – но у меня есть кое-какие средства: наследство от отца и подарки господина Ридинга. Так что я, не стесняя себя, могу представить залог в 3 тысячи талеров, которые требует с меня г-н Блендорф по случаю моего завтрашнего отъезда.

– Залог? – медленно повторил изумленный барон. – Залог от вас! Но это, должно быть, ошибка! Нельзя так компрометировать Полину!

– Не говорите ей ничего об этом!

– Но я уверен, что она ничего не знает!

– Она же знала Блендорфа и все-таки назначила его моим преемником – значит, она наперед одобрила все его распоряжения!

– Но после вчерашнего поступка у нее не было иного выбора! Но теперь она хочет назначить на это место моего племянника Альфреда.

Геллиг навострил уши, но постарался как можно равнодушнее переспросить:

– Барона Альфреда? Но это невозможно! Никто не может быть одновременно и мужем и опекуном молодой девушки! А барон предпочел права супруга! Его мать писала…

– Полина отказала Альфреду! – перебил Ганса барон.

По членам Геллига пробежала сладостная дрожь, на лице его отразилось сильное волнение, но Рихард сделал вид, что ничего не заметил.

– Вы еще не сказали мне, куда вы так внезапно собрались ехать?

– К тетке, – ответил Геллиг. – Но я давно собирался к ней, потому что она болеет все!… Но тут приехали вы, и я остался, чтобы…

– Чтобы – что? – нетерпеливо переспросил барон.

– Чтобы узнать хорошего человека, который сделал ее несчастной, и научился ненавидеть его, как она!

Барон побледнел.

– Ну и что же, удалось вам? – с легкой дрожью в голосе спросил он.

– Нет, я не мог! – твердо отчеканил Геллиг. – Да простит она мне это – но я вас почитаю и уважаю от всего сердца! – со страстным порывом закончил он.

Барон протянул руки с выражением искренней благодарности в прекрасных старческих глазах.

– Уважение честного человека – самая прекрасная вещь!… Вы отказались от всех моих предложений, но умоляю вспомнить обо мне, если будете в затруднении!… Когда вас ждать обратно?

– Не позже, как через десять дней!

– Счастливого пути вам!

Когда дверь за бароном закрылась, Геллиг вернулся к столу, его внимание привлек изящный ящичек, отделанный золотом и перламутром.

Он открыл его, вынул несколько писем и бумаг, затем, нажав пуговку на крышке ящика и убедившись, что пакет, лежавший там, цел, тщательно запер крышку и замок шкатулки, ключ от которой опустил в боковой карман.

Устройство потайного ящика было не особенно искусным, но не каждый сумел бы его найти.

Уложив бумаги в портфель, Геллиг уселся в кресло и снова погрузился в свои мысли. По временам лицо его меняло свое выражение, а с губ слетали какие-то слова.

– Она ему отказала, – явственно наконец прошептал он, и лицо его озарилось лучом торжества, сделав его ясным и безоблачным.

11.

Треволнения, которым подвергалась Полина за последние три дня, оказались не под силу даже для ее крепкой и выносливой натуры.

Полина слегла в постель с тем ощущением тупого и усталого равнодушия, которое часто бывает следствием безнадежного горя.

Она знала, что Геллиг потерян для нее навсегда, и гордость, подавляющая ее юную любовь, была довольно сильно поколеблена раскаянием.

Ссылаясь на болезнь и усталость, Полина никого не принимала, кроме дяди Рихарда, старательно избегавшего всего, что могло навести его любимицу на грустные размышления.

Полина ничего не знала про предстоящий отъезд Геллига, которого она не видела днем.

Только ночью ей послышался его голос, звучавший необычайно мягко и задушевно, но она в это время засыпала и не могла бы решить, во сне или наяву она его слышала.

Утром, когда она проснулась, ей доложили о Блендорфе, выразившем желание поговорить с нею о важных делах.

Полина решила тотчас же переговорить, понимая под словом „важное дело“ какую-нибудь новую неприятность, вроде спора о Дианке и истории о лошади.

– Так вы больны не на шутку, милостивая повелительница, – воскликнул Блендорф, которого Полина приказала горничной впустить к ней. – Я вчера был просто в отчаянии! Замок без вас – пустыня, а ландшафт какой-то серенький!

– Это от осенних туманов, господин Блендорф, – сухо возразила Полина. – Но этому мы помочь не можем, поэтому перейдем лучше к делу, ради которого я удостоилась чести вашего посещения.

Блендорф вместо ответа вертел в руках маленький ящичек из ценного дерева с золотыми и перламутровыми инкрустациями.

– Запаситесь спокойствием, фрейлейн, – сказал он, – потому что вам придется сейчас услышать возмутительную историю!… Я просто не знаю, как вам и сказать…

– Нет ничего хуже неизвестности, господин Блендорф, поэтому начинайте!

– Постараюсь быть кратким, – начал он, – сегодня ночью Геллиг исчез. И никто не знает, куда, но полиция узнает, конечно! Ну, не прав ли был я, считая вас слишком слабой для этой истории! – воскликнул он, изумленно глядя на Полину, которая бледная, как мраморная статуя, неподвижными глазами уставилась на рассказчика.

– Он уехал!… – почти беззвучно прошептала она, держась за спинку стула. – Уехал, Боже мой, это даже больше, чем я ожидала! Чего опасалась так!

– Напрасно вы так волнуетесь, дорогая фрейлейн! – быстро возразил Блендорф, ободренный тем, что Полина снова заговорила. – В качестве добросовестного управляющего я принял меры предосторожности, хотя боюсь, что этот пройдоха все же перехитрил меня! Вчера, когда он мне сказал, что собирается совершить маленькую поездку, у меня явилось подозрение, и я потребовал с него залог в обеспечение вас!

– Залог?… В обеспечение?… – растерянно переспросила Полина. – Боже мой, и вы это сделали?

– Конечно, я это сделал! Он был, видимо, очень изумлен, но понял, что меня не проведешь, и воздержался от дальнейших возражений!

Полина перестала спрашивать: она в отчаянии закрыла руками лицо и сидела неподвижно, но недалекий Блендорф истолковал иначе ее состояние.

– Я вижу, что и вы поняли, что это значит! – продолжал он. – Ясно, что эта готовность – представить трехтысячный залог – только отвод глаз! Да и шкатулку он мне прислал без ключа: он хочет заставить нас верить, что в шкатулке ценные бумаги! Будь он джентльмен – другое дело, а так я не верю ему, поэтому принес шкатулку, чтобы открыть ее в вашем присутствии! И тогда начать немедленно розыски негодяя через полицию!

– Вы с ума сошли! – в ужасе закричала Полина, приходя в себя. – Неужели вы думаете, что я могу так подло поступить с человеком, которому я так благодарна за все заботы о моих делах? Если я не хотела ему подчиниться, это не значит еще, что я буду преследовать его, как вора!… Боже мой, как вы унизили меня в его глазах, потребовав залог, чего я никогда бы не сделала!… Шкатулку оставьте мне, господин Блендорф, и дайте мне честное слово, что вы никому не выскажете своего подозрения!…

Блендорф с изумлением смотрел на нее, как смотрят на человека, который бредит.

– Но я вас не понимаю, фрейлейн!… Если вы боитесь скандала, то это слишком дорогая плата за возможность избежать его.

Полина от нетерпения слегка топнула ногой.

– Оставьте ваши рассуждения и лучше расскажите, что вам известно о поездке господина Геллига.

– Сегодня утром ко мне пришел старый Антон и сказал, что „его барин“ получил телеграмму от своей тетки, которая при смерти! При этом он передал мне этот ящик, якобы с ценными бумагами. Я спросил про ключ, но Антон отозвался незнанием. Когда же я выразил сомнение, что в шкатулке нет ценных бумаг, знаете, что ответил мне на это нахальный старик?… „Если их нет в шкатулке, – сказал он, – то вместо них там честь господина Геллига, которая дороже всяких денег!“

„Молодец старик!“ – подумала Полина, а вслух сказала:

– Значит, он вернется! Да и немыслимо, чтобы он уехал таким странным образом!

– Напрасно вы надеетесь на его возвращение! – настаивал Блендорф. – Надо не забывать, что воровство – фамильный недостаток Геллигов!

– Что-о? – проговорила молодая девушка, из глаз которой на говорящего сверкнула испепеляющая молния.

– Неужели вы не знали, что случай воровства в семье Геллигов уже был однажды?

– Вы отдаете себе отчет в том, что говорите? – гневно воскликнула Полина.

– Вполне! Мне только странно, что вы не знаете об этом! Тетка или кузина Геллига – была женой дядюшки Рихарда, с которой он развелся из-за того, что она его бессовестно обокрала!

Полина пошатнулась, по членам ее пробежала дрожь.

– Обокрала! – глухим стоном вырвалось у нее. – Бедный… бедный…

– Скажите лучше: бедная! Потому что от воровства пострадала ваша матушка, которой предназначались эти деньги!… Моя мать отлично знала эту историю и часто рассказывала мне ее! А вы не знакомы с нею?

Полина отрицательно качнула головой.

– Ну конечно, благородный человек, дядюшка Рихард постарался скрыть ее от вас!

– И хорошо сделал! – заметила Полина. – Но при чем здесь моя мать, не понимаю! Почему деньги должны были ей принадлежать?

– Ваш дедушка дал под честное слово кому-то 5 тысяч талеров. На беду случилась экстренная ревизия, тогда ваша мать обратилась за помощью к дяде Рихарду, который тотчас же прислал деньги с садовником, которому всегда доверял. Ваша матушка распечатала торопливо пакет, но из него выпал – сложенный модный журнал, который получала баронесса в Диттерсгейме! Дедушка, не получив денег, вынужден был застрелиться: он был дворянин до мозга костей и предпочел смерть – позору!

– Но почему же решили, что жена дяди Рихарда присвоила эти деньги?

– Она потом созналась, что распечатывала письма, подозревая его в любовной переписке! Причиной ее поступка была ревность, эта мещанская добродетель! – усмехнулся Блендорф.

– И что же потом?

– Баронесса, увидев, что ей никто не верит, что она раскрывала письмо, но не трогала денег, уехала из опустевшего Диттерсгейма, так как дядя Рихард еще раньше оттуда уехал! Он пополнил растрату вашего дедушки, но честь его пополнить было нельзя.

– Вся эта история довольно туманная, я вовсе не уверена в виновности несчастной баронессы! А вы еще решили, на основании каких-то мифических доказательств, считать виновным и ее родственника?

– Мещанские пороки также наследственны, как и дворянская доблесть! – с гордостью заметил Блендорф, приняв напыщенный вид.

На розовых губах молодой девушки промелькнула презрительная усмешка, и она смерила собеседника высокомерным взглядом с ног до головы.

– И среди дворянства я знаю не мало исключений из общего правила!… Нет, ничто не поколеблет моего уважения и безграничного доверия к Геллигу, прошу помнить это! И считайте это дело поконченным!

– Как вам угодно! – поклонился Блендорф, уходя.

Когда смолкли его шаги, Полина нерешительно взялась за шкатулку. Она вертела ее во все стороны, но шума, шелеста бумаги или звона золота – не было.

Очевидно, шкатулка была полна.

Мучимая желанием знать, что именно содержала в себе шкатулка, молодая девушка заперла дверь и стала подбирать ключ к шкатулке. Ключи, как назло, не годились, но наконец нашелся один, который прошел в отверстие замка, но не повертывался там.

Полина сделала усилие, несколько времени повозилась, и ключ подался… Замок щелкнул, и крышка отскочила.

Полина заглянула в шкатулку и побледнела, застонав: шкатулка была пуста!

12.

Луна – дама прелюбопытная, но репутация молчаливой поверенной влюбленных ей ничего не стоит! Ведь она, если бы даже и пожелала, не может ничего рассказать о том, что она видит и слышит во время ночных странствий.

Вот и сегодня луна с большим любопытством заглянула в окно хорошенького домика на главной площади.

В комнате, на большой кровати, лежала бледная женщина, а в кресле возле нее бодрствовала девушка, одетая по-деревенски.

Кругом тишина поздней ночи, но когда часы на башне города пробили два, по неровной мостовой послышался стук экипажа.

Слабость помешала женщине привстать, но лицо ее осветилось счастьем, когда стук экипажа стих перед домом.

Через несколько минут осторожные шаги послышались на лестнице внутри дома, и дверь комнаты растворилась.

– Ганс! – тихо окликнула больная дрожащим голосом, и сколько любви было в этом слабой звуке! – Как хорошо, что ты уже здесь!

Геллиг склонился к руке больной и прижал ее к своим губам.

– Я не ждал и часа, как получил твою телеграмму! И останусь здесь, с тобой! Но что сказал врач, чем ты больна?

– Он сказал, что мне не долго уже страдать: я скоро умру!

– Зачем говорить такие ужасные вещи?

– О, Ганс, неужели ты думаешь, что мне тяжела разлука с жизнью? Нет, мне только тяжело покидать тебя, а больше мне ничего не жаль!… Правда, мне хотелось бы примириться с… людьми, – прибавила она с усилием, – и…

– Простить! – кротко подсказал Ганс, когда она запнулась. – Простить то, что тебе причинили люди!

– Нет, мне хочется не только прощать, но и самой просить прощения!… – тихо шепнула она, попросив взглядом удалить девушку-крестьянку.

Когда они остались вдвоем, то долго тихо говорили о прошлом, и под конец Леонора, тетка Геллига, сказала:

– Ганс, его прощения мне не нужно! С меня достаточно того, что ты меня понял и не забудешь моей любви к тебе! И теперь я могу умереть спокойно! Только поклянись мне исполнить то, что ты мне обещал добровольно, как знак твоей любви! Ты сам так решил – и исполни мое желание! Ты признал за мной это священное право – и не нарушай его!

– Клянусь! – твердо произнес молодой человек. – Твое право и моя честь – одно!

Это успокоило больную, и она устало закрыла глаза, а Ганс застыл в кресле, боясь неосторожным движением побеспокоить ее.

Уже светало, когда чья-то рука дотронулась до плеча девушки-служанки, и голос полный тоски и волнения крикнул ей:

– Ради Бога, проснитесь и бегите скорее за доктором! Просите, чтобы он шел сию минуту.

Помощь пришла хоть и быстро, но она уже была не нужна!… Больная испустила последний вздох прежде, чем врач переступал порог комнаты.

13.

Ганс Геллиг, остановившийся перед домом барона фон Браатц старшего, уже собирался позвонить, когда его слуха коснулся стук колес.

Молодой человек обернулся.

К подъезду подъехала карета, из которой вышла дама величественной и гордой наружности. Кивнув свысока на почтительный поклон Ганса, пропустившего ее вперед, она проплыла вперед в дом, придерживая юбки пышного платья из дорогой материи.

Когда дама скрылась на лестнице внутри дома, Геллиг тоже вошел. Протянув визитную карточку лакею, он опустился в кресло, стоявшее в передней, но ждать ему долго не пришлось! Вернувшийся лакей попросил его в гостиную.

– Боже мой, какой счастливый ветер занес вас в столицу! – радушно бросился барон Рихард навстречу входившему. – Вы знаете, мы 8 недель упорно разыскивали вас и пришли к заключению, что с вами стряслось несчастье. Но вы и в самом деле похудели и побледнели! Садитесь и рассказывайте, только дозвольте сначала представить вас моей невестке, фон Блендорф, гофмейстерине здешнего двора! Ну, а с сыном ее вы уже знакомы! – прибавил барон Рихард, указывая глазами на Альфреда.

Когда все уселись по местам, Геллиг сказал:

– Я уже несколько дней нахожусь в резиденции! Сегодня я специально направился к вам, господин барон, и меня удивило одно странное видение! В окне вашего дома мне показался силуэт Гедвиги! Я не ошибся?

– Молодая девушка находится под моей защитой! – ответил Рихард. – Но об этом мы поговорим потом, сначала я хочу знать, где вы были так долго? И почему не давали о себе знать?

– Я был вызван в провинциальный город Зиртемберг, к смертному одру моей родственницы, а затем сам схватил нервную горячку и пролежал несколько недель без сознания!… Вот почему я не мог никому дать о себе знать!

– А родственница, о которой вы упоминали? – нерешительно спросил, затаив дыхание, барон Рихард.

– Она умерла! – последовал ответ.

– Умерла! – воскликнул потрясенный барон. – Но я уверен, что на ваших руках!

– Да, вы не ошиблись! Со всей любовью, на которую способно мое сердце, я ходил за нею до последних минут жизни этой страдалицы!

– Благослови вас Бог за это! – с чувством произнес барон. – И да будет земля ей пухом!

– Вы знали эту даму, Рихард? – с любопытством осведомилась обер-гофмейстерина.

– Это – Леонора! – коротко ответил тот.

– Так господин Геллиг – родственник этой дамы? Почему же вы мне не сказали об этом, Рихард?

– Если тебе это важно знать, то…

– Конечно! – перебила величественная дама. – Вы знаете, – обратилась она уже к Геллигу, – мой сын изволил уговорить великодушную Полину отказаться от брака, которым я гордилась, чтобы иметь возможность жениться на молодой интриганке, какой-то Гедвиге Мейнерт!

– Луиза! – возмущенно воскликнул барон Рихард. – Ты забываешь, что господин Геллиг – опекун этой девушки!

– И при том ее друг и брат! – заявил Ганс.

– Очень хорошо! Тогда помогите мне уговорить ее отказаться от Альфреда!

– Но, Луиза, нужно же быть справедливой! Гедвига и не думает навязываться к тебе в невестки!…

– Юная девушка настолько кротка, что объявила согласие моей матери на брак обязательным! – вмешался наконец Альфред. – Она считает благословение матери необходимым для счастья! Но никакие силы в мире не заставят меня отказаться от моей любви! И если мать не согласится на этот брак, женатым на другой она не увидит меня.

Альфред впервые говорил так энергично и мужественно в присутствии Геллига, и его твердость подкупила опекуна Гедвиги.

– Милая Полина сама писала моей матери с просьбой склонить на наш брак, но она остается непреклонной! Гедвига удостоила меня своей любви, а дядя Рихард одобрил мое решение бороться за любовь! Утешьте и вы меня, скажите, что вы тоже считаете меня достойным вашего уважения и дружбы, и дайте надежду, что вы не увеличите препятствий к моему счастью!

– Если господин Геллиг вспомнит, как несчастен подобный мезальянс был в его собственном семействе, он не даст согласия на этот брак. Блеск дворянства и придворной жизни ослепляет молодых девушек, – пылко возражала придворная дама, – но ваша тетка, Леонора Геллиг, узнавшая на опыте, как мало дает счастья эта сфера людям из мещанской среды, могла бы многое порассказать.

Геллиг пожал плечами.

– Я здесь – пристрастный судья: я не люблю дворянства! – сказал он. – Но любовь сильнее рассудка! Впрочем, на эту тему лучше всех может дать ответ сам барон Рихард!

– Причину несчастья моего брака я выводил не из различия сословий! – твердо заявил барон. – Она лежала глубже: в нас самих! Да и к чему теперь говорить об этом? Все уже в прошлом! – с грустью прибавил он.

– Нет, дорогой барон, – сказал Геллиг, с глубоким волнением в голосе, – и я еще должен передать вам предсмертное признание умирающей!

Рихард, заметив в глазах невестки луч торжества, хотел остановить Геллига.

– Нет, нет, не говорите ничего! – поспешно проговорил он. – Она теперь стоит перед престолом Всевышнего, и мы не имеем права судить ее поступки!

– Но должны принять ее раскаяние! – заметила обер-гофмейстерина. – Итак, госпожа Геллиг признала себя виновной?

– Да, и с совершенно спокойным сердцем, – ответил Геллиг с многозначительным взглядом.

Голова барона тяжело опустилась на руку: 20 лет он носил убеждение в виновности жены, но теперь ему было так же тяжело выслушивать ее признание, как и тогда, когда у него явилось первое подозрение.

– Так она взяла деньги, бедная женщина? – спросила фон Блендорф, напрасно стараясь придать своему голосу сострадание.

– Нет, к деньгам она не прикасалась! – твердо ответил Геллиг, возвысив голос. – Ее признание касается совершенно другого факта.

– Боже мой, какого же? – со стоном вырвалось у барона Рихарда.

– Несчастная женщина, будучи невиновна в преступлении, в котором ее обвиняли, все же обманывала вас долгие-долгие годы!… Но я расскажу вам эту историю так, как мне рассказывала она сама! – сказал Геллиг, обращаясь к барону Рихарду.

14.

– Когда она стояла перед вами на коленях, призывая Бога и людей в свидетели своей невиновности, вы не захотели даже ее слушать!… Вы пожали плечами, выразив мысль, что кто способен сломать чужую печать, тот может присвоить и чужие деньги!… – сказал Ганс с невыразимой горечью.

Барон Рихард не смел поднять глаз…

– „Но я виню не тебя, а себя! – вскричали вы тогда, барон. – Я должен был бы знать, что такое мещанская кровь!“ Потом вы ушли, и она больше не встречалась с вами, но ваши слова и особенно тон, каким они были сказаны, всю жизнь звучали в ее ушах!… И вы были так несправедливы!… Дворянин фон Паттенбург, обокравший чужую кассу, нашел в вашем сердце тысячу смягчающих обстоятельств, и общество называло его проступок несчастьем. Но женщину втоптали в грязь по одному только подозрению и…

– Не мучьте меня, Геллиг, молю вас! – вскричал барон со слезами на глазах. – Я согрешил в припадке безумного высокомерия, в котором сотни раз раскаялся!

– Когда вы втоптали в грязь свою жену, – продолжал Геллиг, – и несчастная не знала, стоит ли дальше жить, Бог послал ей то, чего она пламенно, но тщетно вымаливала себе почти пять лет! Она почувствовала, что скоро станет матерью!

– Матерью моего ребенка! – со стоном вырвалось из груди барона. – О, Боже!… Но неужели сердце бедной женщины так ожесточилось, что она унесла тайну с собой в могилу!… О, если бы знать, где искать моего ребенка! Я бы не успокоился до самой смерти, пока не прижал бы его к груди!…

– Но это же сын матери-мещанки, мещанское дитя! Сможете ли вы любить его?

– О, не мучьте меня! – взмолился барон. – Скажите только, где мне его найти?

– Ваш сын перед вами! – тихо продолжал Геллиг, шагнув к барону Рихарду.

– Ты – мой сын? – радостно вскричал барон-старик, заключая в объятия Ганса. – Неужели такое счастье возможно? Да будет благословенна твоя мать в могиле за ту огромную радость, что она мне даровала! Я давно любил тебя, завидуя родителям, имеющим такого прекрасного сына, не зная, что ты мне принадлежишь!

– Всеми своими помыслами, со всей любовью и полным доверием! – трогательно произнес Ганс, прижимаясь к груди барона.

Чья-то рука просунулась между счастливыми, и они, обернувшись назад, увидели Альфреда.

– Позвольте и мне порадоваться вашему счастью! – растроганно произнес он. – Я люблю дядю от всего сердца, Геллиг, но я не могу быть для него тем, чем вы! Дядя отдавал вам предпочтение передо мной еще тогда, когда вы были для него чужим! И я с удовольствием уступаю вам свое место в жизни, только прошу оставить мне хотя бы маленький уголок в сердце дяди Рихарда!

– Милый мальчик! – сердечно отозвался Рихард. – Твое поздравление радует меня и делает тебе честь: такое мужество найдется не у всякого человека!… А вы, Луиза, ничего не скажете мне?

– Простите, Рихард, но я слишком стара, чтобы увлекаться сказками! – со смехом ответила она. – Вы давно желали иметь детей, я знаю, но признавать своим сыном первого встречного, по меньшей мере, смешно!

Геллиг дотронулся до руки барона, готового вспылить.

– Ни слова больше, сударыня! – сказал он. – Моя мать знала своих врагов, поэтому она вооружила меня достаточными доказательствами!

– Посмотрим! – саркастически отпарировала неугомонная обер-гофмейстерина. – Я не способна забывать свой долг и пожертвовать правами моего сына ради чувствительной истории! И я объявляю, что Альфред обратится к защите закона! Очень было бы удобно превращаться из управителей в помещиков, но посмотрим, будут ли судьи также легковерны, как вы, Рихард!

Геллиг в это время вынул из своего бумажника документ и протянул его госпоже Блендорф, но она презрительно отвернулась от него. Тогда Альфред взял его, сказав:

– В этом деле мне одному принадлежит решающая роль и голос! Будьте добры, Геллиг, разрешите мне прочитать – и тогда вам не понадобится никакой адвокат!

– Альфред! – С угрозой воскликнула его мать.

– Милая матушка, – спокойно заметил Альфред, – когда я прочту эту бумагу, можно будет судить о том, что нужно делать: сомневаться или верить! Так слушай одну минутку, пока я буду читать!

„Выписка из метрической книги церкви св. Андрея, что в Гельсдорфе, в которой значится: декабря 25 дня 1820 года родился, декабря того же года крестился Ганс Рихард, барон фон Браатц-Диттерсгейм, прозванный Геллиг.

Родители его: Барон Рихард фон Браатц-Диттерсгейм и законная, ныне разведенная жена его, Леонора, урожденная Геллиг.

Восприемники: землевладелец, Карл-Ганс-Ридинг, пастор Фридрих Геллиг.

С подлинным верно: пастор церкви св. Андрея, что в Гельсдорфе, пастор Франц Мендель.

Февраля 26 дня 1821 года“.

Альфред, окончив чтение бумаги, бросил ее на стол со словами:

– Итак, счастье моего дяди надлежащим образом удостоверено! Сохрани Бог, чтобы я осмелился на него посягнуть! А раз так, то суд вряд ли не признает законность наследника, которого открыто признаю я!

– Благодарю тебя, дорогой мальчик! – обнял его барон Рихард. – Прошу тебя, Луиза, если ты не можешь радоваться вместе со мной, так дай хоть возможность выслушать дальнейший рассказ моего сына!

– О, мне не долго осталось досказать, – ответил Геллиг, усаживаясь рядом с отцом.

15.

– Когда мать поняла, какое утешение ей посылает Бог, она сбросила с себя цепи отчаяния и решительно взялась за новую задачу. Ты все отнял у нее: честь, любовь, дом, семью, а за это, в отместку, она взяла у тебя ребенка.

В это время она была совершенно одинока: родители ее умерли, брат был тяжело болен, и она доверилась своему верному другу, Ридингу. Но он не захотел, чтобы она обманывала тебя: он хотел, чтобы она разделила свою радость с мужем, и не соглашался содействовать обману!

Но она сумела доказать ему, что ее будут терзать до тех пор, пока она не родит наследника, которому положат в колыбель как крестильный подарок – позор его матери и презрение отца к мещанскому происхождению, вследствие чего юная, нежная жизнь будет отравлена!… И тогда этот честный человек – Ридинг – уступил.

Он сам поручил хорошему адвокату устроить развод, поселил мать в Виртембергском городке, где я и родился.

Тайну моего рождения мать доверила еще своему брату, пастору, который и принял меня от купели. Тебе же, отец, мать боялась сообщить о моем рождении: она не могла рассчитывать, что в этом случае ей поверят больше, чем в первом!…

Когда я достаточно подрос, Ридинг снова советовал матери примириться с тобой, отец, но она оставалась непреклонной! Ридинг вскоре заметил мою склонность к сельскому хозяйству и отдал меня в институт, по окончании которого я стал управляющим его имения.

– Но почему он не сделал тебя своим наследником? – спросил барон Рихард.

– Я отказался от этого! Я уже слышал толки о том, что моя мать, которую считают моей теткой посторонние, обокрала фрейлейн фон Паттенбург, так неужели я мог допустить, чтобы и меня со временем могли обвинить, что я обокрал дочь госпожи фон Герштейн, захватив богатое наследство, которое они имели основание, хотя и шаткое, считать своим!

Ридинг любил меня, а свою наследницу он совершенно не знал, и ему тяжело было принести эту жертву, но потом он согласился. Отца же Полины он отстранил от опекунства потому, что хотел сделать жизнь молодой девушки самостоятельнее, да и боялся вмешательства мачехи, так как к тому времени барон фон Герштейн уже вступил во второй брак. Почему отстранил и тебя – теперь не требует объяснений!

Опекуном фрейлейн Полины он назначил меня, хотя я упорно отказывался от этого, но он заставил меня силой дружбы. Ридинг, я знаю, надеялся, что в Геллерсгейме я могу встретиться с тобой, голос крови заговорит, что примирило бы мать с тобой.

Четырнадцать недель тому назад, фрейлейн Полина, к моей великой радости, нарушила условие. Но я получил телеграмму от матери, которая смертельно заболела, возвращаясь из поездки на воды…

Я тотчас же поехал, и тут мне мать призналась, что человек, которого я должен был ненавидеть – мой отец!…

– И теперь мы будем счастливы, мой дорогой сын!

– Да, но я хочу, чтобы и другие вокруг меня были также счастливы! – заявил Ганс.

Барон Рихард удивленно посмотрел на него.

– Я хочу, чтобы Альфред стал мужем Гедвиги.

– Никогда! – яростно вскричала придворная дама.

– Но для вас так дорого то, что вы теряете теперь, когда я становлюсь родным сыном барона Рихарда! Так вот я предлагаю такой компромисс: я откажусь в пользу Альфреда от имения, дадите вы, госпожа баронесса, свое согласие на брак сына с Гедвигой Мейнерт?

– Ни за что! Мы еще посмотрим, станете ли вы истинным владельцем или нет!

– Но, Луиза, ты говоришь глупости! – разозлился барон Рихард. – Ганс мой законный сын, это ясно и так!

– Но тогда я отказываюсь от всего в пользу Гедвиги! – заявил торжественно Геллиг. – Как вы думаете, милостивая государыня, составит теперь молодая девушка приличную партию для вашего сына?

Обер-гофмейстерина, посрамленная великодушием молодого человека, равнодушно взирающего на блага земные, опустила глаза.

– А меня ты не спрашиваешь, Ганс? – с упреком вмешался барон Рихард. – Неужели я должен беспрекословно подчиняться?

– Я думаю, дорогой отец, – улыбнулся Геллиг, – ты не откажешь сыну в первой его просьбе! Решайте же, милостивая государыня, – продолжал он, обращаясь к госпоже фон Блендорф, – вступать ли мне в наследство отца и самому разыгрывать владельца майората, или вы предпочтете представить свету хорошенькую невестку, приняв ее руку для барона Альфреда?

– Ради Бога, матушка! – вскричал тогда Альфред. – Я отвергаю предложение. Скажи же всесильное слово, дядя Рихард! Я не могу принять такое приданое! Его великодушие слишком будет тяжелым для меня!

– Великодушие? – усмехнулся Ганс. – Я равнодушен к мишуре, которую так ценит г-жа фон Блендорф, и с легким сердцем откажусь от нее в пользу дорогой Гедвиги!

– Приведи сюда девушку, Альфред! – быстро проговорила придворная дама, решив из двух зол выбрать меньшее, но не желавшая склонять оружие. – Пусть мой покойный супруг будет мне благодарен, что я одна не забыла, что нужно сделать для имени Браатц фон Диттерсгейм! – с гордостью проговорила она. – Все, только не скандал!… Имя этой девушки потонет в блеске нашего имени, а узаконение дало бы только свету пищу для комментариев и печальным тайнам нашего семейства! Иди же, я согласна принести эту жертву! – веско закончила она, оставляя за собой последнее слово.

– О, дитя мое, – простонал барон Рихард, – неужели я должен потерять тебя, едва успев найти? Неужели мне суждено в тайне наслаждаться своим счастьем!… Если бы ты знал, как это тяжело для моего старого сердца!…

– Ты не потеряешь меня! – твердо возрази Ганс. – Я буду твоим сыном открыто, если захочешь, на глазах у всего света! Но предрассудки света не должны иметь места в твоей любви! Жестоко оскорбленная мещанка не хотела дать тебе наследника, но жена твоя дает тебе сына, как воспоминание о своей любви и как залог прощения! Поэтому удовольствуйся чувством преданности и уважения, которые я тебе предлагаю, а с меня достаточно твоего благословенья!

Барон Рихард продолжал сидеть с опущенной вниз головой.

– Я истинное дитя моей матери, – продолжал Геллиг, – я ношу имя ее, которое привык уважать еще тогда, когда не знал твоего! Она взяла с меня клятву о том, что я никогда не сменю ее презренного имени ни на какое другое, хотя бы оно и блистало всеми возможными на земле почестями!… Так неужели ты, отец, будешь настаивать на том, чтобы я стал клятвопреступником?

Барон Рихард тяжело вздохнул, но больше не заявлял никакого протеста.

Ганс подошел к отцу и ласково поднял его с кресла.

– Согласен ты, дорогой отец, иметь меня своим сыном, горячо любящим тебя, но не носящим твоего дворянского имени? Сына, посланного тебе, как последний дар, твоей женой?

Барон взглянул на Ганса: в его глазах стояли слезы.

– Я принимаю этот дар с глубокой благодарностью! – тихо прошептал он.

Крепко и бурно сжал Геллиг старика в своих объятиях, ощущая под руками сильное дрожание этого, столь стойкого в жизни человека. После победы он почувствовал, как жестока была борьба!…

– А теперь сходите за моей Гедвигой, Альфред! Извините, за вашей! – поправился он с улыбкой. – Я так счастлив, что горю желанием видеть и вас счастливым!

Альфред поспешно вышел, а Геллиг повернулся в сторону г-жи фон Блендорф.

– Надеюсь, сударыня, что вы скроете от молодой девушки, каким мы путем добились для нее вашего материнского благословения!

Когда сияющий Альфред привел Гедвигу, она с радостным восклицанием бросилась к Геллигу.

– О, Ганс, как ты попал сюда так кстати?

– Прямо с одра болезни! – улыбнулся молодой человек, заключая ее в объятия. – Сейчас же позволь благословить тебя и передать другому, который отныне берется защищать тебя и руководить вместо меня!

– О, Ганс! – с прелестным простодушием проговорила она. – Мне бы не хотелось терять ни твоей любви, ни твоего совета!

– Не беспокойся, дорогая, мы будем дружны с твоим мужем! – утешил он ее.

Затем, обернувшись к госпоже фон Блендорф, он спросил:

– Могу ли я подвести к вам свою воспитанницу как дочь?

Светская женщина на секунду заколебалась, не зная, как поступить, но молодая девушка, мещанка, вывела ее из затруднительного положения.

Подбежав, она почтительно взяла за руку гордую аристократку и умоляюще сказала:

– Я обещаюсь вам быть послушной и признательной дочерью, хотя еще не смею просить вашей любви! Я ничего не понимаю в нравах и обычаях большого света, но я буду внимательна к малейшим вашим желаниям и постараюсь приобрести то, чего мне недостает, чтобы вы были довольны мною.

Слова, идущие от сердца, простые и искренние, заставили оттаять ледяную неприступность г-жи фон Блендорф. Красота и кротость не мало способствовали этому, что гнев был положен на милость.

Гордая аристократка ласково притянула себе это милое дитя, запечатлев на ее прекрасном лбу поцелуй, послуживший ее ответом.

Когда Гедвига подошла к барону Рихарду, чтобы поцеловать у него руку, он прижал ее к своему сердцу.

– Милый, добрый дядюшка Рихард! – улыбаясь, шепнула она. – Вчера, когда вы почти насильно привезли меня сюда, вы сказали, что я, во что бы то ни стало, буду вашей племянницей!… Теперь это свершилось!… и я от всей души благодарю вас!

16.

Замок Геллерсгейм был окутан густым ноябрьским туманом…

На крышу господского дома опустилась стая ворон, в воздухе разлетался первый мокрый снег, тотчас превращавшийся в лужи и увеличивавший грязь.

Красивое бледное личико Полины носило на себе следы озабоченности и тревоги…

Ее отец на недавней охоте в имении Гронингена упал с лошади и сильно повредил при падении легкие.

Полина деятельно ухаживала за отцом, но полковник давно не мог похвалиться здоровьем. И Полина с огорчением подумала о легкомыслии мачехи, не желавшей серьезно отнестись к недугу супруга. Хотя лечащий врач прямо заявил, что на благополучный исход мало надежды.

И сейчас Полина, прислушиваясь к веселому смеху Сусанны, доносившемуся из зала, болезненно поморщилась.

Но бледность молодой девушки была не только следствием ухода за больным отцом!

С тех пор, как таинственно исчез Геллиг, Полина долго страдала, сначала от неведения, не получая известий от опекуна, а затем от мысли, что его нет в живых!… И когда по прошествии нескольких недель сведений о Геллиге не было получено, Полина поняла, что ее ужасные подозрения стали действительностью.

И как ей горько было в часы долгих раздумай, когда она вспоминала свое обращение с любимым человеком…

Да, с любимым, горячо любимым, в этом она могла теперь себе признаться! Она полюбила Ганса с первой встречи, мучилась и страдала, подозревая его в сердечной привязанности к Гедвиге Мейнерт.

И как она была счастлива, когда убедилась, что Гедвига любит Альфреда!… И она сама призналась в своем чувстве любимому человеку, она, Полина, гордая аристократка.

Но… плод любви в ее сердце еще не полностью созрел, вот почему молодая девушка поспешила оттолкнуть Ганса, отгородившись от него горделивой холодностью!… И как дорого она платила теперь за нее!

В грустных думах быстро летит время.

Когда размышления Полины были прерваны лаем собаки, она с изумлением заметила, что уже смеркалось…

Полина собралась подойти к дверям, чтобы узнать причину радостного визга Дианки, как вдруг дверь раскрылась и на пороге комнаты обрисовалась фигура мужчины.

– Геллиг! – тихо вскрикнула молодая девушка.

– Добрый день, фрейлейн Герштейн! – произнес Ганс, стараясь быть спокойным, хотя сердце его мучительно билось. – Я, кажется, испугал вас своим неожиданным появлением, но я взял на себя смелость попросить камердинера Франца пропустить меня без доклада! Если же мой приход не во время, то прикажите, и я уйду.

Не будучи в состоянии говорить от страшного волнения, Полина сделала ему знак рукой, приглашая войти.

– Вы больны? – с невольным участием спросил он, взяв девушку за руку и подводя ее к стулу.

Это были первые ласковые слова любимого голоса после того памятного вечера, когда в рай ее любви заползла змея.

И сила этого голоса была так велика, что заставила затрепетать сердце молодой девушки, на глазах которой блеснули слезы.

С большим трудом овладела собой Полина. Смахнув непрошенные слезы, она ответила:

– Нет, я здорова! Но я перенесла за это время много горя и выстрадала больше, чем за всю мою жизнь!… Но скажите, где вы пропадали и почему молчали так долго?

– Я был в Виртемберге, у постели смертельно больной тетки. А затем тяжелая и продолжительная болезнь отняла у меня силы и желание писать письма.

Геллиг не хотел, чтобы Полина узнала, что Леонора была его матерью, а не теткой, о чем упросил умолчать пока и барона Рихарда.

– Боже мой, вы были опасно больны и один? – с искренним чувством беспокойства воскликнула молодая девушка.

– Совершенно один! Моя тетка умерла, и в день ее похорон со мной сделалась нервная горячка!

– А теперь, как вы себя чувствуете?

– Очень хорошо! Только еще слабость временами схватывает меня!

– Откуда вы сейчас приехали?

– Из столицы!

– Видели вы дядю Рихарда?

– Я прямо от него.

– О, тогда вы должны знать последние новости! – оживилась Полина. – Не сообщите ли вы мне что-нибудь радостное?

– Три дня тому назад Гедвига – невеста барона Альфреда. Не знаю, переменились ли ваши взгляды настолько, чтобы вы могли видеть в подобном союзе залог счастья?

Молодая девушка задрожала.

– Вы правы, задавая мне подобные вопросы! Но мои взгляды давно изменились! – смущенно сказала она.

– Разрешите поблагодарить вас за участие, проявленное вами к бедной Гедвиге!

– Благодарность не нужна тому, кто следовал влечению своего сердца! – грустно заметила Полина. – Не Гедвига искала моей дружбы, а я – ее! За это время она сделалась моим единственным утешением, потому что она поняла меня и делила со мной мое горе! Но разве Гедвига больше не вернется сюда?

– О, непременно! Вот вам письмо от г-жи Блендорф, в котором она сообщает вам, что как только представит нареченных нескольким семействам, Гедвига приедет сюда с женихом и бароном Рихардом.

– Я очень рада этому, потому что мы на зиму останемся здесь!

– Почему?

– Папа серьезно болен! Он упал с лошади на охоте и жизнь его до сих пор еще в опасности! У него повреждены легкие!

– О, тогда, конечно, лучше всего оставаться господину полковнику здесь! Полное выздоровление может начаться лишь с наступлением весны!

Лакей внес лампу, которую поставил на стол и удалился.

– Разрешите откланяться! – поднялся Геллиг. – Я слышал, что вы приказали оставить за мной мое прежнее помещение, и потому воспользуюсь вашей любезностью на несколько дней! Кроме того, я должен принести вам искреннюю благодарность за Дианку, у которой все четыре ноги по-прежнему бегают! – шутливо прибавил он.

– О, Дианка такая прелесть!

– И она не надоедала вам?

– Вы желаете мне напомнить о „той слабости“? – с грустной улыбкой спросила Полина.

– Нет, нет, что вы! – возразил Ганс. – Я только радуюсь вашей доброте!

Поклонившись, Геллиг вышел, пожелав спокойной ночи.

Полина быстро погасила свет и подошла к окну, следя за удаляющимся силуэтом, но Геллиг ни разу не оглянулся на окно, за которым она притаилась с сильно бьющимся сердцем.

Услышав его смех, когда он разговаривал с Антоном во дворе, девушка грустно улыбнулась. Он смеялся, а ей хотелось плакать.

Значит, его боль прошла, зато ее страдания увеличились во много раз. Когда любимый человек манил к себе ее сердце, она покорилась, но только на минуту! Гордость, самолюбие, все злые духи ее мятежной души были попраны, но не уничтожены, и вскоре заговорили с еще большей силой. Победа обратилась в унижение!

Геллиг тогда хотел сорвать еще не созревший плод, а теперь, когда плод был полностью созревшим, он не замечал его!

17.

Полина держала в руках шкатулку с инкрустациями, когда раздался стук в дверь. Она поспешила запрятать шкатулку в денежный шкаф и подошла к двери.

– Фрейлейн Полина, – сказала горничная, – вас просят сойти вниз, приехали барон фон Браатц с фрейлейн Гедвигой и ее женихом!

– Я сейчас приду! – ответила Полина.

Бросив быстрый взгляд в зеркало, молодая девушка спешным шагом проследовала в зал, где находились прибывшие.

Гедвига бросилась к ней на грудь, и они поцеловались.

– О, Полина, как я счастлива! – сияя, воскликнула Гедвига.

– Ты заслужила свое счастье и вполне достойна его, потому что сумела удержать его за собою! – серьезно заметила Полина, еще раз целуя невесту.

Затем она подошла к дяде Рихарду, который стоял рядом с Геллигом.

– Дорогой дядя, теперь у тебя есть прелестное дитя – Гедвига, но не забывай и меня! Ее теперь окружает всеобщая любовь, а у меня только ты один!

Вошел дворецкий и доложил, что кушать подано.

Когда все двинулись в столовую, причем больного полковника вела под руку Полина, барон Рихард тихо произнес, обращаясь к сыну:

– Ты же знаешь, что я люблю Полину, как мое родное дитя, почему же ты не разрешаешь поделиться с нею моим счастьем?

– Нет, нет, отец, потерпите еще немного, – просил Геллиг. – Мне необходимо, чтобы она еще считала меня мещанином!

Барон пожал плечами, но настаивать не стал.

За столом шел оживленный разговор, а после обеда мужчины удалились в комнату Геллига. Только Блендорф предпочел сигаре общество Сусанны, удалившейся с ним в гостиную.

Мужчины, опустившись в кресла, с удовольствием молчали, занятые пусканием колец дыма к потолку.

Альфред вертел на пальце кольцо, которое вдруг соскочило и упало к ногам Геллига.

Ганс нагнулся, поднял кольцо, взглянул на него и побледнел.

– Великий Боже! – простонал он. – Откуда у вас это кольцо? – спросил он Альфреда.

– Это кольцо дала мне Гедвига в обмен на мое! Оно принадлежало ее матери!

И Альфред поспешил рассказать историю кольца.

– Кто же виновник несчастья матери Гедвиги? – запинаясь, спросил барон Рихард.

– Герштейн… – ответил Альфред, помнивший разговор полковника с Гедвигой в доме пастора.

Старый барон в ужасе откинулся на спинку кресла, а Ганс прошептал:

– Вот оно что!… Ну, теперь мне все ясно. Скажи, отец, был Герштейн во время кражи в Диттерсгейме?

– Да! – беззвучно шевеля губами, ответил барон. – Он был в то время близок к разорению, к тому же проиграл значительную сумму в карты!

– Но его не подумали заподозрить? – с горечью спросил Геллиг.

– Нет! – поник головой барон Рихард. – Всем известная ревность твоей матери к Георгине показалась нам достаточным доказательством… Но каким образом попало письмо к Герштейну?

– Вот это я и постараюсь выяснить! – жестко произнес Ганс, вставая.

– Что ты хочешь делать?

– Свести счеты с Герштейном!

– Но разве я потерял право отомстить за поруганную честь своей жены?

Геллиг положил руку на плечо отца.

– Отомщена должна быть не баронесса фон Браатц-Диттерсгейм, а Леонора Геллиг! И это право на месть я не уступлю никому, даже тебе!

Старый барон глубоко вздохнул и молча последовал вместе с Альфредом за сыном. Приказав дворецкому доложить полковнику, мужчины остались в передней.

В это время Полина вместе с Гедвигой тоже вошли в переднюю. Заметив волнение на лицах мужчин, Полина удивленно сказала:

– Боже мой, что случилось?

– Не волнуйся, дитя мое! – поспешил ответить барон Рихард. – Геллигу необходимо серьезно поговорить с твоим отцом!

– Но папа нездоров, и его нельзя тревожить!

– Откладывать нельзя, ни в коем случае.

– В таком случае я пойду вместе с вами! – решительно заявила Полина.

– Нет, вы останетесь здесь! – твердо произнес Геллиг, и глаза его сверкнули! – При нашем разговоре не должно быть женщин!

С этими словами Ганс и барон Рихард ушли, оставив Полину в полном смятении и недоумении.

18.

Послеобеденный сон немного укрепил полковника, и он казался менее бледным. Увидев входивших Рихарда и Геллига, он предложил им сесть.

– Я чувствую себя хорошо и с удовольствием поболтаю с тобой, Рихард! – сказал полковник, стараясь казаться молодцом.

– Сейчас нам не до пустой болтовни, – резко произнес Геллиг. – Я предложу вам один вопрос, на который вы должны ответить, как честный человек!

– Спрашивайте! – гордо ответил полковник, свысока оглядывал молодого человека.

– Мать Гедвиги Мейнерт оставила дневник, из которого видно, что вы были близки, когда она еще была девушкой! Правда это?

Старый селадон самодовольно покрутил усы.

– Конечно, правда!… Девочка была красива, но слишком добродетельна и плаксива, и это надоело мне! Потом я слышал, что она вышла замуж за лесничего!

– Вы обменивались с нею кольцами?

– Ах, вам и это известно! – рассмеялся игриво полковник. – Видите ли, она была так романтична, что заставила меня заказать кольца!

– И оно сохранилось у вас?

– Что вы?… Если бы я хранил все сувениры женщин, так был бы завален ими по уши!

– Это оно? – спросил Геллиг, протягивая руку, на которой лежало кольцо.

– Да! Но как оно к вам попало?

– Оно закатилось между листами старого журнала, лежавшего в конверте, адресованном девице Паттенбург! – отчеканил Ганс.

Полковник пошатнулся, в глазах его выражался неподдельный ужас.

– В конверте, – продолжал неумолимо Геллиг, – было 5 тысяч талеров кредитными билетами, которые не дошли по своему назначению! Скажите, вы взяли деньги?

Полковник молчал…

– Герштейн, дни твои сочтены, так неужели ты и теперь не скажешь правды?… Из-за тебя сошла в преждевременную могилу моя несчастная жена, незаслуженно страдавшая от позора! Ты мог молчать долгие годы, но перед открытой могилой, прошу тебя, не лги.

– Да, деньги взял я… – хрипло пробормотал полковник, и тут же рассказал о том, как все случилось…

„Когда я проиграл большую сумму в карты, я был близок к самоубийству, как вдруг ко мне в комнату вошла горничная Тереза, с которой я сошелся во время пребывания в Дитерсгейме… Когда она вбежала ко мне, на груди ее виднелся пакет, который она прижимала руками. Я, шутя, выдернул этот пакет, на котором с удивлением прочел адрес девицы Паттенбург, с вложением пяти тысяч кредитными билетами.

В это время послышались голоса, и Тереза спряталась, боясь, что отец ее, садовник, разыскивает ее. Я запер Терезу в спальне, а сам стал рассматривать печать на конверте. И тут мне пришла в голову мысль, что эти деньги мне сейчас нужнее, чем девице Паттенбург. Искушение было настолько сильно, что я сломал печать, вытащил деньги, на место которых вложил старый журнал. Затем взял свежий сургуч, которым запечатал точно также: у меня лежал кнут Рихарда, на золотой пуговке которого было вырезано имя его!… Когда все было готово, я выпустил Терезу и отдал ей пакет. Она убежала, даже не взглянув на него…“

– Но каким же образом попало кольцо в журнал? – отрывисто спросил Геллиг.

– Я уже давно не носил кольца, и оно лежало у меня в кармане, где находился и журнал, который я перед этим читал!… И, вероятно, я случайно захватил кольцо вместе с журналом.

– Подлец! – загремел барон Рихард, сжимая кулаки. – И ты мог молчать 29 лет!

– Но что же мне было делать?… Я тогда ничего не знал о том, что отец девицы Паттенбург застрелился! Когда же мне это стало известно, угрызения совести не давали мне покоя, и я решил сделать предложение Георгине, чувствуя себя перед ней виноватым. Она была всеми оставлена и совершенно без средств, и я поспешил предложить ей свою руку!

– Бедная Георгина! Если бы она знала, каким подлецом был ее муж! – прошептал барон Рихард.

– А о несчастной Леоноре Геллиг вы не подумали? – прогремел голос Ганса.

– О вашей тетке?

– Нет, это была моя мать, невинно страдавшая за вашу подлость! Но теперь я позабочусь, чтобы ваше признание стало известно всем, кто сомневался в невинности моей матери!

– О, пощадите! – умолял полковник. – Избавьте меня от позора, я не переживу его! Рихард, встань хоть ты на мою защиту! Неужели и у тебя не найдется ни капли сострадания ко мне?

– И ты смеешь молить о сострадании, ты, человек без сердца? Да мне стыдно вспоминать, что ты был моим другом, и я пожимал твою руку, загрязненную низким поступком! Воровством! Я ненавижу тебя, отнявшего у меня жену и заставившего меня страдать! Да, да. Ненавижу и проклина…

– Остановитесь, молю вас! – отчаянно закричала Полина, стоявшая на пороге. – Я слышала все! Мне известна тяжкая вина отца, но не проклинай его, дядя Рихард, пусть осудит его Отец небесный!… Моя мать была твоим истинным другом, в память ее, прошу тебя, удержись от ужасного слова проклятия! – прибавила она, падая на ковер без сознания.

Барон Рихард и Геллиг кинулись к ней и положили ее на диван.

Вдруг им послышалось какое-то странное хрипение и клокотание…

Они оглянулись и окаменели: полковник захлебывался кровью, хлынувшей из его разбитых легких.

Тяжелая сцена, свидетельницей которой явилась его дочь, оказалась ему не по силам, и в ту же ночь он скончался… Желание Полины исполнилось: небесный судья сам совершил свой приговор… Полина на похоронах отца не присутствовала: она была тяжело больна… Бедняжка была сражена тем, что она узнала…

Ее отец, дворянин, чистотою имени которого она так гордилась, был вором!

19.

Прошло три недели.

Полина была уже на пути к выздоровлению, и барон Рихард всеми силами старался рассеять грусть своей любимицы, желая вызвать на ее лице прежнюю улыбку.

Но все усилия его оставались тщетными.

Молодая девушка, потеряв всякую надежду на счастье, замкнулась в себе и перестала видеть радость в жизни.

Она сидела у окна, а у ног ее расположилась Дианка, не отходившая от постели молодой девушки все время ее болезни.

Геллиг часто навещал Полину, когда она стала поправляться, он и сейчас находился в ее комнате вместе с отцом.

– Почему ты не хочешь поехать со мной? – спросил барон Рихард Полину. – Мачеха давно покинула замок: ей тяжело видеть больных! – иронически заметил он. – На днях и Гедвига уедет в столицу к свекрови, и ты останешься совершенно одна! А с нами ты провела бы мирно и спокойно рождественские праздники! Не правда ли, Ганс?

– Конечно, отец! – поспешил ответить молодой человек.

Раздался стук и в комнату вошел Блендорф.

– Мы с Альфредом уезжаем, поэтому мне необходимо с вами, господин Геллиг, свести денежные счеты перед отъездом!

– Я к вашим услугам! – поднялся Ганс.

Лицо Полины приняло крайне испуганное выражение, и она поспешила сказать:

– Я сама сведу счеты с господином Геллигом!

– Нет, почему же, я ничего не имею против сведения счетов сейчас же! – заявил Геллиг. – Вот вам ключи, господин Блендорф, прошу вас принести шкатулку, которую я вам передал через Антона.

– А ключи увезли с собой! – иронически сказал Блендорф.

– Я забыл отдать ключ в грустную ночь кончины моей матери, полагаю, что это извинительно! Принесите же шкатулку! – повторил он.

– Нет, нет, не надо, прошу вас! – испуганно крикнула Полина.

Все удивленно оглянулись на нее, а Блендорф, полагая, что молодая девушка хочет выпутать недобросовестность Геллига, усмехнулся и поспешил выйти.

Вскоре он вернулся, неся в руках шкатулку, которую поставил на стол перед Гансом.

Тот протянул руку с ключом и вдруг удивленно сказал:

– Замок испорчен, а я сдал его в исправности!

Барон Рихард тоже нагнулся к шкатулке; замок ее в самом деле был неисправен. Тогда он позвонил и приказал лакею принести инструмент, чтобы открыть шкатулку.

– Дядя Рихард, к чему это? – протестовала Полина слабым голосом. – Все счета в порядке, а до содержимого шкатулки мне нет дела!…

Когда лакей вернулся с инструментом, Геллиг надавил на замок, и крышка отскочила.

– Три тысячи талеров русскими облигациями! – изумленно воскликнул он. – Значит, кто-то открывал шкатулку подобранным ключом.

– Почему ты думаешь, что замок открывали, Ганс? – спросил барон Рихард.

– Потому что это не мои деньги!… Я свои деньги положил в потайное отделение! Вот они! – прибавил он, нажав пружинку и вынимая из секретного ящичка немецкие талеры.

Из груди Полины вырвался сдавленный крик, но все были так заняты происшествием со шкатулкой, что никто не обратил на это внимания.

– Странно! – задумчиво произнес Блендорф. – Если бы похитили деньги, это еще было бы понятно, но кто мог положить лишнее?

– Да, в самом деле, кто мог это сделать? – спросил Геллиг.

– Я, – раздался тихий шепот.

Все, как по команде, оглянулись на Полину.

– Я! – уже твердо повторила она, опуская глаза перед испытующим взглядом Геллига.

– Вы? – удивился он. – Но к чему?

По стройному телу молодой девушки пробежала конвульсивная дрожь, но она не в силах была что-либо сказать… Не будучи в состоянии владеть собой, она закрыла лицо руками и выбежала из комнаты.

Все застыли, наподобие мраморных статуй, только один Геллиг бросился вслед за Полиной.

Он нашел ее рыдающей в маленькой гостиной. Бедная девушка закрыла голову подушкой с дивана, и плечи ее тряслись, содрогаясь от неудержимо рвущихся рыданий.

Геллиг опустился рядом с нею и осторожно отвел ее руки от залитого слезами лица.

– Почему вы плачете так горько, дорогая? – нежно спросил он. – Неужели потому, что в шкатулке оказались деньги, положенные вами?

Звук чарующего голоса как бальзам пролился в измученное сердце молодой девушки, растопив последние остатки ледяной коры. Полина все еще всхлипывала, могла только кивнуть головой.

– Но ради чего вы положили деньги?

– Из любви… к вам! – чуть слышно шепнула она.

– Из любви!… – повторил он, глубоко и судорожно вздохнув, как бы пробуждаясь от тяжелого сна.

– Из любви!… – еще раз произнес он, словно очарованный этими словами, затем лицо его просияло.

Он убедился в искренности сказанных слов и крепко обнял Полину.

Когда она высвободилась наконец из его объятий, глаза ее еще были полны слез, и он бережно вытер их платком.

– Ты сказала, из любви… Значит, ты сомневалась во мне?

Она стыдливо опустила голову.

– Блендорф ненавидел вас, и я боялась, что он вскроет шкатулку, желая испытать вас… Мысль, что вы будете оскорблены, сводила меня с ума… Я знаю, что мой поступок нехорош, но я была наказана за него страхом при виде пустой шкатулки! После я хотела вынуть оттуда деньги, но замок был мною настолько испорчен, что я не могла это сделать, и мое прегрешение осталось неисправимым!

– Я благословляю его! – пылко воскликнул Геллиг. – Если бы не оно, ты еще долго мучила бы меня, заставляя страдать от твоей холодности, злая гордячка! – прибавил он, целуя ее дивные глаза. – Но как же ты примиришься с моим бюргерским именем? Ведь я навсегда останусь простым Гансом Геллигом!

– Мне дорого твое имя, и я всегда буду гордиться им и с любовью носить его! Ты веришь мне?

– Да, дорогая! – серьезно ответил он. – Ты уже доказала любовь к моему имени, защищая его честь!

С этими словами он снова прижал к своей груди Полину, и она с радостным вздохом опустила свою прекрасную головку к нему на плечо.

Конец третьей части.

Эпилог.

Прошло несколько лет…

Все наши герои продолжали наслаждаться безоблачным счастьем, а чтобы убедиться в этом, заглянем к ним, читатель!

Альфред с женой живут в замке в Диттерсгейме, ожившего с момента их появления там.

Симпатичная молодая женщина, привлекавшая к себе сердца окружающих, сумела даже победить сердце матери Альфреда.

Сам Альфред сделался более энергичным, так как женитьба возложила на него различные обязанности. Он воспитывает в своем сыне – человека более самостоятельного, чем был сам!

Дядя Рихард деятельно помогает ему в этом.

Геллиг живет с женой в Геллерсгейме и сам занимается хозяйством. У него прекрасное имение и обеспеченная будущность их прелестных детей, служащих точной копией его очаровательной жены.

Он твердо сдержал свое слово, данное матери: его зовут Ганс Геллиг.

Но все привыкли уважать это славное имя, а Полина даже гордится, когда ее величают: „госпожа Геллиг“.

Любовь полностью рассеяла ее былые предрассудки, и она заботливо сеет в сердцах своих детей доброе семя.

Барон Рихард живет в Геллерсгейме с Гансом и Полиной.

Он очень любит всех своих внуков, но его любимица – самая младшая дочь Полины.

Она блондинка, это очаровательное дитя, и зовут ее Леонорой.

И барон Рихард уверен, что никто, даже ее родители, не в состоянии любить ее так, как любит он ее.

Конец.