/ Language: Русский / Genre:sf,

Последний Шаг Профессора Вудда

Георгий Реймерс


Реймерс Георгий

Последний шаг профессора Вудда

Реймерс Георгий

Последний шаг профессора Вудда

Пролог

Худощавый мужчина в белом халате склонился над ярко освещенным столом и внимательно осматривал каменный обломок.

Выбрав место, показавшееся ему наиболее слабым, он взял небольшой конический молоток и сильным ударом расколол камень.

- Интересно, - проговорил он, разглядывая скол через лупу.

Потом положил камень на чистый лист бумаги и, придерживая его рукой, принялся скоблить скребком по месту раскола. Твердая порода подавалась с трудом. От напряжения на руках вздулись вены.

- А-а, черт! - скребок сорвался и порезал палец.

Обсосав пораненное место, мужчина снова принялся за работу, но кровь не унималась. Пришлось отложить скребок. По аскетическому лицу ученого промелькнула тень досады. Торопливо пройдя в противоположный угол лаборатории, он открыл висевший на стене ящик с красным крестом, вынул бинт, кое-как завязал палец и вернулся к столу."

Хватит, пожалуй", - подумал он и осторожно высыпал наскобленный с камня черный порошок в стеклянную чашу с агар-агаром. Затем закрыл ее крышкой и поставил в термостат.

Теперь нужно было сделать записи. Придвинув кресло к столу, ученый сел, закурил сигару и, с наслаждением затягиваясь ароматным дымом, принялся быстро писать. Когда он захлопнул журнал, уже рассветало. На улице погасли фонари, отчетливо обозначились оконные переплеты.

- Ого, как ночь промелькнула! - проговорил он, глядя на часы.

Выпрямившись во весь свой высокий рост, ученый с удовольствием потянулся... и вдруг комната покачнулась. Чтобы не упасть, он оперся на шкаф с лабораторной посудой. Зазвенели осколки упавшей на пол колбы. Ученый глубоко вздохнул и потер лоб. Головокружение медленно проходило.

- Что со мной? - удивился он. - Такого еще не бывало! - Потом махнул рукой. - Наверное, от переутомления. Пройдет.

Покачиваясь, он подошел к вешалке, снял халат и, привычным жестом поправляя галстук, заглянул в зеркало.

Внутри позолоченной рамки маленького трюмо отразилось бледное, с синеватым оттенком лицо. Под лихорадочно блестевшими расширенными глазами пролегли черные тени.

- Что такое? - испуганно отшатнулся он.

Лицо того, глядевшего из зеркала, перекосилось, в глазах застыло невыносимое страдание.

- А-а! - дико вскрикнул ученый и, взмахнув руками, грохнулся навзничь. 

Глава 1

Телефонный звон дробно рассыпался по комнате. Лежащий на кушетке человек вздрогнул, открыл глаза и сел."

Кто это такую рань?" - с неудовольствием подумал он, нащупывая ногами домашние туфли. Засидевшись за работой допоздна, он еще не отдохнул и никак не мог стряхнуть сонливость.

Телефон звонил не переставая. Одернув пижаму, мужчина подошел к столу и поднял трубку.

- Арчибальд Вудд слушает.

- Арчи! Немедленно приезжай в лабораторию! Случилось несчастье! - раздался в трубке взволнованный голос Генри Билдера, ассистента профессора Уайта.

- Говори толком, что случилось?

- Не теряй времени! Придешь - узнаешь!

По тону, каким все это было сказано, Вудд понял, что его приятель, имеющий обыкновение всегда шутить, на этот раз говорит серьезно. Медлить было нельзя. Вудд быстро оделся и, хлопнув дверью, сбежал по лестнице. Промчавшись по пустынным в этот ранний час улицам, он резко затормозил машину около здания института.

Дверь лаборатории оказалась запертой. Вудд сильно постучал.

- Арчи, это ты? - послышалось оттуда.

- Конечно я. Открывай!

- Слушай внимательно, - медленно проговорил Генри. - Старик умер. От чего - не знаю. Боюсь, что здесь какая-то страшная зараза. Надень маску и защитный костюм. Тогда я тебя впущу.

То, что увидел Вудд в лаборатории, превзошло самые худшие опасения.

Знаменитый микробиолог профессор Хемфри Уайт, кумир студенческой молодежи, лежал на полу с раскинутыми руками. Его тело, сведенное судорогой, окостенело в неестественно изогнутом положении. На посиневшем лице застыла гримаса ужаса и страдания.

Чувствуя, что его начинает бить нервная дрожь, Вудд с трудом овладел собой и обернулся к ассистенту. Весельчак и балагур Генри Билдер теперь стоял у стола бледный, растерянный. Он весь ссутулился. Халат, обычно с трудом облегавший его могучую фигуру, мешковато свисал с опущенных плеч.

- Генри! Это что-то ужасное! - прохрипел Вудд сквозь защитную маску.

Билдер взял со стола журнал и протянул его Вудду.

- Читай.

Быстро просмотрев записи покойного профессора, Вудд бросился к термостату, вынул чашку с агар-агаром и осторожно открыл крышку. На поверхности питательной среды, вокруг черных крупинок, расплылись плотные синеватые пятна.

Чтобы окончательно убедиться, Вудд поставил чашку под микроскоп и прильнул глазом к окуляру.

- Ты прав, Генри, - изменившимся голосом сказал он. Потом вскочил и бросился к приятелю. - Как же ты здесь, без маски, без костюма! Ведь это... и замолчал, не решаясь сказать другу страшную правду.

Тот поднял голову. Вудд вздрогнул. На него смотрели глаза обреченного на смерть человека.

- Теперь все равно поздно. Я нахожусь здесь уже более получаса и прикасался к нему, - указал Генри на профессора. - Отсюда нам выходить нельзя. Вызывай дезинфекционный отряд.

Глаза Вудда наполнились слезами. Смутно различая окружающее через запотевшие стекла маски, он подошел к телефону. 

Глава 2

В глубине просторного кабинета, за полированным столом сидел пожилой мужчина. Грузный и коренастый, он был под стать массивному кожаному креслу, в котором едва умещался.

В косых солнечных лучах, с трудом пробивавшихся в кабинет сквозь густую листву выросшего под окном каштана, плавали голубые волны табачного дыма. Хозяин кабинета курил сигару и бегло просматривал газеты. Чтение, очевидно, не доставляло ему удовольствия. На его широком с резкими чертами лице застыло кислое выражение.

Отложив газету, он что-то проворчал себе под нос и нажал кнопку под крышкой стола.

Беззвучно колыхнулась тяжелая портьера. В кабинет вошел элегантный человек.

- Слушаю, сэр, - негромко произнес он, подойдя к столу.

Сидящий в кресле, не поднимая головы, взглянул на него из-под лохматых седых бровей.

- Чарли, вы видели это? - указал он на пачку газет.

- Да, сэр.

- И что же думаете?

- Я полагаю, сэр, слишком много внимания уделяется гибели профессора Уайта.

- И я так полагаю. Нужно немедленно прекратить шумиху. Вам ясно, как это сделать?

- Конечно, сэр, - чуть улыбнулся Чарли.

- Ну и отлично. Вы свободны, - кивнул своей квадратной головой хозяин кабинета.

Отвесив легкий поклон, Чарли направился к выходу.

Как только он скрылся за дверью, грузный мужчина встал из-за стола и просеменил на коротких ногах к огромному сейфу. Открыв его, он вынул из блестящей коробки маленький шприц, закатил рукав и ловко сделал себе укол. За последнее время он пристрастился к наркотикам и свой порок тщательно от всех скрывал.

На столе тихо зазвенел телефон. Захлопнув сейф, грузный мужчина подошел и поднял белоснежную трубку.

- Хеллоу!

- Полковник Брайтон явился, сэр, - послышался в трубке голос секретаря.

- Зовите.

Через минуту в кабинет вошел высокий подтянутый человек средних лет. Его холеное продолговатое лицо, безупречный пробор и лак на ногтях длинных пальцев свидетельствовали о том, что полковник много внимания уделяет своей внешности. Держался он непринужденно, с достоинством.

- Присаживайтесь, мистер Брайтон, - пригласил грузный мужчина.

Полковник выждал, когда хозяин кабинета сядет, потом опустился в кресло по другую сторону стола.

- Курите, - предложил тот, пододвигая коробку с сигарами.

- Благодарю, сэр."

Красив, черт побери! А манеры... - думал грузный мужчина, глядя как Брайтон закуривает. - Умеет произвести впечатление. Недаром так преуспел. Но я-то знаю, что собой представляет это олицетворенное благородство", ухмыльнулся он про себя и спросил:

- Вы знаете профессора Арчибальда Вудда?

- Помощника загадочно погибшего Уайта? Конечно, я...

- Не загадочно погибшего, а умершего от приступа обыкновенной грудной жабы, - с раздражением перебил грузный мужчина.

У Брайтона удивленно приподнялись брови, но он тут же спохватился, и лицо его приняло прежнее выражение.

- Совершенно верно, сэр. Он умер именно по этой причине, - и, положив спичку в пепельницу, добавил: - Мистера Вудда я отлично знаю. Мы вместе учились в университете.

Хозяин кабинета удовлетворенно хмыкнул и снова обратился к Брайтону.

- Догадываетесь, зачем вас сюда пригласили?

- Надеюсь это услышать от вас, сэр.

- Тогда слушайте внимательно... 

Глава 3

К подъезду угрюмого многоэтажного здания подкатил черный лимузин.

Из него вышел человек в шляпе и светлом плаще. Легко взбежав по ступенькам, он показал пропуск стоящему у входа полисмену и прошел через вестибюль к лифту.

На четвертом этаже, у двери с трехзначным номером, он надавил кнопку звонка. Дверь отворилась. На пороге стоял невысокий пожилой человек.

Внимательно оглядев пришедшего, он склонил в вежливом поклоне лысеющую голову, отступил на шаг и пригласил:

- Прошу, мистер Брайтон.

Усевшись на стул, полковник сразу же приступил к делу.

- Если не ошибаюсь, мистер...

- Лоу, - подсказал собеседник.

- Мистер Лоу, это вам поручено вести следствие по делу Уайта?

Следователь кивнул.

- Вас проинструктировали, как действовать по отношению к профессору Вудду?

Второй кивок.

- Тогда вызывайте его.

Лоу набрал номер и, переговорив с кем-то, сказал Брайтону, что Вудда приведут минут через пятнадцать. Наступило молчание. Следователь раскрыл папку и углубился в дело. Брайтон развернул газету, но, пробегая глазами по строчкам, не усваивал смысла прочитанного. Он думал об другом и немного нервничал.

- Мистер Лоу, а вы уверены в успехе этого... этого... - Брайтон замялся, подыскивая подходящее слово.

- Шантажа, - отрубил Лоу, поднимая голову.

Брайтон возмущенно взглянул на следователя. Он был шокирован такой грубой прямотой.

- Ну зачем же так резко, дорогой Лоу! Все делается и в интересах самого Вудда.

- Допустим, - усмехнулся тот и, бросив на Брайтона быстрый колючий взгляд, добавил: - В успехе той части задания, которая касается меня, - не сомневаюсь. Профессор потрясен гибелью Уайта и своего друга Генри Билдера. Кроме того, на него угнетающе подействовало двухнедельное сидение в строгой изоляции на карантине. Если ко всему еще прибавить плохое знание Вуддом законов - запугать его и сделать послушным, как ягненок, не очень сложно.

Брайтон презрительно поджал губы. Вылощенному полковнику медицинской службы был не по душе этот собеседник, без стеснения называющий вещи своими именами.

- Я должен слышать ваш разговор с Вуддом.

- О, пожалуйста! - Следователь встал и открыл дверцу стоящего у стены шкафа. Там оказался проход в соседнюю комнату. - Вам все будет отлично слышно, мистер Брайтон.

Профессор Арчибальд Вудд не отличался большими запросами. Сын скромного сельского врача, он пошел по стопам отца. Пределом его юношеских желаний было получение практики в каком-нибудь небольшом местечке. В институте преподаватели не раз обращали внимание на выдающиеся способности застенчивого юноши, но он предпочитал держаться в тени. И быть бы ему простым врачом, если бы не Хемфри Уайт. Известный микробиолог заметил одаренного студента и предложил ему работу в своей лаборатории.

Не смея верить в такую удачу, молодой Вудд расценил предложение Уайта как счастливую случайность. Он сразу увлекся интересной работой.

Постепенно как-то само собой определилось, что Уайт не обходился без Вудда, и в течение последних лет тот был бессменным помощником и заместителем ученого.

Однако это ничего не изменило в характере Вудда. По-прежнему он старался не обращать на себя внимания и держался в стороне от все возрастающей популярности Уайта.

Трагическая смерть учителя и гибель Генри Билдера произвели на Вудда очень тяжелое впечатление.

Он много выстрадал, передумал и решил обязательно закончить работу, начатую с покойным Уайтом.

Вудд был удивлен и обеспокоен, когда за ним явились двое незнакомцев в штатском и привезли в это серое мрачное здание. Сидя у стола, он нервно теребил клинышек русой бородки и поглядывал на человека, который вот уже четверть часа что-то писал, не обращая на него ни малейшего внимания.

- Профессор Арчибальд Давид Вудд? - неожиданно раздался резкий голос.

Ученый вздрогнул и обернулся. Человек смотрел на него пристальным, изучающим взглядом.

- Да, это мое имя, - запинаясь, ответил он. - С кем имею честь?

- Следователь Лоу.

- То есть какой следователь? - не понял ученый.

- Должен сообщить, что вы находитесь под следствием по делу о гибели профессора Уайта.

Вудд почувствовал, как его бросило в жар.

- Понимаю. Вам нужен свидетель? - вытирая платком лоб, спросил он.

- К сожалению, нет. Вы обвиняетесь как соучастник Уайта в проведении преступных экспериментов с весьма опасными микроорганизмами, что явилось причиной гибели самого Уайта, его ассистента и могло вызвать эпидемию среди населения страны.

У Вудда опустились руки. Какие же они преступники? Да, Уайт исследовал метеориты и он, Вудд, помогал ему в этом. Они ставили цель: доказать существование органической жизни за пределами Земли, в других мирах. Разве можно было предвидеть, что все окончится так трагически.

После перенесенных за последнее время потрясений и еще этого удара ученый окончательно растерялся. Трясущимися руками он налил из графина стакан воды и залпом выпил.

- Вы готовы мне отвечать? - спросил следователь.

Вудд молча кивнул.

К концу допроса ученым овладела апатия. "Пусть судят... Сажают в тюрьму... Куда угодно, лишь бы скорее", - вяло ворочались в голове мысли. Расписавшись под показаниями, он нашел в себе силы спросить, что же ему грозит.

Следователь пожал плечами: ну что можно сказать человеку, убитому свалившимся на него несчастьем?

- Учитывая ваше положение, много не дадут, но с научной работой и ученым званием, видимо, придется распроститься, - сухо ответил он и добавил: - Я должен взять с вас подписку о невыезде.

На улице шел мелкий противный дождь. Торопливые прохожие толкали Вудда, некоторые чертыхались на "растяпу, который болтается под ногами", но он ни на что не реагировал. Будущее казалось ученому беспросветным, жизнь - ничего не стоящей.

Резкий гудок клаксона заставил его обернуться. Вплотную к тротуару подкатил черный лимузин.

- Арчи! Дружище! - раздался знакомый голос.

Дверь машины раскрылась, и Ричард Брайтон втащил Вудда в машину.

- О-о, да у тебя такой вид, словно идешь на виселицу! Что случилось? участливо заглядывая в глаза ученому, опросил он.

- Ты почти угадал, - горько усмехнулся Вудд.

Брайтон сокрушенно покачал головой и включил скорость. Машина тронулась.

Некоторое время оба молчали.

- Если не возражаешь, совершим небольшую прогулку за город, а потом я тебя подвезу домой, - предложил полковник.

Вудд согласился. Так, пожалуй, даже лучше, может быть, удастся отвлечься от гнетущих дум.

Брайтон вывел машину на загородное шоссе и снова обратился к Вудду.

- Я понимаю. Тяжело потерять учителя и друга. Но стоит ли так убиваться? Ты же знал, что у старика больное сердце.

- При чем тут сердце? Он был здоров, как буйвол!

- То есть как при чем, разве ты не видел медицинского заключения? Его опубликовали на второй день после смерти Уайта. - Снизив скорость, Брайтон достал из-за сиденья газету. - Вот, посмотри. Она у меня случайно здесь сохранилась.

Вудд прочитал заключение и отшвырнул газету.

- Что за ерунда! Уж я-то знаю, отчего умер Уайт! - воскликнул он. - Зачем же тогда меня держали две недели на карантине!

На выразительном лице Брайтона поднялись брови.

- Арчи, выкладывай все начистоту! Я сгораю от любопытства! - потребовал он.

Машина медленно катилась по блестящему мокрому асфальту. Проплывала назад омытые дождем сочно зеленеющие поляны, перелески, из гущи которых выглядывали изящные островерхие коттеджи. Потом начался спуск к морю. Брайтон уверенно вел машину, притормаживая на крутых поворотах.

Стремление Вудда поделиться с приятелем свалившимся на него несчастьем и хотя бы этим облегчить душу было настолько непреодолимым, что он, не раздумывая, рассказал все.

Слушая его, Брайтон разыграл такое изумление, что в его искренности трудно было усомниться.

- Вот это новость! - воскликнул он, когда Вудд закончил. - Значит и медицинское заключение и некролог напечатали для того, чтобы не дать повода для паники. Но как тебя угораздило влипнуть в эту историю?

Вудд только пожал плечами.

Машина подкатила к легкому павильону. Брайтон затормозил.

- Нет, так это оставить нельзя! Нужно тебя выручать, - решил он. - А пока пойдем согреемся. Меня что-то знобит от сырости.

В зале павильона посетителей не было. Они заняли столик у окна. Заказав коньяк, Брайтон закурил сигару. Вудд задумался, глядя на пустынный пляж.

Серая морская гладь сливалась с таким же унылым небом. Набухшие тяжелые облака, опускаясь к самой воде, прикрывали залив холодным одеялом тумана. Недалеко от берега несколько чаек дремали, покачиваясь на чуть колышущейся водной поверхности.

Официант принес коньяк, лимон и удалился.

- Не горюй, Арчи! Меня, кажется, осенила неплохая идея, - вернул Вудда к действительности голос Брайтона.

Ученый обернулся.

- Видишь ли, зная твое отвращение к любой работе на военное ведомство, я раньше никогда бы не предложил...

- Дик! Зачем ты мне это говоришь! - перебил его Вудд.

Брайтон сделал рукой останавливающий жест.

- Не торопись. Ничего противоречащего твоим пацифистским убеждениям предложено не будет.

И все же я не хочу работать на военных. - Вудд с волнением схватил свой бокал, осушил залпом и, поперхнувшись, закашлялся.

Зеленоватые глаза полковника сузились, стали холодными, колючими.

- Как приятелю, бросаю тебе якорь спасения, - сделал он ударение на последних словах. - Подумай, для тебя это единственный шанс выйти "сухим из воды".

Вудд сжал руками виски и закрыл глаза. Заметив колебания ученого, Брайтон чуть заметно улыбнулся.

- Ну, хорошо. Я договорюсь обо всем с начальством и завтра встретимся. Не сомневаюсь, что наши предложения будут для тебя приемлемы.

Допив свой коньяк, он положил деньги под салфетку и дружески потрепал Вудда по плечу.

- Все будет в порядке. Поехали! 

Глава 4

В эту ночь Вудду было не до сна. С детства воспитанный в традициях миролюбия, он считал, что любая наука, в особенности медицина, должна служить на благо человечества, а не для целей его уничтожения. Он всегда был далек от политики. Если в студенческие годы его еще волновала окружающая несправедливость и возмущали резкие классовые противоречия, то со временем страсти охладели. Считая, что он не в силах что-либо изменить, Вудд закрывал глаза на пороки общества, в котором жил. Углубившись в научные исследования, он постепенно сделался оторванным от жизни типичным кабинетным ученым. Оставаясь честным, хотя и неприспособленным для борьбы человеком, Вудд избрал пассивный пацифизм формой протеста против, как он говорил, современного человеческого варварства.

Теперь же ученый был выбит из колеи. Приходилось выбирать одно из двух: или отказ от своих убеждений, или жизненная катастрофа. Мучительно размышляя всю ночь, он так ничего и не решил. Ясно было только то, что он никогда ни за что не согласится использовать свои знания для целей войны ради этой гнусной затеи.

Брайтон застал его на следующий день в угнетенном состоянии, лежащим в постели и страдающим от головной боли.

- Хелло, дружище! Тебя все еще одолевает сплин? - шумно ворвался он в комнату. - Брось все это! Я принес отличные известия.

Вудд поморщился. Плещущая через край жизнерадостность полковника совсем не гармонировала с настроением ученого и раздражала его. Поправив на голове повязку, он поздоровался с приятелем.

- Мне удалось обо всем договориться, - говорил Брайтон, присаживаясь на стул около постели. - Ты будешь продолжать свои исследования и как раз в таком направлении, которое тебе по душе.

Вудд сел, одернул пижаму и с интересом взглянул на полковника.

- Гибель, постигшая беднягу Уайта, ужасна. Мы должны сделать все, чтобы такое не повторилось, - сказал тот. - Твоя задача: изготовить вакцину против этой молниеносной космической чумы.

- Постой. Зачем же нужна вакцина? Следует соблюдать максимальную осторожность при исследовании бациллы, только и всего.

- Никто не гарантирован, что на других метеоритах, разбросанных по всей Земле, нет такой же заразы! Представь, что будет, если где-нибудь вспыхнет эпидемия, против которой человечество беззащитно! - возразил Брайтон.

Вудд вскочил и, забыв надеть туфли, зашагал по комнате. Против довода полковника трудно было возразить. "Но почему именно военное министерство проявляет такую заботу о благе человечества? Нет ли тут какого-нибудь подвоха?" - думал ученый, бегая из угла в угол.

- У тебя будут все условия для работы. Прекрасная лаборатория, какая не снилась даже Уайту - раз, - загнул Брайтон палец. - Высококвалифицированные сотрудники - два. Неограниченные средства - три. Сам будешь получать вдвое больше, чем тебе платили до сих пор - четыре. Ну как, согласен?

Вудд все еще колебался. Как быть? Он же давал себе клятву не связываться с военными. Правда, если верить Брайтону, работы будут вестись во имя благородной цели. Но можно ли верить? Ведь и полковника могут обмануть.

- Может быть, ты предпочитаешь иметь дело с судом, а затем любоваться на свет божий из-за решетки? - спросил Брайтон и, сладко зевнув, добавил: Впрочем, о вкусах не спорят.

- К черту! - вырвалось у Вудда. - Я согласен.

- Давно бы так, - усмехнулся полковник, доставая из внутреннего кармана пиджака сложенный вчетверо лист бумаги. - Подпиши контракт.

Вудд взял бумагу, надел очки и прочитал текст.

Не должен же он терять все из-за дурацкого упрямства! В конце концов, дело, которым предстоит заниматься, не противоречит его убеждениям и пойдет всем на пользу, - успокаивал себя ученый.

- Я согласен на ваши условия, - повторил он. - Но настаиваю, чтобы со мной работали мои помощники.

Брайтон нахмурил брови.

- Кто они?

- Научные сотрудники: Джек О'Келли и Лила Тейлор.

- Но ты же еще не говорил с ними.

- Не говорил, однако уверен, что эти люди согласятся со мной работать.

- Даже и поехать на отдаленный остров?

- Какой еще остров?

- Арчи, до чего же ты наивен! Разве можно экспериментировать с такими опасными микроорганизмами вблизи от населенных мест?

Вудд задумался.

- И все-таки я их постараюсь уговорить. Они мне совершенно необходимы, сказал он через некоторое время.

Полковник пожал плечами. Такой оборот дела его явно не устраивал. "А впрочем, пусть забирает их с собой. Там даже сам дьявол не сможет сделать ничего нежелательного", - подумал он и согласился:

- Ну что ж, будь по-твоему.

- Позволь еще поинтересоваться. Кто же будет моим шефом? - спросил Вудд.

- Твой покорный слуга, - пряча улыбку, склонил голову Брайтон.

- Ты! - вырвался у Вудда возглас изумления.

- Разве это тебя не устраивает?

- Н-нет, почему же. Но все так неожиданно!

- Не беспокойся. Я в твои дела постараюсь не соваться. У меня и своих хватает.

- А чем же ты... Впрочем, военных об их работе не спрашивают.

- Что верно, то верно, - согласился полковник. - Но одним секретом могу поделиться. Мне недавно поручили руководить исследовательским центром. Твоя лаборатория будет у нас, если можно так выразиться, побочным предприятием, не связанным с общими задачами. Ты просто будешь сидеть на нашем иждивении.

Вудд взял авторучку и каллиграфическим почерком вывел на контракте свою подпись. "Дик славный малый и способный ученый. С ним можно работать, подумал он. - Правда, карьерист, но ведь у каждого свои слабости и недостатки".

- А теперь приведи себя в порядок и поедем. Тебе нужно познакомиться с некоторыми нашими людьми, - сказал Брайтон.

Вудд взглянул на себя в трюмо и покраснел. Босой, растрепанный, в помятой пижаме, с осунувшейся небритой физиономией он выглядел далеко не блестяще.

Глядя на него, Брайтон расхохотался.

- Послушай, Арчи! Будь я художником, непременно написал бы с тебя картину: "Утро закоренелого холостяка".

Вудд только махнул рукой и начал собираться. 

Глава 5

Лейтенант Фред Уинтер был в неважном настроении. Вчера вечером его матросы затеяли в ресторане драку с охранниками из зоны.

Они, конечно, отделали этих барбосов как следует. И поделом. Пусть знают, что моряков нельзя оскорблять безнаказанно.

Но какая же все-таки свинья их начальник! По мнению Уинтера, порядочному офицеру не следовало придавать значения заурядному мордобою. Подумаешь, велика беда, несколько парней наставили друг другу шишек и разошлись. А этот! Тьфу! Лейтенант даже сплюнул, вспомнив как тучный, действительно похожий на раскормленного борова, начальник охраны зоны "Зет" майор Земмеринг кричал в кабинете у капитана Черри. Раскрасневшись, как пареный омар, брызжа во все стороны слюной, он обвинял моряков и требовал наказания зачинщиков. Когда же Уинтер стал возражать, майора чуть не хватил удар. Он даже завизжал от злости.

Чтобы положить конец этой неприглядной сцене, корректный командир отряда сторожевых катеров пообещал принять к виновникам меры и встал, давая этим понять, что считает инцидент исчерпанным.

Пыхтя и отдуваясь, майор унес свое толстое брюхо за дверь, а капитан Черри обрушился на Уинтера с разносом.

Лейтенант покосился на стоящего рядом рулевого. Здоровенный пожилой детина Джо Стивенс, придерживая казавшееся игрушечным в его руках колесо штурвала, смотрел вперед.

Из-под густых сросшихся бровей матроса настороженно блестел левый глаз, а под правым, заплывшим до того, что он едва выглядывал сквозь щелку, красовался превосходный желто-лиловый синяк.

- Эка тебя разукрасили, - проворчал Уинтер.

Джо осклабился.

- Парень был мне под стать. С таким приятно и перекинуться!

- Ну, а ты?

- Помог ему выйти на улицу... вместе с оконной рамой. - И, помолчав, добавил: - Так что не беспокойтесь. Мы всегда ведем себя как порядочные люди. Особенно, когда выпьем виски.

Лейтенант удивился.

- По-твоему, драться порядочно?

- А как же, если приходится? Порядочный человек разве даст себя избить? Од сам кого хочешь изобьет.

Уинтер возмущенно фыркнул. Утром, придя на катер, он обратился к своему экипажу с пространной речью, смысл которой сводился примерно к следующему: "Если не умеешь пить виски и при этом порядочно себя вести, пей кока-кола".

Теперь оказалось, что матросы по-своему поняли нравоучение."

Вот и попробуй втолковать им правила поведения!" - подумал лейтенант и, обернувшись к рулевому, рявкнул:

- Хватит болтать! Смотреть вперед!

- Есть смотреть вперед! - отозвался Джо.

Ныряя между зелеными громадами волн, небольшой быстроходный катер патрулировал вдоль берега острова.

Этот клочок земли, затерянный среди бескрайних просторов Тихого океана, был одной из вершин подводного хребта, возвышающейся над морской поверхностью метров на пятьсот.

Долгое время никому не нужный остров оставался забытым. Малочисленные туземцы жили здесь примитивно и беззаботно. Тропическая природа щедро одаривала их всем необходимым. В лесах, покрывающих склоны горы, в изобилии росли фрукты и водилась дичь, у берегов гуляло множество рыбы. Но несколько лет тому назад об острове вспомнили влиятельные лица одной крупной капиталистической державы, и беззаботной жизни туземцев пришел конец.

Всего лишь пара дней потребовалась для того, чтобы вывезти с острова все местное население.

Новые хозяева действовали быстро и энергично. Вскоре на берегу защищенной от бурь и ветров бухты вырос небольшой портовый поселок. Выше, на горе, спрятались в лесу несколько приземистых зданий, обнесенных высоким каменным забором. На самой вершине горы появились ажурные контуры антенн радарной установки. В бухте, у пристани, замерли готовые по первому сигналу устремиться вперед быстроходные морские катера.

Лейтенант Фред Уинтер, наверное, уже в сотый раз огибал остров. Ни живописные пейзажи скалистого побережья, ни стаи играющих вокруг катера дельфинов не привлекали его внимания. Все это он видел почти ежедневно. Молодому, полному сил человеку изрядно надоела однообразная патрульная служба."

Только вполне законченному идиоту может взбрести в голову держать катера с атомным оружием в этой дыре. Здесь нет даже приличных девчонок! - невесело думал бравый моряк. - И какого черта тут охранять? Уж не те ли паршивые сараи на горе. Так для такой работы вполне достаточно парней пузатого майора".

Уинтер не знал, что находится в запретной зоне, да и не задумывался над этим.

Какое ему дело до запрятанных в лесу секретов! Одно плохо, из-за них он уже второй год болтается здесь в своей лоханке, рискуя ежеминутно пропороть ей брюхо о подводные камни, которых вокруг острова полно, словно продажных девиц вечером в Нью-йоркском Луна-Парке. А пока лейтенанта утешали только большое жалование да перспектива теперь уже скорого перевода на какой-нибудь корабль, в приличную военно-морскую базу.

На палубе появилась долговязая фигура кока. Он был такой жилистый и костлявый, что на него не позарилась бы даже голодная акула. Обтерев передником вспотевшее лицо, кок присел на лафет "Злющей Анны", как в шутку назвали моряки орудие, выбрасывающее снаряды с ядерной начинкой, и закурил кривую трубку.

Катер обогнул мыс и вышел на подветренную сторону острова. Волнение стихло. Уменьшилась качка. Кок взглянул из-под ладони на спокойную гладь небольшой бухты, мимо которой они проходили.

- Эх, рыбки бы добыть! - громко, так, чтобы услышали в рубке, проговорил он.

Джо Стивенс причмокнул и облизнулся.

- Пусть мне наплюют в глаза, если найдется что-нибудь лучше свежезажаренной рыбы после доброго стакана виски, - проговорил старый матрос и мечтательно закатил левый глаз.

Уинтер усмехнулся. В этой бухте они не раз глушили рыбу.

Спешить было некуда. Лейтенант кивнул в знак согласия, и Джо Стивенс, только этого и ожидавший, направил судно к берегу.

Осторожно лавируя между торчащими из воды камнями, катер на самом малом ходу вошел в бухту и остановился.

Здесь было совершенно тихо. В голубом зеркале залива лениво покачивались причудливые, опрокинутые в воду скалы. За узкой полоской золотистого пляжа, на крутом склоне горы, буйно разросся перевитый лианами тропический лес. Оттуда доносились резкие крики попугаев.

Уинтер, облокотясь на поручни, смотрел за борт. В удивительно прозрачной воде виднелись стаи мелких рыбешек, гуляющих среди водорослей. Дальше, в глубине, чуть проглядывались очертания дойного рельефа. Там, по темно-зеленым громадам камней, то и дело проскальзывали смутные тени крупных обитателей подводного мира.

Вся команда маленького судна выбралась на палубу. Кок с мотористом начали спускать шлюпку, а Джо Стивенс поджег запальный шнур толовой шашки и с размаху швырнул ее подальше от катера.

Через минуту раздался глухой удар. Вздыбился водяной столб и, тяжело обрушившись, взволновал спокойную гладь бухты.

Судно основательно качнуло. На поверхность воды всплыло множество всякой рыбы. Трое матросов спрыгнули в шлюпку и устремились за добычей.

В этот момент Уинтер увидел среди поднятого взрывом ила и донной мути что-то большое, не похожее на рыбу. Чтобы лучше разглядеть, лейтенант высунулся за поручни.

- Человек! - крикнул он.

Заметив, что утопленник погружается все глубже и глубже, Уинтер как был, в полной форме, прыгнул через перила и скрылся под водой.

Все бросились к борту.

Лейтенант вынырнул и, удерживая одной рукой вытащенного из глубины человека, поплыл к катеру.

Матросы сбросили трап. Джо Стивенс быстро спустился и принял из рук офицера бесчувственную женщину в купальнике, с надетой на голову маской, аквалангом за спиной и зелеными ластами на ногах.

- Снимайте акваланг и маску! - крикнул Уинтер, поднимаясь на борт. - Да осторожнее, дьяволы! Она не такой чурбан, как любой из вас!

Освободив женщину от подводного снаряжения, моряки осторожно уложили ее лицом вверх на принесенное кем-то одеяло и, подавленные, столпились вокруг. Всем было ясно, что она стала жертвой подводного взрыва.

- О боже! Какую красавицу погубили! - простонал кок.

Уинтер метнул на него злобный взгляд и, опустившись на колени, стал нащупывать у пострадавшей пульс.

- Что рты разинули! Аптечку! Живо! - заорал он. Потом, приподняв неподвижную девушку, расстегнул стягивающий ее грудь лиф и принялся делать искусственное дыхание. - Нашатырный спирт! - скомандовал он, заметив, что аптечку принесли.

Джон Стивенс смочил из пузырька вату и принялся растирать девушке виски. Она все еще не подавала признаков жизни. Тогда рулевой поднес вату к самому ее носу, а лейтенант отвел ей руки вверх и назад.

Вдох - и девушка закашлялась. Матросы облегченно вздохнули. Некоторые даже перекрестились, а Джо Стивенс, сорвав с кока передник, прикрыл девушке обнаженную грудь и проворчал:

- Богу молитесь, а сами глаза бесстыжие пялите!

Постепенно к ней вернулось сознание. Раскрылись большие серые глаза. Щеки окрасились легким румянцем. Медленно подняв руку, она отвела прикрывающую глаза пепельную прядь и изумленно огляделась.

- Что случилось? Куда я попала? - послышался в тишине слабый голос.

- Вы на военном катере и слава богу живы, - ответил лейтенант.

- Я ничего не слышу, - покачала девушка головой и сморщилась от боли.

Все переглянулись.

- Бедняжку здорово оглушило, - озабоченно пробормотал Уинтер. - И какой черт нас дернул связываться с этой проклятой рыбой.

Кок виновато отвел глаза.

Девушка окончательно пришла в себя и, покраснев, прикрылась передником до самого подбородка.

- А ну, все по местам! - скомандовал лейтенант, заметив умоляющий взгляд незнакомки.

Палуба опустела. Около них остался только старый рулевой.

- Там на берегу, под пальмой, моя одежда, - протянула девушка руку.

- Давай, Джо! - кивком указал Уинтер на шлюпку, а сам отошел в сторону, сбросил китель и стал выжимать из него воду. 

Глава 6

Профессор Вудд встал в это утро позднее обычного. Такое с ним случалось редко. Очевидно, напряжение, с которым он работал последнее время, все же стало сказываться.

Закончив утренний туалет, он вышел на веранду. Его помощник, неугомонный Джек О'Келли уже ушел. Дверь комнаты, где он жил, была раскрыта. Слуга негр занимался там уборкой. Вудд в одиночестве проглотил чашку черного кофе с традиционными сандвичами и пошел в лабораторию.

Медленно шагая по аллее, он перебирал в памяти последние события."

Плохо. Очень плохо! - думал ученый. - Столько затрачено труда, времени, а результатов, можно сказать, никаких".

Вот уже около года они бьются над занесенной из космоса бациллой, но она по-прежнему остается неуязвимой. Подопытные животные погибают одно за другим, стоит только попасть в организм даже единичным микробам. Полное отсутствие сопротивляемости! А впрочем, чему же здесь удивляться? Ведь эти бациллы порождение иного мира и у земных организмов не выработан против них иммунитет."

Мы пока еще беззащитны, но должны, обязательно, должны как можно скорее обезвредить страшную заразу! - Вудд даже кулаки сжал, словно хотел своими руками уничтожить невидимого врага. - Но для этого нужно приложить все силы, знания, все мобилизовать... Тьфу! И откуда только лезут в голову военные термины, - недовольно поморщился ученый. - Ах да, это Брайтон любит употреблять такие словечки. От него наслушаешься всякого..."

- Доброе утро, мистер Вудд!

Профессор обернулся. Около дверей голубого коттеджа молодая мулатка присела в почтительном реверансе.

- А-а, Рози! - улыбнулся ученый. - Как себя чувствует мисс Тейлор?

- Хорошо. Мисс уже ушла в лабораторию.

- То есть как это ушла! Она ведь еще нездорова! - нахмурил брови Вудд.

- Ушла, - вздохнула Рози. - Мисс Лила всегда делает так, как ей хочется.

- Ну, это уже безобразие! - возмутился профессор и быстро зашагал к видневшимся в конце аллеи воротам.

Теперь мысли ученого приняли другое направление.

- Что за своевольная девчонка! - негодовал он. - Донырялась со своим аквалангом до того, что ее привезли чуть живую, а теперь, не оправившись как следует, убежала на работу! А вообще - странно. Очень странно, - покачал головой Вудд. - Говорит, что ни с того ни с сего потеряла под водой сознание. Так почему же она на целых два дня лишилась слуха? Впечатление такое, будто ее оглушило или контузило... Ничего не понимаю! - по привычке бормотал про себя профессор.

Задумавшись, он не заметил, как вплотную подошел к воротам и чуть не стукнулся о них лбом.

Массивные ворота в каменной высокой стене, которой была обнесена зона "Зет", оказались закрытыми. Вудд нажал кнопку звонка три раза. Открылась калитка. Охранник в шлеме, с автоматом в руках оглядел профессора с ног до головы, проверил пропуск и, ни слова не говоря, посторонился.

При появлении профессора Джек О'Келли и Лила Тейлор встали. Вудд поздоровался и в первую очередь осмотрел лабораторию. Потом, подойдя к письменному столу, внимательно проверил записи научных сотрудников.

Неприспособленный, даже неряшливый в быту, профессор был до крайности педантичен и придирчив на работе. Все исследования и эксперименты он проводил очень тщательно, с соблюдением самых строгих условий. В противоположность покойному Уайту, он никогда не проявлял нетерпения. На трагическом примере своего учителя Вудд еще раз убедился, к чему приводит поспешность и неаккуратность в исследовательской работе.

Но сегодня придраться было не к чему.

Отложив в сторону журнал, профессор обернулся к своим помощникам.

Курносый крепыш Джек О'Келли как всегда выглядел бодро. Неутомимый ирландец мог проработать сутки без отдыха и по его виду никто бы этого не заметил. Способный малый был настоящим энтузиастом своего дела. Вудд ценил его за исключительное упорство. За работой Джек забывал обо всем. Его сильные, обросшие рыжими волосами руки, с широкими, как у грузчика, кистями при микробиологических исследованиях могли делать самые осторожные "ювелирные" движения, а от острого взгляда голубых с насмешливым прищуром глаз, казалось, не мог скрыться даже самый незаметный микроорганизм.

Лила Тейлор была непоседой. Она всегда вносила оживление и разнообразие в замкнутую жизнь ученых. Живой темперамент девушки иной раз доставлял Вудду много хлопот. Зато она обладала тонким аналитическим умом. Ее блестящие, зачастую неожиданные выводы приводили в восхищение коллег по работе. Если прибавить, что эти способности у Лилы на редкость удивительно сочетались с женственностью и незаурядной красотой, то становилось понятным, почему строгий суховатый профессор при подборе сотрудников остановил свои выбор на ней. Уже не первой молодости холостяк Вудд втайне был влюблен в Лилу, но боялся даже сам себе признаться в этом чувстве и тщательно его скрывал.

Сегодня Лила выглядела слегка утомленной, еще не прошла головная боль. Но это делало ее еще прекрасней. Большие серые глаза, отененные легкой синевой, казались еще глубже, а побледневшее лицо как бы подчеркивало красоту пепельных волнистых волос.

Вудд невольно залюбовался девушкой, но, быстро подавив нахлынувшее чувство, строго спросил:

- Мисс Тейлор, кто разрешил вам выйти на работу?

Лила вскинула стрелы ресниц.

- Разве нельзя, мистер Вудд? Я не думала, что мое присутствие вас огорчит, - ответила она с таким наивным видом, что профессор даже смутился за свой строгий тон.

- Нет, отчего же. Мы рады вас видеть. Но вы еще не вполне здоровы.

- Мистер Вудд, я же врач...

- И, кроме того, - легкомысленная девушка, способная совершить любое безрассудство, - намекнул профессор на недавнее подводное происшествие.

Лила обиженно отвернулась.

Джек О'Келли, безмолвно наблюдавший эту сцену, кашлянул.

- Вы несправедливы, мистер Вудд. Ли ныряла в бухте не от озорства и безделья.

- Это еще что за адвокат!

- Она вам сама объяснит, зачем полезла в воду. Дело, по-моему, стоящее.

- Опять какая-нибудь новая затея? Ну что ж, слушаю. - Вудд уселся в кресло за письменным столом и указал молодым людям на стулья.

Лила одернула на себе белоснежный халат, вздохнула и замялась, не зная, с чего начать.

- Выкладывайте, выкладывайте, - поторопил ее профессор.

- Мистер Вудд. Скоро год, как мы тратим здесь время впустую...

- То есть как это впустую! - перебил ученый. - Разве не важно убедиться, что космическая палочка термофильна и без вреда для себя выдерживает любое замораживание, а также нагревание свыше трехсот градусов; что на нее не действует ни один из известных нам антибиотиков; что, наконец, она быстро убивает любое живое существо и весь арсенал медицины против нее бессилен!.. Залетевший к нам из космоса углистый хондрит принес врага, способного уничтожить все животное царство на нашей планете. Для борьбы с ним нужно терпение, упорство и строжайшая осторожность. Хватит с нас гибели Уайта и Билдера! - Будд вытер платком лицо, успокоившись, извинился:

- Простите, мисс Тейлор, что перебил, но в таком деле не может быть работы впустую! Здесь наскоком не возьмешь.

- Да, мистер Вудд, я выразилась неверно, - согласилась Лила. - Однако мы пока еще устанавливаем все новые и новые свойства неуязвимой космической палочки, а воздействовать на нее в живом организме еще не умеем.

Вудд покачал головой: экий нетерпеливый народ пошел!

Лила улыбнулась и продолжала:

- В детстве мне пришлось побывать среди южноамериканских индейцев, живущих в лесах недалеко от побережья Атлантического океана. Мой отец - этнограф, изучал их культуру. Совсем недавно я вспомнила, что у этих индейцев было универсальное средство против многих инфекционных болезней. Они добывали его, вываривая щупальца каких-то актиний. Вот мне и пришло в голову проделать опыт...

Вудд с интересом взглянул на девушку.

- А что! Это, пожалуй, неплохая мысль. Кишечнополостными мы еще не занимались. Но почему не сказали сразу, а предпочли действовать в одиночку?

- Я давно занимаюсь подводным спортом и никогда не думала, что со мной может такое приключиться. А потом, признаться, боялась, что будете смеяться над научным сотрудником, поверившим в примитивную медицину дикарей, - ответила Лила.

Профессор нахмурился.

- Серьезный ученый не должен пренебрегать народными средствами. Они испытаны многими поколениями людей, - проворчал он.

Джек одобрительно подмигнул девушке.

- Вот и отлично. Скоро Ли поправится и тогда займемся актиниями. Но к морю тебя одну не отпустим.

- Да. Нырять только в нашем присутствии.

Все трое увлеклись разговором и не заметили, как беззвучно отворилась дверь.

- Приветствую вас, коллеги! - поздоровался Брайтон, входя в лабораторию. Мисс Тейлор как всегда очаровательна! Трудно поверить, что совсем недавно вы были на волосок от гибели!

Джек О'Келли отошел к столу, заставленному лабораторной аппаратурой, и сделал вид, что чрезвычайно заинтересовался содержимым какой-то реторты. Он недолюбливал полковника.

Девушка передернула плечами. Что этот самовлюбленный денди так на нее смотрит!

Брайтон действительно имел обыкновение бесцеремонно разглядывать хорошеньких женщин. Его взгляд, казалось, проникал сквозь одежду.

У Лилы в глазах блеснули озорные огоньки.

- О, мистер Брайтон, я так польщена! И особенно потому, что подобные комплименты слышу от вас уже не впервые, - насмешливо улыбнулась она.

Полковник сделал вид, что не заметил укола.

- Кстати, ваш, с позволения сказать, спаситель угодил на гауптвахту.

- За что же? - невольно вырвалось у Лилы.

- Видите ли, сторожевой катер - не рыболовецкая шаланда. Нельзя поощрять тех, кто забывает воинский долг и вместо патрулирования глушит рыбу, а заодно и прекрасную русалку.

- Так значит...

- Вот именно. Этот лейтенант... Как его... Впрочем, фамилия не имеет значения. Он разрешил матросам глушить в бухте рыбу. Брошенная ими толовая шашка чуть не отправила вас на тот свет.

- И все же только благодаря ему я имею счастье сегодня с вами разговаривать, - с вызовом отпарировала Лила.

Полковник преувеличенно вежливо поклонился. С хорошенькими девушками не спорят.

Лила ответила ему таким же церемонным поклоном и направилась к выходу. Явно рисуясь, она медленно шла, слегка покачивая бедрами.

Брайтон с улыбкой проводил девушку взглядом и обернулся к Вудду.

- Ну, а как ваши успехи?

Профессор пожал плечами.

- Пока хвастаться нечем. Посмотрите сами, - пригласил он полковника.

Открыв двери, они попали в галерею, полную света. Одна из ее сторон была сплошь застеклена, вдоль противоположной стены стояли клетки. Ухаживающий за подопытными животными пожилой негр при виде ученых склонился в почтительном поклоне.

Не обращая на него внимания, Вудд с Брайтоном прошли через галерею в соседнюю проходную комнату. Там они задели халаты, предохранительные маски, резиновые перчатки, и только после этого Вудд открыл два специальных замка массивной железной двери.

В небольшой комнате, куда они вошли, не было ничего лишнего. Термостат, шкаф с лабораторным имуществом, холодильник, стол, два стула и несколько клеток с толстыми небьющимися стеклами вместо решеток составляли все ее оборудование. Здесь проводились опасные опыты над космической палочкой, как назвал бациллу профессор Вудд.

Брайтон заглянул в клетки.

- Там сейчас ничего нет, - услышал он голос Вудда, приглушенный тканью защитной маски. - Просмотри журнал.

Пока полковник знакомился с записями результатов последних опытов, Вудд достал из термостата чашку Петри с живой культурой космической палочки, подготовил препараты и микроскоп.

- Да. Страшная бацилла, - проговорил Брайтон, закрывая журнал. - У тебя еще остались обезьяны?

- Нет. Последняя пала вчера, менее чем через час после прививки.

- А сыворотка?

- Никакого эффекта.

Ученые подошли к столу. Брайтон сам занялся исследованием содержимого чашек."

Молодчина Дик! - подумал Вудд, глядя на аккуратные и уверенные действия полковника. - И как только в нем уживаются серьезный ученый с этаким прилизанным, пустым на вид франтом!"

Брайтон оторвался, наконец, от микроскопа.

- Живы, проклятые. Ничего их не берет! - воскликнул он. Потом отошел от стола и дружески похлопал профессора по плечу.

- Не огорчайся, Арчи! Ты с ними справишься. Обезьян привезут, сколько тебе потребуется. 

Глава 7

Отсиживая положенный срок на офицерской гауптвахте, Фред Уинтер изнывал от безделья. Целыми днями он валялся на жесткой кровати, насвистывал сквозь зубы модную песенку, глазел в потолок. Когда же становилось совсем невмоготу, молодой офицер, для разминки, принимался жонглировать увесистым стулом или измерять комнату, шагая вразвалку из угла в угол.

Времени для размышлений у него было более чем достаточно. Нельзя сказать, чтобы лейтенанта одолевали возвышенные мысли, скорее наоборот. Но все же, вопреки стараниям воспитателей военно-морской школы, он остался порядочным человеком и судьба чуть не погибшей из-за него девушки не давала ему покоя.

Выйдя из-под ареста, Уинтер первым делом стал наводить о ней справки.

Это не составило больших трудов. В маленьком городке почти каждый знал о происшествии, жертвой которого стала научный сотрудник профессора Вудда мисс Лила Тейлор.

Утром Уинтер привел себя в порядок, а после полудня выбрал на портовом базаре самый лучший букет и поспешил к зоне, около которой в густой зелени лесопарка прятались коттеджи ученых.

Малолитражка не спеша поднималась в гору по живописной лесной дороге. Покуривая сигаретку, Уинтер прикидывал в уме, как может отнестись девушка к его появлению. Она, вероятно, знает истинную причину происшествия, и в этом случае на ее расположение рассчитывать трудно. А если не знает? Тогда он сам должен все рассказать. Уинтер представил себе, как глупо должен выглядеть верзила в парадной морокой форме, приносящий девушке извинения за отнюдь не офицерский поступок. "Может быть, лучше вернуться? Нет, черт побери! В конце концов я ее выловил, и это лишнее очко в мою пользу", - решил бравый лейтенант и переключил скорость. Мотор сердито заворчал, преодолевая крутой участок подъема.

- Хороша девчонка, ничего не скажешь! Фигурка, как у гимнастки. Ноги сильные, развитые, а бюст... Недаром матросы так глазели, пока Джо не прикрыл ее передником, - усмехнулся Уинтер своим нескромным мыслям.

Позади раздались резкие отрывистые звуки. Лейтенант свернул к обочине дороги. Обгоняя его, промчались два больших, закрытых наглухо темно-зеленых автофургона. В кабине каждого из них, рядом с шофером, сидел вооруженный автоматом охранник."

Что они везут с такими предосторожностями?" - подумал было Уинтер, но машины скрылись в лесной чаще, а он, увидев впереди знак запрета, свернул на дорогу, ведущую к коттеджам ученых.

На веранде голубого домика Уинтера встретила горничная.

- Мисс Лила еще не пришла, - ответила она на вопрос офицера.

Тот с любопытством посмотрел на миловидную мулатку.

- Как тебя зовут?

- Рози, - назвала она себя, жеманно поправляя фартук.

Лейтенант взял из букета пунцовый цветок и украсил им головку курчавой, черноволосой девушки...

- Вот теперь красная и черная розы отлично дополняют друг друга, улыбнулся он и потрепал мулатку по щеке.

Рози кокетливо стрельнула жгучими глазенками.

- А вот и мисс Лила! - шепнула она и отскочила подальше от офицера.

Уинтер быстро обернулся и одернул китель.

Из-за поворота аллеи показались трое. В центре шагал невысокий средних лет щуплый с виду мужчина. Справа от него - коренастый рыжеватый здоровяк, а слева - легкой походкой шла уже знакомая Уинтеру подводная охотница.

Надеясь, что спутники распрощаются с девушкой, не заходя в дом, лейтенант отошел вглубь веранды. Ему не хотелось иметь свидетелей при встрече. Однако все свернули к дому. Прятаться было теперь не к чему. С букетом в руках и волнением в душе Уинтер вышел навстречу.

При виде офицера девушка порывисто шагнула вперед. Ее глаза засветились радостным изумлением.

- О, какой сюрприз! - воскликнула Лила и тут же зарделась, вспомнив, в чем ее видели на катере.

- Прошу извинить за непрошеное вторжение. Я, видите ли, решил... - начал было Уинтер и тоже покраснел, чувствуя, что вот-вот скажет какую-нибудь глупость. Ну и глаза у нее! Никак не дают собраться с мыслями.

Заметив замешательство офицера, девушка поспешила на помощь.

- Очень любезно с вашей стороны, что не забыли "утопленницу". Какие чудесные цветы! Благодарю, вы так внимательны! - взяла она букет из рук лейтенанта. - Знакомьтесь, джентльмены, это мой спаситель, мистер...

- Фред Уинтер, - отрекомендовался лейтенант.

- А это профессор Вудд и старший научный сотрудник Джек О'Келли. Теперь прошу всех ко мне на чашку кофе, - пригласила девушка.

На веранду, затененную листвой вьющихся растений, не проникали солнечные лучи. Здесь, в полумраке, было прохладно и как-то особенно уютно.

Попивая из фарфоровых чашечек ароматный напиток, гости беседовали о разных пустяках. Лила предлагала им то кофе, то коньяк и, со свойственным ей тактом, направляла разговор по такому руслу, чтобы и моряку и ученым не было скучно. У нее это получалось. Джек О'Келли смешил присутствующих анекдотами. Уинтер выложил несколько морских историй. Все от души смеялись над рассказом Лилы о том, как она воевала под водой, отбирая у рака-отшельника актинию. Потешала их и маленькая обезьянка Пипси. Она уморительно гримасничала, таскала из вазы фрукты и, как ребенок, ласкалась к хозяйке.

Для молодых людей время летело незаметно, только Вудда не удавалось расшевелить. Профессор был почему-то не в духе.

Уинтер не раз ловил себя на том, что все больше и больше заглядывается на Лилу. Если вначале он смотрел на нее, как любой повеса на встречную хорошенькую девушку, то теперь... Ох, эти глаза! Стоит встретиться с ними взглядом и кажется, палуба уходит из-под ног. Лейтенант даже всерьез позавидовал обезьянке. Сидит проказница у хозяйки на плече, да еще обнимает ее длинными лохматыми ручонками.

Не слишком вникая в смысл очередного анекдота Джека, Уинтер стал придумывать благовидный предлог для новой встречи с девушкой. И тут его осенило:

- Мисс Лила! Разрешите пригласить вас и джентльменов, - обернулся он к мужчинам, - на воскресную морскую прогулку. Глиссер будет в нашем распоряжении весь день.

- Я с удовольствием! - девушка одарила офицера таким взглядом, что у того даже дух перехватило.

Вудд заметно побледнел. Его возмущало поведение моряка. Как он на нее смотрит! И потом - обращение! Не успел познакомиться, а уже называет по имени. Зная свою сотрудницу не первый год, Вудд никогда не позволял себе ничего подобного.

Сухо поклонившись, профессор поблагодарил за любезное приглашение. Он, конечно, очень признателен, но, к сожалению, вряд ли сможет принять участие. Работа... Неотложные дела...

Джек украдкой взглянул на своего патрона и присоединился к нему.

Допив кофе, оба поблагодарили хозяйку и распрощались. Уинтер встал. Он тоже собрался уезжать. Оставаться у девушки дольше становилось неудобным. Лила пошла его проводить. Уже вечерело, а перед сном она всегда совершала прогулку.

Молодые люди молча шли по тенистой аллее. Говорить что-нибудь ненужное, неискреннее не стоило. Говорить то, что на сердце, пожалуй, еще рановато. Лучше молчать.

Около машины оба остановились.

- Ну вот и пришли, - с сожалением вздохнул Уинтер. - Спасибо, мисс Лила, за чудесно проведенное время.

Девушка подняла на него глаза.

- Если желаете, сходим к обрыву, попрощаемся с солнцем. Я каждый вечер смотрю, как оно тонет в море, машу рукой, шепчу: "Спокойной ночи"... - и рассмеялась.

Уинтер осторожно взял Лилу за руки. Его глаза расширились и потемнели.

- Вы очень, очень хорошая...

- О, зачем же так торжественно! - улыбнулась Лила и высвободила руки. Пойдемте, Фред! Это совсем рядом.

Притормаживая машину только на особенно крутых поворотах, Уинтер мчался по извилистому спуску. Охваченный радостным возбуждением, он пел и орал, как мальчишка, разную ерунду, какая только приходила в голову. Все казалось ему прекрасным. И глубокое ночное небо, усеянное мерцающими хороводами звезд, и черные силуэты пальм на фоне посеребренного лунным светом океана, и пронзительный звон цикад, влетающий в уши вместе со свистом рассекаемого на большой скорости воздуха... Он нашел девушку! Такую девушку, о которой даже не мечтал! И теперь готов бороться за нее со всем миром. Будь он проклят, если не свернет шею любому, кто осмелится встать между ними!

Машина вылетела на ровный участок дороги и с нарастающей скоростью понеслась под уклон.

- Что это?

Впереди, под ослепительным светом фар, заметался маленький зверек. Он бросился было бежать, но два огненных глаза приближались со страшной быстротой. Зверек в ужасе сжался, замер на дороге жалким серым комочком и тут... Пронзительный скрип взорвал ночную тишину. Машина с намертво заторможенными колесами проползла поинерции и остановилась у самой обочины дороги, над обрывом. Зверек все еще лежал. Лейтенант потер ушибленную во время резкого торможения голову и, заложив два пальца в рот, озорно свистнул.

- Счастливого пути, дружище! - рассмеялся он, глядя как в свете фар мелькает белый хвостик удирающего зверька.

У любого сослуживца Уинтера этот эпизод вызвал бы недоумение. Никто не мог и подумать, что грубоватый моряк способен ради спасения ничтожной зверюшки остановить над обрывом мчащуюся машину.

Чего только не делает с людьми голый маленький карапуз с игрушечным луком и крылышками за спиной!

Войдя в спальню, Лила распахнула окно и облокотилась на подоконник. Спать еще не хотелось. От возбуждения чуть кружилась голова и было легко, так легко, что, казалось, стоит взмахнуть руками, и поплывешь ввысь над лесом, над морем... туда, к этой серебряной луне, наполовину прикрытой стрельчатым листом пальмы...

Дурманящий аромат цветов и таинственные звуки тропической ночи обостряли чувства.

Долго она сидела, перебирая в памяти события дня, потом опустила шелковую портьеру и зажгла ночник.

На маленьком столике у кровати стояла ваза с букетом, подаренным ей моряком. Лила зарылась лицом в цветы. Прохладные лепестки приятно щекотали разгоряченные щеки.

Вудд отшвырнул книгу и встал с кресла. Даже чтение его не отвлекало. Мысли все время возвращались к одному и тому же. И надо же было ворваться в их спокойную жизнь этому офицеришке! От военных всегда только одни неприятности!

Вспоминая, какой благожелательный прием был оказан моряку, профессор еще больше вознегодовал.

- Пустая, взбалмошная девчонка! Таким, конечно, нравятся разнаряженные, как фазаны, опереточные молодчики! Как это называется в животном мире? Ах да, половой деморфизм. - Вудд даже фыркнул от возмущения. - И что Лила, научный сотрудник, человек высококультурный, в нем нашла? Атлетическую фигуру, физиономию голливудского героя и черные усики...

Вудд подошел к зеркалу. Сравнение было не в его пользу. Он выбежал на веранду. Из комнаты Джека О'Келли раздавался храп."

Вот ведь, спит, как медведь! Хорошо иметь здоровые нервы", - с завистью подумал Вудд.

Прогулка по замершему лесопарку несколько успокоила ученого. Мысли вернулись в обычную колею. Забыв про все житейские неприятности, он задумался над последней работой. Опыты с актиниями стали давать обнадеживающие результаты.

Незаметно для себя Вудд очутился около коттеджа Лилы. Заметив свет, он скользнул по окну безразличным взглядом и замер. На шелковую портьеру окна ночник отбрасывал тень стоящей около трюмо девушки. Лила раздевалась. Силуэт повторял на полотне все ее движения."

Уходить немедленно. Закрыть глаза и бежать!" - замелькали мысли.

Но Вудд, сознавая, что поступает непорядочно, все же не двигался с места и, как загипнотизированный, смотрел на окно.

Освободившись от одежды, девушка вынула шпильки и тряхнула головой. Пышный водопад волос упал на ее плечи, потом ниже, к талии... Расправляя волосы, Лила закинула руки за голову. На портьере четко обозначилась в профиль ее красивая, стройная фигура. Такого Вудд не смог выдержать. С бешено бьющимся сердцем, на цыпочках, как вор, он отошел подальше от дома, а потом опрометью бросился бежать. 

Глава 8

Этот день был как-то особенно хорош. И солнце пекло не так безжалостно, и налетающие с океана порывы соленого ветра были свежее, чем всегда... Одним словом, с утра все началось удачно.

Удовлетворенно потирая руки, Вудд в сопровождении Джека и Лилы прохаживался вдоль клеток.

- Живы ведь! Все живы! - то и дело восклицал он, и его глаза весело поблескивали.

Круглая физиономия Джека сияла, как начищенный самовар, а Лила даже пританцовывала от избытка радости. Девушка очень жалела подопытных животных. Она быстро к ним привыкала, и когда очередную обезьянку или собачку уносили в комнату за железной дверью, у Лилы на глазах навертывалисьслезы. Для научного сотрудника такая сентиментальность была, конечно, непозволительной. Но что же поделать! Ведь она все-таки женщина.

А сегодня, впервые после серии неудач, все зверюшки живы. Забавная макака с аппетитом уплетает бананы; собачонка, увидев людей, подбежала к стеклу и радостно виляет хвостом; а белый вислоухий кролик грызет какой-то сочный корешок.

Ученым было отчего ликовать. Ведь до сегодняшнего дня из этих клеток Джек всегда вытаскивал щипцами окоченевшие скрюченные трупики и бросал их в кремационную лечь. Теперь же, после долгих поисков и напряженного труда, они нашли нужный препарат, ключ к победе над ужасной бациллой у них в руках.

- Мисс Тейлор! - обратился Вудд к девушке. - Я счастлив констатировать, что нашим общим успехом мы в первую очередь обязаны вам. Разрешите от души пожать вашу руку.

Лилу покоробило от такой напыщенной и, пожалуй, слишком официальной тирады, но профессор так тепло улыбался и его глаза светились такой искренней радостью, что девушка схватила его руки и крепко сжала.

- Мистер Вудд, дорогой! При чем же здесь я? Вот без вас мы действительно ничего бы не сделали! - воскликнула она.

- Не скромничай, - вмешался Джек. - Воспользоваться актиниями для изготовления лечебного препарата - твоя идея. И потом, кто уже больше месяца ежедневно ныряет за ними?

- Полно тебе! Давайте лучше поздравим друг друга с успехом! - Лила, в порыве радости, обняла и звонко чмокнула в щеку сначала профессора, а потом и Джека.

- Повторить! Повторить! - шумно потребовал Джек и с улыбкой покосился на вспыхнувшего до корней волос Вудда.

- Хватит! Бриться нужно чаще, - потерла девушка обколотые губы.

Оправившись от смущения, профессор поднял трубку телефона.

- Хелло, Дик! Да, первый и несомненный успех... Ну, об окончательных результатах судить еще рано... Сейчас иду. - Вудд положил трубку и обернулся к сотрудникам: - На сегодня - все. А завтра, в честь первого успеха, отдыхаем, распорядился он.

Выйдя из лаборатории, Джек с Лилой направились домой, а Вудд - к Брайтону.

Кабинет полковника находился в одноэтажном здании, пристроенном вплотную к стене, разделяющей два сектора зоны.

Первый сектор, в котором находилась лаборатория Вудда и все подсобные службы, был отделен от второго высокой оградой, сложенной из грубо отесанных каменных плит. За эту ограду пропускали лишь очень немногих, Вудд не имел туда доступа, да его и не интересовали дела этих военных.

Брайтон встретил профессора на пороге своего роскошно отделанного кабинета. Сюда сквозь окна, завешенные плотными шторами, не проникали жгучие лучи тропического солнца. Кондиционная установка бесшумно нагнетала прохладный воздух, пахнущий хвоей и озоном. Ноги тонули в мягких коврах.

Одетый в свободный костюм из легкого белого шелка, Брайтон совсем не походил на подтянутого суховатого офицера, каким его обычно видели подчиненные. Сейчас он напоминал изнеженного сибарита.

- Прошу сюда, - пригласил полковник к изящному столику, на котором красовались ваза с фруктами и два фужера с крюшоном. - Сегодня дьявольская жара. Я только здесь и спасаюсь, - пожаловался он расслабленным голосом.

Оба уселись в глубокие кресла и некоторое время молчали, потягивая через соломинку ледяной напиток. Брайтон то и дело поглядывал на Вудда.

- Могу поздравить тебя с успехом? - спросил Брайтон, отставляя фужер.

- Ты хочешь сказать - нас?

- Нет, я не оговорился, - улыбнулся полковник. - Подчиненные не в счет. Они только исполняют нашу волю.

Вудд пожал плечами.

- Видишь ли, бить в литавры еще рановато. Мы изготовили препарат, но сделали только первое испытание, - сказал он.

- И какие результаты?

- После введения препарата все зараженные животные остались живы.

- Но ведь это победа!

- Еще не совсем, - покачал головой Вудд. - Испытание проводили на мелких животных, не крупнее макаки. Притом была введена ослабленная культура. Препарат нужно окончательно доработать и чтобы не оставалось сомнений, провести еще серию опытов над крупными животными.

- Каких тебе нужно?

- Желательно - человекообразных обезьян.

- Через неделю ты их получишь. Вы должны как можно быстрее доработать препарат.

Это уже походило на приказ. У Вудда удивленно поднялись брови.

Брайтон заметил реакцию ученого и пояснил:

- На днях к нам прибудет инкогнито одно высокопоставленное лицо. Было бы очень хорошо убедить его, что мы не тратим деньги впустую.

- Я тебя понял. Но ты сам знаешь, что такие работы нельзя делать в спешке, - сухо ответил Вудд, поднимаясь с кресла.

Брайтон тоже встал.

- Арчи! Ради бога не пойми меня превратно! - воскликнул он. - Я просто к слову. Понимаешь, в нашем деле важно показать товар лицом, - и, обняв ученого за плечи, проводил его к выходу. - Кстати, пришли мне немного своего препарата. Я постараюсь выбрать время и помочь вам в работе, - предложил Брайтон, прощаясь с Вуддом.

- Не затрудняй себя, Дик. Надеюсь, мы скоро оправдаем все затраченные средства, а выдавать недоработанную продукцию не станет ни одна уважающая себя фирма, - пошутил Вудд, пожимая полковнику руку.

Брайтон проводил его пристальным взглядом. Потом резко повернулся и скрылся за дверью.

На следующий день после завтрака Вудд с Джеком О'Келли решили совершить прогулку по острову. Положив в рюкзак походную закуску и три бутылки сухого вина, Джек забросил его за спину, взял дробовик и оба направились к Лиле. Невдалеке от ее коттеджа Вудд остановился, а Джек пошел за девушкой.

Покусывая стебелек сорванного цветка, профессор с нетерпением ждал. Дружеский поцелуй, подаренный вчера Лилой в порыве радости, пробудил в его душе целую бурю. Неискушенный в сердечных вопросах, Вудд надеялся победить стеснение и, выбрав подходящий момент, высказать девушке свои чувства. Ему казалось, что такое объяснение лучше всего сделать во время сегодняшней прогулки по лесу. Там они смогут, хоть ненадолго остаться наедине.

Услышав шаги, Вудд почувствовал, что его сердце заколотилось, как у мальчишки при первом свидании. Он быстро обернулся. Джек возвращался один.

- Наша пташка уже упорхнула, - помахал он поднятой кверху рукой. - Рози сказала, что лейтенант увез ее чуть свет.

У Вудда опустились руки. Цветок вывалился из расслабленных пальцев и упал к ногам. Лицо профессора сморщилось, стало старческим, усталым. Опять этот военный! Как часто за последнее время она с ним встречается!

- Что с вами, мистер Вудд? - озабоченно спросил Джек, подойдя ближе.

- Ничего... Сейчас пройдет... - Вудд поднял голову и виновато улыбнулся. Устал я за последнее время.

Джек потоптался на месте и спросил:

- Что будем делать?

- Пойдемте вдвоем. Мы же ее вчера не предупредили, - ответил Вудд, и оба зашагали в гору по лесной тропинке.

Весь день они бродили по джунглям, покрывающим склоны горы. Джек диву давался, глядя, как щуплый, физически слабый профессор с упорством маньяка карабкается по крутым склонам, словно нарочно выбирая самый тяжелый путь.

Продираясь сквозь густые заросли, балансируя на каменных осыпях, Вудд шел и шел, стараясь утомить себя настолько, чтобы чувства притупились и стихла душевная боль.

Возвращались они под вечер, усталые, изрядно исцарапанные колючками, в изобилии растущими на склонах.

Едва передвигая ноги, Вудд тащился за Джеком. Проходя мимо голубого коттеджа, он мельком взглянул на него. Окна были закрыты. Лила все еще не вернулась. "А что если она на обрыве?" - мелькнула мысль. Ученый знал, что девушка часто в одиночестве любуется солнечным закатом.

- Идите, Джек. Скажите, чтобы приготовили ужин, а я немного полежу, отдохну, - сказал он, опускаясь на траву.

Джек недоуменно взглянул на профессора и предупредил:

- Только недолго. Вы разгорячились на прогулке, а вечером сыро, можете простудиться.

Вудд выждал, пока Джек скрылся за поворотом, и поспешил к обрыву.

Поросшая травой и цветами лужайка на вершине отвесной скалы была пуста. Ученый сел на гладкий камень и невольно залюбовался открывшейся перед ним картиной.

Внизу, под обрывом, мерно дышал океан. Спокойные волны лениво накатывались на берег. Между камнями, в водоворотах, крутились белые клочья пены. Чуть пошевеливая широко раскинутыми крыльями, над скалой и морем парил красавец альбатрос. Он порой пролетал совсем рядом и, медленно поворачивая голову, посматривал на человека блестящим черным глазом. Солнце только что опустилось. На алом вечернем зареве чернели изящные пальмы, украшающие вершину далеко выдающегося в океан скалистого мыса.

Внезапно в тишину великолепного вечера ворвался посторонний звук. Из-за каменистой гряды вынырнул небольшой белый глиссер. Отбрасывая вдоль бортов белоснежные пенистые каскады, он быстро приближался. Резко развернувшись под обрывом, у самых береговых скал, глиссер остановился. В нем было двое. Мужчина и женщина. Вудд выглянул за обрыв и увидел, как Фред Уинтер прямо в одежде соскочил с глиссера. Стоя по пояс в воде он взял Лилу на руки и вынес ее на берег. А там, обняв друг друга, оба замерли в длительном поцелуе.

Опустив голову, Вудд медленно шел к дому. Теперь спешить было некуда. То, что он увидел с обрыва, означало крушение всех его надежд.

Выйдя на главную аллею, он остановился. Потом сжал руки в кулаки и быстро, почти бегом, бросился в сторону лаборатории.

Ожидая профессора к ужину, Джек О'Келли нетерпеливо посматривал на часы. Какао остыло, яичница пересохла. Куда же он девался?

Джек встал с намерением идти на розыски, но в это время зазвонил телефон.

- Это вы, Джек? - раздался в трубке приглушенный голос Вудда.

- Конечно, я. Где вы пропадаете?

- Джек, может быть, я поступил неразумно, но сейчас уже ничего не исправишь. Я решил сделать окончательную проверку нашему препарату и ввел себе живую культуру космической палочки. Никому ни слова! Немедленно идите в лабораторию.

- Да вы что, рехнулись? - заорал Джек.

Но профессор уже положил трубку.

Захлопнув за собой дверь, Джек выскочил из дома и как был, в пижаме и домашних туфлях, помчался в лабораторию. 

Глава 9

Фред Уинтер любил ночное патрулирование, хотя в темноте было гораздо больше шансов напороться на рифы, чем днем. Ночь очаровывала прохладой, тишиной и таинственностью.

Именно по ночам обострялись лучшие чувства, пробуждались мечты, и лейтенант как бы на время сбрасывал с себя личину бравады и грубости, которая, по его мнению, являлась неотъемлемой частью облика морского офицера.

Ночью море было особенно красиво. Фосфоресцирующий след за кормой, неясные вспышки голубых огней глубоко в пучине, серебряный рожок месяца, задремавший на убаюкивающих волнах... И над всем этим - огромная опрокинутая чаша с мириадами сияющих глаз необозримой Галактики.

Фреду нравилось смотреть в сумрачную даль, где за невидимым во тьме горизонтом дремали загадочные архипелаги коралловых островов и приветливо сияли золотые россыпи портовых огней в незнакомых экзотических странах...

- Судно прямо по курсу! - раздался возглас.

Вспыхнул прожектор. Яркий луч выхватил из тьмы очертания большого транспорта.

Уинтер поднес к глазам бинокль и стал вглядываться вдаль.

- "Риддл", - прочитал он название судна и сделал запись в вахтенном журнале.

Появление транспорта ночью не удивило лейтенанта. За время его патрульной службы к ним в порт часто заходил этот теплоход и появлялся он, как правило, по ночам. На запрос с катера "Риддл" просигналил условным кодом. Прожектор погас. Все снова погрузилось в темноту.

- Загадочное судно, - вполголоса проворчал Джо Стивенс, поворачивая колесо штурвала.

- Не вижу ничего особенного, - возразил Уинтер. - "Риддл" доставляет на остров продукты и товары.

- А что с него увозят туда? - кивнул Джо в сторону горы.

Фред вспомнил грузовики, обогнавшие его на лесной дороге, но сказать по этому поводу было нечего.

- Какое наше дело, Джо! Давай-ка лучше смотреть вперед, а то, не приведи господь, еще напоремся на какой-нибудь риф.

Уже рассветало, когда катер, обогнув остров, подходил к траверсу зоны "Зет".

Совсем рядом высилась черная громада скалистого мыса. На малом ходу пробираясь между грядой рифа и нависшей береговой скалой, сторожевик подошел к выходу из "мышеловки", как называли моряки это опасное место.

Уинтер только приготовился скомандовать: "Полный вперед", как со стороны берега послышались выстрелы и собачий лай.

- Что за чертовщина? - удивился лейтенант.

Все обернулись к берегу.

Из леса выбежал человек. Спотыкаясь и припадая на правую ногу, он подбежал к обрыву и остановился на самом краю. Потом вдруг взмахнул руками и отчаянным прыжком бросился в море. С опушки леса донеслась резкая дробь автоматной очереди.

По команде Уинтера катер остановился.

- Спускай шлюпку! Живо! - крикнул лейтенант.

Джо Стивенс с одним из матросов бросились выполнять приказание.

Маленькая шлюпка быстро направилась к вынырнувшему невдалеке человеку. В этот момент на край обрыва выбежали несколько людей, вооруженных автоматами. Несмотря на сумерки, Уинтер без труда признал в них охранников из зоны.

Заметив, что шлюпка подошла к беглецу, один из охранников заорал:

- Не сметь вытаскивать! Прочь от него! - И направил автомат.

Но Джо, схватив утопающего подмышки, втащил в шлюпку.

На берегу выругались и бросились по тропинке вниз.

Тем временем шлюпка подошла к катеру. Вытащенный из воды человек, весь залитый кровью, неподвижно лежал на дне шлюпки лицом вниз.

- Живой? - опросил Уинтер.

Джо перевернул беглеца на спину и махнул рукой.

- Готов. Три пули в грудь и все навылет.

- Вот сволочи! - не удержался лейтенант.

- Эй, на катере! - окликнули с берега.

- А-а, майор! - узнал Уинтер пузатого начальника охраны. - Это вы устроили такую дикую охоту?

- Вам лучше придержать язык! - рассвирепел майор. - Немедленно выдайте нам беглого негра! Это опасный преступник!

- Возьмите пожалуйста! Вы очень любезно избавляете нас от расходов на его похороны. Джо, отдайте им труп, - распорядился Уинтер.

Стоило только шлюпке коснуться берега, как майор Земмеринг вскочил в нее и осмотрел убитого.

- Негр вам что-нибудь говорил? - спросил он, подозрительно глядя на матросов.

- Помилуй бог! - воскликнул Джо Стивенс. - Провалиться мне в преисподнюю, если я когда-нибудь слышал, как разговаривают мертвецы!

- Забрать труп! - скомандовал майор охранникам. - А вы можете убираться! Передайте всем на катере, чтобы не распускали языки, а не то рискуете последовать за этим негром.

Выйдя из "мышеловки" на чистую воду, катер полным ходом устремился к порту.

Стоя за штурвалом, Джо Стивенс угрюмо молчал. Его глаза сердито поблескивали, брови нахмурились, и от этого широкое добродушное лицо старого матроса приняло суровое выражение.

- Что надулся, старина? - опросил Уинтер.

Джо обернулся и пристально посмотрел лейтенанту в глаза.

- Мистер Фред. Мы, матросы, считаем вас хорошим парнем, не способным на подлость. Можно с вами говорить откровенно?

- Конечно, Джо! Выкладывай все, что у тебя есть, - ответил Уинтер и плотно прикрыл дверь рубки. По тону матроса и по тому, как тот доверительно обратился, назвав его по имени, лейтенант понял, что Джо хочет сказать ему очень важное.

- Этот негр, перед тем как отдать концы, успел сказать мне несколько слов. Там, на горе, над людьми что-то проделывают. Он бежал, спасая свою шкуру.

Уинтер насторожился.

- Парень плохо знал английский язык, - продолжал Джо. - Я с трудом разобрал, что он бормочет, но понял: негров там чем-то травят, как корабельных крыс.

- Ты сказал все?

- Да, все. Разве этого мало?

- Вполне достаточно. Там творят грязные дела, а мы их еще и охраняем! вырвалось у лейтенанта.

Джо вопросительно взглянул на него.

- Значит, и нас можно считать картами той же колоды?

- Не спеши, старина. Это вопрос очень сложный. Пока - наберись терпения и никому ни звука.

Джо молча кивнул и направил судно к входу в порт.

Неожиданная новость, сообщенная старым матросом, произвела на Уинтера тяжелое впечатление не только потому, что, неся патрульную службу, он охранял людей, совершающих какие-то преступные опыты. Как офицер, воспитанный в духе выполнения приказов, он, пожалуй, не стал бы вдаваться в тонкости сложившейся обстановки, а постарался скорее перевестись в другое подразделение. Самое главное, о чем он и словом не обмолвился при разговоре с Джо Стивенсом, было то, что Лила, горячо любимая им девушка, на которую он был готов молиться, служила в этой проклятой зоне и, мало того, была довольна своей работой!

Как могут нежные девичьи руки изготовлять средства, причиняющие людям мучительную смерть, а потом, как ни в чем не бывало, дарить ему ласки! Какое невообразимое лицемерие!

Едва катер пришвартовался у причала, как Уинтер поспешил на доклад к капитану Черри.

Нервно шагая из угла в угол по приемной своего начальника, он проклинал "дурацкие церемонии" и продолжительные разборы, которых строго придерживался пунктуальный капитан. Наконец, когда со всеми служебными делами было покончено, Уинтер с ближайшего телефона позвонил к Лиле. Он хотел немедленно назначить встречу и потребовать от нее объяснений.

По домашнему номеру никто не ответил. К служебному подошел Джек О'Келли.

Нет, он не может вызвать мисс Тейлор, она слишком занята и освободится очень поздно. Может быть, ей что-нибудь передать? Не надо? Разговор личный? Ну что ж, пусть тогда мистер Уинтер позвонит завтра.

Лейтенант в сердцах швырнул трубку на рычаг.

Он не знал, куда себя девать. Ни чтение, ни музыка не отвлекали от беспокойных дум. Мысль о разрыве с Лилой была для него невыносима, но он ясно представлял, что не может связать свою жизнь с женщиной, работающей там, где зверски уничтожают людей.

Не зная, как разрубить этот узел, Уинтер решил ничего не предпринимать до объяснения с Лилой. Там дело покажет. Но ожидание в одиночестве становилось невыносимым. Чтобы развеяться, он вышел из дому и направился вдоль набережной.

Городок, затих. Только кое-где прогуливались парочки да около ярко освещенного портового ресторана было оживленно. Оттуда доносились звуки джазовой музыки.

Уинтер зашел "на огонек" и, выбрав в углу свободный столик, заказал виски. Желая хоть как-нибудь забыться, он отодвинул рюмку, взял объемистый бокал и, наполнив его крепким напитком, выпил, ничем не закусывая, один раз, потом другой...

На душе стало веселее. Уинтер огляделся. Посередине зала, за двумя сдвинутыми столами, расположилась шумная компания. Верховодил там чернявый молодчик могучего телосложения. С виду он походил на вышибалу или гангстера и только по небрежно распахнутому морскому кителю с погонами было видно, что это офицер.

Развалившись на стуле, он потягивал виски и громко рассказывал что-то, видимо, не совсем цензурное. Его собутыльники расположились вокруг в самых "живописных" позах. Один даже ухитрился забросить ноги на спинку стула своего соседа.

Время от времени, когда чернявый изрекал особенно сальную пошлость, зал вздрагивал от взрывов хохота подвыпивших моряков.

Маленькая круглолицая официантка опасливо оглядывалась и старалась держаться подальше от этих "рыцарей бутылки". Кому-кому, а уж ей-то хорошо были известны их разнузданные нравы.

Заглушая голоса подвыпивших завсегдатаев, истерически взвизгивал джаз. Внезапно музыка стихла. На эстраду развязной походкой вышла полуодетая смазливая девица.

- Ненси! Малютка Ненси! Что сегодня споешь? - раздались выкрики.

Девица кокетливо улыбнулась.

- Хотите - песенку о старом бродяге Джоне?

- Давай! Просим! - по ресторану прокатились аплодисменты.

Ненси кивнула музыкантам и, прогуливаясь по эстраде, запела:

- Всю жизнь Джон-бродяга

скитался по морям.

Он славный был парняга,

на зависть всем чертям!

Несколько голосов из зала подтвердили:

- Да-да! Он был парняга

на зависть всем чертям!

Ненси соскочила с эстрады. Притопывая в такт каблучками, пошла между столиками, продолжая петь:

- Вино глушил от скуки

по целым четвертям,

а в карты - даже брюки

проигрывал, к чертям!

- Да-да! Он даже брюки

проигрывал к чертям!

заревели подвыпившие моряки.

- В пивной у рыжей Мери

буянил по ночам,

а утром он за двери

летел ко всем чертям!

махнула Ненси рукой.

Незаметно для себя Уинтер подтянул вместе со всеми:

Да-да! Его за двери,

по шее и - к чертям!

- А-а, Фреди! Каким ветром тебя снова занесло сюда? - заметила Ненси лейтенанта. Подбежав, она уселась ему на колени и подняла бокал с виски:

- В тавернах жил, как дома,

и бросил якорь там.

Свалившись в бочку рома,

отправился к чертям!

Закончив куплет, Ненси расхохоталась, обняла лейтенанта и спросила:

- Зачем пришел? Или горная козочка наставила мальчику рога, а он хочет отплатить ей там же?

- Убирайся к дьяволу! - вспылил Уинтер. Оттолкнув девицу, он бросился к выходу. Вслед ему неслись пьяные вопли:- Да-да! Из бочки рома

отправился к чертям!

Он остановился только, когда отбежал подальше от ресторана. На душе было гадко. Кружилась голова от выпитого натощак виски. Нет. Больше ждать он не может. Нужно немедленно увидеть Лилу!

Девушку разбудил легкий стук по оконному стеклу. Набросив халат, Лила подбежала к окну и откинула портьеру.

- Фред! Что случилось? - прошептала она, изумленная появлением моряка в такое неподходящее время.

- Выйди. Нам нужно немедленно переговорить.

По тону, каким была произнесена эта фраза, Лила поняла, что Фред чем-то сильно взволнован.

Быстро надев на ноги туфли, она вышла из дома. Моряк стоял, прислонившись к дереву.

- Что случилось? - повторила девушка, подбегая.

Уинтер поднял голову и уставился на нее тяжелым взглядом.

- Ли, я хочу знать, чем ты здесь занимаешься, - хрипло проговорил он, обдавая ее запахом перегара.

- Фред! Да ты же пьян! Как посмел явиться ко мне ночью и в таком виде! возмутилась Лила.

- Я знал, что не получу ответа, - махнул рукой лейтенант. - Мало кто добровольно сознается в грязных делах.

- В каких делах? Ты что, с ума сошел или совсем опьянел! - воскликнула девушка, чувствуя, как ее душат слезы от незаслуженного оскорбления. Убирайся отсюда! Сейчас же! - топнула она ногой.

- О господи! Да что я говорю? - опомнился моряк. - Ли, дорогая! Прости меня! - схватил он за руки вырывающуюся девушку. - Я слишком тебя люблю и забуду все, что было! Но ты не должна работать в этой проклятой душегубке!

- Опомнись, Фред! Что за ерунду ты несешь?

- Ли, неужели тебе неизвестно, что у вас в зоне уничтожают людей? поставил моряк вопрос ребром.

У Лилы глаза округлились от изумления.

- Боже мой! Я ничего не понимаю. Ты окончательно свихнулся или бредишь! Пусти меня! - вырвала она руки.

Но Фред схватил ее и стал осыпать поцелуями мокрое от слез лицо девушки.

- Идиот! Законченный идиот! И как я мог о тебе такое подумать! - восклицал он, не выпуская Лилу. - Бей меня, Ли, проклинай! Делай со мной, что хочешь, я это заслужил. Но сначала успокойся и выслушай. Здесь творятся страшные дела! Я должен тебе все рассказать. 

Глава 10

Рискованный опыт, к счастью, закончился сравнительно благополучно. Меры, немедленно принятые Джеком, не дали развиться болезни, но от многократного введения сильнодействующего препарата не слишком крепкий организм Вудда сдал.

Не разглашая истинную причину заболевания профессора, Джек произвел тщательную дезинфекцию, а на другой день Вудда со всеми предосторожностями доставили домой.

Руководство зоны готовилось к встрече одной весьма важной персоны. Несмотря на занятость, Брайтон почти каждый день навещал профессора. Полковника, видно, серьезно беспокоило состояние его здоровья.

Лила и Джек заботливо ухаживали за Вуддом, и скоро он почувствовал себя значительно лучше.

Как-то вечером Джек зашел в комнату профессора. Тот сидел за столом и писал при свете лампы.

- Не рано ли вы поднялись, мистер Вудд? - неодобрительным тоном спросил Джек.

Вудд отложил ручку.

- Я уже чувствую себя хорошо. Завтра начнем разрабатывать способ массового производства препарата "Тейлорин".

Джек улыбнулся. Заметив это, Вудд нахмурился.

- Не вижу причины для веселья. Заслуги мисс Тейлор неоспоримы и будет справедливо назвать препарат ее именем. Что вы на меня так смотрите?

- Мистер Вудд, разрешите мне высказать все, что я думаю по поводу вашей болезни.

- Но я уже здоров. Стоит ли...

- Стоит, - резко перебил Джек. - Я вижу, что вы еще не излечились от безнадежной любви и можете снова совершить любую глупость.

Вудд вскочил.

- Кто вам дает право вмешиваться...

- Садитесь и слушайте! - Джек положил руки профессору на плечи и силой заставил его сесть. - Я говорю по праву вашего сотрудника в большом и важном деле. Неужели вы не понимаете, что Лила не любит вас и никогда не полюбит как мужчину? Она испытывает к вам чувство глубокого уважения и может быть вашим хорошим другом, но не больше. Поймите это!

На лице Вудда появилась невеселая улыбка.

- К сожалению, вы правы, Джек, - вздохнул он, - Я все понял еще до этого разговора и, кажется, излечиваюсь от последней "болезни". Не беспокойтесь. Глупостей больше не повторится.

Джеку было от души жаль Вудда. Способный ученый, прекрасной души человек, но совсем не тот герой, который способен завоевать сердце Лилы. И угораздило же профессора в нее влюбиться! Сейчас бы утешить его добрым словом, участием... Но Джек не терпел сентиментальностей. Он только пожал ученому руку и, пожелав спокойной ночи, вышел из комнаты.

Чуть рассвело Лила быстро привела себя в порядок и поспешила к ученым. Они еще спали. Без церемонии разбудив Джека, девушка, торопясь и сбиваясь, стала выкладывать ему новости.

При первых же словах Джек вскочил, как ошпаренный, и закрыл ей рот ладонью.

- Уходи и жди нас на аллее, - шепнул он.

Когда они зашли подальше в лес. Лила рассказала все, что услышала от Фреда.

Вудд сел на поваленное дерево. Он был потрясен.

Перед началом работ здесь, на острове, ему по распоряжению Брайтона доставили живую культуру космической палочки. Значит, она хранится где-то близко. Наверное, во втором секторе.

- Неужели они испытывают бациллу на людях! - воскликнул ученый.

- Скорее всего - да, - ответил Джек. - Такие опыты и для нас уже не новость, - намекнул он на недавнюю болезнь профессора.

- Не путайте черное с белым. Как можно производить эксперименты над людьми, не имея нашего препарата!

Джек горько усмехнулся.

- История знает дела и похлеще. Вспомните гитлеровские лагеря смерти, Хиросиму и, наконец, испытания бактериологического оружия на мирных корейцах во время конфликта у 38-й параллели.

При этих словах Лилу осенила страшная догадка.

- Так значит, они... - начала девушка и запнулась, боясь высказать свое предположение.

- Пока мы еще ничего не знаем. И, если хотите остаться живыми, всякие разговоры на эту тему нужно прекратить: Особенно в помещениях, - подчеркнул Джек.

Вудд с Лилой удивились. Таким, не допускающим возражений тоном, он еще никогда не разговаривал.

- Но мы не можем оставаться пассивными! - горячовозразила девушка.

- Конечно, нет. Но как действовать дальше - предоставьте решить мне. Так будет лучше для всех нас.

- Что же все-таки будем делать? - Задав такой вопрос, Вудд фактически признал Джека руководителем в сложившейся обстановке.

- Будем работать над изготовлением препарата как ни в чем не бывало. Он для них еще не готов, - указал Джек в сторону зоны.

В ожидании прилета шефа Брайтон с утра проверял свое хозяйство. В лабораториях, блоках, во дворе был наведен идеальный порядок. Немногочисленный обслуживающий персонал находился на местах. Все было готово для проведения показательных опытов. Плохо только одно: уж очень долго возится Вудд с изготовлением препарата.

Брайтон надеялся, что к прилету шефа профессор закончит свои работы и тогда, имея препарат, можно будет осуществить задуманное. У него к этому все готово. Дело только за Вуддом, а тот как назло еще и заболел.

- Черт бы его побрал с такими нежностями! - выругался полковник. - Раньше нельзя было оторвать от работы, а тут уже столько дней не появлялся в лаборатории. Хорошо хоть сегодня вышел.

Щелкнув каблуками, перед ним остановился молодцеватый адъютант, откозырял и протянул телеграмму.

Прочитав ее, Брайтон взглянул на часы.

- Вертолет на подходе. Распорядитесь подать машину, - приказал он. 

Глава 11

Работая в лаборатории, Джек О'Келли весь день следил за происходящим в зоне. Он заметил, как с утра все суетились и наводили порядок, как черный лимузин Брайтона выехал за ворота, как низко над лесом пролетел вертолет.

- Похоже, что прибыл тот гость, которого, по вашим словам, ожидает Брайтон, - сказал Джек профессору, а сам занял позицию около окна, выходящего в сторону резиденции полковника.

Вскоре охранник распахнул ворота, и лимузин подкатил к дому у ограды. Адъютант распахнул дверцу. Из машины вылез низкий коренастый человек в штатском, за ним Брайтон.

Когда все трое вошли в дом, Джек подошел к столу и занялся своей работой. Около окна ему делать больше было нечего.

После захода солнца быстро стемнело. Охранник, прохаживаясь по двору около ворот, настороженно прислушивался. Сегодня он должен особенно бдительно нести службу. Сам майор их предупреждал, а это что-нибудь да значит! Но ничего подозрительного он не замечал. Вокруг было тихо. Верх ограды, надежно опутанный колючей проволокой и оборудованный звуковой сигнализацией, хорошо освещался фонарями. Снаружи никто не мог проникнуть незамеченным, а внутри все свои. Охранник закурил сигаретку и внимательно огляделся. Во дворе темнели ряды низко подстриженного кустарника. В доме у внутренней ограды, где находился кабинет полковника, светилось только окно караульной комнаты. Из окон лаборатории худощавого ученого лился яркий свет. Там все еще работали.

- Хороша сотрудница у профессора, фигуристая, - ухмыльнулся парень. Горда только до невозможности. Проходит, как мимо столба, хотя бы раз взглянула!

И тут, словно нарочно, скрипнула дверь. Со стороны дома послышались приближающиеся частые шаги. Так семенить могла только женщина.

- Идет... она! - Охранник подобрался и, лихо сдвинув набекрень фуражку, замер у ворот.

Подойдя к выходу, Лила распахнула сумочку и начала в ней рыться. Потом, к удивлению парня, подняла голову и одарила его приветливой улыбкой.

- Простите, никак не могла сразу найти пропуск, - сказала она.

В этот момент охраннику показалось, что около газонов зашуршало. Он быстро обернулся.

- Ну что же вы? Вот мой пропуск. - Лила слегка притронулась к его руке.

Парень смутился и бросился открывать калитку. Девушка не торопясь закрыла сумочку и еще раз улыбнулась.

- Счастливого дежурства! Только не спите, - помахала она рукой.

Охранник, не закрывая калитку, смотрел девушке вслед, пока она не свернула в темную аллею, а Джек О'Келли, миновав за это время открытое место, подкрался к дому, затененному раскидистыми декоративными деревьями, и замер у окна кабинета Брайтона.

Некоторое время он стоял неподвижно, затаив дыхание. Потом, когда убедился, что ему удалось пробраться незамеченным, осторожно потянул за раму. Окно оказалось закрытым. Второе и третье окна открыть тоже не удалось.

Джек задумался. Единственный путь в кабинет - мимо караульной комнаты. Пристально наблюдая за охранником, он нажал на медную ручку. Дверь была закрыта изнутри. Джек отступил в тень.

Что делать?

Брайтон с гостем находились еще во втором секторе. Лимузин никуда из зоны не выезжал. Джек рассчитывал, что они обязательно зайдут в кабинет и там может состояться разговор, который прольет свет на все происходящее за высокой каменной оградой.

- Что же, черт возьми, делать? - подходящее решение никак не приходило в голову.

Другой на его месте плюнул бы на все и ушел. Кому интересно рисковать головой? Но не таков был Джек. Притаившись за деревом, он решил ждать. Ночь еще длинная, мало ли как все обернется! А в такой кромешной тьме его, одетого в темно-синий халат и черные брюки, даже рядом никто не заметит.

В доме раздались шаги. Щелкнул замок, дверь раскрылась. На порог вышел плечистый высокий охранник.

Расстегнув ворот гимнастерки, он проворчал что-то насчет дьявольской жары и обтер платком бритую голову. Потом, вытащив из портсигара папироску, начал чиркать спичкой.

Джек отодвинулся за ствол дерева, но его опасения оказались напрасными. Охранник чертыхнулся и бросил коробок в урну. Видно, не зажглась последняя спичка.

- Эй, Билли! Дай-ка огонька, - крикнул он парню, стоящему на посту у ворот.

- Хлеб за брюхом не ходит. Если нужно, приди и возьми, - донеслось в ответ.

Охранник сплюнул и пошел прикуривать.

Такой случай нельзя было упускать. Джек приготовился. Как только у ворот вспыхнул огонек спички, он бесшумно проскользнул в дом. На счастье, ключ торчал в замочной скважине. Осторожно повернув его два раза, Джек вошел в кабинет и прикрыл за собой дверь. В это время в коридор вошел вернувшийся охранник.

Неслышно ступая мягкими туфлями, Джек подбежал к окну и спрятался за плотную портьеру. Теперь он мог неподвижно простоять здесь хоть всю ночь. Терпения у него было достаточно. Охранник запер наружную дверь и, насвистывая, прошел в караульную комнату.

Все стихло. Вдруг что-то скрипнуло. Вспыхнула люстра. При ее ярком свете, сквозь портьеру кое-что можно было различить. Пристально вглядываясь, Джек увидел, как повернулась панель стены и через потайную дверь в кабинет вошли двое: Брайтон и его гость. Усевшись в кресло около столика, заставленного фруктами и бутылками, оба долго молчали.

Гость, заложив ногу на ногу, полузакрыл глаза и, попыхивая сигарой, что-то осмысливал. Его короткое массивное тело целиком погрузилось в кресло. Только квадратная голова с седым бобриком возвышалась над спинкой.

Брайтон из деликатности не начинал разговор первым.

- А у вас здорово получилось с черномазыми! - раздался наконец хриплый бас.

- Простите, сэр! - полковник подошел к двери и распахнул ее. В коридоре никого не было. Заперев кабинет изнутри, он направился к окнам.

Услышав приближающиеся шаги, Джек осторожным движением вынул пистолет.

Но последний час Брайтона еще не пробил. Он ничего не заметил и, убедившись, что окна заперты, вернулся на место.

- Нет, это просто великолепно! - продолжал гость, когда полковник сел в кресло. - За несколько минут отправить на тот свет целую ватагу и затратить для всего одну каплю вашего, как его...

- Концентрированного токсина, - подсказал Брайтон.

- Вот именно, концентрированного. Представляю, какие физиономии скорчат господа атомщики! Ха-ха-ха, - зарокотало по кабинету.

- Но мне кажется, сэр, что наше оружие и ядерное неплохо применить совместно, - высказал свое мнение полковник.

- Совместно! - гость даже подскочил в кресле. - Вам, видно, не терпится взлететь ко всем чертям в первые же минуты войны! Разве вы забыли, что противник превосходит нас в ядерном вооружении и достанет везде, куда бы ни спрятались!.. Куда там - совместно, - проворчал он, немного успокаиваясь.

Брайтон, не ожидавший такой бурной реакции, втянул голову в плечи и притих.

Коренастый мужчина налил себе в бокал коньяку и выпил. Потом съежился и немного подался вперед. В этой позе он так напоминал паука, приготовившегося броситься на жертву, что полковник невольно отодвинулся в глубь своего кресла.

- Нет, Брайтон, - заговорил он, - мы не можем первыми применить ядерные ракеты. Это будет конец. Нам нужно оружие, о котором не подозревает противник. Невидимое, неслышное, убивающее быстро и наверняка. Мы внезапно выпустим на волю космическую бациллу и ее дьявольский токсин. Отравим водоемы, отравим воздух! Бактериологические облака понесутся на восток, заражая и уничтожая все живое... Наконец, если противник успеет опомниться и начнет военные действия, мы обрушим на их головы тысячи бактериологических бомб и снарядов, будем поливать их токсином из самолетных распылителей, и только в самом крайнем случае применимядерное оружие! Уф, - запыхался гость от длинной тирады и достал из коробки новую сигару. Брайтон услужливо зажег спичку.

- На кой черт нам нужны обгорелые развалины, покрытые радиоактивной пылью! Поля, на которых нельзя сеять. Водоемы, из которых нельзя пить, - выпустив огромный клуб дыма, продолжал развивать гость свою мысль. - Мы сделаем нашим людям прививки и будем неуязвимыми. Ничем не рискуя, наши армии займут вымершие города, села... Мы получим целыми и невредимыми все богатство завоеванных стран. Вот что такое бактериологическая война! - потер он руки. А ваша задача - скорее закончить работы над препаратом. Торопитесь!

Полковник был отнюдь не щепетилен и не стеснялся в средствах для достижения цели, но от таких откровенно-циничных человеконенавистнических высказывании даже ему стало не по себе.

- Я надеюсь, что на днях буду счастлив доложить об окончании интересующих вас работ, - поклонился Брайтон шефу. - Но что после этого делать с группой профессора Вудда?

Шеф так взглянул на полковника, что тот смутился и проклял себя в душе за необдуманный вопрос.

- Предложите им работать вместе с вами, а если не согласятся - действуйте по инструкции. Вам же известно, как поступать с людьми, которые слишком много знают.

Допив коньяк, шеф встал.

- Пожалуй, хватит на сегодня. Пора отдохнуть, - и он зевнул, чуть прикрыв рот ладонью.

Послышались удаляющиеся шаги. Погас свет. Дважды щелкнул ключ в замочной скважине. Джек остался один в запертой комнате. Выдвинув шпингалеты, он приоткрыл окно и прислушался. Во дворе заворчал мотор лимузина, хлопнули ворота, потом все стихло. Пора было уходить.

В лаборатории погас свет. Негромко переговариваясь, профессор Вудд с Джеком О'Келли вышли из дома и направились к воротам.

Выпустив их, охранник запер калитку и зашел в будку. Теперь, когда все ушли, можно и посидеть. 

Глава 12

Зной начал спадать, когда Вудд на другой день в сопровождении Лилы и Джека вышел из лаборатории и все трое направились домой.

Подходя к голубому коттеджу, Джек еще раз напомнил девушке:

- Когда приедет Фред, пройдись с ним по аллее, чтобы я вас увидел, а потом уведи его на обрыв. Там мы и встретимся. Поняла?

Лила молча кивнула. Джек взял ее за руку.

- Помни, Ли, только ты можешь на него повлиять. Нужно пойти на все, но ни в коем случае не провалить дело. Так, мистер Вудд? - обернулся он к идущему рядом профессору.

Погруженный в думы, Вудд вздрогнул.

- Да, мисс Тейлор. Все зависит от вас, - пробормотал он.

На веранде, покачиваясь в кресле-качалке, Джек наблюдал за аллеей. Увидев прогуливающуюся парочку, он встал и направился за профессором. Тот стоял у окна в своей комнате.

- Пойдемте, мистер Вудд. Он приехал, - пригласил Джек.

- Вижу, - ответил профессор. - Но мне кажется, что вы с Лилой отлично справитесь и без меня. Не могу я с ним встречаться, - признался он.

Ни слова не говоря, Джек резко повернулся и вышел из комнаты.

Оставшись один, Вудд опустился на кушетку. Он проклинал себя за то, что связался с Брайтоном и приехал на остров."

Джек прав. Сейчас нужно действовать быстро и решительно", - думал он. Никто, кроме них, не сможет предотвратить чудовищное преступление. Но он, Вудд, совсем не способен на такие дела. О боже! И зачем судьба заставляет его, мирного ученого, вступать в борьбу. Какой из него борец! Вот Джек - другое дело. Его, видно, воодушевляют идеи. Чем сложнее обстановка, тем изобретательнее и энергичнее он действует. Просто удивительно, как он вчера вечером сумел забраться в кабинет и все узнать! Столько лет они работали вместе, а Вудд и не подозревал, что этот скромный научный сотрудник в трудную минуту возьмет на себя руководство в борьбе с неизмеримо сильнейшим противником.

- Сложная штука жизнь, - вслух проговорил профессор и откинулся на подушку.

Джек застал Лилу с Фредом сидящими на лужайке у обрыва.

Офицер встал и сдержанно поздоровался.

- Вам известно, чем занимаются во втором секторе зоны? - сразу приступил к делу Джек.

- Да, мне Лила об этом только что сказала.

- Можно рассчитывать, что все оказанное здесь останется в тайне?

Уинтер вспыхнул.

- Мистер О'Келли! Я не только офицер, но и джентльмен!

- Благодарю вас. Тогда садитесь и выслушайте меня внимательно. - И Джек рассказал все, что он услышал в кабинете Брайтона. Когда он закончил, наступило молчание. Лила озабоченно переводила взгляд то на Фреда, то на Джека.

Уинтер был заметно возбужден. О'Келли, наоборот, спокойно и, по своему обыкновению, чуть насмешливо смотрел на лейтенанта, ожидая, как тот будет реагировать. Но Фред упорно молчал. Тогда Джек решил заговорить первым.

- Ну и что же вы думаете? - спросил он.

- Я желаю знать, с какой целью вы мне все это рассказывали, - взглянув Джеку в глаза, проговорил Уинтер.

Тот выдержал взгляд и ответил:

- Не будем торопиться. Как вы считаете, могут ли честные люди здесь работать? Согласитесь ли вы, чтобы Лила принимала участие в готовящемся преступлении?

- Конечно, нет.

- Прекрасно. Здесь наши мнения сходятся. Теперь вы знаете, что нас уничтожат, если откажемся от сотрудничества с полковником Брайтоном. Мы слишком много знаем, таких добровольно не отпускают.

- Вы хотите, чтобы я помог вам бежать? - опросил Уинтер.

- Да, Фред! - схватила его Лила за руку. - Бежим вместе! Ты ведь честный, хороший и не станешь охранять эту адскую кухню! Помнишь, о чем мы говорили тогда, ночью! Ты должен отсюда бежать со мной! Ради вашего счастья! - горячо убеждала его девушка.

Уинтер задумался: "Что делать? Как вырвать Лилу из лап своры Брайтона?"

- Могу предложить план, - сказал Джек. - Недалеко отсюда находятся острова нейтральной страны. Глиссер, на котором вы с Лилой катаетесь по морю, дойдет туда за сутки.

В душе лейтенанта происходила мучительная борьба. Связанный присягой военный боролся с влюбленным и честным человеком. Уинтер чувствовал, что последний определенно побеждает. Не может же он в конце концов стать подлецом и бросить Лилу на произвол судьбы!

- Фред, дорогой! Ну что же ты... Решай! - Этими словами девушка определила исход борьбы.

- Ли, я никогда не оставлю тебя в беде, - твердо сказал Фред.

Джек удовлетворенно улыбнулся, но тут же его лицо приняло серьезное, даже скорее суровое выражение.

- Мистер Уинтер, - снова обратился он к лейтенанту. - Теперь я должен сказать вам последнее и самое главное. Здесь совершается преступление. Неужели мы останемся безучастными!

- Что вы еще надумали? - резко опросил Фред. Он опасался какого-нибудь нового подвоха со стороны этого рыжеватого здоровяка.

- Перед побегом нужно уничтожить "адскую кухню", как ее метко назвала Лила, - показал Джек в сторону зоны. - Мы должны это сделать во имя спасения человечества! Подумайте о том, что может натворить группа маньяков, стремящихся к мировому господству, имея в руках такое оружие!

- Только, пожалуйста, без громких фраз. На меня пропаганда не действует, поморщился Уинтер. - Говорите яснее, что еще вам от меня нужно?

Джек встал и подошел к лейтенанту.

- Мистер Уинтер. Я считаю вас порядочным человеком, способным подняться выше светских условностей и кастовых предрассудков. В интересах всех честных людей и ради спасения цивилизация, хотя вы и называете такие выражения пропагандой, прошу передать нам ядерную боеголовку от снаряда орудия вашего катера.

Уинтер опешил от такой неожиданности. Но тут же вскочил и схватил Джека за грудь.

- Да как вы смеете предлагать мне, офицеру, выдать для диверсии боевое оружие! Вы думаете о том, что говорите?!

- Фред, успокойся! - крикнула Лила, бросаясь между ними.

- Тише, мистер Уинтер, - ровным голосом проговорил Джек, беря его за кисти. Фред чуть не вскрикнул от боли. Его руки попали в неумолимые железные клещи. Пальцы разжались сами собой.

- Вот так лучше, - отпустил Джек офицера. - Дело ваше, соглашаться или нет, но поймите: не взорвав хозяйство Брайтона, бежать бессмысленно. Нас тут же обнаружат радаром и прихлопнут с горы первой же ракетой. Бежать нужно сразу после взрыва, когда от зоны ничего не останется, а вашему морскому начальнику будет не до нас...

Против этого нечего было возразить. Уинтер растерялся и молча стоял, потирая все еще болевшие кисти.

- Подумайте, лейтенант, о своем долге перед людьми. Ее судьба тоже в ваших руках, - указал Джек на Лилу. Потом отошел в сторону и, оставив их вдвоем, скрылся в быстро сгущающихся сумерках.

Над спокойной гладью океана догорала багровая полоска зари. Зажглись первые звезды. Из-за макушек деревьев выглянула громадная оранжевая луна. Темная стена леса как бы придвинулась и оттеснила маленькую лужайку на самый край обрыва.

Но Фред не замечал великолепия южной ночи. Молча сидел он на камне, обхватив руками опущенную голову. Отдать ядерное оружие? Но это же несовместимо с его понятием о чести офицера! И все же в душе Фред понимал, что Джек прав.

Не зная, на что решиться, он до боли сжал виски и застонал. И тут почувствовал, как на его голову опустилась рука Лилы.

- Не мучайся, Фред. Я понимаю, мы просим от тебя невозможного, - говорила девушка, нежно проводя ладонью по его вьющимся густым волосам. - Не будем больше об этом говорить. Давай посидим так, молча... В последний раз...

Лила опустилась на траву у ног Фреда и положила ему на колени голову. В ее широко раскрытых, наполненных слезами глазах трепетали звезды, а на губах застыла ласковая и одновременно печальная улыбка.

Фреда бросило в жар. Он склонился над девушкой и прильнул к ее губам.

- Ли, драгоценная! Единственная! - шептал он, покрывая поцелуями глаза, щеки, губы... - Сделаю для тебя все! Ты одна мое счастье! Будь моей женой...

- Да, Фред, - прошептала Лила... 

Глава 13

Фред вернулся после полуночи. Оставив машину около дома, он поспешил на катер.

В проходной будке матрос откозырял знакомому офицеру, а дежурный по морскому гарнизону, однокашник Уинтера смешливый лейтенант Томми Пинч не удержался и заметил:

- В эту пору не спят только часовые, коты и влюбленные. Долго же она тебя не отпускала, Фреди! - рассмеялся он.

- А тебе завидно?

- Признаюсь - да, - вздохнул Томми. - От такой девчонки не отказался бы даже святой праведник.

Побалагурив для вида с приятелем, Уинтер направился вдоль ряда замерших у пирса сторожевых катеров к своему судну.

Заметив начальника, вахтенный вытянулся в струнку. Уинтер кивнул ему головой и, проходя в свою каюту, распорядился:

- Вызови ко мне Джо Стивенса.

Старый моряк вошел и сразу словно заполнил всю каюту. В маленьком помещении рослый матрос казался еще больше и выше, чем был на самом деле. Снимая фуражку, он задел рукой потолок и невольно пригнулся.

- Садись, Джо, - пригласил Уинтер.

Осторожно опустившись на стул, Джо положил на колени свои руки с широченными, заскорузлыми ладонями.

- Помнишь наш разговор?

- Конечно, мистер Фред!

- Ну так слушай: там готовят бактериологическое оружие, которое будет похлеще любой водородной бомбы. Это его они испытывают на людях.

Джо Стивенс присвистнул от удивления.

- Вот какой груз привозит сюда "Риддл" вместе с товарами, - проворчал он.

- Да, Джо. Закрытые грузовики доставляют на гору не выпивку с закуской, а людей для опытов.

Лицо старого матроса посуровело. Выжидая, что еще скажет лейтенант, он молчал и не сводил с него глаз.

- Ну и как? Нравится тебе после этого наша работа? - спросил Уинтер.

- Пусть меня повесят на первой попавшейся рее, если я теперь соглашусь здесь служить! - воскликнул Джо.

Оба замолчали. Постукивая пальцами по столику, Уинтер в раздумье глядел на матроса. Потом решился.

- Нужно бежать отсюда, Джо. А перед этим - подарить одним парням ядерную головку от любого из наших снарядов. Они на прощанье устроят в зоне неплохой фейерверк и удерут вместе с нами.

К удивлению Фреда, Джо Стивенс воспринял его слова совершенно спокойно. Он только поскреб затылок и усмехнулся.

- Я знал, мистер Фред, что вы хороший парень. Мне что, я уже жизнь прожил и если отправлюсь на обед к акулам - жалеть старика будет некому. А у вас все еще впереди. Подумайте. Может, вы это сгоряча, по молодости?

- Нет, Джо, я ничего не решаю дважды, - упрямо мотнул головой Уинтер.

Старому моряку пришлась то душе решительность лейтенанта. Хлопнув себя ладонью по колену, он согласился.

- Будь по-вашему, мистер Фред. И пусть в мое старое горло больше не вольется ни один глоток виски, если я хоть в чем-нибудь вас подведу!

Лейтенант порывисто встал.

- Молодчина, Джо! - растроганно сказал он. Затем вынул из ящика стола ключи и передал их матросу. - Сейчас становись на вахту. Я прослежу, чтобы никто по судну не болтался, а ты откроешь запоры, возьмешь боеголовку со взрывателем и спрячешь их в шлюпке, на корме. Только заверни получше в брезент. Да смотри, поосторожнее!

- Не беспокойтесь, мистер Фред. Все будет в порядке, - ответил старый матрос.

Вынырнув, Лила подплыла к берегу и передала Джеку еще один мешок с актиниями. Девушка в этот день ныряла уже трижды и порядочно устала.

- Хватит, вылезай! - крикнул Джек. Взяв у нее мешок, он поставил его рядом с большой корзиной, в которой лежал прежний улов.

Лила вышла на берег, сняла подводное снаряжение и заглянула в корзину. Сказочно красивые, похожие под водой на причудливые цветы, актинии выглядели на суше непривлекательно. Скользкие, помятые, потерявшие яркость красок, они походили на бесформенных слизняков. Девушка брезгливо поморщилась.

- Катер! - негромко сказал Джек, глядя из-под ладони на блестящую морскую поверхность.

Из-за скалы показалось знакомое судно. Не подходя близко к берегу, катер остановился. Вскоре от него отвалила шлюпка.

- Фред на корме, а гребет какой-то матрос, - разглядела Лила.

Джек внимательно осмотрелся. Не следит ли кто-нибудь за ними? Но на пустом берегу не было заметно ничего подозрительного. Шлюпка, заскрипев днищем по песку, остановилась. Фред выскочил из нее и поздоровался сначала с Лилой, а затем и с Джеком.

- Привез, - кивнул он, заметив вопросительный взгляд девушки. - Джо, доставай "консервы".

Матрос с усилием вытащил из-под кормы продолговатый предмет, завернутый в брезент, и передал его подоспевшему Джеку. Тот обхватил сверток обеими руками, осторожно вынес на берег и, уложив в корзину, высыпал на него из мешка все актинии. Затем тщательно прикрыл их сверху мешком.

- Вот, возьмите, - отдал Уинтер взрыватель. - Только осторожнее.

Джек молча кивнул.

- Вам нужно объяснять, как все подготовить к действию?

- Нет, мистер Уинтер. Я разберусь сам.

Лейтенант удивленно покосился на Джека. И откуда этот штатский знает такие вещи?

- Когда же вы думаете отчаливать? - спросил он.

- Послезавтра у нас все будет готово. Затягивать не имеет смысла, да и небезопасно.

Уинтер задумался. Следующее патрулирование через три дня. На четвертый он будет свободен и сможет взять прогулочный глиссер на весь день. А за это время Джо достанет горючее, продукты питания, пресную воду и спрячет все в укромном месте.

После некоторого раздумья лейтенант сказал:

- В четверг назначайте любое время. Раньше не смогу.

- Хорошо. На этом месте в четверг, в восемнадцать ноль-ноль. Если обстоятельства изменятся - вызовите Лилу. Она будет нашей связной. - Джек дружески улыбнулся и протянул лейтенанту руку. - Прощайте, мистер Уинтер. Я рад, что среди офицеров не перевелись еще честные парни.

- Не подумайте, что вы меня сагитировали. Я сделал все это только ради Лилы, - буркнул Фред, но все же ответил Джеку крепким рукопожатием и, простившись с девушкой, сел в шлюпку.

Оставив Лилу присматривать за корзиной, Джек направился в зону, чтобы взять "Джип" и пару рабочих для перевозки "улова" в лабораторию.

Лила долго глядела вслед уходящему катеру. Потом, накинув поверх купального костюма легкое платье, она отошла к кустам и спряталась в тени. 

Глава 14

На острове не было аэродрома, и Брайтон вылетел со своим шефом на вертолете к ближайшему архипелагу. Там шеф пересел на самолет. Проводив его, полковник еще денек задержался в городе, чтобы сделать кое-какие дела и хоть немного развлечься, а потом, на третий день, вернулся на остров.

Прежде всего он посетил лабораторию Вудда. Ученый со своими сотрудниками испытывал препарат "Тейлорин", как они его назвали, на только что доставленных шимпанзе и орангутангах.

Вудд заявил, что препарат все еще требует основательной доработки и проверки. О его массовом изготовлении говорить еще рано."

Чертов педант! Копается, как крот. Да ему и спешить-то некуда. Все условия для работы созданы, деньги платят хорошие... Но почему же он снова отказался от помощи и упорно отклоняет все попытки ознакомиться с работами, касающимися изготовления и проверки "Тейлорина"? Здесь что-то нечисто". Так размышляя, Брайтон зашел в дом у отрады, вынул из кармана ключ и открыл кабинет.

Пока он отсутствовал, кондиционная установка не работала. В тяжелом застоявшемся воздухе сохранился запах сигарного дыма.

Включив установку, полковник решил быстрее проветрить комнату. Подойдя к окну, он откинул портьеру и протянул руку к раме.

- Ого! Вот так номер! - удивился Брайтон.

Оконные шпингалеты были вытащены из гнезд. Слегка прикрытые рамы распахнулись при первом легком нажиме."

Здесь кто-то был", - мелькнула догадка. Брайтон отлично помнил, как в присутствии шефа проверил все окна. Они были заперты.

Полковник бросился к сейфу. Печати оказались целыми. Тщательный осмотр письменного стола и кабинета тоже ничего не дал. Все было на месте.

Тогда он вызвал начальника охраны и потребовал объяснений.

Перепуганный майор клялся, что в отсутствие полковника в кабинет никто не заходил. Как это возможно! Единственные ключи от входной двери кабинета и от потайной у полковника. Да и кто из своих осмелится! Проникновение со стороны исключено. Охрана надежна и бдительна. За это он, Земмеринг, ручается головой.

- Не ручайтесь, - криво усмехнулся Брайтон. - Негра-то упустили!

Майор покраснел так, что от его щек, казалось, можно было прикуривать. Потом хлопнул себя по лбу и выпучил глаза.

- Что с вами? - удивленно спросил Брайтон.

- Минутку, сэр, - Земмеринг бросился к окну. Вынув лупу, он стал внимательно рассматривать подоконник, пол. Затем вылез через открытое окно наружу и тщательно, как ищейка, обшарил все вокруг дома. Вернулся майор серьезным и озабоченным.

- Сэр. Кто-то забрался сюда до того, как вы закрыли дверь и уехали. Он прятался за портьерой и вышел через окно после вашего отъезда, - уверенно сказал начальник охраны.

Брайтон похолодел. Если Земмеринг прав, то его разговор с шефом был подслушан посторонним.

- Вы в этом убеждены? - спросил полковник.

- Безусловно. Смотрите сами: вот песчинки на подоконнике, а снаружи, около окна, кое-где заметны старые следы.

- Давайте сюда собаку!

- Бесполезно, сэр. С тех пор прошло уже три дня. Собака ничего не учует.

Брайтон в волнении заметался по комнате, но тут же взял себя в руки.

- Это ваше упущение, Земмеринг! - обрушился он на оторопевшего майора. Сперва, буквально из-под носа, сбегает негр, а потом - залезают ко мне в кабинет! Куда смотрит охрана?

Вытянув руки по швам, майор молчал. Это окончательно взбесило Брайтона. Едва сдерживаясь, чтобы не наговорить грубостей, он выскочил из кабинета и хлопнул дверью. Начальник охраны поспешил за ним.

На воздухе полковник немного успокоился. Но вот он случайно взглянул на окна лаборатории Вудда и вспомнил: когда они с шефом уезжали, в этих окнах горел свет. Значит, там работали.

Брайтон был согласен с майором, что посторонние в кабинет проникнуть не могли. Охранники - тоже. Ведь они друг у друга на глазах...

- Земмеринг, когда в тот день кончили работать в лаборатории? - резко обернувшись, спросил он.

- Мисс Тейлор ушла как только стемнело, а профессор Вудд со своим сотрудником - вскоре после вашего отъезда.

Брайтон задумался. Вудд? Нет, это исключено. Он не способен на такие дела. Остается О'Келли.

- Да, интересно, - пробормотал он.

- Что вы сказали, сэр?

- Вот что, Земмеринг. Немедленно телеграфируйте, чтобы еще раз как можно быстрее и тщательнее проверили всю подноготную Джека О'Келли, а сами усильте наблюдение за всеми троими, - кивнул он в сторону лаборатории. - Да заодно сообщите капитану Черри, чтобы обратил внимание на лейтенанта Уинтера. Что-то он слишком часто стал наведываться к мисс Тейлор. 

Глава 15

Джек О'Келли подошел к окну и внимательно оглядел двор.

- Ли, иди в коридор и постой у входа. Как бы кто не вошел, - сказал он девушке, а сам подошел к шкафу с номером два на дверце.

Вудд оторвался от работы и, озабоченно наблюдая за Джеком, спросил:

- Вам нужна моя помощь?

- Да, помогите подвинуть.

Профессор подошел к шкафу, где на средней полке лежал каплевидный снаряд. Они его там спрятали еще позавчера, сразу же как только корзина с актиниями была доставлена в лабораторию.

- Туда, к стенке, а здесь установим часовой механизм, - прошептал Джек.

Вудд, помогая ему, с опаской взялся за снаряд.

- Смелее, мистер Вудд. Вот так! - раздался глухой удар о стенку шкафа. Профессор вздрогнул и побледнел. Джек тихо рассмеялся.

- Не пугайтесь! Без взрывателя он не опасен. А теперь отойдите и займитесь своими делами. Я подготовлю "игрушку" к действию.

Когда Лила вошла в лабораторию, все было закончено.

Джек подозвал ее и профессора к шкафу.

- Завтра, перед уходом, вставим эту вилку в розетку, - показал он. Тогда, ровно через полтора часа, взрыватель сработает. К дверце шкафа не прикасайтесь. При попытке его открыть, снаряд взорвется мгновенно. Это на тот случай, если кто-нибудь вздумает без нас проверить шкаф.

- Но ведь такое может случиться и сегодня ночью, - забеспокоилась Лила. А наши дома...

- Взлетят вместе со всем, что находится в радиусе до полутора километров отсюда.

- И мы тоже...

- Риск небольшой, - успокоил ее Джек. - Мало вероятно, что Брайтону придет в голову обыскивать этой ночью наши шкафы.

Вудд поежился. С тех пор как снаряд попал в лабораторию, нервы ученого начали сдавать. Скорее бы все закончилось!

Но день тянулся бесконечно. Ни Вудд, ни Лила не могли хотя на чем-нибудь сосредоточиться. Только Джек, как ни в чем не бывало, рассматривал что-то в микроскоп и тихонько насвистывал.

- Ты работаешь или только делаешь вид, что занят? - поинтересовалась Лила.

- Конечно, работаю.

- Зачем?

- Работать нужно всегда. Только благодаря груду обезьяна стала человеком, - наставительным тоном объяснил Джек и спросил: - Разве для тебя это новость?

Лила обиженно фыркнула.

Наконец, стрелка часов подошла к семнадцати. Теперь, не возбуждая подозрений, можно было заканчивать работу.

Вудд сделал последние записи. Лила и Джек начали убирать аппаратуру.

Внезапно хлопнула наружная дверь. В коридоре раздались тяжелые шаги.

- Мистер О'Келли, вас вызывает полковник Брайтон. Прошу следовать за мной, - резко произнес вошедший офицер охраны.

Вудд и Лила растерянно переглянулись.

Джек не спеша подошел к умывальнику, вымыл руки, а затем снял халат и повесил его в гардероб.

- Я готов. Идемте, - сказал он.

У дверей Джек обернулся и, пристально посмотрен на Лилу, перевел взгляд в сторону гардероба.

- Не беспокойтесь, друзья. Мистер Брайтон, видно, желает оправиться о моем здоровье, - усмехнулся он и вышел из лаборатории.

Как только в коридоре смолкли шаги, Лила подбежала к гардеробу. "Джек, конечно, неспроста туда поглядел. Нужно осмотреть его халат", - подумала девушка.

- Что там? - опросил Вудд.

Лила молча показала ему пистолет и записную книжку.

- Спрячьте немедленно! Не дай бог кто-нибудь увидит оружие! забеспокоился профессор.

Девушка положила пистолет с книжкой в сумочку, потом, подумав, вышла в другую комнату и спрятала то и другое у себя под одеждой.

Уже вечерело. Джек все еще не возвращался. Вудд поднял трубку телефона и вызвал кабинет Брайтона. Ему никто не ответил. Тогда ученый позвонил к начальнику охраны.

Майора тоже не было. Дежурный офицер сказал, что сегодня ни полковник Брайтон, ни начальник охраны скоро не освободятся. Где сейчас мистер О'Келли? Ему неизвестно. Пусть профессор не беспокоится. Все, что нужно, он узнает завтра утром, а сейчас лучше всего идти отдыхать. Все равно ни с кем из начальников он сегодня переговорить не сможет.

Вудда охватило смятение. Если Джека не отпустят, все их планы полетят вверх тормашками. Положив трубку, он беспомощно опустил руки.

- Идемте домой, мистер Вудд, и будем ожидать там, - посоветовала Лила. Если останемся, только возбудим лишние подозрения.

В ожидании Джека Вудд сидел в кресле на веранде. Крайне нервное напряжение вызвало боли в сердце и одышку. С трудом поднявшись с кресла, он прошел в свою комнату. Там было жарко и душно. Чувствуя противную слабость, Вудд принял сердечные капли и снова вышел на свежий воздух. Стало немного легче. Переведя дух, он сел на порог веранды и прислушался. Показалось, что по аллее кто-то идет. "Наверное, Джек", - обрадовался профессор.

Он порывисто встал и поспешил навстречу. Слишком велико было нетерпение. Но в темной аллее он встретился с Лилой.

- Еще не вернулся? - озабоченно опросила девушка.

- Нет.

- Что будем делать?

- Не знаю. Подождем до утра.

Лилу возмутила нерешительность профессора.

- Вот что, мистер Вудд. Мы с вами, видно, ничего не решим, - довольно резко сказала девушка. - Я сейчас же побегу к Фреду. Нужно что-то делать.

- Мисс Тейлор! Лила! - бросился вслед за нею Вудд. - Как же вы одна, ночью, через лес...

- Не волнуйтесь, у меня пистолет. Ожидайте Джека, а утром я буду здесь. До свидания!

Лила исчезла в кустах, а Вудд, жалкий и растерянный, остался один в кромешной ночной тьме.

Фред Уинтер проснулся от легкого стука в окно.

- Кого там еще черт носит? А может быть, показалось, - подумал он и перевернулся на другой бок.

Стук повторился. Лейтенант встал и подошел к окну.

- Ли! - изумился он, увидев девушку.

Распахнув окно, Фред высунулся, схватил ее за талию и помог забраться в комнату.

- Что-нибудь случилось? - забеспокоился он, понимая, что Лила неспроста прибежала к нему ночью.

- Все пропало, Фред! Джека забрали!

- М-м-да, этого еще не хватало, - проговорил Уинтер, ошарашенный неожиданным известием. Но тут же спохватился. Ведь он стоит перед девушкой в одних трусах! - Извини меня, я сейчас! Садись, вот стул.

Накинув пижаму, Фред завесил окно одеялом и включил настольную лампу.

- Где это ты так?! - вырвался у него возглас.

Аккуратная, много уделяющая внимания своей внешности, Лила выглядела растрепанной до неузнаваемости. Ее короткие брючки были измяты и выпачканы. На обнаженном плече, выглядывающем из-под разодранной блузки, темнела большая ссадина.

- Кто это тебя?

- Кто же, как не ваша пьяная матросня! - в сердцах ответила девушка.

- Там, на окраине, двое пристали. Едва вырвалась...

- Как же тебе удалось? Ведь они могли... - И Фред запнулся.

- Что ты! - вспыхнула Лила. - Я сильная... Да и пистолет со мной.

- Стреляла?

- Нет. Стукнула одного по голове, с него и хватило, а другой тут же отвязался.

Фред привлек девушку к себе и крепко поцеловал.

- Молодчина ты! Теперь говори все по порядку, - попросил он, усаживаясь рядом.

Когда Лила рассказала обо всем, что произошло, Фред задумался.

- Не могли вы кому-нибудь проболтаться? - спросил он.

- Что ты? - возмутилась девушка.

- Интересно, почему же его взяли? - рассуждал вслух лейтенант. - О наших намерениях они вряд ли пронюхали. Иначе забрали бы вас всех, да и меня. Здесь дело только в самом Джеке.

- Но что же может быть?

Уинтер пожал плечами.

- Вот, посмотри. Это было у него в халате, - подала Лила блокнот и пистолет.

Фред раскрыл блокнот.

- Ничего не пойму. Какие-то специальные пометки.

Лила заглянула ему через плечо.

- Да это сокращенные записи наших исследований!

- Предусмотрительный парень. Береги их. Мало ли, вдруг когда-нибудь понадобятся, - посоветовал Уинтер, а сам принялся рассматривать пистолет. Не обнаружив ничего особенного, он вернул все Лиле и высказал предположение: Джек, видно, замешал в каком-то деле, которое оказалось не по вкусу начальству зоны.

- А может быть, все обойдется?

- Вряд ли, - усомнился Фред, - но так или иначе, а мы должны быть готовы отчалить в любой момент. Вот что, - решил он. - Матрос, который привозил со мной снаряд, проведет тебя на берег, где спрятаны канистры с запасным горючим. Ждите меня там. Утром я возьму глиссер, заеду за вами и мы отправимся в бухту. Ты сходишь домой и все разузнаешь, тогда будет видно, что делать. 

Глава 16

Наутро Вудд чувствовал себя отвратительно. Осунувшийся от бессонницы, с ввалившимися глазами, он выглядел как человек, перенесший тяжелую болезнь.

Кое-как умывшись, ученый проглотил чашку крепкого черного кофе и направился к Брайтону.

Тот был в своем кабинете.

Как всегда подтянутый, вылощенный, благоухающий тонким ароматом дорогих духов, полковник выглядел настоящим джентльменом.

- Доброе утро, Арчи! - приветствовал он Вудда. - Садись, пожалуйста. Ты что, нездоров?

- Сердце пошаливает, - ответил профессор, опускаясь в кресло, и спросил в упор:

- Где Джек О'Келли?

Брайтон состроил скорбную мину.

- Я и сам хотел рассказать об этой неприятной истории. Ты представляешь, как мы все потрясены!

- Что случилось с Джеком?

Тяжело вздохнув, полковник ответил:

- В том-то и несчастье, что с ним ничего до сих пор не случилось. Теперь все расхлебывать придется нам. Читай, - протянул он Вудду расшифрованную телеграмму.

- Ну и что здесь особенного? - спросил тот, возвращая листок.

- О боже! Какая святая наивность! - воскликнул Брайтон. - Установлено, что Джек О'Келли состоял в компартии, которая уже несколько лет запрещена. Ты понимаешь, он был коммунистом!

Вудд пожал плечами.

- Мне наплевать на его убеждения. Джек отличный работник и вполне порядочный человек.

Брайтон даже руками всплеснул.

- Ну, знаешь! Я думал, что ты более прозорлив. Коммунист пробрался к совершенно секретным работам, а ты считаешь это в порядке вещей!

- Никуда он не пробирался. Мы сами его пригласили.

К лицу полковника прилила кровь. Он начал выходить из себя.

- Оставим этот опор, Арчи. Тот, кто прозевал и разрешил О'Келли въезд на остров, поплатится. Скажи лучше, когда закончишь работу с препаратом?

- Без Джека не скоро. Я требую, чтобы моего сотрудника немедленно отпустили! - не сдержавшись, выкрикнул Вудд.

У Брайтона чуть заметно дрогнули пальцы рук. Лицо приняло суровое выражение.

- Запомните, профессор: здесь требовать могу только я, - перешел толковник на официальный тон. - И требую немедленно передать мне для проверки все материалы по работе над препаратом. В ином случае буду вынужден применить крайние меры. Вам ясно? - повысил он голос.

Окрик Брайтона подействовал на профессора как удар хлыста. Вудд вскочил. Все его существо возмутилось против грубого насилия. Не отдавая себе отчета в словах, он закричал:

- Передать вам, преступникам?! Чтобы вы могли... - и осекся. "Что же я говорю!" - как молния пронзила мысль его мозг.

- Договаривай, Арчи! Договаривай! Что же ты замолчал? - торопил его Брайтон. Он торжествовал. Как просто все выяснилось! Расходившийся ученый сам выложил то, что они не могли за целую ночь вытянуть из Джека. - Не хочешь? продолжал он. - Ну ладно, я помогу. Ты хотел сказать: "Чтобы мы могли начать бактериологическую войну?". Верно, не правда ли? Я так и знал, что твой Джек подслушал разговор в кабинете.

Вудд схватился за грудь и упал в кресло. Его лицо исказилось, на лбу выступили бисеринки пота.

Брайтон не на шутку перепугался. Ученый ему был совершенно необходим. Без него пришлось бы все начинать сначала.

Вызвав адъютанта, он распорядился приготовить шприц с сильно действующим средством, а сам быстро открыл окно.

Скоро профессору стало лучше. От укола он отказался.

- Не принимай это так близко к сердцу, Арчи, - полковник изменил тон. Раз тебе все известно, давай поговорим начистоту. Согласен?

Вудд кивнул.

- Видишь ли... Мы готовим это оружие как оборонительное. Применим его, только если на нас нападут, и то в самом крайнем случае. Ты же знаешь, наше правительство не раз заявляло, что первым войну не начнет, - пояснял Брайтон, следя за тем, какое впечатление его слова произведут на ученого.

Вудд сидел с полузакрытыми глазами и, казалось, дремал. Невозможно было определить, как он оценивает услышанное.

- Зная твое миролюбие, мы никогда не предложим тебе принимать участие в изготовлении бактериологического оружия. Ты возглавишь крупное предприятие по массовому производству "Тейлорина", он ведь у тебя, можно сказать, готов. Не отрицай! Джек О'Келли нам все рассказал.

Вудд усмехнулся. Ничего Джек им не говорил. Уж он-то его знает.

- Не скрою от тебя и того, что мы не можем отпустить отсюда людей, посвященных в такие секреты.

- Да, я знаю, - медленно проговорил Вудд. - В случае отказа вы нас попросту убьете.

- Ну зачем же такие крайности? - поморщился Брайтон. - Ты достаточно разумен, чтобы избрать верный путь, Джека мы отпустим. Пусть работает у тебя, черт с ним. Мы вам будем платить втрое больше. Согласен?

Вудд выпрямился. Его глаза заблестели.

- Я уже выбрал верный путь, полковник Брайтон? Не рассчитывайте найти во мне подлеца, продающего свои знания. Я отказываюсь сотрудничать с вами.

Не ожидавший такого отпора, Брайтон опешил.

- Так, - сквозь зубы процедил он. - Значит мы негодяи, преступники, а он, видите ли, святая душа! Благородство ходячее!

Полковник прищурился. Его глаза сделались злыми, колючими. Лицо перекосилось. Куда девался весь наигранный лоск! Сбросив маску джентльмена, на Вудда глядел разъяренный, не знающий пощады хищник.

- Ну хорошо. Вы хотели видеть своего сотрудника? Идите! - хрипло крикнул Брайтон и нажал на столе кнопку.

Панель стены повернулась. Открылся проход.

- Идите! - повторил Брайтон.

Вудд тяжело поднялся и, волоча ноги, медленно пошел за полковником."

Вот он, таинственный второй сектор", - подумал ученый, проходя мимо приземистых, похожих на казематы зданий с массивными решетками в окнах.

- Сюда, - показал Брайтон на обитую железом дверь одного из домов.

В квадратной комнате, куда полковник привел Вудда, не было окон. Стена против двери полностью прикрывалась занавесом из плотной темно-синей материи. На других стенах, у потолка, сияли лампы дневного света. Кроме простого стола и двух стульев, в комнате не было никакой мебели.

- Открыть штору! - громко скомандовал Брайтон.

Занавес дрогнул и сдвинулся в сторону. За ним оказалось небольшое, похожее на камеру помещение, отделенное от комнаты толстым стеклом.

Там, на прикрепленном к полу массивном стуле сидел раздетый до пояса человек. Он был привязан к стулу. Туго натянутые веревки впились в тело.

- Джек! - крикнул Вудд, бросаясь к стеклу.

Человек поднял голову. Профессор содрогнулся. Он с трудом узнал своего коллегу.

Все лицо Джека было разбито и окровавлено. Сквозь щелки опухших век блестели налитые кровью глаза. При виде Брайтона они загорелись такой ненавистью, что полковник не выдержал взгляда и отвернулся.

- Джек! Что с тобой сделали? - простонал ученый.

- Выше голову, мистер Вудд! Не унывать! - раздался откуда-то сверху знакомый голос.

Вудд взглянул туда и увидел в потолке вмонтированный в стену репродуктор.

- Видите, к чему приводят неповиновение и отказ говорить правду? - указал Брайтон на Джека. - В последний раз предлагаю открыть способ изготовления препарата.

- Молчите, профессор! - загремел из репродуктора голос Джека.

Не обращая на него внимания, Брайтон снова обратился к Вудду.

- Если выполните мое требование, гарантирую исполнение всего, что обещал, и освобожу вашего О' Келли, хотя он этого не заслуживает.

- Препарат не готов, - упрямо ответил Вудд.

Лицо Брайтона покрылось багровым румянцем. Он даже заскрипел зубами от бешенства.

- Тогда я заставлю вас все выложить. Земмеринг, действуйте, - срываясь на фальцет, заорал он.

В камеру вошли двое в прорезиненных костюмах с капюшонами, в масках и перчатках.

Один из них держал в руке шприц.

Здоровенный верзила схватил Джека за плечи, а другой вонзил ему в руку иглу.

Вудд, догадавшись, что Джека заразили космической бациллой, в ужасе закрыл лицо руками.

- Теперь, дорогой профессор, жизнь мистера О'Келли в ваших руках. Торопитесь! - издевался Брайтон.

Вудд поднял над головой сжатые в кулаки руки.

- Вы... вы не человек! Вы изверг! Чудовище! - хрипло вырвалось у него из горла. Не помня себя, он схватил стул и бросился на Брайтона. Тот отскочил в сторону и в этот момент в комнату вбежали охранники.

Схваченный дюжими руками, Вудд прекратил сопротивление.

- Мистер Вудд, - раздался голос Джека. - Я хочу жить. Черт с ними, принесите препарат. Он спрятан во втором шкафу.

Профессор удивленно обернулся и встретился взглядом с Джеком.

- Не ошибитесь! Нужно открыть шкаф номер два, - повторил тот.

По телу Вудда прибежал озноб. Но он перевел дух и тряхнул головой, как бы прогоняя подступающую слабость.

- Нет, Джек, я не ошибусь, - ответил он неестественно звонким голосом и потребовал: - Отпустите меня! Я принесу препарат.

В сопровождении Брайтона и двух охранников Вудд вышел из комнаты.

Обратный путь до лаборатории он проделал как робот, не замечая ничего вокруг.

Безучастно прошел он по желтой песчаной дорожке, между газонами с великолепными благоухающими цветами. На их нежных лепестках дрожали капельки непросохшей росы. Яркие солнечные лучи, пробиваясь сквозь пышные кроны деревьев, зажигали капли янтарным блеском. Казалось, словно чья-то щедрая рука осыпала клумбы драгоценными камнями. В свежем бодрящем воздухе, подернутом легкой вуалью утренней дымки, звенели голоса пробудившегося леса. Легкий ветерок приносил с побережья чуть слышный шелест прибоя. Природа жила и радовалась прекрасному солнечному дню.

На пороге лаборатории Вудд остановился. Как наяву пронеслись перед ним события последних дней. Потом, затмевая все, отчетливо выступил образ Лилы, улыбающейся, веселой, жизнерадостной... Губы девушки шептали нежные слова, лучистый взгляд согревал, манил и вдруг - снова горящие глаза Джека и его слова, как удары колокола: "Не ошибитесь! Нужно открыть шкаф номер два".

Вудд шагнул вперед и невольно отшатнулся. Перед ним, на полированной дверце белела табличка с черной цифрой, похожей на приготовившуюся к нападению кобру. Ему даже показалось, как покачивается на изогнутом змеином теле приподнятая, нацеленная вперед голова.

- Идите, профессор. Что же вы опять остановились? - услышал он голос Брайтона.

Ученый пошел, тяжело передвигая одеревеневшие ноги. Шаг, другой, третий... Шкаф уже рядом. Как нестерпимо сияет солнце на его полированной дверце...

- Пора! - Вудд решительно сделал последний шаг и взялся за никелированную ручку...

Сбавив скорость, глиссер вошел в бухту. Выбирая удобное для причала место, Фред Уинтер привстал и огляделся.

- Туда, - указал он Джо Стивенсу на песчаную полоску под нависшей скалой. - Там нас никто не заметит.

Старый матрос направил глиссер к скале.

Лила вынула из сумочки пистолет и переложила его в карман узких коротких брюк.

- Узнай, как у них дела, и быстрее возвращайся. Мы будем здесь, - сказал Фред, помогая девушке сойти на берег. - Только, ради бога, не рискуй! Чуть что - сразу к нам.

Лила спрыгнула на песок.

- Не беспокойся, Фред, я буду осторожна. А вы...

Ослепительный голубоватый свет полыхнул над заливом, рывком забросив девушку обратно в глиссер. Уинтер прикрыл ее своим телом, и тут же земля и море содрогнулись от оглушительно резкого удара.

На секунду все смолкло, а потом с горы покатился упругий грохочущий вал.

Легко переламывая и вырывая деревья, сокрушая все на пути, он домчался до обрыва и обрушился в океан.

От сотрясения раскололась береговая скала. Нависшая над морем каменная громада качнулась и тяжело рухнула. Высоко вздыбившаяся волна выбросила из-под скалы чудом уцелевший маленький глиссер.

Джо Стивенс опомнился и, включив двигатель, дал полный газ. Подпрыгивая на волнах, глиссер устремился в открытое море.

На острове, в портовом городке, завыли сирены.

Прильнув к Фреду, Лила в ужасе смотрела, как над пылающей вершиной горы растекается огромный зловещий гриб атомного взрыва.