/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Болезнь Парламентов

Герберт Уэллс


Герберт Уэллс

«Болезнь прлментов»

В мире все усиливется рзлд между првителями и упрвляемыми.

Этот рзлд существует столько же веков, сколько существует госудрство: упрвление всегд было в ккой-то мере нсильственным, повиновение — в ккой-то мере неохотным. Мы уже привыкли считть естественным, что при всякой бсолютной влсти или олигрхии в недрх обществ постепенно зреет недовольство; и недовольство это нрстет по мере того, кк общество стновится более обрзовнным и внутри него возникет свободный клсс, облдющий личной иницитивой, ткже по мере того, кк созревшя обществення мысль нходит формы для своего выржения. Но мы, нгличне, мерикнцы и жители Зпдной Европы, в большинстве своем всегд полгли, что у нс это недовольство зрнее предусмтривлось и предвосхищлось блгодря существовнию предствительных оргнов влсти. Мы полгли, что, несмотря н всяческие огрничения и предосторожности, нше общество, в сущности, облдет смоупрвлением. Свободные выборы — вот что считлось у нс пнцеей от всех недовольств. Избиртельня урн кзлсь и выходом и лекрством при любых проявлениях социльного и нционльного несоглсия. Нши либерльно нстроенные умы могли понять и понимли русских, которые жждут избиртельного прв, индейцев, которые жждут избиртельного прв, женщин, которые жждут избиртельного прв. История либерлизм девятндцтого столетия во всем мире может быть подытожен одной фрзой: «Неизменное рсширение избиртельных прв». Но все эти взгляды приндлежт уходящему этпу политической истории. Теперь недовольство идет горздо глубже. Нш либерльня интеллигенция столкнулсь сейчс с тким положением, когд недовольство охвтило людей, уже имеющих избиртельное прво, когд избиртели выржют презрение и врждебность по отношению к избрнным ими смими депуттм.

Ткое недовольство и возмущение, ткое презрение и дже врждебность по отношению к собственным зконно избрнным предствителям хрктерны не для ккой-нибудь одной или другой демокртической стрны — они рспрострнены почти по, всему миру. Чуть ли не все нроды рзочровны в тк нзывемом нродном првительстве, во многих стрнх, в чстности в Великобритнии, это рзочровние проявляется в чудовищных политических беззкониях и в стрнном и зловещем пренебрежении зконом. Это видно, нпример, из того, что большя групп медицинских рботников откзывется выполнять зкон о стрховнии; из того, что Ульстер отвергет Ирлндский Гомруль; об этом же свидетельствует и неуклонное стремление широких мсс индустрильных рбочих к оргнизции всеобщей збстовки. Особенно знментельно недовольство рбочих в Англии и во Фрнции. Эти люди соствляют основную мссу избиртелей во многих округх, они посылют в зконодтельные оргны предствителей тк нзывемых социлистических и рбочих пртий, и вдобвок у них есть их тред-юнионы с целым шттом должностных лиц, избрнных, чтобы бороться з прв рбочих и отстивть их интересы. И тем не менее сейчс уже совершенно очевидно, что эти должностные лиц — предствители рбочего клсс и им подобные — не выржют мнения своих сторонников и все меньше и меньше способны руководить ими. Синдиклистское движение, сботж во Фрнции и лркинизм[1] в Англии являются с точки зрения социльной устойчивости смыми серьезными проявлениями все рстущего возмущения трудящихся клссов своими предствительными учреждениями. Эти движения нельзя нзвть ни революционными, ни реформистскими, ккими были демокртические социлистические движения конц девятндцтого столетия. Они дышт гневом и местью. З ними стоит смя опсня и ужсня из чисто человеческих сил — ярость, слепя, рзрушительня ярость обмнутой толпы.

Что ксется восстния трудящихся мсс, то положение в Америке отличется от европейского, и здесь процесс рзочровния, возможно, пойдет иным путем. Рбочие руки в Америке — это в основном иммигрнты, все еще отделенные брьером язык и трдиций от устновившихся воззрений и обычев. Пройдет еще много времени, прежде чем трудящиеся мссы Америки стнут ткой же оргнизовнной силой и зговорят языком трудящихся Фрнции и Англии, где эксплуттор и эксплутируемый приндлежт к одной нции и где нет всяких чужков, «дго», которые срывли бы нзревющий бунт. Но в остльном недоверие мерикнцев к своим «избрнникм» и ненвисть к ним был и остется знчительно более глубокой, чем в Европе. В Америке люди состоятельные и облдющие положением в обществе не знимются сми политикой, и они с презрением отвергют всякие политические рзговоры в «хорошем обществе» — это первое, что изумляет европейц, попвшего в Америку; првд, теперь под оргнизовнным двлением общественного мнения люди обрзовнные и богтые не сторонятся больше политики, но, возврщясь к госудрственной деятельности, они явно стремятся обуздть демокртию личной влстью и скорее предпочитют отдть все дел в руки деспотичных мэров или президентов, чем рзвивть демокртию.

Временми кжется, что Америк созрел для Цезря. Если же Цезрь тк и не объявится, то лишь по счстливой случйности, отнюдь не в силу республикнских добродетелей мерикнцев.

Стоит лишь присмотреться к кчеству и соству выборного предствительств в любом современном демокртическом госудрстве, кк сейчс же нчинешь понимть причины и сущность все увеличивющегося рзрыв между этим институтом и обществом, которое он предствляет. Ибо прлменты ни в коей мере не предствляют действительных иделов и целей стрны; что для них достижения нуки, последнее слово философии и литертуры — все силы, созидющие будущее, — изобретения, эксперименты и исследовния, опыты и промышленное рзвитие!.. Типичным «избрнником» является обычно ккой-нибудь зконник, скорее ловкий, чем одренный, умело жонглирующий дешевыми лозунгми и изловчившийся собрть голос н выборх; он клянется служить интересм своих избиртелей, но фктически связн по рукм и ногм интересми узкой политической группировки — той пртии, которя и нвязл его днному избиртельному округу. Когд он очутится в зконодтельном собрнии, его следующя честолюбивя мечт — это высокий пост, и для того, чтобы обеспечить и сохрнить его для себя, он пускется н всевозможные уловки, стрясь нвредить своим политическим противникм в тех облстях, которые кжутся особенно выигрышными для личного успех его огрниченному и узкому уму. Но, будучи человеком огрниченным и узкоспецилизировнным, он при этом неизбежно полностью отходит от интересов и чувств широких мсс своих избиртелей. В Англии, тк же кк и во Фрнции и Соединенных Шттх, зконодтельные оргны всегд стремятся уйти от жизненных проблем, и внутрипрвительственные споры и дискуссии, которые должны были бы волновть стрну, только ндоедют ей.

В Англии, нпример, в нстоящее время обе политические пртии совершенно не пользуются доверием обществ, которое от всей души жждет, если это только возможно, избвиться от них обеих. Ирлндский Гомруль, этот мертвец, противостоит мертворожденной Трифной реформе. Большинство нрод презирет дикие и неуклюжие попытки отрезть Ирлндию от учстия в деятельности нглийского прлмент, — это тянется еще со времен провл политических концепций Глдстон; но в нроде слишком силен еще стрх перед дурцкими фискльными ферми, и это помогет либерлм оствться в првительстве. Недвние рзоблчения глубочйшей финнсовой коррупции либерлов только укрепили решимость общественного мнения не допускть новых возможностей коррупции, ккие предоствил бы трифня реформ не менее сомнительным политическим противникм либерльной пртии. А тем временем з этими нелепыми льтернтивми, з этими фльшивыми проблемми никто не желет видеть подлинные, вжнейшие здчи, стоящие перед стрной: все сильнее углубляющееся недовольство рбочих по всей Бритнской империи, рсовые конфликты в Индии и Южной Африке (которые, если их не остновить, окончтся отделением от нс Индии), безумное рсточение нционльных средств, борьб с эпидемиями, срочня потребность в сокрщении вооружений — вот проблемы, которые остются в полном небрежении.

Ознчет ли это провл и несостоятельность предствительного првительств? Неужели идея, вдохновлявшя многие из лучших и блгороднейших умов восемндцтого и девятндцтого столетий, был ложной идеей и мы должны в политической структуре будущего возврщться нзд к цезризму, или олигрхии, или плутокртии, или теокртии — к Риму, или Венеции, или Крфгену, к сильному првителю или првителю в силу божественности прв?

Моим ответом н этот вопрос будет смое решительное НЕТ. Моим ответом будет, что избрнное нродом првительство — единственно возможное првительство в цивилизовнном обществе. Но я должен прибвить, что пок еще мы не имеем возможности вынести суждения о тком првительстве. До сих пор у нс еще не было избрнного нродом првительств, были только отвртительные криктуры н него.

Совершенно ясно, что те, кто первым основл прлментскую систему првления, которя сейчс является основной в большей чсти земного шр, стли жертвой некоей, сейчс вполне очевидной ошибки. Они не отдвли себе отчет в том, что голосовние может проходить сотнями рзных способов и кждый из них приведет к иному результту. Они полгли, кк и сейчс полгет множество беспечных умов, что если стрн рзделен н примерно рвные округ, где избирются один или дв предствителя, если кждый гржднин облдет одним голосом и зкон не огрничивет число выдвинутых кндидтов, то в зконодтельных оргнх соберутся смые достойнейшие, мудрейшие и во всех отношениях лучшие грждне.

В действительности все длеко не тк просто. В действительности стрн избирет смых рзных людей, в звисимости от того, кков избиртельня систем. Это можно подтвердить опытом, который кждый может проделть в любой школе или клубе. Предположим, вы берете для опыт вшу стрну, дете кждому избиртелю один-единственный голос, выдвигете двдцть шесть кндидтов н двендцть мест и дете им млое количество времени н оргнизцию выборов. Окжется, что избиртели отддут свои голос лишь нескольким любимцм — нзовем их А, Б, В, Г, — которые и получт подвляющее большинство голосов, остльные — скжем, Д, Е, Ж, З, И, К, Л, М, — остнутся длеко позди. Но дйте вшим кндидтм время оргнизовть выборы, и многие из тех, кто помог рздуть количество голосов, поднных з А, окзывется, нстолько не терпят Л и М и симптизируют Н и О, что, если они убедятся в том, что А пройдет и без их голосов — при соответствующей оргнизции выборов, — они будут голосовть з Н и О. Но они поступят тк, только если будут убеждены, что А пройдет и без их учстия. Точно тк же поклонники Б зхотят, чтобы прошли П и Р, если этого можно добиться без ущерб для Б. Тким обрзом, хорошя оргнизция выборов в днном избиртельном округе может привести к тому, что пройдут не те двендцть кндидтов, которые прошли бы при простом, нивном голосовнии, А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З, Н, О, П, Р. Теперь предположим, что вместо ткой оргнизции вш избиртельный округ будет рзделен н двендцть округов и кждый кндидт имеет прво бллотировться только в одном из них. И предположим, что кждый округ отдет предпочтение своему, местному кндидту. А, Б, В чрезвычйно популярны; у них есть поддержк в кждом избиртельном округе, но ни в одном из них они не имеют большинств. Они великие люди, но не земляки избиртелей. Тем временем С, которого почти никто в стрне не знет, имеет множество сторонников в том избиртельном округе, где бллотируется А, и побеждет его большинством в один голос. Другя местня знменитость, Т, тким же обрзом рспрвляется с Б. В подвергется нпдению не только со стороны У, но и Ф, чей взгляд н прививку оспы, скжем, подкупет достточное число сторонников В, чтобы У мог ндеяться н успех. Подобные же случи происходят и в других избиртельных округх, и в результте стрн, которя неукоснительно избрл бы А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З, И, К, Л и М при первой избиртельной системе, избирет вместо этого Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, X, Ц, Ч, Щ. Многочисленные избиртели, которые при случе голосовли бы з А, голосуют з П, Р, С, и тк длее, те, кто голосовл бы з Б, голосуют з Т, У, Ф и тк длее. Предположим теперь, что А и Б приндлежт к противоположным пртиям и что обе пртии в стрне отлично оргнизовны. Б является, в сущности, вторым любимцем, но А — первый. Г, Д, Е, Л, Ф, X, Щ, Э, Ю, Я приндлежт к пртии А и потому побеждют, Б, В, З, И, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т остются не у дел, несмотря н широкую популярность Б и В. Мы-то полгли, что Б и В — второй и третий фвориты, но они терпят крх из-з Щ, о котором до сих пор никто и понятия не имел, но который ссоциируется у людей с А.

Теперь предположим, что выборы оргнизовны по-другому. Предположим, что вся стрн — один избиртельный округ и кждый избиртель имеет двендцть голосов (если он пожелет ими воспользовться), но он обязн отдть их, если будет голосовть, з двендцть рзличных кндидтов. Тогд, несомненно, пройдут А, Б, В, Г, но с ними могут пройти совсем другие кндидты, нежели при описнной мною рнее системе. Тут могут пройти М, Р, Ф, Ю и дже Э, этот знменитый беспртийный. Но эт систем может привести и к иным результтм. Рядовой избиртель, если ему дть двендцть голосов, пожелет использовть их все, и потому в конце избиртельных бюллетеней окжется очень много беспорядочных и неожиднных приписок. И если, нпример, некя решительня групп избиртелей постновит голосовть з Т или отдть свои голос только з А и Т или Б и Т, то Т неожиднно может пройти. При ткой системе все преимуществ и возможности окзывются вдруг у ккого-нибудь профессионльного политик или у противник оспопрививния, — словом, у кого угодно. Если Ю, Я, Э увидят, что положение их безндежно, они могут отделиться от своей пртии и знять ккую-либо оригинльную позицию — скжем, выскзться в пользу трезвенности, или з секту мормонов, или з единый нлог — и тким обрзом обсккть М, Н, О и П, которые ничем тким особенным себя не проявили.

Я ндеюсь, читтель прошел со мной через все эти лфвитные дебри. Из бесед с людьми я зню, что н этом месте очень многие нчинют терять терпение и рздржться. Но если вы постретесь держть себя в рукх, то, вероятно, поймете, что я хочу докзть, именно: выборы могут привести к любому результту, в звисимости от того, кков будет метод голосовния; единственное, к чему они не могут привести, — это к выбору првительств, действительно предствляющего нрод.

И это дет нм возможность зрнее предположить в полном соответствии с опытом современной жизни, что во всем мире тк нзывемые нродные предствительств никого, по сути дел, не предствляют. Я пойду еще дльше и скжу, что если бы не порочность ншей избиртельной системы, то дже одн десятя ныне подвизющихся мерикнских и фрнцузских сенторов, фрнцузских депуттов, мерикнских конгрессменов и нглийских членов прлмент не знимл бы сегодня своих постов. О них никто бы и не услышл. По существу, они вовсе не избрнники нрод, они всего лишь порождение нелепого метод голосовния, незконные отпрыски пртийной системы и избиртельной урны, оттеснившие зконных детей и зхвтившие их прв. Они выржют всеобщую волю не более, чем црь или ккой-нибудь дикттор, провозглсивший себя президентом. Они просто случйня олигрхия внтюристов. Действительно предствительное првительство пок еще не существовло н свете. Был попытк создть его в восемндцтом столетии, но в минуту появления н свет его одолел нступивший хос. Вместо вождей и предствителей нрод у нс есть всего лишь политикны и «депутты».

Мир быстро переходит от местных к общим интересм, но созднный ншими предкми избиртельный метод предполгет избрние одного или двух депуттов из строго огрниченных местных избиртельных округов. А это тотчс же его погубило. Если бы обсуждение и плнировние будущего были, кк и должно это быть, всеобщим и системтическим знятием, сегодняшнюю нерзбериху можно было бы предвидеть еще сто лет нзд. Ткой грубый избиртельный метод, естественно, породил пртийную систему. Рзумеется, теоретически для кждого избиртельного округ может быть любое количество кндидтов, и избиртель впрве голосовть з того, кто ему больше нрвится. Прктически же имеется только дв или три кндидт, и избиртель голосует з того, у кого больше шнсов победить неугодного ему кндидт. Конечно, нельзя утверждть, что при современной системе выборов мы голосуем не «з», «против», но «з» мы, безусловно, не голосуем. Если кндидтми являются А, Б и В и вы ненвидите В со всеми его потрохми и предпочитете ему А, но сомневетесь, получит ли А столько голосов, сколько Б, к которому вы рвнодушны, то вполне может случиться, что вы стнете голосовть з Б. А если Б и В пользуются поддержкой оргнизовнных пртий, то еще менее вероятно, что вы рискнете «зря потртить» свой голос н А. Если же вы больше всего верите в Д, который не бллотируется по вшему избиртельному округу, и если Б клянется поддержть Д, в то время кк А сохрняет з собой свободу действий, вы, возможно, будете голосовть з Б, если дже ему лично и не доверяете. Любые добвочные кндидты превртят ткие выборы в дикую потсовку. При ткой системе политической пртии легко нпрвлять ход выборов, и во всех стрнх дело пришло к этому очевидному результту. Политические оргнизции ншего времени неогрниченно упрвляют нми. Только они и говорят з нс, нрод нем.

Преоблдющя в нши дни избиртельня систем, здумння якобы для того, чтоб кждый избиртель мог учствовть в упрвлении госудрством ( некоторые простки до сих пор в это верят), в сущности, не ознчет ничего подобного. Избиртелю предоствляется возможность проголосовть в порыве отчяния з предствителя одной из двух пртий, ни н одну из которых он не имеет ни млейшего влияния. Двдцть пять лет я был избиртелем и только двжды з все эти годы имел возможность проголосовть з выдющегося человек, в которого я хоть сколько-нибудь верил. Обычно же мне приходилось выбирть своего «предствителя» из двух-трех двоктов, совершенно мне (д и никому) неизвестных. Более половины кндидтов, з которых мне предлгли голосовть, вообще не были нгличнми, окзывлись ккого-нибудь инострнного происхождения. Вот в чем состоит политическя свобод среднего мерикнц или нгличнин, тково то политическое рвнопрвие, которого тк ждно и неустнно добивлись женщины Англии. Одного из двух нежелтельных ему кндидтов избиртель может отвергнуть, но второй все рвно стнет его «депуттом». Это не нродное првительство, это — првительство профессионльных политических деятелей, которые упрвляют более или менее безответственно, смотря только по тому, нсколько им удется избежть интриг и склок в своей среде. И что бы ни плнировли совместно обе пртийные оргнизции, ккую бы проблему они ни ствили выше «пртийных интересов», свободный и незвисимый избиртель не более влияет н их политику, чем если бы он был рбом в древнем Перу.

Сегодня првительств смых цивилизовнных стрн мир демокртичны только в теории и в нших предствлениях. Н смом же деле эт демокртия нстолько изъеден ржвчиной скверных избиртельных методов, что он просто вуль, прикрывющя прзитические олигрхии, взрщенные внутри демокртических форм.

Прежний дух свободы и общей цели, опрокинувший и подчинивший себе церковь и королевскую влсть, совершил это словно лишь для того, чтобы проложить путь этим темным политическим силм. Тк, вместо либерльных устновлений человечество изобрело новый вид тирнии. Не удивительно, что многие из нс испытывют чувство политического отчяния.

Эти пртийные олигрхии рзвивются уже в течение двух столетий, и тившиеся в них зло и опсности проявляются все яснее и яснее. Глвное из этих зол — отсутствие в првительстве предствителей ниболее ктивных и обрзовнных слоев обществ. Никому не кжется удивительным, ноборот, все считют вполне естественным, что ни в конгрессе, ни в плте общин нет подлинных предствителей общественной мысли ншего времени, его нуки, изобреттельств и иницитивы, его искусств и чувств, его религии и иделов. Когд люди говорят о конгрессменх или членх прлмент, они предствляют себе, если говорить нчистоту, интеллектульные отбросы обществ.

Когд в стрнх, где говорят н нглийском языке, зходит речь о выдющемся деятеле, дже если он снискл себе слву н поприще политических или общественных нук, невольно зкрдывется сомнение, кк только узнешь, что человек этот — член зконодтельного оргн. Когд лорд Хелдейн рзржется лекциями, или лорд Морли пишет книгу «Жизнь Глдстон», или бывший президент Теодор Рузвельт помещет сттью в журнле, публику охвтывет безумный восторг, словно принцесс крови нписл кврель или собк прошлсь н здних лпх.

Ткя умствення неполноценность зконодтеля вредн для обществ не только потому, что он издет тупые, дурцкие зконы, но и потому, что он рзлгюще и принижюще влияет н всю ншу духовную жизнь. Ничто тк не способствует рзвитию искусств, мысли и нуки, кк возможность воплотить их в жизнь; ничто тк не губит их, кк их неосуществимость. Но глубоко вникть и ясно мыслить можно только, если полностью откзться от преступной трескотни, кковой является современня политик, то есть, другими словми, если совершенно отойти от основного течения общественной жизни стрны. Когд общество не обрщет интеллигенцию себе н пользу, эт интеллигенция скудеет, стновится худосочной и неизбежно сктывется к претенциозности и поверхностности, с одной стороны, и к мятежу, бунтрству и нрхии — с другой.

С точки зрения политической устойчивости это отчуждение нционльной интеллигенции от нционльного првительств длеко не тк опсно, кк полное рсхождение во взглядх между првительством и нродом. Н Бритнских островх, по мнению многих нблюдтелей, эт отчужденность очень быстро может привести к социльному взрыву. Оргнизовнным мссм трудящихся мешют кк их прлментские предствители, тк и профсоюзные деятели. Они нчинют терять доверие к прлментским методм и в гневе вновь возврщются к мятежным иделм, к идее всеобщей збстовки и к сботжу. Они делют это без всяких конструктивных предложений, ибо смешно считть конструктивным предложением синдиклизм. Они хотят бунт потому, что лишены иной ндежды и глубоко рзочровны. То же смое происходит во Фрнции и очень скоро нчнется в Америке. Этот путь ведет к хосу. В ближйшие несколько лет в большинстве крупных городов Зпдной Европы могут нчться социльные восстния и кровопролития. К этому скорее всего ведет современное положение вещей. И тем не менее политические деятели продолжют почти совершенно игнорировть признки ндвигющейся бури. Жульнические избиртельные методы мешют им видеть происходящее, и когд вместо Твидлдум избирют Твидлди[2], Твидлди кжется, что он тем смым получил прво н полную политическую слепоту.

Но неужели все тк безндежно? Неужели нш избиртельня систем единственно возможня и нм остется лишь с чувством юмор относиться к ее чудовищной неповоротливости и бездрности, то есть, иными словми, терпеть ее с добродушной усмешкой? А может быть, существует ккой-либо иной способ првления, лучше любого из тех, ккие мы уже испробовли, — способ, при котором все клссы обществ сознтельно и охотно сотрудничют с госудрством и все слои обществ игрют должную роль в жизни стрны? Ведь именно об этом мечтли те, кто в прошлом изобрел прлментскую систему. Неужели это был всего лишь несбыточня мечт?

А может быть, болезнь прлментов неизлечим и нм остется лишь мириться с ней, кк мирится с болезнью неизлечимо больной человек, всю жизнь соблюдвший диету и режим? Или все-тки можно придумть ккую-то более демокртическую и действенную систему упрвления ншей общественной жизнью?

Ответ н этот вопрос должен определить нше отношение к целому ряду коренных и жизненно вжных проблем. Если невозможно создть иные првительственные оргны, нежели те тупые, медлительные сборищ болтунов, что сейчс упрвляют Фрнцией, Англией и Америкой, тогд цивилизовнное человеческое общество исчерпло все свои возможности. Эти сборищ совершенно не способны глубоко проникнуть в проблемы, предствляющие интерес для всего обществ; только нук и рционльный социлизм предлгют тот коллективный подход к этим проблемм, который остро необходим, если мы хотим избвиться от теперешнего бесконтрольного рсточения естественных богтств и избежть полного бнкротств человечеств.

В неумелых и нечистых рукх современных првителей и тк уже сосредоточено слишком много влсти, и сейчс единственный для нс выход — это попытк использовть просвещенный индивидулизм, попытк всячески лимитировть и огрничить госудрственную влсть и временно создть мленькие чстные островки знния и культуры среди всеобщего беспорядк и рзложения. Все иделы коллективизм, весь рционльный социлизм — если только социлисты зхотят понять это, — в сущности, все чяния человечеств, звисят исключительно от вероятности создния лучшей системы првления, чем любя из существующих.

Посмотрим прежде всего, можно ли четко сформулировть условия, которым должно удовлетворять ткое лучшее првительство. В дльнейшем дело кждого — верить или не верить в возможность создния ткого првительств. Вообржение — основ созидния. Если нм удстся вообрзить себе лучшее првительство, — знчит, мы уже нполовину его создли.

Кковы бы ни были остльные условия, которым должно удовлетворять это првительство, ясно одно: оно не должно состоять из людей, избрнных в округе, где может пройти один-единственный кндидт. Ткой избиртельный округ неизбежно имеет меньшинство, может быть, и большинство недовольных, чье предствительство сведено н нет победившим кндидтом. Три тких избиртельных округ, которые могли бы все голосовть з одну и ту же пртию, если смешть их в общую кучу, возможно, избрли бы двух депуттов от одной пртии, третьего — от другой. При этом все рвно остлось бы побежденное меньшинство, выступившее против обеих пртий или желющее иметь предствителей, хоть чуть-чуть отличющихся по своим убеждениям от тех, которых предложил им избиртельный округ. При прочих рвных условиях можно с уверенностью скзть, что чем больше избиртельный округ и более многочисленны его предствители, тем больше шнсов н то, что будут предствлены все оттенки мысли и мнений.

Но это лишь предврительное утверждение; здесь не учтены все доводы, выдвинутые в первой чсти сттьи с целью покзть, кк легко путниц и трудности голосовния приводят к фльсификции позиции и волеизъявления нрод. Но тут мы ксемся облсти, где уже было проведено действительно нучное исследовние и можно получить определенный вывод.

В середине прошлого столетия Хейр рзрботл избиртельный метод, который и в смом деле кк будто исключет или хотя бы уменьшет возможность фльсификции выборов и недеквтного предствительств; его метод с восторгом поддержл Дж.С.Милл, сейчс з него ртует специльное общество — Общество Пропорционльного Предствительств, состоящее из людей смых рзличных, но объединенных одним желнием — увидеть нстоящее прлментское госудрство н месте опсного шрлтнств. Этот метод почти совершенно не дет возможности нвязывть кндидтов избиртельным округм и исключет те мхинции и подтсовки голосов н выборх, которые клечт и позорят политическую жизнь всего мир. Он предусмтривет лишь одно обязтельное условие, трудное, но выполнимое — честня проверк и подсчет голосов.

Смое-хрктерное для этой системы — это тк нзывемый единый «передточный» голос, то есть голос, который, будучи отдн снчл одному кндидту, может быть передн другому в случе, если этот кндидт и без того получит нужное большинство голосов. Избиртель нумерует кндидтов в порядке своего предпочтения — он проствляет против их имен в списке цифры 1, 2, 3 и т.д. При подсчете бюллетени внчле рсклдывются соглсно первым номерм. Предположим теперь, что популярный кндидт А получил горздо больше первых номеров, чем ему требуется для того, чтобы пройти в оргны првления. Тогд в его бюллетенях подсчитывются вторые номер, и после того, кк будет вычтено количество голосов, необходимое ему для получения большинств, лишние голос соответственно делятся между кндидтми второго номер и считются отднными з них. Тков вкртце сущность этого метод. Срзу исчезет при этом жиотж по поводу пропщих голосов и рзделившихся голосов, в которых и зключется весь секрет политических мхинций отдельных пртий . Вы можете голосовть з А, отлично зня, что если он пройдет и без вшего голос, то вш голос отддут В. Вы можете убедиться в том, что пройдет А, голосуя в то же время з В. Вм вовсе не нужен никкой «билет», и вм нечего бояться, что, поддерживя незвисимого кндидт, вы безндежно провлите ккого-либо более или менее симптичного вм член пртии. При тком способе голосовния впервые стновится возможным избрние незвисимого кндидт. Тким обрзом, выбирете вы не по Хобсону, не среди ствленников пртии.

Рзрешите несколько уточнить особенности этого способ — единственного рзумного способ голосовния, обеспечивющего рвное предствительство для днного обществ. Вернемся снов к избиртельному округу, который я вообрзил в нчле сттьи, то есть к округу, где кндидты, нзвнные всеми буквми лфвит, борются з двендцть мест. Предположим, что А, Б, В и Г — кндидты ниболее популярные. Предположим, что избиртельный округ состоит из двендцти тысяч избиртелей и что три тысячи из них голосуют з А — я беру смые простые цифры, — то есть у А н две тысячи голосов больше, чем ему нужно для того, чтобы пройти н выборх. Тогд подсчитывются все вторые номер в его бюллетенях и выясняется, что шестьсот, то есть одн пятя, отдны В, пятьсот, то есть одн шестя, — Л, трист, то есть одн десятя, — Р, трист — Т, двести, то есть одн пятндцтя, — У и Ф, и сто, то есть одн тридцтя, — десяти остльным кндидтм.

Теперь излишек в две тысячи голосов делится пропорционльно между В — одн пятя от двух тысяч, Л — одн шестя и т.д. Тким обрзом В, у которого уже есть девятьсот голосов, получет еще четырест, он уже избрн, и у него остются лишние трист голосов; следующие номер н бюллетенях В делятся точно тк же, кк и бюллетени А. Но предврительно рспределяют лишние голос, поднные з Л, у которого окзлось своих тысяч двести голосов. И тк длее. После рспределения лишних голосов кндидтов, избрнных в нчле списк, происходит рспределение вторых номеров н бюллетенях тех, кто голосовл з безндежных кндидтов в смом конце списк. Нконец нступет ткой момент, когд двендцть кндидтов имеют необходимое большинство голосов.

Тким обрзом, «пропж» голос или провл кндидт по ккой-либо причине, кроме той, что Никто не хочет з него голосовть, стновятся прктически невозможными. Этот метод единого голос, который может быть передн другому кндидту, дет при нличии очень больших избиртельных округов и большого количеств избиртелей бсолютно действенный избиртельный результт; кждый голос в полную силу выржет мнение избиртеля, и свобод голосовния огрничивется только количеством кндидтов, которые бллотируются в днном округе. Этот метод, и только он один, обеспечивет выборы действительно предствительного првительств; все остльные — сто один возможный метод — допускют мошенничество, путницу и фльсификцию. Пропорционльное предствительство — это не предложение чудк, не хитрый ход, ствящий целью зпутть простой вопрос; это тщтельно рзрботнный, првильный способ сделть то, что мы до сих пор делли совершенно неверно. Рзве не естественно выпекть чистый, хороший хлеб вместо того, чтобы подмешивть в него всякую дрянь? Или водить поезд по их трссе вместо того, чтобы без всякого предупреждения гонять их по кким-то тупикм и веткм? Не более стрнен и новый способ голосовния. Это не есть змен чего-то одного чем-то подобным — это змен непрвильного првильным. Это простой здрвый смысл в рзрешении величйшей трудности современной политики.

Я зню, многие не признют, не желют признвть, что пропорционльное предствительство облдет всеми этими преимуществми. Может быть, это происходит потому, что смо нзвние чересчур длинно и скучно, — горздо лучше было бы нзвть его просто «рзумное голосовние». Противники этого единственно првильного метод нзывют его необычным. Он действительно непривычен, и это порочит его в их глзх. Чтобы понять этот-метод, требуется не меньше десяти минут, это слишком много для их простых, бесхитростных умов. «Сложно!» — вот что их пугет. Они нпоминют мне человек, которому нрвится электрическя железня дорог, но он считет, что поезд шел бы лучше без всей этой ерунды — всяких тм проводов и прочего, — тм, нверху, нд головой. Они похожи н мерикнского судью с Дльнего Зпд, который рсследует дело об убийстве и говорит, что глвное — это кого-нибудь повесить з зверское убийство, но он не формлист и не стнет поднимть шум, если повешенный не окжется действительным убийцей.

Они подобны простому, бесхитростному проектировщику, которому ндоели его крты и плны, и он одним движением крндш проводит железную дорогу по Швейцрии прямо через вершины Юнгфру и Мттерхорн, сквозь ледники и ущелья. И уж совсем нпоминют мистер Дж.Рмсея Мкдонльд, который отлично знет свою будущую судьбу.

Теперь двйте рссмотрим, кковы будут неизбежные последствия пропорционльного предствительств в ткой стрне, кк Великобритния, когд вся стрн перерспределится н большие избиртельные округ, ткие, кк Лондон или Ульстер или Сэссекс или Южный Уэльс, в кждом из которых десятк дв, то и больше депуттов будут избирться с помощью системы единого «передточного» голос. Первым же незмедлительным и ниболее желтельным результтом будет исчезновение бесцветного кндидт пртии — он совершенно сойдет со сцены. Больше его никто никогд не увидит. Пропорционльное предствительство не дст ему ни млейшего шнс н успех. Безусый молодой человек из хорошей семьи, двокт н стипендии, увжемое ничтожество и богтый покровитель пртии будут вытеснены достойными людьми. Ни один кндидт, который ничем себя не проявил до выборов и грош ломного не стоит в глзх широких мсс избиртелей, не сможет рссчитывть н успех. Уже одного этого достточно, чтобы ожидть весьм основтельных изменений в поступкх и хрктере рядового зконодтеля.

Длее, никкие интриги пртии, никкие нмеки со стороны нчльств, никкие подлые зкулисные уловки, злобные зговоры и скндлы не зствят отделться от человек действительно стоящего и выдющегося, способного привлечь симптии избиртелей.

Зслужить нучную слву, быть передовым мыслителем, исследовтелем или тлнтливым оргнизтором, дерзко нрушть пути, предписнные влсть имущими, — все это перестнет быть препятствием для избрния. Нпротив, это поможет человеку пройти в Прлмент. Знчительно выше поднялся бы не только духовный уровень членов Прлмент, но выросл бы и их личня незвисимость. И Прлмент действительно стл бы собрнием выдющихся людей, вместо того чтобы быть трмплином для крьеристов.

Двухпртийня систем, которя крепко держит в своих когтях все стрны, говорящие н нглийском языке, несомненно, будет сломлен пропорционльным предствительством. Рзумное голосовние в конце концов убьет либерлов и консервторов, пртийную мшину демокртов и республикнцев. Скрытя гнилость ншей общественной жизни, секретный конклв, который торгует почестями, мошенничет в денежных делх, зпутывет общественные проблемы, обмнывет стрстные чяния нрод и губит честных людей темными мхинциями, — все это стнет невозможным. Поддержк пртии стнет весьм сомнительным преимуществом, в смом Прлменте сторонники пртии окжутся длеко позди незвисимых, может быть, дже и в численном отношении. Всего через несколько лет после введения рзумного голосовния кбинет министров исчезнет из общественной жизни Великобритнии. Прлмент сможет избвиться от министр без того, чтобы упрзднять все првительство и выржть свое неодобрение, скжем, ккому-нибудь дурцкому проекту переустройств местного првительств Ирлндии, без того, чтобы широко рспхивть дверь перед целой серией фнтстических фискльных внтюр. Кбинет, стоящий н плечх политической пртии — истинный првитель тк нзывемых демокртических стрн, — перестнет им быть, и првительство все чще и чще будет обрщться к зконодтельным собрниям. И зконодтельное собрние не только снов обретет влсть, но неизбежно пресечет серьезное и все рстущее недовольство Прлментом, которое тк омрчет сейчс нше социльное будущее. Вооруженное восстние «юнионистов» в Ульстере, сботж рбочих, збстовки солидрности и всеобщя стчк — все эти события имеют одну общую особенность: их учстники зявляют, что Прлмент — это обмн и в нем нет и не может быть спрведливости и что искть рзрешения своих обид у Прлмент — пустя трт времени и сил. При рзумном голосовнии все эти рзрушительные силы будут лишены предлог и необходимости нсилия.

Я зню, в некоторых кругх склонны умлять вжность пропорционльного предствительств и считть, что это всего лишь упорядочение системы голосовния. Ничего подобного, это перспективный переворот в избиртельном зконе. Он революционизирует првительство горздо больше, нежели простой переход от монрхии к республике или ноборот; он подрит миру новый и совершенно беспрецедентный способ првления. Стрной будут упрвлять истинные ее вожди. В Великобритнии, нпример, вместо тйного, сомнительного и не внушющего доверия кбинет, который полновлстно првит сегодня, опирясь н непокорную и многолюдную Плту Общин, мы будем иметь открытое првление, осуществляемое предствителями, скжем, двдцти крупных облстей, тких, кк Ульстер, Уэльс, Лондон, причем от кждой из них в првительство войдет от двендцти до тридцти предствителей. Ткое првительство будет крепче, устойчивее, более ндежным и более зслуживющим доверия, чем любое из тех, ккие уже видел мир. Министры и дже министерств могут приходить и уходить, но это не будет иметь того знчения, ккое имеет сейчс, ибо зконодтельный оргн нйдет множество способов вырзить свою волю, тогд кк теперь у него только одн возможность — выбирть между двумя пртиями.

Доводы, которые до сих пор приводились против пропорционльного предствительств, ничего не стоят, если подумть о его огромных преимуществх. Во всех них сквозит уверенность, что общественное мнение, в сущности, ерунд и что избиртельня систем преднзнчен для умиротворения нрод, вовсе не для того, чтобы выржть его волю. Может быть, и верно, что известные болтуны, вознесенные и рзреклмировнные внтюристы и герои минутных сенсция могут иметь все шнсы быть избрнными. Но мое личное впечтление о нродной мудрости противоречит той мысли, что любя яркя, зметня фигур непременно попдет в эти списки. Мне кжется, что люди способны оценить, скжем, обяние и глубину мистер Сэндоу, или мистер Джек Джонсон, или мистер Грри, Лодер, или мистер Ивен Робертс без того, чтобы непременно пожелть послть этих джентльменов в Прлмент. И не стоит, по-моему, преувеличивть возросшее могущество прессы в связи с тем, что он якобы имеет возможность создвть репутции.

Репутции — штук своеобрзня, и не тк-то легко их создвть, д и если бы дже ккя-то чсть прессы и приковл бы внимние нрод к десятку лиц с целью провести их в зконодтельные оргны, все рвно это должны быть интересные, чуткие люди, облдющие к тому же яркой индивидульностью. И в конце концов это было бы всего полдесятк людей из четырехсот тех, чьи репутции звоевны естественным путем. Третье возржение тково: эт реформ приведет к рздробленности мнений в Прлменте и дст нм неустойчивый кбинет. Это возможно; но неустойчивый кбинет может ознчть устойчивое првительство, устойчивым кбинет, вроде того, что сейчс упрвляет Англией, проводит политику смых невероятных колебний — и все из-з того, что его члены тк упорно цепляются з свои должности. Мистер Рмсей Мкдонльд нрисовл ткую кртину, будто в результте пропорционльного предствительств появится чересчур предствительный Прлмент, который будет рзделен н группы, причем кждя из них будет клятвенно сулить ккие-то реформы и зключть смые невероятные договоры, всячески жертвуя общественными интересми, лишь бы обеспечить проведение в жизнь обещнных реформ. Но мистер Рмсей Мкдонльд — только прлментский деятель; он знет современную прлментскую «кухню», кк мелкий чиновник своего непосредственного нчльник, и мыслит привычными терминми; для него предствители нрод — это непременно политические деятели, которых финнсируют пртийные центры; естественно, он не может предствить себе, что рзумно избрнный член прлмент будет совсем иным, нежели те интригны и охотники з теплыми местечкми, с которыми он имеет дело в нше время. Пртийня систем, основння н нелепом голосовнии, — вот что преврщет првительств в невидимые конклвы и дет глвной клике и фркции неогрниченную и опсную влсть. Мистер Рмсей Мкдонльд — типичнейший продукт существующей избиртельной системы, и его острый нюх н интриги в зконодтельных оргнх — лучшее докзтельство того, кк необходимы коренные изменения.

Конечно, рзумное голосовние не есть кртчйший путь к золотому веку, это не способ изменить человеческую нтуру, и в новом типе Прлмент, кк и в стром, еще остнутся злоб, тщеслвие, леность, корысть и явня бесчестность.

Но выступть против реформы только по этой причине не слишком убедительный довод. Все эти кчеств будут еще иметь место, но в новом Прлменте их роль будет знчительно меньше, чем в стром. Это все рвно что возржть против уже спроектировнной и совершенно необходимой железной дороги только потому, что он не предполгет возить своих пссжиров прямехонько в рй.

Из книги «Англичнин смотрит н мир», 1914.