/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

И был вечер

Галина Ли

Маленькая компания студентов, увлекающихся спелеологией, делает первопрохождение неизвестной пещеры. Вместо банального похода ГГ попадает к эльфам, а ее друзья — в лапы демонов. Желание у героев одно — благополучно вернуться домой.

Галина Викторовна Ли

И был вечер

Глава 1

Итак, я зависла. Этот долбанный трос таки собрался в стальную бороду и застрял в спусковом устройстве, чтоб его. И теперь я медленно вращалась на расстоянии тридцати метров над землей, притом к тому же под землей.

Внизу маленькой желтой звездочкой светил огонек Ленкиного налобника, подружка, задрав голову, пыталась угадать причину задержки. Причина была банальна: кто-то сначала слишком быстро спускался, а потом не повисел, не распутал намечающуюся бороду, понадеявшись на вечный русский авось. Теперь придется «в полете» разбирать большущий колтун из троса. Тугие стальные петли собрались в один большой комок, обнаружить в котором «хвостик» за который надо тянуть уже не представлялось возможности, но я попробовала.

А… без толку! Теперь, после того, как спущусь, придется Сашку наверх отправлять. Ох и наслушаюсь….

Я с тоской огляделась по сторонам, пытаясь принять верное решение.

Трос, закрученный во время спуска много раз вокруг своей оси, стал возвращаться под моим весом в нормальное положение. Влажные, блестевшие от водяных струй в свете налобника, стены колодца пещеры поплыли мимо, и я ощутила себя искателем острых ощущений на экстремальной карусели. Голова пошла кругом, и затошнило. Между тем вращение в одну сторону закончилось и плавно перетекло во вращение в противоположную.

Точно стошнит.

Я прикрыла глаза, в надежде, что когда-нибудь это все-таки закончится. По каске дробной капелью стучала вода, разлетаясь брызгами во все стороны. Комбинезон давно промок насквозь, но мне было жарко. Гидрокостюм не только хранил от намокания, он заодно создавал под тонкой резиной постоянную температуру. Правда, если еще вот так проболтаться между землей и… землей часик, то можно начать мерзнуть, уж больно сыро и прохладно в пещерах.

А может плюнуть на все, перестегнуть другое спусковое на страховочную веревку и спуститься вниз по ней? Сашка убьет за подобные дела, он у нас товарищ серьезный, год потом не забудет, что страховка отсутствовала. Ну да живы будем…

А то висеть под небольшим водопадом удовольствие не из приятных. Не Африка чай, температура воды всего-то градусов шесть — восемь.

Я рискнула, повозилась, немного перестегиваясь, и ругаясь, закончила спуск.

Ленка привычно выслушала мою тираду и спокойно поинтересовалась, — Ты чего так долго?

Рот закрылся сам собой: есть у моей дорогой подруги способность вгонять людей в ступор с помощью неожиданных вопросов. Акустика в пещере прекрасная, ругалась я на причину задержки продолжительно и так громко, что по идее должно быть слышно даже на поверхности, а она — «Ты чего так долго?!».

— Макияж наводила, вдруг спущусь, а тут гномы, — буркнула я. Ленка на иронию внимания не обратила, только нервно повела плечами. Неожиданно я поняла, что чего-то мне сильно не хватает в этот момент, точнее кого-то.

— А Сашка где? — удивилась, оглядываясь вокруг, — Что, вперед убежал?

— Ты знаешь, Насть, странно как-то, — Ленка беспокойно повернулась, и круг света от ее налобника хаотичным зайчиком заскакал по ближайшей стене, — Когда спустилась, его уже не было.

— А мешки?

Мое удивление разрослось до размеров индийского слона, вместе с недоумением, куда все-таки делся наш ответственный товарищ.

Сашка пер основную часть веревок и железа. Первопрохождение пещеры, как он не раз говаривал, это вам не хухры-мухры. Найти неизвестную пещеру в таком захоженном спеликами месте как Урал, само по себе приятно, а уж пройти ее первыми — тем более.

Эта дырка вскрылась в прошлом году, и обнаружили мы ее совершенно случайно, во время вальяжной прогулки за ягодами для компота. В тот раз для спуска не хватило длины навески. Ну не рассчитывали мы на сто двадцать метров отвесного колодца, да еще и отрицаловки!

Весь год наша компашка носилась с идеей повторной экспедиции, скрывая ото всех находку, досрочно, правдами и неправдами сдавала сессию, зарабатывала и копила деньги, наконец. Лучший друг и товарищ Александр свет батькович являлся самым серьезным из нас, именно он вложил основную энергию в затею с первопрохождением, и теперь неожиданная безалаберность в столь ответственный момент просто изумляла.

Есть значит все-таки пятна на солнце.

А мешков нет…

Я с любопытство рассматривала новооткрытую «дыру». Классно… Это даже больше, чем мы рассчитывали в своих самых смелых прогнозах.

Первый же зал, просто невероятных размеров: До потолка луч налобника не доставал, да и впереди пасовал перед непроглядным мраком.

Хорошая пещера будет, старая и интересная. Это вам не Кавказ, где сталактиты с налобником искать надо, и вокруг сплошной голый камень. Нет, тут каждый миллиметр покрыт натеками, наплывами, и вдоль стен тянутся огромные колонны до самого потолка. А ближайший сталагмит больше тебя в четыре раза. И даже на рухнувших с потолка многотонных обломках свода уже успели вырасти полуметровые «шишки».

Эх, вернемся домой, наш народ помрет от зависти!

А где все-таки наш парниша? Куда это его черти понесли одного? И совесть у него есть или нет? Сколько нам с Ленкой тут еще торчать?!

Пока я обдумывала, не отправиться ли между делом на разведку самой, случилось нечто такое, что не могло придти в мою голову даже в самом бредовом сне: из непроглядной темноты неожиданно выступили фигуры в плащах с нацеленными в нашу сторону луками.

Я поморгала. Это что мне отряд белых спелеологов от перенапряжения мерещится? А причем здесь луки? И вообще — откуда такая толпа на глубине в двести метров? Другой навески мы не встретили.

— Лен, ущипни меня… Это что за хрень? — голос прозвучал совсем растеряно, как чужой.

Ленка тем временем схватилась за мою руку и прошептала, — Я их тоже вижу.

Мда, таблеток не глотали, травки не курили, а такой глюк!

Между тем вперед выступил представитель массовой галлюцинации и подошел к нам. Лицо скрывал низко опущенный капюшон, а вообще вся одежка незнакомца была странная. Мягко сказать несовременная.

Встреть я его на поверхности, решила бы, что нет святых мест для ролевиков, и заповедник им не помеха.

Ха, а это объяснение! Вот разочарованье, тут просто есть второй вход, притом горизонталка, иначе «робин гуды» сюда бы не попали. И Сашка, наверное, уперся с досады знакомиться, а нас попросил разыграть.

Я приосанилась, желая не ударить в грязь лицом перед неизвестными представителями мужского пола (а вдруг они симпатичные?), и заговорила по возможности сладким голоском, — Ребята, живыми не сдадимся, меняем свободу на банку варенья и ящик печенья!

Вот он, повод для знакомства, пользуйтесь!

В ответ услышала что-то певуче невразумительное, притом на неизвестном языке.

Ну, мой то французский настолько ограничен школьной программой (да и институтская его не усовершенствовала), что на слух хорошо воспринималось только три слова: да, нет и внимание.

Я повернулась к подруге в надежде на ее лингвистические знания. Ленка пребывала аналогичном состоянии и молчала как рыба.

Придется налаживать контакт самой.

— Ребят, вы кто? — поинтересовалась осторожно.

Личная фантазия пока ограничилась всемирным слетом толкинистов.

Неизвестные молча окружили нас кольцом, и один из них потянул меня за рукав, указывая направление, а сзади подтолкнули, вероятно, для ускорения.

Вот это мне совсем не понравилось.

Я стряхнула с себя чужую руку и предупредила, — Еще раз рискнете, будет больно! Понять меня не поняли, но на крайний случай расступились.

— Насть, не надо, — Ленка уже пребывала в состоянии тихой паники.

Она в нее вообще легко впадала в стрессовых ситуациях. На Ленкиной белоснежной как у Снегурочки коже проступали ярко красные пятна, словно у экзотического вида леопарда, в глазах поселялся тихий ужас, и она мертвой хваткой цеплялась за ближнего. На этот раз «ближним» оказалась я.

— Они не шутят, Насть. Пойдем, куда велят…

Я покосилась на нее: вот черт, придется идти. Ну, если это Сашкина шуточка, убью на месте, и месяц не буду разговаривать. А если не шутка — все равно выбора нет. Я не дочь Майкла Тайсона, в нокаут кулаками мужиков отправлять не умею.

Мешки с вещами у нас отобрали, и налобные фонарики тоже забрали, гады.

Освещения «захватчиков» нам вполне хватало, но собственность — дело принципа и я прокомментировала действия экспроприаторов на могучем русском языке, жаль, они его не знают, иначе покраснели бы. Незнакомцы и ухом не повели, словно ругань их не касалась.

Ну и тащите наше барахло! Все нам с Ленкой легче будет.

Мы оказались в середине отряда. Впереди шли несколько человек и за нами четверо.

Сторожа, мать их…

Над головами наших проводников плыли яркие огни. Вот так сами по себе и плыли. Зрение у меня отвратительное и как я не щурилась, разглядеть, что это такое не получилось, но света они давали достаточно, позволяли хорошо разглядеть дорогу. Запомнить бы ее еще…. На крайний случай.

Из зала, в который мы спустились, (он действительно оказался очень большим, метров триста в длину, не меньше) нас увели в большой разветвленный коридор. Пока мы шли, я пялилась на впереди идущего. Хорошо разглядеть получалось только песочного цвета плащ (судя по всему — натуральная шерсть) и кожаные подметки легких сапог. И вообще ребята выглядели неприлично сухими и чистыми для пещеры. То ли дело мы с Ленкой, всего то два колодца и пару шкуродеров, а уже насквозь мокрый и грязный комбинезон.

И тут до меня дошло, что парится в гидрашке, кажется, совсем необязательно, температура пещеры ползла потихоньку вверх. Это ненормально, во всяком случае, в этих местах, а вообще — хороший повод, можно снять все лишнее.

Я резко остановилась. Ленка с тихим возгласом врезалась мне в спину. Сопровождающие тоже притормозили в недоумении. Их главный, он как раз и шел впереди, отдал короткое распоряжение, и меня снова дернули за рукав.

Ой, зря… Со мной так нельзя, со мной надо любя и ласково…

Я итак была вспотевшая и злая, а тут мало того, что меня как последнюю овцу волокут куда-то, да еще переодеться не дают…. короче меня понесло.

Когда это случается, прервать меня можно, только насильно лишив сознания. Из глубин девичьей памяти всплывают все известные словесные обороты, гневная речь льется плавно и убедительно — как у политика в предвыборный период на телеконференции, а образности мышления может позавидовать любой писатель.

Ну, вполне возможно, что все происходит по-другому, потому что вспомнить потом, о чем ораторствовала, я не могу. Вот такой синдром бессерка, только в мирном варианте.

Итог выступления всегда одинаков — оппоненты минимум замолкают, а чаще всего в конце моей речи извиняются. Раскрутить окружающих и хотя бы задним числом узнать, что же такого пикантного я наговорила, тоже не получается. Даже Сашка, которому случилось оказаться рядом в такой момент, долго потом хихикал, но так и не признался, что я несла, отговариваясь фразой, — Да ты уж как сказала…

Вот и сейчас, когда я, наконец, умолкла, даже эти, говорящие на неведомом языке ребята, стояли от меня на существенном расстоянии, вероятно чтобы до них не дотянулись в случае чего.

Больно мне надо.

Я расстегнула комбинезон, сердито сопя, сняла резиновые сапоги, и начала с помощью Ленки стягивать с себя резину гидрокостюма. То еще, скажу вам занятие, в смысле ничего приятного, особенно если волосы цепляются за резину.

Ненавижу гидрашки; тяжелые, противно воняющие, с ужасной скруткой в районе талии, да к тому же так плотно прилегающие, что выбираться из них — все равно, что заново родиться. Ну и а если одевать, то соответственно, наоборот…. К сожалению, без них в мокрой пещере загнешься от холода через пару часов, да и забавно бывает иногда поплескаться в ледяном подземном озере, оставаясь абсолютно сухой.

Когда мне, наконец, удалось выбраться из резиновой тюрьмы, пришлось точно так же вытаскивать из упаковки Ленку. Освободившись заодно и от теплых синтепоновых комбинезонов, мы разделись до легких спортивных костюмов. Теперь оставалось добыть обувь из мешков.

Каждый уважающий себя спелеолог таскает с собой тапочки — это непреложный закон. Мало ли куда приспичит пойти в лагере, не лезть же сухими ногами в мокрые сапоги, да и вообще — глубина метров в триста, малюсенькая площадка для ночевки, толща известняка над головой, а ты в тапочках, как дома. Шик!

Я внимательно присмотрелась к мешкам, вспоминая, в каком именно лежит обувь, и решительно дернула его на себя. Не ожидавший такой подлянки, охранник с трудом удержал равновесие и возмущенно процедил пару слов, наверняка ругательного смысла.

А вот по фиг! Мы не местные, моя — твоя не понимайт!

Прикинувшись глухой, я распотрошила мешок, нарушая всю его герметичность, и вытащила искомое. А заодно и расческу, а как же без нее, и распустив косу не спеша, принялась за прическу.

Когда мы наконец-то поднялись, то заметили, что и в облике наших спутников тоже произошли изменения. Во-первых, они начали улыбаться, (ну-ну, разглядели, значит, двух симпатичных девушек) и во-вторых — сняли капюшоны (а это, наверное, для того, чтобы и у нас был шанс на них полюбоваться). Даже суровый командир обнажил свою голову и пялился на наши…. костюмы и не только на них. И столько интереса было в его взгляде, что стало очевидно — их девушки явно носят что-то другое, наверное, не столь обтягивающее.

Это ты еще мой пирсинг в пупке не видел! Впечатлить что ли?

Я подняла руки к голове, закручивая в узел косу, позволила задраться короткой спортивной курточке, обнажая оголенный животик с сапфировой сережкой, и с удовлетворением увидела округляющиеся глаза.

Так тебе и надо, не будешь за руки хватать! Сейчас я еще трепещущие ресницы добавлю, они у меня длинные, могу позволить. Вот так, совсем хорошо!

Бледная кожа стоящего рядом парня зарозовела, и он смущенно улыбнулся.

Класс!

— Настя, — неожиданно дернула за руку расхулиганившуюся меня подруга, — Ты на их уши посмотри.

Я посмотрела. Потом еще раз посмотрела, потом на крайний случай подошла и потрогала. Командир отскочить в сторону не успел и обреченно позволил исследовать свои органы слуха до конца.

Острые, длинные… Эльфы, мать их… Настоящие…

Я обалдела, а потом, как со мной бывает в случае очень сильного удивления, высказалась на исконно русском…

Я была не права, это хорошо, что они меня не понимают, а то случился бы межрасовый конфуз.

Эльфы снова подхватили наши вещички и поманили за собой. Пришлось шлепать вперед, к слову сказать, резиновые тапочки оказались намного удобнее тяжелых сапог на два размера больше.

Сколько мы еще шли, я не знаю. Время под землей течет иначе. Кажется, что прошло три часа, а на самом деле все восемь. Широкий коридор, заваленный мелкими камнями, плавно уводил вниз, и возникло чувство, что мы идем по бесконечной галерее мрачного заброшенного дворца. Точнее — по его подвалам, которые наверняка ведут в плесневелую темницу.

Мда, нехорошие ассоциации, откуда только взялись. С перепугу, наверное. Это я внешне храбрая, а на самом деле заяц еще почище Ленки. Только она не скрывает своих страхов, а я… А я лезу на рожон, доказывая, что мне сам черт не брат. Бывает — получаю за это от жизни по шее, но чаще выхожу победителем. Удачливая, наверное.

Наконец, когда уже стало тошнить от усталости, остановились на ночлег. Я снова отобрала наши поклажу, достала спальные мешки и пенополиуретановые коврики. Хоть и тепло, а спать на холодном камне без защиты занятие для малахольных дураков.

Ленка сидела, нахохлившись, как зимний воробей и кажется, готовилась пустить слезу, глаза подозрительно блестели и губы по-ребячьи подрагивали.

— Лен, ты чего? — удивилась я, забыв, что часом раньше сама чуть было, не всплакнула от груза тянущей неизвестности.

Хотя, правда, что за повод. Если поднять все существующие легенды, эльфы — народ не злой. Максимум на что они способны, так это продержать у себя пару сотен лет, и то в приятной атмосфере. А тут может, просто погостим с недельку, и домой. Ну, зачем мы им? Силами никакими не владеем, да и знаниями особыми тоже. Ни Ленкины филологические, ни мои биологические им явно ни к чему, всего лишь источник бытовой информации. Как… гм… девушки, у них свои говорят дивной красоты. Так что сколь не крути, сколь не льсти себе, а мы им ни к чему и надо воспринимать происходящее, волшебным приключением, которое дай бог хорошо закончится.

Ленка между тем тихо всхлипнула и прошептала, — А что с Сашкой?

На меня словно плеснули ушат ледяной воды. Щеки залило жаром, стало так стыдно и нехорошо, что мгновенно пересохло в горле.

Я ведь действительно забыла про него! Странные события, завертевшие нас в своем круговороте, вымели из моей легкомысленной и явно пустой головы факт, что идем мы неполным составом.

Ленка, умница, наверняка переживает уже давно, только молчала до сих пор.

Я виновато посмотрела на нее.

Ну, лучше поздно, чем никогда, сейчас узнаем.

Последующий час прошел бурно и не могу сказать что весело. Хотя это тоже, смотря с какой стороны посмотреть. Ленка, например, стала не всхлипывать, а давиться, причем смехом.

Только представьте, что вам надо объяснить человеку не говорящему по-русски, извините, ошиблась, даже не человеку, что вас было трое и узнать, где находится на данный момент недостающий товарищ.

Я показывала в лицах, на пальцах, на сталактитах, на них самих, на нас с Ленкой и пустое место — ничего не получалось.

Мне глупо улыбались, на меня пялились, разве, что у виска не крутили, но не понимали. Сдалась я после того, как нацарапала три фигурки железным кулоном в виде китайского иероглифа на стене. Две фигурки были женские, а одна мужская. Они сильно смахивали на символы, которые малюют на дверях известного назначения, не хватало только букв М — Ж, по причине явной неграмотности ушастых от них я отказалась. И вот я невоспитанно тыкаю пальцем, сначала в треугольник с основанием внизу, потом по очереди в себя и подругу, потом в мужской знак и театрально развожу руками, озираюсь по сторонам, в завершение пантомимы требовательно смотрю на командира.

Результат потряс нас с Ленкой до глубины души. Вместо того, чтобы кинуться и вернуть пропажу на место, командир внимательно посмотрел на обломки сталактитов, на рисунки, покраснел и стал стелить постель рядом с нами.

Ленка тихо пискнула, влипла всем телом в стену, глядя на него, как кролик на удава и натянула спальный мешок до самых ушей.

Это чего он такого удумал?! Это он решил что мы с ним…

Ах ты гад ушастый, озабоченный, символы фаллические тебе мерещатся, фрейдист хренов… Мудрый народ, говорите?! Да я тебя сейчас!

К счастью до рукоприкладства не дошло, он отпрыгнул с предполагаемого места утех на безопасное расстояние, и что-то быстро залопотал, явно оправдываясь. Его команда между тем готовилась умереть от хохота, Ленка — от страха, я — от злости, но все обошлось, и все выжили.

Плюнув на дальнейшие попытки найти понимание и решив, что утро вечера мудренее, легла спать. Эльфы тоже устроились кто где, закуклившись в свои плащи, как гусеницы перед превращением. Сторожей не поставили, видно кроме дивного народы здесь никто не шастал. И свет сразу притушили, просто рукой над шарами провели, и они потухли. Полная темнота тут же ослепила, отбив всякое желание к перемещениям. Оставалось только спать. Ленка горько вздохнула и уткнулась мне в плечо.

— Да ничего с Сашкой не будет, — попыталась успокоить и ее и себя, — Наверное, его уже довели до места, завтра увидимся.

Ленка ничего не ответила, только вздохнула еще горше. Я тоже хотела попечалиться, но не получилось, слишком устала, и через пару минут мы обе мирно посапывали во сне. Только вот мои сны были какие-то беспокойные. То Сашкин голос звал куда-то из темной пустоты, то Ленкин, а то и вовсе — чужой, заунывный. А потом кто-то осторожно потянул меня за ногу, я, не просыпаясь, лягнулась, и к моменту пробуждения в памяти остался чей-то тихий шип, да чувство удара по чему-то плотному, но податливому.

Утро не принесло ни мудрости, ни понимания, а напротив, только все больше запутало. Проснулась я от тихих встревоженных голосов. Эльфы уже зажгли свои странные светильники и собрались вокруг нас. Впрочем «нас» тоже уже не было. Была я одна, а Ленка исчезла! Ее спальник лежал на месте и даже тапочки, тапочки тоже присутствовали, а ее не было! Я зачаровано смотрела на одинокое розовое пятно.

Ленкины тапочки — это вообще отдельный разговор. Глядя на них, начинаешь осознавать, почему появляются фетишисты. Аккуратные, розовые, расшитые бусинами, с ослепительно белыми меховыми помпонами.

Как подруга умудряется сохранять свою обувку идеально чистой в походе — тайна за семью печатями, но когда она их упаковывает, то сильно смахивает на служителя неизвестной религии. Происходит настоящее действо, и всех, кто окружает Ленку в данный момент, волей-неволей завораживают неторопливые, но точные, как у хирурга, движения рук.

Каждый тапочек любовно осматривается, с помпонов сдувается пыль, с подошв стирается платочком грязь, выковыриваются застрявшие каменные крошки, потом тапочки по одному заворачиваются в отдельный пакетик, потом вместе — в пакетик, потом еще во что-то, и в прорезиненном мешке для них отводится особое место. Стоит ли уточнять, что этот мешок Ленка тащит сама.

И вот теперь ее сокровище одиноко стояло у стеночки.

В первый момент я, было, подумала, что подруга решила пройтись босиком, но тут же отбросила эту мысль как крамольную. Ленка такая аккуратистка, что и в пещеры ходит в белых носочках. Сапоги мы оставили по пути, там, где раздевались, значит, девушку могли увести или унести только насильно. Тут то и вспомнился беспокойный сон.

Ох, не сон это был…

Я беспомощно осмотрелась по сторонам в поисках логического объяснения Ленкиного исчезновения и вопросительно посмотрела на эльфов.

На этот раз поняли с первого взгляда и беспомощно развели руками.

Ну, нет, господа хорошие, этот номер со мной не пройдет! Мало того, что Сашка исчез, так еще и Ленку потеряли?!

Я встала, в твердом намерении на этот раз выяснить все до конца и тут меня осенило… Мешок со «столовыми» приборами был у меня. Надеюсь назначение кружек и ложек этим пещерным аборигенам знакомо.

Когда на свет явились три эмалированные чашки, и три ложки стоящий рядом командир аж подпрыгнул.

Дошло, наконец, что ему вчера втолковывали, стоило только нужным местом подумать.

Реакция была странная, вместо того чтобы вернуться назад и начать поиск, эльфы подхватили меня и буквально поволокли за собой. Я сопротивлялась, еще, как сопротивлялась, но шансы против восьми молодых и сильных мужчин равнялись нулю.

В конце концов, командир просто перекинул меня через плечо и потащил, не обращая внимания на возмущенные вопли.

Болтаться на плече, пусть даже и совершенной формы, оказалось унизительно.

То ли мешок с… картошкой, то ли военная добыча — одинаково противно. Поэтому, успокоившись, я похлопала парня по плечу и мрачно сказала, — Сама пойду.

Как не странно, он понял с первого слова и спустил на пол.

Ничего, сегодня ночью я стащу свой налобник и удеру от этих господ. Хватит, наигралась!

Все надежды на побег умерли на берегу широкой подземной реки. Там нас ждали две вместительные лодки, сделанные из серебристой древесины и напоминающие формой пироги американских индейцев. Меня усадили на дно одной из них, и когда весло мягко оттолкнулось от берега, нахлынули дурнота и слабость.

Вокруг царила красота неписанная. Такие волнистые многоступенчатые занавеси, такие сталактиты, спускающиеся с высокого потолка к самой воде, еще ни разу не встречались, но они не радовали, казалось, что меня увозят навсегда от всего того, что я любила. А еще сильно не нравились взгляды эльфов. Они сильно изменились со вчерашнего дня: на меня смотрели, как на обреченного, на скорую смерть человека. Вроде бы и жалко, и помочь ничем не можешь.

По пещере прокатился далекий заунывный вой, сидящий напротив эльф вздрогнул и покосился на меня, как будто это я выла.

На душе стало еще тоскливее, и я отвернулась, чтобы не видеть эти красивые лица, а может для того, чтобы они не увидели моих слез.

Видит бог, что не по своей воле оставляла в неизвестности пропавших товарищей. Течение подхватило наши лодки и мягко повлекло за собой.

Глава 2

Сны

Прошло несколько дней и ночей, уж не знаю, сколько их сменилось на поверхности, а под землей режим самопроизвольно растягивается до 36-часового, в общем, мы спали целых три раза все, также, не покидая лодок.

Эльфы дремали по очереди, я, когда захочу, специально из вредности. Хотя, если честно, какой может быть сон, если в дно постоянно толкается вода, а с невидимых берегов время от времени доносятся то ли стоны, то ли хрипы, то ли брачные завывания неведомых животных. Ушастых конвоиров они здорово тревожили, пока одни гребли, другие держали луки наготове и не сводили глаз с невидимого берега.

Иногда мы причаливали, эльфы все-таки не ангелы, естественные надобности у них существуют. Но толком отдохнуть и размять ноги остроухие не давали, заставляя возвращаться в лодку, стоило только сделать свои дела.

А потом мне как-то поплохело: стала впадать в спячку, как барсук. Притом снилась полнейшая муть: узкие темные коридоры незнакомой пещеры и мелкие ушастые приматы, достаточно уродливые и злобные. Они активно пытались меня куда-то уволочь, но получалось это плохо. Справляться с собственными кошмарами меня научили еще в детстве, поэтому уродцы во сне разлетались от ударов во все стороны веером, да еще получали на лету дополнительные пинки.

Они, правда, тоже научились мелочно пакостить — подкрадывались сзади и больно дергали за косу, как мальчишки в детстве на переменах. Ну и доставалось им примерно так же как мальчишкам, по лбу здоровенным железным пеналом, как он оказался в моей руке, ума не приложу.

Просыпалась я злая и уставшая, как будто и впрямь дралась. Эльфы с тревогой на меня посматривали и переговаривались, горячо обсуждая то ли свои проблемы, то ли злой вид пленной. Настроение и правда было паршивое, сильно тревожила пропажа товарищей, а тут еще эти любители чужих волос.

Даже стало казаться — коса по настоящему редеет. Пришлось соображать, придумывая наяву варианты защиты во сне, поэтому в очередной раз, очутившись в уже надоевших коридорах, я «надумала» железную стойку с париками. Выбрав подходящий, тотчас водрузила его на голову, и пошла на шум приближающихся шагов.

Особым интеллектом человекообразные страшилки не отличались, и потому с охотой вцепились в распущенные пряди, выдирая их здоровенными клочьями. На этот раз я не пиналась, моей основной задачей было удержать на месте парик и изобразить правдоподобное страдание от причиняемой боли. Наконец, почти подчистую выщипав синтетику, уродцы сбежали с ликующими воплями, оставив недоумевать, на что им сдались чужие волосы. Гнезда они из них вьют, что ли?

Так и проснулась с этим вопросом. Не смотря на удавшуюся хитрость, победителем себя не чувствовала, по-прежнему тянуло в сон, и ему приходилось усиленно сопротивляться.

Подземная река несла наши «пироги» все дальше и дальше. Ее ширина достигала семидесяти метров, а то и больше.

Вот уж не думала, что под старым Уралом могут быть такие пустоты.

У меня есть друг, который не просто шляется по пещерам, а целенаправленно занимается «изучением карстовых образований с научной точки зрения». Так вот он любит горячо рассказывать о том, что под нашими равнинами существует целая сеть разветвленных пещер, связанная друг с другом то ли рекой, то ли остатком древнего моря.

Теперь я вспоминала его гипотезу и соглашалась. Она действительно существует, эта древняя подземная река, несущая наши лодки в черной темноте под километровыми толщами земной поверхности. Наверху стоят города, шумят леса, ходят люди, а где-то глубоко у них под ногами затаился огромный неизведанный мир, да еще и обитаемый в придачу. Будь у меня компас, может, и удалось бы определить, в какую сторону несло нас неторопливое течение, а так оставалось только фантазировать.

Снова потянуло в сон, и я привычно устроилась на дне лодки. Ко мне моментально сел поближе командир этого маленького отряда. Так происходило всегда в последнее время. После исчезновения Ленки он вообще от меня почти не отходил, вел себя, как хороший сторожевой пес, только что не гавкал. Хотя нет, бывало, что порыкивал, если кто-то делал что-то неправильное, с его точки зрения. Обычно этим «кто-то» была пленная.

А я даже не огрызалась, мешали навалившиеся апатия и безразличие, откуда только взялись эти две совершенно не свойственные мне черты.

Мерное движение лодки убаюкивало, пришлось сдаться и позволить сну завлечь в свои глубины.

Я открыла глаза и снова обнаружила себя стоящей в небольшом зале пещеры, украшенном желтовато-красными наплывами известняка. Обычный зал, каких полным-полно и в Крыму и здесь, на Урале, в общем, везде, где есть достаточно старый карст. Одно только отличало его от увиденного ранее, в самом конце зала выделялись три огромных сталлагната, толщиной с хорошую колонну, окутанных черными то ли тросами, то ли цепями, а в самом центре находился вытесанный из цельного куска известняка каменный стол, поддерживаемый уродливыми многоногими фантастическими зверями. Около стола стоял… затрудняюсь дать с ходу определение и подвести к какой-либо существующей в биологии классификации. А вот если прибегнуть к терминологии классического RPG, то это, несомненно, демон, каких я истребляла десятками, просиживая за компом по ночам.

Демон был большим, метра два с половиной роста, имел четыре конечности, две верхние и две нижние, относился к прямоходящим, и был рогат. Его тело бугрилось мускулами и роговыми пластинами, маленькие глаза прятались за костяными наростами, ноздрей не наблюдалось, если не считать двух узких щелочек, зато зубов было много. Слишком много! Они располагались в несколько рядов, имели разнообразную конфигурацию и калибр, словно создатель этого странного существа никак не мог решить, на чем остановиться и оставил все, что придумал. Челюсти для такого чуда стоматологии тоже подобрали подходящие, вместительные, хищные, массивные, а вот рога и уши портили впечатление, вызывая желание похихикать. Рога оказались как у хорошего селекционного барана, крутые, заворачивающиеся острыми концами внутрь двойной спиралью, а уши — откровенно коровьи. Я тут же глянула на его ноги, как и следовало, ожидать, они заканчивались раздвоенными копытами.

«Хищный парнокопытный гуманоид» сама собой возникла фраза в голове, и я рассмеялась нелепости этого определения.

«Гуманоид» тут же повернул голову на смех и, не спеша, двинулся в мою сторону.

Я стояла на месте, страха не было, потому что хорошо понимала — это всего лишь сон.

Демон в задумчивости остановился напротив, уверено протянул когтистую пятипалую конечность, схватил меня за плечо и потянул за собой.

Но-но, полегче, приятель!

Моему возмущению не было предела, я стала выдираться из его хватки. Демон даже не заметил сопротивления, и тогда пришлось его укусить. Монстр обиженно взревел, обернулся и схватил меня за вторую руку, намереваясь окончательно обездвижить и утащить. Не тут то было, что-то не менее сильное, чем он сам вцепилось в меня сзади и не отпускало.

Время растянулось, став резиновым, меня тоже пытались превратить в гуттаперчевую девочку, перетягивая в разные стороны как канат на детских праздниках.

Больно же, черт вас возьми!

Ноги оставались свободные и я взбрыкнулась, со всей силы заехав монстру в нос, благо он наклонился, чтобы схватить меня за ноги.

Ого, кровь у него тоже красная!

Демон разжал одну лапу и мрачно утер кровь с морды, оставив разводы. Я, не долго думая, попыталась закрепить успех, но противник слегка отклонился от удара, и нога зацепила гроздь висящих у него на шее амулетов. В это время меня снова потянули назад, веревки украшений натянулись, одна из них, тихо тренькнув, лопнула, за ней порвались и остальные. Очень вовремя, потому, что силы, удерживающие меня, начинали слабеть. Демон заревел еще громче и исчез в огромной воронке.

Я очнулась на дне лодки в объятьях эльфа, он крепко держал меня и шептал что-то на ухо, сжав в одной руке длинный нож. Я посмотрела в его глаза, мерцающие во мраке таинственными звездами, почувствовала, что начинаю краснеть, и попросила, — Отпусти, я проснулась.

Командир нехотя разжал руки, вложил нож в ножны, потом нагнулся, что-то подобрал со дна лодки и протянул мне.

Это были те самые безделушки, что болтались на шее у демона, висящие на рваных волосяных веревках, и в одной из них отчетливо поблескивали черные искусственные волосы из вороного парика!

Я автоматически, еще не осознав происходящее, взяла амулеты в руку и стала рассматривать. Каждый исполнили в виде человечка задранными над головой руками, скрученными вместе железной проволокой. Висели фигурки на тонких волосяных веревках. Одну веревку сделали из мягких темных волос, вторую — из коротких, торчащих во все стороны русых, а третья имела большой процент квелой синтетики. Две фигурки, к тому же, основательно перемазали чем-то бурым.

Мамочка родная, да это же волосы Ленки и Сашки! Эти амулеты нас изображали!

Вихрь сумбурных мыслей пронесся в моей голове, оставив за собой полный хаос.

Как могли попасть в действительность безделушки из сна?! Это меня что, по настоящему похищали?!

Стало понятно, как украли из под самого носа остроухих Ленку. Этот демон и меня бы уволок, если бы не…

Запоздало дошло, кто является моим спасителем, видно эльф не случайно устраивался рядом, стоило мне прилечь. Он просто знал о таившейся во сне опасности, и это его руки удержали меня в этом мире.

Я подняла голову и встретилась с его понимающим взглядом.

— Спасибо, — как смогла, выразила свою благодарность, без особой надежды на понимание. Эльф в ответ кивнул и ласково погладил меня по щеке, а потом вытащил из кармана платок и показал, что амулеты, или как их там еще называть, надо положить в него. Я согласно кивнула, но прежде освободила фигуркам руки и отмыла их в реке. Толку от этого никакого, но не могла же я спокойно оставить друзей связанными, пусть и в условном изображении!

После странного сна и еще более странного пробуждения эльфы немного повеселели и еще больше заторопились, словно стали опасаться погони, и не зря. Несколько раз подземная река проходила под естественными мостами в виде изящных, обросших сталактитами арок, в эти моменты эльфы становились напряженными, а командир сложными пассами рук засылал осветительные огни вверх и вперед, видно для того, чтобы успеть разглядеть засаду.

По счастью наши враги были не особенно расторопными, хотя, когда мы уже прошли под последней аркой, и уплыли от нее на расстояние метров эдак в тридцать, мне почудилось наверху какое-то смутное движение, и не мне одной. Эльфы все как один насторожено повернули головы, стрелки нацелили луки, готовясь спустить тетиву, но снова все обошлось, кто бы там не забрался на этот «мост», активных действий он предпринимать не стал, предпочтя остаться в тени.

Еще через «день» пути берега сузились, река стала бурной, и мы вошли в узкий каньон, постепенно превратившийся в туннель. Теперь все внимание остроухих уходило на борьбу со стихией.

Интересно, каким образом эти ребята проходили туннель в ту сторону?!

Течение бросало наши суденышки как щепки и, так и норовило прижать на поворотах к стенам. Висящие над головами огни хорошо освещали наш путь, и прекрасно было видно, какие глубокие карманы вымыла вода в стенах. Если к ним прибьет, фиг мы оттуда выберемся живыми и невредимыми!

К счастью, эльфам были хорошо знакомы и водный маршрут, и строптивый норов местного течения, так что и этот отрезок пути группа миновала без особых приключений. На выходе из туннеля я увидела сложенные из камня строения и искусственный мост с крепкой железной решеткой, которую тут же опустили, стоило только нашим «пирогам» проплыть под ним.

Несколько лучников с берега приветственно помахали вернувшимся товарищам руками, воззрившись на меня с молчаливым изумлением. Тут же стало неуютно, не люблю я таких взглядов, сразу начинаю ощущать себя диковинной зверюшкой в клетке.

Почувствовав девичье смущение, командир остроухих протянул мне свой плащ. Я не стала отказываться, и накинула на плечи, превратившись в еще один неприметный силуэт. И снова мы плыли по реке, правда, теперь спали и ели мы на суше, в построенных для странников домах. Пару раз нам по пути встречались небольшие гарнизоны, спрятанные за мощными крепостными стенами вдоль реки. А один раз привелось столкнуться с представителем местной фауны.

После одной из ночевок, когда эльфы подошли к своим вытащенным на берег и перевернутым суденышкам, под одной из лодок обнаружили такое…..

Огромная змея размером с хорошую анаконду темно коричневого цвета со светло бежевым брюхом и неярким ломаным узором по телу сыто почивала под уютным укрытием. Почувствовав наше приближение, она сначала злобно зашипела, предупреждая о своем присутствии, а потом, не спеша, убралась восвояси, растворившись в темноте. Эльфы змее не удивились, а вот я совершенно обалдела.

Пещеры и змеи в наших широтах вещи не особо совместимые. Особенно на такой глубине, особенно таких размеров. Да о чем я, таких размеров пресмыкающиеся на моей родине водились разве что в рассказах чабанов! Да и то, сильно пьяных. Верить им на слово как-то даже в голову не приходило, потому, что в этот момент они сильно напоминали рыбаков из анекдотов. Волки у них вырастали до размеров медведей, медведи — до размеров мелких мамонтов, а обычные полозы превращались в страшных существ, пробивающих головой в броске каменные стены и глотающих овец за один прием. Если же чабан попадался с воображением, то в финале его рассказа обязательно появлялся мохнатый дикий человек или НЛО, кому что больше нравилось.

И вот, пожалуйста, нате вам существо из пьяных баек! Причем с точностью до мелочей. И темный окрас, и длина метров восемь, и хохолок на голове то ли из перьев, то ли из волосков.

Животный мир вертикальных пещер не особо богатый. Ну, летучие мыши, ну насекомые, паучки там всякие, лжескорпионы или другая какая-то мелочь. Из пресмыкающихся я встречала только ящерок, и то у самого входа. Правда в неглубокий и трещиноватый гипсовый карст постоянно сыплется всякая бестолочь, типа жаб или змей, но им там приходится плохо. Температуры низкие, не для хладнокровных, быстро впадают в оцепенение.

Я, иногда, в порыве жалости вытаскивала наружу таких невезучих гадов за пазухой. Один раз даже щитомордника вынесла, тоже за пазухой, хорошо выход рядом был и он не успел прогреться и прийти в себя. То есть, когда его подбирала, я еще не знала, что это щитомордник, это уж потом, в атласе ядовитых животных России нашла соответствующее изображение и подивилась собственной глупости.

Это так, для примера, потому что кого бы там не выносили на поверхность, в пещере они были совершенно беспомощны. Восемь или десять градусов тепла явно маловато для нормальной жизнедеятельности пресмыкающихся. Правда сейчас температура была все-таки выше, градусов пятнадцать-восемнадцать, но все равно… мало. Особенно если учесть, что солнца тут нет и вокруг только камень холодный. Так что или это обман зрения, или змея не очень-то пресмыкающаяся, ведь торчали же на ее треугольной башке какие-то волосенки!

Эх, поймать бы хоть одну, какую-нибудь поменьше, и на кафедру, в подарок профессору. Хотя нет, пусть лучше здесь живет, в институте ее точно замучают, если не профессура, так студенты. Плевать им на то, что она реликт и исчезающее животное. Интересно, а что собственно кушает эта змеюка?! Ведь выросла же она до ТАКИХ размеров!

Жалко у эльфов не спросишь, ни я их, ни они меня, по-прежнему не понимали. Нет, я честно пыталась выучить их язык, но пока что-то не очень получалось, пока удалось запомнить только их имена, да еще какое-то слово, что часто употреблял в сердитом настроении командир ушастиков, эльф Итивель.

Я, не долго думая, повторила за ним это слово, так сказать для лучшего взаимопонимания. Эффект от моего попугайства был потрясающий, остроухий заалел яко легендарный цветочек, а его товарищи сначала онемели, а потом дружно заржали, да простят меня поклонники дивного народа, но для такого громового рж… хохота, трудно найти более подходящее слово.

После этого маленького происшествия мои отношения с эльфами полностью наладились и стали товарищескими, словно сломалась невидимая преграда между нами. И хотя я по-прежнему не понимала их язык, и мои уши не выросли ни на миллиметр, все равно они теперь общались со мной, как с другом.

Только щеки Итивеля по прежнему розовели, стоило ему посмотреть на меня, да еще пропало несколько слов из его речи, видимо родственных тому, что я выучила.

Глава 3

Подземный город

Река уносила нас все дальше, о возвращении обратно тем же путем в одиночку, и речи быть не могло, как и о классическом побеге, но больше я не отчаивалась. У меня блуждала в голове одна идея, не могу сказать, что особо умная. Можно даже утверждать, что дикая была идея, глупая и… да какая разница, как ее называть, все равно другие, получше, меня обошли стороной, так что пришлось иметь дело с той, что посетила.

Только для ее воплощения требовалось больше информации и храбрости, уж больно она была рискованной. А еще требовалось время, терпение и кто-нибудь говорящий на русском языке.

В конце концов, не вечно же плыть по течению, и река когда-нибудь закончится! Где-то должны жить мои спутники, их подруги, дети, и кто у них там вместо домашних животных.

В общем, я ждала появления эльфийского города, хотя как-то слабо его представляла в пещерах. Вот лес, это понятно. К тому же кожа эльфов не поражала воображение своим цветом. Да, не морской загар, и не солярий, да бледновата слегка, но на узников подземелья или вампиров из фильмов тоже не похоже. Легкий золотистый загар имеется, и он даровал надежду, что скоро я увижу белый свет.

И все-таки, бедная у меня фантазия. Я ждала чего угодно: сумрачного города на берегу подземной реки, первозданного леса под небом с незнакомыми звездами, прохождения наших лодок через облако телепорта, и даже огромного водоворота, что вынесет на изнанку мира.

Все оказалось не так. Река просто вывернула из-за крутого поворота в огромное подземное озеро, по размерам не уступающего скажем, Краснодарскому водохранилищу. Темнота внезапно рассеялась: над нами сияло солнце. Обычное, земное, веселое солнышко, только какое-то странное.

Сначала я не поняла, в чем состоит эта странность, но потом до меня дошло. Во-первых, небо наблюдалось только вокруг солнца, в радиусе не более ста метров, дальше виднелся далекий свод пещеры, во-вторых, на солнце можно было смело смотреть, оно не слепило глаза, хотя я чувствовала тепло его лучей на коже, ну и в третьих — оно слегка просвечивало.

Пока я разглядывала это чудо искусственного освещения, лодки мягко ткнулись носом в каменный причал.

Наконец-то мы добрались до места, где я, надеюсь, получу хоть какие-то объяснению происходящему!

Меня галантно поддержали под локоток, пока я выбиралась из лодки и повели по улицам города. Хотя какие там улицы, узкие дорожки разбегались во стороны среди огромных деревьев…

Деревьев?!! Чтоб меня…

В пещерах же кроме белой пушистой плесени ничего не растет! Да и она встречается только в соответствующих местах, на органике… соответствующего вида…. Откуда деревья?!

Я застыла столбом рядом с одним из растений: огромное дерево, массивное, обхватом метров в десять, не меньше, с пушистой разветвленной кроной, теряющейся где-то очень высоко. Сквозь его резные темно-зеленые листья просвечивало эфемерное солнце, насмехаясь над всеми моими знаниями, приобретенными за два года учебы в институте.

Гладкая зеленовато-серебристая кора была чуть влажной, и местами полностью скрывалась за зеленым лишайником и мхом.

Я присела на корточки и дотронулась до пола.

Итак, у нас в наличие не привычный известняк или глина, а мягкая почва, покрытая невысокой травой с пестревшими в ней цветами. И порхали среди цветов неяркие маленькие бабочки, больше похожие на солнечные блики, чем на насекомых. Из травы прямо мне на рукав прыгнула маленькая, словно покрытая зеленым лаком, лягушка и тут же исчезла, испугавшись своей ошибки.

Я рассмеялась.

Этот лес оказался самым большим чудом, встретившимся мне по жизни. Чудеснее эльфов, лохматой змеи и идиотского демона (хотя именно демона сложно было отнести к разряду чудес, скорее он попадал в разряд ошибок эволюции).

Я не особо сильна в определении видов животных, не говоря уж о растениях, и мои полевые гербарии всегда относились к области вольных сочинений, но сейчас я была уверена на все сто, что нет на поверхности ни подобных растений, ни цветов, ни бабочек. Не говоря о тянувшем меня за рукав эльфе.

Я послушно следовала за Итивелем по тропе из желтой брусчатки, стараясь справиться сразу с двумя вещами: собственным любопытством, заставлявшим глазеть по сторонам, и полами длинного плаща, путавшегося у меня в ногах. Как это только раньше женщины ходили в платьях ниже щиколотки?

Меня привели к небольшому домику, прятавшемуся за одним из растительных гигантов. Остроухие остановились на его пороге, вежливо поклонились, прощаясь, и ушли, весело переговариваясь между собой звонкими голосами. Со мной остался только Итивель. Он на правах хозяина показал мне весь дом, в котором имелось все, что необходимо усталой путнице, включая ванну с горячей водой и накрытый стол. По всей видимости, сторожить меня не собирались, потому, что эльф с чувством выполненного долга раскланялся, оставив в душе чувство легкого сожаления от этого расставания, что ни говори, я успела привыкнуть к постоянной компании.

На одном из кресел уже висело платье, светло-зеленого цвета, расшитое по рукавам и вороту шелковой нитью едва видимым растительным узором. Не могу сказать, что меня оно сильно вдохновило, но выбора не было и, искупавшись в ванне, я в него влезла. Влезть то влезла, а вот справиться с хитроумными застежками, которые к тому же располагались на спине, я не смогла. В довершение удовольствия от средневековой моды чуть не рухнула на пол, запутавшись в его подоле после первого же шага.

Нет, ну как они раньше в этом ходили?! И даже бегали! Наверное, для этого дела были специальные учителя.

Словно в ответ на мои догадки на пороге появилось неземное существо по красоте сравнимое только…. Пока я думала, с кем мне сравнить златокудрую эльфийку, она подошла ближе, изящно придерживая подол одной ручкой.

Выдержка у леди просто железная. Не тени напряжения или любопытства на лице, сплошное вежливое дружелюбие. Даже обнаженной спине не удивилась, только чирикнула что-то и тут же застегнула все эти крючочки и петельки. Потом усадила на стул и взялась за мои волосы.

Слава богу, эксперименты с прическами ставить не стала, а просто заплела косу, украсив ее жемчугом и мелкими заколками в виде цветов. Смотрелось все это вместе очень мило, сразу придав мне вид героини фильма про короля Артура. Только лицо было современное, ни тебе стыдливого румянца, ни застенчивости или покорности судьбе. Наглое, в общем, лицо, хотя, не лишенное привлекательности. Да что уж там скромничать, очень даже симпатичное.

Я еще раз полюбовалась своим изображением в своевременно подсунутом серебряном зеркале.

Пусть внеземной красоты не наблюдается, зато какое… выразительное!

Придумала я очередной комплимент самой себе, чтобы не пасть духом рядом с этим совершенством.

«Совершенство» тем временем мелодично представилось и взялось за ликвидацию моей языковой безграмотности. Притом делала это эльфийка весьма изящно, под видом обеденной беседы. Надо сказать, что давалось эта учеба несоизмеримо легче, чем всего лишь днем ранее. Девушка просто вкладывала чужие слова в мою голову. К концу дня я запомнила название всех предметов, находящихся в комнате и всех блюд. Вот что значит педагогический талант!

Я вспомнила своих учительниц французского и мысленно содрогнулась, им бы только собак дрессировать, и то… животных жалко. А еще через несколько дней усердная ученица уже могла вполне сносно объясняться с местными жителями на их родном языке. Не так чтобы я уж очень сильно рвалась общаться, но все-таки приятно перекинуться хоть парой слов, за время свалившихся приключений я чуть не отвыкла от этой роскоши.

Эльфийку звали Лотанэ.

Я все-таки задержусь немного подробнее на ее внешности, хотя если честно, ничего кроме банальщины в голову и не приходит.

Какими словами можно описать красоту и в чем конкретно она заключается? В сияющих, цвета желтого золота волосах по за… до бедер? В смелом разлете тонких бровей? В особой форме красивых миндалевидных глаз, которой человеческие красавицы добиваются с помощью скотча и макияжа? А может в том, что каждое движение эльфийки преисполнено изящества и достоинства?

Да черт его знает. Одно скажу, я рядом с ней в первый же день чуть не заработала комплекс неполноценности. Спасло то, что она в свою очередь смотрела на меня с восхищенным изумлением (хотя я так и не поняла его причины, скорее всего, эльфийка никогда в жизни не видела людей).

Лотанэ объяснила мне нехитрые права и обязанности. Обязанностей до приезда верховного эльфийского князя (слово князь прозвучало как «князе» и совсем по-русски) у меня не было никаких, прав тоже — не особенно много.

Разрешалось ходить, где хочешь, только несильно далеко, общаться с кем пожелаю, и занимать себя любимую делом, не ведущим к членовредительству живых существ.

Самое лучшее в этой ситуации было бы погрузиться в изучение местной библиотеки, но, к сожалению, письменность мне пока не давалась. Для этого надо было выучить не только алфавит, но и кучу каллиграфических символов, обозначавших то или иное слово. Так что я решила не спешить и занялась изучением окрестностей.

Ходить за пределы города-леса я не решалась. Кто его знает, что у них тут водится кроме хохлатых рептилий. Да и фонарика мне не оставили, а солнце светило только над этой территорией, да еще в отдельных залах, где эльфы высаживали сады или пасли на лугах мелкое подобие лам, и над озером, там водились самые обычные караси и окуни.

На вопрос о чудесах освещения Лотанэ ответила, что это очень сильная магия, на осуществление которой потребовались все силы ее народа, в тот момент, когда они уходили под землю. Задавать вопрос, от кого они туда убежали, не имело смысла, не глупая сама догадалась. Люди даже сейчас кого хочешь, могут довести до побега в другое измерение, не даром до сих пор не канули в прошлое отшельники со скитами. Что уж там говорить об эльфах с их доброй магией и стремлением к справедливости на пороге средневековья. Да их бы попросту сожгли, или закидали камнями, или выслали на Северный полюс, или еще что-нибудь придумали не менее губительное. Правильно сделали, что попрятались, зато выжили.

Дома эльфов мне понравились. Небольшие, на диво красивые строения, облицованные резными плитами из известняка, благо его тут хоть завались. А княжеские чертоги стояли немного в стороне, и вид у них был, как и полагается, очень впечатляющий. Но все-таки самое красивым местом оказался берег озера, особенно в момент заката, когда призрачное солнце садилось за его край. Тогда вспыхивали в красных лучах тысячелетняя каменная сказка пещеры, которая в сочетании с цветущими кустами и деревьями смотрелась очень даже ничего.

Я нашла весьма уютное местечко в маленьком садике, полном печальных статуй. Там стояли удобные каменные скамейки, и открывался чудный вид на озеро. Вообще то это было кладбище, но я глупыми предрассудками не маялась, мертвецов, особенно эльфийских не боялась, поэтому ничто не мешало просиживать там до первых звезд, особенно если учесть, что с некоторых пор ко мне стал присоединяться Итивель. Его компания помогала смириться с праздным ожиданием возвращения правителя.

Впрочем, я старалась посильно участвовать в жизни затерянного города. Послонявшись среди мастерских эльфов я поняла, что мои руки могут пригодиться только все в той же библиотеке. Читать и писать по эльфийски я не могла, зато умела прилично рисовать, и меня усадили за копирование наиболее ветхих и древних свитков, на которых уже и волшебство не действовало. И тут-то мне довелось узнать — я, оказывается, не первый человек побывавшей в ее стенах!

Среди истрепанных временем листов нашлась записка на английском языке подписанная весьма прозаичным именем Джонни. Кусочек, с фамилией таинственного Джонни, отсутствовал, осталась только одна буква Р. О чем в ней было написано, я тоже прочесть не могла по причине все той же языковой безграмотности, а на вопрос жили ли здесь когда-то другие люди, смотритель библиотеки изобразил крайнюю степень идиотизма. Пришлось мне в тот день идти добывать правду к остальным эльфам. И вот чудо, как только я произносила имя Джонни, меня сразу переставали понимать, словно им уши или мне рот ватой забивали!

С таким единодушным саботажем мне не приходилось сталкиваться с момента выбора на должность завхоза в один из походов. Помнится, тогда вот также проигнорировали мое нежелание брать на себя эти обязанности, за что и поплатились избытком в рационе чеснока и недостатком сахара.

Ну да, я по мелочи мстительная, зато эту должность мне больше не предлагали.

В данном случае надавить на эльфов мне было нечем, оставалось только мило улыбаться и пробовать снова и снова. Но они словно сговорились: даже общительная Лотенэ и та, как в рот воды набрала. Только взгляд ее стал чрезвычайно печальным. Из чего я сделала вывод, что кем бы ни был этот Джонни, а история его загадочная и, возможно, очень грустная.

Предприняв еще с десяток бесплодных попыток разузнать о судьбе загадочного собрата по несчастью, я конце концов махнула рукой. И, конечно же, как это обычно бывает, именно в этот момент я наткнулась на еще одно свидетельство человеческого пребывания в этом заколдованном краю: когда я в очередной раз бродила среди изящных статуй на эльфийском кладбище, любуясь этими произведениями искусства, взгляд упал на красивый барельеф, украшавший скромную надгробную плиту. На ней изображался бородатый мужчина, сидящей в задумчивости на скамейке, в руках он держал книгу. На плите было две надписи. Верхняя, короткая гласила — Джон Ридли. Нижняя была выполнена мудреной эльфийской вязью.

Вот оно значит как, был, жил и умер, может, поэтому им так грустно его вспоминать? А может у этого народа вообще не принято о покойниках разговаривать, и я невольно нарушила табу?

Мда, неловко получилось, хотя, наверное, все первопроходцы делают ошибки в общении с аборигенами. Хорошо хоть это эльфы, а не затерянное в джунглях племя Папуа Новой Гвинеи, а то ведь те и на ужин могли пустить вместо дичи за недопонимание.

Рассудив, таким образом, я совсем успокоилась, хотя на всякий случай эльфийскую надпись перерисовала. Мало ли что, может, кто расшифрует по доброте душевной.

Глава 4

Верховный князь

Огромная, почти красная луна над озером выглядела как настоящая. Ее света хватало на то, чтобы залить всю округу ярким светом и ночь не походила на ночь. От луны тянулась через все озеро блестящая дорожка, делая водную гладь похожей на сусальное золото.

Я сидела рядом с Итивелем и чувствовала себя до невозможности счастливой. Эльф только сегодня вернулся из очередного обхода подземных территорий и, едва умывшись и переодевшись, прибежал ко мне. Любимая скамейка на кладбищенской горке стала нашим местом для встреч. Глупо, конечно, при наличии приличного жилого помещения, но пребывание на свежем воздухе помогало не потерять окончательно голову и удерживало от того, чтобы не полезть к эльфу с объятьями.

Я вообще существо влюбчивое и прекрасно знаю за собой эту слабость. Правда влюбленность моя заканчивается примерно через месяц-другой, и начинается игнорирование звонков да придумывание повода не приходить на свидания, но в течение этого срока все здравомыслие куда-то улетучивается. Поэтому я стараюсь ограничиваться прогулками по городу и исключаю из употребления спиртное, чтобы избежать тяжелых последствий от очередного сумасшествия.

Вот и с эльфом я старалась вести себя также. Правда, он, в отличие от моих парней, с объятьями и поцелуями не лез, даже обидно немного было. Зато он знал столько интересного… К тому же оказался прекрасным рассказчиком и умел слушать. Так что часы, проведенные рядом с ним, пролетали незаметно.

Обычно домой (я уже стала называть предоставленное жилище домом), я попадала ближе к рассвету. В библиотеку приползала соответственно к обеду, чем несказанно огорчала смотрителя. Этот эльф был, как многие «ботаны», немного не от мира сего, так что спад моего рабочего энтузиазма его сильно печалил. Вот и сегодня я морально готовилась к грядущему укоризненному взгляду, и к тому, что скоро буду виновато разглядывать книжные корешки, слушая его вздохи. Итивель, словно почувствовав смену настроения, накрыл ладонью мою руку.

Я тут же перестала дышать, ожидая продолжения, но его, как обычно, не последовало. Меня захватила волна разочарования.

Ну, в самом деле, что за детский сад! Пора, уже хотя бы в щечку поцеловать. А может, я ему не нравлюсь, может это он просто контакт налаживает? Так сказать на благо дружбы народов, руководствуясь лозунгом «Люди и эльфы всех стран — объединяйтесь».

От этой мысли к глазам подступили слезы, я отняла руку и, как оказалось, очень вовремя.

Позади, раздался легкий шорох, и перед нами встал высокий эльф. Его темные волосы, заплетенные в две длинные косы, охватывал серебряный обруч, украшенный гладкими кабошонами драгоценных камней. Серьезный взгляд светло серых глаз смотрел на нас испытующе и внимательно.

Итивель моментально вскочил на ноги и почтительно преклонил колено, из чего я сделала вывод, что, наконец, пожаловало высокое эльфийское начальство. Притом начальство дотошное и относящееся к трудоголикам, ведь не поленилось и поперлось глубокой ночью разыскивать нас среди кладбищенских статуй. Выглядело это начальство так же замечательно, как и остальные представители этого племени: не старше тридцати, спортивно, стильно, с ярко выраженным чувством собственного достоинства. Добавьте к описанию красивое лицо, плюс мудрый, все понимающий взгляд и картина будет полная. Встреть я такого мужчину всего месяц тому назад, онемела бы от восторга и точно потеряла бы дар речи на пару часов. Нет, не влюбилась бы, но точно впала бы в ступор и попыталась украдкой нарисовать или хотя бы полюбоваться. Но сейчас князь был для меня интересен только как источник информации, которую без его особого разрешения, категорически отказывались оглашать эльфы. Поэтому я совершенно не огорчилась, когда он одним движением руки услал прочь моего собеседника, тем более, что я злилась на Итивеля.

Оставшись наедине, эльф изящно поклонился и представился, — Велесир — князь подземного царства эльфов Илона.

Я тоже слегка склонила голову, — Анастасия — студентка.

Немного подумала, стоит ли говорить какого именно института, и решила, что совершенно не к чему, все равно ему даже слово «студентка» в диковинку.

Эльф занял место Итивеля и долго меня разглядывал, ни говоря, ни слова. Я тоже решила не стесняться и в свою очередь уставилась на него во все глаза.

Когда эта игра в гляделки мне надоела, я выпалила одним духом, мучивший меня вопрос, — Вы можете мне объяснить, кто такие эти демоны, где мои друзья и зачем вы меня сюда притащили?

Эльф мелодично рассмеялся, — Люди, вы совершенно не меняетесь!

Я нахмурилась.

Ничего смешного, можно подумать он бы не спросил, если бы мы его захватили в плен и приперли в нашу палатку!

Князь заметил мою гримасу и сказал, — Не обижайся, дитя. Просто твои предшественники первым делом спрашивали меня о том же.

— И много их было — предшественников? — тут же полюбопытствовала я.

— Два, — коротко ответил эльф, поднялся и поманил за собой.

Я, конечно, не раздумывая, последовала.

Вторую, еще более древнюю могилу, я не заметила. Наверное, потому, что ее украшала статуя грустного эльфа с дудочкой, и надпись была сделана на эльфийском, а еще китайскими иероглифами.

Мда, статистика вещь правдивая, из трех людей, гостивших в этом месте, третий все-таки оказался китайцем!

— Отчего они умерли? — поинтересовалась я.

Велесир вздохнул, ласково дотронулся до белого камня и сказал, — Человеческая жизнь так хрупка и недолговечна.

Значит от старости, перевела я самой себе торжественную фразу эльфа и тут же спохватилась, — А почему они не ушли?

Князь в ответ только качнул головой, — Мы их не отпустили.

Ничего себе перспективка! Это что, до самой смерти здесь зависать?!

Видно мои невеселые мысли так ясно отразились на лице, что эльф тут же сказал, — Не обижайся, но мы не можем вывести тебя на поверхность, хотя очень этого хотели бы.

Тут я снова обиделась, в конце концов, не настолько я неприятный человек, чтобы, пообщавшись со мной несколько недель воспылать желанием оправить куда подальше.

Эльф, по всей видимости, мог читать мысли, потому как снова улыбнулся и пояснил, — На обратной дороге тебя могут похитить демоны, а это слишком опасно и для твоего, и для моего народа.

Потом он поведал мне удивительную историю ухода под землю его народа. История вышла трагичная. После последней войны светлых и темных сил, победа осталась за эльфами и людьми, но демоны не сдались, а просто притаились до поры до времени, дождавшись, когда уйдет из жизни поколение героев участвующих в битве. Человеческий век, как известно, краток, не прошло и двести лет, как зло снова подняло голову. Но теперь оно действовало хитрее, решив в первую очередь посеять раздор среди прежних союзников. Это им вполне удалось.

Люди отвернулись от эльфов и принялись гоняться за ними по лесам так же рьяно, как прежде преследовали демонов. И тогда перворожденные решили принести себя в жертву и уйти в добровольное изгнание. Но не просто уйти, а закрыть дорогу на Землю демонам, став на границе слияния двух миров. Осуществить эту нелегкую задачу им помогли последние из великих волшебников, что не хуже эльфов предвидели грядущие века сна человеческого разума и чести.

Перворожденные ушли под землю, где их владения простирались по всей Евразии, включая Англию, Ирландию и острова Средиземного моря. Вход был запечатан, до тех пор, пока сердца людей не окажутся достаточно мудрыми, но в последний момент демоны как-то узнали о готовящемся колдовстве и успели вмешаться. Так они получили шанс выйти раньше времени. Условие сего бедствия было по первобытному незамысловатым. Требовалось выловить в пещере и принести в жертву трех людей, что спустились туда вместе.

На этом месте рассказа я порадовалась, что мы держали свою находку в страшной тайне, иначе бедные эльфы сейчас бы целую толпу спелеологов отлавливали, а, скорее всего, при таком таланте к похищениям, демоны уже вырвались бы наружу.

Может оно и не так страшно. Ну что такого может сделать этот круторогий ящер людям, чего они сами бы не смогли? Да их, скорее всего, уже через неделю после выхода на поверхность начали бы отстреливать с вертолетов и растаскивать тушки по лабораториям. И моргнуть бы глазом не успели, как попали в исчезающий вид!

А с другой стороны, что я вообще знаю об этих демонах. Может, они быстренько бы вошли в контакт с соответствующими товарищами, и вскоре на свет появилось оружие, усиленное колдовством и более страшное, чем все имеющиеся? Тогда человечеству пришел бы полный каюк!

Велесир кивнул головой, соглашаясь с моими последними мыслями.

— А что будет с моими друзьями? Их убьют? — спохватилась я.

— После того как поймут, что до тебя им не добраться, да, — честно ответил эльф и уточнил, — Но сначала они попытаются похитить тебя, так что гуляй осторожнее. Мы хорошо защищаем пределы своих городов, но дальше заходить не стоит. У демонов свои тайные пути.

Потом князь ненадолго задумался и словно невзначай поинтересовался, — А те амулеты еще у тебя?

Похоже, он был хорошо осведомлен обо всех моих приключениях.

— Утопила случайно, — соврала я с ходу, мысленно представив себе расходящиеся по воде круги, на тот случай если эльф снова заглянет в мои мысли.

— Ну и хорошо! — довольно улыбнулся правитель и сказал, — Я вижу, тебе не терпится задать мне еще несколько вопросов?

Мне действительно не терпелось, и я кивнула головой.

— Позволь мне самому, выбрать, на которые стоит ответить, — предусмотрительно заявил эльф и мой рот закрылся сам собой.

Как это водится у мудрых людей, князь сильно схитрил, он ответил только на один, пообещав дать команду своим подданным по возможности удовлетворять мое любопытство, и взяв с меня обещание, не злоупотреблять этим. И вопрос себе эльф выбрал самый простенький, о том, как они узнают, что пора выходить на поверхность.

Велесир поднял вверх голову, указал на одну из самых ярких звезд пальцем и сказал, — Это небо грядущей эпохи, когда ваши звезды изменят свое положение, Ирион засияет в десятки раз ярче, и на нашем небе вспыхнет звездная радуга, вот тогда придет наше время.

Что и говорить, поэтичный народ эти эльфы.

Князь галантно проводил меня до самых дверей, извинился за слегка испорченный вечер, пообещав с завтрашнего дня предоставить Итивеля в полное мое распоряжение. Наверное, я покраснела, потому, Велесир снисходительно усмехнулся и пожелал на прощание спокойных снов. Естественно, что его пожеланиям не суждено было сбыться.

Глава 5

О пользе сна

Я сидела на своем ложе, слово кровать этому огромному произведению искусства не подходило, и задумчиво разглядывала амулеты. В эту ночь я хотела проверить, в правильном ли направлении работают мои мысли, поэтому стиснула все три фигурки в ладони, легла и для верности засунула руку под овальный, украшенный вышивкой валик, что использовали эльфы вместо подушек. Правда пришлось еще некоторое время помучится, в попытке заснуть, слишком много разных мыслей толкалось в моей бедной голове, гоня прочь весь сон, но, в конце концов, я справилась.

Тихо и незаметно я провалилась в сновидения, сменявшие друг друга пестрой каруселью, пока одно из них не явило взору знакомый зал о трех столбах с жертвенным столом. Зал был пуст, это давало возможность рассмотреть все как следует. Мешала только мысль, что неплохо бы обезопасить свое драгоценное сознание от возможных столкновений с местными жителями, тем более, что они только и ждут, как это самое сознание похитить, а Итивеля на этот раз рядом нет, так что помочь будет некому.

После долгого раздумья на тему «ОБЖ», я остановилась на проверенном веками варианте — шапке невидимке. Она не заставила себя ждать, упав прямо в руки. Выглядел волшебный головной убор, как армейская шапка-ушанка времен Второй мировой, даже красная звездочка присутствовала. С чем это было связано, лично я не знаю, вот Фрейд бы точно объяснил, увязав ее внешний вид с комплексом Электры и подавленной сексуальностью, вот только чьей, вопрос. Лично меня приснившаяся шапка, люстра или стул ни на какие левые мысли не наталкивают.

Что-то не то лезло в мою голову, сказалось, наверное, что как раз за день до отъезда мы сдавали экзамен по психологии. Я нахлобучила ушанку на голову, и мое тело растворилось в воздухе.

Здорово! Странное такое ощущение, словно ты разом превратилась…. ну не знаю… в чистую энергию, что ли. Тела нет, а все видишь и чувствуешь.

Руководствуясь не особо развитым шестым чувством, я медленно двинулась вдоль стены зала, пытаясь найти следы присутствия своих друзей. Из зала было несколько выходов. Я решила исследовать каждый, вряд ли их спрятали далеко. Первый же проход привел меня в небольшую, искусственно выдолбленную комнату, во всяком случае, ее стены носили следы инструментальной обработки.

В комнате на обтянутом кожей диване сидело двое. Один был уже знакомый мне демон, специализирующийся на похищении девиц, второй с первого взгляда казался обычным человеком. Правда, он здорово напоминал паука.

Знаете, встречаются такие в каморках без естественного освещения, обесцвеченные, с длинными тощими лапками, в которых темным цветом выделяются суставы. Вот и этот мужчина был похож на подобное насекомое. Но если паук лично у меня вызывал острую жалость и желание спасти, то этот товарищ будил совершенно противоположные чувства. А если точнее, брезгливость и желание раздавить.

Демон пребывал в сильнейшем раздражении. Он сидел, наклонив голову, словно собирался бодаться, уши при этом топырились в стороны и мелко подрагивали, в руках демон вертел кусок железа, сжимая и вытягивая, как заурядный пластилин.

Ничего себе силушка! Как это мне удалось от него избавиться?!

Мужчина лениво наблюдал за его действиями, время, от времени поглядывая на руку.

Позвольте! Так обычно смотрят на часы, а им здесь быть никак не полагается! Их же заточили сюда, если я только правильно поняла князя, где-то в 4–5 веках нашей эры!

Я протерлась вдоль стеночки поближе. Действительно, на руке у «паука» были часы. Притом Сашкины, противоударные! Вот, гаденыш… Я тебе еще припомню это мародерство!

Демон, между тем, закончил лепку. В его руках находилась очередная фигурка, с торчащей в сторону прямо из головы палкой. Он поднес к самым глазам предмет своих стараний и осторожно дохнул на него. Это дыхание заставило сморщиться мужчину и, миновав его, докатилось до меня. Я тут же заткнула нос. Точно плотоядный! И зубы ни разу в жизни не чистил. Фу! Смрад то, какой!

— Ты закончил? — на чистейшем русском языке поинтересовался человек, снова взглянув на часы, и без надобности поправил длинный подол своей то ли мантии, то ли рясы.

— Не получается! — раздраженно буркнул рогатый, — Сначала надо уничтожить тот амулет!

Ага, фиг тебе, сначала попробуй до него добраться! Тут же порадовалась я, догадавшись, что фигурка изображала меня… и мою косу очевидно.

— Не надо было терять, — тоном воспитателя пожурил тощий мужик.

Демон в раздражении швырнул в угол несостоявшийся амулет и огрызнулся, — А я и не терял! Девица оказалась бешенная, да этот…dertules ей помогал.

Слово, которым демон обозначил моего спасителя, он рыкнул особенным горловым звуком, который ударил по ушам и заставил поморщиться и меня и его собеседника.

Притом тот немедленно потребовал, — Не надо! Ты же знаешь, что я плохо переношу вашу речь! Кажется, мы договорились общаться на языке этих пленников. По крайней мере, мы оба не страдаем теперь от головной боли!

Тут членистоногий тонко заверещал, видно в отместку, и пришла очередь демона прядать ушами и отворачиваться.

Угу, звуковая непереносимость двух видов. Понятно теперь, почему они на русском калякают. Но с голосочками им обоим не повезло, им только футбольные болельщики были бы рады. Вполне подходящие для битья стекол и другого нанесения материального ущерба обществу. Ну, может, милиции тоже пригодились бы, демонстрации и несанкционированные сборища разгонять.

Владельцы «обворожительного» тембра тем временем продолжили свое совещание.

Человек, если это только был человек, сказал, — Я смогу продержать открытым вход в пещеру не больше двух недель, потом они обрушат его и нам придется искать другое слабое место.

Демон пожал плечами, — Не обязательно, мы нападем на их вонючий город и отнимем ее силой!

— Как прошлый раз? — почему-то ехидно осведомился тощий.

Рогатый сжал кулаки в ярости, видно напомнили ему о чем-то очень неприятном, и тот сразу пошел на попятную, — Ну, ну, я просто пошутил!

— Как чувствуют себя жертвы? — спросил человек, потом встал, подошел к столу и любовно провел худыми длинными пальцами оп стоящему на нем светильнику.

Я присмотрелась и поморщилась. Светильник был сделан из настоящего человеческого черепа, притом детского. Извращенцы недоделанные.

— Живы, — коротко ответил плотоядный, чем меня несказанно порадовал.

— Рюмочкой не угостишь? — словно невзначай поинтересовался старец, но я то видела, как блеснули у него при этом глаза!

Демон осклабился, — А может тебе еще и кусочек отрезать?

— Увы, — Развел руками в мнимом сожалении человек, — Ты и сам знаешь, что для обряда нужны все части тела без исключения.

— Ладно, старый пройдоха, пойдем, пропустим по одной, с них не убудет, — усмехнулся рогатый и пошел к выходу, звонко цокая копытами по известняку, за ним последовал старик.

Уже на пороге он на минуту задержался, втянул остреньким тонким носом воздух и мечтательно сказал, — Как у тебя здесь аппетитно пахнет! Ты что, их в эту комнату приводил?

Демон не оборачиваясь, ответил, — От них вонь по всем коридорам идет, из-за нее мне приходится своих подчиненных держать подальше. Боюсь, что у кого-нибудь не выдержат нервы и их сожрут.

Ну не преисподняя, а сборище маньяков-людоедов!

Я осторожно подняла невидимую руку и принюхалась, тревожась, не меня ли они почуяли. Пресловутым русским духом пахнуть по идее не должно, еще перед свиданием приняла ванну, и духами эльфийскими, что подарила мне Лотанэ, сбрызнулась, но кто его знает… Может они запах людей чувствуют на молекулярном уровне. На крайний случай я решила следовать за ними на отдалении. Правда, проходя мимо пустого дивана, я чуть не сдала саму себя и не заорала в голос от испуга. Мягкий диван был, обтянут человеческой кожей!

Еще никогда, ни к кому я не испытывала такого приступа ненависти… Ну, продолжатели дела третьего рейха, я не я буду, если не наведу тут грандиозный шухер, после которого вы еще тысячу лет нос на поверхность не покажите! И фиг вам достанутся наши шкурки и их содержимое, гурманы недоделанные! Приняв это решение, я выскользнула из комнаты и пошла вслед за удаляющимися гадами, попутно пообещав самой себе, что привезу профессору вместо хохлатой змеи голову этого эволюционного тупика с рогами. Пусть препарирует!

Глава 6

Узники

Коридор, ведущий к помещению, где держали узников, был четвертым о счету и самым узким. Теперь приходилось быть особенно осторожной, попадись кто навстречу, мы не разминулись бы. Он тоже был вырублен в известняке.

Интересно, почему при наличии такого количества дармовых лап и свободного времени демоны еще не добрались до поверхности? Надо будет не забыть у эльфов спросить, что их здесь удерживает.

Наши враги остановились, демон толкнул дверь, она распахнулась, рогатый гостеприимно повел рукой, и они вошли. Я тоже перешагнула порог и сразу нырнула в угол, чтобы не пересечься, не дай бог с кем-то из тюремщиков.

Сашка с Ленкой сидели в уголке прямо на холодном полу бедными сиротинушками. Их руки были связаны и ноги тоже были связаны тонкими кожаными ремнями. Даже при этом сумрачном освещении было видно, как исхудали их лица. Ленка выглядела, как и полагается в такой ситуации, испуганной, а вот Сашка, похоже, боевой задор не растерял, а потому смотрел на нечисть с угрюмой яростью, не взирая на разбитую губу и здоровенный бланш под глазом.

Демон подошел к моему другу, одним движением лапы поставил на ноги, перехватив рукой под самое горло. Сашка дернулся и попытался ударить мучителя ногами. Ничего не получилось, не зря видно ребят связали. Демон чуть усилил хватку и Сашка захрипел.

— Будешь рыпаться — придушу, — равнодушно бросил демон и приказал, — Вытяни вперед руки.

Пленник вызывающе показал средний палец. Похоже, этот международный жест рогатому был уже знаком, потому что, он не меняя тона, сказал, — Не послушаешься, возьму кровь у девчонки.

Вот, сволочь, знает, на что давить!

Ленка от таких слов побелела, но попыталась встать, всем видом выражая готовность послужить донором.

Сашка покорно протянул руки. Серый человек шустро закатал моему другу рукав и сделал небольшой надрез на предплечье, подставив под тонкую красную струйку золотую чарочку, предусмотрительно вытащенную из недр своего балахона. У демона была своя тара. Судя по количеству уже подживающих ранок на руках моего друга, это был далеко не первый сеанс кровопускания.

— А почему они собственно могут сопротивляться? — запоздало удивился тощий, с видимым удовольствием принюхиваясь к содержимому чарки, — Я над ними, вроде как ритуал проводил?

— Она все амулеты сорвала, я их так и не нашел, — неохотно признался рогатый.

Жертва булимии насмешливо блеснул глазами, с деланным сочувствием поцокав языком и сказал, — Испортились без нас люди, совсем бояться перестали. Потом он поднес ко рту рюмку и сделал маленький глоток. По его телу прокатилась дрожь удовольствия, демон вслед за ним тоже пригубил содержимое своей стопки.

Смотреть на то, как эти двое уродов, смакуя каждую каплю, пьют кровь было противно до невозможности. А еще противнее было стоять рядом и терпеливо сносить это гнусность. Ну, ничего, тише едем, сильнее накостыляем!

— Прекрасно! — «Паук» закатил глаза и облизнулся, его язык был длинный и кажется раздвоенным на конце, — Вот что значит молодая кровь, хотя лично я предпочел бы девушку. У женщин, э… вкус более… м-м… нежный.

Человек провел пальцем по своей длинной шее, сверху вниз, словно провожал последний глоток, с сожалением посмотрел на пустую рюмку и спрятал ее в карман.

— Не затягивай с третьей, — посоветовал он демону, снова с вожделением глянул на пленников и поинтересовался, — А ты их размножать не пробовал? Был бы постоянный источник. От неожиданности я чуть вслух не поперхнулась. Сашка с Ленкой стали еще бледнее, хотя куда уж больше то.

— Пробовал, дохнут, — буднично ответил парнокопытный и, словно предупреждая следующий вопрос, добавил, — Люди здесь дольше шести лун не живут.

— Жаль, очень жаль, — вздохнул «паук» и снова уставился на Ленку с нездоровым интересом.

— Если не достанем вторую девицу, одолжишь мне на время эту? Для эксперимента… Давно хотел, если честно, но по пещерам все больше мужчины ходят.

Демон осклабился, — И не думай! Мне самому она пригодится, разве что пущу, разочек, как гостеприимный хозяин!

Вот козлы старые! Мне стало еще противнее, Сашка дернулся вперед, не будь он скручен, пришел бы старичку полный трындец. А Ленка…. Ленка меня удивила, на ее лице неожиданно проявилось выражение безграничного презрения, она гордо вскинула голову и я поверила, что ее пра-пра был графом.

— Ну ладно, мне пора, — тоном засидевшегося гостя, сказал серый, — Будут свежие новости или идеи — зови. И не советую идти к эльфам без моих ребят, твоей мелочи с ними не справиться. Демон в ответ немного недовольно пошевелил ушами, но ничего не сказал. Ну, точно, когда-то имел место неудачный штурм эльфийских поселений.

У самого порога «паук» снова остановился и втянул носом воздух.

— Странно, все-таки они у тебя пахнут, сладенько, по эльфийски, — с этими словами он шагнул за порог, а я решила в следующий раз духами не брызгаться.

Наконец бухнул засов тяжелой двери, оставив меня с друзьями наедине.

Я тут же метнулась к ребятам и зашептала, — Ленка, Сашка. Я вас вытащу, вот подумаю хорошенько и вытащу!

Однако мои друзья меня не услышали! Ленка положила голову на широкое Сашкино плечо, и он нежно поцеловал ее в волосы.

Вот это да, я и не знала! Скрытная все-таки у меня подруга, даже не обмолвилась ни разу, что ей нравится наш общий товарищ!

Ленка совсем по-детски всхлипнула, и Сашка не нашел ничего лучшего, как сказать, — Живыми не дадимся!

Герой-мученик, блин. Я набрала в легкие побольше воздуха и заорала во все горло, — Хватит киснуть, придурки несчастные! Сказала же, что придумаю, как вас вытащить!

На этот раз что-то до моих отчаявшихся друзей дошло. Сашка недоверчиво помотал головой, словно собака, которой в ухо комар залетел, а Ленка выпрямилась и осторожно спросила, глядя куда-то в угол мимо меня, — Настя?!

Я сорвала с себя шапку-невидимку и проворчала, — Нет, Санта-Клаус с подарками!

Однако моя подруга продолжала пялиться все в тот же угол! Я помахала перед ее лицом рукой, Ленка вздрогнула, прищурилась и неуверенно сказала, — Я что-то вижу, но плохо. Какую-то смутную тень.

Вот дела, похоже, зря я переживала за свое сознание, что-то на этот раз пошло не так и меня не видели и не слышали толком! Видно так и придется орать.

Сашка с недоумением смотрел на подругу, опасаясь за ее душевное здоровье, я подобралась к самому его уху и рявкнула, — Да рядом я, рядом! После чего закашлялась.

Сашкино лицо посветлело, — Правда, голос Насти, только тихий очень.

— Ну, уж извиняйте, громкости не прибавлю, не радио чай, — хмуро бросила я, не надеясь на то, что меня услышат, но узники вздрогнули и, наконец, посмотрели в мою сторону.

— Я тебя вижу! — удивленно сказал Сашка. Как ты сюда попала?!

— Ты полупрозрачная! — продолжала щуриться Ленка, — Почему?

И тут же спохватившись, запаниковала, — Настя, уходи! Они не должны до тебя добраться!

— Как, почему, уходи… — передразнила я своих растерянных товарищей и пояснила, — Ничего мне не сделается, я вообще сплю, далеко отсюда, между прочим. В эльфийском городе.

— Как же ты с нами можешь общаться? — продолжал удивляться Сашка.

— У меня ваши амулеты, я их с этого рогатого барана случайно сорвала, когда он меня воровал.

— Так это твоих рук дело, — улыбнулся приятель.

— Ног, — автоматически поправила я.

— Что «ног»? — не понял Сашка.

— Это моих ног дело, — пришлось разъяснять дальше, — я зацепилась ногой за веревки и сорвала всю связку.

Видя все возрастающее изумление на лицах друзей, пояснила, — Я с ним подралась.

Ленка принялась истерически хихикать, я бросила свои попытки ухватить руками веревки, которыми были связаны узники, тем более что руки просто проходили сквозь них, и возмущенно уставилась на нее.

— Ты… подралась… с демоном! — стонала она сквозь смех, — Представляю себе эту картину! Похоже, у девушки началась элементарная истерика. Мы с Сашкой переглянулись, и он потряс ее за плечо. Ленка перестала смеяться и жалобно посмотрела на меня.

— Ты, правда, придумаешь, как вытащить нас отсюда?

В глазах подруги снова стояли слезы, но теперь в них еще светилась надежда.

— Я придумаю, вы только держитесь, а я придумаю, — забормотала я, мне тоже отчаянно хотелось зареветь во все горло белухой.

Сашка встревожено вгляделся в мое лицо и сказал, — Настя, ты снова бледнеешь и тебя снова почти не слышно!

Черт, откуда такие помехи в эфире?! Почему?! Глушат меня что ли?

Пока я думала над феноменом звука и изображения, все стало как прежде, и ребята облегченно вздохнули, — Ты снова с нами.

Я вспомнила слова «паука» про послушание и спросила, — А что этот урод имел в виду, когда говорил, что вы не должны сопротивляться?

Сашка помрачнел, — Поколдовал он над нами как-то, и мы стали, словно куклы на веревочках, все готовые сделать по первому движению руки.

Ленка кивнула головой, — Это было так страшно! Все понимаешь, а тело делает то, что ему приказывают. Нас даже не связывали!

— А потом вы внезапно очнулись, и Сашка кинулся махать кулаками, — спрогнозировала я дальнейшее развитие событий, — За что был бит и обзавелся фингалом. После этого вас и обездвижили.

— Ага. А как ты догадалась? — наивно удивилась подружка.

Мы обе посмотрели на виновато молчащего Сашку и одновременно вздохнули. Что-что, а горячий нрав этого товарища был нам известен давно.

— Что, не смог удержаться? Неужели и, правда, верил, что справишься с этим громилой? Ты хоть знаешь, что он пальцами железо мнет, словно глину? — сердито спросила я.

Сашка насупился, — Сама не лучше.

Ладно, проехали. Не хватало теперь только взаимных упреков.

— У кого какие идеи есть? — поинтересовалась я, наткнулась на растерянные взгляды друзей и поняла, что идей пока не предвидится.

— Ладно, для начала нам неплохо было бы разобраться, почему я при первой встрече могла драться, и стащить отсюда эти долбанные некромантские украшения, а теперь меня даже не всегда слышно. И еще, чем я могу помочь вам, кроме организации побега?

Сашка невесело усмехнулся, — Скатертью самобранкой. Жрать хочется, просто сил нет.

— Так вас не кормят совсем? — ужаснулась я.

— Кормят, какими-то грибами, да толку от них… Иногда кусок вяленого мяса дают, но его как то страшновато есть.

Это, правда, грибы человеческий организм не усваивает, а вот мясо…

— Ешьте, люди тут точно не живут, эльфов они для вас пожалели бы, а до остального вам не должно быть дела. Если у вас сил не будет, как вы на поверхность выйдете?

Сбежать — это еще полдела, надо еще выбраться на поверхность, а это приличная нагрузка, тут в полном здравии сто метров на самохватах подниматься, проклянешь все, а если еще и ослабнешь… Сашке то ничего, у него здоровья и сил, что у лося. Я как-то забыла на поверхности мешок с бензином и примусом, так он белкой за несколько минут слетал туда и обратно, даже не поморщился. А это, между прочим, было семьдесят метров чистой отрицаловки. Другой парень, на его месте, потом извел бы меня суровыми взглядами за такое растыкство, он же только посмеялся. А вот Ленка могла и не справиться. Она у нас с физкультурой не очень дружит, в походах нелегко приходится и выручает ее только тихое упорство.

— Настя, а ты теперь, как настоящая, — протянула ко мне связанные руки подруга и… дотронулась до меня!

В тот же момент неодолимая сила закружила меня и безжалостно выкинула вон.

Я открыла глаза и обнаружила над головой привычный расписной потолок, со скачущими по зеленому полю единорогами. Рука все так же сжимала амулеты, одеяло сбилось и сползло на пол, простыня тоже собралась в кучку где-то под ногами. Да, сон был беспокойный.

Ну почему я проснулась в тот момент, когда, наконец, могла сделать для ребят что-то полезное?! И как мне сделать, чтобы контролировать саму себя в этих снах?

Ответ на этот вопрос лежал где-то на самой поверхности, но никак мне не давался. Я решила, что все равно докопаюсь до правды, где бы она ни была спрятана, в преисподней или у эльфов. Вспомнив про разрешение князя изводить лесной народ вопросами, я спешно оделась и поскакала в книгохранилище. Начинать надо было с «ботана» Финнеля, он, как настоящий ученый часто увлекался в разговоре и мог запросто выложить информацию, не предназначенную для моих ушей.

Глава 7

Подземные войны

Как я и ожидала, Финнель оказался на редкость разговорчивым товарищем, особенно когда я пожелала ознакомиться с историей его народа случившуюся после того, как они ушли под землю. Он тут же извлек несколько томов толстенных фолиантов и принялся подробно излагать чуть ли не по дням, что происходило в их подземных городах.

Рассказчиком он оказался хорошим, и в книгах было полно мастерски выполненных рисунков (понятие «печатный станок» почему-то обошло этот неглупый народ стороной), так что я вскоре знала почти все самое существенное. Единственное, с чем я так и не смогла справиться, так это с именами и сразу в них безнадежно завязла.

И не мудрено, любой бы запутался: звучание непривычное, да еще такое количество, что процесс перечисления их родственных связей и славных деяний сильно напомнил мне Библию. Ну, знаете как: Исаак родил кого-то, тот родил того то, а он еще целую кучу, и пошло поехало, в конце концов, прочитав половину Ветхого завета, осознаешь, что запомнил четыре имени: Адама, Евы, непотопляемого Ноя и еще девицы, что голову ухажеру мечом отчекрыжила. Но ведь главное в этой книге не имена, а смысл, который не трудно уловить, даже не взирая на плохую память.

Вот и из истории эльфийского народа тоже пришлось выбрать самое существенное, что в принципе совсем не сложно. Все сводилось к противостоянию двух сил: хороших (эльфов) и плохих (демонов и… демонов). Первые доблестно защищали наши тела и души, исполняя роль пограничников и таможни в одном лице, а вторые — пытались этот защитный кордон снести, для начала утолив мудрым народом свой безмерный аппетит, и получить доступ к поверхности через жертвоприношение. Без него ничего не вышло бы, имелась невидимая граница, ступив на которую нечисть ликвидировалась путем самовозгорания.

В общем, жертвовали славные эльфы своими жизнями, солнцем и свежим воздухом, защищая нас, людей, от кровожадных монстров, без малейшей надежды на благодарность, пока мы наверху благополучно уничтожали себя сами, не прибегая к помощи потусторонних сил, самыми изуверскими способами.

А в последнее время, к тому же, человечество принялось вовсю усложнять им задачу, шляясь многочисленными компаниями по запретным местам и пытаясь самостоятельно призвать силы зла путем оккультных ритуалов.

Деликатный Финнель хотел, было эту тему обойти, но я принялась за процесс самобичевания, обвинив людей в патологической привычке искать себе приключений на за…, сами знаете на что. Эльф, видя, что я не буду страдать от обвинений в легкомыслии, поведал и о предыдущих товарищах, имевших в свое время счастье проживать на этой территории. Они тоже оказались в неудачном месте в неудачное время.

Китайцы скрывались в одной из пещер во время какой-то своей войнушки и забрели, спасаясь от погони слишком далеко. Англичане, в силу особенности национального характера, желавшие везде быть первыми, занимались исследованием пещеры и тоже ступили за черту. Как и в нашем случае, в двух предыдущих спасти удавалось только одного. В пещеры они попадали в разных точках земли, но жить людей определяли в самый защищенный город.

С появлением людей под землей существование эльфийского народа сильно усложнялось. Мало того, что люди сами по себе являлись сильным источником беспокойства, так еще демоны начинали сразу наглеть и совершать налеты на города, пытаясь отнять ускользнувшую добычу. Все это веселье продолжалось ровно до того момента, когда человек умирал. После этого демоны успокаивались, предпочитая мелкие стычки крупным военным действиям.

Так что если верить сложившимся традициям, эльфам стоило заняться срочным укреплением древних городских стен.

Одно мне не понравилось во всех этих историях, хранитель историй откровенно замалчивал причину смерти людей. Высшее начальство, пресветлый князь вроде бы ее, эту причину, объяснил, но как-то коротенько так, что ее правдивость вызывала сомнения. Точнее, сказал то он искренне, но… очень мало, фразу можно было истолковать как угодно: «Человеческая жизнь так хрупка и недолговечна». То есть жил поживал до семидесяти лет и помер от старости в кругу друзей, или, ах, его нечаянно задели мечом, и он не выжил, или, ой, на него случайно наступил слон, и душа покинула тело. Хотя слон — это, пожалуй, перебор, а вот меч, нож или стрела — вполне вероятно. Не зря Финнель так искусно увиливал от этой темы.

Временно отложив на потом попытки выведать правду о грядущих перспективах, я занялась изучением рисунков. Увидев на одном из них знакомую тощую фигуру в балахоне, я невинно поинтересовалась, — А это что за человек?

Эльфа откровенно передернуло от отвращения, и он сказал, — Не все волшебники в те времена встали на нашу сторону. Это Дорас. Когда-то он был человеком, но захотел величия, несоизмеримого с его сутью и встал на сторону зла. Мда, вот так сказал, величия несоизмеримого с сутью.

— Власти, что ли захотел? — уточнила я.

— И власти в том числе, а еще бессмертия, — ответил эльф и хотел, было перевернуть страницу, но я не дала.

— Ну и как, получил он что хотел?

— Не так как рассчитывал. Теперь он прислужник верховного правителя тьмы, мучимый вечной жаждой крови, повелитель демонов-санхи, — эльф все-таки выдернул из моих пальцев страницу и торопливо перелистал. Видно было, что разговоры о Дорасе ему тоже не по душе. И вообще этот эльф охотнее всего говорил о многочисленных историях великой и трагичной любви в эльфийском социуме, наверное, он был в душе романтиком. Неплохое качество для мужчины, особенно если ему лет эдак за пятьсот.

— Финнель, а почему я не видела ваших детей? — поинтересовалась я. Ассоциация сработала, стоило ему сказать о любви, как я вспомнила о ее закономерных последствиях.

— Последний ребенок у нас родился лет семьдесят назад, — охотно пояснил эльф. Да, проблемы с перенаселением этому народу явно не грозят.

— Что же вы так? — осудила я подобную нерасторопность, — Или такая рождаемость норма для вашей расы? Глаза эльфа внезапно загорелись сердитыми зелеными огнями, как у злого эрдельтерьера.

— Ну почему же, — медленно и спокойно ответил эльф, — Пока мы жили на поверхности, дети у нас рождались гораздо чаще. Энергия нижнего слоя гибельна для всего живого, в том числе и для нас. Теперь наши дети рождаются раз в сто лет, и еще тогда когда….

Тут «библиотекарь» снова прикусил язык и замолчал, на этот надолго.

Я не стала дожидаться, пока на него снизойдет желание пообщаться и, полистав немного книги, потихоньку слиняла. Толку без комментариев Финнеля от них все равно не было, не комиксы же. У меня итак имелось достаточно пищи для размышлений до самой ночи, а потом я намеревалась снова повторить свой опыт. Только на этот раз в другую руку надо будет взять какой-нибудь каравай, а еще лучше, сумку с продуктами.

Ноги сами собой свернули в сторону ближайшей местной пекарни, которая находилась рядом с дворцом Велесира. Какие бы там не намечались военные действия, а друзей необходимо было накормить.

Глава 8

Все мужики — сволочи!

Главное все делать своевременно, не успела я пройти и ста метров, как наткнулась на выходящего из княжьего дворца Итивеля. Он увидел меня, и на его лице последовательно отразилась целая гамма чувств. Серьезное и грустное выражение сменил виноватый вид, затем решимость, а потом им на замену пришла неземная радость, словно наша встреча — это самое лучшее, что могло случиться с ним в этом мире. От такой улыбки можно было ослепнуть и упасть ему на руки уже на все согласной. Вот только глаза у него остались грустными, так что я не стала падать даже после того, как он взял мою руку, приложил к своей щеке, а потом бережно поцеловал.

Ох, не спроста все эти нежности, чует мое сердце, что без вмешательства Великого князя здесь не обошлось!

Между тем, эльф стиснул мой локоть и пригласил на прогулку. Я тут же согласилась, надо же выяснить, какая интрига была сплетена за моей спиной, да и компании этого парня я всегда была рада.

— Пошли, — я повернула в сторону любимой горки, но Итивель с улыбкой покачал головой. Похоже, наш маршрут менялся. Каково же было мое изумление, когда этот товарищ уверенно подвел меня к моим же дверям и, не давая опомниться, увлек внутрь! Но и на этом чудеса не закончились, не отходя от порога и едва успев прикрыть за нами дверь, он уверенно обнял меня и поцеловал, а потом, словно невзначай, не прерывая поцелуя начал помаленьку перемещаться в сторону спальни. Ничего себе, свиданьице… То за руку взять никак не решался, а то сразу в постель тащит, даже не соизволив про большую и светлую любовь хоть слово сказать… А вот шиш тебе!

По правде сказать, эта полная возмущения мысль посетила меня в тот момент, когда мое тело уже полулежало в объятьях на ложе. Но ведь посетила же! Я с трудом отстранила от себя ненормально активного ухажера и молча посмотрела ему в глаза. Пристально, с прищуром и упреком. Моя мама всегда так смотрит на отца, когда подозревает, что он ей привирает. Действует безотказно, и я надеялась, что ушастого тоже проймет. Забавно, но помогло.

Итивель немедленно потупился, потом разжал объятья, охватил голову руками и сквозь зубы простонал, — Извини, я не могу! После чего вскочил и буквально вылетел из дома.

Я осталась лежать в прежней позе, теперь моя душа разрывалась на части от обиды, сожаления, злости, и еще десятка чувств, которые можно было охарактеризовать примерно такими словами, — Ну и гады же вы, мужики!

Сформулировав вслух эту извечную женскую фразу, произносимую в порыве гнева на протяжении тысяч лет миллионами женщин разных рас во всех уголках света, я встала, одернула платье, вытерла набежавшие слезы и отправилась на беседу с главным виновником случившегося. Берегитесь Великий князь, Вам суждено отгрести сразу за двоих!

Не держали эльфы во дворцах своих правителей стражи, видно до меня никого из них не посещала мысль об умышленном членовредительстве какой-нибудь части тела Светлейшего, так что дорога была свободна. Велесир нашелся в одной из многочисленных комнат, он сидел за столом и увлеченно постукивал маленьким молоточком по узкому листу серебристого металла. Похоже, князь увлекался чеканкой, у этого народа в кого не плюнь, сплошные ювелиры.

Я встала напротив него, заслонив льющийся через окно свет, и процедила, — Ну и зачем Вам это было надо?!

Блеф — великая вещь, в моей голове кружилось множество возмущенных мыслей, в основном о том, что нельзя в приказном порядке отправлять мужчин соблазнять девушек, особенно если им это не по душе. Князь, имеющий дурную привычку без спросу соваться в чужие мысли, вздохнул и сказал с сожалением, — Мальчишка, ничего поручить нельзя.

От этих слов мне стало только хуже, значит, я не ошиблась, значит, я была всего лишь обременительным поручением.

Наверное, лицо отразило все чувства, что разрывали на части мое сердце, князь отложил в сторону драг металл, встал, сделал шаг в мою сторону и сказал, — Поверьте, милая, все мои замыслы направлены только на ваше благо!

В глазах этой премудрой сволочи не было и капли сожаления!!!

— А не пошли бы Вы, Велесир, куда подальше со своими планами, замыслами и заботами о моем благе! — взъярилась я. И не смейте соваться в мою жизнь, подсовывая всяких… Иначе в следующий раз я дождусь удобного момента да лишу вашего слугу какой-нибудь части тела!

Князь осуждающе покачал головой, чем окончательно разозлил меня. Внутри словно щелкнула какая-то кнопка, а потом меня понесло…

Не знаю сколько это длилось, но пришла я в себя только тогда, когда смела со стола на пол все его хозяйство, так аккуратно разложенное по своим местам, с наслаждением вслушавшись в звон и грохот. Князь стоял, замерев с полуоткрытым ртом, похоже, мое выступление имело успех, не говоря об эффектном финале. Так тебе и надо, поползай теперь по полу!

На этом мой запал ярости закончился, почувствовав, что еще чуть-чуть и хлынет поток слез, я вылетела вон. Ноги несли меня прочь от каменного дворца, мимо моего жилища, мимо кладбища, пока я не оказалась за пределами городских стен, на самом берегу озера. Там, забившись подальше от чужих глаз под какой-то куст, я молча глотала слезы, кляня про себя всех эльфов, демонов и прочих обитателей этих мест. И мне очень хотелось причинить им такую же боль, как они причинили мне.

Под этим кустом меня и обнаружила Лотанэ. Она тихо села рядом, помолчала немного, а потом позвала, — Настя, пойдем домой, ты простудишься, если будешь сидеть на холодной земле.

— Скажи еще, что у меня от этого детей не будет, — огрызнулась я на ее участие.

Эльфийка не обиделась, тонко улыбнулась и сказала, — Это тебе не грозит.

Потом она чуть сдвинула длинные брови и спросила, — Хочешь узнать, зачем Велесир все это затеял?

Замечательно! Похоже весь город в курсе событий!

— Не хочу! — отрезала я, но потом передумала, — Нет, расскажи!

Девушка посмотрела на меня, как на маленького ребенка, вздохнула и снова позвала, — Пойдем к тебе, ночь уже, если ты не боишься заболеть, меня пожалей. Дома все узнаешь.

— Это не мой дом! Это моя тюрьма! — заявила я, но с земли встала, не спать же здесь, в конце концов. Вспомнив про сон, я спохватилась, что не запаслась едой для узников и пожаловалась, — Лотанэ, я сегодня не обедала и не ужинала.

— Мы это исправим, — улыбнулась эльфийка.

Через час, сидя за накрытым столом дома, я приготовилась внимать ее рассказу.

— Ты уже знаешь, что до тебя тут жили люди. Двое мужчин.

Голос эльфийки был, тих и печален.

— Ты знаешь, как они умерли? — спросила она.

— Нет, но очень хочу знать.

— Один, пришедший к нам с востока покончил жизнь самоубийством. Он сварил себе яд из молодой коры миоха.

Я кивнула головой, давая понять, что знаю о свойствах одного из местных кустарников. Итивель как-то в полном ужасе оттого, что я оторвала веточку и собралась в задумчивости пожевать ее, отобрал растение и поведал о его ядовитости.

— Второго, западного человека, убили.

— Демоны? — жалостливо спросила я.

Лотанэ отрицательно покачала головой и сказала, — Его убил Великий князь.

Видя мое искреннее изумление, эльфийка поспешила добавить, — Он сам попросил об этом. Этот человек не мог наложить на себя руки, его бог считал такой поступок величайшим из грехов.

— Мой тоже, — понимающе сказала я. А почему они хотели умереть? Этот вопрос сильно занимал меня. На пустом месте таких желаний не возникает.

— Демоны пошли войной и были под самыми стенами. Не смотря на то, что они не могли нас одолеть, когда демоны настолько приближаются к вам, у них появляется возможность приходить в ваши сны и уводить в свой мир. Так вот, эти благородные люди понимали, чем это грозит всем. У них не было выбора.

— Это точно, — мрачно согласилась я, — Выбора не было, не думаю что вы, эльфы, пожертвовали ради жизни одного человека благополучием всего мира.

Потом я вспомнила, как сидел рядом со мной в лодке с ножом горе-соблазнитель, и запоздало прозрела, — Постой, это если Итивель не смог бы меня удержать в этом мире он просто-напросто хладнокровно прирезал меня?!

Эльфийка только развела руками, — Поверь, для него это было бы непростым решением и потом легло тяжким грузом на сердце.

Ничего себе новости!!!

— Одним грузом меньше, одним грузом больше, он бы и не заметил!

Злость на подлого обманщика еще была свежа.

— А почему вы собственно сразу нас не того… К чему дожидаться осады и бесполезных смертей?

Лотанэ в ответ грустно улыбнулась — Настя, мы не убийцы, если есть шанс сберечь чью-то жизнь, мы его используем.

— Ну а зачем им понадобилось обязательно меня соблазнять? — этот вопрос тоже никак не шел у меня из головы.

Эльфийка в ответ только пожала плечами, — Наверное, для того, чтобы ты сильнее привязалась к нашему народу. К тому же… Девушка немного замялась.

— Видишь ли, один из попавших к нам мужчин полюбил нашу девушку. Пока их отношения длились у нас… У нас было зачато, а потом родилось столько детей, сколько не рождалось за тысячу лет. Наверное, Велесир хотел выяснить, существует ли связь между этими событиями.

— За мой счет, — хмуро бросила я, кляня про себя этого великого экспериментатора.

— Он правитель, который должен в первую очередь заботиться о своем народе, — мягко сказала девушка.

На это возразить было нечего. Правители всегда прикрываются заботой о народе, что у нас, что здесь, оправдывая свои поступки с душком. У меня на мгновение даже прорезалась симпатия к парочке из преисподней, по крайней мере, они не скрывали, ни чего хотят, ни своей подлой сущности.

— Ладно, Лотанэ, я все поняла и суть проблемы уловила, но тебе не кажется, что честнее и проще было бы просто объяснить мне, как обстоят дела, а не разыгрывать тут сцены любви и обожания с этим Казановой недоделанным?

— С кем? — тут же заинтересовалась эльфийка.

— Потом расскажу, на досуге, — отмахнулась я и потребовала, — Ты от вопроса то не увиливай.

Красавица огорченно вздохнула и развела руками, — Ну не знаю я, почему Велесир решил поступить именно таким способом!

Вот так, что в нашем мире, что под землей, а мужская логика нам порой недоступна. Интересно, женская тоже не отличается?

Цепь моих рассуждений прервало видение виноватого взгляда и так ударившая по ушам фраза «прости, я не могу» и я снова разозлилась. Нет, ну какие же сволочи!

С этой мыслью я проводила эльфийку до дверей и залезла под одеяло, водрузив над головой увязанную в шелковое полотенце еду. Один его конец я привязала к кисти, и теперь, стоило только забыться и дернуть рукой, как узел скатывался мне на голову, одаряя аппетитными запахами эльфийских кушаний. Помучившись часа два, скушав булочку и немного поплакав над порушенными чувствами, я, наконец, уснула.

Глава 9

Союзники

Людьми очень часто двигают их инстинкты. Кто-то следует им, кто-то наоборот, идет наперекор, у особо дисциплинированных особей они вообще предпочитают молчать. Вот, Ленка, например, удивительно законопослушное существо и ее инстинкты давно атрофировались, поэтому стоит только сделать шаг в сторону от устоявшегося порядка, как на ее голову тут же обрушивается кара. В институте она посещает все лекции и все занятия без исключения, скрупулезно записывая все что, говорят преподаватели мелким красивым почерком, даже если это откровенная глупость. Я так не могу, если преподаватель не приведи боже, дурак, никакая сила не способна заставить меня ходить на его занятия или лекции. А если я все же приду, то дело обязательно кончится пререканиями длинной в пару и занятие будет сорвано. Зная за собой такую особенность, я у подобных педагогов стараюсь появляться только на экзаменах и зачетах. Там мне, конечно, приходится несладко, эти господа вспоминают все мои дерзости, прогулы и вовсю стараются утопить, но так как они все-таки дураки, а я, слава богу, нет, ниже четверки я пока не получала, поперек их страстному желанию влепить пару.

Так что, вопреки моему довольно халявному отношению к учебе, постоянные прогулы лекций, разборки с преподавателями и другие мелочи, мне все благополучно сходит с рук.

К тому же еще патологически везет. Если уж я случайно, раз в семестр забредаю на лекцию, она непременно оказывается именно той, которую обязательно надо почтить своим присутствием. Если я прогуливаю практику, то оказывается, что и преподаватель заболел и не пришел, а «дураки» обычно сами бывают, счастливы, если я отсутствую, к ним я хожу только по большой просьбе мальчишек одногруппников, у которых днем раньше случился массовый загул, и теперь они ни на что не способны.

У Ленки все происходит с точностью до наоборот. Ругается она чрезвычайно редко, но именно с тем преподавателем, который будет портить ей кровь еще несколько семестров. Прогуливает ту лекцию, на которую с проверкой студенческого поголовья является сам ректор, вместе с деканом, и пропускает именно то занятие, на котором провели контрольную дающую право на автоматический зачет или допуск к экзаменам. В общем, когда сессия подходит к завершению, я — разгильдяйка, лентяйка и склочное существо, оказываюсь с кучей зачетов и экзаменов, полученных автоматом, и благополучно сваливаю раньше времени в горнолыжку или еще куда-нибудь, а она, самая старательная девочка на своем курсе, долго бегает за очередным козлом с подагрой, упрашивая принять у нее зачет.

Вот такая несправедливость. А все почему? А все потому, что надо слушаться своих здоровых инстинктов, они плохое не посоветуют, они заботятся о тебе родном, тихо шепчут предупреждения, надо только остановиться ненадолго и попытаться их услышать.

Если твой внутренний голос вдруг не с того ни с сего говорит слово «надо», значит стоит оторвать свою пятую точку и именно сейчас посетить любимый институт. А если на него вдруг напала страшная лень и нежелание двигаться, значит, без твоего присутствия там точно сегодня обойдется.

Вот и на это раз, когда меня выкинуло из обычного суетного сна прямо в знакомую камеру, первое что я ощутила — смутное беспокойство и желание исчезнуть. Я замерла, прислушавшись. На первый взгляд все было спокойно. Вокруг царила полная тишина, прерываемая только мерным дыханием моих почивающих товарищей. Они по-прежнему были связаны, интересно, этот рогатый хоть ненадолго снимает со своих пленников путы? От такого обращения и загнуться недолго, понятно теперь, почему у него узники дольше шести лун не живут!

Подождав для порядка пару минут, я присела рядом со спящими друзьями и стала их тормошить, Ленка открыла глаза, испуганно ойкнула и тут же обрадовано зашептала, — Настя! Ты пришла!

Сашка тоже проснулся, но в отличие от подруги бурной радости не проявил, а только хмуро бросил, — Привет! Насть, ты уходи, они нас сегодня внезапными посещениями замучили! Что-то эти козлы подозревают, так что давай, линяй отсюда поскорее!

— Обязательно уйду, — кивнула я головой, — Кое-что сделаю, и уйду.

Воспользовавшись моментом, пока вполне материальна, я бросилась развязывать их узлы на запястьях. Надо было срочно сделать так, чтобы узники при желании могли освобождать свои конечности. Я знала, что Сашка великий мастер по вывязыванию узлов, знает их великое множество, в том числе пару таких вариантов, когда при видимой надежности узла, можно в одну секунду освободить руки, потянув за веревку.

Сыромятная кожа хоть с трудом, но поддалась моим пальцам. Сашка с облегчением растер запястья, восстанавливая кровообращение, и занялся своими ногами, пока я освобождала Ленку. Потом, растерев и ее ноги, он снова связал их, на этот раз, снабдив тем самым хитрым узлом. Руки пока оставили свободными, чтобы спокойно, по-человечески поесть.

Я расстелила полотенце, достала оттуда все съестное и с умилением наблюдала, стоя у дверей на стреме, как жадно уничтожают мою передачу голодные товарищи. Эльфийский хлеб и сыр пошли на ура, также как и жареная рыба, сладкие пироги и даже чистая вода из городского источника. Слава богу, в это время никто не пришел. Остатки каравая Сашка сунул себе за пазуху, оставалось только надеяться, что их не станут обыскивать.

Потом я собрала в полотенце крошки, кости от рыбы и пустую тару, чтобы не навести какой-нибудь уликой тюремщиков на размышления, Сашка снова затянул Ленкины руки, я под его руководством связала его самого, и внешне все осталось по-прежнему, если не считать выражения сытой томности на лицах пленников.

Я, было, собралась открыть рот с вопросом, что нового у них случилось за сутки, как Сашка предостерегающе шикнул на меня. Я притихла, и мы услышали шуршание шагов за дверью, скрип поворачиваемого ключа и грохот отодвигаемого засова. И в этот знаменательный момент до меня дошло, что просыпаться по собственному желанию я пока не умею!

В полной панике я метнулась за дверь, в надежде, что тюремщики особо крутить головами по сторонам не будут. Там замерла, стараясь не дышать и сделаться прозрачной. Поздновато конечно, надо было внять предостережению внутреннего «я», но теперь что уж….

Дверь отворилась, и я стала судорожно соображать, чего опять нафантазировать, очередную шапку невидимку или лучше сразу автомат Калашникова.

И вот когда мне уже мерещилась тянущаяся в мою сторону когтистая лапа, и я решилась выбрать автомат, внутри моей головы неожиданно раздался сильный грохот. Я оторопело прислушалась, недоумевая, почему все остальные никак на него не реагируют, почувствовала знакомое головокружение, закрыла глаза и когда через секунду открыла их, то оказалась снова в своей постели.

Грохот усилился. Было такое впечатление, что некто пытается зайти в дом, минуя дверь, сразу через стену.

Замки в домах эльфов отсутствуют, впрочем, как и засовы. А еще, у них принято обязательно стучаться, но не так, по варварски, а вежливо, так что на крайний случай, я схватила в руки первый попавшийся тяжелый предмет, оказавшийся собранной из филиграни вазой, и распахнула дверь сильным пинком ноги, надеясь на устрашающий эффект неожиданности.

Что и говорить, эффект удался…. для меня. Откуда-то сбоку раздалось обрадованное, О! Дверь! — на заплетающемся эльфийском языке и ко мне ввалился Итивель.

Мой сбежавший воздыхатель был пьян до состояния поросячьего визга. Вот уж не думала, что эльфы способны ТАК напиваться. Он сделал неверный шаг вперед, со словами «Настя, я должен тебе сказать», и рухнул прямо на меня и вазу. Мы удержать его не смогли, и повалились все втроем на толстый ковер. Меньше всех пострадала ваза, больше всех эльф, уже в полете, он умудрился закрутить меня, и я шлепнулась на него сверху, а он громко приложился затылком о пол. Повезло ему, что удар головой пришелся по пушистому шерстяному ворсу, а не по каменному полу!

Итивель лежал с по-дурацки счастливым и пьяным лицом, удерживая нас с вазой в объятьях.

— Я упал! — жизнерадостно объявил он. Можно я тебя поцелую?

Нет, объединить эти две вещи вместе может только ничего не соображающее существо.

— Нельзя! — зло рявкнула я, и попыталась освободиться.

— Почему? — обиженно удивился эльф и снова без всякой связи добавил, — Ты такая милая!

А потом пожаловался, — Голова болит….

Надо сказать, вовремя он это сделал, я уже собралась шандарахнуть его вазой, чтобы выпустил на свободу, а так — пожалела.

— Пусти меня, пьяница несчастный! — потребовала я от ночного гостя. Слово «пьяница» пришлось сказать по-русски, на эльфийском я аналога подобрать не смогла, то ли у них это значение отсутствовало вовсе, то ли меня просто не сочли нужным ему обучить.

— Не пущу! — воспротивился Итивель, и слабоумно улыбаясь, пояснил, — Мне так хорошо!

Вот влипла! Это что ж, мне теперь до утра, пока он не придет в себя, на полу валяться?!

— Итивель, миленький, давай поднимемся, у меня кровать есть, на ней еще удобнее, — пошла я на хитрость.

Слово «кровать» вызвало в пьяном мозгу какие-то ассоциации, и эльф заявил, — Настя, прости, этот князь такой…. Эльф покрутил в воздухе кистью, вспоминая нужное слово.

— Сволочь, — подсказала я.

Итивель нахмурился, несогласно помотал головой, потом захихикал, — Он глупый! Ничего не понимает!

Представив, как смотрится со стороны наш бредовый разговор, я обреченно согласилась, — Ладно, он глупый, а ты большой умный мальчик, ну давай с пола встанем, я тебе компота налью!

— Встанем, — наконец согласился эльф, отпустил меня, немного полежал, как морская звезда, раскинув в стороны конечности, встал на четвереньки, потом, шатаясь, поднялся и зигзагами пошел к моему ложу.

По дороге этот достойный представитель дивного и мудрого народа, раздеваясь и расшвыривая в разные стороны свои вещи, бормотал — Я у тебя поживу немножко…. нельзя сейчас одной…. ты мне так нравишься…. только молчи…. пока….

А под конец своего пути, уже приземлившись на кровать и огладив ее одной рукой, изрек, — Зря ушел, мягко! После чего рухнул на простыню и заснул.

Все это время я опасливо стояла в стороне, прижимая предмет эльфийского искусства к груди. Похоже, парень почил до утра, его дыхание выровнялось, стало глубоким, и он по детски поджал ноги, сворачиваясь в клубочек. Мне ничего не оставалось, как пожертвовать плед с кресла и укрыть несчастного алкоголика, павшего в борьбе с муками совести. Ну, разве не сволочь его светлейший? Столько переживаний сразу двум хорошим людям доставил!

Немного потоптавшись вокруг оккупированной кровати и попытавшись устроиться в кресле, я вконец разозлилась, терпеть не могу, когда меня лишают сна без уважительной причины! И вообще, это ложе такого размера, что специально искать соседа по койке будешь, не найдешь, так что не фиг мучаться в кресле, можно смело расположиться на противоположном конце. Небось, эльф не девица, если у него память от такой дозы алкоголя отшибет, и он меня заподозрит в домогательствах, проснувшись об утраченной невинности голосить не начнет!

Успокоив себя такой мыслью, я выдернула из-под его головы свое одеяло и отправилась на другой конец кровати досыпать.

Проснулись утром мы одновременно и почему-то рядом, хорошо, хоть каждый под своим покрывалом. Итивель не поднимая головы, долго изучал мой сонный взгляд, а потом неожиданно предложил, — Выходи за меня замуж!

Блин, все-таки заподозрил! Чтоб этих эльфов с их представлениями о порядочности!

Я сползла с кровати и огрызнулась, — Отцепись, между нами ничего не было! Пусть тебе твой князь жену ищет!

Эльф демонстративно вздохнул, натянул плед на подбородок и пожаловался, — Вчера ты добрее была. Может мне снова настойки выпить?

— Выпить или нажраться? — ядовито поинтересовалась я, а потом разглядела смех в глазах незваного постояльца. Этот паршивец надо мной еще и насмехается!

Затем Итивель перестал улыбаться, сел и твердым голосом заявил, — Нам надо все серьезно обсудить!

Какой может быть серьезный разговор, пока этот товарищ светит перед моими очами своим оголенным торсом?!

— Оденься, потом будем разговаривать! — сердито бросила я нахалу, а он в ответ только улыбнулся.

— Тебе тоже, неплохо бы прикрыться!

Я глянула на себя. Мамочки родные! Да я же в одной футболке и трусах! Блин…

Тут же вылетела в другую комнату, прихватив со стула свое платье, и вдогонку услышала, — Подожди! Зачем так быстро?! А потом веселый смех.

Куда только подевался тот нерешительный скромник, что просиживал со мной ночи на кладбищенской горке. Поколдовали над ним что ли….

Через пятнадцать минут мы встретились за столом. Пока я, ругаясь и выворачивая руки под немыслимым углом, застегивала бесконечные крючки на платье, эльф успел добежать до пекарни и притащить туесок со свежими булочками, и теперь мы степенно завтракали, словно ничего не случилось. У меня даже аппетит не пострадал.

Наконец с едой было покончено, и Итивель, дождавшись пока я прожую последний кусок, с ходу взял быка за рога, — Настя, я никуда от тебя не уйду. С этого дня мы живем вместе!

— Еще чего! — сразу ощетинилась я. С какой стати?!

— Тебе опасно быть одной! — нахмурился эльф.

— Ага, — согласилась я, — И одной опасно, и с тобой тоже! Нож будешь где, под подушкой держать? Это тебя Велесир ко мне приставил?

— Настя! — укоризненно покачал головой Итивель, — Ты ведешь себя как неразумное дитя!

Это точно, именно так я себя и вела, просто я сильно опасалась, что присутствие эльфа может сильно помешать моим экспериментам, а с другой стороны…. Нельзя ставить под угрозу существование сразу двух миров!

— Ладно, я согласна, но только при одном условии! Нет, даже при двух!

Эльф удрученно кивнул головой, видно понял, что просто так его номер с подселением не прокатит.

— Говори, какие там у тебя условия….

— Первое, — тут же загнула я палец, — Ты не мешаешь мне помогать моим друзьям….

У эльфа сверкнули глаза, — Я так и знал!

— Второе, — я полюбовалась на второй оттопыренный палец, стерла с него салфеткой пятнышко, загнула и заявила, — Ты не стучишь на меня светлейшему!

Черные брови эльфа поползли вверх от недоумения, и я сочла нужным расшифровать, — Не сообщаешь князю о том, что я делаю, и о том, что делаешь ты, если это касается меня и моих друзей!

— Согласен! — решительно заявил длинноухий и усмехнулся, — Но тебе все же придется выйти за меня замуж! У нашего народа не принято жить вместе без брака.

— Зато у моего народа принято! — отрезала я. Можешь так всем и передать! Я разрешаю тебе прирезать меня, если демон все-таки подберется слишком близко, но не вздумай приставать, мы с тобой просто союзники!

Эльф встал, подошел вплотную, протянул руку и очень серьезно сказал, — Хорошо, союзники, так союзники!

И мы скрепили наш договор рукопожатием.

Глава 10

Пигмалион

Я поведала новоприобретенному союзнику всю информацию, которой владела без утайки. Эльф молча выслушал, нахмурился и не говорил ничего еще минут пять, пребывая в раздумье. Потом сцапал с тарелки последнюю булочку и вместо того, чтобы ее съесть, принялся меланхолично разламывать на мелкие кусочки. Крошки успели вырасти в небольшую горку на каменной столешнице, а Итивель так рта и не открыл.

Вот, блин, намусорил. Сам потом убирать будет! Как оказывается, странно у некоторых товарищей протекает мыслительный процесс.

Наконец эльф вздохнул, посмотрел мне в глаза и выдал, — Ничего не получается! Все варианты слабые, не годятся!

Вот зараза, только булку зря испортил!

Вслух я, конечно, этого не сказала. Нельзя у мужчин веру в собственные силы подрывать, они тогда, чтобы реабилитироваться так, чудить начинают, что последствия год исправлять приходится.

Поэтому вслух я сказала, — Ничего, время еще есть, ты лучше меня научи просыпаться по собственному желанию, а не от стука в дверь.

И заметив тень упрямства в ясных глазах, добавила, — Я все равно, в любом случае, буду навещать своих друзей!

Итивель снова вздохнул, на этот раз обреченно, — Ладно. Идем к кровати.

— Зачем? — подозрительно уставилась я на него.

После вчерашних выкрутасов доверие к «союзнику», во всяком случае, в «кроватных» вопросах было сильно подорвано.

— Ты сидя спать, собираешься? — ехидно осведомился эльф.

Возразить было нечего. Сидя у меня спать, получалось только в самолетах, под равномерное гудение двигателей. А после нормально и полноценно проведенной ночи не то, что сидя, и лежа то в сон не тянуло.

— Утро еще, — возразила я.

— Вот и хорошо, значит, сон будет легкий, и ты сможешь его контролировать!

Эти слова, сказанные бескомпромиссным тоном, поставили жирную точку на дальнейших спорах, и я послушно отправилась к ложу.

Дальнейшие события сильно мне напомнили детскую игру в «панночка помэрла», во всяком случае, именно так я себя и ощущала, вытянувшись в струнку на кровати, со сложенными на груди руками и с шумовым фоном в виде монотонного бормотания эльфа. И вместо того, чтобы заснуть, я, конечно же, сразу ощутила прилив жизненных сил и острое желание рассмеяться, что в итоге и сделала.

Итивель посмотрел на меня с немым укором, и я сразу же стала защищаться, — Что я тебе, подопытная зверюшка, что ли, по команде засыпать?

Ничего особенного я не сказала, но эльф подпрыгнул на месте, метнулся к выходу, явно осененный какой то идеей.

— Не трогай! — бросил он прежде, чем исчезнуть за дверью, указав для ясности пальцем на стол.

Мне стало интересно, что такого ценного на нем могло лежать, кроме искромсанного хлеба, и я подошла поближе. Все было точно так же, как получасом ранее: две грязные чашки и кучка подсыхающих крошек.

Не трогай…. Да кому это надо?! Не трону с большим удовольствием. Пусть сам и посуду моет и мусор убирает.

Я заранее ухмыльнулась, попытавшись представить себе эльфа за таким скучным и повседневным занятием. Получилось не очень хорошо. Точнее, никак не получилось. Не хватало моей фантазии. В лучшем случае все исчезало в таинственном волшебном сиянии.

Пока я предавалась измышлениям на бытовую тему, мой союзник успел вернуться обратно с мелкими булыжниками в кармане и чугунной ступкой в руках. Он накидал в ступку камней и заставил меня, их толочь. Не могу сказать, что это занятие принесло мне много счастья и развлечения, особенно если учесть, что объяснять, за каким чертом ему все это требуется, Итивель не стал, но задание я выполнила старательно. Истолкла известняк почти в муку.

Эльф тем временем что-то колдовал над крошками, смачивая их в вине и замешивая в густую массу. Потом он отобрал у меня ступку и добавил к хлебной массе толченый камень и снова занялся вымешиванием. Я тут же представила себя в роли партизана-вредителя, подкладывающего врагу на обеденный стол застывшее творение эльфийского «пекаря», или метающей со всего размаха во врагов «китайские боевые плюшки», которые взрываются прямо у их морд, и затаила дыхание.

Но мои догадки, как всегда, оказались невероятно далеки от действительности. Эльф соединил все раскатанные шарики в единое целое, любовно разгладил пальцами невидимые глазу морщинки и трещинки, и на столе оказалось маленькая, но очень симпатичная скульптура животного, напоминающего своим внешним видом то ли хорька, то ли мангуста. В общем — небольшого, гибкого, хвостатого хищника, если судить по большим глазам — ночного. Очень получилась правдоподобная копия, правда скульптура зверька имела одно маленькое замечание — на черепе животного, между аккуратными круглыми ушками, имелась большая шишка, нарушающая своим видом всеобщую гармонию. Моя рука без спроса потянулась, чтобы сгладить этот недочет, но скульптор сердито прикрикнул, — Не прикасайся! И шаловливая конечность убралась сама собой.

Между тем, эльф сжал фигурку зверька ладонями с двух сторон и осторожно подул ему в нос.

И вот тут произошло настоящее чудо…. Холодная скульптура, сделанная из хлебного и каменного крошева, неведомо какими силами скрепленного в единое целое, шевельнулась! Да не просто шевельнулась, она выпрыгнула из рук своего творца словно кусочек мокрого мыла, скатилась на пол, пронеслась взад-вперед вдоль стенки, вытянулась столбиком, принюхиваясь, а затем… задрала хвост и пометила стенку! По помещению растекся кислый запах дрожжей…

Эльф поперхнулся от неожиданности, а я ехидно осведомилась, — Это что, неудачный заменитель котов?! Знала бы, что тебе доставляют удовольствие такие вещи, притащила бы с поверхности своего Барсика!

Зверек тем временем снова забрался на стол и уставился на эльфа немигающими темными глазищами, словно в ожидании объяснений. Я все-таки не смогла удержаться от соблазна потрогать чудесное создание, осторожно протянула руку и коснулась его коричневатой игольчатой шерстки.

Животное было как настоящее и живое. Шерсть на ощупь была ничуть не жестче той же стриженой нутрии на шубах, правда внешне сильно напоминала производный материал, то есть камень. А вот запах зверек взял хлебный, почти ванильный.

Мелкая дрожь пробежала по его тельцу, и мангусто-хорек прогнулся от удовольствия под ласковой рукой ничуть не хуже моего вредного Барсика, что любил отмечать приход весны желтыми потеками на стене в прихожей.

— Какая прелесть! — искренне восхитилась я и потребовала объяснений, — Ты его, зачем создал? Чтобы мне скучно не было или с конкретной целью?

Эльф довольно улыбнулся, — Это наши глаза и уши.

Я хмыкнула, ну с глазами это еще, куда ни шло, а вот ушами зверек на создателя ничуть не походил.

Итивель вздохнул, угадав мои мысли, — Как вы люди, все-таки, склонны все воспринимать буквально!

Эльфы, в отличие от нас, простых смертных, мыслили более творчески и неординарно.

По замыслам моего союзника, я должна была обеспечить доставку этих «органов осязания» к месту заточения Сашки и Ленки, а его задача состояла в том, чтобы выбраться оттуда самостоятельно и запомнить дорогу. Ведь, если нам удастся освободить узников, надо хорошо соображать, куда направить свои стопы, иначе можно очутиться в еще более страшном месте, чем подземелье «ошибки эволюции».

Зверек, между тем, явно устав внимать мудрым речам своего создателя, соскочил со стола и принялся метаться по комнатам. Он заглядывал во все углы, залазил под одеяло, нырял в корзинки и пустые коробочки, что скапливаются в любом жилом помещении, будь оно человеческим или эльфийским. Больше всего он напоминал сейчас ртутный шарик, что остается от разбитого градусника. Стоило «мангусту» (так я решила его называть), соприкоснуться с каким-нибудь предметом, как он тут же кидался в противоположную сторону. Эльф переносил эти метания с невозмутимостью истинного аристократа, а я устала быстро и поэтому начала «доставать» создателя источника раздражения.

— Итивель, скажи мне, а ты когда творил, о его мозгах подумал? Если они каменные, ты уверен, что он будет в состоянии запомнить дорогу? А что он будет есть? А как он увидит дорогу? Ты ему что, фонарик на лоб прикрепишь?

Эльф спокойно пропустил мимо ушей большую часть моих вопросов, ответив только на те, какие счел достойными внимания, — У него есть тепловое зрение. Третий глаз. Он видит потоки воздуха.

И эльф указал на тот самый бугорок на макушке животного, который я чуть было не разгладила.

— И есть, он может почти все, от камня до дерева.

— Да?! — удивилась я и вытянула из-под мангуста тапочки. Уж больно подозрительно он к ним принюхивался.

— Тогда корми его срочно чем-нибудь, мне чего-то не хочется лишаться любимых вещей! И ты не ответил мне про мозги! Если они у него каменные, то шансов на удачный исход становится меньше.

Итивель усмехнулся, — Не переживай, соображает он ничуть не хуже нас с тобой, просто никак не привыкнет к новому телу.

— А что, было еще и старое? — тут же уцепилась я за слова эльфа.

Эльф взял мангуста на руки, почесал за ушком и улыбнулся, — Конечно, было. В прошлой жизни. Я попросил «свободную» душу помочь нам в нашем деле.

Ничего себе…. Вот так и начнешь верить в реинкарнацию!

Наверное, взгляд у меня после его слов стал странноватым, потому, что эльф снизошел до объяснений, — Это дух одного из умерщвленных демонами. Он не сможет снова обрести покой до тех пор, пока его прах не будет предан земле. Он не один тут скитается, но единственный, кто вызвался нам помочь.

— Может он уже и дорогу знает? — с надеждой уставилась я на зверька. Мангуст ответил мне пренебрежительным взглядом и стал перебирать шерсть лапками, в поисках насекомых.

— Итивель, а ты уверен, что этот дух принадлежал человеку? — не поверилось мне.

— Не уверен, — легкомысленно ответил Итивель, — Но других вариантов все равно не было.

— А почему ты ему крылья не сделал?

Я подсунула зверьку свой указательный палец, и он начал с большим усердием его вылизывать, пытаясь между делом и на нем выкусывать блох, получалось очень щекотно. Не дождавшись ответа от эльфа, я повернула к нему голову. Итивель смотрел на меня, слегка приоткрыв рот и широко раскрытыми глазами. Я с трудом удержалась от ехидного комментария про то, что прежде что-то творить, неплохо было бы посоветоваться с напарником, раз уж у самого с креативом плохо.

Эльф виновато потупил глаза. Эх, отвык дивный народ от белого света (что с них взять — «дети подземелья»), видно, поэтому мысль о крылатом помощнике просто не посетила, светлую голову моего союзника. И теперь нам всем придется расплачиваться за это упущение потерянным временем и лишними переживаниями. Притом это в случае хорошего расклада.

Опыты с сознательным пробуждением мы передвинули на вечер, решив преподать нашему разведчику «курс молодого бойца», а заодно и «правила проживания в общежитии». И пока «Пигмалион» занимался дрессурой, я пыталась вылепить из остатков массы что-нибудь эдакое, что могло бы послужить достойным ответом творению остроухого. Увы…. Последние уроки лепки были еще в детском саду. У меня получилось только слабое подобие «шоколадного дракончика» из мультфильма, того самого, что постоянно орал «Мне! Мне! Мне!».

Не желая становиться предметом насмешек, я тайком сунула игрушку под матрас, и пообещала сама себе завтра, по тихому, выкинуть ее за пределами города. Этот жест не прошел мимо зоркого взора моего союзника, и он тут же запустил следом свою шаловливую ручку.

— Это что? — недоуменно покрутил пред собой плод моей детской фантазии эльф.

— Альтернатива! Вдруг еще одна душа проникнется к нам сочувствием! — объявила я, стараясь скрыть свое смущение.

— По-моему, лучше не надо, — пробормотал Итивель, глядя с сомнением на большой живот дракончика, а мангуст с презрением фыркнул, поддержав его.

— Ну, вас обоих! — обиделась я за свое произведение и отправилась на поиски местных кузнецов, пока я ваяла бессмертный «шедевр», в мою голову пришла одна, но очень ценная мысль. Во всяком случае, я на это надеялась.

Глава 11

Враг моего врага — друг?

Веселая звонкая перекличка молотков безошибочно привела меня к кузне. Это строение, как и во всех нормальных городах, находилось на «рабочих» окраинах, подальше от дворца Светлейшего.

Мощеная дорожка обогнула большое дерево, такое огромное, что могло претендовать на рекорд в Книге Гиннеса, и уткнулась прямо в дом, притулившийся на берегу подземного ручья. Это было единственное, из увиденных мной жилищ эльфов, огороженное кованым заборчиком. Прутья в нем заменяли вьющиеся металлические виноградные лозы, должно быть искусника заела тоска по этому растению, насколько я поняла, далеко не вся флора приживалась под землей, и солнцелюбивый виноград в данный список не входил.

В жизни не видела столь мастерской ковки: бронзовые листья совсем как настоящие, с зубчиками, мелкими жилками, в некоторых местах, имелись даже дырочки, словно проеденные улитками, которые, кстати, тоже нашли себе место в этом достойном всяческих похвал творении художника.

Назвать мастера простым словом «кузнец» у меня язык не повернулся.

— Хозяин! — позвала я от порога, неловко вламываться без спросу к незнакомому челове… тьфу, эльфу, — Есть кто дома?

Вопрос конечно глупый, стук молота, слышен даже у озера, но лучше пусть будет глупо, чем невежливо.

На мой вопль из стоящего рядом с домом строения вышел эльф, неторопливо вытирающий руки тряпкой.

Мамочка родная…. У них, оказывается, тоже богатыри рождаются?!!

Два двадцать, а то и больше…. Ничего себе…. спортсмен. Уши обкорнать и можно смело в кино снимать в ролях супергероев со светлым взглядом и рельефными мышцами. Или на худой конец в стриптиз мужской записать, вот бы поклонниц было.

Кузнец, по счастью не ведавший моих мыслей, смотрел на меня приветливо, спокойно ожидая пока я приду в себя и хоть что-то скажу. От этого снисходительного терпения я в конец растерялась, сжала «рыбкой» кисть и сунула ее вперед, представляясь, — Анастасия!

Сроду себя полным именем не называла, а тут нате….

Эльф удивленно посмотрел на одеревеневшую конечность, убрал в карман платок, осторожно взял в свои ладонищи (ей богу три моих будет), предложенную лапку и припечатал большим пальцем. Притом гигант был так осторожен, словно обращался не с взрослым человеком, а…. с цыпленком желторотым, которому неловким движением можно кости переломать.

— Валадр, — сказал супергерой, а потом добавил, — Чем обязан?

Эта фраза, больше подходящая вымершему белому офицерью, чем эльфу, подбодрила меня, и я решилась на просьбу, — Два меча надо… вот таких.

И чуть раздвинув пальцы, показала размеры необходимых мечей.

— Зачем? — простодушно изумился силач.

Ну, как объяснить этому здоровяку «зачем», чтобы он не отказал ненароком?

Сначала я чуть было не ляпнула, что буду дрессированных мышей учить драться, но вовремя сообразила, эльфу это может не понравиться, и сказала почти правду, — Для кукол!

И чтобы он не отказал, зачастила, — Вы мне, Валадр, только покажите! А уж я сама соображу, как их сделать! Я понятливая! Мне, правда, очень надо! Меня во сне кошмары мучают, и будет спокойнее, если рядом ночью будут мечи, пусть и игрушечные! А то я боюсь!

Последняя фраза оказалась просто волшебной, эльф, все это время с неодобрением следивший, как я пытаюсь незаметно переместиться с улицы во двор, вздохнул и сдался, — Ладно, сделаю меч от демонов, только с двумя условиями: он будет настоящий, и ты не будешь мне мешать.

Я невнятно пискнула слова благодарности, совсем онемев от восторга. У меня даже скулы свело, от избытка эмоций. Идея получить в руки настоящий меч, да еще выкованный специально для меня, казалась восхитительно волшебной. На кой ляд мне сдалось это оружие, ведь пользоваться им все равно не умею — это здравое размышление я попросту выкинула из головы, потому как отказаться от ТАКОЙ халявы была не в состоянии.

Подумаешь, сейчас не нужен, а может у меня скрытый талант фехтовальщика… или… махальщика? В общем, воина! Может, я веду свой род от тех богатырш, которые на одной ладони Алешу Поповича держали, а второй прихлопывали?!! Только…. измельчавшего. Да и ладно, если даже малюсенькой способности не обнаружится — просто повешу на стену и буду, просыпаясь любоваться, хорошее утреннее настроение себе обеспечу.

Пока эльф шествовал передо мной, на правах хозяина показывая дорогу, я любовалась его широкими плечами и оголенными мускулистыми руками, и….

Да мало ли что может услаждать девичий взор с такого ракурса?

Кузнец усадил меня на кованый табурет у самых дверей, приказал с места не сходить, руками ничего не трогать, и по возможности, молчать, пока он доделает свою работу.

В труде любого мастера своего дела всегда есть что-то от танцев. То же отсутствие суеты, та же завораживающая точность движений, от которой невозможно отвести глаз, подчиненность сложному ритму, музыке, слышной только тому, кто творит. А если добавить к этой картине светящийся раскаленный металл, который послушно плющится и изгибается, превращаясь в прекрасное изделие, то можно легко понять, почему я почти мгновенно впала в ступор, замерев в углу неподвижным «мыслителем». Правда оцепенение прошло довольно быстро, и я стала озираться по сторонам.

В кузне царили чистота и порядок, все вещи на своем месте. Вот, в специальной «ступице» заготовки для мечей, вот полки с инструментами, и на них ни одной пылинки, вот, на просторном массивном столе разложены готовые и еще недоделанные изделия. От обычных тяпок (правда в художественном варианте с резным древком и узором по металлу), до тонконогой бесхвостой птицы с ажурными крыльями, каждое перышко которой сильно напоминало самые настоящие перья, только украшенные крошечными гранеными бусинами. Словно это было не дело рук человеческих, а выросло само по себе. И как он эту прелесть выковал? Он же кузнец, а не ювелир?!

Тут я, конечно, ошиблась, горнов в этой кузнеце было два. Один большой — для обычной кузнецкой работы, а второй маленький — для ювелирной. Щипчики, молоты, молотки и прочий инструмент, для которого я не смогла подобрать название, тоже были разнокалиберными.

Подмастерье кузнеца, еще не обзаведшийся такой мускулатурой, как у учителя, посматривал на меня с детским любопытством и щерился во все тридцать два зуба. Эх, приятно, что и говорить, с таким улыбчивым народом общаться.

Между тем, мастер перестал постукивать молотком, подцепил щипцами длинную сияющую полоску (судя по всему деталь хвоста пташки), окунул ее в воду, окутавшись разом клубами пара, потом кивнул помощнику головой, предлагая заняться работой и пошел в мою сторону.

— Насмотрелась? — с легкой насмешкой в голосе поинтересовался Валадр.

— Нет, — помотала я головой и спросила, — А Вы сейчас для меня меч сделаете?

Кузнец рассмеялся, — В этом деле спешка не к чему. Нет, Анастасия, не сейчас, и не через день, и даже не через семь дней. Мечи так быстро не делаются.

Он подошел к одной из полок, задумчиво перебрал лежащие на ней мелкие вещицы, сгреб рукой и ссыпал в коробочку, а затем протянул мне со словами, — А чтобы тебе было легче ждать…. Держи.

Я открыла подарок и восторженно ахнула, шкатулка была полна фигурных заколок, шпилек и прочей женской радости.

— Спасибо большое, — благодарно протянула я.

Эльф подмигнул, — Серебряные… Заговоренные. Нацепи себе на ночь хоть одну в волосы и никакие демоны страшны не будут.

Господи, он даже не подозревал, как угодил мне своим подарком!

Еще раз, промямлив очередное «спасибо», я вылетела из кузни вон, не чуя под собой ног от счастья и внимательно разглядывая подношение. Если отломать, да как следует наточить, да привязать (или приклеить?), да еще потом проверить, что из этого получилось….

А то окажется, что у меня мозги в неправильном направлении работают, подведу еще ребят под монастырь, вместо помощи.

На меня снова нахлынули сомнения, и я призадумалась. А вдруг, привяжу я эту булавку к ручкам фигурок, а они станут там видимыми? Спалю и себя и их. Странная здесь под землей действительность. Ненормальная. Вон наверху, чего мне только не снилось, по каким местам я во сне не шаталась, и ничего… Сон всегда оставался сном, реальность — реальностью, а тут…. все с ног на голову.

Моя прабабка, в далеком детстве, как-то мне рассказывала про ведьм, которые колдуют во сне. Как их там звали… здухачки, кажется…. нет, не помню, выберусь, надо будет у мамы уточнить. Так вот эти ведьмы вроде как управляли во сне силами природы и даже умудрялись драться друг с другом, но то ж колдуны, а то я…. Я даже тест с картами на интуицию проходила с совпадением в тридцать процентов, я только институт прогуливать удачно могла.

Ладно, разберемся по ходу, все равно надеяться надо только на себя. Хоть Итивель и назвался моим союзником, сотворил, гм… крысу каменную, но что там у него в реальности в голове, один только Светлейший ведает, да и то потому, что мысли читать умеет. И ведь не пристанешь к нему «Любезнейший, не поможете ли узнать, заодно со мной ваш подданный или для вас старается?».

Как говорится, стоило нечистого помянуть…

Погруженная с головой в свои мысли, я врезалась в знакомое светло-серое одеяние, перевела взгляд с жемчужных пуговиц камзола на приветливо улыбающееся лицо и с трудом сдержала готовую сорваться с губ поговорку, про черта.

Могла бы и не пыжится, он все равно умеет мысли читать.

Тонкая бровь поползла вверх, подтверждая мою догадку, и Великий эльфийский князь, ехидно искривив губы, сказал, — Я рад, что по-прежнему для меня есть место в твоих думах, девочка.

— Всегда, пожалуйста! — не удержалась я от ответной шпильки.

Скучно, поди, мудрейшему среди не менее мудрых и к тому же являющихся его верноподданными гражданами эльфов, пусть хоть на пять минут расслабится, почувствует, каково оно, общение с оппозицией, порадуется заодно, что она представлена только моей персоной.

— Можно? — протянул в сторону коробочки руку Велесир.

Как тут воспротивишься, сразу заподозрят что-то неладное, я отдала шкатулку, но чтобы князю жизнь медом не казалась, сопроводила этот акт доброй воли словами, — Смотрите, конечно. Но Вы не боитесь, что там могут оказаться вещицы интимного свойства?

На это заявление наглый правитель подземного народа невозмутимо ответил, — Не боюсь. На шкатулке клеймо Валадра. Не думаю, что ты обратилась к нашему кузнецу с просьбой настолько личного характера, что результат ее исполнения стыдно будет показывать окружающим. Или я ошибаюсь?

Вот зараза!

Не знаю, что было в мыслях у этого поганца, а моя фантазия, почему-то сразу выудила из памяти воспоминание об экскурсионном посещении с подругами секс-шопа. Чего там только на прилавках не было, мы с час топтались в магазине, хихикая.

Стоило этим картинкам всплыть, как рука пресветлого эльфа замерла над подарком коваля, глаза широко раскрылись, и он уставился на меня, как на какое-то необъяснимое явление. И могу поклясться, что скулы князя стали розоветь, надеюсь, что от стыда.

А вот нечего по чужим воспоминаниям шариться, и не такое можно увидеть!

Тем не менее, крышку он все-таки открыл. Осторожно, двумя пальцами, вытащил шпильку, украшенную необычайно красивым и нежным цветком из горного хрусталя, улыбнулся и сказал, — Совсем необязательно было самой ходить до кузнеца, в следующий раз попроси Лотанэ и все, необходимое принесут.

Ага… сейчас! Впрочем, свое несогласие я высказывать не стала, просто забрала свои заколки, сделала прощальный реверанс, и пошла домой.

И почему только правитель эльфов так легко доступен? Вот сидел бы, как наши вожди, в своих рабочих апартаментах, а на улицу выходил только в сопровождении большого эскорта, и желательно, чтобы его передвижение сопровождалось громким звуковым сигналом, и световым заодно, чтобы обычные смертные могли вовремя сориентироваться и спрятаться за угол.

Сирен и мигалок тут, конечно, не сыскать, но вот колокольчики и световые шары найдутся. Надо идею подать добропорядочным подданным, может, кто поведется?

Разговор с эльфом оставил неприятный осадок, напряжение не покидало меня, и я обернулась. Велесир так и остался стоять, глядя мне в спину, и весь его сосредоточенный вид говорил о том, что он занят «прослушкой».

Интересно, в каком радиусе она действует?

Вспомнив одну фишку с семинаров по психологии, я приказала себе «Не смей о ней думать! Нельзя о ней думать!»

Тут же в моих мыслях объявился веселенький желтенький орангутан. Он смотрел на меня и князя (надеюсь) хитрыми карими глазами и смеялся, вытягивая губы и оголяя крепкие зубы. Потом он нагло показал средний палец, я рассмеялась и еще раз оглянулась, прежде чем скрыться за поворотом. Вид у государя эльфов был озадаченный и сердитый.

Дома меня ожидала замечательная картина: Итивель сидел на полу, поджав под себя одну ногу, а на второй восседал мангуст, пытливо рассматривающий его лицо своими черными глазищами. Зверек тут же спрыгнул, подбежал ко мне, ловко забрался на руки, попробовал на вкус шкатулку, умудрившись откусить от нее кусочек, за что был обруган и водворен на прежнее место.

Пусть лучше на чужой коленке восседает, чем вещи портит.

Мой друг был явно воспитан лучше своего правителя и сотворенного животного, потому, что руки к подарку тянуть не стал и даже не спросил, что это такое, хотя по глазам было видно, что интересно. Я села рядом, открыла шкатулку, взяла в руки ту самую шпильку, которою несколькими минутами раньше держал в руках светлейший, и безжалостно стала отламывать от нее цветок.

Хороший у них кузнец, но по счастью, серебро не самый крепкий металл, и я быстро управилась. Осталось только разломать изделие на две части, примерить к амулетам, укоротить, и перед самым сном прикрепить.

Итивель, разглядев, к чему я пытаюсь приспособить кусочки шпильки, идею одобрил и притащил брусок, посоветовав, как следует наточить огрызки. Правда, он попросил меня отложить это благое дело до вечера, а сейчас пойти прогулять с ним по городу, если только я не хочу вызвать у правителя подозрения.

Не знаю, насколько реальны были опасения привлечь внимание Великого князя, но на крайний случай я согласилась. Не хватало только, чтобы этот премудрый эльф со своими сверхспособностями, заявился ко мне домой. Ну его, к чертям собачьим, с его телепатией и интригами.

Мой союзник и товарищ немного слукавил, назвав наш променад «прогулкой», на самом деле он устроил настоящее хождение по гостям. Мы успели обойти с ним с десяток домов, познакомится с тремя особами женского пола, с пятью — мужского, и с двумя супружескими парами. Притом каждый из них старался встретить нас по всем законам гостеприимства, то есть накормить и напоить. Хорошо хоть Итивель честно предупредил, что нам предстоит у порога первого дома, и я постаралась, есть и пить по минимуму, поэтому домой дошла самостоятельно, хотя и сильно хмельная. Впрочем, это не помешало наточить игрушечные клинки и примотать их к рукам фигурок, изображавшим моих друзей. При этом я постаралась, чтобы ленкино оружие было не очень острым, у нее еще те способности к неумышленному членовредительству.

Не могу сказать, что все получилось так, как я задумывала, все-таки в нетрезвом виде не рекомендуется работать с мелкими предметами, (одну серебряную проволоку я погнула, превратив в подобие сабли), но красота — это не самое важное в таких вещах, главное убедиться, что идея работает. Приблизительно с этой мыслью и бухнулась в кровать. Итивель сунул мне в руки зверька, и уселся рядом. Засыпая, я слышала его бормотание. Кажется, он объяснял мангусту план действий, забавная все-таки речь у этих эльфов, тягучая, убаюкивает не хуже колыбельной.

Не там я рассчитывала очутиться. То есть сначала, вроде бы возникла все та же камера со спящими в уголке ребятами, мангуст тут же спрыгнул на пол, а я уже начала улыбаться, как все вдруг подернулось дымкой, темница пропала, оставив в памяти удивленного лохматого Сашку, на плечо которого успел забраться разумный зверек.

Предо мной появилась неизвестная комната, обставленная с неожиданной для этого места роскошью. Стены в ней были обшиты темным мореным деревом, почти черного цвета, резным и ажурным, сквозь дырчатые узоры которого проглядывала золотистая атласная ткань.

Ну-ка, ну-ка, и что это тут у нас?

Полки вдоль стен стройными рядами, на них множество книг, свитков, запечатанных в железные футляры, добротный стол в углу, украшенный все той же резьбой. Старинная чернильница в виде черепахи с откидывающимся панцирем, очиненные перья, песочек в прозрачной пробирке, стопка бумаги на столе, маленький пузатый графинчик, судя по всему с вином (признаться, удержалась с трудом, чтобы не выдернуть пробку и не понюхать). На полу разноцветная мозаика, из полудрагоценных камней: яшмы, агата, оникса, нефрита. Она образовывала очень реалистичное изображение окончания дня заточения демонов. Точно попала к кому-то в кабинет.

А вытяжка в противоположном углу, врезанная в стену, и покарябанная, проеденная кислотами, со следами копоти каменная столешница, уставленная колбами и ретортами, усыпанная пучками сухих трав наталкивала на мысль, что этот кто-то обладает рисковым характером, раз не боится проводить пожароопасные опыты в помещении полном легковоспламеняющихся материалов.

Пара мягких кресел и обтянутый кожей (на этот раз, слава богу, не человеческой) диван, с множеством вышитых подушечек, намекали на то, что хозяину этого кабинета не чужда и тяга к комфорту.

Прикольный кабинетик, стильный, правда мрачноват немного, да и мозаика не вдохновляет улыбаться. Не люблю я эти сцены кровавого насилия, с горами трупов, вывороченными внутренностями и прочими изуверствами.

Я немного попялилась себе под ноги, разглядывая чудищ, выступающих дружным строем, толпы коленопреклоненных людей, реки лавы, а может и крови (что еще может быть красного цвета?), а потом пошла вдоль стен, разглядывая книги. Судя по корешкам, писаны они были на разных языках, мне незнакомых. Очень хотелось взять их в руки, но я снова не стала рисковать, вдруг здесь какое-нибудь заклинание от воров стоит, кто их знает этих подземных колдунов.

— Насмотрелись?

Насмешливый голос, раздавшийся у меня за спиной, заставил подпрыгнуть на месте от испуга, сердце ухнуло, куда то в область желудка и по коже побежали противные мурашки.

Спалилась, блин! Что же теперь будет?!

На мое счастье, обладатель голоса был мне абсолютно не знаком.

Он стоял в самом темном углу, в стороне от чадившего масляного светильника. Не эльф, не демон (ни длинных ушей, ни неземной красоты, ни рогов не наблюдалось) обычный человек, на вскидку лет тридцати пяти. Лицо заурядное, хотя нет, взгляд умный, холодный, жесткий. Да и вообще, судя по всему, несговорчивый мужик, во всяком случае, мне так показалось. Почему? Не знаю…. Может, все дело было в тонких морщинках, идущих от крыльев носа к уголкам рта? Или в особом наклоне головы? Или в резко очерченных, каких то хищных крыльях носа.

Любопытство у нас было взаимным, он тоже разглядывал меня с большим интересом.

— Присаживайтесь, гостья, — властно указал он мне на одно из кресел.

Ага, разбежалась, как же! Очередной начальник нашелся, приказывать он тут будет.

Я демонстративно скрестила руки на груди и процедила, — Не хочу!

Круглые, с тяжелыми веками серые глаза незнакомства вспыхнули, на лице промелькнула гримаса раздражения, но он справился со своими эмоциями и усмехнулся, — Как хотите. Насильно не заставляю, но учтите, разговор может получиться долгий.

И уселся сам, всем видом показывая, что ему нет дела, как я себя поведу дальше.

— А с чего это Вы взяли, что я с Вами вообще буду вести беседы? — теперь уже я стала злиться.

Надо сказать, злость пришла ко мне сразу следом за страхом. Не нравится мне, когда пугают, сразу чувствую себя слабой и беспомощной, противное, надо сказать, ощущение. Может я такая и есть, да только если с этим согласиться, шанса благополучно выбраться из этих подземелий ни у меня, ни у моих товарищей не будет.

Мужчина, не ведавший моих мыслей, равнодушно пожал плечами и пояснил, — Будете, никуда не денетесь. Вы же хотите помочь своим друзьям и благополучно выбраться из этого мира? А я могу Вам в этом пригодиться.

Тоже мне благодетель выискался!

Не верю я в бесплатный сыр, и поэтому сразу осведомилась, — И что я должна за это сделать? Великого эльфийского князя травануть? Или их солнце похитить? Или ночью ворота столицы открыть перед вашими бесами?

— Хорошая идея, — снова криво улыбнулся незнакомец, — Особенно на счет Велесира, но мне это не требуется. Даже ворота и те не интересуют, зато нужна одна вещь, которая находится у князя. Она принадлежит мне.

— «Мне» бывают разные, — буркнула я, оттащила свободное кресло подальше от мужчины и уселась, а то действительно, чего это я как партизанка на допросе перед этим хмырем навытяжку стою.

Человек устало вздохнул, словно пять минут общения со мной его уже смертельно утомили, и произнес, — Простите за невежливость. Я слишком обрадовался, что колдовство удалось. Меня зовут Михаил.

Просто, Михаил? И все? И никаких сложностей? А кто он собственно такой, этот — просто Михаил.

И словно в ответ на мои мысли, мужчина снова сказал, — Я почти обычный человек, если не считать магического дара, тоже попал в Нижний мир совершенно случайно, но в отличие от Вас он меня вполне устраивает. Я нашел здесь таких учителей, которых никогда бы не повстречал наверху. И я действительно могу вывести вас на поверхность, но…. За подобную услугу, особенно если учесть, что она может стоить жизни, я хочу получить достойную плату.

Врет? А может, все-таки нет? Блин…. Как бы узнать?

— Чем докажете? — наконец брякнула сакраментальное.

Михаил молча встал, подошел к столу для «лабораторных», взял в руки и помахал завядшим букетиком полевых ромашек, — А это по Вашему, здесь выросло?

После чего снова вернулся на прежнее место, бросив мне на колени засохшие цветы. Я растерла одну из ромашек пальцами и принюхалась. По комнате разнесся аромат, сразу навеявший образы желтого отвара, коим меня пичкали в глубоком детстве при простуде. Листочки были даже не совсем просохшими, не крошились в мелкую труху, словно растение сорвали совсем недавно.

— А как же черта, за которую вам нельзя ступать, иначе сгорите? — в недоумении похлопала я глазами.

Колдун сцепил на животе пальцы в замок, откинулся на спинку кресла и насмешливо протянул, — Так я же не демон. И не нежить. Я человек. Кстати, Вы действительно верите своим ушастым дружкам, что они уже несколько тысячелетий безвылазно сидят под землей? Вы так наивны?

Я почувствовала, что щеки начинают наливаться краснотой. Достал этот волшебник хренов меня своими насмешками. Да, я наивная, и абсолютно не могу заниматься интригами, и верю людям. И нелюдям, как выяснилось тоже верю. Только пока мне это по жизни больше помогало, чем мешало.

Между тем мой собеседник никак не мог успокоиться, — Альвы тоже могут выходить наружу. И вас давно могли бы вывести. Как думаете, почему они это не делают?

— Откуда я знаю, — теперь пришлось огрызаться, в попытке сохранить лицо, — Вы такой умный, вот и разъяснили бы.

Надо будет спросить и Итивеля, почему они не выводят меня на поверхность, если действительно сами туда шастают.

Колдун вздохнул и покачал головой, — Им нужна наша энергия не меньше, чем человеческая кровь демонам и нежити. Только в отличие от последних, которые ее изредка получают через жертвоприношения поклоняющихся, про альвов мало кто помнит.

Вот тут начала уже я ехидно усмехаться. Отстал от жизни в своих казематах человек. Видно давно в людском обществе не тусовался. Да эльфы сейчас живее всех живых! И книги о них пишут, и фильмы снимают, и по лесам толпы людей с самодельными мечами и луками бегают, опять таки их изображая. К тому же, при желании, они легко могли бы получить в свое распоряжение хоть сотню девиц, чего им на одной зацикливаться?

Ох, крутит что-то этот товарищ…. Лжет и не морщится.

Ладно, попробуем в дурочку поиграть.

Я жалобно подняла вверх бровки, часто заморгала, словно справляясь со слезами, всхлипнула, — А что же теперь делать?

Михаил поднялся, подошел ко мне, отечески погладил по голове, утешая, и добродушно сказал, — Ничего, все будет хорошо. Только слушайся меня. Тебя как звать то?

Этот переход на «ты», этот торжествующий взгляд, заставили торопливо прикрыть ладонями лицо, чтобы колдун не увидел мое притворство.

— Настя, — тихо прошептала я и шмыгнула носом.

— Бедная девочка, — посочувствовал колдун и спросил, — Ну что, согласна мне помочь?

— Согласна, — я слабо, как будто против воли кивнула головой, — Что делать надо?

Такая покладистость привела Михаила в хорошее настроение. Он придвинул вплотную кресло, взял мои руки в свои ладони, приблизил голову, так, что его горячее дыхание, стало ощущаться на щеке, и зашептал, — Во-первых, к своим друзьям сама больше не ходи. Поймают. Дорас тебя уже унюхал, давно собирается засаду в камере устроить, только пока придумать не может, как это сделать, чтобы не вызвать подозрение у хозяина пленников. Он тоже не рвется наружу, и предпочел бы получить тебя в свое распоряжение без его ведома.

— Зачем? — спросила я и попробовала отодвинуться. Неуютно мне было от этого обжигающего взгляда, от этой близости.

Михаил не позволил отстраниться, — Сиди спокойно. Меня, в отличие от этого маразматика, твое тело не интересует, да и душа тоже. Я и наверху могу себе найти женщину. Так проще удерживать контур безмолвия. Мой учитель хитрее чем кажется, все помещения прослушивает регулярно. И не отвлекай глупыми вопросами, сама не маленькая, догадаешься «зачем». Итак, больше никаких визитов к пленникам. Поняла?

— Да они там умрут от голода! — моему возмущению не было предела. Сделка сделкой, но еще надо как-то дожить до счастливого мига свободы.

— Не умрут! Я сам буду им еду носить. Найду повод. Объясню Ятудху, чем грозит его рабам воздержание. Этот демон на дармовщину падкий, не откажется. А я скажу, что мне интересны их рассказы о верхнем мире.

Твердый уверенный голос, который, кажется, больше привык отдавать приказания, чем подчиняться, никак не соответствовал ученику той тощей сволочи. Ученики обычно существа забитые и послушные чужой воле, особенно у таких «педагогов».

— Во-вторых, — продолжил диктовать мне требования новый компаньон, — У альвов тоже стараешься вести себя тихо и незаметно. Во всем их слушаешься. Со всеми дружишь. Особенно с Велесиром.

Недовольство, отразившееся на моем лице при звуке этого имени, заставило мужчину усмехнуться, — Вижу, что тебе он не нравится. Разделяю твои чувства, но повторяю: особенно с ним. Моя вещь, скорее всего, находится именно у него во дворце. Не будешь же ты там рыскать без его позволения.

Ну почему же не буду…. Очень даже буду. Охраны там никакой. Можно дождаться его отсутствия и устроить себе трехчасовую экскурсию, не думаю, что мне откажут в такой малости. А потом вернуться одной.

— Так что же мы ищем? — поторопила я рассказчика.

— Мелочь…. Пустячок…. Маленькую чашу, — Михаил достал из кармана клочок бумаги, на котором был нарисован кубок на короткой ножке.

— Пустячок? — эхом повторила я за колуном, и рассмеялась, — Ради «пустячка» Вы не стали бы напрашиваться на неприятности. Что он дает?

— Тебе ничего, кроме свободы, — отрезал мужчина, — А мне возможность, наконец, избавиться от надоедливого наставника. Я хочу быть себе господином. Можешь не переживать, твоим альвам от потери этой вещицы хуже не станет, и людям тоже.

Может быть…. Может быть…. Надо будет, как то проверить эти заверения. Ладно, это потом.

— Еще что-то? — поинтересовалась я.

— Да, — кивнул головой Михаил, — Ты должна знать, что я действительно хочу помочь вам. Я все-таки человек и уже, поэтому на твоей стороне. Просто у меня нет другой возможности проникнуть к альвам.

— Да? — я позволила себе изобразить сомнение, — А как же тогда твоя рюмка попала к Князю? На прогулке из кармана выпала?

Меня одарили снисходительным взглядом и пояснили, — Мой путь, как и у тебя, начался с города Велесира. Просто я вовремя сумел разобраться, что это за существа и сбежать оттуда.

— Нормальные существа! — отрезала я, не сумев побороть свое возмущение.

— Никто и не спорит, — пожал плечами мужчина, — Просто я шел за знаниями, а там мне их выдавали очень дозировано. И на поверхность не выпускали.

— Ладно, а теперь слушайте мои условия, — я переборола свое смущение и пододвинула лицо еще ближе, так чтобы теперь он почувствовал мои губы на своей щеке, пусть понервничает, и томно /во всяком случае я старалась/ зашептала — Я не могу обойтись Вашими заверениями, партнер, что с моими друзьями все в порядке. Или вы снабжаете меня средством визуального слежения в камере, или я продолжаю там регулярно появляться!

— Каким средством? — недоуменно моргнул колдун.

— Ви-зу-аль-но-го сле-же-ни-я, — громко сказала по слогам и разъяснила, — Я должна регулярно видеть, как они выглядят. Хочешь, телевизор мне организуй, хочешь — волшебную плошку с яблоком.

Волшебник недовольно скривился и задумался, потом отпустил мои руки, снял со своей шеи цепочку с увесистым кулоном в виде прозрачной голубоватой капли, и сунул в мою руку, со словами, — Когда он будет становиться горячим, смотри в воду или зеркало и увидишь своих друзей моими глазами. А если это случится во сне, то и вовсе окажешься рядом. Но сама, если не хочешь попасть на жертвенник, больше в застенки не суйся и этот амулет не снимай. А теперь тебе пора.

Волшебник встал, величаво поклонился, небрежно махнул рукой, и меня выбросило из кабинета неведомой силой. К горлу подступила тошнота, я торопливо закрыла глаза и пришла в себя уже в кровати.

Как бы теперь там не оказаться случайно? Не по своей воле?

Я открыла глаза, встретилась взглядом с Итивелем, он так и не отошел от меня ни на шаг, и поинтересовалась, — А что, Валадр был прав, эти заколки действительно помогают от демонов?

Эльф улыбнулся в ответ, — Только вместе с моим присутствием.

Ага, это мы уже проходили.

Я царственным жестом указала на противоположный угол кровати и разрешила, — Присутствуй! Но только на расстоянии.

После чего зевнула и завалилась спать. Если эльф ждет от меня рассказа, то придется ему потерпеть до утра, надо сначала обдумать каждое слово, а иначе он меня расколет в два счета.

В тот момент мне казалось, что Итивелю лучше не знать о новом знакомстве. А еще я думала, что мне потребуется вся изворотливость, чтобы узнать, где хранится эта чашка и какую ценность в действительности она имеет.

Глава 12

Пятая колонна

Я стала бояться спать.

Этот неприятный вывод пришел в голову, стоило только открыть глаза. Если раньше сон был замечательным времяпровождением, во время которого показывают цветные фильмы с моим участием на самые неожиданные темы, то теперь навалились страхи.

Страхи и злость.

Я просто бесилась от чувства беспомощности, оттого, что оказалась в сложной ситуации, фактически взяв на себя роль шпиона в эльфийском стане. Блин, даже не шпиона, а диверсанта! Пятой колонны! Или как там ее называли во времена Второй мировой.

Ладно… Поживем — увидим, для начала надо найти долбанную миску и узнать что она из себя представляет. Придется снова приставать к эльфам, на этот раз с вопросами на тему «кто такой Михаил». Про чашу пока лучше не спрашивать, или так вопрос закрутить, чтобы ушастые сами про нее рассказали. Жалко к мастерам по выдумыванию таких каверзных вопросов не отношусь, мне ближе стиль «брякнуть не подумавши».

Я села в кровати и хмуро посмотрела за окно. Судя по освещению, солнышко подбиралось к зениту.

Здорова же ты девушка спать…. И этот паразит не разбудил. А где он, кстати? Неужели любопытство не мучает?

Итивель обнаружился в кресле, застывшим, подобно статуе. Его голова была повернута в мою сторону, но глаза смотрели мимо. Точнее они словно совсем не видели, что происходит в этом мире.

Чего это он? Медитацией занимается? Или курнул чего? Так вроде здесь наркотиками не балуются.

Я осторожно встала и на цыпочках прокралась в ванную, стараясь не шуметь, а то, не дай бог, придет в себя, начнет расспрашивать. Да и хотелось в порядок себя привести.

Нет, ну до чего же неудобно одно помещение с мужчиной делить! Никакой интимности.

Зубы эльфы чистили с помощью душистых пастилок, щедрой горстью насыпанных аккуратными кубиками в тонкую стеклянную вазочку. Я автоматически сунула одну из них в рот и уперлась взглядом в зеркало.

Да-а…. Слинял мой загар. Немочь бледная.

Потом оттянула нижнее веко, полюбовалась на красный со сна белок, повращала глазными яблоками, вместо гимнастики, и вздохнула.

Не понравилась мне девица в зеркале. Вялая она, какая то, угрюмая, бледная и вдобавок, кажется, еще и щеки покруглели! И почему именно они при первой же возможности норовят все жировые излишки собрать?!

Я заметила тонкую серебряную цепочку на шее и прозрачную голубую каплю кулона.

Вот оно, око врага! Интересно, если я могу видеть его глазами, не обладает ли Михаил такой же способностью? С него станет… Скользкий тип. Вчера так самозабвенно ездил по ушам, что я чуть не поверила в то, что он действительно выходит на поверхность.

Ага, как же…. Да будь у него доступ наверх, вряд ли демоны до сих пор томились бы под землей. И на что, спрашивается, рассчитывал, когда врал? Травку подсунул. Цветовод любитель, блин.

Я присела на краешек ванной, точнее круглой медной тары с растительным орнаментом из водного биоценоза. Неплохо обстояли у местного населения дела с удобствами. Водопровод и канализация в наличие, даже холодная и горячая вода имеются. Притом горячая — с легким сероводородным запахом, который эльфы заглушали травяными настоями. Без этих добавок под землей не обойтись, они и «духовитость» убирают, и воду смягчают, в здешних источниках явный переизбыток кальция.

Я на днях в местной «вечной» луже недалеко от ручья такие кристаллические звездочки насобирала, залюбуешься! Аккуратненькие, игольчатые, ровного медового цвета — просто загляденье. Будет что на память оставить, если, конечно, она, эта память, выживет.

Эх, музыку бы послушать какую, депрессивную, или такую… ну такую Рамштайн, например. А то так и хочется кого-нибудь стукнуть.

Подавив очередной вздох, я полезла по баночкам с настойками, выбрав с мятным запахом, он, говорят, нервы успокаивает, как раз то, что надо.

Легкая зеленая пена, теплая вода сотворили чудо, вернув хорошее настроение, поэтому дверь из ванны я раскрыла энергично, не рассчитав сил, она эффектно шарахнула по стене. Раздался сильный звон.

Блин… Я же туда сама вчера вазу с полки переставила! Ее любопытный хорек дважды на пол ронял. Хорошо, что железная. Видимых повреждений вроде бы нет, если не считать вмятины и отвалившейся загогулины из яшмы. Да ладно, если поврежденным боком к стене повернуть, никто и не заметит.

Лишняя «запчасть», мелодично вякнув, упала на дно вазы, вернувшейся на законное место.

— Доброе утро. Точнее, добрый день.

Жизнерадостный голос, раздавшийся над самым моим ухом, заставил подпрыгнуть на месте.

Чертовы эльфы, с их привычкой подкрадываться!

— Настя, ты что?

Ага, а теперь невинное удивление на лице. А то я не вижу, как глазки блестят от удовольствия. Как же, удалось напугать, будто без тебя, ушастого, не кому!

— Ну тебя. Что заняться больше нечем, как нежную девичью психику травмировать? — огрызнулась я.

Благотворное влияние водных процедур как рукой сняло.

Итивель растерянно моргнул, — Настя, мы по-другому ходить не умеем, не злись.

— Еще раз так испугаешь, закажу Валадру колокольчик, и тебе на шею повешу! — проворчала я, потом представила эльфа с этим украшением и усмехнулась. Услужливая память выдала огромный почти круглый колокол, которые вешают на коров то ли голландцы, то ли литовцы. Массивный, весом в килограмм, никак не меньше.

— Ты что? — подозрительно прищурился ушастик, второй раз, за утро, задав один и тот же вопрос.

— Да так…. Вспомнилось, — вильнула я в сторону от ответа и перевела стрелку, — Случайно завтрак не готовил?

Пережевывая теплую булочку с сыром, целиком погруженная в раздумья, я почти не чувствовала ее вкуса, и вообще не замечала, что делаю, пока эльф не перехватил мою руку у изрядно опустевшей тарелки, — Настя, а тебе плохо не будет?

— Мне уже плохо, — призналась я, с изумлением пытаясь подсчитать, сколько плюшек успела слопать.

Итивель сидел напротив, сверля меня внимательным взглядом.

— С тобой что-то случилось? — не выдержал он затянувшегося молчания.

— Нет, — соврала я и хотела развить эту тему, но язык проявил самостоятельность и выдал неожиданный вопрос, — А кто такой Михаил?

Трындец… Сохранила тайну, называется!

Эльф напрягся и посуровел лицом, на скулах выступили белые пятна, а кисти рук сжались в кулаки.

— Настя, ты с ним знакома?

Голос моего друга обесцветился, его словно покинули все эмоции.

Господи, и в кого я такая дура болтливая уродилась?!

— Видела во сне. Он разговаривал с тем тощим некромантом, как там его, уже не помню, — сделала я попытку выкрутиться из положения, в которое сама себя загнала, — Итивель, он же человек? А почему его не съели?

Эльф тяжело вздохнул и сказал, — Он хуже, чем демон.

— Расскажи, а? — попросила я и перебралась в кресло, всем видом изобразив готовность слушать страшную сказку, а на самом деле приготовившись затолкнуть в копилку памяти изрядный кусман ценной информации.

Эльф тяжело вздохнул, словно на него взвалили претящую душевному укладу обязанность, и сказал, — Не хочется, но так и быть. Этот человек появился у нас почти так же так же, как и вы, с небольшой разницей в сто лет.

Я тут же прикинула, когда это было. Нарисовался образ молодого человека в круглом котелке, узких брючках, с франтоватыми усиками, намазанными бриолином и тростью в руке. Он держал под ручку девицу в чем то легком и воздушном, цепляющуюся в низких коридорах своей широкополой шляпкой за стены, хихикающую и ахающую по поводу и без. Рядом с ними стояла огромная корзина, прикрытая белоснежной салфеткой, с выглядывающим из-под нее темным горлышком бутылки. Салфетку украшал затейливый вензель.

Словно в подтверждение моим догадкам эльф сказал, — Они решили устроить в пещере пикник.

Забавно было услышать из его уст так не соответствующее языку дивного народа слово «пикник».

— У людей есть одна смешная игра, — эльф нахмурил брови, пытаясь вспомнить название.

— Прятки? — вздохнула я, представляя веселую компанию и резвых молодых людей, прятавшихся по углам. Воображение настойчиво подсовывало изображение целующейся за укромным уголком парочки и тянущих к ней свои когтистые лапы демонов. Вот, наверное, визгу то было….

— Да, — кивнул головой Итивель, — Правильно — прятки. К демонам сразу попали два человека, юноша и девушка, а к нам — Михаил.

Вот это прозорливость! Да меня пора в пифии определять! А Михаил, стало быть, врал, что сам в пещеры явился, за знаниями.

— Ну а к демонам то он как попал?

Пришлось самой задать вопрос, потому, что рассказчик неожиданно замолк, погрузившись в воспоминания. Ну чего, спрашивается, мнется? Не видит — девушка уже чуть не умерла от любопытства?

Наконец, издав очередной тяжкий вздох, Итивель продолжил повествование, — Михаил узнал о жертвоприношении и сделал страшную вещь…. Он убил своих друзей, во сне, а потом ушел к Дорасу в ученики.

— То есть как — убил? — оторопела я от неожиданного поворота в развитии событий.

Эльф немного поколебался, глядя на мое изумленное лицо, но все же пояснил, — У него, как и у тебя, был магический дар. Такой же, только гораздо сильнее. Он тоже нашел своих приятелей, но совсем не для того, чтобы освободить.

Я даже зажмурилась от отвращения. Разве с таким человеком можно сотрудничать?

— Ты вот морщишься, а он посчитал этот ход самым разумным, — совсем грустно сказал Итивель, — Он потом объяснил нам. Какая разница, когда они умрут, сейчас или позже. И от чьей руки. А так, хоть он выживет.

— Как же вы эту сволочь выпустили? — вопрос вырвался сам собой.

Эльф пожал плечами, — Он ушел в Нижний мир с помощью темной магии Дороса и своих способностей. А мы….

— Прошляпили этот момент, — подсказала я нужные слова другу.

— Как? Прошляпили? — переспросил эльф, а потом согласился, — Да, мы упустили его.

Так вот чего, помимо прочего, опасался Великий князь! Это он меня, значит, тоже подозревал в…. в…. Да как он только посмел!

Возмущение было столь велико, что щеки за одно мгновение налились пунцовым жаром. Такое кардинальное изменение цвета кожи просто не могло остаться незамеченным, и догадливый союзник примиряющее поднял руку, — Настя, Правитель должен предусмотреть все возможные варианты! Не злись.

— Да пошли бы вы, со своим князем, со своими подозрениями и со своей помощью в одно популярное место!

Я просто обязана была сказать эти слова, иначе лопнула бы от злости. А потом я разревелась от обиды на этот сволочной подземный мир, и его обитателей.

Не самый лучший способ доказать, что ты хорошая, зато снимает все нежелательные вопросы. Очень хотелось бы сказать, что плач являлся хорошо разыгранным хитрым ходом, в далеко идущей интриге, однако все было не так. Это был самый обычный девчачий рев, когда громче всех вопит уязвленное самолюбие, хотя он, несомненно, дал полезный побочный эффект: Итивель кинулся меня утешать и забыл расспросить подробности сна.

— И где же жил этот гад? — сквозь сильный всхлип поинтересовалась я.

— В княжеском дворце.

Ясный ответ заставил слезы политься еще сильнее.

Как не огорчиться, если придется тащиться за чашей в Светлейшему?

Посидев еще немного для вида, поискав подходящей случаю причины для уединения и так его и не найдя, я улизнула из дома без всякого повода, сопроводив выход в свет словами, — Хочу побыть одна!

Вот только пусть попробует посягнуть на это священное право!

Ноги занесли меня сначала к озеру, потом к кузнецу, у которого я пожаловалась на усталость от неприкаянности и невозможности надолго остаться одной.

Валадр к моим стонам отнесся скептически, только посоветовал отправиться на восточную окраину города, в ореховую рощу и поработать руками, коль другим способом не хочется.

Место для уединения оказалось подходящим. Оно позволяло одновременно заниматься полезным и вкусным делом /подземные орехи сильно напоминали жареный кешью/, не маячить пред светлыми глазами эльфов и разрабатывать подходящий план по изъятию у правителя чужого имущества.

Деревья оказались гладкоствольными, безо всяких там шипов и колючек, относительно невысокими, так что я не особо напрягалась, до обеда набрав пару другую больших корзин. А вот потом началась одна странная вещь…. Из плотно забитой тары исчезла чуть ли не треть!.. Как я не пыжилась, не сторожила, а обнаружить экспроприатора так и не удалось. Промаявшись в тщетных попытках застичь злодеев, я пожаловалась Итивелю.

Он только плечами пожал, — Не обращай внимания, это кобольды. Они всегда у нас подворовывают.

— Кто?! — удивлению не было предела. Подземный мир оказался просто безразмерным, теперь еще и кобольды. Кто такие?

К своему стыду, мифологию я знала только по компьютерным играм и кобольды в них пока еще не встречались.

— Маленькие, вредные и прожорливые человечки, не опасны, — меланхолично отмахнулся эльф.

Его больше занимало ТО лука, чем мое удивление. Чуткие длинные пальцы аристократа в сороковом колене ощупывали тетиву на предмет повреждений.

— А вы с ними общаетесь?

Любопытство просто не могло позволить удовлетвориться таким скудным объемом информации.

— Крайне редко.

Пальцы перебрались с тетивы на деревянную часть оружия.

— Почему?

Этот вопрос заставил эльфа оторваться от столь увлекательного занятия и с удивлением посмотреть на меня, — А зачем? Нам от них ничего не надо.

— Не знаю, — растерялась я от такого прагматичного подхода, — Для удовольствия, наверное.

Веселый смех был мне ответом. Отсмеявшись, ушастый покачал головой, — Это только человеку может прийти в голову, получать удовольствие от общения с такими существами! Ну, если хочешь — попробуй!

Вот так. В этой фразе вся их психология: «Нам от них ничего не надо». Не помешает запомнить на будущее.

Ладно, если они не опасные — попробую. Все равно заняться больше нечем. Итивель пропадает где-то целыми днями. Книги перерисовывать, во-первых, скучно, во-вторых — одно место страдает от такого времяпровождения.

В общем, плюнув на попытки разработать тактику по поимке непонятных существ, я на следующий день, просто громко заявила, — Или знакомимся, или не буду ничего собирать, и вообще посажу рядом с корзинами эльфа вместо сторожа!

В ответ было минуты две настороженной тишины, а потом скрипучий, как несмазанная дверь, голосок спросил, — Ловить не будешь?

— Ни в коем случае, — пообещала я и для верности добавила, — Зуб даю!

Со всех сторон зашуршало. То, что я принимала за не вывезенные своевременно поленца от старых деревьев, в одно мгновение обратились маленькими человечками в коричневых одеждах. Я насчитала двадцать оживших дровин, не мудрено, что они так быстро очищали ящик.

Человечки встали округлой кучкой на отдалении, напомнив мне плотную стайку кефали. Я, вероятно, выступала в роли дорады, во всяком случае, смотрели на меня как потенциальную угрозу высокого уровня.

Нет, в принципе такая боязнь очень льстила нездоровой части самолюбия, но для дальнейшего знакомства была весьма некстати.

— Меня зовут Настя, я человек, — представилась в надежде изменить ситуацию.

— Видим, что человек, — засопел самый толстый человечек, остальные как болванчики закивали головами в знак согласия.

— А чего тогда боитесь? — изумилась я.

— Вы человеки, нас завсегда поймать пытаетесь! — заявил мой собеседник, — Как только видите, сразу кидаетесь руками хватать.

— Да сдались вы мне, — я надула губы. Обидно, знаете ли, когда не с того, не с сего незаслуженно обвиняют.

— Обещаешь, значит? — строго спросил человечек.

— Чего обещаю? — на крайний случай уточнила я. А то знаем мы этих сказочных существ, согласишься по простоте душевной, а потом придется с чем-то ценным расстаться.

— Руками не хватать, — все также сердито скрипнул кобольд.

— Обещаю, руками не хватать, ногами не пинать, без разрешения пальцами не тыкать, и в клетки не сажать, — отбарабанила четким голосом скаута, для верности стукнув себя кулаком по груди, на манер римского легионера.

Кобольды переглянулись, а потом подошли поближе.

— Меня Зигфридом звать, — проворчал самый главный из этой компании.

Вот и чудненько, наконец, познакомились.

С этого дня мы трудились всем «обчеством», по-братски и по справедливости разделяя эльфийский урожай.

Прошло еще десять дней. Тихо так проскользнули. Несколько раз выходил «в эфир» Михаил. Пару раз мне удалось добраться до воды или зеркала раньше, чем кулон перестал работать и увидеть, как в застывшей туманной глади выплывают знакомые лица.

На первый взгляд у ребят все было хорошо. Маг честно выполнял свои обещания, Ленка и Сашка стали гораздо упитанней, никаких серебряных сабель в руках не наблюдалось. Я даже задумалась, а не отвязать ли их совсем, раз толку нет, но потом передумала. Тем более, что на Сашкиной щеке имелась глубокая царапина, но выражение лица вселяло оптимизм.

А вот попасть к ним во сне не получалось, невидимая сила выкидывала меня прочь, стоило только завиднеться камере. Видно Михаил решил не полагаться до конца на мои обещания. Правильно, на его месте я сама бы так поступила.

В общем, все тянулось ни шатко, ни валко до одного прекрасного дня, точнее ночи, когда у меня состоялась встреча с Михаилом. Даже не встреча, просто приснилось его лицо, и он сказал, — Поторопись, вход в наш мир закрылся, и Ятудх почти собрал войско.

Проснулась я в мрачном настроении, и завтрак прошел в гробовом молчании. Итивель снова впал в «нирвану», он вообще часто в последнее время просиживал, вперив очи в неизвестность. Дорвался, называется, заимел шпиона в стане врага.

В общем, отправилась в свою рощу, на ходу соображая как же мне так запереться в княжий дворец, а то я до сих пор откровенно дрейфила: опасалась, что в близости от вожделенного артефакта Светлейшему удастся без труда прочитать преступные мысли, и никакая желтая обезьяна не поможет.

Дойти до орешника с первой попытки не получилось, меня окликнул помощник кузнеца. Он сообщил радостную вещь.

— Клинок готов.

Конечно же, дождаться вечера не было никакой возможности, ноги сами повернули в сторону кузни.

Оружие получилось — загляденье. В мечах я не разбиралась, для меня и те безделушки, что продавались в сувенирных отделах, были верхом совершенства, а тут такая красота.

Я не смогла удержаться и провела пальцами по зеркальной глади металла, изукрашенного тонкими линиями узора, случайно задев режущую кромку клинка. Хорошо хоть слегка, потому что руку пронзила острая боль, и из глубокого пореза потекла кровь.

Вот зараза!

— Осторожнее! — отобрал у меня подарок эльф и сам вложил его в ножны, — Так без пальца остаться недолго! Ты должна сначала подружиться со своим мечом, почувствовать его, и когда он проникнется к тебе уважением, то станет верным товарищем.

Кем станет? Когда? А он что…

Блин, интересно, за что мечи уважают своих хозяев? Наверняка за умение с ними обращаться. Если это так, то мне без ножен его вообще не рекомендуется брать. Вот засада!

Валадр, заметив уныние на моем лице, рассмеялся, — Не переживай, научишься. А вот на стену, как хотела, не вздумай вешать, это тебе не картина. Тогда действительно обидится.

И этот считывает! А то Светлейшего мало было.

— Не хорошо в чужие мысли без спроса заглядывать! — обиделась я на кузнеца.

Он только пожал плечами, — Так ты же не закрываешься. Значит, хочешь, чтобы услышали.

— Я не умею, — совсем растерялась от такого поворота событий, — Это наверно только эльфы могут.

Валадр взял меня за плечи, всмотрелся в лицо и сказал, — Ну ка, давай попробуем! Сосредоточься и представь себе нечто, что могло бы скрыть твои мысли от собеседника.

Я задумалась, чем бы это себя отгородить. В голову пришло воспоминание о плотном тумане, что встречается в горах, когда набегает тяжелое облако. Все расплывается, становится одинаковым. А если еще освещения убавить…

— Молодец! — тут же похвалил меня наставник, — Хорошо получилось. По первым порам будет сложно удерживать внимание на протяжении всего разговора, но потом научишься это делать незаметно для себя.

Ликование оказалось так велико, что я даже завизжала от восторга. Эльф сначала попятился в недоумении, получив звуковой удар по ушам, а потом тоже рассмеялся, — Какой ты еще ребенок! Я и забыл, что тебе и полвека то нет.

Счастье переполняло меня, переливаясь через край души, и в порыве поделиться хоть частью, я притянула к себе за уши голову эльфийского богатыря и звучно чмокнула в щеку, а потом понеслась к выходу, по дороге одарив этим знаком благодарности и его помощника.

И уже на пороге я вспомнила, что не спросила об одной очень важной вещи, притормозила, оглянулась и спросила, — Валадр, а кто из эльфов умеет читать чужие мысли?

Кузнецу потребовалось время, чтобы понять смысл вопроса, он так и остался стоять столбом на том месте, где его застал поцелуй. Рядом застыл ошарашенный помощник.

Какие они оказывается нежные… Видно у эльфийских девушек не принято так себя вести. Вот бедняжки…

— Много ли эльфов умеет читать чужие мысли, — медленно и четко повторила последний вопрос.

— А? — наконец очнулся кузнец, нахмурился, пытаясь осознать сказанное, и выдал, — Все умеют. Это одна из данных с рождения способностей, общаться мысленно. Мы, правда, нечасто ею пользуемся, только в особых случаях. А ты вообще очень громко думаешь.

Все? ВСЕ?!!! Вот д…

У меня даже дыхание перехватило от новоприобретенного знания. Понятно теперь, почему этот ушастый гад просиживал каждое утро не меньше часа уставившись в вечность. Мысли мои считывал, хорошо, если не транслировал на сторону, с соответствующими комментариями. Ну, я тебе устрою разбор полетов… Поговорим сейчас о взаимном доверии между союзниками!

Я решительно повернула к дому, решив не ходить сегодня к кобольдам.

Дерево спрятало меня за своим стволом в последний момент. Я влепилась в него всем телом, опасаясь, что увидят. Потом сползла вниз, встала на корячки и на четвереньках заползла под ближайший куст.

Чертово платье! Нет, ну на фига такие длинные подолы под землей?!

Осторожно выглянув в просвет между листьями, я с мрачным удовлетворением посмотрела, как Итивель пересекает порог княжеского дворца.

Может, он туда конечно не по моему поводу заглянуть решил, но что-то подсказывало, что это не так. Сидеть, как Рембо в засаде я не собиралась, а потому, стоило только «товарищу» скрыться, тут же выбралась и, прибавив шагу, поспешила следом. Уже на входе, выровняв дыхание и напустив в мысли туману, я крадучись пошла вперед, прислушиваясь к звучавшим в одной из комнат голосам.

— Войско нижнего мира подходит к границам, — вещал Итивель.

— Как у тебя обстоят дела с девушкой? — голос князя был усталым и холодным как лед.

— Она скрытная (а то!), но мне доверяет (у… крысеныш!), ей нужна какая то чаша. Где ее искать, пока не знает. Перемещение во снах прекратилось.

И все-таки казачок был засланный…

Я послала подальше желание разреветься и продолжала вслушиваться.

— Хорошо. Не спускай с нее глаз. Настя не должна бродить по городу в одиночестве. Постарайся сделать так, чтобы она вообще за пределы жилища не выходила без тебя, — эта фраза прозвучала, как приказ.

Тяжелый вздох бел ему ответом, — Это нелегко. Она своенравна и сильно подвержена сменам настроения.

Потом наступила недолгая пауза, видно Велесир уничтожал своего подданного безмолвным взглядом, потому что Итивель тихо сказал, — Да, повелитель. Но я не могу этого сделать. Я ей обещал. Пока она сама не захочет.

Это он о чем? Блин… наверно на мысленное общение перешли… Знаю я теперь, ушастые к нему прибегают, если вслух стыдно говорить!

— Возьми. Что делать знаешь.

Легкий шорох и стук мелкой тары об стол.

А посмотреть то, возможности нет…

Я попятилась к выходу, тихо скользнула из этой комнаты в следующую и замерла: на столе у стеночки стояла та самая чаша, что преследовала меня во сне каждую ночь. Хороший рисовальщик Михаил. Очень качественно изобразил, совпадает до последней завитушки.

Не долго думая, я схватила кубок и сунула его под мышку. В корсаж все равно не влезет, а юбки задирать некогда.

Выбраться из дворца оказалось так же легко, как и попасть. Охраны, как я уже упоминала, у Светлейшего не было. До сегодняшнего дня, во всяком случае.

Все… Сматываюсь! Даже видеть его не желаю, предателя.

Я забежала в дом, одела под платье штаны, футболку, спортивную куртку сунула в сумку для завтрака. Туда же уместился эльфийский огонь, булки, шкатулка с заколками, пара ножей. Меч — за спину, фляжку — на пояс, вроде как все необходимое взяла.

Присела на краешек стула, обозрев напоследок временное пристанище.

Все…. Кажется все!

Через полчаса я уже была в роще с кобольдами. Содрав с себя за ближайшим кустом опостылевшее длиннополое творение эльфийских портных, я накинула куртку и мрачно заявила, — Ухожу от эльфов.

Кобольды переглянулись, их старшой почесал затылок и сказал, — А куда?

— В нижний мир, друзей спасать!

Я конечно не собиралась топать до демонов ногами, главное — убраться подальше от эльфийской магии. Сто пудов это она мешала мне гулять во сне по-прежнему! Не верю я теперь в коварство Михаила. А если это даже так, то ушастые ничем не лучше. Тоже интрига на интриге. И плакать не буду!

Я вытерла набежавшую слезу, запретив себе любое проявление эмоций до тех пор, пока не окажусь на поверхности. Зигфрид понимающе похлопал по локтю, выше он не дотягивался.

— Ничего, Настя. Мы тебя проведем по своим ходам, эльфы о них не знают!

— Да я же там не умещусь! — растеряно моргнула я.

— Мы поведем такими, что уместишься, только придется ползти, — успокоил меня кобальт.

Все, конец моему костюму, да и здоровью, пожалуй, тоже. Столько времени ползком в холодном шкуродере я не вынесу. А и фиг с ним! Какая разница, где умирать? Сделаю это на свободе.

— Пошли, — сказала я, выражая готовность следовать за новыми спутниками. Зигфрид подвел меня к стене, провел ладонью по большому куску породы и тот откатился в сторону, открывая довольно широкий лаз с гладко обработанными стенами. Кобольды один за другим последовали в его черноту, я послушно опустилась на четвереньки и пристроилась в хвосте цепочки.

Глава 13

Хозяин

Вы когда-нибудь ползали таким вот образом хотя бы с километр? И не по пушистому домашнему ковру, а по твердому, холодному известняку и не километр, а много больше? Могу смело заявлять — это пытка достойная инквизиторов средневековья.

Всего через пару часов путешествия по низкому лазу, я была уверена что сдохну, не добравшись до цели. Штаны протерлись до дыр еще до первого привала, коленки украсились синяками, а потом и вовсе кровавыми ссадинами, локти тоже не избежали мелких травм. Меч, который должен гордиться хозяйкой, защищать и слушаться ее, вел себя, мягко говоря, непочтительно: стучал навершием по затылку, цеплялся за потолок и стены, словно пытался удержать меня на месте. Заплечный мешок сползал и бил по ногам, периодически его приходилось стаскивать со спины и толкать пред собой.

Уже в самом начале пути я сильно пожалела, что кинула эльфийское платье под кустом, оно очень пригодилось бы для защиты коленей, а еще немного погодя — что Итивель не прирезал меня еще в лодке. Несколько секунд боли и страха, зато теперь не мучилась бы.

В общем, когда проводники решили отдохнуть, на мне живого места не было, даже на лбу красовалась шишка (низкие своды не самое подходящее место для резких необдуманных движений). Я приникла к холодному полу, растянувшись во весь рост, и подумала — все, дальше никуда не иду. Смерть от переохлаждения не очень мучительна, особенно если сравнивать с теми, что мне грозили раньше, единственное — загорожу проход несчастным горнякам, но да ничего, замуруют останки, и прорубят дополнительный ход. Или расчленят и вынесут частями, мне, мягко говоря, уже все равно.

Я закрыла глаза, пытаясь справиться с подступившими слезами.

Жалко же, черт возьми, саму себя!

— Настя, поешь, — раздался у самого уха голосок Зигфрида.

— Спасибо, не хочу, — отказалась от угощения. Мне и вправду не хотелось. Ни есть, ни думать, ни жить.

Кобальт недовольно посопел, видно не понравилась ему апатия, и неожиданно рявкнул, — А ну сядь, когда с тобой взрослые разговаривают.

Я очумело вскочила, стукнувшись второй раз о твердый потолок, взвыла от боли, и прошипела несколько ругательств.

— Так то лучше, — подобрел кобольд, — Держи.

И вручил мне пресную лепешку и эльфийские орехи. Потом горный дух осмотрел мои кровящие, сине-красные колени, покачал головой и подбодрил, — Потерпи еще немного, потом будет легче.

Шутник.

В ответ даже скептически хмыкнуть не получилось.

Но, не смотря на мое недоверие, кобольд оказался прав, вскоре горизонтальный ход закончился и начался переход на другой ярус. Малыши шли узкими тропами, на которых у взрослого человека получилось бы уместить разве что стопу, поэтому следовать приходилось в распоре по трещине, упираясь одной ногой на дорожку, а второй в противоположную стену.

Наконец то я смогла выпрямиться! И хотя такой способ передвижения грозил падением с высоты эдак метров в пятнадцать, отсутствие страховки пока не пугало. Под землей, особенно если пришлось спуститься по большому колодцу, расстояния искажаются и порой страх почти пропадает. Что значат, каких то жалких пятнадцать метров в сравнении с семьюдесятью?

Да ничего, спустится — раз плюнуть, да и подняться тоже. И забываешь, что такой «маленький» колодец как никак стандартная пятиэтажка, и падать ничуть не мягче, чем на поверхности и столь же опасно.

Почему так получается? Да бог его знает, мне кажется из-за того, что вокруг темно и видимость только в радиусе освещения налобника.

Правда сейчас путь озарял эльфийский огонь, но он все равно не намного сильнее, до дна не достает. А если даже достает, я смотреть не стану. К чему пугаться лишний раз.

Следующий вертикальный шкуродер, который кобольды называли «ущельем» оказался невероятно узким, с выступающими острыми краями которые совершенно безжалостно отнеслись к моей одежде.

Интересно, когда я доберусь до ребят, что на мне останется? Кроме ссадин и синяков, естественно. Эх, и с какой дури я бросила свой капроновый комбинезон по пути к эльфам? Да чего уж тут охать, итак понятно, что сглупила.

Представляю, на что я теперь похожа… Последняя степень оборванства, еще чуть-чуть и нижнее белье в прорехи просвечивать начнет.

В общем, дорога бегства от эльфов оказалась не сахар, вымотала до такой степени, что мне было все равно куда идти и что делать. Имей любезные проводники преступный сговор с демонами, они легко бы завели меня прямо в их лапы, потому что я уподобилась тупой овце, слепо следующей за рогатым отродьем на мясокомбинат.

Я не соображала совершенно и только автоматически считала шаги, постоянно сбиваясь, где-то в районе двадцатого.

А вот потом горные духи все-таки нашли, чем удивить.

Когда мы еще раз спустились по похожим один на другой шкуродерам, то оказались в довольно широкой и высокой (еще метра полтора над головой) галерее. Проникнуть в нее получилось только после того, как Зигфрид скороговоркой произнес заклинание, и камень словно истаял на глазах. Такую шутку предводитель кобольдов проделывал за время нашего пути раза три.

В галерее нас встретило первое свидетельство чудес прогресса крошечного народца, которое заставило меня очнуться и выйти из сомнамбулического состояния: проход вывел к настоящим железным рельсам, уложенным на каменные сваи. Притом железо блестело, следовательно, регулярно использовалось по назначению.

Вот тебе и волшебный народец! Может у них и метро имеется? А с другой стороны, при их стремлении к рытью нор и проходов глупо тонны породы таскать вручную.

— Теперь поедем, — довольно пригладил бороду Зигфрид. Мой неподдельный восторг и удивление доставили ему море удовольствия.

— А в чем, поедем? — поинтересовалась я, озираясь в поиске подходящего средства передвижения.

Почему-то рисовалась дрезина, как в мультфильме про чебурашку. Хотя слабо представлялось, как у меня получится втиснуться в тележку, рассчитанную на кобольдов. Разве оседлать ее, как трехколесный детский велосипед.

— Не боись, есть способ, — ухмыльнулся Зигфрид, отдал команду одному из товарищей и тот скрылся во мраке бокового коридора.

— Ты пока отдохни, — великодушно предложил кобольд.

Да уж, легко сказать — отдохни, а на чем?

Я немного потыркалась во все стороны по залу и нашла довольно чистый деревянный настил, вероятно предназначенный для складирования особо ценных грузов, на который тут же завалилась спать, больше ни на что сил не осталось. Полноценного отдыха, правда тоже не получилось: периодически забывалась и задевала своими «ранеными» конечностями за твердую постель, просыпаясь от боли, да и жестковато было, после стольких то дней на эльфийской перинке. Наконец, усталость взяла свое, и я отключилась, на секунду, потому что стоило мне заснуть, как почти у самого уха принялись галдеть.

— Ты хорошо думаешь что делаешь, братец?

Голос, запальчиво произнесший эту фразу, был звонкий как капель и явно принадлежал женщине.

— Не боись!

Ага, коронное словечко Зигфрида, а потом тихое невнятное бормотание, в котором слова слились в плотный монолит, и разобрать о чем шла речь просто невозможно.

— Как знаешь, — снова женщина, теперь уже грустно.

А потом меня заставили проснуться, бесцеремонно тряхнув плечо.

Глаза послушно открылись, но вот мозг работать отказался, и минуты три я тупо пыталась сообразить, чего от меня хотят, и вяло наблюдала, как на раны накладывается мазь и повязка.

Аромат, схожий по вонючести только мазью Вишневского, в конце концов, добрался до обоняния, придал мыслям ясность не хуже кофеина, и удалось рассмотреть сестру милосердия в лице миловидной маленькой, кругленькой как эльфийская булочка с сыром, женщины-кобольда. Это она бинтовала мое колено, и, не смотря на неприятное амбре, рана почти сразу перестала дергаться и ныть.

Святая женщина, еще бы подушку принесла, ей вообще бы цены не было.

А вот Зигфрид — злодей. Вынудил таки меня подняться и тащиться обратно к платформе, да еще с такой скоростью, словно мы на поезд опаздывали.

А может, и опаздывали, раз на платформе обнаружился самый настоящий вагон. Большой, я могла в нем поместиться, почти не наклоняясь. И длиной метра в три или в четыре. Вполне на первый взгляд комфортный, во всяком случае выглядит намного привлекательней изделий отечественного вагоностроения: лакированный, блестящий, ярко красного цвета, с начищенными медными ручками, правда окон нет, только на дверях имеются стекла, аккуратно нарезанные ромбиками и вставленные в свинцовую оправу.

Зигфрид уверенно распахнул дверные створки и поманил за собой.

Мы что, поедем?!! А где же паровоз? Или кто-то сзади толкать будет? Или тут моден труд бурлаков? А впрочем, мне то какая разница, как пригнали это изделие на пути, раз оно может двигаться, а оно точно может, и это замечательно!

Я втиснулась в узкую дверь, которая впрочем, (или мне это показалось?) раздвинулась в стороны ровно настолько, чтобы я смогла спокойно войти, прошла мимо узких низеньких лавочек вглубь вагона и плюхнулась прямо на пол. Кобольды чинно расселись по лавкам, весело переговариваясь.

Я вертела головой по сторонам, пытаясь определить материал, из которого сделали внутреннюю отделку. Симпатичное сочетание кожи и дерева.

Еще что-то прем из эльфийских садов? Не верится, чтобы ушастые остались равнодушны к вырубке своих плантаций. Да и не орех это, кажется.

Я в древесной структуре плохо разбираюсь, но на первый взгляд — доски выструганы из рядовой сосны.

Интересно, сколько лет этому вагону? На вид совсем новый, деревянные панели еще светло-желтого цвета. То есть срубили совсем недавно. А это значит… это значит… что кобольды свободны в своих передвижениях! Или выращивают сосну под землей.

В последнюю догадку верилось слабо, не похожи малыши на удачливых лесоводов или садоводов.

— Зигфрид, а вы на поверхность выходите?

Готовясь выслушать его ответ, я притихла, опасаясь пропустить хоть слово.

— Ходим, — степенно кивнул кобольд, — Когда чего нужное заканчивается, тогда и выбираемся.

— А меня сможете вывести?

Я не знаю, отразилась ли моя безумная надежда на лице, но Зигфрид жалостливо скривился, посмотрел на соплеменников и вздохнул, — Могем, если сильно надо.

Надо! Ох, как надо! Когда ребят заберу.

Между тем дверь снова открылась, и в вагоне появилась новая знакомая, со стопкой одеял в руках и (нет, она точно святая!!!), подушкой. За ней пыхтела еще пара носильщиков нагруженных похожими комплектами.

Интересно, станция казалась совсем пустой, а оказывается там народу до фига и где только прятались. Надо спросить у Зигфрида, этот полустанок является частью города подгорян или нет.

Сноровисто разделив межу нами постель, дама удалилась, напоследок одарив командира кобольдов недовольным взглядом.

Стоило ей выйти, как вагон дернулся, качнулся, застучал колесами и тусклый свет, проникающий через дверной витраж, исчез.

— Ты это, спи давай, нам еще долго ехать, — добродушно предложил Зигфрид и первым растянулся на лавке, закутавшись в одеяло по самые уши.

Остальные послушно последовали его примеру. Я еще немного посидела, ощущая, как проходит радостное возбуждение, вызванное обещанием подземного народца, а потом усталость взяла свое. Плюнув на все условности, я растянулась во весь рост на жестком деревянном полу, примостившись на подушке, прикрыла себя одеяльцами, (по причине больших размеров мне выдали сразу два), и уснула под убаюкивающий перестук колес и мысль: и почему эльфов принято считать мудрыми, раз они не интересуются и не знают, что у них у мастеровитых соседей происходит?

Мой бог, как все-таки хорошо, что меня везут. Еще один день передвижения на карачках я бы не выдержала.

Не буду описывать нашу поездку, тем более, что и говорить то особо не о чем. Что творилось снаружи я не видела, сколько мы ехали толком не поняла, потому что почти все это время дрыхла. Ну чем, скажите, еще можно заняться в вагоне без окон?

Ехали мы, если судить по ощущениям, довольно быстро, километров пятьдесят в час, и по времени дорога отняла сутки, а может, так показалось, потому что основную часть я проспала. В общем, мы вышли на темном пустом «полустанке», маленьком и темном. Паровоза не обнаружилось, вагон тащил овальный балид, сделанный из прочного клепанного железа. Он не дымил, был без трубы, имел единственный вход, лесенку и окошко. Фары ему заменяли все те же эльфийскме огни, только более мощные и усиленные вогнутыми зеркалами.

А дальше все потянулось по отработанной схеме: на четвереньках по лазу. На мое счастье такое издевательство длилось недолго, ход привел нас в огромный зал, но прежде чем в него попасть я выслушала длинную инструкцию о том, что ходить там надо тихо, чтобы не разбудить Хозяина.

Кто такой Хозяин и почему он дрыхнет в таком неподходящем месте, я не поняла пока не подошла ближе…. То, что издалека (зал оказался воистину громадным), казалось каменной горой, при ближайшем рассмотрении превратилось в… спящего ящера!!! Дракона! А может быть змея-горыныча, хотя нет, голова была одна.

Его огромная туша занимала пол зала, а хвост остальную часть, голова скрывалась в одном из проходов. Если честно, я не сразу разобралась, что это дракон, приняв его шкуру за очередную шутку природы. Подумаешь, ромбиками, вон в Красной пещере, почти такие же встречаются рядом с подземной рекой, только светлее и рисунок мельче. Подумаешь — шипы, мало ли какие сталагмиты вырастают.

Без кобольдов, я вполне могла прогуляться по спине рептилии не заметя, что топчу живое тело. А может не живое? Дышать то он должен, а пока что-то не заметно вздымающихся боков.

Словно в ответ на мое недоверие «змей-горыныч» дернулся и заворочался.

Кобольды испуганно замерли, я тоже остановилась, пережидая и прикрыв рукой на крайний случай желтый огонек светильника. Потом малыши снова пустились в путь, я пошла за ними, тщательно копируя размеренные движения и чувствуя себя современной умалишенной Белоснежкой с мачехой в лице эльфийского князя. Вот только жениха у меня не было, хотя это такая штука, сама со временем заведется, никуда не денется, даже кандидат имеется. Чтоб ему пусто было!

Чешуя дракона не поражала внимание, не блистала золотом и зеркальными огнями, она была тусклая, матовая, покрытая вековой пылью, мне кажется, что местами среди шипов рептилии торчали настоящие сталагмиты.

Ай, яй, яй, это сколько же он тут валяется?! Мне бы такое долголетие.

Сложенные крылья торчали нелепыми углами, придавая дракону некоторое сходство с сидящей на земле ласточкой. Очень хотелось потрогать волшебное существо, но раз кобольды сказали — нельзя, значит не стоит. Вдруг и вправду проснется, да вспомнит, что он голодный и хищный. Нет уж, пусть лучше дрыхнет.

Эх, жалко у меня сотового с фотиком нет. Выложила бы снимки в инет и наслаждалась произведенным фурором. Хотя о чем это я. Какая может быть связь на глубине ннадцать метров? Правильно — только мертвая.

Между тем наш путь вел прямо в тот ход, куда уютно примостил голову дракон.

Мне кажется, кобольды даже дышать перестали, протискиваясь мимо его пасти.

Закрытая то она закрытая, да только зубы выпирают не хуже чем у крокодила, а даже лучше, потому как в десятки раз крупнее.

Мама дорогая… Мегалодон отдыхает… Это один зуб в мои полруки… Ничего себе…

Теперь я шла впереди. Кажется, кобольды специально вытолкнули меня вперед, я заметнее и отвлеку, в случае опасности от них внимание. Подставляют значит… Хотя о чем это я, они же тут исключительно из расположения к моей персоне.

Мы уже почти миновали морду зверя, как один из малышей неловко задел сталактит, украшающий стену, и тот сверзился, громыхнув о каменный пол.

Полупрозрачная пленка третьего века отъехала в сторону, открывая желтизну радужки, а потом дракон слегка открыл пасть….

— Бежим!!! — завопил Зигфрид, и малышня рванула вперед.

Я застопорилась, но рептилия так громко и так близко лязгнула зубами, что ноги вынесли меня раньше, чем голова успела сообразить, что к чему. Но все-таки любопытство оказалось сильнее страха и заставило оглянуться.

Дракон насмешливо наблюдал за нашим поспешным бегством, даже не пытаясь ловить ускользавшую еду. Клянусь мамой, он над нами смеялся!

Глава 14

Предательство

Мне стало обидно и стыдно за собственную сиюминутную трусость, и я сбавила шаг. В прочем, кобольды тоже не стали изображать марафонцев, удовлетворившись расстоянием метров в пятнадцать, все равно дракон, при всем своем желании не протиснулся бы в коридор, там и для головы с трудом места хватало.

А из-за не скрываемого веселья рептилии у меня осталось ощущение театральности и от испуга кобольдов и от устрашающего щелканья зубов. Как будто костяная махина и мои знакомые уже не раз выделывались друг перед другом, или что все это представление рассчитано на одного конкретного зрителя — наивную девушку в ободранных штанах.

— Настя, ты чего отстаешь? — позвал меня сердитым шепотом Зигфрид.

Я еще раз глянула на дракона: показалось, что он попробовал шевельнуться.

Да нет, вроде бы. Как лежал, так и лежит.

Паранойей страдаете, гражданка! Все то вам заговоры мерещатся. Что значит, довели до ручки несчастную девицу. Как бы не пришлось, по обретению долгожданной свободы к психиатру тащиться.

Ха, и рассказать ему правду!

Я представила себе лицо гипотетического врача (как из рекламы про кариес), и захихикала.

Да уж, при одном только упоминание бесов или эльфов упекут в психушку, даже анализы проводить не станут.

И все таки огромные просторы скрываются под Уральскими горами. Зал в который мы вышли, впечатлял. Зигфрид по моей просьбе отправил вверх один из эльфийских огней и глядя на то, как он уменьшается до размеров рядовой звезды, я прикинула что метров 100 наверняка наберется, да в длину еще сколько будет…. Правда на этот раз красот не наблюдалось, было такое впечатление, что кто-то специально разнес все в хлам. С потолка и стен обрушились тонны породы, засыпав часть зала почти до середины. Именно по этим здоровенным булыжникам предстояло спуститься.

Мои ноги автоматически переступали с камня на камень, прыгали вниз с уступов, шли след в след за кобольдами, но мысли были далеко.

Я представляла себя на поверхности. Как выбираюсь с друзьями из дыры, как мы спускаемся к ближайшей дороге, где нас поджидают злющие спасатели и счастливая пресса (хотя трупам или калекам они бы больше обрадовались). И, наконец, попадаем домой, в объятья родителей и друзей.

Блин, и ведь не поделишься приключениями — не поверят. Разве что, Илье, про подземную реку и змеюку с ирокезом поведать (исключительно для развития науки), так ведь он потом всю душу вымотает требованием показать вход.

Я так размечталась, что непроизвольно прибавила шагу, словно меня и впрямь ждал впереди выход на поверхность, а не коридор, ведущий к демонам.

— Куда летишь?! — грозно рявкнул кобольд. Из-за того, что кричать он старался тоже шепотом, окончание фразы больше походило на шипение.

— Прости, размечталась, — покаялась я грозному горняку, получив в ответ выразительный жест: Зигфрид сжал руку в кулак и постучал по собственному лбу. Подозреваю, что он предпочел бы мой, но… ростом не вышел, чтобы дотянуться, а помогать ему в этом желания не было.

Насупленный кобольд остановился перед узкой щелью в стене, которая располагалась таким образом, что при первом взгляде ее было совершенно незаметно. Требовалось подойти вплотную, чтобы увидеть проход, острый выступ треснувшей породы надежно прикрывал его от любопытных взоров.

Дальше мы с тобой не пойдем. Это территория четвертого мира, — мрачно сообщил Зигфрид, а его спутники опять согласно, как по команде, закивали головами, одобряя соплеменника. Удивительно организованный народец, даже соглашаются сообща.

— Вот, держи, — маленький горняк протянул мне кусок мела.

— Спасибо, — на крайний случай поблагодарила я, удивляясь про себя такому странному подарку, а потом спросила, — А зачем?

Зигфрид пояснил, — Нарисуешь им на стене знак, и никто кроме тебя, его не увидит.

Ну и к чему мне это дело? В аудиториях перед экзаменами на стенах шпоры рисовать? Полезно, в принципе, но легче выучить, чем с поднятой рукой несколько часов потерять.

Я уже собиралась открыть рот, чтобы высказаться по этому поводу, как меня осенило: какая же я балда! Мне дарят идеальное средство для метки дороги, а я еще интересуюсь — зачем! Обычно при изучении новой пещеры по мере прохождения коридоров выкладывают маленькие пирамидки из камней, как знак, что шли именно этой дорогой. Тут, из-за обилия смертельных недругов, подобных вещей делать явно не стоит, а без них легко ориентиры потерять.

Я оглянулась назад, на проход, который вел к дракону.

Надо вернуться, чтобы метку поставить. Вдруг улепетывать придется, не дай бог, проскочу мимо.

Кобольды, прощаясь, по очереди пожали мне руку, и я получила напоследок еще одно напутствие от Зигфрида, — Мои ребята будут дожидаться тебя с друзьями в зале Дракона, сразу за его хвостом, так что не потеряетесь. И это…

Горный дух почесал маковку и вздохнул, — Ты не беги сразу вперед, как на пожар, а посиди немного, подумай. Как у нас говорят — торопливый дважды одно дело делает. Только учти, у тебя и такой возможности нет. Не натвори глупостей то.

Хороший совет.

Я послушно уселась на ближайший камень, глядя на то, как вереница огоньков, отдаляясь, становится все меньше и меньше, пока не превращается в яркое желтое созвездие, зависшее посреди черного горизонта: света эльфийских огней не хватало, на то, чтобы разогнать мрак огромного зала. А потом «звезды» одна за другой погасли, скрывшись в проходе, бросая в полное одиночество.

Тишина невидимой ватой сразу забила уши, и я даже шаркнула ногой по камням, чтобы доказать самой себе, что не оглохла.

Вот и все. Теперь я могу полагаться только на саму себя. Один неверный шаг и прощай жизнь, да здравствуют темное тысячелетие, или сколько там оно должно продлиться по Библии?

Я поежилась: сырой пещерный воздух, который почти не ощущается пока ты в движении, забрался под одежду и стал выхолаживать накопленное тепло. Пора бы встать и идти вперед, но меня мучили сомнения в правильности поступков. Я не верила, что Михаил выполнит свое обещание. Ему проще отобрать у меня чашу, как только она окажется в пределах досягаемости. Магии мне противопоставить абсолютно нечего. Это во сне я еще на что-то гожусь, а днем…

Мда…. Надо все-таки подстраховаться, только вот как? Никаких идей по этому поводу.

Внезапно по пещере потянуло едва заметным сквознячком, который донес до меня запах каленого железа.

Точно так же пах дракон, когда я протискивалась мимо него. Эта легкая вонь сталагмитов мне напоминанием о необходимости подстраховаться указателями на случай поспешного бегства, и я отправилась снова в начало зала, черкая на камнях вдоль тропы жирнючие кресты. Ничего, на мел кобальты не поскупились, кусок большой, если на наскальную живопись не потянет, хватит до самого дома.

Когда я забралась к проходу, ведущему к сонной зубастой рептилии, вконец запыхалась. Это вниз идти легко, а наверх совсем наоборот, я не коза, чтобы без сбитого дыхания с камня на камень сигать. Да и никаких ног на такие прыжки не хватит, тут впору крыльями обзаводиться.

Я нарисовала очередной, последний крест и заглянула в коридор. Затянутые прозрачной пленкой третьего века, глаза дракона отразили свет эльфийского огня, как велосипедные котофоты, засветившись двумя бледными, круглыми фонарями.

Крупная все же зверюга, за один зевок проглотит, если рядом окажешься. И как это кобольды не боятся мимо ходить? То есть боятся, конечно, но все равно лезут. А ведь стоит ему вздохнуть сильнее, и они запросто в ноздрю залететь могут, с приземлением где-нибудь в трахее. Бесстрашные, однако, малыши, в отличие от меня.

Стоило признаться самой себе в трусости, как сразу захотелось доказать обратное, и я, непонятно за каким… делом, двинулась навстречу чудовищу.

Вот так всегда. С самого глубокого детства, страх прослыть трусихой толкал меня на необдуманные поступки, в виде прыжков в реку с трехметрового моста или хождения на кладбище в двенадцать ночи (на спор и одной). Но там то ладно, даже в детстве я понимала, что на погосте надо опасаться живых бомжей, а не мертвых. А сейчас? Откуда эта глупая бравада?!

Я остановилась напротив украшенной большущими пластинами пасти рептилии, и поймала себя на мысли, что от души восхищаюсь зверем. А потом в голову пришла гениальная идея…

Вот оно решение! Теперь я знаю, как подстраховаться на случай вероломства мага с замашками на титул верховного властелина, или кто там у демонов руководит.

Осторожно, на цыпочках, стараясь не дышать, подошла к дракону почти вплотную.

А что? Отличный выход. Михаил отпустит моих друзей, я кину чертов кубок, и будем квиты. Не думаю, что некромант отважится сунуться близко к драконьим зубам.

Стараясь не дышать, я спрятала чашу за частокол сталагмитов, тянущихся к потолку у правой ноздри дракона.

Умница, сто раз умница! Хоть это сообразила сделать!

Путешествие по дорогам демонов в полном одиночестве далось большими нервами. От любых шорохов, настоящих и надуманных, от резких движущихся теней пробирала дрожь. А уж когда я добиралась до очередного «перекрестка», то простаивала минуты две или три, прислушиваясь, прежде чем снова пуститься в путь.

Главным «компасом» мне служил амулет, подаренный Михаилом. Он становился теплее или холоднее, в зависимости о того, какую дорогу я выбирала. Эту закономерность я заметила не сразу, а только тогда, когда кожу просто таки ожег укол холода. Поначалу я следовала правилу — держись в пещере всегда только одной стороны и никогда не заблудишься, и решила идти вдоль левой стены. У тупика, оканчивающегося бездонной пропастью, меня и настигло ледяное предупреждение.

Ну что же, видно колдун оказался еще умнее, чем я думала. Жалко, что забыл предупредить о многофункциональности подарка, я зря потеряла драгоценное время и силы.

После этого случая я ориентировалась исключительно на амулет, не забывая ставить отметины и длинные стрелки на протяжении всей дороги. Я словно снова попала в один из своих снов. Естественного происхождения галерея быстро преобразилась в грубо вырубленную штольню, потом начали попадаться заплывшие известняком и глиной двери, которыми явно сотни тысяч лет никто не пользовался.

Вот это возраст… Да кто ж тут жил то?!

На мое счастье коридоры по-прежнему пустовали, видно Ятудх, этот постыдный эксперимент природы, не врал, он правда загнал своих слуг обратно в недра, подальше от соблазна и аппетитных тел Ленки и Сашки. Только один раз я услышала неторопливое цоканье когтей о пол, успела спрятать под курточку эльфийский светильник и нырнуть в боковой вход. Когда опасность миновала, и два зубастых гуманоида продефилировали мимо по коридору, я поняла, что ноги просто отказываются идти дальше. Пришлось для поддержания духа вытащить меч из ножен. Его холодный блеск, как ни странно, прибавил мужества, словно теперь я была в состоянии себя защитить. Глупая смелость, я по-прежнему ничего не умела.

Ну и ладно, я на звание мастера спорта по фехтованию не претендую! Мне бы только выбраться отсюда, а потом я подарю клинок более достойному владельцу. Даю слово!

Коридоры по наклонной уводили все глубже и глубже, навевая мысль, что такими темпами недолго выйти где-нибудь в Северной Америке. У них там, тоже, больших пещер полно. И я уже устала бояться, хотя помещений, скрытых за деревянными прочными дверями стало встречаться гораздо больше, и стала задумываться о поиске подходящего места для ночлега, как кулон снова больно кольнул меня. На этот раз он нешуточно раскалился.

Ай!

Я остановилась напротив одной из дверей и прильнула к ней ухом.

Вот, черт! Совсем ничего не слышно!

Сделала прочь несколько шагов по коридору, и амулет стал моментально остывать.

Придется рискнуть.

Я тихо поскребла струганное дерево и снова приникла ухом, надеясь и боясь услышать отзыв на свои потуги.

Дверь резко распахнулась, и я с трудом удержала равновесие, непроизвольно сделав несколько шагов вперед. Знакомое помещение: мозаика, вытяжка, изгвазданный стол с ретортами, диван, стол, кресло… О… черт!

— Добрый день, Михаил!

Колдун мигнул совиными глазами, разглядывая стоящее напротив него драное чучело с некоторым брезгливым интересом, довольно улыбнулся, и промолвил, — Рад нашей встрече наяву. Ты принесла то, что я просил?

Маг шевельнул бровью и справа началось движение: я мешала закрыться двери, и она, став гибкой как змея, попросту обогнула препятствие, умудрившись выразительно хлопнуть за спиной.

Ничего себе возможности!

— Принесла, — смело соврала крутому волшебнику.

Темный маг прищурился и покачал головой, — Я не чувствую чашу. Ты уверена, что не ошиблась и выбрала нужную?

— На все сто, — улыбнулась в ответ, а потом прошла к ближайшему креслу и нахально уселась в него: сейчас придется отстаивать свои условия, как бы ноженьки не подкосились в ответственный момент.

Михаил посмотрел на мое дефиле к креслу с сердитым изумлением, но сумел справиться с собственными чувствами и изобразить дружеское участие, — Настя, не надо было так рисковать, пробираясь к моим покоям. И как, кстати, ты вообще нашла дорогу в наши подземелья?

— Во сне, — с ходу придумала я. Ох, и часто же мне приходится обманывать в последнее время.

— Странно, — нахмурился Михаил, — Почему я пропустил твое перемещение?

— Мало ли что в жизни случается, — слегка пожала плечами, всем видом показывая — мол, не имею абсолютно никакого отношения к сбою программы амулета.

— Впрочем, какая разница, раз благополучно добралась, — улыбнулся кончиками губ волшебник, глаза его при этом остались по-прежнему холодными и расчетливыми, — Так что ты начала говорить про мою чашу?

— Я ее спрятала, в надежном месте, недалеко отсюда, — улыбнулась, с удовольствием рассматривая вытянувшееся лицо мага.

Что, не ждал такого поворота?

— Зачем? — холодно поинтересовался Михаил, — Поиграть со мной захотела, девочка? Не боишься, что по лапкам надаю?

Хорошее настроение мага словно ветром сдуло, видно не часто его планы рассыпались, словно песочные. Не привык он к неудачам, как бы в гневе не учудил чего-нибудь.

Однако отступать было поздно, и я вздохнула, — Какие уж тут игры, просто тебе не доверяю. Кто знает, может ты, как только чашу получишь, сразу забудешь про свои обещания? Ложиться на жертвенный стол у меня желания нет, я домой, к маме хочу.

Михаил ненадолго задумался, легко выстукивая пальцами по столешнице знакомый ритм, кажется — «боже царя храни».

— Допустим, ты имеешь право на сомнения, хотя конечно, очень жаль, что мне не доверяешь. Какими будут условия?

— Ты идешь за ребятами, я за твоей чашей, потом мы встречаемся, производим обмен, и ты выводишь нас на поверхность.

Пусть думает, что я по-прежнему надеюсь только на него.

Маг нахмурился, сцапал со стола шкатулочку, повертел ее в руках, и со стуком поставил обратно, — Хорошо, но с тобой пойдет мой слуга! Он запомнит дорогу, а потом покажет мне.

Вот, зараза. Ладно, посмотрим, кто там у тебя в слугах.

— Меч не хочешь оставить? Мешает же, — добродушно предложил маг, подходя к одной из книжных полок, — Или ты умеешь фехтовать?

— Не умею, — честно ответила я, и призналась, — Но с ним мне не так страшно.

— Раз не страшно — носи, только не поранься, а то размахиваешь ты им опасно… для себя, — снисходительно усмехнулся маг.

Ну не партнер, а брат родной, или отец — просто не знаешь куда от заботы прятаться. Меч оставь, чашку принеси…. А, как говаривал незабвенный мастер махинаций, ключи от квартиры не надо?

Между тем, Михаил нажал на корешок одной из книг, и полка беззвучно отъехала в сторону, открывая довольно большую комнату, с первого взгляда совершенно пустую. Однако, не совсем: послышалось звяканье цепи и перед моим изумленным взглядом предстало странное создание, бледное, словно моль, мало похожее на человека, но и демоном его назвать тоже было нельзя. Эдакий переходный вариант, тело человека, но все в пегой шерсти, а лицо…. И уши… Рогов, правда, нет, копыта отсутствуют. Ногти больше походят на когти, но может, просто не стриг давно.

Существо уставилось на меня внимательным взглядом, глубоко и шумно вздохнуло, вбирая новый запах, а потом посмотрело на хозяина, в ожидание приказа.

Вот это дрессировка! Ни шагу в сторону, пока господин команды не дал.

— Охраняй, — коротко сказал Михаил, и я поморщилась. Расплывчатый приказ. То ли охраняй, чтобы никто не напал, то ли — чтобы не убежала.

Михаил снял с «полукровки» цепь, сменив ее на кожаный поводок, который вручил мне в руки со словами, — Сама поведешь.

А что, и поведу, главное, чтобы оно у каждого угла не останавливалось, а то их тут много.

Первым в коридор нырнул Михаил, постоял, вслушиваясь в тишину, и махнул рукой, приглашая следовать за собой. Я послушно вышла, кутаясь в плащ, пожертвованный магом, чтобы мои лохмотья не травмировали его взгляд.

Да уж, барышни в то время, даже самые запущенные, все равно выглядели пристойнее.

Колдун, в отличие от меня, шел уверенно и быстро. Я не могла угнаться за его длинными ногами и почти бежала. У развилки, вызвавшей у меня сомнения, волшебник притормозил и ткнул пальцем в правое ответвление, — Твои друзья там. Где чаша?

— В конце галереи, — я указала прямо по курсу.

— Хорошо, иди, тебе надо убраться из этих коридоров.

Я кивнула и поплелась дальше, постоянно оглядываясь и кося на влекомого на поводке демона. И что мне теперь с ним делать? Такого «зверька» у меня еще не было.

А Михаил все стоял и смотрел мне в спину, пока освещение позволяло.

Наконец я добралась до разлома, мага к этому времени уже давно было не видно, нас разделили непроглядная тьма и несколько поворотов. Уже в зале я отстегнула поводок и отпустила слугу мага. Не к чему тащить его наверх. Пока они сюда дойдут, я как раз успею сбегать за кубком.

«Полукровка» нырнул обратно в разлом, а я полезла наверх. В душе надежда мешалась с неверием в удачу. Мне казалось, что слишком легко все прошло. Нереально, так только в сказках бывает. И то… прежде чем до вражеской темницы добраться, герою приходится кучу монстров встретить и сразить, а мне всего один попался и тот… не агрессивный. Неужели на этом все беды закончатся?

По дороге к Драконьему проходу, так я его окрестила, часто отдыхала, вслушиваясь, ловя малейшие шорохи. Все было тихо, только где-то капала размеренно падала вода, сочившаяся с потолка. Мне тоже шлепнулась на нос большая капля, стоило с минуту побыть на одном месте, как напоминание о необходимости двигаться дальше.

Больше я не останавливалась, не оглядывалась и не прислушивалась: все равно кроме собственного частого дыхания и сопения ничего не слышно, и когда, наконец, поднялась наверх меня ожидал неприятный сюрприз… Буквально шагах в двадцати от меня, беззвучно и бесшумно следовал Михаил. Он даже не пользовался фонарем! Видно и моего скудного освещения хватало.

Но самое страшное заключалось не в этом. Там, внизу, уже мелькало множество огней, маг явился с целой толпой, которая только ждала его команды.

Ах ты, гнида болотная! — ощетинилась я на партнера, запустив в него попавшим под руку обломком и кинулась вверх.

Болезненный вскрик показал, что камень нашел свою цель. А потом в спину больно клюнуло что-то острое, и шаг стал замедляться. Хорошо, что я набрала инерции, позволившей пробежать последние несколько метров до дракона. Еще хватило сил, чтобы вытащить кубок и садануть им по чешуйчатой морде. Зачем я это сделала? Не знаю, наверное от отчаяния. Ни на что более умное и продуктивное сил не осталось.

А потом я смотрела в тупом онемении, как рептилия раззявила пасть в зевке и выстрелила длинным раздвоенным языком. Небо у дракона оказалось сочного чернильного цвета, а язык и вовсе — почти черный, как у собаки породы чау-чау. Это я отметила автоматически, потому что паралич начал добираться и до моих мыслей. Я увидела, как язык обвился вокруг моего тела, словно лассо ковбоя, потом меня сдернуло с места и в пасть чудовищу я залетела даже не задев его клыков, вместе с мечом и драгоценной посудиной Михаила.

Уж лучше так, чем на жертвенном столе, — вяло мелькнуло в голове, а потом сознание померкло.

Глава 15

Жертвоприношение

Меня больше не было. Я не ощущала своего тела, хотя чувствовала боль, похожую на боль от ожога. А потом и она прошла.

«Я» размазалось тонким слоем по пространству, обратившись в чистый поток информации.

Я находилась везде и нигде одновременно, потому, что меня не существовало, и самого мироздания не существовало, реальной оставалась только разноцветная смазанная лента, заменившая обычный мир.

«Странная смерть», — подумалось сначала, когда в памяти всплыли чужие слова про тоннель и сияние.

Люди ошибались — нет туннеля, и света тоже нет, потому, что сама смерть — это неправда. Как и все остальное, включая меня, родителей, друзей и недругов.

А потом я почувствовала, как разлетаюсь на мельчайшие клеточки, молекулы, атомы под воздействием чужой силы. И краски вокруг меркнут, обращаясь в космическую бесконечную пустоту, в которой даже звезд нет.

И я испугалась. До такой степени, что чуть не потеряла все остатки своей сущности и воспоминаний. И когда страх почти лишил меня возможности мыслить, паникующего разума коснулось НЕЧТО. Теплое, сильное, мудрое и бесконечно терпеливое. Оно окутало меня, словно кокон, и сказало, — Не бойся!

И я почувствовала — ему можно доверять: оно любило меня так, словно я была его детищем. А я и правда походила на младенца: бестолковая, беспомощная и ничего не понимающая. Наверное, так мы чувствуем себя в материнской утробе, только забываем после рождения.

И не смотря на кокон, тесноты не ощущалось. Просто меня оградили от лишнего, того, что разум не в силах принять и осмыслить, оставив в рамках одной вселенной, или может, одного мира.

Неожиданно «Я» стало сжиматься, постепенно превращаясь в одну точку, молекулы снова потянуло друг к другу, только выстраивались они теперь по-другому. А еще в сознание хлынул поток информации: образы, цифры, чужие эмоции, неизвестные ранее символы — все это повторно заставило меня испугаться. Казалось, что все прошлое и привычное стирается, оставляя вместо себя совсем другого человека.

И снова приблизилось ласковое сияние, и я услышала: «Спи. Все хорошо».

Эта неведомая сила подействовала, как хорошая доза успокоительного, и даже лучше, потому, что рассудок не затуманился, а просто пришло чувство абсолютной защищенности и уверенности в правильности происходящего. И я заснула, так и не поняв, как же это возможно без тела.

Маленькая капля, из дождя, который пролился в горах несколько месяцев назад, наконец, просочилась по трещине, набухнув крошечным куполом на желтоватом известняке. Она вытянулась в овал, потом истончилась у основания, оторвалась, превратившись в водяной шарик, и понеслась вниз.

Я следила за ее полетом со стороны, паря вместе с ней. И самое главное — совершенно не боялась высоты.

А потом капля соприкоснулась с теплой поверхностью, частично разлетевшись на более мелкие брызги, а частично растекшись в крошечную неровную лужицу.

Мокро.

Я автоматически слизнула воду с губы, пытаясь сообразить, каким образом умудрилась пролететь рядом с ней путь от потолка до земли.

А потом меня грубо дернули за руку, и знакомый злой голос прошипел, — Я не могу вытащить этот проклятый меч из ее руки!

Зацокали копыта по камню и руку рванули так, что чуть не выдрали вместе с суставом.

— Ятудх! Отойди от нее! — запаниковал первый голос, — Или она сдохнет раньше, чем пройдет ритуал. Хаврир с ним, с этим клинком, так закуем.

Постепенно, вслед за слухом стали возвращаться другие чувства: ладонь потеплела, и я ощутила шершавость рукояти эльфийского клинка, а потом напряжение мышц руки, сведенных судорогой.

И тут же попыталась восстановить события.

Последнее, что я помнила — это язык дракона. Дальше в мыслях царил полный хаос.

Как, черт возьми, я тут оказалась? Меня что — выплюнули?!! Ах ты, чтоб этой ящерице спящей, сто лет запором мучиться! Проглотить то, что в рот само лезет, толком не может!

Стоило мысленно выругаться, как чужая укоризна навалилась на разум, словно тяжелая гиря, повергнув меня в раскаяние.

А потом я вспомнила. Все, что случилось — вспомнила.

И вместе с куском памяти пришли новые ощущения и зрение. Двойное?! Нет! Тройное.

Три слоя сформировались в ошалевшем от такого многообразия мозгу.

Первый, привычный, цветной, получила приоткрыв веки, вместе с полным букетом других ощущений.

Я лежала распятая, на столе для жертвоприношений, холодное железо плотно охватывало пясти, щиколотки и даже горло. Получилось только слегка повернуть голову в сторону. Этого хватило, чтобы увидеть свою правую руку. Она, словно протестуя против насилия над телом, угрожающе сжимала подарок кузница.

Я не выпустила клинок даже в драконьей пасти! И теперь он вызывающе торчал острием вверх, сияя бледным серебром рун.

Я усмехнулась и перевела взгляд на ближайшую колонну. У него, висел, подтянутый за поднятые руки, окольцованный железом Сашка. Ленку рассмотреть толком не получилось, мешал ошейник, но, судя по нервным всхлипам, она тоже присутствовала.

Слава богу, переживания, что жертвоприношение начнут с ребят оказались беспочвенны.

Меня резко дернули за подбородок, принуждая повернуть голову в другую сторону.

Худые, но сильные пальцы жестко впились всей пятерней в нижнюю челюсть, к лицу приблизилась чужая блеклая физиономия.

Ненавистный некромант уставился в мои глаза, пытаясь обнаружить в них что-то понятное только ему одному.

— Михаил, ты уверен, что она не добралась до дракона? — задумчиво потянул «паук», поднося к самому моему носу отобранный эльфийский светильник.

— Да, учитель, — голос предателя донесся издалека, словно он стоял метрах в двадцати.

Хитрый, зараза лживая.

— Она упала в пятнадцати шагах от Спящего, я попал в нее заклинанием.

Я чуть было сама не поверила его словам, так спокойно и убедительно они прозвучали.

Меня снова оставили в покое: некромант достал из складок балахона тонкий и длинный кинжал, с темно багровым лезвием, словно только что выкупанном в крови, и принялся громким четким голосом выкрикивать фразы на неизвестном языке. Я же попыталась рассмотреть, что творится в зале.

Там, где заканчивался ореол от светильников, толпились мелкие демоны: их тела светились темно-красным цветом, пещерные стены за их спинами — черным, сочащаяся сквозь камень вода — фиолетовым, а воздух в проходах налился темно-коричневым.

Сначала не поняла, что же не так с моими глазами, но потом дошло: для меня больше не существовало полной темноты! Вот это прикольно… Индивидуальный прибор ночного видения! Как у Терминатора!! Впору подняться со стола, надавать всем по задницам и просипеть басом: «I'll be back!».

Но самое интересное происходило на втором и третьем слое. Там изображение, наводимое невидимым фокусом, приближалось или отдалялось по желанию. И если на третьем слое, по узору похожему на червоточину личинки жука короеда, просто скакали мелкие зеленые пятна, то на втором….

Второй проявлялся при попытке пристально рассмотреть предметы. Например, стоило обратить внимание на кандалы, охватившие пясть железными браслетами, в попытке найти лазейку к освобождению, как сформировался образ пористой, неровной поверхности, полной глубоких кратеров, а потом что-то изменилось — один стремительный миг и пред глазами встала плотная кристаллическая решетка, состоящая из восьмиугольных кубов.

Сначала я не поняла, что это, и мысленно, ради любопытства потянулась к круглому шарику, венчавшему каждый угол. Тронула его, подтолкнула, выбивая с места, как бильярдный шар. И тотчас конструкция стала меняться, мое неясное желание разрушить стройные ряды исполнилось как по мановению волшебной палочки. Я шевельнула рукой и ощутила, как железо трескается и сыплется, словно это склеенный водой сахар-песок.

Ничего себе, а всего то добавила пару дополнительных атомов из тонкой пленки воды, покрывающей стены и кандалы.

Ай да я… Ну ка….

И снова мысленный приказ вывел решетку из равновесия, развалил ее структуру, что поддерживала прочность и форму железа. Всего один дополнительный элемент… и…

Сашка с изумлением посмотрел на осыпающуюся ржавчину и незаметно сдвинулся в сторону, переведя свой взгляд на испуганную Ленку.

А над моим телом уже занесли нож.

Я успела разрушить оковы подруги и даже свои, когда кинжал добрался до цели….

Он рассек остатки футболки, вонзаясь в грудь и…. отскочил, не причинив вреда. Даже боли не почувствовала. Еще бы, чешую, равную по прочности драконьей, такой штукой не разрубишь. И даже царапины не оставишь.

Теперь настала моя очередь улыбаться, глядя на недоуменные морды врагов. Особенно приятным стал момент, когда я стряхнула с себя красно-бурую пыль и слезла со стола.

— Этого не может быть!!! — прошептал некромант и попытался отступить назад.

Ну, ну. Я ведь не только неорганику могу преобразовывать. Как тебе, дружочек, каменные ноги до колен? Жизни в тебе конечно уже давно нет, поэтому боль ты вряд ли почувствуешь, но ведь про страх то еще не забыл?

Некромант взвыл и замахал руками, потеряв равновесие. Небольшая заминка — и камень проел его туловище насквозь, превратив в причудливую скульптуру. Еще немного времени, каких то пару тысяч лет, и она покроется слоем известняка, потеряв явное сходство с фигурой человека, превратится в одну из причуд природы, для случайного взора. Во всяком случае — я постараюсь, чтобы было именно так.

И тут меня подбросило в воздух и швырнуло в уголь с такой силой, что я «ласточкой» пролетела добрых десять метров прежде чем соприкоснулась с полом. А вот от боли в голове, после того как она приложилась о камни, чешуя не спасала. Спасибо хоть череп целым остался.

АХ, ты зараза рогатая! Значит, сдаваться не желаем? Точно у тебя, Ятудх, в роду бараны были!

Пока я выбиралась из завала, больше похожая на эриннию, чем на человека, демон воспользовался моментом и кинулся на моих друзей. Видно понял, что проиграл и хотел побольше напакостить напоследок. Однако там его ждала неудача — в руках Сашки сверкало прозрачное, отсвечивающее белым, оружие. И у Ленки тоже.

«Эльфийские шпильки» превратились в настоящие клинки. И пусть драться ребята не умели, их теперь нельзя было взять голыми руками. А еще я увидела, как из бокового коридора вылетел, словно пуля, маленький зверек, по его стопам ввалилась дружная компания воинов в блестящих кольчугах, в которых, признаться мне не сразу удалось узнать эльфов. Так вот значит, что за зеленые пятна перед глазами мелькали!

Нашли дорогу, значит. Не зря врун ушастый хлеб переводил. Вовремя явились, теперь можно на спасение друзей не отвлекаться, а то ведь клинки клинками, да только моя подруга скорее себя покалечит, чем противника.

Демон заревел, призывая на помощь, его мелкие когтистые подданные опомнились и сорвались со своих мест.

Такое количество демонов разом в камень обратить не вышло бы. Все-таки я начинающая… эта… как ее… Хозяйка известковой горы… Но главное другое. Главное — замочить предводителя рогатых, отправить его в ту дыру, откуда он вылез.

Мой меч сам шевельнулся в руке, требуя к себе внимания.

Ого, значит вот как бывает, когда оружие находит с хозяевами понимание?

Рукоять потеплела, а лезвие клинка покрылось светящимся узором.

Затейники все-таки эти эльфы. Почти такие же, как лгуны. Хотя лично к кузнецу у меня претензий по-прежнему нет.

— Ятудх! — вкрадчиво позвала я нашего обидчика.

Демон сверкнул глазами и пошел ко мне со скоростью и видом БТР.

Второй раз лететь на камни не хотелось, и я забежала за жертвенный столб.

Главное увести этот танк на копытах подальше от остальных сражающихся, и я даже, кажется, знаю куда!

Тупик эволюции пер за мной, не сворачивая, отшвырнув по ходу попавшего под ноги эльфа (надеюсь, этот несчастный уцелеет после такого полета).

Я неслась в сторону дальнего коридора, намереваясь убить сразу двух «зайцев»: отомстить и Ятудху и Михаилу. Но ученик некроманта, к сожалению, оказался сообразительнее, чем этого хотелось бы — его словно ветром сдуло сразу же после того, как я оказалась на ногах.

У меня сложилось впечатление, что этот хитромудрый господин заранее предвидел возможные затруднения открытия границ нижнего мира, притом так, словно он сам сценарий действа написал!

Теперь уж кто-кто, а Михаил в проигрыше не останется! Догнать я его вряд ли сумею (если вообще выживу), начальник уже превратился в каменный столб, так что «Долой рабство, да здравствует повышение в должности!». Даже обидно, что я ему все-таки помогла.

Возвращая к реальным проблемам, топочущим за спиной, у самого уха, обдав струей воздуха, пролетела, словно копье, здоровущая каменная сосулька, брошенная мощной рукой, ударилась далеко впереди о стену, разлетевшись на мелкое крошево.

Чуть-чуть левее и от моего черепа осталась бы одна большая дыра.

Смерть словно заглянула мне через плечо, обдав противный холодком. Она помогла прийти в себя и воспользоваться новыми умениями.

Зачем по залу как заяц петлять, когда… Эх!

Я резко остановилась, чуть не шлепнувшись носом и с трудом устояв на ногах, развернулась и пошла навстречу демону. Клинок снова шевельнулся в руке, словно обрадовавшись предстоящему.

Это он зря. Драться на мечах я не собиралась. Во-первых, я не умею.

Уважение, уважением, но думаю, что элементарными приемами все-таки требуется владеть, иначе велик шанс отрезать что-нибудь нужное не только врагу, но и самой себе.

Во-вторых… да у меня просто-напросто сил не хватит нанести с первого удара такой горе мышц серьезное повреждение! А до второго удара я точно не доживу.

Нет, я приготовила ему кару похуже.

В порыве ярости демон не замечал, что твердый пол под его копытами начинает расплываться темными вязкими пятнами, проваливается под ногами, норовя получить невнимательного пленника.

Ятудх очнулся лишь тогда, когда увяз по колено. Он заревел так, что стены сотряс акустический удар и с них посыпались мелкие сталактиты.

Со скоростью геологического бура он попытался выскрести пол вокруг себя, орудуя ручищами, словно лопатами. Его лапы шматами вытаскивали вязкую массу, в которую я превратила твердую породу, но на ее место тут же натекала новая. А самое главное, чем активнее демон шебуршился, тем глубже погружался в известковую жижу. Он понял, что сражение проиграно лишь завязнув по пояс. И в этот момент Ятудх стал опаснее во сто крат, чем раньше. Всю свою ненависть, всю свою силу и ярость он вложил в одно, невероятной мощи заклинание. Демон не стал направлять его в меня — с догадливостью мстительной скотины он всадил его в самый свод пещеры.

Мощный взрыв сотряс каменное нутро хребта и начался такой хаос, что у меня нашлось только два слова, в полной мере подходящие ситуации: полный трындец.

По своду зала поползла быстро расширяющаяся трещина, от нее во все стороны зазмеились более мелкие, и один за другим начали, как из перевернутой и не склеенной картинки-пазла, вываливаться здоровенные глыбы.

Они падали вниз, поднимая грохот. Земля сотрясалась, и я с трудом устояла на ногах. Жертвенный зал грозил превратиться в братскую могилу.

Я замерла, со страхом взирая на то, как постепенно, все ниже и ниже провисают два громаднейших куска породы. Если они упадут — всем придет конец, никто не выживет!

Ятудх зло рассмеялся, и его хохот привел меня в чувство. Я закрыла глаза, и всей своей сущностью устремилась вверх, залечивая нанесенные раны пещере, сращивая трещины, почти так же как лечит живой организм переломы. Тряска прекратилась, грохот и гул превратились в шуршание и дробный стук от падения мелких камушков, а потом наступила полнейшая тишина.

Больше всего беспокоила мысль — выжили мои друзья или нет? За поднявшейся пылью даже «третьему» глазу стало сложно различить что-то. Если честно, я боялась вглядываться в оседающую пылищу, уж больно страшными казались разрушения.

Пересилив страх, я уже хотела двинуться на поиски ребят, но меня снесло чужое тело, заставив пролететь в сторону на несколько шагов.

Да что же это день то такой! Сколько можно падать?! У меня спина, наверное — один сплошной синяк! Хорошо, хоть теперь на теле в случае опасности чешуя сразу проявляется, а то бы еще и кожа лохмотами висела!

Я попробовала спихнуть с себя навалившееся нечто и услышала сдавленный стон. Знакомый… кажется…

Я осторожно сдвинула чужое тело в сторону и села, стараясь прийти в себя. И заодно рассмотреть того, кто меня уронил.

Итивель?!! Да что же такое то?! А он то откуда взялся?!

Забыв, что вообще то я на него обижена, и он подлый шпион и предатель, принялась осторожно ощупывать эльфа, пытаясь понять, почему он лежит без движения.

Ду. Дубина длинноухая! Ну, кто просил его влезать?!! Да еще прямо под лезвие летящего ножа?!

Я же не врач! И даже не медсестра! О господи… и что теперь делать?

От растерянности я схватила рукоять кинжала, и, наверное, в следующее мгновение сотворила бы непоправимое, но повелительный голос, прозвучавший рядом, приказал, — Не трогай!

Зашуршали одежды, и рядом со мной присел… комендант приграничной крепости, Хранитель ключей от ворот в мир эльфов, врун и главный мастер по навешиванию лапши на уши наивным студенткам, младший сын Великого князя, его… э… светлость(?) Велесир. Вот сколько информации теперь про этого товарища знаю!

Первый раз за все время нашего знакомства я была ему по-настоящему рада.

— Настя, — начал светлейший, но тут же сам себя одернул, — Простите, Хозяйка. Позвольте мне.

Он осторожно расцепил мои пальцы, оттер в сторону, устроившись пред раненым на коленях.

— Не бойся, он выживет, — не оборачиваясь, бросил мне Велесир через плечо и положил на рану ладонь таким образом, что лезвие оказалось между пальцев эльфа. И тот час длани целителя стали такого цвета, словно их снизу подсветил мощный фонарик. Велесир мягко, напевным речитативом, стал наговаривать заклятие.

Мое сердце так громко билось, что на мгновение показалось — его стук сбивает целителя с ритма. Во всяком случае, эльф недовольно оглянулся на меня.

Я шагнула в сторону, наткнувшись взглядом на торчащую в застывшем камне рогатую голову и когтистую пясть. Демон послал кинжал, в последнем движении, прежде чем замер навсегда.

Не помня себя от злости, я прыгнула вперед и сделала то, на что никогда не решилась бы двумя часами раньше: попробовала отрубить Ятудху голову.

Как можно предположить, с первого удара у меня не получилось. Из глубокой раны брызнула во все стороны кровь, такая же красная и горячая, как у людей. Ее вид, вместо того, чтобы испугать, только подстегнул мою ярость. Меч обрушился на демона с новой силой.

И плевать мне, что он не может мне ответить! Нечего было нападать из-за спины на слабую женщину!

Я совсем потеряла контроль над собой, очнувшись только тогда, когда меня сжали могучие руки. Кузнец обнял меня, бережно, словно ребенка и вынул оружие из моих забрызганных кровью Ятудха рук.

— Не надо, Настя, мы сами.

Демон был еще жив, хотя уже и не двигался. Один из эльфов шагнул вперед и доделал то, что я начала — отрубил ему голову. Притом за один удар. Она шмякнулась рядом с обрубком шеи, и я автоматически погрузила обезглавленное тело еще глубже, позволив камню сомкнуться над трупом.

Как только предводитель рогатой стаи пал, мелкие демоны с громким воем кинулись кто куда, уже не обращая внимания на своих преследователей. Эльфы на них время терять не стали, все равно перемрут без подпитки своего мира, если я с ними раньше не покончу.

Зал опустел, и на мгновение стало удивительно тихо.

Моя душа неожиданно набрякла слезами, как мягкая губка, опущенная в таз с водой, и я разрыдалась.

А что?! Столько переживаний свалилось за последние дни.

Валадр гладил меня по волосам и успокаивающе бубнил до тех пор, пока я не перестала всхлипывать. Правда стоило ему меня отпустить, как я тут же оказалась в объятьях друзей. Сашка и Ленка, наконец, нашлись в общей неразберихе. Теперь я уже смеялась и плакала вместе с ними (т. е. с Ленкой, конечно, Сашка только радостно орал что-то нецензурное, видно от избытка положительных эмоций).

Эльфы глядя на его бурное веселье тоже не могли сдержать смеха и улыбок. А чего им не радоваться, если из потерь у них только один раненый, да к тому же не смертельно.

Вспомнив про Итивеля, я выдралась из Ленкиных рук, отправив ее обниматься с Сашкой, и вернулась в Велесиру.

Тот вставал с колен, удовлетворенно взирая на результат своего целительства: кровь из раны уже не текла, а сам пострадавший почивал тихим сном.

Эльфийский начальник посмотрел на меня и коротко обронил, — Нам необходимо поговорить.

А то! Еще как необходимо!

Я величаво кивнула и гостеприимно повела рукой, — Прошу пожаловать в мои покои!

В ближайшей стене камень осыпался вниз песком, открыв взгляду просторную залу, заставленную мебелью.

Ну ничего себе…. Я даже поперхнулась от неожиданности.

Такой роскоши я не ожидала. Просто варварское великолепие, видно у предыдущей владелицы был весьма своеобразный вкус. Ну за каким бесом современному человеку ТАКОЕ количество мебели?! Ладно. Потом переделаю. Как только разберусь со своими возможностями и нежданным хозяйством.

— Заносите! — приказала я князю, указав на недвижное тело.

— Проходите, — кивнула остальным гостям, и пошла вперед, с интересом оглядываясь по сторонам.

Глава 16

С первых же шагов у меня возникло чувство, что я попала в музей.

Представьте себе большую залу, со сложным арочным потолком, тонко расписанным растительным орнаментом. Мозаичный пол (не такой разноцветный, как в комнате Михаила, а с простым геометрическим узором), и много, много мебели.

Просто не комната, а ловушка для невнимательных гостей!

В подтверждение собственных мыслей, я тут же с ходу набила синяк на колене, (как будто их мало было!) больно стукнувшись о низкий массивный табурет.

И на кой ляд его поставили сразу у входа?!

Похоже, моя предшественница просто млела от предметов старины и собирала их со всех доступных мест. Я не антиквар и в древней рухляди не разбираюсь, но вот эта тонкостенная фарфоровая ваза — точно китайская! А сундук у ближайшей стены… если судить по инкрустированным золотыми пластинами и бирюзой крылатым быкам, о… ассирийский, кажется.

Хорошо хоть, обитый красным шелком диван прикупили намного позднее, а то страшновато садиться. Хотя — о чем это я? Тут же все магией пропитано, даже пыль не собралась — все как новенькое.

— Раненого сюда — показала я на диван с золочеными ножками. Его длина позволяла расположить эльфа со всем удобством. Надо же отдать дань уважения пострадавшему за мою безопасность.

Себе я выбрала большое кресло с высокой спинкой и фигурными подлокотниками. Вопреки первому впечатлению, оно оказалось удивительно неудобной конструкции — едва я соприкоснулась с гладким кожаным сиденьем, как скатилась куда то в глубину, нелепо взмахнув ногами чуть ли не выше головы. Теперь, чтобы выбраться и никого не насмешить, придется очень хорошо постараться.

Неужели оно хозяйское? Не верю! Наверняка вредная дамочка использовала его для приема особо «любимых» гостей.

Я тихонько перевела дух, оправившись от встречи с неожиданным «капканом», и попросила — Подождите немного. Я быстренько.

После чего закрыла глаза и занялась срочными делами.

Требовалось как можно быстрее залатать самые проблемные места. Дракон, мой большой сонный шеф, пробуждение которого свершится на закате времен, точнее, когда мир подготовится к обновлению, и в дреме был глазастей и сообразительнее многих, он успел дать мне несколько ценных советов. Они помогли разобраться в хитросплетении ходов и увидеть те, которые необходимо уничтожить.

Источили горы что сыр….

Я пыталась вспомнить подходящий метод массированного уничтожения нарытых демонами коридоров. Нет, конечно, можно бродить и рушить их по одному, но времени жалко, да и сил. Ну-ка… Как же это? Ага! Надо сосредоточиться и найти разлом!

Мельтешение красных на черном фоне линий прошло, но в ясную картину они выстроились не сразу — пришлось напрячься, прежде чем хаос пропал, и сложился четкий трехмерный образ собранной в морщинистую шкуру толщи горных пород.

О, вот и подходящая трещина!

Она буквально светилась алым цветом, привлекая к себе внимание.

Я направила сконцентрированную силу прямо в разлом, заполнив его до дна, а потом резко, словно невидимым ломом, потянула ее в сторону, увеличив давление на камень.

От трещины зазмеились во все стороны более мелкие, но своды устояли. Пришлось добавить пару крупных расколов, отслоив целый пласт известняка, а потом раздробить породу на множество кусков.

Кажется, получилось!

Горное нутро содрогнулось и прорытые во время отсутствия Хозяйки ходы и комнаты перестали существовать, образовав большие завалы. Особенно я поусердствовала в том месте, где демоны устроили тюрьму и личные апартаменты.

Признаться, до последнего момента стопроцентной уверенности в результате колдовства не было. Сложно прожить на свете почти двадцать лет, не обладая колдовскими способностями, а потом за пять минут получить такую силу и сразу почувствовать себя крутым магом. Особенно если у тебя в голове чужой голос, пришепётывая, подсказывает что надо делать.

Где-то справа, далеко внизу, уже независимо от моего желания, обрушился еще один зал, и гору снова тряхнуло, заставив повторно задребезжать фарфор на полках стеклянного шкафа.

Теперь местные ученые зафиксируют землетрясение и заволнуются — как же активизация сейсмической активности в старых горах!

Я поймала рукой качнувшуюся вазу и нервно хихикнула, представив какой ажиотаж вызовет эта новость в научных кругах.

Надо подумать, может для оживления туристического интереса гейзер где-нибудь в районе Челябинска вывести? Хотя нет, не стоит людей пугать… не подумав, как следует, что за этим последует. А жаль. Мне всегда хотелось побывать на Камчатке, в долине гейзеров. А тут есть возможность свою сделать, но… боязно. Вдруг я сдуру равновесие природное нарушу? Нет уж, пусть все остается, как было!

Ну а теперь поговорим!

Однако в следующий момент я поняла, что поторопилась: не до бесед мне — в голове царил сумбур и бедлам. Все, что туда «закачали» еще не улеглось по полочкам, а бессистемно всплывало кусками, к месту и не к месту. Моя память, превратившаяся за несколько минут в находку для историков, бастовала, требуя отдыха и грозя внезапной амнезией.

Ну его, этот разговор. Мне сначала в себя прийти надо, с друзьями пообниматься, переодеться, вымыться, в конце концов. А то, что это я… в таком виде да при таком количестве мужчин расхаживаю.

Я вздохнула и открыла рот, чтобы объявить светлейшему об окончании аудиенции, но он сказал первым, — Хорошо, встретимся в крепости через пятнадцать дней, Хозяйка.

Слово «хозяйка» меня разозлило. Оно трансформировалось в образ дамочки в кожаных шортах, лайковом корсете и с плеткой в руках, поэтому ответ получился грубоватым, — Велесир, не вспомните мое имя — встречи не будет!

— Простите, хо… Настя, — тут же исправился эльф. Кончики его ушей порозовели.

Опять, паразит, в мысли заглянул! И почему я постоянно забываю закрываться от этого остроухого телепата?

На гостеприимное предложение передохнуть и покушать князь ответил вежливым отказом, вызвавшим в моей душе некоторое облегчение, потому как со способом добывания пищи в новом статусе я пока не разобралась. Однако уходить светлейший не спешил, а изобразил на челе задумчивость, явно намереваясь продолжить беседу.

— Слушаю Вас, Велесир, — я зловредно улыбнулась эльфу, попортившему мне столько крови.

Не думаю, что ему нравится выступать в роли просителя, да только куда же он денется? Сочинитель легенд, надо же так придумать — «не видим солнца, пожертвовали ради людей». Тьфу! И ведь не стыдно было?

На самом деле в наших Уральских горах просто-напросто сошлись, как сложенные друг на друга коробки, границы трех разных миров. А если учесть, что «донышки коробок» оказались дырчатыми… Ничто не могло помешать их обитателям перемещаться. Точнее — почти ничто, а еще точнее — почти ничто и никто. Только «хозяйка» и колдовство дракона оказались способны «запирать» границы. Понятно, почему эльфы так защищали оба мира от демонов. Тем только дозволь — живо прорвутся и на Землю и в леса Винеллы. Но зачем же было врать о несчастной доле без единого луча солнца?! Строили из себя детей подземелья, слезу выдавливали.

Однако, не смотря на то, что комендант эльфов прекрасно понимал — стала известна вся правда — краску стыда от разоблачения я пока не заметила.

Словно в подтверждение моих мыслей светлейший сказал, — Прошу извинить за небольшую ложь, Хо… Настя, но мы не могли посвятить Вас в тайну нашего народа, пока не случится то, что должно.

Таак… То что должно, значит? Это они меня с самого начала на эту должность планировали пропихнуть?

— Конечно, — спокойно подтвердил Велесир.

И глядя на мое возмущенное лицо, поспешил добавить, — Кобольды придумали. Сами мы, признаться, как-то упустили возможность сделать обычную человеческую девочку Хозяйкой.

Эта фраза мне не понравилась. Что значит — сделали? А если я не хочу?!

Не одни ушастые могли заглядывать в мои мысли — дракон умел это делать еще лучше, его способностей хватило спроецировать мне страшные картинки из будущего. Так сказать начало апокалипсиса. И внушить чувство вины за происходящее, как будто один мой отказ вызовет столь глобальные потрясения.

Вот черт! А может и правда вызовет?

— Ладно, но спасибо за это не дождетесь! — буркнула я, а потом посмотрела на князя. На его лице, в первый раз за все время, сквозила нерешительность. Видно не просто даются дивному просьбы. Наконец он решился, — Настя, вы позволите нам выходить на поверхность? Откроете дорогу в ваш мир?

Ну да, своего ушастым очевидно не хватает! Вот скажите, за каким фигом лезть на территорию людей выходцам из двух миров? Ну, с демонами как раз все более-менее ясно: что с примитивных людоедов возьмешь. При их укладе от такого источника поставки деликатесного мяса и дармовых рабов разве откажешься? Ну а эльфам то зачем наверх надо? Не заметила я, чтобы они по людям особо скучали.

— А зачем? — спросила сама, пока Велесир снова не занялся чтением мыслей.

Эльф тонко улыбнулся, мечтательно подняв очи к потолку, и изрек, — Скучаем по прошлому. Когда-то мы с людьми жили в общих городах. Хотелось бы увидеть, во что они превратились.

Во что… В руины, конечно! Особенно если он имеет ввиду последний совместный проект: круглую крепость… э… ммм… как же ее… ну по-нашему, по-современному — Аркаим, а на эльфийском… Дай бог памяти.

— Я подумаю, — уклончиво сообщила князю, не желая с первых минут попадать под груз обязательства.

Знаю я этих друзей, сто пудов не все так просто, как мне излагают. Пять тысячелетий ностальгию должны были выветрить.

— А как насчет того, чтобы мне с друзьями, — я кивнула в сторону, совершенно обалдевших от происходящего, Ленки и Сашки, — Прогуляться в ваш мир?

Эльф вздохнул, — Будем рады гостям.

Ага, рады, только не заметно что-то этого светлого чувства на лице старого интригана. Странно, мне кажется, я не самый худший представитель рода человеческого и повода для недовольства не давала. Ну, если не считать сворованной чаши — обычного антиквар предмета начала двадцатого века фирмы Фаберже. Ради которого я, неизвестно зачем, жизнью и добрым именем рисковала.

И почему тут все врут?! И эльфы, и кобольды, и некроманты! Надеюсь, хоть Дракон искренен.

— Ну что, раз все вопросы решены, — князь поднялся, — я покидаю Вас, Настя. Пора уводить воинов. Вы восстановите старые границы?

Старые границы?

Я напрягла заимствованную память и пошла к письменному столу. Где-то в его глубинах хранилась карта… Ага, вот она!

Длинный матерчатый сверток развернули прямо на ковре. Я пригляделась, соображая, что и где находится: ведь внутреннее зрение это одно, а реальный рисунок — совсем другое, и милостиво разрешила, — Крепость можете оставить за собой. Мало ли, вдруг понадобится, или мне скучно станет. Загляну по старой памяти.

Действительно, что это я теперь одна буду? Вот уж дудки! Я не прошлая Хозяйка, штат подземных мастеров заводить не собираюсь. Особенно если учесть, что они сильно отличаются от живших давным-давно Данилушек, Иванушек и кого там еще под землю сманивали.

Хотя я понимаю мотивы таких… негуманных поступков. Молодая девушка есть существо общественное, склонное сбиваться в стайки себе подобных. Заменить стайку могут только редкие по уму и обаянию экземпляры противоположного пола. В количестве нескольких штук. Иначе девушка зачахнет и помрет от тоски или сломя голову кинется в подвернувшуюся авантюру. Первое опасно только для меня, а второе, в сложившейся ситуации, еще и для двух миров.

Так что путь эльфы живут в своем городе, стану ходить к ним в гости. Не ко всем, конечно. Ну, скажем, к кузнецу или… к Лотанэ, или к… Ладно о нем я еще подумаю.

— Спасибо, — поклонился князь, — Можно попросить вас о последнем… Не могли бы вы оставить у себя раненого до его полного выздоровления?

— А когда оно наступит? — осторожно поинтересовалась я, не сумев определиться в своих желаниях относительно навязываемого «больного».

В глазах князя заплясали озорные огоньки, — Дней через десять, не раньше.

Соврал, поди, по привычке.

— Князь, — спохватилась я, — А чего это Вы мне в свое время так назойливо своего подданного в постель подкладывали?

Давно меня этот вопрос интересовал, если честно.

Эльф, возмущенный до глубин души моей бесстыдной прямотой, закашлялся, но ответил, — Лотанэ вам правду сказала, нижний мир слишком близко подступил к нам, его энергия смертельна для перворожденных. Она плохо влияла на тех, кто жил в крепости. Мне хотелось помочь своим подданным. Люди во время занятий… э… любовью, выделяют столько энергии в мир, что ее с лихвой хватает на окружающих. А человеческая беременность вообще вещь заразная.

Да, я тоже замечала. У нас на втором курсе одна девица забеременела, так за ней следом до весны еще пять академ взяли. Но это еще не повод не спросясь, и против воли!

Стоило позволить себе разозлиться, тут же зачесалась кожа на руке. Автоматически пошкрябав кисть я наткнулась на выступающие треугольники чешуек, гладкие, словно только что отполированный кузов дорогого авто.

Так, понятно. Пугаемся или злимся — результат один — зеленая чешуйчатая гадина… в хорошем смысле этого слова.

Велесир поднялся, церемонно поклонился сначала мне, потом моим товарищам, и сказал на прощание, — Надеюсь, мы будем с вами часто видеться, Хозяйка.

И чего к этому слову прицепился?! Просила же по хорошему! Ну, сам виноват!

— К чему такие формальности, князь? Мы же не первый день знакомы. Зовите меня просто — госпожа Анастасия, — любезно сунула ему грязную лапку под нос.

Пусть только попробует проигнорировать!

Велесир сопротивляться не стал, послушно приложившись к запачканной кровью и пылью руке, но не отказал себе в удовольствии многообещающе улыбнуться.

Судя по выражению лица светлейшего, мне предстояло войти в эльфийскую историю именно под титулом госпожи.

Мда, если задуматься, все равно в итоге скатились на плетку и наручники…

Выпроводив эльфов и пару секунд полюбовавшись на спящего Итивеля, я, без зазрения совести, втиснулась между Сашкой и Ленкой, обняв друзей за плечи.

Ничего, у влюбленных еще будет куча времени остаться наедине, потерпят меня денек другой.

Мои приятели некоторое время молчали, я тоже, а потом Сашка больно заехал локтем по моим несколько раз ушибленным ребрам, сопроводив воспитательный тычок словами, — А ну колись, что за дела? Ты чем тут без нас занималась? Ускоренные курсы экстрасенсов посещала? Ты и раньше была моментами змея змеей, а теперь еще и чешуей покрываться научилась!

Я прищурилась и на секунду высунула раздвоенный язык, повергнув в тихий ужас Ленку и заставив Сашку подавиться следующей фразой.

— Насть, а это точно ты? — спросила моя осторожная подруга, а Сашка больно дернул на себя мою руку.

Я зашипела, собираясь высказать все, что думаю, но Сашка довольно заявил, ткнув пальцем в шрам на кисти, — Она, не сомневайся!

Ну еще бы. У кого еще можно найти такую «памятку» о несостоявшемся «кулончике» из расплавленного целлофана.

Выдрала конечность и заявила, — Остальные приметы показывать не буду, обойдетесь. Я это, я! Просто…

Нервно хихикнула, — Усовершенствованный вариант.

— А как это? — наивно взмахнула длинными ресницами Ленка, а потом одним пальцем осторожно тронула мою руку, словно боясь, что вместо обычной человеческой плоти почувствует что-то другое.

— Долгая история, — вздохнула, а потом взялась рассказывать. Обо всем. Точнее, почти обо всем. Поведать о запутанных отношениях с Итивелем язык не повернулся. И самолюбие не позволяло, и… Побьет ведь Сашка товарища, если узнает подробности. Не посмотрит, что он калеченный.

Впрочем, Ленка большая умница, она уловила недосказанное и осуждающе покосилась в сторону раненого.

Сашка слушал рассказ с безмолвной завистью, у него уже прошло напряжение, вызванное долгим заточением. Теперь парень хотел побывать и в крепости эльфов, и в пасти дракона заодно. В глазах подруги испуг мешался с восхищением, но в одном я не сомневалась — единственным местом, где сейчас желала очутиться Ленка — была ее собственная вылизанная квартирка. Моя подруга приключения предпочитала смотреть по телеку, не принимая в них непосредственного участия.

Я подозреваю, что и в пещеры то она ходила только из-за Сашки.

— Вот и все, — закруглила я свое длинное повествование.

— Круто! — подвел итог Сашка.

— А что ты теперь делать будешь? А как же твоя обычная жизнь — институт, родители? Дядя Андрей и тетя Лана, наверное, с ума сходят от тревоги!

Высокоморальная подруга, как всегда, осветила ситуацию совсем с другой стороны.

С ума — это точно. Спасатели уже весь лес наверху перетрясли в наших поисках. Придется им показаться, вот только уехать обычным способом я отсюда не могу. Правда есть, кажется, возможность более быстрого перемещения… Но пока я с ней не освоюсь, толку немного.

— Ребят, я родителям письмо напишу, что немного задержусь и приеду отдельно.

— Ты что с ума сошла? — тут же вскинулась ответственная Ленка, — Какое письмо?!! Да они тебя, наверняка, вместе со спасотрядом ищут!

Я пригорюнилась.

Не то, чтобы предстоящая встреча не радовала, но как объяснить любящим родителям чудеса превращения и невозможность вернуться домой? И при этом не разгласить тайну? Не представляю.

— Насть, давай поедим, а потом будем думать, — внес предложение вечно голодный, из-за активно растущего организма и прогонистый, как русская борзая, Сашка. — На сытый желудок оно сподручнее!

Поедим… Да я и сама не против, вот только где у нас тут кухня? И есть ли в ней продукты. Эх, рано мы с эльфами расстались!

Рука сама потянулась почесать затылок, но замерла от изумления, не достигнув цели: Ленка — вот что значит голубая кровь — выхватила одну существенную деталь интерьера, на которую я даже не обратила внимания — длинный, сделанный из золотого галуна, шнурок. Она дернула за него несколько раз и почти сразу же, из маленького прохода, прикрытого панелью книжного шкафа, выкатилась кругленькая женщина кобольд, как две капли похожая на ту, что делилась со мной одеялами на станции. Она не спеша, прошествовала через весь зал и остановилась напротив меня.

— К-кушать хочется, — заикаясь, пискнула я, с надеждой глядя в ее добродушное, круглощекое лицо, и вспомнив про Сашку, добавила — Очень!

Все-таки непривычно разом попасть в разряд «господ» раздающих приказания. До сих пор, вне круга друзей, в силу возраста и социального статуса, командовали и понукали мной.

— Перемены из шести блюд будет достаточно? — невозмутимо поинтересовалась кобольд.

— Достаточно! — поспешила я с ответом, стараясь успеть вперед Сашки. Этот товарищ уже раскрывал рот, и наверняка для того, чтобы вытребовать еще что-нибудь.

Вот проглот!

Женщина уже успела доплыть до выхода, прежде чем я спохватилась, — А как к Вам обращаться?

Улыбка украсила строгое лицо невелички, и она охотно представилась, — Аделаида.

— Настя, — в свою очередь отрекомендовалась я.

— Я знаю, — величественно кинула мне Аделаида и исчезла в проходе.

Вот так, и не поймешь сразу, кто у кого в услужении.

Интересно, я ей зарплату должна платить?

А потом мы устроили себе экскурсию по комнате, чувствуя себя, по меньшей мере, в сокровищнице из сказок. Чего стоили одни только древние книги, собранные за витражным стеклом книжных шкафов. Пожалуй, с таким содержимым можно особо не страдать от одиночества месяца два точно.

А сколько было на полках изделий из камня! Больше всего мне понравилась зеленая малахитовая лягушка с глазами из желтого хризолита. Выглядела она совсем как живая и сжимала в пасти золотую монету — десятку петровских времен.

Погладив глянцевую муаровую шкурку лягухи, я подивилась продвинутости в фэн-шуе моей предшественницы. А ведь жил человек давным-давно!

За разглядыванием редкостей нас и застала Аделаида. Она бесшумно возникла, чуть ли не посреди комнаты и хорошо поставленным голосом возвестила, — Вода для умывания готова!

Замечательно! Да это исполнение моей недельной мечты! Не то чтобы я не умывалась, но холодная вода это больше испытание, чем средство гигиены.

Решив, что первыми будут мыться девочки, мы с Ленкой просеменили следом за кобольдом, попав через огромную спальню с гигантской кроватью, в поражающую своими размерами баню. Это было царство неги, с укутанным в душистым пар бассейном. Маленьким водопадом из теплой воды, льющимся с искусственного уступа. Мраморными скамьями, заставленными тучей скляночек и флакончиков. И даже небольшой парной с березовыми вениками.

Конечно, хотелось оценить это счастье по достоинству, но… жалко было и свой желудок и оголодавшего друга, который без вариантов там уже слюной изошел в предвкушении трапезы. И если еду принесут раньше, чем мы выберемся из… этих римских терм, то не видать нам или еды, или чистого товарища за столом. Притом неизвестно, что больше нас огорчит.

Пришлось смывать с себя грязь в ускоренном темпе.

Спать мы завалились все втроем на одной постели: после всех случившихся с нами приключений расходиться по разным комнатам оказалось слишком страшно.

Следующие два дня прошли в хлопотах. Сашка все-таки уговорил нашу подругу задержаться. Уж больно ему хотелось пообщаться с живым эльфом. Я такой задержке только обрадовалась. Все-таки расставание не особенно приятная вещь.

Итивель, проснувшийся на следующий день свежим как огурец с грядки и почти здоровым, охотно участвовал в беседе, честно отвечая на нескончаемые вопросы. Вот роль переводчика и примирила меня с ушастым обманщиком. Я вообще не злопамятная, а тут еще чувствовала себя виноватой в ранении эльфа… В общем, томагавк войны пришлось закопать до очередного проступка бывшего ухажера.

Только однажды я оставила своих друзей — когда в моем сознании прозвенел тревожный звоночек о присутствии у границ чужого. Притом — у границ «нижнего» мира (так я окрестила вотчину демонов).

Конечно, пришлось туда немедленно тащиться. Заодно получилось разобраться с новым способом перемещения в пространстве. Дракон показал мне сплетение линий силы. Моих собственных, земных, плюс принцип искривления пространства. Все перечисленное я должна была научиться использовать без подсказок начальства.

Вводный «урок» настоящей магии с первого раза не получился. Вместо перемещения в теле возник неприятный дискомфорт, переросший в боль в позвоночнике, да неожиданно я приподнялась над землей на пару сантиметров. Тогда мой наставник сделал все сам, дав почувствовать — как это должно происходить.

Вокруг тела образовался плотный дымчатый кокон, а когда он рассеялся, я очутилась в единственном уцелевшем коридоре, у границы, светящейся плотной красной решеткой.

За ней, с удобством расположившись на стуле с высокой спинкой, сидел…. Михаил!

Я даже не успела опомниться, как от одного только вида лицемерной вражины, покрылась чешуей с головы до ног.

Сразу возникло почти непреодолимое желание почесаться о шершавую стену коридора по примеру носорога.

Невозможность заняться таким не очень… публичным делом на чужих глазах подогрела желание поругаться.

— Какими судьбами? — шипение вырвалось — гадюка позавидует.

— Приятными, — не поддался на провокацию некромантов ученик.

— Вы уверены, что приятными именно для Вас?

Я подошла к самой границе, примеряясь, не получится ли шандарахнуть по этому отвратительному типу, чем-нибудь смертельным. Или хотя бы сильно болезненным.

Михаил моргнул своими совиными веками и притворно вздохнул, — Я знал, что ты не обрадуешься мне, Настя.

Нет, ну каков наглец! Подставил меня, как хотел, и ждет, что я буду прыгать до потолка от счастья?! И вообще… какая, на фиг, Настя?! В самом лучшем случае — Анастасия Андреевна!

О чем я тут же не преминула сообщить собеседнику.

Михаил со скучающим видом умудренного жизненным опытом человека, осуждающе покачал головой и изрек, — Нет, не дождаться мне видно благодарностей. Правду говорят: от добра — добра не ищут.

Ну, ничего себе… Я ему, оказывается, еще и «спасибо» задолжала!

Глава 17

Наглость некроманта поразила меня прямо в уста, запечатав их на долгую минуту. При этом, клянусь, мои клыки существенно подросли и стали ядовитыми (сто процентов!) от злости. Жалко только слюна осталась обычной, а то бы обязательно плюнула.

Михаил молчание принял за согласие и решил развить тему, — Я думал, что ты… Простите — Вы, Анастасия Андреевна…

Последние два слова колдун выделил, а потом ехидно усмехнулся: мол — ну что, выполнил пожелание, легче тебе от этого стало?

И продолжил, как ни бывало, — оцени-те старания покорного слуги. Неужели Вы не понимаете — мне пришлось использовать единственный выход в сложившейся ситуации.

Ну, промолчал бы я, так все равно Вас нашли бы по запаху…

Что?!.. Да я каждый день в воде полоскалась как выдра! Холодоустойчивая, чтоб ты знал! Еще мужчина, называется….

Мой помрачневший взгляд дал понять некроманту, что он ляпнул что-то не то, поэтому Михаил поспешил добавить, — Демоны чуют людей не меньше чем, за пятьсот метров.

Видя, что реакции с моей стороны никакой, колдун, оскорбившись в лучших чувствах, перешел на холодный и высокомерный тон, — Я не стану доказывать свою правоту. Предлагаю Вам самой подумать над конечным результатом. Вы сейчас одна из самых могущественных и богатых женщин мира. Не говорю, что самая… Но все-таки несоизмеримо с положением курсистки!

Допотопное слово, примененное к моей персоне было странным, но смысл я поняла.

Так вот он о чем!

— А я просила себе это положение?!

— А у Вас выбор был невелик. Умереть или сделаться Хозяйкой. Сами виноваты. Никто вас сюда за подол не тянул!

В этом некромант был прав. Действительно — никто не тянул. В остальном можно поспорить, но не нужно. Все равно каждый останется при своем. И вообще… С какой стати мне на этого урода морального время переводить?!

— Давайте не будем отвлекаться. Зачем пришли? — вернула я разговор в конструктивное русло.

Михаил усмехнулся, — Поздравить, по-соседски.

— Ну, так считайте, что поздравили.

Я поднялась, прекращая затянувшуюся аудиенцию. Михаил тоже встал, моргнул совой и вздохнул, — Вижу, Вы пока не готовы к разговору. Поговорим попозже. Когда повзрослеете.

Мне стало смешно. Да он умрет в ожидании этого момента!

— Хорошо, — миролюбиво улыбнулась колдуну, — Встретимся лет через сто.

— Не рано ли? — самым серьезным тоном спросил некромант.

Хам! Только понимание, что маг попросту хочет меня вывести из себя, позволило сохранить достоинство. Играть по чужим сценариям удовольствие маленькое.

— Вполне вероятно, что рано…

Улыбка вышла фальшивой — клыки никуда не убрались. Но вряд ли Михаил в курсе, как выглядит настоящая Хозяйка, так что можно не прятать оскал. Все равно не поймет, что достал меня уже до печенок своим ехидством.

…. Тогда встретимся лет через триста-четыреста.

Моя последняя фраза некроманту пришла не по душе. Столько ждать он не хотел.

— Анастасия Андреевна, неужто Вам не хочется знать, что происходит в нижнем мире? — сказал моей спине маг.

Я только лопатками передернула — мол, нет, не особо.

— А вдруг мы войну лет эдак через пятьсот затеваем?

Насмешил. Да за пятьсот лет человечество само себя уничтожит! Если не поумнеет.

Не буду поворачиваться!

Я сделала еще несколько шагов прочь от границы, не желая заниматься телепортацией на глазах у недруга. Вдруг, опозорюсь?

— Я готов стать Вашим шпионом в мире демонов! — повысил голос Михаил.

Ну да, нашелся агент 007. Я же вероятно должна выступить в роли MI6 и ФСБ подземного мира в одном лице. Ошибся в выборе дяденька, ошибся!

Однако окончательного «нет» я не сказала и вместо этого бросила через плечо, — Ладно! Через двести! Будет что срочное — зовите.

И ушла. Больше меня окликать не стали. Упрямый колдун, еще упрямее меня.

По правде сказать, и через двести лет видеться с ним особого желания не возникало. Хотя… Кто знает, как я сама изменюсь за это время? Может, застоюсь в этих пещерах как… лошадь в стойле и рвану сломя голову в первую попавшуюся авантюру…. Если дадут. Нянек вокруг меня что…. комаров у пруда.

Что-то звякнуло у меня под ногами. Я машинально опустила взгляд и увидела довольно увесистую цепочку с литым шариком. Из стали кажется.

Я оглянулась на Михаила, вопросительно приподняв брови.

— Подержите в руках, если понадоблюсь, и я почувствую это, — пояснил некромант.

Я с демонстративной брезгливостью приподняла двумя пальцами цепочку и повесила ее на выступ известняка со словами, — Надеюсь, она из нержавейки. Не сгниет за два столетия?

На скулах дарителя заиграли желваки. Неужто рассчитывал, что я эту цацку с собой возьму?! После таких капитальных подстав?!

Пожав плечами от удивления я ушла. За ближайшим углом остановилась и принялась за опыты с телепортацией, ощущая постоянную поддержку дракона. Я его внимание одобряла — вдруг ошибусь, да перенесусь куда-нибудь в толщу породы? Судя по исчезновению предыдущей хозяйки, бессмертия мне не дано. К несчастью. Или к счастью? Быть обреченной на вечную жизнь, наверное, вещь довольно скверная.

Я даже поежилась от таких мыслей. И, наверное, именно поэтому неправильно учла точки совмещения пространства и очутилась сразу в комнате, прямо перед целующимися Ленкой и Сашкой. А они меня даже не заметили! Во дают!

Я прокашлялась, Ленка испуганным кроликом подскочила на месте и попыталась выбраться из Сашкиных объятий. Мой друг, однако, этого не позволил, заявив, — Да ладно, все равное скоро бы узнала! К тому же нам ее скоро на свадьбу приглашать!

Ну ничего себе… Когда успели?!

Видно не прошло для моих друзей долгое сидение в казематах демонов, научились время ценить. И жизнь.

Но на всякий случай я уточнила, — А не торопитесь?

Ленка покраснела, а Сашка очень серьезно сказал, — Нет Насть. Жизнь такая зараза, оказывается — не успеешь вовремя и опоздаешь на всю жизнь!

Мда… Точно — не прошло!

Я представила себе многодневное ожидание в голодной темноте, Ленкин страх перед шагами в коридоре. Перед смертью, которая может прийти в любой момент, и поежилась.

Все-таки мне было намного легче! У меня оставалась хоть видимость свободы и безопасности. А самое главное — видимость того, что я сама решаю свою судьбу!

Махнув рукой на парочку, я вышла из спальни и оказалась перед Итивелем, который играл в шахматы сам с собой.

— Настя! — обрадовался эльф, — Вернулась. А где ты была?

— Пограничные столбы проверяла, — брякнула первое, что пришло в голову, и уселась рядом с эльфом.

Тот сразу предложил, — Сыграем?

Тоже мне, нашел Костенюк! А может и нашел…. В памяти всплыли хитрые комбинации.

— Сыграем! — согласилась я.

Надо же чем-то шефа порадовать. Это ведь он играть собрался, не я. Мне бы в три хода детский мат залепили. А тут… Пусть сражается ушастик с мировой мудростью!

Через три часа, когда дракон всласть поиздевавшись над бедным эльфом залепил ему моей рукой четвертый мат по счету, Итивель сдался. При этом проигравший смотрел на меня во все глаза, словно заново знакомился.

Причину своего интереса он объяснил сразу, — Никогда еще люди у эльфов в шахматы не выигрывали!

Вот дурашка. Да разве я человек?

— Так то ж люди, — потянулась я и встала.

Итивель улыбнулся, — Прости, я забыл.

Через день я отправилась с ребятами на поверхность. У нас ушли сутки, чтобы сочинить толковое вранье о том, где мы пропадали. Все-таки три месяца отсутствия это вам не вам!

На ум пришло только одно — залезли в пещеру, а в это время мимо проходящие воры вытащили нашу навеску, позарившись на длинный трос. Выжили только за счет брошенных на дне пещеры чужих припасов.

Шито белыми нитками, конечно, но хоть что-то. (Мне пришлось для полной достоверности даже пещеру сотворить из боковых коридоров. Открыть ход на поверхность и завалить доступ в общую «сеть». Колодец сделала маленьким — всего метров пятнадцать.).

По меркам спелеологов — это тьфу! Ерунда. Однако люди летать не умеют, так что выбраться самостоятельно не получилось. Спас проходящий мимо добрый человек, а точнее — охотник. Это стало самым слабым звеном в рассказе, однако куда деваться. Посовещавшись, решили — это будет очень скромный охотник! Из категории — шел, спас, убежал, не сказав имени. А может — сам вор, которого вдруг заела совесть, и он вернулся вытащить нас на поверхность.

Сказочный, конечно, рассказик, ну уж какой есть.

Спасателями наверху уже и не пахло, близ нашего брошенного лагеря мы обнаружили следы недавно снятого обжитого бивуака с огромными проплешинами примятой травы от палаток и сложенным в сторонке очагом. На одном из деревьев висела фанерная табличка с намалеванной на ней информацией о пропавших студентах с номерами домашних и сотовых телефонов родителей.

Увидев пустой лагерь, я облегченно вздохнула. С одной стороны очень хотелось увидеть папу с мамой, а с другой… С другой просто не представляю, как им сказала бы, что поеду домой отдельно.

Я попрощалась с ребятами, проследила, как они скрываются среди изрядно облетевших деревьев, и порадовалось, что на небе ни облачка. Пусть ночью морозец, зато дорога нормальная. Будь у меня опыта побольше, я бы их попросту телепортировала, а так… себя то с трудом получается. Нет уж, пусть идут дедовским проверенным способом. А я пока в пещерах потренируюсь. Одно дело прыжок метров на пару километров и совсем другое — на тысячу!

В общем, я сочла себя не вправе рисковать чужими жизнями.

Уже ставшие привычными покои встретили меня гулкой тишиной, словно вместе с друзьями из них ушел кусочек жизни. Яркой и искристой, хотя недолговечной. Наверное, Велесир прав — в людях действительно много энергии.

Поймав себя на мысли, что больше не думаю о себе как о человеке, я вконец пригорюнилась.

— Плохо тебе, Настя? — тихо спросил Итивель, когда я забралась на диван с ногами, съежившись в клубочек.

Конечно — плохо, правда, если бы я вернулась в абсолютно пустое жилье, было бы еще хуже. Все-таки у эльфов не отнять житейской мудрости, не зря мне князь своего подданного оставил.

Я вздохнула и поменяла позу, привалившись головой на плечо эльфа. Тот по отечески похлопал меня по руке и спросил, — Хочешь, наши сказки почитаю? Я тут нашел в библиотеке одну книгу.

Я по детски жалобно вякнула, — Почитай!

Пусть себя потешит и меня развлечет. И потом…. Ну хочется мне, чтобы рядом был хоть сочувствующий мне прежней! А про старые обиды я уже и не помнила.

Скажу даже больше, с каждым прожитым часом все больше осознавала, что подземные жители абсолютно правильно воспользовались предоставленной возможностью найти Хозяйку. Я, пожалуй, и сама бы так поступила, прожив бок о бок с нижним миром столько веков.

Да, в отношении одной девушки-студентки интрига получилась некрасивая, но в остальном… лучше не придумать. Жалко только одно…

Что этой девушкой оказалась лично я.

А может и не жалко.

Я вздохнула. Чтобы до конца разобраться в своих чувствах и во всей ситуации надо прожить не один десяток лет. А может — не один десяток веков!

А пока надо учиться на полную использовать свои возможности, чтобы не создавать дополнительных поводов для печали. И с родителями вопрос утрясти. Успокоить их. Как-то все объяснить.

В тот день я до изнеможения тренировалась перемещаться на расстояния, находить и пользоваться искривленным пространством, корректируя его. Нелегкое дело оказалось, особенно если «прицеливаться» далеко. Я чуть не вызвала инфаркт своим внезапным появлением прямо в центре ночного костра охотников, присевших вокруг огня поговорить и выпить водочки.

При виде чешуйчатого «нечто» возникшего прямо из пламени, они заорали и раскатились в стороны, расплескав горючий напиток. Один просто метнул кружку в меня.

Ой нет… Не водочки…. Спиртика неразбавленного!

Одежда вспыхнула, я перенеслась обратно в пещеры, ожесточенно хлопая себя по ногам.

Эльф моментально стащил с дивана покрывало, набросив его на меня. Кажется, он здорово перепугался.

Хорошо все-таки что дракон настоял на частичном преображении. Полное превращало меня в довольно красивую ящерицу, эдакий переходный вариант от варана к дракону, только более внушительных размеров. Судя по дошедшим до нашего времени легенд Хозяйка и уменьшаться должна уметь, но пока рисковать не хотелось.

Вспомнив испуганные лица мужиков, я рассмеялась — вот теперь разговоров будет!

Итивель сокрушенно качнул головой, — Настя, надо же осторожнее!

Я в душе согласилась — действительно надо. Хорошо еще, что у охотников в руках оказались кружки с водкой, а не ружья. Чешуя чешуей, но бронежилет она, скорее всего не заменит.

Через пару дней я все-таки научилась телепортироваться «как надо» и без страховки.

Дракон хоть и могучее существо, но на большом расстоянии он бессилен. Если рискну удалиться от хребта хоть на сто километров, придется рассчитывать только на собственные силы.

Предупредив Итивеля, что могу не вернуться сегодня, ушла. Сразу «прыгнуть» до конечного пункта не рискнула, разбив весь путь на десяток отрезков. Такой способ меня сильно вымотал, стало понятно, что магический «заряд» организма не безграничен. Зато домой я попала такой уставшей и несчастной, что родители, уже знавшие к этому моменту о моем скором возвращении (Ленка позвонила своим с просьбой предупредить остальных), без лишних вопросов решили сначала покормить блудное чадо.

Конечно же, при встрече не обошлось без слез. Я опущу описание, скажу только, что мой нос уже через полчаса стал похож на сливу, и мы с мамой извели целую пачку бумажных платков, прежде чем успокоились. А потом, на утро, еще две, когда пришлось объявить об отъезде.

Я не стала сочинять небылиц и рассказала правду (опустив лишь незначительные детали). Она все равно была намного вычурнее любой лжи. Для подтверждения своих слов пришлось продемонстрировать новые возможности перемещаться в пространстве. И пообещать появляться дома хоть раз в две недели. Большего я себе пока позволить не могла.

В утешение, и заодно в подтверждение своим словам оставила в подарок изумительную бабочку, собранную из золота, агата и темного топаза. Не знаю, как мастер ее делал, но выглядела она словно живая. Казалось насекомое просто присело на мгновение и готовится снова взлететь. Конечно, в моих «закромах» были вещицы и «побогаче». Из настоящих самоцветов изумительной чистоты. И, конечно же, мне не было их жалко. Просто такие подарки приносят больше неприятностей, чем удовольствия. Пусть уж попроще, зато безопаснее.

А потом я ушла. Обратно. В новую жизнь. Не знаю, что она мне несет и понятия не имею сколько она продлится, но очень хочется верить, что не придется жалеть о своем выборе.

Глава 18

По набережной Сенны, повесив на плечо плоскую доску мольберта, шел красивый старик. Его белоснежные усы, напоминавшие генералов времен первой мировой, воинственно топорщились в стороны. Анри Морель ходил этой дорогой почти тридцать лет по одному и тому же маршруту. Он рисовал портреты. В основном за деньги и лишь изредка, когда люди казались ему интересными — для себя.

Старик устроился на привычном месте, кивнул соседу — молодому китайцу, тоже зарабатывающему себя на жизнь бульварной живописью, и стал, не спеша, устраиваться. Сегодня туристов было мало. Конец сезона, скоро начнутся осенние дожди, и тогда совсем придется уйти с улицы. Не тот у Анри возраст, чтобы караулить клиентов в промозглую погоду. Да и не надо ему этого. Анри вполне мог позволить себе спокойно сидеть дома, только скучно ведь!

Художник оглянулся, в поиске клиентов и зацепился взглядом за интересную пару: на ближайшей скамейке сидели молоденькие девушка и юноша.

Видно было, что они вдосталь нагулялись — девушка сняла легкие туфли и с удовольствием поставила босые ноги на мостовую.

Миленькая — подумал художник, с удовольствием разглядывая незнакомку — и шустрая. Девушке и впрямь не сиделось спокойно, она то прогибалась в пояснице, выпячивая вперед небольшую грудь, то горбилась и сутулила плечи, или вовсе пыталась залезть на скамейку с ногами, подобрав их под себя.

Красивые славянские глаза, глубокого серого цвета, опушенные длинными ресницами, чуть вздернутый мягкий носик, широкий, пухлый рот, круглые щеки, длинные волосы заплетены в старомодную косу. Гибкая и юркая словно ящерка.

Анри пригляделся внимательней. Лицо девушки напомнило ему старые фотографии из альбома матери. Там, где юные прелестницы в белых платьях сняты на фоне большой усадьбы с колоннами.

Русская? — задал сам себе вопрос художник.

Девушка поправила выбившуюся прядь за ухо, снова прогнулась в пояснице, поерзала маленьким задом по лавке, достала леденец, захрустев оберткой, сунула конфету в рот и зажмурилась от удовольствия.

— Совсем ребенок, — улыбнулся Анри с высоты прожитых лет и перевел взгляд на ее спутника. Молодой человек за все это время сделал только два движения — положил ногу на ногу и откинулся на спинку скамьи.

— Очень красив — удивился художник, разглядывая юношу — чрезвычайно.

Природа одарила молодого человека утонченной, аристократической красотой, густыми золотистыми волосами и благородным спокойствием мимики. Он совсем не походил на свою спутницу — хорошенькую, но все-таки обыкновенную девчонку. И ему была не к лицу простая круглая вязанная шапка, надвинутая по самые брови, похожая на те, что носят цветные с окраин.

Старик потянулся к бумаге. Он должен нарисовать эту парочку, для себя. Что-то есть в них странное. И в красавце блондине и в его баламутной мадмуазель.

Старик быстро набросал портрет молодых людей, но чувство, что он что-то упустил, не оставляло художника. Немного подумав, он стер шапку с головы юноши, заменив ее собранными в хвост волосами. А потом рука старого мастера самовольно потянулась к бумаге, добавив несколько быстрых штрихов — уши юноши вытянулись и заострились.

Анри удивленно хмыкнул, растерявшись, но исправлять не стал — результат, не смотря на кажущуюся странность, его устроил.

С девушкой оказалось сложнее. Ее странность таилась внутри, не проявляясь внешне. Немного помучившись, Анри чуть не опустил руки, но в последний момент зачем-то прорисовал у основания шеи девушки ровный ряд треугольной чешуи.

Теперь все как надо!

Хотя старый художник не смог бы объяснить — почему он превратил молодых людей в героев des legendes.

И если с юношей более-менее все было ясно, он и впрямь напоминал своим видом эльфов — наверное, именно так они и должны выглядеть — то с девушкой все обстояло сложнее.

О, мon Dieu! При чем тут чешуя? Ну не русалка же она!

Анри увлекся рисованием, стремясь передать лица ребят как можно точнее. Теперь он только изредка поглядывал на парочку, но и этого хватило привлечь к себе внимание. Юноша что-то шепнул девчонке, и она вскочила с места, забыв про свои туфли, подошла к художнику и заглянула к нему через плечо, а потом искренне рассмеялась и махнула своему дружку.

Красавец поднялся, и не спеша, подошел к старику. Улыбнулся уголками губ, глядя на рисунок, а потом уважительно поклонился, признавая мастерство художника, снял с пальца красивый перстень, судя по всему — очень старый, и бережно вложил его в руку старика.

А потом молодые люди взялись за руки, и пошли прочь, правда вскоре остановились — девушка вспомнила про забытую обувь и побежала ее надевать.

Анри сидел и смотрел, как девчонка возится с туфлями, и та, почувствовав его взгляд, глянула на художника из-под локтя, хитро усмехнулась и показала язык.

Анти почувствовал, как сердце взволновано толкнулось в ребра — язык незнакомки был фиолетовым, узким и раздвоенным на конце, как у змеи!

А потом незнакомка что-то шепнула своему спутнику и стянула с его головы шапку, явив миру то, что под ней пряталось — длинные заостренные уши.

Молодой человек отобрал у спутницы головной убор, водрузил его на место и осуждающе покачал головой.

Шубутная девчонка рассмеялась и… подмигнула Анри с самым что ни на есть заговорщическим видом.

А потом они ушли, взявшись за руки, став похожей на другие парочки, блуждающие по улицам вечно молодого города.

Старик раскрыл ладонь и поднес к глазам подаренное кольцо: на гладком полупрозрачном карнеоле, теплого красно-оранжевого цвета, неизвестный ювелир с величайшей точностью вырезал летящего дракона. При желании можно было пересчитать чешуйки у крохотного изображения. А еще казалось, что волшебное существо парит в потоках воздуха.

Художник моргнул и спрятал кольцо во внутренний карман куртки, посидел немного, а потом собрал свои вещички и пошел к ближайшей кофейне. И чем ближе старик подходил к кафе, тем больше казало, что странная встреча привиделась.

И тогда художник хлопал ладонью по куртке, ощущая через ткань твердый комочек. А еще Анри думал, что снова пришло время пополнить заветный альбом, хранимый в нижнем ящике стола и о том, что в нем подобралась довольно странная компания. И если раньше художник думал, что это просто плод его фантазии, то теперь парящий в камне дракон давал сильный повод для сомнений.

Анри сел за стол, некоторое время смотрел прямо перед собой, а потом заказал официанту рюмочку коньяка. Требовалось, как следует поразмыслить. Или пофантазировать.

Эпилог

— А теперь куда? Ты выбрала?

— Вот! Сюда!

— Что за страна?

— Страна-а-а? Франция!

— Но мы там уже были!

— О нет… Мы же отправимся в Диснейленд!

— Дисне… что?

— Ничто, вставай ближе, нам пора развлечься! Только учти, всю вашу братию я сюда не потащу. Так и передашь светлейшему, когда будешь впечатлениями делиться!