/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 272 (7 1999)

Газета Завтра


ЗА НАШУ РОДИНУ — ОГОНЬ! ОГОНЬ!

23 февраля — славный праздник Армии и Народа. День, не забытый и не преданный теми, кто крепил боевую мощь Родины и отстаивал ее свободу и честь. Поздравляем всех ветеранов Советской Армии и Флота, героев-фронтовиков, шлем боевой привет тем, кто не уронил ратной славы отцов и дедов, не оскорбил их памяти. Десять лет назад наши воины ушли из Афганистана, исполнив свой долг, оставя в соседней стране надежный и крепкий строй, преданный затем деммерзавцами, прислужниками врагов Отечества. Но час расплаты придет и для них!

В ознаменование праздничной даты в воскресенье, 21 февраля, в Москве состоятся шествие и митинг КПРФ, ДПА, “Трудовой России” и других патриотических организаций. Сбор — в 10.30 на площади Маяковского. Национал-большевисткая партия собирает своих сторонников 23 февраля, в 16.20 на том же месте.

Слава доблестным защитникам Родины!

Русскому оружию — ура!

Александр Проханов ДЫХАНИЕ ПРЕЗИДЕНТА РОЖДАЕТ ЭПИДЕМИИ

Государство, в центре которого он лежит в своем малахитовом саркофаге, с золотыми вензелями, под двуглавым штандартом, исполнено мучительными заболеваниями, что не отмечены в атласах эпидемий. Грипп, который, как ветер, летит над страной, выкашивая миллионы, — есть последствие кремлевской встречи Бордюжи, когда забыли прикрыть крышку саркофага, и оттуда вырвался сквознячок больного дыхания. Самолеты, пролетающие в радиусе тысячи километров от священной гробницы, теряют управление, у них отказывают двигатели, и они рушатся на землю. Катастрофы и аварии в шахтах, где от удушья гибнут шахтерские смены, случаются от того, что тлетворные газы из августейшей могилы проникают в забои и производят взрывы. Без видимых причин от ядовитого огня возгораются здания, и никому невдомек, что в Самаре вспыхивает аэрозоль высочайшей слюны, когда происходят скандалы в Барвихе и прослушиваются фонограммы переговоров Березовского и Дьяченко. Три девочки выбросились из окна, медики и юристы ищут причины поступка, и никто не спросит, почему из океана выбрасываются на берег киты. Потому что больна Вселенная. Потому что где-то взорвалась и погибла звезда. Потому что в украшенной самоцветами кремлевской могиле лежит истукан, от его присутствия распадаются молекулы мироздания. И чуткие дети понимают, что невозможно жить этом мире, где гибель проникает в воду, в воздух, в музыку, втекает в каждый дом по каналу НТВ.

Все, что происходит в политике, смотрится, как вялое движение пятнистых тритонов в мутном аквариуме. “Борьба с экстремизмом”, которую затеял Лужков, напуская прокуроров на “Русское национальное единство”, смехотворно- отвратительна на фоне воинствующей террористической Чечни, которую “гарант” сначала разбомбил и озлобил, а теперь позволяет ей подрывную активность, оставляющую от России груду пепла. Степашин гневно и почти натурально трясет щеками, воюя с эфемерным русским фашизмом, не объясняя при этом, какие действия убиваемого миллионами народа, теряющего своих детей, своих офицеров, свои города и селения, — какие действия истребляемой сознательно нации он счел бы конституционными и “ненацистскими”. Может быть, письма в ЦК?

Козленок и Бычков — два жертвенных копытных, которых заколят на алтаре, усыпанном ворованными алмазами. И на эту жертвенную казнь светлыми младенческими глазами станут взирать Гайдар, Черномырдин и Борис Федоров — ум, честь и совесть эпохи “дикого капитализма”. Руцкой делит со своей обманутой женой подмосковную дачу стоимостью в миллион долларов, которая строилась тогда, когда нищие патриоты собирали рубли на поддержку “лефортовского мученика”, проча его в лидеры героической оппозиции. Разводит ручками Аганбегян, единомышленник Примакова. Улыбается помолодевший от власти Примаков, единомышленник Горбачева. Активизировался, как заводной целлулоидный щелкунчик, Горбачев, единомышленник гетмана Мазепы, который, как гласит молва, умер страшной смертью предателя. Его загрызли вши, которых он не мог соскрести со своего шелудивого тела. Сдирал их ногтями, а они вылезали кишащей массой из его рта, ноздрей и ушей.

Вчитайтесь внимательно в огненные рекламы “Кока-Колы”, “Самсунга”, “Макдональдса”, и вы увидите в морозных ночных небесах парящую надпись: “А в наши дни и воздух пахнет смертью. Открыть окно, что вены растворить...”

Русский человек, ты ведешь невиданную в истории человечества борьбу с кромешным, напавшим на Родину злом. Пусть в этой борьбе в минуты отчаяния явятся тебе Пушкин, храм “Покрова на Нерли”, огромная синева Байкала. Пусть прозвучит в твоем сердце стих: “Румяной зарею покрылся восток”, и воля твоя не поколеблется в час святого сражения.

Александр ПРОХАНОВ

МНОГАЯ ЛЕТА! ПАТРИАРХУ МОСКОВСКОМУ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЮ II

Ваше Святейшество!

Редакция газеты “Завтра” и все наши православные авторы и читатели сердечно поздравляют Вас с семидесятилетием!

Мы верим, что Русская Православная Церковь, ведомая Вами, будет надежным защитником нашего народа, верным хранителем русской культуры, православной духовности и христианского патриотизма.

Желаем Вам крепкого здоровья и долголетия.

Многая и благая Вам лета!

РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ “ЗАВТРА”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Птица, с которой даже в больнице не расстается президент, — утка.

« Доренко видели косматого, в репьях, на трех лапах.

« В древних пещерах африканских колдунов найдено изображение Сванидзе.

« Лужков прославится искоренением на Руси фашистской символики.

« В полосатой пижаме Березовский похож на жертву нацизма.

А. Проханов, В. Чикин ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО

Министры Крашенинников и Степашин “раскручивают” в Генпрокуратуре “дело Зюганова” за то, что Зюганов публично заявляет о недееспособности Ельцина. Рвение министров вызывает не протест, не презрение, а уныние, ибо сегодня, когда каждый получасовой приезд Ельцина в Кремль преподносится как “победа власти”, и таких “побед” не более двух в месяц, любой московской вороне ясно — президент недееспособен. Шунтированный, выбывший из политической жизни на целый квартал, — он дееспособен? Лечивший “носовую перегородку” в самые страшные дни развязанной им чеченской войны, — он дееспособен? Скрывшийся по причине очередного “ воспаления легких” в кризисные дни минувшего августа, — он дееспособен? Падающий ниц на ковровых дорожках и трапах самолетов на глазах всего мира, — он дееспособен? Допускающий интриганта Березовского чуть ли не в женские спальни Барвихи, — он дееспособен? Сидящий в своем торжественном, украшенном под императорский трон, инвалидном кресле в центре неуправляемой, разграбленной страны, где царствуют бандит и иностранный разведчик, где горят дома и взрываются шахты, где вымирает бессловесный народ, — он дееспособен?

Смехотворен шаг двух министров. Они оказались не способны навести порядок в Чечне, найти убийц Старовойтовой и Листьева, разгромить бесчисленные преступные группировки, которые, как раки в утопленника, впились в бездыханное тело российской экономики. Они упекли по “алмазному делу” “бросовую агентуру” Козленка и Бычкова, оставив на свободе “зубров либеральных реформ”. Их антизюгановский шаг выглядит как попытка отвлечь внимание от виновников русской катастрофы, которые безнаказанно жируют в своих дворцах, владеют банками и телекомпаниями, продолжают учить вымирающую Россию “реформам” и “либерализму”. Не выступая в защиту Зюганова, вовсе не нуждающегося в какой бы то ни было защите, мы рассматриваем Крашенинникова и Степашина как двух подневольных персонажей этой угарной эпохи, которая неизбежно завершится, и в финале которой будут даны оценки всем, кто увеличивал и продлевал народные муки.

Главный редактор “Завтра” А.Проханов,

главный редактор “Советской России” В.Чикин

ТАБЛО

l Источники из США сообщают, что за последние несколько дней здесь прошел ряд совещаний финансово-политической элиты “большой семерки” по вопросу преемственности власти в Кремле, что связано с очередным фиаско Ельцина в Аммане (перелет привел к предынсультному состоянию российского президента, который “не дошел до гроба”). Общим итогом этих совещаний стало решение о поддержке Примакова как “единственного известного Западу деятеля, способного выиграть выборы и добиться сохранения стратегической ориентации Москвы на поддержание нового мирового порядка” в сочетании с приоритетным обеспечением жизненных интересов Вашингтона. К ним относят: уничтожение ядерного потенциала, достаточного для нанесения ответного удара по США (через ратификацию СНВ-2), дипломатическое признание ввода войск США на территорию Югославии и республик СНГ (Грузия, Азербайджан, Молдавия и, возможно, Украина), следование экономической модели “пылесоса МВФ” с выплатой процентов по долгам и т.д. В связи с этим признано необходимым “разрешить Примакову пользоваться известной антиамериканской риторикой и патриотическими лозунгами с целью привлечения на свою сторону крупных социальных страт”. Эти решения были незамедлительно транслированы официальными заявлениями Вашингтона и Бонна о “всемерной поддержке кабинета Примакова”. В неофициальном плане эта поддержка должна распространиться и на президентские выборы 2000 года, что означает согласие “мирового правительства” на “связывание рук” Ельцину, “зачистку” наиболее одиозных “олигархов” и — фактически — сводит к нулю президентские перспективы Лужкова...

l Заявление Ю.Скуратова об отставке “по состоянию здоровья”, как информируют нас из Кремля, было подано под гигантским нажимом президентских структур и лично Ельцина, который получил соответствующий импульс от Березовского, опасавшегося начала серьезных прокурорских проверок. Данный шаг оказался результатом проявленного генпрокурором слабодушия после того, как ему якобы предложили прослушать ряд пленок с записью “разговоров на неслужебные темы”. Между тем категорический отказ Скуратова подчиниться шантажу или же прямое заявление Совету Федерации могло оказаться смертельным ударом по его противникам и недоброжелателям, прежде всего — из “праволиберальных” и “олигархических” кругов, которые теперь рассчитывают получить “ручную” прокуратуру для развертывания политических репрессий и травли “неудобных” региональных руководителей. По некоторым данным, поступившим из криминальных кругов СНГ, “прокурора заказали”, поскольку он по-прежнему опасен своими знаниями реальной картины коррупции в высших кругах власти...

l Неудачная кампания по “делу Левински” и оправдание Клинтона сенатом США, как информируют из Джорджтаунского университета, привели к резкому падению авторитета республиканской партии и шансов Дж.Буша-младшего на избрание президентом в 2000 г. В то же время А.Гор, наиболее вероятный кандидат от демократов, в случае его избрания будет первым “религиозным евреем—президентом США”. На реализацию сходного сценария в отношении России высказывают надежду местные еврейские круги...

l Пропагандистская кампания вокруг десятилетия вывода советских войск из Афганистана и двадцатилетия их ввода, сообщил нам источник из Горбачев-фонда, преследует цель “нанести по коммунистам новый пропагандистский удар”, а также “выкорчевать из российского общественного сознания остатки великодержавности и шовинизма”. Особой удачей кампании признано то, что Е.Киселеву удалось привлечь на НТВ и радио ряд бывших военных и деятелей патриотической оппозиции с осуждением “военного вмешательства” и финансовой поддержки СССР Афганистану (Н.Рыжков)...

l Согласно сведениям, поступившим из Сан-Паулу (Бразилия), на все ведущие посты в финансовой системе этой латиноамериканской страны поставлены люди Сороса, а сам он получил роль “верховного куратора бразильской экономики”. В этой связи ожидается, что вначале будет организован серьезный рост всех ценных бумаг Бразилии, как государственных, так и корпоративных (до 70-80% от нынешнего уровня), на период до года, а затем произойдет массовый сброс с последующим введением доллара в качестве национальной валюты. Ожидаемый доход Сороса от всей операции оценивается в 7-10 млрд. долл...

l В Баку вынесением приговора о пожизненном заключении завершился суд над генералом Суретом Гусейновым, выступавшим за приоритет связей с Россией и выданным режиму Алиева Ельциным и его присными. Этот приговор, как передал наш информатор, явился очередной фазой в плане мероприятий по введению американских и турецких войск на территорию Азербайджана, что подтверждается заявлением Алиева о необходимости размещения войск НАТО и США в Закавказье. Этот вопрос неизбежно встанет на повестку дня после поддержанного министром иностранных дел РФ размещения американских войск в Косово. Именно в этом ключе развивается “посредническая политика России”, осуществляемая под эгидой Примакова и продолжающая линию Ельцина-Березовского на пространстве СНГ. В результате американское военное присутствие распространяется на Балканы и через Турцию — на Кавказ, с выходом к нефти Каспийского моря и прицелом (через Казахстан) на Китай...

l По сообщениям иностранных посольств в Москве, попавшим в распоряжение СБД, сближение Примакова с проамериканским лобби в Москве стало реальностью на прошедшем 13 февраля заседании Совета по внешней и оборонной политике под председательством С.Караганова (зам. директора Института Европы, а в прошлом — протеже академика Г.Арбатова). Караганов являлся близким другом загадочно погибшего в 1981 г. сына Примакова. Они совместно обучались в аспирантуре у Арбатова и достаточно близко общались с его сотрудником Лукиным (один из основателей “Яблока”). На заседании Совета премьер-министр сделал ряд заявлений, которые были расценены как свиде-тельствующие о его решении “идти на президентский пост”, в том числе указал на то, что его команда “несменяема никем”, видимо, включая и Ельцина. Одновременно Примаков обо-значил место “команды Лужкова” и Гусинского, заявив, что в Кремле циркулируют слухи относительно встречи премьер-министра с “силовыми” министрами, где были даны указания о сквозной проверке отечественных и иностранных счетов НТВ и лично И.Малашенко (заместитель Гусинского, ранее также закончивший аспирантуру у Арбатова). Под смех присутствующих Малашенко покрылся краской, после чего премьер уверил его, что эти слухи ни на чем не основаны...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА

Знатный иронист и форсист Евгений Киселев, более известный как ведущий программы "Итоги" на НТВ, наконец-то решил вспомнить о первой специальности, с которой, по мнению генерала Коржакова, и начал свою головокружительную карьеру. Нет, речь идет не о пресловутом "сексотстве" в N-ом управлении КГБ, а о преподавании фарси в академии того же уважаемого комитета. Киселев со всеми силами своего интеллекта и обаянием сладкозвучной сирены обрушился на иранскую революцию 1979 года и на нынешнюю жизнь иранского народа. Дескать, живут иранцы хуже, чем звери в американских заповедниках, не имея а) туалетной бумаги, б) демократических свобод и в) будущего. А виноваты во всем этом шиитские фундаменталисты-фанатики, двадцать лет назад узурпировавшие власть в стране.

Зачем ему, пока еще сверхблагополучному "эху Гусинского", совладельцу НТВ и "Медиа-МОСТ", понадобилось вспоминать о себе как о "среднем ориенталисте"? Взыграла память и тоска по тихой академической жизни? Перестали вдруг устраивать условия пребывания "эхом" ввиду неизбежной и скорой смены кремлевских властей? Возможно и то, и другое, и третье. Но, скорее всего, обстоятельства дела выглядят проще. Просто на НТВ поступил, видимо, выгодный антииранский заказ к 20-летию свержения проамериканского шахского режима, и бодрый Евгений Алексеевич, используя нынешнее положение и прошлую профессию, перевел эти деньги на себя, любимого. Но сделал свою работу с блеском, достаточно топорным, правда. Ведь десять лет назад с тем же пафосом птенцы того же гнезда объясняли жителям СССР, в каком аду они живут, не имея а) туалетной бумаги, б) демократических свобод и в) будущего. Не поменялись ни заказчики, ни исполнители, ни песни. И объектом нападения по-прежнему являются те страны, народы, партии и люди, которые противостоят сатанинской машине "нового мирового порядка".

СССР эта машина развалила, Россия — на очереди. С Ираном же пока ничего не получается: население и производство растут, страна готовится к серьезному технологическому рывку без помощи и против интересов США, а также Израиля, серьезно рассчитывая на заинтересованность России в экономическом сотрудничестве (см. "Завтра", 1999, № 5). Это создает опасность и само по себе, и как пример для других стран мира. Вот и стараются адепты "нового мирового порядка" налить в механизм этого сотрудничества хотя бы киселя с песочком.

Георгий СУДОВЦЕВ

* * *

Несколько лет назад в одном издательстве знакомый почтительно показал мне сидящего спиной к нам, не по годам располневшего молодого человека:

— Боровик гранки правит!..

Оказалось, что во всех своих былых “афганских очерках”, выходящих теперь отдельным сборником, “участник боев”, награжденный медалью “За боевые заслуги”, журналист “Огонька” Артем Боровик старательно вычеркивал слова “душманы”, “духи” и заменял их на “партизаны”, “моджахеды” и прочие ласкающие его слух определения.

Эта история вспомнилась после просмотра одного опуса в программе “Совершенно секретно”, где Боровик и Ко расписывали исламских ультра как “непобедимых”, “бесстрашных”, “безупречных” воинов. Старательно протаскивали устаревшие еще десять лет тому назад мыслишки об “особенности” афганской кампании, о нашем “бесславном проигрыше” в ней. Боровик не посчитал нужным взять интервью на эту тему у Варенникова или Цоголева, знавших тайные пружины этой войны досконально, но зато в эфире отметились бывшие “цэрэушники”, упоенно рассказывавшие о том, как они организовали “афганское сопротивление” и сколько миллионов в год тратило ЦРУ на эти цели. С темы Афганистана перекинулись на Чечню, Таджикистан и Югославию. И вновь зазвучали панегирики боевикам, ваххабитам и прочим экстремистам...

Претенциозное “Совершенно секретно” утомляет зрителей банальностью и убогостью своих сентенций. Смешны здесь “секретность” съемок дешевых натовских трюков с протыканием тел иглами и ножами, “совершенно секретные” откровения боевиков и теневых командиров, не только уже многократно прокрученные по ТВ, но и просто напыщенно-примитивные, заумные комментарии “экспертов”, чья боевая компетентность не выше познаний духанщика или торговца на рынке. А более всего убоги и банальны идеи, что уже который год пытается протаскивать Боровик в своих откровениях о Востоке, о политике СССР и России в этом регионе. Но мы-то знаем им цену! И помним, что Советская Армия уходила из Афганистана гордо, с развернутыми знаменами, мощными походными колоннами. Уходила победительницей, а не побежденной, оставляя за собой крепкий просоветский режим, который еще почти три года сдерживал натиск фундаментализма на наши южные рубежи, пока не был предан Ельциным и его кликой. Выводу войск улюлюкали вслед яковлевы, собчаки, станкевичи, старовойтовы, коротичи, поповы — вся продажная президентская рать... Время расставило все на свои места. Где теперь Коротич и Попов? Где Собчак и Станкевич? Кто их помнит, кто верит хоть одному их слову?

Нас заставили уйти из Афганистана не душманские ДШК и не “стингеры”, а Шеварднадзе, Горбачев, Яковлев. Они говорили нам, что эти меры остановят войну, принесут мир. Теперь мы получили взорванный Таджикистан, горящую Чечню, тлеющий Дагестан. Куда нам “уходить” оттуда, господин Боровик? В границы Московского царства? Ваши идеи не только глубоко ошибочны: они порочны и преступны. Преступны потому, что платить за них придется тысячам русских, таджиков, чеченцев, гибнущих в огне войн, развязанных экстремистами. И проповедуемая вами политика ухода и уступок развязывает эти войны.

Владислав СМОЛЕНЦЕВ

* * *

Гальванизация политических трупов становится любимым занятием НТВ. В последнем ночном разговоре "Итогов" вновь появилась уже чуть забытая телезрителями физиономия нынешнего главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса. На сей раз он пытался использовать непривычный для себя имидж "государственника" и эдакого "русского капиталиста". Именно "заботой об отечественной промышленности" объяснял он срочные усилия, предпринятые для спасения находящейся на грани банкротства красноярской угольной компании.

Однако большинство наблюдателей считает, что, протянув угольщикам "руку помощи", Чубайс пытается спасти от политического краха Лебедя, который хотя и является пока ландскнехтом Березовского, может еще вполне быть перевербован. Чубайс и Лебедь — яркие представители одного политического поколения — "авантюристы девяностых" и, несмотря на личные симпатии и антипатии, они стермятся удержать друг друга на плаву.

Кроме того, Чубайс пытался снисходительно третировать Зюганова, справедливо обвинившего "энергетика" в разрушении создававшейся десятилетиями единой энергосистемы страны. Не выдвинув реальных аргументов, опровергающих утверждения Зюганова, гость передачи с чрезвычайно поучающим видом упрекнул лидера КПРФ в непрофессионализме. Интересно, где и когда сам Чубайс успел стать специалистом в области энергетики? Неужели глобальные познания в этой сфере он обрел в ту пору, когда торговал цветами на питерских рынках? Увы, дальнейшие его утверждения позволяют сделать именно такой вывод. Оказывается, Чубайс изыскал в нашей разваливающейся на части энергетике, где 90% основных мощностей уже перешагнули порог физического износа, огромные резервы. И теперь мечтает сделать электроэнергию предметом экспорта, который принесет стране фантастические доходы. Не вдаваясь в подробную критику этого "головокружительного" проекта, напомним, что Чубайс уже раз предложил не менее светлый и многообещающий план — приватизацию, а что из этого вышло — известно всем...

Александр БОРОДАЙ

преподаватель 1

УДАР “ПРИМУСА”

БОЛЬШАЯ ИГРА

Пять лет, отделяющие нас от сверкающего, яростного и кровавого октября 1993 года, были для России годами относительной политической спячки. Московские и региональные олигархи делили страну, набивая мошну швейцарских гномов, иногда потихоньку грызлись, как пресловутые бульдоги под ковром, время от времени выстреливая в общественность вонючими пузырями компроматов. Дедушка Ельцин периодически радовал мудрых политологов и аналитиков лихими кадровыми перестановками, а "солидные" СМИ настойчиво потчевали потребителей мелкими, но скандальными подробностями "из жизни элиты", до бесконечности умножая истории о том, как "вор у вора отмычку украл".

Москва богатела, обзаводилась "мерседесами" и уродливыми памятниками; провинция же вымирала, вместо надгробий возводя дворцы-особняки региональных феодалов. Даже страшная и позорная реальность чеченской войны не всколыхнула общество, не заставила людские массы задуматься о природе овладевшей Россией власти. Народ не попытался сбросить либеральную диктатуру, терпеливо дожидаясь, пока она сама не вырвет себе внутренности, как издыхающая акула.

Уползающие в политическую тень "либералы" правили в стране по крайней мере восемь лет и оставили после себя немалое наследство: кризис обветшалой, поставленной в зависимость от "бакса" финансовой системы, почти полное отсутствие реальной экономики, полуразрушенную исполнительную власть, деградировавшие до невиданного уровня силовые структуры и стремительно конфедерализирующиеся регионы.

Но среди длинного ряда мерзостей, совершенных монстром с головами Гайдара, Чубайса и Явлинского, есть одно действительно историческое деяние — "либералы" привили русскому народу стойкий иммунитет к любым разновидностям одноименной идеологии. Все современные элитарные группы, вне зависимости от личных симпатий и реальных ориентаций, вступают в борьбу за власть под лозунгами державности и патриотизма.

"Большая игра" за обладание остатками некогда великой империи началась снова. Ее ведут несколько главных элитных групп, использующих периферийные группировки в качестве ресурса. Прошедшие две недели ознаменовались невиданным накалом борьбы между недавно сформировавшейся, но тем не менее чрезвычайно влиятельной группой Примакова, и Борисом Березовским. На фоне этой "битвы титанов" наблюдаются оживленные маневры группы Лужкова, кажется, идущей к альянсу с группой Гусинского-Явлинского и остатками радикал-демократов, пытающихся присвоить себе статус "борцов с экстремизмом". На этом фоне неприятно поражает инертность самой потенциально мощной политической группы — патриотов. Последние явно поддерживают Примакова в его демонстративной борьбе с коррупцией, но пока вяло заявляют о собственной позиции.

ИГРА: ПРИМАКОВ — БЕРЕЗОВСКИЙ

1. Неустранимые противоречия Само появление Примакова на посту премьер-министра было для БАБа звонкой пощечиной. Привыкший быть интеллектуальным гигантом в окружении косноязычного, неповоротливого Черномырдина и его серых соратников, Борис Абрамович сразу понял, что неизбежно блекнет в тени нового премьера — умницы, известного ученого и даже в какой-то мере светского льва. Резкая антипатия, возникшая между БАБом и "Примусом", по мнению психологов, обусловлена также различием их психологических типов.

Березовский — типичный авантюрист, мастер комбинаций, рассматривающий жизнь, как азартную игру, а окружающих людей — как инструменты: понадобились — использовал, перестал нуждаться — выбросил.

Примаков, напротив, — служилый человек, с упорством танка карабкавшийся к власти по всем ступеням советской, а потом российской бюрократической машины. Его отличительные черты — "стальная задница", верность своей команде, абсолютная логичность и последовательность.

Однако, помимо противоречий психологических, у двух могущественнейших людей России сразу же возникли конфликты вполне реального, фактического характера. Приход Примакова, а вместе с ним мощной команды профессиональных управленцев и разведчиков поставил под угрозу позиции БАБа в СНГ, до того полновластной вотчины последнего. Теперь, например, исполнительный секретарь Содружества уже не сможет столь небезвыгодно для себя способствовать заключению сепаратных сделок по нефти между казахстанским ханом Назарбаевым и татарским мурзой Шаймиевым. По мнению экспертов, решивший заслужить славу борца с коррупцией, Примаков без всякого напряжения может разоблачить многочисленные финансовые аферы, проведенные Березовским, под прикрытием официального статуса. А потеря секретарского кресла гибельна для БАБа, поскольку многие работники прокуратуры и ФСБ с нетерпением ждут его ухода с высокого государственного поста, чтобы дать ход всему накопленному против олигарха компромату.

Не менее угрожаемыми стали и позиции Березовского на Кавказе. Отрезанные чеченцами четыре английские головы в очередной раз наглядно показали, что БАБ не может претендовать на политический контроль над этим регионом. Подтвердить обратное не смогла даже "героическая" акция по покупке, а затем "освобождению" французского дипломата Каштеля, проведенная главным силовиком БАБа, зам.министра МВД Владимиром Рушайло.

Многие наблюдатели напрямую связывают резкое падение авторитета БАБа на Кавказе с аккуратными, но эффективными действиями добродушного российского премьера. Кстати, его усилиями объясняют целый ряд важных событий, изменивших расстановку сил в регионе. Среди них — радикализация руководства Армении, где уже произошла "зачистка" "демократического" и проамерикански настроенного окружения Тер-Петросяна, а к власти пришли карабахские националисты и коммунисты. Почти одновременно, видимо, не без помощи некоторых влиятельных российских политиков, проскользнул между рук турецких и иных спецслужб лидер курдской рабочей партии Абдулла Оджалан. Зашатался прогнивший трон под грузинским царьком Шеварднадзе, а его главный конкурент Игорь Гиоргадзе неожиданно проявил значительную активность. Кроме того, нестабильность в Закавказье усилилась с болезнью азербайджанского лидера Гейдара Алиева. В итоге — западные инвесторы пока отказались вкладывать деньги в строительство нефтепровода Баку-Джейхан, и перспективы тотального британо-турецкого контроля над Кавказом стали более призрачными.

Однако противоречия между группами Березовского и Примакова относительно "внешней" политики России кажутся несущественными по сравнению с противоречиями "внутренними", фундаментальными. Дело в том, что группа БАБа опирается на финансово-спекулятивный и сросшийся с ним сырьевой капитал, тогда как в правительстве Примакова, впервые за последние десять лет, нет откровенных лоббистов ТЭКа, зато присутствует лоббист ВПК Маслюков. После августовского краха финансовый капитал практически выбыл из политической игры, а сырьевой понес существенные потери, усугубляемые падением мировых цен на нефть. ВПК из аутсайдера неожиданно стал лидером.

2. Перехват власти Не случайно одной из первых акций Примакова стала "зачистка" главы Россвооружения. Евгений Ананьев был устранен, а на его место сел "проверенный кадр" из внешней разведки. Вскоре последовала отставка главы президентской администрации Юмашева — люди Примакова старательно очищали правительственные структуры от креатур Березовского. Место главного президентского цербера "с расширенными полномочиями" занял элитный военный Николай Бордюжа — что также совпадает с интересами премьера.

Процессы, происходящие в администрации президента с приходом туда Николая Бордюжи, один из крупных московских сионистских лидеров назвал "накоплением русского элемента". Действительно, в администрации президента произошел ряд кадровых перестановок, и своих должностей лишились очень многие протеже предыдущих глав администраций, кремлевских фаворитов, даже такие "священные коровы" демдвижения, как Пихоя и Паин, просидевшие в советниках все годы "торжества демократии". На место уволенных в администрацию пришло большое число бывших и действующих офицеров ФСБ, Погранвойск и армии. Все это вызывает глухое раздражение в еврейских кругах, которые видят в этом угрозу своему влиянию на президента. Спешно отрабатывается новая стратегия поведения, которая срочно переориентируется с привычных элементов влияния на "нестандартные", среди которых часто фигурируют дочери президента и его жена. При этом на одном из секретных совещаний было высказано желание "как можно быстрее отсечь от Татьяны "авантюриста", предложив ей взамен его рискованных проектов мощную респектабельную международную финансовую схему".

В кругах так называемых олигархов заговорили даже о неких "неокоржаковских временах", когда президент был окружен мощной "прорусской" группой Коржакова, Барсукова, Сосковца…

Но нам кажется преждевременным говорить о таком значении кадровых перестановок, проведенных Николаем Бордюжей. Бордюжа намного более ограничен в своем влиянии на президента и возможностях, нежели когда-то Коржаков и Сосковец.

Бордюжа осознает неприязнь к себе финансово-космополитических кругов и нуждается в серьезной политической поддержке главы правительства, который подкреплял бы усилия администрации мощным механизмом их претворения в жизнь. Поэтому Бордюжа — убежденный сторонник союза с правительством, занимающий в напряженном, но пока "холодном" противостоянии Ельцина и Примакова позицию буфера и трансформатора. Защищать президента Бордюжа призван не от премьера, а от Лужкова, имеющего мощный силовой ресурс, и от гнева народного в виде всевозможных экстремистов "на будущее".

3. БАБ в наступлении Похоже, что именно с этого момента для Березовского становится ясным — предстоит открытая война. Спасая свою финансово-политическую империю, от которой конкуренты и завистники отрывают один кусок за другим, БАБ вводит в игру последние резервы. Через Татьяну Дьяченко Ельцину вновь вбрасывается идея третьего срока. Почувствовавший себя несколько лучше, президент хлопает в ладоши, пропускает … и от радости попадает в ЦКБ.

Смертельный удар по Евгению Примакову был запланирован на март: при этом необходимо отметить, что момент атаки был выбран по целому ряду причин. Во-первых, к марту должны были выйти на решающую стадию переговоры Березовского с представляющим ту же, что и БАБ, этническую группу австралийским магнатом Рупертом Мердоком о покупке последним "президентского" пакета акций ОРТ и вливании в постепенно приходящему в упадок детищу Березовского беспрецедентных по своему размеру сумм, исчисляемых миллиардами долларов. На перспективу планировалась и возможная уступка Мердоку контрольного пакета НТВ, владелец которого вице-президент Всемирного еврейского конгресса Гусинский был бы вынужден сделать такой шаг, даже вопреки соображениям экономической целесообразности, поскольку в данном случае речь шла о политическом решении.

Сдача Мердоку российского информационного рынка должна была, по планам Березовского и Дьяченко, обеспечить если не победу Ельцина на выборах в 2000 году, то по крайней мере максимально возможную степень политической апатии со стороны населения, сломленного шквалом сверхмощного информационного прессинга. Сам же Ельцин должен был перейти в режим существования описанного Дж. Оруэлом в "1984" "Старшего Брата" — виртуального диктатора, о котором неизвестно точно, где он находится, что он делает и даже (что важнее всего) жив он или мертв. Силовую поддержку проекту Березовского должен был обеспечить Владимир Рушайло, первый зам.министра МВД и главная опора Березовского в правоохранительных органах. "Повышение" Степашина в ФСБ и назначение на его место Рушайло считалось уже почти решенным вопросом. Поговаривают, что сам Рушайло очень торопится запрыгнуть в вожделенное кресло и ради этого всегда готов "подставить" своего робкого шефа-министра. После страшного пожара в Самаре, испепелившего областное управление внутренних дел, в котором, кстати, хранились дела касающиеся деятельности небезисвестного “Логоваза”, некоторые сотрудники центрального аппарата МВД ввели в обращение термин "Поджигайло".

Второй причиной, почему моментом решающего удара по Евгению Примакову был выбран март, есть некая особенность психосоматики Б.Н., определяемая психиатрами как "синдром весеннего обострения".

Этот синдром наблюдался последовательно в марте 1995, 1997 и 1998 годов (в 1996 году "весенний всплеск" пришелся на апрель, поскольку Б.Н. крайне болезненно отреагировал на появление "красной Думы", а зима была непривычно длинной и холодной), когда у Ельцина наблюдался неожиданный взлет политической фантазии и тяга к кадровым перестановкам. Каждую весну Б.Н. стремится сделать нечто такое, чтобы убедить себя и весь мир в том, что он все еще является президентом России. Резкий и неожиданный взлет последовательно — Сосковца (95) , Дьяченко (96), Чубайса/Немцова (97) и Кириенко (98) приходились именно на весну. Неудивительно, что Борис Березовский, успевший хорошо изучить психологические особенности своего подопечного, имел все основания для того, чтобы готовить очередной "запрограммированный экспромт" Б.Н.

Третьей причиной, побудившей Березовского назначить акцию по "зачистке" Примакова на март, был тот факт, что рупор БАБа — телевизионный киллер Сергей Доренко, никак не мог появиться в эфире раньше начала февраля, когда в сетке вещания ОРТ стояло "аналитическая программа "Время" с Сергеем Доренко". Поскольку Б.Н. не всегда и не вполне осознает причинно-следственную связь между интересами того или иного олигарха и содержанием подконтрольной им телевизионной программы, то Доренко должен был сыграть роль некоего "оракула", агрессивные доносы которого должны были "накрутить" Б.Н. до нужной для решающих кадровых перестановок кондиции.

Планируя информационный удар по премьер-министру, медиа-холдинг Березовского был вынужден считаться как с фактом отсутствия реального компромата на Примакова, так и с массой неформальных связей премьера в СВР, ФСБ, ФАПСИ, МИДе и иных бюрократических и экспертно-аналитических структурах, а также с присущей профессиональному дипломату и разведчику на порядок более высокой, чем у каких-нибудь Чубайса или Немцова, способностью оценивать и планировать ситуацию.

Каким образом Березовский предполагал обойти эти препятствия?

Поступить в соответствии с рекомендацией его двойника-антагониста Анатолия Чубайса — действовать "нахально и нагло".

Артподготовкой к решающему наступлению на Примакова стал выход в эфир программы Доренко, центральной темой которой оказался миф о несуществующем "семействе Примакова", контролирующем авиационные перевозки. Эта "фенечка" была явно рассчитана исключительно на президента: Примаков, по мысли авторов программы, в лучшем случае был бы вынужден оправдываться перед Б.Н. и упустил бы инициативу в межличностных контактах, был бы сломлен и психологически парализован неожиданным "плевком в лицо".

4. Контрудар "Примуса" В качестве ответа на действия Березовского, план которых, в общем, не был особо засекречен (единственным "сюрпризом" для Примакова оказались разоблачения его "виртуальной семьи"), была подготовлена многоходовая комбинация, сверхзадачей которой стала попытка спровоцировать удар Березовского раньше президентского "весеннего обострения", в котором Б.Н. получит новый приток сил, и устранить противника с политической сцены молниеносной контратакой — масштабной и грамотно скоординированной акцией силовиков. Скорее всего именно с таким прицелом и составлялся предложенный Примаковым проект "договора о политическом согласии" — внешне совершенно безупречный документ, оставляющий, однако, необъятное поле для его возможных толкований. Возможно, что и "утечка" документа в СМИ из Государственной думы также была спрогнозирована и просчитана аппаратом Евгения Примакова; "договор о политическом согласии" был воспринят либеральными СМИ как доказательство политической слабости премьера, и подконтрольные Березовскому информационные структуры начали усиленно обвинять премьера в непомерно разросшихся амбициях и стремлении взять под контроль государственные механизмы "при живом президенте". Пока же ностальгирующие по временам "железных вице-премьеров" журналисты "выводили Примакова на чистую воду", подлинный смысл его инициативы оставался неясен; очевидно, что аналитики, работающие на клан Березовского, не разглядели за предложениями премьера "двойного дна", скрытого подтекста. Что же касается либеральной прессы, то в ней серьезно обсуждались лишь две возможные интерпретации: либо Примаков действительно пошел "ва-банк" и требует у Ельцина гарантий (шаг в стиле какого-нибудь Лебедя), либо, по версии НТВ, "стремится уйти от ответственности за ухудшающееся положение в экономике и добиться увольнения по политическим мотивам" ( а это уже шаг в стиле вечно недовольного Явлинского); в контексте же противостояния "Примаков-Березовский" тема "миротворческой инициативы" даже не поднималась. В итоге клан Березовского поддался на искушение начать кампанию против Примакова раньше запланированного срока, и уже в последней декаде января олигарх дал команду "мочить", забывая, что "грачи еще не прилетели", а в дни лютых февральских морозов Б.Н. не слишком восприимчив к идеям судьбоносных кадровых перестановок.

Что же касается Ельцина, то хотя он и несколько поволновался после очередного доноса "советницы по имиджу", но потом был успокоен подоспевшим Николаем Бордюжей, заинтересованным в хороших отношениях как с Ельциным, так и с Примаковым. В это время клан Березовского пребывал в состоянии эйфории из-за якобы сделанного Примаковым "прокола", благодаря которому премьер "поставил крест на своей карьере". К несчастью для самого олигарха, его "кадровый резерв" был уже давно исчерпан, и его варианты замены Примакова оказываются сведены к минимуму. Разговор о трех кандидатурах — Строева, Бородина и Бордюжи — в подконтрольных Березовскому медиа был, конечно же, полным блефом — ведь от премьерства Бордюжи Березовский не имел бы никаких политических дивидендов, точно так же, как и от других.

Егор Строев, в свою очередь, не мог быть назначен премьером прежде всего по той причине, что в результате такого назначения Совет Федерации мог окончательно превратиться в вотчину Юрия Лужкова; последнее же серьезно усиливает вероятность импичмента не только через Государственную думу, но и через верхнюю палату: поскольку Лужков более других претендентов заинтересован сегодня в досрочных президентских выборах, такая перспектива выглядит достаточно реальной. Кроме того, назначение Строева с неизбежностью привело бы и к утверждению Сергея Глазьева, руководящего сейчас аналитическим управлением Совета Федерации, в должности вице-премьера по экономике и означало бы установление гораздо более жесткого экономического режима, чем тот, на который пошло правительство Примакова-Маслюкова.

А пока олигарх усиленно интриговал против Примакова, прокуратура и ФСБ наконец вышли на след информационной "утечки", появившейся еще в ноябре в сети "Интернет" на сервере, созданном московской фирмой Город-Инфо. Тогда на страничке, называвшейся "Коготь", появилась совершенно секретная информация о целом ряде персонажей российской политической элиты. Объемные файлы содержали расшифровки телефонных переговоров, результаты агентурной слежки, досье и т.д. Главными действующими лицами выступали Татьяна Дьяченко, Владимир Рушайло, Юрий Скуратов, Сергей Степашин, Николай Сванидзе, Сергей Кургинян… Пожалуй, особой сенсацией странички было анонимное интервью некоего генерала МВД, из которого следовало, что убийство Галины Старовойтовой было связано с самим БАБом, опасавшимся разоблачения контактов с известным мафиози Григорием Лернером (он же Цви Бен-Ари). Страничка продержалась в "Интернете" всего сутки, но этого было достаточно. Скандал вокруг компромата разрастался как снежный ком.

Спецслужбы, в течение нескольких месяцев пребывавшие в состоянии пассивности, наконец разглядели, что жирные следы "утечки" ведут в подконтрольную Березовскому охранную фирму "Атолл", куда и ворвались 2 февраля работники прокуратуры, УЭП ФСБ и бойцы "Альфы", заодно вывернув сейфы размещенной в том же здании "Сибнефти". Масштабные обыски, прокатившиеся по подконтрольным Березовскому коммерческим конторам, стали настоящим шоком для "последнего олигарха" и позволили людям Примакова собрать "значительное количество интересных материалов".

После того как Б.Н. была предоставлена возможность собственноручно потрогать изьятую в офисах "Атолла" и "Сибнефти" шпионскую технику, предназначенную для слежения за ним и его домочадцами, Березовский получил еще один удар, причем с самой неожиданной стороны. В свое время олигарх уделил много времени на обхаживание президентской дочери Татьяны Борисовны Дьяченко — уже во вторую очередь — Наины Иосифовны Ельциной, совершенно упустив из виду, что пресловутая президентская семья состоит не только из них. На днях БАБ имел все основания для того, чтобы сожалеть о своей недальновидности: замужество 19-летней президентской внучки Кати Окуловой внесло существенные коррективы в отлаженный Березовским механизм манипулирования президентом.

В течение целой недели довольная физиономия счастливой девицы, а также ее мамы, папы, бабушки и, естественно, дедушки, не сходила со страниц оставшихся после кризиса "бесхозными" изданий типа "Комсомольской правды", в результате чего Россия на несколько дней имела возможность созерцать образ совершенно нового и необычного "Ельцина с человеческим лицом", на мгновения заслонивший устойчивый и завершенный образ диктатора с застывшей агрессивной мимикой.

По некоторым сведениям, запуск материалов в СМИ о замужестве Кати Окуловой был санкционирован главой администрации президента Николаем Бордюжей и согласован (а возможно — даже инициирован) лично Евгением Примаковым. Как видно, государственные мужи таким образом позаботились о создании нового и удобного для себя образа Б.Н. — "дедушки "дорогих россиян", необходимым компонентом которого должна стать "счастливая внучка", призванная заменить запутавшуюся в интригах и слишком политизированную "имиджевую первую леди" Татьяну Дьяченко.

В результате свадьба внучки сконцентрировала внимание Б.Н. на семействе Окуловых, усилив тем самым позиции фракции Наины Ельциной и ослабив позиции Татьяны Дьяченко. Этим моментом не замедлил воспользоваться президентский зять Валерий Окулов, сделавший в последние дни крайне успешную для себя политическую игру: совершив ритуал передачи компрометирующих Березовского документов в прокуратуру, он не только поставил "Аэрофлот" под свой полный контроль, но и сделал серьезную заявку на то, чтобы сохранить за собой этот пост после ухода Б.Н. с политической сцены. Сыграв на стороне Евгения Примакова, он окончательно позиционировал себя в качестве сторонника премьера, на сторону котрого, как видно, склонилась ставшая наиболее влиятельной в "семье" фракция президентской супруги Наины Иосифовны.

Что же касается Татьяны Дьяченко, то она окончательно утратила позиции "лидера семьи", а также и фукнции важнейшего канала влияния на Б.Н., который, в свою очередь, имел все основания для того, чтобы разочароваться в политической интуиции своей младшей дочери, первой поднявшей вопрос о ставшей фатальной для Ельцина отставке Черномырдина.

5. Периферия На фоне радикальных изменений при "президентском дворе" другие претенденты на выстраивание "партии власти" начали форсированными темпами записываться к Евгению Максимовичу в друзья и союзники. Так, Юрий Лужков, который до начала событий с холдингом Березовского предалагал премьеру через подконтрольный "МК" союз на паритетных началах, после "недели длинных обысков" дал понять, что готов в блоке с Примаковым и на второе место. "Лучший мэр", видимо, уже понял, что начал свою президентскую кампанию "не с того конца", доведя помпезным съездом "Отечества" до маниакального бешенства своего бывшего патрона Б.Н.Ельцина, совершенно не расположенного повторить судьбу Горбачева и "запавшего" на то, чтобы всеми мыслимыми способами завалить лужковскую кандидатуру на будущих выборах. В последнем, собственно, не было бы ничего плохого для Лужкова, если бы московский мэр строил свое движение, опираясь хотя бы на умеренный русский патриотизм и народные масссы. Однако в ситуации, когда лужковское движение выстраивается по типу черномырдинского "дома", а окружение мэра мало чем отличается от прежней президентской свиты, угрозы Ельцина могут иметь самое серьезное значение для политических перспектив Юрия Лужкова, шансы которого стать "мэром России" тают с каждым днем.

Индикатором же усиления позиций Евгения Примакова можно считать и проявленное желание "удельных князьков" типа Титова или Аяцкова отстроить "под Примакова" региональную партию губернаторов, не получая при этом ровным счетом никаких гарантий относительно премьерской благодарности за политические услуги. Впрочем, сам Евгений Максимович в этих услугах уже, похоже, и не нуждается, поскольку сегодня для победы на президентских выборах не обязательна мобилизация региональной номенклатуры. Секрет успеха лежит совсем в другой плоскости. В условиях нынешней ситуации ударно начатая Евгением Примаковым кампания по борьбе с экономической преступностью вполне может рассматриваться не только как "контратака" против зарвавшегося олигарха, но и как начало нового политического наступления команды премьера. Ответный удар, нанесенный Евгением Примаковым по информационно-финансовой империи Бориса Березовского, при известных обстоятельствах может стать точкой отсчета для совершенно новой в условиях "реформируемой России" политической стратегии.

Напомним, что в конце января Евгений Примаков заявил, комментируя предстоящую амнистию: "освобождаем места для тех, кого будем сажать за экономические преступления". События последующей недели конкретизировали это высказывание премьер-министра, не оставив никаких сомнений, кого именно он рассматривал в качестве кандидатов на вакантные места в исправительных учреждениях: тюремные нары зарезервированы за представителями олигархических кланов и криминального капитала, охота на которых, скорее всего, станет основным событием политической жизни России ближайших нескольких месяцев. Однако вряд ли Евгений Примаков в своей “заботе” об экономических преступниках руководствуется одним лишь желанием “навести порядок в стране”, забывая о собственных политических перспективах. Сегодня для премьера разгром “империи Березовского” означает не только единичную тактическую победу, но и удачный старт избирательной кампании. За первую декаду февраля популярность Евгения Примакова выросла в целом по России на 5-7 пунктов. Объяснение столь бурного роста народной любви к премьеру лежит на поверхности. Социологи прогнозируют, что взятие под стражу кого-либо из бывших олигархов увеличит рейтинг премьера еще на 3-5%, арест Черномырдина — на 7-8, а Гайдара или Чубайса — даже на 10-15! Таким образом "зачистка" проворовавшихся либеральных бонз на сегодня является самым лучшим способом укрепить свой авторитет в народе. Что же касается двух-трех названных выше политических деятелей, то их шансы оказаться в поле зрения правоохранительных органов являются не такими уж призрачными. Так, арест “банного министра” Валентина Ковалева рассматривается источниками в силовых структурах как продолжение начавшейся летом, но быстро прекращенной масштабной акции, направленой против бывшего премьера Черномырдина. Напомним, что тогда ГУЭП ФСБ открыло “дело статистиков”, связанное с торговлей закрытой информацией близкими Черномырдину чиновниками. В этом же контексте может быть интерпретирован арест Бычкова, проходящего по алмазному делу Козленка. Что же касается Гайдара, то арест прославившегося своими подвигами на "научно-приватизационной ниве” Авеля Аганбегяна вполне может рассматриваться как отработка варианта уголовного преследования самого “чмокающего демократа”, — напомним, с существенными нарушениями закона приватизировавшего целый небоскреб под принадлежащий ему Институт экономики переходного периода.

Возможно, что судебный процесс над Березовским, Черномырдиным и Гайдаром равно необходим и Ельцину, для которого жизненно важно найти “козлов отпущения”, и Примакову — для дальнейшего закрепления образа чудо-богатыря Ильи Муромца, как его любовно назвал контролируемый Лужковым “МК”.

Важной особенностью противостояния “Примаков-Березовский”, в отличие от столкновений между Коржаковым-Сосковцом и Черномырдиным, Коржаковым и Лужковым-Гусинским, Лужковым и Чубайсом, Березовским-Черномырдиным и Чубайсом-Немцовым, — видится следующее. Если прежде для силовиков, чиновников ВПК и просто постсоветских бюрократов не было существенной эмоциональной разницы в вопросе о том, кто из конфликтующих сторон выйдет победителем (было лишь желание, чтобы более сильный был ослаблен, но не более того), то теперь ситуация изменилась. Представители среднего звена госструктур и силовиков увидели в Евгении Примакове своего лидера, на стороне которого можно действовать не только из-за своих меркантильных интересов, но просто выполняя свой гражданский и патриотический долг.

Материалы подготовили:

Александр Бородай, Николай Коньков,

Александр Рудаков, Владислав Шурыгин

Наша продажа эвакуаторов ГАЗ 2 самая надёжная.

Иван Ленцев «ЖДУТ КОМАНДЫ», «ЗАМЕТАЮТ СЛЕДЫ»

ЖДУТ КОМАНДЫ

Одной из наиболее "ужасных", по мнению демократов, перспектив этого года является реализация российско-белорусских договоренностей о создании единого государства. С учетом того, что любые реальные интеграционные процессы на территории бывшего СССР, ведущие к усилению российской государственности, идут вразрез с гегемонистскими планами их американских хозяев, нашим русскоязычным ревнителям гуманизма и общедемократических принципов дана команда "фас" на срыв любыми методами наметившегося объединения.

Уже проводятся совещания различных "демократических" партий и движений по выработке общих подходов и координации действий при организации массированного информационно-пропагандистского воздействия на общественное мнение. Очередное подобное совещание намечено провести в Москве 24 февраля под руководством бывшего руководителя администрации Ельцина С.Филатова. В нем должны принять участие наиболее ненавистные русским людям демократы-реформаторы первой волны — Гайдар, Лившиц, Нуйкин, Яковлев, Черниченко и др.

В ходе организуемой пропагандистской кампании против российско-белорусской интеграции намечено решение попутных задач — дискредитация российских политиков, поддерживающих идею российско-белорусского единства за якобы их предательство интересов российских национальных товаропроизводителей. Среди намеченных для подобного "шельмования" называют фигуры Примакова, Строева, Селезнева, Лужкова, Петрова и поддерживающих их депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации.

В ходе информационно-психологического воздействия на общественное мнение в РФ предполагается активная эксплуатация татарского и северо-кавказского факторов за счет организации выступлений лидеров поволжских и северо-кавказских республик с требованиями большей автономии в случае создания российско-белорусской конфедерации. Будет активно муссироваться слух о неминуемом распаде Российской Федерации при реализации российско-белорусского объединительного плана.

Запланировано резкое увеличение числа публикаций в проамериканских СМИ о кризисной ситуации в белорусской экономике и финансовой нецелесообразности в тяжелый для России момент взваливать на российский бюджет дополнительное бремя расходов.

Предполагается провести на ОРТ, РТР и НТВ циклы передач про “антидемократические” методы управления президента Лукашенко, “ущемление” в Беларуси гражданских прав и свобод.

Пик антисоюзной истерии намечен на заключительный период предвыборной кампании в Государственную думу. Антибелорусский аргумент станет весомым компонентом предвыборных платформ таких объединений, как "Яблоко", "Правое дело", НДР и др.

ЗАМЕТАЮТ СЛЕДЫ

В "Завтра" №1 мы привели выписку из тюремной медицинской карты трагически погибшего русского патриота Ивана Орлова: "скончался в результате отравления токсичным веществом". Официальное заключение — смерть от сердечно-сосудистой недостаточности. В следующем номере был опубликован запрос депутата Госдумы РФ В.И.Шандыбина в Генпрокуратуру, в котором он настаивал на расследовании истинной причины смерти Орлова.

И вот 27 января В.И.Шандыбин получил поразительную по своей абсурдности отписку из прокуратуры, сочиненную зам.прокурора Москвы Герасимовым: "До настоящего времени заключение судмедэкспертизы еще не готово, в связи с чем принять процессуальное решение (...) не представляется возможным". Большей нелепости трудно выдумать, ибо тело Ивана Орлова было... кремировано в считанные дни после смерти, т.е. более чем за месяц до составления прокурорского опуса!

Почему же до сих пор не готова экспертиза? Потому ли, что тюремные медики вот уже полтора месяца колдуют над пеплом усопшего? Или от того, что они уже давно готовы показать: Иван Орлов был отравлен, чтобы его дело не дошло до суда.

Иван ЛЕНЦЕВ

Владимир Бушин ХАРЯОГРАФ

ВЫ ОБРАТИЛИ ВНИМАНИЕ? — Гайдар разбушевался. Да как!.. Недавно на каком-то демократическом симпозиуме, коллоквиуме, саммите или cходке забрался на трибуну или на ящик из-под пива и все ахнули: лицо бледно-зеленое, пудовые щеки трясутся, шесть волосиков на темечке — дыбом, стеклянный взгляд уперся в какую-то невидимую ненавистную точку, пальчики-сардельки нервно шевелятся, с носа капает... Ужас! Последний день Помпеи... И начал он речь. О том, конечно, что вот когда он возглавлял правительство и проводил свои мудрые реформы, Россия процветала, народ ликовал, мировая демократия не могла на нас налюбоваться и без конца слала свои бескорыстные транши, а вот теперь, когда Ельцин в страхе и отчаянии призвал в правительство одного бывшего, как сам он, кандидата в члены Политбюро и одного члена коммунистической фракции Думы, теперь великие труды Гайдара и гайдарьянцев идут прахом, мировая демократия скорбит, траншей не шлет, народ начал негодовать и скоро страна погибнет.

А закончил оратор так: “Из-под красных знамен КПРФ все чаще вылезает коричневая морда!” О, что тут началось!.. Вся сходка завизжала от восторга. Как обобщенно сказал классик:.

Кричали женщины “ура!”

И в воздух чепчики бросали.

Мелькнули чепчик Эллы Памфиловой, туфелька Екатерины Лаховой, очки Ирины Хакамады и бюстгальтер Валерии Новодворской. И понять это ликование можно. Ведь как емко сказано! Какая пронзительная образность! Сразу видно, что гены у оратора не какие-нибудь, а именно писательские: “коричневая морда”... Этому может позавидовать даже известный сын юриста.

Правда, когда бледно-зеленого оратора сняли с ящика из-под пива, утерли, дали таблетку валидола, причесали, а потом начали расходиться, кто-то сказал: “Неужели Егор Тимурович, наша гордость и краса, никогда не смотрелся в зеркало?” И кто-то добавил: “Да, в доме повешенного не принято говорить о веревке, — об этом надо помнить всем, в том числе бывшим премьерам”. Действительно, ведь на его “морду” любой может ответить: “От морды слышу”. Но коммунисты деликатно промолчали.

Минул короткий срок, и вот вам, пожалуйста, — 30 января в Измайлове очередной долгожданный VII съезд “Демократического выбора России”. Опять собрались лучшие умы страны вокруг ящика из-под пива. У некоторых умов, однако, торчала из кармана вобла. Причем это были не делегаты, избранные от местных организаций, а весь “Выбор” целиком. И набралось аж человек двести.

Доклад, разумеется, делал фундатор и вождь — Егор Гайдар. Вдохновленный успехом у дам своего недавнего афоризма насчет морды, он решил повысить градус своей ненависти к коммунистам и брякнул с ящика: “Из-под красных знамен КПРФ все чаще вылезает коричневая харя!” Чуете? Уже не морда, а... Дамы пришли в еще большее неистовство, чем первый раз, начали было стаскивать кто чепчик, кто лифчик, кто колготки, но не успели. В задних рядах вдруг вскочили человек двадцать “лимоновцев” и дружно принялись рявкать:” Сталин! — Берия! — ГУЛАГ!” По-моему, тут было некоторое излишество. Я бы лично предпочел более краткую формулу: “Гай-дар! — ГУ-ЛАГ!” Впрочем, это дело вкуса.

Но оставим в покое буйных “лимоновцев”. Нас больше интересует фундатор и вождь. Чем объяснить, что он так беснуется? Доктор наук, видите ли, а на тебе — морда, харя... Тут русский язык богат, как никакой другой, и есть все основания ожидать, что фундатор будет все повышать и повышать градус, и мы услышим от него: “Из-за красных знамен КПРФ вылезает коричневая рожа... коричневая ряшка... коричневое мурло... рыло... образина... коричневая мордуленция... физиомордия... моська... будка...” В чем причина такого словесного недержания? По-моему, чтобы разгадать загадку, надо бросить общий взгляд на всю жизнь этого человека...

Как известно, наш знаменитый реформатор-эксгуматор, откопавший на свалке мировой истории труп российского капитализма в страстной надежде оживить его, короновать и посадить в Кремле править страной, родился 19 марта 1956 года. Уже сама дата рождения предвещала ему великую судьбу: именно в этот день в 1814 году русские войска торжественно вступили в Париж под восторженные клики парижан: “Слава России!.. Да здравствует император Александр!.. Гай-дар! — ГУ-ЛАГ! — Бист-ро!”

Но дело не только в дате. Великую судьбу обещала и наследственность: родился внук сразу двух замечательных писателей, и отец у него, хоть и не крупнокалиберный, но тоже писатель. Конечно, знатное происхождение — это не всегда полная гарантия жизненного успеха или хотя бы человеческой порядочности. Полюбуйтесь хотя бы на Никиту Михалкова. О нем недаром говорят словами старой пословицы: “Родом дворянин, а делами жидовин”.

Но как бы то ни было, а такое происхождение имеет большое влияние на судьбу человека. Перед Егором Гайдаром оно, с одной стороны, открывало самые высокие и заманчивые двери, с другой — заботливо хранило от трудностей, опасностей, даже от неприятностей, кроме таких, конечно, как ожирение и облысение.

Вот, допустим, окончил он среднюю школу, малый здоровый, отменно упитанный, в классе не зря звали его Жиртрест. По закону полагалось идти в армию. Тем более, что оба деда служили в свое время. Дедушка Паша, хотя и окончил духовную семинарию, но как только в 1918 году началась гражданская война, трижды перекрестился и вступил добровольцем в Красную Армию, там и большевиком стал. А дедушка Аркаша был тогда еще молод для службы в армии, но он прибавил себе года и тоже пошел добровольцем. В шестнадцать лет, то есть моложе, чем его внук, окончил школу, он, говорят, уже командовал полком на фронте борьбы за советскую власть. И осенью 1941 года погиб в борьбе за нее же. А отец (разумеется, член партии с двадцати лет) вообще всю жизнь проходил в погонах и дослужился аж до адмирала. Казалось бы, все предки, мертвые и живые, взывали: “Егорушка, надень шинель, исполни гражданский долг!” Но тут началась великая суета, раздались возмущенные голоса: “Как, внук классика детской литературы Аркадия Гайдара будет ходить в кирзовых сапогах? Как, внук лауреата Сталинской премии Павла Бажова станет хлебать щи из общего котла? Как, сын адмирала будет проходить форму №20 (осмотр на вшивость)?” И неведомые, но могущественные силы спасли Жиртреста от армии. Это, как сказано, с одной стороны.

А с другой, внук классиков легко поступил на экономический факультет МГУ, окончил его. Должны были по распределению направить в какой-нибудь Тайшет. Но как можно! Мальчик не вынесет тамошнего климата, не приспособлен он к общежитию, к коммунальному сортиру, к малым габаритам. Пусть едет в Тайшет Станислав Куняев. И Куняев поехал, а Егорушку направили в аспирантуру, где он начал читать антисоветские книги на английском языке.

Впрочем, эти книги не помешали ему написать кандидатскую диссертацию на тему “Экономика социализма — превыше всего”. Защита прошла на “ура”. Оппоненты даже плакали от умиления: “Ничего в жизни не видел, а как складно написал стервец!” Тут же сочинил и докторскую на еще более острую тему “Превыше всего — экономика социализма”. Тут уж многие просто рыдали при виде такого грандиозного вклада в науку человека, который, как казалось, умеет только чмокать.

После этого перед ним с легким шелестом по очереди распахивали двери Всесоюзный НИИ системных исследований, Институт экономики и прогнозирования научно-технического прогресса Академии наук, Институт экономической политики Академии народного хозяйства, редакция “Правды”, редакция журнала “Коммунист”. И везде, овеваемый именами своих живых и мертвых предков, он был то ведущим, то ответственным, то заведующим, а то и вовсе директором или президентом.

В этом триумфальном шествии примечателен переход Гайдара из “Правды” в “Коммунист”. Казалось бы, какой смысл? — ведь и то, и другое были органами ЦК, условия и там, и здесь отменные. Но нет! “Носом, хорошеньким, как построчный пятачок, обнюхал приятное газетное небо” и понял: есть великая разница! “Правда” выходила ежедневно, да еще и огромным тиражом — тут надо было вкалывать. А “Коммунист” один раз в три недели, объем имел чуть побольше “Мурзилки”, а работничков же там содержали чертову пропасть. Словом, это была контора “не бей лежачего”. Туда молодой доктор социалистических наук и подался. Приняли, как всюду, с распростертыми объятиями, с пением “Интернационала”, хотя сам Жиртрест уже мурлыкал под нос чужой гимн “Боже, храни короля!”, причем на языке оригинала: “God save the king...”

Там, в этой философской “Мурзилке”, и разыскали Гайдара кадровые ищейки Ельцина с отрубленными хвостами, схватили, оторвали от очередной антисоветской книжки на английском, приволокли к президенту. Тот, как сам потом поведал, страшно обрадовался, когда ему сказали, что это внук Бажова и Гайдара одновременно. Вот кто спасет Россию! И сразу: “Хочешь кресло премьера?” Тот мгновенно: “Еще как! Я для этого кресла и рожден. Посмотрите, ваше высокопревосходительство!” И повернулся к президенту задом. Тот похлопал и остался очень доволен. “Хорошо! — говорит. — Вот тебе вся Россия, оставь мне только Барвиху, ну еще десяточек резиденций, и крути, как знаешь”. “Умнее меня вы никого на найдете, — радостно ответил Жиртрест, — я шесть книг на английском прочитал. И теперь твердо знаю: экономика капитализма — превыше всего! Отпущу цены, и через полгода Россия будет полная чаша!”

И начал крутить с командой таких же докторов-белобилетников да заморских прощелыг. Ну, чем это кончилось, все знают. Вскоре дедушка Павел голосом Хозяйки Медной горы из его “Малахитовой шкатулки” вопросил с того света: “Что, Данила-мастер, не выходит твоя чаша?” — “Заткнись, дед!” — огрызнулся реформатор-эксгуматор. Но тут подал голос и другой дедуля: “Заслужил ты, позорник, чтобы тебя, как Тарас Бульба — предателя-сына: “Я породил, я и убью...”

А тут и Ельцин допер, наконец, что за мыслителя ему подсунули из “Мурзилки”. “Пошел вон! — заорал. — Цены отпустить я и без тебя мог. В крайнем случае Грачеву поручил бы. Чтоб глаза мои больше тебя не видели!” Говорят, при этом даже Пушкина процитировал, которого, как известно, знает отменно:

Твоя торжественная рожа

На бабье гузно так похожа,

Что только просит киселей.. .

По-нынешнему — просит пинков. Что ж, и цитатка, и вышибон вполне в духе всенароднообожаемого... Эта “рожа” из пушкинских стихов показалась Гайдару едва ли не обиднее самого вышибона.

А дело тут вот в чем. Ясно понимая, что приведенные выше строки Пушкина имеют к нему некоторое, не совсем косвенное, отношение, Гайдар, услышав или прочитав любой из синонимов слова “рожа” неположительного характера, всегда вздрагивает и впадает в депрессию, а то — в неистовство. Вот такая повышенная чувствительность.

Это сделало его жизнь ужасной. Бедняга, например, ни разу не смотрел спектакля по пьесе Лермонтова “Маскарад” и даже не мог дочитать пьесу, хотя великий поэт, как то и дело твердит об этом реформатор, еще один его знаменитый предок. Почему не смотрел? Да потому, что там в самом начале Арбенин говорит своему приятелю Казарину о таинственном Адаме Петровиче Шприхе:

Он мне не нравится... Видал я много рож,

А этакой не выдумать нарочно;

Улыбка злобная, глаза... стеклярус точно.

Уже тут, при слове “рож”, у Гайдара начинается нервный тик. Но слушайте дальше:

Взглянуть — не человек, а с чертом не похож.

С чертом Гайдар тоже не похож фигурой, поскольку черти, как правило, бывают либо вовсе тощие, либо, в крайнем случае, средней упитанности. Но улыбка, глаза, вся рожа, — когда он говорит о коммунистах, о патриотах, — точно, как у Адама Петровича!..

Казарин отвечает:

Эх, братец мой — что вид наружный;

Пусть будет хоть сам черт!.. да человек он нужный.

Лишь адресуйся — одолжит.

Какой он нации, сказать не знаю смело:

На всех языках говорит.

Верней всего, что жид.

Точно о Гайдаре! Сколько он одолжил разным отечественным и зарубежным прохвостам — еще предстоит выяснить. И говорит почти на всех языках — на русском, английском, на языке злобы, на языке наглости, на языке лжи, на языке высокомерия...

Со всеми он знаком, везде ему есть дело,

Все помнит, знает все, в заботе целый век...

Скажите, с кем Гайдар не знаком? Даже с тещей Сысуева! Где ему нет дела? Включите любую программу телевидения. Он всегда там и весь в заботе, в хлопотах, как бы вас научить жить по его рецептам. А не помнит он только одно: в доме повешенного не говорят о веревке.

Был бит не раз, с безбожником — безбожник,

С святошей — езуит, меж нами злой картежник...

Был бит? Гайдара били, так били по всей России, что он не смог даже доползти до Думы в Охотном Ряду, как и весь его “Демократический выбор”, который ныне при последнем издыхании. А уж в оборотливости Егор явно превосходит Шприха: с коммунистами он был певцом коммунизма, с антикоммунистами стал антикоммунистом, с патриотом он хочет быть патриотом, с идиотом — полным идиотом.

Помимо лермонтовского “Маскарада” немало у Гайдара и других огорчений с русской литературой, плотью от плоти которой он, казалось бы, является. Вот, допустим, пошел он в Малый театр на спектакль по пьесе Островского “Свои люди — сочтемся”. А там один персонаж говорит: “Еще рылом не вышли-с в собольих-то салопах ходить”. Рылом? И у реформатора сразу мысль: “Это не обо мне ли, когда я сидел в кресле премьера?”

Вот захотел он полистать кое-что из литературы прошлого века, решил начать аж с “Юрия Милославского” Загоскина и вдруг читает: “ — Эй, боярин! Посмотри хорошенько на эту рожу. Ну можно ли с такой образиной не быть разбойником?” Тотчас бросает книгу, бежит к зеркалу и с ужасом думает: “Неужели и обо мне так говорят?..” Берет “Капитанскую дочку” Пушкина. И что же? “Пугачев, не посмотрев, сказал: “Много перевешал я вашей братии, но такой гнусной образины, признаюсь, не видывал”. Б-р-р.. И дальше: “За столом Пугачев и человек десять казацких старшин сидели в шапках и цветных рубашках с красными рожами”. Ну если рожи красные, то, можно предположить, это были члены КПРФ. Но даже такое спасительное допущение не успокоило Гайдара, он решил, что тут намек на заседание политсовета “Демократического выбора”.

В надежде на утешение кинулся бедняга к Гоголю, взял “Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем”, читает: “Ступайте! да глядите не попадайтесь мне: а не то я вам, Иван Иванович, всю морду набью”. Боже! Да ведь это совсем, как ныне красно-коричневые орут на своих митингах о Гайдаре!.. А что еще у Гоголя? Вот “Вечер накануне Ивана Купалы”. И нате вам: “Петро оглянулся: Басаврюк! У! Какая образина! Волосы — щетина, очи — как у вола”. Это Гайдара не задело: во-первых, у него на голове не щетина, а мох; во-вторых, очи не как у вола, а как у барана, так все говорят. А тут еще в “Мертвых душах” некоторое утешение попало на глаза: “Чичиков слегка трепнул себя по подбородку, сказавши: “Ах ты, мордашка эдакой!” Да еще оказался под рукой “Хлеб” Мамина-Сибиряка, где один персонаж говорит другому: “— Посмотри, какая у него умненькая мордашка”. К тому же, благодарение небесам, подвернулся рассказ Алексея Толстого “Мечтатель”, где в разговоре персонажей есть такая замечательная фраза: “— Ваша физиомордия мне понравилась”. Понравилась. Мало того, в “Энергии” Гладкова лидер демократии обнаружил вот что: “— Говоришь ты красноречиво, товарищок. А физиономию мою назвал мордой. Оно верно, морда у меня неискусная. Но морду свою я уважаю, друг”. Гайдар понимал, что и у него тоже неискусная до слез, но он тоже хотел ее уважать. Он опять побежал к зеркалу и, похлопывая себя по мордасам, пританцовывая, ласково залепетал: “Ах ты, мордашка демократическая!.. Ах ты, физиомордия реформаторская!.. Ах ты, моська либеральная!.. Ты мне нравишься!”...

Но — недолго музыка играла, недолго фраер танцевал. Вскоре попали фраеру в руки “Губернские очерки” Щедрина: “ — А харя-то какая! Словно антихрист с сотворения мира престол на ней имел”. С сотворения мира или с начала реформ? За ним — “Очарованный странник” Лескова: “Одна рожа твоя богопротивная чего стоит!” Потом — “Суходол” Бунина: “Ты вот мурло какое наел, тебе хорошо брехать!” И ведь все здесь, как говорится, ни убавить, ни прибавить. А “Детство” Соколова-Микитова? “ — Отвяжись, черт косой, вон ряжку какую наел, скоро в дверь не пролезешь! — огрызалась Кулинка”. О, как возненавидел Гайдар эту Кулинку. Хоть он и не косой, но ведь ему тоже говорят: “Скоро с такой ряжкой в телеэкран не влезешь!”

Недавно, когда приезжала в Москву мадам Олбрайт, особенно задело Гайдара вот это место из “Вертела” Мамина-Сибиряка: “ — Ты рыло-то вымой, наказывал он Прошке еще с вечера. — Понимаешь? А то придешь к барыне черт чертом.” На всякий случай вымыл рыло, но барыня его не вызвала, перед ней предстали только мордоворот Лебедь да моська Явлинский.

И ведь надо же было так случиться, что когда на свой съезд в Измайлово съехались демороссы, в руках у Гайдара оказалось письмо Белинского Бакунину: “Что за лица, что за рожи съехались в Пятигорск!” А потом — Писемский: “Этакий здесь народец... Какие у всех рожи-то нечеловеческие: образина на образине”. Где — здесь? Да в Измайлове, конечно. И тут же — горьковский Егор Булычев: “Как с такой рожей перед господом нашим стоять будете!” Ну в самом деле, представьте себе перед ликом Божьим хотя бы Юшенкова или Борового. Отвернется Господь и плюнет...

А когда Гайдар вскарабкался на ящик и начал говорить, то пришли ему на память строки из гончаровского “Обломова”: “Еще разговаривает, образина! — сказал Терентьев и поднял ногу, чтобы сзади ударить Захара”. И тут же — из “Горькой судьбины” Писемского: “ — Ты у меня, рожа твоя подлая, сегодня последний день не в кандалах, и одно твое спасение, если станешь говорить правду”. Но говорить правду эта подлая рожа ни при каких обстоятельствах не способна, и потому не удивительно, если завтра она и впрямь окажется в кандалах.

Впрочем, возможны варианты и покруче, например, тот, о котором мечтал один из героев “Братьев Карамазовых” Достоевского: “ — Хоть и запрещены мордасы (то есть битье по морде), а сделал бы я из твоей хари кашу”. Или вот чеховский вариант: “ — Еще немного, и я не только бить по мордасам, но и стрелять буду!” Наконец, прекрасен и горьковский вариант: “Исчезни, морда! — приказал слуге Лютов” — из “Жизни Клима Самгина”.

Поняли вы теперь, в чем причина беснования Гайдара? Да очень просто! Видя, что вся русская литература изобличает “жирную морду”, “подлую рожу”, “сытую харю” и т.п., понимая, что завтра его закуют в кандалы или сделают из него кашу, или сам он грохнется, как статуя, с высоченной колонны в страшной картине Брюллова “Последний день Помпеи”, он пытается к нему лично относящимися кличками забросать своих противников, чтобы все запутать, перемешать, сбить с толку и в конце концов в этом хаосе улизнуть. Но нетушки!.. Иван Андреевич Крылов в бессмертной басне “Свинья и Дуб” сказал о первом из этих персонажей:

Когда бы вверх могла поднять ты рыло...

Но бледно-зеленое рыло, вылезшее на свет Божий из под эмблемы “Демократического выбора России”, не в силах сделать это, оно может только хрюкать да чмокать.

Александр Синцов ЧЕРЕ — ПОК!

Его лицо, улыбка, очки и особенно глаза, подернутые какой-то мутноватой пленкой, словно искусственные, выделяют его из рядовых политиков нынешней России на особицу.

Пожалуй, только такой человек и способен был выступить на политической эстраде Владивостока 1991 года с коронным номером, предложив себя в главнокомандующие Тихоокеанского флота. Как лейтенант Шмидт ельцинского пошиба, прорезался он в наших днях, и вторичность, как водится, обернулась фарсом. У этого не будет самозваных детей. Про этого не упомянут в сатирическом романе. Недостает в нем чего-то и до ноздревско-хлестаковской мощи и выразительности.

Да, были в Советском флоте и такие. Под кокардой, под белым шарфиком, под шинелью благороднейшего из всех воинских цветов черного цвета обитала душа неизъяснимая. В дни кончины СССР он служил в морском НИИ. Командовал в своем отделе бабенками. Терять ему было нечего, в отличие от боевых офицеров, для которых непослушание или объявление себя главкомом могло стоить в те времена смертной казни в трибунале. Впрочем, тогда, в 1991 году, никто из строевых и помыслить не мог, что «последний парад наступает». А вот у начальника отдела Черепкова и хитроумия, и дерзания хватило, чтобы прокукарекать о демократическом «рассвете», просигналить в Москву о себе. Мол, есть такой человек на Дальнем Востоке, готовый послужить вам, Борис Николаевич. В те времена Ельцин еще ценил подобных, подтягивал их к себе, брал на заметку. Тогда же подали первый голос и такие политические младенцы, как Немцов, Явлинский и многие-многие другие так называемые демократы первой волны. Проявили личную преданность и стали губернаторами, представителями верховной власти на местах. Получили другие теплые местечки. Немцов выскочил на волне «борьбы за экологию». Явлинский с пистолетом бегал арестовывать уже мертвого Пуго. Теперь их подвиги кажутся мелкими, анекдотичными. Ничуть не круче тихоокеанского самозванства Черепкова. Потому что все они — дети от связи Ельцина и политической блудницы по имени Авантюра.

Время выскочек первой ельцинской обоймы давно прошло. Почти все они теперь — за кулисами большой политики, в подсобках, в ничтожных политических школах-студиях. И только Черепков, казавшийся провинциальнее и мельче всех их, по-прежнему бурно изображает из себя общественного деятеля нового типа. И кухонная немцовско-кириенковско-гайдаровская демократия подпитывает его идейно и финансово, держит как орудие в реальной большой политике на части России, называемой Дальним Востоком. Он, как гейзер камчатский, сообщенный с Москвой. Качнут в центре — плеснет кипятком политической энергии на Востоке из скважины Черепкова. Ошпарит, ударит камнями по мозгам, помутит рассудок народа.

Даже на общем нашем нездоровом политическом фоне все, что делается вокруг мэрии во Владивостоке, кажется особенно воспаленным. А рядом, по контрасту, вполне заурядные действия губернатора Наздратенко по сохранению границ государства, по защите от китайской экспансии кажутся не такими уж героическими...

Черепков даже внешне чем-то похож на китайца. Не только симпатии, но и пристрастия питает он к своему «великому» соседу. Он был одним из первых, кто, развалив государство в 1991 году, стал делать бизнес на этом, организовывав во Владивостоке побирушечную оздоровительно-благотворительную фирму. Сработало! Через несколько месяцев Черепков насобирал миллион и, трижды съездив в Японию, привез оттуда несколько «ниссанов» и «тойот», которые после регистрации в автоинспекции растворились на просторах России, как и все деньги со счета Фонда милосердия.

Есть любопытные свидетельства его тогдашних умонастроений: «Я решил стать мэром, потому что к власти могли прийти бандиты». И если верить Черепкову на слово, то, стало быть, не иначе, как дух железного Феликса вселился тогда в него. Тем более, что он склонен к общению с потусторонними силами, не с Богом, конечно, и не через церковь, молитву и пост, как мы, православные, а с помощью экcтрасенсорики, заклинаний и магии. В нем, видимо, заключалась одна из пустот советского служащего, которая после обвала державы и заполнилась темной силой космоса.

Очевидцы утверждают, что когда Черепков выступает в аудитории, то завораживает не логикой и страстью оратора, а гипнотическими интонациями и пассами.

Но любое лукавство со временем разоблачается. Борец с «бандитами», избранный в мэры, через некоторое время сам втягивается в криминальное действо — его обвиняют в получении взятки, специальными приборами даже фиксируют следы меченых денег в кармане его пиджака. Даже покровитель Ельцин гневается на Черепкова при таком известии — и своим указом отстраняет его от должности. И тут лукавый опять подпитывается из черной дыры космоса или из адского подземного гейзера, это неважно, и заряженный Черепков атакует самого Ельцина, самоотверженно проходит по всем судебным инстанциям и, трудно поверить, но добивается отмены высочайшего указа!

Конечно, не только демонической мощью Черепкова объясняется поворот его уголовного дела на сто восемьдесят градусов, но главное — тем, что он нужен был московским радикал-либералам на Дальнем Востоке, наподобие клешнятой щупальцы для кусания Наздратенко.

Как, будучи начальником отдела НИИ, Черепков мнил стать главкомом флота, так и с должности мэра, завхоза Владивостока он всегда глядел в политические лидеры. Другими словами, конкретное дело, будь то графики и чертежи в НИИ или уборка городских улиц, не входило в сферу его интересов. По крайней мере девять из десяти владивостокцев не раз посылали Черепкова подальше, созерцая результаты его «труда». Это вам не цифры поддержки Лужкова в Москве, хотя Черепков и тщится быть похожим на кепчатого. Тоже затевает бурную деятельность в центре города, на самых оживленных местах. Строит десятки подземных переходов, мосты. Эффектные затевает дела. А финансирует их за счет невидных, неэффектных. Переходы есть, а зарплата уборщикам мусора, учителям, врачам не плачена в срок.

В отличие от Лужкова, и качество его строительного популизма гораздо ниже. У Лужкова на кольцевой дороге всего один пролет упал, а у Черепкова, говорят, все подземные сооружения обветшали, а некоторые оказались затоплеными водой, потому что были сляпаны наскоро, а когда независимый эксперт решил составить перечень дефектов, то кто-то ему плеснул в глаза кислотой.

Черепков из тех, кто пытается скрещивать вола хозяйственной деятельности с трепетной ланью большой политики, и тогда рождается нечто уродливое. «Скорая помощь» просит зарплаты, обновления автопарка, а политическое тщеславие Черепкова жаждет заморского типографского комплекса, чтобы красивые предвыборные афиши с собственными портретами печатать. В результате недолгой схватки в душе мэра между личным и побочным побеждает гипертрофированное самолюбие. Полиграфический комплекс за 4 миллиона долларов разгружают во Владивостокском порту, везут на склад, где эта груда железа, начиненная электроникой, растаскивается, скажем прямо. разворовывается несознательными, недостаточно любящими мэра дальневосточниками. Они рассуждают примерно так: «Зачем ему еще этот комплекс? На него в городе работает радиостанция, выпускается газета в 200 тысяч экземпляров и разносится по квартирам бесплатно, газеты «Утро России», «Завтра России» тоже на него пашут. И даже филиал «Московского комсомольца» подпевает Черепкову. Хватит с него и этого. А импортные электроника да гидравлика нам самим в хозяйстве сгодятся».

Последний гололед на улицах Владивостока засвидетельствовал обыкновенную беспомощность Черепкова как администратора, который должен быть прежде всего человеком контактным, излучающим отцовство и материнство, вместе взятые. Такие качества приоткрылись как раз у безвестного Копылова, который до второго пришествия Черепкова в мэрию немного поуправлял городским хозяйством. Пример разительный. Представьте, вчера еще Черепков, из последних сил державшийся в кресле мэра, упрашивал руководителей, производственников помочь в борьбе с гололедом — движение по холмам Владивостока было парализовано. И никто пальцем не пошевельнул, чтобы откликнуться на слезные мольбы знаменитого мэра. Сегодня сел в то же кресло некий К. и к мэрии стала стягиваться техника, люди от заводов фабрик и предприятий. «Город коммунистам сдали!” — паниковал в это время Черепков в Москве на передаче у Сванидзе. А это движение и впрямь напоминало наступление победоносных сил. Да так оно и было. Так будет по всей России очень скоро. Что же будут тогда вещать Сванидзе с Черепковым — эти живые экспонаты политической кунсткамеры несчастной России.

Придет время, когда мы с удивлением вспомним о них, сегодняшних. Вспомним и спросим себя, неужели так оно и было, неужели это не сон? И чтобы не сомневаться, не затерять в памяти мрачные страницы нашего прошлого, связанного с такими, как Черепков, подробно запишем уже сейчас факты и события, сделаем кое-какие зарисовки с натуры на память.

Войдем во владивостокскую мэрию, поднимемся на главный этаж, где сидит «сам». Шагая по коридору, будем внимательно вчитываться в таблички на дверях в поисках “мэрской”. Напрасно. Найдем только обозначение присутственного места какого-то однофамильца. Вот эта табличка: «Правозащитник Черепков». После расспросов чиновников выяснится, что это как раз и есть тот самый Черепков, который тут мэром. Мы просто забыли о преувеличенном самомнении и болезненной оригинальности этого человека.

Попытаемся попасть на прием, поговорить «о проблемах города». Возможность, конечно, чисто теоретическая. Не для того мэр бункер строил под этим зданием и создавал систему лабиринтных выходов, чтобы с публикой общаться. Хотите общаться — идите на митинг, там мэр вам речь толкнет. Поэтому обратимся за подробностями к тем, кто бывал в мэрских апартаментах. И вам представится следующая сцена.

Проситель входит в кабинет... Впрочем, не забыв о неординарности личности, царящей в сих стенах, мы можем наверняка сказать, что это никак не может быть похоже на кабинет. Так и есть. В огромной комнате ни одного атрибута власти и управления — ни селекторов, ни телефонов. В углу у камина в кресле сидит какой-то человек в пляжной рубашке и шортах. Кругом — ковры, цветы, в общем, первоклассный интерьер бытового помещения среднебуржуазного уровня достатка. И, как оказывается, голые, бледные ноги, торчащие из коротких штанин, принадлежат тому самому «правозащитнику Черепкову», который никак не хочет называться просто мэром.

Он работает. Читает бумаги. (Все далее приведенные тексты — подлинные, обнаружены в мэрии после того, как Черепкова изгнали отсюда в первый раз).

Выдержка из письма приспешников Черепкова — Ельцину:

«...Вам, разумеется, известны все подробности героического противостояния Черепкова противозаконной деятельности губернатора края. Мы полагаем, что все совершенное Черепковым в период с июня 1993 года по настоящее время достойно назваться подвигом. Эти события должны войти в учебник по политологии, в учебник по демократии. Вклад Черепкова в наше общее дело неоценим. Считаем Черепкова достойным звания «Герой России»...

Но вскоре кончились благодатные дни торжества черепковской демократии, и в этом уютном зале грянули обыски, было возбуждено дело о взятке, и мэра изгнал отсюда сам президент.

Но любое изгнание, поражение, к сожалению, только стимулирует одержимого. Так произошло и с Черепковым. Он развернул невиданно бурную деятельность для того, чтобы прорваться обратно в эти покои. Нашел деньги на журналистов, готовых слагать о нем оды, выписал из Москвы имиджмейкеров. Я уже напоминал здесь о закупленной за границей сверхдорогой печатной машине. Затем он сколотил профессиональную, оплачиваемую группу поддержки, тех самых поклонниц Черепкова, которых мы постоянно видим на сборищах у мэрии.

К деньгам и хватке присовокупил свою большевистскую решительность — это уже когда его вторично выбрали депутатом в местную Думу и требовалось совсем немного «дожать». Читаю текст с описанием его действий, как документ времен нашей первой гражданской войны: «...присутствовало шестнадцать человек, однако двое депутатов, не согласные с предложением Черепкова, в знак протеста покинули помещение. Таким образом заседание оказалось нелегитимным. Однако Черепков продолжил его и потребовал проголосовать по всем вопросам. В результате он был назначен мэром»...

И вот уже он опять сидит в студии телевидения вместе со Сванидзе, который страсть как любит рыцарей ельцинской демократии. Одно только соединение этих двух людей в кадре дает взрывной эффект. Впервые тускнеет образ ядовитого, ненавидящего всех нас с вами ведущего, он кажется мохнатой страшилкой для детей в сравнении с чудовищем, улыбающимся, будто Мона Лиза...

Выход во власть таких людей, как Черепков, возможен только в периоды народных помрачений и социальных хворей. Родившийся после войны в рязанской деревне, он, видимо, впитал в себя микробы и вирусы, вечно витающие в народном духе, но к которым невосприимчиво большинство русских. У Черепкова же иммунитет отсутствует. Потому что он как бы только отчасти человек, только с виду — простой смертный. На самом же деле сия особь наглядно демонстрирует наличие сверхъестественных сил, внедренных в человеческую плоть. Наконец я понял, откуда вылетел он в пространство русской духовной жизни, — из гоголевского «Вия». И проносится над русскими деревнями и городами взад-вперед от Владивостока до Москвы не на самолете, а верхом на огненной метле, улыбаясь в ночном небе сверху своей широкой, пожирающей улыбкой.

Луна меркнет, когда появляется на ночном небосводе эта личина в очках и с угловатым черепом. Явление хоть и страшное, но, кажется мне, все-таки — хрупкое. Может быть, вполне достаточно того, чтобы какой-нибудь веселый русский охальник дал бы ему щелчок — пок! — и оно лопнет, рассыплется пылью.

Игорь Стрелков УЗЕЛОК РАЗВЯЖЕТСЯ?! ( что происходит в чечне )

Еще совсем недавно — летом прошлого года — на территории Российской Федерации возникла очередная "неуправляемая территория", как на "официальном языке" теперь принято называть мятежные провинции типа Чечни. Тогда ваххабиты — жители сёл Карамахи, Чабанмахи и Кадар — заявили о своем намерении выйти из состава Дагестана и образовать "независимую исламскую территорию" на базе своих селений. Власти Махачкалы, понятное дело, забеспокоились. Ведь для всей вчерашней советской и партийной номенклатуры, осуществляющей власть в бывших "союзных" и "автономных" республиках, худшую угрозу, нежели "религиозный экстремизм", трудно и вообразить. "Исламисты", в отличие от сегодняшних "обновленных" коммунистов, умеют не только пропагандировать свои воззрения, но и проводить их в жизнь, не считаясь ни с какими жертвами. Готовность ваххабитов к войне, оплачиваемая многомиллионными долларовыми вливаниями из-за рубежа, не подлежит никакому сомнению. Как сказано в одной из их листовок, распространяемых в Махачкале, "решающего сражения" они ждут "…с нетерпением и благоговейным трепетом". "Во имя Аллаха" ваххабиты хотят превратить Дагестан в арену ожесточенных боев, чтобы, физически уничтожив или изгнав всех противников, установить режим по образцу своих единомышленников из афганского движения "Талибан".

Но вернемся к летним событиям. Тогда перед властями республики встал вопрос: как ответить на брошенный вызов? Логика борьбы — единственно приемлемая на Востоке — требовала принятия немедленных жестких мер. Но собственных сил для этого могло и не хватить. Ведь кроме примерно 600 ваххабитов-боевиков, сосредоточенных в самом "Карамахинском уезде", в схватку почти неизбежно должны были вмешаться отряды Радуева, Хоттаба, Бараева и Шамиля Басаева из соседней Чечни. Союзниками ваххабитов, при определенных условиях, могли также выступить боевики Лакского народного движения "Кази-Кумух" под руководством печально известных братьев Хачилаевых, а также банды, действующие под вывеской "Аварского народного движения "Фронт имени Имама Шамиля", руководит которым член народного собрания республики и по совместительству генеральный директор АО "Дагнефть" Гаджи Махачев. А это — еще по нескольку сот до зубов вооруженных боевиков. Для того, чтобы справиться с такими силами, одних республиканских сил милиции и ОМОНа было явно недостаточно, да и боеспособность местных "силовиков" весьма и весьма сомнительна...

Оставалась надежда на Федеральный центр. Для того, чтобы справиться с мятежниками, требовались регулярные войска и отряды спецназа, боевая авиация и артиллерия. Уже тогда, оценивая возведенные ваххабитами под руководством иностранных инструкторов укрепления, специалисты предупреждали, что для взятия указанных населенных пунктов потребуется масштабная войсковая операция. Но "Москва" отреагировала на тревожные обращения из Махачкалы весьма своеобразно. О подготовке и организации возможных силовых акций не было и речи. Более того, вполне реальный, хотя и "половинчатый" путь блокирования и "экономического удушения" мятежного анклава, был с ходу отброшен как "негуманный". "Российская демократия" бросила в бой свою проверенную фигуру — министра внутренних дел Степашина. Прибыв в Карамахи собственной персоной, он вдосталь отведал местного плова и, прихватив подаренные от "исламских щедрот" бурку и шашку, во всеуслышание заявил о том, что "не обнаружил в идеологии ваххабитов никакого экстремизма". Его слова подхватила "Независимая газета" (являющаяся, как известно, рупором другого "миротворца" — Бориса Березовского). Не отстало от "веяний времени" и телевидение, как "государственное”, так и "независимое".

Со слов самих "карамахинских героев" явствует, что Степашин достиг с ними устных договоренностей, включающих в себя в качестве обязательного условия отказ властей от любых мер по ограничению дальнейшей пропаганды и распространения ваххабизма и уж тем более отвергающих саму возможность насильственного восстановления в Карамахи законной власти. Таким образом, дагестанские руководители получили от Кремля вместо помощи ощутимый "щелчок по носу".

Теперь ваххабиты, еще совсем недавно скромно ходившие в подручных у Басаева и Радуева, открыто претендуют на роль "третьей силы" в противостоянии Масхадова и лидеров т.н. чеченской оппозиции. Сейчас, по оценкам сотрудников российского МВД, численность вооруженных формирований, подчиненных ваххабитским "исламским джамаатам", превысила две тысячи штыков. Примерно, половина из них — дагестанцы. Надо учесть, что ваххабитские общины связаны жесткой дисциплиной, и это позволяет им легко маневрировать силами, перебрасывая в короткие сроки сотни своих приверженцев из одного района в другой. В рядах ваххабитов и в составе их вооруженных отрядов действуют в качестве инструкторов или "проходят обучение" десятки моджахедов из Йемена, Таджикистана, Узбекистана, Курдистана, других регионов России, СНГ и дальнего зарубежья. В ноябре-декабре прошлого года бригадный генерал и командир "исламского полка" Бараев провел мобилизацию всех своих сторонников. Несколько сотен ваххабитов из Дагестана по его призыву перешли в Урус-Мартановский район Чечни, где соединились со своими чеченскими единоверцами. В январе на фоне общего противостояния президента и так называемого "совета командующих" ваххабитские отряды "вошли во вкус" уже столь близкой политической власти. Попытки Масхадова взять под контроль город Урус-Мартан встретили отпор именно со стороны формирований Бараева. 21 января в стычке на окраине этого населенного пункта ваххабитами были убиты двое сотрудников департамента шариатской государстенной безопасности "Ичкерии" (ДШГБ). Еще два сотрудника получили тяжелые ранения. Вскоре после этого обнаглевшие ваххабиты прибыли в Грозный, где взяли под свой вооруженный контроль Старопромысловский и Заводской районы.

Впрочем, лидеры новоявленных "моджахедов" не склонны обольщаться — овладеть всей властью в Чечне им пока не под силу. Слишком много здесь более влиятельных претендентов — взять хотя бы того же Басаева. Да и воевать "на самом деле" в Чечне никто не собирается. Хотя обе стороны мобилизовали по нескольку тысяч приверженцев, противоборствующие стороны ограничиваются грозными заявлениями и незначительными стычками. Ни одна из группировок не попыталась пока сколько-нибудь серьезно атаковать важные для противника объекты. Похоже, что большого кровопролития в "Ичкерии" все равно не будет. Это стало еще более очевидным после того, как Масхадов объявил Чечню "государством, живущим по нормам шариата", пытаясь тем самым примирится с неугомонными исламистами.

Добившись столь внушительных успехов, ваххабитские лидеры, похоже, опьянели от собственной мощи. Им показалось (возможно, не без основания), что пора отбросить все стесняющие рамки и приступить, наконец, к "джихаду" на территории Дагестана. Начало уже положено. 18 января село Карамахи, согласно предварительной договоренности, вздумал посетить глава администрации Буйнакского района М. Алихаев. Целью поездки было проведение собрания жителей села по вопросу как жить дальше. Но беседа с карамахинцами произошла у чиновника в несколько неподходящей для этого обстановке. Еще на дальних подъездах к селу он был остановлен группой упакованных в камуфляжную форму и обвешанных оружием молодых боевиков, которые заявили ему, что с нынешнего дня в Карамахи провозглашается "Независимая исламская территория". Мятежники также объявили, что более не намерены принимать у себя никого из представителей как местных, так и федеральных властей, поскольку их государство выходит из состава России и Дагестана. Вытурив своего главу администрации, местные ваххабиты занялись срочным усилением укреплений и привели расквартированные в указанных селах отряды в повышенную боевую готовностью. Не ровен час потребуют назад у министра дареные бурку и саблю, а в качестве процентов захотят получить, скажем, все земли по линии: Астрахань-Ростов-на-Дону (это — давняя мечта кавказских "исламистов").

Итак, ситуация возвращается к исходной точке. Вновь встает вопрос о "карамахинской опухоли". Только вот операцию по ее удалению теперь косметическими методами уже не провести — "опухоль" дала обширные метастазы. Противник не терял времени даром. За истекший год ваххабитские общины удалось создать практически в каждом районе республики. Особый успех пропаганда учения получила в лакских, нагайских и кумыкских селах. В десятках из них ваххабитам удалось создать вооруженные отряды численностью от 10 до 100 человек. Две тысячи бандитов — это уже не несколько сотен. К ним с радостью примкнет вся чеченская оппозиция, которая в качестве одного из способов выхода из конфликта с Масхадовым без "потери лица" рассматривает возможность "перенесения джихада" на соседний Дагестан. Под эту идею уже подводится база — 12 января в Чечне под председательством Шамиля Басаева создан "Конгресс народов Чечни и Дагестана", где одну из ведущих ролей играет беглый лидер лакского народного движения "Кази-Кумух" Надиршах Хачилаев. Этот "герой" майского набега на здание дагестанского Государственного совета разъезжает по Чечне в форме полковника местных "вооруженных сил" и прямо призывает "покончить с господством России на Северном Кавказе". (Меж тем, его сторонники в РД бомбардируют генпрокуратуру телеграммами и резолюциями с требованием "пересмотреть несправедливые обвинения" в адрес бывшего депутата Государственной думы).

Сам Басаев на состоявшемся 29 января митинге в Урус-Мартане заявил, что Россия "разваливается на части и надо поскорее оторвать от нее все северокавказские земли".

Похоже, сходно мыслит и президент свободолюбивой Ингушетии Руслан Аушев, решивший 28 февраля провести референдум, цель которого вывести из федеральнгоподчинения буквально все республиканские силовые структуры. Подобная постановка вопроса, сама по себе тянет на открытие уголовного дела по статьямкарающим за призывы к свержению конституционнго строя и за попытку государственного переворота.Но федеральные власти в лице тогоже Степашина пытаются робко договорится с грозным кавказским генералом. Боротся министр может лишь с безоружными “русскими экстремистами”.

Масхадов также не раз намекал своим оппонентам на желательность переноса их усилий куда-нибудь по соседству, и даже на одном из митингов прямо обещал, что в этом случае "окажет им всю необходимую помощь". Хорошего союзничка имеет сегодня Кремль в Чечне!

На 7 марта сего года в Дагестане намечены выборы в народное собрание. Одновременно в республике будет проведен референдум по вопросу о переходе к президентской форме правления. За "реформу" с редким единодушием выступают поголовно все сепаратистски настроенные лидеры, включая все тех же Хачилаевых и Махачева. Дорвавшись до этого вожделенного поста, каждый из них уже предвкушает блестящую карьеру, подобную взлету "южного соседа" — Гейдара Алиева. Однако на их пути есть и существенные препятствия: против введения президентского поста выступает не только влиятельная даргинская община, представленная главой Государственного совета Магомедовым и мэром Махачкалы С. Амировым, но и большая часть простых граждан всех национальностей, проживающих в республике.

Вот на этот случай и готовятся к выступлению ваххабиты. Если референдум не принесет для союзных им экстремистов желанных результатов, и таким образом "легальный путь" захвата власти окажется невозможным, — тогда в ход пойдет оружие.

Если Москва адекватно отреагирует на усиление угрозы и предпримет необходимые контрмеры, негативное развитие ситуации существенно замедлится. Для этого жизненно важно уже сейчас немедленно начать тщательную подготовку к войсковым и специальным операциям против экстремистов, подтянуть в республику дополнительные контингенты войск, и в первую очередь надежно перекрыть чечено-дагестанскую границу. Необходимо также немедленно блокировать "карамахинский узел", разоружить и нейтрализовать ваххабистские общины за его пределами и еще сделать многое, многое другое... Но на все это московские временщики почти наверняка не пойдут. Куда вероятнее попытка проведения ограниченной одноразовой операции силами специальных подразделений, которая, не достигнув решающего успеха, послужит лишь детонатором для расширения конфликта. Либо, что гораздо более возможно, федеральные власти, по своему обычаю, вновь спрячут голову в песок и будут ждать: чем все обернется. К чему приводит подобный подход — мы уже видели в Чечне. В любом случае ситуация, всего месяц тому назад казавшаяся относительно стабильной, вновь приобретает угрожающий характер. Лавина дрогнула, и для ее неудержимого обвала достаточно одного неосторожного слова...

Игорь СТРЕЛКОВ

Интернет-магазин «4 борта»: бильярдный стол цена 3 , размеры

Андрей Бабушкин “ЯБЛОКИ” С ДОСТАВКОЙ

Когда мы произносим где-нибудь на патриотическом митинге слово “демофашизм”, честно говоря, некоторая натяжка все же ощущается. Ну какой там фашизм у демократов? В коленках жидковаты, да и по пятому пункту ненатурально как-то получается... Вроде “пархатых большевистских казаков”.

Однако пришлось мне столкнуться с демофашистской конкретикой, причем даже не по себе стало.

Объявились у нас в районе “яблочные” активисты. К выборам готовятся. Ладно, что законы они немного нарушают — пока выборная кампания не объявлена, нельзя агитировать, но разве “демократы” законы для себя сочиняют? Это для нас флажки развешаны, как для загоняемого зверья, а у них не агитация, а “социологическое обследование”. Недаром говорят, что социология — продажная девка империализма...

В общем, собирают эти “фруктовые” своих активистов, обещают им золотые горы и прочие демократические радости навроде израильского гражданства — и вперед. Опрашивать население по ихним листам, которые каждому выдают. А в листах этих — все-все и про все: каждый дом, сколько этажей, квартир, кто проживает, на что жалуются, какие коды в подъездах, сколько почтовых ящиков и сколько из них сломано. Очень важно, какой категории дом или подъезд, есть ли консьержка, мансарда — отсюда и какие проблемы у жителей. Если с консьержкой и мансардой — считай, ихние клиенты, демократия. А если домофона нет, ящики поломаны и дерьмо кошачье кругом — это пролетариат живет, на него и опросных листов тратить не велят.

“Социологический” опрос имеет всего четыре пункта — ФИО, телефон, ваше отношение к “Яблоку” и не желаете ли участвовать в работе этого объединения. Другие партии не интересуют. Такая “социология”, к агитации, конечно, отношения не имеющая.

Очень интересуются социологические “яблоки”, кто и в каком количестве проживает в каждой квартире, включая профессию и возраст. Но составляют и “социальный паспорт” каждого округа Москвы, включая подробнейшую карту с номерами домов и “перечнем мест массовых скоплений жителей” — имеются в виду магазины, станции метро, отделения Сбербанка и даже поликлиники. В каждом подъезде их интересуют имена старших по дому и подъезду, коды и пр.

Спрашивается, зачем все это? Понятно, в ходе такой “социологии” можно здорово поагитировать среди населения. Кое-что понятно в смысле наглядной агитации, но вообще-то количество сведений явно избыточное, если речь идет об одной лишь избирательной кампании.

Зачем им все это?

Андрей БАБУШКИН, рабочий

Москва

ОТ РЕДАКЦИИ. Практика использования сведений, собранных во время выборов, соцопросов, переписей населения и пр., нередко имела место в странах Латинской Америки, Африки и Азии в репрессивных целях. Причем режимы, явно поддерживаемые США, часто использовали “социологию”, полученную в результате “исследований” американских и европейских специалистов, выдававших себя за “независимых ученых”.

В “социальном паспорте района”, присланном нашим читателем, есть пометка о необходимости иметь краткую справку о районе, его истории, итогах электоральных кампаний прошлых лет. На основе таких сведений можно составить своего рода карты “гетто”, которые искусственно могут загоняться в нечеловеческие условия существования для изоляции их на будущие выборы.

Наличие сведений о “наиболее известных жителях района” в сочетании с полной информацией о кодах, режиме охраны в подъездах, а также данные о местах массового скопления народа и тому подобное могут использоваться “эскадронами смерти” для создания в нужный момент атмосферы террора, для нейтрализации и физического истребления неугодных лиц и даже целых сообществ.

Не говоря уже о том, что данные этих “социологических” опросов могут легко быть использованы для изготовления фальшивых подписных листов.

Александр Брежнев “СКОРАЯ”, УСПЕЙ!

Желтая, с красными полосками машина “Скорой” напряженно мигала синим огнем маячка и отчаянно выла сиреной, тщетно порываясь вырваться на Садовое кольцо под красный светофор. Мимо безразлично проносились иномарки — никому и в голову не приходило уступить дорогу. Гаишник у светофора, упрямо не слыша надрывного воя сирены, разбирался с нарушителем. Водитель “Скорой” — Николай Иванович — привычно ругался, что для Москвы это обычная история — никому нет дела до чужой беды. Никому, кроме “Скорой помощи”...

НАКОНЕЦ ЗАГОРАЕТСЯ “ЗЕЛЕНЫЙ” и “мерседес-бенц-специализированный” устремился туда, где случилась беда. У человека горлом пошла кровь. Бригада — четыре человека. Врач, два фельдшера и водитель — дружный и спаянный коллектив. Много лет работают вместе, понимают друг друга с полкивка. Салон напичкан разной умной аппаратурой — русской и импортной. Аппаратуры, бинтов, запасных перчаток, простыней, медикаментов хоть и много, но размещены они в машине в завидном порядке. Все под рукой, и при этом в салоне остается простор, ничего не болтается, не падает и, главное, не мешает работать. Около моей правой руки маленький оранжевый ящичек, в котором помещалось много медицинских принадлежностей, как солдат в строю — и все в порядке, досягаемости для врача, все на виду. Мне бы понадобился для них, по меньшей мере, шкаф. Около другой руки — большая радиостанция, с ее помощью можно связаться с “базой” — родной подстанцией из любого района. У каждого члена бригады в кармане маленькая “моторолла”. Связь в ”Скорой” неплохая, хотя бывают и с ней проблемы — много в Москве каменных мешков, где не пробивается никакой сигнал.

Промелькнули за окном забор, ворота, охранник и заснеженный дворик. Приехали на место. Быстро, но без суеты, подхватив оранжевый ящичек, бригада зашагала к подъезду. Помогать оказалось некому: больной своим ходом отправился в находящуюся неподалеку больницу — травма была совсем не опасная. Просто женщина, звонившая на 03, преувеличила драматизм ситуации. “Такое часто бывает, — философски объясняет фельдшер Алексей Вавулков. – Вообще-то мы, девятая бригада, работаем обычно по самым тяжелым случаям. “Девятка” — специализированная бригада реанимации. Наш профиль — автопроисшествия, тяжелые ранения, травмы, сердечные приступы. В последнее время таких вызовов становится все больше. Времена настали неспокойные, стреляют часто, режут, бьют, разбиваются на дорогах. Работы хватает”.

Через окно реанимобиля возникает особый взгляд на мир. Политические и экономические кризисы здесь отражаются не газетными рейтингами партий и вождей, не курсом доллара и марки, а кровью, травмами, инфарктами и самоубийствами. Каждый кризис, каждый резкий скачок доллара или рухнувшая финансовая пирамида вбрасывают в город огромные дозы человеческой беды и боли. Люди вешаются и травятся от безысходности, стреляют друг в друга и увечат из-за вороха зеленых бумажек, а то и из-за червонца на опохмел. “Скорая”, как никто другой, знает правду об истинной цене всех российских “реформ”.

Еще одно проявление кризиса — в полном безразличии людей друг к другу — часто бывает, никто не вызовет “Скорую” к истекающему кровью на улице человеку. Никто не уступит мчащемуся реанемобилю дорогу в пробке. И когда “скорая” наконец приедет, помощь уже не требуется.

Если нарастает напряженность в стране, ссорятся политики, взлетает доллар — значит, больше будет работы у “девятки”, больше сожгут они бензина, нервов, одноразовых шприцев и бинтов. На предприятиях от нищеты станут экономить на технике безопасности — и кого-то ударит током, оторвет ногу, проткнет железным стержнем. Плоды всех наших реформ, махинаций и споров, глупости и злобы круглые сутки, месяц за месяцем, год за годом собирает со всех закоулков столицы “девятка” и подобные ей бригады. Откачивают, спасают одних и сразу же едут за следующими.

В центре Москвы эту непрерывную битву за человеческую жизнь ведет Центральная подстанция “Скорой помощи”. Трудится на подстанции больше трехсот шестидесяти человек по сменам. В самом сердце, посреди второго этажа — диспетчерская. Здесь миловидная девушка-диспетчер ответит на вызов, узнает в чем дело и решит какую бригаду, из числа свободных, к вам выслать. Объявит в микрофон номер нужной бригады, подготовит карту вызова и положит в окошко. Все происходит довольно быстро, телефон звонит часто, но суматохи в диспетчерской нет, вполне справляются два человека — девушка и молодой человек. В диспетчерской, как и везде, где я побывал на подстанции — чистота, порядок и даже уют. Светло, тихо гудят три компьютера, напевает в магнитофоне про “Владимирский централь и ветер северный” Круг. Сюда стекается местное общество — пока свободные от работы фельдшеры, медсестры и братья, врачи. Сплетничают, обмениваются новостями. Два фельдшера — женщины недавно вернулись от жены генерала Рохлина — ей было плохо. Кто-то рассказывает анекдот про “контрольное” изнасилование, шутят над тем, как меняется смысл фразы “…плохо, парализовало”, если пропустили запятую. Кто-то курит в конце коридора, кто-то звонит домой, говорит, что у него “все нормально”. На маленькой кухоньке на плитах разогревают пищу. По другую сторону коридора в большой комнате, составив в ряд несколько кресел, дремлют в ожидании вызова те, кого срубил сон. Глядят усталыми глазами в телевизор — там кого-то режут на улице китайские подростки.

Руководит работой подстанции заведующий Леон Меликович Акопов, невысокого роста, с умными и добрыми глазами, выглядит чуть устало и озабоченно. Журналисту, однако, обо всем говорит бодро и успокоительно: “Все у нас нормально, справляемся”. Хвалит своих подчиненных, технику и машины. Деньги здесь людям платят, хоть и не большие, но, по словам заведующего, день в день. Врач с максимальным стажем работы на “Скорой” получает чуть больше тысячи рублей, а фельдшер — шестьсот. Прожить в Москве на такие деньги сложно, тем более нельзя прокормить семью.

Центральная подстанция — самая крупная в Москве и в России. Здесь базируются 27 бригад “Скорой помощи” — 14 линейных и 13 специализированных. Это — громадное хозяйство, сотни людей, аппаратура и тому подобное. “Руководить жизнедеятельностью такого гиганта очень сложно, — сетует Леон Меликович. — С одной стороны лучше было бы создавать побольше маленьких подстанций — проще управлять, ближе добираться до больных. Но с другой — только на базе таких громадных подстанций, как Центральная, можно организовать специализированные бригады”.

Центральная подстанция — самая первая в Москве. Здесь возникла и стала разрасться московская “Скорая помощь”. Созданная в 1919 году, подстанция приняла первый свой вызов 15 октября 1919 года. Скоро Центральная отметит свой 80-летний юбилей.

Центральная подстанция оснащена лучше всех в России. Тут Леон Меликович добрым словом вспоминает Газпром, подаривший Москве три года назад 30 новых реанимационных “мерседесов”, — они достались Центральной.

Центральная подстанция частенько помогает соседям. Ее бригады, особенно специализированные, выезжают на окраины столицы, в Подмосковье и даже в соседние области, когда там не могут справиться своими силами.

Всего в столице сейчас уже больше пятидесяти подстанций “Скорой помощи”, и их продолжают строить. Эта мощная система в прямом смысле принимает на себя боль и ужас мегаполиса с именем Москва.

..."Девятка" едет на базу, как здесь говорят, — “домой”. Вавулков, фельдшер с пятилетним стажем, говорит, что сильно достали шутники с ложными вызовами. Бригада мечется где-то в дебрях, куда ее вызвал какой-нибудь придурок, поигравшийся с телефоном, а в это время кому-то действительно нужна реанимация. Бывают неприятности, когда на место ДТП или перестрелки бригада приезжает раньше милиции, — потом долго таскают в качестве очевидцев. Получается, что между сутками дежурства вместо отдыха приходится целыми днями сидеть в милиции. Еще бывает, пострадавшие отказываются от помощи. Обычно так себя ведут самоубийцы, раненные в разборках и наркоманы. Таких приходится спасать силой, к таким обычно посылают бригады, где врач и фельдшера — мужчины.

Заверещала рация. Диспетчер Центральной передает девятой вызов: “Девочка, один год, инородное тело в носу”. Машина, не доехав до базы, круто разворачивается и едет по указанному адресу. Водитель — Николай Иванович Куделин, за рулем с 70-го года, с 81-го работает в этой бригаде.

Свернув с проспекта в проулки, ловко проезжает дворами, находит нужный дом. Бывает, говорит, подолгу приходится кружить в поисках дома, откуда был вызов.

Приехали. Маленькая и миленькая девчушка по имени Лиза, кушая изюм, засунула себе в нос крупную изюминку. Мама не смогла вытянуть это “инородное тело” сама и, испугавшись за свое чадо, вызвала “Скорую”. Девочку вместе с мамой сажают в машину и везут в больницу к ЛОРу. Бригаде снова не пришлось применить свое мастерство. “Ну и слава Богу!” — думаю я. По дороге снова застряли в пробке. Водитель рассказывает, как осенью в пробке чуть “не потеряли” — жаргон “скорой” — больного, случайно выстрелившего в себя милицейского опера. Простояли больше сорока минут.

Отвезли Лизу в больницу. Возвращаемся “домой”. Спрашиваю, как выглядит реанимация. Наверное, в несущейся на безумной скорости по шоссе машине совершается этот бой за человеческую жизнь. Сергей Михайлович Терехов — фельдшер, объясняет мне, что нельзя проводить реанимацию на ходу — машину трясет и производить точные выверенные реанимационные действия невозможно. Слишком велик риск ошибиться. На любом резком повороте можно просто упасть на больного. Если положение становится критическим, останавливают машину и начинают реанимацию прямо на месте — в машине есть все необходимое. “Так что самое плохое — это когда реанимобиль стоит посреди улицы, — объясняет Терехов. — Это значит — дела совсем плохи. И там, за стеклами, бригада в одиночку борется за человеческую жизнь”.

Девятая бригада относится к НИИ им. Склифосовского, за ним и закреплена. Поэтому с выезда вернулись туда. Институт вплотную прилегает к Центральной подстанции. Слышавший много легенд о “Склифе”, я ожидал увидеть громадное здание, освещенное жуткими синими огнями. На самом деле институт с виду ничем особенным не примечателен. Аккуратно прибранные дорожки с ровными сугробчиками по обочинам подводят к крыльцу. Внутри — охрана на входе и длинный коридор с дверями на обе стороны. Ничто не говорит о предназначении заведения. Только напротив некоторых дверей на скамеечках сидят люди. У них на лицах сочетание страха, скорби, боли и надежды. За этими дверями решается судьба близких и дорогих им людей. На дверях написано: “травматология”, “хирургия”, “токсикология” и так далее — во всю длину коридора. Время от времени к крыльцу подлетает “Скорая” и “Склиф” принимает нового пациента.

По левую сторону — другие двери. В одну из них и сворачивают члены бригады, тут их комната отдыха. Телевизор, электроплитка, телефон, три кровати. Здесь они ожидают нового вызова. График работы у фельдшера — до девяти суточных дежурств в месяц. У фельдшеров “девятки” дежурств получается 11, а то и больше. Они работают и на Центральной, и в Склифосовского. Отпуск — 33 рабочих дня.

Под аккомпанемент телевизора, тихо бурчащего у окна, рассказывают истории о “Скорой”, угощают горячим чаем. Зимняя ночь, за окном мерцают звезды, а за стенкой — реанимация, борьба жизни и смерти. Настроение мистическое. Слушаю историю фельдшера о наших днях, чудесно напоминающую древнюю легенду об Исиде и Осирисе. Несколько лет назад в столице бандиты расстреляли депутата городской Думы. На нем не осталось живого места, один только кишечник был прострелен в четырех местах. “Скорая” приехала вовремя и в “Склифе” женщина-хирург, что называется, собрала мужика по частям, подарила ему жизнь. Через некоторое время вся “Скорая” узнала, что выздоровевший депутат женился на своей спасительнице-хирурге.

Наш врач Олег Вячеславович Качнов — реаниматолог-анестезиолог. Работает в “Склифе” уже 30 лет, 10 лет фельдшером и 20 — врачом. В отпуске не был пять лет. На своем веку повидал много всякого, рассказывает неохотно. Летал как-то в 91-м году в Карабах — “вытаскивал” одного командира соединения. Вообще замечает сезонную периодичность характера пострадавших. Летом — больше утопленников и неудачливых ныряльщиков, ломающих шеи, зимой — аварии на дорогах, поскользнувшиеся, пораженные сосульками, по праздникам — поножовщина.

Новую форму взамен привычных белых халатов выдали в прошлом году. Синяя с белыми надписями “Скорая помощь 03” и шеврон на рукаве. Есть зимний и летний вариант. В принципе все ее хвалят — удобно, тепло. Хотя есть, конечно, и свои изъяны. Плохо вентилируется — летом в ней жарковато, а в зимних штанах вообще нельзя находиться больше пяти минут — “все закипает”. Еще сетуют, что к форме не выдается обувь — своя обувка больно быстро снашивается. Алексей показывает в доказательство свои раздолбанные башмаки.

Вызов! Одеваемся, выходим. На Хорошевском шоссе избит мальчик, 14 лет.

Машина летит по опустевшим ночным улицам. Скорость — важнейшее качество “Скорой помощи”. Сергей говорит, что у руководства была идея для скорости и оперативности оснастить “Скорую” вертолетами, были даже опытные образцы, они хорошо себя показали при автопроисшествиях на МКАД, но в самом городе совершенно неэффективны — им негде приземляться. Так идея с вертолетами и заглохла. “Пока надежда только на эти машины”, — он гордо хлопает рукой по обшивке салона, и автомобиль, словно поняв, о чем речь, утвердительно кивает, качнувшись на ухабе.

На подъезде запутались во дворах — на домах не видно номеров, спрашиваем дорогу у прохожих. Наконец добрались. Бригада ныряет в подъезд, мелькнув на крыльце синими комбинезонами и куртками.

Взбираемся на четвертый этаж. Доктор проклинает высокие этажи без лифта. Входим в квартиру. На диване — паренек. Зовут Саша. Его избили на улице какие-то пьяные подонки. Избили просто так…

Олег Вячеславович осторожно щупает живот паренька, спрашивает, где болит, как может, успокаивает его и мать, суетливо бегающую рядом. Маленькая сестренка Саши не понимает происходящего и весело снует между “дядями айболитами”, рисует им что-то фломастером на тетрадном листике.

Сотрясение мозга и тупая травма живота — ставит предварительный диагноз врач. Нужна госпитализация.

Садимся в машину. Сашу укладывают на койку в салоне, вокруг него Сергей, Алексей и мама, навзрыд рассказывающая, что с трудом смогла остановить сыну кровь. Алексей включает в салоне освещение — для объемности, чтобы мальчика не стошнило. При свете поражает лицо матери: пожилое, уже в морщинах, усталое лицо, оно словно с какой-то библейской картины. Накатившиеся слезы, боль, любовь к сыну, лежащему перед ней в полузабытьи, слабому и беззащитному, тревога и страх. Ужас перед безумным миром, огнями и комьями тьмы, проносящимися за окном реанимационной машины.

Ночью нет пробок, в считанные минуты достигаем больницы. Дело сделано. “Девятка” возвращается, по пути пьют любимый всей бригадой квас.

В комнатке в ”Склифе” разогревают ужин, без лишней медлительности с ним расправляются, чтобы новый вызов не прервал трапезы.

Всего за сутки бывает от трех до девяти вызовов. На эту смену выпало шесть — средний показатель…

В кабинете у Леона Меликовича случайно заметил икону на полке, заполненной книгами по медицине. Казалось бы, нет более атеистической науки, чем медицина, неужели она уживается с религией?

"Уживается, — говорит заведующий. — И еще как. У нас хватает верующих. И врачей, и фельдшеров. Уж кому кому, а медикам “Скорой помощи” точно необходима поддержка Бога”.

...Уже утром, шагая от метро к дому, я краем глаза увидел прорывающуюся сквозь уличные пробки “скорую”. И вдруг душу пронзило острое ощущение хрупкости нашего мира. Я вспомнил ночь, проведенную с бригадой, выезды. Их каждодневную борьбу за самое дорогое, что есть у человека – за его жизнь...

Сергей Погорельский РУССКИЕ И ЕВРЕИ: ШАНС ДИАЛОГА ( мысли русского интеллигента )

“АНТИСЕМИТИЗМ” ЗАКАЗЫВАЛИ?

ТА “ОХОТА НА АНТИСЕМИТОВ”, которая разыгралась на наших глазах, была бы невозможна, если бы ее режиссеров попыталась урезонить существенная часть еврейства. Следовательно, для этой кампании имелась подготовленная почва. Почва эта готовилась не только в России. По каким-то не вполне ясным причинам за последнее десятилетие на самом Западе наблюдается активная “кампания против антисемитизма”. Проводится она таким образом, что начинаешь подозревать: цель ее — как раз искусственное оживление угасшего было антисемитизма в США и Европе.

Ряд еврейских ученых на Западе, которые считают, что разжигание антисемитизма наносит вред самому государству Израиль, указывают на две стороны этой кампании. Во-первых, она исходит из принципа “лучшая защита — нападение” и имеет целью прикрыть расизм израильтян по отношению к арабам. Раздув кампанию против антисемитизма, удается запугать каждого, кто попытается критиковать любые слова или дела евреев на Ближнем Востоке (в принципе это может оказаться полезным и в других местах). Во-вторых, само понятие “антисемитизм” превращается в чисто идеологическое, из него устраняется всякое национальное содержание.

В 1973 г. министр иностранных дел Израиля Абба Эбан заявил следующее: “Одна из главных задач любого диалога с цивилизованным миром состоит в том, чтобы доказать, что между антисемитизмом и антисионизмом нет абсолютно никакой разницы”. Но сионизм (и, следовательно, антисионизм) — идеология, ему следует меньшинство евреев в мире. Таким образом и антисемитизм в этой новой трактовке полностью выводится из сферы национальных отношений, объектом его становятся не евреи, а сионисты, приверженцы определенной идеологии (говорят о “выхолащивании понятия антисемитизм”).

В начале 80-х годов были сделаны шаги к тому, чтобы расширить слишком узкие идеологические рамки понятия антисемитизма, сделать его пригодным для любых политических целей. В США даже ввели туманное понятие “реальный антисемитизм” (возможно, помощники Брежнева уже тогда подрабатывали на двух хозяев). Есть в США Лига против диффамации (учрежденная еврейской организацией “Бнай Брит”, эта Лига считается в США “главным официальным надзирателем за антисемитизмом”). Ее директор Натан Перламутр в 1982г. выпустил книгу “Реальный антисемитизм в США”, где растолковывает новое понятие, признавая, что старый, обычный антисемитизм сник. Что же понимается под новым? Все, что не нравится правящим кругам Израиля и США. Перламутр поясняет это на доходчивых примерах: так, антисемитами в США являются “пацифисты эпохи войны во Вьетнаме, которые перековали мечи на орала и защищают палестинских террористов”, те, кто “осуждает политику США в Центральной Америке и требует сокращения военных расходов” и т. п.

Лига не только проводила прямые кампании против либеральных деятелей, приклеивая им ярлык антисемитов, но и распространила среди еврейской верхушки университетов США черный список профессоров, которых она посчитала антисемитами. Хотя список был с пометкой “конфиденциально”, он попал в печать, и большое число умеренных еврейских интеллигентов и их ассоциаций выступили с протестом. Но это в США, в России таковых интеллигентов не нашлось бы.

К чему это привело? К такому парадоксальному положению, когда значительная часть евреев в США и Европе (и даже многие известные сионисты) явно подпадают под категорию антисемитов. Это щекотливое затруднение “магнаты еврейства” преодолели, введя понятие “самоненавистничество”. Есть, мол, такие чокнутые евреи, которые ненавидят свое еврейство. Но это, согласитесь, неубедительно.

Второй результат столь же парадоксален — из числа “реальных антисемитов” официально исключены как раз те открыто неофашистские и юдофобские организации, примыкающие к республиканской партии, которые поддерживают политику Израиля в Палестине. Небольшой скандал случился в августе 1988 г., когда в предвыборной кампании Дж. Буш принял поддержку неофашистов, встречался с ними и включил их в свой штаб на высоком уровне. Наивные евреи подняли шум, но лидеры еврейских организаций объяснили им, что “антисемитизм этих неофашистов устаревший и анемичный”. А настоящая “ненависть к еврею” кроется в демократической партии, и особенно среди сторонников кандидата-негра Джексона. Хотя там обычного антисемитизма не видно, но это и есть “реальный антисемитизм”. Читая все эти истории, диву даешься. Безумный, безумный, безумный мир. И в него-то нас и тащут. Кстати, зря некоторые наши патриоты радуются затруднениям Клинтона, которому подсунули Монику Левински. Понятно, когда об этом вопит Жириновский, но нам-то зачем. Да и тому, как “наказали” Англию, заставив забить треть коров под совершенно надуманным предлогом, не следовало подпевать — это та же Моника Левински.

В общем, усилиями “магнатов” пугало антисемитизма сделали в США мощным политическим оружием. Насколько велик страх перед ним — видно во время президентских выборов. Как сообщил “Уолл-стрит джорнел”, Мондейл “из страха обидеть американских евреев” отправил обратно пожертвование, которое прислала на его кампанию одна американка — просто потому, что имела фамилию арабского происхождения. А затем все списки жертвователей были проверены, и возвращены все взносы от лиц с арабскими фамилиями.

Но чтобы эффективно использовать антисемитизм, необходимо, чтобы он все-таки теплился. Его оживление достигается простым способом — от противного. Поднимают нарочитую, раздутую до невероятных размеров кампанию против антисемитизма. И массы людей, которые о нем и не думали, вдруг погружаются в эту проблему. Они не понимают замыслов этой всемирной кампании, а непонимание рождает неосознанный страх: “Что за всем этим кроется?” А страх (фобия) рождает и злость.

Обвинение в антисемитизме смогло стать политической дубинкой именно потому, что смысл его сделали неуловимым — и наложили строжайшее табу на выяснение смысла. Поэтому обвинение в антисемитизме годится на все случаи, а сегодня прямо увязано с демократией и поднято на немыслимый уровень. Один из главных экспертов по русскому антисемитизму Д. Фурман задает формулу: “Разумеется, нельзя отрицать ни громадного вклада евреев в демократическое развитие всего мира и России, ни глубокой взаимосвязи борьбы за демократию с борьбой с антисемитизмом”. Как раньше классовая борьба, теперь борьба с антисемитами будет главным двигателем и содержанием истории человечества.

Этот странный крестовый поход создал очень широкий фронт и вовлекает все новые и новые группы людей. Вот в испанской газете статья: “Значит, и Альфонсо Х — антисемит?” О чем речь? В кафедральном соборе Вашингтона состоялся большой концерт испанских религиозных песнопений XII века. Тогда королем Кастилии был Альфонсо “Мудрый”, это было время удивительной веротерпимости между христианами, мусульманами и иудеями. Концерт состоял из песнопений всех трех религий. В одной из песен говорилось, как еврей убил ребенка и закопал у себя в погребе, и как народ совершил над ним самосуд.

“Лига против диффамации” обвинила организатора концерта (тоже еврея) в том, что он “стимулирует ненависть к евреям и насилие против них”. Каково ему было получить такой упрек! Он начал доказывать, что все-таки это песни XII века, что они не решились накладывать цензуру на такую старую вещь и заменять, как предлагалось, слово “еврей” на “еретик”, что подобные же обвинения есть в других песнях — против христиан и мавров. Куда там. Требуется именно цензура — на всю историю человечества и на религии.

Обвинения в антисемитизме Евангелия, о которых говорилось в прошлой статье, тоже не доморощенный плод наших философов. Недавно в США начали переходить на новый, “политически правильный” перевод Библии, из которой исключено упоминание о том, что Христос был распят иудеями, был, мол, распят, а кем и почему — неважно. Ну что священного остается в тексте после такой пошлой и конъюнктурной политической цензуры? И ведь действия в этой сфере — целая программа.

Другая группа литераторов и богословов в США переписывает Библию так, чтобы она звучала по-английски так же, как на древнееврейском, с той же музыкой и ритмом. В результате все имена в Ветхом и Новом Заветах звучат совершено иначе, чем привыкли христиане, и понять ничего невозможно. Руководитель этой работы говорит, что тем самым выполняется завет еврейского философа Мартина Бубера, который сказал в 1962 г.: “Люди должны читать Библию так, будто никогда в жизни ее не видели”. То есть христиане и вообще все культурные люди должны прервать духовную традицию, насчитывающую почти два тысячелетия, — начать с чистого листа.

Новая версия Пятикнижия Моисея была представлена 18 декабря 1995 г. в кафедральном соборе Нью-Йорка. Читали ее под музыку Гершвина и Генделя виднейшие поэты и артисты. Раввины одобрили: “Если бы Бог на Синае говорил по-английски, то звучало бы именно так”. Видимо, речь идет о действительно великолепной литературной работе, но ведь в “Нью-Йорк таймс” уже раздаются голоса, что именно эта элитарная версия Библии должна стать обязательным текстом в преподавании религии в США.

Каждый разумный и чуткий человек — за диалог культур, за их взаимное обогащение. Но тот напор, с которым сегодня вколачивают еврейское начало во все сферы общественной жизни, ничего хорошего не сулит. Особенно тревожит то, что еврейские деятели культуры, философы и историки, среди которых мы знаем и уважаем много умных и проницательных людей, молчат. Как воды в рот набрали. И молчат они вовсе не в нейтральной обстановке, а под демонстративное бряцание оружием авторитетных еврейских лидеров. Что значит в этих условиях молчание?

В политике кампания приобрела еще более радикальный характер. Года два назад министры внутренних дел и юстиции объединенной Европы установили, что уголовное право будет квалифицировать как преступление факт отрицания “Холокоста” — массового уничтожения евреев нацистами. Это — огромный, принципиальный поворот во всех представлениях о правовом обществе и гражданских правах. Не менее важный, нежели разрыв гражданского права с религией на заре Нового времени.

Ведь теперь впервые с тех пор уголовным преступлением становится не деяние и даже не высказывание против евреев, а всего лишь мнение относительно достоверности некоторого исторического события. Это — нечто совершенно неведомое в светской юриспруденции. Такое бывает лишь в теократическом праве, которое преследует за неверие. Ведь те потенциальные преступники, которые сомневаются в достоверности сведений о Холокосте, свидетелями его не были. Речь идет лишь о том, верят ли они или не верят тем сведениям, которые получают от историков и идеологов через книги, газеты и кино. И те, кто не верит, — теперь уголовный преступник.

Сразу возникает вопрос: зачем? Разве отрицание Холокоста стало значительным социальным явлением, которое требуется подавить силой уголовного права? Вовсе нет. Есть отдельные, совершенно ничтожные группки “классических неофашистов”, существующие, наверное, на субсидии спецслужб — но и они не отрицают Холокоста. В западной прессе я не встречал “отрицания” ни разу, совсем наоборот, редкий номер газеты обходится без напоминания. Однажды в 1989 г. был инцидент на ТВ Парижа — как раз устроили дебаты по этому вопросу, и один журналист “отрицал”. На него набросились коллеги-евреи и стали картинно бить его перед телекамерами. А ведущий заламывал руки, совсем как Любимов при драке Немцова с Жириновским. Но та сцена явно была подстроена ради сенсации. Зачем же вводить в законы норму, направленную против несуществующей социальной угрозы? Так не делают, если не хотят искусственно создать очаг напряженности и конфликтов вокруг проблемы — превратить ее из воображаемой в реальную.

Может, нам просто непонятна небывалая чувствительность евреев ко всему, что связано с Холокостом? Но вот телезрители, наблюдавшие сцену избиения “отрицавшего” Холокост журналиста, раскрывают газету и читают смачно изложенные перипетии большого скандала в Израиле — такого большого, что обсуждался в кнессете. Некий предприниматель Моше Яхолом объявил о продаже на аукционе в Тель-Авиве запасов мыла, изготовленного в немецких концлагерях из жира евреев. Начальную цену поставил по 200 долларов за кусок.

Поднялся шум — нет ли тут обмана. Эксперты засомневались: из того ли жира сделано мыло? Люди отдадут такие деньги — а если не из еврейского? Кончилось тем, что хозяин аукциона отменил распродажу. Но ведь никто не привлек жадного Моше Яхолома к уголовной ответственности. Почему же здесь деяние, которое можно считать профанацией памяти о Холокосте, вызывающее омерзение даже у посторонних людей, осуждается несравненно мягче, чем всего-навсего неверное мнение какого-нибудь малообразованного юнца в Финляндии, который сомневается в истории об уничтожении евреев нацистами?

И ведь эта кампания против антисемитизма идет не на уровне культуры, она воплощается в реальную политическую практику. Мне, например, несимпатичен Лех Валенса, но у меня остался неприятный осадок, когда его демонстративно вычеркнули из списка приглашенных в Берлин по случаю 50-летия со дня окончания Второй мировой войны — за два дня до торжеств! Ведь Польша была первой жертвой войны и нацией-героем сопротивления. И президенту Польши Германия отказала в приглашении за “антисемитизм” произнесенной накануне в Варшаве речи. В чем же выразился антисемитизм? В том, что Валенса упомянул о страданиях евреев в общем списке, наряду с поляками. Эти отрывки его речи потом перепечатывались в западных газетах, и комментаторы спорили, можно ли это считать антисемитизмом. Эксперты сомневались, а политики действовали.

Но ведь полякам тоже нацистами был объявлен геноцид. Само понятие геноцид было предложено в 1944 г. именно применительно к уничтожению поляков, а не евреев. Вот слова Гитлера в августе 1939 г.: “Я отдал приказ моим Отрядам Смерти умертвить без жалости всех женщин, мужчин и детей польской расы. Только так мы можем приобрести жизненное пространство, в котором нуждаемся”. И из поляков погиб каждый четвертый (как среди белорусов) — больше, чем погибло евреев. Почему же помянуть поляков наравне с евреями в речи президента Польши — немыслимое преступление? Ведь послать отказ уже приглашенному президенту суверенной страны — беспрецедентное в дипломатии событие.

После горбачевской перестройки в культурологию на Западе вошло понятие “общество спектакля”. Еще говорят “эпоха Тимишоары” — самый необычный спектакль, актерами которого был сделан целый народ, разыграли в Румынии в виде самосвержения режима Чаушеску. Нынешняя всемирная кампания по оживлению антисемитизма — часть большого спектакля. По многим репликам, жестам, мимике видно, что ставят этот спектакль люди недобрые, отягощенные темными комплексами и страстями. Ничего хорошего он человечеству не принесет. Как бы не пришлось потом сказать всем нам, как В. В. Розанов:

“С лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою Историею железный занавес.

— Представление окончилось.

Публика встала.

— Пора одевать шубы и возвращаться домой.

Оглянулись. Но ни шуб, ни домов не оказалось”.

Николай Михайлов РАЗВОД ПО СИОНИСТСКИ

В Тель-Авиве разразился необычный скандал: поссорились и даже передрались два лидера так называемых “русских евреев”, то есть тех, кто эмигрировал на землю обетованную из бывшего СССР, а потом из стран СНГ, включая Россию. Скандал получился очень громкий, и, во-первых, затронул такую влиятельную в Израиле политическую фигуру, как Натан Щаранский, во-вторых, явно носит идеологический характер, а в-третьих, обещает перерасти в серьезную политическую борьбу с непредсказуемыми последствиями.

Началось все со Щаранского. Этот деятель хорошо известен в нашей стране. В свое время был осужден за шпионаж, а впоследствии обменен и после американо-европейского турне обосновался в Израиле, где его услуги по антисоветской предательской деятельности были щедро оплачены. Сменив российское имя Анатолий на еврейское Натан, Щаранский ринулся в политику, стремясь конвертировать свой “мученический” ореол в солидное положение, сопряженное с хорошими деньгами. Поэтому, в отличие от многих эмигрантов, которые в Израиле подметают улицы и подносят кирпичи на стройках, Щаранский сразу стал преуспевать. А это плюс активная раскрутка в СМИ сделало его лидером “советской алии”.

Но, видимо, честолюбие этого господина не имеет границ, и он решил двинуться дальше по карьерной лестнице. А потому создал и возглавил так называемый “Сионистский форум советского еврейства”, который развернул активную пропагандистскую и подрывную деятельность в СССР, благо, к тому времени — конец 80-х годов — по хорошо известным причинам границы Советского Союза оказались практически открытыми для различного рода вояжеров с идеологическим багажом.

Однако и этого Щаранскому показалось мало. Вскоре он, признанный “специалист по России”, начинает патронировать действующее на территории нашей страны бюро организации “Натив”, которая формально занимается проблемами репатриации евреев в Израиль, а на деле ведет широкую разведывательную деятельность, что не является секретом ни для российских спецслужб, ни для общественности Израиля. Не случайно “Натив” стал настолько одиозным, что наиболее осторожные израильские политики даже начали подвергать его критике.

Активнейшая антироссийская деятельность Щаранского была оценена по достоинству — он стал министром, и в этом качестве даже приехал в нашу страну. Но не удержался в рамках официального визита — и в качестве “высокого зарубежного гостя” посетил ту тюрьму, где отбывал срок за измену Родине. Эта “экскурсия” с головой выдала антироссйиские настроения израильского министра, которого наши “демократические” телеканалы наперебой зазывали в гости, выставляя бывшего шпиона героем, борцом с советским режимом.

К этому времени Щаранский уже создал собственную партию “Израэль ба алия”, выбрав для нее в качестве идеологии “защиту интересов евреев, приехавших в Израиль из СССР”. Эта партия и привела его в кнессет, а затем в правительство. Но небезынтересно, кто финансировал партию Щаранского. Ведь в ряду первых пожертвователей стоял известный уголовный авторитет, приехавший из России, Григорий Лернер (Цви бен Ари), который сколотил огромное состояние на перепродаже российского стратегического сырья. Взносы в партийную кассу Щаранского делали и другие представители организованной преступности, сменившие советские или российские паспорта на израильские.

Все, казалось бы, шло прекрасно. Да вот беда — у Щаранского объявился мощный соперник, который также претендует на то, чтобы стать выразителем чаяний “русской алии”.

Это Авигдор Либерман — тоже выходец из СССР. В двадцатилетнем возрасте он уехал из Кишинева, работал в киббуце, служил в армии (кстати, Щаранский армейскую службу в Израиле не проходил, видимо, ему зачли стаж подрывной работы в СССР), а политическую карьеру начал с нуля, вступив в университетский кружок партии “Ликуд”.

Но к началу 90-х годов Либерман — уже один из ближайших помощников нынешнего премьер-министра Израиля Нетаньяху. А новый виток в его судьбе был связан с тем, что на него обратили внимание те выходцы из СССР, которые упорно не желают признавать авторитет Щаранского, называя его иудой. Это более всего и разозлило Щаранского, который почуял в Либермане очень серьезную угрозу лично для себя.

Война между двумя вождями “русских евреев” сразу приняла ожесточенный характер. Либерман, отражая настроения своей “паствы”, призвал свернуть разведывательную деятельность в России бюро “Натив” и заявил, что Израиль является полицейским государством. Но основной темой его публичных выступлений стали отношения с Россией. Видимо, Либерман первым из израильских политиков стал понимать то, чего никак не могут уразуметь зарвавшиеся заправилы сионистской олигархии: терпению русского народа приходит конец, и поднимающаяся волна русского национально-государственного возрождения рано или поздно покончит с разного рода “гешефтами”, наносящими России колоссальный ущерб.

Призывы более честно строить отношения с Россией не прошли для Либермана бесследно. Ими немедленно воспользовался Щаранский, и его конкурент за “свободомыслие” и отступничество был выброшен с госслужбы на улицу. Любопытно, что поводом для этого послужила якобы имевшая место встреча Либермана с Лернером. Хотя сам Щаранский встречался с Лернером десятки раз. Но на войне, как на войне — дозволены любые подлые приемы.

Воспользовавшись ситуацией, Щаранский решил добить конкурента, и началась настоящая травля Либермана, в которую включились не только сионистские круги, но и “деятели” оргпреступности. Соответствующие указания получила и “свободная пресса” России. Пошел в ход и компромат о том, что Либерман сотрудничал с КГБ. Ну никак не могут радикальные сионистские круги простить Либерману ни его социалистические взгляды (он не случайно долгое время работал в киббуце), ни даже малейшей попытки порядочного отношения к стране, в которой он родился и вырос, — к России.

А наряду с травлей Либермана резко усилилась в России пропаганда особых заслуг Щаранского. Только за последние два месяца в различных “демократических” изданиях появилось более двадцати публикаций, непомерно восхваляющих Щаранского. А уж теле- и радиосюжетов об экс-шпионе не счесть.

Между тем, скандал в “русской алие” продолжает разрастаться. Несмотря на травлю Либермана, число его сторонников резко возросло. И совсем недавно, в январе 1999 г., Либерман зарегистрировал собственную партию “Израэль бейтену”, в которую перешло ни много ни мало сорок процентов бывших членов партии Щаранского. Драка между политиками привела к официальному расколу и партии, и электората. Политическая карьера Щаранского, на которого поставили сионистские круги России, оказалась под угрозой. И “свободная пресса” во главе с НТВ, принадлежащая этим кругам, рьяно бросилась на защиту своего израильского патрона.

Пока неизвестно, чем закончится этот скандал в сионистском лагере. Но уже ясно, что на этот раз скандал в “русской алие” не носит локального характера. Он оборачивается глубоким расколом, угрожающим единству всей сионистской олигархии Израиля. А в основе этого раскола лежит осознание того, что бешеная, психическая либеральная атака на Россию с целью ее закабаления начинает захлебываться. И то, что кое-кто в Израиле начинает понимать это, патриотические силы не могут не учитывать. Очередной “дранг” на Восток не прошел, хотя врагу на этот раз удалось захватить даже сердце страны — Москву и Кремль. Но покорить всю необъятную страну — не получилось. Несмотря на огромные трудности, — таково тяжелейшее наследие радикал-либеральных реформ, внимательный взгляд уже сегодня может увидеть признаки близкого национально-государственного возрождения России.

Именно это и заставляет особенно злобствовать тех, кто поддерживает предателя России Щаранского. Именно они организуют атаку на его конкурента с целью не допустить смены власти в “русской алие” Израиля. Скандал в сионистском семействе разрастается. И это один из верных признаков того, что ход событий в России изменился и перестал устраивать тех, кто готовил ее под западное ярмо.

Николай МИХАЙЛОВ

Купите огнеупорный кирпич, каолиновая вата 4 на www.teplopromproekt.ru

Гейдар Джемаль Бойня в Хевроне

ЗАЯВЛЕНИЕ К 5-ЛЕТИЮ ЗЛОДЕЯНИЯ В МУСУЛЬМАНСКОЙ СВЯТЫНЕ

В эти дни исполняется 5 лет одному из самых чудовищных и страшных по своему цинизму злодеяний последнего десятилетия ХХ века — массовому убийству, совершенному сионистским фанатиком в мечети города Хеврон (Эль-Халиль), одной из важнейших мусульманских святынь, связанной с деяниями пророка Ибрахима (Авраама) — мир ему!.

Трагедия произошла 25 февраля 1994 года, когда житель военного поселения Кирийят-Арба Барух Гольдштейн, вооруженный автоматам "УЗИ", ворвался в мечеть и несколькими автоматными очередями убил свыше 50 и ранил свыше 200 человек, собравшихся на молитву в честь окончания поста Рамадан. Фанатик мотивировал свои действия желанием отомстить за нападения на военных поселенцев со стороны арабов, которых он считал "недочеловеками", "животными", заявляя, что мусульман "надо отстреливать как бешеных собак". Бойня в Хевроне (Эль-Халиле) — самое кровавое преступление на расовой почве за всю послевоенную эпоху, и сейчас, 5 лет спустя, память и скорбь о павших мучениках-шахидах требует от нас напомнить миру о совершенном злодеянии.

Это преступление сионистов — одна из бесчисленных террористических акций против человечества, которое должно было бы давно открыть миру глаза на сущность этого явления. Пресловутое "общественное мнение" давно и прочно живет в виртуальной реальности, созданной для него в масс-медийном пространстве. Устойчивым мифом является отождествление сионизма с иудейской религией и еврейским народом.

В действительности, истоки сионизма — в тех извращениях и искажениях, которые уже две с половиной тысячи лет назад были привнесены в религию пророка Мусы (Моисея) врагами единобожия — вавилонской идолократией.

Именно об этой деформации иудаизма говорит Св. Коран, именно отсюда исходит сегодняшний мировой кризис, который в действительности имеет религиозную подоплеку. Сегодняшние сионисты даже не скрывают своего индифферентного или откровенно циничного отношения к религии как таковой — она для них является только предлогом; поэтому морально сионистский террор в Палестине является преемником и наследником политического террора, изобретателями которого явились атеистические демократы XIX века — прапрадеды нынешних израильских бандитов.

Террор XIX века, используя в качестве демагогического прикрытия термины "народ", "тирания", и т.п., на самом деле был орудием в руках тех, кто стремился возглавить мировой порядок. Эта задача была в целом достигнута. Поэтому сегодняшний сионистский террор, используя, как дымовую завесу, "Холокост", "библейскую географию" и.т. п, в свою очередь является орудием мирового порядка в подавлении подлинно опасной для него силы, которая ему наиболее масштабно и последовательно противостоит, — Ислама.

Ислам никогда не примирится с идолократическим мировым порядком — зверем из бездны, который сегодня — две тысячи лет спустя, опирается уже не на римские легионы, а на сионистско-американский преступный сговор.

Для истинных единобожников нет и не может быть компромисса в вопросе признания "государства Израиль". С религиозной точки зрения это было бы равносильно признанию лжемессии — антихриста. (Таково, кстати, и религиозное мироощущение тех немногих иудеев, которые сохранили в своих сердцах духовную связь с верой Авраама. Не только главный раввин Ирана Иосиф Коган проклял израильское "государство" и сионизм, но и в самом Израиле живут общины верующих, которые не признают ни этого "государства", ни его "законов". )

Мусульмане мира никогда не снимали и не снимут вопроса о судьбе своей третьей религиозной святыни — Иерусалима. Этот священный город, учрежденный великим пророком Ибрахимом (Авраамом — мир ему), с момента своего возникновения был столицей духовного сопротивления мировой несправедливости, тирании и лжи, которые в разное время проявлялись как Египет Фараона, Вавилон Молоха, Рим Кесаря. Именно поэтому мировая тирания всегда стремилась оккупировать Иерусалим. Сегодня Иерусалим — оккупированный город. Исламская Умма будет добиваться его освобождения, перехода Иерусалима под международный религиозный контроль. Ни один мусульманин не вправе отступать от этой священной задачи, чего бы это ему ни стоило.

Особой темой является отмена Генеральной ассамблеей ООН в 1991 году своей резолюции, приравнивавшей сионизм, наряду с апартеидом, к расизму. Это — яркое свидетельство предательства политическими элитами третьего мира своих народов. Но есть и другая сторона этого исторического акта слабости, ставшая очевидной только сегодня: перерождение ООН, окончательное превращение ее в международный бюрократический аппарат при мировом правительстве.

В свете этого нам представляется актуальным поставить вопрос о том, насколько членство в этой организации совместимо с национальными интересами стран, не до конца раздавленных молохом глобализма.

Исламский комитет, выражая политическое самосознание миллиардной мусульманской общины мира, убежден: историческая миссия России как лидера угнетенных и обездоленных в их противостоянии Системе не завершилась с падением советского строя. Напротив, кризис, который сегодня переживает наша страна, дает возможность осмыслить политический опыт, приобретенный с Октября 1917 года, преодолеть иллюзии и ошибки и вернуться к осуществлению великих религиозно-исторических задач, стоящих перед Евразией. Борьба только начинается, кровь, пролитая мучениками в Хевроне 5 лет назад, поднимется поколениями новых героев грядущего столетия.

Аллах Акбар!

Гейдар ДЖЕМАЛЬ,

Председатель Исламского комитета

Воздуховоды черной стали 5 - компания "Русская вентиляция"

РОДИНА ЗНАЕТ!

25 февраля нашему верному другу, испытанному соратнику по борьбе, русскому патриоту Владимиру Ильичу Полянскому исполняется 60 лет. Долгое время он, житель Риги, пропагандирует и распространяет в Латвии нашу газету, донося свободное русское слово до соотечественников, оставшихся ныне без Родины по вине преступной ельцинской политики. Полянскому не раз угрожали местные русофобы, изымали газету, сулили расправу, недавно подожгли квартиру. Но наш бесстрашный товарищ продолжает свое доброе дело и верит в его правоту и победу.

С юбилеем тебя, дорогой друг! Держись, мы всегда с тобой!

Редакция “Завтра”,

читатели и авторы газеты

ЗА “РУССКУЮ ПРАВДУ”!

25 февраля в 17.00 в 4-м зале Хамовнического межмуниципального суда состоится слушание дела о защите чести и достоинства по иску редакции газеты “Русская Правда” к редакции “Еврейской газеты”. Причиной обращения в суд послужило оскорбление “Еврейской газетой” в мерзкой форме русского патриотического издания.

Приглашаем всех патриотов поддержать русскую газету. Адрес Хамовнического суда: Москва, 7-й Ростовский пер., 21. Проезд от ст. м. “Киевская” или “Смоленская”.

Святейший Патриарх Алексий II К ВОИНСТВУ ХРИСТОВУ

Недавно в конференц-зале гостиничного комплекса “Даниловский” проходило ежегодное Епархиальное собрание города Москвы. Непосредственно правящим архиереем первопрестольного града является Патриарх Московский и всея Руси. В собрании участвовали викарные архиереи, представители приходского духовенства и приходских советов, ставропигиальных монастырей, центральных административных учреждений Русской Православной Церкви, гости...

Поздравляя Святейшего Патриарха с юбилеем, мы публикуем в сокращении изложение выступления Святейшего Патриарха Алексия II при открытии Собрания.

ПРЕОСВЯЩЕННЫЕ архипастыри, всечестные отцы, возлюбленные во Христе братья и сестры! “Да даст вам (Господь), по богатству славы Своей, крепко утвердиться духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею”. (Еф.3,16,17,19).

По благости Божией мы с Вами прожили еще один год. И сегодняшнее собрание должно подвести итоги прошедшего года. Оно должно стать как бы зеркалом, отображающим все, что было в течение уходящего года, зеркалом правдивым, не искажающим, ничего не преувеличивающим и ничего не преуменьшающим.

В нелегких условиях нашего времени совершается богоугодное дело возрождения святынь нашего Отечества, подвергшихся в прошедшие десятилетия поруганию, опустошению и разрушению. Церковная жизнь стольного града не изобиловала в истекшем году теми резкими всплесками, которые наблюдались в бурном море политической и экономической жизни страны. Сохранялось внутреннее церковное единство, воссоздавались порушенные храмы и монастыри, строились новые, хотя уже и не теми ускоренными темпами, как прежде, из-за тяжелого экономического положения в стране, которое тяжким бременем легло и на Церковь. Маловерных это приводит в отчаяние, но Мы, памятуя о величии милостей Божиих, являемых нашей Церкви, всегда и особенно зримо в это последнее десятилетие, через чудесное возвращение Ей отнятых святынь, верим, что Господь и впредь не оставит верных Ему чад без Своей благодатной помощи и защиты. Эта вера побуждает Нас к более частому служению и предстоянию у Престола Божия.

Наши верующие живут в сложном, противоречивом и во многом греховном мире, где чаще господствуют несправедливость, жестокость, обман, порок. Окруженные злом и пороком, они, тем не менее, должны оставаться по своим религиозным убеждениям, по нравственным качествам и образу жизни выше мира, памятуя, что подлинное наше отечество на Небе, и цель наша — не временная земная жизнь, а Христос и Его вечное Царство истины и добра. В этой жизни мы воины Христовы, которые обязаны мужественно противостоять лжи и пороку, призваны никак не соучаствовать в беззакониях и “не прикасаться делом неплодным тьмы”. С другой стороны, если наша жизнь должна быть подражанием Пастыреначальнику Христу, то мы обязаны в этом мире, в этой жизни позаботиться об одежде и пище для нищих, о крове для бездомных, быть заступниками вдов, защитниками сирот и всех несправедливо обижаемых, наставниками духовно потерявшихся, утешителями для одиноких и отчаявшихся, милостивыми пастырями к кающимся грешникам, должны для всех, кто ищет и желает, с братской любовью открывать нетленную сокровищницу спасительной Христовой веры и животворящей Истины.

... Со времен Апостолов в Церкви Христовой епископы как апостольские преемники подают народу Божию благодатные дары Св.Таинств. “Без епископа нет Церкви”, — говорит священномученик Игнатий Богоносец, — и “где епископ, там должен быть и народ, так же, как где Христос, там и соборная Церковь” (ср. Смирнянам, гл.8). В последнее время прошлое нашей Церкви нередко выставляется в искаженном свете, и ее епископ в связи с этим становится объектом злонамеренной клеветы. Это порождает у младенцев в вере превратное представление о епископах. И делается это сознательно — “поражу пастыря и рассеются овцы” (Мф.26, 31). Хотелось бы напомнить, что наши предшественники, предстоятели Церкви мучеников и исповедников, сталкивались с этими тенденциями с момента возрождения Патриаршества в 1918 г. Святой исповедник Патриарх Всероссийский Тихон и священомученик митрополит Крутицкий Петр подвергались критике за мнимые уступки существующему строю — со стороны людей, которые, находясь в безопасности за рубежом, считали возможным судить гонимых собратьев и ставить свои амбиции выше интересов Русской Церкви. Они же пытались дискредитировать Патриарха Сергия, чей диалог с власть предержащими позволил избежать смерти многим тысячам христиан, а, может быть — и уничтожения самой Русской Православной Церкви. Святейший Патриарх Алексий I, который, по воспоминаниям современников, литургисал так, что многие, видя только это, оставались верными Матери Церкви, также был обвиняем в отступлении от Православия за возродившиеся, по его благословению, экуменические контакты, которые в то время порой были единственным способом противостоять гонениям на Церковь. Это поношение не прекращается и поныне, хотя зарубежные критики, упрекавшие нашу Церковь в зависимости от тоталитарного государства, потеряли сейчас свой главный аргумент. Прискорбно видеть, что и среди живущих в России находятся люди, стремящиеся подражать этому “радению о Православии”. Даже некоторые клирики нашей Церкви, сохраняя на словах преданность своему Священноначалию, ведут себя как раскольники, претендуя на роль неких “старцев”. Критикуя Священноначалие, они, в отличие от духоносных отцов прошлого и настоящего, данной критикой пытаются привлекать к себе внимание и таким образом создавать себе авторитет. Для подтверждения своей правоты они неправомочно используют ссылки на творения Святых Отцов, профанируя их великое делание и извращая сами понятия старчества. Подлинный старец благодаря прежде всего высокой духовности бережно относится к каждому конкретному человеку. В силу своей опытности и благодатного дара он раскрывает образ Божий в человеке теми средствами, которые созвучны его духовному устроению и возрасту. Отдельные же современные “старцы” (а вернее, их будет называть “младостарцы”), не обладая духовным рассуждением, налагают на воцерковляющихся неудобоносимые бремена (Лк.11, 46), применяют в своей пастырской деятельности штампы, губительные для духовной жизни, необоснованно применяют к мирянам, по большей части духовно еще не окрепшим, формы духовного руководства, уместные только в монашестве. Нездоровая зависимость новообращенных от личности младостарца порождает искаженные формы приходской жизни. Люди идут в церковь, чтобы встретиться со “своим батюшкой”, а не со Христом, чтобы поговорить со знакомыми, а не для молитвенного общения с полнотой Церкви. Характерная для воцерковляющихся ущербность церковного сознания, в котором не находится места понятию о соборности и вселенскости Церкви, поддерживается их пастырями, внушающими своим чадам, что спасение возможно лишь в пределах их общины и для утверждения их в этом осуждающими других свяшеннослужителей, тем самым отталкивая этих чад от них. Это ведет к самоизоляции подобных общин от других приходов, от епископа и в конечном счете — от Церкви.

...Несколько слов о деятельности Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. В уходящем году его взаимодействие с силовыми ведомствами строилось на основании подписанных соглашений между Русской Православной Церковью с военными министерствами и ведомствами. Нестабильность политической обстановки, а именно — частая смена руководителей вышеозначенных ведомств, а вместе с ними и всей “команды”, заставляют сотрудников Отдела работать в сложных условиях: казалось бы, уже пройденный путь “узнавания” друг друга приходится проходить вновь и вновь. Тем не менее Отдел делал все от него зависящее, чтобы укрепить духовно-нравственный и моральный облик человека в погонах. Добрым помощником Отдела в этом благом деле являлся Свято-Тихоновский институт, в котором офицеры могли получать дополнительное духовное образование и повышать религиозный и культурный уровень. Все чаще становятся востребованными православные священники для участия в разного рода военных церемониях: при принятии присяги, в выпусках слушателей военно-учебных заведений, освящении боевой техники и оружия, напутствии новобранцев на призывных пунктах. Стали традиционными регулярные визиты епископа Красногорского Саввы в Боснию к российским воинам-миротворцам, где уже на протяжении 2 лет постоянно трудится православный священник, поддерживая моральный дух наших солдат и офицеров, находящихся вдалеке от Родины.

Как уже говорилось в предыдущие годы, юноши православного вероисповедания в настоящее время имеют возможность отдавать свой воинский долг Отечеству, не будучи удаленными от церковной жизни, неся воинскую службу в частях, имеющих храм. Однако в последнее время участились случаи, когда рекомендованные в такого рода воинские части юноши не оправдывали доверия священнослужителей и несли воинскую службу с грубыми нарушениями дисциплины и воинских уставов, нередко самовольно оставляя место службы. Чтобы не допустить повторения подобных случаев, бросающих тень на Церковь, Отдел этой осенью создал свою комиссию, на которую приглашали для беседы таких молодых людей.

Хотелось бы уточнить одно понятие: в Вооруженных Силах РФ нет “православных полков”. Такое словосочетание вызывает бурю недовольства со стороны представителей других конфессий, требующих создания “мусульманских” и прочих военных формирований. Протесты о “православных полках” звучат на государственном уровне, в Госдуме! Необходимо понять: через Отдел по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями призывается православная молодежь в обыкновенные воинские части для несения военной службы, а не для круглосуточной молитвы и восстановления храмов, как думают многие призывники. Отрадно отметить взаимодействие Отдела и воспитательных армейских структур в профилактике действий по недопущению нарушений воинской дисциплины, дезертирства, неуставных взаимоотношений, самоубийств.

В 1998 г. по инициативе Министерства по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне на Митинском кладбище была воздвигнута часовня в память героев-чернобыльцев и всех тех ,кто отдал свои жизни “за други своя” в различных катастрофах. Прорабатывается вопрос об увековечивании памяти постройкой часовни тех, кто погиб в афганской войне.

... Благодарим и всех тружеников на ниве Христовой, которые порой в тяжелейших условиях трудятся на приходах и в монастырях, возвращая из небытия порушенные и оскверненные Святыни нашего Отечества, воссоздавая в былых традициях Православия приходскую и монашескую жизнь. Наш священный долг — беречь бесценные традиции нашего Русского Православия. Где еще, как не в нем, можно найти такую веру, такую преданность и доверие Церкви и ее пастырям, такое духовное единение. Разрушать всегда легко.

Взирая на жизнь Запада, некоторые пытаются перенести многие аспекты этой жизни, в том числе и религиозной, в нашу страну, имеющую свои многовековые традиции и свой, засвидетельствованный жизнью многих святых, опыт. Обязанность каждого священнослужителя не только всемерно сохранять их, как хранили их наши отцы и праотцы, но в той же неповрежденности передавать и грядущим поколениям.

... Подводя итоги епархиальной жизни нашего стольного града за истекший год, мы не можем не видеть величия милостей Божиих, излиянных на нас и на всю Церковь русскую за прошедший год. В то же время мы не можем не осознавать, что наша епархиальная жизнь еще далека от совершенства, и те недостатки, которые мы перечислили, свидетельство тому. Главным же из них является все большая утрата любви Христовой, способной соединить всех воедино.

Все ближе мы приближаемся к празднованию великого 2000-летнего юбилея христианства, пришествия в мир Господа и Спасителя нашего. Памятуя о великой милости Бога и Создателя нашего, который “так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную” (Ио.3, 16), мы, живя в обществе, окруженном злом и пороком, а через то постоянно разделяющемся, не можем не осознавать, что только эта всеобъемлющая милость и любовь Божия способны противостоять тому злу, которое так приумножается в наше время и способствует все большим разделениям и противостоянию. И не только осознавать. Каждый из нас должен примером собственной жизни свидетельствовать о своей вере, как свидетельствовали о ней христиане в первые века, и свидетельствуя об этом, вовлечь весь православный церковный народ в процесс подготовки этого славного юбилея, способного дать огромные возможности для возрождения христианской веры и жизни, для христианской миссии в этом мире. Посему “Умоляю вас поступать достойно звания, в котором вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовию”. (Еф. 4, 1-3).

Юрий Юрьев РУССКИЙ МУЧЕНИК

ХРИСТИАНСКИЙ ПУТЬ ВОИНА.

ЕВГЕНИЙ РОДИОНОВ И ЕГО МАТЬ

НЕДАВНО в одной из передач “Русского Дома” был представлен материал о подвиге в чеченском плену русского солдата Евгения Родионова. Девятнадцатилетний юноша, устояв перед пытками, отказался сменить Православную Веру и снять с себя крест, за что бандиты обезглавили его.

Движимый желанием узнать все об этом человеке, я достал в редакции запись сюжета, узнал телефон матери воина и, попросив ее о встрече, выехал.

Квартира, в которой встретила меня мать солдата, порадовала чистотой, порядком и качественной отделкой. Подумал: “Слав Богу, власти, видимо, позаботились — обустроили семье героя достойное жилье”. Я горько заблуждался, но об этом после... Подробно расспросив о цели моего приезда, Любовь Васильевна согласилась рассказать о Евгении. То, что поведала мать солдата, не может уместиться ни в какую телепередачу и должно быть доведено до каждого русского. Это — рассказ о юном исповеднике христианской веры конца уходящего столетия, солдате Евгении Родионове, а еще это — рассказ о мире, в котором мы живем, о войне, о Родине и о нас самих.

Крещен Евгений был в детстве. Это была скорее дань традиции. Родители его, как и большинство из нас в советские семидесятые, редко вспоминали о Боге. Одной из отличавших его черт было упорство. В двенадцать лет (в 1989 году) он надел на себя крестик и более не снимал его. Любовь Васильевна как-то стала увещевать его: “Ты хотя бы иногда, на людях, снимай крест, не показывай, что носишь его”. Сын ответил: “Никогда, мама, так больше не говори”. Рос он физически крепким. Занимался боксом, даже добился второго места в турнире, но внезапно ушел оттуда, сказав только: “Не могу бить людей по лицу”.

Внутреннее духовное состояние сына осталось для матери загадочным: “Я сейчас сама у него Вере учусь, а тогда все внимание работе уделяла, чтобы одеть, прокормить, чтобы он обделенным себя не чувствовал. Он ведь без отца рос, с мужем мы разошлись. Но Евгений любил нас обоих. Из-за этой любви никого больше себе не искала. Жила для сына”.

Мальчик он был не замкнутый, друзья были, но что-то в себе носил, что-то обдумывал. Ездил на службы в Подольский храм, но у кого там окормлялся — неизвестно. Всегда носил на себе христианский пояс: “Живый в помощи Вышняго в крове Бога Небеснаго водворится...” В нем и в армию поехал. Когда пришла повестка — в военкомат сразу пошел, не увиливал. “У них в компании все ребята такие. Если нужно выполнить долг — выполним”, — сообщила Любовь Васильевна. Как парня крепкого, не имевшего отклонений и приводов в милицию Евгения определили в пограничные войска. Из “учебки” он писал матери нежные, полные любви, стихи. Читая их, она чувствовала, что уже тогда сын прощался с ней. Хождение по кругам ада на земле для Любови Васильевны началось с получения телеграммы о том, что сын самовольно оставил военную часть.

Некоторое время прошло в переписке с войсковой частью. Она убеждала, что сын не мог дезертировать. Ей не верили — по подвалу дома стали рыскать милиционеры. Почувствовав беду, мать решила ехать к последнему месту службы сына — на чечено-ингушскую границу. Командир части, где служил Евгений, полковник В. Н. Буланичев, не поинтересовавшись, как она добралась, где разместилась, не голодна ли, не предложив ей даже присесть, недовольно буркнул, что, мол, немного не разобрались: ее сын не дезертир, в плену он. По прибытии из учебки его с тремя солдатами отправили на блокпост (полгода в армии, три недели в Чечне, без офицера или прапорщика, без задачи, обусловленной боевыми действиями!). К блокпосту вплотную подъехала машина “скорой помощи”, из нее выскочили боевики и, подхватив солдатиков, затолкали в машину и увезли в Чечню. Непосредственный начальник ее сына — старший лейтенант Кузнецов, вышел к ней в домашних тапочках, и растерянно хлопая глазами, начал объяснять, что он вообще не знал, что тут война, думал просто надо границу охранять в Ингушетии. Любовь Васильевна поняла, что командир части и старший лейтенант равнодушны к судьбе ее сына. Они порекомендовали ей ехать домой и не мешаться. Она решила идти к Сергею Ковалеву, активно развернувшемуся с “Комитетом матерей” в станице Орджоникидзевская. “Комитет” почему-то оказался из одних чеченок, получавших от Ковалева гуманитарную помощь. В их окружении, явно рисуясь, Ковалев заорал на мать: “Зачем ты пришла ко мне? Вырастила убийцу”. В начале этих хождений ей повстречалась Любовь Герасимовна Мелихова, мать другого военнопленного. Она дала Любови Васильевне важный, почти пророческий совет: “Твой сын, кроме тебя, никому не нужен. Ты обойдешь всю Чечню, всех их бандитских командиров. Никогда перед ними не рви на себе волосы, не валяйся в пыли. Не делай, как они. Веди себя достойно”. Так и старалась она поступать в дальнейшем, насколько хватало сил. Так все и вышло.

Поиски сына привели ее в станицу Асиновскую. С теплотой вспоминает местного настоятеля — отца Василия. Он с общиной принял ее, накормил, предложил пожить при Храме, осмотреться — новичку в Чечне опасно. В этом Храме она приняла первое Причастие Святых Тайн. Асиновская ранее была казачьей станицей, теперь же осталось несколько дворов. Приедут ночью казаки на БТР: “Отец, надо панихиду бы отслужить по погибшим”. Не медля ни минуты, облачается отец Василий, лезет в машину и едет отпевать павших...

На мой вопрос: “Как же она искала сына?” — поясняет, что для чеченцев все решают деньги. Подходишь к любому, кто по возрасту может быть боевиком (как правило, так и оказывалось), и, показав фотографию, предлагаешь деньги... Он становится посредником и берется за поиски. Он же обеспечивает твою безопасность, чтобы ему не лишиться обещанных денег. Без них никого ты не интересуешь. Любовь Васильевна сокрушается, что с самого начала всего этого не знала, может быть, и сына бы удалось спасти...

КАК ЕЙ И ПРЕДСКАЗЫВАЛИ, мать Евгения обошла всю Чечню. Была у Масхадова, у Гелаева, у Хоттаба. Именно у Хоттаба удалось сделать фотографию на “полароиде”, где в кадре оказалась вместе с ним; обычно они с женщинами не фотографируются. В дальнейшем эта фотография была своеобразным пропуском при переходе на территорию другого отряда. Молилась Богу своими словами и жива оставалась чудом; она поименно знает матерей, которым чеченцы отрезали головы. Помнит, как ходили к Басаеву с отцом одного контрактника. Этот “Робин Гуд” на людях и перед камерами держался этаким добрым героем, а как вышли из аула — их под горой окружил отряд его брата Ширвани. Этот Ширвани, свалив ее, избил ногами и прикладом так, что когда доползла до своих, — три дня лежала в палатке на животе, ходить не могла. Отца того контрактника увидела потом в Ростове — среди неопознанных трупов. Она молилась Богу, чтобы найти сына. Не погубили ее ни минные поля, ни бомбежки, ни бандиты. Особенно тяжело бывало у ваххабитов — сильно наседали с принятием мусульманства, угрожали. В каждой деревне развернуто было внутреннее чеченское телевидение. Масхадов по нему вещал. Однажды показали на экране дерево с “чудесно появившейся” надписью — “Аллах акбар”. Как-то к ней привязались особенно сильно со сменой веры, и тогда она сказала им: “Покажите это дерево”. Отстали.

В одном из высокогорных лагерей в Шатойском районе условия содержания пленных были изощренно жестокими. Из 150 человек пленных в живых осталось 55. Солдаты Клочков и Лимонов изменили Вере, стали мусульманами. Их поставили сначала охранять пленных — охраняли; затем добивать их — добивали. А потом произошло самое страшное. Когда до этого лагеря добралась группа матерей, к ним выпустили пленных. И Лимонов, окруженный чеченскими и иностранными камерами, сказал своей матери Любе (ее звали, как и мать Евгения): “У меня нет матери, у меня есть только Аллах. Я не Костя, я — Казбек”. Его мать осела на землю и на глазах пожелтела и засохла, как сломанная ветка. Истерики не было, она тихо сгорела, еле слышно произнеся: “Лучше бы ты умер”. Вспоминая увиденное, Любовь Васильевна всякий раз благодарит своего сына за то, что он не предал ее, не предал своей Веры.

В этом же лагере в плену находился священник. Бандиты предложили выбор: либо обменять на телохранителя Аллы Дудаевой Иналова, находившегося в нашем плену, сорок пленных русских солдат, либо священника, или же за священника пусть заплатят миллиард рублей. Любовь Васильевна сдружилась с матерью священника, также бывшей в Чечне. Но по мере борьбы за судьбу своего сына та все более стала склоняться к представителям ОБСЕ и прочих “гуманитарных” зарубежных организаций. Неудивительно, что вскоре священник был обменен н по второму варианту. Он же обещал не оставить пленных ребят и добиться их освобождения. Но обмененный через “гуманитарных” представителей иностранных разведок, воевавших против нас на стороне Дудаева, как твердо считает Любовь Васильевна, лично знавшая всех этих тимов гульдеманов, он быстро забыл брошенных солдат, ушел на повышение и служит где-то в Отделе Внешних церковных сношений... “Вот если бы все священники были, как отец Василий из Асиновской”, — произносит Любовь Васильевна.

Евгений Родионов был казнен 23 мая 1996 года под Бамутом в день своего девятнадцатилетия. Мать находилась тогда в семи километрах от него. 24 мая Бамут был взят, а через две недели оставлен нашими войсками, согласно очередному предательству — Назранским соглашениям. О том, что сын был взят в плен именно Хайхороевым — Любовь Васильевна узнала только 21 сентября того же года. Тот сначала врал, что сын погиб во время бомбежки. Потом, нервничая и хватаясь за кобуру, рассказал, что казнил сына: “Я предупредил весь мир: не прекратите бомбить, начну казнить пленных”. Видя, что Хайхороев не пристрелит ее перед представителем ОБСЕ Ленардом, мать стала упорнее наседать на него. Тогда тот сказал, что у сына был выбор. Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать. Бежать пытался...

Шестнадцать раз Хайхороев ставил разные условия выдачи тела сына. Тянул время, чтобы оно сильнее разложилось и не было видно, как именно он казнил Евгения. У них был внутренний приказ от Масхадова — обезображенные тела не выдавать. В конце концов отправил мать искать могилу на минное поле. При этом погиб помогавший Любови Васильевне капитан, подорвавшись на мине. У него осталось двое детей...

Не выдержал даже находившийся при Хайхороеве иностранный представитель ОБСЕ Ленард, начал просить за нее. Бандит в конце концов милостиво согласился отдать тела четверых пограничников, запросив сорок миллионов рублей. Или всех, или никого. Таких денег у матери не было. Но на Ханкале ее нашел очередной посредник: “Давай, сколько у тебя есть. Я покажу, где их зарыли. Буду ждать на краю Бамута. Клянусь”. Она знала, что верить было нельзя. Но в этот раз произошло чудо — в назначенное время ее и полковника Попова с саперами на окраине опустевшего Бамута ждал посредник. Он указал квадрат: 100 на 100 метров. Пришло отчаяние. Как же найти? С момента гибели прошло более полугода, земля завалена опавшими листьями. “Не бойтесь, мама, обязательно найдем”, — утешали ее солдаты. Но она там у реки стала просить Бога обрести тело сына. Денег нет, сил, после десяти месяцев блужданий по Чечне, тоже нет. Нет более и никакой надежды. В любой момент могут нагрянуть чеченцы, ведь они находятся на территории “свободной” уже “Ичкерии”. Она сказала сопровождавшему ее полковнику Попову, что не поверит в смерть сына, пока не увидит тело с его крестом. И тут крики солдата: “Крест! Крест!” Одиннадцать часов вечера, в ночной тьме разрытая, при свете фар, воронка. В ней три тела. Два солдата обезглавлены. И на одном из них сияет, как золотой, простенький крестик ее сына. (Позже она отметила, что из множества виденных ею трупов в Чечне и Ростове на опознании крестов не было. Видимо, чеченцы их срывали). Голова, вернее, череп, одного из солдат был найден вблизи воронки, а тело ее сына, с крестом на груди, по которому опознали погибших с ним солдат, так и оставалось обезглавленным.

Но на этом хождения по чеченскому аду не закончились. Пока перевозила тело сына в Ростов, он снился ей, все просил: “Мама, помоги!” И мать солдата вновь решила идти в Чечню, чтобы не оставлять там голову Евгения. Любовь Васильевна пришла в Ачхой-Мартан, нашла того чеченца-посредника и сказала ему: “Деньги ты у меня взял, а сына мне из морга без головы не отдают — не могут опознать”. Тот ей поверил и указал место, а затем сам принес голову. Наверное, тоже участвовал в казни. За время пребывания в Чечне она пересмотрела немало голов и даже черепов, и всякий раз не было сомнения — не он. Сейчас точно знала: он — Евгений. Уложив голову в сумку, выбиралась из Чечни. В Ростов возвращалась поездом. В вагоне к ней пристала проводница: “Что вы там везете? Такой запах”. Показала. “Это мой сын”. Проводница закричала: “Сумасшедшая”, привела врача. Мать ответила: “Я-то нормальная...”

ДАЛЕЕ НАЧАЛИСЬ МЫТАРСТВА, связанные с отправкой тела Евгения на родину. Денег не было ни копейки. Квартира, в которой они жили с сыном, заложена, вырученные деньги пошли на уплату “чеченских услуг”. Пограничники почему-то посчитали, что не их забота заниматься отправкой и похоронами солдата. Пришлось давать телеграмму самому Бордюже, в чьем ведении пребывали тогда пограничные войска. В телеграмме сообщила ему, что если никто не отправит тело сына на родину, она привезет его на Лубянку и там, под окнами Бордюжи, сожжет его вместе с собою. Это был крик отчаяния. Бордюжа ответил ей телеграммой, где подробно расписал, что она получит после похорон сына. И все. Эту телеграмму она хранит до сих пор. Помог ей встреченный в госпитале генерал Персеянинов. Узнав обо всем, он изумился и организовал отправку тела ее сына домой. После Любовь Васильевна все же поехала в Москву к Бордюже. Толком объяснить не могла, зачем, наверное, посмотреть на их лица. Бордюжа для разговора с ней собрал целый военный совет. Ей-то, может, и надо было только услышать от него человеческое: “Прости, мать”. Но как вошла в кабинет, увидела их лица, поняла: “стена”. Государственные мужи стали выражать недовольство: “Вы, мамаша, нас от государственных дел отвлекаете”. Не выдержав, изможденная женщина сдернула со своей обритой от вшей головы парик и затрясла им перед носом Бордюжи: “Посмотри, во что вы меня превратили. Вы забрали у меня молодого здорового сына. Теперь вы говорите, что искали его. Это я его искала и нашла. Вы даже похоронить его не можете”. Мужей это не проняло, но в Бордюже, похоже, что-то шевельнулось и он отдал какие-то распоряжения в Московскую область. Денег потом все-таки дали, но опять-таки меньше, чем требовалось. Так до сих пор вся в долгах. Дома она сама переложила сына из “цинка ” в гроб, укрыла саваном. Друзья Евгения выбрали хорошее место для могилы на ближайшем погосте. Местный батюшка совершил отпевание. Помогала петь в хоре бывшая классная руководительница Евгения. На пятый день после похорон сын приснился радостным и сияющим. В этот день, пролежав долгое время на могиле сына, скончался от инсульта его отец Александр. Похоронила и его.

Когда я слушал Любовь Васильевну, мои глаза туманились и порой мне казалось, что смотрит на меня Родина-Мать с военного плаката, только не грозная и призывающая, а спокойная и уставшая. Говорила она тихо, без пафоса. В судьбе ее Евгения сошлись судьбы многих русских солдат. Не из газет и телепередач, а через конкретное отношение к ее сыну, к другим солдатам, она знает — кто друг, а кто враг. Кто воевал против них, предавал их — тот против России. Ни один аналитик Генерального штаба или бандитский полевой командир не знает о чеченской войне более этой женщины. Она лично знает всех сколько-нибудь заметных участников и героев этой битвы. Знает и иуд. Когда выступавший перед матерями депутат Юшенков предложил закопать три вагона неопознанных трупов в Ростове и вбить колышек (не крест — колышек!) — матери чуть не разорвали его. Она лично знает, чем в Чечне занимались все эти “врачи без границ”, представители ОБСЕ, иностранные наблюдатели. Знает — и всякий раз славит Бога, когда новые европейские головы ложатся на алтарь незавершенной войны. Она имеет на это право — слишком много русских голов и русской крови повидала и оплакала она. Они воевали против ее сына, а значит — против России. “Вот так, как я сижу против вас, я сидела против Лебедя, когда он приехал сдавать Чечню”, — вспоминает мать. Она обзывала его последними словами: “Ведь ты оставляешь тут наших детей: пленных и закопанных в этой проклятой земле”. Он наверняка помнит ее.

Она мыла полы в офицерском общежитии в Ханкале и знает генералов, прошедших эту войну: тех, кто ничего не понял в Чечне и заливал в себе последние остатки человеческих качеств водкой, и тех, кто, потеряв сыновей, оставался человеком. Такими были Пуликовский и Тихомиров. Последний согревал ее своим человеческим участием, жалел ее и давал ей колбасы из своего генеральского холодильника перед очередным ее выходом в горы.

Родина-Мать помнит, с какой надеждой смотрели все на Шаманова. Почему с ними нельзя было разговаривать так, как он? Захватили чеченцы подло двадцать один человек. Он снимается со своей бригадой, подходит к ближайшему аулу, вызывает чеченцев на переговоры, говорит: “Если не вернете к вечеру, этой горы и этого села не будет. Слово Шаманова”. К назначенному времени вернули двадцать два человека.

Она помнит встреченных ею в плену полковников Новожилова и Максименко. Предельно изможденные, но с несгибаемой силой духа. Без всех этих людей там делать было бы нечего. Сильные духом понесли на себе крест чеченской войны.

СЛУШАЯ ЛЮБОВЬ ВАСИЛЬЕВНУ, я понял, в чем апокалиптичность этой войны: она не в разрушительности применявшегося там оружия, а в состоянии душ воевавших людей. Характеристика, которую она дает явлению, именуемому “чеченский народ”, ужасна: “Был там один хороший чеченец. Учитель. Я потом видела на распространявшихся на территории Чечни видеокассетах его расстрел; Басаев застрелил его как врага ичкерийского народа”. Один человек повстречался — почти за год блужданий! Дома у матери хранятся видеокассеты о войне, снятые самими чеченцами, о борьбе с “Российской империей”. Эта “борьба” заключается в съемках бесконечных казней русских солдат. “Русский Дом” показал отрывок из одной такой кассеты, явно щадя наши толстые души. На той же кассете запечатлена казнь другого солдата. Любови Васильевне кажется, что это ее сын. На левом боку лежит связанный русский солдат. Над ним склоняется с огромным тесаком чеченский бандит, поднимает голову, проверяя — попал ли он в кадр, и начинает отрезать голову. Но не до конца... Голова застывает, а тело бьется в конвульсиях. Бандит помоложе хочет добить тело из автомата, но головорез говорит: “Нэ надо”. И они тащат бьющегося, еще живого солдата в могилу, чтобы закопать. Живого... Эти кассеты они снимали для себя.

Сказать, что мать ненавидит их или проклинает — значит, ничего не сказать. И уже точно не мне учить ее прощать врагов. Ведь это — враги Отечества, враги Веры, они пролили кровь мученика. А она — его Мать, она вырастила и воспитала его.

Но адом веяло не только из бандитских душ... Как встретили дома женщину, в душе которой до сих пор не закончилась война? Хотя все знали, куда и зачем она поехала, на работе ее сократили. Квартира, которой я поначалу порадовался, отделана уже новыми жильцами, выкупившими ее. Деньги пошли на уплату чеченцам за тело Евгения. Она оставит место, где они жили с сыном, его комнату, когда будут оформлены все документы. Окружающие, зная всю историю захоронения ее сына, считают Любовь Васильевну ненормальной. В век, когда с помощью крематория иные пытаются побыстрее избавить себя от похоронных хлопот, непонятно благоговейное отношение к останкам усопшего, даже если он сын единокровный. Она же, работая сторожем за 400 р., в свою очередь не понимает окружающих, впадающих в панику из-за повышения цен на колбасу; по ее мнению, есть в жизни вещи поважнее...

Живет мать абсолютно одна, хотя осталась еще собака сына Альма... Ходит на могилу сына, расположенную недалеко от дома, и тем утешается. Недавно, в сентябре 1998 года, она совершила еще одну поездку в Чечню. С трудом нашла врезавшееся в память место — три дуба под Бамутом, где ее сын пролил кровь. Оказывается, горные реки меняют русло в зависимости от времени года. Та воронка поросла крупной ежевикой. Мать сделала там плетень над могилой. “Наверное, искала смерти”, — сознается она сама. Но Бог не попустил смерти взять ее и на этот раз. В Троице-Сергиевой Лавре один монах объяснил ей, что наложить на себя руки — проще всего, но тогда она точно никогда не встретится с сыном.

... Она носит в себе все это одна. Ходит среди неразбуженных, являя собой пример невозможного. Для Бога ничего невозможного нет. И может. Он оставил мать Евгения — исповедника Веры, чтобы пробудить нас.

И ПОСЛЕДНЕЕ. Любовь Васильевна меня об этом не просила. Ей ничего и ни от кого не нужно. Но я, видевший и говоривший с этой женщиной, державший на ладони неподъемный имперский крест Ордена Мужества, принадлежащий ее сыну, обращаюсь ко всем:

братья и сестры, ради Христа поможем этой женщине. Кто сколько может. Стоит задуматься: мрачный символ нашего времени — Родина-Мать, родившая русского героя, исповедника православного, пока еще(!) живет в заложенной и проданной квартире. За что заложенной и за что проданной? В этой квартире — комната ее Евгения. Докажем еще раз: их “рыночные законы”, мамона с его долларами — ничто. Божий огонь наших сердец — всё. Поставим двухметровый крест с лампадой на могиле мученика. Пусть светит нам, пусть помолится о нас. Чем темнее ночь, тем ярче звезды.

Юрий ЮРЬЕВ

Всех, кто готов помочь матери русского мученика-героя, просим обращаться в редакцию “Завтра” по тел.: 247-13-37.

Андрей Смирнов ВРЕМЯ КОЛОКОЛЬЧИКОВ Александра БАШЛАЧЕВА

17 ФЕВРАЛЯ — очередная годовщина гибели А.Башлачева, великого поэта Русского рока. Слава Богу, его не коснулась привычная для России посмертная судьба — обходится без массовых истерик и шумных мемориалов. В отличие от Цоя, портреты Башлачева по сортирам не висели и не висят — вспоминают те, кому это действительно нужно.

Однако, как это часто бывает с поэтами или рок-героями, остается недосказанность, позволяющая трактовать творчество кому угодно и как угодно. Из Д.Моррисона сделали “томного софти”, пацифиста и гуманиста, хотя из-за излишнего экстремизма того не взяли в свое время на Вудсток. То же и с Башлачевым, хотя все его строки противостоят серости, пошлости и космополитизму либералов. Жизнь бродячего музыканта постоянно сталкивала его с проявлениями “дури нашей злой — заповедной” , но, подмечая глупости русской жизни и обрушиваясь на них, Башлачев никогда не переходил грань, в отличие от отечественных либералов, про которых еще Достоевский сказал: “Русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи... на самую Россию”. Башлачев ответил им “Случаем в Сибири”:

— Зачем живешь? Не сладко жить.

И колбаса плохая.

Да разве можно не любить?

Вот эту бабу не любить, когда она такая!

...Не говорил ему за строй.

Ведь сам я — не в строю.

Да строй — не строй. Ты только строй.

А не умеешь строить — пой.

А не поешь — тогда не плюй.

Я — не герой. Ты — не слепой.

Возьми страну свою.

Но главные его песни немного о другом. Башлачев никогда не занимался борьбой за гласность и демократию, не опускался до банальной социальности, как некоторые его коллеги по рок-цеху.

Его строки — это мучительный поиск утерянного сакрального ритма Руси. Башлачев одним из первых улавливает “ослабевание связи между мертвыми и живыми”: “Не напиться нам, не умыться, Не продрать колтун на ресницах”.

Этот “колтун на ресницах” — знак абсолютной отлученности от света — горнего света спасения, и даже света Валгаллы, по преданию, озаряемой блеском оружия героев (К. Мяло “Посвящение в небытие”).

Башлачев появляется в то время, когда усиливается разрыв с метаисторией России. Отчуждение Русских от источника мистической жизни, от глубин бытия приобретает чудовищные масштабы в годы застоя и особенно перестройки. Внешнее величие Империи скрывало, что русский человек по своему мировоззрению, быту все меньше и меньше отличался от какого-нибудь среднего европейца. (Что особенно заметно в советском кинематографе 70-х годов.)

“А над городом — туман. Худое времечко с корочкой запеклось”; “По Руси, по матушке — Вечный пост”; “Не поймешь нас — ни живы, ни мертвы”, — мрачные образы уснувшей страны. Спящая Русь — страшное явление для Башлачева: “Я боюсь сна из тех, что на все времена” . Русь для него — путь, вечное становление, незаконченность, стихия. В этом он перекликается с Блоком. А его Абсолютный Вахтер очень похож на Победоносцева из блоковского “Возмездия”, странного колдуна, от взгляда которого засыпает Россия, покрываясь льдом. Не вечным льдом Гипербореи, а теплым льдом дремы и забытья. “Но сабля ручья спит в ножнах из синего льда”, — это трагедия для поэта. — “Мы пришли, чтобы раскрыть эти ножны из синего льда” . Башлачев ждет, приветствует, зовет стихии: “Молнию замолви, благослови”; “Храни нас, Господь, покуда не грянет Гром. Раскат грома, буря, ветер, дождь — это хорошо, это Русь” .

Про Башлачева справедливы слова, сказанные К. Чуковским о Блоке, — Русский ветер, Россия и веселое отчаяние гибели были слиты для него воедино. Отсюда понятна странная двойственность Башлачевских строк — с одной стороны, бьющая ключом жизненная энергия, а с другой — предчувствие-ожидание смерти. Башлачев о смерти мыслит как традиционалист. Смерть — инициатический предел. Без смерти не будет воскрешения, не будет перехода в новое, более высокое состояние. И его Русь должна вновь пройти через огненный взрыв-полет:

Выше окон, выше крыши.

Ну чего ты ждешь? Иди смелей, лети еще, еще.

Что, высоко? Ближе. Ближе.

Ну, вот уже тепло. Ты чувствуешь, как горячо?

Или:

Не плачь, не жалей. Кого нам жалеть?

Ведь ты, как и я, сирота.

Ну что ты. Смелей. Нам нужно лететь!

А ну, от винта. Все от винта!

Здесь возрождение мифологического сюжета. Чтобы пробудить героя от смертельного сна, нужно сначала воспользоваться мертвой водой и только затем живой.

Башлачев предсказал свой уход на стыке зимы-весны, но, предвидя забвение своих строк, верил в возвращение:

Да я за разговорами не разберусь,

Где Русь, где грусть.

Нас забудут — да не скоро.

А когда забудут, я опять вернусь .

И снова та же картина. Герои великого прошлого — не более, чем персонажи кино или рекламы; народ, замерзший перед оком ТВ-экрана; все также “спит северная страна”. И лишь самые чуткие слышат издали приближающийся еще тихий звон колокольчиков. Время приходит. Башлачев возвращается.

Андрей СМИРНОВ

МАНИФЕСТ ГРУППЫ “АЗЪ”

1) Порядок и устойчивость этого мира не могут быть вечными. Динамичная сила хаоса последних времен сметет и этот кажущийся островок благополучия новых и старых буржуев.

Временный хаос миру необходим!

2) Революция духа, но не политическая проституция сильных мира сего и свержение власти природной необходимости быть стадом ради выживания и подчинения одного возведенного авторитета в этом стаде.

Нет власти авторитетам!

3) Должно прийти время личностей настоящих неформалов в борьбе против фарисейской суперсистемы — тотальной ломки индивидуума. Индивидуальный “террор” — это бунт духа и бунт личности.

Убей в себе раба!

4) Моё искусство, как и сопротивление, — это бунт последних времен. Бешеный ритм жизни в урбанистических городах, в клоаке помоек превращает незаметно нас в роботов.

СопротивлЯйсЯ! Не дай угаснуть сознанию!

5) Стало почти невозможно произносить слово Любовь без смеха. Надо найти нужные слова. Здесь третий — лишний, в том числе общество-тусовка. На самом деле, если не Бог, то главный наместник Бога на Земле — совесть. Оставайся свободным в выборе партнера по совести и таинства отношений ото всех.

Помни, ты никому не должен!

6) Все сектанты — неуловимые садисты в отношении других людей (нас с вами). Идея вечных адских мук — садистская идея. Идея, сочиненная в угоду человеческим инстинктам.

Делай свое дело!

7) Все люди — рядовые страны дремучих трав. Причина и следствие — бомба с часовым механизмом.

Не руби сук, на котором паразитируешь!

8) Символ веры — бунт против конечного. Анархия в смысле безвластия есть свобода, молодость мира. И это не просто выбор между добром и злом, а создание и добра, и зла (исходя из внутренней свободы).

Анархию в кровь!

P.S. Для того, чтобы стать нашим сторонником, нет нужды вступать и создавать партию, организацию, кружок по интересам, рок-клуб, тусовку и т.д. Невидимое единение душ даст ростки нового. Достаточно быть по одну сторону баррикад!

О.”ЧЕРЕПАХ”

НАДО СЛУШАТЬ!

В конце 98-го года минская группа “Красные звезды” подготовила выход своей антологии, которой мы и посвящаем целиком данную рубрику.

КРАСНЫЕ ЗВЕЗДЫ “ОСТОПИ...”

(с)’94 (”Красные звезды”)

(р)’98 (ГУЛАГ Records)

Альбом “Остопи...” открывает представленную здесь антологию. О качестве этой записи говорить сложно, так как сделана она в домашних условиях, поэтому остановимся на содержании. Это первый альбом “Красных звезд” и на нем во всей красе проявилось влияние Егора Летова на вокалиста Владимира Селиванова: тот же гаражно-панковский звук, тот же надрыв. Но, тем не менее, есть и интересные находки: “Чума”, “Откровение”, “Время оставаться” и, конечно, “Погоня” (кавер-версия песни из фильма “Неуловимые мстители”).

КРАСНЫЕ ЗВЕЗДЫ “КРАСНОЕ КОЛЕСО”

(с)’95 (”Красные звезды”)

(р)’98 (ГУЛАГ Records)

Второй альбом антологии был записан также в домашних условиях, тем не менее качество получше, да и в музыкальном плане он поинтереснее первого. Появляются первые хиты: “Земляника”, “Страна чудес”, “Зона” (к лагерному фольклору отношения не имеет) и “Последнее лето детства” ( с женским вокалом). Некоторые вещи еще не доработаны, но ведь трудно предъявлять претензии к домашней записи.

Альбом представляет собой противопоставление “Красному колесу” А. Солженицына, утверждающему, что большевистская власть прокатилась по России, сея голод, разруху и смерть. “Красные звезды” же имеют свое видение “красного колеса”, они считают — большевики вдохнули новую энергию в русский народ, который и выстроил Великую Советскую Империю.

КРАСНЫЕ ЗВЕЗДЫ “СМЕРШЕВЫ ПЕСЕНКИ”

(с)’96 (”Красные звезды”)

(р)’98 (ГУЛАГ Records)

“Смершевы песенки” — первая часть трилогии “Страна чудес”, которая также вошла в антологию. Альбом фактически признан лучшим в творчестве “Красных звезд”. Начинается он с речи И. В. Сталина, и мощь, заданная вождем народов, не ослабевает на протяжении всего времени. Практически все песни великолепны: “Жизнь под названием песня”, “Право убивать”, “Будет...”, “Звездопад”, “Баррикадная любовь” и т. д. и т. п. Но круче всего “Империя” — гимн великому прошлому и еще более великому будущему.

Альбом является примером того, как должен выглядеть русский революционный рок.

КРАСНЫЕ ЗВЕЗДЫ “КРУГОЗОР”

(с)’96 (”Красные звезды”)

(р)’98 (ГУЛАГ Records)

Вторая часть трилогии “Страна чудес” посвящена первому космонавту на Земле — Юрию Гагарину. Соответственно, альбом открывают его слова. “Кругозор” получился существенно злее предыдущего, революционный радикализм достигает предела. Ярче всего это видно в песнях: “Вижу далеко”, “Родина”, “Дорога на восток” и “Самолет”. Новая версия уже упомянутого “Красного колеса” значительно лучше предыдущей, также хорош новый вариант “Последнего лета детства”, в котором появились ранее отсутствующие слова: “Наши автоматы разъяснят, кто за кем!”

“КРАСНЫЕ ЗВЕЗДЫ” “ЭПОХА ЛЖЕПАТРИОТИЗМА”

(с)’97 (”Красные звезды”)

(р)’98 (ГУЛАГ Records)

Завершающая часть трилогии и одновременно последний альбом, вошедший в антологию, — самый мягкий из всех вышеперечисленных. В корне отсутствует ненормативная лексика, которую “Красные звезды” применять не стесняются, так что обязательно дайте послушать “Эпоху лжепатриотизма” старикам и детям. Старшее поколение, я думаю, очень порадует “День Победы”, а молодежь будет в восторге от новых хитов, написанных В. Селивановым, в первую очередь от “Рабов и рабовладельцев” и “Охоты”.

P. S. Каждый уважающий себя патриот, неравнодушный к року, должен иметь у себя в фонотеке данную антологию.

P. P. S. Благодарность за предоставление кассет выражается Михаилу Клименкову.

ОБОЗРЕВАТЕЛЬ

РОК-НОВОСТИ

M Оркестр металлического шлягера “Бони НЕМ” под управлением Кирилла Немоляева подготовил новую программу, в которую вошли известные шлягеры мировых исполнителей, таких, как Sandra, “Modern Talking”, “Slade” и др. Также нужно сказать, что возрождается сольный проект Кирилла — “Карданный вал”.

M Вышел двойной концертный альбом Ольги Арефьевой и ее группы “Ковчег”. На альбоме представлены их лучшие композиции: “Камикадзе любви”, “Дорога в рай”, “Она сделала шаг” и т.д.

M Самая эксцентричная метал-группа Москвы — “ORTHANC” закончила запись нового альбома “По праву силы”, выход которого запланирован на конец зимы. Вошли в него девять вещей, включая два англоязычных трека и симпатичную балладу.

M Состоялся концерт в поддержку осужденного на смертную казнь Мумия Абу-Джамаля. Акция была организована известной радикальной командой “RAGE AGAINST THE MACHINE”, поддержали их не менее популярные группы “Beastie Boys” и “Bad religion”. Напомним, что Джамаль был обвинен в убийстве американского полицейского, но обстоятельства дела до сих пор весьма туманны. Не исключено, что оно было сфабриковано американскими спецслужбами.

M Басист группы “Мафия” Владимир Атапин, обладающий невозмутимым нордическим имиджем, оказался и в самом деле немцем. Недавно музыкантам поступило предложение одного известного художника по костюмам разработать Володе милитаристский сценический прикид. Также группа снимает клип на песню “Тайна”, главным героем которого станет бывший участник команды Макс Чирик, знаменитый на всю страну диким количеством бесшабашных тату на 90% кожного покрова.

M В конце января у московского дуэта “Виды рыб” вышел сборник ремиксов, созданных британским исполнителем Muslimgauze. Многие из ремиксов “приправлены” восточными инструментами, арабским пением и выдержками из воинственных речей бойцов “Хэзболла” и “Хамас”.

M Лидер Корпорации Тяжелого Рока Сергей Троицкий “Паук” на днях приступил к записи суперхита в поддержку Ирака. В самом начале песни хор детей ласково поет: “Саддам, бомби Америку, Америку, Америку. Саддам, бомби Америку, Америку убей!”

M Последний клип поп-группы “Стрелки” под названием “Ты бросил меня” вычеркнули из телевизионной сетки канала MTV-Россия. По мнению директора канала Бориса Зосимова, он напичкан наркотиками, обнаженной натурой и оружием. В этой истории неясно одно, почему исключением стали “Стрелки”, а все остальные группы, не брезгующие подобными сюжетами, продолжают регулярно появляться на наших телеэкранах.

M У группы “END ZONE”, добившейся немалых успехов в таком интересном стиле, как симфонический хэви-метал, появи-лась интернетовская страничка http: //www.ipcom/ru/~ endzone/ Кстати, на последнем альбоме группы, который называется “Eclectica”, представлена мощная кавер-версия произведения Мусоргского “Хованщина”.

M Исполнилось десять лет “Программе А”. Искренне поздравляем ребят с юбилеем и выражаем благодарность за ряд сюжетов, посвященных независимым группам, увидеть которые более нигде не представлялось возможным.

M Московская группа “КОНТРА!” выпустила миньон “НАДО ЖИТЬ!” На обложке, стилизованной под плакаты 30-х годов, изображен великолепный русский милиционер Иван Данко из фильма “Красная жара”. В миньон вошли четыре песни: “Взаимоотвращение”, “Хлеба и зрелищ”, “Счастливый обладатель денежных знаков” и “Надо жить”. Приобрести его можно только на концертах группы. Спешите, тираж ограничен.

M В немецком журнале “HAMMER” какой-то специалист назвал “NOCTURNAL MORTUM” группой из Белоруссии! Напоминаем глупым бюргерам, что этот коллектив из Харькова, где, кроме блэк-метала производят танки Т-72.

M Экс-вокалист “Коррозии металла” Сергей Високосов “Боров” и Наталья Медведева записали совместный альбом — “У них была страсть”.

M Как нам стало известно, лидерами продаж среди продукции, выпускаемой Корпорацией Тяжелого Рока, стала НАША группа “ТЕРРОР” со своими двумя альбомами “Новые варвары” и “Кошмар капиталиста”.

M В скором времени в “Олимпийском” состоится мощный концерт группы “Алиса”, отмечающей свое пятнадцатилетие. Праздничная программа получила название “Пятнадцать лет как один день”, состоит она из песен с нового альбома “Солнцеворот” и старых проверенных хитов.

M Бывший челябинский “Эшафот”, ныне называющийся “Эш”, выпустил свой дебютный альбом — “Голова”, который сами музыканты характеризуют как “музыку для парней с рабочих окраин”. Также ребята сняли клип на песню “В трансе” вдалеке от столичной суеты всего лишь за два кусочка торта.

M Владимир Марочкин — инициатор мощного многолетнего фестивального движения в поддержку русских рок-групп, начал подготовку очередного фестиваля “Фонда загубленного детства”, который пройдет в клубе “Ю-ТУ” в ближайшее время.

M Скоро должен выйти виртуальный альбом группы “TEQUILAJAZZZ”, под названием “Пять лет тишины”. Состоит он из песен, записанных на концертах группы за все время ее существования. Бесспорными фаворитами здесь являются “Звери”, “Кроме звезд”, “Солнце ждет”, а также “Тишина и волшебство”. Альбом будет доступен лишь посетителям интернетовского сайта www:teguilajazzz.spb/ru.

M Новости от группы “Черная река”: за последнее время этот ансамбль беспредельной народной музыки кардинально поменял состав и ввел в свои выступления феерическое шоу. Весь январь и начало февраля группа записывала миньон, который обрадует любителей русской патриотической музыки: залихватские народные распевы положены здесь на жесткие риффы гитар и уматные мелодии.

Новая концертная программа “Черной реки” — это сочетание медленных философских песен (“Воздух”, “Тоска”, “Волки”) и зубодробительного угара (“Старая лодка”, “Двойник”). Все желающие могут познакомиться с творчеством группы 2 марта в “Ю-ТУ” и 9 марта в “Как бы”.

M После многолетних мытарств у группы “Э.С.Т.” наконец-то вышел новый альбом — “Терания для души”. Диск выпустила компания POLYGRAM, несмотря на это у музыкантов с фирмой остались по-прежнему сложные отношения. О самом же альбоме читайте в ближайших выпусках рубрики “Надо слушать”. Единственное, что можем сказать, одна из песен была записана совместно с Валерием Золотухиным.

Подготовил ОЛЕЖЕК

И. Молотков НАЕЗДЫ

В последнее время в России пытаются создать новое поколение молодежи, полностью наплевавшей на традиции собственного народа. Этой цели способствует в том числе и музыкальная шелуха, захлестнувшая Россию. Одним из основных направлений данного музыкального воздействия является рэп, о нем сегодня и пойдет речь.

Для начала нужно сказать, что вышел рэп из негритянских кварталов США, оформился как стиль на рубеже 70-х-80-х годов, но изначально история его появления восходит к диким африканским племенам, исполняющим полуживотные танцы с криками и воплями, не всегда попадающими в такт. Ныне рэп построен на довольно примитивной электронной музыке плюс откровенно сексуально-распущенные тексты. Но самое главное, что все это музыкальное направление наполнено ненавистью к людям, у которых кожа — белая.

“Черная раса – скоро восстанет

Черная раса – скоро будет править

Белый человек – скоро наш раб”.

"Public enemy"

или

“У белых кожа, как у свиней

А свиньи годятся только на мясо

Давайте устроим свиньям резню”.

"Оnyx"

Это переходит все границы, однако почему-то западные правозащитники не стремятся приструнить данные группы в судебном порядке (группы "Public enemy" и "Оnyx" являются вполне официальными, их клипы крутит MTV, а альбомы выпускают богатые фирмы). На все заявления по поводу американской демократии и свободы я отвечу, что все белые националистические и расистские группы являются запрещенными. Т.е. практикуется двойной стандарт.

Самое неприятное в этой истории, что у американских негров находятся русские последователи. Слава Богу, у них хватает ума, чтобы оставить белых в покое, но все остальное они копируют, вплоть до мельчайших подробностей. Особого ума и таланта для этого не требуется. Нужно лишь сделать себе соответствующую прическу, одеть штаны на 5-6 размеров больше, высокие кроссовки и повернуть кепку задом наперед. Нарядившись таким образом, вполне можно выходить на сцену и тараторить рэповские скороговорки на причудливой смеси русского и английского слэнга. Как ни странно, вся эта мерзость пользуется популярностью среди нынешних тинэйджеров, что заметно по их внешнему виду. В Москве, Ленинграде и других больших городах достаточно часто можно встретить подростков в майках навыпуск с рисунками рэп-групп, проповедующих черный расизм. Эти так называемые, представители российской молодежи и знать не хотят, что данная музыка не соответствует ни нашей культуре, ни нашему менталитету. И если такие мелодии вызывают у них восторг, то можно констатировать факт – идет необратимая деградация русских людей. Единственное, что радует, – последние пару лет начала появляться реакция на все это разложение. Реакция предстает в виде бритоголовых юношей в тяжелых ботинках, называющих себя скинхедами...

На все вышесказанное мне могут возразить, что, во-первых, рэп – это музыка рабочих кварталов (некий антибуржуазный протест), а во-вторых, с помощью этой музыки подрывается политическая стабильность США. Заранее отвечаю: посмотрите клипы MTV, подавляющее большинство рэпперов любит рядиться в толстые золотые цепи и перстни, а также ездить в дорогих "кадиллаках", так что ни о какой антибуржуазности и речи быть не может. Что же касается подрыва американской системы – да флаг им в руки, пусть только покинут российское телевидение и радио.

И. МОЛОТКОВ

РАЗНОЕ

1 марта - 19.00

Большой зал ЦДЛ (Б.Никитская, д.53, м. “Баррикадная”)

УСТНАЯ ГАЗЕТА МОСКОВСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

“ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПЕРЕКРЕСТКИ”

Выпуск XII. СЛОВО О РОССИИ И РУССКОЙ АРМИИ

Участвуют писатели: Г.МИТИН. Великая поэзия русских войн. В.СМИРНОВ. Неизвестные страницы Великой Отечественной.

В.МАХНАЧ. Православие — щит России. Поэты: Е.НЕФЕДОВ,

Ю.РАЗУМОВСКИЙ, Г.ФРОЛОВ и бард Л.КОРНИЛОВ.

В гостях у “ЛП”: генерал-лейтенант В.Н.ИСАЙЧЕНКОВ

(движение “Духовное наследие”). Армия сегодня и завтра.

Солистка оперного театра Ольга ЯКУНИНА. Арии и песни.

Е.АНТОКОЛЬСКАЯ (виолончель) и М.МОРДВИНОВ (рояль).

Концерт Лало.

Лауреат Всероссийского конкурса вокалистов Майя КОХАНОВА

и народный хор п/у Андрея РЯБИНИНА. Песни гражданской войны.

Ведущий — Генрих МИТИН

27 февраля - 18.00

Политехнический музей

Вечер русского романса и русской песни, посвященный памяти выдающегося музыканта, гитариста

Сергей ОРЕХОВА

Участвуют — певец и композитор Анатолий ШАМАРДИН

и певица Надежда ТИШИНИНОВА.

Билеты продаются в кассах Политехнического музея.