/ Language: Русский / Genre:computers / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 777 (41 2008)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 777 (41 2008)

(Газета Завтра — 777)

КРЕСТ СВЯТОЙ И ЧУДЕСНЫЙ

Священный Холм, что под Псковом, продолжает собирать земли. "Принеси к Холму землю сердца твоего" — выбито на черном мраморе. От каждой брошенной горсти — больше света и силы. Чудодейственные лучи летят далеко над полями, привлекая к Холму путников, богомольцев. Наполняют верой страждущие души, укрепляют усталые сердца. Исцеляют хворых, насыщают жаждущих правды хлебом духовным. Свадьбы приезжают к холму, и невесты кидают на Холм разноцветные бусы. Две ржавые солдатские каски в зазубринах пуль и осколков появились на камне, и какой-то прохожий положил перед касками спички и сигареты — дескать, пусть солдаты покурят.

Год, как высится у дороги огромное лиственничное распятие, круглятся валуны каменной Голгофы. И снова людно вокруг — длится обряд холмотворения, сотворяется твердыня Государства Российского, полнится светом чаша русской истории.

По всему Холму трепещут пылающие в синеве хоругви. Словно стяги древнего воинства. Кажется, дивный флот приплыл из небесной лазури. Хоругвеносцы — могучие бородачи, сжимают древки, удерживают в потоках ветра шумные ткани. "Спас Нерукотворный". "Пресвятая Богородица". "Воин-мученик Евгений Родионов". Огненная на черной парче надпись: "Православие или смерть".

Владыко Евсевий, митрополит Псковский и Великолукский, год назад освятивший Холм, отрядил четырех священников. Слова молитвы летят над осенним полем, над погостами, городищами, и гусиный табун повернул к Холму, словно в синеве прозвенели гусли небесные.

Посланцы "Православного Палестинского Императорского общества" восходят на холм, открывают ларец и ссыпают красноватые палестинские земли из мест, где ступала нога Христа. "Земляное Евангелие", описывающее земную жизнь Иисуса, как незримая священная книга, ложится в основание Холма. Вифлеем. Назарет. Гора искушений. Берег Галилейского моря. Иордан. Иерихон. Гефсиманский сад. Гроб Господень. Святая Земля, перенесенная в Псков кораблями и самолётами, сливается со святынями русской земли. Теперь незримый Христос обходит псковские озера и реки. Отдыхает у камня, на который ступала княгиня Ольга. Черпает горсть воды из Чудского озера, где сражались витязи Александра Невского. Над Соротью, в селе Михайловском, тихо шепчет стих Пушкина. Печально молчит на опушке, где упал на амбразуру Александр Матросов. Одиноко плывет в челне через воды к пустынному острову, где покоится старец Николай Гурьянов. В Холме, в котором раскрылось "Земляное Евангелие", драгоценно загораются камни, будто яркие буквицы.

Воины 76-й десантно-штурмовой дивизии, что базируется под Псковом, привезли к Холму огненные земли Южной Осетии. Туда, на зов помощи, полетели транспортные Ил-76 с боевыми машинами и десантным батальоном. Там, на окраинах Цхинвали и в предместьях Гори, они вступили в бой с грузинскими танками и самолётами. Десантники в голубых беретах под стук барабанов восходят на Холм и высыпают из касок землю, помнящую стоны раненых, предсмертные молитвы, командирские приказы, рев установок залпового огня. Командир 104-го десантно-штурмового полка Геннадий Анашкин, Герой России, произносит краткую речь. Из Холма на героев-десантников смотрят дружинники Трувора, ратники Ледовой сечи, защитники Пскова, отразившие штурм Стефана Батория, красногвардейцы, отбившие атаку кайзера, солдаты штрафных батальонов, стоявшие насмерть у Ступинских высот, Шестая рота, погибшая в Аргунском ущелье. Все сошлись в Священном Холме, все слились в братских объятиях под залпы салюта и гром оркестра.

Настал и мой черед выступать. Подымаюсь на Холм среди шумящих хоругвей. Словно поднялся на космический корабль и застыл над седыми полями, золотыми лесами, голубыми озерами. Держу в руках мою книгу с дорогим для меня названием "Холм" — роман, в котором герой собирает священные русские земли, складывая их в "земляную икону", кается перед ней в содеянных грехах, молится за русскую землю, сочетается душой с именитыми и безымянными предками. Поминаю друга и боевого товарища, полководца Русской Победы Геннадия Николаевича Трошева, мечтавшего побывать у Холма, не долетевшего до его каменной кручи.

У Холма клубится народ. Псковские депутаты и предприниматели. Музейные работники и ученые. Ветераны и члены военно-исторических клубов. Глава законодательного собрания Борис Полозов и профессор Александр Голышев. Искусствовед Савва Ямщиков и чудесный литератор Валентин Курбатов. Дирижер Максим Шостакович и основатель духовного движения "Переправа" Александр Нотин. Псковские предприниматели Леонид Тевосян и Алексей Севастьянов. Соединились русские государственники: люди церкви и армии, политики и культуры. Холм всех окормляет, всех сочетает.

Он обладает волшебной силой. С древесного распятия, как из таинственной антенны, излетают невесомые вихри. Крест, как сказано в апокрифическом евангелии от Фомы, шагает по земле и благовествует. Он, животворящий, вёл за собой батальон десантников под Цхинвалом. Закрывал глаза убитым героям. Целовал кровавые солдатские раны. Заслонял десантников от пуль и снарядов. Навешивал непроницаемый покров над воинами, делая их невидимыми для врага. Сеял в рядах неприятеля ужас, заставляя их бежать, бросая оружие. Этот Крест воздвигнут на краю русской земли, отбивает от нее волны ненависти и вражды, обращает эти волны вспять. Не его ли силой сокрушена надменная мощь Америки, рушатся корпорации и банки, мертвеет взгляд ненавистников России, испепеляются планы по уничтожению русских?

Днём над Холмом густая лазурь, как на иконах Рублёва, словно сгустилась вокруг креста и открыла путь в райские пределы. Куст боярышника весь усыпан тёмно-алыми каплями ягод. Ночью Крест осыпан звёздами, серебряными спиралями галактик, искрами падающих метеоров. Гляжу на расцветший райский сад ослепительных планет.

"Крест святой и чудесный, помилуй нас!"

ТАБЛО

* Катастрофическое снижение всех мировых фондовых индексов в понедельник 6 октября было вызвано прежде всего попыткой владельцев практически всех акций "выйти в наличные доллары", поскольку даже 700-миллиардное вливание по "плану Буша", не говоря уже о слабых мерах, принятых саммитом ЕС, несопоставимы с реальным масштабом проблем на финансовом рынке. Однако если на ведущих биржевых площадках Запада падение составило 7-8%, то в России оно ушло за 19%, в одночасье сделав отечественных "олигархов" беднее на 100 с лишним миллиардов долларов. По мнению наших инсайдерских источников, неоднократное возобновление торгов в таких условиях может указывать только на "заказной" характер данного падения, связанный с желанием весьма влиятельных групп на верху "властной вертикали" осуществить передел собственности в свою пользу "быстро и дешево". В пользу данного предположения свидетельствует и практически одновременный выброс целого массива компромата против таких видных представителей отечественного бизнес-сообщества, как Олег Дерипаска и Владимир Потанин…

* Углубление парламентского кризиса на Украине с выходом на досрочные выборы в конце 2008-начале 2009 годов, как утверждают наши источники в Киеве, выглядит единственной возможностью сохранения президентской власти в руках "клана Ющенко". В том случае, если явка избирателей окажется ниже 50%, выборы будут признаны несостоявшимися, и в этой ситуации становится вполне вероятным — под воздействием любой более-менее грамотной и масштабной провокации — переход к прямому президентскому правлению (чрезвычайному положению) неопределенной длительности. При этом постоянные зарубежные визиты действующего президента Украины (в Вашингтон, Лондон и Рим) рассматриваются в контексте консультаций по данному сценарию с "полномочными представителями американских властей". Одновременно утверждается, что переговоры Юлии Тимошенко с Владимиром Путиным завершились весьма благоприятно для бывшей "газовой принцессы", в том числе и с финансовой точки зрения, однако она, вернувшись из Москвы, как по нотам, разыграла возмущение поведением кремлевских партнеров в узком кругу своих ближайших соратников, среди которых присутствуют "кроты" как с американской, так и с российской стороны. Тем не менее, согласие российского премьера на устранение из схемы поставок энергоносителей "ющенковского" посредника "Росукрэнерго" означает прежде всего то, что Россия отказывается иметь дело с действующим президентом Украины и делает политическую ставку именно на Юлию Тимошенко…

* Переговоры Дмитрия Медведева с канцлером Германии Ангелой Меркель в Санкт-Петербурге, на которых президент РФ говорил про "объединение ГДР и ФРГ", а его визави — про то, что без этого события она никогда бы не стала "канцлером объединенной Германии", заставляют задуматься о возможности существования глубоко законспирированного "КГБ-штази-проекта", результатом которого должно было стать распространение контроля Кремля практически на всю Европу, далеко за пределы советского "лагеря социализма", утверждают наши источники в Филадельфии…

* Визит Путина в Минск сразу после парламентских выборов в Белоруссии не только является серьёзной политической поддержкой "последнего диктатора Европы", но и способствует стабилизации белорусской экономики в условиях нарастающего мирового кризиса (предоставление миллиардных кредитов, льготные цены на газ, переход к торговле за рубли и т.д.), такие оценки содержатся в очередной аналитической записке, поступившей из Лондона…

* Положительное решение Верховного Суда России о реабилитации семьи Николая II, согласно официальным данным, расстрелянной в июле 1918 года в Екатеринбурге, является всего лишь первым шагом на пути реализации "неомонархического проекта" в России, который может способствовать политическому распаду Российской Федерации, утверждают наши источники в Нью-Йорке …

* Празднование 420-летия добрососедских отношений Чечни и России, а также присвоение одному из проспектов Грозного имени Владимира Путина, который специально приехал на торжества, подчеркивает особый статус Рамзана Кадырова в действующей политической системе России и вызывает весьма негативную реакцию в других республиках Северного Кавказа, многие представители элиты которых выражают уверенность в том, что их лояльность Кремлю оплачивается в куда меньших размерах, чем лояльность нынешнего чеченского руководства, а вот если бы и они "убивали всех русских в 90-е годы", то жили бы не хуже, чем современная Чечня, передают из Махачкалы…

* Роспуск Союза правых сил, партии "Гражданская сила" и Демократической партии России подтверждает ранее заявленный нашими источниками в околоправительственных кругах процесс "укрупнения" политических партий и регионов России. Тем более, что существование подобных политических проектов в условиях глобального финансового кризиса и укрепления "управляемой демократии" становится неоправданным. В частности, согласно утверждениям тех же источников, только на закрытии не самого масштабного проекта Демпартии Кремль сэкономит около 40 млн. долл. ежегодно. Вроде бы и мелочь, но "курочка по зернышку клюёт"…

* Трагедия в Оренбургской области, где произошло обрушение здания школы с гибелью пяти учащихся и последующим самоубийством учительницы, поставила вопрос о приоритетах национального проекта в сфере образования. Интернет-то там работал (хотя с 2009 года финансирование соответствующих услуг федеральным бюджетом прекращается), а вот людей уже не вернуть, отмечают эксперты СБД…

* Обмен ударами между главными кандидатами на роль 44-го президента США (Обаму обвиняют в связях с левыми террористами, а Маккейна — в финансовой нечистоплотности) пока протекает в вялом "ритуальном" режиме, сообщают из Вашингтона. Выделение Конгрессом США гигантской суммы в 700 млрд. долл. на "спасение американской финансовой системы" даёт в руки республиканцам дополнительные предвыборные козыри, способные достаточно быстро ликвидировать преимущество Обамы, который, согласно реальным данным социологических опросов, в настоящее время опережает своего соперника-республиканца не на 8%, а всего на 2-3%…

* Обвинения в адрес футбольного клуба "Зенит" о покупке побед в Кубке УЕФА 2008 года — якобы при посредничестве арестованных летом нынешнего года в Испании "питерских криминальных авторитетов" — не могут быть доказаны. С таким же успехом можно утверждать, что футбольная сборная Испании "приобрела" обе победы над сборной России на чемпионате Европы 2008 года в обмен на некоторые нюансы в расследовании дел арестованных россиян, утверждают наши источники в околоспортивных кругах…

* Текущий уровень потребительской инфляции в России далеко превосходит официально заявленные 10,6%, составляя порядка 35-40% в годовом исчислении, утверждается в материалах, присланных из Стокгольма. Уже в конце 2008 года начнутся массовые увольнения российских "белых воротничков", прежде всего — в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах страны, что, наряду с падением мировых цен на энергоносители, приведёт к резкому ухудшению социально-политической обстановки в стране, потребует срочной разработки и реализации программ "государственной занятости", что якобы позволит жителям российских мегаполисов "не так быстро умирать от голода и депрессии"…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Александр Проханов ЭПОХА ПУТИНА ИЛИ ЭПОХА ШЕЙНИСА?

Я был приглашен в программу Максима Шевченко "Судите сами", посвященную годовщине расстрела Дома Советов. Было странно увидеть похожих на призраки персонажей той злосчастной поры: Шейниса и Шумейко, Филатова и Станкевича. О них давно забыли, они слились в мутное неразличимое пятно, и их воспоминания о преступном расстреле лишь слегка оживлялись свидетельствами апологетов тех танковых выстрелов: журналиста Павла Гусева и режиссера Марка Захарова. "Белодомовцев" представляли лидеры восстания Константинов и Бабурин, Кургинян и Воронин, журналист Третьяков и ваш покорный слуга. Обмен упреками и историческими фактами носил весьма острый, как и следовало ожидать, характер, и, скорее всего, убедительней и эмоциональней выглядели "баррикадники". Каково же было мое изумление, когда, просматривая телепередачу, я обнаружил вопиющую цензуру, касавшуюся защитников Дома Советов. Из выступлений Кургиняна оставили треть. Воронину не дали слова. От моих выступлений оставили малую часть, из которой могло показаться, что я призываю к примирению с государственными преступниками. Напрочь был изъят фрагмент моего выступления, где я называл расстрел Парламента кровавой кляксой, которую не смоют никакие примочки. Я заявил, что Ельцин уже не сядет на скамью подсудимых, но есть Суд Небесный. Что живы Грачев и Ерин, Коржаков и Гайдар, Черномырдин и Лужков, и они не избегнут суда. На заявление Марка Захарова, что тот предпочитает лидера нации и отвергает дряблый Парламент, я заметил, что этим он выбирает Гитлера и отвергает испепеленный рейхстаг. Эти мои фразы были безжалостно вымараны. В итоге передача выглядела, как уродливая карикатура на защитников Дома Советов, как апологетика расстрела и госпереворота, повторяла телевизионные установки пятнадцатилетней давности. Я уверен, что живу в эпоху Путина. Но передача "Судите сами" хотела убедить меня и телезрителей, что мы всё еще живем в эпоху Шейниса. Нет, не живем.

Михаил Делягин В ЖЕРНОВАХ КРИЗИСА России придётся очень трудно

ОЛИГАРХИ "ВЫБЕРУТ СВОБОДУ"?

Нынешний кризис — самый глубокий после Великой Депрессии (по прогнозу МВФ, рост ВВП в США замедлится с 2,2 до 0,5%), когда в США не были редкостью самоубийства финансистов, бросавшихся в окна небоскребов, как клерки ВТЦ 11 сентября. Злые языки уже обсуждают число и даже персоналии российских олигархов, которые могут последовать этим путем.

Да, моральный облик наших олигархов не вызывает сомнений: в отличие от американских спекулянтов, они не называют компании своими именами, не отождествляют себя со своим делом и не воспринимают идеи своей ответственности за что бы то ни было.

Но ведь и кредиторы их — отнюдь не только "акулы капитализма", воспетые еще О»Генри и верящие в какие-то правила. Похоже, нынешние олигархи от коммерции в значительной части не смогут расплатиться с олигархами от силовых структур, — на фоне которых, как заметил один бизнесмен, "бандиты 90-х и озверелые кредиторы 1998 года производят впечатление мягких, сентиментальных и, в целом, нормальных людей".

Так что посмотрим, каким количеством кровавых клякс под окнами стеклянных символов путинского "просперити" оно будет заканчиваться.

БЕДА НЕ ПРИХОДИТ ОДНА

После победы над нами в "холодной войне" Запад перекроил мир в своих корыстных интересах, лишив более половины человечества возможности нормального развития. Это вызывает глобальную напряженность, терроризм и миграцию, но невозможность развития ограничивает рынок сбыта для самого Запада, на всех парах "влетевшего" в кризис перепроизводства. Стимулирование сбыта кредитованием неразвитого мира в 1997-1999 годах вызвало кризис долгов, эхом которого стал крах "новой экономики" США в 2000 году.

США вытащили свою экономику из начинавшейся в 2001 году депрессии двумя взаимодополняющими стратегиями.

Первая — "экспорт нестабильности", подрывающей конкурентов и вынуждающей их капиталы и интеллект бежать в "тихую гавань" — США. Рост нестабильности в мире приводит к росту военных расходов взамен расходов, стимулирующих экономику и технологии.

Реализованная в 1999 году в Югославии против еврозоны, эта стратегия исчерпала себя уже в Ираке. События же в Пакистане свидетельствуют о её вырождении в "экспорт хаоса": США перестали даже пытаться контролировать дестабилизируемые ими территории, став катализатором глобального военно-политического кризиса.

Второй стратегией поддержки экономики США была "накачка" рынка безвозвратных ипотечных кредитов (бывшая одновременно и формой социальной помощи). Созданный ей финансовый пузырь начал ползти по швам еще летом 2006 года, но многоуровневость финансовой инфраструктуры США привела не к мгновенному краху, но к длительной агонии, которая далеко не закончена: "плохие активы" (и обязательства, по которым они служили обеспечением) будут выявляться еще долго.

Но даже оздоровление финансов США еще не решит проблему, так как не смягчит кризис перепроизводства продукции глобаль-ных монополий, усугубляемый экспансией дешёвой продукции Китая.

Длительная политика "малых дел" и частных улучшений на Западе без изменения сути капиталистической системы привела в действие закон сохранения рисков: снижение частных рисков увеличивает системные вплоть до разрушения системы. Развитые общества утрачивают мотивацию к труду, способность к производительной инициативе и сохранению этнокультурной идентичности. Хваленый "средний класс" размывается: только в I квартале 2008 года во Франции разорилось около 3 тысяч кафе, причем число банкротов выросло на четверть, а закрывшихся, не дожидаясь банкротства, — вдвое. Бывшему среднему классу уже не по карману "жизнь в кафе", которую он вёл более полутора столетий.

Финансовый кризис — всего лишь выражение грандиозного, комплексного перелома всего мироустройства, сопоставимого по своим масштабам с Реформацией (в которой система управления, основанная на церкви, была заменена системой управления, основанной на светском государстве).

Относительное равновесие будет достигнуто восстановлением биполярной системы (США будет играть роль сходящего со сцены СССР, а Китай — крепнущих, несмотря на внутренние кризисы, США) в политике и поливалютной — в экономике (каждая валютная зона будет иметь свою резервной валютой).

Но путь к этому равновесию лежит через хаос.

Россия уже испытала его первый удар: бегство спекулятивного капитала (из-за нехватки ликвидности в США) в первой половине сентября обрушило фондовый рынок.

Государство оказалось не готово к этому. Остановив 15 сентября торги после обвала котировок, оно трое суток не делало почти ничего. Паника и кризисные явления нарастали, как в мае-июле 2004 года, и к вечеру 18 сентября банковская ликвидность упала до критического минимума, а паника бизнесменов затронула население. Штурм банков вкладчиками ожидался утром понедельника (а то и днем пятницы) — и в последнюю минуту, ночью государство, очнувшись, подхватило падающую финансовую систему.

Да, при этом применялись не те инструменты (банковскую систему спасал бюджетными(!) деньгами Минфин, а не Банк России, который, похоже, не понимал происходящего), а вместо точечной поддержки ключевых банков государство спасало фондовый рынок в целом, то есть спекулянтов вместо экономики, — но финансовый коллапс был предотвращен.

Даже крупнейшие инвестиционные банки выстояли (как "Тройка-диалог") или нашли покупателей (как "Ренессанс-капитал").

Но кризис не закончен. 3 октября, перед 15-летней годовщиной расстрела Белого Дома и принятием конгрессом США второго "плана Полсона", торги на РТС останавливали трижды. Инфляция 2008 года (без изменения методов расчёта) составит не менее 16%, 2009 года — 17-19%, рост ВВП затормозится до критических 5,5% (меньший рост не удовлетворит аппетиты основных групп влияния, что спровоцирует "войну всех групп клептократии против всех" и жесточайший политический кризис).

Государство направило на поддержку рынков около 1,5 трлн. руб. и может выделить еще около 3,5 трлн.. Больших финансовых вливаний наша экономика (без смены "правил игры") не выдержит.

"ПЕТЛЯ КУДРИНА" НА ШЕЕ РОССИИ

Кудрин — символ вывода средств государства из национальной экономики. Вызванная произволом монополий и коррупцией инфляция от этого не снижается, но в экономике, как перед дефолтом, создается искусственный дефицит денег (за январь-август денежная масса выросла лишь на 9,5% — минимум с 1998 года).

Не имея доступа к средствам, бизнес получал на Западе в виде кредитов свои же деньги, уплаченные в виде налогов. Лоснящийся вид причастных к этому реформаторов и их репутация не позволяют предположить, что огромная маржа между процентами, по которым наше государство отдает деньги налогоплательщиков Западу, и процентами, по которым тот кредитует наших налогоплательщиков, оседает только на Западе.

Эта стратегия привела к убыткам в десятки миллиардов долларов в год и росту внешнего долга (до 527,1 млрд. долл. на 1 июля).

Но в августе-сентябре и эта модель, скопированная реформаторами с блаженных для них и кошмарных для страны 90-х годов, была разрушена Западом: все средства пошли на латание его финансовых "дыр", и кредитование (пусть даже втридорога) российского бизнеса резко сократилось.

Российские банки, столкнувшись с острой нехваткой средств, начали брать краткосрочные кредиты, рассчитывая "в случае чего" продать пакеты ценных бумаг. Но бегство западных спекулятивных капиталов, обвалив фондовый рынок, обесценило их, вызвав жесточайший кризис ликвидности.

"КОМУ ВОЙНА, КОМУ МАТЬ РОДНА"

Либеральные реформаторы, доведя финансовую систему страны до края пропасти, тут же превратили общественную трагедию в роскошный личный бизнес.

Выделение эквивалента 50 млрд. долл. на погашение долгов высокозначимых предприятий необходимо для спасения экономики. Логично и то, что эта помощь предоставляется не за "красивые глаза", а за контрольные пакеты.

Но ведь банкротства были вызваны не ошибками бизнесменов, а порочной политикой Кудрина, сознательно обескровившего экономику! Либеральные реформаторы сначала лишили бизнес оборотных средств, поставив его на грань банкротства, а теперь забирают у него всё лучшее — причём на деньги этого же бизнеса, уплаченные им в виде налогов. И будущая приватизация, вероятно, передаст эти активы в руки всё тех же либеральных реформаторов, создав уже третье поколение олигархов.

Беспредельный цинизм этой схемы ярко оттеняется неадекватным и коррупционным характером госуправления предприятиями, демонстрируемым в энергетике, ВПК, газовой промышленности, ЖКХ и большинстве госкорпораций.

ЖИЛЬЕ: ДЕШЕВЛЕ, НО НЕ ДОСТУПНЕЕ

В конце сентября в центре Санкт-Петербурга плакат с телефоном под окнами квартиры стал неотъемлемой частью исторического пейзажа. Но основное — до 2 раз — снижение цен коснется оптовых продаж "от бизнеса бизнесу": для выплаты долгов нужны крупные суммы, а их нельзя быстро получить от продаж населению.

Ему квартиры будут продавать те, у кого деньги есть (даже владельцы инвестиционных квартир смогут ждать "лучших времен" довольно долго) — и потому удешевление будет меньше. Максимально подешевеют новостройки — но из-за падения уровня жизни они останутся недоступными для большинства.

Рынок жилья Москвы высоко монополизирован строительными организациями и их смычкой с властями, что ограничит возмож-ности снижения цен.

Дополнительно поддержит цены на недвижимость крупных городов отсутствие общедоступных других инвестиционных товаров и то, что это единственный инвестиционный товар с потребительскими и коммерческими свойствами (в инвестиционной квартире можно жить, и её можно сдавать в аренду). А высокая концентрация доходов поддерживает спрос даже на сверхдорогое жилье.

КОНЕЦ ПУТИНСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ

Прокол спекулятивного пузыря на рынке недвижимости неизбежен, — но ждать его до весны 2009 года не стоит, а когда он произойдет, он не обрушит экономику: в России рынок недвижимости не важен для финансовой системы.

Стенания об обесценении накопительных пенсионных вкладов ("процесс пошел" еще в 2007 году, а за вторую половину этого они потеряют минимум 25%) непонятны: пенсионная реформа изначально нацелена на поддержку фондовых игроков, а не пенсионеров, вклады которых обречены на обесценение финансовыми катаклизмами просто по теории вероятности.

Реальные социальные последствия кризиса проявятся в разорении финансовых компаний и закрытии некоммерческих частных проектов, в первую очередь медийных и общественных. Под ударом окажутся компании, живущие за счет перекредитования (торговля, строители, риэлторы, часть агробизнеса и транспорта). Десяткам тысяч занятых в этих секторах придется сменить работу на худшую.

Миллионы столкнутся со снижением заработков — прежде всего в виде неявного урезания соцпакетов, льгот и бонусов. Сократятся возможности дополнительных заработков.

Инфляция ускорится из-за финансовых проблем торговли: живя за счет дорожающего кредита, она будут вынуждена (а благодаря монополизму и сможет) повышать цены.

Накачка банков деньгами породит монетарную инфляцию, но до конца года она не будет заметна на фоне массового произвола монополий.

Финансовые проблемы сожмут базу коррупционных потоков и обострит конкуренцию за них, породив очередную "борьбу с коррупционерами" и рост взяток, который подстегнёт повышение цен (ведь бизнес платит взятки из кармана потребителей).

Падение уровня жизни ускорит размывание среднего класса (маркетологи, оценивающие его по уровню потребления с учетом возможностей кредитов, засвидетельствовали его снижение с весны 2007 по весну 2008 с 25 до 18%) и обанкротит компании, ориентиро-ванные на рост доходов населения.

Россияне попадут в жернова падения доходов и роста цен. Расплодившийся на нефтедолларах "офисный планктон" впервые за десять лет столкнется с реальностью и с ужасом осознает, что есть вещи хуже недостаточно вежливого руководителя.

Хуже всех — и быстрее всех — придется "гастарбайтерам". Сейчас их в России 11 млн. нелегальных и 1 млн. легальных; до 7 млн. занято в строительстве. В ближайшие два месяца стройки, кроме специальных и связанных с госпроектами, встанут (они идут за счет кредитов), — и на улицы будет выброшено от 2 до 6 млн. молодых здоровых мужчин, часто без паспорта и с трудом понимающих по-русски, не имеющих денег и ночлега.

Им это грозит смертью от голода и холода (к которому южане чувствительнее нас), жителям крупных городов — всплеском уличной преступности, которая быстро станет организованной и исключительно жестокой (ведь люди будут воевать за физическое выживание).

В 2009 году правительство искусственно обострит проблему, повысив квоту на въезд рабочей силы почти вдвое, как минимум до 3,4 млн.чел. (хотя, получив разрешение на работу, огромная их часть официально не работает, и Москва из-за этого даже снизила заявку).

ПОЛНЫМ ХОДОМ К СИСТЕМНОМУ КРИЗИСУ

Волны глобального финансового кризиса, раз за разом (прошлый раз — весной и осенью, следующий — в конце октября — начале ноября) ударяя по России, приблизят системный кризис, вызванный произволом монополий, разрушением инфраструктуры, деградацией человеческого капитала и систем управления, и станут его катализатором.

Впервые стало можно говорить о его сроках: даже при сохранении дорогой нефти (она будет дешеветь из-за проблем США) и низкой интенсивности межклановой борьбы глобальный финансовый кризис инициирует утрату государством контроля за важнейшими сферами хозяйственной и общественной жизни осенью 2009-весной 2010 годов.

Этого еще можно избежать созданием финансового контроля, санацией банков, государственным рефинансированием не спекуляций, а инвестиций (включая выкуп у строителей за долги новостроек и превращения их в доступное, то есть почти бесплатное жилье). Но коррупционная мотивация бюрократии вновь не даст превратить кризис в катарсис и втолкнет нас в новую катастрофу.

Михаил Леонтьев: «ЭТО — АГОНИЯ» Закономерный итог «глобальной экономики»

"ЗАВТРА". Михаил Владимирович, каковы, на ваш взгляд, параметры нынешнего всемирного финансового кризиса?

Михаил ЛЕОНТЬЕВ. Прежде всего, надо сказать, что это не финансовый кризис как таковой. Это кризис всей системы современного мироустройства, сформированной уже после Второй мировой войны, когда США получили безусловное, стопроцентное господство в "своей" части мира, при этом наличие второй части мира, советской, не доставляло проблем для внутреннего функционирования американской системы — наоборот, было очень удобным инструментом управления и поддержания эффективности этой системы. То есть шла системная — не экономическая, не рыночная, а именно системная социальная конкуренция, которая, вдобавок, позволяла списывать любые издержки США на счет своих сателлитов. Вот эта последняя возможность после краха СССР исчезла. Именно тогда вся система пошла вразнос.

"ЗАВТРА". Но у текущего всеамериканского, а вообще всезападного кризиса, если и не тотальной катастрофы, имеется и другая фундаментальная причина, которая также связана с СССР. Запад, и в первую очередь США, всерьёз конкурируя с советской системой, были вынуждены повышать средний уровень потребления сверх всякой меры, а это потребление и гробит их сейчас. Советский Союз из могилы взял за горло своего идеологического противника.

М.Л. Да, это, безусловно, так. Но при этом всё же более значимый источник состоял в другом. Позволю себе самое простое объяснение, на уровне детского сада. Как стать богатым? Нужно иметь много денег. Откуда их легче всего взять? Их нужно напечатать. Но если реальная масса товаров и услуг остается прежней, эти деньги обесценятся: то, что раньше стоило, условно, десять рублей, будет стоить тысячу, или сто тысяч, или миллион. Да, но вы-то эти деньги просто печатаете, вы можете напечатать их триллионы, и всё скупить, пока у вас эти деньги еще принимают. Вот стратегия Америки — это паразитическая стратегия, а паразитизм развращает, ибо сама человеческая природа не приспособлена к паразитизму. Вы можете иметь самую сильную армию и самую мощную пропаганду в мире, но если вы идете по пути паразитизма, это вас не спасет.

То же самое касается и фондового рынка, включая рынок ипотечных кредитов. Американцы придумали такой товар, который вроде бы всегда можно купить и продать с выгодой — но только за их доллары. Это их, американские, "ценные бумаги". По производству этого товара США давно на первом месте, капитализация только фондового их рынка, без ипотеки, в июле 2007 года достигла 16,4 трлн. долларов. Вместе с ипотекой на 6 трлн. долларов это будет уже вдвое больше официального американского ВВП. А ведь есть еще так называемые сырьевые и товарные биржи с их производными ценными бумагами. Добавьте сюда федеральный долг, который сегодня превышает 11 трлн. долларов. Добавьте сюда частные долги домохозяйств, превышающие 13 трлн. долларов. В целом номинированные в долларах ценные бумаги по всему миру "стоят" примерно 100 трлн. долларов. Но после того, как акция начинает обращаться на рынке, она теряет всякую связь с реальной деятельностью предприятия — при этом объем данного рынка, который становится рынком фиктивного капитала, определяется не столько объемом и ценностью самих акций, сколько объемом трансакций, сделок по их купле-продаже. И под него эмитируется денежная масса, которая обслуживает эти трансакции. Чем больше трансакций — тем более спекулятивен рынок, тем более фиктивен этот капитал, но тем больше у вас денег для богатства.

А дальше остается решить самую простую и самую главную задачу — заставить всех остальных покупать этот фиктивный товар как реальный. Вот для чего нужно господство, вот для чего нужен Pax Americana.

Я не буду здесь углубляться в историю установления этого господства — я просто отмечу, что в основе кризиса лежит накопленное Америкой гигантское количество фиктивного капитала, несуществующего реально богатства.

Системный кризис отличается от циклического экономического кризиса тем, что социально-политическая система просто не может, в силу собственных особенностей, своей структуры, своих механизмов функционирования — не может адекватно реагировать на вызовы. Мы, пережившие крах советской системы, знаем это очень хорошо. И мы видим, как Америка лечит свои болезни, связанные с необеспеченной эмиссией. Она лечит их новой гигантской необеспеченной эмиссией. Это поведение наркомана, который снимает свои ломки принятием всё больших и больших доз наркотика. История не знает ни одного случая излечения наркомана таким способом.

"ЗАВТРА". То есть, по-вашему, одобренный Конгрессом США "план Буша" по санации американской экономики стоимостью то ли 700 млрд., то ли 1,5 трлн. долларов на деле является всего лишь очередной инъекцией долларового наркотика?

М.Л. Безусловно. Только идея покрытия американских долгов долларовой эмиссией подспудно реализовалась на протяжении всего президентства Джорджа Буша-младшего. Потому что, постоянно увеличивая свои долларовые долги и постоянно обесценивая доллар, Америка перекладывает все издержки своего образа жизни на остальной мир. В свое время США были страной большого и эффективного производства. Теперь на его месте расположился огромный финансовый пузырь. Никакой криминал, никакая торговля наркотиками и "живым товаром" не сравнятся по степени доходности с вот этими финансовыми махинациями. И когда у вас появляется возможность заниматься вот этим, у вас всё трансформируется, все силы: физические, интеллектуальные, организационные, — будут брошены на сохранение и защиту этого финансового пузыря. Фиктивный капитал изуродовал всё американское общество, превратив его в колоссального, глобального паразита. И в этом качестве Америка опасна для всего мира, поскольку она вынуждена любой ценой сохранять своё господство. Потому что стоит ей утратить это господство, финансовый пузырь оттуда исчезнет, оставив после себя мерзость запустения. Америке нечем будет покрывать свои долги, ей придется в несколько раз сокращать свое потребление, там просто хаос может начаться.

"ЗАВТРА". То есть события последних недель — это вовсе не пик кризиса, самое худшее еще впереди?

М.Л. Сейчас они пытаются надуть доллар и снизить цены на нефть, чтобы дать простому американцу почувствовать колоссальную эффективность работы республиканской администрации. Не хотят республиканцы терять власть, и я их в этом очень хорошо понимаю. 700 млрд. долларов — это цена предвыборной кампании Маккейна. Уже в ближайшей перспективе такая "санация плохих долгов" обернется очень плохими последствиями для Америки, но они там, похоже, начали мыслить в других временных категориях — месяц до выборов, например.

Состояние американской финансовой системы сегодня таково, что они даже долги свои обслуживать не могут, проценты по долгам не могут выплачивать, понимаете? Они последние два года еще пытались это делать, доллар для этого специально ослабляли — а теперь всё. Дорогой доллар для их финансовой системы — это уже гроб с музыкой. Два-три месяца на всю церемонию похорон.

Мы публиковали интервью с Питером Питерсом, это старый зубр, министр торговли при Никсоне, создатель различных инвестиционных фондов, миллиардер, то есть человек, прекрасно знающий всю политическую и финансовую механику. Но когда мы спросили его, что нужно делать, чтобы выйти из кризиса, он отвечает, что Америка должна прекратить занимать, должна начать жить по средствам, должна начать отдавать долги, что нынешнее поколение проело жизнь как минимум двух следующих поколений, своих детей и внуков… Но Америка уже не может жить по средствам, она не может "поджать" свои потребности.

Значит, единственный реальный выход из кризиса для нее — использование колоссальной военно-политической мощи. И очень трудно представить себе, чтобы от этого выхода кто-то смог отказаться. Давайте вспомним, как мир вышел из Великой Депрессии 30-х годов. Он вышел из нее через Вторую мировую войну.

"ЗАВТРА". То есть получается, что победа Маккейна — это внешняя агрессия, вплоть до новой мировой войны, а победа Обамы — это социальный взрыв, это гражданская война в Америке?

М.Л. Думаю, демократы в гораздо большей степени, чем республиканцы, склонны спасать Уолл-Стрит и мировые финансовые рынки — поскольку они традиционно связаны преимущественно с этим сегментом большого бизнеса. А "старые" республиканцы — не "неоконы", которых понять вообще очень трудно, потому что они просто беспредельщики, — нет, "старые", традиционные республиканцы более склонны спасать собственно Америку, а не финансы Уолл-Стрита. Собственно, с ними и воевал Буш, проталкивая через Конгресс свой "план экономического спасения".

Социальный мир в Америке зиждется на форсированной подкормке американского потребления. Сейчас они вывозят из Китая уже не только товары, но и деньги — свыше триллиона долларов вложены правительством КНР в доллары и американские ценные бумаги.

Но что интересно — ведущие лидеры Запада требовали принятия "плана Буша". Прекрасно понимая при этом, что минимум 500 из 700 млрд. долларов будут оплачивать не американские, а их собственные налогоплательщики. Но для них вот так сразу броситься с американского "Титаника" в бушующие волны глобального кризиса — это чрезвычайный риск, идти на который они пока не готовы. И, разумеется, потребуют того же от России, Китая, Индии, исламского мира и так далее. Потому что это вроде бы уменьшит их личный взнос в поддержание на плаву этой уже безнадежной посудины. Что тут можно придумать, не знаю. Я не политик.

"ЗАВТРА". Как долго это будет продолжаться? Как будут развиваться ближайшие события?

М.Л. Трудно ответить на этот вопрос. Коридор возможностей у Америки еще чрезвычайно велик. Мы долго говорили о том, что мир становится многополярным. Пока это не так. Ситуация совершенно иная. Она текучая. Американский полюс тает, а новые полюса силы еще не сформированы. Каким образом всё это структурируется, будет война или не будет войны, и, если она будет, каков окажется её исход? — предугадать точный ответ на такие вопросы попросту невозможно. Но, если войны и других глобальных потрясений всё-таки не будет, то можно предположить, как это делает, например, Михаил Хазин, что действительно возникнет ситуация мультиполярного мира, с обособленными друг от друга геополитическими агломератами, у каждого из которых будет своя валюта: индийский, китайский, европейский и так далее.

Но нам интересна прежде всего Россия. Нынешние российские лидеры практически первые и единственные, если не считать Уго Чавеса и Махмуда Ахмадинежада, заявили, что так жить нельзя, что нынешняя система уже мертва, и нужно строить новую. Они тем самым противопоставили себя вот этой текущей и гниющей политической ситуации, практически вызвали огонь на себя. Это с одной стороны.

А с другой, Россия сегодня в экономическом отношении — одна из самых "политкорректных" стран. Российская финансовая политика даже патологически политкорректна по отношению к Соединенным Штатам. Так всё строилось, начиная с 1991 года, мы полностью аффилированы с американской экономикой, это факт, поэтому сегодня сразу начинать размахивать руками и ломать стулья по этому поводу будет неадекватным поведением. При Путине Россия сбалансировала все виды своей зависимости от США, кроме финансовой. Сегодня российская финансовая система куда больше зависит от доллара, чем любая другая крупная финансовая система — может быть, за исключением исламских нефтедобывающих стран. Теперь Медведев будет решать и эту проблему. Потому что не решать её уже нельзя. Он будет решать её с Кудриным или без Кудрина, с Чубайсом или без Чубайса — это уже второй вопрос.

Пока государство, используя кризис ликвидности, через "Сбербанк", "Газпромбанк" и ВТБ переводит на себя всю банковскую систему страны.

"ЗАВТРА". Но при этом вывезло за пределы страны 350 млрд. долларов, вложив их в американские банки.

М.Л. Да никто никуда их не вывозил! Вы же знаете ситуацию не хуже меня — зачем такие фигуры речи?! Эти доллары — просто записи на счетах американских банков. Их в природе, даже как бумажек с портретами американских президентов, просто не существует. Это счетные вещи, эти фиктивные деньги никогда не поступали в нашу страну, они сразу накачивали американскую ликвидность — потому что таковы были правила игры, если хотите. России Америка отдавала 27 долларов с каждого проданного барреля российской нефти — и всё, ни центом больше. Остальное сразу шло на их счета. Что это такое? Это финансовая кабала, финансовое рабовладение — называйте как хотите. Но по-другому нам бы просто не дали дышать, замучали бы региональными конфликтами и терактами. Путина часто сравнивают с Петром Первым. А мне он больше напоминает московского князя Ивана Калиту, который договорился с Ордой "по-хорошему", стал сам собирать ясак и отвозить его хану, избавив свои земли от набегов кочевников. Чем дальше дело кончилось, из истории достаточно хорошо известно.

Америка, скупая банкротов с триллионными долгами, ставит себя под удар, резко повышая риски уже не корпоративных дефолтов, а суверенного дефолта. Да, это агония. Глобальная экономика доллара превратилась в хоспис, и вся "медицина", все "планы санации" или "планы лечения" — это чепуха, это медицина хосписа. Больного пытаются максимально избавить от мучений и максимально продлить ему более-менее комфортную жизнь. Прекрасно понимая, что вылечить его, вернуть ему здоровье уже нельзя. Потому что диагноз безнадежный.

"ЗАВТРА". И последний вопрос. Всё то, о чем так аргументированно вы сейчас говорили, нам и многим нашим авторам ясно давно. Сейчас срочно требуется ударная смысловая программа действий РФ в этих условиях, нужны новые кадры на решающих финансово-экономических и идеологических направлениях. Как долго наше высшее политическое руководство будет стараться уходить от этих реальностей и пытаться решить качественно новые проблемы старыми методами?

М.Л. Это хороший вопрос, но ответа на него пока нет.

Беседу вёл Александр Нагорный

«ХОЛМ» — РОМАН-АПОКРИФ О новой книге Александра Проханова «Холм» размышляет псковский писатель Александр Донецкий

По одной из трактовок, апокриф — это книга, сочиненная на опалубке другой, уже существующей; в ситуации, когда вроде как необязательный, добавочный, дополнительный бонус-текст предлагает читателю увидеть свершившиеся и уже изложенные кем-то факты в абсолютно ином фокусе зрения, обновленными, жадными, почти чужими глазами.

Свежий роман Александра Проханова "Холм" и есть такой апокриф. Это, может быть, и сокровенная, но отнюдь не скрытая книга. Роман рожден как живой и открытый художественный комментарий к недавнему событию: явлению на Псковской земле Священного Холма, что воздвигнут близ Старого Изборска. Представ сначала идейным вдохновителем и носителем замысла "духовного охолмления" Руси, Проханов выступил в своей привычной роли — художника и романиста. "Холм" — хроника собирания святынь псковских в одну магическую копилку, дабы воздвигнуть на осколках Вифлеемской звезды некий столп энергии, метафизический коллайдер, светоносный реактор Русского мира; не случайно фамилия главного персонажа — "альтер эго" автора — Коробейников. Его "короб" — фамильная скатерть, разрезанная на полотенца, — должен вобрать в себя частицы мощей мучеников и героев, счастливо рожденных, а затем усвоенных родной заповедной землей.

Фабула "Холма" — это недолгая история собирания писателем Коробейниковым невидимо светящихся изнутри горстей почвы; так алхимики Средневековья заключали в колбы неведомые вещества для получения волшебной амальгамы. Придуманная Прохановым Псковщина, — своего рода Фата-Моргана, Запределье, оно же Лукоморье, то есть чудесная страна, хранящая загадочные ингредиенты для сотворения Русского Чуда.

Молекулы мистики, и прежде щедро пронизывавшие романы Проханова, в "Холме" сливаются в целые животворные потоки, которые как бы "перфорируют" картинку повседневности, преображают обыденность здесь и сейчас. Герой передвигается в пространстве не сам по себе, а подчиняясь некой особой религиозной сверхзадаче, миссии: соединить века и народы всей русской истории. По пути он встречает ментов и проституток, юродивых и сумасшедших, подсказывающих собирателю частиц траекторию и смысл его вольного подвижничества. Движение Коробейникова провиденциально. Его, на первый взгляд, непредсказуемый маршрут начертан — вернее, высвечен — прямо на груди, и когда таинство рождения Холма наконец получает неоспоримый Знак воплощения, Коробейников оставляет мир, сливаясь с предками. Предначертание Судьбы исполнено:

"Русский летчик Николай Котляков, служивший в гарнизоне у Гдова, был поднят по тревоге в ночное небо. /…/ Пролетая над Старым Изборском, он обнаружил по курсу необычное свечение, белое зарево, внутри которого находился сгусток света, шар белого пламени. Хотел облететь, полагая, что это шаровая молния. Но светящийся шар пошел навстречу, угрожая столкновением. Летчик едва увернулся, пропуская объект над кабиной, успев разглядеть, как в лучистую сферу с земли прянула белая тень, слилась, и сфера стала чуть ярче. Умчалась прочь, оставив на крыльях самолета слюдяные блески, струящиеся потоки стекла".

На основе прохановского "Холма" можно написать крепко сбитый киносценарий мистического "роуд-муви", изобилующего яркими и даже эпатирующими зрителя эпизодами.

Роман начинается с кровавого побоища на "Марше несогласных", продолжается в студии телепрограммы "К барьеру", а затем перемещается на Псковщину, где, вместе с героем и при непосредственном его участии, мы становимся очевидцами: то заказного убийства псковского вице-губернатора, то магического сеанса "по воскрешению" Пушкина и его жены Натали в Святых Горах, то сцены зверской расправы местного населения с чужаками "кавказской национальности" — своего рода псковской Кондопоги ("Мужики, пошли чеченов бить!.. Сейчас разом всех выкинем!.. Оборзели!..").

Наряду с сотней вымышленных лиц перед читателем проходят старые знакомцы, десятки до боли знакомых по телевизору физиономий, не требующих особого представления: либеральный политик Немчинов (Немцов), телеведущий Соломонов (Соловьев), вдова трескучего и вредного пустозвона из Петербурга госпожа Парусова (Нарусова).

Все они, порочные обитатели гламурного паноптикума, настолько узнаваемы, что не требуют постраничных комментариев. Проханов не щадит своих прототипов, сатирически шаржируя их портреты, гротескно выпячивая недостатки, вскрывая неприятные подробности. Не скупясь и на звериную ненависть: "Зубастая женщина радостно оскалилась, и Коробейников вдруг вспомнил "Мцыри" — мысленно засунул ей в пасть рогатый сук и трижды повернул". Кроме шума времени, этого актуального настоящего, в которое погружен Коробейников, ему доступно прошлое: ретроспектива памяти населена не менее плотно и густо, ярко и причудливо, чем современность: изначальное откровение под Изборском, ночной заплыв по Великой, небо Никарагуа, жар Анголы, пески Афганистана, катастрофа Чернобыля, смятение Перестройки, ненависть в Югославии, расстрел Парламента… Пазлы памяти складываются в суровую и величественную картину всеобщей истории. Коробейникову есть что вспомнить по дороге к своей личной Голгофе. И он не забывает ни своих высоких, гордых подвигов, ни стыдных, греховных поступков: как подростком подглядывал за совокуплением неизвестных мужчины и женщины, как почти изнасиловал деревенскую девушку-горбунью, как изнемогал от животной похоти к странной и страстной женщине-вамп, как предал доверившегося ему друга… Однако все эти житейские, биографические подробности — ничто, по сравнению с тем, что утратила Россия, столкнувшись с мировым Злом, подкараулившим ее ослабленной, беззащитной, больной, в момент вероломного предательства. Крушение "красной империи" стало и его личной смертью, отложенной ради миссии "охолмления" легендарного ландшафта: "Он сидел над землей и думал, сколько творческих сил посвятил воспеванию советской империи, ее красоты и могущества, от которых остались шлак и окалина" и "Смысл совершаемых им деяний — собирания земель, насыпания Священного Холма — объяснялся стремлением воздействовать на историческое русское время. Соединить распавшиеся эпохи. Восстановить невидимый волновод, по которому историческая энергия из глубокой древности польется в нынешний день, омывая чахлое государство… /…/ Чтобы распад не случился, он хотел подключить животворный поток русской истории к дистрофичному государству, напитать его волшебным смыслом". Читая "Холм", понимаешь, что автор, не стесняясь пафоса и поэтических гипербол, постарался вложить, вогнать, втиснуть в границы своей суверенной, мифической Псковщины если не пол-России географической, то уж точно всю Россию — историческую. Когда фантастическое "роуд-муви" близится к своему финалу, за книжным обрезом "Холма" начинается совсем другое действо. Старенькая "Волга" глохнет там, где сшибались тевтонцы и русские. Согласно авторской мысли, отныне сшибаться тут будут мировое Зло и Божественное Добро.

Роман-апокриф под названием "Холм" исполнил и еще одну свою прямую функцию: создать, актуализировать — хотя бы в обозримом будущем — ту отвергнутую, неканоническую, альтернативную историю, внутри "аэродинамической трубы", которой и России уготовано ее надлежащее и непреложное место. Роман — пытливый и достоверный комментарий к тому посланию, что доступно лишь сердцу духовно страдающего и по-настоящему любящего человека.

«МЫ ШТУРМОВАЛИ ГОРИ» Рассказ командира 104-го десантно-штурмового полка Геннадия Владимировича Анашкина

8-го, около трех часов ночи меня вызвал мой командир дивизии и дал команду прибыть для получения боевой задачи. Я дал команду дежурному по полку на подъем полка. В три часа я был у командира и получил задание на формирование батальонно-тактической группы, которая должна была убыть на Кавказ. Первоначально время готовности было назначено на семь утра. Потом время перенесли, и в полном объёме вылеты начались в шестнадцать часов. Вылетали с нашего аэродрома Кресты. Первая группировка была переброшена пятнадцатью самолетами Ил-76. Старший группировки был я, единственный представитель дивизии. Нас посадили в Беслан группами, сначала восемь самолетов, потом остальные семь. Разгрузившись, на своей технике мы совершили ночной марш с часа ночи по маршруту Беслан — Рокский перевал. Прошли сквозь Рокский туннель, в котором уже было много техники, входила 58-я армия. Замкомандующего округом передал мне приказ явиться к командующему округом и лично получить задание. Мы достигли населенного пункта Джава, я прибыл к командующему, который уточнил задание. Прибыть на западную окраину Цхинвала и зачистить отведенный район, вытесняя грузинские войска к границе Грузия-Южная Осетия, и там занять оборону. Точная обстановка в Цхинвале нам была неизвестна. Знали, что там идут бои, в которых участвуют наши миротворцы, — вот и вся информация. Мы совершили обходной марш по высокогорным дорогам, при завершении марша подверглись налёту грузинской авиации. Мои зенитчики сходу открыли огонь по самолёту, он уходил от трассеров, отклонился в сторону и бомбы прошли рядом. Не попал по колонне, а отработал параллельно. Мы вышли в указанный район, ночью прочесали сёла, нашли боеприпасы, реально грузинских военных там уже не было. От населения остались единицы, только одни старики. Утром поступила задача прибыть на южные окраины Цхинвала. Когда мы вошли в город, бои шли по окраинам и уже затихали. По уточненной задаче нам предстояло в качестве передового отряда пересечь границу и выйти в район Гори, закрепиться на рубеже северо-западнее города, у селения Вариани, где находился телецентр. У меня было две роты неполного состава, батарея четыре орудия "Нона" и три "бэтээра", на которых установили зенитки ЗУ-23. Практически вся наша мощь. Когда начали движение, над колонной начала работать авиация, зенитчики сделали несколько выстрелов из переносных комплексов, и в результате завалили грузинский самолет Су-25. Летчик катапультировался, его захватили в плен. Мы продолжили движение. У меня было не больше двухсот человек и наша десантная техника, "бээмдэшки-копейки", или, как шутят бойцы, "алюминиевые танки". В районе населенного пункта Хетагурово мы перешли границу, и из "зеленки" по нам открыли огонь грузинские танки. По счастливой случайности, видимо, Бог нас охранял, разрывы ложились близко, но не могли попасть ни в одну машину. Данные об обстановке отсутствовали. Что впереди, не знали. Ни одной русской части, ни одного разведчика. Мы первые. Шли в боевых порядках на большой скорости. Я дал приказ зенитчикам открыть огонь по "зелёнке". Трава была сухая — и загорелась. Всё в дыму, их танки прекратили огонь, все их приборы и прицелы ослепли от дыма. Мы продолжили бросок. Шли по тылам, преодолели около сорока километров в направлении Гори. Нас никто не ожидал. Местное население собирало персики, в шоке поворачивали головы, бежали в разные стороны. Я предупредил своих — по местному населению, пока в вас кто-нибудь не стрельнёт, огонь не открывать. Поэтому мы, тихо шелестя гусеницами, выполняли маневр. В основном по сёлам, по садам, избегая крупных селений. Двигаясь вдоль железной дороги, приблизились к Вариани. Разведка доложила, что на станции находится база с большим количеством вооружения. Склады, скопление техники, личный состав. Они заметили нас. Мы сходу развернулись, и начался бой. К базе на автомобилях прорывались грузины, мы их уничтожили. Бой продолжался около часа. База была захвачена, техника противника уничтожена. За нами шел 693-й полк 58-й армии, ему передали трофеи и пленных. Командир этого полка раньше служил в ВДВ, я с ним вместе учился в академии. Я ему говорю: "Родной, ты меня только не бросай!" Потому что мы оба понимали, куда мы идём. По большому счету, билет в один конец. Он с передовым отрядом своего полка ко мне пробился, у него там танковая рота и мотострелковая рота, и он с ними. Потом весь полк подтащил. Мы заняли круговую оборону, перешли в ночь. Дальше продвигаться в ночи было бессмысленно. Наутро получили задание совершить маневр, занять высоты и захватить телевышку города Гори. Это было 12 числа. К одиннадцати часам все высоты были взяты, телевышка была захвачена. В результате захвата телевышки был уничтожен личный состав грузинской противотанковой батареи и захвачены противотанковые пушки. Они были развернуты около лесочка. Получилось так, что мы заскочили и оказались выше их, и сверху сбили их и уничтожили. Перешли к обороне по этим высотам. В ночь 12-го было объявлено, что боевые действия российских войск прекращены. Ночью на тринадцатое было видно, как из Гори уходит большое количество грузинской техники. У наших боевых машин дальность стрельбы небольшая, поэтому вести огонь было бессмысленно. Их отход был панический — они бросили столько техники, столько боеприпасов. Когда наши заходили в казармы, сбивали замки с оружейных комнат, в пирамидах не тронутые автоматы. Техника стоит прямо в хранилищах. Некоторая техника построена в колонны, так они и стоят брошенные. Были даже колонны с заведенными двигателями, с полным боекомплектом и заправкой. Мы захватывали пленных, и они рассказывали, что после нашего прорыва и боя у военной базы распространился слух, что две российские дивизии вторглись в Грузию и все сметают на своем пути, всех режут без пощады. Это была настоящая паника. После выполнения задания мы вернулись на территорию Южной Осетии и затем в расположение дивизии, в Псков. Потери батальона — один человек скончался от ран. И девять человек раненые. Контрактники, которыми укомплектована часть, сработали на отлично. Я был в семье у того, кто скончался. Вручил жене Орден Мужества. Сам отправляюсь в Москву получать из рук Президента Звезду Героя России.

РУСЬ СОКРОВЕННАЯ Стихи главы «Союза православных хоругвеносцев» Леонида Симоновича-Никшича

Священный Холм. Священная Россия,

Священная Изборская земля.

О, Господи! Как грозна и красива

Голгофа рукотворная твоя!

Здесь, в этом месте "Русь пойдёт сначала",

Она уже здесь снова "есть пошла",

Здесь Александр вырвал змею жало,

И выполол под корень всходы зла.

Здесь будет холм. В Священный холм Победы

Со всей Руси мы землю принесём,

Здесь разобьём "псов-рыцарей" и "шведов",

И рать Святую снова соберём.

Со всей Руси несут в горстях, в мешочках

Не просто землю — Вечный Русский Дух,

На камне проступают кровью строчки,

Которые прочтут потомки вслух.

Несут песчинки свято, как икону,

Где у холма в строю стоят сам-друг

Князь Александр, Женя Родионов,

Герои брани, подвигов и мук.

Великий Пушкин, Александр Матросов,

Встают в ряды у этого холма,

И над холмом парят хоругви Россов,

Хоругвеносцев реют знамена.

Священный Холм. Священная Россия,

Простор Небес — бездонный Божий глаз,

И на Кресте распнувшийся Мессия -

Наш Русский Бог, умученный за нас.

Земля из Пскова, Выбут и Изборска -

Здесь соберёт все земли и моря,

Солёная земля Североморска,

И Сталинграда чёрная земля.

Какая ширь! Бездонно неба око!

Кругом полей и леса окоём!

О, Господи, как дышится глубоко,

Как облака вдали горят огнём!

Здесь соберёмся, уврачуем раны,

Здесь зашумит народная молва,

И Александр Андреевич Проханов

Нас соберёт у этого холма.

Здесь Русский Дух, здесь воздух Русью пахнет,

Здесь холм Священный Русский Крест несёт

Отсюда мы, как из ракетной шахты,

Уйдём в наш фантастический полёт.

Здесь холм стоит. Здесь Север, здесь Голгофа,

Здесь слышен гулкий звон колоколов,

Отсель мы вновь пробьём окно в Европу

Во исполненье вещих русских снов.

Здесь Мира Центр и здесь предел Вселенной,

Здесь Третий Рим — Второй Ерусалим,

Здесь Крест венчает Русский холм Священный,

И в небесах парит орёл над ним.

Здесь создадим Преданье Земляное,

Пусть холм стоит как новый Пуп Земли, -

Над горизонтом пламя заревое,

И Святослава всадники вдали.

Священный холм. Священная Россия,

И Небеса — бездонный Божий глаз,

И на Кресте распнувшийся Мессия, -

Наш Русский Бог, умученный за нас.

Всю соль Земли горстями мы собрали,

Мы жертвоприношенье принесли,

Чтоб воины безсмертные восстали,

Которые тут в землю полегли.

Мы встали здесь, под стенами Изборска,

Чтобы собрать знамёна и полки,

Чтоб, в горизонты вглядываясь зорко,

Врагов увидеть нам из-под руки.

Что ж, пусть идут. На этой Вольной Воле

Полки их встретим, встав к плечу плечом,

И у холма в Изборском Чистом Поле

Изрубим их сверкающим мечом.

Здесь вся земля. Здесь Новгород и Полоцк,

Здесь Киев — Матерь Русских городов,

Здесь Северский Донец и Ламский Волок,

Здесь каждый стяг за Русь стоять готов.

Здесь приношенье. Землеприношенье —

Здесь дух земли ветра не замели

Здесь каждый камень дышит Откровеньем

Священной нашей матушки земли.

Вы в этот холм свою вложите душу,

Пусть Русский Дух пылает вечно в нём,

И ворог, как ни тщится, не разрушит

Сей дух, крещённый кровью и огнём.

Священный холм. Священная Россия.

И из Небес гремящий Божий глас:

"Се Сыне Мой — Возлюбленный Мессия,

Иисус Христос, умученный за вас".

Октябрь 2008 г. Псковская область

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ — 29 Продолжение. Начало — в NN12-33, 35-40

МНЕ ЗВОНЯТ МОИ ДРУЗЬЯ, возмущенные передачей "Судите сами" на Первом канале 2 октября 2008 года. Передача была посвящена трагическим событиям 1993 года — октябрьскому расстрелу Дома Советов и другим "шалостям" раннего ельцинизма. Например, знаменитому апрельскому референдуму "Да-да-нет-да". Тому самому референдуму, на котором впервые были применены запрещенные технологии взлома психики. Нейролингвистическое программирование (НЛП), прочие наработки, созданные военными психологами для подавления психики чужого населения в условиях ведения военных действий на его территории. Тут же этими средствами вели войну со своим населением. Или — уже чужим?

На все возмущения моих друзей я отвечаю: "Идет политическая война".

Друзья говорят: "Мы же видим, что твое высказывание искромсано! Мы достаточно профессиональны, чтобы и более тонкие склейки улавливать. А тут — грубейшие склейки. Таких склеек не было со времен НТВ Гусинского!"

Я отвечаю: "Идет политическая война".

Друзья говорят: "Ты не можешь не понимать, что Первый канал сознательно играет на стороне монстров либерализма, валяющихся на свалке истории. А когда ты им оппонируешь, то кромсают не скальпелем — штык-ножом".

А я опять отвечаю: "Идет политическая война".

Друзья заводятся: "А как же эти, эти и эти (называются имена телевизионных работников)… Они на чьей стороне воюют? Они патриоты? Конъюнктурщики? Засланные казачки?"

Я: "Это совершенно нормальные люди. У них есть и позиция, и свой взгляд на происходящее. Дело не в них, а в Системе. Система входит в режим автоколебаний. А люди… Они же не только люди, но и функционеры этой Системы".

Друзья начинают называть еще более высокие имена.

Я: "И это нормальные люди. И у них есть позиция. Но если телевизионщики — функционеры Системы, то эти люди — высокие функционеры Системы. Надо смотреть правде в глаза — старая Система не выдерживает новых нагрузок. Она взяла на себя совершенно не свою роль. У нее парадигмальный кризис, понимаете? Не кризис функционирования, не кризис системной архитектуры, а кризис оснований. Это страшная штука".

Тогда друзья называют совсем высокие имена.

Я отвечаю: "А это — высочайшие функционеры Системы. Той самой Системы, которая не выдерживает нагрузок, путается в кодах, логистике. Вы мне имена называете?.. Имена вторичны. Любой функционер — заложник автоколебаний не справляющейся Системы".

Друзья отпускают ядовитые реплики. А когда телефоны умолкают, я остаюсь наедине со своими мыслями и понимаю, что для друзей события 1993 года не имеют метафизического смысла, а для меня имеют.

Я благодарен Путину за то, что он назвал распад СССР геополитической катастрофой. И абсолютно убежден, что он сделал это от сердца, а не по конъюнктурным соображениям. Но для меня-то распад СССР — это метафизическая катастрофа. И я эту оценку считаю научной, а не базирующейся на симпатиях и ценностях. А из различия оценок качества катастрофы вытекает очень многое.

Главное — представление о необходимых действиях в посткатастрофический период. Травма пространства и травма смысла лечатся по-разному. Конечно, пространство связано со смыслом, а смысл с пространством, но это всё-таки не одно и то же.

В период с 1987 по 1991 год (всего-то четыре года) Верх обменяли на Низ, идеал — на совокупность определенных… скажите, как вам нравится… Соблазнов? Возможностей? Ну, пусть возможностей. В число возможностей, которые обменяли на идеал, входили прежде всего возможности материальные. Еда — отсутствие дефицита (полные прилавки вместо пустых), другой ассортимент продуктов (не для всех, но для многих), а также возможность не стоять в очередях, что отнюдь не мелочь. Следом за едой речь шла обо всей корзине потребительских товаров, о новых возможностях решать жилищную проблему (уже для немногих) и, наконец, о развлечениях (отсутствие идеологической цензуры, нравственных ограничений, возможность отдыха за рубежом).

То, что я назвал, — это материальные возможности. Но я согласен приплюсовать к ним другие, более высокие. За рубежом можно, например, не только отдыхать, грея телеса на пляже, но и любоваться Римом, Парижем, проводить часы и дни в Лувре или в галерее Уффици.

Но это — все равно возможности. Герой О»Генри едко заметил: "Песок — плохая замена овсу". Является ли для кого-то идеал "песком", а все эти совокупные жизненные возможности "овсом", или наоборот — неважно. Важно, что обмен идеала на возможности — это игра на понижение, движение сверху вниз, скольжение, контринициация. А значит — падение в буквальном смысле слова. Оно же — метафизическая катастрофа.

Мне кажется, что скоро это начнут понимать все. Политики, в том числе. Потому что это слишком очевидно. Как слишком очевидно и то, что именно новые материальные возможности предопределили решение широких общественных групп поддержать сначала перестройку, а потом… 1993 год.

Эти широкие общественные группы вполне можно назвать омещаненными. База перестройки и ельцинизма, конечно, была шире. Я не хочу редуцировать ее до общественных групп с данной характеристикой. Но эти группы были локомотивом, запевалами, осью будущей властной Системы. Они быстро отодвинули все другие группы на периферию, а потом и безжалостно их растоптали. Другим группам оставалось маргинализоваться и либо запоздало проклинать новую Систему, либо поддерживать её, вопреки своей очевидной маргинализации. Последнее тоже имело место.

Омещанивание — грех позднего советизма. Страшный грех. Но поздний советизм — это раствор с мещанской взвесью и не более того. Взвесь еще надо было осадить, спрессовать, превратить в иной по качеству социальный субстрат. Перестройка сделала это и оперлась на новый субстрат. Мы пожинаем плоды.

Я часто слышу, что "негодяи осуществили заговор, сменив Верх на Низ". Заговор был. Его можно даже назвать "заговором Карнавала". Именно карнавал меняет Верх на Низ. Это его основополагающее социальное и культурное свойство. Михаил Бахтин талантливо это описал. Он еще и рассмотрел "технологии Низа", используемые Франсуа Рабле и его последователями. А это — отдельная (и очень непростая) страница в истории мировой культуры и мировой параполитики.

ВсЁ так. Да, совращали, да, растлевали. И что? Всех ведь растлевали, всем внушали, что Верх надо поменять на Низ. Но кто-то не поменял, а кто-то поменял. Значит, была возможность не поменять? Просто кто-то ею воспользовался, а кто-то нет.

Никто не снимает с растлителей вины за растление, но можно ли снять вину за падение с падшей женщины? Особенно если она не Соня Мармеладова? Воля человеческая свободна. Это касается как отдельного человека (личности), так и народа, являющегося исторической личностью.

Когда мы говорим, что кто-то пал, а кто-то не пал — это абсолютная правда. Огромное количество наших сограждан — не пало. Они проявляли и проявляют колоссальный социальный героизм. Нянечки, которые за крохотную зарплату возятся с тяжелыми больными, сохраняя добросердечие, приветливость, отзывчивость, — не пали. И мы, в конце концов, можем сказать, что пало активное меньшинство, а не большинство.

Но, отказываясь от концепции коллективной вины, мы должны отказаться и от концепции собора, от концепции народа как единой исторической личности. Хотим ли мы отказаться от этой концепции? Я, например, не могу от нее отказаться. Для меня общество — не совокупность индивидуумов, а Целостность. И если Целостность сажает себе на шею Ельцина, то она совершает выбор и делает всех заложником этого выбора. Меня — тоже.

Я лично никогда ни от чего не отказывался, не делал в своей жизни никаких понижающих выборов, не поддавался никаким соблазнам нынешней эпохи.

Я лично говорю в 2008 году в точности то же самое, что говорил двадцать лет назад. Конечно, не как попугай, а как человек, который ищет ответы на новые вызовы, не меняя при этом основополагающих представлений.

Я лично прекрасно знал, что я должен был бы сказать и от чего отказаться для того, чтобы вкусить разного рода возможностей. Но я, опять-таки лично, отверг такой соблазн.

Потому что я (снова скажу — "я лично") прекрасно понимал, чем первородство отличается от чечевичной похлебки, а человек, у которого есть подлинность, от человека, у которого ее нет. И я лично хотел иметь подлинность.

Все это — лично. Но, кроме личного, есть и нечто другое. Есть Целостность, в которую я вхожу и за которую отвечаю. Как только я признаю, что являюсь частью Целостности (а я никогда от этой Целостности, она же Родина, Отечество, не откажусь), так сразу же поступок, совершенный этой Целостностью, бросает и на меня свою экзистенциальную и метафизическую тень.

Я лично не сдавал ни Хоннекера, ни Наджибуллу, и выражал глубокое отвращение по поводу этой сдачи. Хоннекера и Наджибуллу (а также многих других) сдала власть, про которую я лично всегда говорил то, что думал.

Но если бы историческая личность, к которой я принадлежу, испытала настоящее отвращение к этому предательству, совершаемому властью, то не было бы такой власти: ни самого Ельцина, ни его Системы. "Если бы да кабы"… Историческая личность отвечает за предательство власти, а я отвечаю за историческую личность, являясь ее частью.

Знаю все возражения — мол, народ кто-то должен организовать и так далее. И убежден, что в этих возражениях всегда есть доля лукавства. Даже у тех, кто выдвигает их с абсолютно немеркантильными целями. Достоевский про это говорил: "В душе насмешка шевелится". Увы, нельзя не признать, что метафизическая катастрофа 1988-1993 годов происходила в условиях беспрецедентной для России политической и социальной свободы — и этим усугублялась.

Потому что выбор между идеалом и возможностями, первородством и чечевичной похлебкой — совершался не под дулами автоматов. В бордели и казино не свозили в "черных воронках"… Люди отрекались от своего прошлого не потому, что их вздымали на дыбу. И давно пора посмотреть этой горькой правде в глаза.

1993 год занимает в метафизической катастрофе (а катастрофа — это процесс, разворачивающийся во времени) особое место.

В 1991 году народ взяли врасплох. Ему слишком многое пообещали. И это многое, в конце концов, и впрямь не сводилось к материальным приобретениям. В частности, народу пообещали верховенство закона над идеологическими предвзятостями, "крутизной" отдельных личностей, однопартийной блажью. Народу пообещали конкурентные правила политической игры и Конституцию как гарантию их соблюдения.

А в 1993 году оказалось, что конкурентные правила политической игры, они же демократические институты, — важны, пока выигрывает тот, кто задает правила. А когда он проигрывает (ну, как шахматист партию в шахматы) — он бьет выигрывающего по лицу шахматной доской и затем предлагает сыграть новую партию.

Такой, весьма наглядно осуществленный, подход изымал из приобретенных народом возможностей последние крупицы идеального. Согласившись на изъятие идеального, народ признал, что именно материальные возможности, будучи положены на одну чашу весов, перевесили идеальное, положенное на другую чашу. Это признание усугубляло метафизическую катастрофу.

Пусть даже в 1991 году народ, поддержавший Ельцина, надеялся на новую жизнь, а не только на новое стойло и новое пойло. Мне очень хочется в это верить, ибо в этом оправдание народа, той Целостности, частью которой я себя ощущаю.

Но к 1993 году всё всем уже было ясно. Ельцин пообещал лечь на рельсы — и не лёг. Гайдар обокрал народ беспрецедентным в истории образом. Кичливость новых "социальных триумфаторов" была предельно оскорбительной. Рабочие, инженеры, ученые, аграрии, вся так называемая бюджетная сфера (да и весь реальный индустриальный и постиндустриальный уклад) оказались варварски подавлены во всех смыслах: нравственном, социальном, экзистенциальном. Всё "нечечевичное", что вместе с чечевицей противостояло первородству в 1991 году, испарилось в 1993-м. ОСТАЛАСЬ ТОЛЬКО ЧЕЧЕВИЦА. К ней-то и апеллировал Ельцин в этом особо горьком 1993 году: мол, коммунисты придут, прилавки опустеют, халява кончится, опять попрётесь вкалывать и так далее.

Для народа наступил момент истины. Правила политической конкурентной игры и Конституция сломаны. Маски сняты, нуворишский оскал, скрывавшийся за этими масками, виден всем. Социальные, нравственные и прочие слагаемые, определяющие качество жизни, растоптаны. Если вы всё это поддерживаете (а не сопротивляясь этому, вы это поддерживаете), то вы признаете, что Низ важнее Верха. А это — метафизическое признание.

Но, может быть, средства сопротивления были народу недоступны? Это не так. Всего-то нужно было, чтобы к конкретной точке — зданию Верховного Совета — пришло от 300 до 500 тысяч людей, готовых поддержать законно избранную власть. Перед этим на демонстрацию 9 мая пришло больше 300 тысяч человек. А ведь одно дело демонстрация, другое — указ 1400, растаптывающий и Конституцию, и политические институты, то есть то "нечечевичное", что могло как-то оправдать произошедшее в 1991 году.

В 1993 году народ не поддержал людей, достаточно мужественных для того, чтобы, сказав Ельцину "нет", оказаться в осажденном Доме Советов, в кольце колючей проволоки. Людей, готовых вооружиться. Людей, призвавших народ дать отпор посягательству на Конституцию, политические права, институты. Людей, призвавших дать отпор очевидному социальному и культурному надругательству над большинством населения.

Народ не поддержал людей, восставших против его, народа, беспрецедентного ограбления. Народ не поддержал людей, которые, в конце концов, заплатили за свое "нет" ельцинизму — и нахождением в обстреливаемом здании, и тюремным заключением, а многие и жизнью. Да, никто из депутатов не был убит. Но другие-то люди были убиты! И очаг сопротивления был! И было понятно, как его поддержать. Но ведь не поддержали.

То есть кто-то — поддержал. Однако если бы поддержала Целостность (да хотя бы просто 300 тысяч пришедших к зданию Верховного Совета), то ельцинизма не было бы. Мне скажут, что могло быть что-то похуже. Но, один раз показав, что посягательство на политические институты, права, Конституцию и многое другое не проходит, — народ приструнил бы всех. И очень надолго.

Многое было метафизично в те осенние дни 1993 года.

Метафизичен был выбор толпы, стоявшей рядом со зданием Верховного Совета и гоготавшей под выстрелы по своему законно выбранному парламенту. Кому-нибудь на Западе в конце ХХ века мог присниться страшный сон, в котором танки расстреливают французский или британский парламент?

Когда до пьющих пиво сквозь стрельбу доносится запах паленого человеческого мяса и вопли жертв, а они аплодируют — это не метафизическое падение? А что это?

А что такое сначала призвать народ не допустить ельцинской Конституции, а затем фактически поддержать ее своим участием в выборах? Это не метафизический грех, не блуд на крови?

Я никогда не забуду, как по причинам, скажем так, социологического характера оказался на предвыборном шоу, устроенном Зюгановым. После окончания шоу ко мне подошел плечистый, утянутый ремнями человек средних лет и спросил: "Вы тоже станете депутатом?" Я грубо послал его, а человек не только не обиделся, но возбужденно прошептал: "Спасибо тебе, спасибо". И добавил: "Говорил я им: "Ребята, уходить надо". А они — "надоело бегать, лучше за правое дело умереть". Вот, умерли, а тут…" Дальше шли незабываемо оскорбительные высказывания в адрес тех, кто потопал на выборы, поддержав Конституцию, а перед этим призывал умереть, но не позволить этой Конституции растоптать устои общества и принципы социальной справедливости.

Качество жизни в 2008 году во многом определяется метафизической катастрофой предшествующего периода. И ее кульминацией — событиями 1993 года. Еще раз подчеркну, что о едином выборе всех говорить не приходится. Кто-то пассивно отвергал ельцинизм и доказал это результатом выборов в Думу в самом конце 1993 года. Тем результатом, о котором один из либералов сказал: "Россия, ты одурела". Россия не одурела, а отвергла постфактум тех, кто организовал бойню в октябре 1993 года.

Но если ельцинизм состоялся, если он вошел, как нож в масло, в тело России, то не говорить о ее историческом выборе в пользу ельцинизма — нечестно.

В 1917 году Россия выбрала коммунизм. В 1933 году Германия выбрала фашизм. Наличие Добровольческой армии, не поддержавшей коммунизм, или Тельмана, не поддержавшего фашизм, не меняет факта выбора, сделанного исторической личностью. В 1993 году Россия как историческая личность выбрала ельцинизм. Не выбрала бы — сколько бы он ни утюжил гусеницами не только набережную Москвы-реки, но и одну седьмую планеты — ельцинизм всё равно бы рухнул. И очень скоро. А он не рухнул.

МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ КАЧЕСТВО ВЫБОРА, сделанного Целостностью в 1993 году, очевидно. Обсуждать можно и должно другое — является ли это нисхождение (хождение в Низ, то бишь падение) необратимым. Если да, то "бобок" будет неумолимо волочить Целостность к катастрофическому метафизическому финалу. А если нет, то она спохватится.

Я уже несколько раз оговаривал, что не Путин и не Медведев создали колею нисхождения, по которой движется до сих пор, увы, моя Родина. Создала эту колею перестройка. Это она запустила регресс, включив Танатос — дух смерти, смрада и тления. Это она, запустив регресс, карнавальными методами поменяла Верх на Низ. Это она, наконец, присосалась к идее развития (ускорения, модернизации и прорыва) и извратила эту идею.

И да не присосется к развитию перестройка-2.

И да минует на этот раз чаша сия мою Родину. Минует ли?

Наличие ада и рая не означает полного территориального размежевания погибели и спасения. Есть мир. Всё бытие. При окончательном территориальном размежевании (размежевании во времени и пространстве) царство погибели было бы жалким хутором. Всеми презираемым скотским двором, населенным очевидными для всех хрюкающими уродливыми ничтожествами. Этими наглядными пособиями на тему о жалких последствиях погибели.

Царство погибели становится могучим, лишь когда оно проникает своими щупальцами на территорию спасения. Как мы знаем, на всю территорию, включая рай. Проникновение, метафизическая вербовка — вот подлинное оружие царя погибели и его приспешников. Они, так сказать, метафизические разведчики. Они должны уйти из своего царства в чужое и там преуспеть.

Чтобы преуспеть, погибель ищет себе место как можно ближе к спасению. Развитие может быть спасением России, а может стать и её погибелью. Не понимал бы я этого — не начал бы метафизического странствия в поисках политических истин. Горбачевская эпоха перемен, заявив о развитии, поместила развитие как спасение (ускорение — прорыв) в невероятной близости с развитием как погибелью (карнавал — Танатос — перестройка — регресс).

Перестройка-2 — сделает то же самое. Она опять поставит на… На что? НА ЧТО?! Тут очень много значит верное слово.

Что может погубить Россию? Американская мощь? Китайская демографическая экспансия? Халифатистский ислам? Происки иных злых сил? Кто может отнять у нас Родину в 2011 году так же, как в 1991 у нас отняли СССР? Назовите правильные слова! А лучше бы одно слово. Если вы сносили семь пар башмаков в метафизических странствиях и добыли это слово, вы выиграли. Назовите именно правильное слово. Конфуций призывал давать вещам правильные имена, видя в этом единственную возможность воскрешения лежащего в прахе и бесконечно любимого им Китая. Да и не только Конфуций.

Ну, так слово-то каково? В какую точку будут бить умные люди, ненавидящие Россию и желающие ее окончательной смерти? Идиоты будут считать своим главным оружием гонку вооружений, беспилотные самолеты, лазеры, глобальную ПРО, постядерное и посттермоядерное оружие. Но ненавидящие нас умные люди, к которым я отношу Бжезинского, укажут на другую технологию обеспечения нашей погибели.

Бжезинский на эту технологию уже указал. Поскольку это начинает приобретать всё большее значение у нас на глазах, я обязан не только пересказать его мысль (что я уже сделал), но и дать буквальную развернутую цитату из его статьи "Не опускать глаза перед русскими", опубликованной 14 августа 2008 года в журнале "Time":

"Говорить о том, какие конкретно меры должен принять Запад, сейчас было бы преждевременно. Однако необходимо сделать так, чтобы до России дошло: она стоит перед лицом опасности международного остракизма. Особенно чувствительно это должно быть для новой бизнес-элиты России, всё более уязвимой к давлению со стороны глобальной финансовой системы. Влиятельные российские олигархи держат на счетах в западных банках сотни миллиардов долларов, и в случае начала "холодной войны" они многое теряют, ибо в результате такого противостояния Запад может на определенном этапе заморозить эти средства".

Кто-то фыркнет: "Ишь ты, "бабки" он отбирать будет! А мы их куда-нибудь перепрячем".

Такое фырканье возможно только при буквальном прочтении тех глубоких подходов, которые предлагают наши ненавистники для нашей погибели. Откажитесь от буквального прочтения и найдите, повторяю, точное слово! Найдите слово — или зачем метафизика?

Это слово витает в воздухе, но сделано все, чтобы оно не было названо. Ну, так я его назову. Это слово — НИЗОСТЬ.

Враг, стремящийся нас добить, делает ставку на нашу низость.

Низость нашей элиты. Низость нашего общества. Низость вообще.

Почувствуйте это слово — НИЗОСТЬ. Русский язык гениально раскрывает метафизическое существо игры, где ставкой являются спасение и погибель.

Низость — это Низ. Ставка на низость — это ставка на Низ. Именно эту ставку и сделала перестройка с ее метафизикой карнавала, предлагающей замену Верха на Низ. И такую же ставку сделает перестройка-2.

Ставку на низость класса…

На низость элиты…

На низость в душах…

На низость в поступках…

На "бобок-с".

"Бобок" — это метафизический термин. Есть близкий научный термин — социокультурный регресс.

Карнавал и царствующий в его лоне Танатос запустили регресс, сломали механизмы, обеспечивающие восхождение человека. Толкнули вниз и продолжают толкать. Толкать человека вниз гораздо проще, чем тянуть его наверх.

ТАНКОВЫЕ ЗАЛПЫ 1993 ГОДА отдавались в моих ушах этим самым словом "регресс". Мы после этих залпов живем на территории регресса. Просто жить на ней — значит тлеть. Мы боремся. Мы противопоставляем регрессу контррегресс, царству низости — катакомбы, в которые этой низости вход закрыт. Но мы живем не только в катакомбах!

Конечно, тут каждый выбирает для себя! Кто-то может так оградиться от поврежденного, тлеющего социума (сказав вдобавок, что рыба тухнет с головы), что потом и не достучишься.

Так отгородились старообрядцы после Петра I. Они не уклонились от участия в общей народной жизни и породили много ценного для России. Но их поведение в корне отличалось и от поведения ранних катакомбных христиан, и от поведения современных групп с катакомбными стратегическими претензиями, например, тех же ваххабитов, которых Буркхардт когда-то назвал "протестантами ислама".

В чем суть различия? Ведь не в том же, что ранние христиане были менее чутки к тлению Рима — параллельно с ними существующего и господствующего политического и социального мироустройства. Не они ли называли Рим блудницей, не их ли третировал этот Рим? Нет, их чуткость к низости, к "бобку", и отчуждение от оных — было ничуть не меньше, чем у старообрядцев.

Но они шли на территорию регресса, веря в силу своего духа, в возможность преображения, в возможность смены возобладавшего в тлеющем Риме Низа — на Верх. И они преуспели. Каким бы было человечество, если бы они не преуспели? Византия за счет этого их преуспевания продержалась тысячу лет. Вы только подумайте! Не семьдесят лет, как СССР, и не четыреста лет, как проект Модерн, а тысячу!

Но ведь и Запад спасся за счет выхода тех катакомб на территорию регресса! Да, Рим спасти не удалось. Но папа сумел ввести в какие-то берега обезумевших мелких варваров, этих царей-бандитов ранней феодальной Европы. А дальше началась долгая история превращения мелких царей-бандитов в элиту Священной Римской империи. Византия продержалась тысячу лет, а западный Рим, рухнув, воскрес. И этим в огромной степени определил, вместе с Византией, лицо современного человечества.

Так имеем ли мы право забывать тот урок? Или мы считаем, что у нас нет своей метафизической правды? Но чего ради тогда мы проживаем на территории регресса? Нам так нравятся берёзки? Мы "бабки" вместе с регрессорами стрижём? Егор Гайдар рекламировал свою деятельность, в том числе пальбу по Дому Советов (им организованную и проплаченную — читайте Геращенко), прямым цитированием из Стругацких, как "прогрессорство". Но на самом деле занимался — причем буквально — РЕГРЕССОРСТВОМ. Впрочем, не в Гайдаре — и даже не в Ельцине — суть дела.

Суть дела — в слове "низость". Ощутите значимость этого слова для будущего России.

Бжезинский делает ставку на низость и говорит: "Это ахиллесова пята".

А если и в самом деле это "ахиллесова пята"?

Низость элит обрушила СССР. Бжезинский делает ставку на то, что это совершится во второй раз, и Российская Федерация рухнет в силу низости новорусского нуворишского сословия. Двадцать лет назад элитам удалось заразить низостью широкие слои населения. А теперь?

Всё зависит от нравственного обоняния. Его-то мы и должны развивать.

Мы знаем, что это многим не нравится. Ну, и что? Ведь мы также знаем, что это абсолютно необходимо. Что только развитие нравственного обоняния (равно как и понимания происходящего) может позволить людям, оказавшимся в ситуации регресса, — спохватиться. Сегодня спохватываются одни, завтра другие. Мы не должны ни радоваться, ни сетовать — только работать. Работать на территории регресса.

Люди типа Ремчукова и его присных отсчитывают наши выступления по телевидению и сплетни по поводу наших заходов в Кремль. "Бобок" всегда всех меряет своей меркой. И реагирует "бобок" понятным и единственно возможным для него образом: "Чу, живым духом пахнет!"

Пятнадцать лет назад Россия не спохватилась, её нравственное обоняние не учуяло мертвый дух, вонь тлеющей души. Чем в большей степени мы разовьем нравственное обоняние, тем больше у нас надежд на это спохватывание сегодня. Других надежд у нас, по определению, нет и не может быть. Кремль, телевидение… Спохватятся там — мы будем рады. Не спохватятся? Мы так же спокойно будем делать дело, которому посвятили жизнь.

В отличие от моих друзей, мне важно не качество передачи на Первом канале, а причины, породившие это качество. И я спрашиваю себя и других:

1) Зачем вообще нужна была передача по поводу октябрьских событий 1993 года на Первом канале? Ведь вполне можно было обойтись без нее. Мало ли острых тем!

2) Почему, заявив эту передачу, надо было впасть в специфическое эмоциональное состояние, понятное всем, кто смотрел передачу?

3) Чем так опасна сейчас тема 3-4 октября 1993 года?

4) Для кого она опасна? Для Путина? Он мирно прошел восемь годовщин октябрьских событий, не представлявших для него хоть какую-то политическую проблему. Палил по Дому Советов не Путин, а Ельцин. Как раздавать сестрам по серьгам ("и в этом есть хорошее, и в том") — Путин знает, что называется, "от и до".

5) Значит, казалось бы, эту тему нельзя назвать горячей.

6) Но произошедшее показало, что тема не горячая, а обжигающая. И это единственное, что интересно.

7) Для кого она столь горяча, непонятно, но — ох, как горяча! Не только "чучела ельцинской эпохи", недоумевавшие, почему их поддерживают, но и очень умные (а главное — адекватные) люди были напряжены до предела.

8) Для Медведева тема 1993 года еще более безразлична, нежели для Путина. Даже если он хочет повернуть политический курс — не руками же Шейниса он будет его поворачивать!

9) Так для кого так горяча тема? Для тех, кому адресованы угрозы Бжезинского. Он указал, куда бить — в "чакру низости". В неё и ударили. Капитал, в чью чакру ударили, — бесится. Ох, как он бесится! Он прямо распространяет вокруг себя волны паники, волны метафизического безумия.

10) Специфическое цензурирование наших высказываний — рябь, порожденная этими волнами. Интересна не рябь, а волны. Вашего покорного слугу еще не так цензурировали. Работа на территории регресса предполагает все, что угодно, кроме упования на правила хорошего тона.

11) Как аналитику, мне интересно зарегистрировать некий сигнал и понять его масштаб и его генезис. Чем масштабнее сигнал, тем интереснее. Чем он страннее, тем опять-таки интереснее. Гражданин скорбит, когда приходит беда. Ученый радуется, получив впечатляющие данные. Как гражданин я скорблю, как ученый радуюсь. Потому что полученные данные предполагают одну возможную интерпретацию.

Если тема октября 1993 года оказалась супергорячей темой, то лишь потому, что между октябрем 1993 года и октябрем 2008 года есть какая-то неочевидная, но очень актуальная параллель. Причем параллель сугубо практическая.

Политическая почва вибрирует. Это предвещает землетрясение. Все, кто улавливают вибрации политической почвы, впадают в особое состояние. Это состояние вторично — первичны политические сейсмосигналы. Их и надо анализировать.

На все звонки я отвечаю: "Идет политическая война". Кто с кем воюет? За что?

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Конституция — основной закон страны. Не случайно есть отдельный праздник — день конституции. Вот ведь нет праздника закона о пчеловодстве, хотя сам закон есть. "Федеральный закон устанавливает правовые основы деятельности по разведению, содержанию медоносных пчел, их использованию для опыления сельскохозяйственных энтомофильных растений, получению продуктов пчеловодства, а также по охране медоносных пчел". Но закон этот — не основной. И если что-то в законе о пчеловодстве пойдет в разрез с основным законом, то будет аннулировано и признано незаконным. Потому что не смеет перечить! Пчела! Подчиняйся Конституции! Жужжи и опыляй энтомофильные растения согласно основной букве!

Статья 9 Конституции гласит: "Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории".

Статья 36 сообщает: "Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Статья 58 назидает: "Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам".

По конституции недра принадлежат народу. А уже извлеченное принадлежит тому, кто извлек — он потратился, закупая оборудование на изъятие, нанимал того, кто природные богатства для него из недр извлекал.

А разрешает ли народ извлекать принадлежащее ему? Почему у народа никто не спросил согласия на изъятие принадлежащих ему богатств? Почему, не спрашивая у владельца богатств, то есть народа, потрошат недра, обогащая какого-то дядю? И разве о бережном отношении к природным богатствам свидетельствует, что наши недра меняют на их яхты, особняки и футбольные клубы?

Причем, чем больше эти дяди извлекают из недр, перекачивая в другие страны, тем менее они питают любви к "этой стране", значительно обедненной, тем менее ощущают свою связь с нами и "территорией с ресурсами", как они изящно и вполне в духе либеральных ценностей и ценителей именуют Россию. Тем более прикипая к берегам, куда откачали то, что нам принадлежит.

Зримо эту порванную связь с нами и тесную смычку с теми странами, куда наши богатства переправили, мы увидели во время военного конфликта с Грузией: компрадорская элита испугалась нашей народной победы. Она бы хотела поражения России и прежнего следования нами в хвосте западной цивилизации. Поскольку изъятое у нас без нашего разрешения она хранит в тех странах, которые исторически являются отнюдь не нашим друзьям, то очень обеспокоилась, как бы сворованное ею у нас не изъяли у нее, у компрадории.

Народ в два дня добился того, что депутаты, дипломаты, сенаторы и прочие ораторы "за и во славу России" не могли добиться много лет, разъезжая по странам и континентам, ведя переговоры, уговоры, консультации: армия, состоящая из представителей простого народа, победила. Народ вернул себе чувство собственного достоинства, которое так издевательски попирали все эти дипломаты-козыревцы вместе взятые. Уверена: власти вновь сделают всё от них зависящее, чтобы плоды народной победы не просто бездарно промотать, а предательски отдать врагу и вновь продолжать попирать наше достоинство. Поскольку понимали и понимают: народ, чувствующий собственное достоинство, — главная угроза господствующей в России компрадории.

Недра принадлежат народу, но без его согласия их извлекают и продают, и это якобы законно. Вот мои сердце, почки, прочий ливер принадлежат мне. А если извлекут всё это предприимчивые дяди, как это ныне часто на Руси происходит, то это уже принадлежат кому? Тоже потратятся на расчленение-извлечение, тоже специалистов привлекут.

Как у вас можно добыть органы без вашего согласия? Нет, из мертвого тела они не нужны, нужны из находящегося в беспамятстве. Можно сделать анестезию. Ее и делают, когда кишки вспарывают.

А когда недра потрошат? Вдруг, увидев это беззаконие, начнут истинные хозяева, то есть мы, многонациональный российский народ (звучи, песнь, звучи!), трепыхаться и оказывать посильное сопротивление попранию закона? Нужна социальная анестезия. Ее и проделывают. И чем дальше — тем больше, интенсивнее. Толерантность — это разве не анестезия? Законы о разжигании национальной, социальной розни — разве не смирительная рубаха для особо активных, возражающих против того, чтобы их обчищали или из них вырывали органы, которые кое-кому нужнее.

Уже внедрили в сознание большинства и обиход понятие "деньги олигарха Абрамовича, Березовского". И даже усиленно прививают брезгливость к этим деньгам: дескать, не нужны нам их деньги.

Но это деньги наши! У нас украдены. Они нам нужны! Никому не приходит в голову вытащенные вором деньги считать воровскими на том основании, что тот уже в свой карман положил или даже на сберкнижку отнёс.

Нас уверяют: они, компрадоры-трудоголики, вкалывают по 24 часа в сутки, потому вельми богаты. Но состояние дерипаски, выпотрошившего внутренности страны без нашего ведома, больше бюджета Москвы.

Пусть 10 миллионов работающих москвичей — не такие усердные трудоголики, и вкалывают не все 24, а всего лишь 8 часов в сутки. Всё равно у них получается 80 миллионов часов. И пусть кто-то убедит, что все вместе они производят меньше, чем Абрамович, материальных благ и общественно-полезных деяний, как это делают, например нейрохирурги. Кстати, все нейрохирурги мира не заработали в год столько, сколько Рома отслюнявил от наших щедрот. У кого ребенок болен и нуждается в операции на мозге, пусть прослушает либеральную лекцию о том, что деятельность Ромы в 10 миллионов раз полезнее работы нейрохирурга. Пусть внятно объяснят, как герой хап-труда Деринародбезопаски приносит больше пользы, чем все хлеборобы планеты.

Согласны ли лауреаты нобелевских премий всех времен, что их достижения в области науки, их произведения искусства не стоят того, чем за пару лет одарил мир зятёк Ельциных? Так на основании чего и по воле кого это беззаконие в "правовом государстве" продолжается?

Шамиль Султанов СОТВОРЁННЫЕ ВЕРОЙ Ислам как основная проблема для Запада

В СВОЕЙ КНИГЕ "Будущий диалог цивилизаций: между Исламом и Западом" один из харизматических лидеров в новейшей истории Турции Наджметдин Эрбакан приводит несколько откровенных высказываний ведущих политических деятелей и специалистов, раскрывающих действительное отношение высшего западного истеблишмента к Исламу.

"Бывший генеральный секретарь НАТО Джон Калфен после падения Берлинской стены заявил: "Холодную войну” между Востоком и Западом мы выиграли. Но есть старое противостояние между нами и Исламом, которое рано или поздно возобновится, и мы не знаем, кто выиграет это сражение".

М.Тэтчер, в то время премьер-министр Великобритании, оправдывая необходимость сохранения НАТО, сказала: "Западной цивилизации угрожает опасность еще большая, чем коммунизм, и это Ислам".

Майкл Сала из Американского университета в Вашингтоне предполагает, что отношения между западной внешней политикой и Исламом будут враждебными: "И неверно говорят о существовании Ислама экстремистского и другого Ислама, умеренного. Вся разница лишь в тактике, и не более того". И это только некоторые высказывания, которые приводит в своей книге Н.Эрбакан.

С.Хантингтон в своей широко известной книге "Столкновение цивилизаций" сделал весьма примечательную оговорку: "Основная проблема Запада — вовсе не исламский фундаментализм. Это — ислам, иная цивилизация…" По его мнению, именно Ислам является тем, что особо беспокоит Запад в стратегическом плане. "Внимательный и терпеливый взгляд на события, происходящие на мировой арене, ясно показывает, что Запад настроен против мусульман".

Р.Пайпс, в свою очередь, особо подчеркивает острые "конфликты между Исламом и современностью в экономических вопросах".

Ф.Фукуяма утверждает: "…базовый конфликт, перед которым мы стоим, гораздо шире и затрагивает не только небольшие группы террористов, но и всю общность радикальных исламистов и мусульман, для которых религиозная идентичность затмевает все другие политические ценности". Как известно, глубина и масштабы такой религиозной самоидентификации — отличительная особенность Исламского мира.

Надо сразу оговориться, что понятие "западная цивилизация" не идентично понятию "христианство". Ядром западной цивилизации является система экономических ценностей, и в этом ее исключительная уникальность во всемирной истории. Ни в какой другой цивилизационной модели экономика, материальное производство не занимали такого господствующего положения по отношению к другим сферам жизни. А массовое товарное производство, по определению, не может иметь каких-либо религиозных или культурно-духовных ограничений. Поэтому по своей сути западное общество является секуляристским.

Каковы основные причины жесткого предубеждения высшего западного истеблишмента по отношению к Исламскому миру?

Во-первых, господствующая ныне глобальная экономическая модель возникла в условиях дешевых нефти, угля, газа. А между тем, уже в последней четверти ХХ века мир вступил в период энергетического дефицита с постоянно растущими ценами на углеводородные ресурсы. Развитые страны Запада производят свыше 80 процентов мирового валового продукта. Но зависимость этих стран от поставок нефти из Исламского мира, где сосредоточены 70% мировых нефтяных запасов, 49% — природного газа, 21% — урана и другие стратегические ресурсы, последние тридцать лет неуклонно возрастает.

Тот, кто в ближайшие пять-десять лет добьется решающего преимущества для гарантированного доступа к сокращающимся энергетическим ресурсам, получит главные козыри для формирования геополитического и геоэкономического ландшафта ХХI века. Поэтому Запад, безусловно, будет стремиться, так или иначе, к установлению стратегического контроля над ресурсами Исламского мира.

Во-вторых, это проблема воспроизводства рабочей силы. В 2000 году в Европе проживали 494 миллионов человек в возрасте от 15 до 65 лет. К 2050 году их численность сократится до 365 миллионов. За 50 лет соотношение работающих и пенсионеров изменится с пропорции 5:1 до 2:1. Стремительное старение населения уже сейчас приводит ко все большей социальной нагрузке, а через двадцать-тридцать лет может привести к катастрофическим последствиям для всей европейской экономики.

Чтобы не допустить резкого падения существующего жизненного уровня, государства Европейского сообщества должны резко увеличить приток иммигрантов. Иммиграция рабочей силы в основные европейские страны — это не альтруизм или добрая воля со стороны европейских элит, а жесткая эгоистическая мера Запада.

В-третьих, западный истеблишмент оказался неспособен провести эффективную секуляризацию мусульманского социума, интегрировать Исламский мир в западную цивилизацию. Более того, растущие мусульманские сообщества в Европе и США не растворяются в общем потоке западного стиля жизни, а эффективно сохраняют свои религиозные ценности и традиции.

В-четвертых, в условиях постепенно углубляющегося глобального системного кризиса особую тревогу у западного истеблишмента вызывает мобилизационный потенциал Ислама. Тотальная бюрократизация партийных систем, фактическое исчезновение массового профсоюзного движения, широкомасштабная дифференциация альтернативных и субкультурных стилей жизни (включая зеленое движение) фактически привели к тому, что действительный мобилизационный потенциал западного сообщества стремительно сокращается.

Нечто противоположное устойчиво происходит в Исламском мире. Здесь увеличивается число и качество пассионарных и субпассионарных личностей, групп и страт, способных инициировать и возглавить массовые социально-политические процессы.

Свидетельством эффективности мобилизационного потенциала является и тот факт, что в критические моменты мусульманские движения и организации оказываются способны вывести на улицы в различных частях Исламского мира сотни тысяч и миллионов своих сторонников. Соответствующая реакция на так называемые "карикатурные скандалы" 2005-2007 годов — яркое тому подтверждение.

Против американского оккупационного корпуса в Ираке сражаются не только иракцы, но и мусульмане — представители более десятка исламских стран, а также новообращенные мусульмане из Западной Европы. В Афганистане против вооруженных сил стран НАТО воюют не только талибы, но и моджахеды из различных уголков Исламского мира.

И полумифическая "Аль-Каида" во всех этих примерах играет третьестепенную роль. Нелепо же думать, что эта организация, созданная при поддержке США, ответственна за мобилизационную готовность во всем исламском мире!

В-пятых, в рамках развивающегося системного кризиса западного социума резко обострилась проблема смысла жизни. Но в мусульманской умме проблема смысла жизни никогда не превращалась в личностную и общественную трагедию. Даже в случае социальной деградации и социального распада того или иного мусульманского общества Ислам обеспечивал сохранение и воспроизводство системы ценностных критериев, не допускавших разрушительного кризиса личности. В этом особая привлекательная сторона исламского мироощущения в нынешних условиях глобального системного кризиса. И во многом именно этот момент объясняет то, что в Европе растет число коренных европейцев, принимающих Ислам. Более того, среди десятков и сотен тысяч новообращенных мусульман в западных странах большинство составляют представители высокообразованных, интеллектуальных и элитарных страт.

ЕЩЕ В 60-Е ГОДЫ прошлого столетия в элитарных западных изданиях стали появляться скрупулезные исследования, в которых с нарастающей тревогой говорилось о начавшемся "возрождении Ислама". Мировой нефтяной кризис 73-75-х гг. привел к усилению тотального давления на Исламский мир. А после исчезновения с политической карты мира Советского Союза политическое наступление против Ислама перешло в новую фазу.

Уже осенью 1992 года Запад пошел на прямую политическую агрессию против независимой страны: были грубо и незаконно отменены итоги парламентских выборов в Алжире, на которых демократическим путем победил Исламский фронт спасения. Началась гражданская война, в которой погибли десятки тысяч алжирских мусульман.

Была предпринята попытка окончательно решить палестинскую проблему по американо-израильскому сценарию. Руководство ООП во главе с Ясиром Арафатом заставили подписать печально знаменитые соглашения в Осло, которые фактически дали старт процессу постепенного формирования жестко контролируемого Израилем палестинского квазигосударственного образования.

В 90-е годы наступление Запада против Исламского мира шло практически по всем направлениям. Были отстранены от власти исламские силы в Судане. Резко возросло экономическое и военно-силовое давление на Сирию и Иран. В Турции прозападно настроенный генералитет сместил правительство Эрбакана.

Появились десятки книг и сотни статей, в которых обсуждались долгосрочная идеология и стратегия "отбрасывания Ислама". Стали отрабатываться пропагандистские компоненты концепции "исламского терроризма". В целом ряде стран, в том числе в Африке, произошло несколько странных "тренинговых" терактов, словно американские и британские спецслужбы отрабатывали некую схему.

Иногда эти конспирологические операции случайно выплывают наружу. В декабре 2006 года сторонникам Муктады ас-Садра в Басре удалось захватить группу британских коммандос, одетых в традиционные арабские одежды и свободно говорящих на арабском. Английские офицеры готовились совершить террористический акт — взорвать суннитскую мечеть, чтобы вызвать новую волну военных столкновений между суннитами и шиитами.

После стратегического и идеологического обоснования неизбежности столкновения Запада и Ислама в США, как на заказ, взрываются две башни.

США открыто перешли в военное наступление против мусульманского мира. Были захвачены и оккупированы Афганистан и Ирак. Угроза военного вторжения нависла над Сирией и Ираном. Израиль получил карт-бланш на массовые убийства палестинцев, включая ведущих руководителей. Были убиты харизматические лидеры ХАМАС шейх Ахмад Ясин и доктор Рантиси. Был отравлен Ясир Арафат. В назидание всем остальным лидерам мусульманских стран был публично казнен военнопленный Президент Ирака Саддам Хусейн. Мощные волны исламофобии прокатились по основным западным странам. Р.Чейни и Дж.Буш заявили о неизбежности "длительной, на десятилетия, войны против исламского терроризма".

Суть и цели объявленной войны Исламскому миру были сформулированы в долгосрочной программе "демократизации Большого Ближнего Востока". Запад хотел бы поменять реальный, но "неудобный Ислам" "исламом либеральным, демократическим, а потому хорошим", заменить настоящий, но "плохой Коран" на Коран, отредактированный в одном из влиятельных американских университетов, еще больше разобщить Исламский мир и окончательно включить его важнейшие части (богатые нефтью и газом) в западную цивилизацию.

Широкомасштабное западное наступление против Ислама стало реальностью начала ХХI века.

ОДНАКО ПАРАДОКСАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ попытка тотального наступления Запада против мусульман, наоборот, привела к укреплению и усилению Исламского мира.

Ни одна из поставленных администрацией Буша-младшего стратегических задач по переформатированию Большого Ближнего Востока в глобальных интересах Запада не реализовалась. Американские позиции здесь существенно ослабли. Огромное силовое превосходство Запада не привело к геополитическим и геоэкономическим выигрышам. В Ираке Вашингтон, по мнению самих же американских экспертов, оказался в "катастрофической ситуации". В Афганистане, несмотря на эскалацию численности вооруженных сил НАТО, влияние талибов постоянно возрастает. Израиль вынужден был уйти из сектора Газа, который стал оплотом ХАМАС — одного из наиболее сильных в суннитском мире военно-политических движений. В 2006 году Израиль фактически проиграл войну в Ливане, что привело к тому, что в мае 2008 года Хизбалла превратился в доминирующую в этой стране силу.

За последние пять лет у мусульманских нефтеэкспортирующих стран произошло накопление таких финансовых средств (речь идет о триллионах долларов), что объективно превратило их в качественно новый фактор мировой экономики.

В результате все больше усиливается глобальная политическая и экономическая конкуренция за влияние на страны Большого Ближнего Востока. Целый ряд государств (КНР, Япония, Южная Корея, Франция) создали специальные официальные и неофициальные институты для продвижения своих системных интересов в зоне Исламского мира. Например, КНР на государственном уровне создала механизм постоянного диалога не только с отдельными мусульманскими странами, но и, например, с арабскими странами (ЛАГ) в целом. Франция при Саркози разработала и начала реализовывать специальную стратегию развития отношений с Саудовской Аравией, ОАЭ, Алжиром, Марокко. Италия при Берлускони официально извинилась за свою колониальную политику в Ливии и согласилась выплатить 5 миллиардов долларов в качестве компенсации, надеясь за это получить преференции для итальянских компаний в ливийском газонефтяном секторе.

Практически во всех мусульманских странах существенно усиливается Ислам и как идеологический мобилизационный фактор, и как стиль повседневной жизни, и как ведущая политическая линия, и как форма внешнеполитической консолидации. Одновременно существенно ослабли практически во всех этих странах старые светские идеологии, прежде всего националистические, левые, социалистические и либеральные.

Наиболее ярким примером кардинальной метаморфозы общественного сознания и усиления политического Ислама стал за последние годы Ирак. Ядро иракского сопротивления американской оккупации составили (что признали в ЦРУ еще в 2004 году) офицеры из бывших саддамовских силовых и армейских структур, перешедших из националистического БААС на позиции фундаменталистского Ислама.

В Исламском мире в целом существенно усилились в последние пять-семь лет позиции умеренных фундаменталистов, неформальным идеологическим ядром которых являются "Братья-мусульмане". Это движение уже имеет своих депутатов в 87 парламентах мира. Нынешнее руководство Турции во главе с премьер-министром Реджепом Эрдоганом и президентом Абдаллой Гулем — выходцы из структур, тесно связанных с "Братьями-мусульманами". Председателем парламента Индонезии является Акбар Танджунг — представитель умеренных фундаменталистов. ХАМАС — это организация, которая не только родилась в организационных и идеологических рамках "Братьев", но и сохраняет с ней тесные организационные и политические связи.

Различные направления фундаментального Ислама представлены во многих эшелонах власти Исламского мира. Путем вооруженного восстания они пришли к власти в Иране в 1979 году. В Турции умеренные фундаменталисты во главе с Р.Эрдоганом за последние пять лет кардинально укрепили свое влияние в турецком обществе, в экономике, в армии. Поэтому попытка антиисламских группировок летом 2008 года запретить правящую Партию справедливости и развития, а ее руководителей во главе с Р.Эрдоганом исключить из политической жизни была обречена на провал.

В Египте "Братья-мусульмане" являются главной оппозиционной силой, противостоящей нынешнему прозападному режиму. В Малайзии коалиция умеренных исламских политических сил, возглавляемая Анваром Ибрагимом, фактически вступила в финальную стадию борьбы за власть.

Попытки американцев насадить в Пакистане демократию "коррупционного образца" привели к существенному сближению между частью офицерского корпуса и умеренными фундаменталистами.

О росте значимости Исламского мира в глобальной политике свидетельствует формирование системы новых балансов сил на Большом Ближнем Востоке. Речь идет прежде всего о новом региональном альянсе (Иран, Сирия, ХАМАС, Хизбалла), успешно противостоящему силовому американо-израильскому тандему.

Демонстрацией укрепления Исламского мира стало появление принципиально новой плеяды руководителей в Исламском мире, которые представляют собой пример "исламских технократов" или "технократов-фундаменталистов". Они влиятельны не только в своих странах. Эти лидеры популярны во многих уголках Исламского мира, к их мнению все более внимательно прислушиваются элиты десятков мусульманских стран. К числу таких "исламских технократов" прежде всего относятся Реджеп Эрдоган и Абдулла Гуль (Турция), Махмуд Ахмадинежад и Али Лариджани (Иран), Халед Мишааль (ХАМАС), Анвар Ибрагим (Малайзия), Хасан Насрулла (Хизбалла), Башар Асад (Сирия) и некоторые другие.

КАНДИДАТ В ПРЕЗИДЕНТЫ от Республиканской партии на выборах 1992 и 1996 годов Патрик Бьюкенен в своей широко известной книге "Смерть Запада" написал: "В науке, технологиях, экономике, промышленном производстве, сельском хозяйстве, разработке и производстве вооружений и демократичности общества Америка, Европа и Япония ушли вперед на многие поколения. Но Исламский мир сохранил нечто, утраченное Западом, а именно — желание иметь детей и продолжать свою цивилизацию, культуру, семью и веру. Почти невозможно отыскать ныне европейское государство, коренное население которого не вымирало бы, — и почти невозможно найти исламскую страну, население которой не возрастало бы с каждым днем. Да, Запад узнал много такого, о чем неведомо Исламу, однако Ислам помнит то, о чем Запад позабыл: "Нет иного мира, кроме сотворенного верой".

Полностью статья будет опубликована в журнале "Вестник аналитики", 2008, N 4.

Автор — президент Центра стратегических исследований «Россия-Исламский мир»

Виталий Аверьянов, Пётр Мультатули ДРУГОЙ ЦАРЬ И ДРУГОЙ СТАЛИН

Сталин был вынужден выполнять те же задачи развития, которые в свое время враги России руками "февралистов" не дали выполнить Николаю II, сорвав наш триумф в Первой мировой войне. Однако эти же задачи Сталин решал на гораздо более непрочном фундаменте в стране, отброшенной революцией назад на многие десятилетия, в стране с надорванным духом, с разрушенной ментальностью. Отсюда та жестокость, кровь и сверхусилия, с которыми был сопряжен прорыв 30-х годов, отсюда и невиданные жертвы Великой Отечественной войны.

Публикация в газете "Завтра" цикла Сергея Кургиняна "Медведев и развитие" стала явлением в современной публицистике. Разнообразны затрагиваемые темы, глубока и остроумна постановка вопросов. Но многое в этих эссе вызывает как недоумение, так и резкое неприятие.

Поводом к написанию нашей статьи послужили многочисленные оценки Кургиняном политики Николая II и его места в нашей истории. Кургинян порою справедливо обвиняет "борцов с коммунизмом" в упрощении истории и предвзятости. Но вот он сам начинает писать о дореволюционной России — и не просто скатывается к упрощениям и предвзятости, а прибегает к домыслам и ложной аргументации, оборачивающейся голословными заклинаниями и неопрятным цинизмом.

Авторы этой статьи были в самой гуще событий в Екатеринбурге во время отмечавшегося в июле этого года 90-летия гибели семьи Романовых, входили в число организаторов "Екатеринбургской инициативы", излагали в многочисленных публикациях свое видение трагедии 1917-1918 годов и последовавшей за ней братоубийственной войны. Своеобразные итоги этих исследований и размышлений были сфокусированы нами в новом художественно-публицистическом фильме "Николай II: Сорванный триумф", который в скором времени покажут по телеканалу "Россия".

Что же на самом деле значит для современной России фигура Царя-Страстотерпца Николая II?

Сегодня личность царя уже не повод, как это было недавно, чтобы поглумиться над дореволюционной историей, "свести счеты". Сегодня для значительной части нации Николай II означает символ расставания со многими антироссийскими мифами, имеющими долгую историю. Отнюдь не все мифы, которые изобличаются добросовестными историками, относятся по своему происхождению только к большевистской пропаганде — их основа закладывалась и до 1917 года. Проводниками этих мифов стали и деятели Февральской революции, многие из которых, уже в эмиграции, продолжали всячески чернить последнего самодержца. Этим господам, предательски нанесшим по империи страшные удары, было явно не по пути с исторической Россией и до 1917 года, и после него.

ПЯТЬ МИФОВ О ЦАРЕ И ЦАРСКОЙ РОССИИ

Мы коснемся лишь нескольких ложных стереотипов, поскольку тематика фальсификации предреволюционной истории весьма обширна. Мы предлагаем краткие выводы из исследований, имеющих под собой солидную документальную основу.

МИФ ПЕРВЫЙ. Россия Николая II была отсталой и малопригодной для жизни страной.

Этот тезис насквозь лжив. Именно в царствование Николая II страна совершила грандиозный экономический, промышленный, демографический скачок. Россия заняла первое место в мире по добыче нефти, обогнав американских нефтедобытчиков, стала претендовать на звание, как сказали бы сейчас, глобальной энергетической державы, построила Китайско-Восточную и Южно-Манчжурскую железные дороги, основала за полярным кругом город с незамерзающим портом Романов-на-Мурмане (Мурманск). В России Николая II выплавка чугуна увеличилась за 20 лет почти вчетверо; выплавка меди — впятеро; добыча марганцевой руды также в пять раз. Протяжение железных дорог, как и телеграфных проводов, более чем удвоилось. Столь же высокими темпами развивался и речной флот — самый крупный в мире. Был достигнут беспрецедентный для своего времени уровень высшего образования (100 вузов со 150 тысячами студентов) и высокий уровень грамотности в народе. Бурно развивалась медицина. Значительно поднялся жизненный уровень всего населения, в том числе крестьянства. Произошел настоящий демографический взрыв — население выросло почти на 50 миллионов человек. Случай небывалый в мировой истории.

Кроме того, если говорить о планах царя, достаточно перечислить лишь следующее: был разработан план электрификации всей страны, впоследствии присвоенный Лениным, а также проекты нефтепровода от Баку до Персидского залива, Беломорско-Балтийского канала, крупных заводов на Урале и Дальнем Востоке и даже БАМа (Байкало-Амурской магистрали).

Обычно сильно преувеличивают данные о финансовой зависимости России от других держав. При том, что к 1917 году средний ежегодный приток иностранных инвестиций увеличился почти в 4,4 раза по сравнению с началом царствования, однако они составляли только 11% всех чистых капиталовложений в России. Индустрия в России была построена в основном на капиталы российского происхождения. При этом русский рубль был одной из самых твердых валют мира.

МИФ ВТОРОЙ. Его держава была "тюрьмой народов".

Только в Российской империи представитель некоренного народа мог занимать государственные посты, в том числе самые высокие. На большую часть мусульманского населения империи не распространялась воинская повинность, грузинские крестьяне фактически не облагались налогами, которые и без того были в России самыми низкими в мире. Держава являла поразительные примеры веротерпимости, поддерживала религиозные меньшинства. Так, например, все дети мусульман получили возможность учиться в медресе, тем самым, кроме всего прочего, на корню была устранена опасность появления экстремистских настроений. В геополитические планы Николая II входило расширение Империи на юго-восток, постепенное присоединение Тибета и Монголии, народы которых видели в нем традиционный образ "Белого Царя" (перспективы этих присоединений тогда были вполне реальны).

МИФ ТРЕТИЙ. Царь был безволен, был "всепрощенцем".

Этот стереотип не терпит сопоставления с историческими фактами. В разгар кровавой смуты 1905-1907 годов именно Николай II беспощадно подавлял эту смуту, именно им (а не Столыпиным, как принято считать) были введены военно-полевые суды, имевшие санкции приговаривать к смертной казни в 24 часа террористов, стрелявших по войскам. При этом царь не был сторонником репрессивных методов управления страной, удерживал хрупкий баланс согласия в обществе (что вменяют ему в вину многие нынешние ультраконсерваторы, которые, дай им волю, перестреляли бы всех тогдашних революционеров как бешеных собак). Благодаря мужеству, жесткости и последовательности ему удалось обуздать центробежные силы и вернуть Россию к динамичной модернизации.

Невысокого роста с неброской внешностью, Государь, между тем, по многочисленным свидетельствам, производил сильное впечатление на тех, кто имел возможность общаться с ним непосредственно. Притягательность, внутренняя сила, обаяние личности отмечались как друзьями, так и врагами. Николай II был спокоен и предельно сдержан, отчего на первый взгляд мог казаться мягким. Однако, по выражению историка Сергея Ольденбурга, "у Государя поверх железной руки была бархатная перчатка".

МИФ ЧЕТВЁРТЫЙ. На совести царя жертвы 9 января 1905 года.

Этот миф отчасти противоречит третьему, и в этом стоит разобраться. Известно, что Николай II тяжело переживал "кровавое воскресенье". Им были наказаны ответственные за произошедшее чиновники. Родственникам погибших 9 января лиц были выделены огромные суммы из личных средств Государя.

Что же произошло 9 января? То была, говоря сегодняшним языком, первая в истории "цветная" революция, организованная на деньги японской разведки (которые поступали через ее резидента полковника Акаси). Авторство данной провокации принадлежит руководству террористической группировки "партии социалистов-революционеров". Организатор ее — эсеровский боевик Пётр Рутенберг — использовал в своих целях популярного среди петроградских рабочих священника Георгия Гапона. Целью провокации было вызвать в Империи мощные беспорядки — и эта цель была достигнута. Вопреки расхожему мнению, первые выстрелы 9-го января были произведены не солдатами по рабочим, а из толпы по войскам.

МИФ ПЯТЫЙ. Добровольно отрекся от власти.

Обстоятельства, при которых Император Николай Александрович подписал так называемое "отречение" от престола, до сих пор покрыты завесой тайны. Поныне бытует лживая версия происшедшего, суть которой выразил Александр Блок: "Отрекся, как будто эскадрон сдал". Таким образом "отречение" выносится за рамки общего контекста предшествующих событий и превращается в личный почин "слабого" Царя.

До сих пор ни в одном архиве не найден текст Высочайшего манифеста. То, что выдается за таковой, — сомнительный и неизвестно кем составленный вариант телеграммы со странным названием "начальнику штаба", подписанный карандашом (что само по себе идет вразрез с практикой подписания царем всех официальных документов государственной важности).

Доподлинно мы можем сегодня утверждать только одно: 2 марта 1917 года в Пскове произошла чудовищная и не имеющая примеров в истории измена царю в условиях страшной войны, в канун судьбоносного наступления русской армии. Царь был фактически пленен генералами-заговорщиками, которым он доверял. После этого пленения Николай II и его семья находились в изоляции, и заговорщики имели возможность скрыть реальную канву истории с отречением.

Презренные имена изменников известны. Это председатель Государственной Думы камергер Родзянко, депутаты Государственной Думы Гучков, Милюков, князь Львов, эсер Керенский, начальник Штаба Ставки генерал-адъютант Алексеев, великий князь Николай Николаевич, генерал-адъютант Рузский, генерал-адъютант Брусилов, генерал Крымов, генерал Корнилов.

Но нити заговора тянулись далеко за пределы России. Имена зарубежных участников организации Февральской революции: серый кардинал внешней политики США полковник Хаус, собиравшиеся в Нью-Йорке в своем клубе на Бродвее-120 банкиры Варбург, Шифф, Морган, в Англии — лорд Мильнер, английский посол в Петрограде Бьюкенен. Любопытно, что на Бродвее-120 находился также и центр по организации Октябрьской Революции: там располагалась банковская контора Биньямина Свердлова, родного брата Якова Свердлова. Обосновался в этом же небоскрёбе и известный английский агент Сидней Рейли, главное связующее звено между Троцким, Свердловым и американскими финансовыми группами.

Окончание следует

Александр Лысков БУРЯ В ШХЕРАХ Карельский репортаж

Олонецкая равнина со своим микроклиматом, благодатной почвой — исторический центр карелов. Озера, реки, леса. И гора посредине, всего сорок метров над уровнем моря, но видно с нее на сорок километров, аж до Свирского монастыря. Беленькой полоской сияет обитель в золоте равнины. Она там, далеко. А здесь на горе — дачная деревенька со старинным кладбищем. Да охотничий домик — в три уровня. Тут в условиях европейского комфорта и довелось ночевать. А прежде вечеровать в мужской компании. Люди серьезные, независимые, обладающие, скажем так, внушительными фанансовыми резервами. Успешно прошедшие университеты девяностых и нулевых. И вот оказалось, что особый интерес теперь у них — вкладывать средства в эту карельскую землю. Не ради приобретения территорий, а возделывания и украшения ради. С помощью их капиталов нынче делаются дороги, мосты, возводятся предприятия.

Потом на пути были шхеры, форелевое хозяйство. Увидел, как "смекалистый и расторопный белорусский мужик" может начать здесь с нуля: сам и сетей навязать, и наплавные сооружения устроить. Сам и корабль для себя соорудил. И продает теперь сотни тонн прекрасной, ни с чем не сравнимой по вкусу и виду карельской форели. Строит рыборазделочный завод. Кормит народ.

А если прибавить сюда сотни миллионов, отпускаемых государством на реализацию национального проекта преобразования сельского хозяйства Карелии, самоотверженных людей, занятых на новых государственных стройках, то картина обновленной жизни становится обширной и яркой.

В центре этой картины — министерство сельского хозяйства Карелии. И его министр — Ванда Феликсовна Патенко. Замечательная женщина, типичная русская воительница, хоть и с Украины родом. Прирожденный организатор. Талантливый руководитель. Смелый человек. Она, все вышеозначенные люди, еще масса неведомых мне тружеников республики — и составляют ее народ, являются лучшими ее представителями. Таким и слава, но таким, к сожалению, и "особое внимание" различных "силовых" служб.

МИНИСТЕРСКИЙ ДЕТЕКТИВ

— Всё время ощущается какое-то непонятное противодействие правоохранительных органов, — говорит Ванда Феликсовна. — Против самых деятельных моих соратников, созидающих людей республики вдруг одним махом возбуждаются сотни уголовных дел.

Общаясь с коллегами из других регионов, она поняла, что и там происходят аналогичные процессы. Какое-то поветрие сверхбдительности или, того хуже, небескорыстного давления.

Сегодня в Карелии около трехсот фермеров и сорок сельскохозяйственных предприятий. А в такой структуре, как УБЭП, управление борьбы с экономической преступностью — триста пятьдесят чинов. То есть на каждого деятельного, предприимчивого сельского труженика — по одному, личному, эмвэдэшнику. И никакой тебе презумпции невиновности. Если предприниматель — значит, преступник. Такая примерно повестка дня нынче в Карелии. Давление невыносимое. И это в то время как реализаторы национального проекта по пути произвели коренные изменения в экономике республики.

Начиная с развала СССР по сегодняшний день, здесь не строилось ни одного объекта, ни коровника, ни гаража, ни сарая. Предприятия только банкротились. Упаднические настроения были разлиты от границы до границы. И вот четвертого июля нынешнего года был, наконец, запущен в строй комплекс на восемьсот голов крупного рогатого скота. Новейшая мировая технология, изготовитель — прогрессивнейшая шведская компания Делаваль, которая активно работает по всей территории России. Сотрудничество с фирмой такого высокого культурного уровня стоит огромных усилий. В Карелии прежде не было организаций, которые бы имели подобный опыт строительства на селе. Но работники Минсельхоза нашли в себе силы, сделали рывок во всех областях жизни и производства и пустили в строй комплекс. Два коровника и посередине — доильный зал.

Возведение новых комплексов велось двояко. Один поставили в чистом поле. Другой — на месте снесенных старых дворов советских времен. Кроме этого, появились свинарники на 12 с половиной тысяч голов. Много или мало? Ровно столько же свиней было всего в республике — и у населения, и в производстве. То есть произошло увеличение в два раза.

Для малых форм хозяйствования сформирована структура, которая поставляет технику, комбикорм. За счет этого тоже поднимается уровень жизни сельского населения. Людям стало интересно держать скот. В год прирост мясной продукции до 15 процентов. Бычка держать выгодно, как говорится, и удобно. Вырастил, сдал — деньги получил. Заложена поддержка в бюджете республики. На 1000 килограммов сданного веса человек получает 14 тысяч субсидий. Хозяин может в конверте по почте послать в минсельхоз республики номер счета и получить на него деньги. Все упрощено до предела. Да к тому же компенсируется ставка Центробанка.

По нацпроекту стали активно развивать в республике и форелеводство. Подписали соглашения с главой республики и Министерством сельского хозяйства России. Сверху, как говорится, спускаются показатели. И если учесть, что вся эта деятельность субсидируется, то можно сказать, что в карельском сельском хозяйстве в принципе возрождена плановая экономика.

И все бы было прекрасно, если бы жизнь труженикам, повторим, не портила масса заведенных на них уголовных дел. В местной газете этот "накат" уже окрестили так: "Вы начали зарабатывать? Тогда мы идем к вам". Первым был подвергнут атаке совхоз " Аграрный". Хозяйство поднялось из состояния банкротства. Находится на знаменитой Олонецкой равнине. Сложности огромные. Субсидии поступали нерегулярно. В мае есть, в июне — нет. Полным ходом шла заготовка кормов. Директор в июне недоплатил 200 тысяч налога. Но в июле уже погасил. В августе недоплатил — в сентябре погасил. Такова жизнь у сельского руководителя! Иначе невозможно. Но вот приходит УБЭП, бесстрастным оком вперяются в документы и демонстративно возбуждают уголовное дело. Причем все обставляют, как шоу. 180 человек опрошено. 48 свидетелей. Проводится 12 судебных заседаний. Каких нервов это стоит директору и коллективу. И, главное, в конечном итоге директора суд оправдывает! Но моральный урон от "акции" невосполним. Рабочее настроение в упадке. Руки опускаются. А ведь речь идет о продовольственной безопасности страны. Невольно приходят на ум аналогии с вырубанием командных кадров перед Великой Отечественной войной. Конечно, сейчас другие времена. Суды выносят оправдательные приговоры. Однако прокурор заявляет: вы, мол, не очень-то радуйтесь. Мы подадим кассацию и упечем-таки вашего передового и патриотично настроенного директора. Но и в Верховном суде его оправдывают …

В кулуарах нанятые юристы так прямо и заявляют: "На сельском хозяйстве республики мы тренируемся, как на подопытных животных". Перед чем тренируются?

Или еще один пример. Руководитель хозяйства Любовь Площадная собрала технику, считай, из металлолома, организовала вокруг себя мужиков и баб, и создала закрытое акционерное животноводческое молочное общество. Выращивает к тому же клубнику по финской технологии, ягоды. Совместный проект с финнами начала. Сама в поле, сама на тракторе. Потребовался специалист, а жилья для него нет. В нацпроекте заложена программа обеспечения молодых семей жильем. Причем семьдесят процентов семья может получить от государства. Остальное или сам находишь, или предприятие за тебя платит. Если ты один — тебе положено 25 квадратных метров. Если два — каждому по тридцать. Три и более — по тридцать пять. Спускают ежеквартально стоимость квадратного метра. В 2006 году цена была 12 тысяч за метр квадратный. Дается 370 тысяч. А ты дальше — хоть коттедж за двадцать миллионов строй.

Стали искать в хозяйстве для молодого специалиста так называемое вторичное жилье. Нашли. Квартира стоит 900 тысяч. Вкладывают туда государственной поддержки 300 тысяч да плюс из прибыли предприятия 600. Жилье есть! Молодой специалист начинает трудиться. Но тут является родное карельское УБЭП! И к чему придираются? А к тому, что прежний владелец жилья когда-то якобы купил его за 300 тысяч. И значит, по мнению оперативников, эти люди "вступили в сговор" и нагрели руки вдвоем с хозяином на 600 тысяч! В деревне начинается следствие многомесячное. Истины никто не знает и знать не хочет. За сколько купил- за сколько продали — это ведь дело чисто коммерческое, договорное, свободное, цены каждый год менялись. Нигде закон не нарушен. Но МВД как будто изо всех сил хочется найти повод еще и с этой стороны для нажима на министра сельского хозяйства республики, прекрасного, деятельного специалиста Ванду Феликсовну Патенко. Выбивают показания из несчастного молодого специалиста-зоотехника, что именно с разрешения министра был произведен торг. Хотя В.Патенко в то время была только замом и не курировала подобные вопросы. Но зато теперь она — министр в силе, в известности. И на нее "кое-кому" из недругов выгодно "завести дело". И милиция козыряет — будет вам дело! Был бы человек, а дело всегда найдется. Ее подчиненных просят дать показания, "вам за это ничего не будет". То есть обещают прикрытие. Ванде Феликсовне приходится обращаться за защитой в прокуратуру, в ФСБ. Безрезультатно.

Нет, результат есть и — плачевный. Та самая женщина, организатор акционерного молочного общества, не выдержав передряг, тяжело заболевает. На днях ее перевезли из Кондопожской больницы в республиканскую с диагнозом заболевания иммунной системы. Как говорят в деревне, "ухайдокали убэповцы" хорошего человека.

Или еще пример. В Мегреге строится шведским Лавалем тот самый комплекс на 800 голов, согласно нацпроекта. Прежний директор, который занимался проектом с нуля, — умирает, не выдержав нагрузок. Приходит сильный, молодой — бывший полковник ВДВ. Стройка первая в нацпроекте. Внимание к ней особое. Требует "чистого баланса".

Поднимает новый директор документы — оказывается, совхоз в долгах перед бюджетом аж на три миллиона. Едет директор в налоговую инспекцию, подписывает реструктуризацию долга и погашает в первых числах февраля этого года. И это при том, что ведется одновременно новое, можно сказать, грандиозное строительство. Выплачиваются текущие платежи. Но, несмотря ни на что, в апреле здание совхозной конторы захватывает отряд МВД — другими словами подобное действие трудно назвать. С автоматами наголо приехали. Бедные конторские женщины чуть в обморок не попадали. А уже выгребаются кассовая книга и прочие документы, опечатываются компьютеры. По поводу чего? "По факту неуплаты налогов". Дело возбудили, а обвинение до сих пор не предъявили. Это называется у них — держать на крючке.

Нажим только усилился, когда за истинных тружеников вступились местные журналисты. Директора комплекса вызывают на допрос. Он отказывается говорить, ссылаясь на статью 51-ю, где запрещается свидетельствовать против себя. Предъявите, пожалуйста, обвинения, просит. Ему отвечают, мол, не можем предъявить в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. Это такая уловка, мол, мы о тебе знаем гораздо больше. Хотя на самом деле — блеф. Прокурор на жалобу отвечает, что такие "наезды" ни в коей мере не мешают нормальной работе над национальным проектом. Не волнуйтесь, мол. То ли еще будет!

И спустя несколько дней по карельским аграриям наносится очередной удар. С другого фланга. С форелеводческого. Причем синяя стрелка на тактических картах МВД теперь упирается в само Министерство сельского хозяйства. Именно туда нагрянули с обыском неусыпные борцы с экономическими преступлениями. Тридцать пять бойцов. Сотрудников- в коридор, вдоль стен. Лицом к стене. Стоять! В чем дело, ребята? Отвечают: возбуждено уголовное дело по факту сговора министерства сельского хозяйства и двух форелеводческих предприятий на Ладожском озере. Выгребаются из кабинетов все бумаги, связанные с финансированием и прочие. Восемь мешков! Листают документы, и где обнаруживается слово "форель", — забирается. В кабинете у Ванды Феликсовны находят еженедельник за прошлый год — засовывают в мешок. То есть одно министерство воюет с другим. Что-то опять это нехорошее напоминает…

По прошествии некоторого времени, когда страсти улеглись, Ванда Феликсовна попросила сотрудников систематизировать по дням и часам все акции МВД против минсельхоза. И оказалось, что за полтора года работы В.Ф. Патенко в этой должности в той или иной мере "маски шоу" устраивались в ее учреждении 70 раз. Причем часто повестки, вручаемые сотрудникам минсельзоха в час дня, требуют их прибытия на допрос в двенадцать часов. Иначе как издевательством это не назовешь. Или МВД вдруг начинает требовать информацию об уборке урожая непосредственно от минсельхоза, хотя по регламенту такую информацию необходимо получать только в администрации Петрозаводска. Давят. Прессуют. Достают.

…Итак, форелеводство. "Факт сговора с целью препятствия конкуренции".

Странно, почему минсельхоз "сговаривается" только с двумя хозяйствами, а не со всеми сорока восемью, действующими в республике. Неужели эти два хозяйства могут быть конкурентами остальных сорока шести, да еще девяносто шести, находящихся в стадии организации.

Тут надо сказать, что в прошлом году в Карелии было произведено 9,4 тысячи тонн форели. Это при том, что вся Россия съедает 120 тысяч тонн красной рыбы. Бизнес выгоднейший. Побережье озера "столбится" с высокой скоростью. Есть такие, которые желают сразу занять сотни километров, не обеспечив территории необходимым оборудованием. Просто — захватить, а там посмотрим. При том, что закона о рыбоводстве практически нет. Такой образовался вакуум. Вдобавок к тому, что на минсельхоз возлагаются обязанности охраны окружающей среды. Экологическая составляющая оказывается, как увидим дальше, решающей в борьбе за рыбу. Ведь вырастить полдела. Нужно обработать ее для перевозки. На берегу хотя бы брюхо рыбе вспороть и охладить. А берега — скальные, крутые. Не зацепишься с каким-то основательным помещением. А деньги хочется сделать быстрые. Именно по такому пути пошла одна питерская фирма. Назовем ее "Форпит". Потребовала у В.Патенко дать ей разрешение на размещение площадок аж на три тысячи тонн продукции. В то время как обычно все начинается с трехсот тонн. И по мере обустройства берега и рыбоводческого оборудования — увеличивается. То есть они замахнулись десятикратно. Причем в том месте озера, где когда-то стоял атомный флот, были затоплены баржи с опасными веществами. Пусть их впоследствии и вывезли, но зона все равно осталась рискованной для выращивании пищевой продукции. Вот этим, вполне обоснованно, и мотивировали в минсельхозе, отказывая загребущему "Форпиту". Одновременно проводя тщательную экспертизу воды и дна, чтобы впоследствии конкуренты, чилийский, норвежские, не смогли играть на этом факте против наших отечественных рыбоводов.

Пока велись исследования, а закончились они положительным отзывом, никаких разрешений на устройство форелевых хозяйств в той части озера минсельхоз не давал никому, не только "Форпиту". Но питерцы приступали с "ножом горлу" — дайте! И дайте именно три тысячи тонн. При том, что уставной фонд этого предприятия всего 10 тысяч рублей. А для освоения ими задуманного потребуется порядка 350 миллионов рублей.

То есть минсельхоз имел все основания опасаться, что, взяв огромное количество воды и суши в свое пользование, питерцы могли просто законсервировать приобретение — опасения основаны на тех же 10 тысяч рублях уставного фонда. Копейки.

"Форпит" ушла в тень на некоторое время. Но потом неудовольствие предпринимателей и тех, кто за ними стоит, как раз и стало выражаться в тех самых наездах и давлениях, о которых я рассказал выше. Вдобавок к тому на минсельхоз начинает давить и антимонопольный комитет. Причем с какой формулировкой: ограничение конкурентной деятельности. В то время как он, этот самый антимонопольный комитет, взяв сторону "Форпита" как раз и выставлял себя в роли монополиста, потворствующего захвату огромной территории береговой зоны.

Захват земли, воды — это ведь термины военные. Недаром вскоре на горизонте минсельхоза появились люди в погонах, пускай и эмвэдэшных. Они, сотрудники УБЭП, вдруг почему-то стали настолько часто появляться на совещаниях антимонопольного комитета, что возникало ощущение лоббирования. Думается, не без давления людей в погонах антимонопольный комитет встал на сторону "Форпита".

В дело вступил арбитражный суд. Состоялось шесть заседаний. На всех для обозначения своей силы опять же присутствовали представители управления борьбы с экономическими преступлениями. За пять дней до решающего заседания как раз и произошла та "атака" двумя взводами на минсельхоз. Демонстративно. С намеком и арбитражному судье тоже.

В те же дни, точнее, в ночь с пятого на шестое августа в минсельхоз еще проникли и "неизвестные лица". Шарили по кабинетам. Бравый вахтер, бывший боевой офицер, задержал одного. Сдал дознавателю. В результате от задержанного были получены "сказочные" показания о том, что он в пьяном виде был почти что силком затащен кем-то неизвестным в министерство, это в полночь-то, через окно. Ничего не помнит. И его отпустили — за незначительностью вины. Видимо, свой человек.

Предел терпения на исходе. Ванда Феликсовна решает, что пора обнародовать методы и стили бравых оперативников. Собирает пресс-конференцию. Делает официальное заявление. Шаг сильный, действенный. Сразу же получает ответный ход со стороны МВД. Патенко грозят обвинением в том, что она "мешает следствию". Затем раздается звонок из Питера. Из ассоциации форелеводов. Какое странное сближение! Опять Питер, опять форель. И этот человек, "форелевод", рассказывает страшную тайну МВД, мол, планируется возбуждение уголовного дела против вас, Ванда Феликсовна. Мы, мол, тесно сотрудничаем с МВД. Предлагаем и вам наладить такие же связи. Купите у нас крупную партию рыбных кормов для Карелии. Пришлось объяснять, что она не боится таких намеков, что корма — это коммерция, а министры коммерцией не занимаются…

Эта история, кажется, бесконечной. И, отнюдь не местного, карельского, характера. Везде, где мне пришлось побывать в командировках за последние полгода (Ростов-на-Дону, Таганрог, Павловский посад, Вологда, Казань), деловые, активные люди стонут и плачут, по их признанию, от "засилья правоохранительных органов".

В Вологде один предприниматель мне сказал, что складывается такое впечатление, будто каждому участковому милиционеру поставлена задача "найти и обезвредить своего, личного, взяточника и коррупционера". Априори. Подозреваются все. Фас.

А здесь, в Карелии, директор новейшего, только что построенного комплекса, о котором я расскажу ниже, Владимир Бакуров поведал историю такого же набега МВД, когда без объяснения причин в его кабинет вошли офицеры милиции и предложили освободить кабинет. Для чего? Для того, чтобы здесь, в директорском кресле, вести допрос его подчиненных. Они жаждали порулить предприятием. Так уже было в бериевский период, когда экономикой, по сути, руководило Министерство внутренних дел. Люди в Карелии в панике. Вспоминают 37-й год. И не безосновательно, как видно.

ЕЩЕ РАЗ ПРО НАВОЗ

Но оторвем наконец глаза от чтения протоколов, отбросим груз вселенского скандала с души, вздохнем всей грудью и проедемся по золотоосенним дорогам Карелии в Мегрегу. Туда, где действительно в чистом поле встало чудо современной сельскохозяйственной технологии. Тот самый животноводческий комплекс на 800 голов.

На проходной оденем стерильный халат и последуем за Владимиром Бакуровым, отставным офицером-десантником, прекрасным хозяйственником, энергичным, обаятельным человеком.

Великолепные помещения из нержавеющего металла, наподобие авиационных ангаров. Стометровые ряды окон одновременно с пульта сдвигаются вверх-вниз в зависимости от температуры. Два "ангара" для отдыха и кормежки. Здесь травяная подстилка под бок коровам, чесалки, поилки. Никакой привязи. Хочешь, милка, гуляй, хочешь — ложись спать. А на дойку — по коридору в специальное, стерильное помещение тоже вольным коровьим ходом.

У каждой рогатой головы на шее электронный чип. А в компьютере за стеклом можно узнать, сколько она съела сегодня, выпила и дала молока. После чего вносятся коррективы в ее содержание.

Навозоудаление и кормораздача — самое сложное в животноводстве, особенно в комплексах таких масштабов. В старых советских коровниках доярки вручную таскают тачки с кормом. Навозом переполнены были ямы на задках ферм. Зловонная жижа разливалась по территории, делая её непроходимой. А что здесь? Сток. Приямок. Мощный насос, и по трубопроводу эта масса ценного биологического материала уносится в огромную металлическую емкость. Такие бывают в нефтехранилищах. Мечта Бакурова — накрыть ёмкость колпаком, собирать газ и с помощью его вращать электрогенератор. Своей энергии хватит на всё обслуживание комплекса. И я верю, у него это получится. Чудо произойдёт. Если, конечно, перестанут творить чудеса излишне бдительные милицейские чины, когда у человека просто кончится терпение, и он пошлет всё подальше.

А заготовка кормов? Я всё думал, как же шведы и финны, живущие под таким же пасмурным, дождливым небом, умудрялись досыта кормить свой скот. Как сено сушили? Оказалось, сено и сенокос — это понятия отжившие. Теперь в любую погоду заготовляют зеленую массу, и опять же не в силосные ямы её укладывают, не в траншеи, засыпая песком и землей для консервации, а набивают в гигантские полиэтиленовые рукава в два человеческих роста. И такие кишки укладывают на асфальтовые площадки рядом с коровниками. Нет, не зря каждому посетителю комплекса положен стерильный халат.

Начиная здесь директором полтора года назад, Бакуров на старой, разбитой "Волге" сам за рулем по два раза в день мотался до Петрозаводска — столько было согласований, таков был темп жизни. По 600 километров в день. Недаром не выдержало сердце у его предшественника. Вот и "Волга" развалилась. Он купил себе недорогую иномарку, рабочую лошадку. И это тоже вызвало подозрение у "надзорных". Они ведь сориентированы на "расхищение и коррупцию". Отремонтировал Бакуров запущенную контору — а как же иначе принимать иностранцев и вести совещания с фирмачами из Лаваля, где у каждого монтажника ботинки начищены и белые рубашки каждый день? Элементарные нормы гостеприимства. Ан нет. Опять впаивают тебе "расхищение".

В конторе Бакуров организовал небольшой музей. Сорок лет совхозу. Смотришь на лица людей семидесятых годов, и понимаешь, что они из другой эпохи. Так же когда-то смотрел на дореволюционные снимки. Вот вереница лошадей, запряженных в волокуши, тянет корм к ферме. Это тридцать лет назад. А вот блестящий "Кировец" везёт зелёную массу в контейнере к упаковочному агрегату сегодняшней Мегреги. Главный интерьер конторы как раз и составляют такие исторические снимки. Всё сделано с большой любовью к людям. И прежде всего сам животноводческий комплекс. Говорят, привозили на новый комплекс одну ударницу-доярку, орденоноску. Она попросилась "перед смертью" поглядеть, как нынче "бабы робят". И на колени пала, стала поклоны отбивать в честь тех, кто создал эти хоромы. Плакала от радости. Такова народная, не чекистская, оценка сделанного и тех, кто жизнь на это кладет.

РЫБАК И ОЗЕРО

В Онежское озеро, на карте, Скандинавия словно бы пальцы свои скальные запустила. И между этими "пальцами" — шхеры, заводи с зеленоватыми скальными берегами — такие удобные для устройства рыбоводческих садков. Едем по озеру, нет, по-морскому, идем, на корабле с тракторным мотором и низкой осадкой. Шаг с борта — и на мостки садка, внутри которого "кипит" форелевое стадо.

За рулем, нет, за штурвалом, конечно же, сам хозяин этих шхер — Николай Федоренко. Тоже типичный народный деятель чисто славянского типа. Неугомонный, громкоголосый, с юмором. Начинал здесь обычным рыбаком. Так шутят о его фантастической работоспособности: "Федоренко с братом всю рыбу выловил в озере. Потому ничего и не оставалось ему, как за рыбоводство взяться".

Форель в садках — это прекрасно. Но еще замечательнее — плавучий дом семьи Федоренко. А где жить иначе? Землю на берегу не дают. Покупает он трубы полтора метра в диаметре. Заваривает с торца. Получается плот. На нем — настил. И дом из бруса с центральным отоплением и газовой плитой в кухне.

Пьем чай у раскрытого окна. Под окном — плещется форель. Под действием ее плавников ходит бурунами вода озера. Солнце слепит на водной глади.

Николай возмущается:

— Кому это в голову пришло завозить к нам в Россию форель из Чили! Как масло из Австралии. С норвежцами мы успешно конкурировали. И вдруг — такая напасть. Чили! Сейчас я могу свою рыбу продать только за себестоимость и ниже. Разоряюсь! Конечно, в Чили — там тепло круглый год. Она растет быстрее и дешевле выходит. Но ведь как в качестве теряет при перевозке! Да и откуда знать, чем ее там кормят. Кто защитит нас, отечественных производителей? Не для этого ли существует государство? Не для этого ли мы налоги платим, чтобы нас оградили от экономического давления извне?..

Все эти годы, восемь лет, я рыбу сдавал с икрой. Привожу переработчикам десять тонн. А мне говорят — заплатим только за три. Остальное — икра. Потроха. Невыгодно с икрой продавать или непотрошенную. Да подавай еще теперь вам, горожанам, и филированную. Без костей. В примитивных условиях потрошить — санитария нарушается, экология. Вот и решил построить перерабатывающий заводик по всем санитарным стандартам. Нужно только, чтобы давали кредиты под планируемое строительство. Будет у меня и шоковая заморозка, и глазировка — чтобы при перевозке не окислялась. Озоновая обработка, самая современная…

Но главное сейчас — чилийские поставки. Откуда они взялись! В прошлом году я своей форели зимой едва 50 тонн распихал. Уже Новый год прошел, а у меня еще 150 рыбы сидит в садках. Ужас! Ведь весной она вся сдохнет. Ее икра разопрет, она на дно ляжет и конец.

Потому если в скором времени не введут таможенные пошлины на чилийскую рыбу, мы даже по себестоимости не сможем продать свою. Пять хозяйств уже закрылось. У меня убытков около четырех миллионов…

Обратно мы шли с баржой на буксире. На берегу ждал грузовик с кормом. Рабочие приступили к погрузке. Мы распрощались с Николаем Федоренко в тревожном настроении.

ЭПИЛОГ

Перед отходом поезда на Москву зашел попрощаться в минсельхоз. И здесь стал свидетелем продолжения детективного сериала с наездами и запугиванием министра. Вот сотрудники только что записали телефонный разговор. Позвонили "лоббисты" той самой питерской фирмы, которая пытается захватить чрезмерно большой кусок побережья Ладоги. Пленочку оставят в министерстве как вещдок, предъявят куда надо как неоспоримое свидетельство "подковерной деятельности" тех структур в республике, которым на самом деле поручено с такой деятельностью бороться.

Москва — Петрозаводск — Москва

Фёдор Гиренок КОД ИСТИНЫ

Различение наук о природе и наук о культуре воспринималось когда-то как эпохальное событие, как интеллектуальный подвиг ученых. Возможно, что так оно и было. Но время шло, ореол подвижничества в социальных науках испарялся, и то, чем еще недавно восхищались, незаметно превращалось в околонаучную рухлядь, в банальность и маловразумительные рассуждения.

Постепенно методологам науки удалось превратить некогда блистательные имена, такие, как Виндельбанд, Риккерт, Дильтей, Брентано, в некий фиговый листок, которым прикрываются самые интимные места социальных и гуманитарных наук. И особенно вопрос о статусе их научности.

Обо всем этом не стоило бы заводить разговор, если бы не находились еще Дон Кихоты, которые пытаются сорвать фиговые листки социального познания, чтобы обнажить истину и показать ее миру. К таким Дон Кихотам, на мой взгляд, относится Юрий Качанов, написавший книгу "Эпистемология социальной науки".

Во время чтения этой книги мне на ум спадала одна и та же мысль: а не дурят ли нас эпистемологи социальных наук? Не создают ли они сами вербальные пирамиды? Не хотят ли они статус науки тому, что наукой не является? Не пытаются ли они одни фиговые листки незаметно поменять на другие? И вот к какому выводу я пришел. Эпистемология социальных наук — это греза начинающего социолога, его соблазняющий самообман. И вот почему я так думаю.

ЭПИСТЕМА

Книгу Качанова я стал читать не с конца, как советовал автор, а с начала, с предисловия. В предисловии же все нити ведут к эпистеме — к концепту, придуманному Фуко. Поскольку меня интересует Качанов, а не Фуко, постольку я принимаю Фуко в изложении Качанова.

Итак, что такое эпистема и зачем она нам нужна. Все дело в том, говорит Качанов, что она, эпистема, науку-то как раз и делает; не будет ее, не будет и социальных наук, без эпистемы никак нельзя, без нее даже Шюц не получится.

Эпистема, разъясняет нам Качанов, — это "дискурсивное поле, в рамках которого вырабатываются научные представления". Но не нужно думать, что после этих слов нам покажут как тех, кто вырабатывает эти представления, так и сами эти представления. Ничего подобного Качанов не делает. Вместо этого он монотонно будет убеждать нас в том, что эпистема — это не что иное, как базовый код социальной науки. Но позвольте, если это код, то это не поле, в котором вырабатывают научные представления. Их вырабатывают там, где нет никакого кода. Код не требует субъектности, к нему не применимо слово "вырабатывать". Код может себя только обнаруживать, осуществлять, показывать. Всё это, согласно Качанову, означает лишь, что в те времена, когда социологии еще не было, код её уже был. Он лишь ждал подходящего случая, чтобы заявить о себе.

Помимо этого, рассказывает нам эпистемолог Качанов, эпистема представляет собой социальную структуру, существующую прежде всех других структур. Я понимаю, что есть структуры и структуры. Я также понимаю, что кролик и его оплодотворенная яйцеклетка — это разные структуры, что между ними дистанция огромного размера, потому что одна из них действительно структура, а другая — это, как сказал бы Делез, тело без органов. Но я не понимаю, почему Качанов код, или тело без органов, называет кроликом, то есть социальной структурой. Более того, эпистема представляется Качановым как особая структура. Особенность ее состоит в том, что она дискурсивна. А это значит, что мы имеем в ней не просто последовательность суждений, а такую последовательность, которая социально обусловлена. Получается парадокс: с одной стороны, эпистема — это код социальности, а с другой стороны — это то, что этой социальностью обусловлено.

Приведу пример. Я считаю, что красивыми могут быть только здоровые толстоногие и розовощекие девушки с короткими пальцами сильных рук. Это моё суждение социально обусловлено — я живу в деревне. Но неясно, почему я должен считать это суждение научным, почему научными нельзя считать те суждения, которые как раз социально не обусловлены. Ведь социально обусловленные суждения — это докса, мнение. Ответ на эти вопросы прост: в социологии нет социально необусловленных суждений, и задача Качанова состоит в том, чтобы, несмотря ни на что, социологию отнести к наукам. Мне же остается лишь напомнить, что если эпистема — это все-таки код, то она не может быть социально обусловлена. Если же она обусловлена, то это и не код, и не структура, по законам которой конституируются все другие структуры. Но тогда это мнение улицы, которому Качанов хочет придать статус научности, ибо, если я правильно понял эпистемологию, научным, по Качанову, является любое суждение из научного производства дискурса. Иными словами, все, что скажет социолог, — это и есть наука. Социолог, в изложении Качанова, предстает в качестве психоаналитика, задача которого состоит в том, чтобы навязать нам свои комплексы, то есть дискурсы.

Конечно, эпистемологу многое можно простить, в конце концов, эпистема — это только эпистема. А вот, например, Фуко — это все-таки Фуко. У него, как и у Маркса, есть "исходная клеточка исследований". У Маркса она называется товаром, у Фуко — эпистемой. Маркс выделяет особый товар — рабочую силу. Фуко выделяет особый дискурс — код. Маркс извлекает из своей клеточки схему буржуазного общества. Фуко извлекает из дискурса социальный порядок.

Но Качанов — это не Фуко. Нет, Качанов идет дальше Фуко и глубже Маркса. У него в эпистеме спрятан глубинный уровень социологического знания. Для того чтобы достичь этого уровня, нужно быть делосским ныряльщиком. Нырнёт социолог в пучину эпистемы — и любуется её порядком, но, когда вынырнет, у него с собой никаких новых знаний не оказывается, и рассказать ему нам нечего. Поэтому главный тезис Качанова звучит так: социология существует не для профанов, а для социологов. Пока живо племя социологов, будет жив и ученый дискурс о социальной действительности, будет жива эпистема. А поскольку все эти социологические дискурсы разные, постольку социологом может быть лишь тот, кто удерживает эти различия.

СУБЪЕКТИВНОСТЬ

Качанов пишет: "Использование понятия "эпистема" предполагает, что субъективность и интенциональность выступают функциями социальных структур (общественных отношений, практических схем и т.д.), а не как нечто первичное". Если бы субъективность выступала как нечто первичное, то мы бы имели дело с антропологической реальностью, которая всегда противостоит социальной реальности. Но Качанов не антрополог, а социолог. Он отправляет антропологическую реальность в ссылку, на периферию. Антропологическая стихия обозначается в социологии словом "девиация". Социологи с завидной постоянностью пытаются поставить ее под контроль и сделать производной от социальных структур. Вот и Качанов репрессирует человека, отнимая у него субъективность и передавая ее социуму. Субъективность — это для него не качество человека, а функция социальных структур. Таковы требования к человеку современной социальной эпистемологии. Но если это так, то тогда Качанову нужно признать, что верит в Бога не человек, а некое социальное отношение, что вера вообще — это не антропологическая проблема, а социальная. А это значит, что не я верю, а верит то отношение, в которое я как покупатель вступаю по отношению к продавцу, то есть верит некое ролевое социальное отношение. Это не я, а социальная структура обладает субъективирующим мышлением, любуясь цветами и наслаждаясь их ароматом. Она же страшится смерти, экзистирует и видит сны.

Приписав субъективность бессубъектным структурам, социальная эпистемология заставляет социальные отношения выполнять функции трансцендентального субъекта. Но, устраняя субъект-объектный дуализм, эпистемологии нужно радикально пересмотреть весь состав как субстанциалистских, так и реляционных понятий. И, прежде всего, ей нужно ввести представление о беспредметной социологии и неинтенциональном сознании. Но этого-то как раз Качанов и не делает. Тем самым эпистемолог, выходя за пределы субъект-объектных отношений, сам того не ведая, попадает в пространство нейтрального опыта или, что то же самое, в пространство мистерии и социальной алхимии. Следовательно, ему нужно научиться говорить на языке, по крайней мере, тождества субстанций и субъекта, на котором любая теория оказывается практикой, а не знанием-репрезентацией.

Я должен признаться, что мне очень нравится мысль Качанова о том, что социальное знание выступает как знание различий между дискурсами социологов. Замечу лишь, что знание различий — это не научное знание. Это не то знание, которым удерживается различие между знанием и заблуждением. Поэтому я хочу напомнить эпистемологам, что после расставания с субъектом возникает нужда не в событии истины, а в беспредметном эффекте; не в объективированном знании, а в действии внутри самой социальной реальности.

ИСТИНА

Рассуждения Качанова об истине социальных наук противоречивы. Вместо того, чтобы отказаться от употребления этого слова, он придумывает разные метафоры, которые имеют скорее литературный смысл, нежели философский. Вот Качанов говорит об открытости социальной истины. Но истина-алетейя имеет смысл лишь в присутствии истины-мистерии. Между тем, эпистемология Качанова игнорирует сам факт ее присутствия. "Докса, — пишет Качанов, — участвует в стихийном воспроизведении социального порядка, а социологическая истина — хотя бы потенциально! — может служить условием его трансформации". То есть Качанов превращает социолога в революционера. Но в том-то и дело, что революционером является не социолог, а истина. Любая истина революционна, то есть антисоциальна и антикультурна. Но вот если добавить к истине прилагательное, то это прилагательное изменит смысл истины. Социологическая истина — это истина, поставленная на службу социуму. Не потому ли Качанов трактует истину как-то по-пролетарски, как встречу "производства социологического дискурса" с социальной действительностью. Само выражение "производство социологического дискурса" звучит пародийно, неуклюже, как будто это фабрика по производству истины. При этом Качанов уверяет нас, что событие социологической истины имеет в себе основания, потому что оно детерминировано внешними отношениями. Что, конечно же, смешно. Потому что оно либо детерминировано, либо имеет в себе основания и никакой псевдодиалектики здесь быть не может. Равно как истина не может быть избыточной только лишь потому, что она не сформирована целиком и полностью социальными структурами. Если она сформирована хотя бы отчасти, то эта часть лишает любую истину полноты и избыточности.

РЕЗЮМЕ

Завершив чтение "Эпистемилогии социальных наук" Ю. Качанова, я понял, что самое ценное в этой книге содержится в послесловии. Я согласен с Качановым, что в русской социологии нет места социальной истине, но в отличие от Качанова я думаю, что ей нет места и во всякой социологии. Я согласен, что если социологи и могут что-то делать, так это мыслить, но мыслить и знать — это разные вещи. В социологии знания не сопряжены с мыслью, а мысль — со знанием. Самое интересное состоит в том, что социология в России даже мыслить не умеет. Мы умеем только более или менее талантливо пересказывать чужие мысли, но это-то и обидно.

Послесловие Ю. Качанова к книге "Эпистемология социальной науки" ценно тем, что оно действительно срывает фиговые листки со всего корпуса социальных, как, впрочем, и гуманитарных наук. Поэтому я говорю: не читайте книгу Качанова с начала. Читайте её с конца. Не читайте его эпистемологию. Читайте сразу же его послесловие.

Елена Антонова НА СВЕТЛОЙ НОТЕ

В последнюю декаду сентября на сцене Большого зала Московской консерватории Российский национальный оркестр под управлением Михаила Плетнева (хорошо, что на сей раз РНО предпочел этот прославленный зал) с перерывом всего в пять дней сыграл два монографических концерта двух внешне сильно разнящихся композиторов — Николая Андреевича Римского-Корсакова и Франца Шуберта. Не знаю, было ли это сделано Плетневым намеренно (кажется, необдуманных поступков за ним нет), но концерты явно показали, что, несмотря на большую разницу во времени и месте жизни, мировосприятии, опыте славянофила Римского-Корсакова и чисто немецкого разлива романтика Шуберта, объединяет их нечто куда более существенное. Начать хотя бы с того, что оба они — мелодисты, для которых неиссякаемым источником творчества всегда были песни родного народа, что и принесло им статус знаковых композиторов русской и немецкой классической музыки. Да и перипетии их жизней, олицетворявших собой лучшие образцы русского и немецкого характеров вкупе с их достоинствами и недостатками, внутренне схожи. Искренние, честные, неподкупные, непрактичные бессребреники — оба они немало неудобств доставляли не только себе, но и близким людям. Эти качества косвенно отражает и сочиненная ими музыка, в которой нет места сухому расчету, но которая поэтична, красочна, тяготеет к сказочности и фантастическим картинам. Жаль, что в наше "деловое" время такие характеры и такая музыка в силу малой их востребованности не имеют развития и мельчают. Концерты Плетнева сотоварищи тем и хороши, что нередко являются катализаторами подобных нетривиальных мыслей.

На первом вечере, посвященном музыкальным картинам и отрывкам из опер Римского-Корсакова, композитор предстал перед нами во всем блеске своего симфонизма. Да это и немудрено. Ведь начинал он как успешный симфонист, на чьем счету три крупные симфонии, две увертюры, Симфониетта, Прелюдия, Сюита "Шехерезада", не говоря уж об инструментальных концертах. Осуществив в конце минувшей весны концертную постановку оперы "Майская ночь", Плетнев был, по-видимому, так захвачен ее музыкой, что ему было жаль прерывать сотворчество с этим недюжинным сочинителем. И это хорошо! Иначе не испытать бы нам того наслаждения, которое в тот вечер выпало на нашу долю. Не услышать бы известной симфонической картины "Сеча при Керженце" из оперы "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии", которая в противовес расхожим ее трактовкам прозвучала не слишком громко, но в устрашающе быстром темпе, что, имитируя набег легкой татарской конницы, вызвало впечатление необоримого рока. Не услышать бы симфонической картины из III акта оперы-балета "Млада" "Ночь на горе Триглаве", удивительной по содержанию и исполнению. Эта опера, посвященная жизни и языческим верованиям западных полабских славян, из-за тяжеловесности сюжета давно снята с репертуара всех оперных театров, да и музыку ее исполняют крайне редко. А между тем эта картина, где в фантастически дивную ночь праздника Купалы танцующие тени усопших уступают место шабашу нечистой силы и злых богов с Чернобогом во главе, чьи козни прекращает лишь крик петуха, по мастерству музыкальной живописи и передаче ее оркестром потрясла зал в буквальном смысле этого слова.

Тон второму отделению концерта задала солнечная и веселая музыка русских сказок. Сюита из оперы "Снегурочка" с ее весенними плясками птиц, скоморохов и даже царя Берендея зарядила публику весенним настроением. А потом Три чуда из оперы "Сказка о царе Салтане" подняли градус настроя еще выше, так что сыгранный на бис "Полет шмеля" ничего к этому добавить уже не мог. Остается только помечтать, чтобы ту же программу РНО как-то исполнил и для западной публики. Может, тогда она лучше бы поняла и "загадочный" русский характер, и русский менталитет.

Следующий концерт был посвящен музыке одного из самых песенных, светлых и трагичных композиторов Западной Европы — Шуберта. Плетнев остался верен самому себе и здесь, соединив в I отделении вместе с редко исполняемой Увертюрой к пьесе "Розамунда" широко известную Восьмую (неоконченную) си-минорную симфонию, состоящую всего из двух частей. Этот шедевр зрелого (25-летнего!) музыканта, который тот не захотел завершить и довести до привычной 4-х частной формы, редко удается услышать, не ощущая некоего смутного неудовлетворения. Дело в том, что обладающий редкостным музыкальным чутьем романтик Шуберт так построил это сочинение, что мелодичные песенные начала тем первой и второй частей, перекликаясь друг с другом, оппонируя друг другу, создают то совершенство архитектоники, ту завершенность чувств, мысли и формы, которые и величают гармонией и красотой. Эта симфония-исповедь Шуберта безбрежно трагична, но и светла одновременно. Она подобна жизни, где одна из главных ролей отведена целомудренной сдержанности. Именно так, бережно и тактично, ни на йоту не изменяя авторскому замыслу, прозвучала для меня эта симфония в исполнении оркестра под управлением Плетнева. Это было исполнение, которое можно считать конгениальным.

Сообразуясь с собственным чувством построения программы, Плетнев и на этот раз завершил концерт на более светлой ноте, сыграв редко исполняемую Симфонию N5 в 4-х частях, которая была создана 19-летним композитором. Написанная в моцартовском стиле, что так бесило его учителя Сальери, симфония так и искрится полнотой жизни, непосредственностью и радостью творчества, естественными состояниями духа юного гения. Чувство меры и такт позволили исполнителям и здесь не переусердствовать ни в чем и сыграть так, что сами собой в памяти всплыли слова незабвенного нашего Пушкина: "Из наслаждений жизни одной любви музыка уступает, но и любовь — мелодия!"

Владимир Бондаренко ЗАМЕТКИ ЗОИЛА

Владимир Сорокин со своим новым романом "Сахарный кремль" будто подгадал к началу осетинских событий и резко отрицательной реакции всего западного мира на поведение России. Псевдопатриотическое руководство, состоящее из чекистов, полная международная изоляция, плавное соединение чекистов, патриотов и Светлого Праздника Рождества Христова, некая православная опричнина, постепенная китаизация населения — что это, как не современная Россия?

"Растёт, растёт Стена Великая, отгораживает Россию от врагов внешних. А внутренних — опричники государевы на куски рвут. Ведь за Стеною Великой — киберпанки окаянные, которые газ наш незаконно сосут, католики лицемерные, протестанты бессовестные, буддисты безумные, мусульмане злобные и просто безбожники растленные, сатанисты, которые под музыку проклятую на площадях трясутся, наркомы отмороженные, содомиты ненасытные,.. оборотни зловещие, плутократы алчные…" и так далее. И не понять, как автор сам к такому государственному устройству относится: может, мечтает о нём. Конечно, ирония проглядывает, но, скорее, не к идее православно-чекистской, а по отношению к героям, которые (как и в жизни нашей ) сплошь циники и лицемеры, псевдопатриоты и псевдогосударственники, псевдохристиане и псевдоморалисты. Все они после официальных мероприятий радостно занимаются и содомитством, и наркоманией, и всеми другими грехами. Вроде бы хорошо : разоблачается фальшивая псевдогосударственность, но и разоблачение это сорокинское, увы, тоже фальшивое.

Не получилось у Владимира Сорокина ни утопии, ни антиутопии — сплошь растянувшийся фельетон на путинское правление. Честно скажу, первую часть этой государевой эпопеи "День опричника" мне было гораздо интереснее читать. "Сахарный кремль" — это уже автопародия на самого себя. Страшно сказать, но, думаю, писатель Сорокин: негодяй, развратник, эпатажник, бунтарь эстетический — закончился. Его нынешняя вполне, насколько я знаю, благополучная буржуазная жизнь его и раздавила. Все нынешние страсти и скандалы, даже вся вымученная эротика — такие же псевдо, как и описываемое им государственное правление. Он сам — один из своих присыпанных сахарком вонючих героев.

Даже объем романа фальшивый. Как красотка с надутыми силиконом грудями. Вот и весь роман "Сахарный кремль" — силиконовый, будто после операции хирурга-косметолога. Всего 18 печатных листов, а издали аж на 350 страницах большого формата. Между печатными строчками можно целые письма писать — для детей, что ли, пятилетних постаралась "Астрель", или для подслеповатых стариков, чтобы различали без лупы крупные буквы? Истинный объём романа в два раза меньше. Вот и действие романа тоже раздуто, ибо его на самом деле и нет. Это мог быть острый газетный фельетон о псевдопатриотизме господ Познеров и Швыдких, Кудриных и Чубайсов, которые днём ищут членов антирусской секты, а вечером сладострастно эту Русь ненавидят. На пять страниц, не более.

Думаю, своим романом Владимир Сорокин окончательно разочаровал всех своих былых поклонников. Когда-то он был и на самом деле талантливым имитатором, пересмешником — сейчас даже себя имитировать не в состоянии.

Пожалуй, самое интересное в романе — это два эпиграфа, выдающие замысел романа, тайную мечту Сорокина объединить утопию и антиутопию вместе.

С одной стороны листа великолепное и восторженное хлебниковское : "Русь, ты вся поцелуй на морозе! Синеют ночные дорози". С другой стороны — потаенно-русофобское признание маркиза де Кюстина из книги "Россия в 1839 году" : "Но сколько произвола таится в этой тишине, которая так влечет и завораживает! Сколько насилия! Сколь обманчив этот покой!"

Об этом и хотелось написать Сорокину: сразу о поцелуе на морозе и об обманчивости покоя. О влечении и завораживании самого автора этой обманчивой Россией, и о произволе, таящемся в тишине покоя. Блестящие эпиграфы, блестящий замысел. Не получилось. А жаль. Получился на самом деле "сахарный Кремль", то есть не подлинный, со всеми страстями и напастями, а для детей, поддельный, из сахарного порошка. Вот и страсти все, и эротика, и даже ненависть в романе какая-то сахарная. Действия нет, характеров нет, героев (добрых ли, злых) нет, любви тоже нет. Пудра какая-то липкая. Даже его звуковые и ритмические словесные повторы, явно заимствованные из ритуала шаманов, утратили свежесть, и не способны ввести в транс, в экстаз. Имитация фальшивого оргазма. Так фальшиво изображает страсть поношенная проститутка, давно уже ничего не испытывающая от любовного процесса, лишь умело постанывающая, дабы растрясти кошелёк клиента.

Вот и пришлось оживлять текст пародиями на своих соперников в мире литературы и культуры. Вставлять знакомые всем читателям фигуры политиков. (Кстати, кто их узнает лет через десять-двадцать? Сорокин осознанно пишет однодневку, лишь бы читатель съел). Но и пародии крайне плоские, не чета нефёдовским: "Мелькает какой-то Пургенян, как говорят, известный надуватель щек и испускатель ветров государственных, бьют друг друга воблой по лбу двое дутиков, Зюга и Жиря, шелестит картами краплеными околоточный Грызло, цедят квасок с газом цирковые, разгибатель подков Медведко и темный фокусник Пу И Тин… С воплями-завываниями вбегает в кабак Пархановна, известная кликуша московская… Встает Пархановна посреди кабака, крестится двумя руками и кричит что есть мочи:

— Шестая империя!! Шестая империя!!!"

И так далее. Ни на шестнадцатую полосу "Литературки", ни на фестиваль "Русский смех" никак не годится. Лишен начисто Владимир Сорокин чувства юмора.

На мой взгляд, всё творчество Сорокина — это попытка создания слоёного торта. Нижние слои полностью из дерьма, сверху попытка подсахарить, залепить глазурью, придать серьёзность всей конструкции, создать нечто, наподобие замятинского "Мы" или ремизовских сказов о России. Но субстанция в нижних слоях торта больно жидка, растекается, сахарок ломается, глазурь трескается, и вся конструкция рушится. Вот и будут его держать, как имитатора России, западные издатели, будут поддерживать цирковые Медведко и Пу И Тин, как бы подтверждая нашу свободу слова. Он даже во враги всамделишные не годится. В ерофеевском "Свете дьявола" есть хоть с чем и о чем поспорить. А писатель Сорокин — это как новый прокремлевский Союз правых сил и другие мнимо-оппозиционные партии думские: демонстрирует то, чего нет. Уверен, читатель, даже самый преданный, от Владимира Сорокина отвернется. Уже отворачивается. Ни Немзеру, ни Курицыну, ни Данилкину этот дурно попахивающий сахарок не приглянулся. Нам тоже.

Вадим Момотов АПОСТРОФ

Иван Беляев. Судьбы земщины и выборного начала на Руси (Пути русского имперского сознания). — М.: Москва, 2008, 168 с.

Труд известного русского историка, несомненно, является сегодня актуальным произведением, хотя и описывает давние события становления земского строя на Руси. Работа была написана по заказу великой княгини Елены Павловны как исследование о началах, становлении, развитии земских представительских учреждений в России. Шел 1864 год, продолжалась эпоха "Великих реформ", разгорались споры и дебаты. Идеи профессора Беляева по своей направленности созвучны духу славянофильства, и это не случайно: он был учеником Погодина, поддерживал взгляды Киреевского, Хомякова, Самарина — идеологов русского славянофильства, апологетов общинного строя.

В своей работе историк рассматривает два властных начала: княжескую власть и власть выборную, вечевую и земскую. Так, он показывает самостоятельность выборных представительств относительно княжеской власти, но вместе с тем обращает внимание читателя как на взаимодействие, так и на "параллельность" существования этих начал, а зачастую и на открытую конфронтацию между ними. Ученый показывает изменения, которые происходили с течением времени в структуре и организации земств, начиная с древнейшей эпохи первых русских князей до середины девятнадцатого века. Через всю книгу незримо проходит мысль о том, что земская власть имела силу лишь тогда, когда ослабевала власть верховная, будь она властью княжеской или царской. Наглядным примером здесь являются усобицы и смуты, периоды междуцарствия, во времена которых властям предержащим приходилось обращаться к народу. И, наоборот, с укреплением вертикали власть отказывалась от защиты интересов своих "избирателей" в пользу интересов власти абстрактной, с гордым названием "государственная".

Противопоставляя новгородскую демократию, где всё управление держалось на выборных началах, строю московского государства, Беляев отмечает несостоятельность попыток Ивана III стать правителем Новгорода, не нарушая древних новгородских порядков. Как известно, следствием этого было полное уничтожение этих вековых порядков, а также превращение Новгорода в обычную провинцию, подчиненную Москве. Вместе с тем автор указывает на одно важное обстоятельство: "Единодержавие московских государей, начиная с великого князя Ивана III не изменило зараз весь общественный строй на Руси…старое заменялось новым большею частью не по распоряжению верховной власти, не насилием, а естественным требованием жизни". Правители Руси усиливали власть единоличную для централизации государства. А для этого приходилось вести борьбу с боярской верхушкой и, следовательно, нужна была поддержка со стороны земства.

Иван IV в 1549 году собирает Земский собор, на котором представлены выборные люди от всех сословий. Только с помощью земств, по мнению автора, царской власти удалось уничтожить все старые исторические права бояр как держателей земли русской. А с прошествием времени подавить смуту и изгнать иностранных интервентов. Особенно им подчеркивается роль мер, принятых Иваном Грозным с целью усиления земств после Земского собора. В частности, речь идет об уставных грамотах, предоставляющих местным земствам право управляться выборными старостами, которые заменяли наместников, а также о составлении нового Судебника, ограждавшего земщины от своеволия наместников.

Петр I, начиная реформы, допускал представителей областной земщины к делам администрации, но постепенно начал отстранять земцев от дел местного самоуправления, передав власть под надзор военного начальства. А это, в свою очередь, привело к разделению русского общества на поклонников и противников реформ. Не улучшилось состояние земских органов и после смерти Петра Великого, когда были сведены на нет все принципы самоуправления среди нижних слоев населения: "Народ, выданный отделившимся от него высшим обществом на жертву администрации и отданный администрацией в крепость высшему обществу, потерял всякую возможность заявлять о своих нуждах и оборонять свои права законным порядком".

Как известно, такой порядок вещей просуществовал практически без изменений до второй половины 19 века. Как сын своего времени, Беляев рассматривал крестьянскую реформу 1861 года как шаг к сближению между сословиями, как предвестницу великих перемен в общественном строе государства. Но еще более прогрессивной реформой, которая, по его мнению, могла бы сблизить сословия, должна была стать земская реформа 1864 года. И хотя согласно Положению о губернских и уездных земствах их роль сводилась более к хозяйственной, благотворительной и просветительской деятельности, автор искренне верит, что это должно стать чем-то большим: стать той силою, которая сплотит государство и утвердит в нем принципы народной демократии. Насколько (не) сбылись чаяния профессора, пришлось увидеть уже его потомкам. Сам Иван Беляев в конце данной работы выражает поразительный исторический оптимизм: "Какие бы неудачи на первых порах не встретили настоящий институт, но его вынесет сродство с древним историческим институтом земщины на Руси, это сродство поможет укорениться ему в русском народе и принести обильные плоды на благо русской земли…теперь чреда обществу правильно исполнить свои обязанности". К сожалению, эти слова выдающегося историка не утратили своей актуальности и сегодня.

СОЗИДАЮЩИЙ К 70-летию Саввы Васильевича Ямщикова

Несгибаемого подвижника русской культуры, известного реставратора и публициста поздравляют в день юбилея его друзья, соратники, единомышленники

Александр ПРОХАНОВ, главный редактор газеты «Завтра»

Дорогой Савва! Помнишь, как нежно и белоснежно отражается Мирожский монастырь в синей Великой? А помнишь ли Никольскую церковь в Устье, где у воды дремлют старые лодки? На одной из таких уплыли в безбрежное озеро все наши друзья невозвратно. А помнишь сверкающую реку Великую, её горячие белые отмели и дивную церковь в том месте, где родилась княгиня Ольга? А помнишь ли, как пьяно пахли яблоки в игуменском доме у настоятеля Алипия в Псково-Печерском монастыре? А помнишь, как наши друзья-кузнецы во главе с могучим Всеволодом Петровичем ковали огненное железо, и гром молотков раздавался вокруг огромной каменной звонницы? А помнишь очаровательного и деятельного, умного и стоического Гейченко, который с приколотым пустым рукавом водил нас на городище Воронич? Какие там сияли ночные звездные небеса! А помнишь Творогова с пепельно-седыми волосами — смешливого и мудрого — этого великого знатока летописей, который сначала расцвел в Пскове в Поганкиных палатах, а потом и угас там, как светоч.

Я знаю и люблю тебя, как певца Пскова, как последнего из псковских моих друзей, который волею судеб сохранен в нынешнем времени и является для меня человеком-памятником. Памятником периода русского псковского ренессанса. Памятником времени, когда были мы с тобой молоды и радостны, были счастливыми гуляками и очарованными странниками, исповедующими русские красоту, любовь и бесконечность. Столько утрат мы понесли с тех пор, столько разочарований, столько горечи испытали! И ты из весельчака, бражника превратился в подвижника и светоча, испытав на своем веку массу несчастий, неудач и бед. Но испытания не сломили тебя, а сделали из тебя опору и оплот сегодняшнего Русского мира.

Ты — знаток и спаситель множества икон, которые сияют теперь в церковных иконостасах и украшают стены русских музеев. Икон, которые, не будь тебя, могли бы сгореть в пламени или сгнить в затопленных подвалах. Ты — знаток русских усадеб, дворянских портретов. Ты хранитель удивительного, неведомого столицам усадебного земского уклада. Его искусства и красоты. Ты — охранитель русских церквей, и старинных ансамблей. Ты заслоняешь их своим большим телом от стенобитных орудий, которые сегодня по-прежнему дробят и перемалывают отечественную древность.

Ты — один из немногих оставшихся стоять столпов классической русской культуры, без которой немыслимы ни великая страна, ни великая вера, ни великое искусство!

В твой юбилей, когда ты окружен друзьями, окружен известностью и славой, я обнимаю тебя, целую тебя в твой большой горячий бронзовый лоб и желаю тебе прожить еще много-много лет. А когда ты исчезнешь, превратись, дорогой мой друг Савва Васильевич, в каменную Покровскую башню. А я тогда превращусь в белую Покровскую церковь, чтобы и после смерти мы были с тобой рядом… На берегу нашей любимой псковской реки.

Валентин РАСПУТИН, писатель

Савву Ямщикова представлять не надо. У него есть и громкие звания, добытые за десятилетия работы в реставрационном искусстве, и огромный авторитет знатока русской древности и русской культуры, и чистая тога гражданина своего Отечества, не пострадавшая ни за советские, ни за "демократические" времена.

Василий ЛИВАНОВ, народный артист России

Савва Ямщиков верит в чудо преображения души через подлинное искусство. И эта искренняя вера в чудо привела его к подлинной христианской вере…

Мчится Русь — гоголевская тройка. И если конями правят такие, как Ямщиков, то не доехать подлецам Чичиковым до их мошеннического "рая". Вывалит их ямщик на крутом повороте в колёсную грязь или в придорожный сугроб и не оглянется.

Игорь ЗОЛОТУССКИЙ, писатель, критик

Савва Ямщиков, подобно псковскому святому Савве Крипецкому — подвижнику и радетелю за родную землю, всего себя отдаёт сохранению и прославлению драгоценных свидетельств отечественной культуры. Он считает своей непременной обязанностью доказывать тем, кто старается забыть о прошлом и нарушить его основы, страшную опасность их заблуждений, могущих привести к утрате памяти. Власти должны прокладывать пути к сближению с такими людьми, как Ямщиков, ибо без согласования с ними работы вся их государственная деятельность способна уйти в песок.

Борис КУПРИЯНОВ, руководитель проекта «Фаланстер»

Очевидно, что Савва Васильевич отрицательно относится ко многим вещам, которые я очень люблю. Тем не менее, должен признать, когда я познакомился с Ямщиковым, передо мной предстал не просто хранитель, но настоящая глыба, скала, как Вороний камень на Чудском озере. Он внушительно сидел на деревянной скамье, и настолько сам был монументален, что казалось, будто в самой позе, взгляде, поведении Ямщикова есть нечто вечное, как те ценности, которые он разделяет. И ценю я его не за исповедуемые ценности, а за их прочность и абсолютную им приверженность. Савва Васильевич имеет взгляды, которые не может поменять ни власть красная, ни власть белая, ни либеральная, ни какая иная. Подобная целостность очень важна, в наше время она встречается крайне редко.

Уникальна деятельность Ямщикова по охране русских памятников, по реставрации. Вызывает большое уважение его принципиальная и активная позиция по реституции, которую он занял в пику двусмысленной линии государства. К тому же не знаю ни одного человека, каких бы он ни был взглядов, любил бы Ямщикова или нет, кто смог негативно оценить деятельность Саввы Васильевича, упрекнуть в коммерциализации, продажности.

Савва Васильевич Ямщиков сегодня — один из редких людей, кто может позволить себе быть самим собой и вести себя так, как считает нужным.

Валентин ЯНИН, академик Российской Академии Наук

Глубоки и пророчески слова Достоевского о том, что красота спасёт мир. Однако и сама красота нуждается в постоянном спасении. Время беспощадно обходится со свидетельствами красоты: архитектурными сокровищами, фресками, иконами, археологическими предметами, картинами, редкими книгами и классическими усадьбами. Савва Ямщиков — один из тех, кто посвятил свою жизнь спасению красоты, охране памятников истории и культуры, реставрации художественных шедевров. Имя его широко известно и значимо не только среди специалистов.

Владимир ВАСИЛЬЕВ, народный артист России, хореограф

Савве Ямщикову посчастливилось выбрать великих учителей — представителей Серебряного века русской культуры. Лев Гумилёв, Николай Сычёв, Касьян Голейзовский и другие щедро поделились с Саввой не только знаниями, но и взглядами на мир, своим отношением к искусству. Ученик смог возвести мост между знаниями и идеалами своих наставников и современным восприятием сложных процессов культурной жизни, постараться, чтобы классические принципы и эталоны порядочности не исчезли из нашего повседневного обихода и общения.

Юрий БОЛДЫРЕВ, политический деятель, публицист

Поздравить Савву Васильевича с юбилеем — для меня большая честь. И сделать это приятно. Ведь Савва Васильевич — хотя и большой авторитет, и человек легендарный, но, одновременно, и человек по-юношески страстный. Если кого-то и что-то любит — то без оговорок. Но если что ненавидит — то и здесь на полную. И так случилось, что любим мы, по большому счету, примерно одно и то же. А уж объекты нашей ненависти — уж точно абсолютно совпадают. И это тот случай, где никакой ревности быть не может — только солидарность и поддержка.

Самые искренние пожелания Вам, Савва Васильевич! Здоровья Вам и долгих лет Вашей совершенно нетусовочной, но истинно культурной плодотворной, очень нам всем нужной деятельности!

Леонид ИВАШОВ, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем

Ну что ж, такое бремя русских.

Наш век не лучший из веков.

Но светят нам на небе тусклом

Белов, Распутин, Ямщиков.

Юрий НАЗАРОВ, народный артист России

С Саввой мы давние знакомцы ещё со времён "Андрея Рублёва", но долгое время как-то сильно не пересекались, может, потому, что необходимости не было. Объединило тревожное и мрачное время. Мы совершенно не идентичны в духовном и идеологическом плане: Савва — православный человек, я — коммунист, атеист. Но то, что нас единит, бесспорно и неискоренимо — это отношение к России, к её культуре.

Сегодня, когда русская культура в колоссальном загоне, мы — каждый на свой манер — сколько сил есть, прилагаем к её спасению, удержанию, защите. Тут мы соратники, тут мы стоим плечом к плечу и друг дружку не выдадим. И с этой баррикады, с этого редута не сойдём. Пока нас, как говорится, ногами вперёд не вынесут.

Евгений НЕФЁДОВ, поэт

Наша Русская Держава

Чтит тебя по праву.

Вот уж точно: каков Савва —

Такова и слава!

Валентин ГАФТ, народный артист России

О Савве Ямщикове можно говорить очень много. Это могучий человек, похожий на русского богатыря. Савва — былинный Илья Муромец на коне.

У него огромная и в то же время нежная рука реставратора. Он знает культуру, знает фундамент, на котором она держится. Он не только знаток, но и хранитель. Он оберегает историю России, сражается за каждую ее черточку. Я знаю, что он готов умереть, но не дать уничтожить уникальный памятник, уникальный кусочек Москвы. Это и есть настоящий, не скандальный патриотизм.

Савва знает, что такое красота. Красота, которая спасает и спасёт мир.

Здоровья тебе, Савва! Таких, как ты — единицы. Ты необходим всем нам, всей стране.

Александр ШАРГУНОВ, протоиерей

В эпоху варваризации культуры, и не только культуры, Савва Ямщиков — хранитель и собиратель подлинной культуры. Прежде всего — христианской культуры. Истинное и подлинное — только Христос. Там, где христианства больше нет, человек не только перестает быть христианином. Он становится менее человеком.

Дорогой Савелий Васильевич, от всего сердца поздравляю Вас со славным семидесятилетием. То, что Вы делаете и уже сделали, — целожизненная, каждодневная защита человека от гибели, от духа фатальности, захватившего сегодня слишком многих.

Здоровья Вам и долголетия!

Редакция газеты “Завтра”, её авторы и читатели присоединяются к этим поздравлениям и пожеланиям. С юбилеем, дорогой Савва Васильевич!

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Какая эпоха рвала наши судьбы, что нити, сбивала с дороги, бросала нас в гибельный шторм!.. Но рядом со мною всегда был тот ангел-хранитель, кого вопрошал я в года "перестроек-реформ":

Любимая, где мы? В каком заколдованном круге, в каком зазеркалье, в какой пустоте и глуши? Куда привели нас вчерашние вроде бы други, а ныне и присно — отступники и торгаши?

Мы их никогда не просили о нашем спасенье — они же, глумясь, распинают весёлой толпой и наши святыни, и нашу прекрасную землю, и память о ней, что храним мы упрямо с тобой.

Ты помнишь, любимая, плеск тополей Украины, леса Беларуси, зовущий нас в гости Кавказ, балтийские дюны, волшебные запахи Крыма, восточные песни в московской квартире у нас?..

Расколото силой великое наше пространство, на коем веками не враг окружал нас, а брат, — и где промышляют сегодня легко и бесстрастно варяги, чьи взоры огнём ненасытным горят.

Но как бы всё это им ни было ныне доступно, вовек никому у тебя и меня — не украсть пространство любви, где хранитель она и заступник, и где несвержима её самодержная власть!

Ни ложью, ни лестью чужому сюда не пробраться: кто не посвящен — не войдёт незамеченным в храм. И если спасёмся на маленьком этом пространстве — возможно спасенье всего, что завещано нам.

Спасёмся любовью, спасёмся терпением предков, спасёмся землёй, над которою туча-беда закрыла всё небо — и луч пробивается редкий… Но Кто-то незримый его посылает сюда!

***

16 октября, четверг, 18.30

Государственный музей В.В. Маяковского

(Лубянский пр., д 3/6, м. "Лубянка", "Китай-город")

Евгений НЕФЁДОВ

Вечер лирической поэзии с представлением новой книги "МИГ АБСОЛЮТНОГО СЧАСТЬЯ" (Изд-во "РИПОЛ классик", серия "Алтарь поэзии")

Из аннотации к сборнику:

“Евгений Нефёдов известен читателям прежде всего как яркий поэт-трибун, блестящий переводчик, сатирик и пародист. Однако на этот раз сборник его поэзии представляет читателю вдохновенного творца лирических строк, пронизанных любовью — к женщине, родной земле, верным друзьям, жизни — ко всему, что дарит человеку ощущение свободы и счастья… Этот сборник, несомненно, призван подарить читателям хотя бы один, драгоценный и незабвенный, "миг абсолютного счастья"…

На вечере — выступления автора книги, его коллег, друзей, исполнителей стихов и песен, продажа нового сборника.

Ведущие — лауреат Государственной премии России поэт Валентин СОРОКИН и директор Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России Алла Панкова.

Вход свободный.

Справки по тел: 625-00-50, 623-38-03.