/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 796 (60 2009)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 796 (60 2009)

(Газета Завтра — 796)

Денис Тукмаков ШЕСТАЯ ЧАСТЬ ЗЕМЛИ

Россия, словно сон, соткана из парадоксов. Один из них мы наблюдаем нынче.

Кризис. Рубль валится с ног, точно чахоточный. Оставленные без оборотных средств заводы задыхаются, будто выброшенные на берег киты. В пустых банках плодятся пауки. Минфин строчка за строчкой вымарывает из бюджета целевые программы — так удачливый киллер вычёркивает из своего списка имена приконченных жертв. Над замороченной страной спустя двадцать лет вновь проступает исполинская отметина Горбачёва.

Патриоты в унынии сокрушаются по тучным бездарным годам. Враги, насвистывая похоронный марш, спешат за лопатами — "закапывать Рашку". Отчаявшийся народ снова разгадывает кроссворд из трех слов: "голод", "нищета", "аборт".

И вдруг сладкий этот тлен прорывают одна за другой четыре внешнеполитические инициативы. Наущенная Москвой Киргизия, растягивая удовольствие на полгода, вышвыривает американцев с базы "Манас". Белоруссия объединяется с Россией небом, создаёт совместную ПРО. Семь сестер СНГ на обломках Варшавского договора строят в пику НАТО новый, "Московский договор" — коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ, — пытаясь защитить наше общее "южное подбрюшье", подставленное под удар ровно двадцать лет назад. И, в подкрепление этих шагов, Россия привязывает к себе лояльные постсоветские республики, выделяя им "кредиты во спасение" на несколько миллиардов долларов.

Уже и раздираемая на куски Украина готова за пять миллиардов принять Россию своей радетельницей. Уже и молдавский президент Воронин изъявляет решимость выйти из антироссийского блока ГУАМ.

Так в пику горбачевизму на глазах воскресает в новом обличье Союз Республик. Обломки Великого Целого, пройдя узкую горловину истории, повинуясь притяжению пространств и симпатиям народов, срастаются вновь. Под музыку балтийских бунтов и украинского дефолта, сражений за Кавказским хребтом и сытого газового урчания Средней Азии, в преддверии общечеловеческого Кризиса рождается новая геополитическая сущность со старым размером "1/6". Это Россия возвращается в свое имперское русло.

Выдавливая Штаты из Средней Азии, беря Европу в клинья трубопроводов, грозя ей "Искандерами", освобождая от Саакашвили Поти, засылая корабли к Сомали, а бомбардировщики — в Венесуэлу, страна отстаивает свое право на выживание в катастрофической фантасмагории "конца истории". Сшибка России с другими супердержавами неминуема, как столкновение их спутников на орбите Земли.

Для советского стоика, зовущего Родину "Эрефией", еще вчера готового с цветами встречать белорусские танки, вторгнись они в Россию, нынешнее усиление Москвы на постсоветском пространстве вызывает лишь гнев. В его картине мира ненавистная Америка, устав маяться со строптивыми "ханами" и "баями", поставила "компрадорскую олигархию с Рублевки" "смотрящими" по "зоне СНГ", дабы эффективнее держать весь бывший советский народ в узде "нового мирового порядка".

Для русского ультранационалиста возвращение России на окраины есть преступная блажь власти в условиях кризиса, из-за которой драгоценные накопленные ресурсы "выбрасываются на содержание нацменов". Он и нынешнюю Федерацию готов обкорнать наполовину, скукожив жизненное пространство русских до ледяного Нечерноземья.

Оба этих взгляда на события ничтожны, поскольку в них не дышит Дух русской истории — имперской истории.

Лишь имперское мироустройство России, в котором под очами Бога цветут и плодоносят, не состязаясь друг с другом, десятки культур, языков и традиций, способно удержать великую территорию от распадов и "войн всех против всех", а русский народ — от никчемного прозябания в "геополитическом обрубке" без морей и пашен, без нефти и урана, без Общего дела и исторических перспектив. Россия, чтобы выжить, обязана быть Большой Россией.

Только будучи империей, Россия способна иметь собственные самолетостроение и кинематограф, города в Заполярье и музей Пушкина при сельской школе, праведную веру и "нулевой Московский меридиан". Вне имперского контекста Россия не суверенна, а русский народ — "не рентабелен". Без Империи нет ни в чем смысла: ни в скалах Курильской гряды, ни в парадах на Красной площади.

Вложение сгорающих денег Стабфонда не в "Челси", не в отели Куршавеля, а в дружественные режимы по периметру границ — лучшая инвестиция в русскую безопасность. Наши, а не чужие базы под Брестом, Ереваном и Бишкеком увеличат "подлетное время" натовских ракет втрое, позволив русским жить под мирным небом, сэкономив миллиарды человеко-часов в бесплодной гонке вооружений.

Имперская реконкиста не может не стать локомотивом внутренней модернизации — такова суть русской истории со времен Петра Великого. Никакая экспансия невозможна без новых предприятий, новых научных школ, новых дорог и коммуникаций, новой энергетики. Значит, всё это будет построено даже вопреки желанию Кудрина и Чубайса. Что значит совместная армия стран СНГ, общее ПВО с Белоруссией, "Искандеры" в Калининграде? Это рывок российского ВПК. Что такое строительство "Северного" и "Южного Потоков"? Это новые рынки в Европе, громадные вливания в бюджет, развитие десятка смежных отраслей, миллионы рабочих мест. Чем обернется наше возвращение в Среднюю Азию? Новыми плодородными землями, грошовыми ресурсами, обретением всей таблицы Менделеева. Империя — вот лучший рецепт от Кризиса.

Именно имперская логика существования русского народа в истории вдыхает в него силы, связывает с небесами, превращает в Народ-победитель, Народ-творец, Народ-вершитель собственной судьбы. Победа русского оружия в Южной Осетии сильнее сотен нравоучительных телепередач укрепила дух нации. Русский флаг, реющий над Севастополем, Цхинвалом или Нарвой, согревает сильнее природного газа. Чтобы хотелось жить, а не лезть в петлю, достаточно знать, что Россия — бездонная, пульсирующая, брюхатая, ненаглядная — любит тебя и будет любить вечно.

Пятая Империя русских победит.

ТАБЛО

* Отставка губернаторов Воронежской, Орловской и Псковской области, а также Ненецкого автономного округа может рассматриваться как дальнейшее развитие конфликта в кремлевских "верхах", такая трактовка событий содержится в аналитической записке, поступившей из Лондона. Указывается, что одновременная "зачистка" двух ключевых фигур в Министерстве сельского хозяйства, министра Алексея Гордеева и его заместителя Александра Козлова, может быть связана с переходом контроля над важнейшей и высокоприбыльной в условиях кризиса отраслью в руки так называемого "президентского лагеря". Как утверждается, следующими "на выход" стоят министр финансов Алексей Кудрин и глава Центробанка РФ Сергей Игнатьев…

* По мнению экспертов СБД, сверхактивное освещение российскими и мировыми масс-медиа 20-летия вывода советских войск из Афганистана как неизбежного "исправления ошибки" призвано гальванизировать горбачевское "новое мышление", которое в политической практике означало сдачу всех позиций и безропотное следование Кремля указаниям "вашингтонского обкома", результатом чего стала, говоря словами Путина, "крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века" — уничтожение Советского Союза. Сегодня, когда аналогичный сценарий американские стратеги пытаются осуществить применительно к Российской Федерации, "афганский опыт" 1989 года должен служить не примером, а предостережением для всех, кто защищает национальные интересы России…

* Телевизионное выступление Дмитрия Медведева в программе "Вести недели", которое было подано в качестве "антикризисного", практически повторяло главные тезисы давосской речи Владимира Путина: финансовая политика 2000-2008 годов создала "подушку безопасности", снижение курса рубля было плавным и относительно безболезненным для национальной экономики, государство окажет помощь населению в решении проблемы безработицы. Однако, как полагают наши информаторы из Филадельфии, заявленные на 2009 год объемы этой помощи: около 200 млрд. рублей (менее 6 млрд. долл.), или примерно по пять тысяч рублей (менее 150 долл.) на каждого "запланированного" безработного, выглядят абсолютно недостаточными — тем более, что "по назначению", скорее всего, дойдёт лишь минимальная часть этой суммы, а остальное будет "освоено" на разных этажах "властной вертикали". В то же время для нужд банковского сектора и крупных бизнес-структур уже выделено свыше 140 млрд. долл. и будет выделено еще около 250 млрд. долл., что подтверждает гипотезу об "олигархических" приоритетах Кремля…

* Встреча министров финансов "большой семерки" в Риме на этот раз прошла без присутствия главного финансиста РФ Алексея Кудрина даже "в предбаннике", куда его традиционно допускали в предшествующие годы. Как сообщают наши источники в Нью-Йорке, такая ситуация объясняется прежде всего тем, что "вырабатывалась согласованная позиция G7 по финансовым вопросам для апрельских переговоров в Лондоне", а "российский фактор" в условиях кризиса "становится незначительным", но свою роль могло сыграть и "неопределенное будущее" лично Алексея Кудрина…

* Согласно сообщениям из Вашингтона, выделение 1,5 трлн. долл. на спасение американской экономики по "плану Обамы" является всего лишь "промежуточным этапом", так что объём "долларовой накачки" американской и мировой экономики, позволяющий США экспортировать инфляцию за пределы национальной территории, в текущем финансовом году будет увеличен еще примерно в 2,5-3 раза…

* Азиатское турне нового госсекретаря США Хиллари Клинтон, в ходе которого она подвергла резкой критике мюнхенскую речь вице-президента Джозефа Байдена, отражает идущий раздел "зон влияния" внутри "коалиционной администрации" Барака Обамы. При этом сама Хиллари и финансовый блок Белого дома всеми силами пытаются создать единый "азиатский" фронт против России с участием Японии ("северные территории") и КНР (сырьевые ресурсы Сибири, Дальнего Востока и Центральной Азии) в полном соответствии с "планом Бжезинского-Сороса", в то время как Байден и новый-старый шеф Пентагона Роберт Гейтс намерены сохранять "атлантические" приоритеты и не отказываться от контроля за "большим Ближним Востоком", отмечают наши источники в дипломатических кругах…

* Референдум в Венесуэле, закончившийся победой сторонников Уго Чавеса, а также подписание президентом России Дмитрием Медведевым и президентом Боливии Эво Моралесом пакета соглашений о сотрудничестве, включая военно-техническую и энергетическую сферы, демонстрируют значительное ослабление влияния США на латиноамериканском континенте, сообщают из Гаваны. При этом подчеркивается, что лидеры "боливарианского движения" высоко ценят поддержку Кремля и считают, что она оказывает значительное влияние на внутриполитическую ситуацию в их странах…

* Как передают из Киева, отставка министра финансов Украины Виктора Пинзеника связана прежде всего с "преддефолтным" состоянием национальной экономики и отказом МВФ выделять "нэзалэжной" вторую часть кредитного транша в 16,5 млрд. долл. Однако премьер-министр Юлия Тимошенко, тем не менее, демонстрирует полную уверенность в своих силах, что, по мнению наших информаторов, может быть связано только с гарантией российских вливаний в Украину под личные обязательства бывшей "королевы Майдана". Утверждается, что 5 млрд. долл. "из Москвы" должны поступить не позднее конца марта текущего года, "чтобы не допустить бесконтрольного социального взрыва"…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

ВОПРОС В ЛОБ РЕЗЕ САДЖАДИ

"Завтра". Господин Саджади, 11 февраля в Исламской Республике Иран отмечался национальный праздник — день Революции, свершившейся в феврале 1979 года. Какие наиболее существенные изменения произошли в вашей стране за эти 30 лет?

Реза САДЖАДИ, Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в РФ. Прежде всего мне хотелось бы сказать, что наша страна является многонациональной, многоязычной и многоконфессиональной. В отличие от многих стран мира, где отсутствует безопасность, в Иране обеспечена наивысшая степень безопасности и спокойствия. Практически в течение всего прошедшего тридцатилетнего периода у нас каждый год проводились выборы. В прошлом году прошли выборы в парламент — меджлис, а в нынешнем году состоятся президентские выборы. Народ участвует во всех избирательных кампаниях с большой активностью и заинтересованностью. Всё это свидетельствует о стабильной политической ситуации в Иране. Может быть, кое-кто скажет, что я говорю это потому, что являюсь послом ИРИ в РФ. В связи с этим мне хочется пригласить всех ваших читателей посетить Иран и убедиться в сказанном мной собственными глазами. Тем более, что гражданам России не требуется получать иранскую визу: путешествующие могут получить 15-дневную туристическую визу прямо в иранском порту прибытия, причем ее можно продлить еще на 15 дней.

Что касается внешней политики, то за годы, прошедшие после нашей революции, иранский народ убедился, что американцы не стремятся к установлению доверительных и равноправных отношений. Именно поэтому правительство Ахмадинежада в основу своей работы положило политику опоры на национальные силы и национальную оборону для противостояния любой возможной агрессии.

Не могу не сказать несколько слов и об экономике. В прошлом году валовой внутренний продукт в Иране вырос на 7%. Мы смогли сократить импорт на 15% и одновременно увеличить экспорт тоже на 15%. Хотя с прошлого года весь мир оказался в тяжелой экономической ситуации, состояние нашей экономики можно оценить как успешное. Поскольку мы не интегрированы в мировую экономику, нас практически не коснулся глобальный финансово-экономический кризис.

Материал подготовил Валентин Пруссаков

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ II О грозящей катастрофе

Продолжение. Начало — в N7

"ОНИ НИКОГДА не признают катастрофичности происходящего", — говорили мне мои соратники, читая первую статью этого цикла, написанную 6 февраля 2009 года. Статью о том, что происходящее — не кризис, а катастрофа. "Признают", — отвечал я. Было интуитивное ощущение, что гнойник общемировой лжи где-нибудь да прорвется.

8 февраля 2009 года (когда статья моя была уже в типографии) Обама, выступая перед Конгрессом США, сказал о возможности национальной катастрофы. Слово "катастрофа" оказалось политически ревальвировано. И еще как! Теперь оно не может быть замылено нашим бомондом. В том числе и либеральным, с таким влюбленно-инфантильным видом смотревшим на инаугурацию Обамы.

Гайдар — в лучшем случае инструктор либерального "общемирового ЦК". Инструктор в своей статье "Катастрофы не вижу" говорит, что катастрофы не видит. А "генеральный секретарь Политбюро" заявляет: "Призрак бродит по Нью-Йорку, призрак катастрофы". Это вам не Путина ругать! В советские годы это называлось "совершить непростительную политическую ошибку". Можно сказать, что Гайдар не видит катастрофы в России, а Обама видит катастрофу в США. Но это бы значило, что в России лучше, чем в США. Еще одна непростительная политическая ошибка! Кроме того, Гайдар-то ведь не изоляционист. Вот уж чего нет, того нет.

А значит, призрак катастрофы, о котором говорит Обама, в системе отсчета, выбранной Гайдаром для себя, а не навязанной мною Гайдару, должен бродить сразу и по США, и по России. Так почему же Гайдар этот призрак не видит, а Обама видит? У Обамы галлюцинации или Гайдар ослеп?

Глобализационная парадигма для наших монетаристов неотменяема. Прислушайтесь, с каким пафосом они говорят, что выбираться из беды надо всем вместе, что нельзя раскачивать лодку… Еще недавно люди эти клялись в верности капиталистическому "закону джунглей", великому принципу "каждый за себя", социал-дарвинизму. И вот вам — "лодка", "все вместе", "гармонизация", "солидарность"…

Но о лодке чуть позже. Сначала о взаимозависимости между происходящим в США и в России. В чем философское и даже метафизическое "верую" Егора Гайдара? В том, что США идут к Благу и ведут к нему весь мир. Поэтому чем выше будет взаимозависимость (причем любая) между США и Россией, тем больше будет в России Блага. Мир идет к процветанию. США ведут всех к процветанию. А куда идти, как не к процветанию? Значит, надо идти курсом, проложенным США.

Теперь оказывается, что мир идет вовсе и не к беспредельному бескризисному глобальному процветанию, а к чему-то другому. К чему? Это нам еще надо будет обсудить. Но пока достаточно констатировать, что не к тому, о чем говорили Гайдар и другие. Это абсолютно очевидно. А все остальное надо спокойно и неспешно осмысливать. Но после того, как очевидное зафиксировано. Зафиксируем же то, что глобализационный миф рухнул, и что одно такое обрушение тянет на катастрофу. Рухнула ли при этом вся капиталистическая экономика, определенный тип капиталистической экономики — об этом позже.

Сейчас же просто зафиксируем, что не только какие-то там институты, управляющие пирамидой деривативов, лопнули как мыльный пузырь. Пузырь — это вся теория глобализации, оказавшаяся на поверку никакой не теорией (о чем мы говорили давно), а идеологическим блефом. То есть пузырем. Идеологический пузырь — это вам даже не миф. Миф коренится в архетипах. А пузырь — в трубочке, через которую его надувают. Произошедшее у нас на глазах породило идеологическую катастрофу (надутый пузырь под названием "глобализация" взял и лопнул) и моральную катастрофу (катастрофу доверия). Всеобщее недоверие реально возвращает нас в контрглобализационную фазу большого цикла. Какого цикла? А вот какого — перед Первой мировой войной уровень глобализации был примерно таким же, как в 2007 году. Потом мир перешел в контрглобализационную фазу, длившуюся много десятилетий. Потом началась глобализационная фаза. Сейчас опять начинается фаза контрглобализационная.

Так что не к процветанию неотвратимо наступательно движемся, а болтаемся из стороны в сторону. Это в лучшем случае.

Но если США и те, кто идут за ними (а это если не весь мир, то очень и очень многие), идут не к процветанию как Благу (а еще нужно доказать, что процветание — это Благо)… Если то ли слепцы сами куда-то идут, то ли их ведет весьма специфический поводырь… Если это все так, то почему нам надо любой ценой оказаться в когорте брейгелевских слепых?

Что такое глобальная катастрофа? Это канава, в которую великий художник своих слепцов отправляет. Но почему надо так самозабвенно в эту канаву стремиться? Мне кто-нибудь это объяснить может?

Говорилось, что путь к Благу известен, что не надо выпендриваться, надо признать, что мы с 1917 года, а то и намного раньше, шли не в ту сторону, что обнаружили, наконец, свою ошибку, что, слава богу, пошли в нужную сторону, и вона куда пришли к 2008 году! Аж в ситуацию двойного — энергетического и инновационного — процветания.

Но если тот путь, который в 2007 — 2008 годах еще называли путем к Благу, в начале 2009 года оказывается путем слепых Брейгеля, то почему с него не надо сворачивать?

Почему надо делать всё как у них, если у них всё правильно — понятно. А если у них — национальная катастрофа? То всё равно надо подражать, то есть соорудить аналогичное у себя?

По этой логике мимезиса, если в Нью-Йорке рухнули башни ВТЦ, то я должен у себя взорвать МГУ? Понятно, почему я не должен радоваться тому, что у них завалились башни. Так я и не радуюсь. Я скорблю. Но почему я должен так далеко заходить в мимезисе? Они залезли в катастрофу — и я за ними?

ПОНИМАЮ, что у некоторых верующих мимезис доходил до стигматов. Но, во-первых, у некоторых. И, во-вторых, мы что, готовы "стигматизировать" сверхсложные и сверхкрупные американские аферы с деривативами? А что еще мы будем "стигматизировать"?

Ах да, я забыл… "Нельзя раскачивать лодку"… Когда-то, наверное, нельзя, и даже наверняка. Но всегда ли нельзя?

Если лодка после кораблекрушения оказалась в открытом море без воды и провианта… Если товарищи по несчастью решили вами в связи с этим полакомиться, то… будете ли вы свято соблюдать заповедь, согласно которой лодку нельзя раскачивать?

Предположим, что будете. Что вами из возможных сценариев поведения выбран сценарий N1, который можно назвать "альтруистическо-каннибалистическим". Предположим также, что вы — не индивидуалист-альтруист, готовый накормить других своим мясом, а руководитель Российской Федерации.

В этом случае граждане Российской Федерации обязательно спросят себя:

а) Собираетесь ли вы кормить товарищей по G-8 или G-2, G-20 или G-150 лично собой или ста пятьюдесятью миллионами ходячих маленьких антрекотиков?

б) Не обменяете ли вы эти антрекотики на что-то очень вкусное для себя лично?

в) Нужно ли им такое политическое руководство, которое не может предложить ничего, кроме сценария N1?

Впрочем, почему я говорю "спросят"? Не спросЯТ, а спрашиваЮТ. По всей стране. И, между прочим, весьма и весьма настойчиво.

В чем альтернатива? Уж, конечно, не в том, чтобы нравоучения читать со-лодочникам, решившим вами полакомиться.

Альтернативный сценарий, он же сценарий N2, таков. Вы говорите страдающим от голода бедолагам: "Мужики, у меня в руках динамитная шашка. И прежде, чем вы меня начнете харчить, я эту шашку взорву. Лодку нашу — не раскачаю, а разнесу вдребезги. Вам это надо?"

Мужики, конечно, скажут "не надо". Почешут репу. И предложат вам на паях с ними схарчить кого-нибудь, у кого нет такой динамитной шашки, да и вообще способности (а заодно и готовности) общую лодку, знаете ли, раскачивать.

Подобное предложение одумавшихся ваших со-лодочников мы назовем эгоистически-каннибалистическим сценарием вашего поведения (сценарий N2а). Вы можете его принять. А можете не принять. Сказать: "Нет, мужики, так тоже не пойдет! Так не выживем. Сегодня его, завтра меня. Сунетесь полакомиться кем-то другим — я все равно шашку взорву". Мужики тогда временно угомонятся. Спросят вас, каков неканнибалистический сценарий (сценарий N2б)? И вы его должны предложить. А предложив и осуществив, держать, тем не менее, свою динамитную шашку на взводе. Следить за мужиками, чтобы они у вас эту шашку не стибрили. Под лозунгом всемирного разоружения, осуществления договора по СНВ с каким-нибудь очередным номером.

Вот так сообщество (так называемое, мировое) самодостаточных "катастрофиков"-каннибалов, плотоядно поглядывающих друг на друга и сюсюкающих по поводу того, что нельзя раскачивать лодку, превращается в целостность (систему), способную к антикризисной мобилизации.

Динамитная шашка нужна, чтобы задать рамку. Одновременно — нужно цели задать, иначе никакие "шашечки" не помогут. Ну, а дальше уже — средства реализации целей, мобилизация ресурсов под цели. И другие компоненты, предоставляющие созданному вами сообществу — знаете, что? Право на кризис! Вы еще завоюйте это право! Преодолейте каннибализм! Где каннибализм — там нет целостности. Нет целостности — нет иммунной системы. Нет иммунной системы — невозможна мобилизация. Невозможна мобилизация — невозможны ни полноценный кризис, ни посткризисное выздоровление.

Альтернатива кризису с его шансами на выздоровление — катастрофа. Одна из самых распространенных катастроф — это катастрофа развала. Жила-была система, да нагрузок не выдержала. Переехал вас тяжелый танк… Это кризис?

А есть еще катастрофа регресса. Много раз говорилось, что деньги — это кровь экономики. Примем на вооружение эту метафору. И рассмотрим ситуацию, в которой социально-экономическому организму не хватает для снабжения всех своих органов этой самой экономической крови. Всегда есть выбор — что отключить от кровоснабжения, а что не отключить. Этот выбор в разных обществах осуществляется по-разному. В обществах с разогнанной потребительской мотивацией отключается от кровоснабжения все, кроме брюха.

Вопрос на засыпку: что делал Ленин, направляя ресурсы в 1918 году на строительство Волховской электростанции? Он направлял кровь в определенные участки МОЗГА, предлагая реально голодным людям еще туже затянуть ремни.

Что сделал Гайдар в 1992 году? Диаметрально противоположное. Наука — обременение, промышленность — обременение… МОЗГ — обременение для ТЕЛА. Страна превратилась в тяжелейшего инсультного больного. Который с напряжением выговаривает, что "Зенит — чемпион". До Путина он и этого выговорить не мог — просто мычал. Теперь он научился выговаривать аж такие незамысловатые фразы. Но уже это кого-то почему-то пугает.

Модернизация? Кто-то рискнет назвать ею переключение кровоснабжения с мозга на желудок?

Модернизация? Перестройка, которую сейчас совсем уж очевидным образом собираются повторить, задала всему регрессивное и именно регрессивное направление. Если общество соглашается считать все, кроме своего текущего потребления (чечевичной похлебки, то бишь), — обременением, то инволюционная катастрофическая спираль гарантирована: регресс — распад — распад — регресс.

Модернизация? Промышленники убили идеологов, Гайдар — промышленников. Типичная инволюционная катастрофика.

Между прочим, быть человеком как обладателем разума — это обременение. И вертикально ходить — тоже обременение. Вообще быть — это обременение.

Модернизация? Модернизация тяжеловесной и ориентированной на сверхдержавную конкуренцию российской промышленности потребовала бы новых вливаний в саму эту промышленность и во все, что вокруг этой промышленности было сооружено (в науку, образование и так далее). Это, в свою очередь, потребовало бы от Ельцина и ельцинистов беспощадной мобилизационной диктатуры, снабженной мобилизационной же идеологией. А как иначе? Деньги — это кровь экономики? Кровью надо было питать либо текущее потребление (ларьки) и онкологическую опухоль приватизации, либо промышленность, науку и все остальное. Спасение промышленного, научного и иных отделов мозга в организме под названием Россия? Это отказ от приватизации и антипотребительская диктатура.

Такая диктатура была и отвратительна для Гайдара (а также Ельцина и других), и проблематична вообще в условиях разогнанных перестройкой потребительских ожиданий. В условиях подорванных перестройкой систем обеспечения функционирования Идеального в нормальном человеческом обществе.

Модернизация? Наверное, какие-нибудь революционные гении могли бы рискнуть на нее в 1992 году. Но, как говаривали герои О`Генри, песок — плохая замена овсу. Ельцин — плохая замена Жан-Полю Марату, Гайдар — плохая замена Робеспьеру, Бурбулис — не Сен-Жюст, и так далее.

Соответственно, никакой буржуазной или иной революции при Ельцине (Гайдаре и других) не было. И реформ не было. Было же — политическое и иное выживание через регресс. Особо пикантное в силу того, что это осуществлял родственник Стругацких, влюбленный в их творчество и идею прогрессорства.

Катастрофа регресса — вот российский мэйнстрим. Вы видели автобус, водитель которого скользит по глиняной дороге, набирающей отрицательный уклон? Если это нормальный водитель, то он не плачет, не молитвы возносит — он скрежещет зубами и вертит баранку из стороны в сторону. Для чего? Чтобы автобус не опрокинулся. Но не более того.

Вот такой водитель (по фамилии Путин) и рулил нашим автобусом в последние восемь лет. Ельцин чуть не завалил автобус. Путин — нет. В какой-то момент водителю показалось, что крутая трасса, по которой его автобус на самом деле не ехал, а полз, выполаживается. Что вот-вот автобус выедет на совсем пологую лужайку, на которой цветут ромашки инновационного развития. Что можно будет остановиться, отереть лоб… Возможно, и передать руль управления в другие руки… Не успел водитель об этом подумать, как трасса снова наклонилась под углом в 35-40 градусов. А регрессивная глина стала еще более скользкой.

А чего хотят от водителя те, кто направил автобус по подобной трассе? Чтобы он вызвал инженеров, те сконструировали и изготовили бульдозер, бульдозер подцепили к автобусу, автобус стал карабкаться наверх вместо того, чтобы ползти вниз? Так это называется не "управление в рамках регресса", а "мобилизация под решение контррегрессивных задач". Но для того, чтобы мобилизовать что-либо под решение контррегрессивных задач, надо признать, что наличествующее — это регресс. Да, отчасти удержанный регресс (автобус не развалился, не опрокинулся, чуть-чуть починены тормоза, сколько-то есть горючего в баках). Но именно регресс!

ТРУСЛИВОСТЬ нашего экспертного сообщества, нашей околовластной интеллигенции в эпоху Путина… Именно она привела к тому, что регрессивное состояние тяжелого инсультного больного, научившегося выговаривать отдельные патриотические слова, выдавалось за национальное возрождение, выход России на качественно новые рубежи, на которых она не находилась никогда ранее. Я не собираюсь перекладывать ответственность с властного субъекта на околовластных записных оптимистов. "Скажи мне, кто твои придворные, и я скажу, кто ты". Но разве не Чубайс восклицал с невероятным пафосом о том, что наградой за тяжелейшие гайдаровско-чубайсовские годы построения капитализма в России является путинское возрождение?

Так было путинское возрождение или нет, господа новые антипутинисты? Когда вы успели так "перезагрузиться" (крылатое выражение Байдена)? Разве еще несколько месяцев назад не говорилось о том, что нынешний (а главное, завтрашний) уровень процветания оправдывает лишения 90-х годов, что мы, наконец, вышли из губительной заданности, в которой находились на протяжении столетия? Столетия!

Я НЕ ЗНАЮ, кто и каким образом избавляется от всяческой адекватности как обременения. Наверное, кто-то "принимает на грудь", а кто-то ухитряется избавиться от данного обременения в рамках здорового образа жизни. Но то, что Немцов, Гайдар, Чубайс и множество других персонажей с самой разной (отнюдь не только либеральной) идеологической ориентацией могут снять с себя ответственность за регресс, только избавившись от всей и всяческой адекватности, — очевидно.

Путина можно обвинить во многом. В том, что он не осуществил контррегрессивной мобилизации. В том, что не поменял классовую опору. В том, что не сказал массам правду о регрессивном фатуме той реальности, в которую массы погружены. В том, что не возглавил восстание масс. Не направил их мобилизационную энергию в нужном направлении. Уклонился от мобилизации вообще.

Но, во-первых, не Немцову, Гайдару, Чубайсу и другим обвинять в этом Путина. Потому что, будучи последовательными в этих обвинениях, они должны сказать: "Как национальный лидер Путин отвечает за то, что не казнил нас на гильотине, не устроил массовой элитной репрессивной ротации, не вырвал с корнем ростки всего того, что мы посеяли! За это Путин будет отвечать не по статьям регрессивного Уголовного Кодекса, а по нормам революционной законности! А мы рядом с ним сядем на скамейку подсудимых".

Что ж, я уже слышу от наших бывших социал-дарвинистов нечто вполне социалистическое (по крайней мере, лево-социал-демократическое). Может быть, я дождусь вышеописанных ревтрибунальных призывов от Гайдара и других. Но это будет не борьбой с катастрофой, в которую мы погружаемся. Это будет усилением этой катастрофы за счет превращения в буйное отделение Кащенко всего нашего "политикума".

Во-вторых, опираться на контррегрессивные силы политик может, если эти силы есть. В противном случае он не политик, а социальный конструктор, собиратель новых сущностей, создатель новых смыслов. По странному стечению обстоятельств, Путин оказался политиком. В отличие от большинства тех, кто его окружает. Они-то лишены политических способностей начисто. Путин — неплохой политик, исповедующий крайний прагматизм. Но он не социальный конструктор. Он не апостол Петр, не Франциск Ассизский и не Конфуций.

Спросят: "А где конструкторы?"

Отвечаю. В условиях регресса все субъекты контррегресса носят катакомбный характер. То есть характер сетевой, диффузный. Если кто-то и что-то такое есть, то это "что-то" и "кто-то" рассыпано по стране. В иное состояние оно перейдет или по ту сторону катастрофы, когда уйдет в песок небытия весь многомиллионный псевдоэлитный "регрессиум". Или в условиях организованной вопреки всему контррегрессивной сборки, которую власть, опомнившись и понимая, куда ее волочет, все же решится осуществить. Но это надо еще суметь осуществить!

Повторяю — власть можно и должно обвинить в том, что она не реализовала проект "контррегресс". Но для того, чтобы осуществлять подобный проект, проблема регресса должна находиться в фокусе общественного внимания. Говорилось же (не только властью, но и самой разной интеллигенцией, не слишком-то, честно говоря, от власти зависимой) о другом. О национальном возрождении. О новом патриотизме процветающих людей. Ну, и где теперь этот патриотизм, да и это возрождение тоже?

В-третьих, власть обусловлена классовой природой общества. Преодолеть свою классовую природу власть, конечно, может, но это суперэкзотика. Может быть, к ней и надо сейчас апеллировать. Но только надо понимать, что ни Рузвельт, ни азиатские модернизаторы не перечили классу, а исполняли классовый заказ на мобилизацию ради развития. В России нет класса, способного что-то подобное заказать. Нет ни класса эксплуататоров, ни класса эксплуатируемых. Класс определяется, исходя из собственности на орудия и средства производства. Воровская фомка — это что такое? Это орудие? Или это средство производства? В регрессе нет формаций, нет укладов. Есть субуклады — колонии паразитов, питающихся накопленным в предыдущий нерегрессивный (как кому-то это ни обидно, но советский) период. Кто создавал такую регрессивную социоэлитную ткань? Те, кто организовали регресс (смотри выше). Путин как-то эту ткань структурировал. В чем его обвиняют наши либералы? В том, что он не вооружился скальпелем и не стал вычищать такие множественные элитные гнойники? Ну, предположим, я его за это осуждаю. Кто еще готов подписаться под подобным осуждением? N1 — Кургинян. Подписываюсь. N2 — Гайдар? N3 — Немцов, и так далее?

Регрессивный инсультный больной по фамилии "общество" напрягается, пускает несколько пузырей и выговаривает с трудом что-то по поводу губительного для страны ущемления Путиным демократии…

Можно не знать теорию катастроф, не будучи математиком, или забыть ее. Но нельзя, будучи гуманитарием, не понимать существа и роли реальных демократических процедур. Не понимать, что формальное сходство между демократией античных полисов и демократией эпохи Модерн — это в лучшем случае завлекаловка для попсы. Да, демократия эпохи Модерн — это великое изобретение. Но в чем великое? В том, что преодолевает накопление ошибок. В этом и только в этом! Вот почему каждый, кто подрывает механизм демократии, парализует реальную политическую конкуренцию, осуществляемую по определенным демократическим правилам, — губит свою страну. Диктатура может быть временным, горьким и опасным лекарством. Если кто-то считает, что я могу стать певцом диктатуры ради диктатуры, то этот "кто-то" меня опять с кем-то путает.

ЛЮБАЯ политическая монополия рождает у группы-монополиста ложные представления о своем величии, своей непогрешимости. Возникает культ личности, множество вытекающих из него соблазнов. Накапливаются ошибки. Никакая, даже самая безупречная, экспертиза не может заменить парламентской политической борьбы. Потому что эксперта можно выслушать и послать вон, а с политическим противником нельзя не считаться. Не будешь считаться — он (если демократия не раздавлена) тебя накажет. Лишит власти самым мягким и потому самым лучшим из всех возможных способов — через конституционные демократические процедуры.

Итак, демократия эпохи Модерн — это великое изобретение, позволяющее избегать накопления ошибок, а значит, и катастроф. Но констатация того, что это великое изобретение, не должно мешать нам задать тот вопрос, которого боятся все, а особенно либералы: ЧЬЕ ЭТО ИЗОБРЕТЕНИЕ?

Как только мы задаем этот вопрос, выясняется, что демократия Модерна (в отличие от античной, которая к этой демократии никакого отношения не имеет) является изобретением правящего буржуазного класса. Этот класс сумел кое-где (там, где он оказался наиболее зрелым и дальновидным) создать и поддерживать очень сложную, я бы даже сказал, невероятно сложную демократическую политическую машину. Почему правящая партия и оппозиционная партия в борьбе за власть не переходят какие-то рамки? Да потому, что как только они их перейдут, машина перестанет работать. А точнее, станет работать на разрушение. Из бесценного средства борьбы с ошибками демократия тогда станет средством обеспечения корыстной свары борющихся кланов. Элит в кавычках, которым наплевать на то, совершает ли их противник ошибки. Им бы до горла противника добраться — любой ценой.

Известный анекдот гласил: "Если у них нет денег, пусть не строят свой социализм". Перефразировав, мы вправе сказать с горечью тем, кто соорудил на скорую руку постсоветское общество: "Если у них нет класса, пусть не строят свою демократию". Во что вырождается демократия в условиях недееспособного господствующего класса, мы знаем. Мы знаем также, что существующий в России социоэлитный субстрат — это даже не класс. И потому бессмысленно рассуждать о его большей или меньшей дееспособности.

"Был класс да спекся!" — с горечью говорили "белые" в 1917 году и впоследствии. Но там-то он хоть был. А сейчас его нет и в помине. Нет социальных субъектов для полноценной демократии, демократии избавления от ошибок — а власть реализовывать надо… Как? Это известно по мировому опыту. В таких случаях всегда происходит замена социальных субъектов — политическими псевдосубъектами. Это неумолимый социальный закон, выполняющийся во всех недомодернизированных или неадекватно модернизированных обществах. И уж совсем безжалостно выполняющийся в обществах регрессивных.

Классовые ноги у нашего наспех сооруженного "буржуазиума" подкашивались? Подкашивались, да еще как! С годами не меньше, а больше. Чубайс много мог бы рассказать о том, как они подкашивались и в 1996 году. А в начале XXI века наш так называемый господствующий класс совсем уж позорно и сокрушительно выявил свою мелкотравчатую, трусливую ларечно-комсомольскую сущность, не совместимую с претензией на роль господствующего класса. Мы что, не видели, как именно подкашивались тогда классовые ноги? Мы что, не знаем по мировому опыту, что когда классовые ноги так подкашиваются, то либо падают (в пропасть безгосударственности), либо… Либо хватаются за бюрократические костыли. А что происходит, когда хватаются за бюрократические костыли, тоже общеизвестно. "Ахти, охти, коррупция!" Деньги должны быть национальной идеей, а коррупции быть не должно?..

Коррупция? Ни под каким микроскопом нельзя обнаружить различий в этом вопросе между теми или иными сегментами существующего "политикума". Каждый, кто готовится разыграть пакет обличений в чей-то адрес, — пусть ждет, какой именно ответный пакет обличений разыграют против него.

"Скованные

Одной цепью,

Связанные

Одной целью…"

У меня есть масса претензий к нынешней власти. И — больше права их высказать, чем у тех, кто сначала соорудил определенную реальность, а затем возмутился по поводу того, что эта реальность задает правила игры. А как она может их не задавать? Вы хотите сменить реальность? Я согласен. Предлагайте, как ее менять и на что. Но вы ведь не хотите менять реальность. И правила игры вы менять не хотите. Вы хотите выигрывать и обижаетесь, когда проигрываете. Вы, проиграв, затаиваетесь и ждете возможности отыграться. Отыгрывайтесь, ради бога! Никто не против. По любым правилам, кроме одних — перестроечных.

Но именно по этим правилам и собираются сейчас играть очень и очень многие.

10 февраля 2009 года вышла весьма знаменательная статья Бориса Немцова "Диктатура или перестройка". В конце статьи Немцов выдвигает единственный возможный позитивный политический сценарий, прямо называя этот сценарий "перестройка-2" и конкретизируя, что речь идет об очень благом сценарии, в рамках которого Медведев отправляет в отставку Путина.

Другой, суперпагубный, по мнению Бориса Немцова, сценарий, — это установление диктатуры в условиях, когда Путин освобождается от Медведева.

О "перестройке-2" я сказал в цикле статей "Медведев и развитие" примерно за восемь месяцев до Бориса Немцова, когда всем казалось, что какая там перестройка! Тишь, гладь, да инновационная благодать. Я исходил тогда из той самой теории катастроф (катастроф регресса, распада и т.д.), которую еще раз в этой статье описал читателю и которую излагаю на протяжении многих лет. Я применял неоднократно эту теорию, делая политические прогнозы. И прогнозы эти сбывались не потому, что я как-то особо предвижу будущее. И не потому, что я это будущее делаю. А потому, что когда есть правильная теория, то и прогнозы будут правильными. Научитесь делать прогнозы, исходя из верной теории, и перестанете попадать пальцем в небо.

В конце концов, совершенно не важно, прочитал ли Немцов в какой-то моей давнишней статье о "перестройке-2", изобрел ли этот термин сам, или ему этот термин был подсказан.

Важно, что восемь месяцев назад, когда я предсказал "перестройку-2", исходя из все той же теории катастроф и регресса, считалось, что мы от перестроек навсегда гарантированы. А теперь слишком многие (как я покажу далее, отнюдь не один Немцов) начинают не только признавать наличие "перестройки-2". Эту "перестройку-2", которую я назвал абсолютным злом и абсолютной же гарантией гибели моей Родины, начинают воспевать и накликивать. Причем не только либералы, но и представители совсем других идеологических и политических направлений.

Продолжение следует

Анатолий Некрасов ТУЧИ НАД «БЛАГОДАТНЫМ ИСТОЧНИКОМ»

Не так давно ("Завтра", 2008, N30), мы рассказали об уникальном детском доме "Мээрим булагы" — "Благодатный источник" в Киргизии, который организовали и содержат супруги Гюльнара Дегенбаева и Руслан Мукамбетов. Здесь создалась фактически детская коммуна наподобие той, которую когда-то создал знаменитый русский педагог Антон Макаренко. И вот в редакцию пришло тревожное письмо.

Уважаемая редакция!

Я являюсь многодетным отцом, и вопросы, касающиеся детей, меня не могут оставить равнодушным. С болью в сердце прочитал появившиеся недавно в СМИ сообщения о частном детском доме "Мээрим булагы" в Киргизии. Суть дела такова.

В декабре 2008 г. дети из детдома были приглашены московской инициативной группой в Москву. Программа простая: посмотреть Кремль, покататься на метро, пообщаться со сверстниками. Выбрали ребят постарше, поездка являлась своего рода поощрением за труды и дисциплину.

Собрались быстро и, возможно, что-то не учли в оформлении документов, первый раз ведь выезжали в "загранку". Группу задержали на границе. Однако, часть детей все же смогла попасть в нашу столицу. Пробыли дней пять и в полном составе вернулись обратно в Киргизию. И вот теперь из этой поездки раздули целую детективную историю с работорговлей. Какой абсурд! Единственное намерение было — дать часть тепла и любви обездоленным сиротам. Но находятся люди, которые, преступая через честь, совесть, долг, намеренно раздувают скандал, чтобы наглой ложью, клеветой повернуть дело в пользу своих алчных интересов.

Детский дом "Мээрим булагы" уже много лет терпит гонения.

Почти сразу после своего создания детдом столкнулся с алчностью местных чиновников. Увидев, как воспитанники отремонтировали и привели в порядок здание и территорию детдома, бывшую до этого диким пустырем с руинами, тут же нашлись "хозяева", которые немедленно взялись отбирать и приватизировать здание и земельный участок. Попытались даже настроить население против воспитанников детского дома. Травля дошла до того, что чинуши запретили сиротам учиться в местной школе. И детей пришлось возить учиться в соседнее село Фрунзе аж за семь километров.

А потом начались суды. Целых семь судов, прикормленные взятками, выносили решения не в пользу детского дома и его воспитанников. Казалось, что еще немного — и шестьдесят детей окажутся на улице. Каждый раз приходилось начинать все с нуля. Опротестовывать очередное беззаконное решение и снова погружаться в судебную тяжбу. И только восьмой по счету суд поставил признал право детдома на здания и земли. Чиновникам пришлось умерить свою алчность. А вскоре очень многие из них лишились своих постов.

Но и на этом не закончились тяготы детдома.

В 1995 году по договору дарения детский дом получил 5,9 гектаров земли с пятью коттеджами и бассейнами с минеральной водой, на курорте "Ысык-Ата". Директор детского дома Гульнара Дегенбаева организовала здесь реабилитационно-оздоровительный центр для детей-сирот, детей-инвалидов, воинов-афганцев. И всё это было бесплатно.

Но в эту жизнь вмешалась Федерация профсоюзов, от которой в суд поступило исковое заявление об отмене договора дарения детскому дому. И суд, забыв про срок давности, предусмотренный законодательством, наплевав на закон и мораль, тут же вынес решение в пользу профсоюза: отобрать у сирот подаренную землю.

О деле "Ысык-Аты" написали газеты, ребят поддержала общественность. Появилась надежда, что оздоровительный центр останется за детским домом.

Так нет же, некоторым людям алчность не даёт покоя. Они еще не успели кусок пожирнее оторвать. Что им дети? Им земли нужны, собственность, чтобы на этом миллионы себе в карман перекачивать. Завопили о "работорговле", о "жестоком обращении". А дети Гульнару мамой называют и любят ее как родную мать. Эта сильная женщина выбрала тяжелый путь — путь самопожертвования. Именно ее энергией и трудами создан и действует детский дом. А сколько всего сделано! "Мээрим Булагы" имеет несколько десятков гектаров земли, которые совместными усилиями воспитанников и взрослых обрабатываются. Детдом выращивает картошку, хлеб, чеснок, овощи, зелень. Урожай позволяет прожить до следующего урожая, а на доход от излишков покупают одежду, уголь, школьные пособия, игрушки и многое другое. У детдома есть свой трактор, свой автобус, лошади, коровы, бараны, птичник, пасека, теплицы, мастерские…

История каждого ребенка здесь — это трагедия. То, что довелось пережить этим малышам, иначе как ужасом не назовешь. Они замерзали в пустых неотапливаемых домах без света и воды, неделями не ели, а едой считали объедки с мусорных свалок. Месяцами не мылись, болели, как звери, вылеживаясь в каких-то норах, а то и просто под кустами. А теперь у них есть дом, дети наконец-то обрели тепло, заботу, ласку. У них новая семье. И главное, есть мама — Гульнара…

Странно, что в такой мусульманской стране, где дети — это святое, не нашлось достойных защитников сирот. В годы Великой Отечественной войны киргизы принимали детей из блокадного Ленинграда. Делились с ними кровом, последним куском хлеба. Всем тогда было трудно. Но люди были верны старой мусульманской традиции в отношении детей. А эти, что поднялись против сирот, кто они? Требуют закрытия детдома, обвиняют Гульнару в сектантстве. Не Гульнара, а они и есть самые настоящие сектанты! Никакие они не мусульмане! Деньги — вот их бог. Их и не волнует судьба этих шестидесяти детей-сирот. Им всё равно, кем те станут: наркоманами, преступниками, бомжами.

Для Гульнары же будущее детей — предмет её постоянных забот. Несколько ребят уже закончили ВУЗы и работают. Еще несколько ребят учатся в институтах. Кто-то работает. А недавно сыграли несколько свадеб.

Таких детских домов по всему миру немного насчитаешь. Это доброе начинание надо поддерживать, развивать. Ведь сколько беспризорных детей ещё нуждается в опёке!

Обращаюсь в редакцию вашей газеты, так как не нахожу другого способа помочь детскому дому. Я и мои товарищи возмущены таким произволом, ложью, клеветой. Не известные мне люди не понимают, на что они замахиваются. Жизнь наша тленная ограничена на земле. За все придется рано или поздно давать ответ. Суда Божьего не избежишь и не откупишься. Ради мимолетной приходи эти люди идут на преступление против детей-сирот. Какой новой трагедией обернется для воспитанников расформирование их детдомовской семьи, отрыв от тех, кто стали для них мамой, папой, бабушкой ("апа"), братьями, сестрами!

Я на расстоянии чувствую себя их дедом (в силу своего возраста). В прошлые времена нам привили понятие чести, и посему я, как бывший офицер, считаю своим долгом высказаться в защиту детского дома. Руки нечистые — прочь от детей!

Анатолий Некрасов

Редакция газеты "Завтра" обращается к властям Киргизии с просьбой лично вмешаться в судьбу детского дома и не допустить произвола. Мы будем внимательно следить за развитием ситуации.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Сердечное спасибо всем читателям "Завтра", которые поздравили меня с днем рождения и пожелали много доброго. Будем стараться. Мой особый поклон с приседанием Самсону — не часто можно видеть явление, которое он олицетворяет, в столь незамутнённом, химически чистом виде.

Пользуясь случаем, сообщаю тем, кто спрашивает, где можно почитать мои новые статьи: с 12 декабря до нынешней недели они печатались во всех пятничных номерах «ПРАВДЫ» и в «ДУЭЛИ», а также размещены на моем сайте WWW.V-BUSNIN.RU.

До новых встреч, c взаимным старым интересом и уважением!

Ваш Владимир Бушин

ПАМЯТИ ДРУГА

В ночь с 13 на 14 февраля на 54-м году жизни безвременно скончался Михаил Валентинович Малютин, известный русский философ и политолог, давний друг и автор газеты "Завтра", участник защиты Дома Советов в "чёрном октябре" 1993 года, президент (координатор) Ассоциации политических экспертов и консультантов (АсПЭК).

Яркий и остроумный человек, он обогатил русский политический лексикон многими крылатыми словами, одним из которых стала знаменитая "демшиза".

По его инициативе и под его руководством в 2000 году был осуществлен совместный проект АсПЭК и газеты "Завтра" "Крах мировой долларовой системы", ставший одним из первых системных прогнозов глобального финансово-экономического кризиса.

Михаил Малютин навсегда останется в нашей памяти как истинный патриот, который активно остаивал принципы социальной справедливости и национальные интересы нашей страны, последовательно выступал против либерально-монетаристских "рыночных реформ" и превращения России в сырьевой придаток Запада.

Группа товарищей

Шамиль Султанов ГАЗА: РИТУАЛЬНОЕ УБИЙСТВО ДЕТЕЙ

Соединенные Штаты и Израиль превратили за последние несколько лет сектор Газа в самый большой концентрационный лагерь в мире, с невыносимыми условиями жизни для полутора миллионов его жителей. Поэтому палестинцы во главе с ХАМАС в декабре 2008 года приняли решение принять бой с оснащенной до зубов израильской армией. Вооруженное сопротивление сионистскому врагу фактически превратилось в восстание заключенных.

За три недели войны в секторе Газа израильские людоеды убили "умными" бомбами и ракетами, фосфорными зарядами и боеприпасами, начиненными низкообогащенным ураном, более 1600 мирных палестинцев. Из них почти 430 — детей. За эти же три недели войны было ранено, получили увечья, стали инвалидами свыше 5500 человек. Из них более трех тысяч детей. Почему такие непропорционально большие жертвы среди детей?

За Израилем стояли правящий класс Соединенных Штатов Америки, мощный еврейский капитал США, западная элита в целом. Поэтому в этой войне все было продумано. В большой политике случайностей не бывает. Ведь массовые убийства палестинцев были запланированы как мессидж, особое послание всему миру.

Почему Израиль, который готовился к геноциду в Газе полтора года, начал свои массовые убийства не 20-го, не 30-го, а именно 27 декабря, на следующий день после Рождества? Существует ли здесь некая тайная параллель с царем Иродом, который в это же время, две тысячи восемь лет назад, начал массовое уничтожение младенцев?

"Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов" (Евангелие от Матфея, гл 2, ст. 16).

Mассовые убийства детей в Газе, как предполагают некоторые этнографы и историки, есть ритуальное жертвоприношение языческим божествам Израиля, кровавое обращение к этим страшным божествам даровать помощь мировому Израилю, обещание еще больших детских жертв в будущем во имя победы Израиля. По ряду мнений, эти ритуальные убийства детей начались 27 декабря, чтобы синхронизировать их с убийствами младенцев царем Иродом. Некоторые каббалисты считают, что в таком случае эффект жертвоприношения может удвоиться и даже утроиться.

Между прочим, совсем не случайно, что в Израиле за последние пятнадцать лет резко усилилось влияние сторонников Каббалы. В таком случае, возможно, война в Газе — это только элемент оккультной войны Израиля против всего мира.

Владимир Овчинский КРИМИНОЛОГИЯ КРИЗИСА Продолжение. Начало — в NN 5-7

КРИЗИС И ПРЕСТУПНОСТЬ

У экономических кризисов есть свои криминальные индикаторы. Генеральный секретарь Интерпола Рональд Ноубл в интервью ИТАР-ТАСС на форуме в Давосе заявил, что глобальный кризис вызвал рост криминальной активности в мире. Серьезно увеличились такие преступления, как мошенничество, подлоги, производство контрафактной продукции, уклонение от налогов. Кражи — это преступления, которые реагируют на кризисные явления в большей степени. По данным американской полиции ("Contra Costa Times", сентябрь 2008), кредитный кризис резко увеличил количество квартирных краж в США. С увеличением количества домов, отобранных за долги, увеличилось и количество краж из покинутого жилья. Кражи обычно обнаруживают риэлторы или банки, которые описывают имущество, а затем выставляют жилье на торги. Тогда-то и всплывают многочисленные потери от воров. Риэлторы не досчитываются кондиционеров, водопроводных кранов, батарей, вентиляторов, ковров и даже деревьев во дворе. Всё это становится легкой добычей для воров.

Как заявляют в американской полиции, стало больше краж металлических изделий. В каждый десятый из домов, выставленных на продажу, залезли воры. Брошенные дома часто становятся еще и пристанищем для местных бомжей. Полицейские чаще всего подозревают бывших строителей, которые также из-за кризиса потеряли работу.

В январе с.г. "The Independent" опубликовала данные правительственного доклада Великобритании о влиянии кризиса на рост имущественной преступности. Число грабежей и краж в этой стране за последние четыре месяца 2008 г. значительно возросло, а в некоторых графствах практически удвоилось. Количество краж и ограблений увеличилось в 31 из 43 полицейских округов.

Для России экономическая обусловленность краж особенно актуальна. Известный криминолог Юрий Бышевский, более 30 лет исследующий феномен российского воровства, установил весьма печальную тенденцию. Его опросы осужденных воров в тюрьмах и колониях показали, что все эти годы росла доля воров, которые деньги, полученные от совершения краж, тратили на содержание семьи (с 9% в 1973 году до 44% в 2005 г.). Одновременно уменьшалась доля воров, расходовавших краденые деньги на развлечения и друзей (с 27,5% в 1973 г. до 17% в 2005 г.).

Иными словами, кризисные явления в экономике страны толкали всё большее количество людей на совершение краж.

О том, что экономические кризисы напрямую влияют на распространенность краж, говорят и данные официальной статистики. Резкий рост квартирных краж в России произошел в период 1991-1993 гг. Связано это было, в первую очередь, с шоковыми реформами. Если в 1991 г. количество краж из квартир составляло 29,5 тыс., то в 1993 г. эта цифра достигла показателя в 45 тыс. преступлений. С 1994 г. до 1997 г. отмечалось некоторое снижение квартирных краж. Однако в связи с дефолтом в 1998 г. число краж из квартир вновь резко увеличилось.

С 2000 г. до осени 2008 г. вновь отмечалась тенденция к снижению числа этих преступлений, что в немалой степени было обусловлено развитием рынка услуг по обеспечению сохранности денежных средств населения (кредитные карты, вклады, банковские ячейки). Но, начиная с осени 2008 г., ситуация вновь стала меняться в негативную сторону. Граждане стали забирать наличные деньги из банков, не доверяя им, а это сразу создало поле деятельности для воров всех видов, особенно профессиональных преступников-рецидивистов. Ведь доля этой категории среди квартирных воров самая большая — до 50%.

Когда преступники знают, что в квартирах накапливаются большие объемы наличных денег, их не останавливает ничто. Воры лезут с крыш в окна высотных зданий, используя альпинистское снаряжение. Взламывают самые изощренные металлические входные двери. Разыгрывают целые спектакли для проникновения в дома, где есть охрана. Но в большинстве случаев им и придумывать ничего не надо, учитывая бездарные архитектурные проекты наших домов, как будто специально созданных для домушников.

Помимо воровства следует ожидать всплеска всех видов корыстных преступлений. Впрочем, он уже начался. 2008 г. завершился целой серией дерзких разбойных налетов на инкассаторов, отделения Сбербанка, дачи и квартиры граждан.

Парадоксально, но факт. В большинстве стран по итогам 2008 г. преступность выросла. У нас — снизилась. Причем по данным уголовной статистики — общее число преступлений снизилось на 10,4%, краж — на 15,4%, краж из квартир и домов — на 22,4%, грабежей — на 17,3%, разбоев — на 22%.

Изучая много лет российскую преступность, могу со всей определенностью заявить, что уголовная статистика вновь стала полностью управляема. Она не отражает реального положения дел. То, что зафиксировано в статистике, это и есть "мнимая латентность", то есть "подгонка" показателей преступности для создания видимости благоприятного положения.

Приведу простой факт. Милиция Москвы отрапортовала, что за 2008 г. в столице снизилось число угонов автотранспорта. Одновременно в ноябре-декабре 2008 года все страховые агентства Москвы пересмотрели страховые тарифы из-за роста преступных посягательств на автомобили.

Если ввести контрольные показатели по другим видам преступлений, то везде будут видны симптомы искажения реальной картины преступности. Это касается даже убийств — наименее латентного вида преступлений. На протяжении пяти последних лет руководители правоохранительных органов постоянно рапортуют о снижении числа убийств. Но читатель должен знать, что у нас есть ДВЕ СТАТИСТИКИ УБИЙСТВ. Первая — это собственно уголовная статистика (данные ГИАЦ МВД) о зарегистрированных убийствах и покушениях на убийства, а вторая — медицинско-демографическая, о числе умерших в результате убийств. Почему-то эти два вида статистики никогда не совпадают. Постоянно убитых по медицинской статистике больше, чем по уголовной. В отдельные годы ("боевые" 90-е) разрыв был в 1,5 раза. Сейчас разрыв поменьше, но всё же он есть. По итогам 2008 г. разница примерно в 5 тыс. трупов (20 тыс. трупов по уголовной статистике и 25 тыс. — по медицинской). Поэтому понять, что снизилось, а что увеличилось, весьма трудно.

Но и это еще не всё. В эти же годы растет количество без вести пропавших граждан, судьба которых осталась не установленной. Попробуем разобраться с вопросом исчезновения людей. За 2008 год зарегистрировано 147,4 тыс. заявлений о безвестном исчезновении граждан. Установлено было без заведения розыскных дел (т.е. без проведения оперативно-розыскных мероприятий) 75,3 тыс. человек. В отношении 72,2 тыс. человек должен был проводиться розыск. Но в розыск в 2008 году было объявлено 71,4 тыс. человек. Куда делась почти 1 тыс. человек? Из тех, кто был объявлен в розыск в 2008 году, к началу 2009 года осталось не найдено 5475 человек. Из них 1488 женщин, 365 несовершеннолетних. Сколько убитых среди этих 5475 исчезнувших людей? Никто не знает. Но исследования, которые проводились в предыдущие годы, показывают, что не менее 30%.

И это данные только об объявленных в розыск за прошлый год. Но розыскная статистика идет с нарастающим валом: плюсуются исчезнувшие люди в предыдущие годы. Так вот, общее число людей, которые пропали без вести и которые так и не были найдены на конец 2008 года, составило 48,9 тыс. человек (!!). Прибавим к этому 1 тыс. "потерянных", пропавших в результате статистических манипуляций. Получается 50 тыс. чел. Если труп кого-нибудь из них будет найден в текущем году, то он пойдет уже в статистику 2009 года.

Правоохранительная система продолжает жить по принципу: "нет трупа — нет проблемы". В прошлом году вынесли приговор по группе убийц во главе с неким Чудиновым в Нижнем Тагиле. В течение нескольких лет бандиты заманивали девушек и девочек (13-14 лет), насиловали их, заставляли заниматься проституцией. Тех, кто не соглашался, душили и сбрасывали в лесу в могильники. Когда собака случайно раскопала один из могильников, где было обнаружено 17 трупов, началось громкое дело. Оказалось, что в местной милиции не было зарегистрировано даже заявлений о пропаже детей (!). Не говоря уже о заведении розыскных и, тем более, уголовных дел. Убийцы сейчас наказаны. Но нигде не было сообщено, что наказаны те, кто укрывал эти убийства.

Теперь о неопознанных трупах. За 2008 год на учет поставлено 34,2 тыс. дел об установлении личности неизвестных граждан по неопознанным трупам. Из них установлена личность 27,7 тыс. трупов. Но личность 6,5 тыс. трупов так и не установлена. В основном из-за так называемых "гнилостных изменений". Но уголовные дела по этим фактам заведены только по каждому 12-му случаю.

Вспомним, что по делу "битцевского маньяка" Пичужкина, который отправил на "тот свет" более 60 человек, по фактам нахождения трупов его жертв уголовных дел в большинстве случаев вообще не было. Из-за того, что трупы были неопознаны в результате "гнилостных изменений".

50 тыс. пропавших и не найденных за последние годы людей, 5,5 тыс. бесследно исчезнувших за 2008 год людей, 6,5 тыс. неопознанных за год трупов, разница в 5 тыс. криминальных трупов между медицинской и уголовной статистикой. В такой ситуации разве можно говорить о снижении убийств? Или говорить о снижении убийств и не указывать одновременно вышеприведенные данные?

Но как бы убийства официально у нас ни снижались, их число на 100 тыс. жителей в последние годы в ТРИ РАЗА БОЛЬШЕ БЫЛО, ЧЕМ в США, в 19 раз, чем в Японии, Германии и Австрии.

Следует отметить, что в большинстве стран мира в статистику убийств попадают все криминальные акты насилия, повлекшие смерть. Но у нас и здесь особая позиция. В число убийств не входят причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшие смерть. Например, преступники человека долго пытали, изуродовали, но не имели при этом умысла убивать, а он взял, да помер. Это уже не будет убийством. Не считается убийством и ситуация, когда человека бьют топором по голове, он лежит в коме несколько дней, а только потом умирает. Это тоже по нашему УК и нашей статистике не убийство, а причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть.

Надо, наконец, осознать, что без реальной картины преступности обеспечить безопасность наших граждан в период кризиса будет невозможно.

А реальность следующая. В 2008 г. только в органах внутренних дел зарегистрировано 21,5 млн. (!) заявлений и сообщений о преступлениях. Это на 4,7% больше, чем в 2007 г. Одновременно из этих заявлений уголовные дела возбуждены только по 3,2 млн. преступлений. Это на 10,4% меньше, чем в 2007 г.

Неужели наши граждане такие безграмотные, что в 18,3 млн. случаях "неправильно" оценили совершенные в отношении них действия как преступления?

Нужен ли нам этот "мыльный пузырь" благополучия?

Изменения преступности наступают не одновременно с кризисом, а вслед за ним. Поэтому можно выделить следующие фазы развития криминальной ситуации: предкризисную, кризисную, остро-кризисную и катастрофическую.

На начало 2009 г. можно диагностировать криминальную ситуацию в России еще как предкризисную. Это означает, что действуют еще инерционные процессы некоего "социального благополучия" и относительного "социального спокойствия". Иными словами, преступность не дает резкого всплеска, не появляются новые формы преступной деятельности, правоохранительные органы и судебная система действуют в обычном режиме и в целом в рамках "управляемой" ситуации выполняют свои функции.

Собственно кризисную ситуацию следует констатировать тогда, когда появляются некие новые криминальные явления, нарастает дестабилизация, система правоохранительных органов и суды работают в режиме мобилизации и постоянного увеличения нагрузки.

При остро-кризисной криминальной ситуации уровень дестабилизации и волна преступности начинают перехлестывать возможности системы уголовной юстиции, она начинает давать постоянные сбои.

Катастрофическая ситуация возникает тогда, когда общество дестабилизировано, правоохранительная система также дестабилизирована и уже не может выполнять свои функции по защите граждан.

Все указанные фазы развития криминальной ситуации возможны. Поэтому необходимы алгоритмы действий государства по каждой из этих фаз.

Например, уже сейчас ясно, что для остро-кризисной и катастрофической ситуации необходимо иметь уголовное и уголовно-процессуальное законодательство совершенно иного вида, чем для стабильной ситуации. В теории права это называется "отложенным законодательством". Оно принимается, но вводится в особый период — военное положение, чрезвычайное положение. У нас сейчас такого "отложенного законодательства" нет. Законодатели об этом даже не думают, хотя отдельные российские ученые имеют модели решения этой проблемы.

Продолжение следует

Сергей Батчиков, Александр Нагорный СЛОВА И ДЕЛА

В своей новой книге "Закат или рассвет? Россия: 2000-2008" один из ведущих российских аналитиков Николай Сергеевич Леонов написал, что Путин войдет в историю как правитель нерешительный, непоследовательный и в общем-то слабый. Нам трудно согласиться с авторитетным мнением Н.С.Леонова и хотелось бы ему возразить.

Если опираться на слова и заявления Путина-президента, а затем Путина-премьера, то, действительно, недостижение Россией большинства поставленных целей, продолжающаяся деградация крупных систем жизнеобеспечения, разрушение науки и образования в условиях беспрецедентного роста цен на природные ресурсы могли послужить основанием для подобного вывода. Но если в оценке опираться не на слова, а на конкретные дела правителя, ориентированного на западные либеральные ценности, то он напротив предстанет фигурой решительной, последовательной и сильной. Задача "возвращения" России в "лоно западной цивилизации" — извечная мечта российских либералов — реализуется, при чем все шаги на этом пути последовательны. Ну а какие плоды будет пожинать Россия от пребывания на дальней периферии мировой капиталистической системы — это уже другой вопрос… Итак, о главном.

Угрозы, перед которыми оказалась сегодня Россия, чрезвычайно серьезны. К сожалению, с каждым днем становится все более очевидным, что кризис выявил фундаментальное несоответствие между сложной реальностью современного мира и той философской основой, на которой построена доктрина реформ и стратегия действий российской власти. Методология мышления и принятия принципиальных решений верхнего эшелона настолько неадекватна, что власть с большой вероятностью может привести Россию к катастрофе, совершенно не оправданной ресурсными возможностями страны.

Сегодня перед нами — срочная и чрезвычайная проблема национальной повестки дня. Она должна быть рассмотрена на уровне, который проходит выше идеологических, политических и даже социальных барьеров. За последние несколько месяцев В.В.Путиным и близкими к нему чиновниками высшего звена был сделан в связи с кризисом ряд важных заявлений, которые могут служить знаками того, как власть предполагает организовать прохождение России через кризис. Эти заявления часто туманны и внутренне противоречивы, как и вся совокупность заявлений "команды Путина" в течение предыдущих восьми лет. Попробуем разобраться, какие пункты повестки дня они обозначают.

ОСТРОВ СТАБИЛЬНОСТИ ИЛИ ИСЧЕРПАННОСТЬ МОДЕЛИ?

С сентября 2008 г. даже далеким от экономики людям стало ясно, что Россия втягивается в мировой экономический кризис, начавшийся с финансового кризиса в США. Уязвимость перед мировым кризисом России обусловлена прогрессирующей деградацией, начиная с 1991 года, защитных механизмов российского хозяйства. Защиты, которые выстраивались в финансово-экономической системе СССР начиная с 20-х годов прошлого века и которые к середине 80-х исчерпали свой ресурс, были демонтированы в ходе реформ 90-х. Новые системы защиты созданы не были. В результате экономика России утратила кризисоустойчивость. Но Правительство этого как будто не замечало, рассуждая о надежной защищенности экономики Стабилизационным фондом и постоянно ведя разговоры о вступлении в ВТО.

Некоторые признаки назревающего в США и Западной Европе кризиса финансовой системы обнаружились еще в 2004-2005 гг., и ряд российских экономистов предупреждали о том, что этот кризис не обойдет стороной и Россию. Но ни объективные показатели, ни тревожные выводы специалистов правительством во внимание не принимались.

Прогнозы состояния российской экономики оставались радужными вплоть до конца лета 2008 г., хотя основные параметры финансового кризиса в США определились еще в 2007 г., а с мая 2008 года нерезиденты начали выводить свои активы из России. На конец 2008 г. эксперты ВТБ, одного из ведущих государственных банков РФ, прогнозировали значение индекса РТС на уровне 3000 пунктов. На 19 мая 2008 г. этот индекс достиг отметки в 2498,1 пункта, на 26 декабря — 644,5 пункта, снизившись на 74,2%. Масштаб ошибки таков, что можно говорить о полном несоответствии экспертов финансовой системы их служебным обязанностям.

Неоправданно оптимистическими были оценки состояния российской экономики, данные на ХII Международном Санкт-Петербургском экономическом форуме (6-8 июня 2008 г.) высшими должностными лицами. На пленарном заседании Форума президент Д.А.Медведев заявил: "В мире уже обозначились новые центры экономического развития. И Россия — это один из них, поэтому она намерена участвовать в формировании новых общих правил игры на мировом рынке. Поэтому уже в ближайшее время будет принят план превращения российской столицы в мировой финансовый центр, а рубля — в одну из ведущих резервных валют". Это было сказано за два месяца до начала обрушения российского фондового рынка.

Поражает несогласованность заявлений власти и уход об объяснения методологических оснований для смены программных установок. В интервью агентству "Блумберг" 27 января В.В.Путина спросили о планах создания региональных и резервных валют. Он ответил: "Вот сейчас много говорят об экономической многополярности, имея в виду, прежде всего, возможность создания других, кроме доллара и евро, резервных валют… Это очень длительный процесс, может быть, это и произойдет, но это требует много времени — 15, 20, 25 лет, я не знаю". Это говорит о том, что летом 2008 г. сообщество экономических экспертов правительства давало высшему руководству страны совершенно ложную информацию о том, что происходит в мировой финансовой системе и в российской экономике.

На Петербургском Форуме иностранным гостям "представили" Международную товарно-сырьевую биржу, которая будет работать в Санкт-Петербурге. Как заявил первый вице-премьер правительства В.Зубков, она может стать базой для создания в России мирового финансового центра. А глава Минэкономразвития Э.Набиуллина сказала, что первые контракты по нефтепродуктам на биржу в Санкт-Петербурге выведут уже в августе, а до конца года должны опробовать торги нефтью. Прошло всего несколько месяцев, и министр делает заявление, принципиально несовместимое с этими планами. 19 ноября 2008 г. РИА "Новости" сообщает: "Мировой экономический кризис, который только разворачивается, показал исчерпанность модели роста российской экономики, которая у нас была в предыдущие годы", — заявила глава Минэкономразвития РФ Эльвира Набиуллина на заседании Госдумы".

Итак, модель роста (!) российской экономики в 1991-2008 гг. исчерпана, нужна замена этой модели, но никаких осязаемых признаков такой замены нет!

ВЛАСТЬ И СОБСТВЕННИКИ ПРОТИВ БОЛЬШИНСТВА

Итак, еще летом 2008 г. сама возможность кризиса в России официально отвергалась. В сентябре кризис разразился. На открытии Х съезда "Единой России" 20 ноября 2008 г. В.В.Путин сказал: "Сегодняшний мировой кризис — с учетом его масштаба, как вы знаете, подобен стихии. В рамках давно созданной и действующей мировой финансовой системы его, как и природное бедствие, предотвратить было невозможно. Но что мы могли и должны были сделать — то, что делают все правительства развитых стран, — мы должны были предвидеть подобное развитие событий. И заранее должны были принять меры, чтобы пройти через кризис максимально безболезненно, без больших потерь. И можно с полным основанием сказать, что мы не растратили впустую время".

Двадцатого ноября В.В. Путин заявляет, что "мы не растратили впустую время", а спустя всего два с половиной месяца на форуме "Стратегия-2020" заместитель главы Администрации президента В.Сурков раскритиковал действия экономического блока правительства в годы президентства В.В.Путина, заявив "8 лет мы в ущерб развитию копили деньги на черный день. Это была жалкая цель для такой большой страны. И когда черный день настал, выяснилось, что этих накоплений все равно не хватит, они очень скоро кончатся".

Сейчас стало совершенно очевидно, что на деле никаких реальных мер, направленных на то, "чтобы пройти через кризис максимально безболезненно" принято не было. Фантазия правительства ограничилась лишь созданием "кубышки".

Вся логика экономической и социальной реформы была подчинена утопии "преображения" России путем полного раскрытия Западу и "возврата в цивилизацию". В.В.Путин сказал: "Россия стала частью мировой экономики, и это неплохо. Но сегодняшнее событие [кризис] — это и плата за то, что мы так стремились стать частью этой мировой экономики".

Но можно ли представить себе Россию последних 300 лет как хозяйственную систему, которая не была "частью мировой экономики"? За последние два десятилетия Россия изменила лишь способ своего вхождения в мировую экономику. Именно этот новый способ вхождения В.В.Путин называет "неплохим". Однако "неплохим" он оказался лишь для незначительного меньшинства населения России, плата же за вхождение — в виде кризиса и социального бедствия — легла на то большинство, которое его не желало. В.В.Путин образно определил эту ситуацию так: "За что боролись, на то и напоролись". Но на фундаментальный вопрос о том, зачем надо было "бороться" за право участвовать в чужих кризисах, большинство не получило от правительства внятных объяснений.

В интервью агентству "Блумберг" В.В.Путин сказал: "Российская экономика является открытой, мы ввели 1 июля 2007 года правила, полностью либерализующие финансовый рынок, и мы сохраняем этот режим, несмотря ни на какие финансовые сложности. Мы к иностранным инвесторам будем относиться так же, как и к своим собственным, как к родным".

Каковы результаты такой открытости? Капитализация российских предприятий, в том числе крупнейших, упала в разы. Целые комплексы стратегических системообразующих предприятий в результате спекуляций на Нью-Йоркской и Лондонской биржах потеряли до 95 процентов своей стоимости и теперь могут быть скуплены западным капиталом за бесценок.

Можно ли после этого сказать, что "Россия стала частью мировой экономики, и это неплохо"? Частью мировой экономики стало достояние России, превращенное в акции наших олигархов. А после того, как они довели крупные системообразующие предприятия до банкротства, российское государство берет их на содержание за счет всего населения. Сегодня собственники крупных корпораций, которые совсем недавно перевели в виде дивидендов огромные суммы оффшорным компаниям, фактическими владельцами которых они являются, выстроились в очередь за государственной финансовой поддержкой. Так, например, "Русал" получил помощь от государства в размере 4,5 млрд. долл., хотя за два с половиной года выплаты дивидендов собственникам "Русала" составили 7,8 млрд. долларов.

Крупные собственники предприятий России имели достаточно средств, чтобы расплатиться с кредиторами, но затребовали помощи от государства. Так называемые "эффективные" собственники полагают, что их капиталы не предназначены для того, чтобы "работать" в России. Как воспитало их государство, наделившее собственностью? Может ли страна преодолеть кризис с таким "бизнесом"?

Вот символическая мелочь ноября 2008 года. Лондонский суд описал и обнародовал имущество Абрамовича. Многомиллионные виллы и особняки, на верфи Германии готовится к спуску самый крупный в мире корабль в частной собственности — яхта длиной 200 м. И заявление Абрамовича о том, что "его не волнует мнение обывателей в России". В одной фразе — целый манифест.

Страна фактически находится в состоянии экономической гражданской войны собственников капитала против населения, и государство в этой войне, вопреки своим заявлениям — полностью на стороне собственников.

Продолжение следует

Екатерина Глушик О ВРЕМЕНИ И О СУДЬБЕ

"Министры советской эпохи. О времени, о себе". — М.: Издательство "Родина-ПРО", "Издательство Патриот", 2009. — 440 с.

Книги, как и ЛЮДИ, имеют свою судьбу, и за каждой книгой стоят судьбы человеческие. За вышедшим недавно изданием "Министры советской эпохи. О времени и о себе" стоит и одна большая судьба — советской страны, и судьбы многих руководителей различных структур нашей великой советской Родины.

Эта книга (руководители проекта М.Ф. Ненашев, Н.А. Паничев) издана по инициативе Московского городского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов и Совета ветеранов — Министров СССР и РФСР. В книге собраны эссе ряда министров советской поры.

Чтение это увлекательно своей уникальностью: ты узнаешь и историю родной страны, героические этапы организации работы промышленности в военных условиях, и следишь, как восстанавливалось народное хозяйство после разрушительнейшей из войн, достоверно, по свидетельствам очевидцев и созидателей видишь, какая за всем этим стоит работа.

Это и учебник политэкономии, из которого узнаешь, чем мотивировались государственные решения на развитие той или иной отрасли промышленности или выпуска того или иного вида товаров.

Это и пособие по психологии, позволяющее понять поступки и побудительные мотивы людей, перед которыми поставлены грандиозные задачи, касающиеся жизни как всей огромной страны, так и каждого ее гражданина.

Это и лирический дневник, дающий возможность увидеть "железных наркомов", требовательных волевых министров — в кругу семьи: заботливыми отцами, нежными сыновьями, любящими мужьями.

Это повествование людей и о людях, которые исповедовали жизненный принцип "Раньше думай о Родине, а потом о себе". Потому наша страна была могучей, уважаемой, ее граждане счастливыми, уверенными в завтрашнем дне, что во главе страны стояли люди, живущие по законам людей. "Министром можешь ты не быть, но гражданином быть обязан", — под таким лозунгом жил каждый из авторов этой книги.

Интересно, что судьбы героев книги характеризуют страну, министрами которой они были, которая давала шанс и возможность детям рабочих, крестьян из настоящей глухомани, часто первыми в своей семье овладевшими грамотой, встать во главе государства. Читая книгу, видишь, что карьеры ее героев делались не за счет кумовства и семейственности, а благодаря таланту, высокой образованности, работоспособности, искреннему служению родине, самоотверженности людей.

"Только великие цели рождают великие дела. Только великие дела делают людей великими", — трудно не согласиться с прозвучавшими на презентации книги утверждениями.

Юрий Антониевич Израэль, Председатель Государственного Комитета по гидрометеорологии и контролю природной среды — министр СССР 1978-1991 годов, вспоминает, как однажды ему в феврале позвонил Алексей Николаевич Косыгин, тогдашний Председатель Совета Министров СССР, и спросил прогноз на будущий урожай. Юрий Антониевич ответил, что разработанные методики позволяют давать такие прогнозы лишь в мае. Алексей Николаевич попросил: "Но у тебя есть данные, как перезимовали озимые, есть данные о влажности почв. Вот ты сам сядь, проанализируй, и дай мне такую справку".

На основании подготовленной справки Косыгин заключил договор с канадскими фермерами на закупку пшеницы. И когда летом случилась засуха, стали скакать цены на зерно, а СССР был обеспечен зерном в необходимых количествах.

Это один из эпизодов работы министров той поры.

Авторы подчеркивают, что в работе над книгой руководствовались только своим желанием отразить тот или иной период, осветить, что сами посчитают нужным. Никто не давал никаких установок, не диктовал и не требовал.

В книге много имен. Все авторы с благодарностью пишут о людях, работавших с ними рядом, отмечают, что без команды, взаимоподдержки и взаимовыручки у них бы ничего не получилось.

Эта книга о прошлом послужит будущему- уверены авторы. Конечно, она будет полезна не только при изучении истории страны, но и в подготовке руководящих кадров, уча и самоотдаче, и поискам нетривиальных решений, неординарных подходов к делу, ведь очень многое в работе министров той поры было впервые не только в нашей стране, но и в мире.

Чтение книги вызывает смешанные чувства. Это и гордость за советскую страну, граждане которой в буквальном смысле слова сворачивали горы, и горечь, что такую страну мы потеряли.

Прочитав книгу, проникаешься уверенностью ее авторов, что наша страна вновь станет великой. А это зависит и от каждого из нас.

Иван Миронов ЗАМУРОВАННЫЕ Продолжение. Начало — в NN 5-6

СЫВОРОТКА ПРАВДЫ

15 января 2007 года нашу хату заказали с вещами. Это был мой первый переезд, к которому, как ко всему новому и непонятному, я подошел нервно, так как за месяц я успел попривыкнуть к соседям, к камере.

Под визги сирены и строгие молчаливые взгляды вертухаев я за раз поднял свои вещи на шестой этаж.

Шестой этаж разительно отличался от третьего, как "пять звезд" — от приемника-распределителя. Свежая зеленая краска, "накрахмаленные" потолки, по полу ковровые дорожки. Мы остановились возле 609-й, делившей стену с лестничным пролетом. Хрум-хрум, цирик вскрыл хату. Тормоза, упершись в фиксатор, образовали узкий проход. Проткнув вперед сумку, я с трудом протиснулся внутрь.

Тусклый свет еле-еле растворял полумрак, обостряющий беспокойство. Это была трехместка. Шконки стояли вдоль левой стены. Одинокая — напротив дальняка, двойные — следом, возле окна. Обстановка показалась вполне цивилизованной. Узкий железный шкаф с двумя тумбочками, аккуратный дубок, приделанный к правой стене. Нижняя и верхняя шконки перехвачены лестницей, на полу красовался современный крупный кафель. Но ни холодильника, ни телевизора. Не было даже сушильных веревок на решке. Лишь на дальней шконке сидел маленький черный человечек с опасливо дрожащими угольками глаз, слабо тлеющими, почти затухающими головешками. Ничего человеческого в этих глазах, и животного ничего — преобладало насекомое, вселявшее жутковатую оторопь. Представьте муху в человеческий рост, и вы поймете природу моей жути. Муха назвалась Игорьком, заехавшим, с его слов, полчаса назад. Из вещей — лишь вялый баул да черная фуфайка.

Подавленный видом человека-мухи — ни разу не смог поймать его взгляда, рассмотреть глаза — я отправился на верхнюю шконку, уставился в потолок. Присутствие рядом такого пассажира явно неспроста. Мысли полезли противные: "если утром хочешь проснуться, то ночью лучше не спать, придушит и к решке подвесит, или к моим же нарам… Да какая разница, где болтаться. А спать-то хочется. Мэра Подольска Фокина где-то здесь повесили…".

Тягостные размышления прервал скрежет тормозов. Узкий просвет закрыла беззубая улыбка Бубна. Испытав спасительное облегчение, я спустился на землю. Слово за словом, Серега быстренько пробил нового соседа. По фамилии — Нестеров, из курганских, семнадцать лет "строгача", отсидел десятку, сюда привезли из Иркутской зоны для показаний по убийству Листьева. Поскольку в свое время курганские не гнушались ни воровской, ни ментовской кровью, им были обеспечены кресты (воровской приговор) и точковка (особый контроль, команда по зонам — прессовать). Мусора их безжалостно ломали, блатные убивали по тюрьмам и этапам.

В хате воцарилась тягостная тишина. Есть не хотелось, да и еды особо не было. Соседи занялись чаем. Глаза слипались. Настроение и обстановка к общению не располагали.

— Вань, готово, спускайся, — Бубен прогнал мою набегавшую дремоту.

— Чего? — прожевал я спросонья, вынужденный вновь озирать тюремные стены.

— Чайку! — подмигнул Серега. — Чай не водка. Много не выпьешь.

— Чаю так чаю.

Бурый завар был уже разлит по положняковому алюминию. Выпили. Покурили, помолчали.

Эйфория накатывала мягко, легкой волной бархатного прибоя. Сонливость ушла вместе с чувством роковой перемены. Сознание охватывало вдохновенное красноречие. Мне вдруг открылось, что я никогда не встречал столь приятной, благодарной и понимающей меня аудитории. Каждое слово падало на благодатную почву и возвращалось ко мне все возрастающей энергетикой. Я включился, как радио: говорил много, долго, красиво, жадно, словно боялся не успеть выговориться, боялся упустить главное, потерять тему и тему, следующую за этой темой. Собеседникам достаточно было время от времени подкидывать поленья вопросов в топку моего словоблудия, и исповедальное пламя разгоралось с новой силой.

Бубен старался не оставаться в долгу. Как говорится, откровенность за откровенность. Моему вниманию была предложена захватывающая история растерянных зубов и пальцев, не обошлось без увлекательной биографии. Серега рос без отца, мать трудилась поваром в "Праге", последнее обстоятельство определило кулинарное предобразование наркобарона. Уже в школе Бубен начал фарцевать "фирменной" джинсой и кедами. Затем пошел крутить наперстки. В середине девяностых организовал пирамиду, из-за которой семь месяцев пришлось посидеть. Дальше пошел серьезный бизнес по городу Мытищи и его окрестностям — от импорта машин до крупного строительства. Бизнес он завязал на мусоров, которые в итоге и обеспечили ему посадку по некрасивым статьям. В эту шаткую историческую хронологию Бубен поместил героическую службу в Афгане, естественно, в спецназе.

— Духи заманили нас в засаду, — как на духу рассказывал Серега. — Всех положили. В плен попали я и дружок мой Саня Кротов. Посадили нас в яму. День, два сидим. На третий решили бежать. Сутки шли. Почти ушли. До своих километров пять оставалось. Поймали. Сашке голову отрезали, мне пальцы отрубили. Крови потерял уйму. Выбора у меня не оставалось. Или еще раз бежать, или сдохнуть от гангрены в яме. Через два дня решился. Духи тогда меня уже особо не охраняли. Кто мог рассчитывать, что изможденный, с искалеченной рукой доходяга отчается на вторую попытку. Короче, дошел до наших, а там госпиталь, демобилизация…

…Принимали Бубна на его собственной кухне по всем правилам детективного жанра: пока основная группа захвата ломилась через дверь, двое бойцов влетели в окно. Руки были уже захлестнуты за спиной, по пораженной гепатитом печени стучали милицейские берцы, когда камуфлированный гоблин тяжелой рукоятью "стечкина" выламывал Сереге зубы…

Разговаривали мы долго, до четырех утра: до полного физического изнеможения, умственного истощения. Еле влез на шконку, лег, сделал глубокий вздох, и только тогда понял, что организм находится в странном состоянии, которое даже сравнить не с чем. Сильное внутреннее возбуждение, учащенное сердцебиение, сдавливание глазниц, и самое необычное то, что нерв, расположенный в нижней губе, бешено колотился о зубы.

Стала понятна "непринужденная" атмосфера, отсутствие телевизора, непривычная тишина. Через год я узнал, что эта 609-я камера — нежилая, особая, больше двух недель в ней не сидят. Пожалуй, в шесть часов исповеди я надиктовал свое полное досье за всю жизнь. Наверное, в спецчасти ИЗ-99#92;1 хранятся эти записи, может, и пригодятся кому.

Проснулся на следующий день, когда уже разносили обед. Себя на утренней поверке не вспомнил. Спал в одежде — отключка пришла неожиданно, голова трещала в тяжелом наркотическом похмелье. При этом отчетливо помнил, что я нес в исповедальные часы: в принципе ничего крайне криминального и крайне интимного.

В силу обывательских представлений о нестандартных оперативных приемчиках по расширению-сужению сознания, которые в итоге меня не обманули, я ждал подобных экспериментов над своей психикой. Конечно, предполагал нечто более оригинальное, вроде таблеточек и прививочек. А тут — на тебе, такая пошлость!

Еще на Петровке я обозначил для себя табуированную информацию, ссылка на которую в любом контексте становилась невозможной, и некоторые жизненные ситуации из разряда мелкого хулиганства изменил с учетом широкого слушателя. Таким образом, выражаясь занудно, если сознание получает запрет на воспроизводство определенной информации или последняя перепрограммируется, то даже "сыворотка правды" её не достанет.

Через две недели поехал дальше.

ДУРКА

Ранний подъем. Заказали "по сезону". Через час закинули на "сборку" — в пустую узкую хату на третьем этаже. Щели в окне залеплены хлебом с туалетной бумагой, видно, тяжелой здесь выдалась зима. Сон победил страх застудить почки, и я заснул на железной решетке нар. Часа через полтора лязгнули тормоза, вошли четверо цириков. Все, как один, болезненно-недокормленного вида. Старший — прапорщик лет двадцати семи, но уже с огромной залысиной, сел за протокол осмотра. Носки, стельки от обуви, все складки на одежде были тщательно изучены. "Мертвые души" отобраны. Не положено. Вперед! На этап!

Куда? Зачем? — вопросы бесполезны и бессмысленны, на них никто не ответит.

Вывели во двор. Весна! Сердце охватил сладостный и тоскливый трепет. Закружила ностальгия, словно кадры кинопленки, запрыгали картинки вольной жизни. Вспомнилась деревня, почудился дымок паленой прошлогодней травы, послышались родные голоса. Будто где-то рядом, за спиной над мангалом колдовал дед, а чуть поодаль ворчала бабушка.

Но пленка быстро оборвалась, меня затолкали в зеленую "буханку". Последний раз я ездил на такой лет пять назад в археологической экспедиции. Только в этом УАЗе вместо лавок по бокам четыре глухих отсека, в один из которых меня и заперли. Свет в стакан проскальзывал сквозь узкое отверстие в кузове, скрытое с улицы металлическими "ресничками". Минут через сорок простоя в "буханку" загрузили еще троих бедолаг. Первая остановка — Бутырский суд. Следующая — Институт имени Сербского.

Машина встала, мотор умолк.

— Миронов! — раздалось снаружи.

— Здесь, — я стукнул по двери стакана.

Взвизгнул замок, и весна снова издевательски ухмыльнулась нежно-бархатным солнышком.

— За мной иди, — сказал смердящий скотиной лысый и жирный мент в сержантских погонах.

Вход в "Сербского" явно не парадный: обшарпанная дверь с фанерными заплатами, узкий коридор, снова дверь, за которой броуновское движение врачей, ментов и уголовников. В просторном закутке длинного больничного холла располагалась клетка, рядом с которой, уткнувшись в засаленные фуражки, скопом дремал младший сержантский состав. За решеткой уныло жались бедолаги, судя по виду, алкоголики-душегубы, порешившие жен и собутыльников.

Не успел я толком изучить новых соседей, как в горловине холла, словно видение, появилась девушка в наброшенном на тонкие плечи белом халате. Брезгливо косясь на ментов, она буркнула мою фамилию, и тут же раздалось быстрое цоканье удаляющихся шпилек.

Серая форменная масса пришла в ленивое шевеление, и через пару минут, разминая затекшие от браслетов запястья, я сидел в огромном кабинете. Здесь, давя служебной необходимостью приветливую улыбку, восседала та самая с тонкими плечами

— Значит, Миронов Иван Борисович, — оторвав взгляд от бумаг, девушка прервала молчание. — Вам будет предложено пройти ряд тестов,

— Так точно, товарищ врач, — ответствовал я, пытаясь пробить ее натянутую серьезность, и небезуспешно.

Уголки губ девушки уже было опрометчиво дернулись, но тут же поспешно замерли.

— Вам предстоит пройти расширенную психолого-психиатрическую экспертизу, — её лоб нарочито съежился, ощетинившись морщинками. — Зовут меня Оксана Николаевна. Я психолог.

— С вами всё, что угодно, — ответствовал я, наслаждаясь огромным кабинетом, больше похожим на залу.

Девушка, не поднимая глаз, улыбнулась и, слегка замявшись, протянула первое задание.

— Знакомые фокусы над человеческим сознанием! — передо мной лежали тесты, на которых мы проводили занятия с детьми при изучении психологии в институте.

— Да, точно. Вы же педагогический заканчивали. Историк, если я не ошибаюсь? — Оксана оживилась. — Но тогда для вас труда не составит, хотя можете отказаться.

"Ага, отказаться! Сама-то поняла, что сказала, — размышлял я про себя. — Нет, миленькая, всю вашу ерунду будем проходить от начала до конца, долго и медленно"

Выбор действительно небольшой: или, сидя в этих просторных палатах, целый час трепаться с милой врачихой, параллельно разгадывая их дурацкие "кроссворды", или снова быть запертым в железную клетку.

В огромном кабинете мы были не одни. За соседними столами пристально изучали еще двух арестантов. Вопросы давались им нелегко. Рисованием и писаниной их не озадачивали за бесполезностью оных. Мои товарищи по несчастью скорее мычали, чем говорили.

— Зачем вы убили свою жену? — вопрошала уже немолодая женщина-врач у своего подопечного.

— Не убивал я её! Я ей только ноги порезал! Она же, сука, с корешем моим…

— У вас же в деле написано — сто пятая — убийство, — женщина принялась листать бумаги.

— Не-е-е… Это первую свою бабу зарубил, так я за то уже отсидел. Этой только ноги…

— Иван Борисович, вы не могли бы чуть быстрее, — голос Оксаны вежливо прервал мое созерцание соседей. — С вами должен поработать еще психиатр, а затем комиссия.

В следующей головоломке предлагалось продолжить предложение с "если". С таким мне раньше сталкиваться не приходилось. Задание явно предназначалось для извращенцев и дегенератов. К примеру, надо было продолжить предложение типа "за что я ненавижу свою мать…", "если бы у меня был нормальный секс, то…" Любые ответы на столь бесхитростные вопросы сами по себе круче всякого диагноза. В силу этого я решил поставить точку в своих психологических экзерсисах. Оксана любезно проводила меня к психиатру.

Врач-психиатр, представившаяся Светланой Павловной, уже давно миновала полвека жизни, но выглядела бодро и здраво, без следов многолетнего ковыряния в больных умах. Перед ней на столе лежала пухлая подшивка, на титульном листе которой значилось "Дело N… Миронов И.Б.".

— Читала я вашу статью, Иван Борисович, — не спешно начала разговор старушка. — Понравилась, — врач улыбнулась. — Стиль очень оригинальный.

— Читали в "Завтра"?

— Нет. Статья подшита к делу.

— Понятно. Вместо того, чтобы передать рукопись адвокату, следователь подшил ее к делу.

— Получается, что так, — психиатр поправила очки. — Не понимаю, как вы здесь оказались?

— Уже четыре месяца пытаюсь это выяснить.

— А вот у вас при обыске нашли патроны от какой-то "Осы", это что-то вроде "Мухи"?..

Через минут сорок приятной беседы узкий кабинет на два стола, за которыми заседала комиссия: какая-то древняя психиаторша ("Может, супруга товарища Сербского", — мелькнуло у меня предположение), уже знакомая мне Светлана Павловна, рядом с ней ухоженная дама, одетая дорого и со вкусом (подумалось, — "на белых билетах поднялась", — но уточнять не стал). Чуть поодаль на краешке стула примостилась Оксана, которой в обществе маститых коллег было явно не по себе.

Трудно сказать, насколько растянулась беседа, счастливые часов не наблюдают, а у несчастных они отсутствуют. Разговор был настолько непринужденным и мало касающимся дела, что поначалу в каждом самом безобидном вопросе выискивал подвох. Но скоро стало понятно, что ничего, кроме живого интереса и искреннего сочувствия, у комиссии ко мне не было. Расстались с пожеланием скорейшего освобождения.

Отвечавший за меня сержант в соседней подсобке заряжал сотовый телефон.

— Старшой, дай позвонить, — грех было не попробовать развести мента на звонок.

— Тарифы знаешь?

— С учетом нынешнего уровня инфляции и курса валют?

— Пятихатка за звонок, но не больше трех минут.

— Давай пять минут за косарь, но деньги тебе с воли подвезут.

— Так бабла при тебе нет? — лицо милиционера исказилось сожалением о даром потерянном на разговор со мной времени.

— Пустой, как барабан. Говорю тебе — вечером подвезут.

— Не-е. Такой расклад не пойдет. Но можем свиданку устроить, пока тебя не вывезли. По звонку выдергиваешь сюда подругу.

— Почему именно подругу?

— Да кого хошь. Но тащат сюда только баб. На входе встречаемся, провожаем к тебе в стакан. Час у тебя будет, если, конечно, за тобой раньше не приедут.

— Понятно. Сколько?

— Входной билет двести зеленых, выходной — в подарок. Понял?

— Понял, чем старик старуху донял. Продуманная рекламная политика.

— Чего?

— Трубу давай.

— Погоди. Сначала отведу тебя в стакан, узнаю, когда этап, потом звонить будешь.

Вернулся мент быстро. Окошко отъехало и в дырке появился порезанный бритьем слоистый подбородок.

— Тебя скоро заберут, — расстроенно вздохнул сержант. — Пытался задержать, не проходит. Ты с "девятки", на особом контроле.

Форточка нервно закрылась. Изловчившись, я зигзагом улегся на металлические сиденья, перекинув ноги через поручень. Глаза слепили галогеновые колбы, свет которых сквозь опущенные веки сливался в ядовито-красную полосу… Проснулся под выкрик своей фамилии. Вместо буханки у входа стоял "Зил". Внутри к решке первой голубятни приникли женщины, с интересом оглядывая нового попутчика. Все на одно лицо, возраст терялся от четвертака до бесконечности. Второй рукав забит под горлышко. Пробившись сквозь арестантскую массу, я уселся напротив робко переговаривавшихся зэков, выбивавшихся своим видом из общего пейзажа. Один — дерганый, седеющий и лысеющий, с испуганным лицом, выражавшим отчаянье и обреченность. Другой помоложе, в приличном костюме, в свежей сорочке, гладко выбритый, излучал уверенность и сдержанный оптимизм.

В щели приоткрытого люка проносились верхние этажи домов, по которым, словно по карте, эти интеллигентные зэки прокладывали возможный маршрут этапа, оживленно споря за каждый поворот воронка. Меня они разглядывали исподтишка, видимо, вспоминая, где видели раньше.

— С какого централа? — спросил я.

— С Лефортова, — обрадовался молодой началу разговора. — Сам откуда?

— Девять-девять-один.

— Что за беда?

— Всего и не вспомнишь… Три гуся (ст.222), терроризм, сто пятая…

— По Чубайсу, что ли? — подключился лысый.

— Точно! Миронов! — торопливо перебил молодой. — Смотрю, лицо знакомое, а вспомнить не могу.

Помоложе представился Сергеем, постарше — Игорем. Они были подельниками, сидели всего десять месяцев, но уже шел суд — корячилось от восьми до шестнадцати.

Знакомства на этапах обычно развиваются стремительно, за пару часов успеваешь узнать столько, сколько на воле не узнал бы и за сутки. Человек — животина социальная, склонная к общению. При этом услышанное надо не только переварить, но и запомнить. Для алчущих новостей сокамерников. Разговор стандартен: как звать? с какой тюрьмы? сколько сидишь? что за делюга? Далее уже детали: с кем сидишь? какие условия и тому подобное. И только потом, в случае взаимной симпатии, личное: чем занимался на воле? где жил? как семья?

Сергей Генералов оказался коммерсантом, залетевшим на попытке вернуть долг. Шили ему вымогалово с вариациями. Брали на помеченном бабле.

— Представляешь, — Генералов злобно ухмыльнулся. — Обыск майор проводил, которого я с детства знаю, в соседних подъездах жили, дружили… "Горячее сердце, чистые руки"… За звёздочку отца родного закроют.

Услышав это, Игорь насупился, отвернулся.

— Знаешь, в тюрьме вкус к жизни обострился или появился вновь. Если б завтра выйти, то спасибо судьбе за такую школу. С кем сидишь?

— С одним бандюком из кингисеппской группировки. Его из Лефортово перекинули.

— Заздравнов?! — лысый, нарочито отстраненный от нашего разговора, подскочил, словно ошпаренный.

— Пересекался с ним?

— Животное! — Игорь взвыл. — Я с этим гадом три месяца сидел. Урод отмороженный, сволочь тупая, на "ры" берет… — лысый осекся, не совсем своевременно сообразив, что увлекся.

— Не, у нас он смирный, правда, жрет всё, что не приколочено, но строго по разрешению. Привет передать?

— Перетопчется, — лысый в досаде закусил губу.

По дороге заехали в несколько судов. На одной из остановок в "воронок" закинули девочку. Она присела на краешек скамьи в открытый стакан практически вплотную к нашей решетке. Звали ее Милой, статья два два восемь. Простые, светлые черты лица, хрупкая фигурка, глубокий уставший взгляд. Мат затих, заиграли улыбки. Эта девочка, сама того не зная и не желая, стала внезапно ожившей душой нашего человеческого смрада. Как же их пронзительно жалко, этих русских девчонок, словно маленьких бездомных ребятишек. И жалость-то самая подлая, потому что слезливая, беспомощная и бестолковая.

Остановились у козырька с резными наличниками и деревянной табличкой "99/1". Подняли в хату: горячий чай, свежие газеты.

— Леша, тебе привет из Лефортова.

— От кого? — Заздравнов напрягся.

— От Игоря.

— Ты эту суку бээсную видел?! (бээс — "бывший сотрудник". — И.М.)

— Гэбэшник, что ли?

— Полковник ФСБ. Я еще до него доберусь!

Продолжение следует

Владимир Смирнов ПО НЕПРАВОМУ СУДУ

Газета неоднократно рассказывала о деле писателя Владимира Смирнова. Владимир Олегович был обвинён в превышении допустимой самообороны и арестован по обвинению в убийстве.

Сергиево-Посадский городской суд Московской области приговорил Смирнова к восьми годам строгого режима, несмотря на обилие материалов, свидетельствующих в защиту писателя. В дальнейшем были установлены новые факты, которые указывают на полную невиновность Смирнова. Однако писатель по-прежнему в тюрьме.

Мы публикуем очередные записки из его тюремной тетради и надеемся на то, что пересмотр дела не за горами.

Позвольте сказать несколько слов в свое оправдание. Я не виноват, не причастен к преступлению и готов пройти проверку на любом детекторе лжи и на всех детекторах вместе взятых; готов дать показания, приняв психотропные вещества вроде пресловутых "таблеток правды", готов предстать перед ясновидящими и перед Господом Богом.

Уголовное дело против меня сфабриковали, примитивно построили на лжесвидетельских показаниях и на поддельных экспертизах.

Ни один фильм ужасов по накалу чувств не сравнится с тем, что придется пережить, если, не дай Бог, вы попадете под каток российской правоохранительной системы.

Понятие личность, права человека, презумпция невиновности — для российской правоохранительной системы звучат столь же забавно, как для каннибала слово — людоед.

Если два-три негодяя сфабрикуют против человека уголовное дело, то защиты уже нигде не найти, и на все крики о помощи будут приходить пустые отписки.

На что надеюсь? Вам, конечно, известно о феномене болгарской ясновидицы (ныне покойной) Ванги. Она, несмотря на физическую слепоту, обладала духовным зрением, благодаря чему общалась с умершими людьми. И это был не фокус, а реальное общение. Не зря Господь сказал: "Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у НЕГО все живы".

Это пока едва доступно нашему пониманию, но придет время (оно не за горами) и будут разработаны "технологии", с помощью которых станут общаться с умершими людьми. И тогда можно будет вызвать убитого на допрос, и он даст обстоятельные показания и назовет убийц.

Работа следователя станет анахронизмом. А тысячи людей придется оправдать за невиновностью. И я буду одним из них.

АКСИОМЫ

I

В тюрьме есть что-то мистическое и непознанное. И каким-то боком стоят рядом церковь и тюрьма. Не зря Господь сказал: "В темнице был, и вы пришли ко Мне".

II

Тюрьмы у нас до сих пор какие-то средневековые. Окна забраны так, что за сеткой и решетками в несколько рядов белый свет почти неразличим.

И дорога в ад широкая. Сюда доставляют на машине, и не ворота, а железные челюсти тюрьмы захлопываются за тобой. Тюрьма психологически одолевает человека.

III

В тюрьме все на свете можно перепутать: день и ночь, зиму и лето. Жизнь проходит в замкнутом пространстве, в четырех стенах. Здесь нет времени года, нет времени суток, только — мера страданий. Под одной крышей собрано много горя и с избытком — зла. За стены метровой толщины не заглядывает солнце… Тюрьма создана для тех, кто и так был с детства обделен.

IV

Попал в тюрьму, и вопрос сводится к тому, какой срок дадут. Тут и год имеет значение. И каждому свой срок кажется большим. И разговоры об одном — что слышно про амнистию.

Но раз попал в тюрьму, живи по арестантским заповедям: не верь, не бойся, не проси. В чужой монастырь не ходят со своим уставом.

V

К тюрьме привыкают. Так устроен человек, что может свыкнуться со всем на свете. С годами запах тюрьмы впитывается в поры кожи, и человек не чувствует себя изгоем, он тут свой среди своих. Даже венец мученика можно примерить на себя.

Сильного человека тюрьма делает еще более сильным, а слабого ломает, перемалывает так, что треск стоит. А есть люди, для которых тюрьма является средой обитания. И это надо принять как должное.

VI

И такой запомнится тюрьма: март… солнечное утро.

На горизонтальных прутьях решетки, как на нотном стане, разместились воробьи и чирикают на все лады. Возвещают Божий мир. Я их называю: мои ласточки. Каждый день подкармливаю хлебом. Я им несказанно рад.

Распорядок дня. Он красуется на стенке в каждой камере.

6.00 — подъем.

6.30-7.00 — завтрак.

8.00 — утренняя проверка.

13.00-14.00 — обед.

18.00-18.30 — ужин

20.00 — вечерняя проверка.

22.00 — отбой.

И так каждый день. Но при всем однообразии тюрьма неисчерпаема. Тут, как под спудом, столько горя, что не пересказать.

Роман Нестеренко МЕГАМАШИНА

С толкновение двух спутников Земли, произошедшее 10 февраля, — первый такой случай в истории освоения космоса — вызвало массу кривотолков и разногласий. Хотя сам по себе этот факт мировую общественность почему-то не удивил: дескать, если вокруг нашей планеты вращается свыше 800 действующих аппаратов и 12000 объектов, классифицируемых как космический мусор, нечто подобное рано или поздно должно было произойти… Эта профаническая логика, согласно которой любой исламский террорист может сесть за штурвал и протаранить небоскрёб в Нью-Йорке, как всегда, умиляет, но не более того — люди достаточно сведущие и образованые знают, что до орбитального коллапса ещё далековато, и космическая ГИБДД ещё долго не понадобится. Хотя странные вещи происходят не только в космосе.

К примеру, в начале месяца ядерные подлодки, принадлежащие Великобритании и Франции, столкнулись в одной из глубоководных зон Атлантического океана. Новейший французский ракетоносец "Le Triomphant" протаранил английскую лодку "HMS Vanguard". Сообщается о получении обоими судами незначительных повреждений, однако в результате "HMS Vanguard" почему-то потеряла ход и добраться до своей базы самостоятельно не смогла. Вот как могло произойти это столкновение — ума не приложу. К чему тогда все эти сонары, компьютеры, морские академии и т.д.? "Лавировали, лавировали, да не вылавировали", etс.

Однако мы с вами, читатель, вооружённые передовой наукой конспирологией, понимаем, что всё далеко не так просто. Однако стоит предупредить, что в нижеследущих рассуждениях, основанных только на данных из открытых источников, все возможные совпадения случайны, а выводы являются плодами фантазии автора.

Итак, что получается в сухом остатке? 3 февраля Иран осуществил успешный запуск в космос первого спутника собственного производства. Событие было приурочено к 30-летию Исламской революции в Иране 1979 года, а командовал парадом лично президент Махмуд Ахмадинежад, наглядно продемонстрировавший вероятному агрессору, что отныне иранский "удар возмездия" — уже не домыслы, а самая что ни на есть геополитическая реальность.

Сразу же после загадочной "космической аварии", в ночь с 11 на 12 февраля, начал работу спутник ГЛОНАСС-729 — сто первый по счёту за всю историю развёртывания системы, и одновременно девятнадцатый действующий аппарат современной группировки ГЛОНАСС. Тем самым была наконец-то обеспечена круглосуточная навигационная достаточность группировки на средних широтах, а проще говоря — навигационная система ГЛОНАСС заработала на практике. Это значит, что Россия совершила важнейший шаг на пути создания и развёртывания систем высокоточного оружия в глоабльном масштабе.

И не исключено, что уничтожение действующего американского спутника спецсвязи Iridium-33 на высоте 790 км, осуществленное 10 февраля 2009 года над территорией РФ (север Сибири), должно было продемонстрировать всем нашим партнерам, что кой-какой порох в российских пороховницах остался. Во всяком случае, заявление начальника штаба Космических войск генерал-майора Александра Якушина на пресс-конференции, посвящённой столкновению, было, на мой взгляд, сдобрено изрядной долей армейского юмора. "Космический аппарат "Космос-2251" — аппарат военного назначения, запущен в 1993 году, с 1995 года этот космический аппарат выведен из состава российской орбитальной группировки и до настоящего времени не использовался", — сказал он.

Учитывая, что "Космос-2251", по слухам, был снабжен ионным двигателем, позволяющим не только ориентировать расположение спутника относительно Солнца, но и корректировать его орбиту, столкновение двух спутников по траекториям, сходящимся не по касательной, а практически перпендикулярно(!!!), как это и случилось 10 февраля, выглядит более чем показательным.

В итоге мы имеем отказ от размещения элементов про в Востояной Европе плюс покаянные причитания Пентагона, что это, мол, они не так посчитали орбиту своего Iridium`а, не предусмотрели, не "шмогли"…

Новое мышление?

Проводя исторические аналогии, хочется напоследок заметить, что Матиасс Руст был один, а "списанных" спутников ВКС РФ на высоких околоземных орбитах — как минимум, несколько десятков. И это, мягко говоря, озадачивает… Не нас, разумеется.

Михаил Смышляев ВЕРХОТУРСКИЕ РАССКАЗЫ

Провинциальные городки России — мир не познанный и не освоенный еще новой русской цивилизацией. Первая волна подвижников в конце прошлого века улеглась, самые сильные укоренились там, построили — не коттеджи, не дачи, — нет: школы, фермы, храмы.

Волна нынешнего кризиса неминуемо перенесет из мегаполисов в русскую провинцию новых людей, которые найдут там для себя возможность самореализации и духовного спасения. Окошко в этот мир приоткрывает нам сегодня писатель из Верхотурья — Михаил Смышляев.

ЖИЗНЬ ПО АДАМУ

Верхотурье. В зимний день брусничное варенье намазывается на хлеб, словно кусочек солнца. Оно искрится, переливается, красуется на куске хлеба. В нем летнее солнце, летний лес. Припивая варенье чаем, обязательно вспомню немолодую женщину на станционном перроне у железнодорожного вокзала. В ведерках у нее клюква, рядом банки с разным вареньем, выставлен целлофановый пакет с кедровыми шишками, а орехи меряет стаканчиком.

Это Тамара Плюхина, моя соседка. Вдвоем с мужем Анатолием они уже много лет живут ягодами, грибами да орехами. В основном ягодами. По профессии оставшейся, в какой-то далекой, прошлой, теперь, кажется, и не бывшей наяву, советской жизни, оба строители. А переквалифицировались в сборщиков и продавцов ягод. Тем и живут, коли на рынке есть спрос… Сезон у них начинается в июле с земляники и жимолости. Август — черника, голубика, брусника, морошка, малина, смородина. Сентябрь-октябрь — походы на ближние и дальние болота за клюквой. В это же время хороши прихваченные первыми морозцами калина и рябина.

У каждой ягоды свои большие и маленькие тайны, секреты. Например, жимолость всю скопом нельзя обирать с куста, она зреет понемножку, по отдельной ягоде. Черника бывает боровая и болотная — разный вкус. Брусника не всякая целебна, но если съешь ягодку-другую в лесу и в скором времени захотелось по малой нужде, значит, почки очищаются. А как хороша с молоком лесная красавица голубика! За морошкой, что растет редко поодиночке, нужно долго, настырно по болоту ходить, зато потом эта сваренная нежно-янтарная масса — тот же мед. Попробуешь другой деликатес: грибы лисички в сметане, кажется, душа улетает в рай.

Нет, до рая далеко. Земная жизнь моих соседей Плюхиных трудная. Была многодетная семья — четверо детей. Поднимали тем же — на ягодах. Прокормили, одежду покупали, на деньги, вырученные от клюквы с брусникой. Вырастили. Лес да болото для самих Тамары и Анатолия вроде родных матушки с батюшкой — кормильцев. В сезон — день в лесу, два отдыха. Но за этот-то свой рабочий день пройти нужно не меньше 25-30 километров. Добыча — самое малое ведро в день, а то и по нескольку ведер выносят. Чтобы зиму было чем прожить.

Негосударственные люди — так они иногда говорят о себе. К вопросу о том, что официально нигде не работают. Понятно, нынче этим не удивишь. Таких неработающих, живущих как Бог на душу положит, в Верхотурье много… Библейский Адам, прародитель человечества, как известно, ходил по райскому саду и питался плодами. Плюхины полусерьезно уподобляют этому свою жизнь. Только плоды земные достаются трудами. Анатолий говорит, что у него в дни сбора ягод на руках даже не видно капиллярных линий — стираются. Думает он, что от своих хождений на болото вряд ли доживет до пенсии. Болото все же высасывает человеческую жизнь, энергию, силу. Хотя ягоды лечат.

Подполье в стареньком доме у Плюхиных банками с вареньем заставлено. Черничное, брусничное, сладко-приторное малиновое. Холодным нектаром с кислинкой и горчинкой во рту, рябиновое варенье. В холодильнике свежезамороженная малина — ешь в декабре свежие ягоды, разводи морс. И со всей этой красотой вместе убогость быта — давно не крашеные полы, неуклюже громоздкая старая мебель. "Живем по минималке", — махнут рукой Плюхины. По минималке — значит, с минимумом доходов и удобств. Были бы дети накормлены да одеты, в доме тепло.

А с работой в Верхотурье очень трудно. Работодателей, в этой роли уже привычно выступают предприниматели из ближнего зарубежья, пилящие здесь лес, супруги Плюхины называют рабовладельцами и идти к ним не хотят. Они насмотрелись на подобное в Казахстане, где прожили немало лет, пока там жизнь для русских не стала невыносимой…

Анатолий Плюхин — контрактник 1-й чеченской. Война — грязь, кровь, вши и предательство. Предательство из Москвы: когда было выгодно отмывать деньги на войне — шла война, когда деньги отмывали на строительных подрядах, шли взятки из Чечни, объявлялось перемирие. Он хорошо запомнил это. Ему, правда, до сих пор "капают" какие-то "ветеранские" по тысяче в месяц, жене давали, да не давали — задерживали по полгода детские, вот, собственно, и вся поддержка государства… На выборах Анатолий сначала голосовал за Путина, в его представлении Путин как раз и есть человек, который создал новую российскую государственность. "Если бы дядя Боря был, России уже не осталось". И нынешний президент, по его мнению, никак не может справиться со страшным внутренним врагом, сжирающим страну, — коррумпированным чиновничеством. Анатолий Плюхин вообще-то сторонник упраздненной в бюллетене графы "Против всех". Но он себя, по-своему, патриотом считает. Где-то в музее отыскал фамилию дальнего предка-казака, служившего в Верхотурье еще в XVII веке, предок, наверное, с Ермаком в эти края с Дона пришел. Мать у него была участницей Великой Отечественной. Сами они с женой Тамарой люди православные, верующие.

Вроде бы по всему по этому нельзя называться Плюхиным негосударственными людьми. Ведь даже ягода, которую к поездам на станционный перрон носят продавать, набрана у них с христианской молитвой, значит, пользу да здоровье людям, землякам-россиянам принесет. По христианству-то впереди — последние времена, краешек бытия. Глобальные потепления да наводнения, войны, страшные болезни. Одни только трансгенные продукты, о которых теперь так много пишут, чего стоят!

А на подоконниках у Плюхиных каждую весну для своего сада-огорода растут уральские яблоньки и груши, весной высаживают в почву. В лесах все еще каждый год, словно Россия под Божьим покровом, зреют благодатные ягоды. Сохранился бы этот покров.

ЗАПАД ВМЕСТО СКУКИ

Учёные, политики, деятели культуры спорят: сохранилось ли в народе после всех потрясений и реформ прошлого века здоровое ядро, основа? Способны ли еще русские быть активной, деятельной силой истории, или в мировых процессах глобализации займут скромное "подсобное" место на обочине развития?

Но более интересным лично мне, например, кажется взгляд человека не с большими дипломами и научными степенями, а жителя какого-нибудь маленького российского городка, где на самом деле, как в фокусе, сходятся мировые и российские проблемы, отражаются в ритмах жизни, поступках людей, их мировоззрении… Вот две местные знаменитости, пенсионеры-путешественники: Николай Алексеевич Добров и Анатолий Семенович Сабиров. Ухватили после перестройки европейскую моду: путешествовать на склоне лет. Выражается в этом, как получается у них, человеческая натура, взгляды на жизнь, политику, культуру, настоящее и будущее родной страны.

Николай Алексеевич Добров, человек-живчик. 70-летний мужчина-красавец, хоть немного прихрамывает после старой производственной травмы, а по характеру скороход. В половине восьмого утра уходит из своего деревянного домика, на городской окраине, с рюкзаком за плечами. Идет проторенными своими маршрутами. В рюкзаке газеты всех 4-х городских изданий плюс еще что-нибудь печатное: сканворды, кроссворды. Пенсионер Добров давно подрабатывает продажей газет, ведет аккуратные "гроссбухи" с записями расходов и доходов, прогнозом ежемесячной прибыли. Бывший коммунист, сохранивший партбилет, Добров также давно принял капитализм, со всеми его нормами и правилами. Шахтер-взрывник, он еще на пенсии потрудился вахтером, потом решил торговать семечками. Ездил в Екатеринбург с огромными баулами, закупал эти семечки на каких-то складах, дома обжаривал на подсолнечном масле и продавал стаканами. Так же аккуратно вел "капитализм в действии" — тетрадки с расходами и доходами. Когда научился зарабатывать денежки на нехитром бизнесе, решил переквалифицироваться на продавца газет.

И это у него получилось. Лет 6-7 уже Николай Алексеевич активно сотрудничает с городскими редакциями. К шахтерской пенсии, что составляет у него около 5 тысяч рублей (большой стаж работы на Севере — в золотодобывающей шахте на Чукотке, доплата за инвалидность), зарабатывает еще примерно столько же. Жена у него умерла 13 лет назад, дети выросли, живет один. И куда же с деньгами-то?

Добров поступает с ними неординарным для среднестатистического российского пенсионера образом. Откладывает для путешествий в Западную Европу. А однажды купил "тарелку", настроенную на европейский спутник, установил во дворе, смотрит теперь телевизионные программы всего мира: западные, стран Ближнего Востока, Китая. В планах — покупка компьютера для изучения итальянского и испанского языков по компьютерным программам (словарями письменный стол завален). На Запад Добров ездит ежегодно с 2003-го. Сначала тур "Вся Европа", круиз до Испании, на следующий год — Болгария (для уральца это тоже что-то вроде европейской страны), в прошлом году — поездка по Италии. Франция. "Как же, в Париж надо…"

Для 70-летнего пенсионера Доброва это всё — своеобразный мир и устоявшийся образ жизни. Торговля газетами, накопления-заработки и… заграница. Деревянный домик, утонувший в зелени у хозяйственного вдовца. "Бон джорно", по привычке, по-итальянски иной раз здоровается с постоянными покупателями, а североуральских девушек называет "синьоритами".

Собственно говоря, зачем человеку такой образ жизни? Его-то ровесники, из тех, у кого сохранилось здоровье, часто выбирают бутылку да рыбалку. Ну, копание на грядках, на даче. Николай Алексеевич почти без выходных бегает по городу с газетами, суетится, этакая живая кровиночка рыночного общества. И ведь знает, что капитализм — это не идеальная штука, это не сладко. Других продавцов-конкурентов надо обогнать, знакомому человеку даже 50 копеек не скостишь. Обижается кое-кто за это на Доброва. Но есть и благодарные люди, которым на рынке он, с манерами торговца-зазывалы, помог пристроить котят в хорошие руки. Такая жизнь…

Познакомившись получше, однако, понимаешь, что оказалась человеку близка трудовая протестантская этика — основа, душа рынка. Энергичный труд, накопление достатка, разумные траты. Секреты свои выдохнет Добров, когда с ним сойдешься. Труд, бизнес ему нужны как противовес вину, скуке, безделью. В недалекой прошлой жизни не бизнесмен, пенсионер Добров, как сам признается неоднократно, даже попадал в реанимацию после алкогольных злоупотреблений. Но однажды решил подвести под этим черту. Найти себе дело. Газеты, кстати, ему не чужды: в молодости немного не закончил филологический факультет Уральского госуниверситета и всю жизнь был активным рабкором городских газет. Теперь ими торгует.

Но вот, сколько ни пытай Доброва о впечатлениях его поездок, никогда не услышишь восхищений, восторгов, больших эмоций. Он там многое пропускает как будто мимо внимания. Хотя изучает иностранные языки. Едет российский пенсионер на Запад, как сам говорит, для смены обстановки. И чуть не самые яркие впечатления у него получаются о россиянах, с которыми путешествовал в одном автобусе. Москвичам на следующий год посылает посылки с уральскими кедровыми орешками, рассказывает о знакомстве с жителями Дагестана. А то, что видел Колизей, видел Рим и Венецию, от Польши до Испании катался на туристическом автобусе, — всё как будто… ничего. Правда, бережно хранит фотографии с видами европейских городов, где сам-то, например, рядом со знаменитыми венецианскими каналами. Ну, и такую жизнь считает вполне разумной и нормальной, чтобы, потрудившись, не щадя сил, просто так махнуть в Париж или на берег моря в Болгарии.

ОСОБЕННЫЙ ТАЛАНТ

О жизни его никому особенно не известно, и сам род его занятий для большинства остается тайной. А зовут Иваном, по отчеству Ивановичем. Хотя и имя это не настоящее, да и отчество, наверное, тоже было другим. Многие видят, что этот уже пожилой, потрепанный жизнью мужчина неразлучен с девочкой лет шести. Вместе куда-то уезжают на велосипеде, вместе возвращаются. Да еще можно заметить, что в этот коммунальный дом, в ничем не примечательную квартиру приходят, приезжают чужие, неизвестные люди.

Однажды, когда велосипед стоял во дворе, а Иван Иванович мирно копался в огороде, мне пришла в голову идея поговорить с ним.

Чайнички разных фасонов в ряд на полочке, часы со старинным боем, в которых непременно должна быть изящная кукушка, сундук — фамильный сундучок с музыкальным звоном. Открывается замок… и звон. Душа живая в этом дереве, в сундучке, что делал мастер из славного города Российской Империи — Екатеринбурга, в старинной купеческой горке-комоде, что стоит тут же рядом. Ковер ручной работы. Вышиты на темном дивные цветы: лазоревые и алые. Оловянная игрушка: кудрявый веселый парень дует в дуду и пляшет, обнявшись с медведем. Ах, возвеселись душа… Всё не могут ноги остановиться, всё идут в пляс по зеленой мураве. А вот полушка — деньга допетровских времен с гербом московского государства — орлом двуглавым. Держали её еще, может, в руках стрельцы, в кабаке давали за неё кружку зелена вина людям гулящим, лихим. Или торговали на полушку пирогами почтенные, богобоязненные купцы.

"Я у монашки одной когда-то на квартире жил, — рассказывает Иван Иванович. — С того-то и началось. Отдала мне иконы временно, на сохранение, а через два дня сама померла. От этих икон что-то повернулось во мне, и тогда открыл я в себе особенный талант — находить старые вещи. Очень это интересно. Самое интересное — именно найти. В той стороне, за Бочкаревой, за Меркушиной, была когда-то деревня Кривая Лука. Дома стоят, а народу, жителей, никого не осталось. Я туда поехал. Дураком обзывали и всяко, но вывез оттуда и иконы, и ткацкий станок, что сейчас в амбаре лежит. Так и пошло! В Усть-Салду ездил к старикам, старухам, завел знакомства. Да, бывает, хожу по пустому дому, по чердаку, вспомню, старуха, что здесь жила, говорила: полезешь на чердак, так возьми икону. Под ноги взглянул: а вот я по иконе-то хожу. Она два метра в размере, соборная. Были в деревнях иконы, что раньше в монастырях в дорогих окладах стояли. Нынешнему настоятелю монастыря я помогал их добывать. В Усть-Салде подарили в одном доме старинные иконы, с тем, чтобы я вернул их храму. А вот эту горку-комод, не поверите, я купил за 15 рублей. Хозяева перемену декораций в комнатах делали, мебель покупали, а эту, чтоб не мешаться. Попросили меня: "Дай, Иван, хоть за нее рублей 15". Я, разумеется, дал. А вот та, другая горка, куплена уже за три бутылки вина. Ковер привез из Лебедевой — ездил туда с заготовителями, так его там в тряпье и сдали. Это вот неизменно у меня — комоды и ковер. Да, а икон-то разных перебывало: и Воскресение Христово, и лики архангелов… Однажды попалась икона драгоценная, что в золотых вратах лишь ставят. А у меня уже тогда появились связи. Один человек, он и по заграницам знает, и всюду.

Тогда купили телевизор, как раз Любаше к дню рождения. А я на ту икону пять телевизоров мог бы купить. Раньше у каждой старухи иконы в доме были; если кому не хватает выпить, икону с собой, ко мне идут. Придут. Ну, сколько? Пятерка. Давайте. А сундук этот фамильный, со звоном, так мне отдали совсем за пачку дрожжей. Мебели много, игрушек из глины, наличники, самовары медные"…

ВАЛЕНКИ, ВАЛЕНКИ…

В ближней округе ни одного пимоката, кроме старого Федора Степановича Завалина, с которым мы сидим, перебираем все истории. В самые худые времена и то были на селе пимокаты, а теперь умер и Наум Фалалеев, умер и Петр Яковлевич Завалин. А Федор Степанович нынче занемог, скатал вон только одни валенки, что просила соседка. Внучке, девочке, которой и годика не исполнилось. А чуть подрастет, начнет ходить, и обрадуется снежной русской зиме, ледяным горкам, санкам. И будут греть ножки теплые валеночки, кустарно свалянные старым дедушкой. Еще и из своей шерсти катал Федор Степанович, да и за работу не брал много. Не дороже обходились они покупателям, чем фабричные, магазинные. А разве сравнишь товар?

Был мастер моложе — по-другому работал. Помногу делал: и для мужчин, и для женщин свой фасон, и ребятишкам. Сколько он их перекатал! Махнет рукой: не считано, мол, не припомню. Со всей деревни люди приходили. А и теперь еще идут. Да года не те.

Теперь люди и в магазине валенки берут на два размера больше. Потому что такие валенки садятся: пройдешь по сырому снегу, промочишь, и станут они меньше. Если наоборот — холод, то колеют, и ноги мерзнут. Для ускорения производственного процесса, экономии материалов или еще чего-то такого жуткого специалисты с дипломами, полученными в одновременно талантливом и бездарном государстве, благословляют применение серной кислоты. Я не знаю, может, это что-то другое, какой-нибудь химический препарат, но Федор Степанович, поведавший мне об этом, утверждает: кислота. Он с ней борется, и валенки, принесенные в починку, садит на колодку. Стирает их в горячей воде… В тонкости мне не вникнуть, но кислоты становится меньше. Валенки уже не "садятся". Носите на здоровье, добрые люди!

Грустит только мастер, что нет ему замены. Никто: ни сыновья, ни внуки не переняли мастерства. И так нынче держится на тоненькой ниточке связь между прошлым и будущим. А Федор со своей Федосьей никогда никого не нанимали. Три бани срубил он из круглого леса за 45 лет совместной жизни. Топор из рук до сих пор не выпадал. Всё домашнее хозяйство вели: коровы и овцы, молоко и шерсть. То ли как при феодализме, то ли как положено быть в нормальной человеческой жизни.

И я пошел в магазин, посмотреть тот фабричный валенок. Потрогал внутри. Был он, действительно, холодный и грубый.

ОТЛИЧНО ЗА ЖИЗНЬ

Чурбачки. Их хочется нежно гладить. Не сами чурбачки, а то, что из этого получилось. По шкафам, шифоньерам, в сейфе у хозяина полно такого добра… Деревянные чайные ложечки, деревянные кружки, большой черпак, самый, что ни на есть годный на рыбацком привале с костром, ухой в котелке. Курительные трубки, мундштуки. В углу ещё заготовки, но это, как говорит хозяин, работа погрубее: будут топорища на колуны. Из берёзовых белоснежных чурбачков, искрящихся зимним солнцем, хозяин мастерит любые, потребные для дома, или угодные для души изделия. Тонкая работа. Эти ажурные ложечки, вальяжную кружку просто хочется не выпускать из рук. А где-то на улице, во дворе, новый чурбачок, и у умельца есть на него очередная выдумка.

Николай Степанович Боровиков режет деревянную посуду много лет. Для себя, знакомых, на заказ может сделать, если попросят. Почти 40 лет проработал техником-технологом, мастером в одном из цехов целлюлозно-бумажного комбината, а дома находил отдых для души в берёзовой посуде. Да ещё лечил всегда от всех горестей-печалей, дарил вдохновение, как серьёзно говорит Николай Степанович, наш уральский лес. Он охотник и рыбак, он ягодник и грибник, в лесной избушке, на солнечной полянке у речки, бывает, пишет стихи. Неказистые, но для его сердца дорогие. О глухариной песне весной, о приходе осени. Лес густой, елово-сосновый, березняки за далями, начинается почти рядом с домом Боровикова, что на городской окраине. Вся жизнь, по существу, в лесу прожита. Коренастый, седоватый хозяин этого дома, словно оправдывая свою фамилию, сам при первой встрече смотрится как боровичок-лесовичок.

Только вот правой руки нет у мастера-резчика, приходится заменять её тисами: зажмёт в них заготовку, и одной рукой работает стамесками, свёрлами, резцами. Тисы, мастерская, тут же прямо в комнате, на углу стола. На стенах — выполненные маслом и тушью картины уральской природы — ещё одно увлечение хозяина. Но сам он всё равно загадка, в пиджачке накинутом на тельняшку, с сединой в бороде, трубкой во рту, похожий на какого-нибудь шкипера, морского волка из старых книг о пиратах, непонятно как оказавшегося в сухопутном лесном краю, где тянет к берёзовым чурбачкам.

…Подводная лодка: корабль-дом, под толщей вод. Лодки уходили из Западной Лицы, из Видяево, от студёного Баренцева моря в тёплое Средиземноморское на боевое дежурство. 20-летний Николай Боровиков принадлежит к "флотской интеллигенции" — штурманы, акустики. Он радиометрист, без точности показаний на его приборах не будет ни удачных стрельб, ни чёткого определения в системе "Свой-чужой". Боевое дежурство в Средиземке — трехмесячный морской поход. От ледяных вод, где ходят тресковые косяки, до теплых, лазурных. Там бывает тесно лодкам под разными флагами. Нельзя ошибиться, спровоцировать конфликт. Американцы — мужики вежливые, обычно запрашивали: не нужна ли какая помощь, в пресной воде не нуждаетесь? Только советским, если что и нужно, от них всё равно ничего не нужно. А как шли домой, к родным берегам! Как выходил экипаж на берег из этой надолго, наглухо закрытой стальной рыбины!..

Судьба хранила Николая в морях. С ним случилось несчастье, когда ехал домой на демобилизацию. В Свердловске опаздывал на поезд, вскочил на подножку, схватился за поручни, а поезд резко рванул… По заключению врачей парню пришлось ампутировать руку. В 22 года остаться без руки, стать инвалидом моряку, который возвратился со службы… Это и есть пойти ко дну? Он решил показать судьбе фигу.

Он просто научился всё делать одной рукой. Даже косил левой. Построили с родителями, родственниками новый дом, привёл в дом молодую хозяйку: сейчас с Ниной Семёновной вместе прожито уже 35 лет. Он косил левой, левой колол скотину, вязал рыбацкие сети, фитили. Ею же, единственной, трудился на заводском станке, пока заочно учился на технолога целлюлозно-бумажного производства. И нигде не падал духом.

…У нынешнего 60-летнего пенсионера Николая Боровикова хорошо гостить. Дом, как микрокосмос. Просторный, усадьба с большим огородом, теплицей, банькой, трактором во дворе. Большая семья: жена, сын, сноха, двое внуков. Сын Володя, один из лучших каменщиков в городе (на досуге, кстати, рядом с родительским, возводит свой двухэтажный кирпичный дом-загляденье). Внук Коля унаследовал от деда любовь к изобразительному искусству: увлечённо рисует, посещает городскую школу искусств. Всё очень уютно, по-домашнему хорошо у Боровиковых. Лосиные рога — вешалка в коридоре (отец с сыном охотники, но Николай Степанович на утку, на боровую птицу, а Владимир промышляет и лося), запахи жарящейся на кухне картошки, стол с инструментами, неубранной берёзовой стружкой.

Нахлобучив шапку, накинув фуфайку на плечи, он провожает меня за ворота. Он когда-нибудь чувствовал ли себя инвалидом? Кажется, всегда было не до того. В годы его молодости это считалось чем-то предосудительным, иногда даже зазорным — несмотря на группу инвалидности, хотелось работать, жить наравне со здоровыми… Я только знаю, что раньше он делал деревянные ложки, с наконечником в виде руки, показывающей фигушку. Фигу судьбе, злому, несправедливому миру. Сейчас у него гораздо более красивые ложки, без подобных загогулин, в очень мягкой пластичной манере. Просто сувенир от любящего жизнь человека.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Прибыв раз в глубинку, тогдашний премьер Зубков обнаружил там молодых мужиков механизаторов без зубов. Зубков зубы не обошел вниманием, так перевозбудился, что велел губернатору вставить мужикам. Зубы.

Губернаторы-то мужикам давно вставляют. Так и сказали: "Да мы всем мужикам вставили, не раз и не два. А им все мало. Надо — еще вставим. Так вставим, мало точно не покажется". Но вставляли зуботычины. А оказывается, надо — зубы. Мужикам? Зубы? Что за прихоти премьерские? Сразу видно, что страшно далеки премьеры от народа, а губернаторы на расстоянии вытянутой руки. Сжатой в кулак. Потому знают, чего надо. В зубы!

Нынешний премьер бы подобного распоряжения не дал. Зачем мужику во время кризиса зубы? Они и без кризиса не в ходу были, а в кризис — зачем? Чего ими делать? Полки для них сооружать? Морока.

Молчит нынешний про зубы. Хотя глубинок много, а зубов у тамошних мужиков — мало. И это молчание красноречивее всех заявлений свидетельствует, что у премьера на уме: "Зубы вам? В зубы вам!"

Что мужикам зубами делать? Жрать собрались? Объедать свободную Россию? Целую партию едоков создали "Заедим Россию", а тут беспартийное-беспарточное мужичье зубы щерит на единый и ни с кем не делимый каравай. Съест-то мужик съест. Да кто же ему даст? Зубы, они же в соблазн вводят! Мол, а не пожевать ли чего? Чего, мол, я как дурак, сижу с зубами, а ничего ими не делаю? А когда зубов нету, то и голова на этот счет не болит. И мыслей никаких вредных для правительства насчет права человека на еду.

Да и правительство вполне может в современном духе его заботы о простом человеке сказать: "Мы бы сделали продукты питания доступными по цене простолюдину. Но у мужичья и зубов-то нет. Чем же кушать будут? Так что лучше уж ни зубов — ни жратвы". Консенсус и гармония российской жизни, в том виде, как ее наладили нынешние управители. Да и то со счетов сбрасывать не надо, что с зубами-то кто — кусаются. Премьер по своей су..е знает: не покорми — укусит, надо кормить и не злить. Мужик шамкающий и мужик клацающий — чувствуете разницу? То-то. Ее-то и не хотят почувствовать нынешний премьер и все, кто за ним стоит и на шее беззубого мужика сидит. А будь зубастый? Такому палец в рот не клади!

Принцип социализма: "От каждого по способностям, каждому — по труду", (который терпеть далее не хотели, все считали, что ему больше полагается, что его труд творческого интеллигента и шахтера недооценен), сейчас заменен на принцип: от каждого- семь шкур, каждому по зубам и закону об экстремизме, если он вдруг надумает возмущаться и требовать заработанное, вставая в пикет. Чудны дела ваши, господа правители. Поставили на нанатехнологии человека, освоившего только дай-дай технологии, а если что с "на", то только на-кося, выкуcи.

Из просто дорогих россиян мы по мановению кризиса превратились в очень дорогих россиян. А есть еще самые дорогие россияне. Которые нам уже ну совсем не по карману с их яхтами и челси по всему миру. Вообще невидимая рука рынка оставила более чем видимые следы. На лике страны. Руины заводов и фабрик, оскверненные неухоженностью поля, обветшалые жилища. На лицах граждан, измордовав их, наставив им синяков, некоторых граждан сейчас так и зовут — синяками.

Говорят, перестройка была попыткой преобразования. Попытка — не пытка. У нормальных людей. Но у демократов все попытки — пытка для людей. Демократов я к числу людей не причисляю. Потому как человек — по образу и подобию. А демократы — подобие кого? Не Господа во всяком случае. Когда я смотрю на Валерию Ильиничну или Ирину Муцумовну, которые якобы избранные и венец творения, что-то говорит мне: "Аня, тебя пытаются дурить".

Самый богатый человек России Дерипаска по случаю кризиса получил от государства самое большое вспомоществование в сумме 4.5 млрд. долларов, как и заведено в самом несправедливом обществе в мире. Государство действует под лозунгом: пусть тонкий сдохнет, только бы толстый не подсох. Деньги раздают из бюджета, наполняемого за счет тонких, которые всегда налоги уплачивают со своих тощих доходов. Они у них такие прозрачные, как та дерюжка: насквозь.

20 лет нам живописуют со всех экранов, брызжа слюной, какие эти богатые разумные, эффективные, экономически дальновидные, потому финансово успешные. Этих рачительных хозяев злое советское государство, по злобе своей всех учившее, лечившее, обеспечивавшее жильем, держало под спудом, не давая возможности развернуться. Как только развернуться им дали, они развернулись к западу передом, к родине задом. Советское государство не давало им эксплуатировать нас, никчемных противников эксплуатации человека человеком.

Сейчас эффективные собственники эксплуатируют и человека, и природу. Эффективно эксплуатируемые и природа, и человеки вымирают невиданными в мирное время темпами. Эксплуатируемая природа пытается бороться со своими убийцами, но под ее карательную длань попадаем мы, такие же, как и она, жертвы эксплуататоров. Что-то оно в последнее время все так: одни грешат, другие должны за это каяться. Одни уничтожают, другие должны за это искупительную жертву приносить. Расстрелявшие царскую семью требуют от нас покаяния за их преступление. Они стреляют — мы виноваты.

С кризисом — то же самое. Одни надувают мыльный пузырь, сверпотребляя, а как кризис разразился, так в нас эти спекулянты и сверпотребители пальцем тычут, мол, все это — в результате вашего роскошества. Хотя даже ученые констатируют: мы не то что, сверпотребляем, а недоедаем, о чем свидетельствует дефицит массы тела граждан российского общества потребления!

А то палец к небу: "Кризис — это суд!" Судите виновных! Мы даже готовы выступить в этом суде пострадавшими! Но судят нас! "То ли он пальто украл, то ли у него пальто украли — замешан в краже". Нас-то за что судить? Спекулянтов и судите, батюшки-святы! Сами-то ведают ли, кого корят и кого бы следовало?

Не знают страны, в которой живут. Но как бы тем, кто живет, не чуя собой страны, не пришлось драпать, не чуя под собой ног.

Юрий Петухов ПЕРЕД ИКОНОЙ

Что ж ты, Господи, смотришь так пристально-пристально,

Будто пристав карающий, будто я пред Тобою злодей.

Ты меня не кори, ни приюта мне нету, ни пристани.

Ты меня не гони, Ты меня в этот раз пожалей.

Среди праздных меня Ты не видел, ведь Ты же всевидящий,

Среди алчущих злата и власти меня не встречал.

А взалкал коли я, Ты меня извини, я взалкал, ненавидяще

Лжи-неправды обманные грёзы, лишь правду земную взалкал!

Нет её. Что ж, тужить-горевать — так устроено,

Лишь на Небе есть Царство, а под небом же слякоть и смрад.

Всё давно уж прописано в книгах, всё смерено-скроено,

Всё пристроено — строем — стремительно — шествуем — в ад!

Я один у Тебя и наивный, и в праведность верящий.

Где второго такого найдешь, не ищи, и не мучай Себя…

Ты — заря над землёю погасшей, и Свет Твой доверчивый

Лишь в одном отражается сердце. Но вижу, всё зря…

Всё напрасно, всё мимо, всё попусту-побоку.

Не меня ж одного Ты явился-спустился спасать.

Ты на облаке белом… И я здесь иду, как по облаку -

Твой забытый посланник, былая Твоя благодать.

Не смотри же так строго, так яро, так пристально-пристально,

Я не вор, не убийца, не проклятый миром злодей,

Я не изгнанный ангел в ковчеге у пристани избранных,

Я Твой Свет на земле… Ты свой Свет в темноте не жалей!

Владимир Бондаренко РУССКИЙ ПОДВИЖНИК

Умер мой друг Юрий Петухов. Умер при выходе из церкви на Ваганьковском кладбище, где часто бывал у могилы своей матушки. Отстоял службу, поставил свечи, вышел и… упал.

Вечная ему память…

Юра был замечательным и очень оригинальным человеком. Историк, фантаст, публицист, вечно лез в экстремальные ситуации. Два года был под уголовным преследованием за вредные мысли. Запрещены две его книги. При этом, как и я, очень любил путешествовать, объездил почти весь мир. Иногда мы вспоминали наши поездки по самым сакральным и священным местам мира. Европа, Азия, Америка, Африка… Вот уж кого никак не назовёшь лапотным патриотом. Юрий имел тонкий вкус, и составил интересную коллекцию артефактов из разных стран мира. Куда денутся теперь эти его книги и коллекции? Он был очень образованным человеком. К нему относились по-разному и либералы, и патриоты. У Юры были свои странности, в чём-то он мне напоминал Григория Климова, которого я тоже хорошо знал. Соединение тонких мыслей, неожиданных гипотез и предельного русского максимализма.

Одни высоко ценят его исторические книги по истории русов, другие видят в нём оригинального фантаста: "Бойня", "Звёздная месть". Думаю, не числись он в либеральных кругах русским экстремистом, ему была бы уготована слава того же Лукьяненко. Всю издательскую прибыль, все свои гонорары тратил на издание газет и журналов. "Голос Вселенной", "Поиск" и другие издания. Ему было всего 57 лет. Планов было громадьё. Мы — писатели, журналисты — нужны были ему, он — был нужен нам. Уже почти не оставалось издательств, рискующих издавать оппозиционные, протестные книги. Год назад умер Илья Кормильцев, и ушла "Ультра.Культура". Сейчас умер Юрий Петухов, и с ним уходит целый пласт его изданий, включая "Метагалактику". Мы собирались вместе совершить новое путешествие по святым местам, захватив с собой и Владимира Личутина. Даже оформили загранпаспорт нашему другу. Ничего не удалось. Вместо этого отпевание в ритуальном зале больницы Склифосовского…

Вернулся после похорон нашего друга Юрия Петухова. Пишу поминальные заметки. Вспоминаю. Яркий, талантливый человек. Мы подружились с ним, когда он сам пришёл в редакцию "Завтра". Его преследовали за патриотические книги, две из которых "Четвёртая Мировая" и "Геноцид" были официально запрещены. Было возбуждено против учёного и писателя уголовное дело. Я самым внимательным образом перечитал книги. Да — откровенно патриотические, с чем-то даже можно поспорить, но не нашёл я в них никакого экстремизма. Читал гораздо более радикальные, и не вызывавшие никакого шума. Честно говоря, и наша газета "Завтра" часто печатала куда более откровенные статьи о новом мировом порядке, об унижении достоинства русского народа. Думаю, определённые силы в господствующих либеральных кругах выбрали как жертву писателя и историка Юрия Дмитриевича Петухова, зная об определённом его одиночестве, о том, что он как-то чурался писательского сообщества, выживал сам по себе, имел независимый характер.

Его знали как писателя-фантаста, его книги об истории русов выходили огромнейшими тиражами. Общий тираж произведений Юрия Петухова, выходивших в его собственном издательстве "Метагалактика", оценивается примерно в 16,5 млн. экземпляров. Читательским вниманием он не был обделён, его книги влияли на настроение общества. Но он не был ни под надёжной крышей Академии наук, по-моему, явно недооценившей талантливейшего историка, ни под защитой Союза писателей России, хотя и написал десятки популярнейших романов, от "Бойни", породившей целую серию антиутопий, что признавала даже либеральная критика, до "Звёздной мести", своего рода смелой альтернативы американским "Звёздным войнам".

Государству нашему поддержать бы такого яркого государственника, запустить телевизионный сериал по его романам, серию научно-популярных передач по его историческим книгам. Но государство, отдавшее свою культуру на откуп либералам, ополчилось на своего же защитника. Отдало его под суд, так же, как отдаёт под суд офицеров собственного ГРУ и спецназа. Защищать государственные, а особенно русские национальные интересы в нынешней России крайне опасно, это вам не Израиль, где за каждого убиенного солдата готовы взорвать всю Газу.

И вот по наводке радикально-либеральных сил началось преследование в России русского же патриота. Но преследователи явно недооценили ни самого Юрия Петухова, ни его друзей. Внешне биография у Юры была самая обыкновенная. Юрий Петухов родился в 1951 году в Москве. Отец — военный журналист, мать — библиотекарь. С детства рос в книгах. В разговорах о литературе. Проходил военную службу в советских войсках в Венгрии, закончил технический вуз, работал в оборонных НИИ, а в 1983 году выпустил свою первую книгу — "Через две весны". Читательского успеха Юрий Петухов добился в 90-х годах — его пенталогия "Звёздная месть", про космодесантника Ивана, вышла в 1990-1995 годах. К числу других его популярнейших романов относятся "Бойня", "Сатанинское Зелье", "Громовержец"…

Но энергетика у молодого фантаста была явно космической. На заре перестройки Юрий Петухов издавал газету "Голос Вселенной", которая выходила огромнейшими тиражами, основал своё издательство "Метагалактика", журнал "Поиск". Сам наладил сеть распространения своих изданий. Вместо поддержки за патриотическую направленность своих изданий в 2007 году Перовский суд Москвы признал книги Юрия Петухова экстремистскими и подлежащими уничтожению за разработанные писателем собственные концепции "Третьей и Четвёртой мировых войн", "теории Сверхэволюционного развития" и "общества потребления, ставшего обществом истребления народонаселения России".

Юрию оставалось ждать суда и заранее продуманного судебного приговора. Наши власти не смущало, что это был бы очередной прецедент в истории России содержания известного писателя в тюрьме… И вот в этот тяжелейший период своей жизни Юрий Петухов пришёл к нам, в газету, в Союз писателей России. Он ждал поддержки от своих литературных единомышленников, и он её получил. Его приняли в Союз писателей (куда его с десятками художественных произведений должны были принять уже давным-давно), крупнейшие писатели России, от Василия Белова и Валентина Распутина до Александра Проханова и Владимира Личутина, подписали письмо-обращение в Верховный суд России.

Пожалуй, все литературные газеты России: "Литературная газета", "Экслибрис НГ", "Литературная Россия", "Российский писатель", "День литературы" выступили со статьями в поддержку Юрия Петухова. Оказалось, в России всё-таки ещё есть литературная общественность.

Нашлись и независимые юристы, оказавшие необходимую поддержку. Первая атака на писателя была отбита. Но чересчур тяжёлой ценой. У Юрия в результате этого преследования начались проблемы с сердцем, попал в кардиологический корпус к чудо-терапевту, помощнику всех русских патриотов, со времён ещё советских, преследуемых режимом, Леонида Бородина, Владимира Осипова и других, — Александру Викторовичу Недоступу.

После обследования профессор посоветовал Юрию Петухову срочно ложиться на операцию, половина сосудов сердца не работала, была изношена из-за постоянных стрессов. Но даже в больницу, в кардиологический корпус приезжал следователь с допросом. Эх, так бы у нас бандитов ловили и с коррупцией боролись, как с независимым русским словом. До операции Юрий Дмитриевич Петухов не дожил. Всё время откладывал сроки, надо дописать роман, надо выпустить журнал. Мы затеяли с ним новую серию лучшей отечественной прозы. Тридцать томов "Библиотеки сверхреализма". Вышли пять первых: Проханов, Личутин, Зульфикаров, Афанасьев, Пронин… Готовился уже к выходу том Юрия Кузнецова. Впереди ждали выхода книги Веры Галактионовой, Юрия Мамлеева, Анатолия Кима, Юрия Козлова, Эдуарда Лимонова, Михаила Попова…

Не дождались. В возрасте 57 лет скончался известный российский писатель-фантаст, историк и неутомимый издатель, страстный и неукротимый путешественник, русский подвижник Юрий Петухов. Это был яркий, умный и очень талантливый человек. Мы часто недопонимаем, с кем жили рядом. Юра приходил каждую среду ко мне в кабинет, собиралась после выхода очередного номера газеты наша писательская компания: Володя Личутин, Тимур Зульфикаров, Виктор Пронин, сверху из Союза писателей спускались Геннадий Иванов, Николай Дорошенко, приезжали из провинции Александр Тутов, Евгений Чебалин, Захар Прилепин… Мы спорили о литературе, о путях России, обо всём на свете. Иногда заглядывали Эдуард Лимонов, Николай Коняев… Захаживал после встреч с политиками Александр Проханов. Проходит время, и оказывается, что эти люди и сотворили новую русскую литературу…

Конечно, Юрий Петухов страдал от недопонимания его нашей писательской общественностью, от отсутствия серьёзных критических разборов его романов, от игнорирования его оригинальных работ официозными историками. Себя Юрий считал верным учеником академика Бориса Рыбакова и даже задумал три ежегодных премии имени Бориса Рыбакова. Первую — за исторические труды по древней Руси, вторую — за яркую историческую прозу, третью — за национальную публицистику. Я шутя сказал, что все три премии и надо вручить прежде всего ему самому. Юра заявил, что ни в коем случае он не видит себя в этой премии никем, кроме как спонсором и организатором. А я мечтал со временем выдвинуть его на "Национальный бестселлер", сделать постоянным участником Кожиновских чтений в Армавире и писательских встреч в Ясной Поляне.

Ему недоставало серьёзного писательского общения. С каким интересом Юра поехал с нами в Вологду на вручение первой премии имени Василия Белова его другу Владимиру Личутину, гордился, что успел попариться в баньке в Тимонихе вместе с самим Василием Беловым. Но и в Вологде не о себе Юрий думал, а успел договориться с Сергеем Мироновым, председателем Совета Федерации России, учредителем премии Белова, о выпуске первого собрания сочинений Владимира Личутина к его семидесятилетию. Будем надеяться, что Сергей Миронов не забудет о своём обещании…

Когда я сообщил о смерти Юрия Дмитриевича Петухова в интернете, пошла огромная волна сочувственных откликов со всей России:

"Я его фантастику не читал (так сложилось), а историю принял. Юрий вернул (знамя) Русским, понятие их первородства. Его учение позначимее Марксова будет. Последняя его книга "Русский мировой порядок" — станет национальной идеей…"

"А у меня наоборот. Для меня Ю.Д. прежде всего замечательный писатель-фантаст. Его фантастика "знак" нашего времени, как фантастика Ефремова определяет космическую эпоху 50-х-60-х…"

"Да-а-а… может, ушла и не эпоха, но часть её, причём яркая".

"Первое знакомство началось с трёх книг из романа "Звёздная месть", которые мне подарил Папа. Читала взахлёб! Давно это было… К своему стыду не знала о его жизни, но как автора книг люблю! Жаль, очень жаль, что такие люди, кто несёт нам светлое и доброе, так рано уходят от нас! Светлая память!.."

"Великий человек, отличный историк, сильный фантаст. После "Звёздной мести" перестал читать фантастическое чтиво абсолютно. Очень жаль его. Пусть земля будет пухом…"

"Вечная память. Такой человек был хороший и умный, мало таких. Очень ценил его исторические книги, а его цепляющая и сильная фантастика скрашивала дни, когда приходилось скрываться после Кондопоги. Уходят, как всегда, лучшие люди…"

"Плачу… Мой любимый писатель и истинный партиот России. Очень жаль…"

Сразу же мне сообщили: "Вы попали в top30 на яндексе самых обсуждаемых тем в блогосфере. Это ваш первый топовый пост…", затем: "Ваш пост написан настолько интересно, что вы попали в Топ-30 Зиуса самых обсуждаемых тем в Живом Журнале. Это очень положительное явление. Пожалуйста, продолжайте в том же духе. Зиус…" Я прекрасно понимаю, что дело не моей подаче текста, дело в огромном интересе читателей интернета к творчеству и к самой жизни Юрия Петухова. Надеюсь, выдержит этот трагический удар и его издательство "Метагалактика", его книги по истории славянства, его утопии и антиутопии, его смелая публицистика будет читаться с удвоенным интересом. Не знаю, продолжится ли наша серия "Библиотека сверхреализма", но буду просить работников издательства и его наследников, чтобы хотя бы издали в этой серии роман самого Юрия Петухова "Бойня".

Удивительно, при всём своём максимализме и смелости гражданской и национальной позиции, в жизни Юрий был очень деликатным и скромным человеком, не имел ни машины, ни роскоши бытовой при всех своих доходах, очень ценил и понимал писательский талант, и поэтому нередко издавал в ущерб себе талантливые, серьёзные, но в наше потребительско-истребительское время явно убыточные книги. И в серии нашей задуманной себя издавать не желал, а когда я решительно настоял, согласился, что, может быть, и издаст свой роман последним, тридцатым… Последний русский герой. На своих позициях он стоял до конца. А уголовное дело в суде против писателя и историка Юрия Петухова официально до сих пор так и не закрыто. Но писатель ушёл от своих гнусных преследователей уже в мир горний.

Владимир Личутин ПРЕЗРЕВШИЙ СМЕРТЬ

Помню, как однажды, совсем случайно, прочитал книгу Юрия Петухова "История Русов" и был поражён глубиною познаний ученого; его умением странствовать по временам давно минувшим, вынося оттуда полную торбу знаний; его неразрывностью с родиной; его редкой для наших времён глубинной русскостью, жертвенностью, восторгом перед родными палестинами и вместе с тем братской отзывчивостью к праотеческим землям, откуда изошли наши предки; его неоскудным воображением, парадоксальностью идей, доступностью изложения и насыщенностью фактами.

Петухов входил в тысячелетия, как в избу предков, знакомо отыскивал красный угол, где неотлучно жили русские Боги, внимательно оценивал житьишко и под вековыми слоями пыли легко угадывал следы нашего неиссякаемого родства. С такою же лёгкостью, затворяя за собою двери, он возвращался в наше сегодня, в загнивающий новый Вавилон и находил те же самые страшные приметы настигающей нас гибели, узнавал мореев, марту — "людей смерти", которые такими же приёмами в своё время погубили цивилизации Ближнего Востока — Шумеры, Сирию, святую землю Палестины, Месопотамию, Финикию, Белый Стан, Персию и древний Египет, где за тридцать веков до новой эры возникли первые города-княжества русов-ариев-индоевропейцев и откуда позднее начался исход наших дальних предков во все концы света.

Я лишь интуитивно догадывался, что русское голубоглазое, русоволосое племя — самое древнее на земле, когда толковал, что нашему этносу больше тридцати тысяч лет. Крупины, сегени, воронцовы лишь ухмылялись и хихикали, когда (по их глубокому пресловутому убеждению) я вслух произносил еретические кощуны. Литераторы в силу мелкости своего ума и вялости национального чувства, отдавая нашему возрасту лишь тысячу лет, обкарнывая его породу, напяливая исторический сюртук не по плечам, уверяя, что до Владимира Красно Солнышко наши предки пили кровь и ели человечину по своей звериной дикости и первобытности, — невольно запрягаются в связку с космополитами, которые вообще лишают нас всяких примет самобытности, уникальной православной истории и культуры, корневых земель, где задолго до иудеев зарождалась, а после и двинулась по Европам и Азиям Святая Русь.

Вслед за Ломоносовым Юрий Петухов в оригинальных трудах "История русов", "Дорогами богов", "Русы Севера", "Сверхэволюция. Суперэтнос Русов" подтвердил мои смутные догадки и сделал переворот в моём сознании, исполнил моё сердце гордостью за наш народ. И это не компиляция чужих трудов, не скрадывание чужих крох в беспризорных чуланах, но работа оригинальная, потребовавшая изнурительного труда в дальних землях, годы раздумий, одиночества, борьбы с неверами, лишений, какие настигают обычно учёного-практика. Это открытие, ниспровергающее все мифологии и художественные басни европейских германистов, иудаистов и библеистов, кропающих мировую историю по своей измышленной матрице, где русским досталось самое крохотное гнездо "недолюдей".

Петухов холодно презирал амореев — "людей смерти", сеятелей повсюдного разрушения, а они в ответ преследовали писателя, гнали по следу, как прикормленные псы-британы, таскали его по судам, разносили клеветы, по капле выпивали здоровье. Амореи, амарту — это ростовщики, менялы, доносители, чиновники-вымогатели, неправедные судьи и прокуроры, рвачи и выжиги, поклонники ваала-диавола-мамоны-золотого тельца, сатанисты, развратители и разбойники с большой дороги, — все те, кто чванясь своими разрушительными делами, живут плотскими утехами, ради чрева своего, позабывши о Спасителе. К сожалению, амореи — "люди смерти", вездесущи, они в спайке, они живут по законам своего клана, племени, увы, они не имеют совести, попирая в праздную утеху себе все спасительные общежительные законы, они бесконечно подлы, чужая беда им в радость. Амореи суетятся в газетах и на телевидении, ради красного словца не пожалеют мать-отца, они лишены жалости к ближнему, спесиво полагая, что Бог выделил их из толпы, одарил богатствами за хитрый ум, и при всём том у них гибкий позвоночник, они имеют манеры лакея, трактирного полового, перед сильными живут по принципу "чего изволите-с", по желанию высокого чиновника из Кремля сегодня создают новую буржуазную партию, а завтра достают из скрытни спрятанный партбилет с силуэтом вождя. Они высокомерны и, как истинные русофобы, называют простеца-человека, что кормит их и поит, — быдлом, чернью, навозом истории. Но стоит на них рыкнуть с Кремлевских холмов, как эти мотыльки и жадные клещи тут же затрепещут, как осиновые листы, и поспешат с извинением. Но, вот, грозного рыка-то и не доносится из-за кремлевской стены от потаковщиков. Но зато частенько кличут туда на чаи-кофеи, за очередной премией и наградою, и подобное отношение к амореям изумляет, ошарашивает совестного человека, уже задыхающегося от лжи, удушливым облаком зависшей над столицей.

Петухов засыпал президентов письмами, открывая глаза на истины и на творящиеся в стране неправды, но из Кремля не отвечали ему. Он порою полагал, что там царюют спасители, благодетели народа. Но, увы, за кремлёвской стеною уже давно обжились и оплодились свои наушатели и толкователи из амореев, похоронщиков России.

Петухов не боялся смерти, но и не ждал её так скоро, словно бы от Бога ему сулилась долгая жизнь. Тягловая лямка вечного соработника, "раба на умственных галерах", неистового воина за русскую правду, сострадательного к чужим горям, перенесённые лишения, суды-пересуды, следователи, всеобщее умолчание, конечно, поистерзали здоровье, хотя внешне Юра выглядел замечательно — видный, красивый, рослый мужик с бородою, высокий лоб мыслителя, тёплый благожелательный взгляд, ровный, внимательный к чужим речам, слушает терпеливо, посверкивая очёчками, лишь иногда, несколько наивно, переспрашивая: "А почему?.." — "А по кочану", — хотелось мне насмешливо ответить… Но видимо хворь уже гнездилась внутри, но Юрий не замечал её, перенеся инфаркт на ногах. Но и после того, как ему сказала врачи, что половина сердца у него заблокирована, что надо озаботиться здоровьем и лечь на операцию, он по-прежнему отнёсся к себе легкомысленно — убежал из больницы. Видите ли, его ждала неотложная работа, которую никто не сделает. Я ему внушал: "Юра, хотя бы принимай лекарства, они помогут тебе". Он отвечал: "А зачем, природа сама должна победить безо всяких лекарств. Скоро я поеду в Испанию, там море, много солнца, никто не досаждает". Но, братцы мои, когда прижало крепко, когда сердце коренным образом надорвалось, настой ромашки иль мяты уже не умягчит нутро, и солнце Испании уже не спасёт.

Юра жил, как скалолаз, который пополз на кручу, не взяв с собою страховочного шнура. При внешней мягкости внутри у него был негнучий стальной стержень. Петухов жил по своим заповедям и убеждениям, и никто и ничто не могли их обороть. Человек с загадочной судьбою, Юрий как внезапно появился в нашем писательском кругу, так же неожиданно и ушёл навсегда, — неузнанный, недопонятый, тревожный, одинокий.

В воскресенье Юрий Петухов отправился на кладбище. Каждую неделю он навещал могилу матери. И уже не вернулся. Амореи загнали руса-ария в западню.

Выдающемуся русскому человеку, учёному, писателю, стоику было пятьдесят семь лет.

АНОНС «ДЛ» N2

Вышел из печати, поступает к подписчикам и в продажу февральский выпуск газеты "ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ" (N2, 2009). В номере: о Юрии ПЕТУХОВЕ вспоминают Владимир БОНДАРЕНКО, Валентина ЕРОФЕЕВА и Владимир ЛИЧУТИН; к 65-летию Александра БОБРОВА — мемуары поэта; Кирилл АНКУДИНОВ и Вячеслав ЛЮТЫЙ пишут о Юрии КУЗНЕЦОВЕ, Юрий КРАСАВИН — о Владимире КРУПИНЕ, Денис КОВАЛЕНКО и Александр ТОКАРЕВ — о Михаиле ЕЛИЗАРОВЕ; проза Ивана БУРКИНА, Андрея БЫЧКОВА, Мастера ВЭНА и Александра МАЛИНОВСКОГО; стихи Геннадия ИВАНОВА, Сергея ОТСТАВНОВА и Виктора ПЕТРОВА. Как всегда, в номере — хроника писательской жизни и традиционная поэтическая пародия Евгения НЕФЁДОВА.

"ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ", ведущую литературную газету России, можно выписать во всех отделениях связи по объединённому каталогу "Газеты и Журналы России", индекс 26260. В Москве газету можно приобрести в редакции газет "День литературы" и "Завтра", а также в книжных лавках СП России (Комсомольский пр., 13), Литинститута (Тверской бульвар, 25), ЦДЛ (Б.Никитская, 53) и в редакции "Нашего современника" (Цветной бульвар, 32).

Наш телефон: (499) 246-00-54; e-mail: denlit@rol.ru; электронная версия: http://zavtra.ru/

Главный редактор — Владимир БОНДАРЕНКО.

Тит ТАК!

Художники вместе с разнорабочими снимают со стен работы, пакуют картины — здание ЦДХ пустеет. Процесс демонтажа громадной экспозиции поступателен и неумолим, как морской отлив.

Там, где недавно играли гребешки волн, где рассекали густую зеленую воду хребты зеркальных рыб, — там теперь только мелкий мокрый песок.

Шесть тысяч произведений, свезенных сюда со всех уголков необъятной страны, покидают свой временный приют и растекаются по местам постоянной прописки. А здание обреченно поблескивает своим скучноватым мрамором. На днях выяснилось, что столичный план реконструкции территории вокруг ЦДХ предусматривает снос самого здания ЦДХ.

Обещают построить новое, которое войдёт в чудовищный по размерам комплекс элитного жилья, но проект почему-то держится в строжайшей тайне.

Короче, дело пахнет очередной столичной архитектурно-строительной аферой.

Но на дворе кризис, и есть все основания полагать, что у инвесторов, как обычно, сил хватит только на снос (в этом смысле показательна судьба гостиницы "Россия").

Если построить ничего не успеют, то на месте, где белел советский ЦДХ, будет такое очень интересное в художественном плане место, именуемое в народе ёмким словом пустырь. И на этом пустыре среди луж, остатков строительного мусора и окоченевших бульдозеров впору будет проводить очередную Бульдозерную выставку, на которой будет служиться панихида по ушедшим светлым дням, когда вокруг изобразительного искусства шли политические и мировоззренческие баталии.

Так что последняя всероссийская выставка, организованная Союзом Художников России, может стать таковой по факту.

Но не будем о грустном! В конце концов состоявшаяся выставка — нечто иное, как грандиозное послание, обращенное к городу и миру: "Мы живы, мы здесь." Жаль, что предъявленное многообразие изобразительных форм и сюжетов не сообщает ничего большего.

О, это страшное слово "концепция"! Сколь неприятно оно мастерам кисти и резца, людям, свободным и чувственным, любящим пленэры, пленумы, но на дух не выносящим мерзавцев-концептуалистов… А между тем, родственные Малый академический словарь и Словарь Ожегова утверждают, что концепция — это "система связанных между собой и вытекающих один из другого взглядов на то или иное явление" и "основная мысль".

То есть концепция — это то, без чего обойтись никак нельзя, тем более такой многочисленной и размашистой организации, как Союз Художников России.

Честно говоря, есть словечко ещё более ёмкое и точное и энергичное, чем концепция. Это слово — идеология.

Идеология может быть та или иная. Она может быть заключена в том, чтобы заработать как можно больше денег, запродав как можно больше произведений наибольшего количества авторов. Она может быть в том, чтобы, забыв на время об искусстве, собраться с силами и надавать по рукам чиновникам, желающим присвоить разрозненную недвижимость Союза Художников.

Она может носить социально-политический окрас: речь идет о всемерной поддержке современного Российского государства во всех его проявлениях, или, наоборот, в тотальном его неприятии. Более того, она может включать в себя все перечисленные аспекты и плавно переключать их из одного в другой. Но идеология должна быть! Быть и сквозить через все шесть тысяч живописных полотен, скульптур, акварелей, гравюр, офортов, литографий и плакатов, специально отобранных и привезенных в Москву.

Возможно, это понимает новый энергичный председатель Союза Художников России пятидесятилетний Андрей Ковальчук.

Сегодня Союз Художников России напоминает завод, укомплектованный качественным и вполне рабочим оборудованием, но совершенно обесточенный.

Задача управленцев — подключить его к источникам энергии. И на этом пути им предстоит научиться эффективно работать с властью, прессой, дельцами и даже собственной непростой творческой паствой. Желаем на этом пути успехов новому председателю. С нетерпением ждем того момента, когда в молчаливых цехах СХР снова загремят станки и линии сборки искусства XXI века!

Всеволод Емелин БАЛЛАДА О СЕРЖАНТЕ ГЛУХОВЕ

"Андрей Иванович не возвращается домой" (Ф. Гримберг).

Сержант Глухов совершает поворот в судьбе,

Он грозит кулаком вертикали власти,

Как пушкинский Евгений «Медному всаднику», и с криком «Ужо тебе!»

Покидает расположение части.

Сержант оголил свой участок фронта.

В трудные дни, когда грянул кризис,

Он отказался защищать остатки Стабилизационного фонда,

Потому что с ним так и не поделились.

Видно, зря ему оружие доверили.

Из-за отсутствия бани и теплого сортира

Он не захотел служить либеральной империи

И одному из полюсов многополярного мира.

На открытом пространстве сержант слеп, словно червяк,

У него нет ни карты, ни компаса, ни GPSа.

Но он упрямо стремится на юг, как матрос Железняк,

Который вышел к Херсону, хотя шел на Одессу.

Его путь тернист от горы к горе.

Только звезда, как вешка, горит на горизонте.

Он оказался пешкой в Большой игре,

Так говорит публицист Михаил Леонтьев.

Он идет мимо горных прозрачных рек,

Его ловит в прицел снайперша-эстонка.

Здесь через месяц растает снег,

А еще через месяц пойдет зеленка.

Он перешагивает растяжки нить

И движется дальше, не заметив ее.

Его не научили Россию любить

Глеб Павловский, Веллер и Соловьев.

Вьется его тропа вдоль отвесных стен,

Он спотыкается, разбивает колено,

По дороге он попадает в Кавказский плен,

А потом бежит из Кавказского плена.

И дальше идет совершенно один

Мимо длинной и узкой лощины,

Где грузины убивали русских и осетин,

А русские и осетины убивали грузинов.

Где-то там в дали Эрзурум и Карс,

А вокруг небеса, ледники и камень.

На него бросается снежный барс,

Но сержант душит его собственными руками.

Перелезая через очередной сугроб,

Где, как в болоте, тонут промокшие кеды,

Он встречает УАЗик, транспортирующий цинковый гроб,

Спрашивает — Кого везете? Ему говорят — Грибоеда.

Временами сержанта одолевают кошмары,

Возникают цветные трехмерные глюки,

Например, дворец царицы Тамары,

Из которого раздаются дикие страстные звуки.

Но сержант гонит от себя эти иллюзии,

Его не заманят в пропасть роковые красавицы.

Близка его цель — блаженная Грузия,

Не зря называемая всесоюзною здравницей.

Та страна, где пряник царит, а не кнут,

Где никто не жмется возле параши,

В той стране не сеют, не пашут, не жнут,

Там снимают кино, пьют вино и пляшут.

В той стране всем идет козырная масть,

Шипит хачапури, пенится Кинзмараули.

В той стране, каждый живущий — князь,

А каждый юноша — витязь в тигровой шкуре.

Там нет ни фурункулов, ни простуд,

Там круглый год девки ходят голые,

Там на кипарисах растет фаст-фуд,

А прохладные реки текут кока- колой.

Ему уже готовят торжественную встречу,

Стелют ковровую дорожку, как в Голливуде,

И, словно голову Иоанна Предтечи,

Ему подносят чизбургер на серебряном блюде.

Вот сидит он в Макдоналдсе, как Властелин Колец,

Пошла ему реальная пруха.

Вокруг него организуется Клуб одиноких сердец

Сержанта Глухова.

Но ему в то же время ставят в вину

На пространстве информационном

Тот факт, что он родную страну

Променял на банальный хот-дог с поп корном.

Одни говорят, что сержант Глухов — враг,

Безродный космополит и моральный калека.

Другие вздымают его, как флаг -

Вот, мол, поступок свободного человека!

А сержант Глухов, не будь дурак,

Переодетый в джинсы и свитер,

Вдумчиво кушает свой Биг Мак,

Он не похож на безродного космополита.

Он обещает вернуться когда-нибудь потом.

В Грузию собираются его родители.

И министерство обороны перестало настаивать на том,

Что он не сам ушел, а его похитили.

Суетятся у столика журналисты,

Едко пахнет хмели-сунели…

Когда русская армия войдет в Тбилиси,

Он первым будет расстрелян.

Анатолий Туманов АПОСТРОФ

Эрик Дэвис. "Техногнозис. Мир, магия и мистицизм в информационную эпоху" — Екатеринбург: Ультра. Культура, 2008.

Эту книгу от издательства "УльтраКультура" ждали с середины 2006-го года. Интригующий анонс предвещал все ответы на самые актуальные вопросы, которые только могут быть заданы человеком информационной эпохи. И вот, когда книга уже издана, она может разочаровать русского читателя, и только по совместительству — пользователя интернета. Потому что русскому читателю свойственно требовать окончательных и категоричных ответов, чего от книги Эрика Дэвиса ждать не приходится. "Техногнозис" — энциклопедия противоречивых и двусмысленных мифов, связываемых с мифологией традиционной в западном самосознании. И противоположных тому, что является, а не кажется, мифом Традиции.

С одной стороны, изображается оптимистическая картина: как техника спасает и освобождает человека. В том числе — от потери смысла существования, представляя в новых формах первичные традиционные паттерны, — "модели" религиозных культов, духовной жизни, знания, превосходящие обыкновенный эмпирический (чувственный) уровень того, что необходимо для образования и становления.

С другой стороны, Дэвис то и дело возвращается к лейтмотивным для традиционалистов свидетельствам об общей деградации человеческого естества, что лишь отчасти компенсируется техническими достижениями. Но расплата за эти достижения покрывает все выгоды — автор постоянно повторяет тезисы о неумолимости технического прогресса "синхронного" с вырождением, в том числе вырождения социальных и государственных институтов, и самой культуры, должной насыщать технику смыслом.

Заметно также, что в описаниях человеческого тела как и с позиции современной науки, так и с традиционных, гностических и герметических доктрин, автор намеренно подытоживает материал релятивными заключениями. Неизменно порождающими зависть современного человека не к предыдущим поколениям, но к совершенству объектов техники, в сочетании с человеческим разумом дарующих телу — бессмертие. Уже физического, а не только духовного порядка. Дэвис не поясняет, останется ли при этом синтетическое существо человеком, и у нас есть все доводы, чтобы ответить на этот вопрос отрицательно.

Современный человек, слишком зависимый от техники, уже предельно далёк от эталона, или просто хорошего примера, данного в классической антропологии. Автор "Техногнозиса" неоднократно использует термин "инфонавт", иными словами — путешественник в пространствах и особом времени информационного мира. Параллели между виртуальностью и трансцендентальным платоновским "миром идей", астралом мистиков и надмирными Эонами (слоями Космоса) гностиков рушатся от этой естественности. Слишком неубедительно звучат аргументы в пользу аналогий, а сравнения описаний высшей реальности в манускриптах Гермеса Трисмегиста с закавыченной "метафизикой" глобальной информационной сети Интернет выглядят более чем некорректными.

Описывая и в некотором роде восхваляя информационную сеть, автор применяет распространённую в среде гуманитариев уловку: подменить категорию онтологической свободы полным отказом от системы ценностей. При этом релятивизм, приводящий к полной безответственности, ретушируется красивой теорией "фронтира" — границы между освоенными, контролируемыми и управляемыми пространствами и сферой непостижимого, трансцендентального по отношению к "дурному" порядку. Эту границу пересекает, следуя логике автора, любой подключённый к сети и знакомый с неким якобы автономным культурным контекстом. Дэвис умалчивает, что этот привлекательный концепт возник в результате распада традиционных культур, являющихся ничем иным, как проекцией всё тех же сакральных иерархий, с присущим только им символизмом и ценностной системой.

Современный интернет — конечно же, не весь — представляет собой скопление плохо ориентирующихся в культуре и при этом безответственных пользователей. Пользователь, неукоснительно исполняя или периодически нарушая гласные или негласные правила сети, по-прежнему дезориентирован, в результате тотальной подмены, о которой мы сказали выше. Дэвис тщательно шифрует свои(?) упрёки "цивилизации пользователей" (сродни — "обществу потребления") или вовсе избегает оценки, лишь иронизируя над неудачным исполнением тех или иных инициатив. В аспекте прогресса для пользователей, но не более того. Неизвестно, в силу вольностей ли переводчиков, помимо авторских каламбуров, вставлявших в текст скабрезные комментарии-ремарки, "Техногнозис" местами читается с интонациями выступления циничного сатирика. Завершающий книгу словами, что техника — трикстер, которого можно (живо предание, да верится с трудом) заставить служить себе, Дэвис обрекает читателя вновь и вновь задавать неудобные вопросы, спустя десять лет после издания книги ставшие ещё более острыми.

Всё это слишком подозрительно.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

У меня зазвонил телефон. Добрый голос, душевный тон: "Прочитал, что у вас беда, но помочь вам готов всегда". И приехал, и впрямь помог. Поддержал нас, насколько мог. На прощанье сказал: "Друзья! Не сдавайтесь. Без вас — нельзя".

А потом позвонил второй. Третий, пятый… Поток живой, братской помощи взял разбег — нас, конечно, растрогав всех. В том волненье секрета нет: ведь без малого — двадцать лет "Дню" и "Завтра", но в первый раз так сложилась судьба сейчас.

А потом… А потом народ к нам пошёл, и сейчас идёт — не прижимистый толстосум, не добытчик нечистых сумм, а простой работящий люд, чья подмога — его же труд, и чей отклик — всегда таков на Руси испокон веков.

А потом позвонил один не назвавшийся господин, и кричал, не скрывая зла: "Наконец вам хана пришла! Как я рад, что у вас каюк!" Рано радуешься… ханук. В дверь вошёл почтальон как раз: переводы принёс для нас.

А потом позвонила мадам, завизжала: "Я вам — не дам! Ни копейки!" Ну вот те раз. Что ж звонила, когда — не даст?.. Но мы рады уже сполна, что узрела наш зов она, и хотя подняла галдёж — значит, "Завтра" читает всё ж!

А потом ещё в интернет некто мне запустил совет: мол, Евгений, корабль у вас — явно тонет, и пробил час всем вам драпать!.. Но глас другой — осадил его в "гостевой": с корабля, мол, в момент беды лишь такие бегут, как ты!..

Я не вмешиваюсь в "базар". Я в колонке своё сказал. "Тонем", нет ли — ещё вопрос! Услыхала страна наш "sos". Ей поклон за то — до земли. Злопыхатели — на мели. А над "Завтра" — не спущен флаг. И призывно звучит "Варяг": "Все вымпелы вьются и цепи гремят". А наши вернутся — за всё отомстят!..