/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 811 (75 2009)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 811 (75 2009)

(Газета Завтра — 811)

Сергей Батчиков, Игорь «ВИРТУОЗ»: В СТОЛБЕ ЛИКУЮЩЕГО СВЕТА

НЕДАВНО СВЕТ УВИДЕЛ новый роман А. Проханова "Виртуоз", ставший, несомненно, явлением в жизни современной русской литературы, да и русской жизни вообще. Впрочем, для того, чтобы правильно оценить этот роман, его надо рассматривать в контексте не только русской, но и мировой литературы. В ходе поступательного развития этой последней можно проследить четыре важных для нас этапа в эволюции классического романа.

В романах первой половины XIX века описываются судьбы, взаимоотношения людей и одновременно — эпоха, нередко вместе с присущими ей историческими драмами. Через судьбы здесь передается масштабность событий, а сами герои предстают перед нами, как точки, движущиеся, взаимодействующие и сталкивающиеся в пространственно-временном континууме ньютоновской вселенной.

Приход в литературу Достоевского ознаменовал начало нового этапа. В модели Федора Михайловича человеческое существо уже не является точкой — это бездна непредсказуемых смыслов. Обобщенное человеческое существо, по Достоевскому, — это "семья Карамазовых", все ее члены сразу, включая и Алешу Карамазова, и Смердякова. Это уже "физика" другого класса — "ядерного", ибо обобщенное человеческое существо в рамках данной модели можно сравнить с ядром атома, которое лишено стабильных физических характеристик и непредсказуемым образом реагирует на воздействия извне (т.е. на бомбардировку его внешними частицами). Точно так же и человек непредсказуем и разнообразен в совокупности своих реакций на внешние воздействия, да и свои собственные, идущие из глубины души, импульсы — тоже. Любое взаимодействие, в зависимости от наличных условий, которые всегда уникальны, может породить как условного Алешу Карамазова, так и условного Смердякова. В этом смысле христианство, по Федору Михайловичу, очень сближается с классическими положениями ядерной физики.

Роман Джеймса Джойса "Улисс", где автор описал один день (с 8 утра до 2-х ночи) из жизни дублинского еврея Леопольда Блума и молодого писателя Стивена Дедала, — следующая ступенька литературной эволюции. Здесь уже нет пространства и времени. То есть они, конечно, присутствуют, но постепенно — по мере развития сюжета — теряют в контексте романа сколько бы то ни было значимую роль. Это уже квантовая логика, "усугубляющаяся" еще и тем, что Джойс здесь уже не столько рассказывает о реальности, сколько заставляет ее говорить о себе самой, выполняя лишь роль некоего литературного "медиума".

И, наконец, Кафка. Он избрал талмудические притчи в качестве первоисточника и художественно обрабатывал их в своих литературных произведениях. Такой подход уже выходит за границы "физики" нашего мира — Кафка рассматривает материальный мир, как слепок, воплощающий вечные, высказанные "на все времена" истины мира метафизического. Мы видим здесь растворенность вечного в ткани текущего бытия, восприятие этого бытия как бесконечной цепочки "материализаций" богооткровенного текста. Один из героев Кафки всю свою жизнь посвятил тому, чтобы создать совершенную машину для истязаний человека. И кончил тем, что сам в нее попал. Это — талмудическая (а, значит, "вечная", по еврейским представлениям) притча материализовалась во всей своей классической красе в России во времена "царствия" Б. Ельцина. Тот все выстраивал систему "сдержек и противовесов" и сделал ее, в конце концов, столь совершенной, что оная стала идеальным оружием в руках его собственной дочери, которая, спасая свою эксклюзивную шкурку, упекла папашу на пенсию, "в бункер" — подальше от власти, чужих глаз и народной ненависти.

Что же можно сказать в этом контексте о новом романе А. Проханова "Виртуоз"? В нем мы видим синтез всех этих четырех методов: от классической литературы начала XIX века до Кафки. В этом смысле это, так сказать, пятый этап, эквивалентный запросам XXI века. Впрочем, достоинство книги не только в этом. Здесь же мы обнаруживаем и уникальную, сугубо прохановскую, сверхидею, которая в столь пронзительно отточенной форме отсутствует даже у Достоевского. Суть сверхидеи состоит в том, что даже те отвратительнейшие "Содом и Гоморра" в одном флаконе, которыми является сегодняшняя Россия, не погибли окончательно, пока есть хоть один праведник, существование которого дает надежду на спасение.

И вот что важно: Александр Андреевич всегда находит человека, через которого Бог изливает Фаворский свет в погрязший в грехе и смертной тени мир. Такой человек всегда есть в России и, в отличие от библейского праведника Лота, прохановский герой не бежит прочь, за пределы жуткой постсоветской утопии — он сознательно, невзирая на предостережения Виртуоза, остается в россиянском Мoроке, чтобы высветлять своим присутствием почти богооставленный Русский Мир. Тем Россия и спасается. Впрочем, речь идет, конечно, не только и не столько о конкретном герое, об Алексее. Такова возведенная в принцип прохановская "благая весть" о России. Таков, согласно Проханову, духовный (и в какой-то степени органический) "механизм", спасающий Россию.

ИМЕННО ПРОВОДНИКИ Фаворского света делают каждый раз возможным уже многократно вторгавшееся в нашу свинцовую реальность русское чудо — да и само столь же многократно высмеянное упование на него. Упование на чудо в русском народе проистекает не от лености духа и тела — оно имеет метафизическую подоснову. Русское чудо возможно потому, что есть на Руси люди, обладающие особым, блаженным, складом сознания, который уже утерян в "мире внешнем", люди-световоды, способные подниматься умом к Божественной Полноте и, зарядившись энергиями Абсолюта, разрубать единым махом гордиевы узлы наших рационально не решаемых проблем, преодолевать кажущиеся непреодолимыми силлогизмы российской материальной жизни. Все наши большие, судьбоносные войны и победы в них — в свете сопутствующих этим войнам обстоятельств — есть чудо. Наши взлеты, наше восстановление после двух самых кровопролитных и опустошительных для нас войн в ХХ столетии — это тоже чудо. После Второй мировой войны Соединенные Штаты затратили в 200 раз больше средств на развитие науки, чем Советский Союз, а результаты — до разгрома СССР "перестройкой", Ельциным и либералами — были примерно одинаковы. У нас было значительно меньше денег и материальных возможностей, но несравненно больше творческой, светоносной энергии, чем у Америки.

Сегодня заявленный Прохановым механизм спасения России скрыт от нашего взора, и окружающая нас действительность, кажется, намертво блокирует такую возможность. Откуда прийти спасению? Вроде неоткуда. Конечно, похожий на Алексея человек, начавший свое движение по пути обожения к сверхчеловеку во Христе, в принципе может быть проявлен и в реальной, невымышленной России Медведева и Путина — вот только "видимых" спасителей России и русского народа среди ныне власть предержащих здесь, увы, явно не наблюдается. Да и вообще, нет никого на виду, кто мог бы сыграть роль русского Машиаха — никаких знаков, никаких намеков, никаких значимых личностей. Кругом одна сапропель. Перегоревший шлак. Перебродившие отбросы. Так что сегодня такой человек, подобно "скрытому имаму" шиитов, остается для большинства лишь тайным светочем надежды. И даже если он существует, истинное его предназначение есть пока, скорее всего, тайна за семью печатями для него самого.

Но Проханов не оставляет у читателя сомнений, что такие люди в России есть. Где-то — скорее всего, не в Москве — но есть. Это — формула России, ее неизменная, хотя и непроявленная данность. Роман показывает, как происходит становление подобного "световода", начавшись вроде бы с интриги, с черных технологий, с разборок между двумя полюсами богооставленной власти. Черная интрига, которая стоит в изначалии миссии Алексея, кажется неким парадоксом, неким "затемняющим" эту миссию началом. На самом же деле тут нет ни парадокса, ни "затемнения". Провидение Божье действует не просто через людей — оно действует даже через самых богооставленных правителей и предателей, оно проходит в виде светоносной субстанции через самые коварные и черные планы. Бога нельзя обмануть — даже при помощи "политических технологий". Творец хочет проявления нашей свободной воли. Он не "играет в глиняных человечков", как это представлялось древним семитам, которые впервые (надо отдать им должное) прозрели истину о едином Боге, но так и не перешагнули через свои ветхие психофизические ограничения и рефлексы в представлениях о Его Природе. Бог — не подобный древнему шейху капризный деспот. Не самолюбивый гордец и не альфа-самец. Он не оскопляет жизнь человека слепым фатумом. Но Он всегда — главное действующее Лицо той драмы, в которую вовлечены "игроки". Он всегда — главный "Игрок". Невидимый, и потому не принимаемый "богооставленными" всерьез. И Он всегда в силах изменить ход любой "партии", распрямить любую интригу. Но парадокс, повторюсь, в том, что Богу не надо ничего изменять — Он действует через наличные обстоятельства, через любые комбинации. Как мастер айкидо, Он преодолевает зло с помощью энергии самого зла. В этом — залог нашего конечного спасения, которое остро чует и которым светоносно вдохновляется Проханов. Кальвинисты не поняли замысла Бога, они разделили человечество на изначально спасенных и изначально обреченных. На самом деле, мы все уже спасены, в том смысле, что мы — в Книге Жизни. Нам надлежит лишь разрешить Богу спасти себя. А для этого мы должны сделать свободный выбор — своей волей и самой жизнью.

В КОНЕЧНОМ СЧЁТЕ, книга Проханова — именно о таком выборе. Кто-то уже сделал его (хотя на самом деле реально сделавший такой выбор человек в романе только один — это Алексей). Но свобода выбора остается правом всех — даже подобных Виртуозу "богооставленных", перед которыми вроде бы закрыт "Небесный Лифт". Здесь автор раскрывает перед нами важнейший принцип православной эзотерики: так называемые "богооставленные" (а на деле сами оставившие Бога) люди, даже не имея мистической энергии и благодати для личного Контакта с Творцом, могут спастись через праведников и духовидцев.

Преображается, соприкоснувшись с Алексеем, Виртуоз. И на него нисходит Фаворский свет спасительного Откровения. И он внезапно обнаруживает себя в "Небесном Лифте", на Пажитях Небесных. Никто не обречен. Никто не проклят. Даже тот, чья душа вроде бы черна. Впрочем, именно "вроде бы". Ибо нет в полной мере "черных" людей. Как нет и в полной мере "божественных". Всякий человек несовершенен и при этом — многомерен. Душа грешника, да и любого человека (ибо каждый человек — грешник), в той или иной степени, подобна Ганиной Яме — здесь духи света сражаются с духами тьмы, а нежность, целомудрие и красота борются с мраком преисподней. Каждый человек в сумме своих характеристик есть объединенное человечество и даже больше. И порой чем глубже отпадение, тем яростнее, страстнее может быть взлет к Небесам. Чем жестче и настырнее грех "ветхого мира" насилует истинную природу человека, сжимая заключенную в нем пружину божественных смыслов, тем резче, сильнее, страстнее она сопротивляется, протестуя против греха и ища возвращения в утраченный Райский Сад. Пружину нельзя сжимать до бесконечности — в какой-то момент она обязательно распрямится.

Эта философская идея Достоевского о многомерности человека великолепно, в красках, показана в романе. Алексей, снискавший Божественного Поцелуя и Фаворского света, спокойно себе предается любви вне брака — хоть и в любовном акте с невестой, но все же еще не с женой. Пустячок вроде бы, по нашим стандартам, а "нарушение". Точно так же и Виртуоз, угольная душа, не настолько черен, чтобы удостоиться "неизбежного ада": в душе его, погрязшей в интригах и манипуляционных технологиях, есть "зацепка", сочленяющая его с Миром Горним, — любовь к матери. Любовь! Фаворский свет, словно лоза, прививается на этом побеге и наполняет Виртуоза энергией, достаточной для преодоления "гравитации" материального мира. Правда, он обнаруживает свой путь к Богу только через Алексея. Но даже единственный в своем роде опыт духовного восхождения, пусть и под благодатным влиянием другого человека, совершает в грешнике переворот, прокладывает в его душе пути к спасению.

Итак, грешники, даже последние грешники, спасаются через подвижников, которые находят свою дорогу к Богу и спасают всех вокруг! Ибо зло не есть свойство человеческой души. Душа создана "по Образу и Подобию" и сотворена она ради конечного своего обожения. Зло есть "наносное качество", развивающееся в человеческой душе из-за разомкнутости человека и Бога — из-за ошибки человеческой воли. Зло есть искажение. А искажение может быть убрано энергией праведника, подобно тому, как компьютерный вирус устраняется антивирусной программой. Покаяние заразно, как заразен и грех!

Что же нужно, чтобы реализовать свой шанс на преображение?

"Метанойте!" — говорили отцы греческого исихазма. — "Измените ум!" Грех есть структурная ошибка ума! Это удивительное открытие Православия вдыхает в нас надежду, ибо оно доказывает, что та пропасть, в которую скатилась Россия, эта ее Ганина Яма, преодолима одним прыжком, одним, если не моментальным, то очень быстрым изменением сознания! И удивительно, что об этой надежде напоминают нам не иерархи РПЦ, а намекает "красный подвижник" советского прихода Проханов. Видно, что-то удивительное происходит с сердцами и душами, раз такие парадоксы стали возможны в стране "победившей вертикали".

Изменение сознания, искупление греха осуществляется через Любовь. Сказано: "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею!" Такова первая заповедь. Вторая же заповедь гласит: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя". Без этих двух базовых условий любая духовная практика, любая литургия мертвы. Божественная любовь одного рождает контакт с Миром Горним, спасает прозревшего и всех вокруг. "Изменяет умы" миллионов — через прикосновение, через слово, через взгляд.

"Возлюбить ближнего своего, как самого себя" в наших условиях означает возлюбить всю Россию, ибо все мы — и оставшиеся в уродливых пределах Росфедерации, и отторгнутые ее предательской властью — есть "ближние", есть Община, Тело Христово. В нем — и Виртуоз, и Алексей, и Лампадников, и обитатели сгоревшего сумасшедшего дома, все родившиеся на Русской Земле под сенью Православного Креста.

СЕГОДНЯ ОЧЕНЬ МНОГИЕ говорят о революции, пытаясь предугадать ее, наполнить слово "революция" каким-то конкретным содержанием. Власть, "дорогие россияне" боятся революции и организуют "шоу" с участием "обеспокоенной общественности", где странные "батюшки" пугают народ адом и гасят "пасторским словом" зреющие искры социального протеста. Но зря волнуются, ибо революция невозможна без аттракторов, а их пока не видно. Именно аттракторы, а не сама по себе тяжесть наличного положения, во все времена вдохновляла людей на большие проекты по социальному переустройству разных стран. Что же может стать таким аттрактором для нашего изуверившегося народа? По мнению Проханова, сегодня аттрактором суждено стать тому, что презиралось нуворишами в 90-е и "нулевые". Мыслимыми аттракторами сегодня могут стать определенные страстные состояния сознания — состояние Любви и устремленность к Духу с характерными для этих переживаний равнодушием к богатству и презрением к тому, что они называют "успехом". Всё это считалось и продолжает считаться "богооставленными" (точнее, "оставившими Бога") "лузерством" или, по крайней мере, чудачеством. Иногда даже — опасным чудачеством. Но только из этих аттракторов может разгореться огонь грядущей русской революции, которая обречена быть революцией мирной, ибо она произойдет сначала в сознании людей. Люди изначально изменят ум, а потом уже только смогут адекватно переформатировать социально-экономические отношения, политическую сферу, культуру. В обратном порядке эта формула не действует.

Главная борьба русских патриотов и националистов сегодня — не столько борьба за власть (победа на этом пути при существующих условиях невозможна), не столько спазматические попытки завоевать внимание и благосклонность власть предержащих, сколько поиск "световодов". Световодами мы называем людей, обретших Божий Свет и, соответственно, обладающих особой структурой сознания, благодаря которой они способны осветить другим выход как из внешних, так и из внутренних тупиков. Всех нас соединяет с Богом особый канал или, если хотите, "шнур", похожий на пуповину. У "световода" этот канал прочищен, лишен спаек и наполнен Божественной энергией. В практическом смысле "световод" — это человек, готовый к активной Любви и творческому соработничеству с Богом и ближними по поводу революционного переустройства внешней и внутренней жизни.

Вы скажете: какие там световоды, Росфедерация погрязла в мороке и чернухе! Все живое, доброе, вечное здесь или умерло, или прячется в глубоких катакомбах, горестно доживая свой срок. Однако возгоранию таких светочей духа, как ни странно, могут поспособствовать как раз именно чернота и кажущаяся беспросветность россиянского бытия. Молодежь обкормили развратом и пойлом дешевых, пошлых удовольствий. Людей уже сегодня зашкаливает от этого мрака. И они интуитивно чувствуют: разврат, перепотребление, обкормленность материальными удовольствиями, бесконечная консумация порока — это все для слабых и неимущих духом. И ищут выход — выход в чем-то принципиально противоположном. В энергии Духа, в энергии Любви, в энергии воинского, рыцарского противостояния унижающему достоинство человека злу. В энергии спартанского служения. В творчестве, в радостной, добровольной аскезе, в самосозидании. Когда разврат достигает своей максимальной степени интенсивности (а мы близки к этому моменту), он порождает искру отвращения. Хочется верить, что из этой искры разгорится огонь грядущей русской революции — революции сознания. Сначала он будет возгораться в немногих. Но, изменив под влиянием внешних обстоятельств сознание, эти немногие спасут многих вокруг них. Эти люди победят мoрок и мрак Россиянии через культивацию противостоящих "тьме внутренней" высоких состояний сознания — через Любовь к Богу и "отеческим гробам", через устремленность к Духу и служению живым.

ВСПОМНИМ, что когда-то и поздняя Римская Империя была погружена во всеобщий, всеохватный разврат — разврат такой степени накала, что рядом с ним разврат "дорогих россиян" и порожденного ими периферийного россиянского "гламура", поколения мальчиков и девочек из "Дома-2", может показаться неуклюжими опытами дилетантствующих юннатов, отпущенных на первую в их жизни экскурсию в публичный дом. Но после Калигулы и Нерона пришли рыцари Круглого Стола — оставленная отступающим Римом 9-я Рота, последние солдаты Империи, которые, попрощавшись со своими беспомощными центурионами, создали свой собственный "имперский стиль", выковали свою собственную империю.

Да, настала эпоха рыцарей. И не только Круглого Стола. Пришли герои, пахнущие не парфюмами римской эпохи, а кровью и потом. Вооруженные не рвотными палочками для щекотания неба, а тяжелыми мечами, копьями и щитами. Пришли люди, готовые сражаться за веру и десятками тысяч умирать в безводных песках Палестинских пустынь во имя освобождения Гроба Господня. И пусть нынешние хозяева россиянской жизни не заблуждаются: великие падения порождают величайшие взлеты. Распятые в материи узреют вершины Духа, порабощенные грехом порвут цепи и станут свободными. Русский народ еще обретет свое Копье Судьбы.

Нынешние реальные правители России, при всей кажущейся несокрушимости возведенной ими "вертикали", слабы. Они не знают, что такое запах борьбы, ибо и власть, и собственность достались им "по случаю". Они не могут даже управлять тем, что имеют, — не говоря уже о каком-либо приращении. И они, конечно же, не смогут сохранить то, чем пока обладают, — мы еще станем свидетелями их сокрушительного исторического и метафизического поражения. Ибо они — не наследники. Захваченные ими активы принадлежат им не по праву. А сверх того, эти люди не умеют дерзать, они не умеют стремиться. Они не в состоянии работать на опережение — да и работать вообще. Овладев курицей, несущей золотые яйца, и коровой, вымя которой переполнено углеводородами, они уже и не знают, куда направить полет своих фантазий. Врата творчества для них закрыты. Все покупают и покупают недвижимость, все переводят и переводят свои дивиденды в оффшоры… Наращивают (вернее, наращивали — сейчас уже тратят и разворовывают) Стабилизационный фонд. И ни стратегии, ни программы, ни плана (если, конечно, не считать за таковой фиктивный "план Путина"), ни даже сюжета в голове…

И потому Иерихонские стены чиновно-олигархической России обязательно падут — не могут не пасть. Ибо в них сидят люди с "оборонным сознанием", люди, отягощенные золотом, но не смыслами, люди, знающие цену всему, но не знающие ценности ничего.

Повлияет ли книга на наше текущее бытие, зажжет ли она новые сердца? Есть ли надежда на преображение "быдла офисно-планктонного" или хотя бы какой-нибудь его части? Это покажет сама жизнь. Но Слово-то произнесено. И это Слово уже живет жизнью, независимой от мыслей, устремлений и первоначальных планов автора. Слово вылетело в мир и уже творит там новую реальность. Будущее нельзя предсказать — его можно только сконструировать. Для того и написана книга Проханова, чтобы "сделать" наше общее будущее, чтобы заразить порывом людей, зажечь огонь в сердцах офисного плебса. Время калигул и неронов, время накопителей хлебов земных, время изнеженного, одержимого потребительским зудом городского люмпен-пролетариата, время серых бездарностей "вверху и внизу" должно пройти. Оно, собственно, истекает на наших глазах. И дело не столько в неком полуфиктивном "кризисе", который "свирепствует" по большей части только на постсоветском пространстве, сколько в полной неспособности нынешних люмпен-элитариев предложить стране какие-то смыслы. Даже не новые смыслы, а смыслы вообще. Ради чего жить? К чему стремиться? Вот главные вопросы, на которые нет ответов.

Так долго продолжаться не может. Даже если Кудрин успешно "стабилизирует" рубль, поиска ответов на эти вопросы не избежать. И поэтому грядет новая элита — элита Духа. Грядут и новые рядовые устроители пост-россиянской жизни — легкие, летучие воины с неистраченным бойцовским духом и творческим напряжением. В грядущем Преображении в выигрыше окажутся те, кто сумеет легко (по Киплингу — см. стихотворение "Если") отказаться от приобретенного, кто не купится на дегенеративные соблазны общества массового стяжания и потребления.

Американский психолог и философ Роберт Уилсон как-то сказал, что будущее существует сначала в воображении, потом в воле и потом в реальности. Все, что когда-то пронеслось через человеческое воображение, обречено стать реальностью — вопрос только во времени. Контуры нашего небывалого по своей светоносности будущего проникли в наше воображение благодаря духовидческому таланту Проханова, который не сдается и продолжает грезить наяву, невзирая на обступающую нас со всех сторон свинцовую мерзость. А это значит, что споры новой реальности — уже здесь. От нас зависит, когда они прорастут в нашей воле и побудят нас к активному, творческому соработничеству по преображению жизни внутри и вокруг нас.

Приобрести новый роман Александра Проханова "Виртуоз" можно наложенным платежом по почте, заказав его по адресу: 119590, Москва, ул. Довженко д.6, "Русская книга". Также заказы принимаются по телефонам (495) 972-65-87 (10-21 ежедневно), 8-499-246-11-87 (11-19, в субботу с 12-16) и на e-mail: russkniga@mail.ru. Книга также продаётся в магазине, расположенном по адресу: Комсомольский проспект, д. 13 (здание Союза писателей России). Магазин работает в будни с 11 до 19, в субботу с 12 до 16. Телефон для справок 8-499-246-11-87.

ТАБЛО

* Саммиты ШОС (15-16 июня) и БРИК (16-17 июня) в Екатеринбурге могут стать ключевым шагом на пути формирования "антизападной коалиции ведущих стран третьего мира" во главе с КНР и оказать серьёзное влияние на текущий статус американского доллара, такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона. Там же отмечается, что беспрецедентные меры по обеспечению безопасности связаны с оперативной информацией о высокой вероятности проведения терактов против участников саммита "со стороны той части исламского подполья на постсоветском пространстве, которая курируется иностранными спецслужбами"…

* Очередной, XII Петербургский международный экономический форум, который еще недавно претендовал на то, чтобы стать "евразийским Давосом", в связи с глобальным кризисом и текущей ситуацией в России "превратится в формальное бюджетное мероприятие, проведение которого не будет иметь никакого положительного значения", утверждают наши источники из Франкфурта-на-Майне, указывая, что реальный спад российской экономики за первую половину текущего года окажется рекордным и, скорее всего, превысит 15%-ную отметку сравнительно с январем-июнем 2008 года…

* По мнению экспертов СБД, нежелание Евросоюза в какой-либо форме финансировать закачку российского газа в ПГХ Украины для создания резервных запасов на зимний сезон и отказ Виктора Ющенко приехать на встречу с Дмитрием Медведевым в Санкт-Петербург подтверждают версию о запуске нынешним летом новой серии "газового конфликта" между Москвой и Киевом, целью которой является установление хотя бы косвенного контроля европейских корпораций над газотранспортной системой Украины. Поскольку такое развитие ситуации категорически не устраивает "Газпром", действующая в России "вертикаль власти" будет всеми силами стремиться урегулировать отношения с "нэзалэжной" …

* Отказ Белоруссии получать последний полумиллиардный транш российского кредита в рублях и провозглашенная Александром Лукашенко "необязательность кланяться перед Москвой" с возможностью "поворота на Запад" стали асимметричным ответом официального Минска на жесткие оценки социально-экономического курса "батьки" со стороны первого вице-премьера и министра финансов РФ Алексея Кудрина, заявившего о неизбежности краха белорусского рубля. Не исключается, что кредит размером в 7-8 млрд. долл., необходимый для стабилизации белорусской экономики, в случае отказа Кремля, действительно будет получен от крупных западных банков под залог американских ценных бумаг, представленных "китайскими товарищами", такая информация поступила из Варшавы…

* Как сообщили из Рима, сделка по продаже "General Motors Europa" канадско-российскому консорциуму Magna-ГАЗ-Сбербанк напрямую подключает терпящую гигантские убытки "империю" российского олигарха Олега Дерипаски к новым источникам государственного финансирования в Берлине, Лондоне и Москве "при посредничестве ряда известных западных банков и высокопоставленных чиновников". Общая "цена вопроса" балансирует на уровне 5-6 млрд. долл. При этом утверждается, что фирма FIAT, также претендовавшая на торговые марки GME Оpel и Vauxhall, была "отжата" от сделки благодаря гигантскому давлению на премьер-министра Италии Сильвио Берлускони в связи с очередным громким скандалом на сексуальной почве…

* Арест в Египте 35 граждан РФ, преимущественно чеченской национальности, следует рассматривать как недвусмысленный сигнал о возможности прекращения "режима наибольшего благоприятствования" для Рамзана Кадырова и его сторонников на исламском Ближнем Востоке — если нынешний руководитель Чечни не изменит своей прокремлевской ориентации. В условиях падения мировых цен на нефть и отказа РФ присоединиться к ОПЕК, где Саудовская Аравия играет ведущую роль, отношение к конкурентам неизбежно становится более жестким, сообщили из Эр-Рияда…

* Согласно утверждениям источников в околоправительственных кругах, массированный "наезд" российских масс-медиа на милицию связан с начавшимся масштабным переделом так называемой "теневой" собственности, которую традиционно, еще с советских времен, контролируют структуры МВД. Особенно активно данный процесс идёт в столице, где различные группировки этнических меньшинств "держат" до 90% такой "теневой" собственности и активно претендуют на централизованное освобождение от "милицейских налогов"…

Агентурные донесения службы безопасности «День»

КОММУНИСТ, ПАТРИОТ, БОРЕЦ Памяти О.С.Шенина

Всегда бодрый, подтянутый, устремлённый к действию, Олег Семёнович прожил семьдесят один год и, наверное, не завершил ещё многое из того, что хотел бы сделать. А главной целью и высшим смыслом его замечательной жизни и неустанной работы всегда, до последнего дня, оставалось служение Родине. Той, которую уничтожили перевертыши и предатели, той, которую он мечтал возродить, не теряя веры в Советскую власть и в справедливость "красной идеи". Эти его убеждения формировались на крепкой основе собственного трудового пути, подтверждались в течение многолетней партийной работы, укреплялись на высших постах в центральных органах КПСС как в эпоху СССР, так и в годы борьбы с его разрушителями. Теми самыми, кто не простил ему поддержки ГКЧП, отомстил тюрьмой, унижением, гонением близких. Но это лишь закаляло его как борца, давало новые силы к сопротивлению.

Из застенков "Матросской тишины" Олег Шенин передавал свои яростные статьи в наш мятежный "День", мы находили пути общения с ним, в меру наших возможностей помогали его семье. После выхода из тюрьмы он крепил уже связи с "Завтра", ориентировал нас в политической обстановке, в отношениях между партиями и движениями, ставшими коммунистической составляющей в рядах сопротивления режиму, чуждому трудовому народу. Мы всегда уважали его за чёткость мыслей и действий, твёрдость позиций, за его добрый нрав, человеческое обаяние. Именно эти качества нашего друга и боевого соратника, равно как и весь его светлый облик, мы будем всегда хранить в нашей памяти, в наших сердцах и душах.

Искренне соболезнуем его семье, родным и друзьям в эти трудные для них и для всех нас дни.

Коллектив, читатели, авторы «Завтра»

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ XVI Продолжение. Начало — в NN 7-22

УВЫ, НАШ ЛИБЕРАЛИЗМ неисправимо антигосударственен и безволен. Но почему он таков у нас? Ведь не везде он таков! Ох, какой в нем был кое-где государственнический и патриотический пафос! Признаем сразу и это — и то, что у нас всё совсем не так. Было бы у нас так — давно имели бы в стране либеральную диктатуру. Уже при Бурбулисе, сооружавшем, помнится, для этого национал-демократическую партию Котенева. А уж при Чубайсе — так тем более. Но мы никогда не имели и не будем иметь ничего подобного.

Как только "бурбулисы" или "чубайсы" заваривают либеральную кашу, возникает необходимость в "коржаковых" — со всеми вытекающими последствиями.

А главное — с модернизацией-то что?

"Для модернизации страны нужна особая, свободная среда", — говорят Орешкин с Муратовым. Как же, как же… А Голливуду, нам уже сообщали, Великая депрессия понадобилась, чтобы расцвесть…

Оставим на совести Д.Муратова или Д.Орешкина, или их обоих сентенции по поводу того, почему в СССР не могли создать компьютер. Я бы рекомендовал Д.Муратову обратиться за пояснениями к моим друзьям, создававшим советский искусственный интеллект, участвовавшим в программах "Старт" и так далее. Да боюсь — назовешь имена друзей, их и исключат из круга "приличных людей", коими Муратов себя и себе подобных именует. А известно, как у нас "приличные люди" разбираются с неприличными.

Но главное не в пояснениях моих друзей, а в том, что в 2009 году для всех очевидно. Да, в СССР были проблемы с созданием персональных компьютеров. Да, проиграли мы США на этом направлении научно-технического прогресса. Но тогда хотя бы на других направлениях того же научно-технического прогресса мы столь сокрушительно не проигрывали. А в чем-то и выигрывали, не правда ли? Гагарина-то ведь не вычеркнешь из истории соревнования между СССР и США на ниве этого самого научно-технического прогресса. Да и многое другое тоже.

А главное — ну, проигрывали мы тогда. Что теперь? Тогда была хоть какая-то наша отечественная компьютерная техника. Теперь нет никакой.

Если все дело в демократии, то ее больше, а своей компьютерной техники не просто меньше, ее вообще нет. Те, кто не потерял еще до конца надежду на ее воссоздание и не уехал из страны, — буквально загибаются. А те, кто уехал и теперь пытается (оттуда!) под предлогом преодоления нашего компьютерного отставания от США что-то заполучить в России, — это в основном либо авантюристы чистой воды (немедленно пускающие "в распил" то, что заполучено), либо маломощные "искатели удачи".

Так где русская новая компьютерная техника, затыкающая за пояс "Эппл" и "АйБиЭм"? Где русские наноразмерные многослойные компьютерные чипы, без которых нет будущего? Для того, чтобы они появились, — демократия нужна? Так об этом уже Горбачев говорил! После этого демократия появилась, но отечественные конкурентоспособные разработки в компьютерах — исчезли окончательно. Заодно развалился СССР. А регрессирующая Россия потеряла не только компьютеры, но и почти всю с трудом построенную индустриальную цивилизацию. И превратилась в сырьевой придаток других стран… прошу прощения… в великую энергетическую державу.

Готов вместе со своими коллегами радоваться тому, что в России появились такие-то и такие-то современные заводы. Но их появление не отменяет факта вышеназванного прискорбного "превращения". В пользу этого факта говорит слишком многое. Доля сырьевого сектора в совокупном экспорте, в формировании нашего бюджета… Процент населения, работающего в индустриальной сфере… Престиж профессий ученого и инженера… Средняя заработная плата лиц, занимающихся этими профессиями… Месторасположение нашей страны на разного рода шкалах, характеризующих степень развитости, образовательный уровень населения, уровень медицины, качество жизни большинства населения, степень влиятельности нашей культуры… И так далее, и так далее.

Я не могу в аналитическом сериале давать развернутые доказательства того, что страна с помощью перестройки и радикальных реформ оказалась втянута в полноценный регресс. Но я готов дать такие доказательства. Мой Центр собирает их давно и систематически. Предположим, что их не удастся опровергнуть — что тогда? Тогда придется признать, что специфическая демократия, насаждаемая в России (а никакая другая теперь уже невозможна по многим причинам) — в сочетании с культурой, переставшей создавать нормы, и законом, никогда у нас нормы не создававшим, — породила, к сожалению, этот самый полноценный регресс.

А в регрессе нет места компьютерным инновациям. Могут сказать (и Новодворская бы это сказала честно), что свобода (в том числе возможность напечататься в "Новой газете" или выступить на "Эхе Москвы") в сто раз ценнее любых компьютеров. И пусть все нужное ввозят оттуда, пусть все свое в грязи валяется и гибнет, лишь бы такая возможность была.

Это, по крайней мере, честно. Но начинать игры вокруг модернизации, апеллируя к свободе…

Между тем, вся суть в том, что наши демократы в этих играх упорствуют. Упорствуют и упорствуют. И так, что даже иногда не понимаешь — это от абсолютной, соседствующей с ненавидящим все цинизмом, идеологической ангажированности? Или от малообразованности? Приличные люди в России и должны быть малообразованными и, будучи таковыми, всех учить? Я уже показал — и на пальцах, и на цифрах, — что Гайдар, видимо, просто не знает о том, что есть точное определение понятия "катастрофа", данное Арнольдом, Томом и другими. Одновременно я выступил в защиту Гайдара (как не защитить приличного человека!), оговорив, что это математическая проблема, в которую не математик может и "не врубиться". Оговорил я и то, что Гайдар — это все-таки прошлое.

А Юргенс — настоящее. Муратов и Орешкин — тоже. Много их. Ох, как много!

Ну, хорошо, Муратов журналист. А Медведеву, пришедшему на специфическое рандеву, спорить не с руки.

Ну, хорошо, Орешкин не в курсе советских технологических проблем, не отличает индустриальную и постиндустриальную проблематику. Он географ.

Но неужели все эксперты, которых привлекает Юргенс, — журналисты и географы? Понятно, что нет. Что есть социологи, которые наверняка читали Вебера, и не только его. Так что же они-то? Знают одно, а говорят другое? А разве знать одно и говорить другое на всех языках мира не называется "лгать" (главе государства, обществу своему)?

Впрочем, что это я… Приличный человек в России на то и приличный, чтобы лгать. В этом суть его приличия. Ибо он знает, что окружен неприличными, коих большинство.

А раз так, то он, как приличный, находящийся в неприличном окружении (так и просится тут слово — "капиталистическом"), должен использовать для своей победы все сразу. И собственную ложь. И обвинения других в том, что они лгут. И саморекламу: мол, я-то уж так правдив, что дальше некуда. Ведь приличных-то так мало… А неприличных так много. Меньшинство может победить большинство только всеми правдами и неправдами. Главное же — неправдами. Цель (победа меньшинства над большинством) оправдывает средства (осознанную ложь, с наиблагороднейшим видом выдаваемую за наичистейшую правду).

При этом надо постоянно говорить, что цель на самом деле не оправдывает средства, а о том, что оправдывает, говорил только негодяй Сталин. Проклиная Сталина за это, нужно самим оправдывать любые средства (в первую очередь — эту самую ложь) благородной целью. Каковой является приведение глупого непросвещенного большинства в должное состояние. Должное, конечно же, ведомо только приличному и просвещенному меньшинству. Непросвещенное же и неприличное большинство принимать должного не желает. Ну, и что? Кого интересуют его желания?

Солженицын провозгласил: "жить не по лжи". Приличные люди с придыханием повторяли эту моральную мантру.

При этом Солженицын — лгал, что называется, в особо крупных размерах. Например, фантастически завышая и без того ужасное количество жертв сталинских репрессий. Кого интересовало то, что цифры, называемые Солженицыным, были не совместимы с какой-либо социальной жизнью страны и уж, тем более, с победой в величайшей из мировых войн? Кого интересовало то, что солженицынские цифры были потом опровергнуты и нашими, и западными — весьма антисталински ориентированными — экспертами?

ГЛАВНОЕ — не в достоверности цифр. А в пропагандистском (или контрпропагандистском) эффекте, производимом при обрушении этих цифр на головы наивного населения. Знаете, как это называется? Информационно-психологическая война, вот как. Война против своего населения. Приличные люди на то и приличные, чтобы воевать таким образом со своим неприличным населением. Но поскольку те же методы рекомендованы для войны с населением враждебной страны всеми уставными документами спецслужб, то картина получается специфическая. Не правда ли?

Положение приличного человека в России обязывает ко многому. Noblesse oblige, знаете ли.

Приличный человек, живя в России, обожает Запад. Но делать он при этом должен все то, что западный человек, живущий на Западе, считает абсолютно неприличным. Для западного (классического, разумеется) человека быть уличенным в том, что он сегодня говорит одно, а вчера другое — значит потерять репутацию. Тем более, если сегодня говорится то, что выгодно говорить сегодня, а вчера говорилось то, что выгодно было говорить вчера.

Но для приличного человека, живущего в России, это не только не неприлично, но и обязательно. Вчера приличные люди кричали по телевизору про свою верность Ленину, сегодня они этого Ленина проклинают. И они не стесняются говорить, что вчера они кричали в телевизор, что Ленин "гений всех времен и народов", потому что надо было делать карьеру, ездить за границу и получать деньги за свои книги. На самом же деле, они-де, мол, всегда знали, что Ленин негодяй. Говорить про негодяя, что он гений всех времен и народов для того, чтобы делать карьеру, получать деньги, ездить за границу…

Прилично ли это для классического западного человека? Нет! Ну, так он ведь живет в окружении приличных и ведет себя соответственно. А когда у нас приличный человек живет в окружении неприличных, то он ведет себя прямо противоположным образом. И потому приличный человек в России просто обязан сначала учить ленинизму, а потом проклинать Ленина. И в том, и в другом случае делать это из высочайших моральных соображений.

Каких именно — тоже понятно. Приличный человек в России — это огромная редкость и ценность. Такие раритеты надо беречь. И — любыми правдами и неправдами — соединять с благими возможностями, которые неприличное большинство не хочет даровать подобным раритетам. Может ли приличный человек в России не ездить за границу? Не может! И если для того, чтобы ездить за границу, надо делать нечто неприличное, то он должен делать это неприличное, подтверждая, а не опровергая этим свою приличность. Тем более, что неприличное он должен делать по отношению к неприличному большинству.

Я не знаю крупного западного писателя, художника, кинорежиссера, заявившего о том, что его герои им были сочинены из конъюнктурных соображений, что они плод идеологической надобы и так далее. Я и такого незападного крупного писателя, художника, кинорежиссера тоже не знаю. Хоть африканского, хоть латиноамериканского, хоть индийского, хоть китайского, хоть с острова Пасхи, буде там такие имеются.

Но я знаю достаточное число советских писателей, художников, кинорежиссеров (писателей, конечно же, прежде всего), совершивших такое предательство своих героев и своего творчества. А почему они совершили это? Потому что они приличные люди. Приличный человек в неприличном окружении — это предатель. Предатель не только политический, но и культурный, а также метафизический.

Произошедшее в ходе "перестройки-1" (и планируемое в качестве задания на "перестройку-2") является метафизической катастрофой именно потому, что произошло такое вот многомерное предательство. В которое были вовлечены отнюдь не только предающие себя и свое творчество "приличные" наши. Увы, идя на это сами, они вели за собою других. И этим порождали регресс — уже не только технологический, но и системный.

Быть приличным меньшинством — значит лгать и предавать. Но это значит также — пренебрегать всем, что связано с компетентностью. Зачем обременять себя компетентностью, находясь среди неприличных? Зачем травмировать себя этой компетентностью, если неприличным все равно надо лгать? Зачем нужен брачный союз с истиной, если твоя задача — оголтелая пропаганда?

Мы установили, что приличный человек в России — это не классический западный приличный человек, а антитеза оному.

Но что же такое антитеза классическому западному приличному человеку — на Западе? Поскольку классический западный приличный человек — это человек Модерна, то антитезу этому человеку на Западе надо искать за пределами Модерна. Однако ведь нас, во-первых, интересует актуальная антитеза, а не типажи из далекого прошлого. А во-вторых… Во-вторых, классический Модерн не разрывал с предшествующей классикой. Какой-нибудь античный Муций Сцевола был несомненным авторитетом для Робеспьера или Сен-Жюста. Главный художник Великой французской революции Давид преклонялся перед античными эталонами чести и жертвенности. Христианский идеал остался в культуре Модерна. И так далее.

А раз так, то антитезу западному классическому приличному человеку, то есть человеку Модерна, можно искать только в Постмодерне. Притом, что Постмодерн — не продолжение Модерна, а самый радикальный из всех возможных разрыв с оным и с классикой вообще. Постоянно участвуя в дискуссиях по Постмодерну и считая участие в этих дискуссиях крайне важным как с моральной, так и с политической точки зрения, я поражаюсь тому, как апологеты Постмодерна извращают, мягко говоря, суть оного.

Им указываешь на эти извращения — они молчат. Ты изумляешься ("как это вы говорите, что Модерн не знал смерти? а Бальзак, Гюго, Пушкин, Толстой?") — они в ответ ухмыляются.

Ты пропускаешь мимо ушей бессмысленные упреки и пытаешься понять, что же люди говорят, ну, например, на тему "Модерн и государственность". Выясняется, что с Модерном сочетаема только определенная ("хорошая") государственность, к которой Россия никогда не имела никакого отношения, ибо в ней государственность всегда была плохой.

Пропускаешь мимо ушей и то, что государственность в России всегда была плохой. И пытаешься уточнить, с какой же хорошей государственностью сочетаем этот самый Модерн. Тебе сначала быстренько сквозь зубы что-то о праве говорят. А потом… Потом развернуто и патетически разъясняют, что Модерн сочетаем только с комфортом западной политической демократии.

Но это в точности равнозначно вышеназванному "модернизации без свободы не бывает". То есть… то есть абсолютной лжи. Только и подобающей у нас приличному меньшинству, обреченному барахтаться в трясине неприличного большинства.

Наполеон Великий — почему велик-то? Потому что сначала что-то завоевал, а потом это завоеванное "профукал"? Нет же! Он велик потому, что создал и насадил современное (модернистское, то есть) право. Наполеоновский кодекс называется. А также доразвил полученное в наследство от якобинцев современное (опять же модернистское) государство. Классическое буржуазное право Наполеон насаждал беспощадно и эффективно. Настолько беспощадно и эффективно, что никакая реставрация, никакой Людовик XVIII или Карл X ничего потом не могли изменить. Создав одновременно с этим правовым каркасом специфического буржуазного собственника, Наполеон определил образ западного мира на столетия. В этом его величие, его гениальность. И потому Наполеона III современники (тот же Маркс) оправданно называли "маленьким племянником большого дяди".

ИТАК, НАПОЛЕОН ВЕЛИКИЙ — главный герой Модерна. Его государство — триумфальное утверждение Модерна. Но это же беспощадная диктатура, а не политическая демократия. Так что же такое модернизация? Мне-то казалось очевидным, что это реализация проекта "Модерн" в той или другой стране теми или другими способами.

А что, есть другие определения? И нет классического определения "авторитарная модернизация"?

Возможно ли осуществление проекта "Модерн" при наличии политической свободы, то есть классической западной демократии? С большой натяжкой можно сказать, что это произошло в США. Но в силу наиочевиднейших причин — отсутствовала там вся домодернистская культурная и прочая традиция! Отсутствовала начисто, и все тут. Это, кстати, не избавило США от кровавой бойни, называемой "гражданская война". Бойни, без которой Модерна в США бы не было. Ибо не может быть Модерна при наличии института рабства и доминировании сопряженных с этим институтом сельскохозяйственных латифундий. Но из уважения к ревнителям свободы допустим, что модернизация однажды в истории была осуществлена при формальном соблюдении политической демократии. Если, конечно, согласиться считать ею мягкую диктатуру Авраама Линкольна в сочетании с беспощадностью генерала Гранта и "револьверным правом" Дикого Запада.

Есть ли еще примеры? Увы, их очень немного. Да, Индия идет путем модернизации, храня верность политической демократии. Честь ей и хвала за это. Но вы там были? Вы эту самую Индию исходили, изъездили? Вы понимаете, что там происходит реально?

А вот уже в Китае модернизация осуществляется в условиях отсутствия демократии, причем во многом успешнее, чем в Индии. Во всей Юго-Восточной Азии модернизация осуществлялась, согласитесь, при слишком очевидном преобладании жесткого или мягкого авторитаризма. То, что мы видим в Японии, можно при желании назвать классической западной демократией, но лишь при очень большом желании. Однако Япония испытала оккупацию и многое другое. Модернизация же Мэйдзи (а именно она была классической, автохтонной японской модернизацией) проходила в условиях, совсем уж далеких от классической западной демократии.

Турецкое светское государство Ататюрка — в момент его создания было ли "строго демократическим"? И является ли оно таковым даже сейчас? Не применяй турецкие военные время от времени вполне недемократические средства, что бы было уже с турецкой модернизацией?

Что более модернизационно — диктатура шаха Ирана, свергнутого аятоллой Хомейни, или установленная аятоллой, свергнувшим шаха, политическая система? Ответ очевиден. К стандарту модернизации (авторитарной, естественно) ближе то, что делал шах. А вот демократии (на свой манер, разумеется) в нынешнем Иране больше, чем при шахе. Не говорю, что она есть. Но ее больше. Демократии больше — модернизации меньше.

Модернизация и демократия находятся в очень сложном соотношении. По преимуществу не в прямом (где больше демократии, там больше модернизации), а в обратном (где меньше демократии, там больше модернизации). Но и само по себе отсутствие демократии, конечно, тоже ничего не гарантирует. Существуют авторитарные (и иные недемократические) режимы, ставящие перед собой контрмодернизационные задачи. Или же просто неспособные решить задачи модернизационные. Саддам Хусейн задачу модернизации Ирака не сумел решить. А саудовская династия и не собирается решать эту задачу. Она, возможно, и способна ее решить. Но не хочет.

Многочисленные исследования самых разных ученых, использующих самые разные методы, неопровержимо доказывают, что модернизация в развивающихся странах почти всегда на тех или иных этапах сочетается с более или менее жесткой диктатурой. Повторяю, это на значит, что всякая диктатура является модернизационной. Диктатура Наполеона насаждала право, а определенные африканские диктатуры право разрушали. Ну, так и говорите о праве определенного типа, о культуре определенного типа, об обществе определенного типа (нации). Но не лгите, приравнивая государство Модерна к западному демократическому государству. Когда-нибудь потом, после того, как Модерн насаждается тем или иным Наполеоном, создаются условия и для политической демократии. Но это потом!

Демократия и рынок могут оптимизировать функционирование системы, да и то не всегда. Но они почти никогда не могут обеспечить ее форсированное развитие. Функционирование и развитие систем находятся в очень сложном соотношении. Упования на то, что политическая демократия и свободный рынок могут развивать человечество, — это главный блеф глобализации. Тот самый блеф, который породил нынешнюю глобальную неприятность. Имеющую, при всей ее внешней импозантности и респектабельности, черты именно катастрофические. Катастрофы ведь бывают разные — и сладкие, и горькие, и мягкие, и жесткие, и почти мгновенные, и растянутые на столетия.

Мы сейчас находимся в первой фазе глобальной катастрофы, усугубляемой аферами, играми правящего класса и многим другим. Но если все эти субъективности вычесть и попытаться определить главное, то придется признать, что нынешний первый слабый катастрофический толчок, о котором ненадолго забудут для того, чтобы вскоре вспомнить, — это начало катастрофы Модерна.

В любой катастрофе всегда сочетаются органическое (дом может сгнить и рухнуть) и искусственное (дом этот можно взорвать). Органическое и искусственное — именно сочетается (гнилой дом легче взорвать). В чем органика начавшейся катастрофы Модерна — я разберу чуть позже. А вот что такое искусственное, рукотворное начало в пределах той же катастрофы — надо разбирать прямо сейчас.

ИМЯ ЭТОГО ИСКУССТВЕННОГО, рукотворного — политический постмодернизм. Любая перестройка — это осуществление в рамках того или иного объекта (системы) Постмодернизма как последовательной политической практики. Постмодернизм в качестве политической практики (а также мировоззренческой системы) — вот что надо рассматривать всерьез, если хотеть всего сразу. И понимания природы случившегося с нами несчастья ("перестройки-1"), и недопущения нового несчастья ("перестройки-2").

Постмодернистский враг — это вполне корректный политический термин. Это не призыв к новым ГУЛАГам, политическим репрессиям, ущемлениям кого-то в правах. Это констатация качества определенного явления. Для Модерна и чего-то большего (гуманизма вообще, прогресса как частного случая развития, развития в целом) — Постмодернизм является мировоззренческим и иным врагом. В том числе и врагом политическим. Почему Карлу Попперу можно называть книгу "Открытое общество и его враги" (враги ведь!) без того, чтобы быть заподозренным в развязывании репрессий, гонений на инакомыслящих и так далее? А сказать о Постмодернизме как враге — нельзя?

Постмодернизм уже один раз отнял у меня Родину и собирается это сделать снова, а я не могу при этом назвать его врагом… Почему? И как с этим бороться? И как из-за этой борьбы не потерять снова Родину?

Кроме того, не только для Модерна Постмодернизм является врагом, но и для Постмодернизма Модерн, а также все, что дышит развитием и историей, являются врагом. Так что же? Постмодернизму можно воевать с Модерном, а Модерну нельзя воевать с Постмодернизмом? Что за чушь-то! Что за капитулянтский комплекс?

Кое-кто говорит о том, что Постмодернизм является продолжением Модерна. Это либо сознательная политическая ложь, призванная все запутать и извратить. Либо… Либо глубочайшее заблуждение. Постмодернизм ненавидит Модерн, ждет его окончательной смерти и помогает оной.

Постмодернизм — это крупное политическое явление, а не определенный тип культуры. Как минимум это и культурное, и политическое явление. Но на самом деле, это явление по преимуществу политическое, а также — антиметафизическое. Постмодернизм впервые разорвал с метафизикой вообще как светской, так и религиозной. Ибо любая метафизика (или почти любая, если кому-то так больше нравится) предполагает ту или иную подлинность. А Постмодернизм ненавидит подлинность, чурается ее, считает ее предрассудком и моветоном.

Если Постмодернизм — это крупное политическое явление, то у него должна быть социальная база. Социальной базой Постмодернизма в позднем СССР были эти самые приличные люди, погруженные в массовое ("совковое", "шариковское") неприличие. Назовите это разрывом между интеллигенцией и народом… Разрывом между народом и элитой (номенклатурой)… Союзом оторвавшейся от народа интеллигенции и оторвавшейся от народа номенклатуры — против народа и истории (нет народа без истории и наоборот). В любом случае, речь идет об этом "приличии в окружении неприличия".

Конечно, не вполне об этом говорила героиня Бёлля своему мужу: "Они так приличны, так приличны; мне страшно, старик; даже в 1935 году, даже в 1942-м я не чувствовала себя такой одинокой…" Нет, конечно же, не вполне об этом говорила эта женщина из "Бильярда в половине десятого". Но и об этом тоже.

СССР к концу застоя накопил гигантский потенциал разнообразного постмодернистского гноя. Шекспировский Гамлет сказал: "Вот он, гнойник довольства и покоя: прорвавшись внутрь, он не дает понять, откуда смерть…" Гнойник и вправду прорвался внутрь. СССР умер. Вы хотите убить любое государство? Сконцентрируйте в нем накопившийся постмодернистский гной и дайте ему прорваться внутрь. Государство исчезнет. И даже не поймет, откуда смерть. Вот что, пожалуй, страшнее всего.

Сейчас многие призывают бороться с либералами. Абсолютно не поддерживаю подобных призывов. Почему надо бороться с настоящим классическим либералом? Либерализм — такая же часть Модерна, как и консерватизм. Нет политической системы Модерна без либерально-консервативного консенсуса.

Консенсусом же является патриотизм. И это так везде — в США, Франции, Индии, Японии… ВЕЗДЕ!

Когда либерал разрывает с патриотизмом — он уже не либерал. Но то же самое касается и консерватора. У либерала есть ценности, принципы, убеждения. Он обладает своей подлинностью. Почему с ним надо бороться? Да, есть антипатриотические извращенцы, и их немало. Но есть такие же извращенцы и в нелиберальных средах. Так зачем путать извращение (то есть патологию) с нормой? Нам что, вообще недорога свобода? Мы хотим подтвердить ложный миф о нашем историческом тяготении к рабству?

Если речь идет об осуществлении проекта "Модерн" в России, то не ПРОТИВ либералов надо бороться! Бороться надо ЗА подлинный, патриотический либерализм, верный истории и развитию. ЗА патриотизм либерального Модерна. Бороться надо за то, чтобы этот патриотизм оказался в единстве с патриотизмом другим, консервативным. Тем, который не прогресс (то есть изменчивость) ставит во главу угла, а традицию, то есть наследственность. Но вы пробовали в любой системе оторвать одно от другого и противопоставить изменчивость наследственности или наоборот? Любое такое противопоставление — это путь к гибели.

Не с либерализмом надо бороться, а с Постмодернизмом. Это совершенно разные вещи. Накопленный советским застоем постмодернистский гной — задействовали на все сто процентов. Теперь хотят так же задействовать новый гной, накопленный в рамках необрежневской стабилизации 2000-2008 годов. Сформированная в эти годы система слабее, чем советская. Гноя же еще больше. Если кому-то удастся его подсобрать и дать ему прорваться внутрь — катастрофа будет неминуемой. И это будет последняя российская катастрофа.

На горизонте маячит и нечто большее. Повторяю, политический Постмодернизм — это сокрушительное оружие. Можно сказать, оружие абсолютное. Представьте себе такую большую лучевую пушку. Вы наводите ее на какой-нибудь объект — и объекта нет.

Разрушение СССР — лишь первая проба пера. Эта "лучевая пушка" была использована, и использована успешно. Но когда оружие изобретено, сконструировано, изготовлено и использовано, кто откажется использовать его еще раз? Можно навести пушку на Россию. А можно и на другой объект. Почему бы не навести ее, например, на Китай? Или наоборот — на Европу, США, всю западную цивилизацию в целом?

Глобальная перестройка предполагает концентрацию всемирного постмодернистского гноя и обеспечение прорыва этого гноя внутрь всего человечества или его решающей части. Все мои рефлексии по поводу генезиса и архитектоники "приличного меньшинства, в неприличном большинстве обитающего" правомочны лишь постольку, поскольку речь идет о большом мировом процессе.

Принципиально новом процессе — процессе убиения Истории. Разве наша перестройка, в конце-то концов, не была войной с историей как таковой? Да, с нашей историей, — ну и что? Но Фукуяма, написав о конце истории, говорил не о конце нашей истории, а о конце истории вообще. Эксперименты с "лучевой пушкой"… Не в них ли — сокровенная суть того, что лукаво именуется "кризисом"?

Продолжение следует

Алексей Воробьев А ДОЛГ И НЫНЕ ТАМ…

Вирус безудержного плюрализма поразил наших ВИП-чиновников от экономики. Одни предвещают стране и народу новые и новые финансовые катаклизмы, другие божатся, что вот-вот все устаканится и образуется, и поводов для паники в державе нет и в помине.

При наличии отсутствия у верхов какой-либо общей точки зрения на происходящее в финансовой сфере, ум и руки невольно тянутся к хотя бы относительной объективности. То есть к тем официальным цифрам, которые могут в какой-то мере достоверно характеризовать положение дел.

В конце апреля Центробанк опубликовал новые оценки графика выплат внешнего долга РФ по состоянию на начало 2009 года. Точнее, этот документ называется "График погашения внешнего долга Российской Федерации по состоянию на 1 января 2009 года" с разделением на две таблицы — "Основной долг" и "Проценты". Из таблиц следует, что общая внешняя задолженность РФ на 1 января 2009-го года составляла 484,7 миллиарда долларов, а "всего предстоящих выплат процентов по состоянию на 1.01.2009" за нами на 120,3 миллиарда долларов. Если вычесть отсюда долг государственный — 29,4 миллиарда долларов — и проценты по его обслуживанию, то цифра так называемого корпоративного долга оказывается на уровне 570,4 миллиарда в американской валюте.

Аналитики сопоставили эти цифры с данными на первое октября 2008-го (по январским публикациям ЦБ), и пришли к мрачному выводу, что корпоративный внешний долг к выплате с 2009 года вырос на два процента или примерно на 12 миллиардов долларов. А по срокам выплат после 2010 года он же возрос более чем на 10 миллиардов долларов.

На первый взгляд, это вполне естественно вписывается в ситуацию глобального финансового кризиса, когда происходит цепная реакция взаимных неплатежей и просроченных обязательств, накручивания процентов и прочей параноидальной заполошности в мозгах финансистов. Проблемы, паника — вот и растут долги.

Бывает…

Однако странности здесь обнаруживаются сразу, стоит лишь обратиться к другим цифрам, тоже официальным. На то же первое января 2009-го так называемые "Международные резервы Российской Федерации" составляли 427,08 миллиардов долларов. То есть, со своего максимального размера в августе 2008-го (когда и началась раскрутка "финансового кризиса"), с 595 миллиардов долларов они сократились к Новому году почти на 170 миллиардов.

А к апрелю 2009-го "усохли" еще примерно на 45 миллиардов.

Другими словами, за полгода с небольшим государство истратило более двухсот миллиардов казенных долларов на спасение финансовой системы, банков и корпораций, а их внешняя задолженность при этом не только не сократилась — но и возросла! Лечили, лечили — и "больному" стало еще хуже.

Как объяснить этот медицинский факт?

Кто и куда подевал такую громадную кучу государственных, а, следовательно, народных денег?

И как именовать подобное явление в цивилизованных юридических терминах?

Тем временем, на недавних переговорах министров финансов в Вашингтоне господин А.Кудрин прямо заявил, что Россия вновь будет привлекать займы Всемирного Банка: "В связи с тем, что Россия переходит к дефициту бюджета, мы готовы рассматривать реализацию части проектов за счет заемных средств".

А вот то, куда делись потраченные сотни миллиардов долларов из отечественных резервных фондов, ни А.Кудрина, ни его ВИП-коллег, судя по всему, уже не интересует.

Владислав Шурыгин МАШИНА САМОРАЗРУШЕНИЯ «Реформы» Сердюкова — огонь по своим

ДВА ГОДА НАЗАД министр обороны Анатолий Сердюков вступил в руководство Вооружёнными Силами России. Это было переломное время. После многих лет хронического недофинансирования, секвестров и унизительной нищеты в армию впервые пошли деньги. Ожили аэродромы и полигоны. Пусть медленно, но стало повышаться денежное довольствие офицеров. После почти полутора десятка лет распада в войска пошли первые образцы новой техники и вооружений. И на этой волне у армии появился новый министр обороны. Молодой, немногословный, из ближайшего окружения тогдашнего президента, что почти автоматически гарантировали ему авторитет и уважение, так как авторитет самого президента Путина в армии тогда был чрезвычайно велик.

Чего ждали от Сердюкова?

С одной стороны, многих уже тогда смущало то, что новый министр в армии человек абсолютно случайный, если не считать полутора лет срочной службы в далёких восьмидесятых. Но с другой стороны, говорили, что он человек деловой, жёсткий. Не зря же до этого он заведовал налогами и сборами. Был главным "фискалом" страны. В офицерских курилках сошлись на том, что новый министр поставлен навести порядок в военных финансах. Заткнуть все дыры, приструнить хапуг и мздоимцев и обеспечить более эффективное распределение бюджетных средств.

Собственно, так тогда и казалось, что новый министр будет держать в руках всё военное хозяйство, а военные займутся наконец тем, чем и должны заниматься — боевой учёбой и укреплением армии.

Нуждалась ли тогда армия в реформе?

Безусловно!

И большинство офицеров и генералов эту реформу поддерживали и готовы были всячески способствовать её проведению.

Но после проведённых предыдущим министром обороны Сергеем Ивановым сокращений большинство военных считало, что теперь дело за целенаправленной методичной модернизацией армии. Тем более, что и Сергей Иванов, и Анатолий Сердюков почти хором объявили, что все сокращения закончены, и теперь необходимо заниматься совершенствованием военной организации, перевооружением и повышением качества боевой учёбы.

Никому и в страшном сне не могло присниться то, что последовало за этим…

А ЗА СЛЕДУЮЩИЕ ДВА ГОДА господином Сердюковым была проведена такая ломка Вооружённых Сил России, какой они не знали, пожалуй, со времён революции 1917 года, когда большевики фактически распустили старую русскую армию и на её месте начали формирование Красной Армии.

Первым делом была проведена кадровая чистка высшего командного состава, сравнимая по своим масштабам разве что с приснопамятными репрессиями в армии в конце 30-х годов.

Были сняты со своих должностей или отправлены в запас начальник Генерального штаба и все начальники главных управлений Генерального штаба. Вслед за ними было снято с должностей и уволено большинство начальников управлений Генштаба и Минобороны. Затем настал черёд войск.

Из трёх главкомов видов Вооружённых Сил заменены все три.

Из трёх командующих отдельными родами войск — заменено три.

Из четырёх руководителей служб и управлений тылового обеспечения — заменено трое.

Из шести командующих округов — заменены все шесть.

Из пяти командующих флотов и флотилий заменены четыре, и лишь командующий Каспийской флотилией контр-адмирал Виктор Кравчук исполняет свои обязанности аж с 2005 года!

И что же мы получили в результате таких чисток?

Война против Грузии вскрыла страшные провалы в боевом управлении, фактически разрушенную вертикаль управления войсками и неумение нового, "сердюковского" генералитета эффективно командовать, когда ключевые директивы "забывались" отдаваться войскам, ключевые управления оказывались парализованными волюнтаристскими приказами, и до конца войны сердюковский генералитет так и не смог наладить взаимодействие различных видов и родов войск.

Сегодня сердюковскими пропагандистами победа на Грузией преподносится как личный триумф министра обороны и гениальная военная операция, хотя на самом деле этой победой мы прежде всего обязаны крайне низкой боеспособности грузинской армии, её невысокому моральному потенциалу. Окажись на месте грузин более стойкий и опытный противник, и результаты этой операции могли бы стать совсем иными. По уровню неразберихи и ошибок эта операция мало чем уступит печальнопамятному вводу войск в Чечню в декабре 1994 года…

А ведь всего несколько лет назад Северокавказский военный округ, чьими силами проводилась операция в Южной Осетии, провёл успешную контртеррористическую операцию на территории Чечни и Дагестана, в ходе которой был разгромлен и уничтожен куда более серьёзный противник, чем робкая грузинская армия — армия чеченских боевиков Басаева-Масхадова. Прекрасно обученная, отлично вооружённая и закалённая в боях армия. Которая, к тому же, имела серьёзное моральное превосходство победы в первой чеченской войне. Тогда войска действовали как единый боевой механизм и смогли в считанные месяцы разгромить противника.

А сегодня вместо обещанной "оптимизации" и совершенствования системы управления войсками кадровый погром Сердюкова и его команды привел лишь к нарастающему хаосу, деморализации офицерского корпуса и невосполнимым кадровым потерям.

Если это называется "реформа", то тогда что же называть развалом?

В окружении Сердюкова как о каком-то уникальном кадровом достижении с гордостью говорят о том, что за год не подписали ни одного ходатайства на продление предельного срока службы генералам и полковникам.

Но можно ли считать разумной и оправданной такую кадровую перетряску высшего военного руководства, если в её итоге Вооружённые Силы лишились таких своих самых блестящих генералов, как Юрий Балуевский, Александр Рукшин, Владимир Булгаков, Валерий Запаренко, Владимир Пустовой, Евгений Карпов, Владимир Гошкодёра?

Конечно, нет!

Но она была нужна, чтобы исключить любое возможное сопротивление последующим этапам "реформы" Сердюкова.

И КАК ТОЛЬКО от явных и потенциальных противников реформы избавились, начался второй этап военной реформы. В ближайшие три года из армии будет уволено 150 000 офицеров — каждый второй! Только в этом году будет уволено двадцать шесть тысяч офицеров, а за следующие два — ещё сто семнадцать тысяч офицеров. Такие масштабы "чистки" не снились даже сталинским наркомам НКВД.

Разница лишь в том, что тогда человек отправлялся прямиком к стенке или валить лес на Колыме, а сейчас — на улицу! Правда, в условиях жёсткого экономического кризиса без жилья и работы для многих уволенных эта жизнь "на гражданке" не сильно будет отличаться от жизни в колымских лагерях. С началом этих массовых сокращений моральная атмосфера в воинских коллективах стала просто удручающей.

Фактически все штабы, начиная с уровня Генштаба и до штабов дивизий, которые ускоренно преобразуются в бригады, сейчас находятся в полупарализованном состоянии. Половина офицеров выведена за штат, на другую половину возложены их задачи, но выполнять их в результате таких тотальных сокращений они просто не могут, потому что на многих направлениях ответственными осталось по одному офицеру, и в случае их любого отсутствия (отпуск, выходной, командировка) никто просто не может ничего ни согласовать по этому направлению, ни провести решения, ни получить информацию. При этом вместо официально объявленного "поэтапного" сокращения в два с половиной раза к 2012 году на деле штабы и управления волюнтаристски сокращены за считанные месяцы, а точнее, просто "порублены" в три и более раз.

ТО ЖЕ Главное оперативное управление Генерального штаба с пятисот пятидесяти человек сократилось всего за год сначала до двухсот шестидесяти, а теперь вообще до ста пятидесяти человек. Почти в четыре раза! При этом количество задач осталось таким же и даже выросло в связи всё с той же реформой. Теперь официально, в нарушение всех законодательных норм, в ГОУ введён рабочий день с 8 часов утра до 20 часов вечера, но в реальности многие офицеры работают здесь сутками.

Управление военных сообщений уже сократили больше чем в три раза.

Управление, отвечающее за командные пункты, вообще в четыре раза!

Также "режутся" штабы видов Вооружённых Сил, родов войск и штабы округов.

Чтобы избавиться от ставших ненужными офицеров, в недрах сердюковского МО был рождён приказ о ротации, который ограничивает службу офицера в центральных городах тремя годами, после чего он должен уступить своё место следующему, а сам отправиться туда, куда МО пошлёт. Дешёвый популизм этого приказа, направленный якобы на устранение социального неравенства, при котором служба в крупных городах становится бессрочной привилегией попавших туда офицеров, маскирует простой и циничный расчёт. В течение двух лет за бортом МО окажется больше ста тысяч офицеров, большая часть которых служит в Москве, Санкт-Петербурге и таких городах, как Ростов, Хабаровск, Чита, где находятся штабы видов Вооружённых Сил, родов войск и округов. Почти половина из них это те, кто ещё мог бы служить, но сокращены в связи с оргштатными мероприятиями. По закону, если для них нет равных должностей, то эти офицеры имеют право уволиться с получением всех причитающихся им в этом случае льгот. И чтобы не рассчитываться с этими офицерами, не выплачивать им полагающиеся по увольнению двадцать окладов, не обеспечивать их квартирами, господин Сердюков, в лучших традициях "правильных пацанов" начала 90-х, решил попросту "кинуть" этих самых офицеров. По приказу о ротации им предлагают убыть к новым местам службы, которыми определены самые дальние гарнизоны и "медвежьи углы" Российской Федерации. Более того, согласно этому приказу, они ещё к тому же могут назначаться на нижестоящие (!!!) должности. Замысел очевиден — прослуживший несколько лет в Москве или Ростове офицер в звании подполковника, майора с семьёй не согласится на такой перевод, да ещё с унизительным понижением, и его можно будет легко уволить как "нарушителя контракта" без всяких льгот, жилья и выходного пособия. А если согласится, то тоже не страшно! Дослуживать он будет в глухой дыре, где, согласно закону, и получит квартиру по увольнению в запас его семья. А в России много медвежьих углов, где цена жилья меньше, чем цена подержанного "жигулёнка".

При этом авторам данного приказа было, конечно, плевать на боеготовность собственных Вооружённых Сил. И, ограничив срок службы офицера в крупном городе тремя годами, они даже не задумались над тем, что, например, только чтобы подготовить офицера Генерального штаба — элиту Вооружённых Сил — необходимо минимум три года на его обучение. И только по прошествии этого срока он способен работать самостоятельно на уровне высоких требований Генштаба. Фактически этот приказ полностью добивает самую высокопрофессиональную военную касту российских Вооружённых Сил — Генеральный штаб, штабы видов и родов войск.

Всё это привело к такому напряжению в офицерской среде, что только случайно удалось избежать громкого скандала на Параде в честь 9 мая, когда офицеры одной из парадных коробок хотели освистать министра обороны Сердюкова в ходе объезда войск. Но информация вовремя успела дойти до органов военной контрразведки, и "мятежников" взяли под жёсткий контроль. Акция не состоялась, так что министр смог объехать войска без скандала.

"Процесс сокращения офицерского состава пройдет плавно и не вызовет никакого напряжения", — заявил полгода назад господин Сердюков. Тогда никто не понял, что наш министр так шутит…

В этом кадровом погроме особое место занимает решение о ликвидации института прапорщиков и мичманов. Это ни много ни мало сто сорок тысяч профессионалов одной из основных технических "каст" Российских Вооружённых Сил, на которых традиционно лежало поддержание и обслуживание наиболее сложной техники. Именно прапорщики и мичманы были механиками и техниками самолётов, начальниками радиостанций, корабельными специалистами, обслуживали ракеты и другие систему вооружений, были техническими специалистами в подразделениях Сухопутных войск. Часть прапорщиков служила также на тыловых и вспомогательных должностях, на складах и базах хранения, в штабах. Таковых из общего числа, по разным подсчётам от тридцати до сорока тысяч, и именно эти должностные категории в ходе обсуждения различных вариантов реформы предлагалось сократить.

Но, по планам реформы Сердюкова, до 1 декабря 2009 года было решено ликвидировать всех.

ПАРАДОКС: объявляя о планах создания "профессиональной" армии, "реформаторы" одним махом уничтожили костяк этих самых профессионалов. Больше половины прапорщиков и мичманов уже разорвали контракты и увольняются из армии. Оставшиеся тоже недолго задержатся в Вооружённых Силах, так как среди них большинство тех, кому до пенсии осталось выслужить год-два, и ради пенсии они готовы смириться с утратой своего статуса и потерей в зарплате.

При этом объявленное с помпой создание института "профессиональных сержантов" оказалось мыльным пузырём. Уже полгода не удаётся набрать достаточное количество курсантов в сержантские школы из-за крайне низкого образовательного уровня отобранных кандидатов. А когда их выпускники станут "профессионалами", этого не знает вообще никто. Неясен и их статус по окончании этих школ: ведь наряду с новыми тридцатичетырёхмесячными школами в армии остаются и старые сержантские "учебки" с циклом в пять с половиной месяцев учёбы. Причём по своим правам и занимаемым должностям они фактически равны. Неясно, кто будет управлять этим "профессиональным институтом".

Никому из "реформаторов" даже не пришло в голову вспомнить о том, что кроме чисто должностных функций институт прапорщиков имел ещё и важнейшее мобилизационное значение. В военное время он позволял быстро нарастить офицерский корпус — его низовое звено, которое традиционно несёт самые большие потери и чьё пополнение является головной болью всех армий мира. Подготовка прапорщиков, их служебный статус позволяли им при наличии опыта уверенно выполнять обязанности младших офицеров.

А вот профессионального сержанта, даже самого подготовленного, на офицерскую должность в случае войны не поставишь. Его психология солдата, его служебное положение не позволят ему полноценно заменить офицера. И для подготовки на уровень офицера его придётся снова учить.

А ведь военные эксперты давно предлагали качественно иное решение проблемы создания профессионального корпуса сержантов. Это создание единого корпуса младших командиров от младшего сержанта до старшего прапорщика (мичмана). В котором младший командир мог бы расти по служебной лестнице на протяжении всей его службы, без служебного тупика, в который загоняют сегодняшних кандидатов в профессионалы сержантские рамки.

Какие сегодня есть стимулы у сержанта после получения предельного для него звания "старшина"? В лучшем случае финансовые надбавки за классность и выслугу. Всё!

Создав многоступенчатую систему службы, связав присвоение звания прапорщика с получением дополнительного образования, успехами в службе и расширив их должностную категорию до командира подразделения, приравненного к взводу, это не только позволило бы сохранить имеющийся технический костяк армии, но и дало бы стимул "контрактникам" к служебному и профессиональному росту, когда, начав службу профессиональным сержантом, он вполне способен в рамках своего статуса дослужиться до звания младшего офицера. Вместо всего этого господин Сердюков предпочёл одним махом избавиться от прапорщиков и мичманов. Этот волюнтаризм наглядно свидетельствует о некомпетентности и безграмотности реформатора от "Ленмебельторга".

ТИХОЙ САПОЙ сворачивают и ещё один шумно разрекламированный проект военной реформы — перевод Российской армии на контрактную основу и укомплектование частей и соединений постоянной боевой готовности на сто процентов "контракниками". Ещё прошлой осенью из Министерства обороны неслись заверения в том, что части постоянной боевой готовности будут укомплектованы только солдатами-контрактниками. Но уже к весне этого года эти планы резко усохли, а потом и вообще были тихо спрятаны под сукно, в связи с тем, что количество контрактников оказалось настолько мало, что не покрывало даже минимальных запросов войск. Сейчас оно едва дотягивает до 79 тысяч, при этом почти четверть из этого числа — женщины, проходящие службу на не боевых должностях.

И к новому призыву в военкоматы поступила директива на порядок увеличить количество призывников конкретно по видам и родам войск:

В ВМФ — на 50%;

В ВВС — на 150%;

В войсках тыла — на 300%;

В Сухопутные войска — на 80%;

В РВСН — на 80%;

В ВКС на — 200%.

То есть с учётом призыва, фактически все виды и рода войск планируется укомплектовать солдатами-"срочниками" на 75%, призвав в общей сложности 305 тысяч человек, что на 100 тысяч больше, чем будет уволено выслуживших свои сроки солдат. И эти 100 тысяч призывников должны покрыть ту кадровую брешь в "контрактниках", которых не смогло навербовать сердюковское МО.

Понятно, что тех 50 тысяч "контрабасов", которые сейчас находятся в боевых частях и на кораблях, не хватит на укомплектование даже трети частей и соединений полной боевой готовности, которые, согласно нынешней реформе, должны быть сформированы уже к концу этого года.

То есть ни о какой "контрактной" армии речи больше просто не идёт.

Даже если бы Министерству обороны как-то и удалось навербовать ещё 100 тысяч контрактников, всё равно их доля в составе Вооружённых Сил сегодня с трудом дотягивала бы до 45%.

А ведь всего три года назад бывший министр обороны Сергей Иванов, а за ним и нынешний министр Сердюков, обещали, что уже к 2008 году в Российских Вооружённых Силах будут служить не менее 147 тысяч контрактников, а к 2009 году их число составит не менее чем 70%. Как и предсказывали эксперты, этот "прожект" оказался обычной "потёмкинской деревней" полуграмотных реформаторов.

Впрочем, ряд экспертов изначально утверждал, что никакого реального плана перехода к контрактной армии не существовало. А были только популистские полумеры, преследовавшие одну цель — завоевать авторитет среди простых граждан. И обеспечить общественную поддержку своим реформам.

ЧТО ЖЕ РЕАЛЬНО было сделано реформаторами за эти два года? Ими был объявлен и проведён переход на бригадную систему и трехступенчатую организацию Сухопутных войск.

О необходимости организационной реформы говорилось все последние пятнадцать лет. Обсуждались варианты, проводились исследования и учения. И объявленная Сердюковым организационная реформа была поначалу встречена с энтузиазмом.

Но очень скоро этот энтузиазм сменился озабоченностью, а затем и откровенным скепсисом.

Вместо серьёзного анализа, тщательного расчёта и предельно выверенных действий, реформу стали проводить волюнтаристски, с размахом лесорубов и без учёта реальности военно-политической обстановки на том или ином направлении, особенности регионов и требования.

Реформу запустили, даже не приняв военную доктрину, — документ, который, собственно, и определяет, как должна проводиться реформа, какие угрозы нас ждут в будущем, против кого мы формируем нашу армию и какой она должна быть. В итоге непродуманные скороспелые решения привели к уродливым результатам. Вместо мобильных, боеспособных частей получились какие-то монстры, больше напоминающие боксёров с руками карликов, когда тылы, боевое обеспечение и средства поддержки фактически перекочевали с дивизионного уровня на бригадный, а вот боевые части оказались урезаны до минимума.

При этом введенная организация и создаваемые группировки совершенно не отвечают тем угрозам, которые они должны парировать. Например, сформированная на Дальнем Востоке группировка по своей "конфигурации" фактически не способна отразить китайскую военную угрозу. Проведённая реформаторами полная ликвидация "кадрированных" частей, которые здесь составляли почти половину всех имеющихся частей, привела к тому, что округ лишился всего мобилизационного потенциала. Раньше в случае военной угрозы за короткий строк — от двух недель до месяца — на базе "кадрированных" частей можно было развернуть мощную группировку, позволявшую парировать военную угрозу со стороны КНР.

Теперь же войска Дальневосточного военного округа должны будут в случае войны вступить в неё и завершить её одним и тем же имеющимся составом, что совершенно нереально, если сравнить потенциалы ДальВО и НОАК в этом регионе…

Эксперты в один голос говорят, что созданная "россыпь" бригад, даже объединённая в некие "оперативные командования", в войне против таких противников, как армии НАТО, Китая, Японии или Турции, позволяет в лучшем случае организовать устойчивую оборону на том или ином направлении. Но любому выпускнику военного училища хорошо известна азбучная истина: одной обороной исход войны никогда не решался и обороной противника не разгромишь. Никаких же ударных группировок планом реформ просто не предусмотрено! Наоборот, из имеющихся сейчас на вооружении Российской армии тринадцати тысяч танков — главной ударной силы Сухопутных войск — после реформы в строю останется не больше трёх тысяч. Остальные, видимо, отправятся на базы хранения, где их дальнейшую судьбу несложно представить.

И всё больше военных экспертов приходят к выводу, что истинной целью реформы было не повышение боевых возможностей Российской армии, а очередное её масштабное сокращение. Окончательная ликвидация "матрицы" Советской Армии, демонтаж её стратегической направленности, мобилизационной основы и окончательный перевод её на региональный уровень.

Как же получилось, что реформы, начатые под ширмой благих намерений установления гражданского контроля над армией, закончились её фактическим погромом? Какие причины привели к тому, что в течение последних десяти лет каждый последующий министр обороны оказывался куда хуже предыдущего? Многое становится понятным, если просто сравнить карьеры министров обороны США и России.

Роберт Майкл Гейтс в 1966 году получил степень магистра истории восточноевропейских стран в университете штата Индиана. В 1966 году по окончании университета был принят на работу в ЦРУ в качестве сотрудника аналитической группы. В 1974 году получил степень доктора русской и советской истории в Джорджтаунском университете. С 1975 по 1979 годы работал в Совете национальной безопасности, в 1979 году вернулся в центральный аппарат ЦРУ, где занимал ряд ответственных постов; в 1979-1981 гг. — офицер национальной разведки по Советскому Союзу. В 1981-1982 гг. возглавлял исполнительный штаб при директоре ЦРУ. С января 1982 года по апрель 1986 года — заместитель директора ЦРУ по разведке, а с сентября 1983 года является одновременно председателем Совета национальной разведки (органа, координирующего аналитическую работу "разведывательного сообщества"). 28 декабря 1988 года назначен первым заместителем помощника Президента США по вопросам национальной безопасности в администрации Дж. Буша. В разведывательных кругах Р. Гейтс считался ведущим специалистом по СССР и проблемам контроля над вооружениями. С марта 1989 года — заместитель помощника, а с августа того же года — помощник президента по вопросам национальной безопасности. 14 мая 1991 года назначен директором ЦРУ; 5 ноября утвержден Сенатом; 6 ноября вступил в должность. Возглавлял ЦРУ до 20 января 1993 года. 8 ноября 2006 года президент США Джордж Буш выдвинул его кандидатуру на пост министра обороны США.

Анатолий Эдуардович Сердюков с 1985 по 1993 гг. работал в системе "Ленмебельторга". С 1993 по 2000 гг. — заместитель директора, директор по маркетингу, гендиректор АО "Мебель-Маркет" в Санкт-Петербурге. С 2000 по 2001 гг. — замруководителя Инспекции, замруководителя Управления Министерства России по налогам и сборам по работе с крупнейшими налогоплательщиками по г. Санкт-Петербургу. В 2001 г. возглавил Управление Министерства РФ по налогам и сборам по Санкт-Петербургу. 9 марта 2004 г. был назначен заместителем министра России по налогам и сборам, 16 марта 2004 г. — и. о. руководителя Федеральной налоговой службы на период преобразования в неё Министерства по налогам и сборам, а 27 июля 2004 г. — руководитель ФНС. 15 февраля 2007 года назначен министром обороны Российской Федерации.

Как говорится — комментарии излишни…

ИСТОЧНИК непрерывных анекдотов и едких шуток, прославившийся своей вопиющей безграмотностью в военных вопросах, министр обороны России Анатолий Сердюков стал воплощением профессиональной некомпетентности.

То, отбыв в должности почти год, сей господин утверждает, что зарплата лейтенанта его армии составляет "двадцать-тридцать тысяч рублей" (200-300% от реальной), что аббревиатура ВВС расшифровывается, как Би-би-си, а зарплаты лётчиков мало чем уступают министерским.

То, устав от лишнего груза, он избавляется от "ядерного чемоданчика" — переносного терминала "Чегет", системы управления ядерным оружием, являвшегося обязательным атрибутом его должности, от которого зависит безопасность страны.

Лично, стоя у карты, определял объекты ударов авиации во время войны с Грузией: "Вот по этому мосту давайте бабахнем!"

Прославившийся тем, что общаться с подчинёнными без мата просто не умеет, не стесняясь изъясняться на нём даже на трибуне высоких совещаний.

Грохнувший в ремонт здания Министерства обороны полугодовую зарплату всего офицерского корпуса, этот господин навсегда занёс своё имя в историю Российских Вооружённых Сил как разрушитель и полный профан.

И прозвище "маршал Табуреткин" — это самое печатное из тех, которыми его наградили в войсках.

Но в кремлёвской чиновной "бригаде" не сильно прислушиваются к армейскому ропоту. Для них Сердюков — "свой". Он точно следует всем правилам кремлёвского этикета и верно служит своим высоким покровителям. Всё остальное — мелочи!

Секрет в том, что армия для Сердюкова — не более чем очередная ступенька служебной лестницы. И как опытный карьерист он отлично понимает, что ему нужно "дать результат", показать себя как "эффективного менеджера". А чем он может отличиться? Только одним, но главным современным "менеджерским" ноу-хау — меньшим числом сделать больше работы. А значит, нужно сокращать и резать! Вот он и старается…

Стоит ли удивляться тому, что реформы в России буксуют и идут в разнос, если реформой медицины занимался инженер-кибернетик с банковским уклоном, реформой науки — бизнесмен и финансист, а реформой армии — экономист-мебельщик?

А теперь стоит посмотреть, чьими же руками делается эта "реформа"?

Правая рука Сердюкова — нынешний начальник Генштаба Макаров — полностью под стать своему патрону. Не он ли, чтобы усидеть в кресле, готов покрывать любое непотребство и безобразие, смиряться с любым беспределом и нарушением законов?

Скольким тысячам офицеров за год "военной реформы" Сердюкова были сломаны и исковерканы судьбы? Сколько тысяч блестящих профессионалов было безразлично вышвырнуто со службы, едва достигнув пенсионной выслуги, чтобы превратить "яйца" господина Сердюкова в полноценные марсианские "треугольники".

И под всеми этими директивами стоит ваша, господин Макаров, подпись!

Может быть, вы, господин "товарищ генерал", не слышали о том, что в вашем Генштабе сотни офицеров, оказавшись выкинутыми за борт, без должностей, без перспектив, не могут даже уволиться, потому что ваш мебельный "патрон" трусит увольнять их по закону, понимая, что таких многомиллиардных расходов никакой бюджет Минобороны не выдержит, и требует их увольнения "по собственному желанию" или под любым предлогом, найдя любой повод, отыскивать любую зацепку, чтобы выкидывать людей на улицы без денег, квартир и пенсий?

Может быть, вы об этом не слышали?

Или делаете вид, что не слышите?

А может быть, просто слово "честь офицера" у вас давно намертво зашито генеральскими лампасами, которые вам заменили заодно ещё и совесть?

РОССИЙСКАЯ ВОЕННАЯ РЕФОРМА всё больше похожа на носорога, рухнувшего в болото, мечущегося, сокрушающего всё вокруг себя и всё глубже погружающегося в трясину. Никто сейчас уже не знает, что делать с этим монстром. Остановить весь этот беспредел? Но тогда получается, что десятки миллиардов рублей были просто выброшены на ветер. Попытаться как-то всё отладить и довести до ума? Но на это теперь придётся затратить ещё почти столько же, сколько уже затрачено на реформирование Вооружённых Сил. Что делать с десятками тысяч искалеченных человеческих судеб? Как закрыть огромную кадровую брешь, пробитую массовыми сокращениями? Как восстановить доверие обозлённой, деморализованной армии правительству и президенту? Где выход?

А ведь перед глазами высшего руководства России все эти годы был пример блестяще проведенной военной реформы, причём страной куда с более скромным бюджетом, чем российский.

Речь идёт о нашей соседке, точнее — даже союзной нам республике — о Белоруссии. В течение пяти лет белорусам удалось реформировать свои Вооружённые Силы и сделать их одними из лучших в Европе. Именно так оценила их комиссия ОБСЕ, инспектировавшая белорусскую армию.

В отличие от наших "реформаторов", белорусы не торопились "начать перестройку с рассветом". Для начала в 1995 году по решению президента Лукашенко был создан консультативный совет при министре обороны по проведению реформы. Во всех частях были сформированы и получили серьёзные права офицерские собрания. Именно они сыграли ключевую роль в очищении и оздоровлении офицерского корпуса. Затем, в соответствии с утвержденным главой военного ведомства положением, в консультативный совет офицерскими собраниями соединений и частей были делегированы наиболее авторитетные и профессионально подготовленные офицеры. Сейчас в этот совет входят 60 офицеров в званиях от капитана до генерала, занимающих различные должности. Они представляют все виды и рода войск, практически все гарнизоны и учреждения министерства обороны.

За месяц до очередного заседания членам совета направляется сообщение о том, какие вопросы выносятся на обсуждение, и предлагается подготовить предложения по ним, опираясь на коллективное мнение офицерской общественности. Эти предложения и становятся предметом дискуссии на заседании.

Наиболее обоснованные, разумные, взвешенные берутся, как говорится, "на карандаш" министром обороны, и находят затем отражение в нормативно-правовых актах, директивах, приказах, регулирующих жизнедеятельность вооруженных сил, как рассказал в интервью "Красной звезде" секретарь консультативного совета при минобороны РБ полковник Юрий Хоменков

Так было, например, при подготовке изменений и дополнений в действующие законы "О всеобщей воинской обязанности и военной службе" и "О статусе военнослужащих". При их обсуждении члены совета от имени своих офицерских коллективов внесли около двухсот предложений. И многие из них были учтены при окончательной доработке проектов этих нормативно-правовых актов.

За семь лет работы советом рассмотрено более 80 проблемных вопросов, связанных с жизнедеятельностью вооруженных сил, главе военного ведомства представлено свыше полутора тысяч предложений, исходящих снизу, от армейской общественности. Через обсуждение на КС прошли практически все концептуальные нормативно-правовые акты, касающиеся самых различных аспектов строительства национальной армии, в том числе и те, по которым сейчас ведется ее реформирование. Сам совет решений не принимает, его предложения носят рекомендательный характер. Но проекты документов, просеянные через сито знаний и опыта тысяч людей, позволяют министру обороны принимать наиболее целесообразные, взвешенные решения, которые не вызывают реакции отторжения в армейской среде.

И сегодня Беларусь имеет армию, которой по праву гордится её народ — армию-защитницу, армию XXI века. К сожалению, в этой области России похвастаться нечем. Наша военная реформа всё больше похожа на машину саморазрушения с выставки абсурдного искусства…

Олег Щукин МЕГАМАШИНА

29 мая в городе Щучье Курганской области начал работу уже пятый в России завод по уничтожению химических боеприпасов. "Несмотря на корректировки, вызванные глобальным финансовым кризисом, все мероприятия федеральной программы выполняются неукоснительно и в установленном порядке", — доложился американскому сенатору Ричарду Лугару на церемонии открытия завода министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко. Как сообщила Би-Би-Си, США профинансировали 36% расходов на строительство этого завода (свыше 1 млрд. долл.), а РФ — 50%, т.е. около 1,5 млрд. долл. Работы заводу хватит до 2012 года, за это время он должен утилизировать примерно восьмую часть отечественных запасов химического оружия (5,5 тыс. тонн боевых отравляющих веществ, БОВ). О дальнейшей судьбе этого сверхсовременного производства почему-то ничего не сообщается.

Всё это заставляет задуматься над самыми разными интересными, хотя и не слишком приятными, темами.

Например, о самом химическом оружии в современном мире. Оказывается, в России, согласно официальным данным, к 1997 году хранилось 90% мировых запасов боевых отравляющих веществ (около 40 тысяч тонн). Надо полагать, во всем "цивилизованном мире" от этого "варварского" и антигуманного оружия почти поголовно отказались. Разумеется, "Эйджент оранж" и прочие "дефолианты" с "инсектицидами" в счёт не идут, хотя, как показал опыт Вьетнама (да и Колумбии, например), они вполне могут использоваться в военных целях.

Так вот, США и РФ подписали в 1997 году конвенцию о запрете химического оружия и уничтожении его запасов к 2012 году. Опять же, по официальным данным, за это время американские военные уничтожили две трети своих запасов БОВ, а российские — всего-навсего треть. Что, отстаём от партнеров по разоружению? Да нет, конечно! Если верить тем же официальным цифрам, Россия рассталась с 13,3 тыс. тонн отравляющих веществ, а США в лучшем случае — с 4,5 тыс. тонн.

Вот сколько бессмысленной и опасной продукции произвела советская "оборонка" за годы тоталитарного коммунистического режима! Уж уничтожают её, уничтожают, да никак уничтожить не могут…

Американцы — не такие. Производили свои БОВ по минимуму, поскольку это не только антигуманное, но и неэффективное оружие массового поражения. Не верите — спросите у Саддама Хусейна, который в аккурат на "химии" и погорел. Не на нефтехимии, как полагают те, кто всё еще почему-то сомневается в моральных ценностях американской демократии и дипломатии, а на отравляющих веществах. Правда, потом их те же бравые янки даже найти не смогли — но кого это волновало при "черном золоте" в 100 долларов за баррель?

Но вот интересно, если бы химическое оружие у Саддама Хусейна реально существовало — рискнули бы "джи-ай" вторгаться в Ирак, или всё-таки, наоборот, повременили бы с этим, безусловно нужным и благородным, делом? Отвечать на такой риторический ныне вопрос можно очень по-разному, посему ограничимся здесь многоточием…

И продолжим далее. Как известно, именно к 2012 году, если не произойдёт чего-то сверхъестественного, Россия фактически лишится своего ракетно-ядерного щита. То есть впервые с середины 50-х годов прошлого века окажется не в состоянии нанести "удар возмездия" в ответ на атаку вероятного стратегического противника (предположим, тех же самых США или Китая).

Спрашивается, а какое отношение могут иметь стратегические ракетно-ядерные силы к какому-то допотопному, дошедшему до нас чуть ли не из времен Первой мировой войны, химическому оружию? Тем не менее, имеют, причем самое разное. Ведь БОВ не зря называли "атомной бомбой бедных стран". Это относительно дешевое и простое в изготовлении оружие массового поражения способно прежде всего глубоко дезорганизовать социально-экономическую жизнь тех пространств, против которых оно применяется.

И это наглядно проявлялось хоть в иракском Курдистане, хоть в московском "Норд-Осте". Афганские талибы периодически заявляют о применении химического оружия американскими войсками. Истинные масштабы производства и хранения в США химического оружия отсаются неизвестными, а общее количество снаряженных химических боеприпасов может составлять 150-200 тыс., а вовсе не "менее 8 тыс. тонн", как утверждают официальные источники. Также стоит напомнить, что американские заводы по производству химического оружия в Роки-Маунте (штат Колорадо) Ньюпорте (штат Индиана) и в Масл-Шоулсе (штат Алабама) до сих пор находятся в законсервированном состоянии и могут оперативно возобновить производство до 15 тыс. тонн БОВ в год.

Впрочем, понятно, что в вопросе с БОВ американцы старались и стараются не только для себя, но прежде всего — для своих союзников, чьи города находятся в радиусе поражения средствами доставки российских БОВ. Ведь вовсе не исключено, что в случае реального военного конфликта "для затравки" против России снова выпустят какого-нибудь Саакашвили, а уж потом за маленького агрессора, униженного и оскорбленного, чтобы "восстановить попранную справедливость", всей своей мощью "заступится" агрессор большой.

Так случайно ли совпадение этой даты — 2012 год, и надо ли было нашим властям, гражданским и военным, так торопиться, чтобы — вот кровь из носу! — уложиться именно к ней с полным уничтожением российского химического оружия?

Денис Тукмаков ПРО УРОДОВ И МЕНТОВ

12 апреля в Ростове-на-Дону милиционер-стажер, управляя личным автомобилем, сбил на автобусной остановке 11 человек. В ночь на 27 апреля майор милиции Д. Евсюков устроил бойню в магазине, убив трех человек и ранив семерых. 4 мая на востоке Москвы рядовой милиции сбил пятиклассника на "зебре". 11 мая в Москве сотрудник МВД сбил четырех человек на тротуаре. 13 мая милиционер, двигаясь по встречной полосе на своем "Мицубиси", сбил насмерть на пешеходном переходе беременную женщину. 27 мая в Подольске милицейский УАЗ сбил на пешеходном переходе восьмилетнего ребенка — мальчик в реанимации.

Что происходит?

Ответить можно по-разному. Экзальтированный человек воскликнет: "Идет необъявленная война ментов против собственного народа!" Милиционер в ответ попеняет на адские условия труда и взвинченное состояние сознания большинства своих коллег, "а уж отморозков везде хватает!" Аналитик вглядится в кадровый состав представителей порядка и добавит сакраментальное: "Каков народ, такая и милиция". Любитель статистики заявит о том, что на фоне общих страшных цифр ДТП и преступлений (за 2008 год в России зарегистрировано 30 тысяч погибших и 270 тысяч раненых в ДТП, а также 850 тысяч тяжких и особо тяжких преступлений) противоправные деяния сотрудников милиции (которых в стране порядка одного миллиона человек) составляют положенную каплю в море. Политтехнолог заметит: "В милиции идет передел власти и борьба за кресла". Конспиролог возразит: "В стране разворачивается пропагандистская, с участием главных СМИ, кампания против одного из столпов государства — МВД".

Нет ли ощущения, что каждый из ответов по-своему правилен?

Чтобы понять, что же на самом деле происходит, давайте зафиксируем несколько объективных моментов, а затем посмотрим, какой последует вывод.

Согласимся с очевидным фактом: милиция не отделена от общества, сосуществует в обществе и состоит из части общества. Отморозки в форме не из воздуха берутся и не в тайных милицейских подвалах стругаются. В милицию (как и в армию, во врачи, в чиновники) идут служить люди, учившиеся в наших же школах, живущие в наших подъездах и смотрящие наше ТВ. Других нет.

Конечно, в милицию идут люди с особенным складом ума и характера. Образец этого склада формируют само общество и СМИ. Те самые СМИ, которые на протяжении 20 лет внушают обществу, что никаких "дядей Степ" в России не осталось, а кругом сплошь "менты" да "мусора". Что в "ментовку" могут пойти работать лишь тупицы и безнравственные уроды. Что реальной работой в органах является крышевание бизнеса — от нефтянки до ларечников и проституток — а также шантаж, вымогательство, взяточничество, фальсификации и прочие статьи УК РФ. Что единственными радостями "мента" являются нелегальная нажива, корпоративная порука да личный ствол. Сама жизнь давно и прочно вбила гражданам в голову, что нарушение закона в России вовсе не есть преступление, за которым следует наказание, — особенно если преступать закон в "промышленных масштабах".

И кто же в таком случае идет работать в такую вот милицию? Вчерашние детишки-интеллектуалы из передачи "Самый умный"? Вряд ли. Вот и получается, что кадровый состав милиции у нас формируется в точном соответствии с тем ее образом, который сформирован в обществе.

Нетрудно понять, почему такие вот кадры действительно ощущают, во-первых, спаянность своих рядов и, во-вторых, отстраненность от общества. Это ведь парии — париям следует держаться вместе.

Представим, как мог бы ощущать себя, к примеру, доведенный до ручки рядовой сотрудник ДПС: "Вокруг меня — не люди, а овцы. Эти овцы и бараны массово и даже с каким-то геройским остервенением нарушают подряд все возможные правила: гоняют пьяными по встречке и т. д. Особо рьяные сбивают нас на перекрестках и расстреливают на постах. Пешеходы — еще хуже, они вообще правил не знают и плюют на мои погоны. Это стадо ненавидит меня, мента; я им враг, я их штрафую, я ограничиваю их свободу и вообще "рулю" ими, заставляя подчиняться. При этом они сами пугливо суют мне в лапу, когда их прищучишь: "Командир, давай договоримся, а?" Помощи от них не дождешься — хорошо, если пропустят с мигалкой. Да еще сами "мигают" фарами встречным водилам: дескать, берегись, менты за поворотом! А ведь есть еще и начальство, которое требует плана и бабла, при моей-то грошовой зарплате, которое разъезжает на бело-голубых "Лексусах" и живёт, как короли. А как жить мне, болтающемуся между молотом и наковальней? Только так: быть вместе и не быть баранами. И хорошо, если с катушек не слетишь во всем этом гадстве."

В этом рассуждении есть логика. А главное, есть жизненная правда. Правда в том, что при всей своей безалаберности и коррупции сотни тысяч милиционеров честно делают свое дело: защищают граждан и охраняют закон. Буквально пять цифр. В 2008 году органами внутренних дел рассмотрено 21,5 млн. заявлений и сообщений о происшествиях. Зарегистрировано 3209,9 тыс. преступлений. Возбуждено 2632,6 тыс. уголовных дел. Раскрыто 1713,4 тыс. преступлений. Выявлено 1256,2 тыс. преступников.

За этим стоят мужество и пот людей в погонах, говоря высокопарно. Или просто пахота, говоря по делу. Но об этом сообщается редко и главным образом — в официозных нечитаемых сводках. С ними тираж не продашь, это ведь не жареные факты, верно? Куда выгоднее обсасывать вопиющие случаи и делать себе рейтинг на чужих бедах! И попутно стричь всех милиционеров под одну гребенку, обставляя дело так, будто менты только тем и занимаются, что расстреливают магазины и давят детей на "зебрах".

Вот и обсасывают, и стригут — да так, что у кого-то может возникнуть подозрение в некой слаженности и направленности "обсасывания" и "стрижки". Может показаться, что нынешние волны антимилицейской истерии, разгоняемые не только в интернет-блогах и либеральных СМИ, но и на государственных телеканалах, имеют целью вовсе не только обличение "оборотней" и выражение "праведного гнева гражданского общества".

Вслушаемся в плеск этих волн. Пафос яснее ясного: "такая милиция нам не нужна". Подразумевается, что все МВД нужно закрыть — "хуже не будет". Что МВД — это давно уже один сплошной "Бандитский Петербург". Робкий голос в защиту милиции давится слезоточивым: "Так ты что же, за этих оборотней в погонах?!".

А в качестве альтернативы предлагается прекраснодушная прокламация, начинающаяся со слова "Долой!". Говорят про какие-то "отряды самообороны". Приводят в пример послереволюционные годы, с молодой милицией, пришедшей на место выродившейся жандармерии.

"Прекраснодушцев" не волнует, что это архаика, постмодерн — отменить МВД, отменить один из столпов государства и вместо него устроить "местные отряды". Ну и пусть это будет означать, что центральной власти не будет. Ну и пусть в каждой деревне свой околоточный станет главной шишкой, не подчиняющейся никому более, и деревня пойдет на деревню. Ну и пусть вся страна поделится на сто тысяч деревень. И кто войдет в эти "отряды", тоже понятно — бандиты, хитрованы, кучкующиеся землячки с Юга. Ну и пусть — лишь бы не было "полицейского государства"!

Ключевым тут является второе слово — "государство". Заявляется ведь, что не только МВД, но и все прочие государственные институты сгнили на корню. Что всего государства больше нет. Идет очень странный, но слаженный удар по "столпам социализации" — как-то неожиданно все начали мочить не только милиционеров или чиновников, но и, к примеру, врачей с учителями. Выяснилось вдруг, что почти все они — мерзавцы, взяточники, духовные убийцы, словом — душегубы.

А главное — просто так ведь ни МВД, ни чиновничество, ни врачи с учителями не "отменяются". Чтобы сломать любой из этих институтов и создать взамен что-то новое, требуются революция и полный слом существующего государства. Но "сбрасывание с народных плеч этого гнусного, подлого полицейского государства" будет означать уничтожение в первую очередь народа, а вовсе не "майоров денисов евсюковых". Доказывается это просто.

Сегодня у народов России не осталось другого объединяющего начала, кроме этого слабого больного государства от моря до моря и общей истории, уже достаточно изгаженной. Даже у русского народа нет сейчас другой ценности, поддерживающей его идентичность, кроме государства, выстроенного им за восемьсот последних лет. Кроме него, русских из Калининграда, Анапы, Магадана и Находки не связывает больше ничто. Ни язык (не помешавший развалить СССР), ни национальный признак (не спасший 30 миллионов русских, оставшихся в 1991-м вне России), ни общая внятная концепция будущего (в котором, после "отмены" коммунизма, чернеет пустота).

Следовательно, революция, уничтожающая такое государство, с необходимостью поставит крест на проекте "Россия от моря до моря". Если же Россия как государственная целостность будет сметена и на ее месте будет образован десяток новых парагосударств, каждое из которых окажется по необходимости нежизнеспособным, русский народ в кратчайший срок будет вычеркнут из истории и превращен обратно в "рязанцев", "владимирцев" и "новгородцев", разнесенных на этот раз гигантскими пространствами и заживо слопанных геополитическими конкурентами.

Поэтому когда говорят, будто "государство сгнило", не стоит ли поинтересоваться, не сгнил ли прежде в массе своей народ, его населяющий и от него отрекающийся, — вопиюще невежественный, добровольно отказавшийся от отцовских идеалов, "продавший свое первородство", всеми силами загоняющий сам себя в архаику народ? Достоин ли народ, с его радио "Шансон" в маршрутках и педиками с "Евровидения", с его мычащими гопниками на футбольных трибунах и петросяновскими аншлагами, со вставшими заводами и вымершей от водки деревней, с его лебезящим безволием и зияющей бездной Русского Ужаса, даже такого государства? И не случайно ли, что его стреляет, словно на бойне, майор Евсюков?

Михаил Делягин КОНЕЦ МОНОПОЛИЗМА «Дивный новый мир». Часть III.

Продолжение. Начало — в NN 21-22.

КАК БЫЛИ ВЫИГРАНЫ ПОЛТОРА ДЕСЯТИЛЕТИЯ

Фундаментальная причина мирового финансового кризиса — исчерпанность модели развития, созданной в результате уничтожения Советского Союза. После победы над нами в "холодной войне" западные корпорации перекроили мир в своих интересах, лишив свыше половины человечества возможности нормального развития. По масштабам, глубине и разрушительности преобразований для осваиваемых обществ, но главное — по своему значению для развитых стран — это была вторая Конкиста: первая обеспечила ресурсами формирование в них классического капитализма, вторая обеспечила ресурсами глобализацию.

Лишив половину человечества возможностей развития, Запад при помощи глобальной рекламы навязывает ей представления о высочайшем для себя уровне потребления как о нормальном и необходимом. Осознание недоступности этого уровня потребления с конца 90-х годов усугубило глобальную напряженность, терроризм и буквально смывающую западную цивилизацию миграцию.

Но прежде всего лишение огромной части человечества возможностей развития ограничило сбыт самих развитых стран, создав кризис перепроизводства — правда, в первую очередь не традиционной продукции, а продукции информационных и управленческих технологий, high-hume»а, а не high-tech»а.

Выходом стало кредитование неразвитого мира, вызвавшее в 1997-1999 годах кризис его долгов, бумерангом ударивший по США в 2000-2001 годах. США вышли из начинавшейся депрессии двумя стратегиями.

Первая — "экспорт нестабильности", подрывающий конкурентов, отнимающий их рынки сбыта, вынуждающий их капиталы и интеллект бежать в "тихую гавань" — США.

Рост нестабильности оправдывает рост военных расходов в самих США, взамен рынка стимулирующих экономику и технологии. Реализованная в 1999 году в Югославии против еврозоны, эта стратегия исчерпала себя уже в Ираке. Сейчас США дестабилизируют Пакистан, нанося удар по Ирану и, главным образом, по Китаю, который лишается своего влияния в Пакистане, строящегося крупнейшего нефтяного порта Гвадар и, вероятно, военной базы. События в Пакистане — признак вырождения стратегии "экспорта нестабильности" в контрпродуктивный для США "экспорт хаоса": они даже не пытаются контролировать дестабилизируемые ими территории, став катализатором глобального военно-политического кризиса и создавая реальную угрозу ядерной войны Пакистана с Индией, а Израиля — с Ираном.

Второй стратегией поддержки экономики США была "накачка" рынка безвозвратных ипотечных кредитов. Созданный ей финансовый пузырь "пополз по швам" еще летом 2006 года, но многоуровневость финансовой инфраструктуры США затянула агонию до сентября 2008 года.

Сегодня Запад пытается не повысить свою конкурентоспособность, но запихнуть мир обратно в уходящие навсегда 90-е и 2000-е годы, когда под прикрытием разговоров о глобализации сложился новый колониализм. Неспособность США поступиться даже малой частью текущих интересов ради урегулирования своих же стратегических проблем, их поистине убийственный эгоизм выталкивают на авансцену мирового развития новых участников — Евросоюз, Китай и Россию, и кладет конец Pax Americana.

Интеграция человечества вновь, как в начале ХХ века, превысила возможности его управляющих систем, и теперь приходится уменьшить ее глубину, отступив назад и восстановив управляемость за счет примитивизации развития.

Это обернется переходом от глобализации к регионализации: формированию жестко конкурирующих между собой макрорегионов.

Временно равновесие будет достигнуто восстановлением биполярной системы (с противостоянием США и Китая при Евросоюзе, Японии, Индии и, возможно, России в качестве балансиров) в политике и поливалютной — в экономике (каждая валютная зона будет иметь свою резервную валюту).

Но фундаментальная проблема — не эгоизм США, не нехватка ликвидности и не кризис долгов, но отсутствие источника экономического роста США, а с ними — и всей мировой экономики. Оздоровление финансов не смягчит кризис перепроизводства продукции глобальных монополий и не создаст новый экономический двигатель взамен разрушившихся. Это означает, что из кризиса мировая экономика выйдет не в восстановление, но в депрессию, длительную и тяжелую.

ПРОТИВ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА

Фундаментальная причина мировой депрессии, первопричина кризиса перепроизводства — загнивание глобальных монополий. Их монополизм усугубляется распространением высокопроизводительных "метатехнологий": субъект рынка, используя их, автоматически теряет возможность конкуренции с их разработчиком.

Усложнение технологий ведет к тому, что деньги теряют значение. Символом успеха и инструментом его достижения всё больше становятся не легко отчуждаемые деньги, но сливающиеся с разработчиком и пользователем, всё менее отчуждаемые от них технологии.

Загнивание глобальных монополий будет преодолеваться, как и загнивание монополий обычных, сменой технологического базиса, в ходе которой новые, более производительные технологии сломают устарелые социальные отношения и, в частности, преодолеют монополизм.

Глобальные монополии ощущают это и стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический прогресс.

Но прежде всего он тормозится по объективным причинам: из-за экономизации и деидеологизации общественного управления и исчезновения некоммерческих сверхзадач. Ведь инвестиции в создание качественно новых технологических принципов нерыночны: инвестор не знает, получит ли он за свои деньги хоть что-нибудь, а если получит — то когда и что именно. Такие инвестиции можно делать лишь под страхом смерти. Поэтому все технологические новинки современности — плоды коммерционализации технологических решений "холодной войны". Новые технологические принципы почти не создаются.

Однако свою роль играют и глобальные монополии, которые создают все более сложные и дорогие технологии, — в том числе потому, что их разработка вне данных монополий невозможна из-за сложности и дороговизны. При этом они попадаются в собственную ловушку: сложность организационных процессов начинает превышать даже их управленческие возможности, а рыночная ориентация на результат сужает возможности прорывных исследований.

Глобальные монополии (в том числе злоупотреблением своим положением под видом защиты интеллектуальной собственности) препятствуют распространению знаний, что также усложняет технологический прогресс.

Уверенность в неизбежности радикального упрощения и удешевления господствующих технологий основана на невозможности длительного масштабного торможения технологического прогресса и очевидности тупика, в который привело мир доминирование уже загнивающих глобальных монополий.

ДВА ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ МОНОПОЛИЗМА

Социальные механизмы, искусственно сдерживающие технологический прогресс, разрушаются им.

Но, когда эти механизмы (в нашем случае — глобальные монополии) оказываются прочны, они могут разрушаться вместе с самим охваченным и "замороженным" ими обществом. Это возможно под ударами внешних завоевателей, из-за экологических катаклизмов, а в случае генерирования ими внутренней дестабилизации общества — через социальные или этнические конфликты.

Одним из нетривиальных промежуточных выходов из ситуации недостаточности спроса для развития чрезмерно сложных технологий, контролируемых монополиями, может стать сужение сферы их применения при сохранении прежних доходов разработчиков технологий — глобальных монополий. Это возможно, если потребители сложных технологий будут вынужденно оплачивать разработку новых технологий, несущих благо уже не им, но наиболее развитой части человечества. Возможно, эти технологии будут призваны ускорить развитие этой части человечества, которая принципиально изменится и перестанет нуждаться в традиционных формах конкуренции и кооперации.

Это звучит фантастично — но лишь в отношении биологической, индивидуальной эволюции человека. В эволюции социальной это уже произошло в виде создания системы защиты "интеллектуальной собственности" и общедоступных технологий формирования сознания. Последние технологии применяются всеми и против всех, но основная часть дохода достается их разработчикам.

При распространении этих же отношений на биологическую эволюцию человека обеспеченная часть граждан развитых стран и богатейшие жители остального мира смогут усовершенствовать свой организм и, вероятно, свой интеллект.

В силу их возросшей эффективности остальной мир окончательно превратится в их "дойную корову" — и, при вероятном сохранении формальных демократических институтов, будет иметь не больше реальных прав.

Тогда подавляющая часть глобального спроса (как сейчас в неразвитых обществах) сконцентрируется у количественно незначительной, но доминирующей экономически и политически богатейшей элиты с выделением из общества ее обслуги. Остальные будут сброшены в нищету.

Эффективное рыночное поведение в таком обществе — ориентация на спрос богатых, готовых переплачивать за престижность потребления, что уродует структуру производства, подрывая эффективность общества и его способность к развитию.

Это исторический тупик, выход из которого связан с чудовищными катаклизмами (Францию, например, трясло революциями почти сто лет — как минимум с 1789 по 1871 годы). Разложившись, человечество может и погибнуть в нём.

Рассматривая выбор между "железной пятой" немногочисленной биологически преобразованной мировой элиты и созданием для максимально широкой части человечества максимального спектра возможностей, надо понимать, что он в любом случае не избавит нас от болезненных изменений.

Более приемлемая модель относительно доступных технологий обладает массой недостатков и также несправедлива. Так, общедоступность технологий резко снижает потребность в глобальном разделении труда и, повышая уровень самообеспечения обществ, драматически подрывает мировую торговлю.

Но она всё равно более эффективна и справедлива, так как оставляет возможности развития, самореализации и благосостояния неизмеримо большему числу отдельных людей, обществ и, соответственно, человечеству в целом.

Необходимый для слома глобального монополизма технологический рывок может идти за счет технологий, получивших название "закрывающих" (так как из-за их сверхпроизводительности емкость создаваемых ими новых рынков в краткосрочной перспективе ниже емкости рынков традиционных технологий, "закрываемых" их появлением).

Исторически "закрывающие" технологии наиболее концентрированно разрабатывались в ходе специальных исследований в Советском Союзе. В развитых странах такие разработки частью не велись вовсе (из-за своей опасности для рыночных механизмов и потому, что рыночная экономика не позволяет тратить ресурсы на слишком рискованные разработки), а частью блокировались инструментами "защиты интеллектуальной собственности". С точки зрения эволюции технологий разрушение СССР выглядит как захоронение смертельно опасных для развитого мира технологий — своего рода аналогов бактерий чумы — в одном гигантском могильнике.

В сегодняшней России глобальные и российские монополии в союзе с коррумпированной бюрократией блокируют распространение "закрывающих" технологий. Но их значительная часть сохраняется, и потому Россия сохраняет возможность сыграть ключевую роль в выборе человечества между длительным и мучительным загниванием или же сломом глобального монополизма при помощи распространения новых, "закрывающих" технологий.

ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ РИСКОВ

Ипотечный кризис в США производит шоковое впечатление.

Трудно понять, почему инвестиционные банкиры — рациональные и профессиональные люди — даже не интересовались, чьи обязательства и в какой степени входят в приобретаемые ими финансовые продукты.

Стандартные объяснения, помимо алчности, указывают на потребность США в накачивании "финансового пузыря" для стимулирования роста и на то, что ипотека была формой социальной помощи, необходимой в условиях размывания американского "среднего класса".

Однако многоуровневая "перепаковка рисков", приведшая к утрате контроля за обращающимися на рынках обязательствами, выполняла важнейшую функцию страхования рисков инвесторов.

Благодаря многоуровневой системе деривативов риски инвестора в первоклассные облигации американской корпорации были на порядок ниже рисков самой этой корпорации.

Это позволяло получать гарантированную доходность, и именно выполнение указанной инвестиционно необходимой функции обеспечило раздувание "финансового пузыря".

США столкнулись с действием закона сохранения рисков, по которому общая величина рисков в большой системе примерно постоянна. Снижение индивидуальных рисков значимого числа элементов системы перекладывает эти риски на более высокий уровень — и, соответственно, увеличивает общесистемные риски. В частности, сведение индивидуальных рисков к минимуму увеличивает общесистемные риски до разрушения системы.

Это произошло в американской финансовой системе — и это же происходит и с человечеством в целом.

Так, постепенное улучшение системы здравоохранения, позволяя жить все более полноценной жизнью даже самым больным людям, ухудшая тем самым генофонд человечества, повышает системные риски за счет снижения индивидуальных.

Другой фактор проявления "закона сохранения рисков" — изменение климата. Обеспечивая индивидуальный комфорт своих членов, человечество нарастило производство энергии до уровня, нарушившего климатический баланс планеты и создавшего новые глобальные риски, масштабы которых не поддаются оценке.

Это — признак исчерпания традиционной модели взаимодействия человечества с природой, частью которой оно является. Исчерпание потенциала старой модели означает начало перехода к новой модели, которая еще непонятна для нас, но может потребовать изменений привычного нам образа жизни.

Нельзя исключать и опасности деструкции не способного справиться с нарастанием своих системных рисков человечества, то есть десоциализации на планетарном уровне.

В ПОИСКАХ НОВОЙ СТАБИЛЬНОСТИ

Осознание описанного делает необходимой выработку новой парадигмы развития человечества и механизмов воплощения этой парадигмы в жизнь.

"Вашингтонский консенсус" оформил правила игры 80-х и 90-х годов — освоения Западом "третьего", а затем и постсоциалистического мира. Этот процесс давно закончен.

Для нового этапа нужны новая идеология, новый свод правил взамен Вашингтонского консенсуса.

Глобальный кризис во многом вызван тем, что погоня за индивидуальной прибылью как доминанта поведения стала контрпродуктивной, разрушающей человечество. Нужно формирование новых мотивации и типа мышления, новой социалистической альтернативы, которая выведет человечество из тупика не за счет подавления той или иной его части, а благодаря общему прогрессу.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

У СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ и Израиля взаимоотношения не такие простые, как кажется некоторым. Хотя вряд ли еврейское государство могло бы просуществовать без американской поддержки и один день, Тель-Авив, за спиной которого мощнейшее сионистское лобби в США, далеко не всегда и во всем покорно следует за Вашингтоном. Это наглядно проявилось и во время состоявшегося недавно визита израильского премьера Нетаньяху в американскую столицу. Его переговоры с президентом Обамой показали, что их взгляды, мягко говоря, не совпадают. У них, например, совершенно различные подходы к ближневосточному мирному урегулированию.

Если Обама неоднократно говорил о своей приверженности принципу "два государства для двух народов", что подразумевает провозглашение в скором времени независимого палестинского государства, то Нетаньяху ни разу не упомянул о "двух государствах для двух народов". Зато израильский премьер упорно твердил, что палестинцы должны "признать Израиль как еврейское государство и право Израиля на самозащиту".

Не нашли оба лидера общего языка и относительно иранской ядерной программы. Если Нетаньяху стращал Обаму тем, что эта самая программа угрожает не только еврейскому государству, но и всему миру, включая США, и намекал на то, что неплохо бы найти способ избавления от иранских ядерных объектов, то Обама дал понять, что надеется на прогресс в переговорах с Тегераном к концу нынешнего года.

По сообщениям западных СМИ, "в Израиле встречу своего премьера с президентом США восприняли как неудачу". Так, информационное агентство "Вайнет" отметило, что позиции Нетаньяху и Обамы "далеки так же, как Марс и Венера".

Недовольны итогами американо-израильского саммита и палестинцы. Они считают, что Обама должен был убедить Нетаньяху в неотложности осуществления принципа "два государства для двух народов". Но, как известно, американскому президенту это не удалось и, пожалуй, единственным результатом переговоров Обама-Нетаньяху стало то, что израильский премьер выразил готовность возобновить прямые переговоры с главой Палестинской национальной автономии Махмудом Аббасом.

По сведениям израильской газеты "Гаарец", свою новую ближневосточную мирную инициативу Барак Обама выдвинет уже 4 июня в ходе встречи с египетским президентом Хосни Мубараком в Каире.

НАМЕРЕВАЮЩИЙСЯ переизбраться 12 июня на второй срок иранский президент Махмуд Ахмадинежад сообщил на днях об успешном запуске баллистической ракеты. Его заявление совпало с оглашением окончательного списка президентских кандидатов.

"Министр обороны проинформировал меня, что ракета "Саджиль-2", созданная на основе новейших технологий, точно поразила наземную цель", — объявил Ахмадинежад на предвыборном митинге в городе Семнан, расположенном в 200 км к востоку от Тегерана.

По сообщению западных СМИ, речь идет о твердотопливной ракете класса "земля-земля", способной поражать цели на расстоянии до 2 тысяч км и нести ядерную боеголовку. Название ракеты переводится как "обожженная глина" — это выражение встречается в священном Коране. Предыдущее испытание данной ракеты прошло в конце 2008 года. "Саджиль-2" отличается от другой иранской ракеты "Шахаб-3" /"Метеор"/ наличием двух, а не одной ступени, более высокой точностью и сокращенным временем на подготовку к пуску.

Очевидно, что в случае необходимости "Саджиль-2" сможет поразить цели на территории еврейского государства, правители которого не скрывают своих намерений относительно нанесения удара по ядерным объектам Ирана.

ИРАК ВЕДЁТ переговоры о возможности поставок природного газа на Ближний Восток и Европу по трубопроводу, связывающему Египет и Сирию. По словам министра нефти Хусейна аш-Шахристани, с этой целью в Ираке возводится ряд газонасосных станций.

Ирак экспортирует небольшое количество природного газа в Сирию с месторождения "Аккас" в провинции Анбар на западе страны. В Багдаде рассчитывают, что в достаточном объеме газ с этого месторождения начнет поставляться в Европу по трубопроводу "Набукко" к 2014 году.

Между тем на днях Ирак признал недействительной 8-миллиардную сделку, заключенную правительством курдской автономии Северного Ирака с двумя компаниями из Объединенных Арабских Эмиратов о поставках газа в Европу через будущий трубопровод "Набукко". По заявлению аш-Шахристани, этот контракт был подписан без участия возглавляемого им ведомства.

В ходе недавнего визита в Багдад египетского министра нефти Амина Фахми было подписано соглашение о двустороннем сотрудничестве, согласно которому компании из Египта помогут иракцам бурить новые скважины, модернизировать нефтеперерабатывающие предприятия, а также строить нефтехранилища. Как заметил в этой связи иракский министр нефти аш-Шахристани: "Ираку необходимо пробурить сотни нефтяных скважин, чтобы увеличить производство "черного золота" и протянуть сотни километров трубопровода".

Сергей Батчиков, Игорь Игнатов «ВИРТУОЗ»: В СТОЛБЕ ЛИКУЮЩЕГО СВЕТА

НЕДАВНО СВЕТ УВИДЕЛ новый роман А. Проханова "Виртуоз", ставший, несомненно, явлением в жизни современной русской литературы, да и русской жизни вообще. Впрочем, для того, чтобы правильно оценить этот роман, его надо рассматривать в контексте не только русской, но и мировой литературы. В ходе поступательного развития этой последней можно проследить четыре важных для нас этапа в эволюции классического романа.

В романах первой половины XIX века описываются судьбы, взаимоотношения людей и одновременно — эпоха, нередко вместе с присущими ей историческими драмами. Через судьбы здесь передается масштабность событий, а сами герои предстают перед нами, как точки, движущиеся, взаимодействующие и сталкивающиеся в пространственно-временном континууме ньютоновской вселенной.

Приход в литературу Достоевского ознаменовал начало нового этапа. В модели Федора Михайловича человеческое существо уже не является точкой — это бездна непредсказуемых смыслов. Обобщенное человеческое существо, по Достоевскому, — это "семья Карамазовых", все ее члены сразу, включая и Алешу Карамазова, и Смердякова. Это уже "физика" другого класса — "ядерного", ибо обобщенное человеческое существо в рамках данной модели можно сравнить с ядром атома, которое лишено стабильных физических характеристик и непредсказуемым образом реагирует на воздействия извне (т.е. на бомбардировку его внешними частицами). Точно так же и человек непредсказуем и разнообразен в совокупности своих реакций на внешние воздействия, да и свои собственные, идущие из глубины души, импульсы — тоже. Любое взаимодействие, в зависимости от наличных условий, которые всегда уникальны, может породить как условного Алешу Карамазова, так и условного Смердякова. В этом смысле христианство, по Федору Михайловичу, очень сближается с классическими положениями ядерной физики.

Роман Джеймса Джойса "Улисс", где автор описал один день (с 8 утра до 2-х ночи) из жизни дублинского еврея Леопольда Блума и молодого писателя Стивена Дедала, — следующая ступенька литературной эволюции. Здесь уже нет пространства и времени. То есть они, конечно, присутствуют, но постепенно — по мере развития сюжета — теряют в контексте романа сколько бы то ни было значимую роль. Это уже квантовая логика, "усугубляющаяся" еще и тем, что Джойс здесь уже не столько рассказывает о реальности, сколько заставляет ее говорить о себе самой, выполняя лишь роль некоего литературного "медиума".

И, наконец, Кафка. Он избрал талмудические притчи в качестве первоисточника и художественно обрабатывал их в своих литературных произведениях. Такой подход уже выходит за границы "физики" нашего мира — Кафка рассматривает материальный мир, как слепок, воплощающий вечные, высказанные "на все времена" истины мира метафизического. Мы видим здесь растворенность вечного в ткани текущего бытия, восприятие этого бытия как бесконечной цепочки "материализаций" богооткровенного текста. Один из героев Кафки всю свою жизнь посвятил тому, чтобы создать совершенную машину для истязаний человека. И кончил тем, что сам в нее попал. Это — талмудическая (а, значит, "вечная", по еврейским представлениям) притча материализовалась во всей своей классической красе в России во времена "царствия" Б. Ельцина. Тот все выстраивал систему "сдержек и противовесов" и сделал ее, в конце концов, столь совершенной, что оная стала идеальным оружием в руках его собственной дочери, которая, спасая свою эксклюзивную шкурку, упекла папашу на пенсию, "в бункер" — подальше от власти, чужих глаз и народной ненависти.

Что же можно сказать в этом контексте о новом романе А. Проханова "Виртуоз"? В нем мы видим синтез всех этих четырех методов: от классической литературы начала XIX века до Кафки. В этом смысле это, так сказать, пятый этап, эквивалентный запросам XXI века. Впрочем, достоинство книги не только в этом. Здесь же мы обнаруживаем и уникальную, сугубо прохановскую, сверхидею, которая в столь пронзительно отточенной форме отсутствует даже у Достоевского. Суть сверхидеи состоит в том, что даже те отвратительнейшие "Содом и Гоморра" в одном флаконе, которыми является сегодняшняя Россия, не погибли окончательно, пока есть хоть один праведник, существование которого дает надежду на спасение.

И вот что важно: Александр Андреевич всегда находит человека, через которого Бог изливает Фаворский свет в погрязший в грехе и смертной тени мир. Такой человек всегда есть в России и, в отличие от библейского праведника Лота, прохановский герой не бежит прочь, за пределы жуткой постсоветской утопии — он сознательно, невзирая на предостережения Виртуоза, остается в россиянском Мoроке, чтобы высветлять своим присутствием почти богооставленный Русский Мир. Тем Россия и спасается. Впрочем, речь идет, конечно, не только и не столько о конкретном герое, об Алексее. Такова возведенная в принцип прохановская "благая весть" о России. Таков, согласно Проханову, духовный (и в какой-то степени органический) "механизм", спасающий Россию.

ИМЕННО ПРОВОДНИКИ Фаворского света делают каждый раз возможным уже многократно вторгавшееся в нашу свинцовую реальность русское чудо — да и само столь же многократно высмеянное упование на него. Упование на чудо в русском народе проистекает не от лености духа и тела — оно имеет метафизическую подоснову. Русское чудо возможно потому, что есть на Руси люди, обладающие особым, блаженным, складом сознания, который уже утерян в "мире внешнем", люди-световоды, способные подниматься умом к Божественной Полноте и, зарядившись энергиями Абсолюта, разрубать единым махом гордиевы узлы наших рационально не решаемых проблем, преодолевать кажущиеся непреодолимыми силлогизмы российской материальной жизни. Все наши большие, судьбоносные войны и победы в них — в свете сопутствующих этим войнам обстоятельств — есть чудо. Наши взлеты, наше восстановление после двух самых кровопролитных и опустошительных для нас войн в ХХ столетии — это тоже чудо. После Второй мировой войны Соединенные Штаты затратили в 200 раз больше средств на развитие науки, чем Советский Союз, а результаты — до разгрома СССР "перестройкой", Ельциным и либералами — были примерно одинаковы. У нас было значительно меньше денег и материальных возможностей, но несравненно больше творческой, светоносной энергии, чем у Америки.

Сегодня заявленный Прохановым механизм спасения России скрыт от нашего взора, и окружающая нас действительность, кажется, намертво блокирует такую возможность. Откуда прийти спасению? Вроде неоткуда. Конечно, похожий на Алексея человек, начавший свое движение по пути обожения к сверхчеловеку во Христе, в принципе может быть проявлен и в реальной, невымышленной России Медведева и Путина — вот только "видимых" спасителей России и русского народа среди ныне власть предержащих здесь, увы, явно не наблюдается. Да и вообще, нет никого на виду, кто мог бы сыграть роль русского Машиаха — никаких знаков, никаких намеков, никаких значимых личностей. Кругом одна сапропель. Перегоревший шлак. Перебродившие отбросы. Так что сегодня такой человек, подобно "скрытому имаму" шиитов, остается для большинства лишь тайным светочем надежды. И даже если он существует, истинное его предназначение есть пока, скорее всего, тайна за семью печатями для него самого.

Но Проханов не оставляет у читателя сомнений, что такие люди в России есть. Где-то — скорее всего, не в Москве — но есть. Это — формула России, ее неизменная, хотя и непроявленная данность. Роман показывает, как происходит становление подобного "световода", начавшись вроде бы с интриги, с черных технологий, с разборок между двумя полюсами богооставленной власти. Черная интрига, которая стоит в изначалии миссии Алексея, кажется неким парадоксом, неким "затемняющим" эту миссию началом. На самом же деле тут нет ни парадокса, ни "затемнения". Провидение Божье действует не просто через людей — оно действует даже через самых богооставленных правителей и предателей, оно проходит в виде светоносной субстанции через самые коварные и черные планы. Бога нельзя обмануть — даже при помощи "политических технологий". Творец хочет проявления нашей свободной воли. Он не "играет в глиняных человечков", как это представлялось древним семитам, которые впервые (надо отдать им должное) прозрели истину о едином Боге, но так и не перешагнули через свои ветхие психофизические ограничения и рефлексы в представлениях о Его Природе. Бог — не подобный древнему шейху капризный деспот. Не самолюбивый гордец и не альфа-самец. Он не оскопляет жизнь человека слепым фатумом. Но Он всегда — главное действующее Лицо той драмы, в которую вовлечены "игроки". Он всегда — главный "Игрок". Невидимый, и потому не принимаемый "богооставленными" всерьез. И Он всегда в силах изменить ход любой "партии", распрямить любую интригу. Но парадокс, повторюсь, в том, что Богу не надо ничего изменять — Он действует через наличные обстоятельства, через любые комбинации. Как мастер айкидо, Он преодолевает зло с помощью энергии самого зла. В этом — залог нашего конечного спасения, которое остро чует и которым светоносно вдохновляется Проханов. Кальвинисты не поняли замысла Бога, они разделили человечество на изначально спасенных и изначально обреченных. На самом деле, мы все уже спасены, в том смысле, что мы — в Книге Жизни. Нам надлежит лишь разрешить Богу спасти себя. А для этого мы должны сделать свободный выбор — своей волей и самой жизнью.

В КОНЕЧНОМ СЧЁТЕ, книга Проханова — именно о таком выборе. Кто-то уже сделал его (хотя на самом деле реально сделавший такой выбор человек в романе только один — это Алексей). Но свобода выбора остается правом всех — даже подобных Виртуозу "богооставленных", перед которыми вроде бы закрыт "Небесный Лифт". Здесь автор раскрывает перед нами важнейший принцип православной эзотерики: так называемые "богооставленные" (а на деле сами оставившие Бога) люди, даже не имея мистической энергии и благодати для личного Контакта с Творцом, могут спастись через праведников и духовидцев.

Преображается, соприкоснувшись с Алексеем, Виртуоз. И на него нисходит Фаворский свет спасительного Откровения. И он внезапно обнаруживает себя в "Небесном Лифте", на Пажитях Небесных. Никто не обречен. Никто не проклят. Даже тот, чья душа вроде бы черна. Впрочем, именно "вроде бы". Ибо нет в полной мере "черных" людей. Как нет и в полной мере "божественных". Всякий человек несовершенен и при этом — многомерен. Душа грешника, да и любого человека (ибо каждый человек — грешник), в той или иной степени, подобна Ганиной Яме — здесь духи света сражаются с духами тьмы, а нежность, целомудрие и красота борются с мраком преисподней. Каждый человек в сумме своих характеристик есть объединенное человечество и даже больше. И порой чем глубже отпадение, тем яростнее, страстнее может быть взлет к Небесам. Чем жестче и настырнее грех "ветхого мира" насилует истинную природу человека, сжимая заключенную в нем пружину божественных смыслов, тем резче, сильнее, страстнее она сопротивляется, протестуя против греха и ища возвращения в утраченный Райский Сад. Пружину нельзя сжимать до бесконечности — в какой-то момент она обязательно распрямится.

Эта философская идея Достоевского о многомерности человека великолепно, в красках, показана в романе. Алексей, снискавший Божественного Поцелуя и Фаворского света, спокойно себе предается любви вне брака — хоть и в любовном акте с невестой, но все же еще не с женой. Пустячок вроде бы, по нашим стандартам, а "нарушение". Точно так же и Виртуоз, угольная душа, не настолько черен, чтобы удостоиться "неизбежного ада": в душе его, погрязшей в интригах и манипуляционных технологиях, есть "зацепка", сочленяющая его с Миром Горним, — любовь к матери. Любовь! Фаворский свет, словно лоза, прививается на этом побеге и наполняет Виртуоза энергией, достаточной для преодоления "гравитации" материального мира. Правда, он обнаруживает свой путь к Богу только через Алексея. Но даже единственный в своем роде опыт духовного восхождения, пусть и под благодатным влиянием другого человека, совершает в грешнике переворот, прокладывает в его душе пути к спасению.

Итак, грешники, даже последние грешники, спасаются через подвижников, которые находят свою дорогу к Богу и спасают всех вокруг! Ибо зло не есть свойство человеческой души. Душа создана "по Образу и Подобию" и сотворена она ради конечного своего обожения. Зло есть "наносное качество", развивающееся в человеческой душе из-за разомкнутости человека и Бога — из-за ошибки человеческой воли. Зло есть искажение. А искажение может быть убрано энергией праведника, подобно тому, как компьютерный вирус устраняется антивирусной программой. Покаяние заразно, как заразен и грех!

Что же нужно, чтобы реализовать свой шанс на преображение?

"Метанойте!" — говорили отцы греческого исихазма. — "Измените ум!" Грех есть структурная ошибка ума! Это удивительное открытие Православия вдыхает в нас надежду, ибо оно доказывает, что та пропасть, в которую скатилась Россия, эта ее Ганина Яма, преодолима одним прыжком, одним, если не моментальным, то очень быстрым изменением сознания! И удивительно, что об этой надежде напоминают нам не иерархи РПЦ, а намекает "красный подвижник" советского прихода Проханов. Видно, что-то удивительное происходит с сердцами и душами, раз такие парадоксы стали возможны в стране "победившей вертикали".

Изменение сознания, искупление греха осуществляется через Любовь. Сказано: "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею!" Такова первая заповедь. Вторая же заповедь гласит: "Возлюби ближнего твоего, как самого себя". Без этих двух базовых условий любая духовная практика, любая литургия мертвы. Божественная любовь одного рождает контакт с Миром Горним, спасает прозревшего и всех вокруг. "Изменяет умы" миллионов — через прикосновение, через слово, через взгляд.

"Возлюбить ближнего своего, как самого себя" в наших условиях означает возлюбить всю Россию, ибо все мы — и оставшиеся в уродливых пределах Росфедерации, и отторгнутые ее предательской властью — есть "ближние", есть Община, Тело Христово. В нем — и Виртуоз, и Алексей, и Лампадников, и обитатели сгоревшего сумасшедшего дома, все родившиеся на Русской Земле под сенью Православного Креста.

СЕГОДНЯ ОЧЕНЬ МНОГИЕ говорят о революции, пытаясь предугадать ее, наполнить слово "революция" каким-то конкретным содержанием. Власть, "дорогие россияне" боятся революции и организуют "шоу" с участием "обеспокоенной общественности", где странные "батюшки" пугают народ адом и гасят "пасторским словом" зреющие искры социального протеста. Но зря волнуются, ибо революция невозможна без аттракторов, а их пока не видно. Именно аттракторы, а не сама по себе тяжесть наличного положения, во все времена вдохновляла людей на большие проекты по социальному переустройству разных стран. Что же может стать таким аттрактором для нашего изуверившегося народа? По мнению Проханова, сегодня аттрактором суждено стать тому, что презиралось нуворишами в 90-е и "нулевые". Мыслимыми аттракторами сегодня могут стать определенные страстные состояния сознания — состояние Любви и устремленность к Духу с характерными для этих переживаний равнодушием к богатству и презрением к тому, что они называют "успехом". Всё это считалось и продолжает считаться "богооставленными" (точнее, "оставившими Бога") "лузерством" или, по крайней мере, чудачеством. Иногда даже — опасным чудачеством. Но только из этих аттракторов может разгореться огонь грядущей русской революции, которая обречена быть революцией мирной, ибо она произойдет сначала в сознании людей. Люди изначально изменят ум, а потом уже только смогут адекватно переформатировать социально-экономические отношения, политическую сферу, культуру. В обратном порядке эта формула не действует.

Главная борьба русских патриотов и националистов сегодня — не столько борьба за власть (победа на этом пути при существующих условиях невозможна), не столько спазматические попытки завоевать внимание и благосклонность власть предержащих, сколько поиск "световодов". Световодами мы называем людей, обретших Божий Свет и, соответственно, обладающих особой структурой сознания, благодаря которой они способны осветить другим выход как из внешних, так и из внутренних тупиков. Всех нас соединяет с Богом особый канал или, если хотите, "шнур", похожий на пуповину. У "световода" этот канал прочищен, лишен спаек и наполнен Божественной энергией. В практическом смысле "световод" — это человек, готовый к активной Любви и творческому соработничеству с Богом и ближними по поводу революционного переустройства внешней и внутренней жизни.

Вы скажете: какие там световоды, Росфедерация погрязла в мороке и чернухе! Все живое, доброе, вечное здесь или умерло, или прячется в глубоких катакомбах, горестно доживая свой срок. Однако возгоранию таких светочей духа, как ни странно, могут поспособствовать как раз именно чернота и кажущаяся беспросветность россиянского бытия. Молодежь обкормили развратом и пойлом дешевых, пошлых удовольствий. Людей уже сегодня зашкаливает от этого мрака. И они интуитивно чувствуют: разврат, перепотребление, обкормленность материальными удовольствиями, бесконечная консумация порока — это все для слабых и неимущих духом. И ищут выход — выход в чем-то принципиально противоположном. В энергии Духа, в энергии Любви, в энергии воинского, рыцарского противостояния унижающему достоинство человека злу. В энергии спартанского служения. В творчестве, в радостной, добровольной аскезе, в самосозидании. Когда разврат достигает своей максимальной степени интенсивности (а мы близки к этому моменту), он порождает искру отвращения. Хочется верить, что из этой искры разгорится огонь грядущей русской революции — революции сознания. Сначала он будет возгораться в немногих. Но, изменив под влиянием внешних обстоятельств сознание, эти немногие спасут многих вокруг них. Эти люди победят мoрок и мрак Россиянии через культивацию противостоящих "тьме внутренней" высоких состояний сознания — через Любовь к Богу и "отеческим гробам", через устремленность к Духу и служению живым.

ВСПОМНИМ, что когда-то и поздняя Римская Империя была погружена во всеобщий, всеохватный разврат — разврат такой степени накала, что рядом с ним разврат "дорогих россиян" и порожденного ими периферийного россиянского "гламура", поколения мальчиков и девочек из "Дома-2", может показаться неуклюжими опытами дилетантствующих юннатов, отпущенных на первую в их жизни экскурсию в публичный дом. Но после Калигулы и Нерона пришли рыцари Круглого Стола — оставленная отступающим Римом 9-я Рота, последние солдаты Империи, которые, попрощавшись со своими беспомощными центурионами, создали свой собственный "имперский стиль", выковали свою собственную империю.

Да, настала эпоха рыцарей. И не только Круглого Стола. Пришли герои, пахнущие не парфюмами римской эпохи, а кровью и потом. Вооруженные не рвотными палочками для щекотания неба, а тяжелыми мечами, копьями и щитами. Пришли люди, готовые сражаться за веру и десятками тысяч умирать в безводных песках Палестинских пустынь во имя освобождения Гроба Господня. И пусть нынешние хозяева россиянской жизни не заблуждаются: великие падения порождают величайшие взлеты. Распятые в материи узреют вершины Духа, порабощенные грехом порвут цепи и станут свободными. Русский народ еще обретет свое Копье Судьбы.

Нынешние реальные правители России, при всей кажущейся несокрушимости возведенной ими "вертикали", слабы. Они не знают, что такое запах борьбы, ибо и власть, и собственность достались им "по случаю". Они не могут даже управлять тем, что имеют, — не говоря уже о каком-либо приращении. И они, конечно же, не смогут сохранить то, чем пока обладают, — мы еще станем свидетелями их сокрушительного исторического и метафизического поражения. Ибо они — не наследники. Захваченные ими активы принадлежат им не по праву. А сверх того, эти люди не умеют дерзать, они не умеют стремиться. Они не в состоянии работать на опережение — да и работать вообще. Овладев курицей, несущей золотые яйца, и коровой, вымя которой переполнено углеводородами, они уже и не знают, куда направить полет своих фантазий. Врата творчества для них закрыты. Все покупают и покупают недвижимость, все переводят и переводят свои дивиденды в оффшоры… Наращивают (вернее, наращивали — сейчас уже тратят и разворовывают) Стабилизационный фонд. И ни стратегии, ни программы, ни плана (если, конечно, не считать за таковой фиктивный "план Путина"), ни даже сюжета в голове…

И потому Иерихонские стены чиновно-олигархической России обязательно падут — не могут не пасть. Ибо в них сидят люди с "оборонным сознанием", люди, отягощенные золотом, но не смыслами, люди, знающие цену всему, но не знающие ценности ничего.

Повлияет ли книга на наше текущее бытие, зажжет ли она новые сердца? Есть ли надежда на преображение "быдла офисно-планктонного" или хотя бы какой-нибудь его части? Это покажет сама жизнь. Но Слово-то произнесено. И это Слово уже живет жизнью, независимой от мыслей, устремлений и первоначальных планов автора. Слово вылетело в мир и уже творит там новую реальность. Будущее нельзя предсказать — его можно только сконструировать. Для того и написана книга Проханова, чтобы "сделать" наше общее будущее, чтобы заразить порывом людей, зажечь огонь в сердцах офисного плебса. Время калигул и неронов, время накопителей хлебов земных, время изнеженного, одержимого потребительским зудом городского люмпен-пролетариата, время серых бездарностей "вверху и внизу" должно пройти. Оно, собственно, истекает на наших глазах. И дело не столько в неком полуфиктивном "кризисе", который "свирепствует" по большей части только на постсоветском пространстве, сколько в полной неспособности нынешних люмпен-элитариев предложить стране какие-то смыслы. Даже не новые смыслы, а смыслы вообще. Ради чего жить? К чему стремиться? Вот главные вопросы, на которые нет ответов.

Так долго продолжаться не может. Даже если Кудрин успешно "стабилизирует" рубль, поиска ответов на эти вопросы не избежать. И поэтому грядет новая элита — элита Духа. Грядут и новые рядовые устроители пост-россиянской жизни — легкие, летучие воины с неистраченным бойцовским духом и творческим напряжением. В грядущем Преображении в выигрыше окажутся те, кто сумеет легко (по Киплингу — см. стихотворение "Если") отказаться от приобретенного, кто не купится на дегенеративные соблазны общества массового стяжания и потребления.

Американский психолог и философ Роберт Уилсон как-то сказал, что будущее существует сначала в воображении, потом в воле и потом в реальности. Все, что когда-то пронеслось через человеческое воображение, обречено стать реальностью — вопрос только во времени. Контуры нашего небывалого по своей светоносности будущего проникли в наше воображение благодаря духовидческому таланту Проханова, который не сдается и продолжает грезить наяву, невзирая на обступающую нас со всех сторон свинцовую мерзость. А это значит, что споры новой реальности — уже здесь. От нас зависит, когда они прорастут в нашей воле и побудят нас к активному, творческому соработничеству по преображению жизни внутри и вокруг нас.

Приобрести новый роман Александра Проханова "Виртуоз" можно наложенным платежом по почте, заказав его по адресу: 119590, Москва, ул. Довженко д.6, "Русская книга". Также заказы принимаются по телефонам (495) 972-65-87 (10-21 ежедневно), 8-499-246-11-87 (11-19, в субботу с 12-16) и на e-mail: russkniga@mail.ru. Книга также продаётся в магазине, расположенном по адресу: Комсомольский проспект, д. 13 (здание Союза писателей России). Магазин работает в будни с 11 до 19, в субботу с 12 до 16. Телефон для справок 8-499-246-11-87.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Социологи утверждают, что о состоянии общества можно судить и по такому показателю, как причина смертности. То есть картину здоровья общества даст картина смертей. Или отдельные группы общества: рак легких, атеросклероз, например, чаще грозит курильщикам. Весьма чувствительны к этим показателям страховые компании, определяющие "группы риска". Равенство равенством, но если вы — курите, занимаетесь экстремальными видами развлечений, то страховые сборы с вас будут выше, чем с домоседа, чуждого вредных привычек. И сколь угодно кричите о неравенстве и потрясайте конвенциями о правах. Капитализм стоек и не склонен к консенсусам: риски — за ваш счет.

А такой срез общества, как нижняя и верхняя палаты парламента, в последнее время пикантную картинку в этом плане рисуют. Один за другим по неестественным причинам целая группа насельников этих приятных во всех отношениях мест отправилась в лучший из миров. Конечно, они и в этом мире живут лучше всех в мире. Представитель президента, референт, два фотографа из Думы одним вертолетным бортом погибли, когда убивали других. Большие люди убивали братьев меньших. В рабочее время за госсчет. То есть браконьеры, коррупционеры, авантюристы.

Следующая печаль: "безвременно трагично погиб" помощник вице-спикера. Лаконично скорбит некролог. Убит любовником в своей спальне. В чем трагедия? Его убили наркоманы — дети демократии? Его взорвали террористы — пестуемые чада президентов и либералов? Нет, он вкусил смерть от наслаждения! Был бы консервативно настроенным гражданином, жил бы да жил. А то в буквальном смысле слова наскреб приключений на то место, которое обозначается словом, вслух не произносимым. Смерть коварно подкралась с заду… Но, ребята, с такими противоестественными наклонностями точно естественной смерти не примешь.

Следующее траурное объявление: безвременно трагично… Губернатор Иркутской области. Вертолет, несанкционированный полет, ружье. Ни разрешения на взлет, ни лицензии… Еще один представитель власти повел себя как безнравственный самодур и варвар. Черномырдин медвежат, помнится, убил. Власти вооружены и очень опасны. Им не только привычно уничтожать беззащитных. Они уничтожают не одних слабых. Но также здоровых и сильных, как архары, по праву живущих в своем ареале. Убивают, находясь на безопасном для себя расстоянии, пользуясь всеми государственными средствами. И никакого разрешения ни у кого не испрашивают: хотим, и убиваем!

Но картинка какая получается! Срез-то какой! Там нормальные люди есть? В нашем понимании, налогоплательщиков, которые вынужденно содержат кодлу извращенцев?

И чего тогда не наглеть "простым" развратникам? Педерасты требуют себе равных прав! В чем это равенство, не очень ясно. Чтобы создавать семьи? Рожать детей? Вставать к станку завода "Серп и молот"? Да кто же не дает?

А если они добьются уравнения, не потребуют ли, чтобы на них все остальные еще и равнялись? Не последует ли за этим уравнение под приверженцев педерастии и нас? То есть добившись равенства, будут требовать, чтобы мы уже равнялись на них, и женились Мани с Манями, Вани с Ванями?

Что-то не слышно, чтобы они ратовали за равенство обязанностей: заниматься созидательным трудом, защищать родину, рожать и воспитывать граждан страны, соблюдать законы общераздельножития.

Наглость, с которой они требуют права демонстрировать свои содомитские наклонности, выдает, что за их худосочными спинами стоят покровители разврата, облаченные властью. Не имея покровителей, они бы не глумились над общественными устоями так цинично. Добродетель из оскорбленной превращается в оскорбляющую: извращенцев оскорбляют моральные устои и нравственная чистота общества.

Если педерасты добьются парада, такого же права демонстрировать порок потребуют себе и прочие содомиты. Мол, чем мы хуже? Зоофилы уже готовят к шествию своих блеющих и прочих четвероногих "партнеров" или "возлюбленных", как это политкорректно назвать?

Некрофилы смазывают катафалки, разукрашивают домовины, желая "парада-некралле" во всей красе. Педофилы закупают леденцы, розовые бантики и штанишки для предметов своей страсти. Онанисты обзавелись гантелями, чтобы подкачать мускулы и представить свои любовные увлечения в лучшем виде. Из парков исчезли "девушки с веслами", и прочие скульптуры, демонтированные галатеистами, обзаведшимися партнершами для парадного выхода.

Правозащитники потребуют переписать священные книги разных религий, поскольку там подобные "увлечения" не просто называют грехом, а грехом смертным, и к совершающим это непотребство весьма нетерпимы. "Личного врага прощай, а врагу Господа не спускай"! А если эти самые извращенцы глумятся над догмами Писания? Они не враги ли Господа? И если мы им спускаем, то разве не потакаем смертному греху?

Когда за грехи наши наказание нам послано, такое положение без радости, но принимаешь, понимаешь: отец не зря ремень снял, есть за тобой грешок. Не хотелось получать, но все — по своим заслугам. Получи в назидание.

А уж когда за грехи их наказание нам. Да что же это? Одни грешат, другие наказание несут. Или, может, власть имущие просят господа "за грехи наши воздай им"? За их грехи и прегрешения мы — полной мерой хлебаем, и за этих, наскребающих на филейную часть приключений, тоже ответим.

…Радует правовая грамотность россиян. Куда ни кинь свой просвещенный взгляд (сказать бы "куда ни плюнь", но просвещенные люди не плюют), так на просвещенного в правовых вопросах согражданина и попадешь. Все знают свои права! Правда, не ведают, что другие россияне тоже право имеют! Но знающие о своих правах не ведают о своих обязанностях. А вот об обязанностях других-прочих в отношении них самих осведомлены подробнейшим образом.

Но, господа извращенцы и их покровители, нормальные люди имеют право на нормальную жизнь, которая исключает торжество порока.

Сергей Загатин РУССКИЙ ДОЗОР

28 мая 2009 г., в великий Православный праздник Вознесения Христова, в Дорогомиловском суде г. Москвы был оглашен приговор судебного разбирательства по обвинению одного из лидеров русского националистического движения, экс-лидера Движения против нелегальной иммиграции Александра Белова по ч.1 ст. 282 УК РФ. По мнению следствия, Белов виновен в том, что оскорбил "представителей высшей исполнительной власти РФ, причисляя последних в негативном смысле к евреям", а также разжигал ненависть к социальной группе "орды оккупантов".

Незадолго до начала судебного заседания здание суда было оцеплено ОМОНом. Перед входом в суд собрались журналисты и большое число сторонников Белова. Проходящих тщательно досматривали при входе, а невесёлые служащие суда регулировали проход журналистов и слушателей в зал. Возможно, такими действиями работники юстиции хотели произвести подавляющее впечатление на пришедших, но складывалось впечатление, что именно работники юстиции почему-то ждут чего-то страшного.

Тесный зал не вместил огромное число людей, желающих пройти на слушание — как и при произнесении Беловым последнего слова. На слушание приговора пришли полковник Владимир Квачков и координатор ДПНИ-Коми Юрий Екишев — оба недавно вышедшие на свободу, бывший депутат Госдумы Андрей Савельев, а также множество простых русских людей. Большая часть людей, как и на предшествующем заседании, не попала в зал суда, а те, кто вошел, разместились в невероятной тесноте. Более-менее свободно стояли только журналисты и съёмочные группы нескольких телеканалов, которым разрешили видео- и фотосъемки в зале.

Почти два часа судья, в окружении спецназовцев, зачитывала приговор.

Все два часа глаза присутствующих и объективы телекамер были устремлены на Белова, который, словно не замечая происходящего, отрешившись от мирской суеты, стоя читал Евангелие.

В приговоре подробно перечислялись: обвинительное заключение, свидетельские показания, текст экспертизы. Общий смысл приговора — видеозапись (в подлинности которой есть большие сомнения, не разрешённые в ходе судебного разбирательства) является доказательством обвинения, показания свидетелей обвинения, как повелось теперь при рассмотрении политических процессов в России — сотрудников МВД РФ, объективны, чего, по мнению суда, нельзя сказать о показании свидетелей защиты, которые, опять же, по мнению суда, говорят неправду, так как хорошо знакомы с обвиняемым.

Заключения независимых экспертов, которых пригласили сторона защиты или сам Белов, судом были отклонены, потому что, по мнению суда, независимые эксперты, все как один, некомпетентны, не могли дать независимых заключений, и их заключения были не надлежащим образом оформлены.

Так, по мнению суда, доктор филологии, старший научный сотрудник Российской государственной библиотеки Татьяна Миронова, имеющая и богословское образование, "не поняла заданных ей вопросов", кроме того, "не знает, как выглядит свиток Торы".

Прокурор запросил для Александра Белова полтора года лишения свободы в колонии-поселении.

Приговор суда выглядит мягче — полтора года условно с испытательным сроком два года. Но в этой мягкости есть иезуистская уловка — теперь не полтора, а два года Белов должен будет вести себя ниже травы, тише воды — ибо первое же административное задержание, или возбуждение очередного уголовного дела по надуманному поводу, означает для него взятие под стражу.

Разумеется, Александр будет обжаловать этот приговор, но, по его мнению, воспринимать этот и многие другие подобные судебные процессы можно только как некое грустное цирковое представление, ибо всё происходящее не является трагедией, как многие политические дела прошлого, а представляется каким-то бессмысленным фарсом, имеюшим к закону самоё далёкое отношение.

Тем не менее силы духа Белову не занимать — отлично понимая, что по сути, власть "берёт его на крючок", он покинул зал судебного заседания с громким возгласом: "Слава Руси!"

Владимир Винников РЕЗЕРВ СВЯТОСТИ Как его пытаются задействовать в Муроме

Эта скульптура, созданная Вячеславом Клыковым в 1998 году, уже успела стать неофициальным символом древнего Мурома. Былинный богатырь, воин-схимник, уроженец здешних мест, держит в поднятой правой руке меч, а левой прижимает к груди крест, являя собой образ истинно русского человека — защитника родной земли и православной веры. "Туристам нравится", — меланхолично замечают местные жители.

130-тысячный городской округ, в советском прошлом — один из "закрытых" центров оборонной промышленности, пытается достойно пережить нелегкие рыночные времена благодаря туризму. И туризм этот приобретает всё более отчётливые религиозные, паломнические черты. Ежегодно десятки тысяч людей со всех концов России и из-за рубежа приезжают сюда, чтобы поклониться Илье Муромцу, святой благоверной княжеской чете Петра и Февронии — небесным покровителям брака и супружеской, семейной жизни, святой милостивой Иулиании, другим муромским святым, испить воды из целебных источников, пожить иной, не мирской, послушнической жизнью… И — вот экономический парадокс! — чем глубже кризис в стране, тем шире становится этот людской поток. "Резерв святости", накопленный предыдущими поколениями муромчан, всё сильнее влияет на социально-экономическую жизнь города.

Можно сказать, что "спрос рождает предложение": буквально один за другим реставрируются муромские храмы, возрождаются монастыри. В монастырское владение уже перешли некоторые земли в окрестностях города, братия ведёт сельское хозяйство, открывает пекарни и торговые точки, активно занимается благотворительностью — в одном только Спасо-Преображенском монастыре ежедневно бесплатным питанием и ночлегом обеспечиваются до 50 человек. Конечно, всё это — крохотная капля в бескрайнем море современной российской нищеты и безнадёжности. Но явно лучше, чем ничего.

И я вовсе не удивлюсь, если когда-нибудь под руку местных владык и честных отцов перейдут и промышленные предприятия Мурома — да-да, включая "Муромтепловоз", завод радиоизмерительных приборов, машиностроительный и приборостроительный заводы. Потому что, при всех известных и возможных претензиях к иерархии нашей Православной Церкви, она думаёт всё-таки не о настоящем ("довлеет дневи злоба его") и даже не о будущем ("своём и своих детей"), а о вечном. И о России.

Поэтому Церковь, оставаясь мистическим Телом Христовым и кораблем спасения для верующих, соблюдая и букву, и дух Православия, вполне может выйти далеко за границы "аки-паки", стать мощным инструментом инновационного, опережающего развития отечественной экономики, как это было, например, в XIV столетии, во времена святого Сергия Радонежского, когда именно Церковь через монастыри ковала основу будущего Московского государства, ставшего впоследствии Российской империей, а затем — и Советским Союзом. Уж если индийским программистам (в основном — брахманам) их приверженность к традиционному индуизму и кастовому делению общества не мешает создавать самые передовые информационные продукты, то нам, кажется, сам Бог велел не только молиться и работать, но и творить. Ведь если Бог — творец всего сущего, а человек создан по Его образу и подобию, то творчество — прямая человеческая обязанность в этом мире, на этой земле. "Ищите — и обрящете, толцыте — и отверзется вам".

Слово "религия", если верить его латинскому смыслу (re-ligio), означает не просто связь, но связь, находящуюся в процессе постоянного возобновления, восстановления, возрождения. И факт, что именно это качество оказывается выделенным при характеристике отношений человека с Богом, не может считаться случайным.

При этом с богословской точки зрения совершенно очевидно, что "канал связи" от Бога к человеку является по определению открытым и непрерывно действующим. Трудности возникают с процессом "обратной связи", от человека к Богу.

Если считать Православную Церковь путём, открытым для человека к Богу, то православные иерархи — не более чем провожатые на этом пути. Способные подсказать, помочь, направить. Но не кучера и не таксисты — по этому пути каждый должен пройти самостоятельно.

И вот тут оказывается, что даже для себя человек не в силах постараться как следует — что уж говорить о большем?! И Церковь, на протяжении столетий имея дело прежде всего со слабостями людскими, с личными телесными и душевными грехами и пороками, более была озабочена духовным совершенствованием своей паствы, чем помощью тем духовным силам, которые должны проявляться в сверхсущественной душевной (то есть военно-политической, включая сюда и искусство) и материальной сферах жизни.

Священников у нас много, а вот истинных народных вождей что-то после Сталина (личным духовником которого, согласно упорным слухам, которым лично я склонен почему-то доверять, был Патриарх Московский и Всея Руси Алексий I (Симанский)) не видно. Тут максимум — "национальный лидер", а это всё же немного другое, хотя и за его появление надо спасибо сказать. На Афон-то он всё-таки попал, пусть и не с первого раза… И, самое главное, что мы знаем, что нам открыто о Промысле Божием?

С некоторых пор я перестал разделять достаточно популярные в нашей патриотической среде стенания о том, что, вот, власть в России захватили враги, уничтожающие русский народ, лишающие нашу страну прошлого, настоящего и будущего. Но не потому, что за этими стенаниями якобы проглядывает оправдание личной беспомощности и несостоятельности, а по другим, куда более глубоким и важным причинам, которые хорошо выражены двумя известными историями.

Первая из них — евангельский апокриф. Звучит он приблизительно так. "Некогда Господь наш Иисус Христос ходил со своими учениками по Святой Земле, и у дороги они увидели человека без рук и без ног, который валялся в пыли и просил подаяния.

— Господи! — обратились тогда ученики к Иисусу. — Какой же грех на сем человеке, или на родителях его, что он обречен жить без рук и без ног?

И отвечал им Господь:

— Нет греха ни на нем, ни на родителях его. Но если бы имел он руки и ноги, то огнем и мечем прошел бы Вселенную…"

Так вот, если бы две наши вечные беды, дураки и дороги (в современной транскрипции — менеджмент и инфраструктура), каким-то чудом освободили Россию от своего присутствия, почти уверен: наша страна занялась бы как раз "огнем и мечем" — что она, собственно, и демонстрировала остальному грешному миру на протяжении практически всей своей истории, когда более-менее наводила порядок в собственном доме. Проигранные за последние пять столетий русскими войны, если не считать войны гражданские, наверное, можно пересчитать на пальцах одной руки.

Но это одна вероятная сторона Промысла Божия о России. Другая отражена в легенде об Илье Муромце, который сиднем сидел на печи тридцать лет и три года, пока не пришли в дом его родителей калики перехожие. Кто это был, люди или принявшие человеческий вид ангелы, легенда, разумеется, не сообщает, но результат их посещения отражен во всех былинах "богатырского" киевского цикла — бывший инвалид исполнился нечеловеческой силы и засевшим повсюду соловьям-разбойникам (вот он, пророческий праобраз героев пресловутой "информационной войны") и прочим врагам земли Русской пришлось более чем несладко…

Немного еще о "соловьях-разбойниках" (да не примет известный телеведущий Владимир Соловьёв это определение на свой личный небанковский счёт). Дорога из Москвы на Муром — жесткое свидетельство о нынешних временах. Нет, конечно, дорога более-менее в порядке, есть и отдельные очаги придорожной цивилизации (заправки, кафетерии, даже гостиницы). Но почти на всех недавно живых промышленных объектах — броские плакаты: "Сдается!", "Продажа!" — с крупными номерами мобильных и местных телефонов. Практически всё производство, что называется, "встало". Нигде ни у кого нет денег. Они кончились как-то вдруг и сразу. Говорят, что все деньги отдали банкирам, и те "крутят" их на валютных операциях, чтобы закрыть свои "дыры", а до реального производства не доходит ничего, и экономический паралич распространяется по всем цепочкам продавец-покупатель, которые до недавнего времени поддерживали жизнь в стране.

А самое главное и страшное — заросшие кустарником и подлеском поля, на которых не видно пахарей, чёрные покосившиеся избы, большей частью пустые, с выбитыми окнами, явно "раздербаненные" до остова бывшие заводы и фабрики, кладбища с могилами, за которыми тоже давно никто не ухаживает. Но на каждом из домов, где еще теплится жизнь, красуется телевизионная антенна, порой даже серебристая спутниковая "тарелка" — как будто тысячи игл воткнуты в недугующее тело России, и через них вливаются туда вроде бы смертельные яды. Но смертельными они оказываются только для тех, кто не имеет в себе внутренней невосприимчивости к ним, кто принимает отраву за хлеб насущный или за сладкое лекарство от горестей быстротекущей жизни.

Кризис, кризис… Этим словом сегодня удобно объяснять любые несправедливости и неприятности, которые совершаются вокруг. Задерживают зарплату — кризис, увольняют с работы — кризис, растут цены на всё, от электричества и квартплаты до хлеба и лекарств — кризис, цветет алкоголизм и наркомания — кризис, коррупция сверху донизу — опять же кризис, во всём он виноват, проклятый!..

Если спуститься от Спасо-Преображенского монастыря к Муромскому речному порту, то рядом с ним, от правого берега к левому и обратно, ходит паром. Это не экзотика, а суровая жизненная необходимость для города, всё еще лишенного нормального сообщения с соседней Нижегородской областью, как будто не было в отечественной истории никакого Ивана Грозного, и там до сих пор — земли враждебного Казанского ханства. Железнодорожный мост, кстати, есть, и прекрасный, а вот пешеходам с автомобилистами приходится пользоваться паромом — мост через Оку построят еще неизвестно когда. Оттуда в Муром с самого раннего утра прибывают фуры и юркие "газельки" с хлебом, а на ту сторону переправляются рыбаки на велосипедах, транзитные "легковушки" — очереди, кстати, порой здесь выстраиваются похуже, чем пробки в Москве в час пик.

А там, за рекой — уже рукой подать до благодатного Дивеева святого Серафима Саровского, сказавшего как-то: "Спасись сам — и тысячи вокруг тебя спасутся". Вот это, наверное, и есть — главное. Спастись самому — не значит просто уйти из этого мира, отказаться от него. Ведь одной из главнейших заповедей христианства была и остается: "Возлюби ближнего своего, как самого себя".

И тот "резерв святости", о котором говорилось выше, создавался ведь в условиях, куда более тяжелых, чем нынешние, якобы "кризисные". Шли войны, происходили стихийные бедствия. Но люди находили в себе силы и для подвигов, и для жертвенной любви. И сегодня их образы служат настоящим "вечным двигателем", невещественным источником энергии для всех нас, соборно составляющих Россию сегодня — пусть даже помимо нашей собственной воли и против нашего собственного желания.

Лично для меня Серафим Саровский в каком-то символическом смысле остается пока еще на том берегу реки, Илья Муромец и другие муромские святые — уже на этом. И через Оку нет моста, но ходит хотя бы паром…

Муром, Владимирская область — Москва

Александр Шевелев К ТЁЩЕ НА БЛИНЫ По федеральной трассе М-53 «Байкал»

Нет, это не фигуральное выражение, как можно подумать, а причина вполне реальной поездки в один из райцентров Иркутской области. Если конкретно — в Залари. Это такой посёлок городского типа, расположенный в двухстах километрах северо-западнее Иркутска, и через который проходит федеральная трасса М-53 "Байкал". Вот туда, именно к тёще на блины, мы решили прокатиться на недавние майские праздники. И увидели по дороге немало интересного.

ТРАССА

Всё же, как гордо звучит — "федеральная трасса"! Чувствуются в этом некая державность, причастность к чему-то большому, значимому. Ну, и ожидания навевают соответствующие. Надо сказать — вполне оправданные ожидания.

По крайней мере, первую половину пути мы проехали достаточно легко, благо машин было немного, да и дорожное покрытие позволяло держать скорость под сотню.

Если честно, для меня, выросшего и прожившего большую часть жизни на северо-западе России, езда на автомобиле с правым рулём представляется несколько… ну — некомфортной, что ли. А вот для местных жителей — это в порядке вещей, потому как за Уралом таких машин (по крайней мере, легковых) — процентов 90 от общего количества.

Проблемы начались при проезде по Усолью-Сибирскому. Да, вот так получилось, что трасса проходит напрямик через этот город, объездного маршрута просто не предусмотрено. Собственно, проблемными были километров семь. Немного — но очень, очень хлопотно. В дорожном покрытии — дыры. Не трещины или выбоины — именно дыры, глубиной сантиметров 15-20 и самого разнообразного диаметра, хаотично разбросанные по обоим полосам дороги. Тут уже не до соблюдения правил, главное — не зевнуть и не угробить машину. А потому все, кто ехал за и перед нами, а также весь встречный поток, ничтоже сумняшеся, маневрировали от обочины до обочины. И знаете, что самое интересное? Никто не пытался качать права! Навороченный, наглухо тонированный джип тормозил, пропуская едущую по встречке "Оку", а монстр-тягач с безразмерной фурой смирно ожидал, пока проедут несколько перегонщиков.

Если бы кто-то смог глянуть на это дело сверху — например, с высоты птичьего полёта, то наверняка решил бы, что водители организовали флэш-моб в виде тетриса. Другого слова тут не подобрать.

ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Естественный вопрос — а что мешает властям Усолья решить эту проблему? Тем более, на территории своего же города. Оказывается, всё не так просто. Местный "Автодор" уже не единожды выносил предписание в адрес городских властей — на тему устранения безобразия. А местная же прокуратура грозится эти самые власти привлечь к ответственности — за нецелевое использование средств, дорога же федеральная! А федеральный Центр, в собственности которого трасса находится, совсем не торопится заняться ею. Вот и занимаются водители шофёрским слаломом, рискуя и своими и чужими — машинами и жизнями.

Слава Богу, семь километров — не такое большое расстояние, и, выезжая из Усолья, оставляя позади бетонные буквы названия города и православный крест рядом с ними, можно смело жать на газ.

Кстати, я раньше как-то не задумывался: для чего на въезде и выезде стоят эти самые кресты. А вот прокатившись по "тропе смерти" — проникся их глубинным смыслом.

Минут через 10 за стеклом появились панельные дома. С выбитыми рамами и дверями — брошенные, мёртвые. Это — бывший военный городок, когда-то принадлежавший авиабазе "Белая". Раньше тут стояла авиационная часть, ну очень успешно расформированная в период развала Союза. Собственно, сама база функционирует и ныне — правда, в усечённом состоянии, — а вот городку повезло меньше: его обитатели ушли. Точнее — их ушли, по приказу сверху, оставив панельные благоустроенные дома на милость природы.

Если днём вид этих несчастных строений ещё как-то нивелируется солнечным светом, то в сумерках и ночью ощущение достаточно жуткое. Я не был в Припяти, но, судя по фоткам, размещённым в интернете, тамошний пейзаж вполне сравним с местным.

Если не знать, что где запечатлено, то покажется, что снимали в одном и том же месте.

Что тут ещё сказать?.. Разве что последствия непродуманных решений сравнимы с последствиями атомной катастрофы. Может, масштаб несколько меньше — но суть одна.

ПОЯСНЕНИЕ ПЕРВОЕ

На авиабазе Белая располагалась 31-я тяжёлая бомбардировочная авиационная дивизия 30-й воздушной армии, в состав которой входили 1225-й и 1229-й ТБАП (также дислоцировались на авиабазе, на вооружении стояли самолёты Ту-22М2). Дивизия и полки были расформированы. Именно в этой части с 1970 года проходил службу в 1225-м тяжёлом бомбардировочном авиаполку Джохар Дудаев, позже ставший начальником штаба 31-й дивизии. Да, тот самый — впоследствии первый президент Чечни.

Вот куда нужно бы свозить министра обороны и показать на живой, точнее, мёртвой натуре — во что выливается "оптимизация" вооружённых сил!

Стелящийся под колёса асфальт уносит назад этот мемориал российскому пофигизму, а впереди возникает очень любопытный указатель — Мальта. То, что правильно произносить МальтА, — не особо важно, главное, что многие жители Иркутской области могут смело хвастаться: "Мальта? Да был я там сто раз, ничего примечательного!".

Следующий час проходит в убаюкивающе-монотонном движении: только заправки, регулярно появляющиеся за окном, напоминают о цивилизации. Регулярно — это примерно через каждые 10 километров, причем заправки самые разнообразные. Есть частные — на три-четыре колонки, с маленьким домиком для персонала и обязательным строением неизвестного архитектора — в просторечии именуемым "сортир", а есть вполне благоустроенные, с магазином-кафе-мини-гостиницей и оплатой по пластиковой карте.

В общем, есть из чего выбрать, цены на горючку отличаются на пару рублей. Может, и не ахти какие деньги, но для тех же дальнобойщиков экономия вполне ощутима.

На одной из таких "малокалиберных" АЗС мы столкнулись с "ненавязчивым сервисом". К машине подошёл тамошний работник, и пока наш водитель ходил расплачиваться, залил в бак положенные литры. После чего, абсолютно убеждённым в своей правоте голосом, сказал вернувшемуся водителю: "Мне заплатите!" В смысле чаевых.

М-да-а-а.. Быстро у нас перенимают привычки западного образа жизни… Причём — перенимают крайне избирательно.

ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Не так давно, когда нефть, словно Сергей Бубка, ежедневно покоряла новые ценовые высоты, меня очень озадачивал один вопрос. А именно — почему на местных (иркутских) заправках, в пятидесяти километрах от производителя этого самого бензина, цена на него больше московской рублей на пять??

Бензин в Иркутской области производит Ангарский НПЗ, ныне принадлежащий НК "Роснефть". Это вам не какой-нибудь "свечной заводик", произведённые в 2007 году 8,58 миллионов тонн нефтепродуктов — не фунт изюма, их не для одной Иркутской области гонят — на всю страну сбыт идёт. А у нас, как ни крути — дороже.

Забавная закономерность: с какой бы скоростью мы не ехали, на эти двести километров всегда тратится три часа. Плюс/минус пятнадцать минут, вне зависимости от погоды, времени суток и календаря. Разумеется, были экстремалы, которым удавалось уложиться и в два часа, но — "это не наш метод!". А потому, через три часа после старта, мы поворачиваем к Заларям, до них от федеральной М-53 всего пара километров.

ПРОВИНЦИЯ

Первое, что ощущается при въезде в Залари, — изменение качества дороги. Точнее — полная пропажа оного. Сказать, что в посёлке старый асфальт, — значит, не сказать ничего. От дорожного покрытия осталось одно воспоминание, оно стёрто настолько, что выношена даже гравийная подушка, не говоря о самом асфальте. Но, похоже, что этот факт никак не влияет на настрой местных автомобилистов — они уже вполне приспособились и практически не обращают на него внимания.

А что остаётся делать, если последний раз полноценные (да, пожалуй, и не полноценные) дорожные работы проводились при советской власти? Ехать-то нужно — вот и едут. Хотя, если взглянуть с другой стороны, то качественный грунтовый просёлок будет предпочтительнее "дырявой" трассы.

Посёлок достаточно большой по площади, а вот с населением хуже — всего десять тысяч. Правда, старожилы говорили, что к концу 80-х тут жило около пятнадцати, но проверить эту цифру не получилось. Не думаю, что местные жители сильно приукрашивают, судя по тем предприятиям, работавшим в посёлке — цифра весьма вероятна.

ПОЯСНЕНИЕ ВТОРОЕ

В Заларях был механический завод, который имел контакты с ГАЗом (да, с тем самым, который нынче отдан Дерипаске), причём достаточно плотные — на заводе делали металлические кунги для горьковских грузовиков, и работало на нём — внимание! — полторы тысячи человек! Это при общей численности населения района в 35 тысяч.

А ещё были ДОК (деревообрабатывающий комбинат), маслозавод, хлебозавод, несколько крупных сельскохозяйственных предприятий, лесхоз, и даже свой кондитерский заводик. А в районе процветал спиртзавод, практически вся продукция которого уходила в областной центр — для нужд ликёро-водочного производства. Поскольку работал он исключительно на качественном натуральном сырье, то и продукция была на самом высоком уровне, а отходы производства шли в своё же подсобное хозяйство — свиноферму. Представляете ту, "свинскую" жизнь, когда хрюшки были и сыты, и пьяны одновременно?

Почему я пишу в прошедшем времени: "было", а не "есть"? Потому что перестройка, приватизация и коммерциализация всего, что можно, сделали своё дело, и от перечисленных производств остались жалкие крохи. Спиртзавод загнулся, не выдержав конкуренции с поставщиками более дешёвого, но менее качественного спирта (говорят, чуть ли не из Чечни), мехзавод, после развала всех хозяйственных связей, стал обузой — потребности только лишь района он перекрывал кратно, а за пределами его услуги и продукция перестали быть востребованы, продукты же местного производства вытеснили привезённые со стороны…

Подобные истории совсем не редкость и хорошо известны всем пережившим лихие 90-е.

ОТСТУПЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.

До чего нужно довести село (или деревню — суть не в названии), чтобы своё молоко у себя же на рынке было дороже привозного из города? Да и не только молоко. Деревня сейчас почти не кормит себя — нерентабельно. Парадокс: один деревенский житель может произвести избыточное количество продукции, а деревня как образование — нет. Я не призываю к тому, чтобы каждое село производило сельхозпродукцию в промышленных объёмах, нет! Но насыщение своего, сельского рынка своими же продуктами, на мой взгляд, должно подразумеваться само собой.

Так что остались от былых мощностей осколки — в виде мелких ООО и ЧП-шек.

Мне стало очень интересно — а за счёт чего живет местное население? Ну, не могут же все быть ЧП-шниками и заниматься купи-продайством? Тем более — не местными товарами. Всё оказалось прозаично и примитивно. Помните, я говорил, что Залари — районный центр? Так вот, благодаря этому непосредственно в посёлке находятся — и работают, и живут — два комплекта начальников всех мастей: главы администраций, начальники милиции, прокуратура, налоговая инспекция и много других служб как районных, так и муниципальных. И, разумеется, весь их аппарат. А кроме того — персонал центральной районной больницы, трёх школ, нескольких детских садов и других учреждений, которые обзываются бюджетными. Вот за счёт бюджета все и живут. Хотя на официальном сайте района есть много громких слов о промышленном потенциале, природных ресурсах, сельском хозяйстве и трудовых резервах — в большей степени всё это остаётся словами.

Главной проблемой посёлка является — нет, не дороги, к ним уже привыкли — а водоснабжение. Точнее — отсутствие оного. Вода-то есть, но вот получают её, либо заказывая машину-водовозку, либо заливая на водокачке привезённые или принесённые ёмкости. Кому позволяют финансовые возможности — бурят скважины, но подобных счастливцев не так много. И дело даже не столько в деньгах, сколько в том, что найти здесь водоносный слой достаточно хлопотно.

Вообще, в Заларях имеется "летняя" система подачи воды, но вода эта — "техническая", для огородов, пить её, даже в кипячёном виде, не рискуют.

Зато — ЗАТО! — местная администрация искренне, беззаветно любит и опекает искусство! Основной объект этой любви — поселковый ДК, регулярно ремонтируемый и пополняемый звуко- и светотехникой. А как иначе? В нём, после очередного ремонта, открыли ночной клуб — и статус обязывает соответствовать!

Я упоминал, что размер посёлка и численность его жителей несколько несопоставимы — но это лишь на первый взгляд. Да, где-нибудь в Европе, на аналогичной площади мог бы разместиться город-пятидесятитысячник. Но мы-то в России, и тут — свои правила игры, точнее — правила выживания. Почти к каждому дому примыкает земельный участок, который кормит селян чуть ли не больше, чем их основная работа. А как ещё можно жить на 8000 очень среднезарплатных (это по информации облстата) рублей??

На участках растят всё: от обязательной картошки до арбузов, ставят загоны для хрюшек, строят мини-птицефермы — и получают такие результаты, что хватает не только себе, но ещё и городским родственникам.

Так что слова "кризис", "котировки", "акции", "биржа" — которые заставляют москвича или питерца судорожно вслушиваться в новости, тут не имеют никакого значения.

Но вот действо, гордо именуемое "военной реформой", дало о себе знать и в этой глубинке. В посёлке имеется районная типография, выполнявшая, в том числе, заказы одной из воинских частей. Ну, а поскольку эта часть теперь находится в процессе реформы, то заказы от неё поступать перестали — соответственно, нет и доходов от их выполнения.

ОТСТУПЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

То, что реформа армии может очень больно ударить по многим военнослужащим, — общеизвестно, это обсуждают и на ТВ, и в газетах, не говоря про интернет. А вот то, что она напрямую коснётся гражданского населения, — скромно умалчивают. Или — скрывают? Не скажу, но подобный нюанс как-то не отмечался в выступлениях руководства Минобороны, да и президент с премьером об этом не упоминали. А зря, лозунг "Народ и армия — едины!" никто не отменял, и если есть перемены в обществе — они коснутся армии, ну а если начинают переиначивать армию — это не может не отразиться на обществе.

На фоне общего упадка ярким пятном выделяются новостройки. Да, в Заларях строят новые дома, и в местном масштабе — достаточно массово! Четырёхкомнатные, брусовые, да ещё и с участком в 24 сотки — по нынешним временам просто роскошь! Но всё оказалось не так радужно.

Строят их за счёт программы "Социальное развитие села", т.е. на федеральные деньги. Естественный вопрос: разве это плохо? А вот тут как посмотреть. Разумеется, жилищный вопрос — он и в Африке актуален, так что от нового жилья никто не отказывается. Только жизнь в этих домах — не сахар. Газа в посёлке нет вообще, про водопровод я писал выше, одна радость — электричество. Но подводить сюда электроэнергию никто не торопится, и из двух десятков уже построенных зданий подключено не более четверти. Остальные — либо ждут поступления средств из Центра, либо жильцы сами собирают деньги и проводят подключения за свой счёт, что достаточно дорого.

А ещё в федеральную программу включено "повышение образовательного уровня учащихся общеобразовательных учреждений в сельской местности", которое на деле вылилось в закрытие одной из средних школ. Точнее, той школы, что в самом центре посёлка.

На следующий год те, кто в ней учились, будут раскиданы по классам в девятилетку и во вторую среднюю. Ну а школа N1, имеющая 80% износа, останется в ожидании своей участи — денег на её ремонт (в отличие от ДК) нет.

Кстати, для информации. Если девятилетку, с некой натяжкой, тоже можно считать расположенной в центре, то вторая средняя стоит километрах в 4-5 от оного. Так что добираться до неё как минимум минут 30, а с улицы с новостройками — ещё дольше. И если учитывать особенности сибирской зимы с её 40-градусными морозами (это явление обыденное, а порой и минус 45-50 может стукнуть), то зимой такая прогулка может быть чревата последствиями, причем не только для учеников.

Так что оборачиваются эти новостройки очередной "потёмкинской деревней" и громкими рапортами — наверх, о реализации на селе общегосударственных инициатив.

Неужели, имея под боком тайгу, располагая возможностями для развития сельского хозяйства, обладая промышленными мощностями (тот же мехзавод), выгодно жить за счёт бюджета?? Проще — да, спокойнее — разумеется, но выгодно — вряд ли. Ну, может, кому-то и выгодно, особенно если этот кто-то пасётся около бюджета, но и только. А остальным? А остальным остаётся уповать на свой участок и надеяться на появление "доброго царя" местного уровня, который будет душой болеть за свою "малую" родину. Нужна-то от властей самая малость — оторвать руководящий орган от управленческого кресла и поработать над созданием рабочих мест с нормальной зарплатой, а торговля и разные сервисы ждать себя не заставят.

Всё, приехали! Открываем ворота, закатываем "Тойоту" во двор к тещё. Там уже и блины ждут, и баня, и некопанный огород, и теплица с парником — но это, как говорится, уже совсем другая история.

Евгений Головин КУКЛЫ

У Фёдора Иваныча, кочегара, был только один друг — клоун Петрушка. Бог знает, что могло свести столь разных людей — черномазого, в саже и копоти (он и умывался-то машинным маслом), кочегара и чистенького, в бантах и лентах, клоуна. (Для разъяснения надо бы почитать трактат Цицерона "О дружбе". Известно, что во времена сего великого философа развелось много кочегаров и клоунов, и он, безусловно, дал бы дельный совет). Замечание относится к Фёдор Иванычу, поскольку он был великий книголюб — иногда увлечется Марком Аврелием или Сенекой, да и забудет накидать в топку угля, хоть и получал неоднократные выговоры от машиниста. "Дурак, — ворчал он про себя, — тоже поставили поездом командовать. Голову отдаю на отсечение, он не только Гегеля, но и Гоголя не читал". Терпеть не мог людей неначитанных, только Петрушке прощал: "А ты попробуй, повертись полдня на окаянной трапеции, а на закуску кольца полови, как мышь". На вопрос, почему это мышь должна ловить кольца, сопел, но никогда не отвечал. Однажды лишь отделался репликой: "Я человек бывалый. Вон Петрушка не даст соврать, однажды видел в цирке двухступенчатого кота". И настолько велик был его авторитет, что слушатели почтительно молчали, некоторые даже шапки снимали.

Петрушка только молчал, кивая головой на всю несусветь, что нёс Фёдор Иваныч. Человек непростой, начитанный, с такими лучше язык откусить, чем в споры вступать. Сам же в дураках и останешься.

Любил и уважал Федор Иваныч Петрушку донельзя. "Вишь, какой человек, большую должность занимает, разодет, что твой… ризопрах (Федор Иваныч любил щеголеватые словечки, бог его знает, откуда и набирал), а дружбой с простым кочегаром (при этом он гордо смотрел в зеркало) не брезгует.

Случился как-то раз день рождения у Петрушки. Федор Иваныч ночь не спал, голову ломал, соображая, что бы подарить любимому другу. И посоветоваться не с кем — с женой он развелся, но об этом разговор особый. Встал поутру, побродил, и попалась ему ржавая водосточная труба. Возился он с ней целый день, наконец приладил три колена в виде буквы "П", очистил, отдраил и покрыл желтой масляной краской. Загляденье!

Потом пошел с праздничной физиономией в цирк и торжественно надел водосточную букву "П" на шею Петрушке. Застыло мрачное молчание. "Новый номер готовите"? — поинтересовался директор. — "Не-не-не знаю. А что это, Фёдор Иваныч"? — Это подарок ко дню рождения, Петруша. Магазины обходил, там так, ермолда одна. А это… полюбуйся. В цирке — может и не пригодится, хотя я думаю, такая вещь всюду место найдет, а в метро там или в церкви — первейший инструмент. "Это как понимать, Фёдор Иваныч"? — Ну, скажем, заходишь ты в метро — там битком набито — и кричишь: "Особый вход бакалавру! Тороплюсь на конференцию!" Ну собьешь трубой пару старух — их ведь там как килек в бочке — не ты, так кто другой. "Ну а в церкви"? — Тут дело особое, почет особый. Служба прерывается, священник возглашает: "Братие! Ныне к нам явился человек с трубой, человек эвхаристический! Во имя Господа, подайте ему от скудости вашей"! Ну и уйдешь из церкви с полным кульком продуктов. Циркачи смущенно переминались. — А помнишь, Фёдор Иваныч, я тебе свисток подарил, — робко напомнил Петрушка. "Как не помнить! Понимаете, товарищи циркачи, машинист наш чуть что любит храпока давать. До аварии раз десять не дошло. Однажды въехал на запасную станцию и трое суток продрых. Пассажиры уже решили: в укрытие, мол, поставили, война началась. Как я ему свистнул в ухо — пронзительный такой свисток, страсть, так он мигом в чувство пришел. За жабу решил ему отомстить". — За какую жабу?

"Надо вам сказать, ребята, человек я компанейский, дружелюбный. Это еще до Петрушки было. Прихожу раз на работу, ну там уголек разгребаю, смотрю, что-то шевелится возле топки. Может, думаю, саламандра ко мне пожаловала. Такое часто случается при нашей работе". — А что такое саламандра, Фёдор Иваныч? "Брема читать надо", — как всегда небрежно бросил начитанный Фёдор Иваныч. — "Так вот, она шевелится и похрипывает, я подумал нечисть какая, хотел лопатой огреть. А потом смотрю — жаба. И красавица какая — ну просто сил нет! Брыластая да бородавчатая, а глаза смотрят грустно-грустно — не обижай, мол, меня, я к тебе погреться пришла". — Так они в болоте живут, разве им холодно бывает? "Почитай Плиния Старшего, у него таких случаев много описано. Ах да, я и забыл, ты насчет книг того… чистая кувалда. Ну так вот. Погладил я жабу и назвал её ради красоты и особого величия "императором Клавдием". Но тут доходяга машинист ко мне прицепился с насмешками да прибаутками. Главное — видный был бы человек, а то ростом с мою жабу и весь в бородавках. Ну зачем машинисту бородавки, я вас спрашиваю? На такой вопрос и Платон не ответит. Чуть что, бежит по коридору и орет: полюбуйтесь, Фёдор Иваныч свою Клавку кормить пошел. Это я, значит, ставил Клавдию блюдце молока. "А как она в постели, — шутил помощник, — ничего, а"? "Из-за того и с женой развелся", — издевался машинист. И надо же! Недаром говорят, черт раз в тридцать лет слово правды сказывает".

— А что, — вмешался Петрушка, — хорошо ей было смотреть, как ты домой идешь с жабой на голове. Привычка у нее такая завелась: Фёдор Иваныч с работы, а она ему на шапку вспрыгнет и домой с ним возвращается. Первый раз жена хлоп в обморок. Потом ласково так к нему: ну чего тебе щенка не завести, тварь добрая, полезная, а то страхолюдь какую притащил. Сама ты страхолюдь, закричал Фёдор Иваныч, давай, заводи своих щенят да поросят!

"Нет, Петрушка, не совсем так оно было. Надо сказать, жена моя была белошвейкой и часто брала заказы на наряды для кукол. Ну это как кто соображает, а на мой взгляд, более коварных и злобных существ и на свете-то нет. Так и норовят какую-нибудь гадость сделать. Меня-то они избегали — лопаты моей боялись. А вот чтобы скинуть банку варенья на голову или обсыпать дустом, или иголку, в одно место воткнуть, или будильник под ухо на три утра завести — первейший народец. А так — тихони. Чинно сидят вокруг зеркала — наряды примеряют. Одна другую мазнет губной помадой или ущипнет — так это баловство. Кукла сидит против зеркала, глаза пялит, любуется, значит, собой. А жена тоже не дура, сядет рядом, и сама глаза пялит. Оторвать их от этого занятия — ни в жисть. Попроси жену в магазин сходить — будто и не слышит. Посидят часиков пять у зеркала и свалятся на пол. Продрыхнут еще часиков пять, усядутся и пойдет тарабарщина: лоскутки да ленты, нитки да иголки, вопли да визги".

— Постой, Фёдор Иваныч, ты ведь о куклах рассказываешь, то есть о тварях бессловесных. Как же они банки с вареньем скидывают, вопят да визжат? "Ах ты куриная твоя голова! Ты что ж, думаешь, одна только форма жизни существует? Вот шляется по свету цирковой парикмахер, сапогами гремит и на том промысел Божий и кончается? Да ты почитай хотя бы Фому Аквинского… А впрочем, ладно…"

— Да ты не возражай, Степан, — начал директор. — Помнишь, с соседней крыши голый пупсик свалился, мальчонку едва не пришиб? "Ну что ж, случай, и больше ничего".

"А у них голова трухой набита, — проворчал Фёдор Иваныч, — чуть в трухе дырка — случай, и больше ничего. Это как горбатый Леха на верблюде ездил. Какой еще верблюд? — возмущался он. Верблюдов в зоопарках содержат на государственный счет. А это кобыла и больше ничего. Так. На чем я остановился? Жена пыталась приучить кукол к своей еде. Конфеты им не давала — вредно, пирожным могут платье запачкать, зато кислой капусты, свеклы да редьки — здрасьте, пожалста. Представьте: нарядная, белая, румяная кукла, а вся рожа измазана свеклой. Уж я ей говорил: что ж ты барышень своих как чумичек кормишь? Отстань, говорит, от процесса усваивания витаминов. Я уже упоминал, злее существ, чем куклы, не найти. А лицемерки какие! Подсластятся к хозяйке за ее редьку, целуются, благодарят, а сами норовят булавкой побольней уколоть, белые туфли гуталином разукрасить или платье разрезать. Устроят какую-нибудь каверзу, рассядутся в кружок и давай рассуждать про женихов. И все в таком роде: один лысый да при одной ноге, у другого один глаз, зато стеклянный, третий похож на лотошника во фраке. Порядочно доставалось мужскому полу, да и женскому не сладко было. Только заметил я, что куклы стали по ночам в кружок собираться да шептаться втихомолку. Поначалу, как водится, про бархатцы да шелковинки, а потом, слушаю, другая тема у них наметилась: про суровые нитки, узелки да про гудрон. Задумали они сеть мастерить да карасей ловить — уж больно им приелись редька со свёклой. Жена возражала, спорила, да потом согласилась. Будет у меня трудовой коллектив кукол-рыбачек.

Только заметил я, товарищи, чем больше палец выпрямить хочешь, тем кривей он выходит. Собрался утром на работу, в доме необычная тишина, только в середине комнаты неподвижный тюк лежит, едва-едва вздрагивает. Потрогал — весь липкий, в гудроне. Я обомлел, остолбенел, а тут на меня орава кукол посыпалась. Марш на работу! Что это — закричал я. А будешь орать да скандалить, мы из тебя еще и не такого карася сварганим. Что с нами будет? Мы ведь мёртвые. Нас мастерят для утехи хорошеньких девочек, которых нам ох как приятно мучить. Я не слушал их белиберду, схватил инструменты, разрезал отверстие для рта — вроде дышит. Отвез ее в больницу. Врачи — в обморок. Никогда им не приходилось видеть столь тщательно, столь ажурно прошитую телесную ткань. Ну, а потом что было? Что было? Похоронили, вот и вся недолга.

— Терпеть не могу редьки да свеклы, — вздохнул Петрушка, — недавно, на моих глазах парнишка на свекле въехал под трамвай. А ну их к бесам, эти витамины!

"Если честно сказать, дела эти не разбери поймёшь и никто на свете их не разумеет. Это корневые слова, — значительно подняв палец, произнес цирковой кукловод. — Вот у меня кукла Светка уселась посеред мостовой и ревёт. А как туда попала — ни она, да и никто кругом не знает. Вот Фёдор Иваныч человек ученый, а наверняка и он жизни от смерти не отличит. Потому — величие премудрости. Корневые слова! Иногда кажется человек живой — а он мертвец мертвецом. Во время войны многое сказывали про всякие такие дела. Положишь куклу в ящик, а она — глядь — на заборе ногами дрыгает. Скажут, забыл. А если ты ее в муслиновое платье нарядил, а она на представление является в шелковом? Опять забыл. Что же получается? Вся жизнь из одних "забытьев" складывается? Или вот, задумал я на детском утреннике "Василия Тёркина" ставить. Всё хорошо, детвора собралась, кукол собрали, Тёркина нету. А как без него прикажете героя играть? Обыскались, залезли даже в дровяной склад. Нету Тёркина. Решили заменить спектакль, поставить "Сказку о рыбаке и рыбке", хотя ребятам она порядком надоела. Только я заныл: "Смилуйся, государыня рыбка", из глубин морских раздалось: "Поллитра кинешь, может, и смилуюсь". И выплывает Тёркин в тельняшке, напевает на гармони: "Одесса-мама, жемчужина у моря". Ребята веселятся, спектакль сорван".

Фёдор Иваныч вздохнул да и поплелся на работу. Из-за всей этой суматохи забыл: налил он молока в блюдце Клавдию или нет. Меланхолия пришла к нему: что с людьми жить, что куклами — одна маята, каверзы одни, либо гадости. Ну что куклам плохо жилось? Первеющие модницы, а насчет жратвы — ну повздорит баба свои глупости, не убивать же за это человека. Правда, злость в куклах сидит, ох злость. И откудова она берётся — поди разбери. А в людях? Человек вроде хороший, а такую несуразицу про тебя наплетёт, такие гадости порасскажет, что потом поглядишь в зеркало — я или не я? Опять же куклы. Просились они на свет Божий? Мало их кроили да сшивали, от одного мастера к другому кидали? А потом: лежи себе на складе, жди, пока тебя хорошая девочка купит. А достанешься злыдне, уродине? Или, не дай Бог, прирождённой училке? Так она часами будет свою азбуку повторять, пока не посинеет. Очень она кукле нужна, эта азбука! А потом она, училка, рот разворотит, да как заревёт свое "до-ре-ми…" — аж трамваи с рельсов посшибает, не то что кукол.

Задумался Фёдор Иваныч о вещах философских. Что ни говори, а высшее творение не может не сотворить чуть пониже. Хорош был бы Петрушка, если бы вместо своих пестрых лохмотьев да погремушек напялил золотой фрак или, скажем, форму пожарника. Чувствую я, Фёдор Иваныч, что всё должно быть при деле, в гармонии. Взыскует душа порядка. Но не той пародии на порядок, который, показухи ради, всобачивается сверху, клыками. При таком порядке только и сделаешь из людей, что измученных скоморохов. Нет, порядок должен быть, как в идеально выточенных китайских шарах, вставленных один в другой.

Заболтался я, а Клавдий-то голодный. Ещё, может, обидели его, бедолагу. Залез Фёдор Иваныч в кочегарку, кличет, кличет, а в ответ мрачное угольное молчание. Долго рыскал любимца своего. Думал, думал, да и пошел по болоту искать пропащего "императора Клавдия".

Олег Бородкин «МЫ ПРИВЫКЛИ К РОССИИ…»

Дорогому нашему другу и брату Олегу Александровичу Бородкину стукнуло ни много ни мало пятьдесят лет. "Да, полтинник", — скромно признался он в кратком телефонном разговоре по данному поводу, словно сам удивляясь такой неизбежной случайности.

И вот, от всей редакции "ЗАВТРА", поздравляя с этим юбилеем, желая приличествующих случаю здоровья, счастья и успехов на всех жизненных фронтах и тылах, совершенно необходимо несколько слов сказать о Бородкине-поэте. Последние несколько лет он писал стихи как бы через силу. Трудно поверить в то, что внутри себя Олег действительно поставил знак равенства между поэтическим творчеством и работой — скорее всего, это была некая игра с самим собой, внешними и неоспоримыми правилами которой были в том числе и необходимость банального зарабатывания денег, и строительство очередного загородного дома (как всегда, своими руками и "с нуля", с голой земли). Видимо, все эти, далеко не игровые, обстоятельства жизни и заставляли Олега Бородкина демонстративно заниматься в своих стихах современной разновидностью акынства по принципу "что вижу — о том пою". Порой получалось необычно и вполне интересно, но для почитателей творчества поэта, знакомых с его прежними достижениями, — как-то не слишком вдохновляюще.

И вот, "период мелкотемья и описательства", судя по новой подборке стихов, которую мы представляем здесь вниманию читателей "Завтра", оказался Бородкиным наконец-то — ну, если не преодолён, то пройден. Его поэтический голос снова зазвучал в полную мощь.

"Лес изнутри — не то, что лес снаружи…", "Но опасно у нас сотворение звука, и претензии к воздуху неправомерны…" — это, несомненно, хорошо знакомый нам по прежним стихам, но уже сильно изменившийся, новый-старый Бородкин.

Рады за тебя, Олег Александрович, рады твоим стихам. Так держать! Полный вперёд!

Владимир Винников

***

здесь сладким пивом

никого не удивишь.

здесь в чёрный хлеб

кладут сушёный виноград.

довольно много красных глаз,

снесённых крыш…

бывают ночи:

снятся сны, которым рад.

и дни бывают:

проживёшь их — как проспишь.

сентябрь 2008 г.

***

всё это нервы…

впрочем, и весна

количеством смертей рекорды бьёт.

на солнечные дни, увы, бедна…

зато мой друг намного меньше пьёт,

поскольку пост.

постится вся страна

и как улитка к счастию ползёт…

бокал-другой испанского вина

я тоже выпью.

вот как мне везёт.

апрель 2009 г.

***

снегом с утра

нас милейший апрель удивил.

что-то от осени есть

в запоздалой весне.

климат в страстную неделю

не то чтоб не мил,

просто другое лечение нынче в цене.

мне и не больно играть

эту странную роль.

мне и не страшно,

поскольку есть истинный путь.

солью земли

называют уж точно не соль.

да и слова тут к чему?

можно просто вздохнуть.

апрель 2009 г.

***

наследственность.

её не выбирают,

к тому же если в меру лысоват…

немного надоел знакомый ад…

известно ведь,

во что с тобой играют,

и что никто ни в чём не виноват.

апрель 2009 г.

***

вот скорости у нас не отобрать.

и мысль порой летит быстрее пули…

обманывали да не обманули.

в любой игре стремились обыграть.

но шеи как цыплёнку не свернули.

апрель 2009 г.

***

но опасно у нас сотворение звука…

и претензии к воздуху неправомерны.

как избавиться от

наслоившейся скверны?

непомерная тяжесть. бесправная скука.

уготовлено мне по божественной воле

нахлебаться блаженства

и гибнуть с улыбкой.

называл себя кем-то.

пленялся ошибкой.

выжимал капли крови

из бурных застолий.

утонуть в тишине.

соль в остывшем бульоне.

в зеркалах мы забавны,

ужасны, обычны…

истребителя-ангела знаю я лично.

да и ангел-хранитель

живёт в каждом стоне.

воздух мы сотрясаем

не столько напрасно

сколько лишь по желанию

бедных извилин.

был и скуден в любви.

и в любви был обилен.

у поэтов капризы выходят прекрасно.

мы привыкли к России. и мы не уроды.

холм прикинулся в шутку

высокой горою.

непременно блеснуть удаётся герою

православным сознаньем

на фоне природы.

это тоже неплохо.

как пытка талантом

несравнимо полезнее пытки рублями.

я завален на старости лет букварями.

изъясняться хитро.

умереть дилетантом.

или всё-таки есть

к ловле истин охота?

волю Божью кроить не имеете права.

я претензии снял.

и прокисла отрава.

не придумал названья.

стихи — не работа.

апрель 2009 г.

***

драконы же мертвы. побеждены.

несчастные мифические твари.

обломки неудавшейся войны…

рассеялся противный запах гари.

реликты. дни их были сочтены.

апрель 2009 г.

***

когда не объяснишь рационально

того, что с этим телом происходит.

когда любая истина банальна,

и вечный враг со смаком за нос водит.

и ложная тревога жрёт сознанье,

и не за что руками ухватиться.

внушают ужас тайны мирозданья.

вода в вино не хочет обратиться.

коричневое сердце бьётся в клетке.

пропитана еда бесцветным ядом.

дел невозможных натворили предки…

пугаешься: так вот она, награда?

с той стороны и видно по-другому.

лес изнутри не то, что лес снаружи.

есть путь:

дорога к Храму или к дому.

путь в никуда хоть сладок,

да не нужен…

зажжёшь костёр,

зажгут костёр соседи.

и ангел твой едва ли молвит слово.

желанья нет у ангелов к беседе…

ты вздрогнешь,

а потом отпустит снова.

апрель 2009 г.

***

без странностей в характере никак.

глагольной рифмой

часто портишь стиль.

известно, что такое куры-гриль.

и что такое свет и что есть мрак.

вези меня домой, автомобиль.

май 2009 г.

Андрей Смирнов АПОСТРОФ

Владимир Мартынов. Пёстрые прутья Иакова: Частный взгляд на картину всеобщего праздника жизни. — М.: МГИУ, 2008. (Серия "Современная русская философия", N2). — 140 с.

Если мне не изменяет память, несколько лет назад Мартынов и Фёдор Гиренок полемически схлестнулись на страницах журнала "Критическая масса". Согласно многолетней дурной традиции гуманитарного сообщества, такое "столкновение" могло окончиться чем угодно, вплоть до драки при встрече. Но здесь обернулось продолжением диалога и публикацией полемического сочинения.

Тексты серии "Современная русская философия" (совместный проект издательства Московского государственного индустриального университета и МГУ; Гиренок окормляет серию в ранге научного редактора) неброские, но меткие. Не остался незамеченным первый выпуск — работа Натальи Ростовой о феномене юродства. Думается, подобная судьба ожидает и новую книгу Владимира Мартынова "Пестрые прутья Иакова. Частный взгляд на картину всеобщего праздника жизни".

Владимир Иванович Мартынов, которого заслуженно именуют "одной из ключевых фигур современной музыкальной культуры", никогда не ограничивал себя размышлениями исключительно в музыкальном пространстве. В итоге его выводы вызывали и вызывают недовольство и у философов, и у композиторов. Первых порой не устраивает то, что Мартынов для обоснований привлекает философские имена и категории (хотя поднятые им темы, очевидно, перекликаются с проблемами современной философии), вторых обламывает своеобразный "приговор" композиторству, что, впрочем, по мысли Мартынова, совсем не означает конца музыки. После прочтения данной книги не исключено, что к композиторам прибавятся и писатели, ибо основная тема, на которую нанизываются эссеистические заметки, звучит следующим образом: "О конце времени русской литературы".

Непросто определить жанр данного произведения. Композиция книги в чём-то близка произведениям Мартынова-композитора. "Это такие комментарии к тексту, которого как бы нет. Столкновение личной оценки со сверхличным, в котором мы находимся".

"Пёстрые прутья Иакова" продолжают мартыновские исследования состояний современной культуры. При этом несколько неожидан доверительно-исповедальный тон повествования. Сам текст можно растащить на афоризмы ("В поколении, изначально обучающемся письму шариковыми ручками, уже никогда не сможет появиться великий поэт") и впечатляющие тезисы, каждый из которых может превратиться в масштабное исследование.

Мартынов рассматривает "особенности визуального и вербального аспектов действительности, а также специфику их воздействия на наше сознание". В обращении к библейской притче о прутьях Иакова — для Мартынова принципиальна значимость "периферийного зрения", формирующего культурную ситуацию.

"Национальная идея — это всегда дискурс, это всегда идеология. Национальная судьба — это то, что невозможно сформулировать словами, это то, что невозможно высказать, ибо национальная судьба есть не что иное, как внесловесное, вневербальное пребывание в реальности… Национальная судьба может явить себя только в некоем невербальном знаке, подобно гексаграмме. Национальная судьба — это иероглиф… Национальная судьба наличествует всегда и во всём, независимо от того, существует или не существует соответствующая ей национальная идея"

В повествовании о циклах русской литературы, в анализе "противостояния иконоцентричности и литературоцентричности", в подробном разборе утраты традиционного ландшафта Москвы Мартынов привычно бескомпромиссен — многое из того, что доселе казалось абсолютным, в его оптике оказывается порождением эпохи.

Но ощущение неких последних рубежей совсем не означает полного занавеса. "Конец времени русской литературы" фиксирует факт ухода литературы как своеобразной "светской неконфессиональной религии". В той же современной нам литературе царит глобальная неразбериха. Как недавно зло заметил Лев Данилкин: "…Можно объявлять Проханова модернистом, Пелевина постмодернистом, а Алексея Иванова постреалистом, но все эти искусственные категории дают только иллюзию понимания писателя и ничего, на самом деле, не описывают. Более того, многие очень большие нынешние писатели — Мамлеев, Микушевич, Пепперштейн, Шаров — вообще не влезают в традиционную, устроенную в соответствии с западным каноном сетку координат — и тогда их либо игнорируют вовсе, либо присваивают самые дурацкие бирки". И может быть проблема в том, что, имея новый контекст, мы упрямо и безнадёжно пытаемся работать с понятиями, которые принадлежат иной ситуации, основания и содержание которой практически уже синонимичны выжженной земле.

И прозвучавшая ранее, но во многом не услышанная формула о том, что феномен композиторства не тождественен музыке, и новый этап можно рассматривать как начало высвобождения возможностей, подавляемых доселе, работает и в литературном, и в общекультурном контексте. Мартынова интересует поиск адекватных стратегий осмысления реальности, актуальных форм художественного высказывания, возможности нового сакрального пространства. Ведь конец одного времени всегда может стать началом нового эона.

Анастасия Белокурова МОЛЬ И БОГОМОЛКА

"Дзифт" (Zift, Болгария, 2008, режиссер — Явор Гырдев, в ролях — Захари Бахаров, Таня Илиева, Владимир Пенев, Михаил Мутафов).

"Я узнаю его, когда увижу, но описать словами не смогу".

Сидни Поллак о фильме нуар

Ночь, улица, фонарь, аптека… С этой фразы могла бы начинаться любая книжка hard-boiled school — "круто сваренной" школы американского детектива 30-40-х годов. Вязкая обречённость вывихнутой эпохи Великой Депрессии, тот самый "бессмысленный и тусклый свет", прочувствованный Блоком еще в 1912 году, растеклась по городам и весям кризисной Америки, стала фоном для "усталой схватки со смертью". В 1946 году, французский критик Нино Фрэнк ввёл термин "фильм нуар" для обозначения стиля послевоенного заокеанского кино, возникшего на стыке американского "крутого детектива" и немецкого экспрессионизма. До этого критики использовали определение "нуар" (чёрный — фр.) для некоторых французских фильмов начала 30-х годов. Например — социальный памфлет "Сука" Жана Ренуара вполне укладывался в рамки нуара по меркам того времени.

Голливуд в корне изменил ситуацию. Психологизм, присущий "hard-boiled school", привлёк к жанру таких именитых и непохожих друг на друга режиссёров, как Джон Хьюстон ("Мальтийский сокол"), Орсон Уэллс ("Дама из Шанхая"), Билли Уайлдер ("Двойная страховка"), Говард Хоукс ("Глубокий сон") и пр.

В 1949 году режиссёр Рудольф Мате снял мрачнейший нуар "Мёртв по прибытии". Нашему зрителю более знаком одноимённый римейк этой ленты с Дэннисом Куэйдом, вышедший на экраны в 1988 году. Мате вошёл в историю еще и как великий оператор; он работал у Фрица Ланга, Альфреда Хичкока, Орсона Уэллса и др. "Мёртв по прибытии" стал первым фильмом, в котором рассказ ведётся от имени мертвеца: ничего не подозревающий человек понимает, что он отравлен и пытается докопаться до причины собственной смерти. Спустя 60 лет болгарский театральный режиссёр Явор Гырдев дебютирует в кино нуаром "Дзифт", где герой попадает в схожую ситуацию.

Болгария 60-х. Под бодрые звуки "Смуглянки-молдаванки", звучащей из радиоточки, проникает в застенки рядовое тюремное утро. Ложно осуждённый еще в 44-м Лев Желязнов, по прозвищу Моль, честно вёл партийный ликбез, зарекомендовал себя молодцом и потому выпускается на волю досрочно. В тюрьме парень почитывал Вольтера и словарь иностранных слов, сделал себе татуировку "Человек — это звучит гордо" и добился титула чемпиона по отжиманиям. Теперь Моль имеет четкий план действий: посетить могилу сына, добраться товарняком до Варны и махнуть на пароходе в теплые страны. Но у него есть сердце, а у сердца — тайна, но об этом зритель узнает позднее. За воротами тюрьмы героя встречает новая власть: черный автомобиль привозит парня в женскую баню, в сырых подвалах которой — казематы, боль и зубовный скрежет. Там Моль подвергается прессингу со стороны своего бывшего подельника по кличке Слизень. Пятнадцать лет назад Моль, его подруга Ада по кличке Богомолка и уголовный элемент Слизень задумали ограбить русского ювелира, бывшего белогвардейца Владивостока Лелюшкина. Целью преступления был чёрный алмаз, хранящийся в статуэтке негра, точнее — в его гигантском откручивающемся половом органе. В результате "операции" Лелюшкин был убит, алмаз пропал, а Моль угодил на нары за преступление, которого не совершал. Теперь Слизень стал "оборотнем в погонах", но так и не оставил надежду разыскать драгоценность. В результате Моль выпьет яд, сбежит от ищеек и начнёт странное, фантасмагорическое кружение по ночной Софии. Он выслушает много баек от случайных встречных, переживёт предательство и горечь потерь, но так и не расколется, унеся тайну с собой в могилу.

Картина снята по одноименному дебютному роману болгарского писателя Владислава Тодорова. В начале фильма зрителю объясняют, что такое дзифт: в арабском языке это означает смолу, применяемую в дорожных работах, а также гудрон, мумие и т.д. На сленге дзифт и вовсе трактуется как дерьмо. "Больше дерьма — меньше морального ущерба", — философски произносит в прологе могильщик, и ярый антисоветчик тут же увидит в этом намёк на ужасы тоталитаризма. Но если вспомнить, с чего берёт свое начало фильм нуар, то еще Раймонд Чендлер в свое время писал: "На улицах стемнело, но вовсе не из-за того, что наступила ночь". Пускай исполински вздымаются в ночное небо "сталинские" здания, увенчанные звёздами, а "бег зайца через поля" рано или поздно упирается в мавзолей Димитрова — подобная история могла произойти где угодно. И происходила уже не раз. Как тонко подметил Василий Шумов — "разные сюжеты, разные актёры, разные режиссёры, но в основе все та же мрачная криминальная драма".

Если бы Гырдев захотел поиграть только в Рудольфа Мате, возможно, мы имели бы дело с шедевром. Но Явор амбициозен и слишком любит "чёрные фильмы". Не так давно он потряс театральную Москву авангардным спектаклем ирландского драматурга Мартина МакДонаха "Человек-подушка". Приступая к кинопроцессу, он и вовсе задумал объять необъятное. Нуар очень разнообразен. Желание скомпилировать жанровые оттенки, связать воедино сюжетные и этические линии классических лент привело к тому, что эмоции, которые рождает "Дзифт", сложно конвертировать в единый поток ощущений.

Поначалу Гырдев выдаёт мастерскую стилизацию под Жюля Дассена, затем переходит к строгому реалистичному стилю Сэма Фуллера, не забывая при этом о закадровом монологе, внедрённом в фильм нуар Билли Уайлдером. После и вовсе обращается к "чёрной" романтике хрестоматийной "Гилды" Чарльза Видора. Моль, в отличие от персонажей а-ля Хамфри Богарт, представляет собой тип героя фильмов нуар, который волей рока оказывается вовлечён в цепь криминальных и драматичных событий. К необычному для Голливуда тех лет unhappy end такого героя нередко приводит безрассудная любовь к женщине, по глазам которой сразу видно, что она предаст. Стоит ли удивляться, что в "Дзифте" роковая красавица Ада — Богомолка, в исполнении фотомодели Тани Илеевой, в какой-то момент запоёт знаменитую песню Риты Хейворт "Moon is the One to Blame", из той же "Гилды"? Композицию о том, что в дьявольской сущности женщины виновата не она сама, а лишь полнолуние. Запоёт на болгарском языке, и именно здесь песня прозвучит запоздалой попыткой оправдать козни и интриги, из-за которых отправлялись на тот свет или в тюрьму обманутые персонажи "чёрной серии".

Но это всего лишь флёр губительного женского очарования. Самка богомола в порыве любовной страсти зачастую откусывает самцу голову. Жизнь насекомых по Гырдеву не переходит на новый виток эволюции. Режиссёр остаётся верен канону, который как нельзя лучше проиллюстрирован Василием Шумовым: "Женские персонажи фильмов нуар — кровожадные нимфоманки, манипулятивные, ненадёжные, вороватые, беспринципные, продажные, павшие, сексуально озабоченные шантажистки, которые в любой момент увлекут тебя в тёмный угол".

Прошлым летом на Московском Кинофестивале "Дзифт" получил "Святого Георгия" за лучшую режиссуру. Попытка завоевать "Оскар" за лучший иностранный фильм была менее успешной. Не прошло и года, как "Дзифт" (для простоты переведённый как "Гудрон") прокатывают в Москве, правда, всего в пяти кинотеатрах. Болгарам есть чем гордиться. "Дзифт" — этакая вещь в себе, кино истинно тарантиновской закваски, кроме всего, еще и отличный пример того, как родной материал можно использовать в лучших традициях мирового опыта. Еще несколько лет назад казалось, что отечественный кинематограф движется в ту же сторону. Что еще чуть-чуть — и жанровое великолепие заиграет новыми красками, оживит тусклый ландшафт безвременья. Ровно так же наивные герои фильмов нуар до последней минуты надеются на лучшую жизнь, поворот судьбы, зигзаг удачи. Но обычно героев ждут только мрак, отчаяние и тёмный угол.

Сергей Угольников ЧТО ТАКОЕ ГОЛОБЕЦ О фестивале «Славянский путь»

Финансовый кризис, снявший с повестки дня лозунг "прогрессивно всё, что оторвано от корней", не может преодолеть себя, не выговорив фразу: "устойчивое развитие может существовать только в связи с устоями общества". И устойчивость, душевное равновесие возвращаются не в мегаполисах с мишурой неактуальных "конкурсов межгалактического масштаба", а в духовных центрах, коим для России издревле является Сергиев Посад. В этом городе, в рамках праздника Славянской письменности и культуры, был проведён Первый международный фестиваль "Славянский Путь". Поездка в Историко-художественный музей-заповедник всегда интересна и полезна сама по себе, его красота и гармоничность умиротворяют и без торжественных событий. Но визит, совмещённый со слётом фольклористов и этнографов, для городского человека, не знающего, что такое голобец, увлекателен вдвойне.

Удивляет в принципе даже сама трансформация участников фестиваля, которые из обычных пассажиров автобусов превращаются в действующих лиц праздника. Вместо кроссовок — сапоги, вместо джинсов — шаровары и сарафаны, и всё это так абсолютно естественно, как будто в них родились и выросли. А для мероприятий, связанных с закладкой памятника славянским городам-побратимам Сергиева Посада, это выглядело очень органично. Немного настораживает, конечно, то, что монумент будет воздвигнут при участии Российской Академии художеств, но теплится маленькая надежда, что в этом учреждении найдутся мастера, не увлечённые большими фантазиями Зураба Константиновича. По крайней мере, вернисаж, развёрнутый в историко-архитектурном комплексе "Конный двор", свидетельствует, что есть множество других скульпторов, способных соблюдать пропорции между городской средой и выразительными средствами для её украшения.

На начавшемся позже фольклорном празднике "Свет земли родной", прошедшего при поддержке Государственного Республиканского центра русского фольклора, который открывал Хор Троице-Сергиевой Лавры, присутствовали послы стран-участниц фестиваля, но отсутствовал г-н Швыдкой, что пустячок, но приятно. Да и происходящее на сцене внушало оптимизм, в общем этнографическом направлении творчества — не было повторяемости. Радовал и московский ансамбль "Маков Цвет", и "Журавушка" из Бородино, "Радоница" из Клина, подольская "Моя Русь", талдомский "Вересень", "Ладушка" и "Вечерок" из красногорской школы искусств. Прекрасные голоса у ансамбля "Веснянка" из Тушино. На недавнем фестивале "Русская вещь — Казакия" солистки группы "Химия низких температур" после вступления, сидя в зале, подпевали малоизвестные песни казачьему хору. Откуда берётся такой народный огонь в сверхпроводящем холоде, из внешне непересекающихся культурных явлений, стало понятно в Сергиевом Посаде после ансамбля "Задоринка", в выступление которого органично вплетены наряду с жалейкой, рожками, баяном — ударная установка и бас-гитара.

Начало выступления польского ансамбля "Гнездно" из одноимённого города показалось сначала некоторым диссонансом. Взрослые — с контрабасом, дети, одетые в городские костюмы, как бы сошедшие из семидесятых годов с песней про "Ёжина Сбажина". Однако во время короткого музыкального проигрыша дети успели переодеться, и стало понятно, что они всё-таки славяне. Славянскому костюму, кстати, была посвящена отдельная музейная экспозиция "Мир русской деревни". В музее, открытие которого было приурочено к дням памяти Кирилла и Мефодия, некоторыми экспонатами можно не только любоваться, но и увидеть в действии. Прялка не должна быть статичной, она красива в динамике. И куклы, изготовленные народными мастерами, можно потрогать, чай, не Барби, слепленные из пластика неведомого качества на сомнительных китайских фабриках. Но и те выставочные образцы, основной задачей которых является устойчивость (печь, наличники, или охлупни, обычно называемые коньками) — показывают, что строительство, рассчитанное на нормальную жизнь, должно в максимальной степени учитывать климат территории, а не бумажный однодневный дизайн. Даже улей "Медведь", изделие вполне утилитарное, гораздо интереснее, чем безвкусные декоративные садовые гномы, которых впаривают незадачливым дачникам городские продавцы "европейского стиля". Не знаю, насколько организаторам фестиваля удалось воплотить в жизнь всё задуманное, но путь развития ими выбран правильный, способный объяснить значимость самобытности, и рассказать заинтересованным лицам, что же такое "голобец".

Татьяна Иванова ОРДЕН ПУШКАРЁВА

В Санкт-Петербургской академии художеств состоялось вручение первого в истории России общественного ордена для музейных работников "Василий Пушкарев". Наград имени выдающегося деятеля русской культуры, директора Русского музея в Ленинграде, а потом Центрального дома художника в Москве Василия Пушкарева удостоились наши современники, специалисты, отдавшие всю жизнь любимым музеям и достигшие высоких вершин в деле сохранения и прославления прекрасного.

Сегодня редкий орден вручен: директору Музея изобразительных искусств им.А.С.Пушкина И.А.Антоновой, "всемирноизвестному деятелю культуры и непререкаемому авторитету музейного дела"; президенту Музея-заповедника "Петергоф" В.В.Знаменову — "благодаря таланту и умению которого был возрожден шедевр мирового зодчества — Петергофский дворец и создан музей-заповедник"; директору Музея-заповедника А.С.Пушкина "Михайловское" Г.Н.Василевичу — "истинному продолжателю дела С.С.Гейченко, поднявшему на новый научный и экскурсионный уровень уникальный заповедник"; директору Музея-заповедника А.С.Грибоедова "Хмелита" В.Е.Кулакову — "подвижнику отечественной культуры, который всю жизнь, как архитектор-реставратор, директор и просто гражданин, посвятил возрождению памятников культуры русской провинции"; Председателю Ассоциации реставраторов России С.В.Ямщикову — "деятелю культуры государственного масштаба, для которого нет преград в деле защиты, сохранения и возрождения культурного и духовного наследия России".

Высокой значимостью и одновременно удивительной теплотой отличалась церемония вручения орденов "Василия Пушкарева" в ректорском зале Санкт-Петербургской Академии художеств. Награды преподносили известные представители российской общественности: Н.Н.Скатов, член-корр. РАН; И.А. Найвальт, руководитель Балтийской строительной компании, лауреат "Золотой книги Санкт-Петербурга"; ректор Санкт-Петербургской Академии художеств А.С. Чаркин; ведущий специалист по А.С. Грибоедову, профессор С.А. Фомичев; советник губернатора Псковской области по культуре И.В. Гаврюшкин, принимавший самое активное участие в создании ордена "Василий Пушкарев", который превосходно исполнил художник и медальер Алексей Архипов.

Славная традиция родилась в Санкт-Петербурге и теперь ежегодно будет радовать музейных работников России.

ДОСПЕХОВ «ВИТЯЗЯ» ДОСТОЙНЫ

Международный кинофорум "Золотой Витязь" прошел уже в восемнадцатый раз. В этом году — в городе Липецке и других городах Липецкой области.

Гран-при получил фильм Владимира Бортко "Тарас Бульба". "Золотой витязь" также присужден фильму Натальи Бондарчук "Гоголь. Ближайший", посвященный последнему периоду жизни великого русского писателя. Еще один "Золотой витязь" достался сербскому фильму "Гастроли" режиссера Горана Марковича.

"Серебряным витязем" и дипломом награжден фильм Александра Прошкина "Живи и помни", а "Бронзовый витязь" достался белорусской картине "Кадет" режиссера Виталия Дудина. Диплом "За лучшую главную женскую роль" — актрисе Дарье Мороз за роль в фильме "Живи и помни", а "За лучшую главную мужскую роль" был награжден дипломом Богдан Ступка.

Отдельным стал конкурс полнометражных документальных фильмов, который оценивался специальным жюри под руководством московского кинематографиста: премия "Золотой витязь" и диплом присуждены фильму "Коридор N8" режиссера Бориса Десподова (Болгария), серебряный приз и диплом достались фильму "Не один дома" режиссера Елены Фитисовой (Украина), а награда "Бронзовый витязь" вручена фильму "Пространство жизни", автор Виктория Фомина.

В конкурсе короткометражных документальных фильмов серебряный приз достался фильму "Аще будет око твое просто" режиссера Михаила Павлова (Россия), "Бронзовый витязь" и диплом — картине "Голубая гробница" режиссера Ясмина Вуйнович-Милошевича.

Специальный приз Липецкой и Елецкой епархии вручен фильму "Мы с тобой одной крови" режиссера Ларисы Рамоновой (Россия).

В рамках «Золотого витязя» отдельно проходил конкурс фильма для детей. Обладателем "Золотого витязя" стала картина "Услышь шепот звезд" Михаила Мелтева (Болгария).

Серебряный приз и диплом вручены фильму "Невинное создание" Евгения Юликова и Юрия Бердникова (Россия), и бронзовая награда досталась фильму "Лягушачий король" режиссера Франциска Буха (Германия).

В конкурсе дебютных и студенческих фильмов премию "Золотой витязь" получила картина "Яна и Лив" режиссера Тереса Алберга (Швеция).

"Серебряный витязь" достался фильму "Чай вдвоем" режиссера Виктории Лопач (Россия), и бронзовая награда — картине "Папа Моргана" режиссера Синиша Видович (Сербия).

Конкурс анимационных фильмов "раздал" свои награды таким образом: "Золотой витязь" вручен фильму "Ангелочек" режиссера Залины Бидеевой (Россия). Серебряная награда досталась фильму "Солдатская песня" режиссера Елены Черновой, и "Бронзовый витязь" вручен двум фильмам: "Фантасмагория-2008" режиссера Растко Чирича (Сербия), и картине "Спаси и сохрани" режиссера Евгения Сивоконя (Украина).

На форуме были отмечены некоторые юбилейные даты, в том числе 80-летие со дня рождения Василия Шукшина и 70-летие польского режиссера Кшиштофа Занусси.

Соб. инф.

Продолжение темы — в следующем номере «Завтра»

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Александр Сергеевич! Разрешите представиться — из России уже двадцать первого века, где, как прежде, Пушкин для всех считается образцом поэта и человека. Знайте, "Памятник" свой сотворив пророчески, что и впрямь не коснулась трава забвения той тропы, по которой — с любовью, с почестью — к Вам идут всё новые поколения…

Как начало июня всегда наполнено духом празднества светлого и огромного! Как в Москву, и в Михайловское, и в Болдино — к Вам спешат паломники очарованно! Вы — не идол круга надменно-узкого, не предмет салонного мельтешения. Вы велением Господа — чудо русское, всенародное утешение…

Слово пушкинское — слово вещее. Дух свободы роднит — боль с любовью в нём. Потому и жить ему — веки вечные, не тонуть в воде, не гореть огнём. С ним и пели мы, с ним и плакали… Этим словом — с Вами б ныне обмолвиться! Тут, в России, без Вас случалось всякое. Да и в наши дни она — что невольница…

Заправляют в ней цари — как тогда ещё. По-другому лишь сегодня называются. Остальные — господа (вчера — товарищи). Вот от тех господ Россия-то и мается. В Ваше время, Александр Сергеич, тоже ведь — были баре и рабы, к сожалению. После этот весь позор уничтожили, но сегодня снова то же явление…

Господа все — казнокрады, так уж водится. Грабят Русь, но прикрываются законами. Сквозь окно Петра — на запад всё увозится. А народ-то вымирает миллионами. Тяжко жить, когда у власти нету совести, а кругом одно молчание холопское… Эх, да что там — мы ж читали Ваши повести. Троекуровых хватает. Нет Дубровского!

"А поэты есть? — Вы спросите, наверное. — Что ж потворствуют, витии, сраму этому? Сколько помню, наша славная Империя небедна была изрядными поэтами! Отчего ж тогда молчат пророки-лирники, если бесы всюду вьются друг за дружкою?.." Что ответить тут учителю великому? Есть поэты. И немало. Нету Пушкина!

Нет Империи. Она в затишье штилевом… Но раз в год, в июне, в день, из солнца сотканный, — кто в Москве, кто в Кишинёве, кто и в Киеве — вдруг припомним о былом величье всё-таки! И увидим, как же страшно всё упущено… И поднимемся над временем-невеждой. И прочтём — чтоб мир услышал! — строки Пушкина. И о будущем подумаем — с надеждой!