/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 834 (98 2009)

Газета Завтра


Александр Проханов КРАСНЫЙ ГИГАНТ И ЧЁРНЫЙ КАРЛИК

Седьмого ноября, в День Октябрьской революции, в годовщину мистического парада, Лужков устроил в Москве нечто чудовищное и дурацкое, кощунственное и бездарное. По своему обыкновению, по-лужковски, как ему подсказывали его вкус, его совесть, его историческое чутье, он воспроизвел мистерию сорок первого года. Тут было всё. И массовик-затейник со стыдливыми намеками на сталинскую речь. И кумачовые полотнища с обрывками революционных текстов. И обилие красных знамён, которые должны были умилить продрогших ветеранов. И ряженые офицеры московских академий, которые будто бы прямо с площади шли в бой под Волоколамск, а на деле шагали под секиру сердюковских реформ. Бутафорские кавалеристы придворного полка имитировали конницу Доватора. Плащ-палатки советских пехотинцев ненадолго сменили гомосексуальную форму Юдашкина. "Т-34" катили по площади в минуты, когда уничтожался великий танковый завод на Урале. И, конечно же, ни слова о Вожде. Камера не показывала мавзолей. Не показывала надпись "Ленин". Зато, нет-нет, да и мелькнут сытые физиономии устроителей, их пустые рыбьи глаза. А потом пошли какие-то пингвины и попугаи в пёстром — то ли сибирские дивизии, то ли панфиловские полки, как их представляло себе воображение низменных халтурщиков.

Лужков, самодовольно наблюдавший эту потеху, не способен понять величие и таинственную красоту парада, состоявшего из героев и мучеников, которые шли умирать за Советский Союз. Ему недоступна та жертвенная энергия, которая сотворила "красный двадцатый" век, — век огненных идеалов и священной веры. Та, что снежной осенью 41-го сделала Москву столицей мира и надеждой всего человечества. С каким умением и точностью воспроизвели бы "лужковцы" события 93-го! И то, как московский ОМОН бил дубинами ветеранов Войны. И как топтали тогда красное знамя. И как танки стреляли по Парламенту, словно это был прорвавшийся в Москву головной отряд Гудериана.

Во всём, что исходит от власти, присутствует ложь. Когда принимаешь от власти чашу вина, она оказывается полна скипидара. Когда ешь хлеб власти, обязательно проглотишь запеченного в нём таракана. Когда получаешь от власти подарок, рискуешь найти в нём гранату. Все священные тексты, к которым прикасается власть, подвержены порче. У всех святых, которым она поклоняется, под нимбами просматриваются тёмные рожки. Власть не может смотреть на ослепительное Солнце Победы и прикладывает к глазам закопчённое стёклышко. Она ненавидит Красную Революцию, потому что погрязла в бриллиантах, заморских дворцах и яхтах. Она обливает помоями СССР, потому что причастна к разрушению великой страны. Она замалчивает жертвенных красных героев, потому что сама состоит из урчащего живота и потного паха. Ей страшен Сталин, потому что он сделал Россию великой. Она славит объединение немцев — и молчит о разделении русских. Она верещит о развитии — и добивает военно-промышленный комплекс. Для власти главный партнер — Обама, а главный противник — русский народ, и этого противника с каждым годом становится всё меньше и меньше.

Седьмого ноября на Красной площади мы видели балаган власти, её дурной карнавал и безвкусный кич. Но над этим бутафорским парадом, над всеми нетопырями и химерами, высоко в небесах, шёл другой парад, бессмертный, нетленный. Там был мавзолей, охваченный дымной метелью. Там была армия, которая шла умирать. Там был непреклонный вождь, чьё имя означало Победу. Там был народ, "готовый на подвиг, готовый на муки, готовый на смертный бой".

Патриарх Кирилл сказал недавно, что Церковь празднует Победу, как православный, священный праздник. Когда-нибудь будет воздвигнут храм, в который внесут две иконы. На одной — Парад сорок первого года, на другой — Парад сорок пятого. Там будет много нимбов, много ангельских крыл. И на обеих — Великий Сталин, озарённый фаворским светом.

ТАБЛО

l Организованное как событие мирового масштаба празднование 20-летия сноса Берлинской стены было призвано заново продемонстрировать всему миру консолидацию американских союзников, включая Россию, вокруг "общечеловеческих ценностей" Запада, якобы одержавших при Горбачёве "полную и окончательную победу" над всеми альтернативными путями развития человечества, что нашло своё отражение в концепциях "однополярного мира" и "конца истории", отмечают эксперты СБД. Однако эти "пляски на костях" ничуть не отменяют процесса утраты США доминирующего положения в современной экономике и политике, где на смену "белоголовому орлану" медленно, но верно приходит "красный дракон"…

l Отказ американской компании General Motors от продажи своего европейского подразделения Opel/Vauxhall российско-канадскому конcорциуму Magna—Сбербанк является прямой пощечиной Вашингтона Кремлю и Берлину и наглядно показывает уровень реальных прав ближайших и крупнейших американских вассалов на собственность сюзерена даже в условиях его фактического банкротства, такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона. Специально указывается на то обстоятельство, что финансовые средства, в свое время переданные федеральным правительством Германии на поддержку фирмы Opel (1,5 млрд. евро), будут возвращены ему за счет части долларовой эмиссии Федерального резерва, направленной на поддержку GM...

l Как сообщили из Праги, завершение очередного этапа евроинтеграции (подписание Чехией "Лиссабонского договора") приведет в условиях кризиса к утрате государствами "старой Европы" значительной части своих суверенных полномочий, особенно в сфере внешней политики, а фактический контроль за многочисленными голосами "новой Европы" позволит Соединенным Штатам в гораздо меньшей степени считаться с интересами Франции и Германии, противоречия с которыми особенно ярко проявились во время "иракского кризиса"...

l Очередным признаком приближения второй волны глобального финансово-экономического кризиса стало заявленное банкротство британского Royal Bank of Scotland Group (RBS) и его "спасение" Банком Англии путём выделения крупнейшего в мировой истории стабилизационного кредита общей суммой в 45,5 млрд. фунтов (74,5 млрд. долл.). Наши источники в Нью-Йорке указывают на возможность того, что в ближайшее время ("до нового года") несколько крупнейших финансовых институтов, являющихся резидентами США, также будут вынуждены заявить о своей несостоятельности, что потребует срочного дополнительного вмешательства федерального правительства примерно на 1 трлн. долл...

l Объявление о заимствовании Россией на внешнем рынке "не менее 18 млрд. долл." до 2011 года и встреча Путина с представителями крупнейших иностранных финансовых корпораций, фактически открывающая для них доступ к важнейшим объектам российской экономики, включая сырьевые месторождения, инфраструктуру, финансовый сектор (с озвученным решением Германа Грефа разместить 15% акций Сбербанка РФ через глобальные депозитарные расписки (GDR) на сумму примерно 7,3 млрд. долл.) и "оборонку", рассматриваются истеблишментом США как прелюдия к полной и безоговорочной капитуляции Кремля перед давлением Запада, такая информация поступила из Филадельфии...

l Убийство Шабтая Колмановича, как и недавнее убийство Вячеслава Иванькова ("Япончика"), не является следствием банальных "криминальных разборок", и к его осуществлению могут быть причастны оперативные сотрудники иностранных спецслужб, нелегально действующие на территории РФ, выдвигают предположение наши инсайдерские источники. Специально отмечается, что оба "авторитетных предпринимателя" были достаточно близки к структурам, так или иначе поддерживающим Владимира Путина, поэтому данные преступления можно рассматривать в контексте дальнейшего провоцирования конфликта между "разными башнями Кремля", который неизбежно будет иметь значительные негативные внутри- и внешнеполитические последствия для России...

l Согласно сообщениям, поступающим из Бейрута, задержка израильскими ВМС шедшего под флагом Антигуа торгового судна "с 60 тоннами оружия на борту, предназначенного для "Хезбаллы" и ХАМАСа", должна была стать началом новой пропагандистской кампании против Ирана, готовящей почву для нанесения ударов по объектам военной и ядерной инфраструктуры на территории Исламской Республики. Однако благодаря быстрой, твердой и согласованной позиции, занятой Тегераном и Дамаском, а также отсутствия поддержки из Вашингтона, этот инцидент израильская сторона оказалась вынуждена "спустить на тормозах"...

l Возможность переноса даты президентских выборов на Украине "в связи с пандемией свиного гриппа" вряд ли будет реализована, поскольку не отвечает интересам двух крупнейших политических сил страны: БЮТ и "Партии Регионов", сообщили из Киева. При этом первые опасаются возможного весеннего падения рейтинга популярности действующего премьер-министра Юлии Тимошенко, а вторые — отказа бывшей "королевы Майдана" от достигнутых договоренностей о распределении министерских и прочих должностных кресел после выборов, во второй тур которых сегодня с почти стопроцентной гарантией проходят именно лидер ПР Виктор Янукович и Юлия Тимошенко...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

Александр Нагорный, Николай Коньков РУЖЬЕ И МИШЕНИ

Встреча министров финансов "большой двадцатки" в Сент-Эндрюсе (Шотландия) еще больше укрепила сомнения в реальной дееспособности этой новейшей и по-прежнему неформальной международной структуры. Конечно, если вы являетесь биржевым спекулянтом, банкиром или финансовым экспертом, то "рекордный" рост американских фондовых индексов после заявления, что эмиссионная накачка мировой экономики долларами будет продолжаться и в 2010-2011 годах, можно считать положительно значимым результатом. Но если вы — "простой смертный" современного глобализма, то для вас эти решения обернутся банальным снижением уровня жизни и потерей собственности, как всегда бывает в эпоху "большой инфляции". А главное — при чём здесь вообще "большая двадцатка" как таковая?

Что, Соединенные Штаты начали хоть как-то учитывать мнение своих контрагентов по G20 при осуществлении собственной финансово-экономической политики, согласовывать с ними объёмы и сроки долларовой эмиссии Федерального резерва, базовые ставки или хоть что-нибудь в этом роде? Да ничего подобного! Даже скромнейшее предложение британского министра финансов Алистера Дарлинга обложить рискованные валютные и биржевые сделки дополнительным "стабилизационным" налогом было в штыки встречено его американским коллегой Тимоти Гартнером и, что называется, повисло в воздухе — потому что без согласия Вашингтона введение подобных ограничительных мер другими странами приведёт разве что к дополнительному "бегству капиталов" из них в США.

Спрашивается, а кому и зачем тогда вообще может быть нужна подобная международная бутафория? Для обсуждения животрепещущих вопросов по размерам корпоративных бонусов и методам противодействия глобальному потеплению, которые вот уже больше года, словно флаги, треплются на всех встречах "двадцатки"?

Конечно же, ничего подобного. Если отбросить все красивые дипломатические условности, то G20 сегодня — это общий переговорный стол главного мирового должника, Соединенных Штатов Америки, с иностранными кредиторами. Причем кредиторы, понятное дело, озабочены здоровьем и состоянием дел своего должника, а тот, напротив, спит и видит, как избавиться от своих кредиторов (и долгов вместе с ними), а до этого светлого часа — под любым предлогом (совместная борьба с кризисом, глобальным потеплением, прилётом инопланетян, ежедневным заходом солнца и т.д.) попытаться забрать у них побольше денег и собственности. Ну, такой вот бессовестный (впрочем, бессовестность еще не означает беспринципность) должник сформировался из некогда работящей и набожной Америки за последнюю сотню лет, с момента начала работы Федерального резерва (1913).

То есть реальные причины создания "Большой двадцатки" имеют весьма отдаленное отношение к официально заявленным: координация мировой экономики, а также борьба с глобальным кризисом. И это внутреннее противоречие делает всю работу G20 одним большим надувательством: кто, кого и как надует? Что-то похожее происходило в период между двумя мировыми войнами с такой внешне уважаемой организацией, как Лига Наций, которая стала одной из арен негласной, но ожесточенной борьбы за мировое господство между Соединенными Штатами и "старыми" колониальными империями Европы: Великобританией и Францией. Чем в итоге кончилось дело, очень хорошо известно: американские политики и финансисты помогли разоренной войнами и оккупацией Советской России провести индустриализацию, побеждённой Германии — "восстать из пепла" в виде гитлеровского Третьего рейха, а затем, используя две эти геостратегические силы, "пересмотреть итоги мировой приватизации XVI-XIX веков" в свою пользу.

Сегодня ситуация, по большому счету, столь же взрывоопасна, как в 1938 году, — причём в роли потенциального агрессора выступают уже сами Соединенные Штаты. И только ли потенциального, если их войска беспощадно бомбили Югославию, много лет оккупируют Ирак и Афганистан, планируются удары по Ирану, а официальные расходы Пентагона стабильно превышают военные расходы остальных стран мира, вместе взятых? Как говорится, кому война, а кому — мать родна.

Когда-то А.П.Чехов писал, что если в первом акте пьесы на стене висит ружье, в третьем оно должно выстрелить. Так что давайте не тешить себя иллюзиями. На самом деле американское "ружье" даже не "висит на стене", а давным-давно снято оттуда и используется по назначению. Развязка приближается. Кто и когда может стать следующей "мишенью"?

Если посмотреть на ситуацию объективно и устраняя вполне возможные промежуточные этапы "пристрелки", то окажется, что по-настоящему важных вероятных целей, поражение которых позволит полностью реструктуризировать американские долги, у современных США ровно две: это КНР и Россия. Первая — как крупнейший кредитор Америки, расправа с которым, по мнению заокеанских геостратегов, может и должна сделать всех остальных безгласными подданными Вашингтона; вторая — как наследница военной мощи Советского Союза, "в случае чего" всё еще способная нанести по Соединенным Штатам неприемлемый ракетно-ядерный "удар возмездия". В случае уничтожения этой способности, во-первых, станет возможным открытый шантаж Америкой остального мира с возрождением пресловутой "дипломатии канонерок" (в современном изводе — ядерных подводных ракетоносцев), а во-вторых — беспрепятственный политический или экономический раздел Российской Федерации с её богатейшими природными ресурсами между США и "избранной" частью кредиторов: например, странами Евросоюза, Японией и тем же Китаем.

Спрашивается, как с этой точки зрения выглядят "сердюковская" реформа Российской армии и согласие Кремля на сокращение стратегических вооружений? Не переходим ли мы сегодня некую "точку невозврата", после которой указанные выше возможности начнут катастрофически становиться реальностью? И не надо ссылаться на то, что слова Бисмарка: "Меня не интересуют их намерения — меня интересуют их возможности", — безнадежно устарели. По большому счету, в мире меняется очень немногое, и улыбка Барака Обамы всё-таки неспроста очень похожа на улыбку Франклина Рузвельта...

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ XXXIX

ЛОСЕВ, ВЫСТУПИВШИЙ ПРОТИВ БАХТИНА в 1978 году, и Аверинцев, последовавший его примеру в 1988-м… Два корифея в разное время выступают на одну тему. Принадлежат они при этом явно к одному православно-консервативному лагерю… А значит, речь идет никак не о кознях ужасной "еврейской партии", волнующей сердца Байгушева, Кожинова и Ко.

Лосевский демарш — эксцесс. Выступление Аверинцева превращает этот эксцесс в тенденцию. От эксцесса можно отмахнуться. Тенденцию — только замалчивать. Кожинов не говорит ни слова о выступлении Аверинцева против Бахтина. И он, и его последователи сделали ставку на то, что патриотического читателя не заинтересует утонченная статья Аверинцева "Бахтин, смех, христианская культура". "Властители патриотических умов", не уценивайте умы, над которыми вам так хочется властвовать!

К 1988 году наша рафинированная интеллигенция соорудила культ Бахтина. Аверинцев не хочет напрягать отношения с этой стратой. Не хочет он напрягать отношения и с западными кругами. С тем же Витторио Страда, например, он поддерживает хорошие человеческие и рабочие отношения. Но что делать, если "перестройка" превращает у тебя на глазах изыски Бахтина в большую и омерзительную политику? Ту самую, про которую сказано: "Ваше время и власть тьмы"?

Говорите вы Тьме — "да" или "нет"? В 1988 году такой вопрос встал ребром для каждого. Аверинцев — тихий и деликатный человек — не мог не сказать свое тихое и деликатное "нет". Он проявил при этом и предельную осторожность, и ум, и свойственный ему особый такт. Но это никоим образом не уменьшало силу произнесенного "нет". Скорее, наоборот.

Написав статью "Бахтин, смех, христианская культура", Аверинцев направляет эту статью (не оставляющую камня на камне от всей концепции Бахтина) в альманах "Россия/Russia", издаваемый в Венеции не без поддержки уже знакомого нам господина Страды.

Посылая свою статью именно в это издание, Аверинцев решает несколько задач. Он, прежде всего, сохраняет отношения со Страдой и его кругом.

ОСТОРОЖНОСТЬ? КОНЕЧНО! Осторожность — неотъемлемая черта характера Сергея Сергеевича. Он совершенно не хочет "дразнить гусей". И посему кладет на стол "гусям" свой текст! Как бы говоря при этом: "Я, знаете ли, не могу молчать. Но если вам этот текст категорически неудобен — не печатайте. Только вот…"

Переходя от "знаете ли" к "только вот", Аверинцев не только сохраняет отношения со Страдой, но и ставит Страду в ситуацию цугцванга. В самом деле, те самые "гуси", которых Аверинцев не хочет "дразнить", не могут не понимать репутационных последствий отказа от напечатания статьи "самого Аверинцева". Так что, помимо осторожности, Сергей Сергеевич проявляет еще и незаурядную способность к ведению азартной игры — причем игры политической. Ведь что значит напечатать статью против Бахтина в альманахе, опекаемом Страдой? Это значит "атаковать врага на его территории". Корректно ли говорить о том, что Аверинцев атакует Бахтина как врага? Пусть читатель сам вынесет вердикт. Я же лишь предоставлю материал для вынесения оного.

Статья С.С.Аверинцева "Бахтин, смех, христианская культура" была впервые напечатана в №6 альманаха "Россия/Russia" за 1988 год. С чего начинает Аверинцев статью? С адресации к Рабле: "Это не статья о Бахтине. Это разросшаяся заметка на полях книги Бахтина о Рабле" .

Тем самым, задается неявная, но понятная для серьезного читателя преемственность по линии "Лосев — Аверинцев". Задав такую преемственность, Аверинцев отмежевывается от постмодернистской всеядности. Неслучайным образом апеллируя к роману Умберто Эко "Имя Розы", он заявляет о своем отказе поклоняться тому духу игры, которому поклоняется Эко. Что противопоставляет Аверинцев отвергаемому им духу игры? Дух некоей наивности, без которой, как он утверждает, "обсуждение вещей духовных и жизненных рискует превратиться в интеллектуальный парад" .

О чем же вопрошает дух наивности, призванный себе на помощь Аверинцевым? О том, как сказанное у Бахтина о смеховой культуре, карнавализации, мениппее соотносится с "правдой старой традиции" . Какой же именно старой традиции? Той, говорит Аверинцев, "согласно которой Христос никогда не смеялся" .

В дальнейшем, следуя Аверинцеву, мы будем называть книгу Бахтина "Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса" — ТФР. Вот какой фрагмент из ТФР предлагает к рассмотрению Аверинцев, противопоставляя восхваляемую Бахтиным смеховую культуру — "правде старой традиции":

"В противоположность смеху средневековья серьезность была изнутри проникнута элементами страха, слабости, смирения, резиньяции, лжи, лицемерия или, напротив, — элементами насилия, устрашения, угроз, запретов. В устах власти серьезность устрашала, требовала и запрещала; в устах же подчиненных — трепетала, смирялась, восхваляла, славословила. Поэтому средневековая серьезность вызывала недоверие у народа. Это был официальный тон, к которому и относились как ко всему официальному. Серьезность угнетала, пугала, сковывала; она лгала и лицемерила; она была скупой и постной…" (ТФР, стр. 105).

Я надеюсь, что читатель не забыл о том, что именно, по мнению Юлиана Семенова, вызывало у Суслова недоверие к Бахтину. То, что Бахтин "бьет аллюзиями". В приводимой Аверинцевым цитате из Бахтина аллюзия и впрямь носит достаточно очевидный характер. Серьезность — это "совок". Это партийное советское начетничество, которому не верит народ.

Да за одну такую аллюзию "приличные люди" могли простить Бахтину все его антисемитские заходы: "Плевать на антисемитизм! Какой блестящий удар наносит этот антисемит по ненавидимой нами совковой серьезности! Он трижды прав! По этой серьезности надо бить смехом! Бить и бить, пока не рухнут строй и страна!"

Только ли страна и строй? Если бы Бахтин всего лишь "бил аллюзиями" по СССР и советскому строю, то Лосев и Аверинцев не стали бы "бросаться грудью на амбразуру". Но они понимали, что Бахтин бьет и по церкви, и по абсолютной монархии (чья легитимность через институт помазанничества задается именно церковью), и по Идеальности как таковой. А Кожинов и прочие этого не понимали и не понимают до сих пор? А как это можно не понимать? Если черным по белому написано о СРЕДНЕВЕКОВОЙ СЕРЬЕЗНОСТИ! СРЕДНЕВЕКОВОЙ! Что? Написанное касается только католической церкви? С чего вы взяли? А как быть с особо акцентируемой (сотни томов об этом написаны) средневековой серьезностью именно русского православия? А также с византийской средневековой серьезностью? А как быть с литургией, с церковной службой? Если серьезность — это болезнь, то для излечения церковного богослужения надо вносить и в него здоровое карнавальное начало?

Именно этот вопрос задает Бахтину Сергей Аверинцев, обсуждая соотносимость бахтинских проклятий в адрес серьезности с… Нет, не с церковью даже, а с личностью самого Христа! Который, согласно "старой традиции", "никогда не смеялся".

Не желая быть заподозренным в огульном отрицании смеха, Аверинцев начинает обсуждать диалектику смеха. Он противопоставляет обычный взрывной смех, "весь смысл которого — в его мгновенности", смеху затянувшемуся. Он пишет: "Сама мысль о затянувшемся акте смеха непереносима, не просто потому, что нескончаемые пароксизмы и колыхания скоро становятся постылой мукой для утомившегося тела, но еще и потому, что смех, который длится, есть "бессмысленный смех"… Любая "смеховая культура", чтобы быть культурой, принуждена с этим считаться; и как раз народ со свойственным ему здравомыслием не забывал об этом никогда" .

Далее Аверинцев противопоставляет народную трезвость — бравадам утробного плебейского юмора. Так и хочется сказать: "новорусского" юмора. Того юмора, который склонен бравировать и эксцессами смеха, и эксцессами обжорства, и эксцессами пьянства, и сексуальными эксцессами. Но народная трезвость противопоставляется Аверинцевым не только такому плебейскому эксцессионизму, но и изысканным мечтаниям рафинированных элитариев о некоем "вечном смехе". Приведя в этой связи заключительную строку из стихотворения Г.Гессе "Бессмертие" ("Холоден и звездно-ясен наш вечный смех"), Аверинцев далее пишет: "Здравомысленная традиция христианских народов может отыскать место для вечного смеха — разве что в Аду, а для непрекращающегося смеха — в непосредственном соседстве Ада, например, там, где адское существо принуждает человека хохотать до смерти" .

Куда там Лосев! Тот про Рабле говорит с пророческой прямотой, граничащей с грубостью: это — сатанизм. И тем самым нарывается на упрек в прямолинейности, ортодоксальности. Кроме того — поди-ка еще прострой связь между Рабле и Бахтиным! "Может быть, Рабле и сатанист… Но Бахтин — литературовед. Вы ему что, запрещаете исследовать религиозно небезупречного автора? Ну, батенька, Вы даете! Этак Вы много что не позволите исследовать — не только Лотреамона и Бодлера, но и Байрона!"

Предвидя подобные возражения, Аверинцев обвиняет в сатанизме не какого-то там Рабле, а самого Бахтина. Превратная интерпретация изысканной статьи Сергея Сергеевича? Отнюдь нет. Аверинцев цитирует бахтинское кощунственное восхваление смеха, проводит параллель между этим восхвалением смеха и вечным смехом Гессе, переходит от вечного смеха Гессе к смеху как адской стихии.

А значит — обвиняет Бахтина (не Рабле, а Бахтина!) в прославлении "вечного смеха", место которому в Аду или там, где "адское существо принуждает человека хохотать до смерти".

Плебейские эксцессы смеха (а также обжорства, пьянства, секса, сквернословия — мало ли чего еще) плюс элитарное смакование адского "вечного смеха". Это ли не формула нынешнего нашего бытия, которое вполне можно назвать "русским адом"? "Единство во смеху" между обыдленной элитой и обыдленным охлосом… Разве не это явлено нам в череде телевизионных кривляний, названия которых могут меняться при сохранении главного — эксцессно-смехового начала в каждом из этих кривляний? "Аншлаг", "Дом-2", "Comedy Club"… Сколько же всего этого! А пресловутые "гы-гы-гы", сопровождающие каждую реплику героев пошлых фильмов?

Да, это заимствовано нашими пошляками у западных пошляков. Ну, и что? Бахтинская смеховая культура, превращенная в большое политическое действо, в мистерию общемирового масштаба — только это и надо обсуждать. Только это соразмерно выдвинутой идее о стратегическом и метафизическом союзе между нашими псевдоконсервативными элитариями, вызвавшими из небытия "великого Бахтина", и их западными собратьями.

Дегуманизация через смеховую и иную эксцессность… Утопление человека и человечества в адском и именно адском смехе ("вечном смехе")… Что если под вопли о недопустимости построения рая на земле некая когорта любителей Бахтина и Рабле хочет построить ад на земле? На земле вообще, и на нашей в первую очередь? Одно дело — ритуальные восклицания "Добро пожаловать в Ад!", адресуемые врагу. Другое дело — когда Ад для русских сооружает "орден" поклонников Бахтина, именующий себя "русским".

АД И СМЕХ… Хочу дополнить размышления Аверинцева — цитатой из романа Томаса Манна "Доктор Фаустус". Вот что говорит в этом романе черт, "визгливо хихикая": "…"здесь прекращается все" — всякое милосердие, всякая жалость, всякая снисходительность, всякое подобие респекта к недоверчивому заклинанию: "Вы не можете, не можете так поступить с душой". Увы, так поступают, так делают в глубоком, звуконепроницаемом, скрытом от Божьего слуха погребе — в вечности. В звуконепроницаемой глубине будет весьма шумно, пожалуй, даже чрезмерно шумно от урчанья и воркотанья, от воплей, вздохов, рева, клекота, визга, криков, брюзжания, жалоб, упоения пытками, так что не различишь и собственного голоса, ибо он потонет в общем гаме, в плотном, густом, радостном вое ада, в гнусных трелях, исторгнутых вечным произволом безответственного и невероятного. Не забудь и о чудовищных стонах сладострастия, ибо бесконечная мука, не встречающая отказа со стороны терзаемых, не ведающая никаких границ, вроде коллапса или обморока, вырождается в позорную похоть, отчего люди, обладающие некоторой интуицией, и говорят о "сладострастии ада". Таковое связано с элементом насмешки и великого надругательства и включает в свои атрибуты мерзкие жесты и жеребячий смех" . (Томас Манн, Собрание сочинений, М., Гослитиздат, 1960, том 5, стр. 319-320).

Томас Манн… Аверинцев… Лосев… Бахтин… Рабле… Не слишком ли много внимания к культуре в исследовании, посвященном анализу мирового кризиса? Но ведь я на протяжении всего исследования категорически отказываюсь называть происходящее "кризисом" и говорю о поэтапной управляемой катастрофе. А о чем говорят, например, авторы очень интересной дискуссии по поводу кризиса, проходившей на "круглом столе" в Институте динамического консерватизма (см. "Завтра", "Пора платить по счету", №45)? Они (например, Максим Калашников и не только) говорят о том, что нынешний кризис не достиг дна. Что нынешнее состояние — это не дно, а плато, за которым очередное падение.

Но что такое система падений, состоящая из череды обрывов и плато? Математики знают, что это называется "падением системы с аттрактора на аттрактор" (каждый из аттракторов — это и есть очередное плато). Но падение системы с аттрактора на аттрактор — это катастрофа. Это не волны кризиса, а витки катастрофы! И рано или поздно всем придется признать именно такой характер происходящего.

Ну, напечатали триллионы долларов в США — и что? Сейчас большая часть этих триллионов рванула на мировой рынок нефти. А куда еще этим триллионам бежать-то? Мировой валовый продукт почти не растет, а нефтяные цены растут. Они дорастут до некоего максимума — и рухнут. Мы упадем на новое плато. Так и будет развиваться катастрофа. Катастрофа — не кризис! Ответ на вызов цивилизационного масштаба в виде спекуляций и лихорадочной работы печатного станка может породить только эскалацию катастрофы.

Но коли речь идет о катастрофе, о падении с одного аттрактора на другой, то нельзя увиливать от ответа на вопрос о характере катастрофы. А также о субъекте катастрофы и его целях. Что демонтируется в ходе катастрофы? Определенный тип экономики? Полно! Нельзя демонтировать тип экономики, оставив неизменным все остальное — тип общества, тип культуры, макропроект. Значит, демонтируется макропроект. Но макропроект у нас один — "Модерн". Был еще макропроект "Коммунизм". Но его демонтировали с помощью перестройки "а-ля Бахтин — Рабле". Ведь очевидно же, что именно с помощью этого!

Демонтировав же тот макропроект под крики о недопустимости рая на земле, построили ад на земле. На нашей земле. Но столь ретиво нами занялись — почему? Потому что нельзя было демонтировать проект "Модерн", не демонтировав проект "Коммунизм" ("Красный проект") в опережающем порядке. Потому что человечество могло бы отреагировать на демонтаж проекта "Модерн" избыточным интересом к "Красному проекту". А вот если "Красного проекта" нет как нет, то демонтаж Модерна открывает дорогу некоему союзу Постмодерна и Контрмодерна.

Скажут: "Ну, и слава Богу! Контрмодерн — это возврат к религиозности" .

Как же, как же, дорогие товарищи и друзья! Не для того на вас спустили с цепи Рабле и Бахтина, чтобы вы наслаждались классической религией вообще и христианством в особенности... Лосев и Аверинцев — почему так "дернулись"? Потому что они пронзительно поняли, что именно демонтируется. Что демонтируется не чуждый им коммунизм, не столь же чуждый им Модерн, а также Ренессанс и так далее, — а гуманизм вообще и христианский в первую очередь.

И что должно его заменить? Ведь ответ на этот вопрос позволяет уточнить характер субъекта, играющего в игру под названием "катастрофа"! Легче всего ответить, что заменить демонтируемое должен сатанизм. Однако это слишком простой ответ. А простота в подобных случаях хуже воровства.

Ради получения другого ответа давайте продолжим заниматься культурой. И признаем, что демонтаж культуры — это штука еще более серьезная, чем любые экономические эксцессы. И, безусловно, чреватая как экономическими эксцессами, так и эксцессами политическими, военными и так далее. То, что описывает Аверинцев (а перед этим описал Лосев), — это и есть демонтаж культуры.

Два выдающихся исследователя культуры утверждают, что Бахтин и его поклонники (как крупные, так и мелкие) спроектировали и осуществляют (Бахтина нет, но поклонники-то остались!) демонтаж культуры, подкоп под Идеальное и так далее. Если мы не хотим вчитываться в подобные утверждения, — значит, нас не интересуют ни характер протекающих процессов, ни наше будущее, ни возможные варианты нашего ответа на предъявляемый вызов. А поскольку нас это все интересует, то давайте все-таки вчитываться в блестящие суждения выдающихся исследователей и творцов культуры. И в них искать ответ на "проклятые вопросы".

Томас Манн искал этот ответ в новом гуманизме. И потому интересовался "Красным проектом".

Герман Гессе искал ответ в антигуманизме. И потому присягал "смеховой культуре", "вечному смеху", то есть "Черному проекту".

Ромен Роллан был влюблен в Великую французскую революцию. Он понимал, что величие этой революции именно в том, что она превратила проект "Модерн" в исторический мейнстрим. Он отдавал себе отчет в особой роли народного нутряного начала в осуществлении подобных революций. А также в том, что в нутряном народном начале сосуществуют серьезность и смех, высокая Идеальность и — Хаос. Но он категорически отказывался (как и Александр Блок) низвести народное нутряное начало к смеху и хаосу. И Блок, и Роллан, и Гюго, и Манн понимали, чем чревато подобное низведение.

Понимали это и Рабле с Бахтиным. Но они такое низведение приветствовали и осуществляли! Да, приветствовали и осуществляли! Ишь ты, "консерваторы"! Бахтин молится на Её Величество Низость (сквернословие, гипостазированный смех, гиперсексуальность, обжорство… — сколько можно перечислять-то!). Только молится? Нет, он зовет эту Низость, надеется, что она вырвется из глубин народной души и пожрет ненавистный ему строй. А также все остальное. Проклиная революцию за наличие в ней идеальности, Бахтин противопоставляет оной не порядок, а абсолютный бунт, оргию.

Блок, говоривший о "музыке Революции" (то есть о Высоком как главном сокровище народной души), относился к "восхитительной Низости" как к главному врагу человечества. Так же относились к этому Ромен Роллан и Томас Манн.

И, пожалуйста, не надо подмен! Не о запрете на смех идет речь (вот в чем уж не обвинишь названных авторов), речь идет о том, чем отличается Красная революция ("революция как любовь", как музыка, как торжество духа) от черной оргии. От бунта. От безумств распоясавшейся толпы. Толпы, ОСВОБОЖДЕННОЙ с помощью смеховой культуры — воспеваемой Бахтиным! — ОТ всего высокого. И в силу этого превращенной в Зверя из Бездны. Подменить революционный порыв (никогда не свободный от безумств и оргиастичности, но не сводимый к оным) — пришествием этого Зверя. Разве не этим сосредоточенно занялись во второй половине XX века и теоретики (постмодернизма, да и не только), и практики (руководители "красных" и "черных бригад", вожди слепого молодежного бунта, лидеры контркультуры, предложившие своим адептам "секс — драг — рок")?

ЧЕГО ХОТЕЛ Андропов от Бахтина? На этот вопрос мы никогда не получим однозначного ответа. Может быть того, чтобы оскал вышедшего из бездны Зверя всех ужаснул. И Зверя можно было подавлять соответствующим способом, создавая новую политическую систему. А может быть — триумфа Зверя. Установления его всевластия, то есть Ада. Но перестройка — подарила нам этот Ад.

И если мы хотим понять, в чем шансы на борьбу с оным, то прислушаемся к Аверинцеву. Который, обсудив философию смеха Бергсона, утверждает: "…Предание, согласно которому Христос никогда не смеялся, с точки зрения философии смеха представляется достаточно логичным и убедительным. В точке абсолютной свободы смех невозможен, ибо излишен. Иное дело — юмор. Если смеховой экстаз соответствует освобождению, юмор соответствует суверенному пользованию свободой" .

Аверинцев на этом важном утверждении не останавливается. Он тут же спрашивает себя и читателя: от чего освобождает смех? И заявляет: освобождаться можно, в числе прочего, даже от свободы.

Вдумаемся — именно донельзя аполитичный Аверинцев впервые переводит разговор о Бахтине в политическую плоскость. Заявив сначала о том, что "европейская свобода как феномен вполне реальный, хотя и весьма несовершенный, основана "пуританами" в борьбе с распущенностью "кавалеров" , он опровергает далее ложные уравнения Бахтина ("смех = демократия", "серьезность = тоталитаризм").

"Тоталитаризм, — говорит Аверинцев, — противопоставляет демократии не только угрозу террора, но и соблазн снятия запретов, некое ложное освобождение; видеть в нем только репрессивную сторону — большая ошибка. Применительно к немецкому национал-социализму Т.Манн в своей библейской новелле "Закон" подчеркивает именно настроение оргии, которая есть "мерзость перед Господом", в стилизованном пророчестве о Гитлере говорится как о совратителе мнимой свободой (от закона). Тоталитаризм знает свою "карнавализацию" .

Эта карнавализация, указывает Аверинцев, опирается на особый смех — "смех цинический, смех хамский, в акте которого смеющийся отделывается от стыда, от жалости, от совести" .

Отделываясь от всего этого, человек не освобождается, а превращается в раба стихии. "Жажда отдаться стихии, "довериться" ей , — пишет Аверинцев, — давно описанное мечтание цивилизованного человека. Кто всерьез встречался со стихиями — хотя бы со стихиями, живущими в самом человеке, в том числе и со смехом, как Александр Блок, — держится, как правило, иных мыслей" .

Бахтин, говорит Аверинцев, блоковских вопросов перед собою не ставил. Ибо он присягнул мировоззрению, сделавшему "критерием духовной доброкачественности смеха сам смех" . Ничего себе мировоззрение! Бр-р-р! Аверинцев приводит феноменальную цитату из Бахтина: "Понимали, что за смехом никогда не таится насилие, что смех не воздвигает костров, что лицемерие и обман никогда не смеются, а надевают серьезную маску, что смех не создает догматов и не может быть авторитарным (...). Поэтому стихийно не доверяли серьезности и верили праздничному смеху" . (ТФР, с.107).

Больше всего Аверинцева возмущает то, что Бахтин приписывает недоверие к серьезности и веру в смех — народу. Так сказать, "простым людям". Можно бы было, говорит он, "спросить хотя бы про Жанну д' Арк: она-то относится к простым людям Средних Веков, так что же, она "стихийно не доверяла серьезности" (чего? своих Голосов? Реймсского миропомазания?) или впадала в серьезность, как в маразм, по причине слабости и запуганности? А участники народных религиозных движений, еретических или не еретических, они "доверяли" своей "серьезности", уж во всяком случае, не "официальной" или не доверяли?.."

Аверинцев крайне деликатен по форме. Но — не по содержанию. Его вопросы к Бахтину обнажают продуманную и провокативную лживость всех утверждений автора теории "освободительного народного смеха". "Не таящего в себе насилия", "не воздвигающего костров", "не создающего догматов".

"Да, — иронически отвечает Аверинцев Бахтину, — создавать догматы — это не функция смеха, но вот своей силой навязывать непонятые и непонятные, недосказанные и недосказуемые мнения и суждения, представления и оценки, т.е. те же "догматы", терроризируя колеблющихся тем, что французы называют peur du ridicule, — такая способность для смеха весьма характерна, и любой авторитаризм ей энергично пользуется. Смехом можно заткнуть рот, как кляпом" .

Разве перестройка не затыкала смехом рот, как кляпом? Разве мы уже забыли про шуточки ее архитекторов, позволявшие им создавать иллюзию того (вновь слово Аверинцеву), что "нерешенный вопрос давно разрешен в нужную сторону, а кто этого еще не понял, отсталый растяпа — кому охота самоотождествляться с персонажем фарса или карикатуры?" .

Перестройка — ей в 1988 году говорит свое тихое "нет" Аверинцев. Ее "смеховой культуре". Ее ложным противопоставлениям ("ворюга или кровопийца", "смех или террор"). Почему "или"? — спрашивает Аверинцев. "Террор смеха, — пишет он, — не только успешно заменяет репрессии там, где последние почему-либо неприменимы, но не менее успешно сотрудничает с террором репрессивным там, где тот применим" .

Бахтин — не в курсе? "Смех не воздвигает костров", — утверждает он. Аверинцев разводит руками: "Костры вообще воздвигаются людьми, а не олицетворенными общими понятиями… Но вот когда костер воздвигнут, смех возле него звучит частенько, и смех этот включен в инквизиторский замысел: потешные колпаки на головах жертв и прочие смеховые аксессуары — необходимая принадлежность аутодафе".

"За смехом никогда не таится насилие" , — настаивает Бахтин. Аверинцев приводит многочисленные примеры противоположного. Тут вам и пытки раба в античной смеховой культуре ("Лягушках" Аристофана)... И евангельский эпизод глумления над Христом, возвращающий, по мнению Аверинцева, "к самым истокам народной смеховой культуры" … И архаические ритуалы, в которых теснейшим образом переплетены смех и кровь… "В начале начал всяческой "карнавализации" — кровь" , — подчеркивает Аверинцев.

Да что уж там, "в начале начал"! Всем нам памятна кровавая карнавализация, относящаяся вовсе не к "началу начал"! 4 октября 1993 года. Танки бьют по Дому Советов. Типичная карнавализация на крови. Расстрел живых людей, в том числе подростков и женщин, из танков в центре города, под гогот толпы, пьющей пиво и матерящейся. В воздухе пахнет горелым мясом. Зеваки нюхают — и кайфуют. Разве это не карнавал на крови?

Аверинцев предлагает к рассмотрению самые разные кровавые карнавализации. Порку монахинь, придуманную Кондорсе и названную "средством для смеха" (при том, что монахинь запарывали иногда до смерти). Забавы Муссолини, кормившего касторкой инакомыслящих и потешавшегося над тем, что они гадили себе в штаны. Засим он спрашивает читателя: "…Можно ли не заметить, до чего гладко оба вида надругательства над несогласными, и "средства для смеха", и касторка, укладываются в систему категорий "правды смеха", разработанную в книге (Бахтина) о Рабле? Ведь все сходится, без сучка, без задоринки" .

Бахтин — образован и умен. Он не может не заметить того, что замечает Аверинцев. А коли так, то "правда смеха" для Бахтина — есть средство построения царства вечного смеха, Ада. "Русские, добро пожаловать в Ад!"

Что? Не в Ад, а в царство тайной свободы человека из народа? Сказавши "а", говорите "б". Признайте, что ваш духовный гуру Бахтин именует подобной тайной свободой — свободу от серьезности, не проникающей, де, мол, в ядро народной души. Ох уж мне это ядро… В нем, если верить Бахтину, хранится лишь снижающая (запомнили — снижающая!) веселость, "с карнавальной искрой (огоньком) веселой брани, растопляющей всякую ограниченную серьезность" (М.Бахтин, "Литературно-критические статьи", М., "Художественная литература", 1986, стр. 513-514).

"Всегда ли, — недоумевает Аверинцев (и мы вслед за ним), — тайная свобода человека из народа выражается именно в смехе? Вот сожгли Жанну д'Арк, кажется, все, черта подведена, последнее слово — за палачами. Но вот английский солдат, только что вместе со всеми практиковавший за счет жертвы свою смеховую культуру, неожиданно валится в обморок, а когда товарищам удается отнести его в ближайший кабачок и там привести в чувство, он спешит сейчас же, незамедлительно принести покаяние в своей вине. В этом случае все то же недостижимое "ядро народной души" ограждено не смехом, а совсем другими силами: освобождение на сей раз совпадает не со смехом, а с прекращением смеха, с протрезвлением от смеха" .

Протрезвление от смеха… Легко сказать, да трудно сделать. Удалось ли "ордену Рабле-Бахтина" (ужасно "русскому"!) убить с помощью смеховой культуры все серьезное в ЯДРЕ народной души? Ох, как хочется этому ордену добраться именно до ЯДРА души и истребить ТАМ серьезное! Как истребить? А вы еще не поняли? В чем смысл осуществляемого Бахтиным противопоставления ужасного (чопорности элиты, к примеру) — благотворному (стихии плебейской ругани)? Невесть какая уже по счету ложь, изящно разоблачаемая Аверинцевым, указывающим на общеизвестную сквернословность французских королей и аристократов и на "плебейскую набожность все той же Жанны, побуждавшую ее бороться против привычки рыцарей к божбе" . Ну, так смысл-то, смысл! Он ведь как на ладони!

Все высокое (чопорность речи, серьезность и так далее) именуется "ужасным" и "элитарным". Все низкое — "прекрасным" и "народным". Просто клевета на народ? Нет, все намного серьезнее и подлее! "Бахтианцы-раблезианцы" не просто инкриминируют народу низкое, называя это низкое — благим. Они ищут способ задействования энергетики низости и отключения другой энергетики. Задействования — для чего? Для истребления с помощью упоительной низости — "ужасной", "тоталитарной" Идеальности.

Выявив этот простой и очевидный смысл, мы должны — во имя выявления чего-то более сложного и конкретного — перейти от аналитики культуры к метафизической аналитике.

Продолжение следует

Михаил Старшинов ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Отрадно, что, несмотря на финансовые проблемы, коснувшиеся не только нашей страны, но и всего мира, в следующем году государство окажет существенную поддержку кинематографу, выделив 4,9 млрд. рублей, и в итоге бюджет кинематографа по сравнению с 2009 годом вырастет на 55%.

Стоить напомнить, что еще в октябре 2008 года на заседании правительственного Совета по развитию отечественного кинематографа обсуждалась и была утверждена формула развития киноотрасли. Тогда было принято решение о том, что с 2010 года киноотрасль переходит на новую систему финансирования. Вместо конкурсной системы произойдет переход на субсидии, в связи с чем возрастает роль министерства и экспертных комиссий. Еще год назад премьер-министр Владимир Путин, заявив об изменении подхода к государственному финансированию, производству и прокату фильмов, подчеркнул, что правительство намерено оказывать помощь той продукции, которая направлена "на формирование ценностных установок, соответствующих интересам российского общества и стратегическим задачам развития страны.

Но, как правильно отмечал Путин, господдержка киноиндустрии должна соответствовать рыночным реалиям. Государство может помочь создать фильм, но не может заставить зрителя это смотреть, если он сделан плохо.

Обнадеживающими являются намерения государства в 2010 году выпустить не просто больше фильмов, а больше произведений по всей гамме кинематографической продукции: анимационные, авторские, детские, полнометражные документальные фильмы. Не секрет, что по некоторым направлениям наш кинематограф сдал некогда передовые позиции.

Хорошо, что на правительственном уровне есть понимание того, что госфинансирование культуры — дело государственной важности, стратегический вопрос. Необходимо отдать должное министру культуры РФ Александру Авдееву и кинематографической общественности, приложившей немало усилий для решения этого вопроса.

Поддержка и финансирование государством кинематографа не означает, что у частного капитала не будет возможности участвовать в производстве фильмов.

Нередко со стороны граждан слышны небезосновательные сетования, что в настоящее время фильмы снимаются, как правило, конъюнктурные, в них передергиваются исторические факты, многие картины не содержат пропаганды наших национальных, культурных, традиционных ценностей. В ответ со стороны кинематографистов слышится: производство фильмов — дело затратное, дорогостоящее, а у нас денег нет, поэтому мы вынуждены удовлетворять пожелания спонсоров, рекламируя тот или иной отнюдь не социально значимый товар.

Даже при наличии хороших авторов, сценариев, историков-консультантов, хороших режиссеров, прекрасный с художественной точки зрения фильм может оказаться коммерчески непривлекательным. Приводит это к тому, что картину приходится перекраивать в угоду электоральным настроениям либо спонсорским пожеланиям.

Фильмов снимается немало: в 2009 году российскими кинематографистами было снято около 80 художественных фильмов. Но государственный подход в них фильмах не всегда просматривается. Накануне нашего великого праздника— 65-летия победы— решение об увеличении финансирования кинематографа как никогда кстати, потому что интерес к теме войны возрастет. И удовлетворить общественный спрос можно будет на самом высоком и художественном, и техническом уровне. Все мы вправе ожидать хороших картин о нашем героическом прошлом. Поколение ветеранов уходит. А подрастающие граждане России должны знать славные страницы прошлого своей родины. Должны знать, что им есть, чем гордиться, с кого брать пример, понимать свою сопричастность как граждан России к этому беспримерному подвигу народа.

Государство со своей стороны должно серьезно подойти к вопросу развития кинематографа, наметить векторы, которые нельзя оставить без внимания, не дать скатиться во вкусовщину. Творческой личности нужно давать свободу, требуя, однако, чтобы учитывались интересы общества и заказчика, в данном случае государства, которое, как всякое государство, заинтересовано в укреплении своих позиций, консолидации всех слоев граждан, повышении их духовных устоев и культурного уровня, росте патриотических настроений. Особенно необходимо воспитывать патриотические чувства в молодежи. По тем или иным причинам, о которых уже немало сказано, молодые люди находятся под влиянием западных ценностей. А надо прививать ценности нашей страны. Понятно, что кинематограф — наиболее эмоционально окрашенный вид искусства. В этом плане государство делает ставку на самое действенное оружие влияния на подрастающее поколение, на формирование его взглядов.

Автор — депутат Государственной думы РФ

Реза Саджади — Александр Проханов ОТКРЫТОЕ ЛИЦО ИРАНА

Александр ПРОХАНОВ. Господин посол, вы — сын великой иранской цивилизации, которая сформировалась из множества культурных слоев и переплетения разных религий в ходе смены исторических эпох. Как вы внутренне ощущаете свою родину и ее огромную культуру?

Реза САДЖАДИ. Во имя Бога, Милостивого и Милосердного. Как вы сказали, иранский народ имел периоды взлётов и падений. Это связано с тем, что наша страна находится в очень чувствительном регионе, где проживают разные племена и разные народности. Мы в течение своей истории неоднократно подвергались нападениям со стороны других стран, веками находились под оккупацией иностранных войск. Думаю, что под совокупным воздействием исторических условий наш народ научился терпеть трудности, научился сопротивляться, а также всегда быть готовым приносить жертвы во имя родины, и в то же время научился приспосабливаться к тяжелым жизненным условиям.

Самое главное — то, что наш народ придает огромное значение наличию сильного единого религиозного вождя. В этом и состоят те уроки и то влияние, которые наш народ извлек из истории. Исламское учение призывает нас "не угнетать других и не подпадать под чужой гнет". Поведение нашего народа в течение последних 30 лет сформировалось именно под влиянием этого исламского учения.

А.П. Я с интересом наблюдаю уникальный мир сегодняшнего Ирана. С одной стороны, вы исповедуете фундаментальные религиозные ценности, которые, казалось бы, отвергают активность и развитие. С другой стороны, вы демонстрируете потрясающую динамику технологического прогресса. Как удается сочетать эти два аспекта?

Р.С. Вы, господин Проханов, затронули две проблемы. Первое. Да, действительно, в прошлые века под влиянием некоторых европейских религиозных предводителей люди мыслили застывшими категориями. Однако мы исповедуем религию, которая говорит: "Если в вашей жизни два дня будут похожи друг на друга, если ваш завтрашний день не будет лучше, чем сегодняшний, то вы — ущербный человек".

В средние века, когда европейская цивилизация была еще отсталой, арабские страны и страны Северной Африки были в авангарде развития науки. Сегодня человечество признает, что развитие многих наук, современные научные достижения и становление научных школ, например, в области астрологии, математики, химии, географии, стало возможным благодаря влиянию исламской цивилизации.

Народ Ирана добился прогресса во многом благодаря большому воодушевлению, и такому душевному настрою способствуют религиозное учение и религиозная вера.

Например, часы впервые были изобретены мусульманами. Когда европейцы получили часы в качестве подарка и услышали их тиканье, то сказали, что часы изобрели волшебники.

Может быть, некоторые религиозные предводители, которые утверждали, что земля является центром вселенной, преследовали определенные политические цели. Однако ислам всегда призывал нас мыслить, размышлять, проявлять инициативу и действовать. Наш пророк говорил, что мусульманин и мусульманка должны изучать науки, "стремиться к знаниям всю жизнь, от колыбели до гроба", и если будет нужно, то поехать для учебы даже в Китай, который в те времена был символом очень далекой и труднодоступной страны.

А.П. С одной стороны, Иран можно считать теократическим государством: священный город Кум, собравшиеся в нем имамы, религиозный лидер Ирана, великий имам Хомейни, который, по существу, основал новую формацию. С другой стороны, в вашем обществе очень сильны светские, гражданские тенденции. Не ведёт ли это к противоречиям? Не проявились ли эти противоречия на недавних выборах?

Р.С. Я хочу, господин Проханов, кое-что добавить к вашим словам о гражданском обществе и о гражданских правах.

Примерно 60-70 лет назад Запад придумал термин "права человека" и заставил других выполнять задуманные мероприятия. Сегодня Запад гордится этим, как своим достижением. Однако должен сказать, что этот термин возник в исламе 14 веков назад, и звучал он по-арабски "хаг-оль-нас"— права народа, что в переводе на персидский и на другие языки означает "права человека".

Исламское учение гласит: если человек согрешит, проявит непокорность Богу, то Бог в случае обращения об отпущении грехов может простить его. Но если человек станет угнетать или злоупотреблять правами других людей, нарушать их, то до тех пор, пока человек, права которого были ущемлены, не простит угнетателя, Бог его не простит. В Коране двадцать процентов аятов касаются загробной жизни, ада и рая. А восемьдесят процентов аятов касаются социальных и экономических вопросов — того, как надо вести себя и как жить в обществе.

Гражданские тенденции присутствуют в нашем обществе потому, что они являются частью самого ислама и исламского учения. То, что вы в основном слышите о нашей стране в средствах массовой информации, больше идет от западной пропаганды. Западники вообще не заинтересованы в присутствии Исламской Республики Иран в регионе. Для них неважно, что 90% иранского населения защищают свою суверенность.

Западные страны преподносят требования 10% населения Ирана, которые повторяют стремления и взгляды самого Запада, таким образом, будто эти требования отражают пожелания всего народа Ирана. При этом, во время революции в Иране, когда 98% населения выступали против власти шаха, Запад оказывал поддержку только 2% населения, нашей знати, которая хотела, чтобы шах остался.

Запад пропагандирует только то, что сам желает осуществить в отношении того или иного народа, и преподносит это таким образом, будто бы этого жаждет весь народ.

Проблемы, возникшие в Иране после недавних выборов, лежат в области вкуса, связаны с различным отношением народа к двум кандидатам. Здесь не идёт речь о гражданском или не гражданском обществе. Во всём мире рабочие профсоюзы организуют и проводят забастовки. Все знают, что забастовки проводятся, чтобы добиться повышения зарплаты или получения социальных льгот. Однако, когда забастовку устраивают водители наших городских автобусов, лживая западная пропаганда заявляет, что забастовка направлена против принципа исламского строя!

Посмотрите, сколько демонстраций происходит в Париже, в Лондоне, в других городах мира, и даже сопровождаются акциями насилия. Если хотя бы половина таких событий случилась в Иране, тогда сказали бы: режим в Иране пал.

То, что произошло в Иране после выборов, исходило из чувства недовольства людей теми результатами, которых добился их кандидат. Соперничающая группировка полагала, что их кандидат должен был получить больше голосов. Конечно, Запад не доволен таким исходом, чувствуя, что его интересы не обеспечиваются, и с помощью пропаганды пытается исказить происходящее в Иране.

А.П. Геополитическое положение Ирана дает огромное превосходство, но также создает и немало проблем. Как вы расцениваете геополитическую роль Ирана?

Р.С. Геополитическое положение Ирана и то, что страна обладает огромными природными, в том числе энергетическими, ресурсами, обусловило алчные устремления Запада, его попытки установить господство и получить незаконные выгоды. Мы хотим, чтобы нас оставили в покое, чтобы наш народ шел и развивался своим путём. Мы хотим, чтобы уважали волю нашего народа. Мы не хотим, чтобы, как во времена шаха, нашему народу навязывали чужую волю. Мы не хотим, чтобы, как во времена шаха, по указанию Запада мы были жандармом в регионе. Таково наше требование ко всему миру.

А.П. Иран многие годы находится в противостоянии с Израилем и Америкой. В чём причины, внутреннее содержание этого противостояния: в религии, в экономике или в политике? Слушая заявления вашего замечательного президента Ахмадинежада, я восхищаюсь его смелостью, отвагой, мастерством. Он ведет борьбу своими выступлениями. Это человек борьбы.

Р.С. Причина этого противостояния — тайна выживания. В американском бюджете есть отдельная статья, по которой выделяются огромные средства для свержения иранского режима. Да, американцы официально признают режим в Иране, но в последние годы они постоянно предпринимали усилия для его свержения. У нас было лишь два пути: капитулировать и отдать нашу нефть американцам, открыть свои границы для американских солдат и американских военных советников. Превратиться в исполнителей их приказаний, обслуживать американские интересы в регионе. В таком случае мы получили бы их одобрение.

Второй путь заключается в мужественном сопротивлении и защите нашей независимости и свободы. Мы выбрали второй путь. 30 лет американцы постоянно ведут происки против нас, а мы 30 лет противостоим их давлению. Это очень простое уравнение.

Господин Проханов, вас интересует, в чем природа этого противостояния? Я уже говорил, что в силу нашего религиозного учения мы не имеем права угнетать других и находиться под чьим-то гнётом. И мы не можем оказывать содействия угнетателям. Это касается не только Израиля. Когда существовал режим апартеида в Южной Африке, мы не признавали его, и до тех пор, пока этот режим не пал, мы не давали разрешения на открытие южноафриканского посольства в нашей стране.

Во время существования СССР на нас оказывалось давление с тем, чтобы мы не поддерживали афганцев. Тогдашний посол Советского Союза в Иране перед нападением на Афганистан встретился с ныне покойным имамом Хомейни и сообщил, что СССР без какого-либо злого умысла по отношению к Ирану введёт свои войска в Афганистан. Имам Хомейни предупредил, что это большая ошибка, и вы будете сожалеть о том, что это сделаете.

Во времена войны Ирака против Ирана тогдашнее советское правительство заявило нам: если вы не прекратите поддерживать афганцев, Ирак будет вооружен такими ракетами, которые позволят бомбить Тегеран. Из-за наших гуманных побуждений они поставили ракеты, и Тегеран, а также десятки других иранских городов подверглись ракетным ударам.

Если говорить об оккупированных территориях, то в истории официально не значится сионистское государство, владеющее оккупированными палестинскими территориями. На этих землях огромное число невинных людей убито либо превращено в беженцев. Мы не готовы называть Израилем этот украденный у палестинского народа дом. В этом доме сидят воры — агрессоры. Мы не агрессивный народ, не ищем войны, но считаем: если не сопротивляться диктату и угнетению, угнетение с каждым днём будет расширяться.

А.П. Сейчас мир переживает революцию, направленную против американцев, против Израиля, которые нарушили фундаментальную мировую ценность — справедливость. Иран участвует в этой мировой схватке. Такие инициативы, исходящие от Ирана, как создание новой валюты вместо доллара, создание газовой ОПЕК, поддержка ХАМАСа и Хезболлы, — всё это серьёзные формы сопротивления американцам. Как вы полагаете, к чему приведет эта мировая революция?

Р.С. Наши исламские убеждения и история человечества подтверждают следующее: тот, кто совершает насилие, проливает кровь невинных людей, в конечном счёте потерпит поражение.

Я могу засомневаться в том, какого цвета снег: белый или чёрный? Но никогда у меня не будет никаких сомнений в том, что они: США и Израиль — потерпят поражение и столкнутся с внутренним кризисом. Всевышний Бог справедлив. На этом принципе Бог создал мир и заверил, что угнетение исчезнет. Все божественные религии обещают, что справедливость рано или поздно распространится во всём мире и для всего человечества. У меня нет сомнений, что уже скоро они рухнут.

А.П. Сегодняшний Иран является прифронтовым государством. С одного фланга идет война в Афганистане. С другого — война в Ираке. С третьего — война между палестинской ХАМАС, ливанской Хезболлой и Израилем. Каким образом близость этих трёх войн влияет на внутреннее положение Ирана?

Р.С. Исторический опыт показал, что когда чужеземные оккупационные войска не знают регион и его культуру и вмешиваются во внутренние дела оккупированных стран, это порождает множество проблем.

Пока англичане не вмешивались в дела Палестины, мусульмане, христиане и иудеи жили на этой земле в мире друг с другом. Но когда тогдашний премьер-министр Англии приехал в Палестину и вмешался в их внутренние дела, начались проблемы, и в результате уже более 60 лет на всем Среднем Востоке сохраняются кризис и нестабильность.

Пока оккупационные войска не вмешивались в дела Ирака, сунниты и шииты жили там, как братья и сестры. Однако после вмешательства иностранцев ситуация в Ираке стала кризисной. Мы думаем, если НАТО и США прекратят вмешательство в дела региона и позволят избранным правительствам работать над решением проблем, народы этих регионов сами справятся со своими обязанностями, включая задачу обеспечения безопасности. Возможно, что иностранцы входят в ту или иную страну для того, чтобы защищать свои интересы. Возможно, что они решат свои проблемы, однако при этом они создадут еще десятки других проблем.

Военное присутствие США и других западных стран в Афганистане привело к усилению роли талибов. Может быть, народ Афганистана, если бы в стране не было оккупантов, не примкнул бы к талибам, а продолжал бы свою обычную повседневную жизнь. Позиция Исламской Республики Иран заключается в том, что мы должны дать возможность для формирования народных правительств. Мы убеждены, что эти правительства справятся со своими проблемами и вернут жизнь в обычное русло.

А.П. Американцы уже много лет поддерживают шум вокруг ядерной программы Ирана. На первый взгляд эта проблема проста и понятна: Иран имеет право развивать свою ядерную промышленность. Если говорить лично обо мне, то считаю, что Иран имеет право и на обладание ядерным оружием. Но мне представляется, что американцы, раздувая ядерную проблему Ирана, преследуют свои особые, тайные цели. Они решают множество других, важных для Америки проблем, манипулируют соседними и другими государствами мира.

Р.С. Во-первых, хочу сказать, что согласен с вами, господин Проханов, в том, что американцы преследуют свои политические цели. Хотел бы поблагодарить вас за то, что вы даете нам право иметь ядерное оружие, но вместе с тем хочу подчеркнуть, что Иран по идейным соображениям — против создания ядерного оружия.

Я считаю, что сегодня ядерное оружие не может защитить ту или иную страну. Мощь Ирана базируется на идеологии и на народе Ирана. 8 лет весь мир поддерживал Саддама Хусейна, снабжая его оружием, деньгами и информацией, однако они не смогли сломить наше сопротивление. Американцы поняли, что невозможно поставить народ Ирана на колени путем санкций и военной угрозы. Кроме того, поскольку мы не считаем, что ядерное оружие является эффективным оружием, то и не занимаемся созданием такого оружия.

Конечно, возникает вопрос: почему американцы так активно занимаются пропагандой вокруг этой проблемы? Безусловно, они ищут любые поводы для оказания нажима на Иран. В течение последних 30 лет, еще до того, как Иран приступил к реализации своей мирной ядерной программы, ядерного вопроса, американцы поднимали и вопросы прав человека, и прав женщин, и религиозных прав. Возможно, всё это в новинку для народов мира, но для нас это привычное явление, поскольку мы живём с этим в течение всех последних лет.

Было и такое: когда войска Ирака находились на нашей территории, США заявляли, что Иран является агрессором. Подобно тому, как если бы в вашем кармане оказалась чья-то рука, а к вам подойдет полицейский и задержит вас как вора. Это смешно, но поведение американцев в последние годы выглядит именно так.

Если мы сегодня откажемся от своего права в области ядерной деятельности, то завтра, когда мы займемся развитием биотехнологий и производством лекарств с помощью таких разработок, они скажут: вот, смотрите, иранцы разрабатывают бактериологическое оружие.

По американским таможенным правилам, например, компьютерные процессоры 386, которые уже 15 лет как сняты с производства и которые никто не покупает, для нас продолжают оставаться под запретом. Когда мы занимаемся развитием программного обеспечения, американцы говорят: нет, существует опасность того, что вы проникнете в наши компьютерные базы и получите доступ к нашей информации. Практически они ищут различные поводы, чтобы повлиять на нас. Это будет продолжаться и в будущем. Мы настаиваем на своей позиции, которая является нашим законным правом, и намерены доказать, что все, о чем говорят США, является чистой ложью.

У Израиля имеется 200 ядерных боеголовок, он не является членом ДНЯО, никогда не разрешал инспекторам МАГАТЭ осуществлять инспекции своих ядерных объектов. История агрессии и убийств людей израильтянами за прошедшие годы всем известна и ясна. Израиль не выполнил ни одной резолюции и ни одного соглашения с ООН, однако Запад, несмотря на то, что Израиль представляет угрозу для международного мира и безопасности, не провёл в отношении Израиля ни одной пропагандистской кампании и при этом скрывает имеющиеся факты. Видите, как много еще в мире несправедливости и двойных стандартов.

Должен признать, что некоторые американские политики являются сильными сценаристами, намного более сильными, чем голливудские сценаристы. Одна из фантастических историй, придуманных ими — история про нашу ядерную программу.

А.П. Сценарий развязывания войны против Ирана с возможностью израильских бомбардировок является достаточно тревожным. Но если это произойдёт, такой удар всколыхнет огромное количество стран, весь огромный комплекс связей, существующих не только на Среднем Востоке, но и во всем мире. Может произойти детонация мировой войны. Как вы смотрите на такую вероятность?

Р.С. Во-первых, Израиль за последние годы показал, что никогда не предупреждает о начале агрессии против других стран. И когда у Израиля была возможность, он совершал агрессию. А когда Израиль реально не может ничего сделать, он ограничивается угрозами.

И второй момент. Израиль на юге Ливана потерпел поражение от двух тысяч молодых ливанцев. После 60 лет существования Израиля легенда о его непобедимости была развенчана. В Коране говорится, что очень маленькая группа людей, исполненная верой в Бога, может нанести поражение огромной группе людей неверующих. И мы в этом убедились. Конечно, в Израиле есть экстремисты, но им противостоят здравомыслящие люди. Думаю, они проявят достаточно ума, чтобы понять: если они потерпели поражение от 2 тысяч молодых ливанских бойцов, то, в случае нападения на 70-миллионный Иран, Израиль будет уничтожен.

Третий момент. Допустим, что при поддержке США они нанесут удары по одному или двум объектам в Иране. Американцы за многие годы сбросили на Вьетнам миллионы тонн бомб, однако народ Вьетнама не был уничтожен, а американцы, униженные и опозоренные, в конечном счёте, ушли из Вьетнама. Бомбардировка нескольких точек в Иране ничего не изменит. Кроме того, это вызовет резкую реакцию народа Ирана, а также приведет к выступлениям сторонников мира против агрессора.

Не зря Бжезинский говорил о том, что если Израиль допустит глупость и нападёт на Иран, тогда американские ракеты и самолёты должны будут сбивать израильские самолёты. Народ Ирана — это народ сопротивления. И мы уверены: тот, кто потерпит поражение, — это не мы.

А.П. Недавно Барак Обама выступил с инициативой изменения политики Америки в исламских странах. Как вы считаете, у этой программы есть определенное содержание, или это миф, чистая пропаганда?

Р.С. Думаю, пока рано судить об этом. В любом случае, соответствует это заявление действительности или нет, американские политики поняли, что их имидж в исламском мире разрушен. Даже в странах, которые, казалось бы, находятся в хороших отношениях с США, народы ненавидят американцев и жгут американские флаги. То, что их политики это поняли, — обнадеживающий момент. Мы надеемся, что американцы восприняли это обстоятельство серьёзно и не намерены ограничиваться только поверхностными изменениями.

А.П. Складывается впечатление, господин Посол, что Россия ведёт по отношению к Ирану двойственную политику. Казалось бы, открывались широкие возможности для военного, экономического и политического сотрудничества. Но эти инициативы оказались в полузамороженном состоянии. Иранский спутник, который должен был быть запущен в космос вместе с русскими, так и не полетел. Товарооборот слишком мал. Недавно Дмитрий Медведев, в осторожной и неопределенной форме, заявил о возможности введения санкций против Ирана. Не значит ли это, что в конфликте Ирана и США Россия сверх меры поддерживает американцев?

Р.С. Я не могу согласиться с тем, что русские в этом вопросе поддерживают американцев. Американцы неоднократно пытались сделать так, чтобы члены Совета Безопасности ООН пошли на принятие жестких решений и серьёзных мер против нас. Однако именно в результате усилий России ситуация в Совете Безопасности была приведена в сбалансированное состояние, и такие решения приняты не были. В ходе недавнего визита госпожи Клинтон в Россию в интервью она отметила, что они со своими коллегами говорили о санкциях. Но господин Лавров заявил, что по этому вопросу не было достигнуто никаких договоренностей, а санкции являются неконструктивными мерами.

К тому же, господин Медведев в Москве и господин Путин в Китае одновременно произнесли аналогичные фразы. Конечно, американцы хотели использовать этот визит в своих пропагандистских целях, но русские этого не допустили.

Что же касается сотрудничества двух наших стран, к сожалению, должен подтвердить вашу правоту. Потенциал сотрудничества наших стран в политической, экономической и культурной сферах как минимум в 10 раз превышает реализуемые сегодня объёмы.

Мы находимся в регионе, который занимает ключевое место в плане обеспечения стабильности на Кавказе и в обеспечении безопасности жизни людей на южных рубежах России и во всем регионе. Многие страны, которые, казалось бы, активно сотрудничают с Россией, пытались дестабилизировать обстановку в Чечне или в других районах России, либо препятствовали вступлению России в Организацию Исламская конференция. Они нам постоянно говорили: почему вы не поддерживаете столкновения в Чечне? Они по разным направлениям пытались настроить нас против России. При этом мы с удивлением наблюдаем за тем, как высокопоставленные делегации из этих стран регулярно совершают поездки в Россию, тогда как этот маршрут между Ираном и Россией не слишком налажен.

Много проектов застряло в экономических ведомствах, а ряд совместных проектов под воздействием скрытых факторов не получил продвижения. В частности, были почти остановлены проекты в области связи, спутниковой связи и в самолетостроении. Когда мы начинаем отслеживать эти вопросы, то видим, что на эти проекты оказывается скрытое давление со стороны тех группировок, которые самым определенным образом не пекутся об интересах, связанных с ирано-российским сотрудничеством.

Я надеюсь, что эта тенденция в будущем изменится. Иран и Россия находятся в очень чувствительном регионе мира, и обе страны, будучи на борту одного судна, движутся по бушующему морю.

А.П. Над какими проектами конкретно в настоящий момент вы работаете, какие ирано-российские проекты сейчас реализуются?

Р.С. Мы сотрудничаем по целому комплексу различных проектов в нефтегазовой отрасли, в сфере энергии, электроэнергетики, в сельском хозяйстве, в сфере торговли и экономики, в развитии транспортного коридора "Север—Юг".

А.П. Я собираюсь побывать в вашей прекрасной стране. Какие места в Иране вы бы посоветовали посетить?

Р.С. Все районы Ирана красивы. Если вы хотите посмотреть древнюю архитектуру, вам нужно поехать в Исфаган и в Шираз. Если вам интересны нехоженые горы, или если вы хотите покататься на лыжах, тогда нужно поехать в горы на западе Ирана.

Если вы хотите ощутить средиземноморский климат, то должны поехать в провинции Мазандеран и Гилян на севере Ирана.

Если хотите искупаться в чистых, прекрасных и теплых водах Персидского залива, съездите на остров Киш.

Если хотите полюбоваться на пустыни и плато, то съездите в центральную провинцию, где находится пустыня Даште-Кевир.

Иранская земля полна красоты, и красота этой земли отражает дружелюбное и улыбающееся лицо народа нашей страны. Западная пропаганда пытается представить картину нашей страны в угрюмых и черных красках. Но если вы приедете к нам, то увидите, что открытые лица наших людей цветут улыбками.

А.П. Когда вы говорили о своей родине, господин Посол, ваше лицо было исполнено добротой и любовью, и мне еще больше захотелось побывать в вашей стране. Благодарю вас за беседу.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

ИТАЛЬЯНСКИЙ ПРЕМЬЕР Сильвио Берлускони, неравнодушный к молодым девицам, годящимся ему во внучки, занимает откровенно произраильские и антиисламские позиции. В 2008 году, например, он был почетным гостем проходившего в Париже съезда спонсоров израильского национального фонда "Керен ха-Йесод" — International Leadership Reunion (ILR). Именно тогда он и пригласил участников ILR провести свое следующее мероприятие в Риме.

И вот, как на днях заметила римская печать, "наш город, может быть, никогда не видел столь большого количества богатых евреев на своих улицах" — со всего мира прибыло примерно 180 еврейских олигархов. Дело в том, что господа из вышеназванного фонда (чтобы попасть в эту "тусовку", нужно, между прочим, внести как минимум четверть миллиона долларов. — В. П. ), ставшие личными гостями Берлускони, прибыли в итальянскую столицу на свой очередной съезд, проходивший там с первого по третье ноября.

По данным портала IzRus, на нем побывало и пять русскоязычных бизнесменов, имена которых держатся в строгом секрете, т.к. они предпочитают "не светиться". Впрочем, имя одного из них известно — это президент Евроазиатского еврейского конгресса (ЕАЕК) казахстанский миллиардер Александр Машкевич, согласившийся огласить информацию о своем приезде в Рим.

Любопытно, что представитель "Керен ха-Йесод" в России г-н Ронни Винников рассказал сайту IzRus, что этот фонд "придает огромное значение участию в ILR представителей деловой элиты постсоветского пространства". Он подчеркнул: "Именно в ILR, на базе общих моральных и идеологических ценностей международной еврейской филантропии, затрагиваются основы стратегического сотрудничества между деловыми элитами Востока и Запада".

По данным итальянских СМИ, на последней сходке еврейских магнатов в Риме особое внимание уделялось противостоянию "новому антисемитизму и антиизраилизму, главным инициатором которых сегодня является мировой исламизм, подпитываемый нефтедолларами некоторых стран Залива".

ХАРАКТЕРНОЙ ОСОБЕННОСТЬЮ терактов, произошедших в последнее время на территории Пакистана, стало то, что они направлены против гражданского населения страны. Взрывы прогремели на рынках, в мечетях, в школах и других общественных местах. Между тем, движение "Талибан" неоднократно заявляло, что объектом его нападений никогда не было и не будет гражданское население.

Как заявил экс-глава одной из пакистанских спецслужб генерал Мухаммад Асад Дурани, теракты против гражданского населения — метод, который в своей практике активно используют американцы. "Для них распространенным методом является создание и финансирование преступных элементов, которые присоединяются к сопротивлению и занимаются террором против мирных людей", — сказал Дурани в аналитической программе арабского телевизионного канала "Аль-Джазира".

Он также отметил, что Пакистан совершил ошибку, поддавшись давлению США и позволив втянуть себя в войну в Вазиристане. "Племена, которые были ориентированы на ведение боевых действий в Афганистане, повернули свое оружие против пакистанской армии. То же самое произошло на востоке, когда Пакистан прекратил поддержку сопротивления в Кашмире", — заметил Дурани. Он считает, что междоусобная война, в которую Соединенные Штаты, завязшие в Афганистане, втянули Пакистан, негативно сказывается на безопасности всего региона.

"Американцы хотят, чтобы мы продолжали войну, желая ослабить нашу армию, что скажется, разумеется, и на положении дел в ядерной области", — сказал генерал "Аль-Джазире".

"Если бы американцы могли, они бы отняли у Пакистана его ядерное оружие, но проблема в том, что они не могут этого сделать. Если бы стояла такая цель, то наилучшим решением было бы расчленение Пакистана до такой степени, что он будет не способен контролировать свое оружие", — сказал Мухаммад Дурани. По его словам, Пакистан никогда не пойдет на то, чтобы позволить поставить под чей-то контроль свой ядерный потенциал.

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД так называемое мировое сообщество пришло в страшное возбуждение, когда тогдашний малайзийский премьер Махатхир осмелился с высокой трибуны во всеуслышание сказать то, о чем каждый день говорят тысячи людей на кухнях Москвы и Мюнхена, Варшавы и Парижа, Каира и Буэнос-Айреса: "Сегодня евреи чужими руками управляют миром. Они заставляют других воевать и умирать за них… Они придумали и успешно внедрили социализм, коммунизм, права человека и демократию, чтобы избавиться от преследований, чтобы наслаждаться равными правами со всеми. С их помощью они добились контроля над наиболее могущественными странами. Он, этот маленький народец, стал мировой силой".

Еще Махатхир тогда же заметил: "Мы не можем сражаться лишь одними пушками. Нам надо использовать и мозги". Над этими словами, очевидно, неплохо поразмыслить всем, но, в первую очередь, мусульманам, которых, как уверяет статистика, насчитывается почти полтора миллиарда человек и которые подвергаются унижениям и угнетению со стороны несравненно меньшего числом противника. Никакие бомбы или даже сверхбомбы с "арабской маткой" в придачу, на которую возлагал свои надежды покойный Арафат, а именно мозги и умение ими пользоваться определят грядущего победителя.

Игорь Бойков НА ПОРОГЕ ВОЙНЫ

То, что происходит сейчас на Северном Кавказе, заслуживает самого пристального внимания российской общественности. Федеральные СМИ, сообщающие о регулярных диверсиях, терактах и нападениях боевиков на местную милицию и военнослужащих, не дают цельной картины происходящего. Их сообщения — это лишь освещение вершины айсберга, не более того. Фактически на Восточном Кавказе уже давно идёт необъявленная война. Её эпицентром в последние два-три года является Дагестан — самый южный субъект Российской Федерации. Именно здесь происходят едва ли не еженедельные стычки милиции и военных с боевиками ("лесными", как их называют в дагестанских СМИ), именно здесь вооружённый ОМОН и СОБР в масках уже не первый месяц патрулирует улицы городов, именно здесь целые районы объявляются зоной проведения контртеррористической операции (КТО), и именно в Дагестане боевикам удавалось и удаётся брать под свой контроль целые сёла, водворяя в них шариатский порядок. Конечно, по масштабу боевых действий, количеству людей, вовлечённых в военное противостояние, и числу потерь с обеих сторон это ещё не Афганистан. Но есть весомые основания опасаться, что в случае дальнейшего усугубления ситуации она начнёт развиваться именно по афганскому сценарию. Развал этого полиэтнического субъекта Федерации на множество криминально-этнических, земляческих и религиозных группировок — причём группировок вооружённых и находящихся де-факто вне военно-политического поля России — при определённых условиях представляется вполне реальным.

К сожалению, понимания всей степени глубины назревших противоречий внутри дагестанского общества, равно как и всех масштабов противостояния среди российской общественности, за редким исключением, не просматривается. Со стороны федерального центра заметно лишь явное стремление уйти от решения любых острых вопросов: политических, религиозных, национальных, социальных. "Деньги в обмен на внешние проявления лояльности" — таков нехитрый принцип отношений Кремля с правящими кругами большинства северокавказских республик. Принцип, ущербный, в общем-то, для обеих сторон: и для России как единого государства, и для широких слоёв населения самих "проблемных" республик.

Ключ к пониманию многих негативных процессов, происходящих сегодня в Дагестане, необходимо искать в сложившейся в республике политической ситуации. Положение осложняется и тем, что нынешний 2009-й — последний год действия полномочий президента Муху Алиева, как бы "предвыборный" год. С той лишь поправкой, что избирателями в данном случае является не население Дагестана, а группа высших чиновников в Администрации президента РФ. Именно за их "голоса" сейчас ведут борьбу явные и теневые претенденты на высший пост в республике, причём, не гнушаясь в средствах. В том, что такая борьба ведётся, сомневаться не приходится, ибо кровавый 2009-й очень напоминает другой "предвыборный" сезон четырёхлетней давности. Тот 2005 год по количеству совершённых диверсий, терактов, громких убийств, нападений на милиционеров и российских военнослужащих пока ещё держит печальную пальму первенства, однако есть мало оснований сомневаться в том, что по числу совокупных потерь нынешний его перекроет.

Какие же силы сейчас вовлечены в это противоборство? Для того, чтобы дать правильный ответ на вопрос, необходимо чётко видеть, что представляет собой нынешняя дагестанская политическая система. Дагестанская политика сегодня — это прежде всего противоборство различных этнических и родственно-земляческих кланов. Такие кланы объединяют не только лишь кровных родственников. Они объединяют выходцев из одних сёл, районов. Во главе их, как правило, стоят "уважаемые люди", как их называют в Дагестане — главы городских и районных администраций, высокопоставленные чиновники, депутаты различных уровней, представители бизнеса.

Дагестанская политическая элита в значительной мере криминализирована ещё с 90-х, и методами ведения политической борьбы здесь часто становятся автоматные очереди и заложенные фугасы на пути следования кортежей оппонентов. Предметом дележа чаще всего являются доходные чиновничьи должности, позволяющие получать взятки и откаты, а также дающие возможность напрямую раскрадывать республиканский бюджет. В подобных условиях по-настоящему успешным и влиятельным может быть лишь тот политик, который имеет непосредственную поддержку своего клана, в том числе и вооружённую. Тем, кто подобной поддержкой не располагает, делать в дагестанской политике по большому счёту нечего.

Этим обстоятельством объясняется известная слабость президента Муху Алиева. Он, будучи представителем ещё старой советской партийной номенклатуры, не вполне вписывается в данную кланово-мафиозную структуру. Не имея собственной структуры подобного рода, он вынужден регулярно обращаться к тем, кто имеет. Соответственно, усиливая этим степень своей зависимости от лиц, оказывающих подобного рода услуги.

В период правления Муху Алиева массовые фальсификации на любых выборах в пользу "Единой России" и с заранее определённым рейтингом для всех участников приобрели откровенно наглый и циничный характер. Например, неприкрытое административное давление на госслужащих, бюджетников, сотрудников милиции и рядовых избирателей в преддверии недавних выборов мэра Дербента 11 октября — второго по величине города республики — вызвало волну возмущения и даже митинг протеста сотрудников дербентского ППСМ. Дербентские выборы вообще вылились в откровенную уголовщину с массовым подкупом избирателей, стрельбой и похищениями членов участковых избирательных комиссий. Так, по свидетельствам очевидцев, один голос в пользу действующего мэра Феликса Казиахмедова, чья кандидатура поддерживалась президентом, оценивался в 10 тысяч рублей. И эти деньги реально выплачивали.

Почему прошедшие в единый день голосования выборы мэра Дербента превратились едва ли не в вооружённое противостояние? Почему президент Дагестана и его союзники в лице мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова и ряда других менее влиятельных лиц прибегли не только к административному, но и к силовому давлению на избирателей и членов участковых комиссий? Почему в бой было брошено всё, причём в буквальном смысле всё, чтобы только не допустить победы бывшего опального республиканского прокурора, а ныне главы администрации Сулейман-Стальского района Имама Яралиева?

Ответ прост. Потому что в случае победы оппозиционного президенту Яралиева из-под влияния Муху Алиева и — самое важное — его союзников из числа аварских кланов уплывал Юждаг. Тем более, что за Имамом Яралиевым вполне отчётливо маячила фигура сенатора-миллиардера Сулеймана Керимова, чьи шансы войти в дагестанскую политику в таком случае приобретали зримые очертания. А при таком раскладе шансы действующего президента на продление своих полномочий в феврале 2010 года становились бы довольно призрачными.

В итоге действующий мэр Дербента Феликс Казиахмедов одержал на "выборах" победу, набрав 67,5% голосов против 27,7% у Яралиева.

Но данная победа лично для Муху Алиева стала во многом пирровой. Во-первых, события в Дербенте вызвали вал возмущения в республике. Сторонники Яралиева объявили действия президента чуть ли не бандитскими. Во-вторых, Алиев, сохранив контроль над Южным Дагестаном и повысив свои шансы на второй срок, попал в ещё большую зависимость от тех, без чьей поддержки дербентская вакханалия была бы невозможна. Так же, как и невозможно было бы изгнание в феврале этого года назначенного из Москвы главы местного УФНС русского чиновника Радченко. Тогда на улицах Махачкалы в роли организаторов и заводил массовых демонстраций также выступали ребята из Хасавюрта. Платой за эту поддержку, скорее всего, станут определённые должности. Тем более, пример расплаты должностью за "голову Радченко" уже есть.

Но при всём при этом надо иметь в виду, что нынешний президент — это фактически последний из могикан советской номенклатуры. За ним маячит перспектива прихода к власти уже откровенного криминала, причём националистической ориентации. Ужас в том, что если это произойдёт, то времена правления Алиева, даже несмотря на события в Дербенте, будут вспоминать чуть ли не как "эру законности и порядка".

Поэтому справедливо будет утверждать, что одна из основных причин нынешней резкой дестабилизации обстановки в регионе — внутренняя. В Дагестане готовится очередной передел власти. Причём с активным участием неуклонно набирающих силу политиков "новой волны", получивших красноречивое прозвища ястребов и "поломанных ушей" (те же "малиновые пиджаки", только на дагестанский манер). Во что выливается подобного рода борьба, мы хорошо знаем из новостных сводок. Тем более, что при определённых раскладах в роли их временных союзников могут выступать и боевики.

Поэтому можно смело утверждать, что один из тлеющих бикфордовых шнуров тянется из чиновничьих кабинетов. Понимают ли это сами обитатели кабинетов? По всей видимости, да. Но в данных условиях слишком многие просто потеряли любой контроль над собой от одной лишь возможности бесконечно и безнаказанно хапать. Они являются одной из главных причин дестабилизации региона.

Вторая же причина расползания очагов войны по территории республики — неизбежно возрастающая в такой ситуации численность боевиков и явное усиление их влияния в обществе. В российских СМИ почему-то принято утверждать, что в боевики, мол, идут сплошь отчаявшиеся по жизни люди, задавленные бедностью и нуждой. Так вот, разговоры о Дагестане как о едва ли не беднейшем регионе страны — это или измышления некомпетентных в теме людей, либо сознательный обман. Данные официальной статистики не должны вводить в заблуждение. Огромное место в жизни республики занимает разветвлённая структура теневой экономики (прежде всего всевозможных видов торговли), доходы в сфере которой практически никакому официальному учёту не подлежат. Именно с этих доходов в Дагестане возводятся роскошные дворцы и виллы. Именно ими вызван строительный бум в Махачкале, сделавший её одним из самых динамично расширяющихся городов России. Те, кто в Дагестане действительно задавлен нуждой — а такие, безусловно, есть — либо вкалывают от зари и до зари без продыха, либо уезжают на заработки в другие регионы страны. Разумеется, ряды боевиков пополняют те, кто имеет обиды на власть, с кем, возможно, милиция и суды обошлись несправедливо, но это — по большей части низовой уровень. Руководят террором отнюдь не бедняки.

Вооружённые банды или, как они сами себя называют — "джамааты", активно действуют не во всех районах Дагестана, коих насчитывается 42. Регулярные боестолкновения за последний год происходят лишь в шести из них: Хасавюртовском, Кизилюртовском, Буйнакском, Карабудахкентском, Унцукульском и Дербентском, а также в Махачкале и её ближайших окрестностях. Если взглянуть на карту республики, то можно легко заметить, что "горячий пояс" протянулся извилистой кишкой с севера на юг, от равнинного Хасавюрта через Терско-Сулакскую равнину и лесистые предгорья Буйнакского и Карабудахкентского районов и до гор Центрального и Южного Дагестана. Именно из этих мест поступает львиная доля военных сводок, именно на их территории проводятся регулярные спецоперации.

Если, скажем, Хасавюртовский, Кизилюртовский, Буйнакский и Унцукульский районы давно являлись местными "горячими точками", то распространение влияния боевиков на долгое время остававшийся тихим и спокойным Юждаг не может не вызывать тревоги. Бандподполье становится всё более интернациональным. Если раньше в нём численно превалировали аварцы и даргинцы, то теперь в "джамаатах" представлены уже практически все национальности.

Кто же пополняет ряды боевиков? В подавляющем числе молодёжь. Активная, плохо образованная, уверовавшая в исламский порядок, джихад и халифат, но при этом нередко не имеющая даже элементарных представлений о мире. Школьная и институтская система образования в Дагестане разложена и коррумпирована донельзя. Несмотря на кажущееся обилие вузов, особенно коммерческих, они в массе своей представляют собой шараги по выкачиванию денег и выпускают полчища неучей и лоботрясов. Они не знают войны — многие из них родились в конце 80-х, и репортажи с первой чеченской для них — смутное воспоминание детства. Они презирают современный русский народ, считая его глупым, деморализованным и безвольным. Они тащатся от песен Тимура Муцураева и считают шариат единственным справедливым законом на земле. Они готовы за это убивать. И умирать.

Велика ли численность боевиков и их активных пособников в Дагестане? Если исходить из их процента от общей численности населения, то нет, невелика. По республике, считая активно действующее бандподполье Махачкалы и гуляющие по Карабудахкентским лесам банды, их человек сто пятьдесят—двести. Плюс ещё несколько тысяч активных пособников, в первую очередь родственников и земляков-односельчан. Ведь для того, чтобы отряд эффективно действовал в горно-лесистой местности, ведя партизанские действия, ему необходима поддержка хотя бы части населения. И в районах активного бандитизма она присутствует.

Достаточно неплохо налажены каналы финансирования. Содержание разветвлённой сети боевиков-подпольщиков требует денег, причём немалых. Ведь многие из них — нелегалы и находятся в розыске. Документы, средства связи, съём конспиративных квартир, покупка оружия и боеприпасов стоят дорого. Если раньше "лесные" отжимали дагестанский бизнес, вымогая с того налог на джихад, то теперь, по сведениям из определённых источников, "доят" и некоторых глав районных администраций. То есть, по сути, "доят" республиканский и российский бюджет.

Боевики ведут довольно эффективную информационно-психологическую войну. Скажем, волна панических слухов, вспыхнувшая в Махачкале в августе синхронно с волной актов террора против милиции, была отнюдь не случайным явлением. Симпатизанты и сочувствующие "лесным", безусловно, являются их агентами влияния. Запустить такую волну, учитывая многочисленные родственно-земляческие связи, не представляет большого труда. "Что поделаешь, им верят, а нам нет", — сетовал недавно один из милицейских чинов. Разумеется, верить не будут, ибо эффективной контрпропаганды государство не ведёт.

Объективно льют воду на мельницу радикальных исламистов и некоторые дагестанские журналисты и даже целые издания. Вот, скажем, на страницах одного известного и читаемого республиканского СМИ рядом со статьёй исламско-пропагандистского содержания появляется карта Арабского халифата VIII века с подписью: "Новый исламский халифат включит в себя весь земной шар". Что это, если не пропаганда вполне определённых идей, только более мягким способом?

"Гламурный ваххабизм" — это, увы, такая же реальность, как и сидящие в лесах бородачи. Для нагнетания в обществе соответствующего психологического фона, для разжигания истерии среди населения не всегда требуется самому в кого-то стрелять. Достаточно регулярно выставлять в образе безвинных жертв тех, кто это делает.

Боевики несут ощутимые потери: за 2009 год их уничтожено под сотню, свыше восьмидесяти арестовано. Однако если на место одного убитого ваххабита приходят двое новых, то после гибели одного милиционера двое других пишут рапорта об увольнении… Власть в целом контролирует территорию Дагестана, но она плохо или почти совсем не контролирует умы его населения. Сами дагестанские чиновники открыто признают, что "лесные" переигрывают их на информационно-пропагандистском поле.

Являются ли действия боевиков абсолютно автономными и независимыми от остальных политических сил республики? По всей видимости, нет. По крайней мере, сейчас, в "предвыборный", а потому кровавый год. Сейчас их интересы объективно перекликаются с интересами тех, кто ведёт эту "борьбу", будучи в оппозиции к администрации президента Муху Алиева. Надо понимать, что родственники в Дагестане есть у всех, как у чиновников, так и у "лесных". В принципе выйти на их "амиров" через неофициальные родственные или земляческие каналы вполне возможно. И такими каналами может пользоваться не одна лишь милиция для ведения переговоров о сдаче.

На подобные мысли наталкивала вся чреда драматических событий в Дагестане в августе-сентябре 2009 г. Ведь активизация бандподполья, непрекращающиеся убийства милиционеров, неспособность властей навести порядок — лишь усиливают в народе протестные настроения.

Характерный пример. В августе, в момент очередного обострения, я был приглашён в эфир местной студии "Эха Москвы". Обсуждали сложившуюся ситуацию. В студию позвонила женщина — мать сержанта ППС из Махачкалы. И чуть не плача, начала рассказывать, что ненавидит "лесных" и каждую ночь, когда сын выходит на дежурство (причём из дома до отделения он идёт в штатском, чтобы, отследив, не убили на улице), не спит и молится до утра, чтобы он вернулся живым. Но когда ведущий резонно спросил, почему же власть довела Дагестан до того, что люди в форме и с оружием, выходя на дежурство, не знают, вернутся ли с него живыми, эфир наполнили проклятья в адрес чиновников. Женщина припомнила им всё: и чудовищную коррупцию, и беззаконие в отношении простых граждан, и наглую фальсификацию любых выборов. "Лесные" как бы отошли на второй план — объектом ненависти стала власть.

Распространение подобных настроений неудивительно. Скажем, всех достали спецоперации с оцеплением целых городских районов и штурмом домов и квартир с засевшими там боевиками. Гибнут случайные люди, разрушаются находящиеся по соседству здания, СМИ поднимают шум. Законный вопрос: если милиция получает информацию о существовании конспиративной квартиры по такому-то адресу, то почему она сразу гонит туда БТРы с ОМОНом и солдатами на броне, вместо того, чтобы устроить засаду из оперативников и взять преступников "тёпленькими", без штурмов и залпов танковых орудий? Ведь они же не круглосуточно сидят в квартире, за хлебом хотя бы выходят на улицу. Причина проста и носит коммерческий характер. Потому что за участие в спецоперациях платят "боевые", и милицейское начальство в них кровно заинтересовано. Это и источник денег, а значит — и источник воровства — и демонстрация активности перед Москвой. А то, что подобные вещи наносят очень серьёзный ущерб имиджу дагестанской и российской власти, что они этим лишь усиливают в обществе симпатию к "лесным" или как минимум неприятие собственных действий — так им на это плевать.

Сейчас в Дагестане сплёлся целый клубок из проблем: политических, социальных, национальных, религиозных. Они пока ещё разрешимы — каждая по отдельности. Дагестанская общественная система сложна, и во многом этой сложностью объясняется её устойчивость. Действие каждой деструктивной и разрушительной силы там, как ни парадоксально, часто нейтрализуется действием другой подобной силы, ибо направления их разновекторны. Скажем, усилия боевиков-ваххабитов по раздуванию единого общедагестанского и общекавказского джихада часто сводит на нет фактор этнонационализма различных дагестанских народов. Этот тот случай, когда оба фактора, антироссийских и антирусских по отдельности, при столкновении во многом нейтрализуют друг друга и объективно играют на руку России. Однако долго так продолжаться не может — запах большой крови, увы, уже стоит в воздухе.

Но всё усугубляется тем, что руководство современной России не ведёт чёткой и вразумительной политики на Северном Кавказе. У него, по всей видимости, даже отсутствует ясное понимание сути происходящих там деструктивных и разрушительных процессов. Специалистов подобного профиля в госструктурах крайне мало, если они вообще там есть. Во "властной вертикали" отбор кадров проводится по принципу личной преданности и максимальной лояльности. А подобные специалисты-кавказоведы, разумеется, в качестве лояльных рассматриваться не могут, ибо будут вынуждены подвергать объективной критике действия федеральной власти. Следовательно, их присутствие внутри "вертикали" сведено к минимуму.

Поэтому в том, что пожар рано или поздно вспыхнет, можно, увы, не сомневаться. Ибо дрова для него заготавливаются давно и методично.

Сергей Загатин РУССКИЕ ИДУТ

День Народного Единства, новый российский праздник, установленный 4 ноября, превращается мало-помалу в День Единства Национального и уже оброс традициями, одной из которых является непременное проведение Русского Марша — невзирая на погоду и "высочайшее неудовольствие" с разными мерами репрессивного характера по отношению к Иванам, родство помнящим.

Русский Марш — явление неслыханное, практически не имеющее аналогов нигде в современном мире. Как и та, по сути, ксенократия, которая установлена на территории нынешней РФ, и предпринимает всё возможное, чтобы разрушить этнокультурную идентичность государствообразующей нации, то есть русских.

Однако на этом пути власть предержащих в любом случае ожидает грандиозный провал. Можно оттачивать до совершенства политтехнологии, можно создавать с помощью покорных масс-медиа коллективные фантомы сознания и бессознательного, можно "разделять и властвовать", однако, как прежней власти не удалось до конца изменить природу человека, так и нынешним властям РФ не удастся превратить русских в аморфных общечеловеческих "россиян".

Несмотря на мрачные, предапокалиптические настроения большей части патриотически мыслящей общественности, этакой коллективной Кассандры, коей уже видятся новые гунны, бродящие среди колоссальных руин "третьего Рима", нет сомнения в том, что Россия последние 15-20 лет представляет собой не паровой котёл, а колоссальный реактор-размножитель. В этом и состоит основная системная ошибка рулевых ксенократии — они заботливо "выпускают пар" и "рулят процессом", мысля категориями своей, соросовской физики (где бабло неизменно побеждает зло), а в реальной жизни происходит таинство делания: из распада, из мрака и запустения, чудесным образом, через самоотречение и подвижничество, — многими жертвами и трудами синтезируется пламенное сердце нации.

Точка сборки — 4 ноября 2005 года. Казалось бы, что все русские пассионарии нового времени расстреляны в "Белом Доме", погибли в Сербии и Чечне, ушли в криминал, спились от безысходности, просто разуверились и "свалили" из страны...

И вдруг — Русский Марш. И вдруг — русский национализм как несомненное политическое явление.

И опять ксенократия совершает системную ошибку: "запугать, раздавить, ошельмовать, возглавить"... Результат всех этих "трудов" — Русский Марш проходит каждый год, вне зависимости от того, соизволили ли власти разрешить его, или категорически запретили "мероприятие".

А что русскому человеку пресловутая статья 282? По нынешним временам — практически Знак качества. Да и МВД с ОМОНом всё чаще не проявляют былого рвения. "Караул устал"? "Аул устал"?

Но самое главное — это подвижки в общественном сознании. Центральные газеты и телеканалы всё чаще и чаще непроизвольно пропускают такое, что у товарищей в "вашингтонском обкоме" наверняка волосы дыбом становятся — Russia awake!

И ведь поделать ничего нельзя — ксенократия практически исчерпала возможности для манёвра. Взяв на вооружение псевдопатриотические лозунги и пытаясь взрастить какие-то немыслимые медийные химеры (типа культа Победы, но — без Сталина и без русских), ксенократия вступила на чужое поле, с соответствующими результатами.

Например, пытаясь заглушить Русский Марш-2009, прокремлёвское МДАД "Наши" попыталось организовать альтернативную акцию — "Все свои". При этом рекламирует его некая Тина Канделаки (да, да, та самая: "Почему вы всё время говорите о России, как о стране русских? Русские, кто вы здесь? Где вы здесь? Российский этнос не состоит из русских!"). На мероприятие свозят 20000 человек студентов (страшно представить, сколько бюджетных денег освоено), и те шумно прогуливаются по набережным Москвы-реки.

Однако впереди колонны — растяжка с надписью "Русский Марш". Не россиянский — Русский. То есть даже прокремлёвское мероприятие волей-неволей утверждает русскую идентичность.

Что же до самого Русского Марша 2009, то в этом году воплотилась в жизнь старая задумка экс-лидера ДПНИ Александра Белова провести шествие в одном из "спальных" районов Москвы.

Выбор Люблино был не случаен — именно сюда несколько месяцев назад московские власти начали перевозить пресловутый "Черкизон", крупнейший вещевой рынок Европы. Жителей Люблино возможное соседство с сотнями тысяч нелегальных и полулегальных иммигрантов совершенно не обрадовало, поэтому они категорически и нетолерантно выступили против подобного принудительного соседства, а также вытекающих из него "прелестей глобализации": транспортного коллапса, разгула этнокриминальных группировок, наркотизации и прочая, и прочая, и прочая...

В итоге целого ряда крупномасштабных протестных акций, с орагнизацией которых жителям Люблино помогли русские общественные организации, в первую очередь — Движение Против Нелегальной Иммиграции (ДПНИ), московские власти вроде бы пошли на попятную. Но, как говорится, осадочек остался.

Теперь Оргкомитет Русского Марша подал 12 заявок на различные места возможного проведения шествия, и, видимо, в московской мэрии, памятуя о прошлогоднем "кошмаре" (после запрета Русский Марш всё равно был проведён — c шествием по Арбату и прорывом ОМОНовского оцепления), решили разрешить проведение Русского Марша в Люблино, посчитав, что "кучка нацистов на задворках" никого не побеспокоит.

Но на Русский Марш-2009 в Люблино (см. фото) вышли не менее семи тысяч человек (и это, несмотря на то, что одновременно проводились и другие акции, призванные оттянуть на себя часть националистов – например, концерт группы «Коловрат» на Болотной площади). Многие жители домов вдоль маршрута шествия высовывались из окон своих квартир и даже вывешивали имперские флаги. Местная молодёжь открыто присоединялась к шествию, и в целом местные жители благожелательно отнеслись к происходящему.

Что же до "детской болезни гитлеризма", то единственный человек, позировавший для фотографов с флагом нацистской Германии, оказался обладателем таких "корочек", что милиция не захотела (или не смогла) его задержать, когда организаторы шествия пресекли его провокационную деятельность.

Русский Марш — пока что всего лишь символ. Русские пока только утверждают свою идентичность, но другой России у нас нет и не будет.

Михаил Делягин КИТАЙСКИЙ УРОК

Стремительное возвышение Китая, на глазах превратившее его во вторую экономическую и политическую силу мира, — главное событие конца XX — начала XXI века.

Уничтожение Советского Союза создало угрозу формирования в мировом масштабе вполне тоталитарной диктатуры глобальных монополий, прикрывающейся "демократическими институтами" Запада и отвлекающей от себя внимание глобальным доминированием США, агрессивностью Клинтона и Буша, а также проповедью "нового империализма".

Китай своим развитием нейтрализует эту угрозу, возвращая мир к привычному биполярному формату, в котором Евросоюз и Япония (а при удаче еще и Индия с Россией) будут выполнять роль сдерживающей силы, не допускающей его чрезмерного обострения. Геополитическое противоборство главных центров силы никто не отменял и не может отменить.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РУКОВОДСТВА

Вопреки распространенным представлениям, секрет социально-экономического и политического успеха Китая заключается отнюдь не в бедности населения, обеспечивающей дешевизну рабочей силы, — в соседней Индии массовая нищета на порядок страшнее бедности отсталых регионов Китая. Ключевой фактор "китайского чуда" — ответственность руководства Китая перед своим народом, которая и обусловила выработку, реализацию и своевременную корректировку государственной политики, полностью независимой от "Вашингтонского консенсуса" и от либерально-монетаристской системы ценностей.

Западные политики считают высшим достижением своей цивилизации умение уживаться с общественными проблемами, а российские — умение наживаться на них. Китайское же руководство ("политиков" в нашем смысле слова, то есть оголтелых безответственных политиканов, там просто не держат) уже около 30 лет демонстрирует умение решать меняющиеся проблемы своего общества, обеспечивая тем самым его развитие.

Так, не прибегая к разрушительным для незападных культур институтам формальной демократии в её западном понимании (к которым так стремится правящая и владеющая РФ тусовка), китайские руководители наладили эффективное обновление руководства. Правила этого обновления лишь формально совпадают с американским запретом возглавлять государство более двух сроков. За последние 6 лет лишь четверть членов высшего эшелона власти (члены Политбюро ЦК КПК и правительства) остались на том же уровне, хотя бы и с изменением должности; аналогичная динамика наблюдается повсеместно.

Наиболее глубокая причина этой ответственности — китайская культура. Важны и 4800 лет непрерывной письменной истории (европейские историки при рассказе о Карле Великом постоянно используют термин "предположительно" — тысячу с лишним лет назад Европа была варварской, что обусловило проблемы с письменными источниками), и огромный фундамент исторического опыта, включающий как традиции, так и обновляющие их революции.

Но более существенно, что китайский народ — единственный из живущих сегодня на Земле, изобретший свою государственность самостоятельно. Европейцы заимствовали её у разрушенной ими (в бытность их варварами) Римской цивилизации, США и современная Индия (несмотря на колоссальный собственный цивилизационный опыт) — у Великобритании, Россия — у Византии. Китайцы свое государство придумали сами, и это социальное открытие (наряду с открытием переговоров как процесса) по своей значимости для конкурентоспособности, как правило, не осознается сторонним исследователем.

Не менее важный фактор — уникальность китайской интеллигенции. Это едва ли не единственная интеллигенция мира, не относящаяся, даже в глубине души, к своему народу как к "быдлу", хотя значимая часть этого народа ведет вполне растительный образ жизни (конечно, с каждым годом образованная часть населения становится всё более значимым фактором).

Помимо фундаментальных историко-культурных причин, благодарить за это надо также и Мао Цзэдуна, заставившего практически всю наличную интеллигенцию прожить несколько лет в деревне, одной жизнью с китайскими крестьянами.

Наши руководители со времен Столыпина прогоняют значительную часть общества через тюрьмы и лагеря, что распространяет тюремную субкультуру. Мао же, при всей своей несимпатичности, преследуя, вероятно, совсем иные цели, заставил китайскую интеллигенцию, "на собственной шкуре" ощутив прелести сельской жизни, навсегда проникнуться уважением к самым простым крестьянам. По мере смены поколений это уважение слабеет, но еще долго будет оставаться одним из скрытых преимуществ Китая в глобальной конкуренции.

Еще один ключевой элемент китайской модернизации — модернизация государства. Назначение чиновников во всё большей степени основывается на их заслугах и квалификации. Во всяком случае, экзамены на должность чиновника как массовая китайская практика значительно старше и российской, и европейских государственностей.

За преступления, связанные с коррупцией, в год осуждается, как правило, более 40 тыс. госслужащих и 15 тыс. "силовиков" (в России, при действительном усилении борьбы с коррупцией, — менее тысячи человек). И огромную роль здесь играет высшая мера наказания — смертная казнь, от которой правящая Россией тусовка открещивается изо всех сил: как на потребу своим западным контрагентам, так, вероятно, и из соображений личной безопасности.

ГЛАВНЫЕ ПРИНЦИПЫ МОДЕРНИЗАЦИИ

Главные принципы модернизации Китая — государственный контроль и государственное планирование, так как только государство может обеспечить гармоничное и эффективное развитие столь большой и внутренне разнородной страны.

Поэтому "командные высоты": прежде всего финансовая система, а также инфраструктура и сырьевые отрасли — остаются под жёстким контролем, а в большинстве случаев и в прямой собственности государства. В нашей стране, где частные банки начали создаваться с 1988 года, реформы шли строго наоборот: для блага не общества в целом, но наживающейся на нем реформаторской верхушки (несмотря на её постоянное обновление, само правило сохраняется в неизменности от Горбачева до Медведева).

Экономическая стратегия Китая заключалась не в бесконечном переделе имеющейся государственной собственности под прикрытием болтовни об "эффективных менеджерах" (в нашей стране это словосочетание стало таким же ругательством, как и слово "либерал"), а в разрешении создавать новые предприятия. Старые заводы чаще всего сохранялись в госсобственности (особенно — в приносящих валюту отраслях, в энергетике и сырьевом секторе), а новые создавались как частные и как государственные на стратегических направлениях (прежде всего ВПК и космос), — это оказалось формулой развязывания инициативы не для разрушительных спекуляций, а для стремительного развития.

Не удивительно, что рост сырьевых производств в КНР за последнее десятилетие резко отстаёт от выпуска высокотехнологичной продукции: если добыча нефти увеличена на четверть, а выплавка стали — более чем втрое, то производство автомобилей выросло более чем в 9 раз, компьютеров и оргтехники — в 14, а мобильных телефонов — в 23 раза.

В нашей стране пропорция обратная: добыча нефти увеличилась почти на две трети, выплавка стали — более чем на треть, а рост выпуска автомобилей (включая сборку из импортных машинокомплектов) — лишь на одну пятую часть. О производстве же компьютеров или мобильных телефонов никто и не заикается.

Основной механизм раннего этапа китайской модернизации — привлечение (сначала по этническим каналам, затем через глобальные корпорации) иностранных технологий. В отсутствие фондового рынка (до 2006 года он не играл никакой роли) иностранные инвестиции были прямыми и в основном остаются таковыми и сейчас. Их накопленная сумма уже более чем вчетверо превысила российский уровень (1,04 трлн. против 242,5 млрд. долл.) — при этом большинство "иностранных инвестиций" в РФ — это кредиты и спекулятивные финансовые капиталы.

В Китае развернули свои мощности две трети крупнейших производственных корпораций мира, на долю которых приходится более четверти его промышленного производства.

За время развития фондового рынка (с 2006 года) индексы китайских бирж, несмотря на полуторакратное падение под ударом глобального кризиса, выросли втрое — при незначительном итоговом росте за это время российских индексов.

Привлекая иностранные технологии, китайцы без тени сомнения копировали и копируют их, создавая национальную, не контролируемую своими стратегическими конкурентами экономику. При этом, насколько можно судить, китайцы не позволяют глобальным западным корпорациям использовать т.н. право интеллектуальной собственности как прикрытие для злоупотребления монопольным положением.

Архитектор китайских реформ Дэн Сяопин призвал максимально использовать "голый прагматизм" и двигаться на внешний рынок, "идти вовне". За последнее десятилетие промышленный экспорт Китая вырос почти в 7,5 раза (в нашей стране, при всем росте цен на нефть, — менее чем втрое), превысив российский показатель в 20 раз. На реализацию этой стратегии было нацелено всё: и занижение курса юаня, и финансирование экспортеров, и присоединение к ВТО — когда оно понадобилось, Всекитайское собрание народных представителей, чтобы не замедлять процесс, даже тайно ратифицировало в качестве неизвестных на тот момент условий присоединения к ВТО 800 страниц чистой бумаги.

При этом Китай проводит жестко протекционистскую по своему смыслу политику, исходя из абсолютного приоритета национальных интересов над интересами конкурентов.

В России же до сих пор нет механизма развития экспорта, экспортные высокотехнологичные производства стремительно деградируют, а ненужная, исходя из нашего уровня развития, попытка присоединения к ВТО, затянувшись на 8 лет, привела лишь к уничтожению системы государственных стандартов, огромному количеству необоснованных, разрушительных для России уступок.

С середины 90-х годов Китай, наряду с развитием экспорта, сосредоточился на модернизации инфраструктуры. В особенности это проявилось с началом глобального кризиса, когда КПК взяла курс на внутреннее потребление. Форсированное развитие экономики привело к росту социальной напряженности — и с 2003 года главной задачей властей КНР стало выравнивание социальных и региональных диспропорций. В экономике это отразилось переориентацией на снижение зависимости от экспорта и всемерное повышение значимости внутреннего спроса, в том числе за счет реализации крупных инфраструктурных проектов.

В результате с 1995 по 2008 годы длина автомобильных дорог в Китае выросла на 880 тыс. км (в 80 раз больше, чем в России), железных дорог — на 29 тыс. км (в 58 раз больше), а производство электроэнергии — в 2,8 раза (против 18% в России). За последнюю пятилетку Китай ввёл в строй более 3 млрд. кв. м жилья, что почти в 13 раз превышает российский показатель (население КНР превышает российское примерно в 9 раз, при этом более половины вводимого в строй российского жилья — дома, которые люди строят сами для себя).

Опора на развитие внутреннего спроса за счет инфраструктурных проектов оказалась идеальной политикой в условиях глобального кризиса. Ответом на него китайского государства стала формула "в каждую деревню должна вести асфальтированная дорога, и центральная улица каждой деревни должна быть заасфальтирована".

Китайское государство, неуклонно наращивая свое научное обеспечение, пришло к окончательному пониманию необходимости резкого технологического рывка, без которого стране в самое ближайшее время не хватит воды, почвы и энергии. В результате сразу после завершения Олимпиады-2008 без лишнего шума была начата программа комплексной технологической модернизации, которая наряду с развитием инфраструктуры оказывает огромное стимулирующее воздействие не только на экономику, но и на всё общество.

Недаром результатом воздействия глобального экономического кризиса на Китай стало всего лишь торможение экономического роста: с 13% в 2007 до 8,5% в 2009 году (прогноз МВФ) — в то время как в России рост на 8,1% сменился спадом на 7,5% (в США рост на 2,1% вменился спадом на 2,7%, а в Японии и Германии — рост на 2,3-2,5% сменился спадом в 5,3-5,4%).

КИТАЙСКИЙ ПУТЬ — НЕ ДЛЯ РОССИИ?

Понятно, что описанные выше мироощущение и политика китайского руководства, вне зависимости от конкретных успехов и неудач Китая, являются смертельно опасным упреком для нынешнего российского руководства. Дело здесь прежде всего в том, что практически все постулаты либерализма и монетаризма в их трактовке Вашингтоном и российскими либералами были отвергнуты Пекином, который сумел творчески взять из западного багажа лишь необходимые элементы и повернуть их в свою пользу. Китай никогда не сжимал свою денежную массу. Китай с самого начала установил незыблимость слабого юаня к доллару, что позволяло при каждой операции достигать кратной выгоды из китайского экспорта. Китай сознательно шел на покупку американских бондов на сумму в треть от положительного сальдо своей торговли с США, создавая в силу масштабов этой операции стратегическую зависимость Вашингтона от Китая, а не только наоборот, как делает правящая Россией тусовка. Наконец, Пекин жестко контролирует свой "богатый класс", который выполняет стратегические задачи Китая, а не выводит деньги из страны под любыми предлогами, вплоть до покупки футбольных клубов и строительство суперяхт.

Строго говоря, любое сопоставление китайской элиты с российской правящей тусовкой представляет собой тяжелое и не поддающееся отклонению обвинение в адрес второй.

Поэтому немудрено, что наши руководители периодически высказываются в том смысле, что китайский путь не может быть ориентиром для России (хотя без Горбачева он именовался бы "советским путем"). Правда, последнее заявление такого рода после визита Путина в Китай, сделанное Медведевым, было адресовано, вероятно, не Китаю, но Западу и российской бюрократии; его следует рассматривать в рамках неформальной избирательной кампании, в которой участвуют президент и премьер.

Сигнал Западу прост: посмотрите, Путин договаривается с вашим злейшим конкурентом — Китаем, а мы стоим на вашей стороне и придерживаемся ваших ценностей. Этот жест укрепит уже достаточно давно вызревшее отношение к Медведеву как к "своему" человеку, переход реальной власти в руки которого является наиболее благоприятным для Запада и США сценарием.

Российской же бюрократии продемонстрировано, что Путин, проводя исключительно сложные переговоры (так, объем заключенных контрактов — 3,5 млрд. долл. — оказался в полтора раза меньше предварительно согласованного), выполнял второстепенную задачу, не имеющую стратегического значения. Тем самым и сам Путин превращен во второстепенную фигуру.

Интересно, что и визит Путина в Китай, в ходе которого он резко повысил степень открытости России для освоения китайцами и согласился на размещение производств, обрабатывающих добытое в России сырье, на китайской территории, также подчинен предвыборной логике достижения формального успеха ценой любых уступок.

При этом Путин попал в "ловушку Ходорковского": улучшив отношения с Китаем и впервые допустив его к освоению природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока, он тем самым создал стратегическую угрозу для США, зорко следящих за всеми действиями и особенно успехами Китая. Путин стал человеком (вынужденно — из-за отказа от модернизации России, но здесь важен результат), способствующим нарушению геостратегического баланса в пользу Китая, и тем самым он объективно начал восприниматься американской элитой как человек, несущий еще больший вред США.

Стоит напомнить, что в 2003 году США не стали активно защищать Ходорковского в том числе потому, что тот выступал за строительство безальтернативного нефтепровода из Восточной Сибири в Китай, что воспринималось США как стратегическая угроза.

Кстати, единственно действенным способом обуздания аппетитов американских экспертов, грезящих "интернационализацией природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока", является тактичное указание на то, что в случае потери российского контроля за ними единственной американской компанией, которая там сможет работать, будет "Макдональдс" — и то по китайской франшизе…

Илья Пономарёв «РАЗВИТИЕ НЕ НА СЛОВАХ»

"ЗАВТРА". Илья Владимирович, вы только что возвратились из Китайской Народной Республики, где были вместе с делегацией от думской фракции "Справедливая Россия". Какие впечатления остались у вас от этой поездки?

Илья ПОНОМАРЁВ. Должен сказать, что все мои ожидания оправдались полностью. Я ожидал увидеть динамичное, устремленное в будущее общество — и я его увидел. Я надеялся, что Китай — вопреки сказкам, которые нам здесь рассказывают, вовсе не отказался от социалистического выбора — и в этом я тоже убедился. Я увидел очень мощную и организованную страну, которая живет не сиюминутными устремлениями, а по многолетнему и хорошо продуманному плану. Но я понял, почему в буржуазной прессе так много пишется об "отказе Китая от левых экспериментов". Дело в том, что люди, даже напрямую отвечающие за идеологию, во внешних контактах — например, с нами — сами по себе никогда не используют таких слов, как "марксизм", "коммунизм", "классовое сознание" и тому подобное. Даже когда им напрямую задаёшь вопросы о приоритетах, они начинают говорить о развитии экономики, преодолении бедности и достижении среднего достатка — те же самые слова у нас можно услышать от Игоря Шувалова или даже от Анатолия Чубайса. И только когда даешь им понять, что мы — единомышленники, что мы — за социализм, тут они буквально расцветают, и начинаются совсем другие разговоры.

То есть им дана установка сверху на достижение прагматических интересов: "неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей", — и они, как дисциплинированные партийцы, эту установку выполняют. Чтобы страна развивалась, чтобы экономика процветала — нужны инвестиции, нужно взаимодействие со всеми возможными партнерами, которым может очень не понравиться идеологическое наполнение — они его и прячут.

Должен заметить, что мы ездили туда по приглашению КПК буквально сразу же после визита делегации "Единой России". Поэтому был очень интересный момент сравнения: и для китайцев, и для нас. Ведь правящая у нас "Единая Россия", по большому счету, является прямым антиподом китайских коммунистов.

Например, демократии в современном Китае куда больше, чем у нас. Я там был в первый раз, и до этого знал только теоретически, что в КНР есть несколько политических партий. Есть "руководящая и направляющая" Коммунистическая партия Китая и есть еще восемь партий, которые там называют "демократическими". Причем подчеркивается, что эти партии — не оппозиционные, но у них — другие взгляды, которые учитываются, особенно при проведении внутренней политики. Спрашиваю: а что значит — учитываются? Отвечают: они участвуют в выборах, получают места в органах законодательной и исполнительной власти. Сколько? В законодательных органах — примерно тридцать процентов. И два очень важных поста в правительстве КНР: министр здравоохранения и социального развития, аналог нашей Татьяны Голиковой, а также министр науки и технологий — это как раз представители "демократических" партий.

В отличие от российской ситуации, правящая партия даже не пытается таких людей затащить к себе, не выворачивает им руки, заставляя вступать в КПК. Наоборот: если человек не разделяет партийную идеологию, но разделяет их мечту о великом процветающем Китае и китайском народе, если он хороший, квалифицированный специалист и пользуется авторитетом в обществе, — пусть работает там, где способен приносить наибольшую пользу.

"ЗАВТРА". По-вашему, Китай, как во времена Мао Цзэдуна, строит бесклассовое коммунистическое общество? А как это согласуется с достаточно сильной социальной стратификацией, с тем, что КНР по числу долларовых миллиардеров вышла на второе место в мире после США?

И.П. Это так. Но одновременно в Китае существует очень жесткое законодательство, которое ограничивает "разброс зарплат" на любом предприятии так, что величина заработка топ-менеджеров зависит от величины заработка уборщицы. Свои миллиарды собственники предприятий могут получить только через дивиденды, но те облагаются подоходным налогом не по плоской шкале, как у нас, а по очень прогрессивной, чтобы не сказать — драконовской. Кроме того, "богатый класс" выполняет общегосударственные установки, заданные КПК, и работает на усиление Китая и развитие общества.

"ЗАВТРА". Илья Владимирович, но "социалистичность" или "коммунистичность" идеологии не ограничивается экономическими вопросами. Создают ли китайцы "нового человека"? Пытаются ли они сформировать новый тип взаимоотношений в китайском обществе?

И.П. Хотя таких пафосных слов китайские коммунисты сегодня не употребляют, они далеко продвинулись в этом направлении, создавая "новый Китай". У них сейчас закончился один шестидесятилетний цикл, начинается другой шестидесятилетний цикл, потом будет третий шестидесятилетний цикл, то есть идет планирование на 120 лет вперёд. Классовая структура и культурный уровень современного китайского общества резко отличаются от того, что было шестьдесят лет назад, в 1949 году. Если сравнить тот путь, который прошёл материковый Китай, с тем путём, который прошли Тайвань или Гонконг с Макао, то мы увидим, что в КНР реализована модель коммунистическая, на Тайване — социал-демократическая, а в Гонконге и Макао — неолиберальная.

"ЗАВТРА". Но можно ли вот так напрямую сопоставлять семимиллионный Гонконг или двадцатимиллионный Тайвань с полуторамиллиардной КНР? Ведь это совершенно разные по объему и по качеству социально-экономические системы.

И.П. Конечно, напрямую сопоставлять их нельзя. Хотя это одна нация, искусственно разделенная в XX веке, в то же время уровень амбиций у материкового Китая, конечно, многократно выше, чем у того же Тайваня. Но это дело не столько размера, сколько уровня идеологичности и приоритетов того или иного общества. Одно, условно говоря, движется к звёздам, мечтает о стратегических прорывах и готово многим пожертвовать ради этого, а другое — наоборот, замыкается в своем более-менее сытом настоящем и ничего больше не хочет. Однако китайцы, которые уже скупили пол-Африки и вышибли США из многих стран Латинской Америки, всё время повторяют: "Не надо считать нас мировым лидером — это провокационное американское утверждение, направленное против Китая. Мы пока не можем стоять в одном ряду с развитыми экономиками мира — у нас слишком много бедных, мы еще развивающаяся страна. Мы, может быть, там будем, но это дело очень отдаленного будущего". Поэтому Пекин и не стал реагировать на предложение Вашингтона о создании G2.

"ЗАВТРА". Ни одна страна мира, за исключением СССР 30-х годов ХХ века, не показывала таких темпов роста, как современный Китай. Очень похоже на то, что КНР улучшила советскую модель, и даже в условиях глобального кризиса показывает 8%-ный рост ВВП. В чем, на ваш взгляд, отличие китайской модели реформ от российской, какие элементы или принципы этой модели мы могли бы использовать?

И.П. Я думаю, что при нынешнем руководстве мы из китайской модели не можем взять ничего. Потому что основным её принципом является старый советский лозунг "Народ и партия едины!" Это то, чего не понимает "Единая Россия", когда приезжает в Китай и говорит о том, что является российским аналогом КПК. Дело ведь не в однопартийности политической системы, а в доверии общества к власти. У нас этот уровень не то чтобы низок — он практически нулевой. А в Китае, напротив, подавляющее большинство населения оценивает текущую деятельность власти и перспективы общества положительно. Китай сегодня очень оптимистично настроен, хотя руководители страны всячески эти настроения сдерживают и не выставляют напоказ. Даже известное ограничение демократических свобод — которое сейчас уже меньшее, чем в России — воспринимается простыми людьми как вполне целесообразные и понятные правила игры, результат консенсуса подавляющего большинства общества.

"ЗАВТРА". А глобальный кризис в Китае чувствуется?

И.П. Вы знаете, не так, как в США или Европе, в которых постоянно говорят о возникших проблемах. Нищих или беспризорных детей на улицах я не видел, в помойках никто не копается. Лейтмотив всех разговоров примерно таков, что под удар попали предприятия, которые работали на экспорт в чистом виде, там были сокращения. Но поддержка, которая пришла от государства именно на эти конкретные предприятия, а не в банки, как у нас, позволила им пережить самое трудное время без особых потерь.

"ЗАВТРА". Да, там есть государственный контроль над финансовой системой, над банками, которые осуществляют инвестиции в народное хозяйство. Там сохранено государственное планирование, практически по пятилеткам. Там сохранена государственная собственность на все базовые отрасли экономики: нефть, газ, уголь, энергетика, транспорт, цветные и черные металлы. Всё это помогает китайской экономике не только пережить кризис, но и бурно прогрессировать.

И.П. Да, китайцы реализуют крупные инфраструктурные проекты, они строят трубопровод в 6000 км из Казахстана, они строят сеть автомобильных дорог, хотя по ним еще некому особо ездить. Но всё это, на мой взгляд, — не причина, а следствие. Вот у нас, скажем, за последние годы та же нефтяная отрасль формально во многом перешла в руки государства. Что это означает? Что выгнали одних собственников, которые легально, с точки зрения действующего законодательства, присваивали себе прибавочный продукт, — и посадили других, которые присваивают этот прибавочный продукт нелегально, то есть банально воруют. Но для того, чтобы факт воровства хоть как-то замаскировать, они просто разбазаривают огромное количество средств, разрушая всю отрасль. А результатом будет то, что когда всё это накроется — а не накрыться оно не может по определению, потому что ресурсы конечны, а масштаб воровства запределен, — придёт какой-нибудь новый либерал, типа Гайдара или Чубайса, и скажет: ну вот, мы же говорили — видите, какой государство неэффективный собственник!

У нас власть предержащие очень любят говорить про "гражданское общество" в антикоммунистическом ключе, даже не зная, что современная теория гражданского общества разработана коммунистом Антонио Грамши и подразумевает прежде всего максимальную степень взаимодействия власти и граждан. Невозможно проводить никакую модернизацию, если элиты считают народ быдлом, а страну — источником доходов, которые лучше потратить в другом, более "цивилизованном" и приятном месте.

"ЗАВТРА". За последнее время в российских газетах и на телевидении появилось множество материалов, стремящихся дискредитировать китайский опыт, китайскую модель. В частности, можно назвать эссе Евгения Ясина в "Коммерсанте", где он сказал, что китайцы — фактически люди второго сорта, "симулякры", поскольку ничего не могут изобрести сами, а только тщательно копируют чужие достижения.

И.П. Я бы на эту антикитайскую волну вообще не обращал внимания, потому что она исходит исключительно от либеральных фундаменталистов, которые не пользуются никаким влиянием в российском обществе.

"ЗАВТРА". Зато они пользуются влиянием в российских СМИ и монопольно транслируют свою точку зрения как непререкаемую истину.

И.П. Да сколько угодно — действительности это всё равно не соответствует. Сегодня гигантские деньги вкладываются Китаем в развитие образования, науки, высоких технологий. Это развитие не на ловах — и ощутимые результаты уже есть, а про перспективы даже говорить не буду.

Меня куда больше тревожит симулякр дружбы "Единой России" с китайской компартией. Что якобы они теперь — стратегические партнеры, ведут обмен опытом и так далее. То есть они понимают, что опыт КНР становится всё популярнее среди наших сограждан, и пытаются показать, что готовы идти тем же путём, хотя на деле ничего подобного с их стороны нет и не будет. То есть это еще одна пустышка для избирателя.

"ЗАВТРА". Но наши либералы давно пытаются как-то переварить опыт КНР в желудочках своего мозга, и бывший советник Путина Андрей Илларионов договорился даже до того, что китайская экономика — самая либеральная экономика мира, а Владимир Мау, напротив, уже давно пытается доказать, что нынешний Китай просто повторяет путь Советского Союза 30-х—50-х годов, и точно так же развалится в момент "перехода к постиндустриальному обществу".

И.П. Китайская Народная Республика — совершенно иной по своему содержанию проект, чем Советский Союз. Это касается не только масштаба, хотя тут задействована почти четверть человечества, но и целого ряда других фундаментальных характеристик: например, этнокультурной или технологической. Я имею в виду, что Советский Союз вышел к пику своего могущества в условиях господства индустриального технологического уклада, а Китай выходит к пику своего могущества в условиях господства уклада постиндустриального. Уже сегодня почти 300 млн. китайцев связаны с работой высокотехнологичных отраслей экономики — а это население всех Соединенных Штатов. Так что подобные исторические аналогии здесь не слишком уместны.

"ЗАВТРА". Вы уже упоминали об идее G2, американо-китайского кондоминиума над миром, и о том, что эта идея Пекином принята не была. Но миф о "китайской угрозе" в России достаточно силен. Представляет ли, по-вашему, Китай угрозу для нашей страны — сегодня или в будущем?

И.П. Вся проблема в том, что у России сегодня просто отсутствует внешняя политика. Ее заменяют коммерческие интересы отдельных "групп влияния", которые обычно не согласованы друг с другом, и многие международные действия Кремля оказываются заложниками таких интересов. Везде, где нашим высокопоставленным лицам, ответственным за принятие решений, приходится сталкиваться с идеологизированной позицией, начинаются провалы — поскольку эти люди просто не понимают, что такое идеология. Они воспринимают её — в лучшем случае — как особо изощренную форму "разводки для лохов", причем на очень большие деньги, и от этого уходят в сторону. Мы готовы говорить про многополярный мир, чтобы повысить мировые цены на энергоносители, — но увидеть суть за формой не в состоянии. В этом главная угроза для современной России, а не в каких-то внешних врагах.

Беседу вёл Александр Нагорный

Екатерина Глушик ЗЕМЛЯКИ

На территории Российской Федерации, согласно переписи населения 2002 года, проживает 814,7 тысяч белорусов, что составляет 2,9% населения нашей страны. А фактическое число белорусов России, по разным данным, составляет около 2 миллионов человек. Эта значительная диаспора ведет активную общественную работу по налаживанию связей с Белоруссией, поддержанию традиций в культурной и духовной сфере, взаимодействию и взаимообогащению белорусской и русской культур. В России создано 20 белорусских национально-культурных автономий, действуют культурные центры, землячества: всего около 80 общественных организаций в России работают "на белорусском направлении". Еще в 1999 году в Москве создана как единый представительский орган Федеральная национально-культурная автономия (ФНКА) "Белорусы России", призванная координировать работу отдельных обществ, оказывать им информационную и организационную поддержку.

В регионах России действует около 100 самодеятельных творческих коллективов, специализирующихся на исполнении белорусских песен и танцев. Например, такие, как "Дзива", (Сочи), "Каларыт" (Нальчик), "Весялуха", "Крыницы", (Калининградская обл), "Купалинка" (Архангельск, Сыктывкар, Ярославль, Тольятти), "Сузорье" (Североморск), "Кирмаш" (Москва).

О том, какое значение руководство Белоруссии уделяет деятельности этих организаций, говорит тот факт, что президент Белоруссии Александр Лукашенко наградил медалью Франциска Скорины ряд руководителей общественных организаций белорусов. К тому же, в ходе визитов делегаций Белоруссии в Россию, в те или иные регионы, проходят встречи официальных лиц РБ с местными активами организаций белорусов.

Недавно в Москве при поддержке Министерства регионального развития РФ и Посольства РБ прошла конференция общественных организаций "Белорусы России: История. Культура. Личности", организованная Советом ФНКА "Белорусы России" и Советом РНКА "Белорусы Москвы".

В ходе конференции обсуждались вопросы организации работы по изучению белорусского культурного наследия, популяризации деятельности посредством традиционных и электронных СМИ, создания и функционирования белорусских подворий, музеев, курсов белорусского языка, взаимодействия общественных организаций.

Белорусы России, среди которых немало видных политиков, деятелей культуры, ученых, производственников, внесли значительный вклад в развитие и укрепление деловых и культурных связей наших братских стран.

ОБМАНУЛИ ИНВАЛИДА

Количество жертв финансовых пирамид увеличивается с каждым днем. В одном только Иркутске за последние два года в сети различных "центров", "департаментов", "союзов" и "кооперативов" попались тысячи людей. В основном это самые беззащитные граждане: пенсионеры, инвалиды. Один из них — Дмитрий Ружников. Он вложил в "Департамент вкладов и займов" (далее — ДВиЗ) деньги, которые много лет копил на дорогостоящую операцию в Московском НИИ имени Бурденко. Крах ДВиЗа для него означает крушение всех жизненных планов, всех надежд — полная катастрофа.

Дмитрий Ружников, с детства страдающий церебральным параличом, с мамой Тамарой Михайловной так надеялись, что нынешней весной Дима поедет в московский НИИ имени Бурденко на операцию. Этой операции он ждал несколько лет, по копеечке собирал деньги — всё, что мог заработать в качестве диспетчера на домашнем телефоне. И всё это пошло в карман циничных аферистов...

Для желающих помочь:

Дорогие читатели "Завтра", если у вас есть возможность помочь Дмитрию Ружникову, вы можете связаться с ним по телефонам: моб. 8-902-7-603-692 или 8 (3952) 34-24-61.

E-mail: dmitryi1703@mail.ru

Иркутское городское отделение Байкальского банка № 8586 ИНН 7707083893

БИК 042520607. Корр. счет: 30101810900000000607,

р/с: 42306810518355703600

Получатель: Ружников Дмитрий Владимирович. Почтовый адрес: 624025, г. Иркутск, ул. 5-й Армии, д.55, кв.15, Ружникову Дмитрию Владимировичу.

Иеромонах Никон (Белавенец) СЛУЖЕНИЕ РОССИИ

"ЗАВТРА". Отче, на страницах газеты прошла целая полемика о монархическом проекте для России. Логично услышать мнение самих монархистов.

о. НИКОН. Недавно я вернулся из Мадрида, куда ездил с почётной миссией передать послание Святейшего Патриарха вдовствующей Великой Княгине Леониде Георгиевне в связи с её 95-летием. Я посетил Императорскую Семью, поднимался в маленьком лифте на пятый этаж довольно обычного дома на одном из центральных проспектов Мадрида. Второй раз в жизни оказался в скромной квартире, где проживает Августейшее Семейство. С огромным волнением я поздоровался с удивительной женщиной, в личной истории которой отразилась вся трагическая история двадцатого столетия. Она — последний член Императорской Семьи, родившийся до революции. Её дед — генерал-майор свиты Государя Николая II князь Александр Ираклиевич Багратион-Мухранский в восемнадцатом году был зарублен в Пятигорске. Отец выехал в начале двадцатых годов из Грузии, но, не найдя себе места в эмиграции, услышав о послаблениях, вернулся. Великая Княгиня училась в советской школе в Грузии. Когда тучи вновь начали сгущаться, в конце двадцатых, с помощью Максима Горького они вновь выехали на Запад. Удивительна связь пролетарского писателя и грузинской царской семьи. Однако среди аристократии в начале века было модно поддерживать молодые дарования из народа. Молодой Горький находил приют в доме князя Багратиона и впоследствии оказался благодарным.

Я зачитал приветствие Святейшего Патриарха, в котором говорилось много тёплых слов о значении Великой Княгини, её служении: "Со стойкостью и терпением Вы пронесли эту ношу, помогая нашим современникам соприкоснуться, казалось бы, с почти утраченными историческими традициями служения Отечеству. Русская Церковь твёрдо свидетельствует, что семья Романовых в суровых условиях изгнания сохранила искру веры и верности Отчизне".

"ЗАВТРА". Сегодняшние споры вокруг Дома Романовых неизбежно уходят в историю, в "недостойное поведение" в дни революции Великого Князя Кирилла Владимировича.

о. НИКОН. К сожалению, когда дело касается семнадцатого года у нашей образованщины особенно поверхностные и стереотипные представления — прочитали десяток работ и считают, что знают русскую историю.

Один из излюбленных мифов — это красный бант, который якобы надел Великий Князь Кирилл Владимирович, Августейший дедушка Великой Княгини Марии Владимировны. Представьте себе Великого Князя, шагающего по улицам Петрограда с этим бантом. Уж, наверное, десятки репортёров столичных газет не могли бы не заметить такого пикантного факта. Откройте газеты от 3 марта, где описывается приход Великого Князя в Думу. Подробно, что сказал Великий Князь, что ответил Родзянко и прочее, банта нигде нет. Впервые красный бант всплывает уже в эмиграции, когда адепты Временного Правительства, Учредительного Собрания, оказавшись у разбитого корыта, пытались сколотить некое подобие антибольшевистского фронта, включив туда и ужа, и ежа, от монархистов до социалистов, и фигура Великого Князя Кирилла Владимировича, ближайшего в престолонаследии, их категорически не устраивала.

Великий Князь, оказавшись старшим в Императорском Доме, посчитал, что не имеет права уклониться от того бремени, что на него выпадает волей Божией. И по нему начали наносить удары люди, непосредственно причастные к свержению монархии. Для них наиболее удобной объединительной фигурой, но ни в коем случае не монархической, казался Великий Князь Николай Николаевич, бывший Верховный главнокомандующий, двоюродный дядя Государя. Он выступал с непредрешенческих позиций, ему приятно было играть роль вождя эмиграции, и дабы национально-консервативные элементы не могли сплотиться вокруг Великого Князя Кирилла Владимировича, началась эта кампания. Вдруг все вспомнили про красный бант, дальше эта сплетня стала ходить из книги в книгу. Нет ни одного непосредственного свидетеля этого самого банта! Но я хотел бы обратить внимание на более важный вопрос. Враги монархии говорят, что Великий Князь до отречения Императора пошёл в Государственную Думу. Так целью похода в Думу и было — не допустить отречения! 1 марта в Петрограде Великий Князь оказался единственным из членов императорской фамилии, который, не имея никаких известий о Государе, выехал из Могилёва, но не прибыл в Царское Село, в ситуации когда, надо признать, императорское правительство просто разбежалось, а министр внутренних дел Протопопов, ответственный за наведения порядка, сам явился Думу и попросил его арестовать. В этих условиях Великий Князь, имея в руках более-менее боеспособную часть, посчитал, что важно выиграть время, удержать временный комитет Думы от каких-то опрометчивых политических шагов. Желая воздействовать на Родзянко, он пришёл к нему. Вопреки распространённому мнению, Государственная Дума не была распущена, были прерваны её заседания. Так что председатель Думы, камергер императорского двора Михаил Родзянко, оставался единственным легитимным чиновником Империи в Петрограде. Великий Князь пришёл к нему и предложил свою поддержку. К великому сожалению, Родзянко был уже увлечён революционными идеями и эту поддержку отклонил. В день ареста Императорской Семьи Великий Князь подал в отставку с должности командующего гвардейским флотским экипажем.

А опубликованные в газетах интервью и Великого Князя, и других членов Императорской фамилии наполнены извращениями слов, откровенными подтасовками. Даже сегодня, при наличии множества альтернативных СМИ, зачастую сложно восстановить правду. Что же говорить о ситуации, когда пресса была активно задействована в процессе низвержения трона?!

По логике наших горе-монархистов, Великому Князю всего лишь надо было отсидеться, дождаться отречения — и он был бы честным человеком. Но Великий Князь считал, что не имеет права сидеть сложа руки, и должен что-то делать. Есть подробнейшее исследование директора Канцелярии Императорского Дома Александра Закатова о февральских днях 1917 года и роли в них Великого Князя Кирилла Владимировича, где по минутам расписаны все действия Великого Князя. Его предложения ещё действовавшему императорскому правительству по наведению порядка, его попытка активизировать и военного министра, и петроградского градоначальника. Но, к сожалению, те, на кого Императором была возложена миссия по наведению порядка, бездействовали, просто переходили из одного здания в другое и, наконец, сдались революционерам, а Великий Князь, оставшись без поддержки, начал действовать на свой страх и риск, считая своим долгом до конца использовать все возможности для сохранения империи. Да, у него это не получилось. А те, кто отсиделся, потом начали кидать в него камни. Большей подлости придумать нельзя.

"ЗАВТРА". Императорская Семья в эмиграции — "сомнительные контакты", "коллаборационизм".

о. НИКОН. Если сейчас наших доверчивых сограждан убеждают в том, что Императорский Дом был сторонником интервенции в Советскую Россию, то в эмиграции Кирилла Владимировича упрекали в том, что он идёт на соглашательство с советским режимом. Изначально позиция Великого Князя Кирилла Владимировича была в том, что он не является Императором эмиграции, он — Император всех русских людей. Взяв на себя звание блюстителя Императорского престола, он выпустил обращение к русской армии, где были замечательные слова: "Нет двух русских армий, есть единая русская армия, стоящая по обе стороны границы". В 1925 году выходит обращение, в котором говорится: "Вновь раздаются призывы в части эмиграции выступить против большевиков на стороне иностранной вооружённой силы. Я открыто заявляю, что я против иностранной интервенции". В конце 1932 года большую бурю в эмиграции вызвало рождественское обращение Императора Кирилла, в котором он говорил, что на Родине идёт большое строительство и преступно его не замечать. Тогда же, в тридцатые годы, в одном из воззваний об армии он говорит, "Да, сегодня эта армия носит название Красной, но на её знамени всё чётче выступает вечное слово — Россия".

Не будем забывать, что главной опорой династии в тридцатые годы была партия младороссов, которая считала необходимым сохранить то лучшее, что уже накоплено за годы советской власти, и соединить с традицией Российской Империи, отсюда их знаменитый лозунг: "Царь и Советы".

Император Кирилл выступал против реванша, против реституции, против мести. Именно поэтому ему приходилось очень нелегко — Императорский Дом терпел нападки как слева, так и, увы, справа.

Касательно контактов с немецкими националистами. Государь понимал, что Первая мировая война, столкновение держав Европы привели к исчезновению трёх великих империй. Он считал, что важно попытаться положить конец этой вражде. Когда на него вышли влиятельные круги, группировавшиеся вокруг генерала Эриха Людендорфа, он посчитал, что не вправе отклонить их поддержку. В круг Людендорфа входил и Гитлер, который ещё не был рейхсканцлером Германии, его политическая биография практически только начиналась. Тогда в окружении Гитлера были сильны прорусские симпатии. Активное влияние на Гитлера оказывал немец балтийского происхождения Макс Эрвин фон Шойбнер-Рихтер, именно он выступал сосредоточием единения. После ноября 1923 года, мюнхенского "пивного путча" и гибели Шойбнер-Рихтера, настроения Гитлера поменялись, постепенно его позиция стала антирусской, что и привело к известному результату. Конечно, очень легко, исходя из сегодняшнего дня, из знания о том, что произошло в дальнейшем, обвинять кого-то в недальновидности, "не тех" контактах. Но как минимум это не очень честно.

Вторая мировая война сильно расколола эмиграцию. Многие русские люди оказались в разных лагерях. Очень сложное положение с русскими эмигрантами было в оккупированной Франции. Многие были арестованы, в частности, в концентрационный лагерь был помещён секретарь императорской семьи контр-адмирал Георгий Граф. Группа эмигрантов обратилась к Великому Князю Владимиру Кирилловичу с просьбой выпустить обращение к соотечественникам, в той или иной степени поддерживая освободительные чаяния, связанные с Германией. Не желая ухудшать ситуацию и положение русских во Франции, понимая свой статус, Великий Князь выпустил очень короткое обращение, смысл которого сводился к тому, что сами русские должны воспользоваться ситуацией и освободить Россию от коммунизма. По сравнению с декларациями многих белых генералов, высказываниями иерархов Русской Православной Зарубежной Церкви, обращение Великого Князя самое умеренное и самое короткое. Но спекуляции на тему коллаборационизма продолжаются. Надо сказать, что Великий Князь всё время пребывал фактически под домашним арестом в своём имении в Сен-Брияке. Тем не менее, он делал всё, чтобы облегчить положение русских военнопленных, которые были в концлагере на острове Джерси. В 1944 году он фактически был интернирован в Германию, как пишут "ему было настойчиво рекомендовано выехать в Германию".

Любой непредвзятый исследователь увидит, что и подобия коллаборационизма не было. Мы прекрасно знаем, как в послевоенной Франции очень придирчиво проверяли всех на сотрудничество с оккупационной администрацией. Показательно, что Великому Князю не было предъявлено никаких претензий.

Даже после падения коммунистического режима, когда многие деятели либерального толка стали связывать свои надежды с западной помощью, Великий Князь настойчиво подчёркивал, что мы, русские, должны рассчитывать на самих себя и очень осторожно относиться к иностранному участию в наших делах, дабы Россия не стала экономической колонией Запада. Ту же линию продолжает нынешняя глава Российского Императорского Дома Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна, которая не считает себя эмигранткой, но человеком сегодняшней России. Императорская Семья никогда не принимала иностранного подданства: при первой же возможности в 1992 году Великая Княгиня получила российский паспорт.

О её искреннем патриотизме говорит такой забавный и красноречивый эпизод. В 1964 году в Мадриде проходил финальный матч на Кубок Европы по футболу. В столицу франкистской Испании приехала советская команда. Великий князь Владимир Кириллович и вся его семья были приглашены генералом Франко на правительственную трибуну и смотрели оттуда матч. Как известно, испанцы победили 2:1, и одиннадцатилетнюю Великую Княжну кто-то из испанских сановников спросил: рада ли она победе, Мария Владимировна во всеуслышание заявила, что она болела за русских, а те проиграли только потому, что у них были хуже бутсы.

"ЗАВТРА". Что такое Российский Императорский Дом сегодня, в чём, по вашему мнению, его значение?

о. НИКОН. Я считаю, что сегодня Великая Княгиня Мария Владимировна является символом единства народов России. В прошлом году Великую Княгиню в Центризбиркоме спросили: участвует ли она в голосованиях. Она ответила, что не участвовала ни в одних выборах в РФ, так как глава Российского Императорского Дома не может делить своих соотечественников на партии, ей одинаково дороги все, независимо от партийной принадлежности. И это не просто красивые слова. В 2003 году Великая Княгиня посещала Волгоградскую область, её принимал губернатор Максюта, член ЦК КПРФ; при посещении Ульяновска самая тёплая статья была в газете местных коммунистов.

Многие в эмиграции не понимают отношения Российского Императорского Дома к военнослужащим Российской армии. Дескать, как она может награждать бывших советских офицеров императорскими наградами. Но для Великой Княгини важен не "политес", а заслуги человека перед своим народом. Недавно мы пережили годовщину гибели Героя России генерал-полковника Геннадия Трошева. На его мундире орден святого Николая Чудотворца соседствовал с советскими и современными российскими боевыми наградами. Я считаю, что это ярчайший символ единства нашего народа и неразрывности нашей истории.

Важнейшим событием мая этого года стал Высочайший визит в Приднестровскую Молдавскую республику. В течение недели визита произошло немало значимого. Это и принятие под высочайшее покровительство Тираспольского юридического института МВД республики, это и то, что Великая Княгиня стала крёстной матерью вице-президента ПМР генерал-лейтенанта милиции Александра Королёва, и та неподдельная любовь и благодарность, с которой жители встречали главу Российского Императорского Дома, видя в ней символ поддержки большой России самого западного имперского анклава на постсоветском пространстве.

Надо сказать и об огромном вкладе Российского Императорского Дома в восстановление единства Русской Церкви. Императорская семья никогда не примыкала к какой-либо одной юрисдикции, всегда подчёркивая свою нейтральность по отношению к внутрицерковным спорам. То, что Великая Княгиня Мария Владимировна как глава Российского Императорского Дома вслед за своим Августейшим отцом стала поддерживать Патриарха Московского и всея Руси, стало весомым вкладом в воссоединение частей Русской Православной Церкви.

"ЗАВТРА". В девяностые всех заинтриговала новость о том, что Наследник Цесаревич готовится поступить в суворовское училище.

о. НИКОН. К сожалению, тогда желание Великого Князя получить военное образование в России наткнулось на политическое несогласие ельцинского руководства, и эта инициатива была остановлена на уровне администрации Президента во главе с Чубайсом.

Великий князь закончил Оксфорд, юрист. Работал в Европарламенте, затем два года в агентстве Еврокомиссии по вопросам ядерной безопасности в Люксембурге. С ноября прошлого года работает советником генерального директора компании "Норильский Никель" и отстаивает интересы России в Институте Никеля в Брюсселе. Против России ведётся настоящая торговая война, Еврокомиссия пытается увязать поставки никеля в Европу с регулярным специальным разрешением. Россия категорически с этим не согласна, и вот сейчас все усилия Великого князя направлены на отстаивание позиций нашей страны.

В апреле Великий Князь совершил поездку в Норильск, где спускался на глубину почти в две тысячи метров на руднике под названием "Комсомольский".

"ЗАВТРА". Реализация монархического проекта обычно вызывает опасения в связи с возможным сломом системы, начиная от реституции и заканчивая обострением межнациональных отношений, вплоть до распада России.

о. НИКОН. Российский Императорский Дом всегда выступал против бездумного слома всего и вся. Более того, Великая Княгиня подчёркивает, что надо сосредоточиться на созидании, а не на разрушении. Недавно в беседе с Государыней речь зашла о памятниках, переименованиях. Великая Княгиня сказала, что сейчас в Испании является свидетелем кампании по стиранию из национальной памяти всего, что связано с эпохой Франко. Государыня заметила, что понимает коммунистов, которым больно, когда на их глазах уничтожаются символы, непосредственно связанные с их жизнью, и здесь надо вести максимально деликатную политику. Боль каждого русского человека — это и её боль, а проблема памятников и названий — не самое главное в нашей сегодняшней жизни.

В каждом интервью Великая Княгиня говорит, что ни дед, ни отец, ни сама она не выступали за реституцию, тем не менее, спекуляции продолжаются. По мнению Великой Княгини, реституция в современной России привела бы к дикому переделу собственности и гражданским нестроениям. А Россия заслужила мир и спокойствие.

Касательно национального вопроса, вспоминается характерный эпизод, когда в 1993 году Великая Княгиня с семьёй плыли на теплоходе по Волге. Там же оказалась группа бизнесменов из Казани. Тогда призыв Ельцина "берите суверенитета, сколько сможете" являлся девизом национальных окраин, и было определённое напряжение: как эти люди будут воспринимать присутствие здесь Главы Российского Императорского Дома. Каково же было удивление свиты, когда бизнесмены обратились с просьбой быть представленными Государыне. Объясняя своё желание — сказали: это у нас с республиканскими властями в Москве есть противоречия, но нет и не может быть противоречий с Императорской Семьёй.

У многих народов России в крови уважение к Белому Царю. Именно либеральная система, и её ответвления никак не соотносятся с объёмностью России, многообразием её культур. Именно прогрессистская унификация наталкивается на сопротивление естественному праву и желанию народов жить по своим законам, по своим традициям. В Российской Империи были разные уклады: в Финляндии имелась конституция, а в Бухарском эмирате царили законы шариата. Монархия — это дифференцированный подход, как в семье. Монархия и есть большая семья. Все дети одинаково дороги: что старший, что младший. Но к каждому глава семьи подходит с индивидуальной меркой, а не заставляет носить одежду одного размера. Цветущая сложность народов и культур единственно возможна только при имперском проекте.

Почему меня удивили антимонархические выпады именно со страниц вашей газеты? "Завтра" регулярно взывает к федеральным политикам — станьте вождями, а в ответ фактически звучит — мы только наёмные работники, менеджеры, бюрократическая надстройка. И в юридическом отношении они правы. Сегодня мы находимся в русле развития западной цивилизации, когда государство является всего лишь предметом общественного договора между социумом. Именно в монархическом проекте и метафизически, и юридически состоятелен принцип духовного лидерства.

"ЗАВТРА". Часто звучит следующий мотив. Да, это хорошие образованные люди, но… абсолютно западные, не связанные с реалиями сегодняшнего дня, давно утерявшие русский дух…

о. НИКОН. Вообще мне кажется, что Великая Княгиня Мария Владимировна и Наследник Цесаревич гораздо больше знают о современной России, чем многие наши федеральные чиновники, которые досконально изучили Лазурный берег Франции и лондонский Челси. Великая Княгиня посетила почти все регионы нашей страны, от запада до Владивостока и Магадана. А Великий князь изведал и глубины.

В этом плане все подлинные патриоты России должны приветствовать усилия Её Императорского Высочества по укреплению связей с Большой Россией.

С этим борются. Здесь и анонимные пасквили, и проект "Майкл Кентский" в этом задействован. Многие, в том числе и в истеблишменте, хотели бы видеть в Императорской Семье неких марионеток, которыми можно манипулировать по необходимости. Великая Княгиня даёт понять, что у неё есть позиции, от которых она не отходит.

Никто не говорит, что нельзя критиковать идею монархии или же отрицательно оценивать действия Дома Романовых. Но давайте разбираться открыто и конкретно, не навешивая ярлыков, без штампов и стереотипов.

Российский Императорский Дом постоянно выражает поддержку созидательных процессов в нашей стране. Если рядом с нашей властью будет некий символ неразрывности отечественной истории, которым является Императорский Дом, это будет только укреплять власть. Люди, которые выступают против Императорской Семьи, тем самым выступают и против российской государственности. Фактически они желают лишить существующую Россию мощного внутреннего стержня. Они бы с удовольствием нанесли бы удар и по русской Церкви, но Церковь уже достаточно окрепла, с ней мало что могут сделать. Такой же институцией, укрепляющей нашу государственность, мог бы стать и Российский Императорский Дом при условии его окончательного возвращения в Россию.

Что касается неправильного употребления слов — Великая Княгиня, Наследник Цесаревич, то, извините, это просто глупость. Никому в голову не придёт обращаться к Его Святейшеству просто: Владимир Михайлович. Хотя с точки зрения законодательства, РФ — светское государство, у нас все конфессии равны. Однако все понимают роль Православной Церкви. По паспорту Святейший Патриарх продолжает оставаться В.М.Гундяевым, но все вменяемые люди обращаются к нему — "Ваше Святейшество".

Великая Княгиня Мария Владимировна ни с кем не полемизирует, она служит своему народу. Раздаются голоса: а что, мол, она делает? Просто "гастролирует" в своё удовольствие по стране? Да уж, попробуйте, поучаствовать в таких "гастролях".

Я сопровождал Великую Княгиню во время поездки в Приднестровье. Все члены делегации валились с ног от усталости. "Гастроли" начинались с раннего утра, когда в девять часов первая встреча, далее посещения воинских частей, предприятий, больниц, учреждений культуры… Но мы могли присесть украдкой, куда-то выйти. Великая Княгиня Мария Владимировна всегда была на виду и не позволила себе ни на секунду расслабиться. Это — тяжелейшая работа, которую можно понять, только покрутившись так в течение нескольких дней.

Опять-таки, подумаешь: встречи — это не уровень ресурсов, решений. Но политика — вовсе не только набор материальных действий. Это инструмент влияния, это воздействие на людей. Визиты императорской фамилии в бывшие части единой страны влияют на людей и в отношении к самой России. Как заметил Президент ПМР Игорь Смирнов, обращаясь к Великой Княгине: "Вы очень много делаете для возвышения славы Великой России, а значит — помогаете нам. Потому что приднестровский народ всегда вместе с Россией".

Никто не говорит, что завтра надо навязать народу монархию, но надо дать возможность Российскому Императорскому Дому вернуться в Отечество. Важно, чтобы Императорский Дом обрёл статус как некий исторический институт. Это не связано с привилегиями или ресурсами. Важно, чтобы признание или непризнание членов Императорской Фамилии не зависело от доброй или злой воли того или иного чиновника, от президента до губернатора. Это должно быть решение, которое будет действовать на долгие годы вперёд.

По факту, историческая идентичность сегодняшней России висит в воздухе. Придание статуса Российскому Императорскому Дому укрепит преемственность. Это позволило бы Дому Романовых продолжить свою миссию национального единения. То, что не всегда удобно делать действующим политикам, вполне может делать Российский Императорский Дом через свои семейные связи.

Прежде всего, это дипломатический потенциал, отстаивание интересов России, налаживание контактов. В Сербии Принцу-престолонаследнику Александру Карагеоргиевичу вернули королевскую резиденцию и выделили государственную охрану, он ведёт огромную работу по поддержке международного престижа Сербии, по поднятию национального духа. Когда Великий Князь Владимир Кириллович совершил визит в Россию, его родственник болгарский царь Симеон II сказал: "Ты открыл нам всем дорогу". Прошли годы — в Болгарии. Румынии, Сербии есть соответствующий статус, в России же воз и ныне там.

Беседу вёл Андрей Смирнов

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Президент выступил против употребления сочетания "исламский терроризм". Мол, негоже так широко трактовать, обижать и прочее. А почему бы ему не выступить против узкого трактования "русский фашизм", "русская мафия"? Не заужено ли данное определение для узбека Тайванчика, еврея Семы Могилевича, грузина Гиви Кутаисского? Или российского президента исламские проблемы и чувствительность волнуют больше, чем русские?

Интересно, будет ли пересмотрено романтическое наименование "шахидок", не произойдет ли переименование в бандиток?

Какая-то суета на языковой почве. Реформируют русский язык. Все в стране, слава Богу, хорошо. Заняться больше нечем, как либералам с часоточным зудом реформаторства за наш язык взяться. Им вот что до нашего языка, русскоязычным? Чего они ни русских, ни русский язык в покое оставить не могут? Мы же не реформируем их язык. Взялись они за наш язык не случайно. Они, известное, дело, за что берутся со своими реформами, то и так реформируют, что реформируемое приказывает долго жить. Так что русскому языку как средству общения и языку как народу, на нем говорящему, жить останется недолго.

Нормами русского языка стал дОговор, йогУрт, черное кофе. Не ввести ли нормой нАчать? В честь безграмотности ставропольского механизатора Михаила Горбачева. Хорошо, реформа языка не началась в честь Черномырдина, чтобы под его языковые умения говорить страна подлаживалась.

Не последует ли за этим реформа таблицы умножения, чтобы считать правильным и дважды два-четыре, и дважды два-пять? Многие из правительства тоже запомнить не могут, как правильно. Не их ума эта наука. Зело мудрено.

"Ни один человек в здравом уме не будет…" — возмущается народ на инициативы российских манкуртов, которые правят страной, не приходя в сознание и не выходя из астрала, как многие признаются. Дескать, бываем там запросто. Астрелеть, что творят!

Потому и делают всё, чтобы здравый ум покинул как можно большее количество людей. Чтобы граждане делали, потребляли то, что в здравом уме они бы не делали и не потребляли ни в качестве пищи съестной, ни в качестве духовной.…

Принцип старого акына: что вижу, то пою. Принцип старого демократа: что не вижу и не видел, то пою. "Зверства советской власти" не видел, не пережил, за их отсутствием, но пою. Процветание нынешней жизни не видел, но их пою. И ведь слушатели находятся! Да еще и подпевалы и воспевалы. "Нам надо признать". Попрошу не обобщать! Признавай на твое нездоровое здоровье. А меня в коллективное бессознательное не вовлекай против моей воли.

Николя Саркози, мудрствуя относительно дискуссий европейских стран и России по поводу платы за российский газ, изрек: меньшинство должно уступить большинству. То есть Россия, считающая, что ее газ воровать не следует и что за ее товар должны платить, оказалась в меньшинстве в своем мнении, потому что все страны Европы считают, что никто не должен платить нам за наш газ, что ворует баба с косой, которую давно пора вилами. Этому самому большинству, кворуму, Россия и должна уступить. Это и есть реаль политИк, как изящно выражается юродивый от демократии Сергей Адамович К. Такой политИк, что тик нападает!

Вот набросились на одного гражданина трое грабителей. Кто тут в меньшинстве? Стало быть, должен уступить, подчиниться мнению и воле большинства, считающего, что "было ваше — стало наше", и предпринимающему для реализации своего мнения этот реаль политИк, то есть осуществляющему грабеж: твои деньги на нашу бочку. Надо уступить большинству.

Но когда большинство граждан Франции было против введения войск в Ирак, то к этому большинству не прислушались. Реаль политИк, как оказывается, весьма многогранно. Реаль политИк, в натуре, что дышло, куда повернул, туда и вышло.

А наше реаль политИк? Взять Березовского. Ильде Бенедиктовне, например, он ничего плохого не сделал! А вот Сидоров — сделал. Ничего плохого от Ваксельберга Ильда не видела. А вот от Петрова — видела и слышала. "У меня гораздо большего общего с олигархами, чем с этой беднотой", — признаётся траченная демократией либералка Ильда. Духовная общность, которая важнее всякой другой. Олигархи бы, узнай они о такой духовной близости, приняли бы Ильду в свой дружный круг.

Вот ничего плохого они ей не сделали! А от простого мужика да бабы терпишь ежедневно. Сегодня наступили на ногу в троллейбусе, толкнули и не извинились! А разве Березовский толкал Ильду? Да никогда в жизни! И не толкнёт в переполненном транспорте никогда.

На рынке тётка какая-то своей тележкой прямо по ногам проехала! А разве Гусинский хоть раз тележкой проезжался по ногам московской интеллигенции? Нет! И не проедет! От него такого хамства не увидит московская демократическая голь.

Ильда стояла в огромной очереди к торговой будке, в которой подсолнечное масло было на два рубля дешевле, чем везде. После повышения цен на продукты, этой рекламной акции партии всевластья под названием "вот вам от демократии ваш куш на постном масле", Ильда ездит на отдаленный оптовый рынок, где продукты подешевле. Раньше в округе было полно магазинов. Сейчас на их месте казино, бутики, кафе, ночные клубы. Ездить за продуктами приходится на рынки. Туда, прознав о возможности сэкономить десятку, устремляются переполненные автобусы, троллейбусы, где собирается хамская публика: ноги давят, толкают, тележками таранят. Ужас, а не люди! А вот олигархи — народ вежливый и любезный, как посмотришь по телевизору. В переполненных автобусах не толкаются, не устраивают давку, а на светских раутах демонстрируют утонченность обращения. Друг к другу.

А то, что именно эти самые рыночники оттеснили людей от места их жительства к отдаленным грязным рынкам, вытолкнули на обочину жизни, придавив плитой реформ, в голову не приходит.

Россия из страны правоприемницы стала страной бесправияемницей. И в этом случае действительно требуется точность формулировки: Россия — бесправияемница, мы — бесправияемники.

Анастасия Белокурова НЕБО ЦВЕТА ИНДИГО

"Первый отряд" ("Faasuto Sukuwaddo", Япония—Россия—Канада, 2009, режиссер — Есихару Асино).

"Мы прошли по грани..."

Михаил Шприц и Алексей Климов

Анимационный вариант развития хода Великой Отечественной войны, да еще японско-российско-канадского производства, вызвал на недавнем ММКФ нешуточный взрыв эмоций. Впервые на арену истории вышли не простые советские люди — персонажи картин "Горячий снег" и "Батальоны просят огня" — но и призраки культурных героев мифологии страны, в которой мистика всегда оставалась Великой Тайной. Не той, о которой писал гениальный Гайдар. А той, что оказалась сильнее смерти мальчишей, которых в реальной жизни так и не смог воскресить многократный салют тысячи рук и сердец, бьющихся в унисон.

Алый галстук на шее, плюшевый мишка, привязанный к рукоятке меча катана, и полнейший сумбур в голове… Такой девочка Надя предстала перед воинством древних тевтонцев, вызванных на поля Второй Мировой сверхорганизацией "Аненербе". И выдал ей меч не какой-нибудь Хаттори Ханзо и даже не Сонни Чибба, а начальник 6-го отдела военной разведки генерал Белов.

А раньше было мирное небо над головой, цирковое прошлое, дача с солнцем, утопающим в свежей листве и друзья-пионеры, обладающие магическими способностями. Ясновидение, как главный фактор работы суперразведчиков приводит Надю в интернат, где НКВД пестует детей индиго, даёт им билет в жизнь, где есть только одна профессия — Родину защищать. Потом война. Задание. Контузия. Психушка. Но генерал Белов не бросает своих людей в беде. Надя призвана в строй. Теперь, используя новейшую модель советского некропортатора "Спутник-01", она должна отправиться в Царство мёртвых и призвать на борьбу души пионеров-героев. Их имена хорошо известны всем тем, чьё детство прошло в СССР. Альянс светлых сил (недаром так называется одно из похоронных агентств в городе Орёл) должен решить исход войны, дать отпор немецкому оккультизму. Победить, наконец. Примерно так залихватски припечатывал военную действительность Корней Чуковский, писавший следующее: "А добрые звери спаслись от заразы, спасли их чудесные противогазы". И слово "чудесные" здесь ключевое.

Мир, в котором юные советские разведчики владеют не только магией, но и — что обязательно — восточными единоборствами, принадлежит той части отечественной мифологии, на территорию которой ступает не каждый. В сущности, за любой войной стоят тени забытых предков, а альтернативная история принадлежит не только фантазиям "бесславных ублюдков". Девочка Надя в наши дни вообще становится символом Победы — ведь не за горами нас ждёт эпохальный эпос Никиты Михалкова "Утомлённые солнцем 2", где мэтр отечественного кино — очень надеемся — не бросит на растерзание фрицам "дочь полка" российского кинематографа.

Но Никита Михалков — Режиссёр Режиссёрович. Он подходит к делу с позиции государственного человека. А молодые ребята-конспирологи Михаил Шприц и Алексей Климов просто купили на барахолке стопочку старых книжек в мягких обложках, с которых на них прямым честным взглядом взглянули Валя Котик и Зина Портнова, Лёня Голиков и Марат Казей… И понеслось!

Сначала был долгий поиск японцев, способных увидеть в белом человеке Человека. То есть не воспринимать его идеи, как бред. Ведь давно известно, что японцы — единственная нация на земле, чей ход мыслей сродни логике выходцев из иных миров, планет, вселенных. Без японцев нашим ребятам было не обойтись — рисовать мангу в России не умеют. Все последние достижения отечественной мультипликации — концептуальная обёртка внутреннего мира художника, выполненная частенько в не очень удобоваримом для восприятия ключе.

Японцы крутили пальцем у виска — ещё не зажили раны, нанесённые императором Хирохито. Затем был найден Есихару Асино, который согласился "быть в теме". Но долго не понимал, что от него требуется. Как признавались в одном из интервью авторы фильма: "Мы им слали целые тома детальных спецификаций: под каким углом торчат в русской деревне фонарные столбы, какой процент деревенской улицы занят лужами, спецификации на ворону, спецификации на березу — и все равно они рисовали в лучшем случае деревню американских колонистов".

Михаил Шприц и Алексей Климов объясняли потомку самураев, что заборы в деревнях следует рисовать несколько скособоченными. На что Есихару совершенно искренне восклицал: "Зачем? Почему бы не нарисовать их параллельными, как это есть в реальной жизни?". Разница культур проявляла себя во всём. Посетив Россию зимой и придя в ужас от увиденного, японский гражданин укатил домой, так и не поверив, что и в эту часть планеты приходит весна. И цветёт вишня. И девушки в белых платьях улыбаются на улицах Москвы.

А весна есть. И тот, кто хоть раз бывал на ВДНХ, должен был уловить оккультное дыхание страны, заставившей целый мир поверить в то, что ей нет равных. Недаром девочка Надя отправляется в инфернальный путь именно из этой точки. Алеф советского государства, монолит новой веры — чем не проводник в места, где один взгляд назад несёт в себе поражение?

Но спецзамысел Шприца—Климова не был бы полным, если бы на сцену не был выведен жанр мокьюментари. За этим звонким заморским термином скрывается всего лишь понятие псевдодокументалистики — главного принципа, куда ещё может продуктивно двигаться современный кинематограф. Помимо действующих в сюжете большеглазых мультяшек, в фильм вводятся "как бы реальные люди", среди которых, к примеру, актёр Пашутин. Или некто "похожий на актёра Пашутина" — так всерьёз обсуждали увиденное некоторые зрители. Простые и незатейливые. Сила искусства такова, что иногда человек не в силах отличить явь от реальности и становится жертвой любого конспиролога, испытывающего удовольствие от процесса переписывания истории. Кто-то согласен обманываться, кто-то — нет. А для кого-то просто откроется живой пульсирующий нерв подлинной истории. В этом и состоит ключ к восприятию "Первого отряда".

Идея хороша тогда, когда имеет достойное воплощение. А с этим у "Первого отряда" есть ряд существенных проблем. К графике претензий нет — не Миядзаки, конечно, но нарисовано на достойном среднем мировом уровне. Однако, что справедливо было отмечено критикой, всё это напоминает скорее пилотный выпуск большого проекта (коим обещает стать "Отряд" в ближайшем будущем), чем полноценный фильм. Как говорится, только началось и уже кончилось. Диалоги также оставляют желать лучшего. Если фильм рассчитан не только на детскую аудиторию, можно было бы всё ж таки поднапрячься. Крокодил Гена с Чебурашкой изъяснялись и то более изысканно. От фраз "Куда вы, туда и я!", "Мы теряем её!", "Держись, дочка!" хочется забраться с головой под одеяло. В конце концов, речь идёт о столкновении 6-го отдела и "Аненербе", а не о младенческих разборках в песочнице. Иконизированные герои-мученики и с той, и с другой стороны заслуживают огненно-чеканных реплик и ситуаций, в которых им можно будет развернуться по полной. В данном же случае, как пел когда-то Дмитрий Ревякин, "осталось только ждать звона звёзд порой ночной". И — как справедливо заметил бы генерал Белов — Надежда умирает последней.

Игорь Корябин НАХОДКИ И ПОТЕРИ

Давненько уже вышел я из детского возраста, а потому давненько не наведывался в Детский музыкальный театр имени Наталии Сац. Как журналист и критик, пишущий о проблемах оперного театра, я прекрасно понимал априори, что новый музыкальный материал, недавно предложенный вниманию прессы в стенах этого театра, явно выпадает из поля моих интересов. Однако любопытство пересилило — и я стал одним из первых зрителей постановки новой оперы Ефрема Подгайца "Принц и нищий". Увиденное и услышанное укрепило меня во мнении, что проблема современного детского оперного репертуара никуда не делась. Просто на фоне девальвации художественных вкусов широкой публики и всеобщей "мюзикализации" страны, которую ей принесли независимый театрально-зрелищный бизнес и рыночная экономика, эти проблемы, как ни печально, не кажутся сегодня такими уж злободневными.

В масштабах Москвы Детский музыкальный театр имени Наталии Сац в наше откровенно "попсовое" время является едва ли не единственным островком классического музыкального воспитания современного подрастающего поколения.

И для этого весьма уважаемого театрального учреждения проблема детского оперного репертуара заключена не в режиссерско-постановочном, не в литературно-драматургическом и не в сценографическом аспектах. Нынешняя премьера однозначно убедила, что по каждой из названных составляющих премьерного спектакля претензий к постановщикам никаких нет.

Главный режиссер театра Виктор Рябов, являющийся совместно с Роксаной Сац и автором остроумного и весьма актуального либретто, поставил замечательный спектакль, очень яркий, необычайно динамичный и подчеркнуто крупноплановый. В этой работе скрупулезная психологическая проработка характеров персонажей невольно перерастает в образно-назидательную дидактику проявления отношений к таким вечным философским категориям, как добро и зло, хорошее и плохое, бедность и богатство, жестокость и доброта, сострадание и справедливость, любовь к ближнему и цена подлинной дружбы. Уверен, этот увлекательнейший спектакль просто не может не понравиться детской аудитории, которой он адресован: его визуальное воплощение абсолютно ненавязчиво и вполне доходчиво, а злободневные аллюзии с современностью вовсе не выглядят чрезмерными.

Либретто по одноименной повести Марка Твена отказывается от отягощающих сюжет бытовизмов и историзмов: для его авторов важна лишь социальная рокировка двух молодых людей —нищего Тома и английского принца Эдуарда, приводящая каждого к неожиданным открытиям на пути постижения жизненной реальности. И не так уж важна даже сама подлинно-историческая локализация сюжета, хотя именно на ее основе Анатолий Нежный создал потрясающую живописную сценографию "под эпоху", а Анна Нежная разработала дизайн чудесных реалистических костюмов. Главное для создателей литературно-драматургической основы спектакля — взаимодействие диаметрально противоположных архетипов молодых людей и их связь с другими четко очерченными социальными архетипами в образах матери, отчима, подруги, представителей власти и королевского двора. Столкнувшись в начале спектакля, юношеские характеры Тома и Эдуарда в финале претерпевают качественную трансформацию на более высокой ступени обогащения своего жизненного мировоззрения. В силу сказанного выше, к несомненным достоинствам обсуждаемой постановки следует отнести прежде всего нравственно-психологическую содержательность и подлинную сценографическую зрелищность.

Остается добавить, что в целом певцы-солисты в рамках предоставленного им музыкального поля создали запоминающиеся, выразительно яркие вокально-драматические образы, в первую очередь это касается партий протагонистов, порученных тенорам (Том — Максим Сажин, Эдуард — Максим Усачев). Объединяющим началом нового театрального проекта стал его музыкальный руководитель и дирижер Константин Хватынец.

Но если всё так хорошо, спросите вы, то в чем тогда проблема детского оперного репертуара? Да в том, что в обсуждаемом спектакле, увы, нет главного — Ее Величества Музыки, поэтому Ее Высочество Опера в данном случае оказывается "принцессой, нищей во всех отношениях". А впрочем, с точки зрения принадлежности к жанру, никакая это не опера, хотя ее формальные признаки присутствуют — да и разговорных реплик в партитуре практически нет. Однако пение под оркестр, наличие сольных вокальных номеров, ансамблей и хоров так и не выводит опус Подгайца в разряд оперы, пусть даже не в понимании девятнадцатого века, так хотя бы двадцатого! Перед нами типичное для нашего времени "размытие жанров", когда тот или иной опус может называться как угодно, но представляет собой типичный растиражированный мюзикл с подтанцовками.

"Принц и нищий", возможно, и не самый безнадежный в череде бесчисленных мюзиклов, в последнее время наводнивших Москву. Но вся беда в том, что музыка этого опуса с унылой оркестровкой, которую так и хочется назвать банальным "музыкальным сопровождением", начисто лишена мелодического начала, в ее вокальной основе — сплошь мелодекламация и танцевальная "ритмизованность", а сама она подозрительно вторична, монотонна и однообразна, если не сказать, "серийна в сфере тональных звучностей"…

Когда-то лозунг "Всё лучшее — детям" был не просто лозунгом, но новая политическая и экономическая реальность вместе с девальвацией массового музыкально-эстетического вкуса успела изрядно девальвировать и его. Безусловно, Детский музыкальный театр имени Наталии Сац верен этому лозунгу и по сей день, но взращивать талантливых композиторов даже ему не под силу. Хочется думать, что кризис в жанре детской оперы — явление всё же временное, так как если допустить обратное, то будущие поколения зрителей, воспитанные на музыкальных образцах наподобие "Принца и нищего", вообще перестанут ходить в оперный театр, методично пополняя ряды любителей мюзиклов.

Андрей Смирнов ВОЛЯ К ОСНОВЕ

Осно. "Коллекционный сборник. Часть I".

"В древности поэты пели. Печать породила отчуждение слова от голоса автора, от "здесь и сейчас" исполнения как творения каждый раз заново — аудио и видео позволяют вернуться", — говорил некогда Александр Непомнящий.

На ум приходит феномен поющих поэтов, бардов и рок-бардов. Здесь, правда, неизбежен вопрос: имеет ли всё это отношение к музыке, или лучше именовать такое творчество "литературной песней" и т.п.? "Осно", творческий альянс композитора-исполнителя Александра Соколова и аранжировщика, гитариста Павла Трофимова, — особый случай. Группа ведёт диалог со слушателем, используя стихи великих поэтов. Данная пластинка с безыскусным названием — путешествие в мир большого русского слова.

Всего в репертуаре "Осно" около сотни песен на стихи русских и европейских поэтов — от Шекспира, Байрона, Киплинга до Пушкина, Тютчева, Майкова, поэтов Серебряного века

На пластинке — пять песен на стихи А.К. Толстого, также в "соавторах" — Блок, Есенин, Некрасов, Пушкин. Среди моих фаворитов альбома именно "толстовские" — "Пантелей", "Волга-матушка", "Стоги".

По словам музыкантов, "большой поэт, обладая неповторимым колоритом своего творческого гения, диктует свою, определяющую манеру — от мелодии и аранжировки, до ее конечного исполнения. Поэтому, слушая наши песни, различные социальные группы находят именно те, которые им наиболее близки и понятны… Мало желать того, чтобы массовый слушатель научился понимать, ценить музыку гигантов классики: Мусоргского, Чайковского, Скрябина, Моцарта и многих других великих музыкантов, нужен "приводящий" к ним мост. "Умная" песня учит думать, вслушиваться в себя, сопереживать. Затрагивая в своем творчестве социальные, духовные, религиозные, морально-этические аспекты общества и человека, вековой слой времени только обостряет внимание и восприятие слушателя".

Для многих эстрадных исполнителей обращение к классическому наследию — своеобразная операция прикрытия, укрепление своих ничтожных позиций за счёт великого прошлого. "Осно" по-настоящему проживает содержание произведений.

Пожалуй, музыканты сами ещё определяются, что же здесь главное — классические тексты или же их прочтение. Скорее это попытка не дать свою интерпретацию, но выявить дополнительные энергии, заключённые в великих строках. Это непросто — довлеет авторитет великих, сила их слова, то, что неудачно именуется "мелодия стиха".

Альбом полистилистичен. Здесь тебе и фолк-рок, и романс, и старорежимный русский рок. Разнообразны и аналогии — от Градского до Бичевской, от Николы Емелина до чуть ли не "Арии" или "Кипелова" (признаться, я их путаю). Аранжировки академически аккуратны, правильны и несколько предсказуемы. Не хватает какой-то живой "непричёсанности", лихого эксперимента. Понятно, что речь идёт о максимальной доступности, не случайно "Осно" постоянно подчёркивает культуртрегерский потенциал своей творческой линии. Но для попса — это слишком высокое искусство, а для рок-адептов — излишне камерное. Наиболее яркое и открытое впечатление производят этнономера пластинки.

Осно на древнеславянском — основа, начало, острие. Напрашивается небольшой каламбур. С основой у группы всё в порядке. Прибавить бы острия.

Сергей Соколкин СТИХИЯ

СУДЬБА

Сергею Сибирцеву

Гранёный с размаху закинул.

Рассею в душе помянул.

И бабу к себе пододвинул,

с бутылкой и бабой уснул…

То ангелы с бесами бьются,

то просто душа на краю, —

но русские не сдаются

ни здесь, ни в аду, ни в раю.

…Проснулся без бабы, год минул, —

в раю — без врагов и боев.

И к Богу стакан пододвинул:

— Ты что, брат, не видишь краев?!

КАРТА МИРА

Ладонь, как танк, пылит по карте старой, —

земля бугрит, горит со всех сторон.

Ведь направленье главного удара

пульсирует со сталинских времен.

Я слышу голоса — и днем и ночью, —

накатывают — вал за валом вслед.

И вещий гул прадедовых побед

в моей крови крепчает с новой мощью.

Чем наяву страны хребет слабее,

народа меньше — чем толпы пустой,

тем круче верю в путь Её святой,

грядущей славы отзвук всё яснее.

И чем страшней, отверженнее лица

героев и поэтов, и вождей,

тем путь светлей, — на звёздах штык-ножей

небесный воздух снова шевелится.

Издревле клином вышибают клин,

кулачным боем разминают мышцы.

Упруги стали русские границы, —

звучит приказ короткий — "На Берлин!"

Георгий Судовцев АПОСТРОФ

Александр Лежава. Крах «денег». — М.: Книжный мир, 2009, 288 с., 2000 экз.

Если бы Карл Маркс задумал, в соответствии с современными тенденциями, написать "Капитал для детей" или популярный дайджест "Капитала", в результате наверняка могло бы получиться нечто, очень похожее на книгу Александра Лежавы, "вице-президента одного из российских банков", как значится в аннотации. По крайней мере, в исторической части такой работы.

Автор, в отличие от сторонников новейших теорий энергетической или информационной природы денег, заявляет себя искренним приверженцем старого доброго монетаризма, согласно которому "настоящие деньги" — это даже не доллары США, а только золото и серебро, "деньги богов", и ничего больше.

Насчет "денег богов" — это не фигура речи. "Я думаю, что концепция Захарии Ситчина о возникновении человечества как инструмента для обслуживания богов и добычи для них полезного ископаемого — золота, по крайней мере, в значительной степени верна и гораздо лучше вписывается в концепцию развития человечества, чем иные предлагаемые научные модели. Ведь, по сути, кто такие боги? Это представители высокоразвитой цивилизации, которые вступают в контакт с представителями менее развитой цивилизации. И всё".

С таким мировоззренческим фундаментом, конечно, дальше можно рассуждать и о Хаммурапи, и о тамплиерах, и о ломбардских банкирах, и о "веке Фуггеров", но главное — золото, золото и еще раз золото!

Подзаголовок этой книги гласит: "Как защитить сбережения в условиях кризиса", — и авторский рецепт защиты предельно прост: покупайте, покупайте, покупайте золото (ну, или серебро, если на золото не хватает). Всё остальное: доллары, евро, иены, рубли, швейцарские франки, китайские юани, британские фунты стерлингов и так далее, — "ненастоящие", обманные, фальшивые деньги, с которыми банки и правительства проворачивают гигантские махинации.

Если же этих фантиков на благородные металлы у вас тоже не хватает — запасайтесь натуральными ценностями (мука, соль, медикаменты, мыло и спички). "Разумные запасы продовольствия, топлива и, при возможности и наличии сбережений, драгоценных металлов, вероятно, позволят пережить самый тяжелый период кризиса", — "успокаивает" своих читателей Александр Лежава. И, как апофеоз его размышлений: "Один из основных вопросов, который мне задают мои знакомые — что будет с экономикой, она погибнет?

На это я их всегда успокаиваю и говорю: "Нет, экономика до конца не погибнет. Она будет существовать и дальше, независимо от всей глубины и продолжительности кризиса".

Это их обычно успокаивает, и мы расстаёмся на этой оптимистичной ноте. Но есть ряд знакомых, которые после этого моего ответа задают следующий вопрос: "А в каком виде?"

На него я прямо отвечаю: "Не знаю. Но охота и собирательство наверняка будут существовать".

Финал. Занавес.

Интересно, эти самые "знакомые" не спрашивают ли случайно у просвещенного автора, кто и на кого будет охотиться в этом прекрасном мире будущего, что и где будет собирать? Какое распространение получит в нем каннибализм и начнут ли разводить людей на съедение?

А главное — насколько распространены подобные апокалиптические настроения в среде вице-президентов российских банков и выше? Где и как намерены они хранить нажитый, видимо, непосильными трудами свой личный или семейный "золотой запас"? Распространяются ли перспективы возврата к охоте и собирательству на всё человечество, или где-то каким-то образом будет сохранено постиндустриальное или хотя бы индустриальное производство?

И чем, извините, занимаются сегодня наши власть предержащие, отдавая сотни миллиардов государственных — пусть и "ненастоящих" — денег в руки подобного рода банкиров и прочих "эффективных собственников"?

Вы помните, какой эффект на общество произвела недавняя статья Петра Авена, посвященная творчеству Захара Прилепина и опубликованная в журнале "Русский пионер", — том самом, где ведет колонку Владимир Путин и который устраивает вечеринки на крейсере "Аврора"? Если кто забыл, напомню: там вице-президент Альфа-банка и близкий друг Михаила Фридмана, назначенного теперь курировать модернизацию России, со вкусом рассуждал о двух человеческих расах, "винеров" и "лузеров"? Так вот, здесь налицо обратная сторона медали: образ желаемого будущего как раз для "лузеров", для "быдла", — пусть даже написанный из самых лучших и добрых побуждений, которыми устлана дорога известно куда. Они явно уверены, что "Аврора" больше никогда не выстрелит, что идеи исторического прогресса и социальной справедливости окончательно списаны с корабля современности, он же яхта Eclipse Романа Абрамовича.

Так что рецензируемая книга Александра Лежавы — вовсе не забавный артефакт, а признание тупиковости того пути, по которому сегодня пытаются вести всё человечество апостолы и пророки "рыночной демократии", на деле всё явственнее у нас на глазах становящейся "рыночным фашизмом". И хотя бы поэтому её будет небесполезно прочитать всем, кто всерьёз думает о своём будущем и будущем своих детей.

Владимир Васильев: «КАК МУЗЫКА ЧАЙКОВСКОГО...»

Месяц назад, в начале октября, я зашла в аптеку, что на Новинском бульваре. В аптеке кроме меня — три фармацевта и охранник. Пока я выбирала крем, охранник подошел к одному из фармацевтов и произнес: "Нас, русских, осталось пятьдесят миллионов. А американцев — триста. В шесть раз больше". Вскоре я вышла на улицу. Я не прошла и двадцати шагов как услышала: "Помогите русскому бомжу". Это уже ко мне обращались. Бомж, парню двадцать три года, рассказал мне, что отсидел, что мать спилась давно, а он не работает, потому что нет паспорта. Почему в Москве? Да здесь бомжевать легче, в Питере пробовал, хуже. Я дала ему сто рублей. "Может и приду в храм, — говорил он, — но лет в тридцать. Пока свободу люблю". Мы разошлись, и он все еще что-то кричал мне на прощанье, а я думала: лучше бы билет ему купила. В сторону Святово. Куда сама и направлялась.

Святово находится в сорока километрах от Переславля-Залесского. Дорога огибает ботик Петра, Плещеево озеро и зигзагами прорезает лес, в прозрачном октябрьском воздухе которого взмывали и плавно опускались золотые листья. Дорога — почти что глянец, лакированная действительность. Ни тебе ям, ни ухабов, а вдоль нее на скамейках у деревенских домов выставлены на показ дары осени: корзины с красным наливным штрифелем, медовые тыквы и лиловые звездочки хризантем. Проезжаешь все знаковые места: дом Пришвина, мастерская академика живописи Ивана Сорокина, дача Василия Сталина…

Ну вот и православный крест у дороги. Машина сделала несколько поворотов, и остановилась перед недавно отстроенным зданием. Я вышла из машины. На блестящей в лучах солнца металлической табличке прочитала твердо выгравированное: "Станица Святово". Воскресенье, дверь заперта на замок.

Я огляделась. Станица. Почему станица? Стоит двухэтажный из темного кирпича дом квартир на восемь; пока не заселен. В двух шагах от администрации белокаменная часовня с чуть вытянутым золотым куполом. Тоже закрыта. Рядом строят еще один дом, над бетонными блоками которого вьется кумачовое знамя. Треск нарушил повисшую тишину. Мужичок проехал на минитракторе Bobcat, груженым сеном. Я вслед за ним.

Вот и конно-спортивный клуб. Тут дверь открыта. Светлый с большим окном г-образный коридор. Прошла, постучала в дверь. Никто не ответил. Вошла. В кабинете стол, пианино, на стенах дипломы за участие в соревнованиях и целая галерея фотографий спортсменов-конников Васильева и Петушковой, фотографии детей, старательно демонстрирующих азы верховой езды. Ура! Слухи о том, что легендарный Владимир Афанасьевич Васильев тренирует "где-то под Переславлем", оказались верными. И это "где-то" мне теперь известно. КСК "Святово" называется. В поисках Васильева прошлась по окрестностям. Дыхание золотой осени, опушка леса, геометрия четырех плацов для конных соревнований, гарцующая лошадь. И ни одного человека. Мне рассказывали, что после войны Ленинград тоже выглядел, как декорация.

Васильева я нашла. Правда, мы встретились уже в другом месте. В Москве, в манеже ЦСКА.

"ЗАВТРА". Владимир Афанасьевич! Я так хотела поговорить с вами о конном спорте, что добралась даже до Святово. Это место навеяло на меня настроение послевоенных лет. Вы сами помните дни Победы-то?

Владимир ВАСИЛЬЕВ. Еще бы! Как будто вчера было. Это было здорово. Во-первых, ждали уже. С седьмого числа начали говорить о Победе. Ведь Сталин хотел, чтобы события на 1 мая пришлись, но что-то не получилось. А 8 мая уже Жуков командовал. Мы, мальчишки, Победу на крышах ждали, и девятого числа, конечно, опять на крыши полезли. Салют гремел… ой! говорю, а самому не по себе даже. Я жил недалеко от Белорусского вокзала. У меня отец погиб, а мама, смотришь, идет на вокзал...— Ждет. Вот такие дела… Я в один из дней пришел на Белорусский с товарищем. Он потом борьбой занимался, чемпионом стал. Пришли мы с ним. Народу! Цветов! Все обнимаются, целуются, плачут, мальчишек, наших товарищей, полно. Тогда люди жили дружно, и мы всех от Белорусского вокзала до Яра знали. Ну, и поезд подошел. Дядя Ваня Рощин, отец моего товарища, к нам подошел, они целуются, рады, и я тут кручусь. Подошли мы вместе к дому Володьки, и дядя Ваня говорит: "Ну, ладно, Вовка! Я пошёл!" И отправился к тете Гале. Видно, у него шашни были с этой тетей Галей. И я смотрю — Вовка плачет. Ну, у меня отец погиб — понятно. А тут пришёл — и ушёл. И вот потом уже, когда Володька выигрывать соревнования стал, дядя Ваня вышел как-то во двор с папиросой, и говорит: "во! мой-то!". А мужики ему с укоризной: "какой же он твой?!" Вот как в жизни поворачивает.

"ЗАВТРА". А как жизнь повернула, что вы в конный спорт пришли?

В.В. Я работал на фабрике "Ява", а как закончил ФЗО, да… сейчас те времена хают, а что я тогда? Совсем пацан был! а мне с приятелями дали от фабрики путевки в дом отдыха. Вернулся я из этого дома отдыха и вижу объявление: "Набор в конно-спортивную школу "Пищевик". Мы прибежали туда, а нам говорят — уже две недели занимаемся. Ну, я попросился сесть на лошадь. Мне дали кобылу, Примой её звали. Большая такая, вороная. И я не знал не то, что как ездить на ней, а как садиться не знал. Но молодой был, силенка-то была, и я запрыгнул на Приму без стремян и поехал без стремян, просто не знал, как ногу в стремя правильно вставить. Тогда тренер сказал, что берет меня в школу.

"ЗАВТРА". Работали и тренировались?

В.В. Да, "Пищевик" находился тогда напротив гостиницы "Советская", а "Ява" на Ямском поле. Рядом. После работы сразу на тренировку. Весело жили. К "Пищевику" относились и фабрика "Дукат", и Мясокомбинат и фабрика "Большевик". Из "Большевика" девчонки приходили, печенья немного приносили, ну а для меня сигареты. У нас же коллектив был! После занятий мы посидим, покурим, поболтаем. Что нам было?

"ЗАВТРА". Лет 19?

В.В. Меньше.

"ЗАВТРА". Сколько ж?

В.В. Сейчас скажу вам. Это был сорок шестой год, еще карточная система была. Я с тридцать второго, вот и считайте. Четырнадцать лет мне было.

"ЗАВТРА". Совсем мальчишка?

В.В. И девчонки такие были. В девятнадцать, это уже пятьдесят первый год был, я в Армию пошел. И оказался в ВВС, в конной команде.

"ЗАВТРА". Зачем конная команда ВВС?

В.В. Василий Сталин был такой. Генерал-лейтенант Василий Иосифович Сталин. Он командовал, сам лётчик был, командовал Московским военным округом. Я в Армию пришел, мне девятнадцать было, а ему, он двадцать первого года, ему, значит, тридцать лет было тогда. Совсем молодой. Кстати говоря, он был председателем Федерации конного спорта, сам с детских лет конным спортом занимался.

"ЗАВТРА". Значит, конная команда — его была инициатива?

В.В. Он организовал не только не только конный спорт. У него были и хоккей, и футбол, все было. К нему переходили из других клубов: он кому квартиру даст, кому жалованье прибавит. Потом начали говорить, что он был такой, сякой… не надо об этом.

"ЗАВТРА". А вы его каким запомнили?

В.В. Василий был широкий человек. Вот он идет, и видит того, кто отличился, кого поощрить можно. Он к нему. За руку берет себя, а часов-то уже нет, отдал. Он подзывает адъютанта, снимает с его руки часы, он потом отдаст ему, и надевает эти часы на руку отличившемуся. И по-разному к Василию относились. 1952 год. Отец был жив, но Василия уже сняли. Назначили нового командующего. Тот приезжает, а ему: "Не велено пускать". И не пускали. Две недели не пускали. Последний раз я Василия видел, да и не только я, когда? Мы ездили по плацу на лошадях, штаб рядом был. И видим: бежит Василий. Без шинели, лето было, без фуражки, ворот рубашки расстегнут, бежит — и в самолёт прямо. Завел его, как нынешний феррари заводят, и самолёт почти с места взмыл в воздух. Штабские к окнам прилипли все. Смотрят. А Вася прямо в окна направляет самолёт свой… Ой! Дух перехватило. И перед окнами своего кабинета резко вывернул. Потом приземлился, выскочил и побежал. Сел в машину и уехал. И больше я его не видел. На следующий день новый командующий приехал. А вскоре Василия Сталина посадили. Как только отец умер, так и посадили.

"ЗАВТРА". Вы лично не были знакомы с ним?

В.В. Был. Тут такая история. 1951 год, 5 декабря. День сталинской Конституции. Утром я как новобранец принял Присягу, а потом соревнования были. В манеже судья, Василий приехал. Он сидел на трибунах отдельно, рядом с ним адъютанты. Вызвали меня. Я выезжаю на коне Инженере. На мне майка ВВС полосатая, галифе, шлем и солдатские сапоги. Ну, чего же. Я прыгаю первые барьеры, вдруг — крик. Останавливают. Неужто — думаю — маршрут перепутал? "Коврига! — кричит Василий (Коврига был начальником нашей команды), — Почему Васильев в таких сапогах?" Тот ему кричит: "Товарищ командующий! Не успел шорник сшить!" "Я поговорю с тобой", — тот ему. И мне: "Начинайте сначала!" Я захожу опять на старт. Короче, выиграл я эти соревнования. "Васильев, — говорит мне Сталин, — чтобы завтра у меня в девять был". "Слушаюсь!" — крикнул. И он ушел. А этот Коврига — хороший был мужик, мастер был хороший, человек, он как отец был. Он в то время прямо на базе и жил, комнатка у него была. Он зазывает меня. "Ты смотри — говорит, — завтра, чтобы хорошо всё было". Ну, пошел я. Захожу в приёмную, полковник мне: "Иди, он тебя ждет". Захожу. "Здравия желаю!" "Не ори", — оборвал он. Открывает шкаф, а там новые кожаные сапоги стоят. "Померь", — говорит. А я-то пришел в кирзовых, у меня зимние портянки накручены. Как я с ними надевать буду? Просунул я руку в сапог, а там носки новые. Надел я сапог, он мне второй дает. "Пройдись. Ну что, — говорит, — как по тебе сшиты! Бери". Вот так. Он был очень приятный человек.

"ЗАВТРА". А что же потом с конной командой стало?

В.В. Прибыл новый главнокомандующий, генерал Красовский, он еще в Испании воевал. Красовский собрал нас и говорит: "Ну что, мы летчики всё же. Зачем нам кони? Ну ладно, парни, выиграете чемпионат Союза — оставим мы команду. Пойду в ЦК…" Прямо так и говорил нам. Мы выиграли первенство, 52 год. И нас премировали путевками в дом отдыха Марфино. Там только высший командный состав отдыхал, даже капитанов не было. Приезжаем туда, нас пять человек было. В столовую приходим. Идешь и слышишь в спину: "Вон, сталинские соколы идут!" А некоторые говорили: "Вон, выблядки прошли". Ну, что это?

"ЗАВТРА". Владимир Афанасьевич, какими видами конного спорта вы занимались?

В.В. Да всеми. Скакал барьерные скачки, стипль-чез, ездил пробеги, выступал на троеборье, был в сборной СССР. А в 1955 году перешел на выездку.

"ЗАВТРА". Вот как! Сегодняшние молодые люди уверены, что в Советском Союзе конного спорта и в помине не было. Самые продвинутые вспоминают уроки истории и цитируют слова из постановления Хрущева, в котором лошади были названы "дармоедами, позорящими социалистическую Россию бездельным ржанием".

В.В. Так говорил? Хрущеву дарили лошадей… Он ставил их на Первый конный завод, шикарный завод был! В спорт отдавал. А Фиделя Кастро как встречали?! На тройке катали в Голицыно! Но вот в 1956 году, я тогда в Спартакиаде участвовал и выиграл охотничий конкур, пришел приказ: кавалерию разогнать. Не надо больше готовить кавалеристов. Нужен мотоклуб.

"ЗАВТРА". А первые тренеры и спортсмены пришли в конный спорт как раз из кавалерии.

В.В. Да, из кавалерии. Они тогда и бега бегали, и конкуры прыгали. Хорошие были. Кстати, из кавалерии пришел Николай Алексеевич Ситько. Очень хороший мастер был, талантливый человек. Он у Буденного наездником был. Рассказывал, что пока маршал по Красной площади гарцевал, у него фуражка на голове шевелилась.

"ЗАВТРА". То есть?

В.В. Сама подумай! Брусчатка, лошадь идёт галопом. Всякое ведь может быть! Лошадь подскользнулась, упала, а тут гости, весь мир смотрит. Страшное дело! И вот на одном из парадов Сталин — он умный был мужик, чего там! — уловил, что американскому послу конь один понравился. Его привели в конюшню, показали, короче, подарили. А сопровождать Ситько и Бобылева, ветеринарного врача, отправили. Везли океаном, болтались. Возвращаются, а Ситько к Буденному не допускают. Как будто бы Ситько шпионом был. Зачем тогда отправляли? После этого Ситько и пришел в конный спорт.

"ЗАВТРА". Владимир Афанасьевич, с какого времени в Советском Союзе стали активно заниматься конным спортом?

В.В. Впервые на Олимпийских играх мы выступили в 1952 году. В Хельсинки, XV Олимпийские игры. Мы приехали туда… Ну как бы это сказать… Ну вот человек танцевать не умеет, а его на паркет танцевать запустили (смеется). Хорошие лошади были, но международного опыта мы не знали совсем, у нас программа и правила свои были. Ну, и окунулись. И поняли, как отстали. Плохо выступили. Приехали в Москву, Семен Михайлович вызвал людей.

"ЗАВТРА". Какой Семен Михайлович?

В.В. Буденный. Вызвал, всыпал офицерам, которые выступали. Усы крутит. "Позорите! — говорит, — что ж сделаешь?" И сделали вот что. Тех, кто выступал на Олимпийских играх, на чемпионат Советского Союза не допустили. Их судить поставили. А выступали те, кто на Игры не поехал. Маршрут поставили такой, какой в Хельсинки был. Жестокий был маршрут. Из тридцати шести лошадей, которые выступали, дошли до финиша только четыре. После пятьдесят второго года и лошадей поломали много, и людей побило много. Убивались насмерть. В 1956 году уже выступали как люди. Хорошо. Команда наша сильная уже была. А в 60-м у нас первый Олимпийский чемпион появился — Филатов Сережа, офицер. И дело пошло. Манежи строить начали, в разных городах конные общества открывать. В 68-м году новый Олимпийский чемпион — Кизимов. В 70-м Елена Петушкова стала чемпионкой мира.

"ЗАВТРА". Вы были тренером олимпийской чемпионки Елены Петушковой. Вы — мастер спорта, заслуженный тренер РСФСР, судья всесоюзной категории. В 80-м году Елена Петушкова стала чемпионкой страны, призером Спартакиады народов СССР, и только загадочная смерть коня Абакана, на котором она должна была выступать, помешала ей стать двукратной Олимпийской чемпионкой. Каковы были ваши призовые?

В.В. Стыдно сказать. Как раз в 80-м мы с женой получили квартиру, до этого в коммуналке жили. И тут письмо пришло: придти получить призовые. Жена говорит: "Вовка! Как здорово-то!" Думали чем квартиру обставить. Я поехал. Получаю… двести с небольшим рублей.

"ЗАВТРА". Негусто. Зарплата старшей медсестры в ту пору. Ваше мнение: спортсмену нужно платить или как раньше? спортсмен за идею выступать должен?

В.В. Да, сейчас платят, раньше не платили. Ну конечно, лучше когда спортсмен получает деньги. Давайте так говорить: ни одного спортсмена здорового человека нет.

"ЗАВТРА". Вот мы и перешли к сегодняшнему дню. Владимир Афанасьевич, сейчас конный спорт в большой моде. Строят конно-спортивные клубы, покупают дорогих лошадей, покупают люксовое обмундирование, только вот и лошадей, и обмундирование, и тренеров покупают в Германии. Где наши-то?

В.В. Раньше мы били немцев. Теперь мастеров нет. Да они и не нужны никому. Пришли новые люди. На смену этим новым людям приходят другие новые люди. Чехарда.

"ЗАВТРА". Специалисты хоть?

В.В. А где они сейчас, специалисты-то? Вот с перестройкой пришел новый директор ипподрома. Стал продавать лошадей в Германию по десять тысяч рублей. Я говорил: это ж копейки! Лошади, они уже на чемпионате СССР занимали места, Россию выиграли, им была бы большая цена. Мне так отвечали: за десять тысяч рублей были куплены — за десять тысяч марок продаем. И вот когда я приехал в Германию, и выступил на проданном в Германию же нашем коне Твисте, так этого Твиста за пятьсот тысяч марок перекупили в Голландию. Я не оговорился — за пятьсот тысяч марок.

"ЗАВТРА". Это было в 1991 году. Знаю, вы тогда выиграли Кубок округа Берлин и Фленсбург. Любопытно, что я, человек далекий от конного спорта, впервые услышала о вас на закрытом вечере на скачках в Баден-Бадене. Так что мой путь к Вам лежал не только через Святово, но прежде — через Германию.

В.В. Мне уж тогда 59 было! Немцы ко мне хорошо относились. Просто очень хорошо относились. Был такой случай. Мне выступать идти, а конь в бинтах — помощница отошла куда-то. Тогда главный тренер Фленсбурга кричит: "Володя! Комм цу мир!" А сам перепрыгивает через заборчик прямо в лужу — а он в лаковых туфлях был — и стал бинты снимать. Ну кто полезет под лошадь, если нет уважения! Это большое дело!

"ЗАВТРА". Боюсь, что слово "уважение" у нас скоро в архаизм превратится. А скажите мне, выездка — это спорт или искусство?

В.В. Спорт. Искусство — это когда всё отточено, когда всадник и лошадь — одно целое. Искусство в выездке заключено в нюансах.

"ЗАВТРА". Как же фиксировать эти нюансы? Всадник себя не видит даже?

В.В. Чувствовать должен. А работает лошадь, оттачивает и фиксирует движения тренер. Мне Елена Петушкова так говорила: "Спасибо, Афанасич! Лошадь — как музыка Чайковского".

"ЗАВТРА". Приятно. А с кем или с чем вы связываете сегодня будущее конного спорта?

В.В. Не могу ответить на этот вопрос. Трудно очень.

Я выключила диктофон. Расставаться с Владимиром Афанасьевичем Васильевым не хотелось. Не часто приходится говорить с высоким профессионалом, чья улыбка, к тому же, как улыбка Гагарина, обескураживает. Мы продолжали сидеть на трибуне конно-спортивного клуба ЦСКА. В манеже шла тренировка, девушки лет от 14 до 25 грациозно держались в седле. Владимир Афанасьевич делал своим подопечным замечания. Я им по-доброму завидовала. Скольких мы знаем сегодня легендарных спортсменов, кто, как на бой, шел на защиту престижа своего государства? Они с честью выигрывали международные схватки. Но проиграли свой главный бой. И это не их вина, что Кубки и медали тех прежних советских лет конвертируются ныне, ну, разве что, в душевную травму. "А что? Мальчишки не занимаются?" — я прервала несвоевременные мысли. "Нет. Одни девчонки. Куда только пацаны подевались?" На столь риторический вопрос даже отвечать как-то неловко было.

…Когда я пришла домой, по телевидению транслировали фрагменты Церемонии вручения высшей награды нашей Родины: "За заслуги перед Отечеством". Говорят, что сегодня электрошоком под наркозом лечат. Здесь мозг выносили наживую. И уже не до того становилось, кто и какой мерой уравнял на чашах весов "большой вклад в дело защиты Отечества" создателя стратегических подлодок Сергея Ковалева и руководителя театра Сатиры Михаила Ширвиндта. Уже дробило в сознании саму попытку припомнить работы последнего, которые, по слову Президента, "всегда событие в кино и в театре". Уже трясло от незапланированного Протоколом запева в Кремле заслуженного защитника Отечества Николая Баскова… но вот вышел к Президенту другой фигурант торжеств, заслуженный защитник Отечества юморист Роман Карцев, и стало понятно. В нашей, "уже другой", стране мальчишки уже не придут ни в секции по борьбе, ни на ипподромы, ни на аэродромы. Тут дело куда как серьезней обстоит. Тут либо — пан, либо — пропал. Либо — шоумен, либо — русский бомж, влюбленный в свободу.

Марина Алексинская

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Осень настала. Холодно стало. Всё по традиции вроде бы здесь. Правда, и нового тоже немало в нынешней осени всё таки есть. Вон подбирается грипп непонятный, паника всюду — а кто-то и рад: бизнес аптечный в наваре стократном! Не для него ли и весь маскарад?..

Осень настала. Миру предстала новость, как с "Опелем" кинули нас. А ведь с какого вещал пьедестала тот, кто уныло утёрся сейчас!.. Вот они, прелести капитализма: деньги дороже тут, чем договор. Так же вставляет Америка клизмы, как и вставляла их всем до сих пор.

Осень настала. Новый кидала, только теперь уже местный царёк, к пенсии всем добавлял хоть помалу — ныне ж назад отбирает паёк. Ну, а за что, в самом деле, награда? Выборы кончились — вот и привет. Голосовали старушки "как надо" — дальше ж нужды в них особенной нет.

Осень настала. Стража поймала тех, кто стрелял в адвоката в упор. И завопили эфир и каналы: "русским фашистам" пора дать отпор!.. Да поостыньте с истерикой вашей. Службы — и те говорят напрямик об этих самых злодеях, что даже кто-то не очень-то русский из них…

Осень настала. И подсказала: как День милиции надо встречать. Лично премьеру "гвоздей" вбил немало скромный майор, не желавший молчать... Нужное дело. Одна незадача: "правозащитники" тут уж как тут! Ты посылай-ка, майор, их подальше: беды в России — от них и идут...

Осень настала. И показала, что "демократия" в нашей стране снова почти что из гроба восстала, видя реванш свой на белом коне! Ну, а откуда тут выросли ноги, знает ли нынче у нас кто-нибудь? Так почитай президентские блоги — и о развитии думать забудь…

Осень настала. Ох, и достала ушлая власть — бессловесный народ. Прошлым пугать его заново стала! Будто сегодня он сладко живёт… Будто помогут ему словопренья тех, кому мил их вермонтский пророк… То ли осеннее тут обостренье, то ли вакцина от гриппа — не в прок.

Осень настала. Но заблистала в сумраке тусклом — надежды звезда, если под флаги Октябрьские стала снова Отчизна моя, как всегда. Значит, сражаться ещё не устала в новом бою за Победу она.

…Осень настала. Холодно стало. Будет зима… Но придёт и весна!