/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 293 (28 1999)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ИОСИФ СТАЛИН НЕСЕТ ЛЕДОРУБ

О чем были последние кровавые мысли Андрея Первозванного, прибитого гвоздями к кресту? Тараса Бульбы — на дыбе, в гудящем огне? Боярыни Морозовой — в цепях, на вонючей овчине? Сусанина — в глухомани, среди польских сабель? Генерала Карбышева, леденеющего в солнечной глыбе? Генерала Макашова — в разбитом танками Доме? О чем сегодня мысли русского патриота, изведенного борьбой, неудачами, посреди изнывающей Родины?

Не счесть врагов. Пугают тюрьмой, погромом, взрывами, пожаром Москвы. То моргающей репой возникнет голова Крашенинникова. То черным стрючком нависнет министр Рушайло. Мечется над Россией трехпалая клешня, сжимает лом. Победоносно вернулся Чубайс, как медная сковорода, на которой шипит, поджаривается чей-то синий вырванный глаз. Злой сорокой трещит Березовский, скачет по кремлевской стене, колотит клювом красный гранит мавзолея. Дни и ночи вылизывает страну ядовитый язык НТВ. В каждом доме — капелька разноцветного яда, от которого мутнеют мозги, западает сердце, лопаются сосуды в глазах. Русская баба, насмотревшись Миткову, начинает выть, как волчица. Русский мужик, послушав Киселева, выливает в родной колодец солярку, кидает горящую ветошь.

Лидеры, вожди, обожаемые народом кумиры — кто исчез, как дым от сигаретной затяжки, приткнулся в какой-нибудь банк или фирму. Кто перепрыгнул через баррикаду и теперь пирует с врагом. Кто спятил, сошел с ума, возомнил себя Папой Римским. Где ты, блистательный Невзоров, заступник сирых и босых, певец ГКЧП и Победы? Почему ты носишь сюртук Березовского, ешь с его золотой тарелки? Где ты, Тулеев, народный трибун? Почему твои щеки в помаде, оставленной поцелуем Чубайса, и все, кого ненавидит народ, побывали в твоих объятиях?

Витийствуют лжепророки. Солженицын с каиновым шрамом на лбу все обустраивает Россию, все поправляет на ней погребальный венок. Михалков в острых штиблетах, закиданный тухлыми яйцами, все золотит купола, пускает фейерверки, развешивает портреты царей.

И куда ни глянь, везде ликуют враги. Там изгоняют из Косово последнего серба. Там готовят к затоплению станцию "Мир". Там Назарбаев, ненавистник России, закрывает космодром Байконур. Латвийские карлики запретили русский язык. Бородатый Хаттаб, напротив, выучил русский и грозит подорвать Барвиху. Эстонский эсэсовец похоронен под звуки гимна. Губернатор Прусак, постельничий Ельцина, призывает отменить Конституцию. Абрамович под Мюнхеном строит для Дьяченки дворец. Град размером с кулак падает на Москву. Саранча из диких пустынь, услышав о создании "Правого дела", летит в Россию помочь Кириенко. Торфяники не вынесли иссушающих речей Черномырдина, загорелись. И везде, куда ни глянь, к каждому человеку, к каждому доброму делу присосался упырь. Сосет, наливается клюквенным соком. Румяный волдырик, веселый, насмешливый. Не путать с премьером Степашиным.

Что делать русскому человеку, глядя на сонмы врагов, слушая их победные клики, видя, как ночью в форточку просовывается нос Жириновского?

Вспомнить, что муки твои — ничто перед муками Родины. Вспомнить, что Родина требует верности до последнего вздоха. Стряхнуть наваждение и увидеть рядом миллионы патриотов России. Сквозь все дымы узреть немеркнущее Русское Солнце. Сквозь все ночные туманы восхититься негаснущими Русскими Звездами. Прийти в собор и увидеть "Спас Златые Власа". Прийти на митинг и услышать генерала Варенникова.

В Россию из Германии приехал Александр Зиновьев. Фронтовик и философ, дважды за жизнь, тогда и теперь, он вырвался из немецкого котла. Приехал, чтобы сражаться с режимом. Если Зиновьев с нами, а Костиков с ними, кто победит?

Валаамскому монаху на острове средь бела дня явился Иосиф Сталин. Держал в руках ледоруб. Ничего не сказал и ушел по водам.

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Досрочный уход Ельцина "в отпуск" на 7-10 дней отразил полнейший разброд в стане "реформаторов",— такой вывод был сделан на встрече ряда глав иностранных корпунктов, которая состоялась на днях в одном из элитных "гольфклубов". Участники встречи пришли к выводу, что ни один из вариантов "сохранения Ельцина" на вершине политической пирамиды России не работает. Констатировалось, что ЧП и "перевороты" не обеспечены сколь-нибудь значительными ресурсами, а переход к "союзу с Белоруссией" наталкивается на сопротивление Запада и его "самых последовательных сторонников в среде российской политической элиты" (Явлинский, Шаймиев и др.). В этой связи иностранные аналитики высказали предположение, что разброд в стане Ельцина и безысходность "положения двора" накладывается на растущую вероятность еще одной катастрофической "девальвации рубля", что может спровоцировать очередные "непредсказуемые" действия самого Ельцина, который, по "внутренней информации", пребывает в состоянии резких колебаний физиологического и психического статуса. Вместе с тем рациональный просчет сценариев подтверждает растущую неизбежность декабрьских выборов в Думу...

l Как сообщают источники из служб охраны высших должностных лиц РФ, в "семье" появился очередной фаворит. "Новая звезда" — успешный предприниматель из Москвы А.Мамут. Он — выходец из профессорской семьи, который оказался введенным в "ближайший круг" Р.Абрамовичем. А.Мамут обучался в МГИМО и является "однокашником" таких известных фигур, как Потанин (глава ОНЭКСИМбанка), Лебедев (руководитель Национального резервного банка), а также А.Брежнев, внук покойного Генсека, который сейчас включается в политические игры, спекулируя именем своего деда с откровенно антикоммунистическим вектором. А.Мамут в последние месяцы выполняет функции "начотдела кадров" и отбирает наиболее верных сторонников для Ельцина и "семьи". Именно в связке с Абрамовичем он оттеснил Березовского, скомпроментированного "швейцарскими делами". Одной из главных побед Мамута является успешное "пробивание" им на пост главы таможенного комитета Ванина, а также в министры финансов Касьянова, который в свое время "проходил" некие курсы в одной из спецслужб СССР совместно с Лебедевым. Данная группировка максимально лоббирует Касьянова и планирует его продвижение на место Христенко с целью "захвата" совзагранбанков и еще неприватизированных госбанковских учреждений. Концентрация ресурсов должна обеспечить сценарий сохранения у власти Б.Н. и его семьи на ближайшие два-три года. В свое время Мамут был одним из первых выпускников МГИМО, который ушел в кооперативное движение и "сделал деньги" на штамповке пластмассовых изделий. В дальнейшем он включился в группу Березовского, но в последнее время добился совместно с Абрамовичем оттеснения БАБа от реального управления финансовыми потоками "семьи". По мнению кадровых офицеров российских спецслужб, А.Мамут обладает "изощренным умом", и ему, совместно с Лебедевым, приписывают разработку плана акции против Ю.Скуратова...

l Приход к власти в Израиле Э.Барака предполагает "смену приоритетов" израильской политики в отношении еврейских финансовых центров в России, сообщает источник из Иерусалима. В частности, предполагается, что в ближайшее время Гусинский должен быть "вызван на ковер" и "МОСТу" предложат смелее выходить на критику Кремля, а также участвовать в формировании антиельцинской избирательной коалиции с привлечением Примакова и Лужкова...

l Как сообщают источники из Газпрома, Вяхирев активно включился в "секретное взаимодействие" с Лужковым, что позволит ему отбить "атаку Черномырдина" и ельцинской "семьи" на Газпром. В то же самое время Аксененко и Калюжный получили задачу проведения внеочередного собрания акционеров Газпрома уже в середине августа, после "решающего вброса" компромата на Вяхирева со стороны МВД, после чего "брата Ромула" отстранят от должности, что должно быть утверждено внеочередным собранием акционеров Газпрома...

l Капитуляция Милошевича, достигнутая Вашингтоном при посредстве Черномырдина, привела к тому, что вице-президент Альберт (Эл) Гор получает почти стопроцентные шансы на предстоящих президентских выборах, сообщают информаторы из Вашингтона. В свете этого республиканцы, которых поддерживают прежде всего Тихоокеанское побережье и нефтегазовые гиганты Техаса, оказались "подрублены" российским экс-премьером. Вследствие этого принято решение максимально препятствовать инвестициям в Газпром и обрушить его акции на нью-йоркской бирже. Одновременно в победе Гора остро заинтересованы финансовые гиганты еврейского капитала, поскольку Гор будет первым "религиозным" евреем, который возглавит США...

l Согласно агентурной информации, поступившей из леворадикальных группировок, здесь прошел секретный съезд, на котором делегаты приняли торжественное решение "эксгумировать" труп Ельцина после его смерти в случае надругательства над мавзолеем. На том же съезде предлагались различные варианты "перенесения вины Ельцина на всех членов его семьи", в том числе и умерших...

l По данным из Вашингтона, в конгрессе США подготовлен секретный доклад о "финансовых злоупотреблениях" фирмы ФИМАКО, "прокручивавшей" золотовалютный запас РФ на нью-йоркской фондовой бирже и на российском рынке ГКО с передачей средств в личное пользование клана Ельциных...

l Выемка финансовых документов Березовского, осуществленная швейцарской прокуратурой, дала беспрецедентные результаты. Вместе с тем, швейцарская прокуратура считает нецелесообразной передачу этих документов российским властям до ясности в "деле Скуратова" и завершения избирательной кампании с появлением "новой исполнительной власти", передает источник из Женевы.

l Кампания вокруг "запрета КПРФ" и переноса тела В.И.Ленина из мавзолея, как сообщает источник из филиала американского "Национального демократического институа" в Упсале (Швеция), разработана управлением политического планирования администрации президента РФ под непосредственным руководством Дж.Поллыевой. Источники указывают также на тесную дружбу этой "железной леди" с небезызвестной Г.Сотниковой. Основной целью кампании назван шантаж "системной оппозиции". В окружении президента планируют получить в обмен на "согласие" с легальным статусом КПРФ отказ коммунистов от сотрудничества с Ю.Лужковым, а также минимизацию участия компартии в парламентских выборах 1999 года...

l Арест генерала Шаркова, как сообщают нам из Киева, был согласован с натовскими структурами и является составной частью американского плана давления на Россию после успешного, как полагают в Вашингтоне и Лэнгли, завершения "акции на Балканах". Переизбрание Л.Кучмы на пост президента Украины 31 октября 1999 года, как полагают наши информаторы из Брюсселя, "замкнет антироссийскую цепь от Прибалтики до Казахстана”...

l Приезду Собчака предшествовали консультации с Чубайсом и Степашиным (Ленинградская группа), которые дали гарантии бывшему мэру относительно прекращения следствия по его прошлым делам. Аранжировка приезда осуществлялась для консолидации “правых” демгруппировок. Все это означает окончательный “закат” Скуратова...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« В Воронежской области обнаружен холерный вибрион, оказавшийся членом движения "Правое дело".

Группа «Горячий цех» - хлебопекарни, торговое оборудование москва. 1

Владимир Бушин РУКИ ПРОЧЬ, ВИЗГЛИВАЯ ШПАНА!..

"Сохранить в мавзолее тело Ленина — это лишь полдела. Надо ставить вопрос о восстановлении исторической справедливости в полном объеме и вернуть в мавзолей саркофаг генералиссимуса Сталина".

Доктор философских наук, профессор А. Л. ВАССОЕВИЧ, беспартийный, из “бывших", из семьи репрессированных. Ленинград.

("Советская Россия", 6 июля 1999 г.)

Первый демократ наш, Кукурузник,

Хоть генсеку это не к лицу,

С фюрером фашистов был союзник

В ненависти к Сталину-отцу.

Он в глухую ночь из мавзолея

Выбросил священный гроб вождя.

...Фюрер новый, с каждым днем зверея,

Рушит все, и склепов не щадя.

Тут ему в подмогу Жириновский

И один известный иерей.

Но встает из гроба Маяковский:

“Тронь попробуй, сволочь, мавзолей!”

С Мавзолея — та священна дата —

Вождь меня благославил на бой.

И заставить хочешь ты солдата

Голову склонить перед тобой?

Да за это прокляли бы внуки,

И не знал прощенья у детей...

Руки прочь от Ленина, гадюки.

Сталина — обратно в Мавзолей!

Заодно с безумным президентом

Тявкают "Долой! Круши! Сноси!"

Все, кто стал сегодня резидентом

Преисподней на святой Руси.

Думают, что это очень просто,

И ползут на нас из вех щелей...

Руки прочь от Ленина, прохвосты!

Сталина — обратно в мавзолей!

Голос подала певичка Алла:

— Я как христианка тоже "за".

...Христиан таких теперь навалом,

Крестик свой сующих всем в глаза.

А живут уж точно не на гроши.

Правит бал хапуга-фарисей...

Руки прочь от Ленина, святоши!

Сталина — обратно в мавзолей!

Яковлев, Сванидзе и Радзинский

Средь шпаны особенно ловки.

Ах, как жаль, что так далек Дзержинский!

Тот бы им устроил Соловки...

Вой стоит. Визжат христопродавцы

С каждым днем пронзительней и злей...

Руки прочь от Ленина, мерзавцы!

Сталина — обратно в мавзолей!

Помните: ваш крестный, Кукурузник,

У кого не дрогнула рука,

Дни свои скончал как жалкий узник

И народом проклят на века.

Аж болят от визга перепонки.

Но смотри, товарищ, веселей.

Руки прочь от Ленина, подонки!

Сталина — обратно в мавзолей!

Будем же, друзья, бессонно-чутки!

Станем прозорливей и смелей.

Руки прочь от Ленина, ублюдки!

Сталина — обратно в мавзолей!

Москвичи, коломенцы, рязанцы,

Люд честной! Сплоти ряды тесней.

Руки прочь от Ленина, засранцы!

Сталина — обратно в мавзолей!

Мы продаём запчасти Daewoo Aveo 2 оптом и в розницу.

РЫНОК ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ТРУДА

Проект экономической программы НПСР, опубликованный в июне, вызвал самые разные, в том числе и негативные, оценки у представителей различных флангов Народно-патриотического союза. В результате вместо консолидации сил патриотов на единой экономической платформе произошла их поляризация.

Почему это случилось? Сегодня мы не беремся ни давать происшедшему свою оценку, ни анализировать суть самого проекта, а предоставляем слово одному из его разработчиков, доктору экономических наук Сергею ГЛАЗЬЕВУ, интервью с которым публикуется в этом номере газеты.

Читайте стр.2

СОБОЛЕЗНОВАНИЕ

Коллектив редакции, читатели и авторы газеты

глубоко и сердечно соболезнуют нашему товарищу,

заместителю главного редактора "Завтра"

Николаю Михайловичу АНИСИНУ

по поводу постигшей его тяжелой утраты —

кончины матери

Зинаиды Захаровны

РЫНОК ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ТРУДА (Беседа доктора экономических наук Сергея ГЛАЗЬЕВА с заместителем главного редактора “Завтра” Николаем АНИСИНЫМ)

Николай АНИСИН. Слово “НЭП” входит в официальную моду. Его уже громко выговаривает не только мэр-отставник Гавриил Попов, но и действующий премьер-министр Сергей Степашин. На последнем заседании Совета Федерации он заявил, что к осени стране будет предъявлена программа новой экономической политики. Есть ли основания считать, что такая программа у кабинета министров появится и что правительственный курс в экономике в ближайшие полгода значительно изменится?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Высказывания о необходимости новой экономической политики в свое время исходили и от премьера Сергея Кириенко. Он лепетал о мерах по подъему реального сектора и о стимулировании инвестиций в производство, и о шагах по обеспечению его роста. Но весь набор его фраз ничем подкреплен не был. Более того, говорил он одно, а делал совершенно другое. То есть говорил о том, что нужно двигать деньги в производство, и при этом поддерживал финансовые пирамиды, блокирующие инвестиции в реальный сектор. Говорил о создании условий для увеличения объемов отечественного производства, но одновременно сокращал государственные расходы и тем самым снижал спрос на товары...

У Степашина мы видим то же самое. После всех его слов о новой экономической политике возглавляемое им правительство одобряет заявление в адрес МВФ, которое возвращает нас к политике Кириенко.

Сергей Вадимович имеет в системе власти такой же вес, какой имел Сергей Владиленович. Оба они не являются самостоятельными политиками. Оба получили пост премьера из рук одних и тех же придворных кругов. И Степашин, как и Кириенко, не может не исполнять заказа, который через эти круги диктуют финансовые центры Запада.

Заявления о НЭПе в устах нынешнего правительства — не более чем камуфляж. Новой по сути экономической политики не будет ни в программе кабинета министров, если она появится, ни в реальных действиях.

Н.А. За десять дней до того, как Степашин пообещал Совету Федерации предъявить экономическую программу своего правительства, в печати появился документ — “Экономическая стратегия НПСР”. Он обнародован президиумом Народно-патриотического союза России. Обнародован как проект экономической программы объединенных в данный Союз партий и движений, которые, как известно, не приемлют курс режима Ельцина. Но что от их лица предлагает стране президиум НПСР? Можно ли экономическую стратегию Народно-патриотического союза рассматривать как принципиально новую, совершенно отличающуюся от той, которая проводилась и проводится в настоящий момент?

С.Г. Система идей, изложенная в “Экономической стратегии НПСР”, родилась не сегодня и не вчера. Она формулировалась на протяжении всего времени так называемых реформ, которые реализовывали Гайдар, Чубайс, Черномырдин и Кириенко. Их курс был курсом иностранного капитала, курсом вашингтонского консенсуса и МВФ, курсом, явно противоречащим нашим национальным интересам.

Внутри страны курс власти опирался на всякого рода паразитов. На олигархов, сколотивших состояние на спекуляции финансами и имуществом. На партхозноменклатуру, захапавшую лакомые куски госсобственности. На продажную творческую интеллигенцию и коррумпированное чиновничество. На бандитские “крыши”, грабившие легальных грабителей.

Реформы внутри страны выгодны были только паразитам. То есть тем, кто хочет, ничего не созидая, все иметь. Для них власть сотворила особый российский рынок.

На Западе рынок работает как конкурентный механизм, при котором процветает тот, кто производит для общества больше, качественнее и дешевле. А кто процветает у нас? Тот, кто сумел на халяву приватизировать собственность, кто спекулирует, берет взятки и собирает рэкетирскую дань, кто выше задирает цены на товары и услуги, кто высасывает соки из госбюджета.

Вместо рынка реформаторы в России создали среду для процветания паразитов. Это не могли принять конструктивные силы нашего общества, которые уже с начала 90-х начали выдвигать идеи построения нормальной, эффективно работающей рыночной экономики на основе конкурентности, соблюдения законов, прав человека и ответственности власти перед гражданами. Лучшие из этих идей вошли в проект программы НПСР.

Н.А. Если я вас правильно понял, то “Экономическая стратегия НПСР” представляет собой букет рыночных постулатов, рожденных в разное время в головах разных теоретиков и сведенных вместе? Но насколько они адекватны реальностям и особенностям российской экономики?

С.Г. Принципиальные положения, включенные в “Экономическую стратегию”, рассматривались и получили одобрение в Государственной думе, Совете Федерации, Российской академии наук, на форумах деловых кругов. То есть они прошли теоретическую обкатку на десятках обсуждений в самых разных аудиториях. Кроме того, есть доказательства и их практической жизнеспособности.

Из тех мер переустройства экономики, которые предусмотрены в проекте экономической программы НПСР, три были применены правительством Примакова и дали колоссальный эффект. Что я имею в виду? Ограничение роста цен на продукцию естественных монополий. Удержание низких процентных ставок. Смягчение денежного предложения через централизацию взаимозачетов и переучет векселей. Результатом этих мер с октября 98-го по март 99-го стал рост производства на 25 процентов. Одновременно произошло снижение инфляции с 33 процентов в сентябре до 2,5 процента в мае. А если бы та система идей, которая сегодня взята на вооружение президиумом НПСР, была реализована полностью, то мы получили бы шанс для устойчивого и неуклонного подъема промышленности и сельского хозяйства, для опережающего роста доходов населения и восстановления могущества нашей страны.

Н.А. Под какое идеологическое определение подпадает программа НПСР? Она умеренно либеральная или полутоталитарная, капиталистическая или социалистическая?

С.Г. Это программа наших национальных интересов. Интересов людей труда, интересов российского государства и общества. Она решает комплекс задач, который необходим для того, чтобы Россия имела конкурентоспособную экономику, устойчивое социальное развитие и обеспечивала достойную жизнь всем своим гражданам.

Н.А. Кто из наших граждан в случае реализации программы НПСР выиграет в первую очередь?

С.Г. Кто умеет и привык хорошо и честно работать и кто стонет от того, что сборище жуликов не дает им трудиться и получать зарплату в соответствии с их квалификацией. Прежде всего это бюджетники — учителя, врачи, ученые, военные, люди искусства, — которые сегодня, продолжая выполнять важнейшее для общества дело, находятся в униженном положении. Реализация курса НПСР позволит России наполнить государственный бюджет и пресечь его разворовывание. И стало быть, позволит решить все проблемы образования, медицины, науки, армии и культуры.

Далее, экономическая стратегия НПСР — это стратегия развития отечественного производства. И следовательно, от ее реализации не могут не выиграть инженерно-технические работники, рядовые рабочие и крестьяне.

Все те, кто занят в сфере торговли и кто хочет избавиться от контроля бандитов и криминальных монополий, также увидят в программе НПСР свой интерес. Почему у нас сегодня такие дорогие товары? Да потому, что доля товаропроизводителей в ценах на наших рынках не превышает 20—30 процентов, а две трети цены — это накрутка рэкетирам и взятки чиновникам. Курс НПСР предусматривает очищение торговли от криминала и бюрократического произвола. Его реализация даст торговле возможность работать в условиях свободной рыночной конкуренции, защитит право собственности и право доступа на рынок при активной антимонопольной политике. Торговля освободится от засилья огромного количества криминальных структур, то есть освободится от выплаты колоссальной дани.

Есть все основания считать, что экономический курс НПСР найдет понимание у финансовых работников, готовых к честной конкурентной борьбе, а не к воровству. До сих пор у нас выживали банки-паразиты, которые собирали деньги у населения, ухватывали куски госсредств и вкладывали их в финансовые пирамиды, не неся ответственности перед вкладчиками. У нормальных же банков, зарабатывающих деньги на инвестициях, нет условий для жизни. Они еле-еле сводят концы с концами, несмотря на то, что хотят делать полезное дело. Такие банки не могут не ратовать за курс НПСР. Как не могут за него не ратовать работающие ныне на экспорт компании.

Программа НПСР не предусматривает свертывания внешнеэкономических связей и дает нашим экспортерам шанс усилить их конкурентоспособность. То есть дает им такие инструменты, как госгарантии под привлечение кредитов и госстрахование экспорта. Она обеспечит защиту российских товаропроизводителей на внешних рынках и оградит их от недобросовестной конкуренции из-за рубежа на рынке внутреннем...

Н.А. Все ваши последние утверждения можно свести к одному — проект “Экономической стратегии НПСР” отвечает интересам абсолютного большинства российских граждан. Но далеко не все политики, которые отстаивают интересы большинства, готовы принять этот проект стратегии как руководство к действию. Например, Виктор Илюхин считает, что он неприемлем ввиду его многословности и политической неопределенности. Что вы можете сказать на сей счет?

С.Г. Подчеркиваю, документ, названный “Экономической стратегией НПСР”, является проектом экономической программы Народно-патриотического союза. Он опубликован для обсуждения и дискуссии и открыт для конструктивных идей, в том числе и от Виктора Ивановича Илюхина.

В течение ближайшего месяца мы, разработчики документа, готовы собрать все оценки, замечания и предложения и продолжить работу над проектом. Идеи, заложенные в нем, — это не догма. Это развивающаяся система, принимать которую в качестве программы есть смысл лишь тогда, когда она получит одобрение всех ведущих народно-патриотических сил и политически активных граждан.

Теперь, что касается многословности проекта. Он написан не языком публицистов, а языком профессиональных экономистов. Нам важно было продемонстрировать научную обоснованность программы, логичность необходимых для ее осуществления действий и доказать всем, кто разбирается в экономике, что обнародованная нами система идей — надежный и проверенный интеллектуальный продукт. Короче говоря, мы сделали первый шаг — создали добротный документ. Второй шаг предполагает популяризацию идей экономической стратегии и их перевод в лозунги. Над этим должны уже работать идеологи и журналисты патриотических изданий.

Н.А. Один из разделов “Экономической стратегии НПСР” называется “Наши противники” и начинается он так: “Осуществление нашей экономической политики в интересах народа и будущего развития России потребует преодоления сопротивления паразитической олигархии и связанной с ней организованной преступности”... То есть авторы экономстратегии НПСР отдают себе отчет, что ее реализация невозможна без подавления сопротивления, по вашим словам, всякого рода паразитов. Понадобится ли для этого введение каких-то чрезвычайных мер и способов управления страной?

С.Г. Экономическая политика Народно-патриотического союза отвечает интересам подавляющего большинства российского населения. И если НПСР сумеет донести до народа идеи своей политики, то единственное, что потребуется для ее реализации, — это демократическая, честная процедура выборов и сохранение в стране правовой системы. Несомненно, что многие власть имущие и богачи с мировоззрением бандитов попытаются в очередной раз свернуть шею стране и попробуют либо фальсифицировать выборы, либо устроить переворот, чтобы сохранить возможность и дальше воровать, как они это привыкли делать.

Наша задача — не допустить очередных преступных действий, выиграть парламентские и президентские выборы и затем через законодательные акты приступить к осуществлению своей экономической политики.

Никакими чрезвычайными мерами с помощью всевозможных ВЧК мы никого насиловать не намерены. Мы будем строго следовать законам, в том числе и направленным против паразитизма. И насилие в таком случае уместно лишь при неисполнении законов, которые выражают волю народа.

Александр Васильев ВЕЧНЫЙ ИНОСТРАНЕЦ

Мы все родились и жили в империи под названием СССР. Она была империей по сути, и не самой плохой. Теперь говорят, мы тоже живем в империи, но в империи по виду и для жизни малоприспособленной. Вообще русские — народ имперский. Народ, который очень трепетно относится к имперским символам: к орлам, к былому величию, к ядерному оружию, и не только к ним, но и к нашим правителям. В руках Ельцина имперские символы кажутся мишурой. Что касается наших премьеров, то все они, начиная с чмокающего голубя мира и заканчивая мальчиком с лысиной, производили впечатление скорее банановое, чем имперское. И вот после прошлогоднего кризиса появился осколок могучей советской имперской эпохи: кандидат в члены Политбюро, председатель палаты Верховного Совета СССР, директор службы внешней разведки — последний солдат империи — Евгений Максимович Примаков. Вся нация содрогнулась в едином порыве. Все вздохнули с облегчением, все стало тихо, чинно и благородно. Экономика потихоньку заработала, в политике особых ляпов не было, даже когда курс доллара начинал расти — это было совсем не страшно. Тихо и неспешно Примаков двигался в президенты, он и сейчас, по рейтингам Киселева, самый популярный политик в России, а там и, глядишь — станет нашим новым гарантом. Картину портил, как всегда, теперешний гарант, который, естественно, не потерпел никакого подобия конкуренции. Примакова сняли, но массовых волнений это не вызвало. После того Примаков стал все больше превращаться в легенду о самом себе. И скоро мы все будем вспоминать, как сладко мы жили при добром начальнике Примакове.

А давайте задумаемся: кто такой Е.Примаков? Он родился в Киеве, крупном, но не столичном, провинциальном городе. Его детство и юность прошли на окраине империи — в Тбилиси (это не Россия). И он впитал в себя весь колорит кавказских отношений, друзей, застолий, в общем, неспешной жизни. Примаков никогда не был русским (по матери его фамилия — Киршблат), он всегда был советским. Правящая элита в СССР была космополитична по своей сути. Алиев и Шеварднадзе являлись советскими руководителями, Советский Союз был их родиной, но Россия никогда ей не была. И поэтому не стоит удивляться их теперешней антироссийской политике. Примаков — фигура такого же крупного калибра, как и эти деятели, но, как мы видим, калибр — это не гарантия пророссийской, прорусской политики. Нам могут сказать, что мы покушаемся на самого полезного, самого патриотического из теперешних политиков. Давайте же посмотрим, а что же на самом деле сделал такого патриотичного Е.Примаков и обратимся к фактам.

В свою бытность премьер-министром Евгений Максимович не раз давал понять и неоднократно заявлял публично, что он — политический премьер. Так и было: экономикой и финансами занимались Ю.Маслюков, В.Геращенко, Г.Кулик и др. На долю самого премьера приходилась политика: внешняя и внутренняя. Начнем с внешней. Прописной истиной является то, что основная внешняя политическая проблема России была есть и будет югославская (косовская) проблема. Многие из нас находятся в плену известной парадигмы: хороший Примаков, развернувший свой самолет над Атлантикой, и плохой Черномырдин, сдавший Югославию НАТО. Однако если допустить, что Примаков действительно такой умный и прожженный политик, каким мы его себе представляем, то почему же он не предусмотрел такой вариант? Очевидно, что его влияние на Ельцина никогда не было абсолютным, березовские-абрамовичи всегда находили наиболее близкие пути в “семью”. Неужели трудно было посчитать появление пораженцев и предателей? Речь тут не идет о Черномырдине, он всего лишь был нанят (и “семьей” и НАТО) для выполнения особо грязной работы, а речь идет о проатлантических настроениях кремлевской клики, которые не один серьезный политик не может недооценивать. Что Е.Примаков слаб для того, чтобы это посчитать? Если это так, то зачем он нужен? Но мы не верим в глупого Примакова. Значит знал.

Результат для Югославии: страна разбита, провинция Косово оккупирована врагами, любитель клубнички Клинтон объявляет охоту за законноизбранным президентом Югославии и назначает плату за его голову. Результат для России: последний потенциальный союзник, кроме Беларуси, экономически уничтожен, моральный авторитет России на Балканах ниже нуля и она занимаемся грязной работой по указанию НАТО. А где Евгений Максимович? Все в дерьме, а он в белой шляпе и метит в президенты.

На мой взгляд, в этой истории и Примаков, и Черномырдин всего лишь, вольно или невольно, выполняли одну и ту же роль. Только Черномырдин, по простоте душевной, больше подставился. А Примаков, как не самый глупый представитель еврейской диаспоры, сыграл тонко: разворот над Атлантикой, приведший, в конечном счете, к тысячам жертв наших братьев — это, конечно, очень красиво. Но если бы он думал о судьбах России и Югославии, ему надо было бы не маневрировать в воздухе, а либо тихо сказать Милошевичу: “Извини, брат, но продадим мы тебя”, — либо действительно помочь Югославии оружием. И не бояться уходить в отставку, если видишь, что по-другому нельзя, все равно ведь почти сразу уволили.

Про импичмент и говорить не будем. Кто кого о чем убеждал — и так известно.

Интересно, что сейчас Е.Примаков готов примкнуть к Ю.Лужкову. Не будем обсуждать те или иные политические взгляды московского мэра. Но отметим: странная иностранная команда подбирается вокруг лидера “Отечества”: И.Орджоникидзе, И.Кобзон, У.Джабраилов, В.Ресин, С.Ястржембский и прочие. Все это представители разных народов советской империи, но среди них русских не так и много. Лужков подбирает себе команду по какому-то странному принципу, и появление Примакова в этой компании, видимо, не случайно. Партия “мягких” атлантистов-псевдогосударственников — неужели это будущее России?

Александр ВАСИЛЬЕВ

архитектурное освещение 3 фасадов

Татьяна Николаева ШИЛО — НА МЫЛО

Россией управляет “семья” Б. Ельцина — его родичи и их фавориты. Факт сей признают и на Западе, и у нас. И среди первых российских борцов против “семьи” — поклонники московского мэра Юрия Лужкова. Спорить с ними относительно березовских да абрамовичей, всяких аксененок, христенок и кириенок не приходится — они тут правы. Ну а как насчет зеркала? Что, если градоначальник Москвы посмотрит туда. Кого же он увидит рядом?

В некоторой московской прессе, любящей своего начальника до самозабвения, принято называть жену Лужкова — Елену Батурину — “очень успешным предпринимателем”. Госпоже Батуриной действительно принадлежит некое АО “Интеко”, которое среди прочих дел изготавливает всякую пластмассовую мелочь. Кстати, Лужков и Батурина познакомились в те времена, когда последняя работала в комиссии Моссовета, занимавшейся приватизацией. Откуда у госпожи Батуриной нашлись немалые деньги, за которые был приватизирован тот заводик, мы, люди нелюбопытные, спрашивать не будем. А всего лишь поинтересуемся, каким образом АО “Интеко” выиграло тендер на производство кресел при реконструкции стадиона в Лужниках. Любопытно, кто принимал решение о победе в тендере госпожи Батуриной — сам ее муж или кто-то из его подчиненных? И почему прибыль от этой операции, по слухам, в несколько раз превосходит себестоимость самих кресел? Разве в Москве нет конкурентов для лужковской женушки? Или все они готовы признать, что она — самый успешный в столице бизнесмен.

Рептильная московская печать с жуткой радостью сообщила недавно о ведре конской спермы, которую подарили счастливой мэрской чете в Германии. Значит ли это, что скоро будет госзаказ мэрии на породистых лошадей и в Москве объявится успешный бизнесмен-конезаводчик, который заменит московские такси на кареты?

“Семья” московского мэра, как и семья президента, включает не только жену, ее дочерей малолетних и сынов от первого брака (некие Лужковы, например, с блеском подвизаются на ниве рекламного и газового бизнеса), но и родных по духу чиновников и коммерсантов. Кто они?

Лучший друг мэра — Иосиф Давыдович Кобзон, президент АО “Московит” и “Партнерская-Атлас”, советник мэра, депутат Государственной думы. В свободное от пения патриотических отечественных песен время торгует всем, что приносит прибыль. Кобзону был запрещен въезд в США и Израиль. Раньше он любил демонстрировать связи с уголовной братией и, например, в интервью журналу “Профиль” говаривал: “Япончик к числу моих близких друзей не относится. Однако он неординарный человек, и от знакомства с ним я не отказываюсь... Я дружу не с профессией, а с человеком. Тайванчик — прекрасный парень, сердечный и добрый”. Скажи мне, кто твой друг...

А вот и другой, вхожий в окружение Лужкова, успешный бизнесмен — Умар Джабраилов, владелец группы “Плаза” (нефтяная компания “Данако”, рекламная фирма “Тихая Гавань”, гостиница “Рэдиссон-Славянская”, где был убит американский совладелец, “Смоленский пассаж”). А еще говорят, что Лужков не любит восточных людей. Видимо, не всех.

Ну, хватит об успешных предпринимателях. Самыми удачливыми в Москве являются успешные чиновники. Вот, к примеру, вице-премьер правительства Москвы Иосиф Орджоникидзе. Тот, кто за внешние связи отвечает, то есть за валютные гостиницы. Других объектов внешних связей в Москве пока нет, хотя есть недалеко — аэропорт “Шереметьево-2”, но пока вроде туда не добрались. Интересно, в чьи это руки тут недавно гостиницу “Белград” приватизировали? Надо заметить, что Орджоникидзе стоял у истоков кооперативного движения в Москве, так что опыт содействия понимающим людям имеет.

Владимир Иосифович Ресин — первый вице-премьер правительства Москвы. Родился в Белоруссии, сын одного из руководителей Главлессбыта, окончил Московский горный институт, но занимался и занимается строительством. Во всем “демократическом мире” через строительство отмываются мафиозные деньги. Когда-нибудь исследуют и сферу московского строительства. Но и сейчас про стоимость дорог и цены на жилплощадь в столице лучше не говорить. Ярый демократ Ресин — активный член Российского еврейского конгресса (где его шефом является известный медиа-магнат В.Гусинский). Впрочем, В.Ресин занимается ныне не только строительством, но и инвестициями. Самым первым замом у Ресина всегда был Владимир Давыдович Штернфельд — это тот, что концерн “Росштерн” возглавлял (слава Богу, что хоть не “Интерштерн”). Это тот концерн, что одновременно и по водке и по цементу (был когда-то московский главк “Промстройматериалы” — так это следы его приватизации по-мэрски). Да и соратники у Владимира Давыдовича как на подбор — Вадим Юхнович да Анатолий Рывкинд, все оттуда же, из “Росштерна”.

Но все это мелкие сошки по сравнению с главным московским олигархом — Владимиром Петровичем Евтушенковым. В кулуарах московской власти имя “Петровича” произносят шепотом и стоя по стойке “смирно”. Действительно, гениальный человек: одно только АО “Московский комитет по науке и технологиям” чего стоит. Через эту структуру и проводилась приватизация по-мэрски. Теперь только от некоторых “кусков” приходится отказываться. Например, от пакета акций в московском телеканале “ТВ-Центр”. Естественно, после такого хозяйничанья на “ТВ-Центре” повисли долги в 22 миллиона долларов, которые теперь предстоит покрывать перебежавшему от Ельцина к Лужкову Ястржембскому. Ничего, московский бюджет выдержит. Ныне Евтушенков — это всемогущий председатель совета директоров АФК “Система”, которая владеет всякой мелочью: “ГУМом”, “Детским миром”, Бусиновским мясокомбинатом, Московской сотовой связью, газеткой “Метро”. А самое главное, многочисленными доходами от субаренды московских помещений. И вместе со своим подчиненным, генеральным директором АФК “Система” Е.Новицким, которому, как и Кобзону, въезд в любимые США запретили, Евтушенков по-прежнему является самым толстым московским денежным мешком. Если кто-нибудь спросит: “А кто “Петрович” — чертовски успешный бизнесмен или чертовски успешный чиновник?”, — то придется сказать, что в “империи” Лужкова — это одно и то же.

Засилье чиновников в Москве — беда, о которой знают все. Не будем приводить примеров. Каждый человек, пытавшийся, хотя бы раз найти правду или получить самую простую бумажку в серых коридорах московских присутствий, поймет это без напоминаний. Надо ли говорить, что такого засилья чиновников, как в Москве, Россия не выдержит. В России нет таких денег, как в Москве, и поэтому объемы внебюджетных фондов (кормушек для чиновников) не смогут быть больше самого бюджета.

Еще мы не упомянули других членов московской “семьи”: то ли резидента, то ли нет — Шабтая Калмановича, прибывшего в Москву прямо из израильской тюрьмы и возглавившего торговый центр на Тишинке. Агагарима Джафарова — на его счету директорство на Московском желатиновом комбинате и ярая борьба за интересы азербайджанской общины в Москве, и многих других.

Мы посмотрели на московскую “семью”, которая, надо полагать, определяет суть движения “Отечества” и для которой Россия — их Отечество, но не всех 150 миллионов российских граждан. Так есть ли нам смысл “семью” Лужкова с ее патриотическими лозунгами менять на “семью” Ельцина, которая грабит нас, не прикрываясь высокими словами из песен Иосифа Кобзона?

Татьяна НИКОЛАЕВА

перевод с русского на английский язык 4

Фото

Когда в России исчезли экономика и индустрия — за рубежом у иных россиян появились огромные банковские счета и роскошные виллы и замки. Прямая связь между первым и вторым очевидна, ибо ведь никакая ценность не исчезает вдруг в никуда и не возникает из ничего... Так же, наверное, стал личной собственностью небезызвестной российской гражданки Татьяны Ельциной и этот дворец в альпийском Гармише, о чем много раз писали газеты и в Германии, и у нас (фото из “МК” № 158 за 98-й г.). Богатство, созданное трудом поколений, ушло к ненасытной кучке губителей нашей Родины, цинично “радеющих” о ее выживании с помощью оскорбительных подачек валютных фондов и мифического сбора налогов... Единственно верный способ спасти страну — немедля гнать вон Ельцина и его камарилью!

Владислав Шурыгин ЗВЕЗДЫ ГЕНЕРАЛА КВАШНИНА

Сегодня мы начинаем серию публикаций о наиболее известных и ярких людях современной России. Далеко не всех из них можно назвать нашими союзниками или друзьями. И характеристика многих из них не исчерпывается принадлежностью к какому-либо движению или партии, а зачастую вообще стоит вне этих определений. Оценку многим из них может дать только время. Но они живут в сегодняшней России, их усилиями она изменяется и двигается в следующее тысячелетие. И потому мы должны попытаться разглядеть их, понять, что движет ими, во имя чего они живут…

ФЕНОМЕН "ЭНГЭША"

…Когда русские "бэтээры" входили в Приштину, вся русская Россия ликовала! И хотя заходился заполошным воем почетный натовец Женя Киселев, хотя за спиной войск ивановский МИД уже истерично искал предлоги и способы немедленной остановки ввода войск, вся многомиллионная Россия ликовала, припав к телевизорам. В эти короткие часы русского триумфа мы вновь, как когда-то, почувствовали себя единой нацией, великим народом.

Потом, конечно, включились невидимые механизмы управления миром, на изуродованные растерянностью лица американских дипломатов вернулись целлулоидные "майкрософтские" улыбки. Вытащенные Россией из-под турецкого сапога, болгары в очередной раз предали свою спасительницу. Щелкнули каблуками перед НАТО мадьяры и запутавшиеся в своем происхождении румыны, запретив русским пролет через свое дырявое, как простынь в борделе, изгаженное натовским керосином небо. "Гусский" МИД, облобызав туфли Строуба Тэлбота, поклялся, что ни один русский солдат без разрешения НАТО в Косово не войдет. Блестяще начатая военная операция захлебнулась. Но еще долго у всех на устах звучали фамилии русских генералов: Ивашев, Заварзин, Квашнин…

Сегодня мы уже с полным правом можем говорить о новом политическом феномене русской истории — Российском Генеральном штабе.

Именно Российский Генеральный штаб сегодня является наиболее последовательным и принципиальным выразителем интересов той Великой России, идеал которой живет в каждом русском человеке. Я далек от его идеализации. И отлично понимаю, что деструктивные процессы всеобщего развала, деградации, конечно, не миновали и Генеральный штаб. Что сегодня престиж офицера ГШ, его официальный статус, уровень жизни низки, как никогда раньше, что ГШ покинули сотни великолепных профессионалов, что боронами "чисток" из него были вырваны и выкорчеваны очень многие принципиальные и преданные идее возрождения Великой России офицеры. Но, несмотря на все это, Генеральный штаб России продолжает оставаться наиболее патриотической и государственнической структурой современной власти.

Не сбылись мрачные прогнозы политологов относительно того, что стараниями реформаторов Генштаб России "реформируется" в "колониальное командование армии США". Хотя попытки "перестроить" нашу армию под американскую и "встроить" ее в "великий" северо-атлантический союз предпринимались достаточно регулярно. Чего стоили изыски "реформаторской группы" Кобца — Самойлова или военный раж мадам Старовойтовой, рвавшейся в кресло министра обороны?

Скажем честно, что частично в этом есть заслуга такой столь одиозной фигуры, как Павел Грачев. Не блещущий какими бы то ни было полководческими талантами, прыгнувший с должности командующего ВДВ в кресло министра обороны, друг, сват и родственник, наверное, большинства военных коррупционеров, Павел Сергеевич при этом в глубине души сохранил гонор советского офицера. И считал, перефразируя Суворова, что "советские американских — всегда бивали", а потому перестраивать свою армию под натовские стандарты категорически не желал. И за регулярными рюмками "чая" смог в этом убедить самого "верховного главнокомандующего".

К сожалению, итог полководческой деятельности министра Павла Грачева и "энгэша" Михаила Колесникова был более чем удручающим. Разваленная, полудеморализованная, оборванная, голодная и обворованная донельзя армия не смогла выиграть даже локальную чеченскую компанию. И после полуторалетнего кровавого топтания по горам и долинам Чечни была продана и вышвырнута оттуда еще одним "реформатором" в погонах Лебедем…

Сначала был снят с должности Грачев, а вскоре за ним отправился в отставку и Колесников. Не помогло даже верноподданническое участие в октябрьском расстреле парламента. "Главковерх" был не преклонен…

И в июне 1997 года на должность начальника Генерального штаба был назначен генерал-полковник Анатолий Квашнин…

Военная биография Анатолия Квашнина достаточно типична для офицера его поколения. Родился 15 августа 1946 года в городе Уфе. По окончании в 1969 году Курганского машиностроительного института, где прошел курс военной подготовки по специальности "военный инженер", призван на военную службу.

В 1976 году с отличием окончил Военную академию бронетанковых войск и был назначен начальником штаба — заместителем командира танкового полка. В 1978-1987гг. — командир танкового полка, начальник штаба — заместитель командира танковой дивизии, командир танковой дивизии.

После окончания в 1989 году с отличием Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР — первый заместитель командующего армией, командующий армией.

С 1992 года — в Генеральном штабе Вооруженных Сил РФ: заместитель, первый заместитель начальника Главного оперативного управления. С февраля 1995 года — командующий войсками Северо-Кавказского военного округа.

Указом президента РФ от 19 июня 1997 года назначен начальником Генерального штаба Вооруженных Сил РФ — первым заместителем министра обороны РФ.

За сухими строчками биографической справки почти не виден живой человек, а ведь в биографии Анатолия Квашнина достаточно интересных и малоизвестных страниц…

Больше года назад в составе 201-й мотострелковой дивизии был расформирован и сокращен 401-й танковый полк. Интересен он тем, что именно в нем когда-то началась карьера Анатолия Квашнина. Живет в Душанбе до сих пор и его бывший командир полка. Помнят здесь и историю, с которой, собственно, и началась кадровая служба лейтенанта "двухгодичника" Квашнина. Лейтенант просил оставить его на кадровой службе, но решение принимать не торопились, так как и без "двухгодичника" офицерских кадров хватало.

Тип танков, которым был тогда оснащен полк, имел одну особенность. Прямо за сиденьем механика-водителя находился держатель одного из снарядов. И хотя на нем была надпись, запрещающая использовать снаряд в качестве ступени, механик водитель, надеясь на русский авось, именно в этом качестве снаряд и использовал. Прямо под снарядом находилось устройство для разогрева масла двигателя при запуске — обычная электроспираль под кожухом.

Снаряд он многократного "использования" в виде ступеньки постепенно расшатался и однажды просто вывалился из гильзы. Рассыпался порох. Экипаж, воспользовавшись тем, что никто этого не видел, быстро вернул снаряд на место. Гильзу обжали, порох смели и выкинули. И надо же было так случиться, что на ближайшей проверке один из проверяющих приказал вывести из бокса именно этот танк. При запуске порох, попавший под кожух нагревателя и не замеченный экипажем, вспыхнул. За несколько секунд танк превратился в ревущую топку. Экипаж выпрыгнул из горящего танка. Возникла угроза взрыва, а рядом другие танки…

И вот тогда в огонь бросился лейтенант Квашнин. Он сумел заглушить двигатель и погасить пожар. Тогда-то и задумались всерьез, что же делать дальше с этим лейтенантом? Танк — его. Разгильдяи — тоже его. Наказать? Но как ни крути — не растерялся, проявил храбрость, да к тому же еще и обгорел. …В общем, решили, что такие офицеры армии нужны. Знали бы в полку, кому тогда давали "путевку в жизнь"…

Потом еще не раз те, кто служил или знал Квашнина, будут отзываться о нем как о жестком и решительном человеке. Будут отмечать его цепкую память и на добро и на зло… Почти все единодушно будут утверждать, что Квашнин не тот человек, который может быть кем-нибудь "подмят" или "встроен" в свиту. При этом умеет строить отношения с теми, кто стоит выше его на служебной лестнице, корректен, спокоен.

В Генеральном штабе Квашнин не был новичком. Почти три года прослужил первым заместителем начальника ГОУ — главного оперативного управления. Одного из трех "китов" ГШ. Так что входить в должность ему практически не пришлось.

С приходом Квашнина на должность НГШ ситуация в нем начала неуловимо меняться. После почти семи лет застоя и безвременья начали проводиться учения. Сначала в отдельных округах, соединениях, флотах. А затем и в масштабе всех Вооруженных Сил, как, например, прошедшие недавно учения "Запад", в которых участвовали практически все округа и флоты.

В войсках также начались определенные процессы, которые хотя и с оговорками, но можно назвать реформированием армии. Был проведен переход на четырехвидовую структуру Вооруженных Сил, началось формирование военных округов нового типа, максимально приспособленных для местного театра военных действий.

Все более решительно российский Генштаб стал отстаивать и внешнеполитические интересы России. Россия перестала уныло плестись в натовском обозе. Впервые наши военные заговорили о самостоятельной роли и месте России в мировой политике. И бросок русских десантников на Приштину стал первой самостоятельной серьезной военно-политической акцией России за все нынешнее десятилетие…

Но почему именно Генштаб, почему именно Квашнин оказались в центре этой интриги? Почему именно русские военные сегодня по-настоящему отстаивают российские внутренние и внешнеполитические интересы, а не тот же МИД?

Ответ на этот вопрос кроется в структуре и глубинной сути Генерального штаба. Генштаб сегодня — это единственное государственное образование, которое включает в себя весь спектр государственных механизмов и инструментов — от собственной разведки и контрразведки до собственных аналитических, информационных и пропагандистских подразделений. При этом "вниз" Генштаб "замкнут" на миллионы людей, так или иначе связанных с армией. Это и собственно военные — полки, дивизии, армии, флоты. Это и ВПК, с его заводами, НПО, КБ, сотнями тысяч рабочих мест. Это и военная инфраструктура — городки, гарнизоны, объекты, аэродромы, порты, которые вживлены в ткань областей и республик. А значит, Генштаб взаимодействует с губернаторами, мэрами и президентами.

Через Генштаб, через армию проходит едва ли не самая крупная артерия жизни сегодняшней России. И, ощущая ее пульс, биение, генштабисты по неволе проникаются интересами и чаяниями миллионов людей, чьи судьбы связанны с армией, с обороной страны. Поэтому Генеральный штаб по сути своей РУССКИЙ, ГОСУДАРСТВЕННИЧЕСКИЙ институт. Он намертво скреплен с Россией, с ее народом, с ее бедами, болью, мечтами и планами.

И этим он отличается от того же МИДа — высокомерного, кастового, недоступного, абсолютно оторванного от жизни своей страны. Живущего по тайным законам протекций и фаворитизма, содрогающегося от тайных схваток за места в престижных посольствах и консульствах. Наполненный со времен скользко-голубого Козырева "друзьями западных демократий" и поклонниками "американского образа жизни". МИДа, который остался российским только по названию.

И там, где у русских генералов была возможность самостоятельно решать, что необходимо России, ее интересы были соблюдены, ее престиж сохранен, ее влияние упрочено.

За спиной, а очень часто и просто вопреки требованиям козыревского МИДа, Генштаб и Министерство обороны России отстаивали ее интересы. Русская военная помощь и поддержка помогли сохранить независимость Приднестровью и Абхазии, Южной Осетии и Таджикистану. Несложно представить, в составе какого государства была бы сегодняшняя Молдова, не являйся сегодня Приднестровье опорой русско-украинско-молдавской культуры. Где бы размещались сегодня натовские эскадрильи, если бы на глотке у Шеварднадзе не был затянут "абхазский узел"? Где бы бродили сегодня отряды талибов, не будь в Таджикистане русских полков?

Но почти во всех этих событиях Генштаб и Министерство обороны России предпочитали оставаться в тени. И лишь "приштинский бросок" впервые явно проявил роль и место российских военных в формировании российской внешней политики.

И здесь вновь уместно вернуться к фигуре начальника Генерального штаба.

Почему именно Анатолий Квашнин был назван главным разработчиком "приштинского броска"? Почему с его именем связывают большинство происходящих сегодня в армии изменений и реформирований. Чтобы понять это, надо вновь вернуться в недалекое прошлое.

ЧЕЧЕНСКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ

Особой строкой в военной биографии Анатолия Квашнина стала Чечня. Пожалуй, ни с каким другим этапом его жизни не связанно столько историй, легенд, и домыслов, как с чеченской войной. Собственно говоря, именно эта война и сделала его имя по-настоящему известным.

В Чечню, а точнее в штаб группировки, расположенный тогда в Моздоке, генерал полковник Квашнин прибыл в середине декабря 1994 года. Обстановка на тот момент складывалась весьма драматичная. Войсковая группировка пятью колоннами вошла в Чечню и двигалась в сторону Грозного. Уже были очевидны грубые просчеты высшего военного руководства во главе с тогдашним министром обороны Павлом Грачевым как в оценке сил и средств противника, так и в количестве своих войск, привлеченных для выполнения операции. Силы противника были приуменьшены почти втрое, а численность российских войск была столь мала, что войсковые колонны дивизий и корпусов фактически увязли на чеченской территории. При этом за громкими названиями "корпусов" и "дивизий" скрывались на деле сборные отряды, не превышавшие и 20% от реальной штатной численности. Общая же численность всей группировки войск, вошедших в Чечню, едва достигала тринадцати тысяч человек. И это при том, что только в различного рода регулярных частях армии, МВД и МГБ Чечни "под ружьем" находилось более пятнадцати тысяч боевиков, а численность так называемых вооруженных "ополченцев" переваливала еще за пятнадцать тысяч…

Еще более плачевным было состояние боевого управления войсками. Тогдашний командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковник Алексей Митюхин (близкий родственник П. Грачева — их жены сестры) и его штаб от командования группировкой фактически устранились, высшее руководство Сухопутных войск также устранилось от управления войсками. В итоге командование группировкой было фактически брошено на усмотрение командования ВДВ и развернутой в Моздоке ставки министра обороны. Такой паралич боевого управления не мог не сказаться на обстановке в самой Чечне. Войска начали нести потери, сопротивление боевиков становилось все более организованным, а их действия все более наглыми.

Встал вопрос о немедленной смене руководства группировки.

Понятное дело, что на должность командующего увязшей в Чечне, несущей потери группировки — конкурса кандидатов не было. Известно, что от этой "чести" тогда отказались несколько весьма "авторитетных" в то время генералов из ближайшего окружения П. Грачева…

Поэтому отстранение Митюхина и назначение на эту должность тогдашнего первого заместителя начальника главного оперативного управления Анатолия Квашнина было воспринято многими не как возвышение, а скорее как ссылка с перспективой дальнейшей громкой отставки.

Но с первых дней своего назначения генерал-полковник Квашнин энергично взялся за работу. В короткий период им был сформирован дееспособный штаб, налажена работа центра боевого управления. Группировки войск были усилены пополнениями и свежими частями. Унылое марширование под вражеским огнем вдоль дорог сменилось ведением активных наступательных действий, поиском и уничтожением бандформирований. В период с 20 по 30 декабря 1994 года было разгромлено больше восьмидесяти отрядов и групп дудаевцев, в ходе боев они потеряли более пятисот человек убитыми и почти половину всей имеющейся боевой техники.

Конечно, было бы неправильным приписывать эти успехи одному только Анатолию Квашнину. Это был коллективный труд сотен офицеров войск и штабов, стремящихся каждый на своем месте сделать все для успеха русского оружия. Но и приуменьшать роль и значение Анатолия Квашнина было бы ошибкой. Именно он принял на себя всю тяжесть первого и самого тяжелого этапа чеченской драмы. Он, может быть, иногда излишне жестко и нетерпимо, но добился того, что механизм боевого управления войсками начал работать эффективно и слаженно. Именно Анатолий Квашнин ввел жесткий режим секретности в разработке и планировании операций и передвижений войск, которые до этого становились известны дудаевцам иногда раньше, чем войскам, которым они предназначались…

Наверное, самая драматическая страница его чеченской биографии — это штурм Грозного в новогоднюю ночь 1995 года, когда на его улицах в засадах и огневых мешках погибло почти полторы тысячи наших солдат и офицеров.

Какова степень вины Анатолия Квашнина в этой драме? Ведь до сих пор слышны голоса, обвиняющие его в "авторстве" этой непродуманной и авантюрной операции. Но так ли это?

Данные, имеющиеся в нашем распоряжении, позволяют сделать вывод о том, что еще до вечера 26 декабря никакой речи о штурме Грозного не велось и подобных планов не было ни у руководства Вооруженными Силами, ни у командования группировки войск. Наоборот, речь шла о том, что штурмовать Грозный не представляется возможным. Ставились задачи о завершении окружения Грозного и его блокаде, по выводу из него мирных жителей и постепенному вытеснению из него боевиков…

Откуда же возник план штурма? И что послужило причиной столь резкого изменения уже принятых решений?

Известно, что утром 26 декабря состоялся телефонный разговор между президентом России Б. Ельциным и президентом США Б. Клинтоном, в котором последний в достаточно резкой форме поставил вопрос о "затянутости" чеченского кризиса, о нарастании в США антирусских настроений и симпатий "чеченскому сопротивлению". Общий смысл сказанного сводился к тому, чтобы российское руководство как можно быстрее "закрыло" чеченский вопрос.

Можно лишь догадываться о степени влияния американского президента на российского, но в тот же день 26 декабря, на заседании совета безопасности было принято единогласное решение о введении войск в Грозный и о штурме важнейших его объектов. То есть ни Генеральный штаб, ни ГОУ, ни Министерство обороны инициаторами этого штурма не являлись. Решение это принимало высшее политическое руководство России. Поэтому миф о штурме как о неком "подарке" ко дню рождения П.Грачева является лишь неуклюжей попыткой спрятать истинных виновников этой трагедии.

Тем не менее федеральное командование начало подготовку к штурму Грозного. Возглавлял разработку этого плана лично Павел Грачев, вместе с ним его создавали министр МВД Ерин и директор ФСК Степашин, конечно, был привлечен и Анатолий Квашнин. И уже 29 декабря была проведена на картах отработка взаимодействия сил и средств, привлекаемых к операции. В этот же день войскам и был отдан приказ о штурме города 31 декабря. Письменно этот приказ не оформлялся, а документальным основанием для него служило решение командующего, оформленное на карте. Эта карта находилась лично у Анатолия Квашнина…

Несет ли генерал Квашнин ответственность за грозненскую драму? Безусловно. Так же, как генерал Рохлин, как генерал Бабичев, как десятки других генералов и офицеров, возглавлявших в ту ночь войска. Мне кажется, что до последнего дня жизни и Анатолий Квашнин, и тысячи других участников тех событий будут искать объяснение всему случившемуся, будут оценивать свои промахи и ошибки. И, наверное, это будет самый строгий суд…

Я думаю, что чеченская война стала горьким похмельем для генерала Квашнина. Именно на ней он увидел истинную глубину деградации и развала российских Вооруженных Сил. Вопиющую небоеспособность "бумажных" (существующих только на бумаге) дивизий, развал тылов и служб обеспечения, школярскую беспомощность штабов, предательство Москвы, шельмование и травлю средствами массовой информации…

Но это была война, и он не ней был командующим воюющим округом. А значит, без сантиментов и жалоб надо было в кратчайшие сроки сколачивать "партизанские отряды" сборных полков и бригад в боеготовые части. В условиях тотальной нищеты и безденежья обеспечивать войска продуктами, соляркой, боеприпасами, запчастями. А главное — ВОЕВАТЬ! Не давать ни дня роздыху бандам и отрядам дудаевцев. Гонять их по Чечне. Брать их твердыни и крепости, громить базы, давить. И все это под барские оклики из Москвы, под улюлюканье и вопли НТВ и им подобных, зная, что в любой момент может быть предан и подставлен, что любая его победа может быть перекуплена очередным "перемирием"…

Отдадим должное Анатолию Квашнину. К осени 1995 года из полуразваленного второразрядного округа новый командующий создал самый боеспособный округ, ядром которого стала вновь сформированная 58-я общевойсковая армия. Именно Квашнин заметил и поддержал полководческий талант таких генералов, как командарм Трошев, генералы Шаманов, Пуликовский, ставшие в последующем героями чеченской войны…

Поэтому последовавшее затем назначение генерал-полковника Анатолия Квашнина на должность начальника Генерального штаба Вооруженных Сил России не было ни для кого слишком уж большой неожиданностью…

"ЧЕЧЕНЦЫ" И "АФГАНЦЫ"

Период с конца 80-х и до середины 90-х в Российской армии уже как-то стало принято называть "афганским". Связанно это было прежде всего с приходом в высшие командные структуры офицеров-"афганцев". Напомню, что в конце 80-х движение ветеранов афганской войны было едва ли не самым влиятельным в политике. Большинство тогдашних политических партий считали за большую удачу перетащить "афганцев" на свою сторону, подкрепить себя их авторитетом. Именно тогда в политику пришли такие "афганцы", как Громов, Руцкой, Очиров, Аушев, Бабурин, и многие другие. В армии же "афганцы" прочно утвердились с приходом на должность министра обороны Павла Грачева — также в прошлом ветерана афганской войны. Казалось бы, именно теперь, получив все возможности для перестройки Вооруженных Сил и полный карт-бланш на это, "афганцы" покажут, на что способны и, наконец, оправдают надежды, которые с ними связывались.

Да не тут-то было… Именно на эти годы приходится самое страшное и дремучее время развала некогда самых могучих Вооруженных Сил. Разворовывалось, распродавалось имущество целых округов, полнокровные армии выдирались из живой плоти Вооруженных Сил и "дарились" новоявленным царькам и президентикам. Боевая учеба заглохла, полигоны распродавались под дачные кооперативы. Танковые дивизии ржавели в полях под открытым небом, а по всем просторам России как грибы росли бесчисленные дворцы всякого рода "командующих", "заместителей", "начальников" и прочих военных "шишек".

Не лучше обстояло дело и в политике. Теперь уже драматически карикатурными выглядят метания "афганца" Руцкого, умудрившегося побывать по нескольку раз и в "демократах", и в коммунистах. Другой "афганец" Аушев двинул в вожди "всея Ингушетии" и уже менее чем через год грозил своему бывшему другу "афганцу" Грачеву, что не пропустит "русские оккупационные войска" через свою территорию. Кстати, и генерал Дудаев тоже числился в "афганских" летчиках. Быстренько отказался от своей подписи под "Словом к народу" "афганец" Громов и вполне благополучно приземлился под теплое крылышко "афганца" Иосифа Кобзона, которому даже столь веротерпимые американцы отказались давать визу на въезд…

Как это ни горько признавать, но миф о том, что "афганцы" принесут России мир и процветание лопнул, как мыльный пузырь. "Афганцы" оказались несостоятельны. Причин тому много, но, пожалуй, основная в том, что за этим мифом в реальности никогда не было серьезной политической зрелости. Являясь, безусловно, храбрыми солдатами, большинство "афганцев" были весьма посредственными политиками, а уж идейная стойкость, идеологическая ориентации были вообще на зачаточном уровне. И это понятно. За "афганцами", стояло великое и могучее государство, которое требовало от них только одного — беспрекословного исполнения воинского долга, беря на себя всю морально-нравственную сторону этой войны. "Афганцы" на войне были вне политики. Когда же государство рухнуло, то вместе с ним была демонтирована и советская марксистская идеология. И большинство вчерашних соратников оказались растянутыми по различным идеологическим полюсам нового мира…

Но качественно иной была чеченская война. Армия, кинутая в кавказскую мясорубку, была практически с первого дня брошена своим государством на произвол судьбы и оказалась под мощнейшим психологическим прессом либеральных СМИ. Не была сформулирована идеология, отсутствовало морально-нравственное воспитание. Все это заставляло "чеченских" генералов самим заниматься и политикой и дипломатией и разработкой идеологических концепций. Качественное отличие "чеченцев" от "афганцев" и заключалось в том, что первые прошли на этой войне не только суровейшую военную школу, но и закалились нравственно, духовно и политически.

Именно поэтому многие из них, заняв после войны достаточно высокие посты, а сегодня в высшем военном руководстве уже целая плеяда "чеченцев" Квашнин, начальник ГРУ Корабельников, в строю генералы Трошев, Шаманов, Пуликовский — уже совсем по иному видят свою роль и задачу. Позволю предположить, что именно "чеченский синдром" предательства и поражения оказался главным двигателем военной реформы, проводимой сегодня "чеченцами". Таким был генерал Рохлин, таким является генерал Квашнин…

…Кстати, Квашнин не побоялся поздравить Льва Рохлина с днем рождением уже тогда, когда сам президент сказал, что с Рохлиным "надо кончать". Не побоялся он, и прийти на похороны генерала Рохлина, проститься с боевым соратником. А это то же характеризует Квашнина, как самостоятельного независимого человека….

При этом Квашнин категорически сторониться политики. Не раз и не два заявлял он о том, что является категорическим противником втягивания армии в политику. Многие из тех, кто, так или иначе, общались с Анатолием Квашниным, отмечали его безусловную лояльность власти, переходящую иногда в зашоренность. Но при этом без подобострастности и заискивания. Квашнин честолюбив, жесток, умеет брать на себя ответственность. Для себя он избрал, безусловно, выигрышный имидж "кавказского генерала" прошлого века тех, о которых словами Лермонтова говорили "Слуга царю, отец солдатам!". Своим авторитетом он не случайно избрал покорителя Кавказа генерала Ермолова. Говорят, что, подражая ему, он у себя в кабинете по вечерам расстилал на полу карту Чечни и ходил по ней в мягких шерстяных носках… Но эта история уже видимо из области солдатских легенд.

Квашнин генерал новой формации. И, хотя его становление и карьерный рост, как и у большинства нынешних генералов, пришлось на советское время, все же формирование Квашнина как военачальника состоялось именно на чеченской войне. Ее неудачи, просчеты, драма и величие стали той самой инициацией, которая сделала Квашнина Квашниным. И в этом секрет энергетики "энгэша", объяснение его стремления к подлинному, а не бумажному реформированию армии. Обоженный чеченской войной Квашнин как генерал, военачальник больше не желает повторения этой драмы. И потому не на словах, а на деле стремиться провести военную реформу. Ему как никому другому понятны и видны нынешние и грядущие угрозы России, все туже затягивающаяся вокруг нее петля. Квашнин, как и большинство "чеченцев" на своем опыте понял что означает "бумажная" армия, "секвестрированная" оборона и чем за все это потом приходится платить. Время "ворующих романтиков в лампасах" прошло. Наступает жестокое похмелье. Россия выбрасывается из Европы, изолируется, загоняется в резервацию.

Осознание всего этого и заставляет Генеральный Штаб действовать, бороться, готовиться. Генеральный Штаб не желает мириться с отводимым России местом сырьевой колонии Запада, третьесортной страны. Генеральный Штаб борется за будущее России. И его начальник как, безусловно, честолюбивый человек желает быть "энгэша" великой армии великой страны. Поэтому генерал Квашнин не боится принимать решения, которые встают поперек горла НАТО, МИДу, Олбрайт и олигархам. И в этом сила и величие Квашнина.

Сегодняшняя история России делается далеко не ангелами и не в белых перчатках. Но можно очень многое простить человеку, если его труд, его усилия идут на пользу России. Такими были Потемкин и Орловы, Меньшиков и Румянцев, Столыпин и Ермолов. Великие и ничтожные они были любимы и гонимы. И только история воздала им по заслугам.

Думает ли о вечности, о своем следе в истории генерал Анатолий Квашнин? Наверное, почти наверняка… И может быть именно по этому его звезда еще далека от своего зенита. Каким он будет? Кем останется он для России? Во многом это зависит он него самого, его время еще впереди…

На снимке: Они взяли Бамут! Генерал Квашнин (в центре) на водружении штурмового знамени над крепостью Бамут. На переднем плане: генералы Трошев, Овчинников, Квашнин, Шаманов с бойцами и штурмовым знаменем.

Фото В.ПРОХАНОВА

ПОДДЕРЖИМ “АЛЬФУ”!

Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора “Альфа” 29 июля 1999 года празднует 25-летие со дня образования Группы “А” КГБ СССР.

Отмечая заслуги подразделения перед государством и обществом, мы намерены привлечь этим торжеством внимание широкой общественности к проблемам терроризма как угрозе глобального масштаба, к необходимости противодействовать ему всеми доступными средствами.

Обращаемся к российским государственникам, всем патриотам Родины с просьбой поддержать наши инициативы и оказать финансовую помощь в организации и проведении намечаемых мероприятий.

Контактный телефон: 339-88-88

р/с 40802810100000000823

БИК 044583889

КБ “Славянский кредит” в Измайловском РКЦ ГУ ЦБ РФ

по г. Москве

к/с 30101810600000000889

ИНН 7709024276

Игорь Саттаров В РЕДАКЦИЮ “ЗАВТРА”

В июне 1999 года в № 24 (289) российская газета “Завтра” опубликовала статью под рубрикой “АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”, в которой мировой общественности была преподнесена информация о якобы имевших место контактах глав государств — Таджикистана и Казахстана — с представителями спецслужб Соединенных Штатов Америки в рамках подготовки акции, направленной на задержание и выдачу американской стороне Усамы Бен Ладена.

Следует выразить сожаление, что столь уважаемая в Республике Таджикистан газета не смогла устоять перед искушением выдать “сенсацию”, избрав себе в качестве “сведущих” информаторов “закрытые источники из Душанбе”, которые, во-первых, в силу их абстрактности вряд ли могут претендовать на такое понятие, как источник, во-вторых, являются весьма опасным и непредсказуемым по своим негативным последствиям инструментом, используемым различного рода “доброжелателями Таджикистана” в целях распространения целевой дезинформации или тенденциозного материала, носящего явно заказной характер.

В этом контексте позволю себе напомнить редакции газеты “Завтра”, что характеризуемая нами как авторитетная и высокопрофессиональная газета, имеющая обширную аудиторию в России и далеко за ее пределами, в том числе осуществляющая достаточно тесное сотрудничество с Таджикистаном, должна руководствоваться в своих действиях общепринятыми законами о печати и средствах массовой информации, призванными распространять объективную информацию и уважать нормы журналистской этики. Это предполагает, в первую очередь, осуществление проверки и перепроверки информации перед публикацией, тем более что такая возможность Таджикистаном предоставлена как отечественным, так и зарубежным СМИ в силу проводимой руководством страны политики информационной открытости и высокой степени доступности официальных информационных структур всех уровней в Республике Таджикистан.

В данном же случае следует расценивать упомянутое сообщение не только и не столько с позиции допущенной профессиональной небрежности, сколько чью-то попытку протащить через газету “Завтра” заведомо тенденциозную информацию, направленную на создание атмосферы недоверия и подозрительности между государствами, компрометацию руководства страны и раскол общества, находящегося сейчас на весьма сложном этапе истории суверенного Таджикистана. Такого рода “сенсационные” “агентурные донесения” не могут не вызывать недоумение.

В этой связи, к сведению редакции, сообщаю, что руководство Республики Таджикистан и все граждане нашей страны, на себе испытавшие ужасы гражданской войны, осуждают терроризм в любых его проявлениях и осуществляют меры по его пресечению в строгом соблюдении международных и межгосударственных соглашений, участницей которых является наша страна. Республика Таджикистан не имеет отдельных и никаких иных соглашений и договоренностей с Соединенными Штатами Америки относительно совместных мероприятий по задержанию и выдаче Усамы Бен Ладена, а также предоставления территории Таджикистана для этих целей.

В качестве информации довожу до сведения, что с 18 по 20 мая с. г. в Душанбе действительно проходила международная конференция по проблемам борьбы с организованной преступностью и наркотикам (“Стоп”), в которой наряду с делегациями ряда государств приняли участие и представители США. Всем без исключения делегациям были предоставлены одинаковые условия участия в данной конференции, указанное мероприятие получило всестороннее освещение в средствах массовой информации, в том числе и зарубежных.

В связи с вышеизложенным и руководствуясь договорами и соглашениями между Республикой Таджикистан и Российской Федерации о дружбе и сотрудничестве, взаимодействии информационных служб и осуществлении многоплановых связей нашими государствами в области информации и информационного обмена, а также имея добрые намерения и заинтересованность в дальнейшем продолжении сотрудничества с вашей редакцией, департамент информации Министерства иностранных дел Республики Таджикистан выражает уверенность, что газета “Завтра” опубликует соответствующее опровержение на материал в № 24(289).

Игорь САТТАРОВ, начальник департамента информации МИД Республики Таджикистан

Печи и камины romotop 5 . Качественно и недорого.

ВРЕЗ

НЕДАВНО ИНФОРМАЦИОННЫЕ АГЕНТСТВА сообщили о неожиданном заявлении руководства республики Казахстан о запрещении запусков Россией космических кораблей с космодрома Байконур. Вызывает недоумение, что страна, лишь номинально обозначенная на карте как независимая республика, а на деле неотвратимо и быстро опускающаяся в доисторический феодализм, считает возможным для себя резкие заявления в отношении России. России, благодоря которой вообще появился Казахстан как государственное образование, благодоря которой построены все немногочисленные объекты этой страны, которые дают ей право претендовать на цивилизованность. К числу таких объектов относится в первую очередь Байконур.

Скандал, возникший вокруг космодрома, связан с запуском с Байконура русского аппарата "Протон". Удачно стартовавший "Протон" на высоте шестидесяти километров исчез с радаров и, по-видимому, взорвался. Части ракеты обрушились на территорию Казахстана, в результате чего на грунт и в водоемы в районе Караганды попали ядовитые элементы топлива, в том числе и гиптил.

В принципе такие катастрофы происходят регулярно, и в США они намного чаще, чем в России. Тем не менее, казахское руководство решило использовать катастрофу "Протона" как предлог к запрещению стартов с Байконура, а значит, и к серьезному удару по российской космической программе. Возможно, феодальные руководители Казахстана просто шантажируют Москву с целью получения большей платы за аренду территорий, занятых под Байконур. Возможно, Назарбаев, действительно, стремится постелиться под НАТО и выполняет заказ американских хозяев, требующих от него создания проблем для русского космоса. Скорее всего, и тот и другой факторы действуют одновременно. Результат — отмена и задержка запусков российско-украинского спутника и Грузового корабля "Прогресс". Старт "Прогресса" особенно важен для России. Так как "Прогресс" должен вынести 17 июля на станцию "Мир" необходимые для экипажа грузы, в том числе кислород, воду и продукты питания. Если этого не произойдет, России придется срочно эвакуировать космонавтов с "Мира" и закрывать станцию. Такой результат, конечно, больше всего устроит США, давно стремящиеся к уничтожению станции.

...Минуло без малого сорок лет после памятного полета Юрия Гагарина в космос. Судьба советской космонавтики оказалась довольно драматичной. Героические порывы ученых, военных, простых инженеров и рабочих много лет венчались небывалыми успехами. Выходы человека в открытый космос, путешествия "Луноходов", беспилотные полеты к дальним планетам, уникальная орбитальная станция "Мир". Советская космонавтика достигла фантастических высот. Казалось, еще немного — и человек действительно начнет заселять космос, наступит новая звездная эра человечества, и первым в эту эру по праву войдет Советский Союз.

Говорят, предательство и безразличие разрушили в свое время Атлантиду, и та ушла на дно мирового океана. Предательство и безразличие стерли с политической карты Страну Советов, но СССР остался на карте звездного неба, в названиях галактик, лунных гор и морей, марсианских пятен.

Советский Союз запомнится потомкам тремя величайшими свершениями. СССР показал миру путь к справедливости и прогрессу в 1917 году. Освободил мир от фашизма и колониальной системы, открыв путь к свободе. СССР открыл человечеству путь в космос, к самой заветной людской мечте.

Не случайно враг, уничтожив Советскую власть и разрушив Советскую Армию, стремится стереть со звездного небо живое рукотворное русское созвездие. Лгут вражеские СМИ, твердят, что России не нужен космос. Душат правители жалким остаточным финансированием, унижением и воровством.

Но горстка патриотов держится. Как Брестская крепость, как Сталинград, борются преданные служители космического храма. Продолжают работать Центр управления полетами, измерительные комплексы, космодромы, не дают сбоев спутники и станции на орбите. Ленинск, город-спутник при Байконуре, выглядит, как осажденная крепость. Постоянно нет то воды, то света, то продуктов. Но российская космическая программа продолжает действовать, веря в перемены к лучшему и возрождение России. Русских вытеснили из Берлина и из Кремля, но не сбросили с неба.

РЕДКИЕ СТАРТЫ

ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫЙ МАССИВ стартовой позиции космодрома посреди выжженной солнцем казахской степи. Готовая к старту ракета-носитель "Союз" с грузовым кораблем "Прогресс" уже находится в рабочем вертикальном положении. Железнодорожный транспортер, притащивший сюда, на платформу, ракету, отогнан в сторону, после того как медленно и аккуратно на стреле-стержне "Союз" был водружен на позицию. Сейчас ракету-носитель бережно поддерживают кабель-заправочная мачта и башня обслуживания — громадные решетчатые металлические конструкции обнимают ракету. Через них в железное нутро ракеты закачиваются тонны горючего, окислителя и жидкого азота.

Космодром — это не просто бетонная площадка, с которой стартуют в небо корабли. Это целый мир. Здесь осуществляется и сборка ракет, установка на них кораблей, заправка, подготовка к старту и многочисленные проверки всех ее систем. С командного пункта ведется и управление первыми минутами полета.

Сегодня Байконур выглядит не так, как раньше. Большинство корпусов и зданий заброшены, и там, где еще несколько лет назад невозможно было даже увидеть на земле обгоревшую спичку, теперь царят запустение, руины и вековая пыль. По бывшим рабочим площадкам бродят брошенные голодные псы. В пустых ангарах живут одни лишь змеи да тарантулы. Ветер завывает среди жуткого психоделического пейзажа заброшенных участков космодрома. И все труднее себе представить, что отсюда могут взлетать космические корабли.

...До старта осталось несколько часов. Точное время пуска назначено баллистической службой Центра управления полетами. Все операции на космодроме с точностью до секунды привязаны к этому времени.

Из многих стартовых площадок теперь действует лишь одна — та самая, с которой стартовал в небо Юрий Гагарин. Остальные перестали использоваться, и сквозь трещины в бетонном покрытии уже продирается живучая и неприхотливая степная трава. Вокруг площадок космодрома, почти вплотную с ним, пасутся стада баранов и всякой другой местной живности во главе с древними, как вся эта земля, чабанами, укутанными в свои телогрейки-халаты. Словно само средневековье, откуда ни возьмись вылезшее, наступает на космодром. Стремится поглотить чуждое великолепие, пришедшее сюда из нового времени. Заглушить его мычанием, блеянием и ржанием скота, гортанными криками пастухов.

Операция запуска повторена здесь со времен Гагаринского полета тысячи раз. Но с объявлением пятиминутной готовности каждого из присутствующих при старте охватывает волнение. Ракета, корабль и все наземные системы десятки раз проверены. Нет никаких отклонений от нормы. Тем не менее сердца стучатся все чаще, лица напряжены. Над степью опускается тишина, внезапно умолкают птицы и звери, и огромное палящее июльское солнце удивленно таращится на ракету и людей, задумавших победить притяжение Земли и приблизиться к звездам.

Над завороженной степью, оглушая и раздавливая перепонки, проносится мощный рев проснувшихся двигателей. В этом реве-плаче новорожденной ракеты-звезды слышен и рык дракона, и боевые кличи древних славян, и "ура" красных армий. Оцепеневшие от ужаса бараны на пастбище сбиваются в кучу, вытаращив глаза, чабан шевелит губами, не то поминает Аллаха, не то восхищается силою русов, побеждающих прошлое, среди пустыни воздвигающих будущее.

Из-под ракеты рвется беснующееся пламя. Раскаленные огненные языки упираются в газоотражатели, бьются вверх, по газоотводным каналам выбрасываются от площадки. Рев превращается в какой-то всесокрушающий грохот и вой. Ракета медленно отрывается от Земли. Кабель-заправочная мачта и башня обслуживания отходят от корпуса ракеты. Пуск. Белая колонна плавно и величаво всплывает над землей из пламени, грохота и дыма. Стремительно разгоняется. Триста тонн, несущие в космос семь тонн грузов, необходимых на орбите, рвутся в синее, без единого облачка, небо.

Все, широко раскрыв глаза, уставились на чудо. Поневоле начинаешь верить в непобедимость советской страны, это чудо создавшей. Очередной советский "Союз" на глазах тысяч людей, десятков теле- и фотокамер уносится в небо, все быстрее превращаясь в огненный шар — второе солнце. Будет жить российский космос!

ЦЕНТР НА ОКРАИНЕ

ЦЕНТР ГЛАВНОГО ЗАЛА УПРАВЛЕНИЯ. Синяя, на полстены экран-карта, на ней видны все пять континентов. Иногда вместо них при необходимости сверкает карта звездного неба. Сейчас на карте Земли нанесены траектории космических спутников и станций. Светящиеся точки — наземные станции слежения.

По бокам карты — проекции телевизионного изображения из космоса. В самом верху световые табло. На них вся информация о ходе полета нужного объекта: время, количество витков, параметры орбит, данные телеметрии и другие необходимые сведения. Остальные данные оперативно доставляются специалистам-пользователям прямо на рабочее место.

Перед экранами четыре длинных ряда — это рабочие места специалистов. Перед каждым сотрудником по два-три монитора и все необходимые средства связи. Здесь тихо и нет суеты, хотя ежесекундно именно здесь выполняется огромная, точная, требующая быстрой реакции, сосредоточенности и слаженных действий самых разных служб, работа. Механизм управления полетами отлажен до мелочей и действует подобно часам.

Экипажи кораблей и станций на орбите, спутники, межпланетные станции в дальнем космосе и тысячи людей в десятках служб и учреждений, несмотря на громадное расстояние, которое их разделяет, работают точно и постоянно взаимодействуют. Это тонкий, единый и живой организм. Его мозг — Центр управления полетами. Построенный в 1973 году под Москвой, ЦУП координирует и направляет деятельность этого организма.

Управление полетами современных космических кораблей — сложный технологический процесс. Необходимо обеспечить работу экипажей, бортовой аппаратуры, выполнение научных исследований и народно-хозяйственных задач — все, что предусмотрено программами полетов.

Специалисты организаций — заказчиков экспериментов, выполняемых в космосе, и разработчиков испытываемых систем — совместно с Центром участвуют в управлении. Все они постоянно находятся в ЦУПе, в готовности разрешить любую нештатную ситуацию в полете. Когда такие ситуации возникают, ученые их моделируют, выясняют причины проблем и пути их разрешения. Многочисленные организации-постановщики экспериментов постоянно ведут обработку информации с борта и по оперативным оценкам результатов работы могут вносить изменения в программу полетов.

Организация полета начинается с баллистиков. Схема полета, оптимальная траектория и время старта разрабатываются ими еще на этапе проектирования и создания космического аппарата. Баллистики определяют задачи космической навигации и условия движения в пространстве, формируют навигационную карту полета.

Космический аппарат запущен. С момента отделения от него последней ступени ракеты-носителя корабль полностью переходит под ответственность и управление ЦУПа.

Центр — лишь видимая часть огромного айсберга, обширной системы объектов, разбросанных по всей планете и в космосе, предназначенных для обеспечения управления и нормальной работы ЦУПа.

Многочисленные станции слежения за космическими аппаратами, наземные измерительные комплексы НИК, ранее называвшиеся НИПами, расположены на всей территории бывшего Советского Союза. НИКи связаны с ЦУПом линиями всех видов связи. Они подключают Центр к этим каналам связи по мере пролета над ними космических аппаратов, передавая друг другу эстафету надежной связи борта с Центром. Так же связь аппаратов с ЦУПом обеспечивают орбитальные спутники "Луч" и "Молния".

В благодатные советские времена связь Центра с космическими объектами вообще могла быть непрерывной в течение всего полета. В Атлантическом и Тихом океанах находились наши ПИКи — плавучие измерительные комплексы. Те же НИКи, только размещенные на кораблях. Они способны были поддерживать связь тогда, когда космический объект находился не над советской территорией. Эти громадины — чудо кораблестроения: АСК— "Академик Сергей Королев", КВК— " Константин Владимирович Комаров", КЮГ— " Космонавт Юрий Гагарин" и четыре небольших вспомогательных судна. К сожалению, с развалом Союза из-за недофинансирования эскадра прекратила свое существование и плавучие города выпали из цепочки управления полетами.

Все вместе эти комплексы, сами космические аппараты, космодромы и другие объекты составляют контур управления. От четкой и слаженной работы этого контура и десятков тысяч людей, в нем задействованных, напрямую зависит успех всех космических программ.

Шестьсот телефонных каналов и пятнадцать широкополосных телевизионных — вот арсенал информационной связи Центра с космическими аппаратами. Связь с удаленными КИКами поддерживается через дополнительные спутниковые каналы. Ко всему этому можно добавить прямой телеканал с Московским телецентром.

Управляет всеми этими каналами Главное управление каналов связи ГУКС. Здесь, в отличие от гражданского персонала остальных служб ЦУПа, работают откомандированные сюда военные. Они подчиняются своему военному командованию, и остальные штатские сотрудники прозвали их "варягами", то есть пришлыми.

"Варяги" несут службу сутками посменно. Раньше в смене было по четыре человека, теперь один-два. У них довольно напряженная работа. Круглые сутки офицер находится за пультом. Пульт — три монитора, микрофон и динамик звуковой связи, средства управления каналами связи. Перерывов в течение суток практически не возникает. Одно спасение — редкие и короткие, по сорок минут, "дыры" — моменты, когда космический аппарат находится вне досягаемости КИКов. За это время нужно успеть сходить умыть холодной водой лицо, отогнав сон, на скорую руку перекусить, вынув из сумки что-нибудь приготовленное женой. Обычно там вареные яйца и бутерброды. Буфет работает только до вечера, да и дорого в буфете для тощего военного кармана. Быстро перекусив, снова уставиться глазами в мониторы. Там ярко-зеленые буквы и цифры на темном фоне, говорящие о состоянии каналов связи.

Одно время между "варягами" и остальным персоналом Центра возникли трения. Терпеливые военные не любили жаловаться на трудность своей работы или подчеркивать ее значимость. Так появилось среди гражданских мнение, что работа эта незначительна. На вояк стали смотреть свысока и даже ущемлять в правах. Но тогда советские офицеры умели постоять за себя. "Варяжий" командир — генерал-майор Валентин Саус — приказал однажды своим подчиненным не убывать в командировку в ЦУП, а оставаться в части, "раз они там не очень-то и нужны". Эффект был подобен разорвавшейся бомбе. ЦУП оказался парализован. Телефоны в штабах буквально разрывались. Никто, кроме военспецов, не мог выполнять сложнейшую работу по организации связи. Все пожелания "варягов" были учтены, и офицеры вернулись на свои места. ЦУП снова заработал. Действительно, Центр — сложная и тонкая система. В отлаженной работе его конвейера нет лишних. Каждый незаменим на своем месте. Каждый не за деньги, а за совесть пашет на российскую космическую программу, воплощает в жизнь мечту человечества о звездах и бесконечных космических пространствах.

Один из основных видов информации, на основании которого осуществляется управление полетами в космосе, — телеметрия. С одной только станции "Мир" во время сеанса через телеметрию поступает до полумиллиарда Бит информации. Она обрабатывается, группируется в телеформуляры и затем записывается в память ЭВМ. Двести формуляров и шестьдесят автоматизированных оценок состояния экипажей и бортовых систем выдаются на мониторы пользователей в удобоваримом виде. Это десятки строк цифр на экране монитора.

Получив информацию — баллистико-навигационную( о фактической орбите корабля, станции или спутника), телеметрическую (о состоянии космонавтов и корабля), телевизионную и звуковую — Центр ее записывает. Это позволяет при необходимости вернуться к ней в первоисточнике.

Основным документом при оперативном управлении полетом является утвержденный детальный суточный план. В нем отражены по виткам и времени выполняемые на борту операции, программа действий экипажа, план радиообмена с ним, работа всех наземных служб.

Радиокомандами с Земли можно включать и выключать практически все системы космического аппарата, тем самым иногда, даже дублируя действия экипажа, руководить полетом.

Вычислительные системы, соединенные в единую сеть, — главный нерв Центра управления полетами. Они осуществляют прием, обработку и анализ информации, баллистико-навигационные расчеты, передачу по автоматизированным каналам команд и программ, выдачу и документирование результатов. Суммарная производительность информационно-вычислительного комплекса ЦУПа достигает нескольких десятков миллионов операций в секунду, объем памяти — несколько сот мегабайт.

Универсальная вычислительная система "Эльбрус" используется для выполнения сложнейших расчетов и решения задач космической навигации, для анализа, планирования и формирования центрального банка данных. Задачи обработки больших потоков информации решают специальные системы высокой производительности ПС— 2000.

К сожалению, этот уникальный, напичканный современной аппаратурой, переполненный лучшими в мире специалистами и учеными Центр постепенно теряет дорогу в будущее. Все ярче перед его сотрудниками виден тупик, в который его загоняют нынешние правители России. Сокращается и планомерно свертывается российская космическая программа. Давно уже не отправляются к звездам межпланетные станции, сокращается число русских аппаратов на орбите. Фактически последние годы Центр занимается исключительно управлением станцией "Мир", работая не на полную мощность. Последний форпост России на орбите — "Мир" — планируется утопить в ближайшие месяцы. Тогда Центр управления полетами может оказаться совсем не при деле. Создаваемая Международная орбитальная космическая станция МКС будет управляться из ЦУПа лишь первые пару лет. После этого, если российское руководство не примет решительных мер к спасению русского космоса, Центр начнет деградировать, что отбросит российскую науку и космонавтику на многие десятки лет назад.

ПОСЛЕ “УРАГАНА”

В начале 1999 года США произвели ряд испытаний новейшей военно-космической системы. На орбиту был запущен опытный образец боевого космического корабля SMV. Пятитонная громила, способная нести на себе мощное вооружение и бомбовые, в том числе и ядерные, боеприпасы, успешно выполнила программу испытаний. Согласно программе американских военных, к 2010 году на орбите должны оказаться два-пять крылатых истребителей- бомбардировщиков США. Установка этой боевой космической системы, по замыслам американских стратегов, должна закрепить господство Штатов в околоземном пространстве как единственной космической державы. (из репортажа CNN)

…Мы с проводником Володей идем по разбитой, сложенной из бетонных плит дороге. Слева остались из красного кирпича округлые здания передающей станции. Оттуда прощупывают космос, обратясь своими антеннами-тарелками в небо, словно в ожидании манны небесной. Только Божья помощь способна сегодня помочь выжить удушаемой российской космической программе. На станции теплится жизнь, она еще действует.

Дорога идет дальше. Забор и наглухо забитые ржавые ворота, бывшие, по-видимому, когда-то зелеными. Дырка в заборе, проделанная местными, которые ходят здесь на свои огороды. Проникаем в пролом в заборе. Отсюда весь город виден как на ладони.

Некогда один из самых стратегически важных и секретных объектов. Говорят, что этот комплекс зданий входил в десяток первых целей для ракетно-ядерных ударов НАТО по Советскому Союзу в случае, если бы "холодная война" вдруг стала настоящей и горячей. Теперь здесь такая разруха и пустыня, как будто ядерный удар все-таки был нанесен. Заложенный в начале 80-х и бешеными темпами возводившийся советскими военными строителями, объект был заброшен вскоре после начала перестройки. Время и воры не пощадили его, но даже сейчас, спустя многие годы, он производит внушающее впечатление величия и мощи.

Вблизи эти несколько зданий производят просто подавляющее впечатление. Сложенные из бетонных блоков, белые стены высотки уходят далеко ввысь. Бездонные зрачки пустых окон хмуро взирают на пришельцев.

Тишина. Только гудит мошкара и по-волчьи воет ветер, продувая насквозь коридоры верхних этажей. Легко проходим на первый этаж высотки. Шаги гулко отдаются в каменном безмолвии. Стены помнят, как в них кипела жизнь. Их воздвигали с воодушевлением, не боясь трудностей. Днем и ночью строили их, создавали щит, величайшее в мире оружие, призванное защитить величайшую в мире страну. В этих стенах должен был разместиться Центр управления боевой советской космической группировкой, способной раз и навсегда отбить охоту у заморских вояк нападать на нашу Державу. Сейчас эти стены хмуро молчат, стеснительно пряча в тени следы серых дождевых подтеков-слез на своем лице. Могучий богатырь со звездным мечом, так и не вступив в бой с черной силой, пал жертвой предательского удара в спину от кремлевских изменников. Теперь эти стены исписаны нахлынувшими сюда, как в поверженную Рязань, варварами.

Как только в США приступили к созданию системы СОИ и “звездные войны” стали превращаться в суровую реальность, Советский Союз оказался перед необходимостью строительства собственных военно-космических систем. На карту были поставлены безопасность государства и жизнь его граждан — сотен миллионов советских людей. Оборонка в сжатые сроки разработала адекватный ответ стратегической инициативе американцев.

Система "Ураган", детище бесчисленных научных объединений СССР, оказалась значительно дешевле штатовской СОИ и куда более эффективной с военной точки зрения. Согласно программе "Ураган", на околоземную орбиту должна была выйти целая эскадра советских военных спутников. Десятки спутников слежения, разведки и связи, а также ударная огневая группировка. Все вместе с наземными объектами это формирование было способно отразить любое воздушно-космическое нападение на нашу страну и нанести смертельный удар по важнейшим пунктам управления США, Пентагона и военно-промышленным объектам НАТО. Неотразимый удар беспримерной силы, перед которым бессильна ПВО.

С 1982 года проект "Ураган" начал материализовываться. Основным его звеном должен был стать Центр управления звездной эскадрой, строжайше засекреченный и затерянный в лесах и болотах Подмосковья.

Здесь, где сейчас лишь мертвые развалины, воздвигался этот Центр.

Лестницы, ведущие на верхние этажи, разрушены, и нам приходится пробираться по уцелевшим балкам, то и дело подтягиваясь на руках, цепляясь за перекрытия. Везде запустение и пыль. Восьмой этаж. Дальше проникнуть невозможно. Подходим к оконной щели. Сильный ветер дует в лицо, стремясь сбросить с узкой бетонной балки, на которой мы стоим, вцепившись руками в подоконник. Отсюда далеко видно. Вокруг бесконечная болотно-лесистая местность, шоссе. Совсем близко микроскопические огородики, на которые разделили некогда прекрасное и бескрайнее русское поле. Там корячатся люди, силясь в одиночку вырастить себе пропитание.

Спускаемся вниз и дальше в подвал. Здесь вход в подземный туннель. Долго не разгораются изготовленные заранее факелы. Наконец, огонь освещает разверзшиеся ворота хода. Хлюпая сапогами по воде, идем по туннелю. Под Центром, между всеми зданиями и объектами, проложена развитая система подземных коммуникаций. Туннель, по которому я иду вслед за Володей, настолько широк, что по нему вполне можно проехать на автомобиле. Под сводами видны длинные громадные квадратные трубы, там раньше находились кабели связи. Сейчас они уже разворованы падкими до меди и других проводников "предпринимателями".

Несколько сот метров темноты до развилки. Выходим на настоящую подземную автомагистраль. Два раздельных параллельных туннеля для двустороннего пешеходного и автомобильного движения. Еще несколько минут хода — и попадаем на просторную площадку. Дальше идти нельзя. Туннель затоплен. Володя говорит, что катался здесь на резиновой лодке с другими местными ребятами.

Поднимаясь по ржавой лестнице в люк, оказываемся уже в другом здании, далеко от высотки. Блуждать по туннелям, этажам и подвалам можно бесконечно.

До конца 80-х годов строительство "Урагана" шло активно. В систему вкладывались немыслимые средства, труд и интеллект. Потом оборона перестала быть важной для новых властителей Кремля, и строительство было заброшено. По сути, разгром системы "Ураган" можно сопоставить лишь с диверсией, которой позавидовали бы все спецподразделения американских коммандос, даже и не мечтавших о том, чтобы проникнуть в ее Центр и уничтожить его.

Сегодня Россия в ущерб собственному "Урагану" участвует в создании международных военно-космических формирований. Совместно с американцами Россия создает систему " ГЛОНАС". Однако ключи к управлению этой системой находятся в руках у США, и в любой момент штатовские хозяева могут отключить Россию от единого противокосмического щита. Единственным аргументом защитников "ГЛОНАСа" является то, что Россия якобы не в состоянии сегодня потянуть собственные "звездные войны". Между тем, все средства, отправляемые на совместные с Америкой космические боевые группировки, тем более уходят впустую — так, ребенку ясно, что единственным противником России в космосе могут оказаться только США.

Уходя из мертвого города, вновь оборачиваемся на мощные стены. Запустение, ветер и скрип тронутой нами раскачивающейся ржавой железной балки. Смерть и забвение, которое еще хуже. Понимаю, что это не ветер гудит в опустошенных коридорах. Это гудит глухое возмущение и гнев русской оборонки, армии и народа. Возмущение предательством, жестокостью, дуростью и безразличием. И белая высотка, торчащая из пустыря, похожа на мертвую кость. И красные ломаные кирпичи корпусов вокруг — кровавые останки изрубленного богатыря.

Оживет ли, восстанет ли богатырь? Наполнятся ли еще эти стены шумом, голосами и топотом русских солдат и офицеров, поедут ли еще по туннелям шустрые "уазики"? Поднимет ли кто тяжелый богатырский меч, что лежит сейчас среди подмосковных болот и чащоб?

“ЧУМА НА ОБА ВАШИ ДОМА!..”

Истекающая последними каплями крови страна разорвана на части враждующими кланами и бандами. Гусинские и березовские, абрамовичи и черномырдины… сплетясь в тугой, потный и пыльный клубок, катаются по просторам нашего отечества, вырывая друг у друга из глоток сталелитейные заводы и нефтескважины, горно-обогатительные комбинаты и телекомпании, газеты и банки. Они строят козни и плетут интриги, смещают и назначают важных чиновников, по дешевке скупают публичных политиков, ведут ожесточенные информационные войны, выбрасывая в лица противникам вонючие фонтаны компроматов. Как в затянувшемся дурном сне, мы уже привыкаем к тому, что жизнь каждого из нас зависит от того, с какой ноги встал сегодня Роман Абрамович, от того, что присоветовали Владимиру Гусинскому на очередном заседании международного еврейского конгресса.

Сейчас, когда туловище Ельцина постепенно коченеет, а страна все больше превращается в бессмысленное скопление региональных баронств, схватка между олигархами, число которых несколько уменьшилось после августовского кризиса, стала особенно жестокой. С одной стороны, движимые властными амбициями местечковые авантюристы — информационный магнат Борис Березовский и захвативший немалый кусок русской нефтянки кассир президентских родственников Роман Абрамович, с другой — ставленники и верные слуги "нового мирового порядка" — владелец гигантской медиа-империи Владимир Гусинский, "газовщик"и "дипломат" Виктор Черномырдин, тщеславный московский самодержец Юрий Лужков.

Посреди полумертвых просторов они сражаются за потускневшее золото имперской короны. Каждый их них надеется, что именно ему, а не сопернику, после окончательной смерти Ельцина достанется въехать в Кремль на белом коне, и восхищенные толпы народа будут приветствовать его, бросаться под тяжелые копыта в надежде поцеловать или хотя бы лизнуть вельможный сапог.

Стремясь заранее понравиться "народу", каждый их них обливает грязью остальных, тщательно подсчитывает якобы украденные ими миллионы долларов, бьет себя в грудь, пытаясь доказать, что он-то "честный" и, кроме того, еще "истинный патриот". Но мы — русский народ, с чувством гадливости и омерзения рассматриваем физиономии всех олигархов и вспоминаем слова Шекспира:

“ЧУМА НА ОБА ВАШИ ДОМА!..”

“ГУСЬ” И ТРЕТИЙ РИМ (Анатомия известного “олигарха”)

ДЕТСТВО ВЛАДЕЛЬЦА НТВ и "Медиа-Мост" окружено ореолом загадочности и тайны. Можно лишь предположить, что его омрачали рассказы о судьбе дедушки, расстрелянного в 1937 году, и бабушки, в том же году арестованной и проведшей 9 лет в тюрьме.

Зато известно точно, что с юности Гусинского обуревали две профессиональные страсти: театр и торговля. С последнего занятия Владимир Александрович и начал свой жизненный путь, решив приступить к накоплению капиталов уже с молодых лет, видимо, заранее задумавшись о том, как обеспечить старость. Поступив после школы в институт нефтехимической и газовой промышленности имени Губкина, Гусинский не прельстился сокровищами подземных кладовых и не пошел по пути Черномырдина, Вяхирева и Абрамовича, которые просто жить не могут без нефти и газа. Молодого студента с задатками бизнесмена прельщали более "быстрые" доходы. Трудно сказать, каким был "бизнес" Гусинского в те годы — быть может, "фарцовка": спекуляция джинсами, аудиокассетами и прочим иностранным ширпотребом. Бизнес отнимал у молодого человека много времени и шел явно в ущерб учебе; в итоге Гусинского выгнали из института "за неуспеваемость".

Отчисление, похоже, нанесло ему психическую травму, пробудившую тягу к прекрасному, к миру искусства и иллюзии. Любовь к театру помогла Гусинскому закончить театральный институт имени Луначарского и получить диплом режиссера, который потом очень пригодится ему в жизни.

"Театр" Гусинский понимал весьма своеобразно: для молодого режиссера смысл театрального действа виделся вовсе не в очищающем душу катарсисе, а в генерировании иллюзий, позволяющих внушать человеку нужные представления и эмоции. Наверное, по этой причине Владимир Александрович уже в Туле, куда попал по распределению, предпочел не ломать голову над трактовками Шекспира и Чехова, а занялся, по его собственному признанию, "постановкой массовых действ, всенародных гуляний и мелких районных праздников".

В ремесле массовика-затейника Гусинский явно начал преуспевать и к началу "перестройки", в знаковый и страшный для России 1985 год, резко "пошел вверх": в первые месяцы правления Горбачева комсомол поручил будущему олигарху руководить художественно-постановочной частью Всемирного фестиваля молодежи и студентов, а годом позже — культурной программой для иностранных участников "Игр доброй воли". В среде комсомольских функционеров перестроечного периода, откуда вышла добрая половина всех "олигархов" и либеральных политиканов (Потанин, Ходорковский, Кириенко), Гусинский чувствовал себя как рыба в воде. И когда "комсомольцы" принялись осваивать "азы рыночной экономики", создавая всевозможные кооперативы и "центры научно-технического творчества молодежи", Гусинский не остался в стороне.

Как водится у большинства олигархов, не обошлось в то время и без некоторых неприятностей с законом. В октябре 1986-го против Гусинского возбудили уголовное дело по статье 147 ч.1 УК РСФСР (состав преступления — мошенничество).

Дело это так и не дошло до суда, однако годы спустя, после "черного вторника" (обвала национальной валюты 11 октября 1994 г.) недоброжелатели Гусинского разослали материалы об "уголовном" прошлом хозяина НТВ (типа "Справки по уголовному делу N 50464 по обви-нению Гусинского В.А.") во все печатные и электронные СМИ.

В 1988 году Гусинский временно отказался от служения Мельпомене. Музой нашего героя стал Золотой Телец. Бывший режиссер и постановщик "массовых народных действ" возглавил кооператив "Инфэкс", специализировавшийся на консультациях иностранных предпринимателей в России. В то время нужные связи вывели В.Гусинского на сотрудников КГБ и внутренних дел, уже задумавшихся о том, как бы "сконвертировать" свой властный ресурс во вполне осязаемые материальные выгоды. "Инфэкс" в этих условиях стал своего рода посреднической структурой, связывавшей жаждавших покровительства зарубежных дельцов с советскими "рыцарями плаща и кинжала", готовыми на взаимовыгодных условиях пролоббировать интересы иностранных инвесторов. В конце 80-х годов Гусинский создал свое главное детище — СП "Мост" и познакомился с Юрием Лужковым, стоявшим у руля кооперативного движения в Москве. Знакомство не пропало даром. В 1991-92 годах возглавляемый Гусинским "Мост" получил от московского правительства многочисленные "льготы" в виде недвижимости, прав продажи муниципального жилого фонда и т.д. Хорошие "стартовые условия" позволили Гусинскому к 1993 году снова задуматься "о высоком" и заняться своим любимым занятием — манипуляцией массовым сознанием. При этом поле режиссерской активности Гусинского значительно расширилось: вместо площадки в спальном московском районе режиссер занялся "постановками" в общенациональном, если не в мировом, масштабе.

МЕДИА-ИМПЕРИЯ

Аккумулированные на счетах "Моста" финансовые ресурсы пошли на покупку ряда СМИ (например, радио "Эхо Москвы"), а также на учреждение новых масс-медиа: газеты "Сегодня" и "Независимого телевидения" — НТВ. С момента их выхода на общероссийское информационное пространство структуры г-на Гусинского проявили себя как наиболее одиозные и последовательно русофобские, в ежедневном режиме наносившие агитационно-пропагандистские удары по нравственности нашего народа (так, принадлежащая ему фирма "Русское видео" производит огромное количество "эротической" продукции), русской державности (чего стоит только один непристойный фарс с "останками императорской семьи"), русской армии (сейчас уже все признают, что война в Чечне была проиграна российскими войсками в основном благодаря усилиям НТВ).

При этом Гусинский тяготился излишней зависимостью своего детища от российского государства, являющегося единственным законным владельцем "эфира". К тому же конкуренты в высших эшелонах власти постоянно угрожали Гусинскому отобрать лицензию на телевещание и "перекрыть кислород".

В этой ситуации наш герой решил "выйти в космос" — запустить искусственный спутник, с помощью которого можно беспрепятственно вещать на Россию, не спрашивая ни у кого разрешения или согласия. Выход НТВ "в космос", ставящий крест даже на потенциальном информационном суверенитете России, лоббировал бывший-премьер министр, а ныне — "спецпредставитель" президента г-н Черномырдин, неоднократно восседавший вместе с Гусинским в президиумах съездов Российского еврейского конгресса.

В нарушение действующего законодательства (указа президента от 12.05.1997), Черномырдин отдал распоряжение предоставить гарантию правительтсва РФ на кредиты общей суммой в 140 миллионов долларов. На эти деньги Гусинский и заказал в США спутник. Его сконструировали, а потом и запустили в космос с космодрома на мысе Канаверал. Российское космическое агентство упрекало "Медиа-Мост", что, разместив заказ в США, холдинг Гусинского нанес ущерб отечественной космической индустрии, однако владелец НТВ знал, что делал: вся технология спутника — американская, и если когда-нибудь Россия захочет избавиться от НТВ-вещания, это можно будет сделать только военно- техническим путем. Кстати, многие военные эксперты (см., например, статьи в "Красной звезде") намекали, что спутник "Медиа-Моста" используется американцами и в разведывательных целях, нанося ущерб безопасности России.

"АРМИЯ ГУСИНСКОГО"

Начиналось все скромно и тихо, в духе кооперативных времен первоначального накопления. В 1989 году при СП "Мост" было образовано бюро информации и безопасности ("БИБ"), из которого впоследствии родились аналитическая служба и служба безопасности "Моста". Общеизвестно, что в создании собственной спецслужбы Гусинскому помог сам бывший шеф пятого управления КГБ, занимавшегося борьбой с диссидентами, генерал Филипп Бобков.

Однако мало кто знает, что Гусинскому помогала дружба не только с бывшими советскими, но и израильскими гэбистами — полковником Марком Меерсоном из контрразведки "Шин Бет" и генералом Яковом Намроди из военной разведки "Аман". Последний, помимо прочего, вместе с Гусинским является сегодня совладельцем издательской группы "Маарив" в том же Израиле.

Тесные связи Гусинского с высокопоставленными представителями израильских спецслужб приобрели несколько скандальный характер, после того как 4 марта сего года российский олигарх был задержан еврейской полицией и допрошен в центральном следственном управ- лении. Спрашивали Гусинского о том, как министр иностранных дел Ариэль Шарон помогал своему бывшему подчиненному нефтянику, газовику и генералу Авигдору Бен-Галю устанавливать деловые связи с российским концерном "Газпром". Стало известно, что Гусинский по просьбе министра организовывал переговоры Бен-Галя в "Газпроме" и не видит в этом ничего необычного.

Впрочем, несмотря на дружбу с израильскими спецслужбами, боевые возможности службы безопасности "Моста" были опробованы только один раз, 2 декабря 1994 года, когда у здания московской мэрии люди генерала Коржакова положили боевиков "Моста" в снег и несколько часов продержали под стволами автоматов. По одной из версий, коржаковцы искали в тот день в офисе "Моста" документацию, подтверждавшую причастность Гусинского к "черному вторнику" — первому крупному обвалу российского рубля в постгайдаровское время.

Неудивительно, что после этих событий Гусинский отказался от планов по созданию собственной "профессиональной армии", состоящей из охранников "Моста", и полностью переключился на дальнейшее развитие собственных спецслужб, занятых "информационно-аналитической деятельностью", что, как правило, включает в себя сбор компроматов и разного рода секретных данных.

Несмотря на недавнюю демонстративную критику НТВ (демарш Киселева в "Итогах") ельцинской семьи и фаворита семьи Абрамовича, Гусинский сохраняет прекрасное взаимодействие с администрацией президента. Заместителем А,Волошина с недавних пор работает особо близкий сотрудник Гусинского Сергей Зверев, имевший самое прямое отношение к "информационно-аналитической деятельности "Моста". Сегодня же крайне засекреченной "аналитической службой" "Моста" руководит супруга Зверева — Светлана, подчиняющаяся непосредственно генералу Бобкову.

ЕВРЕЙСКИЙ КОНГРЕСС

Оказавшись после коржаковского "наезда" в лондонском изгнании, Гусинский понял, что его "тянет к истокам", обуревает желание погрузиться в проблемы этнически близких ему соплеменников. С этой целью герой нашего повествования создал в январе 1995 года Российский еврейский конгресс (РЕК). Планы Владимира Гусинского простирались на весь земной шар — владелец НТВ планировал возглавить Всемирный еврейский конгресс, чтобы использовать его грандиозные мощности в борьбе за верховную власть в России. Эту задачу Гусинский целеустремленно решает все последние годы, неуклонно завоевывая все новые и новые рубежи.

Растет влияние Гусинского и в самом Израиле; именно воздействием "фактора "Моста" ряд аналитиков объясняют такие шаги нового премьера Эхуда Барака, как заявление о возможности привлечения репатриантов из России к работе МВД Израиля, а также намеки на необхо- димость пересмотреть систему организации израильского эскпорта. Такую позицию многие склонны объяснить давлением со стороны Гусинского, рассчитывающего в качестве платы за поддержку Барака на выборах поставить под свой контроль финансовые потоки из Израиля в Россию, проводя платежи через структуры "Моста".

Совсем недавно, 10 июня, Владимир Гусинский от имени российской еврейской общины обратился к министру иностранных дел России Игорю Иванову с настойчивой просьбой "употребить все имеющиеся в Вашем распоряжении дипломатические каналы и личные возможности для прекращения антисемитской кампании в Исламской республике Иран", где в феврале этого года спецслужбы арестовали сразу тринадцать раввинов по обвинению в шпионаже. Надо думать, что глава российского МИДа со всех ног бросится выполнять указания вице-президента РЕК, не обращая внимания на просьбы о помощи со стороны гибнущих под железной пятой НАТО братьев сербов.

Таким образом, Гусинский сделал еще один шаг к тому, чтобы осуществить свой глобальный политический проект и возглавить мировое сионистское движение.

ПРИШЕСТВИЕ АБРАМОВИЧА (Анатомия малоизвестного “олигарха”)

СТРАНА УЗНАЛА о существовании Абрамовича лишь несколько месяцев назад. Узнала прежде всего благодаря страшным усилиям СМИ, входящих в медиа-холдинг г-на Гусинского и изданий, контролирующихся концерном “Газпром”. Дело в том, что "темная парочка" Березовский и Абрамович уже более года ведут активные действия, пытаясь захватить контроль над РАО "ЕЭС" и "Газпромом" — самыми богатыми и дорогими компаниями не только в России, но и во всем мире.

Именно поэтому 32-летний Роман Аркадьевич Абрамович, родившийся и выросший в городе Саратове, предстал пред изумленными обывателями демонической фигурой "планетарного масштаба", выпрыгнув в информационное пространство, словно джинн из бутылки. Стало ясно, что Абрамович должен в глазах общественного мнения "ответить за все" — не только за свои собственные грехи, но и за грехи остальных олигархов. Он — казначей президентской семьи, по некоторым данным выстроивший для Татьяны Дьяченко дачу на Рублевском шоссе и роскошный замок в Германии, компаньон и соратник ненавидимого всеми Березовского как нельзя лучше подходит для роли "козла отпущения", на которого можно свалить вину за развал страны и ее экономики, падение курса рубля, нищету стариков и позор армии — за все, в чем виноват не только он, но прежде всего другие "старшие" олигархи и политиканы.

Реально известно, что Абрамович занялся коммерческой деятельностью только в 1992 году, когда большинство нынешних олигархов уже были весьма состоятельными и могущественными людьми. В том же году начинающий коммерсант попал в поле зрения правоохранительных органов. Так, заместитель прокурора г.Москвы на основании материалов уголовного дела № 79067, возбужденного следственным управлением ГУВД г.Москвы санкционировал в отношении Абрамовича меру пресечения — заключение под стражу в порядке ст.90 УПК РСФСР. Впоследствии данное дело было направлено в г.Ухта республики Коми (речь шла о хищении дизельного топлива с Ухтинского НПЗ), где благополучно растворилось в ворохе бюрократи- ческих бумажек, а сам Абрамович остался на свободе. За следующие три года способный молодой человек создал по крайней мере пять фирм: ИЧП "Фирма "Супертехнология-Шишмарев", АОЗТ "Элита", АОЗТ "Петролтранс", АОЗТ "ГИД", фирма "НПР", занимавшихся производством нефтепродуктов и посреднической деятельностью.

Тандем Абрамович—Березовский возник в 1995 году, когда они вместе создали ЗАО "П.К.Траст" и приступили к операции по овладению компанией "Сибнефть", образованной, согласно указу президента от 24.08.95 № 872, в обход утвержденной законом структуры нефтяной отрасли. По оценкам рейтинговых агентств, “Сибнефть”, владеющая перспективными месторождениями в Западной Сибири и прекрасно оборудованным Омским НПЗ, сразу же вошла в двадцатку крупнейших нефтяных фирм мира.

В течение года Абрамович и Березовский учреждают еще 10 фирм: ЗАО "Меконг", ЗАО "Центурион-М", ООО "Агроферт", ЗАО "Мультитранс", ЗАО "Ойлимпекс", ЗАО "Сибреал", ЗАО "Форнефть", ЗАО "Сервет", ЗАО "Бранко", ООО "Вектор-А", многие из которых были использованы ими для приобретения акций ОАО "Сибнефть". И уже в июне 1996 года Абрамович вошел в состав совета директоров АО "Ноябрьскнефтегаз" (одна из дочерних компаний "Сибнефти"), а также стал главой московского представительства "Сибнефти".

Позже Счетная палата РФ признала приватизацию "Сибнефти" нецелесообразной (государство при продаже акций потеряло 18,6 трлн. рублей), поскольку доходы от продажи всего в 1,7 раза превы- шают прибыль головной компании ОАО "Сибнефть". Но дело было сделано, и еще мало кому известный Роман Абрамович оказался одним из ведущих нефтепромышленников страны. Характерно, что настоящим хозяином "Сибнефти" стал не "всемогущий" тогда Березовский, а тихий и незаметный Абрамович, получивший в личную собственность 36% ее акций.

Примерно тогда же Абрамович стал и руководителем швейцарской трейдинговой компании "Руником", на счета которой, по мнению экспертов, попадают деньги "Сибнефти" и ее "дочек" вроде "Ноябрьскнефтегаза" и Омского НПЗ.

Сейчас многие либеральные СМИ обвиняют Абрамовича в уклонении от уплаты налогов и подсчитывают миллиардные суммы, которые он задолжал российскому народу и государству. Их пафос может вызвать умиление, если вспомнить, что в стране практически нет коммерческих организаций, которые бы не пытались увести свои прибыли от налогообложения (особенно отличились на этом поприще все те же "Газпром" и РАО ЕЭС).

Говорят, что в круг людей, близких президенту Ельцину, Абрамович был введен все тем же Березовским. Спокойный, рассудительный и всегда веселый, он быстро приобрел чрезвычайное влияние на многих членов президентской семьи, особенно на Татьяну Дьяченко и Наину Ельцину. Правда, его магнетическое очарование вызвало крайнюю неприязнь у отставного фаворита семьи Анатолия Чубайса.

Впрочем, Абрамович не остался в долгу и уже в начале 1998 года “наехал” на Чубайса, выдвинув свою кандидатуру на должность руководителя РАО "ЕЭС", а осенью того же года организовав слушания по вопросу о Чубайсе в Госдуме.

Характерно, что Роман Абрамович пока не использовал свое влияние в чисто политических целях, активно лоббируя экономико-политические проекты. Именно он расторг уже объявленный союз между "Сибнефтью" и "Юкосом" по созданию объединенной нефтяной компании "ЮКСИ" (21 мая 1998 года). Зам. председателя правления нефтяной компании "ЮКСИ" В. Козаков вынужден был заявить, что теперь "Юкос" и "Сибнефть" работают независимо друг от друга.

На союзе между "Сибнефтью" и "Юкосом" настаивали и Борис Березовский, и Михаил Ходорковский. Его создание было согласовано с Александром Смоленским, Владимиром Гусинским и Виктором Черномырдиным. Но позиция Абрамовича оказалась решающей, а Березовский окончательно перешел на роль даже не равноправного, а скорее младшего партнера молодого, но прыткого олигарха.

Лишь в последнее время, видимо, в связи с участившимися "наездами" во враждебных СМИ и перспективами скорого передела власти, Абрамович стал проявлять острый интерес к политической жизни. Он не только не успокоился, посадив многих своих людей в очевидно временное правительство Степашина, но попытался сблизиться с мэром Москвы Юрием Лужковым. Как утверждают аналитики, его авансы пока остались без результатов "из-за неприятия Лужковым связи Абрамовича и Березовского...".

Однако после первых неудач Абрамович не пал духом и ввел в действие другой вариант "подстройки под Лужкова". В соответствии с этим вариантом министр атомной энергетики России Евгений Адамов предложил Лужкову включить финансовую структуру Минатома, "Конверсбанк" — в АФК "Система", принадле- жащую Лужкову через родственную связь с Евгением Евтушенковым. Однако и это предложение Лужков пока отклонил.

По прогнозам аналитиков, сейчас Роман Абрамович при поддержке местного еврейского лобби, в составе которого находятся В.Юмашев, Кох, Уринсон и др., может активно вступить в борьбу с враждебными олигархическими группировками. Его ближайшие задачи — отразить диффамационные удары медиа-структур Гусинского и хотя бы частично нейтрализовать столь грозного противника, а также убрать от руководства "Газпромом" Вяхирева и Черномырдина, для того чтобы переключить на себя громадные финансовые потоки этой корпорации.

Кстати, последнее заявление министра топлива и энергетики Виктора Калюжного о предстоящем переходе “Газпрома” и РАО ЕЭС в лоно государства, также рассматривается аналитиками как очередной ход Абрамовича в борьбе за эти естественные монополии.

ГУСИНСКИЙ В РОЛИ БЕРЕЗОВСКОГО

“РОССИЯ ПОД ВЛАСТЬЮ ГУСИНСКОГО” — не бред сумасшедшего и не блажь русофоба-фанатика. Сегодня это — прогноз, и прогноз достаточно вероятный, хотя бы потому, что "Россия под властью Березовского" — уже не миф, но вполне ощутимая политическая реальность. А чем Гусинский "хуже" Березовского? В глазах Запада — абсолютно ничем. И даже лучше, поскольку он хорошо усвоил "урок" Чубайса, который по мнению его "кураторов" не учел в своей деятельности особенностей национального русского сознания. Чтобы не повторить чужих ошибок, структуры "Моста" ищут ключи к коллективному бессознательному в русской политике.

Нет нужды напоминать, что важнейшая цель "Моста" — тотальная демилитаризация России, предполагающая не только разоружение страны, развал армии и демонтаж "ядерного щита", но и разрушение "оборонной" психологии, "имперского" геополитического мышления, которое на уровне подсознания присутствует у большинства русских людей. Архитекторы манипуляций НТВ будут и дальше стараться сублимировать "тоску по России" в телевизионный лубок "сытого" и "благопристойного" прошлого, вывернуть это прошлое наизнанку, чтобы закрыть русским осознание настоящего и дорогу в будущее. Россия в "проекте Гусинского" имеет право на существование только в качестве "массового коллективного шоу". Главное средство реализации этого проекта — культивирование тупикового "псевдонационализма" и "псевдотрадиционализма", призванного разрушить и взорвать "имперские ценности".

И если "режим Гусинского" из кошмарной антиутопии станет повседневной политической реальностью, его фасад будут представлять лубочно-декоративные фигуры типа царя Георгия Гогенцоллерна-Романова и его августейших родственников. А реальную власть получат совершенно иные персонажи: не будет ничего удивительного, если Хаит станет министром финансов, а Шендерович — министром пропаганды.

Впрочем, неписаный закон, который установит Гусинский, потребует, чтобы все высшие чиновники в обязательном порядке имели гражданство государства Израиль. Само собой разумеется и то, что Мост-банк станет в "Новой Хазарии" главной финансовой монополией страны, этаким "денежным Газпромом". На него же будет возложено и "управление внешними долгами России".

Культурная политика "режима Гусинского" тоже будет отличаться большим своеобразием и оригинальностью. Важнейшим приоритетом режима будет забота о том, чтобы народ был "объективно информирован" обо всех происходящих в мире событиях, а также имел доступ к мировой "индустрии развлечений". Для этой цели канал НТВ-Плюс будет раскодирован, и граждане России получат возможность смотреть его бесплатно. А на особом телеканале будут идти без перерыва только фильмы и интервью некоего кинорежиссера, большого знатока "русских стандартов", "учителя жизни" голодного и отчаявшегося населения.

В то же время "режим Гусинского" будет, не жалея сил, наносить информационные удары по двум "главным врагам свободы и прогресса" — русской армии и Русской Церкви. Министром обороны назначат какую-нибудь Аллу Гербер, на политзанятиях офицерам будут читаться лекции о "военных преступлениях" русской армии, а также о "сербских зверствах против мирных албанцев" в Косово. РВСН и ядерное оружие России перейдут под "международное командование" и "контроль специалистов" из США и Израиля; другие виды вооруженных сил будут находиться на голодном пайке — ведь на военные нужды финансисты "Моста" не будут давать ни гроша.

Русская православная церковь, которая очевидно не вписывается в рамки проекта "восстановления исторических традиций", будет третироваться как "тоталитарная группа мракобесов". Православных священников начнут "по полной программе" изобличать в "торговле вином и сигаретами", "контрабанде икон" и даже "содомии". Фильм "Последнее искушение Христа", с показа которого торжественно началась информационная война Гусинского с Русской Церковью, будет демонстрироваться по телевидению каждый месяц, а в качестве развлекательного фона по всем телевизионным каналам будут идти многочисленные американские комедии, в сатирической и гротескной форме показывающие проповедников, религиозных деятелей, "борцов за нравственность". Синоду РПЦ предложат изъять из Священного Писания тексты антииудейской направленности, а также деканонизировать св.Иоанна Златоуста и других отцов церкви, позволявших себе резкие высказывания в адрес "избранного народа".

Общеизвестно, что вместе с "пенсионером" Бобковым под крыло Гусинского перешли и несколько десятков офицеров печально известной "пятерки" КГБ, призванного "бороться с сионизмом", на самом же деле — преследовавшего русских патриотов. Таким образом, кадры для "обновленного" ФСБ "режим Гусинского" сможет найти легко: таковыми станут сотрудники службы безопасности "Моста". Скорей всего, "реформированные" до полного подобия ГПУ начала 30-х органы госбезопасности будут составлять главную "силовую" опору режима Гусинского. При этом опыт ведомства Генриха Ягоды будет в полной мере востребован спецслужбами "Новой Хазарии". Люди со свастиками, выбрасывающие руку в фашистском салюте, замелькают на телеэкранах, а народам России будут последовательно и систематически внушать комплекс вины перед еврейской общиной за "плохое отношение" в послевоенный советский период, а также "зоологический антисемитизм", который якобы присущ всем русским из-за сложных особенностей их "аномальной психики".

Не оставит стороной "режим Гусинского" и внешнюю политику России; министром иностранных дел назначат телеведущего Киселева. Как будут вести при таком министре международные дела — представить нетрудно: все силы будут брошены на поддержку "дружественного государства Израиль", интересы которого "режим Гусинского" захочет отстаивать в любой точке земного шара. Недавний демарш Гусинского, потребовавшего от российского МИДа публично вмешаться во внутренние дела Ирана и спасти "13 раввинов", приговоренных к смертной казни за шпионаж в пользу Израиля, просто померкнет по сравнению с грандиозными планами по "борьбе с антисемитизмом", которые "режим Гусинского" будет реализовывать в мировом масштабе.

Защита Израиля потребует не только бурной дипломатической активности, но и разрыва отношений с исламскими странами — вплоть до военной конфронтации. Поэтому последние самолеты, которые останутся на вооружении нашей армии, будут вместе с британскими и американскими ВВС бомбить Багдад, а остатки ВВ, голодные и оснащенные изношенной техникой, вести на Кавказе изнурительные и бесконечные бои с вооруженными до зубов чеченскими формированиями.

В России изменят календарь праздничных дат: день разгрома русскими воинами Хазарского каганата будет объявлен днем государственного траура, раввины с телеэкранов будут предавать князя Святослава проклятию. Зато день смерти Сталина будет провозглашен "торжественной датой", уступающей по значимости только другому празднику — 4 октября, "дню победы над красно-коричневыми фашистами". В этот день на Красной площади будут устраивать парады; отряды "Бейтар" пройдут по ней маршем и возложат цветы к Кремлевской стене, переименованной в "Стену плача"; а на кремлевских башнях вместо красных советских звезд будут тускло блестеть желтые шестиконечные могендовиды.

АБРАМОВИЧ В РОЛИ ГРИШКИ ОТРЕПЬЕВА

АБРАМОВИЧ СЕЙЧАС действительно имеет реальные шансы переиграть своих соперников — всех, начиная с Гусинского, Лужкова и Черномырдина, кончая своим бывшим патроном и нынешним соратником Березовским. Тогда он получит единоличную власть над страной, а точнее, над ее остатками. Нечто похожее уже случалось в русской истории. Во времена великой Смуты на древнем престоле московских государей сиживали уже самозванцы, прахом одного из которых наши предки потом заряжали кремлевскую пушку.

Власть Абрамовича, вероятно, окажется похожей на правление Лжедмитриев и их польских товарищей. Небольшому слою власть имущих будет житься весело и очень вольготно, зато остальным — "мало не покажется…". Не имея возможности сохранить целостность государства, он снисходительно подарит юг России кавказским боевикам, Дальний Восток — японцам, многие другие земли — региональным баронам. Под своей рукой Абрамович оставит только нефтегазовый желудок Западной Сибири и тонкую кишку регионов, по территории которых в Европу устремляются кровеносные сосуды нефте- и газопроводов.

Будучи человеком, не любящим "засвечиваться", Абрамович назначит на пост официального главы государства какого-нибудь "свадебного генерала" — "русского", мордастого, с большими кулаками и зычным голосом — вроде Александра Лебедя. Как говорят в Одессе: "Ви хочите русских? Их есть у меня".

Впрочем, не исключено, что российской регентшей станет столь симпатичная Абрамовичу Татьяна Дьяченко, культ пышного тела которой будет провозглашен официальной религией в очередной раз "обновленной" России. А огромную мумию ее отца, чтобы не нарушать "национальных традиций", поместят в мавзолей.

Идеологией новой власти станет своеобразная, реформированная под требования времени, версия "интернационального советского патриотизма". Только вместо партийных начальников на черных “волгах” и “зилах” по Москве будут разъезжать “нефтяные бароны” на джипах и “мерседесах”. Всеми средствами внутренней пропаганды Россия будет объявлена "великой державой", а многим любителям "твердой руки" понравится установленный Абрамовичем жесткий полицейский режим. Политических противников новой власти будут публично казнить на Красной площади или на потеху толпе загонять на гладиаторские бои со специально подготовленными в школах Хаттаба ваххабитскими боевиками, а "свободной прессы" не останется и в помине — тем более что в школах России будут обучать только началам чтения и письма по избранным хохмочкам Жванецкого и песням Аллы Пугачевой.

Православная церковь утеряет свой нынешний престижный статус, будет считаться ретроградной и не слишком приличной, а в храме Христа Спасителя поставят бюсты фавориток "отца нации". Особенно тщательно с его мраморных досок будут стерты имена Лужкова и приближенных московского мэра, участвовавших в строительстве.

Правительство наш герой сформирует из числа своих "корешей" по нефтяным аферам, и оно сразу же прославится своими "новаторскими" подходами к строительству экономики, а бунтующее население будет подавляться не столько водометами, сколько пулеметами.

Российская армия будет окончательно "демилитаризована", лишь несколько пусковых комплексов ядерных ракет Абрамович сохранит в качестве "личных гарантий" под командованием своих ближайших родственников.

Во всем мире новая Россия будет считаться огромной оффшорной зоной, куда будут стекаться авантюристы, надеющиеся приобрести у местных дикарей "на грош пятаков" и попробовать вкус самых запретных удовольствий. А эмигрировавший в Израиль Гусинский будет разоблачать тоталитарный режим Абрамовича. В целом Москва все больше будет напоминать Рим эпохи заката империи, а в отношениях между гражданами и социальными группами начнет преобладать здоровый уголовный подход: "умри ты сегодня, а я — завтра".

Впрочем, гипотетическая "власть Абрамовича" имеет одно очень существенное положительное отличие от гипотетической "власти Гусинского". Она точно будет недолгой.

Илья Харламов НЕСЛОМЛЕННЫЙ ДУХ КУРДОВ

29 июня 1999 г. на турецком острове Имралы в Мраморном море состоялось заключительное заседание суда по делу курдского лидера и главы Рабочей партии Курдистана А.Оджалана. Приговор суда - смертная казнь через повешение. Курды готовы к решительным действиям.

СУД НАД ОДЖАЛАНОМ — СУД НАД КУРДАМИ

Лидер курдского народа Абдулла Оджалан был арестован 19 февраля в столице Кении Найроби на территории греческого посольства. Этому событию предшествовала буквальная травля Оджалана и нежелание ни одного государства, включая Россию, предоставить ему политическое убещиже. Турецкие спецслужбы при непосредственной технической и профессиональной поддержке своих американских коллег использовали все возможности, чтобы арестовать курдского лидера. Но целых пятнадцать лет им этого не удавалось. И только потому, что в различных уголках земного шара находились честные и мужественные люди, которые, рискуя своим положением, а подчас и жизнью, предоставляли А.Оджалану возможность руководить действиями курдского освободительного движения и координировать политические шаги своих соратников. Мир по-разному смотрит на деятельность РПК и в том числе на ее вооруженную борьбу с турецким режимом. США и Англия расценивают нежелание курдов называться турками, позабыть свои национальный язык, культуру и самобытность как проявление крайней формы агрессии и терроризма. Этому способствует мировая империя масс-медиа, которая выбрала за неукоснительное правило называть курдских партизан, а зачастую и всех курдов, "боевиками" и "террористами". И только в последнее время ряд европейских государств, а затем и Россия, перестали квалифицировать РПК как террористическую организацию.

Однако декларативные заявления политических лидеров, звучащие с самых высоких трибун и на самых представительных собраниях, пока еще не повлекли за собой каких-либо реальных сдвигов в решении наисложнейшей курдской проблемы. За последние несколько лет, пожалуй, одной из наиболее ощутимых "мирных" побед курдов стало создание парламента Курдистана в изгнании. Напомним, он был учрежден 12 апреля 1995 г. в Гааге. Самое активное участие в работе парламента принимали депутаты Государственной думы России. Они оказались единственными, кто оказал реальную политическую и моральную поддержку вновь образованному курдскому представительному органу. Следует отметить, что ПКИ изначально задумывался как некоторый чисто легитимный орган, отстаивающий интересы курдов, проживающих за пределами своей исторической родины. Меры политического воздействия на так называемое мировое сообщество, привлечение общественного внимания на репрессии против курдов и поиск истинных союзников в деле борьбы с "новым мировым порядком" — вот те непростые задачи, которые поставили перед собой руководители и депутаты парламента. Но несмотря на колоссальный накопленный опыт в отстаивании права на национальную независимость курдов, "цивилизованный мир" продолжает цинично закрывать глаза на проблемы, а вернее, трагедию сорокамиллионного народа с древней культурой.

На другом фланге курдской борьбы находятся организации с более жесткими принципами и методами работы. Среди них Фронт национального освобождения Курдистана (ФНОК), Армия освобождения народов Курдистана, занимающая лидирующее положение РПК, и некоторые другие движения. Как известно, с 1984 г. РПК во главе с Абдуллой Оджаланом объявила вооруженную борьбу с турецкой военно-полицейской машиной. Курды избрали тактику партизанской войны. Тысячи самоотверженных бойцов, прошедших профессиональную военную подготовку в лагерях РПК, были вынуждены взяться за оружие для защиты своих семей, своего национального будущего, наконец — своей Родины. Официальная турецкая статистика не раз объявляла всему миру, что "боевики" Оджалана стали причиной гибели десятков тысяч мирных турецких граждан. Западная пресса с удовольствием подхватывала эти цифры и кровожадно требовала покончить с зарвавшимися "бандитами" и их "главарем". Тут сказывалась явная корпоративная солидарность турецких политических бонз, диктующих свою злую волю марионеточным "делателям общественного мнения", со своими западными союзниками по блоку НАТО. Турция могла чувствовать себя спокойно, ибо американо-английская военная армада уже не раз доказала миру свою приверженность принципам "двойных стандартов" и усиленное стремление стать международным жандармом. Уже был Ирак, Сомали… И только теперь, после страшных событий в Сербии, человечество стало отчетливо сознавать, что влечет за собой установление однополярного мира с западным пониманием приоритета "общечеловеческих ценностей".

Турция прекрасно понимала, что обладает безусловной поддержкой развитых индустриальных держав, как нынче принято называть членов Альянса, в решении курдской проблемы "демократическим путем". Что это такое на самом деле — становится ясно, когда знакомишься с многочисленными фактами ущемления курдов и спланированной политикой подавления огромного числа своих граждан нетурецкой национальности. За пятнадцать лет вооруженной борьбы курдов турецкими вояками были уничтожены и разорены более трех с половиной тысяч (!) курдских деревень, десятки тысяч курдов убиты, насильственно депортированы из страны три с половиной миллиона человек курдской национальности. Турецкие власти применяют на землях Курдистана так называемую тактику "выжженной земли", когда после своих операций не оставляют камня на камне от курдских селений и угодий, заставляя все новых и новых курдов уходить в лесистые склоны гор и браться за оружие. Но авиационные обстрелы с воздуха заставляли гореть и леса... Помимо того, в турецких застенках томятся тысячи политзаключенных-курдов. Это те отчаянные люди, которые осмеливались подавать голос в защиту угнетенного народа, пытались привлечь внимание в глухом и слепом мире к своей личной и всенародной беде.

Для того, чтобы отчетливо представлять себе размах "гуманитарной операции" турецких властей, длящейся вот уже несколько столетий, обратим внимание на тот факт, что в настоящее время периодически в ней принимает участие двухсоттысячная группировка регулярной армии. Турция тратит десятки миллиардов долларов ежегодно на закупку новейших вооружений и денежное довольствие своих солдат, участвующих в карательных рейдах. Все это усиливается еще и тем, что очень трудно получить достоверную информацию из районов боевых действий, ибо необъявленная информационная блокада в Северном (турецком) Курдистане приобрела поистине беспрецедентный размах. Точно такая же картина наблюдалась и в судебном процессе над курдским лидером. Ни разу не были ретранслированы выступления А.Оджалана. Напротив, турецкое телевидение, снимавшее различные эпизоды судебного процесса, заменяло слова подсудимого на пристрастные, по вполне очевидным причинам, комментарии турецких дикторов. Таким образом искажался весь ход процесса, да и все его значение. Более того, курдского лидера пытались представить надломленным человеком, отказавшимся от своих убеждений и якобы готовым на сотрудничество с властями во имя государственных интересов Турции. Очевидную нелепость таких утверждений доказало заключительное слово А.Оджалана, заявившего о том, что настоящая борьба только начинается. Более сотни адвокатов со всего мира выразили настойчивое желание участвовать в судебном процессе, понимая, что это единственная возможность рассказать людям о правде турецкой "демократии". Многие из них подвергались давлению, прямым угрозам. Существует мнение, что и сам А.Оджалан помимо чисто морального прессинга подвергался воздействию психотропных средств и запрещенных препаратов. Современные методики подавления воли человека, столь часто ныне применяемые для выколачивания "нужных" показаний, безусловно, отрабатывались и на курдском лидере. Турецким властям было очень важно показать миру, и в первую очередь самим курдам, что их лидер на самом деле больше всего печется о своей собственной жизни и благополучии. Но система жесткого психофизического воздействия дала явную осечку. На одной из встреч со своими адвокатами Оджалан сказал: "Пути, предложенные мной в процессе самозащиты, дают возможность практического решения нашего вопроса. Несмотря на то, что для осуществления этих задач я имею самые мизерные возможности, я могу продолжать, и продолжаю свою святую миссию".

Превратно преподносились и цели РПК. Как известно, один из пунктов обвинения инкриминировал главе РПК попытку раздела суверенного государства — Турции. На самом же деле основная задача курдского освободительного движения заключалась и заключается в признании права курдов называться курдами, и как логическое завершение этого процесса — образование курдской автономии на территории Турции, что никак не противоречит международным правовым нормам. Как это ни дико звучит, но только несколько лет назад курдам было разрешено разговаривать на своем национальном языке в общественных местах.

В КАМЕННОМ МЕШКЕ МОСКВЫ

Каменный мешок Москвы, погруженный в невыносимую жару, душным измором берущий оставшихся в городе жителей, кажется, совершенно равнодушен к творящемуся за его пределами. Летящие "мерседесы" и устало бредущие прохожие почти не обращают внимания на немногочисленную группу людей, собравшихся на Калужской площади у памятника Ленину. Это — курды. Сегодня турецкий суд приговорил их лидера к смерти. Они ожидали такого исхода. Были готовы к нему. Среди собравшихся много молодых людей, девушек. Их лица суровы и сосредоточены. Некоторые из них с повязками на лицах — верный признак серьезных намерений, большинство — с фотографическими изображениями национального героя — нового Салладина, прикрепленными на одежду. Красные флаги с символикой РПК, огромные портреты А.Оджалана сливаются в единый алый фон — какой бывает на заре при восходе солнца. Среди собравшихся не отыскать богато и безвкусно одетых людей, развязно беседующих между собой. Разбившись на небольшие группы, курды тихо и сдержанно разговаривают, обсуждают дальнейшие шаги. В словах выступающих с импровизированной трибуны нет растерянности. Курды знают, что делать. Звучит национальная музыка. Мелодичность и энергетика невольно заставляют проникнуться ее внутренним содержанием... Я подхожу к знакомым курдам и спрашиваю, почему так мало людей, ведь в Москве живет около десяти тысяч курдов. Они отвечают, что митинговать теперь не их дело. Есть более серьезные задачи — помогать всеми силами и средствами оставшимся на родине соратникам. Российская политическая элита не смогла им помочь, пытаясь использовать курдский фактор в своих играх.

После ареста Оджалана по всему миру прокатились стихийные акции протеста — с захватами дипломатических миссий и греческих посольств. Радикально настроенные московские курды также захватили греческое посольство в центре Москвы. Поспешно вызванный ОМОН разогнал несогласных. Таким же образом "усмирили" их и совсем недавно, когда группа курдов объявила голодовку невдалеке от Красной площади, в последней надежде привлечь внимание российского руководства к своей национальной трагедии. Они все еще надеялись на добрую волю и государственную мудрость кремлевских сидельцев. Но борьба с московской милицией — неблагодарное занятие… Я наблюдаю за лицами курдов, за их выражением. И вдруг понимаю, что чувство сплоченности и единства огромного народа, раскиданного по всем континентам земного шара, которое забыто, уже чуждо нам — русским, заключено в суровых чертах и победном блеске их глаз. Каждый курд — это солдат в строю.

ИЗ ИСТОРИИ КУРДСКОГО НАРОДА

Курды — один из древнейших народов на земле. Первые сведения о них относятся еще к III в. до н. э. Они были обнаружены в ассирийских памятниках. На протяжении своей многовековой истории курдские племена входили в состав огромных империй и государств. К примеру, в XIII в. большая часть курдов проживала на территории Багдадского халифата. Преимущественным их занятием был совершенно мирный труд — скотоводство и земледельчество. Но разрушительные войны и нашествия воинствующих азиатских племен вносили свои "коррективы" в жизнь целых народов и стран. Опустошительное нашествие монголов, разорившее халифат, тяжелейшим образом отразилось и на курдском населении. Спасаясь от верной гибели, курды целыми семьями, целыми селеньями переселялись из долин в горы. Приходилось оставлять обжитые плодородные земли. Такова была злая воля судьбы. Такова была судьба курдского народа, впоследствии имевшего одну из самых трагических и героических историй.

Начиная с образования Османской империи, на территории которой проживало большинство курдов, начался один из самых сложных и до сих пор малоизученных периодов курдской истории. В Европе и Америке буквально до начала ХХ века не было серьезных научных центров по курдоведению. Но русские ученые, нередко наделенные не только аналитическим, но и государственным умом, подходили к изучению курдского феномена со всей серьезностью. Один из таких центров находился в конце прошлого столетия в С.-Петербурге. Русская интеллектуальная элита понимала, насколько важно для России иметь самые тесные контакты с курдами. После двух русско-турецких и русско-иранской войн, на которых курды сплоченно выступали на стороне России, со всей очевидностью выявился тот факт, что курдский народ — наш надежный геополитический и духовный союзник на Востоке. Понимала это и Турция. Начиная с 1834 г. различные турецкие правительства стали использовать подразделения регулярной армии для подавления непокорного и гордого народа. В царствование султана Абдул Азиза (1861-1876 гг.) репрессии достигли своего апогея. Курдам запрещалось иметь письменность, собственные школы, говорить на родном языке, устраивать национальные праздники. Первая книга, изданная в Турции на курдском языке, появилась только в конце прошлого века. 90% курдского населения было неграмотным. Немногочисленная курдская интеллигенция, формировавшая национальную идею и национальные приоритеты, была вынуждена скрываться от преследований за пределами исконных курдских земель, быть в отрыве от своего народа.

Со стороны Запада на курдов оказывалось не меньшее давление. Прагматичные европейцы и американцы прекрасно понимали, что богатейшие залежи природных ископаемых, покоящихся в курдской земле, — весьма лакомый кусок. Но имея традиционно слабое военное влияние в этом регионе, они действовали по-иезуитски изощренно. Правительства некоторых государств не жалели средств на различного рода католических и протестантских миссионеров, целью которых являлось не только приобщение к Слову Божию, но и чисто пропагандистские задачи. Запад пытался проникнуть в Курдистан комплексно — и экономически, и политически, и духовно. Самоуверенные политики надеялись столкнуться с "диким" и разобщенным народом, который можно использовать в своих интересах, а встречали сплоченных общей идеей и следующих национальным традициям людей.

После распада Османской империи вследствие ее поражения в Первой мировой войне (1923 г.), курдский народ оказался поделен на четыре части — между Ираном, Ираком, Сирией и Турцией. Такое положение дел было узаконено Лозаннской конференцией 1923 г. Но несколько ранее, в 1920 г., был и другой — Севрский договор. Сейчас его предпочитают не вспоминать. Причины вполне ясны. По этому документу, подписанному странами Антанты и Турцией, последняя гарантировала воссоздание государства Курдистан. Но вскоре к власти пришел Мустафа Кемаль Ататюрк, известный введением в Турции латинского алфавита и европейской одежды. Договор был аннулирован, и массовые репрессии против курдов возобновились. По разным оценкам, в период его правления было физически истреблено более полутора миллионов курдов. Сейчас Ататюрк известен еще и как автор идеи создания Туранской империи, которая по его замыслам должна включать в себя все тюркские народы, в том числе и проживающие на территории России. Турция щедро субсидирует всех, кто оказывает помощь в осуществлении этого "проекта". В данном ракурсе курды — одна из тех немногих реальных сил, кто пытается противостоять очередному переделу евразийского континента. Именно поэтому ХХ век стал одной из самых трагических страниц в истории этого народа, он многому научил курдов, но почти ничему — Россию. Всего однажды после Второй мировой войны, в которой, кстати говоря, полегло тридцать тысяч советских бойцов-курдов, и только в Ираке в 1974 г. конституцией была зафиксирована курдская автономия. Однако видные курдские общественные и политические деятели считают, что государственные интересы России заставят ее рано или поздно ответственно и мудро взглянуть на свое положение на Ближнем и Среднем Востоке и выработать слаженную позицию, построенную не на конфронтации c Турцией, а на построении по-настоящему близких отношений с дружественным курдским народом, умеющим за себя постоять. Курды видят в России сильного друга и равноправного партнера, а стремительная потеря Россией своего влияния на Востоке не сулит ей ничего доброго.

НА ВОПРОСЫ ГАЗЕТЫ “ЗАВТРА” ОТВЕЧАЕТ ДЕПУТАТ ПАРЛАМЕНТА КУРДИСТАНА В ИЗГНАНИИ,

ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР ШАРАФ АШАРИ

Илья ХАРЛАМОВ. Скажите, пожалуйста, насколько велика курдская диаспора в России и каким образом поддерживаются ее связи с соратниками в Курдистане? Как известно, в Москве официально зарегистрирована курдская община. Какими правами она пользуется и какова сфера ее деятельности?

Шараф АШАРИ. Курдская диаспора в России образовалась, в основном, начиная с первой половины XIX века. Курды переселились из Курдистана в Россию из-за политики турецких властей, преследования, насильственной ассимиляции и физического уничтожения. Почти во всех русско-турецких войнах курды выступали против Турции на стороне России. В составе российских войск были курдские вооруженные отряды. Об этом, в частности, писал А. С. Пушкин в своем знаменитом произведении "Путешествие в Арзрум". В русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Хаитве Кочо за мужество был удостоен высшей государственной награды — Георгиевского креста, а в годы Первой мировой войны Алашраф Шамшидинов получил звание генерала русской армии.

Второй поток курдов-переселенцев в Россию начался после Второй мировой войны и в последующий период, в основном это была молодежь, которая приезжала на учебу в города России.

Новый этап в жизни советских курдов наступил в годы горбачевской перестройки, когда начался болезненный процесс распада СССР и образования новых независимых государств, который оказал огромное влияние и на жизнь курдов. Советская политическая система защищала права национальных меньшинств, гарантировала равенство между народами. Ее крах и последующий рост националистических настроений в бывших республиках СССР, глубокий экономический кризис поставили советских курдов в очень тяжелое положение. Началась стихийная миграция курдов из мест постоянного проживания в Россию и отчасти в страны Европы.

В этот период происходил бурный рост национально-освободительного движения в Курдистане. Под его влиянием в России и других странах СНГ, где компактно проживают курды, начали создаваться курдские общественные организации и курдские культурные центры. Они тесно связаны с организациями в Курдистане, оказывают моральную и материальную помощь национальному движению в Курдистане и активно участвуют в нем.

В настоящее время на территории России проживает около 200 тысяч курдов. Они компактно проживают в Краснодарском и Ставропольском краях, в Тамбовской, Саратовской, Ярославской, Екатеринбургской, Челябинской, Самарской, Новосибирской, Нижегородской и других областях, в Москве и Санкт-Петербурге.

Везде, в том числе в Москве, официально зарегистрированы курдские общины и национально-культурные автономии. Они пользуются правами, предусмотренными законом РФ о национальных общинах и культурных автономиях. Их деятельность направлена на развитие национальной культуры, образования, выпуск учебников на родном языке, проведение национальных праздников и культурных мероприятий. Однако их возможности очень ограничены из-за финансовых трудностей. А правительство Москвы, например, не оказывает должного внимания. Для курдской общины Москвы одной из важнейших проблем является вопрос о регистрации курдских беженцев и эмигрантов. Власти Москвы должны учитывать особое — безвыходное — положение курдов и найти форму регистрации курдских беженцев.

И.Х. Российская политическая элита заняла весьма двойственную позицию в отношении решения курдской проблемы в положительную сторону. С одной стороны, периодически следуют устные заявления о солидарности с курдами, с другой — выявляется полная пассивность исполнительной власти в оказании реальной международно-правовой и другой помощи курдскому освободительному движению. Так кто же из представителей российских властных структур на деле обращается к проблемам огромного курдского народа и оказывает ему посильную помощь и поддержку? В чем она выражается?

Ш.А. Действительно, это так. Российские политические партии и общественные организации, научно-творческая интеллигенция и общественность в целом с большой симпатией относятся к национально-освободительному движению курдского народа и в отношении решения курдской проблемы занимают положительную позицию, солидарны с курдским движением. Они осуждают реакционную политику турецких властей в отношении курдов, несправедливое решение турецкого государства, вынесшего смертный приговор общепризнанному лидеру курдов Абдулле Оджалану, коренным образом противоречащий всем нормам международного права. Из всех государственных органов России пока Государственная дума заняла принципиальную позицию в отношении курдского освободительного движения, о чем свидетельствуют принятые ею многочисленные постановления и заявления. К сожалению, отсутствует четкая политика исполнительной власти РФ в курдском вопросе. В отношении курдской проблемы власти России пока не освободились от старых стереотипов. История российской дипломатии показала, что уже в течение ста лет Россия разыгрывала курдскую карту только ради своих государственных интересов. Это совершенно очевидно. Начиная с 20-х годов и до наших дней. Времена менялись, происходили коренные изменения в расстановках военно-политических сил в мире, курдское национально-освободительное движение вступило в качественно новый этап развития. Пора России изменить свою курдскую политику.

И.Х. Известно, что курды с давних времен проживают на территории России. Более того, русский и курдский народ исторически связывает общность национальных и геополитических интересов, близость многих политических и духовных позиций. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы сотрудничества и тесных дружеских отношений между русскими и курдами?

Ш.А. Совершенно верно. Исторически русский и курдский народы связывают многие факторы. Прежде всего, это общность геополитических и геостратегических интересов, совместная борьба против врага, близость многих политических позиций, совпадения в национальной психологии.

С целью сотрудничества и тесных дружеских отношений между русскими и курдами Россия как великая держава должна оказать курдскому народу практическую помощь и поддержку в решении курдского вопроса. Как член Совета Безопасности ООН и других авторитетных международных организаций Россия может поставить курдский вопрос на международное обсуждение, содействовать приостановлению войны в Курдистане и предотвращению геноцида курдов на территории Северного (турецкого) Курдистана. Реалистическая позиция российских властей в мирном решении курдского вопроса даст широкий простор для дальнейшего развития сотрудничества и тесных дружеских отношений между русскими и курдами.

И.Х. К большому сожалению, в данный момент народ России плохо знает курдскую историю, культуру, искусство и национальные особенности. Этому способствует отсутствие политической воли российского руководства крепить связи и взаимообогащение курдского и русского народов. Но на более "низком" уровне существует весьма актуальная потребность в этом. Как, на Ваш взгляд, можно реализовать укрепление прочных связей в этой важнейшей области?

Ш.А. Я полностью разделяю взгляд на то, что в данный момент народ России мало знает о курдском народе, его истории, культуре, о Курдистане в целом. Российское руководство должно смотреть на курдский народ не с политической точки зрения, а как на своего стратегического союзника. Только в таком случае можно иметь полное представление об истории, культуре, искусстве и национальных особенностях курдов. Напомню, что курды являются одним из древнейших народов Ближнего и Среднего Востока, имеют древнюю богатую культуру, внесли немалый вклад в мировую культуру. К сожалению, общественность мало знает об этом или почти не знает. Это объясняется и тем, что господствующие страны, разделившие Курдистан, присваивали лучшие памятники курдской культуры, искажали его историю, чтобы отрицать курдский народ как самостоятельный этнос.

И.Х. И, наконец, последний вопрос. Учитывая сложившуюся международную обстановку и неэффективность мер международного сообщества в отношении Турции, которая под прикрытием своих западных и некоторых восточных союзников продолжает беспрецедентные гонения на курдов, какие действенные меры со стороны России смогут повлиять в ближайшем будущем на исторически справедливое решение многовековой курдской проблемы?

Ш.А. Все имперские государства в мире создавались путем насилия, ограбления, национального гнета, даже уничтожения целых народов. Поэтому они не могли долго существовать, рано или поздно разваливались. Разваливалась и Османская империя. Однако ныне на территории других народов, которая называется Турция, существует турецкая, кемалистская империя, где де-факто проживают десятки наций, народов и этнических групп, но де-юре они все официально числятся турками. По конституции Турецкой Республики все граждане Турции являются турками. Другие народы официально не признаются как самостоятельные этнические единицы.

Согласно исследованию немецкого социолога-демографа Лизы Нестман, в совместной Турции проживает, по крайней мере, 47 национальностей. Вместе с тем исследования, проведенные авторитетными научными институтами Европы, доказывают, что "величие" Турции является на самом деле конгломератом народностей, ничем между собой не связанных, без общих культурных традиций, который искусственно поддерживается Западом, поскольку служит его интересам в обширном районе Евразии. Известно также, что Турция является надежной опорой НАТО на южном фланге. С помощью Турции НАТО стремится продвинуться на Кавказ и в Среднюю Азию, на Восток.

Сегодня Турция по всем направлениям (экономическому, торговому, религиозному) проникает на постсоветское пространство, чтобы объединить все тюркоязычные народы региона. Главное препятствие на пути реализации планов Запада и Турции — это курдское национально-освободительное движение. Поэтому Турция при поддержке своих западных и некоторых восточных союзников, главным образом США и Израиля, старается силовыми методами решить курдскую проблему путем разрушения Курдистана и физического уничтожения курдского народа. Исходя из интересов страны и принципов гуманизма, руководство российского государства может предпринять практические шаги, способствующие прекращению войны в Курдистане, решению курдской проблемы мирным, политическим путем. У России имеются средства воздействия и возможности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, Абдулла Оджалан приговорен к смертной казни. Его адвокаты намерены обжаловать такое решение в более высоких инстанциях. Но, скорее всего, последние оставят приговор в силе, ибо его отмена явится признаком слабости, которой так боятся турецкие власти. Однако не меньшим образом они боятся и курдов, которые объявили повсеместные боевые действия на территории Турции. Уже сегодня рвутся бомбы в различных городах страны. Резко сократилось количество туристов, желающих посетить курорты Турции, а прибыль от туризма — одна из важнейших статей дохода государственной казны. К решительным действиям готовы неистовые курдские женщины-камикадзе. И эта тенденция будет только расти. Окончательное решение о судьбе курдского лидера остается за президентом Турции Демирелем. Вот уже более десяти лет в стране не приводятся в исполнение смертные приговоры. Обусловлено это прежде всего настойчивым желанием Турции вступить в Евросоюз. Как правило, казнь заменяется на пожизненное заключение. Но в случае с А.Оджаланом это уже не имеет принципиального значения. Возможность установления мира, идущая через признание за курдами их этнических прав и недолго бывшая в руках правосудия, — упущена. То, что должно было дезориентировать курдский народ, только цементировало его волю и решимость в борьбе.

Андрей Воронцов КАК ОНИ УБИВАЛИ СВОЕГО ПРЕЗИДЕНТА

Многие люди, возмущаясь сегодня кровавой бойней, которую США устроили в Югославии, искренне не понимают: как американцы могли? Вроде бы президент — бывший антивоенный активист... В Москву приезжал, выродок носатый, здесь его поили-кормили, небось, и в КБГ завербовали (скажем, под кодовой кличкой арканзасский бычок)... Колченогую малютку Олбрайт, как и сотни других евреев, доверчивые сербы спасали от “этнических чисток” — самых что ни на есть настоящих, а не тех, о которых ныне каркает это задастое крючконосое страшилище!

Но удивляться здесь нечему. Нужно ли отказаться от распространенного заблуждения, что США-де — “правовое государство”. Это классическое бандитское государство, и таковым оно стало достаточно давно. Возможно, окончательный захват власти масонствующими уголовниками произошел в 1945 году, после убийства президента Рузвельта, возможно — в 1963-м, после убийства президента Кеннеди. Поскольку о первом почти никаких данных не имеется (оно вообще Вашингтоном не признается), имеет смысл вспомнить второе. Данный очерк является отрывками из документальной повести А.Воронцова “Детское досье об убийстве Кеннеди”, выходящей в журнале “Новая Россия”.

НЕДАВНО МНЕ ПРИШЛО В ГОЛОВУ, что в ХХ веке убили столько же государственных деятелей, сколько, наверное, не убивали за три предыдущих столетия. Но почему, скажите на милость, именно о Кеннеди и его убийстве у нас напечатано едва ли не столько же книг и исследований, сколько об убийстве Николая II и его семьи? Из-за его внешности и внешности его жены? Полагаю, что в немалой степени и из-за этого. Однако, если бы Кеннеди погиб в автомобильной катастрофе, интерес к его личности длился бы у нас ровно столько, сколько занимала наши умы смерть Дианы Спенсер, то есть не больше года. Следовательно, основная причина все-таки в обстоятельствах его гибели.

Зверское убийство принесло Кеннеди ореол мученика, но в жизни он был далеко не ангел. Ему принадлежала классическая фраза: “А где же шлюхи?”, произносимая после очередной “отвязки” в узком кругу. По бабам он бегал не меньше, чем жизнерадостный Билл, нынешний его преемник.

Почти всех любовниц Кеннеди ждала печальная судьба, и не всегда тому причиной были мафия или ЦРУ. Мэрилин Монро оказалась единственной из наложниц братьев Кеннеди, кому пришло в голову пошантажировать хозяина Белого дома. Но то, что сравнительно легко удается нынче разным Паулам и Моникам, стоило ей жизни. Насколько виновны в сомнительном самоубийстве Монро ее бывшие любовники Джон и Роберт Кеннеди, так же неясно, как и обстоятельства их собственной смерти. Документы по делу Монро, засекреченные ими, не рассекречены до сих пор. В бытность президентом Кеннеди отказался обнародовать и документы о странной смерти Ф.Рузвельта — а что в итоге? Его, как и Рузвельта, выставили для прощания в закрытом гробу и точно так же заперли на замок все материалы о далласской трагедии.

Это не значит, что Кеннеди был законченным злодеем, а тем более ничтожеством — доводилось слышать и такое. Что импонировало в нем? Кеннеди, либерал, руководивший страной, где протестанты составляют большинство, никогда не стремился затушевать то обстоятельство, что он католик (хотя и худой), а напротив, не упускал случая подчеркнуть это. Правда, в отношениях с еврейской общиной США он был куда осторожнее. Резко выламывающийся из молодого окружения Кеннеди сенатор Линдон Джонсон стал, вероятно, вице-президентом только потому, что являлся своеобразным посредником между Белым домом и еврейской верхушкой. Например, 24 ноября 1963 года Джонсон должен был открывать синагогу в техасском городе Остин, а 25 ноября — выступать с речью в Нью-Йорке на торжественном заседании всемирной еврейской масонской ложи Б’най Брит.

Убийство Кеннеди — это, помимо прочего, волнующий детектив, конца которому не видно. В школьные годы после знакомства с книгой Манчестера “Убийство президента Кеннеди” и фильмом “Рыцари “Золотой перчатки” на протяжении нескольких лет я собирал все, что было написано об убийстве Кеннеди, делал вырезки из газет и журналов, записывал интересные факты — практически занимался любительским расследованием. Поначалу, правда, его расследованием, даже любительским, назвать было нельзя, так как я целиком и полностью находился в плену популяризировавшейся тогда в СССР версии новоорлеанского прокурора Гаррисона. В то время у меня появилось еще одно увлечение — оружие. Отец мой был военным, увлекался охотой. Дома хранилось много огнестрельного оружия (вероятно, против правил). Я свободно разбирал и собирал его, читал о нем в отцовском журнале “Техника и вооружение”, кое-что начал смыслить в баллистике, так как отца часто приглашала в качестве эксперта военная прокуратура, и он рассказывал дома об интереснейших случаях. Некоторые дела удавалось завершить только благодаря баллистической экспертизе.

Обогащенный кое-каким знанием об оружии, я стал смотреть на свое “далласское досье” более осмысленно и критически. Популярная версия о невозможности Освальда застрелить Кеннеди в одиночку стала мне казаться сомнительной (своими сомнениями я поделюсь ниже). Она, как это ни парадоксально, существенно ослабляла “теорию заговора”. Те, кто интересовался историей проблемы, знают, что, будучи лишь частью логических построений блестящего Гаррисона, эта версия со временем стала центральной, оттеснив одновременно изучаемый Гаррисоном вопрос: “Кому выгодно?” Не явился исключением и нашумевший в Америке фильм Стоуна “J.F.K.”

Говорят, что теперь, после того, как фильм Стоуна триумфально прошел по экранам США, большинство американцев убеждено, что убийц Кеннеди было несколько. Насколько эта убежденность помогает выявить заказчиков убийства? Я полагаю, опираясь на свое пожелтевшее школьное “досье”, что нинасколько, ибо предположение о “перекрестном огне” в Далласе — не более чем предположение, что стрелял один Освальд.

Возьмем один из самых эффективных доводов. Президентский “линкольн” находился в пределах досягаемости винтовки Освальда не более шести секунд, а он успел произвести три выстрела, судя по найденным у окна склада гильзам. Установлено, что требуется минимум 2,3 секунды, чтобы перезарядить “манлихер”. Следовательно, Освальд вел огонь не менее 6,9 секунды, а ведь надо еще и прицелиться!

На самом деле перед нами не более чем школярская математическая ошибка, на которую клюют в первую очередь интеллектуалы, не дошедшие в своем развитии до физики Краевича (каюсь, и я тоже). Три выстрела производятся с двумя паузами, а не с тремя, и требуют не 6,9 секунды, а 4,6. Этот хитрый хронометраж (6,9 сек.), отброшенный за ненадобностью еще в 1967 году, Стоун поместил в своем фильме на почетное место.

И у Стоуна, и у других исследователей повторяется мысль о том, что этот развинченный Освальд, конечно, служил в морской пехоте, но был никудышным солдатом и вовсе не снайпером. Действительно, успехов по службе за Освальдом не наблюдалось, кроме одного — снайперского дела. Он был именно снайпером, получившим соответствующее удостоверение на стрельбах в Сан-Диего. Незнание этого факта порождает другое ошибочное утверждение: мол, с высоты шестого этажа он по человеку в движущейся машине и одного-то раза попасть не мог, не то что два.

Снайперы морской пехоты США специализируются в стрельбе из автоматической винтовки по движущимся целям на 500, 300 и 200 ярдов (соответственно 455, 273 и 182 метра). Освальда отделяло 88 ярдов (81 м) от машины Кеннеди, движущейся со скоростью 11,2 мили в час (19 км/ч). Оптический прицел с четырехкратным увеличением приближал цель до 22 ярдов (20 м). Судите сами, промахнется ли в этой позиции “отличный стрелок”.

О том, что огонь велся опытным снайпером из одного места, говорит и характер поражений (в шею и затылок). Пули другого снайпера попали бы Кеннеди в лицо, грудь, плечо или в шею с другой стороны. На это возражают, что обычно входное отверстие пули меньше выходного. Действительно, у Кеннеди на затылке была огромная рана. Значит, стреляли спереди? Здесь, как бывший скоропомощник, могу свидетельствовать и я: входное отверстие пули меньше выходного, если она сначала попадает в мягкие ткани, а в случае с Кеннеди она угодила в затылок, где, как известно, мягких тканей нет, и раздробила затылочную кость.

Предположу даже, что, если стрелков было несколько, Освальду все равно отводилась главная роль. Документы говорят, что на улицы Далласа во время проезда кортежа вышли десятитысячные толпы народа, а стрельба в таких условиях на одной линии с машиной или даже с небольшого возвышения грозит быть неэффективной. Идеальной является позиция стрелка на значительном возвышении, как, собственно, и расположился Освальд.

Приведя аргументы “против”, приведу и аргументы “за”, ибо вижу свою цель не в том, чтобы принять ту или иную точку зрения, а в том, чтобы, сведя их воедино, посмотреть, что из этого вырисовывается. Судя по заключению комиссии Уоррена, первая пуля Освальда проделала поистине загадочную траекторию: попала Кеннеди “сзади в шею, задела правое легкое и, повредив дыхательное горло, вышла через шею на уровне узла галстука, затем прошла сквозь спину губернатора Коннэли, его грудь, правую кисть и левое бедро”.

Правда, по тому, как об этом повествует в фильме Стоуна Гаррисон-Костнер, можно подумать, что речь идет о возможности пистолетной пули. Между тем это была 6,5-миллиметровая пуля, выпущенная из винтовки со скоростью 2165 футов (660 м) в секунду. Поразив навылет мягкие ткани шеи Кеннеди с расстояния в 80 метров, намного ли она утратила свою скорость? Способна ли была, поразив спину и грудь Коннэли, повредить еще кисть и бедро? Не знаю. Баллисты спорят до сих пор и к единому мнению еще не пришли.

В отличие от врачей в Вашингтоне, производивших вскрытие, медперсонал парклендского госпиталя в Далласе, куда доставили Кеннеди через шесть минут после покушения, в один голос утверждал, что входное отверстие пули, попавшей президенту в шею, находилось спереди. На пресс-конференции, состоявшейся прямо в госпитале после официального сообщения о смерти Кеннеди, хирург Перри, отвечая на вопрос “Возможно ли, что одна из пуль попала в президента в результате выстрела, сделанного против движения машины?”, сказал: “Это вполне допустимо”. Впервые мы имеем дело с чем-то похожим на реальный, задокументированный факт, свидетельствующий о пользе теории “нескольких убийц”. Однако напомню, что речь идет о ранении в шею. Отверстия от пули, попавшей в голову, вообще никто не видел. А так как смертельным оказался именно второй выстрел, то получается, что, даже если признать правоту Перри, Кеннеди все равно убил Освальд.

Если мы отложим в сторону гипотезу о перекрестном огне или даже согласимся с тем, что стрелял один Освальд, мы увидим, что вероятность заговора против Кеннеди от этого абсолютно не уменьшается. Оговорюсь сразу, что открытая машина и заранее опубликованный далласскими газетами маршрут президентского кортежа вряд ли свидетельствует о заговоре. Чтобы охране усадить президента в закрытую машину, следовало в первую очередь убедить в этом самого Кеннеди. Открытая машина вошла среди политиков в моду после триумфального путешествия по миру Гагарина. Сегодня как-то забывают, что визит президента Кеннеди и вице-президента Джонсона в Сан-Антонио, Хьюстон и Даллас являлся предвыборной поездкой по штату, в столице которого на выборах 1960 года против них проголосовало 62,5 процента избирателей. Следовало показаться как можно большему количеству людей.

В известном смысле, Кеннеди сам виноват в своей гибели: он сознательно шел на риск, преследуя цель, несоизмеримую с ценностью жизни. Заговорщики, если таковые были, не организовывали открытого лимузина и заранее известного маршрута — они просто использовали это как удобное для них обстоятельство.

Куда сложнее с оставшимися без присмотра открытыми окнами на Элмстрит и площади Дили. Уж их-то контролировать — прямая обязанность спецслужб. А оставшийся без присмотра Освальд? На примере дела Малькольма Икса, Анджелы Дэвис и “уилмингтонской десятки” мы знаем, сколь пристально следило ФБР за инакомыслящими и подозрительными. И в госдепартаменте, и в ФБР на бывшего перебежчика в СССР имелось досье. Накануне приезда Кеннеди в Даллас местное отделение ФБР должно было взять его под особый контроль, учитывая, что он снайпер. Но его “куратор” Хости, по официальной версии, на одной из улиц Далласа поглазел на президентский кортеж, а потом отправился завтракать.

За несколько часов до убийства Кеннеди появился утренний выпуск далласской газеты “Морнинг ньюс”, где на р е к л а м н о й (то есть официально оплаченной) странице было помещено объявление, жирно обведенное, как сообщение о смерти, черной рамкой: “Добро пожаловать в Даллас, господин Кеннеди!”.

Роль журналистов в этом деле — одна из главных загадок. Население США было оповещено о покушении на президента с неслыханной оперативностью, уступающей только прямой трансляции убийства Освальда и брата Кеннеди Роберта в 1968 году. В 12.36, то есть через шесть минут после покушения, о нем сообщило радио Эй-би-си, а в 12.40 известный комментатор Си-би-эс Кронкайт объявил по телевидению: “В Далласе, штат Техас, по кортежу президента Кеннеди было произведено три выстрела. Президент тяжело ранен”.

В 12.36 президентский “линкольн” только подъезжал к Парклендскому госпиталю. О выстрелах в Далласе еще не знали даже в Белом доме, хотя в кортеже имелась спецмашина связи. Откуда же узнали радио- и телекомментаторы?

Установлено, что на телетайп агентства Юнайтед пресс интернейшнл новость поступила в 12.34. Каким образом? Манчестер пишет, что в далласское бюро ЮПИ ее передал по радиотелефону, установленному в машине, корреспондент ЮПИ Смит. Радиотелефон оказался у него не случайно. В те времена он был еще редкостью. Машину специально арендовали у телефонной компании, и Смит сразу застолбил себе место у телефона. Какой сенсации он ждал от дежурной поездки главы государства?

В принципе, если передача информации происходила молниеносно, без малейших помех, то впритык, секунда к секунде, можно уложиться и за 4 минуты, но в любом случае телефонистом ЮПИ сообщение Смита должно было быть принято в 12.32, а следовательно, диктовать его Смит начал не позже, чем в 12.30, когда еще не отзвучало эхо последнего выстрела.

Но известно совершенно точно, что все происходило отнюдь не молниеносно. Смит был в машине не один, имелись свидетели, как он передавал информацию. Манчестер, отмечая оперативность Смита, сообщает со свойственной ему дотошностью, не замечая противоречия, об отвратительной сцене, разыгравшейся в журналистской машине. Позади Смита сидел корреспондент агентства Ассошэйтед пресс Белл, который, конечно, тоже хотел передать сообщение в свое агентство. Но Смит продолжал говорить в микрофон радиотелефона. Он продиктовал одну часть своей информации, затем вторую, третью, четвертую... Побагро-вевший от ярости Белл с отчаянными криками набросился на Смита и попытался силой вырвать у него микрофон, но тот, зажав микрофон между коленями, скорчившись, забился под щиток водителя. Белл без разбора молотил кулаками, попадая по шоферу и сидящему рядом с ним Килдафу.

— Что это за большой дом впереди? — крикнул шоферу Килдаф.

— Парклендский госпиталь, — прокричал тот в ответ.

Таким образом, Смит закончил диктовать никак не раньше, чем в 12.35, потому что к госпиталю машина с раненым Кеннеди подъехала в 12.36. Как же информация поступила на телетайп в 12.34? Как получил ее Гардинер из Эй-би-си в 12.36?

Можно сделать вывод, уже многими делавшийся, что и Смит, и ЮПИ, и Эй-би-си (Гардинер), и Си-би-эс (Кронкайт) были готовы принять подобную информацию еще до дого, как возник повод для ее появления.

В 14.30 телевидение сотворило новое чудо. Оказывается, арест Освальда был снят на пленку! Его только начали допрашивать в полицейском управлении Далласа, а он уже был представлен публике как подозреваемый в убийстве президента. Через пять минут после сообщения радио и телевидения об аресте и вероятного доклада начальника далласской полиции Карри Джонсону о начале допроса новый президент принимает присягу.

БЫВШИЙ ПОМОЩНИК пресс-секретаря Кеннеди Килдаф поручил президентскому фотографу Стафону запечатлеть это событие. На снимке мы видим несчастное лицо Жаклин Кеннеди. Она даже не успела сменить залитый кровью мужа костюм и, конечно, предпочла бы не участвовать в этой неприлично поспешной церемонии, но Джонсон с супругой не отставали от нее. В 14.47 президентский самолет поднялся в воздух.

Почему Джонсон так спешил и суетился, не считаясь с мистическим соседством гроба, в котором лежал его бывший начальник? Разве нельзя было принять присягу по прилете в Вашингтон?

А если бы в Вашингтоне это было бы уже поздно? Если вопрос: быть или не быть Джонсону президентом, зависел от показаний Освальда? Тогда, конечно, следовало прибыть в Вашингтон не и.о., а полномочным президентом, которого можно отрешить от должности лишь с помощью непростой юридической процедуры.

Тем временем удивительное событие произошло с президентским фотографом Стафоном, снимавшим момент принятия присяги Джонсоном. В 14.47 он покинул президентский самолет. Зачем? Это выяснилось в 15.35, когда лайнер с живым и мертвым президентами был еще в воздухе. На фототелетайпе агентства Ассошэйтед пресс появился известный снимок: обрюзгший, зализанный Джонсон вскинул правую руку вверх — точно так же, как это делал Гитлер (не выпрямляя ее в локте), а рядом стоит мало что понимающая, убитая горем Жаклин в забрызганном кровью мужа жакете.

При всех аргументах “за” такой снимок представляется полезным для Джонсона только в первые часы после убийства Кеннеди. А в последующем люди, глядя на потрясенную Жаклин рядом с Джонсоном, неизбежно будут приходить к выводу, который тогда же сделал советник Кеннеди О`Доннел: “Ее используют. Ее используют...” Это была “грубая работа” — впрочем, убийство президента тоже тонкой работой не назовешь.

Не знаю, случайность это или нет, но самые громкие политические убийства после смерти Кеннеди были совершены в США при президентстве Джонсона. Малькольм Икс, Мартин Лютер Кинг, Роберт Кеннеди...

Комиссия Уоррена даже не допрашивала Джонсона, ограничившись его письменными показаниями, хотя его должность при Кеннеди и подозрительное поведение на аэродроме Лав Филд автоматически включали его в число главных подозреваемых. Еще 18 апреля 1963 года безымянным техасцем из Аламо была напечатана листовка, в которой, между прочим, говорилось: “Хотя Джонсон и вынужден теперь склоняться перед этими хитрыми и ловкими евреями — покровителями коммунистов, но если Господь внезапно поднял его на самый верх (курсив мой. — А. В.), он снова стал бы тем, кем были его любимые отец и дедушка, и вернулся бы к тому, чем они дорожили и чему были преданы — к их принципам и вере”. Сей документ, конечно, был создан не в техасском провинциальном городке — чего стоит одно упоминание о заигрывании Джонсона с евреями! Только в Вашингтоне, Нью-Йорке или Далласе могли сообразить, что слишком уж известна роль вице-президента, как ставленника еврейской общины в Белом доме, чтобы без оговорок изображать его консервативной альтернативой Кеннеди.

Президентский самолет все еще летел к Вашингтону, когда на экранах миллионов телевизоров появилось полицейское управление Далласа. Происходящее все больше напоминало виртуальную реальность.

Легкодоступного для прессы Освальда (это в первые часы после убийства им президента!) намертво изолировали от прокуратуры и адвокатов. Его показания и ответы на пресс-конференциях звучали странно: он не признавал своей вины, но и не отрицал ее, он якобы “не понимал, что происходит”. Однако нельзя сказать, что он был не адекватен. Освальд логично утверждал, что, зарабатывая на складе у Трули 1 доллар 25 центов в час, он не мог себе позволить купить “манлихер”, но не говорил, что винтовки у него не было. Он, скорее всего, темнил, на что-то намекал. На что?

На этот вопрос нам ответят кадры, снятые на первой пресс-конференции (они воспроизводятся и в фильме Келети, и в фильме Стоуна). Верхом на одном из столов сидит зализанный a la Джонсон грузный человек в роговых очках и сверлит глазами Освальда. Это — будущий его убийца Джек Руби, владелец двух стриптиз-шоу в Далласе. Как он попал на пресс-конференцию? В тот день виртуальных чудес он прошел подвал полицейского управления, назвавшись представителем израильской прессы, точнее, переводчиком с английского на иврит (Руби был ортодоксальным евреем). Полагаю, что, представившись таким образом, и у нас любой человек 21 августа 1991 года или 4 октября 1993-го мог бы пройти куда угодно. Впрочем, если бы Руби остановился, у него имелся универсальный пропуск — билет на стриптиз. Руби являл собой как бы фарсовый образ сионистской пропаганды: доверчивым людям он предъявлял иврит, а недоверчивым — стриптиз.

Гаррисон утверждал, что Освальд хорошо знал Руби, потому что тот тоже был участником заговора. Теперь представьте, что испытал Освальд, увидев своего приятеля прямо в полицейском логове, в нескольких метрах от себя. Он понял, что жизнь его в большой опасности — потому и замкнулся.

Его убили тоже по законам виртуальной реальности. В воскресенье телетрансляция о прощании страны с президентом Кеннеди прервалась прямой трансляцией из Далласа. За минуту до этого, в 11.19, представитель израильской прессы прошел мимо полицейского Воуна в подземный гараж полицейского управления, где присоединился к толпе журналистов. Ждали, когда выведут Освальда. В 11.20 он появился. Операторы нацелили на Освальда объективы, а Руби — пистолет. Он нажал на курок без всяких помех.

Жаклин Кеннеди впоследствии выражала сомнение, что Освальд был частью какого-то заговора. Однако 22 ноября, как и миллионы других американцев, она в этом не сомневалась.

Сначала казалось, что она не снимает забрызганный кровью и частицами мозга Кеннеди костюм, потому что не оправилась от шока. Но когда перед посадкой на аэродроме Эндрюс ей прямо предложили сделать это (по просьбе Джонсона), она столь же прямо ответила: “Нет. Пусть они видят, что натворили”. Подразумевало это, видимо, и невысказанное: “В каком костюме вы заставили меня сниматься рядом с Джонсоном, отведя от гроба мужа, в таком и увидите в Вашингтоне”.

О ком шла речь? Ясно, что уже не о непосредственных исполнителях убийства. Это относилось к тем, кто встречал президентский самолет в аэропорту под Вашингтоном. Жаклин отвергла план быстро ставшего правой рукой Джонсона Килдафа вынести гроб с телом Кеннеди через грузовой люк, чтобы скрыть его от взоров встречающих. “Мы выйдем обычным путем, — сказала Жаклин и повторила: — Я хочу, чтобы они видели, что натворили”.

Человек, не имеющий никакого отношения к заговору и потрясенный произошедшей трагедией, в этой ситуации совершенно не думал бы о себе. А будь он преемником убитого, то посчитал бы самым лучшим и даже выгодным для себя выказать максимум уважения покойному. Но не так реагировал Джонсон. На следующий день он сказал одному министру: “После посадки самолета они (вот что значит: язык не врет — Жаклин и Джонсон говорят “они”, но имеют в виду, конечно, совершенно разных людей. — А. В.) не обратили на меня ни малейшего внимания, вынесли тело из самолета, поставили гроб в машину, забрали с собой госпожу Кеннеди и уехали. Лишь после этого я сошел с самолета. Это означало, что мне, президенту Соединенных Штатов, не уделили никаких знаков внимания и не оказали никаких почестей”.

Почести этому ничтожному и грязному человеку сполна воздал президент Франции де Голль, сам недавно перенесший четыре покушения и имевший особый нюх на тех, кто причастен к подобным делам. После похорон Кеннеди Джонсон в зале приемов госдепартамента встречался с представителями иностранных держав, прибывших проводить в последний путь Кеннеди. Гости проходили к президенту по очереди, установленной в алфавитном порядке (по первой букве представляемых ими стран). И здесь де Голль повел себя странно и даже оскорбительно для хозяев (как, впрочем, и для гостей). Он велел передать Джонсону, что президенту Франции не подобает стоять в очереди и что он предпочитает за это время пообедать, принять ванну, переодеться и лишь потом пожалует на прием — если, разумеется, мсье Джонсон будет готов и ему снова не придется ждать.

Это столь разительно отличалось от подчеркнутого уважения, с которым де Голль на похоронах выражал соболезнования семье Кеннеди, что было ясно без особых разъяснений: законный хозяин Елисейского дворца не считает Джонсона за столь же законного хозяина Белого дома.

Через три года он объявил о выходе Франции из военной структуры НАТО и потребовал убрать из Парижа штаб-квартиру этой организации.

В первые минуты и часы после выстрелов в Далласе Жаклин и Роберт Кеннеди действовали так, как будто знали истину. Они чувствовали, что тоже находятся под прицелом, хотя не смогли бы объяснить, почему.

Среди десятков враждебных лозунгов, которыми встретили в далласском аэропорту президента и его свиту, был один, который Жаклин вряд ли связала потом на сознательном уровне с тем, что произошло в 12.30, но бессознательно призыв на плакате и убийство мужа слились для нее в одном целое. Лозунг гласил: “Долой клан Кеннеди!”

Говорят, что если обвинение не подтверждается фактами, то проверяется временем. 36 лет, прошедшие со дня далласской трагедии, дали нам возможность проверить: а не являлся ли этот призыв ее причиной?

Все президенты США были людьми состоятельными, но по американским меркам отнюдь не богачами. Это своего рода негласное условие игры: ведь крупный предприниматель на высоком государственном посту получает исключительное преимущество перед своими конкурентами, даже если заявляет, что временно устраняется от дел. Этой “хохме” в исполнении господ Потанина и Березовского только у нас и верят.

Кеннеди был первым, кто презрел условия негласного договора. Представитель столь преуспевающего клана не должен был выдвигаться в президенты, но он выдвинулся. Его соперники в бизнесе испугались не только за свои банковские счета, они испытали что-то вроде праведного гнева, если такое определение уместно в отношении воротил Уолл-стрита. Джозеф Кеннеди, отец Джона, Роберта и Эдварда, был известен как хитрый, жестокий, изворотливый бизнесмен, не уступавший в коварстве еврейским коллегам. Свою карьеру на государственной службе (он был послом в Англии в 1937-1940 годах) он очень удачно сочетал с предпринимательской деятельностью. Естественно, на Уолл-стрите сочли, что клан под общим руководством Кеннеди-старшего (в 1960 году он не был еще парализован), имея в своем составе президента и министра юстиции (он же генеральный прокурор), прижмет конкурентов так, что им небо с овчинку покажется.

Игра велась на слишком крупные ставки. Прежде президенты, имевшие небольшой семейный бизнес, послушно проводили политику наиболее влиятельных монополий либо маневрировали между ними, искренне не помышляя ни о чем другом. Кеннеди же проводил с в о ю политику и манипулировал другими финансовыми китами. Разумеется, ему приходилось учитывать их интересы, но до той степени, пока они не противоречили интересам собственного клана. Монополистов-сталелитейщиков Кеннеди согнул в бараний рог и то же самое предполагал сделать с нефтяными воротилами, обосновавшимися преимущественно в Далласе.

Он замахнулся на руководство как внутренней, так и внешней политикой, поскольку разделять их в эпоху господства транснациональных корпораций невозможно.

Итальянский политолог Паоло Витали в журнале “Новая Россия” рассказывал о борьбе директора Национального углеводородного предприятия Италии (ЭНИ) Энрико Маттея с международным нефтяным картелем, в который входила компания, принадлежавшая врагу Кеннеди, техасскому миллиардеру Г. Ханту. Картель расплачивался со странами, из которых выкачивал нефть и газ, по формуле “50 на 50”: 50 процентов прибыли присваивалось нефтяной компанией, а остальные 50 отчислялись стране-владельцу недр в качестве “арендной платы за разработку”. Маттей изменил эту формулу в пользу владельцев недр в соотношении 75 на 25.

27 октября 1962 года Маттея убили. Витали утверждал: “В ряду противников англо-американской олигархической политики оказался также президент Кеннеди. Хотя Кеннеди первоначально поддерживал политику нефтяного картеля против Маттея, к 1962 году все изменилось — и он даже был готов встретиться с итальянским лидером в Вашингтоне. Как свидетельствует племянник Маттея Анджело, встреча была назначена на 4 ноября 1962 года, и об этом узнали друзья Маттея. Об этом узнали также секретные службы, которые ускорили убийство, дабы воспрепятствовать соглашению между этими людьми. Собранные сегодня доказательства свидетельствуют о том, что убийство Маттея и затем Кеннеди, как и неудавшиеся покушения на де Голля, дело рук Перминдекса по указаниям из Лондона”

Мнение Витали отчасти подтверждается описанным поведением 25 ноября 1963 года в Вашингтоне де Голля, знавшего, конечно, кто его “заказывал” руками ОАС.

А нам-то какое до них дело? — запоздало спросил я себя. Нам что, своих печалей мало? Дело в том, что сегодня Америка для нас — это не миф о загробной жизни, как говаривал Остап Бендер. Америка сегодня на каждом углу, в каждом телеэкране, в каждом мусорном баке. Ее уже никто не любит, но до сих пор мало кто понимает, что же она такое.

Американцы зверски убили законного президента и его брата, кандидата в президенты, и на их костях построили новый режим, уголовный по своей сути. Н. В. Подгорный был совершенно прав, когда кричал Никсону и Киссинджеру: “Вы же убийцы, на ваших руках кровь стариков, женщин и детей!..”

Нам все кажется, что американцы испорченные, но в целом нормальные люди, с которыми можно договориться. Но уголовники договариваются только с уголовниками, а остальных держат за лохов. Обещание, данное лоху, обещанием не считается. Лохов надо “кидать”, стричь, как баранов.

Что же нам теперь — уподобиться уголовникам? Доводилось ли вам ехать с бандитом, скажем, ночью в пустой электричке? Он сядет напротив вас, посмотрит прямо в глаза, и если вы малодушно отведете свои — все, вы пропали. Бандиты питаются нашим страхом — он для них все равно что запах крови для хищников. Бесстрашных они не любят — и, как правило, не трогают, если, конечно, речь идет о крупном куше.

Россия — крупный куш. Они подбирались к ней и тогда, когда она была не слабей их — что уж говорить теперь? Но тот, кто не отводит взгляда, — всегда проблема. Бесстрашие жертвы само по себе для лихого человека проблема — оно путает его карты. Исподволь появляется мысль: вдруг этот лох каратист, вдруг он у чечена какого-нибудь ствол купил? Он колеблется, заговаривает с тобой. Отвечать надо односложно: “да”, “нет”, по-прежнему глядя в глаза. Вы будете ехать так в ночи, друг против друга — и чем он дольше колеблется, тем меньше вероятность, что он вас ограбит или убьет. А на следующей остановке, глядишь, войдут люди, глядишь, и сам он, супостат, сойдет в непроглядную темь и где-нибудь сгинет там, в лютой своей жизни.

Но встречаются, хотя и редко, такие люди, которые не ждут этого. При первой же попытке “наехать” на них они бьют криминальному попутчику между глаз, выкручивают руку с ножом за спину и выбрасывают из электрички.

Пути Господни неисповедимы: может быть, Америка и сама уйдет с нашего пути. Но это вряд ли — не для того она на него становилась. Сделаем Божеское дело: дадим ей хорошего пинка в гузно? А? Православные?

Простые американцы, как говаривали раньше, нам за это только спасибо скажут.

Ремонт санузла, ванная под ключ 6 и другие услуги по отделке и ремонту по доступной цене

РАЗНОЕ

“ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ”

“День литературы” №7, июльский выпуск, вышел из печати и поступает к покупателям и подписчикам. Подписаться на газету можно по каталогу “Газеты и журналы России”, индекс 26260; приобрести свежий номер — у распространителей “Завтра” и “Дня литературы”, а также в редакции, тел.: 245-96-26.

В выпуске широко представлены известнейшие имена современной русской прозы, поэзии, критики, публицистики: о роли художника на рубеже двух веков и тысячелетий размышляет В.РАСПУТИН, о В.ШУКШИНЕ пишет В.БОНДАРЕНКО, с В.ЛИЧУТИНЫМ беседует Н.ГОРБАЧЕВ, с В.ПОПОВЫМ — Ю.КУБЛАНОВСКИЙ, с А.ДУГИНЫМ полемизирует Л.АННИНСКИЙ, поэзию В.УСТИНОВА рецензирует В.ТОПОРОВ, злободневны и ярки статьи В.БУШИНА, О.ПАВЛОВА, Г.КРАСНИКОВА, Н.ПЕРЕЯСЛОВА, И.КИРИЛЛОВА, увлекательны и талантливы рассказы А.БАЙБОРОДИНА, А.ЯКОВЛЕВА, Я.ЖЕМОЙТЕЛЬ, стихи Б.СИРОТИНА, И.ТЮЛЕНЕВА, М.ПОПОВА, Е.КАРАСЕВА, пародии Е.НЕФЕДОВА и другие публикации. Весь номер проиллюстрирован портретами русских классиков работы китайского художника и писателя Гао МАНА.

Редакция “ДЛ” обращается ко всем, кому дороги судьбы русской литературы и прессы о ней, с просьбой о финансовой и технической поддержке. Имея компьютеры и оргтехнику, мы сможем выходить еженедельно на 16 полосах.

Читайте “День литературы” — единственную литературную газету России!

ОБЪЯВЛЕНИЕ

В сентябре 1999 г. продолжит свою работу Рабочий

(марксистско-ленинский) университет.

Основные дисциплины: социальная философия,

политэкономия, история Отечества.

Контактные телефоны: 161-02-62; 240-63-59.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

В газете “Завтра” № 37 за 1996 год в статье “Истинный свет монархии” была опубликована не соответствующая действительности информация в отношении Шумского Владислава Станиславовича, содержащая сведения: “Вот Шумский у меня жил. Он у меня жил три года. Он человек запойный, провалялся на диване в мастерской три года. И этот подлец вынес отсюда свою книжонку, где грязь на всех нас... Пропитые мозги”.

Станислав Куняев “И ПРОПАЛ КАЗАК...” (Окончание. Начало в № 27)

МНЕ НА СЪЕЗДЕ слова не дали, Верченко и Марков знали, что я могу наговорить лишнего, но текст небольшого выступления, написанный прямо в зале после лакейской речи Гаврила Троепольского, сохранился в моем блокноте.

Вот он. Собственно, это и не текст, а так, небольшая реплика:

“Употребил Виктор Астафьев слово “еврейчайта” в “Печальном детективе” — что началось! Как будто это слово принципиально отличается, допустим, от слов “татарчата” или “киргизята”. Уже Эйдельман распространяет свою провокационную переписку, уже критик Е. Старикова в “Воп. литературы” пишет, что после Освенцима на эту тему и говорить нельзя. Упрек тем более бестактный по отношению к Астафьеву, что он — один из лучших наших писателей нашего времени — освобождал Польшу и спасал из фашистских лагерей смерти людей всех национальностей, в том числе и евреев.

Стыдно указывать Белову и Астафьеву, о чем им можно писать, о чем нельзя. Неловко вспоминать, как старик Троепольский извинялся за Астафьева перед грузинскими товарищами, неловко за газету “Московские новости”, назвавшую Белова за повесть “Все впереди” “человеконенавистником”. Когда я на эту тему заговорил с одним из идеологических работников, он мне сказал: да не обращайте внимания, это ведь газета элитарная, для иностранцев. Значит, в глазах иностранцев шельмовать Белова можно. Хороша логика!”

В конце 80-х и в начале 90-х годов литературная жизнь еще кипела, мы с Астафьевым встречались на журнальных вечерах и писательских собраниях. Он вел себя по-русски бесстрашно, размашисто, дерзко. Помню его выступление на симпозиуме советских и японских писателей осенью 1989 года в Иркутске.

“Вот уже третий человек выступает и каждый ставит вопрос о “Памяти”. Вопрос этот очень прост и очень сложен. Я ничего об этой “Памяти” не знаю сверх того, что знаете вы, то есть читал то же, что и вы. Мне знакомы несколько человек из Новосибирска, которые имеют какое-то отношение к “Памяти”. Эти люди глубоко порядочные. Эти люди с учеными степенями, которые, наверное, не всем зазря даются. Во всяком случае, те двое, которых я знаю, эти степени заработали, их почитают в обществе. И вдруг я читаю в газете, что одного из них называют проходимцем, с чужих слов все это. И вот я думаю: да когда же это кончится? Шельмование этого общества идет на уровне все того же тридцать седьмого года, то есть, как говорил тогда следователь: “Здесь вопросы задаю я, а ты не имеешь права задавать”. Так и с “Памятью” обращаются — их поносят во всех газетах, во всех журналах, но вы хоть читали о том, что они говорят, что у них за программа? Что они делают-то? Вы ничего не знаете, вы должны верить, как моя тетка говорит, “жюльнаристам”...

Я думаю, что партия, которая поощряет травлю “Памяти”, а поощрение, конечно, исходит от ЦК, не надо тут этого замалчивать, ведь иначе бы они не наглели так, — “Неделя”, “Огонек” вдруг такими храбрыми стали (кто их редактирует? Чьи они органы?) — так вот, ЦК, который сеет ветер, если только загонит “Память” в подполье, — пожнет бурю, уверяю вас.

И если хотите знать мою позицию в этой буре, если она грянет, — я буду с “Памятью”! Я, беспартийный Астафьев, участвовавший в Отечественной войне и получивший три ранения, боевую медаль и орден — буду с ней. Я буду за правду! За народ!”

Такие смелые и дерзкие выступления привлекали к Виктору Петровичу и читателей и писателей. Любое его интервью, любая речь обсуждалась, зачитывалась, распространялись.

Да и было за что восхищаться им.

Мы посылали друг другу книги, иногда переписывались, были рады редким встречам. Однажды в Москве он пришел ко мне в гости с Анатолием Заболоцким, а я, будучи в Красноярске, заехал к нему в Овсянку. Даже общие утраты, когда они случались, сближали нас.

“Дорогой Станислав!

Какая приятная неожиданность (он получил мою книгу. — Ст. К.). Спасибо. Поздравляю тебя с Новым годом. Здоровья. Работы по сердцу. Поменьше горя. Смерть Толи (Передреева. — Ст. К.) и меня потрясла. Я ж его знал! Как рано! Я заставляю себя работать. Если закончу все в намеченный срок, то во второй половине января буду в Москве с книгой, надо повидаться.

Спасибо, Станислав, за книги, за добрые слова! К сожалению, у нас нет весны и будет ли лето? Легкие мои скрипят, а Марья Семеновна едва живая, потому в Вологду не могли поехать, а так хотелось, и дети со внуками нас так ждут. Всего тебе доброго. Держитесь все вместе, иначе задавят нас поодиночке. Обнимаю.

В. Астафьев”

ОДНАКО НА РУБЕЖЕ девяностых с Виктором Петровичем исподволь стали происходить поначалу необъяснимые перемены.

Весной 1990 года через несколько месяцев после своего прихода в “Наш современник” я неожиданно получил из Красноярска неприятно поразившее меня письмо.

“Дорогой Станислав!

Еще осенью узнав, что Евгений Иванович Носов, мой друг и брат, выходит из редколлегии “Нашего современника”, решил выйти и я, но сам же Евгений Иванович просил этого пока не делать, чтоб не получилось подобие демонстрации “массового выхода”.

Сейчас, когда дела у журнала идут более или менее нормально, растет тираж, внимание к журналу, торчать моей фамилии в журнале ни к чему. Я перехожу в журнал, более соответствующий моему возрасту, и к редактору, с которым меня связывает давняя взаимная симпатия — в “Новый мир”...

В те времена короткого и предсмертного расцвета журнальной жизни, когда число наших подписчиков увеличилось с 270 тысяч почти до полумиллиона, а “Новый мир” вообще подобрался к трехмиллионному тиражу, уход из редколлегии Астафьева, одно имя которого привлекало читателей, был, конечно, ударом по “Нашему современнику”. Но думаю, что дело здесь было не в Залыгине, а в том, что я ввел в редколлегию журнала несколько близких мне людей (В. Кожинова, И. Шафаревича, Ю. Кузнецова, В. Бондаренко, А. Проханова), к творчеству и направлению мыслей которых Виктор Петрович, чувствующий, что “демократы” одолевают, начал относиться с осторожностью.

Вскоре в еженедельнике “Аргументы и факты” Астафьев сказал нечто резкое и несправедливое по поводу “Нашего современника”: “Я все время мягко и прямо говорю “Нашему современнику”: ребята, не делайте из второй половины журнала подворотню... быть может, с этого и началось у меня охлаждение к журналу”.

Но я был не согласен ни с его решением, ни с его упреками и, как мог, пытался отговорить Астафьева от разрыва с нами.

Из моего письма весной 1990 года.

“Дорогой Виктор Петрович!

...“Новый мир” фактически разрушен. По-моему у редакции даже есть план не выпускать последние три номера за прошлый год, а сделать их под одной обложкой и в виде своеобразного дайджеста. Может быть, продолжишь сотрудничество с нами? Я ведь мотаюсь по бумажным комбинатам, пью водку с коммерческими и генеральными директорами, выступаю до хрипоты во Дворцах культуры бумажников, и только поэтому мы пока с бумагой... И вовремя выходим. Так что пообещай нам для подписки что-либо на вторую половину года, либо на начало 1991-го. Что хочешь — роман, повесть, рассказ, мемуары: нам пора анонсировать наши планы, и без Виктора Астафьева все эти анонсы и авансы будут неполноценными. Ты же знаешь, Виктор Петрович, что я тебя считаю и всегда считал самым значительным писателем со времен, как прочитал “Царь-рыбу” и “Последний поклон”, я сам писал об этом, сам безо всякой дипломатии защищал твое имя после яростной кампании против тебя, развязанной Эйдельманом и прочими... Так что забудем о всяких “подворотнях” и сплотимся перед грядущими суровыми временами.

Твой Станислав”

Ответ Астафьева был неутешительным, подтверждающим мою догадку о том, что ни новое направление журнала, ни новые люди ему не по душе.

“Дело совсем не в тебе, а в том, что я тебе уже писал, пришли в журнал другие люди, незнакомые мне, да и далекие во многом... Я не бываю в журнале годами, фамилию мою держать “для тонусу” не надо... Снимите мою фамилию с того номера, который сейчас сдается в производство. Я хочу дописать роман. Только на эту работу остались еще небольшие силы, а на “борьбу” уж нет сил, да и не за что бороться-то, спохватилась п.., когда ночь прошла.

Сейчас все кругом “борются”, а надо бы работать. Может, и пригожусь еще русской литературе”.

Однако в начале 1990 года он, памятуя о своей борьбе с Эйдельманом, еще взбрыкивал и еще находил в себе силы для борьбы с демократическими демагогами. Так, в ответ на предложение печататься в “Огоньке” он ответил Коротичу: “Я в желтой прессе брезгую печататься”, а редактор “Огонька” в интервью киевской газете “Комсомольское знамя” (от 10.1.1990 г.) заявил об Астафьеве: “Больно уж он кокетничает, увлекается игрой в правдолюбие. Он мог быть гораздо интереснее, если бы не слишком шовинистическая нотка. Недавно, например, мы получили от него письмо. “Из еврейства, — написал он, — вы скатываетесь в жидовство...”

Как ни относись к этим словам Коротича, но в них была доля истины.

В очередной раз мы встречались с Виктором Петровичем на 7-м съезде писателей России.

— Виктор Петрович! — набросился я на него с места в карьер. — В этом году журнал опубликовал обращение к народу патриарха Тихона, несколько самых ярких речей Столыпина, главы из “Народной монархии” Ивана Солоневича, две прекрасных статьи Валентина Распутина, “Шестую монархию” Игоря Шафаревича о власти желтой прессы, изумительное исследование Юрия Бородая “Нужен ли православным протестантский капитализм?”. А Ксения Мяло — размышления о немцах Поволжья — в защиту русских! Мы засыпаны благодарными письмами после этой статьи! Как же можно после этого говорить о том, что наша публицистика — “подворотня”?

Съезд проходил в театре Советской Армии. Он был бурным. Выборы начальства — тяжелыми и шумными. Благодаря поддержке делегатов из провинции председателем Союза писателей России был избран Бондарев. Я выступал и тоже был за него, памятуя два его ставших крылатыми изречения на партийных форумах — о сравнении перестройки с самолетом, поднявшимся в воздух, но не знающим, где ему нужно приземлиться, и об украденном демократами у народа “фонаре гласности”.

При всех многих личных недостатках Юрия Васильевича надо отдать ему должное — он раньше многих других понял, в какую пропасть мы катимся...

Астафьев же относился к Бондареву всего лишь навсего, как к литературному генералу, и был раздражен ходом съезда. Мы оба сидели в президиуме, и вскоре я получил от него в ответ на свои упреки злую записку:

“Станислав! Подворотня сзади этих статей. Жаль, что тебя не было вчера на выступлении, которое вел Викулов, ты бы воочию увидел и услышал действие этой подворотни. Я после вечера в Колонном Зале хорошо подумаю, прежде чем иметь с вами дело.

В. Астафьев”

А В КОЛОННОМ ЗАЛЕ, как мне потом рассказывали очевидцы, произошло то, что и должно было произойти. Сергей Викулов, Владимир Бушин, Анатолий Буйлов, да многие другие писатели в своих речах кто как мог высмеяли, осудили, не приняли разруху, мародерство, кощунство демократической революции, к ходу которой Астафьев уже относился иначе.

Как я понял позднее, причины его развода с журналом лежали в сфере, недоступной для нашего влияния. Осенью 1990 года в Риме состоялась встреча писателей Советского Союза и писателей-диссидентов, живущих на Западе. Думаю, что эта тщательно продуманная и дорогостоящая акция была спроектирована в кабинете А. Н. Яковлева, а параллельно, может быть, и в западных спецслужбах.

Цель, которую она преследовала, была ясной: расколоть ряды патриотической интеллигенции, получить от нее одобрение на развал “империи” и, естественно же, скомпрометировать известные всему народу имена Астафьева, Залыгина, Солоухина, Крупина в глазах русских патриотов.

К сожалению, ни один из них не разгадал этот замысел и все они попались в коварную ловушку, когда вместе с такими русофобами, как Иосиф Бродский, Анатолий Стреляный, Эрнст Неизвестный, Григорий Бакланов, Владимир Буковский, подписали позорное “Римское обращение”.

Я должен быть справедлив и потому свидетельствую, что точнее у всех нас смысл зловещего римского фарса разгадала Татьяна Михайловна Глушкова. Ее выступление на VII съезде писателей России, уязвившее Астафьева и Крупина, было блистательным.

Вот центральный отрывок из ее речи:

“Не могу умолчать: меня глубоко покоробило так называемое “Римское обращение”, которое странным образом среди совершенно ничтожных личностей (вроде Е. Аверина, редактора “Книжного обозрения” и бывшего помощника Гришина) подписали четыре известных русских писателя: В. Астафьев, С. Залыгин, В. Крупин, В. Солоухин. И дело не только в том, что они почему-то взялись под русским небом, при шумном ликовании “всеевропейской” и заокеанской прессы, решать проблемы “гражданской войны” или “гражданского мира” в нашей стране, решать “национальные вопросы в СССР”. Дело в том, прежде всего, что написали (или подписали) они вкупе и братском содружестве с эмигрантами “третьей волны”, ибо “римское обращение” демонстрирует такое отношение к нашей стране, которое до сих пор было свойственно только ее врагам, только клеветникам и злопыхателям России. “...Заканчивается существование одной из “величайших империй истории человечества”, — пишут наши российские “римляне”.

Видно, нетвердо помнят они эту самую “историю человечества”. Ибо как можно назвать нашу страну и м п е р и е й? Разве нашим писателям неизвестно, что империя непременно предполагает ГОСПОДСТВО определенной нации, одной из наций, объединенных в империи?

Чье же имперское господство они подразумевают? Конечно же, русское! ТАК и только ТАК понимается это на Западе, да и среди здешних сепаратистов.

Я вынуждена напомнить этим русским патриотам, что честно и грамотно мыслившие люди даже относительно царской России не выражались столь спекулятивно. “Россия — не просто государство, но целый особый мир, особый государственный и культурный мир, а вовсе не попросту “величайшая из империй в истории человечества”, — писали и разъясняли национально-государственный феномен нашей страны и Ф. Тютчев, и Н. Данилевский, и К. Леонтьев, и Ф. Достоевский.

И да будет стыдно тем, кто клевещет на русский народ, намекая с прозрачностью на имперское господство русских над другими нациями в СССР!

Я не удивлюсь, если кто-нибудь из этих “тихих” подпевал крушения “русской империи” будет вскоре выдвинут на какую-нибудь Нобелевскую премию. И уж во всяком случае станет желанным гостем в любой “прогрессивной” стране Запада, враждебной нам, нашей суверенности.”

Вот что вывело из себя Астафьева на съезде, вот что он имел в виду, когда писал мне в записке (“Я после вечеров в Колонном зале и вчерашнего”), вот что он имел в виду, когда со злобой выдавил из себя: “подворотня”! Словом, чуяла кошка, чье мясо съела...

Хотя к концу 1990 года он еще не превратился в того приближенного к власти и корыстного старика, который предстал перед нами через два-три года. В беседе, опубликованной сразу же после Римской встречи, он высказывался осторожно, поскольку, видимо, еще не решил, на чью сторону ему окончательно перейти. Коммунисты еще не были побеждены, до августа 1991 года оставалось восемь месяцев, и Астафьев не торопился. Он одновременно был как бы и за расчленение “империи”, и за ее сохранение:

“Что касается меня лично, хоть как называй — шовинист, альтруист, я за то, чтобы дать России пожить самостоятельно”; и тут же: “Друг без друга, без железнодорожных, водных, воздушных, родственных, наконец, связей мы не научены жить, и просто не сумеем.”

Роман “Прокляты и убиты” еще не был написан, телевидение еще было под государственным контролем, и Виктор Петрович еще по-советски осуждал всяческую вседозволенность: “Очень много матерщинников появилось открытых. Считается тоже новаторством. Очень много скабрезников”.

На том же съезде после какого-то очередного резкого обсуждения во время перекура я получил от него еще одну многозначительную записку:

“Станислав! Я очень тебе советую внимательно перечесть все свои выступления последних лет и немного подумать над тем, кто ты есть?

Виктор Астафьев”

МОИ ВЫСТУПЛЕНИЯ последних лет были о помоечной массовой культуре, о Высоцком, о судьбах крестьянских поэтов, о еврейско-чекистском терроре первых лет революции, о клеветнических выпадах демократической прессы против русских писателей, о диссиденстве и русофобии. Естественно, полагая, что такого рода взгляды близки ему, я в перерыве подошел к Астафьеву и начал разговор о его переписке с Эйдельманом. Он резко оборвал меня:

— А сейчас, Станислав, я такие письма, может быть, уже не стал бы писать!

Мои друзья по-разному разгадывали загадку Астафьева. Что случилось? Почему? Но на такие мои вопросы Вася Белов отворачивался, скрипел зубами, досадливо махал рукой. Валентин Курбатов размышлял о сложности и противоречивости писательского таланта. Кто-то из друзей бормотал: “Да нет, это все случайное, наносное, он еще опомнится, вернется к нам”. И лишь помор Личутин, сверля собеседника маленькими глазками-буравчиками, был неизменно беспощаден:

— Я ему, когда прочитал “Печальный детектив”, однажды прямо сказал: — Виктор Петрович, а за что вы так не любите русский народ?

Валентин Распутин, для которого разрыв с Астафьевым был, наверное куда мучительнее, чем для Личутина, однажды с трудом, как бы нехотя, высказал такую мысль:

— Он же детдомовец, шпана, а в ихней среде жестокости много. Они слабого, как правило, добивают. Вот советская власть ослабела, и Астафьев, как бы обидевшийся на нее за то, что она его оставила, бросился добивать ее по законам детдомовской стаи...

Обида отпрыска из раскулаченной семьи? Психология детдомовского люмпена? Соблазн Нобелевской премии? А может быть, все обстоит куда проще и куда банальнее?

При советской власти, кавалер Гертруды, увенчанный всеми мыслимыми орденами и премиями, трех- и четырехтомниками, баснословными гонорарами и обкомовскими квартирами, Виктор Петрович с удовлетворением держался за нее, родимую... и не то, чтобы покушался на ее основы, а нас, молодых, одергивал, чтобы излишне не вольнодумчивали. Да и, честно говоря, сам эту власть и уважал, и побаивался.

Помню, как в середине 80-х годов в Иркутске проходили литературные вечера “Нашего современника”, тогда еще возглавляемого Сергеем Васильевичем Викуловым. В Большом зале Дома Политпросвещения, переполненного народом, выступали Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Алесь Адамович... Мы все сидели на сцене.

— Что будешь читать? — спросил Астафьев, повернувшись ко мне.

— Начну с “Коней НКВД”, — сказал я.

— Ты что? Я тебе не советую. Смотри, в первом ряду сколько начальства сидит, вон с краю двое из местной лубянки...

Но, как только советская власть закачалась, Виктор Петрович закручинился: на кого в случае ее крушения надеяться, от кого получать ордена, премии и прочие льготы, к которым он так привык. И первую ставку Астафьев сделал на новую возникающую силу русских националистов. Отсюда и отчаянная храбрость в переписке с Эйдельманом, и перепалка с грузинами, и наконец, прямая поддержка “Памяти”, растущей тогда, как на дрожжах.

Но вскоре стало ясно писателю, что не на ту лошадку поставил, что никогда русским националистам не властвовать в России, и пришлось Виктору Петровичу давать задний ход и, начиная с 1987 года, постепенно разыгрывать “эйдельмановскую” карту.

Перед самым августовским переворотом в июле 91-го в “Советской России” было опубликовано “Слово к народу”. Виктор Астафьев немедля дал интервью телевизионной программе “Вести”, с яростью обрушившись на обращение и его авторов, несмотря на то, что среди людей, подписавших “разоблачаемое” им обращение, числились два писателя, которые, как он сам сказал, “были моими товарищами”. Астафьев в своем интервью впал в настоящее неистовство: “Лицемерие, которое, в общем-то, свет не видел... обращаются с грязными руками... они, вчерашние коммунисты, разоряли, унижали, расстреливали... старая коммунистическая демагогия... не верьте ни единому слову... это голый обман. Коммунисты, компартия наша на ладан дышит... Попытка защитить тонущий корабль”; “наглость от имени народа говорить. От имени народа может говорить избранный народом президент. Это “Слово” рассчитано на темную силу, которая есть в любом государстве”; “я не хочу сейчас давать оценку поступку Бондарева и Распутина, пусть это останется на их совести”.

Он даже не подумал о том, что лишь меньшая часть деятелей культуры, подписавших “Слово к народу”, коммунисты, что Распутин и Проханов в компартии никогда не состояли.

— А что особенного? — пожал плечами один из известных писателей. — В русской истории такое предательство дело нередкое. Разве казаки не были заодно с польской шляхтой в 1612 году? А разве русские бояре не присягали на верность королю Владиславу и Лжедмитрию? А вспомним Власова... Хотят быть с победителями!

В своем первом после “августовского переворота” интервью Виктор Астафьев, возвратившийся в те дни из Шотландии, заявил на всю страну: “Я не сомневался, что при другом исходе (если бы победило ГКЧП. — Ст. К. ) меня бы взяли уже в Шереметьево”.

Вот так вот — ни больше ни меньше...

А дальше все уже покатилось словно бы под горку. От выступления к выступлению слова и мысли Астафьева становились все более жесткими, он с каким-то сладострастием пинал побежденных, не щадил и бывших друзей по деревенской литературе. Его именем, как тараном, как в свое время именем Солженицына, демократическая пресса разрушала устои прежней жизни. Рвение его хорошо поощрялось новой властью, даже более щедро, нежели властью советской. То и дело он возникал на телевидении, откуда совершенно исчезли Распутин, Белов, Бондарев, Михаил Алексеев, Петр Проскурин. Все чаще и чаще его фамилия мелькала в числе лауреатов, получивших государственные и президентские премии, и всевозможные “триумфы”, и “букеры”, и “антибукеры”, и “тэффи”, и ордена нового режима.

Весна 1993 года. Широкошумный референдум “да-да-нет-да”, кое как выиграв который, Ельцин принял окончательное решение о разгоне Верховного Совета. Именно тогда, во время референдума, кремлевская власть поняла, что надо опираться на популярных людей, чьи слова действуют на сердца и умы. Ну как же тут было Ельцину обойтись без Астафьева? И Астафьев, давно “уставший от борьбы”, нашел силы и энергию для нескольких энергичных заявлений.

“Ничего другого не остается, как идти и голосовать за президента Ельцина — в нем пока единственная надежда на мир в России”.

“Есть люди, в первую голову воспрянувшие коммунисты, готовые на любую кровь, на любые жертвы, лишь бы вернуть себе власть”.

“Почему же не судят разнузданных воинствующих молодчиков — Зюганова, Проханова, ущербного умом депутата Михаила Астафьева, да и Эдичку Лимонова тоже.”

“Если президент и его правительство будут и дальше действовать уговорами, увещеваниями, анкетами, восторжествует самая оголтелая, самая темная сила. И заговорит она пулеметами, танками, колючей проволокой.”

В ОКТЯБРЕ 1993 ГОДА пророчества Астафьева наконец-то сбылись. “Темная сила” действительно восторжествовала. Но колючая проволока — “спираль Бруно” — была растянута в центре столицы по приказу Ерина, а не Проханова, танки и бронетранспортеры расстреливали сотни русских людей по воле Ельцина и его опричников, а не по воле Зюганова и Лимонова. Убитые похоронены неизвестно где, как в сталинские времена, а некогда любимый мною писатель Виктор Петрович Астафьев угодничеством перед кровавой властью опозорил свои седины в канун своего семидесятилетия... Двойной позор и двойное поражение России.

Через несколько месяцев, когда сатанинский план ельцинского режима закончился кровопролитием 3-4 октября, когда Василий Белов и я, находясь где-то рядом с ним, укрывались от пуль спецназа в Останкине когда на другой день танковые пушки наемников, которым Гайдар заплатил фантастические гонорары за расстрел Парламента, послали первые снаряды в окна Верховного Совета, наш детдомовец по телефону (!) из Красноярска передал в “Литгазету” проклятия несчетным жертвам октябрьской бойни.

Его истерические крики можно было сравнить в те дни только с садистской радостью какой-нибудь Новодворской:

“Большевистские стервятники все же пустили еще раз кровь русскому народу.”

“Созреть для кровавых дел им помогли разъезжавшие по стране вожди и моралисты Аксючиц, Анпилов, Стерлигов, Андреева, человек с ликом и ухватками Чичикова по фамилии Зюганов.”

...Ельцин победил, премии и награды еще гуще посыпались на седую голову Виктора Петровича, и, конечно же, когда начались роковые и грязные выборы 1996 года, пришлось ему их отрабатывать. Гарант Конституции уже не мог обойтись без Астафьева, окончательно влившегося в команду “имиджмейкеров” — в компанию к Пугачевой, Хазанову, Зиновию Гердту, Марку Захарову и прочим, протянувшим свои лапки к чубайсовской коробке из-под ксерокса.

Дело с выборами пахло керосином, и всенародно избранный, чувствуя шаткость своего положения, прилетел аж в Овсянку на Енисей. Узнавши, что к нему едет президент, Виктор Петрович от возбуждения наговорил много лишнего о русском народе, пристыдил его, желая доказать, что недостоин этот народ такого внимательного к нуждам людей президента:

“Привыкший кланяться бригадиру или мастеру в цехе, чтобы наряд “лучше закрыл”, лебезя перед теми, от кого зависит прибавка к зарплате, очередность на квартиру и в детский садик, добавка к пайке, продление отпуска на неделю, прирезка огорода на сотки, он, этот... трудяга, получил, наконец-то, возможность ораторствовать, материть власти, обличать “режим” да и просто пошуметь прилюдно”.

“Разгула вольности, дармового хлеба хочется.”

“В радость себе живут те люди, которые не боятся труда, надеются на свои руки, на свою голову, обрабатывают участки земли и приучают детей вместе с ними работать...”

“Работать, работать! Все блага в мире и богатство в богатых государствах созданы вечным неустанным трудом. Они там и пишут: “мы сделаем”, “мы вырастим”, “мы построим”. А у нас бездельники: “нам дайте”, “нам сделайте”, “нам постройте”.

И это о народе, который в муках построил все, что приватизировано пятью процентами нынешних хозяев жизни, ставших баснословно богатыми за какие-нибудь 2-3 года!

Писатель требовал от трижды во время “реформ” обобранного до нитки народа, чтобы он заново нарабатывал национальное богатство, свои сбережения, нормальные пенсии. И это в то время, когда миллионы безработных, то есть не имеющих возможностей найти работу, уже погружались в безнадежное отчаяние. Поистине, ни стыда, ни совести. И как тут не вспомнить слова Владимира Личутина: “Виктор Петрович, за что вы не любите русский народ?”

В той же “Литературке” обалдевший от визита президента писатель сочинил целую сказку рождественскую, как Ельцин в Овсянке “подарил ребятам компьютерный класс, дал наставление хорошо учиться”, как обещал пенсионерам, инвалидам и вдовам “бесплатный проезд на пригородном транспорте”, как Ельцин сетовал, “что человеку с чисто русской речью и народной музыке почти нет места на экране”, как “когда мы сидели возле библиотеки “Рябинку” запел: “Ой рябина кудрявая...” И народ наш деревенский, голосистый, подпевал ему...”

Вот такая “мыльная опера” вышла летом 1996 года из-под пера автора “Царь-рыбы”.

Но за это наш неудавшийся нобелевский лауреат получил от президента аж целых два миллиарда рублей на издание 15-томного (!) собрания своих сочинений.

У Алексея Толстого было десять томов. У Леонида Леонова восемь, у Шолохова — шесть, у крупнейших функционеров советской эпохи — Маркова, Чаковского, Симонова — меньше десяти... матерый человечище все-таки наш Виктор Петрович!

Но больше всего, я помню, меня потрясло то, что писатель в очередной раз требовал от народа, чтобы только работал и не смел “бегать по митингам”. “Оставьте это занятие политикам — они для того и существуют, чтобы за нас говорить, таким вот образом высвобождая нас и наше время для полезного труда”.

“Работай, быдло, не смей думать, не лезь в политику, не смей протестовать, когда тебя берут за горло”, — вот ведь что, в сущности, проповедовал слуга режима, даже не понимая того, что он говорит. Словно бы русские люди — это негры из Южной Африки во времена государства белых или колумбийские крестьяне, или несчастные курды, не имеющие своего отечества.

ПОСЛЕ ПОБЕДЫ ЕЛЬЦИНА общество все-таки за последние два-три года как-то протрезвело, люди поняли, что наломали дров по глупости своей да по доверчивости, на глазах умнеть начали.

Но с Виктором Петровичем происходит нечто обратное. То ли от предчувствия греха лжи, в который он впал, то ли это возрастное, но читаешь все, что он говорит в последние год-полтора, и другого слова, кроме как “деградация”, на ум не приходит.

“Великая Отечественная война не была обусловлена какой-то исторической неизбежностью. Это была схватка двух страшных авантюристов Гитлера и Сталина, которые настроили свои народы соответствующим образом... Ведь человечество, напуганное Первой мировой войной, и не собиралось воевать.”

(В. П. в своем маразме даже забыл, что Вторая мировая началась задолго до 22 июня 1941 года, человечество начало воевать двумя годами раньше.)

“Я думаю, что все наши сегодняшние беды — это последствия войны. Тов. Сталин и его подручные бросили нас в этот котел... Конечно, Сталин — это никакой не полководец! Это ничтожнейший человек.”

“Если бы немцы не напали на нас, то через год-полтора мы бы напали на них и, кстати говоря, тоже получили бы в рыло.” “Мы сразу ввязались в “холодную войну” и света не видели.” Ну да, это Сталин в Москве, а не Черчилль в Фултоне объявил о начале “холодной войны”... Вся эта паранойя — историческая и психологическая — была опубликована в майском номере “Аргументов и фактов” за 1998 год, приуроченном к очередному Дню Победы, как будто, сидя в Москве, читает Виктор Петрович только бывшего гэрэушника-перебежчика Резуна-Суворова да начальника ПУРа Волкогонова и даже не подозревает о том, что “Дранг нах Остен” начался еще на Чудском озере.

А то с каким-то старческим слабоумием вдруг начнет восхищаться тем, что жизнь стала лучше, потому что люди, которых он видит на кладбище на Радуницу, одеты в кожаные куртки и, поминая близких, пьют хорошие напитки, вместо всяческой дряни, какую пили в советские времена.

Но жизнь жестоко шутит с нами. Я подумал об этом, когда в июне 1999 года красноярский губернатор Лебедь, выступая по телевидению и сетуя на разгул преступности в крае, вдруг сказал, что дело дошло до того, что на Красноярском кладбище с могилы, где похоронена дочь Астафьева, воры сняли какие-то украшения из цветного металла.

А ведь была когда-то за душой Богонида, где дышала трудная жизнь, где зачинали и рожали детей, ели из одного котла дымящуюся артельную уху... Небось там сейчас сплошная червоточина, провалившиеся кровли, вырванные окна, забытые могилы.

Недавно в редакцию “Нашего современника” пришло письмо от читателя, в прошлом детдомовца, у которого во время голодовок 1921-1933 годов умерли семеро старших братьев и сестер, были сосланы как кулаки в ссылку братья матери с семьями. Письмо, обращенное к Астафьеву, заканчивалось так:

“Сейчас наша Родина стала колонией сионистов и США. И в этом есть и доля вашей вины. Вы перешли на сторону потомков тех, кто приказал раскулачить вашу семью и миллионы других русских семей. Значит, вы предали свою семью, свое прошлое. Я же, ненавидя сионистов-большевиков и их потомков сионистов-демократов, состою в русской КПРФ вместе с русскими патриотами А. М. Макашовым и В. И. Илюхиным”.

Вот ответ Виктору Астафьеву от нынешнего русского человека. Прочитаешь такое — и поневоле вспомнишь гоголевское (любимый писатель В.П.!): “И пропал казак” или же “Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи”. Впрочем, помогли. Орден к семидесятилетию дали. А потом и еще один к семидесятипятилетию. С благодарностью принял.

P. S. Только что к 75-летию В.Астафьева Российская государственная библиотека издала библиографический словарь на 300 страниц (составитель не Эйдельман, а Бриксман), в котором перечислены все его издания, русские и зарубежные, все статьи и рецензии о нем, все стихи и рассказы, ему посвященные, все его ордена и премии, все кинокартины, живописные полотна и даже почтовые открытки, на которых изображен наш юбиляр. Зафиксированы все его интервью, переписки, алфавитный указатель его корреспондентов, число коих около 2000 человек. Нет в этом гигантском перечне лишь одной фамилии — Натана Эйдельмана. Ни слова о том, что была в свое время их эпохальная переписка. Не писал ему писем Натан, не отвечал ему Виктор Петрович. Все это то ли приснилось нам, то ли выдумали сей сюжет какие-нибудь “красно-коричневые”...

Как поправили зрение “Зрячему посоху”! Однако “что написано пером”...