/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 303 (38 1999)

Газета ЗавтраГазета


А.Проханов, В.Чикин ЕЛЬЦИН — В БАРВИХЕ, БАСАЕВ — В КРЕМЛЕ (От патриотического информбюро)

Под грохот террористических взрывов, среди кровопролития дагестанской войны пропагандисты Кремля призывают народ консолидироваться вокруг власти. Такое возможно лишь в случае, если власть консолидируется вокруг идеи национальной безопасности Родины, ставя эту идею выше интересов “семьи”, кредитных карточек, переводов в “Банк оф Нью-Йорк”. Нельзя консолидироваться вокруг “черной дыры”, в которой исчезают все живые силы России, — ее деньги, ресурсы, государственная воля, самосознание, честь. Нельзя консолидироваться вокруг предателей, с кремлевского крыльца вскормивших кровавого зверя терроризма.

Сегодня, в предвыборные недели и месяцы, народ пристально вглядывается в лица политиков, размышляя над тем, кому вручить управление страной, у которой южные границы обуглены войной, города взрываются диверсантами, а кладбища не вмещают убитых и взорванных.

Лидер НДР Черномырдин был тем премьером, кто помешал спецслужбам в Буденновске уничтожить террориста Басаева. На глазах у изумленной России вступил с ним в переговоры, позволил безнаказанно уйти в Чечню. Черномырдин был тем политиком, кто несколько раз, по необьяснимым причинам, останавливал наступления русской армии на последний оплот сепаратистов, спасая их от разгрома, за что и снискал стойкую неприязнь в войсках. Можно ли вокруг такого сплотиться?

Движение “Яблоко”, представленное Явлинским, Лукиным и Степашиным, олицетворено теми, кого в террористической Чечне могут считать друзьями. Ведь это Явлинский неистовым думским пацифизмом, осуждая действия сражающейся армии, мешал достижению победы. Ведь это Лукин был одним из участников предательского Хасавюртовского сговора. Ведь это Степашин, в бытность главой ФСБ, бездарно, едва ли не умышленно, провалил операцию по смещению Дудаева, направив под чеченские гранатометы русских танкистов-наемников. Уже теперь, будучи премьером, разглагольствуя о “генеральской чести”, он отпустил на свободу одного из кровавых террористов, задержанных органами правопорядка в Москве. Так кто он такой, “друг ваххабитов” Степашин? Можно ли голосовать за “Яблоко”, изъеденное липким червяком предательства?

“Отечество — Вся Россия”, возглавляемое Лужковым, Шаймиевым, Аушевым, — что сделали они для безопасности Родины? Лужков, пугавший Москву “русским экстремизмом” мнимых фашистов, проглядел у себя под носом террористический экстремизм чеченцев. Шаймиев, под чьей юрисдикцией процветают “террористические медресе”, в разгар дагестанского кровопролития запретил “татарским подданным” идти в Российскую армию, что в глазах россиян выглядит как предательство страны в момент наивысшей опасности. Аушев, с чьей территории в 94-м году впервые была обстреляна федеральная армия, выдвигавшаяся к границам Чечни, пролившая в Ингушетии свою первую кровь, — это в его республике расцвели оффшорные зоны, в которых, как в кровавом котле, варились чеченские криминальные деньги, питали дудаевскую армию, множили русские трупы. Сегодня, стоило наконец российской авиации нанести удары по террористическим гнездам, именно Аушев возопил о жертвах среди мирного населения, парализуя действия федеральных военных.

И, наконец, “иудина троица” — Лебедь, Березовский и Рыбкин, отложившие в Совете безопасности змеиные яйца предательства, сделавшие орган, отвечающий за безопасность страны, главным источником национальной беды. Из Совета безопасности Лебедь ездил заключать мерзкое Хасавюртовское соглашение. Из Совета безопасности Рыбкин провозгласил свой троцкистский тезис “ни войны, ни мира”, откладывая обсуждение “чеченского статуса”. Из Совета безопасности Березовский носился в Чечню, мороча голову России “своим чеченским нефтяным проектом”, что давало бандитам стратегическую передышку и они формировали армию, отряды диверсантов, жадно глотая ломти федерального бюджета.

Мы, народно-патриотические силы России, объединенные в блок “За Победу”, поддерживаем действия доблестной Российской армии, гордимся подвигом Липецкого ОМОНа, отважными авиаторами, храбрецами ВДВ. Мы приветствуем самоорганизацию народа, создающего свои комитеты и охранные дружины, спасающие свои дома и подъезды, своих стариков и детей. Мы обращаемся к людям: зорче всматривайтесь в лица политиков, предлагающих себя в лидеры общества. Не обнаружат ли их патриотические маски сходства с фотороботами? Не пропитаны ли их кепки, тюбетейки и генеральские кокарды гексогеном и сахаром? Прежде чем консолидироваться вокруг власти, из нее нужно вырвать криминальную чеченскую грибницу, заложенную в министерства, в банки, в политические партии.

В России идет война. Люди, будьте бдительны.

Главный редактор “Советской России” В.ЧИКИН

Главный редактор “Завтра” А.ПРОХАНОВ

Рады будем помочь купить Лада 4х4 в Москве 1 по самой приемлемой цене, обращайтесь.

ТАБЛО

l В Кремле наблюдается ранее невиданный по остроте конфликт внутри "семьи", утверждают наши источники в окружении президента. Физиологическое и психологическое состояние Ельцина характеризуется крайней нестабильностью, что не позволило даже произвести "нормальную" запись обращения к народу по поводу террора в Москве и других городах России. Попытки части "семьи" вывезти "главного" на лечение за границу (с последующим письмом к Федеральному собранию с просьбой об отставке) наткнулись на бешеное сопротивление связки Дьяченко-Абрамович-Березовский и пока потерпели неудачу. Вместе с тем жена президента продолжает "диалог" с Примаковым, получившим согласие Вашингтона на "смену караула в Кремле", подтвержденное шифротелеграммой Клинтона, чем и объясняется крайне лояльная к Ельцину публичная позиция "академика"…

l Согласно данным, поступившим из аппарата Совета Федерации, только трусливое поведение ряда губернаторов, и в первую очередь Лужкова, покинувшего зал заседаний перед решающим обсуждением, не позволило включить в повестку дня на последнем заседании СФ вопрос о добровольной отставке президента. "За" — 61 голос, преимущественно это сторонники КПРФ и главы законодательных собраний субъектов РФ. Лужковское же "Отечество" "пошло на попятную", не оставляя надежды "полюбовно договориться с Кремлем". Вместе с тем проблема "недостающих двух голосов" является чисто технической, и давление на Ельцина может стать максимальным уже к началу октября. Созыв внеочередного заседания Совета Федерации в любой момент может быть мотивирован изменением внутриполитической обстановки, включая новые "акты террора" или ситуацию в Дагестане…

l Как передают нам из Вашингтона, здесь проходят экстренные совещания по ситуации в России, на которых обсуждается возможность "расчленения РФ" по образцу СССР 1991 года — с отставкой "законного президента" и "вакуумом власти", который может быть заполнен региональными лидерами. Особо отмечается активизация бывшего патрона Лужкова Гавриила Попова, публично предложившего Ельцину гарантии, аналогичные тем, которыми до сих пор негласно пользуется экс-президент СССР Горбачев. Именно Попов выдвигал в начале 90-х годов модель развала России на десяток независимых государств. Для ее реализации рассматривается возможность "косвенной команды боевикам" усилить террористическое давление на российские города, включая отравление водохранилищ вблизи Москвы и передачу ваххабитским центрам бактериоло- гического оружия последнего поколения, опыт применения "легких образцов" которого в Ростовской области признан удачным…

l По сообщению из чеченских источников, группировка Басаева-Яндарбиева имела "стопроцентную договоренность" со своими московскими контрагентами о "зеленой улице" на Махачкалу, как это было в 1996 году в ситуации с Грозным. Планировалось в очередной раз задействовать в "миротворческой акции" генерала Лебедя, который должен был "остановить кровопролитие" и озвучить указ Ельцина об отводе российских войск "с территории Дагестана и сопредельных территорий". Срыв этого плана стал реальностью из-за яростного сопротивления частей Российской армии и нежелания местного населения "идти в ваххабитское ярмо", что, в свою очередь, связывается с расколом режима и утратой полного контроля за ситуацией со стороны "семейной " группировки…

l Ближайшее окружение Ельцина в очередной раз спровоцировало правительственный кризис с весьма вероятным смещением Путина и выдвижением нового премьера. Это произошло в связи с резким столкновением интересов Березовского-Абрамовича и дотоле лояльного президенту Чубайса вокруг "Транснефти". Устранение Савельева вызвало откровенный дрейф Чубайса в сторону Примакова-Лужкова с высокой вероятностью перехода главы РАО ЕЭС в "новую оппозицию", а также демонстративной отставки Путина с обращением к Совету Федерации и Государственной думе. Возврат же "Транснефти" под контроль группы Чубайса будет очередным свидетельством слабости Березовского и Кремля в целом…

l В ближайшие дни, согласно информации из "ЛогоВАЗа", Березовский должен покинуть пределы РФ и через Швейцарию скрыться в третьей стране. По некоторым данным, приближенные "последнего олигарха" ведут напряженные переговоры с латиноамериканскими наркобаронами о "спецубежище в Колумбии". Между тем, информаторы обращают внимание на то, что контакты "баобаба" с этими структурами завязывались в свое время через Чечню и не могут рассматриваться как абсолютно надежные. К тому же, "гепатит-С", которым Березовский был заражен в Москве (успех этой спецоперации был отмечен появлением рекламного щита с призывом "выпалывать баобабы"), позволяет прогнозировать физическое угасание "Таниного друга" в течение максимум года…

l Выступление генерального прокурора Скуратова на спецслушаниях в американском сенате по вопросам отмывания денег российской организованной преступностью должно повлиять на формирование "двухпартийного консенсуса" США по вопросу о секвестре всех зарубежных финансовых активов "русской мафии и олигархов", что в перспективе позволит установить полный контроль за "инвестициями в российскую экономику" со стороны западных контрагентов Примакова. В этой связи в Кремле готовятся предпринять шаги по "задержанию Скуратова в Москве" вплоть до попыток физического воздействия, сообщает источник в генпрокуратуре РФ…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Только гексоген способен превратить Явлинского в патриота.

« Шаймиев, по прозвищу "Медресе".

« Березовский пожелтел, как шестиконечная звезда.

« Путь от "600 секунд" до гульфика Шеремета.

« Басаев вместо снарядов просит прислать Елену Масюк.

« Березовский принадлежит к желтой расе.

Александр Бородай ПОЩАДЫ НЕ БУДЕТ! (Репортаж специального корреспондента “Завтра” из Дагестана)

Уже отгремели первые битвы большой кавказской войны. Мокнут под осенними дождями печальные развалины дагестанских деревень в Цумадинском и Ботлихском районах, а на окрестных высотах посты федеральных войск напряженно следят за чеченской границей, и время от времени гаубицы и самоходки посылают тяжелые снаряды по засеченным разведкой скоплениям боевиков. Еще догорают заваленные телами бандитов и гниющими коровьими тушами руины Карамахи и Чабанмахи — сел, составлявших основу ваххабитского анклава в Буйнакском районе. Здесь пока еще очень неспокойно — недобитые вражеские снайпера стреляют по ОМОНовцам, вэвэшникам и бойцам спецназов УИН ( управление исполнения наказаний), которые продолжают зачистку созданного исламистами огромного укрепрайона. Эхо артиллерийской стрельбы и пулеметных очередей разносится по покрытым лесом холмам Новолакского района. Основные отряды боевиков, понеся значительные потери, отошли на территорию Чечни, но их укрывшиеся в "зеленке" снайпера и гранатометчики не дают покоя стоящим в поле частям и подразделениям федеральных войск. Тем временем население освобожденных от боевиков сел возвращается в родные места, своим присутствием невольно создавая массу препятствий для проведения серьезных антитеррористических операций. По дагестанским дорогам носятся отряды вооруженных ополченцев...

А наши войска вовсю пользуются недолгими днями относительного затишья. Со всей России к административной границе с Чечней стягиваются более-менее боеспособные части — десантники, морпехи, отряды спецназа различных ведомств…

На взлетные полосы аэродромов в Моздоке, Махачкале, Каспийске садятся самолеты, забитые снаряжением и боеприпасами. В Моздок же перебазированы стратегические бомбардировщики. По железным дорогам на Северный Кавказ спешат эшелоны с бронетехникой.

Те части федеральных войск, что уже находятся на "переднем крае", оправляются после недавних тяжелых боев, хоронят убитых, ищут пропавших без вести, ремонтируют потрепанную технику и готовятся к новым боям, которые на сей раз будут должны идти уже на откровенно вражеской территории. В Чечне.

В том, что русские войска в самое ближайшее время настигнут бандитов уже на территории "Ичкерии", уверены все, кто с оружием в руках служит Родине на Кавказе, от солдат до генералов. Более того, подавляющее большинство военнослужащих к этому готово морально, понимая, что чеченскую проблему надо решать срочно и навсегда. Русские солдаты, терявшие в боях товарищей и насмотревшиеся на зверства боевиков, готовы вести войну хоть до последнего ваххабита. Они опасаются лишь одного — нового политического предательства вроде "Хасавюртовского мира".

Впрочем, находятся скептики, считающие, что на широкомасштабную войну у России сейчас нет не только денег, но и просто достаточно подготовленных войск. Ведь так называемые "реформы" развалили армию и внутренние войска настолько, что серьезную боеспособность сохранили немногие малочисленные части, как правило, существующие под маркой "спецназ". А одними спецназами одержать победу в войне с несколькими десятками тысяч боевиков, которых способна выставить Чечня, будет очень непросто. Конечно, первые три битвы этой кампании (Ботлих, Кадарская зона, Новолак) были в целом выиграны нашими войсками, но во всех трех случаях группировки боевиков так и не были окончательно разгромлены, а скорее пока что вытеснены с занимаемых позиций. Крупные же потери бандитов в живой силе (от 2000 до 3000 человек), похоже, не являются для них катастрофой: людских резервов, одурманенных Басаевым и Хаттабом, еще достаточно...

Однако по некоторым данным, федеральное командование пока прорабатывает планы занятия лишь нескольких равнинных районов Чечни, где еще сохранилось какое-то славянское население (прежде всего Шелковского и Наурского). Остановится ли правительство Путина на этой странной полумере или решится бросить войска на Грозный и в горные районы Чечни — покажет будущее.

Ясно лишь одно: в России начинается большая война, по сравнению с которой события 1994-1996 годов могут показаться сущим пустяком. Она начнется, потому что “выгодна” всем — чеченским полевым командирам, жаждущему лавров национального героя Владимиру Путину, сцепившимся в схватке за власть олигархам. Но, как это ни абсурдно, она сплотила бы и русский народ, который перед лицом крайней опасности способен сомкнуть ряды и смести со своей земли всех присосавшихся к ней паразитов. Видимо, силы, старательно разжигавшие эту войну, забыли древнюю мудрость: "сеющий ветер пожнет бурю”!

ЧАБАНМАХИ—НОВОЛАК—МОСКВА

Продолжение репортажей — в следующих номерах газеты

Только качественное производство стикеров 2 осуществляется в нашей типографии.

ПАМЯТИ ЖЕРТВ 93-го

27 сентября в Москве пройдет пикет светлой памяти

погибших во время трагических событий октября 1993 года.

Начало — в 17.30 на площади Маяковского.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ И СЛАВА ГЕРОЯМ!

НЕ ЗАБУДЕМ И НЕ ПРОСТИМ УБИЙЦУ!

ОРГКОМИТЕТ

Александр Проханое ЧЕЧЕНСКИЙ БЛЮЗ

1

Когда над городом комета взрыва прянет,

Тогда прижмем к губам печатный пряник.

Когда над городом взрывное пламя ширится,

Когда пылит метелица-каширица,

Когда в траве кровавая кашица,

Тогда нам не поможет джиу-джица.

2

Девочка в гробу,

Божьему рабу

Дай пистолет,

Тебе восемь лет.

3

Они — первопечатники,

Взрывчатники, свинчатники.

Они — первопрестольники,

Тринитротолуольники.

4

Пошли мне, Господи, хотя бы,

Оторванную голову Хаттаба.

Богородица босая,

Убей Басаева.

Генерал Трошев,

Сделай крошево.

Твое жало введено

По самое Ведено.

Пусть Бамут

Бомбы мнут.

Ату его,

Радуева.

5

Девочка в гробу,

Божьему рабу

Дай гранатомет

Сладок, как мед.

6

Один ваххабит

Убит.

Другой ваххабит

Побрит.

Третий ваххабит

Поехал в Ирбит.

В глазах рябит.

7

У меня дружок был Гена,

Выпил рюмку гексогена.

Если ночью не взорвусь,

Утром Саней назовусь.

8

Девочка в гробу,

Дай мне вербу.

Посажу в Печатниках,

Полью из чайника.

В Чечню полечу,

Мои раны залечу.

9

Полевые командиры,

Пулевые командиры.

Пули высверлили дыры

В бородатых головах.

Не спасли ни капониры,

Ни Аллах.

10

Когда летит ночной бомбардировщик,

Пусть враг узрит его зловещий росчерк.

Когда работают шальные “Ураганы”,

“Шайтаном” нареченные врагами,

Пускай бандит с дипломом медресе,

Умчится в ад на страшном колесе.

И там его под возгласы шаманов

Настигнет грозный генерал Шаманов.

11

Не помню ни званий,

ни лиц, ни имен.

Попал в окруженье ОМОН.

Парень из Липецка,

Рана липкая.

Парень из Вологды,

Рана колотая.

Парень из Ельни,

Рана стреляная.

Пошли в рукопашную.

Огня не мешало бы.

Нету Степашина,

Нет и Рушайло.

Давно не видели в отряде этих бар.

Опять звучит во тьме “Аллах Акбар”.

12

Штык-ножом пронзил я ваххабита,

Разорвал я до ушей чеченцу рот,

Было мне за Родину обидно,

Было мне обидно за народ.

Оттого в руке моей кровавой

Яркий и прекрасный, как топаз,

Вырванный из костяной оправы,

Стекленел чеченский мертвый глаз.

Оттого моей невесте милой

Приказал я долго не тужить,

На мою солдатскую могилу

Аленький цветочек положить.

13

Играет Березовский в казино,

Танцует с кастаньетами Гусинский,

Потеет Ходарковский

в бане финской,

Все русское добро

в Манхеттен свезено.

Стоит Россия в продранной рубахе,

И держит русский голову на плахе.

Блистает в воздухе чеченская секира,

Блестит алмаз еврейского банкира.

С тех пор, как у меня на сердце лед,

Мне другом стал один гранатомет.

Лети, лети, печальная граната,

За Терек, за Дунай — до штаб-квартиры НАТО.

14

Благослави меня, владыко Иоанн,

Чтобы накрыл меня спасительный туман

И я проник к Басаеву на базу,

Что сразу возле дома “Логоваза”.

И пусть враги услышат чутким ухом,

Как я пускаю преданную “муху”.

Жужжи, жужжи, веселая шалунья,

Пусть враг не доживет до новолунья.

Пусть разлетится, как гнилая ваза,

Лепной дворец приемов “Логоваза”.

И я исчезну, грозный аноним.

Так мы Москву от взрывов охраним.

Пусть Березовского коснется “муха”,

И сразу у него пройдет желтуха.

15

Боже правый, сладчайший Христос,

Я тебе автомат мой принес.

Серафим шестикрылый, пернатый,

Положу пред тобою гранаты.

Чудотворец Никола, прости,

Я забыл пистолет принести.

Пройдет моя зима, наступит лето —

И ты услышишь песню пистолета.

16

Артиллеристы, Сталин дал приказ.

За Тереком с чеченцами КамАЗ.

Осталась от него лишь струйка дыма.

Горит в сердцах у нас любовь к земле родимой.

Идут за Сунджею чеченские “тойоты”.

“Сто третий”, подымите вертолеты!

Осталась от “тойот” чеченских вонь.

За нашу Родину — огонь, огонь!

17

Хочу, чтоб убивать и грабить перестали,

Чтоб пулеметы их дома хлестали,

Чтоб им ночами

снова снился Сталин.

А там, глядишь,

из Грозного да в Таллин.

18

Не говорите нам, что мы фашисты.

У нас в Рязани яблоки душистые.

У нас в полку слагают песни вольные

Орудья нарезные, гладкоствольные.

19

Я привез детишкам лакомство,

Из поселка Новолакска

Горстку красных леденцов

И разбитое лицо.

Пусть певица Танечка Петрова

Мне поет до самого Покрова.

А потом поет до Рождества.

Дуб зеленый, где твоя листва?

Шины bridgestone dueler 687 3 в Москве.

Александр Брежнев ПОГРЕБЕНИЕ

На кладбище дождь, холод и грязь. Серый мокрый пес у ворот, пригнув голову к земле, протяжно завыл, когда подъехали ритуальные пазики. Люди угрюмо выходят на площадку перед кладбищенской конторой. Обтянутый красной материей гроб несут на руках метров сто. Там уже ждет отрытая могила.

Все растеряны, потрясены и подавлены. В гробу лежит тело совсем еще молодого парня, чье бордово-синее лицо страшно изувечено, видны жуткие ушибы и рваные раны, затянутые швами. Смерть всегда приходит неожиданно, но в эти страшные дни она превзошла себя. Совершенно здоровый, крепкий и молодой парень погиб не на войне, не на разборке, погиб дома в своей постели. Во время сна.

Спали все, и вдруг, из грез небесных — прямо в ад обрушивающегося здания. Прямо во сне почва ушла из-под ног, и ушло в бездну все, в том числе и сама жизнь. В считанные мгновения распался по кирпичику мир. Пока все спали, пока нежились в теплых постелях, пока, забыв обо всем, обнимали любимых и смотрели сны, под покровом ночи вмиг изменился мир. Пока кто-то грезил о сытом счастье и о "Новой России", в этот мир проникли убийцы. Они обложили дома взрывчаткой, проникли в подвалы. Люди спали и не вникали в разгул криминала, развал правоохранительной системы и спецслужб, им было не до проблем армии. В наших снах царствовали мир да любовь, там не было ни крови, ни войны. Сквозь сон доходила разве что дальняя канонада, раздававшаяся откуда-то с гор Кавказа, слышались разрывы бомб над Югославией. Но многие не просыпались, верили успокоительным речам чиновников и телевизионным колыбельным. Война и смерть далеко, пусть на фронтах погибают другие, те, кого это касается. Остальных касались только макдональдсы, киркоровы и всяческие родригесы из сериалов...

Для многих пробуждение от этого сна так и не наступило. В самом буквальном и жутком смысле. Сквозь сонный морок, разрывая чудесные и милые очертания сновидений, проступили лики убийц, их холодные руки, бездушные и циничные замыслы. Заглушив музыку тихо игравшего ночного радио, ахнул адский взрыв и грохот складывающихся этажей. Сразу за сном ночным наступил сон вечный.

Но этот взрыв разбудил всех остальных! Не только соседей, не только сотрудников оперативных служб. Все проснулись от потрясения. Рассеялось забытье, и теперь можно трезво смотреть на вещи. Все, кажется, наконец поняли, что их обманули. Им все время врали про "новое мышление", "новый мировой порядок", "демократию и рынок". Пока они верили этой лжи, под них уже закладывали бомбы, нейтрализовывали нашу великую армию и разгоняли комитет госбезопасности. Теперь нас некому охранять, а соседи, кто бывшие, а кто и нынешние соотечественники, оказались вовсе не такими уж мирными, как когда-то...

Похоронная процессия остановилась, гроб ставят возле могилы. Недоуменное молчание живых, так еще и не осознавших, что произошло с их сыном, родственником и другом. Сознание отказывается вмещать в себя ту дикую мысль, что вот так внезапно и навсегда он от них ушел. Это выше сил человеческого сознания. Растерянность и тишину прерывает заголосившая мать. Разрывающий душу вой, слезы и причитания. Мать потеряла самое дорогое в своей жизни. Убийцы и их сообщники жестоко, чудовищно отняли у нее ребенка, единственную радость и опору. Стеная, обезумевшая женщина в последний раз хватается за руки покойника, целует изуродованное лицо. Слезы на глазах у всех, даже видавшие виды гробовщики, пряча глаза, начинают нелепо суетиться возле ямы, бессмысленно трогают венки. Стон и горечь матери переходят в крик ненависти. Говорят, нет сильнее проклятия, чем то, что произнесено на могиле. Оторвав свою голову от гроба, мать кричит в серое небо, просит его покарать убийц. "Да будут они навеки прокляты!" И нет здесь таких, кто был бы с ней не согласен. Будьте прокляты все, кто причастен к этому теракту! Проклятия несутся и в адрес политиков, правителей — всех, за чьи огрехи, просчеты и предательства страдают невинные люди. Небо не отвечает ничего определенного. Неба даже не видно. Оно спряталось от несчастных за серой маской: низкие грязные своды и дождь. Моросящие колючие капли — вот все, чем отвечает природа. А может быть, она тоже плачет вместе со всеми.

Отец погибшего, наконец, оттаскивает жену от гроба, она, рыдая, цепляется за его рукав, утыкаясь туда лицом. Кожаный рукав куртки заглушает ее надрывный плач, но он все равно слышен и страшен. Мужики опускают красную, с черной траурной полосой крышку на гроб. Деловито начинают забивать гвозди. Мокрый молоток бьет по мокрым шляпкам гвоздей — нужно быть аккуратным, чтобы не попасть по пальцам. Звук от каждого удара повисает в тишине. Все молчат, мать лишь по-прежнему плачет, теперь уже лишь тихонько всхлипывая. Крышка прибита. Гроб несут к яме. Опускают в мокрую черную слякоть могилы. Очень быстро, в четыре лопаты закидывают его землей. Остальные бросают по три щепотки земли в могилу — последняя дань ушедшему. В считанные мгновения над могилой уже появляется холм, в него вонзается крест. Быстро ставят бетонную оградку. На свежей могильной земле раскладывают букеты цветов, с хрустом обрубая отточенными лопатами длинные стебли роз. Процедура этой обрубки тоже всегда страшна и нелепа: цветы с нормальными стеблями могут украсть с могилы и отнести на продажу. Но что жалеть об их потере, когда потерян твой близкий?.. Ставят венки. Дело сделано. Мать отрешенно смотрит перед собой, сидя на зеленой табуреточке. Отец рядом с ней. Они остались одни. Одни навсегда — у них больше нет сына. Все расходятся. Спешат поскорее уйти и спрятаться за стеклами автобусов от дождя, могилы, от глаз завороженной матери. Над кладбищем тучей нависает ненависть. Как мерзко, гадко и уродливо выглядят отсюда все эти президенты, мэры, банкиры и торговцы перед лицом осиротевшей матери, перед лицом рыдающей в горе России! Гнусно от мысли, что им наплевать на это. Может взорваться хоть полстраны, лишь бы устояли Барвиха и ЦКБ. Лишь бы откачали полумертвого пациента в кремлевской койке. Того, чье неживое царствование делает наших детей мертвыми.

Похороны прошли. Похоронены не только жертвы чудовищной политической акции на Гурьянова и на Каширке, в Буйнакске и в Волгодонске. Похоронены спокойствие и надежды. Похоронен сам режим. Грязные игры властителей сделали нас жертвами взрывов. Мы не можем уже дольше терпеть. Взорваны не только дома — взлетели на воздух последние остатки этого терпения.

Бессильно роющиеся в развалинах домов сотрудники спецслужб. Милиция и курсанты в оцеплении. Импортные экскаваторы загребают целые ковши битого кирпича, мебели и так называемых "фрагментов тел"... Пыль и руины. Грязь, густо перемешанная солдатскими сапогами на завале.

Потерянные лица зевак, пытающихся из-за спин оцепления рассмотреть останки того, что совсем недавно было людьми и их домом. Хлюпает грязная жижа под ногами пожарных, брызжет из-под колес и гусениц грязь, оседая вместе с пылью на лица, одежду и руки. Мы все в грязи. В грязи, которая обрушилась на нас, поглотила, хочет накрыть с головой. Все это должно было когда-то произойти. Режим либералов и олигархов подходит к своему логическому завершению.

Холодная морось упрямо затекает за воротник. Дождь и ветер не дают покоя, требуют от нас: " Проснись!" Грохот рушащихся домов требует: "Проснись и не спи!" Нас хотят разбудить. Уже пора. "Проснись!" — глухо рычит трактор, оттаскивающий бетонную плиту от завала. Больше нельзя возвращаться к грезам и витать в облаках — слишком серьезны у нас враги, слишком жестоки. Поэтому спать больше нельзя. Мать погребенного на кладбище тоже кричала над сыном: "Проснись!" Но он уже никогда не проснется. А у нас пока еще есть такая возможность.

Александр БРЕЖНЕВ

Александр Лысков ГЕКСОГЕН

Гексогеном запахло в семидесятых годах. Именно тогда были заложены мешки со взрывчаткой пускай еще не в подвалах московских домов, превращенных теперь в пыль, а в кухнях этих самых домов, где нынешние либералы, в те времена эмэнэсы, возмущались «афганской авантюрой» стариков из политбюро. А старики-то, как им и следует по опыту жизни, почуяли гексоген с Востока. И выдвинули армию на заграждение. В этом заключался весь смысл афганской войны. Буферный, не столько просоветский, сколько антифундаменталистский Афганистан попал под двухстороннее давление — Пакистана и Ирана. Наливался ядовитым зеленым цветом исламской революции. Советские войска прокололи нарыв, и у нас во дворах не взрывались даже петарды.

Старики из политбюро знали свое дело. Жаль, не углядели предательства Горбачева, выдавшего Наджибуллу, верного нашего человека в смертоносном тылу...

Почти десять лет пребывания цивилизованного воинского контингента в Афганистане — самый яркий период борьбы мировых прогрессивных сил с зеленым мракобесием. Герои Афгана — это герои нынешнего Дагестана. Люди с оружием оказались мудрее либералов и гуманистов — профессиональных мозгачей. Герои — вечно молоды. А те, кухонные злопыхатели, приготовлявшие изуверства арендаторов московских подвалов, как постарели за эти двадцать лет!

За этот срок они пришли к власти, оказались посрамлены со своими «идеями» и преобразились в патриотов. Теперь им страсть как хочется стать теми самыми «стариками из политбюро». Явлинский уже предъявляет ультиматум в духе большевиков двадцатых годов.

Для интеллектуала отказ от своих убеждений — смерть. Они не смогли стать гуманистами — не бывать им и пламенными патриотами. Они, дети Горбачева, проделали тот же путь, что и их названый отец, который слабоват оказался как восприемник имперской традиции в политике на земном пространстве, называемом раньше СССР, а теперь Россией. Правда, он колебался. Четыре года своего правления оттягивал вывод войск из Афганистана. Подпитывал режим Наджибуллы соляркой и запчастями для танков — всего-то и нужно было. Но друг Шеварднадзе, друг Яковлев, друг Примаков нашептали крамолы. И Наджибуллу повесили. И дома в Москве взорвали.

Все уши прожужжали в те годы либералы — и свои и заокеанские: империя зла! Империя зла! А того не видели, что эта империя сражается с настоящим злом, от которого стонут теперь гуманисты всех стран. Ах, цинковые мальчики! А нынче слезы радости утирают в дни побед на той же, по сути, афганской войне в Чабанмахи и Карамахи. И сводки погибших на подконтрольном либеральном телевидении комментируют так : « Ну что же, на то и война».

А тогда, в семидесятых, какой-то прибалтийский режиссер, помнится, снял фильм о солдатах, защищавших нас от гексогена. И вывел их несчастными, потерянными, мелкими. Слава Богу, после чеченского «афгана» вышел «Брат». Дагестан даст нам героя абсолютного.

Зеленое варево фундаменталистского ислама извергалось далеко от нас. Но после ухода армии из Афганистана лава потекла на Русь. Ее кровавый, испепеляющий след пролег через Фергану и Баку на Кавказ. В ущельях Чечни завоняло гексогеном. Затем плеснуло на Москву...

«Старики из политбюро», при всех их недостатках, умели управлять извержениями вулканов, исходя из собственного, личного опыта борьбы с фундаментализмом немецким. После них в Кремле засел человек, совершенно лишенный ощущения смертельно опасной политической стихии. На страну со всех сторон, как в провал, хлынули враждебные силы. В то время новое поколение кремлевских мечтателей вознамерилось соорудить «мир на все времена». И Примакову, бывшему советчику Горбачева, представлялась афганская война «бессмысленной тратой молодых жизней». На общечеловеческих струнах он наигрывал незамысловатый мотив невмешательства. Собственные гуманные, сибаритские убеждения вынуждали Примакова в период афганской войны поставлять в войска трактаты с крайне смягченными оценками природы джихада. Офицеры вводились в заблуждение по отношению к врагу, к опасности, что угрожала Родине. Таким образом подготавливалась идеологическая основа «вывода войск». Что означало на деле — приближение опасности к границам страны.

Тогда в среде либеральной столичной молодежи стало считаться немодным служить в армии. Хорошим тоном считалось «закосить». Тот, кто побывал в армии, оказывался в положении порченого, второсортного. А тот, кто участвовал в афганской войне, — едва ли не уголовником...

Шел 1989 год. Шли массовое увлечение восточными учениями, создание сект, мыльные проповеди заезжих католиков по первому каналу телевидения. И на этой волне — создание мечетей не как храмов, а как оплотов борьбы с неверными. Распространение брошюрок ваххабитов. Расформировывание военных училищ. Размягчение армейских мозгов гуманизмом. Борьба с «шестой статьей» и «пятым пунктом». Невиданная популярность Гайдара. Первый автомат на шее Басаева. Травля русских провидцев-писателей, презрительная реплика в сторону Проханова: «соловей Генерального штаба». А теперь — паническое печатание репортажей в издаваемых либералами газетах в виде жалких копий его афганских рассказов...

Мы еще долго будем расхлебывать либерализм. Если итогом ухода из Афганистана под идейным обоснованием Примакова стали взрывы московских домов — удары с Востока, то что будет, когда настигнет нас эхо примаковской деятельности в разведке? Тогда он писал так : «Перестал существовать раздел мира на две системы, следовательно, исчезла почва и для детерминизации постоянных противников».

А на «исчезнувшей почве» уже бомбили Югославию, наш западный “афган”. Когда туда вводились войска, либералы, «не поступившиеся принципами», опять роптали. Это не удивительно, пугает другое: патриотизм и великодержавность либералов переродившихся. Проникнув во власть, именно они могут эти войска вывести. В этом случае гексоген полетит на нас с неба.

Александр ЛЫСКОВ

У нас Вы можете недорого приобрести НЕФАЗ 45143 4 , либо взять его в долгосрочную аренду.

Николай Анисин МАРОДЕРЫ

Окружение Ельцина в лице Полторанина и Бурбулиса содействовало разгрому законной власти Чечено-Ингушской республики и тем самым способствовало рождению в Грозном режима Дудаева.

Окружение Ельцина в лице маршала авиации Шапошникова и генерала Грачева оставило в провозгласившей суверенитет Чечне тьму оружия и тем самым позволило дудаевскому режиму создать собственную армию.

Окружение Ельцина в лице Гайдара и Черномырдина обеспечило финансирование “всех расходов” независимого чеченского государства.

Помощь Дудаеву в разгоне Верховного Совета Чечено-Ингушетии и в узурпации им там власти выдающиеся демократы Полторанин с Бурбулисом оказали из идейных соображений, ибо видели в прежних руководителях республики сторонников прокоммунистического ГКЧП. Передачу оружия ставшей суверенной Чечне можно объяснить трусостью и нерешительностью высших ельцинских военачальников: ну не стрелять же в “мирных” чеченцев, заблокировавших воинские части и склады с вооружением? Но как объяснить то, что правительства Гайдара и Черномырдина не только не попытались экономически удушить откровенно антироссийскую власть в Чечне, но и предоставили ей шанс завладеть огромными денежными средствами?

Провозглашение суверенитета и всеобщее вооружение чеченского населения освободили Чечню от 300 тысяч русских жителей и от всякого контроля федерального центра. Но не освободили от русской нефти. Она как шла на нефтеперерабатывающие заводы Чечни до ее независимости, так и продолжала идти после обретения оной. За 92-93-й годы эти заводы, работая на полную мощность, произвели и продали нефтепродуктов на миллиарды долларов. Никто из торговцев не имел лицензии правительства РФ и, соответственно, никто не платил налогов в федеральный бюджет.

В мае 92-го следственный комитет МВД России возбудил уголовное дело по факту продажи в Крыму из Чечни 10 тысяч тонн бензина и 40 тысяч тонн дизтоплива. Официальная цена их составляла 200 миллионов рублей, фактически было выплачено 400 миллионов. Более половины этой суммы, говорят, прилипло к рукам некоего местного коммерсанта. Но обвинения ему предъявлено не было, ибо следователей из российского МВД чеченские власти в Грозный не пустили. Но ни правительство Гайдара, ни потом правительство Черномырдина, зная, как происходит торговля нефтепродуктами из Чечни, пальцем о палец не ударили, чтобы перекрыть поступления туда потоков сырой нефти и пресечь незаконную продажу бензина, дизтоплива и мазута.

В том же 92-м из восьми чеченских банков через республиканский Расчетно-кассовый центр сначала в Москву, а затем и в другие российские города начали поступать авизо — извещения о переводе денег, которые немедленно обналичивались. Все извещения оформлялись на абсолютно подлинных с виду бланках Центрального банка РФ, все имели соответствующие коды, шифры, печати, и все они были фальшивыми. То есть они сообщали о тех переводах денег, которых не было. В результате за 1992-1993 годы по липовым авизо из финансовой системы России было изъято 4 триллиона рублей, или 20 миллиардов долларов. За те же годы под фальшивые гарантии были выданы в виде чеков “Россия” кредиты на 8 миллиардов долларов, которые оказалось некому возвращать.

Фальшивые бланки ЦБ, печати и гарантийные обязательства изготовлялись в Чечне. Чеченские группировки отслеживали прохождение документов и производили обналичку. Стало быть, львиная доля из похищенных 28 миллиардов долларов досталась структурам, так или иначе связанным с властями Чечни. Почему питавшие эту власть финансовые аферы не были задавлены в зародыше?

Есть справка рабочей группы Верховного Совета РФ, где черным по белому написано, что всего лишь с февраля по июль 1992 года из банка “Столичный” Смоленского по подложным авизо получено около 6 миллиардов рублей. Доход же банка за это время составил около 500 миллионов рублей, или 2,5 миллиона долларов.

Аферы с авизо, как, впрочем, и нелегальная торговля нефтепродуктами, питали не только суверенитет Чечни, но и крупнейшие московские банки, которые заказывали музыку в Кремле и в правительствах Гайдара и Черномырдина. Криминальная, не признающая российские законы республика в составе России была выгодна народившимся финансовым олигархам, и именно поэтому ей все прощалось, в том числе и создание на ее территории перевалочных баз для торговли наркотиками.

В 92-м через московские расчетно-кассовые центры прошли 1300 фальшивых авизо, в 93-м — чуть больше тысячи, а в 94-м — всего 115. Сколачивать капиталы на аферах с авизо стало трудно. Но при всем том нужда в криминальной Чечне у финансовых олигархов не отпала. Ее решено было использовать для обогащения тех же олигархов путем так называемой борьбы с ней.

На исходе 94-го режим Дудаева был ненавистен большинству жителей Чечни, и взять Грозный тогда можно было, как и говорил Павел Грачев, силами двух десантных полков. Но зачем резать курицу, которая несет золотые яйца? Поэтому “наведение конституционного порядка” в Чечне началось с бомбардировок чеченских городов, что сразу же удесятерило ряды армии Дудаева, ибо бомбы били по самолюбию чеченцев и пробуждали их инстинкты кровной солидарности. К профессиональным частям чеченской армии присоединились тысячи добровольцев, и поскольку у режима Дудаева было полно оружия и денег, то наведение конституционного порядка превратилось в полномасштабную войну. Но войну странную.

Операции российских войск проводились без основательной разведки и тщательной подготовки. Но когда войка ценой колоссальных жертв загоняли противника в угол, их останавливали. Останавливали потому, что военные действия в Чечне были выгодны тем, кому прежде были выгодны аферы с авизо и нелегальная торговля чеченскими нефтепродуктами.

На восстановление разрушенных в ходе войны городов и сел в Чечне из федерального бюджета было выделено свыше 10 триллионов рублей. Из них реально на восстановление ушло не более пятнадцати процентов. Остальные триллионы осели в карманах олигархов и чеченских полевых командиров.

Из интервью последнего командующего федеральными войсками в Чечне Константина Пуликовского: “Три года назад (в августе 96-го) война шла к победному концу. Мы очистили полностью горы Нажайюрта, Ведено, Шатоя. Войска Масхадова тогда предприняли отчаянную попытку взять Грозный и угодили в нашу ловушку. Говорю об этом вполне ответственно. Абсолютно вся армия Масхадова до последнего боевика попала в наш капкан. Дважды боевики приходили с белыми знаменами, умоляя о пощаде и коридоре. Я отвечал по-военному: или полная капитуляция, или последний бой. На раздумье — сутки. И в это время, когда до срока ультиматума оставались считанные часы, в Ханкалу прилетел Лебедь с приказом зачехлить орудия и прекратить войну. Как умоляли его руководители всех силовых структур, генералы-фронтовики дать отсрочку хотя бы на 10-12 часов! За это время мы гарантировали полное уничтожение или полную капитуляцию всех бандитов Чечни. Но у Лебедя на руках был указ президента о его широчайших полномочиях. И никто ничего не мог поделать”.

Если бы чеченские бандформирования не спас от разгрома Лебедь, то их с указом о широчайших полномочиях на руках спас бы Черномырдин или Степашин, или Рыбкин, ибо режим боевиков в Чечне и режим Ельцина в России — близнецы-братья. Чеченская партия в Кремле вскормила Дудаева, Масхадова и Басаева, а они — озолотили столпов российской политики, которые звали сердцем голосовать за Ельцина. Звали всех — и будущих жертв чеченского террора в Москве, в Дагестане и Волгодонске в том числе. Звали, как мы теперь знаем со слов Березовского, на чеченские деньги Гусинского.

Николай АНИСИН

В. Смоленцев РАЗВАЛ

Буквально на днях пресс-служба Министерства обороны распространила информационную справку об итогах боевых действий в Дагестане в августе–сентябре. За полтора месяца боев было уничтожено почти две тысячи боевиков, больше тридцати опорных пунктов, восемь складов с боеприпасами, тридцать единиц бронетехники и почти сто автомашин.

Бесспорно, что Вооруженные Силы действительно добились серьезного успеха в разгроме вторгшихся на территорию России боевиков, но в победном раже мы можем легко забыть об одном очень существенном и драматичном моменте. А именно о том, как и почему боевики смогли столь глубоко проникнуть на нашу территорию? А между тем, ответ на этот вопрос весьма и весьма болезнен для руководства некоторых силовых ведомств. И в первую очередь — для ФСБ и МВД. Ведь именно эти ведомства ответственны за то, что отряды чеченских боевиков смогли глубоко проникнуть на территорию России. И в первую очередь этот упрек относится к руководству этих ведомств. Напомним, что уже с марта-апреля по всем каналам начала поступать достоверная информация о готовящемся вторжении. Более того, в распоряжении руководства были даже черновые планы будущего вторжения с указанием целей и примерного состава сил. И что? Да ничего. Мы с марта писали о том, что на границе с Чечней складывается драматичная ситуация, при которой пятитысячной группировке боевиков противостоит жидкая цепь застав и блокпостов внутренних войск общей численностью около трех с половиной тысяч солдат и офицеров. То есть на участках прорывов чеченцы могли легко создавать десяти- и даже двадцатикратное преимущество. И об этом были отлично осведомлены и глава ФСБ Патрушев, и уж, тем более, министр МВД Рушайло, который последние годы буквально не вылезал из Чечни, занимаясь разменами и выкупами пленных и заложников. Почему же тогда не были своевременно приняты меры для укрепления границы? Что это, просто профессиональная самонадеянность, преступная халатность или, может быть, часть некого плана? Ведь не секрет, что с лидерами боевиков регулярно общался и общается "друг семьи", "предприниматель" Березовский, а Рушайло почему-то считается "его человеком".

Немало вопросов и к "доблестному" ельцинскому министру обороны Сергееву. Получивший в войсках кличку "швейцар" — за привычку робко выглядывать из-за плеча своего патрона и устраивать интервью то в дверях, то в коридорах Кремля, этот маршал с лицом пережившего бомбежку обитателя сухумского питомника приматов, навсегда войдет в страшную историю разгрома и демонтажа русской армии. Именно при нем самоубийства отчаявшихся, доведенных до крайней степени нищеты офицеров увеличились в ПЯТЬ (!) раз.

При Сергееве все самые смелые планы ельцинских "реформаторов" по развалу армии были воплощены в жизнь. Армия России сократилась почти на четверть. Боевые возможности ее упали почти на тридцать процентов. Насыщенность современной техникой и вооружением упала до двадцати процентов — уровня таких стран, как Перу, Бразилия, Колумбия, и далеко позади Турции, Пакистана и Ирана…

Почему-то Сергеев помалкивает и о том, что им многократно перевыполнены все планы сокращений. Вместо оговоренных полутора миллионнов Вооруженных Сил, за которые боролись с ельцинскими реформаторами Дума, партии и патриотическая общественность, под ружьем осталось всего девятьсот пятьдесят тысяч солдат и офицеров. И на вакантные места категорически запрещено назначать находящихся за штатами офицеров. Еще год такого "министрирования" — и мечта американцев, полумиллионная игрушечная российская армия, вооруженная мушкетами и саблями, будет создана. И финансировать ее, скорее всего, будет Голливуд, которому очень пригодится советская военная бутафория и организованная массовка для батальных сцен при съемках очередных боевиков о победах доблестных янки…

Российская армия с честью выдержала испытание на прочность конфликтом в Дагестане, но нет в этом заслуги нынешнего министра. Именно Сергеев за эти годы лишил армию почти двадцати тысяч отлично подготовленных профессионалов кавказской войны. При нем были сокращены на 15 тысяч, то есть почти в два раза, воздушно-десантные войска и пришлось буквально по крупицам наскребать пять десантных батальонов для переброски в Чечню. При нем были распущены "контрактные" бригады Сухопутных войск, прошедшие чеченскую войну, закаленные в боях, а в Дагестан пришлось вновь бросать солдат-срочников. При нем были сокращены и расформированы гроза чеченских боевиков 45-й полк "спецназа" ВДВ, воронежская рота "спецназа" и целый ряд других частей и соединений, которых теперь так не хватает на дагестанском фронте…

Мы выиграли первый этап войны. Мы победили, но дорогая цена заплачена за эту победу. Сто пятьдесят семь наших солдат, офицеров, милиционеров погибли, отражая агрессию боевиков. И, к сожалению, сегодня мы не можем сказать, что война закончена. Гремят взрывы в городах, рвутся через границу вооруженные до зубов банды. Война продолжается, и победить в ней можно только сплотившись вокруг подлинно народных лидеров, выкорчевав предательство и измену, отмобилизовавшись и собравшись духом. Иного не дано!

В. СМОЛЕНЦЕВ

Александр Рудаков АГОНИЯ

Правила "политической игры", заданные Б.Ельциным и его свитой 4 октября 1993 года, оставили свой отпечаток на вскормленных либеральным режимом "субъектах большой политики". Анализируя реакцию основных политических и информационных корпораций РФ, на сегодняшнее массовое убийство, жертвами которого стали две сотни москвичей, трудно удержаться от чувства брезгливости и отвращения. Пожалуй, только представители народно-патриотической оппозиции в сложившейся ситуации ведут себя достойно, делая все возможное для того, чтобы сплотить нацию в тяжелейший для нее период. Что же касается всех остальных — от Явлинского и Гусинского до Жириновского и Березовского, то налицо лишь ненасытное стремление выжать как можно больше политических дивидендов из произошедшей трагедии. Цинизм, безразличие и нравственная тупость, словно посмертные восковые маски, застыли на лицах представителей "деловой и политической элиты".

Кремлевский "папа" злорадно пинал Лужкова, требуя в течение суток "проверить" каждый закоулок огромного мегаполиса, простирающегося на полторы тысячи квадратных километров. Верные Лужкову издания, принадлежащие к "московской группе", в ответ показывали пальцем в сторону Кремля и Барвихи, намекая на то, что именно к этим местам тянутся нити террористического заговора. Медиа-магнаты, десять лет агитировавшие за Ельцина, неожиданно прозрели и говорили о том, как выгодны взрывы пресловутой "cемье", и каким хорошим поводом они могут стать для отмены выборов. Новоявленный премьер Путин требовал подчинить ему силовые структуры в регионах, обещая в обмен на это пока что не вводить чрезвычайное положение и не мешать "свободному волеизъявлению граждан".

Центральные телеканалы, подконтрольные олигархам, делали все возможное для того, чтобы деморализовать население, убедить в неизбежности новых терактов, подавить здоровое начало сопротивления и отпора, всколыхнувшиеся в людях, ошеломленных неслыханным зверством. Сквозь призывы "не поддаваться панике" и "следить за порядком" прильнувшие к телеэкранам люди ощущали волны липкого страха и тупиковой безысходности, посылаемые "электронными каганами". Информационные структуры олигарха Гусинского усиленно пропагандировали опыт израильской репрессивно-полицейского машины, убеждая население, что только "спецы" из "земли обетованной" не оставят москвичей в беде и спасут их от новых терактов. Явлинский и Жириновский, забыв про стыд и совесть, устраивали для себя на руинах взорванных домов политические шоу, раздавали конверты с грошевыми денежными подачками, фирменные партийные футболки и обещали содействие в выделении квартир из московского бюджета. Лужков, прибывший чуть позже двух политиканов с похожими "шляхетскими" фамилиями, горевал о том, что не успел приехать к месту взрыва первым и лишился еще одной возможности предстать "отцом родным" и "благодетелем" перед потенциальными избирателями. Тем не менее всех превзошел Березовский, который не счел нужным даже имитировать "гнев" по адресу террористов, рассуждать о необходимости "возмездия", "адекватных мер" и.т.п. В отличие от Путина, Лужкова или Явлинского, Березовский решил быть "выше всего этого" и сразу выбросил свой ультиматум — откровенно и нагло. В те часы, когда практически каждый из ста сорока миллионов жителей России был одержим одной мыслью — найти и зарыть в землю подонков, разрывающих взрывной волной спящих детей, Березовский показал, что свободен от "излишних сантиментов" и хочет, используя свои наработанные связи с чеченскими бандитами, снова занять привычное для себя место "разводящего". "Сделать сегодняшних террористов мертвыми у нас пока нет возможности", и потому, “как это ни ужасно, сегодняшние реалии заставляют нас договариваться", — заявил Березовский. О каких "реалиях" идет речь, можно было узнать в подконтрольных Березовскому СМИ — "Независимой газете" и "Коммерсанте", через которые были запущены слухи о том, что следующий теракт будет еще более "зловещим", чем даже взрывы жилых домов со спящими людьми. "Нет ли у чеченцев возможности шантажировать Кремль с правительством чем-то большим, чем взрывы в жилых домах?" — навязчиво вопрошал редактор "НГ" в программной, редакционной статье. Раскрывая суть этого "чего-то большего", то же самое издание сообщало , что "чудовищные взрывы в Москве" связаны со "стремлением избежать более жуткого теракта", который может осуществить некий "всесильный террорист", люди которого "работают на одной из атомных станций". Если перевести все сказанное выше с "птичьего языка" в "открытый текст", то в интерпретации "олигарха номер один" ситуация складывается следующим образом: некие "террористы" собираются устроить ядерный взрыв, и только он, Березовский, способен предотвратить "новую Хиросиму".

По ходу дела подконтрольные Березовскому СМИ всячески подчеркивали "непричастность" к терактам саудовского миллиардера Усамы бен-Ладена, убеждая общественное мнение, что бен-Ладен — всего лишь "мыльный пузырь". По каким-то причинам информационные структуры Березовского решили дезавуировать версию о причастности к взрывам "хорошо подготовленных международных террористов", на чем, как известно, настаивали СМИ, принадлежащие Гусинскому. Возможно, что подобная информационная акция должна придать еще больший вес обещанию Березовского "спасти" граждан России от "теракта на АЭС", вовремя "договорившись" с террористами.

На фоне резких заявлений спикера Совета Федерации Егора Строева, слухов о возможной отставке Ельцина и передаче президенстких полномочий Примакову, на чем настаивают сегодня "друзья Билл и Альберт", от "миротворческих инициатив" Березовского веет откровенной жутью. Идет ли речь о реальной опасности? Или это — очередной блеф в духе "страшилок"от генерала Лебедя, в свое время пытавшегося привлекать к себе внимание прессы, рассказывая истории о "ядерных чемоданчиках"?

По-видимому, второе предположение сегодня, к счастью, ближе к истине, чем первое. Однако от этого не легче, особенно на фоне "встречной дипломатической активности" Лебедя и Масхадова и организации переговоров "Хасавюрт-2", за которыми снова вырисовывается тень Березовского. Запугивая общественность перспективой "ядерных терактов", "придворная группировка", похоже, готовит предательскую "сдачу" всего Кавказа, которая может принести России во много раз больше горя и позора, чем последствия "первого Хасавюрта".

Александр РУДАКОВ

Самые приемлемые цены на КАМАЗ 4308 5 Вас ждут в магазинах РУСБИЗНЕСАВТО.

Денис Тукмаков К ПОБЕДЕ!

Они ждали от нас слез — получили ненависть. Сеяли страх — пожнут возмездие. Хотели сплясать зикр на наших похоронах — захлебнутся собственной кровью.

Русское самосознание взращивается кровью мучеников. Сегодня оно — вровень с девятью смятыми, скомканными этажами из кирпича, арматуры и истерзанных человеческих тел. Завтра оно обрушится девятым валом на головы врагов России.

Они заговорили с русскими на языке невинных жертв. Что ж, мы владеем им в совершенстве. Лучше других знаем мы, что такое безжалостность слепой судьбы, тотальная война на уничтожение, единение всего народа перед смертельной опасностью. В самые жестокие моменты истории мы становимся самой стойкой нацией. Не сломить нас.

Своими взрывами они разбудили миллионы тех, кто, казалось, был ни при чем. И вместе со спящими подняли к свету нашу древнюю дремавшую безжалостность. Вместо иррациональной паники — метафизический гнев. Развалины взрывов — из них в небо огонь бьет — стали священными местами приобщения к общерусскому духу.

Так они нажили сто пятьдесят миллионов кровников. Отныне мы будем воевать правильно — всем народом. Когда идет война, для русских поле боя — каждый сантиметр земли. Кучки оберегающих собственные дома — будущие отряды сопротивления. Началось с дежурств у подъездов — закончится резней в последних ваххабитских лагерях...

Лучше бы эти горцы читали умные книжки; а если не умеют — пусть прислушаются к своим старцам. Те яснее всего втолкуют, что идти против русских — гибель. Разорвут на куски. Или свезут в вагонах — скопом, как свиней, — в ссылку, в пустыню, в забвение.

Прах взорванных домов не исчез, поднялся в небо, покрыл всю русскую землю. Как мазь, врачует он наши раны, кормит всходы имперского величия России. За две недели растоптана подлая идея примирения с "маленькой свободолюбивой" швалью. Мысль оставить Кавказ на откуп террористам нынче видится кощунственной даже домохозяйке. Теперь даже ребенку ясно, что страх бесполезен там, где требуются действия, и последний пацифист принимается рассуждать геополитическими категориями.

Нужна была Крымская война, чтобы потом дойти до Проливов. Нужен был позорный Хасавюртский мир и четыре взорванных дома, чтобы понять: Кавказ должен быть русским. Отступать некуда, теперь только вперед, растоптать тварь, и вместе с ней — всех, кто криво смотрит на Россию. Грозный — это либо название российского города, либо одна сплошная дымящаяся воронка — иному не бывать.

Это не “пропаганда войны”, господа “миротворцы”. Это сама война — нам ее навязали. Война так война — не впервой. Законы ее всем понятны. Полностью пробудиться и преисполниться силой. Познать врага и сражаться с ним. Не бояться. Не ныть. Не сдаваться. Сжать в кулак боль и страдания. Мочить беспощадно, защищать самозабвенно. Всегда и во всем стоять за своих, потому что на войне правда не может быть на чужой стороне. Стать равнодушно гордым к великим потерям и к собственной жизни. Быть наготове — жить или умереть. А главное — каждый миг приближать победу.

Победа — вот достойная плоть для русского духа. Победа — вот верстовой столб для русской истории. Победа над Чечней неизбежна — она станет началом возрождения Империи, и русский флаг над Грозным укроет собой все потерянные земли.

Военные горны трубят. Даже демпресса растеряла политкорректность и теперь жаждет крови. Но вслух сказать все равно стесняется, и оттого восхищается работой английских спецслужб против ИРА. Аплодирует американским ударам по Судану и Афганистану. Впадает в экстаз от моссадовской мести террористам, расстрелявшим в Мюнхене израильских спортсменов. У нас есть примеры получше, пусть не такие свежие.

Двести лет назад во время русско-турецких войн наши войска взяли и вырезали то, что еще оставалось от Ногайской орды, чтобы не досаждала своими набегами. Сделал это Суворов Александр Васильевич. Вырезал всех поголовно — до седьмого колена. Да-да, жестоко и дико. Но с тех пор никто не слышал о "факторе ногайского сепаратизма". И мало кто сможет хотя бы показать на карте, где эти ногайцы жили...

За своих выродков отвечает весь народ. Кто живет по кровным законам — тот кровью и расплатится. Кто считает, что дело обойдется террористами? Сотрем в порошок ваххабитов, поджарим на медленном огне Хаттаба, четвертуем на московской площади Басаева… А как быть с их тетками-бабками, что носят террористов на руках, провозглашают их героями нации? Как относиться к их благообразным старейшинам, без согласия которых ни один волос не упал бы с головы русского или дагестанца? Что делать с их "юными басаевцами" в военной форме, которые в свои тринадцать браво чеканят шаг на параде в честь годовщины Буденновска, а в стрельбе упражняются на пленных? Перевоспитать щенка шакала нельзя. Откупиться от убийц работой и пенсиями нелепо.

Мы начали уничтожать врагов Родины, но останавливаться нельзя. Использовать одни лишь штурмовики и "вертушки" вкупе с тяжелой артиллерией — недостаточно. У нас есть еще бомбардировщики, вакуумные бомбы, химическое и бактериологическое оружие, напалм — посмотрим, как горят ваххабитские гнезда. А то и вплоть до тактического ядерного оружия — это будет практичнее, чем испытывать его на Новой Земле.

Охота за командирами, старейшинами, террористами и членами их семей, как за дикими зверями. Интернирование всех "гастролеров", находящихся на территории России. Обнаружен с оружием — истреблен как агрессор, с наркотиками или крупной суммой денег — диверсант, расстрел на месте. Арест банковских счетов и расчетов. Перекрытие нефтяной и газовой трубы и электричества. Полная блокада, и информационная в том числе. Не рвы, не кордоны, а минные поля вдоль всей санитарной зоны, чтобы у них все деньги на протезы уходили. Безжалостная борьба с пятой колонной: любой, кто поддерживает врага, — сам враг. И — круглосуточные ковровые бомбежки чтобы на их фоне Косово показалось райским местом.

Еще нигде и никогда теракты не могли стать защитой против стратегических бомбардировщиков. Их там — горстка. Каждый день бомбежек — по тысяче трупов. За год — триста тысяч. Посмотрим, сколько эти "свободолюбивые" выдержат.

В вечности — там, где причудливо переплетаются разные имена и далекие события, взрывы в русских городах превратились в предтечу скорого чеченского разгрома. Сегодня среди оставшихся в живых на Каширке растет новый Ермолов. В соседнем доме на Гурьянова смотрит из окон на пепелище юный Воронцов. По буйнакским развалинам бродит, бросая гневные взоры в небеса, второй Барятинский. Никто не устоит перед ними.

Победа будет за нами!

Денис ТУКМАКОВ

Вас интересуют технические характеристики КАМАЗ 55102 6 , для этого Вам достаточно посетить наш сайт.

Владислав Шурыгин ВОЗМЕЗДИЕ

Последние сто метров они ползли "по-пластунски". Змеились между камнями, замирали в выбоинах, переводя дыхание, разминая затекшие от напряжения руки. Чутко слушали ночь. И вновь осторожно уползали вверх по склону в угольную темноту. Каждый металлический тренчик, каждый карабин на оружии и амуниции был плотно обмотан бинтом, чтобы не лязгнуть, не зазвенеть, не выдать группу. На себе несли только самое необходимое. Магазины, гранаты, пластид, запасной "бэка" да нож на поясе. Еще насколько аптечек у фельдшеров, пара радиостанций и тубусы "шмелей" у замыкающих. Даже бушлаты оставили тем, кто придет к ним на усиление, если они выполнят задачу…

Трое суток авиация, артиллерия и минометы утюжили эту вершину. Казалось, уже ничто не может здесь уцелеть. Но всякий раз, когда пехота поднималась в атаку, плотный пулеметно-снайперский огонь прижимал солдат к земле и стрелковые роты откатывались вниз, унося на плечах убитых и раненых. И тогда было решено бросить в бой десант. Ночью штурмовой группой выйти скрытно к позициям ваххабитов, взять их внезапным налетом и, пока "чечи" будут очухиваться, подтянуть усиление, организовать оборону. В штурмовую группу набирали только добровольцев.

…Маленькая стрелка на часах наползла на цифру "три". Через полчаса наступит время "Ч". К этому моменту все бойцы группы должны будут расположиться по периметру "чечиковских" окопов. Но до вершины еще, кажется, целая вечность. Успеем?

Самое мучительное, что торопиться, спешить ни в коем случае нельзя. Одно неверное движение, один сорвавшийся по склону камень, лязгнувшее о скалу оружие — и все! У группы не останется ни одного шанса. Взлетят осветительные ракеты, и ожившие пулеметы безжалостно выкосят распластанных на склоне бойцов. Тех же, кто уцелеет, забившись в ложбины и выбоины, добьют снайпера и гранатометчики. Поэтому любое привычное движение раскладывается на целую процедуру. Сначала надо осторожно ощупать склон перед собой, медленно, очень медленно переложить в сторону и укрепить шаткие камни, потом так же медленно осторожно перенести вес тела на ладони и, изогнувшись ящерицей, передвинуться на полкорпуса вперед. И так метр за метром.

Неожиданно ноздри ловят резкий горько-сладкий дым раскуренной анаши. Боевики снимают стресс…

Ваххабиты гордо выпячивают грудь, мол, Коран запрещает употребление спиртного и потому "воины ислама" хранят свои души "в чистоте". Но почти в каждом захваченном “чечиковском” окопе или доме солдаты находят целые россыпи шприцов и пустых ампул из-под наркотиков. Видимо, наркотический угар не "грязнит" души боевиков, а анаша "очищает" их помыслы…

Если пахнуло анашой, значит, до укреплений боевиков остались считанные шаги. И точно. Еще пару метров вперед — и на фоне звездного неба вычертился неровный гребень бруствера. Почти напротив в бруствере глубокий провал бойницы. Там на мгновение вспыхивает бледный свет зажженной не то спички, не то зажигалки — и в дрожащем пламени резко вычерчивается пулеметный ствол. Пламя гаснет и все вновь погружается во тьму. Откуда-то слева доносится легкий шорох, и привыкшие к темноте глаза замечают распластавшуюся у бруствера фигуру кого-то из ребят группы.

Пулеметное гнездо сверху перекрыто парой бетонных плит, на которые для маскировки и усиления еще навалена здоровая куча камней. Теперь понятно, почему боевики столь смело зажигают ночью спички. Уверены в своей неуязвимости. Что ж, это только на руку.

Один из разведчиков знаками показывает, что окоп, тянущийся к блиндажу, пуст. Правда, называть его окопом можно лишь с натяжкой. Это целая штольня, пробитая в скальном грунте и лишь изредка выходящая на поверхность. Штольня связывает между собой линию дотов, ответвления от нее уходят к подземным казармам и складам. За два года, которые боевикам щедро отпустил на укрепление и подготовку близорукий Кремль, они не теряли времени даром. Практически вся прилегающая к селам Карамахи и Чабанмахи местность превращена в единый укрепрайон, и эта пологая гора его центр. Мощная подземная крепость. Ключ ко всей обороне. И группа, столь дерзко забравшаяся сейчас на ее вершину, оказалась фактически в самом логове боевиков.

Время! В распахнутую бронированную дверь летят лимонки, и для усиления эффекта разрыва дверь тут же захлопывают. Глухо, утробно грохочут разрывы. Дверь буквально срывает с петель и она торцом въезжает в стену окопа, едва не искалечив лежащих у входа разведчиков. Еще не осела пыль от разрыва, а уже двое из них кидаются внутрь. Блиндаж неожиданно встречает мерцающим, тусклым светом вспыхнувшей ветоши. В кислом толовом дыму и пыли на полу валяются растерзанные тела трех боевиков. Изломанные, окровавленные, порванные. Но в углу приподымается на руках чудом уцелевший боевик. Разрывом ему совало часть лица — и черная борода свисает чудовищной мочалкой куда-то на грудь. Он контуженно шарит руками по полу, не видя ничего вокруг, но так ничего и не успевает найти. Автоматная очередь буквально сносит череп, разметывая по стенам "сало" мозгов. Кончено! И десантники выскакивают на улицу.

По всему периметру обороны "чечей" часто рвутся разрывы гранат, трещат очереди. Заполошные крики "Илля!.." Мат. Прямо из-за поворота траншеи на них выскакивает здоровый, голый по пояс чеченец с автоматом в руках. Он изумленно замирает, но уже через мгновение вскидывает автомат. Поздно. Длинная очередь в упор разваливает грудь, переламывая, превращая в фарш чеченские внутренности. Детина с утробным клекотом заваливается на спину. Не дожидаясь следующего, за изгиб окопа, щелкнув в воздухе взрывателем, летит "лимонка". Взрыв. Кто-то страшно кричит. Следующая граната затыкает крик навсегда. Вперед. За изгибом целый завал из тел боевиков. Четверо полуодетых бородатых "чечей" оплывают кровью на дне траншеи, разбросанные гранатными разрывами. Откуда они выскочили? Словно отвечая на вопрос, где-то совсем рядом начинается частая перестрелка. Очереди накладываются друг на друга, сплетаются в неистовую какофонию. За очередным поворотом траншея ныряет в глубокую черную нору. Из нее-то и бьют длинными очередями засевшие "чечи". Видимо, здесь их ночевка. Гранатные разрывы лишь на мгновения перебивают стрельбу, но не успевает осесть пыль, как вновь густо сыплет пулемет.

— "Шмель", давай! — куда-то в темноту командует ротный.

— Ложись, мужики! — зычно рявкает прапощик старшина роты. — Сейчас "Шмель" е..нет!

Все приникают к земле и через кажущиеся вечностью мгновенья оглушающе грохочет выстрел. Над самой головой, окатив жаром двигателя, проносится огненный сноп гранаты и исчезает в темном провале прохода. Земля буквально вспучивается, подбрасывает лежащих на ней разведчиков. Из черного зева входа вырывается и уносится к небу огненное облако и все стихает. И в тишине становится слышно, как с треском разгорается пожар внутри взорванного блиндажа. Проверять, есть ли там живые боевики, никто не лезет. После "Шмеля" выживших не бывает.

Высота взята. Еще раз торопливо прочесываются траншеи и блиндажи. Изредка грохочут короткие очереди контрольных выстрелов. Бой замирает и наваливается звенящая напряженная тишина. Где подкрепление? Ротный материт кого-то в тангенту радиостанции.

— Где они? Какого х… ждут? Чего? Пока "чечи" очухаются и сметут нас к е..аной матери? У меня девять "двухсотых" и пятнадцать "трехсотых". Их эвакуировать надо. И с трофеями всего два "бэка". Какие снайпера? Их прижали, а нас тут хлебом, что ли, встретили?

Рота зарывается в землю. Бывшие боевиковские траншеи оборудуются для обороны фасом внутрь. Блиндажи практически бесполезны, и потому все, что можно, вытаскивается из них наружу и идет на оборудование бойниц и перекрытий. Разведчики работают яростно, зло. Вот-вот "чечи" очухаются и полезут отбивать вершину, а подмога залегла у подножия высоты, прижатая к земле снайперами с флангов. И истерично докладывает, что не может поднять головы. Пехота, мать ее!!!

…Они появились неожиданно. Выросли словно из-под земли. А, может, и точно из-под земли. Кто знает, чего они тут нарыли за два года. Эти уже шли осторожно, чутко. Знали, что их ждет впереди. Черные тени перебегали от камня к камню, от ложбины к ложбине, подбираясь все ближе к траншеям десанта.

И когда от окопов их отделяло всего несколько шагов и они уже в полный рост бросились вперед, в упор страшно ударили русские автоматы. Тишину в клочья разорвал грохот очередей. То и дело тьму распарывали ослепительно белые жала огня и вспышки разрывов, хаотично и густо разлиновывали ночь разноцветные "лучи" трассеров.

Из первой волны атакующих не уцелел никто. Больше двух десятков чеченцев нашли свою смерть на склоне. Их тела в нелепых позах густо усеяли подходы к траншеям русских десантников. Выворачивая душу, визжали раненные, призывая на помощь то аллаха, то друзей, то проклиная и матерясь по-русски. Но их быстро отыскивали снайпера и затыкали навечно. И здесь позиции десанта накрыли разрывы. С истошным воем мины сыпались на расположение десанта. Весь день молчавшая и потому считавшаяся "подавленной" минометная батарея "чечей" теперь словно брала реванш за долгое молчание. Разрывы следовали один за другим. Ходила ходуном земля.

— Доктора! — пронеслось по окопам.

С санитарной сумкой пробежал куда-то на правый фланг врач. Мина попала прямо в бруствер — и осколки брызнули на пулеметный расчет. Пулеметчик умер мгновенно, приняв на себя большую их часть. Второму номеру посекло спину и страшно порубило ногу. Он затыкал пальцами брызгающую фонтаном из раны кровь и зло, страшно матерился.

— ….ать, суки, попали! Валерку завалили. ..ляди! Мне тока ногу перетянуть — я за пулемет лягу. ..мять! Валить буду в клочья! Суки бородатые… — он орал и катался по камням, прижимая к груди колено, ниже которого на щиколотке болтались грязно-алые лохмотья кожи, мяса, ботинка, носка. Из всего этого месива жутковатый в своей синеве выглядывал мосол сустава.

Доктор привычно поймал в жгут густо брызгающий во все стороны кровью обрубок. Резко перетянул его, потом еще сильней, пока из драных, едко воняющих толом лохмотьев не перестала сочиться свежая, алая кровь. Затем прямо в эту же ногу вкатил ему гуманный, освобождающий от мук промедол, потом еще один.

Едва стихли разрывы, как со склона донесся знакомый вой:

— Илля алла! Аллах акбар! — Новая волна боевиков пошла на штурм.

— Да соколько же их?! — испуганно выдохнул, выглянув в амбразуру, молоденький щуплый боец-связист.

— А ты не считай, ты вали их! — зло рявкнул на него прапор, тот, который разнес из "Шмеля" духовскую лежку. Он прижал к плечу приклад трофейного, переделанного из танкового в ручной пулемета и короткими частыми очередями начал зачищать склон от "чечей". Но те упрямо лезли вперед, не обращая внимания на потери, буквально опустошавшие их ряды.

— Аллах акбар! Алла! Смэрт русским!

— Я тебе покажу смерть! — рычал прапор. Пулемет, кажется, прирос к его плечу и бил уже практически непрерывно. — Щас ты, сука чеченская, узнаешь, что такое смерть! Досыта наглотаешься! …лять!..— Прапор вздрогнул всем телом, от невидимого удара, и с удивлением посмотрел на свое правое плечо. На нем темнела дырка, вокруг которой стремительно расползалось такое же черное пятно. — Зацепили, суки, — удивленно протянул он. Словно подтверждая его слова, еще несколько пуль выбили крошку с камне амбразуры и, отрекошетировав, завыли в вышине. Это работали чеченские снайпера.

— Сынок, перетяни мне плечо! — И он вновь приник к пулемету…

А в передовую траншею уже прыгали уцелевшие под огнем "чечи". В тесноте каменных штолен и окопов закипела страшная в своей животной беспощадности рукопашная. Дрались глаза в глаза, хрипели, матерились, рвали друг друга на куски. Грохотали выстрелы, лязгало железо о железо, топали сапоги. Здоровенный чечен, с какими-то сумасшедшими выпученными глазами, длинным кинжалом рубанул наотмашь коренастого, ему по грудь сержанта. Казалось, свистящая сталь снесет голову десантнику, но на полпути жало встретила сталь вскинутого автомата и, оставив на ней глубокую зарубку, лезвие скользнуло в сторону. Второй раз ударить чечену не дали. Крякнув, словно он вгонял в полено топор, лейтенант взводный с размаха обрушил приклад на бритое темя боевика. Хрустнула кость и из ноздрей чечена густо ливанула кровь. Глаза его закатились и он с хрипеньем завалился на спину. Через мгновенье на него сверху упал и сам лейтенант, у которого на правой груди расплылась кровью пулевая дыра. Выстрелившего в него боевика срезал очередью ротный, который в этой каше еще успевал отдавать какие-то команды. …Пулеметчик татарин дрался с каким-то диким азартом, скалясь в кривой усмешке. Он расстрелял заскочивших на бруствер двух боевиков и теперь сцепился с щуплым чеченом, который прыгнул на него сверху. Увернувшись от кривого ножа, татарин перехватил руку чечена и выворачивал кисть. Чечен тонко скулил и остервенело кусал татарина за плечо, но тот лишь сильнее прижимал его к дну окопа. Наконец, боевик выронил тесак, в то же мгновение татарин вырвал из ножен свой штык-нож и по рукоять вогнал его в тощий кадык чечена. Рванул лезвие в сторону, развалив шею почти до уха. Боевик в агонии засучил ногами, но татарин уже спрыгнул с него и, рванув с земли пулемет, длинной очередью распял на стенке блиндажа очередного запрыгнувшего в окоп чечена.

Остальных боевиков прижали на подходе к траншеям к земле пулеметы. И атака окончательно захлебнулась…

К рассвету наконец-то подтянулась пугливая "мабута" — пехота. Усиленный батальон мощным живым потоком растекался по траншеям и окопам, и его бойцы с изумлением и страхом разглядывали нагромождения тел убитых боевиков. Явления, доселе не виданного. Но с еще большим удивлением они смотрели на разведчиков. Все в копоти, крови, обрывках формы и в бинтах, они были словно восставшие из ада…

С собой пехота принесла боевой стяг. И пехотный комбат, на мгновение задержав его в своих ладонях, молча передал трепещущее на ветру полотнище ротному разведчиков. Тот устало, неуклюже припадая на прострелянную ногу, взобрался на бруствер блиндажа и воткнул древко в каменный пролом. Подхваченное ветром знамя плеснуло в небо ало-сине-белым шелком.

"Неприступная" высота Эки-Тибе была взята.

Владислав ШУРЫГИН

Наконец-то, поступил в продажу самосвал НЕФАЗ 45141 7 - этот самосвал представляет собой идеальное соотношение цены и качества.

Сергей Кара-Мурза СТАБИЛЬНОСТЬ НЕУСТОЙЧИВОСТИ

С ДАВНИХ ПОР, с трактатов Макиавелли, известно, что государство держится на силе и согласии ("макиавеллиевский кентавр"). В нашем веке идею Макиавелли развил теоретик права М.Вебер в концепции легитимности. Только при уважении своей верховной власти достаточным большинством граждан она становится легитимной. Это — нечто гораздо более важное, чем "законность".

Легитимность — это уверенность подданных в том, что установленный в государстве порядок непреложен как выражение высших ценностей, что он обеспечивает благо и спасение страны и людей. При наличии этой уверенности власть одновременно является авторитетом и государство прочно стоит на силе и согласии. Утрата любой из этих опор — начало краха государства. Исходя из этого, А.Грамши в 30-е годы построил новую теорию о государстве и революции — в учении о "гегемонии", то есть состоянии, при котором достигнут достаточный уровень согласия ("государство является гегемонией, облеченной в броню принуждения").

Грамши дает такое определение: "Государство — это вся совокупность практической и теоретической деятельности, посредством которой господствующий класс оправдывает и удерживает свое господство, добиваясь при этом активного согласия руководимых". То есть гегемония предполагает не просто согласие, но благожелательное (активное) согласие, при котором граждане желают того, что требуется господствующему классу. И обретение легитимности (гегемонии), и ее утрата происходят в общественном сознании. Для признания государства праведным или несправедливым не так важен абсолютный уровень эксплуатации или потребления, привилегий или репрессий, как его восприятие в общественном сознании.

До сих пор теория легитимности отвечала нашему опыту: долгий подрыв гегемонии самодержавия в 1917 г. привел к краху государство Российской империи, оно рухнуло как карточный домик (не стало согласия — и иссякла сила). Еще поразительнее был крах СССР: большинство граждан даже не стало антисоветским, просто их согласие на продолжение советского строя перестало быть активным. Люди пассивно наблюдали, как ничтожное меньшинство (около 1% населения Москвы) уничтожало государство. Гегемония советской власти подрывалась с 60-х годов сверху (из элиты и даже самой номенклатуры) и извне ("голосами").

Таким образом, вывод еще недавно казался верным: режим, который не обеспечил себе легитимность и не завоевал авторитета и уважения большинства граждан, неустойчив и быстро утрачивает власть (как это произошло, например, с Временным правительством в октябре 1917 г.), или изменяется через цепь реформ.

Однако мы уже восемь лет наблюдаем странное, противоречащее теории явление: в России возник режим, который не обладает авторитетом ни в какой социальной группе, но он устойчив. Ельцинизм — политический режим, совершенно не обладающий легитимностью, он разлагает все вокруг, сеет порок и гибель, явно ведет общество и страну к катастрофе, но не обнаруживает никаких признаков собственной гибели. Как раковая опухоль, пожирающая организм. Режим не падает — что бы там ни говорили вожди оппозиции, исходя из теории и здравого смысла.

То, что режим Ельцина не обладает благодатью и не заслужил ничьего уважения,— факт очевидный. Достаточно послушать прорежимное телевидение и почитать прессу — все сферы жизни общества на грани гибели именно в результате действий режима. Пресса Запада, которая из циничных соображений поддерживает режим Ельцина, исполнена к этому режиму такого омерзения, какого наши души и выработать не могут.

Положение настолько необычно и безумно, что никого не поразил небывалый в истории государства и права факт: президент обвинен в геноциде собственного народа. Это чудовищное обвинение обсуждается в парламенте, за него голосует боль- шинство, в него, если говорить начистоту, верят практически все граждане. То, что для отрешения от власти не хватило сколько-то депутатских голосов, есть чисто формальный вопрос. О реальной легитимности такого режима не может идти и речи — его презирают и ненавидят даже те немногие, кто шкурно с ним связаны и будут защищать его до последнего.

Что же происходит? Видимо, мы входим в новый период истории. Возникают режимы власти, которые держатся на каких-то, еще не вполне изученных подпорках. Они отвергают обычные, вековые нормы права и приличия и демонстративно отказываются от уважения граждан. Их силу поэтому нельзя подорвать путем разоблачения грехов и преступлений режима — он их и не скрывает. Он сплачивает своих сторонников не идеалами и высокими ценностями, а круговой порукой безобразий и пороков. Есть много признаков того, что это — процесс мировой. Дело Клинтона-Левински, ничтожество Соланы или Кофи Аннана задают стандарты той культурной среды, в которой большинство телезрителей мира без особых эмоций принимают бомбардировки Сербии. Исчезает важное в прошлом явление — общественное мнение. Более того, по сути, исчезает само общество, поскольку моральные и логические нормы разных людей становятся настолько несовместимыми, что утрачивается возможность диалога. Все чаще от самых разных людей приходится слышать вымученный и странный вывод: в мире сегодня идет война добра со злом. Иных, более четких и строгих, категорий для определения происходящего люди найти не могут. Значит, сдвиги действительно глубокие.

НО ВЕРНЕМСЯ К НАШИМ ДЕЛАМ. На каких же струнах играет режим Ельцина, какие новые технологии применяет? По оценкам экспертов Всемирного экономического форума в Давосе, Россия сегодня — самая нестабильная страна. Почему же эта аномально высокая нестабильность не превращается в действия тех, кто отвергает этот режим? Почему практически всеобщее его осуждение не становится политической волей?

Конечно, это во многом вызвано типом общества и народа, особенности которых команда Ельцина знает досконально. Советские люди, восстановив себя как народ, а не гражданское атомизированное общество, не имели (и до сих пор не имеют) классового сознания и не могут сплотиться для борьбы под классовыми лозунгами. Не могут они выделить из себя и классовой партии для борьбы. Все их организации первым делом заявляют, что они — государственники. У них и в мыслях нет бороться с государством, хотя бы и Ельцина. Как только лучшие кадры оппозиции "идут во власть", они начинают помогать режиму "обустраивать Россию". Не свергать режим, а именно помогать ему, создавая порочный круг и укрепляя режим. Терпение и солидарность народов России, усиленные бедствием, помогают людям создать невидимые системы выживания. Режим их не трогает и, выходит, с ним можно сосуществовать, так что и в вину ему привычное состояние бедствия уже не ставится.

Эти качества советского общества всегда были известны, однако советский режим их не мог (или не хотел) использовать, чтобы продолжить свое существо- вание и после утраты его культурной гегемонии в начале 90-х годов. Значит, режим Ельцина — явление принципиально новое, "политический постмодерн". Нам надо понять его образ действий, иначе он, как раковая опухоль, действительно всех нас уморит.

Прежде всего, нам надо бы отказаться от простых и привычных, но заведомо ошибочных понятий, которыми мы определяем этот режим (часто с подсказки идеологов самого режима). Ведь дав ему неверное имя, мы выбираем для себя и неверную линию поведения. Во-первых, этот режим не имеет ничего общего с либерализмом — ни в каком смысле. Об этом уже говорилось, никакой дискуссии или возражений не последовало, но в оппозиции Чубайса и Кириенко упорно называют "либералами". Да читают ли вожди оппозиции свои газеты?

Во-вторых, нет у этого режима и главных признаков капитализма. Об этом тоже много писалось и говорилось. Какие это капиталисты, если они обкрадывают свои собственные фабрики и наворованное вывозят за рубеж?! Нет у них ни цикла воспроизводства, ни купли рабочей силы. Возникновение капитализма неминуемо должно было бы вызвать бурный рост производства и превращение денег в капитал. У нас же происходит прямо противоположное: капитал обращается в деньги, и те исчезают. Не могу понять, какой смысл присваивать этому режиму высокое звание капитализма — сложной высокоразвитой формации. Никак он на это звание не тянет.

В социально-экономическом плане режим Ельцина пока что представляет собой необычный, в политэкономии не описанный полупреступный уклад. В привычные нам формации он не вписывается, это — особое явление российской цивилизации. Он, как мы видим, не может преобразоваться в производительный капитализм западного типа, но сопротивляется восстановлению производительного хозяйства и советского типа, он паразитирует на хаосе — в этом наша национальная трагедия.

Складываться этот уклад стал в начале века, приобрел интернациональный характер и большую силу. С ним ничего не могло поделать ни царское, ни Временное правительство. Он был задавлен сталинизмом и особенно войной, но уже с 60-х годов начал оживать, а потом и поднимать голову. От советского строя он получил новую кадровую базу с высоким уровнем образования и новые мощные организационные формы (хотя бы инфраструктуру ВЛКСМ). К концу 80-х годов он изнутри сожрал советский строй и утвердил свой политический режим. Думаю, те носители этого уклада, которые раньше других обрели социальное самосознание, много сделали, чтобы взять под контроль обществоведение, которое и прикрыло дымовой завесой ложных понятий то, что происходило в стране. И сейчас прикрывает.

СЕГОДНЯ, НЕСМОТРЯ на всю боль и угрозу гибели, Россия переживает краткий благоприятный момент, который должен решить ее судьбу очень надолго. Именно когда нарыв вскрылся, и антиобщественный, несовместимый с жизнью уклад захватил власть и встал во весь рост, мы можем вогнать ему в грудь осиновый кол. "Там, где зреет смертельная опасность, появляется росток надежды". Когда этот уклад был переплетен с системами советского строя, бороться с ним было невозможно, и даже различить трудно. Горбачев в сознании людей был растерт только после того, как перестал быть советским руководителем.

Как же нам не упустить этот момент? Одно из условий — опознать противника. Как он, поставив страну на грань катастрофы, ухитряется удерживать нестабильное равновесие? Большой риск и искусство, но, похоже, только в состоянии нестабильности он и может существовать. Переход в любой устойчивый порядок, выход страны из транса для него — гибель. В чем же искусство? Затрону здесь только три самых грубых "технологии", о более тонких надо говорить отдельно.

Пожалуй, самым действенным средством парализации возмущенного населения стало быстрое и резкое обеднение подавляющего большинства — с таким же резким и необоснованным обогащением меньшинства. В результате это меньшинство оказалось повязано неправедностью своего богатства (или даже достатка), а большинство просто не имеет ни душевных, ни физических сил, чтобы заниматься чем-либо, кроме жизнеобеспечения своих семей. Говоря языком самих "реформаторов", средний класс — как раз политически активный класс и база демократии, а она для режима Ельцина — смерть.

В отличие от крестьян, городской человек лишен автономного жизнеобеспечения, и бедность (особенно угроза голода) — мощное средство контроля за его поведением. Эту идею развил уже Мальтус на заре капитализма, и обеднение рабочих вошло в политический арсенал. Но мальтузи- анский Запад одновременно создавал свою массовую опору — благополучное гражданское общество, сплоченное страхом перед голодными. У нас, напротив, как раз аналог гражданского общества (благополучное советское большинство) ликвидировано, масса граждан просто парализована тяготами жизни. Т.Заславская признает "снижение социальных запросов населения вследствие постепенного свыкания с бедностью и утраты надежды на восстановление прежнего уровня жизни".

Конечно, это положение нестабильно. Режим уже не пытался получить одобрение народа, он озабочен лишь тем, чтобы у людей не высвободились силы и энергия, чтобы реализовать свое возмущение. Режим не может допустить улучшения социально-экономического положения. Режим не может допустить улучшения социально-экономического положения. Примаков, который успокоил людей, самыми простыми и разумными мерами снизил напряженность, именно потому был для режима Ельцина неприемлем (хотя на время он был "полезен", чтобы бедственность не перешла критическую черту).

Если так, то надо отбросить всякие надежды на то, что при нынешнем укладе может быть преодолен кризис. Режим Ельцина не может позволить России встать на ноги. Так, бывало, в детстве вдруг удается повалить сильного мальчишку. Он в ярости — встанет и тебя измолотит. Но у тебя хватает сил не дать ему встать, и возникает глупейшее, безвыходное положение: ты все более подлыми толчками не даешь ему встать, а он все более озлобляется.

В нашем положении критика режима за то, что он якобы неумело восстанавливает хозяйство, шумные кампании по улучшению смехотворно малых бюджетов, дебаты по мелочам налоговой системы,— все это прикрытие главного смысла политики режима. Это — создание ложного представления о характере смертельного столкновения в России. С розовыми иллюзиями так и уйдем в небытие.

Вторая большая технология — утомление трудящихся. Оно не сводится к утомлению нуждой. К нужде добавляется опустошенность, вызванная невыносимой пошлостью, которая нагнетается через слово, жесты, образы и действия. Человека утомляет принижение его устремлений, осмеяние идеалов, отвлечение его к низменному. Это сравнительно новый прием власти — власти безрелигиозной и безыдейной. На это обратил внимание Ленин летом 1917 г. Он предупредил, что Временное правительство взяло курс на утомление трудящихся, и в этом — большая опасность. Успешное утомление ведет к тупости, утрате воли.

Масоны Керенского были знатоками человеческих душ. После студенческой революции 1968 г. по тому же пути пошли масоны Запада. Перед ними, грубо говоря, было два пути: или пойти навстречу возросшим запросам, сделать общество более открытым и справедливым — или снизить, "придушить" запросы, создав социальные трудности. Было решено "принизить" молодежь социально-инженерным способом — через массовую безработицу молодежи после школы и университета. Один из студенческих лидеров США сказал в 1977 г.: "В 60-е годы было просто быть идеалистичным и выступать за социальные перемены и все такое. Я думаю, что сегодняшние студенты до смерти напуганы своим будущим".

НАКОНЕЦ, РЕЖИМ широко и постоянно использует шантаж населения с периодической демонстрацией реальной возможности исполнить угрозу. Эта возможность была создана путем быстрого разрушения (до нужного предела) главных систем жизнеобеспечения страны. Подрыв сельского хозяйства со снижением производства ниже безопасного уровня позволяет шантаж голодом. Красноречива настойчивость, с которой пресса внедряет людям мысль, что крупные города 70% продовольствия получают по импорту "с колес", так что даже складов нет.

Разрушение энергетики, так что даже при спаде производства вдвое не обеспечиваются потребности населения целых областей, сделало для режима легко доступным шантаж холодом. Для чего устроена вся эта свистопляска с замораживанием Талнаха и четверти Владивостока, отключением от энергоснабжения Камчатки? Главный смысл — вбить всем в голову, что энергия полностью в руках режима. В любой момент режим может ответить на неповиновение населения лишением его энергии. Видели, как выглядит замороженный город? Видели, каково готовить пищу на кострах? Выключатель — у Чубайса, кран газопровода — у Черномырдина. Шантаж — акт не мира, а войны, уже не вполне "холодной". Это надо помнить, когда вспыхивает очередная кампания по поиску гражданского согласия.

Все, что приходится видеть и слышать за последние годы, убеждает меня в том, что те три способа контролировать положение, которые я назвал, используются режимом систематически, именно как технологии (даже если они ни в каких тайных протоколах не описаны). Но если так, то вся доктрина оппозиции, которая обвиняет режим в "некомпетентности", глубоко ошибочна. И пора, наконец, определить наше понимание того, что происходит в России.

Номер 8 800 купить, 8 800 8 для Вашей компании

Владимир Бушин ПАЛАЧ У ПОРОГА

ОКАЗАВШИСЬ ПОЛНЫМ МОРАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИМ БАНКРОТОМ , на совести которого невиданные в русской истории преступления против родной страны, обезумевший Ельцин снедаем ныне только одной заботой: как ему лично и его семье улизнуть от возмездия разгневанного народа. На наших многотысячных митингах, в газетах уже давно гремит грозное требование: "Банду Ельцина — под суд!" Но теперь всю эту кремлевскую семейку клеймят бандой и на Западе. Например, в связи с отставкой Степашина и назначением Путина газета "Зюддойче цайтунг", одна из трех самых влиятельных и популярных на родине "друга Коля", поместила на первой полосе статью, так вот прямо и озаглавленную: "Подкрепление для "семьи-банды". А в тексте говорилось, что уже почти десять лет невежественный и бездарный президент топит Россию в ненавистных реформах, и народ считает его и все кремлевское окружение преступной бандой.

В этих условиях, естественно, что Ельцин назначает на все ответственные посты, и прежде всего — главы правительства, лишь таких лиц, которые помогут ему улизнуть от суда народа. Может быть, к этим лицам не принадлежал Примаков, но его президент назначил вопреки своему желанию под напором обстоятельств... Впрочем, теперь, когда Примаков возглавил насквозь чиновно-толстосумный избирательный блок "Отечество — Вся Россия", можно думать, что и он помог бы Ельцину слинять. Действительно, ведь создатель блока Лужков недавно на всю страну заявил: он — за то, чтобы после отставки президента дать Ельцину и его близким конституционные гарантии полной неприкосновенности. Сам Примаков, если вы помните, был решительным противником импичмента, и уже теперь, возглавив "Отечество", подчеркнул в телевизионной беседе с Киселевым 5 сентября, что блок отнюдь не антипрезидентский, в подтверждение чего тут же рассыпался мелким бесом в комплиментах ("какой великий ум!") Чубайсу, давнему любимцу Ельцина и второму после него по презрению и ненависти народной. Не забыл похвалить и Степашина с Путиным, президентских любимцев. Да еще украсил Евгений Максимович помянутую беседу радостной для нас весточкой о том, что сама разлюбезная мадам Олбрайт, с которой он при встречах неизменно лобзается, почтила его трогательным письмецом по случаю выздоровления после операции... Много толкуют о мудрости Примакова. Но неужели и это нежелание обидеть президента-банкрота, могильщика родины, проникновенные похвалы грабителю сограждан, живущему по открыто объявленому им принципу "Больше наглости!", это принародное шуршание письмишком прямой соучастницы убийства тысяч сербов,— неужели и это все мудрость? Неужто лидер "Отечества" думает, что такие поступки принесут его блоку дополнительные голоса избирателей?.. Словом, теперь есть веские основания считать, что Примаков грудью встанет рядом с Лужковым на защиту "семьи-банды" и ее главаря.

А Степашина взял Ельцин в премьеры уж несомненно в расчете на свой будущий иммунитет. Ведь не сыскать другого министра или депутата Думы, который так же оголтело, раболепно и неутомимо нахваливал бы его, так же по-лакейски исступленно клялся бы в любви ему и преданности до гроба. Он не устает делать это даже теперь, после того, как принципал выставил недотепу из премьерского кабинета.

В 1994 году Ельцин сделал Степашина директором ФСК, при этом директор от подполковника взлетел до генерала армии, точнее сказать, пионерские трусики сменил на штаны с лампасами. В этом качестве вместе с министром обороны Грачевым и министром МВД Ериным он был одним из главных и самых ответственных командных лиц в чеченской войне. Тут свою профессиональную бездарность и нравственную убогость генерал-мальчишка раскрыл до дна, превзойдя даже своих вышеназванных дружков. За теми, по крайней мере, не числится то, что записано в официальной биографии этого: "Без ведома армейских командиров подручные директора ФСК Степашина незаконно вербовали добровольцев в Чечню, а когда иные из них попали в плен, Степашин отрекся от них". К тому же у тех двоих, при всей их ничтожности, хватило стыда хотя бы на то, чтобы замолчать, исчезнуть, затеряться. Где они? Никто не знает, хотя, конечно, когда надо — найдут. А этот отряхнулся, поправил изящные темные очечки и, оставив за спиной десятки тысяч трупов, пошел дальше...

Скоро Ельцин посадил его в кресло министра юстиции. Что он там сделал доброго для народа, для страны? Написал "кодекс Наполеона"? Уменьшил рост преступности? Увы, в пору его сидения в этом министерстве преступность росла еще быстрей, чем раньше. А мальчишка пускал мыльные пузыри...

Но вот Степашин уже во главе МВД. Тут его деятельность ознаменовалась и запомнилась опереточными клятвами уж непременно раскрыть убийство Галины Старовойтовой, взрывами около приемной ФСБ на Кузнецком мосту, в гостинице "Интурист" на Тверской и более всего — тем, что в Самаре в здании областного управления МВД заживо сгорели 56 товарищей Степашина по работе. В подобных случаях руководители ведомств, по крайней мере, подают в отставку, а мальчишка выразил соболезнование родным погибших, поправил изящные очечки и, оставив за спиной гору обгоревших трупов, с неизменной улыбкой, со стаканчиком мороженого в руке, пошел дальше...

И вот сажает его Ельцин в кресло главы правительства. Здесь самым достопамятным деянием было заявление, сделанное в США: "Коммунисты никогда больше не придут в России к власти. Заявляю это как бывший глава ФСК и МВД". Пять лет назад еще более крутое заявление о Ельцине о коммунистах в конгрессе США было встречено бурными аплодисментами и ликованием. А тут — гробовое молчание. Почему? Да потому что едва Ельцин вернулся тогда из Америки в Россию, глядь, у коммунистов самая большая партия в стране и самая большая фракция в Думе. Но Степашин этого не помнит, а американцы помнят и потому не верят пустобрехам ельцинского закваса.

В связи с крайне неудачным для нас началом нынешних военных действий в Дагестане ленинградец А.Шапошников гневно вопрошает: "Как могло случиться, что чеченские боевики два года или больше строили оборонительные сооружения в целом районе Дагестана, завозили оружие, боеприпасы, продовольствие, а следовательно, была там и их охрана?.. Кто виноват? Где же наши ФСБ и МВД? Неужели они созданы только для охраны Ельцина и его семьи? Кто понесет ответственность за гибель наших детей? Кто в эти годы руководил Советом безопасности, ФСБ и МВД? Кто они, эти люди?.. Я требую от Госдумы и Совета Федерации создать комиссию для разбора преступления в Дагестане, которое повлекло десятки, если не сотни жертв. Считаю, что это преступление нашей власти и гаранта Конституции".

Правильно считаете, товарищ Шапошников. Странно только, почему вы не назвали тут еще главу правительства и министра обороны. Разве вам неизвестны их имена? Министром обороны все эти "два или больше" года был И.Сергеев, диетический маршал ельцинской выпечки, а главой МВД и главой правительства в самую ответственную пору, вплотную примыкавшую к чеченской агрессии,— этот самый Степашин, которого, по его собственному признанию, Ельцин ввел в политику мальчиком-вундеркиндом. Как ввел, так и вывел. Но о несокрушимой природе вундеркинда свидетельствует все его поведение в отставке. В частности, оказывается, Ельцин предложил ему несколько высоких должностей на выбор, но тот обиженно надул пухлые розовые щечки и сказал: "Если я соглашусь занять любую должность после того, как был главой правительства, меня просто перестанут уважать. Теперь я могу быть только президентом!" Боже мой, 82 дня посидел в кресле премьера — и уже окончательно впал в детство! Молотов десять лет был главой правительства, но когда потребовали интересы страны, стал наркомом иностранных дел и щеки не надувал. А Черчилля, бывшего премьером в труднейшие годы войны, после победы в 1945 году и вовсе завалили на выборах, но в 1951-м он вновь согласился занять пост главы. Это во-первых. В во-вторых, "меня перестанут уважать..." Да это же повреждение ума! А кто тебя уважал-то?.. Между прочим, мать Степашина врач-психиатр. Заняться бы ей сыночком...

Так вот, товарищ Шапошников, есть полная возможность составить четкий список должностных лиц, ответственных как за то, что чеченцы два, если не четыре года, беспрепятственно создавали на территории Дагестана свои военные базы, так и за то, что они не приняли никаких мер даже после того, как их за два месяца до агрессии достоверно известили о ней, — и то, и другое привело к ничем не оправданным лишним жертвам. Это действительно государственное преступление. Начать список можно было бы, полагаю, так:

1. Полковник Ельцин Б. Н., верховный главнокомандующий, президент страны.

2. Маршал Сергеев И. Д., министр обороны.

3. Лейтенант в отставке Черномырдин В. С., глава правительства в 1992-1998 годы.

4. Белобилетник Кириенко С.В., глава правительства в 1998 году.

5. Генерал армии Степашин С.В., директор ФСК в 1994-1995 годы, глава МВД в 1998-1999 годы, глава правительства в 1999 году.

6. Подполковник Путин В. В., директор ФСБ и одновременно секретарь Совета безопасности в 1998 году, глава правительства с августа 1999 года.

Думаю, что для начала этого хватит, остальные найдутся без труда.

Мало того, что все эти ответственные лица прохлопали ушами строительство укрепрайонов в Дагестане, а иные, получив данные о готовящейся агрессии, преступно бездействовали. Вспомните еще их слова и дела в дни, когда агрессия началась. Множество самых высокопоставленных генералов помчались из столицы в район боев. Зачем? Ведь операция-то не выходила за пределы дивизионной.

А как вели себя, что говорили и делали в те дни другие высокопоставленные и ответственные лица. Вот, например, один замминистра обороны, генерал-полковник. Его спросили, почему не удалось окружить и уничтожить бандитов. И он ответил: "Видите ли, там, оказывается, есть тайные горные тропы, которые боевики прекрасно знают..." Тайные тропы... Да кто ж тебе мешал заблаговременно их изучить и перекрыть?! Для этого тебя и посадили в министерство обороны, за это и кормят, и поят, и в баню водят. Слышал ли генерал, что когда мы окружили немцев под Сталинградом, то думали, будто их там тысяч 100, а оказалось 330. Но запас прочности окружения был такой, что его хватило и на это. А знает ли генерал, что на прорыв к окруженной в Сталинграде армии Паулюса рвалась танковая армада Манштейна? Это тебе не тайные тропы! Но армаду разбили, а потом принялись и за Паулюса... Может быть, вы еще скажете, генерал, что у вас верховный главнокомандующий ни черта не соображает. Так чего ж вы его терпите? Ведь вас много, и все в погонах.

В те же дни подполковник Путин не придумал ничего умнее, как заявить о чеченцах: "Они там бегают, как зайцы..." Вы только подумайте, какое высокомерие и презрение! Мы так ни о японцах, ни о немцах не говорили. И это после всего, что ему прекрасно известно о совсем недавних, стоивших нам огромных жертв, кровавых делах в Чечне, о преступной бездарности и безответственности командования, о предателях в Москве. Это совершенно в том же самом духе, что и знаменитая похвальба слабоумного Грачева, обещавшего нам силами одного полка разделаться с Чечней в два часа. А зайцы, между прочим, прекрасно бегают, их не всегда и волк догнать может. Но кто же сбил несколько наших самолетов и вертолетов — зайцы своими ушами? В боях с кем полегли, как видно, уже сотни наших доблестных солдат и офицеров — с трусливыми зайцами? Путин просто не понимает, что оскорбил наших воинов — мертвых и живых. Я слышал, как один боец легендарного липецкого спецназа сказал на госпитальной койке о чеченцах: "Они позли на нас как тараканы..." Он имеет право на такое сравнение, ибо он встретил их лицом к лицу, пролил кровь и одержал победу. А какое право на болтовню у вас, подполковник?

А когда 10 сентября Путин улетал в Новую Зеландию, без которой России жить невозможно, то на аэродроме отмочил еще и вот что. Любимые вопросы наших телевизионных аристотелей на побегушках такие: "Когда начнется операция?" "Когда кончится?" "Какие потери у нас?" "Какие потери у них?" То же самое и на сей раз: "Когда кончится?" В первые дни агрессии, хотя его никто не обязывал к этому, Путин уверенно заявил, что для ликвидации вторжения потребуется полторы недели, не больше. А теперь, когда безответственно и бездумно названный им срок давно прошел, он попытался выкрутиться и спасти свою премьерскую личность с помощью клеветы на Красную Армию и сказал буквально следующее: "Мы не будем завершать операцию к определенной дате, как было принято когда-то — к 1 мая, к 7 ноября..." Вслед за ним это рьяно подхватили и кудахча понесли дальше два известных независимых мыслителя — Г.Явлинский и Е.Киселев. Но когда же так было? Какую операцию Красная Армия заранее планировала закончить к праздничной дате? Ну назови хоть одну, ведь по твоим словам это было обычным делом. Хоть одну! Не назовет, потому что таких операций не было. И он, только что получивший свой пост из рук малограмотного и бездарного пьянчуги-банкрота, доведшего страну до края гибели, еще смеет глумиться над героической армией, своим великим мастерством и жаркой кровью спасшей Родину и мир от фашизма: мы, дескать, со своим главнокомандующим выше этого, умней! И ведь не сам придумал, а лишь повторил за демократическими клеветниками. Но ведь Путин — все-таки офицер. А с офицера, да еще с того, который стал главой правительства, за оскорбление участников Великой Отечественной войны спрос особый. Так вот, я советую вам, молодой человек, принести публичные извинения последней когорте фронтовиков, а в их лице и всем с кровавых не вернувшихся полей.

А для просвещения таких, как вы, могу сообщить вот что. Задолго до того, как вы явились на свет, вашей родине и ее армии, которую вы оскорбили, так часто приходилось защищаться от захватчиков, так много освобождать своих городов, что, естественно, иной раз это совпадало с праздничными датами. Но такие, как вы с Собчаком, конечно, не поверят, что это простые совпадения. И если я сообщу вам, что, например, операция по разгрому японских агрессоров на Халхин-Голе завершилась 31 августа 1939 года, то вы наверняка решите, что, несомненно, хотели к 27 августа, в День советского кино, но не получилось. А вот Выборг, основанный новгородцами еще в 12 веке, мы вернули родине 7 марта 1940 года. Вы с Собчаком, конечно же, не сомневаетесь: это к Международному женскому дню! Киев освободили 6 ноября 1943 года. ну ясно, что в годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. А Берлин? Взяли 2 мая. Ах, опоздали, опоздали, понятно, что было запланировано на 30 апреля. Но тут Гитлер нас выручил: застрелился 30 апреля — как раз к нашему светлому праздничку, упомянутому вами.

Из афоризмов Путина в эти дни следует еще привести тот, что он изрек по поводу страшного взрыва 9 сентября на улице Гурьянова: "Если это теракт, значит перед нами хитрый, наглый и кровожадный враг." Доперло! Но ведь с каким трудом. Мало десятки тысяч жертв в Чечне, мало сгоревших в Самаре, мало взрывов на Кузнецком, на Тверской, на Манежной и в Буйнакске, — потребовалось еще около сотни трупов, чтобы начать шевелить мозгами. Но ведь опять не все понял. В его характеристике врага не отмечена важнейшая черта — мастерство, дерзость.

И еще мы услышали от подполковника: "У меня нет никаких сомнений, что городские власти и правоохранительные органы Москвы сделают все, чтобы обезопасить жизнь граждан". Что ж они раньше-то не сделали? Твоей похвалы ждали? А что касается сомнений, то у него их никогда нет. Не закралось в его души никаких сомнений и после взрыва и новых жертв на Каширском шоссе...

И еще: "В истории России ее не раз пытались запугать и поставить на колени. Это никому не удалось. У меня нет никаких сомнений (да какое нам до них дело!— В.Б. ), что это не удастся никому". Тут следовало добавить: "в том числе семье-банде". Но этого Путин никогда не скажет, ибо вот что поведал один сотрудник администрации президента в газете "Совершенно секретно" № 8 за этот год: "Иду на днях по Первому корпусу Кремля. Смотрю, прямо по курсу — человек, похожий на Путина. Стоит по стойке "смирно", как солдат срочной службы, руки по швам. А перед ним Татьяна Борисовна. Не стесняясь снующей мимо публики, отчитывает его в полный голос — так, что слышно на весь коридор. На том — лица нет. Эта сцена времен крепостничества лучше любых слухов убедила меня в том, что затеянное Семьей — реальность...."

О своей безмерной преданности "семье-банде" и ее главарю Путин дал свидетельство еще и в Минске. Некоторые газеты, в частности, "Известия", писали, что есть, мол, основания ожидать 19 сентября отставки Ельцина. И вот что он заявил: "Я с трудом представляю, чтобы 22 июня 1941 года советский народ обратился бы к Сталину с предложением уйти в отставку. А кто так поступил бы, тот был бы предателем. В такой ситуации происходит консолидация нации..." Боже милосердный, какая дремучесть! Поставить в один ряд Великую Отечественную, которая началась с вторжения 190 дивизий врага численностью в 5,5 миллионов человек, с вылазкой 2-3 тысяч чеченцев! Поставить на одну доску великого вождя, под руководством которого отсталая страна стала второй в мире сверхдержавой, с малограмотным бездарным банкротом, отбросившим эту сверхдержаву на задворки мира! Да если бы сейчас кто-то сумел так или иначе убрать этого банкрота в отставку или еще дальше, то он был бы не предателем, а великим патриотом, которому родина поставила бы памятник, и он остался бы навсегда в благодарной памяти потомков.

Естественным следствием безответственности, похвальбы, малоумия явился тот невероятный факт, что наше радио и телевидение все это время регулярно извещает врага о наших военных мероприятиях: какая часть и откуда направляется в Дагестан, какова ее численность, какое вооружение, даже какого года выпуска, кто командир, когда и каким видом транспорта, каким маршрутом будет следовать и т.д. и т.п. Вот в одном городе формируется колонна грузовиков с продовольствием в Дагестан. Тут же сообщение: “В колонне нет никакого оружия”. Встречайте ее, чеченцы. Да тут еще и картиночка, чтобы можно было сфотографировать и людей, и оружие, и технику... Олухи царя небесного! Преступные хари! За одно то, что никто из вас, начиная с министра обороны, не протестует против этого и не добивается строжайшей военной цензуры, вас всех надо судить судом Военного трибунала как прямых пособников врага в военное время. Где, когда была такая война, чтобы враг имел открытый доступ к важнейшим военным тайнам? Или это не тайна? Или в Чечне нет радио и телевидения? Или в России, в Москве нет их агентов? Что надо иметь в черепной коробочке, чтобы не понимать — все это новые потоки русской крови?.. Природа изначально обидела вас, но демократы, все эти чубайсы да гайдары, своей болтовней о том, что нет на свете ничего драгоценней гласности, что информация всегда и везде должна быть общедоступна,— окончательно деморализовали вас. И вы не смеете вякнуть.

Неужели вы не соображаете, сидя в своих кабинетах, сколько важнейших сведений получает враг, например, из информации о том, что из города Н. спецназ или ОМОН направляется по железной дороге в Дагестан, и как враг может этим воспользоваться? Хотя бы устроить "акт мести" в этом городе. Да и городские преступники могут активизироваться, узнав, что правоохранительные органы в нем ослаблены. Или с преступностью у нас покончено, как давным-давно обещал Ельцин, объявив ей войну?

Но молчат, боясь нарушить священные принципы демократии, не только мудрые министры и храбрые генералы. Молчат, за редкими исключениями, депутаты, молчат руководители женских организаций, комитета матерей... Молчат, видя, как гибнут их сыновья, молчат, боясь отстать от кровавого прогресса...

И как в ту чеченскую войну, так и опять, свободный доступ на наши экраны имеют все враги России, начиная с Хаттаба и Басаева. Сергеев, можешь ли ты представить себе, чтобы во время обороны Москвы по нашему радио выступал Геббельс, в дни Сталинградской битвы — Гиммлер, а когда гремела битва на Курской дуге — аж сам Гитлер... Ну неужели вас, когда-то вполне нормальных людей, демократическая банда радзинских-новодворских превратила в полных болванов?!

Евгений Ростиков ПИЛСУДЧИНА (Чем усеяли поляки дорогу на Восток. Окончание. Начало в №36)

ОТКУДА В ЕВРОПЕ ПОШЛИ КОНЦЛАГЕРЯ?

И хотя по Катыни есть иные, весомые доказательства и свидетельства, что расстрел этот полностью лежит на совести тех же гитлеровцев, мы априори соглашаемся с теми, кто утверждает, что совершили это убийство "энкавэдэшники". Но надо только помнить, что среди убитых в Катыни офицеров были и те, что участвовали в карательных операциях в Западной Украине и Беларуси, организовывали и проводили массовое истребление людей в тюрьмах и концлагерях, что были там и жандармы, шпионы, диверсанты, члены контрреволюционных организаций, виновные в смерти тысяч и тысяч невинных людей. Потому тут уместно поставить вопрос, а так ли цивилизована Польша? Почему поляки говорят о "вечных грехах русских в Катыни”, где весной 1940 года было расстреляно более 20 тысяч польских военнопленных, так никогда и не покаялись за уничтожение в своих концлагерях 83 тысяч красноармейцев, за глумление и смерть в 30-х годах в лагерях Западной Украины и Беларуси тысяч ни в чем не повинных граждан оккупированных ими территорий. Что это — нежелание брать ответственность за тяжкие грехи своих предков, или все-таки лицемерная, злобная политика, продолжающаяся и сегодня в отношении своих восточных соседей?

Они и сегодня любят вспоминать о "великой победе" 13-17 августа 1920 года, когда в результате контрудара Пилсудского Красная Армия была остановлена и отброшена из-под Варшавы. Но умалчивают, что Россия тогда была в состоянии хаоса, вызванного гражданской войной, что Польшу поддерживала Антанта. Тем не менее, одной из первых акций современной демократической Польши, "желающей жить со всеми соседями в мире и дружбе", стало широкое празднование в августе 1990 года 70-летия “разгрома русских” под Варшавой. Теперь этот день считается днем рождения "мирного" Войска Польского.

Тогда в плену у поляков оказалось около 130 тысяч красноармейцев. Безоружных солдат сразу же превратили в бесправных рабов. Их разместили в старых деревянных бараках, построенных еще немцами (кстати, именно у современного героя поляков Пилсудского будущие сталинисты и фашисты позаимствуют идею создания в Европе концлагерей смерти с капо, колючей проволокой, охранными вышками). Кормили пленных красноармейцев гнилой пищей, к тому же ниже всякого прожиточного минимума. Систематически практиковались жесточайшие избиения и всякого рода изощренные издевательства. Обессиленных, их заставляли бегать, падать в грязь и подыматься. Особым шиком у поляков тогда и в будущем станет использование пленных в качестве тягловой силы для вывоза собственных испражнений.

Все это: палочная дисциплина, гнуснейшие издевательства, унижение человеческого достоинства, а также холод, голод, отсутствие медицинского обслуживания, приводило к различным болезням, эпидемиям, смерти.

В сентябре 1921 года нарком иностранных дел РСФСР Чечерин направляет ноту, в которой возлагает на польские власти "громадную вину... в связи с ужасающим обращением с российскими пленными", приведшим к тому, что "в течение двух лет из 130 тысяч русских пленных в Польше умерло 60 тысяч". В одном только лагере Тухоли от нечеловеческих условий погибло более 22 тысяч военнопленных. И это не считая лагеря-смерти Стшалкуве, где находилось около 37 тысяч пленных. На недавнюю просьбу Генпрокуратуры России провести расследование по факту гибели красноармейцев министр юстиции Ханна Сухоцкая в резкой форме заявила, что никакого расследования не будет, о деятельности польских лагерей смерти “не может быть и речи”.

В настоящее время польская сторона объясняет гибель плененных красноармейцев исключительно объективными, не зависящими от властей причинами, связанными с разрушенной после войны экономикой, отсутствием лекарств, продуктов, топлива и одежды. Xотя в соответствии с международной конвенцией, на которую любят ссылаться поляки, всю ответственность за жизнь пленных русских солдат несла Польша. Тем более свою ответственность за смерть 60 тысяч русских надо признать сегодня, когда Польша объявила себя правопреемницей Речи Посполитой.

КАРТУЗ-БЕРЕЗА — СИСТЕМА ТЕРРОРА

Но пусть, пусть тогда Польша переживала послевоенную разруху и не могла "содержать" пленных русских. Но чем тогда объяснить садистское уничтожение людей в концлагерях, созданных в Западной Украине и Беларуси?

Один их них — концлагерь Картуз-Береза — был создан на белорусском Полесье специальным Декретом N 791 от 17 июня 1934 года. Его подписали все министры тогдашней Польши во главе с ее президентом Мосьцицким.

Следственный трибунал, который вынужден был организовать уже другой президент образованного в Лондоне польского правительства Владимир Рачкевич, сделал по этому лагерю следующее заключение:

"Политическая сторона Березы — это система террора. Правовая — это беспредел, бесправие".

Если бериевский ГУЛАГ, которым любят попрекать россиян, сохранял хоть видимость "правового" обоснования террора в виде решений принимаемых так называемыми "тройками", то польские "цивилизаторы" и это считали лишним. Полицейские по своему усмотрению составляли списки подлежащих "профилактике" жертв, вышестоящий начальник утверждал их — и на этом "закон" кончился. По существующему положению срок изоляции в белорусской Картуз-Березе, равно как и в украинской Бяла Подляска, определялся в три месяца. Но окончательное решение оставалось за администрацией лагеря. Часто случалось, что узники находились в лагере и год, и два, и три, подвергаясь еще одной пытке — неведению, когда придет свобода. Многие из них потом прошли фашистские концлагеря, но даже там не было таких ужасов, издевательств над человеческим достоинством, как в Березе.

Здесь людей в самом прямом смысле превращали в бессловесный скот. Любые разговоры в Березе категорически запрещались. Режим молчания для заключенных действовал и в больнице. Били за стоны, за зубной скрежет от нестерпимой боли.

Руководство лагеря цинично называло его "самым спортивным в Европе". Шагом здесь ходить запрещалось — только бегом. Делалось все по свистку. Даже сон был по этой команде. Полчаса на левом боку, затем свисток и сразу же переворачивайся на правый. Кто замешкался или во сне не расслышал, тут же подвергался истязаниям. Перед этим "сном" в помещения, где находилось по 120-150 человек для "профилактики", выливалось несколько ведер воды с хлоркой.

ШЛЯХЕТСКАЯ "КУЛЬТУРА"

Вообще, как и полагается "цивилизованному" народу, польские надсмотрщики там были помешаны на "культуре". Посуды заключенным всем не хватало, и чтоб успеть поесть, хоть немного поддержать свою жизнь, некоторые из них лагерную баланду умудрялись наливать даже в шапки. После этого "за порчу казенного имущества" их нещадно истязали. "Особое, животное наслаждение доставляли полицейским издевательства над больными и инвалидами,— вспоминал бывший заключенный Картуз- Березы Иссак Липшиц.— Помню, Сверковский (лагерный полицейский) вывел на "занятие бегом" двух хромых узников. Они еле могли ходить, а стоило им ускорить шаг, как падали. Сверковский ударами сапог и дубинки поднимал их, выкрикивая: "Мы вас научим бегать!" Среди узников был слепой. По прибытии в лагерь его заставили бежать сквозь строй полицейских и чтоб ни на кого не наткнулся. Те подставляли ему подножки, он падал. При попытке встать ударами дубинок и ног его вновь опрокидывали на землю".

Особенно издевались в Березе над евреями и членами коммунистической партии Западной Беларуси. Говорят, что именно тут родилась идея, которая потом была оформлена в приказ Гитлера о немедленном расстреле коммунистов, политработников и евреев.

Для русских узников у полицейских была своя "фирменная" заготовка. На территории лагеря из острых осколков красного битого кирпича вымостили дорожку длиной около 50 метров. Заключенных заставляли становиться на колени и локти, и в таком положении, погоняемые палками, они должны были покрывать этот путь. Такая экзекуция у поляков называлась "поход на Красную площадь".

Вообще, глумление над узниками как физическое, так и психологическое, было в лагере незыблемым правилом. За удар полицейским заключенного палкой последний должен был благодарить. Отказавшихся склонить перед ними головы заключенных Германского и Мозырко полицейские забили до смерти.

По свидетельству бывших заключенных Картуз-Березы М.Середы и В.Ласковича, основные "работы", на которых использовался труд заключенных, было приготовление компоста и ассенизация. При изготовлении компоста узников заставляли перемешивать кал с торфом руками. Практиковался и такой вид глумления: от туалета на 100-200 метров ставили фекальную бочку. К ней выстраивали цепочку из сотни заключенных. Первый стаканом или кружкой черпал из уборной фекалии и передавал их следующему. И так — по цепочке. Люди обливались, пачкались, в стакане ничего не оставалось, что вызывало ярость садистов и наказание за неумение "аккуратно работать". В лагере были люди разных профессий, закалки и национальностей — белорусы, русские, евреи. Попадались и одурманенные пропагандой интеллигенты, которые и "не предполагали, что в демократической Польше" может существовать такая дикость. Многие не выдерживали, умирали, сходили с ума. Последних "врачи" с палками признавали симулянтами, нещадно были и вместо больничной койки отправляли в карцер. В этот каменный мешок никогда не доходило не только тепло, но даже свет. Жертву держали там от 5 до 14 суток. Чтобы усилить страдания "проштрафившегося", на пол карцера выливали несколько ведер фекалий. Параша также не очищалась месяцами. Помещение кишело червями.

История повторяется. 20 августа этого года польская полиция, проводя "зачистку" в Варшаве, арестовала более 300 иностранных граждан, среди которых было множество русских и 25 белорусов. Людей отвезли в заброшенный спортзал, обыскали, сняли отпечатки пальцев, весь день держали голодными и накормили только ночью 21 августа, поднимая их палками, "командуя садиться на полу в линейку". Белорусского паренька, студента одного из вузов, который приехал в Варшаву за покупками, "взяв за шиворот, тыкали лицом в унитаз".

"ЧЕМ БОЛЬШЕ ПОДОХНЕТ, ТЕМ ЛУЧШЕ ДЛЯ ПОЛЬШИ..."

Но вернемся в лагерь Картуз Береза, точнее, к его коменданту Юзефу Камаль-Курганскому. Когда ему докладывали, что заключенные не выдерживают пыточных условий содержания и такой жизни предпочитают смерть, он спокойно заявлял: "Чем больше их здесь передохнет, тем лучше будет жить в моей Польше".

Неудивительно, что именно в Картуз-Березу приезжали эсесовцы, в том числе и с Дахау, чтоб поднабраться "передового опыта". И всякий раз польским фашистам "было что показать", и они снисходительно, как должное, принимали от своих немецких собратьев высокие оценки за организацию "воспитательного" процесса восточных славян.

17 сентября 1939 года лагерь Картуз-Береза был освобожден. Многих из заключенных, избитых до полусмерти, истощенных морально и физически, выносили на руках. А немецкие фашисты, поднабравшиеся здесь передового опыта, потом с успехом использовали его в Освенциме и других лагерях, открытых уже на территории самой Польши.

Так что ничего не было удивительного, что недавние торжества по случаю 50-летия освобождения бывшего Освенцима-Бжезинки, которые проводились уже в "демократической" Польше, были омрачены рядом скандальных происшествий. Устроители Дня памяти во главе с тогдашним президентом Лехом Валенсой не только пытались умолчать о миллионах погибших здесь евреев, но даже ни одним словом не помянули тех, кто ценой своих сотен тысяч жизней освобождал Польшу и этот лагерь смерти, не дали выступить ни руководителям российской, ни белорусской делегаций. Как свидетельствовал тогдашний собкор "Комсомолки", в спину бывшим узникам Освенцима, приехавшим с Востока, раздалось еще шипение: "Ненавидим русских. Из-за вас мы плохо жили. Вы расстреляли наших офицеров в Катыни".

Катынь они помнят и говорят о ней к месту и не к месту. Катынь и сегодня используют в своих политических целях для разжигания разного рода провокаций, вражды к русскому и белорусскому народу. О своих, еще более тяжких преступлениях перед этими народами, поляки не любят вспоминать. И тот же лагерь смерти в Картуз-Березе они могут назвать (как это сделал на конференции в Гродно заместитель председателя Союза поляков пан Малевич) всего-навсего лишь "домом отдыха" для белорусов.

“МЕЖМОРЕ" КАК БАРЬЕР

Теперь, после крушения Варшавского Договора и распада СССР, извечное притязание Польши быть "от моря до моря" подается как стремление стать "барьером между цивилизованным Западом и непредсказуемым Востоком". Здесь сразу же начали активно работать над созданием так называемого Балтийско-Черноморского содружества государств, в которое должны войти страны Центральной и Восточной Европы: Украина, Чехия, Словакия, Венгрия, Югославия, конечно же, Польша и даже Белоруссия — т.е. от Черного и Средиземного морей до Балтийского. С другой стороны должна была остаться ненавистная Россия. Даже придумано было рабочее название этой федерации — "Межморе".

Программу "Межморя" разрабатывала "Конфедерация независимой Польши". В Беларуси она имеет связи с БНФ, и претендующий ныне на лидерство в этой партии упоминаемый уже мной сынок бывшего цэковского босса Винцук Вечорка наведывался в штаб-квартиру этой "Конфедерации" и получал там материалы по программе "Межморе". Вовсю работали над этой "проблемой" и украинские националисты. За несколько лет до своей гибели лидер "Руха" Вячеслав Черновил, прикатив на съезд БНФ в Минск, с ходу призвал белорусов присоединиться к "Межморю", стать "стеной" против России. Он, как и его белорусские слушатели, не понимал, а точнее, старательно делал вид, что не понимает: "Межморе" — это не что иное, как очередная попытка уже в наше время создать империю, а повезет — супердержаву во главе с Польшей. Но не имея ни серьезной экономической, ни военной мощи, поляки сознавали, что шансов добиться этих амбициозных целей, в нынешних условиях у них мало. И тогда ставку они делают на НАТО.

"ЖЕЛЕЗНОЕ" ПРАВО

В конце 80-х начале 90-х годов Польша как будто забывает о Востоке и начинает зазывно смотреть на Запад. Вначале ее планы стать членом НАТО существовали только на уровне намерений. Но уже в 1992 году в свою оборонительную доктрину Польша включает пункт о желании добиться полноправного членства в этом альянсе. Руководство страны проводит осторожный зондаж позиций соседних государств по этому вопросу, которые были неопределенными или явно не в ее пользу.

В 1993 году, во время официального визита Ельцина в Варшаву, президенту Леху Валенсе удается добиться от него "железного" признания права Польши присоединиться к НАТО, что тут же было зафиксировано в специальной декларации.

Только в середине сентября Польша, наконец, поинтересовалась у своих ближайших соседей — Украины и Беларуси — об их отношении относительно ее намерений вступления в НАТО. Реакция этих двух стран была сдержанно-негативной. Белоруссия, хоть и не отрицала права Польши на вступление в этот альянс, одновременно высказала неприятие приближению военного блока к своим западным границам. Это объяснялось и тем, что Беларусь, которая в тот момент взяла курс на нейтралитет и безъядерный статус, надеялась иметь таких же мирных соседей.

Отрицательная реакция Беларуси, а затем Украины на этот запрос тут же была использована Польшей в свою пользу — для нагнетания у своих новых союзников чувства опасности с Востока. Объяснялось это якобы полной зависимостью молодых республик от России, необходимостью оторвать их от "империи". Естественно, сделать это могла только Польша. С приходом к власти Александра Лукашенко, действительно провозгласившего курс на объединение с Россией, стали рушится надежды Польши на то, чтобы превратить Беларусь в своего послушного вассала, сделать ее своеобразным буфером между ней и Россией. Теперь Польша стала оценивать геополитическое положение Беларуси только через призму этого объединения. Они стала всячески поддерживать разного рода оппозиционные, а значит, прежде всего пропольские силы в Беларуси.

Польша так и не признала белорусский парламент, созданный после ноябрьского 1996 г. референдума. Практически прекратились контакты с республикой не только на высшем уровне, но и на уровне министров или хотя бы их замов. Зато Квасьневский с распростертыми объятиями принимает в Варшаве Станислава Шушкевича, на прощание подарив ему цветочную вазу с изображением дворца Бельведер, "где на чисто польском языке беседовали эти два политика". А в это время помощники Шушкевича обсуждали в этом президентском дворце "положение в Беларуси" с "американским политэмигрантом "Зеноном Позняком. Но особенно активно Польша сотрудничает с остатками так называемого Верховного Совета РБ 13-го созыва. Их принимает маршал Сейма РП, с ними "советуются", устраивают разного рода "консультации", налаживают "деловое сотрудничество". Естественно, Польша поддерживает все акции западных стран, направленные против Беларуси, и даже попыталась помешать Национальному собранию РБ вступить в Межпарламентскую ассамблею.

Именно Польшу первой наведал еще один белорусский беглец, "который пока еще не подписал указа о принятии президентских полномочий", Семен Шарецкий. Там же отирает углы и председатель Рады белорусских писателей Владимир Некляев. Но дело здесь не только в Лукашенко: дело здесь прежде всего в отношении Польши к Беларуси, к ее народу, который не принимает ее покровительства и живет своим умом.

Отныне все в Польше стало работать на отрицательный имидж соседей республики. Поляки упорно молчали о ратификации в Беларуси Договора СНВ-1, Лиссабонского протокола, а также о решении страны присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия, зато вселенский шум подняли вокруг намерений Беларуси создать единое таможенное пространство с Россией и, конечно же, решения осуществлять контроль за своей госграницей совместно с Москвой. Польша теперь пугала Запад не столько "демократической Россией", сколько "тоталитарной Белоруссией", и требовала скорейшего вступления в НАТО.

Ради этого она шла на все. В 1991 году во время операции "Буря в пустыне" Польша направляет в этот регион свой плавучий госпиталь.

Когда Турция, заслуженный ветеран НАТО, отказывается участвовать в очередном "наказании Багдада", Варшава тут же решает откомандировать батальон своих солдат в распоряжение антииракской коалиции, что было расценено мировой общественностью как попытка рекрута заслужить похвалу своего капрала.

Ну а для последней агрессии НАТО в Югославии министерство обороны Польши предложило союзникам на выбор, помимо своих десантников, механизированный батальон пехоты или подразделение саперов. В силы реагирования альянса были включены также две польские танковые бригады.

Кстати, Венгрия, непосредственно граничащая с Югославией, ограничилась повышением боевой готовности на границе, а Чехия предложила только госпиталь. Польша всегда стремилась выглядеть "больше католиком, чем папа римский".

ДОЛГОЖДАННАЯ "РАДОСТЬ"

12 марта 1999 года в США завершилась церемония вступления в НАТО Венгрии, Чехии и, конечно же, Польши. В Королевском замке в Варшаве состоялся прием у премьер-министра Польши Ежи Бузека, на котором он уверял, что этот день "войдет во все учебники истории как величайшее событие в жизни страны", а еще раньше, на встрече с американскими конгрессменами, лакейски расшаркиваясь, он обещал, что Польша примет участие во всех военных операциях НАТО, включая возможную интервенцию блока в югославской провинции Косово. Собственно, как я уже написал, так оно и случилось. Но тогда в информационном центре посольства США в Беларуси на брифинге, собранном по случаю расширения НАТО, военный атташе Польши Мачей Волешек, делясь "долгожданной радостью" по случаю этого события, уверял собравшихся, что никакой угрозы Беларуси вступление его страны в этот альянс не несет.

Свою надежду, что граница с расширившимся НАТО будет "границей сотрудничества и взаимного уважения", а не "линией раздела, конфронтации и вражды", высказал и МИД Беларуси.

Тем не менее, несмотря на все эти дипломатические заверения, с вступлением Польши в НАТО западная граница Беларуси (кстати, республика теперь имеет самую протяженную границу с альянсом), несомненно, вновь стала водоразделом между Востоком и Западом. Более того, определенные (и к тому же весьма влиятельные) силы в польском обществе мыслят уже теми категориями, что чем больше угрозы для европейской безопасности на Востоке, тем выгодней для Польши. И ей, как бы между прочим, вновь могут достаться "ўсходнiя крэсы". Насколько это реально?

БЕЖАЛИ И НЕМЦЫ ОТ ПОЛЯКОВ

По решению Постдамской конференции стран-победителей, которая состоялась 2 сентября 1945 года, Польше отошло около 120 тысяч кв.км. западных территорий, на которых до войны проживало более 7 млн.немцев и только 1,3 млн.поляков.

Мы много наслышались, как бежали немцы от русских из Кенигсберга. Но еще более безапелляционно переселяли их с насиженных мест поляки. Переселенец мог взять с собой не более 500 марок и столько имущества, сколько способен на себе унести. Но поляки зачастую и этого не позволяли немцам.

Через несколько месяцев, в соответствии с декретом польского правительства, начался активный процесс заселения "брошенных немецких земель" поляками. Правда, получали они земельные наделы и недвижимость не в собственность, а на "вечное пользование..." сроком на 99 лет. Тогда это действительно казалось сладостной вечностью.

Но созданный вскоре в ФРГ "Союз изгнанных", объединяющий ныне в своих рядах более 15 млн.немцев, выселенных из государств Центральной и Восточной Европы, и их наследников, сразу же стал выдвигать требования "возвращения отнятых территорий и компенсации причиненного материального и морального ущерба".

ГЕРМАНИЯ В ГРАНИЦАХ 1937 ГОДА?

До конца 80-х годов эти требования считали не более, чем безответственными выступлениями недобитых фашистов, а затем реваншистов, которые звучали где-то далеко от польских границ и особенно никого в этой стране, находящейся под прикрытием Варшавского Договора, не волновали. Но после объединения Германии поляки засуетились. В 1990 году в срочном порядке был заключен немецко-польский договор "О подтверждении государственной границы", а в июне 1991 года "О добрососедстве и сотрудничестве".

И хотя они как бы закрепляли правовой статус послевоенных немецко-польских территорий, но вопрос собственности на присоединенных к Польше землях остался за рамками этих документов. Более того, тогдашний канцлер Германии Гельмут Коль и министр иностранных дел Клаус Кинкель в своих последующих выступлениях неоднократно заявляли, что вопрос собственности немцев, выселенных с территорий, которые перешли к Польше, остается открытым. Современное руководство Германии пока по этому вопросу не торопится выступать. Но известно, что у властных структур этой страны существуют традиции преемственности, и руководители их всегда отличались последовательностью и жесткостью в отстаивании интересов своих граждан. Так что вряд ли позиция Германии в этом вопросе претерпит какие-либо кардинальные изменения. Тем более, в конституции этой страны остается действительной статья 116, провозглашающая существование немецкого рейха (в юридическом смысле) в границах 1937 года.

Возможность на "законных основаниях" иметь территориальные претензии к Польше и сделали Германию самой активной сторонницей вступления этой страны в НАТО. Объясняется это просто — разница экономических потенциалов объединяющихся сторон всегда приносит выгоду сильнейшей. Поэтому вхождение Польши в НАТО облегчит и санкционирует господство Германии на всех территориях бывшего рейха.

Этим объясняется и всяческая поддержка Германией заинтересованности Польши вступить в Евросоюз. Это, безусловно, вновь поставит вопросы границ, установленных после Второй мировой войны. Ведь в действующем в ЕС законодательстве закреплено "священное право собственности", гарантируется свободное перемещение и приобретение в собственность недвижимости в любом из государств, входящих в этот Союз. А значит, немецкий гражданин, имеющий на руках акт на собственность, выданный до 1945 года, имеет больше прав на эту собственность, чем поляк, получивший от оплеванного им социалистического государства некую бумаженцию, обещающую ему также право "пользования" на 99 лет.

И хотя польский сейм, пытаясь как-то защитить своих граждан и закрепить статус-кво, принимает закон, разрешающий преобразование права пользования землей и недвижимостью в право собственности, который вступил в силу в 1998 году, специалисты весьма скептически рассматривают открывшиеся благодаря этому закону перспективы.

А чтоб у поляков на этот счет не оставалось сомнений, в мае того же года по инициативе XДС-XСС бундестаг принимает резолюцию, в которой, в частности, говорится, что, развивая сотрудничество со своими восточными соседями в процессе расширения ЕС на Восток, Германия должна "в максимально возможной степени учитывать интересы изгнанных, переселенцев и немецкого меньшинства в Центральной и Восточной Европе". В ней прямо указывается, что послевоенное выселение немцев осуществлялось с грубейшим нарушением норм международного права, и отмечается, что "одновременно с присоединением Чехии и Польши к ЕС и принятием этими государствами общего правового порядка будет облегчено решение до сих пор открытых вопросов". Ясно, что тема западных и северных новоприобретенных территорий Польши будет иметь продолжение как в ходе переговоров, так и после вступления Польши в ЕС.

СУДЬБА АЛБАНЦЕВ РАВНА СУДЬБЕ НЕМЦЕВ?

Весьма поучительна в этом отношении реакция немцев из того же "Союза изгнанных" на войну в Югославии и так называемую проблему косовских албанцев. Премьер-министр Баварии Эдмунд Штойбер провел прямую аналогию между тем, что происходило недавно в Югославии, и событиями более полувековой давности. Косовары, мол, изгонялись из своих земель точно так же, как в 1945-46-х годах вынуждены были покидать свои родные дома сотни тысяч немцев, живших на территории современной Чехии и в Судетах. И если правительство Германии вместе со всей цивилизованной Европой с помощью оружия встало на защиту прав косовских албанцев, то почему оно не делает это по отношению к своим гражданам? Штойбер пообещал поднять данный вопрос в немецком парламенте, в конституционном суде, а также вынести его на рассмотрение Евросоюза.

Прозвучало это "историческое напоминание" баварского премьера и лидера партии XСС Штойбера через два месяца после вступления Чехии и Польши в НАТО. Прага тут же заявила, что не допустит пересмотра декрета, по которому выселяли немцев, подписанного послевоенным президентом Чехословакии (хотя такой страны нынче и не существует) Эдуардом Бенешем, а поляки принялись доказывать, что выселение немцев в середине сороковых и сегодняшние события вокруг Косово — разные вещи. Более того, мол, "по закону" у членов НАТО не должно быть друг к другу территориальных претензий.

На это лидер XСС резонно заметил, что нахождение в альянсе предполагает не только права, но и обязанности. Страны НАТО решили во что бы то ни стало возвратить албанских беженцев в Косово, рассматривая это как основу своей политики, значит, таким же образом надо относиться и к немцам. С аналогичной идеей выступил и парламент Австрии. К нему присоединились три крупнейшие в стране партии, предложившие считать декреты чехословацкого и польского правительства "юридически ничтожными".

СОЧУВСТВУЮ ИХ ПОЛОЖЕНИЮ...

И хотя нынешний канцлер ФРГ Герхард Шредер заявил, что между Германией и Чехией, равно как и Польшей, наступила эпоха окончательного примирения, многие в Германии, особенно в "Союзе изгнанных", сочли это заявление поспешным и в корне неверным. Проблема обозначена, и немцы, несомненно, будут ее решать. Конечно, не так, как в былые времена, когда объединитель Германии "железный" канцлер Отто фон Бисмарк говорил о поляках: "Лично я сочувствую их положению. Но если мы хотим существовать, то не остается ничего другого, как их уничтожить".

Полякам остается уповать, что сдача этих земель произойдет цивилизованно, в рамках "правового поля". Уже сейчас ясно просматривается усиление немецкого финансово-экономического присутствия в северо-западном регионе Польши. Увеличиваются объемы целевых немецких инвестиций в приграничную инфраструктуру, телекоммуникационные системы, дорожное строительство и сферу обслуживания. Нередки факты приобретения бывшими переселенцами земли и недвижимости через подставных лиц. Для этого создаются разного рода СП и иностранные фирмы. (Кстати, не эту ли роль призваны играть более 600 польских и польско-белорусских фирм, действующих сегодня на территории Беларуси?). Немаловажную роль "в установлении исторической справедливости", т.е. в "возвращении немецких земель" играет и идеологическая обработка населения. Ведь сегодня около 40 процентов польских СМИ контролируется немецким капиталом. На это будет работать и памятник Выселенным, который немцы намерены соорудить в Берлине, придав ему ранг "национального места памяти о бегстве и изгнании".

НА "ЎСХОДНiЯ КРЭСЫ"?

Большое значение для решения этой "застарелой послевоенной проблемы" отводится и некоторым польским деятелям типа Лешека Мочульского. Проводя антинациональную политику, они не только оправдывают немецких фашистов, уничтоживших в годы войны более 6 млн. поляков, но и поддерживают их территориальные претензии. В этом они сходятся с белорусскими националистами, предпочитающими лучше жить "под Польшей, чем подчиняться России". Как заметил недавно известный белорусский политолог Лев Криштанович, здесь "налицо зловещий альянс между германскими реакционными политиками и их политическими марионетками в Польше и Беларуси".

В начале этого года из Варшавы на имя президента РБ Александра Лукашенко, председателя Госдумы РФ Геннадия Селезнева и ряда других государственных деятелей пришло письмо от имени Польского национального содружества, в котором, в частности, говорилось: "Европейский союз, представляющий собой союз бывших колониальных и фашистских государств, вытесненных из Азии и Африки, ищет новых завоеваний в Центральной и Восточной Европе, в особенности — в Славянщине".

И это действительно так. Разрушена, разорвана Югославия, у которой практически уже отобрана часть ее древней земли — Косово. Немецкие реваншисты, претендующие на Познань, Вроцлав, Гданьск, прямо или косвенно уже поддерживают в Польше те силы, которые желали бы двигаться на Восток, предъявляя свои претензии на западно-белорусские земли и города Брест, Кобрин, Гродно. Ну и, конечно же, украинские — Львов, Ровно, Луцк, Тернополь. Не случайно в польских СМИ активно распространятся тезис, что, мол, немецкие земли были переданы Польше в виде компенсации за утрату ею территорий на Востоке. Более того, в Варшаве теперь постоянно подчеркивается, что польским переселенцам за эти земли и имущество так "до сих пор и не возмещен ущерб".

Сегодня на официальном уровне Польша не выдвигает никому территориальных претензий, потому что подобные претензии ей самой могут выйти боком. Ведь к спорным территориям в таком случае может быть отнесено более трети современной Польши. Но в контексте тех идей, которые все более "овладевают массами" в Германии и которые никогда не умирали в польской душе, не исключено, что Польша, влившись в ЕС и НАТО, однажды сочтет необходимым пересмотреть решение Потсдамской конференции по поводу своих восточных границ. Не случайно договор о государственной границе между Республикой Беларусь и Республикой Польша так до сих пор и не подписан. "Усходнiя крэсы" снова манят реваншистов. Но им не стоит забывать, что ровно 60 лет назад белорусы объединились, чтобы всегда жить единой братской семьей. И разрушить ее, вновь разорвать Беларусь на части они теперь никому не позволят.

Александр Рудаков МИСТИКА РУССКОЙ ИГРУШКИ

ВОПРЕКИ ДЕСЯТИ ГОДАМ ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ ВЕСТЕРНИЗАЦИИ, в нашем сознании до сих пор сохранились образы, краски, линии, связывающие с уходящим в доисторическое "правремя" инициатическим началом, определяющим душу и судьбу нашего народа. На внешнем, видимом плане, это начало проступает сквозь дошедшие до наших дней артефакты древнего "культового мировоззрения", в которые наши предки вложили свое видение универсума и с помощью которых они стремились сами влиять на мир, трансформировать его в соответствии со своими этическими и эстетическими идеалами. Особое, непередаваемое ощущение реальности присутствующего в мира светлого, солнечного начала высшей красоты и гармонии, дающее русским право на некую эсхатологическую надежду "в конце времен", сохранилось в традиционной русской игрушке, несущей на себе отпечаток тысячелетий и послание древней веры. В архаичных, указывающих на незапамятную древность линиях, украшающих изображения магических животных, птиц и деревьев, ощущаются и послание "предтеч" древних славян, этрусских и крито-микенских культур.

Глядя на современные "традиционные игрушки", творимые в Каргополе и Дымково, Городецке и Богородском, невольно ощущаешь на себе энергию и таинственную магическую ауру древних языческих культов. Как минимум несколько тысячелетий тому назад выкристаллизовалась и с тех пор осталась неизменной особая магическая геометрия культовых "игрушек", в которой пропорции предметов трансформированы в сторону пространственного расширения как в горизонтальном, так и вертикальном направлении. Особенно это относится к игрушечным "коникам", связанным с уходящим в глубокую древность скифским, а потом — славянским ритуалам поклонения солнцу. Конь в арийском мифосимволическом пространстве напрямую связывался с солнечным божеством, и движение солнца по небосводу уподоблялось конскому бегу. Конь стоял в главном святилище древних славян — храме Святовита на острове Руян, ожидая прихода своего невидимого небесного всадника. Фигурами коней украшалось и капище Перуна в те времена, когда князь Владимир Святославич поставил его во главе языческого пантеона. Конь-Солнце стал архетипическим сюжетом для миниатюрных амулетов и талисманов и для игрушечных "коней-каталок", и для глиняных "коньков"-свистулек.

Вокруг "культовых игрушек" был сконцентрирован и древний обычай выпускать из клеток птиц, которые должны были стать вестниками людей к пребывающим в Ирии предкам.Отпущенные птицы "улетали в рай", а их глиняные копии напоминали об отправившихся в дальнее странствие вестницах, служили их магическими "двойниками". По преданию, были среди глиняных птиц-свистулек и необычные, волшебные птицы, которые воспроизводили необыкновенные, "нездешние" мелодии...

Птицы каждую зиму улетали в Ирий, так называли славяне находившийся на краю света потаенный рай, где обитали души предков. И потому в религиозной традиции древних славян "глиняные птицы" служили также магическим инструментом для общения с "душами предков", которые с точки зрения древнеславянского миросозерцания не уходили "совсем" из нашего мира, но оставались в нем, незримо присутствовали и по степени своей "реальности" немногим отличались от живых людей.

"Культовые", уходящие в незапамятную скифскую древность игрушки сохранились в народе и после крещения Руси, потому что их метафизическая суть, их таинственный смысл в основе своей не противоречили пришедшему на нашу землю христианскому откровению. Не случаен, а, напротив, глубоко символичен тот факт, что единственный в мире "Музей игрушки" находится в Сергиевом Посаде, рядом с Троице-Сергиевой лаврой.

После крещения Руси Владимиром Святым многие обычаи и ритуалы, связанные с древними, языческими "игрушками", органично вплелись в православный религиозно-культурный контекст. Так, одна из излюбленных детских игрушек "дохристианского времени" — берестяной кораблик, который запускали по ручью по первой воде, стал символизировать плавание "корабля спасения" — Церкви по "водам" суетного "житейского круга".

В то же время традиционная русская игрушка даже в самые незапамятные времена не была вытеснена из сферы каждодневной жизни, не была жестко отчуждена в сакральное измерение.

Это глубинно соответствовало и мироощущению русского человека, одной ногой стоящего на земле, а другой — где-то далеко в небесах. В игрушке, несмотря на ее "привычность", таилось начало сверхестественного плана, обладающего огромным "магическим зарядом", трансформирующим реальность. Не случайно, к примеру, что у антропоморфных игрушек никогда не "вырисовывали" лиц, опасаясь, что игрушка, имеющая лицо, начнет оживать и жить своей собственной жизнью, что могло бы подтолкнуть мироздание к хаосу, нарушить зыбкое мировое равновесие. Кроме того, традиционные игрушки были лишены некоей нарочитой назидательности, которой отличаются новоделы, достаточно недавно вошедшие в русский жизненный обиход. Так, матрешка, ставшая благодаря стараниям "детей Арбата", продававшим иностранцам "русские сувениры" в 80-х годах, чуть ли не "символом России" в глазах всего мира, не принадлежит к числу традиционных русских игрушек.Первые образцы "матрешки" появились в мастерской "Детское воспитание", лишь в конце ХIХ века, в 1893 или 1895 году. Их авторами были игрушечных дел мастера Звездочкин, Белов и Коновалов, воспользовавшиеся, возможно, в качестве прототипа завезенной в то время в России японской игрушкой, внутри которой хранились разъемные вкладные фигурки буддийских бодхисаттв. Вероятней всего, что японская "культовая" кукла и навела отечественных мастеров на мысль сделать игрушку сходной конструкции. Что же касается русских традиционных игрушек, то среди них не было даже намека на ставшую сегодня "притчей во языцех" матрешку. Поэтому матрешка лишена столь пугающей западных любителей "русских сувениров" в каргопольских или дымковских игрушках сакральной подосновы, ее можно "спокойно" и "безбоязненно" держать в любых руках.

Известны рассказы народных мастеров о том, как особым образом расписанный глиняный конек, проданный охочим до экзотики иноземным туристам, буквально "бил" чужеземцев по рукам, словно электрическим током. Но округлая, улыбающаяся до ушей матрешка была абсолютно безопасна. Неудивительно, что сегодня именно эта игрушка-новодел стала ассоциироваться на Западе с "загадочной Россией".

САМЫЙ ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД НА МИР

ТРАДИЦИОННАЯ ИГРУШКА во все времена оказывала важное и, во многом, определяющее влияние на формирование личности, души русского ребенка. В этом контексте стоит вспомнить один исторический пример, и скажу несколько слов об "игре в бирюльки", о подлинном смысле которой знают сегодня лишь немногочисленные историки-медиевисты. Эта игра была достаточно популярна в русских традиционных семьях еще в 30-40-х годах нашего столетия. Имевшая и свою "практическую задачу" — приучение детей к терпению, к способности концентрировать внимание, игра вместе с тем транслировала сложную систему метафизических ориентиров, давала представление о сложности и глубинной взаимосвязи всех процессов, происходящих в универсуме.

"Бирюльками" называли горсть ровно настриженных соломинок с соломенным крючочком; идея игры состояла в том, что играющие постепенно вытаскивали соломинки, стараясь не задеть при этом всю кучу, которойсоломинкибылинасыпаны. Если ворох все-таки рассыпался, то следующую попытку делал уже другой игрок. Таким образом ребенок получал представление о том, как трудно что-то изменить в каждом отдельном случае, не разрушив всю сложную систему мировых взаимосвязей.

Что же касается системы воздействия традиционной игрушки на сознание ребенка, но она была столь же продуманной и многоплановой, как и только что описанная игрушка, воздействуя на все уровни ощущений — тактильный, визуальный, звуковой. Особое значение имел материал, из которого изготавливались игрушки. К примеру, известно, что тряпичная кукла, в отличие от пластмассовой, снимает психологический барьер между ребенком и "миром больших вещей", воспитывают ласковое, небоязливое отношение к миру. С другой стороны,игрушечные "свистелки", призванные также отгонять от ребенка злых духов, демонов, были и первыми "музыкальными инструментами", с которыми сталкивался ребенок. А рассматривая образно— символическую систему древних славян, применительно к игрушкам, можно вспомнить о том, что многие глиняные фигурки с изображением животных буквально усыпаны глиняными же или сделанными изображениями птиц. Например, собака, олень или рысь, усыпанные "птичьими" знаками, означали, что предметом изображения, "копирования" в игрушке было не некое "случайное животное", но его изначальный образ, образ Первоживотного. Все они уходили своими корнями в волшебный мир сказки, который веками служил для русского ребенка своеобразным "детоводителем ко Христу". Не случайно сам св. Сергий Радонежский часто делал "в утешение" глиняные игрушки для детей, которые вместе со взрослыми приходили в основанный им монастырь. И до сих пор в основе традиционных игрушек, которые изготовляют мастера из поселков, находящихся вблизи Сергиева-Посада, можно увидеть контур Креста.

В противоположность этой традиции, так называемые"современные игрушки", чаще всего произведенные по западным образцам,не оставляют места для"домысливания сюжета", для самостоятельного духовного и художественного творчества ребенка. Ребенок, окруженный пластмассовыми "Барби", киборгами и трансформерами, в будущем представляет собой "человека Антрихриста", заряженного демоническими энергиями западного "массового общества". Если ребенок с раннего детства окружен пластмассовыми подобиями "бесов" и иной "нечистой силы", то способность к вере, молитве, милосердию в нем будет атрофирована навсегда. Став взрослым человеком, он будет как бы запрограммирован на служение тем, чьим пластмассовым подобиям, замаскированным в камуфляж технотронного"фэнтази", он отдавал первые в своей жизни минуты игры, с помощью которой происходит познание мира.

Сегодня "империя Барби" становится передовым отрядом "магической агрессии" Запада, разрушающей у русских детей унаследованные от предков архетипические модели восприятия реальности. Получая в руки трансформер с центральным образом Бэтмена или собирая конструкторы с американскими серебряными звездами, маленький человек получает первый опыт культурной колонизации, ощущая не только тот факт, что игрушки — "не наши", но и подчиняясь, после болезненной внутренней ломки, чужеземному игрушечному пантеону.

Так происходит в жизни ребенка первая социокультурная травма, формирующая впоследствии тяжелейший комплекс культурной неполноценности. Не раз было отмечено также и то, что экспансия игрушек из враждебного нам социокультурного ареала разрушает и живую связь между поколениями, еще в младенчестве проектирует линию разлома между "отцами" и "детьми". Угловатые пластмассовые киборги и сошедшие с подиума "барби" внушают довольно неприятные чувства представителям даже поколения "шестидесятников", не говоря уже о тех, кто психологически сформировался в более раннюю, "сталинскую эпоху", на которую пришелся период возрождения русских традиционных игрушечных промыслов. В то время одним из самых популярных сюжетов традиционной игрушки был образ русского воина-победителя, вдохновленного Великой Победой. Сегодня же на прилавках детских магазинов почти невозможно найти игрушки, стимулирующие военно-патриотическое сознание, а спонсируемые американскими "центрами детского воспитания" психологи и культурологи требуют запретить продажу "милитаристских" игрушек, уверяя, что они "стимулируют агрессию" и насилие. Во что превратится нация, дети которой растут, будучи лишены игрушечного оружия, — страшно даже представить. Возможно, что нынешние враги России хорошо помнят историю великого русского воина, князя Святослава, который, по летописным свидетельствам, уже в двухлетнем возрасте не выпускал из рук детский, деревянный "игрушечный меч". Нынешние времена в чем-то схожи с временами Святослава— над Русью снова нависает чужеземное иго, на борьбу с которым должны быть мобилизованы не только военный, технический,экономический потенциал, но ресурсы иного плана, который в известном смысле можно назвать "магическим". И на нем даже небольшая глиняная игрушка может стать волшебным щитом против нивелирующего масс-культурного пресса, разрушающего сами глубинные основы нашей древней культуры.

Александр РУДАКОВ

ПРЕКРАТИТЬ АГРЕССИЮ!

Главному редактору газеты "Завтра"

ПРОХАНОВУ А.А.

В течение девяти лет два постоянных члена Совета Безопасности ООН, США и Великобритания, продолжают преступные действия против Ирака. Экономические санкции, ежедневные воздушные налеты наносят ущерб и военным, и гражданским объектам, ведут к геноциду иракского народа. Эта позорная практика полностью противоречит Уставу ООН и нормам международного права, является серьезным нарушением суверенитета нашего государства, которое было одним из основателей ООН, попранием элементарных прав человека, о которых на словах заботятся западные агрессоры.

Совершенно безосновательными являются их попытки опорочить Ирак и оправдать свои действия. Агрессию против Ирака вначале объясняли так называемым "освобождением Кувейта", затем наше государство обвиняли в том, что оно обладает оружием массового поражения и "представляет угрозу безопасности Среднего Востока". Хотя Ирак уже выполнил свои обязательства по резолюциям СБ ООН, безосновательные обвинения со стороны США и Великобритании в течение последних восьми лет использовались для продолжения агрессии против иракского народа. Сегодня уже доказано, что пресловутая "спецкомиссия ООН" на деле была послушным орудием в руках агрессора и выполняла его политические заказы. Также выявились факты, свидетельствующие о тесной связи ведущих членов спецкомиссии ООН и разведывательных структур США, Великобритании, а также международными еврейскими организациями.

Кроме того, под фальшивым предлогом защиты шиитов и курдов соответственно в северной и южной частях Ирака были установлены две запретные для полетов нашей авиации зоны. Появление иракских самолетов в этом воздушном пространстве служит основанием для "ответной самообороны", которая проявляется в бомбежках правительственных учреждений, жилых домов, мечетей, университетов, общественных и культурных центров.

С начала агрессии 17 декабря 1989 года и до настоящего момента Ирак подвергся 11660 бомбовым и ракетным ударам, что должно было, по расчетам западных стратегов, разрушить экономический потенциал нашей страны, вбомбить ее в каменный век, посеять в гражданском населении панику, сломить нашу волю к сопротивлению.

Американское стремление к гегемонии сегодня угрожает не только Ираку, под ударом могут оказаться и другие государства, мешающие установлению "нового мирового порядка".

Поэтому мы призываем все партии и движения, всех независимых политиков и защитников мира в России, во всех странах мира предпринять более эффективные действия по защите Ирака от агрессии США и Великобритании. Сегодня мало осуждать и клеймить агрессоров на словах — такие формы борьбы не прекратили преступления против нашей страны, длящиеся уже 8 лет. Необходимы твердые и отважные решения, которые на деле приведут к отмене санкций и прекращению агрессии.

Российский народ и другие народы планеты, которые противостоят гегемонии США и их союзников, которые стремятся к справедливому и равноправному миру, должны от слов перейти к действию.

Надеюсь, уважаемый господин главный редактор, что Вы сможете донести наше обращение к читателям газеты "Завтра" и всему народу России.

Д-р Хассан Фахми Джума, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Ирак в Российской Федерации.

13 сентября 1999 года.

разное

30 сентября возобновляет работу Деловой клуб газеты "Завтра".

Справки по телефону: 247-13-37

(Татьяна Филипповна Соловьева).

Занятия в Рабочем университете начинаются 25 сентября 1999 года.

Тел. для справок 240-63-59

14 октября, Покров Богородицы 18.30

Центральный Дом культуры железнодорожников

"АНГЕЛЬСКИЙ ГЛАС РОССИИ"

"Россия, боль моей души... " /Игорь ТАЛЬКОВ/

Памяти убиенных русских поэтов — А. ПУШКИНА,

М. ЛЕРМОНТОВА, С. ЕСЕНИНА, Н. ГУМИЛЕВА, Н. КЛЮЕВА,

П. ОРЕШИНА, П. ВАСИЛЬЕВА, В. МАЯКОВСКОГО, Н. РУБЦОВА,

И. ТАЛЬКОВА, М. ТРОШИНА —

служат поэт Валентин Сорокин; нар. артист СССР Леонид Болдин; нар. артисты России Татьяна Петрова, Александр Михайлов, поэт Михаил Ножкин; засл.артисты России Э. Маслова, В. Тверской, Е. Шевелева, Н.Баннова; артисты В. Патрушев, Н. Емелин, Н. Мельников, Я. Ярошеня, П. Зимаков, поэт Е. Юшин, Васса "Ностальгия"... Фото — Николай Кочнев.

Автор замысла, художник и режиссер — Николай ДЕТКОВ.

Билеты — в кассах ЦДКЖ (Комсомольская пл.) и в музее Игоря Талькова (Черниговский пер., д.13).

Александр Брежнев ВЕРА СЕВЕРА

Иеромонах Иннокентий. Молодые глаза. Молодое, не тронутое морщинами лицо. Можно бы назвать его юным, если бы не суровые борода и усы, если бы не ряса священнослужителя. Иннокентий с благословения владыки Архангельского Тихона основал православный приход на Новой Земле. Это самый северный приход на свете. В мире есть много религий и конфессий. Почему именно православие прошло так далеко? Потому, говорит Иннокентий, что северная земля для тех, кто действительно верит. У севера нет хозяев. Но его самые желанные гости — русские. Они верят в Бога, в Человека, в Правду.

ОТ САМОГО ГОРИЗОНТА НА СЕВЕРЕ ПОДНИМАЛАСЬ разноцветная стена. Такая родная русская радуга — лишь слабое подобие того, что творилось в эти мгновения в суровой бездне северного неба. Неописуемая мягкость и прозрачность множества ярких цветов. Оторвать взгляд от притяжения неземной красоты этого пейзажа не в силах простого смертного, рожденного на континенте и видящего все это впервые. Остается лишь, застыв, смотреть на горизонт. Льды, сковавшие безбрежный океан, тоже включаются в музыку света, отражая огни полярного сияния, попеременно меняя свой цвет. Люди, дети конца ХХ века, познавшие неоновые огни больших городов, силу науки и техники, смотрят на это величие так же, как тысячи лет назад, завороженные всматривались в это полярное зарево древние поморы. Кажется, все, что видел раньше, — детские рисунки по сравнению с панорамой полярной ночи.

Так Север встречает гостей. Те, кого Север принял в свои объятия, не уйдут от него уже никогда. Человек, побывавший на севере, уже очарован им, как Снежной королевой. Человек — свободная птица, может на какое-то время уехать на юг, но все равно вернется снова. Никогда не забудет притяжения этой земли, льдов, снега и этого неба. Поморы, ходившие на своих ладьях в этих местах, отвозили товары на юг и снова рвались сюда, где навсегда осталось их сердце. Рассказывали в южных городах и селах о северной сказке. С тех пор не иссякает поток людей, идущих на север. Чудесная северная сказка тянет их сюда как магнит. Первыми сюда пришли русские. Русские, которых беспокойная душа всегда тянет в Сибирь, в небо и космос, пришли сюда, в эту землю. Сотни лет осваивали ее, делали более приветливой. Поток паломников иногда уменьшается, но не иссякает никогда.

Новая Земля... Сейчас здесь живут только русские солдаты и офицеры с семьями. Их здесь мало — небольшой гарнизон. Север — земля сильных. Суровый климат отгоняет отсюда весь людской шлак. Слабые духом здесь жить не могут — только богатыри. Чтобы жить на Новой Земле, нужна вера. Север — русское слово. Может быть, оно значит Се-Вера. Вера — единственный ключ к этой заповедной Земле. Здесь корень жизни, священный Грааль. Здесь во льдах хранится главная копилка жизни: несметный запас воды — основы жизни. Жестокий мороз и бескрайние снежно-ледовые пустыни охраняют этот клад от зла. Потому что зло основано на слабости духа и ему не пройти сюда. Не помогут ни авиация, ни ледоколы. Только Вера. Только великая Вера может побудить человека прийти сюда. Веря в своих Богов, сюда пробиралась поморы. Веря в Советский Союз, сюда пришли офицеры.

Сегодня Новая Земля пустеет. Рушится вера, и люди не хотят сюда идти. Без Веры Север сиротеет. Но Вера возвращается. На Новой Земле воздвигается крест. На Новую Землю приехал священник, как добрый знак, как Божье начертание. Жизнь возвращается в скованные льдами царство.

ИННОКЕНТИЙ РОДИЛСЯ В НОВОСИБИРСКЕ. В семье атеистов. Но земля, освоенная сотни лет назад русскими путешественниками, от них получила их Веру. Слово — есмь семя, так говорил Господь. Он семени Веры казаков и землепроходцев, Новая Сибирь проросла Новой Верой. Иннокентию в юности попала в руки Библия и он прочитал ее от корки до корки. Тогда молодой человек решил посвятить себя Вере. Господь привел его в Русскую Православную Церковь. Не ища легких путей, Иннокентий пошел в Соловецкий монастырь. Два года он был монахом в Соловках. Тогда-то он и полюбил Север. Прошли два года послушничества, и Иннокентий был рукоположен в священники. Переехал в Архангельск. Своеобразный "распред" по приходам. Тогда Иннокентий попросил владыку Тихона послать его на Новую Землю. В то время там еще даже не было прихода, туда не ступала нога православного проповедника, тем более какого-нибудь другого. Была лишь просьба командования гарнизона прислать кого-нибудь.

Узнав о просьбе, молодой священник понял, что это его. Север звал его. Вера звала. Владыка предложил подумать и получше расценить силу своей Веры. Север — для сильных. Новая Земля — для Новой Силы. Раздумий было не нужно. "Надо ехать немедленно. Пока не встали зимние льды, когда путь будет закрыт".

С конвоем транспортных кораблей, вслед за ледоколом. В неизведанное. Туда, где бескрайние белые пустыни, жуткий мороз и дикие безудержные северные ветры, называемые вариантами, и такое небо, где за полярным сиянием виден сам Бог, туда, где борется маленький советский гарнизон.

РУССКАЯ БАЗА НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ. Ядерный полигон, парализованный предательскими соглашениями Кремля с Западом. База задыхающихся ВВС. Заброшенные РЛС. Построенная в середине столетия, советская военная база в свое время стремительно развивалась. Центральный ядерный полигон проводил свои испытания. Моряки и летчики охраняли его. Охраняли северные подступы к Родине. Остров жил Верой в Родину. Теперь Родина изменилась. Ослабла Вера — и остановились корабли, застыли самолеты, прекратились испытания. Небольшой гарнизон в Белушьей Губе — несколько казарм и несколько домов для офицеров и их семей.

Прибывшего в феврале иеромонаха Иннокентия поселили в "пятерке". Пятиэтажная гостиница некогда была самым престижным жилищем на острове. Все изменилось. Три верхних этажа "пятерки" необитаемы. Люди живут только на двух первых этажах. В одной из комнат расположился и священник. Здесь же обустроена и маленькая часовенка. Об открытии церкви объявили по местному кабельному ТВ. И люди потянулись. Так к последней православной Пасхе этого тысячелетия возник самый северный в мире приход. Самый северный в мире храм.

Как таковой общины на Новой Земле нет. Люди здесь служат по нескольку лет, а потом перебираются на континент. Правда, последнее время на остров приезжает все меньше молодых офицеров. Потому некоторые полковники задерживаются здесь по пятнадцать лет.

Офицеры заходят в церковь редко — стесняются. Однажды Иннокентий узнал, что многие вояки искренне считают себя недостойными Божьей милости. Вся жизнь в атеизме , работа над ядерным оружием. Какой тут может быть Бог. "Воистину нищие духом наследуют рай Господен, — говорит иеромонах. — Эти люди не понимают, что тем, что они живут здесь и борются, они уже — верующие. Оружие, даже ядерное, как и всякая неживая вещь, не бывает греховно само по себе. Грех — плод души. И вещь греховна, только если окажется в руках злого духа. Великие люди создают на Новой Земле оружие не для греха, не для нападения. Советское ядерное оружие создавалось для защиты Родины. Ядерный меч, который куют офицеры в Белушьей Губе, защищает детей, стариков и дев России. Охраняет их от лихого супостата. Бережет их девичьи слезы, стариковские седины и детский смех. Такой меч свят, как святы люди, которые его держат.

Вообще военные и Церковь, по словам Иннокентия, максимально близки по сути. Близки по служению. Воин и священник одинаково велики своей жертвой. Воины — люди, избравшие себя для жертвы за други своя. В любой миг, если будет война, воины отдадут за Родину самое дорогое — жизнь. Воин — ремесло избранных, тех, кто сам избрал себя для Бога. Воин свят той жертвой, что принес он вместе с присягой, жертвой самого себя. И здесь, на Севере, проверяется эта жертва. Проверяется Вера. Правы были поморы, уверенные, что Воин попадает в Валгалу. Воин, русский, советский, попадает в Рай как святой.

Воин в первую очередь служит людям. Людям служит и священник. "Нельзя служить Богу, не служа людям", — уверен Иннокентий. Он служит воинам. Служить как священник и воин могут не все — только избранные. Новая Земля — край для избранных.

Здесь сразу видны герои и обычные. Север быстро распознает равнодушных. На Новой Русской Земле нет места равнодушным. В этот год сюда распределили несколько молодых лейтенантов. Трое из них сразу уволились. Сразу вспоминаются армейские анекдоты про "распреды" и про Могочу. Действительно, здесь хуже, чем в Могоче. Если нет Веры. Ненастоящим лучше сюда не приезжать.

Здесь служат солдаты-срочники. Многие из них, несмотря на вскормившее их MTV и НТВ, остались потомками великих поморов, остались русскими.

Когда на теплоэлектроцентрали случилась авария, гарнизону грозила катастрофа. Взрыв и полная разморозка. Необходимо было срочно заварить дыры, иначе русская база на Новой Земле прекратила бы свое существование. Солдаты тогда проявили настоящий героизм. В темноте, посреди обжигающего горячего пара солдаты варили железо, чтобы оградить городок от трагедии.

Кто-то мог подумать: "пропади оно все пропадом — взорвется база и нас переведут на континент". Но гарнизон был спасен, никто не смалодушничал. На Новой Земле нет места плохим. Новая Земля стоит на героях.

Основа Новоземельного прихода — женщины. Жены офицеров. Местные женщины — особая песня. Это героини. Они приехали сюда вслед за одухотворенными мужьями. Они сами одухотворены. Не всякая женщина поедет за мужем сюда. Только самая верная, самая любящая. Избранная для Севера. И Север их принял с любовью и Верой. Именно женщины стали костяком новой общины. Они участвуют в службах. Они создали церковный хор. Благодаря их теплому голосу Новоземельная церковь стала живой и близкой.

Офицерские жены тянут на себе и весь тяжелый быт Белушьей Губы. Женская доля — хранение очага — здесь так же важна, как и в первобытное время. На тепле очага офицерских квартир зиждется весь городок. Без этого тепла не выжил бы и гарнизон. В это тепло стремятся с мороза измотанные на службе воины. Помимо мороза, Север накладывает и другие отпечатки на быт новоземельцев. По соседству с людьми на острове живут залетающие сюда время от времени перелетные птицы, северные белые медведи и местная порода собак. Особо опасен медведь. Для белых медведей в суровую зиму человек — единственное лакомство. Медведь знает, какой бы ни был мороз, могут уйти олени, улететь птицы, спрятаться подо льдом рыбы. Но не уйдет отсюда человек. В самую жуткую непогоду убийца, невидимый под прикрытием плотной пурги и неслышимый за воем ветра, крадется в гарнизон за добычей. Раньше город от него защищали РЛСы. Далеко заметив хищника, они сигналили в гарнизон. Навстречу врагу выезжали автоматчики на уазике. Белый медведь — редкий зверь, и на самом деле, коренной житель Новой Земли. Поэтому его жалеют, стараются не убивать. Капотом “уазика” его толкают по морде и брюху, отгоняя в пустыню. Чаще всего животное повинуется железной силе машины. Если нет, то в ход идут солдатские "Калахоны" и врага убивают.

Сейчас РЛСы не работают, но город не остался без защиты. На помощь людям пришли их верные друзья — сторожевые собаки. Здесь живет особая порода — новоземельная овчарка. Большие, белые и пушистые лайки за километр чуют медведя. Жены офицеров прикармливают этих собачек. У каждого подъезда живет целая своя стая четвероногих часовых. Если коварный медведь подходит близко, собаки поднимают неистовый лай. Люди прячутся в домах, и в дело вступает все тот же “уазик”.

А еще здесь сильный ветер. "Вариант", как здесь его называют, дует с безумной мощью, передвигает сугробы. Иногда сдувает людей. Когда иеромонах Иннокентий шел однажды под "вариант" домой, то решил, по неопытности, срезать путь, пройдя между торцами домов. Неисчерпаемая сила северного ветра оторвала его от земли и пронесла на много метров назад, воткнув в сугроб. Почти ползком ошеломленному священнику пришлось пробираться против ветра домой.

МЕЧТА ИЕРОМОНАХА — ВОЗДВИГНУТЬ В ЭТОЙ МЕРЗЛОЙ ЗЕМЛЕ КРЕСТ. Это будет самый северный в мире крест. Крест Севера. Этот крест должен вернуть сюда человеческую веру. "Богом забытая земля", — горько усмехаясь, называют этот край новоземельцы. Здесь в последние десятилетия приходит в упадок все. Остановился полигон. Зачахли военно-морская и авиационная базы. На глазах людей рушились дома, спортзалы, дома культуры и школы. Все, что с таким трудом строилось, рушилось. И забывалась вера. Многие думали, что это конец. Возникло пренебрежение к этой земле. Но оказалось — Бог не забыл этот край. Сюда приехал священник. Он поставит здесь крест.

Со священником и Верой на Новую Землю вернулись бодрость и оптимизм. В связи с событиями в Югославии Россия поворачивается лицом к своей оборонке, по крайней мере — ее общественное мнение. Все возрождается здесь с мечтой о новых испытаниях. Значит, верят, что гарнизон снова нужен Родине. Значит, русская жизнь здесь не угаснет. Здесь давно уже не хотят рожать женщины, незачем. Сейчас к Иннокентию записалось несколько офицерских семей — хотят крестить будущих новорожденных детей. Значит, северная земля поднимается и не умирает. Дети, а значит — и будущее, снова появятся на Новой Земле.

Когда иеромонах ехал на Большую землю за средствами на крест, на Новой Земле расцветала тундра. Это незабываемое зрелище. Безбрежная пустыня всего на несколько недель покрывается прекрасными цветами. Цветы, как надежда, меняют облик всего острова. Меняется воздух. В течение года местный воздух напоминает дистиллированную воду. Теперь его наполняют крепкие запахи цветов полярной тундры. И хотя в июле в Белушьей Губе еще стоит полутораметровый лед — это лето. Солнце выходит на дневной круг. Это время, когда прорастает будущее. Когда над высокими новоземельными скалами не заходит солнце. Веришь в Русь.

Новая Земля получает новое дыхание. Если его не поддержит правительство, его должны поддержать народ и его Вера. Новая Земля — слепок России. Здесь, как нигде, физическое страдание сопряжено с духовным величием. "Россия — обитель Бога, — считает Иннокентий, — поэтому она страдает. Россия, — если можно так выразиться, — зона особых интересов Господа. Особенно русский Север. Поэтому Россия собирает на себя всю злобу мира. Через это и страдает. Все зло, ненавидящее добро, ненавидит и Русь. Как и Сербию, как Божий Храм." Русь жива новым. Новые пространства Господь открывает русским: Сибирь, Космос, Север. Только мы способны туда проникнуть. У нас есть ключ — наша Вера.

КОЛДУНЫ И БОЛТУНЫ

В последние годы маги и колдуны перестали в нашем сознании занимать место сказочных персонажей. Ведуны, целители, кудесники расплодились как грибы после дождя. Теперь в России официально действуют сотни тысяч магов. Гадают, лечат, общаются с духами, снимают сглаз и порчу. Газеты пестрят рекламой таких чудотворцев. В России сложился целый колдовской мир. Что это за мир? Какие в нем есть формы, чем он живет и как он влияет на нас, простых смертных?

На эти вопросы газете "Завтра" согласился ответить признанный авторитет в этой области Владимир Иванович Сафонов. Дипломированный академик, ученый и экстрасенс.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Владимир Иванович, расскажите, пожалуйста, что такое магия в сегодняшней России и в мире. Разветвленная сеть колдунов, целителей, предсказателей и еще Бог знает кого. Как бы вы расценили это явление, как оно выглядит изнутри? Кому, как не вам, лучше знать эту проблематику, ведь вы в свое время стояли у истоков официальной советской экстрасенсорики, вы, можно сказать, первый советский маг.

САФОНОВ. Хочу сразу сказать вам. Я не маг и к колдовству не имею никакого отношения. Напротив, я считаю всяческую шаманскую деятельность, которая так сильно распространилась по стране, шарлатанством и мошенничеством. Я ученый. Всех людей можно абстрактно разделить на две группы: любознательные и нелюбознательные. Я отношу себя к первым. Мне всегда было интересно узнавать побольше о мире. Но любознательных тоже можно разделить на три группы. Первые — любят услышать что-нибудь интересное об окружающей их действительности, другие — хотят все везде увидеть собственными глазами. Третьи, и именно из их числа формируются ученые, должны все попробовать сами, поставить опыт.

К сожалению, а может быть, и к счастью, мир еще мало изучен. Раскрыты сегодня только лишь некоторые законы бытия. Очень много остается пока непознанного, неизвестного. Это множество форм материи, существующих вне зависимости от наших знаний о них. Это целая бездна явлений, которые не изучены, не объяснены, но объективно существуют. К таким явлениям относится и деятельность экстрасенсов, и целителей, других людей с паранормальными способностями. Наличие параллельных пространств информации.

Необычное, нестандартное всегда привлекали меня. По образованию я механик. Когда я столкнулся с паранормальными явлениями, я решил их изучить, доказать их существование. Я ничего не беру на веру без доказательств. Я ставил соответствующие опыты. Громадную помощь мне оказали в институте мозга. В моменты моей экстрасенсорной деятельности через специальную аппаратуру были сняты соответствующие показатели, которые были документально зафиксированы. Сегодня у медицины предостаточно техники для проведения таких опытов. Многие необыкновенные явления уже подтверждены, но пока до конца не объяснены. Можно с полной уверенностью говорить, что существуют ясновидение, телепатия, лечение биополем и многое другое. Но пока трудно объяснить механику и природу подобных вещей. Замешаны ли здесь сверхъестественные силы, инопланетные какие-то элементы или что-то вполне земное. Есть в этом отношении самые разные предположения. Я склонен считать, что, скорее всего, это совершенно земные вещи, не связанные ни с чем сверхъестественным. Вообще, не верю ни во что сверхъестественное.

КОРР. Если нет сверхъестественной природы, нет Бога в том виде, в каком его принято изображать, нет каких-то духов, то что же есть? Чем объясняются все те явления, которые вы перечислили?

САФОНОВ. Есть материальный мир. Есть энергии разных видов. Есть информация. Норбер Винер считал информацию объективно существующей реальностью без массы. В каком-то смысле информационное поле является параллельным миром. Информация об объекте живет не только вместе с объектом, но и независимо от него. Информация продолжает жить даже тогда, когда объект заканчивает свое материальное существование. Это похоже на отделение души от тела. Душа, как идеальная копия материального тела, как раз и представляет из себя информационную сущность. Информационное поле, как Интернет, доступно многим пользователям. При определенной подготовке человек способен проникать в чужое информационное пространство. На этом основаны телепатические контакты, методы биолокации. Я сам пробовал и применял эти методы, потому с уверенностью говорю об этом. По фотографии я могу определить состояние здоровья человека, его примерное место нахождения. Все это касается не только людей или живых организмов. Это вполне применяется и к неживым телам, техническим конструкциям, машинам и домам. По чертежу конструкции я могу определить природу неполадок, особенно опасные и слабые места. Надо только отметить, что это относится лишь к тем неживым телам, что имеют соответствующую информационную нагрузку. Это в первую очередь авторские конструкции, единичные произведения, то есть те вещи, которые производятся отдельно, получая информацию от своего творца. Это не касается большинства окружающих нас вещей, так как они сделаны на конвейере.

Выглядит это приблизительно так. Простейший опыт. Перед экстрасенсом с завязанными глазами кладут две одинаковые по форме бумажки. Одна красная, другая белая. Экстрасенс должен чувствовать над красным цветом тепло, а над белым холод. Тогда он безошибочно может показать красную и белую бумагу.

Телепатически можно выделить свое биополе, а значит — передать на расстояние свою информацию абоненту на другом конце света без применения технических средств.

КОРР. Опыты, бумажки, межконтинентальные мыслепередачи. Чем это реально может помогать людям. Какова практическая ценность этих методов?

САФОНОВ. Пока эти возможности обществом используются очень мало и неуверенно. В то же время уже давно пора поставить экстрасенсорную деятельность под контроль государства и настроить на государственные нужды.

Хотя уже давно за рубежом многие государственные структуры на свой страх и риск прибегали к услугам лиц с паранормальными способностями. Неоднократно обращались из уголовного розыска. Просили по фотографиям определить — жив ли человек, где он находится, его психическое здоровье. Иногда приходилось по костным останкам устанавливать приблизительную внешность покойника.

Прибегали к таким услугам и в ЦРУ. Когда на одном из важных объектов произошел взрыв, экстрасенс смог установить, что это была преднамеренная диверсия, а не конструктивные недостатки. Он даже определил, приблизительно на каком этапе и кто мог совершить эту диверсию. Дальнейшее расследование ЦРУ подтвердило именно эту версию. Одно время мне приходилось контактировать с НПО "Энергия". Мне приносили чертежи аппаратов, и я биолокационным путем обнаруживал слабые, с точки зрения безопасности, элементы конструкции. Тогда найденные мной недостатки были тоже подтверждены комиссией конструкторов, и недостатки были устранены. Очень часто приходилось работать с людьми. Я не лечу никого, и, как мне кажется, это дело медиков. Я могу ставить диагноз. Это особенно важно для тех болезней, которые обладают длительным инкубационным периодом. Человек еще не чувствует, что в нем развивается болезнь. Он почувствует ее и обратится к врачам, когда недуг уже разовьется и, возможно, уже будет поздно. Я могу распознать болезнь в самом зародыше, тогда человек обратится к врачу, и медикам будет намного проще бороться за его здоровье.

Точно так же экстрасенс может быть использован для быстрой передачи информации на большое расстояние. Так я вел однажды телепатический диалог Москва — Токио. Факт передачи информации был документально зарегистрирован.

К сожалению, с разрушением Советского Союза даже те незначительные вложения в науку экстрасенсорики, которые были в СССР, прекратились. Сегодня эта область полностью передана на откуп частному сектору. Это, с одной стороны, таит в себе множество лазеек для всяческих шарлатанов, с другой стороны, гибельно сказывается на серьезных научных разработках.

За рубежом сейчас этой проблеме уделяется куда большее внимание. Только в США в этой сфере задействованы несколько десятков институтов. Услугами экстрасенсов активно пользуются государственные службы, в том числе и полиция, и армия, и разведка. Известны случаи, когда некоторые люди с паранормальными способностями являлись советниками высокопоставленных чиновников.

В России сегодня такие люди в основном используются частными лицами в своих собственных интересах.

КОРР. В преддверии выборов появилось множество слухов об использовании экстрасенсов, телепатов и других людей со сверхъестественными способностями в предвыборных штабах. Часто говорят о работе "магов" в каких-то коммерческих структурах. Сегодня, по данным МВД, в России легально действует почти полмиллиона "колдунов". Ведь это целая армия. Это целый паранормальный легион. Нет ли опасности, что этот легион станет действовать в чьих-то интересах. "Не наколдуют ли " нам каких-нибудь трагедий, не приведет ли этот легион, используя свою сверхъестественную силу, к власти какого-нибудь очередного дьявола?

САФОНОВ. Могу вас успокоить, такой опасности нет. Как такового легиона не существует. Действительно, сейчас в России много развелось всяческих шаманов. Но в большинстве своем это шарлатаны. Я уверен, что экстрасенсов не может в одночасье стать столько много. По сути, это блеф. Основная часть тех, кто декларирует свои способности, предлагая паранормальные услуги, в том числе и на выборах, блефуют и просто наживаются на своих клиентах.

Секрет такого влияния в политической среде, которым теперь пользуются мошенники, заключен в самой нашей политической элите. К сожалению, наша политическая элита зачастую психически нездорова. Я уверенно могу заявить, что очень многие наши политические лидеры психически ослаблены, а значит, очень "внушибельны", легко подпадают под чью-то волю.

Например, Ельцин. Я со всей уверенностью могу сказать, что у этого человека не все в порядке. Думаю, у него есть определенная мания величия. Эти его царские манеры. Он, по всей видимости, себя как-то привязывает к царской семье Романовых. С одной стороны, именно он разрушал Ипатьевский дом, но и он же поклялся отомстить всем обидчикам Романовых. Он хочет уничтожить компартию, мавзолей Ленина. Ельцин установил так никем и не признанные герб и знаки отличия. Он вечно обставляет себя символами царского величия.

Вспомните, с каким благоговением он участвует во всех сборищах королевских семей Европы, он хочет быть их частью. Сама фраза о представлении наследника Путина очень далека от демократических понятий. Наследники бывают только у царей. Когда умер король Иордании, президент, несмотря на тяжелейший недуг, помчался на похороны, чтобы еще раз побыть среди королей и царей.

Никто не в состоянии помочь кому бы то ни было в его судьбе, но слабый человек хочет, чтобы ему помогли. Тогда он становится жертвой мошенника. Многие ныне появившиеся колдуны используют психические болезни лидеров, втираются к ним в доверие и, скажу прямо, качают из них очень большие деньги. Если у человека больная психика, у него сами собой развиваются вполне телесные болезни, воздействовать на такого очень просто. Здесь не нужны экстрасенсорные способности, надо быть просто хорошим психологом, тонко чувствовать податливую жертву. Ей можно предсказать сколько угодно бед, и они все сбудутся, потому что человек сам настроит себя на деструктив. Большое количество неправедных поступков, которые накрепко засели в памяти многих политиков, как магнит притягивает мошенников. Шарлатаны почувствовали свое влияние на таких людей и постараются вытянуть из них как можно больше выгод для себя. Но я вас успокою еще раз, эти мошенники ничем не помогут своим клиентам, они просто не смогут, да и не ставят они перед собой таких целей.

КОРР. Но, тем не менее, даже если большинство "колдунов" блефуют, кто-то из них, скорее всего, не является мошенником. Наверное, в этой массе чудотворцев есть и настоящие экстрасенсы, телепаты. Сейчас они полностью находятся вне государственного контроля. Не могут ли они реально воздействовать на политические события в стране и в мире?

САФОНОВ. Вряд ли. Конечно, среди массы дипломированных экстрасенсов есть много настоящих. Но, в любом случае, это не легион. Маги и колдуны разделены сегодня на бесчисленное множество лож и сект. Это лебедь, рак и щука. У них нет какого-то координирующего центра. Нет общих целей и задач, нет руководства. Потом, использование экстрасенсорных возможностей на выборах — неэффективно. Внушение на таком масштабном уровне невозможно. Телепатически можно воздействовать только на небольшую группу людей, повлиять на исход голосования в целой стране нельзя.

Вообще, я хочу сказать, что необходимо как можно скорее поставить область экстрасенсорики под контроль государства. Только государство способно навести порядок в этой сфере. Нужно ввести обязательную проверку всех тех, кто выдает себя за экстрасенсов и телепатов. Есть соответствующие приборы, которые способны подтвердить или опровергнуть наличие паранормальных способностей у человека. Надо скорее вкладывать средства в изучение этих проблем, тем более, что их нужно немного. Как можно шире использовать дар этих людей, не заставлять их самих искать себе применение. Они разбегаются по частным лавочкам, и в принципе их могут использовать не самые чистые, с точки зрения совести, люди в неблаговидных целях.

Обобщая, скажу, что опасения по поводу магической угрозы совершенно напрасны. Но отсутствие контроля государства над экстрасенсами, и особенно целителями, ведет к распространению мошенничества, а также к использованию их в антигосударственных и преступных целях. "Черные маги" особенно сильны сейчас потому, что очень ослаблена психика населения. Необходимо срочно принимать меры к оздоровлению психики людей.

Беседовал Александр БРЕЖНЕВ

Покупайте продукцию цанга, цанговый патрон станок 9 по низким ценам в Москве.

Владимир Голышев ПОНОШЕНИЕ БЕЗЧАДСТВА (Времена и сроки)

21 сентября (или 8 сентября по старому стилю) — Рождество Пресвятой Богородицы, первый из двенадцати главных церковных праздников. С этого момента начали сбываться библейские пророчества — до Христова Рождества, Его смерти и Воскресения остались считанные годы.

Об обстоятельствах появления на свет Богородицы повествует апокриф II века "Повесть о Рождении девы Марии", или как чаще его называют, "Протоевангелие".

Родители Богородицы были "не последними" людьми в Иудее. Отец, Иоаким, приходился дальним родственником самому царю-псалмопевцу Давиду. Мать, Анна, происходила из рода легендарного первосвященника Арона — ближайшего сотрудника Моисея-законодателя. Но ни знатность, ни общественное положение, ни личная праведность не могли оградить их упреков и издевательств. Дело в том, что у них не было детей...

Господь, согласно Священному Писанию, велел людям: "Плодитесь, размножайтесь и наполняйте собою землю". Иудеи ревностное следили за соблюдением этой заповеди. За намеренное уклонение от брака побивали камнями, бесплодие же считалось Божьим проклятием. К тому же, обещанный пророками миссия должен быть царского рода, а значит, рождение представителями колена Давидова максимального количества детей было "делом государственной важности".

Таким образом бездетного Иоакима соплеменники расценивали едва ли не как "государственного преступника". В богослужебных текстах страдания несчастных супругов названы "поношением бесчадства"...

Однажды во время праздника в Иерусалимском Храме молодой священник Рувим не позволил убеленному сединами Иоакиму возложить на жертвенник дар. Оскорбленный старец уходит в пустыню, решив навсегда поселиться вдали от людей. Его супруга Анна, узнав о случившемся, стала горячо молиться Богу о даровании им ребенка. Обоим супругам явился ангел с радостной вестью, а через девять месяцев у них родилась Мария (по-еврейски "надежда"). Ей суждено стать родительницей Богочеловека Христа, Небесной Царицей, Усердной Заступницей рода христианского. А ее праведные родители займут место в святцах "как праведные богоотцы Иоаким и Анна"...

Драматическая история Рождества Пресвятой Богородицы — яркий пример того, насколько Божий промысел сложнее, чем представление о нем какого-нибудь Рувима. Кстати, такой "формализм" в оценке чьей-либо праведности не является отличительной особенностью только иудеев (хотя именно им он свойственен более других). Ну чем не "рувимы", например, протестанты, считающие, что коммерческий успех предприятия — следствие праведности его владельца? Или талибы-ваххабиты измеряющие праведность числом отрезанных голов "гяуров" или длиной бороды?..

Итак, иудаистическая традиция видит в чадородии высшее благо. В полноценной христианской традиции брак получает дополнительную Божественную санкцию: семья называется "малой Церковью", супруги уподобляются единому телу, их совместная жизнь — служению Богу. "Тайна сия велика есть", — утверждает апостол Павел.

С другой стороны, девство, сознательное безбрачие с целью полнее служить Христу — то, что позднее оформилось как монашество, — изначально рассматривалось в христианской традиции как путь "царский", "ангельское житие". Никогда не имевший семьи апостол Павел писал: "...Я желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе... Соединен ли ты с женой? Не ищи развода. Остался ли без жены? Не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти; а мне вас жаль..." Как непохожи эти наполненные живым чувством слова величайшего из аскетов-боговидцев на скрипучее брюзжание записных моралистов или безапелляционные "откровения" доморощенных "гуру"!..

Есть в христианском контексте и третий путь. Самый загадочный и противоречивый. Путь греха. Если человек не создает семью, но и не остается безбрачным, — это называется блудом... Можно было бы просто отмахнуться: мол "зла нет, зло — это просто отсутствие добра", но что-то мешает это сделать...

О том, что образ блудницы, падшей женщины, с удивительным постоянством возникает рядом со Спасителем, свидетельствуют все четыре евангелиста: здесь и Мария Магдалина (из которой Он изгнал семь бесов), и побиваемая камнями женщина (которую Христос спас словами: "кто без греха, пусть первым бросит в нее камень"), и самарянка (с ней Спаситель был откровенней, чем со своими учениками), наконец, блудница помазавшая миром его ноги (ей, на глазах обескураженных фарисеев, он отпустил все грехи, поставив ей в заслугу то, что она "много возлюбила"). Эти эпизоды всегда будут досадными недоразумениями для школьного богословия в духе “Пространного катехизиса”. Можно навалить целые горы обтекаемых банальностей на этот счет, в "сухом остатке" всегда будет одно и то же: Христу логичнее было бы знаться с благочестивыми фарисеями, а не с уличными девками. Получается, одно из двух: либо Спаситель — безнравственный человек (вернее: Богочеловек) — что, разумеется, полнейший абсурд, либо наша фальшивая мораль находится в непримиримом противоречии с самой сутью христианства.

Господь призывает нас родиться в новую жизнь, "совлечь" (то есть снять, как износившуюся одежду) с себя ветхого человека, стать человеком новым. Преданный очевидному и всеми презираемому пороку грешник (блудница или, скажем, алкоголик) предельно остро воспринимает себя как человека ветхого, человека, которого "следует преодолеть". Именно эта потенциальная готовность отказаться от всей прежней жизни без остатка выгодно отличает таких бесспорных грешников от мнимых святош, вся убогая "бухгалтерия" которых ("вычитанные" молитвы, скупердяйские "благотворительные" гроши и прочий хлам) лишь крепче "пришивает" их "ветхую шкуру" к стремительно деградирующей душе...

Нынешний "половой беспредел" свидетельствует о тотальном забвении основ нормального христианского брака (об "ангельском чине" и говорить не приходится). "Браки" сейчас все больше: "гражданские", "пробные", даже однополые. Нормальную семью (супруги "единобрачные", много детей, ухоженные старики живут рядом) — сейчас редко встретишь, хотя отдельные "реликты" все-таки есть.

Но вот кого теперь не встретишь ни при каких обстоятельствах, так это "нормальную" евангельскую блудницу (то есть, грешницу, стыдящуюся своего греха). И вот это, возможно, самое страшное...

Когда девушка с телеэкрана, держа презерватив в потной ладошке, гордо заявляет, что она выбирает "безопасный секс", ужасен не ее выбор, а отсутствие стыда за него .

Если жить праведно под силу не каждому, то знать о том, что мы грешим, обязаны все. Нормальный человек всю жизнь "падает и встает". Он может всю жизнь только падать, но потенциальная возможность в конце концов "встать" (залогом которой служит знание о том, что грех — это плохо) оставляет за ним право считаться человеком до самого конца.

Возможно, впервые в человеческой истории под вопрос поставлена сама антропоморфность прямоходящих двуногих особей...

Блуд или "безопасный секс"? Содомия или "нетрадиционная ориентация"? "Коммерция" или воровство?

От правильного ответа на эти "неглавные" вопросы зависит судьба человека, как биологического вида. Нужно отвечать...

Владимир ГОЛЫШЕВ

Александр Дугин ПУСТЬ ВЕТЕРОК ОВЕЕТ ДУШУ ТВОЮ (меладзе-2: пляж и инициация)

1. La Rottura

Предельное напряжение человеческих усилий, выливающихся в экстремальный опыт, приближает человека к инициации. Так рождается тема — "инициация и революция". В возможном опыте предела мерцает воронка невозможного опыта запредельного. На этом зиждется концепция "тамплиеров пролетариата".

Но здесь есть нюанс, есть нюанс...

Любое стремление отсюда туда есть только стремление, тяготение... В своей книге "Les principes du calcul des infinitesimaux" Генон называет вещи своими именами: аналитически предел недостижим. Лимит “x” при “х”, стремящемся к единице, никогда не станет тождественным единице. Всегда чего-то не будет хватать. Тот же парадокс Зенона Элейского об Ахилле и черепахе. Бесконечно малый элемент, недостижимый в стремлении, количественно незначителен, но онтологически огромен.

Иными словами, если у революционера-нонконформиста в какой-то момент что-то не лопнет (rupture du niveau, la rottura del livello, см. книги Эволы), инициатически его опыт окажется плевым. Иное не имеет общей меры ни с чем из Этого: и высшее и нижнее из Этого равноудалены от плоти Иного.

Из этого можно сделать много разных выводов.

Интереснее сделать все сразу.

2. Внимание Абсолюта капризно

Обыватель, отдыхающий на пляже, максимально удален от зоны риска, где роются подрывники, сговариваются революционеры и корчатся в коме объевшиеся психоделиков. Обыватель, валяющийся на топчане, снабжен защитой от революции. Это эталон "неинициации"... Тушка профана, изъятая из семиотического тира. Вне зоны высшего внимания.

Это было бы совсем так, если бы сами революционеры имели гарант обращения своей потенциальности в актуальность. Но таких гарантий Абсолют не выдает. Он вешает на крюках свободы алчущих и внимательно следит за абрисом их судорог. Возможны не те судороги, дисквалифицирующие Восставшего. Просто не те...

И чтобы проиллюстрировать жонглирующую хрупкость дистанций, внимание Абсолюта перемещается на пляж.

3. Scwarze Augenblick

Сартр, язвительно критикующий Батайя, заметил, что его "внутренний опыт", взятый как приглашение и "сообщение", недалеко ушел от призыва порадоваться пивку или вытянуться на общественном пляже, подставив полный бок солнцу. Сартр иронизировал, но тамплиеры шуток не понимают. Они все интерпретируют буквально и принимают императив метафоры.

На пляже людно и жарко. Там продают пиво. Там стоят chaises longues и жжет приветливо отчужденное солнце. Здесь наше место. "Внутренний опыт" (="инициация" для Батайя) — дело отдыхающих.

Войдя в суть вопроса, выпиваем пару литров пива. Добавляем еще. Кладем туловище на лежак. Сосновый ветерок Кипра (Анталии?) одувает плоть. Разморенное, в ощущениях матричной ласки она расползается задремать. Книжка Сартра (Батайя?) надежно закроет лицо от ожогов. Сознание рассеивается.

Вот здесь! Вот здесь! Стоп! Augenblick...

Полупотерянное разморенное пляжное сознание близится к развилке: часть существа овевает ветерок, но что-то гладко и ледяно ускользает от его томных ласк. В вашем теле захоронена капсула, ледяная, оловянная капсула, гильза, серебряное яйцо, снаряд... Очертания этого чужероднгого предмета проясняются между тем, что ощущает ветерок, и тем, что остается бесстрастным. Никакой этики, бесстрастие этой части не есть благо. Это объективная фиксация. Та же часть не заметит, как Вы умрете. В романе Майринка "Ангел Западного Окна" посвященный Бартлет Грин говорил об "башмачке Исаис". Башмачок (двусмысленный дар лунной богини) — серебряный носок проказы — делает нечувствительным к боли, к неге, к самым тонким и самым грубым встряскам плоти. На дыбе Бартлет Грин в качестве иллюстрации с хохотом откусывает себе палец. Проказа черной богини есть не что иное, как марка души, ее гофрированный шуршащей жестью вход.

Горячий пивной пляжный сладкий ветер подталкивает к бытию новую дифференцированную жизнь, подводит к ней, подразумевает ее, выводит из-за складок блуждающего внимания.

Иными словами: у полупьяного дремлющего обывателя "внутренний опыт" тот же, что и у умирающего на баррикадах революционера. Неподвижная капсула вечности привносит одно и то же волчье чувство недоумения в процесс существования обоих. Недоумения в опыте-пределе, недоумения в опыте-центре. Вы чувствуете то, что за краем, когда вам неимоверно больно, неимоверно бурно, неимоверно счастливо... Вы чувствуете в той же степени то, что за краем, когда вам неимоверно никак (условно хорошо — разве плохо выпить пиво на солнечном пляже?).

"Не ожжет тебя солнце днем, ни луна нощию", — сказано в Псалмах. Это о пляжных. Того, кто правильно расположился и подготовился, не "ожжет солнце". Это понятно. Но что такое "ожег луны"? От солнечного загара кожа белого человека темнеет. Было бы логично предположить, что от лунного загара кожа черного человека белеет. Было бы логично также предположить, что белые колдуны Африки пробираются ночами на мондиалистские пляжи, когда их покидают туристы, и от заката до рассвета нежатся в лунных ваннах.

Певчий Canzeus поправил меня: "ожег солнца — внешний, сказал он, ожег луны — внутренний". "Ожег луны" есть печать, призывающая на фронт высоких прогулок лунатиков и ворочающая океаническими массами. Глядя на него, я подумал, что он знает, о чем говорит не по наслышке.

Когда солнечный ветер овевает наше тело, вихри темной луны баюкают нашу душу. Двойная бухгалтерия.

4. Примаков дал задание взорвать Турцию изнутри (оккультно-тектоническое оружие)

Глядя на Евгения Максимовича, у меня не пропадает странное подозрение — не носит ли он бартлет-гриновский чумной серебряный носок?

Революция без инициации — барахло. Пролетариат без тамплиеров — банальные чандалы. Восставшие без эзотерических путеводителей — достойные сожаления невротики. Читатели "оккульта" без автомата — безопасные пациенты. Но все они ничто перед стройными рядами ночных загорающих...

Турцию подорвали русские туристы — тупая исламская природа взбунтовалась против стольких трансцендентных жирков, распластанных на нечистоплотных курортах Анталии.

"Спорт из йорс" — анкуражирующе говорят турецкие массажисты жирным русским теткам, безнадежно-потно накручивающим километры в спорт-комнатах второсортных отелей. "Йорс" — мелкотурецкое божество отелей, отбросов и побережий. Российско-туристическое божество без имени легко ломает "Йорсу" шейные позвонки. 40 тысяч трупов...

Вы сказали, что трубопровод должен проходить через вашу территорию? Мы не ослышались?

Приобретайте самосвалы НЕФАЗ 45143 4 и Вы поймёте, что сделали правильный выбор!

Павел Власов ЛЕГАЛЬНЫЙ БИЗНЕС НТВ

Телевидение сегодня — самый действенный инструмент в руках медиакратии. Инструмент воздействия на сознание, имеющий целью понизить уровень критичности у насления. Хитрость состоит в том, что все знают об этом, но почти никто (телезритель — животное самодовольное) не верит, что такое происходит именно с ним. Мы ставим перед собой обратную задачу: повышение уровня критичности к происходящему на экране неизбежно ведет к повышению уровня критичности к окружающей вас реальности вообще.

НЕ ТВОЕ ВИДЕНИЕ (НТВ)

Особое внимание следует обратить на оккупирующую сознание деятельность канала НТВ. Как самая профессиональная (в мондиалистском смысле) контора по промывке мозгов и программированию нашего поведения эта медиа-структура господина Гусинского вызывает протест даже у некоторых "своих" публицистов с демократической стороны. "Семья" НТВ гораздо опаснее для населения Евразии, чем кремлевская "семья".

Господа с НТВ отлично осведомлены о том, что для успешного контроля за "кастрированным" большинством на оккупированной территории необходимо эстетически решать все политические вопросы сначала в системе образов, а потом уже, именно как визуальные образы, транслировать политический заказ на зрителя, не привыкшего критиковать "нейтральный" видеоряд.

Перепиливаемый предательской пилой рельс, дающий на срезе (в заставке) их аббревиатуру, есть не что иное, как рельс нашей дороги в социализм, демонтированной антисоветскими вредителями; жидкая ртутная стихия, из которой собираются три буквы ( в другой заставке), внушает атлантистское, талласократическое представление о происхождении любых устойчивых форм. Их "безобидный" чай "Липтон", предлагающий нам вместе с НТВ смотреть по выходным кино, сообщает, что именно колониальное прошлое и настоящее мондиализма, именно эксплуатация "третьих стран" ( Сэр Томас Липтон — классический "герой" английского колониализма) позволяют всем приверженцам либерального мирового порядка спокойно греть в креслах свои задницы у телевизоров. Их "Никита" иллюстрировала цэрэушную утопию о некой анонимной идеальной спецслужбе, следящей за порядком на территории всей планеты. Нелишне напомнить, что аутентичная французская "Никита" (фильм, а не сериал) есть нечто совершенно иное: обличительный фильм о садизме и надругательстве спецслужб над отдельной хрупкой личностью. Их "Детектив Нэш Бриджес" демонизирует и изображает неизлечимыми врагами общества всех, кто хочет хоть что-то изменить в Америке, от престарелого хиппи-эколога, мечтающего взорвать офис нефтяной компании, до десантника-"фашиста", требующего очистить страну от цветных и извращенцев.

Они знакомы с психанализом. Их не удивишь Батаем, Бартом, Агамбеном или Бодрийаром. Что ж, слава Богу, мы тоже всё это проходили.

КОНКУРС НА РАСШИФРОВКУ "НТВ".

Мы объявляем конкурс на лучшую расшифровку этих трех, растягиваемых ведущими в эфире, букв. Пока мы остановились на довольно брутальном, но точно выражающем оккупационную суть канала "НЕ ТВОЕ ВИДЕНИЕ", отклонив более вычурные "наркотическое (невменяемое, нерусское, нехорошее) телевидение".

ПРОВОЦИРУЮЩАЯ ПРАКТИКА НТВ

Особым приемом косвенного контроля над сознанием зрителя является провокация действий, как бы не желаемых и как бы не нравящихся ведущим. 1 мая 99-го, например, во вполне серьезном новостном блоке несколько раз шел предельно фантастический репортаж о том, что именно эта ночь именно этого года является уникальной для всех демонопоклонников и европейских язычников, никто из коих, само собой, её не пропустит и оттянется по полной программе. Объяснялась такая уникальность последнего первомая тысячелетия какими-то "особыми" фазами Луны (откуда на НТВ столь подробная осведомленность о том, какая именно Луна нужна демонопоклонникам для безумств?), кёлтским календарем (о котором, между нами, мало что известно, да и с чего бы, это, язычникам и сатанистам всех стран считать именно по-кёльтски). Обычных "вальпургиевских" банальностей, правда, не произносилось.

Совершенно очевидно, что НТВ использует любой, пускай и самый абсурдный, способ незаметно призвать зрителей к шабашу, в очередной раз вернувшись к подробностям его обряда.

По тому же поводу вспоминается и корреспондент НТВ, комментировавший "осаду" американского посольства по время начала бомбардировок Сербии. В прямом эфире, на фоне беснующихся толп футбольных фанатов, он говорил буквально следующее: "Нет, сейчас народу не очень много, но ведь и рабочий день еще не кончился, через час люди, когда закончится рабочий день, поедут сюда толпами, и тогда, конечно, следует ожидать ухудшения ситуации, она может выйти из под контроля." Что это, как не замаскированный призыв ко всем работающим и неработающим “рвать когти” к посольству США и "ухудшать" там "ситуацию"?

Нечто аналогичное можно обнаружить почти в ежедневном эфире канала. Реклама дестроя? Но НТВ — не компания уличных безответственных анархистов, они "мутят воду" вполне сознательно, только там и тогда, когда получают заказ на дестабилизацию. Они поддерживают хаос там, где он нужен, и не замечают беспорядка там, где его "не должно быть". Ими пользуются те, кто умеют управлять в условиях хаоса, но однажды, у хаоса, который они провоцируют, могут оказаться совершенно другие, незапланированные хозяева и тогда спланированная дестабилизация бумерангом ударит по тем, кто приложил к ней руку.

НТВ И РАСИЗМ.

Внешне сугубо "антифашистский" имидж не выдерживает критики. Рассмотрим, хотя бы, в третий раз уже демонстрируемые три серии "Эммануэль", судя по навязчивости и гипнотическим анонсам-комментариям, фильм об идеальных отношениях в идеальном мире. На первый взгляд, эротическая "классика" безобидна: француженка ищет наслаждений, её муж не отстает, многочисленные друзья и подруги предоставляют (или не предоставляют) им свои услуги. Однако вскоре начинаешь замечать в банях, массажных салонах, ночных борделях, пляжных ресторанчиках каких-то других людей. Они почти бессловесны, в отличие от белых (французских) героев фильма, которые много болтают. Вся речь аборигенов нужна лишь за тем, чтобы лучше ухаживать за европейскими господами. Они услужливы, расторопны, заняты, в отличие от праздных французов, которые умеют (если верить фильму) только спариваться, жрать, купаться, загорать и обижаться друг на друга. Конечно, утверждается, что муж Эммануэль — инженер, её любовница — археолог, еще одна любовница — студентка, но эти наименования ничем не подкреплены, возможно, это всего лишь клички, принятые в тусовке европейцев-извращенцев. Нигде в фильме мы не встретим ни намека на производственный процесс, научную работу или обучение в университете. Нам могут напомнить о законах жанра, о том, что фильм посвящен телесной любви, и больше ничему. Но хочется спросить: откуда берутся такие законы и такие жанры? Зачем они нужны? Не затем ли, чтобы зритель бессознательно принял идеальную модель отношений в идеальном мире, т.е. когда бессмысленные хорошо одетые болтливые люди, почти не замечая этого, пользуются услугами полуголых местных, озабоченных выживанием и лишенных достоинства, туземцев. Идеальные зрители НТВ, балдеющие от этого вредного расистского фильма, должны поделиться на активное меньшинство, стремящееся пролезть в "белые французы" и на пассивное большинство вообщем-то согласных отказаться от своей экзистенции ради обслуживания узкого круга избранных (кем и когда?) лиц. Но мы — не идеальные зрители НТВ, мы в этом фильме болеем за тех, о ком не сказано ни слова, за тех, кто смазывает советский "калашников" где-то в живописных джунглях, за тех, кто готов плюнуть ядовитый дротик в спину очередному, одурманенному эротикой, колонизатору, за тех, кто ловит в прицел рыхлое тело пришельца с "богатого Севера". За партизан, вьетконговцев, кхмеров, родственников этих "птичек нефритового квартала" и "танцовщиц лунной пальмовой рощи".

Очевидно, что подлинная, а не декларируемая идеология НТВ — колониальный либеральный расизм, источник средств существования современного мондиализма.