/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 308 (43 1999)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ПУТИН УВЕЛИЧИВАЕТСЯ, КАК НАДУВНОЙ КРОКОДИЛ

Как быстро из крохотного крапивного семечка вырастает огромная жалящая крапива. Как скоро из капельки бациллоносной слизи развивается страшная, уносящая жизни эпидемия. Как стремительно возвысился Путин. Не было у него заслуг перед Отечеством. Он не построил ни одного дворца, не изобрел ни единой машины, не осчастливил человечество богооткровенным словом. Он — не Гитлер, не Ганди, не Мать Тереза, поражавшие воображение современников. Он — даже не принцесса Ди, обожаемая за пороки, бриллианты и форму породистых бедер, к которым мог прикоснуться плебей. Его назначили, ввинтили, как шурупчик. Продолжают отверткой вворачивать в гнилушки российской государственности, скрепляя им золоченый стульчак, на котором сидит Ельцин.

Его назначили "преемником", скинув щелчком Степашина, кругленького, как шарик витамина "С". Он должен был остановить Скуратова, который на серебряном подносе показывал всему свету швейцарские счета президента, купчие на недвижимость предприимчивой дочки, накопления кремлевского "реставратора" Бородина, крылатые доллары "Аэрофлота", унесенные из России ветром Березовского. Вокруг Барвихи начинал гореть лес, и Путина использовали, как огнетушитель.

Он возник среди слухов о том, что Ельцин готов к чрезвычайному положению, готов развязать вторую войну на Кавказе, смоделировать взрывы домов в Москве. С назначением Путина слухи жутко стали сбываться. И среди ужасов Каширки и Волгодонска, среди дымящихся Карамахи и Чабанмахи стал стремительно возвышаться маленький, аккуратный премьер, заговоривший с народом языком патриота и государственника, использующий впервые за десять лет советскую лексику.

Его поддерживает ОРТ Березовского. Поддерживают любимые содержанки Березовского — Шеремет и Невзоров. Кремлевские портные Волошин и Шабдурасулов шьют ему каждую неделю новые рейтинги, настригая лоскутья от старого пиджака Примакова. И вот он уже, оказывается, предотвратил кровавую бойню в Карачаево-Черкесии. Дал достойную отповедь Америке. Пролетел на штурмовике в стратосферном шлеме. На него направлено огромное увеличительное стекло кремлевской пропаганды, и крохотный хоботок, еще недавно обнюхивающий пылинки на столе Собчака, кажется теперь ангельской трубой, возвещающей новую эру России.

Однако будем иметь в виду, что именно Путин, выступавший на международном форуме по борьбе с коррупцией, участвовал в отстранении Скуратова, не мешал фабрикации фээсбэшных материалов, затормозил разрастание коррупционных скандалов. Путин, возглавляя ФСБ, упразднил эффективное управление по борьбе с терроризмом, возглавляемое Хохольковым, которое проводило спецоперации по Басаеву и Хаттабу, знало о связи кремлевских олигархов с кавказскими террористами, о чеченских деньгах, гуляющих по московским телевизионным каналам, о работорговле, управляемой из московских политических контор. Возглавляя Совет безопасности, Путин бездействовал, наблюдая разрастание ваххабизма, и лишь теперь, получив политзаказ, послал вперед армию.

Сохранение и возвышение Путина в российской политике — это сохранение ельцинизма после ухода Ельцина. Сохранение "березовщины", как главного растлевающего начала, не дающего вздохнуть стране и народу. С Путиным вернутся в политику Собчак и Чубайс. Не случится ни одного судебного процесса, связанного с разграблением Родины. Ельцин не ответит, как Пиночет, за кровавый расстрел 93-го года.

В желтой теплой воде Лимпопо плавают крохотные крокодильчики. Едят червячков, лягушат и улиток. Смешно кувыркаются на отмели. Но потом, от обилия планктона и корма, быстро вырастают в мощных, бронированных аллигаторов, как реактивная торпеда, идущая к цели, в блеске огромных зубов. И тогда на желтой воде Лимпопо вскипают красные пузыри и плывут кровавые лохмотья, оставшиеся от наивной купальщицы.

Господа-товарищи, кто купит по дешевке разорванный лифчик утонувшей в Лимпопо демократии?

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Кардинальное изменение позиций Вашингтона в отношении режима Ельцина и перспектив внутриполитической жизни России, о чем умалчивают официальные и полуофициальные масс-медиа РФ, перешло на оперативный уровень. Об этом свидетельствуют массированная атака на действия федеральных сил в Чечне с использованием малых европейских стран и ОБСЕ, публичные заявления первого заместителя госсекретаря С.Тэлботта, звонок М.Олбрайт И.Иванову и, наконец, резкое антиельцинское заявление А.Гора. На основе этих фактов аналитики СБД пришли к выводу, что Кремлю предъявлен ультиматум по ряду конкретных вопросов. В числе требований американской администрации: уход России с Кавказа, согласие на отмену договора ПРО 1972 года, а также ряд менее значимых, но бьющих по авторитету нашей страны уступок. Отмечается, что публичное неприятие данного ультиматума Ельциным и Ко может принести пропрезидентским силам в России некоторый избирательный успех, после чего "верховный", как всегда, "сдаст все, что возможно". Ожидается, что незадолго до выборов кремлевская администрация вновь остановит войска и, вероятнее всего, удалит Путина. В результате будет оформлено новое военно-политическое поражение России, чем активно воспользуются все противостоящие Кремлю политические силы. В целом США, таким образом, целенаправленно торят дорогу блока Примакова-Лужкова к высшей власти...

l Согласно информации, поступившей из кремлевского окружения, на встрече Ельцина с руководителями силовых структур, состоявшейся без участия премьер-министра Путина, обсуждались "различные политические сцена- рии, включая и введение особого положения с отменой выборов". Как сообщается, силовые министры отреагировали на идеи "верховного" весьма вяло. Кроме того, Ельцин провел еще одну "секретную" встречу с рядом генералов, командующих округами и родами войск по тому же перечню вопросов...

l Как передают источники из Киева, решение “каневской четверки” левоцентристских кандидатов объединиться вокруг фигуры Е.Марчука, является серьезной заявкой в сторону реального сближения с Россией. В отличие от другого сильного кандидата оппозиции, спикера парламента А.Мороза, бывший руководитель украинского КГБ имеет серьезное влияние на так называемое “националистическое движение” Украины. Тем не менее, наши информаторы считают, что А.Мороз не снимет свою кандидатуру в пользу Е.Марчука до первого тура выборов...

l Вечерний взрыв на рынке чеченской столицы зеркальным образом напоминает аналогичный взрыв в Сараеве, когда боснийские сепаратисты стремились сорвать выполнение заключенных с сербами договоренностей. В данном случае, как сообщают источники из Грозного, боевики пошли на аналогичную "акцию"...

l Прошедшая по ряду СМИ информация относительно попыток Примакова "зачистить" Шеварднадзе была подготовлена и осуществлена специальной группой Агентства Безопасности США. Ее целью было изменение образа Примакова как одного из главных "расчленителей" Советского Союза и "локомотива Новоогаревского процесса" с привлечением "протестного электората под друга Олбрайт",— информирует источник из Вашингтона...

l Согласно агентурным сообщениям из окружения Лужкова, здесь царит буквально ярость по отношению к ТВ-каналам и Кремлю, поскольку реальные результаты опросов свидетельствуют о резко пошатнувшемся избирательном потенциале ОВР. По прогнозам аналитиков, наиболее сильнодействующий и подтвержденный фактурой "компромат" появится за 2 недели до выборов и полностью демонтирует связку Лужков — Примаков. В результате поражения ОВР распадется вся нынешняя финансово-экономическая система Москвы (до 60 млрд. долл. оборота). Согласно тем же сведениям, в окружении Лужкова все чаще говорят "о реальных силовых действиях" и "выходе из конституционного поля"...

l Кремль дал отмашку на "отработку Скуратова по полной программе". В ближайшем окружении президента считают, что последним препятствием для восстановления Ю.Скуратова на посту генпрокурора остается Конституционный суд, который проведет свое заседание 10-16 ноября. Выигрыш "дела Скуратова" позволит московским властям в любой момент ответить на нелегитимные действия президентской команды на основе "решений Генпрокура- туры". Именно в этой связи состоялась беседа Ельцина с М.Баглаем, который рассматривается как новый, компромиссный кандидат на пост генпроку- рора. По некоторым сведениям, в обмен на согласие известному юристу были предложены различные услуги по ведомству "Пал Палыча"...

l Как сообщают из Франкфурта, на валютных биржах в ноябре ожидаются значительные колебания курса "евро" с общей тенденцией к ее резкому понижению накануне рождественских праздников. Такая акция спланирована в Вашингтоне с привлечением американских трастовых и пенсионных фондов для окончательного падения авторитета нарождающейся европейской валюты...

l Черномырдин, Степашин и Кириенко выступили на НТВ за фактическое прекращение военной операции в Чечне. Как отмечают эксперты СБД, данный шаг является традиционной поддержкой "сепаратистов" со стороны "агентов влияния"...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Киселев в зубах Доренко выглядит надкусанным воробьем.

« На НТВ зреют гроздья предательства.

« Примаков не утонет, потому что у него пробковый бандаж.

« Примаков не мог совершить братоубийства и застрелить Шеварднадзе.

СУДЬБА РОССИИ РЕШАЕТСЯ НА КАВКАЗЕ (Начальник Генерального штаба Анатолий КВАШНИН отвечает на вопросы военного корреспондента “Завтра” Владислава ШУРЫГИНА)

Второй день шел нудный моросящий дождь. Низкие, напоенные водой облака тяжело ползли над самой землей, то и дело накрывая верхушки антенн станций, развернутых тут и там по аэродрому. Жесткий минимум прижал авиацию к земле. Летчики хмуро всматривались в небо, надеясь увидеть хоть одно "окно" из обещанного синоптиками "постепенного улучшения", но, видимо, прогноз был слишком оптимистичным. Просветов не было. То и дело по палаткам и крышам начинал молотить колючий, ледяной дождь, сменяющийся туманной сыростью. Все явственнее было дыхание близкой зимы. И почему-то сразу вспомнилась другая осень. Пятилетней давности. Тогда тоже шли бесконечные, злые дожди. В окрестности Моздока эшелонами и бортами стягивались все имеющиеся у России более-менее боеспособные части, и скученность войск, неразбериха достигли таких размеров, что от тяжелого предчувствия ныло сердце…

Как не похожа эта осень на ту! Тогда мы жили иллюзиями: "одним полком", "за две недели", не представляли даже приблизительно, что ждет нас впереди: сколь яростны и ненавидящи окажутся боевики, сколь подлы и предательски премьеры и министры, сколь мерзки, глумливы и лживы будут продажные журналюги.

Сегодня мы жмем боевиков. Сегодня армия очень хорошо знает, кто такие Басаев и Хаттаб, как умеет планировать боевые действия Масхадов, в чем сила Гелаева. Сегодня одним из главных факторов войны, с которым считаются все — от рядовых до генералов, стало возможное предательство политиков. И любая операция проводится с учетом того, что в любой момент армию могут предать и подставить. Сегодня любого человека с камерой или фотоаппаратом хмуро спросят о том, откуда он, и очень сложно потом объясняться корреспондентам тех изданий и телекомпаний, которые в прошлую войну стреляли в спину своей армии, интервьюировали Басаева и Дудаева. Не помогает и аккредитация, которую теперь можно спокойно получить без унизительного стояния в очереди перед приемной "мадам-генеральши" Агаповой. Сегодня мы наступаем, нависаем над Грозным, обходим Бамут и Гудермес. Тесним и давим бородатых.

И за всем этим явственно просматривается жесткая воля того, кто командует этой операцией, кто планирует и замышляет броски, удары, штурмы. Сегодня армия стала другой, потому что другим стало ее командование. В бой войска ведут герой Дарго и Бамута Шаманов, легендарный командарм "батя" Трошев, здесь герой Грозного Бабичев. Здесь комокруга Казанцев и, конечно, "энгэша"-начальник Генерального штаба Квашнин. Они не любят раздавать интервью, и поймать их очень не просто. Но в этот дождливый день нам повезло. В Моздоке было совещание, и все они собрались здесь. Тут, перед штабом группировки, мы и смогли накоротке переговорить с начальником Генерального штаба Анатолием Квашниным.

Окончание на стр.2

ВЫБОРЫ-99

ОРЕНБУРГ ГОЛОСУЕТ ЗА СОЮЗ

Когда в середине октября противники Лукашенко, подбадриваемые старухой Олбрайт и маньяком-русофобом Бжезинским, кликали здравицы Басаеву и Хаттабу, жгли тексты договора о российско-белорусском союзе, звали в Минск натовские бомбардировщики и американскую морскую пехоту, разные политические силы в России по-разному отреагировали на это событие. Спекулирующие рейтингами и жадные до власти прозападные московские политиканы с брезгливой миной на лице "осудили" Лукашенко, разогнавшего бандитов. Однако реакцию страны на беспорядки в Минске не стоит измерять политическим барометром столиц. "Во глубине России" события в Белоруссии восприняли как месть Запада упрямому славянскому вождю, не желающему капитулировать и идти под натовское ярмо. В те дни, когда Ельцин и его камарилья фактически "сдают" Белоруссию своре русофобствующих кликуш, русские регионы сами берут на себя инициативу сближения двух братских народов. Важным примером такой инициативы является проведенный жителями Оренбургской области массовый сбор подписей за проведение референдума об объединении России и Белоруссии. На общероссийский референдум должно быть вынесено два вопроса : "Выступаете ли Вы за образование единого государства между Россией и Белорусией?", и "В случае, если состоится объединение России и Белорусии, согласны ли Вы, что органы государственной власти объединенного государства должны избираться не позднее трех месяцев после подписания договора об объединении на основе всеобщего, равного и прямого волеизъявления при тайном голосовании?".

После того, как губернатор Владимир Елагин призвал оренбуржцев поддержать объединение России и Белоруссии, собрано уже двести тысяч подписей за референдум о судьбе Союза. Елагин давно проявил себя как последовательный сторонник сближения двух братских народов, многократно встречался с Лукашенко. Выполняя наказ избирателей, много сделал для установления прямых хозяйственных связей между Оренбургской областью и Белоруссией. Понимает губернатор и особую эмоциональную, социально-психологическую значимость Российско-Белорусского Союза для жителей области, связанную и с историей Оренбуржья, и с нынешними геополитическими реалиями.

Исторически Оренбург возник как город-крепость, защищавший русские рубежи от орд агрессивных кочевников. Отсюда уходили в Среднюю Азию русские дивизии, освобождавшие рабов в Хиве и Бухаре, громившие басмаческие банды. После побед Скобелева и Фрунзе Оренбуржье, казалось, осталось в "глубоком тылу", а граница отодвинулась далеко на юг. Однако Беловежский сговор и развал СССР снова сделали Оренбург пограничной крепостью. Несколько десятков километров на юг — и русская территория заканчивается, а за пограничной чертой начинаются владения казахского хана Назарбаева, откуда каждый день в Оренбуржье прибывают русские беженцы. Здесь сильнее, чем где бы то ни было, очевидны страшные последствия распада Великой Страны. Поэтому так велика воля оренбуржцев к воссозданию разрушенного государства, первым шагом к которому должно стать объединение Белоруссии и России.

Василий Марченко

“МЕДВЕДЬ” ПРОСЫПАЕТСЯ

Информационная война, которую в течение последнего месяца ведут между собой соперничающие “семьи”, привела к тотальной дискредитации властных элит России. С грузом набранного “компромата” каждой из них будет тяжело, если вообще возможно, руководить государством. Это прекрасно понимают в недавно возникшем межрегиональном движении “Единство”, в сокращении именуемом “Медведь”. Конечно, “Единство” в ближайшее время будет благополучно зарегистрировано Центризбиркомом. Первая тройка в его списке не претерпела изменений: Шойгу, Карелин, Гуров. Остальные депутаты будут делегированы регионами. Всего в федеральных списках “Единства” числятся 152 кандидата, по одномандатным округам собираются участвовать в выборах 52 представителя нового блока. Задуманное вначале “просто” как преграда на пути блока Примакова—Лужкова, чья победа чревата угрозой для единства России, эта политическая структура оказалось перед необходимостью решать куда более масштабные задачи.

Именно поэтому лидеры “Единства” были вынуждены взять почти трехнедельный тайм-аут, чтобы выработать и обсудить общую стратегию действий в новой внутриполитической ситуации. Как стало известно, эта работа близка к завершению. Основными положениями, заложенными в “медвежью” идеологию, несмотря на недавние публичные заверения в том, что их “программой будет отсутствие всяких программ”, скорее всего, окажутся признание катастрофичности (кризисности) ситуации, в которую попала Российская Федерация, “мягкий” мобилизационный проект с привлечением частного капитала, прежде всего отечественного происхождения, и приоритетным государственным финансированием основных систем жизнеобеспечения.

Конечно, выполнимость данной программы довольно сомнительна, но вовсе не равна нулю — тем более в нынешней внешнеполитической обстановке, когда резко обостряются противоречия между Америкой, Евросоюзом и Юго-Восточной Азией. Возможно, эти мысли идеологов “Единства” являются своеобразным ответом на последнюю речь Альберта Гора, поставившего под сомнение целесообразность дальнейших контактов с “ельцинским режимом”, что на деле означает попытку полной международной изоляции России. Отказ в дальнейших кредитах со стороны МВФ и других международных финансовых организаций, несомненно, поставит в повестку дня не столько политику “железного занавеса”, сколько мобилизацию собственных ресурсов России, а также селективный поиск инвестиций и пересмотр всей финансовой политики государства: налоговой, эмиссионной, бюджетной и валютной. И блок “Медведь” намерен в данной ситуации сыграть вполне позитивную для России роль.Тем более, что специалисты по чрезвычайным ситуациям в его составе имеются.

Виктор ДРОБИН

В стране лихорадка: выборы. Кругом ор и улюлюканье. Воры идут на воров, тузы-политики сбиваются во враждебные стаи... Кого из претендентов на власть предпочесть?

Истинные лики проглядывают в каждой отдельной схватке. Но главное, что может нам помочь отличить сволочей от слуг народа, — это тест, обращенный к любому из кандидатов: "А чем ты занимался после 1991 года?" Давайте следить за предвыборными баталиями через прицел данного теста.

О ходе выборных кампаний в провинции читайте на стр.3

Магазин Шоу Рум - продажа женской одежды 1

Игорь Стрелков ВОЙНА ИЛИ МАНЕВРЫ?

На прошлой неделе Путин, самый воинственный из российских премьеров, нанес визит президенту Ельцину. Вождь кремлевской "семьи", еще не совсем очухавшийся от четвертого инсульта, который официальные источники упорно именуют простудой, был тем не менее грозен и стремился показать, "кто в доме хозяин". По нашим данным, он "наехал" на премьера за "поспешные действия в Чечне" и всерьез обещал его "выгнать", если операция по уничтожению бандформирований не будет приостановлена или хотя бы серьезно заторможена.

И уже через пару дней тоскливый, но послушный Путин прилетел в Моздок, отправился в северные районы Чечни, где встречался с согнанными с миру по нитке старейшинами — твердил о школах, больницах и зарплатах. А вернувшись в Моздок, устроил секретное совещание с руководством федеральной группировки. Пока в Кремле и правительстве идут политические маневры вокруг Чечни, судьба войсковой операции остается под вопросом. Будут ли пущены в дело подвезенные в Моздок специальные бомбы, способные пробить перекрытия этажей грозненских многоэтажек? Пойдут ли войска брать Шатой и Ведено? Или же Путин уподобится своему жалкому предшественнику, чье "слово офицера" способно вызвать лишь горькую усмешку?

ИТАК, ДАВНО ОЖИДАЕМОЕ свершилось: федеральные войска перешли реку Терек на всём протяжении и вышли на ближайшие подступы к "мекке терроризма" — городу Грозный. Под контролем российских военных властей оказалась вся территория Наурского, Шелковского и Надтеречного районов.

Противник оборонялся не слишком упорно, поспешно оттягивая на юг свои наиболее боеспособные отряды. Причины подобного отхода вполне прозаичны.

Во-первых, местность севернее р.Терек крайне неблагоприятна как для организации жёсткой обороны, так и для ведения диверсионно-подрывных операций. Северные районы Чечни представляют из себя достаточно малозаселенные полупустынные степные просторы. Исключением является Алханчуртская долина, расположенная в междуречье Терека и Сунжи (именно здесь расположен посёлок Горагорский, вокруг которого разгорелись наиболее упорные бои). Долина зажата между Терским и Сунженским хребтами, не слишком высокими, доступными для всех видов боевой техники и почти лишёнными древесной растительности. Именно поэтому попытки отдельных групп боевиков закрепиться на хребтах в междуречье были заранее обречены на неуспех.

Во-вторых, население "северной трети" республики всегда было в большинстве своем негативно настроено в отношении администрации Джохара Дудаева и его преемников. В 1994 году Наурский и Шелковской районы являлись базой вооружённых отрядов "пророссийской оппозиции", а затем, с 1995 г. — более или менее надёжной опорой режима Доку Завгаева.

В-третьих, погодные условия благоприятствовали федеральным войскам, особенно авиации, непрерывно поражавшей боевиков по всей территории "Ичкерии".

Рассматривая перспективы продолжающейся операции, считаем необходимым обратить внимание на ряд трудностей, с которыми придётся в самое ближайшее время встретиться российским солдатам и офицерам.

За рекой Сунжа нашим солдатам предстоит вновь сражаться на равнине, но уже куда более густонаселённой, изобилующей садами и лесопосадками, изрезанной руслами рек и арыков. А за линией Новогрозненский — Шали — Чири-юрт — Орехово — Ачхой-Мартан начинаются настоящие горы.

Наиболее труднодоступный район юго-западной Чечни (южнее Бамута) почти не заселён и с трудом может быть использован крупными бандформированиями для длительного базирования. Но его "зачистка" от мелких групп может растянуться на годы, как, собственно, и было после печально знаменитого (в силу своей вопиющей нецелесообразности) "сталинского выселения". Наибольшее сопротивление следует ожидать, однако, не здесь, а в Веденском и Шатойском районах, где горы (так называемые "Чёрные горы") не слишком высоки, но покрыты густыми лесами и где (по долинам рек) находится большое количество населённых пунктов, население которых в подавляющем большинстве всегда поддерживало "непримиримых" и поставляло в их распоряжение самые надёжные и боеспособные контингенты.

За три года, минувших с бесславного для России окончания "первой чеченской войны", местные "полевые командиры" ни на минуту не прекращали подготовку к следующей, поскольку отлично осознавали, что российские власти рано или поздно будут вынуждены предпринять попытку ликвидации их бандитского "государственного образования". Данная "работа" протекала в исключительно "тепличных" условиях: Российская Федерация регулярно и безостановочно снабжала "неконтролируемые территории" бесплатным газом и электричеством, граница практически не охранялась (благодаря чему немалый доход приносил "экспорт самогонного бензина"), граждане "Ичкерии" свободно передвигались по территории "метрополии", обладая всеми правами граждан России, но не имея перед последней совершенно никаких обязанностей. А Борис Абрамович и со товарищи, как давно известно "компетентным органам", регулярно перечислял Басаеву и Ко сотни и сотни тысяч долларов "выкупа" за регулярно захватываемых ими заложников. Не дремала и "чеченская диаспора", поставлявшая на родину весьма значительные суммы, добытые, мягко говоря, не вполне законным путём.

Итогом подобной ситуации стало полное переоснащение чеченских формирований современнейшим оружием и снаряжением. Ещё относительно недавно, летом-осенью 1996 года, непосредственно во время и после вывода федеральных войск, отряды противника были и немногочисленны (несколько сот "активных штыков"), и не слишком хорошо вооружены. Если в стрелковом оружии (автоматы, пулемёты, снайперские винтовки, гранатомёты и т.п.) и боеприпасах к нему бандиты и тогда не испытывали недостатка, то к лету 1996 года у них почти не осталось тяжёлого вооружения, в том числе крайне необходимых для успешного ведения войны переносных зенитных и противотанковых комплексов, лёгких зенитно-артиллерийских установок. Количество "тяжёлого пехотного оружия" (АГС, миномётов, безоткатных орудий, крупнокалиберных пулемётов) также заметно сократилось.

Восстановление утерянного потенциала бандформирования не прекращали ни на один день. На данный момент Басаев, Масхадов, Хаттаб и десятки других крупных и мелких "полевых командиров" располагают во много раз большим количеством оружия, чем это было в 1995-1996 годах. При этом, с учётом приобретённого опыта, основной упор в перевооружении был сделан именно на те системы, которые наиболее способствуют успешному ведению партизанских и диверсионных операций. Особую заботу боевиков вызывало приобретение современных средств ПВО и ПТО. Сбитые за один день над Чечнёй два российских боевых самолёта, а также ранее уничтоженные в Дагестане четыре боевых вертолёта (ещё три получили серьёзные повреждения) — лишь подтвердили возросший уровень военного оснащения противника. Таких потерь за столь короткий срок российская авиация в прошлой войне не знала.

Восстанавливая свой военный потенциал, ориентируя его на условия "малой войны", чеченские группировки легко обошлись без закупок большого количества бронетехники и тяжёлых артиллерийских систем как малополезных в условиях полного господства в воздухе российской авиации и при недостатке собственных подготовленных специалистов. И если в 1995 году нашим генералам можно было "отчитываться" "десятками единиц уничтоженной и захваченной бронетехники" (большая часть которой была неисправна ещё со времён СССР), то теперь чеченские НВФ вряд ли станут массированно использовать оставшиеся "коробочки" в бою, хотя в их распоряжении ещё имеются, по некоторым данным, 100-120 БТР и БМП и 2-3 десятка танков. В ходе вторжений в Дагестан Басаев и его союзники из всего своего арсенала использовали лишь то, что можно было переносить вручную либо перевозить на автомашинах, пригодных для движения по горным дорогам. Это — миномёты, установки ПТУР, АГС, крупнокалиберные пулемёты, тяжёлые снайперские винтовки и безоткатные орудия. Конечно, во фронтальном бою эти средства не смогут длительное время соперничать с авиацией, тяжёлой артиллерией, ракетными установками залпового огня, большим количеством современных танков и бронемашин, которыми располагают российские войсковые подразделения, но подобная задача и не ставится противником.

КАК ЖЕ БУДУТ предположительно вести себя отряды НВФ после крупномасштабного форсирования российскими войсками Терека и одновременного (согласно военной логике) наступления со стороны Дагестана и Ингушетии? Ожидаемый сценарий выглядит примерно следующим образом.

Отряды боевиков попытаются максимально использовать благоприятные условия местности для сдерживания ударных групп "федералов" на основных направлениях с последующими активными действиями на их коммуникациях. Вряд ли противник станет втягиваться в многодневные бои на стационарных позициях. Если такие сражения и будут, то вести их станут относительно немногочисленные отряды профессионалов и "смертников", вокруг которых будут концентрироваться большие группы молодых боевиков и ополченцев ("пушечного мяса", непригодного для требующей большего опыта будущей партизанской войны). Наиболее ожесточённых боёв следует ожидать в Грозном и двух-трёх наиболее крупных городских центрах, откуда боевики рассчитывают уйти (по исчерпании возможностей к сопротивлению), используя ожидаемую нехватку российских войск для полного блокирования столь большой территории. Пока опыт лидеров бандформирований свидетельствует о полной возможности подобных прорывов (выход Радуева из села Первомайского, Басаева — из Ботлихского и Новолакского районов, прорыв Хачилаева из Карамахи и т.д.). Не слишком высоко оценивая российских военных, чеченские "полководцы" вновь попытаются обескровить лучшие подразделения федеральной группировки в уличных боях и таким образом выгадать время для подготовки к длительной партизанской войне.

Для достижения последней цели противник также немало потрудился в предыдущие годы. Строительство укреплений и закладка складов в горных районах не прекращалась со времён Хасавюрта. Именно на удержание своих основных горных баз в Веденском и Шатойском и других районах будут, без сомнения, направлены основные усилия Басаева и других лидеров НВФ. Здесь российским войскам придётся сражаться за каждый населённый пункт, а потом — многие месяцы проводить трудные операции по очищению от банд горных массивов, поиску и уничтожению укреплённых и замаскированных баз.

Прошлые ошибки неизбежно скажутся и на отношении населения к "законной власти". На памяти людей совсем ещё недавние расправы торжествующих боевиков над многочисленным русским и иным "нечеченским" населением, приверженцами Доку Гапуровича и всеми, кто реально сотрудничал с российскими военными и гражданскими учреждениями. Более того, ещё до "Хасавюртовского предательства" официальные власти были неспособны обеспечить своим приверженцам относительную безопасность, в то время как известные "полевые командиры" и боевики свободно передвигались по Чечне и были (при аресте) гарантированы от наказания системой "обмена военнопленных и заложников".

Последние события лишь подтверждают вышеуказанные реалии. Уже поступает информация о деятельности чеченских "расстрельных команд", уничтожающих мирных жителей сел Надтеречного и Шелковского района, "лояльно встретивших русских оккупантов". По нашим данным, число жертв составило несколько десятков человек. Таким образом инициатива вновь отдаётся в руки боевиков, а доверию людей к власти, их уверенности в том, что федеральная власть пришла навсегда, — наносится непоправимый удар.

Складывается впечатление, что у первых лиц государства нет сколько-нибудь вразумительного плана дальнейших действий в Чечне. В самом деле — что всё-таки должны сделать российские войска: "уничтожить террористов", или "восстановить целостность Российской Федерации"? Недомолвки и оговорки власть предержащих сказываются на настроениях и населения, и сражающейся армии крайне неблагоприятно. Отсутствие чёткого ориентира на полное восстановление российской власти в Чечне заставляет некоторых "силовиков" действовать с оглядкой: "А вдруг снова поступит команда — "налево-кругом?!" "А кого тогда назначат виноватым?"

Впрочем, предполагать, что враг так и останется "пассивным наблюдателем" разворачивающейся операции, что он ограничится лишь обороной — более чем наивно. По некоторым сведениям, имитируя "подготовку оборонительных позиций", Басаев, Хаттаб и их союзники втихомолку готовят впечатляющие удары "вглубь российской территории". Противник отлично понимает, что единственным шансом выиграть войну является расширение театра военных действий если не на весь Северный Кавказ, то хотя бы на его большую часть. И в этом плане у руководства НВФ ещё есть простор для маневра. Президент Ингушетии Р.Аушев, на словах поддерживая (и то с оговорками) "операции по уничтожению террористов" в Чечне, на деле тайно и явно им потворствует. Граница с Ингушетией, несмотря на поставленные вдоль неё войска, так и осталась для чеченцев "прозрачной".

Через неё продолжают (даже под охраной ингушской милиции) следовать караваны автоцистерн с "чеченским бензином", средства от продажи которого вскоре неизбежно превратятся в патроны, снаряды и гранатомётные выстрелы, выпущенные по федеральным войскам.

Используя "симпатии" со стороны единокровных ингушей, чеченские "полевые командиры" вполне могут (с серьёзными шансами на первоначальный успех) нанести удар в тыл федеральной группировке — в Пригородный район Северной Осетии. А уж если там начнутся бои, тогда никуда ингуши не денутся — придётся им-таки воевать с осетинами и "федералами" (чего некоторые из них, впрочем, пламенно жаждут). А там — и Карачаево-Черкесия недалеко, где обе соперничающие народности уже вовсю собирают оружие для почти неизбежного военного противостояния. В ходе будущего столкновения чеченские НВФ наверняка поддержат тех, кто первый повернёт оружие против федеральных властей и войск.

ОТДЕЛЬНЫЙ РАЗГОВОР — о "беженцах". Стремясь изобразить "гуманитарную катастрофу", власти Ингушетии как минимум вдвое завысили число "ищущих крова мирных жителей", тиражируя цифру в 160 тысяч человек. Однако, по проведённым федеральными специалистами подсчётам, реальное число"вынужденных переселенцев" не дотягивает и до 70 тысяч. Причём большая их часть и не намерена селиться в спешно созданных лагерях, некоторые из которых вообще пустуют (три из семи), а остальные заполнены отнюдь не полностью. Более половины переселенцев направляются прямиком к родственникам в другие регионы России или оседают в населённых пунктах Ингушетии. Лишь самые бедные остаются в лагерях, куда совершенно свободно, кстати, проникают "должностные лица" "шариатской госбезопасности" и "МВД Ичкерии".

В стремлении "попользоваться" федеральными средствами Аушев "приписал" к беженцам из Чечни и более 40 тысяч беженцев из Пригородного района Северной Осетии, получающих значительную финансовую помощь по ранее принятой федеральной программе.

Да хороши и сами "страдальцы"! Среди них почти не найти мужчин в возрасте от 15 до 60 лет, оставшихся "охранять имущество и дома". То есть пока мужья, сыновья и братья будут сражаться с "ненавистными русскими", матери, дочери и сёстры окажутся на полном обеспечении со стороны российских налогоплательщиков, чьи родственники, в свою очередь, вполне могут пасть от руки "чеченских сограждан".

Если вслед за войсками (как бы успешно они ни действовали) как в Чечню, так и другие ("не столь мятежные") северокавказские республики не придёт компетентная и жёсткая власть, которая приступит наконец к наказанию преступников и восстановлению разрушенного хозяйства, то усилия военных могут вновь оказаться "выброшенными на ветер".

Так, может, проводимая в Чечне войсковая операция бессмысленна и ведёт лишь к новым жертвам? Ничуть не бывало! Каждый убитый боевик, каждый разрушенный нефтеперегонный заводик, каждый метр очищенной от противника земли разрушает планы наших врагов, направленные на отделение от России Северного Кавказа. Даже первая война в Чечне, при всей бездарности её ведения и всех преступных изменах политического руководства, всё-таки приостановила "конфедерализацию" региона. И каждый очередной мощный удар по террористам и бандитам заставляет "поджимать хвост" многих и многих их вероятных подражателей. Об этом должен помнить каждый солдат и офицер сражающейся Русской Армии.

СУДЬБА РОССИИ РЕШАЕТСЯ НА КАВКАЗЕ (Окончание. Начало на стр.1)

Корреспондент. Анатолий Васильевич, сегодня было объявлено об окончании первого этапа войсковой операции по ликвидации бандформирований на территории Чечни. Что он включал в себя, какие цели и задачи ставит сегодня российское военное командование?

Анатолий Квашнин. Мы ставим перед собой следующие задачи. Во-первых, создание зоны безопасности для действий наших войск. Мы должны полностью очистить районы, занятые нашими войсками от боевиков. Ситуация, при которой бы бандиты свободно перемещались по каким-то неконтролируемым территориям, должна быть полностью исключена. Поэтому сейчас проводится не только тщательная очистка от боевиков освобожденных районов, но и формирование территориальных зон ответственности, в которых разворачиваются комендатуры и подразделения МВД, которые должны закончить процесс демилитаризации станиц и сел. Мы должны обеспечить безопасную жизнь и условия службы наших войск.

Во-вторых, мы обязаны обеспечить условия для безопасного проживания здесь мирного населения. Мы должны вернуть людям понятие защищенности. Не так, чтобы утром власть федеральная, а ночью бандитская. Для этого мало очистить села от бандитов. Надо сделать так, чтобы чеченцы перестали бояться русского солдата или милиционера, а видели в них своих защитников. Мы должны создать условия, при которых чеченцы, наконец, почувствовали себя гражданами, людьми. Открыть школы, больницы, начать выплаты пенсий, дать людям работу.

Это на сегодняшний день для нас главное.

Корр. В некоторых изданиях неназванные "информированные источники" утверждают, что Грозный вот-вот будет окружен чуть ли не двойным кольцом войск, и что войска якобы готовятся к штурму города. Эти же "источники" утверждают, что штурм Грозного это следующий этап военной операции…

А. К. Я бы не стал полагаться на "мнения информированных источников". Мы уже не раз за эту кампанию доказали, что можем действовать неожиданно и эффективно. И уж, конечно, не столь шаблонно, как это могут предположить некоторые журналисты, считающие себя великими стратегами…

Корр. Очень часто сегодня говорят о том, что войска применяют новую тактику. Что теперь войска стараются больше применять технику и огневое поражение противника. И что именно поэтому потери были сведены к минимуму. Некоторые СМИ вообще утверждают, что сегодняшняя наша тактика — это чуть ли не копирование тактики боевых действий НАТО в Косово. Так ли это? И в чем же "новость" этой войны?

А.К. Я бы не сказал, что раньше мы применяли другую тактику. И техника, и вооружение все те же, и способы их применения мало изменились. По сути дела, сама система, сами формы и способы вооруженной борьбы не изменились. Изменилось другое и, может быть, главное — изменился профессионализм. Прошедшие после войны годы многому нас научили. Мы стали профессиональнее, опытнее. Если в 1994 году на фронте сплошь и рядом были необученные, "сборные" части и соединения, то сегодня мы воюем полнокровными, высокоподготовленными, слаженными частями. Отсюда и результаты. Сегодня мы воюем профессиональными, боеспособными частями, которыми управляют талантливые инициативные командиры и командующие. Конечно, мы по-иному подошли к этой кампании. Если в ходе прошлой войны вся группировка насчитывала чуть более тридцати тысяч солдат и офицеров как армейцев, так и МВД, и это был своего рода "тришкин кафтан" для контроля такой территории, как Чечня, то сегодня группировка наших войск насчитывает более девяноста тысяч "штыков".

И, конечно, я не могу не отметить тот факт, что сегодня изменилось отношение к ведению этой войны. Офицеры всех уровней, от командира роты до командарма, прошедшие прошлую чеченскую кампанию, совсем иначе действуют сегодня. Расчетливее, хитрее, раскованнее. Это тоже стало своего рода "открытием" этой войны. Опыт той войны не пропал зря, а переплавился в осознанные, грамотные действия. Очень велико в людях желание победить, "переиграть" боевиков. И это серьезно отличает эту кампанию от той, по крайней мере, от ее начального этапа.

Что касается НАТО и его тактики в Косово, то сравнение, по меньшей мере, некорректно. Судите сами, натовцы почти три месяца бомбили Сербию, не входя в боевое соприкосновение с сербской армией, и решились идти по земле лишь после подписания договора со Слободаном Милошевичем и фактического прекращения войны. Мы же с первого дня ведем активные боевые действия на сухопутье. И освободили от бандформирований почти половину Чечни. Так что из опыта косовской кампании, мы, пожалуй, используем лишь один элемент — внезапность и неожиданность, с которыми русские десантники умеют выполнять поставленные задачи.

Особой строкой в военной биографии Анатолия Квашнина стала Чечня. Собственно говоря, именно эта война и сделала его имя по-настоящему известным.

В Чечню Квашнин прибыл в середине декабря 1994 года. Обстановка на тот момент складывалась весьма драматичная. Уже были очевидны грубые просчеты высшего военного руководства во главе с тогдашним министром обороны Павлом Грачевым как в оценке сил и средств противника, так и в количестве своих войск, привлеченных для выполнения операции. Еще более плачевным было состояние боевого управления войсками. Тогдашний командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал полковник Алексей Митюхин и его штаб от командования группировкой фактически устранились. Войска начали нести потери, сопротивление боевиков становилось все более организованным, а их действия все более наглыми.

Встал вопрос о немедленной смене руководства группировки.

Понятное дело, что на должность командующего увязшей в Чечне, несущей потери группировки конкурса кандидатов не было. Поэтому отстранение Митюхина и назначение на эту должность тогдашнего первого заместителя начальника главного оперативного управления Анатолия Квашнина были восприняты как своего рода "ссылка".

Но с первых дней своего назначения генерал-полковник Квашнин энергично взялся за работу. В короткий период им был сформирован дееспособный штаб, налажена работа центра боевого управления. Группировки войск были усилены пополнениями и свежими частями. Унылое марширование под вражеским огнем вдоль дорог сменилось ведением активных наступательных действий, поиском и уничтожением бандформирований.

Конечно, было бы неправильным приписывать эти успехи одному только Анатолию Квашнину. Это был коллективный труд сотен офицеров войск и штабов, стремящихся каждый на своем месте сделать все для успеха русского оружия. Но и приуменьшать роль и значение Анатолия Квашнина было бы ошибкой. Именно он принял на себя всю тяжесть первого и самого тяжелого этапа чеченской драмы. Он, может быть, иногда излишне жестко и нетерпимо, но добился того, что механизм боевого управления войсками начал работать эффективно и слаженно.

Корр. А противник, бандиты, которые ведут боевые действия против наших войск, они все те же? Или это уже другие люди, другой контингент?

А. К. Конечно, сегодня перед нами другой противник. Это уже совсем не та "дудаевская" Чечня, за которую воевали боевики три года назад. Развеялись иллюзии той войны. Уход русских войск, русской администрации не принес долгожданного "процветания" и "благоденствия", обещаемых лидерами Ичкерии все месяцы войны. Наоборот, республика опрокинулась в политический, экономический и криминальный хаос. И от установившегося здесь режима очень многих его бывших "защитников" и "сочувствующих" просто оторопь берет. Мы имеем достаточно фактов того, что многие бывшие боевики сегодня не торопятся встать под знамена своих бывших командиров. А бывшие оплоты боевиков, села и аулы сегодня выгоняют боевиков прочь. Слишком велико разочарование в ичкерийском режиме.

С другой стороны, в ходе прошлой войны Чечня — это была наша внутренняя российская проблема. Тот же Басаев, тот же Гелаев, тот же Масхадов — это были тогда просто командиры более-менее крупных банд и отрядов. Сегодня же Чечня — это уже целое гнездо международного терроризма, который в течение трех лет пускал здесь свои корни, готовился остаться надолго, если не навсегда. Смотрите, Хаттаб, ваххабиты, арабские наемники, афганские моджахеды, различного рода международные авантюристы, бандиты, патронаж Бен-Ладена, масульманских ультра — все это в сегодняшней Чечне с избытком. Мы провели недавно анализ личностей, составляющих сегодня костяк бандформирований. И вот что выяснилось. Оказалось, что большинство иностранных наемников — это никакие не "борцы за веру", а бандиты, состоящие не только в международном розыске, но и даже в розысках столь лояльных мусульманскими ортодоксам стран, как Саудовская Аравия или Арабские Эмираты. Им там нет места. Вот они и нашли себе здесь прибежище. Идеология для них — это лишь ширма для прикрытия единственно доступного им бандитского промысла.

Корр. Насколько сильно сопротивление боевиков?

А. К. Недооценивать мы их не собираемся, боевики имеют достаточно оружия, ими отработана тактика ведения партизанской войны, террористических актов. И для армии, привыкшей воевать с конкретным противником на конкретном поле боя, вести войну с таким врагом непросто. Бандиты маскируются среди мирного населения, прикрываются им. Но к этому мы и готовились. Сегодня наши действия и, если хотите, "технология" ведения войны — вполне адекватны. Поэтому крайне важно как можно быстрее создать между контролируемой и неконтролируемой Чечней плотный войсковой кордон, через который бы не могли просачиваться оттесненные в горные районы боевики, а в очищенных районах создать крепкую власть, способную обеспечить законность и правопорядок. Сформировать эффективные структуры МВД, ФСБ, контртеррора.

Корр. В мае 1996 года после взятия чеченской крепости Бамут вы назвали русского солдата главным героем этой войны. Как вы оцениваете наших солдат сегодня?

А. К. Сегодня я могу лишь снова повторить. Простой русский солдат — самый главный герой любой из войн, которые провела Россия. И его подвигу все мы должны низко поклониться. Посмотрите, как воюют наши солдаты. Самоотверженно, стойко, лихо. Как стоят друг за друга. Герои! А ведь это наши сыновья. Мы часто пеняем на молодежь. Мол, безразличная ко всему, чуть ли не "потерянная". И музыка у них какая-то "не та", и отдыхает как-то "не так".

Ерунда все это! Посмотрите, как меняются наши парни с приходом в армию. Ведь это именно они под шквальным огнем держали блокпосты под Ботлихом, штурмовали Чабан и Эки-Тибе, брали Горагорск и Червленую. Чувство патриотизма в русском человеке было, есть и будет. Это в крови, в генах.

Сегодня я могу с удовлетворением сказать, что мы держим обстановку под контролем. Мы бережем людей, мы освобождаем чеченский народ из-под средневекового ига бандитов и убийц. И потому вдвойне обидно, когда в спину русскому солдату стреляют некоторые "виртуальные" корреспонденты, в глаза не видевшие войны, ни разу не появившиеся здесь, но цинично обливающие грязью нашу армию, солдата и то великое дело, которое русская армия сегодня делает здесь, на Кавказе.

Сегодня на Кавказе вновь возрождается слава и мощь русского оружия. Возрождается в самых трудных и страшных условиях сегодняшней жуткой российской действительности. Возрождается вопреки слабеющему цекабешному Кремлю, лукавым вельможам, продажным телеканалам, ворам-министрам. И кто знает, конструкции каких великих побед, каких славных походов закладываются сегодня в "локальных" кавказских сражениях и боях.

Когда-то с выигранного пограничного сражения на реке Халхин-Гол началась полководческая карьера Георгия Жукова, с тяжелых оборонительных боев остатков разгромленной под Вязьмой армии начал свой боевой путь Константин Рокоссовский. Да что там говорить! Великая Советская Армия, армия-победительница, вышла из страшного, драматичного 41-го года. Мы с надеждой и верой смотрим сегодня на Квашнина, Казанцева, Трошева, Шаманова, на комдивов и комбатов, на ротных и комэсков. Они — будущее русской армии. И Судьба России сегодня решается здесь, на Кавказе!

ПРОФЕССИЯ: ПЕРЕБЕЖЧИК (Беседа первого секретаря Курского обкома КПРФ, депутата Госдумы Александра Михайлова с заместителем главного редактора “Завтра” Николаем АНИСИНЫМ)

Николай АНИСИН. Ваша область сейчас на слуху. На слуху политической активностью губернатора Руцкого. Он, с одной стороны, конструктирует прокремлевский избирательный блок “Единство” и солирует в кампании против ненавистного Кремлю генпрокурора Скуратова, с другой — с помпой привечает на курской земле агитпоезд фыркающего на Кремль блока “Отечество — Вся Россия”. Как объяснить заигрывание Руцкого сразу с двумя бодающимися политкланами?

Александр МИХАЙЛОВ. К настоящему времени у нас в области заведено 14 уголовных дел, где фигурируют 30 управленцев. Это люди из аппарата губернатора и главы районов. Всех их назначал Руцкой. И если предъявленные им обвинения будут доказаны в суде, то как будет выглядеть тот, от кого они получили свои должности? Руцкому надо замять дела. Помочь в этом ему способен только Кремль, и потому он рвется дружить с администрацией Ельцина, которая может надавить на курского областного прокурора Ткачева или даже заменить его и таким образом спасти репутацию Руцкого. Но Ельцин и нынешняя его команда скоро уйдут из Кремля. А Руцкой думает о будущем. Он уже протащил через облдуму поправку в устав области об избрании губернатора не на четыре, а на пять лет. То есть он желает остаться главным в Курске в последующее пятилетие и не желает иметь проблем с Лужковым, в котором, вероятно, видит следующего президента России. В результате одна его рука тянется к кремлевской мисочке, а другая приветствует агитпоезд “Отечества — Вся Россия”. У Руцкого нет и быть не может постоянных союзников, у него есть лишь постоянные личные интересы.

Н.А. Полковник Руцкой в 90-м стал членом ЦК Компартии РСФСР. В следующем году от нее отрекся, и на президентских выборах 91-го украсил своими усами и орденами ставленника демократов Ельцина. Их роман продолжался чуть больше шести месяцев. В феврале 92-го Руцкой уже выступает в “Правде” с критикой ельцинских реформ и его отодвигают на задворки кремлевской политики. В апреле 93-го Ельцин издает указ о временном отстранении Руцкого от должности вице-президента. В сентябре того же года Руцкой сжигает все мосты, соединявшие его с режимом, и возглавляет народное сопротивление антиконституционному перевороту Ельцина. За время исполнения им обязанностей президента РФ в осажденном Доме Советов Руцкой заслужил эпиграмму: “Если с усами не видно ни зги, надо усы заменить на мозги”. И когда в 94-м его освобождают из тюрьмы и он с образованным им движением “Держава” вливается в ряды антиельцинской оппозиции, то там ему былое предательство родной партии немедленно прощают: да, Руцкой горяч и глуп, но он не сволочь — его хождение в демократическую власть случилось от недостатка ума и политической грамотности.

В июне-июле 96-го Руцкой ездит по российским городам и призывает народ сказать: “да” — Зюганову, “нет” — Ельцину. Все гладко у бывшего вице-президента с народно-патриотической оппозицией. И тузы этой оппозиции обязывают вас, Александр Николаевич, отказаться от участия в выборах курского губернатора в пользу Руцкого. Вы подчиняетесь, и благодаря этому Руцкой одерживает победу. Пост губернатора он получает из рук оппозиции, но затем поворачивается к ней задом и начинает наводить сожженные в 93-м мосты с режимом Ельцина. И теперь все гладко у Руцкого и с самим режимом, и с его дитем — лужковским “Отечеством”. Был ли его новый подворот к Ельцину и Ко и разрыв с оппозицией предопределены? Нет ли вины деятелей оппозиции в том, что этот разрыв произошел?

А.М. Начну отвечать на второй ваш вопрос с того, чем закончил ответ на первый: постоянны у Руцкого лишь личные интересы. Я знаю тех, с кем он учился и служил. И все друзья его юности свидетельствуют: на первом этаже Руцкой скажет одно, на втором — другое, а на третьем — если нужно, откажется и от одного, и от другого. Каким он был, таким он и остался.

В 90-м Компартия была правящей партией, и Руцкой вошел в состав ее российского ЦК. Но вовремя учуял, какая сила ей противостоит и перебежал к ее противникам. В 92-м он увидел, что Ельцин теряет популярность и, решив, что режим его непрочен, начал дрейфовать теперь уже к противникам Ельцина. Но ошибся: режим в 93-м устоял. Устоял, качаясь. И летом 96-го Руцкой остался с Зюгановым, так как считал его шансы на президентство достаточно большими. Но опять ошибся. Выиграл Ельцин. А ему, Ельцину, ни усы Руцкого, ни его карликовое движение “Держава” были больше не нужны. Поэтому Руцкой, которому тогда, кроме политической свалки, ничего не светило, продолжает клясться в верности оппозиции, и, используя доверчивость ее лидеров, добивается их поддержки на губернаторских выборах в Курской области. А кто для амбиций господина губернатора более ценен — власть или оппозиция? Разумеется, власть. А в таком случае, что стоят все клятвы в верности союзникам?

Вы спрашиваете: нет ли вины оппозиции в разрыве с Руцким? Я не буду расставлять все точки над i, а расскажу, как данный разрыв произошел.

Моя оценка личности Руцкого перед губернаторскими выборами в области в 96-м была точно такой же, как и сейчас. Я ее высказал лидерам оппозиции и в ответ услышал: ты во многом прав — Руцкой и в человеческом, и в политическом планах ненадежен. Но он давно является нашим союзником. И если мы не пойдем ему навстречу в этом вопросе, то он со своей “Державой” уйдет из Народно-патриотического союза, что нам не на пользу. Ради сохранения единства в НПСР надо закрыть глаза на недостатки Руцкого. Ты снимай свою кандидатуру, пусть он, генерал, станет губернатором, а тебе мы по договоренности с Руцким предлагаем баллотироваться в председатели Курской областной думы. В результате оппозиция получит два места в Совете Федерации, что так же немаловажно. Я выполнил коллективное решение руководителей оппозиции. Руцкой же договоренности с ними попритворялся выполнять. Но попритворялся самую малость.

На третий день после вселения в губернаторский кабинет он пригласил меня к себе и попросил: побудь у меня замом пару месяцев — до выборов в облдуму, я проблем области не знаю, ты их знаешь — помоги. Я согласился с тем условием, что останусь по-прежнему депутатом Госдумы, а замом его буду на общественных началах. Мы ударили по рукам. Я получил соответствующий ранг и начал с ним нештатно работать. Но уже через три недели наше сотрудничество потеряло всякий смысл. Во-первых, потому что мои советы ему были абсолютно не нужны, а во-вторых, потому что он развернул работу по избранию в облдуму своих людей. Я на совещаниях у Руцкого отговаривал его не завозить в область французских коров и израильских индюков, а он в то же самое время подбирал людей, демонстрировавших ему личную преданность, и выдвигал их кандидатами в областные депутаты. Руцкой пришел в Курск княжить, и ему нужен был контроль не только над исполнительной, но представительной властью. Окончательно это стало ясно, когда он, используя все полномочия губернатора, взялся давить на новый состав облдумы, дабы она избрала председателем его человека, а не меня. Но и после того, как Руцкой нарушил договоренность с руководителями оппозиции, я пришел к нему и предложил сотрудничать со мной и двумя моими товарищами-коммунистами как с депутатами Госдумы: интересы области превыше наших личных отношений и давайте ими вместе заниматься. Он кивнул головой, а на следующей неделе заявил публично: вот я зову к себе коммунистов, а они меня игнорируют.

Любой губернатор, приезжая на заседания Совета Федерации, всегда встречается с депутатами Госдумы от своей области. Встречается для того, чтобы обменяться информацией и согласовать действия по решению важных для области вопросов. Руцкой с нами после 97-го не встретился ни разу. Не было необходимости? Но за минувший год я вместе с руководителями курских предприятий и районов двадцать два раза был в правительстве. Области наша помощь нужна . Не нужна Руцкому. Так кто виноват, что у него с оппозицией произошел разрыв?

Н.А. Вступление Руцкого в должность губернатора проходило в храме, где он перед иконами целовал крест и клялся править областью по законам Божьим. Что в результате его правления получили куряне?

А.М. В самые первые дни губернаторства Руцкого мне пришлось услышать от него фразу: “Все руководители в области жулики, и всех их надо гнать”. Я тогда значения ей не придал: погорячился генерал, ляпнул несуразицу и забыл ее потом. Но, как оказалось, фраза эта была программной. С легкостью необыкновенной в голове Руцкой принялся увольнять прежних глав районов и назначать новых — со стороны, и не только из числа своих сослуживцев-летчиков. Например, Тимским районом он вменил управлять командиру подлодки, Горшечинским — контр-адмиралу. В области у нас шутили — набирая кадры из военных, Руцкой собирается завоевать Белгород и Воронеж. Летчики и моряки, возможно, люди порядочные и воевать хорошо, наверное, умеют. Но вот один из летчиков, возглавлявший сельский район, выступает на совещании по завершению зимовки и докладывает: я объехал все фермы и пришел к выводу, что большие коровы до весны доживут, а среди коровок маленьких будут жертвы. Если для сельского руководителя телята — это маленькие коровы, то что от него можно ожидать?

На областном уровне, однажды начав чистку кадров, Руцкой никак ее не прекратит. За три года своего губернаторства он сменил 55 замов. Чтобы человек врос в должность вице-губернатора, ему надо как минимум полгода. У Руцкого далеко не все вице успевали этот срок отработать. Мотивы отставок и назначений известны только самому губернатору. Ему же и только ему ведомы доходы и расходы области. Ее бюджет на нынешний год был утвержден лишь в июле. А это значит, что более полгода всеми финансовыми потоками двигала губернаторская рука вне всякого контроля. В прошлом году бюджет по доходам был исполнен на 22 процента, а по расходам — на 33 процента. Куда и как текли средства?

Население в Курской области нищает быстрее, чем в соседних областях. Почему? Товарные кредиты наши крестьяне получают под более высокие проценты и, стало быть, вынуждены отдавать за них больше продуктов, чем соседи. Сельхозпроизводство у нас еще дышит, а кое-где и вообще перестает дышать. Например, в Щегровском районе в свое время был прекрасный птицесовхоз, который ежегодно давал 68 миллионов штук яиц и 36 тонн птичьего мяса. Сейчас в этом совхозе нет ни одной курицы. Помещения ветшают, оборудование разворовывается и приходит в негодность. Но на воротах птицекомплекса сделанное из бетона яйцо постоянно подкрашивают, и оно замечательно смотрится. Это яйцо, которое нельзя съесть, является, на мой взгляд, самым настоящим памятником хозяйствованию Руцкого на селе. У нас в области лишь четверть сельхозпредприятий сводит концы с концами, гораздо меньше, чем, скажем, на Белгородчине. Вместе с тем в результате финансовой бесконтрольности у нас больше задолженность по зарплатам бюджетникам, по детским пособиям и выплатам ветеранам. Новый учебный год 1 сентября в четырех районах области не начался — бастовали учителя, не получавшие полгода зарплаты. Клятвами Руцкого, увы, сыт не будешь.

Н.А. Губернатор Руцкой, судя по вашим словам, правит бездарно. Но правит ли он бескорыстно — для себя, для своих родных и близких?

А.М. В свое время у Руцкого было два заместителя — Конончук и Бунчук. Их в области называли Чук и Гек. Так вот они так провели закупку комбайнов, что при этом куда-то бесследно исчезли 7 миллиардов старых или 7 миллионов новых рублей. Прокуратура завела уголовное дело — и Чук с Геком оказались в тюрьме. Следствие продолжается по сей день, и недавно Руцкой добился того, чтобы бывшим его замам изменили меру пресечения. Им было сказано: вас обвиняют в исчезновении 7 миллионов рублей — вносите их под залог и выходите под подписку о невыезде. И что же? На второй день эта огромная сумма была внесена. Для Чука и Гека — семь миллионов не деньги.

Не все ладно с законом и у брата Руцкого Владимира, который приехал в Курск из Нижнего Новгорода и получил в свои руки всю мясопереработку области. Возникнет у него проблема с залогом — он ее, как мне думается, решит тотчас же.

Не бедствуют в Курске и сыновья Руцкого. Старший из них — Дмитрий — руководит ООО “Курскфармацептия”, которое объединяет 85 процентов аптек области и имеет сверхприбыли за счет монопольно высоких цен. Руцкому младшему — Александру — дарована монополия на поставку горюче-смазочных материалов, при которой просто трудно не разбогатеть.

Семья Ельцина, как пишет сейчас лужковская пресса, обогащается через посредников. Семья Руцкого кует деньги непосредственно сама.

Н.А. Вы сказали вначале, что в области заведено 14 уголовных дел на 30 назначенных Руцким административных работников. Это значит, что правоохранительные органы и курский прокурор Николай Ткачев не пали ниц перед крутым генерал-губернатором. А пытается ли как-то одернуть его областная организация КПРФ?

А.М. Мы реагируем на каждый факт произвола, беззакония и коррупции в областной исполнительной власти, и поэтому любимое выражение Руцкого по отношению к нам — сотру в порошок. Он публично пообещал, что не допустит победы коммунистов в округах на выборах в Госдуму. И сейчас подконтрольные областной администрации местные СМИ мажут грязью и КПРФ в целом, и депутатов-коммунистов. Кто из руководителей предприятий проявляет лояльность к нам, на того немедленно обрушиваются с проверками всевозможные комиссии. Депутатам Госдумы положен по закону бесплатный транспорт для поездок по округу. Эти поездки нам пытаются сорвать мелкими пакостями: приходит машина, водитель смотрит на тебя ясными очами и говорит — бензина нет, никуда ехать не можем. Главы районов от контактов с нами уклоняются, избирателей дезинформируют относительно места и времени встреч с депутатами-коммунистами.

Тотальная борьба Руцкого с областной организацией КПРФ — это не борьба с его идейными противниками, а с противниками, мешающими ему жить всласть и плевать на закон. У Руцкого нет и быть не может никаких принципов, как нет у него и быть не может постоянных союзников. Он был правоверным коммунистом, был радикалом-демократом, был крайним национал-патриотом. Он надевал каждый раз ту маску, которая была в данный момент более выгодна. То же самое делает и Лужков. Некогда он кричал: “Ельцин — это свобода!”, “Ельцин — это будущее России!” А теперь ведет войну с этим “будущим”. Руцкой и Лужков — близнецы-братья. Роднит их неуемное желание блюсти интересы своего живота. Этим и только этим можно объяснить их перебежки от коммунистов к радикал-демократам и от них в собственные движения.

Наш избиратель был и останется глупой жертвой обмана, пока не будет подходить к кандидатуре каждого претендента на власть с вопросом: “А чем ты занимался после августа 1991 года?” Если ты бегал из одного политического лагеря в другой, как Руцкой, Лужков и Примаков, если ты никогда при этом не бедствовал и не страдал, то зачем тебе нужны мандат или должность?

Власть у нас никогда не будет нормальной, если мы не очистим ее от перебежчиков.

Красивая мебель для прихожий 2 , только новинки: "Престиж", "Флорентина", "Роза" и др., для Вас.

Мария Светлова КУЧА-МАЛА

19 декабря Тверская губерния будет выбирать не только депутатов Госдумы. Главные битвы разворачиваются вокруг выборов губернатора.

Количество претендентов на этот пост целых тринадцать — “чертова дюжина”. На прошлых выборах было всего три человека. И чем больше жаждущих шапки губернаторской, тем крепче у избирателей дух захватывает.

На предварительной стадии сумятицу среди тверяков породила интриги в рядах КПРФ. По принципу демократического централизма в Компартии было решено: депутат Госдумы по Бежецкому округу (второму на территории Тверской области) Владимир Баюнов баллотируется в губернаторы, депутат Госдумы по Тверскому округу Татьяна Астраханкина в третий раз завоевывает в нем мандат.

Но Татьяне Александровне заседать в Госдуме, видимо, уже поднаскучило. И она надумала самостоятельно прорваться в губернаторы. Ее лучше знают в области, и ей, судя по всему, показалось: паблисити — все, остальное ничто. Но властных амбиций Астраханкиной хватило всего на неделю. И Тверская область, скорее всего, не будет иметь в губернаторах длинноногую блондинку.

Официальный кандидат в губернаторы от КПРФ Владимир Баюнов, безусловно, настоящий мужчина. В прошлом моряк-подводник, он носит окладистую бороду и умеет производить впечатление. Баюнов очень шумно начал предвыборную кампанию, однако, как оказалось, это был фальстарт. В августе на читателей ряда тверских газет обрушились первые публикации о жизни и деятельности Владимира Баюнова, а на центральном стадионе города в его честь пела Надежда Бабкина. Но сейчас предвыборная активность Баюнова резко сошла на нет. Утверждают, что причина тому —разлад между Баюновым и его спонсором, представителем крупного металлургического концерна Анатолием Траченко. Баюнов стал вести себя черезчур независимо, и Траченко, у которого в Тверской области свои экономические интересы, отстаивать которые легче всего, будучи губернатором, решил баллотироваться в главы области самостоятельно.

Москвич Траченко — фигура темная. Он из отставных военных, прошел Афганистан. Тверяков, привыкших к патриархальной простоте местного начальства, которое бродит по ночам без охраны и по-простецки выпивает рюмочку-другую в кафешках в центре города, поражает обилие охраны, сопровождающей Траченко в самые невинные места — типа студий на местном телевидении. Газеты, ранее прославлявшие Баюнова, резко переключились на Траченко — видимо, политическая реклама была проплачена заранее. Приехал в Тверь и вовсе странный “варяг” из Москвы — отставной генерал КГБ со странным для России именем Арнольд Порк. О нем известно лишь то, что Арнольд Августович имеет брата-близнеца — для человека, облеченного властью, наличие официального двойника очень удобно.

Еще один генерал КГБ (пардон, ФСБ), претендующий на губернаторское кресло — местный чекист Геннадий Виноградов. Занятно, что он, как и отставной премьер Степашин, баллотируется от “Яблока”. Недавно бывший шеф ФСБ Степашин приезжал на областную конференцию “Яблока” поддержать коллегу. Зрелище было презабавное: “яблочники” — врачи и учителя, в недавнем прошлом “кухонные диссиденты”, пытались протестовать против того, что от их лица в губернаторы выдвигают кэгэбэшного генерала, крича, что он, мол, держал нас в страхе в незабываемые 70-е. Степашин разъяснил разночинной интеллигенции, что по случаю ее мягкотелости без генералов КГБ во главе она пропадет. Будущая партия власти — это партия волков и овец. “Кухонные диссиденты” мгновенно замолчали и единогласно поддержали кандидатуру генерала Виноградова. Видимо, покорство перед органами у тверской интеллигенции в крови.

Геннадий Виноградов ушел с должности начальника тверской ФСБ в прошлом году и сейчас возглавляет службу безопасности местного отделения Центробанка. Ходят слухи, что именно он финансирует местную ячейку “Яблока”. Методы ведения предвыборной кампании у Геннадия Петровича тоже типично гэбистские: полное молчание в прессе плюс распускание смутных слухов о битком набитых компроматом чемоданах.

Первые порции компромата на нынешнего губернатора Владимира Платова, самого реального претендента на губернаторское кресло следующего срока, уже появились. Платов, если верить некоей видеокассете, совершил политическую оплошность в духе Билла Клинтона: роль Моники Левински исполняла молоденькая тележурналистка. Но, увы, Тверь — не Аризона, в современной российской провинции нормальная и ярко выраженная сексуальная ориентация — скорее плюс для политика.

Минус — это то, что в преддверии выборов областная администрация не сумела сохранить единство своих рядов. Первым “отщепенцем” оказался лидер местного “Отечества”, зам.губернатора Виктор Опекунов. Около двух лет назад Платов выписал его из Санкт-Петербурга и назначил заведовать экономикой и инвестициями. Однако роль партийного босса оказалась для Виктора Опекунова более интересной. Пользуясь своим положением зам.губернатора, он загнал в “Отечество” всех глав администраций из глубинки и директоров крупных предприятий. Так, например, в Зубцовском районе отделение “Отечество” доверили возглавить начальнику налоговой инспекции: сами понимаете, рычаги влияния на умы избирателей у него самые реальные. Словом, Виктор Опекунов баллотируется в губернаторы.

Другой зам.губернатора — Анатолий Клейменов, также решился нарушить чиновничью субординацию и “двинуть на повышение”. Под него было создано общественно-политическое движение “Верхневолжье — XXI век”. Преимущество Анатолия Клейменова в том, что за его спиной — собственный рупор, телеканал “Тверской проспект”, осуществляющий вещание TV-6.

Совершенно неожиданно отправились в губернаторы директор “Мелькомбината” Сергей Потапов и председатель колхоза “Мир” Николай Попов, рекомендованные “Отечеством” как кандидаты в депутаты Госдумы. И поскольку “Отечество” не имеет партийной дисциплины, подобной КПРФ, обуздать их честолюбивые стремления будет довольно сложно (это вам не мадам Астраханкина).

Попов был наиболее реальным кандидатом в Госдуму по Бежецкому округу. С его уходом в губернаторскую гонку все шансы победить в этом округе получает первый секретарь обкома КПРФ, главный редактор газеты “Позиция” Вячеслав Зорькин.

Самый экстравагантный кандидат в губернаторы — лидер баркашовцев из Удомли (города, где расположена Калининская АЭС) Сергей Светличный. А самый наивный кандидат — милиционер-водитель патрульно-постовой службы Юрий Федоров. Если он соберет необходимое количество подписей, можно сказать, что гражданский подвиг его уже совершен.

Помимо вышеперечисленных, в списках значатся еще две смутные личности: некто Василий Смирнов и некто Андрей Строев (не родственник Егору!).

Кто выйдет на финишную прямую — покажет время. Тринадцать — нехорошее число. Но не только это омрачает тверскую избирательную кампанию.Первый тур губернаторских выборов — 9 декабря. Значит, второй тур должен состояться 2 января. И кандидатам в губернаторы, наверное, придется запасаться костюмами дедов Морозов.

Мария СВЕТЛОВА

некрологи

Почему умирают молодые русские мужчины, которые, казалось бы, могли быть опорой и надеждой страны? Они умирают потому, что не могут позволить себе ни малейшей беспринципности, моральной нечистоплотности, из-за того, что не участвует в делах тьмы, и еще — из-за нашей вечной беды: разобщенности. Сегодня это особенно ясно осознают те, кто бывает на концертах оркестра “БОЯН” и хора Пятницкого.

Алексей БАРЫШНИКОВ,

балалаечник-виртуоз, русский православный человек из числа тех богато одаренных натур, которые нечасто приходят в мир, умер, не дожив 5 лет до своего полувекового юбилея.

Те, кто знал Алексея, поражались гармоничности его прекрасного облика и чистой, светлой души, цельной натуры, незамутненной никакой грязью нашего смутного времени. Что же послужило причиной смерти одаренного музыканта? Усердно насаждаемые среди нас врагами России пьянство и наркомания его не коснулись. Медицинский диагноз сам по себе не отвечает на вопрос, почему в расцвете сил умирают русские люди, по какой причине настигают их, как снайперские пули, все инсульты, инфаркты, язвы, диабеты, что вызывает эти болезни? Чтобы найти ответ, надо внимательно всмотреться в то, что реально происходит в сегодняшней России.

Заверим душу ушедшего от нас Алеши, что мы будем делать всё, чтобы покончить с бесправным положением народа, к которому он принадлежал.

Мир праху. Вечная память Алеше Барышникову. За дело России он боролся своим оружием — своей виртуозной, своей незабвенной балалайкой.

Поминовение души Алеши на 40-й день состоится на Преображенском кладбище 28 октября.

Центральный Совет РНЕ с глубоким прискорбием сообщает, что вечером 22 октября 1999 года на 44-м году жизни от сердечного приступа скоропостижно скончался один из старейших участников движения, ближайший соратник А.П.БАРКАШОВА, член Центрального Совета

ПОВАРОВ Валерий Александрович

Выпускник Высшей школы милиции, уже в зрелом возрасте Валерий Александрович сделал свой сознательный выбор и вступил в ряды РНЕ, пройдя путь от руководителя территориального подразделения до члена Центрального Совета и заместителя А.П.Баркашова. Активный участник народного восстания 1993 года, он всегда находился на переднем крае борьбы, не щадя ни времени, ни здоровья, ни сил, решением каких бы партийных вопросов он ни занимался.

Он ушел из жизни в момент наивысшего противостояния национальных сил с врагами русского народа.

Выражаем глубокое соболезнование родным и близким. Он навсегда остается с нами в наших сердцах и в нашем строю.

Вечная память героям! Слава России!

ДРУЗЬЯ И СОРАТНИКИ

Александр Лысков РАБОЧИЙ ВЫБОРГСКИЙ КУЛАК

Прошло чуть больше года с рельсовой войны, прокатившейся по России с востока на запад, немногим больше года “затишья” — и вспыхнула яростная, огнестрельная схватка в Выборге.

Все эти полтора года идеологи режима, а также провозвестники стабилизации в лице умеренного Примакова говорили о спаде социальной активности. Особенно большие надежды возлагали на чеченскую войну. С ее началом копившийся гнев угнетенных, обворованных можно было “канализировать” на Кавказ. Да, внешний враг, терроризм сплачивает нацию, заставляет прощать гражданские обиды, но лишь незначительные. Когда у гражданина отнимают последний кусок хлеба, работу, он перестает быть государственником.

Мы уже проходили это в начале века, в японскую и германскую войны, когда нищий народ тоже сражался на двух фронтах — с внешним врагом и внутренним притеснителем. Тогда тоже рабочих упрекали в недостаточной патриотичности и государственности. Высочайшим повелением запрещались профсоюзы и забастовки, но стачки проходили даже на оборонных предприятиях.

Из целлюлозы делают отменный порох. Косвенно и комбинат в Выборге является оборонным. Таким образом, аналогии с первым десятилетием века еще более убедительны.

Рано предрекать вторую Октябрьскую революцию, скорее, грядет череда локальных схваток с “приватизаторами” по типу Выборгской, напоминающих 1905 год. Но нет никаких оснований для полного исключения подобных исторических аналогий: люди нищают, жизнь дорожает, капиталисты упорствуют, народ сатанеет.

Прошлым летом в Кемерове, Новосибирске, Прокопьевске, затем во многих городах европейской России, в том числе и в безвестном райцентре Вологодской области — крае исстари невозмутимом, люди вышли на рельсы, остановили движение поездов. Вспомним: протестовали только из-за недоданной заработной платы. Казалось, достаточно расплатиться с ними, хотя бы с помощью включения печатного станка на монетных дворах, и долгожданная капиталистическая гармонизация наступит. Извернулись, стали выплачивать долги, погасили пожар. Но оказалось, что это был огонь поверхностный. Глубинный очаг недовольства продолжал набирать температуру. Уже тогда протуберанцы прорывались наружу, предвещая “Выборгскую битву”. Рабочие одного из предприятий Сибири захватили мэрию, забаррикадировались. Омоновцы окружали их, вытесняли. Тогда еще сила была на стороне властей, тогда рабочие оборонялись и для своей безопасности брали заложников. В Выборге уже наоборот, бойцы с автоматами пользовались живым щитом, а осаждали рабочие-боевики.

Со времен рельсовых войн претерпел изменения и тип профсоюзных лидеров местных комитетов. Под железнодорожными насыпями в палаточных лагерях рабочих, перекрывавших магистрали, профсоюзные лидеры уговаривали “бойцов” не брать в руки даже палки, не дай Бог, спровоцировать “вооруженное сопротивление”. В Выборге, даже через два дня после окончания битвы, на свежую голову профсоюзный вождь в объективы телекамер на всю страну заявлял о том, что “в следующий раз призовем рабочих всей страны поддержать нас”. И уже не палки, а обрезки труб и пирамидки булыжников открыто демонстрировались властям в знак устрашения.

События на Выборге показали, что капитализм в нашей стране построен, и социальная жизнь развивается по классическим законам пролетарской революции. Отличие только в том, что роль большевиков-организаторов негодующего электората исполняют в России конца века молодые мужчины, стриженные бобриком (кстати, такая же мода была и тогда, во времена Ленского расстрела). И длинные пальто были. И золотые цепочки. Правда, вместо “мерседесов-600” ездили на пролетках “агитаторы и организаторы”, и вместо рэкета использовали реквизицию. Были более начитаны и одурманены мировой пролетарской революцией, от чего напрочь избавлены невидимые вожди современных рабочих волнений. Криминал, мафия, бандиты — так называют их нынешние официальные власти. Хотя они уже в Думе сидят и в партийных списках становятся вторыми лицами после “вождей”. Пока их еще “вычеркивают”. Но в следующую Думу они уже войдут беспрепятственно. Через несколько лет мы напрочь забудем об их “грехах молодости”. Преобразится общество — преобразятся и они. Ослабнет, рухнет нынешняя власть с подконтрольной “героической” ЦИК. И те же рабочие выборгского целлюлозно-бумажного комбината выберут их по одномандатному округу.

Большевики ведь тоже сначала представлялись России мафией, криминалом, бандитами. Конечно, не по духовной, не по культурной, а лишь по социальной сути сближаются при подобном рассмотрении эти общественные группы, но ведь они здесь нам и интересны, прежде всего, в общественной роли.

Так вот, и они — лидеры теневой, можно сказать, оппозиционной экономики, тоже изменились со времен рельсовой войны.

Помнится случай в Кузбассе. От магистрального шоссе на шахту, где “сели” выбивать зарплату забойщики, вела одна дорога. И чтобы не допустить штрейкбрехеров, рабочие перегородили эту дорогу баррикадой из досок и ящиков. Шахта стояла неделю, другую. Директор вяло увещевал. Шахтеры палили костры у баррикады, пропускали только надежных людей. И настал момент, когда рынок потребовал от начальства решительных действий — продукции, угля требовал рынок, иначе предприятие переставало приносить прибыль. Теневые директора, стриженные бобриком, тогда повелели “наладить добычу”. И в своей манере братки на грузовике попросту протаранили баррикаду, понабивали синяков под глаза строптивцев и провезли в пролом на автобусе верную бригаду.

В Выборге, наоборот, именно братки, опекающие комбинат, обеспечили рабочим надежность тыла.

Мы глядим на принципиальное выражение лица председателя ЦИК, не пожелавшего легализоваться людям с “грехами молодости”, думаем, что боремся с криминализацией, хотя, как и в случае с погашением задолженностей по зарплате, происходит лишь поверхностное подавление стихии.

Зреет прорыв криминала в другом месте, полыхнет и на Запсибе, и на ВАЗе, и еще на многих хорошо работающих заводах, как это произошло в Выборге. И презренный криминал, разъяренный лицемерием властей, вычеркивающих его из “списков”, возьмет свое большей кровью.

Уже сейчас смешно выглядят “законные владельцы”, совсем как законные власти. Их не пускают на “собственные” заводы, пинают и бьют, как в Выборге произошло с А. Сабодашем, представителем британской фирмы, купившей комбинат нынешнем летом.

Законы творит жизнь. Законы пишут сильные. А доказывают силу не только в арбитражном суде, но и в уличных стычках. Рабочие выборгского комбината это усвоили.

Конечно, их могут обмануть, кинуть — по терминологии теперешних их опекунов — эти самые опекуны и идейные вдохновители сопротивления, обещавшие не увольнять 1200 человек, как это хотели сделать крутые британцы, а до того кипрские дельцы, владевшие акциями. Законы рынка — они и для теневиков те же. Но в таком случае и у рабочих остается право на повторный бой. Набирает силу криминал — набирают силу и рабочие.

Нам по телевизору уже показывали пулевые пробоины в стенах конторы выборгского комбината. Это стреляли боевики из рабочих дружин.

Обрезки труб как оружие пролетариата уходят в прошлое.

Выборг

Ольга Шорина ДЕРЖИСЬ, ЭКОЛОГ!..

— Оль, с тобой Сафронов говорил?

— А о чем он должен был со мной говорить?

— Я снимаю с себя всякую ответственность. Я ничего не успеваю здесь сделать, а дома у меня семья! Сейчас у нас здесь работы нет!

— Вот здорово! Поездили на мне, попользовались вволю, а теперь стала не нужна!

— Когда здесь будет работа, мы тебя позовем. Ты же на иждивении.

Я достаю из кармана заранее приготовленное лезвие и, не успев опомниться, слышу противный звук, какой бывает, когда рвут марлю, и вижу огромную рану, прорезанную темно-желтую жировую прокладку и светло-серую кость.

— Ну что ты сделала! Олесь, надо бы ее в больницу, руку зашить, — Коровина набросила мне на руку стерильные марлевые салфетки и завязала тонким марлевым полотенцем в два оборота. — Только как же, она ведь в пальто...

Мы спускаемся с третьего этажа, лестница, к счастью, абсолютно пуста.

Мне — девятнадцать лет, я — “общественница”, — определение не мое, слова “общественность” и т. п. вызывают у меня ярость и головную боль. Сейчас февраль, а в июле меня завербовали, иначе не скажешь, в Общество охраны природы. “У нас будут деньги, а если бы здесь нельзя было сделать деньги, то, поверь мне, я не стал бы этим заниматься, — каждый день слышала я. — У нас будут дела по всей области. У нас сейчас это может получиться только потому, что сейчас везде все рушится. А когда мы разовьемся, то, конечно, очень многие захотят устроиться к нам на работу, но я еще не каждого возьму, потому что ты согласилась работать бесплатно, тебе и флаг в руки”.

Сам же этот вышеупомянутый Сафронов охранял раз в три дня Измайловский рынок, и когда незадолго до моего пореза мы заключили договор с одной базой на утилизацию аккумуляторов и потребовали за услуги тысячу, а дамочка заохала: “У нас сейчас нет денег!” — Сафронов воскликнул:

— Как это у организации нет денег! Вот я — десять тысяч получаю!

— Какая у вас хорошая зарплата!

Предложение меня до поры до времени устраивало. До этого я работала в одной из библиотек на окраине нашего города, но через два месяца меня оттуда поперли. Заведующая, туповатая сердечница лет пятидесяти, в один прекрасный день вызвала меня на ковер и объявила:

— Ты нам не подходишь, а тут одна женщина с высшим образованием ходит, пороги обивает. Тебя же, конечно, родители пытались пристроить по своим каналам. Они ведь у тебя работают, так что тебе работать необязательно. Ну, что скажешь? Ты огорчена?

Библиотеку я ненавидела, плюс ко всему меня в ней считали недочеловеком из-за того, что я у меня нет высшего библиотечного образования. Я плюнула и ушла.

И попала в Общество охраны природы

...Сафронов долго строил из себя благодетеля; разумеется, я не могла сказать дома правду о зарплате, как и никому другому, кому охота позориться?

Сафронов же на это говорил:

— Вот на Западе, там как: дают деньги под что-то; сначала что-то сделай, потом деньги получишь. А здесь, в этой стране, никто ничего не хочет делать. А они, что, опять гадят тебе на мозги насчет зарплаты? Да они не имеют права! Вот была бы работа, сказали бы: есть работа, а ты сюда ходишь, время теряешь!

И вот меня выгоняли, выкидывали, как кожуру, как использованную вату, под предлогом, что у нас маленькая комната! “Если ей нечего делать дома, это ее проблемы!” А что мне сказать дома? Что я — ничтожество, у которого никогда не будет работы? Тогда, как в песне поется: “Тогда, когда самоубийство честнее всего”:

А тот случайный прохожий,

Что вечером жмется к стенам,

Днем им вряд ли поможет,

Разве что бритвой по венам...

— У меня полиса нет, — бормотала я.

— Так нам не надо ничего, — Коровина надела на меня капюшон, завязала бубенцы, присев, бережно застегнула мою шубу на две нижние пуговицы. К слову сказать, Коровина — хорошая женщина, она добра, отзывчива, сострадательна, в наше время трудно отыскать хотя бы одно из этих качеств, но ее предательство, амбиции, святая уверенность, что все должны на нее работать, просто-напросто уничтожили сейчас для меня все доброе в ней.

Вы представляете, как может себя чувствовать человек с резаной рукой? Рана не болела, и я удивлялась, что еще жива, что еще иду, а если бы не знала, как у меня изувечена рука, то чувствовала бы себя совсем хорошо. Я взглянула на повязку и тихо вскрикнула, увидев проступившую кровь.

— Ты не смотри, — попыталась успокоить меня Коровина.

Нет, я знала, что умереть я не умру, а боялась я того, что меня просто без полиса никто не будет шить.

Темный страшный коридор, длинная очередь. Мой воспаленный мозг думает, что они все — резаные, как же они доживут, истекая кровью, дожидаясь, когда их примут?

Нас гонят, отсылают. Коровина заглянула в нужную дверь, светлая молоденькая медсестра говорит:

— Не видите, здесь занято! Дождитесь своей очереди, приготовьте документы!

— Какие документы?

— Какие здесь написаны!

“Паспорт, амбулаторная карта, полис”.

— А если нет, точно же, так и не примут? Мне: — Посиди пока.

Я не могу сидеть, мне страшно, страшно и странно, что я еще жива.

— Так идите к главврачу...

Но все-таки меня принимают, вне очереди.

— В одежде нельзя! — заходится от крика врачиха.

Выдержанная, прекрасно воспитанная Коровина берет с кушетки чье-то маленькое, легкое пальтецо.

— А этому здесь находиться можно?

Полотенце на руке разматывают.

— А я думала, у нее открытый перелом, — огорчается врачиха.

Я стою возле оранжевого операционного стола, а рядом с ним битком набитое ведро. Как-то получается, что Светлана Николаевна, старшая операционная сестра, женщина лет пятидесяти пяти, как потом я узнаю, самая человечная и единственная, кто достойна названия своей профессии, — сестра милосердия, — пристраивает мою руку над этим ведром, и я решаю, что в этом все лечение, а кровь так и должна в ведро капать, пока вся не сойдет.

— На стол.

— Как, во всем?

— Во всем. Это, — показывает кровавые тряпки, — оставить?

— Выбросить.

Все запихивают в ведро. Появляется Коровина.

— Галина Георгиевна, — говорю я, — где моя шуба? Сейчас эта женщина самый близкий для меня человек. — Галина Георгиевна, ее же украдут, у меня уже однажды украли!

— Не обращайте внимания, видите, она больной человек, — устало говорит врачам Коровина, и я только потом поняла, что она имела в виду под словом “больной”.

— Ах, ты сама! — радостно восклицает Шалимова. — У кого наблюдаешься?

— Ни у кого, — сухо говорю я. После нашей элитарной школы, где пацаны поливали девчонок грязью только для того, чтобы поупражняться в своей низости, в своем знании подзаборного языка, я в совершенстве владею хамством и унизить человеческое достоинство этой врачихи мне ничего не стоит, но я знаю, что тогда меня просто бросят умирать, и сдерживаюсь.

Какая-то медсестра спрашивает:

— Фамилия, имя, отчество? Где прописаны? Образование? Дата рождения? Место работы?

Мне уже требуется усилие, чтобы внятно отвечать.

— Ни у кого. Мне зарплату не платят.

— Где ты работаешь?

— В экологии. Но мы — отщепенцы от экологии, а так там все богатые...

Далее я несу полный бред, изливаю душу. Чувствую, как протаскивают первую нитку. Слева врачиха, она шьет, справа — операционная сестра, она подает ампулы, много ампул, и от этого мне жутко. Врачиха рассказывает про какую-то родственницу, которая лежит в Лосе, не забывая спросить у меня:

— У кого наблюдаешься?

Чувствую, как бинтуют, делают давящую повязку. Светлана Николаевна, подумав, говорит:

— Вот тебе еще сюда, — и подложила два комка марлевых салфеток.

И тут до слуха моего доносится:

— Не могу ей все психиатра вызвать! Какой номер набирать? Московский не отвечает!

— Не надо мне психиатра, я здорова! — вскрикиваю я, но голос мой звучит глухо и слабо, а я сама — жалкая, ничтожная. Всегда относилась к медикам с уважением, но сколько сейчас других — “демократически” безнаказанных!.. Мы перед такими абсолютно бесправны. Если тебе нахамит продавец, то только скажи его работодателю, хама тут же пинками вышвырнут за дверь. Но ведь, покупая хлеб, ты не рискуешь жизнью настолько!

Операционная сестра подводит меня к раковине, дает мыло.

— Помой руки... вот тут получше.

Голова ватная, а ног я просто не чувствую!

— Сядь на стульчик, тебе надо посидеть после наркоза, — подвязывает мне руку к шее и идет протирать спиртом стол.

Мне противна ее доброта, доброта с учетом того, что ей надо меня нейтрализовать, расслабить, чтобы тепленькой сдать в психушку.

Оглядываю себя: низ кофты в брызгах крови, рукав белой блузки в черный горох — насквозь. Коровина сидит в предбаннике, слышен ее тихий голос:

— Алло! Вот у нас тут девушка 78-го года рождения, резаная рана восемь на три. Как мне ей психиатра вызвать?

Я опять умоляю, унижаюсь.

— Мы обязаны! Нам некогда с тобою возиться!

— Так не возитесь!

— Так может быть, она в понедельник сама к психиатру сходит?

Коровина мне шепчет:

— Не бойся, я в соцзащите работала, вылечат анонимно. Ведь что-то тебя подтолкнуло это сделать? Я вот, допустим, себе не могу.

А я впервые увидела, что носик у нее целиком покрыт сеточкой морщинок.

— Завтра на перевязку! Не забудь, с десяти до часу!

— Запускайте!

Ко мне приставили санитара Алешу, сытого румяного мальчика. Я с ужасом подумала, что в машине он начнет ко мне лезть, как к психу-недочеловеку, а я не смогу защитить себя, — рука только что прооперирована, а наркоз еще не вышел!

— Что ж это вы, хотели умереть? — спросил он.

— Нет, я случайно, а чего это вы разговариваете со мной так иронически?

— А как это — “иронически”?

Где психушка, я не знала. Наконец приехали. Налево — регистратура, направо — пустой гардероб. Толстая женщина повела вверх по деревянной лестнице, впустила в кабинетик. Зимнее солнце било в окно, в крошечной комнатке, заставленной лампами, сидела другая, лет сорока пяти. Она взяла направление.

— Резаная рана восемь на три левого предплечья, — непонимающе прочла врач. Ласково мне: — Садись, снимай шубку. Ты осознаешь, что находишься у психиатра?

— Осознаю.

— Зачем ты это сделала?

— Они не платили мне зарплату и не собирались платить, говорили, что мне не надо, потому что я “на иждивении”, а потом сказали, что я им больше не нужна и чтобы выметалась. Вот я и взяла лезвие, чтобы им стало стыдно за то, что они меня использовали, и теперь я в отчаянии.

— Значит, демонстративно.

— Ну что, в Хотьково меня отправите?

— Нет, я отпустила машину. Чем болела в детстве, были ли операции, травмы головы?

“Нет”. — “Что испытала при порезе?” — “Ужас”. — “Ужас из-за чего? Испугалась крови?” — “Да”. — “Хотела попасть по венам?” — “Нет”. — “Правую руку или левую?” — “Левую”. — “А родители ваши хоть живы? Кем работает отец?” — “Служащий”. — “А он не пьет?” — “Нет”. — “Сонопакс”. Чтобы спасть спокойно. Шестьдесят таблеток, принимать по две в течение тридцати дней, утром и вечером. Сейчас выйдешь и купишь “сонопакс”. Молодой человек есть?” — “Был жених в Пушкинском районе, но он нашел себе сожительницу”. — “Здесь нужен психотерапевт, а еще лучше психолог. Слишком много проблем”.

На этом мои злоключения кончились. Наркоз вышел, мне стало легко и радостно, как и всякому человеку, починенному в травматологии, — когда опасность уже миновала. Я спустилась по этой травмоопасной деревянной лестнице, психи у регистратуры почтительно расступились, сочувствуя, видно, моей подвешенной руке. Я вышла из бордового здания с очаровательными елочками, растущими у крылечка, заторопилась, стыдясь стоящих рядом людей. На площади мужчина лет пятидесяти спросил:

— Гололед?

— Гололед, гололед, — заверила я его и прибавила шагу. Мне казалось, что все знают о моем позоре.

Когда я дошла до работы, чтобы взять свои вещи, то обратила внимание на бумажку, которую все несла в руке. Это был рецепт. Зачем мне это? Я не смогла бы купить “сонопакс”, даже если захотела.

Через неделю я вышла на работу.

— Как рука? — первым делом спросила Коровина. И это было ее последнее и единственное доброе слово ко мне. Она выживала меня целый день, игнорировала, затыкала рот, когда я пыталась дать информацию, как куда-то позвонить, а когда в пять часов я собралась уходить, позвонила начальнику:

— Михаил Викторович, а с Ольгой что делать? Она тут сидит и вам вырезки клеит.

Затем Коровина передает мне трубку:

— Посиди пока дома, не нагнетай обстановку, — услышала я. — Здесь главная Галина Георгиевна, а ты на птичьих правах.

— И сколько мне ждать?

— Неделю, — этот человек всем умел заговаривать зубы!

— Но мне дома уже есть не дают!

— Хорошо, я приду вечером и все им объясню.

— Не надо!

На лестнице мне было сказано Коровиной:

— Я, конечно, понимаю, что тебе, как и всякому нормальному человеку, нужно общение, но ты мне мешаешь работать. Я взяла на себя ответственность. Мне и самой стыдно перед детьми, скоро год, как я в последний раз получала зарплату. Тебе же Сафронов сказал, что даст тебе работу? Он-то на рынке зарплату получает, семью кормит. А ты на иждивении. Я же не говорю, что ты не можешь сюда приходить. Ты можешь сюда звонить...

Я ответила ей что-то из того, что отвечают в отчаянии, наивно пытаясь разбудить совесть. Слезы душили меня, но дома плакать было нельзя.

...Через неделю я вытряхнула из кошелька в окошко переговорного пункта рубль двадцать и скормила уличному таксофону ребристый кружок жетона.

— Тебе же сказали — не звонить! — взревело в трубке, — мы тебе записку в почтовый ящик положим. Все. Разговор окончен!

Это было в феврале, а сейчас сентябрь.

Щелково, Московской области

парфюмерия 3 , купите туалетную воду недорого

Тимур Борисов КРОВАВАЯ РАЗВЛЕКУХА

1.

Для любителей низменных наслаждений нет ничего лучше публичной смерти. Нас уже регулярно потчуют соответствующими кадрами на телевидении. Мы еще содрогаемся от мерзости. Но люди, продвинутые, закаленные в зрелищах корчи и агонии человека, уже не могут без этого. “Новые русские”, начинающие безобидными массажами, логично заканчивают созерцанием гладиаторских боев в элитных, закрытых спортклубах.

Провинциальный Екатеринбург стал родоначальником новой кровавой отечественной развлекухи. Схватки происходят в одном из бывших бомбоубежищ, за тремя стальными дверями со штурвалами герметической отсечки. Тупиковый зал разделен решеткой на две части — арену и сорок мест для зрителей.

Мочиловка происходит в присутствии доктора и “свидетелей” — на случай накрытия руоповцами. Причиной смерти объявляется “травма, полученная в ходе спортивного поединка”.

Понятно, что с деньгами, с влиянием мафии можно устроить хоть запуск космической ракеты. Мафия и в России всесильна, теперь уже бесспорно. Но где берут бойцов-смертников? Такой вопрос возникнет у всякого, кто вместе с нами пожелает раскинуть мозгами по поводу устройства смертоубийственного предприятия. От бойцов требуется убить соперника. Прикончить. Превратить в труп. В этом заключается весь смысл идеи. Но даже среди пьяни и наркоманов вряд ли сыщутся такие. К тому же, обкуренные и спившиеся — это не товар, на них никто смотреть не пойдет и тем более не отвалит за вход полтысячи баксов. Понятно, что держателям “подвала смерти” нужны молодые, сильные, свежие. И таких гладиаторов, как ни странно на первый взгляд, оказалось немало. Это жертвы разборок. Процедура модернизировалась, с открытием нового супершоу у екатеринбургских киллеров резко сократилось число заказов — устранения стали проводиться другим, более артистическим способом. Вместо киллеров с примитивной пушкой в дело пошли команды ловцов-кэтчеров. Запомним это новое для нас словцо. У крупных бандюков из нью-йоркской и чикагской мафии оно давно в ходу. И хотя мода на развлечения не знает границ, и слово “кэтчер” — английское, у нас все-таки есть много оснований утверждать, что идея современного гладиаторства почерпнута из отечественного опыта.

Жаль только, что екатеринбургские судьи продолжают называть новую забаву нынешних хозяев жизни по старинке — “подстрекательством к умышленному убийству с особой жестокостью”. Именно так было обозначено первое раскрытое дело уральских кэтчеров.

2.

Поначалу намечалась обычная разборка за неуплату долга. И с одной стороны фигурировали три подельника — Рагулин, Ахметов и Темнов — незначительные коммерсанты, мелкие рыбешки.

Среди них интереснее всех был Рагулин — склонный к философии, начитанный, с хорошими мозгами. Именно его озарила мысль стравить двух своих врагов и потешиться над их истерической жаждой жизни во время убийства друг друга с надеждой обрести прощение от Рагулина.

Два других кэтчера — Ахметов и Темнов — были вполне заурядными. Ахметов — нежный, чувствительный, упавший в обморок от увиденного. Темнов — чересчур горячий, импульсивный — без царя в голове.

Вот эта троица, доведенная до белого каления заморочками должника, и решила замочить его: для найма киллера у них не было ни денег, ни желания.

Они сели в машину, подъехали к проходной завода “Уралтяжмаш”, где работал должник, и стали поджидать его, не зная, что с этой минуты сделались кэтчерами. Все действо потом разворачивалось без какого-либо плана, по наитию.

Несчастный Валидов — так звали будущую жертву, ничего не подозревая, вышел из проходной и пошагал в направлении трамвайной остановки. Тут кэтчеры накинулись на него, заломали и толкнули в машину.

Кстати будет еще раз напомнить здесь, что ни о каком гладиаторстве Рагулин и не помышлял, просто хотел убить. Привез Валидова в гараж, приковал наручниками к трубе и достал пистолет. И все бы закончилось “тихо-мирно”, по замыслу. Жмура увезли бы в лес, закопали и скорее всего остались бы не уличенными. И не стали бы они родоначальниками новой забавы, если бы Валидов в предчувствии смерти ослабел, запросил прощения, разнюнился. Пулю в лоб такой мрази — и все дела. Но Валидов озверел, изловчился и ударил ногой в пах своему палачу. Тогда Рагулин кинулся на него с кулаками, чтобы отомстить еще живому. Избил до полусмерти, оставил очухиваться, дабы продолжить, когда обидчик придет в сознание. Потому что бить бессознательного — только кулаки отбивать, никакого кайфа от криков и стонов. Засим кэтчеры заперли гараж, сели в машину и поехали обедать. Подкрепляться.

И надо же такому случиться, что именно в этот день, в этот час Рагулин, сидевший за рулем, заметил на тротуаре возле вокзала другого своего должника по сахарному бизнесу — Самбора. Это был житель Нижнего Тагила, всего на полдня приехавший в губернский центр и ожидавший электричку, чтобы уехать обратно. На предыдущую он опоздал всего на пять минут, стоивших ему целой жизни.

Троица схватила Самбора. Его также привезли в гараж, избили и кинули под ноги очухавшемуся Валидову.

— Ну, кого замочим первым? — спросил Рагулин у подельников, дыша тяжело, но удовлетворенно.

Более слабый, павший духом Самбор пополз прочь от наставленного на него пистолета, попытался спрятаться за Валидова. А тот, презирая смерть и слюнтяя, пнул его.

Вот тогда-то и пробило искрой в мозгу у кредитора — а не устроить ли им поединок?

Гладиаторов загрузили в машину и поехали за город, на фильтрационные сооружения.

Среди лесной вырубки в землю были закопаны бетонные чаны метров двадцать в диаметре. Вода в них бурлила, клокотала и пенилась от нагнетаемого воздуха. Очистка стоков велась с помощью микроорганизмов, которые, пожирая всякую дрянь в воде, сами выпадали в осадок, и потому кругом воняло кислятиной перебродившего теста.

Между этими чанами, на берегу канала-стока, и сошлись нечаянные противники в смертельной схватке. Рагулину не составило труда убедить парней в том, что победителю он дарует жизнь. Это обещало настоящую битву. Если яростного Валидова, не желавшего покорно помирать, можно было и не подгонять, то Самбору явно требовался такой “допинг” — дарованная жизнь. И он последним усилием воли сумел на несколько минут обратиться в гладиатора с римской жаждой победы. Так что Валидов, залитый кровью, с проломленным черепом, долго не мог свалить его. А когда свалил и насел, то никак не мог вырубить. И он бил и подволакивал Самбора к маслянистому, вонючему ручью. Сил ему добавлял каждый выстрел из пистолета — Рагулин укладывал пули возле ног Валидова, подхлестывал его, торопил.

Наконец, Самбор захлебнулся в ручье, затих.

Победителю было велено набить одежду трупа камнями и сбросить в чан. Когда останки нырнули в микробиологическую пучину, Валидов прислонился спиной к бетонной стене “кастрюли”.

Шоумен объявил ему помилование, и Валидов стал благодарить его, обещая вернуть долг в ближайшее время.

— Ты — настоящий гладиатор, — сказал Рагулин. — Но я тебе долг только тогда прощу, если поцелуешь мне ботинок.

Расслабленный счастьем жизни, гладиатор кинулся к ногам распорядителя торжества и был убит выстрелом в затылок с очень удобной позиции.

3.

Их вычислили по показаниям вахтера “Уралтяжмаша” и по наводке отца Валидова — без особого труда, по сыскному трафарету. Авторы гладиаторского боя сели наглухо. Рагулину и Темнову дали по тринадцать лет, Ахметову — восемь.

Но идею-то — не убить и не засадить. Потому в скором времени более расчетливые, умные крутяки Екатеринбурга и подхватили ее, творчески развили, внедрили в жизнь местной мафии как более гуманную в сравнении с киллерством, которое теперь вышло из моды, как малиновые пиджаки.

Теперь из двух приговоренных к смерти должников, кидал, предателей один выживает. А если учесть, что на миру и смерть красна, то и умерщвленный тоже как бы получает снисхождение — пойманная кэтчерами жертва бьется в элитных закрытых спортклубах на глазах авторитетов и прочих сливок общества. Особое старание бойцов все чаще поощряется обоюдным прощением. Таким образом демократический гуманизм внедряется и в криминальный мир.

Екатеринбург

мебельная фабрика 4

АНГЕЛЫ И ДЕМОНЫ ФСБ (Оружие будущего)

В новое тысячелетие человечество входит с новым оружием. Давно уже расходятся самые противоречивые слухи об экспериментах, испытаниях и боевом использовании психотронного оружия, принципиально новых систем ПВО и о многом другом.

Рассказать корреспонденту газеты "Завтра" о новейших видах вооружений, которые, возможно, будут определять лицо глобальных военно-политических противостояний нового столетия, согласился один из разработчиков психотронного и плазменного оружия Юрий Юрьевич ЛЕОНОВ.

ЛЕОНОВ Юрий Юрьевич родился в Москве. В 1963 году закончил МГУ, работал преподавателем в школе, был лидером Всероссийского объединения рабочих профсоюзов "Защита", в 1993 году в составе фракции КПРФ стал депутатом Государственной думы.

КОРРЕСПОНДЕНТ. К нам в редакцию приходит множество людей, которые жалуются на некие таинственные манипуляции, которым они якобы подвергаются. В результате изменяется их сознание, развивается бессонница, психические расстройства, даже соматические заболевания. Настораживает то, что, скажем, еще в первой половине ХX века мании и прочие психические заболевания носили другой характер. Такого технотронного, электронного бреда не было. Какая доля реальности стоит или может стоять за подобными жалобами? Что такое зомбирование, что такое психотронное воздействие на психику?

Юрий ЛЕОНОВ. Надо сказать, что сегодня существуют разработки, в принципе позволяющие осуществлять подобные воздействия. Почти все, о чем вы говорили, на что в последнее время жалуются люди, реально существует и активно разрабатывается российскими органами безопасности. Я должен доложить, что в руках ельцинской власти это оружие выглядит очень страшным. 20 лет назад в Советском Союзе проводились аналогичные разработки, но они имели гораздо меньший уровень технологического развития. Тогда это оружие не могло ни в коей мере использоваться против народа, против видных политических деятелей. Сегодня мы можем с уверенностью утверждать, что разработки, о которых идет речь, — это реально существующее нейрофизическое оружие. Оно активно используется против политических и экономических лидеров, в том числе против лидеров оппозиции. Это, собственно, и заставило меня прийти в вашу газету.

Корр. На коллективе газеты "Завтра" сказывается большая ответственность за печатное слово. Мы постоянно работаем с людьми. Тем не менее, мы не чувствуем на себе воздействие импульсов этого оружия, хотя прекрасно воспринимаем массу всяческих воздействий: и внутренних, и внешних. Противнику, по идее, не мешало бы подавить этот очаг духовного сопротивления, сделать нас безумными. Но этого не происходит. Почему?

Ю.Л. Здесь можно сказать следующее. Во-первых, люди с сильной волей гораздо менее подвержены энергетическим воздействиям. Они могут просто не достигать цели. Зомбировать можно не каждого человека. Но некоторыми, даже большинством людей, вполне можно управлять. В случае с убийством генерала Рохлина я могу с уверенностью сказать, что были все возможности организовать воздействие на его жену, создать у нее временное помутнение сознания и даже вызвать галлюцинации. Особенность психотронного воздействия состоит еще и в том, что сознание не только помутняется, оно становится управляемым. То есть мало того, что объект выводится из состояния психического равновесия, у тех, кто осуществляет так называемое "зомбирование", есть все возможности направлять человека практически на любые действия, вплоть до самоубийства или убийства.

Корр. Ну а как это выглядит технически? Есть, например, ружье с оптикой: ставишь прицел, нажимаешь спуск — и башка разлетается. Я знаю, что такое "Шмель"… А как происходит то, о чем вы говорите? Что, подкатывается машина-фургон, в машине сидит человек и внушает?

Ю.Л. Здесь есть два основных способа воздействия. Первый. Людей, которые этим занимаются, можно назвать гипнотизерами. Это люди, которые обладают соответствующими способностями и прошли определенную школу. Гипнотизера для простых акций, при наличии у него природных данных, можно подготовить всего за месяц. И есть второй способ — технологический. Существуют определенные частоты волн, которые воздействуют на психику человека совершенно определенным образом. У вас в одном из номеров газеты был такой материал. Говорилось о том, что в начале 60-х годов американцы, а чуть позже и наши, начали разрабатывать психотронное оружие, но оно было очень примитивным. В каком плане? Находились частоты, которые действовали только на очаги сознания, регулирующие простейшие действия, например: спать, есть, размножаться, убивать. Дальше этого дело не продвигалось. Сегодняшние возможности, в том числе технологические, позволяют оперировать человеческой психикой и мотивацией человеческих поступков в гораздо более широком диапазоне. Сегодня созданы приборы, которые создают волны на таких частотах, которые позволяют варьировать более сложные психические реакции. При этом надо учитывать, что такие приборы способны действовать на очень большом расстоянии, то есть облучатель может находиться в полукилометре от вас, он может пробивать бетонные заграждения и так далее.

Корр. Вы в свое время разрабатывали это оружие. Как выглядит лаборатория, как выглядит эксперимент? Насколько высок процент эффективности действия психотронного оружия, и каким образом он учитывается?

Ю.Л. Это оружие уже несколько лет — самая настоящая боевая реальность. Эксперименты проводились и в КГБ на ничего не подозревающих людях. КГБ использовал совершенно одиноких людей, в основном пожилых, это в каком-то смысле можно было назвать гуманным. Сегодня происходит определенный беспредел. ФСБ настолько загорелась разработкой такого заманчивого для нее вооружения, что эксперименты проводятся практически на всех людях. Достаточно того, что вы, допустим, живете на девятом этаже двенадцатиэтажного дома. На чердаке устанавливается специальный облучатель, который и обеспечивает проведение эксперимента над вами и вашими соседями. И надо сказать, что уровень технологии, уровень умений и знаний специального отдела ФСБ позволяют давать до 95% "положительных" результатов. Даже человек с сильной волей наверняка почувствует на себе это воздействие. Его воля будет сопротивляться. Но в любом случае воздействие скажется на его психическом состоянии. Когда сильная воля противостоит каким-то воздействиям, это обычно выражается в усталости, раздражительности. Вы об этой усталости говорили.

Корр. В России полтора миллиона людей исчезает ежегодно. Нормальный человек вполне справляется с непрерывными стрессами на работе. Если его облучают микроволнами — это сложнее. Если человек просто смотрит НТВ, где 90 процентов сюжетов специально подобраны — смерть, насилие, разврат, у него возникают, конечно, усталость, злоба, раздражительность, но тем не менее, он все-таки психически самостоятелен. Психотронное оружие способно наносить больший урон психике, чем стрессы и телевизор?

Ю.Л. Берем второй аспект действия этого оружия. Это аспект сознательно наведенного воздействия того, что у нас в литературе очень удачно названо популярным словом "зомбирование". Но нужно учесть то, что сегодня ФСБ обладает методикой полного считывания мыслей, просмотра самой потаенной информации человека. Это представляется еще большей опасностью при работе опять-таки с деятелями оппозиции, с депутатами Госдумы. ФСБ сегодня способно считывать внутреннюю психическую информацию человека. Эффект телепатии только лишь кажется загадочным. Еще недавно Вольф Мессинг демонстрировал чудеса телепатии. Но это был феномен, это были единичные случаи. Сегодня телепатические технологии, в частности, те, что находятся в руках ФСБ, позволяют считывать внутреннюю информацию практически у любого человека.

Корр. В чем физика этого явления?

Ю.Л. Информация по этим экспериментам достаточно закрытая, но специалисты ее все равно уже знают, а рядовым гражданам это будет очень интересно. Существует эффект голографии. Как известно, первая голограмма была получена в Советском Союзе в начале 60-х годов. Физика этого явления состоит в том, что существуют предметная и опорная волна. Предметная волна — это, допустим, вы сами, человек, который подвергается воздействию определенного излучения, излучения определенной частоты. Далее достаточно создать опорную волну, которая потом воссоздаст изображение, и это будет голограмма. То есть ключом к пониманию этих процессов с точки зрения физики является голография. Наше сознание действует по принципу голограммы. Раньше говорили, что мозг знают только двое: это — девственность и Бог. Сегодня можно сказать, что принципы устройства человеческого мозга и человеческой психики знают и российская ФСБ, и спецслужбы ряда других государств.

Корр. Грубо говоря, человеческая голова помещается в некое навязанное ей поле, и это поле модулируется этой головой и снимается потом.

Ю.Л. Модулируется, но если создать определенную постоянную частоту опорной волны, то информация, которая создается в человеческом мозге, может быть считана, то есть может быть выведена за пределы вашей психики. А если она может быть выведена за пределы вашей психики, то она само собой может быть считана, это уже дело техники.

Корр. Иногда кажется, что президент России зомбирован. Это уже расхожий аргумент, он даже смешным не кажется, мы видим перед собой анормального человека. Причем не просто человека с разрушенной психикой, а человека, который управляется в деструктивном направлении. Вы — специалист, который, конечно же, наблюдал за подобными явлениями. Вам это приходит в голову?

Ю.Л. Налицо все признаки воздействия на президента Ельцина, именно такого воздействия, о котором мы сейчас с вами говорим. Мы понимаем прекрасно, что твердые доказательства тому — дело будущего, но все признаки именно такого воздействия налицо. При этом нужно учитывать, что все гениальное просто. Почему я заинтересовался разработкой нейрофизического эффекта? Мне показалось это грандиозным. Это действительно было чем-то из третьего тысячелетия. При этом я подчеркиваю, что постоянному воздействию объект не подвергается. Достаточно включать все эти механизмы, о которых мы говорили, создавать необходимое соотношение объема волн в определенное время. В определенном состоянии мне навязывают такие примитивные реакции психики, как есть, спать, размножаться и тому подобное. Но бывают и гораздо более сложные манипуляции. Внушить президенту отставку, допустим, очередного премьер-министра, совершенно элементарно. Причем это происходит на уровне сознания таким образом, что человек воспринимает эту идею как собственную, как свою.

Корр. Президент окружен несколькими кольцами охраны. Среди его телохранителей есть преданные профессионалы, не ставящие своей целью эксплуатировать его психику, его волю. Эти опричники, наоборот, пресекают все формы воздействия извне. Все-таки, значит, удается преодолеть эти кольца обороны той агентуре, которая хочет управлять президентской психикой? Что это за агентура? Кто они: члены семьи, Дьяченко, Абрамович, Березовский? Где в Барвихе можно поставить этот генератор, как приблизить к Ельцину гипнотизера настолько, чтобы он мог воздействовать на его психику?

Ю.Л. Здесь можно сказать о том, что фамилию исполнителя вы, разумеется, найдете. Одним из штатных гипнотизеров Ельцина при Коржакове был придворный составитель гороскопов. Это генерал Рогозин. Это человек, который обладает всеми возможностями, чтобы воздействовать на президента Ельцина. Кстати, на Коржакова тоже. Это первое. Второе: сложно создать для человека первичный предмет отражения, предметную волну и организовать определенную опорную волну, которая будет потом воссоздавать на "экране" психику объекта. Нам известно — и, кстати, ваша газета об этом писала, что Ельцин неоднократно оперировался в иностранных клиниках. Можно предположить, что иностранные разведки, а они тоже владеют подобными технологиями, имели возможность организовать такое воздействие. И, наконец, третье. Никакое кольцо охраны, учитывая современные возможности радиоэлектронных средств, не может предотвратить воздействие на психику президента на больших расстояниях. Когда я бросал эту тему, уходил из этой игры, расстояния воздействия составляли уже километр для радиосредств. Поскольку эта наука развивается бешеными темпами, то сегодня можно говорить о гораздо большем расстоянии. Я помню, был такой факт: кто-то из доброжелателей Бориса Николаевича Ельцина в октябре 93-го года предлагал облучить защитников "Белого дома" такими волнами, которые сделали бы их послушными и заставили бы сдаться. Но аппаратура, которую предлагал этот человек, весила, по словам Коржакова, около трех тонн. Она уже была, но это были еще достаточно примитивные воздействия, побуждающие просто успокоиться, расслабиться, подчиниться. В данном случае сегодня аппарат-генератор излучения, который предназначен для условного зомбирования, будет занимать значительно меньший объем и намного меньше весить. При этом фокусировка сигнала, его направленность обеспечивают действие на больших расстояниях, причем через защищенный объект. Мало кто знает, что бетон совершенно прозрачен для таких волн, поэтому никакая охрана не может защитить президента от воздействия со стороны. Таким образом, мы назвали, по крайней мере, три источника воздействия. Иностранные разведки во время тех операций, когда Ельцин был в бессознательном состоянии. Люди в личном окружении президента. Наконец, какие-то определенные третьи силы, которые заинтересованы в таком воздействии на президента.

Корр. Все это логично и заманчиво выглядит, но есть одно сомнение. Всемогущее ФСБ обладает финансовым, материальным, технологическим ресурсом слежения, внушения и подавления. Тогда мы должны видеть в лице ФСБ крупного политического менеджера, который создает новый социум и строит новую страну. На самом деле ФСБ разгромлено, охвачено деструктивными процессами, немощно, занимается выклянчиванием денег у банкиров, все ее военные операции на поле боя проиграны, никакого нового социума нет. И по существу, нет ни одной крупной политической инициативы, за которой стояло бы ФСБ, которая привела бы к желаемым результатам.

Ю.Л. Да, ФСБ, в том числе по свидетельствам бывшего ее председателя Ковалева, по сути дела, разгромлена. Но, естественно, не стоит сбрасывать эту организацию со счетов, потому что сегодня это великолепно организованная, достаточно хорошо оснащенная, на высоком уровне подготовленная организация. Другое дело, что люди, которые там сегодня работают, работают или на олигархов, или на собственный карман. И у меня есть все основания, возвращаясь к нашей теме, говорить о том, что развитие психотронного оружия, после того, как я уходил из его разработки, попало полностью под контроль одного из олигархов, именно Березовского. Похоже, люди Березовского взяли развитие психотронных технологий под свой контроль. В частности, я не сомневаюсь, если, не дай Бог, выберут Лужкова, то через полгода мы получим подтверждающую информацию, что именно охранные структуры Березовского занимались секретными разработками. То есть ФСБ — это мощная организация, которая находится под контролем таких людей, как Березовский и другие олигархи, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Давно пора и необходимо поставить использование психотронного оружия внутри страны вне закона. Этим должно заниматься только государство и только в интересах своего народа.

Частоты, на которых облучают психику человека,— совершенно особые частоты. Они не возникают ни от электромагнитного поля, ни от определенного расположения компьютера. А воздействия, которые распределяются на психику, имеют определенную характеристику частот и не фиксируются ни в коем случае обычными приборами. Сама частота известна, и определять ее достаточно просто.

Корр. А человек, простой человек, может обороняться от этого, или же он абсолютно бессилен?

Ю.Л. Первое условие самообороны — это воля, самоконтроль. Второе условие — это, что называется, личный психологический фактор. Само знание того, что подобное воздействие возможно, позволит людям мобилизовать свою психику на борьбу против такой обработки. Никакой паники, никакого страха перед этими излучениями быть не должно. Самое главное — держать себя под контролем. И, наконец, существуют технические средства подавления этих наведенных частот и излучений.

Корр. Я был на одной из лекций по эзотерике. Там говорили о борьбе белых и черных магов. Если вот такие злые демоны из ФСБ наводят порчу на население, то, может, существуют и белые ангелы, патриотические, которые могут такими же методами снять эту порчу? То есть, возможна такая технотронная или психотронная борьба за отдельно взятый мозг?

Ю.Л. Дело в том, что любая борьба за мозг, к сожалению, ведет к разрушению этого мозга. В данном случае правильной параллелью здесь могло быть то, что воздействия, о которых мы говорим, очень схожи с воздействием, допустим, таких наркотиков, как ЛСД. И надо сказать, что будь то белый маг или черный маг, он в любом случае разрушает человеческое мышление. Так или иначе, своим воздействием, защищая вас или, наоборот, уничтожая, все равно он подчиняет вас. В этом плане могу сказать, что Илюхин будет прав, если примет законопроект, регулирующий подобную деятельность, потому что любое воздействие на этих частотах ведет к шизофрении, к неустойчивому состоянию психики. Кстати говоря, шизофрения появляется зачастую именно в результате психотронного воздействия.

Корр. Мы коснулись аспекта такого фантастического оружия, оружия XXI века, в который мы входим. Экзотический вид вооружения, может, станет абсолютно тривиальным и обычным через 15 лет, когда все это будет внедрено на общенародном уровне. Вы занимаетесь оружием будущего. Это оружие будущего, построенное на неких новых физических эффектах. Еще 10 лет тому назад они не были известны, а сейчас находятся на стадии воплощения.

Я хочу вас спросить о еще одном сверхновом виде вооружений. Новый принцип, который вы разрабатываете, принцип обнаружения абсолютно невидимых объектов, создание ПВО, тотально прикрывающей столицу, штаб, ракетные базы. Что это за феномен, что это за оружие?

Ю.Л. Идейная основа той системы ПВО, о которой я расскажу, как ни парадоксально, очень близка к психотронным технологиям. Речь идет о так называемом плазменном оружии, об улавливаемых нами сигналах, которые раньше просто не фиксировались. Мало того, что сигналы любого летящего объекта улавливают специальные наземные средства, эти же средства, отражая сигнал, мгновенно их разрушают. Подвергаясь турбулентному воздействию, объект просто разрывается на куски. Мы разработали систему ПВО, это, без всякого сомнения, оружие будущего, которое позволяет тотально закрыть небо от любого вмешательства летающих объектов, будь то противотанковый снаряд, крылатая ракета или же метеорит. И здесь я должен сказать, что деятельность ФСБ, в частности касающаяся меня и нашей фирмы, была направлена на то, чтобы такое оружие не появилось. Хотя у нас организация в достаточной степени коммерческая, мы готовы были предоставить государству все материалы, все необходимые разработки совершенно бесплатно. Сегодня мы вынуждены предлагать эти разработки таким странам, как Ирак, Сирия, Китай. Там существует гигантский интерес к этому делу, тем более, что наша фирма дает стопроцентную гарантию полной закрытости границы. Через границу не пролетит ничто.

Корр. Летит, скажем, крылатая ракета. Что она излучает такого нового, что дает вам возможность фиксировать ее не с помощью радиолокации, не с помощью звуковых сигналов, что от нее идет такого, что позволяет ее засечь?

Ю.Л. Никакой военной тайны в принципе здесь нет. Известно, что всякий летящий объект перед собой испускает опережающий сигнал. Это можно назвать состоянием холодной плазмы, излучением холодной плазмы. Любой летящий объект перед собой несет информацию о своем полете, о направлении своего пути.

Корр. Значит, объект "тревожит" среду, в которой он пролетит через какое-то время?

Ю.Л. Совершенно верно. Любой объект, летящий со скоростью выше звуковой, несет впереди себя информацию о своей массе, о своем направлении, и я здесь, конечно, немножечко мистифицирую о своих намерениях. Он эту информацию никогда никоим образом не спрячет, она всегда опережает его. Масштаб этой информации таков, что она не способна быть определена с помощью традиционных радиолокационных средств. Мы просто отражаем полученный опережающий сигнал, и это приводит к полному разрушению летящего объекта.

Корр. Скажем, Ирак, Россия или там Мальта построили такую систему ПВО. Как она визуально может выглядеть?

Ю.Л. Эта информация является полностью секретной. Но надо сказать, что это очень небольшое сооружение, не больше поверхности столика, за которым мы сейчас сидим. Суть самого детектора в том, что он же является отражателем сигнала. Он способен улавливать частоты совершенно нового порядка.

Обычно турбулентность понимается как то, что остается сзади движущегося объекта. Кстати говоря, американцы, когда поняли, что мы работаем над этим, взялись создавать систему "Стелс", рассчитанную на то, чтобы защитить корпус летящего объекта от внешних воздействий. Внешним воздействием в данном случае является радиолокация. Вы посылаете какой-то луч на корпус объекта, он возвращается к вам, вы получаете всю информацию об этом объекте. Сегодня американские ученые, а еще раньше наши, научились защищать корпус объекта от подобных воздействий, рассеивать "запрашивающий луч" в пространство. Президент Клинтон выделил 12 миллиардов долларов, если не ошибаюсь, для того, чтобы бороться с обнаружением и радиолокацией своих воздушных объектов. Но эта задача, с точки зрения современной физики, невыполнима, американцы, как всегда, демонстрируют свою тупость в решении важнейших технологических задач. Они тратят очень большие деньги и пытаются бороться с явлениями природы, с которыми бороться в принципе нельзя. Любой летящий объект оставляет за собой турбулентность. Мы сделали прорыв дальше, в следующее тысячелетие. Мы определяем летящий объект, находим его и сбиваем его с помощью опережающего, подчеркиваю, опережающего сигнала. Мы научились эту силу встречного враждебного удара направлять против самого врага, возвращать ему его энергию для полного разрушения противника. Как говорится, плюс на минус…

Корр. А по карману ли такая система стране вроде Ирака, который не обладает суперресурсами?

Ю.Л. Все гениальное просто. Без ложной скромности могу сказать, что эти разработки чрезвычайно дешевы. Если брать установки, которые сейчас в основном используются на поражение, например — "земля-воздух", то наши системы в десятки раз дешевле. А об эффективности я уже говорил — стопроцентная гарантия.

Корр. Скажите, какую вы почувствовали реакцию на эту вашу работу? Какие у вас были отношения с нашими разведчиками?

Ю.Л. Вы знаете, поначалу я, человек, воспитанный советской школой, относился к КГБ с величайшим уважением. Даже в 1995 году я по-прежнему верил, что ФСБ — организация, которая грудью стоит на защите интересов Родины. Но очень быстро разочаровался. За несколько лет Ельцину и его команде удалось практически разрушить все то прекрасное, что было. Я почувствовал на себе противодействие со стороны представителей ФСБ, в частности управляющего техническим отделом московского управления ФСБ, достаточно молодого и очень странного человека. Что касается наших выходов на такие страны, как Ирак, Сирия и Китай, то была проведена определенная кампания по нашей дискредитации. Грубо говоря, нас ставили перед выбором: или мы даем заработать чинам ФСБ какие-то деньги лично себе в карман, чтобы эти разработки каким-то образом продвинуть у нас в стране, или же нас будут поливать грязью. ФСБ обладает серьезными возможностями, чтобы противодействовать любым коммерческим выходам за рубеж. Я не знаю, каким образом ФСБ сейчас действует, но дискредитировать идею, дискредитировать разработчиков каким-то образом пытаются. Я приведу такой факт. Мы обратились с разработками по вакуумной технике, по организации принципиально нового типа взрыва, который до сих пор не разработан в России. Это был сверхмощный взрыв для Северной Кореи. Мы предложили нашим северокорейским друзьям проект разработки, они очень заинтересовались. Но в конце концов отказались от сотрудничества, и у меня есть все основания предполагать, что они были подвергнуты давлению со стороны российских спецслужб.

Корр. В связи с этой разработкой не чувствуете ли вы угрозы для себя? Сейчас вы высказываете какое-то обвинение в адрес ФСБ. Вы становитесь ее противником.

Ю.Л. Я несу полную ответственность за свои слова. Другое дело, что информация об этом станет открытой только через какое-то время. Поскольку я был одним из разработчиков психотроннного эффекта, я обладаю всеми средствами для того, чтобы негативно воздействовать на работу против меня со стороны спецслужб...

Корр. Советский Союз в недрах своей цивилизации накопил колоссальные теоретические знания, которые превращались в технологию. Разрушение СССР и последующий ужас "реформ" прекратили существование этого технократического авангарда Советского Союза. По-видимому, там были накоплены серьезные знания, частью которых является ваше представление, они существуют в нашем центре в виде авангарда наших ученых. И они либо увянут и исчезнут, либо они перезимуют — и когда наступит весна, они будут реализованы. Каково ваше представление об этой советской суперцивилизации, которой не дали реализоваться?

Ю.Л. К сожалению, приходится констатировать, что наши первоклассные ученые вынуждены зарабатывать деньги за рубежом. Идет колоссальная утечка той информации, которая была накоплена Советским Союзом. Американцы, шведы, итальянцы приглашают наших ученых каким-то образом участвовать в своих программах. ФСБ безмолвствует. Люди, которые были пожизненно невыездными, которые обладают особыми знаниями, действительно могли бы перезимовать и потом быть востребованы новой возрожденной Россией. Но эти люди сегодня уезжают за рубеж в командировки и там неизвестно чем занимаются. Запад платит не пресловутые 300 долларов, которые сейчас платят, например, в Арзамасе-16. И в результате гигантские объемы информации утекают сегодня за рубеж. Я расскажу о таком случае. Кстати, это будет великолепная иллюстрация того, как в принципе действует система перекачки мозгов из России. Может, это еще и покажет, что все-таки психотронные воздействия иногда приводят к позитивным результатам. Вы наверняка слышали о том, что каким-то образом в "Интернете" появился список агентурной сети британских разведчиков, вся резидентура — свыше ста человек. Такое могло быть совершено только советским специалистом, эта информация могла быть перехвачена нейрофизическим оружием. То есть, с точки зрения нашей контрразведки, есть позитивная тенденция. А история такова. Два полицейских не ищут обычно никаких приключений в Лондоне, патрулируют улицы, сидя в своей машине. Один из этих полицейских слышит внутренний голос совершенно четко. "5 минут назад на соседней улице была угнана машина. Злоумышленник через несколько секунд появится в этом районе". Этот полицейский был совершенно в шоке. И он сказал своему напарнику: "Знаешь, сейчас услышал информацию, что он скоро тут проедет". И каково было их удивление, когда они по рации слышат: "На улице такой-то угнана машина такого-то цвета",— а цвет был тоже назван внутренним голосом. И они через несколько секунд видят этот автомобиль. Задержание преступника было делом техники. Таким образом этот полицейский прославился. Дальше с ним стали происходить невероятные вещи. В течение ближайших двух месяцев он раскрыл пять удивительных криминальных дел. И каждый раз ему в этом помогал внутренний голос. Полицейский получил гигантскую славу. Кончилось дело тем, что его назначили начальником сети охраны Ее величества. Но при этом я могу с уверенностью сказать, что это — способ контроля над разными службами Британии. Он заключается в следующем: в различные службы, как бы специально, заслали таких людей с помощью средств, о которых я рассказал. А наличие внутреннего голоса прямо говорит о том, что на человека осуществляется психическое воздействие с помощью матрицы его нейрофизических лучей. Вы видите, каким образом можно было это все организовывать, если сама Ее величество королева получила себе в охранники такого человека, который, по сути дела, является передатчиком информации о том, что делает королева, куда она идет, куда направляется для каких-то определенных сил. Если Великобритании приходится признать, что все-таки существует более или менее демократическое общество, то сегодня эти эффекты, о которых мы говорим, находятся под контролем , я в этом не сомневаюсь, людей типа Березовского. Это очень страшно для нас.

Корр. Хочу поблагодарить вас за интереснейший разговор. То, о чем вы рассказали, действительно, поражает воображение и создает картину войн будущего, совсем не похожую на привычные нам военные кампании уходящего тысячелетия.

Любая продажа тентованных полуприцепов 5 за кротчайшие сроки.

Александр Брежнев ДВЕНАДЦАТЬ

ДО СИХ ПОР толком неизвестно, откуда они появились. Непонятно, куда скрылись. Неведомы их фамилии, адреса и биографии. Двенадцать пацанов, ни одному из которых еще не исполнилось тогда, в девяносто третьем, и двадцати лет...

Вечером 23 сентября в осажденном Доме Советов шло совещание по организации обороны здания в случае возможного штурма. Постепенно выяснялось, что многие из тех, кто раньше бил себя кулаком в грудь, уверяя в готовности непременно прийти на помощь Верховному Совету, приумолкли, как только дело дошло до серьезной развязки. Иные многозвездные офицеры, любившие в застольной беседе поклясться в верности Советам и Родине, обещавшие привести полки и дивизии, вдруг разом сникли, исчезли, не только не привели никого, но даже не явились и сами. Своим предательством такие подставляли всех, кто решил биться до последнего, обрекали их на неравный бой, на возможное поражение и на гибель.

Но словно чувствуя это, к Дому Советов один за другим подходили тогда не известные раньше друг другу люди. Собирались они по зову сердца, сами по себе, без приказа. Просили включить в число защитников, дать оружие, поставить боевую задачу. Они-то и вселяли надежду в заблокированных в здании на Краснопресненской набережной людей.

В тот вечер, когда шло совещание, к двенадцатому подъезду подошли двенадцать молодых ребят в солдатской форме. Их провели внутрь, представили полковнику Маркову. Они четко доложили: “Прибыли в распоряжение законной власти!” Тогда кто-то и сказал: пришли, мол, к нам на помощь двенадцать апостолов прямо с неба...

Прибывшие заявили, что они — курсанты из Ленинграда. Летом 1993 года их училище, как многие другие, было сокращено. Старшекурсников распустили по домам, младших отправили дослуживать в армии срочку. По милости кремлевских “реформаторов” сотням ребят пришлось распрощаться с мечтой об офицерской службе. Тем же, кто только перешел на второй курс, пришлось вообще поменять курсантские погоны на солдатские. Вокруг разрушалось государство, менялись власть и строй, вместе с ними рушились все жизненные устремления, все планы на будущее: служить Родине, честно строить офицерскую карьеру, как это делали отцы и деды многих из них. Вместо этого — подмосковная войсковая часть, ежедневная тупая уборка опавших листьев, покраска бордюров. Так для них началась эта осень...

Узнав о происшедшем в столице государственном перевороте, курсанты сразу же приняли единственное решение: немедленно двигаться в Москву, в распоряжение Верховного Совета! Гражданской одежды в казарме не было, поехали прямо в повседневной форме, документы оставили в части. Так, не дожидаясь приказа командиров, молодые бойцы за Родину сделали то, на что тогда не решились многочисленные полковники и генералы. Уходя из части, парни не нарушили Присяги — наоборот, остались ей верны, бросились на защиту народной власти. Без офицеров, без денег, не зная Москвы. Тем не менее, все двенадцать без происшествий достигли Красной Пресни, миновав комендантские патрули, кордоны ОМОНа и внутренних войск.

ДОМ СОВЕТОВ встретил их суетой растревоженного муравейника. Повсюду — по коридорам, лестницам, кабинетам и залам, по коврам, паркету и каменным полам — сновали люди. Одни — в дорогих и отглаженных костюмах, другие — в засаленных куртках и рабочих спецовках, третьи — в камуфлированных военных бушлатах. Среди этого движения мелькали деловые элегантные секретарши, входящие в чьи-то кабинеты, добрые женщины с кастрюльками, набитыми снедью, мужики с огородными тележками, наполненными листовками и газетами. Красные ковры в коридорах или на лестницах с готовностью принимали на себя поступь тысяч шагов чистых туфель и штиблет, грязных кроссовок и тяжелых сапог. Здесь были самые разные люди, но всех их, как одна большая страна, вмещал, принимал в себя этот огромный белый дворец. Двенадцати курсантам были рады, как будто и впрямь с их приходом послышалось веяние ангельских крыл. Полковник, из командовавших обороной, невысокого роста плотный десантник с проседью в волосах и пышными усами, приказал спрятать пока что курсантов подальше от лишних глаз и телекамер, в один из ближайших холлов.

Холл — небольшой зал. Здесь гардероб, закрытые шторами высокие окна, лестницы, уходящие вверх. В этом зале тренировались бойцы формируемого добровольческого полка. Отделения из нескольких человек по команде быстро рассредоточивались по холлу и лестнице, занимали позиции, устанавливали радиостанции. Растерянные сотрудницы Верховного Совета, проходившие мимо к лифтам, с тревогой и интересом смотрели на действия военных, на мрачное мерцание касок и колыхание радиоантенн. Некоторые со слезами благодарили защитников, молили Бога, чтобы Ельцин одумался, чтобы кровопролития не произошло...

В части, которую покинули двенадцать парней, конечно, тут же заметили их исчезновение. В “погоню” за беглецами отправился замполит. Поздно вечером появился он в Доме Советов, нашел полковника, потребовал немедленно выдать ему курсантов. Долго, не в силах скрыть страха перед тем, что ждет его в случае неудачи, косясь на бойцов добровольческого полка, уговаривал курсантов вернуться в часть, обещал, что никого из них не накажут. Все, мол, “будет забыто”. Ребята твердо отказались. Замполит, все больше переживая, отнюдь не за них, а за собственную карьеру, за погоны и должность, сорвался на крик, орал, как привык орать на плацу и в казарме. Но сейчас его крики не действовали на подчиненных: мог ли человек, еще вчера учивший их, как надо Родину любить, убедить их теперь, по его примеру, изменить и Родине, и Присяге? Замполит все равно кричал что-то про устав, якобы требующий от курсантов сделать то, что сами они считали изменой и позорным предательством. Кончилось тем, что полковник велел ельцинисту убираться из здания. Рявкнув на замполита и наставив на него ствол автомата, измотанный за все эти дни и ночи полковник стал считать до трех... Присев от страха, грузная туша переродившегося “офицера-воспитателя” быстро засеменила к выходу. Под хохот стоявших рядом казаков и офицеров предатель выскользнул в дверь. Выскочил на улицу, понесся по площади, протискиваясь через толпу. Спотыкался, в ужасе ожидая то ли автоматной очереди вослед, то ли пинка под зад от любого из столпившихся на площади людей. Эти люди, эти советские офицеры, их красные знамена были тем, за что воевали когда-то его отец и дед. Теперь он предал все это, с позором и страхом бежит от них, отворачиваясь от плевков в лицо.

ПОТОМ ПОТЯНУЛИСЬ долгие дни осады. Курсантов перевели в подчинение министру обороны Ачалову. Они были в составе его личной охраны, повсюду сопровождали генерала. Наверное, несколько месяцев назад, когда их переводили из курсантов в солдаты, никто из них не мог и предположить, что скоро они будут служить у самого Ачалова, легендарного вэдэвэшного главкома!

Дальнейшие события вокруг Верховного Совета известны всем. Волей судьбы, а прежде всего волей собственной, курсанты оказались в эпицентре трагических событий тех дней. В Доме Советов они пробыли до 4 октября, вместе со всеми другими его защитниками приняли неравный бой с ельцинскими наемниками. Курсанты сражались здесь в одном строю, плечом к плечу с лейтенантами, майорами и полковниками. В своем подвиге все они были равными.

К вечеру, когда разгром восстания стал очевидным, защитникам Дома Советов пришлось прорываться наружу. Ползком, под огнем снайперов, курсанты пробирались вниз по знакомой лестнице. Утыкались лицами в опаленные огнем ковры, в разорванные танковыми снарядами тела, в чьи-то разбитые головы, в холодеющие руки и ноги, скользя по кровавым лужам, задыхаясь в дыму пожара. Все те же коридоры, что недавно глотали топот сотен ног, бодрый смех защитников и самих курсантов, где эхом разлетался хохот от соленых армейских анекдотов... Теперь эти стены принимали в себя кровь, стоны, боль и смерть. Жутким был переход по зданию с развороченными танковыми снарядами стенами. Везде трупы, распотрошенные радиостанции, разодранная одежда. С дрожью узнавали среди лежащих тел знакомых и друзей, с кем успели сойтись за время осады. Женщина, убитая возле окна наемником-снайпером. Старик, увешанный фронтовыми орденами и медалями. Сквозь синий старомодный пиджак из-под медалей густо течет кровь. Громивший когда-то фашистов, защитивший русских детишек от печей концлагерей, старик погиб от руки какого-то выродка, выросшего из тех, кого он тогда спасал. В свой последний бой старик пошел в 93-м, как в 41-м, — без оружия против танков...

ДО СИХ ПОР неизвестна дальнейшая судьба этих двенадцати курсантов. Кто-то говорит, что несколько из них геройски погибли, даже вроде бы видели их тела. Но точно известно, что часть из двенадцати все-таки уцелела. Трое чудом прорвались через кольцо убийц, просочились во двор одного из ближайших жилых домов. Вскочили в подъезд, позвонили в первую попавшуюся квартиру. Им повезло: хозяева тут же впустили к себе перемазанных кровью, пропахших дымом и порохом бойцов. Пробовали накормить их, но еда не шла в горло, рвалась обратно — перед взорами были еще взрывы и развороченные тела. В телевизоре “сиэнэнщики” смаковали разгром, показывали горящий Дом Советов.

Хозяева прекрасно знали, чем рисковали в ту пору, но не выдали парней охранке. Приютили, дали отоспаться. Пока курсанты спали, с помощью соседей собрали гражданскую теплую одежду. Дали парням помыться, смыть гарь и копоть, переодели, собрали еды на дорогу. Дальше оставаться в Москве ребятам было нельзя, по столице начались облавы, лужковская милиция выискивала уцелевших защитников Дома Советов. Сердобольные хозяева, сдерживая слезы, простились с курсантами, объяснив, как добраться до Ленинградского вокзала. К счастью, все для этих троих тогда складывалось удачно. Без документов они все же доехали до Питера без приключений.

Там уже им помогали местные патриоты. Герои восстания часто меняли место жительства. Потом, говорят, им сделали новые документы работников какой-то телестудии. А дальше — отправили куда-то в ближнее зарубежье. На этом их следы пока затерялись.

Еще о троих курсантах из их отряда известно то, что они были ранены в Доме Советов и какое-то время лечились в разных московских госпиталях. Что с ними было потом — тоже покрыто тайной. Такой же, как и судьба остальных.

Как известно, бумаги защитников Конституции сгорели в пожаре Дома Советов. Добровольцы, собравшиеся тогда под знамя Советской власти, почти не знали друг друга. Они помнят соратников только в лицо, зачастую не зная не то что фамилий, но даже имен. Все помнят, что были там и вот эти, совсем еще молодые бойцы, все называют их общим именем — двенадцать курсантов. Никто не помнит даже того, из какого именно они училища, никто не может точно сказать, куда они делись. В памяти многих так и остались они, как двенадцать апостолов, пришедших на поле боя неведомо откуда, сражавшихся вместе с другими героями против зла, принявших вместе со всеми раны и муки и ушедших неведомо куда...

КОМАНДИРЫ добровольческого полка до сих пор не оставляют надежд на то, что ребята все-таки уцелели. Уже шесть лет лежат и ждут своих героев двенадцать орденов. Ждут курсантов боевые товарищи, чтобы пожать мужественные руки. И если герои этого повествования сейчас читают строки о себе, просим их сразу откликнуться. Курсанты, в бою завоевавшие право зваться офицерами, отзовитесь! Вы своим подвигом искупили честь будущего офицерства, верного Присяге и родному народу. Если кто-нибудь из вас жив, дайте знать!

Егор Фролов НЕ ПЕПСИ, А ТОПОР! (Письмо в редакцию)

Здравствуйте, редакция “Завтра”!

Пишет вам парень из города Владимира, который давно читает вашу газету. На мой взгляд, из всех оппозиционных газет ваша — самая лучшая. Она не находится под контролем какой-нибудь партии и потому в ней можно найти суждения, мнения самых разных людей. Газета как бы объединяет все здоровые силы нации. Мне лично очень печально видеть сегодняшнюю разобщенность патриотических движений. Все они проповедуют свои чисто партийные интересы, и поэтому упускают главное — борьбу с этим ненавистным режимом! Взять хотя бы РНЕ Баркашова — всем эта организация хороша: и ребята там отличные (кстати, один из моих друзей в их рядах), они хотят что-то сделать хорошее для России. Конечно, они всегда соблюдают дисциплину и порядок, но все же порой недоумевают, когда их лидер отказывается с кем-нибудь из патриотов объединяться. Хотя с РНЕ пожелал вступить в союз Эдуард Лимонов, лидер не менее массовой молодежной организации НБП. А ведь именно две эти партии аккумулировали большую часть молодых националистов страны! И теперь с каждым годом все заметнее, как распространяется национальная идея среди молодежи. Все больше и больше парней и девушек ощущают себя русскими, а не “россиянами”, не безродным быдлом. Так что врут те, кто утверждает, будто новое поколение выбирает пепси. Извините, новое поколение выбирает топор! Подростки видят всю пошлость и гадость того общества, тех правил, что насаждают нам телевидение и другие антирусские СМИ. Одни становятся панками, другие скинами, третьи идут в организации типа РНЕ, НБП или РИД, что есть у нас во Владимире. Подрастает новое поколение людей, которые не будут безропотно терпеть унижения! И они пойдут за любым сильным лидером, который сможет открыто, ничего не боясь, выступить против антинародного режима. Их не испугают и не остановят уже никакие репрессии: я знаю многих ребят, еще в 13-14 лет прошедших через ментовские каталажки, где с ними “разбирались” так же, как со взрослыми. На многих это срабатало, как прививка ненависти на всю жизнь к жирным властным гадам, быкам, взрывающим нас инородцам, да и просто к обывателям, у которых смысл жизни — только в их собственном брюхе...

Многие из нас понимают, что к чему, и потому чувство протеста еще не оформлено, оно просто идет изнутри. Те, кто послабей, уходят в себя, становятся пьяницами, наркоманами, кто посильней, проявляют свои чувства нередко в виде агрессии. Почему сейчас набирает силу движение скинхедов? Ребята еще не понимают — и кто их главный враг, и что одним мордобоем ничего не решишь. Но все же первый их шаг к борьбе уже сделан. Будущие солдаты национальной революции проходят школу в этом десятилетии, а в следующем, я надеюсь, они пройдут и практику под руководством опытных командиров. Вот почему я прошу читателей вашей газеты не судить их слишком сурово, если они в чем-то очень уж радикальны. Парень, порезавший еврея в московской синагоге, конечно, поступил неправильно. Но он просто не знал другого способа борьбы против того, что считает злом. Его надо направлять, его стихийный протест надо вводить в нужное русло. А те, конечно, сразу использовали его ошибку себе на пользу, уже задним числом приписав ему еще и чемодан с бутылками керосина...

Я бы посоветовал вам открыть специальную молодежную рубрику в вашей газете, назвав ее, например, “Юный патриот” или как-то наподобие этого. В ней бы вы воспитывали национальную этику, вели речь о том, какие формы борьбы наиболее приемлемы, актуальны и действенны, отвечали бы на письма ребят, публиковали их идеи, предложения. То есть изначально формировали бы сознание, объединяли всех молодых патриотов — панков, скинхедов, партийцев и просто одиночек — в единый громящий кулак, который бы в следующем веке сокрушил “царство Сатаны”!

С уважением — ваш постоянный читатель

Егор ФРОЛОВ

Владимир

МАКАШОВ. ПРЕДВЫБОРНЫЙ ФОНД. ПОМОЖЕМ ГЕНЕРАЛУ ПОБЕДИТЬ!

Реквизиты:

Расчетный счет избирательного фонда кандидата в депутаты Государственной думы РФ МАКАШОВА Альберта Михайловича:

Для граждан (частных лиц):

Сберегательный банк Российской Федерации филиал № 8231/000

Промышленное отделение г. Самары

Лицевой счет № 40810810854120000004

МАКАШОВУ Альберту Михайловичу

Для юридических лиц:

г. Самара, Промышленный филиал

СБ/Б8231/000

Расчетный счет № 30301810054120101002

Кор. счет. 30101810400000000608

БИК 043602608

ИНН 6319029140

ОКПО 33547104

Лицевой счет № 40810810854120000004

МАКАШОВУ Альберту Михайловичу

Леонид Ефремов НА РУСИ ИКОНЫ ПЛАЧУТ

Леонид Ефремов — автор-исполнитель более трехсот песен, связанных с судьбой России и наших современников. В его творчестве перекликаются плачущий звон русской колокольни, выстрелы из танков по Дому Советов, любовь к русской женщине и ненависть к врагам Отчизны.

НА РУСИ ИКОНЫ ПЛАЧУТ

Александру ПРОХАНОВУ

Видно, что-то это значит,

Если, как перед грозой,

На Руси иконы плачут

Чистой смоляной слезой.

Знать, беда стучится снова.

Рвется в сумрак без зари

Откровенье Богослова

Про одежды во крови.

Значит, чем-то провинились,

Значит, в сердце пустота...

Грянул гром — перекрестились

И ... забыли про Христа.

Судный день, куда же деться?

В храмах плачут образа.

Потечет на грудь младенца

Чья-то кровь или слеза.

И когда забьют тревогу

Медным басом звонари,

Кто-то выйдет на дорогу

В одеяньи, весь в крови.

Захотят Россию высечь,

Но, пред бесами сильней

Богородиц сотни тысяч,

Сотни тысяч матерей.

Видно, бой небесный начат.

Приглядишься к образам —

По Руси иконы плачут...

И еще по всем по нам...

Леонид Ефремов

5 ноября в 19-00 в Москве, в Камерном зале Олимпийской деревни, состоится авторский вечер поэта, композитора и исполнителя Леонида ЕФРЕМОВА. Билеты продаются в кассе концертного зала и в кассах МДТЗК.

Проезд: м. “Юго-западная”, далее авт. N 227 и 667 (5 минут); м. “Киевская”, далее трол. N 17 ( 35 минут). Тел.: 437-56-50.

Только в магазине Фаркоп Мастер есть в наличии фаркоп саманд 6 , будьте в этом уверены.

разное

Слушайте все!

На “НАРОДНОМ РАДИО” —

612 кГц СВ (490 м) —

новая передача

“ПЕСНИ РУССКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ”

Включайте ваши приемники

22 и 27 октября

в 13 час. 30 мин.

С ПЕСНЕЙ — ЗА ПОБЕДУ!

30 октября 16.00

Кинотеатр “Баку”

(ул. Усиевича, 12/14, м. “Аэропорт”)

III-й Всероссийский конкурс

ПЕСНИ СОПРОТИВЛЕНИЯ

Билеты — в кассе кинотеатра.

Справки — по тел. 915-21-49.

Владимир Бондаренко “БЛАЖЕННЫ НИЩИЕ ДУХОМ...”

Я НЕОДНОКРАТНО ЗАДУМЫВАЛСЯ с тех пор, как прочитал “Библию”, над смыслом этих слов. Читал какие-то богословские трактовки, вслушивался в объяснения батюшек. И что-то все-таки недопонимал. Ясность наступила на операционном столе. Не скажу, что узрел истинное понимание слов, “Богу-Богово, человеку — человеково”. Но свое собственное понимание слов “Блаженны нищие духом...” ко мне пришло в такой неординарный момент.

Делали мне ангиопластику со стентированием сосудов сердца в течение четырех часов. Под местным наркозом, когда замораживались те участки тела, где вскрывались артерии, через которые вводились в область сердца катетеры, продувавшие забитые после тяжелейшего инфаркта сосуды. А затем и вводился стент, насколько я понял, нечто вроде спирали, расширяющей главный сердечный сосуд для возможности нормального кровообращения. На больших телеэкранах было видно движение этих катетеров по артериям и их вхождение в сердце. Боли были терпимыми. Василий Васильевич Честухин, доктор медицинских наук, кудесник в кардиологии, пламенный сторонник ангиопластики, уговорил меня не спешить с шунтированием, хотя все показания к такой полостной операции были, два полностью забитых сосуда и третий тоже с небольшими просветами, но вдруг получится?! Василий Васильевич еще когда делал коронарографию, исследовал сердце через так же введенный в артерию зонд, предложил мне попробовать решить мои проблемы, не дожидаясь полостной операции на сердце. Если главный сосуд, забитый во время инфаркта, удастся вскрыть и установить в нем постоянный стент, значит можно пока с шунтированием не спешить, а при удаче и вовсе на будущее обойтись без него. Не удастся — сразу операция останавливается — и уже в дело вступает кардиохирург Дмитрий Валерьевич Шумаков со своей бригадой...

Перед тем, как идти на операцию, меня соборовал священник отец Константин Татаринцев. Наступило облегчение в душе, успокоение...

И вот я лежу на узком столе, весь упакованный простынями, слегка оглушенный лекарствами, уколами и растворами, в огромном количестве вливаемыми в мои артерии. Болезненность передвижения катетеров и стентов через все тело от бедра к сердцу в пределах терпения, к ней привыкаешь, на короткие вопросы Василия Васильевича также коротко отвечаешь. На экран с какими-то марсианскими каналами и движущимися по ним змеевидными эластичными зондами тоже со временем перестаешь смотреть. Поворачиваешь голову направо. В сторону ассистирующей Василию Васильевичу Марии Георгиевны и молоденьких симпатичных медсестричек, но и женская привлекательность в таком состоянии организма ненадолго отвлекает глаз. Погружаешься в себя. В свои мысли. Вот врачи колдуют над тобой. В их работе не может быть сомнений, колебаний, они не могут остановиться на полпути. Важная, но простая работа. Шаг за шагом — вскрыл артерию, ввел зонд, ввел кубики лечебного раствора... И чем сложнее операция, вплоть до трансплантации сердца, чем прославился директор института академик Валерий Иванович Шумаков, тем проще и отлаженнее должны быть действия хирургов. Так же прост крестьянин в своей работе. Прост полководец во время сражения, когда позади все карты генштабов, а впереди конкретные боевые действия, которые принесут или победу, или поражение.

Василий Васильевич просто и четко отдает команды: “Мария, раствор...”, “Поглубже вдохните”, “Замерли, съемка”... И чем сложнее момент, тем проще команда.

Вспоминаю, лежа на операционном столе, своего отца. Его сразили три инфаркта. Тогда не было у нас в Петрозаводске ни ангиопластики, ни шунтирования, партийная элита и придворные художники ездили латать свое сердце за границу. А отец держался на простых лекарствах и силе духа. Он был простой и мужественный человек. Когда-то молодым комиссарил у себя на селе. Незадолго до смерти его мы с сыном Гришей, названном в его же честь, съездили в Покровку, родную его деревню, что неподалеку от Хотмыжска, если по-русски, или от Хотмыни, если по-украински. С одной стороны — Харьков, с другой стороны — Белгород, где-то в этих местах Богдан Хмельницкий заключал договор о вечном воссоединении Украины с Россией. В Покровке старики еще помнили молодого и лихого Гришку Бондаренко с револьвером на поясе, борющегося за мировую справедливость. Как он переименовал озеро, так и осталось...Потом поехал учиться в институт в Краснодар — даром, что ли первым учеником в местной школе был. Но за свое же комиссарство попал вскоре не в ученые, а в лагеря, на Дальний Восток, строил первый БАМ, затем знаменитую рокадную дорогу с Мурманки на Вологду, открывая путь во время войны американским грузам на Москву... Может быть, сделали бы отцу такую же ангиопластику, прочистили сосуды, и сейчас бы жил? В своей жизни, в своей любви, в своей работе он тоже был прост. Он любил нас, троих своих детей, доверял и ценил друзей и откровенно радовался жизни. Он верил в простые вечные ценности. Может быть, поэтому его и не сломал лагерь, хотя были неоднократные попытки убить его. Помню, отец рассказывал, как его проиграли в карты...

ВАСИЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ, какое-то время молчаливо и даже сурово что-то делавший в моем сердце, наконец, позволил себе улыбнуться. Прошло уже полтора часа, а то и два, руки занемели, упакованные под бедра. Время от времени я старался незаметно вынуть их под простыней и размять пальцы. Василий Васильевич подошел поближе, вплотную к моему лицу, и облегченно промолвил: “Все, главный сосуд готов. Стент установлен. Не напрасно возимся...” Сестры стали готовить новый змеевидный метровый провод с катетером на конце для второго обводного сосуда, вновь закачивали в артерию кубики какого-то раствора. Я прислушивался к своему организму, чувствовал, как подходит провод к сердцу, увеличивающееся давление на сердце... Точно так же я прислушивался к движению сердца в первые дни после инфаркта. Когда лежал весь опутанный капельницами и проводочками от кардиографов в архангельском кардиоцентре. тогда было тревожнее, думал: выживу — не выживу, дышать тяжело, на сердце постоянное давление, вот так просто и уходит жизнь, чтобы ты сам о ней ни думал. Еще дополнительное давление на сердце, разрыв, и ты уже в мире ином.

И это тоже два простых состояния: жизнь и смерть. Есть жизнь, есть и мысли, есть и действия, решения, поступки. Происходит обрыв, и остается то, что сделано тобой на земле. Просто и ясно. Никакой слезливости и сентиментальности, некое пограничное состояние, когда мозг контролирует ситуацию, а тело тебя не слушается. Жалеть себя — значит усугублять и без того сложную ситуацию, остается анализировать то, что удалось сделать. Я воспринимал жизнь, как деяние. Вне этого — все пусто и не нужно. Деяние — и твои сыновья, и их направленность в жизни. Деяние — твоя любовь к близким, к родителям, к женщинам. И память о прошлом — тоже деяние. Деяние — памятники отцу в Петрозаводске и дочке в Радонеже. Деяние — твои главные статьи и книги, направленные не в пустоту, а на утверждение простых истин, всегда необходимых человеку.

Может быть, эти мысли в сумеречном пограничном состоянии и привели к тому, что, едва выйдя из болевого и психологического шока, связанного с обширным инфарктом, я еще в реанимации принялся писать статью за статьей, вдруг как-то отчетливо сформулированные в идею книги “Дети 1937 года”. Книга давала мне право на жизнь, делать — значит жить! Все уже пошло одно к одному: жена привезла мне новые журналы, в одном из них огромнейшая подборка стихов, и тоже больничных, тоже реанимационных, тоже пронизанных чувством некоего деяния по отношению к окружающим, Беллы Ахмадулиной. Я же не поэт, критик. Для любой статьи нужны десятки книг, дабы не быть голословным. Пока писалась статья об Ахмадулиной, пришли уже с поездом все книги Александра Вампилова. Я погрузился в чтение, которому уже не мешали капельницы и иные процедуры. И уже писал как бы изнутри мира вампиловских пьес, вне окружающего меня больничного быта. И так чередовалось сначала — глубинное, давно уже не испытываемое погружение в тексты, в мир писателя, а затем рывок наверх, к своему образу увиденного и услышанного. За достаточно короткий период от инфаркта 12 июля до операции на сердце 4 октября, сначала вместе с милейшим архангельским доктором Сергеем Юрьевичем Меньшиковым, добравшись из Архангельска в Москву, потом — перебравшись в Переделкинский кардиологический санаторий (ибо не остуженное от инфаркта сердце рановато было предъявлять кардиохирургам на исследование, требовалась хотя бы двухмесячная стабилизация) и в итоге, по совету друзей оказавшись в знаменитом институте трансплантологии и искусственных органов в отделении сердечной хирургии, возглавляемом сыном академика, опытным кардиохирургом Дмитрием Валериевичем Шумаковым — так вот, за этот период вслед за Ахмадулиной и Вампиловым появились работы о Сергее Аверинцеве и Олеге Чухонцеве, о Борисе Примерове и о новом романе Александра Проханова, не считая заметок в три номера газеты “День литературы”, подготовленных и выпущенных мною уже в мой кардио-лесной период. Так получилось, что, кроме палат и врачей, я эти три месяца постоянно был в лесу: то гулял с сыном Гришей, приехавшим на целый месяц в Архангельск, отложив все свои кельтские исследования, по берегу величавой Северной Двины, благо кардиоцентр был расположен на самом берегу, то бродил один и с друзьями и подругами по запущенному парку кардиологического санатория, то наблюдал осыпающиеся листья в чудом сохраненном лесном пятачке прямо напротив института трансплантологии, расположенном в начале Волоколамского шоссе...

Лес, книги друзья — они поглощали мою сердечную боль, не давали на ней сосредоточиться, я так сделал, что мне было не до нее. Даже поволноваться перед операцией я не успел, передовую “Чаша Победы” в октябрьский номер “Дня литературы” успел закончить в полпервого ночи. Потом наскоро написал на всякий случай завещание и уснул, разбудила меня медсестра, делая успокаивающий укол...

И вот лежу третий час на столе, чувствую, что первое радостное возбуждение моего сердечного кудесника Василия Васильевича прошло. Сердито спрашивает у меня: “Что молчите? Как реагируете? Какая боль? И не закрывайте ни в коем случае глаза, чтобы я мог видеть, вам хорошо или очень хорошо!” Какая-то боль была все время, еще бы, двигать туда-сюда по аорте, а потом и по сердечным сосудам не такой уж худенький зонд нельзя незаметно. Но ведь и к боли привыкаешь, такой уж человек терпеливое создание, потому и выживает назло всем динозаврам прошлого и будущего. А особенно наш русский человек... Но жить болью неинтересно. Это участь Людмилы Петрушевской или Анатолия Курчаткина. Ее замечаешь, когда она усиливается. “Больно”, — выдыхаю Василию Васильевичу. А через минуту добавляю: “Все, боль прошла”. Увы, прошла, потому что прочистить, пробить второй сосуд не удалось, установить второй стент, вторую спираль, дающую путь еще одному потоку крови через сердце, при всех стараниях кардиолога не удалось. Пока мой сердечный счет на этом столе 1:1, как в матче России и Украины. Но я все-таки Бондаренко, как-никак с украинской горячей запорожской кровью. И ничья, может быть, тоже, как и в этом футбольном матче, в мою пользу?..

Опять вспоминаю отца с его больным сердцем и больной судьбой, свою поездку с сыном к нему на родину, его стойкость в жизни и его удаль. Не знала моя мама, шестнадцатилетняя выпускница архангельского педучилища, приехавшая преподавать в сельскую школу на самый берег Белого моря, где-то в окрестностях Кеми, что гарцует перед ней на лихом скакуне недавно освобожденный зэк. Так и оставшийся работать одним из руководителей стройки на том участке железнодорожной линии Мурманск — Вологда, где учила детвору коренная поморка из славного рода Галушиных. А он тоже пугать зэковскими рассказами юную учителку не спешил, ее сердце завоевывал. Дорогу эту стратегическую построили, а после освобождения Петрозаводска от финнов туда отца и перевели. Так и обосновался украинско-поморский род Бондаренко в городе великого Петра.

А ведь и в Архангельск в этот раз не за инфарктом и не на встречу с кардиореаниматологами я ехал, вез семидесятишестилетнюю мать на последнее прощальное свидание с родными местами, на встречу с еле-еле живущей старшей сестрой Марией, на могилки ее отца и матери на старинном кладбище, увы, заросшие травой и бурьяном, к памятнику в центре Холмогор, установленному в честь подвига ее брата Героя Советского Союза Прокопия Галушина. Уже и пресса собиралась с нами пообщаться, уже собирался встретиться с губернатором области Ефремовым, убедить его восстановить на кладбище могилу матери Героя и еще восьмерых братьев, погибших на всех фронтах, от финской войны 1939 года до последних боев с эсэсовцами в Венгрии в апреле 1945 года... Матери дали жизнь миллионам парней, а те спасли нас всех... И все это неужели ради того, чтобы на запущенном кладбище я чуть не наступил на сгнившую табличку о том, что здесь похоронена мать Героя?

Неужели гниет память у русского народа? Неужели так всем все равно? Одна из простых и совершенных истин — память. Может, потому и рухнуло наше будущее, что о прошлом забывать стали, поплевывать в него. А случись что с каждым из нас, лежишь на операционном столе и — вспо-ми-наешь... память семьи, память рода, память нации, память государства.

В АРХАНГЕЛЬСКЕ КО МНЕ в палату приходил молодой и энергичный, уверенный в себе парень. Познакомились. Саша Тутов. Сам из Котласа, закончил в Архангельске медицинский институт, поработал в больнице, стал зав.отделением, психоневролог. Заодно выпустил уже три книги фантастики, с каждой набирая качество, и сегодня, несомненно, став одним из лучших молодых фантастов. К тому же лет десять Саша занимается спортивными единоборствами и проводит в своей области турниры русского единоборства. Сейчас он выбран в областную думу и выдвигается в своем родном округе в Государственную думу России. Он успел, к тому же, повоевать в Сербии, вот уж на все руки от скуки... Дай Бог ему не сломаться. И дай Бог России побольше таких молодых лидеров! Нечего надеяться на запутавшуюся в политиканстве Москву, пусть берут инициативу в свои руки. Кстати, решил он с афганцами, не дожидаясь поддержки военкомата и областных властей, взять под свой контроль и могилу моей бабушки Веры Ильиничны Галушиной.

...Операция все еще длится, вливают какие-то новые растворы в артерии, прочищают третий извилистый засоренный сосуд. Все в антирадиационных фартуках, ибо мощным рентгеном непрерывно просвечивают по очереди все сосуды, я уж свою радиацию буду вымывать из себя попозже, когда выздоровлю, хорошим красным вином. Усталый Василий Васильевич просит еще раз повернуть голову в его сторону, или, добавляет он, “... чем на меня смотреть, смотри на наших девушек”. И то верно, в институте очень много красивых и врачей, и сестричек. Разве что кардиохирурги — одни крепкие мужики, единоборцы. Но как я успел заметить, и в Архангельске, и в Москве самые молоденькие и красивые сестрички, как правило, работают в реанимации. От них, изящных и нежных, зависит наша беспомощная жизнь. Работа, наверное, самая тяжелая, со временем умудренные опытом сестры переходят в отделения, где поспокойнее, меньше крови, мучений и смерти. Каково им, совсем молоденьким, набираться страшного, но столь нужного опыта в реанимационном отсеке? Вообще, видя врачей в деле, больше начинаешь их уважать: все-таки там не место равнодушным. Без денег, конечно, нельзя, но там еще раз постигаешь, что не хлебом единым жив человек...

Они, как солдаты, как саперы, как разведчики, — когда они в деле. Переодевшись в гражданское, они как бы теряют часть своего мистического божественного облика, становятся похожими на обычных посетителей, на обыкновенных людей. И все же их жизнь — это прежде всего их деяния, даже глаза другие, движения другие, весь дух тут какой-то другой... Простой, нищий дух... Где нет эмпиреев, нет подтекстов, нет двойных смыслов. Впрочем, по-настоящему в любом деле так. И врачи с двойным смыслом и двойным подтекстом, и военные, живущие в угоду политической и властной конъюнктуре, — лживы своей ложной сложностью.

“Блаженны нищие духом”. Как был по-настоящему прост со своими солдатами великий полководец Суворов, как был прост Александр Пушкин на ярмарках в Михайловском. Эта простота реального деяния, простота христианского общения. Аристократизм и сословность здесь ни при чем. Иной простолюдин загоняет себя в такую сложность, иной интеллигент своим многомудрием наносит такое зло себе и своему народу... Говорят, служили во время войны в одной военной газете Константин Симонов и Андрей Платонов. Один общался даже не с генералами, а как минимум с командующими, и только там, в элите, чувствовал себя самодостаточным. Другой — Андрей Платонов — тянулся к солдатскому котелку, к окопной жизни, к офицерской землянке. Он был из тех, кто “блаженны нищие духом”. Таким же был и недавно погибший поэт Борис Примеров. Он и в защите Дома Советов не рвался на этажи, где заседали Бабурин и Хасбулатов, а общался в палатках и у костров с такими же, как он, “красно-коричневыми”... Может быть, в этом смысл христианства? Совесть, не смешанная с ложью интеллекта. Все рациональное, искусственное, подтекстовое, или нынче все постмодернистское, разрушает простоту истины и простоту деяний. Есть Добро и есть Зло. Надо всеми делами простодушно стремиться к Добру, не мудрствуя лукаво. Если ты и ошибешься, но идешь по верному пути, — Бог поправит.

И так ли много простых истин, чтобы их не знать? Чем тяжелее жизнь, тем проще истины. Ибо прежде всего сама жизнь, ее существование — первая истина. Повернись лицом к смерти, а потом развернись к жизни, и многие проблемы для тебя исчезнут как несуществующие. Добро, жалость, любовь, верность друзьям. Не буду выпячивать исключительность русских качеств, ибо разные у нас и качества, но именно в русской жизни тяжело прожить без друзей. Каждого из нас в жизни хоть раз спасал от настоящей пропасти только друг... Я рад, что никогда не был лишен чувства дружбы. С детства и до сих пор. И чем старше, тем больше ценишь настоящих друзей.

ОПЕРАЦИЯ ПОДХОДИТ К КОНЦУ, в очищенный третий сосуд стент вставлять не собираются, он и без него справится, где-то на две трети, можно надеяться, операция прошла успешно... Уже пошли шуточки врачей и медсестер, уже заговорили о посторонних эпизодах, о семейных историях, чего не позволяли себе в ответственные удачные и неудачные моменты, а я вспоминаю своих друзей. Сашу Проханова, без чьей помощи не было бы ни этого стентирования, ни многого другого. Как сдружились с ним в 1978 году на совещании молодых писателей, так и идем вместе. Локоть к локтю. Прикрывая друг друга... Володю Личутина, нашего неутомимого спорщика, яростного воителя, но когда совсем всерьез — из тех же “нищих духом”, которым Бог дает возможность прикоснуться к истине слова и истине жизни... Толю Кима, лишь на Востоке, в родной Корее до конца осознавшего свою русскость и державность... Леню Бородина, дошедшего до каких-то простых истин гораздо раньше меня, с кем мне почему-то тоже всегда просто, и тоже годы и годы, сразу после его второго освобождения, нашли мы и необходимость и надежду друг в друге. И всегда рядом человек из совсем другой среды, когда-то оборонщик, потом строитель Володя Андреев, с кем сдружился еще в армии, в Козельске, строя точки третьей линии обороны Москвы. В армии дружба проста, но если ты вместе с другом и через тридцать лет — значит еще проще и надежнее...

Такая же простая радость ждала меня, как только после завершения операции каталка, на которую я переполз с помощью медсестер, тронулась в путь из операционной в реанимационный отсек. Прорвав все заслоны, уже в предбаннике операционной, ждала с цветами, бульоном и поцелуем моя Лариса. Я громко засмеялся, впереди жизнь, впереди семейные радости, впереди новые деяния. Все-таки какая простая и всегда долгожданная красота встречи после любого испытания. Красота жеста встречи, вроде бы совсем ненужная для функционального действия. Подтверждение необходимости твоего бытия...

И откуда тогда берется у родной нашей русской интеллигенции отвращение к простым Божьим заповедям? Почему часто оказываются для самых талантливейших людей неодолимыми эти простые слова: “Блаженны нищие духом”? Откуда искушение Чаадаевым, Курбским, Печериным? Зачем посадскому коренному человеку Олегу Чухонцеву становиться поперечником Отчизны? Что подвигло моралиста Сергея Аверинцева писать предисловие к книге Папы Римского? Почему ушел из безбожничества в католицизм Венедикт Ерофеев? Я как-то раньше не задумывался над этой нависшей над интеллигенцией опаснейшей проблемой, искушением иной латинской веры. И вдруг вижу — в каждом поколении часть лучших, умнейших — уходит в католицизм. Тут и великий Бахтин, и поэт Вяч.Иванов, впрочем, недалек от этого и нынешний филолог Вячеслав Иванов, и соловецкий страдалец Борис Ширяев... Самые неожиданные фигуры и лица. А откуда та же тяга у отца Зенона, прекраснейшего иконописца?

Мне кажется, дело не в самом католицизме, для польского крестьянина и испанского рыбака он так же естественен, как природа, как небо, он для него прост, как всякая истина. Дело в отчуждении от “мы”, от своего народа, от нежелания общности и соборности, все равно — красной ли, белой ли, православной ли, дело в преодолении анонимности своего “я”. Маэстро — он же творит из себя, выстраивает себя, как тот же прекрасный, но уходящий от русскости Андрей Тарковский. А в блаженстве нищего духом заключено лишь простое деяние, по всем канонам, но несущее в себе искру Божию. Как дотянуться до такой высоты?

Василий Васильевич Честухин закончил свое простое и трудное дело, потом появился в палате не только наблюдать за своим деянием дальше, но и увлечь своим же деянием своего же подопечного. Ему нужна вера в его простые способы стентирования. Вера других людей... Я ведь был определен врачами на иное, на полостную операцию на сердце с применением аппарата искусственного кровообращения, с остановкой сердца. И все показания вели к такому исходу. Но Василий Васильевич решил переиначить, увидел свой шанс на победу, теперь эту уверенность в победу он передавал мне. Я понесу эту победу дальше, я тоже буду искать шанс для спасения других людей. В русской литературе, в русской критике и, наконец, в русской Победе!

Владимир Голышев ПОБЕДА НАД СОБОЙ

8 ноября празднуется память Дмитрия Солунского — одного из самых почитаемых на Руси святых, отважного защитника родной земли, небесного покровителя казачества. Неудивительно, что в ближайшую от этого дня субботу (в этом году — 6 ноября) Русская Церковь поминает героев, возможно, самой главной русской победы — победы на поле Куликовом.

В этом эпизоде русской истории скрыта какая-то удивительная тайна... И образ преподобного Сергия, благословляющего московского князя, при всей его хрестоматийности, не может быть принят как нечто само собой разумеющееся. Есть в этой встрече и этом благословении что-то парадоксальное, почти противоестественное...

Судите сами: древнейшие жития преподобного странным образом умалчивают об обстоятельствах встречи святого с князем (в лучшем случае, сухо указывают, что такая встреча имела место). Нет там ничего и о "командировках" преподобного в Нижний и Рязань, противящихся Москве (Сергий призывал их к покорности). Похоже, Троицкая братия — коллективный автор жизнеописания святого — недолюбливала москвичей. Очевидно, они имели для этого уважительные причины...

Таким образом, все, что нам известно об обстоятельствах Куликовской битвы (и встречи Сергия с князем), почерпнуто не из жития святого, а из княжеской летописи.

И вот что мы из этой летописи узнаем. Князь просит благословения на брань с татарами, особо подчеркивая, что "Мамай ординский князь" хочет "разорити святые церкви и погубити наше христианство". Святой отвечает довольно сдержанно: мол, если бы Мамай требовал дани, золота или серебра, ему подобало бы без сопротивления отдать требуемое, но "за имя Христово и за православную веру душу свою положити и кровь пролияти подобает". Здесь мы сталкиваемся с двумя крайне интересными темами: отношение преподобного Сергия к Орде и его отношение к Московскому княжеству.

Кажется, что тут непонятного? Москва — "собирательница русских земель", а татары... — они "и в Африке" татары. Святой, благославляющий князя на брань, — что может быть естественней?! Однако все не так просто.

Начнем с татар.

Русь в период феодальной раздробленности утратила государственнический инстикт. Если к этому добавить государственное единство и военную мощь агресивных соседей, становится очевидным, что избежать оккупации русских земель было просто невозможно. Выбор был невелик: либо Литва-Польша, либо Орда. Русские испытали и то, и то. В первом случае Святое Православие жестоко притеснялось и было страшно повреждено (почти уничтожено). Униатство и до неузнаваемости "олатиненное" могилянское псевдоправославие — едва ли не все, что осталось там от веры отцов. Во втором случае мы просто стали составной частью правильной империи, гарантирующей начала веротерпимость и умеренность материальных притязаний имперообразующего этноса (тюрков). Личные обиды русских людей за отдельные "перегибы на местах", конечно, имели место, однако самые мудрые представители аристократии и духовенства ясно себе представляли, кто их враг, а кто — друг. Святой благоверный князь Александр Невский проводил отчетливо татарофильскую политику. Множество русских князей было женато на ханских дочерях (в этом случае татарки охотно крестились). Церковное имущество не облагалось данью. В столице Орды была организована Сарайская епархия. Святитель Алексий, сотрудник и духовный друг Сергия, часто бывал в Орде (он даже вылечил от глазной болезни ханшу Тайдулу). Подобным примерам русско-татарской дружбы на самом деле "несть числа".

Преподобный Сергий, безусловно, понимал, что образовавшаяся на бескрайних евразийских просторах империя Орда — великое благо для всех народов, эти просторы населяющих, и в первую очередь для русских. Понимал он и то, что татарский основной закон "Яса" (своеобразный кодекс чести, декларирующий, в числе прочего, веротерпимость и максимум самоуправления для покоренных народов) при кажущейся примитивности является подлинным шедевром юридической мысли, позволяющим русским сохранить неповрежденным их главную ценность — Святое Православие. И, наконец, самое главное: империя — земной аналог Пресвятой Троицы — единственность множественности. Раздробленность же, на которую была обречена Русь без протектората Орды, — дело сатанинское (в буквальном смысле, ибо "сатана" означает: "преграда", "разделяющий"). При таком "троичном" видении так называемое "монголо-татарское иго" (кстати, чисто западная "штучка" — "спасибо" Чаадаеву и Ко) получало еще одну высшую, божественную санкцию.

Теперь о Москве.

Если бы Сергий не был святым, если бы он был обычным человеком, он бы, наверное, ненавидел Москву и москвичей лютой ненавистью. Ненавистью изгнанного из родного дома, насмерть перепуганного, обобранного ребенка. Напомню: Сергий (тогда еще Варфоломей) — ростовчанин из боярской семьи. Когда он еще был подростком, "крепкий московский хозяйственник" Иван Калита откупил в Орде права на Ростов и отправил туда своих представителей "Василия по прозвищу Кочева, и с ним Мину". Они силой оружия "приватизировали" имущество местных бояр, в том числе родителей преподобного. "...Не токмо имения обнажени бывша, но и раны на плоти своей подъяша", — сообщает в древнейшем Житии святого Епифаний Премудрый. Мгновенно обнищавшая семья "налегке" отправилась куда глаза глядят. Глаза глядели в Радонеж...

Помнится, при похожих обстоятельствах в детстве стрельцами был напуган император Петр. С тех пор он стрельцов что-то не особенно жаловал...

Отдельного разговора заслуживает сам князь Дмитрий. Принято считать, что Сергий был едва ли не его духовником. На самом же деле, преподобный был духовником князя Владимира Андреевича, чьим незаурядным полководческим талантом Дмитрий активно пользовался. У Дмитрия же был свой духовник: придворный поп Митяй, отличавшийся, согласно летописи, приятной внешностью, зычным голосом и любовью к роскоши. О прочих талантах летопись "умалчивает". Именно этого "карманного батюшку" Дмитрий, после смерти святителя Алексия, вопреки церковному праву и мнению на этот счет преподобного Сергия, пытался "назначить" московским митрополитом. Законный же московский митрополит — выдающейся церковный деятель, ученый-аскет сербского происхождения святой Киприан — провел в изгнании без малого 14 лет... "Компромат" на Дмитрия этим не исчерпывается. Был он, по словам летописи, "зело тучен" и "зело" же труслив. Кроме сомнительного эпизода с переодеванием на Куликовом Поле (одетый в одежду князя боярин Бренко героически погиб), можно упомянуть позорное бегство Дмитрия из Москвы в 1382 году, когда хан Тохтамыш, в отместку за Куликовское поражение, перебил жителей и спалил город... Недаром преподобный Сергий отправил Дмитрию вдогонку посыльного с ободряющим письмом — видимо, не особенно рассчитывал на его храбрость...

Экспансия властолюбивых москвичей более всего походила на местечковый сепаратизм. Здравый смысл подсказывал, что нужно покориться Мамаю. Однако святой "поверил" наивному лукавству князя (мол, татары будут рушить церкви — с чего бы это?) и благословил его на сражение. Почему?

Дело в том, что к середине XIV века Орда перестала быть той могущественной военной империей, какой она была при Чингисхане и его ближайших потомках. Роскошь оказалась для народа-воина страшнее вражеских стрел... В 1313 году в Орде воцарился хан Узбек. Татары приняли ислам. Это еще не означало принципиального отказа от начал веротерпимости, записанных в "Ясе", тем не менее это был тревожный симптом. Другим тревожным симптомом была зараза сепаратизма, разделившая некогда единую империю на независимые друг от друга части. Положение усугублялось жесточайшим династическим кризисом: прямые потомки Чингисхана уступили место случайным людям, авантюристам, "халифам на час". И, наконец, наверное, самое главное: был взят курс на сотрудничество с Западом. Католические миссионеры зачастили в Орду, чего раньше не бывало. При ставке Мамая "свили" себе уютные "гнезда" эмиссары и советники от европейских монархов и римского папы. Сообщая этнический состав войска Мамая, летописец наряду с привычными кочевыми народами (половцами, черкесами и др.) упоминает и такие экзотические "этносы", как "кавказские жиды" и "крымские генуэзцы"... Сам Мамай — личность довольно темная: бывший "генерал", реально управлявший Ордой за спинами двух последних хановчингизидов, которые умерли, разумеется, не от гриппа. Чей ставленник — можно только догадываться. Догадываетесь, чей?..

Итак, имперообразующий этнос утратил пассионарность (в терминологии Л.Н.Гумилева). Судьба Евразии "повисла на волоске". Либо империя должна была перестать существовать, либо другой, более пассионарный народ, должен был принять у татар эстафету. Нужно было спасать Евразию — от убийственного раздробления, Русь — от католической "чумы", а татар — от самих себя.

Необходима была поистине нечеловеческая мудрость, чтобы в нахрапистости алчных москвичей (кстати, типичных представителей "малого народа Евразии" — см. статью А.Дугина "Парадоксы воли" в №42) увидеть Божий перст. Сергий, по определению крестившего его священника, "сосуд избран Богу, обитель и служитель Святыя Троицы" — такой мудростью обладал...

Великая Российская империя возникала под знаком Троицы. А Тайна Троицы — это Тайна Божественого снизхождения ("кеносиса"), Тайна Божественной Жертвы. Империя — земной аналог Троицы — не возникает в удушливой атмосфере сытости и национального эгоизма. За нее проливают кровь. Причем, не столько чужую, сколько свою.

Куликовская битва явилась той жертвой, которая закрепила за русскими высокое право быть новым имперообразующим этносом. Не даром Сергий послал на поле битвы двух безоружных схимников — своего рода "агнцев, ведомых на заколение" (фантазии летописцев о поединке богатырей и пр., очевидно, не следует принимать всерьез). Происходившее на Куликовом поле было скорее жертвоприношением, чем битвой. Хотя современники (троицкие монахи, князь, дружинники) скорее всего об этом не догадывались...

Наивное лукавство Дмитрия, конечно же, не могло обмануть святого — татарам не было никакого дела до русских церквей... Возможно, по каким-то одному ему ведомым приметам, Сергий в этот момент догадался, что "звезда Орды" навсегда закатилась и никакая другая "звезда", кроме русской, не может взойти на небосклоне Евразии. Понял и благословил: "хитроумного" князя — на бессмысленное, с военно-политической точки зрения, сражение, русских людей — на подвиг, а Евразию — на новую империю.

У сложивших голову на Куликовом поле русских людей не было в этом сражении никакого "шкурного интереса". Они не были наемниками, не могло быть и речи о военных трофеях, в конце концов, это победа не освобождала русских от притязаний татар, скорее, наоборот — в чем-то усугубляла положение — ведь ослабленная колоссальными потерями Русь становилась легкой добычей для быстро восстановившей былую мощь Орды. Но, не победив в открытом бою угасающий имперский этнос, нельзя занять его место. Империю нельзя купить за деньги. Право на будущее было оплачено победой и кровью...

Бытующий у нас сегодня взгляд на это великое событие мало того, что страшно занижает его значение и искажает смысл, он вообще не имеет права на существование. Дело в том, что мы по инерции продолжаем видеть "своих" в русских воинах, в то время как в действительности мы... — типичные мамаевцы. Под нами обломки бездарно разбазаренной великой империи, чье становление было оплачено потоками крови людей, во сто крат лучших, чем мы. Мы столь же жадны, лицемерны, трусливы и нечувствительны к чужим страданиям. Нам также дорога западная "халява". Нами тоже правят проходимцы "темных кровей". Есть только одно отличие: ни на одной из наших многочисленных окраин нет героического народа, воспитанного пророком-боговидцем. Народа, способного в открытом бою, не считаясь с жертвами, доказать, что он сильнее нас. Народа, готового подхватить флаг имперостроительства из наших охладевших рук.

Неужели мы и все народы, доверившие нам свои судьбы, обречены? Нынешний разухабистый московский "князь" с "лучшим кинематографистом всея Руси" на пару, похоже, уже почти убедили нас в том, что мы — сплошь осляби да пересветы. А ведь прежде чем начать лечиться — нужно, по крайней мере, признать себя больным...

Итак, как это ни прискорбно, мы — "ордынцы". Наша нынешняя власть (на всех уровнях) — это "коллективный Мамай". Всему этому необходимо дать бой и победить, то есть, в некотором смысле, победить самих себя. Это невозможно сделать, если не пробудить в себе русских. Русских — победителей мамаев и гитлеров, русских — строителей многонациональной Российской империи и Советского Союза... Собственно, любые другие "русские" — это не русские, а угасающая Орда...

В нашем нынешнем катастрофическом положении, как это ни странно, есть и свои весомые преимущества. Во-первых, мы, в отличие от ордынцев, бедны. Во-вторых, в отличие от наших героических предков, мы не являемся первопроходцами, у нас за спиной несколько веков великих свершений и громких побед. И, в-третьих... у нас просто нет другого выхода...

Взгляните на икону преподобного Сергия.

Святой уже сложил персты для благословляющего жеста...

Олег Горбатов РОК-УКРАIНА

Совсем недавно я посетил Украину, где попытался разобраться, что же происходит у них в музыкальном мире, как отразились на украинской музыке 8 лет незалежности.

Украина слушает на 95% ту же музыку, что и Россия, все те же “Отпетые мошенники”, “Hi-Fi”, очень популярны “Руки вверх”, “Иванушки интернешнл” и т.д. Среди них есть несколько местных команд, раскрутившихся в России — “Воплi Вiдоплясова”, “Шао-Бао”, “Грин Грей”, вот, собственно, и все. Радиостанции, ТВ-каналы, музыкальные магазины, киоски наполнены все той же гадостью, которой кормят так называемых россиян, т.е. нас с вами здесь.

В связи с этим я совершенно не удивился, когда узнал об ультраправой, националистической ориентации подавляющего большинства украинских (в частности, киевских) рок-групп, начиная от андеграунда и кончая общеизвестными “Воплями Вiдоплясова”. Они видят, как Украину захлестнула волна российского музыкального ширпотреба, и их реакция — радикальный украинский национализм. К сожалению, они не понимают, что это не русская музыка, а всего лишь космополитический попс. Настоящие русские группы находятся в России в андеграунде.

Тем не менее, интерес ситуации в том, что не многие наши рок-группы приняли бы участие в предвыборной кампании РНЕ, за УНА-УНСО же играли концерты практически все известные киевские (и шире — украинские) рокеры (кроме “ВВ”, находящихся в это время в Лондоне). Я считаю, андеграундные круги России и Украины должны выступить единым фронтом против интернациональных помоев, которыми нас потчуют, а ни в коем случае не настаивать на своей незалежности и исключительности.

Еще можно отметить появление несколько украинских народных певиц, исполняющих очень красивые композиции с использованием национальных мотивов (синтез Инны Желанной и “Золотого кольца”).

Вот таков мой, может быть, поверхностный, но заинтересованный взгляд на современную украинскую сцену.

Олег ГОРБАТОВ

Наша компания предлагает к реализации качественные дорожные блокираторы 7 самого высокого качества, если Вас интересует данный вид продукции - милости просим!

“ЗАПРЕЩЕННЫЕ БАРАБАНЩИКИ”: МЫ — БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Группа “Запрещенные барабанщики” ворвалась на первые места хит-парадов и ротаций, вмиг стала очень популярной. Как мы и подозревали, они оказались на 100% нашими. Но во всех интервью, несмотря на их радикальные заявления, пишут одно и то же. Чтобы прорвать эту своеобразную блокаду, с нами согласился побеседовать лидер, идеолог и автор текстов проекта Иван Трофимов.

КОРРЕСПОНДЕНТЫ. Для начала интересная история появления “Запрещенных барабанщиков”.

Иван ТРОФИМОВ. В середине 90-х в Ростове параллельно существовали “Че Дэнс”, участником которого был я вместе с Олегом Гапоновым, экс-лидером “Зазеркалья”, и оркестр барабанщиков под руководством Виктора Пивторыпавло, который, будучи преподавателем Ростовской консерватории по классу ударных, создал из своих учеников такой необычный ансамбль. Отправляясь в Москву на фестиваль “Стиль консервативной революции”, на котором нам, к слову, так и не удалось выступить, мы попросили Пивторыпавло стать нашим барабанщиком. И по дороге обратно пришла идея объединить “Че Дэнс” и оркестр. Мы сделали совместную программу и просуществовали около года. Было 2 концерта в Москве и 4-5 в Ростове, пара эфиров на местном телевидении.

Затем у нас возникли разногласия с Гапоновым относительно дальнейших творческих путей, и ансамбль фактически распался. На тот момент у меня с Олегом был еще один проект — “Атомный самолет будущего” с музыкой а-ля “Prodigy”. Сейчас Гапонов занимается тем, что реанимирует проект на новом уровне. Записывает песни в стиле “Hi-Fi”, но национал-ревоюционного содержания. Я думаю, что мы совместно с ним еще что-нибудь сделаем.

Ансамбль же два года не репетировал, у нас не было базы и инструментов. Только когда клип стал крутиться на MTV, мы нашли продюсеров, вложивших в нас нормальные деньги, и коллектив, с апреля нынешнего года получивший название “Запрещенные барабанщики”, зажил новой жизнью.

Корр. Ходят слухи, что на попадание в ротацию MTV клипа “Убили негра” оказал влияние А.Троицкий.

И.Т. Клип целый год пролежал на полке, причем мы увидели его за 2 дня до эфира, MTV взяло его в свою программу 1 апреля в рамках какой-то дурацкой акции и попросило москвичей откликнуться — ставить в ротацию или нет. 80% жителей Москвы ответили отрицательно. А через неделю MTVишники повторили акцию по городам России, не включая Москву, — там 90% откликнулось максимально положительно. На MTV долго думали, что делать, тут и вмешался Троицкий, которому клип понравился. Хотя никто его о помощи не просил и 3 тысячи лет не попросил бы.

Корр. Можно ли сказать, что “Запрещенные барабанщики” — экстремальная музыка?

И.Т. Нет. Мы экстремисты по своим политическим убеждениям, по своим эстетическим концепциям, но музыкально мы находимся в рамках очень старого мейнстрима — музыки 50-60-х гг. Экстремальную музыку сейчас рекламируют люди, пропагандирующие так называемый здоровый образ жизни, а группе это понятие категорически не нравится. Что такое здоровый образ жизни? Это Микки Маус, Кока-Кола, Дирол и выплеск адреналина в никуда. Вместо того, чтобы брать булыжники и идти громить — молодежь слушает эту тупую экстремальную музыку, кувыркается на роликовых коньках и скейтах и пьет Кока-Колу. Полная чушь...

Корр. Как бы ты охарактеризовал собственные взгляды?

И.Т. Как апокалиптический социализм. Так или иначе, впереди конец света. В этой связи непонятно — то ли его приближать, то ли всячески отдалять. На мой взгляд, все само собой образуется, тем не менее надо не быть бездеятельными. Мы пытаемся расковыривать язвы современного искусства, как учил мой любимый герой Хулио Хуренито из романа И. Эренбурга. Подавать себя как продукт шоу-бизнеса с целью его разложения. Изначально мы рассчитывали сделать альтернативную, радикальную программу, которая била бы по всем фронтам, но которая была бы внутри шоу-бизнеса. Бить врага его же оружием, стать бомбой замедленного действия. Ведь под клюквенным соусом старорусского шутовства мы говорим в песнях о серьезных вещах — о распаде буржуазной семьи, о гибельности современной цивилизации и т. д. И если хотя бы 100 человек из наших слушателей задумаются о судьбе Родины, задумаются о чувстве социальной справедливости — наша миссия будет выполнена. Через песни гораздо легче этого добиться, чем через газетные статьи. Кино — слишком дорого, ТВ и радио — практически недоступно. Хотя в 1996 году во время президентских выборов я на “Русском Радио” в Ростове откровенно агитировал за Зюганова — по нескольку часов в день зачитывал листовки КПРФ и пр. Но это единичный случай, и, возможно, многими он рассматривался как игра.

Корр. Есть ощущение, что все происходящее вокруг группы не совсем то, что вы ожидали. Все эти интервью “МК” и прочее.

И.Т. Да, мы хотели другого. Но мы понимаем, что все только началось. Это первый этап. Люди хотят о нас что-то узнать — и сначала узнают хорошее, а через некоторое время узнают что-то “плохое”. И с теми, кто поймет, что “плохое” и является их спасением, — мы будем работать. У нас сейчас очень широкая аудитория. Мы будем стремиться сузить ее в 3-4 раза — останутся те, кто будет нам верить и разделять наши убеждения, которые, может быть, хаотичны и не сложены в систему (хотя это неплохо, так как сейчас система проигрывает). Эти люди станут активными участниками национально-освободительной борьбы.

Мой идеал — национально ориентированные левые. Во многом в традиции Латинской Америки. Сейчас революционная романтика — Че Гевара, “Тупак Амару”, к сожалению, выродилась, превратилась в товар, но свое дело все равно делает. Она будоражит юные сердца, и это замечательно.

Корр. Вполне логично было поинтересоваться отношением группы к неграм. Проводишь ли ты какое-то разграничение между автохтонными африканцами и неграми, живущими в мегаполисах?

И.Т. Лично я очень хорошо отношусь к африканцам и считаю, что у нас с ними гораздо больше общего, чем с белыми американцами или западными немцами. Одна из тайных миссий песни “Убили негра” — спровоцировать негритянскую общину, даже тех, кто учится у нас в институтах, на какие-то действия не в защиту своей способности играть в баскетбол или танцевать хип-хоп, а на то, чтобы вспомнить, что были такие люди, как Малькольм Х, Франц Фанон, лидер Алжирской революции, мартиникский негр, приехавший помогать арабам в национально-освободительной борьбе против французов, Хайле Селассие, сражавшийся с оружием в руках против итальянцев в Эфиопии. Я все свое детство интересовался национально-освободительной борьбой стран третьего мира и ко всем этим людям отношусь с очень большим уважением. А вот к Мартину Лютеру Кингу я никак не отношусь. Он проповедовал ложный путь, заведший черных в эти дебри: свои киноактеры, свои структуры, своя доля в бизнесе — это мерзко и пошло, все это служаки современной цивилизации. Вот таких негров надо мочить, им надо доказывать, что они самые настоящие ниггеры. А есть люди, пытающиеся возродить традиции или защитить их от тлетворного влияния Запада. Фарахан, “Нация ислама” — наши люди. В белых американцев я не верю. Милиция и прочие, на мой взгляд, явление того же порядка, что и направляемые сейчас Лужковым и провоцируемые СМИ кавказские погромы. Это все — элементы спектакля. Я хотел бы видеть Америку с черным президентом во главе, с огромным количеством китайцев и индейцев. Россию, правда, такой я бы видеть не хотел. У нас иная культурная ситуация. Однако, в отличие от традиционных патриотов, я не вижу ничего плохого в притоке свежей крови. Тут я разделяю позицию Хлебникова, Леонтьева. Хлебников говорил, что нам необходима свежая кровь, потому что иначе мы выродимся. Посмотрите на какую-нибудь Норвегию, где живут светловолосые, голубоглазые двухметровые дебилы. Сейчас этот нордический идеал можно рассматривать как одну из последних ступеней к полной деградации.

Корр. Иван, а как ты относишься к одной из любимых тем нашего шоу-бизнеса — защите авторских прав?

И.Т. Все разговоры о том, что “обворованные пиратами” музыканты мало получают — ерунда. И потом, почему музыканты должны получать больше других, у нас, что врачи, рабочие много зарабатывают? Мы, например, ни копейки за альбом не получили и не жалуемся. Авторские права — буржуазная выдумка. Если бы человек, изобретший колесо в свое время, его запатентовал — неизвестно, как бы повернулось история человечества...

Корр. Есть ли симпатичные тебе явления в поп- и рок-культуре России и на Западе?

И.Т. “Аукцыон” — по своей сути, провокационной идее, по гениальным текстам. Но мне не нравится, что они ратуют по большому счету за либеральные ценности — я эти ценности не признаю. Петр Мамонов нравится, как точный образ русского доходяги с помойки. Очень интересен образный ряд в текстах. Однако плохо, что это никуда его не привело. Из молодых команд наиболее интересны “Маркшейдер кунст” и “Залив кита”. Хотелось бы сделать то, что сделал Челентано. Он несколько лет ходил под продюсерами, пока не заработал достаточно денег, чтобы организовать свою фирму “Клан”, которая занимается очень интересными вещами. Мы хотели бы создать свой лейбл, который занимался бы радикальной музыкой с целью раскручивать ее на серьезном уровне. Хотя многие радикальные имена меня совершенно не интересуют. Мне “Песняры” гораздо милей и дороже. Вот где настоящая красота...

На Западе же все очень рафинировано. “Мэрилин Мэнсон”, “Rammstein” — по-моему, продукты шоу-бизнеса. Я им не верю: их творчество — попытка пощекотать нервы буржуа в духе анархических терактов начала века, про которые Плеханов замечательно сказал, что анархизм превращается в буржуазный спорт. В творчестве этих групп нет настоящего беспокойства. “Лайбах” интересен своей неоднозначностью, но больше трех композиций подряд я прослушать не могу. Адриано Челентано — вот идол. У нас в печати его неоднократно обвиняли в сначала в ультраправых, потом в ультралевых взглядах. Он — такой коричнево-зеленый борец за экологию с сильными экивоками в сторону социальной справедливости.

Еще Виктор Хара, ManoNegro — испанцы из Парижа, члены Ситуационистского интернационала. Интересны французские группы, такие, как, “Пигаль”, у себя на родине противостоящие американской культурной экспансии.

Корр. Иван, не боишься ли ты, что “Запрещенные барабанщики” станут для широкой публики группой одной песни, как “Shoching blue” — “Шизгара”?..

И.Т. Сейчас песни долго не живут — ровно столько, сколько крутятся по радио. Мы согласны на песни-однодневки. У нас был отличный хит про Черномырдина, который никогда не пойдет воевать. Он исполнялся тогда, когда он был у власти — не успели мы его записать, как Черномырдина сняли. И потом всякий, кто купил наш альбом (а таких более 50 тысяч) на CD и кассетах, знает, что “Убили негра” далеко не самая лучшая песня, не самая яркая. “Куба”, например, гораздо лучше.

Корр. И наконец, что собираетесь делать в ближайшее время?

И.Т. Готов материал для второго альбома. Осталось выбрать 10-12 лучших песен. Скоро мы его представим публике, после чего сядем в студию на 3-4 месяца его записывать, и в январе-феврале будущего года он выйдет. Также идет работа над несколькими параллельными проектами. Один из них будет называться “Красная армия Японии”. Стиль — мешанина музыки 50-60-х гг. с самыми современными веяниями в области электроники плюс жесткие тексты.

И наконец, скоро выходит клип “Модная любовь”. Попсово-развлекательный материал в ироничной форме, рассказывающий о том, как тяжело людям, от которых девушки уходят к другим девушкам. Будет ратовать за традиционные ценности не в американском понимании, но в нашем — сила духа, некая старая сентиментальность...

Беседовали Олег ПУЛЕМЕТОВ, Андрей СМИРНОВ

“ХОБГОБЛИН”

Наряду с богатыми и крупными фирмами в России существуют и небольшие лейблы, выпускающие незави-симые группы, по тем или иным причинам, не вписывающиеся в “прокрустово ложе” отечественного шоу-бизнеса. Ведущее место среди них занимает появившийся в 1997 году лейбл “Хобгоблин”. Вниманию читателей предлагается беседа с идейным руководителем “Хобгоблина” Константином.

Вопрос. Как и почему возник лейбл?

Ответ. Сначала существовал склад по торговле атрибутикой: майки, косухи, железо — все для того, чтобы металлист или панк мог соответствующим образом одеться. Через 2 года мы решили расширить род деятельности и сделали кассетный склад. А если имеешь кассетный склад, то грех не выпускать музыку. Тем более, что со многими музыкантами мы были знакомы, кому-то раньше оказывали спонсорскую поддержку. К тому же было видно, что ребятам надоело выпускать самодельные тиражи, а крупные фирмы их сторонились. Или наоборот, некоторые музыканты отвергали предложения подобных фирм, желая оставаться независимыми. И у нас появилась идея делать малые тиражи для групп, которые неприемлемы для богатых лейблов. На данный момент выпущено 72 группы, и я надеюсь этим не ограничиться.

Вопрос. Нетрудно заметить, что “Хобгоблин” ориентируется на так называемую экстремальную музыку. В связи с чем был сделан такой выбор?

Ответ. Во-первых, подобная музыка пользуется спросом, особенно в провинции, а мы, в основном, работаем на регионы. Люди из Хабаровска, Петропавловска-Камчатского, Нарьян-Мара и других городов звонят, просят отечественную альтернативу, иначе у них все ограничивается местными группами. “Хобгоблин” распространяют главным образом питерские и московские команды, которые за Уралом неизвестны.

Во-вторых, хотелось бы, чтобы у нас слушали не только “Сплин” и ему подобных и чтобы каждый мог донести свое “я” если не на CD, то хотя бы на кассетах. Часто бывает, что человек, приходящий на склад и заглядывающий в каталог, теряется, ибо видит наряду с тремя-четырьмя известными именами массу неизвестных названий. Как правило, это наши отечественные коллективы, самобытные и интересные, но закрытые для широкой публики.

Кстати, были случаи, когда такие кассеты наших команд, особенно англоязычных, конфисковывались как нелегальный Запад разного рода инспекциями. Люди очень удивлялись, когда узнавали, что изымали кассеты русских металлических команд из Белгорода или Мурманска.

Хотя сейчас мы стараемся в основном выпускать русскоязычную музыку, потому что это интереснее. Люди, поющие на английском, практически наверняка подражают каким-либо западным группам. Потом я не думаю, что хотя бы 10% слушателей могут понять текст. Тексты же групп, поющих на русском, ко всему прочему еще несут смысловую нагрузку, пытаются что-то донести до слушателя.

И наконец, если мы начинали работать с металлическими, то сейчас мы больше ориентируемся на панк, на музыку протеста. (А панки в России поют по-русски.) Правда, у нас есть и коммерческий проект — “Король и шут”. Благодаря ему мы можем существовать.

Вопрос. Панк сейчас актуален?

Ответ. Панк сейчас, среди этой разрухи, наиболее актуален. Панк то, что сейчас нужно нашим людям. Западный панк — протест против пап-мам, буржуазного строя, но протест во многом наигранный (хотя есть, конечно, исключения). Русский же панк, особенно сибирский, идет из глубины, выражает настроение среды. Можно сказать, что на Западе играют в панков, а у нас живут этим.

Вопрос. Как бы ты оценил сейчас ситуацию в музыкальном бизнесе?

Ответ. Бизнес развивается очень активно. Появились конторы, грамотно раскручивающие новые имена Сейчас можно раскрутить кого угодно — любовницу, знакомых, дочь, и это будет продаваться огромными тиражами. Но меня подобное особенно не волнует. То, чем мы занимаемся для шоу-бизнеса, категорически не годится. Наша продукция не коммерческая по своей сути.

Вопрос. И традиционный вопрос: какие планы у лейбла? Что выйдет в ближайшее время?

Ответ. “Хобгоблин” планирует продолжать традицию — раз в два месяца выпускать новую серию кассет. В недалеком будущем — “Банда четырех” — “Анархия не катит”, “Регион-77” — “Азбука страха”, “Маррадеры”, новый студийный альбом “Пургена” и, возможно, “Король и шут”.

Адрес для контактов в Интернете:

E-mail: hobgoblin@sonnet.ru 8

Вы до сих пор не знаете, где приобрести подержанные полуприцепы автоцистерны завода Стар 9 ? Обращайтесь к нам, мы сделаем Вам предложение, от которого Вы не сможете отказаться!

Обозреватель НАДО СЛУШАТЬ!

ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ “ПАМЯТЬ” (“ХОБГОБЛИН РЕКОРДС”)

После этой записи стало ясно, что легендарная тюменская команда окончательно оставила в прошлом панковский нигилизм конца 80-х. Альбомам “ИПВ” “Ночной бит” (1986 г.) и “Конфронтация в Москве” (1988 г.) была присуща более традиционная для панк-рока энергетика, поэтому после выхода “Памяти” контраст мистической одухотворен-ности Неумоева с панковскими стереотипами стал виден всем. Особенно это было очевидно на фестивале “Индюки” (1991 г.), где впервые была представлена большая часть песен, вошедших в альбом. Если сначала зрители “рубились” под “Непрерывный суицид” и “Северную страну”, то по истечении получаса завороженный зал слушал новую “Инструкцию по выживанию”:

Ярко-вишневый зной звездных бедствий

Над ледяной Москвой бредит детством

Страхом пустых углов из пластилина

Да кашлем сухих стволов в живые спины...

Альбом записывался группой после трагической гибели Янки Дягилевой — и можно лишь предполагать, что у музыкантов творилось тогда на душе. Невосполнимость утраты и ощущение собственного бессилия после произошедшего. Жалость и скорбь об ушедших.

Точно мы этого никогда не узнаем, но, слушая этот альбом, я верю Неумоеву, верю в то, что “Инструкция по выживанию” сможет довести нас, оставшихся в живых, до рая.

ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ “РУССКИЙ ПРОРЫВ” (“ХОБГОБЛИН РЕКОРДС”)

Концертный альбом, записанный звукооператором “Калинова моста” Игорем Кирилловым с пульта во время триумфального выступления во Дворце Спорта “Крылья Советов”, “Родины”, “Инструкции по выживанию” и “Гражданской Обороны”.

Перед тремя тысячами зрителей на сверхмощной фирменной аппаратуре “Инструкция” выстреливает полную обойму своих хитов: “Час до полночи”, “Северная страна”, “Все пройдет”, “Рок-н-ролльный фронт”, “Нож в спину”, “Родина-Смерть” и, конечно же, “Красный смех”. Часть песен уже давно гуляла по стране в летовском исполнении. Однако Неумоев не стал упускать возможности продемонстрировать перед столь огромной аудиторией, на что способна его группа. Эту неожиданно агрессивную для “Инструкции” программу он завершает новой песней “Что-то происходит в России”:

Грядет вселенская весна, весна всесильная

Победной поступью по белой лестнице

А над Россиею, вновь над Россиею

Такая ветренная мгла — не видно месяца.

PURGEN “ВСЕ ГОСУДАРСТВА КОНЦЛАГЕРЯ” (“ХОБГОБЛИН РЕКОРДС”)

Записан в ноябре 1992 года в ангаре Московского локомотивно-ремонтного завода. Считается первым альбомом группы. Если вы ностальгируете по тем годам — этот андеграундный нойз времен железного занавеса для вас. Эмоциональный выброс энергии бунтующей личности, накрытой экологическими проблемами и вскрывшимся дисбалансом городской жизни. Несмотря на все это, альбом добрый и веселый, хотя и записан в присущей группе жесткой и быстрой манере — “музыкальный мир в тумане”.

PURGEN “ТРАНСПЛАНТАЦИЯ МИРОВОЗЗРЕНИЯ” (“ХОБГОБЛИН РЕКОРДС”)

Альбом записан в 1993 году в клубе Московского химзавода. Бескомпромиссный, агрессивный шумовой punk-trash, попытка осмыслить реальные плоскости земного существования из бункера заброшенного химического завода, неприкрытое недовольство реальностью. Звучит непрерывно лязгающе и гармонично светлое и радостное чувство непримирения с ржавой действительностью. Рекомендуется слушать эти записи очень громко.

Обозреватель

РОК-НОВОСТИ

M В очередной раз безобразно повело себя MTV-Россия. На вручении номинации (International viewer’s choice) — международные зрительные симпатии, у всех стран были свои кумиры. У китайцев — китаец, у бразильцев — бразилец, у индусов — индус, и только у россиян кумиром стал Рикки Мартин. Мы протестуем!

M Магистр ордена куртуазных маньеристов Вадим Степанцов посетил родину группы “Laibach” — Словению, где принимал участие в фестивале “Поэзия и вино”. Там он читал стихи собственного сочинения и исполнял “a capella” песни. Это произвело на словенцев столь сильное впечатление, что они теперь приглашают “Бахыт-компот” на гастроли. Ориентировочно турне состоится весной будущего года.

Кроме того, 5 октября Вадим Степанцов выступил в госпитале Краснодара перед бойцами спецназа, получившими ранения во время боевой операции в Дагестане.

M В сентябре в Москве Алла Пугачева выступила совместно с гей-хором из Лос-Анджелеса. Это очень порадовало ряды столичных секс-меньшевиков, а также фанатов примадонны. Как обычно, главной идеей подобной акции стала мысль о том, что геи и лесбиянки такие же люди, как и все остальные. Нет, не такие же они, это извращенцы, которых в традиционном обществе быть не может и не должно. Так было и так будет, а пока пусть порезвятся.

M Moroz Records выпускает два альбома легендарной группы “Звуки Му”. Первый компакт представляет собой сборник композиций, собранных лично Петром Мамоновым, он называется “Набрал хороших на одну”. Второй альбом, получивший название “Шкура неубитого”, содержит только новый материал, созданный Мамоновым за последние два года.

M Наша группа “Террор” стала одной из самых продаваемых в московских музыкальных магазинах, она идет на 11 месте рядом с грандами “Машина времени”, “Tequila jazzz”, Ольга Арефьева и обгоняя усиленно раскручиваемые MTV — “IFK”. Данный прорыв группа осуществила после выхода альбома “Прирожденные убийцы”. Кстати, если у вас его еще нет, советую приобрести.

M Несмотря ни на что, у группы “Кранты” идет активная работа над третьим альбомом “Кранты 2000”. Это будет материал, на котором впервые у “Крантов” зазвучат клавишные, что предает некоторую doomоподобность записи. Сейчас музыканты готовятся к реализации совместного проекта с известным певцом, поэтом и художником Александром Непомнящим. Вышел в свет второй альбом группы “Не влезай! КРАНТЫ!”, он является монументальным частично-концептуальным произве-дением искусства. Он состоит из одиннадцати с половиной композиций, включая известные хиты: “Четыре $ольдо”, “Операция Ы”, “Где твоя панама?”, а также утонченно романтическую балладу “Хрустальная ночь” и три патриотических боевика “Родина”, “Полицай” и “За Родину, за Сталина”.

M Новости из Питера. Группа “Р.С.Р.” делает качественную музыку без текстов. Их стиль можно определить как экспериментальное техно. Сложная электронная музыка с вкраплениями живых инструментов как нельзя лучше опровергает расхожие представления о примитивности музыки техно. Прослушивание альбомов “Walkin the doggy”’97 и “Let’s twist”’99 наглядно подтверждает, что и на танцполе можно добиваться авангардного звучания.

M Рок в Питере отходит на задний план, его место занимает более радикальная и жесткая музыка, точнее отражающая ритмы нашего времени — хард-кор. Команда “Пять углов” играет агрессивную гитарную музыку. На их концерте легко получить тяжелым ботинком по голове кого-нибудь из разбушевавшихся поклонников группы: экстремальные пляски ближе к драке, чем к танцу. Этот позитивный экстремизм привлекает здоровую молодежь. Демократы и хиппи обходят клубы, где выступают “Пять углов” далеко стороной.

M Гастроли Алексея Глызина в Ижевской области закончились эвакуацией с концерта. Когда его выступление во дворце спорта подходило к концу, администратор неожиданно вырубил звук и, отведя за кулисы артиста, шепнул ему на ушко о том, что в местное отделение милиции поступил звонок о заложенном в помещении взрывном устройстве. Сотрудники милиции, присутствовавшие на концерте, в тот же момент куда-то испарились. В итоге ему ничего не оставалось, как объявить со сцены: “Без паники”, и предложить публике покинуть помещение. Но второй сюрприз оказался впереди: не успел певец войти в гостиницу, как началась эвакуация последней: в тот день город будто подвергся атаке телефонных террористов. Ждать, когда выяснится, что тревога окажется ложной, перенервничавшему певцу не хотелось. В итоге он и его административная группа коротали часть ночи, оставшуюся до отхода поезда, на вокзале, сидя на чемоданах и готовясь в любой момент эвакуироваться и оттуда. Но повезло — вокзал в тот день не взрывали.

За предоставление информации благодарность выражается компании “Аструм В”, занимающейся представительством в Интернете. Тел.: 273-68-39.

ПУТЕВОДИТЕЛЬ “ЗВУКОВОЙ БАРЬЕР”

Уникальный музыкальный магазин — одно из немногих мест в Москве по продаже грампластинок. Поражает богатство выбора — более 30000 наименований.

В четырех уютных залах расположилась вся история мировой музыки: от классики, бита, блюза до русского рока, новой волны, электроники. Обращает на себя внимание большой выбор советской эстрады и эстрады стран Варшавского Договора, звучащих сейчас экстремальнее и актуальнее “Sex pistols”. Только в “Звуковом барьере” выпуски знаменитого западного контркультурного издания “Research”.

Магазин находится рядом с метро. Время работы: с 11.00 до 20.00 без выходных. Адрес: ул.Шаболовская, д.30/12, тел.: 236-63-06.