/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 317 (52 1999)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов “ЕВРЕЙ ЗЮС” И ПЛАСТИЛИНОВЫЙ ПУТИН

Упала размалеванная, золоченая маска "честных выборов". Вампиры ОРТ сглотнули кровавую слюнку. Лужков, разбивший лоб о Кремлевскую стену, положил на синяк рождественскую льдышку. Кириенко, напоминающий мужское семечко, вьется, виляя хвостиком, на всех экранах. Шойгу потерял интерес к беженцам и снова копается в руинах. Черномырдин стал похож на мамонта, отрытого в ямало-ненецкой тундре. И сквозь продранные предвыборные плакаты, стряхивая с плеч конфетти и ванильную вату, вышел на свет истинный победитель выборов. Блистательный фокусник, непревзойденный маг Борис Абрамович Березовский.

Вы думаете, что истекающий год — это Год Крысы? Или Год Чумы? Или Год Обезьяньего Выкидыша? Нет, это Год Березовского, год его гепатита, его лакированных штиблет, его легкого заикания, от которого, как гнилые дубы, падают кабинеты министров, взрываются дома на Каширке, по всему чечено-российскому фронту начинают стрелять установки залпового огня.

Это он, на которого почти надели наручники, блестящим выпадом проткнул медлительного, как пингвин, Примакова. Он, за которым охотились прокуроры всех стран, торжествовал победу над опороченным прокурором Скуратовым. Он отделался от следователя Волкова, как отделываются от репейника, приставшего к пиджаку. Он заставил умолкнуть крупнейшие издания мира, писавшие о финансовых преступлениях "Аэрофлота", фирмы "Мабетекс" и нью-йоркского банка. Это он, азартный охотник, спустил с поводков Доренко, Шеремета, Невзорова, и они, роняя жаркую пену, загнали, как зайца, "Отечество", и он положил в ягдташ теплую тушку мэра. Он, великий строитель и каменщик, по кирпичику создал "Единство", для чего выступал на ковре с Карелиным, лазил с Шойгу под обломки упавшего самолета, стрелял из водяного пистолета с Гуровым по картонному профилю мафиози. Кибернетик, стратег, знаток колумбийских методик, чернокнижник и черный маг, он сотворил Путина из плоской телевизионной картинки, мешка гексогена, тысячи оторванных чеченских и русских голов и бумажной кипы, именуемой "Российско-Белорусским Союзом". Он избрался в Карачаево-Черкесии, и говорят, что в ночь после выборов режиссер Михалков стриг ему ногти, подавал махровый халат, мешал его любимый коктейль — жидкий азот с голубым человеческим глазом.

Березовский правит Россией. И кажется, — так будет всегда. Из разноцветного пластилина он слепит Думу, спикера, национальную идею, аппетитные, похожие на настоящие окорочка, лауреатов литературных премий, будущего Патриарха, будущего президента, палубный авианосец и большое продолговатое чудо из магазина "Интим", которое незаметно сунет под елку в селеньи Барвиха.

Но может случиться так, что он не заметит, как старичок, который раньше был академиком, а теперь торгует в лавочке безделицами для детей, подложит ему вместо пластилина пластид. И тогда с печальными лицами мы станем читать поучительный роман Фейхтвангера "Еврей Зюс" — об очень талантливом и ненасытном банкире, пожелавшем править Германией.

Александр ПРОХАНОВ

Купить качественные стальные двери 1 , железные и металлические двери можно на сайте kamet-doors.ru.

ТАБЛО:

l По информации, поступившей из околокремлевских кругов, за первые дни после выборов 19 декабря прошла цепь совещаний между Т.Дьяченко и ее ближайшими "соратниками", посвященная "чрезмерным успехам" Путина. Основным вопросом было обсуждение кандидатуры его возможного преемника на посту премьер-министра. В результате дискуссий принято решение выдвинуть главой правительства нынешнего министра иностранных дел И.Иванова, известного своей мягкотелостью и управляемостью, а его первым заместителем для обеспечения реальной силовой составляющей управления назначить министра внутренних дел В.Рушайло, способного "продиктовать любым регионам волю Кремля" и "более далекого от Чубайса"…

l Давление на московского мэра, утратившего значительную часть политических союзников, будет продолжено и усилено, сообщают источники из аналитических структур, близких "команде Березовского — Абрамовича — Мамута". Рассматриваются различные варианты его смещения, включая отмену итогов выборов, возбуждение уголовных дел против членов семьи Лужкова вплоть до ареста Е.Батуриной. Это, по мнению идеологов "кремлевской команды", создаст необходимую атмосферу вокруг Ю.Лужкова и приведет к его "добровольной отставке" уже в апреле-мае. Не исключалась и "внезапная серьезная болезнь" главы "Отечества" как следствие "психологического срыва"…

l Среди вновь избранных депутатов активно действуют "эмиссары Кремля", которые предлагают до 50 тыс. "зелеными" за вступление в "Единство" и поддержку С.Степашина в качестве спикера Госдумы, передают нам из здания на Охотном ряду…

l Захват мусульманскими экстремистами индийского лайнера, как сообщают наши источники из Грозного, является первым в ряду аналогичных террористических актов, спланированных Яндарбиевым и Басаевым на ближайшее время…

l "Второй Хасавюрт", по информации, переданной источниками в Генштабе, может быть осуществлен в феврале-марте согласно плану президентской избирательной кампании, составленной политтехнологами МИДа с помощью американских консультантов. "Цивилизованное решение чеченской проблемы" предполагает перемирие с террористическим режимом и согласие на "ограниченный суверенитет" Ичкерии с последующим выходом ее в "пространство международного права" как "территории с особым статусом", но при сохранении "бюджетной подкормки" со стороны Кремля…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

Как не крути, а у нас автоцистерны ГРАЗ 2 можно приобрести на более выгодных условиях.

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Гарем Березовского пополнился Михалковым.

www.rbauto.ru: продажа туристических автобусов 3 , дорожно-строительной, коммунальной спецтехники.

ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО

25% голосов избирателей собрало на думских выборах движение КПРФ "За Победу!", включив в свои списки почти половину не состоящих в партии патриотов, — крестьян, учителей, артистов, блистательного экономиста Глазьева, ученого-фундаменталиста Алферова, реализовав тем самым принципы, на которых строится НПСР. Движение "За Победу!" призывало в свои ряды все патриотические движения, всех лидеров, "красных" и "белых", кому неприемлем ельцинизм. Однако многие из них, известные болезненным самомнением и неутомимым эгоцентризмом, не откликнулись на призыв. Создали собственные микроскопические объединения, пошли на выборы комариной стаей и провалились. Иные собрали десятую, иные сотую, а иные тысячную долю процента. Однако в общей сложности "откусили" от патриотического "каравая" целых 7% голосов, столь недостающих теперь думским патриотам.

Что это? Преступление? Недомыслие? Сознательное поведение платных агентов? В любом случае, размышляя об этом, испытываешь горечь и возмущение.

Неужели, как и прежде, Умалатова, Пригарин и Тюлькин на своих микроскопических митингах станут поносить КПРФ? Неужели по-прежнему Анпилов отдельно от всех станет водить свое неистовое малочисленное воинство, повторяя из года в год обветшалые приемы своего политического театра? Неужели Подберезкин, едва заметный под микроскопом, станет претендовать на роль объединителя "государственников", нападая на Зюганова, как сто тысяч Чубайсов? Почему благородный Бабурин не пошел на альянс с коммунистами, предпочтя политическое самосожжение? Что помешало войти в блок "За Победу!" "земской даме" Паниной, "общиннику" Рогозину, "правдолюбцу" Болдыреву, найти свое место в НПСР, разнообразить многоцветную патриотическую палитру?

Что бы ни говорилось, какие бы мотивы ни назывались, ясно, что одним из жестоких результатов состоявшихся выборов явилась политическая смерть нарядных, с прозрачными тельцами и нежными крылышками политиков-мотыльков, многие годы мерцавших над патриотической клумбой. Ударил мороз, и много неживых насекомых упало на холодный асфальт, и мусорщик аккуратно их смел в совочек.

Патриотическое движение расстается сегодня со многими, не оказавшимися на высоте политической этики, организационного мастерства, идеологической прозорливости. Лепетали, бранились, краснобайствовали, не умея работать в команде, неспособные преодолеть мелкий эгоизм и гордыню, а в результате отдали воспеваемое ими "русское дело" в цепкие руки агентов ФСБ.

Есть один выстраданный и проверенный путь — создавать широкую коалицию патриотов, признавая, что ключевой организацией в этой коалиции является КПРФ, терпимая, бережно относящаяся к разнообразию мыслей и форм, неутомимая в создании Национальной Идеи, серьезно ставящая проблему завоевания власти.

Это патриотическое "собирание" будет продолжено без тех, кого унесла на тот свет декабрьская метель. Их безвестные, посыпанные снегом могилки с трудом отыщутся на политическом кладбище современной России. Толком никто не покажет, в которой из них лежат злобный карлик или прекраснодушный лилипут, или сердитый тролль, или хитрый гном, или самонадеянный пигмей. Сдует снег со скромной могильной плиты, и обнажится нехитрая надпись, сделанная смиренным поэтом:

"Под камнем сим лежит политик,

На митингах герой, а в деле паралитик".

Главный редактор "Советской России" В.ЧИКИН

Главный редактор "Завтра" А.ПРОХАНОВ

Владислав Шурыгин ШАМАНОВ И ШАВКИ

Последним "хитом" информационного противостояния между армией, добивающей в Чечне боевиков, и "либеральными" СМИ, активно качающими тему немедленной необходимости остановки войны и мирных переговоров с Басаевым и Хаттабом, стали события вокруг села Алханюрт. В середине прошлой недели общественность была потрясена известием о том, что якобы в этом селе некие российские "контрактники" учинили побоище мирного чеченского населения. Сначала речь шла о сотнях убитых, потом, правда, лишь о десятках. Наконец остановились на цифре сорок семь. Правда, в западных СМИ по-прежнему так и гуляют сообщения о сотнях уничтоженных чеченцев.

Естественно, НТВ тут же растиражировало эту новость как сенсацию войны и обрушилось на армию с уничтожающими комментариями. Этот клич подхватили прочие русофобские газеты и телепрограммы. Пиком же вакханалии стала запущенная неким агентством утка о снятии с должности командующего западной группировкой генерала Владимира Шаманова.

Уже через час после выхода "новости" стало ясно, что это ложь, но комментарии на эту тему продолжаются до сих пор. Более того, имя Шаманова некоторые борзописцы по законам "черной" пропаганды стали склонять рядом с историей об Алханюрте, и к концу недели на Шаманова была фактически возложена вина за тамошнюю "бойню", как ее уже нарекли западные СМИ. Апофеозом всего этого стала статья небезызвестного майора Измайлова в "Новой газете", смешивающая Шаманова с грязью, где автор не только рассказал, как "бездарен" генерал, но еще и поведал, как, оказывается, Шаманов приказал убить этого самого Измайлова — тогдашнего поручного офицерика при штабе 205-й...

В связи с этим захотелось разобраться во всем происшедшем. Узнать, что же за трагедия произошла в Алханюрте, какое к ней отношение имеет генерал Шаманов, насколько он "бездарен" и почему он хотел "кончить" майора-правозащитника.

Начнем по порядку. Бои за село Алханюрт закончились еще почти три недели назад. Бои были тяжелыми. В Алханюрте боевики создали мощный узел обороны и ни на какие просьбы старейшин и заявления русских войск не реагировали. Более того, на окраине села наш передовой отряд, выдвинувшийся для переговоров со старейшинами, попал под огонь и с потерями отошел. За двое суток село было взято, зачищено, и группировка отправилась дальше. И вот тут-то выяснилось, что это не просто село, а родовой аул самого Сайдуллаева — посаженного на чеченское "царство" московского бизнесмена. Того самого, который "держит" известный "лохотрон" под названием "Русское (?) лото". И понеслось! Примчавшийся на руины родного села Сайдуллаев в сопровождении генерала Кошмана взялся искать виновных, отбирать оружие и документы у пехотных офицеров, попавшихся ему под руку. Кошман вряд ли при этом сообразил, что он собственными руками создает для Удугова и Басаева информпроект "Самашки-2" — если кто помнит, была на прошлой войне запущена ведомством Удугова такая "деза" о якобы вырезанном русскими селе Самашки. Почти полгода этим враньем тоже размахивали западные и российские "либеральные" СМИ. Вот Кошман на пару с Сайдуллаевым и бросились создавать что-то подобное. И создали — к радости Запада, Удугова, Березовского и Ко. И плевать, что наехавшие прокуроры не нашли ни братских могил, ни рвов с трупами, ни даже просто следов массовых убийств. А все погибшие в селе (от 10 до 17 человек) оказались убитыми только во время боя — и то потому, что боевики не разрешили им покинуть село и фактически использовали как живой щит. Зато Сайдуллаев узрел на солдатском столе подобранную в грязи чашку из своего собственного сервиза. И тотчас возникла тема "повального мародерства"…

Миллионер Сайдуллаев в роли разоблачителя солдатского "мародерства" на уровне чайной чашки — это, конечно, впечатляет. Хотя надо признать и то, что во многих частях до сих пор нет самого необходимого, что тылы наши безнадежно устарели и не отвечают современным требованиям, а денег ни на что нет. Вот бы и помог военным "лотошник"!

Теперь о Шаманове. Какое он-то имеет ко всему этому отношение? Да никакого. Шаманов — командующий группировкой, которая три недели назад взяла этот самый Алханюрт. И о его боевых способностях позволю себе заметить лишь то, что в ходе прошлой войны он стал едва ли не самым легендарным генералом, который практически без потерь взял неприступные Бамут и Дарго. Одно его имя наводило ужас на боевиков и заставляло их беспорядочно разбегаться. Просто кому-то в Москве очень хочется развалить, уничтожить эту уникальную боевую квадригу: Квашнин — Казанцев — Трошев — Шаманов, которые буквально за три месяца сокрушили готовившуюся почти три года к войне басаевско-масхадовскую Чечню.

Теперь об Измайлове. Помнится, при штабе 205-й бригады ошивался некий майор, который ловко оставлял службу и мотался с различными телегруппами, помогая им разыскивать и снимать следы "российских" зверств. Потом он ловко сменил побитый молью мундир на тогу миротворца и специалиста по освобождению заложников. Еще помнится, что "любовь" к нему у офицеров, воевавших тогда в Чечне, была такой, что многие охотно встретились бы с ним один на один где-нибудь в горах или на пустой улице. Вот кого стоило и впрямь бояться господину Измайлову! А история про то, что Шаманов отдал приказ его "завалить" — это, наверное, из области повышенной мнительности...

Владислав ШУРЫГИН

Николай Михайлов КАК НАС ОХМУРИЛИ

Гражданка России Малмыгина Римма Николаевна в ночь на 19 декабря села в поезд Уфа — Москва. С собой у нее был открепительный талон для голосования на выборах в Госдуму. Такие же талоны имели на руках и почти все другие пассажиры.

В поезде было свыше двадцати вагонов, в каждом из которых в среднем ехало сорок человек. То есть из Уфы в Москву в день выборов следовало около тысячи избирателей, желавших голосовать. Но их законного права лишили, не предоставив в поезд бюллетени.

Избирательные комиссии на железнодорожном и воздушном транспорте должны быть. И они были — и бюллетенями располагали. И в один из них, вполне вероятно, кто-то поставил галочку за Римму Малмыгину.

Транспорт контролирует правительство. В выборах в Госдуму участвовало проправительственное движение "Единство". Кому, как не ему, достался голос Риммы Малмыгиной и многих тысяч остальных пассажиров?

Гражданка России Ольга Борисовна Букина умерла 13 мая 1998 года. Ей было девятнадцать лет. Жила она в Москве на Профсоюзной улице в доме номер 136. И когда ее мама 19 декабря 1999 года пришла на избирательный участок, то обнаружила там фамилию Ольги в списках голосующих.

За минувшие полтора года в Москве умерли тысячи и тысячи — и не их ли голоса достались блоку столичного мэра "Отечество — Вся Россия"?

В солнечном Дагестане большинство участковых комиссий было сформировано в нарушение закона с превышением представительства в них служащих. Казенные люди обязаны исполнять приказы, и они их исполняли. Например, на участке 0910 в Махачкале приказано было вбросить в урны 480 бюллетеней — вбросили. На участке 0911, напротив, приказали изъять 495 бюллетеней — изъяли. В городе Избербашу приказали переписать итоги голосования — переписали. По данным пяти участковых комиссий, избербашцы проголосовали так: КПРФ — 1617 голосов, "Отечество — Вся Россия" — 961, "Единство" — 454. В территориальной комиссии эти цифры прочитали, прослезились и, составляя сводный протокол, с которого через окризбирком данные пошли в ЦИК к Вешнякову, записали следующие: КПРФ — 1617 голосов (то есть столько, сколько было на самом деле), "Отечество — Вся Россия" — 2961, "Единство" — 2954. Приказано блокам федеральной и региональной власти прибавить по две с лишним тысячи голосов — прибавили.

Власть на выборах может многое. Но многое могут и деньги.

Прочитаем один документ: "Я, Борис Березовский, кандидат в депутаты Госдумы по 15-му Карачаево-Черкесскому избирательному округу, беру на себя следующие обязательства:

— обеспечить реализацию пакета экономических программ по экономике КЧР по следующим направлениям: восстановление имеющегося промышленного потенциала, создание новых рабочих мест через открытие предприятий, реконструкция курортно-туристического комплекса, привлечение дополнительных инвестиций в сельское хозяйство;

— обеспечить полную газификацию республики;

— обеспечить финансированием социальные программы;

— обеспечить эффективную работу двух создаваемых мною из личных средств фондов для конкретной поддержки всех, кто нуждается в незамедлительной помощи.

В свою очередь, предлагаю вам взять на себя следующие обязательства:

— прийти 19 декабря на избирательные участки и пригласить на них членов своих семей, родных, близких и знакомых, вне зависимости от того, за кого вы решили голосовать;

— сделать свой выбор, руководствуясь здравым смыслом и интересами себя, своей семьи и республики в целом".

Сей документ, размноженный в 20 тысячах экземплярах, называется "Договор с избирателями". Исполнение любого из данных обещаний кандидата в депутаты требует больших денег. Стало быть, кандидат обязуется их найти или выложить из своего кармана. И потому документ следует именовать "Договором купли-продажи голосов избирателей". Покупать голоса запрещено законом. И не кто-нибудь, а власти Карачаево-Черкесской республики, должны были в первую очередь углядеть нарушения закона и потребовать от окружного избиркома отлучить Березовского от участия в выборах. Но за три дня до голосования в информпрограмме "Карачаево-Черкесия" президент республики Семенов и мэр Черкесска Дерев в интервью московскому журналисту Доренко, напротив, доказывали избирателям, что именно такой деловой и политически весомый человек, как Березовский, должен представлять КЧР в Госдуме.

По закону о выборах в информационных программах нельзя вести агитацию, то есть нельзя выказывать предпочтение одному из кандидатов. Но что значит закон, когда есть запах денег?

Березовский был обречен победить и без пропаганды, ибо Карачаево-Черкесия была наводнена фальшивыми бюллетенями с отметками голосования за него. 327 таких бюллетеней, отличающихся от настоящих по окраске, обнаружены были в сумке члена участковой комиссии поселка Кавказский Калашниковой, еще 127 — в сейфе зампредседателя комиссии. На этом же участке были сокрыты от подсчета 100 бюллетеней с отметкой за других кандидатов. Иных случаев вброса фальшивок от Бориса Абрамовича не обнаружено. Но если учесть, что на отдельных участках он получил по сто процентов голосов, то нетрудно предположить, что поселком Кавказский мухлеж не ограничился. Так, например, в ауле Эрсакоп из 1272 избирателей все 1272 проголосовали за Березовского.

Итоги нынешних парламентских выборов продиктовали власть и деньги. И это хорошо понимают в Центральной избирательной комиссии. В ночь с 19 на 20 декабря, когда в информационном центре объявили, что по первым данным в Башкирии блок "Отечество — Вся Россия" набрал 73 процента голосов, в зале захохотали. А члены ЦИКа просто улыбались. Всем было ясно, что идет надувательство. И никто не думал его пресекать.

Николай МИХАЙЛОВ

Олег Туманов ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ И РЕАЛЬНАЯ ПОДТАСОВКА

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/99/317/21.html ].

Сергей Ермаков НЕЗАВИСИМЫЕ МАРИОНЕТКИ

На Вологодчине 19 декабря "триумфально" переизбран на второй срок губернатор Позгалев, к которому подчиненные обращаются "Ваше высокопревосходительство". По 73-му Череповецкому избирательному округу с большим преимуществом победил А. Орголайнен. И это вполне закономерно, ибо на них обоих работали не только все средства массовой информации области, но и новые технологии "зачистки" неугодных кандидатов.

В день выборов Вологодское областное телевидение объявило об отмене регистрации кандидата в депутаты А.Пономарева, главного конкурента Орголайнена, хотя он принимал участие в выборах. На двух участках его фамилия была попросту вычеркнута из бюллетеней. В ходе предвыборной кампании всей области продемонстрировали "шедевр клипмейкерской мысли" — телеролик о Пономареве как о действующем депутате Госдумы от КПРФ. В нем показаны знаменитые драки Жириновского, на этом фоне лицо Пономарева и голос за кадром: "Такие депутаты нам не нужны!" Действует лучше, чем Доренко или Киселев, особенно, если это показывать регулярно, прерывая и НТВ и ОРТ, с интервалом в 5-10 минут. Ролик был оплачен из фонда другого кандидата в депутаты. Тоже любопытный факт (одно очень интересное явление показали нам эти выборы. Появляется кандидат в депутаты, никакой агитации за себя не ведет, а занимается лишь "отстрелом" других кандидатов. Эдакий политический "киллер". Не думаю, что это единичное явление).

Но обилие компромата и грязи, выливаемой на кандидатов, иногда приводит к противоположному результату. Убедившись по рейтингам, что Пономарев опережает "горячего финского парня" Орголайнена, его хозяева решили пойти другим путем. И 14 декабря, т.е. за пять дней до выборов, окружная избирательная комиссия принимает решение об отмене регистрации Пономарева как кандидата в депутаты якобы за финансовые нарушения.

Пономарев об "объективности" вологодских судов был наслышан и отправился прямехонько в ЦИК. Там у него приняли жалобу. По закону о выборах обжаловать решение окружной избирательной комиссии кандидат в депутаты может либо в областном суде, либо в ЦИКе. И вот в Центральную избирательную комиссию 16.12.99 г. приходит телеграмма уже от председателя Вологодской областной избирательной комиссии Антоновой Л. на имя Вешнякова. Она информирует, что в Вологодском областном суде зарегистрировано заявление гражданки К. из Череповца с жалобой на решение окружной комиссии г. Череповца о снятии Пономарева. По закону, ЦИК должен приостановить рассмотрение дела до решения суда, если туда обращается одно и то же лицо. Но Пономарев, прекрасно зная нравы и методы своих противников, сообщил ЦИК об этой провокации, предъявив справку из суда о том, что никакого заявления 16 декабря ни от кого не принималось. Весело, не правда ли? Причем Антонова сообщила и регистрационный номер якобы принятого заявления в областном суде. Удивительно, но г-н Вешняков никак не отреагировал на такую выходку своей подчиненной. Кстати, именно госпожа Антонова радостно информировала телезрителей РТР после выборов о том, как честно и открыто прошли выборы на Вологодчине. Куда уж честнее с такой руководительницей...

ЦИК все-таки отменил решение окружной избирательной комиссии как немотивированное. Пономарев остался кандидатом, о чем были проинформированы комиссии и в Череповце, и в Вологде. Но вся область слушала одно и то же — Пономарева с выборов сняли. И, представьте себе, его действительно опять сняли. Только на этот раз Вологодский областной суд от 18 декабря. По заявлению Окунева — заказчика пресловутых роликов. С такой же мотивировкой, которую днем раньше отменил ЦИК. И судья Сердюк после пятичасового заседания принимает естественное для него решение — отменить регистрацию депутата. И хотя решение суда вступает в силу через 10 дней и фамилия Пономарева остается в бюллетенях для голосования, СМИ Вологодской области объявляют об отмене регистрации кандидата, причем прямо в день голосования, 19 декабря. Кто там говорил про честные выборы? И то, что на двух участках фамилия Пономарева была вообще вычеркнута, уже никого не удивило. Избиратели были уверены, что он снят.

Никто не ответил за то, что всю последнюю неделю перед выборами А. Пономарев не участвовал в избирательной кампании — его, естественно, лишили времени на телевидении, радиоэфира и т. д. За такие "честные и открытые" выборы получил благодарность от президента господин Вешняков? Или он не отвечает за действие окружных и областных избирательных комиссий? Безоговорочно верит рапортам об отсутствии нарушений в Вологодской губернии?

Орголайнен выиграл выборы. Так кто же он такой и чем заслужил то, что ради него в Вологодской области забыли не только про честность и объективность, но и прямо наплевали на закон?

Понятно, что бывший депутат в Госдуме второго созыва от Череповца А.Пономарев, член КПРФ, не мог устраивать власть в области. Это не "красный пояс", и второй раз пропустить коммуниста в Думу "хозяева края" не могли. Пономареву еще два года назад гендиректор ОАО "Северсталь" А.Мордашов и его заместитель Г.Шевцов прямо сообщили, что в Думу ему пройти не дадут. Летом 1999 года все тот же Г.Шевцов, являющийся еще и депутатом законодательного собрания Вологодской области, пообещал "заставить" избирателей проголосовать за А.Орголайнена; как теперь ясно, пророческими были эти слова.

Надо поздравить новую законодательную власть. Дума третьего созыва приобрела прекрасного специалиста. Видимо, Александр Арович сможет профессионально работать в Комитете будущей Думы по физкультуре и спорту — ведь он закончил физкультурный факультет. А захочет — пойдет в Комитет по делам молодежи — ведь он вел уроки физкультуры в школе. Хотя ему подойдет и Комитет по организации работы Думы — пригодится опыт работы в комсомоле и партии, откуда он тихо ушел после 1991 года на хозяйственную работу. А вот аграрники вряд ли его примут, ведь Александр Арович именно аграрниками был выдвинут в свое время в депутаты законодательного собрания области, где он сразу же забыл про аграриев и примкнул — куда бы вы думали — ну, конечно, к "стальным депутатам". Мы же от своего имени рекомендуем Орголайнену пойти в Комитет по законодательству, чтобы он понял, какие статьи закона нарушили люди, приведшие его в Думу, и какое наказание положено в Российской Федерации за все то, что происходило в Череповце и районах накануне выборов.

Еще осенью в Череповце появились толпы сборщиков подписей в поддержку Орголайнена, которые в белых майках с его именем на груди и животе пытались собрать подписи. Но, видно, плохо шли дела у помощников этого "финна с русскою душою" — пришлось регистрироваться по залогу. Хотя руководство Череповецкого сталепрокатного завода и пыталось помочь — рабочим предлагалось прямо на заводе подписать листы за Орголайнена (ау, господин Вешняков, что по этому поводу говорит закон?). И заплатил Арович 84000 рублей. Наверное, страшный урон для его бюджета, ведь годовой доход он указал 100 тысяч рублей. И началось — десятки тысяч листовок с возмущениями прошлой антинародной Думой и экономической разрухой, в которой, по версии Орголайнена, оказались виновны А. Пономарев и еще один кандидат в депутаты Овченков. Ведь они, как писал Орголайнен, "обеспечили себе старость". Вот только плохо разбирался в законодательстве кандидат в законодатели, ведь он сообщил, что в Думе во втором чтении принят закон о пенсии для депутатов в 10000 рублей! (Естественно, такого закона не было и нет.) Может, просто был дезинформирован? А может, эта мифическая пенсия и манит его в Думу?

Не знаю, станцевал ли "летку-еньку" А.Орголайнен со товарищи в честь своей победы на выборах, но пока факт остается фактом: в новой Думе ставленник "металлургов" займет свое место рядом с другими так называемыми независимыми кандидатами — ставленниками разного рода некоронованных королей.

Конечно, случай с выборами в Череповце далеко не единичный. Конечно, никто не наказан за все произошедшее там. Будет управлять областью еще четыре года губернатор Позгалев, множество судебных заседаний проведет судья Сердюк, и начала готовиться к будущим президентским выборам председатель областной избирательной комиссии Антонова. И, будьте уверены, Вологодская область проголосует за того президента, которого будет поддерживать власть. С такими-то избирательными комиссиями!

Скандальный журналист "Московского комсомольца" А. Хинштейн часто заканчивает свои разоблачительные статьи (посвященные в основном еще одному свежему депутату Госдумы Б. Березовскому) тем, что просит считать их официальным обращением в прокуратуру. Не рискну считать вышеизложенное обращением в ЦИК и лично к А. Вешнякову, который, несомненно, отвечает за действия своих подчиненных (окружных и областных избирательных комиссий). Но думаю, что и избиратели, и будущие коллеги господ орголайненов должны иметь представление о том, каким путем и для чего подобные личности пришли в парламент. С каждыми выборами марионеток "денежных мешков" становится все больше. Они находят все новые и новые пути для просачивания в законодательную власть.

Сергей ЕРМАКОВ

Владимир Бушин ЛУЧШИЙ МЭР СНГ И ХУДШИЙ СОРТ ЛЖИ

Как известно, объединение "Отечество", возглавляемое Е.Примаковым, Ю.Лужковым и В.Яковлевым, набрало на выборах в Думу около 13 процентов голосов. Казалось бы, совсем неплохо для первого раза. Ликуй, Исайя! Ты обошел Явлинского, обскакал Жириновского и оставил позади Кириенко... Да так-то оно так. Но не ликует Юрий Лужков, несмотря на свою личную грандиозную победу в борьбе за кресло мэра столицы, в ходе которой он положил на лопатки и того же кибернетического говоруна Кириенко, и несносного вагонного анекдотчика Бородина, и еще какого-то сутягу, о котором говорят, что он не в городе Богдан, не в селе Митрофан. В чем же дело, почему не ликует Лужков? Да все очень просто. С одной стороны, надежды и мечты рисовали результат раза в два выше. С другой, в два раза больше, случилось нечто совсем другое: коммунисты превзошли блок Лужкова именно в два раза! Вот и мутно у него на душе, вот и ноет под ложечкой, вот и чешется язык! И еще задолго до окончания подсчета голосов Лужков сделал на всю страну ряд удивительнейших заявлений. Приведем некоторые из них.

Первое: "Кремль состыковался с коммунистами и поддерживал ряд их кандидатов". В таких случаях, любезный мэр, нужны факты и конкретные имена. Ведь именно этого вы требовали от Доренко, когда он обвинял вас черт знает в чем. Кого поддерживала власть — Лигачева? Илюхина? Селезнева?.. Ну с какой стати кто-то захочет вам верить? Все прекрасно помнят, как не так давно вы сами во все горло вопили: "Ельцин — это свобода! Ельцин — это победа! Ельцин — это наше будущее!!!" Наше будущее оказалось с лицом Доренко, с голосом Сванидзе, с лысиной Березовского. Все хорошо помнят и о том, как Ельцин поддерживал вас. Или вы забыли плакаты, где в обнимку с ним, что висели на всех московских перекрестках?

Второе: "Власть поддерживала коммунистов через борьбу против "Отечества". А вы хотели бы безо всякой борьбы пройти в Думу? Да ведь за места в ней против вас боролись все избирательные блоки, и этим все они, конечно, помогали коммунистам, как и коммунисты помогали вам, борясь, например, против Союза правых сил и некоторых других объединений. Неужели неясно?

Третье: "Коммунистов никто не критиковал”. Ну так, как вас, действительно не критиковали. Не визжал Доренко, например, что Зюганов три раза устраивал покушения на Симоненко, как Примаков — на Шеварднадзе. Никому и в голову не пришло уверять, что, допустим, у Стародубцева в забугорном банке, как у вас, хранится 400 миллионов долларов, украденных у американского бизнесмена Тейтума, вами же и убитого и т.п.

А уж что касается критики несколько иного рода, то тут недостатка, как всегда, не было. Это просто вы лично, Юрий Михайлович, на время выборной кампании из тактических соображений замкнули свои сахарные антисоветские уста, и вот только теперь вас прорвало с досады. А вообще-то поток антикоммунистической клеветы ничуть не слабеет, без нее не обходится, пожалуй, ни одна передача всех каналов телевидения, ни один концерт или фильм, ни один юбилей. Приведу лишь один свеженький примерчик как раз из дней предвыборной борьбы. Григорий Явлинский спрашивает Евгения Киселева, того самого, который считает Радзинского знаменитым писателем, а Солженицына — живым классиком: "Почему в ваших передачах не участвуют коммунисты?" Тот отвечает, что предлагал выступить Зюганову, но он согласился на беседу только с Шойгу, а остальных, как не трудно понять, просто струсил. Возможно, что кто-то, еще не знающий, что за фрукт указанный Киселев, поверил, и это могло отвратить его от КПРФ. Действительно, кому ж охота голосовать за трусов. А оказывается, дело было так. В "круглых столах", в политических поединках принимали участие Светлана Горячева, Юрий Иванов, Сергей Глазьев и другие кандидаты КПРФ. Правда, из того, что С.Горячева сказала в дискуссии с Чубайсом на НТВ, этот самый Киселев, обвиняющий коммунистов в трусости, храбро вырезал целую треть, все самое острое и убедительное, предварительно обманув Горячеву, что передача, мол, идет в прямом эфире. Таково это жулье, к которому присоединяется мэр. А что касается самого Зюганова, то у него в предвыборные дни была большая беседа с тем самым умирающим от любопытства Явлинским, ее засняли множество корреспондентов телевидения, но ни на одном канале она не появилась, дорогу ей преградили киселевские сородичи, что теперь не мешает им сотрясать атмосферу: "Какие трусы эти коммунисты! Ну просто тележного скрипа боятся!.."

Можно добавить к сказанному, что многие коммунисты, в том числе и я сам, на выборах мэра столицы голосовали за Лужкова. Почему? Да потому что нестерпимо пошлый вагонный анекдотчик и хвастун Бородин еще несъедобней. А Кириенко, неугомонный, как ядерный реактор, еще страшней. В ночь подсчета голосов он метался по всем телеканалам: ОРТ — НТВ — РТР — ТВ6 — опять РТР... Этот словно бы Михаил Горбачев, только с ядерным моторчиком: так же, как тот, может говорить на любую тему и сколько угодно времени. И ничто не может его смутить. Абсолютная несмущаемость! Уж как, казалось бы, отхлестал его Михалков накануне, нарисовав нам образ безответственного всезнайки, пустозвона, щедринского органчика, а ему хоть бы что! Ну, в глаза тот ему смотрит и говорит: у тебя готовы ответы на все вопросы! А он улыбается. Моя жена, говорит, прислала вам букет, она, Никита Сергеевич, ваша пламенная поклонница! Но самое страшное произошло, когда Михалков предложил ему прочитать вместе "Отче наш", и он согласился! Ведь не знает — где выучить шустрому еврейскому мальчику ”Отче наш”! — не знает, а согласился. И тут же на попятную... Ночью на ТВ6 спортивный комментатор тоже предложил ему по случаю такой победы их блока прочитать "Отче наш". И он вроде опять согласился было, но вовремя спохватился... О, это поистине страшный своей несмущаемостью и всезнайством человек. Гораздо страшнее вас, Юрий Михайлович, гораздо...

Владимир БУШИН

Олег Цепурский ПЛАКАТЫ ВМЕСТО УГЛЯ

Ревнители западных стандартов давно говорят: давайте сдадимся потенциальному противнику — заживем, как какие японцы или немцы. Те вон после Второй мировой под американским сапогом так процвели, что даже самим оккупантам на зависть.

Особенно советуют нам перенимать израильский опыт, благо, там на четверть выходцы из нашей страны. Можно даже кого-нибудь выписать обратно, так сказать, в порядке обмена опытом. Жалко, не знают они, что в городе Новосибирске, где без малого 2 миллиона коренных россиян сибирского разлива проживают не первую сотню лет, фактически уже идет эксперимент по освоению передового опыта “земли обетованной”.

Мэр Новосибирска Виктор Толоконский является членом президиума Российского еврейского конгресса, возглавляемого медиа-магнатом Владимиром Гусинским и рядом других миллионеров еврейской национальности. Правда, г-н Толоконский, будучи потомком избранного народа лишь по отцовской линии, в государстве Израиль евреем бы не считался. Что, возможно, с еще большей силой побудило его внедрять передовые идеи на родной сибирской земле, так сказать, с доставкой на дом.

Писание велит прощать долги. Видимо, чтобы подвигнуть земляков исполнять завет милостивого отношения к должникам, с легкой руки мэра остался непокрытым долг "Новосибирскэнерго". Что любопытно, в бюджете города денег на это как-то не оказалось, а топить всю зиму предвыборными плакатами и листовками с изображением любимого мэра не получится. Есть, правда, выход — единовременно поставить "Новосибирскэнерго" 1,1 миллиона тонн угля "в натуре", но тогда вопрос: будут энергетики им топить всю зиму, или продадут на сторону в силу острой нужды в живых деньгах?

Экономическая стратегия мэра Толоконского загадочна почти как талмуд. Не вполне ясна его роль во взаимоотношениях небезызвестной "Транс ворлд груп" и Новосибирским электродным заводом. Известно, что скандальная компания еще одного "русского израильтянина" Льва Черного имеет серьезные интересы в Новосибирске и области по части скупки за бесценок промышленных предприятий, ибо нет греха в том, чтобы "обуть" язычника. В частности, весной этого года структуры, близкие к "ТВГ", купили контрольный пакет акций Новосибирского жирокомбината, в чем принимал участие экономический советник мэра некий Виктор Игнатов. Сам г-н Игнатов является депутатом областного законодательного собрания и одним из региональных руководителей близкого к "семейным" кругам движения "Кедр".

Непонятна с точки зрения талмудической традиции и склонность г-на Толоконского к поддержке комсомола. Впрочем, поддерживает он комсомол только такой, который не в ладах с коммунистами. Местный антикомсомол духовно окормляет некая Е.Полиновская, в отличие от Толоконского имеющая полное право на израильское гражданство. Поэтому, наверное, ей доверено критиковать КПРФ не только справа, как какому-нибудь мемзеру, но и даже слева, даже с троцкистских позиций. Естественно, никаких экономических новаций вроде приватизации выгодных предприятий комсомольцы знать не знают. Но если Толоконский выиграет, то, пожалуй, получат какой-нибудь комитет по молодежным делам. Молодежи будут вешать лапшу на уши о разных подвигах Че Гевары и субкоманданте Маркоса, а тем временем взрослые товарищи займутся обвальной приватизации "по-Черному".

Приезжала поддержать Толоконского и "секретарь ЦК комсомола" некая Д. Митина. Важность мероприятия была такова, что Митина оторвалась от собственной избирательной кампании, которую вела в Краснодарском крае против космонавта-коммуниста Севастьянова. Заметим, на средства, очень похожие на деньги Березовского.

Новосибирск, бывший в советское время столицей науки и высоких технологий, давно стал просто торговым городом — наукограды обнищали и вымирают, институты и опытные производства вынуждены пускать в опустевшие цеха и лаборатории арендаторов, и только этим и сводят концы с концами. Однако под выборы власть всегда вспоминает, что нынешние челноки и мелкооптовые торговцы некогда были мэнээсами и доцентами, и время от времени им не мешает посулить что-то на будущее. И вот из стен мэрии пошли умные разговоры о зонах налогового благоприятствования, об улучшении инвестиционного климата. При этом, конечно, никто не вспоминает о федеральном законодательстве, которое не дает права местным властям отменять федеральные налоги, как Новый завет не отменяет Ветхого. Не говорят о малой вероятности нашествия на город сумасшедших миллионеров, которые кинутся вкладывать деньги в предварительно разоренные предприятия. Не вспоминают и то, что вложения в хайтэк бывают очень долгосрочные, а проблемы отопительного сезона и снабжения продуктами первой необходимости малоимущих горожан — дело срочное. А то облагодетельствованные могут и не дожить до светлого капиталистического будущего. Хотя, возможно, именно "их будет Царствие Небесное". И очень скоро.

Олег ЦЕПУРСКИЙ

Профессиональные перевозки сборных грузов россия тут 4 на сайте evrofura.ru

Полковник Юрий Кислый К ТЕРЕКУ НА БРОНЕ ОБРОНа

"НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ЗДЕСЬ — ЧЕЧНЯ!"

Страхуясь от огня чеченских зенитчиков, которым ничего не стоило под видом мирных пастухов проникнуть в Ногайскую степь, вертолет командующего Северо-Кавказским округом внутренних войск летел по-боевому. Заваливаясь на бок, стриг лопастям воздух над самыми гребнями песчаных бурунов. Стремительно подскакивал, чтобы через минуту ухнуть вниз с глубоким креном и завершить маневр вровень с линией электропередачи. И снова — прыгуном по воздушным горкам, максимально затрудняя ведение прицельного огня с земли.

Фотокор Олег Смирнов оторвался от иллюминатора и, пошевелив улыбкой щеточку усов, скольцевал большой и указательный пальцы над объективом своего "Никона", этим жестом как бы приглашая меня порадоваться с ним на пару: нормалек, летим над чеченской территорией. В глазах моего коллеги плясали чертики репортерского азарта.

У меня от сердца отлегло. Тремя днями раньше, когда мы в Ботлихском районе Дагестана отрабатывали очередной пункт редакционного плана-задания, Олег достал меня до самых печенок. Понесла, дескать, нелегкая в горы перед самым началом наземной операции в Чечне, теперь наверняка опоздаем к вводу войск, плакали уникальные кадры. Надобно заметить: Смирнов как фотокор-профессионал скроен на самый крутой манер, в тревожной командировке хлебом его не корми — дай только поработать на острие горячих событий. Ежели, не приведи Господь, застрянет на второстепенном направлении, а на главном в это время закручиваются серьезные боевые дела, утешать его бесполезно. Будет маяться, самоедствовать, а заодно изводить деликатными, но колкими упреками пишущего корреспондента-напарника, соблазнившего на пару-тройку деньков смотаться туда, где, по мнению Олега Олеговича, вряд ли повезет заснять ратные сюжеты в экстремальной обстановке. К счастью, на горных перевалах мы не задержались и уже второго октября догоняли вошедшие в Чечню колонны. Так что не пришлось мне шибко виниться перед Олегом за увод от главной темы фоторепортажей, продиктованной новым поворотом военных событий: вслед за Дагестаном — Чечня, на которую он, Смирнов, настроился, едва повеяло ветром войны в солярных выхлопах боевых машин, скапливавшихся у административной границы с мятежной республикой, в пороховой гари орудий, посылавших гостинцы бандитам, в разговорах офицеров о предстоящей кампании под знаком борьбы с терроризмом... В этом настрое я ощущал не только профессиональный интерес фронтового фоторепортера. Был у него и другой, не менее важный, психологический мотив, неодолимо влекущий в Чечню — на линию огня. В сентябре 96-го Олег наблюдал через фотообъектив и фиксировал на пленку терзавшие души реалии замирения с сепаратистами, в конце декабря на бээмпэшке в замыкании последней колонны 101-й бригады выезжал из Грозного, болея душой вместе с военными: "Дела не доделаны полностью, но мы уходим, уходим, уходим...". За державу обидно. А теперь армия и войска правопорядка возвращаются за отнятой победой. Доделать работу стража-волкодава, посаженного, было, на цепь — взять за горло наточившего клыки хищника. Решив подключиться с камерой к этой многотрудной работе (а как же иначе?), Олег четко определился со временем и местом. Успеть к началу операции — дело принципа. "И обязательно к софринцам поедем — больше никуда", — всю плешь проел мне этим требованием. Софринцы для Смирнова — особая бригада не только по ее боевому предназначению. Софринцы — боевые побратимы, с ними в январе 95-го он прошел не один круг грозненского ада. Впрочем, желания наши относительно выбора места работы в составе группировки внутренних войск полностью совпадали — держим путь в 21-ю ОБРОН...

Снижаясь, борт описывает круг над вереницей бэтээров, грузовиков, машин связи. Садимся рядом с затормозившей колонной. Клубы песка, поднятые десятками колес, медленно оседают вдоль глубокой колеи в бурунах. По эмблемам на броне видим: это полк Северо-Кавказского округа. Приняв доклад старшего колонны, командующий заостряет внимание офицеров на вопросах организации разведки. С жесткими нотками в голосе напоминает:

— Силы идут большие, но не забывайте, здесь — Чечня! Воюем с опытным и хорошо подготовленным противником. Никакого шапкозакидательства. Главное — беречь людей! На марше глядеть в оба, не увлекаться. По данным радиоперехватов, бандиты отслеживают движение колонн, выискивают наши слабые места для нанесения внезапных ударов по флангам. И, уточнив задачи по карте, генерал-полковник Михаил Лабунец на прощание энергично поднял руку и сжал пальцы в кулак: — Держитесь, мужики! Впереди — Терек.

БРИГАДА ДЕРЖИТ МАРКУ

Наконец попадаем, куда хотели.

Оставив позади унылую степь, вертушка" с мажорным припевом заходит на посадку, воздушным вихрем от лопастей гонит рябь по радующему глаз травяному покрову в низине меж невысоких зеленых холмов. Вслед за командующим шагаем к палаточному лагерю под прикрытием хорошо замаскированных позиций охранения. Не будь здесь стволов, живописный надтеречный пейзаж легко развеял бы своим неповторимым очарованием напрягавшее нас чувство тревоги. Да, тысячу раз прав многоопытный в боевых делах генерал: нельзя поддаваться обманчиво спокойной обстановке, которая пытается усыпить бдительность военных на подступах к станицам с северного направления. Тем более, что в наступающих частях многие молодые офицеры, не говоря уже о солдатах, лишь понаслышке знают, что такое Чечня. Пройдет немного времени, и она заявит о себе. Коварными тактическими уловками и огневой меткостью бандитов. Потерями в рядах федеральных войск. Заставит активнее освежать в памяти уроки недавно отгремевшей войны...

Между тем, начинают сгущаться сумерки, для совещания с офицерами управления части у командующего — считанные минуты. Подведя черту, генерал-полковник Лабунец неожиданно взглянул на нас с Олегом и чуть заметно улыбнулся:

— Вот корреспондентов к вам привез, просили подбросить к софринцам. Принимайте.

Смирнов аж просиял. Знать бы, чем закончится для него эта поездка в любимую бригаду, я придумал бы десяток хитрых предлогов для того, чтобы задержать Олега на пару недель в тылу, пока войска не возьмут под контроль надтеречные районы — задним числом твержу себе для самоутешения. Однако на войне, как говорил один литературный персонаж, порой ничто не может спасти ни от пули, ни от судьбы. Не так давно, работая в спарке с Олегом на заставе в Первомайском, где трое бойцов погибли от чеченских пуль и мин, мы в разговоре коснулись этой мистической темы. Словно беду накликали. Здесь, в Чечне, неласковая военная судьба и ему, Смирнову, приготовила суровое испытание. Хотя грех сетовать на судьбу. Благодарить ее надо...

Но довольно нелирических отступлений.

Плотно знакомимся с радушно принявшими нас софринцами. Врастаем в обстановку. И, честно говоря, искренне разделяем гордость наших собеседников за то, что бригада, приданная 20-й дивизии Российской армии, держит вэвэшную марку:

— Совершили тяжелейший марш по пескам от Кумли до пустующих кошар совхоза Шелковского. Не дорога — ад кромешный. И на новой технике застрять в бурунах не мудрено. А у нас машин-пенсионерок хоть отбавляй. Есть даже бээмпэшки-однёрки выпуска... шестидесятых годов, только благодаря умельцам-ремонтникам двигают гусеницами. Но несмотря ни на что, вышли к заданным рубежам без задержек и потерь. Имеются и другие плюсы в подготовке, рассказывает зам. по тылу подполковник Александр Скрытый. — Приотставшие от бригады армейцы диву давались. Вашей организованности и порядку, говорят, можно позавидовать. А мы-то считаем, с порядком у нас не все гладко, бардачка, как и везде, еще хватает. Но линия в этом плане жесткая. Благодаря комбригу быстро подтягиваются ослабленные звенья.

В тот вечер много добрых слов, согретых теплом мужского уважения, услышали о недавно назначенном на должность командира бригады полковнике Геннадии Фомине. Для полной ясности суммируем эти оценки по традиционным формулам служебных характеристик. Отлично подготовленный военный профессионал, умелый организатор. Поддерживает и развивает хорошие традиции, заложенные его предшественниками. Проявляет настойчивость и твердость в реализации принятых решений. Поощряет боевую инициативу подчиненных.

А если по жизни, то вот красноречивая деталь, которая так и просится в журналистскую строку. Своими подразделениями в боевой обстановке комбриг Фомин управляет с брони командирской БМП, день-деньской мотается между батальонами, контролирует выдвижение и перегруппировку рот, оборудование опорных пунктов и размещение огневых средств. По ходу дела учит командиров, которым недостает фронтового опыта. А мог бы рулить с кэшээмки по карте, и никто бы его в этом не упрекнул, добавил веское слово к прозвучавшим похвалам командиру один из штабных офицеров.

— С таким решительным комбригом не засидимся без работы. Верно? Нащелкаю интересные кадры. Теперь упасть бы на хвост самому боевому комбату, — толкает меня в бок Смирнов.

— Интересный материал для вашего репортажа может подвернуться в первом батальоне, занявшем ферму километрах в семи севернее Червленной. На этом направлении наверняка ждут горячие события. И комбат-один, подполковник Белов, кстати, очень боевой мужик, — в ответ на слова Олега сориентировал нас зам. по тылу. — С оказией проблем не будет. Завтра утром туда идет топливозаправщик под прикрытием брони.

Коротая время в непраздных разговорах, ждем комбрига, убывшего к "старшему брату". Полковник Геннадий Фомин с КП дивизии возвращается затемно. Он бодр, полон энергии, словно не было изнурительно трудного дня. Сосредоточен и решителен, как человек, намерившийся стремительно идти вперед, в то время, как ведущий спутник склонен действовать неторопливо и осторожно, с оглядкой. Накоротке проводит совещание возле своей КШМ. Лаконичными, но емкими по содержанию фразами очерчивает задачи в соответствии с замыслом операции и коррективами, внесенными старшим начальником. Луч фонарика, направленный на карту, скользит вдоль синей ленты Терека, освещает нитку стратегически важной автотрассы Ростов-Баку, названия населенных пунктов, хорошо знакомых ветеранам первого чеченского похода: Старощедринская, Новощедринская, Червленная, Червленная Узловая... А вот и треугольный флажок с надписью "1 бон". Разобравшись в условных обозначениях, видим: очень важная боевая роль у батальона Белова. Он прикрывает стык между мотострелковым и десантно-штурмовым полком 20-й дивизии, в зоне ответственности — дорога на Червленную:

— Удачный выдался день. Бригаду, спасибо командующему, догнали. С утренней оказией попадаем на передовую. Давно так не везло, — судя по тону, Смирнов окончательно утвердился в "боевой стойке".

— Не спугнуть бы фортуну, — в тон ему отвечаю.

К ЧЕРВЛЕННОЙ — В ГОТОВНОСТИ К БОЮ

Ферма, занятая первым батальоном, представляет собой унылое зрелище. Лет пять назад здесь откармливали до полутора тысяч голов скота. Сейчас на месте былого изобилия печать нищеты и запустения. Все порушено, разграблено.

Местные жители смотрят на снующих вокруг бээмпэшек военных с робкой надеждой. Понятно — досыта наелись плодами обещанного правителями Ичкерии нефтерая. А с приходом войск появилась хоть какая-то надежда на лучшую жизнь. К командиру селяне прониклись уважением и доверием. Как только колонна БМП зашла в маленький поселок, подполковник Александр Белов приказал на ночь выставить часовых у ворот подворий. Тем самым дал понять: внутренние войска не допустят посягательств на собственность хозяев.

— В Червленной потруднее будет наводить порядок. По данным разведки, там окапываются до трехсот бандитов, — говорит, не скрывая досады, комбат Белов. — На подступах к станице орудуют маневренные группы противника. Цель Басаева — упорным сопротивлением спровоцировать массированный огонь артиллерии. Промедлим с наступлением — дадим боевикам карты в руки. Люди скажут: ждали армию с надеждой, а наши дома разбомбили. Обидно, ведь была возможность взять Червленную с ходу, пока бандиты не закрепились. Сил и средств достаточно: мотострелковая дивизия плюс отдельная оперативная бригада ВВ. На хорошем уровне подготовка личного состава. Перед началом операции успели провести боевое слаживание, стрельбы на полигоне, сборы с молодыми офицерами. Настрой у бойцов самый решительный — раздолбать всех шакалов. Я когда подъезжающий наливник увидел, возрадовался. Заправим баки и за разведчиками — вперед...

Вперед, к Червленной, двинулись не так быстро, как хотелось энергичному комбату. 5 октября, наступая в направлении винзавода на окраине станицы, под фланговый огонь боевиков попала мотострелковая рота армейцев. Увлеклись во время преследования отступающей группы и угодили в ловушку. Потери: 17 убитых, 25 раненых. Волей-неволей пришлось взламывать узел сопротивления "духов" ударами гаубиц и "Градов".

Посверки огненных стрел в небе, артиллерийская канонада — мощный аргумент командования. Армию вынудили призвать богов войны на помощь пехоте. Суровая, но неизбежная логика боя, когда во главу угла ставится требование — беречь солдата. Дома и корпуса предприятий, разрушенные по вине террористов, поднимутся из руин — дайте срок. Главное, уничтожить замордовавших народ "волков". Любой ценой. А контрапунктом к этим мыслям — чувство досады. Как хотелось бы согласиться с комбатом — стремительная и дерзкая атака с применением групп тактического воздушного десанта на путях выдвижения боевиков к населенным пунктам могла обеспечить успех операции с меньшими потерями. Смелость города берет — истина на все времена.

Впрочем, на войне каждый отвечает за свой участок боевой работы. Софринскую ОБРОН как силу приданную, действующую во втором эшелоне, нет оснований упрекать в пассивности и нерешительности. Наоборот, командир 20-й дивизии доволен "младшим братом". Ставит в пример своим офицерам инициативу комбрига Фомина. 4 октября 2-й батальон бригады во взаимодействии с танковой ротой занимает Старощедринскую и Новощедринскую. 6 октября 1-й батальон берет под контроль участок трассы Ростов—Баку в пяти километрах севернее Червленной Узловой... Через два дня подразделения софринцев во главе с полковником Фоминым, следуя уже в первом эшелоне наступающих, прочно закрепляются на окраине Червленной. Если взглянуть на эти события глазами фоторепортера, отснявшего в батальоне подполковника Белова не одну сотню кадров, откроется мозаичная картина, которая не нуждается в словесных комментариях. Запечатленные на снимках Олега Смирнова лица и действия военных говорят сами за себя...

ЭТО ЧЕРТОВО ТРИНАДЦАТОЕ!

"Мы долго молча наступали. Досадно было, боя ждали", — перефразируя воевавшего на Кавказе поэта, делаю запись на странице блокнота в унисон настроению крепких мужиков, испытанных на первой чеченской войне. Под ударами артиллерии основные силы террористов убрались из Червленной. Залижут раны и сосредоточатся за Тереком, все равно их придется рано или поздно "зачищать". Какой ценой — покажет время. Осталось разобраться с бандой, которая, воспользовавшись удобным моментом, захватила Червленную Узловую. Ближе всех к этому населенному пункту — позиции роты капитана Байсакала Нуртуганова. Утром 13 октября отправляемся туда вместе с подполковником Беловым.

Олег молчалив и сосредоточен. Такое ощущение, как будто внутри у него туго сжатая пружина. Еще бы! Очень серьезная работа предстоит. Боевая в полном смысле этого слова. Солдаты с уважением поглядывают на фотокора, бережно придерживающего "Никон".

— Смелый мужик! Наш! — наклоняясь к моему уху, перекрикивает рев бээмпэшки рядовой Сергей Бойков. — Пацаны с него пример берут, правду говорю.

А для Смирнова смелость — неотъемлемое качество репортера. За плечами Афган, Карабах, Абхазия и Южная Осетия, стреляющий Вильнюс, пять командировок в Чечню. Имеет премии МВД России, Союза журналистов в номинации "За личное мужество при исполнении профессионального долга". Награжден кавказским крестом — нагрудным знаком "За отличие в службе".

И вот это чертово тринадцатое!

Время — к полудню. Комбат уточняет задачу ротному: "Действуя на левом фланге десантников, выдвинуться вдоль канала к опорному пункту противника на северной окраине Червленной-Узловой. И, с учетом обстановки, во взаимодействии с соседями уничтожить боевиков".

Это если говорить кратко... А вообще-то комбат, ротный, взводные, артиллеристы, разведчики пахали по карте по полной программе — пути подхода прощупывали карандашом чуть ли не до миллиметра. В реальности это были труднопроходимые метры густой "зеленки", камышей.

Сели на броню. Пошли. Черепашьим шагом. Впереди — разведка. Мы с Олегом — на БМП комбата.

Олег ловит свой кадр: то физиономия бойца ему понравилась, то бээмпэшки красиво повернулись. Радуется: "Мягкое освещение".

А за работой Смирнова с интересом наблюдает наш "док" — начальник медслужбы батальона старший лейтенант Александр Пресняков. Так уж было решено — во время операции все "некомбатанты" должны "хвостиком" держаться за командиром.

Справа "нефтезавод" — цистерна с ворованной нефтью и самогонный аппарат при ней. Тут же окопчик, в нем два десантника с автоматами.

Комбат спрыгнул с брони, чтобы уточнить обстановку. Следом — "док", мы с Олегом и еще пара бойцов. Залегли. Выяснилось, что "духи" постреливают из "зеленки". Подполковник спрашивает: "Часто?" — "Не то, чтобы очень, но достают. Заорут "аллах акбар" и пульнут, мать их... Мы в ответ — очередями".

Решили перекурить и пораскинуть мозгами. Олег полез за своей "Примой". Вдруг вижу — он как-то сжался и ругнулся: "Ох, е...!" Я подумал — колючку задницей нашел... Но почему звук выстрела? И кровь меж пальцев Олега, прижатых к животу...

Первым врубился Пресняков: "Ранен!" Хватает Смирнова и стаскивает в окоп. Бойцы помогают. Тут и до меня дошло — хреново дело! Вижу лицо комбата, глаза... В них такое... Вспомнил его слова: "Я же головой за корреспондентов отвечаю".

Лязг затворов. Тоже загоняю патрон в патронник. Стреляем, чтобы отогнать "духов". А Олегом уже занимается "док": повязка, промедол. Я — ему: "Саша, как?" — "Тяжелый — в живот..." — "Ох, е...!"

Бегут бойцы с носилками. Софринцы — ребята опытные: бээмпэшка под раненых тут как тут. Признаюсь, во мне взыграл журналистский бес — щелкнул пару раз своей "мыльницей". Олег меня поймет.

И он о том же думает: "Юра, камера!" "Док" протягивает мне Олегов "Никон".

По правому борту БМП вызванивают пули. Комбат ответными очередями по "зеленке". Оглянувшись, машет рукой водителю: "Вперед, быстрее!"

Что я пережил, сидя на броне, пока доехали до КП бригады, знаю только я. Молился Богу: "Спаси и сохрани Олега!" Наводчик-оператор то и дело выглядывал из люка и, успокаивая, докладывал: "Живой, моргает..."

"Мех" жал на газ до упора. Примчались на КП. Там — "корова", Ми-26, которую задержал по рации наш "док". Забрасываем раненого. Теперь уже и сам вижу — он в порядке. Слышу: "Отснятые пленки в кашээмке у комбата, не забудь... Жаль, не доснял операцию".

Его операция была впереди, в полевом госпитале...

Из 323-го медотряда специального назначения Уральского военного округа, что развернут в Кизляре, Олега доставят сначала в буйнакский госпиталь, потом — в краснодарский...

А я, сообщив о случившейся беде в штаб группировки, на перекладных — в Червленную. За пленками... И, как по заказу, первыми из знакомых софринцев встретил подполковника Белова и старшего лейтенанта Преснякова. На немой вопрос отвечаю: "Олег всем шлет привет. Жалеет, что не доснял операцию". — "Тогда вам придется вместо него поработать. Завтра утром опять — к Червленной Узловой. С разведчиками и снайперами-собровцами".

Хорошо, что предусмотрительный Смирнов посоветовал мне прихватить "мыльницу", думаю. С Олеговой камерой мне не сладить...

* Некоторые фамилии изменены

Современный газовый керамический обогреватель 5 экономно расходует газ при высокой мощности нагрева.

Владислав Шурыгин ПУЛИ В СПИНУ

Передача НТВ "Глас народа", гости для телевидения традиционные — русских почти не увидишь... Ведущий — обрюзгший Киселев.

Тема — итоги выборов. Но о выборах тут то и дело забывают, и во всю ветхозаветную прыть обрушиваются на Россию и русскую армию за то, что она пытается усмирить бандитскую Чечню. "Россия заплатит за это страшную цену!" — заходится кто-то в визге. "Су-24 и Су-25 нельзя применять для антитеррористических операций! Су-24 и СУ-25 нельзя применять…" — как субботнюю молитву, талдычит экс-конструктор этих самых "Су" и призывает всех перечитать не то Франка, не то Френкеля, которого последний раз издавали в шестидесятые годы…

Новости НТВ. "Мы получили репортаж из Грозного по каналам "Рейтер"! — как очистительное заклинание над кошерной курицей, провозглашает Осокин. "Вот как военные организовали новый гуманитарный коридор в сторону станицы Первомайская". После чего на экране начинают мелькать руины каких-то строений, сомнабулически бредущие люди, дым, пламя, ярко символизирующие "истинное лицо" русской армии — беспощадное, жестокое, зверское. Но что-то очень знакомое мелькает в этих руинах. Так это же окраина Серженьюрта, за которую шли тяжелые бои неделю назад! Там снимал и работал мой близкий друг. Достаю кассету — точно! Звоню другу. "Да, там крутился какой-то не то чеченец от Гантемирова, не то дагестанский корреспондент. Снимал". Вот тебе и "Рейтер"…

На пресс-конференции в Моздоке корреспондент НТВ, буквально заходясь в разоблачительном раже, "загоняет в угол" начальника военного пресс-центра: "А вот Би-би-си утверждает, что российская авиация бомбит Грозный! Как это — не бомбит? Кто такой начальник пресс-центра? Вот Би-би-си утверждает, что гибнут жители. Это мировое агентство новостей, чья информация многократно проверяется и уточняется. Би-би-си известно своей объективностью…"

"Объективное" Би-би-си во время натовской агрессии против Сербии взахлеб вещало о ста тысячах зверски убитых сербами албанцах, о геноциде албанского населения Косово. И что? После окончания войны сто тысяч казненных албанцев оказались несколькими сотнями убитых в перестрелках боевиками. Геноцид был действительно развязан, но не против албанского населения, а против сербов. И что же "объективное" Би-би-си? Да ничего. Рассказывает теперь о десятках тысяч убитых "мирных чеченцев"…

И так день за днем. Ложь, фальсификации, подтасовки — под видом "эксклюзивных сюжетов", "спецрепортажей", "уникальных кадров". Это лицо сегодняшнего НТВ.

Вот юркий, как боец "Кидона", Грунский, заставляет перед камерой неловко и тяжело кувыркаться по земле солдат — это, оказывается, "впервые на экране реальные действия спецназа ГРУ". Ну хотя бы годок в армии послужил Грунский, прежде чем ставить столь откровенную лажу, не говоря уже о том, что еще на прошлой войне были корреспонденты, которые не ставили "военные пиесы" в пунктах постоянной дислокации, а ходили с этими самыми спецназами ГРУ в тыл к чеченцам и снимали с риском для жизни действительно уникальные сюжеты.

Или репортаж об эвакуации летчика со сбитого Су-25. "Вот работают самолеты прикрытия… Вот пошли на посадку за пилотом вертушки… Все! Пилот спасен!" Класс! Только вот одна деталь: не вывозили летчика вертолетчики. Он сам к исходу вторых суток вышел в расположение наших войск. Вот и весь "эксклюзив", который к тому же сделан на пленках, снятых летчиками, а потом выпрошен или выкуплен у них…

НТВ вновь, как и на прошлой войне, мерзко и цинично бьет в спину Российской армии. Гвоздит по генералам, обливает грязью солдат, выстраивает чеченскую победу, становится главным рупором удуговской пропаганды. И хотя в новостях еще можно увидеть правдивый репортаж Аркадия Мамонтова, проармейский сюжет Евгения Кириченко — это уже не более, чем ширма для циничной антиармейской и антирусской кампании, которую вновь ведут сегодня Гусинский и Ко.

Хозяева Гусинского не желают победы русской армии в войне против бандитов и убийц. Им не нужна окрепшая Россия. Им не нужны мир и спокойствие на Кавказе. Им нужны нестабильность, кровавая междоусобица, которые ослабляют всех участников этой драмы и укрепляют здесь власть международной закулисы. И НТВ — верный пособник в этом.

С каждым днем набирает обороты идеологическая и психологическая война. Ведомство Удугова после первых месяцев сокрушительного разгрома и деморализации постепенно приходит в себя и начинает возвращать утраченные позиции. Лишившись опоры в большинстве российских СМИ, ичкерийская пропаганда сделала сегодня ставку на раскручивание чеченской темы в мировых СМИ, справедливо рассудив, что усиление России невыгодно Западу и Америке, а значит, идеологическая поддержка будет обеспечена. Поэтому большинство мировых агентств забиты прочеченской "чернухой", поэтому столь озабочено "чеченской" проблемой “мировое сообщество”...

И самое мерзкое во всем этом то, что Западу, Америке на самом деле глубоко плевать и на чеченцев, и на русских, и вообще на все население Кавказа. Главное для него одно — не допустить здесь усиления России. Сколько ради этого должно погибнуть русских, чеченцев, дагестанцев, ингушей, грузин или осетин — неважно.

Но в этой войне все заметнее становится отставание России. Урапатриотическое настроение многих СМИ, которое определялось политической конъюнктурой предвыборной борьбы, сегодня все более явно меняется на сдержанно-отстраненный тон. Выборы закончены, и верность большинства демократических СМИ "либеральным западным ценностям" делает их с каждым днем все критичнее. И хотя сегодня они еще не гвоздят впрямую по армии, как это было в прошлую кампанию, но и "союзниками" их уже считать не приходится.

Пока еще действия армии в Чечне поддерживают проправительственные телеканалы ОРТ и РТР и ряд газет, но как долго и последовательно будет продолжаться эта поддержка — вопрос не праздный. Уже сегодня в Кремле и около есть достаточно людей, которым совсем не выгодны победа армии в войне, усиление и выход из-под контроля олигархов Путина, его связь с силовиками. И в любой момент может последовать отмашка, после которой огонь по Путину и армии, воюющей в Чечне, будет открыт из тех же калибров, которые сегодня стреляют в небо салютами в их честь. Не стоит забывать о том, что тот же Доренко без всякой морали и чести гвоздил по русской армии в прошлую войну.

Все более явно в чеченскую войну стремится вмешаться олигархдепутат Березовский Б.А. Он уже сделал ряд заявлений о необходимости остановки этой войны и начале переговоров. И теперь стремится взять ее ход под свой контроль за спиной военных. Для этого у него есть несколько весьма эффективных механизмов. Во-первых, это его карманная чеченская администрация. Все эти Сайдулаевы, Гантемировы, Кошманы, которые плотно "подсечены" и посажены на крючки еще на той войне. Поэтому-то в последние недели столь бурную антиармейскую деятельность развил господин Кошман, который уже просто в открытую обвиняет армию в "чрезмерном насилии", чуть ли не в мародерстве, грабежах и беззаконии. Поэтому вдруг объявившийся в Чечне Сайдулаев привозит с собой толпу западных корреспондентов и демонстрирует им разрушенные "федералами" аулы, поселки и кладбища. При этом и Сайдулаев, и журналисты старательно не замечают многоэшелонированных линий обороны, дотов, блиндажей, превративших село в целый укрепрайон. Не попадают в кадр и линии траншей, прокопанных боевиками прямо через кладбище, блиндажи среди могил... Что это, как не социальный заказ?

С другой стороны, очень кстати Березовскому пришелся новый и.о.генпрокурора. Сейчас Чечня наводнена прокурорскими следователями, которые весьма неторопливо разыскивают и задерживают припрятавших оружие боевиков, живущих, не таясь, в собственных домах. Зато с борзотой хороших ищеек заводят дела на российских военных, которые, уничтожая "интегрированный" в село опорный пункт боевиков, попадают снарядом в дом, который стоял вблизи. Или заводят дело на солдата, взявшего из руин банку компота или полуобгоревший коврик на протертое до пружин сиденье выработавшего давно все мыслимые ресурсы бэтээра.

Березовский, не имея возможности впрямую контролировать военных, пытается надеть на армию намордник из сотен уголовных дел, психологического прессинга СМИ и шантажа Путина.

На фоне этого особенно заметны провалы в информационной войне Министерства обороны. Где военное телевидение? Где целенаправленная, продуманная работа с иностранными и отечественными СМИ? Скидывать это все на пресс-службу в Моздоке — по меньшей мере недальновидно. А где наше целое управление спецпропаганды? Никаких акций. Где блестящие психологические операции? Где работа с местным населением? Где информационная война с удуговской пропагандой? Убогие, на уровне начала века, листовки, которыми забрасывается сегодня Чечня, на фоне мобильных, действующих теле-, и радиоканалов боевиков — это символ идеологической импотенции, которой, не выезжая из Москвы, пытаются размахивать наши военные "идеологи" и "специалисты по психологическим операциям".

Сегодня передовые полки штурмуют чеченские горы. Солдаты и офицеры делают все, чтобы Россия вышла победительницей из этой войны. Но не все зависит сегодня от них. И если эта война будет вновь проиграна, то только потому, что будет проиграна информационная война. Ее с удовольствием проигрывает НТВ, ее "по интересам" может проиграть правительство, ее по бездарности проигрывает бывший ГлавПУР…

Владислав ШУРЫГИН

Николай Коньков БОЙ НЕМЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

БОИ НА ВЫБОРГСКОМ целлюлозо-бумажном комбинате открыли новый этап политической жизни в России: вместе с путинской эпопеей в Чечне, коррупционными скандалами Кремля и раздорами внутри недавней “партии власти”. “Наши выборы — за рабочих Выборга!”— с этим лозунгом коммунисты собрали 19 декабря почти четверть голосов избирателей. Почти столько же собрал и блок “Единство”, за два месяца неимоверно раскрученный телевидением и другими средствами массовой информации. Остальные движения, преодолевшие заветный “пятипроцентный барьер”, выступили на ожидаемом уровне либо снизили свои показатели.

Конечно, достоверность этих показателей, этих процентов — отдельный вопрос. Но зато совершенно очевидно другое: “электоральная машина”, все эти избиркомы и автоматизированные системы подсчета голосов, будут делать все возможное, чтобы получить нужные власть предержащим результаты. Разве что противоречия между “субъектами Федерации” достигнут такой степени остроты, что развалят нашу Родину на куски без всяких выборов.

Все это ставит под вопрос сложившееся на сегодня соотношение парламентских и внепарламентских методов деятельности народно-патриотической оппозиции. Не исключено, что пик первых практически миновал. Да, КПРФ доказала, что может побеждать и без союзников. Да, ее фракция “в чистом виде” стала больше, чем в 1995 г. и тем более — в 1993 году. Неистовый антикоммунизм “российской демократии” не подтвердился ни одним реальным достижением в экономической, политической и даже в культурно-идеологической сфере.

Стало очевидно, что ни одно движение на “левом” политическом фланге не пользуется и десятой долей популярности КПРФ. Иными словами, битву за “своего” избирателя коммунисты довели до победного конца. И эта победа совпала по времени с активизацией рабочего движения, тех самых народных “низов”, которые больше не хотят и не могут жить обещаниями “реформ” и плодами “приватизаций”.

Теперь на повестку дня становится вопрос о том, как совместить коммунистическое и рабочее движение, иными словами — “завоевать массы”, перенести политическую борьбу из Охотного ряда вплоть до Калининграда и Охотского моря. В решении этого вопроса можно и нужно использовать “парламентский кретинизм” буржуазных политиков, больше всего озабоченных местами в парламенте и правительстве.

Еще не до конца ясно, как сложатся взаимоотношения между фракциями нового состава Государственной думы, но, похоже, те, кто начал праздновать победу, уже готовы отказаться от своих “патриотичных” предвыборных лозунгов и вернуться к привычному дележу государственного пирога.

Существует даже версия, что активизация боевых действий на Северном Кавказе, рейд чеченских боевиков в Дагестан и ответная операция федеральных сил,— все это имело одной из своих целей именно максимальное “протаскивание” в Думу проправительственных сил на волне мнимого “патриотического подъема” с последующей изоляцией коммунистов.

Как раз на таком варианте настаивает сегодня вся медиа-империя одного карачаево-черкесского депутата. Она “тянет” в председатели Госдумы “политического мальчика” С.Степашина, который клялся, что никогда-никогда не пойдет против президента, но вдруг, со второго раза, уже отказавшись было, дал согласие быть вторым номером в списке движения “Яблоко”, известного своей активной антиельцинской риторикой в предвыборные месяцы.

Так когда наш самый краткосрочно-реактивный премьер говорил правду? Степень цинизма “демократических” политиков России, похоже, достигает абсолютной отметки. Любая ложь — во спасение. Только чье? Даже западные деятели, привыкшие иметь дело с любым сукиным сыном, если это — их сукин сын, долго размышляют, прежде чем пообщаться с кем-то из “кремлевской семьи”. Думать одно, говорить другое, делать третье, готовиться к четвертому — нормальный стиль “демреформаторов”, которые, похоже, считают ненужным мыться, раз все равно, мол, “политика — дело грязное”.

Но не исключено, что если и когда кандидатуру Сергея Вадимовича вдруг начнут рассматривать в Думе, то найдутся депутаты, которые спросят, как обстоят дела с его “честным офицерским” (или “честным пионерским”?) словом насчет освобождения генерала Шпигуна. Или насчет расследования пожара в Самарском УВД. Или насчет поездки в Дагестан. Или по какому-нибудь иному специфическому поводу.

Так что “думская блокада” коммунистической фракции, скорее всего, не состоится. Собственными руками выталкивать КПРФ “на улицу”, где ее, в общем-то, уже ждут миллионы потенциальных сторонников, пока не посещающих избирательные участки либо голосующих за “патриотическое” “Единство”, — такой роскоши себе не позволят ни Чубайс, ни Березовский, ни кто-либо еще из ведущих политических операторов “демократии”.

Фигурку Степашина, как обычно, пытаются использовать для банального политического торга, в ходе которого эти операторы просто намерены получить кое-что сверх “положенного” по раскладу парламентских сил. “Рыночных” уловок наподобие этой будет в ближайшие недели еще немало. Не обманешь — не продашь. О феномене Выборга после выборов “демократы” на время забыли. Забыли даже те, кто посылал на ЦБК тюремный спецназ, как будто рабочие — осужденные в “зоне”.

Но солдаты, обученные разгонять уголовников, отступили, столкнувшись с организованным рабочим отпором. Однако “английские хозяева” от комбината не отступились. Их связей, видимо, хватило не только на УВД и департамент юстиции Ленинградской области На комбинат обрушилась волна информационного террора. В печати звучало что угодно: и версии о сращивании рабочего, профсоюзного движения с организованной преступностью (по модели “Коза Ностра” 30-х годов в США), и прогнозы о “черном переделе” собственности, и требования подавить бунт “быдла” в самом зародыше. Рабочие поселка Советский, защищая свое право на труд, напомнили всей России о том, насколько бесценно для человека чувство собственного достоинства.

Выборг разбудил очень многих. Он заставил задуматься о происходящем не просто где-то в стране, а о том, как будет жить каждый из нас: такой же обычный рабочий, инженер, учитель, как и защитники ЦБК. Выборг изменил саму точку зрения на жизнь, сломал стену отчужденности, которую несколько лет искусно воздвигали вокруг каждого из нас телевидение и другие средства массовой информации, превращая в бесхребетного обывателя.

О том, какой отклик вызвала борьба рабочих Советска, о прошедшей на ЦБК Всероссийской конференции советов трудовых коллективов рассказывают участники этого события. Их статьи вы можете прочитать ниже. В редакцию приходят десятки интересных писем, авторы которых пытаются осмыслить феномен Выборга.

“Сейчас много говорят о Выборгском целлюлозо-бумажном комбинате. Спорят, можно ли вернуть ЦБК трудовому коллективу, отобрав комбинат у “хозяина”, заполучившего предприятие при сомнительных обстоятельствах и за смехотворную цену? Особо резвые журналисты из кожи лезут вон, доказывая, что трогать “священную частную собственность” сродни святотатству. А одна журналистка и вовсе предрекла, что это приведет к бунту “с вилами и топорами”. Итак, собственность черномырдиных, гайдаров, чубайсов, березовских, гусинских, смоленских, ходорковских, абрамовичей и прочих — священна. Допустим. А как же наша собственность, которую мы всем народом, всем миром создавали и в смертельных боях защищали 75 лет? Она, оказывается, не только не священна, но и вообще может быть без всякого зазрения совести отобрана у ее владельцев. При этом им даже и слова непозволительно сказать в свою защиту. А грабитель, отобрав собственность у нас, тут же объявляет ее своей и, конечно же, священной, требуя защиты награбленного всей мощью государства от... ограбленных. Совершенно фантастическая форма демократизма!..”— пишет, например, наш читатель из СПб (так на конверте) К.Ф.Шатров.

Этот вопрос, вопрос о собственности, испохабленный ваучерами и приватизационными аукционами, теснейшим образом связан с вопросом о власти, теснейшим образом связан с вопросом о государстве. Ведь и развал Советского Союза, и уничтожение советской власти, и разгон Верховного Совета России осуществлялись, грубо говоря, под залог общенародной собственности, созданной в СССР.

“Национальным элитам” в союзных республиках была обещана вся собственность на “их” территории — те были рады. “Горбачевцам” было обещано переоформление сделанных ими долгов на “новую Россию” — без всякой личной ответственности. Те тоже были очень рады. “Теневикам” и прочей криминальной “братве” пообещали долю в демократическом приватизационном “общаке”, куда свалили все, что осталось после расчета с “нацменами” и “перестройщиками”. Прочим пообещали по две “волги” каждому. Именно эти прочие, держатели ваучеров и акций сбственных предприятий, в конечном итоге платили и платят за всех. Их радость оказалась самой короткой. И обманутые начали восставать.

Нет, “собственность трудовых коллективов” в наших условиях, по сути,— тоже обманный лозунг. Легко ли передать действующие нефтепромыслы или газовые скважины тем трудовым коллективам, которые работают на них сегодня? Да, это можно сделать одним росчерком президентского пера, как одним росчерком того же самого пера создавались кампании нынешних “олигархов”. Но что будет значить такая передача? Что самые рентабельные, созданные усилиями всего общества предприятия окажутся в руках маленькой части общества, которая будет использовать эту “курочку, несущую золотые яйца” в целях группового обогащения.

По сути, граждане окажутся разделены на привилегированных трудящихся “экспортных” производств, “обычных” работяг внутреннего рынка и “нищих” бюджетников. А значит, государство должно будет заниматься мощнейшим перераспределением добавочной доли национального валового продукта в пользу последних. То есть выполнять своего рода “мартышкин труд”, которого вполне можно избежать и которого избегало советское государство, переходя от НЭПа к политике индустриализации и коллективизации.

В работе “Экономические проблемы социализма в СССР” И.В.Сталин так объяснил успехи этой политики: “Если взять рентабельность не с точки зрения отдельных предприятий или отраслей производства и не в разрезе одного года, а с точки зрения всего народного хозяйства и в разрезе, скажем, 10-15 лет, что было бы единственно правильным подходом к вопросу, то временная и непрочная рентабельность отдельных предприятий или отраслей производства не может идти ни в какое сравнение с той высшей и формой прочной и постоянной рентабельности, которую дают нам действия закона планомерного развития народного хозяйства, избавляя нас от периодических экономических кризисов, разрушающих народное хозяйство и наносящих обществу колоссальный материальный ущерб...”.

Но к такому пониманию национальной экономики и своего места в нем современный рабочий класс России будет идти еще долго. Более того, на этом пути его будут всячески тормозить всякие теоретики псевдокоммунистического и псевдосоциалистического плана, которые, кстати, тоже приезжали на Выборгский ЦБК — “просвещать рабочих” новейшими теориями социальных альтернатив. Будут стараться и политики, для которых “оседлать” энергию рабочих — верная гарантия успеха.

Компартии предстоит трудная борьба не только политическая, но и — главное — идейная. На новом этапе все труднее будет объединяться и находить взаимоприемлемые компромиссы. Но паркеты Государственной думы перестали быть единственным полем, на котором куется будущая победа. И победа рабочих Выборга доказала это со всей очевидностью. Их бой оказался боем далеко не местного значения. Он обозначил плацдарм, с которого может быть развито стратегическое наступление на режим компрадорской “демократии”

Николай КОНЬКОВ

Евгений Федьков РАБОЧИЕ - НЕ РАБЫ

“Шесть долгих лет, с октября 93-го по октябрь 99-го, не стрелял Ельцин в народ и ОМОНом даже не бил: нужды не было... 14 октября с.г. шестилетний этот “стабилизец” закончился: восстал выборгский ЦБК! И не за свою зарплату или отставку Ельцина. Рабочие силою воспрепятствовали вооруженным властям ввести во владение их комбинатом очередных “собственников. И наш построенный без боя капитализм мгновенно... спустил на рабочих специалистов по подавлению тюремных бунтов. И никаких санкций Ельцина или Путина на это не понадобилось...

В истории нет случайностей. Не случайность и то, что случилось со страной, и то, что случилось на Выборгском ЦБК. Не трудности это переходного периода. Не просчеты и ошибки реформаторов. Не расплата за социалистический “застой”, которого не было. Тем более — не божья кара за социалистическое грехопадение вообще и цареубийство в частности. Англичане и французы своих королей и топорами рубили. Американцы в президентов и теперь ни за понюх палят. Ничего, живут.

Россию, ее народ уничтожают. Хладнокровно. Деловито. умело. Потому что современным архитекторам “однополярного мира” так нужно... Наши народы, в первую очередь русский, сами оплачивают свое уничтожение, механизм которого работает исключительно на глупости и подлости. На глупости пока большей части народа, на глупости и подлости его интеллигенции. Этот выбор народа нельзя уважать. Можно только терпеть его до поры до времени.

Восстание москвичей 93-го года было общенародным, советским. Восстание Выборгского ЦБК 99-го — специфически рабочее. Это значит, что время, отпущенное историей ельцинской контрреволюции, истекает. У вашего восстания есть точная историческая аналогия — Обуховская оборона 1901 г. тогда рабочие Обуховского завода впервые организованно дали отпор конной полиции...

Мы не знаем, в каком году случится новый “Броненосец Потемкин”, когда — новая “Красная Пресня” и “Ленский расстрел”, но они будут обязательно. И если прохвостократия хоть чуточку не поумнеет, она будет уничтожена так же беспощадно, как российские царизм и капитализм...”

КРАСНАЯ ПРЕСНЯ — район признанных рабочих традиций. Здесь сражались на баррикадах и в 1905-м, и в 1993-м. Здесь — не только "макдональдсы" и "Планета Голливуд", не только зоопарк и Дом Киноактера, здесь — крупные оборонные предприятия, где работает несколько тысяч мастеров своего дела: от токарей и сварщиков до инженеров-технологов высочайшей квалификации. Здесь очень хорошо знают цену и своему, и чужому труду, а потому сразу откликнулись на приглашение рабочих Выборгского целлюлозо-бумажного комбината приехать к ним на конференцию трудовых коллективов России.

Поехали мы, разумеется, не с пустыми руками. Повезли с собой лекарства и деньги, собранные на наших заводах, потому что знали о раненых в схватке со спецназом ГУИНа "Тайфун", который пытался восстановить на ЦБК "священное право собственности".

О том, чего стоит такое право, можно судить по некоторым цифрам. Выборгский ЦБК — уникальное предприятие, построенное под кураторством еще А.Н.Косыгина. В свое время оно обошлось государству в 700 млн. долларов. Может выпускать продукции на 70 млн. долларов в год. Это и бумага специальных сортов, и обои, и многое другое, все — высочайшего качества. А "приватизировали" его где-то за 4 миллиона долларов якобы "английские" фирмачи.

И они: то ли под влиянием конкурентов, то ли по какой-нибудь иной причине,— решили комбинат перепрофилировать на выпуск фанеры, разрушить уникальное для страны производство. Закупили линию, на которой могут работать только 150 человек. А остальных собрались увольнять.

Тут рабочие и взбунтовались. Всей борьбой на Выборгском ЦБК руководит профком, который нанял управляющих и через счет которого проходят все платежи комбината. Хозяйство в полном порядке: оборудование в прекрасном состоянии, технологическая цепь не нарушена нигде. С московскими заводами, где многое попросту похищено и распродано, не сравнишь. Но комбинат работает, видимо, в условиях, близких к экономической блокаде, и живут рабочие очень нелегко. Зарплаты небольшие, а цены в магазинах немногим ниже московских. В столовой рабочих кормят по талонам, еда самая простая: суп, макароны, чайная колбаса, но и за ней выстраиваются очереди.

А хозяин оплачивает штрейкбрехеров. На его сторону перешло около 300 человек, им платят деньги, но не за работу, а за то, что сидят и ждут когда рабочие сдадутся и наступит их время. Штрейкбрехеры вносят смуту в жизнь поселка рассказами о том, как бы все горя не знали, не будь упрямства профкома.

Но людям деваться-то некуда. До Выборга доехать — полчаса, до Питера — два с половиной, да там и для своих работы нет. Поэтому рабочие будут держаться стойко, до последнего. Главное в том, что они почувствовали свои силы, что они могут дать отпор, защитить свои права и интересы. До них, наконец, дошло, что такое — классовая борьба. Дошло не через голову, а через желудки — детей-то кормить надо, надо им дать образование и гарантии достойной жизни.

Кстати, больше всего поразила меня в Советске ситуация в гостинице (хорошая гостиница, тоже финны строили). Так там в вестибюле постоянно вьются девочки 15-17 лет. Оказывается, граница рядом, и финны приезжают сюда как в Таиланд какой-нибудь: за сексуальными услугами. Гостиница — это для нас дорого 10 долларов, а для них — дешевле грибов. Девочки продаются им за ту же десятку, водки дешевой море — чего не погулять-то белым господам? И вот с этим примириться нельзя. Такое "опускание" нашего народа "демократам" не простится никогда — при любых исходах голосований, референдумов и прочих фальсифицированных волеизъявлений.

А "Тайфун" и прочее — это прямая дорога к нынешней питерской команде в Москве (Путин, Чубайс), потому что уж больно смело тюремные спецназовцы на ЦБК действовали, пускали в ход оружие, хотели урок дать, напугать, как нас пугали в 93-м, чтобы не поднимали головы. Но в Советске рабочие отбились — с помощью физической силы. У них там до сих пор в цехах стоят палки, трубы металлические — они готовы в любой момент постоять за себя.

Но все-таки рабочие ЦБК устали от непрерывного конфликта, перешедшего в такую осадно-блокадную фазу. Они остро нуждались и в моральной, и материальной поддержке. Эта конференция была прежде всего способом оказать такую поддержку. В конференции с правом решающего голоса участвовали представители 68 предприятий из 18 регионов России. Тон там задавали представители РКРП, которые очень активно участвовали во всех событиях, внесли руководителей профкома в свои избирательные списки и во всех вопросах стремились провести свою линию.

В первый день конференции это ощущалось не так сильно, разговор был, что называется, по делу. Выступали представители разных регионов, делились опытом, рассказывали о своих делах. Один товарищ из Краснодарского края хорошо объяснял, как они там живут при "батьке" Кондратенко, как работает его "Отечество". Получается, что там чуть ли не Советская власть. Поверить хочется, но трудно — "рыночные отношения" проникли очень глубоко. Во всяком случае, когда наши юристы и аудиторы изъявили желание проконсультировать управление комбината, руководство категорически отказало — "коммерческая тайна"! Спорить мы не стали.

А на второй день уже возникли открытые конфликты. Прежде всего — по принципу членства в совете трудовых коллективов (СТК) России. Наше недоумение вызвало ясно обозначившееся стремление руководства конференции отсечь рабочие коллективы не только от партийных (КПРФ — вообще ими не воспринималось), но и от других рабочих организаций. Линия РКРП, которая в конце концов и победила, заключалась в том, чтобы шло прямое членство каждого предприятия, а не через региональные, республиканские, краевые и областные советы. Их записали в "липовые бюрократические конторы", а их представителей на конференции лишили права решающего голоса. Ход лидеров РКРП понятен: они боятся потерять контроль за нужной для них рабочей организацией. Ведь у РКРП не слишком сильные позиции в других регионах, и если к ним придут региональные организации, особенно реально действующие, как, например, в Воронеже, Краснодаре или Москве, то надежно возглавить их не удастся. Но без региональных рабочих организаций у большинства трудовых коллективов просто не хватит средств приезжать в новый центр или даже поддерживать с ним постоянную связь. Они будут зависеть от руководства этого "центрального" СТК, а потому центру будет легче и намного проще выступать от их имени, а также контролировать их деятельность.

Но все эти частные политические интрижки, на мой взгляд — дело второстепенное. Были у нас в истории и зубатовские профсоюзы, были и провокаторы, типа Романа Малиновского, был и поп Гапон — а кончилось дело Октябрем. У хода событий — своя логика. Взять хотя бы тех же шахтеров, которые приехали из Воркуты, касками стучали у Горбатого моста. Ведь очень быстро выяснилось, кто и зачем эту акцию организовал с помощью независимого шахтерского профсоюза. Стратегия шахтерских лидеров, которые привезли пикетчиков в столицу, понять можно: жизнь в стране нелегкая, и возможность заработать на бедах товарищей упускать не хотелось.

Они тоже пытались удержать своих шахтеров от любых контактов с москвичами, дескать — или зарплата, или Ельцина долой, и ничего, кроме этого. Но ведь большая часть шахтеров — это очень дельные, хорошо образованные и расчетливые люди, которые привыкли рисковать своей жизнью. И когда они шли валить советскую систему — они точно знали, почему и за что идут. Точно так же и на Ельцина приехали надавить — кто за деньги, кто действительно за зарплату. Ну, вернули они Березовского в "семью", что-то подбросили им на жизнь — а дальше что? Ведь у многих шахтеров только здесь глаза открылись на все, происходящее в стране. Мы ведь им тоже сначала только воду, продукты и лекарства приносили, от рабочих — рабочим, потом быт им налаживали, и цеховая заскорузлость с них потихоньку начала сходить. Начали задумываться дальше. Начали сами выходить на контакты. И мы связь с Воркутой до сих пор не теряем. Почти постоянно кто-то из их представителей находится в Москве, пользуется нашими возможностями. Рабочая солидарность — это не высокопарные слова, а нормальное ежедневное взаимодействие, в котором возникает и доверие друг к другу, и "чувство локтя", где рано или поздно всему устанавливается истинная цена.

Точно так же будет рано или поздно и в отношениях с РКРП. Политические амбиции политическими амбициями, а жизнь делается не в Думе и не в залах заседаний. Жизнь делается у станков, на полях сражений, в головах у людей. Главное, что Выборг — не пустышка, не фальшивка, это — прямое доказательство того, что наши рабочие — не рабы.

Евгений ФЕДЬКОВ

Москва

Андрей Дмитриев СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ

В СТАВШЕМ ЗНАМЕНИТЫМ на всю Россию поселке Советский, на Выборгском целлюлозо-бумажном комбинате 26-27 ноября прошла всероссийская конференция представителей трудовых коллективов. Ее резолюции, принятые после горячих обсуждений, оказались просты: признание недействительными тех актов приватизации, которые прошли с нарушениями законодательства (а таких подавляющее большинство), введение уголовной ответственности руководства предприятий за состояние вверенной им собственности и благосостояние трудового коллектива, принятие нового КЗоТа в редакции депутата-коммуниста Т.Авалиани. Поскольку надежд на то, что власть к этим требованиям прислушается — нет, рекомендовано профкомам брать власть на предприятиях в свои руки и самим налаживать работу с использованием выборгского опыта.

Дорога на комбинат из Питера — три часа на электричке до Выборга, еще минут 40 на автобусе до Советского. Сосны и ели, камни, запорошенные снегом — суровая и сказочно красивая земля Карельского перешейка, которую наши деды дважды полили своей кровью — в финскую и Великую Отечественную войны — и оставили нам во владение. Разве могли советские солдаты, поднимаясь в атаку по пояс в снегу, представить себе, что через 55 лет отечественные власти поведут себя хуже оккупантов, что здесь снова прольется кровь — уже не во славу Родины, а во славу вороватых иностранных "инвесторов"? С ходу захватить мятежный ЦБК не удалось — и власти перешли к блокаде. С подачи губернатора Ленинградской области Сердюкова в жилых домах Советска батареи чуть теплые — нет мазута для отопления. Померзнете, дескать, станете сговорчивее. Губернские власти сделали так, что клиенты боятся заказывать продукцию комбината, а железнодорожники — перевозить ее. В результате ЦБК работает меньше, чем вполовину своей мощности.

"Наш комбинат — уникальное предприятие,— рассказывает Александр Щетинин, начальник бумажного цеха с одиннадцатилетним стажем работы. — Он может давать 80 тысяч тонн первоклассной бумаги ежегодно. Делаем обои, оберточную бумагу, картон для конфетных коробок и сигаретных пачек. Бумага мелуется непосредственно в главной машине, которая имеет больше ста метров в длину. Таких в мире — всего две: в Швеции и в США. Машина полностью автоматизирована, для ее обслуживания требуется всего 9 человек (электрики и ремонтный персонал). Работа с таким сложным оборудованием требует специальной подготовки и большой аккуратности. Когда нас штурмовал "Тайфун", — говорит Щетинин, — главной мыслью было: лишь бы чего-нибудь не разбили и не сломали в цеху".

Целлюлозное производство на ЦБК не вредит экологии благодаря современным очистным сооружениям. В месте сброса очищенной воды в залив рабочие ловят судака на удочку. Правда, Сердюков угрожает прекратить поставки химикатов для очистных сооружений. Ему наплевать на экологию области — интересы иностранных приватизаторов гораздо важнее. Еще бы — сам Ельцин на встрече ОБСЕ в Стамбуле пообещал неприкосновенность иностранной собственности на территории РФ — в обмен на разрешение "додавить" Чечню. А Выборгский ЦБК как раз и "продали" английской фирме. Для власти рабочие страшнее чеченских бандитов — их больше, они лучше организованы и правда на их стороне. Выборг — только начало.

Привычной для наших заводов грязи и тесноты на ЦБК нет и в помине. Везде очень чисто и просторно. Белые стены, линолеум или плитка на полу. Все машины, даже те, что временно простаивают, поддерживаются в полной готовности к работе. Рабочие показали себя по-настоящему рачительными хозяевами производства. "Сколько про нас писали плохого! И управлять своим предприятием мы не можем, и технологию не выдерживаем, и вот-вот все развалим,— возмущается контролеры готовой продукции Любовь Самойлова и Татьяна Сергеева.— Мы доказали, что это не так. Не надо считать рабочих людей безграмотными и запуганными. У нас большинство — с высшим образованием. Да и название поселка обязывает".

Население Советского — 8 тысяч человек. Две с половиной тысячи работают на комбинате. Многие — целыми семьями. Куда бы пошли все эти люди, если бы приватизаторы провели массовые увольнения, как собирались? Но теперь можно быть уверенными, что рабочие ЦБК отстоят свое право быть хозяевами на производстве.

То, что происходит на Выборгском ЦБК,— только начало борьбы рабочего класса за свои права. Борьба эта обещает быть долгой и жестокой. О ее тактике лучше всех сказал на конференции председатель совета ветеранов 21-й армии Евгений Дмитриевич Манюшко: "Труднее всего той роте, которая первой ворвалась во вражескую траншею. Ее могут быстро уничтожить. Поэтому в бою ей должны оказать помощь соседние подразделения. Легкое оружие рабочих — пикеты, листовки, борьба за наших кандидатов на выборах. Тяжелая артиллерия — забастовки солидарности. Комбинату следует вести огонь по конкретным целям — взять под контроль поставки сырья, железнодорожников, потребителей. Только действуя таким образом, мы сможем победить".

Пример героической борьбы ЦБК уже поднял рабочих по всей России. На стенде в актовом зале заводоуправления вывешиваются письма и телеграммы в поддержку рабочих Советского. Их множество: от профсоюзов Хабаровска, Марийской республики, Приморья, депутатов Башкирии, Великолукской городской думы, от двух греческих профсоюзов.

Рабочая солидарность не ограничивается словами. Со всей страны приехали посланцы заводов и фабрик, чтобы рассказать о своих делах, познакомиться с опытом борьбы рабочих Советска. Многие привезли с собой деньги, лекарства, вещи, чтобы помочь товарищам по классу. 68 делегатов от 33 предприятий из 17 регионов России приняли на ЦБК. Вот что рассказали некоторые из них.

Есть в Курганской области город Щучье, а там — комбинат хлебопродуктов. Его, как и Выборгский ЦБК, за бесценок продала городская администрация, а новые хозяева решили банкротить. Рабочие с этим не смирились, взяли власть на комбинате в свои руки. Администрация пыталась давить на трудовой коллектив, сокращать поставки зерна. Не получилось — с председателями колхозов, хоть они и стали директорами акционерных обществ, представители комбината договорились. Тогда власти решили действовать силой — 15 ноября наемники из частной охранной фирмы "Омега" с подачи городской администрации штурмовали завод. При этом "начальники" загодя позвонили в милицию, чтобы стражи правопорядка не вмешивались в происходящее (какая забота о согражданах!), и в больницу, предусмотрительно заказав там пару десятков коек для пострадавших. Но события пошли по другому сценарию. "Омега" получила жесткий отпор: полгорода, услышав о штурме, сбежалось поддержать рабочих хлебокомбината, и после кровавого побоища (38 раненых среди защитников завода) наемники были вынуждены убраться восвояси. Сегодня работа на заводе наладилась, но в осадном режиме: одну смену рабочие стоят у машин, другую — на охране.

В городе Воронеже волнения начались сразу на двух предприятиях: директор фабрики "Промтекстиль" Надежда Чернышова выступила против ее перепродажи и увольнения рабочих. В результате 20 августа она была до полусмерти избита неизвестными в подъезде собственного дома, но перепродажу отложили. Трудовой коллектив фабрики (700 человек) готовится к новым боям. Также до полусмерти в "красном" Воронеже был избит металлическими прутьями юрист, согласившийся отстаивать интересы трудового коллектива уникального Экспериментального НИИ кузнечно-прессового машиностроения. Туда не раз пытались проникнуть наемники из охранных агентств, но и тут рабочие совместно с технической интеллигенцией встали насмерть, не пустив в свой институт приватизаторов.

Успешно борются за сохранение контроля над не имеющим аналогов в СНГ петербургским комбинатом цветной печати его рабочие во главе с председателем профкома Тамарой Борисовной Ведерниковой. Азбуку классовых боев рабочие проходят быстро, и заглавными буквами в ней будет стоять история Выборгского ЦБК. Надо сказать, что его феномен не мог бы состояться без широкой общественной поддержки. Вся народно-патриотическая оппозиция: КПРФ, РКРП, ДПА, "Трудовая Россия", НБП — выступила в поддержку рабочих Советска. О их борьбе правдиво рассказывали "Советская Россия", "Правда", "Завтра" и даже официальное издание администрации Санкт-Петербурга "Санкт-Петербургские ведомости". Помогал работникам комбината отстаивать свои права депутат Госдумы от РКРП Владимир Григорьев, депутат Законодательного собрания Ленинградской области Владимир Леонов, депутаты муниципального совета Выборгского района. В поддержке мятежного ЦБК были едины абсолютно разные силы и люди. Это заставляет поверить в возможность победы здоровых сил в масштабе всей России. И ядром этой победы должно стать рабочее движение.

Андрей ДМИТРИЕВ

Советский—Выборг—Ленинград

объявление

Для всех, кто стремится к фундаментальным знаниям и не удовлетворен прозападной системой образования,— с января 2000 г. Народный университет организует бесплатный цикл лекций по отечественной истории, социальной философии и политэкономии. Лекции читают ведущие преподаватели ВУЗов г.Москвы, научные сотрудники РАН.

Контактные телефоны: (095) 240-63-59, 161-02-62.

Священник Дмитрий Дудко РОССИЯ, СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ...

ДВУХТЫСЯЧНЫЙ ГОД мы будем встречать по-особому. Это не просто Новый год от Рождества Христова, хотя исчисление перепутано: Новый год вроде бы исчисляется от Рождества Христова, на самом же деле Новый год, по-видимости, сам по себе.

Но что такое время без Христа? Это жизнь во грехе. А жить во грехе — вечная смерть. Через грех смерть вошла в мир, как говорил Апостол. По его образному выражению: "Смерть — оброк греха".

Рождество Христово! "Ангелы поют на небесах, волхвы со звездою путешествуют", мудрецы несут свои дары Рождшемуся Христу. Божественный Младенец лежит в яслях, больше не нашлось места для Спасителя мира.

Скот оказался более благожелательным, чем люди, потеснился, чтоб принять Христа... И все-таки — это радость для всего человечества. Радость, если мы истинно веруем, что Христос пришел нас спасти.

Однако посмотрим на время, посмотрим на историю. Так, хотя бы слегка, не углубляясь. Что мы видим? Христианство было сразу принято в штыки грешным миром. Буквально — в штыки: полилась человеческая кровь уверовавших в Христа, исповедующих Христа перед всем миром. Сколько было мучеников, и каких мужественных! Никакие казни не могли их остановить. Триста лет лилась человеческая кровь. Значит, миру для того, чтобы спастись, нужна была после пролития Божественной крови (Христа Спасителя распяли на кресте) кровь человеческая. Какие муки, с каким трудом входило христианство в мир! Не зря говорится: "Царство Божие достается с трудом". Легкий путь — в ад, в Царство Небесное — трудный.

И все-таки, как бы ни было, через кровавый мрак преступлений начала просвечиваться вифлиемская звезда. Христос родился в Вифлиеме, Рождество Христово занялось полыхающей зарницей в небе, и дары мудрецов, пришедших по звезде ко Христу, проявили свое озарение.

Вселенские соборы — это не человеческая мудрость, которая "юродство перед Богом", а Божественная мудрость, которую, в свою очередь, юродством считает объюродевший мир. Христианские истины входят в человеческое сознание, люди начинают жить церковной жизнью, приблизительно по такой формуле: в главном — единство, во второстепенном — свобода мнений, и во всем — любовь. Кажется, простая формула. В главном — единство. То есть вере в Бога, в Его вочеловечение, в Его страдания за нас, грешных, и в Его Воскресение, которое нужно для нас. Ибо Бог умереть не может. Хотя объюродевшие мертвецы и говорят: смерть богов. Но это смерть не Бога, а богов-идолов. Истину мы должны принять свободно, а так как мы свободу часто путаем с произволом, то получается ересь. Ересь — это произвол в главном, в то время как свобода мнений возможна лишь во второстепенном. И это свобода обязательно должна быть, здесь принуждение невозможно, тут не может быть принуждения. Но люди, великие путаники, поставили главное на место второстепенного. Но и это было бы полбеды, если бы мы имели ту любовь, которую принес Христос на землю. Любить Бога "всем сердцем и всем помышлением своим, и ближнего, как самого себя".

Кто нам ближний, мы тоже путаем, даже до того, что убивая исповедников Христовых, думаем, что тем самым приносим жертву Богу. Но для Бога человеком жертвовать нельзя, только идолы требуют человеческих жертв. Так некогда на Руси язычники требовали смерти для сыновей у христианина отца.

Каждый думает, что истина только у него, а другой — еретик. Ересь наша — это самомнение от греховной жизни, это наша ненависть друг к другу.

Мы, христиане, разделились, и в этом делении ненавидим друг друга, но кто из нас еретик, определить не можем. А еретик — это именно тот, кто ненавидит брата своего. И все наше стояние в вере, вся свобода идет насмарку, потому что нет любви. А раз нет любви, то через все второе тысячелетие проносится разрушительный революционный шквал. И как ни обидно, в первую очередь он захватил Россию. Не будем вспоминать кровавых побоищ, но это, как ни странно, от них в итоге наступает прозрение. Запад, который выносил, вынянчил революцию, все-таки ее отбросил, думая, что этим спасся. Но золото хуже революции. "Все мое, — сказало злато, все мое, — сказал булат". Так и препираются до сего дня. Запад выставляет золото, Россия — булат. Но что же на самом деле лучше? Вернее, что спасительнее? Христос говорит: не можете служить Богу и Мамоне. Запад захотел соединить и то и то, и получилась "мерзость запустения". Мы в России, испытывая трудности от "булата", завидовали Западу: вот там жизнь так жизнь. А что у нас: всюду притеснения, кровь. А вспомним-ка притеснения и кровь первых веков христианства, когда христианская истина только входила в человеческие души. А что "золото"? Золото Запада — это бездуховность, растление душ. Такого открытого наглого преступления не было при господстве "булата". Что лучше — встает вопрос — "золото" или "булат"? Золото — это сплошной обман, булат требует самоотверженности, мужества, хотя и много крови. История греховного мира не обходится без крови. Кровь, с одной стороны, преступление, с другой — прозрение ("что ты делаешь, зачем убиваешь брата?"). Коммунисты-ревоционеры в России прозрели, потянулись ко Христу, а Запад только обманывает: можно ли верить коммунистам, а может быть, они хотят приспособиться? Все ставится под подозрение. "О, если б ты был холоден или горяч!.." Холод, допустим, коммунисты, жар — верующие. Теплохладность — страшнее всего. Ни вера, ни неверие — безразличие ко всему. Все спутали теперь, не понять: где право, где лево, где ложь, где правда — все обман. В Апокалипсисе прямо сказано: извергну тебя!..

МЫ СТОИМ в преддверии третьего тысячелетия, чем оно ознаменуется? Что бы ни происходило в мире, ничего без попущения Божьего не бывает. Вы думаете перестройку затеяли Горбачев и Ельцин? Они только слепые исполнители, они лишь исполнители воли Запада, а Запад — вечный противник России. И перестройка не от них, ее попустил Бог. Это осуществление Его Божественного промысла, раскрывающего нам глаза на правду жизни. Мы должны осмыслить и сделать выводы из происходившего в первом и втором тысячелетии. Третье тысячелетие пройдет под знаком такого осмысления: для чего все это было, в чем наше спасение? Особенно остро должны прозвучать евангельские слова: "весь мир приобретешь, душе повредишь — ничто есть". Богатство — пища для червей, и только... Не хлебом единым будет жив человек.

Кто будет ведущим в третьем тысячелетии? Мы, потому что у нас первых началось это осмысление. Как пророчил Достоевский — Россия должна сказать новое слово всему миру. А что такое новое слово? Это слово Христово. Оно всегда новое. По-особому, по-новому должны мы осмыслить христианские истины, и не умом объюродевшего Запада, а юродством проповеди русской истории.

Мудрость мира сего — юродство перед Богом. А юродство муки, нищеты, терпения России — это подлинная мудрость. "Безумный, в сию ночь душу твою возьмут, кому все достанется. Помни, последняя твоя, и во век не согрешишь".

Мы, ничего не имеющие, должны обогатить весь мир. "Если и видится свет, то только из России", — воскликнул однажды Фориан Франсуа, западный писатель. Оболганная, распятая Россия должна стать светом всему миру. В России в третьем тысячелетии должны быть озаренными христианским светом культура, литература, философия. На том стоим и стоять будем.

Поздравляю с особым празднованием Рождества Христова в двухтысячном году прежде всего Россию, ибо "кто не печется о своих, хуже неверного". Я — русский, и должен вспомнить прежде всего о своих, потом и обо всех остальных, поздравить. Терпения вам, мужества, благоразумия. Какое это счастье — жить в России! Не случайно ностальгия по России на Западе не только у эмигрантов, но и у местных уроженцев. Добрый западник-католик, вступая на Русскую землю, воскликнул: "Ты прежде всего должен осознать, что ступил на Святую землю, здесь каждая пядь полита кровью и потом, а это что значит для нашего спасения, поклонись ей". А я от себя добавлю: "Потому что отсюда и твое спасение". Западный мир должен просветиться христианским светом России. А просветится он тогда, когда перестанет осуждать и ненавидеть Россию.

Прекрасные новые шины HANKOOK 6 в фирменных магазинах.

Профессор Виктор Козлов ЛЕТАЛЬНАЯ ДЕМОГРАФИЯ

Все политики, занятые выборами: гадали: каково окажется "мнение народа"? А, между тем, по основному вопросу нашей жизни оно давно известно, о чем свидетельствует и статья В.Козлова. Высококвалифицированный этнодемограф сообщает, что вот уже семь лет население нашей страны стабильно (вот где достигнута обещанная "стабилизация") сокращается на 800 тысяч человек в год. При этом численность русских сокращается примерно на миллион, а нерусских народов — возрастает примерно на 200 тысяч.

Иными словами, народу в начале 90-х гг. был навязан некоторый образ жизни, или, как говорят социологи, "проект". Но народ отказывается этот "проект" принять, предпочитает вымирать, наглядно выражая мысль: "лучше смерть, чем такая жизнь". Это гораздо убедительнее любого голосования. И тут трудно кого-то обмануть. Вопрос поставлен всерьез — о жизни и смерти народа.

Конечно, корень событий — в навязанном образе жизни, при котором народ отказывается жить. Бороться только против падения рождаемости путем денежной поддержки семей здесь недостаточно: нужно не только "сбивать температуру", но и лечить болезнь. Кроме того, деньги придется отрывать от нашего скудного бюджета, от расходов на школу, армию и т.д. А окупаться демографические инвестиции станут только через 20-25 лет... Все это снова означает жертву во имя будущего.

Таким образом, поднимается очень значимый и сложный вопрос: способны ли мы на жертву (пока еще бескровную), чтобы дать народу шанс выжить. Найдется ли политик, который сделает этот вопрос центральным в своей программе? Найдет ли он массовую поддержку?

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ спектакль под названием "Выборы" временно оттеснил на задний план в средствах массовой информации все другие важные государственные дела, в том числе отнюдь не бесспорную по применяемым методам операцию в Чечне...

По действующей Конституции Российской Федерации 1993 г. о сущности Государственной думы как основного (наряду с Советом Федерации) органа законодательной власти в государстве сказано удивительно мало. Напомню, что эта деятельность сведена, главным образом, к первичному рассмотрению законопроектов федерального (государственного) характера, вносимых в Думу президентом Российской Федерации (обычно — его приближенными), Советом Федерации, правительством, законодательными органами субъектов Федерации, высшими судебными организациями и, наконец, группами депутатов самой Думы. Почти все законопроекты, принятые Думой, могут быть заблокированы Советом Федерации и президентом; он же может заменить их своими указами и распустить Думу за упорную непокорность. Других способов оценки деятельности Государственной думы в Конституции не предусмотрено, что при должной покорности президенту дает ей возможность жить припеваючи.

В одном из воскресных телеобзоров "Итоги" выступал А.Солженицын, к сожалению, так и не реализовавший свои громадные общественно-политические потенции. Он отметил, что нынешний поря- док выборов в Думу позволяет попасть в нее людям, неспособным к законотворческой деятельности, включая и полууголовников, стремящихся главным образом к получению статуса "неприкосновенной личности". При этом многие депутаты Думы могут бесстыдно сочетать малопродуктивную работу с постоянными усилия-ми повысить свое благосостояние и т.п. Однако кое-о чем важном Солженицын не сказал или сказал неполно и неточно.

Суть демократического строя заключается, просто говоря, в том, что граждане государства выбирают из своей среды людей для управления ими, в данном случае — для разработки законов, регулирующих различные стороны их жизни, гарантируя таким людям хорошее содержа- ние. В Конституции говорится о том, что каждый гражданин (кроме уголовников и умалишенных) имеет право "избирать" и "быть избранным", но в действительности безоговорочным является лишь право "избирать". Право быть избранным депутатом Государственной думы — в сущности, такая же фикция и абсурд, как, скажем, право быть избранным профессором университета. Если не опираться на сло-ва Ленина о том, что даже кухарка способна управлять государством, то следует исходить из того, что путь в Государст- венную думу (как и в "профессора") должен предусматривать преодоление многих препятствий и соблюдение многих условий, которые под силу лишь особо способным людям. В нынешней избирательной кампании ЦИК учитывала лишь два условия: отсутствие судимости и правильность заполнения декларации о материальном состоянии,— но этого явно недостаточно. От кандидатов в депутаты Думы следует требовать справку о состоянии здоровья, включая заключение психо-невролога об отсутствии склонности к истеричности и драчливости; они должны проходить тесты на профпригодность, а также знать хотя бы в объеме средней школы иностранный язык (предпочтительно — английский).

Солженицын, как и некоторые политики (в том числе Шойгу), осудил практику выборов по партийным спискам при сохранении их лидерами возможности быть избранными по локальным округам, призвал к укреплению связей между депутатом Государственной думы и его избирателями. Но к таким заявлениям требуются поправки. Известно, что, каждый кандидат в депутаты Думы обещал своим локальным избирателям заботиться о них, например — кремлевский нувориш Р.Абрамович в избранном им для прохождения в Думу Чукотском автономном округе. Но все же защитой локальных интересов должны заниматься главным образом главы локальных администраций — члены Совета Федерации, а внимание депутатов Думы должно быть обращено преимущественно на законы федерального (общегосударственного) значения, нередко с ущербом для некоторых локальных интересов.

Удручали однообразие агитации и ее однообразная лживость. Почти все политические лидеры говорили избирателям, что Россия находится в очень тяжелом (некоторые — в "катастрофическом") состоянии, и что они способны вывести ее из этого состояния, поднять жизненный уровень российских граждан. О том, как этого удастся достигнуть, предпочитали говорить мало и туманно, так как в действительности они не смогут сделать этого вследствие своей маломощности в Государственной думе, вследствие краткости периода в 4 года, на которые распространяются их обманные обещания, и вследствие конституционной самодержавности Б.Ельцина (и президента, который его сменит). Особенно удручает деятельность некоторых лидеров, которые немало потрудились на высоких правительственных постах под эгидой Ельцина и в немалой степени сами виноваты в нынешнем состоянии российского общества (В.Черномырдин, Б.Немцов, В.Степашин и др.). Теперь они, по совету А.Чубайса, нагло лицедействуют и представляются "хорошими", чтобы хоть на 4 года избежать наказания за содеянное в статусе "неприкосновенного" депутата Госдумы. И немало граждан, увы, поверило таким пройдохам, отдало им свои голоса. Впрочем, об этом уже немало сказано в патриотической прессе, а я должен хотя бы кратко рассмотреть очень важную проблему, которая освещена слабо.

Выборность всех ветвей власти, в том числе и законодательной, считается одним из важных преимуществ демократии, но, по сравнению с монархическим строем, содержит и негативные элементы. Так, она ограничивает государственную деятельность избранников несколькими годами, что почти неизбежно ведет к их общественно-политической "близорукости". Это особенно четко проявляется при рассмотрении проблем, которые требуют для своего решения не только немалых средств, но и длительного срока, намного превышающего срок перевыборности. Такие проблемы могут вытесняться из сознания, в сущности, менее значимыми, но более актуальными вопросами, а иногда и умышленно доводиться до критического состояния, угрожающего жизни общества. Именно таковой стала демографическая проблема, проявившаяся в годы злодеяний Б.Ельцина и его сподвижников в виде демографической катастрофы.

СУЩНОСТЬ демографической катастрофы заключается в резком сокращении числа рождений и увеличении числа смертей, что ведет к вымира- нию населения. Процесс вымирания жителей России начался в 1992 г., когда убыль населения за год превысила 200 тысяч человек. За 1993 г. эта убыль составила уже около 800 тысяч и с тех пор держится на том же показателе, образующемся от ежегодной убыли русских, примерно на 1000 тысяч человек и сохранившегося естественного прироста нерусских этносов (особенно — исламизированных), примерно в 200 тысяч человек. Вымирание русских частично компенсируется притоком их групп из бывших советских республик, где они подвергаются национальному гнету, но эти группы сами втягиваются в процесс вымирания и лишь несколько замедляют его темпы.

Причины демографической катастрофы в России — достаточно ясны. Рост смертности объясняется, с одной стороны, резким снижением уровня материального жизнеобеспечения — у большинства россиян ниже прожиточного уровня, что усиливается явлениями экономического геноцида, проводимого путем длительной задержки заработной платы и пенсий; с другой стороны, развалом прежней достаточно эффективной системы здравоохранения и бесплатного медицинского обслуживания. К этому добавляется рост бытового и производственного травматизма, алкогольных и других токсикаций, убийств и самоубийств. Что касается рождаемости, то ее сокращение обусловлено, главным образом, опять-таки полунищенским существованием населения, утратой веры в хорошее будущее, возросшими расходами на детей (в том числе в сфере образования) и сравнительно малой компенсацией за потраченные родителями силы и средства. Нередки случаи, когда даже взрослые дети живут на родительские пенсии. У большинства молодых русских супругов утвердилась установка на однодетную семью; существенно снизился и показатель брачности.

Как ни странно, но развернувшийся процесс вымирания русского этноса мало беспокоит даже патриотических общественно-политических деятелей. Это отчетливо проявилось в Государственной думе, где он ни разу не подвергся специальному обсуждению с целью выработки законопроекта о борьбе с таким пагубным явлением; при обсуждении вопроса об импичменте Б.Ельцина пункт о геноциде набрал меньше всего голосов. Ежегодное сокращение русских в Российской Федерации почти на 1 миллион человек представляется многим "неопасным", а некоторым, вероятно, уставшим от московской толчеи, даже желательным. Спокойно относятся к нему и экономисты, ориентированные, главным образом, на добычу сырья. "Ну, пусть экономическое возрождение России затянется еще на 20-25 лет,— рассуждают горе-оптимисты,— а число русских сократится за это время еще на 20-25 миллионов. Россия выдержит эти потери, как она выдержала страшный урон в войне против гитлеровской Германии, а потом, в светлом экономическом будущем, залечит свои демографические раны". К сожалению, таким прогнозам не суждено сбыться.

Отождествление военных потерь с демографическими — некорректно: в первом случае мы имеем дело с механическим, так сказать, повреждением государ- ственного организма внешними силами, как это бывает и при стихийных бедствиях, а во втором — с внутренним недугом организма, вроде туберкулеза, заболеваемость которым в России за последнее время, кстати сказать, сильно выросла. Полагаю, что всестороннее экономическое возрождение России до уровня близких к нам по природным условиям Швеции или Канады потребует не 20-25 лет, а вдвое больше, но если удастся добиться существенных успехов и за 20-25 лет, то давать на этот срок свободу распространения опасной социальной болезни — либо безумие, либо преступление: разрушительное влияние такой болезни становится год от года все сильней, а летальный для общества исход — все более вероятным. Но здесь нужны некоторые пояснения.

Хотя сущность развернувшегося в России процесса вымирания русских понятийно связано с повышением смертности, но главную демографическую беду несет снижение рождаемости. Выше уже говорилось о переходе большинства русских брачных пар на однодетность; к этому следует добавить, что более 20% женщин детородного возраста не состоят в браке, а около 20% брачных пар остаются бездетными. Для стабилизации численности населения необходимо, чтобы на каждые 100 женщин, прошедших детородную стадию, приходилось около 250 детей, из них — 125 девочек (так как 25 из них умрут до стадии материнства или во время нее). Однако среди русских сложилась ситуация, при которой на каждые 100 женщин приходится, в среднем, примерно, 100 детей, из них 50 девочек, а это означает, что с убылью старшего поколения численность населения сократится в 2,5 раза; при высокой смертности — в 3 раза!

Известно, что послевоенная перепись населения 1949 г. для сокрытия огромных людских потерь была перенесена на десять лет. Новая перепись населения, намеченная на 1999 г., вероятно, для затруднения анализа демографической катастрофы, отложена пока до 2002 г., но и по скудным статистическим материалам, будущее России представляется очень мрачным. Если по данным переписи 1989 г. в России насчитывалось 147 миллионов жителей, из них русских — 120 миллионов, в том числе девочек до 1 года — 0,8 миллиона, то в 1993 г. родилось всего 350-400 тысяч русских девочек и в последующие годы это число не возрастало. К 2013 году, когда эти девочки подрастут и, немного уменьшившись в численности (вследствие болезней и пр.), вступят в наиболее плодовитый возраст 20-25 лет, ориентация на однодетную семью вряд ли изменится, поэтому в новых поколениях будет всего, примерно, по 200 тысяч девочек (и столько же мальчиков), что означает уменьшение, по сравнению с 1989 г., почти в 4 раза! К 2030 г. численность русских сократится, примерно, до 60 миллионов человек (что будет вдвое меньше числа японцев и раз в пять меньше числа американцев США). Доля русских в России снизится до 50%. Процесс вымирания русских будет, вероятно, отчасти замедлен притоком новых групп русских из бывших союзных республик, а также ассимиляцией русскими иноэтнических групп, живущих вне своих республик, но ход этого процесса неумолим.

Последствия же процесса вымирания русских предсказать нетрудно. Уже начавшееся обезлюдение восточных и северных областей страны распространится и на центральные русские земли: все больше полей станут превращаться в пустоши. В структуре населения возрастет доля пенсионных возрастов, что усугубит демографо-экономическую нагрузку. При попытках возрождения промышленности и сельского хозяйства, продукция в которых при президентстве Ельцина сократилась наполовину, станет все сильнее ощущаться нехватка трудовых ресурсов, восполнить которые иноэтническими иммигрантами будет трудно. Медиками уже давно замечено, что дети-первенцы в генетическом отношении обычно уступают своим младшим братьям и сестрам, поэтому однодетные семьи способствуют процессу вырождения популяции, ныне начавшемуся главным образом под воздействием мутагенных факторов (радиации, химических веществ и пр.). Вымирание и вырождение в совокупности приведут к тому, что русскими призывниками и контрактниками можно будет обеспечить в Вооруженных Силах разве что несколько дивизий; обороноспособность страны придется возлагать на иноэтнические группы, а это отнюдь не безопасно. Сокращение в республиках Российской Федерации числа и доли русского населения будет способствовать усилению в них национально-сепаратистских движений, что может привести "федерацию" к статусу "конфедерации" и локальной сепарации. При таком развитии событий Россия уже во второй половине XXI в., вероятно, развалится на части и сойдет как держава с исторической арены.

Говорят, что неблагоприятные прогнозы редко сбываются, так как пробуждают силы, мешающие их осуществлению. Но так случается, увы, не всегда; медики знают, что при запущенной болезни летальные прогнозы часто сбываются. Демографическая катастрофа осложнена невни- манием к ней. Опасность ощущалась уже лет пятнадцать назад, начать борьбу против нее нужно было еще в 1992 г. Вследствие негативного воздействия демографической катастрофы на будущее сейчас дорог каждый год, но никто из государственных деятелей существенного внимания этой проблеме не уделяет. Если отбросить тех злодеятелей, которые под эгидой Б.Ельцина более или менее сознательно способствовали вымиранию русских, то остальные представлены двумя типичными случаями. В одном из них, как уже отмечалось выше, люди просто гонят из сознания залетевшую туда мысль о возможности гибельного вымирания, как гонят дети мысль о возможности собственной смерти. Во втором случае, с которым пришлось столкнуться мне на специализированном совещании при Госдуме в декабре 1997 г., большинство участников отвергло необходимость демографической политики, ибо было убеждено в демографическом "самоизлечении".

От новых депутатов Государственной думы, обещающих избирателям трудиться в целях "возрождения" и даже нового "возвеличения" России, следует ожидать достаточно четкого понимания демографической катастрофы и ее опасности. Никакого демографического самоисцеления России ожидать не приходится. А в ситуации, когда большинство родителей готово ограничиться одним ребенком, а обществу, оформленному в государство, для самосохранения требуется иметь в среднем по 2-3 ребенка в семье, демократический выход один — появление недостающих детей нужно стимулировать духовно, и главное — материально. Демографическая политика должна быть одинаковой для всех национальностей России, но поскольку в наиболее угрожающей ситуации находятся русские, постольку действие этой политики должно быть избирательным. Эта проблема решается преимущественно поощрением третьего ребенка в семье, как это делается в Болгарии, где болгары резко уступают по детности туркам и цыганам. Скажем, на первого ребенка мать получит 200 рублей, на второго — 500 рублей, на третьего — 800, а на четвертого и следующих — по 200 рублей. Выплаты на детей должны, разумеется, повышать пенсию матери, что также позитивно воздействует на рождаемость.

По моим подсчетам, на такую демографическую политику государству придется расходовать немногим более 4-х миллиардов долларов в год. Сумма — ощутимая, но отнюдь не чрезмерная; ежегодно разворовывается в несколько раз больше. А здесь речь идет о спасении русского этноса и всей России. И это должны понимать все депутаты новой Думы.

Бесспорно, МАЗ 5336А5 320 7 - это машина, для которой любая задача не проблема.

Владимир Голышев ОБНУЛЕНИЕ

Есть в биржевой игре такое понятие: "психологический рубеж" — растущие (или падающие) котировки преодолевают какую-нибудь крупную цифру с нулями, и в честь этого примечательного события биржу немного лихорадит. "Миллениум", с трепетом ожидаемый в ближайшие выходные — тот же "психологический рубеж". Произвольно взятая за точку отсчета дата прирастала днями и годами, и вот, наконец, второй раз крупно "обнулилась". Так что в споре "двухтысячников" и "дветысячипервенцев" правы, безусловно, "двухтысячники", так как ничего, кроме "магии" крупных цифр, за этой датой не стоит.

На все это можно было бы не обращать внимания, если бы не одно обстоятельство. Одновременно с безобидным (не считая "высосанной из пальца" компьютерной "проблемы 2000") гражданским "миллениумом" организационные структуры наиболее многочисленных христианских конфессий собираются праздновать 2000 лет со дня рождения Христа…

Между тем, точный год рождения Спасителя не был указан даже евангелистами — его современниками и учениками. "Во дни Ирода, царя Иудейского..," — этой весьма приблизительной датировки, с их точки зрения, достаточно. Того же мнения придерживались христиане, по крайней мере на протяжении первых пяти веков. Что же мешало им точно датировать главное событие в истории человечества (тем более, что апостолам было очень легко это сделать)?

Дело в том, что строгая фиксация даты Христова Рождества превращала его в историческое событие (а Христа — в человека), лишая Боговоплощение (подлинный смысл Рождества) вневременного, архитипического, мифологического измерения. Недаром первые христиане упорно игнорировали "Палестинские достопримечательности", связанные с земной жизнью Спасителя (объектом поклонения они стали только в IV веке). Локализация Боговоплощения во времени и пространстве навязывала представление о Сыне Божьем как сыне человеческом. Относительная же точность места и времени позволяла увидеть в Рождестве и миф, и историческое событие одновременно.

"Точный" год Христова Рождества был определен только в 562 году (по принятому сейчас летоисчислению). Византийский император Юстиниан I решил заменить старую точку отсчета гражданского календаря: "от основания Рима" на условный год начала христианской эры. Деликатное дело определения наиболее вероятной даты Христова Рождества поручили ученому монаху Дионисию — тот предложил считать таковым 753 год от основания Рима. На том и порешили. Церкви эта реформа никоим образом не коснулась — она продолжала пользоваться особым летоисчислением "от сотворения мира" и на бюрократические шалости императора реагировать была не обязана.

На Русь вместе с Православием пришел именно церковный (а не новый имперский) календарь. Так что "шикарное" обнуление в 1000 году "от Рождества Христова" никто из наших предков не заметил — на Руси спокойно встречали новый 6509 год от сотворения мира (кстати, если по этому поводу кто-то в мире переживал, то напрасно — год получился как год, ничего примечательного).

Новый год тогда начинался 1 марта, а с 1492 года, одновременно с церковным новолетием — 1 сентября. Так что в ночь, которую мы считаем новогодней, наши предки безмятежно спали.

Разбудил их пушками да горящими смоляными бочками исполненный имперских амбиций "бомбардир гвардии Преображенского полка" Петр Алексеевич Романов. Его указом предписывалось день после 31 декабря 7208 года считать 1 января 1700 года "от Рождества Христова". "А буде кто захочет писать оба те лета: от сотворения мира и от Рождества Христова сряду — могут свободно" . Вертлявые дворяне в немецком платье с радостью приняли "цивилизованный" европейский календарь, а народ, облегченно выдохнув, продолжил пользоваться старым добрым "отсотворенским" летоисчислением.

Итак, год Христова Рождества — дата условная, установленная для нецерковных нужд, Церковным Преданием она никогда всерьез не рассматривалась. Одного этого достаточно, чтобы поставить под сомнение нелепую затею с "юбилеем" Спасителя. Но и этого мало. Дело в том, что и наука (обожествляемая современным человечеством) тоже "не в восторге" от датировки, навязанной нам незадачливым "ученым" монахом...

Попытки современных исследователей датировать Рождество велись по трем основным направлениям. Во-первых, по годам правления Ирода Великого (получалось, что он умер за 3-4 года до указанного Дионисием "Рождества"). Во-вторых, по переписи населения, для участия в которой Святое семейство и отправилось в Вифлеем (ближайшая по времени перепись завершилась не позднее, чем за 5 лет до ошибочной даты, указанной Дионисием). И наконец, по Вифлеемской путеводной звезде. Если считать ее естественным астрономическим явлением (что, безусловно, спорно), то это мог быть только "парад планет" Юпитера и Сатурна в созвездии Рыб, датируемый Кепплером декабрем 7-го года до ошибочного "Рождества".

Таким образом, любезная нашему веку современная наука убедительно доказывает, что если мы принимаем за точку отсчета год рождения по плоти Христа, то третье тысячелетие давно наступило. А в ближайшие выходные мы будем встречать рутинный 2006 или 2007 год... Или 7509 год от сотворения мира.

Владимир ГОЛЫШЕВ

удобные мтс тарифы 8 под заказ

Александр Брежнев ШЕСТВИЕ ЧХОЛЛИМА

Армия всегда и везде была одним из главных институтов государства. Служить, защищать и помогать своему народу — это написано, наверное, на знаменах всех святых воинств и дружин. Разложение армии, ее моральная деградация, снижение ее общественно-политического статуса всегда приводили к разложению и порабощению всего народа, к крушению государства. Что будет, если наоборот, — укрепить позиции военных и военно-промышленного комплекса в стране, если сделать военных авангардом общественного движения? Ответом на этот вопрос может послужить опыт последних лет в Северной Корее — стране, зажатой между сильными и злобными врагами, оставшейся в изоляции после крушения мировой социалистической системы.

Весь проамериканский мир на разные голоса с радостью и торжеством заявляет о крахе социалистического мира. Подводя итоги века, все как один западные аналитики и их подмастерья, называющие себя русскими, говорят о бесповоротности и безошибочности цивилизационного выбора человечества в сторону нового американского мирового порядка. Все они лишь выдают желаемое за действительное. Социалистический Китай, стремительно развивающийся назло своим лютым врагам, — не единственное исключение в мировой практике. Северная Корея столь же твердо стоит на социалистическом пути развития сегодня, как и десятилетия назад. Маленькая северо-корейская страна своим существованием, прогрессом и независимостью от мировой финансовой закулисы бросает вызов новому мировому порядку, продажной эпохе конца столетия и самой истории. Корейская народно-демократическая республика входит в новый век социалистической, независимой, цветущей и сильной.

Злые языки говорили, что народная власть в Северной Корее держится на советских штыках и экономической помощи. Когда развалился Советский Союз, многие олигархи уже предвкушали крушение режима в КНДР, приватизацию ее промышленности и сельского хозяйства. Видели уже в своем кармане богатства, созданные трудолюбивым народом героической страны, планировали свое участие в грабеже северо-корейской цивилизации. Всего этого не случилось. Маленький народ выстоял. В полной изоляции, в одиночку, опираясь только на свои силу, ум и любовь к Родине, народ КНДР не был сломлен. История девяностых годов в очередной раз доказала непобедимость свободолюбивой Северной Кореи. Благодаря твердой позиции руководства страны и ее единству со своим народом КНДР отстояла свою независимость не только в открытом вооруженном конфликте с США в середине века, но и в жесточайшей информационно-идеологической войне, в которой был разгромлен СССР.

Разрыв связей со странами, предавшими идеалы социализма, конечно, серьезно затруднил экономическое строительство в республике. Международная блокада должна была задушить гордую страну. Заставить ее сдаться или хотя бы ослабить настолько, чтобы обепечить успех военному вторжению НАТО. Вдобавок к этому решила проверить на крепость духа корейцев и природа, год за годом посылавшая им одно стихийное бедствие за другим.

Однако, несмотря на все эти трудности, Северная Корея с успехом пережила многолетний кризис, и в последние годы положение дел в ее экономике сильно изменилось к лучшему. В полтора раза увеличилось производство электроэнергии, стали — почти в два раза, автомобилей — в 2,2 раза. В 1999 году Северная Корея добыла восемьсот тонн угля сверх плана. В целом почти три тысячи предприятий перевыполнили и без того завышенные планы государства. Четыре тысячи предприятий, работавших в последнее время с перебоями, оздоровились и начали работать на полную мощность. Быстрыми темпами ведется строительство жилья и новых промышленных объектов. Особое внимание уделяется расширению единой энергосистемы. Строятся новые крупномасштабные гидроэлектростанции, а также множество малых электростанций, которые должны будут полностью обеспечить постоянно растущую потребность быстро развивающейся страны в электроэнергии.

Засухи и наводнения, поразившие многие районы страны, сильно подорвали сельское хозяйство, но и здесь достигнут серьезный рост производства.

Западные СМИ продолжают трубить о "банкротстве" северо-корейской экономики и о невозможности ее оздоровления. Эти СМИ недалеки от истины. Действительно, если отдать корейскую экономику в руки западных "доброжелателей", ее ждет та же участь, что и экономику России. Никакое оздоровление и возрождение под руку с МВФ и вороватыми олигархами невозможно. Именно по этому КНДР, отказавшись от навязываемых всему миру американцами колониальных экономических моделей, оперевшись на собственный народ и недра, добилась успехов. Эти успехи изумляют и шокируют мировую общественность. Северная Корея поднимается. Красное знамя свободы и равенства снова празднует победы.

КНДР стремится не только к возрождению своей мощи десятилетней давности и нормализации экономики ставится задача превратить Северную Корею в процветающий край. Сделать ее могучей державой с сильной армией, прогрессивной наукой и техникой.

Запустив августе прошлого года собственный искусственный спутник Земли и тем самым открыв свою космическую программу, добившись в этом году подъема производства, народ Северной Кореи проделал, как здесь говорят, "трудный поход" от кризиса к выравниванию пути развития. Новый этап корейцы назвали Вторым великим шествием Чхоллима. Чхоллима — мифический крылатый конь, способный преодолеть тысячу ли в день. Образ летучего красного коня как нельзя лучше характеризует северо-корейскую нацию. Свободный и независимый ее взлет в ХХ веке и начинающийся рывок в век ХХI. Повсеместный ударный труд, новаторство и героизм делают свое дело, и Чхоллима разгоняется все быстрее.

Все эти благоприятные изменения в северо-корейской экономике дают твердые основания предполагать, что народ этой страны, обладающий несметным потенциалом и работающий с необыкновенным энтузиазмом, в скором будущем добьется еще больших успехов в строительстве нового общества.

Само собой, такой прорыв в экономической и политической жизни в КНДР не был бы возможен без соответствующего идеологического прогресса. Такой идеологической наработкой последних лет, идеей большого рывка в будущее стала концепция "всемогущего меча", выдвинутая партией и непосредственно Ким Чен Иром. Это политика приоритета армии, самобытный метод государственного строительства и жизнеустройства. Суть ее северо-корейские политики определили в том, чтобы из всех государственных дел придать важнейшее значение военному направлению. Обеспечить его преимущественное развитие. Решать все вопросы страны через призму интересов обороны и безопасности, и при помощи армии продвигать дело страны в целом. Можно соглашаться с таким курсом или нет, но изумляющая всех северо-корейская действительность последних лет свидетельствует о праве такой политики на жизнь.

По мнению лидеров КНДР, дело социализма неизбежно сопровождается жестоким противоборством с антинародными силами. А значит, великая сила справедливой народной политики должна проявляться прежде всего в срыве антисоциалистических акций империалистов и в последовательном отстаивании социалистических ценностей во всех областях: в идеологии, в военном деле и во внешней политике.

Для того, чтобы победить Запад в идеологическом отношении, в стране должен быть передовой отряд, сильный своим революционным характером и твердостью. Таким отрядом в КНДР стала Корейская народная армия. Если армия не обладает идеологической твердостью и убежденностью, все опоры народной власти рухнут и социализм будет обречен. Об этом, считают идеологи партии, говорят процессы развала социализма в странах Восточной Европы и в СССР.

В КНДР основное внимание уделяют идейно-воспитательной работе в Народной армии. Поэтому она стала главным идейным бойцом страны, ведет за собой весь народ. КНА стала не просто защитником Родины, но и ее знаменосцем, охраняющим духовное пространство столь же чутко, как географическое. Характерный для армии революционный дух из нее легче проникает во все общество, потому что армия — самые сильные, самые образованные и благородные представители этого общества, те — которым хотят подражать. В результате весь народ становится идеологически твердым, неуязвимым для вражеской лжи и клеветы.

В нынешних условиях, когда с мировой арены исчез Советский Союз, Соединенные Штаты и их сателлиты игнорируют не только моральные принципы и сложившиеся традиции в международных отношениях, но и официально признанное международное право и ООН. Считают политику силового давления всемогущей и утверждаются в ее проведении. В таких обстоятельствах, чтобы защитить судьбу страны и народа, КНДР вынуждена противопоставить силе силу, а наглому применению оружия отвечать стойким сопротивлением и беспощадным возмездием.

Конечно, для выполнения такой задачи мало только идеологического укрепления КНА. Политический курс КНДР стремится максимально усилить военно-техническую мощь своих Вооруженных Сил. Создать современные средства обороны. Уже сейчас военная мощь Северной Кореи позволяет срывать провокационные планы США и их южно-корейских приспешников. Заставляет постоянно откладывать исполнение американской военщиной плана 5027, в соответствии с которым планируется уничтожение КНДР по косовской схеме.

Политика Ким Чен Ира, придающая такое значение армии, — фундамент побед КНДР и во внешней политике. Международный опыт отношений с США говорит о том, что любая уступка американцам всегда влечет за собой сотни новых уступок. Разорвать эту порочную цепь можно, только опираясь на нерушимую оборону, которая не допускает обращения с Северной Кореей с позиции силы. Только обладая сильной армией, можно вести самостоятельную внешнюю политику и отстаивать интересы своего народа — уверены руководители КНДР.

Политика приоритета армии основана на главном постулате. Для достижения могущества и процветания страна должна иметь прочный общественно-политический фундамент. Уроки истории народов мира показывают, что даже самая большая страна, имеющая многочисленные и хорошо оснащенные Вооруженные Силы, колоссальный экономический и демографический потенциал, обречена на гибель, если ее общественно-политический фундамент размыт и непрочен. Таким фундаментом должна быть армия в широком смысле этого слова. Это солдаты, офицеры, генералы, ученые и военные чиновники. Вокруг нужд обороны выстраивается целый авангард наиболее прогрессивных, образованных людей. Их коренная связь с народом, прямая заинтересованность в процветании страны, идеологическая грамотность — вот двигатель, который обеспечил КНДР прорыв из кризиса к устойчивому росту и независимости. Если главным средством для осуществления народной политики является народная власть, а для ее защиты — Народная армия, то, проводя курс приоритета армии, можно добиться укрепления народной власти. Такова в упрощенном виде суть революционной философии "всемогущего меча".

Исходя из этого принципа, в последнее время все большими полномочиями обладает новая структура государственного аппарата, в котором определяющую роль играет государственный комитет обороны. Это позволяет военным влиять практически на все сферы жизни страны, непосредственно управлять государством, опираясь на управленческие ресурсы самой армии, партии и других общественных институтов. Такое политическое устройство позволяет не только наращивать оборонные возможности страны, но добиваться общего экономического роста, так как именно независимая промышленность и сельское хозяйство в полной мере смогут обеспечить независимость КНДР от американского диктата.

Экономический и военный рост КНДР вызывает все большую озабоченность в США и в Южной Корее. Стратеги нового мирового порядка понимают, что промедление с вооруженным вторжением в Северную Корею по югославскому или иракскому варианту может привести в скором будущем к невозможности вообще какого бы то ни было силового или информационного давления на независимый народ КНДР. Поэтому Соединенные Штаты и Сеул в открытую готовятся к агрессии против Пхеньяна. Поводом к такой агрессии предполагается избрать мнимые нарушения прав человека в КНДР или производство мифического химического и бактериологического оружия. США уже официально заявляют о готовности перебросить на Корейский полуостров до шестисот тысяч своих солдат, до двухсот боевых кораблей и до тысячи двухсот самолетов. Причем, заявляется, что удар по КНДР со стороны "мирового сообщества" может и должен быть превентивным, то есть не нуждается в прямых доказательствах агрессивности политики Северной Кореи. США уже составили расписание переброски войск в Корею в соответствии с планом 5027. По мнению МИД КНДР, животная физиономия Америки обнажилась, и маска мирных устремлений США на Тихом океане сорвана.

Тем не менее, позиция руководства КНДР, ориентированная на независимость и самобытность исторического развития корейского народа, остается непреклонной. Корейский народ и его армия только с большей бдительностью готовятся к обороне, с новым энтузиазмом трудятся для укрепления своей социалистической Державы. Корейская народная армия готова к отражению наглого нападения и защите Родины, к уничтожению любого врага, который осмелится вторгнуться в Северную Корею с оружием в руках.

Поскольку выясняется решимость США развязать войну, руководство КНДР намеревается пересмотреть свои взгляды на отношения с Америкой. Попытка США задушить военным путем корейскую цивилизацию заставляет партию еще серьезнее заниматься оборонным строительством, в очередной раз доказывает верность и правоту избранного курса на приоритет армии. На диалог — диалогом, на силу — силой, такую позицию занимает КНДР.

В наступающее тысячелетие Северная Корея входит свободной, независимой и социалистической. Заслужив это право в кровопролитной войне против американских колонизаторов в середине уходящего века и кропотливым самоотверженным трудом последующих десятилетий, она не потеряла своего лица и в нынешнее смутное для всего мира время. Крылатый конь Чхоллима готовится к новому скачку уже в новом веке. Это будет победное шествие корейского народа к заслуженному счастью. Народная армия, ставшая вместе с партией впереди всего народа, действительно оказалась прогрессивной патриотической силой. Эта сила способна реально обеспечить процветание и безопасность страны.

Советуем приобретать у нас: керамическая мозаика Impronta 9 только от Medis Group.

Виктор Тростников ЗДЕСЬ ЖИЛИ АНГЛИЧАНЕ...

АНГЛИЧАНЕ, Я ЛЮБИЛ ВАС! Я любил вас с самого детства, с тех пор, как себя помню. Не знаю, как и почему в моем воображении сформировался образ невозмутимого британца с удлиненным лицом и носом с горбинкой, который в огне не горит и в воде не тонет, бороздит океаны и пересекает джунгли, везде чувствуя себя, как дома. Со временем этот образ не только не терял своей привлекательности, но и обогащался новыми замечательными чертами, о которых я узнавал в школе. Это были: упорство в достижении цели (Ливингстон), изобретательский талант (Стефенсон), весомый вклад в мировую науку (Ньютон, Фарадей, Максвелл) и, наконец, качество, которое в том возрасте более всего приводило меня в восторг: неукротимая географическая любознательность, заставляющая пускаться в дальние путешествия и открывать новые земли (капитан Кук, адмирал Дрейк). В подмосковном домике, где я вырос, на стене висела карта полушарий и половина ее была выкрашена в зеленый цвет. Это будоражило воображение: Британия — владычица морей, Британия — хозяйка Голконды с ее алмазами, Бенгалии с ее жемчугом, черной Африки с ее слоновой костью, Австралии, где солнце движется в другую сторону, а по ночам над головой вспыхивает неведомый нам Южный Крест.

Потом была война, и Англия стала нашей союзницей. По радио зазвучали британские песни: "Мы летим, ковыляя во мгле" и "Путь далекий до Типперэри", которые быстро стали родными. От очевидца я узнал, что во время бомбежек Лондона население вело себя великолепно: не было ни малейшей паники, пожары тушились организованно и быстро — и это еще прибавило моего уважения к англичанам. А в студенческое время я пережил страстное увлечение Киплингом (которого до сих пор считаю крупнейшим зарубежным поэтом ХХ века) и понял, что когда индиец почтительно кланялся "сагибу", в нем говорило не раболепие, а искреннее признание того, что британец — человек более сильный духом.

Внутреннюю силу, целеустремленность, железную волю и бесстрашие своего соотечественника Киплинг воплотил в герое поэмы "Мэри Глостер", от имени которого ведется повествование. Поэма буквально околдовала меня, но именно при ее чтении у меня возникла первая тень сомнения в том, что все люди должны равняться на англичан как на идеал: я на этот раз не почувствовал желания отождествиться с героем. Сила была в нем та же, что и в прежних моих кумирах-британцах, но на что она была направлена? Всего-навсего на то, чтобы разбогатеть! Особенно контрастно это выглядело в сравнении с Давидом Ливингстоном, тоже не умевшим отступать от намеченной цели: там была высокая цель — подарить человечеству знания об африканском континенте, а что и кому подарил Глостер? Ценой неимоверных усилий, ценой собственного здоровья и жизни любимой жены он создал прибыльное дело и передал его изнеженному сыну, который не знал, что с ним делать. Глостер и сам признает, что трудился впустую, но в чем он видит свою ошибку? В том, что не вырастил сына таким, каким был сам. "Гарвард и Тринити-колледж", а надо бы отправить в моря; я дал тебе воспитание, и дал его, вижу, зря". Но что было бы толку, если бы наследственный богач искусственно был бы помещен в те же условия, в которых был вынужден расти его отец, и в нем выработались бы качества, присущие лучшим английским морякам? Ведь все равно старший Глостер передал бы ему не штурвал, а компанию. И как могли бы помочь ему в бизнесе эти качества? Смелее он пускался бы в рискованные финансовые аферы, а то и пиратствовал бы на бирже? Приумножил бы благодаря этим качествам и без того огромное состояние родителя? Как все это мелко и скучно и недостойно того образца человека, которого я видел в англичанине. Тогда я не мог еще понять, почему в герое поэмы возникла эта червоточина — я посчитал это индивидуальным промахом Глостера, частным случаем, и на этом успокоился.

После этого прошло много лет, и мне самому пришлось побывать в Англии, познакомиться с ее жителями как в столице, так и в глубинке. Скажу сразу: англичане мне понравились и в общем укрепили мое к ним уважение. Я столкнулся там с людьми мужественными, неприхотливыми, организованными, умными, обладающими прекрасным чувством юмора, любящими свою землю и умеющими о ней заботиться и говорящими на настоящем английском языке, который воспринимается как музыка в сравнении с лающим американским. У меня появились там друзья, которые потом приезжали ко мне в Москву и были от нее в восторге. Но моему взору открылись там и новые червоточины, от которых нельзя было уже отмахнуться как от наносного и случайного — это была реальность жизни Великобритании конца ХХ столетия.

ПЕРВОЕ ОГОРЧЕНИЕ я испытал прямо при въезде в Англию. Мы приплыли на пароме из Остенде в Дувр, где должны были сесть на электричку, но как раз в тот день была забастовка железнодорожников, и нас повезли на автобусах. С волнением я следил за дорожными знаками — когда же мы въедем в легендарный Лондон? Вот мы пересекли его границу, едем по улицам, справа и слева дома, на тротуарах люди. Но что такое: эти люди почти все... черные! Может, мы по ошибке попали в Найроби? Нет, все правильно, это Лондон, но это та его восточная часть, которую не видит тот, кто приезжает на поезде, а она заселена в основном неграми. Нет, я ничего не имею против африканцев, но почему они не у себя среди баобабов, а здесь? Пусть цветут все цветы, но каждый сорт на своей грядке — так ведь гораздо красивее, чем перемешивать флоксы с календулой и настурциями. Для чего, спрашивается, я приехал в Англию — чтобы изучать физиономические особенности племени масаи?

Настроение мое было сильно подпорчено, однако, слава Богу, я в тот же день уехал в Южный Уэльс, и там меня несколько недель окружали лишь кельты и англосаксы. Более или менее белая публика проживала и в лондонском районе Чизик, куда я потом перебрался и я все-таки чувствовал себя в Англии, но когда я попадал в центр Лондона, то снова сталкивался с засильем цветных.

Второе огорчение ждало меня при отбытии на континент. Я сидел на вокзале, посматривая на часы, чтобы не пропустить начало посадки, когда мое внимание привлек сидевший недалеко молодой человек. Остановив на нем взгляд, я почувствовал, как моя душа наполняется тихим восхищением. Он был не просто изумительно красив, синеглаз, темнорус, высок, элегантен, строен и обаятелен, — он был еще и изумительно благороден, аристократичен. В нем просвечивало то, что называют породой,которую нельзя ни подделать, ни сыграть в театре, ибо она вырабатывается десятками поколений титулованных предков — мужчин, выраставших в рыцарских турнирах и военных походах, и женщин, выраставших в холе и роскоши. Только многовековая селекция могла произвести этот прекрасный человеческий экземпляр: роза сама собой не появится в шиповнике. И эта роза настойчиво пыталась поделиться чем-то задушевным с сорняком, который грубо пресекал эти попытки. Сорняком был плюгавый восточный человечек, скорее всего пакистанец, который не желал вступать в беседу с англичанином и злобно рявкал что-то вроде "отстань" или "замолчи". Да, юноша был нетрезвым, может быть, даже это было погибшее существо, но это должно было вызвать лишь острую жалость, ибо то, что в нем погибало, было украшением человеческого рода. Пакистанец, однако, был абсолютно нечувствителен к его красоте и аристократизму, не испытывал к нему жалости и отмахивался от него как от назойливой мухи. А тот, нисколько не обижаясь, с удивительной мягкостью продолжал свои старания высказать этой обезьяне что-то заветное и даже, к моему удивлению, сказал "I have respect to You", показав мне, что пьяная формула "Вася, я тебя уважаю" является не специфически русской, а может быть международной.

Созерцать происходящее было для меня мучением, мысли одна горше другой теснились в моем уме. Предок этого юноши, думал я, возможно, сражался при Пуатье рядом с "черным принцем" Эдуардом, изменяя европейскую и мировую историю, а он унижается перед туземцем, у которого еще дед ползал на брюхе перед сагибами. Что же это творится? В Евангелии сказано: "Блаженны кроции, яко тии наследят землю", а здесь не кроткие, а наглые хотят унаследовать не ими построенный прекраснейший город мира и уже начинают чувствовать себя в нем хозяевами...

Сцена на вокзале крепко мне запомнилась, время от времени оживая в моем сознании, но я не думал, что она так символична. Дошло это до меня лишь тогда, когда во время косовского конфликта Англия из кожи вон лезла, чтобы понравиться мусульманам-албанцам — громче всех кричала о необходимости бомбить и бомбить сербов натовской авиацией. Сюжет, который я наблюдал в зале ожидания вокзала Виктория, разыгрался теперь в масштабе целой нации бывшие сагибы лебезили перед теми, кого раньше держали в страхе, и всячески старались показать им, как они их уважают. Но, как и в сцене на вокзале, никакого ответного уважения не последовало — вернувшись в Косово, албанцы тут же развязали геноцид против оставшихся там христиан, откровенно игнорируя призывы английских "миротворцев" не делать этого. Этого и следовало ожидать: когда к рабу начинаешь относиться, как к равному, он моментально смекает, что теперь тебя можно сделать рабом, а самому стать господином. Других форм взаимодействия между людьми он не представляет.

Я любил вас, англичане, и "любовь еще, быть может, в душе моей угасла не совсем". Но она угасает и, более того, начинает сменяться презрением. А как же иначе, если торжественно провозгласив в своем гимне "британцы никогда не будут рабами", вы стали если еще не рабами, то прислужниками не только американцев, но и магометан? Если вашу столицу оккупировали выходцы из ваших бывших колоний? Если демонстрации протеста против этой оккупации подавляются вашей же собственной полицией? Если в своих лондонских штаб-квартирах исламские фундаменталисты открыто собирают деньги на поддержку террористов? Если они избивают ими же приглашенных русских журналистов на глазах некогда грозных ваших "бобби", на которых им теперь наплевать? Вы же, наверное, до сих пор поете свой гимн, так как же вы не краснеете при этом? Последней вспышкой вашей британской гордости было сражение за Фолкленды, а с тех пор вы как нация уже себя не защищаете. Да, the love is blinde, но не настолько, чтобы могла все выдержать, а вы подвергли мою любовь слишком суровым испытаниям. Того, кто потерял свое достоинство, любить невозможно, а вы сами втоптали его в грязь, не просто позволив графине с психологией базарной торговки обливать помоями последний оплот национальной чести — королевскую семью, — но визжали от восторга, поддерживая эту травлю.

Такова печальная история моей любви. На этом можно было бы и закончить, но у темы есть продолжение. Я думал над тем, п о ч е м у англичане дошли до жизни такой и, кажется, нашел ответ, которым и хочу поделиться с читателем.

ГОВОРЯ СОВСЕМ КОРОТКО, они сделали свое дело, исчерпав на этом все свои внутренние силы и теперь хотят пристроиться к какой-то внешней силе. Они суетятся, нервничают и взволнованно убеждают тех, в ком видят силу, — американцев и мусульман — что они еще хоть куда.

История — вещь беспощадная. Она — не предоставление человеку пространства и времени для прохождения круга земных радостей, а исполнение Божьего Промысла. В нашей жизни присутствуют страдания, болезни, тяжкий труд, насилие, обиды, разочарования, смертная тоска и сама смерть, и все это, как справедливо утверждает Кант, может быть оправдано только выходящим за рамки самой этой жизни высшим смыслом, который включает в себя эмпирическую действительность как небольшой фрагмент. И конечно, эта объемлющая данность должна быть такой, чтобы человек был способен соприкоснуться с ней либо еще в этой жизни, либо в будущей, либо в той и другой, иначе нам не было бы до нее никакого дела, и логическим оправданием несения тягот земного существования она быть не могла бы. В этом случае единственно разумным поведением было бы совершение самоубийства при первых же признаках наступления старости с ее болями и немощами. Но мы его не совершаем, и это свидетельствует о том, что инстинктом мы знаем о существовании высшего смысла нашего бытия. На уровне сознания это знание дает нам религия, для которой высший смысл бытия является главным предметом изучения. Само слово "религия" означает — "восстановление связи" — связи между "этой" жизнью и "той". Особенно полную картину такой связи раскрывает христианское учение. Оно провозглашает абсолютность потустороннего бытия — вечного Царства Божьего, где "несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечна", а следовательно, и его абсолютную приоритетность над земным бытием. Отсюда следует, что подлинное, онтологическое значение имеет только то, что содействует утверждению Царствия Божия, а то, что ему не содействует или противодействует, не онтологично, а значит, не удерживается в бытии и выводится "во тьму внешнюю". Этим раз и навсегда решается проблема "теодицеи" ("оправдания Бога"): удаление из бытия того, что небытийно, не только естественно, но и неизбежно, поэтому не может быть названо жестокостью. Бог не жесток, а бесконечно милосерден, и Его бесконечное милосердие состоит в предоставлении каждому человеку и каждой нации возможности принять участие в утверждении Его Царствия и тем самым обрести подлинную бытийность. Жестоким Он может показаться лишь в глазах того, кого удаляют из бытия, но его восприятие заведомо ложно, так как, теряя бытийность, он теряет и разум.

По каким признакам субъект может определить, что он работает на Промысел? Если это индивидуум, то главными признаками служат мир в душе, спокойная уверенность в себе, чувство собственной правоты, отсутствие внутреннего напряжения и страха. Человек, чья деятельность угодна Богу, постоянно получает от Него поддержку, которой не может не замечать. Если же речь идет о нации, то подтверждением ее соработничества Богу служит прежде всего наличие у каждого ее члена радостного чувства принадлежности к великому коллективному "Я", выполняющему свою провиденциальную миссию, то есть любовь к Отечеству и гордость быть его сыном. Второй признак — успехи в исполнении этой миссии, появление перед нацией как бы "зеленого света" на ее пути.

ТЕПЕРЬ ПОДРОБНЕЕ О ТОМ, что случилось с англичанами. В течение нескольких веков они делали дело, угодное Богу, пусть даже этого и не сознавая, и поэтому им все удавалось. Вышним Произволением им была отведена в истории определенная роль, и пока они ее играли, они были великой нацией. Теперь, когда роль сыграна и занавес опустился, ясно, в чем она состояла. Она была аналогична той, какой была в свое время роль древних римлян: подготовка единого информационного пространства для проповедования истины. Если бы к началу Новой Эры Рим не создал всеевропейскую латинскую империю, распространение христианства на этих просторах натыкалось бы на политические, правовые и языковые барьеры и оказалось бы невозможным. Создание Pax Romana, как это сейчас очевидно, было необходимым условием христианизации континента, и в этом смысле кесари были провиденциальными фигурами, чем, видимо, и объясняется лояльное отношение к ним апостолов ("Будьте покорны всякому человеческому начальству для Господа" — ап. Петр; "Ибо начальник есть Божий слуга" — ап. Павел). Когда же романские народы выполнили свое предназначение, они были устранены с исторической сцены монголоидными гуннами, а потом германцами (в числе которых были и англы), которые при содействии Папского престола основали на территории бывшей Римской империи Западную Постхристианскую Цивилизацию.

Любопытно, что эта цивилизация была предречена пророком Даниилом, жившим за шесть столетий до Рождества Христова. "И вот зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей (до этого пророку привиделись в образе животных египетская, восточная и римская цивилизации. — В. Т. ), и десять рогов было у него. Я смотрел на эти рога, и вот вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно" (дан. 7,7). Если кто усомнится, что четвертый зверь Даниила — современный Запад, пусть взглянет на долларовую купюру, где изображен пирамидальный "рог" с человеческим глазом наверху, и прислушается к высокомерным интонациям провозвестников "нового мирового порядка", регулируемого долларом. Но если такова интерпретация нового рога, то становится понятным и значение трех исторгнутых рогов: это три последние империи Запада, подготовившие "новый мировой порядок" и уступившие ему место, — Австрийская, Наполеоновская и Британская. Последняя особенно много сделала в русле этой подготовки, поэтому англичане и сами чувствовали себя молодцами и были таковыми в глазах остальных. Их подвиг действительно был велик: они сделали доступными все уголки земного шара, обустроили в европейском духе свои многочисленные колонии, проложили там дороги, завели газеты, укоренили свои критерии и ценности и в конце концов навязали всему миру в качестве "эсперанто" свой язык. Эту программу гомогенизации планеты, которую сами британцы воспринимали как благородное дело сближения народов, патетически выразил все тот же Киплинг: "И мечта, родившись в Кью, станет плотью в Катмандью, вора Клепмэна накажет Мартабан". И эта программа действительно была осуществлена — сегодня слово, сказанное в одном месте земного шара, может быть тут же услышано во всех других его местах. Интернет поставил здесь последнюю точку, и она в то же время является жирной точкой на исторической миссии англичан. Как римляне, сделавшие Европу однородным полем распространения Истины Христа, стали после этого ненужной нацией, так и британцы, сделавшие таким полем весь мир, лишились всякой значимости и завоевываются теперь своими бывшими рабами. Остановить этот процесс невозможно — скоро они потеряют не только Ольстер, но и Лондон, где через сто лет на вопрос сына "а почему тут так много конных памятников?" смуглый папаша ответит: "потому что раньше здесь жили англичане". Истерический происламизм Тони Блейра есть ни что иное, как попытки убедить всех в том, что это будет не капитуляция, а добровольное решение. Это — агония Британии.Но это уже частная проблема самих британцев. Их судьба сейчас не более интересна, чем судьба отработанного пара. Нам интересно другое — для кого они создали мировое коммуникационное пространство, кто войдет в него со вселенской и последней проповедью? Не ради же "нового мировое порядка" оно создавалось, это было для отвода глаз. Не может же быть, чтобы оно готовилось для той чепухи и пошлости, которую несет этот "порядок".

Думаю, читатель уже знает ответ. Да, это н а с призывает Господь к исполнению заключительной исторической миссии перед приходом антихриста и концом времен. Ради нее Он уберег нас от, казалось бы, неизбежного слияния с Европой, превратившейся ныне в Вавилонскую блудницу. Этой блуднице и будет противостоять наша проповедь добра и веры. Сегодня мы остались единственной нацией на свете, сохранившей в народном сознании нравственные установки, коренящиеся в Христовом Откровении. Мы хранили их, получив от Византии, но своего всемирного слова еще не произнесли, ибо до сих пор не было технических условий для его услышания повсюду. Теперь такие условия созданы. Это значит, что XXI век будет веком России — светоча Вселенной. Время англичан кончилось, наше время только начинается.

Юрий Нечипоренко ЖЕРТВЫ ИГРЫ, ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ РОДИНЫ

Спорт ведет свое начало из мифо-ритуальных действий, в которых принимали участие все члены племени. Можно вспомнить традицию ритуальной игры в мяч, которая была распространена в древних цивилизациях Латинской Америки. Нам трудно представить, что тольтеки приносили всю проигравшую команду в жертву богам. Игра была родом смертельного поединка и одновременно религиозного ритуала. И сейчас победа в спорте порой дает переживания такой силы, что, кажется, можно умереть от счастья или горя.

СО ВРЕМЕН АНТИЧНОСТИ идет традиция обожествления сильных, ловких и быстрых: грекам казалось, что победитель в состязании — как лучший из людей — близок к богам. Олимпийцами и по сей день называют как сонм богов, так и участников Игр. Игра считалась выше войны, важнее и значимей: истоки войны — в неприязни и насилии, истоки спорта — в согласии и договоре. Есть и в войне благородные мотивы — но часто за честь "знати" приходилось отдавать жизни "черни". В спорте нет знати и черни — человек находит свое место в иерархии Игр согласно своим достоинствам. Суть спорта — в тренировке тела и духа, насилие в спорте имеет игровой характер. Спорт дает возможность выявить совершенства человека. Однако это — в идеале. Спорт спорту рознь. Одно дело — спорт, развившийся в лоне английской аристократии и явившийся в ХХ век оттуда как способ разгрузки, забава господ (слово "спорт" пришло из английского языка, где оно выглядело некогда как dis-port, что соответствует по смыслу русским словам "разгрузка", "сброс" и предполагает концепт рекреации, отдыха). Спорт является отдыхом, развлечением для людей зрелых и праздником для утомленной умственным трудом молодежи, спорт — составляющая образования. Таково место спорта в мировоззрении аристократов. Иное место занял он в обществе, когда пошел в народ, стал достоянием масс. Для трудящихся спорт из праздника и развлечения превратился в труд, профессию, средство заработка — работу, как и труд землепашца. Труд этот проходит на полях стадионов и игровых площадках и не дает результата в виде зерна или фруктов, но приносит плоды в виде призов и наград.

Спорт основан на ряде условий: должна быть подготовлена площадка, необходимо внимание заинтересованных лиц, требуется контроль за соблюдением правил игры и кодексом чести спортсмена. Спорт — занятие весьма условное, имеющее смысл при соблюдении многих правил и предварительных договоренностей. В ХХ веке является миру новый тип человека — спортсмен, для которого спорт — не разгрузка, а нагрузка, не рекреация, а работа, не отдых, а труд. Спортсмен, происходящий не из знати, а из плебса, имеет иное отношение к жизни, обладает специфическим спортивным, игровым мировоззрением, в котором спорт имеет высший приоритет, является не дополнением к более важным занятиям, а смыслом жизни, не излишеством, а необходимостью — как дыхание или еда.

Игра становится более важна, чем реальная жизнь, пропущенный гол приравнивается к смерти, забитый мяч вызывает больше радости, чем рождение ребенка! Азарт и экстаз, экзальтация и ажиотаж, переживание высших напряжений психики на грани агонических состояний — новый смысл спорта. Спортсмен — дитя ХХ века, игрок — зомби, великий и одновременно малый мира сего, счастливое дитя. Вид спорта накладывает свой отпечаток на человека — встречаются тяжеловесы с мировоззрением слона, бегуны с душой зайца, борцы с повадками удава. Идолы ХХ века, герои и победители — боксеры, стрелки и игроки — зачастую обладают криминальным сознанием и оказываются после пьедестала почета на скамье подсудимых — превращаются в гангстеров. Выйдя из глубин народа на свет юпитеров и арены стадионов, они порой становятся духовными инвалидами, заложниками пословицы "из грязи в князи" — не имея за душой жесткого кодекса чести, основы мировоззрения аристократов, позволяющих сохранять род свой и передавать силу духа на протяжении столетий, спортсмены пасуют перед жизнью. Или хуже того — путают ее с игрой. Такие спортсмены могут не только сами стать жертвами обстоятельств, но принести в жертву своему игровому видению мира товарищей по команде, своих ближних, родных, дом и Родину. "Какая разница, где играть? Лучше там, где больше платят!"

Ныне наша политика полна таких игроков — бывших членов сборных городов и весей, мастеров спорта и кандидатов — активные и сильные люди становятся кандидатами в мэры, губернаторами и президентами. Сплошь и рядом вместо ответственности за свои действия игроки эти, вышедшие из-под опеки судей, ощущают безнаказанность. Внутренней опоры, чести и трезвой самооценки у них не наблюдается. Можно было бы привести много примеров в защиту наших слов: и об исключительной роли Национальной Федерации Спорта, которой были дарованы великие льготы, и о близости к власти господ тренеров, банщиков и массажистов, о функционировании всего аппарата Кремля как банно-спортивного комбината — ритуалы игры и отдыха, образ жизни игрока определяет регламент царских церемоний, протокол и режим дня! Вся политическая ситуация сейчас интерпретируется обозревателями в спортивно-игровом ключе: поля, игроки, команды. Однако в политике человек может заиграться так, что жертвами его игры станут целые народы...

Метафорой жизни в России был прошлогодний матч со сборной Исландии — мы забиваем голы сами себе, своей головой. Спору нет — красивый гол. Но только в свои ворота. Своей головой.

СПОРТ ДЛЯ Советского Союза играл огромное значение не только как демонстрация силы, которая психологически равноценна военной мощи. Спорт открывал перед людьми возможности развития — до революции спорт был преимущественно барским занятием. Те дворяне, которые предпочли жить при Советах, чем эмигрировать, стали специалистами в военном деле, науке, образовании — и в спорте. Благородная позиция людей, которые проиграли борьбу за власть, но остались служить своему народу, позволила Советскому государству столь быстро преодолеть ужасающие последствия гражданской войны и интервенции.

Спортивные общества создавались не без помощи таких людей, которые понимали, что вслед за физическим развитием нации неминуемо последует ее духовное возрождение. Роль этих подвижников в истории советского спорта мало изучена — власть старалась мифологизировать историю и отдать все лавры развития спорта пролетариату, руководимому партией. Однако когда пришло время строить, а не ломать, народ начал учиться у тех, кто что-то умеет, а не у болтунов. Что был бы наш спорт без тренеров и инструкторов? Кто знал секреты физической культуры — разве не те же люди, которые были образованы еще до революции? Круг замкнулся, молодежь стала учиться у людей сведущих — и народ нашел в спорте то занятие, в котором человек может реализовать свои способности и раскрыть свой талант.

В командных играх, при огромном напряжении сил, когда игра требует самоотдачи, мог реализоваться дух народа с солидарной психологией, характерной для русских (вспомним сельскую общину и православную соборность, — другие формы проявления солидарности). Русские не являются уникальным исключением: у всех восточных народов сильно общинное начало. Страны Запада поощряют индивидуализм в пику коллективизму. Между тем индивидуализм и коллективизм только при самом поверхностном взгляде противостоят друг другу. Особо одаренные личности обладают как уникальным душевным миром, так и развитым чувством принадлежности к кругу "своих" — без друзей, вне своего общества, без своей команды человек не свободен, а одинок и беспомощен.

Командная игра, игра за сборную страны — высшая честь для спортсмена. Так было во все времена, и Советская власть лишь умело поддерживала этот высший образ престижа: каждый мальчишка, играющий во дворе в футбол, мечтал войти в сборную страны. Высшей чести быть не могло — сборная мира есть лишь фикция, составляемая журналистами. Советский спорт был накрепко связан с патриотизмом и коллективизмом народа.

КОГДА БУЛЬВАРНЫЕ газеты повели свою войну против всего советского, было объявлено, что деньги являются высшей ценностью. Подростки всерьез отнеслись к дразнящим газетным статьям — и для юных футболистов понятия "честь Родины" и "сборная страны" стали пустым звуком. "Моя страна — там, где мне больше платят", "место, где я явился на свет, должно гордиться за меня" — типичные проявления спеси и гордыни, за которые пришлось расплачиваться. Мальчишки не знали, что, принимая всерьез газетную трескотню, оказываются в дураках — потому что самым ценным является то, что нельзя купить: мать, отец, Родина даются человеку свыше — и не его воля их менять. Честь страны остается честью и для француза, и для японца — и понимание этого воодушевляет их на спортивные победы. Тот, кто побеждает в сборной страны, начинает "стоить" дороже. Мальчишек обвели вокруг пальца, по тем же рыночным законам они подешевели сами, потеряв "чувство локтя". Спорт не измеришь рыночными отношениями. В команде между собой футболисты не платят деньги друг другу за каждую передачу мяча. На рынке побеждают не индивидуалисты, а плотно сбитые фирмы, концерны, команды. Спортсменов надули — шкурнические интересы ведут в тупик. Япония вышла из тяжелейшего проигрыша после войны, сделав ставку на свою солидарность, на коллективизм. В СССР во время перестройки солидарность народов была подвергнута уничтожающей критике. "Совок" — оскорбительный термин для страны, которая выигрывала большинство последних Олимпийских игр в командном зачете!

Случилось, что случилось. Зашаталось само основание бытия — сила и достоинство целого народа, его физическая культура подверглись разрушению в беспрецедентной войне, которую объявили газеты против истории советского времени. Поверившие в новые сказки дрогнули, у многих зашаталась земля под ногами. Особенно это коснулось молодежи — наиболее чувствительной и податливой части народа.

Сейчас производство "спортивных полуфабрикатов", сырья для западных команд, отходит в прошлое. Дороже стоят личности, сформированные игроки. Советское время с его святынями (которые не так уж сильно отличались от традиционных ценностей: семья, род, родина, народ), оказалось более продуктивным для развития спорта, чем время смут и перемен. Мы возвращаемся к этим ценностям на новом этапе развития спорта в России. Победы сплачивают нацию. Появляется настоящий патриотизм, объединяющий спортсменов и болельщиков, участников и соучастников большого спорта в одну семью: "Рос-си-я!" — ревут трибуны. Спорт возвращает нам Родину.

Этот и другие материалы автора вы можете прочесть в интернет-журнале "Русский переплет" по адресу http://www.pereplet.ru 10

Денис Тукмаков СПОРТ КАК ПОБЕДА НАД МИРОМ

ОБЫЧНО О СПОРТЕ как о явлении пишут люди неспортивные. Втискивают его в культурно-исторические рамки, рассматривают тенденции развития, анализируют — то есть режут по живому. В итоге у них получается лишь внешнее, постороннее описание спорта, и потому чаще всего ошибочное.

Наиболее чувствительных ошибок, как правило, две. Во-первых, эти авторы, как прилежные аналитики, стараются подойти к любому явлению научно — и тут же, не вникая еще в суть спорта, рубят его на десяток составляющих: "большой" спорт — отдельно, любительский — отдельно; плюс к этому Олимпийское движение; "рабочий" или профсоюзный спорт; "дворовой" спорт; "детский" спорт; физкультура и производственная гимнастика. Если автор — женщина, сюда обязательно добавляется "женский" спорт. В итоге авторы увязают в этом огромном множестве разных "спортов”, стравливая их друг с другом и тщетно пытаясь нащупать между ними четкие границы.

Вторая ошибка — очень часто внимание такого автора концентрируется вовсе не на спорте как таковом, а на сопутствующих ему, нередко случайных факторах. В результате, сделав в начале своего исследования пару реверансов в сторону "приятного времяпрепровождения" и "оздоровительного воздействия" спорта, он скатывается на широкий путь критики и тонет в море таких "ужасающих проблем спорта", как коммерциализация, допинг, растущая элитарность и отрыв от народа, дегуманизация и ставка на результат, вандализм фанатов и проч. Неудивительно поэтому, что подобные статьи, начинаясь "за здравие" — с мысли о том, что спорт есть одно из самых отличительных явлений ХХ века — кончаются "за упокой": констатацией его теперешнего "беспросветного кризиса".

Спорт есть феномен гораздо более сложный, непонятный и глубокий, чем многие себе представляют. У спорта есть своя тайна, своя метафизика, своя эзотерическая область, проникнуть в которую гораздо более интересно, чем поверхностно рассуждать об "этом жестоком мире, где властвуют деньги и амбиции".

Вот две цитаты, которые, при некоторой их максималистской общности, выражают противоположные отношения к спорту.

"Серьезный спорт не имеет ничего общего с честной игрой. Он замешан на ненависти, зависти, хвастовстве, неуважении ко всем правилам и садистском удовольствии от созерцания насилия: другими словами, это война минус стрельба". Ее автор — философ-антиутопист Джордж Оруэлл.

"Тут некоторые думают, что каждый матч — это вопрос жизни и смерти. Я глубоко разочарован таким легкомысленным подходом к футболу". Это сказал Билл Шанкли, пожалуй, самый гениальный футбольный тренер в истории Англии.

Из этих фраз отчего-то очень хочется разгадать именно вторую: что заставило Шанкли произнести свои слова? Постараемся отыскать ответ.

Начнем с того, что спорт — это целостный организм. Его нельзя делить на профессиональный, любительский и прочие "спорты", поскольку подобные деления условны и никак не объясняют того великого священного трепета, что происходит в душе спортсмена — неважно: набивающего шишки на "Лужниках" или во дворе, тренирующегося в "Динамо" или в школьном зале. Этот трепет и жар души всегда один и то же, не зависит от уровня и престижа соревнований, от половых или возрастных различий: он кроется в таких глубоких и неясных вещах, как искренность, воля, подвиг и триумф.

Спорт — это прежде всего явление иррациональное. Спорт неразумен, излишен, не нужен и не понятен с точки зрения выживания человека и человечества. Спорт запределен и потусторонен. В толстых научных журналах чаще всего говорят не о спорте, а об его общественно значимых функциях. Главными из них называют заместительную и оздоровляющую. Мол, благодаря первой человек в спортивном состязании сбрасывает излишки агрессивности, разрушительной энергии, избыток страстей — этому раньше служили бои гладиаторов. С помощью же второй он, дескать, укрепляет свой организм физически. Однако ни та, ни другая "функции" спорта не выдерживают критики.

У человека ХХ века было гораздо больше, чем во все прошлые времена, возможностей как следует "оттянуться" на ниве жестокости и насилия, однако спорт, как мы его знаем — целиком и полностью явление нашего сурового ХХ века. Затем, согласитесь, разрушительная энергия быстрее всего найдет свое применение именно в областях разрушения — от той же войны до хулиганства и вандализма, но никак не в таком созидательном процессе, каким является всякое спортивное состязание (отъявленные хулиганы — всегда плохие спортсмены). Наконец, аналогия с гладиаторами и древнеримскими цирками может объяснить лишь одну составляющую спорта — страсти болельщиков, но никак не объясняет, почему сотни миллионов людей сами становятся — на десятки лет или пару часов — спортсменами.

Что касается оздоровления организма, то давно ясно — спорт, с его дикими нагрузками, травмами, спецрежимом, — не самое лучшее для этого средство.

Конечно, этими двумя "функциями" дело не ограничивается. Говорят, например, о сплачивающем качестве спорта, о его мобилизующем, организаторском начале, о его отвлекающем от более насущных вопросов характере, о его коммерческой составляющей или просто как о примере досуга. Однако ни одно из этих свойств не может выделить спорт из целого ряда других феноменов культуры, а следовательно, никак не объясняет его. А главное, подобные социологические формулы никогда не объясняют того блеска в глазах и скрежета зубов, той упоительной борьбы и мучительных напрасных стараний, того торжества победы и слез отчаяния, какие есть только в спорте.

Таким образом, вряд ли можно разумно объяснить с точки зрения функционирования общества, зачем существует спорт. Прояснить ситуацию смогут лишь неясные, томительные вздохи по поводу тайных струн человеческой души, загадок его характера, иррациональных чаяний и стремлений. Что и требовалось доказать.

ЕСТЬ ЕЩЕ ОДНА СТОРОНА спортивного иррационализма, которая, примелькавшись, почти не бросается нам в глаза. По большому счету, зрелище, в котором 22 взрослых мужчины на полном серьезе и совершенно не естественными с точки зрения строения человеческого организма движениями пинают ногами (!) мяч, а еще 100 тысяч напряженно взирают на это с трибун, а еще 100 миллионов не отрывают глаз от телевизоров, заходятся в экстазе радости или горя, седеют от напряжения, делают ставки, лезут в петлю, стреляют друг друга в зависимости от исхода матча и даже начинают войны (как в случае с Сальвадором и Гондурасом), — подобное зрелище было бы признано примером величайшего безумия человеком века XVI или просто индивидом, совершенно трезво смотрящем на вещи. Точно так же "ненормальны" и все прочие виды спорта: их правила как будто нарочно закрепляют в списке своих базовых движений или действий только такие, которые не встречаются в обычной человеческой жизни. Возьмите любой вид спорта: от пинг-понга до шахмат — и в каждом из них действия спортсмена уникальны, не встречаются больше нигде. И наоборот, как бы захватывающе ни выглядели, к примеру, копание картошки, приготовление пищи или даже охота на дикого зверя, эти занятия никогда не станут видами спорта именно по причине их обыкновенности и естественности.

Даже такие вроде бы простые вещи, как ходьба, бег, прыжки, плавание, верховая езда, стрельба, приобрели в спорте совершенно иной комплекс движений и навыков, несвойственных обычному, неспортивному человеку. В этом плане со спортом могут сравниться лишь танец, цирк и некоторые религиозные ритуалы; и неудивительно, что по крайней мере лучшие проявления танца давно превратились в такие виды спорта, как художественная гимнастика и фигурное катание, а конкурсы бальных танцев стремительно приближаются к понятию спорта.

Здесь важно иметь в виду, что, совершая некоторое продолжительное время нехарактерные для организма действия, человек сознательно достигает серьезных изменений в области психики (наиболее ярко это проявляется в религиозных ритуалах и, в частности, в шаманской практике). В этом плане спорт есть самый настоящий трамплин в некоторые измененные состояния сознания. Говоря иначе, человек с помощью спорта превозмогает всеохватывающую, деспотичную, опостылевшую реальность, от которой раньше было некуда скрыться, и переходит в свободный полет, в некое запредельное существование.

Таким образом, спорт начинается там, где кончается привычное, рационализированное течение человеческой жизни. Тут мы подошли к другому важному свойству, характеризующему спорт как феномен. Выразим его так — время останавливается, и мир замирает, когда начинается спорт.

Термин "остановки мира" еще недостаточно изучен; и в основном он употребляется применительно к искусствам. Человек, приходящий в театр или консерваторию, в идеале отстраняется от всякой жизненной кутерьмы и приобщается к "вечному". Однако театр, да и все пластические искусства, — это все-таки условность, игра в "как бы", показная ненатуральность, искусственное действо, тогда как спорт — это очищенная, сверхконцентрированная искренность. Это правда в чистом виде, которая так привлекает болельщика.

Кроме того, в подобных случаях зритель, сопереживая игре актеров и даже испытывая катарсис, остается лишь посторонним, пассивным соучастником театрально-мистического акта. Иное дело спорт — здесь человек сам выходит на арену, и все его чувства и переживания усиливаются многократно.

И это уже не бегство от мира! Метафорически выражаясь, человек с первой секундой матча или соревнования намеренно обращает мир в камень, чтобы посостязаться с ним. Слабо ему или нет? Человек говорит миру: "Стоп! Давай сразимся!" — и мир на час-два откладывает в сторону свои вечные козни и ловушки, принимает вызов человека и честно сражается с ним по незыблемым правилам до чьей-то победы. Это как контрольная проверка на прочность — себя и мира — в режим которой человек входит по своему усмотрению, когда он готов и полон сил, — единственный, пожалуй, противовес невообразимому множеству проверок, которые обрушивает на нас эта лукавая повседневность.

Остановка мира — это всегда остановка жизни, и спортивный поединок как событие "после жизни" становится как бы последним, верховным делом человека перед лицом неизбежной смерти. Совершая поступок с твердым осознанием того, что он может стать последним в твоей жизни, наполняет его необыкновенной силой и значимостью. В этом — экзистенциальное содержание спорта. И в этом же — вечность спортивного поединка: пока он длится, смертный мир ждет.

Здесь необыкновенно важное условие — и оно стало отличительным атрибутом любого вида спорта — существование простых, понятных, однозначных и неизменных на все время состязания правил. Эти правила уравнивают спортсмена как с недобрым миром, бросающим ему вызов, так и со всеми остальными участниками. Пусть зрители против тебя, пусть даже судья ошибается или намеренно искажает суть, — игра от этого не страдает, поскольку и зрители, и сам судья, с его ошибками и недобрыми намерениями, и вся строптивая непокорная Вселенная, взирающая на спортсмена в его моменте истины, — все вписано отдельными пунктами в эти правила. Поэтому все справедливо, и состязание всегда честно. Такого больше нет нигде: ни в искусстве, ни тем более в самом мире. Справедливая, честная победа — это претворение невинного, сказочного детского ожидания счастливой развязки, при которой силы добра всегда побеждают силы зла.

В широком смысле, к правилам, по которым человек сражается с миром на пятачке спортплощадки, относится и соперник. Хороший спортсмен никогда не злится на противника, никогда ни строит ему подлости, — и вовсе не из-за своей благородной натуры. Просто наличие соперника — это всего лишь одно из честных условий, в которых человек должен победить. Как на охоте никто не злится на тигра за то, что он есть и хочет есть, так и спортивный противник — это "атмосферное явление". Неспортивное поведение в этом смысле есть именно нарушение правил, которое обескровливает победу, превращает ее в суррогат, в фальшивку. Поэтому-то, спорт, несмотря на безграничную его нацеленность на результат, никогда не скатится до уровня уличной драки, где позволено все, — иначе из него исчезнет главное: искренность, честность и заслуженная победа.

В СПОРТЕ ЧЕЛОВЕК, наконец, нашел средство, с помощью которого можно, пусть на миг, стать победителем — идеальным, настоящим. И правда, удивительное дело, если даже после войны можно спорить о победителях и побежденных, то финальный свисток или итоговая таблица снимают последние вопросы: спортивная победа абсолютна, максимальна! Какое дело мальчишке, только что одержавшему победу в школьном чемпионате, что "уровень соревнования низковат"? Его победа принадлежит только ему, он горд и счастлив, ради нее он отдал все свои силы. И та искренность и самоотверженность, с которой мальчишка шел к своей победе, уравнивает ее с Золотой олимпийской медалью.

Главное, что эта победа над сопротивляющимся порядком вещей вовсе не эфемерна, как думают некоторые. За нее бьются с полной самоотдачей, перед лицом неизбежной смерти — что на "Маракане", что на дворовой площадке — и одерживают ее по праву. Вряд ли у человечества на примете есть еще какая-то деятельность, в которой можно так быстро, честно и однозначно добиться безграничной победы.

Мало кто сейчас помнит, что Олимпийским принципом во все времена была вовсе не фраза "Главное не победа, а участие" — а триумфальный клич "Главное не победа, а борьба за нее!" Смысл совершенно иной. Не вялотекущее участие, а сражение за победу, когда не щадишь ни себя, ни соперника, ни даже болельщиков, когда везет сильнейшим, когда побеждает достойнейший, — это поистине благородно.

В конечном итоге победа одного спортсмена может превратиться в победу всего человечества. Разве не ощутили все без исключения болельщики разных стран чувства абсолютной гордости за самих себя, когда Боб Бимон улетел на фантастические, невозможные 8,90? Разве это не была наша общая победа — над непокорным притяжением? Такое приобщение, слияние, катарсис не снились даже древнегреческим трагедийным театрам. Этот дерзкий прыжок и первый полет в космос или высадка человека на Луну — явления одного порядка.

И одновременно с безусловным приоритетом победы — как же эффектно смотрится то, что в противовес погоне за результатом называется "красивой игрой"! Сколько мужества, силы, везения и любви к своему делу надо иметь спортсмену, чтобы, отрешившись от счета на табло, от гонораров и бонусов, превратить свою битву уже в чистое искусство!

Ничейный исход — это тоже удивительный результат, возможный только в спорте и нигде больше. Два равных, достойных друг друга соперника, которые час бились насмерть и разошлись с миром, — от этого веет средневековыми рыцарскими поединками.

Даже поражение в спорте важно как результат: где еще можно так безболезненно — и главное, так справедливо — проиграть и почти тут же начать все сначала? Спорт — как страховка для человечества — он будто говорит нам: "Не получилось? Пробуй еще и еще, пока не добьешься победы."

К этому удивительному свойству спорта примыкает другое: повторяемость состязания. Из недели в неделю, из года в год — матчи, матчи, матчи. Или соревнования — все с теми же участниками, по тем же правилам, часто на одних и тех же аренах. Это как почти бесконечные попытки нащупать совершенство: не сегодня, так завтра, но каждый раз — как последний.

И это никогда не надоедает, потому что каждый раз может произойти что-то абсолютно новое, чего и предугадать-то нельзя. Слабейший может выиграть, сильный уйдет с позором, случай может смешать все карты. Таким образом, спорт — это новый способ прикоснуться к чуду, когда невозможное возможно. Только здесь есть феномен боления за заведомо слабого, когда, уподобляясь ему, веришь, что его победа возвысит и тебя самого.

При этом повторяемость на соревнованиях — ничто по сравнению с ежедневными тренировками. Изматывать себя, чтобы в итоге проплыть быстрее всех на Земном шаре, — это похвально. Но тратить годы и годы только для того, чтобы на закате своей карьеры превзойти свое собственное, когда-то установленное достижение, и тут же уйти из спорта, пусть даже ни кем не замеченным, — это достойно сложения песни.

Единение в команде, жертвенность ради своей команды, когда, подчиняясь слаженному командному организму, отказываешься от своей цели или видения игры, добровольно превращаешься в запасного, в изгоя, разделяешь судьбу команды, — такое возможно разве что на войне.

Скорость достижения результата — еще одна основополагающая характеристика спорта, из всех "видов досуга" присущая только ему. Рассказывают, что в древности один выдающийся мастер единоборств доводил свое мастерство до такой степени, чтобы совершать один и тот же комплекс движений дважды — сначала так же медленно, как солнце идет по небу, а затем очень быстро, наподобие вихря. В спорте такое не пройдет; "мхатовские паузы" свойственны разве что только велосипедной гонке на треках. Но и это, и любое спортивное состязание все равно всегда норовят сузиться до одного решающего момента — победного гола или очка, пересечения финишной отметки или нокаута. А кульминационный момент, в который решается все, что поставлено на карту, — это уже сродни подвигу. Сверхчеловек — греза и боль XIX века — пришел в век ХХ в образе спортсмена-покорителя этого мира.

ГДЕ ПОДВИГ — там и триумф героя. Наверное, есть высшая справедливость в том, что национальный гимн как дань победителю звучит только на спортивных соревнованиях. Золотая медаль, пьедестал, поднимающийся флаг, гимн и тысячи людей, вставших, чтобы почтить тебя и твою страну, — спортсмен не может вместить это все, и оттого его сердце льет слезы.

Слезы, пот, стоны, хруст костей, напор мускул, горячее дыхание, вопли радости и бесконечного счастья, — все это делает спорт предельно телесным, плотским, сексуальным, физиологическим. И вместе с тем, столь гармоничные, естественные, отточенные движения спортсмена наполнены высшей эстетикой, красотой работающего на пределе возможностей организма. Не в военных гарнизонах, не в культуристских залах и даже не в дышащих на ладан художественных музеях, а на спортивных аренах только и можно сегодня, в конце второго тысячелетия, увидеть подлинное совершенство человеческого тела. Зрелище это столь прекрасно, что его одного достаточно, чтобы ходить на спорт. Но это лишь один, далеко не самый важный стимул приходящего на стадион болельщика.

В болельщике слиты два начала — зрелище и уподобление. Как зрелище, это насыщение своих глаз красотой и невинностью спорта, уважением к правилам, искренней волей к победе и триумфом человеческого духа. Но спортивное состязание — не выставка и не музей, где можно только созерцать. Суть спортивного боления — самому превратиться в этого спортсмена, дышать его дыханием, ощущать струящийся по жилам пот. В шкуре своего героя испытать все самому — совершить подвиг и победить порядок вещей, или с честью проиграть, потерпеть фиаско, проклиная судьбу. Стать, хоть на время, искренним и честным перед миром и самим собой. Прочувствовать единение с напарником, командой, другими болельщиками, со всей своей страной. Осознать, что здесь и сейчас решается судьба бесконечного поединка с миром. Придя к такому осознанию, болельщик освобождается от пут реальности, попадает в сказку, в честный, нелживый, потусторонний, вечный мир спорта — и так обретает противоядие от смерти.

Борис Олейник “ЕСЛИ В МИРЕ ОСТАЛАСЬ ХОТЬ КАПЛЯ ДОБРА...”

Сперва это было простым совпадением, а ныне становится нашей традицией — на рубеже уходящего и наступающего годов печатать в "Завтра" произведения выдающегося украинского поэта Бориса Ильича Олейника. Так было с его прекрасной поэмой "Трубит Трубеж", так приходили к русским читателям новые циклы его стихов. Поэт все время в работе — и это не только литература. Он народный депутат Украины, глава комитета Верховной Рады по зарубежным делам и связям с СНГ, председатель Украинского фонда культуры, создатель международного Шевченковского праздника. Сегодня наш давний автор и друг, признанный мастер слова, лауреат, академик, политик Борис Олейник снова в гостях у газеты “Завтра”.

ТРУБАЧ СОВЕСТИ

Как весело торгует люд лукавый

Бесценными Святынями войны:

Звездой Героя и Солдатской Славой,

И смертным медальоном старшины.

Вскипает память от стыда и боли...

И в сизой полуночной тишине

С архангельскою вещею трубою

Встает трубач, убитый на войне.

На Главный Сбор из сумрака и тлена

Зовет он братьев, павших от меча.

И над полками слышен гул: "Измена..."

И рвется крик из горла трубача:

"За что ж мы с вами головы сложили?

Ужель за то, чтоб нас в родном краю,

Предавши подло, всех продать решили

Лабазно-инородному ворью?!"

И впрямь, неужто

с прошлым, с честью, с флагом —

В базарную приходят круговерть?

Во все века солдатская присяга

Была одна: "Отчизна — или смерть!"

Но если на святыни ратной славы

Тебе, торгаш, сегодня наплевать —

Потомкам тоже продаешь ты право

Тобою и страною торговать.

И будет день, когда без капли срама,

Поглаживая сыто кошельки,

Бандуру деда, вышиванку мамы

Пойдут распродавать твои сынки!

Уже на булаву глядит орава,

Уж тянут руки к нашему кресту,

А после торганут козацкой славой,

А дальше спустят и саму Державу,

Как ты сейчас — Отцовскую Звезду.

...Но в полночь, на двенадцатом ударе,

Встает трубач, в забвение трубя:

"Коль прошлое ты продал на базаре —

Ты будущее продал и себя!"

БЕЛАРУСИ

Три березы... Четвертая — стала огнем.

О, прости!

Ты прости мою память,

хотя не прощай ее лучше...

Будут весны любимым зеленые письма нести,

Но один адресат никогда уже их не получит.

Стал я сед, словно лось. Стал я бел, будто ядерный дым.

На обугленный мир мои очи дождями упали.

Ты простила б, как мать, эту страшную память, Хатынь,

Но — коль ты сожжена — кто же будет прощать эту память?

Ты прости. Я не смею касаться болезненных ран.

Но когда меня вечер окутает вечным туманом,

О, позволь, Беларусь, перейду я печальный курган

И у тихих березок задумчивым явором стану.

...Хотя б вдалеке.

СЛАВЯНАМ

Словно огненный штык, позабыв милосердье,

Солнце круто врубилось в боснийский гранит.

Причащаются сербы. Прощаются сербы —

От ребенка до старца... А небо гремит.

В черных ризах отцов. В белом инее боли...

Память тяжко идет сквозь огни и мечи,

Через столько столетий на Косово Поле,

Где над сербской печалью рыдают сычи.

Брат мой серб... Ты опять в одиночестве брошен,

Средь двадцатого века на смертной меже,

И ордынское племя сегодня все то же —

Лишь "фантомы" взамен искривленных ножей.

Эй, очнемся, все братья по вере державной!

Что за важность, каких мы родов и племен:

Сатана замахнулся на мир православный,

На чертоги и храмы великих времен!

Так ударим же в колокол — мощно, усердно,

Созывая славянскую нашу семью:

Если мы не спасем от погибели сербов —

Мы погубим и совесть, и память свою!

ПЕСНЯ О МАТЕРИ

Засеяла людям лета своей жизни пшеницей,

Убрала планету, постлала тропинкам спорыш,

Детей научила по совести жить и трудиться,

Вздохнула легко — и шагнула в закатную тишь.

— Куда же вы, мама? — вдогонку ей кинулись дети.

— Куда вы, бабуся? — внучат голосочки звенят.

— Да я недалече... Где солнышко спит, а не светит.

Пора мне, родные... Растите уже без меня.

— Да как же без вас мы? Да что вы надумали, мама?!

— А кто нас, бабуся, проводит по сказам до снов?..

— А я вам оставлю все радуги, песни и храмы,

И трав серебро, и тепло золотых колосков.

— Не надо нам радуг! К чему серебро, позолота —

Довольно, чтоб вы у ворот ожидали нас всех.

Мы всю переделаем вечную вашу работу!

Останьтесь, матуся. Останьтесь меж нами навек!..

Седая, красивая, мать улыбнулась, как доля,

Взмахнула рукой — рушники лебедино взвились.

"Счастливыми будьте!" — и стала задумчивым полем

На всю нашу землю, на всю нашу вечную жизнь.

ДОБРО

Не исчезнуть простору и силе Днепра,

Не засохнуть кринице, что вырыл отец,

Если в мире осталась хоть капля добра

И Мария все смотрит Иисуса с небес.

Сатана, в торгаша превратясь не вчера,

Не подкупит нас блеском кривого гроша,

Если в мире хоть зернышко живо добра

И о новом Пришествии грезит душа.

Отгорюется горького горя пора,

И цвести на каменьях траве молодой,

Если в мире живет хоть росинка добра

И мой край окроплен иорданской водой.

Так звени, золотая струна кобзарей,

И поведай нам предков священный завет:

Можно песню сложить лишь в ладу и добре —

На добре, как на вере, и держится свет.

С украинского перевел Евгений НЕФЁДОВ

Основное преимущество мебели Alstrom 11 является ее экологичность и невысокая цена.

Тит РАДИО НАРОДА

Результаты выборов в Государственную думу лишний раз подчеркивают роль пропагандистской компоненты в политической жизни страны. Слово “пропаганда” нынче не в моде, и речь ведется в основном о неких "информационных технологиях". Однако суть остается прежней, что и 50-100 лет назад. Меняются только лишь инструменты для внедрения в общественное сознание тех или иных представлений. Роль инструментария становится определяющей.

На протяжении последних десяти лет подавляющее большинство журналов и газет служило интересам либеральной мафии. В сфере электронных СМИ ситуация была еще более скверной. Здесь до последнего времени враждебные патриотам структуры контролировали 100% информационного поля. И сегодня мечты о каком-либо патриотическом телевизионном канале остаются лишь мечтами... Но жизнь не стоит на месте. Очевидный прорыв наметился в области радиовещания. Прежде всего появились две небольшие радиофирмы ярко прокоммунистической направленности. Речь идет о станциях "Свободная Россия" и "Резонанс". Последняя радиостанция в большей степени отвечала злобе дня, ибо за счет более широкой сетки вещания освещала достаточно широкий круг вопросов, помимо политической "текучки", включавший в себя гуманитарный и музыкальный аспекты.

Своеобразным феноменом в ряду патриотических электронных СМИ стоит "Народное Радио", организованное около двух лет назад экс-депутатом ВС РСФСР, ландшафтным архитектором Владиславом Гороховым. Горохов, исповедуя патриотические взгляды, оказался при этом, очевидно, неплохим менеджером — оттого "Народное Радио", оказавшееся совершенно самостоятельным в экономическом отношении, было свободно в выборе информационной стратегии. По эстетическим воззрениям Горохов — консерватор-семидесятник. Он, исходя из собственных представлений, построил сетку радио. Горохов делал радио "под себя"... И выиграл, потому что такое радио пришлось по вкусу миллионам.

Дело в том, что жители Средней России ("Народное Радио" вещает на средних волнах и захватывает большую часть автахтонной русской провинции) испытывают потребность именно в таком традиционном стиле вещания, наполненном патетическими сонгами 70-х и романсами прошлого столетия. Однако весь фокус в том, что спокойные, аполитичные программы дня ("Детский час", "Привет", "ХХI век" и т. д.) "подбивают" агрессивные и в некотором смысле модернистские, политически ориентированные проекты, утренние и вечерние. Одним из таковых является на "Народном Радио" информационно-аналитическая программа "Перспектива". Привыкшие к размеренному тону и элегантности слушатели "Народного Радио" поначалу раздражаются калейдоскопом рубрик и голосов в программе, однако постепенно втягиваются, выстраиваются в ритм острополитического дискурса. Структурно близкий к газете "Завтра", коллектив "Перспективы" порой не стесняется в выражениях и являет собой пример нового авангардного, несколько даже "отвязанного" стиля, который ориентирован больше на молодежь. Неслучайно то, что вечерние программы слушают больше молодых людей.

Хорошо, что общая патриотическая ориентация политических программ "Народного Радио" не означает в данном случае партийную ангажированность. Веер мнений и точек зрения определяется составом аналитиков и гостей политических программ. Когда в одной программе звучат голоса руководителя КПРФ Геннадия Зюганова и гонимого генпрокурора Юрия Скуратова, респектабельного экономиста Сергея Глазьева и народного лидера Альберта Макашова, философа с мировым именем Александра Зиновьева и местечкового фокусника Глеба Павловского, неистового левака Виктора Анпилова и американского "правого" Дэвида Дюка, тогда определенно возникает картина, далекая от одномерности и односторонности.

Надеемся, что "Народное Радио", несмотря на экономические трудности и суровую политическую обстановку, останется уникальной компонентой электронных патриотических СМИ, будет и впредь расширять свое влияние и оттачивать бритву пропагандистских технологий в преддверии неизбежных новых информационных войн.

Тит

Олег Головин ОБЫКНОВЕННЫЙ ПОКЛЕП

Недавно в Доме кино состоялась премьера фильма Е.Цымбала по сценарию Э.Володарского и В.Железникова под многообещающим названием "Обыкновенный большевизм" (его авторы пытаются провести аналогию со старым фильмом "Обыкновенный фашизм"). Содержание же настолько необъективно, что выражает сегодня мнение только узкой прослойки радикал-либералов, симпатизирующих "младореформаторам", Гайдару и Новодворской. Уже при входе в недавно отремонтированный за немалые деньги Центральный дом кинематографиста в гардеробе бесплатно раздавалась цветная газетка (выпущенная неслыханным сегодня тиражом в 1.000.000 экземпляров), поражающая своей пошлостью и антипатриотизмом. На первой полосе этого издания под названием "Прав?Да!" был помещен коллаж, изображающий несущуюся вперед тройку — с намеком на Кириенко, Немцова и Хакамаду и с указателем: "Европа. Цивилизация".

Руководимый Ю.Гусманом Дом кино цивилизации, надо думать, уже достиг: преображенный, он стал похож на привилегированный концертный зал для "золотой молодежи", "демократической" элиты — зал вроде "Пушкинского" или "Кодак-киномира", куда простому народу дорога закрыта еще с начала "реформ"...

Но перейдем к фильму. Начинается "Обыкновенный большевизм" с русских просторов, захватывающих пейзажей, на фоне которых под игру балалайки и домры голос М.Глузского повествует о "миллионах, десятках миллионах жертв красного террора, коммунистических репрессий", о "десятках тысяч репрессированных в гражданскую войну священниках" и т.д. Есть такое негласное правило: есть врать — то по-крупному, со всей наглостью. Похоже, что этим правилом в полной мере воспользовались создатели фильма. Его генеральный продюсер О.Солодовников изыскал, чувствуется, большие деньги для раскопки в архивах всевозможных, подчас противоречащих друг другу данных о временах гражданской войны, коллективизации и, конечно, ГУЛАГа. Извратить исторические факты больше, чем это сделано в фильме, просто невозможно. Когда вырывают какую-либо цитату В.И.Ленина из контекста — и понимай ее, как хочешь, это называется просто передергиванием. Но когда И.В.Сталина с пеной у рта упрекают в том, что он-де выселил чеченский и другие народы в Сибирь — не объясняя, что это была кара за помощь гитлеровским войскам во время оккупации — то как называется это?! Много клеветнической, порочащей информации было выплеснуто на ВЧК и Ф.Э.Дзержинского. Не забыли и "Катынский расстрел невинных польских офицеров", по которому недавно было проведено тщательное расследование и факт которого был признан недоказуемым. Всячески порочили имя И.В.Сталина, особенно в связи с довоенными отношениями советского руководства с Гитлером и его окружением. Естетсвенно, далее упомянули о "зловещих заградотрядах", в резко негативном тоне сказали о тактике Сталина 1941 года "Ни шагу назад!", без которого, да будет это известно создателям фильма-поклепа, Москву бы пришлось сдать фашистам...

До этого в фильме упрекают большевиков в том, что они, разрушив Российскую империю, не смогли построить уже тогда "демократическое" государство! О какой демократии во время вакуума власти и беспорядка могла идти речь? Если бы тогда большевики не взяли власть в стране в свои руки, то страна бы просто развалилась и наступили полная анархия, хаос.

Не удержались создатели фильма и от того, чтобы провести аналогию с сегодняшним днем, показывая танцующего Г.Зюганова на фоне декретов Ленина о расстрелах, показывая кровопролитные демонстрации и стояние у Дома Советов 93-го, пламенного В.Анпилова, сосредоточенного А.Проханова, взволнованного С.Бабурина на фоне проволоки ГУЛАГа, Соловков. Этот дешевый завершающий момент фильма особенно не удался его авторам, толкнул их лицом в их же грязь, открыто показал всю заказанность фильма властными кругами перед выборами, всю продажность нынешнего "демократического" кинематографического бомонда. Апогеем стала одна из заключительных фраз Глузского о том, что, мол, социализм не может быть гуманным, он всегда сопровождается кровью, репрессиями, неоправданным использованием силы... Под самый занавес — истошный визг о запрете коммунизма, "который унес жизни более 100 млн. людей" (?!) и обещание во что бы то ни стало разделаться с "красно-коричневой заразой".

Прошедшее в Доме Гусмана немногочисленное собрание кинематографической элиты "демократической" ориентации не достигло желаемой цели, не вызвало широких дебатов. Разве что редкие гневные отклики да плевки...

Олег ГОЛОВИН

Лучший пансионат шаляпинъ в кисловодске 12 - мы приглашаем Вас к себе отдыхать.

Валерий Сторчак БОЙТЕСЬ “ПУШКИНИСТОВ”!..

В Москве прошел заключительный показ спектаклей, посвященных 200-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

Трудно объяснить намерения режиссеров представить на сцене то, что Пушкиным для этого не предназначалось, и поэтому оставим в стороне две инсценировки "Капитанской дочки" (Омский и Оренбургский театры) и, как говорят, — очень удачную инсценировку "Пиковой дамы" С.-Петербургского театра "Монплезир". А также проигнорируем графоманские экзерсисы современных драматургов ("Карантин" в Театре на Покровке и "Пушкин. Дуэль. Смерть." в ТЮЗе). "Маленькие трагедии" Орловского театра "Свободное пространство" отнесем все же к категории формально "датских", то есть пустых и сделанных специально, чтобы "отметиться" к юбилею. А из двух "Борисов Годуновых", показанных на фестивале, отметим банальнейший намек на толстые обстоятельства сегодняшнего засилья иностранщины, явленный в спектакле Тимура Чхеидзе (БДТ им.Товстоногова) на фоне гораздо более невнятной и громоздкой конструкции, которую представил Арсений Сагальчик (Александринский театр). Если режиссер сам не в состоянии выговорить свой замысел — нечего пенять на актеров за бессмысленность их сценического существования.

Собственно что-то прекрасное в тексте самого Пушкина ни одного из постановщиков на фестивале не заинтересовало вообще. Все пытались как-нибудь самовыразиться. И самым радикальным способом это удалось К.Гинкасу в "Золотом петушке" (Московский ТЮЗ). Рассадив детей отдельно от родителей, он явил им "свое подсознательное" через расчлененку и изображение похоти Царя, который "под старость захотел... (пауза, выход полногрудой тетки) ...отдохнуть". Известный критик А.М.Смелянский, отметив, что дети "все-таки не среагировали", объяснил это поисками “истины сиюминутного существования актера на сцене".

Хитом пушкинского фестиваля стала "Русалка" — незавершенная драма, набросок экспозиции к пьесе, которой фактически не существует. (Учебный спектакль второго (литовского) курса П.Н.Фоменко в РАТИ (ГИТИС), Новосибирский театр "Глобус" и "Возвращение пушкинской Русалки" В. Рецептора (С.-Петербург).) Симптоматично и показательно. Симптом болезни современного театра проявляется в его неспособности выразить в художественной форме какое-либо серьезное содержание, и поэтому чаще внимание режиссеров обращается на более доступные и бесхитростные драматические тексты. Глубокоуважаемый мной Петр Наумович Фоменко так и сказал на лаборатории в РАТИ: "Я не знаю, как ставить Пушкина". Но большинство — делает вид, что знают. Некто Фомичев на той же лаборатории заявил, что Пушкин мыслил отрывками, специально писал неразрешенные произведения на манер какого-нибудь абстракциониста-сюрреалиста и намеренно обрубил дальнейший ход повествования, так как, кроме темы "брошенной женщины", Пушкина ничего якобы не интересовало. Владимир Эммануилович Рецептор поддержал его в своей версии "Русалки" и предположил, что отсутствие развязки в этом отрывке есть одновременно и художественный прием, и недоразумение, вызванное, с одной стороны, бесталанностью и непросвещенностью Жуковского, перепу-тавшего при составлении первого издания "Русалки" ее части, а с другой — "новаторством" Пушкина. В.Э.Рецептор прочитал текст в "правильном" порядке, купировал кусок с появлением дочери Русалки, который никак не вписывался в его версию, и риторически вопросил: "Разве мало для трагедии?!" Народ в зале безмолвствовал, так как жанр чтецкого монолога докладчика не предполагал наличия двух мнений. Хотя со времен Эсхила и Шекспира трагедией принято считать жанр драматического произведения, предполагающий конфликт между героем и Роком (Богом, сверхъестественными силами и т.д.), и во всех учебниках по литературе "Русалка" квалифицируется как "опыт русской народной драмы".

Итак, "опыт", завязка, экспозиция к замыслу (о котором мы можем, конечно, составлять те или иные гипотезы) интерпретировались как законченное произведение, приводилась цитата уважаемого пушкиниста Бертеньева о том, что "такого-то числа Пушкин читал "Русалку" вполне". И "вполне" надо понимать как "полностью, всю целиком, завершенную". Хотя по-русски так не говорят, а "вполне" употребляют обычно, когда хотят сказать "хорошо" или "не плохо", то есть — вполне прилично. В.Н.Рецептор допускает Пушкину выпустить из пьесы основную часть и развязку, но отказывает Бертеньеву в риторической фигуре опустить словечко. То есть в версии Рецептора не достает чего-то, что тождественно слову "прилично". Хотя артист продемонстрировал удивительную интуицию по поводу своих игровых взаимоотношений с персонажами драмы. Несомненно, это и есть самый увлекательный и запоминающийся сюжет фестиваля: Рецептор — Мельник — пушкинист. Коллизия между автором, персонажем и исследователем.

Полтора часа В.Н.Рецептор "не навязывал никому из зрителей своего мнения" о том, что "Русалка" посвящена конфликту между желанием мстить обиженной самоубийцы, и желанием прощать и спасать (идущим от Княгини). И это было бы интересной гипотезой, как говорится, имеющей право на существование, если бы имелось в виду какое-то развитие истории. Ведь в наличном тексте (глядя не на чье-то мнение, а на суровые факты, черным по белому, на русском языке), во-первых, отсутствует всякое мщение. Русалка лишь говорит, что "я каждый день о мщенье помышляю..." Но кроме этого, она говорит дочери про князя: "Он нам близок, Он твой отец... к нему нежнее приласкайся... скажи, Что все его я помню и люблю. И жду к себе". Что, конечно, можно интерпретировать как некий коварный замысел, но только если предположить намерение автора развить действие пьесы.

А во-вторых, что касается Княгини — что ей прощать? Князь ее не бросил, не изменил, "чуть ласковое слово Промолвит мне, чуть ласковой рукой По белому лицу меня потреплет". Ну можно было бы и пожарче. Но прощать тут пока нечего. И некого спасать. Хотя есть тревога. Тревога, которая в основной части должна была бы как-то получить пищу, рост и перейти в качество решимости. Но основная часть — не написана. (Я уж не говорю о развязке.) Только появилась Русалочка — пьеса обрывается.

У Пушкина нет пьес, где все крутилось только вокруг любовных взаимоотношений. У Пушкина всегда присутствует в теме категория "возвышенного". А "возвышенное" Шопенгауэр определял как "род явлений, несопоставимых с нашими представлениями и физическими возможностями".

Сводить драматургию Пушкина к уровню мыльных опер — кощунство перед русской культурой. Учить тому студентов — губить людей. Показывать соответствующие этому спектакли — растление совершеннолетних и пропаганда бескультурья. А использовать лейбл "А.С.Пушкин" для решения своих материальных проблем и растаскивания городского бюджета — преступление.

Валерий СТОРЧАК

Елена Антонова СТАРЫЙ ГОРОД, НОВЫЙ ГОД...

Искусство подобно пути, связующему прошлое с будущим. Для его творений не имеет значения, как автор вышел на этот путь, долга и продолжительна ли была дорога к нему. Выставка фарфоровой пластики "Старый город", вторая в серии выставок программы "Кремли России", размещенная, как и первая, в Оружейной палате Московского Кремля, — лучшее тому подтверждение.

Ее автор, художник Андрей Черкасов, выпускник Московского художественного института им.Сурикова, около 15 лет проработал в монументально-декоративном искусстве, создавая проекты художественного оформления зданий в Москве, Юрмале, Тынде, Ельце — разных городах и весях большого и, казалось, нерушимого Советского Союза.

Но Союза, так же, как и заказчиков, не стало, и перед Андреем вплотную встал вопрос: "Что делать?". Тогда счастливый случай и привел его в мастерскую мелкой фарфоровой пластики. Несколько лет экспериментов с этим оказавшимся благодатным для художника материалом привели к тому, что Черкасов сумел создать свой неповторимый мир фарфоровых миниатюр.

Скульптуры, расписанные в творчески развитых традициях русской реалистической живописи, воскрешают перед зрителем хорошо узнаваемые улицы, церкви, усадьбы, дома старых русских городов вместе с их жителями. Мягкая, округлая пластика фарфоровых скульптур, теплая, откровенно любующаяся изображаемым роспись производят настолько благотворное впечатление, что вызывают улыбку у самого угрюмого человека. Только любовь к "родному пепелищу" могла вызвать к жизни коллекцию "Старый город", насчитывающую около 200 миниатюр. В преддверии последнего года второго тысячелетия это чувство для любого русского человека особенно остро. Оттого и возникает на выставке особая атмосфера сопричастности зрителя с автором.

По-своему замечательны также произведения декоративно-прикладного искусства — шкатулки, штофы, флаконы в виде стилизованных фигурок людей, зверей, сказочных созданий, выполненных как в традициях русских художественных промыслов, так и в стиле модерн.

Выставка продлится до 13 января. Сходите, не пожалеете.

Елена АНТОНОВА

Александр Синцов “ПРОЗА” ЖИЗНИ

Эта белая книга для чтения, новый журнал русского Слова так, по сути, и назван — "Проза". Перед нами последние в этом году, сдвоенные номера — 2 и 3. Артистизм содержательных текстов, непретенциозный блеск стилей, пульс молодости отличают рассказы, повести, эссе этой "Прозы" от всего обилия сегодняшней постсекретарской литературной периодики.

Ложь о распаде государства опровергается ремаркой в описании митинга под многопартийными флагами на площади, которая "все еще была общей, и на нее падал общий снег".

Горечь по поводу низости нравов в московских жилищах иронично запечатлена в "Летописи четвертого подъезда".

Без каких-либо трагических ноток зафиксированы в эпосе пестрого зала ЦДЛ суета и величие писательской братии.

Едва ли что не кровавая драма на тему "Чужая жена" не повергает в уныние благодаря свежей трактовке и взрывному темпераменту.

Новомосковские сказки женского авторства озадачивают полновесными реалиями в новеллах о поиске "Книги любви".

Изящно очерчен тип женщины переходного — из века в век — периода. А неприкаянный холостяк ласково, по-матерински высечен (не из мрамора) — розгой дамской сатиры.

Есть тут и утонченная пародия на Конан Дойля, мистификация мистификации, рассказ с участием легендарного сыщика, который вполне может быть выставлен на аукционе Сотби со стартовой стоимостью в 1000 долларов. А если подделка все-таки обнаружится, оправдают слова из текста : "Две бутылки хереса с утра могут загубить самый позитивистский разум".

Предчувствием четвертого взятия Казани проникнута повесть о достославной молодости царя Ивана Грозного.

В прозаически выдержанном журнале при более пристальном знакомстве все-таки обнаруживается и невинное проникновение поэзии, наподобие переодетой кавалерист-девицы в гусарском полку: "Вот смотрит в зеркало... Как хороша!.. Пока поверх не выскользнет душа...".

Выскользнувшая на свет Божий душа нового журнала — родственна для читателей "Завтра".

"Проза" обращается к вам не только с живыми текстами, но и с предложением конкурса для подписчиков. Премии победителям от 150 до 5000 долларов. В конце следующего года будут названы их обладатели среди тех, кто к своим произведениям (любого жанра и размера) приложит подписной талон и квитанцию об оплате годовой подписки по индексу 87257.

— Публикации журнала в 2000 году будут выдвинуты на многие другие литературные премии, — говорит шеф-редактор "Прозы" Владимир Крымский. — А присланные на конкурс работы найдут себе место в нескольких подарочных томах независимо от того, будут ли они напечатаны в журнале.

"Прозу" можно приобрести во всех губерниях на лотках розничной торговли и в писательских организациях.

"Умер человек, — читаем в одном из рассказов номера. — Я беру с его полки книгу. Там на полях запись: "Встретиться с Е.Н. Купить хлеба". Страницы выцвели, чернила едва проступают... У жизни тусклые метки, а смерть — великий чистильщик... Теперь никому не узнать, купил ли он хлеба, встретился ли с Е.Н."...

Четыреста страниц "Прозы" разделят ваше одиночество.

Александр СИНЦОВ