/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 328 (11 2000)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ВЫБОРЫ НА ГРОБАХ

Ельцинизм заразен, как сифилис, и передается по наследству. Путин не осудил ни одного из злодеяний Ельцина, и никто не удивится, если у него вдруг начнет проваливаться нос. Взяв под защиту Ельцина, он взял на себя каинов грех разрушения СССР. Русские, отторгнутые от России, посылают проклятия Путину, как раньше посылали их Ельцину. Штиблеты Путина в крови защитников Дома Советов, а в карманах его пиджака — копейки, отобранные у вдов и старух. Сокрушение могучей науки и армии, истребление, в угоду ЦРУ, великой русской цивилизации, осуществленные Ельциным, теперь лежат на Путине. Он согласен с "преобразованиями" Ельцина, создавшего в России класс крупных собственников, что стоило стране восьми миллионов жизней, перекачки за кордон всех национальных богатств, вторжения в политику бандитизма, а в культуру — похотливой местечковой пошлости. Березовский никогда не чувствовал себя в большей безопасности, чем теперь. Чубайс никогда не был столь близок к посту премьера, как в эти дни. НАТО никогда не слышало от русских политиков столь унизительных слов поражения. История Родины, остановленная Ельциным, теперь упирается в Путина, как в черно-полосатый шлагбаум.

Ужасно, что обличитель олигархов Артем Боровик, имевший намерение писать о загадочных взрывах в Москве, погиб в катастрофе. Ужасно, что цветущие русские мужчины из Псковской десантной дивизии лежат в гробах, а виновник этого, Ельцин, топчет дорожки в Барвихе. Ужасно, что после очередного разгрома банд безнаказанно ушли Басаев, Масхадов, Хаттаб, словно им помогает аппарат ФСБ. Ужасно и то, что "романтик" Собчак, бесславно сошедший в могилу, подает из склепа руку Валентине Матвиенко и, галантно постукивая костями, ведет ее в Смольный. Но ужасней всего то, что старуха, без зубов, в драных чулках, живущая впроголодь, чей сын безнадежно спился, а внук вернулся без ног еще с первой чеченской войны, что эта старуха, голосовавшая дважды за Ельцина, теперь проголосует за Путина. Добровольно выбирает смерть не только для себя и для внука, но и для народа в целом, пораженная тихим безумием Конца Света.

Президентские выборы в России проходят при небывалом скоплении гробов, под непрерывный плач панихид. Их уже называют в народе — "Выборы на гробах".

Русский человек, голосуя за Путина, подними бюллетень на свет. Не увидишь ли на нем водяные знаки с изображением черепа — твоего черепа, друг?

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО:

l Согласно информации, поступившей из США, здесь идет обработка крупного массива данных, которые спецагентства и ведомства США получили из окружения Примакова по конкретным фигурам в среде крупных чиновников и олигархов, связанных с Кремлем. Эта ситуация создаст возможность массированного "наката" на кремлевский истеблишмент в ближайшее время с требованием "тотальной денационализации" основных экспортных отраслей, Газпрома, РАО “ЕЭС”, нефтяных компаний и банковских учреждений, в том числе Центрального банка России, Сбербанка и совзагранбанков. Подобная установка отработана в высших политико-финансовых кругах США, о чем свидетельствуют последние публикации ведущих политических журналов Америки. В связи с этим рядом аналитических центров активизированы разработки "социально-политической модели для РФ" при Путине с использованием "опыта Мексики и Аргентины". Предполагается "установление однопартийной диктатуры с тотальной зачисткой российских олигархов и переход на внешнее управление со стороны крупных американских корпораций и банков". Имеется в виду также перевод губернаторов "на систему назначения" и периодические контролируемые выборы. Целью модели является вывод 85% российского населения за уровень черты бедности и постепенное их уничтожение. Остальным 15% уготована судьба работников в добывающих отраслях и сфере услуг ведущих городов...

l Сведения, поступающие из олигархических кругов, указывают на восстановление связи между Березовским и Гусинским. Союз олигархов сводится к тому, чтобы "максимально стреножить Путина и не допустить его победы в первом туре". Это объясняется необходимостью создать как можно более зависимое положение Путина на перспективу. Для достижения данной цели предусмотрена программа "пропагандистских ударов", которые будут наносить в последние две недели до выборов ведущие телевизионные каналы. В последние дни считается, что Путин совершил ряд крупных ошибок. В частности, к этому относят заявление по НАТО, приглашение Блэра и Вульфенсона в Петербург, продолжение линии с Бабицким, усиливающийся поток гробов в российские города из Чечни. Тотальное разрушение популярности Путина возможно в течение одного дня при скоординированном "вбросе" двух каналов по вопросам взрывов домов и степени причастности к ним спецслужб РФ...

l Источники из Нью-Йорка передают, что данные социологического мониторинга в России по ведущим кандидатам в президенты отмечают резкое снижение популярности ставленника Ельцина — Путина. По их сведениям, рейтинг Путина фиксируется на уровне 23-28%, тогда как российские социологические агентства завышают данные опросов примерно на 15-18%. В этой связи американские аналитики отмечают, что в ходе уже первого тура 26 марта возникает возможность чрезвычайно неожиданных результатов...

l По сведениям из кремлевских кругов, схватка между отдельными группировками и деятелями путинской администрации за пост будущего премьера приобретает ожесточенный характер. В числе претендентов — Чубайс, Клебанов (вице-премьер по ВПК), Райман (министр связи), которые представляют "питерскую" ультразападную группировку. С другой стороны, огромное давление оказывает группа московских олигархов "семьи" (Березовский, Абрамович, Мамут), выдвигающая кандидатуры Касьянова (нынешнего министра финансов, и друга Мамута и Абрамовича), Аксененко (министр путей сообщений), а также Прусака...

l Кампания, развернутая в ряде средств массовой информации против руководителя Национального резервного банка А.Лебедева, является не только следствием "схватки за власть" в высших кремлевских сферах, но и попыткой внести дополнительную напряженность в российско-украинские отношения, — сообщают источники в Газпроме. Отмечается, что следствием этой атаки едва не стал срыв переговоров НРБ по расчетам Украины за российский газ. Но перевод газпромовских облигаций Украины в евробонды все же состоялся со сроком погашения 7 лет вместо 30, на которых настаивала украинская сторона. Проникновение российских компаний в украинскую экономику способно привести к усилению позиций России в "ближнем зарубежье" и реальной интеграции двух славянских республик "снизу", — отмечают наши информаторы...

l "Кто нас обидит — не проживет трех дней",— это заявление Путина удивительно совмещается с деталями гибели Артема Боровика, который выступил по НТВ с антипутинскими заявлениями 6 марта, а уже 9 марта самолет с Боровиком потерпел катастрофу. На это обращают внимание эксперты СБД. Использование такого ролика по каналам НТВ может легко содействовать демонтажу Путина...

l Погибший в авиакатастрофе вместе с А.Боровиком чеченский предприниматель Зия Бажаев настаивал на "приватизации" Херсонского нефтяного терминала и местного НПЗ, через которые идет основной массив "неучтенной нефти", которая доставляется на Украину из Западной Сибири через Казахстан и Новороссийск. Чистая прибыль от одной тонны "безналоговой" нефти составляет около 80 долларов. Через Херсонский узел идут также "левые" объемы нефти из Казахстана, Азербайджана и Чечни. Сам Бажаев начинал как помощник Дудаева по экономическим вопросам, затем стал во главе всей нефтяной промышленности Чечни при Завгаеве. Следующим местом работы Бажаева стала СИДАНКО, принадлежавшая ОНЭКСИМ-банку, откуда он был уволен по требованию "Бритиш Петролеум" в связи с его мафиозными контрактами. Пока херсонский узел находится под контролем совместной азербайджано-украинской мафиозной структуры...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ "ДЕНЬ"

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Мочить в сортирах, но не в самолетах.

« И Смеф, и Греф.

« Басаев на одной ноге бегает от ФСБ.

« Из ребра Говорухина сотворили Эллу Памфилову.

« Мэра Петербурга оденут в колготки.

« Горбачев возвращается в политику как комедия.

Стеклянные офисные перегородки с одинарным 1 или с двойным стеклом.

Владимир Покровский ПРАВОСЛАВНЫЙ ЗЮГАНОВ

На минувшей неделе лидер КПРФ, кандидат в президенты России Геннадий ЗЮГАНОВ побывал в гостях у Патриарха Московского и Всея Руси АЛЕКСИЯ II.

В их беседе, длившейся полтора часа, были обсуждены насущные проблемы духовного возрождения нашего Отечества.

Каждый год на Рождество и на Пасху в соборе, где Патриарх совершает праздничное богослужение, можно наблюдать одну и ту же картину: первые лица государства в сопровождении увешанных бриллиантами супруг мучительно пытаются удержать в вертикальном положении горящие свечи. Лица напряжены. На лбах выступает мелкий бисер трудового пота… Острый на язык народ окрестил их за такую "набожность" "ходячими подсвечниками".

Кто не помнит венчания Владимира Вольфовича Жириновского cо своей же собственной супругой, превращенного "женихом" в красочное шоу, или визит "главного подсвечника" на Святую Землю? Сколько раз мелькнули на телеэкранах великие зодчие-храмотворцы: Лужков и Черномырдин (Барма и Постник нашего времени)?

Надолго в памяти народной останется и как бы случайное посещение Рождественского богослужения нынешним и.о. в окружении сосредоточенных "богомольцев" в темных костюмах, перед объективами бесчисленных телекамер, невесть откуда взявшихся в скромном храме на Воробьевых горах …

Русский народ любит свою Церковь, доверяет ее иерархам, чтит ее святыни. Неудивительно, что ушлые политики норовят использовать этот капитал любви и доверия в предвыборных целях. Геннадий Андреевич Зюганов — наверное, единственный, кто этого не делает…

Среди недавно возвращенных Церкви храмов, наряду с обласканными мэрией и богатыми спонсорами "счастливчиками", есть и такие, чье восстановление и благоукрашение ложится целиком на плечи батюшки и прихода. Нет там бьющей в глаза роскоши — лишь самое необходимое.

Скромная утварь, намоленные домашние иконы, всюду живые цветы. В такой апостольской простоте и молиться как-то легче.

Разговорившись с прихожанами одного из таких храмов, я узнал, что здесь часто бывает Зюганов: "У Геннадия Андреевича вся семья — верующие православные люди, наши постоянные прихожане. И супруга Надежда, и дочь, и зять. Внука по воскресеньям причащают. Они здесь с первого дня… Вы к батюшке подойдите — он вам лучше расскажет…"

Оказалось, что отец-настоятель Зюганова знает давно: "Я тогда в другом храме рядовым священником служил. К нам постоянно ходила одна семья с Орловской области. Они в Москве давно осели, но орловцы — люди особой породы. Не знаю, в чем тут дело, но орловского уроженца всегда отличить можно…

С Зюгановыми они давно семьями дружили. Они-то и привели их в церковь. Говорят, душа человеческая от рождения — христианка. Душа русского человека — тем более. А Зюгановы — типичные русаки. Добрые, открытые, приветливые, доверчивые.

Сначала к нам мать с дочкой ходила…

Для Геннадия Андреевича пойти в церковь — это серьезный шаг был. Больше года он готовился, прежде чем решился принять Святое Крещение. Решено было Таинство совершить на дому. Трехпогружательно, полным чином.

И вот что интересно: не хотел Геннадий Андреевич огласки, видя, как нынешние "политики" самое настоящее, самое святое, что в жизни есть, как рекламный трюк используют.

А люди все равно выведали, и уже на следующий день вся Орловщина знала о том, что Зюганов крестился. Мне рассказывали, что там даже по местному радио об этом сообщили, как о главной новости.

Вообще, православные люди в большинстве своем за Зюганова голосуют. Вот сейчас политиков любят сравнивать — кто чем хорош. Все что-то обещают.

А мне кажется, что есть только один верный критерий — станешь ли ты защищать общественную нравственность, остановишь ли поток мерзости, льющейся с экрана, уберешь ли всю эту скабрезную рекламу.

Многие из нынешних претендентов уже сейчас власть имеют достаточную, чтобы что-то сделать или хотя бы заявить свою позицию по этому вопросу. Но никто ничего не делает. А Геннадий Андреевич сколько за это бьется, да и сам он — человек высоконравственный. Люди это чувствуют, и сколько бы власть против него ни ополчалась, идут на выборы и голосуют за своего…

На этот приход меня недавно перевели. Все здесь приходится с нуля начинать, и Геннадий Андреевич у нас — главный жертвователь и первый помощник. Нефтяной трубы у него, конечно же, нет, но как только он какую-нибудь свою книжку издаст — наш приход это сразу чувствует.

Здесь его дочь венчалась, здесь его внука крестили…"

…Батюшка рассказывал, а я ловил себя на мысли, что какой-то совсем не парадный портрет у него получается. При схожих обстоятельствах пришли к вере очень многие русские семьи. Кому помогли друзья, кому — собственные дети.

Без звонких рапортов и шумных торжеств, спокойно, даже как-то обыденно русский человек возвращается ко Христу. Однажды испытанное чувство утраты никуда не делось, оно жило рядом, не давая покоя, мешая обрасти мягким потребительским жирком. Вся история ХХ века — следствие именно этого непреодоленного русским народом высокого чувства.

Путь Зюганова — это путь русского человека, навсегда впитавшего в себя идеи социальной справедливости, защиты слабого, ответственности перед потомками. Выстоявшего после предательства высшего руководства страны, сохранившего вопреки всему государственнический инстинкт и любовь к родной земле...

…А в конце разговора батюшка, немного смутившись, попросил: "Я бы не хотел, чтобы вы наш храм "рассекречивали". Хотя никакого секрета тут нет, конечно — о том, что семья Геннадия Андреевича — наши прихожане, многие в Москве знают.

Вы не подумайте, я не за себя боюсь. Обидно будет, если на другой приход переведут — мы здесь только-только нормальную церковную жизнь наладили, люди к нам потянулись...

Мы ведь от нынешней власти ничего хорошего не ждем. Одна надежда — на Геннадия Андреевича"...

Владимир ПОКРОВСКИЙ

Компания Arstelle Design выполнит оригинальный дизайн проект 2 по индивидуальным проектам в Москве.

ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ (“Круглый стол” в редакции “Завтра”)

5 марта в редакции "ЗАВТРА" собрались журналисты православных изданий, священники, представители общественных организаций. Обсуждалась проблема, с которой уже пришлось столкнуться православным в Греции и на Украине, — электронная регистрация граждан. Теперь эта беда докатилась и до России — налоговое ведомство проводит кампанию по присвоению гражданам индивидуального номера налогоплательщика (ИНН).

7 марта на Заседании Священного Синода Русской Православной Церкви было принято специальное Заявление "УВАЖАТЬ ЧУВСТВА ВЕРУЮЩИХ. ХРАНИТЬ ХРИСТИАНСКОЕ ТРЕЗВОМЫСЛИЕ", в котором требования участников “круглого стола” были поддержаны.

На недавней встрече с Патриархом московским и всея Руси АЛЕКСИЕМ II Геннадий Андреевич Зюганов выразил солидарность с позицией православных и пообещал “добиваться на государственном уровне разрешения этой острой и болезненой проблемы”.

Фрагменты некоторых выступлений участников “круглого стола” читайте на стр. 7

Капитан Владислав Шурыгин ЧЕСТЬ И БЕСЧЕСТИЕ КТО В ОТВЕТЕ ЗА СМЕРТЬ ГЕНЕРАЛА ШПИГУНА?

Генерал Шпигун больше никогда не переступит порога своего дома. Эту тяжкую весть сообщил наш источник в Министерстве внутренних дел. По его данным, пленник чеченских бандитов скончался несколько недель назад от побоев, истощения и продолжительной болезни. Теперь идут переговоры об обмене его тела на тела нескольких видных полевых командиров.

Слух о смерти генерала заставляет еще и еще раз вспомнить лицемерную клятву тогдашнего премьера Степашина — найти и освободить Шпигуна. Степашин перед всей страной напыщенно клялся "честью офицера". Как видим, то обещание Степашина так и осталось пустой болтовней фанфарона в погонах. Впрочем, чего требовать от человека, призывавшего к диалогу с Басаевым, называвшего дагестанских ваххабитов безобидным религиозным объединением, принимавшего от них бурку и оружие.

Чего требовать от человека, поклявшегося честью — и не сдержавшего клятву?..

Честь имею!

Капитан Владислав ШУРЫГИН

Александр Синцов АГЕНТ ВЛИЯНИЯ

Державник, отец нации, воитель во славу Отечества, национальный лидер, — каким силились выставить Путина подручные средства массовой информации — сорвался со строительных лесов пропаганды, поскользнувшись на банановой корке вопроса о вступлении России в НАТО.

Эти кадры из интервью британскому журналисту высветили Путина, как при вспышке молнии. Благостный образ молодого, независимого, просвещенного, непьющего, идеального политика в одно мгновение испепелился. Предстал перед нами обыкновенный агент влияния Запада. Несколько затертый от долгого употребления, этот термин опять засверкал применительно к высокой персоне. Кто есть агент влияния? Это функционер, чаще всего по идейным соображениям, глубоко скрытым от общества и коллег, действующий в интересах враждебной стороны.

О вступлении России в НАТО в последнее время не заикались даже отъявленные радикалы-гайдаровцы, понимая, насколько противны общественному сознанию эти мысли. Кто дернул Путина за язык? Отчего вдруг на вопрос корреспондента: "Не собирается ли Россия вступить в НАТО?" — он рассиялся детской, восторженной улыбкой и кокетливо молвил: "А почему бы и нет?"

Почитатели Путина скажут, что таким образом был сделан ход в сложной игре с Западом. Умники, любители "мыслить" пустятся в рассуждения о европеоидности России, об адекватности ответа Путина, о его отваге, нежелании подыгрывать настроению толпы. Но все те, кто досыта наглотался очарования ведущего политика страны в начале его карьеры, кто обнаружил закономерности в поведении демократа у власти в России, скажут прямо: это предательство национальных интересов. И у Путина уже припасены свой Козырев, свой Гайдар, свой Черномырдин, а уж Чубайс-то и не исчезал никуда.

В этих суперсенсационных кадрах, где Путин, сладко улыбаясь, масляными глазками обласкивал задавшего такой "судьбоносный" вопрос, сконцентрировалось будущее и.о. Из подзабытого недавнего прошлого Путина опять высветилась его близость к разрушителю страны Собчаку, его верная служба Ельцину, его хладнокровие, с которым он в последнее время заявляет о том, что Россию ждут жестокие времена выживания в прозападном мире, где она поставлена в самое невыгодное положение. По сути, снова вместо бережных, осторожных реформ нам предлагается естественный отбор: выживает сильнейший. И сам Путин встает в ряд таких деятелей современной России, разрушителей Советского Союза, как Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе, Ельцин, — не только номинально (сидя в Кремле), но и по сути. Путин начнет третий этап губительных "реформ".

Сам-то он со своей семьей уже, можно сказать, выжил. Способами, известными пока что только ему одному, он пробился к кормушке. И теперь предлагает каждому, кто не смог этого сделать, пенять на себя. А он вместе с "элитой" идет вступать в НАТО. У него — грандиозные, героические, рыцарские планы в собственной жизни — проникнуть на вершину "западной" цивилизации. Приобщиться. Себя показать. И вы, униженные и оскорбленные, делайте, как он. Такова природа его "героичности".

Им руководило, безусловно, тщеславие, когда он отвечал натовцу: "А почему бы и нет?"

Им руководило желание понравиться на Западе, обернуться всечеловеком. Он успокаивал олигархическую демократуру. Кажется, она не ожидала от него такого жеста. Она, эта олигархотура, судя по реакции ее прессы, оказалась патриотичнее Путина. Не завопила, по крайней мере, восторженно, чепчики никто не бросал. Он даже их озадачил.

Без сомнения, "А почему бы нам и не вступить в НАТО?" — это всего лишь первая серия из саморазоблачений Путина. Пройдут выборы, и в любом случае мы увидим, наконец, его настоящего.

Александр СИНЦОВ

Александр Сергеев НЕОКОЗЫРЕВ

Заявление Путина о возможности вступления России в НАТО, сделанное в беседе с британским "журналистом" Дэвидом Фростом, обернулось для нашей страны тяжелейшей геополитической катастрофой.

По своим последствиям для России "натовское" высказывание Путина можно сравнить разве что с фразой Ельцина вроде "берите суверенитета, сколько сможете переварить". Тогда "удельные князьки" в национальных республиках, округах и областях России были готовы провозгласить независимость и взять себе, как свой кусок, "суверенности". Больше всех, как известно, взял Дудаев. И чеченский "суверенитет" обошелся России морем крови и десятками тысяч жизней.

Нечто подобное происходит и сегодня. Только вместо бывших российских автономий — бывшие советские республики.

Чуть позже, спохватясь Путин вроде бы отыграл назад, намекнув, что заявление было сделано, чтобы слегка дезориентировать Запад — ведь Россию все равно в НАТО никто не примет. Однако, как говорится, слово не воробей…

Конечно, принимать в северо-атлантический альянс нас действительно никто не будет. По той простой причине, что уничтожение России и захват ее территории является основной целью этой организации. Однако принять в свои ряды Латвию, Литву, Эстониию, Украину, Грузию, Азербайджан, Казахстан и Узбекистан натовские генералы очень даже хотят. Настоящих армий в этих государствах все равно нет, и перейти на натовские стандарты вооружений и заменить "Калашниковы" на "М-16" для них не составляет особой проблемы. До сих пор вопрос об "аншлюсе" бывших советских республик был, так сказать, в подвешенном состоянии. В период "козыревщины" Запад еще не обнаглел до такой степени, чтобы проводить свои учения возле Севастополя, и просил только о том, чтобы Ельцин "отпустил" Польшу, Венгрию и Чехию, согласился на их вступление в НАТО. Во времена Примакова, несмотря на всю условность и двусмысленность официальной дипломатии, российский МИД всегда протестовал против попыток НАТО втянуть страны СНГ в свою орбиту. Толку от этих протестов было немного, однако даже они придавали уверенности пророссийским, антинатовским силам в Украине, Молдове, Грузии, Азербайджане, внушали надежды на то, что когда-нибудь Россия вспомнит о своей исторической ответственности за эти территории, поможет отстранить от власти прозападные режимы. Что же касается населения этих государств, то оно в своем большинстве также было против сотрудничества с НАТО, понимая, что участие в военных структурах Запада — это полный разрыв с Россией.

Однако сейчас все кардинально меняется. "Если Россия не против вступления в НАТО, то какие могут быть претензии к нам?" — в один голос твердят Кучма, Алиев, Шеварднадзе. Они уже готовят заявки о вступлении в блок, которые, скорей всего, будут рассмотрены в форсированном порядке, и в конце концов приняты. А пока процесс идет, власти этих государств готовят передачу российских военных баз натовским воякам, планируют высадку американских и турецких десантников на черноморские берега. К примеру, Грузия уже заявила о том, что совместные американо-турецко-грузинские учения пройдут в 2001 году на ...российской военной базе в Аджарии. "С Россией проблем не будет, — говорят в канцелярии Шеварнадзе, — она сама к тому времени вступит в НАТО".

Что все это сулит России? Попытаемся ответить на этот вопрос спокойно, без эмоций. При самом лучшем для нашей страны геополитическом раскладе через пару лет американские войска будут стоять в нескольких десятках километров от Ростова-на-Дону, Новороссийска, Махчкалы, Астрахани. Приднестровье и Севастополь перейдут под натовский контроль. Что же касается 20 миллионов русских, оставшихся за пределами РФ, то на них неизбежно обрушится вторая волна этнических чисток. И, возможно, самое страшное заключается в том, что, взяв под контроль Кавказ, НАТО обязательно пошлет своих "миротворцев" в Чечню по тому же сценарию, что и в Косово. Тогда подвиги, жертвы, усилия нашей армии в итоге окажутся напрасными и над Грозным будет развеваться не российский, а американский флаг.

Говорят, что Козырев, сдавший американцам практически все наши внешнеполитические ресурсы, был доволен заявлением Путина. И правда, у "дорогого Андрея" есть все основания для радости: преемственность курса — очевидна.

Александр СЕРГЕЕВ

Александр Брежнев СДАЧА БАЛКАН

Русские десантники стреляют в сербов, а МиГи бомбят Белград. Еще недавно трудно было придумать что-нибудь более невероятное. Тем не менее, это может стать реальностью после заявления Путина о стремлении России в НАТО. Еще не отмыли до конца от тухлых яиц и краски американское посольство в Москве, а кремлевский кандидат в президенты спешит побрататься с ненавидимыми всей Россией заокеанскими вояками. Еще не остыла кровь славян, пролитая натовцами в центре Европы, а Кремль говорит о возможности вступления в НАТО. Неужели легендарный бросок российского десанта в Косово закончится очередным предательством, и русским солдатам доведется рука об руку с американцами вытеснять остатки сербов из Косово, изгонять православных священников из косовских сербских храмов?

Заявление Путина особо важное значение имеет для ситуации на Балканах именно сейчас. Весна — традиционное время обострения всех вооруженных конфликтов. Эскалация напряженности в Косово уже сегодня достигла, наверное, самой высокой отметки за все послевоенные месяцы. Высока вероятность разгорания новых активных боевых действий в крае уже к апрелю-маю этого года. С появлением листвы на деревьях и исчезновением весенней распутицы вооруженные формирования так и не разоруженных албанцев могут попытаться силой выгнать сербов из края. Вне всякого сомнения, сербы будут оказывать сопротивление. В боевые действия будут неминуемо втянуты и миротворческие силы. Заявление Путина, получается, не отрицает возможности участия России в новой кампании на стороне НАТО. В принципе это заявление — уже является участием в психологическом давлении на сербов и на Милошевича. В преддверии возможного конфликта Югославии дают понять, что в случае победы Путина на выборах сербы будут лишены даже символической поддержки из России.

Это заявление начисто перечеркивает с таким трудом начавший возрождаться авторитет страны на международной арене. Заявившая было о собственных национальных интересах, продемонстрировавшая готовность к активной защите этих интересов именно своими действиями на Балканах, Россия опять идет на попятную. По сути, со времен горбачевской сдачи Ирака Кремль еще ни разу так круто не предавал своих союзников. Перейти в НАТО, выступить против Югославии — значит свести на нет наметившееся взаимопонимание с Китаем и странами “третьего мира”.

Заявление полностью разрушает возможность восстановления независимого военно-политического присутствия страны в Европе. В свете заявления проекты строительства совместно с Югославией российского Средиземноморского флота теряют свою актуальность. Такое строительство могло бы с лихвой компенсировать потерю контроля над Балтикой и Черным морем. Возможное при сочувствии Милошевича создание военно-морских и военно-воздушных баз и объектов ПРО и ПВО на территории Югославии вернуло бы России контроль над ситуацией в Европе и утраченный вес в международных делах. Не говоря уже о том, что это сделало бы невозможным дальнейшее избиение православных сербов, ставшее позором славян. У натовских военных сильно бы прибыло думы и перестали чесаться руки.

Так или иначе, заявление Путина говорит не только о готовности забыть о подобных планах. Вступив в НАТО, Россия будет вынуждена еще и поддерживать действия атлантического союза против собственных союзников. Во всякой банде, тем более в империалистическом военном блоке, новичков стараются повязать кровью. Можно предположить, что российским военным будет обеспечена в НАТО самая грязная и кровавая работа: наземные операции, бомбежки роддомов и больниц…

В НАТО стремятся и Грузия, и Молдова. Значит, вполне возможны в будущем военные операции натовцев в Приднестровье и Абхазии. Значит, Российская армия должна будет расписаться кровью и там. Интересно, готовят ли для наших летчиков и ракетчиков целеуказания по Белграду и Тирасполю?

Александр БРЕЖНЕВ

Николай Коньков САМ СЕБЯ ПЕРЕХИТРИЛ

Принципиальное "да" и.о. на вопрос о возможности вступления России в НАТО различные правительственные чиновники, в мундире и в штатском, тут же поспешили представить "тактической оговоркой", "дипломатической хитростью" и далее в том же роде — совсем как при Ельцине. Но 48-летний кадровый чекист, в отличие от своего полуразрушенного предшественника на вершине кремлевской власти, не может не отдавать себе отчета в произнесенных словах.

Только не надо "гнать", будто в случае принятия России НАТО развалится — скорее, увы, развалится сама Россия, и ее обломки будут приниматься в Североатлантический военный союз по частям — как это уже сегодня происходит с рядом постсоветских республик, прежде всего с Украиной. Механизм подобного развала отработан достаточно хорошо, и в этом отношении показателен опыт общения РФ с такими организациями, как ВТО и Совет Европы. А еще показательнее — пресловутая "третья корзина" Хельсинкских соглашений, подписав которую, СССР оказался вынужден дать свободу "общечеловеческим", "национальным" и прочим диссидентам. Достаточно подать заявку на вступление — и Совет НАТО начнет шаг за шагом выдвигать требования, необходимые для достижения нужного результата. А выполнение их будет неминуемо ослаблять и разрушать единство России, адаптировать ее к поэтапному поглощению атлантическим блоком.

Но даже если принять официальные уточнения, эта "оговорка" или "хитрость" пошла явно во вред государству, которое возглавляет сегодня Владимир Путин. Прежде всего потому, что подтвердила курс на подчинение нашей страны интересам США, НАТО и Запада в целом, определила его будущую позицию на фронтах nретьей мировой войны — войны за и против "нового мирового порядка", начатой бомбардировками Ирака в 1990 году и ставшей возможной только вследствие горбачевского "нового мышления" (с ударением на первом слоге).

"Мышление" это заключалось, по сути, в том, что Бог — не в правде, а в силе, и раз сила (финансовая, информационная, военная) сегодня на стороне США и Запада в целом, то и правда, и Бог находятся там же. А потому бессмысленно упираться и идти против рожна — достаточно разоружиться, поднять белый флаг и пойти в гости ко вчерашним врагам. А хозяева нас и накормят сотней сортов колбасы, и оденут в костюмы от Версаче, и женят на голливудских "звездах" — в благодарность за нашу добрую волю и отказ от бессмысленных жертв с обеих сторон.

Но, на беду Горбачева и сплотившихся вокруг него "прорабов-перестройщиков", как раз понятие "благодарность" на Западе отсутствует напрочь. И безоружных гостей рассматривают исключительно как пленных — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Их можно связать долговыми обязательствами и разграбить их имущество. Их можно заставить воевать на своей стороне. Наконец, их можно просто заморить голодом или использовать как материал для экспериментов — с гитлеровских концлагерей в отношении Запада к "недочеловекам" поменялось не слишком многое.

Страны так называемого "третьего мира" в подавляющем большинстве своем это очень хорошо понимают и готовятся отстаивать собственные интересы с максимально допустимой жесткостью. Постоянные колебания России в этой ситуации — от провозглашенной Примаковым возможности создания блока России, Китая и Индии до нынешнего путинского заявления — авторитета РФ на международной арене не добавляют. Такое чересчур гибкое, чтобы не сказать больше, поведение свидетельствует, во-первых, об отсутствии у российской элиты четкого понимания собственных внешнеполитических интересов, а во-вторых — об отсутствии этих интересов вообще как самостоятельной и значимой величины. То есть данное заявление в любом случае есть сигнал о неполноценности и несамодостаточности “реформаторской” России в нынешней международной обстановке, о ее зависимости от внешнего давления и — более того — о ее согласии с подобным проституированным статусом.

Дополнительным подтверждением полной утраты "правопреемницей" СССР былого авторитета социалистической сверхдержавы стало успешное испытание Индией собственных криогенных двигателей в рамках космической программы. Эти испытания свидетельствуют о том, что технологическое отставание гигантов "третьего мира" от развитых капиталистических стран не является непреодолимым, а следовательно, "многополюсный мир" максимум через 15-20 лет станет политической реальностью.

Кстати, европейские колебания вокруг "евро" и НАТО, а равно и японские — по поводу отношений с КНР и статуса американских военных баз на собственной территории — имеют ту же, по сути, природу, только с обратным знаком: выхода из-под унизительной военно-политической зависимости от США. Между тем американцы продолжают "давить" подобные попытки: не только пытаясь дискредитировать общеевропейскую валюту, но и заявляя о неприемлемости германского кандидата на пост исполнительного директора МВФ. Само собой, подобный диктат Берлин терпит, стиснув зубы, и при первой реальной возможности готов выйти из "атлантической" упряжки. Серьезным сигналом в этом отношении стало недавнее объединение крупнейших банков ФРГ — "Дойче банка" и "Дрезднер банка" — в первую по величине собственных активов финансовую корпорацию мира.

Иными словами, идея "однополюсного" Pax Americana буквально на наших глазах может скончаться, так и не воплотившись в реальность международных отношений. И потому игра на стороне НАТО, даже выраженная готовность к ней, — является необоснованной уже на ближайшую перспективу, ослабляет потенциал нашего взаимодействия практически со всеми "центрами силы" — не исключая даже США. Понять это необходимо уже сегодня, потому что завтра никому не будут интересны мотивы путинизации и путанизации некогда великой державы.

Николай КОНЬКОВ

Владислав Смоленцев НАВЫТЯЖКУ ПЕРЕД ВРАГОМ

Cегодня кремлевские толмачи старательно ищут объяснения нелепому заявлению своего патрона о его желании "вступить" Россию в НАТО. Наиболее рьяные из них вообще пытаются увидеть в этом чуть ли не "логику истории" и "неизбежное будущее".

Что же, давайте посмотрим, какое "будущее" готовят нам Путин и Ко.

Только вчера полным крахом закончилась эпопея по продаже Турции российских боевых вертолетов. Несмотря на всю выгоду, дешевизну и лучшее качество наших вертолетов КБ Камова, Турция предпочла американские "Кобры". Кстати, за день до окончательного принятия решения Путин лично пытался уговорить президента Турции купить российские вертолеты. Не тут-то было. Турция приобрела более дорогие и куда менее современные "Кобры", проявив тем самым натовскую солидарность.

И это очень знаковый факт.

Какой ценой может быть втянута в НАТО Россия?

В заявлениях и секретных директивах американцев российский ВПК, российское ядерное оружие были и остаются едва ли не главным объектом, к которому приковано внимание США. Именно российская оружейная независимость, высокая конкурентоспособность нашего ВПК, ядерный щит сегодня останавливают НАТО на наших границах. И вдруг Россия сама просится в этот блок!

Конечно, ее примут. Но условиями вхождения в НАТО станет передача под полный контроль НАТО управления ядерным потенциалом России, передача под полный контроль НАТО и США российского ВПК и перевод его под стандарты и требования блока, что равносильно убийству военной промышленности, ибо перевод ее на эти стандарты без полного демонтажа и перестройки всего оружейного комплекса просто невозможен.

В результате такого "союза" Россия утратит военный, промышленный и политический суверенитет, оказавшись третьесортным вассалом великой Америки. И в любой следующей полицейской операции НАТО против Сербии наши солдаты уже будут играть роль "пушечного мяса", которому отведут неблаговидную роль сухопутного усмирения сербов.

Так ведает ли Путин, что творит? Может, это просто оговорка, ораторская сентенция?

Вряд ли. Уже давно Путин с нескрываемым интересом и надеждой смотрит на Запад. Замораживаются связи с Сербией, Ираном. Уже все реже поднимается вопрос о недопустимости выхода НАТО к границам России. Почти не слышно возражений против вступления в НАТО Украины, Грузии, Молдовы. А вся патриотическая риторика — лишь ширма для совершенно иных планов и замыслов и.о.

Похоже, Путину ближе спокойное бесхлопотное место американского гауляйтера в штате "Russia", чем тяжкий труд президента, поднимающего с колен огромную великую Россию.

Владислав СМОЛЕНЦЕВ

Иван Ленцев ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Вопрос о взаимоотношениях России и НАТО не сводится только к разнице в оружейных калибрах, к торгашескому принципу сиюминутной выгоды или желанию понравиться мировой общественности. Возможное вступление России в Североатлантический альянс уничтожит нашу национальную самобытность и фактически обозначит конец российской государственности. Владимир Путин, заявивший о такой возможности, совершил, по сути, предательство интересов России. Он в одночасье сдал с потрохами всю русскую историю, бросив национальную идею России в натовскую камнедробилку.

Россия и Североатлантический альянс несовместимы прежде всего как противоположные культурно-цивилизационные феномены. Россия — это анти-НАТО, НАТО — это анти-Россия: триумф одного означает гибель другого. Если можно отыскать в мире что-либо абсолютно антирусское, то это будет называться "НАТО". Окажись формирования НАТО на русской земле — они по определению станут вражескими войсками, пусть даже они будут на сто процентов укомплектованы русскими десантниками.

Объясняется это просто: НАТО изначально возникло как военный блок, направленный против России. Его натиск на Восток естествен. НАТО целиком заряжено на истребление русского духа, на уничтожение России как суверенного государства — другой цели у него попросту нет. Даже сегодня, после "холодной войны", НАТО органически не способно превратиться в антитеррористическую организацию или в военные силы ООН, или в щит на пути будущего исламского джихада. Натовские ядерные ракеты, размещенные вокруг России, имеют свойство нацеливаться исключительно на Москву, и совершенно не эффективны против террористов или инопланетян. НАТО — главный внешний враг России, и поэтому натовский солдат может пройти по улицам Москвы лишь как поработитель или как пленный. Иного не дано.

Более того, НАТО давно превратилось из обычного военного блока в целое парагосударственное образование со своей столицей, исследовательскими центрами, инфрастуктурой и философией. НАТО в XXI веке — это сверхгосударство, идеал западного миропонимания и геополитики, технотронная машина смерти, проводник “нового мирового порядка”. Конечная цель НАТО — истребление любой инаковости в мире, приведение человечества под общий знаменатель тоталитарного атлантизма. Уже сегодня те, кто не подходит под натовские стандарты, — будь то Югославия или Ирак — уничтожаются. Но даже если страна становится "равноправным" членом НАТО, она тут же теряет свое национальное обличье. Где ныне дух Англии, Франции, Германии? Они превратились в казармы для черной американской солдатни, в провинциальные улусы, в поставщиков бронированной стали, систем наведения ракет или обычного солдатского мяса. Для любого государства вход в НАТО — это выход из мировой истории.

Россия же всегда на протяжении своего существования следовала обособленному пути развития. Спорить с этим бессмысленно: мы — другие. В противопоставлении себя Западу, равно как и Востоку, заключается наша национальная парадигма. Запад никогда не мог вместить в себя Россию наподобие Бельгии или Италии — и никогда не терпел ее соседства. И сегодня Россия сильнее, чем когда-либо, сопротивляется тому мировому порядку, чье господство насаждается Североатлантическим альянсом. Поэтому вступление России в НАТО равнозначно ее военному поражению: в обоих случаях она окажется покоренной чужой идеологией, культурой, ценностями и верой. Россия под НАТО — это уже не Россия.

Прекрасно понимая это, Путин все же произнес роковые слова. Это означает, что Путин сам является адептом антирусской идеологии "нового мирового порядка" и врагом российской государственности. Выбирать его президентом — преступление перед Россией.

Иван ЛЕНЦЕВ

Юрий Скуратов ОБОРОТНИ

— Юрий Ильич, ваша судьба превратилась в остро политическую коллизию. Вокруг вашей личности вращается колоссальное количество интересов личных и корпоративных, целые институты власти, связанные с вами. Это президентская власть, Совет Федерации, Дума, институт прокуратуры, и вокруг вас, смертного человека, крутятся эти колоссальные массивы, перетирая вас, как зернышко в жерновах. У тех людей, которые наблюдают за вами и симпатизируют вам, возникает мучительное сопереживание вашему очень трудному, тяжелому положению. На вас давят, вас оскорбляют. Психологические нагрузки, которые вы испытываете, — чудовищны. Бывают ли у вас моменты, когда бы вы хотели уйти в сторону, то есть перестать нести свой крест? И таким образом избежать перегрузок. Откуда у вас берутся силы, чтобы противостоять такому давлению?

— Я бы покривил душой, если бы сказал, что эти перегрузки не касаются моего душевного состояния. Безусловно, я живой человек, во мне происходит постоянная борьба, есть и сомнения, и раздумья о своем будущем. Но при всем при том я могу заявить, что моя позиция, моя линия незыблема. Я с детства не позволял никому с собой обращаться таким вот образом… Я имею мощный ресурс, поддерживающий меня в трудный час. Этот ресурс, прежде всего — осознание собственной правоты. Этот ресурс — чувство гнева. Оно во мне просыпается каждый раз, когда я вижу, какой вопиющий цинизм сопровождает все действия, поступки власть предержащих. Гнев возникает, когда я вижу, насколько извращенно действуют политические технологии, связанные с одурманиванием людей, когда я вижу, какие потоки лжи льются на народ. Лжи, между прочим, и в отношении моей деятельности, в отношении моего имени. Силы мне придает поддержка семьи, друзей, и — я это ощущаю — поддержка рядовых граждан России. Я бываю в регионах, общаюсь с простыми людьми. И где бы я ни выступал, мне в один голос говорят о том, что нельзя уступать, нельзя идти на поводу у лжецов и воров.

Генерального прокурора России притесняют преступники и коррупционеры, и можно говорить о том, что в России создана многообразная и многофункциональная инфраструктура по обслуживанию криминалитета. Граждане России все понимают. В конфликте со мной власть показала, я грубое слово употреблю, свое мурло. И это хорошо. Это важно для российских граждан, это важно для мирового сообщества. Пусть четко знают, каково же истинное лицо нынешней системы российской власти.

— Те, кто пристально следит за вашей карьерой, говорят, что вы как государственный деятель эволюционировали. Вы пришли на должность генпрокурора доверенным лицом Ельцина. Первый период вашей работы в Генпрокуротуре не был отмечен какими-либо резкими поступками. Только потом ваша осанка, ваша лексика, ваша гражданская позиция изменились. Вы инициировали несколько крупных и опасных дел. Что с вами произошло в определенный отрезок времени? Как происходила эволюция вашего профессионального, государственного мировоззрения?

— Да, за последние три года я действительно изменился. Это произошло под влиянием многих факторов. Чем больше я понимал ситуацию с коррупцией и преступностью в России, тем больше во мне возникало чувство протеста. Это первое. Второе: за годы работы генпрокурором во мне укрепилось чувство ответственности за состояние дел в борьбе с преступностью. По мере того, как происходило накопление материала, зрело понимание того, что мы выходим на черту, когда каждый шаг Генеральной прокуратуры во многом может сказаться на общеполитической ситуации, на будущем страны.

Конечно, в какой-то мере я рос и в профессиональном отношении. На первом этапе многие вещи мне приходилось осваивать с большим трудом, но затем, когда я уже реально взял бразды правления прокуратурой в свои руки, у меня появилась свобода действий. И наконец, та перестройка, которая произошла в прокуратуре за эти годы, стала давать плоды. Мы накопили громадное количество оперативных материалов, пришла ясность по многим уголовным делам, появлялись материалы, годные для процессуальной реализации, и мы вышли на интенсивный режим работы. Именно в этот момент мы реально затронули существенные интересы воров самого высокого уровня. Когда мы вышли на людей, облеченных большой властью, поступки которых при этом явно подпадают под статью, я очень четко осознал, что если прокуратура дрогнет, если нам не удастся реализовать накопленные процессуальные материалы, то позже эти дела уже никто не восстановит. Мы в прокуратуре подошли к той черте, дальше которой, что называется, нельзя было отступать. Если, конечно, ставить целью именно борьбу с преступностью.

— Мы живем в криминальной стране. Практически вся страна поделена преступными группировками. Не секрет что каждый хуторок и околоток, впрочем, как и завод, имеет свою "крышу". Одни бандиты бреют черепа, носят золотые цепи, говорят на "фене", другие же ходят во фраках, прекрасно знают английский и ездят на международные форумы. В чем особенность криминальной топографии России?

— Это очень объемная тема. Если очень кратко сказать, то картина возникает следующая: чем ближе к промышленным центрам от периферии, тем больше преобладает так называемая беловоротничковая преступность, тем больше организованная преступность вытесняет общеуголовную, тем больше размах коррупции. Конечно же, сгусток криминалитета — это Москва, Санкт-Петербург, другие крупные города нашей необъятной России. Здесь еще надо иметь в виду, что наибольшую опасность для страны в этот период представляет не общеуголовная преступность, хотя она на достаточно высоком уровне, а именно беловоротничковая. Возьмем пример фирмы Голден Ада. Украденная сумма составляет 180 миллионов долларов. Бриллианты и алмазы вывозились килограммами, золотые монеты десятками тонн. Этот беспредел стал возможным благодаря росчерку пера некоторых российских правительственных чиновников. Благо, что удалось вернуть хотя бы часть ценностей. Если не пресечь коррупцию, то не будет ни экономики, ни нормальной политической деятельности… Сейчас ситуация такова, что коррумпированные средства массовой информации доминируют на информационном рынке. Соответственно, преступные технологии осуществляются и в политической сфере. Следующий шаг — заказные убийства, которые сопутствуют выборам. Если мы не победим организованную преступность, коррупцию, которая создает крышу для организованной преступности, то тогда не выживут ни центры, не периферия. Вот в чем, на мой взгляд, специфика нынешней криминальной ситуации в России.

— Юрий Ильич, каким образом можно бороться с сегодняшней криминальной реальностью? Мы знаем: коррупция и бандитизм повсюду. Какому политическому субъекту можно вверить борьбу с преступностью? Ведь на самом верху все пронизано криминалом (целые созвездия преступников группируются вокруг Кремля). Правоохранительные органы во многом коррумпированы. Прокуратура после всех встрясок развалена и деморализована. Как быть? Может быть, преступность надо узаконить, сделать так, как произошло, скажем, в Австралии в прошлом веке. Там внуки бандитов стали честными респектабельными гражданами, и общество забыло о криминальном происхождении многих капиталов. Или придется наносить тотальный удар по преступности? Если верно второе — с чего надо начинать?

— Во-первых, то, что вы говорите: узаконить преступность — это значит окончательно проиграть страну, превратиться в бандитскую республику — на этом пути, уверяю вас, еще ни одна страна не достигала успехов. Когда мы говорим "процветающие страны" — мы имеем в виду страны, где жестким образом, невзирая на лица, борются с преступностью, выделяя для этой цели многомиллионные и многомиллиардные ассигнования. Поэтому наш путь — это все же путь действительно противодействия борьбы с преступностью. Другого выхода нет.

С чего начинать? Прежде всего нужно начинать с нормальной, твердой политической воли руководства. Отвечая на вопросы многих западных журналистов, я не раз говорил, что сейчас, до проведения президентских выборов, реальной борьбы с преступностью в России не будет. Я думаю, нет необходимости объяснять, почему это так. Многие лица из кремлевского окружения находятся под угрозой уголовного преследования. Сейчас все правоохранительные органы взяты под их тотальный контроль. Почему? Потому что эти лица понимают, что для них это вопрос жизни и смерти. Никто на Западе их не ждет, поэтому они за нашу страну будут, что называется, бороться до конца. И только обновление политического руководства, приход новых людей, которые последовательно будут бороться с преступностью, объявят это общенациональной задачей, сдвинет этот воз с места. Но не только четкая программа действий государства поможет одолеть преступность — нужна поддержка простых людей. Почему в Италии 30-40-х годов удалось более или менее криминальную ситуацию стабилизировать? Потому что борьба с коррупцией стала общенациональной задачей. Все институты итальянского общества работали на эту цель. А посмотрите, каков механизм действия нашей прессы? Половина прессы, в лучшем случае, продажна. Где господин Минкин, который некогда боролся против коррупции, писал об этом статьи? Когда затронули его интересы, он вдруг начал писать о том, что очень плохо делает господин Скуратов, сотрудничая с генпрокурором Швейцарии. Я это говорю к тому, что, повторяю, борьба с преступностью должна стать задачей всего гражданского общества, включая средства массовой информации. Потому что если мы этого не сделаем сейчас — страна умрет. Разумеется, должна быть выработана программа действий по борьбе с преступностью, причем научная программа. Время разовых, спонтанных усилий в этом направлении — прошло. Кстати, когда я работал в прокуратуре, мы подготовили специальную программу "Основы государственной политики борьбы с преступностью". Прокуратура неоднократно предлагала президенту утвердить ее, провести через Совет безопасности. Все эти предложения отметались. А ведь такая программа просто необходима. И важно, чтобы эта программа была реализована через координированные усилия всех ветвей власти.

Печален тот факт, что Думой не выработан новый уголовно-процессуальный кодекс. Прокуратура не может нормально организовать свою работу, опираясь на кодекс 1961 года. Целый пакет других законопроектов, очень важных, очень нужных, к сожалению, не принят Думой. Значит, нужно законодательную работу координировать с деятельностью правоохранительных органов. И, наконец, нужно найти средства для того, чтобы нормально финансировать правоохранительную систему. Скажем, прокуратура недофинансируется. К чему это приводит? К тому, что прокурор в некоем субъекте федерации за жильем для работников, за деньгами на ремонт помещения, за транспортом идет на поклон к главе администрации, к губернатору. На районном уровне происходит то же самое. А раз прокурор зависим от исполнительной власти, то теряется его роль ока государства, теряется сам смысл прокуратуры как федеральной структуры. Если государство находит средства на войну, то должно найти средства для создания нормальных условий деятельности правоохранительных органов. Нужно возрождать многие вещи, которые мы сейчас забыли. Я имею в виду институты профилактики. Помните, была стройная система профилактики и в трудовом коллективе, и, скажем, по месту жительства, многие институты гражданского общества на эту цель работали. Сейчас это все развалено. А мы удивляемся, откуда у нас такой рост преступности. Нужна грамотная, научно обоснованная политика, опирающаяся на сильную политическую волю.

— Нынешний исполняющий обязанности президента также декларирует свое стремление бороться с коррупцией. Насколько искренен, по-вашему Путин?

— Владимир Путин — прежде всего преемник Ельцина. Прогнивший режим, будьте уверены, позаботился о том, чтобы Путин не делал резких шагов. Первая и главная задача, которая была поставлена перед Путиным, дать гарантии для Ельцина и его семьи. И с ней преемник пока справляется. Я имею в виду путинский указ №1, который в противоречии с конституцией вводит новые понятия об иммунитете и неприкосновенности ушедших на пенсию президентов. Ясно, что этот указ готовился, что называется, под Ельцина. Под зонтик этой неприкосновенности будет сбиваться вся так называемая "семья". Все сделано для того, чтобы никто из виновных в чудовищных злоупотреблениях не пострадал от деятельности правоохранительных органов России и зарубежных стран. Если помните, Ельцин устроил своеобразный конкурс своих преемников. В этом конкурсе победил Путин. Он, в отличие от Примакова, в отличие от Степашина, показал, что за интересы "семьи" он будет бороться всеми силами. Это показывает нынешние поведение Путина — никаких кардинальных попыток отмежеваться от "семьи" не предпринимается даже в рамках предвыборной кампании. Все фигуранты кремлевской группировки остались при своих деньгах и при своем потенциале. Позиции Волошина, Березовского, Абрамовича, Мамута и Дьяченко ничуть не пошатнулись. Конечно, можно сказать, что у Путина пока связаны руки, что он пока еще не обладает всей полнотой власти для того, чтобы осуществлять какие-то кардинальные решения. Аргумент правильный, но ситуация такова, что нет гарантии, что завтра у Путина не найдется еще пять причин не трогать вельможных воров. Борьба с коррупцией — это своеобразная лакмусовая бумажка для определения государственнических устремлений того или иного политического деятеля. Также я бы хотел обратить внимание на генезис Владимира Путина. Нам говорят, что мы не знаем Путина как человека, который занимался экономикой. Я не согласен с этим. Путин, будучи замом Собчака, отвечал в Петербурге за блок вопросов, связанных с внешнеэкономической деятельностью города. К чему эта деятельность привела — знает каждый петербуржец. Вспоминая о том, что Петербург — криминальная столица России, мне не хочется наводить тень на людей, живущих в Петербурге, но те, кто отвечал за правопорядок в городе, а среди них и Владимир Путин, явно несут ответственность за нынешнюю репутацию северной столицы. В любом случае граждане России должны иметь более четкое представление о человеке, которого объявили преемником и за которого нам так настойчиво предлагают проголосовать.

— Юрий Ильич, более общий вопрос. Либералы, провозгласив правовое государство, разрушив советский строй, выпестовали в России государство бандитское. Как это произошло? Каковы механизмы проникновения бандитов во власть, в культуру, в экономику?

— Это вопрос философско-правовой, достаточно сложный. Надо отметить, что сама цель построения правового государства многими политическими силами, рвущимися к власти, использовалась именно как политический лозунг. То есть не ставилась задача реально построить правовое государство. Модная фраза о правовом государстве ложилась на сознание людей и использовалась в пропагандистских целях. В чем ядро правового государства? Это связанность самой власти законом. То есть государственная власть должна скрупулезнее выполнять закон, чем рядовой гражданин страны. Именно в этом случае власть получает право требовать законопослушности от рядового члена общества. Что же у нас? Власть регулярно сама нарушает конституцию. Раньше это обосновывалось тем, что конституция была плохая, чужая. После 1993 года власть все правила изменила под себя, появилась своя доморощенная конституция, но оказалось, что и она тоже мешает, оказалось, что разделение властей сильно мешает правящим кругам. А Конституционный суд хорош только тогда, когда он действует по принципу: конституционно все то, что выгодно определенной группе лиц. Оказалось, что судебные решения недействительны для исполнительной власти, которая упорно проводит лицемерную политику двойных стандартов.

Конечно же, отсутствие прочных правовых традиций в нашем обществе тоже делает свое дело. На Западе обращение в суд — это обычная практика всех граждан. У нас же, вы сами знаете, рядовые граждане считают, что обращение в суд — это самое последнее дело, что судиться, рядиться — это не очень красиво — с точки зрения морали. Такое скептическое отношение к праву в народе есть. Но, я уверен, что только правовые традиции оградят общество от злоупотреблений власти. Если же взять общую ситуацию с преступностью — скажу, что здесь наша российская преступность ничего нового не изобрела, а те сферы, которые априори уязвимы для криминала, наша российская преступность по полной программе эксплуатирует. Речь идет о вопросах, связанных с приватизацией. Приватизация, известным образом проведенная в России, привела к криминализации общества. Приватизация по Чубайсу — это мина замедленного действия, заложенная под Россию. Она еще рванет. По большому счету, у нас ни одно предприятие не приватизировано в полном соответствии с законом. Конечно, я не призываю к тотальному пересмотру итогов приватизации, но я считаю, что там, где приватизация произошла с большими, грубыми нарушениями, где предприятия не работают, где инвестиционная программа не выполнена, где все делается для того, чтобы похоронить производство, где не платится налоги государству и зарплата рабочим, там надо ставить вопрос о пересмотре вопроса собственности... Еще одно обстоятельство — рост коррупции. Во-первых, она проникла на самый высокий уровень. Во-вторых, российский чиновник, с точки зрения его правовых возможностей, самый сильный в мире. У него большая свобода усмотрения, большие права. Например, он имеет право распределять ресурсы в огромном объеме. Но с точки зрения уровня зарплаты — он нищий. Поэтому-то и получается, что наш чиновник наиболее восприимчив к коррупции.

— Юрий Ильич, как на Западе не ангажированные юристы, общественные деятели оценивают феномен криминальной России? Какими способами они пытаются преодолеть эту проблему? Как они переживают феномен России криминальной?

— Прежде всего, нельзя строить иллюзии насчет того, что Запад страшно переживает за Россию. Проблемы российской коррупции — это, конечно, прежде всего, наши собственные проблемы. И возлагать на Запад какие-либо надежды можно лишь до определенного предела. Но в принципе Запад не заинтересован в том, чтобы Российская Федерация стала тотально коррумпированной страной. На Западе сейчас, насколько я могу судить, идет процесс некоего осознания того, что творится с Россией. Когда я встречался с большой группой конгрессменов США, обсуждался вопрос борьбы с коррупцией и преступностью. И мне был прямо задан вопрос: "Как вы считаете, правильно мы себя вели по отношению к России, когда поддерживали Ельцина и все, что с ним связано"? Я ответил в том смысле, что вы, наверное, сами в этом вопросе разберетесь, но очевидно, что Запад сознательно закрывал глаза на многие факты коррупции в высшем руководстве, факты, которые и раньше были известны. Интересная деталь, когда Альберту Гору на стол лег доклад ЦРУ о коррупции в России, он поставил резолюцию: "Чушь!". Налицо явно предвзятый подход.

Вообще, отношение на Западе к проблеме российской коррупции очень разное. Например, в США используют проблему российской коррупции в политических целях, она всплывает в предвыборных баталиях между демократами и республиканцами. С другой стороны, тема коррупции в России на Западе приобретает форму нового пропагандистского мифа о зловещей бандитской России. Западному обществу пытаются навязать представления, что Россия — это самая коррумпированная в мире страна. Это, конечно же, не так. Впрочем, на Западе есть люди, которые желают России добра. Я в процессе выстраиванния отношений с генпрокуратурой Швейцарии, с генпрокуратурой Швеции, с генпрокуратурой США чувствовал искреннее желание многих западных коллег нам помочь. Другое дело, в состоянии ли мы эту помощь реализовать. Сейчас интересная ситуация складывается. Сейчас, когда Кремль, по сути, взял под контроль и сделал управляемыми все правоохранительные органы — МВД, ФСБ, Генпрокуратуру, возникло страшное недоверие со стороны западных коллег к российским правоохранительным органам. В частности, позиция швейцарцев сводится к тому, что в России просто не с кем иметь дело. И частично они правы. Скажем, материалы по скандалу вокруг Бэнк оф Нью-Йорк, по поводу отмывания преступных доходов российскими чиновниками не передаются в руки российских правоохранительных органов, потому что нет никакой гарантии, что на следующий день Борис Березовский или другие заинтересованные лица не будут эти материалы перелистывать. Возьмем ситуацию с "Мабетексом". Группа Чуглазова, Катышева, Казакова, эффективно осуществлявшая расследование, была отстранена от дел. Названные люди сотрудничали со швейцарцами почти два года, а сейчас — где они? Швейцарцы недоуменно говорят: "Как с вами можно иметь какие-то дела? Что у вас там происходит?" Сотрудничество с Западом в деле борьбы с преступностью необходимо. Такое сотрудничество полезно. Сейчас в контексте интеграционного процесса европейское сообщество открывает нам новые правовые возможности в деле возвращения в Россию украденных денег. Но для этого российским правоохранительным органам надо показать, что они не ангажированы преступниками, что они действуют в рамках закона.

— Юрий Ильич, как происходит скрытая борьба в прокуратуре, в правоохранительных органах? Борьба между теми, кто предал, осквернил честь мундира и при этом занял основные позиции во всех органах правозащиты, правопорядка, и теми, кто не хочет становиться орудием в руках коррумпированной власти, кто не хочет смыкаться с бандитами. Борьба эта происходит, все чувствуют это… Есть люди, которые не захотели идти на провокацию, ваши товарищи, а есть те, которые пошли на предательство. Какие бы вы дали характеристики людям, которые, на ваш взгляд, повинны в вашей диффамации? Характеристики — не профессиональные, естественно, а морально-этические.

— Этот вопрос для меня очень больной, потому что он касается достаточно близких мне людей и, прежде всего, моих заместителей, я имею в виду Чайку, Розанова и Демина, которые в этой экстремальной, действительно непростой ситуации, увы, повели себя не как настоящие профессионалы. Они не выполнили требования закона, я уж не говорю о товарищеской этике. Я ведь не требовал от них ничего сверх того, что выходило бы за рамки закона. Я от них ждал, опираясь на свое законное право, чтобы они прекратили незаконно возбужденное уголовное дело. Чтобы они не шли на поводу Кремля и не проводили обыски у меня дома. Чтобы они прекратили дело после того, как было вынесено судебное решение. Всего этого нет. Печалит не только факт предательства в чисто человеческом смысле, печалят факты грубейшего нарушения уголовно-процессуального кодекса. Ведь кремлевские кукловоды, которые дергают сейчас за веревочки марионеток в Генпрокуратуре, они же останутся в стороне, а отвечать придется именно прокурорским работникам, которые реально принимают антизаконные процессуальные решения. Эти решения ведь фиксируются документально — и всегда будет возможность оценить их обоснованность. Разумеется, работники Генпрокуратуры вели себя по-разному. С одной стороны, это Росинский, принимавший участие в ночном заседании в Кремле, во время которого последовало незаконное возбуждение уголовного дела в отношении меня. С другой стороны, группа людей, которые мне сочувствуют, но, скажем так, молчаливо сочувствуют, боясь увольнения, боясь преследований. Я этих людей не осуждаю. Но, к моей радости, нашлись люди в Генпрокуратуре, которые достаточно твердую позицию заняли. Я имею в виду и Юрия Баграева, который в сложнейшей для себя ситуации нашел смелость заявить, что дело против меня возбуждено незаконно (сейчас Демин его увольняет под надуманным предлогом из главной военной прокуратуры). Я оценил и позицию, которую занял мой заместитель Михаил Катышев, курирующий следствие. Я вспоминаю принципиальную позицию следователя Петра Прибоя, который расследовал уголовное дело, возбужденное по моему обращению, и признал меня потерпевшим (сейчас он отстранен от дальнейшего расследования). Знаю целый ряд других прекрасных моих коллег. Допустим, старший следователь по особо важным делам Нифантьев, который отказался участвовать в обысках, проводимых у меня в доме. Есть в прокуратуре люди, верящие в закон, умеющие отстоять свое мировоззрение, свои представления о профессиональной чести. Генеральная прокуратура — это живой организм. Там очень разные люди, много честных и порядочных. Но меня иногда спрашивают: для чего вы эту вот борьбу затеяли? Почему, дескать, вы измотали прокуратуру? Почему бы вам спокойно не уйти и не мучать всех?..

Но как я могу уйти спокойно, если люди, которые добиваются моего отстранения, это преступники. Если накат на меня делается для того, чтобы скрыть следы преступления. Я возбудил уголовное дело, я задел их существеннейший интерес, они оказались под угрозой попасть в тюрьму — и отсюда их реакция, отсюда накат на меня. Как я могу уступить? Если я уступлю, это будет не только крах моей личности. Это будет крах всей прокуратуры. Все смогут сказать: "Значит, и генерального сломали". Как можно требовать стойкости от того же Волкова, на которого сейчас давят в связи с делом Березовского? Как мы можем требовать законопослушного поведения от какого-то следователя в далеком Урюпинске, который также испытывает многочисленные трудности и давление на себя местных бандитов? Если я уступлю, система вообще развалится. Я защищаю не только свою честь, я защищаю прокурорскую систему. И то обстоятельство, что в прокуратуре все же (я это знаю достоверно) очень большое количество людей поддерживает мою борьбу, говорит о многом. Да, не все могут открыто выразить свою позицию. Но, тем не менее, прокуратура осталась учреждением, где законность — не пустой звук. Это учреждение, имеющее колоссальный правозащитный потенциал и в плане борьбы с преступностью. И я надеюсь, я знаю, что Генпрокуратура с честью выйдет и из этих передряг.

— Юрий Ильич, сегодня вы выдвигаетесь на пост президента России. Предвыборная кампания в самом разгаре. С чем вы идете к избирателям? На чем строится ваша программа?

— Мое кредо как кандидата связано и с политикой, и с правом. Я уверен, что россиян обманули, когда объявили о создании в России правового государства. Мы живем в ситуации тотального беззакония. Я это вижу хотя бы только на своем горьком опыте. Но я всегда задаю себе один и тот же вопрос. Я ведь имею адвокатов, имею профессиональный опыт, я разбираюсь в правовой проблематике, но не могу себя защитить. А что же простой человек из глубинки? Ему-то каково? Как ему жить в нашей стране, когда суды коррумпированы, прокуратура МВД управляема со стороны олигархов и исполнительной власти. Мой лозунг: "Хватит жить по понятиям, пора жить по закону". Если мы не выгоним коррупционеров из Кремля, не доведем до конца уголовные дела, не заставим власть соблюдать закон — Россия погибнет. Борясь за президентское кресло, я понимаю, что власть президента гипертрофирована. В будущем следует перераспределить полномочия, укрепить правительство, дать Думе и Совету Федерации больше полномочий.

Еще меня беспокоят вопросы, связанные с молодежью, с подрастающим поколением. Уровень преступности, болезней среди русских детей ужасает. А сколько беспризорной молодежи в России? Мы теряем страну и потому, что идет процесс деградации. Моя программа такова: вернуть часть денег, вывезенных из-за границы, и направить их на детские пособия, образование и социальные программы.

Вопросы задавал Андрей ФЕФЕЛОВ

Уникальное предложение на сайте - регистрация юридических лиц по доступной цене 3 от компании, проверенной временем.

С. Зайченко НАТОВСКИЕ ПОГОНЫ ГЕНЕРАЛА ЕВНЕВИЧА

"Мы не можем здесь на этом, протяженностью не более 120 километров, узком участке земли (ПМР — левобережье Днестра) и шириной, которая колеблется от 5 до 40 километров, выполнять задачу по ведению ее обороны, даже если бы такая задача была поставлена (В.Г. Евневич, 15.06.1999 г. Радиостанция "Маяк").

Эти слова командующий оперативной группой российских войск в Приднестровье генерал-лейтенант В. Евневич произнес в интервью корреспонденту радиостанции "Маяк" Ю. Селиванову. Корреспондент при этом добавил от себя, что "командующий ОГРВ не усматривает какой-либо военной целесообразности для сохранения на Днестре этого стратегического российского плацдарма".

Стратегический российский плацдарм — это о нас с вами, о Приднестровье, где великим русским полководцем А.В. Суворовым более 200 лет тому назад был возведен форпост России на балканском направлении, где отдавали жизнь советские солдаты, освобождая этот "стратегический российский плацдарм" от немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной...

Сегодня для нас это не просто слова — это наша гордость. Испокон веков и до наших дней никто не отделял и, я уверен, никогда не сможет отделить Приднестровье от Земли Российской, как бы того ни хотели наши недруги. Отрадно сознавать, что так думают не только у нас в Приднестровье, но и очень многие наши друзья в России. Достаточно напомнить господину Евневичу постановление Государственной думы РФ от 2 февраля 1999 года, в котором обращалось внимание президента и правительства России на то, что "дальнейшее сокращение численности Оперативной группы войск МО РФ в условиях продвижения НАТО на Восток может отрицательно сказаться на стабильности в регионе, что не отвечает геополитическим интересам России". Может быть, господин генерал не знает о таком постановлении Госдумы? Конечно же, знает.

С первых дней своего назначения на должность командующего ОГРВ в Приднестровье генерал-лейтенант В. Евневич стал вести себя не как военачальник, а как новоиспеченный и неудачливый дипломат. Пытаясь проводить якобы компромиссную политику, он фактически постоянно расшаркивается перед Кишиневом, всегда подчеркивая, что Приднестровье — это не республика, а восточный регион Республики Молдова. Не вспоминает Евневич о том, что в начале 90-х российских солдат и офицеров фактически выдворили из суверенной и независимой Молдовы. Оскорбляли, унижали и даже кидали в тюрьмы, при этом присвоив себе все имущество, технику и вооружение. Знает Валерий Геннадьевич и то, с каким уважением и заботой относятся приднестровцы к своим российским военнослужащим. Тем не менее, это не мешает ему осуществлять тесные контакты с МО РМ и учитывать их мнение и желание поскорее ликвидировать российское военное присутствие в Приднестровье.

За время пребывания в должности командующего ОГРВ он сделал многое, что никак не назовешь светлым отрезком в истории многовекового пребывания российских войск на нашей территории. Именно в этот период число российских военнослужащих, находящихся в ПМР, сократилось от 10 до 2,5 тысяч человек. По словам командующего ОГРВ, нынешнюю численность группы вообще следует довести до 3 батальонов миротворческих сил. По поступившей на днях информации, планируется сокращение ОГРВ еще на 1000 человек.

Именно при генерале В. Евневиче так широко распахнулись "двери" ОГРВ для различных "гостей" из США, НАТО, ОБСЕ и других западных организаций, которых радушно всегда встречает лично командующий, открывая перед ними даже запоры от стратегических складов с вооружением и боеприпасами в Колбасне. Надо сказать, что в последнее время Евневич часто ездит в Кишинев в сопровождении военного оркестра ОГРВ. Какие марши звучат в столице Молдовы, для кого и где — неизвестно. Возможно, на плацдармах и аэродромах, где фактическими хозяевами стали партнеры НАТО, а возможно — русский генерал репетирует "победную" встречу вывода последнего солдата ОГРВ из Приднестровья? Здесь уместно напомнить, что в грозном 1992 году безусые лейтенанты-добровольцы из состава 14-й армии как подлинные патриоты своего Отечества грудью встали на защиту Приднестровья, и многие отдали свои жизни за святое дело. А теперь военный оркестр ОГРВ "под дирижерством" В. Евневича играет почему-то бравурные марши тем, кто развязал войну на берегах седого Днестра, захватывая в заложники своих российских военнослужащих. Чьи интересы защищает командующий ОГРВ генерал-лейтенант В. Евневич? За кого ратует российский генерал, олицетворяющий у нас в Приднестровье военную мощь России? Сможет ли он сказать, что принимает участие в защите стратегических интересов России в Юго-Восточной Европе?

На многие из этих вопросов нам известны ответы. Все в том же интервью радиостанции "Маяк" он сказал: "Предъявляются претензии к нам, что мы должны здесь защищать кого-то от НАТО, препятствовать распространению НАТО... и тому подобное. Это могут говорить люди, которые не компетентны в вопросах военной науки..."

Видимо, по мнению генерал-лейтенанта Евневича, генералиссимус Александр Васильевич Суворов был "...некомпетентным в вопросах военной науки..." Впрочем, как и те, кто создавал ставку верховного командования в Кишиневе и размещал прославленную 14-ю гвардейскую армию в Тирасполе. А ведь тогда НАТО еще не подходило вплотную к берегам Днестра! Но что до всего этого генералу В. Евневичу?!

Как человек военный хочу напомнить господину Евневичу, что в Вооруженных Силах России по-прежнему сильны такие понятия, как вера в свою Родину, преданность своему Отечеству, честь мундира и офицера, воинская доблесть и просто ответственность за порученный участок работы. И рано или поздно Россия найдет человека, который с честью и гордостью за свою Родину "здесь, на этом, протяженностью не более 120 километров, узком участке земли, и ширина которого колеблется от 5 до 40 километров" сможет по-военному, твердо и уверенно, без тени сомнения выполнять стоящие перед Россией задачи. Перед Россией, которая была, есть и остается навсегда великой Державой, как бы к ней ни относился генерал-лейтенант Евневич.

С. ЗАЙЧЕНКО

"Ольвия-пресс"

Тирасполь

Здесь Вы найдёте запчасти Daewoo Espero 4 для любого назначения.

Владислав Смоленцев ОГОНЬ НА СЕБЯ

Последние известия из района боевых действий заставляют предельно внимательно вглядеться в складывающуюся в Чечне ситуацию. Сквозь победные реляции все более угрюмо просматривается перспектива втягивания России в долгую и кровопролитную партизанскую войну.

По всем докладам военных комендантов, органов контрразведки и МВД видно, что ситуация ухудшается с каждым днем. Особенно в южных предгорных и горных районах Чечни. Боевики из рассеянных банд оседают в поселках, пытаются скрыться среди местного населения, легализоваться и перейти к тактике диверсий, налетов и минной войны.

При этом в популистских целях ставятся фактически под угрозу срыва крупнейшие войсковые операции. Свежий пример тому — срыв штурма Шатоя. В результате блестящей операции частей Минобороны в Шатое была окружена и блокирована почти шеститысячная группировка боевиков, среди которых были и их лидеры — Басаев, Хаттаб, Гелаев, Масхадов. Перед военными возникла реальная возможность уничтожить всю эту группировку, но буквально за сутки до штурма в действия руководства операцией вмешались сначала представитель президента в Чечне Кошман, а затем и лично министр обороны Сергеев, которые потребовали ни в коем случае не вести боевые действия в самом поселке. Штурм был остановлен. Начались блокада и изнурительные переговоры. Боевики же в этой ситуации приняли самое разумное решение — перегруппировавшись, оставив в поселке раненых и демонстративно сдав в плен малообученную молодежь, основные силы бросили на прорыв кольца обороны.

Именно при прорыве такой крупной банды под селом Сельментаузен 3 марта погибла десантная рота Псковской ВДД. На оборудовавшую опорный пункт роту десантников вышли сначала почти сто человек передового отряда боевиков, а уже через час высотку, на которой закрепились десантники, штурмовала уже почти тысяча боевиков, вооруженных гранатометами, минометами и переносными безоткатными орудиями.

По непонятной пока причине десантники выдвинулись на высоту без боевой техники и тяжелого вооружения. Скорее всего, за этим стоит просчет разведки, не выявившей нахождение в этом районе столь большой банды, и легкомысленность командиров, отправивших роту без прикрытия.

Ночь и туман не позволили своевременно выдвинуться подкреплениям и поддержать окруженных десантников авиацией. Только к утру передовые отряды вышли к высоте, на которой шел бой. Но еще почти весь день войска пробивались сквозь минные заграждения, выставленные боевиками на склонах высоты.

Итог боя страшен. Из почти девяноста человек в живых осталось только шестеро десантников, которые чудом вырвались из кольца. По их докладам была восстановлена картина этого боя. Рота дралась в окружении до последнего патрона, а когда боеприпасы кончились, десантники вызвали огонь артиллерии на себя и пошли врукопашную. Ни один десантник не сдался в плен.

Озверевшие от такой стойкости десантников боевики не пощадили даже раненых. Все они были добиты выстрелами в голову. В этом бою ВДВ России понесли самые большие потери за эту войну — восемьдесят четыре человека убитыми…

Надо ли говорить, что смерть псковичей легла на совесть тех, кто запретил брать штурмом Шатой и тем самым дал боевикам возможность вырваться из кольца. Правда, далеко уйти боевикам не удалось. В пяти километрах от Сельментаузена банда была окружена и после почти двухдневного боя уничтожена. Только на поле боя остались валяться больше трехсот трупов, почти двести человек сдались в плен.

О пленных вообще разговор особый. В последний месяц боевики часто и помногу сдаются в плен. Особенно — раненные и молодежь. Допросы их выяснили одну интересную деталь — все они получили приказ о сдаче от своих старших командиров. Боевики просто стремятся освободиться от лишней обузы — раненных и малообученных юнцов, оставляя в отрядах наиболее опытных, сильных, обстрелянных бойцов.

Расчет их понятен — освободившись от подобного "балласта", отряды становятся куда мобильнее, решается также и вопрос с обеспечением боеприпасами. Все сдающиеся в плен боевики имеют в автоматах всего по два-три патрона. При этом не было сдано ни одного гранатомета, подствольника, мины или ручной гранаты. То есть все это оставляется бандам.

Судьба этих пленных — особая головная боль военных. С самого первого дня за них начинают усиленно хлопотать всяческие родственники, представители местных администраций, старейшины и прочие "авторитетные" люди. Все они усиленно давят на то, что арестованные-де ни в чем не виноваты, что они были силой вовлечены в бандформирования и по несовершеннолетию не ведали, что творят. В результате очень многие из этих "волчат" вскоре выходят на свободу и возвращаются в родные села, где их уже давно ждут легализовавшиеся бандиты. В результате такой политики теперь практически не проходит дня без обстрела комендатур, расположений и блокпостов наших войск.

Так же туманна судьба и тех боевиков, чья активная деятельность в бандах доказана. Большинство из них открыто говорит, что надеются на очередную амнистию. И не особо скрывают того, что, выйдя на свободу, вновь возьмутся за оружие.

Ни о каких судах над боевиками речь пока не идет. В России предпочитают сажать на огромные сроки людей, от голода ворующих из магазинов продукты, и выпускать на свободу тех, кто с оружием в руках сражался против русских войск.

Создается полное ощущение, что высшее политическое руководство России попросту не знает, что ему дальше делать с Чечней. То Путин говорит о том, что необходимо формировать местные структуры власти; то военные заявляют, что всю власть необходимо сосредоточить у военных комендантов. То господин Кошман собирает совещания, на которых объявляет себя единоличным управляющим Чечни; то различные чеченские авторитеты самоназначают себя в правители. При этом никакой реальной, продуманной политики в отношении местного населения не проводится. Каждый комендант действует на свой страх и риск.

До сих пор не проведена перепись населения освобожденных районов, не налажена система прописки и учета, нет баз данных по тейпам, не проведена паспортизация. Все это создает исключительно благоприятные условия для возвращения и легализации боевиков в освобожденных районах и развертывания здесь вооруженного подполья. Как все это углубится с наступлением летнего периода, появлением "зеленки" и сходом снега с гор — можно только догадываться.

Если сегодня потери от действий боевиков в тылу наших войск составляют три-пять человек в неделю и две-три единицы техники в сутки, а на дорогах обнаруживается и разминируется до сорока мин и фугасов, то с появлением "зеленки" установка мин и фугасов станет просто "валовой", так же, как и организация засад. По оценке специалистов, потери от войны на дорогах могут вырасти до пяти-восьми человек в сутки. При этом критическими потерями являются пятнадцать-двадцать человек в сутки на тысячу километров. При подобных потерях речь идет уже о полной утрате контроля над коммуникациями.

Кремль явно не знает, что ему дальше делать с Чечней. И этот политический вакуум очень скоро заполнится гремучей смесью.

При сегодняшних тенденциях развития обстановки чеченская кампания может закончиться для России весьма драматично. Если в ближайшее время федеральный центр не включится в активную контрпартизанскую войну, если не будут уничтожены или захвачены лидеры боевиков, то уже к концу мая мы можем утратить контроль над южными горными и предгорными районами Чечни и откатимся на линию Сунжи.

Впрочем, может быть, именно это и устроит администрацию Путина, которой очень нужна "военная победа" над Чечней к 26 марта, и совершенно не нужна Чечня после этого срока, которая "сжирает" огромный кусок и без того тощего бюджетного пирога.

Владислав СМОЛЕНЦЕВ

Владислав Шурыгин ГОРЯЧАЯ ВЕСНА

КТО СКАЗАЛ, ЧТО КОНЧИЛАСЬ ВОЙНА?

Итак, по всем каналам все чаще стали звучать доклады о том, что военная фаза операции в Чечне подходит к концу и с телеэкранов зазвучало сладкое слово "победа". И этот оптимизм генералов, вкупе с безаппеляционностью политиков, не может не удивлять. О какой победе заговорили в Кремле? О каком полном разгроме боевиков идет речь?

Да, военные сегодня действительно заканчивают операции по разгрому крупных отрядов боевиков. В восьмимесячных боях были перемолоты "полки" и "бригады" боевиков, уничтожена их боевая техника и тяжелое вооружение, нарушена связь и боевое управление. Да, сегодня боевики, как никогда раньше, близки к полному разгрому. В боях пали многие активные полевые командиры. Убито около пятнадцати тысяч боевиков, еще столько же ранено. Более полутора тысяч взято в плен. Боевики почти полностью утратили контроль над территорией республики и окончательно перешли к нелегальной борьбе. Но можно ли говорить о том, что чеченская война закончена и мы можем почивать на лаврах?

Я думаю, что это крайне опасное заблуждение.

Впереди нас ждет еще, пожалуй, самый трудный этап войны. Утверждение российского протектората над мятежной территорией и ликвидация нелегального сопротивления, чаще именуемого контрпартизанской войной.

И чтобы понять, что нас ждет впереди, необходимо тщательно проанализировать сложившуюся ситуацию.

ТРИ КИТА ПАРТИЗАНСКОЙ ВОЙНЫ

Тактика партизанской войны не является тайной за семью печатями. Она отработана еще столетия назад и с тех пор мало изменилась. Принципы и методы ее ведения остались почти те же, что и во времена Дениса Давыдова, итальянских "партизан" (собственно, и получивших это имя в борьбе против наполеоновских войск) и генерала Ковпака. Ее же с успехом применяли украинские националисты в Прикарпатье, вьетконговцы в джунглях Индокитая, моджахеды в Афганистане. Хорошо знакома она и чеченским полевым командирам. Не раз и не два в руки наших войск попадали написанные от руки, а то и изданные типографским способом конспекты по тактике ведения партизанской войны.

Кратко ее можно свести к трем основным принципам: скрытность, внезапность и социальная поддержка.

Одним из парадоксов этой войны является то, что партизаны как бы меняются местами с регулярной армией. Из дичи они становятся охотниками. Практически партизанские отряды становятся "спутниками" регулярной армии противника. Сопровождая ее повсюду, преследуя и нанося удары в самые уязвимые места.

И главным из них являются коммуникации. Зависимость армии от регулярных поставок топлива, продовольствия, боеприпасов делает ее крайне уязвимой в тылу. Невозможно на каждый километр дорог поставить по батальону. Невозможно каждую колонну отправлять в сопровождении такой же колонны прикрытия. Регулярные удары по коммуникациям лишают армию подвижности и делают гарнизоны фактически осажденными крепостями. Именно выигрыш войны за коммуникации считается в партизанской войне захватом инициативы.

Вторым ее этапом является изматывание противника бесконечными ударами. Тактикой "тысячи булавочных уколов слона" называл ее товарищ Мао. Постоянные налеты, засады, обстрелы, минирования изматывают противника, ломают его волю, деморализуют, дезорганизуют, вынуждают постоянно сокращать количество гарнизонов, уплотнять боевые порядки. Оставлять без контроля все больше территории, оставляя их партизанам.

И, наконец, третьим этапом такой войны является создание уже целых партизанских районов, расширение их, формирование все новых и новых отрядов, которые начинают просто "разъедать" инфраструктуру противника.

Итогом всего является осознание высшим руководством противника невозможности более удерживать занятую территорию и эвакуация войск в метрополию.

Главным же условием всего описанного выше является социальная поддержка партизанского движения. Без нее ни о каких успехах партизан речи идти не может. Только имея опору среди местного населения, партизаны могут рассчитывать на успех.

Сегодня в Чечне мы стоим на пороге начала партизанской войны. И ход ее, а тем более исход, далеко еще не ясны. Несмотря на большие потери, численность боевиков еще достаточна для разворачивания широкомасштабной партизанской войны. По самым скромным подсчетам, в городах и поселках Чечни скрывается до четырех тысяч боевиков. Еще почти четыре тысячи ведут бои в Аргунском ущелье. Учитывая типовую численность боевых групп в пятьдесят — восемьдесят человек, можно легко вычислить боевые возможности этой "армии". На складах и в схронах заложено достаточно оружия и боеприпасов, чтобы вести активные боевые действия еще как минимум до полугода. К тому же, боевики с нетерпением ожидают появления зелени, чтобы максимально использовать возможности горно-лесистой местности.

Все это говорит о том, что нас ждет в Чечне горячая весна.

МИФ О ПАРТИЗАНСКОЙ ВОЙНЕ

Главный миф партизанской войны заключается в навязанном обществу странном убеждении, что партизан невозможно победить. Кто и почему создал этот миф — остается загадкой. Однако история свидетельствует о другом. В лучшем случае только четвертая часть, условно говоря, партизанских войн заканчивалась победой партизан. Во всех же остальных случаях они терпели поражение. Более того, почти все их победы были бы невозможны без широкой поддержки извне. Собственной метрополии, как в партизанском движении 1812 года или в годы Великой Отечественной Войны. Или из-за рубежа. Как, например, советская военная помощь Вьетнаму, Лаосу, Никарагуа и многим другим, или американская помощь моджахедам, или юаровская — ангольской УНИТА и т.п.

При этом следовало бы вспомнить такие удачные антипартизанские операции, как, например, полное блокирование немцами партизанских отрядов в Крыму в годы войны, разгром и ликвидация партизанских районов в Белоруссии, крах партизанского движения на левобережной Украине. Партизаны были разбиты и ликвидированы в Прибалтике и на Западной Украине. Южной Корее и Тайване. Даже самый известный партизан современности Че Гевара погиб вместе со всем своим отрядом в джунглях Боливии. Неплохо было бы вспомнить и о полном тупике партизанской войны в Перу, Венесуэле и Колумбии. А партизанская война в Ирландии и на Корсике вообще переродилась в обычный терроризм, который уже никак не претендует на освобождение районов от противника или на захват территории.

При всех мифах о неуловимости и неуязвимости партизан они крайне уязвимы. Они так же, как и федеральные войска, и даже сильнее, зависимы от поставок оружия и боеприпасов, и значит, проблема прикрытия коммуникаций для партизан крайне болезненна. И каждая потеря каравана с оружием и боеприпасами весьма чувствительна для боевиков, которым иначе просто негде их пополнять.

Еще более остро для боевиков стоит проблема медицинского обеспечения и лечения раненых. В полевых условиях, в лесных лагерях развернуть полноценные госпиталя крайне сложно.

В-третьих, базы боевиков и лагеря сами являются мишенью для ударов отрядов и групп специального назначения федеральных войск, и потому их сокрытие становится едва ли не главной задачей, что делает всю машину боевого управления партизан крайне медлительной.

В городах и поселках боевики смогут скрываться лишь до укрепления здесь органов МВД и ФСБ федеральной власти, после чего их задержание и арест — лишь дело времени.

Поэтому в запасе у боевиков есть не более четырех-пяти месяцев относительного беспорядка, пользуясь которым они попытаются как можно более масштабно развязать партизанскую войну. И если они не победят в ней до следующей осени, то к зиме их состояние станет крайне тяжелым.

ХРОМАЯ КОБЫЛА ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ

О проблемах с МВД в ходе этой чеченской кампании говорилось и писалось уже немало, но до окончания активной фазы войны все это как-то не очень бросалось в глаза.

Теперь же, когда войсковые операции заканчиваются, и территория, освобожденная от боевиков, передается под контроль МВД, слабость последнего становится особенно выпуклой.

Когда некоторые ОМОНы и СОБРы отказывались участвовать в боях по причине того, что это не их "функциональная задача", это, хотя и было откровенной трусостью, но хотя бы формально выглядело законно. Но теперь, когда на занятых территориях органы МВД должны разворачивать активную работу по выявлению и ликвидации бандитского подполья, ловить скрывающихся боевиков, бороться с преступностью, — почему-то особой прыти за эмвэдэшными структурами все также не наблюдается.

Формирование территориальных органов МВД идет крайне медленно. Кадры для них приходится буквально "выскребать" по всей России. Из трех направляемых в Чечню сотрудников в лучшем случае удается отправить одного. До сих пор не укомплектовано большинство поселковых УВД, в районных же дефицит оперсостава достигает 40 и более процентов

Оперативная работа на освобожденных территориях разворачивается вообще черепашьими темпами, а ведь счет сегодня идет на недели. С появлением зелени затаившиеся до тепла в поселках и городах боевики начнут активные террористические действия, и задержать их тогда будет крайне тяжело.

Я ни в коем случае не упрекаю тех бесстрашных "оперов" и милиционеров, которые прибыли сюда и по мере сил стараются честно выполнять свое дело, но те меры и те штаты, которые заложены сюда руководством МВД, просто недостаточны.

Вообще, наблюдая за функционированием в освобожденных районах структур МВД, создается ощущение, что у МВД нет никакого единого отработанного плана действий в Чечне. И единственный план — это охранять свое собственное расположение и высиживать определенный приказами срок.

Сейчас в города и поселки массово возвращаются потрепанные в боях боевики, но их выявление и задержание ведется настолько эпизодически, что назвать это "работой" язык не поворачивается.

Сегодня телетайпы принесли весть о том, что в пригороде Грозного попала в засаду и понесла большие потери колонна Сергиевопосадского ОМОНа. Не останавливаясь подробно на преступной беспечности милицейского начальства, отправившего битком набитые людьми грузовики без всякого прикрытия, заметим только, что и в районе засады — Старых Промыслах, и в примыкающей к ним Алхан-Кале, где, собственно, и скрывались боевики до засады и где скрылись потом, находились блокпосты МВД, и должны были быть уже давно развернуты подразделения МВД и отделы внутренних дел. Но никто бандитов не выявил и не остановил. Более того — в район боя еще почти два часа не могли прорваться вышедшие на помощь подразделения МВД. Это ли не оценка боеспособности и работоспособности рушайловских структур?

Особый разговор о выявлении и ликвидации главарей боевиков. До сих пор жив и здоров Масхадов, оправляется от ран Басаев, командует своим отрядом Хаттаб. А ведь без их ликвидации ни о каком прекращении сопротивления и победы над боевиками речи идти не может. Они — символы и главные организаторы чеченского сопротивления. И если до окончания войсковых операций требовать от МВД и ФСБ выявления и уничтожения лидеров боевиков можно было лишь теоретически, то теперь, когда основные отряды рассеяны, это уже просто их главная задача.

Сегодня армия сделала свое дело. И сделала его отлично. Боевики потерпели сокрушительное военное поражение. Но очень может быть, что результаты этой победы будут сведены к нулю бездействием, слабостью и халатностью МВД.

Победить партизан, безусловно, можно. И это не самая трудная задача для такого мощного государства, как Россия. Главное условие этой победы — политическая решимость высшего руководства и социальная поддержка этих усилий. Без готовности российского общества вести эту войну ни о каких успехах в борьбе против партизан речи идти не может. И на фоне этого особенно тревожно прозвучали заявления о "победе" над боевиками. Не хочет ли власть в преддверии выборов "развязаться" с этой войной, отправить ее в прошлое и тем самым практически развязать руки боевикам?

Ведь после подобных заявлений будет очень трудно объяснять общественности, почему в Чечне продолжаются бои, почему там гибнут и получают ранения наши солдаты. А ведь впереди нас ждут еще очень тяжелые сражения.

Владислав ШУРЫГИН

Владислав Шурыгин НУЖЕН ЛИДЕР

Наверное, сложно найти сегодня в федеральной группировке войск в Чечне человека, который бы не ежился зябко, оказавшись в окружении вооруженных бородачей в милицейской форме. И хотя они вполне доброжелательны, общительны и радушны — отношение к ним у большинства солдат и офицеров, мягко говоря, настороженное.

Это союзники. Чеченская милиция Беслана Гантемирова.

Вообще отношение к этим формированиям крайне противоречивое. С одной стороны — все признают их полезность и необходимость. Гантемиров лично провел переговоры с рядом сел, занятых боевиками, и организовал их бескровную сдачу. Под его знамена перешло несколько крупных отрядов полевых командиров, уже давно не ладивших с масхадовским правительством. С другой стороны, в МВД и ФСБ вам расскажут достаточно историй о том, как "гантемировцы" пытались вывезти из зоны боев раненых боевиков, полевых командиров. Как организовывали коридоры для выхода окруженных банд. Вспомнят и о бесконтрольных раздачах оружия населению, которое далеко не радостно встречало российские войска.

При этом все сегодня, пожалуй, сойдутся на одном: Гантемиров — единственный "полевой командир" первой величины, действующий на стороне федеральных войск. В чеченской табели о рангах это имя стоит в ряду с такими громкими именами, как Басаев, Масхадов, Удугов, Гелаев. Бывший сподвижник Дудаева, бывший мэр Грозного, один из лидеров еще той, первой, оппозиции.

Но кроме Гантемирова, на стороне федеральных войск действует еще целый ряд отрядов и групп. Это сподвижники муфтия Чечни Кадырова, отряды движения "Адамалла" Дениева, отряды полевых командиров, перешедших на нашу сторону. Зачастую эти группы враждуют между собой и не признают над собой вообще ничьей власти.

Кто-то больше связан с "федералами", кто-то меньше. Но почти каждый из перечисленных выше лидеров претендует на всю полноту власти в республике.

И если в определении своего отношения к этим формированиям федеральная власть, несмотря на все издержки и недостатки "союзников", исходит из старого, как мир, принципа: "Это сукины сыны, но это наши сукины сыны!" — то в определении своего отношения к будущему Чечни ясности у Кремля нет.

Сегодня разобраться в хитросплетении чеченских связей, симпатий и авторитетов крайне сложно даже самим чеченцам. И упрощенный подход некоторых СМИ и политиков к этому вопросу просто озадачивает. И для начала надо разобраться с некоторыми мифами существующими вокруг этого вопроса.

Первый из них, что Чечня — чисто традиционалистское общество, основанное на уважении к старейшинам. Очень часто можно услышать, что тот или иной политик обратился к старейшинам, или что старейшины такого-то села гарантировали то-то. Но все это — не более чем миф. Безусловно, старших в Чечне уважают и чтут. Но роль их в управлении современным чеченским обществом крайне мала. Это скорее ширма для чужаков. На самом же деле, власть того же Басаева или чужака Хаттаба всегда была выше любых "советов старейшин". Более того, расстрелял этих самых старейшин Басаев немало. Просто даже по подозрению в помощи федералам. К тому же старейшины одного тейпа уже не являются ни малейшими авторитетами для другого. И только закон кровной мести часто смиряет абреков-чеченцев перед богатой старостью соседей.

Другой миф гласит, что Чечня считается с законами мусульманства и живет по шариату. Это еще большее заблуждение. Никогда, даже во времена первой кавказской войны, когда мусульманство было официальной религией почти всего Северного Кавказа и турецкий протекторат только-только сменился властью "Белого царя", чеченцы не жили по законам шариата. Наоборот, законы адата — родоплеменных традиций — стояли на первом месте. И поражение имама Шамиля многие увязывают именно с тем, что в конце концов он начал войну с собственным народом за вытеснение адата шариатом.

Сегодня же "мусульмированность" чеченского общества вообще находится на первобытно неофитном уровне. Новообращенные бывшие комсомольцы и коммунисты из мусульманских канонов в лучшем случае могут складно произнести пару молитв. О глубокой вере большинства говорить не приходится. Скорее, это некая идеология, позволяющая себя противопоставлять бывшим согражданам СССР.

Еще одним мифом элитарной публики является легенда о неком кавказском рыцарстве, святости "законов гор", гостеприимства, великодушия.

Этим Чечня не отличалась никогда. Еще в прошлом столетии историк кавказских войн Тарле много писал о коварстве и вероломстве абреков-чеченцев, попиравших все местные обычаи и законы. Сегодня же, на фоне полной нищеты, развала, войны, это тем более точно. Еще в прошлом веке перед сражением чеченцы выпускали мирных жителей из аулов, в которых защищались. Теперь же ими просто прикрываются, используя как живой щит.

А уж убийство зашедшего в дом с мирными намерениями чужака — и вообще считается доблестью, а раньше бросало позор на весь род.

Современное чеченское общество живет по очень сложным законам, в основе которых лежит крайне запутанная система сдержек и противовесов, в основе которой, как ни странно, лежит не стремление к власти над соплеменниками, а наоборот — стремление не допустить ни один тейп к такому усилению или возвышению, которое бы обеспечило ему гегемонию над остальными. Связано это с вековой традицией "родовой вооруженной аристократии". Чечня никогда не имела никакой централизованной власти, никогда не имела ни князей, никаких других "надтейповых" руководителей.

Единственным исключением из этого правила стал первый президент Чечни-Ичкерии Джохар Дудаев. Но и то его власть в республике никогда не была полной. Почти треть Чечни не признала его и стала называться "оппозиционной", а в самом окружении Дудаева было достаточно независимых кланов, которые правили в своих районах, никак не считаясь с властью Дудаева.

Можно сказать, что Чечня "терпела" Дудаева только потому, что он был неким "знаменем" чеченской независимости и политическим субъектом для международного сообщества.

И потому попытка навязать Чечне какого-либо одного лидера-чеченца сегодня почти наверняка будет обречена на провал. В этом чеченцы прежде всего увидят угрозу возвышения одного клана над другим. И судьба Доку Завгаева и Аслана Масхадова — тому свежий пример. Первый, будучи всесильным правителем Чечено-Ингушетии в советские времена, стал фактически безвластной марионеткой в годы прошлой войны. Второй в ходе прошлой войны был фактически единовластным военным лидером боевиков, но, став президентом, стал малозначимой фигурой.

Так кто же может сегодня усмирить Чечню? Перед кем она готова смириться, кого послушает?

Мне кажется, наиболее приемлемый подход в решении этого вопроса — формирование власти пока лишь на районном уровне. Без навязывания Чечне некого "единого" правительства. Ведь большинство всех экономических и социальных вопросов решается именно на районном уровне, здесь же предельно выражены и кланово-тейповые отношения. В северных районах такая власть будет более пророссийской, к тому же здесь будет представлено и русскоязычное население, в южных — менее пророссийской. Но возникнет некий баланс сил. И высшей формой управления Чечни должны стать не правительство или президент, а некий совет или парламент. И уже его сможет возглавить достаточно авторитетный чеченец.

Кто им будет?

Вопрос остается открытым. Сегодня на это место могут претендовать сразу несколько известных деятелей, политиков и бизнесменов. Это и муфтий Чечни Кадыров, и "полевой генерал" Гантемиров, и лидер "Адамаллы" Дениев. Но среди них, конечно, особое место занимает бывший председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов. В огромной чеченской драме этих лет он, пожалуй, единственный политик-чеченец, который "не замазан" принадлежностью к той или иной политической группировке как внутри Чечни, так и вне ее. К тому же он — один из немногих чеченцев, кто известен далеко за пределами того или иного тейпа, сферы бизнеса или партии. Хасбулатов — фигура национального масштаба.

Владислав ШУРЫГИН

КОМАНДАРМ ЯДЕРНОГО КОНВЕЙЕРА (К 80-летию Л.А.Петухова)

Пассажирский лайнер "Москва — Новосибирск" кружил над аэродромом Новосибирска. Директор приборостроительного завода Владислав Якутик нервничал. Он встречал начальника — генерал-лейтенанта Леонида Андреевича Петухова. Но случилось непредвиденное: самолет не мог совершить посадку, заклинило шасси.

Завод освоил новый вид продукции: малогабаритные БИНы для ядерных боеприпасов. Габариты этих приборов измерялись в сантиметрах, а по мощности приравнивались к мощности Днепрогэса. Генерал — председатель Государственной комиссии по приемке установочной серийной партии — прилетал этим самолетом.

После двух кругов над аэродромом сидевший в салоне Леонид Андреевич встал и быстро прошел в кабину летчиков. Оценив обстановку, принял командование на себя. Летный состав подчинился твердым командам генерала. Причина зависания шасси была установлена и исправлена под его техническим руководством. Шасси было освобождено. Самолет пошел на посадку и плавно приземлился...

В течение нескольких лет генерал Петухов работал директором комплектующего атомного завода на Урале. Мягкий и деликатный в общении, Леонид Андреевич отличался жесткой требовательностью к себе и подчиненным при исполнении служебных обязанностей.

Человек государственного склада ума, Леонид Андреевич прошел суровую школу жизни: участник ВОВ, военпред ПГУ Совмина по приемке приборов и специзделий с атомным зарядом, начальник ВСБ на объектах "С", директор комплектующего атомного завода, начальник 6-го ГУ МСМ — командарм серийного производства ядерных боеприпасов, от мегатонных атомных бомб до артиллерийских ядерных зарядов.

В 60-х годах гонка вооружений требовала пересмотреть организацию работ КБ и серийных заводов. Чтобы не отстать от США по количеству, номенклатуре и по качеству атомных боеприпасов, надо было улучшить организацию производства, особенно в области освоения и подготовки на производство новых изделий и укрепить связи и контакты с разработчиками.

В этот ответственный период генерал-лейтенант Леонид Петухов занимал должность начальника 6-го ГУ Минсредмаша СССР (с 1964 по 1986 гг.). Под его руководством и при его непосредственном участии на серийных предприятиях были внедрены автоматизированные системы управления предприятием. Впервые в мире надежность ядерного оружия стала оцениваться количественно, по системе параметров. Генерал Петухов сумел убедить научного руководителя и Главного конструктора Харитона, что опытный образец ЯО становится оружием и принимается на вооружение только после того, как пройдет конструкторскую и технологическую экспертизу и доработку на серийном производстве при изготовлении установочной серийной партии.

Реформы перестройки, негативно отразившиеся на работе ВПК, совпали с уходом Леонида Андреевича на пенсию.

14 марта 2000 г. генерал-лейтенанту Леониду Андреевичу Петухову исполняется 80 лет. До сих пор генерал посещает свой департамент и интересуется делами сослуживцев, делится с ними опытом...

Желаем ему доброго здоровья и семейного счастья.

Борис ВАСИЛЬЕВ, зам. начальника 6-го ГУ МСМ, генерал-майор ВВС;

Петр МЕСНЯНКИН, главный конструктор СКБ МСМ

Евгений Ростиков ИСЧЕЗНУВШИЕ... (История провокаций)

“ЭСКАДРОНЫ СМЕРТИ” ОТ ПОТУПЫ

В начале 1999 года Беларусь начали будоражить невиданные ранее явления. Здесь, как писала одна из "авторитетнейших" оппозиционых газет, "с определенной периодичностью один за одним неизвестно куда стали исчезать люди".

Нет, эту газету не волновало, что с началом развала Союза из республики бесследно исчезли тысячи, десятки тысяч людей. По свидетельству генпрокурора РБ Олега Божелко, только в 1998 году из Беларуси без вести пропало более 4 тысяч человек, в том числе 834 человека из Минска. Кто-то, махнув на все рукой, в поисках лучшей доли подался на Запад или Восток, кого-то тайно вывезли, пополнив бордели Европы и Америки, кто-то затерялся во время своих бесчисленных так называемых челночных рейсов, лишившись не только последних денег, барахла, но, возможно, и жизни, а кого-то ни за что ни про что попросту убили, растерзали разного рода "отморозки" или широко рекламируемые "демократическими" СМИ и потому плодящиеся, как грибы после дождя, извращенцы-маньяки.

Нет, белорусскую оппозицию и "все мировое сообщество" волновала не судьба этих тысяч и тысяч несчастных людей, которые, чтобы хоть как-то выжить, вынуждены безоглядно рисковать, ставя на кон последнее, что у них оставалось, — свою жизнь. Волновала только судьба трех из них — бывшего руководителя Национального банка РБ Тамары Винниковой, бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко и бывшего вице-премьера Виктора Гончара. Все они обязаны были своими высокими постами президенту Лукашенко, но и расстались с ними благодаря его же решению. Двое последних "воевали" с ним на разного рода митингах и демонстрациях, но опасности большой для "режима" они не представляли, и Лукашенко по-своему даже лелеял эту штатную оппозицию.

Тем не менее, несмотря на сотни разного рода версий этого таинственного исчезновения бывших соратников президента, оппозиция, прежде всего те силы, которые за ней стояли, сходились в одном, что эту славную тройку похитили и, безусловно, садистски убили белорусские власти по распоряжению самого Лукашенко. С подачи то ли политолога, то ли руководителя некого хитрого фонда Александра Потупы в республике вовсю заговорили о неких полувоенных формированиях, "созданных при одной из влиятельнейших государственных структур", о незаметной, неуловимой банде головорезов, прибывшей вроде даже из "сопредельной республики" (естественно, России, — Е.Р. ), которая весьма профессионально и организованно действует при этой структуре, выполняя операции по ликвидации политических противников, т.е. убирая всех неугодных и опасных для Лукашенко. Естественно, были проведены прямые аналогии с латиноамериканскими диктаторами и действующими по их указке "эскадронами смерти", которые похищали и убивали людей, а трупы их замуровывали в бетонные блоки, закатывали под асфальт, скармливали акулам и крокодилам. Именно тогда, в 60-е годы, с подачи правозащитных организаций и был впервые использован этот термин desaparecidos (исчезновение). Таким, мол, варварским способом в конце XX века действуют, избавляясь от неугодных, власти Беларуси, для которых если нет заключенных, нет трупов, то значит — нет и жертв.

Но первенство на внедрение в сознание белорусов этих самых "эскадронов смерти" у Потупы оспаривает публицист, лидер одной из местечковых партий Вадим Казначеев. По его признанию, еще в 1996 году он беседовал с "известным писателем и журналистом Петром Пайлем и с не менее известным российским политиком Константином Боровым", которые ему популярно втолковали, что диктатура в республике будет развиваться и "через некоторое время в Беларуси начнут пропадать люди".

Ничего не могу сказать об "известном писателе Пайле" — у нас своих таких "всемирно известных" пруд пруди, но "известного политика Борового" здесь действительно помнят. Это он во время одного из посещений Минска, будучи депутатом соседнего братского государства (!), призывал с высокой трибуны к созданию в Беларуси партизанских отрядов для борьбы с режимом, и прежде всего с Лукашенко, со своей стороны обещая этим "партизанам" всяческую, и прежде всего денежную помощь и поддержку.

ЖИДКИМ ДЕРЬМОМ ПО РИМСКОМУ ПРАВУ

Но партизанские отряды, несмотря на то, что к ним обещала присоединиться и еще российская биомасса Валерия Новодворская, в сознании белорусского народа ассоциируются совсем с другим патриотическим явлением, и потому решено было плясать все-таки вокруг "эскадронов смерти". И вот уже Александр Федута, несколько месяцев поработавший в администрации белорусского президента и теперь на правах знатока ее "внутренней жизни" 5 лет поливающий эту администрацию жиденьким дерьмом, глубокомысленно задается двумя сакраментальными, известными еще по Римскому праву вопросами: "Кому выгодны все эти исчезновения, происшедшие на протяжении последнего года, и увидим ли мы исчезнувших когда-нибудь вновь?"

Ответ на этот федутовский вопрос напрашивался как бы сам собой: выгодно исчезновение этих лукашенковских оппонентов, конечно же, только властям, а посему, выходит, никогда мы их уже не увидим. Еще бы, ведь та же Тамара Винникова, в свою бытность главой Нацбанка республики, имела доступ к неким страшным государственным секретам и якобы даже "знала счета в заграничных банках, на которые перекачивали деньги те, на кого даже пальцем нельзя указывать". Действительно, ну кто же такую в живых оставит.

И вот уже бывший председатель Верховного Совета РБ Станислав Шушкевич, когда-то изгнанный с этого поста за ящик похищенных гвоздей, уже почти открыто объявляет, кто руководит этой шайкой головорезов: "Руководитель здесь может быть только один. У Гитлера, Муссолинин, Чаушеску, вообще у всех микродиктаторов, были подобные отряды по истреблению. Рассуждать можно только по аналогии". И они, вовсю нагнетая страсти, кощунственно-тупо "рассуждали". Тот же Потупа, раскручивая эту тему, мыслил уже глобально: "Пока чеченские террористы к нам, слава Богу, не пришли. Xотя пропажа даже одного человека, такого, как Винникова, Гончар, Захаренко, эквивалентна взрыву в крупном общественном помещении или многоэтажном доме".

Вот такие они выстраивали "эквиваленты", ставя на одну доску реальную гибель сотен людей и загадочное, еще не расследованное до конца исчезновение трех "оппозиционеров". Но с другой стороны, простые люди никогда для них гроша ломаного не стоили. А в своих бедах эти люди сами виноваты — ведь, несмотря ни на что, они по-прежнему верят Лукашенко, поддерживают его, а не нашу славную оппозицию... Наиболее глубокомысленные оппозиционные умы уже на полном серьезе рассуждали об истоках белорусского общества, которое, естественно, находили "в его тоталитарном прошлом и авторитарном настоящем". Их "печалило лишь одно, что десятимиллионное белорусское население впало в массовый психоз и не желает не только искать банду и ее главаря, но и строить нормальную демократическую политическую систему".

Но это уже белорусские гиганты мысли желаемое выдавали за действительность. У "населения" эти таинственные "исчезновения", несмотря на нагнетаемые оппозиционными СМИ страсти, особого волнения, тем более психоза, не вызывали. Более того, зная пропавших как людей весьма состоятельных, к тому же обладающих хорошей авантюрной жилкой, умеющих при любых условиях неплохо устраивать свои делишки, граждане Беларуси не очень волновались за их судьбу, считая, что, если они действительно попали в какую-нибудь переделку, то все равно выкрутятся, в крайнем случае откупятся.

ЮГОСЛАВСКИЙ ВАРИАНТ В БЕЛАРУСИ?

Зато невиданное ранее волнение по поводу этих "исчезновений" стал проявлять Запад. Ежедневно телетайпы приносили в республику сотни сообщений о все более возрастающей тревоге "демократического сообщества" за судьбы исчезнувших в Беларуси оппозиционеров — Винниковой, Захаренко, Гончара. Разного рода международные организации, отдельные знаменитости требовали от правительства республики и лично Лукашенко принять все меры для поиска исчезнувших, а найдя их, незамедлительно доложить

Естественно, что со своими недвусмыленно суровыми заявлениями по этому поводу, в которых явно прочитывались угрозы в адрес суверенной республики, выступали несколько раз госдепартамент США, разного рода западные парламентарии, в том числе и члены Парламентской Ассамблеи НАТО, конгрессмены, главы государств и, конечно же, их озабоченные жены. В своих бесчисленных постановлениях, резолюциях, письмах и телеграммах они тоже незамедлительно требовали "исчерпывающей информации о случившемся", подталкивали белорусские власти "к скорейшему расследованию" этих таинственных дел, в противном случае недвусмысленно угрожая им "ответными мерами", то есть еще большим ужесточением санкций в отношении Беларуси, вплоть до применения к ней югославского варианта.

И вот уже генеральный секретарь Совета Европы Вальтер Швиммер заявляет, что СЕ не может быть безразлична к исчезновениям людей в Беларуси. Поэтому, мол, эта организация "в своей деятельности видит два приоритета — Балканы и Беларусь". По мнению Швиммера, "это две серые зоны на европейском континенте, и мы должны приложить все усилия по их ликвидации". И они многократно увеличили эти усилия.

Страсти накалялись. В республике, с подачи оппозиционной прессы, уже вовсю гадали, кого следующего постигнет участь исчезнуть без следа и "без звука", и какие еще более жесткие меры в отношении Беларуси примет "цивилизованное сообщество", как вдруг из Англии, чей посол также настоятельно требовал у белорусских властей отчета о "страшных преступлениях", в редакцию одной из оппозиционных газет, внесших особый вклад в разжигание этого смердячего психоза, раздался телефонный звонок.

На другом конце провода была без следа пропавшая, уже сотни раз похороненная и оплаканная в западной и оппозиционной прессе бывшая глава Нацбанка РБ Тамара Винникова. "Телефонный звонок был столь неожиданным, а голос в трубке до того знакомый, что я опешила, — описывала потом одна из этих "плакальщиц" и продолжала: — Я не верила. Я, как и многие, была абсолютно убеждена в том, что ее уже давно нет в живых". Они были не только убеждены, но и навязывали это свое "убеждение" всему миру, дискредитируя в глазах его Беларусь, подставляя ее под удар! А драгоценная "пропажа", между тем, как ни в чем не бывало сообщила, что жива-здорова, находится в "относительной безопасности и полна решимости бороться за свое имя". Само собой разумеется, "честное" имя, и бороться, естественно, с Лукашенко. А как же иначе, потому она и в Англию сбежала.

Это сообщение о неожиданном "воскрешении" без следа исчезнувшей Тамары Винниковой, казалось, должно было стать громом средь ясного неба. Ведь рушилась одна из самых значительных за последние годы провокаций, которая, по замыслу ее разработчиков, должна была не только дискредитировать в глазах всего мира целую республику и ее президента, но по накалу страстей, серьезности предъявляемых Беларуси претензий, по мощи задействованных в этом сил вполне могла и должна была быть использована как повод для проведения в другом конце Европы еще одной "миротворческой операции", конечной целью которой намечалась смена "фашиствующего режима" Лукашенко. Увы, чудесное воскрешение одной из "жертв" этого режима, как, очевидно, ни сопротивлялись ему организаторы этой провокации, спутало все их карты. Трудно все-таки иметь дело с женщиной, даже если эта женщина волей случая стала оппозиционером...

КАК НАЦИОНАЛ-ФРОНТОВИКАМ ХОТЕЛОСЬ ПОВОЕВАТЬ

Но если вспомнить, такие громкие пропажи "оппозиционеров" для республики не новость, они и раньше с той или иной цикличностью случались, и в принципе белорусы к ним уже привыкли. Так, весной 1996 года из Минска бесследно исчезли лидер БНФ Зенон Позняк и его то ли пресс-секретарь, то ли секретарша Сергей Наумчик. Правда, уже через несколько дней эта двойная пропажа была обнаружена в "соседней стране" — на Украине. А по прошествии некоторого времени жена Наумчика поведала "взволнованной общественности", как какой-то "хорошо информированный человек позвонил им домой и посоветовал незамедлительно скрыться". Потому как, мол, ей и ее мужу угрожает смертельная опасность. Потом уже они, каждый на свой лад, будут ярко живописать подробности этого своего "бегства". Как, обманув несколько машин с "пасущими" их кэгэбэшниками, "выбросили с балкона на другой бок" сумки со своим барахлом и, "погрузив в машину, (видно, все-таки не кэгэбэшную — Е.Р. ), поздно вечером подались через прозрачную белорусско-российскую границу в Киев".

Натерпевшись в Беларуси страху, уж там наши храбрые "национал-фронтовики" отвели свою душу и за неделю "выступили столько раз в печати, радио, на телевидении, сколько не имели на родине за два последних года". Зенон Позняк успел даже дать там интервью и корреспонденту российской "Независимой газеты", где, между прочим, сообщил, что в соседнем Минске "людей хватают прямо на улицах и бросают в застенки. Это режим, подобный латиноамериканской хунте (не тогда ли родилась идея под названием "исчезновение"? — Е.Р. ), перенесенный в центр Европы. Ситуация в республике настолько непрогнозируемая, что она может закончиться гражданской войной".

Так хотелось нашему Зенонке повоевать! Они уже бредили гражданской войной, и не просто "прогнозировали", но и по-своему, по местечковому, просчитывали ее варианты и силы, которые в ней можно было бы задействовать.

В той же "Независимой" лидер БНФ бесшабашно блефовал: "Лукашенко поддерживают только коммунисты и российская "пятая колонна". И уж совсем разбушевавшись, тут же готов был объявить настоящую войну этому шаткому режиму, шапкозакидательски вещая: "Наша вооруженная борьба — это наша проблема. Мы будем умирать за независимость своей страны".

Но вместо того, чтобы вернуться в Беларусь и "умереть за ее независимость", он вместе со своим пресс-секретар(шей) покликушествовал неделю в Киеве, подался на Запад — сначала в Чехию, потом в Польшу, где их "встречали на самом высоком уровне, и везде пресс-конференции, теле- и радиоэфир". За ними так гнались лукашенковцы, так "преследовали" несчастных, что ровно через месяц они снова оказались в Минске. Здесь, по рассказам словоохотливой жены Наумчика, они снова сразу же почувствовали на себе "пiльнае вока" понятно кого. Тем не менее, Позняк, вместе с украинскими отморозками из УНА-УНСО в очередную годовщину Чернобыльской трагедии принял участие в потасовке, в ходе которой было опрокинуто несколько милицейских машин, но, несмотря на это "зоркое око", снова скрылся.

Оппозиция шумела: арестован, брошен без суда и следствия в тюрьму, пропал, похищенный церберами режима, и никогда никто о нем уже ничего не узнает... А в это время наш храбрый "фронтовик" вместе со своим не менее храбрым пресс-секретар(шей) возник в США, где, не очень терзаясь о судьбе покинутой родины, попросил "политического убежища". Естественно, просьба была незамедлительно удовлетворена.

ПОЧЕМУ БЕГАЮТ БЫКОВ И ПРОЧИЕ?

Такой поступок своих сыновей одобрили не только мать Позняка — Анна Ефимовна и мать Наумчика — Роза Наумовна, но и их духовный отец, писатель Василь Быков. В интервью радио "Свобода" по этому гнусному поводу, который подкинули ему его "сынки", он так прямо тогда и сказал: "Им еще посчастливилось, что удалось вырваться".

Не удивительно, что через пару лет и он, которому одно из отделений соросовского Пен-центра посулило крошки от своей коврижки, засобирался на Запад. Кое-кто сразу подал этот временный отъезд на берега Финского залива как бегство от ненавистного "режима", единственный способ спасения жизни писателя и его супруги. К сожалению, возраст Быкова не позволял обставить это надлежащим образом, с таинственным, "через балкон", бегством из шикарной, выданной государством квартиры, с погонями, а повезет — и перестрелками. Потому было скромно. Правда, везде, где это только возможно, объявлено, что он уезжает в Финляндию "погостить и подлечиться", т.к. на "любимой батьковщине дышать уже больше нечем”. Это "гостевание" растянулось на полтора года. Но потом финны сказали: "Пора и честь знать", — и наотрез отказались продлить визу. И пришлось нашему "беглецу" бежать уже в ненавистную Москву, где "триумфаторы" Березовского, вручив ему 50 тысяч долларов, потребовали свою плату. И вот накануне 55-летия разгрома фашистской Германии писатель, сам участник этой тяжелейшей всенародной битвы, бежит "спасаться" не куда-нибудь, а именно в Германию. Это его "подарок" к знаменательной дате белорусским властям и неблагодарному белорусскому народу, который уже давно понял, что когда-то известный писатель сегодня — только жалкая игрушка в руках врагов славянских народов, кстати, неплохо жирующий на подобных околополитических скандалах.

Но если этот беглец от самого себя, от своей нелегкой судьбы, Василь Быков заслуживает отдельного серьезного разговора, то бегство испеченного самим Лукашенко лауреата Госпремии поэта-песенника, а по совместительству председателя правления союза белорусских писателей Владимира Некляева было хотя и шкурным, но обставлено по всем канонам широко практикуемого в Беларуси "исчезновения". Сначала появилось сообщение, что пропал. Затем — что объявился в Варшаве, т.е., конечно же, едва спасся бегством от "режима". Перед этим Некляеву тоже позвонил некий "дружески настроенный человек с президентской администрации, который сообщил, что против него готовится полномасштабная провокация, которая может закончиться взятием под стражу". Как говорится, что председатель белорусских писателей, что активистка-домохозяйка пресс-секретаря БНФ разнообразием аргументов, оправдывающих свое "исчезновение", публику не баловали. Тем не менее, деятели, отирающиеся вокруг президента и его администрации, попытались объяснить это уже типично белорусское "исчезновение" "тяжкой" болезнью поэта, а один из них, особо приближенный к президенту (по крайней мере, сам так утверждает), помчался в Варшаву, чтобы уговорить "этот призрак" вернуться. Не остались в стороне от этого тухленького дельца и белорусские парламентарии. А зампред Национального собрания РБ Владимир Коноплев — особа, безусловно, приближенная к Лукашенко — констатировав, что "есть у нас еще и бездушие, и формализм", обвинил в "исчезновении" песенника ни много ни мало, как и "лукавых друзей", и откровенных недоброжелателей, и “подстрекателей", и пообещал, что тот "поправит здоровье физически и духовно (а это произойдет в течении месяца) и вернется домой". Но Некляев не вернулся ни через месяц, ни через два, вылив за это время на своих защитников, покровителей, друзей и президента не один ушат вонючей грязи. Он знал, для чего исчезал. Потому, оказавшись в Варшаве, белорусский песенник, в свое время певший осанну со сцены какого-то очередного съезда КПСС этой партии и ее "ленинскому Политбюро", не забывший на первом этапе воспеть и Лукашенко, прямиком направился к президенту польского ПЕН-центра Яцеку Бохиньскому. Сообщив последнему о своем "прозрении" в отношении существующей в Беларуси власти, предложил поселить его на какой-нибудь вилле под Варшавой, естественно, взяв при этом на пожизненное государственное кормление. Ошалевшие от такой наглости "пеновцы" дали понять беглому иностранцу, что времена безоглядного меценатства для такого рода песенников у них уже прошли. А "идеологический боец", в третий, а точнее, пятый или шестой раз меняющий свою окраску и убеждения, тем более не в цене. К тому же поляки выяснили, что покинуть "любимую батьковщину" Некляева заставили не какие-то мифические происки лукашистов, а тривиальная проверка финансово-хозяйственной деятельности журнала, которым тот руководил, и обнаруженное в процессе этого исчезновение полутора миллиардов рублей, якобы пошедших на мелованную бумагу и другие материальные ценности, которые в редакцию не поступали, а также за услуги и работы, которые никогда не выполнялись.

Этот букет нарушений действительно подпадал под несколько статей уголовного кодекса. Но вряд ли песенника начали бы за "такой пустяк" судить. Как уже повелось у этой публики, вскрытым уголовным преступлениям тут же постарались бы придать национальную окраску. И действительно, во всем оказался виноват небезызвестный в республике вице-премьер (кстати, курирующий издательское дело), "который испытывает неприязнь ко всему белорусскому, и в частности к поэту Некляеву".

Вот для этого таким людям и нужна национальная независимость. Потому что национальный воришка — это уже не расхититель народной собственности, а чуть ли не национальный благодетель.

И хотя поляки в таких делах тоже не очень щепетильны, в данном случае они решили держаться от них подальше. Исхлопотав в фонде помощи беженцам для беглого песенника две тысячи долларов, они на руки ему их не выдали. Открыв банковский счет на его имя, жестко предупредили этого белорусского призрака, чтоб в одночасье эти денежки не тратил, потому что больше ни под каким соусом не получит!

Не отхватив желанных владений и грантов в Варшаве, Некляев сообщил корреспонденту польской "Трибуны", что намерен податься в Xельсинки, на содержание тамошнего Пен-клуба — может, тот будет щедрее. "Но ведь там же Василь Быков!" — воскликнул ошарашенный газетчик. (Быков тогда действительно еще отирался в Финляндии). Поэт-песенник, то бишь председатель белорусских писателей, успокоил непонятливого польского чудака: Быков, мол, слишком засиделся за границей, пусть возвращается в Минск и освободит ему хлебосольное место.

СТРАХ ПЕРЕД СВОЕЙ СТРАНОЙ

Вообще, анализируя не политические даже, а личностные качества так называемых руководителей белорусской оппозиции и ее идейных, а точнее, "творческих" вдохновителей, приходишь к весьма грустному выводу, что в подавляющем большинстве своем это люди мелкие, жадные, корыстные, не желающие не то что рисковать своей жизнью, но элементарно не ставящие в грош даже свое человеческое достоинство. Я уже не говорю про какие-то, хотя бы те же национальные идеалы, о которых они любят поговорить, поспекулировать на народе. Для них это просто товар, который они при всяком удобном случае выставляют на аукцион, желательно иностранный, думая только об одном — кто больше даст. Они готовы торговать этим национальным товаром и оптом, и в розницу. Отсюда и эти "исчезновения", и просьбы о политическом убежище. "Политика" здесь одна — помягче, поуютней пристроить свое дрябло-жирное седалище.

В республике помнят, как в 1995 году для того, чтобы сорвать всенародный референдум, на который были вынесены вопросы о придании русскому языку равного статуса с белорусским, а также об изменении государственной символики и утверждении направления на экономическую интеграцию с Россией, кучка депутатов от оппозиции во главе с тем же лидером БНФ Позняком уселась под трибунами, где заседал парламент, и пригласила ни больше ни меньше, как министра здравоохранения "засвидетельствовать голодовку протеста". Лукашенко их вывел из этой "голодовки" уже к ночи, когда был получен сигнал о том, что здание заминировано, и отчаянно упирающихся "голодающих", спасая их жизнь, попросту вышвырнули из этого теплого помещения. Как потом будет утверждать, оказавшись на Западе, Позняк: "Ввели карательные войска численностью в один батальон (600 солдат и офицеров) и избили депутатов". У страха, как говорится, глаза велики.

Но тогда они еще, по большому счету, ничем особенно не рисковали. Теперь же, побывав, а тем более поживя "за границами" (а до сих пор эти "националы" ничего, кроме своих местечковых селений и глухих болот, не видели, не знали) и жадно заглотив их прелести, они действительно страшатся оставаться в республике, тем более возвращаться на родину. Но это страх не перед властью, не перед "режимом" (который, к сожалению, вместо того, чтоб показать во всей красе этих тварей, нередко бездействует), а страх перед своей страной, не совсем благоустроенной и упорядоченной, перед своим народом, недостаточно сытым и согретым.

Даже в период так называемых президентских выборов 1999 года один из "претендентов" на этот пост — все тот же Зенон Позняк, несмотря на официальные заверения властей, что к нему никаких претензий нет, и бесчисленные утверждения его бэнээфовской братии, что вот-вот он появится и осчастливит Беларусь своим личным присутствием, предпочел все-таки курсировать между США и Польшей, требуя себе уже от международных организаций все новых и новых гарантий личной безопасности. Не получив их "в полном объеме", вздохнул облегченно, предпочтя вовсе не соваться в республику. А за три дня до голосования снял с "президентской гонки" свою кандидатуру, за что даже соратники обвинили его в трусости и предательстве.

Теперь уже всем стало ясно, как на Западе, так и на Востоке, что с такими халявными кадрами большой политики, точнее — большой провокации, в Беларуси не устроишь. Потому, по-прежнему используя все, что подвернется под руку, даже пропажу где-то между Германией и Польшей безобидного киноактера Андрея Бубашкина, поехавшего покупать за границей машину, белорусские оппозиционеры, равно как и их западные имиджмейкеры, с вселенским шумом и треском в основном продолжают раскручивать "исчезновение" экс-деятелей "лукашенковского режима" — Винниковой, Захаренко, Гончара.

Окончание следует

Валдас Анелаускас ТОЛЬКО РОССИЯ! ПИСЬМО ЛИТОВСКОГО ДИССИДЕНТА

Я родом из Литвы, но уже довольно давно живу в США. По профессии я журналист. Когда-то меня выгнали из СССР за диссидентство и отправился в "страну свободы и демократии". А как же... Все мы тогда на Америку с надеждой смотрели. Более того, было много и таких, кто "диссидентствовал" только ради того, чтобы в итоге в Америку "слинять". Цэрэушники нам здорово мозги промывали — использовали нас как пешек в своей игре.

Здесь мною тоже еще некоторое время попользовались всякие цэрэушные радиостанции и "правозащитные" организации, вроде "Радио Свободы". Некоторое время я сотрудничал и с эмигрантскими газетами. Встречался со всякой мразью (американскими политиками) выступал на разных их сборищах здесь и в других странах.

А кода "холодная война" закончилась, такие как я оказались на свалке истории. Кто в "Макдоналдсе" теперь трудится, кто старыми автомобилями торгует...

Со мной лично, к счастью, такого не произошло. Я довольно-таки быстро разобрался в американской системе и увидел, что она не только не лучше советской, но и значительно хуже.

Многие бывшие советские диссиденты, волею судьбы оказавшиеся здесь и долго здесь пожившие, это понимают. Однако некоторые из них малодушно боятся себе в этом признаться. Так как такое признание сразу же ставит крест на всей их прошедшей жизни. За что боролись? Против чего боролись? Что потеряли и что получили?.. Это очень тяжело, но мне не удалось это сделать. Постепенно я из антисоветчика-диссидента превратился здесь в диссидента-антиамериканиста. Я стал довольно активно выступать против здешней тирании. Сначала вместе с другими американскими диссидентами, а после самостоятельно. Американцы, они ведь, как точно заметил Эдуард Лимонов, только выглядят, как люди, на самом деле — это не люди, а мутанты. Даже те, кто считает себя здесь диссидентом, борцом против системы, только кажется, что они из другого теста вылеплены, такие же мутанты, как и основная масса этого уродливого общества потребителей. Особенно "mainstream"-левые. Радикалы, конечно, есть, но их немного. Поэтому я здесь даже и с диссидентами общего языка не нахожу. Да в общем-то и не стараюсь находить.

С американцами глубокие человеческие отношения в принципе невозможны. С ними — как с компьютером: не поговоришь по душам. Их здесь с детского садика учат, как и когда знаменитую "улыбку" включать. Все у них ненатурально, искусственно, фальшиво. Если вы попытаетесь с американцем сблизиться, найти с ним общий язык — вас ждет почти стопроцентное разочарование.

В настоящее время я общаюсь исключительно с русскими, другими европейцами, азиатами. Я здесь, в Америке, не дома, скорее наблюдатель, исследователь в чужой и враждебной среде. Итогом этих наблюдений стала моя книга "Discovering America As It Is". Она вышла в прошлом году. Сейчас пишу следующую книгу, целиком посвященную угрозе "нового мирового порядка".

После развала СССР весь мир покатился в пропасть. Я почти 20 лет боролся против советской системы, а теперь всем говорю, что развал СССР — это просто катастрофа для всего человечества. То, что сейчас происходит в России, Литве, да во всем остальном мире, — лучшее подтверждение этому. Двадцать лет тому назад я ни за что не поверил бы, что такое возможно. Я тогда за свободную, независимую Литву боролся, за права человека, за демократию. А теперь формально "независимая" Литва находится в еще большей зависимости, чем когда она была частью СССР. Теперь они без позволения из Вашингтона и Брюсселя даже чихнуть не могут. Когда назначали главнокомандующего литовской армии, сначала должны были получить добро от госдепартамента США и Пентагона. Да что там главнокомандующий, даже президент в Литве — американец! А тамошний департамент госбезопасности уже в открытую к террору готовится...

Мы здесь как-то один раз собрались на вечеринку — бывшие "гомо советикусы". Водочки, как положено, выпили, и вдруг такая тоска, такая ностальгия схватила. По всему тому, что потеряно. Не по России или Литве — по всему нашему великому Советскому Союзу... Встали и спели советский гимн... Литовец, русский, еврей, туркмен, азербайджанец — мужики различных национальностей, разных судеб — а вот здесь от того, когда-то так ненавистного гимна, все чуть не заплакали. Почувствовали себя "безнадежно советскими", как Александр Дугин в одной статье писал... Это там, в прошлом, было настоящее, а теперь все — фальшь.

Когда-то нам в Литве казалось, что большего врага, чем Россия, у нас нет и быть не может. А теперь вот я сравниваю Россию с Америкой и ее "новым мировым порядком" и вижу, что только Россия — единственное оставшееся в мире более-менее светлое, настоящее. Может быть, она — единственное спасение для мира. На русских сейчас вся надежда...

Валдас АНЕЛАУСКАС

htp://zvezda.netway.ru

Это заинтересует вас - аренда юридического адреса спец для вас 5 от профессионалов компания«ЮрПост» .

ПАМЯТИ ТОВАРИЩА

Редакция "Завтра" получила горькое известие. Скоропостижно скончался автор и друг нашей газеты, Член-корреспондент Академии космонавтики им.К.Э.Циолковского

Анатолий Сергеевич ПРИБЫЛОВСКИЙ

Совсем недавно он гостил в нашей редакции, мы вместе обсуждали творческие планы. В прошлом номере газеты вышла его блестящая полоса о проблемах русского космоса. Анатолий Сергеевич успел увидеть этот материал.

Всю свою жизнь он отдал космической промышленности и созданию российских боевых космических систем. Среди специалистов Анатолий Сергеевич по праву считался высоким профессионалом. Он умел дружить, был прекрасным собеседником.

У него был безусловный дар публициста. Целый ряд его материалов открыл читателям проблемы и успехи нашего космоса.

Но Анатолий Сергеевич был не только ученым и публицистом. Он был мужественным и крепким человеком. Патриотом, гражданином.

Имея все возможности не отпускать своего сына Сергея на чеченскую войну, он не стал мешать его выбору. И Сергей прошел ее в армейской разведке, был тяжело ранен, награжден.

Всегда тяжело терять друзей. Редакция скорбит об этой горькой потере и выражает глубокое соболезнование родным и близким Анатолия Сергеевича Прибыловского.

Бутрос Асакер РОЖДЕННЫЙ ЗАНОВО ЛИВАН (Беседа с Александрa ПРОХАНОВА с Чрезвычайным и Полномочным посолом Республики Ливан в России)

Соединенные Штаты с помощью всех своих союзников и попутчиков торят дорогу новому Шелковому пути, пытаются создать и контролировать главную трансконтинентальную магистраль в обход урезанной и обессиленной, но остающейся все еще препятствием для "нового мирового порядка" России. "Оседлать" евразийские коммуникации — главная цель американских стратегов и геополитиков. Только при этом условии они смогут диктовать свою волю одновременно и Европе, и Китаю, и России. Движение в этом направлении не прекращается, шаг за шагом в орбиту данного геополитического строительства вовлекаются все новые и новые страны и народы, на страданиях, крови и костях которых строится "дорога к храму", "сияющему храму на холме", как выразился в 1983 году президент США Рональд Рейган.

В прошлом году дошла очередь до Сербии, от которой требовали уступки ее исторической прародины, Косово, — в пользу протурецки настроенных албанцев, в конце 50-х бежавших от "сталиниста" Энвера Ходжи к "антисталинисту" Броз Тито и любезно принятых последним. Турция потребовала расширения своей "зоны влияния" на Балканах — следом за Германией, "получившей" аналогичную зону в Хорватии и Словении из рук США.

Единственно независимыми от большого американского проекта странами сегодня остаются Иран и — отчасти — Ирак и Туркмения. Первые две, ослабленные междоусобной войной, уже испытали на себе мощь американского давления. Другим это еще предстоит. Ливан, небольшая арабская страна на Ближнем Востоке, одной из первых принял на себя геополитический удар — и выстоял, выдержал его, несмотря на длящуюся агрессию союзного США Израиля, на частичную оккупацию своей территории, на огромный ущерб от бомбардировок и разожженной извне гражданской войны. Опыт Ливана сегодня по-своему бесценен для всех стран и народов, не желающих жить в тюрьме "нового мирового порядка". О сегодняшнем Ливане с главным редактором газеты "Завтра" беседует Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Ливан в Российской Федерации.

Александр ПРОХАНОВ. Еще несколько десятков лет назад Ливан был цветущей страной. Бейрут считался жемчужиной Ближнего Востока. И вот это все в одночасье взорвалось, превратилось в хаос, ужас, войну. Видимо, в ливанском обществе, в ливанской государственности были заложены такие противоречия, которые лишь до времени удавалось сдерживать. А потом все это вышло из-под контроля, и четверть века вы пытаетесь вернуть своей стране мир и спокойствие. Что сегодня происходит в Ливане и вокруг него?

Посол. Вы правы. До 1975 года Бейрут был одним из крупнейших культурных и финансово-экономических центров не только Ближнего Востока, но и всего арабского мира и Средиземноморья в целом. Однако после социально-политического взрыва и войны, которая длилась 15 лет, Бейрут утратил свою роль. Что касается причин возникновения конфликта, их можно разделить на две группы: внешние и внутренние. Что касается внешних факторов, то главный из них — это палестинский фактор. Были попытки очень мощных зарубежных сил решить палестинский вопрос за счет Ливана. То есть по их планам мы должны были не просто принять палестинских беженцев, но дать им постоянное жилье и работу, включить их в наше общество, чтобы они поменяли свой статус и уже никогда не претендовали на возвращение в Палестину. Естественно, большая часть ливанцев воспротивилась этому плану. Другая часть предпочла просто промолчать. Но были и такие силы, которые хотели закрепить эту ситуацию навсегда. И тут разразился конфликт. Что касается внутренних причин, то главным можно назвать некоторый дисбаланс в распределении политической власти. Внутренние причины конфликта были устранены в 1991 году, когда национальная конференция создала и приняла новую хартию согласия между ливанскими общинами. На основании принципов этой хартии была принята новая конституция. Тогда же мы вступили на путь мирного урегулирования конфликта, начав всесторонние консультации со всеми заинтересованными сторонами и значительно продвинулись вперед по этому пути. Ливан сегодня рождается заново и постепенно возвращает себе ту экономическую и культурную роль, которую он играл до начала конфликта. Вы можете приехать в Бейрут и воочию убедиться в правоте моих слов.

А.П. Действительно, год назад я был в Бейруте, и нашел его вполне респектабельным процветающим городом. Вообще, атмосфера в вашей стране почти ничем не напоминала ту, которая была лет пятнадцать назад, когда я побывал в долине Бекаа и видел, что такое война. Но тем не менее, в сегодняшнем Ливане по-прежнему сильны противоречия и существуют четкие зоны интересов: Сирия, Иран, Израиль, великие державы. Внутри Ливана длится христианско-мусульманский конфликт, который хоть и гармонизирован через хартию, но принял некие тлеющие формы. Что является гармонизатором сегодняшней жизни Ливана, позволяющим ему строить, а не воевать? Какие арбитры, внутренние или мировые, позволяют народу Ливана верить, что его усилия не напрасны, что дело не кончится новым взрывом? Кто это: Америка, римский престол, иранский имам? Где политические и мировоззренческие гарантии стабильности вашей страны?

Посол. Безусловно, Ливан остается в центре международного внимания в связи с тем, что происходит сегодня на его южных границах. Это касается столкновений, вернее — нападений, которые ведут израильские войска. Ливан, как вы знаете, находится в центре арабо-израильского конфликта. Прежде всего потому, что является арабской страной, и на его территории до сих пор пребывает около четырехсот тысяч палестинских беженцев. Решение проблемы беженцев связано с решением проблемы арабо-израильского конфликта в целом. Следовательно, все противоречия этого конфликта сказываются на Ливане. Кроме того, принятие хартии национального сознания было бы, конечно, невозможным без согласия всех конфессий и политических сил нашей страны. Но само собой, после 15 лет войны, после острого конфликта, в том числе и с применением военных средств, взаимные возмущение и ненависть не могли исчезнуть как по мановению волшебной палочки. Особенно, если учесть, что израильское государство продолжает вносить смуту между различными людьми, различными партиями и конфессиями по принципу: "Разделяй и властвуй". Процесс экономического и политического восстановления не может быть завершен, пока продолжается израильская оккупация юга Ливана и западной части долины Бекаа.

А.П. В течение всего ХХ века Россия и Советский Союз вели проарабскую, происламскую линию, которая очень часто выглядела как антиизраильская, антииудаистская. В последнее время после разрушения Советского Союза произошла явная переориентация российской политики, и возникло ощущение, что Российская Федерация предпочитает именно Израиль как доминирующую на Ближнем Востоке силу. Более того, в последние годы в России стал усиливаться христианско-исламский конфликт, и Россия все в большей степени, особенно в Чечне, а до того в Афганистане, — стала вовлекаться в схватку с исламом, в той или иной его форме. И мы здесь, в России, воспринимаем этот факт трагически, ибо нарушается исторически сложившийся и фундаментальный для нашего государства баланс конфессий внутри России. Как в Ливане, где постоянно травмируется религиозно-конфессиональное сознание и ливанских христиан, и ливанских мусульман, где мусульманский фактор проявляется в таких радикальных формах, как группировка "Хезболлах", например. Как вам удается удержать в некоем равновесии все эти конфессиональные факторы: великая христианская религия, великая исламская религия и, что бы ни говорили, жестко присутствующий в мире фактор Израиля, фактор иудаизма?

Посол. Я считаю, что международные отношения строятся на основании интересов, заинтересованности, а поэтому не рассматриваю взаимодействия между государствами через призму религиозных взглядов. В дипломатии нет места эмоциям, будь они религиозной или иной природы. Правда, что Советский Союз был другом арабов и твердо выражал свою позицию Израилю, но это не потому, что арабы — мусульмане, и не потому, что наши соседи — евреи. Советский Союз поддерживал дружеские отношения с арабскими странами, исходя из заинтересованности в дружбе с ними и из уверенности в справедливости их позиции. Следует отметить, что эту справедливость Израиль попирал тогда и продолжает попирать по сей день. Что касается некоторого охлаждения дружеских отношений России с арабскими странами, то именно недоброжелатели вашей великой страны всячески стремятся убедить весь мир, будто Россия полностью изменила своим традициям и своим объективным интересам во внешней политике. Но это далеко не так. Мы видим, что наша дружба жива и проявляется во многих внешнеполитических действиях России. Относительно чеченской проблемы я не могу согласиться с тем, будто в основе ее лежит христианско-мусульманский конфликт. И доказательством того является проживание около 20 миллионов мусульман в Российской Федерации. Спрашивается, почему эти мусульмане России не взяли оружие и не начали войну против Центра? По моему убеждению, корни чеченской проблемы кроются в геополитическом конфликте, который имеет целью распространить влияние определенных сил на кавказский регион, который, как известно, богат своими недрами. Это одна сторона вопроса. И следовательно, чтобы ослабить Россию, очень выгодно создать на ее территории несколько враждебных ей государств якобы на религиозной основе. Опыт ливанского общества позволяет понять, что конфликты такого рода, будь то наш конфликт в Ливане или ваш конфликт в Чечне, схожи прежде всего тем, что в них преобладают внешние факторы, которые используют и усиливают факторы внутренние, создавая своего рода порочный круг. Как ислам является религией согласия и терпимости, так христианство является религией любви и самопожертвования, а потому то, что объединяет их, намного больше того, что разъединяет.

А.П. Ливан, быть может, одним из первых государств в ХХ веке в полной мере испытал на себе такое явление, как международный терроризм. Должен сказать, что некоторое время я симпатизировал движению "Хезболлах" как радикальной организации, пытающейся крайними средствами террора противодействовать израильской экспансии: как в Ливане, так и в мире в целом. Но в последнее время появился в России чеченский терроризм, в моей столице стали взрываться дома, стали гибнуть люди, и это поколебало мое отношение к терроризму как таковому. Поколебало, но не до конца, потому что, на мой взгляд, терроризм есть продолжение войн классического типа. И я не нахожу большой разницы между государственным терроризмом Соединенных Штатов или НАТО, которые бомбили беззащитную Югославию, и террористическими операциями Бен Ладена, который взрывает американские супермаркеты. Мне бы хотелось спросить о вашем ощущении феномена терроризма как у себя на родине, так и в мире. Не является ли лучшим лекарством от терроризма некий плюралистический подход к мировой цивилизации, позволяющий давать выход всем аспектам национальных, государственных и культурных представлений, в то время как система "контртеррора" в лучшем случае лишь немного сдерживает развитие этой опасной болезни?

Посол. Правда, что ливанцы экстремисты, однако наш экстремизм направлен исключительно на решение общей для всех 18 конфессий Ливана национальной проблемы, то есть на освобождение страны от израильской оккупации. Никакой другой причины у нашего экстремизма нет. И религиозные вопросы здесь ни при чем. Можно сказать, что Ливан — это больше, чем Родина, больше, чем страна, это своего рода миссия и образец для других стран, где совместно проживают люди нескольких конфессий, нескольких религий. Наше национально-патриотическое сопротивление родилось по причине израильской оккупации. В этом сопротивлении участвуют и мусульмане, и христиане, оно пользуется поддержкой всего общества. Если даже "Хезболлах" занимает ведущую роль в этом сопротивлении — я не вижу в данном факте ничего страшного. Ведь, например, сопротивление русских нацистской оккупации — разве это было религиозное движение, а миллионы погибших в этой войне, в этом сопротивлении на разных фронтах, включая Сталинград, — эти миллионы погибших разве были террористами? Наше сопротивление на юге Ливана, по сути, ничем не отличается от сопротивления русского народа нацистской оккупации. Но я не считаю уместным связывать терроризм, который внутри России связан с чеченским конфликтом, и сопротивление, которое ведется на юге Ливана. Мы осуждаем все эти действия и особенно взрывы, которые произошли в Москве и в других российских городах, характеризуем их как террористические акты, направленные против мирных людей. Лишение мирных граждан жизни никак не связано с мечтами о мире. На юге Ливана идет борьба за освобождение земли, оккупированной вооруженными силами другой страны. Разве убийство безвинных детей в деревне Кана на юге Ливана, разрушение жилых домов, разрушение государственной культуры в мирной стране не является терроризмом? А захват Палестины и изгнание около 6 миллионов палестинцев — разве это не является терроризмом? К сожалению, такого рода терроризм стал государственной политикой Израиля, и ему придется еще долго преодолевать последствия своей агрессивности.

А.П. Ваши слова подтверждают, что я имею дело с настоящим патриотом своей страны, и они найдут глубокий отклик среди читателей газеты "Завтра", среди всех русских патриотов. И в этой связи, господин посол, нам важно знать, что для современного Ливана является объединяющим символом, наднациональной, надконфессиональной идеей, мечтой — и как эта мечта присутствует в современной ливанской культуре, в поэзии, может быть, в музыке или национальной философии. Не могли бы вы привести пример какой-то картины или симфонии, или книги, которая бы в ваших глазах воссоединяла столь пестрый национальный ландшафт страны-мученицы в единое озарение, в единую, устремленную в будущее мечту?

Посол. Мечта каждого ливанца, особенно после долгих лет конфликта,— жить в стране свободной, суверенной, независимой, экономически сильной. В стране, принадлежащей к арабскому миру, помнящей о своем прошлом и открытой для будущего. В стране с богатой культурой, объединяющей достижения Запада с духовностью Востока. Разговор о культуре может длиться и длиться, но я хочу упомянуть, что сегодня в Бейруте издается книг больше всего на Ближнем Востоке. И у нас же — самый большой процент продаваемых журналов, газет, книг на иностранных языках, это опять же Бейрут. Мы хотим, чтобы Ливан снова стал центром культуры для всего Ближнего Востока, для всего арабского мира. Мы хотим, чтобы Ливан нес в себе образ согласия и сосуществования разных конфессий для других стран. Когда осуществится эта мечта, я думаю, мы не будем нуждаться в такой личности, которая символизировала бы и собирала в себе все эти символы. И я думаю, что время харизматических вождей — таких, как Шарль де Голль, Черчилль, Сталин или Насер,— это время ушло.

А.П. Благодарю вас, господин посол, за беседу и надеюсь, что она послужит лучшему пониманию между народами России и Ливана.

Фото В.АЛЕКСАНДРОВА

Сергей Кара-Мурза ТОРГОВЦЫ ВОЙНОЙ

ВОЙНА В ЧЕЧНЕ так всколыхнула наше патриотическое чувство, что мы отодвинули в сторону здравый смысл. В нас клокочут эмоции, и мы не замечаем той огромной и хладнокровной программы манипуляции, которая развернута в стране. И какие актеры задействованы! То Клинтон грозит пальцем, оскорбляет Россию. То красавица Мадлен нас уязвит, то сам Альваро Хиль Роблес заявится, несмотря на то, что ни один ведущий телевидения не сумел правильно произнести его имя. А мы вперились в этот спектакль, радуемся победам — ура, немецкая телекомпания уволила свою шестерку Франца Хефлинга! Урок Западу. Кто с мечом к нам войдет...

За этой дымовой завесой непрерывных скандалов, наводнений и похорон мы и не заметим, как подойдут выборы, как они пройдут, как окончательно развалится наше разбитое корыто. Что же нам нужно сегодня? Хладнокровие и отстраненность. Отметать всю эту искусственно создаваемую "нервозность" (теоретиком ее использования был изобретатель террора Марат). Чтобы снимать наваждение телевидения, полезен аутотренинг — маленькие упражнения по обнаружению манипуляции. Сложных размышлений и не надо — если манипуляцию хотя бы почуешь, она уже не так действенна. Вот тройка маленьких тем по свежим следам.

Даже наша пресса с радостью сообщает, что нынче ТВ — за Россию, за армию, не то что в прошлую войну. Откуда эти иллюзии? Ничего не изменилось, просто работают на более глубоком уровне сознания (в американских СМИ ведут расчет воздействия сообщений на 5-6 уровней сознания, а мы уже на втором уровне не замечаем манипуляции). Известно, что главное средство господства — язык. "Мы — рабы слов", — сказал Маркс, а за ним и Ницше (а до них — череда мыслителей). Во время войны в Чечне ТВ вбросило в обиход множество сложных слов и терминов. Например, военных вдруг стали называть "федералы". Почему федералы? У нас что, есть губернские армии? Какие ассоциации порождает это слово? Оно лежит в совсем другой плоскости, нежели "армия — боевики", "милиция — бандиты" или "правительственные войска — мятежники". Федералы — конфедераты! Северяне и южане... Так в США называли стороны в гражданской войне. В общем, в подсознание нам внедряют мысль, что в Чечне идет вооруженное столкновение сторонников двух типов государственного устройства. Дошло до того, что ведущие ТВ стали даже называть бандитов Басаева партизанами.

Что такое "дело Бабицкого", за которого горой встало все демократическое сообщество журналистов? Известно, что современный терроризм, в том числе государственный, — родной брат ТВ. Ни "Буря в пустыне", ни полет "Томагавка" к сербскому мосту через Дунай не были бы нужны, если бы не могли быть показаны по ТВ. Все эти акции были тщательно подготовленными сценами, смысл которых — именно их телетрансляция в каждый дом, в каждую семью.

Чеченский терроризм также не был бы возможен без ТВ. В 1996 г. ТВ поэтизировало Басаева, показывало его мужественную бороду, пускало лживую слезу ("ах, у него при бомбежке погибла вся семья") и умилялось ("ах, он подарил русским детям-сиротам в Грозном телевизор"). Но главное, ему предоставлялся эфир — что абсолютно неприемлемо, если с терроризмом хотят бороться, а не помогать ему. Эфир предоставляется и сегодня, хотя и не так прямо. Бабицкий — репортер радио "Свобода" — и вещал из лагеря боевиков как их средство информации. Дело Бабицкого само по себе замечательно, но мы возьмем только его первую часть — его пребывание у боевиков, которое демократы, от Шустера до Олбрайт, представили как право и даже обязанность журналиста.

Да, иностранные журналисты не вылезали из отрядов боевиков. Кстати, хорошо бы в Госдуме сделать запрос Рушайло: на каком основании там находились иностранцы? На каком основании репортер государственного агентства ИТАР-ТАСС В.Яцина направился в Чечню, чтобы, как сказано в прессе, "снять репортаж из лагеря боевиков для одного из канадских изданий"?! Возможно, он поплатился за это жизнью, но результат не снимает вопроса. В.Путин представляет дело так, что Бабицкий "просто продает свой продукт на рынке информации, и делает это неплохо". Нет, г-н Путин, Бабицкий, Яцина, Блоцкий и др. продают не обычный продукт, не ботинки или сосиски, а оружие в информационной войне против России. И о силе этого оружия можно прочесть в элементарных армейских наставлениях США. Один из отцов "холодной войны" Джон Фостер Даллес в свое время сказал: "Если бы я должен был избрать только один принцип внешней политики и никакой другой, я провозгласил бы таким принципом свободный поток информации". Видный американский специалист по СМИ Г.Шиллер утверждает как постулат: "Для успешного проникновения держава, стремящаяся к господству, должна захватить средства массовой информации". Конечно, этот постулат по-разному оценивается захватчиками и жертвами захвата. Так, премьер-министр Гайаны заявил: "Нация, чьи средства массовой информации управляют из-за границы, не является нацией". Похоже, наши премьеры не такие гордые, как в Гайане.

Но вернемся к терроризму и "праву на свободную информацию" из его рядов. 5 февраля 2000 г. по российскому телевидению показывали один такой отряд, представленный в передаче какой-то иностранной телекомпании. Бородатый боевик размахивал ножом и приговаривал: "Это для Путина. Я купил на пенсию". Очень остроумно и демократично. А вот у меня вырезка из испанской газеты "Паис" от 28 октября 1998 г. Влиятельная Ассоциация жертв терроризма заявила послу Великобритании официальный протест, который потребовала передать премьер-министру Тони Блэру в связи с тем, что в телепередаче Би-би-си промелькнуло заявление двух членов террористической баскской организации ЭТА о том, что с 16 сентября эта организация объявляет перемирие и прекращает террористические акты. Итак, промелькнуло миролюбивое заявление — и официальная нота послу и премьеру. Что было бы, если корреспондент Би-би-си находился в банде террористов где-нибудь в Пиренеях, а они бы размахивали ножом и обещали зарезать короля Испании — и это бы передавалось по всей Европе? Чудовищное несоответствие с тем, что происходит в России — и все этого как будто не видят. Почему бы на ТВ Любимову было не спросить дона Альваро?

Европейские законы рассматривают контакты с террористами как уголовное преступление. По испанскому телевидению я видел тяжелое зрелище — рыдал взрослый мужчина. Его, предпринимателя, взяли в заложники террористы-баски. Деньги у него были, и его друг-адвокат передал похитителям выкуп и выручил друга. Как-то это вылезло наружу, и адвоката осудили, если не ошибаюсь, на пять лет тюрьмы — за контакты с террористами. Мужчина плакал потому, что на все его просьбы разрешить отсидеть в тюрьме за друга ему ответили отказом. Что на это скажут защитники Бабицкого и Савик Шустер?

Следует оговориться: свобода слова на Западе есть категория философская, а не практическая. В реальной жизни эта свобода стала даваться только в той мере, в которой общественное мнение подчинялось манипуляции. Юридические запреты на свободу сообщений были устранены в США только в 60-е годы ХХ века, когда технология манипуляций стала безотказной. Виднейший ученый Н.Хомский приводит сведения по истории права, согласно которым до недавнего времени в США ни по закону, ни на практике не позволялись публичные выступления без разрешения местных, а иногда и федеральных властей. Только после 1959 г. этим занялся Верховный суд, который в 1964 г. отменил "Закон о мятежах" 1798 г. как "несовместимый с Первой поправкой к Конституции". Это решение было принято в связи с апелляцией газеты "Нью-Йорк таймс", которая была наказана по суду за то, что поместила оплаченное как рекламу письмо группы защитников гражданских прав, которые критиковали шефа полиции г.Монтгомери в штате Алабама. Закон о мятежах позволял объявить преступлением любую критику правительства. Лишь в 1964 г. Верховный суд постановил, что "мятежная публикация или петиция — критика правительства — не будет считаться преступлением в Америке".

Н.Хомский провел очень большую работу по количественному анализу отражения важных событий в информационном потоке американских СМИ (эти данные с подробнейшими таблицами собраны в несколько книг). Красноречивым опытом стало полное замалчивание западными СМИ массовых убийств на Восточном Тиморе, захваченном Индонезией после прихода к власти Сухарто (по словам Н.Хомского, в пропорции к населению это были наиболее крупномасштабные убийства после Холокоста). Захват В.Тимора был произведен с согласия и при участии США, и замалчивание этой выдающейся по своей жестокости акции было настолько полным, что в мире о ней почти ничего не знают. Н.Хомский делает общий вывод: "Фундаментальный принцип, который очень редко нарушается, заключается в том, что те факты, которые противоречат интересам и привилегиям власти, не существуют".

Вывод: право Бабицкого быть в рядах бандитов и вещать оттуда "свободную информацию" — ложь. Такого права на самом Западе не существует. Именно этот факт замалчивается сегодня российским ТВ и политиками. Попутными скандалами нас просто уводят от сути проблемы. Не надо нам на эту удочку клевать, а надо ставить вопрос прямо: кому подчиняются и на кого работают СМИ России? Кто их прикрывает в правительстве?

Так же отводят нас от сути дела О.Блоцкого из "Известий", который совершил преступление против морали, снял мерзкую пленку и продал ее немецкому ТВ. На нас вылили поток бредовых проблем. Нарушены или нет авторские права Блоцкого? Был или не был поблизости немец-покупатель? Отбросим эту чушь и разберемся сами.

ГЛАВНОЕ, ЧТО ДЕЛАЕТ ТВ уже более десяти лет, — разрушение морали общества. Аморальность устраняет традиции и "расковывает" мышление так, что оно готово оправдать любое действие и выбрать в парламент любого вора. Сто лет назад пресса и литература могла "аморализовать" только читающую публику. Сегодня донести аморальность до каждого дома взялось телевидение. ТВ резко изменяет структуру "аморальности". Обычно ее "вбрасывают" в тот момент, когда необходимо провести крупные манипулятивные воздействия (например, отвлечь общественное внимание от темных дел типа приватизации или продажи месторождений, от сути предвыборных программ).

ТВ применяет показ того, что люди видеть не должны, что им запрещено видеть глубинными, неосознанными запретами. Главный из этих объектов — таинство смерти. Смерть — важнейшее событие в жизни человека и должна быть скрыта от глаз посторонних. Культура вырабатывает сложный ритуал показа покойного людям, а ТВ срывает покровы со смерти. Это сразу пробивает брешь в духовной защите человека, и через эту брешь можно внедрить самые разные установки. На частом показе смерти настаивают рекламодатели. Специалисты по рекламе, следующие принципам школы фрейдизма, считают, что зрелище смерти, удовлетворяющее "комплексу Танатоса", сильнее всего возбуждает внимание и интерес зрителей. Тема разрушения и гибели стала главной на российском телевидении.

Вспомним 1995-96 гг. — репортеры НТВ пять дней подряд позировали перед телом убитого в Грозном солдата Российской армии, показывали на него пальцем и критиковали Грачева за то, что тот не забирает у Дудаева тело. Все эти рассуждения были несущественны, главным был показ трупа, превращение его в реквизит — потрясающее насилие над совестью.

В дебатах на НТВ по закону о Совете по нравственности на телевидении (в передаче "Суд идет" в январе 1999 г.) я привел этот факт, обвинив НТВ от своего имени как зритель, который был подвергнут духовной пытке. После этого мне несколько раз звонили сотрудники НТВ, выясняя, имею ли я документальные подтверждения передачи таких кадров — они, мол, никак не найдут их в архиве.

Изменилось ли положение с тех пор? Почти нисколько. 24 января 2000 г. ТВЦ дал репортаж о лаборатории ростовского госпиталя, в которой проводят идентификацию неопознанных тел погибших в Чечне военных. Мы видим фотографии молодых людей крупным планом — так, что их не могут не узнать их близкие. А потом — кадры со стоящими на полке черепами. Черепами погибших сыновей и братьев телезрителей. Следом — кадр с лежащей около микроскопа печенью. Что должны подумать близкие тех, кто погиб в Чечне? Может быть, это печень родного им человека? В целом — недопустимое, с точки зрения культурных норм, "введение морга в жизнь", которое вызывает шок у нормального человека. Все это — для того, чтобы под защитой этого шока внушить чисто политическую идею о ненужности войны в Чечне. Неважно, справедлива или нет политическая сверхзадача, но примененная телевидением технология манипуляции сознанием преступна.

Именно "репортаж из морга" заснял О.Блоцкий для продажи немецкому ТВ. Понимаю, что это жестоко, но предлагаю О.Блоцкому представить себе, что у него умер дорогой для него человек, а кто-то с ТВ пришел с камерой в морг и заснял на видео все то, что служители и паталогоанатомы делают с телом этого человека. Заснял, а потом показал всему свету по ТВ. Блоцкий скажет, что на него бы это не подействовало? Тогда он — выродок. Это что касается самого факта съемок запретного зрелища — независимо от продажи пленки.

А теперь о продаже. Что там блеет этот тип об авторских правах! При чем здесь они? Что бы изменилось, если бы на немецком ТВ сказали, что сюжет снимал герр Блоцкий? Ничего. Он прекрасно знал, что эту пленку у него покупают, чтобы возбудить у западных обывателей антирусские чувства.

Как специалист Блоцкий не мог не знать, что даже нейтральный видеоряд делает убедительным любой комментарий, а уж такая картинка, которую раздобыл он, прямо будет бить по России. Он и телекомпании — и фильм воспринимался как радикально антикоммунистический. Блоцкий и покрывающая его газета "Известия" — соучастники прямой и совершенно неприкрытой антирусской акции, причем Блоцкий даже получил за это деньги.

Наконец, о той жестокости войны, которую, как ни крути, заснял Блоцкий. Запад нахмурил брови, и все бросились оправдываться. Ах, тащить труп по грязи было неудобно! Ах, ухо оторвалось по дороге. Какая гадость. Все это мы можем разбирать только между собой, и любой политик прежде всего должен был прямо заявить, что никакого права лезть в гуманитарные проблемы мы за США и вообще за Западом не признаем. Не имеют они такого права, и сами это знают. Если уж на то пошло, то можно было сунуть Олбрайт под нос фотографию, из которой видно, как американцы эвакуировали свои трупы из джунглей Вьетнама. Садиться боязно, так бросали с вертолета трос, цепляли за ноги гирлянду трупов и тащили прямо по воздуху. Что у них там отрывалось при посадке — можно себе представить.

НО ДАЖЕ НЕ ОБ ЭТОМ РЕЧЬ, а о философской установке. Ведь никаких прав человека, не входящего в число "своих", Запад не признает и никогда не признавал. Нельзя же этого забывать. В 1977 г. президент Картер официально сформулировал принцип, согласно которому "американцы не должны извиняться, испытывать угрызения совести и принимать на себя вину", поскольку они якобы всегда действуют, исходя из благих побуждений. Это — после войны во Вьетнаме, после оправдания лейтенанта Келли, который сжег мирную деревню (в американской зоне!) и уничтожил всех ее жителей. То есть США вывели себя из сферы совести, а значит, и к чужой совести взывать не могут. Мы вообще не должны принимать от них этот язык.

Вот парный случай, который стал важным экспериментом над массовым сознанием. В 1981 г. южнокорейский самолет рейса KAL-007 вошел в воздушное пространство СССР, углубился на 500 км и пересек его с севера на юг, активизировав всю систему ПВО. В конце концов, после многих предупреждений он был сбит. В СССР это вызвало тяжелое чувство — независимо от оценки действий военных. Трагедия есть трагедия. Но вот в 1988 г. военный корабль США "Винсенс", находившийся в Персидском заливе, среди бела дня сбил ракетой иранский самолет с 290 пассажирами на борту. Самолет только что поднялся в воздух и находился даже еще не в международном пространстве, а над иранскими территориальными водами. Ничьей границы он не нарушал и виден был прекрасно. Когда корабль "Винсенс" вернулся на базу в Калифорнии, огромная ликующая толпа встречала его со знаменами и воздушными шарами, духовой оркестр ВМФ играл на набережной марши, а с самого корабля из динамиков, включенных на полную мощность, неслась бравурная музыка. Стоящие на рейде военные корабли салютовали героям артиллерийскими залпами.

Н.Хомский, проводя структурный анализ обоих случаев, приводит выдержки из центральных американских газет, которые буквально внушили американцам объяснение, начисто снимающее у них чувство ответственности за жизнь 290 пассажиров. Читаешь эти статьи, и голова кругом идет. Самолет, оказывается, сбили из благих побуждений, и пассажиры "погибли не зря", ибо Иран, возможно, чуть-чуть одумается...

Вот другие случаи. В 1977 г. в центре Филадельфии разбомбили с вертолета дом, в котором обитала коммуна сектантов. Никто тогда не мог объяснить смысла этой акции — уничтожили женщин с детьми. Так же поступили с сектой Кореша в 1993 г. Да, сектанты мракобесы — заперлись на ферме и стали ждать конца света. Полиция открыла по ферме огонь и стала долбить стену танком. Я был в те дни в США и наблюдал это в прямом эфире. Начался пожар, и практически все обитатели фермы сгорели — было извлечено 82 обгоревших трупа. А суд оправдал 11 оставшихся в живых сектантов — состава преступления в их действиях не было найдено. На суде прослушивали записи криков из дома женщин и детей, которые умоляли не стрелять по ним. Повторяю, что из западной прессы можно набрать ворох таких случаев, и в них видна именно система.

Вот 1996 г., Бельгия — суд над десантниками, которые участвовали в 1993 г. в операции "Возвращение надежды" в Сомали. Как назло, они сфотографировались, поджаривая на костре сомалийского юношу, и эта фотография обошла весь мир. Они признались, что "шутили". Другие шутки ради мочились на трупы убитых сомалийцев или под дулом автомата заставляли мусульманина есть свинину. Прокурор потребовал наказания в виде 1 месяца ареста и штрафа в 300 долларов (на деле речь идет о нарушении статьи военного права, по которой предусмотрено наказание до 15 лет тюрьмы). Почему наш коммунист-правозащитник Миронов не напомнил этот случай Альваро Хилю Роблесу? Не хотел его огорчать?

Большую полемику породил приговор Европейского трибунала прав человека, вынесенный Великобритании в сентябре 1995 г. А дело мелкое — в 1998 г. в Гибралтаре агенты полиции застрелили на улице трех известных республиканцев из Северной Ирландии. Как сказано в приговоре, "без всякой необходимости". Они были безоружны, их никто не пытался арестовать — просто застрелили. По поводу приговора поднялся шум, рассерчали и Мейджор, и Тэтчер. И тогда были обнародованы документы. Оказалось, что в Ольстере без суда и следствия были застрелены около 400 безоружных, уже задержанных и находящихся в руках официальной власти республиканцев.

Война — трагедия. Война — аномалия, несовместимая с нормальной жизнью. Втянутые в нее люди в определенном смысле теряют на время человеческий облик. Но есть грань, за которую нельзя заходить, и приходится сурово наказывать даже своих, кто не удержался на этой грани. Но это можем и должны делать мы сами. Устраивать из этого спектакль, потакая заезжим шарлатанам, — подлость. Это же чувствует большинство наших людей. И не надо бы политикам радоваться, что они пока молчат.

ТАЙНА БЕЗЗАКОНИЯ

Константин ГОРДЕЕВ, газета "СЕРБСКИЙ КРЕСТ". Прежде чем начать разговор о проблеме собственно ИНН, несколько слов о том, что нас, москвичей, коснулось уже сейчас.

Начиная с февраля 2000 года в Москве вводится "Карточка москвича". Решение о ее введении было принято московским правительством еще в октябре 1998 года. Предполагалось создание множества различных магнитных карточек, призванных охватить все аспекты жизни современного человека. Купля-продажа, транспорт, вход и выход в учреждения и дома, оплата коммунальных услуг и сферы обслуживания, электронный паспорт и всевозможные удостоверения — все это призвана заменить собой "Карточка москвича".

Она имеет в себе пятнадцатипозиционный чип — то есть через ее введение правительство Москвы претендует на то, чтобы стать обладателем конфиденциальной информации о каждом из нас по пятнадцати пунктам. Как московское правительство собирается распорядиться этим банком данных, не сообщается.

В Москве карточки уже сейчас вводятся в Западном административном округе, на очереди: г. Зеленоград, Выхино, Жулебино…

Главный аргумент московского правительства — удобство расчетов. Вместо бесчисленных абонентских книжек, платежек, квитанций — пластиковая карточка (сначала несколько, затем — одна).

Проект этот оценивается ни много ни мало в 1,5-2 млд.$ на срок от 1998 до 2005 года. Только за 2000 год планируется потратить не менее 202 млн.$. Главный спонсор, он же главный подрядчик, — американский холдинг "Oracle" и входящая в него финансовая группа "Oracle Financing Division". Организация очень солидная — лидер на мировом рынке услуг, связанных с пластиковыми электронными картами. По размерам своих активов "Oracle" соизмерима с компанией "Microsoft" Билла Гейтса... Любопытная деталь: товарный знак фирмы "Oracle" — перевернутая пентаграмма…

...Специалисты, работающие с вычислительной техникой, уверяют нас: использование знака цифры "6" в качестве разделительной линии не имело никакой необходимости. Из этого можно сделать вывод: сознательно или несознательно, но разработчики глобальной системы штрих-кода, широко используемой сегодня в статистике, торговле, учете движения товаров и во многих иных сферах, — избрали символ, оскорбительный и тревожный для христиан, что выглядит по крайней мере как дерзостная насмешка. Озабоченность данным вопросом уже выражали многие православные общины мира, в частности, Элладская Церковь...

Из Заявления Священного Синода Русской

Православной Церкви от 7 марта 2000 года

Магнитные карточки в московском метрополитене, кстати, — не что иное, как обкатка грядущей тотальной "карточной системы". Карточка (несмотря на высокую себестоимость) дешевле жетона. Пассажиры постепенно оценили ее достоинства. К карточке привыкли — можно двигаться дальше…

Чем, кроме подозрительной символики подрядчика, плоха "Карточка москвича"?

Во-первых, человек, ее потерявший, юридически просто перестает существовать. Нас уверяют, что это пустяки — оформят другую. Однако тот, кто хоть раз терял паспорт, может себе представить последствия потери всех документов сразу в условиях характерного для Москвы произвола чиновников. Но дело даже не в этом. Теряющиеся пластиковые карточки со временем неизбежно будут заменены на особую невидимую метку на какой-нибудь части тела или на специальный имплантированный микрочип. На Украине, например, уже вовсю обсуждается вопрос о такой замене…

Кроме Москвы, "карточная система" внедряется еще в 32 регионах РФ. Разрабатывается суперпроект "федеральной карточки"…

Все это — прямое следствие принятого и странно пропавшего постановления Государственной думы РФ "О сборе и хранении конфиденциальной информации личного характера"…

Виктор САУЛКИН, радио "РАДОНЕЖ". У многих священников нет ясности в этом вопросе. Можно ли православному человеку соглашаться на электронную регистрацию или нет? Печать ли это Антихриста или свидетельство неустанной заботы о нас московских властей или налогового ведомства? Прежде всего следует сказать, что на этот счет имеется официальная позиция Элладской Церкви, а также части Русской Православной Церкви — Украинской Православной Церкви. Высказались по этой проблеме и Старцы Святой горы Афон, и старцы Почаевской лавры, и совет духовников Троице-Сергиевой лавры. Общее мнение: если электронная регистрация сама по себе еще не печать антихриста, то она, несомненно, является подготовкой к принятию оной, так сказать, "малой печатью", и для православного человека она абсолютно неприемлема.

Владимир ОСИПОВ, "ХРИСТИАНСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ". Хочу напомнить, частью какого суперплана является введение налоговыми органами ИНН, а московским правительством — "Карточки москвича".

Когда большинство стран ЕЭС (в том числе и Православная Греция) подписали Шангенское соглашение и государственные границы между странами-подписантами практически перестали существовать, решено было провести электронную регистрацию всех товаров и людей, чтобы иметь возможность отслеживать их перемещение по Европе. О людях собирали массу сведений самого разного характера и помещали их в специально созданный под этот проект уникальный компьютерный сервер, находящийся в Брюсселе. Компьютер этот (за мощность или по каким-либо иным причинам) был назван "Зверь". Другая любопытная особенность — штрих-код, отныне присваиваемый не только товарам, но и живым людям, имеет три неизменные цифры (обозначенные тремя сдвоенными линиями, которые несколько длинней остальных) — три шестерки… То есть буквально по Апокалипсису Иоанна Богослова…

...Есть и еще одно существенное обстоятельство. Вскоре люди, не имеющие налогового кода или пластиковой карточки, могут оказаться практически лишены возможности получать социальную и даже медицинскую помощь. Если подобное произойдет, возникнут все основания усомниться в принципах равноправия граждан и свободы совести — принципах, которые так активно пропагандирует современная цивилизация…

Церковь не может не возвысить свой голос в защиту человеческой свободы. Ведь для духовного единства общества крайне важно, чтобы верующие не ощущали себя гражданами второго сорта, вновь видя в государстве гонителя и оскорбителя веры.

С молитвой о России и о других странах, где проживает наша паства, надеемся на то, что государственные власти не останутся равнодушными к боли миллионов христиан...

Из Заявления Священного Синода Русской

Православной Церкви от 7 марта 2000 года

Алексей СЕНИН, газета "РУССКИЙ ВЕСТНИК". После подписания Грецией Шангенского соглашения серьезное протестное движение организовали афонские монахи. Затем их мнение было поддержано Элладской Православной Церковью. Под давлением общественности греческое правительство сделало электронную регистрацию необязательной..

В 1995 г. с той же проблемой столкнулась Украина (только на этот раз в качестве прикрытия использовалась реформа системы расчетов). Против насильственного клеймления людей первыми выступили монахи Одесского Свято-Успенского монастыря, затем монахи Почаевской лавры и, наконец, Синод Украинской Православной Церкви (Московского Патриархата). Не обошлось без многолюдных митингов, пикетов и других протестных действий со стороны православных. В результате 16 июля 1999 года Верховная Рада Украины была вынуждена принять специальный закон "О внесении дополнений к "Закону о Государственном реестре физических лиц-плательщиков налогов и других обязательных платежей", в котором, в частности, записано: "Не применяются меры принуждения или административного воздействия и не привлекаются к ответственности лица, которые из-за своих религиозных убеждений отказались от принятия идентификационного номера…"

Обратите внимание: вся собранная о нас конфиденциальная информация (так же, как информация о согласившихся на регистрацию греках и украинцах) будет "скормлена" тому же самому брюссельскому "Зверю"…

Отец ПЕТР, журнал "ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ". В Москве, главным образом ввиду недостатка информации, даже в церковной среде о введении ИНН пока говорят по-разному. Но вот недавно мне довелось побывать на Святой горе Афон, так там все — и греки, и русские — единодушны: принимающий пластиковую карточку с личным номером сам отлучает себя от церковного общения. "Пусть это еще не печать антихриста, — говорят афонские старцы, — но когда дело дойдет до печатей на теле, будет уже поздно". Согласившись на номер сейчас, вы автоматически лишаете себя выбора в дальнейшем. Весь мир вокруг вас будет сконструирован так, что без антихристовой метки не прожить. И тогда отказ от нее будет равнозначен отказу от жизни…

Владимир КАРПЕЦ, публицист. Наверное, нелишним будет напомнить, что насильственное навязывание чего-либо под угрозой лишения средств к существованию грубо нарушает основные права человека, зафиксированные во Всеобщей Декларации, принятой ООН. Возникает парадоксальная ситуация: баптист приносит справку из общины и освобождается от воинской повинности, адвентист — не работает в субботу, права самых ничтожных и противоестественных (в том числе "сексуальных") меньшинств надежно защищают законодательство и, так называемые, "правозащитные организации", а права десятков миллионов православных (главной религиозной конфессии России) грубо попираются. Власть, так много говорящая о "правовом государстве" и "диктатуре Закона", просто обязана юридически закрепить за православными право на альтернативную форму учета, так же, как это сделали правительства Греции и Украины…

Юрий ЮРЬЕВ, газета "ЗАВТРА". Нас постоянно стращают тоталитаризмом, но такой жесткий, такой всеобъемлющий, такой в полном смысле этого слова тотальный контроль, какой смогут осуществлять организаторы "карточной системы" над держателями карточек, не снился ни одному тирану!

Давайте рассмотрим, что из себя представляет ИНН.

1 июня 1999 года премьер-однодневка (наиболее пригодный для такого дела) Сергей Степашин, согласно сообщениям СМИ, "дал поручение налоговым службам и Пенсионному фонду в целях улучшения собираемости налогов и контролем за их использованием приступить к идентификации физических лиц, то есть всех граждан России. Идентификационные коды-номера будут закреплены за каждым гражданином страны в течение двух ближайших лет".

...Полагаем важным создание для верующих возможности не выступать просителями о предоставлении индивидуального налогового номера.

Призываем власти России и других стран СНГ с преобладающим православным населением поставить вопрос об устранении из штрих-кодов кощунственного символа путем изменения международной системы написания соответствующих знаков. Если же это будет невозможно сделать, считаем необходимым создание альтернативного национального электронного языка…...

Из Заявления Священного Синода Русской

Православной Церкви от 7 марта 2000 года В "Карточке москвича", а равно и в паспорте нового образца для ИНН, отведена специальная строчка. ИНН — это личный, индивидуальный номер человека. Я обращаю ваше внимание: не номер документа (как обычно), а именно человека. Для верующего православного христианина принятие ИНН таким образом равнозначно отказу от имени, которым он крестился… Я не сгущаю краски — принятие ИНН предусматривает личное заявление с просьбой присвоить себе личный номер. Это обязательное условие. Сам ИНН представляет из себя все тот же штрих-код. Такой же, как на товарах, — с тремя удлиненными сдвоенными штрихами, означающими цифру "6". То есть, соглашаясь на ИНН, человек добровольно (законодательство не предусматривает никаких санкций за отказ) отрекается от данного при крещении имени в пользу комбинации цифр с неизменными шестерками. Ни больше ни меньше.

Но это только начало. После присвоения каждому личного номера будет установлен тотальный контроль над всеми платежами. Бумажные деньги заменит смарт-карта,.. которая, конечно же, будет время от времени теряться, и тогда неизбежно встанет вопрос о вживлении микрочипа.

В прошлом году в Интернете был опубликован любопытный материал Кола Санберса, крупного специалиста в области компьютерных схем из США (г. Финикс, штат Оризона). Самберс пишет: "Нам была поставлена цель: создать микросхемы, которые помещались бы в сверхтонкую иглу. Но тут встала проблема с источником питания. И выход был найден. Лоб и кисть правой руки у человека всегда имеют разную температуру (благодаря этому матери безошибочно определяют, когда у их ребенка жар). Устанавливаем один микрочип на лбу, другой — на руке, и каждое прикосновение будет подзаряжать элемент питания. Были проведены успешные испытания. И вот уже три года семнадцать тысяч американских детей носят такие микрочипы под кожей…"

В Москве в 1995 году на теннисном турнире "Кубок Кремля" была опробована другая любопытная новинка. Для входа в специальный буфет для VIP впервые использовали не архаичные бумажные пропуска, и даже не пластиковые карточки, а нанесенные специальной краской на руку невидимые знаки. "Особо важные персоны", кстати, остались довольны — ходишь спокойно, никто тебя не трогает, останавливают только незадачливый плебс без метки…

Виктор ВАСИЛЬЕВ, публицист. Опыт Греции и Украины показывает, что инициаторы электронной регистрации действуют очень осторожно, и каждая их инициатива — это, в первую очередь, замер общественного мнения (главным образом православных)… Помните, в Манеже какой-то мерзавец иконы рубил — это тоже был замер общественного мнения. И сейчас, используя для этого налоговое ведомство, нас испытывают. Если наш протест будет робким, неуверенным, если мы не выступим единым фронтом, как наши украинские братья, — их уже ничто не остановит...

Когда я задал вопрос в налоговой инспекции по месту жительства (в ближнем Подмосковье): "А что будет, если я откажусь от ИНН?", — мне ответили: "Ничего не будет, вам все равно присвоят ИНН, собрав информацию о вас без вашего участия". То есть система не ждет. Пока ты сомневаешься, чешешь затылок, тебя уже, как корову или лошадь в детском мультике, "посчитали". Через год, когда вся система платежей будет переведена на пластиковые карточки, в один прекрасный день вам просто подсунут, как ничего не значащий, чисто формальный документ — то самое заявление о просьбе присвоить вам ИНН ("де-факто" вам уже давно присвоенный). И вот тогда отказываться будет уже поздно — вам скажут: "Ну что ж вы так! Система полностью перестроилась, никаким другим способом в Москве платежи больше не осуществляются. Подписывайте, не морочьте голову…"

Кстати, если кто-то считает, что ИНН — ужасно полезная и удобная вещь, тот глубоко ошибается. Помните громкую кампанию против "пиратства"? Митинский радиорынок и знаменитая "Горбушка" сейчас на грани закрытия. На закрытие обречены, вообще, все оптовые рынки Москвы. В перспективе каждая торговая точка должна быть оснащена кассовым аппаратом… А теперь представьте: у каждого покупателя именная пластиковая карточка вместо денег, у продавца — кассовый аппарат (или то, что их впоследствии заменит) — получается, что каждый платеж, каждое перемещение товара отслеживается информационным центром в Брюсселе. Более того, любой платеж можно будет легко заблокировать, ведь бумажных денег не будет. Даже тайная милостыня — согласно Евангелию, обязательное условие спасения — станет невозможной...

...Церковь с пониманием относится к стремлению усовершенствовать сбор налогов, поскольку от этого во многом зависит благосостояние людей, в первую очередь страждущих от бедности, недугов и старости. Мы также приветствуем любые попытки облегчить доступ гражданина к социальной помощи и другим благам, предоставляемым государством, ибо знаем, с какими затруднениями сопряжен сегодня такой доступ.

Однако Священный Синод напоминает государству: согласно нормам светского права, в частности, Российской Конституции, сбор, хранение и использование информации о частной жизни лица без его согласия не допускается (Статья 24 Конституции РФ). Отвечая на обеспокоенность чад нашей Церкви, призываем власть имущих со всей серьезностью откликнуться на наше Заявление. Нас, в частности, беспокоит отсутствие доступа граждан к информации о них, которая может содержаться в электронных хранилищах налоговых органов и других административно-финансовых учреждений, и возможность использовать эту информацию во вред людям...

Из Заявления Священного Синода Русской

Православной Церкви от 7 марта 2000 года

Чьи-то настойчивые холодные руки упрямо тянутся к нашему горлу. Говорят: "Так налоги легче собирать". Но что мы скажем, когда они нас станут душить?.. Особенно удивляет беспечность челноков и хозяев оптовых рынков. Ведь ИНН — это смертный приговор их бизнесу!

Отдельно хочется сказать о "пиратстве". Ни для кого не секрет, что программисты ведущих компьютерных фирм — главным образом, выходцы из России, Восточной Европы и так называемых развивающихся стран. "Пиратский" рынок программных продуктов до сих пор позволял нам пользоваться последними разработками ведущих компьютерных фирм буквально за гроши. Этим мы в какой-то мере компенсировали ущерб от "утечки мозгов" (благодаря которой и процветает "Силиконовая долина" в Калифорнии). При тотальном контроле над процессом купли-продажи Запад становится полным монополистом во всем, что касается наукоемких технологий. Мы будем обречены платить астрономические суммы за устаревшие программные продукты...

Несколько слов о микрочипах. Сейчас активно обсуждается возможность создания процессоров нового поколения на аминокислотах, составляющих молекулу белка. Предполагается, что по скорости они будут превосходить кремниевые в тысячи раз. А это значит, что чипы будущего, возможно, потребуют даже микроинплантации. Просто на руке и на лбу каким-то образом (возможно, с помощью лазера) отдельные живые клетки человеческого тела изменят свое назначение — станут своеобразными многофункциональными миникомпьютерами, связанными с брюссельским суперсервером. Причем приучать к этой шокирующей новинке будут постепенно. Сначала такой биочип внедрят, скажем, для точной медицинской диагностики. Ведь как удобно: квалифицированный "доктор", находящийся в вашем теле, сам возьмет нужные анализы, измерит давление, пульс… Тем временем каждый человек будет пронумерован. И тогда возникнет вполне естественная мысль: а не соединить ли оба "достижения" науки и техники вместе?.. И в этот момент пророчества Иоанна Богослова сбудутся в полной мере.

Виктор НИКОЛАЕВ, писатель. Недавно журнал "Итоги" ("дочернее предприятие" американского журнала "Newsweek") сообщил о том, что NASA удалось с помощью спутников произвести сканирование всей поверхности Земли с точностью до 1 метра в трехмерном изображении. Отныне для любого объекта на поверхности Земли могут быть указаны точные координаты.

Сообщение это особого внимания к себе не привлекло. А зря. Если дополнить этим сообщением имеющуюся у нас информацию об электронной регистрации и процессорах следующего поколения (на аминокислотах), у нас получится довольно зловещая картина. Ведь то, что тотальный контроль может быть установлен над платежами — это, в сущности, пустяки по сравнению с возможностью отслеживать все перемещения человека-обладателя пластиковой карточки или чипа.

ИНН, как известно, первым делом присваивают наименее защищенным: детям (интересно, какие налоги они должны перечислять?), пенсионерам, бюджетникам, а также связанным воинской дисциплиной солдатам и офицерам.

Необходимо отдавать себе отчет в том, что в случае реализации этого проекта российская армия полностью утратит боеспособность. Судите сами, чего стоит армия, информация о местонахождении каждого солдата которой немедленно сообщается в Брюссель? А если к этому добавить полную прозрачность платежей, то самое понятие "военная тайна" можно смело сдавать в архив.

Я уж не говорю о последствиях внедрения микрочипов — здесь мы можем столкнуться с возможностью физического уничтожения наших солдат "бесконтактным" электронным способом…

Отец СЕРГИЙ. Вы все знаете мнение о ИНН духовников Троице-Сергиевой лавры. Важнее этого вопроса сейчас ничего нет. Ведь именно через введение ИНН сейчас происходит разделение на "овец" и "козлищ" — общество у нас на глазах раскалывается. Представьте на минуту последствия реализации этого зловещего плана: ведь мы со своими пронумерованными соотечественниками будем разговаривать просто на разных языках.

Руководство РФ, на словах пекущееся о консолидации общества, обязательно должно быть проинформировано о последствиях этого шага.

Но этого мало. На Украине православные обращались с воззваниями не только, и не столько к Кучме, но, главным образом, к украинскому народу. Мы должны действовать также. Кроме собранных подписей и писем всем постоянным членам Священного Синода, Патриарху, главе правительства и депутатам Государственной думы (которые уже написаны и отправлены), мы, по примеру украинских братьев, обязаны заявить свою позицию самым непосредственным образом — на улице.

Отец Гавриил Костельник — борец против унии, зверски убитый бендеровцами, говорил в 1948 году, что беда нашей Церкви в том, что мы не решаемся на активное сопротивление врагу, действующему против нас агрессивно и энергично. Нас обвиняют в разжигании чего-то там не того, что нужно разжигать, — пусть обвиняют, нас это не должно пугать.

Каждый информационный повод должен быть использован для заявления нашей принципиальной позиции по ИНН. Каждый, кто хочет рассказать, как нужно детей в христианском духе воспитывать, должен ясно осознавать, что если мы не добьемся отмены, он вообще ни в каком духе никого воспитывать не сможет. В антихристовом — пожалуйста...

Сейчас самое время вспомнить слова Серафима (Роуза): "Уже позже, чем мы думаем".

Участниками “круглого стола” был единогласно принят текст обращения к членам Священного Синода Русской Православной Церкви с просьбой "обратиться к главам исполнительной, законодательной и судебных властей со следующими вопросами:

1) о правовой оценке совершаемых действий, противоречащих, по общему мнению, осуществлению свободы вероисповедания (ст. 28), других гражданских свобод (ст.ст. 18,19, 21, 23, 24 Конституции РФ);

2) о предоставлении всем желающим гражданам РФ законодательно закрепленного права не принимать личный идентификационный номер (ИНН) и о сохранении для них ранее установленных форм уплаты налогов и совершения других обязательных платежей".

Обращение поддержали:

Союз православных братств — Г.Г.Копаев

Союз "Христианское Возрождение" — В.Н.Осипов

Всероссийское Соборное Движение — В.М.Клыков

Союз православных хоругвеносцев — Л.Д.Симонович

Союз Архангела Михаила — А.П.Солуянов

Православное общество "Радонеж" — Е.К.Никифоров

Союз казаков — В.В.Наумов

Международное объединение кинематографистов Славянских и православных народов — Н.П.Бурляев

Союз писателей России — В.Н.Ганичев

Международный фонд Славянской письменности и культуры — В.И.Большаков

Московское общество православных врачей — А.В.Недоступ

Союз русско-сербской дружбы — И.М.Числов

Газета "Русский вестник" — А.А.Сенин

Вестник "Сербский Крест" — К.Ю.Гордеев

Газета "Русь Державная" — А.Н.Печерский

Журнал "Православная беседа" — В.В.Лебедев

Движение "Россия Православная" — А.И.Буркин

Движение в защиту православной нравственности — В.Ф.Сологуб

7 марта 2000 года на Заседании Священного Синода Русской Православной Церкви было принято заявление "УВАЖАТЬ ЧУВСТВА ВЕРУЮЩИХ. ХРАНИТЬ ХРИСТИАНСКОЕ ТРЕЗВОМЫСЛИЕ", в котором требования участников данного обсуждения были полностью поддержаны.

Владимир Голышев ВЕЛИКИЙ ПОСТ

ПОНЕДЕЛЬНИК, 13 МАРТА — первый день Великого Поста. В Постной Триоди — главной великопостной богослужебной книге — читаем: "Прииде пост: мати целомудрия, обличитель грехов, проповедник покаяния, жительство ангелов и спасение человеков". К сожалению, для современного человека пост — это лишь продолжительная, причем не слишком обязательная, диета. А ведь пищевое воздержание — это лишь один из аспектов истинного поста, причем далеко не центральный. В вышеприведенной богослужебной формуле, между прочим, о питании вообще нет ни слова. Что же такое Пост на самом деле?

В разговоре с одним из своих тайных учеников Никодимом Спаситель определяет смысл и цель подлинной духовной жизни, как "второе рождение". Никодим попробовал представить, как он, солидный мужчина с окладистой бородой, сможет поместиться в материнской утробе... И не смог. Спаситель, конечно же, имел в виду другое.

Обыкновенный (или, как его называет апостол Павел, — “ветхий”) человек со всеми его привычками и предрассудками — это то, с чем необходимо расстаться. "Ветхие мехи" , содержащие прокисшее вино Ветхого же Завета, не подлежат починке — их место на свалке. Новый человек не может возникнуть в человеке Ветхом эволюционно. В 12 главе Евангелия от Иоанна читаем: "Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем (то есть ненавидящий себя в нынешнем, ветхом качестве) сохранит ее в жизнь вечную"... Светлое Христово Воскресенье, Пасха — есть рождение нового человека. Предшествующие этому событию сорок дней — посвящены, таким образом, умерщвлению ветхого.

В древности крестили преимущественно на Пасху. За время Великого Поста оглашенный (готовящийся к крещению человек) должен был навсегда расстаться с собою прежним: легкомысленным, пустым, жадным, завистливым, малодушным, похотливым, прожорливым трусом. Из крещенской купели должен был выйти истинный воин войска Христова, новый человек, святой (в древности слова: "христианин" и "святой" были синонимами). Поэтому крестились, преимущественно, зрелые люди, сознающие величие и беспрецедентность совершаемого над ними Таинства. Люди, готовые "недрогнувшей рукой" совершить "самоубийство" ради жизни вечной...

То, что современные христиане (то есть, мы с вами) бесконечно далеки от стандартов, принятых христианами древности, — можно заметить "невооруженным глазом". Для крещаемого (в подавляющем большинстве случаев младенца-несмышленыша) это Таинство давно перестало быть подлинным рождением в новую жизнь, да и совершается оно когда угодно, только не на Пасху... Так вот, Великий пост для нас — это еще один шанс пережить то, что не было нами пережито при крещении, шанс "убить" себя ветхого, чтобы заново родиться на Пасху.

В полной мере использовать этот шанс для современного человека почти невозможно — ветхий человек живуч. Проходит год — и следующий Великий Пост великодушно предоставляет нам очередную бесценную возможность "духовного суицида". И так всю жизнь...

Однако и великопостная традиция пищевого воздержания (к которой зачастую и сводится пост) тоже имеет глубокий смысл. Священное Писание содержит массу примеров такого воздержания: Моисей, Илья, Предтеча. Самый для нас важный пример, конечно, сорокадневный пост Спасителя в пустыне. Сорок (а без воскресений — 36) дней — это примерно десятая часть года. Таким образом, сорокадневный пост оказывается своеобразной церковной десятиной — "долей Бога" в нашем календарном году…

Вообще, в пищевом воздержании на определенный срок, как таковом, нет ничего специфически христианского. Все религиозные традиции используют пост как "инструмент" самосовершенствования. Однако подлинная христианская традиция видит в пищевом самоограничении нечто большее...

Адам вкусил запретный плод (нарушил пост, наложенный на него Богом) в результате чего род человеческий оказался вне пределов Эдема. Возникает вопрос: а зачем, собственно, Бог этот пост на Адама наложил? Ни одна традиция, кроме полноценной христианской, не даст на этот вопрос удовлетворительного ответа. Лишь христианин, знающий, что одним из существенных качеств Бога является стремление к самоумалению (по-гречески "кеносис"), может понять, в чем тут дело.

Человек был сотворен по образу и подобию Божьему (кстати, уже сам акт Творения был для непостижимого, трансцендентного Бога колоссальным "кеносисом"). Величие и всемогущество Божие отразилось в превосходстве Богоподобного первочеловека над сотворенным миром. Именно тогда, а не сейчас человек был царем природы, сейчас он скорее ее мучитель... Заповедь о плоде Древа познания была попыткой поднять человека на следующую ступень Богоподобия. Человек должен был, подобно Богу, поступиться какой-то частью своего могущества. Для начала хотя бы не есть что-то такое, что хочется съесть… Адаму это оказалось не под силу...

Поступок, противоположный поступку Адама, совершил Христос в Гефсиманском саду. Всем своим человеческим существом трепеща в преддверии крестных мук, он, тем не менее, безропотно соглашается на мученическую смерть.

Бессильные следовать за Христом, мы, нарушая заповедь поста, повторяем малодушный поступок Адама. А ведь воздержание от определенных продуктов на небольшой (всего-то несколько недель!) срок — это самый первый, самый легкий, самый необременительный шаг на пути от павшего Адама к воскресшему Христу!

Владимир ГОЛЫШЕВ

Александр Проханов СЛОВО О ДРУГЕ

Когда идет по земле напасть, глад или мор, когда вымирает и погубляется жизнь, она, спасаясь, выбегая из горящего города или выскакивая из-под оползня, или вырываясь из жестоких когтей, собирается на каком-нибудь островке, копится в каком-нибудь глухом уголке. Там достигает невиданной концентрации, небывалой силы и яркости. Так олени из пылающего бора переплывают озеро, толпятся на безопасном мыске. Так староверы уклоняются от свирепых стрельцов, уносят в дебри свои иконы и свитки. Так русский дух, побиваемый сегодня супостатами, палачами и чернокнижниками, иссеченный, исколотый, с криком и воплем покидает городки и села, театры и школы, дивизии и флоты и, стремясь уцелеть, выбирает чью-нибудь отдельную душу. Вселяется в праведника, вмещается в пророка, голосит криком свидетеля и очевидца. В писателя Личутина вселился русский дух такой светоносной силы, что из его книг золотыми пучками светит в черную ночь русского лихолетья.

Личутин — колдун. Ходит-бродит. Присаживается, приглядывается. То мерцает зорким ястребиным глазком, то сонно дремлет, подставляя солнышку золотую бородку. Откроет книгу, строго нацепив жестяные очки. Закинет за спину ружьецо, легкомысленно пальнет в пробегающего зайца. Посмотрит на вечерний, пролетающий над избой самолет. Сумрачно глянет в ночной телевизор. Запрется в своей горенке, утвердится на точеном кресле. И начнется великое творение. Будто в деревенский горшок кинул колдун плакун-траву, дрему-горицвет, коренья чистотела. Влил ковш воды из талицы. Вскипятил на огне. Пробормотал заговор. Просвистел синицей. Гукнул филином. Взвыл волком. Зелье забурлило, поднялось, пошло через край. Залило половицы, потекло под дверь, на крыльцо, на двор, на луг. Не зелье, а сладчайший мед, душистый ягодный сок, чистейшей синевы студеный снег, дивного аромата настой.

Языку Личутина нет равных. В нем звук, цвет, музыка. Русский ветр, русская песня, закон русской красоты, единый и в золотом завитке иконостаса, и в белой резной стене храма, и в чугунном стволе пушки-единорога, и в красном листе осины, плывущем по синей воде, и в чудном лице красавицы. Язык Личутина запечатлел все сущее, зарисовал лик Родины. Он — сокровище России, как Спас на Нерли, или Байкал, или таблица Менделеева. Его надо охранять, как национальный парк. Надо изучать, как изучают флору и фауну Рая, не испорченную первородным грехом.

Знает ли он о своем даре, о своей несравненной, неповторимой роли? Знает ли о своей роли бор, населенный зверями, птицами, бабочками, муравьями, с тихими ручьями, сонными болотцами, светлой быстрой рекой, красными соснами, голубыми цветами, белыми грибами, с тайными тропами, с отшельником в рубленой келье, с разбойником, притаившимся в чаще, понимает ли свою роль девственный лес?

Личутин свою роль понимает. Он, обремененный заботами, хворями, гонимый нуждой, окруженный мучительной повседневностью, страдающий от людской глухоты, среди людского неверия, черствости, неспособности услышать и увидать красоту, — он знает о своем даре, о своей богоизбранности. Несет под сердцем непорочно зачатый плод, сберегая от ножа иродова, пронося сквозь остервенелый мир. Так из осажденной басурманами крепости, обреченной на разорение, одинокий монах подземными лазами уносит под рясой чудотворную икону, от которой потом будет спасаться земля. Так последний солдат окруженной дивизии обматывает вокруг израненного тела Боевое знамя, идет сквозь топь к своим, чтобы под этим спасенным знаменем другие полки и дивизии громили врага на развалинах чужеземных столиц.

Если бы мне заказали герб Личутина, я нарисовал бы алую буквицу, перевитую цветами и травами, с диковинными зверями и птицами. Поставил бы эту буквицу на ладью. Пустил бы ладью по шипящему синему морю. Начертал по небу девиз: "От Бога приял!"

Религия Личутина — это религия Русского Рая. Он знает и не подвергает сомнению, что русский народ — Богоносец. Что Россия — страна Богородица. Что путь русской истории, которая то валится в пропасти, то карабкается по каменным кручам, устилая свои обочины сгоревшими и изрубленными поколениями, — это путь в Рай. Он вам не скажет, откуда взялся русский народ, может быть, спустился с Карпат или вышел из водяных пучин Белого моря, или произошел от медведя, или собрался из росы и цветочной пыльцы. Но он твердо знает, что русский народ выбрал своей Родиной Рай и идет к нему, оставляя по пути церкви и остроги, писаные образа и книги, среди которых и его, Личутина, книга. Это движение в Рай совершается всем огромным, двигающимся сквозь века толпищем, в котором нерасторжимы злодей и праведник, царь-мучитель и святой мученик, ибо одни искупают других, спасенные спасают погибших. Расколы, революции — трещины и провалы, через которые движется русский народ, ведомый своей Покровительницей в малиновом одеянии, с золотой луной в волосах, с Дивным Младенцем на руках. Читаешь книги Личутина, смотришь картины Нестерова, слушаешь музыку Свиридова — и видишь Богородицу с Божественным Чадом, а следом русский народ, с князьями, святителями, смердами, летописцами — излюбленный образ русского мистика от древности до наших дней.

Роман Личутина "Раскол" — это подобие "Тихого Дона" с сюжетом XVII века. Его "Любостай" — рассказ о сегодняшней судьбе, моей и твоей, выбирающей между Светом и Тьмой. "Душа неизъяснимая" — это русская "Песнь песней". Приемами красоты и изящной словесности излагает волшебную теорию Русского Рая.

Не подумайте ненароком, читая эти строки, что Личутин — какой-нибудь скрытник или столпник, или затворник, корпящий в глухой келье над пергаментами. Он здесь, в сегодняшней войне, в бойне, в политике. В гексогеновых взрывах, в покушениях, среди ядовитой перламутровой слизи, истекающей с телеэкрана, среди галлюцегеной Москвы, где нарядные куртизанки под сиреневыми фонарями Тверской влетают в пролетные "мерседесы" и "джипы", где в бедном тесовом гробу хоронят поэта Тряпкина, где страшно пылает, отражаясь в кровавом зеркале, расстрелянный Дом Советов. Личутин на съездах писателей, на вечерах мятежной газеты "Завтра", на "Народном радио". Присутствие Личутина в национальном сопротивлении, в русской духовной оппозиции делает эту оппозицию духовно непобедимой.

В проклятом октябре 93-го года я с друзьями из "Дня" бегу из Москвы, где так страшно перевертывает отражение в зеркальную реку горящий Дом Советов, где танки Грачева дырявят белый дворец, где в Останкине коченеют простреленные трупы. Бежим спасаться к Личутину, в его рязанскую лесную вотчину, пробираясь через посты, увиливая от патрулей, огибая бэтээры, перекрывшие въезды в столицу. Мы гонимы. Наших жизней ищут. Нас хотят заковать, кинуть на липкий бетонный пол каземата, мучить, вырезать на спинах красные звезды. Наших живых товарищей отлавливают, как зверей. Наших убитых кидают в кузовы самосвалов и увозят в ночные крематории.

Мне страшно. Хочу сменить обличье, чтоб не узнали доносчики. Спалить документы, чтобы не опознал патруль. Хочу превратиться в рыбу и нырнуть в глубину. В птицу и прижаться к высокому суку осеннего дерева. Хочу превратиться в земляного червя и уйти под землю. Бегу к Личутину в его деревенскую избу, желая спрятаться на его чердаке, в его баньке, в его недописанной рукописи. Стать частью его неоконченой фразы, чтобы пришедшие искать меня с обыском смотрели на бумажный лист, на незавершенную главку и видели не меня, беглеца, а бредущего древнего странника, утыкающего в землю свой истертый еловый посох.

Почему мы бежим к Личутину? Могли бы уйти в Белоруссию, и там обошлись бы с нами как с братьями. Могли бы откочевать в Приднестровье, в проверенный приют беглецов. Могли бы ускользнуть в Абхазию, в горные монастыри под Сухуми. Но бежим к Личутину. К нему, потому что раздавлено не просто восстание, сломлена не просто патриотическая оппозиция, а рухнула всякая надежда на свет, на волю, на русское чудо. Впереди у России — вечная тьма, нескончаемая беда. Теперь вместо солнца над Родиной будет страшно, незакатно чернеть волосатая красногубая морда банкира. Бежим к Личутину, как к последнему огоньку во мгле. И все несколько дней, что ютимся в его чистой теплой избе, греемся у его печи, хлебаем из его мисок, ходим вместе с ним по грибы в красные сухие сосняки, валим на делянке березы, смотрим, захмелев от чарки, на туманные осенние звезды, — все эти дни он лечит нас, как знахарь.

В эти дни он брал на себя наши страхи и неверие, наши черные мысли и греховное уныние. Возвращал нам мужество, веру, бодрость, презрение к врагу. Одному Богу известно, чего ему это стоило. Одному Богу известно, что стоит чистому озеру принять в себя цистерну мазута, растворить, обезвредить, обезопасить, чтобы вытекающая из озера речка оставалась чистой и светлой и в ней по-прежнему плескалась рыба и крякали утки.

Через несколько дней мы, сосредоточенные и твердые, ушли от Личутина в Москву, где еще сновали "ловцы человеков" в черных мешках с автоматами, чтобы начать выпускать наше новое "Завтра", газету сопротивления.

Таков вклад Владимира Личутина в народное восстание 93-го года.

И вот мы умрем. Утихнут навсегда наши голоса, умолкнут споры, пропадут шевелящиеся губы, высохнут слезы мерцающих глаз. Забудутся, поблекнут наши имена. Но останутся книги. И какой-нибудь отрок через полвека откроет "Душу неизъяснимую". И вдруг из пожелтевших страниц изольются студеные реки, помчатся гуси над синим морем, встанут на беломорских островах чудесные храмы, запылят дороги, по которым двинется воинство, понесется ангел с острым синим крылом. В горницу деревянного домика, что под елками в Переделкине, войдет человек с золотой бородкой Николая Угодника и с синими глазками лесного ведуна. Скользнет легкой поступью по половику, сядет в креслице, упрет твердо локоть и на белом листе выведет неспешно:

"С одной стороны полуденная тундра пахла сладко и пряно, вся розовая от нежной клюквенной завязи и белая от морошечного цвета и гусиного пуха; тундра пряно пахла багульником и тонко ныла на одном неумирающем вздохе, словно в огромном баяне запала самая нижняя клавиша, рождая вместе с этим звуком все новые черные волны комариного гнуса. Но совсем рядом против тундры жило море, и чудилось, что в глинистые осыпи бросают из пушек чугунные ядра, чтобы встряхнуть громами дремотный покой тундры. Я скатился к морю, и оно обнесло меня запахом водорослей и легкой водяной сырости, которая постоянно висела в воздухе. Море растворилось в небе и стояло выше моей головы. Темно-сизое марево закрывало его далекую кромку, казалось, там навесили непрозрачную кисею, чтоб скрыть за ней рождение новых ветров".

Друг мой, Владимир Владимирович, да хранит Тебя наша нежность, наша благодарность, наша молитвенная любовь.

Компактная стиральная машина под раковину 6 предназначена именно для установки под умывальник.

Владимир Бондаренко — Владимир Личутин РУССКАЯ НИВА

В.Б. В России часто все всегда рушили до основания. А потом столетие вставали с колен. И, увы, вечно находимся в состоянии гражданского раскола. Насколько понимаю, ты и хотел озвучить вечную трагедию русского раскола через художественное исследование противостояния XVII века. Ты считаешь "Раскол" своей главной книгой?

В.Л. Безусловно. Я приступил к ней неосознанно, может быть. Когда "Скитальцы" прочитал мой земляк и старший друг Александр Алексеевич Михайлов, он мне сказал: "Володя, кроме тебя никто не напишет об Аввакуме". Я засмеялся. Особого желания уходить в историю раскола у меня еще не было. Я читал "Житие" Аввакума, думал, там все сказано. Там весь облик бунтаря. Что еще добавить?

Но заронил во мне зерно Александр Михайлов, оно понемногу стало прорастать, как колос на ниве. Я стал рыться в документах, архивах, перечитывать литературу. И увидел необыкновенный сложный мир Руси XVII века. Оказывается, Россия жила в необыкновенно красочном мире. Какие наряды были? Какие обряды? Богатейший и чувствами, и красками, и утраченный нами национальный русский мир. Повозки, упряжь, домовая утварь, наряды — все было в цвете. А церковный мир? Роспись храмов, изразьцы, колокола — богатейшая палитра. И в этом красочном мире готовилась уже тогда какая-то мистическая враждебная сила — стереть все краски, обеднить русскую жизнь. Этот раскол, этот собор 1666 года, обратите внимание на дату, уже триста лет рушит Русь. Взяли русский воз, с русским скарбом, с русскими обычаями — взяли, и опрокинули некие дюжие молодцы в ров, и засыпали землей. Практически сейчас мы русской жизнью не живем. Со времен раскола, а далее Петра I, мы стали жить, по крайней мере внешне, придуманной жизнью. И никто не хочет это признать.

Какой великий грех совершил Никон. Ведь покусились на всех святых отцов и на Сергия Радонежского. Народ уже более чем шесть столетий веровал во Христа, молился, сочинял великие заповеди, и оказалось, что не так веровали, не так молились! Все грубо отринули. Зачем? Зачем такой максимализм, такие кары? Одним движением властной руки они захотели новин, — и попрали все обычаи своего народа.

Давно пора уже и Церкви нашей, и властям, и культуре сделать религиозное осмысление того раскольного собора 1666 года. И повиниться за русскую кровь, невинно пролитую. Повинились же католики за чрезмерность Инквизиции. Нужен и всеобъемлющий философский труд. Ведь по такой же схеме мы каждое столетие стали переживать такие же смуты и расколы внутри народа. Не большевики были первыми. Да и большевики-то зюгановские уже покаялись перед Церковью за преследования священников. Это та же самая беда, из XVII века.

Сходство во всем, даже в приемах власти. Кучка властителей сегодня обращается с народом точно так же, как в XVII веке царь Алексей Михайлович и Никон.

В.Б. В том и ценность твоего удивительного романа "Раскол", что ты исследуешь одновременно и прошлое, и настоящее России, ее почти постоянное состояние. Как бы ты сформулировал для себя главную идею "Раскола"?

В.Л. Главное — это нельзя помыкать народом. Все, что есть в стране, создается только народом. Нельзя помыкать душою человека. Нельзя цинично по воле своей приходи разрушать ритм народной жизни. Нельзя сталкивать народ любой с его национальной колеи. Нельзя вторгаться в природу, которая живет по законам эволюции, всякими революционными методами. Революция противвопоказана человечеству. Любая революция. В том числе и религиозная революция, что и случилось в XVII веке. Она ведет народ в уныние и в тоску, в раскол во всем, не дает ему жить. Чтобы человек попал в Рай небесный, он должен стремиться и к земному благоденствию. В Православии нигде нет отвержения Рая земного. Создавая для народа земной Рай, человек готовит тем самым себя и к Раю небесному. А все революции всегда разрушают Рай земной, не хотят, чтобы русский человек жил хорошо. Только устанавливается стабильность, какое-то благополучие, и душевное, и материальное, сразу же слева ли, справа ли волна разрушения. Вот и в XVII веке призывали к Раю небесному, но разрушали у множества людей земную жизнь. А без благодатной земной жизни человек растет и душевно безблагодатный. Посмотрите на нищету, она же зло вызывает в людях. В душе сочится сукровица, гной накапливается. Человек не может в гное и болячках растить своих детей, заниматься их воспитанием, по себе знаю. С XVII века русский человек все время живет с каким-то гноем в груди. Борется все время. А нельзя всю жизнь жить в борьбе и ненависти. Вот поэтому и назвали староверы Петра I антихристом, что душу русскую все время кочевряжил. Он был по всей методике своей типичный протестант. Он был первый русский богоборец. При нем кончилось равенство русских людей. Когда и царь, и мужик равны были. При нем была нарушена нравственность власти. Власть поселилась как бы в ледяном дворце, так и живет там доныне, вдали от народа. Боится народа. И первый страх власти перед народом возник в ледяном дворце Петра. Непроходимый ров так и ширился между простым русским народом и властью.

Были цари, и Николай I, и Александр III, которые пытались засыпать этот ров. Можно было подать прошение царю прямо в карету. Ты — христовенький, и я — христовенький, ты наш отец, и я прошу у тебя поддержки. Попробуй сейчас доберись до Путина. Хотя во многих чиновниках, лакеях нынешних и течет крестьянская кровь. И они взошли на ледяную гору и затворились от народа.

У меня в "Расколе" и пишется о начале этой вражды, этого противостояния народа и власти. Ров ведь вырыт не за один век. А ледяная гора может быть растоплена, если во властных структурах проснется душа. Тем мне и близок Геннадий Зюганов, не партийностью своей, а душевностью. Уверен, что он, взойдя на ледяную гору, своим присутствием ее растопит. Вот тогда бы мог возникнуть единый нравственный народный монолит. Такой, о котором мечтал Николай I. Даже декабристов за восстание вооруженное только пятерых казнили. А сколько погибло в октябре 1993 года? Какое внутреннее падение власти?

Ельцин ведь не в парламент стрелял из танков, а в свой народ. Туда, к Дому Советов, шли лучшие русские люди, в которых искра Божия никогда не угасала. Они шли защищать человеческое достоинство. И он, палач этот, стрелял по русскому национальному достоинству. А потом плясал Хануку и оркестрами немецкими дирижировал. Подлец из подлецов. А погибли русские подвижники. Дух нации не замирает. Люди готовы к самопожертвованию — значит, они живы. Это новые русские святомученики. В этом их подвиг. Если бы не было подвига, то не было бы вообще нации. Нация растет от подвига к подвигу.

В.Б. Володя, а в своем новом романе ты затрагиваешь 1993 год? Я думаю, долг каждого русского писателя показать свое отношение к этому подвигу русского народа. Уже есть книги Белова, Бондарева, Проханова, Бородина, Алексеева, Есина, список растет постоянно. Не целиком, то хотя бы главой, эпизодом, как у Юры Полякова, у Сегеня, у Куняева. Пора и Личутину сказать свое художественное слово.

В.Л. Да, в романе будет 1993 год. Этими событиями у меня заканчивается роман. Хотя в целом, это у меня провинциальный роман о любви. Действие опять происходит на моем родном Севере. Думал сначала написать небольшую повесть, любовную, хотелось немного повеселиться, легкую, искрометную, полную юмора. Соблазны витают, сел писать — и все пошло по-своему. Опять что-то большое, уже возникают философские пласты, столкновения характеров. К концу года, дай Бог, закончу. Очень сложно прописывать любовные коллизии. О любви написано очень много. Снова писать о любви, и чтобы не повториться? По-моему, я там чего-то настряпал сверхъестественное…

В.Б. Помню, давно уже тебя Тимур Зульфикаров прозвал "северным Боккаччо". Как у тебя любовные чувства в романе — вырвались на полную свободу или в рамках традиций? Ты сам устанавливаешь предел любовным описаниям, предел чувственности?

В.Л. Совесть должна диктовать. Хочется иной раз, даже очень, описать все страсти наяву, всю эротичность любви, а потом думаешь: ты же ведь не зверь. Это животное прилюдно совершает любовные игрища. А в человеке от Бога заложено чувство стыда. Только перо зависает, думаешь, вот бы обсосать вкусненько эту подробность, выйти на легкие фривольные тона, чтобы все посмеялись, и чтобы в душе зажглось и заиграло в пупке. Сразу себя останавливаешь, а стыд где человеческий? Переступи один раз, и все рухнет сразу. А русский писатель был всегда особенно стыдлив. Русский писатель не позволял себе матерных слов. То, чем сейчас якобы интеллигенция козыряет даже на телевидении, перед миллионами зрителей. Это все нерусское.

В.Б. Ты и твое поколение, за редким исключением, пишете в русской традиции, вы и романтики, и лирики, и бунтари, умеющие облекать свои чувства в изысканные формы русского языка.

Ты чувствуешь свое поколение? Каждый писатель, по сути, одиночка. Особенно к старости. А по молодости любое поколение хоть на время собирается в сложное, противоречивое, но в чем-то главном общее культурное пространство. В юности требуются чувство локтя, товарищеской поддержки. Так и возникла знаменитая проза сорокалетних, московская школа, где вместе с Маканиным, Киреевым, Курчаткиным дружно сосуществовали и ты, и Проханов, и Крупин. С возрастом потребность общности поколения исчезает, и писатель все более тянется к одиночеству. Ты ощущаешь себя еще в некоем стартовом содружестве, или уже готов жить в своем мире Личутина?

В.Л. Исследователи нас ставят во временные рамки, а мы живем не течением каким-то стилистическим, а своим братством. Когда я был помоложе, больше требовались товарищи по утехам. По игрищам, гульбищам. А уже из них, исходя уже из духовных потребностей, человеческой близости, прорастали дружбы. Друзья по мысли, по вере, по характеру, по помощи в трудную минуту.

Я сейчас очень высоко ценю дружбу. Дружба — это когда ты открыт перед другом во всем, и тебе с ним интересно. Тут должна быть близость и человеческая, и даже политическая.

В.Б. Как я понимаю, нужна и литературная близость. Некто — хороший человек, и выпить с ним можно, и не предаст, но он постмодернист ярый — о чем тебе с ним говорить. Будете приветливо кланяться при встречах, не более.

В.Л. Литература — это же дух. Человек, близкий тебе и по жизни, и по литературе, — это твой названый брат. Мы с ним как бы поменялись крестами. Читая его, ты как бы его жизнь переживаешь. Мы много лет дружим с Сашей Прохановым. Он становится мне все ближе и ближе. По схожести нашей. Он — романтичный человек, и я тоже. Он более экспансивный, деятельный, я, как помор, более созерцательный, но по пониманию человека, природы, государства я нахожу в нем много общего. Он очень мне близок и дорог. Он — последний романтик в литературе ХХ века. Ростовщичество входит постепенно в нас и погубляет самое сокровенное в народе. А в Проханове сохраняются корневые черты русского народа. Это пламенность, эмоциональность и при этом простодушие.

Несмотря на всю политизацию, он не потерял искренность, некую наивность, чувство восхищения природой и миром. Большинство людей с возрастом теряют восхищение, а он восхищается и деревом, и рекой, и женщиной. В нем очень много от Шергина, религиозного мыслителя и сказочника, который уже в старости, не видя почти, любовался черной веткой в окне, звездой в небе, снегом белым, черной вороной. Несмотря на всю внешнюю языковую непохожесть, в метафорике у Проханова очень много общего с Шергиным. Это художественные графики в прозе. Но Проханов графичность еще усиливает цветом. Акварели подпускает. Он пишет такие графические полотна. Это свойство романтического таланта.

В.Б. Кто еще, кроме Проханова, тебе близок в поколении? Был период твоей тесной дружбы с Толей Кимом, с Тимуром Зульфикаровым. Тебя обогащал Восток, ты писал предисловия к Оралхану Бокееву. Потом ты увлекался Дмитрием Балашовым. Очевидно, тогда же ты задумался об исторической прозе. Как ты говоришь, ты прошел школу "Последнего срока" Валентина Распутина. Кого бы ты еще назвал "крестовым братом" своим?

В.Л. Ну, я думаю, всех, тобой причисленных. Я люблю и Толю Афанасьева, очень ценю его талант. Люблю и Тимура Зульфикарова, восточного мудреца. И сейчас ценю чистую акварельную прозу раннего Кима. А чисто в человеческом, дружеском отношении, все-таки, наверное, ближе всего с Прохановым и с тобой. С годами уменьшается количество близких людей.

В.Б. Я помню, когда двадцать лет назад составлял анкету "сорокалетних", Володя Крупин мне написал: "Мы все дружим, кроме Личутина и Проханова. Только они борются друг с другом". Прошли годы — и борьба перешла в товарищество, в верную дружбу.

В.Л. Чем еще мне близок Проханов? В нем много добросердия. Может, ритуального Православия в нем не хватает, но глубинного, добросердечного, сострадательного Православия по отношению к близким, к товарищам по оружию — в нем с избытком. Он нисколько не закаменел как человек, несмотря на всю политичность. Он по-прежнему отзывается на беду, откликается на человеческий зов. Знаю, как он помогал Николаю Тряпкину, той же Глушковой, да многим, попавшим в беду русским писателям. Готов кинуться на помощь. Он чувствует беду не только близкого, но и далекого человека. Сколько он помогал тем, кому мы по брезгливости натуры могли уже и отказать — бомжующему поэту какому-нибдь, болезным, умирающим. Он всегда верен в дружбе.

В.Б. И сегодня вместе с ним вся наша редакция, все читатели и авторы “Завтра” тебя горячо поздравляют с твоим юбилеем. Желаем тебе много добра и ждем новых книг, благодаря которым да не оскудеет нива русской литературы!

стабилизированные блоки встраиваемые 7 на заказ

Тимур Зульфикаров МАЛАХИТОВЫЙ ЛАРЕЦ С САМОЦВЕТАМИ

Вот он пишет: "...Ведь тропа моя пролегла средь лугов, когда мезенская вислобрюхая лошаденка с широкой, как лавка, прогнутой спиной носила меня по росным, холодеющим травам, и тогда я впервые познал очарованье живого движенья..."

Или еще: "...Но пусть замышляет злое и пакостное луканька, дьявол, черт, царь преисподней, змий кромешный, недруг неистовый, пусть вьют хороводы мороки, кикиморы, мары, лешие и лесовики, полудницы, пралики, шиши, шишиги, русалки, окаянки, идолы, анчутки беспятые, супостаты и шутошки, хохлики и баенники... Вейтеся, а мне привольно в дому, мне спать-почивать, завтра рано вставать, надо землю пахать, лес валить, лодки смолить, коней ковать, хлебы стряпать. Забот полон рот..."

...Вот два водопада слов-самоцветов из сочинений Личутина. И я вспомнил Есенина: "...неизреченностью животной напоены твои холмы..."

Дохристианской, языческой, непогребенной, непобежденной Русью веет от ранних поэм Личутина (я называю все сочиненья Личутина поэмами)! Да и от поздних, еще более загустевших в слове и мысли, духовитых, хмельных, словесных поэм-игрищ!

Эта языческая лошадка так и не усмирилась даже в великих христианских хоромах.

Но! Русская тысячелетняя Культура от золотых райских икон, от народных хрустальных песен и плачей, от парчовых царских златотканных одежд до алмазного Пушкина; от хмельного Гоголя до яростного Толстого и многострастного Шолохова вышла свято из Золотого Яйца Византии! И от ее медвяных виноградников опьянела, загуляла, заплясала! И досель среди деловых, разумных, скучных, постных народов и времен не может, необъятная, уняться, успокоиться!.. О Боже!..

И когда русский человек пьет — он лишь вспоминает те родильные, святые, византийские виноградники!.. да! И потому русская душа алчет праздника на всю свою необъятную землю-ширь!..

Оглянись вспять, русский человек, на свою тысячелетнюю историю — и радостно увидишь, как полыхает над всей русской, веселой, хмельной, кудрявой культурой несметный Павлиний Хвост Византийского праздника и мудрости. Дивный расписной этот Хвост так велик, что распростерся над всей необъятной землей русской, и несколько лучезарных, диковинных перьев его упали и на заснеженную, северную равнину близ снеговых ледяных морей.

Тут их поднял чеканно красивый, курчавый отрок Володя Личутин и понес к людям. Вот мы и любуемся этими полыхающими райскими перьями, а отроку нынче исполняется шестьдесят лет... Увы! увы!.. Но истинный художник всегда дитя, всегда он молод, а Спаситель сказал: "Кто не умалится до дитя — не взойдет в Царствие Божье..."

Райские эти полыхающие павлиньи перья держали в руках Есенин, Клюев, Рубцов. И за это поплатились жизнью (я чую, как курицы ненавидят Павлинов!).

Владимир Личутин — их прямой наследник. Брат. Родной. Они даже внешне все четверо похожи друг на друга. Чеканноликие, курчавые красавцы с озорными, хмельными, воспаляющими дев и жен аполлоновыми очами! Господь, создавая их, сделал их и внешне похожими, как братьев... Тут Творец был блаженно однообразен!..

Иногда высокое Художество, Павлинье перо уходит из русской литературы. Сказано в молитве: "Омрачихся аз умом в страстех житейских..." Нынче на страну и народ наш пало помраченье. Явилась голая и наглая смертоносная власть воров и убийц (а убийца — тоже вор, ибо ворует чужую жизнь). Разрушенной, умирающей страной управляют банкиры, журналисты и эстрадники. Писатели, врачи, крестьяне, рабочие, шахтеры, инженеры, учителя обречены на голодную смерть — то есть весь народ обречен. Те, кто выживет, — станут рабами, лакеями Запада... Таков сатанинский замысел.

Но Господь не даст, и мы не позволим!..

Но!.. Но!..

Литературу чистую, вечную заменила компьютерная, бескровная графомания и кипятковая, продажная журналистика, а музыку библейских хоров, гуслей и симфонических оркестров убили, удавили, оглушили барабаны негритянских обезьяньих соитий в джунглях...

Рок-музыка — это музыка ада. Под эту музыку грешников кипятят в котлах и подвешивают на крючьях. Древние китайцы говорили: "Чем громче в стране звучит музыка — тем ближе страна к погибели..." Это про нас...

Но самые райские песни поются в аду.

Казалось бы — кому нужно Высокое Художество в такие дни? Кто вспомнит о Великом павлиньем Хвосте Русской Культуры? В эти страшные Времена, когда по вымирающим деревням, полям, градам, холмам Руси уже скользят, скачут Всадники Атомного Апокалипсиса — а отсюда, из самых диких русских трав и забвенья, где Чаша Народного горя давно уже переливается через все края, — пойдут на сытую Европу и на глухую Америку с ее вставной идиотской улыбкой — Кони Возмездия! (Их нынче пасет, готовит Господь Вседержитель в русских безлюдных равнинах!) — в эти страшные времена Владимир Личутин принял Крещенье, и Православный нимб встал над его последними поэмами.

Особенно над романом "Раскол". Это выдающееся творенье русского духа. Но кто воскричал об этом? Так редко мы восхищаемся друг другом! Так редко хвалим друг друга! И что же мы не прокричим, что явилось вечное творенье в русской Святой Словесности? Его имя — "Раскол"! Его автор — Владимир Личутин! Вот он — живой и такой же тленный, как и мы, сотворил вечное сочиненье!..

И еще: Святые Старцы говорят: "Не оскудели Учителя, а оскудели ученики..." Мы перестали слушать наших истинных Учителей, устав от лжепророков и лжеучителей... Как сказал истинный мудрец, отец Дмитрий Дудко: "Как много людей вне Церкви, вне Корабля Спасенья, вне вечности..."

И вот в душе Владимира Личутина — редчайшего Художника Слова — проснулся в наше погибельное время редкий дар — дар Учителя!

Почему-то в своей обильной великой истории Русь всегда искала мудрецов за пределами своих земель. Так родилось, например, понятие "восточный мудрец". А где "русский мудрец"?

Я кланяюсь земному мудрецу — учителю Руси, истинному Художнику русского, самоцветного, седого, древлего, огненного Слова — Владимиру Личутину в день его шестидесятилетия!

Блаженный бессмертный тысячелетний Ходжа Насреддин как-то сказал:

— Однажды и мне исполнилось шестьдесят лет! Но когда пришла ночь, и высыпали Вечные Плеяды — и я почувствовал, что мне — шесть тысяч лет!.. Нет!.. Шесть миллионов лет!.. О!..

О Аллах! Не хватит ли?.. А то я окажусь старше Тебя, о Мой Отец! А разве сын может быть старше Отца?..

Дорогой Володя! Пусть твои книги, а значит, и их автор, будут вечными, как Ходжа Насреддин!..

В малахитовом ларце льются, лучатся, перекликаются, переливаются каменья-самоцветы... Полыхают павлиньи расписные перья, словно их сотворили в Палехе...

Я читаю Личутина...