/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 339 (22 2000)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ТОТЕМНЫЙ ЗВЕРЬ ПРЕЗИДЕНТА ПУТИНА

Не станем слушать легкомысленных и язвительных снобов, предрекающих "Единству" бесславный конец наподобие НДР. Зыкина и Черномырдин строили свою бутафорскую партию по принципу концертной программы, плоско и безвкусно. Эта партия задумывалась как перина для президента Черномырдина, который, убив медведицу с медвежатами-сосунками, убил свое будущее. Уничтожил тотемного зверя и, проклятый священным животным, лишился сил. Превратился в комочек пыли, который смели в мусорный совок. В этом "совковость" жестокого и трусливого неудачника.

Партия "Медведь" рождается как часть огромного, во многом непроявленного строительства, когда на стапелях, среди ржавых конструкций ельцинизма, озаряемое туманными вспышками сварки, начинает маячить загадочное изделие. "Единство" — часть этого изделия, состыкованная с семью партийными суперобкомами, с военными округами, с геополитическими узлами России, от которых силовые линии рек, хребтов, торговых и военных путей ведут в Среднюю Азию, на Кавказ, в Прибалтику — старинные желоба, по которым растекалась русская империя, замусоренные, нуждающиеся в чистке.

Партия "Медведь" рождается не под пошлый гимн престарелой певицы, а под победный гром артиллерии, убивающей чеченского "Волка", под штурмы Грозного и Ведено. В основе ее лежит кровавая ритуальная жертва чеченской войны. Эта партия создается из метафизической веры истребляемого русского народа, который слепо уповает на чудо Путина. Услышал сквозь грассирование демократов таинственный рокот родного зверя и привел эту партию в Думу.

Не торопитесь утверждать, что у "Единства" нет идеологии. Что Грызлов и Райков похожи на бухгалтера и землемера. Глубинная идеология неизречима, как глубинная вера. В проповеди приходского батюшки не услышишь о мистической тайне Троицы. В передовицах "Фолькишер беобахтер" не узришь таинственной Ананербе. В кумачах и флагах большевизма не откроешь сокровенный "красный смысл" и мистерию мавзолея. В основу "Единства", как в фундамент египетской пирамиды, заложено несколько капсул магического содержания, переводящих социальную партию в эзотерическую организацию, способную двигаться из одной социальной эры в другую.

"Единство" создавалось с помощью ФСБ, является ее гражданским прикрытием. Разведка, конспирологическая по своему определению, державномыслящая по исходной задаче, сохранила свой ген, невзирая на бесконечные демократические чистки, деморализацию, направленное разложение, внедрение в ряды агентов чужих спецслужб и продажной "пятой колонны". Присутствие в партии разведорганов подключает ее напрямую к государственным актуальным задачам, к тайнам мировой стратегии и борьбы.

Не секрет, что в кругах КГБ были распространены эзотерические учения, парапсихологические знания, магические методики, пригодные для управления людьми, корпорациями и обществом в целом. Именно эти последние, в сочетании с информационным оружием, были использованы для победы на думских и президентских выборах. Если где и остались идеи управления историей, так это в ФСБ. Друг Коржакова, генерал госбезопасности Рогозин — лишь один из множества носителей этих тайных колдовских идеологий.

В крутой и, казалось бы, эклектичный замес "Единства" брошен ком петербургской глины, которая, если рассмотреть ее под микроскопом, содержит кости угро-финских колдунов, позолоту Исаакиевского собора, кожицу ботфортов Петра, волосок Екатерины Великой, пуговку с сюртука Достоевского, частички сгоревшего пороха, толкнувшего пулю Дантеса, каплю воска от свечи Иоанна Кронштадтского, каплю масла из лампады владыки Иоанна, тончайшие яды петербургского декаданса, потусторонние сны Гоголя, узревшего черта, серебряную серьгу из уха матроса Железняка. Этот ком глины, как терпкие дрожжи, кинут в бочку, где варится сусло новой партии. Бог знает, какой танец спляшет Россия, хлебнув этой терпкой браги.

Тувинец Шойгу — дитя азиатского шаманизма, вошедший в русскую политику под бубен катастроф, в лиловом пламени гексогеновых взрывов. Лидер партии в скафандре спасателя, адекватный аварийному периоду российской истории, тайно верящий в каменные саянские фетиши, в реликтовые языческие культы, бытующие в верховьях Енисея.

Как у масонов черный, в серебряной оправе перстень служит знаком опознания, так у магистров новой религиозно-политической ложи маленький бюстик Петра свидетельствует об их принадлежности к санкт-петербургскому братству. Сжатая Ельциным до смехотворных размеров московского княжества, помещенная в душные покои Кремлевского Теремного дворца, Россия Путина избрала себе кумиром загадочного русского императора, рубившего головы старообрядцам, упразднившего патриаршество, умевшего собственноручно построить корабль и виселицу. Бюстик не останется бронзовым пресс-папье, а поведет страну жуткой и неизбежной дорогой державостроительства, с дыбами на обочинах, с налогами на голубые глаза, с изгнанием Мазепы и с масоном Лефортом, чье имя увековечено в "Лефортово", этой Бастилии ФСБ.

В "Единстве", среди рыхлых пиджаков смущенных провинциалов, за лампасами прославленных генералов Чечни, под патриаршим клобуком и мантией, скрывается сверхточная, из прецизионных элементов деталь, определяющая курс новой партии, как гироскоп в автопилоте. Березовский, невидимый и вездесущий, слабый и всесильный, трусливый и безумно отважный, обреченный на гибель и хранимый демоном. Его технотронное мышление, чуждое всякой архаике. Способность летать на бреющем полете, сшибая маковки церквей, в которых недавно крестился. Презрение к наивному народу, способному выбрать президентом орангутанга, и гениальное решение поставить свои неправедные миллиарды на службу национальным интересам России. Он — тайный двигатель партии, работающий на новых типах энергии, как микрореактор, сообщающий тупой громаде авианосца толкающее усилие.

Почему мы столь пристально читаем водяные знаки на страницах программы Грефа? Почему столь серьезны и сосредоточены в момент, когда многие хохочут и зубоскалят?

Потому что народно-патриотическое движение получает в лице "Единства" не пустяк, а противника невиданной, поминутно нарастающей силы. Потому что наше партийное строительство, предполагающее модернизацию КПРФ и восстановление полнокровного НПСР, должно ответить на вызов властей не бюрократическими штампами дежурных заявлений, не испуганной торопливостью догоняющего последний вагон зеваки, а целостным мировоззрением Русского Социализма, мистическим вероучением Русской Победы. И на их основе строить организацию, вбирающую в себя опыт великих партий. Только такая организация патриотов способна противостоять технотронному, магическому фашизму.

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Несколько замечаний, отпущенных госсекретарем США М.Олбрайт в адрес Путина на лекции в Лондонской школе экономики, вызвали оживленную реакцию присутствующих. Характеристика нового президента РФ как "неумехи", чьи начинания как внутри страны, так и на международной арене обречены на провал, все больше утверждается в официальных кругах "большой семерки", сообщают источники в Вашингтоне. "Непредсказуемый" "русский клоун" Ельцин оставил наследником "Иванушку-дурачка", который начал-де воевать со всеми сразу: от региональных элит и могущественного еврейского лобби в Москве до мусульманского мира (угрозы пуштунам-талибам), а также "подставился" по вопросам прав человека (Чечня) и свободы слова (группа "Мост"), не говоря уже о курсе на обострение социально-политической ситуации внутри России (курс на повышение цен и полное устранение государства от выполнения обязательств по "социальному мандату"). В итоге Путину предрекается "глубочайший кризис" уже к концу осени 2000 года, в связи с чем американские аналитики, преимущественно из неправительственных структур, активно разрабатывают планы по использованию сложившейся благоприятной ситуации и возможным моделям ее развития...

l Детали принятия Путиным решения о назначении Устинова генпрокурором все больше просачиваются из околокремлевских кругов. Первоначально президентское представление было действительно подготовлено на Козака, однако в 10 часов вечера к Путину приехали Юмашев с Дьяченко и в течение трех часов вели жесткое давление на ВВ в вопросе замены кандидатуры Козака на Устинова, ставленника Березовского. Согласно тех же источников, позже Путину звонил Ельцин и в приказном тоне высказал такое же пожелание. В результате на следующий день возникло новое письмо в Совет Федерации — с представлением Устинова. Этот факт, полагают наблюдатели, подтверждает полную зависимость нового президента от “семьи”, которая имеет якобы некий видеоматериал, глубоко компрометирующий Путина...

l Согласно информации, поступившей из Лимы, эмиссары МВФ дали согласие на ускоренную финансовую поддержку режима Фухимори, сохранившего власть в результате аналогичных российским манипуляциям с итогами выборов, что вызвало широкий протест у перуанской оппозиции. Особо отмечается, что в Перу "работала" та же группа американских экспертов, которая обслуживала и путинский избирательный штаб в январе-марте с.г. В связи с этим источники в администрации президента высказывают мнение, что в случае более активных "выборных" протестов со стороны КПРФ жесткая позиция международных кредитных институтов в отношении России могла быть пересмотрена...

l Как сообщают из Иерусалима, один из российских "олигархов", находящийся в настоящее время на территории Израиля, провел ряд встреч с высшими чиновниками правительства и представителями неортодоксального раввината, на которых характеризовал Путина как "скрытого поклонника Гитлера" и "жесточайшего антисемита", в доказательство чего были приведены не слишком известные факты из биографии и коммерческой деятельности нынешнего главы РФ. Кроме того, именно в ходе этих встреч было принято решение о публикациях по зарубежным счетам Путина, прошедшим во французской прессе. "Сигнал" был принят, и в ближайшее время эксперты СБД ожидают "свертывания" кампании против группы "Мост" и публичного разрешения конфликта — возможно, с принесением персональных извинений после "ультиматума со стороны Вашингтона", который, как ожидается, будет предъявлен Клинтоном во время его визита в Москву...

l Из Парижа сообщают, что переговоры Путина с представителями Евросоюза закончились обещанием президента РФ начать переговоры с Масхадовым не позднее 20 июня с.г. и к осени полностью вывести российские войска с территории Чечни, за исключением армейской бригады в Грозном, что фактически полностью повторяет сценарий хасавюртовских соглашений и даст террористам необходимую передышку для восстановления боеспособности на уровне 1998 года. Ответными шагами со стороны европейцев будут возобновление переговоров по реструктуризации российских долгов Парижскому клубу, согласие "объединенной Европы" на вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО) и прекращение давления на финансовые каналы российских "естественных монополий". Между тем, сдача позиций по Чечне, согласно той же информации, должна обнажить слабость путинских "властных реформ" и обеспечить их срыв объединен-ными усилиями ряда губернаторов и глав "национальных республик", что приведет к усилению экспорта российского сырья, прежде всего энергоносителей, в Европу даже в условиях общего падения цен на эти товарные группы...

l Выдвинутые группой Грефа — Чубайса от имени правительства Касьянова законопроекты по отмене прогрессивного налога (перенос налогового бремени на малообеспеченные слои населения) плюс повышение цен на нефтепродукты будут дополнены и увеличением тарифов на природный газ, сообщают источники из Газпрома. Рост платежей по коммунальным услугам уже к концу лета с.г. может составить от 30% до 50%. Сентенции Путина о недопустимом обеднении народа, прозвучавшие на прошедшем в Москве учредительном съезде партии "Единство", выглядят на этом фоне жалким фарисейством — тем более, что жаловался новый президент аудитории, состоящей из таких личностей, как Черномырдин, Шахрай, Брынцалов и т.д., известных чем угодно, но только не высоким уровнем социальной ответственности...

l Высказывания представителя Путина в Госдуме А.Котенкова о том, что сразу после принятия новой редакции закона о Совете Федерации, по крайней мере, 18 глав субъектов РФ могут "сесть", расценивается в кулуарах СФ как недвусмысленный намек "неблагонадежным", поддержавшим в свое время движение "Отечество — Вся Россия", а также "красным" губернаторам — немедленно "установить отношения" с группой Березовского — Абрамовича — Мамута, выступающей как коллективный представитель "семьи". Ряд "неблагонадежных" поспешил "отметиться" присутствием на съезде "Единства", однако, как сообщают источники из Генпрокуратуры, здесь получены распоряжения ускорить прохождение материалов по "делам" Шаймиева, Рахмонова и членов их семей. На близкую "смену властей" указывают и участившиеся за последнее время неформальные контакты ряда высокопоставленных чиновников из Татарстана и Башкирии с представителями администрации президента...

l Согласно поступившей из Нью-Йорка информации, блиц-визит Чубайса в США с целью "открыть кредитные линии для Кремля" окончился фактическим провалом, несмотря на указания главы РАО ЕЭС, что "положение весьма шаткое" и "возможен приход к власти антидемократических и антиамериканских сил". Контрагенты Чубайса из американского правительства и финансовой компании "Голдмен энд Закс" сослались на близость президентских выборов и напряженность мировых финансовых рынков, отказавшись влиять на позиции Парижского клуба и других потенциальных кредиторов путинского правительства, что напрямую подводит Россию к порогу нового дефолта...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

Очень недорогая продажа полуприцепы тент 1 и многое другое.

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« У губернаторов отключат воду, телефон, электричество.

« Руцкой хочет постричься в монахи.

« Публичный дом Аяцкова останется недостроенным.

« Новгородскую область переименуют в Пруссию.

« Селезнев на базе КПРФ открыл кооператив.

« Путь из варяг в грефы.

« Путешествие из Путинбурга в Москву.

« Путин посадил Черномырдина, пока в президиум.

« Речь Путина на “Единстве” была произнесена с грузинским акцентом.

А БЫЛ ЛИ ЗАГОВОР? (Президенту Республики Казахстан НАЗАРБАЕВУ Н.А.)

Уважаемый Нурсултан Абишевич!

В ноябре 1999 года в городе Усть-Каменогорске Восточно-Казахстанской области произошли события, которые официально были интерпретированы как заговор с целью свержения конституционного строя. Однако никакое политическое определение, думается, не способно выразить сути случившегося и передать, что на самом деле собрало в Усть-Каменогорске десяток с небольшим человек, большинство из которых оказалось жителями России.

В настоящее время идет суд по данному делу. До нас доходят сведения, что он идет необъективно, и на подсудимых оказывается давление как дозволенными, так и недозволенными методами. Господин президент! Развал нашей общей Родины тяжело сказывается на многих и многих. Раны от подобных потрясений, по нашему убеждению, должны заживляться долгим терпеливым врачеванием, а не прижигаться каленым железом. Мы надеемся на взаимопонимание в этом вопросе и наших коллег-казахов, деятелей литературы и искусства республики. Доверием к вашей мудрости как человека и политика во многом определяются симпатии миллионов россиян к Казахстану. Нет сомнения, что произошедшее в Усть-Каменогорске выходит за рамки обычных уголовных дел — подобные инциденты могут и должны решаться при личном участии лидеров государств. Милосердие к гражданам России было бы выражением благожелательства и ко всей России, о котором вы неоднократно заявляли.

Василий БЕЛОВ, лауреат Государственной премии СССР, лауреат Государственной премии России;

Валентин РАСПУТИН, лауреат Государственных премий СССР;

Виктор РОЗОВ, ветеран Великой Отечественной войны, драматург;

Ирина АРХИПОВА, президент Международного союза музыкальных деятелей, народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, лауреат Государственной премии России, профессор, академик;

Владимир ГУСЕВ, доктор наук, профессор, председатель правления Московской городской организации Союза писателей России;

Сергей ЕСИН, профессор, академик, секретарь Союза писателей России, ректор Литературного института, президент Академии российской словесности;

Леонид БОРОДИН, главный редактор журнала “Москва”, лауреат итальянской премии “Гринзане Кавур”, лауреат премии французского Пен-клуба, лауреат премии правительства Москвы.

Москва, 17 мая 2000 г.

Специальное предложение: софт-стартер достойного качества 2 от компании Русэлком.

БЕЗЗАКОНИЕ

24 мая суд по делу усть-каменогорских “заговорщиков” возобновил работу и приступил к прениям сторон. Прокуроры Строкань и Жимдаева в течение двух часов зачитывали обвинение. По сути, оно практически не отличалось от обвинительного заключения, выдвинутого Восточно-Казахским департаментом КНБ по результатам предварительного расследования. Основные статьи, предъявленные подсудимым, остались без изменений, лишь обвинение в создании незаконного военизированного формирования было заменено на обвинение в создании преступной группы с элементами военизированного формирования. Еще прокуроры не поддержали государственное обвинение в хранении боеприпасов в отношении части обвиняемых, действительно не имевших к ним даже косвенного касательства. Мера же наказания, предложенная суду прокуратурой, ошеломила всех. Так, Казимирчуку, обвиняемому по семи статьям УК РК, прокурор потребовал назначить наказание общим сроком в 45 лет лишения свободы(!), но, с учетом частичного сложения наказания, допускаемого ст.58 ч.3 УК РК, предложил меру наказания в виде лишения свободы сроком в 19 лет, из них 5 — тюремного заключения и 14 — отбывания в колонии строгого режима.

Немногим меньшие сроки были затребованы прокурорами в отношении других подсудимых.

Один из подсудимых заявил: “Страшны не 19 лет тюрьмы, а беззаконие, творящееся на следствии и в суде. Сломали моих молодых соратников, исковеркали их судьбы, и на их показаниях построили всем обвинения, включая их самих (очевидно, имеются в виду Матыш, Васильева, Герасименков, Палажук). Обвинение полностью сфальсифицировано и совершенно безосновательно”.

После подсудимых, шокированные предъявленным обвинением и предложенной мерой наказания, адвокаты аргументированными выступлениями, по существу, развалили обвинение. Тем не менее, приговор суда предугадать несложно, поскольку, по словам тех же адвокатов, судья Кислова за всю историю судебных дел ни разу не уменьшила срок лишения свободы, запрашиваемый обвинением.

Соб.инф.

Торопитесь. Выгодно: официально сдать квартиру в москве 3 на сайте. Оформление.

Александр Бородай, Александр Рудаков ЧЕЛЮСТИ

Для одних Россия — святыня, для других — среда обитания, для третьих — источник обогащения, объект эксплуатации. Как ни странно, не только первые из них, но и все остальные, каждый по-своему, заинтересованы в том, чтобы Россия продолжала существовать. Если Россия погибнет, то первые потеряют смысл жизни, вторые — привычный жизненный уклад, третьи — сверхприбыльную латифундию, приносящую огромные доходы. Это разные интересы: одни — высшего порядка, другие — просто "человеческие", "мирские" и, наконец, интересы низменные, животные, грязные.

Однако есть люди, у которых в отношении к России совсем иной, не похожий на все перечисленные, интерес. Они ощущают себя "патрициями", частью "планетарной элиты". Для них важна не прибыль, а "деяние" во имя торжества грандиозного планетарного сценария, призванного разложить все по полочкам. И это сценарий, в котором для России нет места. Есть место только для черной дыры, выжженной земли, безлюдного пепелища, которое от нее должно остаться, — и больше ни для чего.

ЛОЖА

Наблюдатели давно отмечают, что есть нечто общее между "гуманитарной империей" Сороса и олигархической группой Гусинского. Фонд Сороса и "Медиа-Мост" отличаются приверженностью к так называемой идеологии "открытого общества", предполагающей максимально возможное "освобождение" человека от его связей с государством, общественными идеалами, национальной историей и культурой. Обе структуры ориентированы на долгосрочные, стратегические задачи, срок осуществления которых исчисляется десятилетиями. Недавно Сорос, подражая основателю иудаизма, обозначил сорокалетний период как время, за которое "открытое общество" установится в планетарном масштабе. Подобными категориями, похоже, мыслят и руководители "Моста". В самом деле, их задачи посерьезней, чем обеспечение "преемственности власти" и благоприятного исхода текущих президентских выборов.

Совсем иное дело превратить в пыль могущественные державы, демонтировать государственные суверенитеты, деморализовать военные и бюрократические элиты, разрушить традиционные ценности, одним словом — осуществить провозглашенный 10 лет назад "конец истории" и столкнуть человечество в псевдомиллениум тоталитарного либерализма.

Эта задача — не для "дворцовых интриганов", которые держат под подушкой томик Макиавелли; это больше чем "просто цель", это — миссия, это процесс, подобный "работе" средневековых алхимиков. Недаром Сорос признавался в том, что лишь недавно избавился от "мессианских комплексов" и согласился считать себя "просто человеком", и не случайно он назвал одно из своих фундаментальных сочинений "Алхимия финансов". Кажется, что "посвященные" служат некоей сверхъестественной силе, пытающейся создать на планете "пост” или "антихристианскую" цивилизацию, которую Патриарх Алексий II однажды удачно определил как "общемировую систему зла". Сегодня они ведут борьбу не просто с идеями, государствами, армиями, политическими движениями. Их мишени — тысячелетние цивилизации, отличные по своей вере традициям, ценностям от "постхристианского" Запада. Россия, Индия, Китай, Иран, арабский мир — все это должно раствориться в плавильном тигле задуманного "посвященными" планетарного эксперимента.

Из руководителей "Моста" никто, кажется, не позволял себе (по крайней мере, публично) "мессианских" высказываний, которые можно часто услышать от Сороса. Более того, Гусинский при каждом удобном случае торопится заявить, что его главная цель — деньги. Но для него, как и для многих поколений его предков, деньги — не просто "всеобщий эквивалент", а нечто, обладающее мистической силой.

Впрочем, мессианский пафос вовсю слышен в речах главного и постоянного политического протеже "Моста" Григория Явлинского, заявившего едва ли не о том, что, мол, его деятельность — это борьба со всей нашей тысячелетней историей. Яснее здесь и не скажешь. Но если "посвященные", типа Сороса, созидают свой "миллениум" в мировом масштабе, то другие "посвященные", подобные Гусинскому или Малашенко, решают схожие задачи в более локальном масштабе, на евразийских просторах.

Однако российская специфика деятельности "Моста" порождает и определенные отличия от своего американского прототипа, фонда "Квантум". Дж.Сорос, действуя в жестких рамках западной "юрократии", старается не заниматься деятельностью, которая преследуется по закону, запрещена американским законодательством. Он по крайней мере открыто не финансирует вооруженные организации, не оказывает финансовой и информационной поддержки сепаратистам, и до сих пор относительно успешно уходил от обвинений в разведывательной деятельности. Конечно же, работа Фонда Сороса по "поддержке перспективных ученых" в определенной степени связана с получением стратегической информации, однако добывается эта информация косвенным, опосредованным путем. Здесь не схватишь за руку, не поймаешь с поличным.

В остальном же Сорос и сам откровенно признает, что вмешивается во внутренние дела суверенных государств. Однако при этом он всякий раз заявляет, что не нарушает законов, а просто стремится поддержать "независимую интеллигенцию", "свободную прессу" и т. д. Любые же попытки администраций тех стран, которые стали жертвами активности Сороса, каким-то образом эту активность ограничить немедленно квалифицируются как "гонения на свободу слова", "нарушения прав человека" и т. д.

Что же касается "Моста", то эта структура не старалась ограничивать себя подобными формальностями. На начальных этапах своей деятельности "Мосту" можно было вовсе не опасаться каких-либо столкновений с государством, парализованным и полуразрушенным с помощью горбачевской "перестройки". Более того, создатели этого олигархического консорциума сами вступили в теснейший альянс с наиболее могущественной и влиятельной частью силовиков — космополитически настроенными функционерами госбезопасности из Пятого управления, планировавшими и курировавшими перестроечные процессы. Впрочем, альянс этот был тесен до такой степени, что сегодня даже сложно сказать, кто был старшим, а кто — младшим партнером.

После коржаковского налета Гусинский создал своей структуре дополнительное политическое прикрытие в виде Российского еврейского конгресса, который он возглавил в 1996 году, параллельно заняв пост вице-президента Всемирного еврейского конгресса. Таким образом, предполагалось, что любые попытки призвать "Мост" к ответственности можно будет легко представить не только как "гонения на свободную прессу", но и "проявления антисемитизма".

Однако "секьюрити" Гусинского продолжали действовать, вызывая очевидное раздражение кое-как возрождающихся из пепла государственных спецслужб. Долгое время охранников "Моста" трогать просто боялись, памятуя судьбу Коржакова, с грохотом низвергнутого с вершин власти и прикрывавшегося от преследований депутатской неприкосновенностью. Кроме того, большую роль играли опасения по поводу прорыва "Моста" в союзе с той или иной группой политиков на "кремлевские высоты" и последующей расправы со всеми "недоброжелателями" этой структуры.

Лишь к концу 1999 года, когда стало очевидно, что власть достается совсем другим силам, над "Мостом" снова стали сгущаться тучи. Предвидя неладное, покинул Гусинского его главный "телевизионщик" Добродеев, а в кругах силовиков, заметно повысивших свой политический статус, хорошо помнили о роли НТВ в дни "первой чеченской кампании", бомбардировок Югославии, да и нынешних боевых действий на Кавказе. Вошел в решающую стадию и конфликт Гусинского с его "вечным конкурентом" — олигархом Березовским, делающим теперь ставку на национал-капитализм и изоляционистскую автаркию.

Усилившаяся федеральная власть не могла больше терпеть рядом с собой параллельную спецслужбу, занимающуюся тем, чем могут заниматься только специальные государственные органы, и то лишь с санкции прокурора, в установленном законом порядке.

Почувствовав опасность, Гусинский решил действовать так же, как ведет себя в подобных случаях Сорос. Возмущаться по поводу "антисемитизма" Гусинскому было неудобно, поскольку в пику контролируемому им Российскому еврейскому конгрессу враги "Моста", Березовский и Абрамович, создали параллельные структуры, также претендующие на роль представителей еврейского сообщества. Оставалось лишь налегать на защиту "свободы слова", которая якобы грязно попирается российскими властями, предъявляющими к "Мосту" юридические претензии.

Клич, брошенный Гусинским, подхватил американский госдеп, Всемирный еврейский конгресс и московский "либеральный бомонд" из редакторов либеральных газет (многие из этих СМИ, например, "Общая газета" или "Новая газета", получали деньги из "Мост-банка"), чубайсовских эспээсовцев и просто сумасшедших вроде В.Новодворской.

Однако доказать, что незаконный сбор закрытой информации имеет прямое отношение к свободе слова, пропагандистам "Моста" будет очень сложно. Не сможет Гусинский пожаловаться и на избирательное применение закона: чтобы олигарху не было обидно, Генпрокуратура возобновила уголовное дело и по фирме "Атолл", принадлежащей к числу секьюрити Березовского и занимавшейся примерно тем же, что и охранники "Моста".

Таким образом, "посвященные" Гусинского сами загнали себя в угол, перейдя за те рамки, которые во всем мире обеспечивают подобным группам юридическую неуязвимость. Ставя перед собой глобальные стратегические задачи, рассчитанные на десятилетия, запуская космические спутники и создавая российский вариант цифрового телевидения, они, похоже, засветились на куда более примитивных шпионских страстях .

АРТЕЛЬ

"Империя Березовского" совсем не похожа на "империю Гусинского". Она, в отличие от структур "Моста", достаточно эфемерна, если не считать самой личности ее главы. Фактически вся "империя" БАБа — это он сам. Конечно, Березовский является учредителем множества различных коммерческих структур, в том числе и очень крупных, например, компании "Сибнефть", но он не единственный их владелец и, как правило, даже не главный акционер. Свободно распоряжаясь огромными финансовыми и организационными ресурсами, он не является их хозяином, а, скорее, оператором-управленцем, которому эти ресурсы предоставлены для решения каких-то конкретных задач.

Березовский напоминает канатоходца, который живет, пока танцует на тонкой веревке, натянутой над пропастью. Его деятельность — чреда искусных маневров, цель которых — выжить самому, уничтожив или хотя бы унизив противников. Его искусство — находить у самых разных людей и организаций общие интересы, убеждать их, пленять немыслимыми прожектами и, в конце концов, встраивать могучие и часто враждебные друг другу силы в единый контекст общей игры, истинные цели и задачи которой зачастую понятны только ему самому.

Империя Березовского — это не система, а некий "личный хаос", являющийся отражением его несколько мятущегося Эго. Если Березовский вдруг внезапно исчезнет, его "империю" постигнет крах, она распадется, как царство, созданное когда-то Александром Македонским. Поэтому у Березовского не может быть наследников, только товарищи по работе, напоминающей труд артели золотоискателей или подвиги разбойничьей ватаги.

Не так обстоит дело с Гусинским. Он важная, но все-таки часть стройной системы, и в случае ухода его место сразу же займет преемник.

Похоже, Березовский ненавидит Гусинского не только как конкурента, пытающегося вырвать из рук Бориса Абрамовича рычаги власти, не только как удачливого соперника, добившегося признания на Западе, но и как существо, экзистенциально чуждое всему строю души "серого кардинала" Кремля. И победа над "Мостом" для самого Бориса Абрамовича — это не только задача, диктуемая прагматическими соображениями, но и проблема личного самоутверждения. Отсюда и проистекает стремление БАБа противостоять "Мосту" буквально "на всех фронтах".

Гусинский — либерал-западник, а Березовский — национал-капиталист, не боящийся прослыть "квасным патриотом". Таковым он, кстати, и был почти всегда, за исключением краткого времени правления Примакова. Гусинский нарочито демонстрирует свою принадлежность к мировой закулисе , а Березовский всячески от нее дистанцируется (даже подконтрольная ему и Абрамовичу еврейская организация имеет откровенно почвеннический, и даже изоляционистский характер). Контролируемые Гусинским СМИ считают своей целевой аудиторией интеллектуальную и деловую элиту, предлагая "простому обывателю" бесконечное уныние глупейших телесериалов. Более того, некоторые особенно "продвинутые" "звезды" НТВ, вроде Шендеровича, не стесняются регулярно демонстрировать свое презрение к массовому зрителю и стране в целом — "маленькая психиатрическая лечебница". СМИ, на которые оказывает влияние Березовский, напротив, больше работают для "народа", частенько греша откровенно лубочным стилем.

Неудивительно, что Березовскому удалось вступить в тактический союз с начавшим формироваться кланом силовиков, чтобы нанести первый, за всю историю олигархических войн, по-настоящему серьезный удар.

СХВАТКА

Сегодня уже мало кто помнит, когда существовала некая "семибанкирщина", диктовавшая свои ультиматумы от имени "крупного бизнеса". Со временем некоторым "банкирам" пришлось отказаться от своей претензии на право решать судьбу страны, влиять на большую политику. Естественный отбор оставил из семи олигархов только двух — Березовского и Гусинского. Однако процесс продолжается, и очевидно, что в итоге должен остаться кто-то один. Новый виток конфликта между двумя главными олигархами, разгорающийся на наших глазах, лишний раз подтверждает эту мысль.

Первое крупное столкновение Березовского и Гусинского произошло в декабре 1994 года и завершилось известной операцией "мордой в снег" с бегством Гусинского в Лондон. С тех пор олигархи успели несколько раз помириться и трижды объединиться в коалицию — против Коржакова в 1996 году, против Чубайса в 1997-м, против Примакова в 1998 году. Однако, свалив очередного противника, олигархи перешли к решающей, финальной схватке, перейдя ту черту, за которой возможно еще одно "замирение".

Вопрос о том, почему "империалистическая война" между Гусинским и Березовским достигла такого ожесточения, является довольно сложным и запутанным. И анализируя события, происходящие на наших глазах, имеет смысл выделить несколько наиболее интересных версий происходящего.

Политологи из числа свиты БАБа склонны видеть в столкновении двух олигархов конфликт "израильского лобби", внедряющего в России "новый мировой порядок", и "национального капитала", который олицетворяют собой Березовский и Абрамович.

Западные "наблюдатели" видят истоки конфликта в непримиримом противоречии между "благородным "и "цивилизованным" бизнесом "Медиа-Моста" и "всякой накипью на прогрессивном процессе реформ", которую олицетворяет robber-kapitalist Березовский. Под термином Сороса "разбойничий капитализм" предлагается понимать все то, что по тем или иным причинам не может быть признано на Западе "добропорядочным" и "созидательным".

О чем говорят все эти оценки? По крайней мере, о том, что политическая и экономическая природа "систем" двух олигархов сильно отличается друг от друга. Интересна аналогия двух антагонистических пар "Горбачев—Ельцин" и "Гусинский—Березовский". Если их "первые номера" всегда были, так сказать, "признаны мировым сообществом", вдохновлялись всевозможными глобалистскими идеями (чего стоит горбачевское "Новое мышление для всего мира"), но явно не имели твердой "почвы под ногами" на российской территории, то "номера вторые", напротив, отличались волчьей хваткой в борьбе за власть, но заслужили на Западе дурную репутацию из-за своего "авантюризма" и "непредсказуемости". В то же время, к примеру, Ельцин изо всех сил стремился занять место Горбачева в планетарном бомонде — отсюда и его встречи "без галстуков" — в бане, на рыбалке, постоянные попытки попасть на свидание с "G-7". Однако, несмотря на все это, Ельцин так и остался "парвеню" в элитном клубе "мировых правителей". Подобно этому и Березовский, отчаянно стремившийся приобрести статус "независимого политика", так и не сумел сохранить за собой посты зам. секретаря Совбеза и исполнительного секретаря СНГ.

Такой исход достаточно предсказуем для тех, кого западный истеблишмент рассматривает как "самозванцев", для людей, которые по собственной инициативе или силой обстоятельств вломились в "систему". Какие бы причудливые конфигурации ни приобретали те или иные тактические альянсы, рано или поздно между теми, кого истеблишмент признает за "своих", и "самозванцами" возникает настоящая пропасть. Эту закономерность Березовский в свое время ощутил на себе лично, когда в самый разгар "информационной войны" с Чубайсом журнал "Форбс" провозгласил его "гангстером" и "крестным отцом российской мафии". Такая оценка персоны Березовского, с готовностью подхваченная общественным мнением на Западе, делала практически невозможной его интеграцию в глобалистскую элиту и вынуждала искать точки опоры внутри России. Для этого БАБ привлекает к себе Невзорова и Кургиняна, организует разгромную античубайсовскую кампанию в 1997-1998 годах, выдвигает своих протеже на ключевые посты в силовых структурах и из последних сил стремится держаться за те нити, которые связывают его с Кремлем.

В отличие от Березовского, для которого разрыв с Кремлем чреват катастрофой, Гусинский всегда подчеркивал свою "оппозиционность", "независимость" от власти. В немалой степени такая "оппозиционность" объясняется тем простым фактом, что владельца "Моста" в Израиле ожидают не полицейские с наручниками, а премьер-министр Эхуд Барак с распростертыми объятьями и дружескими рукопожатиями, а в США — не агенты ФБР и Интерпола, а сердобольные конгрессмены и функционеры Всемирного еврейского конгресса, оплакивающие растоптанную в России "свободу слова"...

В отличие от Березовского, набиравшего себе на службу разочаровавшихся государственников и национал-патриотов, а то и просто авантюристов, Гусинский, в погоне за еще большей респектабельностью, решил привлечь популярного на западе Горби — Горбачева, и пригласил его возглавить Общественный совет при НТВ.

Итак, природа конфликта налицо: связи одной группировки ограничены просторами России, другая же способна мобилизовать для своей защиты всю мощь Запада и Большого Израиля. Однако, как это ни парадоксально, даже такой планетарной "крыши" "Моста" еще недостаточно для того, чтобы обеспечить этой структуре полную безнаказанность и в России. Несмотря на огромную ныне зависимость нашей страны от Запада, здесь все еще сохраняются свои, отличные от западных, правила игры. И поэтому вопрос максимального ограничения российского суверенитета является для "Моста" не просто задачей идеологического характера, но вопросом организационного выживания.

Вот здесь-то мы подходим к одной из самых важных деталей "империалистической войны" между олигархами. В силу обозначенной выше взаимной "неувязки" между будущим "Моста" и будущим России как свободного, суверенного, независимого государства, последние события вокруг медиа-холдинга Гусинского не могут быть сведены только, и исключительно, к конфликту между ним и Б.Березовским, но должны рассматриваться в контексте более глубокого и системного противоречия — между институционализированными структурами государственной власти (в особенности их силовой составляющей) и сравнимым с ним по своей мощи "теневым государством" олигархов, обладающим собственными правительствами, спецслужбами, средствами массовой информации. Вне зависимости от личных взаимоотношений и симпатий конкретных физических лиц, это противоречие носит антагонистический и неразрешимый характер.

И если политические цели нынешнего "серого кардинала Кремля" (в отличие от целей личных) в описываемом нами конфликте не вполне ясны, то цели "служилого сословия" в наметившемся противостоянии намного более понятны. Речь идет о реванше — во-первых, о реванше ведомственно-корпоративном, а во-вторых, о реванше политическом и идеологическом. Для людей, годами терпевших унижения от "теневых правителей" страны, крайне важно осознавать, что все происходящее делается в соответствии с долгосрочными национальными интересами России.

ПОБЕДИТЕЛЬ?

Переход "Мост-банка" под внешнее управление — пока единственный реальный результат акции, проведенной спецслужбами. Остальное может быть списано по графе "моральный ущерб". Очевидно, что добытую в ходе обысков информацию пока что не решатся пустить в оборот, но закрытие "финансовой крыши" олигарха может навлечь на него целый ряд серьезных неприятностей. Прежде всего, Гусинский лишается возможности "серого финансирования" со стороны своих контрагентов в России и за рубежом, которые еще совсем недавно активно закачивали деньги в структуры "Моста". Это относится и к структурам "московской группы", и к целому ряду "западных партнеров", на которых "Мост" так надеется сегодня, видя в них спасителей от процедуры банкротства. (За последнее время в целях расширения холдинга Гусинский финансировал заведомо убыточные проекты — "НТВ-Плюс", газету "Сегодня", жертвуя коммерческой выгодой ради идеологических приоритетов.) Однако даже если многочисленные "друзья" Гусинского на Западе, и особенно в США, согласятся "вложиться" в "Мост", чтобы "спасти свободу слова в России", такой вариант будет далеко не столь радужным, как это хотели бы представить подконтрольные Гусинскому СМИ. Деньги они, конечно, найдут, однако, во-первых, после этого "НТВ" будет восприниматься как телевизионный аналог "Радио Свободы", то есть фактически иностранное СМИ. И отношение к нему даже со стороны многих доверчивых интеллигентов-"яблочников" тоже будет соответствующим. Во-вторых, вся финансовая деятельность "Моста" станет заведомо прозрачной для контрольных инстанций и спецслужб России, что просто перекроет каналы для скрытого финансирования "дружественных" СМИ и других структур, формально не входящих в медиа-холдинг.

В то же время на сегодня у противников "Моста" явно не хватает политического и информационного ресурса для "последнего и решительного" удара. Идет колоссальное давление со стороны всего "прогрессивного человечества", причем не на самого Березовского и его людей, а на тех самых тактических союзников-силовиков и "чекистское окружение" Путина, "третью силу", руками которых и была проведена акция. И последует ли вторая волна наступления черных масок — остается только гадать.

Тем не менее, от того, начнется такое наступление или нет, во многом зависит ход политических процессов в России и вокруг нее на много лет вперед. Либо "корпоративный реванш" силовиков-государственников все-таки состоится, и ангажированные из-за рубежа участники борьбы за власть в России будут сброшены с политической сцены — либо в борьбе двух олигархов победит тот, который может быть назван "худшим из зол".

Наслаждайтесь: часы сartier Ростов-на-Дону 4 принимаем заказы круглосуточно.

Александр Головенко ГИЛЬОТИНА

Расправа над семьей оппозиционного генерала, начатая по команде из Кремля: "Смести Рохлиных", вступает в решающую фазу. В ночь на 3 июля 1998 года пуля наемного киллера оборвала жизнь Льва Яковлевича. Генпрокуратура РФ без всяких оснований обвинила в убийстве его супругу, сфабриковала дело и после 22-месячного "расследования" спихнула его в Наро-Фоминский суд. При этом ей так переквалифицировали статью УК РФ, что лишили суда присяжных, отдав в распоряжение пресловутой "тройки". Версия следствия: убийство на фоне неприязненных отношений.

— В деле нет никаких доказательств причастности Тамары Павловны к покушению на Льва Яковлевича, — в первые же дни заявил ее адвокат М.Бурмистров. — Бесцеремонно попирая законы и права нашей подзащитной, руководитель следственной группы Н.Индюков и его команда встали на путь угроз и шантажа, фальсификации и подтасовок, сбора сплетен и слухов.

— Я не убивала мужа, поэтому не боюсь суда, — не раз говорила Тамара Павловна. — Но "тройка" — это моя гильотина, расправа под прикрытием правосудия. Скуратов, Устинов, следователь Индюков и другие опричники полтора года безнаказанно творили надо мной произвол. Работники прокуратуры методично понуждали меня к самооговору. Соглашайся на "психическое расстройство", поливай покойного, как можешь, и тогда быстрее окажешься дома — вот что мне постоянно твердили. Они безжалостно "прессовали" меня, онкологически больную женщину, в жутких условиях тюрьмы, прекрасно сознавая, что дома без моей ласки и ухода страдает наш больной сын — инвалид 1-й группы, который никогда не сможет жить без посторонней помощи.

Кто же будет главным свидетелем этих самых "неприязненных отношений"? Выясняется, не друзья, не сослуживцы и соседи, которые знали Рохлиных по 25-30 лет, а бывший охранник генерала Плескачев, который с семьей-то побыл меньше семи месяцев. В то роковое утро он "ничего не видел, ничего не слышал" — ни выстрелов, ни криков обезумевшей от ужаса женщины, которую избивали убийцы, угрожая расправиться с детьми, зятем и внучкой, если она не возьмет вину на себя. А недавно он позвонил ей домой и предупредил, чтобы прекратила разоблачать его клевету в прессе. Иначе, мол, и до суда не доживешь.

Отчего же так осмелел этот "охранник"? Очевидно, получил гарантию Генпрокуратуры, что для Рохлиной уже оструганы новые нары. Пока она гнила в тюрьме, ее квартиру обчистили так, что Тамаре Павловне и продать нечего. Не на что купить гостинцев сыну, уже четвертый месяц находящемуся в больнице. Не на что вообще жить. Тем временем от попавшей в беду беззащитной женщины отвернулись, по существу, почти все бывшие друзья мужа — руководство ДПА, генералы и адмиралы, лидеры партий и движений. Вместо обещанного памятника, на который всем миром собирали деньги, — все тот же деревянный крест...

И вот новая беда — за три недели до суда от вдовы окопного генерала отказались адвокаты М.Бурмистров и Э.Хайретдинов. Она их не винит, благодарит за все, но среди причин бегства называет давление и отсутствие средств на оплату услуг.

Гильотина уже расчехлена: судья Людмила Жилина назначила начало процесса на 15 июня. Выходит, расправа неминуема и ничего нельзя противопоставить?

Прошлая Госдума запятнала себя позором по отношению к генералу Рохлину, сместив его по наущению "семьи" с поста председателя Комитета по обороне. А потом, вопреки своим же законам, так и не назначила пособие на содержание несовершеннолетнего больного сынишки убитого коллеги. Нынешняя Госдума может загладить вину хотя бы тем, что избавит эту истерзанную женщину от забот о транспорте для поездок к месту казни — в суд Наро-Фоминска. И разве герой афганской и чеченской войн не заслужил, чтобы его вдова получала пенсию, которой хватило бы ей и сыну хотя бы на хлеб и лекарства?

Александр ГОЛОВЕНКО

Павел Власов БЬЮТ РАБОЧИХ ("Любовь к старым директорам", или пробуждение классовой воли?)

Если вам охота, можете втыкать в карту флажки: Выборг, Качканар, Свердловск, Ачинск, Кузнецк, Иваново, Самара, Воркута — лично мне уже надоело играться, хотя городов, на заводах которых в последний год происходили массовые столкновения рабочих с новыми хозяевами из приватизаторов, гораздо больше. И решались эти конфликты отнюдь не в районных судах, а прямо на предприятиях: там лилась в самом прямом смысле слова пролетарская кровь, ломались кости и вывихивались суставы, сотрясались черепа. Против организованных в дружины самообороны рабочих обычно используются "дровосеки" из частных охранных фирм, принадлежащих новым хозяевам. Позволю себе кощунство, но иногда сотрясение мозга или просто удар шнурованным сапогом в лицо раз и навсегда проясняют сознание, пробуждают от многолетней амнезии целые классы или по крайней мере наиболее чутких их представителей, избавляет от телевизионных и газетных иллюзий о том, что "все мы, россияне, должны жить дружно и помогать друг другу", заставляет взять в руки что-нибудь металлическое и вдруг, где-то в лабиринтах генетической памяти, вспомнить, что есть классовая война и кто и за что на ней погибал. Лично я, автор этой статьи, избавился от последних демократических иллюзий на студенческой демонстрации 95-го, где получил пару раз дубинкой по башке от ОМОНа и проехался немного головой по асфальту.

Вот самое последнее по времени сообщение из города Щучье, Курганской области: на хлебокомбинате в результате "разборок" с хозяином 38 раненых, из них 4 — тяжело. Стачкомовцы Нижнего Новгорода, доведенные до отчаяния произволом администрации, пообещали, в случае если их требования и дальше будут игнорироваться, отравить воду в системе городского водоснабжения, т.е. подыхать, так всем городом, а не одному только рабочему классу. Дума 4 апреля обсуждала вопрос о применении силы против рабочих в результате смены администрации. Значит, и там, на Охотном, чувствуют жареный запах, понимают, что за "сменой администрации" скрывается окончательный и бесповоротный переход средств производства в руки частного российского капитала. И вместе со "средствами производства" в необратимую кабалу попадают тысячи судеб занятых на производстве людей.

Число "горячих точек", где раз и навсегда просыпаются пролетарии, увеличивается каждый месяц. В прессу попадают пропущенные через фильтр политкорректности отдельные фрагменты этой новой социальной драмы. Точно так же, частично, не сразу с полной глубиной возвращаются к работягам общее классовое сознание и классовая же ненависть к кровососущим детям новой "элиты", разъезжающим на джипах, окруженным вереницей готовых к бою охранников, угодливых адвокатов, на все согласных чиновников, вечно ждущих, когда же им барин кинет со стола кость.

Если верить прессе, у бузящих на заводах пролетариев наблюдается одна и та же болезнь — "повальная любовь к старым директорам", смене которых они сопротивляются, несмотря ни на какие распоряжения властей. Эта "любовь" расшифровывается как ненависть к новому порядку, к абсолютной власти "боссов", к капиталистическому и криминальному "перераспределению собственности". Старые директора это тоже порой не ангелы с крыльями, а еще чаще — мало что сделавшие для своих предприятий мелкие бюрократы с позднесоветским (т.е. совсем никаким) мышлением. Однако они не были прямыми и однозначными агентами новой брутально-капиталистической системы, а иногда даже ассоциировали собственные интересы с нуждами коллектива. При "новых", и рабочим это очевидно, отнимут последние социальные гарантии, последние жалкие "акции" собственных заводов, последние места в советах директоров, короче, последнюю возможность хоть на что-то влиять и хоть о чем-то заикаться. Вот и цепляются рабочие за что есть, хорошо понимая, что будет впереди, строят на территории своих фабрик баррикады из бетонных плит, как в Свердловске, не расходятся домой после смены, создают вооруженные, чем Бог послал, отряды рабочего контроля, как в Ясногорске и Воркуте. "Все начальники — сволочи, вся власть стачкомам!" — этот кумачовый транспарант, впервые так расстроивший либеральную прессу во время великого стояния шахтеров на Горбатом мосту, растиражирован сегодня и виден из окон начальства во многих российских городах.

Самое мудрое из всего, что они делают, — стачкомы объединяются. В конце марта в Москве прошла совместная конференция стачкомов России, устроить которую помог столичный профессор-марксист Бузгалин, редактор левого теоретического журнала "Альтернатива". Активисты с трех десятков "бунтующих заводов" делились опытом сопротивления. Кому-то удалось добиться статуса "народного предприятия" (т.е. госсообственность с сильным элементом рабочего самоуправления), где-то, под давлением работяг, в Совете директоров больше половины рабочих, не побалуешь, рабочий контроль полностью отслеживает отгрузку готовой продукции, чтобы исключить "левый бизнес", в других местах удалось заключить мало-мальски приемлимый для людей, а не "пиратский", коллективный договор. Каждый раз это давалось через очень жесткое противостояние. И главная мысль, многократно повторяемая участниками этой встречи, — все эти полумеры, уступки, временные послабления сами по себе ничего не дадут, легко будут отняты, если не вести дело дальше, если не поднимать людей по целым промышленным районам, по отраслям, если не строить общую солидарную пролетарскую стратегию альтернативы капитализму, которая в перспективе могла бы его похоронить. Не желая примыкать ни к одной, даже самой "красной", партии, многие стачкомовцы так себя и называют "пролетаристами".

Ситуация, в которой оказался российский рабочий класс, да и не только он, напоминает один, тоже совсем новый, сюжет. По весне забастовали и объявили голодовку кочегары одного бурятского психдиспансера. Обычно в таких местах персонал протестует в самую последнюю очередь, понимая всю деликатность своего положения. Представьте себе, как там весело: холодный, пронизываемый байкальскими ветрами психдиспансер, оголтелые пациенты-буряты, с трудом разбирающиеся в политической ситуации, не понимающие "почему мороз", спящие на полу прозрачные от голода кочегары с темными ямами ненавидящих глаз. Роман Егора Радова "Якутия" просто отдыхает, никакому постмодернисту из Москвы всего этого никогда нарочно не придумать. Бурятская акция нашла отклик у кочегаров других объектов, в общем грозятся остудить к чертовой матери все тепловые сети Улан-Удэ.

Другой показательный пример: рассерженные тем, что тульские "думцы" в очередной раз увеличили себе оклад, давно сидящие без зарплаты учителя одной местной школы скинулись по рублю и выслали депутатам 60 целковых, на бедность. Красивая, отчаянная акция, но ничего не даст. Совесть, которую пытаются педагоги пробудить в народных избранниках, к несчастью, понятие не онтологическое, а опять-таки культурно-классовое. Так что тем, кто уже и так в Думе, совесть в общем-то ни к чему. Разве что потом, по прошествии некоторого срока, окружить эту чертову Думу и потребовать свои денежки с процентами. Так что можно считать, что учителя депутатов на счетчик поставили, дав им в долг.

Стало почти банальным утверждать, что рабочие давно сложили с себя полномочия самого революционного класса, что все пролетарские концепции устарели. Как умеют за себя постоять трудящиеся на Западе, — хорошо известно. Недавнее повышение цен на бензин в США привело в маленький тихий город Вашингтон сотни дальнобойщиков на своих огромных “фурах”, которые остановили дорожное движение во многих районах города, на какое-то время блокировали работу конгресса, и вообще изрядно попортили воздух американской столицы своими выхлопами и основательно проехались по ушам законодателей своим многодневным дудением под окнами.

Что же происходит с нашим отечественным пролетариатом? Для всех, у кого открыты глаза, очевидно: сторукий класс просыпается. Гигант выходит из амнезии. Осознавая себя как целое и рассматривая лилипутов, спеленавших его по рукам и ногам, великан российского пролетариата разгибает свою спину и вот-вот встанет, к ужасу всех буржуа, во весь свой невероятный рост, чтобы нанести обидчикам справедливый смертельный удар.

Павел ВЛАСОВ

Срочный энергоаудит зданий цена 5 приемлемая.

ПРОТИВ! (17 мая по России прокатилась волна протестов против проекта нового КЗоТа)

Курская обл. г. Курчатов: вопреки запрету проведен митинг у здания городской администрации. Владивосток: несмотря на категорический запрет властей города со ссылкой на возможность террористических актов, проведено пикетирование здания администрации Приморского края; проведено несколько митингов, в том числе общезаводской рабочих Дальзавода; в 10.00 на 5 минут были включены все гудки в морском порту и приостановлена работа. Всего по городу протестовало примерно 2500 чел. Силами Российского профсоюза докеров в морских портах городов: Владивосток, Восточный, Находка, Петропавловск-Камчатский, Магадан, Архангельск, Мурманск, Новороссийск ровно в 10.00 по Москве включились все звукосигнальные устройства и приостановлена работа. Общее количество участников 15000 чел. В Тульской области: на Ясногорском машзаводе произведена приостановка производства на 1 час (3500 чел.); в г. Кимовске проведен митинг на центральной площади города (600 чел.); в Туле проведено пикетирование областной администрации (50 чел.). Калининградская область: силами Калининградского облсовпрофа проведены собрания и митинги на предприятиях области (150000 чел.). Нижегородская область: прошла демонстрация по центральной улице города в сопровождении оркестра (250 чел.); на заводе "Красное Сормово" в 11.00 произведена полная остановка предприятия на 3 минуты с одновременной подачей сигналов из всех звукосигнальных устройств на заводе (8000 чел.); в Арзамас-16 — Федеральный ядерный центр проведена остановка производства на 30 минут, а также митинг (1500 чел.). В Астраханской области на более чем 50 предприятиях прошли митинги, собрания, временные приостановки производства, в том числе на Северо-Каспийском морском пароходстве. Всего в акциях приняло участие около 10000 человек.

В Оренбурге представители 29 предприятий города собрались на митинг у областной администрации (600 чел.). В Санкт-Петербурге прошел митинг у Законодательного собрания города (100 чел.), а также пикеты у всех станций метрополитена. Прошли собрания на Ленинградском металлическом заводе, Комбинате цветной печати, Кировском заводе. В морском порту силами профсоюза докеров, рабочих механизации, экипажей плавучих средств порта флота проведены собрания и митинги, а также в 10.00 на 5 минут были включены все звукосигнальные устройства (2000 чел.).

В Уфе проведен митинг (250 чел.). В Самаре проведен митинг (1700 чел.) на площади Кирова на Безымянке — заводском районе Самары. Со своими плакатами прибыли делегации заводов "Прогресс", ЦСКБ, "Экран", Моторостроительного объединения им. Фрунзе, представители профсоюза работников легкой и текстильной промышленности, профсоюза работников строительства и промстройматериалов, профсоюза работников речного транспорта, завода им. Тарасова, Кабельного завода, химиков г. Чапаевска Самарской области. Прошли также собрания на заводе им. Фрунзе, заводах "Экран", "Прогресс", ЦСКБ и др. (всего 20000 чел.).

В Омске проведены митинги и собрания на предприятиях города (2000 чел.). В Томске проведено пикетирование здания областной администрации (50 чел.). В республике Коми: на крупнейшей в Европе шахте Воргашорская проведены собрания и общий митинг (1000 чел.); на Сыктывкарском лесодеревообрабатывающем комбинате проведено собрание рабочих (250 чел.); в городе Усинск прошли собрания на предприятиях (1000 чел.). В Новосибирске прошел пикет у здания областной администрации (50 чел.), а также собрания и митинги на производствах АО "Сибэлектротерм" (500 чел.), всего на 48 предприятиях области участвовало более 8000 чел.

В Москве прошел митинг (500 чел.). В Московской области прошли собрания на предприятиях городов Королев, Орехово-Зуево, Ликино-Дулево (ЛиАЗ), Воскресенск (всего 4000 чел.).

Прошли митинг и собрания на предприятиях г. Бирск, Башкирия. В Пензе прошел пикет у здания правительства области и собрания на ряде предприятий города и области. В Челябинске прошли митинги и собрания на предприятиях. В Тамбове — пикет у областной администрации. В Костроме прошли собрания и митинги на автотранспортных предприятиях города, Силикатном заводе и других предприятиях. В Липецке — митинг рабочих на Липецком тракторном заводе (600 чел.). В Перми состоялся пикет у областной администрации. В Ростове состоялось пикетирование трех крупных предприятий (Ростсельмаш, ГПЗ-10, Роствертол). В Кирове на театральной площади прошел митинг, кроме того, прошел митинг на биохимзаводе, а также акцию поддержали профкомы ФНПР завода "Авитек" и "Приборостроительный завод". В Воронеже прошел пикет около областной администрации.

Всего в акции протеста участвовало около 300 000 человек. Цифра беспрецедентна для новейшей истории России.

Рады Вам предложить отличный самоходный снегоуборщик 6 Husqvarna 1130 STE, по такой низкой цене, ниже цен, чем у нас, Вам не найти!

Алексей Цветков ПРОСЫПАЙСЯ, ПРОФСОЮЗ! (Единые действия против "Русского кодекса")

Если новый КЗоТ будет принят Думой, то роль любых профсоюзов, а тем более стачкомов, на предприятиях почти полностью упразднится, новые хозяева-наниматели по новому Кодексу больше не обязаны согласовывать свои решения с организациями трудящихся. Если новый КзоТ будет принят, то новые, частные хозяева будут отныне и вовеки иметь право на все. Они утверждают порядок любых выплат, графики смен, длину рабочего дня, они могут заменять отпуск компенсацией, снижать зарплаты до любого уровня, менять тарифы, отменять любые нормы безопасности труда, которые им невыгодны. По новому КЗоТу полностью исключается даже абстрактная возможность работников участвовать в управлении своим предприятием. Более того, впервые разрешается штрафовать профсоюзы за непредоставление нужной хозяину информации (такой нормы не было даже в царской России). Хозяева получают законное право в течение суток под любым предлогом выставить на улицу всех членов профсоюза или стачкома. Расширяется материальная ответственность работников перед хозяином, люди могут совершенно законно оставаться без зарплаты на несколько месяцев или лет, если на них набросили долговую удавку. Причиной же такого "неоплатного долга" может стать несанкционированная забастовка доведенных до отчаяния людей или разглашение коммерческих махинаций администрации. Впрочем, забастовок при таком "трудовом законодательстве" не предполагается, ибо на предприятиях вводятся черные списки, куда будет заноситься полное (частная жизнь, политические симпатии, профсоюзная деятельность) досье на склонных к протесту неблагонадежных работников. Так что если Гусинский и прослушивал без спросу своих сотрудников, то это он всего-навсего обогнал на пару месяцев наше законодательство. Скоро это будет нормой. Нормой станет и 12-часовой рабочий день (56, а не 40 часов в неделю), против которого, помнится, выступали наши с вами предки аж в 1905 году. О всевозможных детских пособиях, компенсациях за неиспользованный отпуск и других советских излишествах тоже можно забыть. Они новым хозяевам не нужны. По Кодексу законно привлекать беременных и подростков к сверхурочной работе в ночные часы, отправлять в командировки женщин с малолетними детьми. Работающим в особом температурном режиме не обязаны выдавать спецодежду, отменены даже бесплатные мыло и газированная вода, там, где они по недоразумению оставались. Абсолютно всех прав лишаются работники, нанимаемые физическими лицами, т.е. отдельными предпринимателями. Контракты с ними могут предусматривать любые условия. Если Кодекс примут, именно эта форма наема на работу станет в России самой популярной.

В свое время Черномырдин не решился предлагать ТАКОЙ проект парламенту, мудрые советники объяснили ему, что он войдет в историю как человек, отправивший свой народ в рабство. Не решился и Кириенко. Медлил и Степашин. Однако в феврале этого года Валентина Матвиенко, наш "вице-премьер по социальным вопросам", официально обращается к Путину с просьбой ускорить принятие сего людоедского Кодекса, и Путин, само собой, немедленно соглашается.

Короче говоря, после принятия нового КзоТа нам всем действительно будет нечего терять, кроме своих цепей, и любой наш протест, если он не декоративный, будет рассматриваться государством как преступление. Как справедливо отмечал Ленин, государство при капитализме — это собственность олигархов. Такого трудового законодательства нет даже в Мексике, Венесуэле или Колумбии, отнюдь не самых демократичных странах. Можно себе представить, что будет, если аналогичный проект предложить, скажем, немецкому, французскому или американскому парламенту. Во-первых, там просто не найдется депутатов, которые проголосовали бы "за", согласие на ТАКОЕ означало бы конец карьеры любого публичного политика. Во-вторых, узнав о содержании проекта, население этих стран в течение суток начало бы самые настоящие революционные действия по всей территории страны, по крайней мере, вся индустрия забастовала бы дружно. Профсоюзы там свое дело знают.

"Проект противоречит Конституции и нормам международного права труда, он снижает гарантии трудовых и социальных прав граждан, развязывая работодателям руки для произвола и лишая трудовые коллективы законодательной основы защиты своих прав." Угадайте, откуда я цитирую? Из "Молнии"? Из "Правды"? Нет, из вполне респектабельной и далеко не коммунистической немецкой "Ди Цайтунг", статья о "русском Кодексе".

Депутат Олег Шеин — один из тех, кто первым выступил в прессе и Интернете против всех этих дореволюционных прелестей, его тут же поддержал Шандыбин, в антикзотовскую кампанию включился радикальный профсоюз "Защита", целая сеть стачкомов и отдельных социалистических групп начала скоординированную работу по предотвращению грядущего бесправия. В частности, был предложен "красный", гораздо более выгодный рабочим, но не выгодный олигархическим властям, вариант трудового законодательства.

Первой репетицией и пробой сил стал "День единых действий" 17 мая под выдвинутым "Защитой" лозунгом: "Нет принятию нового КзоТа. Да — контролю коллективов на предприятиях!". В этот холодный рабочий день в России было 300 тысяч бастующих, пикетирующих и митингующих. Акции прошли более чем в половине регионов страны.

Естественно, ни слова о Дне единых действий не было сказано на телевидении. В новостях по всем каналам показывали что угодно: Новодворскую и Кисилева, митинговавших совсем в другом месте в защиту разнесчастного "Медиа-Моста", подравшихся в Дании футбольных болельщиков, меню плавучих ресторанов каннского фестиваля. Все что угодно, но только не суровых и серьезных рабочих, которые в это время выходили на улицы, вставали в цепи, поднимали флаги и отчаянно гудели в свои гудки. До "четвертой власти", как и следовало ожидать, не догудишься. Газеты обошлись двумя-тремя строчками. Предательски повело себя и ФНПР — официальные наши, прикормленные и прирученные профсоюзы. Общероссийскую акцию они проигнорировали, а своим сотрудникам на местах строго наказали не вмешиваться. В начале 90-х ФНПР занимала весьма радикальные позиции, в газете с очень правильным названием "Солидарность" печатались самые левые, антибуржуазные авторы, нещадно критиковался Ельцин и тогдашний мэр Попов, вообщем профсоюзы тогда все больше напоминали то, чем и должны являться, — защитников и охранителей прав простых людей труда. Тем временем власть забеспокоилась, стала поддерживать какие-то другие, "альтернативные" профцентры, а этим, шмаковским, стала показывать кукиш, чего в ФНПР никто не ожидал. С тех пор, а именно с 94-го года, все радикальные авторы из "Солидарности" вынуждены были уйти, а само ФНПР под руководством господина Шмакова больше ни в чем подозрительном замечено не было и появляется раз в год 1 мая под голубыми флагами и "неполитическими" лозунгами.

И все-таки День единых действий, чего греха таить, прошел менее массово и организованно, чем рассчитывали инициаторы. Мы умнеем, к сожалению, гораздо медленнее, чем полагается взрослым сознательным людям, и поэтому сами прежде всего виноваты в грядущем бесправии. Аналитики власти, внимательно следившие за происходящим, делают поспешный вывод: с такими рабочими можно еще и не такой "кодекс" принять. Хочется думать, что это не так. Вспоминая наш недавний разговор с Виктором Анпиловым (аудитория "Народного Радио" слышала беседу в прямом эфире передачи "Красный Флаг"), у меня из головы не выходит фраза Виктора Ивановича о жареном петухе, который после принятия Кодекса клюнет-таки всех нас в одно место, хотя и закон уже будет не за нас. И вот тогда, когда КЗоТ закончат принимать и начнут применять, мы получим такую рельсовую войну и такую межотраслевую стачку, что многим дефицитномозглым "избранникам" как в Кремле, так и за его крепкими стенами, придется лопать валидол и паковать чемоданы.

Впрочем, еще не поздно. 17 мая было не последним рубежом и планируются новые, все более радикальные пролетарские акции протеста по всей России. Наши трудящиеся только учатся классовой солидарности, только сейчас чувствуют финансовые и правовые оковы власти капитала на своих руках и ногах, и именно поэтому нам так необходим общенациональный опыт осмысленного и своевременного сопротивления олигархическому произволу, опыт единых действий, направленных против диктатуры буржуазного меньшинства, держащего нас в стойле за счет телевидения, марионеточных "системных политиков", силового аппарата и, главное, за счет нашего же собственного страха и пассивности.

Алексей ЦВЕТКОВ

Низкорамные полуприцепы- тяжеловозы 7 с гарантией качества и сервисным обслуживанием.

В ЗАЩИТУ ТРУДА (Депутат Государственной думы России от Астраханского одномандатного округа, сопредседатель межрегионального объединения рабочих профсоюзов "Защита труда" Олег ШЕИН беседует с депутатом городского Совета города Электросталь, членом Подмосковной коллегии адвокатов, автором газеты "Завтра" Дмитрием АГРАНОВСКИМ )

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ. Олег Васильевич, сегодня ситуация такова, что левые движения в России не могут реально претендовать на всю полноту власти. Чисто политическая процедура носит зачастую имитационный характер. Реальный же центр борьбы сейчас перемещается из Москвы, из высоких кабинетов на места — в городки, села, областные и районные центры. Если такая организация, как, скажем, КПРФ, начнет бороться за власть на локальном уровне, на уровне местных органов самоуправления, то, несомненно, ей автоматически придется разбираться с конкретными проблемами людей и, возможно, более плотно взаимодействовать с профсоюзами (разумеется, речь не идет о дискредитировавших себя организациях типа шмаковской). Мне кажется, что на сегодняшнем этапе борьбы опыт работы профсоюза "Защита", сопредседателем которого вы являетесь, уникален и крайне важен для оппозиции в целом.

Олег ШЕИН. Действительно, левые организации всю эпоху 90-х годов исходили из того, что народу нужен вождь, за которым надо идти и за кого надо голосовать. Но именно этот подход показал свою неэффективность и не позволил сформировать в стране единое и мощное левое движение. Я и мои товарищи исходим из того, что дело освобождения народа от несправедливости и унижений — это дело самого народа. Борьба — это не только метание бюллютений в избирательные ящики, но прежде всего конкретная практическая работа за отстаивание своих интересов. Борьба посредством противостояния директору, который обманывает коллектив и не выплачивает вовремя зарплату. Против чиновника, который незаконно вводит повременную оплату за телефонные услуги. Против губернатора, который не выплачивает детские пособия. Бороться надо не только путем деклараций. В борьбе следует использовать все возможности действующего законодательства. Нужно действовать через суды, прокуратуру. Если это не помогает, следует использовать силовые рычаги: митинги, пикеты и блокаду административных зданий. Добиваться своей цели путем стачечных действий и посредством формирования постоянно действующей структуры настоящих профессиональных союзов на предприятиях. Профсоюз "Защита" в своей деятельности использует всевозможные методы отстаивания интересов людей труда. От переговоров — до судов, от проверки финансово-хозяйственной деятельности директоров — до перекрытия улиц.

Наш профсоюз создан в 1992 году, его быстрое развитие началось после 1995 года. На сегодняшней день в его составе — представители более половины регионов России. Ключевые задачи нашего профсоюза, помимо борьбы за своевременные выплаты зарплаты и пособий, за повышение заработной платы, состоят в борьбе против увольнений. Также это задачи по недопущению финансового разворовывания предприятия администрацией — так называемыми менеджерами.

Д.А. Но мировой опыт показывает, что именно политическая партия является самым мощным инструментом борьбы за социальные права той или иной части общества. Правда, современные партии в России в этом смысле свои функции не выполняют, ибо очень плохо выражают и защищают интересы тех социальных групп, которые представляют.

О. Ш. Разумеется, людям нужны не общие разговоры о "разоренной стране", а реальная поддержка, которая позволила бы им вздохнуть свободнее. Ведь у большинства проблемы одни и те же. Задержка заработной платы, неправильное начисление пенсий, введение контрольно-кассовых аппаратов для уличных торговцев, которые в массе своей вчерашние рабочие, учителя и врачи, ныне выкинутые на улицу, те, которых хочет потеснить оптовый капитал с рынков, чтобы окончательно довести людей до бесправного положения. Говорить о том, какие неправильные решения принимаются в Кремле, — это не задача партии. Решения, которые принимаются в Кремле, народ прекрасно может прокомментировать сам, без парламентской оппозиции. И сделает он это гораздо красочнее, будьте уверены. Другое дело, что сеть политических организаций левого толка обязана использовать в борьбе свои мобильные возможности и интеллектуальные ресурсы. Каждый частный пример успешной борьбы за свои права дает людям осознание общности интересов правящего класса, осознание того, что не просто конкретный директор не дает заработную плату, но государство, выражающее интересы директоров, готово тормозить судебные процессы, а в случае горячего сопротивления — приглашать ОМОН. Люди по необходимости будут доходить до мысли о том, что необходима ликвидация всего существующего строя. Разумеется, невозможно решить многие задачи только на местном уровне, даже имея разветвленную сеть профсоюзных и политических организаций. Но именно за счет того, что для решения общих проблем необходимо мобилизовать общие ресурсы, эти проблемы и возможно будет решить. Именно практическая деятельность позволит мобилизовать и сблизить между собой все работающие структуры и сегменты в левом движении. Наш профсоюз стоит последовательно на левых позициях, но межпартийный. У нас работают люди, представляющие большинство левых организаций в России. Если бы люди, причастные к власти и декларирующие свои левые взгляды, вели бы практическую борьбу за права человека труда, у нас в стране не было бы так страшно жить. Если наш профсоюз, используя все одно удостоверение депутата Госдумы, провел акцию, в которой участвовало 30 000 человек, то, представляете, что было бы, если подобным делом занялись все парламентарии из левого крыла. Колоссальные ресурсы можно было бы мобилизовать и реально изменить положение дел в России.

Д. А. Помимо субъективных проблем, связанных с инертностью оппозиции в целом, существуют объективные факторы. Низкая сознательность людей и неспособность их к самоорганизации, отсутствие у людей чувства общности своих классовых интересов — каждый надеется выжить каким-то образом самостоятельно. На предприятиях — отсутствие чувства корпорации, цеха. Самое главное — люди не верят в свои силы, в способность что-то изменить. Наконец, и, как ни странно, в меньшей степени, люди боятся репрессий со стороны властей и собственников.

О. Ш. Здесь следует помнить, что страна находится в глубочайшем экономическом кризисе. Рабочее движение усиливается только тогда, когда угроза забастовки ведет к риску потерять прибыль. Если предпринимателю безразлично — остановлен завод или нет, если ему выгодно разворовать основные фонды и набивать себе карман, в этих условиях возможность влиять на ситуацию у рабочих невысока. Пик рабочее движение в России пережило в 1997-98 гг., когда был пик неплатежей по заработной плате. На этой волне многие люди прошли школу классовой борьбы, школу прямого противостояния — и против работодателей, и против стоящего за их спиной государства, репрессивных органов. В моей Астраханской области восемь активистов рабочего движения были избиты около подъездов своих домов. Сопредседатель астраханской организации профсоюза "Защита" Олег Юрьевич Максаков, кадровый рабочий, тридцати шести лет человек, прошедший Афганистан, был убит выстрелом в спину во время проверки финансов одного из астраханских предприятий. Сейчас, когда тема выплат зарплат более или менее стабилизировалась, наблюдается некий спад общественной активности. Тем не менее, протестный ресурс огромен и используется левыми в очень малой степени. Крайне показательно, что сейчас в России сформировался класс людей, которые не собираются мириться с несправедливостью, угнетением и превращением их в бесправный рабочий скот. Объединить их между собой, создать такую сеть сопротивления — это ключевая задача всех прогрессивных сил страны.

У нас оппозиция занимается чересчур глобальными вещами, и мало занимается проблемами, которые непосредственно касаются людей.

Д. А. Я с вами согласен. Левой оппозиции предстоит трудный период черновой работы. Пора отказаться от практики "громких поражений" и прийти к тактике "скромных побед". В этом, на мой взгляд, стратегия ближайших лет.

Валерий Дорогин, депутат Госдумы РФ КАМЧАТСКИЙ УЗЕЛ

Природа сегодняшнего кризиса на Камчатке, на мой взгляд, в несовершенстве системы хозяйствования, установившейся в современной России — и у нас на полуострове, в частности. Государство практически сняло с себя ответственность за организацию снабжения полуострова всем необходимым. Этим теперь занимается областная администрация, которая должна на свои средства закупать нефть, дизельное топливо и мазут у "Роснефти". Областного бюджета даже близко не хватает для оплаты за энергию в том объеме, которого требует поставщик. Жители также не способны оплачивать все это из своего кармана. Федеральные ведомства, например, Минобороны, которое располагает большим имуществом на Камчатке и потребляет много энергии, тоже не способны нести на себе груз оплаты. Таким образом, задолженность за энергию на Камчатке сегодня составляет порядка двух миллиардов четырехсот миллионов рублей, из которых около шестисот миллионов — задолженность федеральных структур, все остальное — долги областного бюджета. Недавно на совещании у Христенко с участием губернатора области решался вопрос, где взять эти деньги. В итоге нашли деньги, чтобы в пожарном порядке профинансировать некоторую часть расходов. Танкеры сейчас загружаются топливом и скоро прибудут на Камчатку. Заработают электростанции и все остальное. Но это опять — всего лишь развязывание сиюминутной проблемы, кризиса весны этого года. Однако ведь эта ситуация складывается на полуострове в течение последних пяти лет. С каждым годом энергетический узел все туже сдавливает горло камчатцам. Каждый год подобные кризисы повторяются и утяжеляются. И каждый год принимаются лишь сиюминутные пожарные меры. Такие меры принимали и при Черномырдине, и при Кириенко, и при Степашине. Но потом эти проблемы возвращались, люди оставались без света, без связи, без тепла.

Для того, чтобы энергетическую проблему Камчатки решить раз и навсегда, надо глубоко проанализировать ситуацию, принять такие меры, которые не позволяли бы и не допускали повторения подобных кризисов. В чем-то необходимо менять экономическую систему области, необходимо усиление ответственности должностных лиц, виновных в отключении целого региона от энергии. Это касается не только нашего полуострова: те же проблемы терзают и Чукотку, и Корякский автономный округ, Сахалин, весь Дальний Восток. Наверное, надо выработать общий подход, политику правительства на Дальнем Востоке.

Трудно в наше время проводить параллели с советским опытом. Тогда плановая экономика и политическая воля государства позволяли создавать приоритетные условия для развития стратегически важных регионов, включая и Камчатку. Тогда Камчатка получала топливо по первому разряду. Если бы кто-то в те времена хотя бы только подумал о том, что можно допустить отключение энергии для Камчатки, то этот человек дорого бы за это поплатился.Сегодня безответственность чиновников и коммерсантов беспредельна. Из года в год ситуация ухудшается, люди мерзнут, болеют и умирают, наносится урон обороне, вымерзает целый приграничный район. И никто за это не понес до сих пор никакой ответственности. Весь шум в этом году поднялся в первую очередь из-за отключения энергии в столице региона — в Петропавловске-Камчатском и в близлежащих пригородах. А ведь в отдаленных районах области — в Усть-Большерецком, Усть-Камчатском, Соболевском, — там свет и тепло отключаются постоянно в течение года. Там это уже вошло в норму, хотя там тоже мерзли и жили в темноте тысячи и тысячи людей.

Некоторые "горячие головы" уже даже говорят здесь, в Москве, что, мол, не нужна нам Камчатка, не нужны Курилы и Сахалин. Ни к чему страдать и мерзнуть где-то в глуши, терпеть лишения. Надо все бросить, оставить эти территории "более развитым" странам. Я даже не знаю, как назвать таких людей. Ведь эти земли осваивались поколениями, за них воевали, здесь золото, рыба, Камчатский полуостров занимает важнейшее стратегическое положение в Тихом океане.

В то же время без всяких политических решений мы постепенно теряем Камчатку. За последние годы с ее территории выехали около пятидесяти тысяч жителей. Это очень ощутимо для и без того негусто заселенной области.

Чтобы помочь региону выбраться из этого всеобъемлющего кризиса, я подготовил парламентский запрос в правительство России с предложением создания межведомственной комиссии по проблемам Камчатки, куда бы вошли представители правительства и Федерального Собрания. Эта комиссия должна будет детально разобраться во всех причинах кризиса и выявить меры, которые не дадут подобным явлениям повторяться и позволят наконец полностью развязать энергетическую удавку на шее Камчатки. Я считаю, что решение проблемы следует искать в передаче функций контроля за энергоснабжением региона федеральному центру и министерствам. Функции областной администрации нужно сосредоточить на управлении расходами и концентрации ресурсов на основных направлениях развития области. Надеюсь, что начатая президентом России реформа исполнительной власти даст шанс урегулировать ситуацию у нас, на Камчатке, и в целом на Дальнем Востоке.

Евгений Ростиков ТОЛПА

То, что случилось здесь на переходе к станции "Немига" несколько часов назад, вечером 30 мая белорусский президент назовет чудовищной, необъяснимой трагедией, равной которой не было в республике более трех последних десятилетий. "Горе всегда объединяет людей",— отметит он и выразит надежду, что случившееся не станет причиной раскола общества. Президент предостережет тех, кто попытается использовать эту трагедию для разыгрывания своей политической карты, попутно призвав и представителей власти воздержаться от взаимных обвинений.

Уже через час на экстренном совещании с участием высших должностных лиц республики Лукашенко даст указание провести тщательное расследование случившегося, оказать всемерную помощь семьям и близким погибших и пострадавших, заверив, что государство никого не оставит один на один со своей бедой. Для решения этих задач тут же была создана специальная государственная комиссия во главе с премьер-министром. В знак скорби о трагически ушедших из жизни 53 душ указом президента в Беларуси был объявлен двухдневный траур.

ГРОЗА

То майское, чистое небо не предвещало ненастья. Правда, в метеосводках, прозвучавших по радио, сообщалось о возможной грозе. Но разве она могла испортить уже ставший традиционным "великий" праздник "Дня пива", проводимый совместно с не менее "великой" сигаретной акцией под названием "Начни лето с "Магны"!" и очередным юбилеем радиостанции "Мир". Об этом заранее, буквально за месяц, трубили бесчисленные радиостанции Минска со своими шизофреническими диск-жокеями, обещая "жителям и гостям столицы" море дармового пива, кучи разнообразных и опять же дармовых призов и, конечно же, "блестящий" концерт рок-музыкантов во главе с заезжей "Мангой-мангой".

И уже к 11 часам утра в исторический центр Минска из станции метро "Немига" на проспект Машерова стали выплескиваться толпы гуляющих. В большинство своем это была молодежь. Оттягивалась она по полной программе. И было с чего. Арендное предприятие "Оливария" выставило для жаждущих 7 бочек пива по 900 литров каждая. Действующая вкупе с ним сигаретная компания "Мagna", рекламируя свою продукцию, одаривала каждого, кто собрал 10 крышечек от своих сигарет, бесплатным бокалом от этих 6 тонн 300 литров пива. А разного рода рок-музыканты, приглашенные радиостанцией "Мир", осуществляли идейное обеспечение этого мероприятия, — лабали так, что заглушали в трех расположенных поблизости храмах богослужение в честь выпавшего на этот день православного праздника Святой Троицы.

Как скажет потом один из священников: "Не нужно искушать Бога. Но в данном случае не Бог людей наказал. Мы сами себя наказали. Мы сами попираем наши святыни, совершаем надругательства над ними. Ведь на этом месте на Немиге в 1067 году произошла правовая битва, которая нашла отражение в "Слове о полку Игореве":

Здесь, места, где проходило гулянье, 500 лет назад было явление иконы Минской Божьей Матери.

На этом замчище был построен первый православный храм, стоял монастырь, в восемь культурных слоев лежат кости наших предков. И что мы творим здесь? Совершаем постоянные оргии"...

К вечеру этот шабаш достиг предела. И вот в 20 часов 40 минут все вокруг вдруг потемнело, небеса, как говорили древние, разверзлись и оттуда, оглушая все громом и молнией, хлынул ливень. Собравшаяся у эстрадной площадки и у пивных бочек толпа, общим числом около 2,5 тысяч человек, со смехом и визгом бросилась врассыпную, и большинство в длинный подземный переход, ведущий к станции "Немига". Мощный, неуправляемый людской поток, подхлестываемый и начавшимся градом, сметая все на своем пути, с грохотом катился по ступеням, этого перехода вниз. Девчонки на высоких каблуках, теряя равновесие на бесчисленных мокрых ступенях стали скользить, падать. Бегущие позади, не в силах остановиться, летели вниз головой через них. Начавшаяся людская свалка кому-то казалась "кучей-малой". Но вскоре эта веселящаяся эйфория сменилась ужасом, паникой. А разгоряченная музыкой и выпивкой толпа, не обращая внимания на отчаянные крики и предсмертные стоны тех, кто оказался внизу, продолжала напирать что есть мочи, стремясь во что бы то ни стало попасть под крышу подземного перехода.

Несколько милиционеров попытались, если не остановить, то хотя бы попридержать эту безумную массу людей, создав что-то вроде живого ограждения. Но их тут же смяли, смели, разбросав в разные стороны, а двоих затянули в эту подземную пропасть. Одичавшая толпа неудержимо катилась навстречу своей неминуемой гибели.

Безумие кажется прекратилось в тот самый миг, когда к переходу, где чуть ли не до потолка в несколько слоев лежали задушенные и искалеченные, с воем стали подлетать машины "скорой помощи", милиции, пожарные. Переплетенные тела живых и мертвых принялись растаскивать в разные стороны, подымать тех, кто еще мог стоять на ногах. По окровавленным, грязным ступеням, которые почти не были видны из-за рассыпанных везде сумок, зонтиков, обуви, порванной одежды, а также пивных бутылок и прочего сопутствующего им мусора, людей выносили, выводили на улицу. Мертвых укладывали рядом с проезжей частью дороги, раненым и искалеченным тут же пытались оказать первую помощь. И вскоре газоны вокруг перехода стали напоминать кровавое поле боя. Те, что вырвались из этого безумного водоворота, теперь метались от одного из 52 погибших к другому, боясь увидеть среди них своих родных, друзей, знакомых. Кажется, в этот миг они впервые осознали весь ужас происшедшего. Но разобраться, почему это произошло, им будет еще долго недосуг. Если вообще когда-нибудь они попытаются это сделать.

ШАБАШ

За них это сразу же взялись делать другие. Лукашенко, наивная душа, еще надеялся, что эта кошмарная трагедия консолидирует, сплотит общество. Но такой момент его грязненькая, насквозь продажная оппозиция, конечно же, не могла упустить. Для нее, две недели назад, 15 мая, обгадившейся по самые уши на так называемых выборах президента, это была как манна небесная. Можно было не только переключить внимание общественности от закономерного фиаско, но и начать свою новую раскрутку используя для этого кровь погибших. Толпы "друзей, народа и отцов беслорусской демократии" всех мастей и окрасок ринулись в палаты раненых. Да если бы одни... А то в окружении своры с видеокамерами и фотоаппаратами.

Еще не были опознаны все погибшие, еще в эфире и на улицах звучала траурная музыка, а они принялись уже искать и тут же объявлять виновников трагедии.

В прессе появилось заявление бэнээфовских лидеров и их все еще трепыхающихся помогатых — Шушкевича и Шарецкого — под категоричным названием "Ответственность за кровь 30 мая несет режим Лукашенко". Со своими заявлениями и письмами выступили "депутаты" уже давно распущенного Верховного Совета.

Зашумели и "женщины-матери", правда, пока не те, чьи дети погибли в переходе, а некие "Розы Татьяны и др." Не в пример депутатскому лепету, они свои требования заявляли конкретно: "Не можете обеспечить безопасность ни в политике, ни в экономике, ни в жизни — уходите дайте дорогу другим". Кому? Эти "матери" не назвали. Но и без фамилий было ясно тем, кто заказывал эту "похоронную музыку".

Некий журналист Юдин радовался по этой причине за соседей-литовцев, у которых "хватило ума избрать президентом страны Адамкуса, долгие годы проживавшего в США, в "цитадели гнилого капитализма", ему удалось уберечься от "родимых пятен коммунизма" — злобы, ненависти, страха, лжи, подлости и прочей дьявольщины.

Очевидно, и нам надобно искать будущего главу государства среди белорусов, проживающих на Западе", вещал поклонник зарубежья. А буквально в то же время, в той же "цитадели" два старшеклассника устроили трехчасовую бойню в школе штата Колорадо. В результате — 13 убитых, более 20 ранено. Ровно через месяц 15-летний подросток открыл огонь по своим одноклассникам в пригороде Атланты...

Но про таких ,как Юдин не зря говорят: кому суждено лизать и при этом слюни пускать, тот при всяком удобном и неудобном случае все равно это будет делать. Их позывов не остановило даже то, что США и прочие западные "цитадели" вели в это время "этическую войну" против сербов. С помощью кассетных бомб и ракет с урановыми наконечниками учили темных сербов демократии и гуманизму.

Естественно, высказал свое мнение по поводу трагического события под названием "Я возмущен!" и "обыкновенный средний обыватель" с подходящей для этого случая фамилией Козлов. Он тоже был весьма конкретен: "Я считаю, что трагедия, произошедшая на Немиге, является следствием действия правящего режима". Круг, казалось, замкнулся, что Шушкевич и его бэнээфовская братия, что "обыкновенный обыватель" Козлов, который "совсем не против алкоголя и сам может поднять рюмку".

Но эти и другие кощунственные заявления и письма разного рода "деятелей" и "обывателей" были только частью начавшейся вакханалии. Без устали принялись "копать тему", а точнее, безжалостно ковырять эту еще кровоточащую рану, белорусское отделение радио "Свободы", "Немецкая волна" и польское радио. Ряд их газет, в том числе и издающихся в Минске белорусский вариант "Комсомольской правды", будоража общественное сознание, поместили "сенсационные" снимки, на которых вытащенные из подземной душегубки мертвые девушки, а также те, которым посчастливилось каким-то чудом остаться в живых, полные ужаса и боли, еще не соображающие, что с ними произошло, лежат в изодранной одежде, полуобнаженные, в нелепых позах, с раздвинутыми ногами...

Это, кажется, окончательно вывело из себя в меру флегматичного зампреда Мингорисполкома Виктора Чикина, кстати, человека, не понаслышке знающего нравы этой "свободной" братии. Говоря, что подобная трагедия не повод для "порнографических сенсаций", он отметил, что эти газеты в очередной раз расписались в своей аморальности, и профессиональной несостоятельности. "А что если бы журналистки, печатающие такие снимки, оказались на месте этих девушек? Или их дочери, сестры, матери? — жестко спрашивал он. — Печатали бы они тогда такие "сенсационные" снимки? Или все-таки тихо отдали их криминалистам, расследующим это дело или спрятали с глаз подальше. Приятно людям увидеть на газетной полосе обнаженную истоптанную ногами девушку и знать, что их самих, при случае, могут вот так сфотографировать и растиражировать по всем газетам. А каково родителям смотреть на запечатленные мгновения смерти своих детей?

Безнравственность стала визитной карточкой таких журналистов и их изданий. Они готовы надругаться не только над жизнью, но и смертью людей. Как расценивать то, что одни спасали гибнущих, пытались вернуть к жизни жертв трагедии, а другие в это время бегали с фотоаппаратами, надеясь хорошо заработать на людском горе?"

Наивный человек, ведь общество, которое повсеместно начали городить на постсоветском пространстве, провозгласило своей идеологией лозунг: деньги не пахнут. И потому один из неких фоторепортеров, некий Анатоль, как ни в чем не бывало жаловался оппозиционным "Навiнам": "Видел, как помогала врач, о которой я потом узнал, что она погибла. Ей просто не повезло — она не знает, что такое толпа, и бросилась помогать туда. Я ее видел в толпе — она пыталась кого-то вытащить". Он мудрый, он знает, что такое толпа. Это его заработок. Потому не бросился на помощь попавшим в беду, не попытался кого-то спасти, того же самоотверженного врача, а спокойно, как на спусковой крючок винтовки, нажимал на кнопку затвора фотоаппарата. А потом раздавал интервью и плакался: "У меня разбили фотоаппарат... В Америке бы уж был скандал, а у нас это не считается применением силы".

Вылезшие с болот, чтоб затянуть туда уже всю страну, белорусские лидеры оппозиции и обслуживающие их "идеологи"" любят при случае и без случая ссылаться на "цивилизованные страны". Тем более полномочные представители хотя и не самых цивилизованных в этом отношении стран так же поспешили примчаться на место трагедии. Некий польский журналист Цэзарий Галински, стремясь урвать свой кусок, путаясь под ногами врачей и милиционеров, занятых спасением людей, нахраписто лез со своими вопросами. Расступись народ — идет свободная пресса. Бросай людей, которых еще можно спасти: "Нам говорили: не мешай работать, хотя мы представились, показали удостоверения. Нас вытиснули, — размазывал сопли собиратель кровавых сенсаций. — И только один капитан сказал: хлопцы, здесь действительно произошла трагедия, погибли люди и действительно не мешайте нам".

Но что им погибшие и умирающие. Они по-прежнему требовали внимания к себе, только к себе.

ЭКСТРАСЕНСЫ И ДР.

Естественно, поспешила воспользоваться ситуацией погромче заявить о себе и всякая прочая шелупонь. Сразу же после трагедии вместе с официальной комиссией по расследованию трагедии на "Немиге" "из самых известных оппозиционных и общественных деятелей" была создана так называемая гражданская комиссия, которую возглавил один из руководителей БНФ. Не долго думая, он тут же заявил, что случившееся ни больше ни меньше как "яркое свидетельство аморальности властей". Конечно же, вошел туда то ли спикер несуществующего парламента, а ныне то ли "президент", то ли жалкий пенсионер-приживала в соседней Литве, Семен Шарецкий. На тут же собранной пресс-конференции он с апломбом заявил: "Не дело — на людском горе делать политику, но..." Ну а дальше все тоже. И подспудно одна только мысль, а почему бы не воспользоваться ситуацией. Может, это действительно тот единственный шанс?!

Боясь упустить свой шанс, спохватились и никому не известные в Белоруссии местные "правозащитники". Некая Светлана Мартовская, как драная кошка, шипела, что организовывать подобные мероприятия "властям выгодно". На них молодежь может "меньше думать о политике". Конечно, таких "деятелей" бесило, что несмотря на все старания и посулы счастливой жизни и учебы на западе, если они пострадают "за политику", молодежь в своей массе не затянешь на оппозиционные митинги и демонстрации. И хотя они знали, что власти к этому "празднику" не имели никакого отношения, что их организовывали любимые ими ООО, СП и прочие общества и "клубы", они продолжали трубить об ответственности государства и лично Лукашенко. Тут же объявилась и некая "Правовая помощь" с никому не известными, но желающими подсуетиться юристами. Зашевелились и известные любители дохлых дел. Одному из них "белорусу" Гарри тот же Чикин посоветовал лучше "защищать своих уголовников". Вылезли из нор разного рода предсказатели, экстрасенсы и астрологи, которые, оказывается, давно предрекали эту трагедию".

И каждый предлагал свою, еще более кошмарную версию случившегося.

Не заставили себя ждать и "политические" версии. Ряд газет, в том числе и писательский "ЛIМ", со ссылкой на некую "очень осведомленную" российскую газету, обвинили в трагедии белорусское РНЕ (несколько ряженых, подкармливаемых той же оппозицией. — Е. Р.), которые якобы участвовали в "празднике пива" и спровоцировали потасовку, а попутно и давиловку".

Параллельно одна из радиопередач устами некоей свидетельницы бабки Федоры утверждала, что трагедию организовали и осуществили белорусские националисты. Мол, это "детишки" БНФ "младофронтовцы" с криками "Живе Беларусь!" топтали в переходе людей. Все это не способствовало миру. Обстановка в республике становилась нервозной. Город будоражили слухи. Говорили, что число жертв во много раз больше, что власти злонамеренно преуменьшают их количество. Писали о некоем Сержуке из районного городка Лунинец. Мол, погиб, сирота, и некому о нем теперь побеспокоиться. Дошло до того, что рядом с вывешенным на переходе официально опубликованным списком погибших стали произвольно дописывать новые фамилии.

Кому-то казалось мало того, что случилось.

А ведь во время трагедии и сразу после нее погибли 52 человека, в большинстве своем девушки 1980-86 года рождения. Но в давке умерла и 61-летняя Матрена Орефьевна Водопьянова, продававшая ландыши у выхода из метро. Среди погибших было и 2 милиционера. 38 человек оказалось в реанимационных отделениях столичных клиник. Причем, у пятерых из них врачи констатировали состояние, как крайне тяжелое.

В основном люди пострадали от удушья, переломов, разрывов внутренних органов. И спасти всех не удалось. Через несколько дней после случившегося умрет 19-летний минчанин, получивший в той свалке травму головного мозга. Три дня находилась без сознания ученица одной из минских школ, жизнедеятельность которой поддерживалась с помощью специальной аппаратуры. А вообще только за первые сутки в лечебные учреждения Минска обратилось более 400 пострадавших.

Обо всем этом и многом другом, связанным с трагедией, регулярно сообщала государственная пресса, ответственные, специально назначенные для этого люди. Но всего этого кое-кому, повторяю, казалось мало. Газеты пестрели не только все новыми и новыми цифрами, но и яркими деталями, новыми "подробностями" происшедшего. Тот же всевидящий фотограф Анатоль, а точнее — с его слов редактор газеты, рассказывал о неких "пьяных молодчиках (которые) начали с хохотом срывать с погибших золотые украшения". Та же "Комсомолка" поведала на своих страницах о некой "Юле из Витебска, которая потеряла в то черное воскресенье своего приятеля Сашу". История о том, как он спас ее ценой своей жизни, но притом, "в кармане у Саши остался кошелек с деньгами и документы девушки", заставила обрыдаться самые, казалось бы, каменные сердца. Телефонные звонки расстроенных читателей в редакцию не умолкали ни на минуту. Сердобольные люди совали этой застывшей на переходе девчушке деньги, подарки, сладости. Но, как вскоре выяснилось, девочка попросту врала. На самом деле, 15-летняя Юля Кузьмина уже месяц как сбежала из школы-интерната, знакомясь с парнями, переезжала от одного к другому и, узнав о трагедии, тут же примчалась на "Немигу", решив использовать случившееся для своей выгоды. В конце концов, "Комсомольска правда" вынуждена была заклеймить свою новую героиню "за вопиющую безнравственность и духовную глухоту".

Но чем эта несовершеннолетняя Юля отличалась от тех солидных дядей и организаций, которые попытались на этой страшной беде делать не только "большую политику", но и стричь свои дивиденды?

Воспользовались трагедией и заклеймили власти "нациянальна сведомые" творцы. И хотя их главный писатель— подписант в это время демонстративно отсиживался в одной из северных стран, замена ему без труда нашлась. Подписывали гневные письма и художники. А в их союзе началась шумная возня за возможность в металле и бронзе увековечить трагедию. Ситуация усугублялась тем, что у одного из членов этого союза — скульптора Инькова — в этом переходе погибла дочь-школьница. "Он обратился к нам с просьбой, чтоб именно ему доверили создание мемориального знака. Говорит, должен это сделать в память о дочке и прочих погибших, — рассказывал зам. председателя белорусского Союза художников Владимир Басалыга. — И мы считаем, что создание знака надо доверить именно Инькову. Председатель нашего Союза Геннадий Буралкин намерен обратиться с соответствующей просьбой в вышестоящие инстанции. Насколько мне известно, в Министерстве культуры эта идея уже нашла полное понимание. Поймите, не надо здесь организовывать никаких конкурсов на лучший проект — не тот повод". Такие проникновенные слова звучали в этом "творческом" Союзе. Конкурс и не объявляли. А на сороковой день трагедии у станции "Немига" появился мемориальный знак, автором которого, как с удивлением узнала общественность, был... председатель Союза Буралкин. О времена, о нравы — что среди разбойников с большой дороги, что в среде творческих работников.

К сожалению, и Иньков, вместо того, чтобы молча пережить эту подлость коллег по цеху, принялся раздавать интервью, винить их во всех смертных грехах. А когда его более удачливый и предприимчивый конкурент со временем решит выдвинуть созданный им памятник еще и на Государственную премию, "я, — рассказывает отец погибшей девушки к несчастью оказавшийся еще и скульптором, — через посредников передал ему, чтобы он не терял окончательно моральных устоев и убрал с представления на премию этот памятник, потому что он временный, а мы, родители погибших детей, все равно будем добиваться создания мемориального комплекса".

Вот так, ни больше ни меньше. Обойденные на одном этапе, они реванш намерены взять на другом. И при чем здесь дочь, главное во чтобы то ни стало добиться своего. Потому этот памятник из мрамора и бронзы, созданный его коллегой ( кстати, весьма приличный), он называет "временным" и, апеллируя к общественности, по сути, молит ее помочь реализовать его идею. Ему говорят, ваша задумка "слишком дорого обойдется" и так обедневшему государству. Но он стоит на своем: "Мы готовы собирать деньги, просить их у людей, у западноевропейских фондов". В этом еще одна причина происшедшего несчастья — не вкалывать, зарабатывать, созидать, а готовность побираться, просить... Тут же нашлись доброхоты (и родители их поддержали), предложившие таким же способом издать книгу о случившемся. И как последний аккорд констатации этой, поразившей общество потребительской болезни, недавнее признание скульптора: "Между родителями погибших и горисполкомом идет самая настоящая борьба". Выходит, они не поминают грустно своих нелепо погибших детей. Они борются. С кем? За что?

ХАЛЯВА

Чтобы добраться до истоков этой трагедии, нельзя обойти стороной родителей погибших детей. И как это ни больно будет признать, сказать о той действительно главной роли, которую они должны были сыграть, но ничего не сделали, чтобы спасти, уберечь своих самых дорогих людей. Понятен тот шок, та боль, которую они пережили, узнав о дикой, неожиданной смерти детей. Не все из них перенесли эту трагедию с достоинством. Одни, войдя во вкус неожиданно свалившихся льгот и поблажек, бегали по салонам "Счастье", наряжая своих мертвых девочек в бесплатные подвенечные платья, перезахоранивали их с одного престижного кладбища на другое. Я рассказал о "временном" мемориальном памятнике на месте трагедии. Но были еще за счет горисполкома изготовлены и установлены памятники на каждой могиле. В дальнейшем, помимо их, на кладбище стали устанавливать памятные знаки с фамилиями и именами жертв. Люди, приходящие на эти кладбища, чтобы помянуть действительно заслуженных, отдавших все силы, жизнь, для своего народа, страны, с недоумением и растерянностью смотрели на этот безудержный энтузиазм родителей. Кто-то скажет — не тактично говорить об этом, люди в горе, "возьмите все, только верните живыми наших детей!" Тем не менее, в том меркантильном и рациональном обществе, к которому мы, закрыв глаза, идем, принято учитывать все. Да факт остается фактом, ни одна трагедия в республике не вызвала столько простого человеческого сочувствия, желания помочь, поддержать попавших в беду людей, их родных и близких. Не осталось в стороне государство, мингорисполком. Буквально за сутки на открытый спецсчет для пострадавших от предприятий, организаций, частных лиц было перечислено около 16 млрд. рублей. За счет городского бюджета была предоставлена материальная помощь семьям погибших, ритуальные услуги по захоронению и транспорт... Как я уже сказал, у родных было право выбора мест на самых "закрытых" кладбищах города, и фактически похороны и поминки также были за счет города. Все госпитализированные осматривались ведущими специалистами и консультировались научными сотрудниками республиканских медцентров. Был утвержден список лиц из 80 членов семей погибших, которым предоставлено право бесплатного получения лекарств.

На сегодняшний день большинству из них улучшены и обменены квартиры, сделан ремонт, оказана денежная помощь. Кому-то дали новые квартиры, кого-то включили в список на строительство. Одной из матерей, проживающей в районе, оплачено проведение к дому природного газа.

При формировании столичного бюджета 2000 года семьям погибших было предоставлено право бесплатного проезда в общественном транспорте, освобождение от платы за жилплощадь, коммунальные услуги и даже материальная помощь... на покупку цветов при посещении мест захоронения.

Говорят, ни один человек в республике не получал еще таких льгот и привилегий. Люди недоумевают, что они такое совершили в своей жизни?

На одном из городских кладбищ практически в то же время я участвовал в похоронах своего друга Володи Бульба. За плечами его было два срока боев в Афганистане. После взрыва на Чернобыльской АЭС уже на следующий день он привел туда свой вертолетный полк, и вместе с ним около недели провисел над разрушенным реактором, забрасывая его песком и свинцом, спасая планету от радиации. Потом было командование сводным из 15 стран вертолетным полком миротворческих сил в Комбодже... У него остались две красивые, добрые дочери, почти ровесницы тех, что погибли. Я часто встречаю их у скромной незаметной могилы, где похоронен их отец, человек, отдавший всего себя служению Родины, исполнению своего человеческого долга.

Возможно, и погибшим в том переходе юношам и девушкам суждено было совершить достойные дела. Возможно... Но трагедия еще и в том, что мы об этом никогда не узнаем.

А их родители ко всему полученному — к памятникам и памятным знакам, требовали уже от власти увековечить их детей — закрыть доступ того перехода (одного из сложнейших, дорогих и необходимых в республике), где произошла эта трагедия. Стали требовать построить храм, проект которого тут же был разработан некими "специалистами". Как говорил тот же скульптор Иньков, кстати, получивший от горисполкома новую мастерскую, "нам нужно место, где мы бы ставили свечи, заказывали заупокойные молитвы. Не нужно, чтобы это был огромный кафедральный собор". Конечно, не нужно, потому что буквально в 100-150 и чуть более метрах, находятся три церкви и костел, пребыванию в которых их дети предпочли табачные фокусы, праздник "Пива" и визг "Манго-Манго".

Вместо того, чтобы хранить память о погибших в своей душе, родители двоих несчастных подали в суд не только на организаторов праздника, но и на минскую мэрию, городское УВД, требуя новых компенсаций "за моральный и материальный ущерб". Они ходили по разного рода организациям, встречались с главным художником города, в горисполкоме с мэрией, в Совете министров с вице-премьером, писали Лукашенко...

Как недавно рассказала председатель Центра социальной защиты "Немига-99" (а был создан и получил в самом центре города за его счет офис и такой "центр") Наталья Новаковская, дочь которой также погибла 30 мая, "у родителей много вопросов к организаторам "праздника" (ответственным за проведение) от горисполкома, к наблюдавшим за порядком от ГУВД, к медикам, к следственным органам прокуратуры города и республики"... и многим другим. Но прочитав ее огромную, в полосу статью, я не нашел в ней главного вопроса, который должна была задать себе эта мать и прочие, объединенные вокруг этого "центра", а именно — в чем моя вина, как так могло случиться, что мы допустили такую нелепую гибель своих детей? И снова, снова терзать себя вопросами — в чем наша вина? В изъянах домашнего воспитания, в неумении, а то и нежелании объяснить детям, этот далеко не однозначный окружающий их мир. Что в нем хорошо, что плохо, что в нем можно делать, что нельзя.

Нет, этих вопросов, в материалах, печатаемых под стереотипными названиями типа "Пусть нам объяснят, почему это случилось", или "Почему погибли наши дети?", они себе не задавали. А без этого нельзя понять всей глубины трагедии не родителей даже, а их детей. Почему родители не знают, куда они идут, с кем общаются, не отзывают, когда они бродят стаями, толпами, не объясняют, что это унизительно, оскорбительно для человека, для любой, мало-мальски уже сознающей себя личности, все эти бесчисленные ток-шоу, викторины, конкурсы, которые сегодня повсеместно навязывает людям улица и телевидение, с примитивно-идиотскими вопросами и "бесплатными" призами, будь это блестящая машина или бокал пенистого пива.

В умах людей царствует халява. Одна надежда на нее, большую халяву, которая якобы существует в мире. Только надо успеть отхватить, урвать ее. Успели ли вы сказать своим детям, что, кроме погони за удовольствиями, весельем, развлечениями, есть и многое другое, более значимое и весомое — достоинство, честь, самоуважение. Что в этом мире, чтобы он был надежным, устойчивым, все в нем надо добывать трудом, честным, тяжким трудом.

К сожалению, этого, видно, не было сделано. И потому ответа на эти ключевые вопросы жизни и смерти в бесчисленных высказываниях родителей я так и не нашел. И потому, в том, что погибли их дети, считаю, виноваты прежде всего они сами. В конце концов, их дети погибли не потому, что спасали других или выполняли свой долг и даже не по вине отказавшей техники, катастрофы автомобиля или самолета, а потому, что не только они, но и все мы, родители, не сделали ничего, чтобы противостоять "расцвету" того общества, когда толкнуть впереди идущего, переступить, а то и раздавить упавшего — стало законом жизни. Мы не задумываемся о нравственном состоянии общества, о духовном воспитании молодежи, потому эти дети не первая, да и не последняя жертва. Сделав ставку на индивидуализм, только на личное выживание, мы бежим ревущей, озверевшей толпой, не обращая внимания на тех, кто обессилел, падает замертво.

ПОВОРОТ?..

Лукашенко сказал о "53 рубцах", оставшихся на его сердце после этой трагедии. Такие высокопарные фразы ему не свойственны. Тем не менее, в данном случае он был искренен. Мне кажется, он был одним из немногих, кто понял всю глубину этой трагедии. Общество, которое он, несмотря ни на что, надеялся построить, в современных условиях уже невозможно. Этому безумному миру, который на постсоветском пространстве воздвигает свой дикий капитализм, или, как стеснительно величали, шагал в рынок, он до сих пор пытался противопоставить что-то более защищенное человеческое, и настойчиво, несмотря на злобу и насмешки, наперекор всему строил свой "рыночный социализм". Он пытался сохранить хотя бы часть того лучшего, достойного, что было в том неожиданно преданном и канувшим в небытие обществе: в людях сохранить чувство коллективизма, локтя, доверия друг к другу, сделать так, чтобы интересы личности не расходились с интересами общества, государства. Увы, все эти его попытки оказались обречены на провал. Здесь — как с войной, — никто ее не хочет, но каждый в душе надеется, допускает такую подлую мысль, что если она случится, то кто угодно погибнет, а уж я-то выживу. Так же и батькиным рыночным социализмом, подавляющее большинство, рискуя остаться без всего, что им сегодня обеспечивает государство, те же социальные гарантии, бесплатное образование, медицину, хоть малую, но гарантированную выплату зарплаты, тем не менее, надеется, что при "настоящем капитализме" у них есть шанс разбогатеть, стать всем. Пройти по головам, по трупам, тем самым обеспечив себе жизнь. Но, увы, именно подавляющее большинство тех, кто на это надеется, остаются в самом низу жизни затоптанные, раздавленные.

Трагедия, которая случилась в подземном переходе к станции "Немига", в истории не единична. Самая известная из них произошла 17 мая 1894 года, когда на торжествах по случаю коронации Николая II на Ходынском поле погибло более 1300 человек и несколько тысяч было ранено.

Не менее драматичны были похороны и Иосифа Сталина. Тогда на улицы Москвы вышло практически все население. В возникшей давке, предположительно, погибло около 2-3 тысяч человек.

10 марта 1975 года на стадионе в Сокольниках после матча между юношескими сборными СССР — Канада толпы молодых болельщиков бросились к автобусам канадцев за сувенирами. В возникшей давке погибло более 20 человек и около шестидесяти было доставлено в больницы.

Подобная история произошла в Лужниках, когда на последних минутах матча между "Спартаком" и "Хаарлемом" (Голландия) был забит гол. Болельщики, уже покидавшие трибуны, по обледеневшим бетонным ступеням ринулись назад. В возникшей давке погибло 66 человек. Несколько сот было доставлено в больницы.

Случались подобные истории на Западе.

14 ноября 1987 года пассажиры одной из линий лондонского метро почувствовали запах дыма. И хотя огня никто не видел, люди бросились к выходу, идя по телам упавших. Погибло 37 человек, более шестидесяти получили увечья.

В 1995 году в бакинском метро загорелся четвертый вагон поезда. В огне, но в основном — в возникшей давке, погибло 289 человек, в том числе 28 детей.

Самым известным в свое время стала смерть стюардессы Мишель, обслуживающей рейс, которым летела в Париж группа "Битлз". Толпа поклонников, а точнее, уродов-фанатов, ринулась к своим кумирам, насмерть задавив молодую девушку. Известная песня "Michelle" посвящена именно ей.

Но никогда, ни в одной стране подобные трагедии, даже получавшие большой общественный резонанс, не становились поворотными в ее истории. Трагедия на "Немиге" стала национальной трагедией белорусов, предостерегающей, как страшно становиться не народом, — толпой.

нарезчик швов 8 по низким ценам от компании "Профтехника"

Владимир Покровский НЕБЕСНЫЙ ВЕНЕЦ

О подвиге воина-мученика Евгения РОДИОНОВА газета “Завтра” писала неоднократно. В редакции состоялся “круглый стол” с участием духовенства и военных, со слов матери героя читатели “Завтра” узнали о тех немыслимых трудностях, которые ей пришлось пережить, чтобы перевезти тело сына на родину.

В редакцию пришло множество писем от читателей, взволнованных этими публикациями. Люди предлагали помощь матери солдата, восхищались его подвигом. Тщанием простых русских людей на могиле героя был установлен крест.

У нас на глазах возникло и стало повсеместным народное почитание Евгения как святого — мученика за веру.

Письма, пришедшие в редакцию “Завтра”, были переданы в Московскую Патриархию и послужили основанием для начала процесса общецерковного прославления солдата-мученика в лике святых.

Редакция “Завтра” искренне надеется, что поток писем — возможно, уже с описанием чудес, совершившихся по молитве воину Евгению — не иссякнет.

Все письма наших читателей будут переданы в Отдел по канонизации Московского Патриархата. Будем надеяться, что на грядущем Архиерейском соборе Русской Православной Церкви в святцы будет добавлено славное имя нашего современника воина Евгения Родионова, уже стяжавшего Небесный венец...

23 мая на кладбище деревни Куркино, Подольского района, как и год назад, хмурое небо грозило собравшимся людям скорым дождем. Панихиду по воину-мученику Евгению Родионову на этот раз приехал отслужить владыка Савва епископ Красногорский, председатель Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами Московского Патриархата. Ему сослужили семь священников (в том числе представители военного духовенства, окормляющие различные воинские части). Скромное деревенское кладбище оглашал знаменитый архиерейский хор…

Повсеместное народное почитание воина-мученика и жизненный подвиг его матери не оставили равнодушным руководство Русской Православной Церкви. Впервые за многие десятилетия наш современник явил пример столь несомненной, столь высокой святости — принял мученическую смерть за имя Христово...

Народ Божий благоговейно прикладывался к могильному камню и кресту, бережно, как величайшую святыню, уносил по щепотке земли с могилы воина-мученника. В руках у многих можно было разглядеть новонаписанные образы Евгения Родионова, обращала на себя внимание огромная с любовью выполненная алая хоругвь с его изображением… Все говорило о том, что истерзанная Родина наша обрела еще одного небесного заступника…

По окончании панихиды владыка Савва обратился с благодарственным словом к матери героя. Любовь Васильевна Родионова на следующий день должна была отправиться в очередную поездку в Чечню с грузом собранных в московских храмах и монастырях продуктов, одежды, средств личной гигиены и других драгоценных в полевых условиях вещей. Дорога предстояла нелегкая. Любовь Васильевна на свою подвижническую деятельность никем не уполномочена, не опекает ее ни одна из многочисленных "благотворительных" организаций и фондов, поэтому заверения владыки Саввы в поддержке и посильной помощи были для нее особенно ценны.

Отвечая на вопросы журналистов православных и патриотических изданий, он также сообщил, что возглавляемому им Отделу поручены сбор и подготовка материалов о Евгении Родионове для последующей передачи их в Отдел по канонизации. Уже сейчас собрано множество писем (в том числе писем читателей "Завтра"), ясно свидетельствующих о всенародном почитании воина-мученника. Составлятся житие мученика Евгения Родионова, за основу которого взят текст написанный при храме св. Николая в Пыжах. Священнику Николаю Татаринцеву поручен сбор материалов о чудесах, совершенных по молитве мученику Евгению. Известен например случай, когда женщина засвидетельствовала исцеление сына на могиле воина-мученика...

В августе состоится Архиерейский собор, в повестке дня которого находится вопрос о канонизации новомучеников российских. На этом соборе должна состояться и канонизация воина Евгения Родионова. И тогда прославление воина-мученика, уже состоявшееся на небесах, обретет зримые черты, и имя нашего современника займет подобающее ему место рядом с именами мучеников апостольского времени, именами русских князей страстотерпцев и новомучеников российских, стяжавших небесные венцы в критические моменты истории России уходящего века…

Как необходимо для нас это земное прославление воина Христова!

Необходимо армии, обретающей в лице воина-мученика неложное свидетельство того, что солдат на Руси теперь, как и прежде, — бесстрашный воин Христова воинства, а не безжалостный наемник или просто неудачник, не сумевший уклониться от призыва.

Необходимо прославление воина Евгения и Русской Церкви — ведь что может служить лучшим свидетельством того, что Церковь есть плоть от плоти народа Божия, чем церковное прославление святого, этим народом почитаемого?

Необходимо это прославление и всем нам, как свидетельство того, что дух русского народа не сломлен, и грядущее поколение русских мальчишек вернет России былое величие...

...Так же, как и в прошлом году, сразу по окончании панихиды неожиданно выглянуло приветливое весеннее солнышко. Расходиться не хотелось. Как это обычно бывает вблизи святых мощей, ощущалась какая-то особая умиротворенность...

Владимир ПОКРОВСКИЙ

Любовь Родионова: “АРМИЯ ДЕРЖИТСЯ НА НИХ!”

Мать солдата-мученика Любовь Васильевна РОДИОНОВУ хорошо знают и ждут солдаты-срочники в самых “горячих точках” Чечни.

Эта хрупкая женщина, воспитавшая сына-героя, вооружившись лишь терпением и верой в то, что кроме нее никто этого не сделает, преодолевая бесчисленные препятствия, раз за разом привозит на передовую тонны продуктов, теплых вещей — всего того, что удалось собрать для солдат в московских церквях и монастырях. “Я нигде себя так хорошо не чувствую, как здесь — среди солдат”, — признается Любовь Васильевна , отправляясь в очередную поездку...

— Любовь Васильевна, за последние месяцы вы уже несколько раз побывали в Чечне: ездили на передовую, встречались с генералами и солдатами. У вас, наверное, еще свежи воспоминания о первой войне. Что изменилось?

— Сейчас положение значительно лучше, чем в 96-м. Однако после марта, который фактически прошел впустую, стали закрадываться некоторые подозрения. Чего мы выжидаем? Неужели это демарш ПАСЕ смог нас так напугать?.. Если и в самом деле за спиной армии кто-то ведет переговоры с бандитами — это катастрофа. Так в Чечне считают все — и солдаты, и офицеры, и генералы. Сколько раз мне приходилось слышать: неужели опять все зря, ведь сколько ребят положили — они ведь перевернутся в могилах…

Я помню в первые поездки — в ноябре, декабре, январе, феврале — тогда совсем другой настрой был. Мы с Шамановым пролетели над Ханкалой на "вертушке". И я увидела наши войска. Мощнейшая группировка — целый палаточный город. Была уверенность в том, что на этот раз мы пойдем до конца. И это ощущение нашей силы душу радовало! А потом, после очередной поездки в начале марта, когда псковские десантники погибли, сижу у телевизора, жду: когда же про десантников сообщат? Молчание… Шли дни — о них ни слова. Меня это очень задело, нельзя так поступать!..

А после выборов активность боевых действий стала резко снижаться. Такое ощущение, что после того, как Путина выбрали, события на Кавказе перестали его интересовать. Может быть, я ошибаюсь (хорошо бы!), однако уже месяц (целый месяц!) там ровным счетом ничего не происходит. Шаманова, Трошева, других генералов "тасуют", как в карточной колоде. Основную нагрузку вынуждены на себя брать их заместители…

— Любовь Васильевна, а много ли среди наших солдат, сражающихся в Чечне, верующих?

Когда Женя служил, я видела его и других ребят на зарядке, — он был с крестом один. А теперь таких ребят очень много. И среди офицеров, и среди генералов многие — искренне верующие люди. Вот генерал Шаманов, когда пишет благодарность, обязательно добавляет: "Храни вас Бог!". Если бы вы видели, как он принял крестик. Как истово осенил он себя крестным знамением, с каким благоговением он крест поцеловал...

— И все-таки то, что большинство ребят не получили в детстве правильного христианского воспитания, наверное, сказывается…

— Да, конечно. Когда я раздаю им крестики, спрашиваю: "Как же так, у тебя до сих пор крестика нет?" Многие говорят: "Потерял". Другие: "Я никогда не носил". А некоторые колеблются: взять или не взять. И я спрашиваю таких: "А зачем ты его берешь?" Они честно отвечают: "Так, на всякий случай". А я думаю: "Ну и слава Богу — пусть хоть на всякий случай".

Глубоко верующих среди них действительно мало, но я абсолютно уверена, что им сейчас, как никогда, необходим Господь. Не на кого им надеяться больше…

Каждый парень живет там с ощущением постоянной опасности. Потому и глаза у них такие взрослые. Они там по пять месяцев в сырых портянках, ни разу не помывшись. Многие просто гниют заживо. Даже раздеться на ночь не могут — холодно. Но они не жалуются! Они благодарят за помощь. Я еще ни разу не слышала, чтобы кто-то пожалел себя. Им очень тяжело, но живут они, как одна большая семья. Помогают друг другу. Делят все по-братски…

— А как вас встречают солдаты, когда вы приезжаете к ним с помощью?

— Ну о приезде своем я никого специально не оповещаю. Но они все равно сами узнают… И такие радостные у них глаза. Многие бегут писать письма, чтобы я их передала... Я ведь единственная мать, которая ездит к ним. Да где же вы, другие матери-то?

Я все никак не могу понять одного. Как же так, пришла беда в наш дом — началась война... Как ни назови ее: "кампания" или "антитеррористическая операция" — это все равно война. Она уносит жизни наших мальчишек. И я никогда не смирюсь с тем, что одну часть общества эта война задела, а другой части общества это все как бы не касается. Так не должно быть, это наша общая беда. И каждый хотя бы чем-то обязан помочь.

Я ездила в Чечню пять раз, отвезла туда почти сорок тонн помощи. Половина этого груза была собрана московским Сретенским монастырем. Процентов десять-пятнадцать дала администрация Подольского района. Все остальное -предприниматели и просто неравнодушные люди, которые собирали помощь по храмам и монастырям. Получилось, что это такое важное и необходимое дело объединило нас: чиновников, простых людей, коммерсантов. Сейчас много говорят о консолидации общества. Так вот она, консолидация. Надо просто всеми силами бескорыстно стремиться помочь людям, которым сейчас очень трудно. Кто-то скажет: "Ну, вас-то, понятное дело, эта война коснулась, а у меня все хорошо". На это хочется ответить: "Может быть, вы ждете, чтобы эта война и вас коснулась?" Тем, кто сейчас там, надо помочь еще и затем, чтобы все это побыстрее закончилось и было поменьше жертв.

Если бы вы знали, как это непросто. И в Москве, и по дороге сюда — множество непредвиденных препятствий. Намаешься. “Все, — думаешь, — в последний раз!” А приезжаешь на место, видишь благодарные глаза ребят — и стыдишься своего малодушия…

Кстати, первая радость для ребят на передовой (кроме сигарет) — конфеты и сгущенка. Ведь они еще, в сущности, дети. А сладкого в армии дают мало. Они прокалывают две дырочки в банке и по очереди сгущенку пьют. И лица у них при этом такие, будто для полного счастья им больше ничего не надо…

Я им говорю: "Хоть я и не ваша мать, а вы не мои дети, но все-таки я — мать, а вы ведь тоже чьи-то сыновья. Представьте, что это не я, а ваши настоящие матери к вам приехали". И вижу — мальчишки улыбаются. Светло так, по-детски. Им так немного нужно, чтобы душа отогрелась... Отчего же мы не хотим им капельку тепла дать? Как же у нас еще много черствых, абсолютно глухих людей. Мне хочется всех их разбудить, доцарапаться до самого сердца.

А бывает наоборот: звонит телефон, и люди, оказавшие помощь, говорят спасибо. Я им: "За что?" А они: "Вы нам даете возможность приоткрыть душу для добра — это дорогого стоит"…

Нам не помогают никакие фонды, никакие "гуманитарные организации", и все-таки у нас, простых людей, все получается. А что, если бы каждый российский город, каждый район приложил хоть какие-нибудь усилия, чтобы поддержать наших солдат, — как это было бы здорово!

Вот, например, геройски погиб генерал Малофеев. Почему бы полк не назвать его именем? И город, где он родился и жил, мог бы проявить особую заботу об этом полку имени героя. Взял бы шефство над ним…

— Существуют очень активные (если судить по сообщениям в прессе) "союзы солдатских матерей" и другие "гуманитарные" организации. Разве они не оказывают помощи солдатам на передовой?

— Все это, наверное, есть... Вот только дальше Моздока у них нет желания ехать. Тот же генерал Шаманов наверняка им бы помог так же, как он помогает мне. Но они не хотят.

Вообще меня возмущают эти "бабские комитеты". Они бьют себя в грудь и кричат: "Мы печемся о наших солдатиках!" А на деле — в лучшем случае, ничего не делают, а в худшем — мешают этому самому "солдатику" воевать...

— А как люди здесь — в Подольске, в Москве — относятся к просьбам о помощи?

— По-разному. Вот я поехала к директору хлебокомбината и рассказала ему, как плохо живут солдаты на фронте. А они ведь действительно очень плохо живут. Что им дают немного "сечки" с каплей тушенки — вот и вся еда. А они, между прочим, нас с вами защищают… Директор послушал меня и немедленно распорядился выдать мне десять мешков сушек. А вы знаете, что такое сушка для солдата?! И директор трикотажной фабрики тоже сразу откликнулся. И директора всех трех подольских мелкооптовых рынков… А вы ведь знаете, какая на таких рынках нездоровая криминальная обстановка. А директора эти выслушали меня внимательно, спросили о сыне (оказалось, что они о нем в газете читали). Тогда они купили горы всякой всячины — фонариков, футболок, перчаток, продуктов. И все передали мне для солдат.

А бывает и по-другому. Поехала я как-то на швейное производственное объединение "Орел". Работают там одни женщины. "Вот, — думаю, — где меня с распростертыми объятиями примут"... Вышла ко мне их главный инженер и говорит: "Мне ваших солдатиков, конечно, жалко, но и они там тоже такое вытворяют…" И что же они там вытворяют? Оказалось, что она по телевизору видела, как они тела боевиков сваливают с грузовиков, таскают по земле... И это говорит русская женщина, мать!.. Да нашему солдату чеченцы должны в ноги поклониться за то, что он вместо отдыха хоронит брошенные тела врагов… И какой молодец Шаманов! Он, чтобы прекратить все эти разговоры, сказал: "Да, это я приказал!" А ведь мог этого не говорить — командующий не обязан во всякие похоронные мелочи вникать... Отсюда всенародная любовь и уважение к этому генералу.

— Вы много раз встречались с генералом Шамановым?

— Много. В 96-м году десять месяцев изо дня в день — постоянно с ним встречалась. И в эту кампанию, когда приезжала туда с помощью, три раза к нему ездила. Я приезжаю в его группировку в Урус-Мартане и говорю: "Владимир Анатольевич, помогите мне попасть на самый трудный участок". На это обычно он говорит мне, что я сумасшедшая, отчаянная и пр., но в итоге всегда соглашается.

Трудно бывает с "вертушками". Потому что нужно сопровождение, сформированная колонна — по одному там никто не ездит. Шаманов во всем берет ответственность на себя. А ведь мог заставить меня разгрузиться в Урус-Мартане.

— Судя по всему, к Шаманову отношение в армии особое. Странно, что этого лучшего из генералов, воюющих в Чечне, постоянно то отстраняют от командования, то куда-то переводят…

— Не любят у нас людей, которых народ любит. Этого высокие начальники обычно не прощают. Единственная причина всей этой эпопеи с назначениями-отстранениями, я считаю, — зависть к его славе.

Я знаю и других генералов. Например, Макаров — неплохой генерал. Но Шаманов (очень важно это понять) для чеченцев не просто генерал Шаманов — это символ. Они его одновременно ненавидят и боятся. Заметьте: как только его отстраняют — сразу у наших большие потери, а чеченцы активизируются...

— А с чем связана любовь наших солдат к Шаманову, и страх и ненависть, которые он вызывает у чеченцев?

— Во-первых, он и в той войне, и в этой проявил себя как человек, который не покупается и не продается. Много значит и его заступничество за солдат. Помните, как он сказал: "Руки прочь от российского солдата, я не дам порочить святое имя русского солдата!". Я помню, как тысячи матерей облегченно вздохнули: наконец-то появился настоящий генерал!

— А что вы можете сказать о чеченцах? В первую войну, когда вы искали сына, вам пришлось довольно много с ними общаться?

— Воюют они неплохо, многие из них прошли уже две-три войны, они постоянно тренируются. Это у нас война кончилась в 96-м году. У них же в Бамуте, в Ножай-Юрте лагеря подготовки не прекращали действовать. Они все время готовились. И не только мужчины, но и женщины.

— Вам приходилось встречаться с полевыми командирами?

— Да, и много раз.

— Что они за люди?

— Что это за люди? Убийцы. Что за человек, например, Арби Бараев, 1972 года рождения, который детям вырывал волосы и отрезал пальцы? И когда нам говорят о мирных жителях — я удивляюсь. Моего сына Женю и трех его друзей держали в подвале жилого дома. Не в лесу, не в блиндаже! И в этом доме жили женщины и дети. И если мы говорим, что эти мирные жители ни при чем и ни в чем не виноваты, — что же они не пожалели наших ребят? Но ведь не пожалели, не выпустили! И спросите людей, которые освободились из плена: кто больше всего над ними издевается? Они ответят: "Мирные жители". Их женщина куска хлеба не даст. И поэтому я решила, что для чеченцев, даже если они "мирные жители", я помощь не повезу. Для меня существует только русский солдат.

— Существует мнение, что чеченские головорезы — очень набожные мусульмане. Так ли это?

— Ну что вы, какие же это "воины ислама"?! Аллах запрещает пить водку, красть, насиловать, а они, смотрите, что вытворяют!.. Эта война, даже в еще большей степени, чем та, не религиозная, а "денежная". У них безработица, — а боевикам платят по полторы тысячи долларов. Для них это просто работа, способ зарабатывать деньги. А если он еще заложника возьмет, продаст — еще больше денег будет. Никакой религиозности у них нет.

А Женю они замучили, заставляя отречься от Христа, не из религиозных, а из садистских побуждений. Их задача человека сломить и уничтожить, а потом посмеяться и выбросить. И все. Принимай Ислам, не принимай, — доверять тебе они не будут. На равных с ними не будешь никогда. Хотя некоторые наши мальчишки в плену надеялись на это. "Мы, мол, в Сибири бедно живем, а у них вон какие дома". Так это ведь у них. Примешь ислам, — будешь, в лучшем случае, хорошим рабом. Все равно ты для них недочеловек. Навсегда.

— Как вы считаете, а в Чечне вообще может быть наведен порядок?..

— Да. Я уверена в этом. Сила силу ломит.

— …Именно военными средствами?

— Да. Исключительно военными. Генерал Скобелев в прошлом веке, между прочим, несколько раз отдавал города своих противников-мусульман на разграбление. Не потому, что он был жестокий человек. Он просто понимал психологию дикаря-бандита. Можно убить всех его родственников — он это переживет. Но вот когда ты лишаешь его имущества, он признает себя побежденным.

В первой войне мы их побили — а потом сытно накормили. И сейчас мы их бьем, и они опять открыли рты и ждут, когда их будут кормить. Нельзя этого делать. Мы обязаны так поступить. Они должны почувствовать силу. И покориться ей... Ставропольский и Краснодарский край сколько намучались от них. В Ингушетии не осталось ни одного русского...

— Вы, приезжая в Чечню, посещаете исключительно армейские части. А что вы можете сказать о воюющих здесь омоновцах?

— Вот вам пример, а вы судите сами — омоновцы заняли здание, неделю в нем живут, а в подвале неделю живут боевики... Боюсь, что ОМОН и МВД без армии не справятся. Они и сейчас уже не справляются со своими функциями.

— Армия лучше?

— Да, намного. Вся армия держится на срочниках, на пацанах (контрактников мало). Может быть, потому, что им по двадцать лет, и они еще не успели зачерстветь душой, для них не являются пустым звуком слова: долг, верность присяге, ратный подвиг. Они понимают, что делают великое дело. Армия держится на них.

Ценить нам надо этих ребят. И сейчас, когда они сражаются, и потом, когда они вернутся домой (не надо забывать, что вернутся не все). Тот, кто получил пакет этих сушек, получил банку сгущенки и пачку сигарет, — будет помнить, что его не бросили в трудную минуту, кто-то о нем хоть позаботился, как мог. А тот, о ком не позаботились, вернется в эту жизнь, может быть, изуродованным и с неспокойной душой, увидит эту сегодняшнюю безмятежную сытость и скажет: "Что же это, зачем я пять месяцев гнил? Где вы были все это время?.."

Доброта никогда не бывает лишней. А солдат — это еще ребенок. Просто рано повзрослевший…

— Любовь Васильевна, в разговоре с вами мы не можем не вспомнить вашего сына Евгения — воина-мученика. Почитание его стало поистине всенародным, сейчас собираются материалы для канонизации, которая состоится на ближайшем Архиерейском соборе. Каким был ваш сын?

— В его жизни много значил крест: по крестику мы смогли найти его тело. И ведь какой тяжелый Крест был ему предназначен!..

Когда спрашивают: "Каким он был?" — я немного теряюсь. Не был он каким-то особенным, "писаным" красавцем. Не могу сказать, что он обладал какими-то незаурядными способностями или талантом. Он, конечно, писал мне замечательные теплые стихи, спортом занимался. Но так это многие делают…Однако мне кажется, что все-таки есть два главных слова, описывающих Женю. Во-первых, он был очень верный. Верен мне, верен присяге, верен Родине. Он был верным и надежным. Вот два его главных качества.

После его гибели два года мне настолько было тяжело, что я, честно вам скажу, роптала. "Ах, Женька, Женька, — думала, — что же ты натворил. Лучше бы согласился на все, лишь бы живым домой вернулся". Но потом я вдруг со всей ясностью поняла, что предать в тот момент означало для него — стать предателем навсегда… Конечно, мать всегда сына поймет. Но каково было бы ему с самим собой…

Однажды в Хорсиное, когда "вертушка", на которой мы летели, попала под обстрел, я подумала, что это конец. И надо же, я в этот момент была бы рада, если бы меня убили. Потому что это была бы прекрасная смерть!..

Но, видно, не судьба — вернулись...

Замер, установка, монтаж окна в деревянный дом 9 от Делини

Леонид Симонович СЕРБСКИЙ АНГЕЛ

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/339/53.html ].

Роман Багдасаров ИЗОГРАФ СОЛНЕЧНОЙ ИМПЕРИИ

В Дарвиновском музее Москвы завершился маленький вернисаж Михаила Михайловича Потапова… Москвичи смогли увидеть и несколько шедевров из знаменитой "Эхнатонианы" 96-летнего живописца. Как обычно, реакции СМИ почти не последовало. Произведения Потапова, построенные на доскональном знании археологических памятников Египта, равно как и сам облик старца, потомственного русского дворянина, откровенно перпендикулярны богемной тусовке. Интерес искусствоведов к творчеству патриарха российской живописи застрял на профаническом умилении чудаком, который словно с натуры пишет портреты фараонов Нового Царства. Но феномен Потапова, чьё сознание параллельно присутствует в современной России и Египте XVIII династии, — не просто забавный казус. "Я — осколок дореволюционной Российской Империи, которой завидовали и Европа, и Америка", — заявляет своё кредо Михаил Михайлович на страницах автобиографии "Египтянин" (Екатеринбург, 1998). Что-то неуловимо меняется в воздухе, когда слышишь надтреснутый, но по-прежнему сильный голос Мастера. В его соликамском музее-квартире с реальности спадает пелена, мешающая отличать вечное от преходящего. Событиям и лицам возвращается истинный масштаб, потому что рядом находится тот, кто продолжает считать себя подданным двух величайших по своей духовности царей — Аменхотепа IV (Эхнатона) и Николая II.

СТАРЕЙШИЙ ИКОНОПИСЕЦ

Египетскую тему Потапова трудно оценить без учёта того, что он, архидиакон Михаил, является к тому же старейшим православным иконописцем. С 1946 года он, не переставая, пишет христианские образа. В атеистической стране М.М.Потапову удалось создать монументальные росписи в Мукачеве (1953-56) и в Успенском храме Одесского мужского монастыря (2-я пол. 1970-х), оформить иконостас кафедрального собора Одессы (1954). Понимая, что копирование древнерусской плоскостности и кричащей красно-зелёной гаммы означает тупик, Потапов выработал уникальную художественную манеру. Он сплавил опыт византийской фрески XI-XII вв. (эпохи её расцвета) с приёмами русских академистов, В.М.Васнецова, гениального М.А.Врубеля. Зачерпнув из православной традиции лучшее, стиль Потапова не обязывает современного человека превращаться из молящегося в музейного экскурсанта. Он доступен всякому, входящему в церковь с чистым сердцем, а не только избранным приверженцам "древнего пошиба", в пылу модной нынче реставрации забывших, что назначение храма не возрождать минувшее искусство, а раскрывать таинства Веры перед душами живых людей.

Художник работал на огромных холстах, которые затем наклеивались на стены, придумал десятки орнаментов, руководил деятельностью нескольких бригад подмастерьев. Несмотря на очевидные ориентиры в православной традиции, храмовые работы М.М.Потапова трудно обвинить в рабском подражании предшествующим образцам. Лёгкие, нежные тональности, мягкость анатомического рельефа, глубоко продуманные композиции, где оригинальность замысла никогда не выпячивается в ущерб канону.

Более 30 лет посвятил Михаил Михайлович стезе изографа. Когда в 1980 г. Патриарх Александрийской Церкви Николай VI осмотрел стенопись Одесского монастыря, он воскликнул: "Впервые вижу в вашей стране нашу византийскую стенопись. Честь и хвала художнику!" Его Святейшество наградил архидиакона М.М.Потапова Орденом Св.Марка. А Русская Православная Церковь — скромной пенсией в 45 руб. Одной из последних работ Потапова на церковном поприще является редкий по изяществу иконостас храма Иоанна Предтечи (1988-89) под Соликамском.

МОНОТЕИЗМ ДО МОИСЕЯ

Видимо, не случайно первая выставка Потапова состоялась именно там, на Урале, в Соликамске. А через 3 года местный музей закупил часть работ художника, а самому ему была выделена квартира и он смог переехать туда из Закарпатья. Соликамск, Кама (основная река Пермского края), Кемь (древнее имя Египта) — в этих названиях один, общий корень. И нельзя не увидеть перст Божий в том, что всю жизнь прославлявший Эхнатона, "солнечного Мессию Египта", живописец наконец осел в городе, где два слова, "Солнце" и "Кемь", сливаются воедино.

— Но что общего между Египтом, чей фараон в богослужении выступает как гонитель народа Божия, и православной иконописью? — поинтересуется дотошный читатель. Действительно, в христианском предании понятие "Египет" часто олицетворяет тяготы греховного рабства. Из этого рабства, победив черномагических жрецов, вывел свой народ пророк Единого Бога Моисей. Однако есть и другой Египет — Египет праведного Иосифа и Христа, где Иисус скрывался от ищеек Ирода и оживлял глиняных птиц; Египет отцов-пустынников и александрийской школы богословия; наконец — Египет фараона Аменхотепа IV Эхнатона (1364-47 до н.э.), величайшего религиозного революционера, спор о котором не утихает до сего дня.

"…Моя душа жила тогда в Египте", — просто говорит Михаил Михайлович. Вернее — продолжает жить до сих пор… Сведя запутанную структуру божеств к единственному культу Атона, почитавшегося в образе многорукого Солнца, Эхнатон предвосхитил грядущую эру Монотеизма, когда религиозное чувство перестало расползаться по горизонтали, чтобы окончательно сосредоточиться на прорыве в область Трансцендентного. "О, сколь многочисленно творимое Тобою/И скрытое от мира людей,/Бог единственный! Нет другого, кроме Тебя!/Ты был один — и сотворил землю по желанию сердца своего…" Исполнив положенный им на музыку Большой гимн Атону, диакон Михаил шёл на службу в храм, где пел положенный тропарь празднику, и это было для него совершенно органичным. Ведь ежедневно на вечернем богослужении Православная Церковь провожает Солнце гимном "Свете Тихий" в честь Подателя Жизни. Солнечный культ, учреждённый Эхнатоном, был не бoльшим язычеством, чем строки Псалтири, где сказано, что "Господь Бог есть Солнце" (Пс 83:12). Эхнатон понимал, что солнечный диск — всего лишь та внешняя форма, в которой Атон предпочитает являть себя людям. На самом деле, Бог есть нечто большее — это жизненная сила как таковая, энергия, необходимая для развития всего существующего. Атон лишь пользуется Солнцем, чтобы проявить себя с максимальной эффективностью.

Как и император Константин, Эхнатон оставался полновластным самодержцем, сочетая духовное и царское служение. Даже горячий противник имперской государственности, Даниил Андреев, не скрывал восхищения перед гением этого владыки: "Провиденциальные силы сделали первый в мировой истории шаг к озарению народных сознаний реальностью Единого Бога. Если бы реформа Эхнатона удалась, встретив достойных преемников и продолжателей, миссия Христа была бы осуществлена на несколько веков раньше, и не на Иордане, а в долине Нила".

Если сравнить "Большой гимн Атону" со 103-м псалмом, станет очевидным, откуда взялись не только многие библейские идеи, но и конкретные эпитеты и выражения. А если вспомнить, что Исход монотеистов-израильтян из Египта произошёл в промежутке 1290-20 гг. до н.э., когда Рамессиды постарались затереть последние следы влияния фараона-еретика, то поменяется привычная концепция священной истории, где Израиль объявлен якобы единственным народом, чтившим Истинного Бога. На самом деле, подобный взгляд устарел ещё во времена Византии, когда Церковь вместе с еврейскими пророками воздала должное провозвестникам Святой Троицы и Христа среди остальных народов, принятых в Новый Завет. На Руси особо почитали лик философов и сивилл-прорицательниц, их изображали на фресках и иконах. В Соликамском музее, где развёрнута постоянная экспозиция Потапова, можно увидеть иконы Дельфийский и Волошской сивилл, написанные в сер. XIX в. Если бы не революция, по кусочкам разметавшая причудливое здание Православной Империи, кто знает, не появились ли бы в храмах очередные иконы "внешних" мудрецов, а среди них Аменхотеп IV и его супруга Нефертити, ставшие известными лишь на рубеже столетий?

…Потапов "заболел" Эхнатоном в 1915 году, когда, будучи учеником Черкасской гимназии, прочитал о нём в двухтомнике Брэстеда. Личность и идеи фараона-мыслителя потрясли до глубины души. С 10 лет Миша погрузился в изучение трудов египтологов как на русском, так на французском, английском и немецком языках. М.М.Потапов вспоминает: "Я попросил маму, чтобы мне сшили подобие древнеегипетского костюма из прозрачной кисеи, в котором я выбегал на обрыв Днепра, чтобы встретить восходящее солнце… Когда солнце показывалось над Полтавским берегом протекавшего вниз Днепра, я протягивал к нему свои ручонки и пел Гимн Солнцу фараона Эхнатона, текст которого взял у Брэстеда, а мелодию придумал сам".

Детство кончилось. Старшие братья связали судьбу с Белым движением, весь 1920 г. семья провела в Крыму. После эвакуации армии Врангеля настала новая эпоха: с мечтой стать египтологом пришлось распроститься. Для дворян (а покойный отец Потапова к тому же был генералом) двери ВУЗ'ов были наглухо закрыты.

Но несмотря ни на что, Потапов продолжал изучать "Кемь" и начал систематически заниматься с лучшим в Севастополе художником Ю.И.Шпажинским. Летом 1928 г. перед душой Михаила Михайловича как бы распахнулись врата времён. "Однажды я вышел в сад нашего севастопольского дома и задумался о судьбе моего любимого фараона, — вспоминает Потапов. — И вдруг как будто всё затуманилось вокруг, и перед моим взором стали возникать, как на экране кинематографа, картины. Я видел спальню умирающего Аменхотепа III, его жену Тейю в кресле рядом с ним… И мне только оставалось зафиксировать это на бумаге. Так я начал писать книгу ''Солнечный мессия Древнего Египта'' и в 30-х закончил первую часть задуманной трилогии".

На следующий год Потапов приезжает в Ленинград, где его акварели в древнеегипетском стиле увидел любимец Сталина, академик Н.Я.Марр. Изумившись, тот направил молодого человека к крупнейшему тогда египтологу В.В.Струве. "Только древнеегипетские мастера могли создать подобное. Вы — воскресший из мёртвых древнеегипетский художник", — заявил потрясённый учёный и зачислил Михаила в Эрмитаж стажёром. Но над Потаповым довлел злой рок. Призыв в армию и болезнь лёгких помешали ему остаться в Ленинграде.

Затем последовал арест. "Что это у вас всё Египет и Египет? Не собирались уж вы туда бежать?" — спросили при обыске. "Бежать не собирался, но побывать там — моя мечта", — честно ответил Михаил. "Мы вас берём часа на два на Лубянку". "Два часа" растянулись на 5 лет. "Нам известно, что вы говорили, будто Советская власть — власть Антихриста. Что вы на это скажете? — Меня удивляет ваш вопрос. Коль вы боретесь со Христом, так кто же вы? Антихристиане". Однако даже следователи, допрашивавшие Потапова, понимали, что перед ними неординарная личность. Его ни разу не пытали, не били, хотя из своих мнимых "сообщников по подполью" он никого не выдал. Талант спас Михаила Михайловича и в лагере. Последние годы он фактически работал главным художником в театре Беломоро-Балтийского комбината.

После возвращения в Крым грянула война. При немцах стали открывать церкви. Увидев написанный Потаповым иконостас, комендант предложил ему дать рекомендацию в берлинскую Академию художеств, где его друг состоял профессором. Михаил Михайлович отказался — на его руках оставались старушка-мать и больной брат. Когда война закончилась, Потапов по совету архиепископа Нестора принял священный сан и осуществил в храмовой живописи свои бессмертные шедевры. Всё время напряжённо трудясь, М.М.Потапов, тем не менее, выкраивал силы и для постоянного обращения к образу "христианина до Христа", как называл Эхнатона Д.Г.Брэстед.

Эхнатон выступил новатором не только в религии, но и в искусстве. Он привнёс в египетский стиль интимность, которая ранее там отсутствовала. Фараон считался фигурой, соединяющей божественный и человеческий планы бытия, поэтому, по мысли Эхнатона, его образ должен был сопрягаться с личной жизнью каждого из подданых. Впервые семья царя была показана в приватной обстановке: на прогулке, за столом, в покоях. Скульптурные же портреты фараона подчёркивают драматизм и динамику его внутреннего состояния.

Картины Потапова с изображением семьи и родителей Эхнатона, его предков и наследников отличаются от памятников древности и по манере исполнения, и по настроению. Это не просто реконструкция, а религиозная ретроспектива, вскрывающая вечностный паттерн Истории. Потапов видит Эхнатона и Нефертити из нашего времени, глазами христианина, когда ушло всё наносное, а на первый план выступил их главный подвиг — совместное служение Истине, Красоте и Справедливости.

ДВЕ ЦАРСКИХ ЧЕТЫ

Совместное служение… Это не описка. Прекрасная Нефертити была не просто супругой, но — соправительницей и, как теперь понимают учёные, вдохновительницей многих деяний мужа. Сохранились гигантские статуи, где Эхнатон и Нефертити изображены как единое существо — андрогин — лишённое признаков пола, но несущее черты портретного сходства с царской четой. В Карнаке была выстроена аллея, по одной стороне которой стояли сфинксы с лицом Эхнатона, а по другой — Нефертити. Царь и царица дополняли друг друга и лишь совместно могли распоряжаться священной властью, которой наделил их Атон. Не отсюда ли произошёл идеал христианского брака, когда жена и муж представляют единое душевно-телесное целое?

Открытие поразительного по красоте портрета Нефертити в эль-Амарне произошло летом 1914 года. В тот момент Евразию захлестнула чудовищная война, трагедию которой всё отчётливей с течением лет выражает другая царственная пара — император Николай II и его супруга Александра Феодоровна. Разрушенное силами Зла континентальное единство России и Германии наперекор всему отпечаталось в искупительном мученичестве последнего русского Царя и его немецкой супруги. В судьбе Николая и Александры столь многое перекликается с Нефертити и Эхнатоном, что поневоле изумляешься, почему никто до сих пор не провёл этой параллели?

Так же, как красавица Александра Феодоровна (принцесса Гессен-Дармштадтская), Нефертити (её имя переводится как "Прекрасная пришла") была чужеземкой из потенциально враждебной для Египта страны Митанни. Её замужество за наследником должно было скрепить мир. Но была тут и скрытая от официальных анналов подоплёка: судя по всему, инициаторами необычного брака выступили сами будущие супруги — они с самого начала искренне полюбили друг друга. "Их любовь была неотделима от культа божественного Солнца и от знания о природе его сияния", — пишет Кристиан Жак. Влюблённым цесаревичу Николаю и принцессе Алисе также пришлось преодолеть немало преград, прежде чем их желание соединиться осуществилось.

Так же, как Нефертити и Эхнатон, Николай и Александра стали идеальной парой. В их лице российская монархия достигла вершины, ибо логика её развития определялась не экономическим или культурным процветанием (которое, кстати, наступило в последнее царствование), но — степенью соответствия предначертанному Архетипу — союзу между Мужским и Женским началом, когда-то разрушенным, но восстановленным искупительной жертвой Христа.

Вершина, достигнутая "солнечной четой" Египта, могла послужить не только началом новой исторической, но, похоже, и антропологической эры. Большую загадку до сих пор таит невиданная долихоцефалия дочерей Эхнатона. В творчестве М.М.Потапова им уделено особое внимание. Тут и стилизованное панно "Фараон Эхнатон в кругу семьи", и поражающие целомудренной чистотой портреты царевен Меритатон и Анхсенпаатон. В советских школах удлинённые черепа потомков Нефертити объясняли искусственным "растягиванием" черепа. Вряд ли нужно опровергать эту выдумку, но странные головы принцесс не объяснишь и как намеренное преувеличение. Возможно, сверхчеловеческая пара действительно взобралась на следующую ступень эволюции. Но зависть Homo sapiens'ов помешали ростку окрепнуть. Неестественно короткая жизнь египетских принцесс невольно напоминает о зверской расправе над царскими детьми в подвале дома Ипатьева…

Неожиданная параллель: Николай и Александра также были в значительной мере религиозными реформаторами. За период их правления было канонизировано больше святых, чем за всё предыдущее время, начиная с Петра I. Приходилось бороться и со жрецами: наиболее чтимый ныне русский святой, Серафим Саровский, был прославлен вопреки желанию большинства епископата, благодаря лишь непреклонной воле императора. Синодальное духовенство настолько замкнулось в кастовой скорлупе, что живая харизма подвижничества пугала их больше, чем растущее безбожие в народе — ведь даже Иоанна Кронштадтского обзывали чуть ли не сектантом! Правление Николая и Александры, глубоко воспринявшей Православие, максимально раскрепостило духовный потенциал России. Прекратились гонения на староверов, обновилась жизнь приходов, мощный импульс получила монастырская жизнь и церковное искусство. Ведь и М.М.Потапов — законный наследник церковных живописцев именно начала века. Как пишет Алексей Широпаев в поэме "Радение": "Лик новой, грядущей России заморски, египетски обозначился в колдовской майолике. По-новому мы увидели родные зрачки и губы, и родное имя раздалось для нас новым звуком.., прогремевшим о хранителе наших гор и кладов, нашей силы — силы петь". В правление последней четы Романовых в христианской традиции готовился величайший синтез: личная свобода должна была соединиться с преданностью православному Государю, любовь к Отечеству — со всемирной отзывчивостью, присущей русскому человеку. Россия готовилась возглавить народы Евразии в возведении континетальной мега-Империи. Иоанн Кронштадтский и Рерихи, Николай Фёдоров и Оптинские старцы, Распутин и Лев Толстой, Скрябин и Флоренский, — все эти, кажущиеся сегодня полярными фигуры совмещались в сложной устремлённости к грядущему… но только при одном условии. Не умаляя предназначения каждого, их могло вместить только два, бьющихся в одном ритме, сердца. Сердца венценосной Четы.

Но Россия, как новый Иерусалим, не узнала "времени посещения" своего (Лк 19:44). И наш дом разорён теперь, как некогда Ахетатон — столица новой космической эры, выстроенная Эхнатоном и Нефертити.

…Когда я недавно посетил у Михаила Михайловича, тот попросил своего ученика С.И.Лапина показать мне последнюю штудию. Это был только что начатый повтор с серовского портрета Государя.

"Я — осколок Империи", — часто повторяет Потапов. Эта формулировка скрывает гораздо большее, нежели обычную ностальгию. Её как-то совсем не заметно у жизнерадостного, даже на склоне лет, живописца. Творчество М.М.Потапова, его полная таинственного обаяния личность — та линза, в которой сходятся лучи Незримого Солнца, чтобы вновь и вновь зажигать в разбитых сердцах Любовь.

Компания «АСТА групп»: бассейн надувной купить для детей 10 по ценам, ниже сложившихся.

Елена Антонова ВЕЧНЫЙ КРУГ (Россия помнит Ивана Шмелева)

27 мая Москва встретила прах Шмелева, после чего состоялась лития в храме Христа Спасителя. А уже 30 мая прошло торжественное захоронение праха писателя в Донском монастыре. Так завершится круг жизни и смерти истинно русского человека. Тот круг, который писатель с такой любовью, с такими подробностями навсегда утраченного быта показал через ощущения маленького мальчика в своей книге "Лето Господне. Праздники. Радости. Скорби". Перечитайте ее еще раз, насладитесь ее "мудрым и простым, живым и упоительным" словом, ведь никакие самые прочувствованные мероприятия, никакая самая умная и художественная критика никогда не заменят самого искусства.

"Хочу густого духа/Сосны, берез и елей./Хочу, чтоб пели глухо/Взывания метелей./Узнай все страны в мире,/Измерь пути морские,/Но нет вольней и шире,/Но нет нежней России". Этот экспромт Константин Дмитриевич Бальмонт, многолюбивый и многоязычный наш поэт, неожиданно для себя самого прокричал, "как одержимый", покидая как-то раз гостеприимный дом Ивана Сергеевича Шмелева. Поэтическая чуткость позволила Бальмонту выявить главное свойство Шмелева: "Столь Русский и только Русский, что, как писатель и как человек, он может быть в этом сближаем разве что с Сергеем Тимофеевичем Аксаковым, — та же крепость, напевная чара и первородность языка и та же способность остро видеть и четко чувствовать лишь Русское в природе ли, в душе ли человека". Такое почвенническое, национальное мировосприятие, часто называемое модным нынче словом "фундаментализм" (хотя тем самым мы как бы принимаем не свойственные нам правила игры), действительно было для Ивана Сергеевича Шмелева, как и для его друга и критика, одного из самых ярких философов XX века — Ивана Александровича Ильина, основой жизни и творчества.

Все книги Шмелева, от самых крупных и значительных, таких, как "Солнце мертвых" и "Лето Господне", до повестей и рассказов — это, по меткому определению Ильина, "исповедь раненого сердца" писателя, который всегда находился вне всяких литературных "течений", "направлений" и "школ". "В произведениях Шмелева дело идет не более и не менее, как о человеческой судьбе, о жизни и смерти, о последних основах и тайнах земного бытия, о священных предметах, и, притом не о судьбе других людей или описываемых персонажей, а о собственной судьбе самого читателя". Подобная высокая оценка творчества Ивана Шмелева таким неординарным человеком, как Иван Ильин, заставляет и нас с особым пиететом и вниманием вглядываться в этого удивительного писателя, о котором мы еще лет десять тому назад почти ничего не знали. Коренной москвич, с рождения живший в нетипичном для людей умственного труда районе Замоскворечья, который знал и любил Россию, Москву, простой народ, как немногие, а умер, так и не предав своей любви, после долгих лет эмиграции в Париже, который с роковой неизбежностью терял все самое близкое и дорогое для себя: Родину, единственного сына, жену, но не озлобился, выстоял и сумел найти путь, "ведущий человека из тьмы, — через муку и скорбь к просветлению". В 1923 году, уже зная о гибели сына в Крыму, он вкладывает в уста одного из персонажей "Солнца мертвых" такие слова: "Ничего мне не страшно, земля родная, народ русский. Есть и разбойники, а народ ничего, хороший. Ежели ему понравишься — с нашим народом не пропадешь!" Или вот еще чистые и емкие строки из той же книги, говорящие в первую очередь о самом авторе, которые без купюр могут быть применимы и к сегодняшнему нашему времени: "Праведники… Их немного. Их совсем мало. Они не поклонились соблазну, не тронули чужой нитки — и бьются в петле. Животворящий дух в них, и не поддаются они всесокрушающему камню. Гибнет дух? Нет — жив."

Невольно приходит на ум сравнение Ивана Сергеевича Шмелева с другим большим русским писателем — Иваном Алексеевичем Буниным, также прожившим почти треть жизни в эмиграции. Баловень судьбы в России, Бунин и в своей жизни на чужбине претерпел значительно меньше потерь, чем многие писатели-эмигранты, не говоря уж о Шмелеве. И тем не менее, именно его перу принадлежит одна из наиболее ненавистнических книг не только о революционной России, но и о русском народе — "Окаянные дни". Аристократ Бунин не смог простить не только большевикам, но и своему народу того, что оказался вне России, что его жизнь стала менее комфортной, чем прежде. Такая позиция Бунина сыграла немалую роль и при решении присуждения ему Нобелевской премии по литературе, кандидатами на которую были также Шмелев и Мережковский. Вне всякого сомнения, Бунин, этот непревзойденный стилист и изобразитель тончайших оттенков живой жизни, заслужил высокую награду. Но и Шмелев, один из наиболее глубоких писателей и в то же время самый читаемый автор эмиграции, также мог с полным основанием претендовать на нее.

Известно, что какую-то часть премиальных денег Бунин выделил своим нуждающимся коллегам. Лишь Шмелев, чуть ли не единственный из близко знакомых Бунину писателей, не получил от него ничего. Этот на первый взгляд парадоксальный факт имеет свое объяснение. Кроется оно в происхождении Шмелева и в его отношении к России. Выходец из крестьян, хотя и не одно поколение живших в Москве, имеющих свой подряд и весьма состоятельных, но так и не потерявших живой, кровной связи с народом, Шмелев и в Москве был отъединен от таких писателей, как Бунин. Он "в Замоскворечье своем сидел прочно, а мы, "тогдашние" от литературы, гнездились больше вокруг Арбатов и Пречистенок. Тоже Москва, — вспоминал Борис Константинович Зайцев, — но другой оттенок". Именно этот оттенок и мешал Бунину признать Шмелева своим. "Он (Шмелев) из породы Горького, Андреева, а не Яна (Бунина), даже не Куприна. Ему хочется поучать, воспитывать, поэтому сам он слушать не умеет…" — этой записи из дневника В.Н.Муромцевой-Буниной комментариев не требуется. Потому и сопереживал Шмелев вместе с народом все происходящее в России, потому и мечтал о встрече с ней, если и не при жизни, то хотя бы после смерти. Для Бунина же, в его ожесточенной неприязни к новой России, мысль о подобном казалась кощунством.

Сегодня мечты Ивана Сергеевича Шмелева близки к осуществлению. В России он — один из самых издаваемых русских писателей. Его архив, содержащий рукописи, дневники, письма известных деятелей культуры Русского зарубежья и Запада, недавно возвращен на Родину. Российскому фонду культуры удалось заслужить доверие живущего во Франции наследника Шмелева — Ива Жантийома-Кутырина, внучатого племянника Шмелевых, заменившего им убиенного сына, который и передал Фонду собрание Шмелева. Ив Жантийом-Кутырин, получивший после крещения в Православной церкви имя Ивистион, был воспитан своим крестным отцом — Иваном Сергеевичем Шмелевым в любви к России и русской культуре, в естественной для русского человека традиции нестяжания. Оттого он никогда не требует гонораров от российских издателей за издаваемые произведения Шмелева. Оттого не прельстился на множество предложений от западных исследовательских центров передать им архив писателя, предпочтя вернуть его России. Наконец, исполняется и последняя воля И.С.Шмелева: его прах с кладбища Сент-Женевьев де Буа будет перевезен в Россию и перезахоронен на кладбище московского Донского монастыря рядом с могилой горячо любимого им отца.

Это предложение заинтересует вас: дерматит приложение 11 «Северо-западный окружной медицинский центр Росздрава».

А.Зубарев, президент ассоциации филиалов российских вузов г.Павлодара БРОШЕНЫ И ЗАБЫТЫ (Нужна ли русским автономия в Казахстане?)

Расправа над "русскими террористами" под видом суда, происходящая в Усть-Каменогорске (см."Завтра" №20, 2000 г.), привлекла внимание к вопросу о ПРАВЕ РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ НА АВТОНОМИЮ в составе новообразованных государств СНГ.

Предлагаемая статья президента ассоциации российских вузов г.Павлодара А.Зубарева примечательна следующим. Автор проживает на территории назарбаевского владения, где одно лишь упоминание о праве русских на любой вид автономии влечет прокурорские санкции. Он занимает солидную должность и может мгновенно ее лишиться в результате упомянутых санкций. Статья А.Зубарева впервые увидела свет в Павлодаре, в местной газете "Иртыш-Times" в апреле сего года в разгар судилища над "пугачевцами". Степень социального риска публикаторов вполне сопоставима со степенью риска автора.

Русскому читателю, привыкшему к истеричным и развязным проявлениям татарского, башкирского, якутского и иных видов этносепаратизма, безнаказанно тиражируемым на русском языке российскими СМИ, невозможно представить: публикация подобной статьи в Казахстане равнозначна гражданскому подвигу. Следовательно, решение вопроса перешло в плоскость инстинкта самосохранения русского народа. Автономия в местах компактного проживания все большему количеству русских казахстанцев видится как единственное средство защиты от средневекового этнотрайбалистского мракобесия.

Иногда кажется, что "мировая общественность" давно завела некий реестр народов, исключенных из права на самоопределение. Это русские, сербы, курды, уйгуры. В то же самое время та же самая "мировая общественность" проявляет трогательную заботу о праве чеченцев и косовских албанцев "самоопределяться" путем массовых убийств и этнических чисток.

Василий ЕРТАУЛОВ

Статья А.Зубарева перепечатывается газетой “Завтра” с сокращениями

Развал СССР для Казахстана предстал в качестве неожиданного сюрприза в виде государственного суверенитета и подарка в виде собственности на территории КазССР, созданной трудом народов бывшего Союза. Характерной особенностью этой бывшей советской республики является территория, по площади равная 5 Франциям, богатая природными минеральными ресурсами и населением свыше 17 млн. человек, основу которого составляли две национальности: русские и казахи.

Заявив о своем государственном суверенитете, Казахстан принял новую идеологическую доктрину, в основе которой положены принципы "национальной идентичности и национальной территории". Уже в преамбуле новой Конституции РК это нашло свое отражение, когда "народ Казахстана, объединенный общей исторической судьбой", созидает свою "государственность на исконной казахской земле". Переход к национально-политическому, то есть консолидации общества по национальному (читай — этническому) признаку, приемлемо для мононациональных государств, но никак не для многонационального Казахстана, где соотношение между казахским и неказахским населением было 50/50.

Один из непреложных законов в области общественных наук, касающихся межэтнических отношений, утверждает, что разногласия на этнической почве между различными группами невозможно уничтожить ни репрессиями, ни ассимиляцией, но их можно регулировать, сохраняя при этом их этническую самобытность. В Казахстане ни один из известных демократических способов политического управления межэтническими проблемами (федерализм, культурно-национальные автономии, пропорциональное представительство во властных структурах, права меньшинств и т.п.) не применяется. Конституция РК определяет главную цель — построение светского правового демократического общества, а принцип государственного устройства принят унитарный, без учета интересов других национальностей.

Правящая казахская политическая элита предлагает обеспечить целостность многонационального государства через национальную (этническую) идентификацию всех граждан, населяющих республику. А так как Казахстан является государством унитарым, то идентификацию производить на основе "самоопределившейся казахской нации". Но у двух этносов, русского и казахского, различные приоритеты в системе ценностей. У русского этноса — социальный, у казахского — национальный (этнический, то есть по происхождению). Два противоположных образа жизни (оседлый и кочевой) сформировали в русском и казахском этносах различные представления об экономических отношениях в обществе и различные стереотипы поведения. У казахского этноса в значительно большей степени проявляются родовые отношения, что делает их в сфере экономики трайбалистскими, а это противоречит рыночным отношениям. Еще евразийцы отмечали, что частная собственность закрепляет оседлость человека, воспитывает правосознание, приучая различать "твое" и "мое", укрепляя при этом семью и государство. Оседлость подразумевает за этносом наличие постоянно закрепленной территории, а это и есть атрибут государственности, что исключается при кочевом образе жизни. Кстати, для русских приоритетом является право труда, а не собственности.

В управлении унитарный тип государства не требует наличия двухпалатного парламента, так как регионы не обладают экономической самостоятельностью (автономией) в пределах конституционного поля. Главы административно-территориальных образований назначаются президентом и подотчетны только ему, а не населению. Тем не менее казахстанский парламент — двухпалатный. В верхнюю палату казахстанского парламента избирается по 2 депутата от области и еще 8 сенаторов назначаются президентом. Избирание сенаторов косвенное. Голосование проходит на общем областном собрании депутатов местных маслихатов-собраний всех уровней (районных, городских, областных). При этом даже в областях с преобладающим русским населением местные органы власти сформированы так, что казахские избиратели имеют больше своих депутатов, чем русских, то есть нарушен основной принцип демократии — принцип представительства. Например, на город Павлодар с трехтысячным населением, где преобладает русскоязычное население, приходится 30 депутатов (1 депутат от 10000 избирателей), а на сельскохозяйственный Лебяжинский район с семнадцатитысячным населением, где преобладает казахское — 23 (один депутат от 740 избирателей). Потому в сенат на парламентских выборах 1999 года были избраны представители только титульной казахской нации. Таким образом, прохождение законов через сенат неадекватно отражает интересы населения и, как следствие, ущемляет права русских в Казахстане. Ограничения, связанные со знанием казахского языка, узаконенная невозможность участвовать в выборах для тех, кто в течение года подвергался судебному наказанию, даже в административном порядке, и т.п., практически исключают для русских не только занять пост президента РК, но даже баллотироваться кандидатом на этот пост.

Вот почему, по данным Центра Карнеги, процент русских с твердым решением уехать из Казахстана в 1997 г. увеличился по сравнению с 1994 г. в 2 раза. Оправдание эмиграции русских из Казахстана из желания уехать на свою "историческую родину" не выдерживает никакой критики. Где "историческая родина" проживающих в Павлодаре потомков 38 казаков-первопроходцев, заложивших в 1720 году форпост "Коряковский"? Что считать своей "исторической родиной" 2,5 тысячам этнических казахов, переехавших в 1999 году в Омскую область и получивших статус вынужденных переселенцев РФ? Хотелось бы ответить на это сегодняшним горе-государствоустроителям словами известного русского евразийца И.А.Ильина: "Никогда и нигде племенное деление народов не совпадало с государственным". Почему единый корейский этнос, имея различные политические системы на Севере и Юге некогда единой страны, по-разному живет: одна часть свободна и процветает, другая — несвободна и в нищете? Почему японский этнос, проживая на своих островах, где практически отсутствуют природные и минеральные ресурсы, добился процветания? И почему Казахстан, имея богатую природными ресурсами землю, теряет самый ценный ресурс — людей? За период суверенизации Казахстан покинуло уже около 3 млн. человек, и эмиграция не ослабевает! Ведь доля труда в валовом внутреннем продукте развитых стран с рыночной экономикой составляет около 70%, и только 30% — капитала. Причем около 90% промышленного производственного труда в республике составляли русские, ибо природа создала русский народ как одну из самых инженерных национальностей. Например, в 1914 году США обратились к России с просьбой предоставить на два года 2000 инженеров для создания тяжелой военной промышленности, и эта просьба была удовлетворена.

Для континентального Казахстана с его огромной территорией, равной пяти Франциям (в которой проживает около 60 млн. человек) и населением чуть более 14 млн., дальнейший рост миграции ставит под сомнение существование его как суверенного государства. Неуклюжие попытки сегодняшней власти разрешить демографическую проблему Казахстана путем иммиграции этнических казахов из Монголии были обречены на неудачу изначально. Монгольские казахи существенно отличаются от местных своим отношением к труду, к культурным и нравственным ценностям, уровнем образования, то есть у них другой стереотип мышления и поведения. Но все это является лишь подтверждением проводимой сегодня идеологической доктрины, основанной на этническом принципе.

Отсутствие объединительной идеологии для полиэтнического общества, высокая концентрация политической и экономической власти в руках президента РК приводит к монополии на власть. Основоположники западной либеральной мысли исходили из концепции ограниченной власти. Ограничения власти пытаются добиться на основе принципа разделения властей. Федерализм также позволяет осуществлять ограниченный контроль над деятельностью центральной власти и по своей природе препятствует концентрации власти, то есть монополии на власть. В многонациональном Казахстане чрезмерная концентрация власти — это невозможность достижения устойчивых форм демократии и, как следствие, невозможность построения рыночной экономики. Авторитаризм не имеет глубокой социальной основы, а унитаризм — этнической в многонациональном обществе. Даже в коммунальной квартире соседи вынуждены учитывать интересы друг друга, оставаясь при этом самостоятельными, то есть обладая определенной автономией. В противном случае — это конфликт в острой или мягкой форме. В Казахстане он происходит в мягкой форме, путем миграции русских из республики. Унитарные системы не предусматривают межэтнического регулирования, а федеральные — предусматривают.

Тем более, что привнесенные правящей казахской политической элитой на государственный уровень управления национальные традиции в виде жузовых, родовых, а теперь уже и семейных отношений — способствуют созданию трайбалистской экономики, что исключает применение рыночных механизмов.

Распределение национального дохода в республике сопровождается не только социальным неравенством, но и национальным. Сегодня в Казахстане распределение превалирует над производством. К сожалению, в Казахстане в сфере государственного управления все в большей степени происходит деление функций по национальному признаку, а это противоречит и принципам демократии, и рыночным отношениям в экономике. Поэтому трудно согласиться со словами сегодняшнего лидера Казахстана, что с "казахским умом и русским трудолюбием" можно добиться экономического процветания в республике.

Русский этнос, как и казахский, имеет право на свою самобытность, свой взгляд на историю, выражать и отстаивать свои национальные интересы. Федерализм — это не только ограничение центральной власти, но и элемент демократии, и русские вправе выражать свои интересы через свою национально-культурную автономию. Только обладая автономией, можно говорить о своей самобытности. Автономия экономической единицы — необходимое условие рыночной экономики. Национальная автономия — необходимое условие существования демократического многонационального государства. Суверенитет в правовом демократическом государстве принадлежит не президенту или иному должностному лицу, а гражданам, их этническим группам, которые делегируют часть своих полномочий этим лицам для обеспечения и сохранения своего суверенитета (свободы). Поэтому только в условиях свободы русским можно надеяться на возрождение утраченного национального самосознания. Если в Оренбургской области в июне этого года на курултае (общем сходе) РФ этнические казахи ставят вопрос о национально-культурной автономии, то русские имеют такое же право поставить аналогичный вопрос о русской автономии в Казахстане.

Для Вас: лучший отдых на мальдивах 12 от компании "Линия".

Александр Лысков ПОЛУСТАНКИ

1.ГЕРОЙ ВЫЖИВАНИЯ

Мой друг уехал из Москвы в Углич чисто по-русски. В одном пальто, в одной шапке — даже без обязательного в таких случаях чемоданчика. Сбежал не столько от супруги и ее сверхделовой, торговой семьи, сколько от себя.

Как чаще всего водится в таких случаях у нас на Руси, поступил учителем в сельскую школу. Получил комнату окнами в палисадник с кустом сирени. Далее — вид на речку. На луга. На лес.

Сентябрь, октябрь прожил на одном дыхании. Звонил мне по телефону возбужденный новизной жизни: "Я будто заново родился!".

От шока он стал отходить лишь зимой, в самые тягостные дни глухой провинции. Застонал. Стала скручивать понемногу смертная тоска. И скоро он оказался перед выбором: или опять пускаться в бега к какому-нибудь новому пристанищу, или сойтись с такими же, как он, "свободными" интеллигентами мужского и женского пола. Начать пить, в карты играть, на рыбалку ездить по Волге. Потом "поджениться". Или стать современным Передоновым. Или пуститься в бега до тех пор, пока не отрясется интеллигентный облик, не обносится. Пока не убьют где-нибудь или сам кого-нибудь не убьет.

В общем такой был расклад, что он должен был пройти по кругам ада русской заблудшей души, согласно своему характеру блюдя какую-то свою несказанную святую правду, не уступая ее нигде ни капли. Или вы меня любите всего и навсегда, и в пьяни, и в рвани. Или идите вы все подальше. Бог-то меня все равно любит. Даже если я кого из вас и погублю, как Родион Раскольников. Но не унижусь до компромисса. Старуху зарублю. А руки за подаянием на паперти не протяну...

Фонограмма к данному куску текста такая звучит: "Бродяга Байкал переехал". И еще: "И за борт ее бросает". И тому подобное.

Или отдаться стихии и за ради кратких мигов ощущения абсолютной свободы поплатиться жизнью. Либо в качестве залетного районного интеллигента потихоньку сходить с ума.

Мой друг восстал. Посягнул на третий путь. Вышел из мужского товарищества. Порвал отношения с женщинами. В школе стал появляться только для того, чтобы "преподавать". Хотя и это был компромисс, но такой, без которого он бы не смог осуществить свой бескомпромиссный план то ли выживания, то ли жизни, что, может быть, для русской провинции одно и то же.

Как это ни смешно, но первым делом, решив строить жизнь по— своему, он завел... кур.

Не путайте с фермерством или натуральным хозяйством. Он завел кур для какого-то одному ему известного научного эксперимента. В районной библиотеке случайно натолкнулся на фолиант по птицеводству, съездил в Ярославль и купил выводок породистых цыплят.

Сорокалетний, умный, сильный, в последнее время непьющий москвич, конечно, глупо смотрелся стоящим на корточках в теплом углу за печью перед загородкой из старой рыболовной сети и подчищающим тряпочкой помет на полу.

Он с губ цыплят выкармливал и выпаивал. Больше половины выжили.

Летом он уже под кустом сирени соорудил загон из металлической сетки. Корм сам готовил. Смешивал в строго научных пропорциях. Молол. Витаминные добавки подсыпал.

А когда куры стали нестись — яиц не ел. Не мог. Отдавал соседке-старушке. Но перед тем каждое взвешивал с точностью до миллиграмма, помечал в журнале против ФИО несушки. Анализировал привес в зависимости от кормления и повадок хохлаток...

Конечно, это глупо! Смешно! Не стоит внимания. Выглядит презренным ввиду задач, стоящих перед нацией. Не решает ни одного коренного вопроса, над которыми бьются лучшие патриотические умы России. Десяток кур — глупейших, кстати, созданий — какая низость, пошлость во времена эпохальных сдвигов и социальных катастроф!.. Ну а если эти десять кур спасли жизнь человека? Одного, конкретного, живого, пропадающего в битве гигантов?

Да и куры, надо сказать, красивейшие у него были! Золотисто-коричневые. С воронеными головками. Просто райские птицы. По мне, так они вовсе не глупые, а скорее простоватые. Дай им Бог здоровья, думал я. Другое дело, что, зная природу и извивы русской души, а также натуру моего друга, я ожидал охлаждения пыла у исследователя к затее, которой он отдавал все силы, талант, ум.

Знаем мы, что следует в русском сценарии следом за таким воодушевлением... В очередной раз приезжая к нему, боялся увидеть под кустом сирени окровавленный чурбан с сечкой из куриных перьев.

В самом деле, куриный период жизни моего друга вскоре закончился. Но не массовой казнью подопытных — банальной их распродажей.

После чего мой друг, будто сам уподобившись птице от долгого с ней сожительства, начал клевать клювами пальцев... клавиши старенького пианино в школьном зале.

Он тогда задался целью — музыке научиться.

Сорок лет человеку. Даже на расческе никогда не играл. И слуха-то, кажется, никогда не обнаруживал. И вот дома — на аккордеоне, взятом у бабушки-соседки (память о дедушке). А вечерами — в школьном зале на пианино. Много часов в день... И на этом порыве он еще одну зиму перемог. В результате стал играть на уровне третьего-четвертого класса музыкальной школы.

Бросил музыку — занялся бегом. С полгода совершал кроссы по пригородным лесам до умопомрачения.

А в только что прошедшую зиму по уникальным рисункам XVIII века, найденным в районном музее, в своей комнате изготовлял антикварную мебель: два кресла с узкими спинками и полированный столик...

Не хотелось бы мне завершать трехлетнюю, выдержанную сугубо в национальных мотивах историю его мирского скитничества заимствованным, заморским хеппи-эндом. Никогда бы я не пошел на это, если бы кропал классический рассказ. Но занимаясь здесь документальным описанием единственной и неповторимой судьбы или ее части, вынужден следовать за фактами.

Дочка от неудачного брака моего друга недавно удачно вышла замуж. За австралийца. И нынешней весной папочка получил из-за океана три тысячи баксов. И приглашение на три месяца погостить у зятя.

В марте я проводил его в Шереметьеве-2. Скоро должен вернуться. Порасспросим...

В финале этой истории, какую фонограмму подложить? Какую мелодию намурлыкать под шумок компьютерного вентилятора? Мотив преодоленного трагизма нашей жизни так слабо разработан в русской музыке!

2.НА КОНЦЕРТЕ "ЛЮБЭ"

"Скоро дело делается, да не скоро сказка сказывается".

Десять новых песен русской народной рок-группы делались в ее недрах два года — со времени последнего концерта в "Пушкинском". Десять песен о десяти маленьких человеках в поле русской музыкальной души оказались возведенными до великих лирических героев нашего времени. Необстрелянный солдат на войне. Стрелочник на заброшенном полустанке. Состарившийся лимитчик в Москве. Тетя Клава. Мелкий уличный хулиган. Задерганный оперативник... Невзрачные все, блеклые персоналии — если брать по жизни, по телевидению, где нам в герои генералов выводят. Министров. Неуловимых бандюг. А от разной мелкоты, вроде нас с вами, какой на телевидении и в жизни толк, какой интерес? Не видно нас ни в газетах, ни на экране. Нас как бы и нет — такое может сложиться ощущение. И холодком ужаса проберет.

"Любэ" возвращает нас самим себе. Мы преобразуемся в героев, достойных уважения, силой сочувствия, нет, скажу прямо — любовью к маленькому человеку композитора Матвиенко, поэта Шаганова, певца Расторгуева, с заметно подсевшим за прошедшие два года голосом, но, кажется, еще глубже понявшим нас за это же время.

Стоило потратить "честную сотню" за то, чтобы сотни мегаватт усилителей "Олимпийского" рассеяли бы в пыль все ваши сомнения в собственной значимости. И тысячами децибелов зацементировали бы прописную истину всякого русского искусства: маленькие люди — это самые большие и есть.

Конечно, при всем том горько было слышать, как свой чудный голос Расторгуев переводил по стрелке в самых потрясающих местах композиций на квинту вниз, а то и на октаву. Говорят, он приболел, простыл, переволновался. В этом случае не о чем рассуждать. Поправится — опять соловьем зальется. Ну а если случилась невосполнимая потеря?

Тогда возникает следующий вопрос: "Почему Кобзон не теряет "голосовых данных"? Я думаю от того, что не погибает вместе с каждым солдатом, о котором поет. Только воспевает его гибель. Как и многие присяжные защитники "обездоленных" в Думе. Неплохо зарабатывают на "выражении воли народа", как когда-то первые правозащитники СССР зарабатывали на правах человека в долларах и марках.

Расторгуев умирал с каждым погибшим комбатом и солдатом, о которых пел. Сжигал себя. Как Шукшин, Высоцкий. Гробил себя по соображениям какой-то глупой верности каким-то безвестным "Сереге, Кольке, Витьку". Скажи ему: твой талант, товарищ заслуженный артист России, нужен народу. Побереги себя. Боюсь, нарвешься на грубость. Вот Макаревич бережет себя и без таких просьб. Он понимает, что является достоянием "передовой интеллигенции"... Впрочем, конечно, дай им Бог всем здоровья.

Публику в "Олимпийском" собрали "Любэ" отменно свою.

На галерках с пятидесятирублевыми билетами буянила запыленная, уличная, нищая молодежь спальных районов Москвы. В амфитеатре на трехсотрублевых местах сидели как на подбор сорокалетние, те, кто в начале девяностых понял вместе с "Любэ", что "будем жить теперь по-новому", то есть те из них, которые выжили.

В партере по цене за 600 рублей откупила места молодежь побогаче, стильно одетая, рокенролльски организованная. А также деловые московские люди средней руки и среднего возраста. Все — по крайней мере в подавляющем большинстве своем — потомки бывших лимитчиков 50-60 лет минувшего столетия. Лица у всех провинциальные: калужские, рязанские, ярославские. Колоритные. Немного даже смешные. Очень родные.

Это был наш день. И "Колян" старался для нас. Излишне волновался. Оправдывался. Смущался. Просил строго не судить. Даже прощения просил.

Пел два часа. Перемешал новые песни со старыми. Потому вряд ли многие заметили, как повысился жанр новых, составивших альбом "Полустаночки". Из каких-то более крупных музыкально-смысловых блоков сложены эти новые песни. Каким-то особым, более мудрым образом распеты и аранжированы такие, и раньше у "Любэ" звучавшие понятия, как "война" и "любовь", и такие низкие, как "полустанок" и "ветер-ветерок". А темы Родины и смерти вообще развернуты на принципах классической оперы.

В новом альбоме песен — в известной, проверенной форме— немного. Тот же " Солдат" — совершенно бессюжетен, лишен подробностей, в отличие от "Комбата". Словесный строй напоминает либретто.

Слушаю этот новый альбом у себя дома. Кручу в руках "поясниловку" к кассете. И вижу в прикольном духе исполненное дополнение в скобках к песне об оперативниках (опера). Только наполовину шутка, думаю. Потому как некоторые песни вполне бы могли сойти за арии в рок-опере из народной жизни. Думаю, еще одно усилие — и команда "Любэ" может увенчать русский рок в классическом жанре. Уж коли Расторгуев одолел сольный концерт, то с несколькими выходами в главной партии вполне бы управился. А какие либретто на кэйборд просятся! Какие "Иваны Сусанины"!..

Пустим фонограмму из "Жизни за царя". Арию Ивана Сусанина. Смикшируем звук. И тоже попробуем описать судьбу солдата после войны, а также и судьбу комбата. На основе документальных свидетельств одного негромкого, тоже уголовного дела в Москве.

3.ОДНОПОЛЧАНЕ

Утром он выломился из своего подъезда, как всегда в распахнутой шинели и с пластмассовым пистолетом в руке. Просоленные ботинки скользили на ледяных волдырях тротуара, разбрызгивая весенний гной. Сумка на длинном, как пилотская планшетка, ремне хлопала по ноге. На перекрестке он накренился, "вз-з-з", сменил курс, и далее полетел — руки по швам — ракетой.

Боеголовка, втянутая в воротник шинели, продавливала бурый туман, взбитый на проспекте колесами автомобилей. От темени до уха пропаханная на волосяной стерне белая борозда казалась сварным швом — осколком садануло воздушного десантника Николая Аришина под Чабанмахи. В тот момент душа его молекулами мыслей и чувств впрыснулась в божественную кавказскую синеву, рассеялась до небесной прозрачности, а в следующий тихий миг, пока араб перезаряжал миномет, она, душа, усилиями какого-то бледного, рахитичного ангела была спущена обратно десантнику под сердце все теми же частицами и компонентами, но в несколько ином порядке. Так что после госпиталя солдата Аришина переселили в Кащенку.

Обмундирование затерялось. На выписке сестрички обрядили Колю в первое попавшееся сукно, и как потом мать ни упрашивала надеть куртку, он зимой и летом ходил в шинели, на одном лацкане которой трепыхалась его законная медалька, а на другом — фонарем светила брошь с изображением десантного генерала Варанова, выпущенная для его избирательной губернаторской кампании.

Крылья-руки выдвинулись из корпуса ракеты. " Вз-з-з". Вираж влево закончился посадкой у газетного киоска.

Тетка за стеклом умилилась морде Коли, как доброй собаке, вставшей на задние лапы.

— Кто к нам пришел! Коля к нам пришел! Хороший парень. Здравствуй, Коля.

А он заговорил куда-то вбок, с подвывом, горлом трубил восторженно, и губы его обливались слюной.

Несколько залежалых газет тетка просунула в щель. Коля погрузил их в сумку, закрыл "бомбовый люк" на молнию и включил форсаж.

Когда он закончил облет киосков и с Беговой вырулил на Хорошевку, то сумка у него раздулась от даров.

Милиция щадила Колю, дамочки пугались, а старухи любили за низкую цену его прессы.

Торговое место у Коли располагалось на мраморном парапете у выхода из метро. Рукавом шинели он досуха вытер шлифованные плиты, разложил товар, и камнями, железками со дна сумки придавил испечатанные листы. В ожидании покупателей пристроил к плечу первую попавшуюся газету, и как-то, не поворачивая головы, половинкой скошенного глаза, а может быть, и четвертушкой (кто знает, сколько там, под расколотым черепом, осталось невзболтанного мозга в районе зрительных нервных центров), стал ущупывать в буковках какой-то смысл.

На другой стороне мраморной подковы настоящий газетный развал держал парень в валенках с галошами, в шубе и непродуваемой плащ-накидке. Увидав Колю, он подошел к нему со свежим "московским сплетником" и показал в газете фотографию генерала Варанова возле легкомоторного самолета, подаренного правительством за кавказские подвиги. Газетный торговец щелкал пальцем по броши на груди Коли, по снимку и пояснял:

— Он на Ходынку сегодня прилетает. На этом аэроплане.

Для доходчивости газетчик еще раз показал на рекламную брошь, на фотографию и в сторону летного поля за ближайшими домами... Бизнес страдал — времени не оставалось для толкования. Напоследок он подарил Коле номер "сплетника", раскинул руки, тоже изобразил самолет, загудел, чем вызвал ревность Коли, и "улетел" к своему товару.

Боеголовка в воротнике шинели стала медленно перенаводиться на новую цель. И по тому, как задрожала газета в руках Коли, будто крыло самолета в флаттере, а коричневые пластилиновые губы вылепились в жутковатую улыбку, стало ясно, что главное дурачок понял.

Тем временем в снегах Подмосковья на даче генерала Варанова распахнулись стеклянные двери веранды и герой последней войны, в бурке на голом теле и тюбетейке на плеши, босиком пошел по ковровой дорожке к проруби в пруду. Добродушная физиономия его была слишком ярко расцвечена с похмелья и с морозца. Грудь серебрилась седым пухом... На резиновом коврике у иордана генерал скинул бурку на снег, туда же спарашютировала тюбетейка. Варанов по-звериному встрепенулся всем своим мясистым, волосатым телом. Взвопил так, что в комнатах залаяла любимая собака. Сложил руки корабликом и ухнул в прорубь. Вода выплеснулась из полыньи и утекла обратно, лишь когда генерал выбрался по лесенке на лед.

Красное тело, любовно обернутое охранником в махровую простыню, с тюбетейкой на голове ушагало обратно в дом. Переодетое в мохнатый свитер, ватные штаны и унты с послеполетной фляжкой за голенищем, оно, тело, село за большой стол завтракать.

Весеннее солнце сияло во всю ширь окон. Цвиркали синицы на кормушке у открытой форточки. Мутная зеленая слеза умиления будто из пипетки выдавилась в углу глаз генерала — тихая плаксивая истеричка поселилась в нем тоже после боев под Чабанмахи.

Отзавтракав, десантный генерал вышел на край взлетной площадки позади дачи.

Искристый полевой наст простирался до сиреневой шерстки леса. На этой гигантской ледяной плеши вошью, насосавшейся крови, стоял красный оранжевый самолет с трубчатым фюзеляжем и кабиной, похожей на обтекатель тяжелого мотоцикла.

Механик завел хвост самолета под ветер. На пилотское кресло втиснулся генерал, а сзади на пассажирское — телохранитель. Мотор взревел, и вошь на трех лапках побежала по голому обледенелому черепу.

У кромки леса ее будто ветром сдунуло с поля и растворило в блистающей апрельской лазури.

— Представляешь, какая там сейчас вонь и загазованность? А у нас с тобой горный воздух. Хрусталь! — поделился Варанов впечатлениями с охранником, увидав автомобильную пробку на развязке у Кольцевой дороги. С километровой высоты он демонстрировал юное зрение, определяя марки машин на шоссе.

В Химках над водохранилищем, покрытым салом талого льда, снизился. И сделав коробочку, как полагается бывалому аэроклубовскому пилоту, через семь с половиной минут развлечения сел аккуратно, без козла, почти в центре Москвы.

Коля давно знал эту дыру в аэродромном заборе. До войны с пацанами ползал сюда на свалку, выдирал из старых самолетов тросы и талрепы для самодельного дельтаплана.

Преодолел груду искореженного дюралюминия и оказался на стоянке спортивных “Яков”, куда уже подруливал генеральский суперлайт.

Коля побежал навстречу. Между ним и самолетом Варанова было метров сто.

Сквозь выпуклое стекло генерал вглядывался в бегущего человека, в его шинель, ждал от него сигналов рулежки и матерился.

— Бардак! Ночные сторожа теперь у них на приемке, что ли?

Проницательный охранник сразу зафиксировал источник повышенной опасности. Из-за плеча генерала телохранитель напряженно, не мигая белыми ресницами, всматривался в странную фигуру на бетонке и расстегивал кобуру под пальто.

Генерал поддавал газу, увеличивал шаг винта, весь был занят маневрированием, класс хотел показать — вписаться в разметку с точностью до сантиметра.

А Коля продолжал свой пожизненный полет, бежал навстречу.

Наконец сектор газа под рукой генерала уперся в ноль. Стало тихо.

— П...ц! Теперь я на авто сесть не смогу, — изрек генерал. — Это будет как с "форда" на трехколесный велосипед. Теперь будем, Вадик, только по воздуху заруливать.

И блаженно зажмурился, переживая длительный накат наслаждения.

Он не видел, как Коля исполнял на бегу торжественный танец, подпрыгивал и махал руками, будто птица с подрезанными крыльями. Остатки сознания танцующего десантника из всего происшедшего складывали величественную картину победы над бандами наймитов. Еще под Чабанмахи включенная Колина рация сейчас по всем каналам транслировала "Марш славянки". От перегрузок хрипели динамики в голове Коли. Салют ослеплял. Разноцветные шары, фонтаны, струи трещали вокруг и даже где-то далеко внизу. Будто самим Колей выстрелили, и он летел в праздничных огнях над землей.

Дурачок подпрыгивал, коленями высоко подбивал полы шинели. Как у ржащей лошади трепетала его верхняя губа, оголяя молодые, розовые десны и здоровые зубы. Он бежал к любимому генералу-однополчанину и салютовал из своего пластмассового пистолета. Патронов не жалел.

Через открытое окно охранник успел выстрелить. Хотя и с левой бил, но завалил сразу.

Трехцветное полотнище с треском разорвалось перед глазами парня, и душа его вторично упорхнула на простор, теперь уже навсегда, желанно устремившись в ряды взвода, погибшего на горе Хамат. Худое тело его споткнулось, он упал ничком, ноги в промокших ботинках заломились, как у набивной куклы, каблуки ударили по тощей заднице, отпружинили и стукнулись носками о бетон.

А Варанов прожил еще два месяца. Нынешним летом вдребезги расшибся на своей "Авиатике 809У". Под Вязьмой, куда летал к бабе.

4.ЕЩЕ ОДНА СУДЬБА

Что я в жизни успел —

"Дед" посчитать велел.

1. Я прошел до конца

Курс молодого бойца.

2. За руку сына водил,

Правду ему говорил.

3. Место нашел у реки,

Где клюют окуньки...

Все!

Это цитата из нового альбома "Любэ". Из сильной песни о "пацане", погибшем на войне. Причем, опять же не обязательно в чеченской. И в Великой Отечественной, и в афганской, и в какой-то из будущих.

Может быть, не самый худший удел у этого "пацана", думается мне по прочтении письма Галины КРАСАВИНОЙ из Ярославской области, в котором она рассказывает о встрече со сверстником воспетого.

"От Новоселок до нашего Приволья по прямой километра четыре. Но где же ее взять, прямую, если дорога идет в обход полей, петляет вдоль речки. Получается все семь километров.

Автобус к нам не ходит, а вот почтальон бывает почти каждый день. Пенсии приносит, письма, газеты. Чаю, хлеба для стариков — им в соседнюю деревню за продуктами трудновато ходить.

Почтальонша Лариса тоже не молоденькая, последний год считает километры на этом участке. Ждет выхода на пенсию, устала с тяжелой сумкой путешествовать. Недавно понесла она пенсию в Приволье. Идет вдоль речки, последний поворот остался. Вдруг из-за куста выскочил кто-то, и спешным шагом к ней. Вгляделась — парень вроде, росточка небольшого, в куртке. А лицо-то, батюшки! Чем-то черным замотано. Никак бандит! Век такого не случалось. Кричать? Да кто здесь услышит. До деревни еще километра два. Да и старухи — не защитницы.

Парень подошел, достал из кармана что-то, ткнул им Ларису под бок.

— Деньги давай!

Знал, что она пенсию несет. Струхнула почтальонша не на шутку. Сняла сумку с плеча, полезла за деньгами. Дергает молнию, как будто не может открыть. Время тянет.

А парень торопит.

— Скорей, чего там копаешься.

Такой знакомый голос — где-то она его слышала.

— Володька! Ты, что ли?

Парень рассердился, постарался переменить голос.

— Какой я тебе Володька! Деньги давай! Ну!

А почтальонша осмелела.

— Ты же Володька, Натальин сын. Ваш дом на горе. Рябина у калитки. Наталья-то гордилась тобой, когда ты в школе учился. И когда ты в армии был. У тебя ведь и награда есть.

Секундная пауза показалась Ларисе часом. "А вдруг это не он? Может, из города бандюга какой".

— Наталье-то я позавчера пенсию принесла, — добавила она.

— Что, я на материну пенсию буду жить? — вознегодовал парень.

— Конечно, грабить на дороге — это лучше! Самое мужское дело. Я шестерым старухам пенсию несу, значит, их гроши тебе понадобились? Вот Татьяне Максимовой несу. Она всю жизнь в пять утра вскакивала и на колхозную ферму бежала! Твоя мать, значит, получила. А Татьяне вроде и не надо? Так выходит по-твоему?

— Ты мне тут лекций не читай!

— Володька, а ведь ты же в городе после армии на заводе работал?

— На заводе места нет. Сократили.

— А ты пробовал на другую работу устроиться? Завод-то твой не единственный.

— В жэке работал.

— Тоже сократили?

— Сам ушел.

— И теперь без работы шляешься.

— Да не шляюсь я. Нанимался колодец рыть. Забор ставил.

— Ты вот что, Володька. Как хочешь, работай — не работай, а меня не грабь.

Парень потоптался и пошел в сторону Новоселок. Обернулся:

— Петровна, ты это, людям-то не звони, что я тебе тут...

И пошел. Лариса крикнула ему вслед:

— Морду не забудь размотать. А то напугаешь опять кого-нибудь...

6.ПОДАЯНИЕ ПО ИНТЕРНЕТУ

Не увидишь нищих у Думы, у стен Кремля. Нет их возле банков и холдингов, то есть там, где обитают люди с большими деньгами. С излишками, от которых сам Бог велел "отстегнуть" сирым и убогим... Зато много нищих в метро. Там, где сосредоточено большинство народа, знающего по себе, что такое безденежье, стоящего на грани нищенства. Только такие и дадут копеечку, не позволят помереть с голоду.

Так я думал до тех пор, пока в одном из первых выпусков "Души неизъяснимой" ("Завтра" №16, апрель 2000г.) не опубликовал письмо учительницы из Нижегородской области, где она рассказывала о полуголодном существовании своей семьи. На голос отчаяния первыми, как ни странно, откликнулись владельцы дорогих компьютеров и клиенты сети Интернет. Даже из Соединенных Штатов по электронной почте просили сообщить адрес этой сельской учительницы, чтобы послать ей сотню-другую долларов. Такое же количество подобных предложений пришло и из многих мест России — по обыкновенной почте.

Этого вполне достаточно, чтобы мне как публикатору материала исправить свое представление о людской отзывчивости в зависимости от принадлежности к тем или иным социальным группам. Но, к сожалению, уважаемые товарищи и господа, вовсе не достаточно, чтобы организовать для вас канал материальной помощи бедной женщине.

Дело в том, что письмо несчастной я нашел в редакционной почте "Завтра" в виде вырезки из районной газеты. Без всяких сопроводительных строк заметка была послана нам — как крик души. И теперь, видимо, настало время обратиться к нашим читателям из Нижегородской области — а их там больше тысячи — чтобы они по приметам, имеющимся в письме учительницы, вычислили ее адрес и подсказали нам. При нашей российской отзывчивости, а также учитывая особенности национальной жизни, — когда и Москва считается большой деревней, и в ней все знают всех, — думаю, это обращение найдет нужный отзыв.

5.ПОПУТЧИКИ

В дороге, в кабине своего гулкого, жесткого, но такого родного “УАЗа”, мне важнее всего одиночество, отрыв от родных, знакомых. Хорошие, конечно, они люди, да немного надоедают в конце концов. Особенно разговорами. "Общением".

Рулишь, смотришь в окно. Бредишь о чем-нибудь.

Есть что-то наркотическое в дороге. Какой-нибудь новый образ, картину, мысль нет-нет да и выхватишь из души. Запишешь в "приход" и газуешь дальше в свое удовольствие... Но куда деться от голосующих на обочине?

У Ростова-Великого подсадил старуху. Час рта не закрывала. И ладно бы для меня говорила, а то для себя. К чему-то подходила. Что-то ей надо было решить очень важное (кажется, переезжать к дочке в город или нет). И вот она всю свою жизнь вслух вспоминала и анализировала. Тоже бредила по-своему.

Сердился я на бабку. Нервничал. А все же-таки и из нее выловил нечто в приходную статью.

— А дети-то у нее — близняшки, — тараторила бабка. — Два мальчика. Сашка и Сережка. Теперь оба в армии. Не знаю, как там командиры и различают их. Я и то путалась. Как две капли воды. А характеры — ну, совершенно разные! Сашка все с подходцем, с шуточкой. А Сережка — бирюк эдакий, слова от него не добьешься...

"Боже мой, да ведь это же еще одно доказательство существования души как таковой и ее нематериальной, нелептонной сущности, — пробило меня. — Вот, пожалуйста: телеса совершенно одинаковые. У этих одинаковых тел и нервная деятельность (так зовется душа у материалистов) должна быть одинаковой или, по крайней мере, не столь различной. А она — разная! Да еще какая разная! Милая ты моя говорунья!"

Расстался с бабкой по-дружески.

А в Переславле-Залесском подсадил вьетнамцев, человек шесть. Торговцы. Перекупщики. С выручкой возвращались в Москву. Ко мне в кабину на одно сиденье русских размеров уместилась парочка миниатюрных. Он и она. И стали переговариваться с теми, кто в салоне. Замяучили, словно кошки в брачную ночь. Такой душераздирающий у них язык!.. "И до чего же независимо держатся, высокомерно даже, словно не они по моей России едут, а я по Вьетнаму, — мрачно думалось мне. — Можно понять американцев... До чего неприятный народ"...

Всякому из нас, наверно, доводилось испытать минуты такого душевного ослепления, неожиданной злобы. Только дай волю — еще не то в голову придет. И самое страшное, что на целый народ шипишь. И надо же — от имени целого народа!.. Воинственность какая-то захлестывает.

Меня корежило от неприязни. И вдруг словно предохранительный клапан сработал. Злоба мгновенно улетучилась. И отчего?.. А вспомнились мне недавно читанные семилетнему сынишке вьетнамские сказки. Чудесная книжка! И тот художественный восторг осветил душу добротой. Я размяк, улыбнулся. Рядом со мной уже сидели такие же, как я, — два человека. Он и она. Ворковали. Он ее обнимал, гладил. Она что-то капризничала по-женски...

Что сказать на прощание?

Сказки, романы, музыка — вообще искусство, если и не спасут мир, то все-таки спасают.

И еще. Как бы не от имени автора: фрагмент этой полосы "Однополчане" взят из новой книги Александра ЛЫСКОВА, которая только что напечатана в издательстве "Палея-Мишин". Книга называется "Свобода, говоришь?.." и написана в духе вышедшей год назад "Натки-демократки".

Книгу "Свобода, говоришь?.." можно приобрести в нашем киоске — в Союзе писателей России на Комсомольском проспекте, 13.

Она высылается и почтой по цене 5 рублей. Такую сумму следует перевести по адресу: 129226, Москва, ул. Сельскохозяйственная, 18, корпус 4, квартира 57 — ЛЫСКОВУ Александру Павловичу.

Интернет-магазин «Мир Дачника» - теплицы под поликарбонат 13 - продажа, доставка

КРУГОСВЕТКА ЗА СПАСИБО (Интервью Дениса ТУКМАКОВА с президентом Академии вольных путешествий Антоном КРОТОВЫМ)

Автостоп — это бесплатное передвижение на попутных машинах. Есть два ложных мнения относительно автостопа. Одно из них гласит: "сейчас просто так не берут". Другое мнение: "остановить нужную машину — чистая случайность", "невозможно предугадать, когда ты доберешься" и т.п. К счастью, эти мнения неверны. Они опровергаются опытом многочисленных автостопщиков. Человек, освоивший методы автостопа, передвигается по автодорогам России и всего мира, преодолевая до 1000 километров в сутки, со средней скоростью (в России днем, на магистральных дорогах) порядка 55 км/ч. При этом вам совершенно не потребуется денег на оплату проезда, и вы будете никак не привязаны к расписаниям поездов и электричек, двигаясь подчас быстрее их.

В России существует несколько школ автостопа. Наиболее солидной является Петербургская лига Автостопа (ПЛАС), основанная еще в 1978 году. Президент лиги Алексей Воров проехал автостопом более 1000000 километров, что является непревзойденным рекордом. Вторая школа — она так и называется "Школа Автостопа" — существует в Москве с 1994 года. Создал ее московский автостопщик Валерий Шанин. Его автостопный стаж — около 100000 километров. Основной интерес Шанина — страны Запада. В 1995 году в Москве появилась еще одна школа — Академия вольных путешествий (АВП). Цель АВП — находить, собирать и распространять информацию, связанную с вольными путешествиями.

Из книги "Практика вольных путешествий" Антона Кротова

— Для начала объясни, пожалуйста, в чем заключается суть автостопа?

— Начнем с того, что слово это не совсем правильное. Его надо расширить до "вольного путешественничества", потому что мы ездим и на электричках, и на поездах, и на пароходах, летаем и ходим пешком. Главное — это путешествовать, не будучи запряженным ни в какие рамки, смотреть на мир своими глазами, а не через гида, общаться с реальными людьми, жить не в гостиницах, а дома у людей, ездить не на специальном туристском джипе, а на тех машинах, на которых ездят нормальные люди, — одним словом, ближе познавать жизнь своей страны и других стран, вдыхая аромат дороги. Это и есть вольное путешествие.

— Я полагал, что автостоп — это умение доехать в определенную точку за как можно меньшее количество времени и денег...

— Нет, гнаться за этим смешно. Вот питерцы действительно устраивают гонки: нужно проехать какой-то маршрут определенно быстро. Это цель. А у наших путешествий свои цели. У нас нет конкретного короткого срока, которым мы были бы ограничены. Мы путешествуем, познаем мир, общаемся с людьми. Мы знаем, что посмотреть за две недели Сирию можно только бегло, но если бы мы были гонщиками — пронеслись бы через всю Сирию за шесть часов. А можно и двадцать лет прожить и вообще ничего не увидеть. Да и малое количество денег тоже смешно делать принципом. Не в этом сущность. Просто так устроена жизнь, что вольное путешествие объективно дешевле, чем цивильное. Просто потому, что так ты не кормишь целую армию прожорливых помощников и посредников: организаторов туров, гидов, воров и всех прочих, пользующихся "цивилами", чтобы зарабатывать на них деньги.

Или по-другому, если несколько раз по одному маршруту проехал — неинтересно становится. Я вот столько раз до Питера и обратно ездил, что теперь, если надо там быть, то либо "на собаках" (электричках) поеду, либо на поезд билет куплю. Ехать только для того, чтобы на рейсе экономить и для этого людей напрягать, — смешно.

— Так в чем же цель?

— У каждого своя. Кто-то смотрит мир, другой хочет "въехать", как живут люди в других местах. Другие, вроде меня, пишут про свои путешествия, еще кто-то фотографирует, для кого-то важно прочувствовать самого себя вдали от дома и без денег. Мне лично интересней с людьми пообщаться, чем места посмотреть. Вообще, автостоп предполагает общение с людьми, иначе это уже или пешеходное, или цивильное путешествие. А еще есть один стопщик, который всех за Кришну агитирует: уже 420 тысяч километров так проехал. Или вот мы в Индию ездили: куча народу, и у каждого своя цель. Один ехал посмотреть "святые вибрации", Шамбалу-камбалу, мантры, йогов. Другие Непал хотели посмотреть, горы, третьи — в море покупаться, бананов дешевых поесть. Один вообще поехал туда, чтобы навсегда остаться. Он опередил всех, полгода там прожил до нашего приезда в Ауровиле, городе свободной жизни, — надоело, вернулся обратно. У каждого своя идея, но мы объединены одним маршрутом, едем вместе и никто никому не мешает. Каждый человек автономен, может делать во время путешествия все, что ему нравится. Есть определенные места, где мы вместе встречаемся, вместе делаем визы, а потом можем легко разделиться.

— Где ты сам побывал?

— В этом году мы ездили в Нарьян-Мар по зимнику. В прошлом году было большое путешествие в Судан — самую большую страну Африки — через Грузию, Турцию, Сирию, Иорданию и Египет. Из Судана мы поехали назад в Москву, только через Болгарию и Румынию. И тем же прошлым летом объездили Таджикистан с Киргизией. Таджикистан оставался последней страной СНГ, где я не был. В предыдущем году у нас было уже упомянтутое путешествие в Индию через Грузию, Армению, Иран, Пакистан и обратно. И было путешествие по заброшенной Трансполярной железной дороге с четырехсоткилометровым пешим участком Салехард-Надым. До этого было большое путешествие вокруг Каспийского моря: туда через Грузию, Армению, Нагорный Карабах в Иран до Персидского залива, обратно через Туркмению, Узбекистан и Казахстан; путешествия до Магадана, на Кольский полуостров... Всего проехал около трехсот тысяч километров. Шесть месяцев в году путешествую, а деньги какие нужны, в Москве зарабатываю, книжки пишу, продаю.

— И сколько же было затрачено?

— Всегда трудно отвечать на этот вопрос. Ты едешь, и по дороге деньги всегда кончаются — начинаешь их откуда-то извлекать. Можно подзаработать, что-то продать. И всегда возвращаешься обратно пустым. Или вот взять поездку в Судан. Уезжали люди совершенно разные. У одного было долларов пятьсот, у другого девяносто долларов (притом, что все визы суммарно стоят триста баксов туда-обратно). А когда обратно возвращались, я второму остался должен тридцать долларов! Таких людей в правительство наше надо, чтоб через пять лет МВФ ходил — побирался. Просто когда у человека меньше денег, ему все валится. Ему всегда все дарят, этому второму в Египте, например, сто долларов за так подарили. А с других эти египтяне, наоборот, все деньги лупили. А когда у человека много денег, все вокруг стараются у него вечно что-нибудь спереть: египтяне — они же тоже люди.

— То есть главное, на деньгах не зацикливаться?

— Конечно! Пока ты богатый, тебя будут использовать как белого мистера, будут предлагать дурацкие услуги, втридорога все продавать. А когда денег не будет, тебя будут подвозить бесплатно, все тебе будут дарить, даже нищие индусы какую-нибудь еду на завтрак. У тебя купят твою пуговицу за весьма значительную цену. Все в мире взаимосвязано.

— Но все-таки неужели реально, не имея ни копейки денег, — доехать отсюда, скажем, до Магадана?

— Реально, конечно! Как раз когда мы из Магадана возвращались, мы приплыли в порт Ванино, у нас оставалось десять копеек на двоих, причем еще неденоминированных. И с ними мы поехали через всю страну и нормально добрались до дома. Ведь мир изобилен, в нем есть все, и все у тебя будет, если ты будешь нормально к миру относиться.

— Получается, самое главное в вольных путешествиях, это правильные взаимоотношения тебя с миром?

— Да. Мир изобилен. В нем есть все и всегда. Много еды, много денег, много машин, часть из которых полупустые. Много квартир, в которых люди скучают, не зная, кого позвать в гости. И когда человек начинает нормально жить, то все, что в мире есть избыточного, начинает валиться ему на голову, так что он даже удивляется. Когда же он сам сидит дома, он, естественно, делится тем, что у него есть избыточного, с другими людьми: пускает тех, кто стучится к нему на ночлег, а если есть машина — подвозит голосующих.

— Какие заповеди автостопа самые главные?

— Хорошо относиться к миру и к самому себе. Знать, что мир добрый, что люди хорошие. Ничего не ненавидеть и никого не бояться. Знать, что все опасности находятся в голове у самого человека, который их и порождает. Нет в мире мест, которые были бы опасными, и нет стран, которые были бы совсем уж вредными для обитания. Когда человек не смотрит на мир через замочную скважину, относится к людям открыто и с добром, все будет хорошо. А если ты будешь ходить и бояться всего, то скорее всего, у тебя что-нибудь сопрут. Это самая, что ни на есть, прикладная основа! Без нее никуда.

— Какие вещи необхоимо брать с собой в дорогу?

— Хорошо бы взять паспорт, чтобы никто не "прикопался". Если есть что-то еще, спальный мешок или туристский коврик, то тоже можно взять — пригодится. Нету — ничего страшного. Если есть карта, то неплохо заранее посмотреть маршрут, чтобы не попасть в такое место, где вообще ничего, кроме него, не будет.

— Карта обязательна?

— Да можно и без карты! Можно даже без паспорта — просто полезно его иметь, чтобы было себе же проще. Вот я через Румынию-Болгарию ехал, ну не было у меня карт: не знал просто, что таким маршрутом поеду. И языка тоже не знал. В Болгарии еще с русским хорошо, а в Румынии нет. Ничего страшного, проехал. Можно ведь и на ощупь в прихожей чужой сориентироваться, чтобы в комнаты пройти. А еще мозги свои полезно взять. НЗ брать не надо: все равно он потихонечку израсходуется и перестанет быть таковым.

— Насколько важны все те правила голосования: где, когда, как, которые приводятся в твоей книжке?

— Уехать можно откуда угодно, просто на плохих местах дольше будешь ждать. Можно уехать в гололед, ночью, в горку посреди поста ГАИ в дорожной пробке, но просто дольше будешь дожидаться такого водителя-альтруиста. Впрочем, такие альтруисты, которые подвезут, есть всегда. Не надо верить тем, кто говорит: сейчас никто не берет, все плохо. Все это далеко не так. Можно ехать и по железной дороге, и на самолете. В Нарьян-Мар мы как раз так и добирались: до Рыбинска нас десятерых подвозил грузовой самолет. Правда, все случаи полетов — редки. Как правило, они связаны с дальними регионами. Вот ребята-питерцы на Камчатку летали авиастопом. Причем туда с пересадками: Москва-Омск-Тикси-Анадырь, а обратно уже на прямом борту. Кстати, новичкам бегать по аэродрому и искать подходящего летчика не стоит, иначе вы всем им надоедите и вообще никуда не улетите. Лучше уж поезжайте пока по земле. А уж когда окажетесь там, где вообще ничего не ездит, не плавает — где-нибудь в Билибино летом — тогда милости просим на аэродром.

— На поездах тоже можно путешествовать?

— Легко, только выбирать надо большие станции, а то на маленькой выйдите, да так там и застрянете. Поначалу пробуйте на пассажирских, на электричках, пока не научились нормально ездить, а уж потом можно и на грузовые переходить.

— Разве на товарняках не проще? Как в фильмах про гражданскую войну: забрался в теплушку и едешь себе...

— У нас пока еще не везде такая разруха наступила. На БАМе, где один пассажирский поезд и полтора товарных в день, — пожалуйста. Там что уж ни едет — все, садись. А где-нибудь на направлении Москва-Петербург, уж если очень хочется по ж/д, то лучше на электричках, потому что большие товарные станции охраняются. И пока ты будешь искать, в какой вагон забраться и нет ли там компьютеров, тебя обнаружат и выгонят.

— Часто у вольных путешественников случаются конфликты с представителями власти?

— Редко, редко. Это уже случайности больше, плюс от каждого человека зависит: один застревает в лифте каждый день, другой пешком поднимается, а третий ездит в лифте, и все нормально. То же самое и с ментами. Если ведешь себя спокойно и не волнуешься — скорее всего, проверят и отпустят. А если вы любите пьянство, выглядите слишком грязно, таскаете с собой мешок гашиша или мешок долларов, то, естественно, вызовете подозрение и будут проблемы. У меня единственный раз было — в Батуми, где по уникальному стечению обстоятельств нас забрали в ментовку на неделю.

— А много вообще таких, как ты?

— Конечно. У нас Академия вольных путешествий. В ней все свободно, никакого членства нет, и поэтому точное количество никто не знает, но, наверное, ближе к ста. Когда у нас какие-нибудь тусовки, праздники, на мою квартиру может прийти и девяносто человек. Максимум было — сто пятьдесят. Когда больше ста двадцати (давали на входе номерки), народ вываливает на крышу, и приходит милиция интересоваться. А когда ездим на встречи, "слеты": "на Эльбе" (деревня Ижицы за Валдаем), в Поволжье, на Урале, за Алтаем — там собираются москвичи, питерцы, автостопщики из Минска, Чебоксар, Киева, Казани, Нижнего, — то там гораздо больше, конечно.

— Конкуренция между вами есть?

— Больше стебаемся друг над другом. Естественно, каждый думает, что он лучше. С мыслями, что вот я такой несчастный и худший, жить трудно.

— Вы все по-разному голосуете. Кто-то поднимает вверх палец, как на Западе, кто-то пользуется табличками с названием нужного пункта назначения...

— А мы голосуем без пальцев и без табличек. Таблички используют тоже в основном на Западе. Чем западнее, тем больше, по нескольким причинам. Там останавливаются объективно хуже, и уезжают только потому, что машин много. Потом, когда языка не знаешь, действительно, табличка помогает. А в России надо по-русски разговаривать, таблички не нужны. И опять же где-нибудь в Судане или Индии таблички опять "не катят", потому что грамотных мало. Пока они начнут понимать, что у тебя там что-то написано, пока они в машине грамотного найдут, они уже уедут.

— Да еще, наверное, трудно по-арабски писать где-нибудь в Пакистане...

— В Пакистане не надо ничего писать — все равно никто не поймет! Там даже на своем, на урду, плохо читают. Но все равно будут подбирать, потому что очень хорошая страна. А в Индии — так себе берут.

— То есть можно разделить страны, удобные и неудобные для автостопа?

— В Пакистане хорошо помогают, подвозят, "вписывают" (дают ночлег), кормят, все блага мира обеспечивают. К машине относятся, как к женщине. Украшают цепочками, колокольчиками, светоотражателями. Она едет 10 км/ч, вся звенит, сверкает. Водители лучшую одежду одевают, когда за руль садятся. Если машина кого-нибудь убьет, ее поджигают. Но дороги там обычно шириной в одну машину, поэтому в горах сложно. В Иране тоже хорошо, и он, к тому же, гораздо богаче Пакистана: дешевый бензин, хорошие дороги, хлеб одну копейку стоит. Сирия — такая же, как Россия, очень хорошая страна: такие же дороги, вольница, раздолбайство, все тебе валится, только еще к тому же коммунизм остался. В Судане хорошо, но на всю страну полторы тысячи километров асфальта, все остальное — направления в пустыне. А вот в Египте плохо: туристов слишком много. И там издали законы (чтобы деньги вышибать), по которым запрещено иностранцев подвозить, в гости приглашать, и еще нельзя палатки на улице ставить и на пляжах или горах ночевать. Поэтому там вечно приходится играть в кошки-мышки с местными полицейскими. Это напрягает.

В Индии плохо, хотя зависит больше от регионов. Чем больше в каком-то месте туристов, тем хуже, потому что: а) они полагают, что белый мистер — это спонсор индийского народа; б) когда слишком много народа живет, давка, никто не хочет никому помогать. Где-нибудь в курортном штате Гоа, куда все едут задницу греть, будут останавливаться только те, кто за плату туристов возит. А вот в Пенджабе, где сингхи живут, отлично. У них в храмах всегда бесплатный ночлег, покормят, подвезут — очень удобно с нашей прагматической точки зрения. И в Гималаях приятно.

— А в Европе?

— А не знаю, честно говоря. Меня мало тянет на Европу: там все такое засиженное, захоженнное, там все были. Нечего там смотреть. Пятьсот лет туда смотрим и не много хорошего оттуда притащили. Если только под старость, когда исламские боевики отвоюют назад Испанию и Португалию — тогда можно будет.

— Часто, голосуя заграницей, ты пользовался тем аргументом, что ты — из России?

— Когда машина уже остановилась, то, скорее всего, тебя возьмут, неважно откуда ты. Даже если ты в Иране окажешься американцем, то тебя повезут просто из любопытства, потому что там никто никогда американцев живых не видел, и каждому будет потом интересно похвастаться шепотом, что подвозили "инопланетянина". Но так как последних в Иране очень мало, такого "счастья" никому не прилагается. То же самое где-нибудь в Судане, в деревне, где вообще белого человека никогда не видели после ухода англичан, и подвезти русского или француза — это чудо из чудес.

Но конечно, когда везут русского, многим местным людям это приятно. Потому что русские им все строили: каналы, плотины, дороги, все чинили бесплатно, проводили электричество, всех лечили, а многие из местных у нас учились или до сих пор учатся, даже русский язык немного знают, — поэтому все помнят Союз до сих пор, и отношение к русским почти везде в Африке и Азии положительное. Или хорошее, или никакое. Вот в Египте — никакое, потому что там любой иностранец — источник денег. А в Судане, Сирии, Иордании и везде дальше — хорошо. Чтобы не любили — такого не было. А скажем, американцам, которые напакостили везде, где можно было, часто невозможно даже визу в страну получить. А если и получат в тот же Иран — за ними там следить круглосуточно будут. Наследство великой империи во многом чувствуется. Есть, к примеру, посольства везде, культурные центры, везде помогают. Наша страна пустила корни по всему миру. Это здорово.

Но, конечно, когда ты миновал все эти визы и кордоны, стоишь на трассе, один, в какой-нибудь дыре, — там будь ты русский, американец или еврей — возьмут! Потом уже разберутся, узнают: о, так вот из какой ты страны, интересно как! И все равно повезут, потому что все люди добрые.

— А бывало, что где-нибудь в Африке вы едете-едете, и вдруг стоп: война идет?

— Бывало, конечно, ну а что такого? Это нормально. Бывают менты на ослах с палками: страны все разные. Вот в Судане ехали в город Атбару, стояли на трассе вдвоем с Андреем Петровым. Вдруг раз — останавливается “тойота”. А в кузове у нее маленький железный гроб. Метр на метр на метр. Куб. И мужик подозрительный такой: паспорта спрашивает. Все посмотрел, вышел из кабины, пошел к этому кубу — он был заперт на висячий замок — открывает его: там два мужика с автоматами сидят. Водитель нам показывает: залезайте! Мы залезли, он закрыл нас на замок, куб абсолютно без дырок, с какими-то щелями только. Мужики внутри даже не хотели с нами разговаривать, сидели и дремали со своими автоматами. Ехали-ехали — приехали. Мужик нас открыл, выпустил, мы пошли — оказалось, мы в Атбаре. То есть куда нам надо было, туда он нас и отвез. Но если бы он по дороге умер, мы из этого гроба так и не вышли бы.

Почти то же самое в Таджикистане было: там нас чуть моджахедам не продали. Завезли на какую-то базу оппозиции, долго водители по поводу нас базарили, пока мы запертые в кузове сидели. Не договорились о цене, отвезли обратно на трассу, отпустили. Приколы всякие бывают, но они все безвредные для человека.

Все спокойно там. Времени нет. У нас есть время, на Западе, в Японии, а в глубинке времени нет. Что было у них вчера, то будет и завтра, и через тысячу лет. Если мир и приходит в движение, то где-нибудь в столицах и в цивилизованных странах. А там... строят дома из необожженной глины, растят свои пальмы, выгоняют своих овец... Как две тысячи лет назад. Будь то в Судане или у нас на Индигирке.

— Скажи, полезно в путешествиях языки знать, английский тот же?

— Нигде не знают английский: ни в Африке, ни в Индии, ни в Пакистане. Только небольшой процент знает фразу "Give me money!", окучивает ею иностранцев — и становится богатыми людьми из-за этого. А те, кто не знают английского, — самые кайфные люди.

— Было такое — в Африке или в Союзе — чтобы ты вдруг приехал в такое место, которому одно название: "дыра!"?

— Трудно сказать, чтобы была дыра в мире сем. Даже когда одна машина в сутки, или как в суданском Донголе — четыре дня не могли уехать, машин не было — что ж такого? Мы на это сознательно идем, это Африка, не Москва.

— Часто ездишь наобум, с кондачка, лишь бы куда-нибудь?

— Никогда! Я всегда знаю, куда я хочу попасть. То, что неожиданно в ту же Румынию без карты попал, это у нас планы сменились. Хотели из Судана обратно ехать через Йемен, Оман и так далее, но в Йемен не уплыли, пришлось двигать обратно, в конце концов в Румынию попали. Но это не наобум было, а более-менее с умом сделали.

— То есть, если у человека есть твердая идея попасть туда-то и туда-то, он обязательно попадет?

— Конечно. Если эта идея хорошая, если ты будешь реально стараться, то ты попадешь. Когда кто-то думает ехать до Чукотки, но через два дня поворачивает обратно, потому что дождь пошел и скучно, то дело одно. А когда имеешь настойчивость, то даже выйдя из дома с авоськой для хлеба, доберешься куда угодно на Земле. Большая настойчивость даже помогает восполнить недостаток знаний — их всегда можно приобрести в пути. Это уже характер.

— Работают ли в автостопе такие вещи, как "закон падающего бутерброда" или "законы Мерфи", которые могут свести на нет всю настойчивость?

— Нет-нет-нет! Мы занимаемся такими оптимистическими вещами, что глупые законы подлости не работают. У нас нет ни примет, ни суеверий: такая новая вещь в России, как автостоп, еще не обросла этим. Вот лет через двести... Может, у кого-то и есть что-то свое: некоторые, я знаю, начинают свое путешествие, заплатив первому водителю, но общих примет нет.

— А есть в автостопе такие понятия, как "везение", "драйв", "поймать течение"? Или когда наоборот: ну не везет, и хоть тресни!

— Нет. Если не везет, и тебя не везут, то виноват ты сам.

— Как вы пополняете свою Вольную Энциклопедию? Каким данным доверяете?

— Путешественники возвращаются и приносят в бумажном или дискетном виде материалы. Мы им доверяем. Бывает, конечно, что кто-то из них "не просек ситуацию", но материалов обычно всегда много, и есть из чего выбирать. Хотя, конечно, есть места, о которых могут быть "глюки". Конечно, в Энциклопедии должны быть неточности, ведь такой объем информации я не могу проверить, и потом, вещи изменяются, вообще весь мир изменчив. Где-то был бесплатный городской транспорт — теперь он стал платным. Где-то в монастыре всех "вписывали", потом перестали. Ни к лучшему, ни к худшему — просто меняется.

На Северах, конечно, многое побросали, поуходили. Остались нежилые поселки, шахтеры бросили шахты, железные дороги. Где нефть есть: в Надыме, Уренгое, Сургуте — там мелкие оазисы процветания. А где не осталось ничего, там в поселках за бутылку водки квартиру продают. Но все равно назад потихонечку вернутся люди. Не будем же мы вечно так на юг дрейфовать: куда нам южнее Китая дрейфовать?

— Скажи, в глубинке России люди другие?

— Другие. На городских совершенно не похожи, добрее намного. Правда, в нашей провинции люди часто страдают пьянством, но и это не помеха путешественнику. Потому что пьяные не всегда агрессивны, а чаще добрые. А в некоторых областях есть, скажем, зоны — так там люди еще добрее.

— Когда я еду на поезде на юг и через полтора дня прибываю в Крым или Сочи, у меня всегда складывается ощущение, что наша страна, и Земля вообще, маленькая: раз и приехал. У тебя во время путешествий по России не было такого чувства?

— Не было. Ты попробуй проехать не с севера на юг, а слева направо. Страна большая, тем более, что скорости движения к востоку уменьшаются. Питерцы, которые ехали в кругосветку, передвигались по зимникам в Сибири, и им потребовалось довольно много времени — два месяца — чтобы доехать до Эгвекинота зимой. Чем дальше на Восток, тем хуже дороги и меньше транспорта, поэтому расстояния все больше, больше...

— Скука по дому бывает?

— Конечно, домой хочется: дома-то дела, друзья. Кто-то разные способы придумывает, чтобы не скучать. Например, некоторые на пленку записывают послания своих друзей, в которых те доказывают, почему ему не надо быстро возвращаться.

— Есть в автостопе что-то, что осталось для тебя загадкой?

— Плавать не научились между странами. Плавать по России — нормально, а международно — пока еще никто не раскопал. Редкие случаи, конечно, существуют, но никто еще пока не смог разработать из этого систему. Мы целую неделю парились в Порт-Судане, пытаясь даже не уплыть, а хотя бы узнать, как это работает. И за это время так и не въехали, можно ли вообще из него выплыть — бригадой, естественно. И нам пришлось переться назад по суше, по пройденным местам. Неизвестно, может, только на яхтах можно. Или на русских пароходах, потому что на иностранных нужен паспорт моряка, чтобы тебя записали в экипаж. А может быть, не нужен и он. В ЮАР будем разбираться — в декабре приедем.

— Собираетесь в ЮАР?

— Да, вот сейчас поедем в кругосветку. Сначала до ЮАР, по восточному берегу Африки. Если суданско-эфиопскую границу не закроют, что иногда происходит, то доберемся нормально и даже в хорошем настроении, а вот дальше будет интересно. Еще, конечно, в Мозамбике могут быть наводнения на севере — там дороги плохие. В этом случае мы поедем через Малави уже на юг Мозамбика, где нормально. Или есть вариант через Замбию-Зимбабве, но так скучнее, потому что это страны более цивильные, и Мозамбик в этом плане интереснее. А вот с ЮАР куда уплывем — туда кругосветка и пойдет. Предполагается, что уплывем в Южную Америку. Тогда по ней поднимаемся до Северной, на Чукотку — и в Москву. А если не уплывем, то тогда думать будем.

— Если не удастся уплыть, как назад поедете?

— По западному побережью, скорее всего. Но это зависит от двух вещей. Во-первых, от того, докуда дойдут повстанцы в Заире. Потому что сейчас заирские повстанцы, которые поддерживаются Угандой, дошли до Мбужи-Майи, где находятся алмазные копи. Если они смогут за оставшиеся девять месяцев дойти до столицы, из которой, кстати, уже предусмотрительно эвакуировано наше посольство, и перережут дорогу на Анголу, то, соответственно, дорога через сам Заир станет труднопроходимой. Но есть и второй вариант: они успеют установить свое новое государство, чтобы автостопщики ездили уже по нему, — тогда нормально.

И вторая вещь: обстановка в самой Анголе, потому что там есть унитовцы, которые тоже строят свою счастливую страну и тоже зарабатывают на алмазах. Тут уж лучше попадать к нашим военным в Луанде и лететь домой на военном борту. Но возможен вариант, что мы будем долго сидеть в Намибии, что совсем паршиво.

— А если на корабле уплыть будет можно, но только в Австралию, — поплывете?

— Если намечается возможность уплыть — надо быстро делать туда визы, и тут все зависит от того, получим ли мы их или нет. Иначе всю жизнь придется на пароходе плавать.

— Сложно получить визу?

— Это от многого зависит. Вот шанинцы тоже в кругостветку поехали — через Юго-Восточную Азию. Так двое из них смогли получить визы в Австралию. А когда остальные в австралийское посольство сунулись где-то в Индонезии, им ответили: у-у, задолбали, мы уже двоим дали, хватит!

К тому же, смотря как поставит себя человек. Одних тянет буржуйский мир посмотреть, и вот они делают паспорт и идут поклоняться американскому посольству. А там платишь сначала, а потом только тебе говорят: дадут визу или нет. И вот такие заплатили сорок долларов, запаслись бумагами, что не собираются в Америке навсегда оставаться, и молят: "Пустите в вашу счастливую страну", а их разворачивают: "Идите вон, мы боимся, что вы у нас останетесь". Особенно посылают тех, у кого чистый паспорт. Впрочем, тут, будь я американским консулом, таких тоже не пустил бы: если человек, нигде не побывав, первым делом выбрал Америку — это ненормально. И подозрительно: если бы ты был чукча с Анадыря — тогда понятно, ближайшую страну выбрал. А вот если у тебя в паспорте уже 25 стран стоит, то тогда тебе любая страна визу даст: путешественник.

— Не много ли проблем?

— Знаешь, самый простой способ проехать кругосветку — сесть на самолет, улететь в Колумбию, оттуда в Китай и в Москву. За четыре дня успеешь. Или добраться до Голландии и на лайнер сесть. Но и в таком случае как бы вся твоя развлекуха не закончилась тем, что ты пошляешься по Амстердаму, накуришься чего-нибудь и никуда не уплывешь, потому что никто не умеет плавать. Но обломаться в Амстердаме было бы чрезвычайно грустно. А обломаться в Кейптауне не грустно, потому как этот путь еще никем не пройден. Даже если мы не уплывем оттуда, то все равно это будет такая штука, которая разделит жизнь участников поездки на "до" и "после". Это просто невероятно! Кто доедет до Кейптауна, тот может повесить себе золотую медаль на шею или застрелиться — неважно. А если удастся оттуда еще и уплыть, то это будет такой кайф, что круче не бывает.

Бесконечный путь. Ты один на трассе, или с добрыми друзьями. Путешествие в неизвестность, на незнакомых машинах, по древним дорогам. И не знаешь, что будет завтра и через пять минут. Воля и ликование. В тысяче километров от дома, посреди Земного шара. Как говорится в заповедях блаженства вольных путешественников:

"Блаженны кормящие, ибо не бывает сытых автостопщиков.

Блаженны "цивилы", ибо быть им со временем среди нас.

Блаженны "вписывающие", ибо "впишутся" в Царствие Небесное."

Звоните Антону Кротову по тел.: 457-89-49

В данный момент, двери для фургона 14 на базе ГАЗ, можно заказать с 15% скидкой, не упустите такой возможности.

Андрей Никитин ПО ЗАВЕТАМ ШОЛОХОВА

25 мая в Москве состоялось торжественное чествование новых лауреатов Международной премии имени М. А. Шолохова в области литературы и искусства.

Это волнующее событие прошло в специально обустроенном для него памятном Шолоховском зале столичного издательства "Советский писатель" на Поварской. В прежние годы по решению авторитетной комиссии, возглавляемой Юрием Бондаревым, этой престижной награды были удостоены такие видные общественные деятели, как Фидель Кастро, Александр Лукашенко, Геннадий Зюганов, Андрей Николаев, а также известные писатели Петр Проскурин, Александр Проханов, Сергей Викулов, Анатолий Знаменский, Евгений Носов, Арсений Ларионов, Анатолий Жуков и другие. На этот раз лауреатами Шолоховской премии стали:

Патриарх Московский и Всея Руси АЛЕКСИЙ II — за книгу "Россия. Духовное возрождение" и большой вклад в защиту интересов народа и его духовно-нравственных идеалов;

Валентин СОРОКИН, поэт — за драматическую поэму "Бессмертный маршал";

Валентин СИДОРОВ, художник — за большой вклад в развитие реалистических традиций русской живописи;

Сабит ДОСАНОВ, писатель (Казахстан) — за романы "Горная дорога" и "Вторая жизнь".

Премии, дипломы и памятные знаки новым лауреатам вручал Сергей Михалков. С приветствиями и поздравлениями выступали присутствовавшие на церемонии писатели Тимур Пулатов, Владимир Гусев, Юрий Прокушев, Борис Шереметьев, Алесь Кожедуб, Евгений Нефедов, Юрий Антропов, Николай Сергованцев, художники Владимир Телин и Сергей Харламов, читатели, друзья и коллеги лауреатов.

Праздник вручения Шолоховской премии стал одним из центральных мероприятий отмечавшегося в Москве, Вешенской и по всей России 95-летия со дня рождения великого мастера русского слова.

Андрей НИКИТИН