/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 343 (26 2000)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов В ДОМ ЛИБЕРАЛА СТУЧИТСЯ БЕРИЯ

Нет ничего аморальнее и губительнее либерала, конкретно взятого, с сигаретой Елены Боннэр, с заиканием Сергея Ковалева, с бородкой Глеба Якунина, с ухмылкой Юшенкова, с оскалом Альбац, с миллиардами Гусинского, с ликом Явлинско- го, похожего на фальшивый купон.

Под музыку "либеральных реформ", прилипчивую, как свадебный марш Мендельсона, совершались все неслыханные злодеяния последних времен. "Освободили" от Советского Союза Туркмению, Казахстан и Прибалтику, сформировав там средневековые и фашистские государства, отдав миллионы русских в рабство "либералов в чалме". Разгромили КГБ, набив Россию, как рыбу-"фиш", агентами США и Израиля. Провозгласили "либеральную экономику", породив свирепую банду банкиров, посадив остальной народ на жмых и лебеду. Дали свободу вероисповедания, посеяв чуму сатанинских сект. Насаждали свободу нравов, а получили скотоложество. Скармливали региональным кашалотам суверенитеты, но пришлось три раза бомбить Чечню. Отстояли "свободу слова", а хлебаем телевизионное пойло, приготовленное по рецептам Всемирного еврейского конгресса.

И при этом никто из либералов на своих "Тэфи", банкетах и презентациях не заступился за безработный, вымирающий, рыдающий народ. Никто не швырнул в лицо Ельцину окровавленную рубашку убитого им ребенка. Не плюнул в глаза Грачеву за танки, из которых тот расстрелял парламент. И только все тот же Явлинский, надоевший, как тусклая клякса на стене, стал сдержанно, в интересах своего лживого движения, говорить о государственном перевороте 93-го года, словно мы забыли его людоедские призывы в рас- стрельную ночь октября.

Либерализм — это богатство и власть единиц, смерть и нищета народа, шизофреническое расслоение сознания для "обкуренных" одиночек. Инфицированный либерализмом интеллигентик, бывший советский инженер, оставленный "гориллами либерализма" без интересной работы, без космических запусков, без лабораторий, без осмысленного служения науке и Родине, ободранный, как липка, в провисших штанах, с урчанием в пустом желудке, с гнилыми обоями в своей тараканьей квартирке, экономит месяцами на хлебе, а потом идет на концерт любительской песни Дольского протестовать против тоталитаризма.

Сегодня страна, спущенная с дыбы ельцинизма, пытается вправить вывернутые либералами суставы. Загнать в стойло росселей и аяцковых. Приколотить наспех, гвоздями оторвавшийся кусок Кавказа. Накинуть намордник на цэрэушные СМИ. Отобрать у киллеров и банкиров алюминий и никель. Подвергнуть реабилитации в бутырском СИЗО олигархов, ошалевших от воровских миллиардов. Вычистить из ФСБ предателей, вернув офицеру безопасности роль весталки у немеркнущего огня государственности.

Либералы воют, как ведьмы на Лысой горе, которых перекрестил наперсным крестом православный священник. Поднялись над Русью, затмевая солнце, пачкая своей белесой гадостью церковные купола, памятники, крыши городов, кроны деревьев, шляпы респектабельных граждан. Особенно достается памятникам Достоевскому на Божедомке, Жукову на Манежной площади и Дзержинскому на задворках Дома художников. У последнего ветераны госбезопасности выставили пост, и участники штурма Дворца Амина двустволками и хлопушками отгоняют сбесившихся либеральных пернатых.

Странным кажется выступление коммуниста Кравца, который лобызался с Гусинским и намерен сражаться в одном ряду с Явлинским и Хакамадой за "либеральные ценности", организовать единый "антифашистский фронт от Чубайса до Зюганова" против Гитлера-Путина.

В стране идет мучительное создание новой идеологии, перестраиваются эшелоны власти, переформировываются социальные группы. Следует быть зорким, нравственно чутким, политически прозорливым, чтобы в один прекрасный момент не оказаться в мошонке у олигархов, не получить оплеуху от оскорбленного трудового человека России.

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Заседание Совета Федерации по вопросу роспуска нынешней верхней палаты парламента и его реформирования, назначенное на 28 июня, может стать своеобразным "моментом истины" для Путина, такую точку зрения высказывают аналитики СБД, наблюдающие за развитим основных тенденций внутриполитической жизни РФ. Объективно интересы "удельных князей", в которых превратились руководители "субъектов Федерации" согласно конституции 1993 года, требуют стопроцентного отказа СФ от утверждения путинского законопроекта. Но инерция "страха перед Центром" и почти очевидная зависимость их судьбы от конституционного большинства Госдумы, где законопроект получил более 300 голосов, делают открытое противостояние с Кремлем совершенно бесперспективным в глазах губернаторов. Максимум, на что окажется способен в этих условиях Совет Федерации,— применение закрытого голосования и возврат законопроекта в Думу, где фракции КПРФ и “Отечества” могут изменить свою позицию и отобрать у президента “конституционное большинство”. Реализация такого сценария, вероятность чего усиливается с каждым днем, способна привести к первому серьезному поражению Путина и началу “эффекта домино”...

l Согласно данным, поступившим от источников в кремлевских кругах, решение Генпрокуратуры атаковать “Норильский никель” связано не только с позицией Потанина и Прохорова в “деле Гусинского”, хотя их выступление на стороне главы РЕК ускорило начало этой акции. Принципиальное решение было принято еще в начале мая на “стратегическом заседании” в Кремле с участием “новых олигархов”, один из которых (предположительно Р.Абрамович) сумел доказать Путину необходимость концентрации всей российской цветной металлургии в одних руках, что объективно соответствует невозможности для отечественного частного капитала “переварить” гиганты советской индустрии...

l По информации, поступившей из США, текущий выборный рейтинг республиканца Дж.Буша-младшего стабильно опережает рейтинг демократа А.Гора на 8-9%. Нефтяные компании, преимущественно выступающие на стороне республиканцев, сумели использовать конъюнктуру мирового нефтяного рынка и взвинтить внутренние цены на бензин, объясняя это повышение неадекватной внешней политикой Клинтона-Гора. Серьезную помощь республиканцам оказал и арест В.Гусинского по “уголовной” статье, состоявшийся практически сразу по завершению визита Клинтона в Москву, во время которого президент США выступил на радио “Эхо Москвы”, входящем в медиа-холдинг “Моста”. В этой связи наши информаторы не исключают, что арест Гусинского и тема “коррупции в Кремле”, которую 8 лет поддерживала администрация демократов, станут одной из основной тем для критики со стороны республиканцев. Как следствие, не позднее августа можно ожидать массированного “вброса компромата” на “семью”, а также Ельцина и Путина лично. “Первым звонком” в этом отношении считают появление в испанской прессе материалов о “негласных визитах” Путина в эту страну еще в бытность нынешнего президента шефом ФСБ и секретарем Совета Безопасности. Местом пребывания Путина, как утверждают представители испанских спецслужб, были виллы, принадлежавшие Б.Березовскому, целью — встречи с хозяином этой недвижимости, а результатом — “дело Скуратова”...

l В Японии идет активная подготвка к окинавской встречи глав “большой семерки”, в ходе которой должен принять участие и президент РФ, сообщают нам из Осаки. Ожидается, что Путину будет предъявлен своего рода “коллективный ультиматум” Запада по вопросам ядерных вооружений и ПРО, неучастия России в региональных конфликтах по периметру “бывшего СССР”, а также положения с “правами человека”, “свободой слова” и “преследованием евреев”. Для большей сговорчивости “русского полковника” предполагается незадолго до встречи или в ходе ее развернуть кампанию по “личным фирмам” Путина и его “коммерческой истории” в бытность заместителем Собчака. Относительно последнего распространяется информация, что причиной смерти бывшего питерского мэра стала передозировка препарата “виагра” в комбинации с рядом психотропных веществ, разработанной “кремлевскими врачами в погонах”...

l Как сообщает источник из Вашингтона, на прошлой неделе министр финансов США Л.Саммерс имел “как минимум три конфиденциальных телефонных беседы” с А.Чубайсом по защищенным каналам связи, в ходе которых обсуждалась ситуация с расчленением РАО “ЕЭС России”, а также внутриполитическая ситуация в РФ. По той же информации, в конце концов Л.Саммерс передал своему давнему контрагенту “несколько полезных контактов в России” с целью “укрепить контроль над Путиным и его ближайшим окружением”...

l Публично окунув Путина лицом в кумыс и показав его в таком виде всей России, М.Шаймиев и М.Рахимов сумели с помощью телевидения деструктурировать “образ президента” и продемонстрировать перспективы консолидации регионов против Центра, считают аналитики СБД. Вместе с тем мобильность нынешнего “хозяина Кремля”, демонстрирующего готовность “работать индивидуально с каждым губернатором” с целью добиться принятия нужных решений в Совете Федерации, демонстрирует крайнюю степень заинтере- сованности Путина в замене нынешнего состава СФ...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Никелированный Потанин скоро начнет ржаветь.

« От алюминия у Быкова осталась тюремная ложка.

« У олигархов отнимают таблицу Менделеева.

« Следователи Николаев и Волков — Кирилл и Мефодий русского правосудия.

Валентин Варенников ПРАВО НА ВЛАСТЬ

Народы России связывают наступление нового века и избрание в стране нового президента страны с надеждой на решительные изменения жизни к лучшему. В первую очередь они рассчитывают на то, что перед законом будут все равны, то есть порядок должен быть, как в цивилизованном государстве. Ведь никто в мире не возмущался, когда в свое время в Южной Корее посадили за махинации сразу двух бывших глав государства на длительные сроки.

В то же время оголтелая кампания, поднятая в средствах массовой информации, и особенно на телевидении, в связи с задержанием и помещением в следственный изолятор подозреваемого в махинациях в крупных размерах Гусинского, говорит о том, что в стране существуют силы, которые считают, что законы писаны не для них и что не официальная власть является реальной властью, а именно они определяют внутреннюю и внешнюю политику нашего государства.

Так называемые "защитники демократии", подписавшие обращение в защиту Гусинского, в первую очередь заботятся о себе. Но если прокурор усмотрел наличие махинации с 10 млн. долларов, то никакого не может быть сомнения в том, что лицо, допустившее это нарушение, должно быть изолировано, так как оно, находясь на свободе, предпримет все меры, чтобы помешать следствию, обелить себя и "узаконить" эту махинацию. Как это было в прошлом и у многих расхитителей государственных и народных средств.

Особое возмущение вызывает тот факт, что кликушествующие защитники Гусинского переводят стрелку с экономического преступления на политическое. Они из кожи лезут, создавая вокруг Гусинского ореол политического мученика. При этом убеждают телезрителей, радиослушателей и читателей газет, что это якобы позиция и мнение подавляющей части населения нашей страны, что, мол, такого же мнения лидеры западных стран и мировая общественность, что является явной ложью.

Мало того, они цинично, нахально и постоянно внушают народам, что у нас, мол, нарушаются права человека, создается угроза свободе слова и демократии в целом. Это выглядит дико. Ведь на самом деле, на протяжении вот уже нескольких суток во всех СМИ, в том числе на телевидении, днем и ночью только и говорят о Гусинском. Во время землетрясений, наводнений и других тяжелых стихийных бедствий с массовой гибелью людей не было такого накала в СМИ, как сейчас с делом Гусинского. При этом все гнусно искажается.

Но и это не все. История не видела прецедента, когда руководитель государства едет с официальными визитами в ряд стран, а параллельно с ним туда же выезжает представитель задержанного и помещенного в следственный изолятор подозреваемого в жульничестве лица — с задачей одновременно с президентом организовать и провести пресс-конференции в целях обвинения и дискредитации лидера и государства в целом.

18 июня на НТВ в "Итогах" сообщается: "Власть испугалась и выпустила Гусинского из тюрьмы... В России не только создалась угроза СМИ и правам человека, но и демократии в целом"(!!!). Эти "Итоги" проводят параллель даже с Нюрнбергским процессом, где говорилось, что нельзя освобождать лиц от ответственности, если они отдали преступные приказы. Иными словами, надо привлечь к ответственности тех, кто отдал распоряжение посадить Гусинского в следственный изолятор.

А какие ярлыки навешиваются всей власти, в том числе президенту?! И для эффективности проводится опрос населения — 90% подтверждают, что эти ярлыки определены правильно. Наконец, "Итоги" говорят, что народ с таким трудом "добился" крушения коммунистического строя в СССР, а сейчас идет возрождение фашизма как третьей силы.

И весь этот бред находит отражение в мыслях у ряда почтенных людей. Даже некоторые лидеры левой оппозиции высказывают тревогу за наши СМИ! Но при чем здесь СМИ? Кто их зажимает? Чьи права нарушены? Идет клевета на все органы власти. Мало того, в Совете Федерации и Государственной думе находятся лица, которые вначале поддерживали проекты федеральных законов, внесенных президентом РФ, а сейчас в связи с делом Гусинского решили их кардинально поправить. Это выглядит позорно.

Почему-то никто не возмутился, когда Конгресс США вызвал руководство "Медиа-Моста" для доклада в связи с проведенным обыском. Никто не возмутился, что Гусинский, как и некоторые другие олигархи, организует у себя чуть ли не свою ФСБ, что является противозаконным.

Нам понятно, что работники НТВ во главе с Киселевым, раболепствуя, отрабатывают большие деньги, которые выплачиваются Гусинским. Но кто дал право им подрывать авторитет нашего Отечества, лгать и поливать помоями наше государство?

Все это произвол и полный беспредел. Миру видно, что определенная коррумпированная верхушка ясно показывает, что она намерена таким образом максимально подорвать авторитет существующей власти и продемонстрировать, кто является истинным хозяином в нашей стране.

А что же делает наша власть? Она или молчит, или оправдывается. Точь-в-точь, как ГКЧП в августе 1991 года. Но ведь это же чревато поражением для государства!

Российская ассоциация Героев категорически протестует против давления, которое оказывается на Генеральную прокуратуру, ее следственные органы, на российскую и мировую общественность в целях опорочивания власти России и оправдания лиц, совершивших преступления.

Мы, решительно поддерживая по этому вопросу существующую власть, настоятельно просим президента и правительство РФ, руководителей Федерального собрания РФ и Совет безопасности России принять незамедлительн ые меры по пресечению психоза в стране, так как это затрагивает престиж, суверенитет и безопасность нашего государства.

Если силам, незаконно претендующим на высшую власть в государстве, не будет дан должный отпор, то именно это неизбежно приведет к диктатуре коррумпированной элиты, и тогда Россия никогда уже не сможет выйти из того политического и экономического кризиса, в котором она находилась последние 15 лет.

Валентин ВАРЕННИКОВ, генерал армии, Герой Советского Союза, президент Российской ассоциации Героев

ОН СРАЖАЛСЯ ЗА РОДИНУ

БОЕВЫЕ ТОВАРИЩИ

Журналисты газеты "Завтра" склоняют головы перед светлой памятью русского патриота и сердечно соболезнуют его родным и близким.

ГЛАС НАРОДА. РУССКОГО

Гусинского выпустили, но не отпустили: следствие продолжается. Вместе с ним нарастает в стране колоссальный процесс отторжения того антинационального, антирусского потока лжи, мерзости и тлена, что воплощает в себе НТВ и "Медиа-Моста". Гусинского ненавидит огромное количество русских людей, и у каждого эта ненависть своя. Она разлита по различным слоям российского общества и, словно радуга, меняет свой тон от страты к страте. В армии, ФСБ, внешней разведке, прокуратуре, среди чиновничества и духовенства, в бизнесе и политике, в среде русских духовидцев и у заблудших душ, в громадной массе обобранного народа ненависть к предательской, чуждой, сатанинской "электронной Хазарии" Гусинского наполняет сердце и просится наружу.

Газета "Завтра" предприняла эксперимент. Корреспонденты окунулись в эти страты, чтобы узнать мнения их представителей, постичь их ненависть и страдания. Мы не просили раскрывать имен и ставить подписи, но выносили впечатления. Теперь мы рассказываем об этих встречах.

Денис Тукмаков ВОЕННЫЙ

Я встретился со старшим лейтенантом ВДВ в Центре реабилитации, что в подмосковных Химках. Раненный в начале мая в Чечне, лишенный ноги ниже колена, он излечивался здесь, вдали от войны и боевых товарищей, и проживал по-новому всю свою жизнь, которая теперь так круто изменилась. Сложно было в разговоре нашем держаться одной лишь темы, потому что в памяти, как на фронте, надо глядеть в оба и реагировать на все, что атакует твой край. Мысли об НТВ перемежались с размышлениями о войне, путались в воспоминаниях о боях, скрашивались рассказами о фронтовых друзьях. Правда русского лейтенанта — перед вами.

— Главное на войне — "чтобы гранат побольше и в спину не стреляли". НТВ всегда, все две войны, стреляло нам в спину. Подло и жестоко. Если бы энтэвэшники были чеченцами или американцами — черт с ними, что от них ждать? Но НТВ выступало от имени всего нашего народа, выражало якобы всеобщее мнение! И получалось, будто весь русский народ ненавидит нас, мочит нас сильнее "чехов", выставляя убийцами и трусами.

Первая война: съемки исключительно с позиций "чехов", интервью с Басаевым, Масюк — народный герой, постоянные призывы закончить "бойню мирного чеченского народа" и сдаться, уйти, забыть всех наших ребят, оставшихся лежать там. Если показывали наших, то в основном в качестве трупов, которые обгладывают собаки. Нелюди. Перед тобой лежит тело солдата, а ты включаешь камеру и снимаешь, смакуя детали...

Вторая война — внимание ко всему мерзкому, грязному и жестокому, что есть на войне. То покажут зачмыренного солдата, то разрушенные дома с причитающими в телекамеры чеченками. Недели две в начале войны НТВ еще держалось, а потом снова принялось показывать здоровых, самоуверенных "чехов": якобы передавали кадры Рейтерс или Би-би-си. А какую шумиху НТВ подняло вокруг постов на пограничных переходах с Ингушетией! Почище нынешних плачей по Гусинскому будет. И вечные "комитеты солдатских матерей", предатели ковалевы, призывавшие сдаваться на милость "чехов", "гражданские эксперты", ничего не смыслящие в боевых действиях, но непременно с поучениями, как правильно воевать.

В январе встречали мы в части их корреспондентов, предлагали заснять ребят, которые только что из боя вернулись. Так они ради приличия полминуты на ребят потратили, а потом два часа раскуроченные дома снимали. И чеченские старухи в камеру голосили, как по заказу, а потом сопровождающим в спину проклятиями сыпали, что всех нас истребят. Точно так НТВ жалит.

И постоянно, в каждом выпуске новостей — цифры погибших и раненых. Павшие — это святое, и память о них светла. Но телевидение — это же пропаганда. Во время войны она работает либо на нас, либо на врага. Если бы в Великую Отечественную вместо сводок о победах, удачных операциях, наших героях и немецких потерях "Советское информбюро" ежечасно долбило бы наш народ в тылу цифрами убитых наших солдат, мы бы не выиграли ту войну!

Я не знаю, сколько украл Гусинский, но я очень хорошо знаю, что такое предательство на войне. Самый главный предатель носит имя "НТВ".

Денис ТУКМАКОВ

Борис Александров ЧЕКИСТ

Рослый охранник — прапорщик из бывшей "девятки", отворил ничем не примечательную металлическую дверь на первом этаже сталинского дома. Несколько этажей тесных комнатушек, заполненных обшарпанной канцелярской мебелью, — все, что осталось у некогда могущественного управления ФСБ. В одной из них уже "накрыта поляна" — все бумаги убраны со столов в сейфы, а их место заняла немудреная выпивка и еще более простая закуска — четверо сотрудников убывают на полгода в Чечню — усиливать тамошнюю, еще только формирующуюся структуру.

Старшим в собравшейся небольшой компании оказывается рослый и грузный офицер, обросший самого гражданского вида бородой. Он поднимает тост за отбывающих, а застольный разговор быстро соскакивает с надоевшей всем Чечни на злободневные околополитические темы. Все ругают Думу и пакет законов, согласно которым должны быть отменены налоговые льготы военнослужащим и бесплатный проезд в общественном транспорте. "У меня тогда вся зарплата на билеты уйдет",— горячится молодой капитан. Хоть сразу рапорт пиши. На службе останутся одни "деловые" и растяпы, которым уж совсем некуда податься ".

"Что ж, Путин совсем не понимает, что поддержки силовых структур может лишиться?"— вопрошает другой. " А ведь, кроме поддержки военных, у него ничего и нет. Если что, его Гусинский со своими евреями только так затопчут".

Некоторые из собравшихся, похоже, считают, что Путин ничего не знал о готовящемся аресте хозяина "Медиа-Моста", а сама акция была проведена по звонку Волошина.

Но никто не скрывает радости по поводу этого знаменательного события. "Это ведь наши сработали,— радостно говорит бородач,— Гусинского надо было брать,— это понятно. Он же враг России жуткий и материалов на него... выше крыши. Плохо только, что его так быстро отпустили. Хотя бы еще пару суток продержали. Впрочем, теперь дела пойдут у него хуже — все на всякий пожарный сторониться будут. Особенно чиновники — даже взятку от "Гуся" или его людей теперь опасно брать — вдруг того арестуют, а он и сдаст".

Все чекисты опасаются только одного — сможет ли новый президент, которого водоворот событий бросил в бой с мировой еврейской олигархией, выдержать ее ответный удар.

Борис АЛЕКСАНДРОВ

Иван Ленцев РАЗВЕДЧИК

Искать действующего разведчика — занятие бессмысленное, поэтому мы прибегли к старым связям и обратились к тем, кого в сухих сводках Службы безопасности "День" принято называть "источниками из СВР". Наша встреча с подполковником СВР произошла в редакции.

Несколько лет подряд Служба подвергалась травле со стороны демократических СМИ и НТВ в первую очередь, за то, что она никогда не совершала: за репрессии и гонения диссидентов, за политические несвободы, за все грехи пятого управления КГБ, которое, к слову, первым перешло под крылышко не кого-нибудь, а именно Гусинского. Вместе с водой всякий раз они выплескивали и ребенка. Сейчас ситуация изменилась во многом благодаря новым политическим фигурам, пришедшим к власти, но я отлично помню, как еще пять лет тому назад СМИ и НТВ, в особенности, создавали образ советского и русского разведчика. Это образ жестокого, беспринципного, идеологически зомбированного шпиона, за баснословные деньги вербовавшего иностранных граждан, всячески третировавшего гениев русской культуры, спорта, науки, под крышей которых он якобы только и мог работать за границей. В целом он был неудачником, потому что работал на свою страну и не сумел вовремя продаться чужим разведкам. И в то же время прославлялись предатели Родины и агенты чужих разведок, причем совершалось это на всех уровнях — от фильмов про "Джеймса Бонда против КГБ" до крупномасштабных акций по демонизации органов госбезопасности, как то переписывание истории на лад НТВ. Подобное не может остаться безнаказанным.

И здесь можно видеть второй источник нашей ненависти. В одиночку на подобные акции НТВ не способно. Безусловно, игра Гусинского против России осуществляется в координации с более мощными центрами влияния на Западе. Можно установить целую систему или организацию, в которой НТВ и вся информационная империя Гусинского — лишь один щупалец, одно маленькое жало. В системе этой задействованы Всемирный еврейский конгресс и израильский "Натив", Госдеп США и американские деловые круги, европейские банки и агенты влияния в нашей стране. Поскольку это напрямую угрожает безопасности страны, Службой выявляются те каналы, по которым происходит наступление на интересы России: отслеживаются передвижение финансов, трансляция информации, взаимодействие представителей, в том числе и "Медиа-Моста" с западными организациями. Сегодня мы достаточно хорошо осведомлены, как функционирует эта сеть. И в этой огромной структуре мы видим те скрытые пружины, которые на поверхности превращаются в антироссийскую, антигосударственную деятельность НТВ: в прочеченские репортажи, в нагнетание сепаратистских настроений, в идеологическое давление и контрпропаганду. Его надо нейтрализовать, пока он окончательно не погубил нашу страну.

Иван ЛЕНЦЕВ

Александр Сергеев ЮРИСТ

Наш корреспондент встретился с бывшим следователем по особо важным делам Генпрокуратуры, совсем недавно вышедшим на пенсию. Сегодня он работает в одной из крупных адвокатских контор. Откликнувшись на нашу просьбу прокомментировать ситуацию, сложившуюся после ареста и неожиданно быстрого освобождения Гусинского, он решил поделиться с нами своими мыслями.

— Ни одна из государственных структур в ельцинское время не была так втоптана в грязь так, как это сделали с Генпрокураторой. Я помню время, когда мне было всего двадцать с небольшим и по распределению я пошел работать в прокуратуру. Тогда был такой генпрокурор СССР Руденко, он пользовался в стране огромным уважением, непререкаемым авторитетом. Замететьте, что часто снимали со своих должностей и министров, и членов ЦК и Политбюро, а генеральный прокурор оставался на своем посту, выполнял свои обязанности. Была стабильность в кадрах, старые, заслуженные работники передавали свой опыт нам, молодым.

Главная функция прокуратуры — следить за соблюдением законности и пресекать нарушения закона, от кого бы они ни исходили. Поэтому стабильная прокуратура может существовать только в условиях стабильной государственной власти. Прокуратура — не силовая структура, которая в условиях безвластия может превратиться в нечто самостоятельное, в какую-нибудь вольную дружину. У нас нет стволов, нет своих военных формирований, наше оружие — закон и только закон.

Когда начался развал государства, начался и развал прокуратуры. Разве не говорит сам за себя тот факт, что при Ельцине было пять генеральных прокуроров, и ни один из них не просидел на своем посту больше двух лет, не ушел с должности по-хорошему? Степанкова сняли за близость к Хасбулатову, Казаннику пришлось уйти после того, как он в полном соответствии с законом выпустил по амнистии защитников "Белого дома", Ильюшенко просто уничтожили за его действия против группы "Мост", Скуратова поливали грязью, угрожали посадить, показывали голым по телевизору за его выступление против "семьи"... И вот теперь смотрим, назначен новый генпрокурор, Устинов. В полном соответствии с законом следователь избрал олигарху Гусинскому меру пресечения — содержание под стражей. И каков результат? Вот перед нами лежат газеты, читаем заголовки: "Генпрокуратура становится опасной для общества", "Наглость Генпрокуратуры была чрезмерной". Опять прокуратуру выставляют крайней, ни одна газета, ни один телеканал не сказали о нас доброго слова. Мне кажется, что Генпрокуратуру хотят до конца развалить, парализовать, чтобы в стране создалась такая ситуация, когда можно вообще не считаться с законом, когда правым окажется тот, у кого сильнее "лапа" в Кремле, у кого все схвачено с прессой, у кого есть деньги. Это будет настоящий каменный век.

Что касается личной оценки действий следователя Николаева, то я не вижу ничего, что шло бы вразрез с общепринятой следственной практикой. По статье, по которой обвиняют Гусинского, уже в последние годы были осуждены десятки предпринимателей. И когда их дела расследовались, то по отношению к ним применялись те же меры пресечения, что и к Гусинскому. Журналисты, когда говорят об избирательном применении закона, делают умные лица и говорят: "Почему взяли Гусинского, а не Березовского? Потому, что мстят по политическим мотивам именно ему". А когда в феврале прошлого года Катышев возбудил уголовное дело в отношении Березовского, то те же самые журналисты говорили прямо противоположное: "Почему возбудили дело против Березовского, почему именно против него? Потому, что дело в политических причинах". Я откровенно не понимаю, чего хотят эти люди. Может быть, они хотят, чтобы произошла Варфоломеевская ночь, и за несколько часов арестовали всех, кого подозревают в экономических преступлениях? Но это как раз и будет нарушение закона, потому что такое мероприятие действительно не может быть осуществлено в законных рамках, это технически невозможно. И прокуратура таким образом действовать не может и никогда не будет.

Александр СЕРГЕЕВ

Олег Щукин ЧИНОВНИК

Наши люди любят смотреть телевизор. Особенно на отдыхе. "Ящик" хорошо соответствует "всемирности" русской натуры, отмеченной еще в речи Достоевского, и стремлению везде успевать, лежа на печи, отмеченному еще в сказках Афанасьева. Так просто: щелкнуть переключателем, или еще проще — нажать кнопочку у пульта дистанционного управления и узнать, что, где и когда волнует наших телевизионщиков. В те дни только и говорили об аресте Гусинского.

Один из подмосковных пансионатов, построенных еще во времена "застоя", куда я приехал навестить своего доброго знакомого и обсудить с ним кое-какие срочные журналистские дела, ничуть не изменился за последние два года. Все та же пропускная система, все те же пенсионного возраста шахматисты в фойе, все тот же контингент отдыхающих. Среди "братков" средней руки, юных банковских служащих и преуспевающих коммерсантов считается хорошим тоном заехать на несколько дней в такой островок "развитого социализма", подышать лесным воздухом, покататься на лошадках и "расслабиться" "в номерах" по полной программе.

Случилось так, что сосед моего знакомого по номеру укатил в Москву, и его обедом, благодаря предусмотрительно оставленной карточке отдыхающего, тот предложил воспользоваться мне. Не успели мы расположиться за столом, как сидящий напротив нас человечек поинтересовался, что мы об этом обо всем думаем. Мой знакомый, конечно, повторил все услышанные по НТВ рассуждения о свободе слова и журналистской солидарности, о том, что арест Гусинского является попыткой Путина свести счеты за критику. В конце своей короткой и энергичной речи он подчеркнул, что предлог для ареста явно надуман, и свободе других олигархов, дружащих с Кремлем, пока ничто не угрожает.

На что человечек вздохнул, вытер губы бумажной салфеткой и произнес приблизительно следующее.

— Я — маленький человек. Работаю в министерстве больше двадцати лет. А до этого еще пятнадцать работал на производстве. Так что видел всякое, и могу сравнивать тенденции. На жизнь мне жаловаться грех — родственники в провинции живут гораздо хуже моего, и я им всем по мере сил помогаю. Так вот, свободой и суверенитетом мы наелись все, сверху донизу. Но что-то менять очень боимся. Все-таки наши доходы с зарплатой советских времен не сравнить. А с другой стороны, все эти чистки, реорганизации, сокращения штатов. Понимаете, все эти деятели говорят, что они борются с бюрократией. А я скажу — не надо с нами больше бороться. При Брежневе боролись с бюрократией, при Горбачеве боролись, при Ельцине тоже боролись. Знаете, плохому танцору все мешает. И вместо того, чтобы управленческий аппарат правильно использовать, они с ним, видите ли, борются. А толку от этой борьбы, конечно, чуть. Просто вместо государственных задач нам всем приходится решать задачи личные. Но ведь мы же — не проститутки. У нас все корни здесь, и дети наши не уедут за рубеж учиться и жить. Я, конечно, работаю сегодня за деньги и только за деньги. Но ведь это неправильно. Я ведь тех, кто мне эти деньги дает — а в конечном счете того же Гусинского вашего — ненавижу просто. Мне все равно, за что его посадили и когда выпустят, но это ведь он и такие, как он, разрушили государство. Квартира, дача под Москвой — вот и все, что осталось у меня от моей страны, получается. А ведь все его газеты, все его журналы, все это НТВ и "Эхо Москвы" делают из меня жвачное животное — без национальности, без гражданства, без веры. Конечно, выпустят его. А не надо бы. Но мы ничего не решаем. Вот что грустно.

И эта новорусская реинкарнация чиновника Мармеладова, тоже описанного Достоевским, медленно вышла из-за стола.

— Похоже, новую Россию ждут новые потрясения?— спросил я у знакомого, слывущего поклонником Столыпина.

— Как знать, как знать,— задумчиво ответил он.

Олег ЩУКИН

Андрей Фефелов СВЯЩЕННИК

У врат храма в самом центре Москвы я говорил с его настоятелем, отцом А. Когда я обрисовал круг вопросов, которые меня интересуют, батюшка задумался и просил подождать его немного у скамейки, построенной вокруг ствола большой липы. Вскоре он вернулся, держа в руках какие-то вырезки из газет и копии неких документов.

— Говорить-то не о чем. В том смысле, что все ясно. Я пастве запретил смотреть НТВ еще задолго до показа фильма, возводящего хулу на Господа нашего. Но тогда после показа мерзкой этой ленты всем православным был брошен вызов. Ведь несмотря на все увещевания, обращения самого Патриарха, НТВ настояло на своем. Тут уж, конечно, во многих приходах пастыри стали напрямую обращаться к прихожанам с просьбой воздержатся от просмотра этого бесовского телеканала. Но ведь все ясно было и до этого случая. Что делало НТВ, что делал ваш страдалец Гусинский на протяжении многих лет? Развращал народ…

Развращал по многим направлениям. Самые главные из которых — это насаждение культа стяжательства, а также пропаганда половой распущенности, восхваления блуда. Следующим шагом закономерно стало богохульство. А вскоре дойдет дело до прямой апологии Антихриста как личности. Я не удивлюсь, если завтра придет ко мне прихожанка и сообщит, что по НТВ третьего дня передавали интервью с Антихристом. Как я могу относится к Гусинскому, к "Медиа-Мосту", если то, что они делают с людьми, мы тут пытаемся как-то исправлять? К церкви иногда прибегают люди, порой одурманенные, искалеченные… Идут к нам чисто инстинктивно, как к последнему прибежищу. После всех этих ток-шоу о групповом сексе, после передач о пользе абортов, после фильмов о красивой и богатой жизни люди приходят к нам, обливаясь слезами, неся груз непомерных, тяжких грехов. Судят Гусинского за что? За мошенничество? Украл, оказывается, миллион рублей. А судить его надо за миллион душ загубленных. Вот, взгляните, что печатают журналы Гусинского. За кого они ратуют? За осквернителя православных икон, за безумца, разрубившего образ Пречистой. Нет, я не имел сочувствия и сострадания к растлителям человеческих сердец. Есть сорт деяний, которые подпадают под определение Тайны беззакония, и здесь позиция священства должна отвечать жестким требованиям последних времен, в свете грядущего противостоянию сыну погибели, к приходу которого усиленно рыхлится почва такими "прогрессивными" структурами, как "Мост". Ведь сегодня борьбу с Православием пресловутый "Мост" ведет, почти не скрываясь. Поэтому-то ни один православный священник не вступился за "мученика" Гусинского.

Андрей ФЕФЕЛОВ

Андрей Ильин УЧЕНЫЙ

В скромном кабинете, расположенном во флигеле знаменитой подмосковной усадьбы, я беседую с директором музея-заповедника. Он открывает окно в сверкающий благоуханный парк, неспешно закуривает папиросу.

— К Гусинскому у меня лично претензии не в том, что он что-то украл. Если подходить с чисто формальных позиций, то надо сажать всех крупных бизнесменов и больших начальников. На каждого из них, как говорится, "что-то есть". Другое дело, как человек, связанный с определенной средой, скажу, что НТВ и Гусинский многими русскими музейщиками и учеными воспринимается крайне враждебно. И дело не в том, что они завидуют баснословному, непонятно как нажитому богатству, так заметному на фоне собственного безденежья. Нет, претензии серьезнее, и здесь есть, о чем поговорить. Два момента можно сразу назвать. Во-первых, это американизм, от которого всех уже тошнит и который есть фирменный стиль НТВ. Конечно, не только НТВ этим грешит. Но оно, так сказать, в авангарде процесса. Самые подлые, разнузданные, пошлые формы вещания отрабатываются энтэвэшниками. Естественно, когда сальные всякие шутки звучат, когда раздевают до трусов девчонок, когда показывают фильмы, заведомо идиотские и похабные, — русские интеллигенты чертыхаются и, в конечном счете, выключают ящик. Другое дело, что молодое поколение более восприимчиво ко всей этой заразе. Второй момент связан с культурной политикой канала НТВ. Помимо потока "чернухи" и "порнухи", у НТВ есть тонкая довольно-таки стратегия в области культуры. Заметили, наверное, что ни один музейщик, ни один художник из провинции, ни один известный русский мыслитель на НТВ не пробьется. Не вылезают из экрана всякие радзинские, вульфы, успенские. Поют блатные песни, кривляются и сюсюкаются друг с другом. Проблема не в том, что порой все это приобретает вид низкопробного междусобойчика и мы имеем дело с телевидением для "своих". Проблема в том, что узкая, по родственному сбитая группка держит монополию на общенациональном канале. Ведь то, что мы называем традиционной русской культурой, НТВ не приемлет ни в каком виде, на пушечный выстрел к себе не подпускает. Конечно, требовать заключения Гусинского — это не мое дело. Однако сама персона мне глубоко противна, как, наверное, и большинству моих коллег.

Андрей ИЛЬИН

Илья Каиров ПОЛИТИК

Государственная дума России. В холлах и коридорах огромного здания гул голосов множества хорошо одетых мужчин и женщин. От "перенаселения" в роскошных апартаментах царит атмосфера суеты и раздражения. Поднимаюсь в переполненном лифте на девятый этаж, бреду вдоль по коридору, отыскивая нужную дверь. В комнате, заваленной папками, уставленной дорогой оргтехникой, за столом сидит человек, читая какой-то документ, держа в руках очки на манер лорнета, на некотором расстоянии от глаз. Заметив гостя, он приветствует меня знакомой улыбкой, приглашает сесть в черное кожаное кресло.

— Я в первый раз за много лет почувствовал, что власть действует в правильном направлении. Прежде всего для меня фигура Гусинского олицетворяет эдакую квинтэссенцию сволочного строя, установившегося в России. Не случайно, что НТВ возникло сразу же после кровавой расправы над защитниками Дома Советов, выросло как бы на костях, на крови наших товарищей. Гусинский олицетворяет дух чистого ельцинизма, причем парадоксально,— он яснее, четче самого Ельцина иллюстрирует эпоху, которая, слава Богу, кажется, завершилась. Как только колониальный режим кроваво расправился с оппозицией, сразу стали, как грибы после дождя, плодиться всяческие "олигархи" и медиа-магнаты. Гусинский — самый прозападный, самый "передовой" из них. То, что делало НТВ с русской армией, с русской культурой, как насаждало оно заморские ценности, я думаю, рассказывать не стоит. Но следует помнить, что основной удар холдинга был направлен на национальное сознание русских и русскую государственность. Любая фигура на политическом горизонте, выступающая с лозунгами укрепления государства, подвергалась на НТВ уничтожительной критике. Создавалось впечатление, что Гусинский напрямую выполнял социальный заказ вековых врагов России. Цель была — уничтожить, испепелить любой росток здравого смысла, порядочности. Хаос и уныние сеяли в народе слуги Гусинского. Мне кажется, что конфликт Путина и Гусинского это не просто отражение противостояния двух группировок российской элиты. НТВ было задумано и создавалось исключительно как инструмент деструкции, и как только появлялись у власти первые робкие попытки выправить катастрофическую ситуацию в стране, сделать позитивные шаги в сторону укрепления Отечества, Гусинский и НТВ тут же становились на дыбы. Вспомним чеченскую операцию, вспомним ситуацию с Лукашенко и российско-белорусскими отношениями. То же самое вышло и с Путиным, который вознамерился хоть чуточку укрепить российское государство. С другой стороны, как только на поверхность выскакивала какая-то мерзость, какая-то деструктивная предательская сила, Гусинский и НТВ всеми способами поднимали ее на щит, пропагандируя и восхваляя ее на каждом шагу. Пример Лебедя-Хасавюртовского здесь как нельзя кстати. Это, безусловно, не случайность. Это часть системы, которая работает на то, чтобы Россия больше никогда не поднялась с колен. "Мост", одной рукой унижая русских, издеваясь над ними (вспомним жуткую садомитскую фотографию коровы в журнале Гусинского "Итоги", обозначенную именем России), другой рукой дискредитировал русских патриотов, придумав страшилку про "русский фашизм". То, что сейчас наступили на хвост Гусинскому, на мой взгляд, есть первый признак выздоровления России. В будущей великой России гусинским места нет.

Илья КАИРОВ

КОМЕНДАНТ (Генерал Святослав НАБЗДОРОВ о войне, о власти и об урожае...)

С генерал-майором Святославом Набздоровым мы познакомились и подружились в Таджикистане. Там он командовал знаменитой 201-й дивизией. В этой дивизии он вырос от командира полка до комдива. Прошел гражданскую войну. И по праву считался одним из самых подготовленных и перспективных комдивов Сухопутных войск. Потом была учеба в академии Генерального штаба, назначение на Дальний Восток. И вдруг, как гром среди ясного неба, новость: Набздоров назначен комендантом одного из районов Чечни. Очень долго не удавалось попасть к нему в гости. То какой-то рок отменял уже запланированный вылет, то просто не складывались обстоятельства. И лишь совсем недавно мы вновь встретились. Как водится, проговорили весь день. На следующее утро Святослав вновь улетел в Чечню, а у меня в блокноте остался его уникальный и удивительный рассказ о жизни и быте русского коменданта.

ЕСЛИ СЛОЖИТЬ ВМЕСТЕ ВСЕ, что нам было обещано при отправке в Чечню, то, наверное, до самой пенсии никаких бы проблем не было. И зарплата, и выслуга, и перспективы, и звания вне очереди. А сегодня в равнинных районах уже и "боевые" давно отменили. Да и у нас все практически с большим трудом. Боевые, конечно, начисляют. Но получать их придется только по месту службы. А уж о внеочередных званиях, перспективах вообще не заикаемся. Домой вернемся на родные должности. И то — отлично!

Только эти месяцы, пожалуй, уже никогда из памяти не уйдут. Навсегда сохранятся. Ведь почти восемь месяцев я был фактически генерал-губернатором целой маленькой республики. Комендантом Ачхой-Мартановского района Чечни.

* * *

В первую ночь я спал в "сотой дон" — сотой дивизии особого назначения внутренних войск на высоте "260. 0".

Еще утром прилетел в район. Представился командующему группировки, действовавшей в этом районе. Так и так. Назначен комендантом.

Но у военных свои дела. Им надо очередную высоту брать. А у нас свои. Это мне сразу сказали. И это сразу неприятно удивило. Ведь еще вчера я сам был замкомандующего армией, готовил войска. На плечах погоны генерал-майора, и вдруг — я как бы "чужой". Комендант. А ведь совсем недавно с генералом, который группировкой командует, можно сказать, за одной партой в академии сидели.

Уже потом узнал, что с большинством моих товарищей по новой службе то же самое произошло. Вроде военные, вроде в погонах, а для армейцев уже как бы "чужие". И лишь со временем понимание пришло этого "отчуждения". Все очень просто. Задачи у нас разные. Армия в Чечне воюет. Наступает, захватывает, разрушает, уничтожает. Она делает ту свою работу, для которой предназначена. А мы, комендатуры, здесь совершенно для другого. Мы должны восстанавливать, созидать, залечивать, примирять. Потому и "непонятки" со вчерашними однокашниками. У них бойцы "случайно" корову подстрелят, так это по военным нормам — мелочь. Подумаешь — корова. Пацаны под смертью ходят! Может, ее случайно зацепило в перестрелке. Пусть сержант выговор в бумажку запишет…

А для нас это целая проблема, для нас это уже почти кризис. К нам обиженные чеченцы бегут. Кто, мол, здесь власть? И какая она, эта власть? Бандиты были — грабили. Русские пришли — тоже грабят. Если вы — власть, то накажите виновных. В советское время за убийство коровы, мол, могли и в тюрьму посадить…

Вот мы и крутимся. И в итоге для нас родная армия оказалась куда дальше, чем та же милиция или даже администрация. И это не драма, а просто логика. Рано или поздно, но армия уйдет. А мы — останемся…

Так вот, в первую ночь я ночевал у "вэвэшников", и вторую, и третью, и еще несколько. Почему? Да потому что нам было обещано: к прибытию в районах нас уже будут ждать укомплектованные комендантские роты, РОВД, ФСБ и прочие структуры власти. А на деле, большинство из нас приехало просто в пустоту. Я почти неделю ждал, пока хотя бы первый взвод сформируется. В итоге первую ночь в Ачхое ночевал с пятнадцатью офицерами, прибывшими укомплектовывать комендантскую роту. Спал на выбитой взрывом двери, не раздеваясь. В эту ночь на весь поселок и прилегающий к нему район мы были единственными представителями всей российской власти, армии и МВД вместе взятых. ОМОН, положенный нам на усиление, прибыл только через несколько дней. Так же, как и личный состав роты.

Комплектовал роту Уральский округ. Ну и постарался, естественно, по принципу: на тебе, боже, что нам негоже! Из восьми переданных нам БТРов на ходу оказалось всего два. А из ста шестидесяти одного солдата-контрактника, набранных округом, через месяц осталось всего тридцать два. Остальной бомжево-пропойный "элемент" мы просто выгнали.

Я потом как-то Тихомирову на совещании рассказал о том, как его округ нам "помог" — так он еще долго "громыхал" на своих замов…

В общем из прибывшего "воинства" я начал сколачивать работоспособное ядро. Очень мне помогли оказавшиеся среди контрактников восемь казачков-уральцев. Они и стали нашей опорой.

Первые дни, пока роты не было, меня возили по району на обычной белой "шестерке", за рулем которой сидел один из глав администрации. В машине — мы вдвоем. Ни охраны, ни сопровождения. Из оружия — у меня пистолет и у него автомат. И — ничего! Все сошло. Боевиков тогда крепко пощипали, они буквально забились в щели. Ни одного выстрела не было. Уже потом, узнав местные нравы и обычаи, я понял, как мне на самом деле повезло. А тогда — ничего. Ездил. Встречался с людьми, знакомился с местными администрациями, которые сами были только-только, можно сказать, под огнем сформированы. Народ в них был разный. От откровенных врагов, открыто поддерживавших боевиков, до обычных старейшин, волею случая вытолкнутых на переговоры с войсками. Честно скажу: людей, открыто нам сочувствовавших, тогда было очень мало. Чаще — холодная отстраненность: "Вы — придете, уйдете, а мы — останемся…"

Первой техникой комендатуры стали БТР, комендантский УАЗ, "радийка" — Р-142 и "зеушка" — наша главная тогдашняя огневая мощь.

Расчет на ней — классные мужики. Вчера звонил к себе в комендатуру узнавал, как дела. Оказалось, что на днях "зеушка" в засаду попала. Но после первого выстрела подавила огнем засаду. При осмотре места засады нашли труп боевика. Валялся в кустах с "мухой" на плече. Выстрелить даже не успел. Там рядом склад оружия нашли. И пару фугасов на дороге сняли…

* * *

Район мне достался очень не простой. Традиции — самые суровые. В боевиках в каждом селе — десятки. Могил боевиков за каждым селом — тоже десятки. Целый лес пик на каждом кладбище. Отношение к русским — можешь себе представить. Одно слово: настоящая "ичкерия".

Под руку мне отдали пятнадцать администраций и в довесок — КПП на границе с Ингушетией, знаменитый КПП "Кавказ". Лагеря беженцев по ту и эту сторону границы.

Больше сорока сел и поселков. Почти шестьдесят тысяч населения.

Света нет, газа нет. Промышленность и сельское хозяйство в руинах. Ни одной МТС нормальной, на весь район десяток исправных тракторов и столько же машин. Ни семян, ни запасов — ничего. Ощущение такое, что люди здесь просто собрались тихо вымирать.

Основной источник существования — лагеря беженцев и "гуманитарка". Ее тащили все кому не лень, тут же продавали, меняли и закупались необходимым. Контроля в лагерях за распределением "гуманитарки" не было никакого. Мы провели ревизию в двух лагерях — Серноводске и Асиновской, насчитали разворованного и пропавшего имущества на 4 миллиона 248 тысяч рублей! И это только по двум лагерям. Можно представить, что в других делается. А ведь их десятки!

Никакого желания "восстанавливать жизнь" у большинства не было. А было беспросветное ожидание того, что будет только хуже, и желание прожить хотя бы этот день.

При этом большую часть района занимают лесистые предгорья. Бамутский лес, самашкинский лес — от одних этих названий у любого вояки настроение портится. Бандитские вотчины.

* * *

Без дипломатии ничего здесь не сделаешь. Вот взялись в одном из поселков мечеть восстанавливать. А мулла в ней еще тот кадр. Морду кривит, старается в проповедях русских и власть крыть. Да только самому сил на мечеть не хватило. Кое-как всем селом отремонтировали стены, а вот купол ставить — нужен кран. А его нет. Мулла и так и сяк. Не получается. Застопорилось у него дело. Начали ждать помощи от аллаха. Вот тут мы и вмешиваемся. Пригоняем аж из Грозного кран КАТО и на глазах всего народа ставим купол. Вот, мол, подарок от коменданта. Мулла аж позеленел от злости. Но куда денешься — начал прилюдно благодарить. А нам это и надо! Куда ему потом нас хаять, если сам от нас помощь принял. Да не просто помощь, а в строительстве мечети…

Мечети здесь — вообще сооружения особые. Под каждой — огромный подвал. И во многих из них далеко не мука хранилась и не тиражи Корана. Рабы сидели, пленных держали. В одной даже камера пыток была. Но ее сами жители хотели взорвать — называли "ваххабитской".

Вообще любовь чеченцев к подвалам потрясает. Найти здесь дом, где бы под ним или во дворе не было бетонной ямы или целых катакомб — невозможно. И в большинстве в стенах характерные кольца вмурованы. Для рабов и заложников. Не скажу, что в каждой семье процветала эта мерзость, но то, что явление это имело массовый масштаб, бесспорно. Рабов здесь были тысячи!!! Они здесь жили, здесь же умирали, здесь же их закапывали, а на место умерших приводили новых. Рабами свободно торговали на рынках, расплачивались ими как товаром.

За время моего комендантства освободили человек десять рабов. Из них больше половины в рабстве просидели лет по десять. Очень много русских попало в рабство из Северного Казахстана. Там мощная чеченская диаспора. Вот она и выманивала их сюда на заработки, а здесь их уже, как скот, вязали и продавали. И хозяева знали, что искать их не будут — в Казахстане на русских плевать хотели. Подумаешь, пропавшие. Так в России же, мол, и пропали!

Удивляет другое: многие в рабстве провели и всю прошлую войну — никто их так и не нашел. Такая здесь тогда "крепкая" наша "власть" была…

Освобожденные рассказывают о десятках своих товарищей, живших и сгинувших здесь за эти годы. Страшно становится, когда их слушаешь. Ей-Богу, страшно и стыдно, что подобное еще возможно на земле. И не где-то в Африке или Латинской Америке — а у нас, в России.

Один "орел" местный мне даже своего раба представлял, вот, мол, это мой верный помощник по дому, по хозяйству.

Мы его вытащили, а он обратно просится. Говорит — мне уже за пятьдесят. Семьи нет, родные давно меня уже похоронили. И сами, не знаю — живы ли. А хозяин меня кормит, не бьет. Мне лучше у него…

Вот так-то бывает.

* * *

Вообще, время больших войсковых операций здесь, конечно, прошло. Нет больше крупных банд. И полками с дивизиями здесь больше не против кого воевать. Но и выводить войска ни в коем случае нельзя.

Все боевики сегодня давно легализовались, обзавелись документами и по домам сидят. Днем — мирные "крестьяне", а по ночам мелкими группами выходят на дороги и в засады. При любой опасности — сразу в лес. Благо там лагерей и землянок накопано на сто лет вперед. Зимой, конечно, там не высидишь. А вот летом — как на курорте. Поэтому смысла в больших помпезных зачистках больше никакого. Ноль смысла. Еще только техника по дорогам запылила, как все, у кого документы не в порядке или кто в розыске — за околицу и в лес. А потом батальоны бессмысленно перетрясают села и поселки. Заходят в дома, где живут боевики. "Где хозяин?" "Уехал давно", или "У родственников в Ингушетии". В итоге найдут два ружья кремневых и рапортуют об успехах. А зачистка пройдет — и через день все назад вернулись. Сидят, ждут приказа. И вот эта "тайная" армия — главная причина необходимости держать здесь войска. Нельзя дать боевикам нигде почувствовать свою силу и большинство.

В том же моем Ачхое я знаю, что сотни полторы-две в любой момент по приказу соберутся в указанной точке с оружием и мешком еды на неделю. Но обстановка сейчас такая, что не могут они себе этого позволить. Слишком уж велик риск быть окруженными и уничтоженными.

Их надо по-другому брать. Умом, хитростью. "Оперативно-постельным" способом, как говорит мой начальник МВД.

Вот у меня начальник разведки классный мужик. Майор. Сам родом из Грозного. Местные нравы знает. Разведчиков на мою роту — всего-то взвод. А как работает!

В апреле боевики две засады устроили на трассе Ростов—Баку в районе поселка Давыденко.

В первый раз курских омоновцев обстреляли — двое погибли. Второй раз — машину воронежского РОВД, тоже двое убитых. Стали вычислять: кто? Все признаки вели в поселок — настоящее ваххабитское гнездо. Включили агентуру. Выяснили, что группа из пяти человек сидит в одном из окраинных особняков.

Ну, мой майор и предложил "схему". Ночью он с разведчиками выдвинулся в лес у окраины поселка. Сделали засаду. А утром мы демонстративно на технике к поселку подъезжаем. Вроде как на "зачистку". Естественно, сигнальщики сразу к бандитам. Те — в лес. И прямиком на засаду. Завалили всех. Пять человек.

Привезли трупы в центр на перекресток. Вывалили из грузовика. Среди убитых один славянин по виду и один араб. Чеченцев сразу выкупили за два автомата каждого. Все местные оказались. А наемников никто забирать не захотел. Такое вот у них "уважение" к своим защитникам. Через день дал команду зарыть их в старом окопе на окраине.

Зачистками сегодня ничего не решишь. Вообще ничего. Только море солярки сожжешь и войска зря прогоняешь. А вот оперативная работа — это сегодня все. У меня начальник РОВД — мужик просто золото. Полковник Николай Васильевич Уткин. Матерый опер. Когда-то в России сам в банду внедрялся. Орденом Мужества награжден. И ребята у него как на подбор. Потому и работа в районе налажена. За четыре месяца ни одного серьезного ЧП в районе. А сколько бандитов взяли! Причем без стрельбы. Тепленькими, в постелях. "Замполита" Гелаева, заместителя Вахи Мадиева…

И это с учетом того, что на оперативную работу ни копейки государство не дает. Ни на информаторов, ни на покупку вербовку. Все на энтузиазме. За мешок муки или ящик тушенки.

Я Уткина к Герою России представил. По всем понятиям — достойный мужик. А ведь это Ачхой-Мартан. Очень, скажу вам, непростой район.

На прошлой войне наши здесь всего несколько раз появлялись. Войска проходили через поселок. Зачисток штук пять провели. И все. А теперь мы здесь стоим уже восемь месяцев. И народ уже иначе на все смотрит.

Мы ведь пришли — ничего не было. Ни газа, ни света. Мертвая зона. Начали работу. Подключили свет, дали газ. Открыли медпункты, починили школы. Начали зарплаты выплачивать сначала учителям и врачам.

У самих ничего не было. У меня солдаты почти месяц на полу спали. Ни кроватей, ни матрасов не было, вместо подушек вещмешки клали.

Но потихоньку и сами обустроились, и район "оживили".

Комендатура — моя гордость. Мне ее нестыдно заменщику передавать. Настоящая крепость. Все позиции упрятаны в бетон и под землю. Все переходы под землей. Все усилено, все выверено. Все подходы освещены. При этом, если что, то, как в крепости, полная автономия на случай осады.

Потому и шесть месяцев уже ни одного обстрела не было. Смешно сказать — уже четыре месяца ночью в трусах сплю. Офицеры у себя в жилых помещениях в тапочках ходят, спорткостюмы на отдыхе одевать стали.

Правда, тут на днях кто-то ночью пальнул из "граника" по комендатуре от соседних домов. Граната пробила сетку "рабицу" и взорвалась в воздухе. Я вызвал соседских хозяев. Говорю, ну что, мужики, жить спокойно уже надоело?

Они мне: мол, это не мы. Это кто-то "залетный". Мол, что, нам еще и самим комендатуру стеречь? Я говорю: упаси Бог! Мы себя сами легко защитим. Но в случае чего — вы уж не взыщите. В следующий раз огонь открываю из всех калибров по тому месту, откуда началась стрельба. Смотрю — лица вытянулись. Знают мое слово. Пошушукались. Не волнуйтесь, говорят, товарищ генерал, больше стрелять никто не будет.

* * *

С военными отношения складывались тяжело и мучительно. С одной стороны, всегда хочется помочь своим. Я ведь боевой генерал. Мне бы по всем параметрам там, в группировке, войсками рулить, а я здесь. С бабами, коровами, тракторами, кирпичами и ребятней бесшкольной. Стараешься помочь, но очень часто выходит наоборот.

Помню одну историю. Война еще вокруг шла по полной. Военные три дня долбили один поселок, в котором сидел отряд боевиков. Покрошили их там здорово. Но через день мне информаторы доложили — ушли ночью боевики. Вышли под такое-то село. Отдыхают. Я выхожу на генерала. Говорю — хватит долбить. Нет там никого уже. Их надо брать там-то. В ответ — не хрена, мол, лезть не в свое дело. Мне виднее. И опять целый день долбят по пустому селу.

В итоге входят в него. К обеду ждут журналистов показать результаты. А результатов-то минимум. Убитых чеченцев боевики уволокли, а наемников прикопали. Нашли их только дней через пять.

Звонит уже генерал. Выручай, мол, журналисты приедут. Нужны трупы боевиков. Ну, я своих подчиненных напряг. Начали искать. Через разведку вычислили, что в такое-то село привезли в мечеть отпевать нескольких убитых арабов, что в таком-то лесу вчера закопали десяток убитых. В общем, кое-как наскребли дохлых боевиков. Звоню генералу — куда, мол, везти трупы? А он мне — какие еще трупы? Что ты пристал со своими трупами?

Оказывается, журналисты решили лететь в другое место…

Вот в Комсомольском — там боевиков действительно зажали. Отряд Гелаева. Он туда всю банду привел на отдых. И там нарвался. Почти тысячу человек потерял. Сам с семьей сбежал. Ему после этого смертный приговор вынесли боевики за трусость. До сих пор нигде не показывается.

* * *

Чеченцы — странный народ. Ни на кого не похожий. Я больше десяти лет отслужил в Таджикистане. Казалось бы — Восток. Восточное коварство, азиаты… Но только таджики, по сравнению с чеченцами, просто дети.

Чеченец живет в сложнейшей иерархической структуре родоплеменных, тейповых связей. И традиции эти, безусловно, всегда сильнее всех других законов. При этом сам тейп причудливым способом вписан в запутанную систему чеченского "малого" мира, чеченского этноса.

Первая проблема работы с чеченцами состоит в том, что очень сложно, а зачастую и просто невозможно, установить какие-то "базовые" ценности или понятия, с помощью которых можно найти общий язык. Ведь почти все они имеют у чеченцев свой собственный смысл. Та же честность. Для большинства это понятие универсальное по отношению к любому человеку, с которым ты работаешь или общаешься. Но для чеченцев это совсем не так. Для него честность — это очень специфическое и узкое понятие, относящееся исключительно к рамкам семьи. Но уже совсем не обязательное среди своих соплеменников и почти невозможное для "чужих".

Мусульманство — тем более не "базовая" ценность. Для чеченцев характерно вообще свое "особое" течение в мусульманстве — кадерия, но законы адата, родоплеменной свод традиций и законов,— все равно всегда были на первом месте. При этом десятилетия советской власти практически размыли религиозность большинства чеченцев, и сегодня мусульманство в Чечне — это такая же традиция, как и в России посещение христианских храмов на большие праздники. Кроме того, в Чечню активно вторгся ваххабизм. В общем, клятвы на Коране и заклинания именем Пророка здесь также весьма и весьма условны.

И так со всеми понятиями. Таков их менталитет.

При этом человек для чеченской ментальности не является какой-либо безусловной ценностью. Чеченец спокойно отнесется к гибели родственника или даже жены. Это только накладывает на него обязанность отомстить. Но вот к чему чеченец действительно чувствителен — так это к материальным благам. Смерть даже близкого человека не производит на него такого действия, как разрушение его дома, хозяйства, имущества. И это удивляет.

Вообще, между чеченцами и всеми остальными народами словно проходит некая грань. Чеченцы, пожалуй, как никакой другой народ, считают себя особенным, и культивируют эту "особенность". Как только себя некоторые из них не величают: "царским народом", "дворянами Кавказа", "народом—воином" и тому подобное.

Но когда погружаешься в жизнь чеченцев, начинаешь видеть, насколько они сами устали от этой своей "избранности" и как действительно трудно живется здесь простому человеку. Тейповое разделение общества привело к тому, что вся республика фактически расколота на бесконечное количество "уделов" и "наделов", за которые идет беспрерывная война. Деньги берутся друг с друга буквально за все. Пригнали мне в район пятьдесят два новых трактора. Я их распределил по администрациям. Так уже через сутки мне мои информаторы докладывают, что главы администраций распределили эти трактора — мало, что по своим родственникам, так еще и за десять тысяч рублей каждый! Вот тебе и "родня", вот тебе и "царский народ"!

Когда шли активные боевые действия, "менялы" трупов просто делали себе состояния. Выменивали у наших десяток убитых боевиков на захваченного в плен или убитого русского солдата, которого по дешевке выкупали у боевиков или местных жителей. А потом втридорога родственникам продавали тела их убитых сыновей, братьев, мужей. И ничего — уважаемые люди!

В любой администрации всегда сидит только один клан, одна семья.

Продается буквально все. Доходит до анекдотичного. Так, одному моему контрактнику всерьез предлагали купить себе жену. И не какую-нибудь, а вдову… боевика с тремя детьми. Всего за четыре тысячи рублей. Боец говорит — она же меня ночью зарежет. А ему объясняют — ты, мол, наших традиций не знаешь. Не зарежет, а наоборот — будет в тебе бога видеть, ноги тебе будет мыть! У нас ведь себе вдову никто не возьмет. А если вдова не нравится, так можем и девственницу найти. Но это уже дорого — десять тысяч рублей. Но преданная тебе будет, как собака. Скажешь — пойдет самого Шамиля зарежет. Героем станешь.

Сами чеченцы говорят — мы здесь за эти годы столько наворотили, что теперь, чтобы все в порядок привести, лет пятьдесят нужно. И главное, чтобы все это время в республике власть ни в коем случае чеченцам не принадлежала. От района и выше — чтобы русские во главе стояли. Иначе все опять прахом пойдет…

* * *

Но иллюзий питать не стоит. Война еще здесь долго не закончится. И враг у нас очень серьезный, опытный, коварный, беспощадный. Боевики очень быстро ко всему приспосабливаются. Это не Афганистан, с его поголовной безграмотностью, забитым, отсталым населением. Здесь половина в Москве успела пожить, в институтах поучиться. Грамотные, жестокие.

Сегодня боевики уже давно спустились с гор и смешались с местным населением. Обзавелись отличными документами и справками. Живут, не скрываясь. Ждут своего часа. У них отлажена связь, налажена система легализации. В той же Ингушетии в подпольных типографиях на новейшем полиграфическом оборудовании печатаются подделки, неотличимые от оригиналов. Помню, ввели новые пропуска. А уже через неделю поймали одного чеченца, торгующего ими. Проверили — фальшивки. Но такого качества, что от оригинала не отличишь.

Как-то изъяли на КПП "Кавказ" компьютер. Его пытались вывезти с территории Чечни. Все документы были в порядке. Но на КПП нашелся один любитель оргтехники. Включил его. Проверил. А там на жестком диске несколько сот "мегов" отсканированных бланков, печатей, форм различных комендатур, учреждений и даже воинских частей.

Работает противник. Постоянно ведется наблюдение. Каждый день по дорогам едут машины, чья задача только одна — проверка и учет находящихся на постах расчетов. По ним боевики определяют, где что готовится. Появилось усиление — жди в этом районе операции. Ну а если техника по дорогам запылила — так это вообще сигнал к общему бегству. Все сразу в горы уходят.

Но все сопротивление держится на десятке лидеров. Именно они являются "моторами" этой войны. Страх перед ними смиряет многих и заставляет воевать. В нашей зоне такой "занозой" является Арби Бараев. Ликвидируй его — и половина отрядов с облегчением разбежится. А его фактически оставили в покое. Мои информаторы докладывают, что он открыто живет в одном из поселков под Грозным, даже женился, свадьбу сыграл. По дорогам ездит, не скрываясь. Я передаю эту информацию всем "заинтересованным" органам, а реакции — ноль. Как это может быть, хотелось бы спросить у тех же фээсбэшников?

Мои районные ребята молодцы — работают как надо. Но вот выше, мне кажется, начинаются уже какие-то игры, которые весьма далеки от наших нужд. Там очень часто действуют не по обстановке, а лишь стараясь угадать желание того или иного начальника, угодить в "удовольствие"…

И этим сегодня очень четко пользуются боевики. Тревожит, что у них вновь появились деньги. Уже с месяц, как идет усиленная вербовка молодежи в отряды. Только по моему району мне доложили о том, что в банды ушло двадцать парней.

Теперь даже взрывы боевики сами не производят, а нанимают за деньги случайных людей. За неделю до моего отъезда разведчики обнаружили управляемый фугас на трассе Ростов — Баку. Провода вели почти за сто метров на кладбище в небольшой окопчик. Решили выставить засаду. Утром поймали "взрывника". Оказался обычный чеченец. За тысячу долларов его нанял один из сельчан соединить концы проводов, когда над фугасом проедут русские.

Пятьсот платят за выстрел из "мухи" по колонне.

Вообще, настроение у боевиков сложное. Нынешнюю войну с прошлой не сравнишь. Это они уже давно поняли. На прошлой войне мы практически не контролировали Чечню. Боевики держали целые районы под своим полным контролем. Наши лишь эпизодически проходили через села. А сегодня, кроме, разве что нескольких горных сел, нигде боевики не контролируют обстановку. Нигде не рискуют появляться днем с оружием. А это многое значит. Особенно для простых чеченцев. И эту войну за власть боевикам проигрывать очень болезненно и тяжело.

Но при этом происходят и необъяснимые для меня вещи. Например, прошла информация, что по дороге провезли одного весьма крупного боевика. Начинаем разбираться. Вызываем начальников постов, опрашиваем. Да, говорят, проходила группа "волг" и "УАЗов". Но у всех были документы офицеров ФСБ и военной контрразведки. В машинах сидели славяне. Чеченцев среди них было всего несколько человек. И у всех тоже документы в порядке. Потому и пропустили. А в лицо не узнали без бороды…

Можно предположить, что на одном посту "мзду" взяли, но все сговориться не могли. Тем паче, что и в другом районе по маршруту движения та же самая информация.

Что это? Столь мощно и уверенно у боевиков работает разведка, или опять же чьи-то высокие интриги?

За эти месяцы у меня сложилось полное убеждение в том, что все чеченское сопротивление держится на десятке фигур. И ликвидируй мы их сегодня-завтра — большая часть отрядов и банд распадется, перегрызется между собой и выродится в обычный бытовой бандитизм. Почему это не понимают в высшем руководстве — я не знаю.

* * *

О чем сегодня душа болит? Смешно для генерала — об урожае. Как бы кто к Кошману ни относился, но хлебом он засеял всю Чечню. У меня в районе 80% пахотных земель восстановили. Сами чеченцы говорили, что с советских времен столько здесь никто не пахал. А мой район особый — раньше здесь был центр овощеводства и садоводства. Заводы были консервные. Теперь они, конечно, все в руинах. Их еще Дудаев разрушил. Сказал, что чеченцам торговать баночными огурцами позорно. И вот теперь заново начинаем восстанавливать комплекс. Сколько за семена бились. Привезли, а половина испорченных. Так и сеяли огурцы — в ямку вместо одного десяток семечек сыпали. Но ничего, все взошло.

Вот хлеб, тот хороший дали. Теперь еду по району — аж сердце щемит! Поля стоят такие густые. Зерно наливается. Сады под черешней и вишней гнутся. Помидоры, огурцы — всего россыпи. И ведь это моя работа, во всем этом мой труд. На каждом поле побывал. Сколько всего за эту посевную вынес.

Урожай будет огромный. Если, конечно, соберут…

Техники-то ведь нет. Комбайнов, молотилок. Все надо из России завозить.

Вот уж никогда не думал, что стану разбираться в сортах зерна, в почвах, в сроках посевов. А теперь среди ночи подними — как "иже еси" расскажу, где когда и чем отсеялись. В каком состоянии поля. Уже привычка просто сложилась вставать в пять часов утра. Можно сказать, крестьянская привычка. И ведь, действительно, душа болит за этот хлеб…

Вообще после этих восьми месяцев я теперь спокойно любой район возьму, и даже область. Такого опыта больше нигде не найдешь. Ведь мы, коменданты, фактически восстанавливали жизнь здесь с полного нуля. Я теперь легко могу рассчитывать схемы подводки и подачи электроэнергии и газа, канализации и водоснабжения. Проводить посевные и уборочные. Организовывать школьный процесс, разворачивать больницы и медпукты. Строить дома и прокладывать дороги. Кто я теперь с этим опытом? Генерал? Губернатор? Эмчээсовец? Не знаю. Но своему сменщику я оставляю уже не территорию, освобожденную от бандформирований, а РАЙОН. И это много значит…

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС — МОЖЕМ ЛИ МЫ ПОБЕДИТЬ в Чечне? Сегодня я знаю, что да — можем. И СМОЖЕМ! Если высшему руководству хватит сил и терпения впервые за последние полтора десятилетия довести начатое до конца. Мы можем уверенно держать и удержать Чечню, если сможем быстро обезглавить верхушку боевиков, на которой, как на оси, держится вся эта война. Если будем ДЕРЖАТЬ, а не заискивающе уговаривать этот очень странный, противоречивый и сам в себе запутавшийся народ.

Я уже говорил, что самое сложное здесь — это найти те общие понятия и ценности, которые помогают создать общий язык. Так вот одним из "базовых", общих для чеченцев, для всего Кавказа понятий была, есть и остается сила. Слепую и дурную силу здесь не уважают и презирают, но перед уверенной и умной силой горцы всегда смирялись и всегда доверяли ей свое будущее. Сегодня мы должны быть здесь СИЛЬНЫМИ. У России просто нет другого пути.

Записал Владислав ШУРЫГИН

Александр Бородай В ТУПИКЕ

Всякое социальное явление, которое мы называем словом "война", в том числе и та, которую наше общество ведет сейчас, имеет две грани, два аспекта — собственно военный и гражданско-экономико-политический — "мирный". История убедительно показывает (достаточно вспомнить хотя бы царя Пирра) — победа только по одному из параметров на деле означает поражение.

ВОЙНА

Приходится констатировать, что антитеррористическая операция на северном Кавказе к лету окончательно зашла в тупик, так и не достигнув главной своей задачи — ликвидации бандитского анклава в Чечне. Более того, сама зона боевых действий существенно расширилась по сравнению даже с считающейся неудачной для федеральных сил кампанией 1994-1996 годов, включив в себя не только земли самой мятежной республики, но и часть территорий Дагестана и Ингушетии. Такое развитие событий вполне закономерно: ведь нынешняя методика действий федеральных властей, по сути, ничем не отличается от той, что была использована в прошлой войне, а вот боевики за годы, прошедшие со дня подписания "Хасавюртовского мира", существенно увеличили свое влияние в регионе и прекрасно подготовились к новой войне. Уже давно не осталось сомнений, что рейд Басаева и Хаттаба в Дагестан в конце лета 1999 года был вполне осознанным "приглашением" для федеральных войск "посетить Чечню".

Впрочем, искренне презирающие русских ваххабитские вожди вряд ли рассчитывали на практически всенародную поддержку новой войны, вызванную горячим желанием миллионов простых российских обывателей наконец покончить с угрозой терроризма, как и на то, что "пиарящие" Путина СМИ учтут настроения масс и встанут на откровенно милитаристские позиции.

Широко разрекламированные победы первых месяцев войны в Дагестане и равнинной части Чечни воодушевили общество и, главное, силовые структуры. Причем действия последних стали по сравнению с прошлой войной более грамотными и решительными. В частности, почувствовав изменения общественного климата, командование группировкой уже не "стеснялось" применять авиацию и артиллерию, и даже пустило в ход ранее не использовавшиеся средства поражения повышенной мощности ( оперативно тактические ракеты "Точка-М", тяжелые 230-мм минометы "Тюльпан", авиационные бомбы весом в 2,5 тонны и т.д.). Немало способствовало поддержанию боевого духа войск и такое нововведение, как выплата "боевых денег", около тысячи рублей, за сутки, проведенные на войне.

Однако уже к концу прошлого года войска объединенной группировки столкнулись с мощным противодействием противника и стали нести по-настоящему тяжелые потери, особенно в период штурма Грозного, в ходе которого погибло около тысячи российских солдат и офицеров, а некоторые части из-за высокого уровня потерь почти полностью утратили боеспособность. Серьезным отрицательным фактором, повлиявшим на дух войск, стало и то, что почти половина защищавших Грозный боевиков сумели вырваться из осажденного города.

Начавшаяся вскоре весна также существенно ухудшила положение федеральных войск, позволив боевикам развернуть широкомасштабную партизан- скую войну, которая продолжается по сей день.

И хотя относительно крупные операции в Аргунском и Веденском ущельях, селе Комсомольском и многие другие, информация о которых не была доведена до широкой общественности, закончились относительным успехом русских военных, позволив нанести боевикам крупные потери в живой силе, в распоряжении чеченских полевых командиров остался еще немалый мобилизационный резерв (до десяти тысяч человек, из них около трех тысяч — активно действующие). Более существенную роль, нежели во время первой войны, стали играть формирования иностранных моджахедов, среди которых много не только арабов, турок или афганцев, но и бывших граждан СССР из среднеазиатских республик. Фактически исламские экстремисты на сей раз сумели наладить почти бесперебойную поставку добровольцев-моджахедов, присутствия которых, даже без участия чеченцев, хватит, чтобы затянуть войну практически до бесконечности.

Границы мятежной республики как административные, так и совпадающие с государственной, поставить под полноценный контроль не удалось. Поэтому боевики, хотя и испытывают некоторую нехватку вооружения и боеприпасов, все еще способны провести несколько крупных операций и, готовясь к зиме, торопливо пополняют запасы (в ходе одной из недавних операций нашим военным удалось обнаружить целый склад новехоньких "Стингеров"). По некоторым данным, им удается ввозить оружие из соседней Грузии по воздуху — на нескольких вертолетах. Засечь "вертушки", которые в течение всего лишь нескольких минут лавируют меж горных склонов, оказывается практически невозможно.

Еще одним печальным обстоятельством стала недавняя очередная отмена "боевых" всем находящимся в Чечне военнослужащим, кроме тех, кто воюет в четырех особо проблемных горных районах. А ведь каждый побывавший в Чечне прекрасно понимает, что опасность погибнуть на улице Грозного или в предместьях какого-нибудь Урус-Мартана не намного меньше, чем в горных ущельях Ножайюртовского или Итумкалинского районов.

На сегодняшний день федеральные войска медленно растрачивают свои силы и боевой дух, теряя в мелких стычках в среднем по два десятка бойцов убитыми и в два раза больше раненными в неделю (такое соотношение "двухсотых" и "трехсотых" эксперты объясняют большим количеством огневых контактов и, соответственно, более опасных для жизни, чем осколочные, пулевых ранений). Характерно, что во время прошлой кампании летом 1995 года, потери федеральных сил были в среднем в три-четыре раза меньше.

"МИР"

Абсурдность происходящего в Чечне легко уяснить, если осмыслить хотя бы один факт: на территории, ежедневно заливаемой потоками крови, продолжают действовать все законы и юридические нормы мирного времени. Среди прочего это обозначает, что каждый схоронивший до срока автомат чеченский боевик сразу считается мирным жителем и пользуется всеми гражданскими свободами, в том числе и свободой передвижения.

Естественно, что оказавшиеся в таких тепличных условиях бандиты оказываются почти неуловимыми, а эффективность проводимых федеральными частями и подразделениями зачисток и других контрпартизанских операций часто оказывается близкой к нулю.

Более того, откровенные сепаратисты и боевики так же, как и во время прошлой войны, проникают в местные органы власти, особенно в силовые структуры. Многие полевые командиры сложили оружие не просто в надежде на амнистию, а с условием немедленного трудоустройства в органы внутренних дел. Таким образом, на фоне боев с "непримиримыми" в Чечне происходит процесс фактической легализации бандформирований. Естественно, что такой "либерализм" по отношению к бандитам, совершившим множество самых тяжких преступлений, не способствует укреплению доверия по-настоящему мирных жителей к федеральной власти.

Похоже, российские государственные мужи никак не желают понять порочность самой идеи создания в Чечне местной администрации, наделенной огромными властными полномочиями и возглавляемой этническим чеченцем, которого соплеменники, естественно, воспринимают не как назначенного государством управленца, а как представителя узкотейповых интересов.

В начале кампании федеральная власть сделала своим избранником полевого командира и известного криминального авторитета Беслана Гантемирова, специально ради этого выпущенного из тюрьмы. Но вскоре выяснилось, что гантемировская "милиция" не только не боеспособна, но и частично переходит на сторону боевиков, обращая полученное от федеральных властей оружие против российских войск.

Вторым фаворитом Кремля в Чечне стал Николай Кошман — бывший деятель славного бездарностью и казнокрадством правительства Доку Завгаева. Его администрация продолжила "славные традиции", в основном занимаясь экспортом самопального "чечен-бензина" и наездами на военных, которые якобы терроризируют местных жителей. Благодаря усилиям людей из администрации Кошмана многие известные бандиты избежали даже задержания, а некоторые, в том числе и сотрудники печально известной "шариатской безопасности", даже вошли в состав формирующихся правоохранительных структур Чечни.

И вот, признав, мягко говоря, "неэффективность" кошмановский администрации, Москва делает новую ставку. На сей раз выбор пал на муфтия Чечни Ахмата Кадырова, которого наделили еще большими, чем его предшественников, полномочиями и подчинили чуть ли не непосредственно президенту.

Чем же поразил Москву ее новый ставленник? Казалось бы, он ничем не лучше Кошмана или Гантемирова. Тем более, что Кадыров, как и последний, принадлежит к "беноевскому" тейпу, но пользуется внутри этого родового сообщества значительно меньшей поддержкой. Фактически муфтия поддерживают всего несколько сел в Курчалойском районе, из числа уроженцев которого он и формировал свой отряд, по некоторым данным, еще недавно промышлявший похищениями людей.

Кроме того, Кадыров известен как большой друг Аслана Масхадова. Именно ему приписывают посреднические функции при организации тайных контактов между Москвой и "президентом Ичкерии". Наряду с этим ходят упорные слухи о том, что муфтий с давних пор "сотрудничает с органами безопасности". Но если это и так, нынешним сотрудникам спецслужб нелишне вспомнить, что "агенты" могут работать и на две стороны, а среди именитых русских революционеров чуть ли не половина сотрудничала с охранкой, что не помешало им осуществить "великую и бескровную".

Многие военные эксперты утверждают, что для полевых командиров вроде Масхадова или Гелаева муфтий Кадыров — свой парень, только значительно меньших, чем сами они, масштабов. Это мнение подтверждают слова самого кремлевского назначенца о том, что он будет опираться на "людей, защищавших республику" — то есть на боевиков. Сейчас новоявленный федеральный чиновник ведет интенсивные переговоры, обещая полевым командирам свою помощь и покровительство. Недаром назначению муфтия активно воспротивились военные коменданты чеченских районов и многие другие, не утерявшие разум и совесть госслужащие. Многие из них считают, что назначение Кадырова было хорошо "проплачено" одному из высших кремлевских чиновников.

Некоторые пессимисты в российских спецслужбах опасаются, что передача власти Кадырову есть шаг к тихой капитуляции Москвы перед боевиками масхадовского (не ваххабитского) толка, вслед за которым через несколько месяцев последуют полный вывод войск с территории республики и окончательная деструкция федеральной власти во всем северокавказском регионе.

ВЫХОД

И все же выход из тупика есть, и он довольно очевиден. Необходимо принять простые, последовательные и испытанные практикой меры — упразднить чеченскую администрацию и передать всю полноту власти в Чечне военным, введя режим чрезвычайного положения. Одновременно нужно активизировать антитеррористическую операцию, сделав упор не на войсковые операции, а на оперативную работу, увеличить численность группировки и, при необходимости, решить вопрос о временной депортации жителей из районов активных боевых действий.

Если этого не случится, война рискует быть проигранной. А поражение во "второй чеченской" обернулось бы для России неисчислимыми бедами, и, что менее важно, поставило бы крест на так удачно начавшейся политической карьере президента Путина.

Александр Брежнев ЗЕЛЕНЫЕ БЕРЕТЫ И ЗЕЛЕНЫЕ КУПЮРЫ

Соединенные Штаты вползают в новый век, прогибаясь под тяжестью собственных военных программ. Бешеными темпами развивают свои ракетные и космические войска, авиацию и все виды новейших автоматизированных средств ведения войны. Казалось бы, давно им пора переложить все тяготы и лишения воинской службы на машины и компьютеры. Пусть врага бьют ракеты, спутники и самолеты, солдату можно отдохнуть. Не тут-то было. Обливаясь потом, теряя сознание на марш-бросках, тренируются в американских лагерях бойцы спецназа в зеленых беретах. Кто они, "зеленые береты", зачем Америка тратит сегодня такие большие деньги на их содержание и обучение? Декоративная голливудская армия — дань недавней истории? Необходимая, наравне с новейшим оружием, сила? Какова роль спецподразделений в войнах нашего времени? Ответить на эти вопросы в беседе с корреспондентом "Завтра" согласился известный в своем кругу специалист -— полковник, не одно десятилетие изучавший спецподразделения армий стран вероятного противника. В настоящее время он продолжает службу в Российской армии, в связи с чем не оглашает своих имени и фамилии.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Много теперь говорят о важности Ракетных войск. Они, мол, — самое главное. Они могут решать исход глобальных противостояний, могут одним ударом отключить важнейшие элементы вражеского государства. Находятся люди, которые наивно верят: можно вообще отказаться от остальных видов Вооруженных Сил, сократить Сухопутные войска и флот, оставить только ракеты, укрывшись ими, надежными и сокрушительными, высокоточными и сметающими все с лица земли. Тогда можно будет и в армии не служить, и налогов платить меньше…

ПОЛКОВНИК А. Если бы так оно и было, умные и бережливые, как сам Рабинович, Соединенные Штаты давно бы отказались тянуть лямку финансирования таких огромных вооруженных сил. Вместо этого Вашингтон уделяет с каждым годом все больше внимания силам, вроде бы не относящимся к стратегическим. Так, в числе прочих ни на один день не прекращается подготовка в лагерях спецназа, где обучаются боевики отрядов американских Сил специальных операций, так называемые "зеленые береты". Эти отряды вполне могут сравниться с межконтинентальными ракетами и авиацией в точности, разрушительности и неотразимости удара. При этом отряд "зеленых беретов" способен уничтожать пункты управления войсками, пусками ракет.

КОРР. Как много существует сейчас таких отрядов в США, насколько они действительно являются грозной силой?

П. А. Таких отрядов в США заготовлено больше трехсот. Эта сила может при правильной организации дела вывести из строя управление РВСН противника, и таким образом решить стратегический исход войны без массированной ракетно-ядерной дуэли. По всей видимости, понимал соизмеримость отрядов спецназа с ракетами и Ельцин. Он, разоружая Россию, вместе с ракетами сокращал и все виды оставшихся от СССР спецназов. Разогнаны "Альфа", "Вымпел", подверглись уголовному преследованию бойцы спецназа ВДВ. Это ослабляло страну не меньше договоров вроде СНВ.

США не только наращивают авиацию, флот и ракетный комплекс, но и спецподразделения. Все эти подразделения, именуемые в простонародье спецназом, входят в состав Сил специальных операций ВС США. Эти ССО выделены практически в отдельный вид вооруженных сил, наподобие традиционных военно-морского флота или военно-воздушных сил. Само это положение сил спецопераций говорит о том значении, которое уделяет Пентагон их деятельности, и о том, на какую широкую ногу поставлены подготовка и осуществление спецопераций американцами.

Как и всякий другой вид американских вооруженных сил, ССО включает в себя постоянный состав регулярных войск и закрепленный за спецназом контингент резервистов из запаса. На суше внутри США с ССО обязаны взаимодействовать отряды Национальной гвардии ( что-то вроде нашего ОМОНа). Всего в ССО занято больше сорока тысяч военнослужащих, из которых почти тридцать тысяч призваны "работать" на суше против наземных объектов противника. Кто-то может сказать, чего, мол, бояться — горстка отморозков. Напомню, что число профессионалов в отрядах чеченских сепаратистов вряд ли когда-нибудь превышало пять тысяч. Серьезные акции вроде Буденновской или Кизлярской вообще осуществлялись сотнями бойцов. Поэтому надо понять, что даже совсем небольшая группа хорошо подготовленных бойцов способна при правильной организации и обеспечении на очень многое. Выключить важнейшие узлы связи, взорвать центр управления и даже решить исход войны.

КОРР. Что кроется под понятием "правильной организации и обеспечения"?

П. А. В упомянутых правильных организации и обеспечении как раз и кроется главная сила ССО. В их штатный состав входят целые части в принципе не боевого предназначения, которые, тем не менее, играют едва ли не ключевую роль в подготовке и проведении спецоперации. Сюда можно отнести 96-й батальон связи с местной гражданской администрацией, четыре отдельных штаба, которым подчиняются двадцать четыре роты резервистов для связи с местным населением и администрацией. В одной упряжке с ними работают 4-я группа психологических операций и двадцать семь рот психологических операций резервистов. Все эти силы должны обеспечить максимально комфортные условия для боевиков при выполнении их основной задачи. "Околдовать", обмануть местное население, нагнать страх или "пофигизм" на солдат и офицеров противника. Подкупить местное начальство, широко использовать все проамерикански настроенные силы, проживающие на территории подготавливающегося теракта. Именно эти подразделения подкупом, обманом и шантажом чиновников делают возможным внезапное появление вооруженных диверсионных групп в центре вражеской страны. Они-то и делают славу американского спецназа, пропагандой и баксом (фальшивым!) прокладывая дорогу боевикам в любой регион мира. Из сорока тысяч военнослужащих, занятых в ССО, не более пяти тысяч человек имеют дело с оружием, как и положено настоящему "Рембо", каким его показывает миру Голливуд. Все остальные занимаются именно подкупом, распускают слухи, пугают на базарах баб и легковерных, обижают детишек, одеваясь в форму местной армии. В общем, дорогу пяти тысячам "доблестных "зеленых беретов" — сорвиголов и настоящих ковбоев" — прокладывают десятки тысяч подонков, выстилая ее зелеными купюрами.

КОРР. То есть сначала работают доллары специального назначения, а потом солдаты?

П.А. Конечно! Ни один рембо не сдвинется с места, если не будет уверен, что воевать ему особо не придется, если не будет знать, что вражеские начальники подкуплены, солдаты разоружены, а оружие украдено и распродано.

Вообще, под специальной операцией Пентагон понимает действия сил ССО в интересах группировок войск США и их союзников на театре военных действий. Это рейдовые операции, стратегическая разведка, партизанские действия и другие важные для строительства "нового мирового порядка" компоненты. Рейдовые операции проводятся на территории противника, связаны с уничтожением важнейших оборонно-стратегических объектов. Разрушение пунктов управления, складов боеприпасов, мостов и транспортных узлов, аэродромов и ракетных шахт, АЭС, подрыв экосистемы в тылу противника. Отряды спецназа могут взрывать все эти и другие объекты сами, а чаще всего наводят на них удары авиации или ракет, например, как это, вероятно, делалось при ударах по Ираку и Пакистану.

Эти же отряды, совместно с "психологами" и "специалистами по связям с местной гражданской властью", организуют на территории противника партизанские действия. Чем бы ни занимался оперативный отряд — уничтожением ли югославской системы ПВО, вооружением ли чеченских террористов или подготовкой вторжения в Северную Корею, в его состав обычно входят двенадцать-четырнадцать человек, составляя группы прикрытия, отсечения помощи врагу и, конечно, штурмовую группу и группу уничтожения или захвата. Один отряд действует в квадрате тридцать на тридцать километров. На базе одной американской группы спецназа развертывается до шести десятков описанных оперативных отрядов.

КОРР. И как много у США этих групп?

П. А. Таких групп существует целых пять — по одной для каждой части света, ведь во всех частях света, по мнению американцев, постоянно существует угроза их безопасности. А главное, во всех частях света есть, чем поживиться. Для удобства в каждую группу набирают разбойников с внешностью, подходящей региону, желательно потомков местных эмигрантов. Выходцев из Индокитая, Японии и Кореи набирают в 1-ю группу, которая работает "в направлении" Китая, КНДР и других вероятных противников могущества США в этом регионе. Негры формируют 3-ю группу, предназначенную для борьбы за права американского человека в Африке. 5-я группа обрабатывает Ближний и Средний Восток, включая арабские страны Африки. 7-я — Центральная и Южная Америка. Для нас, само собой, особенно любопытна 10-я группа, работающая в Европейской зоне. Сюда активно вербуются лица славянских национальностей, способные смешаться с толпой в Восточной Европе или России, зачастую это потомки русских эмигрантов всех поколений. Почти все силы ССО постоянно базируются на территории США, покидая ее только "по делу". Только один батальон 7-й группы стоит постоянно в Панаме, неподалеку от стратегически важного канала. Один батальон 10-й группы находится в Германии в Бад-Гельце и Берлине. Один батальон 1-й группы размещен на острове Окинава и одна рота желтолицых бандитов развернута в Южной Корее, вероятно, готовя козни против народа Северной Кореи.

КОРР. Вы не могли бы назвать какую-нибудь акцию, где себя проявили эти группы?

П. А. Это очень профессиональные люди. Так же, как сложно доказать участие в какой бы то ни было операции советского спецназа, трудно указать пальцем в какое-то событие и утверждать, что здесь приложили руку ССО ВС США.

Само собой, "зеленые береты" не любят оставлять после своих "подвигов" в чужих странах улики и свидетелей. Поэтому трудно сказать, где именно они применяются в данный момент и против кого. Но мы знаем, что они есть, что они заняты делом постоянно. Можно лишь отмечать в деятельности различных формально неамериканских групп характерные черты, присущие ССО США, и предполагать их участие. Почерк многих отрядов, совершавших спецоперации в Косово и Югославии, в Ираке, Пакистане, Афганистане, Таджикистане и Чечне, очень похож на почерк "зеленых беретов". Трудно с уверенностью обвинять специалистов американских ССО в подготовке Буденновской акции Басаева. Можно только отметить, что примененная тогда басаевцами тактика полностью соответствует всем канонам организации и осуществления спецопераций, принятых в ССО ВС США.

КОРР. Где может быть применена подобная тактика в будущем?

П. А. Где угодно. Везде, где американцы столкнутся с сопротивлением их гегемонистским замыслам. Думаю, надо в ближайшем будущем ждать "зеленых беретов" в Северной Корее. КНДР, после Ирака и Югославии, однозначно относится большинством экспертов к наиболее вероятной жертве следующей агрессии НАТО. Северная Корея обладает очень хорошей армией, наверное, с этим связано развертывание дополнительных подразделений ССО ВС США в Южной Корее. Само собой, не исчезнет интерес Штатов и к нашим российским просторам. Сегодня, с сокращением наших РВСН по договору СНВ-2, наши ракетные части стали более уязвимыми для диверсионных отрядов. Югославия, опять же, еще не разгромлена, продолжает оставаться головной болью для НАТО.

В данном случае надо не хвататься за голову, лежать-бояться и ждать прихода "всесильных зеленых беретов". Надо просто быть менее наивными и доверчивыми, более бдительными. Ну и главное — не терять совести, не покупаться, не пособничать врагу, ведь вся сила этих беретов в нашей слабости, в первую очередь моральной слабости. Наша трусость, жадность, легковерие — это и есть их основное оружие. Ими используются первым делом все слабости, ну а самолеты с бомбами и спецназом потом.

Виктор Алкснис НЕТ ПРОСТЫХ РЕШЕНИЙ

Наиболее ярко и полно показывает ситуацию на любой территории то, с какими проблемами обращается население к своему депутату. По содержанию многочисленных писем, просьб и жалоб можно видеть, чем живет округ в целом. Ко мне тоже часто обращаются мои избиратели со своими бедами. В основном это проблемы личного характера. Где-то нарушили чьи-то права, где-то, не считаясь с мнением населения, ведут какое-то строительство. Например, беженцы обращаются — просят посодействовать в получении ссуды под строительство домов и их коммунальное обустройство. В моем округе много проживает беженцев из разных стран СНГ, чьи дома не обеспечиваются ни газом, ни электричеством, ни водой, у многих из них и домов-то еще нет. Проблема энергоснабжения характерна, кстати, не только для беженцев. В поселке Тучково и в Колюбакине тоже который год практически отсутствует отопление. Не где-то на Севере или на Дальнем востоке, к чему уже, к сожалению, привыкли, а под Москвой, в нескольких десятках километров от столицы, целые поселки в принципе не отапливаются. В Рузском районе вообще до сих пор не произведена газификация. В советское время туда почему-то не успели пустить газ, а теперь об этом даже трудно мечтать. Целый район живет без газа, многие поселки с многоэтажными домами зимуют без тепла. Там ситуация близка к взрыву, жители грозятся в следующую зиму начать перекрывать магистрали, если к их беде не прислушаются и не помогут.

В Одинцовском районе очень остро стоит проблема трудоустройства. Много молодежи без работы, много уволенных в запас военных. В общем, много рабочих рук, а работы почти нет, а та, что есть,— в основном в Москве.

Округ, который меня избрал, по сути своей уникален, в него включены избиратели, проживающие в очень разных регионах. Поэтому я не могу вывести некую общую для всех жителей проблему, которая волновала бы сегодня всех одинаково. Некоторые проблемы подмосковной части округа я уже назвал, для других участков характерны совсем другие беды и чаяния. В мой округ входят все граждане России, проживающие за ее пределами в Средней Азии. Там, в Таджикистане, просят содействия в получении гуманитарной помощи. Хотя бы по три килограмма риса, других продуктов, вещей, медикаментов. Конечно, труднее всего нашим согражданам сейчас живется в Таджикистане, но и в других бывших советских республиках Средней Азии не намного слаще. В округ входит много войсковых частей, там свои проблемы. Байконур, где так же служат и живут мои избиратели, просит поддержки у государства для развития и элементарного существования уникального космического комплекса. В целом я чувствую, что в моем округе существуют буквально все беды и несчастья, которые коснулись нашей страны. Этот округ, как зеркало, всего государства, и обращения, письма от людей охватывают буквально все сферы жизни, разные территории, отрасли.

Помочь чем-то людям очень трудно. Вспоминая свою бытность депутатом Верховного Совета СССР и сравнивая ее с сегодняшней работой, могу сказать, что сейчас нет львиной доли тех возможностей воздействовать на ситуацию, что были раньше. Все, что могу, это отправить в соответствующее ведомство исполнительной власти запрос по поводу ущемления каких-то прав обратившегося ко мне за помощью избирателя. Иногда это помогает, и человек получает то, что ему положено по закону. Чаще всего я получаю из ведомств и учреждений ответ-отписку: признаем, мол, права этого человека, но обеспечить не можем, нет денег. То есть имеют люди право на льготное или бесплатное лечение, жилье, отдых, а обеспечить это право государство не может.

Из Тучкова обращались жители. Там, в городской черте, посреди парка хотят отрыть песчаный карьер и вырубить деревья, наплевав на мнение проживающих в этом месте людей. Мне возмущенные жители прислали письмо с 1200 подписями. Я послал запрос по этому поводу губернатору Громову, водил делегацию жителей поселка в прокуратуру Московской области. Надеюсь, удастся чего-то добиться. Наверное, единственным общим для всего округа, да и для всей страны, можно отметить обеспокоенность людей. Большая тревога за будущее — как бы оно не оказалось еще хуже настоящего. Такая тревога чувствуется везде — и под Москвой, и в Средней Азии.

Раньше в округе традиционно много голосов на выборах получали такие партии и движения, как "Яблоко" и СПС. А вот КПРФ и другие оппозиционные силы всегда здесь отставали. Думаю, что моя победа именно в этом округе означает определенный поворот в общественном сознании. В 95-м году я не смог серьезно побороться за победу в этом округе. За четыре с лишним года многие уже пересмотрели свое отношение ко всему происходящему со страной и с их регионом. В итоге моя позиция по самым острым вопросам жизни страны и округа помогла выиграть мне выборы, заслужить доверие людей. Я максимально прямо отвечал на самые сложные вопросы, от ответа на которые обычно предпочитают уйти другие кандидаты. Я однозначно говорю, что я за пересмотр итогов приватизации по Чубайсу. Я выступаю за то, чтобы навести порядок в Чечне военными мерами, уверен, что какие-то переговоры возможны там только после полного уничтожения боевиков. Выступаю за переход России к территориальному устройству с упразднением национальных субъектов. Может, у кого-то это вызывало неприятие или даже шок, но, по крайней мере, каждый, отдавая или не отдавая за меня голос, знал, за что он голосует, чего от меня ждать. Я думаю, что обтекаемые формулировки, которыми порой грешит наша оппозиция, стремление сгладить острые вопросы, угодить и нашим и вашим — только отбивает интерес и веру избирателя.

* * *

Редакция газеты "Завтра" горячо поздравляет Виктора Имантовича Алксниса с его пятидесятилетием. Желаем нашему давнему другу и автору всегда оставаться таким же стойким и непреклонным бойцом Отечества, каким мы всегда его знали и знаем. Здоровья, сил и успеха вам, товарищ полковник!

Василий Ертаулов БЕЗОПАСНОСТЬ КАК ЯСАК (“Русские, уходите!” Или “русские, защитите!”?..)

Посетивший недавно Москву казахстанский глава Назарбаев заговорил вдруг о том, как он любит, оказывается, и русских людей, и русский язык — создает даже некий фонд в доказательство этой любви. Однако реалии жизни, о которых мы не однажды писали и продолжаем писать сегодня, идут вразрез с его демагогией. Налицо фашизация назарбаевского режима: здесь перекраивается история народов, русские люди подвергаются судилищам и пыткам, подавляется русское казачество, основавшее когда-то Алма-Ату — город Верный! И сегодняшнее нежелание пресечь, искоренить позорные антирусские явления, отменить несправедливые репрессии заставляют народ России относиться к любым благим заявлениям казахстанских властей как к заурядному лицемерию и обману.

В МИНСКЕ ПРОШЛА ВСТРЕЧА глав государств — членов так называемого "Таможенного союза" и участников договора о коллективной безопасности.

На территории одного из членов союза идет война: без конца, без просвета, без фронта, тыла и флангов. В свое время Таджикистан принял самый "крутой" закон о языках. По всей республике, особенно по столице, прокатились русские погромы. Нынче Э. Рахмонов готов, кажется, снова вступить в КПСС, лишь бы прекратился кошмар, в котором таджиков погибло вдвое больше, чем в Великой Отечественной войне.

В Таджикистане забыты все этнолингвистические амбиции: в средних школах учат на том языке, на котором удалось добыть учебники. Единственный гарант жизни — 201-я русская дивизия и русские пограничники. Но поскольку единственным надежным гарантом ежедневного хлеба насущного является транзит наркотиков, благодарное за охрану своей жизни коренное население спокойно стреляет в спины хранителям — очень уж кушать хочется.

Территория другого члена союза — Киргизстана — после ареста бывшего премьер-министра Феликса Кулова раскололась на два враждебных лагеря. Вернувшись из Минска, А. Акаев немедленно придал русскому языку статус языка официального. Сократившееся вполовину русское население Киргизии осчастливлено еще целым рядом благодеяний: к примеру, теперь слова "Киргизия", "Киргизстан" по-русски можно писать (подумать только!) в русской, а не в киргизской транскрипции, совершенно непроизносимой по-русски: "КЫРГЫЗСТАН". Когда в горах хозяйничают не то моджахеды, не то душманы, которые запросто берут в заложники командующего внутренними войсками; когда "на помощь" прилетает никем незваная узбекская авиация и "по ошибке" наносит ракетно-бомбовые удары по мирным аулам, в таких условиях подпишешь все, что угодно.

Самым интересным способом отметил минскую встречу Казахстан. 24 мая в Алма-Ате был арестован известный кинорежиссер, член исполкома оппозиционной Республиканской народной партии Казахстана Рашид Нугманов. (Миллионам зрителей Р.Нугманов известен как режиссер фильма "Игла", где главную роль играл В. Цой. — Прим. В.Е. ).

25 мая в Москве неизвестный преступник монголоидной внешности нанес удар ножом в спину Игорю Побережскому, директору информационного агентства "Евразия", пресс-секретарю лидера Республиканской народной партии Казахстана.

24 мая, в День Св. Равноапостольных Кирилла и Мефодия, в Усть-Каменогорске было оглашено обвинительное заключение по "пугачевскому делу", неоднократно освещавшемуся нами.

Покушение на И. Побережского шокирует. В столице России личность с ярко выраженными национальными признаками осуществляет заказное покушение на убийство именно тем способом, который получил распространение в нищем Казахстане. Здесь обходятся без суперменов в масках и пресловутых контрольных выстрелов — слишком дорого. Просто привозят из родного аула хулиганистого мальчишку. Затем симулируется бытовая драка, в которой мальчишка наносит жертве несколько ударов ножом — либо в спину, либо в область живота. При нынешнем состоянии казахстанской медицины летальный исход почти гарантирован. Мальчишку тут же прячут в аул, заплатив ему от 3000 до 5000 тенге (от 600 до 1000 рублей. — В.Е. ) Если к "работе" привлечен младший родственник, то в качестве оплаты аульное семейство обеспечивается продуктами питания на срок до квартала. Дешево и сердито.

Прокурорское заключение по "пугачевцам" потрясло своей нелепейшей жестокостью. Самым предвзятым и неразумным стало ясно, почему к участию в "деле" не была допущена российская адвокатура: любой столичный адвокат, поднаторевший в политических процессах, развалил бы "пугачевское дело" в пять минут. Точно в День Вознесения, 8 июня, был оглашен приговор. Как и предполагалось, четвертым подсудимым, для которых прокурор требовал "всего" четыре года, срок заключения вменен условно. По "странному совпадению" именно эти четверо в ходе суда отказались от собственных показаний о пытках и побоях в процессе дознания и о шантаже в ходе суда. Непомерные сроки, вмененные судом самому "Пугачеву"-Казимирчуку и его адъютанту Чернышову, никого не должны смущать: казахстанская охранка делает все, чтобы отвести обвинения в соавторстве пугачевской провокации. Суд принял также несколько частных определений. Самое немыслимое из них — требование отзыва из Казахстана генерального консула России г-на Нестоянова. Второе неопределение — в адрес адвоката, защищавшего Казимирчука. За слишком добросовестное исполнение адвокатского долга суд предложил областной коллегии адвокатов рассмотреть вопрос о пребывании защитника в составе означенной коллегии: наглядный урок местной адвокатуре. Наконец, третье определение — в адрес руководителя областного Славянского движения "Лад" А. Шушаникова: за недонесение о деятельности "Пугачева" и подписания письма к российским парламентариям, опубликованного газетой "Завтра" в № 36 за 1999 год. Это определение можно считать стартом судебной расправы над ненавидимым властями "Ладом".

ЧТО ЖЕ СОБОЮ ПРЕДСТАВЛЯЕТ наш союзник, которого мы обязаны коллективно защищать. Один из договорных пунктов предусматривает неосуществление спецслужбами союзников так называемых спецмероприятий на территории друг друга. Нарочито "аульный" характер покушения на И. Побережского по замыслу заказчиков должен развеять все сомнения: работал дилетант-патриот, этакий антисемит-одиночка. Однако "маскировка" выдает авторов с головой. Нам известно, какую панику вызвало это покушение в казахстанском посольстве: очевидно, была дана команда "отставить", но исполнитель был вне связи. Казахстанские спецслужбы свободно оперируют в столице России, и особенно в приграничных с Казахстаном областях РФ. Они фотографируют казахстанских казаков в форме, а потом предоставляют эти материалы казахстанским органам ВД: дескать, как может гражданин Казахстана носить форму иностранного военизированного формирования?! Они записывают вступления казахстанских делегатов славянских Соборов, съездов, конференций. По возвращении этих делегатов всегда ожидают неприятные объяснения в "органах". Летом прошлого года лидер партии "Табигат" Елеусизов призвал оппозиционеров покинуть Казахстан и образовать "правительство в изгнании". У М. Елеусизова были на то достаточно веские основания.

Агентство "Евразия" от 25.05. с.г. привела весьма любопытный материал о "скоропостижных смертях", вдруг скосивших руководителя избирательного штата Республиканской партии М. Исиналиева, зам. председателя исполкома той же партии А. Косанова; руководителя информационного агентства, близкого к той же партии, Е. Никитенко. Но казахстанская трактовка "коллективной безопасности" не оставляет никаких гарантий инициативе М. Елеусизова. "Правительство в изгнании" на территории России перемрет от "инфарктов", его функционеры будут подвергаться "бандитским нападениям", а если и это не поможет — против них в Казахстане будут фабриковаться уголовные дела, и власти Казахстана будут требовать их выдачи — на основе все того же Договора о коллективной безопасности.

Понимание этого договора по-казахстански применительно к "внутренним супостатам" очень наглядно выразило одно весьма высокое лицо весной 1996 года. Обращаясь к активистам казачьих и русских общественных организаций, лицо заявило: "Думаете, мы вас будем давить? Нет! У нас с Россией — Договор о коллективной безопасности, мы сюда новосибирский ОМОН вызовем, они вас будут давить!"

Не лучше — внешние перспективы. Казахстанская армия насчитывает что-то около 45 тыс. человек. Не будем даже касаться вопросов китайского экспансионизма — это слишком страшно. Территориальные уступки Казахстана обеспечили лишь передышку в процессе медленного и уверенного поглощения его территории азиатским гигантом. В регионе есть еще свой, местный экспансионист — Узбекистан. Население Казахстана стремительно убывает: народ разбегается и вымирает. Население Узбекистана непрерывно растет, узбекам уже физически негде жить. "Явочным порядком" узбеки осваивают приграничные районы Южно-Казахстанской области Республики Казахстан.

Демографически это уже, собственно, узбекская территория. Отношения "дружественных азиатских стран" таковы, что в прошлом году на узбекско-казахстанской границе Казахстан начал развертывание дополнительного погранполка, а на полуиссохшем Арале решено развернуть... батальон морской пехоты! Визит В. Путина в Ташкент вызвал в Астане настоящую панику: Ташкент, как известно, вышел из Договора о коллективной безопасности не в последнюю очередь из-за узбекско-казахcтанских отношений. Потому в Минске Н. Назарбаев настоял на новом пункте Договора: в случае конфликта между одним из членов "четверки" и какой-либо страной участники Договора оказывают помощь члену "четверки", невзирая на отношения с его противником.

Экономические интересы в Астане также понимают довольно своеобразно. В одностороннем порядке грубо, нарушая договоренности в рамках таможенного Союза (1997-й, 1999-й — и доныне), Казахстан обеспечивает свою, и только свою, "экономическую безопасность". При Ельцине, в сентябре 1999 года — в премьерство Путина — Казахстану трижды "списывали" долги перед Россией. При этом казахстанская сторона, не считаясь ни с мнением, ни с интересами своих партнеров, ведет полупартизанскую торговлю оружием и стратегическими материалами. Не успел затихнуть скандал с продажей МиГов Северной Корее, как с 31 марта сего года Казахстан трясет новый скандал. Узбекские таможенники (опять эти вредные узбеки!) задержали транзитный груз, следовавший в Иран. Под видом металлолома в 10 свинцовых контейнерах вывозился высокоактивный ядерный материал. Где и в кого в дальнейшем будет стрелять казахстанское оружие? Кому послужат казахстанские ядерные материалы?

Говорят, в Казахстане опасаются исламского экстремизма и Договор о коллективной безопасности должен перекрыть дорогу ваххабизму. На самом деле, исламские экстремисты давно пустили надежнейшие корни в республике. Компания "Сауди Бен Ладен групп" инвестировала в строительство Астаны 12 миллионов долларов. С 1977 года в Чимкенте в крупнейшей мечети Кошкар-Ата функционируют детский интернат и юношеский учебный центр, контролируемые экстремистами из организации "братья-мусульмане", учение которых близко к ваххабизму. Глава чеченских мусульман, характеризуемый как "законченный русофоб", Шейх Муххамад-Хусейн-хаджи в 1990 году был членом Консультативного совета аппарата президента Казахстана. До недавнего времени руководителем представительства "Роснефть" в Казахстане являлся руководитель чечено-ингушской диаспоры в Казахстане А. Мурадов. Его русофобским интервью местным СМИ позавидовал бы сам Басаев. Кроме того, в Казахстане, несмотря на Договор о коллективной безопасности, по-прежнему функционирует полномочный представитель “республики Ичкерия” Аманчи Гунашев.

О вопросах стратегической безопасности говорить и вовсе не приходится: 98 % казахстанской экономики контролируется иностранным, в основном — американским капиталом. Казахстан разрешил полеты вдоль границ с Россией самолетам "Авакс", произведшим радиоэлектронную разведку российской территории на глубину до 2000 км. Даже правительственная спецсвязь в Казахстане контролируется инофирмами — какая уж тут безопасность!

ИТАК, ПОДВЕДЕМ ИТОГ. "Коллективная безопасность" по-казахстански означает, что все обязанности возложены на Россию, а Казахстан имеет все права:

— преследовать и ликвидировать оппозиционеров на российской территории;

— оскорблять российских дипломатов;

— в одностороннем порядке нарушать договоры по Таможенному союзу;

— устраивать провокации против активистов русских общественных организаций и России;

— проводить политику выдавливания русского населения;

— за спиной у союзника торговать оружием и ядерными материалами с кем угодно — кто больше даст;

— обвинять Россию в потворстве международному терроризму — и одновременно брать инвестиции у финансовой группы Бен-Ладана, террориста номер 1;

— требовать защиты от исламского экстремизма — и пестовать как ваххабитов, так и чеченских сепаратистов.

Список "односторонних прав" можно продолжать и продолжать. Все это напоминает матч, в котором ворота поставлены только на одной половине поля — российской. По таким "односторонним правилам" в начале 90-х годов протекали матчи первенства Казахстана по футболу с участием команды "Намыс" ("Честь"). Эта команда принципиально была составлены из одних казахов. Перед каждой игрой судейским бригадам ставились такие условия обеспечения преимуществ костоломам из "Намыса", что они под любым предлогом избегали "чести" судить эти игрища.

Интересно наблюдать, как привычки и нравы "родного улуса" с нахальнейшим простодушием переносятся на международную арену: от покушения на И. Побережского — до восприятия и трактовки межгосударственных актов в духе республиканского футбольного первенства. Но нелишне напомнить: отсутствие квалификации у "намысовцев" было таково, что и в таких условиях команда не просуществовала полтора сезона...

...Русские уходят с рубежей, установленных их отцами, дедами, прадедами. Потом, поскольку эти рубежи — не фикция, а объективная геополитическая необходимость, русские возвращаются в виде "ограниченных контингентов", "миротворческих" или "экспедиционных" сил. Возвращаются в агрессивно-антирусскую среду, в которой сегодняшний союзник, получив благодаря русской помощи преимущество, тут же начинает стрелять в русские спины. И русские снова возвращаются в Россию — в виде "грузов 200". Таков русский счет "коллективной безопасности"...

...Вы спрашиваете, когда возродится Россия? Тогда, когда научится разговаривать с "коренной" властью бывших "братских республик" примерно так: "Господа! Вы хотели независимости от русских "колонизаторов"? Вы ее получили. Теперь вам нужны гарантии вашей безопасности? Извольте. Но, во-первых, вы дадите полные и исчерпывающие гарантии всех прав русского населения, которое мы защитим в любых условиях и от любой напасти, в том числе — и от вас, если понадобится. И, во-вторых, малейшее несоблюдение вами договорных обязательств, малейший недружественный жест в нашу сторону — и мы лишим вас гарантий. При этом, повторяем, русское население мы защитим".

Вы спрашиваете, когда возродится Россия? Тогда, когда русский перестанет клясть судьбу за то, что родился русским. Начать хотелось хотя бы на территории Российской Федерации.

Александр Брежнев ПОЛВЕКА ВОЙНЫ (Две кореи: долгий путь к миру)

25 ИЮНЯ ИСПОЛНИЛОСЬ пятьдесят лет со дня развязывания одной из самых кровопролитнейших войн уходящего столетия. Война, объявленная тогда Соединенными Штатами Северной Корее, оказалась трагедией для человечества, сравнимой только со Второй мировой войной. Нанесен колоссальный ущерб природе региона, погибли миллионы людей. Сегодня "цивилизованный мир" не любит вспоминать об этой войне, старается стереть из человеческой памяти бесчеловечные преступления американцев, нередко по своей лютости и жестокости превосходивших гитлеровских фашистов. Войну, развязанную США против маленькой страны, не любят вспоминать сторонники американского господства в мире. Тем более, не любят вспоминать и о героической победе северо-корейского народа над американской армией. Тем приятнее вспомнить об этой победе нам. После победы Советского Союза над фашистской Германией, победа КНДР над США, наверное, — величайшее торжество правды и справедливости в ХХ1 веке.

Агрессия готовилась еще в 1948 году, когда в сговор против народа КНДР вступили США, южно-корейские правители и круги в руководстве Японии. В то время, согласно договоренности с Соединенными Штатами, СССР вывел свои войска из Северной Кореи, предоставив освободившемуся от японской оккупации корейскому народу самому строить свою государственность. На территории, оставленной Советской Армией, корейцы создавали свою администрацию, которую возглавил Ким Ир Сен — предводитель корейских партизан, внесших главный вклад в освобождение страны от японцев. Однако американцы не только не вывели свои войска из Южной Кореи, но и не признали местные народные власти, создав собственную военную администрацию. Разогнали партизанские отряды корейцев, сражавшихся против Японии и, по существу, заменили японскую оккупацию на американскую. Формально руководить Южной Кореей стал Ли Сын Ман.

Обрадованные уходом русских, янки сразу захотели подмять под себя весь корейский полуостров. Опыт истории — упрямая вещь. Как только советские солдаты откуда-то уходили, туда сразу же совались "миролюбивые" американцы. Об этом опыте стоило помнить при выводе Советской Армии из Европы. Может, не было бы тогда югославской трагедии.

Поначалу США надеялись разгромить КНДР силами южно-корейской армии, которую усиленно готовили специалисты из Пентагона. Перед самым началом боевых действий, 18 июня 1950 года, Дж. Даллес проинспектировал войска Ли Сын Мани, остался доволен. Видимо, тогда и прозвучала из Белого дома команда "Фас!", по которой Ли Сын Ман бросился истреблять своих северных соотечественников.

23 июня войска Ли Сын Мана начали массированную артподготовку. 25 июня, в воскресенье, в четыре часа утра ( знакомый стиль) проамериканские силы Южной Кореи атаковали КНДР по всей линии соприкосновения. Несколько дивизий и отдельных частей на разных участках вклинились на территорию Северной Кореи на два и более километра, на чем "поход на север" бесславно завершился. В считанные часы наступающая группировка войск Ли Сын Мана была разгромлена. Ким Ир Сен принял решение контратаковать, и Корейская народная армия вечером того же дня двинулась на юг. Смешно, но в Америке и других "просвещенных" странах до сих пор уверяют, что войну начал Ким Ир Сен, напав вечером 25 июня на мирную Южную Корею. О трагической прогулке четырех лисынмановских дивизий по Северной Корее вспоминать немодно. Уже на следующий день Корейская народная армия стояла под стенами Сеула, а Ли Сын Ман позорно покинул страну, бежав из столицы.

В ЧЕМ ПРИЧИНА столь быстрого разгрома южно-корейской армии? Тому много причин. Во-первых, ее личный состав готовили специалисты из американских войск. Американцы превосходно разбирались в морской войне, в воздушных боях, но на тот момент имели очень мало опыта ведения сухопутных крупномасштабных сражений. Этот опыт не шел ни в какое сравнение с советским военным опытом четырех лет титанической сухопутной схватки с немцами. А ведь именно советские специалисты помогали создавать и обучать армию КНДР. Во-вторых, бойцы северо-корейской армии сами имели немалый боевой опыт, приняв массовое участие в партизанской войне против Японии. В-третьих, боевой дух солдат и офицеров свободного северо-корейского государства во много раз превосходил боевой дух южан, смирившихся перед американским засильем. Само бегство Ли Сын Мана, бросившего своих солдат на поле боя, говорит о стойкости всей его армии. Ким Ир Сен не бросил своих воинов и не сбежал из страны даже, когда американцы потом оккупировали всю территорию КНДР. Да и в личностном плане Ким Ир Сен на порядок превосходил своего противника. Прирожденный вождь и боец, с малых лет привыкший к борьбе и опасности, сам проложивший дорогу к свободе страны, создавший партизанскую армию и победивший японцев, создавший государство, восстановивший его из руин. Ли Сын Ман, принявший из рук американцев игрушечную власть, не мог сравниться с Великим Кимом, боялся его и завидовал.

Обескураженные и оскорбленные поражением, под лживым предлогом отражения северо-корейской агрессии, США начали войну в Корее. Одну из самых кровопролитных, жестоких и ужасных войн в истории. В течение трех лет американцы стирали с лица земли корейский народ. Подсчитано, что США сбросили в среднем по пять тонн бомб и снарядов на душу одного погибшего корейца и сто двадцать килограмм боеприпасов на один гектар местности (во Второй мировой войне эта цифра не превысила одной тонны на человека и тридцати килограмм на гектар). Залитые напалмом деревни и города затмили собой нацистские крематории. Никогда еще на нашей планете не умерщвлялось столько людей и с такой жестокостью, как это делали янки в Корее. По сути, США, видимо, стремились полностью уничтожить корейскую нацию как таковую.

На временно оккупированных американцами корейских территориях постоянно совершались массовые расстрелы и казни. 7 ноября, в честь Дня первой в мире социалистической революции, американские военнослужащие расстреляли пятьсот местных жителей на горе Судо в провинции Хванхе и шестьсот жителей в уезде Пексон. В городе Саривон янки загнали девятьсот пятьдесят человек в пещеру горы Марасан и всех расстреляли из пулеметов. В самом Пхеньяне было брошено в концлагеря четыре тысячи горожан, половина из которых была казнена. Тела казненных солдаты США сбрасывали в колодцы и водохранилище.

18 октября американцы загнали девятьсот жителей Синьчхонского уезда в бомбоубежище, облили бензином и сожгли живьем. В числе сожженных было триста корейских женщин и сто детей. В городе Енан войска США зарыли живьем в землю больше тысячи человек, несколько десятков детей. На руднике Ыннюл больше двух тысяч человек было сброшено в шахту и засыпано рудой. В городе Эхчжу американские морпехи загнали сто восемьдесят местных жителей на маленький корабль, оттащили в море подальше от берега и вместе с катером утопили.

Не брезговали "защитники общечеловеческих ценностей" и средневековыми пытками и казнями. В уезде Чжерен воины “нового мирового порядка” четвертовали мальчишку, помогавшего партизанам. В поселке Санамли семнадцатилетнему парню забили в переносицу десятисантиметровый гвоздь, там же распороли штыком живот беременной кореянки и триста человек разрезали соломорезкой. В Сенри американцы распороли живот беременной женщины, хвастаясь, что уничтожают красных в корень. В волости Ончхон янки забили кол в половой орган арестованной кореянке, другой — каленым железом прожгли половые органы и убили. Всего за несколько месяцев американской оккупации было казнено более миллиона мирных жителей. Даже Гитлер не смог организовать геноцид на захваченных территориях с таким размахом.

В 1951 ГОДУ КОРЕЙСКОЙ народной армии удалось разгромить группировку войск США и оттеснить ее к границе, освободив страну. Миф о непобедимости Америки был развеян. Несмотря на страшные потери, КНДР выстояла в самой ужасной из войн. Большинство из убийц в американской форме больше никогда не вернулись домой. Корейская земля была обильна перепахана костями и кровью бесчисленных американских солдат, уничтоженных во время контрнаступления корейской армии. Благородной ярости корейских воинов не было предела, когда они находили в своих освобожденных городах и селах следы пребывания изуверов из Пентагона. Отступая из чужой страны, американцы применяли бактериологическое оружие, распространяя на оставляемых землях бактерии оспы, блох и клопов, всего было сброшено на КНДР более восьмисот бомб с бактериологической начинкой. А в это время американское общество наслаждалось сентиментальной мелодрамой "Унесенные ветром" — о войне Севера и Юга, ужасалось "ужасами сталинизма".

Потеряв множество солдат и техники в неудачном походе, янки отказались от надежды захватить Северную Корею при помощи наземной операции. Тогда Пентагон сделал главную ставку на бомбардировки, обрушив на небольшой клочок непокорной земли беспрецедентный в истории шквал бомб и снарядов. Широко применялись газовые бомбы, напалм. Тем не менее, КНДР выстояла и победила, США были вынуждены сдаться и прекратить войну.

Со времени окончания этой войны минуло уже почти полвека, но США, похоже, так и не отказались от замыслов, касающихся завоевания Кореи. Поэтому до сих пор в Южной Корее находится громадная группировка американских войск, постоянно угрожающая вторжением на территорию Севера.

Наличие этой группировки постоянно дестабилизирует ситуацию в регионе, не дает корейскому народу поставить, наконец, точку в трагической истории уходящего века. Именно военное присутствие США в Южной Корее мешает объединиться корейскому народу в единое государство. Уникальная древнейшая цивилизация, насчитывающая в своей истории около пяти тысяч лет, обладающая своей особой культурой, все эти тысячелетия была единой и могучей. ХХ век принес великому корейскому народу неисчислимые беды и страдания, одна из этих бед — насильственное разделение. Стена, построенная по приказу американцев по всей линии тридцать восьмой параллели, разрезала единый народ по-живому, оказались разделены на многие десятилетия целые семьи. Стена, длиной в двести сорок километров и высотой в десять метров, наверное, — одно из самых позорных строений, построенных в этом столетии. Американцы не заикаются пока на счет того, чтобы снести эту стену абсурда вслед за берлинской стеной. Не торопятся и, видимо, не собираются уходить с полуострова. Прикладывают все силы, чтобы не допустить объединения народов Кореи, которое непременно приведет к падению позиций США в тихоокеанском регионе. Для предотвращения такого хода событий, как показывает исторический опыт, Вашингтон способен пойти на любые новые злодеяния. Юридически война, развязанная пятьдесят лет назад, до сих пор не завершилась, мир не подписан, войска стоят на своих позициях, готовые к бою.

Роберт Давид ИНТЕРЕС У НИХ ОДИН (Письмо из Израиля Александру Дугину)

ДОРОГОЙ АЛЕКСАНДР! Сеть Интернета донесла до меня вашу попытку найти себе новых, невероятных союзников, на этот раз — израильских крайне правых ("Завтра" № 23, А. Дугин, "Обреченный Израиль"). Замечательная статья, глубокий анализ, некоторые ваши наблюдения совершенно верны, обидно, что они сочетаются с неверными, на мой взгляд, выводами.

Так, семантические ошибки всегда указывают на ошибки семиотические. Вы называете ваших новых союзников "автохтонными". У этого емкого слова должен быть какой-то смысл, это не заклинание! Как можно называть "автохтонными" — вчерашних иммигрантов, колонистов и колонизаторов? Неужели стоит еврею подняться на 800 метров над уровнем моря, как он сразу становится представителем евразийского автохтонного горного населения?

Спор между разными сионистскими течениями — это спор между хорошим и плохим следователями, где каждое слово следовало бы закавычить. Вы правы — сионизм возник одновременно с прочими национал-социалистическими движениями Европы, и его близкое родство с немецким национал-социализмом неоспоримо. Это движение крайнего национального эгоизма и эгоцентризма, исключающее подлинное сотрудничество (в отличие от циничного использования) с национальными элементами других народов. Только неисправимый романтик и сентименталист может искать с ним союза.

Несмотря на романтическую веру в обратное, русские националисты не смогли бы договориться и с немецким национал-социализмом. Нацисты охотно играли в эти игры, чему примером — армия Власова, дружба с Бейтаром, с прибалтийскими, украинскими, французскими националистами, но не забывали о своих интересах. Они хотели поработить эти народы, и "союзникам" была уготована лишь роль полицаев. Попытки независимого поведения националистов во всех странах оккупированной Европы были жестоко подавлены. Националистам пришлось сражаться против своего народа в интересах немцев.

Несколько дней назад в таком же положении оказались произраильские силы Южного Ливана. Если в начале 80-х годов у некоторых маронитов Ливана была иллюзия сотрудничества с сионистами, исторический опыт двух десятилетий показал, что сионистам нужны палачи, мастера заплечных дел, каратели, готовые исполнять их приказы. Все этнические общины Ливана дружно ненавидели своих петеновцев и власовцев, и перед лицом этой ненависти "Армия Южного Ливана" растаяла, аки тать в нощи.

У националистов — борцов с империализмом и колониализмом — есть союзники. Но это не империалисты и колониалисты других стран, но борцы с империализмом. Каждый раз, когда вас хвалят сионисты и империалисты, задумайтесь, где вы совершили ошибку. Правые сионисты хвалят Россию за войну в Чечне, потому что она сыграла им на руку, создала постоянный конфликт между Россией и миром ислама, превратила Россию из защитницы "третьего мира" в малую империалистическую державу, пособницу НАТО и Америки, второстепенную колониальную державу, вроде салазаровской Португалии, способную выполнять функции мелкого местного жандарма в рамках мирового империализма. Поддержка чеченской войны привела к победе Путина и отодвинула шансы на победу коммунистов и их союзников.

Выбор союзников в Палестине не лежит между левыми и правыми сионистами, как в России подлинный выбор не стоял между Явлинским и Путиным. Цели у "атлантистов" и "евразийцев" одни и те же, только способы ее достижения разнятся. Правые сионисты — за покорение гоя огнем и мечом. Они не скрывают своих людоедских замашек. Левые сионисты (атлантисты, в вашей терминологии) за покорение тихой сапой, с помощью договоров. "Мирный план" Осло — создание "независимых" резерваций для палестинцев — не лучше прямого насилия правых. Шум против Осло — скорее декорация, призванная скрыть подлинный характер плана Осло. Так, в 1947 году правые сионисты шумели против плана ООН (мондиалистов) о разделе Палестины, левые сионисты согласились с планом, а все окончилось изгнанием палестинцев, победой сионизма и международным признанием для Израиля. Палестинцы давно поняли, что многообразие методов и школ у сионистов — это талмудический спор, как лучше зарезать пасхального агнца.

Друзья России в Святой земле — это те палестинцы и израильтяне, которые стоят на позициях интернационализма и антиимпериализма. Самые последовательные противники Америки в нашем регионе — православный палестинец, уроженец Иерусалима, профессор "Колумбии" Эдуард Саид и еврей из МИТ Ноам Чомски, которых я поддерживаю из своей Яффы. Сионисты-экстремисты считают, что Америка мешает им истребить палестинцев огнем и мечом, но они же уверенны, что Америка всегда будет помогать Израилю. Иными словами, они сердятся на Америку, как ребенок — на мать, мешающую ему поджечь дом.

В своей книге "Сосна и олива" (1987 г., ее можно увидеть на моем сайте www.welcome.to/shamir 12 ) я тоже обратил внимание на саббатианцев наших дней. Может быть, в другой ситуации они смогли бы преодолеть свою расовую ненависть к гою и пойти по пути Саббатая Цеви. Но опыт миновавших лет показал, что этого не произошло. Союз с ними только подорвет и без того пошатнувшиеся узы России с палестинцами, подлинными автохтонами горного региона.

Вы с вашим сатанизмом слишком далеко заходите. Есть такие дьявольские силы, с которыми не стоит пытаться дружить. Недаром даже немецкие национал-социалисты уклонились в конце концов от многочисленных предложений сионистов о дружбе.

Роман Багдасаров МИР БАШНИ (Cемь полотен Владислава Провоторова)

КОГДА СМОТРИШЬ идиотские телерепортажи с московских выставок, пробегаешь глазами статьи продажных искусствоведов, наблюдаешь унылый маразм "народных" и "заслуженных", довольных тем, что удалось вписаться в очередной вираж "культурной политики", возникает мысль: подлинную историю живописи XX столетия только ещё предстоит написать. Она не будет повторять отцветшее дерево бесконечно дробящихся "-измов", но соответствовать импульсам Духа, идущим из глубины времён, чтобы властно определять своих избранников и через них вести человечество к новому сознанию реальности.

Одним из лидеров современной религиозно-мистической живописи, безусловно, является Владислав Провоторов, чьи картины известны публике с середины 1970-х годов. В 1977-91 гг. вместе с рядом других наиболее интересных нонконформистов он входит в группу "20 московских художников" и регулярно выставляется на Малой Грузинской в "доме Высоцкого". В начале 90-х участвует в вернисажах галереи "М'Арс". Ряд его наиболее значимых картин оказывается в США, Германии и Финляндии, чтобы, испытав невероятные перипетии, снова вернуться на Родину. Когда в 1998 г. галерея "Ковчег Нового Завета" провела персональную выставку Провоторова, подводящую итоги его 30-летнего творчества, стало понятно, что христианское искусство Европы хоронить рановато.

Живопись Провоторова ведёт свой N-лог (синхронный международный диалог — термин Э.Блейка) не с теоретиками постмодерна или ревнителями древних икон, но непосредственно со средневековой и возрожденческой традициями, с афонским мастером Панселином и северянами Брейгелем и Дюрером, с итальянцем Мантеньей, Симоном Ушаковым и ярославскими стенописцами. Если первые циклы художника ("Жёсткая пластика", "Анатомический театр") вызывали на память нарочитые нарушения анатомии у Матиса Грюнвальда, то потом (хотя манера, не переменилась, а лишь усовершенствовалась) ценители стали замечать непринуждённо-естественное прорастание в ней тем, присущих лицевым апокалипсисам Древней Руси. Если поначалу Провоторова числили по ведомству авангарда (куда валили всё, что не совпадало с официозом), то цикл, посвящённый Страстям Христовым (1980-81), и знаменитый "Поцелуй Иуды" (1984), поставил критику в тупик.

Следующий сюрприз ожидал в 1988-м, когда Провоторов впервые выставил "Семь смертных грехов". Этот утончённо дерзкий цикл в то же время был явным порождением европейского Ренессанса и православной сюжетики "Страшного суда". Провоторов не "цитировал" мастеров, он говорил с ними на равных, ибо действительно извлёк урок из молчаливых шедевров и нашёл оправдание в Вечности собственному индивидуальному стилю. От такого масштаба зрителя целенаправленно отучали, внушая, что главнейшие произведения искусства будто бы созданы в прошлом. Если "Корабль дураков" (1981) ещё пытались рассматривать как "протестную" вещь, то тут открылось иное: автор ставит диагноз не режиму, но каждому из своих современников; он не кривляется, не развлекает, а откровенно учит жизни. Учит как власть имеющий, как легитимный наследник Северного Возрождения (интересно, что художник, будучи сыном военного, даже родился в Германии) и изографов-палешан. Такого искусствоведческий истеблишмент уже не мог стерпеть, ибо подобный контекст исключает его существование по определению. Понимая, что в эпоху арт-бизнеса даже негативное упоминание является рекламой, на фамилию Провоторова наложили негласное табу и любое нарушение этого вызывает искреннюю злобу среди критиков-профессионалов.

Между тем, именно после "Семи смертных грехов" Провоторовым были написаны наиболее впечатляющие и загадочные полотна, которые никто пока не пытался осмысливать в целом.

I. "ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ" (1989)

Многие работы Владислава Провоторова складываются в семичастные циклы: "Жёсткая пластика", "Головы", упомянутые "Семь… грехов", "Семь трубных гласов". Число 7 означает совершенство Творения, однако не всё сотворённое сохранило изначальную благость.

Философ-традиционалист Рене Генон предупреждал о существовании в сакральной географии Семи башен Сатаны, откуда в мир изливается дьявольское влияние: "Они расположены в форме дуги, обводящей Европу на некотором расстоянии", — писал Генон. Его последователи пытались установить местонахождение башен, связывали их с расположением серпа и земного шара на гербе СССР. Объекты сакральной географии, однако, бесполезно отыскивать по глобусу. Во-первых, потому, что священная наука вообще не считает Землю шаром (там действует теория "плоской земли"), а во-вторых, настоящая локализация подобных объектов вовне возможна лишь после установления их роли для внутреннего мира человека. Об этом Генон не написал ни слова. Те произведения, о которых пойдёт речь далее, также относятся к невербализуемой области. Говорить о них заставляет то странное обстоятельство, что в период с 1989 по 1994 годы, т.е. в течение 6 лет, в разных странах Владислав Провоторов создаёт 6 картин, не вошедших формально ни в один его цикл, никогда не выставлявшихся вместе, но тем не менее объединённых единым образом Башни.

Этот образ уже незримо витает над предшествующими работами художника. То там, то сям возникают полукруглые блочные арки, колоннады и портики, затенённые палаты. В рушащейся евроазиатской империи Провоторов рисует штурм её бастиона гигантским, упирающимся мордой в лунное небо "Троянским конём" (1987 г.). Но затем становится ясно, что крепостная кладка — лишь внешнее ограждение чего-то гораздо более величественного и мрачного… Что-то неуловимо роднит обиталища "Гнева", "Богохульства", "Сребролюбия" и прочих "Смертных грехов". Подспудно зревшее универсальное художественное пространство впервые разоблачает себя в "Вавилонской башне".

В центре рушащейся и заново отстраиваемой ротонды восседает Багряная Любодейца на семиголовом Звере. Два символа, Вавилонская башня (в Ветхом Завете) и Вавилонская блудница (в Новом), совмещены. Удивительно, что до Провоторова этот диктуемый самой логикой Писания, приём никем не использовался. В первой половине ХХ века Лев Тихомиров и о. Сергий Булгаков отождествляли Блудницу с "изменившей Богу Россией". Повод к тому давали и переиначенное название "Красная Москва", и желание во что бы то ни стало водрузить в центре то гробницу Кира (Мавзолей), то многоярусный зиккурат типа Дворца Советов. Теперь за образом Lady in red угадывается другой оказавшийся более долговечным и зловещим объект — торгово-промышленная цивилизация, всё бесстыднее попирающая мерила этики, прикрывая постулатами свободы вседозволенность и болезненное пресыщение. Богослов-старовер о. Симеон (Лаптев), замученный в 1951 г., считал 7 голов Зверя семью мировыми правителями, а его 10 рогов — десятью государствами, распределёнными между ними. Блудница, "Римский Вавилон" в этой перспективе понимается как "законопреступная царская и духовная власть, лежащая на народах всего мира". У Провоторова она подсвечена изнутри тлеющим пурпуром. По чаше из белого золота сочится кровь мучеников. "Душа всякого тела есть кровь его" (Лев 17:14). "Кровь Святых" привлекает к Жене мир и порождает иллюзию жизни, но не может возродить её треснувшую, радиоактивную плоть.

Союз Блудницы и Зверя в трактовке Провоторова соответствует мифическим животным Аспиду и Ехидне. Первый, кстати, являлся прообразом былинного Змея-Горыныча: "в коей земле вселится, ту землю пусту учинит",— писали о нём в Азбуковниках. Пенис и яички Зверя-Аспида на картине заставляют вспомнить о соответствующем органе у Любодейцы. Ехидна, согласно преданию, не имеет лона пригодного для совокупления, поэтому оплодотворение самки происходит через рот, а родившиеся детёныши прогрызают утробу матери, делая ей смертельное "кесарево сечение". Все эти детали легко переносятся на "прелести" цивилизованного мира. В символическом универсуме художника Зверь и Любодейца — финальное падение человеческого рода, осадок Творения. Потому им дано породить Сына Погибели, в кого ищет вселиться бесплотный пока Дьявол. Следуя за северными мастерами, Провоторов дополняет библейские ассоциации параллелями из скандинавского эпоса: "На востоке сидела старуха..,— вещает Вёльва,— и питала там отродье Фенрира; из них изо всех будет некто единственный, похититель месяца, в образе чудовища. Нажирается мясом обречённых на смерть людей, красит седалище богов красной кровью. Померкнут лучи солнца.., времена настанут вредоносные. Понимаете вы это или нет?"

II. "КОСМОГОНИЯ № 666" (1989)

В европейской живописи Башня часто является космической вертикалью между землёй и небом. Начиная с Питера Брейгеля, это символ воздействия человеческой деятельности на мироздание. Негативная оценка Вавилонского строительства в Библии не мешала богословию объективно подойти к этой фундаментальной инициативе. Как явствует из Космографии Козьмы Индикоплова, сами мотивы строительства — спасение и объединение человечества, стремление к горнему миру — одобрены Господом. Неприемлем способ. Разрушение Башни — знак Божьего милосердия, а не гнева, ведь процесс возведения требовал от строителей бесчисленных жертв. Жаждущим проникнуть за Твердь (качественный барьер между космосом и нетварной реальностью) Господь уготовал иной, менее опасный для них путь соединения с Собой. Ибо воскресший Сын Человеческий стал первенцем, шагнувшим за Твердь во плоти. Та же судьба ожидает Его последователей, которым в день Пятидесятницы было возвращено отнятое при "смешении языков" планетарное сознание.

Предшествующие работы и логика построения живописного объема предопределили выбор Провоторовым брейгелевской модели вселенной. Исходя из двух полярных оценок Башни, Брейгель сохраняет в своей картине изумительное равновесие. Несколько настораживает, правда, громадность здания, достигшего кучевых облаков и стремящегося заполнить всю обозримую площадь. Для непознанного великий голландец отвёл полоску гавани, где швартуются открыватели новых земель, справа — дикие уголки на самом материке. Правда, у русского живописца Башня заполнила собой всю сферу человеческого восприятия, вернее — вобрала ее в себя. Это фатум, к которому откатилось человечество, потерявшее единство в Боге.

По описанию Геродота, Вавилонский зиккурат состоял из 8 поставленных друг на друга башен, соединённых вьющейся лентой. Число главных страстей в православной аскетике также равно восьми. Эти черты полностью отражены на картине "Космогония № 666", где обнажается изнанка современного мира или внутренность Башни.

Башня завинчивается вверх, но ни Блуднице, ни рогатому Аспиду не дано подняться на её вершину. Именно потому Жена издаёт жуткий вопль, а Ящер, агонизируя, сокрушает собственное жилище. Если мироздание, по Козьме Индикоплову, представляет собой призму, то сравнявшаяся с ним в основании Башня — это конус, сужающийся кверху, или лифтовая шахта, соединяющая преисподнюю (дочеловеческий мир) с царством небесным (сверхчеловеческое грядущее). На границе с Твердью конус должен сойтись в иглу, чтобы проколоть невидимую преграду. Вавилонская башня строится руками людей, но не для них. В отличие от Христа, Дьявол не собирается спасать человечество — за Твердь должно проникнуть одно-единственное существо, обладающее глобальной властью. Мир Блудницы обречён. "Космогония № 666" отражает всеохватное стремление вверх её змеевидного Младенца, того, кто пока принуждён ещё ползать "на чреве своем" (Быт 3:14).

"Космогония № 666" фиксирует конец Millenium'а, когда Сатана освобождается от оков. Конвульсируя, плод сожительства Зверя и Любодейцы с ужасающей скоростью вздымается по колодцу ротонды. Олицетворения греховной проказы, вплоть до мельчайших, высыпали на 8 внутренних пандусов, приветствуя своего вождя и пророка. Провоторов изобразил "тело змеево" в виде гигантского Червя, похожего на чудовище из фильма Джона Карпентера "Нечто". Кольца первобытного хаоса трудно счесть, как и число имени его — 666. Согласно протоиерею Михаилу Труханову, цифра 6 обозначает материальность тварного бытия, и потому "жизнь человека, неверующего в Бога, отрицающего духовность, живущего благами скотского порядка и исполненного мечтами об изобилии материальных наслаждений в будущем, проходит по маршруту 6-6-6".

Человеческая голова Змия прописана с подробностями, особенно обращает на себя внимание пятиконечная трещина на обтянутом кожей черепе. Это символ пяти материальных чувств, которые поглотили духовное восприятие. Зверобог "Космогонии" — последний в ряду адамова потомства, на его голове пентаграмма окончательно кристаллизуется. Итог грехопадения — глухая погружённость в мир чувственных ассоциаций, когда инволюция материи принимает вид ложной эволюции. Портрет Антихриста кисти Провоторова притягивает невыразимо неприятным сродством, которое отмечает в душе каждый внимательный зритель. Глазные яблоки Змея едва не вывалились от исступлённого противления Богу. Но вторые зрачки на их тыльной стороне (кстати, это единственное живое место) застыли в каком-то параличе. Твердь, за которую стремилась "звериная личность" (термин о. Михаила Труханова), сама разверзается перед ней. Из воронки, стиснутой уплотнившимся воздухом, в космос торжествующей злобы вонзаются тончайшие лезвия Пневмы. Верхняя часть картины является парафразой схождения Духа на иконах Пятидесятницы. Его огненные стрелы несут обновление тому, кто успеет хотя бы за секунду до смерти принести покаяние и верную гибель тем, кто утратил даже эту способность. Ношение ада в себе, практиковавшееся православными аскетами, вело того, кто честно двигался по этой дороге, к различению в себе всех обитателей преисподней, кончая набольшим — "Хозяином дома". Именно так, кстати, называлась ранняя работа Провоторова, из которой выросли затем его башни. "Или, как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его" (Мф 12:29). Только после осознания болезни может начаться нравственное выздоровление…

III. АДАМ И ЕВА (1990)

Но где искать начало болезни? В диптихе "Адам и Ева" возникновение Башни синхронизировано со стартом человеческой истории и с появлением Змея. Кажется, что Башня предназначена именно для него, однако трактовка сцены Грехопадения Провоторовым свидетельствует, что это не решено.

"Адам и Ева" — картина мирового значения, и с момента создания она столь же необходима для понимания аналогичных сюжетов у Пьеро делла Франческа, Альбрехта Дюрера, Лукаса Кранаха, Микеланджело Буанарроти, как и они для неё. Провоторов методично проецирует древние символы на эмульсионную поверхность новой культуры: слишком уж абстрактными и пресными они стали казаться. Антураж, которым окружил Грехопадение художник, далеко отстоит от приевшейся карикатуры. За исключением Змея, яблоко в перстах Праматери — почти единственная узнаваемая с ходу деталь.

Диптих напоминает створки единой, трагически разделённой двери, через которую вошёл грех. Две полярные половины Андрогина стоят по сторонам от Мировой Оси. Взаимное расположение Древа, Змия, Адама и Евы логически домысливает Шестоднев из церкви Ильи Пророка в Ярославле (1680) — одно из наиболее удачных решений данной темы на рубеже Нового времени. Невместимая мудрость вылепила эти странные, поистине доисторические головы зачинателей человечества. Не наивные дикари, но близнецы-исполины, вызывающие инстинктивное обожание, смешанное со страхом. Глядя на провоторовских "Адама и Еву", ощущаешь величие Пятой заповеди (Чти отца твоего, и матерь твою…). "Мир начался с семьи огромной./ Из группы исполинской явился род людской", — писал Виктор Гюго в поэме "Конец Сатаны". Как сон, как пух, пролетают тысячелетия за спинами Праотцев. Закато-восходы сливаются в единую полосу под крышей мира, а приливы и отливы океана кажутся мелкой рябью.

Новаторство в исполнении Башни по сравнению с Фалькенборхом и Кирхером слагается из ряда "уточнений", которые вносит в её конструкцию Провоторов. Разверзшиеся недра приоткрывают скрытый у предшественников фундамент. Башня растёт из самого сердца Земли. Однако в православной метафизике Земля не является планетой. Творец "повесил землю ни на чём" (Иов 26:7). Она — тяжелейший из четырёх элементов, основание мироздания. Ниже земли не просто пустота, а именно ничто.

…То, откуда возвышается Башня, действительно является ничем, но с одной оговоркой — для человека. И Библия, и следующий за ней в мелочах Индикоплов рисуют картину мира глазами людей, почти ничего не говоря о до-человеческих мирах. Основание Цивилизации уходит в дебри, к которым всегда обращались с неохотой. То, что замалчивают тексты, раскрыто в таинстве созерцания. Пропасть обнажает антарктический протогород Старцев из сочинений Говарда Ф. Лавкрафта. Он старше даже Древа познания Добра и Зла, ибо мандрагоровые корневища обрываются на уровне земной коры. А город-Башня уходит много, много глубже. До Грехопадения человеку были открыты 9 небесных сфер, теперь открываются 9 подземных селений Эдды: "Я помню йотунов древнерождённых, что меня древле вскормили, — говорит Вёльва. — Помню 9 миров, 9 ветвей-поколений Мирового Древа".

Зло проникло за ограду Рая и Плод сорван. Входные арки павшего Парадиза успел оплести сорный вьюн. Быть может, это крайние отростки Иггдрасиля? Кажется, что Древо с облетевшим "листвием" ломает Башню изнутри, но скорее оно отчаянно цепляется за почву, раздавшуюся под напором в стороны. Колоссальное здание рвётся кверху. Бруски земли твердеют и крошатся в процессе алхимической солидификации. Пламя нижних этажей грозит перекинуться на Дерево. Спор, который им практически проигран, продолжается между Змеем и раздвоившимся Первочеловеком. Выползая из "пещи огненной", Змию приходится ответно раздвоится на длинные чешуйчатые кишки, увенчанные соответственно двумя головами. Изображённый на диптихе двуглавый Змей имеет свою историю в иконографии "Страшного суда" и восходит к античному Церберу.

В "Адаме и Еве" Искуситель впервые пытается манипулировать людьми. Змей покушается вкусить от плода вслед за Евой, но та с коварной улыбкой отстраняет яблоко от его пасти. Пробитое солнечное сплетение Праотцев — знак искажения их первичной солнечно-огненной природы. Иудейский миф осмыслен Провоторовым и как эллинская гигантомахия, и как вариация Змея Мытарств с икон "Страшного суда". На некоторых из них Адама, победившего грех, но не могущего оторваться от пасти вездесущего Змия, вызволяет оттуда длань Христова. У Провоторова этот момент ещё впереди. Упавший на одно колено, но не сломленный Адам словно шарит у себя над головой, вот-вот ожидая встретить спасительную руку.

IV. "МОЛИТВА" (1992-93)

Следующий этап сопротивления Злу связан с воссоединением раздвоившейся, падшей природы Человека. К сожалению, "Молитву", где это показано, пока не удалось возвратить в Россию, она находится в Германии. "Молитва" — гимн православной аскезе в красках, Провоторов словно приоткрывает тысячелетнюю завесу над "невидимой бранью". Женское и мужское начала вновь соединяются в принявшем "великeй ангельскeй образ" иноке. Схимник затворил себя в тесной ротонде; его пальцы с оттенком полированного дуба мерно перебирают жемчужную вервицу. Змей, опоясавший и столп, и столпника, терпеливо выжидает момент, чтобы ужалить монаха. Согласно южно-славянским поверьям, змея старается укусить человека в место, где сходятся брови,— "крест", или "звезду". Но приблизиться к нему мешает ровное горение молитвы. Сверху, ниспадая на куколь, Башню заливает торжествующее эхо фаворского света. В этой келье уже не появится замыкающего свода — свет идёт сюда из бесконечности.

В древнерусской архитектуре башни выступают в двух ипостасях: как храмы и как и как крепостные посты для стражи. В синодальном и более укоренённом в патристике славянском текстах Библии символика Башни двоится. Иер 6:27-28 — синодальный перевод: "Башнею поставил Я тебя среди народа Моего, столпом, чтобы ты знал и следил путь их. Все они — упорные отступники…"; Острожская Библия: "Искuсител# дахъ тебе на люди Мо# крhпка, и вhси i искuсиши пuти ихъ…" Прит. 18:11 — синодальный пер.: "Имя Господа — крепкая башня: убегает в неё праведник — и безопасен"; Острожская Библия: "Из величества крhпости им# Господне, къ немu же притhкаюmе праведницы спасаютс#".

Площадь подле округлой храмины завалена руинами исполинской кладки, валящимися с высоты. Аллегория основана на космологическом учении о внешней и внутренней клетях — макро— и микрокосмосе "Добротолюбия". "Умирись сам с собою, и умирятся с тобою небо и земля, — учил преп. Исаак Сирин. — Потщись войти во внутреннюю свою клеть, и узришь клеть небесную; потому что та и другая — одно и то же, и входя в одну, видишь обе. Лествица оного царствия внутри тебя, сокровена в душе твоей. В себе самом погрузись от греха, и найдёшь там восхождения, по которым в состоянии будешь восходить". Созидание молитвенным подвигом стен внутренней храмины ведёт провоторовского инока к бесконечному расширению внешнего Предела и, в конечном счёте, к его преодолению. Композиция картины таит в себе секрет этого преодоления .

V. "СХВАТКА" (1993)

Мирская жизнь представлена Провоторовым как ристалище внутри амфитеатра, и здесь опять чувствуется перекличка с Брейгелем, придавшим Вавилонскому столпу черты римского Колизея. Вместе с тем, "Схватка", где гигантский Рак борется с черепом Кабана,— тщательно выношенное провоторовское детище, ибо основано на его индивидуальной метафизике. Так же, как Рак, кабаньи черепа возникают на раннем этапе творчества, в серии отточенных пейзажей-натюрмортов. Общей чертой "кабаньей" метафизики является "Равновесие" (1978), не дающее черепам соскользнуть с куба (символа кристаллизовавшейся вселенной), либо самому кубу разломиться надвое ("Натюрморт", 1978). Из анализа "Схватки" становится ясно, что Кабан (у которого остались необглоданными только глаза) — знак лунного календаря, "югорьскаго круга", как выражались на Руси. Рак — зодиакальный знак Запада, в котором происходит летнее Солнцестояние и празднуется Рождество Иоанна Предтечи. Извечное противоборство созерцания и действия, неподвижности и динамизма походя рушит треснувшую колоннаду Башни.

"Римский Вавилон" — арена гладиаторских боёв и казни мучеников. Гладиаторское ристалище несло в себе родовую, мифическую и символическую подоплёку. Так, ретиарий (сражающийся с трезубцем и сетью) представлял Нептуна или Рыб, а мирмиллон (вооружённый мечом) — Солнце или Рака. Сцена борьбы лунного и солнечного начал напоминает то ли геополитическую, то ли астрологическую корриду. Если Зодиак разбить на 12 домов, соответствующих определённым стадиям эсхатологического процесса, то 4-й из этих домов выпадет на созвездие Рака, а именно его называют Домом конца дел. В древней Месопотамии полагали, что когда 7 планет собираются в знаке Рака, мир гибнет от огня. Такая гибель — единственно возможная после заключения Ноева Завета (Быт 9:15). В современной астрологической теории Светопреставление связывается с приходом трёх высших планет (Урана, Нептуна и Плутона) в знак Рака. Это событие — одно из главнейших знамений Конца времён. Правда, установить конкретную дату встречи гипер сатурнианских планет в Раке по-прежнему невозможно.

Изображение четырёх близких, а потому с трудом поддающихся совмещению на одном холсте, фактур — панциря Рака, костей и клыков Вепря, камней Колизея — решено Провоторовым с неподражаемой виртуозностью. В этом плане "Схватка" является щедрым вкладом в сокровищницу станковой живописи. Ещё одна линия ассоциаций связана с традиционным уподоблением плоти пустынника-аскета — "коже желвии" (т.е. панцирю рака). На переднем плане из гробов поднимаются двое иноков: один с книгой, другой с крестом. Справа, опираясь на посох, сидит созерцающий третий — игумен или даже владыка. Кто они? В нидерландских изображениях Башни в виде маленьких фигурок рисовали князей-заказчиков или зодчих-исполнителей. Но здесь, в апокалиптическим контексте, они скорее напоминают Еноха и Илию, обративших воду в кровь, а теперь, к страху всемирного Содома, поднимающихся на небо. Как и указано Иоанном Богословом, на картине рушится 10-я часть Колизея, а процессия чернецов, прячущаяся за антефиксами-минотаврами, химерами и сфинксоподобными горгульями, всё выше удаляется от зрителя по внутренней спирали здания… Но кто является третьим иноком, неспешо наблюдающим за крестным ходом? Воскресший перед Концом, согласно преданию Российской церкви, Серафим Саровский?..

VI. "КОВЧЕГ" (1994)

"Ноев ковчег" также реализует сложную композиционную и символическую схему. Смысловые линии, протянутые к предшествующим картинам Провоторова, сходятся здесь воедино. Согласно скандинавским сагам, Потоп начнётся тогда, когда мировой змей Ёрмунганд проснётся, чтобы разрушить вселенную. Это пробуждение, зачатое в "Вавилонской башне", раскрывается в "Космогонии" и отстранённо демонстрируется в "Ноевом ковчеге" (голова Сатаны мелькает в нижних этажах Башни).

"Ковчег" — чарующее и полное загадок произведение, в котором гнев Божий представлен как ослепительная в своей неприступной истине гармония. Для любых проявлений натуры человека Великий архитектор Башни предусмотрел бесчисленные переходы и замысловатые ордера. — Напрасный труд. Тюрьма духа человеческого вот-вот накроется всемирным цунами. Гребень океана и ливень сошлись в отвесную стену из видения Дюрера: "В 1525 году, после Троицы, ночью я видел во сне, как хлынуло с неба множество воды. И первый поток коснулся земли в четырёх милях от меня, с великой силой и чрезвычайным шумом и расплескался и затопил всю землю. Увидев это, я так сильно испугался, что проснулся от этого раньше, нежели хлынул ещё поток … Вода низвергалась с такой высоты, что казалось, что она течёт медленно. Но как только первый поток коснулся земли и вода стала приближаться ко мне, она стала падать с такой быстротой, ветром и бурленьем, что я дрожал всем телом и долго не мог успокоиться. И когда я встал утром, я нарисовал всё это наверху. Боже, обрати всё к лучшему". Что же происходит в этот момент с самой Башней? Если у Брейгеля она растёт из скалы, то у Провоторова её верхние арки по неведомой причине обращаются в дикий, нетёсаный камень, а на самый пик водружён величественный и простой одновременно Ковчег.

"Трансмутация" строительного материала от камня к дереву в точности обратна процессу, который претерпела библейская Скиния. Ковчег Завета при Моисее, являвшийся святыней кочевого народа, был сделан "из дерева ситтим" и обложен чистым золотом. Меньше всего известно о Скинии Давида, но, учитывая запрет на использование тёсаного камня, можно предполагать, что она была ограждена естественными валунами; освоив Землю обетованную, Израиль стал оседлым. И, наконец, Храм Соломона, выстроенный, по древнерусскому преданию, зодчим Китоврасом без применения железа, был сооружён из блоков правильной формы; слава о Божием народе достигла краёв ойкумены. Но секрет правильной затёски камня пропал вместе с Китоврасом — началось безблагодатное строительство сегодняшней цивилизации.

Справа от зиккурата видны колонны куда более грандиозного храма. То, что их две, также неслучайно."Сифовымъ внuкомъ проповhдано бысть свыше хотящая быти погыбель человhкомъ,— рассказывает о временах исполинов Русский Хронограф.— И сътвориша два стълпа, единъ каменъ, а другий глинянъ, написаша же ни нихъ, яже отъ дhда своего Сифа слышаша знаменiа небеснаа и лhта и врhмена и месяця и недhля и имя Сифово и чадъ его и звhздамъ имена на досцh каменнhй и глиняне и uтвердиша на стлъпhхъ глаголюще, яко аще отъ воды весь мир погыбнетъ, каменый останеться, аще ли ото огня, то глиняный пребuдетъ и еже написано на немъ". Предание говорит о столпах, базирующихся на земле и поддерживающих небесный свод. Но не на этом (осуществляющемся помимо и параллельно человеческой воле) сверхпроекте сосредоточено внимание художника. Взгляд неизменно останавливается на Ковчеге Нового Завета, в котором будто поселилось само Солнце. Когда воды под Твердью сольются с водами над Твердью, произойдёт соединение возможного и действительного, Ковчег, наконец, сможет отплыть. Ведь только для него занимается негасимый рассвет, и только его человечество действительно сможет передать грядущим эонам.

VII. ПОСЛЕДНЯЯ БАШНЯ?

В год написания "Ковчега" Владислав Провоторов принял священный сан. Для одних почитателей его творчества это был закономерный и давно ожидаемый поступок, для других — полнейшая неожиданность. Те и другие сходятся во мнении, что желанное для самого отца Владислава духовное служение может обернуться невосполнимой утратой для живописи.

— Свою последнюю работу, "Танец Саломеи", о.Владислав закончил в 1995 году,— говорит Александр Сплошнов, директор галереи "Ковчег Нового Завета" и продюсер музыкального альбома группы The ARK "Ковчег", навеянного провоторовскими темами.— С тех пор он практически не пишет, занимаясь лишь восстановлением храма XVII века и окормлением своей духовной паствы.

— Александр, беседовали ли вы когда-нибудь с Провоторовым о его "башенном" цикле? Считает ли он его завершённым, ведь, согласно традиции, башен, где Добру противостоит Зло, должно быть семь…

— Честно говоря, мне малознакома эта тема, но после окончания "Ковчега" я поинтересовался у о. Владислава: будет ли она иметь ещё какое-то продолжение. Тот сказал буквально следующее: "Башен должно быть семь".

Главный вопрос, возникающий при взгляде на "Ковчег", связан именно с нерушимостью Башни. Ведь бушующие воды не могут причинить ей вреда, лишь сменив в итоге жильцов её мрачных казематов. Ковчег пришвартуют к вершине Арарата — и всё завертится по-новой…

Вернётся ли Провоторов к художественному творчеству? Будет ли написана последняя Башня? И что осталось неизображённым в той холодно-отчуждённой к современной цивилизации перспективе, которую выбрал мастер? Об этом можно только строить догадки.

Владимир Голышев, Михаил Терентьев (фото) АРТЕМЬЕВЫ

В созданном им в 1973 году фотокружке не одно поколение миасских ребят не только в совершенстве освоило технику фотосъемки, но и научилось видеть в окружающем мире звенящий нерв гармонии — качество, независимо от профессии, делающее человека причастным тайному братству художников — в широком смысле этого слова.

Работы учеников Михаила Михайловича неоднократно выставлялись на самых престижных конкурсах. В 1981 году ребята из маленького уральского городка, славного главным образом предприятиями ВПК, даже вошли в число победителей Всесоюзного конкурса любительской фотографии, чем произвели подлинную сенсацию...

Михаил Михайлович — давний друг нашей редакции. Мы неоднократно публиковали его прекрасные фотоработы. На этот раз он принес нам целую фотолетопись, посвященную большой и дружной семье Артемьевых, с которой он и ребята из его кружка познакомились этой весной...

— Михаил Михайлович, семейные детские дома сейчас не редкость. В чем уникальность семейного детдома Артемьевых?

— Во-первых, это не детский дом, а семья. Просто у Ивана Германовича и Галины Петровны, кроме пяти собственных детей, есть еще семь приемных. Ребят они взяли слабеньких (тяжелая наследственность, общее отставание, физическое и интеллектуальное), собственные же дети у них молодцы — все спортсмены. трое сыновей. Недавно все они участвовали в областных соревнованиях по рукопашному бою. Так вот, каждый в своей возрастной группе стал чемпионом. Ведь Иван Германович — тренер по боксу и рукопашному бою…

— То есть родные дети для родителей — первые помощники…

— Вот именно! Идея у Артемьевых такая: приемные ребята в здоровой обстановке среди родных детей должны естественным образом в норму прийти… И что интересно, живут они в городе Миассе, ходят в городские школы, а в полутора километрах от него имеют небольшую усадьбу, в которой ведут хозяйство посменно — “бригадами” по три человека. Там у них коровы, лошадь. Вообще, у них все свое — картошка, мед… Только хлеб да соль покупают...

— Городским детям, наверное, непросто заниматься сельским хозяйством…

— У Артемьевых девять парней (трое своих и шесть приемных) и три девочки. Так что мужская составляющая у них в семье доминирует. Иван Германович исповедует следующий принцип: настоящий русский мужчина обязан уметь прокормить от земли себя и тех, кто от него зависит. И защитить их в случае опасности. То есть русский мужчина — это воин и хлебопашец, в первую очередь. К тому же Артемьевы — настоящие русские православные люди (староверы), а это значит стойкие, терпеливые, душевно щедрые… Ближайшая старообрядческая церковь находится за двадцать километров от Миасса, но они ни одного церковного праздника не пропускают. И дома молятся по старым книгам — все, как положено… А вы говорите трудно картошку копать… Да ребятам все это в радость! И корову доить, и даже навоз разбрасывать…

— Пять детей по нынешним временам — это необычно. Многие сейчас вообще не рискуют рожать — говорят, "трудно прокормить". Как же Артемьевы решились взвалить на себя такую дополнительную обузу? Что они сами об этом говорят?

— Вот вы думаете, наверное, это я их нашел. А ведь на самом деле все наоборот — это они наш кружок разыскали. Услышали от кого-то, что у нас живое дело, атмосфера творческая — вот и нашли, говорят: "тоже хотим заниматься"… Я это к чему говорю — настоящий русский человек (а Артемьевы, по-моему, и есть настоящие русские люди) всегда избыточен, всегда фонтанирует идеями, замыслами, всегда ищет, к чему бы свои силы и способности приложить… Ребят они в 1991 году взяли. Я думаю, не надо напоминать, что это был за год. Казалось бы, дай Бог самому прожить, а они наоборот решили: "Если нам трудно, какого должно быть ребятам, у которых родителей нет"... Теперь вот дочь приемную замуж выдают — дом молодоженам будут строить… А мы с моими учениками решили вести фотолетопись этой семьи — представляете, пройдут годы, ребята обзаведутся семьями…

— Действительно, уникальный материал. Таких людей нечасто встретишь…

— И да, и нет… У нас в области, например, есть подобные семьи. Что интересно, тоже старообрядцы. С одной такой семьей из Озерска (тоже очень спортивной) Артемьевы в мае обычно устраивают пробег до Златоуста (40 км). Этой зимой они у Артемьевых гостили. На льду озера Тургояк соревновались… Вообще, озеро Тургояк — это отдельный разговор. Это уникальное место, охраняемое специальной программой ЮНЕСКО по сохранению запасов пресной воды. Чистое оно, как Байкал, и почти такое же глубокое. "Тургояк" по-башкирски — "не ходи нога", потому что озеро это очень коварное: шторм возникает мгновенно, немногие на лодке по нему рискуют плавать. Именно поэтому на небольшом острове, что находится на Тургояке, в XVIII веке от гонителей на русский обряд скрывалась инокиня Вера. Сохранились вырытые ею пещеры, а на месте ее погребения насыпан холм и воздвигнут крест. Сейчас — это святое место. Паломники его посещают обычно зимой, по льду…

...С фотографий, принесенных Михаилом Михайловичем (мы публикуем лишь малую их часть), на нас смотрели счастливые лица мальчишек, с восторгом выполняющих самую, казалось бы, незавидную деревенскую работу, и девочек, чьи открытые, чистые лица напоминали что-то давно-давно виденное и забытое — то ли картины Васнецова, то ли старинные фотографии. Казалось, что в самый центр многострадальной столицы, затопленной коррозийными водами “цивилизации” (пришедшей оттуда, куда при совершении Таинства Крещения плюют, отрицаясь сатаны), блеснул ослепительный луч подлинной русской жизни, упрямо сберегаемой, не пускаемой по ветру двужильным народом...“Русский мужчина — это воин и хлебопашец”. Не дистребьютор, не риэлтор, не провайдер — “воин и хлебопашец”. Этот принцип, исповедуемый Иваном Германовичем Артемьевым (по сути своей — азбучная истина), звучит сегодня как никогда свежо...

Удивительный мы все-таки народ! Ненавидящая нас животной, даже какой-то инфернальной ненавистью, псевдоэлита сделала, казалось бы, все возможное, чтобы нам расхотелось жить. И вот беспристрасная статистика, удивленно подняв свои цифирные брови, вынуждена констатировать: “Достигнув рекордно низкой отметки, средний срок жизни россиян стал расти”.

Растет и рождаемость (“без видимого улучшения условий жизни!” — озадаченно добавляют чиновники, отвечающие за наше неуклонное вымирание). В это же время в далеком уральском городке, где выплаченная вовремя зарплата — “преданье старины глубокой”, молодые многодетные супруги берут на себя ответственнось за целую ораву никому не нужных детей... “А государство им чем-нибудь помогаюет?” — спросил я Михаила Михайловича. “Да, — говорит, — конечно, недавно вот кирзовые сапоги выдали на всю семью... Наверное, списанные... А вообще, у меня сейчас довольно оптимистическое настроение. Какое-то время назад было совсем невмоготу... Нам ведь фотобумага нужна, пленка, реактивы — все это денег стоит. Выкручивались, как могли, но на своем стояли — кружок наш все это время работал. Ребята снимали, были выставки. Но, по правде говоря, все это буквально “на ладан дышало”. Но вот недавно в жюри Всероссийского фотоконкурса мне сообщили, что им вместо положенных двухсот пришло на конкурс ни мало ни много три тысячи (!) первоклассных работ. Значит, российское любительское фотодвижение выжило! Значит, у нас есть будущее...”

В этом году Михаил Михайлович Терентьев выдвинут на присвоение почетного звания Заслуженный деятель культуры РФ. Редакция “Завтра” сердечно поздравляет нашего друга и соратника с этим событием и желает ему оставаться таким же, каким он был всегда — запечетлевать дремлющую в обыденности Красоту и воспитывать настоящих русских художников, чьи мудрые руки так нужны возрождающейся России...

Елена Антонова РЕКВИЕМ ГАВРИЛИНА

Симфонию-действо "Перезвоны" Валерия Гаврилина Москва не слышала с начала 90-х годов. Это не имеющее аналогов музыкальное произведение крупной формы для большого хора, солистов, гобоя и ударных, сочиненное композитором в 1982 году специально для Владимира Минина, впервые было полностью исполнено в 1984 году. Сказать, что оно сразу же покорило слушателей — значит, не сказать ничего. 20 главок, составляющих симфонию, потрясли публику своим глубочайшим проникновением в мир русской народной жизни с ее искренностью и красотой, ее радостью и горем, ее праздниками и буднями, ее шутками и молитвами, захватили своей музыкально-поэтической гармонией.

Несмотря на то, что музыка "Перезвонов", имеющая подзаголовок "По прочтении В.Шукшина", была написана композитором как на свои собственные, так и на народные тексты, различить их непросто, настолько глубока и органична связь сочинений Гаврилина с творчеством народа, настолько близко ему мироощущение живущего на земле своей русского человека. Да это и понятно. Родом из Вологодской области, самобытной, покоряющей своей неброской красотой земли Русского севера, Гаврилин так и остался ее певцом, ее патриотом, несмотря на то, что уже с 11 лет стал жить в Ленинграде, учась сначала в школе-десятилетке при Ленинградской консерватории, а потом и в самой консерватории. Он не раз говорил, что не будь советской власти, взявшей на себя его обучение и содержание, он не смог бы стать тем, кем стал. Два диплома, полученные им, искусствоведа-фольклориста и композитора, вместе с памятью детства и любовью к родной земле в результате и дали того одухотворенного и пронзительно искреннего музыканта, каким предстает Валерий Гаврилин в своих инструментальных и вокальных циклах, песнях и хорах, балетах и сюитах.

Трудно примириться с мыслью, что Валерия Александровича Гаврилина больше года нет с нами. Его 60-летие отмечалось уже без него. Осенью прошлого года прошли фестивали его музыки в Петербурге и в Вологде, а теперь вот состоялся концерт его памяти и в Москве. В Большом зале консерватории Московский камерный хор Владимира Минина вновь после долгого перерыва исполнил "Перезвоны". И снова слушатели печалились и радовались вместе с исполнителями, снова глаза туманились слезами, а душа очищалась от скверны обыденной жизни.

По слаженности звучания, нюансировке чувств, тонкости интерпретации хору Минина в исполнении этого произведения нет равных. Хотя некоторые нарекания все же имеются. Не для красного словца назвал Гаврилин "Перезвоны" симфонией-действом. Это — живое музыкально-драматическое действие, совершаемое перед слушателями, а не опера в концертном исполнении. Потому и неуместны здесь чисто оперные солисты, выступающие вперед, чтобы на классический манер спеть свои партии, да еще в явно отличных от хористов костюмах. Ранее, когда, например, "Смерть разбойника", пел артист, находящийся среди хора, это более соответствовало духу сочинения, потому и впечатление было более сильным. Камерность хора Минина, который на этот раз не был усилен другими хорами, не позволила некоторым частям прозвучать так, как это было задумано автором.

С другой стороны, время также сыграло свою роль в расстановке акцентов. Кульминацией последнего исполнения симфонии стала "Молитва", музыка и слова которой сейчас, после ухода из жизни Валерия Гаврилина, кажутся Реквиемом, сочиненным композитором для себя.

Концерт памяти Валерия Гаврилина состоялся. Московская публика смогла насладиться "живой, современной" музыкой "поразительной чистоты стиля". Написанная "кровью сердца", отражающая "органическое, сыновнее чувство Родины", она "вся от первой до последней ноты напоена русским мелосом". Думается, что эти слова Георгия Васильевича Свиридова, сказанные о музыке Валерия Гаврилина, отражают общее мнение всех, кто когда-либо имел счастье исполнять или слушать его творения.

Елена АНТОНОВА

Владимир Бондаренко ГИМН ТВАРДОВСКОГО

Двадцать первого июня исполнилось девяносто лет со дня рождения великого русского поэта Александра Трифоновича Твардовского, автора уже бессмертных стихов "Я убит подо Ржевом", "Две строчки" и совершенного в своей гениальной простоте "Василия Теркина".

Он — знаковая фигура в русской литературе ХХ века для всех течений и направлений. Но ими же, этими направлениями,— он разделяем на части. Для наших либералов, для всей демократической публики не существует народного поэта Александра Твардовского. Демократами написаны сотни статей, книг, защищены десятки диссертаций о жизни Александра Твардовского и его роли в русской литературе, но исключительно как главного редактора оппозиционного "Нового мира", как публикатора первых произведений Александра Солженицына, воспоминаний Ильи Эренбурга, прозы Юрия Трифонова, Василя Быкова, Фазиля Искандера. О поэте Твардовском они изредка упоминают где-то по касательной, и то — останавливаясь исключительно на поэме "Теркин на том свете" и "По праву памяти" по причине их оппозиционности. А уж как русского классика ХХ века его одним из первых выкинули с корабля современности вместе со всей советской литературой, вычеркнув как несуществующего в наличии. Да и из наследия "Нового мира" либеральными исследователями на первый план вытаскивались прежде всего критика и публицистика, расшатывающие устои брежневского режима.

В патриотическом стане господствовала скорее противоположная тенденция. О роли Александра Твардовского как главного редактора самого популярного в кругах интеллигенции литературного журнала старались умалчивать. А если и писали, то крайне неодобрительно, стоит вспомнить статьи Михаила Лобанова или Виктора Чалмаева. "Новомировская критика" перьями Лакшина, Буртина, Кардина только и делала, что воевала с робкими попытками поднять вопрос о русском национальном самосознании в статьях авторов "Молодой гвардии".

Поэта Александра Твардовского при этом старались иногда даже грубовато противопоставить редактору Твардовскому. Иные патриотические исследователи литературы, восторгаясь "Василием Теркиным", военными стихами Твардовского, просто не упоминали о редактируемом им журнале.

Так было и после смерти поэта, так было и при праздновании юбилеев, связанных с его именем. Казалось, что Владимир Фирсов, Евгений Нефедов, Виктор Смирнов, Юрий Бондарев пишут о совсем другом человеке, и совсем не о том, о ком в других журналах и газетах писали Алексей Кондратович, Владимир Лакшин или Юрий Трифонов.

У каждого под рукой были свои цитаты, свои высказывания поэта, свои откровения и свои встречи с ним. Каждый писал свою правду и только правду. Один из самых национальных, зараженных русскостью, традициями своего народа, традициями великой русской литературы народный поэт Александр Твардовский. Организатор диссидентского гнездовья, крайний пессимист и скептик, поддерживающий в литературе, прежде всего обличительность и иронический тон по отношению не только к власть имущим, но и к самим государствообразующим основам Александр Твардовский. Как одно уживалось в другом? Как существовала столь противоречивая личность? И как связывалось одно с другим?

Увы, мне стало это понятно именно в последнее десятилетие, когда и такие лидеры коммунистической партии, как секретарь обкома Ельцин, высший идеолог компартии, сменивший Суслова Александр Яковлев, резко меняли свои взгляды. И каждый раз в глубинной основе предательства ими своих единомышленников, находясь в высшем эшелоне власти, было предательство детское, когда зная о репрессиях близких, но спасая жизнь свою, карьеру свою, они шли в партию, старались истово верить во все ее постулаты, этой истовостью забывая о сделанном в детстве выборе...

Сложная трагическая судьба Александра Трифоновича Твардовского схожа с такой же сложной и трагической судьбой всего русского народа. Со сложной трагической судьбой детей дворян, священников, крестьян, русского офицерства, еще в детстве остро воспринимавших гибель или крутые невзгоды близких и родных, но позже также искренне вовлеченных в новое гигантское строительство державы, искренне ставших верными воинами в годы Великой Отечественной войны, искренне поверивших в новую советскую соборность, в новый красный лик все той же единственной Российской Империи. Такими были Туполев и Королев, Курчатов и Калашников, Свиридов и Шолохов. Многие из них надломились во время хрущевской оттепели: значит, все было напрасно? Значит, не нужны были такие жертвы?

У поэта, ставшего еще с юности певцом колхозов, певцом социализма, у поэта, воспевшего, как никто другой, мужество русского воина, в годы хрущевского нигилизма сами собой открылись душевные раны, терзавшие его всю жизнь.

Уверен, что нет никаких двух Твардовских — есть один, с поэтической открытостью и с русской ранимостью переживающий каждый этап в истории своего народа и своей страны.

Уверен, своей "новомировской" обличающей и очищающей политикой он каялся за свое отречение от раскулаченных родственников. Не будем сейчас влезать в детали, которые разобраны и в воспоминаниях его брата Ивана Твардовского, и в поздних достаточно объективных исследовательских работах. Да, нам и не нужны детали. Важен общий смысл. Молодой талантливый поэт, выросший в смоленской глубинке, искренне поверивший в глобальные преобразования, ставший трубадуром нового расцвета красной державы, в атмосфере нигилистического отношения к былым традициям, к былому прошлому, к былой деревне отстранился от своей репрессированной и раскулаченной родни. И не из страха, а от искренней веры — так надо. Надо Родине. Надо Державе.

Это был период собирания сил под единым советско-имперским флагом. Но еще в предвоенные годы постепенно русская национальная составляющая в обществе стала набирать силу. В годы войны даже Сталин признал главенствующую роль русского народа, поверил в надежность русского характера.

Твардовский понял, что та, былая, традиционная русская жизнь нужна по-прежнему и державе, и народу, и каждому воину в отдельности. Он еще не осудил, но уже объединил в себе и ушедшее с коллективизацией, и новое советское. В душе наступил момент гармонии. Вот тогда-то и возникли лучшие классические строчки поэта Александра Твардовского:

Я убит подо Ржевом,

в безымянном болоте,

в пятой роте, на левом,

при жестоком налете...

Я — где корни слепые

ищут корма во тьме;

я — где облачком пыли

ходит рожь на холме...

Или же поразительные строчки о судьбе погибшего в Финской войне простого русского паренька:

Среди большой войны жестокой,

с чего — ума не приложу,—

мне жалко той судьбы далекой,

как будто мертвый, одинокий,

как будто это я лежу,

примерзший, маленький, убитый

на той войне незнаменитой,

забытый, маленький, лежу.

Это поэтический шедевр. Но это и пронзительный образ русского человека в передрягах ХХ века. Ведь таким же забытым и убитым мог оказаться раскулаченный крестьянин или даже какой-нибудь лагерный зэк. Война сделала свободным поэтическое дыхание Твардовского. В этой внутренней свободе, в этом единении национального и державного рождался великий образ Василия Теркина. Сегодня можно сказать уже смело: самым главным, и может, единственным общенародным образом солдата Великой Отечественной стал простой деревенский парень, простой русский человек Василий Теркин. Поразительно, что не проза, а поэзия оставила на века характер русского солдата... Это было его время — время русского национального поэта Александра Твардовского.

А потом пойдут годы раздумий, сомнений, надлома и покаяния. Увы, покаянием Твардовского, в "новомировскую" эпоху возвращающего свой долг за отстранение от бед коллективизации, воспользовались и антирусские силы, которым было плевать на трагедию русского крестьянства или русского казачества. Более того, иные из них и сами принимали в этом раскулачивании-расказачивании активное участие, но все умело было смешано в кучу: и жертвы красного террора, и волна чисток палачей. Но не будем забывать, что знаменитая деревенская проза тоже подала свой голос в защиту крестьянства впервые со страниц "Нового мира". Пусть для опытных "новомировских" идеологов деревенская проза была лишь еще одной волной обличительной литературы, для самого Александра Трифоновича, уверен, это было важнейшее направление журнала, его поздний вклад в национальное русское прозрение. Откровенно признает нынче Александр Солженицын: "Когда я был ожесточен борьбой с советским режимом и различал только заборы цензуры,— Твардовский уже тогда видел, что не к одной цензуре сводятся будущие разлагающие опасности для нашей литературы. Твардовский обладал спокойным иммунитетом к "авангардизму", к фальшивой новизне, к духовной порче... Я так был распален борьбой с режимом, что терял национальный взгляд и не мог тогда понять, насколько и далеко Твардовский — и русский, и крестьянский, и враг "модернистских" фокусов, которые тогда еще и сами береглись так выскакивать. Он ощущал правильный дух — вперед; к тому, что нынче забренчало так громко, он был насторожен ранее меня..."

Ну что ж, надо признать, что русских национальных гениев всегда обихаживают и часто плотной толпой окружают разного рода мелкие бесы. Вокруг Есенина вились роем мариенгофы, шершеневичи и рюрики ивневы. Вокруг Маяковского целый осиный рой всевозможных бриков. Не стал исключением и Александр Твардовский, особенно в пору его могущества. Иногда даже было трудно различить, где мнение самого Маяковского, а где — его всесильного лефовского окружения. Так и Твардовский не всегда различим в хоре обступивших его и часто использующих его клевретов. Но время все расставляет на свои места.

И сегодня мы, не забывая о том значимом вкладе в литературу, который внес "Новый мир" в период руководства Александром Твардовским, все же празднуем прежде всего юбилей истинно национального русского мастера, национального и в силе своей, и в слабостях своих.

Мистическим даром к юбилею поэта стало первое исполнение Санкт-Петербургской капеллой под руководством Владислава Чернушенко совместного сочинения великого русского композитора Георгия Свиридова и поэта Александра Твардовского, задуманного ими как будущий Гимн России. Я всемерно поддерживаю газету "Труд", развернувшую кампанию по обсуждению этого сочинения двух национальных гениев как будущего гимна. "Наша Родина достойна великого гимна. Именно такое произведение написали Георгий Свиридов и Александр Твардовский",— пишет "Труд". И как с ними не согласиться?

Еще в 60-е годы, когда в период оттепели был устроен конкурс на создание нового гимна. Свиридов и Твардовский, дружившие в то время, решили попробовать себя в таком благородном начинании. К сожалению, а может быть, и к счастью, ибо никогда бы такой гимн, где нет никакой марксистской идеологии, гимн, создававшийся как общенациональный, не утвердили бы власти, вскоре этот конкурс прикрыли, решив оставить старый михалковский гимн в слегка переделанном виде.

Хорошо, что он не всплыл и в период ельцинской суеты вокруг новой государственной символики. Именно сегодня настало время для такого гимна. Он способен объединить вокруг себя все здоровые национальные силы. "Патриотическая песня" Глинки хороша, но не может стать эмблемой нации и государства. Находка в свиридовском архиве — не иначе, как Божий промысел. Думаю, что и газете "Завтра" надо, поддержав инициативу "Труда", организовать на наших страницах широчайшее обсуждение слов и музыки нашего будущего государственного гимна. Георгий Свиридов писал в своих дневниках о тексте Александра Твардовского: "Полное (100-процентное) отсутствие авторского эгоизма. Растворение себя в народной стихии без остатка. Это достойно лучших мыслей и лучших страниц Л.Толстого. Редчайшее качество..."

Конечно, так просто и быстро новые гимны не принимаются. Решать комиссии и государству. Решать всему народу. Поздравляя наших читателей с девяностолетием Александра Твардовского и публикуя текст и ноты уникального варианта Гимна России, мы предлагаем продолжить обсуждение этой важнейшей проблемы и на страницах газеты "Завтра".

Земли родной бескрайны дали,

Просторы мирного труда.

В дни торжества и в дни печали

Мы нераздельны с ней всегда.

Припев:

Отчизна-мать, да будет светел

Твой мирный день во тьме любой.

И выше долга нет на свете —

Идти с тобой на подвиг твой.

И выше долга нет на свете —

Идти с тобой на подвиг твой.

Курантов древних бой державный

Несется вдаль от стен Кремля,

Как песнь судьбы большой и славной

Твоей, Российская земля.

Припев.

Да будет песнь побед народных

Как слава Родины в веках,

Жива на всех твоих свободных

Больших и малых языках.

Припев.

Может быть, на самом деле наша Родина уже достойна столь славного гимна, сочиненного столь славными людьми?!

Владимир БОНДАРЕНКО

Анна Елагина ДАР ОБРАЗЦОВОЙ

Чем сильнее в женщине женское начало, тем интереснее и загадочнее она, тем менее предсказуема. Если при этом она талантлива и отважна, обладает бьющими через край энергией и вкусом к новизне, а также особым магнетизмом воздействия на окружающих, то в каждом витке ее жизни встречаются такие неожиданные, даже для нее самой, положения и поступки, которые не могут не поражать воображения современников. О таких женщинах слагают легенды, их либо горячо превозносят, либо не менее пылко отвергают. Такова наша оперная примадонна, певица волей Божией Елена Васильевна Образцова, "непревзойденная сумасшедшая" (Ф.Дзеффирелли), "артистка богатейшей фантазии и воображения" (Г. фон Кароян), которая имеет все высшие титулы, награды и премии СССР, но, как и прежде, продолжает восхищать, удивлять, шокировать. Ровно год назад она отметила свой 60-летний юбилей и 35-летний стаж служения искусству пения в Большом театре. За ее плечами — работа со всеми ведущими музыкальными театрами мира, включая такие, как "Ла Скала", "Лисео", "Римский театр", "Метрополитен-Опера", "Мариинский", под руководством прославленных дирижеров: Г.фон Карояна, К.Аббадо, Д.Гвадзени, В.Гергиева, и с не менее знаменитыми партнерами: П.Доминго, Л.Паваротти, Х.Каррерасом, А.Краусом, М.Кабалье, М.Френи. О ее огромном трудолюбии и любви к искусству говорит тот факт, что она поет практически все ведущие партии меццо-сопрано мирового оперного репертуара, а также большое число концертных программ камерной вокальной музыки на языке оригинала, т.е. по крайней мере на девяти языках. Потому без какой-либо натяжки и воспринимаются ее слова: "Единственное, что я могу делать без устали,— это петь. Для меня жизнь — это пение."

Но оказывается, что пение не способно полностью удовлетворить все эстетические запросы Елены Васильевны. Ее энергия и темперамент требуют от своей обладательницы все новых и новых подвигов во славу искусства. Она не против заняться режиссурой: "Уже 36 лет я езжу по всему свету, встречаюсь с самыми великими музыкантами. У меня такой громадный опыт, что мне хочется поделиться". Слов на ветер она не бросает, и к настоящему времени в поставленной ею опере Масне "Вертер" она спела партию Шарлотты. Кроме того, она ведет обширную педагогическую деятельность: дает мастер- классы в Америке, Италии, Японии, Испании, Словакии. Недавно для молодых наших певцов она создала центр в северной столице — "Петербургские меломаны", где планирует проводить мастер-классы мировых оперных звезд: Ренаты Скотто, Федоры Барбьери, Карла Бергонци. Все с большей страстью Елена Образцова отдает свое время, расписанное буквально по часам на годы вперед, деятельности по открытию и воспитанию в России новых певческих талантов. Спустя немногим более полугода после окончания I Международного конкурса молодых оперных певцов ее имени в Петербурге, который с детских лет остался для нее Ленинградом, певица уже в Москве организует I Международный конкурс камерного пения Елены Образцовой, завершившийся интересным гала-концертом его лауреатов. Призеры конкурса, и в первую очередь обладательница первой премии среди женщин — выпускница Московской консерватории этого года Елена Семенова (сопрано), ученица Ирины Масленниковой, породили у слушателей надежду, что трудное искусство камерного пения имеет у нас хорошие шансы для полноценного развития.

Недавно поклонники ее таланта смогли увидеть свою любимицу и в новом для нее амплуа. В пьесе Ренато Майнарди "Антонио фон Эльба" Образцова сыграла роль пожилой оперной примы Амалии, на закате лет поддавшейся новому чувству к своему молодому ученику. Для успешного исполнения роли актриса задумала постройнеть. С этим, как и со множеством других задач, она справилась по видимости легко, и за короткое время сумела сбросить 26 килограммов! И теперь уже явно помолодевшая актриса должна была изображать значительно более старшую, чем она сама, героиню, что не оказалось помехой для торжества артистизма Образцовой. Из этого с налетом авантюризма театрального приключения она сумела выйти, не только не растеряв ничего из завоеванного ею прежде, но даже приобретя новые качества, главное из которых — умение полностью раскрепощаться на сцене.

Теперь, после всего сказанного, наконец-то настала пора перейти к тому, из-за чего, собственно, и появились эти заметки — к концерту Елены Образцовой в Малом зале Московской консерватории, состоявшемуся 11 июня, на следующий же день после закрытия Конкурса камерного пения, когда лучезарно улыбавшаяся певица раздавала лауреатам награды и щедрые пожелания успешной певческой карьеры. С вокального вечера в Малом зале, носящего название "Дороги Любви", по сути дела, открывается новый этап камерных концертов певицы, который с полным правом может быть обозначен как "Театр Елены Образцовой", настолько органично сочетаются в нем пение и изобразительный строй с содержанием и музыкой исполняемых сочинений. Достаточно вспомнить о весьма прохладно принятом критикой концерте, который состоялся в Большом зале консерватории в самом начале 1998 года, когда певица вместе со своим постоянным концертмейстером, тонким интерпретатором камерной музыки Важой Чачава исполнила вокальный цикл Роберта Шумана "Любовь и жизнь женщины" и песни Курта Вайля, приобретшие в последние годы значительно большую популярность, чем во времена их создания. 8 песен Курта Вайля, сочиненных им в разные этапы его жизни, берлинский, парижский и бродвейский, внесены и в новую программу, которая открылась исполнением написанных на любовную лирику известных французских поэтов циклов романсов Франсиса Пуленка и Эрика Сати. Каждая спетая и сыгранная актрисой песня превращалась в мини-спектакль. Энергия воздействия искусства Образцовой на публику была настолько сильной, что ее флюиды ощущались как нечто материальное. Если при исполнении французских опусов зал был переполнен радостью и "чувственными" порывами взаимной любви, то во время звучания песен Вайля трагизм жизненных коллизий, где истинное чувство смешано с бравадой, а надежда борется с отчаянием, отзывался настойчивым стуком сердца. Жаль, что в арсенале певицы нет пока программы вокальной музыки на русском языке, адекватной этой. Хотя щедрым исполнением "на бис" романсов русских композиторов в конце концерта Елена Васильевна частично удовлетворила это наше желание.

Как-то в одном из многочисленных интервью, даваемых по случаю своего юбилея, Елена Образцова сказала: "Россия — это мой дом. Чем больше я езжу по свету, тем сильнее чувствую: я очень русская". И это действительно так. Она русская и в своей широте, и в своей открытости, и в своей щедрости, и даже в проявлениях своей рисковости. Но более всего в том, что ей далеко не безразлично состояние духа нашего общества, культура народа. Для нее "главное — вернуть уважение к русской культуре, которая складывалась веками и которую мы так быстро смогли растерять". Этими ее словами и хочется завершить получившиеся совсем не безразличными заметки об этой неординарной женщине.

Анна ЕЛАГИНА

Е.А. ПЕСНЯ ШТОКОЛОВА

22 июня в Большом зале Консерватории музыкальная Москва чествовала народного артиста СССР, лауреата Государственных премий СССР и РСФСР, одного из знаковых русских советских басов Бориса Тимофеевича Штоколова.

На вечере, состоявшемся по случаю 70-летия певца и проведенном по инициативе Русской академии искусствознания и музыкального исполнительства, Штоколову был вручен Почетный орден искусств и диплом Почетного академика.

Штоколов был откомандирован в Уральскую консерваторию после окончания авиационной спецшколы по распоряжению Маршала Жукова, тогда командующего Уральским военным округом: "Таких, как вы, Штоколов, в авиации много. А вам надо петь". Так и остался на протяжении всей своей жизни Борис Тимофеевич выразителем русского народного певческого сознания. Наибольшую известность получили в его исполнении, в котором драматическое начало всегда преобладало над классическим вокалом, так называемые "бытовые" русские романсы и русские народные песни. По словам артиста, только к 65 годам ценою 40-летнего труда он открыл для себя тайну бельканто.

На вечере в Большом зале, когда Штоколов вместе с Государственным академическим русским концертным оркестром "Боян" исполнял арии из русских опер и романсы русских композиторов, публика услышала знакомый голос и интонации певца, будившие ностальгию по ушедшему.

Истинным апофеозом концерта стала "Молитва о России" Анатолия Полетаева, художественного руководителя оркестра "Боян". "Колокольный звон над землей плывет, /Русь еще жива, Русь еще поет".

Е.А.

Виктор Тлимахов ОТЧИЙ ДОМ МАРТЫНОВА

В Донецке состоялся финальный тур Первого открытого фестиваля-конкурса лирической песни имени Евгения Мартынова "Отчий дом-2000". Фестиваль стартовал в декабре прошлого года, его презентация прошла по Донецкому областному и Украинскому республиканскому телевидению. И вот, спустя полгода конкурсных отборов на Украине, в России и Белоруссии, отслушав в общей сложности около 1000 конкурсантов и претендентов, авторитетному жюри предстояло посмотреть и послушать финалистов, определить лауреатов, а на третий день в рамках гала-концерта с участием звезд эстрады провести церемонию награждения. И все это в прямом телеэфире!

Конкурс проводился в четырех номинациях: "Песни отчего дома" (конкурс новых песен), "Молодые голоса" (исполнители до 15 лет), "Дуэты-ансамбли", "Солисты-вокалисты". Очень удачно выступили российские конкурсанты. "Гран-при" завоевала 18-летняя москвичка, студентка 2-гоI курса Российской академии музыки им. Гнесиных Наталия Афанасьева. Она исполнила на конкурсе песню, появление которой символично и чудесно. Дело в том, что мелодию этой песни сочинил Евгений Мартынов еще в 1981 году, в августе. А стихи к ней сочинил брат Евгения, композитор (и, как видим, поэт) Юрий Мартынов буквально накануне конкурса, доверив премьеру песни юной москвичке, которая сама родилась в августе 1981 года. Песня и ее исполнительница стали открытием и откровением фестиваля.

Первый донецкий фестиваль-конкурс лирической песни удался на славу и во славу: родной отечественной песни и талантливой молодежи, которой нести и хранить лучшие традиции необъятной песенной культуры Отчего дома, неделимого в наших душах, где не может быть границ, таможен и языковых барьеров.

Виктор ТЛИМАХОВ

Даниил Торопов НАДЕЖДА РОССИИ

Russland wunderkinder. "Русские вундеркинды"

Автор и режиссер — Ирен Лангеманн

Оператор — Сергей Астахов

Продюсер — Вольфганг Бергманн

Производство — LICHTfilm. 2000

Бывшая наша соотечественница, десять лет назад уехавшая в Германию, сняла любопытный документальный фильм об "иной России".

"Благодаря телевидению для Запада Россия — это непрерывные убийства, скандалы, политические дрязги. Я же захотела страну великой культуры", — говорит Лангеманн.

В центре внимания режиссера несколько учащихся центральной среднеспециальной музыкальной школы при Московской консерватории, юные талантливые музыканты, победители ряда престижных российских и зарубежных конкурсов молодых исполнителей. Камера фиксирует моменты их жизни: концерты, занятия, небольшие "окна" свободного времени, перемешивая с видами современной Москвы. Ход достаточно стандартный, но убедительно подчеркивающий диссонанс бытия героев фильма с жизнью улиц: нищие, инвалид-десантник и пр. (Хотя один раз создатели фильма не удержались от тривиальной экспортной картинки — снег, хлопьями падающий на брусчатку Красной площади под бой курантов — только медведей не хватает.) Особое место в "Вундеркиндах" занимают родители, милые, интеллигентные люди, банально, но факт — живущие жизнями своих одаренных детей. Они, со всех окраин бывшего Союза, всеми правдами и неправдами добирающиеся до Москвы, меняющие обустроенные квартиры на комнаты в коммуналках, на последние деньги покупающие пианино, заслуживают искреннего уважения.

Фильм сделан для западного зрителя — с осени начинается прокат в Германии, затем в США, и поставленную режиссером задачу с успехом выполняет. Какие чувства, кроме восторга и умиления, может вызвать у какого-нибудь немца одиннадцатилетняя девчушка, феноменально осознанно и технично играющая сложные произведе- ния, или мальчик того же возраста, собирающий залы на свои сольные концерты. И что, кроме уважения, могут вызвать родители и такие же тихие подвижники — педагоги, посреди пустыни равнодушия, цинизма и нищеты создающие оазисы культуры. Возникновению подобных чувств способствуют и авторы фильма, явно любующиеся своими героями.

Однако это для НИХ, а что же для НАС? Для русского зрителя, помимо других эмоций, фильм Лангеманн — приговор. Приговор власти, на протяжении десятилетия разрушившей многое из созданного не одним поколением.

Задета оказалась и Центральная музыкальная школа, созданная еще в 1932 году, когда молодое советское государство стремилось быть во всех сферах первым, доказывая свою мощь и величие.

Сейчас же на культуру, как известно, ни сил, ни средств у государства почему-то не хватает. Центральная музыкальная школа уже десяток лет существует в полуразвалившемся здании, а лучшие в мире педагоги получают гроши. (Иногда поможет только московский мэр.) И такая ситуация везде.

Правда, один светлый момент присутствует. Русская фортепианная школа в целом с трудом выживает, и выживает так, что на Западе только рты раскрывают. Но дальше так продолжаться не может.

Создателям картины спасибо — за мнимый повод для гордости.

Даниил ТОРОПОВ