/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 358 (41 2000)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов КАТАСТРОФА С ПОДВОДНОЙ ЛОДКОЙ «БЕЛГРАД»

Когда Олбрайт узнала о крушении Милошевича, в ее дряблом вымени появилось синее молоко. Старая волчица проглотила последний кусок Европы, обволакивает его своей слизью и желудочным соком.

Когда предатели в руководстве СССР объединили Германию, выкинули на площадь окровавленного Чаушеску, сдали американцам Восточную Европу, разделили русский народ на несколько беспомощных ломтей и теперь истребляют его по частям под фашистские гимны "зеленых братьев", боевые песни Бандеры, бессловесное завывание акынов, под пылкие танцульки "семь-сорок", — только один Милошевич отчаянно сражался с врагами, наивно взывая к русским, не понимая, что в Россию вполз огромный солитер с головой Козырева и с хвостом ЦРУ.

То, чему радуются сегодня Немцов, Лукин и Явлинский, является завершением геополитической катастрофы в Европе, где у русских больше нет союзников, а одни враги, и наивной утопией патриотических идеалистов из Думы кажется теперь военно-стратегический союз России, Белоруссии, Югославии, рассекающий с Востока на Запад железный кордон НАТО. Следующим после Милошевича будет Лукашенко, с прозападной оппозицией, экономической блокадой, филькиными выборами, признанием всей сволочью мира победы Зенона Позняка, поездкой Игоря Иванова в Минск и с тихой улыбкой Путина, заявившего как-то, что он не видит препятствий для вступления России в блок НАТО.

Милошевич — не герой, а жертва. Он не стал воевать за сохранение Югославии, завещанной Тито, позволил уйти из федерации хорватам, македонцам, словенам. Когда боснийские сербы с народным вождем Караджичем сражались насмерть с хорватами и от Вуковара остались черепки, а сербские гаубицы долбили прямой наводкой Сараево, Милошевич не пустил армию на подмогу единоверцам, позволил НАТО забомбить Сербску Краину, отдал Караджича на растерзание американской военной полиции. Когда албанцы на деньги Штатов стали захватывать Косово, от Милошевича ждали, что он останется верен клятве, сохранит за Сербией священное Косово поле. У него не хватило воли устоять под бомбардировками В-1, он вывел войска из Приштины, отдав на разграбление православные монастыри и святыни. Теперь, под страшным давлением Европы, под стыдливое молчание России, окруженный, изнуренный, сломленный духовно, он повел себя как проигравший политик. Сдал власть, обрекая себя на позор и тюрьму. Когда его, в цепях, босого, прикованного к американскому танку, поведут в Гаагу, сколько мерзавцев поднимут виски за победу американского оружия над славянами.

Русским не следует утешать себя мыслью, что Белград далеко. Он очень близко. Он на дне Баренцева моря, рядом с утонувшим "Курском". Туда же, на грунт ледового океана, очень скоро могут опуститься Алма-Ата и Ташкент, потопленные талибаном.

Один из горчайших уроков белградской трагедии должны извлечь патриотическая оппозиция, ее лидеры. Не следовало признавать итоги президентских выборов 96-го года, которые выиграл Зюганов у Ельцина в первом туре. Не стоило признавать итоги выборов 2000 года, когда Зюганов выиграл у Путина в первом туре. Смысл политики в обретении власти. Без этой стратегической цели, ради которой партия идет на предельное обострение, риск, — без этого политика пуста и бессмысленна.

Как поведет себя Немцов на следующих президентских выборах, если ему покажется, что он в первом туре обскакал Путина, и в этом его станут уверять генералы НАТО, банкиры Нью-Йорка, масоны Парижа и Лондона? Если сохраненное для Гусинского НТВ двадцать четыре часа в сутки будет рассказывать о гексогеновых взрывах в Москве, якобы организованных ФСБ, показывать чеченских девочек, у которых бомбы Путина оторвали ручки и ножки, демонстрировать победившего президента Немцова, в косоворотке, в храме, перед образом Державной Богоматери.

Когда у тракториста, вспахивающего озимый клин под Вологдой, спросили, что он думает об одном известном политике из "Союза правых сил", тот помолчал, длинно сплюнул и сказал: "Внедрена вошь!" Пустил вперед свой поношенный трактор.

Александр ПРОХАНОВ

Вы можете купить диски r17 в Питере 1 по доступной цене.

ТАБЛО

l Падение Милошевича несет в себе негативные последствия для положения РФ в ближайшей и среднесрочной перспективе. Такое заключение было сделано на экстренном семинаре аналитиков из спецслужб РФ, который прошел в минувшие выходные. Отмечено, что исключительные отношения с Милошевичем и различной степени позитивные контакты с другими балканскими странами позволяли Москве иметь геостратегический резерв для маневра в Европе и на Ближнем Востоке, в том числе и для заключения государственного союза с Югославией. Теперь же, после повторения "косовской модели" Черномырдина министром Ивановым, уговорившим Милошевича уйти под гарантии личной безопасности, следует ожидать дальнейшего дробления Югославии с фактическим переходом Сербии и Черногории под германский "протекторат", а территорий Косово-Метохии и Воеводины — под исламское и американское влияние. Помимо традиционного союзника на Балканах, Россия теряет запасной маршрут нефтетранзита через Молдавию, Румынию, Болгарию и Македонию, замыкаясь во "втором санитарном кордоне", что, в частности, разрушает усилия ЛУКОЙЛа по созданию своей независимой сети на юге Европы. Развязывание Америкой "югославского узла" вплотную ставит вопрос о переносе аналогичных усилий на зону СНГ, в первую очередь Молдавию и Белоруссию, с принятием Украины в НАТО. Эта перспектива усиливается исторической аналогией со вторжением Гитлера в Югославию накануне войны с СССР. Кроме того, уход с политической сцены Милошевича резко усиливает прозападные круги в Москве. На повестку дня становится сдача Приднестровья, а также введение энергетических санкций против Лукашенко в рамках "рыночной экономики" с постепенным раскручиванием "народных фронтов" в Белоруссии. Победа прозападных сил в Минске планируется на конец 2001 — начало 2002 года, после чего "создание второго санитарного кордона" завершится, и можно будет приступить к расчленению России через накачивание "социальных и национальных конфликтов"…

l Наши источники из Белграда передают, что "отказ Милошевича от борьбы" выглядит необъяснимым, поскольку власти не только не использовали свой "телевизионный ресурс", но и фактически закрыли глаза на фабрикацию итогов выборов своими прозападными оппонентами в отдельных областях. Местные спецслужбы фиксировали "переводы огромных финансовых средств в избирательные штабы оппозиции", что должно было пресекаться и наказываться по закону. Отмечается, что аналогичная сдача позиций была осуществлена и на выборах в Черногории, где Джукановичу позволили явочным путем захватить власть при помощи вброса дополнительных бюллетеней, а официальный Белград бездействовал, "пытаясь подстроиться под западные структуры". Сдача Милошевича и признание победы Коштуницы без второго тура уничтожает возможность юридически-правовой защиты самого Милошевича и военных, сражавшихся против расчленения Югославии с начала 90-х годов. Все эти странности дополняются отсутствием приказа по защите телевидения и парламента, которые были оставлены один на один с бесчинствующими толпами. Такое детальное совпадение сценария победы югославской "демоппозиции" с "перестроечными революциями" источники объясняют сильнейшим проникновением в окружение Милошевича западной агентуры и планомерной подготовкой переворота. Называется ряд имен югославских генералов, которые пошли на контакт с представителями ЦРУ и получили от них значительные суммы за переход "на сторону народа". Таким образом, поражение Милошевича было предопределено его отказом от продвижения на руководящие политические и военные должности патриотов и согласием на внеочередные выборы. Ситуация могла развиваться иначе, если бы министром обороны был генерал Младич, а премьером — Караджич, заключает источник…

l Согласно информации, поступившей из Вашингтона, видимая бессодержательность теледебатов между демократом Гором и республиканцем Бушем объясняется достигнутым за кулисами соглашением об исключении "сверхострых вопросов". В частности, еврейские финансовые круги, субсидирующие как демократов, так и республиканцев, добились от команды Буша отказа от использования "рашенгейта" в качестве главного оружия своей избирательной кампании. Вместо документально подтвержденных фактов, свидетельствующих, что руководство администрации Клинтона совместно с ведущими фигурами ельцинского режима "фактически украло многомиллиардные суммы через "дефолт", фигурировали проблемы "запрета абортов" и прочей политической шелухи. Вместе с тем отмечается, что основной конфликт перенесен во внешнеполитическую сферу, где республиканцы фактически торпедировали диалог между израильтянами и палестинцами (поход Шарона), а Клинтон и Гор сделали ставку на "бархатную революцию в Белграде". Совокупность происходящих событий в целом повышает шансы Гора, победа которого явно укрепит и связку Чубайс-Кудрин-Греф в Москве…

l Презентация нового тома мемуаров Ельцина предпринята с целью максимально закрепить проельцинскую ориентацию Путина, "легитимизировать" статус "семьи" и близких к ней олигархов, сообщают наши источники в обслуживающем персонале "всенародноизбранного". По той же информации, представители американского посольства, курировавшие весь проект, специально порекомендо-вали Юмашеву ввести в повествование момент "конфликта между Путиным и Чубайсом" в период выдвижения нынешнего руководителя на премьерское место. Это объясняется потребностью предупредить обвинения в том, что Чубайс является теневым руководителем правительства и всей исполнительной власти…

l Палестинско-израильские столкновения прекратятся в течение ближайших семи дней и "политический диалог" будет восстановлен, невзирая на более сотни убитых в ходе столкновений, передает наш информатор из Иерусалима. На это в настоящее время направлены все усилия клинтоновской администрации, остро заинтересованной в умиротворении столкновений накануне выборов. Между тем, "команда Буша" максимально подстегивает как арабов, так и консервативных евреев, к обострению ситуации…

l Источники из университетских кругов в США сообщают, что в засекреченных лабораториях около Бостона полным ходом идут эксперименты по созданию биологических химер, совмещающих генотипы человека и различных животных с целью создания "биороботов" с заранее заданными свойствами, способных пополнить ряды вооруженных сил США. Якобы получены жизнеспособные эмбрионы человекосвиньи и осуществлено клонирование эмбрионов умерших миллионеров из "клуба бессмертных", тела которых подвергались замораживанию в жидком азоте. Показательно, что открытая часть подобных экспериментов осуществляется в Испании, где американские биотехнологии успешно "воскресили" горных испанских козлов. Повышенное внимание правительства США к биотехнологиям позволяет ожидать в течение ближайших десяти лет значительного "прорыва"…

l Принятие бюджета без всякого внимания со стороны Кремля к позиции левопатриотических фракций подтверждает их фундаментальную ошибку при поддержке реформы Совета Федерации путинской администрацией…

l Визит главы МВФ Дж. Вулфенсона в Санкт-Петербург был специально приурочен к дню рождения Путина, сообщают наши источники в президентской администрации. “Подарком” за "правильное поведение" президента в ситуациях с катастрофой "Курска" и югославскими выборами стал новый пакет "финансовой помощи", общие объемы которой в виде кредитов и торговых преференций составили порядка 1,5 млрд. долл., что, по мнению организовавших встречу Чубайса и Ко, позволит еще сильнее привязать Кремль к работе на "новый мировой порядок"…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

В нашем ассортименте лебедки 2 электрические и лебедки ручные.

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Цены на товары растут, на Путина падают.

« Курс доллара и “Курск” рубля.

ВОПРОС В ЛОБ Сергею СТЕПАШИНУ

"Завтра". При Кармокове Счетная палата не раз потрясала умы разоблачениями крупного воровства в госструктурах — например, в Министерстве путей сообщения и во Всероссийской телерадиокомпании. А при Степашине все тихо — ни одного громкого дела. Почему? Воровать перестали?

Сергей СТЕПАШИН, председатель счетной палаты Российской Федерации. Впервые объясняюсь с представителем газеты "Завтра" живьем. Я не согласен с вами, что методология работы Счетной палаты изменилась со сменой руководителя. Тем более, что моим главным советником является Хачим Мухамедович Кармоков. Раньше у счетной палаты были заявления о громких делах. Но ни одно из них до суда так и не было доведено, к сожалению. На сей день у счетной палаты 244 запроса направлены в Генеральную прокуратуру. По 76 были возбуждены уголовные дела. И только восемь доведены до суда. Сказывается отсутствие серьезного профессионального взаимодействия Счетной палаты с прокуратурой. Сейчас мы направили в Генпрокуратуру материал по РАО ЕЭС, что связано с приватизацией. В настоящее время проверяем РТР. Полгода нас не пускали в ОРТ, наконец мы закончили проверку этой компании и в конце октября гласно проведем коллегию палаты с приглашением руководства Общественного российского телевидения. В декабре будет закончена проверка Газпрома. Я не сторонник громких дел. Главное — это возвращение бюджетных средств в казну. И здесь очень важно повышение роли Счетной палаты. Это первое. И второе — объективность нынешнего расходования бюджета, создание законодательных препон для того, чтобы наши деньги не разворовывались. Вот такой критерий мне кажется более эффективным.

От редакции. Бывший трижды силовой министр и бывший премьер-министр Степашин не выказал неблагоприятного отношения к нашей газете, хотя ничего хорошего о прошлой его деятельности мы не писали. Расцениваем это как то, что Сергей Вадимович за его былой критикой в "Завтра" увидел нашу непредвзятую позицию.

Мы помним силовика Степашина деликатным, но не помним сильным. А именно таковым нам хотелось бы узнать его на новом посту — с тем, чтобы описать успешное исполнение всех его нынешних планов.

Предлагаем коляски sojan x5 для детей 3 до трех лет.

Анатолий Баранов КОРМИТЬ НЕЛЬЗЯ ОДЕТЬ

22 сентября в Доме правительства заседала Военно-промышленная комиссия. В правительстве Касьянова это уже четвертое заседание ВПК, что являет собой прогресс по сравнению с другими кабинетами, когда, бывало, комиссию не собирали вовсе. Но по сравнению с еженедельными, по средам, заседаниями ВПК при ЦК КПСС, проходившими в присутствии первых лиц вне зависимости от войн, землетрясений и отпускных периодов, впечатление пока что жалкое.

Председательствовавший в понедельник Михаил Касьянов хоть и премьер, но все же пока не Берия и даже не Устинов. Поэтому ВПК-2000 вообще не обсуждает состояние производства и даже номенклатуру гособоронзаказа. Только бухгалтерию.

Но и бухгалтерия тоже довольно жалкая. Министр экономики г-н Греф не явился, как и его первый зам. У них оказались более важные дела, чем ВПК. Докладывал просто зам г-н Мозгалев: только цифры прихода и расхода.

Следом от Минфина — первый зам г-н Улюкаев, известный как еще зам г-на Гайдара по партии. Минфин, в общем, солидаризировался с бухгалтерским отчетом Минэкономики. Министр финансов г-н Кудрин как вице-премьер докладывать на ВПК тоже не стал — не по чину.

Главная цифра, которая, видимо, составляет самую страшную военную тайну — за первое полугодие гособоронзаказ профинансирован лишь на одну восьмую. При этом в выступлениях обоих замминистра рефреном звучала мысль, что теперь лучше, чем в прошлом году, когда финансирование шло хоть и скупо, но строго по графику. С этим очень охотно соглашался и премьер: лучше, лучше... И обещал, что к концу года выплатят все положенное.

Военные пробовали объяснить, что промышленность уже не успеет справиться с госзаказом, времени мало. Но тут выяснилось, что премьер искренне полагает, что необходимая номенклатура изделий уже должна быть произведена заводами, а представители Минобороны должны только выбирать, как в супермаркете, танки, ракеты и корабли.

Ему популярно объяснили, что в последние семь-восемь лет Минобороны только и делало, что брало, как в супермаркете, но не платило, в результате у заводов больше нет оборотных средств, и давно. Под каждый конкретный заказ завод должен закупить материалы, комплектующие (которые тоже кто-то должен еще успеть произвести), и только потом приступить к работам. А пока оборонные заводы подают в суды на Минобороны и выигрывают, и деньги, выделяемые бюджетом под ту или иную задачу, нередко оказываются в принудительном порядке списаны со счетом военных за прежние долги. И осуждать промышленность, еще более нищую, чем армия, за то, что она пытается вернуть свое, просто невозможно.

Снабженцы МО поведали членам правительства также, что в северных и восточных округах уже зима, хотелось бы начать отопительный сезон, а мазута нет. Танки и самолеты не ездят и не летают — опять же по причине отсутствия топлива, а значит, танкисты и летчики теряют квалификацию, наверстать которую по мере поступления бюджетных средств трудно, как трудно привязать график учебно-боевой подготовки к графику погашения задолженности Минфина перед Министерством обороны.

Еще снабженцы поведали, что есть долги правительства военным по продовольствию и вещевому довольствию — в таком объеме, что солдаты местами едят через раз, а офицеры давно носят только дешевую полевую хлопчато-бумажную форму, и это не мода такая — ходить в камуфляже. Просто теперь повседневную форму офицер получает лишь раз в жизни — когда выпускается лейтенантом из военного училища. Одна надежда, что на армейских харчах, дослужившись до полковника, он не сильно растолстеет.

И тут премьер-министр задал вопрос: а что, бюджет должен и одевать военных? Мол, кормить — ладно, это по закону. А вот насчет "вещевки" премьер закона не припоминает...

Военные снабженцы потеряли дар речи. Видимо, в какой-то момент они представили полуторамиллионную армию, одетую на манер туземцев в набедренные повязки, и со знаками различия, изображенными на загорелых телах на манер татуировки.

Председатель думского комитета по промышленности Маслюков (ранее, когда ВПК был при ЦК, председательствовавший на этом собрании) в какой-то момент не выдержал и заявил, что вообще-то гособоронзаказ — это не рубли, а номенклатура, и если в первом полугодии деньги не выделены, то даже при получении их во второй половине года промышленность не успеет произвести того, что закажут военные. Это значит, что не будет полка "Тополей-М", не будет танков и самолетов — только ГСМ и "вещевка". То есть деньги, с трудом выделенные под гособоронзаказ, не решат поставленных задач на этот год, а будут истрачены впустую. Уже сегодня на некоторые изделия оборонного комплекса поступают импортные комплектующие, что вообще-то, с точки зрения национальной обороны, недопустимо. Мы уже кормим за счет оборонного заказа чужие военно-промышленные комплексы. И без четкого графика поступления средств от гособоронзаказа, без координации с промышленностью все меры по реанимации национальной обороны — просто "пиар".

В конце заседания с подачи председательствующего все согласились, что в этом году все-таки лучше, чем в прошлом, и тем более позапрошлом. Даже лучше, чем когда бы то ни было. А небольшие замечания, прозвучавшие на заседании, — это хорошо. Так и записали в протокол.

Кому хорошо-то?

Анатолий БАРАНОВ

Ищите где профессиональные платные анализы в поликлинике 4 ? Тогда авторитетная компания «Новая Поликлиника» — это то, что Вам нужно.

Юрий Лощиц ПРОЩАНИЕ С СЕРБИЕЙ

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/358/16.html ].

Генерал-полковник Геннадий Трошев: “В ЧЕЧНЕ БУДЕТ МИР!” (На вопросы Владислава Шурыгина отвечает командующий войсками Северокавказского военного округа, Герой России, генерал-полковник Геннадий Трошев)

Геннадий Николаевич Трошев родился 14 марта 1947 года в Берлине в семье военнослужащего. В 1965 году закончил в Нальчике 11 классов средней школы. Военное образование — Казанское танковое училище (1969 год), командный факультет Военной академии бронетанковых войск (1976 год) и Военная академия Генерального штаба (1988 год). Занимал должности командира 10-й танковой дивизии, первого заместителя командующего танковой армией и командира 42-го армейского корпуса. С июля 1995 года — командующий вновь образованной 58-й общевойсковой армией Северо-Кавказского военного округа (штаб во Владикавказе). Участвовал в первой чеченской войне. В июне 1997 года назначен первым заместителем командующего войсками СКВО. С августа 1999 года — командующий группировкой федеральных сил в Дагестане, с октября 1999 года — заместитель командующего Объединенной группировкой Российских войск на Северном Кавказе, командующий группировкой "Восток". С декабря 1999 — года первый заместитель командующего Объединенной группировкой. С июня 2000 года — командующий войсками Северо-Кавказского военного округа. Герой Российской Федерации (декабрь 1999 года).21 февраля 2000 года ему присвоено воинское звание генерал-полковника.

— Геннадий Николаевич, прошлый раз мы встречались, когда ваши полки занимали Аргун. Впереди были Грозный, изматывающий штурм, бои в горах. Впереди была еще самая трудная часть войны.

С тех пор прошел почти год. Год блестящих побед и горьких потерь. Изматывающих боев и мучительной неизвестности.

Две тысячи шестьсот наших солдат и офицеров сложили свои головы на этой войне.

И вот сегодня, в годовщину начала этой войны, считаете ли вы, что тогда, год назад, это было единственно правильное решение, что иного выхода не было?

— Знаете, если тогда, в декабре 99-го, у меня еще были некоторые сомнения, опасения относительно того, что все наши усилия вновь могут быть преданы и станут бессмысленным, никому не нужным героизмом, то сегодня я как генерал, как гражданин могу сказать одно, что не просто не сомневаюсь, а уверен, что принятое год назад решение начать военную операцию по освобождению Чечни было единственно верным и безальтернативным. Именно этот год раскрыл всему миру глаза на то, какой бесчеловечный, страшный бандитский режим сложился здесь за предыдущие годы.

Судите сами, за год нами было уничтожено более пятнадцати тысяч боевиков, разгромлены сотни баз, лагерей и учебных центров террористов. Захвачены десятки тысяч единиц оружия, тысячи тонн боеприпасов, амуниции. А сколько еще предстоит изъять!

Из рабства освобождены тысячи мужчин, женщин, детей. Свободу получили сотни заложников. Торговля "живым товаром" в Чечне была на протяжении многих лет просто одной из главных статей бюджета.

Зверства, которые здесь творились, выходили за рамки человеческого понимания. А ведь нелюди, творившие их, гордились ими, снимали на видео, тиражировали.

Это сосредоточение зла должно было быть уничтожено. И как генерал я горжусь тем, что мои войска, мои солдаты выполнили эту великую задачу.

Недавно я вернулся из поездки по округу. А его части расположены почти во всех автономных республиках и областях Кавказа. Часть войск выполняет миротворческие задачи в Абхазии, наши военные базы находятся в Грузии. И вот в ходе этих поездок везде, подчеркиваю — везде, люди подходили и говорили: "Огромное вам спасибо за то, что вы сокрушили этот бандитский режим! Если бы не Россия, то нас бы просто сделали рабами!" И это так. Боевики перед войной хозяйничали на всем Кавказе, как у себя дома. В Чечню везли заложников из Грузии, Азербайджана, Дагестана, России. Но Чечня угрожала не одной России, Грузии или Дагестану. Террористы, проходившие здесь подготовку, расползались по всему миру. И сегодня их можно встретить в Афганистане и Косово, Палестине и Германии. Для международного терроризма нет границ.

Поэтому повторюсь: решение провести военную операцию против очага терроризма и бандитизма в Чечне было единственно верным и очень своевременным.

— Но сегодня по-прежнему здесь гибнут люди. Некоторые СМИ утверждают, что война продолжается и что победить в ней невозможно по определению. Что "партизан" еще никто не побеждал. Как вы сами оцениваете сегодняшнюю обстановку в Чечне?

— Я как командующий округом ответственно заявляю, что вот уже как минимум пять месяцев никакой войны на территории Чечни нет. Мои войска не ведут никаких боевых действий. Последние серьезные бои мы провели под Комсомольским, когда была наголову разгромлена и уничтожена банда Геллаева, а также под Ведено и под Элистанжи, где были разгромлены и уничтожены банды Басаева и Хаттаба. Все! С тех пор никаких активных боевых действий на территории республики не ведется. Война как таковая закончена полным разгромом боевиков. И никто меня в этом не переубедит.

Сегодня боевики больше не способны провести никакую масштабную операцию. Мы полностью владеем инициативой. Контролируем все города и населенные пункты. Поэтому забившиеся в щели боевики перешли к тактике террора. Минируют дороги и различные объекты, нападают на одиночных военнослужащих. Да, мы несем в этих стычках потери, но это ни в коем случае не война. Это уже обычный бандитизм, и бороться с ним должна уже не армия, а спецслужбы и МВД. И не войсковыми операциями, а спецмероприятиями, постоянной оперативной работой по поиску, выявлению и уничтожению бандитского подполья, что, собственно говоря, и делается.

Только за последнюю неделю выявлено и арестовано больше пятидесяти активных участников бандформирований, захвачен начальник штаба Масхадова, еще несколько командиров.

Сегодня армейские части, несущие здесь службу, — это прежде всего зонт, под которым укрепляется и набирает силу местная власть. Да, я знаю, что и сегодня боевики смогли бы при определенных усилиях собраться в несколько крупных банд, но они не смеют это делать. Не смеют потому, что знают: они будут немедленно уничтожены. И потому вынуждены отсиживаться по домам, прятаться, скрываться. А это уже "профильная работа" МВД и ФСБ.

— Но почему же тогда до сих пор на свободе лидеры боевиков? Почему спустя год все еще не захвачены или не уничтожены Басаев, Масхадов, Хаттаб, Бараев? Что это — непрофессионализм наших спецслужб, бессилие или, как утверждают некоторые СМИ, нежелание их трогать?

— Мое мнение таково. Масхадов, Басаев, Хаттаб и прочие главари сегодня все еще на свободе и живы потому, что чеченцы еще не очухались от прошедших страшных лет. Они боятся. Боятся этих бандитов и потому скрывают их, дают им кров, убежище. Поверьте, я часто общаюсь с чеченцами. И многие из них говорят примерно одно и то же: "Мы хотим, чтобы вы их уничтожили. Мы хотим, чтобы они, наконец, перестали делать нашу жизнь адом. Но мы не можем сделать этого сами, своими руками. У них сила. У них боевики, охрана, агентура…"

Пока в людях еще очень силен страх. Для многих чеченцев слишком памятны события прошлой войны, когда многие, поверив нашим обещаниям покончить с произволом, пошли за нами, а мы их просто предали. Бросили под боевиков. Сколько человек были казнены, сколько стали беженцами. И сегодня люди еще не до конца поверили нам. Много опасений. И потому, даже желая конца этих бандитов, многие им так или иначе помогают. Что называется, "на всякий случай…"

— Но кто должен заниматься этой работой с населением? Армия, МВД, правительство? Кто?

— Прежде всего местная власть. Все эти месяцы мы активно формировали местные органы власти. И сегодня настало время спрашивать с нее, требовать более активных действий. Сегодня в республике достаточно авторитетных уважаемых людей, к чьим словам люди прислушиваются, кого уважают.

— А как вы относитесь к нынешнему лидеру Чечни Ахмаду Кадырову? С его именем связано множество противоречивых слухов. В ходе прошлой войны он был одним из ближайших сподвижников Масхадова, призывал к войне с Россией. Потом вдруг отошел от него, порвал с боевиками. Стал для них чуть ли не врагом номер один. Но теперь его вновь многие обвиняют чуть ли не в пособничестве боевикам, утверждают, что он чуть ли не сдает им тихой сапой Чечню. Каково ваше мнение обо всем этом?

— Кадыров к нам пришел в очень трудное время. Фактически тогда на стороне России не было ни одного сколь-нибудь авторитетного лидера. "Московские" чеченцы на эту роль не подходили. Они были слишком оторваны от проблем реальной Чечни. И не могли адекватно оценивать все происходящее здесь на тот момент. Ведь шла война, лилась кровь с обеих сторон, было много жестоких решений, которые диктовались обстановкой. И нужен был лидер, который бы понимал происходящее и мог повести за собой народ.

Таковым тогда стал муфтий Чечни Ахмад Кадыров. Он сам, без какого-либо влияния с нашей стороны, выступил против Масхадова и его подручных.

Он во всеуслышание назвал боевиков бандитами и потребовал их уничтожения.

Он открыто поддержал действия России по наведению в республике порядка.

Конечно, мы не могли его не поддержать.

И достаточно долго он полностью оправдывал наши надежды и чаяния самих чеченцев.

Но в последнее время в его действиях стала проявляться определенная непоследовательность. Став главой Чечни, Кадыров изменился. Его стали больше занимать административные интриги, чем реальные дела. Борьба за расстановку "своих" глав администраций, распределение финансовых и материальных средств для него сегодня вышли почему-то на первый план, оттеснив работу с людьми, усилия по сплочению чеченского общества, его оздоровлению.

Невозможно управлять сегодня Чечней, не выезжая из поселка, в котором живешь.

Кроме того, в его действиях стала проявляться неприятная тенденция пытаться решать внутричеченские проблемы нашими руками. Там, где должны работать местная власть, местная милиция, местные суды, он сегодня пытается использовать наши силы.

Я ему многократно говорил, что никто, кроме самих чеченцев, не знает лучше чеченское общество. Все отлично знают, у кого брат боевик, к кому пришли на отдых боевики, кого насильно забрали в горы. Вот и решайте самостоятельно эти проблемы. Займитесь возвращением людей из банд. Займитесь разоружением людей. Мы поможем, прикроем. Но заменять собой власть мы не должны.

Вместо этого идут какие-то интриги. Продолжается утомивший всех конфликт с Бесланом Гантемировым. Все это не добавляет Кадырову авторитета в глазах простых чеченцев, и это нас очень тревожит.

— Геннадий Николаевич, за вашей спиной уже две чеченские войны. Скажите, чем они отличаются друг от друга? Или все же, может быть, это одна война, а годы между ними — лишь короткое перемирие? Ведь действующие персонажи этих войн одни и те же. Те же генералы, те же командиры полков и дивизий, с одной стороны. С другой — тот же Масхадов, те же Басаев, Хаттаб, Геллаев? Нет ли между этими войнами некой "преемственности"?

— Нет. Это две совершенно разные войны. И хотя действительно, многие их участники остались теми же самыми, но все же это разные войны. И по результатам, и по методам ведения, и прежде всего по характеру. Если первую войну мы вели фактически без реальной цели. Мол, зайдете, встанете, займете, а там посмотрим. И мы вошли в Чечню, не имея представления ни о том, что там происходит, ни о реальных силах Дудаева, не представляя, чем нам придется здесь заниматься. А главное — сами чеченцы восприняли этот ввод войск как агрессию, вторжение, и большинство поддержало Дудаева и его боевиков, считая, что идет война за свободу и независимость. И затем еще почти два года высшее руководство просто не знало, что ему с этой войной делать. То войска кидались на штурм чеченских крепостей, то вдруг объявлялись перемирия и боевикам отдавали, все, что было с таким трудом взято. И в итоге армию предали и с позором вышвырнули из Чечни, подписав позорные и унизительные для России хасавюртовские соглашения.

Эта война совсем другая. Мы заходили в Чечню, имея очень конкретную задачу: ликвидировать бандитский и уголовный беспредел, установить здесь порядок. Мы знали, что нас ждет, с чем мы можем здесь столкнуться. А главное, нас встречала уже совершенно другая Чечня. Три прошедших после той войны года очень хорошо продемонстрировали чеченцам, что такое власть Басаева, Масхадова, Хаттаба и прочих бандюг. Чеченцы на своем опыте увидели, что такое уголовный беспредел, когда в республике не платились ни пенсии, ни зарплаты, ни пособия, а главным средством добычи пропитания стал автомат.

Конечно, нас не встречали как освободителей, но нас встречали с надеждой. Тысячи раз за этот год я слышал одну и ту же фразу: "Только не уходите! Только не бросайте нас!"

— Геннадий Николаевич, в последнее время очень часто пишут и говорят о социальных проблемах армии, много комментариев о проблемах войсковой группировки в Чечне, что, мол, "боевые" не платят. Недавно даже в Ростове прошла какая-то демонстрация "обиженных контрактников", которым якобы не выплатили полагающиеся деньги. Приводят в пример, как быстро выплатили пособия семьям погибших моряков с атомохода "Курск". Что вы можете сказать по этому поводу?

— Начну по порядку. Сейчас в Чечне действительно прошло резкое сокращение выплат "боевых" — денежной надбавки участникам боевых действий. Мера эта, на мой взгляд, совершенно правильная. Активных боевых действий сегодня в Чечне нет. Большинство частей и соединений ведут обычную гарнизонную жизнь. И только отряды "спецназа", разведки и подразделения ВДВ выполняют специальные операции. И почему тогда солдат на абсолютно безопасной базе Ханкала должен получать столько же, сколько боец спецназа, рискующий своей жизнью в горах?

Поэтому были четко определены те категории солдат и офицеров и те задачи, за которые эта надбавка выплачивается. Всем же остальным категориям военнослужащих определены надбавки и льготы, согласно закона о статусе военнослужащего и приказов министра обороны. А то у нас получалось так, что прилетевший на две недели в командировку на Ханкалу финансист получал за эти две недели так, словно проходил все это время с разведчиками по горам. Это вызывало законное недоумение и неудовольствие действительно воевавших солдат и офицеров.

Так называемая "демонстрация контрактников", которую транслировали телепрограммы, вообще оказалась мыльным пузырем. Было проведено расследование по каждому из участвовавших в ней контрактников. И вот что выяснилось. Только в двух или трех случаях речь шла о нарушении некоторыми нерадивыми начальниками установленных выплат. Во всех же остальных была элементарная нахрапистость и наглость "демонстрантов", решивших "покачать права".

Большинство из них были уволены из армии либо по несоблюдению условий контракта — кто за пьянку, кто за иные проступки, среди которых были даже отказы выполнения приказов в боевой обстановке и трусость. Некоторые разорвали контракты по собственному желанию. Основная причина — несоответствие между обещанными им при принятии на службу деньгами и реально полученными суммами.

Но кто им обещал, что деньги будут выплачиваться просто так, без разбора?

Быть в Чечне и воевать в Чечне — это очень большая разница. Я не открою секрета, что из всей группировки, находящейся здесь, реально в боевых действиях на последнем этапе принимали участие не более 40% военнослужащих. Это десантники, спецназовцы, мотострелки, разведка. Этим категориям, конечно, выплачивались все надбавки. Но если солдат не ходит на "боевые", если он несет внутреннюю службу и занят хозяйственными работами, то и получает соответственно. Это многих и не устроило. Контракты были расторгнуты.

А появившись в Ростове, под влиянием нескольких заводил эти, с позволения сказать, "солдаты" решили поиграть в "героев войны", пошантажировать государство.

Повторюсь: по каждому из них было проведено расследование. В тех случаях, где был нарушен закон, мы вмешались, все остальные "герои" убыли по домам тихо и без претензий.

Меня лично этот факт глубоко возмутил и лишний раз заставил критично взглянуть на саму идею контрактной армии. Можно ли доверять людям, вербующимся на войну за деньги. Ведь это их единственный стимул. Ни убеждений, ни чести, ни совести. Только деньги. Есть они — будут контрактники воевать. Нет — разбегутся по домам. Кому нужна такая армия? России, российскому народу? Очень сомневаюсь.

Настоящие солдаты воюют в Чечне, а не ходят с плакатами "Дайте денег!" вокруг штаба. Я ни разу не услышал в окопах от своих солдат "Дайте нам деньги, и тогда мы будем воевать!" Наоборот, сотни солдат-срочников написали рапорта с просьбой оставить их служить до победы. Не увольнять в запас, чтобы не посылать в бой необстрелянную молодежь.

Вот это настоящие солдаты. А в Ростове — люмпены в погонах.

Социальная защита должна быть. И солдат должен быть уверенным, что если его Родина посылает на войну, то он получит все необходимое. И семья его не будет нуждаться. Но делать деньги главным мерилом воинского труда — значит просто развалить армию.

Всех нас очень задела и потрясла трагедия с атомоходом "Курск". Погибли люди, погибла новейшая лодка. Огромное горе. Но меня как командующего воюющего округа больно задела та кампания, которая была развязана вокруг этой драмы.

Да, лодка погибла!

Да, сто восемнадцать моряков сложили свои головы в морской пучине. Но почему после смерти опять произошло разделение на "бедных" и "богатых". На всю страну объявили, что семьям погибших было выплачено по 30 тысяч долларов, что правительство выделило специальные средства на поддержку семей подводников, что были созданы многочисленные фонды. Хорошо, что подводников не забыли, что помогли их семьям. Но почти каждый день в Чечне гибнут наши солдаты и офицеры. Гибнут, выполняя боевые приказы с оружием в руках. И никто не создает в помощь их семьям фонды, никто дополнительных средств не выделяет. Как мне смотреть в глаза моим подчиненным, которые идут в огонь, на смерть, под пули боевиков? Как мне смотреть в глаза матери погибшего солдата, за которого она получила в лучшем случае пятую часть того, что получили семьи моряков.

Такие перекосы раскалывают общество, деморализуют людей.

— Ваш бывший подчиненный и товарищ по оружию генерал Шаманов решил баллотироваться на пост губернатора Ульяновской области. Еще недавно много говорили о некоем конфликте между вами, о какой-то ревности. Как вы отнеслись к этому его решению? Как вы вообще относитесь к тому, что все больше военных уходят в большую политику?

— Все разговоры о наших с Шамановым "конфликтах" — не более чем досужие выдумки. Тем более рассказы о какой-то "ревности". Мы вместе прошли прошлую войну. Вместе прошли эту. Всегда между нами было понимание, тем более, что по службе Владимир Анатольевич все эти годы был моим подчиненным. Да, у нас были несколько разные методы ведения войны. Шаманов — человек горячий, резкий, азартный. Я более сдержан, чаще стремился действовать не силой, а дипломатией. Но оба мы работали на один результат — разгром бандитов, и задачи, стоящие перед нами, выполнили.

Что касается его ухода в политику. Я считаю, что это личное дело генерала Шаманова. Если он принял такое решение, значит, понимает чего хочет добиться.

Здесь каждый выбирает то, что ему ближе.

Я себя не мыслю без армии. И могу честно сказать, что я военный до мозга костей. И никогда это свое призвание не брошу. Армия мне дала все: образование, судьбу, карьеру, власть, славу. Поэтому вне ее я себя уже не мыслю.

Что касается ухода военных в политику, то считаю это закономерным процессом.

Наш Президент — сам человек военный. Офицер. И ему, как никому другому, понятна и близка психология военного человека. А это прежде всего державность мышления, чувство ответственности, долга перед своей страной, чести, совести. Поэтому Путин и старается опереться на военных. В нынешней крайне сложной обстановке к управлению страной должны прийти люди чести, люди с государственным мышлением.

— Совсем недавно с резкой критикой на вас обрушился президент Ингушетии Руслан Аушев. Обвинивший вас в затягивании чеченской войны и нежелании идти на мирные переговоры с боевиками. Вы действительно против переговоров?

— Переговоры имеют смысл тогда, когда есть с кем договариваться и есть о чем. Вести сегодня переговоры с Масхадовым — я лично не вижу никакого смысла. Он ничем уже давно не командует и ничего не возглавляет. По табели о рангах боевиков Масхадов сегодня в лучшем случае на четвертом-пятом месте после Басаева и Хаттаба. И от него ничего не зависит. Договариваться же с этим зверем просто не о чем. Они должны быть уничтожены. И будут уничтожены.

Что касается самого Аушева, то мое отношение к этому человеку более чем прохладное. Я считаю его просто трусом, который пытается ловить дивиденды в мутной воде этой войны. Он боится боевиков и потому всячески старается им угодить, то вызываясь в очередные посредники на переговоры, то разглагольствуя о "бедном чеченском народе" и выпрашивая кредиты для беженцев. И при этом старательно заигрывает с Москвой, пытается убедить всех в том, что он тут чуть ли не единственный миротворец и союзник.

При этом боевики себя чувствуют в Ингушетии, как у себя дома. Сколько раз уже за эту войну на территории Ингушетии наши колонны и вертолеты попадали под обстрел боевиков.

Мы уже давно ставим вопрос о переносе всех лагерей с территории Ингушетии обратно в Чечню. Казалось бы, если война закончена, боевые действия не ведутся — возвращайтесь по домам. Пора уже. Не тут-то было! Не хотят. При этом интересная деталь: заметьте, среди них почти нет мужчин. Только женщины, дети и старики. Наши источники уже давно говорят, что в этих лагерях укрываеются большинство семей непримиримых боевиков, которых Россия кормит, содержит, лечит и которыми ее, Россию, еще и попрекают.

Беженцы нужны Аушеву. Сколько под них было получено средств, сколько гуманитарных эшелонов.

— И последний вопрос. Геннадий Николаевич, вы уже пятый год воюете против боевиков. За эти годы, наверное, сложилось и ваше отношение к ним. Кто для вас сегодня Басаев, Хаттаб, Масхадов? Есть ли у вас к ним уважение как достойным противникам?

— К Басаеву, Хаттабу никакого. Это зверье. Нелюди. Никаких военных талантов за ними нет. Все их "успехи" состояли из нашей глупости, предательства политиков и взяток. Стоило нам начать воевать всерьез, как все их "везение" закончилось. Они положили пятнадцать тысяч своих отборных боевиков и не добились ничего. Наоборот. Все потеряли. Инициативу, влияние, технику, деньги.

И презираю и ненавижу этих зверей. К Масхадову мое отношение сложнее. До этой войны я его уважал как человека.

На прошлой войне он имел мужество и смелость предложить за спиной Дудаева весной 1995 года переговоры о прекращении войны.

Грачев пообещал приехать на них встретиться, с Масхадовым, но неожиданно вместо себя отправил меня. И я трижды, фактически без оружия и сопровождения, на одном "уазе" приезжал к нему на встречу. Мы говорили о том, что войну надо заканчивать, он был согласен на то, чтобы Чечня оставалась в составе России, но получала больше автономии. Грачев так на переговоры и не приехал.

Фактически я был в его власти. Ему ничего не стоило меня захватить. Но он сдержал слово. И за это я его уважал.

Но когда он в прошлом августе поддержал вторжение Басаева и Хаттаба в Дагестан, и потом просто лег под них, — мое отношение к нему изменилось.

Теперь он для меня всего лишь слабый, безвольный человек.

И, конечно, безусловный враг.

— Может быть, вы хотели бы что-нибудь добавить от себя?

— Я помню, как почти год назад мы говорили о том времени, которое настанет после разгрома банд, о мирном строительстве и восстановлении Чечни. Признаюсь, мне самому тогда казалось, что до воплощения этих ваших слов должна пройти целая вечность, что война здесь затянется на многие годы. Но уже через полгода я увидел, как на заброшенных еще десять лет назад чеченских полях всходил хлеб, как начали работать больницы, открылись школы. Я увидел, как жизнь стала возвращаться на эту истерзанную землю. И сегодня, я уверен, в Чечне будет мир. И мир сюда принесет только Россия!

Бюро переводов Док-Апостиль предлагает нотариальное заверение перевода 5

Кавад Раш ОФИЦЕРСКИЙ ПРИЗЫВ (“Силовики” у власти в России: традиция и наши дни)

Архиерейский собор Русской Православной Церкви, посвященный 2000-летию Рождества Христова, единогласно причислил к лику святых и к всецерковному почитанию 1090 новомучеников и исповедников российских XX века, включая Императора Николая II Александровича и членов Его семьи. Первый дворянин России и первый офицер ее Государь и его Семья отныне небесные защитники Руси.

Русская Православная Церковь никогда огульно не отвергала советское время в истории России. Наивысшим проявлением нерасторжимости ствола глубинной российской духовной жизни можно признать явление такой личности, как Маршал Жуков. Унтер-офицер Императорской армии, драгун, дважды Георгиевский кавалер, присягавший Государю. Он сам признавался, что при иных обстоятельствах мог оказаться в Белом движении. Жуков как солдат состоялся в Царской армии, а 24 июня 1945 года принял Парад Советской Армии на Красной площади. Лучший полководец всех времен погасил печи Бухенвальда и Освенцима и, по сути, является отцом всей европейской демократии, обязанной ему, русскому офицеру, освобождением от нацизма.

В Свердловске, когда Жуков командовал Уральским военным округом, на одном из приемов к нему протиснулся некий субъект из партийных ветеранов и, горделиво протянув Маршалу руку, заявил, что он один из тех, кто казнил царскую семью. На что Жуков в своей резкой манере отрубил:

— Палачам руку не подаю.

Парад 1945 года был зримой вершиной народного подвига, возглавляемого новым русским офицерством.

Но была и тайная вершина, подтвердившая рождение нового офицерства. В 1946 году в Кремле Сталин, ревнуя к славе Жукова, собрал совещание, на котором хотел расправиться с Жуковым как якобы заговорщиком. До этого дня у Кобы не было осечек в подобных "разборках". Прозвучал вопрос вождя:

— Что будем делать с Жуковым?..

В гробовой тишине и при хмуром молчании Маршалов Рокоссовского, Василевского, Говорова, Мерецкова встал танковый генерал Рыбалко и твердо заявил, что не верит тому, что Жуков может быть заговорщиком. Сталин понял, что война сама породила новую плеяду офицерства и время Ежова и Ягоды не вернуть. Жуков отделался почетной ссылкой, но органы в бессильной ярости арестовали 74 офицера из окружения Жукова и протащили их через истязания и пытки. Тем не менее, Сталин решил опереться в дальнейших шагах на новое офицерство госбезопасности и провел в органах кардинальную зачистку.

После смерти Сталина вновь пробьет час офицерства, когда понадобилось отстранить всемогущего Берия. Жуков скажет голосов воеводы:

— Берия, ты арестован!

С Жуковым были еще два боевых генерала — Батицкий и Москаленко.

Итак, в XX столетии после 1917 года русский офицерский корпус семь раз спасает честь России в мире.

Первый раз в трагические дни кровавой смуты защиту достоинства русского народа взяли на себя белые офицеры, и первым из них был Лавр Корнилов. Потом в Белое движение на Юге вольется цвет русского военного юношества и обстрелянные фронтовики. Деникин, которого берет в свидетели теперь даже глава коммунистов Зюганов, сказал:

"Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевистской власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую Родину — это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченных на колонизацию пришельцев с Запада и Востока. К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому русскому народу".

Заметим, к слову, что Деникин был из либеральных генералов и запрещал древний национальный бело-черно-золотой флаг России и исполнение гимна "Боже Царя храни".

Второй раз пробил час офицерства в Отечественную войну, и суворовская традиция через четверть века была восстановлена вместе с орденом его имени и погонами…

Когда в третий раз Жуков спас сначала Россию от гулаговского маршала Берия, — то был третий призыв офицерства.

В четвертый раз против поругания государства и его распада выступили последние офицеры-фронтовики в нашей армии: маршал Язов, генералы армии Варенников и Иван Третьяк, командующий ПВО, ставший в 20 лет Героем Советского Союза и командиром полка. Единственный кадровый военный, за голову которого немцы обещали награду. Капитану Варенникову была оказана в 1945 году честь доставить Знамя Победы в Кремль. Если мы считаем возможным объявить Рыцарей Белой Мечты — белогвардейцев, носителями национальной чести, то фронтовики, победители фашизма, и офицеры их поддержавшие, ставшие на защиту попранных идеалов государственности и за целостность державы в период ГКЧП, заслуживают не меньшего понимания и уважения. Другое дело, что они по солдатской простоте могли стать статистами в чужой нечистой игре, но свое понимание сыновнего и офицерского долга они осуществили. Держались с достоинством до конца и в тюрьме, и после нее. Затем были освобождены и реабилитированы.

Отдельная страница — это октябрь 1993 года, когда генералы Руцкой. Макашов, Ачалов, Баранников с оружием в руках бросили открытый вызов режиму. То уже пятый исторический призыв офицеров под знамена чести. Из тюрьмы их выпустил самый выдающийся и честный генеральный прокурор в истории России Алексей Казанник. Будем помнить, что прокуроры тоже офицеры.

Одно из главных событий в этом XX веке и, может быть, одно из самых главных в мире произошло в кремлевском соборе, где его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II провел специальную службу только для президентской четы после инаугурации. Представить на месте Путина Андропова невозможно. И Ельцин стоял в храме со свечкой и дружил с Патриархом, но это не идет ни в какое сравнение по серьезности и глубине с поступком Путина. Ведь перед нами, можно сказать, потомственный чекист, служивший после Университета 16 лет в органах безопасности. Отец его до войны служил срочную на подводной лодке. В войну — доброволец истребительного батальона НКВД. Дрался на страшном "невском пятачке". После войны — мастер вагоностроительного завода им.Егорова. Дед был поваром при Ленине в Горках, а потом на одной из дач Сталина под Москвой. Повар у вождей проверялся больше, чем любой чекист. Вчерашний начальник ФСБ, офицер-чекист, теперь Президент России, получивший самое страшное наследие за всю историю России. Нам не обойтись без разговора о природе "чекизма". Мы не разрешим эту проблему, но поставить ее обязаны. Без этой темы все разговоры о настоящем нашей Родины двусмысленны, лживы и даже вредны.

Прежде позволю себе привести слова известного русского военного мыслителя генерала Свечина, написанные как будто для нашего времени и даже для сегодняшнего дня:

"Великие практики безжалостно уничтожали символы, потерявшие смысл, пережившие самих себя. Если нам путь к победе преграждают предрассудки и мы окажемся не в силах перешагнуть через них, то нас ждут одни неудачи и поражения".

Тем более, что мы лучше всех в России можем оценить мысль древних: "Истинная война ведется в мирное время".

Я обращаюсь к офицерам, которые разделяют мнение, что они служат в структуре, которая является силой наднациональной, надконфессиональной, надпартийной и надклассовой — и в этом их сила.

Отдаем ли мы себе ясный отчет, какое десятилетие за нашими плечами?

Мы живем в послечернобыльское время, в государстве, где Смоленщина и Оренбуржье являются пограничными областями; в государстве, чей валовый внутренний продукт равен продукту Баварии, при этом в государстве, где атомный ракетный крейсер был заложен в 1986 году, как "Андропов", а сошел со стапелей через десять лет "Петром Великим". В государстве, где несколько миллионов беспризорных несчастных детей, где еще несколько миллионов детей умерщвляют матери при абортах, в стране, где полтора миллиона женщин промышляют нечистым телом на панелях Европы. Это физически здоровые женщины, которые могли бы принести России миллионы детей. Но они вернутся на Родину изношенными, бесплодными и зараженными.

Перед зданием на Лубянке убран Дзержинский. Травма эта для чекистов или облегчение? Одни предлагают восстановить монумент, другие считают, что здесь уместны фонтан и цветы. Но если ставить новые памятники, то из всех российских министерств последних двух веков самых великих мужей дало Министерство внутренних дел.

Граф Александр Бенкендорф — начальник III отделения. В юности — боевой офицер, кавказец. В 1812 году — отважный партизан и национальный герой, взявший с бою Утрехт и Амстердам.

Граф Лев Перовский — министр внутренних дел. Сильный ум и характер. Чис-топлотен, образован. В сотрудниках у него Вл. Даль, Иван Тургенев.

Конногвардеец граф Петр Шувалов. О нем говорили "Феномен Петра IV" из-за влиятельности.

Граф Петр Валуев. Высокий, прямой. Талантливый романист. Управляющий МВД. Пушкин с него писал Петра Гринева — эталон русского дворянина. Преклонялся перед Петром I. Считал, что только его образ может оздоровить русскую жизнь.

Граф Дм. Толстой. Руководитель МВД. Железной рукой насаждал классические гимназии и истреблял террористов.

Вячеслав фон Плеве, по прозвищу сотрудников МВД — "Орел". В 38 лет разгро-мил "Народную волю". Убит террористами в 1904 г.

И наконец, из этой же великой плеяды Аркадий Столыпин, ставший из шефа МВД премьером. Убит провокатором-террористом. Все пятеро получили графское достоинство на государевой службе. Все семеро стали бы украшением правительства любой европейской великой державы. Все безукоризненные дворяне и бесстрашные люди. Российское военное министерство за два века XIX и XX не дали ни одного мужа, равного этой великой семерке, если не считать Жукова. Даже Кутузов уступает им по уму, характеру и мощи натуры. В Европе с ними сопоставим в эти века только Бисмарк. Эти министры — государевы люди из богатырской заставы тысячелетней Руси.

Без отборного офицерского призыва, без формирования нового служилого дворянства у нас нет будущего. Зато у нас есть великие мужи, которые показали нам, как надо защищать государство.

Главная традиция для ФСБ — это преемственность с тысячелетней Россией, а не гулаговским застенком. Ни перед одним ведомством она не стоит с такой мрачной остротой. Может ли быть прямая духовная преемственность между Андроповым и Петром Великим?

Есть ли связь между героем 1812 года графом Бенкендорфом и Берия, между Менжинским, Ягодой, Ежовым и, допустим, Крючковым или Патрушевым?

От репейника не растут смоквы, — сказал Господь в Евангелии.

Раз живет государство, значит, есть связь, но не между начальниками, а между поколениями простых и честных бойцов, рядовых офицеров, служивших не за страх, а за совесть. Вот в этом звене самоотверженных офицеров и прослеживается связь веков. Сегодня судьба ведомства, а может и России, зависит от того: найдет ли в себе силы ФСБ выработать программу и найти тот тип офицера госбезопасности, который нужен России. Какие духовные ценности этот офицер должен исповедовать и что утверждать своей службой. Не может быть прямой связи между Степашиным, Ковалевым и Ягодой с Берией. Но, несомненно, глубокая неразрывная связь между двумя типами аскетических подвижников, между поколением Павла Корчагина и бойцами "Альфы", "афганцами" и офицерами по борьбе с организованной преступностью существует. Это великие национальные типы, которые были в каждом веке и на которых держалась Россия. Мы первое поколение в истории, которое с 1991 года пытается строить государство, не опираясь ни на одну фундаментальную философскую или религиозную идею. Мы не исповедуем ни одного нравственного императива.

В государстве высшее осуществление народного духа. "Государство — есть шествие Бога в миру", — утверждал Гегель. Фихте считал восстание немцев и создание ими собственного правового государства — долгом немцев по отношению ко всему человечеству. Создание нравственной России, сильной и справедливой, — долг всех россиян перед Богом и перед человечеством. Не воссоздай мы правовой державы, черная воронка в 1\6 часть суши засосет весь мир.

На ком ответственность?

На всех живущих. Но прежде всего на людях государевых — т.е. силовиках, и к силовикам должно отнести и МПС, и инженеров-энергетиков, и инженерную элиту ВПК.

А кто из них самый ответственный?

— Видимо, тот, кто отвечает за существование государства и его безопасность. Ибо безопасность есть главная категория бытия. Жизнь может развиваться и цвести, только огражденная силой. Но из всех силовиков есть такие офицеры, которые обеспечивают безопасность и всех силовиков, и государства в целом — это служба безопасности.

Кому труднее всех на земле сохранить честь? Видимо, тем, кто чаще других сталкивается с человеческой низостью, слабостью, грехом — это чекисты и служба внутренних дел.

Но кому труднее всех на земле укрепиться в правде и верности, выстоять среди соблазнов? Разумеется, тем, кто служит негласно, не публично оторвано от общей жизни, кто скрывает свою профессию, кто чаще говорит не то, что думает, кто не может быть простодушен, как другие счастливцы, кто несет незримую вечную вахту и живет жизнью некоего закрытого офицерского ордена. Англичане говорят: "Разведка настолько грязное дело, что заниматься ею могут только истинные джентльмены".

Отсюда страх и ненависть к ним других ведомств и соперничество, и чем вороватее верхи, тем больше у них страха перед ведомством безопасности.

Самое большое чудо, которое произошло на территории СССР и является главным чудом этого столетия, — это перерождение ВЧК, ГПУ, НКВД, КГБ из ведомства заплечного, карающего в хранителя здоровых начал государства.

Это и есть событие чрезвычайное.

Что дало им силу стать выше палачества, выше репрессий, террора и расстрельных подвалов. Почему сегодня говорят "таможня берет"... МВД... берут все берут, кроме пограничников". Откуда они вышли? Из комитета безопасности КГБ. Погранцы стали первыми символами перерождения! Завершением этого перерождения явилось создание "Альфы" — этого рыцарского сообщества.

Что же произошло? В огне священной государственной идеи, помните, "границы священны", в огне служения государеву делу сгорело все кровавое, палаческое, неправедное, циничное, все попирающее человека, и из пыточных подвалов и застенок, из несчастных продразверсток, из карательных операций, из крови мучеников смогла медленно, в муках, день за днем, из мученичества самих же чекистов государственная идея служения сжечь и переплавить застенки, очистить, опалить огнем и родить нечто поистине чрезвычайное и невиданное на земле, не отмеченное еще современниками — это "ЧК" с обратным знаком, и символ тому "Альфа" и тысячи скромных, рядовых, безвестных офицеров, кто служил России не за страх, а за совесть.

У всех силовиков есть свои сословные добродетели. Есть флотские особенные качества и традиции. Есть правила чести у летчиков. Есть общий офицерский кодекс чести. Но у офицеров безопасности над всеми добродетелями должна властвовать — "неподкупность".

У каждого вида, рода войск, у каждого ведомства силового есть и своя ударная добродетель, которой согласованно и добровольно подчиняются все остальные в интересах прорыва. Какая же главная добродетель чекиста — которая должна бы формировать весь его облик, создает особый тип государева офицера.

Это неподкупность! Она его боевая готовность! Вот на чем должно строиться воспитание всех кадров ФСБ снизу доверху. Если они восторжествуют — Россия будет спасена. Говорят "без праведников город не стоит" , без неподкупных, без беззаветно верных государственной идее, без офицеров, готовых к подвижничеству, не будет ФСБ. Их, верных, не должно быть даже большинство. Господь готов был сохранить город ради десяти праведников. Говорят: "Джентльмены всегда остаются в меньшинстве", — это их привилегия. Меньшинство должно быть на ключевых позициях.

Офицеры — последняя надежда России.

Все воспитание должно подчиняться выработке и укреплению этого типа чекиста.

Ни в коем случае не отказываться от имени чекистов! Почему? В этом вся тайна тайн судьбы чекистов и России.

Почему немцы взяли имя своих заклятых врагов "пруссов" и создали тевтонский орден, а затем лучший в мире офицерский орден?

Потому что пруссы были беспощадным и упорным врагом немцев и, победив их, немцы стали звать самих себя "пруссами".

Почему казаки православные носят черкеску, которую Лермонтов назвал "самым красивым битвенным нарядом в мире". Собственный его императорского величества конвой носил черкески, как и сам Государь, и наследник — Цесаревич.

Потому что они, эти черкески, были, как говорили казаки, "взяты с бою" у отважного и беспощадного врага.

Имя "чекист" взято "с бою".

Бегущий под пулями в Буденновске боец "Альфы", вышедший из недр КГБ, есть уже абсолютно новый тип "чекиста", если хотите. Вернее, если он захочет так себя назвать, значит, он взял это имя "с бою" у всех, кто присвоил себе это имя. Когда же произошло это преображение? Я думаю, это происходило каждый час с 1917 года, невидимо даже для всемогущих владык ГПУ.

Гегелевское "государство — есть шествие Бога в миру" не есть метафора или патетика великого философа. Бог, незримо присутствующий в атеистическом государстве, полном мучеников, творит свое таинственное дело, преображение избранных.

Почему приводим в пример бойца "Альфы"? Потому что это имя стало общенациональным и символом рыцарственности даже в наше мародерское время тусовщиков и хитов. "Альфа" — это бесценный капитал государства и ФСБ, мифологема эпохи. Несомненно, есть и другие достойные категории чекистов. Но даже "Альфы" достаточно, чтобы воспитывать на их примере новые поколения офицеров-чекистов.

Мы видим каждый день по фильмам, какой продуманной заботой окружен на экране представитель ФБР или ЦРУ. Этот тип берегут, как национальное богатство. Мы знаем, что эти ведомства не населены суперменами и джентльменами, но никому не позволено подвергать сомнению их профессионализм и верность флагу и государству.

Боец "Альфы" идет на смерть и атакует ночью дворец Амина в Афганистане. Он не может даже утешить себя тем, что рискует жизнью, защищая Родину, семью, детей. Он должен убивать людей, к которым не испытывает ненависти, и все время быть наедине со смертью. Это, пожалуй, самый трудный солдатский жребий. Почему он так поступает? Потому что служит своему государству. Государство — самое таинственное и могущественное из земных сил. Там, за Гиндукушем, его родина, его жена, школа, друзья, речка, поля, храмы, могилы предков. Он идет под пули, потому что так повелительно действует чекистский долг. Этот же чекистский порыв заставляет его бежать под пулями в Буденновске, чтобы спасти женщин и детей. Здесь высокая мативация. Он, как древний витязь, спасает женщин и сирот. Но вот еще один поступок "Альфы" на виду у всей России и всего мира, поступок, сразу сделавший "Альфу" неким действующим военно-духовным рыцарским орденом. "Альфа" во время штурма "Белого дома" заслоняет собой осажденных. Она не позволяет свершиться расправе. Если боец "Альфы" проявляет жертвенную любовь к своим соотечественникам в Буденновске, то мы обязаны найти объяснение этому феномену, который приоткроет нам тайну русской судьбы. Почему он называет себя "чекистом" и кто его предтечи? Если заслоняющий своим сердцем детей альфовец-"чекист", то может ли называться чекистом Берия и его приспешники, или Ежов, Ягода? А ведь и они называли себя чекистами. Не произошло ли некое невиданное превращение в недрах ГУЛАГа, неслышное преображение, хотя по силе оно было равно взрыву сверхновой. Мы должны найти ответ во что бы то ни стало. Это касается каждого из нас. И от разгадки этой тайны зависит судьба России. Я не придумал этих людей. Они живут среди нас, как и живет и известна всему миру организация со зловещим именем КГБ, породившая этот рыцарский орден.

Мы уже знаем от Спасителя, что на репейнике не вырастает смоква. Значит, мы не все знаем о КГБ, выходит, и там, в таинственном и страшном ведомстве, происходила эволюция, невидимая миру. Когда же произошло это преображение? Видимо, в годы самого грозного народного испытания — в Отечественную войну. И смею утверждать — это происходило без ведома Берии. Здесь действовала сила непостижимая и непреодолимая. Нам нужно зримое подтверждение. Приведу один лишь пример, и мы увидим, как прообраз "Альфы" оживает в 1941 году. Именно тогда из Петергофского пограничного училища отправляют на Ленинградский фронт два батальона курсантов. Необстрелянные мальчики дрались с такой яростью и упорством, что обозленное командование Вермахта издало приказ: "Юнкеров в зеленых петлицах в плен не брать". Все они называли себя чекистами, эти юноши, потому что пограничные войска были в составе ведомства со страшной для миллионов аббревиатурой — НКВД, и зеленые рыцари были выпестованы в органах безопасности государства. Если они — чекисты, то могут ли называть себя чекистами целый ряд палачей, чьими именами не хочется марать бумагу и ставить их рядом с этой святой и древней пограничной стражей Руси.

Что-то таинственное произошло в войну, чего до сих пор не осмыслил ни один писатель. На плечах засверкало золото погон. Но за этим внешним актом скрывалось что-то волнующее. Но что явили два батальона "юнкеров в зеленых петлицах"? Что их объединяло с "Альфой", если выразить это одним словом? Я бы сказал, что это слово — беззаветность. А были у них предтечи до войны? Кажется, да. Они штурмовали сопку Безымянную и Заозерную у озера Хасан (1938). Дрались вместе с Жуковым у вала Чингисхана в Монголии (1939). Неизмеримо больше было тогда тех, кто называли себя чекистами и охраняли лагеря, бесчинствовали, пытали, расстреливали. Не будь этих мрачных заплечных дел, не так величественно было бы рождение ежедневно нового типа государевых людей, среди кровавых ям и расстрельных подвалов.

Незримо молитвами мучеников пробивалась новая поросль.

Палачи друг друга уничтожали. На смену им с каждым днем приходили новые люди. В горниле войны сгорело много упырей, но у "Альфы" и "зеленых юнкеров" были еще ранние предтечи. Их собирательным образом стал худой, аскетический юноша с горящими глазами в длиннополой шинели, будто только что сошедший со старинных фресок, — это Павел Корчагин Николая Островского. В войну на танках и самолетах писали "Павел Корчагин". Павел — самый великий мужской характер в русской литературе и самый мистический. Иноческое бесстрашное исповедание правды Павлом заразило правдой миллионы юношей. Ни один литературный герой в России не оказывал такого мощного воздействия на общество, как Павел Корчагин, ни разу не изображенный верно в кино. В Павле проявился древний образ непреклонных староверов, предпочитавших перемене идеалов — самосожжение всей семьей и целыми селами. Это все тот же чекистский дух, да простят мне старообрядцы, эти великие подвижники — единственные на земле, кто сумел органично соединить благочестие с богатством. Тем же огнем иступленной жажды правды горел Петр I, которого ничто не приводило в такую ярость, как воровство его подданных . Этот же религиозный огонь вел по тропам в скиты монахов, и он же выводил их на сечь.

Тайна русской истории XX века обнажается не в борьбе фракций, партий, групп, компаний, "ГОЭЛРО", пятилеток, чисток и т.д., а в природе эволюции чекиста. Партия обладала абсолютной властью, но молотом ее и ударной силой были "органы безопасности", т.е. "ЧеКа". Но даже в этой обезличенной кровавой машине власти в центре ее был человек — его судьба, идеалы и страхи. Говорят, двадцать тысяч чекистов за сталинский период поплатились жизнью в собственных застенках. Деяния этих карающих органов были так страшны, что через 60-70 лет после их казни люди, даже протестуя, инстинктивно отшатываются и стараются не думать об этих делах, потому что их не выдерживает никакая здоровая психика. Вот из какого кровавого котлована выбралась Россия, сокрушила фашистскую Германию и прошла через такие жертвы, что через полстолетия еще собирает по лесам и болотам миллионы костей своих детей и собрать не может. Но именно в ту войну невидимо для людей сокол отогнал от щита сову. Шло медленное незаметное преображение в недрах органов государственной безопасности.

Война произвела "смену караула" по всей стране и почти во всех структурах сверху донизу.

Произошла тотальная ротация кадров, которая уже с середины 20-х годов ис-подволь проводилась. Уже боец частей особого назначения (ЧОН) Павел Корчагин заметил, что пока их поколение рвало жилы, теплые кабинеты с пайками заняли те, кто не воевал и не особенно простужался. Эти обстоятельства сопутствуют всем переворотам, смутам и революциям. Как говорили сами большевики: "Пока рабочий класс делает революцию, буржуазия крадется к власти". Но война, при всех страшных потерях, очистила воздух страны. С фронта вернулась другая нация. Ее вожди в лице Жукова и уберут Берию. Все сегодняшние настоящие чекисты — дети войны, они или ученики фронтовиков или их сыновья и внуки. Потому в последнее десятилетие при самых трудных и кризисных обстоятельствах — там, где никто не справляется с жульем или организованной преступностью, туда посылают чекистов из ФСБ. Только слово "чекист" больше не несет в себе прямого политического смысла и является синониом слова "офицер" особого чекана и особой судьбы.

В этом смысле у чекистов еще все впереди, ибо служба безопасности, по преимуществу, служба офицерская. В этом их коренное отличие от всех силовиков. Только ФСБ из всех структур является практически офицерским ведомством. Для любого кадета и курсанта неумолимо встает вопрос: когда он получит погоны — чекист он или нет. Если слово "чекист" взято "с бою" у антигероев, тогда государство эволюционировало и совершенствовалось, даже в самом могущественном и тайном ведомстве. Если слово "чекист" не взято "с бою" честными патриотами-государственниками, то оно синоним палача, а государство тотально преступно и поистине отвечало понятию "империи зла". Один человек не может ответить на этот вопрос. Прежде всего слово за самими ветеранами ведомства.

Английский премьер прошлого века Дизраэли лорд Биконсфилд, известный, к тому же, романист, исповедовал в политике, как он говорил, "романтический патриотизм". Верный этому же течению Редьярд Киплинг заставил весь мир восхищаться носителями государственной идеи Британии.

Мы тысячу лет несем бремя государственности между Европой и Азией — двумя враждебными мирами, неся неисчислимые жертвы, и будущее мира зависит от того, выдержим ли мы на этом историческом этапе ту миссию, которую возложила на нас судьба.

Перефразируя мысль Фихте, можно сказать, что создание правовой несокрушимой России — есть нравственный долг россиян перед всем миром. Первый шаг к преображению должно сделать то сообщество офицеров, от которых зависит безопасность России.

Чекисты 40-х годов, особенно конца 40-х, как день от ночи отличались от чекистов 30-х годов. Говорят, Сталин вычистил после войны органы госбезопасности основательно. Так ли это? Это вне компетенции скромного литератора. Об этом должны писать сугубые знатоки тайн. Задача писателя — поставить этот вопрос и снять с него табу. Говорят, у КГБ было столько агентов и стукачей среди интеллигенции, что едва ли не одной из главных задач органов было отбиться от наплыва желающих "стучать" взамен за блага, как-то: квартира, сребреники и тому подобное, увы, литераторы всех мастей не были в последних рядах этого широкого движения. Причем, чем больше интеллигенция пособляла органам, тем чаще брюзжала и публично поносила органы. Один из лучших знатоков интеллигенции Ленин, который сам был из них, называл интеллигентов "вредными насекомыми", а в другой раз в письме к Горькому назвал их (не "мозгом нации", как утверждал Горький), а г..., причем привел это слово полностью. Интеллигенция и офицерство — два антипода в общества.

Итак, к власти в России пришел офицер и чекист Владимир Путин и быстро понял, что в разоренной, деморализованной и растерянной стране ему не на кого опереться, кроме офицеров.

После 1993 года начался следующий, седьмой, призыв офицеров на защиту целостности России и политическую сцену, совпавший с первой чеченской кампанией.

Длится этот седьмой призыв до сегодняшнего дня, но достиг апогея в 2000 году, когда Президентом России стал Владимир Путин, недавний шеф Федеральной службы безопасности. У нас во главе государства уже был один начальник КГБ — Андропов. Но явление Путина носит принципиально другой характер. Школа Андропова, выдвиженцами которой были Горбачев, Леигачев, Шеварднадзе и Ельцин, привела к разрушению государства и деморализации общества.

Путин провел вторую чеченскую кампанию. Правда, первая чеченская кампания, несмотря на драматическое начало, была даже трижды победоносна, но плодами победы не дали воспользоваться. Путин стабилизировал обстановку в стране, вселил в общество уверенность. Но его появление на исторической сцене носит в этом столетии исключительный характер. Дело не в том даже, что Владимир Путин — первый офицер после Николая II во главе Российского государства и, как Государь, в звании полковника. Но дело не в том даже, что он первый после Императора глава страны с высшим университетским образованием и первый с 1917 года, кто правильно говорит по-русски, не картавя, не гекая и без акцента. И не в том его преимущество, что он призвал к трудам по стабилизации государства в качестве глав семи из восьми округов генералов, ряд которых с боевым опытом. Главная его особенность в том, что он чекист с университетским образованием, и его "чекизм" окончательно и безраздельно, после службы Патриарха в Кремле, высветляет слово чекист и делает эту службу спасительной и соколиной. Следующим шагом должно быть сооружение в Академии ФСБ грандиозного храма во имя преподобного Ильи Муромца, Божьего витязя и первого русского офицера, отдавшего все силы безопасности Руси.

Мобилизация офицерства к гражданскому поприщу должна пройти повсеместно, и прежде всего среди офицеров спецназа, пограничников, десантников и морских офицеров. Отбор следовало бы проводить по главному признаку — неподкупность. В Рязанской земле живут сечас десять тысяч моряков запаса. Половина из них — офицеры и мичманы В Тверской области не менее пяти тысяч военно-морских офицеров запса. Они могли бы через курсы пойти и возглавить все районные администрации и другие ключевые должности.

Уже адмирала Колчака мучили кадровые вопросы. Он писал: "Скажу Вам откровенно: я прямо поражаюсь отсутствию у нас порядочных людей. То же самое у Деникина — я недавно получил от него письмо... то же и у большевиков. Это общее явление русское: нет людей. Худшие враги правительства — его собственные служащие. У большевиков есть чрезвычайка, но мы не можем им подражать — мы идем под флагом закона, права..." (Н.В.Устряков. "Адмирал Колчак").

Офицеры веками не только охраняли Россию, но они же ее созидали, обустраивали, возводили верфи, брали на себя горное дело, металлургию, прокладывали каналы, дороги, возводили крепости, храмы, мосты. Знаменитый Путиловский завод был создан морским офицером Путиловым. Во всем мире за офицерами, уходящими в отставку, идет форменная охота со стороны фирм. Военный устраивает по основным показателям — дисциплине, исполнительности, твердости, опыту, умению повелевать и подчиняться и, главное, организаторским навыкам. Любой командир полка обладает универсальным опытом командира, снабженца, организатора, воспитателя. Командир дивизии делает работу, близкую к руководству небольшим городом.

Офицер, в отличие от вороватого и подобострастно увертливого чиновника, принимал присягу на верность государству и в училище прошел мужскую выучку и осознал дух товарищества и верности. В особенной степени это относится к морским офицерам и десанту. Сегодня без мобилизации выброшенного на "гражданку" офицерства и призыва к ним идти на служение государству ни одна серьезная задача по подъему государства не будет выполнена. Офицеры запаса должны бы пройти во всех областях на ключевые должности.

Нет ни одного пункта в бизнесе и менеджменте, который не имел бы аналога в уставах боевой службы. Рынок — это только театр "военных действий", там та же разведка ("промышленный шпионаж"), контрразведка, дозоры, охранения, изучение "театра военных действий" у противника-конкурента.

Потому вряд ли в бизнесе кто-либо может, при прочих равных условиях, конкурировать с десантником-офицером, спецназовцем или морским пехотинцем — задавят.

Новое, после Жукова, время офицеров наступило в России с безумием перестройки. Ничего не может быть страшней для России, чем проведение реформ безвольной властью. При разносторонних и гениальных дарованиях реформы Петру I удались только потому, что он сочетал бескорыстие с железной волей и твердым планом. Потому "в царях ему равных нет".

Сегодня самый востребованный и актуальный человек на Руси — это Петр Великий, Отец отечества. Петр I, по подсчетам академика Струмилина, несмотря на двадцатилетнюю Северную войну, строительство и рекрутство, увеличил значительно численность населения России, причем без учета присоединенных земель. Против Петра I у нас и в Европе были созданы целые школы клеветников.

Вступая в новое тысячелетие и отмечая 20-вековой юбилей нашей родной церкви, мы не имеем право в разговоре о проблемах нашего отечества терять двухтысячелетний кругозор, и обязаны соизмерять с этим масштабом и наши деяния, чтобы не заплесневеть провинциально и не потерять исторической перспективы.

У нас: замороженные овощи по умеренной цене 6 лучшего качества.

Владимир Бушин В ГОСТИ К ЕПЕЙКИНУ

Листаю письма читателей и думаю о президенте... Юрий Никифорович Епейкин из Липецка пишет: "Уважаемый товарищ Бушин, будете в нашем городе, милости прошу быть гостем. Телефон 26-20-15"... А.А.Рогова из Железногорска Курской области зовет: "Приглашаем за праздничный стол. Попьем чайку с домашними пирогами"... 76-летний "священник за штатом" Борис Никитич Кирьянов из Кисловодска, бывший узник сибирских лагерей за антихрущевскую пропаганду, приглашает: "Дорогой Владимир Сергеевич, приезжайте сейчас, в сентябре, сюда в Кисловодск хотя бы на неделю-две. Жилье и питание устроим хорошее, расход будет только на дорогу..." Спасибо, дорогие друзья, от всей души спасибо...

Вы скажете: "А при чем здесь президент?" Да как же! Если даже я, автор "Завтра", частенько получаю такие письма, то можно себе представить, сколько приглашений приходит человеку, который каждый день на экранах наших телевизоров говорит о патриотизме, о возрождении великой России, о своей любви к народу. И легко можно представить, что, например, 17 сентября этого года президент получил приглашения в гости сразу, допустим, от Рязанова и Хазанова, Радзинского и Явлинского, Райкина и Нуйкина, от двух патриархов и трех олигархов.

Может быть, одно из них было получено так. Раздался телефонный звонок:

— Владимир Владимирович, наше — вам. Это Геннадий Хазанов.

— Здравствуйте, маэстро. Чем могу служить?

— Помните "Письмо пролетарским поэтам" вашего знаменитого тезки? "Позвольте мне без позы, без маски, как старший товарищ, неглупый и чуткий, поразговаривать с вами, товарищ Безыменский, товарищ Светлов, товарищ Уткин"? Суть письма в том, что великий русский поэт предлагал трем советским евреям организовать товарищеский обед. А сегодня я, Хазанов, делаю такое предложение русскому президенту. Не отобедать ли нам завтра в моем монрепо на Трубниковском? Будет веселая компашка. Правда, ни Безыменского, ни Светлова, ни Уткина не предвидится, зато угощу свеженькими еврейскими анекдотиками. Чудно проведем времечко.

— В принципе я не против, но... Как же анекдотики?.. Ведь еще не прошло сорок дней, как погиб "Курск"...

— Прекрасно! Вот и помянем погибших героев. Мой особняк напротив особняка Шаляпина на Новинском, совсем рядом с ним.

— Минуточку, Геннадий Викторович, посоветуюсь с женой.

Зажав ладонью трубку, президент, видимо, несколько ошарашенный звонком, сказал жене:

— Мила, нас приглашает в гости Шаляпин. Обещает угостить еврейскими анекдотами.

— Шаляпин?! Он вернулся? Это же гордость и слава русского искусства. Обязательно пойдем! — жена даже захлопала от радости в ладоши.

— Тьфу ты! Да не Шаляпин! — спохватился супруг. — Помнится, он давно умер. Не Шаляпин, а этот... как его?.. Шендерович, что ли.

Радость жены тотчас померкла:

— Дорогой мой, прилично ли президенту великой державы ходить в гости к телевизионным хохмачам невысокого полета? К тому же ведь он тебя поносит.

— Опять я перепутал! Что со мной? Не Шаляпин и не Шендерович, а Хазанов.

— Ах, этот... Я знаю, чем Хазанов отличается от Шаляпина, но чем от Шендеровича — никому неизвестно. Думаю, что к Хазанову даже Ельцин не пошел бы. Мало тебе в министерских креслах Швыдкого, Клебанова, Христенко, Чубайса — тебе еще Хазанова с его анекдотами подавай!

— Ну, понимаешь, мне это нужно из политических соображений. Ведь политика вещь ужасно тонкая, тоньше, чем у комара.

— Политика? Недавно был съезд писателей почти всех бывших республик Советского Союза. Вот куда тебе надо было бы явиться из соображений высшей политики, а ты даже поздравительной телеграммки не отбил.

Доводы супруги, видимо, заронили сомнение в душу президента. Он отнял ладонь и сказал в трубку:

— Видите ли, Геннадий Викторович, назавтра главный раввин уже пригласил меня на открытие Еврейского общественного центра в Марьиной Роще. Не слишком ли много будет для президента России на один день еврейского духа? Ведь ваши соплеменники, извините, это всего 0,7 процента населения страны. Что скажут татары или чуваши, башкиры или украинцы?

— Владимир Владимирович, — ответила трубка, — еврейского духа никогда не может быть слишком много. Помните, как у Пушкина? "Здесь русский дух, здесь Русью пахнет". Да, именно здесь, в конкретном пункте, у какого-то там лукоморья. А еврейский дух должен витать без границ всюду — от "Белого дома" до Кремля! Понятно? Когда-то на ВДНХ устраивали "День Белоруссии", "День Молдавии", "День Эстонии", но не было "Дня еврея". А мы вам завтра такой денек устроим. Это ж прекрасно! И мадам Олбрайт, и мистер Гор поздравят вас от всего еврейского сердца.

Как бы то ни было, такой ли был разговор или нет, а застолье в теплой компании состоялось. Известие об этом я расценил как укор себе лично: ведь сколько и у меня за последние десять лет было приглашений, но вот не смог воспользоваться ни одним: некогда, работа. А тут такой занятый и за всю страну ответственный человек в такое время, когда всюду гремят выстрелы, грохочут взрывы, тонут корабли, горят дома и телебашни, одни массовые похороны следуют за другими, один траур за другим, — в такие дни этот человек находит возможность и для двухчасовой беседы с живым трупом Горбачевым, и для дружеского застолья с еврейскими анекдотчиками, и для участия в торжественном открытии Еврейского центра. На этом торжестве я не могу себе представить не только Сталина, но даже Кагановича. Молодец Путин! Истинный первопроходец и новатор в политике. И ведь это уже не первый раз. Оказывается, как он сам с гордостью рассказал на том торжестве, еще десять лет назад в Ленинграде он открывал еврейскую школу для мальчиков, то есть для маленьких чубайсиков, гайдарчиков, клебанчиков...

Судя по хронологии событий, президент явился на открытие Еврейского центра сразу от стола Хазанова, насыщенный, естественно, не только его анекдотами. Пожалуй, лишь этим и можно объяснить, что он счел возможным накануне сороковины воинов "Курска" публично на всю страну пересказать один из веселеньких хазановских анекдотов, приняв тем самым участие в программе "Еврейский дух без границ". Это выглядело так: "Геннадий Викторович рассказал мне хорошую историю... Еврейская семья. Муж ходит дома голый — совсем, но в галстуке. Жена спрашивает: "Ты чего творишь? Чего раздетый ходишь?" Он говорит: "Ну, слушай, я могу дома расслабиться?"— "В принципе да, конечно. А зачем в галстуке?"— "А вдруг кто придет!"

Вот такой анекдотец запал в душу президента великой державы. Качество этого еврейского фольклора сами видите какое. Возможно, в обстановке веселого застолья он был уместен, к чему-то приложим, возможно, Хазанов в порядке дружеского юмора так и встретил президента в своем монрепо — при одном лишь галстуке, но что президент хотел сказать этим анекдотцем на торжественном открытии Еврейского центра, по-моему, никто не понял. Но все дружно захлопали и даже засмеялись. Представляю себе, с каким чувством всё это слушали и смотрели матери, жены, дети подводников "Курска", как раз готовившиеся отметить назавтра их сороковину...

А президент после кошерного застолья до того сам расслабился, что заявил еще и такое: "Подъем, который сейчас переживает еврейская община в России, это органичная часть общего процесса возрождения в России народных традиций и духовных ценностей". Никто не спорит, еврейская община переживает ныне даже не подъем, а взлет, эманацию, парение. Да, открываются культурные центры, школы, синагоги. А сколько евреев красуется на телевидении, в газетах, в театрах, не говоря уж о том, какая пропасть их среди скоробогачей, в правительстве, в Думе. И ведь какие всё голосистые. Один Явлинский чего стоит. А Жириновский!..

Когда я учился в Литинституте, курс по советской литературе читал нам Федор Маркович Левин, а Виктор Давидович Левин преподавал нам не что-нибудь, а церковно-славянский язык. И никто из самых тупых студентов, помнится, не принимал их за чехов или датчан. Как, впрочем, и многих других незабываемых преподавателей и руководителей семинаров: Светлова, Голодного, Исбаха, Сельвинского, Долматовского, Матусовского, Металлова, Белкина, Фейгину, Нечаеву, Печалину, Новицкого, Кунисского и т.д. Для института, в котором было тогда около сотни студентов, этого вполне хватало. И хотя, допустим, мы не могли сказать о своем профессоре Кунисском, как о своем лицейском профессоре Куницыне сказал Пушкин: "Он воспитал наш гений", но всем студентам было ясно, что такое "политика государственного антисемитизма". Жаль, что тогда не училась в нашем институте В.И.Матвиенко, нынешний вице-премьер, наш главный борец против государственного антисемитизма. Она всё увидела бы своими глазами. Впрочем, разве в других институтах было иначе...

Говорят, нынешний ректор Литинститута мечтает и о том, чтобы в институте работал писатель Ванштейн, и о том, чтобы обогатить духовный багаж своих студентов знанием трудов Герштейн о Мандельштаме и Пастернаке, говоря конкретно, её "Мемуаров". Конечно, в них много увлекательного и поучительного. Хотя бы то, например, что на 14-й странице мемуаристка проклинает сталинскую эпоху за понижение в должности её папы в 1929 году: был главным врачом больницы — стал заведующим отделением. Почему? А только потому, что беспартийный. Вот зверство, а! Однако на стр. 244 мы с радостью узнаем, что папа был уж такой партийный, что дальше некуда — аж член ЦК. Но на стр. 261 папа опять беспартийный гонимый страдалец тоталитаризма. Однако же на стр. 352 читаем: "Когда в 1942 году папу выводили из состава ЦК..." Хоть стой, хоть падай! Конечно, тут много пищи для молодых умов. В частности, студенты могут задуматься: "Если мемуаристка так пишет по столь непустячному вопросу о родном папе, то как же относиться к тому, что она сочинила о Мандельштаме, Пастернаке, Ахматовой?"

Но это все лишь к слову. Вернемся к участию президента в торжествах. Прав ли он, объявив еврейский подъем и благоухание "органической частью" подъема и благоухания всей России? Мы полагаем, что президент глубоко ошибается. Россия под мудрым руководством "новых вождей", из которых выбили имперское сознание, тонет, горит, вымирает, истребляется, а еврейский индивидуальный подъем все выше и круче... Но, разумеется, люди, собравшиеся на торжество, были глубоко признательны президенту и за анекдотец и за то особенно, что он, представив их благоденствие органичной частью целого, так ловко прикрыл, замаскировал его сепаратный характер, его эксклюзивную суть. Они аплодировали, они смеялись, они ликовали... По признанию самого президента, население России вот уже несколько лет ежегодно убывает на 750 тысяч. А на сколько возрастает еврейское население? Оно ведь не может не возрастать при таком радостном подъеме... Телерепортер докладывал: "Присутствие президента и его выступление воодушевили собравшихся. Его благодарили и поздравляли. Главный раввин Израиля благословил Путина. Потом прочел молитву и велел трубить в шафа". Это какая-то ритуальная и чуть ли не священная еврейская дудка. Дважды совали её президенту, чтобы он подудел на всю Россию. Слава Богу, не стал. И Каганович не стал бы...

Оказалось, что наш президент любит ходить по гостям не меньше, чем достославный Винни-Пух. Но в отличие от того ("Куда идём мы с Пятачком — большой-большой секрет!") он из этого секрета не делает. В понедельник президент упивался хазановскими анекдотами и радовал в Марьиной Роще хасидов, а уже в среду мы с восторгом узнали, что он нагрянул к Александру Солженицыну. Каков диапазон, какой перепад — от эстрадного еврейского хохмача до живого классика русской литературы, именующего себя Мечом Божьим! А всё ради интересов Отечества... Да и как не посетить такую уникальную личность. Кто у нас еще живой Нобелевский лауреат? Только он да мерзавец Горбачев. Кто у нас имеет поместье на Родине и за океаном? Только он и кровосос Березовский. Кто у нас ненавидит коммунизм до умопомешательства? Только он да известная красотка Новодворская...

О чем они беседовали? Солженицын всего за неделю до этого, опять же в те самые дни, когда Родина склонила скорбный лик над холодной пучиной Баренцева моря, женил младшего сына Ермолая, американца. Возможно, с этого разговор и начался...

Да, это было грандиозное событие... "Комсомольская правда" в своем воскресном номере 11 сентября посвятила этой комсомольской свадьбе три полосы и пять фотографий, в том числе одну цветную во всю первую полосу. Словно речь шла о взятии Берлина или о полете Гагарина. Репортер старался: "Для торжественного обряда выбрали самую обыкновенную деревенскую церквушку близ Нового Иерусалима..." Ах, какая скромность! И как она выразительна на фоне происходившего: "Сквозь осеннюю грязь к назначенному сроку сползлись крутые "джипы", "мерседесы" и прочие "тойоты" В 11.45 среди радостно-возбужденных гостей, болтавших преимущественно на английском, появился жених... " О невесте так: "Надечка... доченька... изящные пальчики... хорошенький ротик... эпизодик" и т.п. Тут же и слова отца о женихе, то есть о сыне: "Ермоша у нас большой специалист по части выпивки и женщин". Как подарочек невесте от чуткого свекра-нобелиата...

Процедура длилась часа полтора. "А на выходе из церкви молодых встречал мальчуган с большим подносом и, трогательно гримасничая, просил денег". Не от голода ли он гримасничал-то, не от страха ли перед роскошными господами новорусской и американской породы? Молчание... "Мальчику тут же накидали целую охапку купюр по 500 и 100 рублей". Пользуйся, русский мальчик, добротой этих господ с изящными, но цепкими пальчиками, с хорошенькими, но прожорливыми ротиками... Сколько бросил сам Александр Исаевич — неизвестно. Не удивлюсь, если 25 тысяч долларов, ибо, как напомнил репортёр, "Солженицыны — люди очень религиозные"...

Да, вполне возможно, что с рассказа о комсомольской свадьбе сына и началась беседа писателя и президента. Длилась она два с лишним часа. А на другой день Солженицын поделился своими впечатлениями о встрече с телезрителями. Журналист Андрей Волков, бравший у него интервью, поведал, что "встреча происходила вне рамок рабочего времени писателя". Очень хорошо. Но меня лично рабочее время Солженицына не интересует. Всем нам важнее знать, разумно ли тратит свое время президент, ибо ведь это время государственное. Сталин, например, после всех бесед, встреч, заседаний успевал ежедневно читать и просматривать до пятисот страниц. А тут вчера — покойник Горбачев, сегодня — игривый Хазанов и ликующий главный раввин, завтра — замшелый Солженицын, послезавтра — опять живой труп Горбачев...

Писатель пересказал вкратце, о чем была беседа с президентом. Репортёр уверял: "Солженицын смотрит на российскую политику глазами философа и историка. Его суждения свободны от учёта сиюминутных обстоятельств." Свободны? Увы, товарищ Волков. Кто ж не помнит, что когда Ельцин был у власти, сей философ не только рьяно нахваливал его ("Русский, очень русский!"), но и оправдал как совершенный им государственный переворот, дав ему возвышенное наименование Преображенская революция, так и самые подлые, кровавые преступления кремлевского чудища, включая расстрел Парламента и московское побоище 3-4 октября 1993 года. А теперь, учтя сиюминутные обстоятельства, философ так же рьяно нахваливает Путина: "У него живой ум и быстрая сообразительность... отлично понимает все трудности... взвешенность суждений... никакой жажды личной власти... занят только интересами дела... я благодарен..." Так Плутарх писал о Перикле... А отставного Ельцина и все его дела сей историк стал проклинать, явно используя при этом статьи и речи Виктора Анпилова, в том числе десятилетней давности. Судите сами: "Всю ельцинскую эру наша национальная идеология выражалась словами: "Воруйте, сколько проглотите!" На нас поставлено клеймо: "Это государство пропитано воровством, аппарат пропитан взяточничеством, основан на грабеже". Да, именно так говорили о "ельцинской эре" Анпилов, все коммунисты, все противники "эры". Только мы называли это не национальной идеологией, а идеологией самого Ельцина и Собчака, Чубайса и Березовского. И мы не считали, разумеется, что это клеймо поставлено "на нас". Нет, оно стоит на тех же самых негодяях.

Ныне, учтя сиюминутную обстановку, историк так разбушевался в поношении отставника-пенсионера, что превзошел и Анпилова, его просто унять невозможно. Глядите: "Ельцин, ища союзников, с барского плеча дарил выборность главам субъектов Федерации: "Вот тебе выборность, а ты будешь моим союзником!" Правильно, так и было. Только надо бы добавить: "Ельцин говорил: "Вот тебе министерский пост, генеральский чин, государственная премия, а ты будешь моим союзником!" Или: "Вот тебе полная реабилитация, орден Андрея Первозванного, имение в Троице-Лыково, а ты не будешь меня трогать!" И росло число союзников, и плодились гнездовья молчальников...

Но полнее-то всего Солженицын раскрыл свое нутро беспристрастного историка и философа вот в каких словах интервью: "Россия страдает от разрыва культурного пространства. Телевидение заменяет всё, как господь Бог. Как господь Бог, всё заменяет..." Меня это ошарашило. Как можно наше лживое, грязное, русофобское телевидение уподоблять Богу? Ведь мы только что слышали: "Солженицыны очень религиозны". И что Бог нам "заменяет"? И что "заменяет" телевидение? Какое дурацкое здесь слово?.. Но слушайте дальше: "Телевидение не представляет нам замены культурного общения. А еще добавить если, что теперь даже письмо дорогое, не то что телефонный разговор, не то что личная поездка... Вот эта разорванность культурного пространства ужасающая..." И об этом он два с лишним часа точил лясы с президентом и ужасно рад, что тот с ним согласился. Да ведь народ уже давным-давно стоном стонет и от дороговизны средств связи, и от гнусного телевидения, которое не заменяет нам что-то, а обрушивает на наши головы, на души наших детей невиданные потоки лжи, похабщины и невежества. А он только проснулся! И странно мне, когда писатель называет письмо сыну или телефонный разговор с матерью "культурным общением".

Но главное-то вот: "Разорванность культурного пространства нуждается в преодолении в первую очередь". В самую первую! Право, уж лучше бы президент и на этот раз поехал побеседовать с раввином Шаевичем. Ну кому же неясно, что названная беда — это не случайность, подобная той, допустим, когда раньше иногда забывали записать в плане, скажем, показатель производства, закупки или завоза бритвенных лезвий или спичек, и те там или здесь вдруг исчезали, что нетрудно было исправить. Нет же! Эта беда — естественное следствие общей разрухи экономики, и преодолеть её можно лишь в результате восстановления хозяйства, то есть не в первую, как хочется философу, а, может быть, едва ли не в последнюю очередь. Пока и почтовые услуги, и транспорт, и телефон только дорожают.

С такой же поистине хлестаковской легкостью подходит Меч Божий и к проблеме воровства, охватившего страну: "От этого надо как-то избавляться". Как-то!.. Ну, словно речь идет о дурной привычке, допустим, ковырять в носу или держать руки в карманах. Дядя Меч Божий, нормальный человек при нормальной жизни воровать не будет. А у нас одни воруют потому, что жрать охота, ибо их обокрали те, кто может для понту бросить на паперти 500 рублей мальчику. Другие — потому, что власть дала им волю безнаказанно воровать заводы, каналы телевидения, отросли промышленности. Кто эту власть привел на Русь?.. Один пламенный певец белогвардейщины и защитник всех диссидентов, в том числе, естественно, Солженицына, Щаранского, Буковского, Войновича и других, пишет: "Наши диссиденты неповинны в крушении советской власти в 1991 году... Не Солженицын же отвечает за Яковлева и Шеварднадзе, за Горбачева и Ельцина..." Правильно, мыслитель. И дивизия СС "Мертвая голова" неповинна в истреблении более двадцати миллионов советских граждан. Она только приняла в этом участие, лишь внесла свой посильный вклад. Нет, не Солженицын и не Войнович направили в ЦК Горбачева и Ельцина, не они дали им власть, они лишь создали нравственную обстановку, благоприятную для карьеры этих прохвостов. Только и всего.

А еще услышали мы скорбный стон Солженицына: "Я очень страдаю..." Что такое? Старческие болести одолели? Да нет, вон какой он на свадебной фотографии — хоть сей момент в гренадеры зачисляй. Может, нищета заела? Куда там! Или скорбит душа о погибших соотечественниках? Ни намёка... Оказывается, страдает он морально по уже известной нам причине: из-за того, что "наше нынешнее государство основано на воровском фундаменте и с воровской идеологией". Правильно! Но, во-первых, честный человек должен тут добавить, что Советское государство было основано совсем на другом фундаменте, идеология у него была совсем иная, а именно: "Вор должен сидеть в тюрьме". Во-вторых, смелый человек должен тут назвать теоретиков и практиков воровской идеологии. Чего ж вы молчите, Александр Исаеивч? Ну, хотя бы повторяйте за нами: Чуб... Бер... Гус... Нет, хотя и говорят, что за компанию даже поп удавился, Солженицын и за компанию не назовет сейчас имена фундаторов воровской идеологии. Вот если их посадят, тогда уж он даст звону! Напишет "Архипелаг ворюг"...

Невозможно вам верить, Солженицын, невозможно. А вот мой друг Епейкин, упомянутый в начале статьи, пишет о "боли и возмущении честных людей за сотворенный в стране уголовно-политический бандитизм, породивший вакханалию и диктатуру воров". И ему невозможно не верить. И потому хочется мне сказать Путину: "Товарищ президент, в своих сентябрьских визитах и заявлениях вы не явили народу "живой ум и быструю сообразительность", расхваленную Солженицыным, как и уважение к своим нееврейским соотечественникам. Вы попусту транжирили государственное время. Гораздо больше будет пользы и для народа и для вас, если мы с вами возьмем да и нагрянем в гости к Епейкину в Липецк. Ведь это один из тех русских тружеников, у кого можно научиться и живости ума, и быстрой сообразительности, а главное — уважению к согражданам, любви к Родине. Идет? Бегу на Павелецкий за билетами, у меня — льготный. А у вас? Авось, достану два плацкартных. То-то порадуем Епейкина..."

Советуем: блок цилиндров камаз цена 7 Вас приятно удивит компания «Магистраль-НН».

__ РАЗВЕ ЭТО — “ЛИТРОССИЯ”?..

В последние годы газета "Литературная Россия", когда-то по праву уважаемая и любимая писателями и читателями, резко разошлась во взглядах и позициях с Союзом писателей. Еще пять лет тому назад наметился уход газеты "на сторону". Получая приличную по тем временам помощь из казны Союза писателей России, размеры которой позволяли издавать газету в течение года, руководство газеты смекнуло, что можно неплохо заработать на имени общеписательского издания, используя новую региональную политику правления Союза. Все казалось правильным, представители газеты выезжали в краевые, областные, республиканские центры, заключали договора на выпуск целевых номеров, получали изрядные средства и лихо исполняли подобный коммерческий заказ. Хорошие взаимоотношения Союза с Якутией, Башкирией, северными областями позволили редакции "раскрутить" несколько проектов, которые щедро финансировались под доброе имя Союза писателей России. И вот уже отношения с Союзом писателей стали в тягость, пошли разговоры о том, что газета-де самодостаточна и не обязана отчитываться перед руководством Союза. О моральных обязательствах, традициях этого издания в нем, похоже, забыли вовсе.

Под предлогом упорядочения взаимоотношений с главным учредителем руководство "Литературной России" пошло на переоформление уставных документов, внеся в них в качестве соучредителей три физических лица — В. Еременко, В. Огрызко и В. Кашлева — как якобы представителей коллектива газеты в автономной некоммерческой организации "Редакция газеты "Литературная Россия". Последнее обстоятельство определяло голосование при решении жизненно важных вопросов по числу голосов учредителей: три голоса в пользу коллектива — при одном голосе от Союза писателей России (?!). Неведомым путем устав был зарегистрирован в Московской регистрационной палате, а газета перерегистрирована в Министерстве печати РФ. Ни устав организации, ни свидетельство о регистрации не были представлены в Союз писателей России, несмотря на неоднократные обращения с нашей стороны.

Войдя в "юридическую силу", руководство новой "Литературной России" незамедлительно приступило к работе по разрыву информационных и творческих контактов с Союзом, публикуя лживые и компрометирующие материалы в адрес отдельных рабочих секретарей и Правления. Характерным в работе редакции стало использование непроверенных фактов, огульный разнос работы местных писательских организаций. Провокации, скандалы, фальсификации стали тоном и стилем газеты. Так, последняя вдруг затевает имеющую вполне понятную конкурентно-коммерческую основу тяжбу с журналом "Северные просторы". Итог же многочисленных публикаций, ярых обвинений, требований закрыть журнал — судебное решение высоких арбитражных инстанций, справедливо признающее все выступления газеты клеветой и привлекающие ее к соответствующей юридической ответственности.

По крайней мере двадцать раз известный шолоховед Валентин Осипов обращался в газету с просьбой опубликовать новые материалы о М. А. Шолохове. Несмотря на рекомендации и неоднократные пожелания секретариата, Еременко так и не опубликовал их. Но как только у В. Осипова возникли какие-то разночтения с Союзом писателей по поводу премии М. Шолохова, газета сразу напечатала непроверенные сведения, которые В. Осипов кинулся было опровергать, но не тут-то было! Ибо газета печатает только то, что хочет.

Потоки грязной и беззастенчивой лжи лились на секретаря по работе с молодыми писателями Л. Г. Баранову-Гонченко, подготовленные ею семинары и совещания молодых писателей бездоказательно осмеивались, а их итоги подвергались жесточайшей обструкции.

Обращения писателей в газету, гневные обличения стиля ее работы на секретариатах и пленумах Союза писателей России и выход из общественного совета ведущих писателей нашего Союза не имели никакого результата. Заявление почти всех членов Общественного совета газеты, среди которых — В.Ганичев, В. Распутин, К. Раш, В. Крупин, М. Званов, М. Алексеев и другие, — что они больше года не состоят в оном, редакцией игнорировалось, она продолжала спекулировать этими именами, вводя в заблуждениt читающую публику.

Понимая, что за все это придется рано или поздно держать ответ перед писателями России, руководители газеты развернули настоящую травлю Союза писателей, его секретариата и правления, особенно после того, как были объявлены сроки проведения Х съезда писателей. Расколоть, взорвать Союз изнутри, создать свою, пусть ничтожную, но альтернативную организацию — стало целью всех без исключения предсъездовских номеров газеты.

Громогласная анкета с кощунственным вопросом "Нужен ли Союз писателей?", в которую выдавливалась по капле вся чернота и недовольство отдельных писателей, венчала эту кампанию.

Итог известен: Х съезд Союза писателей России единогласно (что бывает крайне редко!) принял как документ открытое письмо, отказавшее в доверии газете и потребовавшее от правления провести ее перерегистрацию.

Уже через неделю после проведения съезда "Литературная Россия" бросилась проводить учредительный съезд Союза писателей Подмосковья — бесславно провалившийся именно потому, что во главе его постарались утвердиться все те же руководители "ЛитРоссии" Еременко и Огрызко. Но затея провалилась, и у них остался последний шанс поквитаться с Союзом — опорочить Х съезд, поставить под сомнение его легитимность и, соответственно, законность принятых на нем решений.

Со страниц газеты запускается версия "незаконной перерегистрации Союза писателей, неполноценности съезда, его непредставительности" и пр., что само по себе является полным абсурдом.

По мере того, как укрепляются общественные позиции Союза писателей России и все очевидней становится атмосфера согласия его дел и задач, встающих перед обществом, с некоторыми мерами нового руководства страны, все яростней и подлей раскручивается маховик компрометации нашего Союза. В этом видится уже не простое сведение счетов и желание поболе урвать в свою пользу от казны и репутации Союза писателей, но исполнение некоего политического заказа сил, противостоящих позиции культурного и государственного возрождения России. Так и маячит за подобными ухватками наглый натиск информдельцов — гусинских и им подобных...

С горечью смотрим мы на то, как некогда славная литературно-патриотическая газета "Литературная Россия" Эрнста Сафонова вырождается до состояния заурядного желтого издания. Союз писателей России не питает никаких иллюзий по поводу ее перспектив и возможностей, а потому доведет порученное Х съездом дело до конца: перерегистрирует и возродит добропамятное издание, вырвав его из рук нечистоплотных дельцов.

Секретариат Союза писателей России

www.astroteh.ru 8

Александр Росляков НА ВЫБОРЕ ДИКОМ (Черный пиар под белыми ночами)

Вроде благое дело — всенародно избирать всю власть, от Президента до последнего псаря — для массы нашего народа обернулось диким жизненным обвалом. Почему? На этот актуальный накануне новой выборный страды вопрос отвечает хроника одной типичной избирательной кампании, написанная ее непосредственным участником.

В ЧЕРНЫЙ ПИАР я угодил случайно совершенно — по звонку одного доброго человека: "Ну что, опять сидишь без денег? — сказал он. Поработать хочешь? Надо проехаться в Архангельскую область, на выборы в ихнюю думу. На всем готовом, несколько статеек сляпаешь под кандидата, тысячи полторы заработаешь".

Ну раз на всем готовом — я, не долго думая, и согласился: "Полторы, так полторы. Вот если б еще в долларах!" — "А ты в чем думал?" И я невольно прикусил так несолидно выдавший меня язык.

Назавтра на договоренном месте меня встретил малый двадцати шести лет, под два метра ростом, звали Костей: "Сейчас зайдем к матери, она всю фишку объяснит". В полуподвальном офисе неподалеку нас уже ждала эта мать по имени Галина — очень эффектно сохранившаяся брюнетка с подвешенным еще эффектней языком. Правда, из ее пространной вводной я так и не понял до конца, какую роль она играет в нашем деле — обеспечить всячески победу подрядившего нас кандидата над другими, нас не подрядившими. Прозвучало лишь что-то такое: "политолог-идеолог" и еще "строитель креативных технологий". Но занаряживать мое продавшееся за 50 зеленых в день перо и будет, стало быть, она.

Меня, по совести сказать, во всем смущали поначалу два момента. Один — моральный: продаваясь неведомому ходоку в народные избранники, я уподоблялся той же девушке по вызову, которая не спрашивает тоже, под кого ей нынче лечь. Но рядом с двухметровым Костей и блиставшей ее креативом Галиной эта глупость быстро разошлась. Так как для них это была только своя веселая игра, где кандидат, звавшийся на их жаргоне "дебиленком", лишь неизбежный — но отнюдь не самый главный элемент. А самый главный — этот креатив, под который и лепилось все остальное, включая имидж нанимателя. В нашем округе, к примеру, на прошлых выборах опередило всех "Единство". А значит, кандидату надлежало строить из себя умеренного государственника, а экономику жать по программе Грефа — которую и мне было предложено, не мудрствуя лукаво, разучить.

Но оставался еще темный для меня аспект — материальный. Поскольку сразу я не уточнил, как именно и от чьего, главное, лица будет происходить расплата? А спросить после уже не решился.

Но через три дня Костя звонит: билеты в Котлас взяты. На Ярославском к нам подсел еще десантник — Костин кореш и ровесник Эдик, телевизионщик с Нижнего Новгорода. В прошлом — суворовец, а в настоящем — самый нежный семьянин, родитель годовалого ребенка, как нельзя меньше походивший на черного пиарщика. Хотя со своей милой рожицей и постоянно булькавшим в ухе наушничком от плеера именно по этой специальности, во благо своих присных, и дурил честной народ.

До Котласа мы добрались без приключений. Лишь облаченная вся в черный кожаный наряд Галина в дороге наконец раскрыла мне, кого ж мы едем возводить в депутаты Архангельской облдумы. Звали его Павел Григорьевич, в прошлом — полковник КГБ, потом попал в ельцинское окружение, откуда был назначен полпредом президента по Архангельской области. Но скоро вошел в конфликт с губернатором Ефремовым — и выставил свою кандидатуру на губернаторских выборах. Проиграл — и переехал вновь в Москву. Там записался в патриоты, но через 4 года выписался из НПСР, чтобы пойти на нынешние выборы.

"Но Паша, — доложила мне еще Галина, — по своей природе страшный врун. На прошлых выборах наврал всем, что работал в контрразведке — а конкуренты выудили, что работал по диссидентам и лично спек своего друга писателя Азадовского. Из этого сделали на него мочиловку — и крыть было нечем. С Ефремовым они дружили чуть не с детства, но двух месяцев вместе не проработали, как Паша кинулся бороться за его кресло. То есть он еще по природе и предатель. Хочет он стать депутатом, чтобы идти снова на губернаторские выборы — и не может удержаться не болтать об этом. А люди сразу смекают, что он лезет в думу не их интересы защищать, а для своей карьеры… Короче, нам досталось редкое дерьмо, но я не имею права перед теми, кто за него платит, дать ему второй раз проиграть. Урою гада, но он у меня станет депутатом!"

— Мать! Сдай наган! — проорал в тон нашей чернокожей комиссарше Костя.

В КОТЛАСЕ МЫ поселились в одной из снятых на период выборов квартир, где нам сперва пришлось ютиться в тесноте: я с Эдиком в одной комнате, мать с Костей — во второй. Кстати, я уже как-то усомнился: мать ли в самом деле Косте эта мать? Больно уж казалась для великого ребенка молода — да и ни капли не похожей на него. Эдик мне и раскрыл, что это у них просто такая заморочка — чтобы Костя мог, не разлучаясь с путеводной материнской грудью, кадрить по кабакам и прочих баб своим лихим: "Чай, кофе, потанцуем?"

Еще за первые три дня я вот что разузнал о нашей агитгруппе. Делилась она надвое: на черную кость — местных; и на белую — нас, прикативших со своим высоким креативом из столицы. Наехало нас, белых, с дюжину: политтехнологи, статистики, назначения которых я до самого внезапного конца кампании опять же толком не постиг.

Статистики, две Ленки, фирменно и одетые, и говорившие, и презиравшие всех не себе подобных, — периодически выезжали в наш сельский округ пытать туземных бабок, за кого те пойдут голосовать. Потом день-другой обрабатывали данные: между затяжными перекурами у штаба набивали на компьютер. Я все подначивал со скуки их, когда на курительную лавочку подсаживался кто-нибудь из местных со своей невыгодной, против наших Мальборо "Примой".

— Лен, ты Иван Иванычу-то расскажи про креативну технологию! Про мониторинг — вишь, он сам спросить робеет, про электоральный срез!

Ленки только презрительно затягивались просвещенной "Мальборой", не мыслящей контакта с темной "Примой", — и точили на меня за это зуб.

Еще туманней была деятельность политтехнолога Лариски, заставлявшей аборигенов величать ее Ларисой Яковлевной. Она готовила какие-то еще электоральные таблицы — но для чего все это было нужно, если наша комиссарша Галя и так все знала назубок? Ее любимым выражением было: "Всех завтра выстрою — и чтоб летали мухой у меня!" А всякая попытка спора с ее фанатически упертым креативом, выжимкой из словоблудий популярных политических дельцов, приводила ее в настоящую истерику. В сердцах она мне сетовала: "Если б я еще писать умела для дебилов, ты б мне и вовсе был не нужен. Но, к сожалению, я так пишу, что академикам понятно, а быдлу — нет". Но она хоть как-то могла направить нашу склонную к разброду публику к какой-то, ей самой хоть ясной, цели.

А сладить с нашей белой костью, наделенной с вышины ее доходов прорвой самомнения, впрямь было нелегко. К примеру, от нашего жилья до штаба было ровно шесть минут ходьбы. Но чтобы попасть туда на ежедневный сбор в 10 утра, наша поднявшаяся с бодуна четверка могла прождать своей машины час, два, три и более. Я только заикнулся как-то, не пойти ль пешком, — как двухметровый Костя дико заорал: "Мать! Сашка беспредельничает, хочет нас пешком погнать!.."

Или мы раз позвали наших же к себе на ужин. Я вызвался его сготовить: часа два чистил, резал, жарил — и в запарке крикнул Эдику, слушавшему в кресле свой наушничек: "Эдик, тарелки вымой — и снеси на стол!" И вдруг он, чуть не до дуэли оскорбленный, мне: "Я тебе что, слуга?" Кстати он где-то с полкампании вообще остался без работы, поскольку по указке губернатора нам отказали в коммерческом телеэфире. И чтобы как-то оправдать свои 50 баксов в день, чуткий суворовец приладился к строительству с Галиной ее креатива: "Галь, а давай писать не "социальная защита всех незащищенных" — а как у Грефа: "адресная". Или, еще лучше, "гарантированная адресная"!”

Впрочем из нашей белой кости выделялся еще ушлый Миша, заправлявший тем, что называлось на жаргоне "пехота" или "ноги". Среди аборигенов надлежало выискать и грамотно построить несколько десятков человек, которые с доходчивой речевкой в пользу кандидата обходили непосредственно народ. Деревню за деревней, дом за домом — и пока я сочинял статьи для редких сельских грамотеев, а Эдик снимал мало достигавшие эфира ролики, — Мишкины пехотинцы заарканивали всех подряд.

И все же главную роль в нашем наезде на бедный сельских округ играл паразит совсем иного рода — компьютер. Наш гордый люд, как и ходить ногами, презирал писать что-либо от руки — все набивалось только на компьютере. Куда-то надо было завтра ехать — создавался сайд, открывался файл с сообщением, потом оно через дискету перекидывалось на другой компьютер, где был принтер. А так как постоянно то ломался дисковод, то кто-то выдергивал шнур от компьютера, чтобы поставить чайник, — на одну бумажку часто не хватало дня. И вся поездка тогда, по вине шибко извилистой оргтехники, срывалась.

Про подобный фокус мне рассказывал кандидат по соседнему округу Саша Тутов: "Раньше у нас в Котласе в депо сидел один начальник и при нем две секретарши — печатали приказы и вели все делопроизводство. Теперь там же стоят десять компьютеров — и уже десять человек при них. Используют их только как печатные машинки, слишком еще умные для нас. Поэтому вся волокита только выросла — и удорожилась на порядок. А народ при этом ходит без штанов".

Из местных же в наш штаб входили перво-наперво водители со своим транспортом, всего человек шесть. Они получали в день по сто рублей — хоть и черный, но все равно в голодном Котласе завидный хлеб.

Еще при штабе состояли активисты из туземцев, что готовили поездки кандидата по своим кустам, нанимали тамошнюю голь развешивать листовки и т.д. Ну и еще у нашей выездной кормушки пробавлялось энное количество людей: от безвылазно сидевшей за своим окошком бухгалтерши до всякой поденно и почасово служившей шушеры. И все они, словно прозябшие зимой, в бескормицу, лесные птахи, были беззаветно рады любой крохе с нашего халявного стола.

НА ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ нашего знакомства с котласскими кабаками, их меню, официантами и мизерными, по московским меркам, ценам — приехал наконец наш кандидат. Но прежде надо пару слов сказать об этих кабаках. Когда-то Котлас был довольно развитым индустриально городом. Но все пошло раздрайным прахом от крайне неудачно прокатившейся по области приватизации. С возобладанием во всем раздрайного своекорыстия убыточная чистка русла Северной Двины прекратилась — а следом умерло и прибыльное судоходство. Мелькомбинат взорвался от скопившейся в его пустотах мучной пыли. А мясокомбинат, получавший раньше даже международные призы, лихие частники сгубили показательней всего. Они сразу задрали на продукцию безмерно цены, всю прибыль вывели из оборота себе на карман — в итоге очень скоро обанкротились. И чтобы доскрести еще хоть что-то, все оборудование загнали прямо во вторцветмет.

Но когда город еще бурно рос и трудовито греб свою копейку, в нем строились с особой роскошью и кабаки: "Легенда", "Витязь" — под аппетиты гнавшихся по северам за этой трудовой копейкой их завсегдатаев. Но эти трудовые мужики с наивным шиком своих кутежей ушли сами в легенду. Однако зашли мы в главный, с колоннадой по фасаду, кабак "Витязь". За полсотней столиков с уже полуистлевшим красным бархатом, под потолком зеркальным — никого. Но все столы, как в ожидании последнего парада на "Варяге", полностью отсервированы. Мы наугад, из разных глав многостраничного меню сделали выбор — и все было принесено. То есть фанаты дела еще жарили по всей, в прямой ущерб себе, программе. Вот тебе и подкосившая все — но не все! — корысть!

Но эту старь уже ретиво побивал местный ультрамодерн — кабак "Аква", в который переделали больше не нужный городу речной вокзал. Там, в освещении какого-то искусственного ультрафиолета, показывали женский бокс с прослойками стриптиза. И традиционно непохабный северный народ запал на эту противообычную для него новинку с жадностью — каждый вечер в "Акве" был аншлаг. Хотя меня чуть не стошнило от запашистых прозвищ: Техасский Перчик, Канзасская Текила, — грязных пяток и неартистизма самопальных шоу-девок. Которые, чтобы кормиться и кормить детишек, за ту же сотню незеленых в день, как мне потом сказал их тренер, изголялись для поднявшихся на перекупке леса, вторцветмета и шмотья барышников...

Итак, на 4-й день к нам приехал кандидат Я сразу после знакомства в штабе попросил его о более подробной, в целях моего дальнейшего труда, беседе. И вот что услыхал от него самого.

Да, он служил Отчизне в КГБ — хотя в застойную эпоху был там даже вольнодумцем. Но есть черта, которую он не переступит никогда. Это — верность стране, на чем он и стоял всегда, даже в ущерб карьере, при бакатиных, гайдарах и других предателях. Да, с губернатором Ефремовым дружили — но тот в угоду Ельцину провел повальную приватизацию и развалил всю область. Еще Ефремов не устоял против наветов и интриг своих чинуш, желавших его ссоры с угрожавшим их махинациям полпредом. Тогда он отказался от своих полномочий и уже светивших генеральских звезд — и открыто вступил в выборную борьбу. Но выборы прошли нечестно — и укравший в них победу губернатор вынудил соперника покинуть область.

Затем он сошелся на идейной почве с патриотами из НПСР — но их хорошие слова, увы, не подкреплялись настоящим делом. Ради такого дела он и вернулся сюда — и не скрывает своих планов вновь идти на губернаторские выборы. Но не для личных благ — а во спасение несчастных земляков…

В общем, побеседовали мы очень от души — остались для меня неясными лишь два вопроса. Зачем он, если впрямь ттакой патриот, набрал по-черному пиарить на себя команду не патриотического явно толка? И второе: откуда и под какой в будущем возврат на эту черную команду у такого патриота деньги?

Но поскольку я подряжался не на раскопку низких истин, а на возвышающий заказчика обман, — то и вникать в это не стал. Уже довольно, что он за свою неясную монету декларирует хотя бы не противные мне взгляды, не придется чересчур кривить под них душой.

Но отсюда между мной и остальной бригадой, в лице, главное, Галины, и запало первое зерно раздора. Ближе к ночи этого же дня, когда мы после кабака продолжили пить дома, Костя с Галей снова взялись хаять кандидата: "Мать, ты слышала, что он сегодня Сашке говорил? Пора намордник дебиленку покупать!" "Я его завтра мухой выстрою! Чекист поганый! Всю жизнь врал — и врать не научился даже!"

Я это слушал, слушал — и говорю: "Твари вы низкие и циники! Раз уж легли под клиента — могли б хоть полюбезней скривить морды! Чем вы-то его лучше? Он врал — но хоть Родине служил! А вы врете — чему служите? Вот уж не Родине, и стыдно мне за вас!"

Я это все, конечно, молвил с долей пьяной шутки — но назавтра по какой-то легкой отчужденности в друзьях почувствовал, что, может, несколько перешутил. Но мы уже спешили в штаб, откуда скоро выехали кавалькадой, вместе с кандидатом, на первое знакомство с нашим округом. Но когда на следующий день я хотел снова ехать, Галина вдруг мне говорит: "А ты останься. Знаешь, у меня к тебе такое раздражение, что ты мне помешаешь. Извини".

Я чуть опешил — но уж раз ее рука была владыка над моим, как транспорт, нанятым трудом, безропотно остался.

Впрочем, я и за первый выезд успел с лихвой набраться впечатлений. Вышел я покурить из величавого когда-то, но ободранного лихолетьем клуба в селе Шипицино. Подходят ко мне два чумазых и по-беспризорничьи одетых пацаненка лет по десяти: "Добрый мужчина! Дайте, пожалуйста, на буханку хлеба!" С таким не свойственным оседлым людям попрошайничеством я встречался прежде лишь в исполнении нахальных цыганят — и выдал этим северятам слегка мелочи. Они тотчас кинулись в магазин, а я из-за колонны стал смотреть, что вынесут оттуда. Вынесли они конфету "чупа-чупс" и, как голодные волчата, стали рвать ее обертку — жуть смотреть!

А в клуб пришли на встречу с кандидатом одни женщины. Старухи, средних лет, даже одна с сосунком на руках — и с какой-то еще тлеющей в глазах надеждой, загасшей уже напрочь у мужиков. Наш лидер сперва силился развить ораторский задор — но подле этих и беспомощных, и все же тянущих на себе жизнь женщин скоро скомкал и Галинин креатив, и дикие здесь постулаты Грефа. Тогда женщины стали задавать вопросы — а на самом деле просто излагать свой лютый беспросвет.

Работы нет, транспорт не ходит, потому что людям нечем за проезд платить — а частный автопарк возить за так не может. Раньше, до истребления колхозов, пашни у них было 5000 га, теперь осталось 100. И платят в сельском производстве 50 рублей в месяц. Все рухнуло, даже рожениц в роддома не возят, нет бензина, и родят обратно в избах. Зато кто-то наводнил район отравой по 15 рублей за поллитру, которой прямо с изб торгуют день и ночь. И мужики, чтобы залить ей очумевшие от безысходности глаза, крадут и пропивают все.

Наш кандидат сначала от таких встреч просто терялся — но потом как-то обвыкся и уже бойчее пер на креатив: больница — разберусь; автобус — выясню; рабочие места открою, если выберете, и т. д. Меня же больше всего здесь поразила одна цифра, что назвал мне тот же Тутов. Оказывается, по статотчетности Сбербанка, на каждого жителя Архангельской области в среднем приходится денежной выручки по 50 тысяч долларов в год. Но кто хоть близко тут такие деньги видел?

И мне этих счастливцев скоро показали. Их отгороженные резервации с козырными особняками, "джипами" в районе окрестили "Царское село" и "Дворянское гнездо". А жили там примерно те же в прошлом мужики и бабы, как и те, чьим детям нынче даже комбикорма вдоволь нет. Просто при дележе страны счастливцы оказались при самой золотовалютной нашей газовой и нефтяной задвижке. И здесь контраст меж шейхскими оазисами при трубопроводах и остальной пустыней бил по голове куда сильней, чем в городах, — где глаз замылен толчеей людей, машин и зданий. О чем я после написал, говоря тем же жаргоном, "мочиловку" против нашего главного соперника газовика Зубахина: "Север черный и белый".

Когда она вышла, то принесла мне легкую славу среди местной черни, даже просившей подарить газету с автографом. Но это отступление от креатива окончательно взбесило против меня Галину, конфликт с которой у нас развивался так.

Не понимая поначалу, от кого все-таки должен будет изойти мой гонорар, я решил на всякий случай уходить от обострений с кем бы ни было. Но по законам конфликтологии чем больше кто-то перед кем-то поджимает хвост, тем агрессивней наступающий. Галина, сделав меня временно невыездным, затем заметила мне что-то уже матом, потом перематом. И когда ситуация уже грозила перегреться вовсе — в Котлас прибыл тот, кого давно все наши ждали и называли "папой".

Имя его было Леша, а функция — начальник выборного штаба. Ровесник нашей взрывной "маме", но при этом полный ее антипод. Он говорил всем "кисанька" и "лапочка", но сразу сделал пару вычетов водителям за опоздание — и все стали являться в штаб как-то живей.

— Наш кандидат, — выдал он нам сразу свою вводку, — человек по сути управляемый. Это и хорошо, и плохо. Можно заставить его говорить все, что надо, — но без страховки выпускать на публику нельзя...

Но главное, он, наконец, выдал всем набежавшую за эти дни зарплату, кормовые, — чем и помог мне в тот же вечер разрядить конфликт с Галиной. Только она мне снова что-то ляпнула — как я, уже не опасаясь за карман, отдал ей точно тем же. И отношения тут же исправились — ровно до следующей, уже по вине того же Леши, порчи.

С ним у нас отношения сложились сразу же на диво — несмотря на всю полярность взглядов и манер. Ехали мы как-то с ним и с кандидатом, зашла речь об одном литературном деятеле, и я привел его довольно смачное высказывание о грызне патриотической с жидовской прессой. И только Леша вышел, кандидат мне с видимым злорадством говорит: "Ну ты его приделал, аж всего перекосило!" "Чем?" "Жидовской прессой. Он же сам — кошерный жид, мацу на Пасху жрет!" Но в результате у меня лишь выросло недоумение: зачем же тогда нашему хрустальному герою-патриоту, крестившемуся в рамках креатива на всяк православныЙ храм, — такой блюдущий противоположную мацу начальник штаба?

После приезда Леши наша четверка перебралась в уже совсем комфортную четырехкомнатную хату. Правда, при этом Костя оторвался вообще в гостиницу, а его место заняла Лариска, долго убеждавшая меня, что при теперешней поганой жизни следует жить только для такого же поганого себя. Но прежде мне вручили наконец мой креатив, что Костя с Галей строили бессонными ночами на компьютере под не смолкавший до зари магнитофон. То есть, проще говоря, рабочий план с таким списком тем: "Патриотические бредни кандидата о России", "Местный лом в поддержку кандидата", "Интервью — возрождение судьбы потомков"...

Но тут нашей все как-то буксовавшей агитмашиной взялся порулить сам Леша, — и заказал мне свою, не по креативу, тему. Как только это узнала Галя, подняла на меня снова страшный лай: "Ты должен все задания от Леши принимать — но ничего не выполнять! А строить тебя буду я!" Я ей сказал: иди ты к Леше! И тогда она мне выдала в сердцах такую удивительную вещь: "Вы, идиоты, мне опять сольете кандидата! А знаешь, кто за него платит? Березовский!"

Было ль это в самом деле правдой, я не знаю; но если да — то вполне объясняло, почему при нашем патриоте короедствовал такой кошерный штаб.

ОДНАКО ИЗ-ЗА ДАЛЬНЕЙШЕЙ схватки меж моими командирами строить меня стало вовсе некому — и я снова двинул в округ с кандидатом, уже без Галины. В его задачу еще входило наведение контакта с местной сельской властью, которая нас принимала очень хорошо — но и соперников ничуть не хуже. Поскольку нищее село в пору предвыборной борьбы имеет шанс слупить с щедрых на посулы борцов и реальный шерсти клок. А именно: компьютер в школку, краску в коммунхоз, лес на сгнивающие между выборами потолки в учительских бараках.

Конечно, по закону — это подкуп. Но что делать, если нищета такая, что все живут лишь латкой одного-единственного дня. И не желают знать, что на мгновенные подачки щедрей те, кто шире этих нищих ободрал вчера — и часть добычи кинул на наживку для дальнейшего отъемного крючка...

Самой замечательной у нас была поездка в умирающий, как рыба на сегодняшней мели, Cольвычегодск — древнее гнездо знаменитого рода Cтрогоновых. Больше всего там по башке лупил контраст опять же — между могучим созидательным размахом предков и жизненным бессилием, на грани атрофии, их потомков. Строгоновы, выходцы из поморских крестьян, в XVI веке основали здесь свое настоящее государство в государстве. Расторговались на соли с лесом — и дальше, для строительства гнезда, завели у себя едва не все известные в их время промыслы и искусства. Сегодня от них остались два величественных храма. Один, заложенный родоначальником Аникой, в древнерусском стиле; другой — в крамольном "фряжском", потрясающий и ныне, через триста лет, своей гордынистой духовной новизной. Еще эти неугомонные купцы самовольно снарядили на завоевание Сибири Ермака, вчерашнего разбойника, — чем, кстати, поначалу возбудили гнев и ужас подозрительного Грозного. Но больше всего в этом поражает силища не их мошны, а духа: словили на своих торговых путях отпетого грабителя — но не оторвали руки-ноги, а перековали в своем созидательном горниле в героя и приумножителя родной земли!..

Все это, как великую, до слез, легенду, нам поведал главный хранитель местной старины Алексей Бильчук — еще довольно юный и горящий своим делом, как лампадка, малый. А уже поздно вечером мы пришли на встречу с сольвычегодской молодежью в дискотеку. Там, за накрытым для нас в задней комнате столом, вышел небольшой конфуз. Для украшения стола хозяева позвали самую очаровательную свою красавицу. Но допустили перегиб в любезности — когда стали усаживать рядом с ней кандидата, забыв про ее юного и ошарашенного этим мужа. Мне как-то удалось перевести неловкость в даже лестную для местных шутку, что Сольвычегодск — питомник красоты, с которой, вот, дуреют самые крепкие люди! За это сразу выпили, меня определили говорить и дальше тосты — и выход кандидата в подогретый своей свистопляской зал вполне удался.

В три ночи мы доехали очень довольные в гостиницу — и кандидат позвал меня еще испить с ним водки. И после пары рюмок говорит: "Слушай, а на хрена я учу эти креативы, от которых и меня, и людей тошнит? Видишь, главное с людьми — живой контакт: про баб, водку, про иконы говорили — и расстались лучше некуда. Так на хрена мне эта Галя? Кто она такая — сволочь, истеричка? Кто этот Костя? Чем он занимается? Кто эти Ленки все, Лариски? Давай я их всех выгоню, оставляю одного тебя, чтобы работал на меня реально — и реально получал. А Леша пусть организовывает транспорт".

Я эту очень лестную тираду выслушал — и говорю: ну нет! Я к этой банде подряжался, от нее свои четыре сотни уже получил — и дальше в любом случае останусь всем довольным. Когда б еще я в этот же Сольвычегодск попал и прочее? А если вам что-то не так — давите Лешу, я через него любые ваши установки выполню.

Назавтра я уехал писать отчет по Сольвычегодску, а кандидат, очень тепло со мной простившись, остался отрабатывать сольвычегодскую глубинку.

Через два дня берет меня в штабе за пуговицу Леша: зачем я наклепал на него кандидату, будто он крадет мой гонорар? Я рот открыл — не сразу смекнув даже, что так коварно можно было изолгать лишь те мои слова о четырех сотнях в пьяном, на исходе ночи, разговоре. И потому ответил с чистой совестью, что кандидат врет и я готов сказать это ему в лицо. Леша приуспокоился — а через день еще раскрывает мне всю хитрую игру нашего лидера. В новой их перепалке он от очной ставки со мной уклонился, но сказал, что раз уж завелись такие недоверия, распоряжаться кассой дальше будет сам. И вся наша машина забуксовала уже и по кассовой причине. За каждой выплатой сопровождавшим кавалькаду гармонистам, активистам надо было бегать к не сидевшему на месте кандидату. А для чего это было ему нужно — я, как и ряд других темнот во всем мероприятии, так и не понял.

ОДНОВРЕМЕННО одолевшая уже всю нашу свору свара достигла между мной с Галиной крайней точки. И чуткий Леша предложил мне выход: отселиться, вслед за Костей, в ту же никудышную гостинцу. На что я сразу согласился, поскольку как раз накануне познакомился на дне рождения у Тутова с местной красавицей Наташкой.

У нас с ней, прямо как в кино, под разразившимися белыми ночами с первого же взгляда вспыхнул самый пламенный роман. Она, со своим уже в 21 годик одиноким, но не опустившим носа материнством, предстала для меня каким-то светочем всего несчастного, обманутого на доверии народа, облапошивать который прибыли и мы. И потому при всей нашей неразберихе я просто взял и плюнул на свой никому не нужный труд. В 8 вечера, когда Наташка, уже отняньчившись с дитем, могла оставить его на своих родителей, мы с ней встречались — и расставались лишь наутро у ее калитки на отшибе города. И так за всю последнюю неделю я в темную часть суток даже не сомкнул ни разу глаз…

Но этот дивный, с белыми ночами и полными карманами гуляцких денег сон, чем для меня окончилось смущавшее сперва своим моральным дегтем предприятие — все тот же Леша и разбил однажды поутру. Взял меня в закоулке за ту пуговицу и говорит: "Вчера наш лидер объявил мне полное неудовольствие — и хочет сегодня колоть экипаж. Вопрос: вы, мастера культуры, с кем?"

Я повторил ему еще в Сольвычегодске данный мной ответ — и следом в нашей эпопее грянула вся кульминация. Белый костяк расселся в штабе, добросовестно пришедшую к разводу чернь услали за порог. Приехал кандидат — и с ходу начал строить нашу банду. Дескать народ разбаловался окончательно, устроил себе здесь санаторий — но за санаторий денег не дают. А потому он хочет лично разобраться, кто ему дальше и по какой таксе нужен.

Но наш народ, ошибочно за таковой сочтенный, хранил ответное молчание недолго. "Павел Григорьевич, — спокойнеше сказал один хмырь с неведомой мне даже номинально ролью, — на выборных кампаниях есть правило. За неделю до выборов кандидат рассчитывается полностью с командой — во избежание понятных осложнений по итогам. Если вы этого не знали, ставлю вас в известность. А если знали — то тем более внесите ясность”. А вот ты уж точно здесь не нужен! — сплеча обрубил, как разговорчики в строю, былой борец с крамолой. — Леша, потрудись, чтоб лишние нам тут не мешали!"

Но Леша, он же "папа", он же, с чьих-то уст, один из лучших в отрасли топ-менеджеров, на испуг не взялся: "Паша, лапочка, вопрос поставлен правильно". И дальше как-то очень грамотно, через разбор кампании, в которой был один просчет — с захватом кандидатом финансирования, закольцевал речь тем же: или сейчас же гонорар на всех — или все дружно говорят адью!

Лукавый вождь, поняв, что его клык нашел на камень, мигом сдал назад: "Друзья, не надо брать за горло! Леша, Галя! Вы же не можете меня так кинуть! Будут деньги — завтра, послезавтра; вышла накладка, но по сегодня ж получили все до одного!" "Кисанька, — ответил Леша, — люди работали и без зарплаты, но раз ты сам пошел на принцип, то не обессудь! Сейчас — или прощай!"

И тут вся наша санаторная команда, лишь коснулось ее основного принципа, явила ту железную непрогибаемость, которой лишен сроду наш прямой народ. Все по команде Леши дружно встали — и покинули уже насиженное и как-то враз осиротевшее пристанище. И я при этом совершенно ясно понял, что чем бы ни кончались промеж своры, или промеж разных свор все эти обуявшие страну побоища, — безрогой черни в них с гарантией не светит ничего.

Но жизнь слегка поправила мой грустный вывод. Хоть мы предательски и кинули вождя — штаб, с задержавшимся там утрясти гроссбухи Лешей, действовать остался. И кто-то уже в поезде сказал, что весь финал, возможно, был только разыгран вождем с топом. Чтобы при поражении на выборах оправдаться перед спонсорами предательством команды, а при выигрыше разделить между собой лишний гешефт.

Победил в нашем округе газовик Зубахин, за которым была и куда большая мошна, и вся поддержка губернатора. Но эти выборы в Архангельскую областную думу не состоялись в целом — из-за недостаточной явки избирателей. Которые на сей раз показали всем мошнам и сворам хоть не рог, так шиш.

автомобиль киа купить 9 с осаго

Игорь Смежный МОРЮ БУДЕТ НЕ ДО СМЕХА...

Рожденная литературным гением на Юге России красивая фраза: "А море смеялось" может вскоре надолго утратить реальный смысл. Безопасности мореплавания готовится нокаутирующий удар от чиновников, призванных эту безопасность защищать.

Как это может случиться? Очень просто. Например, огромный танкер, "под завязку" заполненный нефтью, подходит к причалу новороссийского порта "Шехарис". Погода зимой здесь, как правило, экстремальная: сильный ветер, высокая волна... Швартовка крайне затруднена и рискованна, но убытки от простоя растут в геометрической прогрессии, и морская администрация порта (МАП) посылает на борт лоцмана. Много раз в аналогичной ситуации все кончалось благополучно. Однако представим, что однажды фортуна отвернулась, махина танкера не погасила вовремя инерцию и медленно, но неотвратимо надавила на бетонную стену причала — и из пробоины в борту в "самое синее в мире" курортное море хлынули десятки, сотни, тысячи тонн нефти.

Или же представим другой вариант. О новороссийской "боре" знают все моряки. Жуткий ветер поднимает волны, которые начинают бить суда о причал — и их необходимо срочно отводить в море. Работа в экстремальных условиях требует точности, концентрации, быстроты принятия решений, которые вырабатываются многолетним опытом. У неопытного лоцмана подобная операция может и не получиться.

Представьте, что разразилась экологическая катастрофа, которая ударила миллиардными убытками по государственному бюджету. В один момент рухнули стратегические деловые связи, конструктивные партнерские отношения на суше и на море. На несколько сезонов иссяк поток туристов. В уныние и мрак превратилась жизнь местных жителей. Пока эта картинка относится к разряду черных фантазий, но, к сожалению, может стать реальностью уже в конце текущего года.

Возможность подобных происшествий является следствием того, что разрушено самое важное звено в системе обеспечения безопасности движения в порту — лоцманская служба. И теперь в российских портах лоцманом может работать вовсе и не лоцман!

В России сегодня насчитывается порядка четырехсот морских лоцманов. Моряки говорят, что настоящий лоцман, подобно жемчужине, "выращивается" 20-30 лет.

В начале 90-х годов опытные профессионалы начали избавляться от плотной "опеки" коммерсантов, зарабатывавших на безопасности морских перевозок. Сначала в С.-Петербурге, а затем и в других морских портах страны появились лоцманские организации, управляемые самими лоцманами. В 1994 году возникла Ассоциация морских лоцманов России (АМЛР). Сегодня она объединяет более 300 профессионалов проводки, средний лоцманский стаж каждого из которых составляет около 14 лет. Организации, входящие в АМЛР, успешно действуют в 13 морских портах России, осуществляя лоцманские проводки более 83 процентов судов во всех портах страны.

В феврале текущего года возник конфликт в Новороссийском порту. Руководство АМЛР освободило от должности начальника местной лоцманской организации и назначило на его место другого человека. С этим внутренним кадровым решением неожиданно не согласился начальник морской администрации порта Новороссийска Попов. Не будем вдаваться в перипетии многомесячного сражения. Суть же его заключается в том, что руководящий чиновник с молчаливого одобрения Минтранса одним росчерком пера уничтожил все традиции, идущие со времен Петра I. Он запретил работать в "своем" порту негосударственным лоцманам и создал новую лоцманскую службу при своей администрации. В отличие от прежних профессионалов со средним стажем в 12 лет, в новой лоцманской службе проводкой судов занялись новички, практически не имеющие лоцманского стажа. Как следствие — в порту уже произошло немало мелких ЧП. Хотя до серьезных инцидентов, к счастью, пока не дошло, причиненный ущерб уже составил более двух миллионов долларов. Не нужно забывать, что летом Черное море ведет себя весьма миролюбиво, опытные капитаны справляются со швартовкой и без точных лоцманских указаний. Совсем по-иному дело будет обстоять, когда начнут дуть осенние ветры.

Сейчас в разных инстанциях арбитражного суда находится в производстве около 60 дел, которые условно можно объединить под одним названием "Новороссийские лоцманы против коррумпированного чиновничества". Будем надеться, что здравый смысл и закон восторжествуют. Но дело не только и не столько в новороссийском конфликте. Сегодня под угрозой само существование ассоциации морских лоцманов России.

У чиновников Минтраса есть намерение запретить лоцманам АМЛР работать не только в Новороссийске, но и в других крупнейших морских портах России: Архангельске, Владивостоке, Санкт-Петербурге, Туапсе...

"Мы не пропадем, — считает президент Ассоциации морских лоцманов Владимир Егоркин. — Наши профессионалы будут востребованы в зарубежных портах и в различных коммерческих структурах. Но с чем останется государство, если из имеющихся на сегодня в России 400 высококвалифицированных лоцманов "выпадут" 300 специалистов, состоящих в АМЛР? Кто ответит за уничтожение национального лоцманского корпуса страны, признанного и уважаемого во всем мире? Не хочу быть черным оракулом, но при сложных лоцманских проводках, осуществляемых "зелеными новичками", экологическая катастрофа будет грозить не одному порту".

Конфликт между интересами негосударственных лоцманов и чиновниками вроде бы вполне вписывается в "наведение порядка", осуществляемое сейчас президентскими и правительственными структурами. Но лоцманы ничего не приватизировали, кроме своего мастерства, труда и таланта. И отлично работали, гарантируя безопасность мореплавания. На наш взгляд, надо ценить их государственный подход и поддерживать против лукавого чиновничества, а не расширять опасный новороссийский эксперимент. Иначе... читай сначала.

Игорь СМЕЖНЫЙ

пусковые конденсаторы 10 для ламп

Александр Лысков ПОТРАВА

В самые глухие годы ельцинизма — 1991-97 гг. — один из районов Тульской области, Чернский, процветал. На его территории, словно совсем в другом государстве, кипела жизнь. На пустырях возводились жилые поселки, животноводческие фермы, магазины, клубы, библиотеки, школы. В Черни и окрестностях — физкультурный комплекс по европейским стандартам, современный автоматизированный кирпичный завод, завод ЖБИ, лесопилка, больница, многоэтажные жилые дома, километры бетонных дорог, в заброшенных деревнях селились колонии духоборцев и молокан, десятки фермеров внедрялись в незанятые хозяйственные ниши.

Статистика убедительно подтверждала: в район приезжало и укоренялось в нем намного больше, чем уезжало. Население выросло на 2,5 тысячи человек, как нигде в Тульской области.

Теперь-то уж точно можно сказать, что волей одного человека и его команды — главы администрации Виктора Волкова — в Черни как бы продолжалась, эволюционизируя, славная история СССР, вырисовывались контуры китайского варианта реформ в отдельно взятом районе, осуществлялся плавный переход из одной общественной формации в другую.

На примере нынешнего чернского запустения понимаешь, что СССР как оптимальное жизнеустройство на данной территории умирал мучительно и долго, а не в одночасье Беловежского сговора. Его удушали повсеместно мелкие политики губерний и районов, как ни странно под видом его сохранения, и многие — под красным флагом.

На примере Чернского района видно, что пришедшие к власти в районе после Волкова люди, произнося слова о благе и справедливости, заручившись голосами на выборах, произвели грандиозный хозяйственный развал. Запущенный ими процесс упадка еще долго будет мучить жителей этого района и после того, как нынешние "руководители" , разыгравшие политический фарс, сойдут со сцены.

Четыре года после того, как был изгнан из Черни Волков, хозяин по призванию и таланту, строивший анклав благополучия в океане разрухи, в районе свирепствует, по сути, ельцинизм, теперь уже агонизируя.

Если при Волкове газифицировалось 90 тыс.кв.м. жилья, то без него — 8 тысяч.

Во времена Волкова на полях района содержалось 37 тыс. голов крупного рогатого скота. Теперь — 9 тысяч.

При Волкове район собрал 600 тыс. тонн зерна. Без него — 100 тысяч.

Волков — несокрушимый с виду и по духу человек. Рос десятым ребенком в семье местных крестьян. Чтобы пойти первого сентября в школу в ботинках, вынужден был наторговать на станции Скуратово соответствующую сумму на продаже яблок из сада. С детства, хотя бы и в развитом социализме, жил на хозрасчете, знал цену копейке и умел ее добыть. Вышел в люди из самых низов русского народа. Воспитан русской литературой — земляками Тургеневым и Толстым. Поставил им за это памятник, придя к районной власти. Останется в памяти земляков и многих русских писателей легендарным проповедником их творчества, организатором небывалых народных праздников на Бежином лугу, в сохраненных им от разрушения помещичьих усадьбах. Тогда же он понял, что земляки-классики с мировым именем могут поработать на благо района. Этот мощный культурный капитал стал как бы стартовым для бурного развития района при Волкове. Под залог этого капитала он, как никто другой, сумел привлечь в Чернь огромные инвестиции из различных московских министерств.

Умел таким образом представлять район в Москве, что пять раз правительство страны выпускало постановления по Чернскому району, — заметим, — району, а не области или региону. Чернь была признана базой для переселенцев.

Волков — рисковый деловой человек, свой среди своих. Натура широкая, неугомонная. Память о нищете детских лет, скученности житья впроголодь большой семьи не отпускала его. И он в одном поколении решил проблему укрепления рода Волковых — к сорока пяти годам построил в Черни хороший кирпичный дом для своей семьи. Широта и смелость натуры выразилась и в здании: два этажа с мансардой. Французский проект. Глянешь — и порадуешься за русского человека. Одному из нас стало жить лучше. В народе стало одной благополучной семьей больше. Значит, и народ стал богаче.

Этот дом возненавидели те, кто предпочитал для страны абстрактные блага. Кто мыслил категориями военного коммунизма, не высовывался и не затруднял себя хлопотами об усовершенствовании быта собственного семейства( а строительство дома — это десятилетие хлопот день и ночь). Позавидовали Волкову черной завистью, стали травить, насылать на него комиссии с проверками, заставлять давать отчеты, где взял стройматериалы и почем. Ни одна проверка не обнаружила ни одного нарушения. Но нападки продолжались. Публиковали мелкие, язвительные статьи "Известия", науськивали на Волкова, намекали на что-то, ерничали. В районе подбиралась антиволковская партия — с перспективой занять его место в администрации Черни, с теневым кабинетом, с дележкой портфелей в случае смещения Волкова. Три года он сопротивлялся, доказывал, что не верблюд. А потом не выдержал и уехал в Москву, закончил Финансовую академию. Нашел себя в столице, реализовался как личность. Талантливый человек нигде не пропадет. Зато пропала Чернь без Волкова — вот к чему я подбираюсь.

Недавно пришлось побывать в тех местах, на тех ключевых объектах Чернского района, созданных усилиями Волкова, дающих или обещавших в скором времени давать сотни рабочих мест, достаток, будущее многим людям, повторимся еще : кирпичный завод, карьер, лесопильный цех, пионерский лагерь, ферма на 6 тысяч голов, физкультурный цент, — согласитесь, уже только этот перечень оъектов предполагает благополучие социума.

Старый и новый кирпичный завод в Черни рядом, невдалеке от выработок глины — этого сырья в районе вдоволь. И кирпичный завод в городке, стоящий вдали от железных дорог, провинциальном, брошенном самой нашей историей на самовыживание с самого своего появления, — спасение для него. Свой дешевый кирпич по льготным ценам в рассрочку планировал Волков отпускать землякам, чтобы строили дома, такие, как у него. Кирпичом торговать намеревался. С кирпичного завода налоги в бюджет собирать. И завод — великолепное, выставочного образца здание из легких алюминиевых блоков — встал на пустыре.

Захожу внутрь. Новенькое, крашеное оборудование установлено в порядке технологической цепочки. Вон там должны бы загружать сырье, а здесь готовый кирпич складывать на поддоны. Все механизировано и автоматизировано. В стеклянном помещении диспетчерской горит лампочка. Там должен быть сторож. Но никого нет, сколько ни кричи. Потому сразу становится заметным оторванные коробки пускателей, отвинченные кожухи электродвигателей, приготовленных, как рассудил провожатый, для дальнейшей разборки и добычи из них цветного металла. Зачем-то сняты и крышки огромных подшипников на редукторах. И сами стены завода — в прорехах. Взламывают панели, вырывают алюминиевые листы из стен. На всем — толстый слой пыли. Три года без Волкова пылится. С тех пор как выжили его, самая большая вина которого состояла в том, что он "связи в Москве имел и деньги для района выбивал", и на эти деньги строил этот кирпичный завод. А скажите, какой деловой человек, даже в самые кристально чистые годы социализма (а были ли такие?), не имел "связей"? Это же хлеб любого хозяйственника: умение отыскать, вычислить нужного, влиятельного человека, найти подход, заговорить, чтобы симпатия возникла, потом, если надо, "насесть и не слезать" до победы, доказывать, убеждать, звонить, встречаться. В этом и состоит профессия администратора. И Волков поплатился по большому счету за свой высочайший профессионализм на почве низменной зависти.

Была же Леди Макбет Мценского уезда, соседнего с Чернским. Нашелся и свой, местный Сальери — нынешний глава администрации Степанов, организовавший с подручными травлю Волкова три года назад, выживший его из района и опустивший это территориальное образование России до нищеты. Учинивший потраву, так ему, завзятому охотнику, будет понятнее.

ЕДЕМ НА РАЗБИТОМ "УАЗИКЕ" моего старого знакомого в щебеночный карьер, пущенный во времена Волкова. Щебенки под Чернью полно. Скалистые породы только слегка покрыты дерном. Минут десять езды до карьера. Дорога к нему от магистрали проложена бетонная. "Жалко дороги, — говорит мой возница. — Лисы теперь по ней только бегают. Хорошо, что мы тогда в нее асфальт хоть не вбухали". И с досадой умолкает, сам изумленный тем, как извращается хозяйственная мысль о земном благе в новых условиях. Вот радуется, что не покрыли асфальтом. А при Волкове, наоборот, радовался, если бы покрыли.

Оставляем машину на подъезде к карьеру, подходим к разгромленной электрической подстанции. Только фундамент остался да стены. Трансформатор выпотрошен. Опять же добывали цветной металл из трансформатора мужики , которые при Волкове добывали щебень в карьере.

Поднимаешься на холм, наполовину срытый экскаваторами, бравшими камень на дробление. Только птички поют в карьере. Нет экскаватора. Да и всего остального оборудования тоже: дробилок, транспортеров, грохотов. Вырвано с корнем и спущено за копейки безработными. Даже фундаментные блоки вытащены из глуби земной и увезены расторопными мародерами в неизвестном направлении. Стоя над могильником, вспоминаем, что в Черни, как нигде поблизости, можно купить бетонные дорожные покрытия по очень низкой цене. Не поверите — по десять рублей за штуку. Подгоняйте грузовик. Мужички вам привезут еще тепленьких, только снятых с насыпи, с дороги, ведущей в поселок молокан. Разбирают дорогу, построенную Волковым, и продают. Ибо администрация в районе теперь исповедует бескорыстность, и вообще, легкое, охотничье отношение к жизни.

Едем на асфальтовый завод.

При Волкове весь район был покрыт внутрихозяйственными дорогами. Теперь их даже и не ремонтируют. Нечем. От асфальтового завода остался только бункер, полный палого березового листа. Подъездные железнодорожные пути заросли бурьяном. Ни к чему дороги в дальние поселения. Зачем суетиться и грудью вставать против запустения исконно русских земель, как делал Волков. Теперь в моде у районной администрации философское отношение к жизни. Сам живу в домишке-развалюшке (демонстративно затрапезный домик у Степанова), в пиджачке хожу с обтрепанными рукавами — любит под нос совать бабкам, прорывающимся к нему в кабинет за милостыней. И ничего. Главой стал! Заочный техникум закончил. (А кто не знает, как учились в таких техникумах, да еще заочно, директора ресторанов). В общем, не дергайтесь, мужики. Всем один конец — и хозяйственному Волкову, и мне, охотолюбивому.

К вопросу о философии. Какова теперь у нашей жизни мерка? Где она хороша и где плоха? А человека, ответственного за нее: хорош он или плох? Так получилось в нашей истории, что теперь самим наличием этой самой жизни все и измеряется. Где крутятся колеса, шестерни, валы, капиталы — там жизнь и хороша, там и начальник хороший. А где все стоит — наоборот.

А в Черни, как, впрочем, и во многих, еще далеких от Москвы наших землях, с подачи нового главы администрации жизнь продолжает измеряться по такому критерию: кто меньше принципами поступился, тот и хорош. Все ведь, мол, в партии состояли. По такому критерию Волков плох. А Степанов, естественно, должен считаться образцом районного вождя. Хотя он в смысле отступления от принципов такой же грешный, как и все остальные. Но об этом ниже.

А если уж о принципах, то в чем они? В том, что поля зарастают самосевом и превращаются в охотничьи угодья. В благо для зверья. И для "зверья" с автоматами и карабинами на вездеходах, против которого воевал когда-то Волков, будучи у власти в районе, и которые теперь вольно орудуют в этих диких прериях с разрешения главы администрации и при самом активном его участии.

Для справки. На личном счету охотника Степанова 700 кабанов и 250 убитых лосей! Какая кровища!

Не слишком ли это мало для главы района — умения обращаться с охотничьим ружьем. Но и в этом деле, несмотря на меткость стрельбы, Степанов дилетант-любитель. Району-то от его охотничьих талантов ни тепло, ни холодно. Вот если бы он был настоящим охотником-профессионалом, то он бы построил гостиницу, зазвал бы богатых, и мягко, и непринужденно на фоне среднерусских пейзажей заставил их раскошелиться в бюджет, тогда бы он хоть в своем любимом деле поднялся выше бытового уровня. Тогда бы его хоть нельзя было укорить за удовлетворение своей личной страсти за счет общенародной собственности — чернских лесов.

Тургенев с Толстым, конечно, тоже были охотниками, тоже зверье били в здешних краях, но они еще и романы писали, то есть вносили посильный вклад в национальную копилку. Так ведь они были — баре! А "бессребреникам"-то партийным сам Бог велел.

Припомнив Толстого и Тургенева, прервем на время экскурсию по раскопкам волковской цивилизации. Сменим опять легкий, а в чем-то и легковесный стиль путевого очерка на основательный, коим с успехом изъясняются деловые люди. Без цифр с фактами не обойтись в этой попытке оценить жизнь на куске русской земли, называемой Чернским районом.

К нам в редакцию пришло письмо, которое и позвало в дорогу, — из чернского акционерного общества "Бежин луг", крайне ненавистного как главе администрации Степанову, так и обслуживающему его, принципиальному партийцу, корреспонденту либеральных "Известий".

Что до нас, то мы это письмо с удовольствием публикуем.

"В 1991 году при участии главного редактора журнала "Роман-газета" председателя Союза писателей России Валерия Ганичева было создано одно из первых в бывшем СССР акционерное общество "Бежин луг" . Мы ставили целью привлечение в район с убыточной экономикой инвестиций, капитала. На наше предложение откликнулись десятки предприятий и сотни будущих акционеров. На полученные от них средства мы сформировали уставной капитал, который направили на оживление экономики и культуры района. Прошло десять лет. Мы подсчитали, что за время существования "Бежин луг" оказал услуг и создал материальных ценностей на сумму боле 14 миллионов рублей. Организовано предприятие, которое газифицировало более 500 квартир, построило десятки газовых распределительных сетей. В настоящее время мы строим объекты в пяти районах области и в самой Туле.

Введено в строй более 2 тысяч квадратных метров жилья, организовано производство собственных строительных материалов, столярных изделий. Мы принимали активное участие в обустройстве беженцев и переселенцев — до пяти тысяч человек. В бюджет перечислили более 2,5 миллиона рублей налогов и отчислений. Условно говоря, обеспечили пенсией, зарплатой несколько тысяч человек. Каждый работник акционерного общества "Бежин луг" своим трудом прокормил по десять бюджетников.

Благодаря существованию "Бежина луга" население Черни крепко связано с выдающимися государственными людьми, деятелями культуры. Совместно с "Роман-газетой" мы издали восемь номеров толстых журналов, выпускаем книги.

Вроде бы надо радоваться. Но наша работа как кость в горле главе дотационного образования "Чернский район" Степанову, который, придя к власти в 1997 году, первым делом призвал акционеров выйти из нашего общества и обратился в правоохранительные органы с письмом о расследовании нашей финансовой деятельности. Три года проверок ни к чему не привели, не было выявлено никакого криминала. Не было также создано никакого альтернативного нашему предприятия, что как бы могло объяснить рвение главы администрации по искоренению "нехороших". Вообще все три года, которые Степанов находится у власти, он только тем и занимается, что ищет врагов, "жуликов, обокравших народ", но все почему-то неудачно.

Длительная работа Степанова в торговле, вероятно, наложила отпечаток на его психику, тем более, что в тот период своей жизни он исключался из партии. На него дважды заводились уголовные дела. Последний раз он ушел от ответственности в 1991 году, когда ему была посвящена статья в районной газете "Котлеты с дробью". Будучи охотником, он свежевал убитых лосей и кабанов в ресторане "Скуратовский", где был директором, и из мяса делал барыши.

За три года своего правления он придушил хозяйственную жизнь в районе. Сначала развалил свой "родной" ресторан "Скуратовский", которого теперь нет и в помине, потом в частные руки продал некогда известный на всю округу кондитерский цех на станции..."

ДАЛЕЕ В ПИСЬМЕ ИДЕТ ПЕРЕЧЕНЬ "подвигов" Степанова, в котором значатся и кирпичный завод, и асфальтовый, а также и прочие объекты, на которых мы с вами еще побываем.

А пока перекусим в придорожном кафе "Орлик", недалеко от Черни, побудем свидетелями разговора хозяина и моего спутника на тему того самого упомянутого в письме кондитерского цеха на железнодорожной станции.

— Слушай, он 15 тысяч заплатил. (Он — это новый залетный хозяин. — А.Л. ) Да чем этот цех, я бы лучше за такие деньги палатку в Москве купил, — говорил хозяин кафе.

— Как узко ты мыслишь! Палатка в Москве для тебя — верх мечтаний. Давай рассудим так. 15 тысяч — это что? Это одна подержанная машина. То есть это — копейки. А что мы здесь имеем? Ты вдумайся, если бизнесом интересуешься. Здесь — цеха, склады, земля, рядом — железная дорога. Вот ты на Москву нацелился. А скажи мне, почему все крупные компании рвутся на периферию? В Сингапур, Гонконг, в Азию, в Африку? Не знаешь. Я тебе объясню. Там дешевая рабочая сила. Для московских ребят Чернь — это Гонконг. Они здесь производство раскрутят и оно будет эффективным за счет крутой эксплуатации. Вот ты сколько платишь официантке?

— Сто рублей в сутки.

— Ага, значит пять рублей в час. А ты знаешь, сколько ты ей должен платить в Москве? В пять раз больше!..

Они еще долго обсуждали акт покупки заброшенного предприятия варягами и единогласно сошлись на том, что это очень выгодная для москвичей сделка. И возник между ними вопрос : почему администрация района сама не организовала производство на более выгодных для жителей Черни условиях, с меньшей степенью эксплуатации, коли уж каким-то боком эта администрация прислонена к коллективистской идеологии? Почему явно просматриваются “торгашеские” замашки: продают ресторан, продают гостиницу?.. И ответ был дан такой : никто из местных оборотистых людей не возьмется за организацию производства, любого дела в этом районе, потому что ему не дадут развернуться борцы с "жульничеством".

Приехал в Чернь сорокалетний отставной полковник — полный сил и желания послужить на благо Родине — он отсюда в армию уходил. И при Волкове нашлось для него перспективное дело: восстанавливал пионерский лагерь в прекрасном сосновом бору — под дом отдыха, под гостиницу для богатых заезжих охотников. Не стало Волкова, и у полковника не стало будущего. Он долго мыкался в поисках приложения сил. Я его застал уже в таком настроении : " Если бы не мать-старушка, — говорил он, — то давно бы отсюда свалил. Такое болото!"

Перекусив в кафе, продолжаем экскурсию по местам былых успехов.

Въезжаем на территорию огромного животноводческого хозяйства. Шесть коровников, и в каждом было по тысяче голов, кормившихся с чернской земли. Сотни крестьянских семей получали доход со стада. Теперь и тысячи голов не насчитывается. Помещения разрушены.

ВЫ СКАЖЕТЕ — ПО ВСЕЙ СТРАНЕ ТАК? И во всем виноват Ельцин? Он открыл границы. Хлынул на нас поток дешевых продуктов. Задушила конкуренция. Скажете — и сразу попадете в поле действия морально-оценочных критериев господина Степанова. И если не насторожитесь и не вырветесь из этих стереотипов, удобных для бездельников, то так и пропадете сами, и Россию запустите под охотничьи угодья.

Волков строил молокозавод, мелькомбинат. Как это делали все настоящие хозяева в разных сельскохозяйственных уголках нашей страны в эти тяжкие времена. Создавали продовольственный подпор Западу. И завернули-таки товаропоток в нужном направлении. Именно благодаря таким людям мы сейчас потребляем 90 процентов отечественного масла и молока. А Волкову не дали сделать так же. Замордовали мелочными придирками и крупной завистью. Выжили.

Не дают в Чернском районе земли духоборцам, переселенным лично Волковым из недружественной Грузии. Сам он гонял за ними колонну грузовиков и автобусов, сам командовал переходом. Сам устраивал на новом месте, пополняя народонаселение вверенного ему района. "А я вас сюда не звал", — говорит им теперь Степанов. И работящие люди уезжают за пропитанием в Москву. Присматривают себе другие районы для жительства.

Ни разу не побывал Степанов у единственного в районе Фермера. Намеренно пишу с заглавной. Для него это чуждый элемент с "идеологией частного собственника". Классовый враг. 700 гектаров нахватал. Два зернохранилища воздвиг. 10 тракторов заимел. Три комбайна. Это все волковские кадры. Когда-то семнадцать парней из Тимирязевской академии привез Волков на родную землю. Хозяйствуйте. Помогал чем мог. И вот после естественного отбора остался один. Но зато какой! Один заменяет целый колхоз. Укоренился. Развился. Стал самостоятельным, умным русским хозяином. Но — "не нашим человеком" для Степанова, не желающего поступиться "принципами".

Любимый “принцип” — игра в кадры! Идет череда бесконечных назначений и срывов руководителей с мест.

Развал исторически сложившейся территории Чернского района — тоже один из “принципов” Степанова. Он устраивает свое, личное, маленькое Беловежье: делит территорию, раздает направо и налево — шесть хозяйств соседнему Арсеньевскому району. Шесть — Каменскому, Плавскому. Кто еще желает?

Всего этого будто не замечает администрация Тульской области, создавая впечатление соучастия.

А Волков — частый гость на родине. Я радуюсь его прозорливости. Вот не испугался, построил себе дом в отчем краю. И теперь есть, где заночевать. Поддался бы Степанову — к друзьям на постой просись.

Дом у него на пустыре, в овраге. Так поставлен, чтобы не отрезать от чернозема кус под застройку. Для укрепления склона Волков сажает на нем деревья. 2000 стволов в честь уходящих годов уже перезимовали. Теперь вкапываются еще три тысячи саженцев — в честь третьего тысячелетия.

Наша компания предлагает искусственный камень кориан 11 по приемлемым ценам.

Евгений Крылов ПОД ПРИЦЕЛОМ

ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ радетели "общечеловеческих ценностей" бросаются доказывать нам невыгодность и бесперспективность содержания Курильских островов в составе России. Рассмотрим лишь некоторые аспекты так называемой "невыгодности" Курил.

Остров плотно насыщен источниками минеральных вод — горячих и холодных. Среди хаотично нагроможденных скал, поросших буро-зеленоватым мхом, среди участков зыбкой топи, предательски сокрытой плотным ковром гибкого бамбука, и прямо на морском берегу, обрамленные обломками скальных пород, густо парят, выходя наружу, сильно-кислые воды, щедро окрашивая окружающую почву во все цвета радуги. Горячая, необычайно плотная вода, не замерзающая зимой, ласково принимает уставших, вымотанных тяжелым физическим трудом людей. Горячий бурлящий ток воды тысячами раскаленных игл входит в каждый миллиметр кожи, ввергая человека в блаженное чувство запредельной расслабленности на атомном уровне. Гигантский, дрожащий в струях холодного воздуха лимонно-серебристый шар Луны неспешно плывет, цепляясь за верхушки горбатых сопок, бросая мириады лунных клинков-отсветов на выпуклый темный щит моря, глухо разбивающего мерные волны о береговую полосу. Сидеть в горячей серной воде больше 15 минут не рекомендуется — велика нагрузка на сердце. В санатории "Жаркие воды", расположенном вблизи поселка Рейдово, опытные медсестры вели карты учета, строго следили за температурой воды и состоянием пациентов. Сказочная тишина каплевидной долины, где располагался санаторий, первозданная природа и теплое отношение обслуживающего персонала творили чудеса. Люди молодели на глазах, забывая про груз многочисленных болячек. По своему содержанию термальные воды острова Итуруп идентичны водам на таких месторождениях, как Кульдур, Тальское, Горячинское, Хаджи-Оби-Гарли, Начики, Паратунка, Джермукские, Исти-Су (Кавказ), Аршансеин (Прибайкалье), Оксинские и Пущинские (Камчатка). Перегретые термальные источники имеют аналоги в Японии, Новой Зеландии, Исландии. Сероводородные воды острова физиологически более активны, чем сульфидные воды курортов страны, таких, как Хиловские, Кемери, Арчманские, Сергеевские и Мацестинские. Воды острова также пригодны для внутреннего употребления и подобны по составу таким типам вод, как воды Малкинского, Арзминского, Минского, Алма-Атинского, Обуховского и Друскининкайского типов минеральных вод.

Итуруп имеет даже родоновые источники в районе речки Кипящей. Сероводородные источники успешно лечат суставы (артриты, полиартриты), последствия травм и ранений, заболевания периферической нервной системы (радикулиты, плекситы, невриты), кожные заболевания (псориаз, экзема, дерматит), заболевания сердечно-сосудистой системы, органов опоры и движения, гинекологические заболевания. Питье минеральных вод успешно лечит хронические гастриты с секреторной недостаточностью, хронические колиты, хронические заболевания печени и мочевыводящих путей, хронические панкреатиты, болезни обмена веществ (сахарный диабет, мочекислый диатез, оксалурит).

Максимальная концентрация на небольшой площади разнообразных минеральных вод, обилие зелени и чистота воздуха создают великолепные условия для санаторно-курортного строительства. На Итурупе воплотилась в реальность сказка о живой и мертвой воде. На вертолетах, гусеничных тягачах, на судах и пешком, с трудом продираясь сквозь густые бамбуковые джунгли, осторожно ступая по узким выступам над головокружительными пропастями, люди спешили к чудо-источкам. Расплывалось в широкой улыбке лицо известного на всю страну художника и скульптора, друзья привезли его на остров в состоянии сильнейшей депрессии, связанной с переломом ноги. Блаженно ухали матерые рыбаки, боль покидала истерзанные тяжелым трудом тела. Бесшумно появилось на поверхности бурлящей воды лицо литовца-туриста, он отбился от своей группы, заблудился и 4 дня просидел в яме, которую вырыл сам, накрытой огромной каменной плитой, вокруг ходил свирепый медведь, то и дело пытающийся познакомиться поближе с незадачливым туристом. В его поисках участвовали 7 поисковых групп. Растянувшись в длинную цепь и стреляя из ружей, островитяне перевернули буквально каждый камешек в районе поиска — и литовца нашли.

ВОДЫ ОСТРОВА — национальное достояние России, это жизнь без болезней, долголетие, улучшенная работоспособность. Но Итуруп богат не только источниками минеральных вод. На острове обнаружены крупные месторождения алюминия, водорода, меди, свинца, цинка, мышьяка, железа, кремния, урана. Залежи титано-магнетитовой руды находятся на поверхности почвы, вперемешку с белоснежным песком. Руду можно черпать ковшом карьерного экскаватора. При желании острову рентабельнее построить мощную электростанцию, работающую на геотермальных водах, это намного дешевле, нежели гонять к островным берегам суда с дизтопливом. Решить проблему обеспечения островитян продовольствием можно, построив теплицы, которые будут обогреваться практически вечной энергией горячих вод. Гористый, изрезанный узкими бухточками и крутыми скальными массивами рельеф острова, органично сочетающийся с равнинными плато и песчаными береговыми полосами, делает Итуруп заманчивым объектом для туризма. Здесь в изобилии имеются маршруты различных степеней сложности, есть, где развернуться и туристу-любителю и альпинисту-профессионалу. Остров богат удобными бухтами с превосходными якорными стоянками и бьющими из-под земли ключами горной сладко-ледяной воды. И, наконец, каждое лето и осень материализуются из бескрайнего голубого гидрокосмоса океана огромные косяки ценной красной рыбы — нерки, симы, кижуча, чавычи, горбуши и кеты. Рыбы было бы намного больше, если бы не появлялись стремительно на пути густых рыбных косяков белоснежные рыбопромысловые суда "высокоцивилизованного" южного соседа — Японии. Многокилометровые сети с различным калибром ячеек позволяют вычерпывать практически все виды промысловой рыбы и моллюсков — горбушу, кету, нерку, симу, кижуча, чавычу, скумбрию, камбалу, палтуса, пикшу, окуня, морского ежа, крабов и многое другое. Большой Токийский рыбный рынок ежедневно выставляет на продажу порядка тысячи наименований морепродуктов, аналогичный рынок во Владивостоке — около 50 наименований. Мощные двигатели, отличная ультрасовременная радионавигационная аппаратура и великолепные мореходные обводы позволяют японским рыболовецким судам безнаказанно опустошать прибрежные воды Курильских островов, нимало не считаясь с международными конвенциями о запрете ловли в прибрежных водах судов чужого государства. В последние годы к японским шхунам, безвылазно находящимся в водах Курил, присоединились армады рыбопромысловых судов из Кореи, Китая, Польши, Норвегии. Шакалы вцепились в шкуру израненного льва. Фактически происходит тотальный грабеж среди бела дня прибрежных вод России.

ЩЕДРО ШВЫРЯЯ своим будущим, как они полагают, рабам продуктовые посылки с просроченными рыбными консервами и залежалым рисом, потомки свирепо-кровожадных самураев льют крокодиловы слезы над каждым разрушенным памятником, напрочь забывая, что вытворяла японская военщина в русско-японской, гражданской и Второй мировой войнах на захваченных территориях. Именно русские моряки первыми познакомили Японию с основами европейского судостроения, совместно с японцами построив парусное судно — шхуну "Хэд". Хваленая японская промышленность не встала бы на ноги, если бы не было рыбного, браконьерски добытого пирога в Курильских водах. В настоящее время русский остров напоминает загарпуненного кита, бессильно дрейфующего на бескрайних водных просторах. Если Россия отдаст острова, то русский флот лишится богатейших промысловых вод и выхода в Тихий океан. Военные базы, расположенные на острове, сделают весь русский Дальний Восток и Сибирь уязвимыми для ракетных ударов. А насчет жизни с японцами можно сказать лишь одно — за всю историю человеческого общества рабам нигде и никогда не жилось хорошо. Пора бы нам, русским людям, вспомнить об этом.

Только у нас: быстрые деньги займ в Москве 12 со всевозможными льготами.

Александр Брежнев ТАНАТОЛОГ ЕМЕЛИН

РАБОТАТЬ СУДМЕДЭКСПЕРТОМ — ЭТО СТРАШНО?

ЭТО ГРЯЗНО?

ЭТО ОПАСНО?

— ЭТО НЕОБХОДИМО! — ОТВЕЧАЕТ ВИКТОР ЕМЕЛИН

В ДЕТСТВЕ ВСЕ БЫЛО ИНТЕРЕСНО. Почему умер в клетке воробей, отчего курица бегает с отрубленной головой по двору. Как устроены жизнь и смерть, почему болеют и умирают люди. Детское любопытство, человеческое гносеологическое стремление. Когда было двенадцать лет от роду, пытался исследовать труп собаки, интересовался химией, биологией, физикой. Недалеко от дома была больница, в ней был морг, видел органы в банках. Люди оплакивали родных, страдали от того, что их покидали любимые. Его интересовало, отчего возможно такое горе, почему умирают люди, как сделать так, чтобы этого горя было меньше. Чтобы люди умирали реже, чтобы было меньше слез. С первого захода поступил в 1-й Московский медицинский институт им.Сеченова. Медицина давалась, выбранный в детстве путь оказался дорогой жизни. Обладание знанием, исключительность мудреца, понимание жизни и смерти — все это стало повседневной работой. Тогда стало ясно, что курица бегает без головы, потому что рефлекторная дуга замкнута на спинной мозг, и двигательные рефлексы возможны без участия головного мозга, что люди умирают чаще всего раньше времени, отпущенного природой. Людей убивают бандиты, соседи, маньяки, само общество и собственная глупость. Тогда стал заниматься на кафедре судебной медицины, участвовал в экспериментальных работах по изучению биомеханики черепно-мозговой травмы, потом субординатура по специальности "травмотология".

Так Виктор Васильевич Емелин встал на путь судебной медицины. Работал в восемнадцати районах Московской области. С начала 1989 года заведует одним из танатологических отделов Бюро судебно-медицинской экспертизы Главного управления здравоохранения Московской области. В течение последних пяти лет стал ведущим специалистом в Бюро по огнестрельным и взрывным травмам, изучил, наверное, все виды используемого сегодня в России и за рубежом оружия. Сам участвует в практических экспериментах оружейников и баллистов. Вел занятия на курсах повышения квалификации по материальной части и поражающим свойствам боеприпасов.

Как наступает смерть, Виктор Васильевич за двадцать четыре года работы узнал досконально, а вот почему наступает смерть человека, отчего умирают раньше природного срока люди — этот вопрос сложнее. Почему убивают, почему не ценят жизнь. Надо быть гением или богом, чтобы это понять. Судмедэксперты — не боги и не гении. Философский вопрос об отношениях смерти и жизни так же загадочен для них, как и для всякого другого человека.

Бюро судебно-медицинской экспертизы возникло в Московской области в 1929 году. С самого начала оно было предназначено для решения правовых задач, связанных с медициной. Изучение причины наступления смерти человека, связи смерти с нанесенной травмой. Целая наука, называемая танатологией, призвана изучить смерть, механизмы умирания, почему человек, казалось бы, от незначительной травмы умирает, а с разрубленной головой или простреленным сердцем остается жить. К судмедэкспертам поступают все тела людей, умерших в результате убийства или травмы, умерших скоропостижно без наблюдения врачей, умерших в больницах в результате отравления или травмы. Сегодня в Московской области сорок девять районных отделений СМЭ. В них работает чуть меньше полутысячи человек: это врачи, санитары, лаборанты, лабораторные отделы, где трудятся химики, биологи и другие специалисты. Танатолог, судебно-медицинский эксперт — необычный врач. Он никого не лечит, люди поступают к нему, когда помочь им уже никак нельзя. Но работа эксперта необходима для того, чтобы, узнав причину смерти, предотвратить ее повторение у других. Задержать и наказать убийцу, чтобы он больше никого не убил, прекратить использование отравленных продуктов, чтобы не отравилось большое количество людей. Таким образом, опосредованно судебные медики все-таки настоящие врачи, которые пытаются лечить общество, помогают очищать его от потенциальных угроз для жизни и здоровья людей. Труд таких экспертов, как Виктор Емелин, нужен, конечно же, не мертвым, которым уже все равно, а всем, кто продолжает жить.

По статистике положено, чтобы было не меньше одного судмедэксперта на сто тысяч человек населения. Но если народ собрался умирать толпами и очередями, как в нынешней России, то эта статистика не действует. Сегодня в Московской области просто необходимы как минимум двести экспертов, но работают все те же же сто человек. Перенапрягаются все задействованные в СМЭ люди. При этом у Московского областного Бюро уже много лет нет даже собственного морга, где можно было бы работать и учить молодых специалистов. Почти нет собственных моргов и в районах, где работают эксперты. Эксперт обычно получает какой-нибудь маленький кабинет в обычном больничном морге. К сожалению, нередко больничные власти довольно плохо относятся к судебным медикам, видя в них неприятное и напрягающее соседство. Понять это можно: судмедэксперт обычно окружен стенающей родней, страшного вида бандюгами, сотрудниками прокуратуры и милиции. Все это неприятно сказывается на атмосфере в больнице, раздражает больных и врачей. Но своих помещений судебным медикам не дают. Приходится ютиться на птичьих правах на чужих больничных территориях, в тесных каморках.

В итоге рабочий день эксперта похож на сумасшедший дом.

День начинается в девять утра. Тогда эксперт приходит на работу и видит всех, кто умер за прошедшую ночь. Устанавливает очередность исследования трупов. В первую очередь вскрывают тела погибших в результате преступлений — торопят сотрудники прокуратуры и уголовного розыска, потом тела мусульман, их ведь надо похоронить до захода солнца. Торопят родные умерших, просят скорее выдать свидетельство о смерти, без которого нельзя организовать похороны. Частенько наседают "братки", то требуют вскрыть тела их "друзей" раньше остальных, то, угрожая оружием, требуют не вскрывать вовсе. Был случай, когда в Мытищах пришлось вызывать ОМОН, чтобы защитить экспертов от "наездов братвы".

Вскрытий хватает на весь рабочий день, но это далеко не единственная работа. Прервав работу за секционным столом, эксперта могут вызвать на место происшествия. Если где-то погибли люди, судмедэксперт обязан участвовать в осмотре тел погибших. Надо тщательно описать трупные явления, повреждения на трупе, чтобы сориентироваться в отношении времени смерти и ее причины. В течение полусуток с момента смерти эксперт может определить ее время с точностью до часа, потом все менее точно. Намного позже эксперт способен определять время наступления смерти по энтомофауне — степени развития мух и их личинок на трупе. Однажды Виктору Васильевичу принесли фрагмент расчлененного убийцами тела — бедро и кусочек тазовой кости. Все это пролежало в окрестностях города, чуть прикопанное землей, не меньше года. По одному только этому фрагменту Емелину удалось определить пол, возраст и рост погибшего. Потом милиция навела справки и установила личность убитого, потом нашли и убийцу. В другой раз принесли выловленное из пруда в районе Щелкова человеческое туловище, проплававшее под водой три года. Виктор Васильевич смог установить причину смерти, найдя в шейном позвонке пулю. По следам на ней убийцу вскоре нашли сотрудники уголовного розыска. Так благодаря работе эксперта был обезврежен уже поверивший в собственную неуязвимость опасный преступник-убийца.

Помимо работы в морге и на местах происшествия, эксперты выступают в судах, участвуя в рассмотрении уголовных дел. Еще эксперты ведут прием получивших травмы живых людей. Еще эксперты проводят занятия с врачами в больницах, с милицией, с населением, но на это теперь почти не хватает времени. Эксперты уже давно в Московской области работают на несколько ставок по шесть дней в неделю. Все равно не хватает времени и рабочих рук. Последнее время из-за нехватки кадров в области введен режим домашнего дежурства. Теперь даже по окончании рабочего дня эксперт обязан находиться дома возле телефона, не может ни сходить в театр, ни прогуляться с женой и детьми. В любой момент могут позвонить из милиции и вызвать на место происшествия для осмотра трупа. Получается, что свободного времени нет вообще, вся жизнь уходит на изучение смерти. Эксперт работает в современной России, как во фронтовом госпитале, — ни минуты покоя. Так оно и есть, наша мирная жизнь уже десять лет идет по законам войны. В Московской области погибает в результате убийств около трех тысяч человек в год, это почти по десять человек в день, больше чем потери, которые несет воюющая в Чечне войсковая группировка. Все трупы проходят через руки горстки судмедэкспертов, поэтому им не судьба поспать толком, не отдохнуть.

Фронтовая обстановка возникла лет десять назад. В восьмидесятые годы через руки судмедэкспертов Московской области проходило по семь-восемь тысяч трупов в год. В это число входили все, кто умирал неестественной смертью, либо без заранее определенного врачами диагноза, убитых среди них было не больше восьмисот человек. Сегодня численный состав Бюро судебно-медицинской экспертизы вынужден справляться с почти тридцатью тысячами трупов в год. Больше двух тысяч из них — убитые. Такое ощущение, что на просторах Московской области идет какая-то война, по сравнению с которой меркнут Афган или Чечня. Виктор Васильевич подсчитал, что если составить в ряд все гробы умерших неестественным путем в Подмосковье людей за год, можно покрыть всю дорогу от Красной площади до Троице-Сергиевой Лавры. Такой вот получается крестный ход.

БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ ПОГИБШИХ — лица в нетрезвом состоянии. Ежедневно "по пьяни" погибают по семь, по восемь человек. Привести к смерти может бытовое убийство, драка с собутыльниками, автокатастрофа, отравление, утопление, удушение. Причиной так или иначе оказывается употребление алкоголя. Пьянство, ставшее для нашего народа образом жизни, стало и образом смерти. Три-пять промилле — смертельная концентрация алкоголя в крови. Находят трупы с концентрацией в десять промилле и больше. Встречаются, правда, и "алкоголические герои". В городе Железнодорожном нашли девятнадцатилетнюю девушку с шестью с половиной промилле, а в Егорьевске за рулем был задержан живой мужик с тринадцатью(!) промилле — потом с ним фотографировались на память.

Люди, погибшие в пьяных потасовках, доставляют едва ли не самые большие хлопоты экспертам. Обычно на таких трупах очень много самых разных ранений, каждое из которых нужно тщательно исследовать. Люди в таких случаях убивают друг друга чем попало и с особой жестокостью. Особенно трудно, если в убийстве участвует женщина. "Дамы" склонны наносить своим жертвам особенно много ран. Обычно, если на трупе находят больше двух десятков ран, эксперт безошибочно скажет, что убийца — женщина, мужчина не станет так долго колоть коченеющее тело собутыльника, он отходчивей. Виктору Васильевичу приходилось видеть труп со ста четырнадцатью ножевыми ранениями. Убийцей само собой оказалась подружка убитого, трудно даже представить, как эта "алкоголическая Валькирия" в течение долгих минут сидела над телом и втыкала в него нож больше ста раз. Эксперту пришлось потом два дня исследовать каждую из этих ста с лишним ран.

Подмосковная "переправа через Стикс" уже несколько лет перегружена — слишком много смертей. Судебно-медицинской экспертизе очень не хватает рабочих рук. Бюро СМЭ, конечно, нужно не мертвым, оно необходимо живым. Несмотря на общий бардак и беспредел, мы продолжаем пытаться жить по человеческим законам, которые требуют трепетного отношения к человеческой жизни. Всякая "криминальная" смерть требует установления причины и наказания виновных. Смысл работы судмедэксперта в том, чтобы не ушел от наказания преступник-убийца, поднявший руку на человека, и в том, чтобы не пострадал от правосудия невиновный. Только эксперт может доказать связь смерти с травмой и личностью обвиняемого. Эксперт очень часто— истина в последней инстанции. В этом смысле каждый эксперт просто незаменим на своем месте, без него невозможна работа правоохранительных органов по раскрытию преступлений против личности. Исключительность положения эксперта, знающего то, что кроме него никто не знает, делает его одним из самых важных людей в районах и городах, человеком, нередко решающим судьбы людей. Судебная медицина — тайна за семью печатями, обладающие этой тайной эксперты — на вес золота в нашей активно мрущей стране. Однако эксперты лишь чувствуют на себе тяжесть этого веса ответственности, постоянно работая у секционного стола. Самого злата и благ они не видят совсем. Нищенская зарплата и отвратительные условия работы делают свое дело. В последние годы в судебную медицину идут работать все меньше людей. Молодежь морально не готова работать с трупами за полторы тысячи рублей в месяц. В Германии эксперт получает по пятьсот марок за вскрытый труп, у нас такое невозможно. В Москве полно медицинских институтов, но их выпускники не торопятся идти в судмедэксперты. Раньше эта работа была напротив популярной, врач, проработавший в судебно-медицинской экспертизе, считался самым профессиональным. Он знает все болезни, может изучать их от конечного результата. Но сегодня трудное положение экспертов отпугивает молодых выпускников мединститутов, пополнения в Бюро СМЭ Московской области почти не поступает.

Немногочисленные молодые эксперты часто вскоре сбегают и увольняются, не выдерживая нагрузок, начинают пить, и тогда их приходится увольнять. Вопреки обывательскому мнению, что эксперты, не приняв стакана водки, не начинают работать, они чаще всего люди непьющие. Работа эксперта слишком точна и ответственна, требует внимания и концентрации…

Год назад в Нарофоминское отделение Бюро пришла работать молодая девушка. Недавно к ней доставили выловленное из ямы общественного туалета тело убитого человека. Труп пробыл в горячей зловонной жиже испражнений несколько дней. Сильно сгнившие тела, по правилам, требуют более тщательного исследования. Сразу после этого к ней поступил труп, пролежавший четыре дня на жаре в поле. Молодому эксперту пришлось вскрывать тело, разгребая руками опарышей.

Работать трудно, что и говорить… Вечный запах от трупов въедается в кожу на руках и волосы на голове. Волосы трудно отмыть даже заграничными шампунями — трупный запах остается надолго. Совсем плохо с шерстяной одеждой, которая в принципе не расстается с запахом смерти. Бывают случаи, когда на эксперта с трупа перебираются вши, блохи. Постоянно существует опасность заражения туберкулезом, гепатитом, СПИДом. Порежешься на вскрытии или проткнешь палец о сломанную кость — и можешь получить заражение крови (сепсис). Имеются наборы для вскрытия трупов с особо опасными инфекциями, но о необходимости их использования эксперт чаще всего узнает уже после вскрытия. Так что, кроме резиновых перчаток и фартука, эксперт ничем не защищен. По закону экспертам положено молоко за вредные условия труда, но с молоком из-за нехватки денег перебои.

Постоянное общение со смертью ведет к постоянному стрессу. Вечный плач убитой горем родни погибших, страшные и изувеченные тела, кровь и вечное страдание. Эксперты не сделаны из железа, и чувствуют чужую боль и муку, так же, как и обычные люди. Души судебных медиков так же страдают при виде смерти и горя. В Селятино месяц назад у местного эксперта случился инфаркт прямо на рабочем месте. Нервы не выдерживают. Однако работают в судебной медицине увлеченные и преданные делу люди многими десятилетиями. Георгию Болатаеву в декабре прошлого года исполнилось восемьдесят лет, а он продолжает возглавлять Пушкинское отделение.

ЖАЛЬ, НО ОГРОМНАЯ ЧАСТЬ РАБОТЫ судебных медиков уходит впустую. Как говорится, приходится работать на корзину, проводя никому не нужные экспертизы и исследования. Бывает, что люди погибают в результате несчастного случая, никакого уголовного дела даже не предполагается, а эксперты обязаны исследовать тела. К примеру, семья из четырех человек ехала на дачу и врезалась на машине в дерево. Все погибли. Экспертам приходится описывать сильно изувеченные тела. Заключения эксперта в данном случае никому не нужны, в милиции их вешают на гвоздик в туалете (один такой гвоздик с собственными заключениями Виктор Емелин лично видел в милиции), а работа над четырьмя трупами при автокатастрофе занимает целый рабочий день. За рубежом эксперты такими телами не занимаются, там все построено на доверии. Если никто из родственников умершего не инициирует уголовное дело, труп не исследуется. У нас вскрывают все трупы, даже когда очевидна "некриминальность" смерти. "Ненужные трупы" отнимают время и силы, отвлекают от действительно серьезных дел. Хотя в нашей системе, в отличие от западной, больше правды — часто бывает так, что при тщательном осмотре тел удается обнаружить признаки убийства в случаях, когда изначально кажется, что это самоубийство или несчастный случай. За один только прошлый год было как минимум семьдесят подобных ситуаций. Тогда работа экспертов помогла покарать убийц, надеявшихся, что их злодеяния останутся незаметными для правоохранительных органов.

Упомянутые выше автокатастрофы — второй после пьянства бич для экспертов. На дорогах Подмосковья гибнет добрая половина людей, попадающих на секционный стол эксперта. В последние годы доля погибших в результате автотравм увеличилась настолько, что впору запрещать автомобиль так же, как запрещали водку. Спирт и автомобиль — надежные проводники на тот свет, куда более действенные, чем мафии и бандитские разборки. Вопреки обывательскому мнению, в бандитских разборках гибнет ничтожно малая часть людей, попадающих в морг. Основная часть доставляется из-за пьяного застолья и из-за руля автомобиля. Адские машины на колесах лидируют в современной шкале причин смерти. Банальное превышение скорости и несоблюдение дистанции — надежный поставщик работы для судебных медиков. Больно и невыносимо видеть так много, в основном, молодых людей, погибших ни за что, по собственной неаккуратности, расслабленности, глупости. Им бы всем еще жить и жить.

Смерть по неосторожности и глупости стала обычным делом для нашего народа. Очень много людей тонут летом в реках и прудах, объевшись на отдыхе шашлыков и всякой тяжелой пищи. Набьют желудки и бросаются в воду. Купание оборачивается гибелью. Много людей тонут зимой, проваливаясь под тонкий лед. С ужасом ждут эксперты наступления зимних холодов. Тогда к ним на стол станут массово поступать молодые влюбленные парочки, предающиеся любви в гаражах или в автомобилях. "Романтика" в большинстве случаев ведет к отравлению выхлопными газами и смерти. Обидно, но никто не учится на чужих ошибках, и нелепые истории с подобной смертью повторяются из года в год, из месяца в месяц, унося из жизни все новых людей. Как будто один и тот же нелепый спектакль ставится каким-то страшным бродячим театром по всей области. Алкоголь, автомобили и неосторожность — вот три лика современной российской смерти, часто бывают комбинации одного с другим или все три причины сразу, но разнообразия от этого не появляется.

Хотя не стоит забывать и о "настоящей", в народном понимании, преступности. Она, конечно же, в Подмосковье есть, и стреляют в наших городах совсем нередко, и погибшие от рук бандитов люди тоже попадают на стол экспертов Бюро. Современная подмосковная преступная среда вооружена в основном незатейливо, недорого, но сердито. Признанным лидером, чуть ли не штатным огневым средством бандитов уже давно стал ТТ. ТТ — превосходная машина, простая в обращении и убойная в бою. Не много отстает от лидера в общем зачете популярности ПМ. Частенько постреливают в Подмосковье из родных "калашниковых". В общем, вооружение банд почти не отличается от вооружения милиции и армии. Недорогое и доступное советское оружие исправно наносит несовместимые с жизнью травмы, сея по Подмосковью боль и смерть. Наряду с этим в Московской области попадаются уникумы, довольно творчески подходящие к своему преступному делу. Так, несколько лет подряд были в моде газо-дробовые пистолеты. За последние годы всплывало немало экзотического оружия, которое использовалось бандитами. Так, однажды при осмотре убитого гражданина Виктор Васильевич обнаружил в теле погибшего так называемую пулю "дум-дум". Такие пули придумали во времена англо-бурской войны. Англичане спиливали вершинку пули и делали на ней крестообразные надрезы. Такая пуля при попадании в тело разворачивается и создает раны с просто немыслимым диаметром. Эхо англо-бурской войны не обошло Московскую область, пуля "дум-дум" убила пять лет назад человека недалеко от столицы. В дело идет и антиквариат, совсем недавно оперативниками был изъят револьвер Нагана выпуска 1898 года, ставший в канун столетнего юбилея орудием убийства. "Работают" в Подмосковье и другие револьверы и "Браунинги" калибра 6,35 мм, из которых была совершена целая серия заказных убийств. Помимо исторической экзотики, встречается в преступном мире и новейшее оружие, которым еще не успели толком вооружить даже отечественные спецслужбы. К примеру, в Видном нашли труп с пулей калибра 9 мм специального патрона СП-5, используемого только в двух образцах оружия — специальном автомате "Вал" и специальной снайперской винтовке "Винторез".

Жаль, что в последние годы большинство опытных оперативников ушли из органов. Часто просто не с кем работать на местах. Опер, проработавший "на земле" больше трех лет, считается уже матерым зубром, а многие дела поручают для расследования совсем молодым и неопытным следователям. Советоваться им не с кем, старшие товарищи разбежались по коммерческим структурам. В итоге зачастую судмедэкспертам приходится на месте преступлений еще и устраивать ликбез для молодых следователей, объяснять поражающие свойства тех или иных боеприпасов, тактико-технические характеристики оружия. Часто молодые следователи просто не понимают, чего от них хотят эксперты на месте происшествия, заставляя переписывать досконально все возможные орудия убийства, не разбираются в тонкостях оружия и травм.

У КАЖДОГО СВОЙ ВЗГЛЯД НА МИР, свое субъективное и образное его видение. Для судебного медика мир виден через призму секционного стола. Перемены последних десяти лет для Виктора Васильевича были видны через его работу. Кризисы, дефолты, пропаганда насилия и жестокости, развенчание всех светлых идеалов, на которых была утверждена старая жизнь. Все эти процессы проецировались в моргах в виде все нарастающего потока лиц, умерших неестественной смертью. Груды изрезанных, отравленных, утопленных, задушенных человеческих тел — сухой остаток всех "реформ", войн и социального кризиса. Конечно, смерть всегда индивидуальна и касается напрямую только одного человека. Уходит из жизни каждый в свой собственный одинокий путь, но умирают чаще всего за компанию. Значит, повышенная неестественная смертность — социальное явление. Что-то неправильно у нас устроено в жизни, если в ней так много смерти.

График смерти в Московской области, составленный экспертами за последние десять лет, представляет из себя кривую, неумолимо ползущую вверх. С каждым годом через Бюро проходит все больше трупов, и до каких показателей доползет эта жуткая кривая — неведомо никому. За долгое время работы у секционного стола и на местах происшествий Виктор Емелин научился определять причину человеческой смерти в каждом конкретном случае. Отравление алкоголем или грибами, тупая или колото-резаная травма, удушение или угорание… В каждом отдельном случае причина смерти почти всегда ясна, непонятна причина всех смертей вместе взятых. Почему люди так наплевательски относятся к своей жизни? Не зря такую смерть принято называть неестественной. Неестественно, что в год Московская область теряет от неестественной смерти по тридцать тысяч человек в год. Что произошло в России в последние десять лет, что так много людей попросту не хотят жить, ищут смерти? Жуткая апатия и незаинтересованность в завтрашнем дне, депрессия, безразличие к будущему, к здоровью, к собственной безопасности. Чем так пугает людей наша жизнь, что люди массово ищут забвения в водке и наркотиках, с такой готовностью травят себя, сами себя убивают? Сильно завышенные благодаря телепропаганде и рекламе жизненные потребности на фоне заниженных до нуля возможностей заработать достаточно денег на жизнь вызывают массовое разочарование жизнью, депрессию, пассивность. Тогда живут только сегодняшним днем, не пытаясь даже думать о будущем, которое сегодня все равно невозможно ни предсказать, ни создать. Все усилия построить себе нормальную жизнь с грохотом рушатся после очередной грабительской реформы или дефолта. Бессмысленной становится работа и образование. Все теряет смысл, если нет достижимых целей в будущем. От жизни стараются убежать в мир алкогольных иллюзий и бредов. Умчаться с запредельной скоростью на автомобиле по ночной трассе. Убежать и умчаться чаще всего удается безвозвратно, прямиком на секционный стол морга.

ПОСТОЯННЫЙ СТРЕСС, борьба за выживание. Слабейшие не выдерживают подлости мира, падают под ноги более удачливым соотечественникам, растоптанные — попадают в руки судебных медиков. Эксперт скажет, что человека не стало от того, что ему проломили бутылкой череп, вымоет тщательно руки, возьмется за следующий труп — и так бесконечно будет работать у мрачного конвейера. По десять человек в день, не справившихся с очередной дозой алкоголя или с управлением автомобиля. Когда этот конвейер замедлит свой ход, когда кривая неестественной смерти пойдет вниз, когда люди захотят полноценно жить? Эксперту, измученному непрестанным валом человеческой боли и страданий, это неизвестно. Наверное, не раньше, чем станет возможной нормальная человеческая жизнь, которой станут дорожить люди.

Построили дом? Не забудьте о такой мелочи как оконные отливы 13 . Оконные отливы защищают от осадков и просто красивы.

Александр Ефремов ВЕРТОЛЕТ

Ветер перемен, связанный с уходом в небытие подлого горбачевско-ельцинского времени, менее всего коснулся российского телевидения.

Новые державные слова-символы изливаются с экрана из оскверненных многолетней ложью ртов и, по сути, превращаются в отраву. Кто поверит в государственничество таких теледеятелей, как Сванидзе, Гурнов, Кучер, с одной стороны, и Киселев с Шереметом, с другой, если свежо в памяти их творчество, где разжигалось телепламя русофобии, ненависти к самой идее сильного государства и армии. Если несменямы телелица, то тем более незаменимыми до сих пор остаются и их руководители. По-прежнему определяют информационную политику комсомолец-перевертыш Попцов, олигархи Гусинский и Березовский, вскормленный Гусинским Добродеев и верный лужковец Музыкантский. Как видим, все это “демократы первой волны” самого что ни на есть исконного “демократического разлива”.

Активные участники “перестройки” (“катастройки” — А.Зиновьев) и “рыночных реформ” (“криминальной революции” — С.Говорухин). И вот от всей этой компании российский телезритель вынужден слышать фальшивую псевдогосударственническую риторику. Конечно, только совершеннейший “непуганый идиот” может поверить в их духовное перерождение, в искренность их заботы об “укреплении вертикали власти”. Тем более, что при первом удобном случае они сразу же с неистовством и ненавистью накидываются на эту самую власть. Это и трагедия “Курска”, и неудачи военных в Чечне, и пожар на Останкинской телебашне.

Неизменна и общая смысловая нагрузка телевещания, его основная тональность. Ключевые слова здесь: “реформа”, “демократические ценности”, “мировое сообщество”, которые призваны вытеснить своим суррогатным наполнением из народного сознания понятия “труд”, “справедливость”, “Родина”. В подтверждение сказанному — свежий пример. 7 октября 2000г. ОРТ порадовало “россиян” длинным интервью с писателем-мемуаристом Б.Ельциным. Ограбленному и униженному в годы его правления народу он представлен был еще одним “демократическим” телегероем К.Эрнстом. Напомадивший свои длинные волосы Эрнст учтиво задавал удобные вопросы румяному довольному старцу. Б.Н. умилил всех своей личной неприязнью к “потерпевшему”, т.е. Горбачеву, пожурил Немцова и резюмировал итог своей деятельности на посту президента: “стратегически все было сделано правильно”. Кушай, Ваня, тюрю и затягивай пояс потуже.

Особо следует отметить такой единый для всех телеканалов аспект их вещания, как подавление народного сознания “чернухой”. В выпусках “новостей” и программах, посвященных общественной жизни, мы видим тьму катастроф, несчастий, убитых, нищих, тяжело больных. Кто станет спорить, что горя в современной жизни России больше, чем достаточно? Надо его показывать? Разумеется. Но надо показывать и виновников всей трагедии страны. Но их лица в подобных передачах стыдливо оставляются за кадром, а имена умалчиваются. Вместо этого фигурирует некое обезличенное “мы”. “Когда мы начинали реформы”, “Когда мы радовались разрушению советской империи”, “Мы ошиблись в оценках” и т.д. Да, вы — Киселев и Сванидзе, Попцов и Сагалаев — вы “ошиблись”, а вернее, совершили недопустимые разрушительные действия по отношению к державе, которая вас же и взрастила. И поэтому как минимум должны уйти. Но вместо этого вы продолжаете занимать телеэфир. Где, на каком канале, в каких программах можно увидеть строящих, созидающих Россию людей?

Телеканал “Культура” смакует “искусство” Энди Уорхола, одного из основоположников так называемого “поп-арта”. Еще бы, ведь выставка данного светоча “прогрессивного человечества” проходит не где-нибудь, а в Эрмитаже. “Культурологи” радостно сообщают телеаудитории об этом, демонстрируют публике автомобиль, раскрашенный из аэрозольных баллончиков, стоящий в зале Эрмитажа. Тут же по стенам развешаны в ряд огромные изображения американских консервных банок. Подопечные Швыдкого в восторге от такой “живописи”. Реализму И.Глазунова, прославляющего своими полотнами Россию, в “телесетке” “Культуры” места не находится. Это и понятно, ведь культура у Швыдкого совсем другая, нежели у тех тысяч людей, которые терпеливо, порой на сильном морозе, зимой 1999 года отстаивали длинные очереди, чтобы увидеть глазуновские шедевры. Какой тут реализм, когда культура выступает в качестве служанки наживы и потребления.

Безыдейность, паталогическая неспособность рождать оригинальную парадигму, векторы нового развития государства отличали телепроповедников “демократических ценностей” все последние годы. И это не случайно. Породившая их власть оставляла на месте того, что она разрушала, лишь мертвящую пустоту. Даже на месте снесенных памятников — одни лишь постаменты. До этого не опускались даже большевики. Необольшевики не утруждали себя никакой иной идеологией, кроме идеологии наживы и сопутствующих ей разврата и вседозволенности, которые и представлены теперь на телеэкране. Наживаться им мешали неудобные государство и народ, и против них велся (и по-прежнему ведется — ведь телелюди все те же) информационный террор. Поэтому смешно и горько видеть нынешние потуги вышедших из ельцинского зоопарка персонажей. Некоторые из них, в соответствии с модой, пытаются примерять на себя мундиры и сюртуки советской империи. Это потому, что своего ничего нет, а на заграничном всю жизнь не протянешь — народу надоело. Вот и эксплуатируют музыку Свиридова, которого замалчивали при жизни, не считаясь с величием. Музыка называется — “Время, вперед”. Что ж, Время действительно идет вперед, и подленькое “времечко” хулителей государства и развратителей домов, надеемся, вскоре пройдет.

Александр ЕФРЕМОВ

ЭКСПРОМТ С ЭКСПО — 2000 (Рассказ о всемирной выставке ЭКСПО-2000 в Ганновере)

АНОНСИРОВАТЬ эту выставку было бы поздновато: она действует уже пятый, официально последний из отведенных для нее месяцев, хотя, cогласитесь, слышим или читаем о ней мы явно немного. Однако и говорить о ее закрытии тоже, вполне вероятно, еще не время: немецкие устроители справедливо считают, что нет причин ограничивать компенсацию тех колоссальных средств, которые были вложены в это дело за несколько лет напряженной и действительно грандиозной работы. То есть всемирная экспозиция пока продолжает действовать, а я имею возможность вести о ней речь в настоящем времени. Репортаж это, очерк или, как нередко пишут, "картинки с выставки", определенно сказать не могу — просто, пока свежи впечатления, хотелось бы поскорее ими и поделиться. Экспромт с ЭКСПО.

Уже зная, что осенью буду в Ганновере, еще в Москве полистал российскую прессу: не получу ли по нужной теме какие-то предварительные познания? Конечно, информативно хватило бы Интернета, но было еще любопытно и то, насколько в целом велик интерес у московских СМИ, считающих себя современно мыслящими, "продвинутыми", к такому, как на него ни взгляни, значительному событию. Тем более, что и девиз этой выставки — "Человек — природа — техника" — вроде бы недалек от их нескончаемых причитаний вокруг и попранных прав человека, и разного рода гонимых экологов... Но то — демзаказы по нужным поводам или ни к чему не обязывающий треп, а здесь, на серьезном уровне, подобная проблематика им уже, очевидно, не показалась достойной внимания. Редкие публикации, все-таки обнаруженные не то в "Коммерсанте", не то в "Огоньке", исполнены были стажерски беспомощно и уж конечно, с традиционной претензией на иронию по адресу всего русского, представленного на выставке... Хотя, забегая вперед, скажу, что как раз интерес-то гостей к павильону России отнюдь не слаб, а создатели нашей экспозиции, сумевшие более или менее достойно преподнести миру хоть что-то из достижений (зачастую еще советских), бережно найденных и оживленных ими в разграбленной и разрушенной стране, на мой взгляд, заслужили отнюдь не такие, поверхностные или снобистские, отзывы из Москвы.

Впрочем, такое явление тоже ведь можно рассматривать как не случайное — но это уже когда побываешь на самой выставке и вникнешь в иные ее подробности. К примеру, переживая по поводу несколько меньшего, чем ожидалось, наплыва зарубежных гостей, немцы, легко заметить, сетуют в том числе и на ослабленное внимание к ЭКСПО со стороны мировой прессы и телевидения. На вопрос же о том, почему вдруг идет такое замалчивание по сравнению с каждой из предыдущих Всемирных выставок, кто из них лишь пожмет плечами, а кто и скажет с усмешкой: мол, ну а как же иначе, Штаты ведь не участвуют...

А говорят — никакой политики, чисто гуманитарная акция. Может, оно и так, и у бедной Америки вправду не наскреблось то ли баксов, то ли же марок на павильон, но хозяев этот отказ обидел всерьез. И когда, спохватившись, заморские представители засобирались-таки на ЭКСПО, чтоб устроить, по крайней мере, там некие "дни Америки", теперь уж сама Германия вежливо, но и твердо им отказала в приеме. А какая же это, в понимании проамериканских средств информации (в том числе и в России), Всемирная выставка, если на ней нету США? Отсюда и легковесное освещение, а то и совсем молчание. Между тем, что касается посетителей, то большинству их, по-моему, все равно: двести участников на ЭКСПО или двести один — чудес тут для них в любом случае предостаточно.

НАЗВАНИЕ ВЫСТАВКИ, ее главная тема — кроме уже приведенного выше девиза — имеет еще и вторую часть: "Возникновение нового мира". То есть на рубеже веков и тысячелетий было решено создать посреди Европы, на площади в 170 гектаров, некую мастерскую идей для решения тех проблем, которые выдвигает грядущее перед любой страной и народом. Проблемы самые разные — и по сути, и по масштабам, да и встали они перед нами отнюдь не сегодня, но сегодня пришла пора за них браться, чтоб завтра не опоздать! — вот о чем рассуждает ЭКСПО-2000. Как сочетать развитие экономики, дающей средства для выживания, и сбережение природы, дающей нам саму жизнь? Как прогрессу в науке не обернуться распадом в душе человека, а прогрессу в технике — не стать для людей лишь орудием самоуничтожения? Что, наконец, представят собой в XXI веке наш труд и отдых, здоровье и знания, где будем брать энергию, что будем есть, как общаться друг с другом, о чем мечтать и к чему стремиться? Вопросы эти были всегда — ответы нужны сейчас. Их и пытается найти выставка, предлагают авторы экспозиций — как реалисты, так и фантасты, а то и совсем уже утописты. Попытки этих ответов заключены здесь в неисчеслимых больших и малых проектах, 770 из которых, cамые актуальные, увидят и в других странах, как предусматривает выставочный регламент. Вот, кстати, вам и всемирность этой ЭКСПО, не глядя на чье-то надменное игнорированье и молчаливое неприятие...

Поскольку готовились к выставке чуть ли не десять лет, основой ее своевременно стала когда-то так называемая "Повестка-21", программа действий на новый век, принятая в 1992 году в Рио-де-Жанейро международной конференцией ООН по окружающей среде и развитию на высшем уровне. Ее участники озабоченно заявили тогда человечеству о конфликте людей и природы, чреватом глобальной экологической катастрофой, и предложили как путь к спасению принцип устойчивого развития — предсказанный, между прочим, еще нашим великим соотечественником Вернадским. Он называл такое развитие ноосферным и видел его в гармоничном взаимодействии человека, природы и общества, когда живущие на Земле озабочены не только тем, что и сколько они от нее получат, но и тем, что оставят своим потомкам. Так что первейшим, о ком подумалось на немецкой выставке, был славный русский ученый. А первое, с чем захотелось сравнить этот дивный оазис красивых и добрых порывов, было давнее, еще детское, восторженное видение той, настоящей ВДНХ, казавшейся тогда не менее огромной и завораживающей взор. Конечно, это разные эпохи, разные стили, совсем разные задачи и попросту разные миры, но что-то роднящее их меж собой одному среди тысяч ганноверских посетителей все-таки померещилось... То ли мечта как достижение, то ли достижение как мечта.

По аллеям и залам Всемирной гуляли со мной две милые спутницы, добровольные гиды, но так как для них, здесь работающих, это время было служебным, а для меня — отпускным, какую-то его часть проводил уже в одиночестве, с фотокамерой и диктофоном, вникая во все в той мере, в какой помогали мои ненавязчивые познания в немецком и любезный персонал павильонов, открытых до поздней поры. А еще хорошо, что на выставки ходят не столько беседовать, cколько смотреть вокруг и по возможности больше видеть. Что же я видел?

ДЕМОНСТРАЦИЯ КАЖДОЙ страной-участницей своего представления о наступающем веке, о собственном месте и назначении в нем, конечно же, выглядит у всех по-разному — это нормально. И чтобы связать все фрагменты в комплекс, дать понять, что гармония, а не эклектика призвана олицетворять собой образ будущего, зодчие выставки создали из отдельных, не похожих один на другой павильонов единый город — с улицами и транспортом, сетью торговли и индустрией досуга. Подвесная дорога с не останавливающимся весь день полетом ярких вагонов-капсул соединяет все дальние точки ЭКСПО, и хотя билет на нее — пять марок, свободных мест с утра до вечера нет: из окон видно и выставку, и Ганновер, и новую автостраду, и еще более новую железную дорогу с серебряными экспрессами, специально проложенную от вокзала прямо до выставочного входа.

Входов здесь, впрочем, несколько — как в настоящем городе. Особых различий меж ними нет, ко всем подъезжают если не поезда, то автобусы и машины, у каждого масса автостоянок, везде — стилизованные под разные времена предыдущих выставок ажурные металлические скамейки с сидящими на них изваяниями посетителей тех же эпох. На расстоянии новички принимают их за живых, а подойдя ближе, спешат заснять себя в их компании. Побывав таким образом в дне вчерашнем, шагают к кассам, берут билеты — достаточно недешевые даже по местным меркам, марок пятьдесят-семьдесят — и чинно движутся из дня нынешнего в день завтрашний. Журналисту на этот счет легче: здесь же, при входе — бюро аккредитации, где, заглянув в твой паспорт и корочки из редакции, быстро введут пару строк в компьютер и тут же с улыбкой вручат небольшую карточку-пропуск.

Идешь в потоке людей, cмотришь в путеводитель и вскоре оказываешься на "главной улице" ЭКСПОграда. Это широкая, продолжителная аллея, по чьим сторонам растут, а местами еще и цветут около полутысячи взрослых деревьев со всех концов света. Одинаковых — нет, как нет и похожих между собой атрибутов аллеи, вписанных в обе ее обочины. Это пологие и крутые холмы, небольшие каналы и набережные, озера и мини-пляжи, фонтаны и гроты, дюны и скалы, бамбуковые или сосновые рощицы. Дышится так легко, как всегда у воды или среди леса, и целебный древесный дух исходит при этом, кажется, даже от многих зданий, что тянутся тут же, чуть в глубине. Это не иллюзия: дерево как строительный материал зримо преобладает на выставке, ему здесь прочат успех и спрос в новом веке — и мысли невольно уносятся к судьбам русского леса, охотников до которого будет, уже заметно, не меньше, а то и поболее, чем сегодня до нефти и газа, алмазов и аллюминия. Вот только кто и как и в лесу, и в России станет тогда хозяйствовать, а главное — доживет ли до той поры хоть одна сосна и береза?..

О подобном, в широком смысле, задумывается и сама выставка. Поэтому к павильонам, что сделаны из сырья, напрямую взятого у природы, предъявлено общее требование: эти материалы должны быть ресурсосберегающими — то есть на что-то пригодными и после поездки в Ганновер. Больше того, cтрана-демонстратор должна показать такую преемственность здесь же, в каком-то разделе своей экспозиции. Идей на сей счет хватает. К примеру, неутомимые японцы, сработавшие свой немаленький зал из картона, уже изготовленного на базе бумажного вторсырья, потом и его превратят в какую-нибудь бумагу — хотя бы и в туалетную. Здание это построено в форме храма, сейсмоустойчиво и несгораемо, несущая конструкция состоит из картонных рулонов, крыша — из смеси текстиля с бумагой.

Новейшие технологии деревоприменения и вообще безграничные перспективы сотрудничества с природой успешно показывают канадцы — это естественно. Но и Европа, похоже, по горло сыта "одноразовым" бетоном — во всяком случае, на ЭКСПО это хорошо видно. Испанский павильон-амфитеатр полностью выполнен из пробкового дерева, и уж ему-то потом — прямая дорога и к виноделам, и к рыбакам. Итальянский павильон-гриб вырос, не без идей Леонардо да Винчи, полностью из бамбука, венгерский — в виде гигантской лопнувшей почки — из гнутых пахучих брусьев, а корпус швейцарцев, наоборот — cловно сруб из прямых тяжелых лесин: здесь три тысячи кубометров отменного дерева и все они тоже вряд ли сгниют без пользы. Румыны — на месте, нежданно доставшемся им с Монголией после отказа США, — сплели свои стены из исполинских лоз, а чехи даже внутри посадили древо, спиральная лестница в кроне которого ведет поседителей вдоль экспонатов, рассказывающих историю страны. Все ли плоды обновленного социального древа съедобны — вопрос иной, но это опять же, увы, политика...

С другой стороны, куда от нее деваться, если входя, допустим, к ирландцам и попадая под чистую имитацию ветра с дождем, невольно ведь вспомнишь ту непогоду, с какою встречал, но не встретил оторопевший Шеннон высокого гостя, "проспавшего" всю Ирландию... А заодно и всю Россию.

Конечно, неверно считать, что нынешняя Всемирная полностью отвернулась в архитектуре от уходящего века и видит грядущее без его наработок, традиций и достижений. Гранит, стекло, алюминий, комбинации дерева и цемента эффектны и эффективны в проектах Китая и Англии, Индии и Германии, Швеции и Непала, Франции и Уругвая, арабских и южноамериканских или африканских стран. У каждой свои возможности и заботы: одна не знает, куда девать сырье или средства, другая — откуда и как их взять, но общее продвижение к сути устойчивого развития все же дает надежду на лучший день, и фантазии выставки, вольные, просветленные, рассчитанные на широкий, многополярный мир, это вполне отражают. Станет ли в будущем некая марка Ганновера столь же всемирно славной, как на былых ЭКСПО воздушный Хрустальный дворец и ажурная Эйфелева башня, могучая скульптура Мухиной и неземного вида Атомиум, время покажет. Но уже и сейчас, как мне кажется, смело становится в ряд "чудес света" здание, выстроенное и оснащенное здесь Голландией (фото 1). Даже не здание — полностью весь этот "Экологический сэндвич", как его тут поначалу шутя, а затем и официально стали именовать. Название, может быть, не из лучших, но павильон с экспозицией — несомненно, вне конкуренции. Наш, повторяю, тоже не рядовой, но туда мы еще пойдем.

Вообще, опять отвлекаясь, хотел бы отметить, что наполнение некоторых строений не всегда поражает так же, как внешний вид. Иные из павильонов в целом самодостаточны: идею решает сам павильон, а внутри идет просто музейный набор, не всегда и обширный, хотя обязательно нешаблонный. Положим, Исландия, выстроившая небольшую башню-спираль, ведет вас вверх по темному кругу — и вдруг с последнего яруса виден внизу весь блистающий остров, cнятый с большой высоты. Постепено "снижаясь" в полете, охватываешь взором все более крупный план, зависаешь над мощным гейзером в видеокадре, а он, внезапно прорвав экран на полу, живым звенящим фонтаном бьет почти в потолок — к восторгу ловящей горячие брызги публики! По стенам же движутся кадры с именами всех жителей страны: знакомиться — так знакомиться, а на витринах лежат экзотические предметы труда и быта северного народа.

Самой же крупной из экспозиций по праву хозяйки стала немецкая. Стеклянный фасад павильона изящно вогнут вовнутрь, что по замыслу архитекторов означает жест приглашения, легкий прогиб почтения ко всем посетителям выставки. "Визитная карточка" Германии имеет размер 130 на 90 метров и принимает в день десятки тысяч гостей. "Думать, чувствовать, действовать" — по этим трем направлениям идет показ достижений и устремлений, пространно вместивший историю и культуру, науку и экономику, отдых и деловую жизнь, намеренно, как вся выставка в целом, не углубляясь в те сферы, cущность которых — оружие, войны, борьба за влияние в мире — действительно, далеки от тематики ЭКСПО-2000. Всемирная выставка продолжает иметь статус технической, но какие-то отрасли техники уже явно уходят из круга ее интересов, перемещаясь на специфические салоны. Ничто не вечно: ведь и любимая мною ВДНХ была когда-то ВСХВ, а ныне по паспорту ВВЦ, хотя по сути, увы, обычный базар. Но опять же — ничто не вечно! Вечна одна лишь жизнь, и потому среди главных предметов гордости немцев в их павильоне — обломок скалы из Баварии возрастом в 200 000 лет! Но Эфиопия их-таки переплюнула: демонстрирует мумию человека, жившего на ее земле более двух миллионов лет назад!

Так вот, продолжая о самом-самом, вернусь, наконец, к голландскому павильону, поскольку он, начнем с этого, самый высокий на выставке — 40 метров. Отведенную ей приличную площадь Голландия по привычке засеяла цветами, а уже в одном из углов возвела многоярусные не то сады Семирамиды, не то теплицы поближе к солнцу. По замыслу — демонстрация того, как в стране с самой крупной плотностью населения можно на узком участке местности жить припеваючи, обеспечив себя и автономным электроснабжением, и замкнутой системой подачи воды. На этажах разместились все типы голландского ландшафта. На крышу поднимешься лифтом, чтобы потом спускаться по лестнице вдоль стены с текущей по ней водной пленкой (очень частый прием на выставке и непревзойденное освежение воздуха в здании и снаружи, а немцы из исполинских водных полотен (фото 2) придумали сделать даже киноэкраны). На крыше есть холм и озеро c островком, а также стоит ветряк, источник той самой энергии. Ниже — парник с цветами, фруктами, овощами, под ним — глухой, даже темный, смешанный лес, с птицами и зверьем, а если спуститься еще на ярус, увидишь такое, чего человеку и видеть-то не дано. Это корни леса, они легко просматриваются в почве, специально открытой местами для созерцания, и где тот художник, где они, старые или новые голландцы, кто явил бы миру невиданную картину сплетения этих подземных ветвей, этого перевернутого берендеева царства, совсем не угрюмого, а веками творящего жизнь!.. И уж в самом низу сыпуче ползут под ногами желтые дюны, растет и вянет трава, а еще через пару шагов ты опять на асфальте, опять на гудящей, шумящей, гуляющей площади города, у которого нет вчерашнего дня.

С другой стороны, почему же нет? Библейскую древность с космическим будущим попытался слить еще один павильон, развернувший ретроспективу и перспективу от Вавилонской башни до небоскребов, от райского сада до трасс во Вселенной. Приложишь ладонь к шершавому камню, промолвишь чуть слышно слово — и слышишь его на всех языках земли. Увидишь зеленую панораму волшебного сада Эдема, и первых людей, и яблоко в их руках — и вдруг разглядишь, что это лишь отражение в абсолютно зеркальной воде, а натура свисает сверху, неведомым чудом держась за небо. Рай и над нами, и перед нами, и в нас самих... Детский же рай — огромный вигвам, всемирная игротека на любой вкус для юных “вождей краснокожих” (фото 3)...

РОССИЯ НА ВЫСТАВКЕ не предлагает картины рая. Она, за последние годы познавшая преисподнюю, спокойно внушает пришедшим в ее простой павильон ту простую мысль, что и в ее положении можно и нужно искать путь к спасению. Что и в ее теперешнем состоянии она все равно способна не только справиться со своими бедами, но и, как прежде, как было всегда, готова помочь другим. Вся наша экспозиция — будь в ней рассказ о загадочном для землян Русском Севере, об уникальных буровых установках или сверхглубоких скважинах, о ледокольном флоте или беспримерной работе станции "Мир”, — все это подано не как сенсации, а основательно и толково, доступно и человечно. Странное дело: все это собиралось и оформлялось в самые гибельные для России годы "реформ" по Ельцину — а устроители экспозиции, как бы не зная о них и не слыша, взяли и отобрали сюда все то, о чем "демократы" и думать забыли в угаре своих преобразований, а если и вспоминали, то разве что как "совковое" и "застойное"... То есть — советское и... устойчивое!

В самом деле — в ходу ли у них была гордость за русский космос, забота о том, чтоб ему помочь, а не обобрать вконец, как они привыкли? А тут — постоянная очередь посетителей к рабочему месту космонавта, где можно почувствовать себя и участником полета, и исполнителем стыковки, и пообщаться с теми, кто это создал. Да и не только это. Интересуются практикой наших сейсмологов, технологией получения чистой воды из арктических льдов, с уважением и сочувствием изучают работу МЧС, проводимую ныне уже в бессрочном режиме... А разве не уникальны попытки создания тех же приливных электростанций на Крайнем Севере — и экологически, и хозяйственно. Нет, ничего не слыхал о них энергетик Чубайс — так и признался, заехав как-то на выставку частным образом. Специалисты и удивились, и огорчились, а ведь чему поражаться? Что он во всем этом смыслит, что вообще связывает ваучеризатора с электричеством? Впрочем, один агрегат, пожалуй, найдется — но это уже чересур черный юмор...

А немцы привозят сюда на экскурсии школьников и студентов! И это, заметьте, уже не берущая под козырек ГДР, а самая что ни на есть Западная Германия — западней некуда. И представители разных стран, как рассказывал техдиректор Российского павильона Николай Павлов, уже приглашают наших приехать к ним в гости с показом того, что их впечатлило. Экспозиция, кстати, невелика — не более четверти огромного здания, где немцы разместили еще и несколько бывших советских республик, а также почему-то не то филиппинскую, не то андоррскую часть... Видно, решили, что мы теперь ровня и с этими. А чем тут, увы, возразишь, если День России на ЭКСПО открывал, в отличие от делегаций других стран, присылавших для такого случая первых-вторых лиц государств, некий ответственный экономчиновник именем Свинаренко?.. Как мы — так и к нам. И вот уже прихожу я на праздник всех мировых конфессий, а там громогласно вещают, что их, дескать, ровно пять: иудаизм, ислам, буддизм, католицизм и протестантизм!.. Изумляюсь: а где же, мол, православие и вообще — христианство?! Ну что вы, удивляются искренне: православие — это же ортодоксальное, узко русское явление...

Так что не поспешим обольщаться. Кто и Америку к черту пошлет — не факт, что Россию к сердцу прижмет... Хотя к президенту Путину здесь отношение неплохое, поскольку слывет он германофилом. Иные даже готовы его сгоряча сравнить с Горбачевым — что настораживает...

Вернувшись к нашему павильону, грешно не сказать добрых слов о потрясающей красоты макете Ленинграда — Санкт-Петербурга, об оригинально выполненном изображении Кремля (фото 4), о солидно представленных здесь Башкирии и Татарии, о привычно прекрасных работах палехских, хохломских, дымковских, гжельских, из Гусь-Хрустального и других мастеров, хранящих верность русской красе и русскому чуду. Хотя, видит Бог, на выставке с такой темой не был бы лишним и стенд в честь Владимира Вернадского, отца русского космизма, и рассказ о наших мечтателях-архитекторах от Константина Мельникова до Константина Пчельникова — благо, последний живет и здравствует, и продолжает творить Русский Рай.

ЕСЛИ ЖЕ ПОДВЕСТИ короткий итог этому затянувшемуся экспромту, сказать надо честно, что трудно в один присест поведать о том, что и строилось долгие годы, и нацелено на столетие. Но даже и этот рассказ получился бы, думаю, не таким, каков он пред вами, не окажись у меня уже упомянутых выше помощниц, исполненных внимания и заботы. Это руководитель пресс-службы секции РФ на ЭКСПО-2000 Галина Таланкина и работник немецкого пресс-центра Екатерина Земпф, которым я, пользуясь случаем и возможностью, адресую сердечную благодарность и самые добрые чувства. Быть может, когда-нибудь встретимся снова: ЭКСПОдни пути неЭКСПОведимы...

Не пропустите. Лучшее решение удобный Ducat place iii 14 документация. Это интересно.

САКСОНСКИЕ МОТИВЫ (Новые стихи из немецкого блокнота)

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/358/82.html ].