/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 359 (42 2000)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов АРАФАТ — ВОЖДЬ ПАЛЕСТИНЦЕВ И РУССКИХ

Народы мира, некогда бушевавшие, вершившие великие революции, заселявшие материки, сотворявшие религии и вероучения, сегодня сонно, мутными глазами, глядят на своих погонщиков, которые привели их в стойло "нового мирового порядка", сыпят в кормушки отбросы со стола Америки, льют пойло Международного валютного фонда, показывают издалека синтетическую телку американской мечты. Если какой-нибудь народ замычит и натянет цепь, его хлещут электронными бичами Си-Эн-Эн, вкалывают под кожу острия "томагавков", надевают намордник "жертв холокоста".

Вяло дышит русский народ, забывает язык Пушкина и Маршала Жукова, учится говорить по-казахски, читает по-эстонски историю Великой Чухны. Латинская Америка не вспоминает Боливара, Сандино и Че Гевару, крутит смуглой задницей на карнавалах, торгует наркотиками, поставляет дешевую рабочую силу на стройки Калифорнии. Сербы распрощались с мечтой о четниках, продали Караджича и Милошевича, жадно сосут тухлую сиську Олбрайт. И только в единственной точке неба луч из Космоса прожег мертвую скорлупу, в которую запечатали человечество. Этот плазменный луч, как перст указующий, направлен на народ Палестины. И там, где он достигает земли, где озаряет Газу, Иерусалим и Хеврон, там кипит живая история. Как во времена пророков, народ молится, стреляет, истекает кровью, слагает песни борьбы, кидается на еврейские танки, рвет голыми руками стальные гусеницы, затыкает телами своих детей рыгающие жерла пушек, указывает сонному оскопленному миру, что такое Свобода, Родина, Бог.

Израиль обречен. Он отвратителен арабам, французам, англичанам, отвратителен себе самому. Раскаленная интифада — огненная река, в которой тонет, плавится, уходит на дно еще один миф ХХ века — теория сионизма. По чертежам Герцеля и Жаботинского на арабских землях сконструировали маленького геополитического уродца. Перетащили туда скрижали, как муравьи таскают личинки. Обложили Америку и Германию ежегодной данью в пять миллиардов долларов. Поливают напалмом мечети, превращая целые народы в погорельцев и беженцев. И при этом пудрят миру мозги черной перхотью, называя ее пеплом Освенцима.

На месте Израиля арабы посадят много смоковниц и ливанских кедров, устроят национальный парк, в котором будет жить большой красивый попугай, говорящий на иврите. А печальные евреи в черных шляпах, с длинными, до земли, бакенбардами, понесут потертые портфели со скрижалями в другое место земли. Хоть в Биробиджан. Там, за Амуром, Китай устроит китайскую интифаду.

Ясир Арафат — последний народный вождь уходящего века. Великий палестинец, кого выстрадал и вскормил народ, исповедующий религию свободы, когда стирается грань между битвой земной и небесной, между жизнью и смертью, и Бог вселяется в народ в виде вождя, который умен, бесстрашен, неутомим, неподкупен, закрывает глаза убитому федаину, прижимает к груди сироту, отирает слезы вдове, покидает с военной колонной горящий Бейрут, посещает логово зверя в Кемп-Девиде, читает в Сабре и Шатиле обугленный коран, целует горячую землю родной Палестины.

Все нынешние лидеры мировых держав никогда не станут вождями. Они — клерки, включая Деклерка. У Путина, который является офицером разведки, посаженным в Кремль усилиями кланов и групп, есть возможность стать вождем и спасителем величайшей в мире страны, попавшей в величашую в мире беду. Соединение разделенного русского народа, собирание разбазаренных русских территорий, очистка захазаренных цветников русской жизни — такому может позавидовать Дмитрий Донской и Иосиф Сталин. Если Путин перестанет метаться между контрабасом Райкина и губной гармошкой Хазанова, если даст спокойно осесть могиле Собчака, у него появится время изучить биографию и судьбу палестинца Ясира Арафата, который идет с оливковой веткой и автоматом Калашникова в историческое бессмертие.

"Скажи мне, ветка Палестины: где ты росла, где ты цвела..." "Я росла в райском саду у Господа Бога. Из моей крепкой древесины сделаны цевье и приклад автомата. Мои огненные листья, как капли "коктейля Молотова", летят на броню израильских танков. Мои цветы украшают простреленное знамя ООП. Мои плоды по вкусу героям и мученикам, сладкие, как Свобода..."

Александр ПРОХАНОВ

Alexander Prochanov __ ARAFAT AS THE LEADER OF PALESTINIANS AND OF RUSSIANS

The nations whose step once shook the earth, who endeavored revolutions of great magnitude, populated new continents, conceived and inspired faiths and religions, now drowsily stare with groggy eyes at their shepherds, who brought them into the sties of the new global order, drip dross from a table of America into their manger, pour the Circe’s potion of IMF, titillate them by a distant sight of the synthetic heifer of the American dream. The nation that dares to moan and pull the chain is flogged by electronic scourges of CNN, its skin pierced by sharp edge of Tomahawks, its mouth gagged by the ‘Holocaust victims’ stopper.

The Russian people languidly breathe, they forget the language of Pushkin and general Zhukov, try to speak Kazakh, learn the great history of tiny Estonia. Latin America does not recollect Bolivar, Sandino and Che Guevara; they twist their swarthy asses on the carnival, push drugs and provide a cheap labor force on the building sites of California. The Serbs have said goodbye to their dream of greatness, have sold Karajitch and Miloshevitch, they greedily suck the rotten boob of Albright. Only in a sole point of the sky, a beam from Space burned through the dead shell that seals the mankind. This plasma beam, as God’s finger, points to the people of Palestine. Wherever the beam reaches the earth, wherever it shines over Gaza, Jerusalem and Hebron, History Alive is created before our eyes. As in the days of the prophets, the nation prays, shoots, bleeds, sings the songs of struggle, faces the Jewish tanks, tears by naked hands their steely caterpillars, stops up with the bodies of their own children the flaming mouths of guns, demonstrates to the fuzzy emasculated world the meaning of words Freedom, Homeland, God.

Israel is doomed. She is disgusting to the Arabs, French, Englishmen, even to herself. Red- hot intifada is the fiery river, in which another myth of the 20th century melts and sinks to the bottom — the theory of Zionism. According to designs of Herzl and Zhabotinsky, a small geopolitical monstrosity was created on the Arab lands. They have dragged there their tablets, as the ants drag eggs. They have imposed on America and Germany the annual tribute of five billions dollars. They pour napalm on the mosques and transform the whole nations into homeless survivors and refugees. They brainwash the whole world by their black dandruff, which they call ‘the ashes of Auschwitz’.

On the place of Israel, the Arabs will plant many fig trees and Lebanese cedars, they will create a National park. It will be the home of the large pretty Hebrew-speaking parrot. The sad Jews in black hats, with long, up to the ground, whiskers, will carry their shabby briefcases with tablets elsewhere, to another place on earth. Even to Birobidzhan. There, beyond Amur River, China will arrange the Chinese intifada.

Yasser Arafat is the last national leader of the fin-de-siecle. The Great Palestinian, who was reared by his people professing the faith of freedom, when the division between the mundane and the divine struggle vanishes together with distinction between Life and Death. God came to His people incarnated as the leader, wise, fearless, tireless, incorruptible leader. He closes eyes to the fallen fedai, embraces the orphan, wipes tears of widow, departs from burning Beirut with his warriors, enters the Beast’s lair in Camp David, reads the incinerated Koran in Sabra and Shatila, kisses the hot earth of his native Palestine.

The present world leaders will never become the real leaders. They are clerks including de Clerk. The Russian president Putin should learn the biography and the life of Arafat the Palestinian, who walks with his olive branch and the Kalashnikov gun into the immortality of history.

“Tell me, the branch of Palestine: where did you grew, where have you blossomed...” - “I grew in the Garden of Eden of our Lord the God. Of my strong wood, the handgrip and the stock of the machinegun are made. My fiery leaves, like the drops of a Molotov cocktail, fly on the armor of the Israeli tanks. My blossom decorates the bullet-perforated banner of PLO. My fruits are sweet for the heroes and martyrs, sweet, as Freedom... "

Alexander Prochanov

ТАБЛО

l Как сообщают источники из Вашингтона, в избирательном штабе демократов Клинтона — Гора царит паника в связи с начавшимся в последнюю неделю обвалом процентной поддержки избирателя нынешней администрации. Срыв мирного процесса между Израилем и палестинцами, взрыв с многочисленными жертвами американского ракетоносного корабля в Йемене, взвинчивание цен на нефть и значительное падение фондового рынка на нью-йоркской бирже с объявлением Клинтоном повышения цен на отопительные материалы в приближающемся зимнем сезоне — таков перечень срывов в избирательной деятельности демократов. Сообщается также, что в ближайшее время республиканцы во главе с Бушем, пользуясь своими традиционно сильными позициями в американских спецслужбах, сделают выбросы компромата по линии "Рашенгейта", с обнародованием данных по счетам Черномырдина, Сосковца, Бородина и семьи Ельциных. Это может стать окончательным ударом по репутации Гора. Между тем в крупнейших финансовых структурах США (Мерил Линч, Соломон бродерс, Голдмен эндл Сакс) предпринимаются энергичные усилия убедить бушевское окружение "не трогать связку с Россией" и по крайней мере ни в коем случае "не засвечивать Чубайса" по делу "совместного с Рубиным и Саммерсом (министры финансов у Клинтона) увода траншей МВФ из РФ на частные счета в США". Параллельно в штабе администрации Клинтона — Гора принято решение "резко дистанцироваться от Кремля" и провести несколько акций с критикой России и действующего режима, куда вошли заявления Гора по внешней политике Москвы, а также демонстративное невключение Путина в число участников встречи по израильско-палес-тинскому конфликту в Египте…

l Согласно данным из Белграда, генералы упрашивали Милошевича дать распоряжение о разгоне бесчинствующих толп, но он отказался, пойдя по пути Горбачева. В настоящее время в югославской столице под эгидой ЦРУ идет де-факто слом властных структур и подготовка на окончательное расчленение страны, с неясными пока политическими последствиями. В частности, "успехом" ЦРУ на данном поприще считается "деятельность кризисных комитетов", а также согласие того же Милошевича на досрочные парламентские выборы в декабре. Коштуница, по данным из Лондона, подвергся вербовке английскими спецслужбами еще в начале семидесятых годов, а ныне был "передан англичанами своим хозяевам из США". В результате ожидается внутренний разгром силовых структур Югославии и ее окончательное расчленение с "тотальным вытеснением российского влияния с Балкан", что подорвет усилия ЛУКОЙЛа по созданию в южной части Европы плацдарма для проведения дополнительного нефтяного маршрута в обход пролива…

l Информаторы из финансовых структур США сообщают, что в ближайшие недели можно ожидать резкого обвала всех фондовых рынков в США, что, возможно, повлечет за собой не только избрание Буша, но и кардинальный поворот в финансовой макрополитике. Считается, что по разработанному сценарию Буш объявит данные по коррупции в администрации Клинтона, будут проведены следственные действия, за которыми последуют фундаментальные изменения в курсе доллара, его эмиссии и в финансовых отношениях США с регионами, где доллар обращается в качестве непосредственной денежной единицы…

l Из Каира сообщают, что договоренности между Арафатом и Бараком, сконструированные Клинтоном — Гором, не продержатся и нескольких недель, поскольку именно американцы из спецструктур, близких к Бушу, имеют договоренность с саудитами и радикальными арабскими движениями о "дальнейшей интифаде", что и будет мотивировать приближение Буша к власти. Между тем Клинтон попытался "сбить данное давление" беспрецедентным решением — назначением директора ЦРУ куратором взаимодействий спецструктур Палестины и Израиля…

l Согласно данным из Израиля, поражение Барака на ближайших выборах здесь предопределено. После этого к власти придет консервативный “Ликуд”. Единственным невыясненным вопросом остается: будет ли следующим премьером Шарон, “заваривший кашу на Ближнем Востоке", или его обойдет Натаньяху, бывший премьер, подвергшийся уголовным преследованиям со стороны Барака, которого поддерживал Клинтон. Показательно, что приход Натаньяху или Шарона, вероятнее всего, повлечет и уголовное преследование Гусинского, который через НТВ усиленно поддерживал Барака, а его партнер по масс-медиа в Израиле, владелец газеты Маариф, уже находится под следствием. В этой связи возможно новое взятие под стражу и Гусинского…

l На блиц-семинаре по текущей обстановке в прошедшие выходные эксперты СБД пришли к следующим выводам. Выход на финишную прямую избирательной кампании в США с разворачивающейся между Гором и Бушем схваткой за Белый дом оказывает сильнейшее влияние не только на всю мировую политико-информационную ситуацию, но и на грядущие кадровые перестановки в российских верхах. В частности, проигрыш Клинтона — Гора несколько подорвет позиции безраздельно властвующего в Кремле Чубайса и, вероятнее всего, приведет к замене нынешнего премьера уже в декабре или сразу после Нового года. Одновременно будет наблюдаться резкое ослабление позиции ельцинской “семьи” и ее олигархов, которые, возможно, подвергнутся судебно-уголовным преследованиям, чего будет требовать от Кремля администрация Буша…

l Как сообщают из окружения Ельцина и администрации Путина, вопрос о выдвижении Абрамовича в губернаторы Чукотки практически решен. Желание Абрамовича и согласие с ним администрации связано с тем, что в этих структурах серьезно рассматривается вопрос об отчуждении Чукотки от России с ее встраиванием в США. В этих целях Абрамовичем, по сообщениям, предлагается идеология "единства" малых народов Севера, включая чукчей и аляскинских эскимосов. Это позволит на первом этапе демонтировать таможенные и пограничные службы РФ, а затем и создать несколько "зон сопроцветания". Абрамович, по некоторым данным, уже посылал своих эмиссаров в США для проработки подобного сценария…

l Лихорадочная деятельность Ельцина на публичном поприще в последние недели мотивируется решением "семьи" относительно максимальной легитимизации самого "всенародноизбранного" и укрепления его видимой связки с Путиным. В этих целях и был ускорен выход новой книги мемуаров, организовано часовое интервью с американским телевидением, готовится поездка в Германию и США с соответствующими встречами. Подобные маневры, по мнению “семейных” аналитиков, должны предотвратить уголовное преследование членов ельцинской клики, в первую очередь Дьяченко и ее сестры. Между тем вопросы о собственности, поставленные американским телевидением, говорят о том, что возможен и другой поворот в подборе республиканцами США новых доказательств по делу Ельциных…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Ельцина уже нет, Путина еще нет.

ВОПРОС В ЛОБ Михаилу ШВЫДКОМУ

"ЗАВТРА". Михаил Ефимович, ваша деятельность на посту министра культуры у многих оставляет впечатление, что принимая то или иное решение, вы руководствуетесь не интересами страны, а своими личными вкусами и воззрениями. Недавно близкие вам по духу либеральные журналы получили субсидии от Министерства культуры, в то время как известные патриотические издания такого же формата были обойдены вашим вниманием. Не есть ли это проявление субъективистского подхода к проблемам отечественной культуры?

Михаил ШВЫДКОЙ, министр культуры Российской Федерации. Я читал статьи в "Завтра", где меня упрекали в том, что я на своем посту руководствуюсь своим личным мнением. Я не думаю, что это так. Сам характер деятельности Министерства культуры не предполагает того, что какие-либо предпочтения министра могли бы оказывать влияние на работу.

Разумеется, у меня есть свои взгляды на вещи. Например, ранние вещи Бондарева и Белова мне близки, чего я не могу сказать об их произведениях, написанных в последний период.

Что касается толстых журналов, либеральных и патриотических. Поймите, Министерство культуры не занимается идеологией. Проблема, о которой вы упомянули, будет рассмотрена. Мое личное мнение не повлияет на принятие решения. Каким журналам помогать — решат эксперты.

ОТ РЕДАКЦИИ. Как мы видим, министр не настаивает на объективности своей позиции, но фактически самоустраняется от решения насущных проблем, отказывается брать на себя ответственность за то, что происходит в культуре. Спрашивается: зачем нужен министр, который не влияет на работу своего министерства, где от него ничего не зависит?

Обращает на себя внимание фраза о неких таинственных экспертах, участвующих в решении проблемы толстых журналов. Что это за люди? Как их зовут? Почему они, а не другие, будут принимать решение, от которого зависит судьба целого направления отечественной литературы? Возможно, ответ министра невольно подтверждает, что в лице Швыдкого мы сталкиваемся с новым типом управленца, чья фигура является лишь вывеской, прикрытием для деятельности анонимных советников и структур, подлинные цели которых неясны большинству граждан страны.

Людмила Александрова ДЕМОКРАТЫ – ВОРЫ, КОММУНИСТ – НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ! (Поздравляем гениального Aлфёрова с победой!)

Жорес Иванович Алферов — депутат Госдумы России от фракции КПРФ, член думского Комитета по образованию и науке. Родился в 1930 году, белорус, по образованию инженер-электрик. Доктор физико-математических наук, профессор, вице-президент РАН, директор физико-технического института им. Иоффе в Санкт-Петербурге, ранее избирался народным депутатом СССР. Присуждение ему Нобелевской премии стало знаковым событием в истории России последних лет, ярко продемонстрировав великую мощь, неисчерпаемые возможности столь усердно уничтожаемой "демократами" прославленной советской науки. Об этом сказал и сам Нобелевский лауреат в своей речи в Госдуме РФ 11 октября, текст которой мы полностью публикуем.

Дорогие друзья, коллеги! Я бесконечно рад присуждению мне Нобелевской премии по физике. Рад, что премия присуждена представителю российской науки, советской физики, потому что исследования, которые составили основу этих работ, за которые присуждена премия, были выполнены в конце 60-х — начале 70-х годов. Думаю, что Нобелевская премия поможет мне в работе в Государственной думе. Не могу точно сказать, но мне недавно сказали, что вроде бы я единственный Нобелевский лауреат, который одновременно является членом парламента.

У нашей страны замечательные научные традиции. Думаю, что не было в ХХ столетии другой страны, кроме США и Советского Союза, которые вели научные исследования по всему непрерывному фронту во всех областях науки. И не нужно думать, что мы растрачивали деньги. Это на самом деле необходимо для научного и технического прогресса.

Сегодня, в очень трудных условиях, научно-технический потенциал сохранен. Конечно, он очень сильно пострадал. Сильно пострадал в той области, для развития которой я, в общем, отдал всю свою жизнь. Потому что полупроводниками, физикой полупроводников, полупроводниковой электроникой я занимаюсь с 1950 года. Я эти работы начал на третьем курсе института, когда и слово полупроводники еще не было сильно распространено.

Думаю, что самое страшное для нас сегодня, страшное, действительно, по большому счету, — что даже тогда, когда мы сохранили научный потенциал, когда наши лаборатории сохраняют научное лидерство в мире, практически наши результаты почти невостребованы в нашей, своей, стране.

Нужно совершенно четко понимать, что даже фундаментальная наука, абстрактные науки погибнут, если не развивается экономика, основанная на том, что называется наукоемкой технологией. Это первостепенная задача нашей державы. Россия сильна не нефтью и не газом. Не сырьевыми запасами. Россия сильна, прежде всего, своими талантами, талантами в науке и технике. И для того, чтобы эти таланты были по-настоящему востребованы, нужно развивать именно эту реальную экономику, основанную на наукоемких технологиях.

Думаю, это особенно актуально, когда Дума рассматривает бюджет на 2001 год. Подумайте снова, задумайтесь еще один раз: как может быть так, что великая научная держава мира имеет в крошечном бюджете, который в 10 раз меньше, чем был бюджет РСФСР в эквивалентном исчислении, 1,72% на науку. А в советские времена, между прочим, при значительно большем бюджете мы тратили на науку 3,8% — это было в 88-м году.

Как могло получиться так, что на Минфин, налоговые службы и прочие финансовые органы, представляющие собой чисто чиновный люд, тратится в полтора раза больше в проекте бюджета, чем на всю науку России?

Как может случиться так, и депутаты, думаю, меня поддержат, что в проекте бюджета записано строительство специального дома для депутатов на сумму 1,1 млрд. руб., что в четыре с лишним раза превышает все капитальные вложения во всю науку России? Только этот дом дал бы возможность нам построить ряд новых лабораторий.

Я первый раз выступаю вот так широко на пленарном заседании Думы. Все эти годы я работал в хорошем Комитете — по образованию и науке, возглавляемом блестящим профессионалом, полностью отдающим себя работе, Иваном Ивановичем Мельниковым. Думаю, что вообще в работе Думы нужно как можно больше, обсуждая и рассматривая те или иные законы, принимать во внимание итоги обсуждения профессиональных комитетов. В том числе и Комитет по бюджету, рассматривая проекты бюджета по науке, образованию, рассматривая те или иные мероприятия, где их проводить, в Думе или в университете, при большом количестве народа, — должен принимать во внимание мнение профессиональных комитетов.

Заключая выступление, еще раз скажу. Мне уже пришлось дать многие интервью, много звонили, в том числе и из-за рубежа. Звонили из многих газет американских, из венесуэльского радио, колумбийского радио, из многих стран. Меня спрашивали, как же, Нобелевскую премию получаете, а как вообще российская наука? Я им отвечал, что российская наука, тем не менее, жива, хоронить нас рано. Нам непросто, мы боремся.

Вчера генеральному секретарю Шведской академии наук, когда он мне позвонил и еще до официального объявления сообщил об этом, я сказал, что это очень важно для поддержки российской науки, а не только это большая радость для меня.

Я отвечал так: мы — страна оптимистов. Пессимисты все уехали. А мы вот остались здесь и будем трудиться на то, чтобы наша страна не только выжила, но стала наконец по-нормальному развиваться.

Событие комментирует депутат Госдумы России, бывший глава правительства СССР Николай РЫЖКОВ:

— Есть такое понятие — "свет погасшей звезды". Звезда погасла, а свет ее идет до сих пор, потому что путь ее светового луча измеряется, может, миллионами световых лет. Вот такая же ситуация складывается в нашей науке, в нашей жизни. Мы сегодня живем еще тем, что погасло — точнее, было погашено — уже более десяти лет назад. Но если пойдет и дальше такое финансирование науки, если остановится создание институтов, лабораторий, мы подберем последний свет погасшей звезды — и все. И навсегда все остановится. Разве так было раньше, даже в самые трудные времена? Давайте посмотрим, как действовал Сталин. Конец 40-х годов. Страна разрушена. Как раз в то время я учился в техникуме. Когда Жорес учился на третьем курсе, я уже пошел на завод. Какое было тяжелое время: неустроенность, люди не одеты, не обуты, а ведь Сталин как ученых поддерживал! Создавал все условия для них, дачи строил, награждал премиями. Он знал: при всей тяжести положения в стране нужно поддерживать ученых, создать условия для развития большой науки! Алферов — на той же позиции. Вначале он пришел в Думу в "Народовластие", но затем ушел к коммунистам. Ибо прекрасно понимает, какую политику по отношению к ученым будет вести то крыло, которое именуется у нас "правым": СПС, "Яблоко" и т.п., а какую позицию занимают "левые" силы. Он умный человек, жизнь прожил сложную. Он верит, что именно эти силы могут создать условия для развития науки. Так же думает вообще подавляющее большинство ученых. И они правы. И высокая награда Алферову — это их праздник, праздник советской науки!

Людмила АЛЕКСАНДРОВА

ОТ РЕДАКТОРА

В №41 нашей газеты в результате драматического недоразумения вышел материал А.Рослякова "На выборе диком", в котором огульно очернен патриотический политик, стремящийся сломить коррумпированную власть Архангельской области.

Приношу свои глубокие извинения морально пострадавшему лицу. Заверяю, что газета "Завтра" будет по-прежнему на стороне патриотов, сражающихся за Россию.

Александр ПРОХАНОВ

ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО

На землях Палестины кровопролитие. Боевые вертолеты Израиля бомбят дома и мечети, и навстречу им палестинские юноши бьют из рогаток. Израильские танки утюжат сады и селения, и бойцы интифады швыряют камни в броню. Ясир Арафат, испытанный вождь палестинцев, ведя свой народ через годы сражений, изгнаний, терпеливых переговоров с евреями, проявив чудеса стойкости и политической гибкости, был на шаг от черты, у которой провозглашалась долгожданная палестинскаая государственность, кончалось израильское иго, народ обретал страну. Израиль сбил переговоры с этой черты огнем танковых пушек. Используя подавляющее военное превосходство, поддержку Америки, действуя жестоко, на истребление, продолжая библейский геноцид по отношению к соседним народам, Израиль на рубеже тысячелетий демонстрирует технотронную агрессию. Ответом явилась палестинская интифада, негодование арабского мира, волны протеста, бурлящие в мировых столицах. Стальная башня государства Израиль, воздвигнутая сионистами на исконных арабских землях, рано или поздно рухнет, погребя под своими обломками арабов и евреев.

Русские патриоты неравнодушны к страданиям палестинцев, к их героической борьбе. Выражают восхищение их стоицизмом. Россия знает, какой ценой дается национальная свобода, что такое — горящие храмы и города, чужие танки на хлебных полях, враждебные модели экономики , уносящие по миллиону российского населения в год. У палестинцев и русских один стратегический враг — оккупация. Одна стратегическая цель — свобода и независимость.

Мы будем воздействовать на исполнительную власть в России с тем, чтобы она способствовала прекращению огня. Но не так, как в Югославии, когда посланцы российского МИДа сломили волю сербов к сопротивлению, взваливая ношу ответственности на жертву агрессии. Уравнивание "волков" и "овец", израильтян и палестинцев, оккупантов и федаинов свободы — есть лукавство политиков, стремящихся подавить сопротивление непокоренных народов, будь то Курдистан или Филиппины, Северная Корея или Колумбия.

В эти грозные дни интифады Народно-патритотический союз России выражает поддержку Организации освобождения Палестины и верному другу России Ясиру Арафату.

Главный редактор "Советской России" В. ЧИКИН

Главный редактор "Завтра" А. ПРОХАНОВ

Доктор Ханри Ал-Ориди, чрезычайный и полномочный посол Государства Палестина в России ПЛАМЯ ИНТИФАДЫ

— Господин посол, мы скорбим вместе с вами о том, что происходит в Палестине. Надеемся на установление мира и спокойствия на вашей многострадальной земле. Но не могли бы вы рассказать, каков механизм сегодняшнего конфликта. Почему именно сейчас на Востоке вспыхнул пожар войны?

— Израиль на протяжении всей своей истории стремился к ситуации, ущемляющей народ Палестины, попирающей его законные права. Последний период не составил исключения. Речь все так же шла о том, чтобы палестинцы отказались от своих земель. Чтобы граница между Палестиной и Иорданией все так же находилась под контролем Израиля. Чтобы оккупация Иерусалима сохранялась. Разумеется, это неприемлемо для Палестины.

Палестина шла на переговоры и была готова к переговорам, но следует знать, что переговоры шли под жесточайшим давлением извне. Правительство Израиля, на словах готовое уступить, развернуло в обществе мощнейшую пропагандистскую кампанию, настраивающую израильтян на бескомпромиссную линию. С другой стороны, то же самое правительство копило войска около границ территорий, находящихся под контролем национальной власти Палестины. Венцом этой стратегии стал санкционированный правительством Израиля провокационный визит Шарона к мечети Аль-Акса. Это был демонстративный выпад не только против народа Палестины, но и против мусульман всего мира. Шарон пришел в сопровождении трех тысяч вооруженных солдат. Это, несомненно, вызвало реакцию, привело к буре возмущения, в конечном счете к столкновениям.

— Существует мнение, что Эхуд Барак сам стал жертвой израильских "правых"...

— Эхуд Барак, все время натягивающий на себя маску миротворца, на самом деле является большим радикалом, чем Натаньяху. Эта ситуация парадоксальна, но "левые" в Израиле ведут себя более свирепо. Однако не следует забывать, что Барак из военных. Его мировоззрение формировалось в рядах израильского спецназа. Он был начальником группы, которая занималась секретными террористическими операциями. Непонятно, как такой человек может представлять мирный процесс?

— Господин посол, можно ли говорить о нынешнем конфликте как о полномасштабной войне между Израилем и Палестиной?

— На сегодняшний день мы потеряли сто пятьдесят человек убитыми, больше половины из которых — дети. Около четырех тысяч человек ранено. Есть значительные разрушения в наших городах. Разве это не война? Но с другой стороны, палестинцы за исключением милиции не вооружены. Ситуация такова, что люди, вооруженные камнями, сталкиваются с самой совершенной военной машиной мира, располагающей танками, самолетами, ракетами и высокотехнологичными системами связи. Это война, или хладнокровное убийство безоружных людей?

Кстати, правительство Израиля вооружило своих поселенцев на оккупированных территориях и дало санкцию на убийство палестинцев. Итак, на глазах всего человечества безоружный народ Палестины сталкивается со страшной военной машиной Израиля, который, исповедуя расистскую идеологию, представляет угрозу не только для арабов, но и для мира в целом.

— Когда мы видим кровавую катастрофу на землях Палестины, сразу становится понятным, что есть "новый мировой порядок". За счет кого и как он будет строиться?

— Несомненно, что Израиль представляет в регионе "новый мировой порядок", который явился результатом возникновения однополярного мира. Отсутствие Советского Союза, стирание следов его деятельности в мировой политике приводит к неисчислимым бедам для всего человечества. К сожалению, США не выполняют заявленную ими роль мирового арбитра и спонсора урегулирования конфликтов. Палестинцы уже не ждут от Америки справедливости.

— По сути, Америка, в ущерб собственным интересам, обслуживает интересы государства Израиль. В этом смысле Израиль является сверхдержавой. Какие методы подавления в отношении палестинцев применяет это государство, как Израиль пытается сломить волю народа Палестины?

— Прежде всего речь идет о самых грубых, насильственных методах подавления. Израиль использует против палестинцев все виды современного оружия, все военные технологии Запада. Территория Израиля едва насчитывает 22 тыс. квадратных км, а количество оружия, находящегося в распоряжении этого государства, превышает арсенал страны, имеющей территорию в 5 млн. квадратных км. Каких целей добивались США, когда снабжали такое маленькое государство оружием в таком чудовищном объеме? Единственное ядерное государство на Ближнем Востоке — это Израиль. Против кого Израиль намеревается использовать ракеты с радиусом действия в 3000 км?

— Но очевидно: Израиль использует против народа Палестины свое влияние в мировых СМИ. Не секрет, что большинство средств массовой информации на Западе и в России склонны занимать произраильскую позицию, тем самым участвуя в деле подавления палестинцев.

— Да, действительно, информация порой подается совершенно однобоко. Предоставляется слово только израильской стороне. Некоторые важные детали не доходят до людей. Так, например, в российских СМИ не сообщалось о фактах неприкрытой агрессии израильской армии в отношении христианских общин Назарета и Вифлеема.

С другой стороны, в данный момент уже невозможно скрыть те преступления, которые совершает сейчас Израиль. Уверен, даже огромные лоббистские и пропагандистские усилия сейчас уже не могут исказить реальность. Развитие информационных технологий исключает тотальный контроль над информацией. Сегодня весь мир видит то, что творит Израиль. Кадры новостей опровергают любую ложь, красноречиво свидетельствуют о характере нынешнего конфликта.

— Господин посол, за последнее десятилетие можно было видеть, как целые народы капитулировали перед лицом наступления глобалистских сил, которые представляют США и Израиль. Многие предпочли борьбе за самостоятельный путь развития жалкую участь слуги, получающего объедки с хозяйского стола. Ни Россия, ни Европа, ни Латинская Америка уже не дают примеры того, как следует сопротивляться внешнему диктату. Только народ Палестины беззаветно сражается. Уже десятилетия длится величественная интифада, ставшая символом национально-освободительной борьбы как таковой. В чем загадка неутомимости и стоицизма вашего народа? Откуда палестинцы черпают силы для борьбы за свою свободу?

— Первая причина в том, что наш народ жизнелюбив. Любовь к жизни выражается в любви к своей земле и своему государству. Конечно, силы мы черпаем из наших традиций — палестинцы древний и цивилизованный народ, сформировался примерно шесть тысяч лет назад. Конечно, очень много значит в нашей жизни религиозный аспект. Мы — верующий народ. Мы верим в Божественные принципы Магомета и Христа. Религия — мощнейшая сила, поддерживающая нашу цивилизацию, которая формировалась на сопряжении культур христианской и мусульманской. К тому же мы родились и ходим по Святой земле, святой — как для христиан, так и для мусульман. И мы защищаем эту землю.

Это ли не источник силы?

Наша энергия утраивается, от осознания того, что мы правы и что нам сочувствуют все честные, уважающие справедливость люди на планете.

Мы ощущаем огромную моральную поддержку миллионов людей. Почти во всех столицах мира прокатилась волна демонстраций, осуждающих действия Израиля. В арабских странах тысячи вышли на улицы с плакатами, демонстрируя солидарность с нами.

Сегодня, когда безоружный народ Палестины противостоит оккупантам, мир не остается равнодушным к этой трагедии.

Мы счастливы в нашей борьбе. Мы счастливы, что сегодня каждый житель Земли может видеть истинную сущность государства Израиль, убивающего детей, осуществляющего практику геноцида, исповедующего идеологию расизма.

— Господин посол, какой выход видится из сложившейся ситуации. Каковы прогнозы на будущее. Каковы, на ваш взгляд, методы преодоления кризиса.

— Пока что мы сопротивляемся агрессии. У нас нет средств остановить эту агрессию. Мы лишь взываем ко всему миру, ко всему международному сообществу, чтобы убийство детей и безоружных людей было остановлено. Мне думается, что в нынешних условиях Израиль не может столь откровенно и цинично продолжать политику террора. Хотя Израиль склонен отметать все международные нормы и нарушать все обязательства, развитие позиции арабских стран может позитивно повлиять на ситуацию в регионе. Сейчас всем очевидно, что Израиль сознательно обостряет положение. Но мир не будет вечно молчать.

Наша позиция ясна — вывод армии Израиля с улиц наших деревень и городов. Прекращение стрельбы в безоружных людей из всех видов оружия. Создание комиссии расследования преступлений, совершенных Израилем против мирных граждан. После этого можно вернуться к мирному процессу, который должен закончиться выводом армии Израиля со всех наших земель.

Механизм конфликта таков. Оккупанты проводят политику террора. Это рождает сопротивление. Сейчас только Израиль использует колониальную практику угнетения и оккупации суверенного государства.

— Господин посол, в чем вы видите задачи России относительно ситуации, сложившейся на Ближнем Востоке. Каковы, на ваш взгляд, возможности нашей страны в деле установления мира в регионе?

— Мы, безусловно, желали бы того, чтобы роль России в процессе мирного урегулирования была бы сопоставима с ролью, которую играют сейчас Соединенные Штаты. Отсутствие России в регионе вредит мирному процессу — это несомненно. Как вы видите, доминирование США ничего хорошего не принесло на Ближний Восток. Для дела мирного урегулирования необходима контролирующая роль России, которая приняла бы ответственность за процесс. Разумеется, нас волнует позиция народа России, от которого мы ждем понимания и участия. Мы защищаем справедливость и рассчитываем на моральную поддержку русского народа.

Вопросы задавал Андрей ФЕФЕЛОВ

А. Ф. КАРАТЕЛИ

Взрыв в Палестине как-то особенно контрастно и ярко высветил саму структуру современного мира, обозначил роли основных игроков, выявил стиль и методы, применяемые сегодня в большой политике, наконец на мгновение дал шифр к глубоко запрятанной интриге, лежащей в основе всей драматической коллизии Ближнего Востока, где непреложные эгоистические интересы на сегодняшней день единственной в мире сверхдержавы сталкиваются со множеством факторов политического, коммерческого, этнического и религиозного характера. Подобные "накладки" оплачиваются кровью палестинцев, народа, оказавшегося жертвой на алтаре современной геополитики.

Блеф мирных переговоров между Палестиной и Израилем, проводившихся под эксклюзивным покровительством США, рухнул не сегодня и не вчера. Июльский саммит в Кемп-Девиде, проходивший при личном участии Клинтона, провалился. То же самое можно сказать и о недавней встрече Ясира Арафата и Эхуда Барака в Париже, когда мадам Олбрайт буквально грудью остановила палестинского лидера, собравшегося покинуть зал переговоров.

Отказ Израиля от формулы "мир в обмен на землю", возвращение лишь 40 процентов захваченных палестинских земель, нежелание Тель-Авива решать вопрос Восточного Иерусалима как столице палестинского государства — все это хоронило надежду на реальное решение ближневосточной проблемы. Другое дело, что кому-то именно сейчас понадобилось спровоцировать крупномасштабный палестино-

израильский конфликт. Многие наблюдатели считают, что события последних двух недель напрямую связаны с президентскими выборами в США. Поход Ариеля Шарона к мечети Аль-Акса в сопровождении трех тысяч вооруженных содат израильской армии носил откровенно провокационный и заказной характер. Бывший министр обороны Израиля Шарон, ответственный за кровавую резню в лагерях Сабра и Шатила (1982 г.), убийца 6000 невинных людей демонстратиивно направляется к одной из самых почитаемых мусульманских святынь, чем вызывает гневный протест палестинцев. Столкновения приводят к кровопролитию, израильские солдаты стреляют резиновыми со стальными сердечниками пулями. Палестинцы отвечают камнями.

Если за действиями правого радикала Шарона стоит Джорж Буш-млладший, то все становится на свои места. Теперь представитель нефтяного лобби Америки, основной противник на выборах горе-миротворца Гора, кандидат от республииканцев остается в очевидном политическом и финансовом выигрыше.

Однако ситуация и в самом Израиле такова, что израильское общество глубоко расколото по вопросу о мире с палестинцами и проблеме Иерусалима. И более консервативная часть Израиля не допускает никаких уступок по данной проблеме.

Доминирующая пропоаганда Израиля своим гражданам не позволяет ни на секунду усомниться в том, что необходимо удерживать оккупированные территории Палестины и сирийские Голланские высоты.

Эти настроения умело поддерживает блок Ликуд, борющийся с израильским премьером Эхудом Бараком.

Вообще, много таинственного в трагических проишествиях последней недели. Взрыв анонимными террористами американского военного карабля в Йемене как нельзя лучше готовит общественное мнение в США к безоговорочной поддержке Израиля в борьбе с "арабскими экстремистами". С другой стороны, происшествие в Рамалахе, гибель двух израильских солдат, один из которых выходец из России, также укладывается в определенную зловещую схему. Незадолго до трагедии призванный на военную службу капрал Вадим Норжиц 12 октября был направлен своим командованием в Рамалах, где в это время шло прощание с убитым израильтянами юношей. Военное командованеие "на всякий случай" снабдило резервиста автоматическим оружием и гранатами, фактически послав его на заклание... Смерть солдата в Рамалахе дала повод израильским властям развязать террор против палестинцев, сделать заявлениия на уровне премьер-министра о приоритете законов мести над международным правом (интервью Барака Си-эн-эн).

Вообще, концепция безопастности Израиля все больше и больше напоминает пресловутый "периметр", описанный в фантастическом романе Гарри Гаррисона "Неукротимая планета". Чем больше ненависти и "мер безопасности" применяет Израиль, тем уже становится пространство для маневра, политического, психологического, а в конечном счете и военного.

Но пока карательная операция израильской армии продолжается. Занятно, что, многие электронные СМИ в России представляют дело таким образом, что израильская армия в Палестине сталкивается с тем же, с чем сталкивается Российская армия в Чечне. Нас пытаются убедить в том, что вооруженные камнями палестинские подростки сродни прекрасно экипированной и вооруженной до зубов басаевской рати. Недавно на поприще создания подобного мифотворчества преуспело государственное телевидение России. Выделив полторы минуты послу Палестины в Москве, РТР полчаса предоставило слово израильскому политику Натану Щаранскому, который призывал россиян поддержать Израиль в борьбе с палестинцами, ибо, во-первых, по его словам, враг у России и Израиля в лице исламского фундаментализма един, а во-вторых, израильтяне некогда оказали России моральную поддержку по проблеме Чечни. Что ж, задача стравливания России с исламским миром не первый год стоит перед стратегами "нового миропорядка", озабоченными созданием вокруг России "дуги нестабильности". С другой стороны, мы прекрасно помним, как "поддерживал" Российскую армию посредством своего телеканала председатель Российского еврейского конгресса Владимир Гусинский, человек, имеющий серьезные связи с израильской элитой, владеющей в Израиле крупной долей собственности.

Но самый печальный урок для России заключается в том, что она в силу объективных причин сегодня не может ни малейшим образом повлиять на ситуацию на Ближнем Востоке. Именуемая почетным титулом ко-спонсора мирного урегулирования, на деле Россия оттеснена на глубокую периферию процесса. Министр Иванов, исполняя роль свадебного генерала, мечется по Святой земле, по сути, прикрывая факт тотального доминирования Америки в решении палестино-израильской проблемы. По нашим источникам, Ясир Арафат настаивал на участии российского президента в переговорах в Египте. Однако Америка и Израиль резко возразили против такой схемы. Сегодняшняя Россия грубо выпихивается с международной арены, по сути — это намек, что надо нам сидеть да помалкивать. Пока за стенкой истязают Палестину, сильные дяди советуют "не совать нос в чужие дела". И это также связано с главным вопросом: борьбой за власть в США. Администрация Клинтона — Гора, боясь обвинений республиканцев, решила максимально дистанцироваться от Москвы. Вследствие этого Россия и оказалась вне процесса переговоров на Ближнем Востоке.

А. Ф.

Аль Хайяд НЕТ МИРА В ГАЛИЛЕЕ (Репортаж с места событий)

…К утру на высотах вокруг города появились израильские танки. Тяжелые, выкрашенные в темно-коричневый цвет бронированные "утюги" развернули стволы в сторону города, и то и дело поводили ими, вынюхивая цели. В небе закружились стрекозы вертолетов. Рамаллах обреченно замер.

Все палестинские города и поселения расположены в каменистых низинах или на мертвых пустошах. Чтобы попасть из одного города в другой, надо пройти сложную систему проверок и КПП, после чего по специальным дорогам (на израильские автобаны палестинцам выезд запрещен) можно дотрястись до необходимого тебе пункта. На наших пыльных, разбитых дорогах нет ни "макдональдсов", ни роскошных мотелей с бассейнами и душами. Всей пресной водой распоряжаются израильтяне. И потому на одного еврея приходится в сутки 500 литров воды, а на одного араба — три литра…

Все это "элементы системы безопасности Израиля" и местный "апартеид", когда все современные трассы и дороги проложены в обход палестинских поселений, и загнанные на безжизненные земли палестинские города и поселки, и вода, и электричество в руках "хозяев".

И при любом обострении обстановки палестинские поселки мгновенно блокируются войсками, отрезаются от мира и становятся осажденными и обреченными крепостями.

Впрочем, какими крепостями? Кроме легкого стрелкового оружия и редких гранатометов, у палестинцев ничего нет. А у израильтян — мощнейшая армия. Тысячи танков, сотни самолетов и вертолетов, артиллерия, новейшая электроника. Поэтому никто не питает иллюзий. Танки вокруг города могут сколько угодно сносить жилые кварталы, и достать их на таком расстоянии просто нечем. Как и вертолеты, у которых мы просто как на ладони.

…Когда я читаю в газетах статьи про войну в Афганистане или в Чечне, меня просто душит злоба. Все эти Бен Ладены, саудиты и прочие "борцы за Ислам" кидают сотни миллионов долларов на то, чтобы мусульмане убивали мусульман, или пытаются столкнуть живущих столетиями в мире мусульман с христианами, но здесь, где действительно целый арабский мусульманский народ живет на положении рабов, никакой помощи нет. Ни "стингеров", ни "птуров", ничего. Так какие же они "защитники Ислама"?..

Но затишье в Рамалахе было недолгим. Слишком велика ненависть, накопившаяся в людях. И к полудню улицы вновь закипели людьми.

Перед израильскими блокпостами образовались стихийные митинги.

"Израиль, вон с палестинских земель!"

"Иерусалим — столица Палестины!"

"Родина или смерть!"

В ответ в толпу полетели шашки со слезоточивым газом и резиновые пули.

Потащили первых раненых. Все вокруг затянулось едкой чесночной гарью, от которой слезились глаза и душил кашель.

И тогда в израильтян полетели камни и бутылки с зажигательной смесью.

Это похоже на игру с ядовитой змеей.

Из-за углов зданий, с боковых улиц подростки выбегали на дальность броска камня или выстрела из рогатки. Швыряли их — и тут же бросались обратно.

Израильтяне отвечали резиновыми пулями.

Резиновая пуля — "гуманное" британское изобретение. Кусок термостойкого пластика, который заменяет в гильзе обычную боевую пулю. Британцы изобрели его в середине 50-х, когда международный протест против английских зверств в Ирландии стал всерьез грозить престижу Англии. Тогда-то и создали этого "резинового" монстра как "гуманный" вариант оружия. На самом деле, резиновая пуля почти ничем не уступает боевой. Да, она не пробивает насквозь человека, но удары ее разрывают внутренние органы, ломают кости, а при попадании в шею или голову обрекают человека на мучительную и страшную смерть…

За последнюю неделю только в нашем городе от резиновых пуль погибли почти двадцать человек.

Боевое оружие палестинцы не применяют. Нельзя его применять, когда на улице бушуют многотысячные митинги. Одна очередь — и это тут же развяжет израильтянам руки. По толпе ударят из всех калибров. Боевое оружие берегут на случай, если евреи попытаются взять город штурмом. Вот тогда в его узких извилистых улочках оно будет незаменимо.

По городу пронеслась новость: убили двух израильских разведчиков. Те под видом палестинцев пытались пробраться в город, но были опознаны и задержаны. На допросе оба показали, что имели задание спровоцировать палестинцев на стрельбу по израильтянам. Провокаторы. Их посадили в полицейский участок. Но неожиданно в него ворвалась толпа — и израильтян убили.

И начался ад.

Танки и вертолеты открыли огонь.

Тяжелые снаряды проламывали легкие стены домов и, разрываясь внутри, поднимали их на воздух. С неба по кварталам били управляемые ракеты. Целями становились административные здания, школы и даже мечеть. Одна из ракет попала точно в купол.

Над городом стоял рев вертолетных движков и грохот разрывов.

Обстрел продолжается почти до темноты.

И только тьма останавливает эту бойню.

Всю ночь люди разбирают завалы и извлекают тела убитых.

А утром, после похорон ночных жертв, тысячи палестинцев вновь выходят на улицы и площади. Нас не сломить!

Аль ХАЙЯД

Рамалах, Палестина

Андрей Фефелов ЗВЕЗДА ТАЛИБАН

ПОЛИТОЛОГИ, УЧЕНЫЕ, БОГОСЛОВЫ с замиранием сердца наблюдают восхождение над темным багряным горизонтом мировой истории таинственной зеленой звезды Талибан.

Непонятные вооруженные "студенты", бессчетным воинством спустившиеся с отрогов Гендукуша, попирают босыми ногами сухие дороги Афганистана, неуклонно продвигаются на север. Живая, журчащая, напряженная дуга, растянутая от Файзабада до Герата, грозит распрямиться и, рассекая границы, ударить вдоль долин Мургаба и Амударьи...

Что стоит за феноменом талибов?

Одни расссматривают движение Талибан как один из признаков наступления эры глобальной неустойчивости. По их мнению исчезновение СССР привело к страшному геополитическому дисбалансу, который разбудил дремавших драконов хаоса. А явление талибов как нельзя лучше доказывает неспособность самонадеянных игроков Запада контролировать бушующие энергии кипящего этнорелигиозного котла Азии, готового вот-вот ошпарить цивилизованный мир.

Другие, напротив, ведут речь о некоем поступательном и неотвратимом процессе, связанным с мощным пассионарным взрывом на Востоке. Предрекая новое переселение народов, они видят в талибах предвесников геополитической структуры ХХI века, вспоминают при этом выкладки Николая Федорова, говорившего о будущих "соединенных центрах" космического Кремля, расположенного на Памире.

Люди, близкие к богословию, склонны отождествлять талибов со зловещими дикими племенами, упоминающимися в Библии, имя которым Гога и Магога, чье появление на мировой сцене явится несомненным признаком наступления последних времен, периода постистории.

Обращет на себя внимание текст из "Жития Андрея Юродивого", где в пророчествах содержатся следующие слова "...отворит Господь Бог врата сущая во Индолии, еже есть затворил Александр Макидоньский, и изидуть цареве 70 и два и с людьми своими, нарицаеми нечистии языци, и разидутся по всем землям..."

По мнению некоторых православных мистиков, данные строки указывают на продвижение пуштунских полевых командиров по тропам Памира, некогда "запечатанных" воинами Александра Великого.

Андрей ФЕФЕЛОВ

Владислав Шурыгин АФГАНСКИЙ ВАЛЬС

ПОСЛЕДНИЕ УСПЕХИ ТАЛИБОВ в Афганистане буквально взорвали информационное пространство. Почти все печатные и электронные СМИ заговорили об угрозе новой войны в Средней Азии. Особую пикантность этим прогнозам придают детали недавней поездки Владимира Путина, встречавшегося с лидерами ряда среднеазиатских республик.

Так что же происходит сегодня на южных границах России? Действительно ли нас ждет очередная война, или это только досужие вымыслы репортеров? Кто может стать участниками этой среднеазиатской драмы?

Итак в конфликтную зону сегодня попадают три бывшие советские республики (Туркмения, Таджикистан и Узбекистан) с населением почти в 34 миллиона человек и территорией в 1 миллион квадратных километров. С другой стороны, в этой зоне находятся Иран, Афганистан и Пакистан с почти 200 миллионов человек населения на территории в 3 миллиона квадратных километров. То есть среднеазиатская конфликтная зона по своим размерам фактически сопоставима с территорией Западной Европы и лишь немного уступает ей в населении. Здесь же плотно пересекаются и переплетаются как интересы сверхдержав — России, США, Китая, Великобритании и Индии, так и интересы региональных и панрелигиозных групп — Саудовской Аравии и Эмиратов, шиитских и суннитских центров. Поэтому ситуация в этом регионе всегда складывалась из весьма хрупкого равновесия этих, зачастую противоречивых и конфликтующих друг с другом интересов. И все попытки усилить любую из означенных групп почти всегда приводили к образованию новых временных союзов, блокирующих эти тенденции.

Поэтому для того, чтобы читателю было проще разобраться в этом хитросплетении, мы попытаемся выделить основные группы, традиционно придерживающиеся той или иной общности.

Начнем с наиболее "пассионарной" группы, ставшей фактически детонатором нынешнего политического взрыва. Это талибо-пакистанская группировка, в которую входит афганское движение "Талибан" и часть военного руководства Пакистана, под чьей эгидой оно фактически и родилось. Эту суннитскую, по религиозному признаку, группу активно поддерживают Саудовская Аравия и Арабские Эмираты. В эту группировку активно внедряются наиболее радикальные исламские идеологические течения и в первую очередь ваххабизм.

Официальный Исламабад внешне дистанцируется от "Талибана", но именно на его территории расположены основные учебные лагеря талибов, с его же территории идет снабжение их оружием, техникой, продуктами и пополнениями.

До недавнего времени среди покровителей талибов называли и США, которые поддерживали их стремление установить наконец в Афганистане твердую власть и покончить с гражданской войной. Но недавние бомбежки американской авиацией лагерей талибов, а также обвинение их в укрывательстве мусульманского террориста Бен-Ладена должны были засвидетельствовать изменение позиции США. Но наши источники во внешней разведке утверждают, что контакты между спецслужбами США и Великобритании с талибским руководством сохраняются и ведутся достаточно активно.

СТРАЖДУЩИЕ ВОЙНЫ

Официально афганское движение "Талибан" родилось в Кандагаре в конце 80-х годов, когда 39-летний мулла Мохамад Омар (бывший моджахед, потерявший глаз на советско-афганской войне), собрал небольшую группу радикально настроенных исламских студентов — "учеников Аллаха" — для борьбы за чистоту ислама. Первой задачей группы Мохаммеда Омара было убийство одного из полевых командиров моджахедов и нескольких его людей, напавших на трех женщин в Кандагаре. А уже к февралю 1995 года половина афганских провинций на юге были заняты талибами и был окружен Кабул. Правительству Хекматияра тогда удалось отбить эту атаку, но уже 26 сентября 1996 года был взят и Кабул. Почти тотчас правительство талибов было признано Пакистаном, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами.

По другой версии, во время войны в Афганистане в 1979-1989 годах многие афганцы, преимущественно пуштуны, бежали в соседний Пакистан. В прилегающих к границам Афганистана пакистанских провинциях Пешавар и Белуджистан были организованы лагеря беженцев и лагеря по подготовке вооруженных групп и отрядов моджахедов для борьбы с советскими войсками.

На протяжении 14 лет дети беженцев обучались в медресе, где им внушали основы исламского фундаментализма. Затем эта молодежь попала в руки пакистанских военных инструкторов. Выросшие и воспитанные на войне, молодые пуштуны впоследствии и были организованы пакистанскими инструкторами в движение, получившее название "Талибан" (в переводе "Страждущие").

Идеологически "Талибан" представляет собой смесь фундаменталистских догм с проповедью аскетизма, возвеличивания бедноты и смирения перед Аллахом.

На контролируемых талибами территориях введены жесткие мусульманские законы (запрещены телевидение и западная музыка, женщины надели паранджу и потеряли право работать и учиться, преступникам публично отсекают конечности и т.п.). Талибы проповедуют особую общественную мораль, которую, как они полагают, можно почерпнуть только в религии, точнее, в исламе. Их молниеносное продвижение пять лет назад по Афганистану — свидетельство тогдашней значительной популярности таких взглядов. Причем повсюду в Афганистане наблюдалась одна картина: враждебное отношение к талибам племенных вождей — и восторженная встреча у простых людей.

И на сегодняшний день "Талибан" контролирует почти 90 % территории Афганистана, кроме Панджшерского ущелья, где им активно сопротивляется известный полевой командир Ахмад Шах Масуд. Под ружьем "Талибана" стоит до 50 тысяч бойцов регулярной армии, разбитой на мобильные отряды по полторы-две тысячи человек. Но в случае обострения обстановки из Пакистана талибы могут быть усилены еще как минимум 20 тысячами боевиков, проживающих сейчас в пакистанских лагерях. А в общей сложности под ружье талибы могут выставить до 100 тысяч бойцов.

Почти сразу талибы зарекомендовали себя как яростные антимоджахеды. Пакистан, пока поддерживающий талибов, в душе опасается их, поскольку основная этническая база талибов — пуштуны, а это примерно половина численности населения Афганистана, и крупное нацменьшинство в Пакистане, пуштуны традиционно доминируют в армии Пакистана. И еще с 1947 года все разные афганские правительства добивались от Пакистана, чтобы тот отказался от всех районов проживания пуштунов ради создания независимого пуштунского государства — Пуштунистана.

Однако для талибов национальное деление не имеет сколь-нибудь серьезного значения. На первом месте всегда стоит религиозная близость. Они легко предложили места в правительстве этническим таджикам, до этого их основным противникам в Афганистане — места в правительстве, поскольку таджики также сунниты. А тех же иранских шиитов, стоящих на близких им позициях ортодоксального ислама, объявили "неверными", что автоматически сделало их непримиримыми врагами с соседним Ираном. Также непримиримы талибы ко всем коммунистическим и социалистическим течениям, чьих представителей они приравнивают к слугам сатаны и безжалостно уничтожают.

За этими усилиями талибов внимательно и настороженно наблюдает шиитский Иран. Отношения между талибами и Ираном можно назвать более чем холодными. А после демонстративного убийства талибами шиитских проповедников на западе Афганистана только случай спас Афганистан от войны с Ираном. Почти полуторамиллионная армия Ирана — грозный призрак на западном фланге талибов. Как минимум трехсоттысячная группировка иранских войск уже развернута на границе.

ПАДЖШЕРСКИЙ ТИГР

В самом Афганистане сопротивление талибам продолжает Ахмад шах Массуд.

В марте в городе Талукане, административном центре провинции Тахар, был сформирован Верховный военный совет Афганистана /ВВСА/ по борьбе с талибами. В его состав вошли видные лидеры антиталибского движения и ряд крупных военачальников. Председателем совета избран Ахмад шах Массуд, назначенный главнокомандующим антиталибских сил.

По рассказам беженцев, в Афганистан перебрасываются подразделения пакистанской армии. На аэродромы Кабула и Кундуза перелетели пакистанские штурмовики. С их помощью отряды талибов овладели двумя городами на севере страны: Имамсахибом (провинция Балх) и Шерханом (провинция Кундуз).

После взятия города-порта Шерхан, на реке Пяндж на границе с Таджикистаном, талибы заявили, что они окончательно отрезали северный альянс от внешнего мира. Однако закрепиться на достигнутых рубежах они так и не смогли. Перешедшие через несколько дней в контрнаступление войска Альянса при поддержке местного населения отбросили отряды движения "Талибан" на исходные позиции. По последним данным, линия фронта в провинции Кундуз проходит по мосту Альчин через реку Ханабад примерно в 50-55 км от таджико-афганской границы.

По сведениям, предоставленным штабом Ахмад Шаха Масуда, противник при поддержке пакистанских военных предпринял наступление и на равнине Шамали, которая находится севернее Кабула. Авиация талибов нанесла массированные ракетно-бомбовые удары по позициям сил северного альянса в районе города Чарикар (провинция Парван), расположенного у входа в Панджшерское ущелье. Талибы уже трижды пытались взять эту крепость Масуда, однако пока им ни разу не удавалось даже войти в ущелье. По всему фронту идут активные позиционные бои. С обеих сторон имеется большое количество убитых и раненых.

По данным разведки, под ружьем Масуда и в подчиненных ему группировках Альянса находится до 10 тысяч бойцов, до 50 танков, 20 вертолетов, несколько десятков ракет "Стингер" и большое количество противотанковых средств.

БЛЕСК И НИЩЕТА СОВЕТСКИХ ЭМИРАТОВ

Но своим основным будущим плацдармом талибы видят, конечно, Север. И вектор их движения постепенно все больше нацеливается на территорию бывших советских республик.

Причин тому много. Бывшая советская Средняя Азия сегодня весьма уязвима и рыхла как политически, так и экономически. Почти сразу после развала СССР на территориях бывших республик стремительно сложились автократические государства, где места прежних эмиров заняли бывшие коммунистические партийные лидеры. К тому же из вчерашних "братьев" Узбекистан, Туркмения и Таджикистан превратились в более чем сдержанных соседей. Каждая из этих республик имеет ряд территориальных претензий к соседям, между ними постоянно ведутся острые экономические споры, крайне обострены национальные вопросы. К тому же политическая стабильность режимов весьма спорна. Ни Рахмонов, ни Ниязов, ни Каримов не уверены в своих силах. И опасаются, что внутренняя оппозиция может попытаться воспользоваться помощью афганских талибов для свержения бывших коммунистов, пытающихся создать на своих территориях некий симбиоз из "просвещенного ислама", светского государства и социально-коммунистической демагогии. При этом уровень жизни простых граждан упал до раннефеодального уровня, промышленность и производство фактически полностью разрушены. Все это делает население этих республик весьма восприимчивым к фундаменталистской агитации и пропаганде, с ее идеями "всеобщего равенства", "разделения богатств" и прочих маоистско-мусульманских догм.

При этом для талибов советская Средняя Азия не только лакомый экономический и территориальный кусок, но и в случае успеха — мощный фактор давления на мировое сообщество с целью признания исламского фундаментализма как самостоятельного сегмента мировой политики и закрепления нового передела мира.

Все это заставляет их мучительно искать влиятельных союзников среди сверхдержав и мировых центров силы. Так Туркмения уже давно делает основную ставку на союз с Турцией и встраивание в политический шлейф США. По этому же пути шел до недавнего времени и Узбекистан, но напуганный слишком быстрым выходом талибов на узбекскую границу — постепенно склоняется к переориентации на Россию и ее военную силу.

Таджикистан же, уцелевший восемь лет назад в кровопролитной гражданской войне только благодаря военной помощи России, уже давно находится под российским военным протекторатом.

РУССКИЕ ШТЫКИ

Российское военное присутствие в Средней Азии сегодня выражено двумя воинскими контингентами. Это совместные пограничные войска в Таджикистане и миротворческие силы, представленные 201-й мотострелковой дивизией. В последние недели стали появляться сообщения о готовности Узбекистана принять на своей территории пограничников из России и предоставить территорию для разворачивания российской военной базы.

В общей сложности российский воинский контингент в республиках Средней Азии достигает сегодня 10 — 12 тысяч солдат и офицеров, ста пятидесяти танков, эскадрильи вертолетов и эскадрильи штурмовиков Су-25. Фактически сегодня это самые боеспособные войска в этом регионе. Часть подразделений дивизии постоянно выдвинута на наиболее опасные участки таджико-афганской границы.

Все части укомплектованы на 75 — 80% контрактниками, большинство офицеров имеет большой опыт службы в этом регионе. Хорошо изучены районы республики, на полковых и дивизионных полигонах регулярно проводятся учения. Главной проблемой российского контингента является пополнение материальных ресурсов и переброска резервов. До ближайшей российской границы 1300 километров. Трасса проходит по территории двух самостийных стран — Киргизии и Казахстана. При этом по территории Киргизии проходит лишь одна трансазиатская трасса. И в случае ее блокады наземный путь будет закрыт. И останется лишь сообщение по воздуху, что, конечно, на порядок сложнее.

Интересы России состоят в усилении связей с бывшими союзными республиками, экономического и политического проникновения сюда и формировании твердых союзнических отношений. Ведь именно через традиционно дружественные отношения с мусульманскими общинами этих республик осуществлялся "исламский проект" России — система мирного сосуществования с исламским миром, который был взломан развалом Союза и конфликтом с Чечней.

И сегодня вновь возникают предпосылки для реанимации этого проекта. Средняя Азия нуждается в надежной защите от фундаменталистской экспансии, и Россия — единственное государство, способное реально защитить своих союзников. В этом случае она неминуемо приобретет и новых союзников как в самом Афганистане, так и за его пределами. Например, шиитский Иран, с опасением взирающий на суннитско-фундаменталистскую экспансию.

КУДА КРИВАЯ ВЫВЕЗЕТ?

Все вышесказанное указывает на то, что ближайшее будущее этого региона весьма тревожно. Талибам необходимо установить полный контроль над Афганистаном и начать "освободительный поход" на Север, который позволит снять внутреннее напряжение усугубляющихся экономических и социальных проблем и привлечь себе на помощь ресурсы основных фундаменталистских центров. С другой стороны, Северному альянсу и Ахмад Шаху необходимо до зимы очистить от талибов часть Афганистана, позволяющую перезимовать в более комфортных условиях и развернуть широкое антиталибское движение. Так же в этой войне заинтересована и фундаменталистская оппозиция в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии, для кого усиление здесь российского присутствия может стать концом мечтаний о захвате власти.

С другой стороны, совсем не факт, что вторжение талибов тут же приведет к падению режимов Рахмонова или Каримова. Весьма вероятен вариант развития событий по "таджикскому" или теперь более актуальному "дагестанскому" варианту. При котором вторжение талибов может быть рассмотрено местным населением как военная агрессия, и повлечет немедленное и быстрое объединение всех антифундаменталистских сил, как это произошло в 1992 году в Таджикистане и летом прошлого года в Дагестане, "не воспринявшем" "освободительный" поход Басаева и Хаттаба. В пользу этого говорит и экономическое сравнение ситуации в Афганистане (с его полным экономическим коллапсом) с пусть нищей, но все же мало-мальски организованной жизнью среднеазиатских республик. Афганский пример вряд ли вдохновит бывших советских таджиков, узбеков, киргизов и многих других на создание исламского рая "а-ля Афганистан".

Поэтому от России требуется хорошая выдержка и точный расчет. Главное — не дать себя втянуть в эти события раньше времени. Россия ни в коем случае не должна оказаться в роли "агрессора", чтобы не дать возможность своим противникам создать широкий антирусский фронт.

Поэтому со стороны России не должно раздаваться никаких угрожающих заявлений, и уж тем более никаких открытых провоцирующих действий. Тем более, что у России накоплен большой опыт в этом регионе. Российский Генштаб постоянно проводил и проводит спецоперации в афганском приграничье, наносились артиллерийские удары по базам и скоплениям боевиков в приграничных с Таджикистаном районах, получали оружие союзные нам группировки, но никому не приходило в голову трубить об этом на весь мир.

Поэтому мы должны четко и внятно объявить о своей позиции, которая заключается в том, что Россия никогда не выступит в роли агрессора в этом регионе. Вот сегодняшний наш лозунг. Но мы должны всячески помогать антиталибской оппозиции и готовиться к отражению возможной агрессии и синхронизированных с ней фундаменталистских мятежей. Для этого у нас есть и силы, и опыт, и историческое право.

Сергей Васильев ХАЛИФЫ НА ЧАС ИЛИ ВЕК?

НЫНЕШНИЕ ТАЛИБЫ, чье "внезапное" и романтическое (грозные бородатые фанатики с гранатометами на плечах и героином в кармане) появление на геополитической сцене так потрясло мировую общественность, — вовсе не неожиданность для специалистов по истории Средней Азии. Это вроде бы исключительно религиозно-политическое движение в реальности имеет четкую этническую основу и объединяет представителей пуштунских племен, обитающих в горах на территории Пакистана, Афганистана и северной Индии.

Уже многие века воинственные сыны Пуштунистана наводят ужас на соседние оседлые и, следовательно, более мирные народы. С пугающей регулярностью, примерно два раза в столетие, орды пуштунов спускаются в плодородные долины и предают их огню и мечу, частенько захватывая власть на покоренных территориях. Такая ситуация довольно естественна: в горах время от времени возникает серьезное перенаселение — детей рождается много, а работы и еды хватает лишь на малую толику…Остальных этнологи именуют "сбросовым населением".И для этого "сбросового населения" находится самое простое применение — война.

Это в свое время прекрасно почувствовали англичане, которые, конкурируя с разрастающейся на юге Российской империей, рвались на просторы Средней Азии из своих индийских владений. Ранее практически не знавшие поражений британские колониальные войска, воспетые Киплингом, столкнувшись с пуштунами, в то время контролировавшими почти весь Афганистан, были разгромлены в нескольких жестоких битвах. Следующая попытка англичан подчинить себе "сердце мира" также закончилась неудачей.

Однако исторический опыт показывает, что и пуштунская власть в Афганистане никогда не была прочной — диких воинов неизбежно вытесняли представители более цивилизованных народов. А через несколько десятилетий история повторяла свой цикл, что характерно для Азии в целом.

Но нынешние пуштуны, в отличие от своих предков, взяли на вооружение серьезную интегральную идеологию — один из видов исламского социализма. Талибами обычно называют выпускников медресе, а на арабском талаб — поиск знаний, получаемых в ходе путешествий.

Сейчас таких потенциальных "путешественников" на территории Пуштунистана проживает не меньше 15 миллионов человек, а по некоторым данным, численность пуштунов доходит до 25-30 миллионов. Имея такой огромный мобилизационный резерв, талибы из местной афганской проблемы превращаются в силу континетального масштаба.

Воодушевляемые идеей создания исламского халифата, снабжаемые оружием из Пакистана, они уже поставили под свой контроль девяносто процентов территории Афганистана. Решающий шаг к подчинению страны они сделали несколько лет назад, раздробив коалицию своих противников, договорившись с владыкой северного Афганистана генералом Дастумом. Оставшийся в одиночестве Ахмад Шах Масуд, несмотря на поставки вооружений от России, Узбекистана и других стран СНГ, фактически зажат на территории своей горной крепости — Панджшерского ущелья.

Его возможный разгром будет обозначать глобальную дестабилизацию обстановки в странах СНГ, особенно в Таджикистане, куда неизбежно хлынет мощный поток беженцев ( по некоторым оценкам — до миллиона человек). Беженцев, многие из которых сроднились с автоматом…

Большинство экспертов опасаются, что талибы не остановятся на границах СНГ. Их продвижение вперед обусловлено, в частности, необходимостью захватывать территории, богатые природными ресурсами — ведь сам Афганистан страна исключительно бедная, а соседние Таджикистан и Узбекистан являются настоящими природными кладовыми. Кроме того, они могут рассчитывать на поддержку полиэтнического и чрезвычайно бедного, а следовательно, склонного подпадать под влияние радикальных исламских агитаторов населения Ферганской долины.

Сергей ВАСИЛЬЕВ

Последнее десятилетие нашей истории вбирает в себя не только разрушение идеологической надстройки общества...

Последнее десятилетие нашей истории вбирает в себя не только разрушение идеологической надстройки общества, могучего государственного механизма, но и постепенную смену самого уклада жизни, в том числе жизни экономической.

При этом ярко высвечивается все лучшее, что было в советском укладе, и миллионы бывших граждан СССР с болью и ностальгией вспоминают об утраченных благах, среди которых главное место занимало ощущение стабильности и социальной защищенности.

При всем при этом реалии жизни таковы, что ныне, в кризисную эпоху, в России теперь нарождаются совершенно новый уклад, новый стиль жизни, новая модель экономики.

Нынешнее российское общество трудно назвать капиталистическим или постиндустриальным, скорее уж многоукладным.

Но за кажущейся четкостью терминов и формулировок скрываются неразбериха и хаос, слагающиеся из самых невероятных обстоятельств и человеческих судеб.

Хаос этот бьется в уродливых и нелепых конвульсиях, пытаясь породить пока еще неведомое миру жизнеспособное "нечто".

Исследовать это "нечто", которое можно назвать "новой российской экономикой" или "новым национальным укладом", зафиксировать его первые робкие и кособокие шажки — задача нашей новой рубрики.

Оценивая и препарируя каждое серьезное движение как вне, так и внутри страны, ведущее к формированию нового уклада, мы беремся всерьез оперировать уже несколько ходульным в последнее время понятием "национальный интерес" и при этом, в отличие от многочисленных толкователей и оппонентов, готовы четко указать на его критерии.

Мы считаем, что в национальных интересах совершаются те действия, которые ведут к таким главным последствиям:

— сохранение нации как этнополитического целого и прирост ее численности, пока что катастрофически уменьшающейся;

— сохранение государственной территории;

— развитие и повышение жизнеспособности социума.

Этим и другим темам посвящены представленные ниже материалы.

Андрей Кобяков МИРОВЫЕ ФИНАНСЫ НА ВУЛКАНЕ (Контуры глобального кризиса)

ПРЕДСКАЗЫВАТЬ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ — дело неблагодарное. Сбудется прогноз — скажут, что накликал беду. А не сбудется — назовут паникером или дураком. Но несмотря на это, было бы безнравственным не предупредить жителей, что они живут в доме, построенном в сейсмически опасной зоне.

Даже беглый взгляд на события последних 15-20 лет говорит о том, что здание мировых финансов оказалось построенным именно в такой зоне. Финансовые землетрясения явно участились — мировой долговой кризис 1982-1983 гг.; обвал фондового рынка США 1987 года; полномасштабный финансовый кризис в Японии, разразившийся в 1990 году; "мексиканский" кризис 1994-1995 гг.; обвал доллара в 1995 году; глобальный кризис 1997-1998 гг. Возникает большое искушение увидеть в этих событиях не отдельные кризисы, а последовательные волны одного более обширного и более глубокого кризиса всей системы мировых финансов. И имеются весомые аргументы в справедливости такой гипотезы. Более того, есть основания полагать, что созрели предпосылки для новой волны финансового кризиса, нового многобалльного толчка.

ЕВРО ПИШЕМ — ДОЛЛАР В УМЕ

Совсем недавно, 22 сентября, произошло достаточно неординарное событие. Европейский центробанк совместно с центральными банками стран "семерки" слаженно осуществили интервенции на валютном рынке с целью защиты курса евро. Валютные трейдеры признаются, что совместная акция центробанков, направленная на подъем курса евро (а следовательно, на удешевление доллара) явилась для них полной неожиданностью. Но самым неожиданным было участие в этой акции Федеральной резервной системы (ФРС) США. Последний раз столь представительные по составу участников совместные интервенции стран "семерки" против доллара осуществлялись в 1985 году после известных соглашений, подписанных в отеле "Плаза".

Произошедшее событие имеет очень большое значение, истинный смысл которого пока еще до конца не осознан ни экономистами-аналитиками, ни профессионалами, работающими на валютном рынке. Между тем, участие ФРС в совместной акции означает, что финансовые власти США после многолетнего следования в русле политики сильного доллара дали согласие на мягкую девальвацию сильно переоцененной американской валюты. Почему?

ОПАСНЫЕ ИГРЫ СПЕКУЛЯНТОВ

Факт неуклонного падения единой валюты с момента ее появления на свет 1 января 1999 года сам по себе загадочен. Подавляющее большинство банковских и независимых аналитиков неизменно выдает по евро положительные прогнозы. В настоящий момент евро недооценен по отношению к доллару как минимум на 30%, а к иене на 18%. А он все равно продолжает падать вопреки всем прогнозам. Но если все эксперты, все крупные банки в один голос твердят о прекрасных перспективах единой валюты, и многие из них занимают по евро "длинные" позиции, то что или кто толкает его вниз?

Расхожим объяснением стала формула о бегстве капитала из Европы в США, чему якобы способствует разница в процентных ставках и темпах роста. Однако все не так просто.

Вспомним, что стояло за обвалом иены в 1996-1998 гг. Тогда одной из основных причин того, что иена необоснованно, даже угрожающе далеко отдалилась от уровня, диктовавшегося макроэкономическими показателями, была игра, которую вели хедж-фонды. Значительная разница в процентных ставках между Японией и США позволяла, взяв кредит в японских иенах под практически нулевой процент и конвертировав их в доллары, вложиться в американские облигации, имеющие доходность около 6% годовых. С учетом постоянного падения иены со скоростью примерно 20% год прибыль хедж-фондов превращалась уже в более чем приличные 25% годовых. Для того, чтобы зафиксировать прибыль, то есть превратить ее из бумажной в реальную, надо было провести указанные операции в обратном порядке.

Согласно теории эффективного рынка возможность получать арбитражную прибыль от разности в доходности активов, относящихся к одинаковой группе риска (в данном случае японские и американские долгосрочные гособлигации) не может продолжаться вечно. Рано или поздно рынок должен был ликвидировать эту возможность за счет движения курса в пользу валюты страны с меньшей процентной ставкой. В течение нескольких лет рынок "игнорировал" эту теорию, действуя ей вопреки. Вполне возможно, что за этим стояли сознательные манипуляции рынком со стороны заинтересованных лиц. Но с конца лета 1998 года иена двумя резкими скачками подорожала примерно на 40%, ликвидировав для хедж-фондов возможность продолжать эти высокодоходные и практически безрисковые операции. И не компенсируй доллар свое ослабление относительно японской валюты ростом относительно евро, американская экономика вряд ли пережила бы это падение столь безболезненно. В каком-то смысле Европа стала дополнительным резервуаром, из которого хедж-фонды начали черпать капитал, за счет "транзитного" перетока которого американский доллар удержал свои позиции. Запущенный же однажды хедж-фондами механизм, похоже, продолжает действовать, но теперь уже по откачке капитала из Европы — уж очень прибыльное это занятие. Расплачиваться же за безответственное поведение хедж-фондов приходится, в частности, азиатским странам, для которых дешевый евро стал серьезной проблемой.

ПРИЗРАК КРИЗИСА БРОДИТ ПО АЗИИ

О том, насколько в действительности серьезно обстоят дела, свидетельствуют события, происходящие в последние месяцы на финансовых рынках стран Восточной Азии. Если просто сравнить нынешние уровни основных фондовых индексов стран региона с их значениями времен кризиса 1997-1998 годов, то можно было бы решить, что мы являемся свидетелями нового кризиса, наступившего без видимых причин и практически незаметно для окружающего мира (впрочем, точно так же начинался и предыдущий азиатский кризис.)

Особенно зловеще такое поведение финансовых рынков выглядит на фоне прекрасных макроэкономических показателей азиатских стран. Все они динамично развиваются, имеют внушительный внешнеторговый профицит, значительные и увеличивающиеся валютные резервы. Но, несмотря на это, фондовые индексы обваливаются, а местные валюты вновь попали под обстрел международных спекулянтов.

Азиатские страны стали заложниками двух внешних процессов, совершенно им неподконтрольных — резкого роста цен на нефть и ослабления евро. Как известно, в сентябре цены на нефть превысили отметку 37 долларов за баррель (десятилетний максимум). По существующим оценкам, удорожание нефти может серьезно сократить темпы роста ВВП в странах региона, так как они выступают нетто-импортерами топлива. Естественно, что скажется это и на платежном балансе.

Что касается евро, то его неуклонная девальвация не просто снижает конкурентоспособность товаров азиатского производства на общеевропейском рынке. Она еще и обостряет конкурентную борьбу между европейскими и азиатскими производителями на важнейшем для последних американском рынке. Так, только июльское положительное сальдо Западной Европы с Соединенными Штатами достигло 7,22 млрд долларов, увеличившись по сравнению с июнем на 66,6%. Таким образом, случилось почти невероятное — европейский профицит в торговле с США едва не сравнялся с китайским (7,64 млрд) и японским (7,52 млрд). Так что падение местных фондовых индексов и растущее давление на национальные валюты вполне закономерны. Азиатские страны оказались перед лицом уже хорошо им знакомого кризиса перепроизводства.

США: МЯГКАЯ ПОСАДКА ИЛИ РЕЦЕССИЯ?

Но кризис сбыта встал во весь рост не только перед азиатскими странами.

Пять недель подряд падает американский фондовый индекс NASDAQ, который "полегчал" уже почти на 40% по сравнению с максимумом, достигнутым в середине марта. Причиной его падения стал грандиозный обвал котировок акций Intel, Kodak, Apple, Dell, Lucent Technologies и других флагманов "новой экономики". Эти акции в течение нескольких дней подешевели в 2-4 раза. За ними последовали акции крупнейших производителей микрочипов и других промышленных компаний сектора high tech, резко упали акции химических компаний. Что же вызвало этот обвал? Все означенные компании опубликовали данные о прибылях, которые оказались существенно ниже прогнозных значений, и сослались при этом на большие трудности со сбытом своей продукции, особенно в Европе. Виновниками всего этого опять-таки оказались дешевый евро и дорогая нефть.

Для американцев проблема усугубляется еще и тем, что в США как раз наметилось замедление темпов экономического роста. Об этом, в частности, свидетельствует динамика индекса производственной активности, рассчитываемого Национальной ассоциацией менеджеров по торговле. Индекс имеет большое прогнозное значение, так как его динамика тесно коррелирует с динамикой ВВП. В рамках текущего бизнес-цикла индекс достиг своего пика на стыке 1999 и 2000 гг., после чего началось его резкое падение, что довольно точно совпало с динамикой макроиндикаторов, зафиксировавших сокращение темпов роста американской экономики. В августе же индекс опустился до отметки 49,5, а значение индекса ниже 50 обычно трактуется как сигнал о приближающейся рецессии. Аналогичное падение индекса ниже отметки 50 наблюдалось в начале 1995 года — тогда последовал сокрушительный обвал доллара против всех основных мировых валют. Похожие события развернулись и в 1998 году: падение индекса было обусловлено общим спадом мировой конъюнктуры в результате азиатского кризиса. Вслед за пересечением индексом роковой отметки разразился российский валютно-финансовый кризис, после чего началось массовое бегство инвесторов от доллара. Текущая динамика индекса наталкивает на мысль, что и нынешней осенью у доллара и американских активов могут наступить тяжелые времена. Причем, если в 1998 году ФРС удалось остановить панику резким снижением учетных ставок, то сейчас такой шаг представляется проблематичным из-за возросших в два раза показателей инфляции и ценового давления со стороны сырьевых рынков, особенно рынка нефти.

Напрашивается вывод: участие ФРС в валютных интервенциях 22 сентября вызвано как желанием сделать более плавным сокращение темпов экономического роста, так и стремлением смягчить грядущее падение доллара, чтобы не допустить паники на смежных финансовых рынках.

БОМБА ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА

Снижение темпов экономического роста в США совершенно очевидно представляет угрозу для всего мирового хозяйства. Именно бурное развитие американской экономики позволило избежать глобального экономического краха в 1997-м и 1998 году. США, как локомотив, вытянули тогда мировую экономику и в посткризисный период оставались главным движущим фактором роста. Однако силы американской экономики небеспредельны. В этом году только за первые семь месяцев внешнеторговый дефицит США превысил 206 млрд долларов, а по итогам года, скорее всего, превысит 400 млрд долларов. А ведь даже прошлогодний дефицит в 271 миллиард долларов глава ФРС Алан Гринспен назвал неприемлемым и угрожающим стабильности экономики.

Ожидаемое сокращение спроса со стороны США снова ставит на повестку дня угрозу глобального экономического кризиса. Ведь другого "локомотива" у мировой экономики пока нет. Но и продолжать удерживать глобальное равновесие путем необоснованно высокого курса доллара и усиления дефицитности американской экономики становится все более опасным.

Этим летом Банк международных расчетов в Базеле выступил с предостережением о том, что самую большую опасность для стабильности мировой финансовой системы несет в себе гигантский дефицит американского платежного баланса. (Интересно отметить, что эта организация заранее предупреждала мир о финансовой нестабильности накануне начала "мексиканского" кризиса 1994 года и "азиатского" кризиса 1997 года, в то время как ни МВФ, ни Мировой банк, ни ОЭСР не предвидели кризисов).

Квартальные объемы дефицита баланса текущих операций США вышли на 100-миллиардный уровень уже во второй половине 1999 года. Поэтому годовой объем этого показателя в 2000 году должен подойти к отметке 500 миллиардов долларов. Таким образом по отношению к ВВП этот показатель может превысить 5%. Именно такая часть внутреннего потребления в США, по сути, дотируется остальным миром. Дефицит платежного баланса не очень большая проблема до тех пор, пока есть соответствующий приток капитала извне. Но до каких пор внешние инвесторы готовы будут финансировать дефицит внешней торговли и платежного баланса США? Можно поставить вопрос иначе: на каких условиях они согласятся финансировать его теперь?

Еще два-три года назад Япония находилась в состоянии рецессии, а экономика Европы стагнировала. В этих условиях экономический рост в США привлекал инвесторов при отсутствии альтернативных направлений инвестирования. Особенно после начала кризиса в Азии. Но теперь темпы роста экономики США быстро падают, а Япония и Европа — на подъеме. Кроме того, в последние годы все большая часть притока капитала в США шла на фондовый рынок, а роль государственных облигаций сокращалась. Но фондовый рынок США явно начинает терять привлекательность в глазах международных инвесторов.

Опасность оттока капитала ставит перед Америкой трудноразрешимую проблему. Конечно, резкий подъем учетных ставок может вызвать приток иностранных инвестиций в облигации, но он же крайне негативно скажется на рынке акций, поэтому общий итог может оказаться отрицательным. Девальвация доллара сейчас явно предпочтительней, потому что она одновременно снизит размер внутреннего потребления (за счет сокращения импорта) и улучшит конкурентные позиции американских компаний. Данная мера может сохранить привлекательность фондового рынка США. Однако существует опасность падения стоимости вложенных на этот рынок иностранных средств при пересчете из доллара в другие валюты. Кроме того, слабый доллар может спровоцировать инфляцию в США. Тогда получается, что даже девальвация не только не исключает, но и предполагает повышение ставок. Похоже, для США весьма вероятен переход к модели 70-80-х годов, то есть переход из эпохи внешнеторговых дефицитов в эпоху бюджетных дефицитов и роста госдолга. Но девальвация доллара плюс инфляция плюс высокие ставки окажут угнетающее воздействие на мировую экономику. Получается — и сохранить текущую ситуацию нельзя, и ее изменение не сулит ничего хорошего. Хрен редьки не слаще, кризис, по-видимому, неминуем и в том, и в другом случае — вопрос только о сроках.

ФОНДОВЫЙ РЫНОК: ЛАВИНООПАСНОСТЬ

Похоже, что и у американского фондового рынка, бурно развивавшегося в последнее десятилетие, наметился перелом динамики. По итогам девяти месяцев этого года в минусе оказался не только индекс NASDAQ, но и индекс Доу-Джонса, и S&P-500. А ведь наступил октябрь — месяц, имеющий "черную" репутацию у игроков фондового рынка. (Похоже, он начинает подтверждать свою репутацию — 12 октября все фондовые индексы США опустились к своим годовым минимумам, а NASDAQ упал до самого низкого уровня с ноября прошлого года.) Не допустить обвального падения, а тем паче краха рынка акций — еще более сложная задача, чем осуществить мягкую посадку американской экономики.

В условиях падающего рынка и разочарования инвесторов, многие вложения которых стали приносить отрицательную доходность, особенно зловеще выглядит судьба акций интернет-компаний и производителей программного компьютерного обеспечения. Отношение капитализированной стоимости этих компаний к размеру даже ожидаемой прибыли (ожидаемой, потому что многие из них до сих пор пока приносят не прибыль, а чистые убытки) все еще остается на немыслимых астрономических уровнях. Однако если раньше в условиях самого продолжительно за послевоенное время подъема американской экономики инвесторы готовы были "кушать" прогнозы и обещания о будущих потоках наличности, которые "вот-вот" потекут в бюджеты этих компаний, то теперь, когда экономика подает сигналы о начале спада, а на рынке акций наметился разворот вниз, вряд ли кого-нибудь будут интересовать обещания, а не факты. Потенциальные масштабы падения акций в этом секторе трудно даже оценить, а уж последствия такого падения и подавно. Даже в случае коррекции фондового рынка США (по сложившейся терминологии, к коррекции относят падения рынка до 20%) может бесследно испариться пара триллионов долларов "фиктивного" богатства, как это было, например, осенью 1998 года. В случае же полномасштабного краха рынка, да к тому же принимая во внимание, что падение американских акций вызовет аналогичные процессы на фондовых рынках всего мира, счет пойдет уже на десятки триллионов долларов. Не стоит обольщаться, что исчезнет, дескать, только "фиктивный" капитал -для мировой экономики это будет иметь вполне реальные и вполне катастрофические последствия. Замечу, что вероятность наиболее "черного" сценария представляется все же невысокой, хотя и неравной нулю (в 1929 году тоже мало кто высоко оценил бы вероятность такого сценария, хотя в результате именно они бы и оказались правы). Но даже более "мягкий" вариант развития событий чреват серьезным мировым кризисом.

АВСТРАЛИЙСКИЙ ПАРАДОКС

Падение фондового рынка и валюты Австралии явно выпадает из ряда аналогичных падений рынков в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По многим признакам, падение здесь вызвано совершенно иными, особенными причинами. Да и процессы, отражением которых и является ситуация в Австралии, могут иметь особое значение для мировой экономики. Но особенность эта связана не с природной экзотикой или географической удаленностью австралийского континента. Дело в том, что при анализе факторов падения австралийского доллара проступает еще одна мощная пружина грядущего кризиса, и, возможно, наиболее скрытая от глаз.

Падение австралийского доллара до все новых и новых исторических минимумов выглядит шокирующе, если принять во внимание, что Австралия в отличие от стран Юго-Восточной Азии — высокоразвитая страна. При этом текущие годовые темпы экономического роста Австралии сопоставимы с американскими (порядка 5%), а разница в уровне процентных ставок минимальна (0,25%). Раньше австралийский доллар относили к числу валют, чье поведение определяется ценами на сырье. Но на фоне нынешнего роста сырьевых цен непрекращающееся падение австралийского доллара выглядит совсем уж странно. Не найдя ничего лучшего для оправдания падения австралийской валюты, комментаторы придумали явно нелепое объяснение, утверждая, что ее динамика коррелирует с курсом евро.

Между тем, внешне нелогичное поведение австралийского доллара вполне объяснимо. По одной из версий ослабление национальной валюты компенсирует местным золотодобытчикам низкие цены на желтый металл на мировом рынке. В пользу того, что необычное поведение австралийской валюты связано именно с золотом, говорит практически идентичная австралийскому доллару динамика курса южноафриканского рэнда. Общего же между этими двумя странами, пожалуй, лишь то, что они являются ведущими экспортерами золота. Если удастся обнаружить влиятельную сторону, заинтересованную в поддержании высокого уровня предложения золота на мировой рынок с целью удержания низких цен, то это окажется чрезвычайно сильным аргументом в пользу указанной версии. А кроме того, станет понятным не только почему, но и кто толкает австралийский доллар вниз.

ИНТРИГИ ВОКРУГ ЗОЛОТА

Историческая беспрецедентность ситуации на рынке золота связана с тем, что цены на желтый металл падают и продолжают испытывать тенденцию к дальнейшему снижению, несмотря на общий рост индекса мировых товарных цен. На фоне же взрывного роста цен на нефть эта ситуация кажется просто невероятной.

Ряд известных аналитиков и инвесторов, в течение многих лет профессионально работающих на рынке золота, недавно создали организацию под названием Gold Anti-Trust Action (GATA). Конечная цель организации — добиться официального антитрестовского расследования регулярно совершаемых, по ее данным, манипуляций на этом рынке.

GATA выдвигает очень любопытную и — в силу высокой информированности членов организации — очень сильно аргументированную версию, объясняющую парадоксальную ситуацию с ценами на золото.

По версии GATA, на рынке золота существует "всемирный заговор", участниками которого являются центральные банки развитых стран и некоторые известные частные финансовые структуры. О механизме манипуляций на рынке золота речь пойдет ниже, а пока рассмотрим интересы основных участников заговора.

Центробанки заинтересованы в сохранении искусственно низких цен на золото. Низкие цены на золото позволяют маскировать скрытую инфляцию в развитых странах, которая в широких масштабах проявляется в инфляции фондовых активов и в любой момент может перейти на рынок потребительских товаров. Аналитики журнала Economist и другие эксперты не раз уже обращали внимание на то, что темпы роста денежной массы в США превышают все допустимые пределы. Однако, несмотря на избыточный рост денежной массы, цены потребительского рынка остаются сравнительно устойчивыми. В чем причина такого феномена? Дело в том, что вся избыточная денежная масса в последние годы шла на фондовый рынок, в результате чего акции оказались чрезвычайно переоценены. Даже при сравнении с 1929 годом, все индикаторы, показывающие переоцененность фондового рынка, оказываются рекордными. Чем это закончилось в 1929 году, известно: крах фондового рынка (с 1929 по 1932 год акции подешевели в десять раз) вызвал коллапс банковского сектора (в США обанкротились 1400 банков) и разорение миллионов частных инвесторов. В результате кризис перешел в реальный сектор — началась Великая депрессия.

Ускорение темпов инфляции традиционно делает привлекательным покупки золота, альтернатив которому почти не осталось. В Азии назревает кризис, европейские активы дешевеют из-за евро, в Штатах ожидается замедление темпов роста, да и рынки там ведут себя слишком нервно. А здесь еще вновь встает старый вопрос о рециклировании нефтедолларов: куда потекут эти деньги? На сегодня искусственно удешевленное золото является наиболее привлекательным и даже уникальным объектом для инвестиций. Понятно, что центробанки боятся резкого рывка цен на золото, поскольку это сразу снизит привлекательность акций и облигаций и может дестабилизировать всю мировую экономику. Резкий всплеск цен на золото сейчас вызовет отток средств с фондового рынка, после чего начнется цепная реакция: падение котировок акций вызовет шок у массовых инвесторов (сейчас в США акциями владеют более 50% всех семей), которые связывали с ними основанные на прошлом росте завышенные и явно несбыточные ожидания, отток средств примет панический характер — и крах рынка станет неизбежным (со всеми вытекающими последствиями).

Кроме того, низкие цены на золото позволяют удерживать на исторически низком уровне процентные ставки (при кажущемся низком уровне инфляции), и тем самым поддерживать необоснованно высокие темпы экономического роста. Рост цен на золото, спровоцировав падение курса доллара, вызовет резкий подъем процентных ставок, что неминуемо приведет к рецессии и таким образом заставит распрощаться с иллюзиями "новой экономики", "бесконечного безинфляционного роста" и прочим несостоятельным теоретическим бредом, который в последние годы, как эпидемия, поразил не только американские СМИ, но и серьезные академические круги США. Неминуем и политический кризис, поскольку тезисы о "новой экономики" стали своеобразной мантрой в устах представителей американской администрации.

Но есть еще одна причина, почему центробанки стремятся не допустить роста цен на золото. В последнее время им приходится держать оборону, доказывая обоснованность хранения своих резервов (или существенной их части) в золоте. Критики обращают внимание на то, что золото в отличие от других активов не способно приносить центробанкам никакого дохода. Кроме того, неуклонное падение цен на желтый металл за последнее десятилетие приводит-де к обесценению этих резервов. Во многом под напором этой критики, или используя ее как удобный предлог (?!), центробанки стали осуществлять так называемый лизинг золота, ссужая его избранным банкам и крупным финансовым структурам под низкий процент (1-2% годовых). Эти банки в свою очередь продают золото на рынке, а затем вырученные таким образом средства пускают в оборот, то есть в весьма более доходные операции. В конце года они выкупают золото на рынке, возвращают его центробанкам, а полученную от оборота средств прибыль спокойно кладут в карман.

Однако для этих структур принципиально важно, чтобы цена на золото не росла, а если, возможно, то падала. В противном случае им придется покупать золото в конце года по более высоким ценам, что сведет на нет всю прибыль от операций с вырученными от продажи металла средствами. Надо заметить, что речь идет об очень влиятельных глобальных банковских институтах, обладающих огромным весом и огромными возможностями во всех сегментах мирового финансового рынка. И по мнению ряда аналитиков, они применяют все меры давления на цену золота посредством использования производных финансовых инструментов, в частности опционов. В то же время, если цена все же выйдет из-под их контроля, потери по указанным обязательствам окажутся столь велики, что может возникнуть не только угроза банкротства этих институтов, но и, принимая во внимание их вес, угроза кризиса всей системы мировых финансов. Стремясь не допустить системного финансового кризиса, центробанки развитых стран постоянно наращивают объемы лизинга золота, увеличивая таким образом предложение на рынке. А чтобы еще сильнее продавить цену, центробанки прибегают к распродаже своих золотых резервов в крупных масштабах. Причем совершают при этом нелепые на первый взгляд действия.

Чего стоит, например, история с распродажей большой части золотых запасов Банка Англии. Если бы Банк Англии руководствовался рациональными мотивами получения максимального дохода за продаваемое золото, то ему следовало бы тайно, через брокеров, небольшими порциями продавать металл на рынке в моменты, когда цены складываются наиболее благоприятно. Вместо этого Банк Англии заранее широко оповещает весь мир о своих планах и осуществляет распродажу на аукционах по заранее спланированному графику. Таким образом, Банк Англии заранее формирует негативные ценовые ожидания на рынке, связанные с намечающимся расширением предложения. При этом делаются заявления о потере золотом свойства служить инвестиционным активом и т.п. Все это похоже на целую информационную кампанию по дискредитации золота в глазах инвесторов. Чем, как ни сознательным желанием понизить цену на золото, можно объяснить все эти действия?

GATA уже привлекла к своей деятельности многих видных конгрессменов и общественных деятелей, пытаясь инициировать парламентское расследование. Если это им удастся, ситуация вокруг рынка золота грозит обернуться очень громким политическим скандалом, причем возможно международного масштаба.

Порочная практика манипулирования ценами на золото создала очень опасный перекос на этом рынке. Напряжение достигло таких масштабов, что существующее искусственное хрупкое равновесие может быть утрачено при первых же толчках, которые могут прийти с сопряженных рынков. По некоторым оценкам, цена на золото может очень быстро вырасти в 2-3 раза, после чего по всем финансовым рынкам пронесется такой шторм, в сравнении с которым глобальный ("азиатский") кризис 1997-1998 гг. покажется легким бризом.

Предвижу, что кто-то отмахнется от такого сценария, назвав его плодом больного воображения. Однако вспомним события осени прошлого года. Курс иены за одну неделю сентября 1999 года подскочил на 8%. Случайно ли, что одновременно менее чем за месяц цена на золото выросла почти на 70 долларов за тройскую унцию, то есть на 27,5%? И случайно ли, что вслед за этим последовало существенное падение котировок акций и курса доллара относительно всех основных мировых валют? На наш взгляд все эти вопросы чисто риторические. Ситуация была настолько серьезной, что глава ФРС Алан Гринспен предупредил банки о необходимости выделения дополнительных резервов для покрытия возможных убытков в случае обвала на фондовом рынке США.

СБРОС ПАРА

Так какими же мотивами руководствовались США, присоединяясь к коллективной акции центробанков развитых стран? Ответ может показаться парадоксальным: пойдя на участие в совместных валютных интервенциях, направленных на защиту евро, США фактически защищали доллар.

Приведу такую аналогию. Изучая кейнсианскую теорию макроэкономического регулирования, все студенты понимают, зачем надо стимулировать экономику во время кризиса. Но многие недоумевают: зачем надо сознательно сдерживать, тормозить экономику во время бума? Ответ прост: с печки падать больнее, чем с лавки, а с крыши — больнее, чем с печки. Ведь спад есть во многом порождение предшествовавшего ему подъема. В силу стихийного, неуправляемого сверху характера рыночных процессов во время бума происходит накопление многих эксцессов и дисбалансов. Чем они больше и глубже, тем сильнее будет последующий кризис.

Многое указывает на то, что благословив защиту евро в краткосрочном плане, Америка в действительности решала среднесрочную задачу обеспечения своей собственной финансовой стабильности.

Американцев вынудила присоединиться к компании защитников единой европейской валюты реальная угроза начала нового глобального экономического кризиса. Умеренное и плавное, а главное управляемое повышение курса евро — своего рода сброс пара через предохранительный клапан. Оно позволяет хоть немного выровнять рассмотренные выше гигантские перекосы, существующие в мировой экономике. В противном случае рано или поздно эти дисбалансы должны были неминуемо привести к обвальному резкому падению доллара и американских финансовых активов с непредсказуемыми и трудно контролируемыми последствиями и побочными эффектами, включая полномасштабную панику и острое кризисное развитие событий. Похоже американцы осознали, что ситуация стала угрожающей — сохранение status quo чревато срывом и последующей цепной реакцией, когда событиями нельзя станет управлять. Лучше контроль над ситуацией, чем "эффект домино", подобный событиям 1997-1998 гг.

Можно вздохнуть с облегчением — сбросом пара удалось предотвратить взрыв котла, в котором кипят мировые финансы. Но радоваться рано. Ведь в долгосрочном плане все предпосылки глобального кризиса сохраняются. И мировая экономика продолжает оставаться в кратере, временно спящего, но действующего вулкана.

Андрей Кобяков, кандидат экономических наук, специальный корреспондент журнала "Эксперт"

Борис Александров КОНЕЦ АЛЮМИНИЕВОЙ ВОЙНЫ (Контуры и следствия создания новой российской ТНК)

ОДНИМ ИЗ ХАРАКТЕРНЫХ признаков прошедшей ельцинской эпохи была чреда экономических войн самого различного масштаба, в ходе которых мелкие и крупные хищники растаскивали и делили внезапно оставшуюся бесхозной государственную собственность. В затянувшемся почти на десять лет хаосе успевал нажиться почти каждый более или менее упорный "бизнесмен". Если, конечно, выживал…

Российская алюминиевая промышленность оказалась одним из самых лакомых кусков советской экономики, и криминальные страсти вокруг этой отрасли кипели нешуточные. В знаменитых алюминиевых войнах начала с середины девяностых, разгоравшихся почти вокруг каждого завода или глиноземного комбината, трупы считали десятками, а то и сотнями.

Такая ситуация была, конечно, чрезвычайно выгодна зарубежным транснациональным корпорациям, получившим возможность диктовать собственные кабальные условия разобщенным производителям, управлявшимся зачастую не профессиональными менеджерами, а обычными бандитами, стремившимися поскорее "снять сливки".

Но ничто не вечно под луной. Новая эпоха, наступившая 31 декабря 1999 года, ознаменовалась серьезнейшими переменами, прежде всего именно в алюминиевой отрасли. За считанные месяцы возникала и стала развиваться огромными темпами российская компания, такой мощности, что составляет реальную конкуренцию мировому лидеру алюминиевой промышленности, концерну Alcoa. Правда, владельцы этой частной компании, люди которых называют "новыми государственными олигархами", — Абрамович и Дерипаска.

Масштабы их деятельности и тесные связи с властью позволяют сравнивать "Русский алюминий" с советским министерством, хотя очевидно, что различий между первым и вторым не меньше, чем моментов сходства.

ЗАМЫСЕЛ

Компания "Русский алюминий", в настоящий момент занимающая второе место в мире среди алюминиевых концернов как по производству, так и по капитализации, возникла почти одновременно со сменой власти в стране, и это, видимо, не случайность. Под ее вывеской оказались объединены активы, ранее принадлежавшие конкурентам по рынку. Сделка, приведшая к возникновению суперхолдинга, произвела настоящий скандал — особенно возбуждал журналистов и публику ореол тайны, возникший вокруг этой, вроде бы чисто коммерческой операции. Ведь свой бизнес объединили люди, еще недавно числившиеся "заклятыми врагами" — Олег Дерипаска и Роман Абрамович (Дерипаска открыто враждовал с TWG и Львом Черным, которому некоторое время помогал Березовский — партнер Абрамовича. Да и к самому Абрамовичу Дерипаска вроде бы имел претензии после скандала вокруг Братского и Красноярского алюминиевых заводов).

Эксперты не скупились на частенько взаимоисключающие гипотезы, и обыватели вскоре совсем перестали понимать, что, собственно, произошло и кто кого "кинул": то ли Дерипаска — Льва Черного, то ли Чубайс — Березовского, то ли Дерипаска — Чубайса, а Абрамович — Березовского, то ли все они вместе — остатки российской алюминиевой промышленности, то ли они плюнули в физиономию мировому финансовому капиталу и неожиданно для всех сами оказались, как выразился бы В.Зомбарт, представителями "национального промышленного капитала".

Однако в течение нескольких месяцев выяснилось, что у холдинга, как и у символической птицы на гербе нашей Родины, есть только две головы — Абрамович и Дерипаска. Чубайс же (незадолго до этого пытавшийся влиться в бизнес Дерипаски с печально знаменитым проектом слияния Саянского алюминиевого завода (СаАЗа) и Саяно-Шушенской ГЭС) весьма злобно выразил сомнение в долговечности этого образования. Говорят, что создание первой российской компании, с полным правом претендующей на звание транснациональной, началось очень обыденно — с того, что на переговорах по какому-то малозначительному поводу сошлись Олег Дерипаска, в течение пяти лет управлявший СаАЗом, и Роман Абрамович, который недавно получил в управление контрольные пакеты акций двух крупнейших в России алюминиевых производств — БрАЗа и КрАЗа. Тогда приобретение стоимостью в 500 млн. долларов для Абрамовича было, видимо, крупным, но всего лишь венчурным проектом, или, проще говоря, спекулятивной операцией с целью дальнейшей перепродажи. Все изменила его "историческая" встреча с Дерипаской.

По свидетельству очевидцев этого события, оба бизнесмена быстро нашли общий язык, решив, что проще договориться, чем продолжать бороться, и тут же после переговоров отдали распоряжения о подготовке документов о слиянии контролируемых ими алюминиевых активов.

Объединенный потенциал обеих групп оказался достаточным для того, чтобы относительно легко решить такие непростые задачи, как, например, расчистка завалов по договорам поставок сырья и сбыта алюминия на ранее оккупированном околокриминальными элементами КрАЗе (достаточно вспомнить хотя бы интенсивно пересаживаемого из одной тюрьмы в другую Анатолия Быкова), или достижение договоренности с контролировавшим в течение многих лет БрАЗ Юрием Шляйфштейном.

СТРАТЕГИЯ

Едва возникнув, юная алюминиевая империя получила и реализовала возможности выхода на новые рынки и диверсификации бизнеса. Это задача была особенно актуальна, поскольку немалая часть собственности компании (КрАЗ и БрАЗ) — ориентированы исключительно на производство и продажу первичного алюминия.

Одновременно началась интенсивная работа по созданию рынка акций нового холдинга и его раскрутки как "брэнда" (см. интервью первого заместителя гендиректора "Русского алюминия" А.Булыгина журналу "Эксперт"), что необходимо, в частности, для получения расширенного внешнего финансирования. Впрочем, менеджеры нового алюминиевого гиганта пока в средствах явно не стесняются — они начали осуществление ряда новых крупных проектов. Ими куплен глиноземный завод в Румынии, в стадии окончательного согласования ряд других приобретений в странах СНГ и за рубежом… Создано СП с Карнакертским алюминиевым заводом (Армения). Решен вопрос о площадке, на которой будет строиться алюминиевый завод в Украине, идет практическая подготовка к осуществлению строительства второй очереди СаАЗа. Кроме того, установлен полный контроль над сырьевыми поставками и сбытом Новокузнецкого алюминиевого завода. Сейчас “Русский алюминий” не скрывает, что желал бы выкупить этот четвертый по величине в России алюминиевый завод у провалившей бизнес группы МИКОМ.

Создание холдинга позволило стремительно расширить долю рынка, минимизировать влияние внешних факторов (таких, как цены на первичный алюминий или глинозем), начав на равных конкурировать с мировыми лидерами. Последнее особенно актуально: стремительно монополизирующийся мировой рынок алюминия позволяет диктовать крупным компаниям свои условия всем прочим. А российские производители особенно уязвимы, так как зависят от закупок и продаж на мировом рынке: там приобретается примерно две трети требуемого глинозема и сбывается четыре пятых первичного алюминия.

Необходимость построения крупной и вертикально интегрированной компании: в ряде стран (Германия, Франция, Швейцария, Норвегия) в алюминиевой отрасли — всего по одной компании, абсолютному монополисту. В США, где еще с XIX века существовала жесточайшая конкуренция, рынок тоже монополизировался: компания Alcoa захватила почти 75% внутреннего рынка и продолжает расширяться (последнее приобретение Alcoa — корпорация Reynolds, вместе с которой холдинг будет контролировать 30% всего мирового выпуска алюминия). Таким образом, образование "Русского алюминия" может расцениваться как попытка организовать достойную конкуренцию на мировом рынке, где до последнего времени российские производители не могли эффективно противостоять своим конкурентам.

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Главной проблемой "Русского алюминия" с самого момента рождения было, как ни странно, общественное мнение. Многочисленные конкуренты, завистники и просто скептики (в силу известных условий особенно многочисленные в нашей стране) утверждали, что от компании, создававшейся в условиях жесточайшей секретности, не приходится ожидать легализации своей деятельности. Многие считали также, что активы холдинга так и останутся в различных оффшорах и никогда не вернутся в Россию.

Однако совсем недавно "Русал" заявил, что подал заявку в Министерство по антимонопольной политике на выкуп акций вошедших в группу предприятий у нынешних владельцев — фирм, формально зарегистрированных в оффшорных зонах.

Руководители холдинга сообщили прессе, что, получив разрешение МАП, "Русал" перейдет на единую акцию, выпустит ADR и выйдет с ними на рынок. К этому времени будет завершен выкуп акций КрАЗа у Анатолия Быкова и акций НкАЗа у Михаила Живило(один — в тюрьме, другой — в бегах), а доля "Русала" в капитале "Иркутскэнерго" будет доведена до контрольного пакета. По их словам, холдинг намерен инвестировать строительство заводов высокого передела алюминия в Западной Европе, дабы довести вертикальную интеграцию до логического завершения — так, как это уже сделал главный конкурент Alcoa.

Таким образом, хозяева "Русала" доказывают, что создают открытую российскую компанию, наполненную активами. Многие наблюдатели уверены, что они делают это при непосредственном участии и контроле нового государственного руководства, а проще, президента Путина. Похоже, новая российская элита руками “госолигархов” формирует основы своего будущего экономического могущества.

Борис Александров

Александр Рудаков ИДЕОЛОГИ И ТЕХНОКРАТЫ (Чего хочет “главный связист” Путина?)

ПРИНЯТО СЧИТАТЬ, что "режим Путина", подобно герою Стивенсона, распадающемуся на "мистера Джекила" и "доктора Хайда", имеет силовую (патриотическую) и экономическую (либеральную) составляющие. Первую олицетворяют "разведчики", ведомые секретарем Совбеза Ивановым, а вторую — "финансисты", среди которых больше всех известны в народе Кудрин и Греф. Именно они олицетворяют собой нависающую над "Белым домом" тень Чубайса".

Стало также общим предположением, что "технический премьер" Касьянов, воплощающий собой еще одну "тень" — "тень Волошина", не будет вечно занимать свой кабинет в правительственном здании и со временем его кому-нибудь уступит. Но на вопрос “кому” нет однозначного ответа, и именно он и составляет сегодня основную интригу политического процесса. Аналитики гадают, на ком остановит свой выбор президент, кто займет место Касьянова : Сергей Иванов или Герман Греф? В соответствии с этими прогнозами либеральные медиа уже нанесли несколько превентивных ударов по секретарю Совбеза, а министр Греф перенял своеобразную "эстафету" от своих единомышленников Гайдара и Чубайса.

Однако способен ли сегодня Путин сделать столь однозначный выбор между двумя знаковыми фигурами? Пока что вероятность отрицательного ответа на этот вопрос намного больше, чем положительная. Однако это не означает, что в кадровом резерве Путина нет фигуры, способной персонифицировать как раз вот эту неопределенность. Это — нынешний министр связи Леонид Рейман.

Еще весной ходили слухи о возможном назначении Реймана премьер-министром при отставке "технического" Касьянова. Оснований для таких предположений было в ту пору больше чем достаточно. Леонид Додожнович Рейман — не столько член "питерской команды" (в смысле — команды Чубайса), сколь непосредственный выходец из самого близкого путинского окружения. Неудивительно, что Реймана в последнее время стали называть не иначе, как "связистом Путина". До лета 1999 года о Реймане мог знать только узкий круг специалистов по развитию телекоммуникаций в Северо-Западном регионе страны. А уже с осени того же года "связист Путина" стал фактически единолично определять техническую политику страны по целому ряду важных вопросов. Заняв министерское кресло, он сразу же заявил свои претензии на установление "правил игры" в Интернете и потребовал навести порядок в вопросе регистрации доменных имен, заявил о своем замысле лицензировать СМИ в Сети и создавать инфраструктуру для электронной торговли в Интернете.

Оценивать чисто профессиональные качества Реймана как "главного связиста страны" пока еще рано — слишком мало времени прошло с тех пор, как этот питерский инженер обосновался в министерском кресле. Хотя объем инвестиций в российские телекоммуникационные системы в 2000 году превысил аналогичные показатели 1999 года почти в полтора раза, привлеченных денег все равно в сотни раз меньше тех 20 миллиардов долларов, которые, по словам того же Реймана, необходимы для создания в России современной информационной инфраструктуры.

Если рассматривать некоторые его идеи в контексте социальной политики, то можно найти много общего как раз с политизированными либералами, пытавшимися в свое время навязать стране свою так называемую "жилищно-коммунальную реформу". В частности, г-н Рейман — горячий сторонник введения повременной оплаты за телефонные разговоры, что может обернуться не только серьезным финансовым, но и психологическим ударом по большинству жителей страны. Впрочем, сам глава Минсвязи убежден, что, мол, в городах свыше 30 процентов населения используют свои телефоны в коммерческих целях и таким образом извлекают прибыль из "почти бесплатного" ресурса телефонной связи.

Однако здесь важно уяснить, что такие планы не лежат в русле присущего либералам стремления проводить свои "реформы" за счет большинства населения страны, маниакального желания поставить народ на колени и таким путем добиться личностного и политического самоутверждения. Скорее, они продиктованы лишь сформировавшимися за годы "работы в бизнесе" представлениями об "эффективности" проекта, в рамках которого нет живых людей, а есть лишь "добросовестные" и "недобросовестные" клиенты.

Именно в силу этой кажущейся "неидеологичности" Реймана крайне интересно рассмотреть эту фигуру в контексте анализа возможных модификаций иделогического фасада режима Путина. Ведь нынешний министр связи как нельзя лучше подходит на роль "героя" новой информационной модернизации страны, сама идея которой призвана оживить рухнувшие под обломками "политизированного либерализма" ценности "глобального мира". Инженер по профессии, он с 1985-го по 1999 годы провел на руководящих должностях в ЛГТС ( впоследствие ОАО "Петербургская телефонная сеть") и лишь совсем недавно прибыл в Москву. Уже по одной этой причине к такому человеку невозможно предъявить те претензии, которые общество предъявляет к Чубайсу, Кириенко, Немцову и прочим "либерал-реформаторам". В свое время они обещали людям собственность и безопасность, но принесли только отчаяние и прозябание в безысходной нищете. Их ценности — "свобода прессы", "демократия", "открытое общество" — оказались блефом.

Вместе с тем всего этого нельзя сказать про Интернет, ставший мировым фактором за последние годы и давший некоторым повод смотреть на пространство, как на некую условность. В свою очередь идея "глобального информационного пространства" может при определенных условиях стать таким же идеологическим ресурсом либерализма, как идея "открытого общества". В самом деле, не зря же Китай и исламский мир не спешат вплетать свои интеллектуальные элиты в мировую паутину, несмотря на все экономические выгоды этого предприятия, и развивают собственную Сеть.

Возможно, что в будущем чисто политическая миссия Реймана в путинском окружении будет сводиться к созданию новой модели "западной ориентации", носящей как бы технократический характер. В свое время Леонид Додожнович занимался бывшей в свое время очень модной, обсуждавшейся вместе с рекламой наступавшего "третьего тысячелетия" и будоражившей общественное мнение Запада "компьютерной проблемой -2000", слывет большим специалистом в области интернет-технологий и обещает "в ближайшие годы" сделать сотовую связь "доступной жителям самых отдаленных деревень". (Так буквально и сказал: "Мы будем стремиться к тому, чтобы распространить сотовую связь на все районы страны, в том числе и на село, будем внедрять мобильные системы третьего поколения").

Все это вместе взятое работает на имидж этакого "российского Билла Гейтса", продвинутого технократа, обещающего "невиданный рост" на новом витке научно-технической революции. Чтобы представить себе, каков образ мышления этого человека, достаточно привести несколько фраз из одного его концептуального доклада, сделанного в грефовском Центре стратегических разработок незадолго до путинской инаугурации. Вот Рейман говорит о "глобальном информационном пространстве" и призывает представить себе — "вам необходимо переслать 30 страниц текста на 5000 км. 50 лет назад это была задача для почты — 10 дней — 30$; 20 лет назад — факс — 30 минут или 1 час 5-10 $ ; сегодня в 3 секунды — 0, 03$". Стоимость связи упала в 1000 раз, скорость возросла в 300 000 раз лучших сетях". В каком-то смысле это своеобразный и достаточно распространенный среди жителей столичных городов взгляд на конец уходящего века, на нашу новейшую историю. Это взгляд технократа, для которого "мировой прогресс" определяется через цифры, а политические последствия построения "глобального информационного общества" не являются предметом серьезной рефлексии. И "уменьшение культурной обособленности народов, возможность применения потенциально новых моделей и методов управления и в перспективе уменьшение роли государства в глобальных процессах" — это не трагические и чреватые самыми тяжелыми последствиями события, а все тот же самый "прогресс".

Однако имеет ли право на существование патриотическая версия технократического подхода, стремящегося совместить модернизацию и традиционные ценности? Трудно ответить на этот вопрос иначе, чем да, ведь от того, возникнет ли такой тип управленца, ученого, специалиста, который ориентирован на такой синтез — во многом зависит наше будущее. И очевидно, что великая российская держава не может быть технически отсталой страной. Как ни странно, но зерна такого подхода тоже можно отыскать в воззрениях Леонида Реймана.

Нельзя не согласиться со "связистом Путина", когда он говорит о том, что "борьба за контроль над материальными ресурсами, стремление к увеличению разрыва между "ресурсодобывающими и информационно развитыми странами может привести к обострению противоречий в инфракоммуникационной среде", которые, отметим от себя, могут привести к созданию своего рода нового "железного занавеса" в глобальных коммуникационных системах, отгораживающего "золотой миллиард" от всего остального человечества. И когда Леонид Рейман говорит о том, что ускоренное развитие телекоммуникаций — это важнейший интерес национальных интересов и национальной безопасности России, то в этом он тоже прав.

Амбивалентность фигуры Реймана накладывается на общую стратегическую неопределенность будущего той политической конструкции, которую сегодня называют "режим Путина". Однако тот вызов, который бросает России новая информационная эпоха, в любом случае должен быть принят. Другое дело, что поиск лучшего решения в этой ситуации — это проблема не только политических лидеров. О ней должны думать все, кому дорого будущее России. Ясно, что оказаться в технологической ловушке, подобной той, которая ждала нас в начале 80-х, мы больше не имеем права.

Александр РУДАКОВ

Александр Бородай, Андрей Кобяков МАЯТНИК ВЛАСТИ (Загадка противоречивости Путина кроется в изменчивости мира)

CРЕДУ ОБИТАНИЯ постперстроечной России освоили только две стандартных для всего мира разновидности homo politicus, родившиеся еще в середине девятнадцатого века: либералы, частенько называемые демократами, и консерваторы, именуемые также патриотами. Конечно, оба этих вида, делятся на множество подвидов — так, например, патриоты бывают красные, белые и "синтетические", а разновидностям либералов несть числа — умеренные и радикальные, а также приверженцы различных экономических школ…

Не заостряя внимания на споре о терминах, попытаемся самым кратким и общим образом все же определится со значением этих понятий: консерваторы и либералы.

Итак, консерватизм — ориентация на традицию, образ мыслей, согласно которому примат имеют традиционные надиндивидуальные ценностные установки ( советские или русско-имперские в данном случае не так уж важно), исторически сложившиеся для данного социума. Российско-советский консерватизм стремится к тому, чтобы горизонтальные связи внутри общества (родовые, корпоративно-цеховые, семейные) были не слабее связей вертикальных (государство-индивид) и противостоит нарастающей атомизации общества, всячески оперируя термином "народ". Консерваторы ратуют не только за соблюдение норм законности ( по определению сугубо запретительных), но и о сохранении положительных моральных ценностей, сформулированных в виде общезначимых императивов.

Либералы же — "новаторы", стремящиеся изменить традиционные устои общества и модернизировать его, освободив от того, что считают лишним и вредным. Российский либерализм издавна предлагает нашему Отечеству западные модели социальных и экономических отношений (почему-то всегда устаревшие). Среди них важнейшее место занимают требования свободы личности и конкуренции, стремление к максимальному индивидуализму, обратной стороной которого и является атомизация общества и превращение народа в "толпу одиноких". Характерно, что эти ценности, упорно прививаемые на российскую почву еще со времен Чаадаева, а то и царя Петра, так и продолжают оставаться для нас "новациями", хотя на самом Западе они давно перешли в разряд консервативных. Из-за несовпадения наших и западных "консерватизмов" возникает забавная путаница, — например, по "их" представлениям Гайдар и Чубайс — правые консерваторы, а по классическим отечественным меркам — левые и либералы.

Но в течение последнего года в уже сложившуюся политико-идеологическую среду стали стремительно входить представители нового поколения политиков, наиболее заметным представителем которого стал, несомненно, новый президент г-н Путин. Естественно, старое поколение тут же попыталось идентифицировать пришельцев, среди которых оказались и "новые государственные олигархи" вроде Абрамовича, Дерипаски, Мамута , чиновники, как Шойгу, бывшие чекисты и военные, как Иванов или Пуликовский…

И поэтому надо понимать, что сакраментальный вопрос: "Кто вы господин Путин"? — наперебой муссирующийся почти всеми СМИ, обращен не только к президенту, но и ко всей новой генерации политического и экономического истеблишмента.

Но этот вопрос, задаваемый самыми разными людьми и на самые разные лады, до сих пор остается без ответа. Дело в том, что Путин и люди его окружающие никак не вмещаются в рамки консервативно-либеральной дихотомии. Политологи, рассматривающие в лупу каждый поступок и каждое слово президента, с ужасом убеждаются, что Путина нельзя назвать ни патриотом, ни либералом. Пока что он совершает примерно равное количество деяний, которые можно положить на "патриотическую" или на "либеральную" полочки.

Поэтому самые различные элитные группы, привыкшие мыслить шаблонами, выдержавшими испытание временем длиной в полтора века, уже давно требуют от Путина и его соратников некой "определенности".

Но президент, словно не замечает слезных призывов общественности, и та, утомленная мнимой загадочностью его поступков выдвигает миф о политической противоречивости, причина, которой, по мнению Александра Проханова, например, кроется: "в свойствах его психологии. В тайном страхе отшатнуться от порочной среды, которая привела его в Кремль, помечена трупными пятнами ельцинизма, преступлениями против Родины, грехом отцеубийства и святотатства. Страхом порвать с ядовитым племенем и напрямую обратиться к народу. Страхом соприкоснуться с народной стихией, грозной, взрывной, непредсказуемой, огненной, как магма, тяжкой, как оползень, слепой, как землетрясение".

Однако нам представляется, что новому президенту просто не с чем и незачем обращаться к народу. Ведь у него нет никакой сверхзадачи, которая могла бы воодушевить пресловутую "стихию". Путин, как и его окружение, — сугубые прагматики, которые были и будут заняты политическим выживанием. Им, прекрасно осознавшим реалии информационного общества, когда само событие значительно меньше, чем его интерпретация СМИ, важно не единожды "зажечь народ", представ перед массами в облике лидера или вождя, а постоянно более или менее нравится электорату. Ведь это в наше время главная предпосылка прочной политической власти.

Существует мнение, что появление в России поколения "политиков нового типа" не случайность, а лишь конкретный случай общемировой тенденции.

К примеру, "лучший друг" Путина на Западе английский премьер Тони Блэр тоже вызывает своим поведением массу нареканий в идеологической невыдержанности. Ранее позиционировавшийся как типичный лейборист, он во в многих вопросах политики и экономики оказался правее самых "крутых" тори. Обозреватель лондонской Financial Times Джо Рогали весьма удачно и емко назвал этот новый тип политика "виртуальным". Для такого политика гораздо важнее появляться на телеэкране, чем в собственном рабочем кабинете.

Улыбки с сотнями нюансов и разновидностей, соответствующими случаю: торжественная скорбь, решительные интонации, мудрые кивки головой; ироничный взгляд, за которым скрывается немыслимая глубина тайного знания и компетентности, недоступной простому смертному... Эти образы-маски отделаны до мельчайших деталей, доведены до совершенства и представляют собой истинные произведения имиджмейкерского искусства. Их совершенство безошибочно выдает искусственность, которая заметна практически любому зрителю-избирателю-гражданину. Но они не раздражают нас, потому что отвечают нашим эстетическим требованиям, соответствуют нашим тайным чаяниям, растворяют нас в коллективной моральной безответственности и сохраняют нам чувство душевного комфорта.

Руководство таких лидеров безболезненно, малозатратно и никак не связано с реальностью. Оно — виртуально. Обещания прекратить войну в Чечне чередуются с обещаниями как можно быстрее довести ее до победного конца. Первые льстят нашему высокому чувству собственного благородства, вторые приятно щекочут наш боевой дух. И нам дела нет до противоречий в обещаниях. Ведь мы понимаем, что за обещаниями не последует адекватных действий. И нас очень устраивает, что нас не ждет ни увеличение налогов для того, чтобы оплатить дорогостоящие мероприятия по восстановлению мирной жизни, ни повестка из военкомата и необходимость надеть шинель и такие неудобные сапоги для скорейшей победы. Ведь мы этого и ждем. Нам очень нравится играть в Doom, Quake и т.п., зная, что у нас в запасе еще несколько жизней, возможность переиграть все заново с последней записи, а главное — оставаясь в своей теплой уютной квартире, удобном кресле и мягких тапочках.

Их конек — послания к соотечественникам, обращения к нации, которые они представляют публике с истинным блеском и талантом. Но написаны они специальной управляющей компьютерной программой. Она анализирует информацию, поступающую от хитроумных локаторов, нацеленных на наши головы. Эти локаторы распознают, что бы мы хотели услышать от своих политиков. Раздается характерное шуршание процессора, на экране появляются песочные часики. И затем мы видим и слышим наших политиков.

Похоже, они являются своеобразным ответом, бросаемым нациями навстречу вызову времени. Надвигающийся глобальный кризис, о некоторых аспектах которого немало сказано в предыдущей статье, явно мало что оставит от либеральной идеологии — вавилонская башня мирового экономического и геополитического глобализма во главе с США явно дает громадные трещины, будучи еще далеко не завершенной. Но и классический консерватизм, с его непременным требованием национального самоизоляционизма, в условиях стремительного развития новейших информационных технологий, диверсификации мировых производственных процессов, изменения демографического баланса и миграциях чудовищного масштаба, выглядит достаточно абсурдным. Недаром многие духовидцы вроде Рене Генона или социологи как Питирим Сорокин, утверждают, что кризиса, сравнимого по масштабам и глубине с тем, что нам еще предстоит испытать, человечество не испытывало со времен крушения Римской империи.

Если это так — новые способы человеческого существования, новые идеологии и даже новые религиозные догматы будут рождаться медленно и в муках. А пока длится переходный период, наиболее эффективными будут те политики, которые, не забивая себе голову идеологемами, будут "действовать по ситуации", воспринимая политическую жизнь лишь как "миг между прошлым и будущим". И если Путин захочет удержать власть над страной в своих руках надолго, он не станет ни реализатором русофобских идей Чубайса и К, ни долгожданным патриотическим мессией.

Александр Бородай, Андрей Кобяков

Николай Сапожников СУБЪЕКТЫ НА СТАРТЕ (Провинция выбирает умом)

ОТКРЫЛСЯ новый политический сезон в субъектах Федерации. Открылся 15 октября президентскими выборами в Удмуртии.

Они, с одной стороны, выглядели весьма особенными, с другой — в них отчетливо проявилось типичное — то, что будет повторяться на выборах глав исполнительной власти в других регионах России.

Удмуртская Республика до сих пор была республикой парламентской. Шесть последних лет ее пытались сделать президентской, и шесть лет это не удавалось.

Мы, коммунисты Удмуртии, отстаивали парламентскую форму республики: подлинная подконтрольность исполнительной власти власти законодательной — норма настоящей, а не мнимой демократии. Наши доводы все эти годы принимались во внимание. Но переход к президентству в Удмуртии все-таки состоялся. Против них сработал федеральный закон о системе органов власти в регионах, где исполнительной власти отводится более значительная роль, чем власти законодательной. Против нас сыграла и пропаганда, основанная на сравнении уровней жизни в Удмуртии и у наших соседей в Татарстане и Башкортостане: вот, посмотрите, в этих двух республиках давно ввели президентство и там лучше живут.

Татаро-башкирский вариант власти основан на национализме и выторговывании на нем льгот от Центра, за счет которых и повышается уровень жизни.

Это многим понятно. Но пример-то заразителен. И голый прогматизм у нас взял верх. На референдуме в марте были приняты поправки в Конституцию Удмуртии, а летом появились законы о президенте и о выборах президента.

Мы до самого конца отстаивали идею парламентской республики и, соответственно, не занимались раскруткой нашего кандидата в президенты. Хотя таковой у нас был — это Вячеслав Николаевич Ануфриев.

Он член КПРФ, ему 54 года, его авторитет в республике достаточно высок.

В свое время Ануфриев возглавил разгромленное госпредприятие "Удмуртпродконтракт", быстро навел на нем порядок и превратил в успешно работающее предприятие с 3 тысячами работающих в 18 структурных подразделениях по всей республике.

За две недели мы собрали в поддержку Ануфриева 38 тысяч подписей. Но на его избирательную кампанию оставался лишь месяц с небольшим. И это при всем том, что основные претенденты стартовали в негласной президентской гонке давным-давно. Поэтому Ануфриев, по согласованию с бюро обкома, принял решение о снятии своей кандидатуры.

Таким образом, народно-патриотические силы Удмуртии, имея неплохие возможности для борьбы за высший пост в республике, выбыли из нее из-за временного фактора. В этом особенность удмуртских выборов. А что в них типичного?

Когда мы решали, кому из оставшихся кандидатов в президенты отдать предпочтение, то исходили из следующего: нам ближе тот, кто более всех неприемлем для наших политических противников. А все удмуртские демократы выступают против председателя Госсовета Александра Волкова.

И мы поддержали его. Таким же принципом, на мой взгляд, будут руководствоваться народно-патриотические организации и в других субъектах Федерации.

Типичным для выборов в провинции будет вмешательство в их ход столичных финансово-политических группировок. Как и было у нас. Заметим: трое кандидатов в президенты Удмуртии занимали высшие посты в республике. Александр Волков — председатель Госсовета, Павел Вершинин — его первый заместитель, Николай Ганза — председатель правительства.

Почему они не договорились о распределении ролей, а вступили в борьбу, сопровождавшуюся даже скандальными разбирательствами в Центризбиркоме?

Вершинин и был рекомендован в замы Волкова самим Волковым. Рекомендован как представитель титульной нации. За ним стоит удмуртское национальное движение, которому захотелось поиграть мускулами.

С Вершининым все ясно. Николай же Ганза был выдвинут Волковым в председатели правительства по просьбе директорского корпуса республики. Выдвинут как чистый хозяйственный управленец. А потом он вдруг полез в политику. С чего бы?

Ганза явно был ангажирован “Союзом правых сил” и "Яблоком". Они обеспечили ему паблисити через столичную демократическую прессу, они дали ему политтехнологов для организации кампании.

Пропагандистский удар не принес желаемого результата. Ганза проиграл не только Волкову, но и Вершинину.

Волков же победил потому, что под его руководством в республике идет устойчивый рост промышленного производства и осуществляются меры по социальной защите населения.

Успех в избирательной кампании сегодня в первую очередь определяет личность с ее делами и поступками, а не пальба пропаганды.

Николай Сапожников, депутат Госдумы, секретарь Удмуртского обкома КПРФ

__ P.S. Отстаивание национальных интересов на фоне великого множества интересов клановых, корпоративных, партийных требуется сегодня не только в большой политике и экономике...

P.S. Отстаивание национальных интересов на фоне великого множества интересов клановых, корпоративных, партийных требуется сегодня не только в большой политике и экономике. Повседневная жизнь и работа на местах, необходимость выжить, окрепнуть, создать задел для преодоления хаоса и разрухи предполагают и здесь разумный, здравый подход к делам во всех сферах жизни. И вот характерный свежий пример — событие, о котором рассказано выше. Отставя на время в сторону правило — выдвигать, избирать на высокие должности "только своих", коммунисты Удмуртии взвешенно и ответственно подошли к этим выборам с позиций не узковедомственных, амбициозных, а мудрых и дальновидных Чем, кстати, подали образцовый пример мастерам заботиться на словах о судьбе России, о ее возрождении и подъеме… Возрождение обеспечивают не речи с трибун, а конкретная работа и ее результат.

Александр Волков показал себя в этой работе умелым организатором, и коммунисты Удмуртии, сняв в его пользу кандидатуру своего представителя, проявили заботу не о партийной репутации, а, по самому серьезному счету, о национальном интересе. Остается только надеяться, что новый руководитель республики сегодня достойно оценит этот непростой для коммунистов шаг, и в дальнейшем не будет чураться опоры на народно-патриотические силы — во имя все тех же, единых для всех настоящих граждан Отечества — национальных интересов.

МАЛЬЧИКИ-МАЖОРЫ, ЛЕТЧИКИ-ПИЛОТЫ (Глава из новой книги)

АБСОЛЮТНАЯ БЕДА РОССИИ, на мой взгляд, состоит в том, что из нее сосут кровь семьи, подобные семье Боровиков или Михалковых и прочих вельмож. Свои Михалковы есть в маленьких городах. Разветвленные десятки тысяч семей этих образуют грибницу. Они женятся и выходят замуж за себе подобных отпрысков таких же, подобных им семей-династий. Михалковы, к примеру, прекрасно в лице папы "дяди Степы"" служили советской власти, оба братика прекрасно вписались в демократию, оба, конечно, не гении, но овладели привилегированным мастерством. Папа Михалков в свое время женился на дочери художника Кончаловского, детки, и Михалковы и Кончаловские, и все исправно вампиризируют Родину. Генрих Боровик, председатель Советского Комитета защиты мира, родил двоих: Артема и дочку Марину. Дочка вышла замуж за Диму Якушкина, сына кэгэбэшного генерала. Дима Якушкин, как и подобает сыну кэгэбэшного генерала, работал журналистом в Париже. К этому еще следует добавить, что жена Артема Боровика — Вероника Хильчевская — тоже не безродная девушка. Ее отец был представителем СССР в ООН, а первый муж был тоже мальчиком-мажором — сыном политического обозревателя Томаса Колесниченко. Одно из первых интервью со мной в русской печати, в газете "Московские новости", опубликованное чуть ли не в 1988 году, было взято у меня Дмитрием Якушкиным. Позже я потерял его из виду, и выплыл он вновь уже в качестве пресс-секретаря президента Ельцина. Когда в декабре 1998 года Министерство юстиции отказало в регистрации Национал-большевистской партии, я достал его домашний телефон и позвонил. Что называется, "голод не тетка", или "любовь зла — полюбишь и козла". Подошла дочь Боровика Марина и довольно мило поговорила со мной. "Я ничего от Димы не хочу, — сказал я, — мне бы совет получить". — "Я сейчас ухожу, еду как раз встречаться с Димой, — сказала жена Якушкина. — Мы едем на банкет. Позвоните в 11.30, мы будем дома, он подойдет к телефону. Кстати говоря, мы живем рядом с редакцией вашей газеты, часто проходим мимо ваших мальчиков". В 11.30, когда я позвонил, у них был включен автоответчик. Я оставил свой номер телефона. Жду его звонка и по сей день. Хотя он уже не пресс-секретарь Ельцина. Мальчики-мажоры… В 1990-м, в ноябре, после передачи "Камертон" прямо в студии Боровик познакомил меня с телеведущим Любимовым. Вот еще один мальчик-мажор. Папа — большой советский разведчик. Они такие все крупные, эти ребята, мясистые. Вспоминаю своего босса, наглого Питера Спрэга, оглоблю здоровенную: "Скажите, Питер, — спрашиваю я у него, мы сидим на кухне, — почему американцы такие здоровенные?" — "Бифштекс каждый день в трех поколениях — вот и весь рецепт, Эдвард, — отвечает он и бросает газету на стол, встает. — У вас в России едят мало мяса", — смеясь, покидает кухню. (Старый, злой Питер, я скучаю по нему… Хотел бы опять послужить у него батлером, вернуть старые добрые времена). Но в семьях Боровиков, Михалковых или Любимовых ели каждый день это пресловутое мясо и в более чем трех поколениях! Вот детки и вымахали все такие здоровые и мясистые. На всех мяса в России, правильно, Питер, не хватало, и если кто-то ел его ежедневно, то в прямом смысле вырывал его из других ртов.

Нет, я не испытываю личной неприязни к этим ребятам, я испытываю классовую ненависть. Должен же кто-то однажды высказать и такую, от противного, точку зрения. Я отпрыск бедного, простого рода, мой отец был всего лишь капитаном НКВД, потом МВД. Переводя на стандарты XIX века — что-то вроде выслужившегося из рядовых в офицеры и потому получившего дворянство воронежского простолюдина. Я как-то перечел "Отцы и дети" Тургенева и подумал, что мой отец соответствует отцу Базарова — штаб-лекарю. То есть я "из малых сих". Всем, что у меня есть, а есть у меня только известность, книги, великолепная партия НБП, которой, я верю, будет принадлежать власть в России, так вот, всем, что у меня есть — я обязан только себе: своему таланту и усилиям. А их, Боровиков, Михалковых, Якушкиных, поставили на рельсы и пихали папы, семьи, фамилия. Ну да Бог с ними…

Поселили меня в ноябре 1990 года на улице Герцена (ныне ее переименовали в Большую Никитскую) в доме, где тогда еще помещался журнал "Театр". Им, "холдингу", как сейчас говорят, империи "Совершенно секретно", сдавал для их гостей квартиру некий предприимчивый обыватель. (В 1992 году я еще раз жил там, теперь уже сам себя оплачивая. Туда же ко мне приходил в марте 1992 года Жириновский — пить водку и разговаривать. Туда многие приходили, (Виктор Алкснис, тогда еще "черный полковник", девки какие-то, израильский журналист Шамир…) На прощание, помню, Боровик устроил для меня ужин в "кооперативном" (или тогда уже говорили "частном"?) ресторане на Лесной улице. Тогда этот ужин не показался мне необычным, но сейчас, когда больше половины его участников мертвы, этот ужин выглядит в ином свете. Мертвенно-бледным кажется он мне, ужином мертвецов. Боровик с женой приехали за мной на машине и привезли в ресторан. Сам зал ресторана находился в полуподвальном помещении, столиков было немного. Было в изобилии мясо и много зелени — свежие помидоры, огурцы, лук, кинза. Боровик объяснил, что это не парижский, конечно, ресторан, но здесь есть свежие овощи, мясо и нет бандитов. Я сказал, что в Париже хожу в рестораны, только если меня приглашают издатели или еще кто, кому что-то от меня нужно. Я плохо разбирался тогда в персоналиях России, я не знал, кто есть кто, и потому не мог оценить тогда, какая там компания собралась. Долго я там не пробыл, у меня был ранний утренний авиарейс в Париж. Помню, что провожать нас вышел длинноволосый, как мне показалось, пегий человек в очках. Он сказал, что клятвенно обещает, что пригласит меня на свое телевизионное шоу. И дал мне визитку, а я, вежливый, продиктовал ему свой телефон там же, у входа в ресторан. В квартире на Герцена я поглядел на визитку. Там значилось: "Листьев Владислав". Позднее, когда он погиб, я пытался осмыслить его смерть и понял, что значения его смерти мне не понять. Я полагаю, он был неоригинальным и нетемпераментным тележурналистом. Скажем, Невзоров в свое время был много более интересным тележурналистом. Его репортаж, где он сует микрофон умирающему от ранения в живот молодому бандиту с калмыцкой физиономией, вызвал, помню, зависть французских коллег. Часть репортажа продемонстрировало французское телевидение, по-моему, канал "Арте", с завистливой ремаркой, что в прекрасной Франции показать такое французу не позволили бы власти, блюдущие нравственность граждан. Невзоров чуть ли не жмет на живот умирающего и спрашивает: "Больно?" А парень вдруг тут же и преставился. Последний хрип, конвульсия. В сравнении с такими репортажами Листьев — мыльный пузырь.

Модные толстые ребята-мажоры (в школах таких дразнят "сало" или "пузо") на самом деле герои попсы. Они — подделка, слабый раствор. Толстый мальчик Боровик — слабый раствор феодала Семенова. На самом деле империя "Совершенно секретно" еле жива уже десять лет, с того майского дня, когда в машине Юлиан "стал заваливаться на сидевшего рядом Боровика". Империя попрошайничала и пыталась достать деньги у всех: от Лужкова до Гусинского и Коржакова. И вот 9 марта 2000 года в Шереметьево-I стал заваливаться на полосу самолет Як-40 с Артемом Генриховичем Боровиком, который сел тогда в самолет и полетел, чтобы побеседовать с магнатом Зией Бажаевым, попросить, чтоб дал денег. И рухнул с высоты 50 метров. Империя "Совершенно секретно", начавшаяся с загадочных смертей, закончилась загадочной смертью. Кто кого убил? Над этим гадать можно сколько угодно, однако опять вспомним буржуазные романы XIX века, сколько там предательств, убийств, отравлений. И нам не кажутся эти преступления чем-то чрезмерным и ненормальным. Становление капитализма — питательная среда для преступлений. Чего удивляться, чего не сделаешь ради наследства, денег, money, gold, марок, франков, фунтов стерлингов! К папе Боровику, чего бы он сегодня ни говорил, наверняка ходили в гости гэбэшники, как домой. У Темы с детства были знакомства. А у гэбэшников были лаборатории, а в них наверняка были "современные яды, которые действуют опосредованно". Интересно, что советское посольство в Париже переслало, наконец, окончательные результаты расследования французской полиции через год, и именно год хранятся по закону в судебно-медицинском институте Парижа пораженные ткани (в случае Плешкова — внутренние органы). После года их уничтожают. Почему посольство вело себя так странно? Жена Плешкова Галя в отчаяньи даже обращалась когда-то к экстрасенсу, и экстрасенс увидел, что у Плешкова в номере есть люди. То есть он заглянул в то поле, которое существует всегда, и там увидел, что в номере у него были люди. Русские, говорящие по-русски. За ним заехал тогда журналист VSD, чтобы привезти на обед к главному редактору, но до этого туда пришли говорящие по-русски. Москович? Почему нет, он жил в Париже. А где был 20 и 21апреля Тема Боровик? А вдруг в Париже? Мальчики-мажоры бывают везде. Однажды я шел не спеша в темноте по Парижу и нес в пакете упаковку пива "Гиннесс". Я вышел на свою рю де Тюренн почти против моего дома, там, где, сливаясь, две маленькие улочки — рю де Беллей и рю Тюриньи — впадают в мою рю де Тюренн. У обочины стоял черный автомобиль, и его внутренность была освещена. Заглянув в автомобиль, я узнал… мальчика-мажора Костю Эрнста, я знал его с 23 февраля 1992 года, когда он брал у меня интервью для передачи "Матадор". И после передачи я общался с ним несколько раз у Александра Шаталова, издателя моих книг. Мы поздоровались. Суетясь, он вышел из машины и сказал, что он и его друзья заблудились. "А я тут живу", — сказал я и показал на свой дом и на чердак, где три окна с краю были моими. Он приехал снимать fashion-shows. Была осень, и вот они с друзьями заблудились, все русские. Я ушел тогда, полный недоумения. Он мог быть в Париже, это не подозрительно, он мог заблудиться, и это не удивительно, но, блин, почему он заблудился под моими окнами? Рю де Тюренн не посещаемая туристами улица, здесь находятся оптовые магазины готового платья, так называемый "Сентьер" (пояс) Парижа, днем улица набита разгружающимся транспортом, а вечером тут пусто, хоть шаром покати, один прохожий на сто метров. Если бы Константин Эрнст не был мужчиной со специфическими вкусами, я бы приревновал его к Наташе, сказал бы, что она назначила ему встречу, но так как он мужчина со специфическими, то версия отпадает. Это пример того, как мальчики-мажоры появляются в самых неожиданных местах. Могут появляться.

Опять прокатываю картину банкета в Доме журналистов на Зубовской, в 1989-м. Он с женой пришли позже всех: меня поразила его тотально наетая физиономия, кажется, вот сейчас лопнет от напряжения жир изнутри. Беседовать с ним было интереснее: он знал кодовые понятия Запада, что отсутствовало даже у Семенова. То есть я имею в виду, что есть язык за языком. Не переводной, а понятийный. Завистливый взгляд на мои остроносые туфли, на пиджак не в стиле 60-х, а настоящий 60-х, случайно оставшийся из запасов, выброшенных на продажу в 70-е, купленный мной за копейки в Нью-Йорке — новый, не ношенный долгие годы, привезенный в Париж, а стал я его носить в конце 80-х. "Сирс энд Врубек". Мне было наплевать на все эти этикетки, у меня просто уже, кроме этого, нечего было надеть, а он был знаток. Тогда еще я вспомнил Мисиму, из его комментариев к "Хакагурэ", привожу текстуально: "Сегодня, если вы пойдете в джазовый клуб и заговорите с молодыми людьми лет двадцати, вы обнаружите, что они говорят абсолютно ни о чем. Лишь о том, как оригинально одеться и представлять из себя стильную фигуру. Я имел однажды следующий опыт. Придя в джаз-клуб, я едва успел сесть за стол, как парень за соседним столом начал мой перекрестный допрос: "Вам сшили эти туфли? Где вам их сделали? И ваши запонки, где вы их купили? Где вы взяли такой материал на костюм? Кто ваш портной?" Он задавал мне вопрос за вопросом в быстром темпе”. И Тема задавал мне вопросы о туфлях и где купить. В отличие от Мисимы, который затем порицает молодежь за суетность и интерес к моде, я не стану этого делать. Я лишь вглядываюсь в тот вечер, в банкет, меня интересует момент, когда он подходит к Московичу. Вот вижу — подошел, желтая физиономия Московича, губищи, вульгарный мат, дым, но беседы не слышно. Одиннадцать лет… На такой дистанции — нет, ничего не слышно…

Листьев в дверях ресторана. Там тоже были деньги, там не шла речь о наследовании Империи, но деньги… В России из-за женщин убивают только лохи, из-за политики не убивают совсем. Убивают за бабки, деньги, money, gоld. Старовойтова имела при себе 900 тысяч долларов в сумке, за такие деньги у нас в России вырежут 900 семей. Существуют показания пассажиров рейса, что в самолете, в салоне, она прижимала к себе портфель с деньгами, а обнаружена была уже мертвая только с женской сумкой.

Ну ясно, для близких родственников — трагедия… лежат в деревянных ящиках Плешков, Семенов, Боровик… Исторически же все это называется: первоначальное накопление и распределение собственности. А культурное воплощение этот исторический процесс получил в романах XIX века, у Диккенса и прочих Драйзеров.

Ему ничем нельзя помочь,

И клетчатые панталоны,

Рыдая, обнимает дочь…

Игорь Дудинский ОСТАВЬ НАДЕЖДЫ... (Письмо Тимуру Зульфикарову)

ДОРОГОЙ ТИМУР! Я решил написать вам не потому, что в чем-то с вами не согласен, а скорее для того, чтобы самому найти ответы на некоторые "мучительные вопросы", связанные с вашим письмом президенту.

Начну с того, что, прочитав его, я испытал потрясение, смешанное с недоумением. Правда, такое чувство возникло у меня вовсе не от содержания вашего послания (о катастрофической ситуации в стране знают сегодня даже животные в зоопарках), а прежде всего от самого факта вашего обращения к Путину. "Нашел кому плакаться", — подумал я в отчаянии. Особенно уязвила ваша просительно-заискивающая манера, как будто холоп жалуется своему господину. Мол, кормилец ты наш, приезжай, наведи порядок, а то твои наместники совсем нас, верных твоих слуг, со свету сжили. Потом до меня дошло, что вы, будучи человеком восточным, просто выбрали постмодернистский прием "на грани стеба", который показался вам наиболее доходчивым — что-то вроде пародии на челобитную русского крепостного с привкусом чисто азиатской лести. Что ж, кто бы сомневался, что Зульфикаров — тонкий стилист.

И все же, на что вы рассчитывали, привлекая к своей персоне внимание первого лица государства? Хотели открыть ему и его окружению глаза на происходящее? Но ведь в том, что страна, оказавшись без руля и ветрил, стремительно падает в бездну, не сомневается сегодня никто — от последнего забулдыги до стратегов адских замыслов, которым лучше нас с вами известно, какую участь они приготовили для своих жертв. Поэтому эффект от вашей инициативы мог бы быть гораздо весомее, если бы вы не только обрисовали безрадостное положение дел, но и предложили рецепты исцеления болезни. Люди вообще больше прислушиваются к тем, кто говорит им, что делать.

Если вынести за скобки ваш талантливо написанный и терзающий сердце "плач по державе", то позитивно-рекомендательная часть вашего послания сводится к двум моментам. Вы призываете президента срочно прогнать из правительства "плохих" людей и заменить их "хорошими" и создать мощный агитационно-пропагандистский аппарат, целую систему средств массовой информации, основанную на державно-патриотической идеологии.

Ваше письмо, Тимур, у многих ваших единомышленников вызвало досаду и раздражение прежде всего тем, что именно с Путиным вы связываете надежды на возрождение России. В 60-е годы мы в таких случаях говорили, что нет ничего глупее, чем жаловаться советской власти на нее же саму. Вы что, всерьез считаете нашего президента, способным изменить ход истории (а ведь учитывая наступивший апокалипсис, перед российским лидером сегодня стоит задача не меньшего масштаба)? Я даже не спрашиваю вас, верите ли вы в искренность его намерений, тут уж не до жиру. Вы только представьте, на какие радикальные и сверхчеловеческие меры нужно решиться, чтобы искоренить главную причину распада и деградации — сепаратизм, а точнее — губернаторско-криминальный беспредел. Сколько бы мы ни обольщались по поводу кремлевской атаки на Федеральное собрание, а первый же встреченный вами на территории от московской кольцевой дороги и до Камчатки человек на конкретных примерах без труда докажет вам, что постоянно мимикрирующие с учетом обстоятельств местные царьки и бароны на самом деле терпят Путина только потому, что его реформаторская возня вокруг "укрепления властной вертикали" нисколько не ущемляет их безграничных возможностей продолжать хапать столько суверенитета, сколько им нужно, чтобы безнаказанно обогащаться, отбирая у "подданных" даже электричество и центральное отопление, благо наше поистине каббалистическое по казуистике крючкотворство позволяет любому мошенничеству без труда придать самое что ни на есть законное основание.

Впрочем, трудно осуждать воровство власть имущих в условиях, при которых едва ли не каждый из нас, чтобы выжить, вынужден красть. Если ни у кого нет уверенности в том, что достигнутое ценой неимоверных усилий зыбкое "благополучие" завтра в одночасье не рухнет из-за неожиданно изменившихся обстоятельств (допустим, я заболел, а денег на лечение нет, или начальник решит, что другой справится с работой лучше и уволит меня), то остается по мере возможностей хоть что-то урывать на черный день. Вот уборщица и "приватизирует" у своего хозяина кусок мыла и рулон туалетной бумаги, доярка — мешок комбикорма, а губернатор — нефтяную скважину.

Минувшим летом побывав в довольно большой и далеко не заброшенной деревне (навещал отдыхавших там знакомых), я имел счастье воочию наблюдать, как функционирует сегодняшняя отечественная "экономика". Что такое деньги — там, конечно, знают, но в глаза их видят редко и в чисто символических количествах. Питаются (вернее, закусывают) только тем, что само растет на огороде и за чем не надо ухаживать. Главная проблема — как опохмелиться. Большинство уже обленились и одичали настолько, что даже самогонку гнать не в состоянии, предпочитая ее "покупать". Но, конечно, не за деньги, а за какую-нибудь ерунду, которая может пригодиться в хозяйстве. Но поскольку ничего своего ни у кого уже не осталось, то приходится тайком, улучив момент, постоянно что-нибудь "заимствовать" у односельчан. Потом вырученное добро меняется на что-то другое. В результате одна и та же вещь, переходя от одного владельца к другому, совершает по несколько круговоротов, и все с утра до вечера ходят пьяные. Чем не Россия в миниатюре?

Посоветуйте, Тимур, как должен действовать глава администрации такой деревни, чтобы, не имея абсолютно никаких средств принуждения, прекратить всеобщий бардак и разложение? И вы всерьез думаете, что сложившуюся уголовную круговую поруку возможно разорвать, уволив нескольких министров-капиталистов и назначив на их место "крепких хозяйственников" из бывшей КПСС? Но каким образом им удастся выжить на зоне, не подчинившись общим правилам?

Увы, с эпидемией мародерства, принявшей масштабы общенационального бедствия, в "рамках Конституции", на которую наш президент разве что не молится, еще никому в истории справиться не удавалось, а те войска, которые можно было бы ввести для наведения порядка во всю Россию одновременно, ушли в историю вместе с СССР. Да если бы они и остались, то командовать ими во всяком случае должен не Путин, а по меньшей мере Сталин, поскольку у Путина нет ни решимости, ни мужества, даже на такой пустяк, как дать указание пригласить на государственный, то есть полностью ему подконтрольный, телеканал журналистов-патриотов. Вместо них на РТР с радостью привечают до боли знакомых клеветников России, предателей и коллаборационистов, которых с маниакальным упорством продолжают вытягивать из одной и той же замусоленной масонской колоды.

Неужели вы думаете, что Путин, согласившийся встать во главе разбитого, разграбленного и униженного государства и хотя бы даже на словах обещая поднять его с колен, не усвоил прописной истины о значении телевидения для поднятия своего "рейтинга"? Тем более, что он наглядно доказал свою "просвещенность" в данном вопросе, сумев с помощью практически одного лояльного ему телеканала зомбировать чуть ли не весь "электорат". Будьте спокойны, все он понимает. И именно поэтому никогда не отдаст телевидение в руки оппозиции. Или вы допускаете, что рекламный магнат Лесин когда-нибудь согласится, чтобы коммунист Зюганов получил возможность регулярно доносить свою точку зрения до каждого россиянина?

Еще можно было бы принять оправдания правительства, что в казне нет средств на общенациональное ежедневное патриотическое издание, но ведь на такую малость, как хотя бы изредка на каких-нибудь полчаса предоставлять государственный эфир Проханову, Солженицыну или Зульфикарову, не требуется ни копейки. Нужно всего лишь желание первого лица государства. Вы считаете, что есть надежда его в Путине разбудить? Ни за что не поверю, что ваш, Тимур, идеализм и очарованность новым президентом простираются до такой степени.

Карикатурность явления Путина народу, на мой взгляд, в том, что он сошел на грешную российскую землю в совершенно не подходящее время. Стране как воздух нужен Лидер и Хозяин, не знающий жалости фанатик, одержимый желанием топить врагов России в их собственной крови, Отец нации, способный раздавить гадину сепаратизма, сплотить, вдохновить и мобилизовать весь народ на правое дело. А вместо харизматического Спасителя мировая закулиса подсунула нам рефлексирующего недоинтеллигента, поведением подозрительно смахивающего на Горбачева первых лет царствования. Готов заключить с вами, Тимур, пари, что нынешняя эйфория по поводу Путина закончится быстрее, чем мы думаем, и дай Бог, чтобы разочарование в нем не сопровождалось такой трагедией, как при "Михал Сергеиче".

Разве вы не видите, что Путин спекся, даже не успев начать решать ключевые вопросы (убедительный пример — Чечня, где мондиалистские правила игры, навязанные нам "гуманистическими" демагогами, практически свели на нет самоотверженную жертвенность наших солдат). А чего вы ожидали, если те, кто привели Путина в Кремль, на генетическом уровне внушили ему, что он ни при каких обстоятельствах не имеет права позволить себе вызвать недовольство сильных мира сего — будь то руководители стран НАТО или российские криминальные авторитеты, и под аккомпанемент его судорожных метаний и балансирование между второстепенными частностями уверенно продолжают приближать окончательное решение русского вопроса. Как вы думаете, Тимур, сколько лет или месяцев отвело ему неумолимое Провидение на "суету под клиентом"?

Мы настолько истосковались по сильной руке, что как дети купились на невнятный набор слов, позаимствованный из родного для нас патриотического лексикона только потому, что он ласкал наши уши, доносясь из-за кремлевских стен. Кое-кто из интеллектуалов-евразийцев в эйфории верноподданничества даже поспешил объявить Путина предсказанным Нострадамусом Королем Ужаса, призванным поставить на колени "цивилизованный" мир, а непримиримые красно-коричневые создают комитеты в поддержку его начинаний — интересно каких? По грядущей приватизации свежего воздуха, чтобы неимущие не имели права дышать?

Не кажется ли вам, Тимур, что Путин занимается исключительно тем, что откровенно заговаривает нам зубы и тянет время, которое неумолимо работает против России? Ведь при его правлении количество возникающих перед страной новых острых проблем еще быстрее, чем раньше, чуть ли не в геометрической прогрессии опережает решение старых, а попытка передать "НТВ" из рук Гусинского какому-нибудь "Дойче банку" вряд ли повлечет за собой русификацию телевидения.

Чтобы сорвать с Путина маску радетеля за Россию, достаточно задать ему один-единственный вопрос. Есть ли у него общегосударственная программа патриотического воспитания детей и молодежи? И тогда всем все сразу станет ясно. Потому что если ему нечего противопоставить заразе, расползающейся из Интернета и Голливуда, и не хватает воли перекрыть пути ее проникновения, то о какой России тогда вообще может идти речь. Еще одно "потерянное" поколение — и каждый ребенок, зачатый русской матерью, еще во чреве окажется завербованным в американские агенты влияния.

Не знаю, Тимур, согласитесь ли вы со мной, но если взглянуть на вещи честно и непредвзято, то придется признаться, что России уже в который раз катастрофически не повезло с очередным президентом, что нас продолжают самым вульгарным образом надувать и что, по большому счету, нам уже нечего терять, поэтому в идеале вам следовало бы не апеллировать к "доброте" самозванного царя-батюшки, а звать православную Русь к топору, хотя я нисколько не сомневаюсь, что ни у вас, ни у подавляющего большинства наших с вами единомышленников не хватит духа и смелости взять на себя такую непосильную ответственность.

Я не питаю слабоумно-оптимистических иллюзий относительно будущего России по одной простой причине. Я думаю, что рецепт нашего возрождения на самом деле куда более жестокий, чем мы в состоянии представить. Мы позволили загнать себя в такую тупиковую бесперспективность, что из нее нас уже не только никакой "добрый" Путин не вызволит, но даже, думаю, что и "злые" Сталин с Берией, увидев, до какого позора мы дошли, без боя отдав половину империи, наверняка растерялись бы, размышляя, с чего начать. Разве что какой-нибудь Пол Пот, как истинный Король Ужаса, предложил бы на первых порах попытаться нас основательно перевоспитать — само собой испытанными им лично методами. Чтобы мы навсегда забыли, что такое "общечеловеческие ценности", "демократия" и "гуманизм".

Я убежден, что единственно возможный путь к национальному спасению лежит через лишения, которые мы добровольно обязаны на себя принять. Они представляются мне в виде всероссийского покаяния за то, что мы позволили надругаться над собой, и принятия самой строгой аскезы. Ее смысл будет состоять в том, что мы полностью изолируем себя от смердящего и разлагающегося мира, отгородив-шись от него железным занавесом. Затем мы возьмем в заложники всех олигархов и заставим их вернуть из-за границы наши деньги. На них мы запустим свою, опирающуюся на собственные ресурсы модель мобилизационной экономики и одновременно примем закон, предусматривающий смертную казнь за малейшее русофобское высказывание. Мы сами напишем для себя книги, сочиним песни и снимем фильмы, которые сочтем полезными для общего дела. Наш быт станет более суровым, но зато у нас будет рождаться все больше здоровых детей, которым мы сможем смело доверить державу. Вы согласны, дорогой Тимур, что только тогда впереди забрезжит свет и у нас появится шанс?

К сожалению, я не до такой степени утопист и прекрасно понимаю, что моим мечтам не суждено сбыться. И даже не потому, что враги России слишком могущественны. Просто, как говорится, народ не поймет. И, посмотрим правде в глаза, ни при какой погоде не захочет, чтобы его железной рукой загоняли в счастье. Всем ведь и так все, согласитесь, по кайфу. На бутылку пока хватает, поэтому чего ради напрягаться.

А может, просто включился некий таинственный механизм самоуничтожения, и народ-богоносец, видя вокруг сплошной сатанинский разгул и не находя места в грядущем бесовском мироустройстве, начал свой неспешный исход в невидимый град Китеж?

А нам, Тимур, как поступить? Остаться, чтобы продолжать уповать на Путина? Или смирить гордыню и — вслед за Россией?

С уважением,

Игорь Дудинский

Евгений Лукьяненко ДУХОМ И ЕСТЕСТВОМ...

22 октября исполняется 65 лет со дня рождения Бориса Олийныка. Это выдающийся украинский поэт и публицист, известный общественный и политический деятель, академик Национальной Академии Наук Украины, бессменный глава Украинского фонда культуры, лауреат Государственной премии СССР и Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, один из самых уважаемых авторов и друзей нашей газеты, где регулярно печатаются его новые произведения последних лет.

Дата эта, возможно, и не круглая, но в наше сложное, насыщенное тревогами и борьбой время, каждый прожитый год можно считать достаточным основанием для самого существенного уточнения оценок и переоценок происходящего, для понимания и видения людей, проверки их в испытаниях. Поэтому и 65-летие со дня рождения давно известного и уважаемого в российском обществе человека — прекрасный повод и жизненный рубеж для того, чтобы, отвечая на пожелания читателей, рассказать о нашем соратнике и друге. Предлагаем статью о нем, принадлежащую перу нашего также постоянного автора, киевского журналиста Евгения Лукьяненко, а к герою этого очерка обращаемся со словами почтения и любви:

Дорогой наш Борис Ильич! Спасибо за Ваш могучий талант, за крепкую, надежную руку в лихие часы истории, за неизбывную верность всему, что веками роднит Украину с Россией, за Ваше пожизненное служение славянскому слову и нашему братству.

Многая Вам лета. Ваше здоровье!

Редакция газеты “ЗАВТРА”

ДАВНО УЖЕ хочу и даже пробовал написать о ПОЭТЕ и ДРУГЕ так, как лежит на душе: по-человечески просто, без провизорского подбора и дозирования, без старательного пристраивания в тексте слов специального назначения.

Пока еще не выходит. Особенности нашего времени больше всего препятствуют. Пораженные общими "спецназовскими" очертаниями последнего десятилетия, все мы вынуждены озираться: а как бы своей предельной искренностью и открытостью не повредить человеку, уважаемому миллионами людей, но и одновременно испытывающему, мягко говоря, недовольство реальной власти и собственной, и соседней державы (по крайней мере, донедавна, при Ельцине). Вот и приходится отказываться от раскованности, подбирать слова. Вообще, само современное бытие наше своими глобальными выбросами и сплошной радиационностью мнимых величин, красующихся перед обществом на предназначенных явно не им вершинах, с фальшивыми двойными, а то и тройными стандартами, с конфликтным взаимо-действием разных общественных сил, — само это бытие понуждает все-таки уж очень осторожно выражать в словах искренний, душевный порыв в общении с ВЕЛИЧИНОЙ ПОДЛИННОЙ, в размышлениях о НЕЙ. Недопустимо же — как недооценивать ЕЕ, так и открытостью духовных координат, по сути, обозначать точки на фигуре для прицеливания со стороны амбитных и недружелюбных политических сил.

Бориса Олийныка знаю, кажется, всю жизнь, хотя начал читать и впервые увидел его где-то в конце шестидесятых, а лично познакомился только в 1977 году. Знаю, что такое же впечатление извечного присутствия ПОЭТА рядом с собой испытывают многие люди.

Никогда, думаю, не забуду, как десяток лет назад загорелись глаза у давнего моего друга, замечательного польского писателя Збигнева Домино, с каким восторгом воскликнул он: "Так это же Олийнык Борис!", когда впервые в моей квартире увидел несколько подаренных мне книг с одной и той же авторской фамилией. Гость схватил какой-то сборник, начал читать. Сначала молча, потом — вслух. Местами запинался на украинском тексте. И читать стал я. Збигнев завороженно слушал. Сколько бы это продолжалось, не знаю, так как супруга моя после трех-четырех напоминаний почти силком повела нас к вареникам.

О поэзии Бориса Олийныка Домино откликнулся так:

— Это для меня какое-то удивительное явление. Совсем не чувствую ничего чужого, хотя сам так никогда не напишу. Очень редко случалось в жизни, чтобы поэт полностью брал меня в плен или чтобы, доверяясь, вроде бы сам отдавал мне свою душу. К сожалению, я немного читал Бориса и лишь дважды слушал его на поэтических вечерах. Но с первых строк полюбил его как родного человека. Теперь уже не пропускаю ничего из того, что доступно мне в Москве… (В то время мой друг работал советником посольства ПНР в СССР, а Борис Олийнык как раз начал свое двухлетие в Кремле).

Прошло каких-то три года. Я послал Збигневу на его жешувский адрес новую книжку Б.Олийныка, публицистику, самое полное, запорожское, издание "…И увидел я другого зверя, или Два года в Кремле" (российскому читателю более известно под ошибочным, помимо авторской воли, названием "Князь тьмы"). В письме-ответе, которое не заставило себя ждать, среди открыто болючих, тяжелых раздумий о "Белом доме" под обстрелом танков в Москве, о печально известном "Белом братстве" в Киеве, вообще, о том, что происходит в Украине, в Польше и в России, после собственных поэтических строк на украинском языке, обращенных к нашему Тарасу, Домино вновь признался, как предельно точно выразил его отношение к последним событиям в мире и душевное состояние автор присланной книги:

"Думаю, что этот наш прекрасный мир к концу ХХ века совсем ошалел. Борис Олийнык абсолютно прав, особенно в "Послесловии". Передай Борису привет и скажи, что его книга потрясающа в своей правдивости. И пророческая! Пожелай Борису всего доброго. Ты же знаешь, я всегда любил его поэзию, а его уважал и уважаю. Прочитав о "другом звере" — еще больше".

Видите, как: и стихи, и публицистика Б.Олийныка — с одинаковой содержательной оценкой в устах и из-под пера профессионала, единомышленника. И это не из одних уст, не из-под одного пера. Это вполне типичный отзыв!

Поэт и публицист. Это давно уже в сознании почитателей воспринимается как духовно-творческая целостность Бориса Олийныка. Несколько позднее, особенно лет 12 тому назад, общественное мнение стало непременно включать в эту целостность и его общественно-политическое лидерство, авторитет народного посланца в высшие органы Союза и Украины, мужественное подвижничество в украинской жизни и на международной арене (особенно — в защиту Югославии от агрессии НАТО).

Сердцевиной и цементирующей основой этого целостного триединства (поэт, публицист, общественный деятель) является неизменность идейно-политических позиций, общественно-политического выбора и лица Бориса Олийныка, его перволинейность в отношениях с людьми, нацеленность на социально-справедливые, гибкие и конструктивные современные решения в интересах людей.

Давно, еще в стихах ныне тридцатилетнего возраста, выражая свое жизненное кредо, он написал (здесь и далее — перевод Евгения Нефедова):

Коль твой посев гроза скосит косой

И воронье развеет в черных перьях —

Я из рядов последних ринусь в первый

И горе разделю, как хлеб и соль.

Мне кажется, как раз этому идейно-нравственному кредо всю жизнь и следует Борис Олийнык, подчиняя ему как свою духовную сущность, так и физическое свое естество, что в последние годы вовсе нелегко (увы, при твердом духе — возраст уже не тот, да и недуги, ведь не ухоженным же бездельником прошел свои 65 в отличие от некоторых 80-летних).

Борис Олийнык не поступается высокими идеалами своей жизни, не торгует ими во имя каких-то благ. Это норма целостности его натуры во всех ипостасях. А еще исключительно ценятся людьми, пользуются их искренним уважением обязательность и ответственность писателя, гражданина, государственника перед народом за весь свой труд на духовном и обществотворящем поле.

Именно такого Олийныка как раз и хотят видеть соотечественники рядом с собой, в одних и тех же заботах. Видеть многие годы.

И на заре его депутатской биографии, и сегодня мне довелось слышать, и даже самому принимать наказы людей: вы возле него — так берегите этого человека, ведь он надолго нужен украинскому обществу. Ветеран войны в глухом запорожском селе с грубой самодельной тростью в руках прилюдно выступил с таким наказом, едва закончилась встреча с народным депутатом. И в Донецке, когда после трудной недели выступлений Бориса Олийныка как кандидата в народные депутаты СССР забрели он, поэт Анатолий Кравченко и я на огонек к моему другу, известному журналисту Александру Фенченко, дабы разрядиться, отдохнуть в товарищеском кругу, хозяйка, видевшая так близко столичного поэта и политика впервые, шепнула мне: "Берегите этого чудесного человека! Ему же теперь намного труднее будет…" (Последнее я понял так: нисколько не сомневаясь, что Борис Ильич станет народным депутатом СССР, она наперед представила себе, какую новую ответственную ношу он непременно возьмет на себя). И совсем недавний разговор малознакомых меж собою людей в киевском Центральном доме Общества содействия обороне Украины. Один из собеседников с сожалением вдруг высказал несколько претензий в адрес известной книги Б.Олийныка о М.Горбачеве (как выяснилось, он знаком только с московским вариантом "Князя тьмы" — изданным, увы, несколько искаженным, с не согласованными с автором сокращениями). Не успел я ничего сказать, как бывший военный, генерал, недавний доцент военного института, даже излишне резковато перебил говорившего: "Не нужно придираться по мелочам! Уже одно то, что он есть и что делает на фоне продажных писак и политиков, — большое благо. Нужно оберегать и поддерживать его!"

ДЕЛАЮ ВЫВОД , что общественное сознание и общественное мнение издавна и прочно индентифицировали Бориса Олийныка в роли идейно убежденного защитника социальной справедливости, цивилизованных, демократических интересов современного человека и общества, поборника коммунистической перспективы.

Так оно и есть. Думаю, что и сам Б.Олийнык никогда не сомневался и не сомневается в правильности своего выбора.

Однако, как я заметил, прослеживая ход его исканий и размышлений, прежде всего по его поэтическим сборникам, всю жизнь хранит для него нравственную, жизненно-критерийную остроту вопрос о себе самом: ты кто ести?

В молодые годы, с характерным для них энтузиазмом и, быть может, излишней самоуверенностью, ставя этот вопрос, Б.Олийнык, по сути, не допытывал себя, а сразу же, вроде бы и не колеблясь, отвечал на него:

Я — от корней. Я весь — из первовека.

Я в центре круга, что очерчен солнцем…

Я — не аскет….

Я — лишь солдат.

Я все стерплю в жестокой схватке.

Честь — мой секундант.

И наконец — самое знаменитое:

Я — коммунист.

И этим все сказал.

Сегодня, после стольких лет труда и успехов, в обстановке широкого общественного признания и уважения, такие однозначные ответы в стихах, не встречаются. Часто-густо поэт вообще сам не отвечает — лишь взыскательно размышляет, оставляя оценки на суд современников.

Почему? Неужели ж он сам "похитнувсь у словi", и, значит, “похитнувся у собi”?

Нет! Не так! Все дело в том, что неформальная логика жизни теперь требует как раз не одинакового на все случаи, глубинно изысканного, в каждой ситуации конкретизированного ответа. Потому непросто (это так!), но и неправильно на нынешнем общественном и человеческом изломе, тем более человеку с глубоким философско-поэтическим складом мышления, давать однозначные ответы и таким образом бесповоротно, трагически клеймить людей (истязать самого себя) или же неоправданно возносить, идеализировать их ( и себя тоже).

Каких людей сердечно и идейно принимает нынешний Борис Олийнык, кого искренне уважает и чествует? Кто из этих людей самого поэта и политика считает своим? Их много. Можно упомянуть соратников по перу: Миколу Лукива, Михайла Шевченко, Евгения Нефёдова, Валерия Ганичева, старейшину (ныне) украинских прозаиков и публицистов Александра Сизоненко, литературного критика Виталия Коваля, искусствоведа Дмитрия Янко, народных депутатов Украины Александра Мороза, Ивана Бокого, Виктора Понедилко…

Как ни продолжай список, в нем, увидев людей разной жизненной доли, имеющих и близкие, и несхожие с ним политические позиции, нигде и, уверен, никогда не встретишь фигур интеллектуально и функционально коротких, беспринципных и спекулятивно рыскающих, перевертышей и предателей…

Думаю, это как раз и помогает ответить на вопрос, кто же сегодня сам Борис Олийнык.

В статье "Жизнь без права на ошибку" земляк и младший побратим Б. Олийныка, замечательный поэт Михайло Шевченко приводит и собственные Олийныковы слова:

"И тогда (до августа 1991 года. — Е.Л.), и ныне я совсем не вписывался в систему. Но вина в этом не моя. То системы заносит. Я же остаюсь самим собою. На своей земле, на своем месте. Потому и моим сторонникам и противникам легко найти меня в этой политической суете. И для того, чтобы ударить в спину, как это неоднократно делали мои бывшие, и для того, чтобы стать со мною плечом к плечу. Зато я могу лишь подставить плечо, зайти в спину не могу — меня далеко видно. Но ведь в отличие от перекинчиков (перебежчиков, перевертышей. — Е.Л.) я имею право на спокойный сон!"

А вот какого типа ответы в стихах:

Даже кривоверному прощаю,

Отче, по твоим заветам строгим.

Но себе — единого желаю:

Не прощай, когда сойду с дороги!

Не суди безжалостно, Всевышний,

Тех, кто о присяге позабыли.

А на мне тавро презренья выжги,

Коль уйду от веры, от судьбы ли…

...Отче, никого не наказуя,

Лишь меня, мольбы мои отринув,

Не прощай, когда таких прощу я,

Кто за их “любов до Украiни”

Вымогают плату с половины…

Итак, видим — это ответы нравственно-поискового, самопроверенного, философического характера, размышления, придирчивый самоанализ, самопрофилактика… Но определенность все же есть. Она в том, что неизменными остаются сущность поэта, гражданина и политика, его глубоко ответственное стремление не отступить и не поступиться, не сойти с праведного пути при всех принятых им новациях, сделанных сегодня самооткрытий, поворотов судьбы и мысли.

В общем, чтобы понять Бориса Олийныка, особенно как народного посланца в высший орган власти, непременно следует исходить из целостности его натуры и биографии творческого и общественно-политического деятеля со всеми жизненными спиралями и витками.

Происходит уточнение, обогащение, разумная модернизация его эстетических, нравственных и политических позиций и поисков. Происходит (будто по Лобачевскому) параллельно и вместе с тем во взаимосвязи и пересечении одного (творчества) с другим (государственно- и общественно-политической работой), во взаимозависимости того и другого.

Понимаю Михайла Шевченко, который пишет:

"Бурная политическая деятельность последних лет в определенной мере вывела Бориса Олийныка из силового поля поэзии. Для литературы это, бесспорно, большая потеря, она "недополучила", скажем, его прекрасной интимной лирики, которая, очевидно, была б еще более грациозной, чем в молодости" . И все же полностью согласиться с этим не могу. Что касается насыщенной, отнимающей массу времени, сил и здоровья, бурной политической деятельности — это так. И, может, и не стоило бы Олийныку посвящать себя именно этой деятельности, если бы… если бы достаточно надежно, добросовестно и честно выполняли свой долг другие, профессиональные политики, если бы они не пугались того, что и в действительности придется делать то, что вынуждены обещать в силу общественных запросов, — глядишь, и профессионалу-поэту, философу, академику не пришлось бы тогда вставать горой в парламенте и в обществе на защиту гражданских и социальных прав соотечественников, отстаивать интересы законодательной и иной государственной поддержки развития культуры, почти шесть лет возглавлять Комитет Верховной Рады Украины по иностранным делам и связям с СНГ, мчаться под натовский огонь в Югославию, всеми силами бороться против втягивания Украины в НАТО…

Но не выражается ли жизненно логично целостное развитие Бориса Олийныка от юности к седине во всех его ипостасях как раз в такой судьбе, в таком выборе, когда и политическая, и профессиональная творческая совесть требует отстоять, воплотить именно то, что издавна провозглашал в своих литературных произведениях?

А ГЛАВНОЕ, Борис Олийнык ведь вовсе не утратил страсти к литературному творчеству. И литература его не потеряла. Несмотря на парламентскую и внепарламентскую политическую занятость (сегодня вот именно он, в отличие от ораторов-фальшивчиков, практически взялся и за создание народно-патриотического союза), продолжает писать. И как писать! Российскому читателю, к примеру, известны его блестящая поэма "Трубит Трубеж" и философски-емкие, язвительные и беспощадные (сродни прохановской прозе) стихи последних лет в блестящих же переводах Евгения Нефёдова. А что касается интимной лирики, так это, может, и не с бурной политической деятельностью связано. Вспомним ведь, что вообще — жизненный опыт, лета "к суровой прозе клонят", лета "шалунью-рифму гонят". Следовательно, не уточнение ли здесь всей жизненно логичной позиции и действия, того же-таки "силового поля поэзии" — в пору целостной творческой, гражданской, политической зрелости и мудрости? Не уточнение ли, базирующееся на изначальном — на философичности образа и содержания мышления Бориса Олийныка, вновь-таки во всех его ипостасях? Вспоминаю в связи с этим философическую химерию и притчевость его самого удивительного интимно-лирического стихотворения "Я б спокiйно лежав пiд вагою столiть…" ("Я лежал бы спокойно под грузом веков…"). И такой же непременной философской наполненностью отличается вся его (давняя и новейшая) поэзия, в том числе интимная лирика. В последних поэтических произведениях Бориса Олийныка — прежние начала, прежняя основа, как тот же самый и он. Вот только теперь превалируют в его жизненном, поэтическом и политическом менталитете не "бронза деклараций", не интимная лирика (хотя и они не отошли), а глубинная философская вдумчивость и аналитичность осознания общественных и человеческих исканий и противоречий, размышления над смыслом политической деятельности, философская публицистическая поэзия…

Сегодняшняя, казалось бы, за формальными, внешними признаками неоднозначность ответа Бориса Олийныка на вопрос о себе "ты кто еси?", по-моему, как раз самая искренняя и самая точная — соответствует тому, что он по-давнему, по-прежнему перед людьми весь как есть стоит на виду. И вовсе не в уютном месте…

Когда же стихнет поле брани,

Слова, среди побед и бед,

Увидят, как на той же грани

Стоит при знамени поэт.

В процитированной строфе выделил главнейшее. Не следует дожидаться политического умиротворения, чтобы спокойно рассмотреть людей и их недавние позиции. Уже и теперь понятно, что на той же, на прежней грани стоит при знамени поэт, гражданин, неформальный общественно-политический лидер левого крыла в Украине Борис Олийнык.

То дай же Боже, чтобы как можно дольше так он и стоял, чтоб и дальше вся его жизнь шла тем же курсом, под Знаком и Образом вечно несомненного Учителя — Тараса Шевченко, который для Бориса Олийныка "Нетлiнний весь, бо ПЛОТЬ ЙОГО — У СЛОВI".

Борис Олийнык “НЕ ПРОЩАЙ, КОГДА СОЙДУ С ДОРОГИ!”

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/359/72.html ].

Ольга Генкина ТЕАТР — БОЛЬШОЙ, ЕМУ ВИДНЕЙ ("Семья" по-прежнему контролирует культуру)

Пришла пора уточнить наши не столь давние размышления о культурных пристрастиях (вернее, об отсутствии таковых) президента Путина. Повод — перманентное неблагополучие в главном театре страны. Сегодня уже нет никаких сомнений в том, что культурная политика вне компетенции Путина, она по-прежнему в руках у зловещего закулисного клана под названием "семья". Соответственно, не приходится сомневаться в том, что нынешний министр культуры Михаил Швыдкой — долгосрочный ставленник "семьи". Рядовому театроведу, в советское время не поднимавшемуся по иерархической лестнице выше члена редколлегии в специализированном журнале "Театр", в годы дикого капитализма и государственной анархии подфартило возвыситься почти на уровне своих знаменитых соплеменников в лице Березовского и Гусинского. Разумеется, не на уровне долларовых прибылей, а в смысле устойчивого положения в руководящей элите.

Где сегодня Борис Абрамович? Бегает по Брайтон-Бич и рассказывает о тотальном воровстве в России всех и каждого, "кто на печке не лежал". А где Владимир Александрович? Сидит в Лондоне с верным Санчо Пансой Малашенко и просчитывает очередной ход против Путина и Газпрома, который неизвестно чем обернется.

А где сегодня Михаил Ефимович Швыдкой? На высоком руководящем посту, с которого он фактически не слезал последние шесть лет. Ему теперь Ельцина с Путиным благодарить по гроб жизни за то, что дали порулить культурой без каких-либо помех. Сначала в роли первого замминистра культуры он активно боролся с законодателями (главным образом патриотами) по поводу реституции. Потом на посту рукводителя ВГТРК осмелился на то, на что даже отвязанные энтэвэшники не решились — показал в эфире сфабрикованную пленку о сексуальных похождениях человека, похожего на генпрокурора Скуратова. С уходом Ельцина и приходом Путина карьера Швыдкого обогатилась новым назначением: он стал заправлять культурой полновластно. Каюсь, тлели в душе искорки слабой надежды, что поборник западной цивилизованности разрешит накопившиеся в нашей культуре проблемы гуманным способом. Жестокое заблуждение! Живого классика Евгения Светланова единым росчерком пера вышвырнул из родного коллектива. Хотя "старорежимная" интеллигенция призывала к иным методам, например, к проведению честного открытого конкурса на пост главного дирижера и художественного руководителя Государственного академического симфонического оркестра. У нас есть куда более достойные кандидаты, нежели Василий Серафимович Синайский, назначенный Швыдким с подачи Николая Арнольдовича Петрова, невеликого пианиста, зато великого интригана и, как известно, любителя расправ с инакомыслящими с помощью канделябров. Плевал Михаил Ефимович на наши интеллигентские призывы...

И вот новая сногсшибательная (в прямом смысле!) административная инициатива министра культуры: смена руководства в Большом театре, которая своей волюнтаристской методикой потрясла весь цивилизованный мир. Хотя слухи об изгнании Владимира Васильева с поста худрука и артдиректора Большого циркулировали уже полгода, однако Михаил Ефимович и виду поначалу не подавал о задуманной революции в главном театре страны. И тем самым усыпил бдительность Владимира Викторовича. Пока тот предавался летнему отдыху в любимой деревне Рыжовка (в десяти верстах от печально знаменитого Заволжска, где грабители расстреляли 30 сентября семерых свидетелей) и даже сочинял гимн к открытию юбилейного сезона в руководимом театре, как "Эхо Москвы" устами Швыдкого сообщило об отстранении Васильева от занимаемой должности. Это был удар из-за угла, впрочем, оправданный циничными журналистами из буржуазных изданий напоминанием о судьбе Юрия Николаевича Григоровича, отстраненного от работы в Большом схожим образом.

Справедливости ради отметим, что к изгнанию Григоровича в 1995 году тогдашний Минкульт во главе с Евгением Сидоровым причастен менее всего: сам министр был против такого решения, однако властных полномочий на Большой театр не имел, поскольку главный театр страны в то время, увы, уже не находился в министерском ведении.

Как это могло случиться — знает в подробностях Михаил Ефимович, но помалкивает. Правда, в узком кругу единомышленников не забывает с гордостью напомнить, что причастен к "спасению" Большого театра от большого патриота Юрия Соломина, возглавлявшего когда-то Министерство культуры России. Излишне повторять, какие дела натворила "пятая колонна" в смутные годы перестройки-катастройки...

А тогда, в 1995 году, влиятельнейший в правительственных верхах вице-премьер Юрий Яров и непотопляемый Игорь Шабдурасулов, возглавлявший департамент информации и культуры при премьере Черномырдине, продавили-таки кандидатуру Васильева. Либеральная общественность ликовала, а замминистра Швыдкой предпочитал не выражать бурных эмоций. Единственное, что он мог позволить себе в ту пору, — называть Шабдурасулова своим большим другом, хотя и ежу понятно было, что дружба столичного театроведа и провинициального географа зиждется на политических интересах. Правда, вскоре (в том же 1995-м) в журналистских кругах стали распространяться слухи о том, что географ Шабдурасулов посыпает голову пеплом с причитаниями: "Что мы наделали! Кого посадили в Большой театр!"

Так это было или нет, но с приходом Владимира Васильева художественный уровень театра резко пошел вниз. За исключением хора, все остальные творческие подразделения заметно сдали. В опере стали петь хуже, оркестр на глазах утрачивал былую славу, но самые большие проблемы возникли в балетной труппе. За пять лет здесь сменилось четыре руководителя. Сначала на этот почетный пост был призван Вячеслав Гордеев, потом его сменил Александр Богатырев, уступивший место Николаю Фадеечеву (все, кстати сказать, воспитанники Григоровича). На днях стало известно, что отныне балет Большого поручено возглавлять народному артисту СССР, педагогу Борису Акимову, солировавшему в балетах Григоровича. А это значит, что новых успехов на балетной сцене мы можем не ждать.

При всех раскладах выходит, что без выдающегося хореографа Григоровича нашему балету, увы, не быть впереди планеты всей. Возникшие в связи с уходом Владимира Васильева слухи о возвращении его наставника пока не подтвердились. Известно только, что бывший главный балетмейстер Большого без работы не сидит и свою мировую славу поддерживает на прежнем уровне.

Спрашивается, ради чего так энтузиаистически разрушали цитадель академического искусства, приносившего нашей Родине моральные и материальные дивиденды? И примет ли в сегодняшней ситуации Майя Михайловна Плисецкая поздравления с ее личной победой, ведь это она больше всех жаждала сначала изгнания Григоровича, а потом Васильева? Кстати, еще в 1988 году американские критики говорили о Плисецкой, что "она не танцует, а принимает позы". Именно за это, говорят, ее и отправил Григорович на пенсию, и вот что за это поимел...

Итак, надежды на возрождение балета пока нам только снятся. Как и желания поднять искусство главной сцены страны до уровня советского времени. Пусть никого не вводит в заблуждение новоназначенный с легкой руки Швыдкого художественный руководитель Большого театра Геннадий Николаевич Рождественский. Очередная креатура мировой закулисы, кровно заинтересованной в развале всего и вся на территории России, а искусства в особенности, ибо мы остались единственной на всю планету творчески генерирующей территорией, рождающей новые шедевры без отрыва от традиций великих предшественников.

Будем справедливы, Г.Н.Рождественский — достойный сын своих родителей, некогда известного советского дирижера Николая Аносова и не менее известной солистки Всесоюзного радио Наталии Рождественской. Талантливый и эрудированный человек. Имеет опыт дирижерской работы в Большом театре, сделал несколько удачных спектаклей в Московском камерном музыкальном театре под руководством Покровского, специально для Рождественского Министерство культуры СССР в свое время создало новый оркестр... Однако в табели о рангах по гамбургскому счету он никогда верхних строчек не занимал, хотя талант позволял сделать это.

В музыкантских кругах о нем говорят уважительно, но и с иронией. За то, что труд упорный ему всегда был в тягость. За шоуменские штучки при исполнении академической музыки. За преувеличенную любовь к модным течениям и коммерческому искусству. Старожилы Большого при известии о возникновении из небытия (а в последние годы Рождественский в России почти не появлялся) кандидатуры этого музыканта с упоением стали вспоминать об анекдотическом случае в Австрии, где он работал по контракту. Однажды он закончил репетицию раньше положенного времени на 24 минуты. Профсоюзный лидер обратил его внимание на неиспользованное до конца время, на что Рождественский остроумно предложил: можете сыграть двенадцать раз Танец маленьких лебедей, и репетиционное время будет использовано. После такой шутки контракт с Рождественским был расторгнут. Московские очевидцы помнят его исполнение H-mollьной Мессы Баха, когда он вышел на сцену в пасторской мантии вместо цивильного дирижерского фрака, но это не спасло концерт от провала из-за плохой подготовленности хора и оркестра.

Нелишне заметить, что Геннадий Николаевич не очень жалует патриотизм и патриотов, ибо считает себя жертвой патриотических настроений, вспыхнувших в России в 1978 году, когда он с Юрием Любимовым готовился к постановке оперы Чайковского "Пиковая дама" в Париже и заказал Альфреду Шнитке переписать некоторые номера из музыки Петра Ильича. Поскольку в те годы "пятая колонна" в СССР еще не имела тотальной силы, этот антирусский фарс удалось остановить. Геннадий Николаевич до сих пор помнит поименно всех, сорвавших ему эту крупную сделку. Особую "любовь" в связи с этим питает к ныне покойному Альгису Жюрайтису, инициатору протестной акции. Как отныне сложатся отношения худрука Рождественского с вдовой Жюрайтиса, примадонной Большого Еленой Образцовой, сказать трудно...

Можно не сомневаться в том, что Михаил Ефимович Швыдкой наслышан о характерологических особенностях личности нового руководителя Большого театра. Нынешний министр не чужд музыке и неплохо в ней разбирается, тем более что его родной брат Андрей Иков — известный трубач, солист-виртуоз, игравший в оркестре Светланова и Плетнева. Однако и в данном случае Швыдкой поступил вопреки цивилизованным правилам — вместо открытого честного конкурса посоветовался с близкими по духу людьми, которые настояли на кандидатуре Рождественского. Как последний будет совмещать руководство театром с концертной деятельностью, трудно себе представить — ведь у него в этом сезоне запланированы концерты с музыкой Шнитке и с собственными сочинениями. Не удивлюсь, если увижу в афише Большого одиозную оперу Шнитке "Жизнь с идиотом" в постановке Рождественского. Единственное утешение от этого административного волюнтаризма — срок контракта на руководство главным театром страны для Геннадия Николаевича определен на три года. Авось он еще раньше утомится от непосильной ноши...

Ольга ГЕНКИНА

ТИТ НЕ ДАЙ ВАМ БОГ ВИДЕТЬ «РУССКИЙ БУНТ»!..

Чрезвычайное положение, объявленное в Москве после восстания 1993 года, предусматривало введение так называемого комендантского часа. В перенаселенной, набитой легальными и подпольными ночными заведениями столице комендантский час выполнялся с грехом пополам — по пустынным автострадам шныряли серебристые лимузины отвязанных "братков", не желающих останавливаться даже после предупредительной стрельбы омоновских блокпостов; в лабиринтах окраинных новостроек, на скамеечках и в беседках "гудели" ночные компании рабочей молодежи. Знаменитый пиночетовский приказ "больше трех не собираться" так и не прозвучал для оглушенного октябрьскими расстрелами общества.

А ведь, в самом деле, когда собираются больше трех — это ж бунт. Вот до чего не додумались Ельцин и Ерин.

В немецком языке "бунт" значит связка, кипа, куча. Бунтовать в одиночку можно лишь условно. Индивидуальный бунт — метафора. Настоящий, нормальный, солидный, "правильный" бунт — дело сугубо общественное, занятие коллективное.

Идея новой экранизации пушкинской "Капитанской дочки", пришедшая в голову продюсеру "НТВ-профит" Михаилу Зильберману провалилась во многом именно из-за того, что фильм получил слишком претенциозное название "Русский бунт".

Этот новый полнометражный фильм режиссера Прошкина с актерами Машковым и Маковецким в главных ролях появился в московском прокате. "Пресен "Русский бунт", выверен и политкорректен".

Такая богатая, жуткая и до боли актуальная тема русского бунта выродилась в нечто напоминающее видеопособие к школьному учебнику.

Создатели фильма, очевидно, ставили целью создать классическую романтическую мелодраму, для чего ясная, прозрачная пушкинская проза весьма подходит? Но при чем здесь русский бунт? Буквальное воспроизведение в фильме пушкинского сюжета требовало и названия, придуманного Пушкиным. К тому же старая сталинская экранизация с Шалевичем и Стриженовым, по известным причинам, находится вне конкуренции.

Увы, от просмотра фильма остались только "модный" Пугачев-Машков, который свирепо стрелял глазками, заставляя краснеть сидящих на первом ряду школьниц, Швабрин-Маковецкий, талантливо грызущий ногти, да молоденькая сладкая парочка (Машу и Гринева играют польские подростки Груцка и Домецкий), с трудом карабкающаяся на сеновал.

Малочисленные салават-юлаевские башкиры (их играли "импортные" казахи) запомнились своим старательным "гиканьем".

Малый, по голливудским меркам, бюджет этого фильма не есть причина его провала.

Разумеется, если бы во время съемок было сожжено несколько поселков, повешено пара-тройка глав администрации, а заодно взят и разграблен Оренбург, — бешеная мировая, а особливо внутрироссийская слава "Русскому бунту" была бы обеспечена. Но настоящее кино — это не только и не столько машина времени. Разумеется, сценарий картины не годится ни к черту. Над ним, говорят, трудились Желязников с Говорухиным. Но следует иметь в виду, что провал сценария — это провал и фильма в целом, а значит, режиссера, актеров и операторов.

В силу этого неплохой, говорят, актер Машков так и не смог “живьем сыграть” Емельяна Пугачева, а смог только изобразить его. "Дыры" закрывались батальными сценами, на которые, конечно же, не хватило денег (впрочем, хорошо, что не хватило — иначе получили бы второго "Сибирского цирюльника"). В конце концов из-за плохого сценария не вышло создать компактную “историческую” эпопею, на что Прошкин явно способен (он автор сериала “Михайло Ломоносов”). Когда смотришь такой фильм с таким названием, думаешь: "А ведь как бы могли сделать…" Но, впрочем, не могли. Тема бунта авторам фильма не близка. Хотя хорошее кино всегда в принципе есть бунт, пусть весьма осмысленный и продуманный, протекающий по законам искусства.

Что же касается бунта вообще, он "бессмысленен" лишь в том отношении, что он "иррационален", живет, как говорил старина Юнг, архетипами бессознательного, а вовсе не потому, что не имеет конкретных причин и цели, а участники его обречены на публичную порку. Так что, братцы, все еще впереди.

ТИТ

Михаил Мезенов ГРЕКО-АРМЯНСКАЯ АКАДЕМИЯ им. ЛУЖКОВА

Такое впечатление, что иные инициативы столичного начальства возникают в состоянии как бы угара. Что весьма импонирует многим и душит в зародыше саму мысль о злонамеренности московских чиновников. Действительно, факты таковы, что пошлая мыслишка о жульничестве, соблюдении чьих-то частных интересов — все это буквально тонет в потоках бешеной страсти, направленной на великое дело капитального строительства в охранных зонах старой Москвы. За этой необычайной активностью в деле стирания всех граней между старым и новым, между седым и лысым кроется некая душевная тайна.

Что далеко ходить. В двух минутах от Кремля старинный Заиконоспасский монастырь. Так вот, планы строить в этом месте армянский "бутик", который, по предварительным расчетам, "сожрет" две третьих монастырской территории, эти планы, на мой взгляд, не подтверждают и не опровергают малопроверенные слухи о мздоимстве, подкупах, царящих в мэрии, как и самого факта существования на этой грешной земле "кавказской мафии". И все же столь яркий случай свидетельствует о том, что люди, принимающие подобные решения, скорее являются истинными фанатиками своего дела. Масштаб и дерзость мероприятия таковы, что закрадывается мысль об особом мессианстве нынешнего состава правительства Москвы, мессианстве, которое выражено в призвании искоренить всякий намек на древнее происхождение нашей столицы. Судите сами: созданный еще Борисом Годуновым Заиконоспасский монастырь славен тем, что здесь располагалось самое старое высшее заведение Москвы, Славяно-греко-латинская академия. Эта альма матер отечественной науки упоминается во всех текстах, связанных с историей образования в России.

Заметьте, именно это место отдается мэрией под площадку для строительства магазина некоего предпринимателя со звучной фамилией Петросян.

Желание чиновников превратить старинный монастырский, некогда мощеный дворик в настил для подъезда грузовичков, везущих партии женского белья, — это желание выдает подлинных энтузиастов своего дела. Такой энтузиазм, скажете вы, граничит с невменяемостью... Да, возможно. Но подобный подход полностью реабилитирует правительство Москвы, ведь означенное состояние ума совершенно несовместимо со способностью брать взятки или создавать хитроумные комбинации с кв. метрами дорогой московской землицы.

Но в чем же тайна, исток и первопричина столь рискованного и на первый взгляд абсурдного поведения московских властей? Позволю высказать предположение, которое, опять-таки, лежит в плоскости отнюдь не "грубых материй", связывающих кавказскую диаспору и московскую мэрию. Все дело в следующем: прослойка, представляющая в Москве городскую власть, состоит из людей особого типа, психология которого строится на совершеннейшем отрицании чего-либо ветхого, устоявшегося, покрытого паутиной трещин... Душа этих людей требует унификации и подновления сих "руин", возможно, строительства на их месте чего-то блестящего, радостного и полезного, напоминающего "Русское бистро". Можно долго спорить, в чем причина такого мировидения московских чиновников — то ли здесь детская тяга ко всему новому, то ли глубоко запрятанный страх смерти...

Иначе как можно объяснить тот факт, что местность, строение или прочее сооружение, (способное вызвать в чутком сознании столичного чиновника думы о невеликом масштабе собственной жизни, мысли о преходящем характере нынешней тучной, но суетной эпохи), тут же "благоустраивается". К ребристым стенам древней цитадели непременно пристраиваются синие кабинки переносных туалетов. В таинственный заросший сад, знаменитый своими темными обелисками, втаскиваются глумливые жестяные жабы (мэйд ин Тбилиси), а в интерьер старинного императорского дворца врезается душ и спальни на манер турецких гостиниц.

Да, есть что-то очень целостное, характерное и весьма последовательное в культурном облике столицы последних лет. Торговые палатки, выросшие до размеров небоскребов. Неживая помпезность кобзоновской эстрады. Массовые мероприятия на стадионах в стиле а-ля Дуче. Наконец знаменитое выступление Лужкова в старом цирке — где мэр кувыркался на арене и, говорят, под звук литавров прыгал сквозь горящие кольца.

Это многим, повторяю, нравится. Однако не всем. Вот учащиеся физико-математического факультета МГУ, например, прослышав о желании превратить Заиконоспасский монастырь в задворки армянского магазина, — возмутились. Дело в том, что в Славяно-греко-латинской академии учился основатель Московского университета великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов.

Образованные и законопослушные молодые люди, абсолютно чуждые ксенофобии, называли происходящее "форменным скотством" и в случае осуществления удивительного проекта грозились "разнести все к чертовой бабушке". Эти обещания будущих ученых — не пустые слова. Ведь "может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать".

Михаил МЕЗЕНОВ

Дмитрий Аграновский __

"Как попасть в американское посольство?

Очень просто — прицелился и попал!"

Анекдот из газеты "Трибунал"

После раздела Советского Союза — абсолютно незаконного — как с точки зрения советского, так и международного права, на мой взгляд, наиболее отвратительные, антирусские и просто античеловеческие режимы установились в трех прибалтийских провинциях России, объявивших себя "независимыми государствами".

Ничтожные по территории, но гигантские по амбициям, эти режимы в их потугах на "цивилизованность" стали карикатурой на западные государства — смешной и страшной одновременно.

Педофильные скандалы в правительстве и теракты в Риге, суды над бывшими партизанами и марши недобитых эсэсовцев, открытый апартеид по отношению к русскоязычному населению и попытки предъявить России 300-миллиардный иск — таковы реалии сегодняшней Прибалтики. Естественно, налицо и все "прелести" дикого капитализма, причем в его самой радикальной форме.

В таких условиях в Латвии местные национал-большевики издают газету "Трибунал" — те самые национал-большевики, которые "раскрутили" дело Василия Кононова, не дав последнему сгнить в латвийских застенках. Редактор газеты — Марат Крайнев, тираж — 5000 экземпляров, что очень немало по меркам очень ма-аленькой Латвии.

Недавно лидера известной рок-группы "Гражданская Оборона" задержали в Зилупе, ссадили с поезда и затем выдворили из страны. Директор "ГрОба" Сергей Попков сообщил следующее: "Латвийские пограничники на границе уже поставили нам штампы в паспорта, но вскоре появился офицер, который спросил: "Кто здесь Летов? С вещами на выход!" Никаких пояснений не последовало. Только заявили, что Егор будет однозначно депортирован. Физического воздействия не применялось. Имели место психологическое давление, откровенно хамское обращение и обыск. У Егора отобрали корвалол, заявив, что любые сердечные средства запрещены (!) к ввозу в Латвию.

Около 11 утра Егору была предъявлена некая бумага, согласно которой въезд в Латвию ему запрещен до… 2099 года! И выделен транспорт для депортации. Пограничники заявили, что "это приказ", и вывезли нас в Себеж".

Газета “Трибунал” выходит два раза в месяц на двух полосах и внешне по стилю походит на московскую "Лимонку", только жестче, конкретнее, злее — видимо, существование в условиях оккупации накладывает свой отпечаток.

Несмотря на это, в газете нет экстремизма — по крайней мере, его не больше, чем у белорусских партизан в годы Великой Отечественной войны по отношению к фашистам.

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ

P.S.Некоторые чувствительные российские либералы и латвийские националисты находят в названии газеты "Трибунал" какие-то оскорбительные для себя намеки на возможность оказаться под трибуналом.

Телефон в Риге: 245-06-24.

НЕВОЛЬНЫЙ СЫН ЭФИРА...

Трехлетие "Народного Радио" совпало с трудным периодом в жизни этой популярной патриотической радиостанции. Речь идет о проблемах финансового плана. Дело дошло до того, что на прошлой неделе на несколько дней был отключен передатчик, что привело к перерыву в вещании "Народного Радио". К счастью, кризис на сегодняшний день успешно преодолен и позывные радиостанции снова можно слышать в эфире.

Слухи о возможном акционировании станции пока не подтверждаются, однако, насколько нам известно, генеральный директор "Народного Радио" Владислав Горохов за последнюю неделю получил несколько предложений от лиц обладающих достаточными средствами и заинтересованных в развитии этого медиа-проекта.

Напомним, что три года назад "Народное Радио" создавалось как рупор Народно-патриотического союза России. Возможно, что и в этот сложный для радио период НПСР способен оказать поддержку родственному СМИ.

В любом случае — в истории радиостанции наступил переломный момент, вслед за которым, по словам ее генерального директора, наступает период творческого переосмысления пройденного. Горохов заявляет, что радио не собирается менять своих ценностных и политических ориентиров — ставка на широкую коалицию патриотов, включающую в себя "красную" и "белую" компаненты, сохранится. Правда, "Народное Радио" в обновленном виде уже не станет связывать свою судьбу с каким либо конкретным политическим объединением.

Соб. Инф.

P.S. Газета "Завтра" поздравляет близкую нам по духу радиостанцию с трехлетием. За время своего существования "Народное радио" доказало свою жизнеспособность. Его коллектив, преодолев многие препятствия, выходит на рубеж, за которым, мы уверены, новые творческие достижения, очередные победы в деле создания влиятельного патриотического электронного средства информации, необходимого для великой работы по укреплению Отечества, отстаиванию его национальных интересов и духовных ценностей. Слава России!

Коллектив газеты "Завтра"

МАЛАЙЗИЯ — НАСТОЯЩАЯ АЗИЯ!

Под таким названием прошла 13 октября конференция в московском отеле "Ренессанс". Особое внимание всех присутсвовавших привлекло выступление министра культуры искуства и туризма Малайзии Шейха Фадзира. Под аплодисменты собравшихся он подчеркнул тот знаменательный факт, что его страна сумела преодолеть экономический кризис без помощи МВФ и прочих международных "друзей человечества". Министр рассказал о том, что делает Малайзию "наиболее привлекательной для туристов": "Побывав в Китае вы познакомитесь только с Китаем побывав в Индии — только с ней... побывав же в Малайзии вы познакомитесь сразу со всей Азией!"

Наглядным подтверждением справедливости этих слов стало выступление Национальной труппы “Малайзия”. Можно лишь пожалеть, что с ее жизнерадостным искуством смогли познакомиться лишь весьма немногочисленные представители российской общественности.

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Вышел из печати октябрьский номер газеты "День литературы", издающийся редакцией и Союзом писателей России, а начиная с этого месяца — при содействии общественно-политического движения "Сыны России".

В номере широко представлены художественные, литературоведческие, публицистические материалы, эссе, интервью, иллюстрации о жизни и творчестве писателей России. В поле зрения "ДЛ" — новые книги Александра ПРОХАНОВА, Эдуарда ЛИМОНОВА, философское кредо Александра ЗИНОВЬЕВА, размышления Татьяны ГЛУШКОВОЙ о русском национализме, ответы Владимира КРУПИНА корреспонденту "Дня литературы", взгляд на мировую культуру Владимира БОНДАРЕНКО и на советскую историю — Эдуарда ВОЛОДИНА, московские хроники Валентина КУРБАТОВА и еще ряд интересных публикаций, среди авторов которых — Игорь ДУДИНСКИЙ, Сергей СИБИРЦЕВ, Евгений НЕФЁДОВ, Николай ПЕРЕЯСЛОВ, Илья КИРИЛЛОВ, Михаил ЯМБАЕВ, Валерий ИВАНОВ, Регина ГРИГОРЬЕВА, Олег ГОЛОВИН, Михайло РОКИЦКИЙ, Вл. КОТЛЯРОВ (ТОЛСТЫЙ) и другие авторы.

Подписаться на "День литературы" можно во всех отделениях связи по объединенному каталогу "Газеты и журналы России", индекс 26260. Нами заключен договор с Роспечатью, поэтому требуйте во всех отделениях Роспечати продажи в киосках нашей газеты. В Москве газета продается у распространителей "Завтра" и в редакции газеты, а также в книжных лавках Союза писателей России, журнала "Москва" (на Старом Арбате), Литературного института (на Тверском бульваре), ЦДЛ, в 1-м гуманитарном корпусе МГУ и на факультете журналистики МГУ.

Тел.: (095) 246-00-54 и 245-96-26.

Электронная версия на странице: http://zavtra.ru/

Спонсоры, любящие литературу: мы ищем вас, готовы печатать вашу рекламу.

Главный редактор "Дня литературы" —

Владимир БОНДАРЕНКО.