/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 376 (7 2001)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ЭЛЕКТРОШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ ЧУБАЙСА

Серийных убийц тянет к местам, где они резали глотки, насиловали девочек, чувствовали, как бьется в агонии тело. Солана явился в Белград, где он разбомбил детские сады и университеты, и на его лице тайного садиста блуждала улыбка сладострастия. Чубайс прилетел в Приморье ознакомиться с результатом веерных отключений, как ученый прилетает на место, где им было испытано бактериологическое оружие, и сквозь скафандр и маску рассматривает мертвецов, изъеденных сибирской язвой.

В каком-то смысле Чубайс — не человек, ибо не подпадает под этические параметры, отличающие человека от гильотины.

Приморье стало полигоном, подобным Семипалатинску, где впервые на русском населении было испытано "цивилизационное оружие", когда нажатием кнопки в кабинете РАО ЕЭС парализуется инфраструктура огромного края — и тот начинает остывать, как труп, во всей своей полноте: от жилых квартир, операционных, административных кабинетов, военных баз, православных храмов, электровозов, систем правительственной и космической связи. Это "цивилизационое оружие" было испытано Чубайсом в наиболее эффективное, зимнее время, и число жертв, материальный урон, необратимые геополитические последствия еще только подсчитываются в секретных центрах, управляющих распадом России.

В этих центрах Приморье неуклонно отдают Японии, объясняя остальной России невозможность для нее содержать отдаленную океаническую окраину, нерентабельность края, обременительного для тщедушной российской экономики. Губернатор Наздратенко, старинный противник Чубайса, — потому и противник, что сохраняет национальный взгляд на Приморье, на незыблемость русских границ, — стал жертвой, посаженной на "электрический стул". Вначале интуитивно, как русский патриот, а затем сознательно, разгадав предательский план расчленения, Наздратенко объявил непримиримую борьбу Чубайсу, за что и был казнен вместе с подопечной ему территорией. Как фашисты — генерала Карбышева, Приморье заморозили на глазах у страны, при молчаливом бездействии власти, под жалкий лепет полпреда Пуликовского.

Чубайсу в русской истории прочно отведено место рядом с ханом Мамаем, Святополком Окаянным, Гришкой Отрепьевым, Мазепой и Троцким, какого бы цвета шевелюру ни носил последний. Три злодеяния, помимо множества мелких, связанных с повседневным отправлением нужд, таких, как "коробка от ксерокса" или "дело писателей",— три злодейства совершил против народа и Родины этот человек-эпидемия, вырвавшийся из реторты секретной Балтиморской лаборатории.

С помощью комбинации "ваучер", нарядной, как конфетный фантик, Чубайс отобрал у наивного народа его заводы, космические корабли, нефтяные поля, электростанции и авиационные линии, и передал это несметное богатство в руки теневиков, самого подлого сословия, талантливого в воровстве. Теневики промотали это случайно доставшееся им состояние, остановили страну, а народ, лишенный собственности, стал беззащитным перед нараставшим год от года насилием.

Чубайс является предводителем клики, которая, как Гитлер Австрию, присоединяет Россию к Америке. Делает ее аппендиксом в ненасытном американском кишечнике, который переваривает Россию, заливает своим желудочным соком ее культуру, мессианскую историю, богооткровенную судьбу. Атлантида погибла и погрузилась в небытие, потому что в ее ареопаге заседал свой Чубайс.

Чубайс создал концепцию "либеральной экономики", не уступающую расовой теории Розенберга. Согласно этой концепции, нынешняя Россия — нерентабельная страна, нынешний русский народ — нерентабельный народ. Его пребывание на земле обходится человечеству, то есть РАО ЕЭС, слишком дорого. "Экономика геноцида", оставляющая без электричества, топлива, без государственного присмотра колоссальные, обжитые территории русской страны, обрекающая русских на мор со скоростью одного миллиона в год, — эта каннибальская экономика напоминает верещагинскую гору черепов, над которой, как Бог Зла, возвышается Чубайс.

Сегодня борьба с Чубайсом приобретает формы национально-освободительной войны. Она объединяет людей в правительстве и в окружении Путина, патриотических губернаторов и экономистов, политических и религиозных лидеров. Ее фронт проходит по Владивостоку и Прокопьевску, по обесточенному Ульяновску и обесхлебленному Иванову, а также по Арбату, Малой Бронной и американскому Белому Дому, куда на смену хозяевам Чубайса, Клинтону и Гору, пришел дубоватый, как все техасцы, Буш.

Эта борьба проходит по Нижнему Новгороду, оплоту Немцова, Кириенко, Явлинского, которые на предстоящих губернаторских выборах станут вновь "продав- ливать" Склярова, этого нижегородского Чубайса. Мы же поддержим патриота Ходырева. Нам нравится этот русский хозяйственник и политик, бросающий вызов Чубайсу. Нравится его сын — художник, чья картина с мистическим русским отроком, держащим две негасимых свечи, висит в моем кабинете, на утешение патриотов, на посрамление врагов.

Александр ПРОХАНОВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 3 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

4

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l Согласно данным, поступающим из околокремлевских кругов, основные властные группы в окружении Путина в настоящее время действуют по принципу "кто в лес, кто по дрова", преследуя собственные интересы. При этом "питерские силовики" сосредоточены на решении региональных проблем и утверждении новой структуры "властной вертикали", а вопросами общефедерального уровня занимаются представляющая "семью" связка Мамут—Абрамович—Шувалов и группа Чубайса. Результатом подобного "пересечения векторов", по мнению экспертов СБД, может уже к марту-апрелю стать полный коллапс исполнительной власти…

l Наши источники в Париже сообщают, что пребывание здесь остановившегося в гостинице "Бристоль" Б.Березовского проходило под полным контролем лиц, связанных со спецведомствами США, а распорядком дня "беглого олигарха" руководила некая "высокая стройная блондинка". Бывший "банкир Семьи" посетил посольство США в Париже, где под видеозапись дал показания и передал ряд документов, проливающих свет на финансовые операции "семьи", которые проводились через Касьянова, Мамута, Абрамовича и других…

l Материалы, предоставленные нашими вашингтонскими корреспондентами, подтверждают основные выводы о стратегических основах курса администрации Буша, сделанные экспертами СБД. Наиболее важными представляются ставка на массовые разоблачения коррупции по типу итальянской операции "Чистые руки" во внутриамериканском и международном масштабе, поворот к военно-политическим формам влияния от финансово-экономических и курс на "технологический прорыв" в рамках развертывания программы ПРО, независимо от позиции "третьих стран". Весьма показательным в этом отношении является назначение на важный пост замминистра финансов, курирующего международные экономические и финансовые организации, профессора Стэнфордского университета Дж.Тейлора, из-вестного противника МВФ, пообещавшего раскрыть коррупционные линии в его структуре. Те же смысловые моменты содержались в докладе министра финансов Дж.О`Нила, сделанном для высших чиновников администрации Буша, что ставит под сомнение дальнейшие перспективы Чубайса как американского контрагента в России. Параллельно принято решение о строительстве объектов системы оповещения ПРО на Аляске, ориентированной не только против России, но и — в первую очередь — против КНР. Однако последняя цель тщательно маскируется, а в рамках "операции прикрытия", разработанной на "семейном совете" у Бушей, для провокации Кремля и обострения противостояния решено использовать "дело НТВ". После этого К.Райс встречалась с И.Малашенко и по материалам встречи опубликовала во Франции свою антипутинскую статью. Накачка "гусинской проблематики" в масс-медиа, контролируемых группой "Тайм—Уорнер", также является составной частью реализации этих планов, хотя "дело НТВ" вовсе не является принципиальным для Белого Дома, а служит выполнению оперативных функций, отмеченных выше…

l По информации, переданной из Белграда, вопрос о выдаче Милошевича международному трибуналу в Гааге принципиально решен, хотя для реализации этого решения должен пройти определенный период времени и пройти информационная кампания о бывшем югославском президенте как "военном преступнике". Следом за тем планируется выдача западному правосудию основных участников войны за сохранение Югославии. В связи с этим указывается, что ничто не заставляло Милошевича ни сдавать свои позиции Коштунице по итогам выборам, ни ранее Косово — силам НАТО. Однако американские спецведомства активно использовали информацию по зарубежным счетам фирм сына Милошевича для давления на югославского президента, который оставил свой пост под мифические "гарантии безопасности" со стороны своих политических противников, подтвержденные представителями администрации Клинтона—Гора и фактически нарушенные сегодня…

l Модель сброса Кучмы, реализуемая с помощью "дела Гогнадзе" и А.Мороза, полностью соответствует модели, по которой оказывалось давление на С.Милошевича с прицелом на Лукашенко и Путина. Резкое ухудшение социально-экономической обстановки на Украине и готовность населения к активным действиям, которую демонстрировали социологические замеры в конце 2000 года, требовали контролируемого "сброса пара", каналы для которого обсуждались во время европейских визитов Мороза в октябре-ноябре, сообщают наши киевские информаторы. По их данным, в акциях против Кучмы участвуют от 3 до 5 тысяч человек, что маловато для "всенародного протеста", на котором настаивают западные масс-медиа и российские СМИ, близкие к Горбачев-фонду и группе Чубайса. В этих условиях только собственное слабоволие и малодушие могут лишить Кучму власти, после чего его ожидает судьба, аналогичная судьбе Милошевича. В этой связи характерны постоянные заявления Березовского, что "Путин — не жилец в Кремле" и в течение 10-11 месяцев он будет смещен при помощи организованного через телевидение и прессу мощного социального давления по "гексогенным" и прочим делам…

l Наши источники в правительстве утверждают, что с подачи В.Матвиенко после ее возвращения из Стокгольма разрабатывается внесение в школьные программы по истории темы Холокоста и критики "русского антисемитизма", что должно привить российским школьникам "чувство исторической вины" перед евреями. Финансирование данной программы будет осуществляться по линии Всемирного еврейского конгресса…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ"

« Визит Путина в Австрию оставил глубокий след на снегу.

« Смотрит в "МиГу" - видит фигу.

« Россияне, украиняне и казахстане - братские народы.

« Киселев хлещет Путина веником без листьев.

« Черкизов из "Часа быка" является коровой.

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

СЛАВА ГЕРОЮ! (К 50-летию Вадима ШЕВЦОВА)

В нынешней нашей истории, возможно, не очень много людей, чью жизнь можно сравнить с подвигом. Но одним из таких людей, без сомнения, является Вадим Шевцов, легендарный министр государственной безопасности Приднестровья. Его настоящее имя Владимир Юрьевич Антюфеев. Можно лишь удивляться тому, сколько событий вместилось в одну человеческую жизнь! Блестящий офицер-оперативник уголовного розыска еще советской Риги, далее — непримиримый борец против возрождающегося латвийского фашизма, потом политический эмигрант, разыскиваемый спецслужбами Прибалтики, приднестровский доброволец, один из создателей Приднестровской Молдавской Республики, ее министр госбезопасности в самые драматичные и трудные годы.

И на всех этих постах Вадим Шевцов проявил себя как отличный организатор, несгибаемый боец, патриот Родины и профессионал высочайшего класса. Верность делу, долгу, присяге — вот его главная суть. Сколько раз враги Придестровья пытались спровоцировать в республике политический кризис, стремясь вбить клин между Шевцовым и президентом ПМР Игорем Смирновым — но все было тщетно. Шевцов был и остается верным президенту, верным своей маленькой, но свободной Республике.

В эти дни Вадиму Шевцову исполняется 50 лет. Для мужчины это возраст творческого расцвета, мудрости — и редакция газеты "Завтра" от всей души поздравляет нашего боевого друга с юбилеем. Желаем юбиляру новых побед, удачи, здоровья, долгих лет жизни. Гордимся тем, что мы — ваши друзья, мы верим в вас и всегда готовы подставить вам наше плечо.

С днем рождения, брат! Слава Приднестровью! Слава Шевцову!

РЕДАКЦИЯ “ЗАВТРА”

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВОПРОС В ЛОБ ГАЙДАРУ и ЮШЕНКОВУ

"ЗАВТРА". Президент Путин назвал не так давно виновников энергетического кризиса в Приморье. Это — РАО ЕЭС, Министерство топлива и энергетики и краевая администрация. На сей день глава Минтопэнерго Гаврин уволен, Наздратенко "ушли", а Чубайс, руководитель РАО ЕЭС, которое у Путина значится первым и, стало быть, главным виновником кризиса, на своем посту остался. Почему?

Егор ГАЙДАР. Мой комментарий будет краток. Значит, таким образом президент Путин реально оценил соотносительную роль этих персоналий в энергетическом кризисе в Приморье.

Сергей ЮШЕНКОВ. Полагаю, что президент России понимает, что энергетические проблемы связаны не столько, может быть, с персоналиями, хотя и здесь есть степень ответственности и ее никто не скрывает, но все-таки большие проблемы в самой системе РАО ЕЭС, в ее реорганизации, демонополизации и, если хотите, в сфере производства электроэнергии.

ОТ РЕДАКЦИИ. Во времена президента Ельцина главным в стране был не сам Ельцин, а Чубайс, занимавший скромную должность главы Госкомимущества. Ельцин делал вид, что он управляет развалившимся государством, а Чубайс раздавал государственную собственность и от него зависело: кто больше хапнет и, соответственно, кто будет делать погоду в стране. Чубайс был своего рода комиссаром международных финансовых центров в России. И какая бы пакость для России им ни делалась, он все равно оставался на плаву. Заслуги Чубайса перед мировым сообществом велики — российская экономика разгромлена приватизацией. Россия как конкурент Запада уничтожена. И с головы Чубайса и при Путине, похоже, не упадет ни один волос, даже если он ударными темпами добьет РАО ЕЭС. Путин, как говорит Гайдар, всегда реально оценит роль Чубайса, и, как утверждает Юшенков, всегда поймет, что крах РАО ЕЭС — связан не с персоналиями, а с самой системой.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

СИБИРСКИМ БРАТЬЯМ (“Красноярской газете” — 10 лет)

Враги России погружают Сибирь в энергокризис, обрекая на вымораживание и тьму. Но светочем в этой тьме, источником тепла и энергии для людей, живущих в одном из крупнейших сибирских краев, вот уже 10 лет служит героическая "Красноярская газета". Ее главный редактор Олег Пащенко и его соратники все эти годы несут в народ правду о гибельной для страны политике "демократов" и их "реформ", зовут на борьбу против разрушителей Родины, поддерживают в душах сибиряков веру в возмездие и торжество справедливости. Мы всегда были и всегда будем рядом с вами, наши старые друзья и мужественные коллеги! С первым юбилеем тебя, "Красноярская газета"!

Коллектив редакции "Завтра"

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Анатолий Баранов ПРОМИГАЛИ...

Визит Путина в Австрию закончился. Два главных вопроса: выдвижение в альпийской республике вопроса о присоединении к НАТО и приобретении за долги истребителей МиГ-29СМТ, — были решены, мягко говоря, не в пользу России. И грабли, по которым прошелся наш г-н президент, были заранее разложены его усердными помощниками. Хотя в истории о том, как Путин МиГами торговал, конкретная вина лежит, видимо, на вице-премьере по "оборонке" Илье Клебанове.

Попытка продать МиГ-29 Австрии впервые была предпринята СССР еще в 1979 году, когда и политический вес нашей страны, и отношения с Австрией, взявшей на себя, наряду с Финляндией, роль "моста между Востоком и Западом", сделке весьма благоприятствовали. Однако СССР проникнуть на западноевропейский рынок с продукцией своего ВПК так и не дали. Хотя МиГ-29 в 1979 году по своим качественным и ценовым характеристикам был просто вне конкуренции.

С приходом в правительство вице-премьера Ильи Клебанова РСК "МиГ" "был назначен" витриной успехов в деле развития российского оружейного экспорта. Планировалось, что по реализации военной техники за рубеж на 2000 год "МиГ" станет вторым в стране после "Росвооружения".

Основания для такого оптимизма, возможно, и существовали. К концу 1999 года казались решенными вопросы контракта с Индией на поставку МиГ-29К. В стадии подписания находился контракт с Ираном общим объемом в 1,2 млрд. долл., касающийся производства Ту-334, конечная сборка которых и все права были переданы МиГу. Под начало работ уже был получен кредит в объеме 15 млн. долл. в одном из российских банков.

Неплохо обстояли дела и на перспективу — в начале года были сняты санкции с Ливии, нуждающейся в модернизации своих ВВС, укомплектованных советской техникой. Мало-помалу развивались и конверсионные программы, например, производство на Луховицком заводе четырехместного самолета Ил-103, уже успешно продававшегося за рубеж. Но примерно с конца прошлого года в "МиГе" прошла смена руководства на уровне заместителей и первых заместителей генерального директора. Сменились команды переговорщиков по практически доведенным до конца контрактам. Изменились приоритеты в отношениях с властью.

В начале года был почти моментально "проеден" кредит под Ту-334, причем "проеден" в кавычках, так как львиная доля его вообще куда-то делась. Иранцы и индусы запутались окончательно. Контракты так и остались неподписанными. Видимо, уже навсегда.

Не принес обнадеживающих результатов и подъем в воздух прототипа самолета пятого поколения. Если не считать срыва на первом же полете, испытания этой многострадальной машины прошли удачно. Но итогом стало заявление главкома ВВС Корнукова, что закупать или финансировать дальнейшие работы по этому самолету ВС России не будут.

На последнем авиасалоне в Фарнборо "МиГ" вообще не демонстрировал своих машин в действии. Вместо этого на авиашоу был представлен огромный десант российского чиновничества самого разного ранга, доставленный и содержавшийся в Лондоне за счет ГУП "РСК "МиГ". Рабочие в это время уже не получали зарплату.

Если пять лет назад корпорация насчитывала около 100 000 сотрудников, то новый гендиректор Николай Никитин застал на своих местах уже не более 13 тысяч. С тех пор "естественная убыль" только нарастает, начиная с громкого ухода в декабре прошлого года группы главных и ведущих конструкторов и кончая тихим вымиранием цехов в процессе естественного старения коллектива. Молодежи здесь уже нечего делать. А одним из последних кадровых подвигов руководства МиГа стало увольнение директора Луховицкого филиала корпорации — единственного реально работающего подразделения РСК МиГ.

"Нью-Васюки а-ля МиГ" включали в себя поставки в Австрию истребителей МиГ-29СМТ и грузопассажирской машины МиГ-110. Тот же Мазуров открыто заявил о готовящихся демонстрационных полетах МиГ-29 СМТ перед первыми лицами России и Австрии.

К тому времени уже было ясно, что единственно возможный товар в сделке, модификация поколения 4,5 МиГ-29СМТ, не может участвовать в тендере на обновление австрийских ВВС в силу того, хотя бы, что существует пока в единственном опытном экземпляре и еще очень далек от прохождения государственных испытаний. Тем более, никак нельзя было объявлять о каких-то мифических показательных полетах еще не существующей машины.

Еще комичнее оказалась ситуация с МиГ-110, который существует пока только в виде небольшой деревянной модели. Но, несмотря ни на что и, видимо, с подачи особо приближенного к Путину человека, курирующего ВПК и корпорацию МиГ в частности, президенту Путину была навязана идея выступить своего рода торгпредом. Можно даже сказать, дилером компании "воздух-воздух".

Заметим, Путин, впервые на столь высоком уровне заявивший о приоритетах российской промышленности и внешней торговли как о прямой заботе первого лица государства, — в принципе совершенно прав. Но еще два-три таких прокола, и его авторитет, а вместе с ним авторитет страны, и без того сильно девальвированный предыдущим правлением, вообще "перестанет быть". Только кто скажет об этом президенту?

Анатолий БАРАНОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

РУССКИЙ ВЕТЕР С НЕВЫ (Беседа Александра ПРОХАНОВА с губернатором Санкт-Петербурга, членом президиума Госсовета РФ Владимиром ЯКОВЛЕВЫМ)

Александр ПРОХАНОВ. Владимир Анатольевич, у москвичей, всегда ревниво следящих за северной столицей, возникло ощущение: два или три последних года в Петербурге возникает что-то новое: новое дыхание, новая энергия, новая воля. Ярче засверкали двуглавые орлы, имперские дворцы, ростральные колонны. Из топи собчаковских блат Питер начинает возноситься пышно, горделиво. Насколько оправданным является такое ощущение?

Владимир ЯКОВЛЕВ. Этому новому "имперскому дыханию" есть свое прагматическое объяснение. В Питере начала 90-х годов было очень много разговоров, но мало конкретных дел и действий, связанных с превращением Петербурга в тот город, каким он должен быть. Поэтому после губернаторских выборов 96-го мы перед собой поставили задачу: не рассуждать о демократических преобразованиях, а работать четко и последовательно.

Различных партий и движений в городе было больше сотни. Но все они, за исключением двух: КПРФ, с ее солидной организацией, и "Яблока", где насчитывалось несколько сотен человек,— были карликовыми. Тем не менее, я дал установку: не притеснять ни партии, ни средства массовой информации. И сегодня могу сказать, что по утверждению многих известных людей, которые бывают в нашем городе, самый демократичный город в стране — это Питер. Здесь издается более 1200 газет и журналов. Здесь работают организации различных направлений деятельности, за исключением сектантских и профашистских. Когда меня спрашивают, почему в Питере сохраняется такая политическая свобода, хотя губернатора со всех сторон критикуют в хвост и гриву, я отвечаю: ничего страшного. Если критика не конструктивна, люди все поймут, осознают и выводы сделают правильные. Прошедшие выборы 2000 года показали: и в Питере и в Москве есть политические силы, которым очень не хочется, чтобы северной столицей России руководил Яковлев. Против меня развернули бурную деятельность, которой руководили из центра. Но питерцы отдали мне 73% голосов. Почему? В начале 90-х много говорили о рыночной экономике, понимая под рынком что-то вроде базара. Поэтому мне пришлось долго убеждать город, что без подъема развитой промышленности, которая была в Ленинграде, ничего не продвинется. Можно сколько угодно говорить: Питер — город туризма, Питер — город банков. Но какой, извините, турист к нам поедет, если у нас на штанах заплатки сплошные и кругом безработица? Поэтому сначала мы должны были поставить на ноги промышленность, подтянуть к ней малый бизнес и создать инвестиционные условия привлекательности для города. И тогда только уже говорить о туризме и банках. На сей день итоги нашей деятельности в этом направлении таковы. Промышленность у нас начала работать. В прошлом году прирост составил более 26%, а в целом по России — около 10%. Результатов конца 80-х мы не достигли, поскольку Петербург во многом работал на военно-промышленный комплекс. Но когда вся страна узнала слово "дефолт" в 98-м, нам удалось удержать объем промышленного производства, и теперь мы его наращиваем. Безработных у нас 17 тысяч человек. На пятимиллионный город это — лишь 0,7% населения. И при этом вакантных мест в Питере более 54 тысяч. Теперь об инвестиционной привлекательности. В 1994 и 1995 годах город получал по 50-70 миллионов долларов иностранных инвестиций. В 1999 году у нас их уже было 703 миллиона, а через год — больше миллиарда долларов. При этом инвестиции в основном не спекулятивные, они вкладываются в реальное производство. И это — несмотря на бурную выборную кампанию, когда город будоражили со стороны, имиджмейкеры приезжали, фильмы стряпались, дабы доказать, что Питер стоит на первом месте по криминалу — хотя такого не было ни тогда, ни, тем более, сейчас. Результаты у нас есть и достижения есть. Да, проблем еще очень много. Но главное мы решили — создали нормальный психологический климат, создали стабильность в экономической жизни. Соответственно, и требований к нам появляется все больше. На днях посмотрел статью, по-моему, в газете "Сегодня". Там говорится, что учителя в Питере недовольны, что получают такую зарплату. Согласен, но их зарплата повысилась в полтора раза за пять лет моего губернаторства. Конечно, жить сегодня, когда думаешь: хватило бы на пропитание,— трудно. И нельзя рассуждать об особом благополучии в городе, если ряд категорий граждан имеет доход ниже прожиточного минимума. Поэтому последний разговор на нашем правительстве свелся к следующему: в конце 2002 года у нас таких категорий вообще быть не должно. Подчеркиваю: нерешенных вопросов в городе много. Но в скором времени у нас появится больше возможностей для повышения уровня жизни питерцев, ибо за предыдущие годы мы закрыли многие дыры в нашем хозяйстве. С начала реформ у нас в городе не обращали внимания на дома, на крыши, на инженерные коммуникации. Считали всю инфраструктуру болотом, которое средства вытягивает, а каких-то экономических и политических дивидендов не дает. Поэтому мне пришлось активно влезать в жилищно-коммунальные проблемы. Я хочу сказать, что таких событий, как в Приморском крае, у нас просто не может быть, потому что мы еще в 1996-97 годах стали думать, как нам выживать на основе собственных отношений с партнерами. Поскольку государство не выделяло средств на содержание жилья и на поддержку предприятий с их социальной сферой, мы пошли на непопулярные меры и начали поднимать тарифы для населения. Вы, наверное, помните, какой по этому поводу шум был в городе, даже собирали группы для того, чтобы отозвать губернатора. Я говорил: когда плохо будет — спросите с меня. И предупреждал: те территории в России, которые сейчас этим не занимаются, позднее будут горевать. И горевать в ближайшие годы. Обвал сферы жизнеобеспечения произошел там, где не занимались городским хозяйством так, как положено: запасами топлива, подводкой газовых труб, ремонтом теплосетей…

А.П. Любой город — не только улицы и проспекты, трубы и инвестиционная политика. Петербург — совершенно особый город, мистический, избранный Пушкиным, Достоевским, Блоком. Он имеет свою идеологию, свою бесконечность. По-своему объясняет Россию, дает ей особое измерение. В советское время страна ушла в глубь континента, отгородилась от Запада, противопоставила себя миру, и Петербург был законсервирован, у него отняли его имперскую миссию. Он стал почти провинциален. Но сейчас я чувствую, что петербургская идеология, петербургский порыв к морям, в Европу, в мировое пространство,— снова востребованы. Что это за идеология?

В.Я. Идеология нашего города, на мой взгляд, никуда и не уходила. Питерское сознание создавалось веками. И ведь не случайно повсюду в Советском Союзе, да и в других странах, к жителям Ленинграда было совершенно особое отношение. И сейчас такое особое к себе отношение питерцы тоже везде чувствуют. Наш город — это окно в Европу. Наш город — это творение миллионов русских со всей России. Наш город — это державная длань, объединившая земли и народы на одной шестой суши. Наш город — это сплав отечественной и европейской культуры. Наш город — это город великих людей, которыми гордится Россия. Наш город — это город небывалого массового героизма, который сыграл особую роль в Великой Отечественной войне и в жизни Советского Союза. В питерском сознании есть преемственность эпох и не показной, а самый настоящий патриотизм. Мы на многое способны и уверены в своем будущем.

А.П. В Петербурге похоронили царя — его не могли похоронить в Ленинграде. Воссоздали всю прежнюю имперскую геральдику, и Ленинград стали называть Санкт-Петербургом. Городу вернули не просто эмблему, а вернули его историческую задачу. И сейчас уже среди художников есть петербургский стиль, петербургский колорит, петербургский тип политиков. Вижу, как важно для города восстановление знаков русской истории, связанных с петербургским, имперским временем? Но не потеряется ли Ленинград? Не забудется ли великий "красный" период?

В.Я. Обратите внимание: на тему захоронения царской семьи столько было звона и столько было на поверхности политиков, которые стремились это захоронение совершить. Но вот они услышали от имени президента, как бы не совсем официально, и гласно, из уст патриарха нашего святейшего, что есть сомнение — хоть на один процент — в подлинности мощей. И сразу же, посмотрите, какой отток произошел людей, желающих участвовать в похоронах. Но президент позвонил мне вечером перед захоронением и сказал: жди меня, я приезжаю. И тогда всю ночь мне шли звонки: можно, мы приедем? Я говорил: на такое событие не приглашают. Захоронение было осознано и проведено в Питере достойно. На улицах стоял народ, и траурная процессия шествовала сквозь море цветов. Значит, это нужно было питерцам. Нужно было им, может быть, даже вне зависимости от их чувств к самому убиенному Государю. Последнее десятилетие было, наверное, не самым лучшим для нас. Получив свободу, мы получили такую экономику, при которой жить невозможно. И когда произошло захоронение, знаете, какое-то облегчение для многих настало. То есть начало века жуткое — революция и разруха. И конец века — жуть. И вот с захоронением одна тяжкая историческая страница как бы перевертывается, происходит примирение с прошлым и появляется надежда: распрощаемся мы и с тем, что довелось пережить нам в конце века.

А.П. Либералы никогда не любили царя, как не любили они и Ленина. Факт захоронения Государя они хотели использовать как реванш, как удар в сердце "красного" Ленинграда. Но вы говорите о примирении. И Петербург появился, и Ленинград остается. В Петропавловке погребена царская семья, но рядом, на Неве, стоит "Аврора". Это — исторический синтез, Россия без купюр.

В.Я. Мое мнение, мое твердое убеждение: любое государство, любая партия делают огромнейшую глупость, когда с изменением политического строя начинают злобствовать над прошлым и истреблять его памятники, его ценности. Этого никогда нельзя допускать. То, что в стране произошло,— это история. Наша история. Мы не вправе от нее отказываться уже хотя бы потому, что не повторять ошибок и не потерять выстраданный опыт. Поэтому, если вспомнить питерское сознание, то историческая память — неотъемлемая его составляющая. И в последнее время я категорически запретил какие-то переименования в городе. Ну чего ради улицу Советскую переименовывать в Рождественскую? Вот был Ленинград. А многие его все равно называли Питером. Как только он стал Петербургом, многие стали говорить Ленинград. Была у нас улица Салтыкова-Щедрина — знаменитая, хорошая, широкая улица. Ее в свое время называли Кирочной. Как только старое название восстановили, стали вспоминать Салтыкова-Щедрина. Историческое примирение — это не только мир нового со старым, но соединение лучших традиций с достижениями современности.

А.П. На моих друзей-литераторов большое впечатление произвел Конгресс русской интеллигенции, который вы провели в своем городе года полтора назад. О нем до сих пор идут разговоры. Вы оказались в центре целого идеологического движения, которое не кончилось, а продолжается. Сейчас все у нас говорят о том, что Россия "беременна" новой идеологией. На нее есть огромный спрос. Необходимо сформулировать эту идеологию. Это облегчило бы поведение страны в целом и каждого отдельного гражданина. Как видится вам, петербуржцу, решение этой задачи?

В.Я. Тот, кто найдет новую формулу жизни для России, тот, кто найдет слова, которые она захочет услышать,— тот, наверное, будет одним из величайших людей нашей эпохи. Очень непросто найти эти слова и эту формулу. Вот мы разработали стратегический план развития города. План, определяющий, что нам делать в ближайшей и дальней перспективе. Он составлен учеными, общественными организациями, администрацией совместно с экспертами Мирового банка. Они не диктовали, что нам делать. Мы говорили, они прислушивались, что важно. Главная цель этого плана: улучшение благосостояния жителей города. Но как этой целью воодушевить или хотя бы приободрить людей, которые получают небольшую пенсию или небольшую заработную плату? Граждан разного возраста власть в нашей стране не раз обманывала великими обещаниями: вот-вот наступит светлое будущее — и все будут жить при коммунизме, потерпим два-три года шоковую терапию — и настанет капиталистический рай. И как опять им объяснять, что надо снова подтянуть ремни в ожидании очередного светлого будущего. Я считаю, что быстрыми темпами надо принимать решения о том, чтобы человек не ходил за льготами. Вот в чем наша беда: мы страну превратили в большой собес. Ведь в итоге, если средства выдавать адресно, то станет все совершенно по-другому. И вообще надо думать не о том, как расширять количество льгот, а о том, как обеспечить людям действительно достойные заработки и пенсии. Мы к этому и стремимся. Наша практика показывает, и эти цифры я вам называл, что количество рабочих мест в городе увеличивается, а количество тех, кто находится на бирже труда, сокращается. Растут инвестиции, в том числе иностранные, растет заработная плата. Когда ты не ждешь манны небесной, а думаешь и вкалываешь, найти деньги — можно. У нас в Питере нет нефтяных и газовых скважин, нет золотых приисков, но посмотрите: бюджет 1996 года — 9 миллиардов рублей, бюджет 2000 года — 37 миллиардов, текущий бюджет — 44 миллиарда. Промышленность начала работать — пошли деньги в казну. Малый бизнес стал развиваться. Раньше в бюджет от малого бизнеса шли ничтожные суммы, а сейчас он дает почти пятую часть бюджета. Наш Морской порт перерабатывал 11 миллионов тонн грузов пять лет назад, а в прошлом году — 32 миллиона тонн. Есть разница? Идет активное развитие порта, и мы можем довести его грузооборот до 60 миллионов тонн. Но тут мы сталкиваемся со следующей проблемой. Более миллиона машин транзитом идут из Европы через Финляндию по улицам нашего города. Объездную дорогу собирались строить 30 лет назад, но только в прошлом году мы приступили к строительству, и первые 24 километра в этом году будут закончены. Если мы дорогу не сделаем, то смертность в городе будет расти, потому что на перекрестках люди задыхаются. И не только на перекрестках. Нет точки в городе, где была бы нормальная экология.

А.П. Вклад нового Петербурга в нынешнюю общероссийскую жизнь очевиден. Этот вклад, помимо прочего, состоит в том, что Петербург подарил России президента. Политологи говорят: в стране правит сейчас "петербургская группировка". Если это так, то она, естественно, будет, наращивать свой состав, распространять свое влияние на другие регионы. Вместе с этой группировкой пришел ли какой-то новый, петербургский стиль в политику?

В.Я. В конце 40-х было "Ленинградское дело". Тогда питерцев срезали. Но сейчас другая ситуация, и, я думаю, что питерский стиль в политике мы увидим воочию. Я президента Путина знаю не по рассказам, мы почти шесть лет работали вместе. И могу сказать: он достаточно въедливый, требовательный, настырный, поэтому многие вопросы замкнул на себя. И у него явно просматривается желание побыстрее узнать всё, что делается в стране. Почему? Потому что он прекрасно понимает: когда информация идет снизу вверх, то она искажается. По разным причинам. И президент правильно поступает, активно выезжая на территории и часто встречаясь с их руководителями. Избранным лидерам субъектов Федерации сейчас приукрашивать ничего не надо. Президент реально может изучить ту картину, которая существует на самом деле. Я думаю, что он добьется поддержки на всех уровнях, осуществит новый подбор кадров в центре, и страна обретет второе дыхание.

А.П. Вам как администратору с приходом ленинградцев в Кремль стало работать легче или сложнее? Ведь треугольник Собчак—Яковлев—Путин) — это непростой треугольник.

В.Я. Сложности в этом треугольнике у меня проявились в последний год нашей общей работы, но не с Путиным. С ним у нас всегда были ровные отношения и до и после завершения выборной кампании 1996 года. Было много нелепого сказано со стороны журналистского корпуса, но никто не дал такой интерпретации, которая бы реально отражала происходившее между нами. Отношения с Путиным у меня остались ровными. И в период, когда мы перестали вместе работать. А сегодня я могу сказать, что президент очень мне помогает. Даже если бы он ограничился только моральной поддержкой, это было бы уже хорошо. Но он знает положение дел в городе, знает, что надо достраивать сооружения защиты от наводнений, знает, как важна для нас кольцевая автомобильная дорога. Подчеркиваю, что президент по крупным проектам действительно оказывает нам серьезную поддержку. Последний пример — итоги совещания комиссии по подготовке к празднованию 300-летия Петербурга, которую решил возглавить сам президент. Было принято очень много важных для города решений.

А.П. Вы переизбраны, и с триумфом, на второй срок. Вам сейчас, по-видимому, легче, чем в первые четыре года. Кризисы, связанные с вашим предшественником, позади. На дворе иная погода. Иной исторический период. Но проблема власти всегда мучительна. Вашими противниками являются радикальные либералы — "яблочники". Вы не чувствуете, что растет какая-то политическая угроза для вас?

В.Я. Нет, абсолютно не чувствую. Если вы обратили внимание, за последние 2-3 года "яблочники", по-моему, сами себя уже совсем съедают. Они, по сути, отказываются от всякого сотрудничества с госструктурами и говорят: дайте нам власть, мы тогда всё сделаем как надо. Я им могу ответить: ребята, один из вас был в федеральной исполнительной власти, другой — во власти питерской. И что вы свершили, чтобы доказать, что уже можете вести за собой народ? К критике в свой адрес я отношусь спокойно. Власть надо бить. Тогда она будет идти вперед. Как только она останавливается на месте, то падает в яму.

А.П. Наша газета очень интенсивно исследует русскую проблему, которая по-прежнему мучительна для России. И с точки зрения представительства русских в культуре, в СМИ, в экономике… Когда я встречался с Путиным, мы затронули проблему вымирания русского населения по миллиону в год. Как вы, русский губернатор, ощущаете русскую проблему? Есть в России и татарская, и ингушская проблемы. Но у татар есть свой лидер — политический и духовный, и у ингушей есть. Путин не может быть исключительно русским лидером, он лидер всей России, лидер ее народов. Как нам решать эту мучительную проблему?

В.Я. И в царской России, и в Советском Союзе, и в России современной всегда было так: чем меньше национальная группа, тем она сплоченнее. В Питере у нас более 100 национальностей проживают. Я всем всегда твержу: мы не должны разделять ленинградцев, петербуржцев по лицам. Но в то же время, хотим мы или не хотим, русскую проблему нельзя не замечать. Мы слишком велики — и оттого несолидарны. А потому часто проигрываем, слишком многое теряем. Конечно, русским не надо создавать каких-то льготных условий, это невозможно. Мы просто сами должны проснуться, встряхнуться, посмотреть, в каком мире находимся, чего хотим и что с нами будет?

На территории России, в том числе и в Петербурге, смертность превышает рождаемость, по причине совершенно понятной, хотя у нас в городе детская смертность самая низкая в стране. Но какие условия для рождаемости мы создали? Что вообще думает наш чиновник при виде матери многодетной семьи? Вот, мол, нарожала себе выводок, а теперь просит денег у государства...

А государство обязано брать такие семьи под защиту — тогда будет результат, тогда будет решение. Можно это сразу сделать? По статистике, в нашем городе, все имеют в среднем по 15 метров жилья, а на самом деле почти 700 тысяч человек стоят на городской очереди. А что, молодая семья сегодня может свободно приобрести жилье и рожать детей? Не может. Поэтому мы у себя приняли ряд решений в поддержку молодых семей, прежде всего по квартирному вопросу.

А.П. Госсовет, где вы представлены, обсуждает сейчас земельный вопрос. Не может так случиться, что русский крестьянин, русский человек, живущий за пределами городов, лишится земли?

В.Я. Главное сегодня — правильно прописать закон о земле. Прописать так, чтобы убрать боязнь крестьянина потерять землю. В этом законе должно быть четко оговорено использование городских земель, земель, не связанных с возделыванием продукции сельского хозяйства. Мы в Питере провели зонирование территории города и говорим хозяйственникам: сейчас даем вам землю в аренду, постройте на ней что-то — тогда выкупайте. Земли с богатыми недрами необходимо оставить в собственности государства, и они должны только сдаваться в аренду. По сельхозугодиям, мне кажется, и левым, и правым, и центру надо сейчас провести несколько "круглых столов", пригласить на них экономистов, обсудить всё, и только после этого принимать решение. У нас, посмотрите, сколько земли. И посмотрите, что в течение последних полутора десятка лет делается? Заросли поля. 40% земли вообще не используется. Так, может, и начинать надо куплю-продажу с тех бросовых участков?

А.П. Я еду в Питер, хочу побывать на Ижорском заводе. Там впервые после советских времен построен атомный реактор. Его отправят в Иран, в Бушер. Хочу убедиться, что началось возрождение. Хочу полюбоваться в Эрмитаже шедевром "Мадонны Литы", а на Ижорском заводе — шедевром реактора. Буду вспоминать нашу беседу.

В.Я. Нашему городу скоро 300 лет. Побывайте, подышите невским ветром. Это свежий русский ветер.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЁТ

Сейчас уже подзабылись нешуточные страсти, разгоревшиеся было по поводу столичного телевидения — ТВЦ. Лужковскому каналу угрожала потеря лицензии, власти Москвы устраивали на Пушкинской площади митинги в защиту "свободы слова" с участием отъявленных либералов, которые якобы были испуганы, растревожены действиями министра Лесина. Сей ельцинский чиновник был подаваем публике в качестве чудовищного гонителя СМИ, "независимых от Кремля". Тогда же зашевелились всякие Любимовы со своими "ВИДами", амбициозно возжелавшие обладать "третьей кнопкой". То-то было бы радости: зрители получили бы возможность лицезреть Любимова, с его вечной занудной агрессией по отношению к Лукашенко и такой же занудной любовью к израильским политикам, уже целые дни напролет. Но Лесин продлил лицензию ТВЦ (о сепаратных экономических соглашениях, выгодных министру, а вместе с тем и опытному медиа-бизнесмену Лесину, многое тогда говорили). И мэрские власти объявили радостно "дорогим москвичам", что те не будут лишены будто бы очень ими любимого, очень "московского", очень "правдивого" телевещания.

Зрителям же, смею вас заверить, всё это "исконно московское ТВ" было, да и есть, "до фени". Потому что по традиции, идущей еще от (справедливости ради надо сказать) былых времен, третья, она же московская программа, является неким "бесплатным приложением" к главным каналам. Нынешний ТВЦ просто осуществляет эту традицию в современной стилистике: куча посредственных передач- пустышек, среди которых "P.S." Пушкова или "Слушается дело" Толстых выглядят едва ли не удачами. Одно может утешить московских теледеятелей: другие (ОРТ, РТР и "союзник" ТВЦ — НТВ) мало чем отличаются. Везде одна лишь пропаганда: то примитивная, то изощренная, а кроме нее — 95 % пустоты, черноты и рекламы. Кстати, свежий пример "промывки мозгов": ОРТ и НТВ синхронно готовят репортажи-близнецы о некоем предводителе "национально свядомых и нэзалежных" белорусских "оппозиционеров" Чигире. У этого Чигиря сын торговал крадеными запчастями, и его за это посадили в тюрьму. Но демжурналисты делают все, чтобы зритель проникся "политическим подтекстом": "диктатор Лукашенко расправляется с оппозицией". Зритель должен выслушивать заявления папы и мамы Чигирей о том, что их сын, обвиняемый в торговле краденым,— "политический". Что бывает, когда Чигири становятся президентами, мы прекрасно знаем: их дети занимаются тогда не автозапчастями, и арестовать их уже никто не может.

Однако вернемся к ТВЦ, курирует который почему-то гр.Музыкантский (по совместительству префект Центрального округа г.Москвы). Это такой принцип, когда на ответственные посты ставят не профессионалов, а "своих", испытанных людей. Телепрефект, похоже, помешан на модной нынче виртуальной реальности. Гордость и приобретение канала — "виртуальные студии". Это форма. Содержание — бытовая, полубредовая антисоветская либеральная трепотня, глупенькие смешные телеигры. Еще одно достояние ТВЦ — "Времечко", где смакуются подробности об очередной бабушке, у которой прохудилась кастрюлька, а сосед слесарь, надо же, запаял. Ну, или добрый страж порядка перевел бабушку через дорогу. Еще одним элементом, возможно, центральным по значимости для ТВЦ, является передача "Лицом к городу". Здесь удобные вопросы к начальству столицы и развернутые, в стиле пустопорожнего застойного самовосхваления, ответы, здесь есть "люди с улицы", как бы с обожанием интересующиеся у городских "вождей" о судьбе своих гаражей-ракушек. "Люди с улицы", спроецированные на огромный экран, установленный в роскоши мэрии, переминаются с ноги на ногу на морозе и спрашивают об аквапарке, о том, как же вылечить зубы моржей, томящихся в московском зоопарке. А начальство терпеливо поясняет: "будет все, мол, товарищи, будет и белка, будет и свисток". Конечно же, на ТВЦ вы действительной Москвы не увидите. Этого страшно и почти смертельно больного города, задыхающегося от наркомании, нашествия наглых инородцев, бандитского беспредела и бездеятельности милиции, нищеты. Разве ТВЦ расскажет, что Москву, по сути, отделили от тех самых "москвичей", о которых так любят поговорить, сидя "Лицом к городу", оставив этим самым "москвичам" в "распоряжение" одни лишь "спальные районы". Еще на ТВЦ и его убогом кабельном сателлите "Столице" вовсю рекламируют "столичный строительный бум". Как полезные и нужные жителям города преподносятся совершенно неадекватные с точки зрения здравого смысла и экономической целесообразности проекты, подобные знаменитой яме на Манежной. Как известно, яма уже течет и работает все эти годы в убыток. Но как благодеяние столичным телезрителям преподносится строительство новых подобных ям. А ведь по кредитам, которые сейчас выделяют на эти провальные стройки "западные инвесторы", придется платить тем, кто придет вслед нынешнему правительству Москвы. Как Путину по горбачевско-ельцинским кредитам. Но об этом ТВЦ стыдливо умалчивает. Умалчивает о том, как москвичей загоняют в финансовую кабалу.

С развлечениями же на ТВЦ вообще туго. Фильмы все второго, а то и третьего сорта. Говорят, у канала не хватает денег, чтобы закупать кино получше. Так не закупайте вообще! Попросите у Бурляева. Он — руководитель "Золотого Витязя", имеет сотни фильмов по русской, славянской, православной, да просто человеческой тематике. Но "москвичам", по мнению московских начальников, нужны не эти фильмы, а дешевые гангстеры. Нужно чучело Конеген, навострившейся сыпать на зрителя мешанину из полной ахинеи и ультралиберальных идеек. Нужна тупая викторинка с розовым "кадиллаком" на фоне. Дремучий провинциализм — вот, пожалуй, самая точная характеристика сегодняшнего "центрального" (ТВ-Центр) ТВ. И не в деньгах тут дело. Нет мысли. Нет правды. Нет искусства. Нет традиции. Нет ничего русского. А таким телевидение столицы России быть не должно, не может. Телевидение провинции Запада, на котором Караулов вместе с Шахраем(!) совестливо (о, восторг!) озабочены "разграблением страны олигархами",— это не телевидение Москвы, а всего лишь дорогостоящий и малоэффективный инструмент пропаганды. Пропаганды чего?

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Олег Щукин КАРТИНКИ ВЫСТАВКИ

В 2003 году наша “северная Пальмира” будет отмечать свой 300-летний юбилей. Этому событию и готовящейся программе празднования была посвящена выставка-презентация, с 7 по 9 февраля проходившая в московском “Гостином дворе” (ул.Ильинка,4) под лозунгом “Первый. Лучший. Единственный”.

Естественная гордость питерцев своим городом, как показала выставка, не имеет ничего общего с местной замкнутостью и гордыней. Всё, что запланировано сделать в ходе подготовки к юбилею, имеет значение для всей России — касается ли это проекта кольцевой автомобильной дороги протяженностью 138 км, связующей Санкт-Петербург с Кронштадтом, Ломоносовым, Петродворцом и Пушкиным, создания единой транспортной сети российских портов на Балтийском побережье, или же открытия новых музеев (Г.Р.Державина, Пажеского и кадетских корпусов, музея-института семьи Рерихов и т.д.), а также реставрации музейно-исторических комплексов Петродворца, Гатчины, Павловска.

“Вторая столица” России предстала на выставке-презентации не только в качестве хранителя отечественной истории, “города музеев, города-музея”, но прежде всего — как современный высокотехнологический промышленный, военно-морской, научно-исследовательский, образовательный, транспортный, культурно-информационный, религиоз-ный и торгово-туристический центр.

С момента основания Петром Первым город на Неве служил окном российского дома-государства, широко раскрытым для самых передовых достижений европейской мысли, науки и техники. Эту роль он не утратил и поныне, выступая одним из организующих центров всего Балтийского региона, от Гамбурга до Хельсинки. Впрочем, международные связи современного Санкт-Петербурга вовсе не ограничиваются западным направлением, его городами-побратимами являются Шанхай и Осака, Тэгу и Бангкок, Хошимин и Исфаган. “Надо встречаться в Санкт-Петербурге!” — под этим девизом была представлена программа придания “северной столице” статуса города-форума для международных политических, деловых и культурных встреч.

Экспорт городской продукции в 2000 году составил 1 млрд. 610 млн. долларов, или 130,9% к уровню 1999 года, в границах Большого порта переработано 32,1 млн. тонн грузов, на 14% больше, чем в 1999 году. Мировым признанием значения ленинградской научной школы стала последняя по времени Нобелевская премия России, присужденная Жоресу Алферову.

По-прежнему особую роль играет потенциал Санкт-Петербурга для изучения и освоения арктических и антарктических пространств. Легендарный Севморпуть, благодаря которому обеспечивается жизнедеятельность нашего Заполярья с его уникальными запасами полезных ископаемых, стратегические позиции России в Антарктиде — всё это не могло бы существовать без упорного и плодотворного труда десятков тысяч жителей Ленинграда—Санкт-Петербурга.

Достаточно объемно на экспозиции в “Гостином дворе” была представлена нынешняя культурная жизнь Санкт-Петербурга. Выступления певцов и музыкантов, выставки произведений живописцев и фотохудожников не только дополняли образ города, но и подтверждали: питерские традиции в русской культуре творчески продолжаются и будут продолжаться.

В третье тысячелетие от Рождества Христова и четвертый век своего существования Питер входит, сохраняя лучшие традиции прошлого и активно усваивая последние достижения мировой цивилизации. Резко модернизируется городская инфраструктура, которая уже к юбилейному 2003 году должна отвечать самым строгим современным требованиям.

Общие впечатления от посещения петербургской презентации можно выразить следующим образом: несомненно, Ленинград—Санкт-Петербург может и должен стать одним из главных “локомотивов” развития нашего государства.

Олег Щукин

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Денис Тукмаков ОТКЛЮЧЕНИЕ

Пик зимнего энергетического кризиса в Приморье позади. Спали страшные сорокаградусные морозы. Штурманы самолетов МЧС выучили маршрут до Владивостока назубок. В Кремле проснулись и, наконец, назначили виновных. Прокатились отставки, в том числе и губернаторская, — теперь нас не обвинят в "белом пиаре". И все же тема приморского энергетического кризиса остается важной и актуальной. Она важна потому, что мы просто хотим разобраться и внятно растолковать, что же именно стряслось с энергетикой Приморья в эту зиму и отчего продолжает трясти десятки других регионов — уже после громких речей президента, авральных спасательных работ, денежных трансфертов, отставок. А актуальна эта тема потому, что принципиально положение дел за последний месяц не изменилось ни на гран, корень приморских бед так и остался не извлеченным, и в будущем он приведет к точному повторению энергетического кризиса, но в еще более широких масштабах — не только на Дальнем Востоке, но и по всей стране.

ЛЕД И ЛОЖЬ НТВ

Начнем с того, что знает про приморский энергетический кризис подавляющее большинство россиян. Всю зиму им с телеэкрана более или менее настойчиво — в зависимости от телеканала — внушались три мысли.

Мысль первая: в Приморье — сущий ад. Жить там человеку невозможно. Край вымерзает целыми городами. Владивосток погрузился в темное средневековье. Каждый второй житель Приморья жаждет выехать на "Большую землю", и из порта Находки вот-вот уйдет "последний пароход на Константинополь".

Мысль вторая, которая не ослабевает даже после отставки Наздратенко: в происходящем целиком и полностью виновата администрация края. Зверюги, они уморили народ холодом. Они в очередной раз оказались не готовы к российскому стихийному бедствию под названием "зима". И еще они смеют оправдываться! Даже сегодня, когда вина РАО "ЕЭС России" и Министерства топливной энергетики стала очевидной даже для Путина, в эту компанию все равно "до кучи" добавляют и губернатора: не углядел, мол, за своим краем!

И мысль третья, противоречащая первым двум, но столь же распространенная: "в Багдаде все спокойно". С топливным сектором в стране порядок: взгляните на экспорт нефти и газа! Встречи в Давосе прошли хорошо, правительство вкалывает, экономика выздоравливает, грефовские стратеги ведут страну к процветанию. Случаются, конечно, недочеты, но на то есть механизм отставок: заставили уйти губернатора — и проблема решена...

Мы утверждаем: все три мысли — ложные. Телевизионные истерики врут, пытаясь выставить Приморье "чумным бараком", от которого Россия должна немедленно избавиться. В разразившемся энергетическом кризисе губернатор и его команда виновны меньше всех остальных задействованных лиц. Но даже волевые, спасительные действия приморской администрации принципиально не способны разрешить кризис, поскольку они могут устранить его следствия, но не причины. Но будем разбираться по порядку.

НЕТ СВЕТА НА КРАЮ СВЕТА

В повествовании мы будем точны, но и нам тяжело, поэтому потребуется ваше внимание.

Итак, что же все-таки взбудоражило жителей Приморья, заставило их перекрывать дороги и рыдать в телекамеры? В их квартирах исчезли тепло и свет. Сразу оговоримся: никакого тотального замерзания края не было — всю зиму число совсем необогреваемых домов во всем Приморье не превышало 4%. В остальных зданиях тепло худо-бедно держалось: прохладно было, конечно, но вряд ли хуже, чем в среднем по России. Но уж тем 90 тысячам человек, которые несколько недель оставались без тепла, досталось по-крупному.

А вот со светом все было гораздо серьезнее: несколько месяцев буквально все города и поселки края подвергались веерному отключению электричества. Это значит: сначала без света сидит один район города, потом другой, третий — и так за сутки весь город. До тебя очередь дойдет обязательно, если только ты не днюешь и ночуешь в больнице или в военной части. Что же касается предприятий, то они встали аж на месяца — на них экономилось электричество, чтобы все отдавать жилым районам. Но даже при такой экономии отключения в квартирах приморцев часто бывали просто аховые: по 16-18 часов в сутки! Учитывая, что в Приморье не поставляется газ и вся еда готовится на электричестве, жителям края действительно не позавидуешь.

Почему же так получилось? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно разобраться, кто вообще в Приморье производит электричество и кто — тепло?

Начнем с электроэнергии. На весь 2,5-миллионный край с территорией в пол-Германии есть лишь пять источников энергии. Прежде всего это крупнейшая на Дальнем Востоке Приморская ГРЭС (проектная мощность 1495 мегаватт, но максимально доступная на сегодня — лишь 700МВт), расположенная на севере края. Приморская ГРЭС входит в состав Лучегорского топливно-энергетического комплекса (ЗАО "ЛуТЭК") — уникального предприятия, в котором объединены собственно электростанция и питающий ее угольный разрез. Затем это три станции на юге Приморья: Владивостокская ТЭЦ-2 (575МВт), Артемовская ТЭЦ (387МВт) и Партизанская ГРЭС (212МВт), которые образуют энергетическую компанию ОАО "Дальэнерго". В сумме они дают еще 1174МВт.

И, наконец, это так называемые "перетоки" — электричество, которое доставляется с "Большой земли" через Амур по единственной существующей ветке. Ее пропускная способность ограничена где-то 450МВт, но реально сегодня по ней может поступать не более 350МВт. Все. Больше Приморью электричество брать неоткуда.

В сумме у нас получается чуть более 2200МВт на весь край. Весьма неплохая цифра, учитывая, что даже в союзные времена Приморье обычно потребляло не более 2100МВт, а на сегодня краю в самый лютый мороз и при работающей промышленности (из той, что сохранилась) выше крыши хватит 2000МВт. Но все эти цифры остались лишь на бумаге. В реальности почти целую зиму вся энергетика Приморья плюс "перетоки" давали лишь около 1200МВт — на 20% ниже критически допустимого уровня (1500МВт) и на 40% ниже того, что было нужно краю в эту суровую зиму!

Сразу обратим внимание, что, как на зло, нынешняя зима в Приморье выдалась крайне жестокой: в последний раз температура - 430С была зафиксирована здесь аж в 1931 году! Приморские дома, многие из которых строились по "сочинскому" проекту, выхолаживались за несколько часов. Жители, страдающие от морозов и едва теплых труб в домах, массово закупали электронагреватели. Цифра вышла колоссальная: в результате их использования потребность электроэнергии в крае возросла на 450МВт — и это при остановленной промышленности! Для сравнения, оставшимся работать предприятиям требуется сегодня около 435МВт. В результате в январе этого года потребность края в электроэнергии составляла ни мало ни много 1926МВт!

Теперь отметим для себя несколько важных моментов. Прежде всего, все четыре электростанции работают исключительно на угле: нет угля — стоп работа! Все четыре объединены в единую энергосеть и технологически зависят друг от друга: грубо говоря, если встал ЛуТЭК, то "Дальэнерго" должно увеличивать мощности, чтобы держать в общей сети частоту 55Гц — иначе выйдут из строя уже все станции. При этом во Владивостоке могут сжигать угля в два раза больше положенного, но городу лишняя энергия не достанется: все уйдет краю.

Затем, как мы уже успели заметить, и ЛуТЭК, и "Дальэнерго" — это акционерные общества, а вовсе не государственные компании. Структурно они входят в состав РАО ЕЭС, и их директора — Юрий Башаров и Юрий Лихойда — подчиняются Чубайсу, а не губернатору или Путину. Более того, ни городские власти, ни даже приморская администрация не имеют права хоть как-то вмешиваться в хозяйство этих АО. Иными словами, жизнедеятельность всего Приморского края практически полностью зависит от работы двух, по сути, частных компаний, над которыми ни у кого в крае нет ни капли власти.

С ГОЛОДУХИ ЗА ШИШКАМИ

Пока остановимся на электричестве и переключимся на тепло, чтобы закрыть эту тему и больше к ней не возвращаться. Кто дает в Приморье тепло? Жилые дома и "объекты соцкультбыта" (то есть магазины, столовые, кинотеатры и т.д.), а именно они нас интересуют, обеспечиваются теплом на 30% от "Дальэнерго" и на 70% — местными котельными. То есть крупные города, сосредоточенные на юге Приморья, отапливаются в основном большими станциями, входящими в чубайсовское ведомство, а разбросанные по краю городки и села — своими автономными "кочегарками". И там, и там в качестве топлива используется все тот же уголь, а также мазут (мазутных котельных в три раза меньше угольных). Кому принадлежит "Дальэнерго", мы уже выяснили; что же касается котельных, то это — муниципальная и ведомственная собственность. Ими распоряжаются или мэрии городов и префектуры районов, или, скажем, Министерство обороны. Снова отметим в скобках, что губернатор и его команда прямого отношения к котельным не имеют.

Разумеется, при советской власти котельных в крае было построено достаточно, чтобы всем было тепло. Но в нынешнюю зиму практически все из несчастных 90000 человек, мерзших в своих домах, проживали в тех районах, которые отапливались именно котельными.

Почему же котельные не подавали тепло? По четырем причинам. Первая, и самая главная, — из-за отключения электричества. Отключало "Дальэнерго", то есть РАО ЕЭС. Все котельные оборудованы насосами, которые и качают горячую воду к домам. Насосы эти работают на электричестве, и будь хоть у тебя в котельной угля выше крыши — без тока он лишь сам себя сжигать будет. Многочасовое вырубание света — в любой момент могли выключить — выведет из строя какую угодно технику. Но насосы — еще не главное. В тридцатиградусные морозы, когда в котельной пропадает ток, немедленно нужно вытаскивать уголь из печи и сливать из всей системы воду. Не слил — через два часа она замерзнет, и трубам придет конец. На эту работку — слил-залил — уходит часа полтора. Вот теперь и посчитайте: 16 часов нет света плюс полтора часа — итого тепло вам в дом подается часов по шесть в сутки.

Хорошо еще, если подается. Буквально все аварии на теплотрассах, которые случились в Приморье и которые так живописно любило показывать НТВ, произошли из-за разрыва труб: воду вовремя не слили, и она замерзла. И тут уж приходится вкалывать по-черному: в Спасске, например, вышли из строя все трубы и батареи поселка. А в Кавалеровском районе произошел вообще непостижимый случай: слесари не слили воду, потому что они в полном составе… отправились в лес за шишками. И их можно понять — они полтора года сидят без зарплаты и жрать в домах нечего. Горнообогатительный комбинат, единственное предприятие поселка, был приватизирован московской фирмой "Экология". Она выкачала из него все, что было можно, и бросила на произвол судьбы. Комбинат встал, весь поселок остался без работы и без денег. И уж, конечно, без запасных труб.

Впрочем, такая ситуация почти везде по Приморью: предприятия стоят — какие из-за "стараний" московских фирм, какие из-за экономии электричества — налоги не платятся, а коммунальных платежей едва хватает на зарплату рабочим. В результате у городов денег нет не то что на запчасти, но даже на поддержание работающего оборудования в предаварийном состоянии.

Во всем Приморье 70% ныне работающих труб не защищены, а 65% теплотрасс изношены. Потеря тепла по трассе составляет 30% вместо максимально положенных 14%. Каждая третья котельная подлежит замене. Их в крае более 800, а за прошлый год средств хватило, чтобы отремонтировать 30. В год по нормативам должно заменяться 250 км теплотрассы — в Приморье за прошлый год смогли заменить в 10 раз меньше. Все это должно оплачиваться из бюджетных денег, но недофинансирование края только по жилищно-коммунальному комплексу составляет 1,3 миллиарда рублей. В результате все Приморье может в ближайшие год-два превратиться в один сплошной Спасск. Катастрофическая изношенность оборудования — вторая причина теплового кризиса Приморья.

Третья причина — элементарное разгильдяйство муниципальных властей, над которыми нет ни царя, ни Бога. Так, например, мэром города Артема до недавнего времени был некто Александр Терентьев. За четыре года правления он создал у себя подобие "МММ", которое сжирало все городские деньги. Последние 2 года он не платил ни за тепло, ни за свет, задолжав около 180 млн. рублей. Когда же пришел нынешний отопительный сезон и "Дальэнерго" потребовало от Артема денег, Терентьев платить отказался — и в результате город погрузился во тьму и холод. И все это помножилось на аварии теплотрасс. Пришлось вмешаться краевым властям: РАО ЕЭС дало электричество лишь под финансовые гарантии Приморского края. К концу января тепло в Артеме удалось, наконец, запустить — и даже не за счет МЧС, а благодаря мизерному аварийному фонду наздратенковской администрации.

Ну и наконец, причина самая прозаичная: не хватает топлива, в основном мазута. Те котельные, что работают на угольке, завалены им благодаря идее Наздратенко создать в крае систему малых (локальных) угольных разрезов. Именно они обеспечивают до 80% угольных котельных Приморья, но на большее их, к сожалению, не хватает. Те же котельные, что используют мазут, часто стоят без дела.

Напряженки с мазутом объясняются тем простым фактом, что за 2000 год он подорожал почти в три раза, и бюджеты городов просто не были рассчитаны на заоблачные цифры в 4200-4500 рублей за тонну мазута. Более того, до 1 ноября мазута в стране вообще было не достать: он весь гнался за рубеж, потому что так было выгодно производителям.

Таким образом, все проблемы вновь упираются в энергию, которую отключает Чубайс, — без нее тепла не добудешь. Поэтому мы возвращаемся к электростанциям и попробуем выяснить, наконец, почему же они всю зиму производили ток ниже критически допустимого уровня.

УГОЛЬ НА ВЕС ЗОЛОТА

Уголь. Просто запомните это слово и вспоминайте всякий раз, когда речь зайдет о Приморье. Главнейшая причина того, почему электростанции края не давали в эту зиму достаточно света и тепла, заключается в элементарном отсутствии у них топлива — угля.

Почему же в Приморье нет угля? Разве Артем и Партизанск — не шахтерские города? Разве ЛуТЭК не стоит на богатейших месторождениях? Разве не закладывалось когда-то в планы развития края поставлять дешевую энергию, выработанную из местных углей, аж в Китай? Все так, но угля все равно нет.

Вы помните шахтерские бунты? Помните, как в том числе и на их волне, пришли к власти либералы? Кто ж не помнит! А помните, чего шахтеры требовали, кроме, разумеется, прибавки к зарплате? Они требовали "закрыть убыточные шахты" — свои же собственные шахты. И в этом они находили полное взаимопонимание с ельцинской властью, а точнее — с Чубайсом и Большаковым. Именно эти двое по указке МВФ и Мирового банка закрыли в 1993 году большинство шахт и угольных разрезов Приморья. Тогда кто-то посчитал, что дешевле обойдется возить в Приморье уголь из Сибири, чем добывать в двух шагах от электростанций.

Ярым противником закрытия шахт был губернатор Наздратенко. За зданием администрации края парковались автобусы, из них выходили пьяные шахтеры и шли на площадь стучать касками: "Наздратенко, не мешай нам получать зарплату". Правительство не платило им по году, а тут предложило зарплату сразу за шесть месяцев вперед — с условием закрытия шахт. И шахтеры собственными руками взорвали и затопили кормилиц своих. Теперь весь Партизанск и почти весь Артем остались без работы: кроме угледобычи и электростанций, здесь ничего не было.

И ведь шахты те были уникальные! Уголь по шесть тысяч килокалорий — для сравнения, ЛуТЭКовский уголь по калорийности в три раза хуже — стоил бы сегодня 700 рублей за тонну. А кузбасский уголь, который сюда везут 7000 км, стоит 500 рублей плюс 350 за перевозку. Теперь же, чтобы восстановить шахты, потребуются до 10 лет кропотливой работы и уйма денег. Край буквально стоит на угле, но не добывает его — МВФ не велел!

В результате сегодня Владивостокская ТЭЦ-2 обеспечивается своими углями на 60%, ЛуТЭК — на 50%, а Артемовская ТЭЦ и Партизанская ГРЭС — лишь на 10%.

Уголь для электростанций везут из Сибири. Как это делается — отдельная история. Прежде всего поиском и покупкой угля, по идее, должно заниматься "Дальэнерго", то есть в конечном итоге Чубайс. Но система финансовых распределений РАО ЕЭС настолько темна, что "Дальэнерго" просто не в состоянии расплачиваться за сибирский уголь: Чубайс не дает денег. Хуже того, с "Дальэнерго" вообще связана криминальная история. Ее бывший директор Пешкун, чубайсовский кадр, палец о палец не ударил, чтобы подготовиться к зиме, и занимался лишь тем, что возил в Москву чемоданы денег — коммунальные платежи с жителей края. Разогнав профессионалов, он набрал команду "молодых менеджеров", которые умели только рыть по сусекам и выгребать до копейки те средства, которые могли пойти на развитие предприятия или хотя бы на закупку угля. В августе прошлого года Пешкуна задержали во владивостокском аэропорту с 50 тысячами долларов в кошельке. Депутаты краевой думы, стоявшие в оппозиции к Наздратенко, тогда еще долго заступались за Пешкуна: оставьте, мол, человеку карманные деньги. На Пешкуна было заведено уголовное дело, и теперь он скрывается где-то в Москве. При этом он умудрился собрать и перевести в центр всю коммунальную кассу аж до декабря включительно, и новый директор "Дальэнерго" Лихойда, грамотный и достойный человек, получил компанию без копейки денег на счетах.

В итоге поиском и закупкой угля, как, впрочем, и мазута, занимается главным образом администрация края. Причем если в былые годы поставщики сами наперебой предлагали товар, то теперь угля в стране днем с огнем не сыщешь: не одному Приморью надо! Где край берет деньги — уму непостижимо: центр задолжал краю такие огромные суммы, что Приморье давно должно было по миру пойти. В очередной свой приезд Шойгу обрушился на губернаторских замов: мы вам выделили миллиард! почему не использовали?! Только министр почему-то промолчал о том, что миллиард тот Приморье должно было по закону получить еще в начале 2000 года — вместе с 4 миллиардами других трансфертов. Но пятую часть своего долга краю центр отдал лишь 26 декабря 2000 года, да еще издевательски потребовав до 1 января отчитаться о том, на что именно были потрачены деньги.

Самое же интересное заключается в том, что даже отыскав поставщика, подписав с ним договор и заплатив 100% предоплату, вы можете просто этот уголь не получить. Так и произошло с Приморьем, когда в край в течение целого месяца, с 15 декабря по 15 января, в самые страшные морозы, не было завезено ни одной тонны уже оплаченного угля! У сибирских поставщиков отговорка была одна: их техника не выдерживает морозы, отгрузка угля прекращена. Именно эта задержка вызвала аврал и повторное замерзание ряда районов края в январе этого года.

Вообще, сама практика закупки угля в других регионах, когда есть свой, порочна. Во-первых, деньги уводятся из края, хотя могли бы пойти на поддержку своих шахтеров. Во-вторых, еще нужно пойти поискать уголь с нужными технологическими параметрами: электростанции были рассчитаны на местные угли с определенной калорийностью, и использование других пород приводит к поломкам. К слову сказать, оборудование приморских станций изношено уже на 52%, и к 2005 выйдет из строя полностью. В-третьих, и это отчетливо проявилось в последние недели, в условиях дефицита угля голодные регионы ссорятся между собой. Так, в Москве пытались несколько раз столкнуть лбами губернаторов Приморья и Хабаровского края, когда уголь не давали то одному, то другому, объясняя это неуемными запросами соседа. В-четвертых, подобная топка с колес не может приносить пользы, и любая задержка чревата остановкой электростанций — что и произошло в Приморье не так давно. Ну а в-пятых, все это приводит к процветанию целой тучи посредников, которые сколачивают состояния на проблемах края, поднимая цены или взвинчивая тарифы на перевозку. И все это можно было избежать, если бы Россией не правили чубайсы!

Впрочем, даже там, где местные разрезы еще работают, кризис и упадок чувствуются буквально во всем. Взять все тот же ЛуТЭК. Его Бикинское месторождение занимает гигантскую территорию в 600 квадратных километров. В нем угольных слоев больше десятка, и уголь добывают открытым способом. Разрабатывали его исключительно под Приморскую ГРЭС и запасов в нем хватит на несколько сот лет. Но чтобы брать уголь, нужно к нему пробиться, провести "вскрышные работы" — убрать пустую породу. Для этого в разрез надо вложить деньги. Но РАО ЕЭС деньги в свое же предприятие вкладывать не желает.

В результате роторные экскаваторы Бикинского месторождения могут навсегда выйти из строя в любой момент. Вместо 34 бульдозеров на ходу лишь 7. На участке "Восточный", к примеру, выработано уже 4 пласта, а чтобы пробраться к пятому, нужно вынуть 70 метров пустой породы!

Государство о ЛуТЭКе давно забыло, а РАО "ЕЭС России" просто не желает тратить деньги на производство. Сегодня ЛуТЭКу нужно 420 миллионов рублей, чтобы развиваться дальше. Их нет и, по-видимому, не будет. За последние 5 лет угольная промышленность Приморья не получила ни копейки инвестиций. В 1993 году на нее уходило 79,1% всех дотаций краю, а в прошлом году — лишь 6%. 17 шахт закрыты навсегда; на этом потеряно 4 млн. тонн добычи в год. Из-за потери темпов вскрышных работ с 2000 года Приморье не досчиталось еще 2,5 тонн. В августе и сентябре 2000 года на Приморье обрушились подряд три тайфуна — "Булавен", "Прапирун" и "Саомай" — и мощный циклон 19-21 августа. Многие разрезы оказались буквально затоплены, но это никого в правительстве не интересует: выживайте как хотите.

Поэтому-то если в 1987 году в Приморье добывалось 20,5 млн. тонн при потребности в 17 млн. тонн, то в 2000 году было добыто лишь 10,3 млн. тонн, что создало дефицит в 3,7 млн. тонн.

Единственный выход у горняков — повышать цену на уголь. Это значит — увеличивать угольный тариф, который в Приморье и так самый высокий в России: в 1,8 раза выше среднего по стране. Все понимают, что увеличение тарифа на уголь — это замкнутый круг, поскольку вверх поползут тарифы за электричество, а с ними и все прочие цены. Поэтому смешно и горько было слышать, как Чубайс, посетивший Приморье на прошлой неделе, основной причиной энергокризиса назвал... “низкие тарифы угольщиков”. Мол, повысим их — и все будет нормально. Простота хуже воровства. К слову сказать, приезд Чубайса и Ко в Приморье обошелся РАО ЕЭС в 4 млн. рублей — этих денег хватило бы, чтобы отапливать и освещать весь край в течение 15 дней! И еще столько же было потрачено на перелет Чубайса из Владивостока на ЛуТЭК на трех вертолетах плюс на его кортеж из 30-ти джипов...

Таким образом, энергетический кризис Приморья 2000-2001 годов объясняется следующими обстоятельствами. Электричество в дома и на котельные не подается чубайсовским ведомством "Дальэнерго" из-за нехватки угля для своих электростанций. Угля в Приморье не хватает по трем причинам: в 1993 году либеральные "экономисты" по совету МВФ закрыли большинство шахт края, посчитав их нерентабельными, чем обрекли на вымирание шахтерские города, а электростанции края — на хронический дефицит топлива; дорогие завозные угли поставляются крайне нерегулярно и по завышенным ценам; а угольная промышленность Приморья находится в состоянии упадка, поскольку не получает ни копейки инвестиций. Особенно порочно выглядит в этой ситуации РАО "ЕЭС России", которое проводит бездарную финансовую политику, не заботясь о поддержании даже собственных производств, не говоря уже об инвестициях в развитие края.

В следующую зиму Приморью грозит еще более серьезный кризис, поскольку уже сейчас производственные мощности шахтеров и энергетиков, а также коммунальных служб ни имеют никакой правительственной поддержки, находятся в удручающем состоянии и в ближайшем будущем могут полностью выйти из строя. Вдобавок ко всему, промышленность края, остановленная из-за дефицита электроэнергии, не сможет в этом году насытить местные бюджеты налогами, что приведет к тотальной нехватке средств у муниципальных властей и к увеличению налогового бремени граждан.

ОТНЯТЬ РУБИЛЬНИК У ЧУБАЙСА!

Сегодня всем в стране, включая президента, ясно, что энергетический кризис поразил не только и даже не столько Приморье. Он свирепствует по всей России. По признанию самого Шойгу, ситуация с теплом и электричеством в Якутии и на Чукотке намного сложнее, чем в Приморье. Сахалин давно уже погрузился во мрак и холод: совсем недавно МЧС вынуждено было поставить туда 20 дизель-генераторов. Курильские острова превращены в зону сплошного бедствия; на Шикотане не осталось почти ничего живого. В Эвенкию МЧС самолетами возил мазут: грузовые Ил-76 совершили 600 рейсов. О том, что такое горячая вода, помнят сегодня в России лишь жители мегалополисов; целые массивы лесов по всей России уже пошли на топку "буржуек".

Санкт-Петербург, Рязань, Новосибирск, Тамбов, Иркутск, Хабаровск — по всей стране РАО ЕЭС постоянно вырубает свет и тепло. На полигоне звено истребителей не может сесть, потому что на аэродроме нет электричества. В реанимации пятьдесят минут умирает ветеран, потому что РАО ЕЭС "по ошибке" отключило больницу.

Лишенный инвестиций Хоронорский угольный разрез, спаситель Приморья, уже сократил свою добычу вдвое — с 8 до 4 млн. тонн в год. Все меньше добывают угля в Нерюнгри и на Кузбассе. Изношенные электростанции едва справляются с мизерными партиями угля, но в России не осталось больше заводов, которые могли бы выпускать для них турбины, генераторы и котлы. К 2003 году физический износ основных производственных фондов достигнет по всей стране критического уровня, и тогда приморская зима покажется России бархатным сезоном.

Что же делать? Где искать корень зла?

Если привести в порядок все сказанное, то главных причин общегосударственного энергетического кризиса, наглядным примером которого явилось в эту зиму Приморье, окажется всего три, и они взаимосвязаны.

Во-первых, это принципиально ошибочная политика касьяновского правительства в отношении стратегических отраслей народного хозяйства, и прежде всего энергетики, которые до сих пор находятся в частных руках и поэтому не способны решать в убыток себе общегосударственные задачи. До тех пор, пока практически вся энергосистема страны принадлежит частной компании РАО "ЕЭС России" (пусть даже государство владеет контрольным пакетом ее акций), ситуация останется неразрешимой. Это касается не только РАО "ЕЭС России", но и аксененского железнодорожного ведомства, и всего газово-нефтяного комплекса страны.

Оставаясь коммерческими организациями, эти компании принципиально не способны ловить двух зайцев: приносить доход и одновременно в убыток себе обеспечивать своим товаром (энергией, перевозками, горючим) "нерентабельные", с ее точки зрения, производства, выделять инвестиции регионам, работать зачастую без предоплаты, а то и вообще бесплатно, вкладывать средства в убыточные предприятия, шахты, научные исследования, экологию, инфраструктуру. По всем физическим и экономическим законам их должна интересовать только прибыль — выгоднее, например, гнать мазут, уголь и электричество на экспорт, чем продавать по низким ценам своим соотечественникам.

Прибыльность РАО ЕЭС, МПС или нефтяных баронов автоматически означает обнищание российских предприятий. Ведь вся промышленность России с советских времен закладывалась под дешевую электроэнергию, под топливо с низкими ценами и под перевозки с минимальными тарифами. В силу климатических, географических, и геополитических причин только в этом случае промышленность России может развиваться.

С этим связана вторая причина энергетического и любого другого кризиса в стране: у государства сегодня нет минимально необходимых средств для поддержания и развития своих промышленных фондов. Денег неоткуда брать, поскольку все высокодоходные предприятия и целые отрасли приватизированы, часто за бесценок, а собираемых с них налогов хватает лишь на фуршеты в кремлевских палатах.

В нашем случае плачевнее всего выглядит угольная промышленность. Обладая запасами угля на 800 лет и имея гигантскую потребность в них, Россия год за годом сокращает добычу из-за отсутствия средств. У государства просто нет денег на закупку новых экскаваторов, добывание более глубоких пластов, открытие новых шахт, проведение геологоразведочных работ — не хватает даже на зарплату горнякам. Во всем мире угольная промышленность является убыточной и дотационной сферой, в нее вкладывают сотни миллионов долларов, и лишь у нас шахты и разрезы предоставлены самим себе: из угольных компаний либеральные экономисты вот уже несколько лет подряд пытаются сделать доходные фирмы. Но угольные компании могут быть прибыльными и иметь средства на развитие производства лишь в одном случае — все повышая и повышая цену на уголь, что означает замкнутый круг растущих цен и тарифов.

И наконец, третья причина, связанная с первыми двумя: государственная власть не может и часто не хочет эффективно влиять на приватизированные компании и отрасли экономики. Куда ни глянь, кругом одни ОАО и ЗАО, включая энергетику и угольную промышленность. И они никому не подчиняются: ни муниципальным властям, ни администрации края, ни даже Кремлю. Чаще всего это оборачивается дикими злоупотреблениями или элементарной бесхозяйственностью "гендиректоров", которые желают лишь одного — поиметь лично для себя много-много денег. Но даже когда государство обладает 51% акций компании, как в случае с РАО ЕЭС, оно самоустраняется от ее управления и с интересом импотента наблюдает за развитием событий. Доходит до абсурда: десятки угольных компаний слезно умоляют государство вмешаться в их судьбу, но путинскому правительству нет до них дела. Сегодня в России из всех государственных учреждений, занимающихся угольной промышленностью, есть только Управление по закрытию шахт! А о том, что когда-то существовало соответствующее министерство, и думать забыли.

Выход из сложившейся ситуации — приход нового правительства, первым шагом которого должна стать национализация стратегических отраслей промышленности, и в первую очередь российской энергетической системы. Только это способно остановить сползание России во тьму и холод средневековья и принести государству необходимые средства для преодоления общенационального экономического кризиса.

Продолжение следует

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ОТВЕТ НА “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС (”Продолжение. Начало в №6 (375))

В распоряжение нашего Аналитического Центра было любезно предоставлено любопытное письмо ректора Государственной еврейской академии имени Маймонида В.И.Ириной, адресованное одному из видных хозяйственных деятелей России (по понятным причинам мы не называем его фамилии). В наше время не часто приходится читать послания, написанные столь "высоким" стилем — сразу видно, что писал его человек, учивший русский язык вовсе не в России:

Глубокоуважаемый ... !

Вы относитесь к числу особой интеллектуальной элиты России, которая не обрамлена ширпотребной раной мультимедийной известности. Напротив, Вы глубоко уважаемы истинными Властителями России, и Ваше мнение может быть компромиссным штрихом, которого так не хватает для справедливого возвращения еврейских святынь.

Равновесие в еврейском вопросе является незыблемым условием стабильности верховной власти.

Обращаюсь к Вам с нижайшей просьбой, вновь обратить внимание на необходимость обсуждения и принятия решения о сохранности гибнущего собрания еврейских книг и рукописей "Библиотека Шнеерсона"...

...А для соблюдения необходимых условий работы с религиозным фондом можно было бы построить новую синагогу Рамбама (Маймонида).

С уважением и признательностью" (Подпись)

В общем, если не обращать внимания на лексические и стилистические особеннности, ничего особого в письме нет.

Письмо как письмо, хотя и не без подтекста. Почему-то во всех письмах, выступлениях и обращениях хасидских лидеров по поводу этого злополучного фонда обязательно делается акцент на том, что бесценные фолианты на грани гибели, что средств на обеспечение элементарных условий хранения книг и рукописей не выделяется.

Зная о бедственном положении нашей культуры, им, как правило, верят на слово. А между тем, в 1996-97 гг. денежные средства, выделяемые на обслуживание фондов Российской государственной библиотеки, распределялись так: 6 млрд. рублей — на Шнеерсона, 12 млрд. — на всю остальную "Ленинку"! Это при том, что библиотека Шнеерсона составляет лишь малую толику ее общих фондов.

И еще. В письме говорится, что "для соблюдения необходимых условий работы с религиозным фондом можно было бы построить новую синагогу Рамбама (Маймонида)". Можно, стройте! Не государство же будет это делать. А построите — будут основания для продолжения переговоров. Очень может быть, что государство в конце концов пойдет навстречу еврейской общине. Но, разумеется, при наличии твердых гарантий того, что библиотека ни при каких условиях не уплывет за океан.

Однако пора уже посмотреть, куда же пошло мировое еврейство после того, как оно осознало себя как НАЦИЮ. Напомним, что такое осознание относится к концу XIX столетия. И к этому же периоду относят возникновение сионизма.

СИОНИЗМ

Зарождение сионизма по времени поразительно точно совпадает с началом российского коммунистического движения — всего полгода отделяют первый Всемирный сионистский конгресс от первого съезда РСДРП. Да и развивались они с поразительной синхронностью: принятие Декларации Бальфура (2 ноября) и Октябрьская революция (7 ноября) разделены буквально днями. "Политический сионизм и российский коммунизм одновременно берут исторический разбег" ("Сионизм жив, а коммунизм уже нет", М.Горелик, "Новое время" N36, 1997).

Параллель между сионизмом и коммунизмом сегодня широко используется идеологами сионизма с одной единственной целью: лишний раз подчеркнуть, что сионизм оказался более жизнестойким, а, следовательно, "более правильным" учением, чем коммунизм, что сионизм выполнил свою историческую задачу — создание независимого еврейского государства — и продолжает жить, а коммунизм умер, так и не реализовав свои базовые идеи.

Некоторые апологеты сионизма, говоря о явном сходстве между коммунизмом и сионизмом, пошли еще дальше. Они считают, что этого сходства просто не могло не существовать, поскольку обе идеологии имеют одни и те же корни, которые растут из еврейства (основоположник сионизма — еврей Теодор Герцль, основоположник коммунизма — еврей Карл Маркс).

Впрочем, с тем, что сионизм и большевизм (по крайней мере, в России) развивались параллельно, "переплетаясь своими корнями и тесно смыкаясь своими кронами",— согласны и некоторые российские историки, по праву считающиеся непримиримыми противниками сионизма. "Немало ярых сионистов стали пламенными большевиками, а сколько большевиков стали сионистами! Известный деятель еврейства И.М.Бикерман в сборнике "Россия и евреи" справедливо отмечал, что "при всем различии и содержания, и путей существуют глубокие формальные сходства между сионизмом и большевизмом. Как большевик знает верное средство против зла: социализацию, так есть оно и у сиониста: Сион.

Большевик ждать эволюции не хочет, и это именно для него характерно; сионист ждать не может, ибо ему приходится начинать сначала. Тому и другому чужды представления о трагической жизни как таковой; оба с одинаковой решительностью отрекаются от старого мира, хотя мир одного — не мир другого; один и другой имеет каждый свою обетованную землю, которая течет млеком и медом. Это единство схем накладывает удивительную печать сходства на мышление, обороты речи и повадки сионистов и большевиков.

Сионист, как большевик, не знает пропорций, степеней и мер; любая частность получает у него универсальное значение, горчичное зерно вырастает в баобаб, воображаемый полтинник — в наличный миллиард". Большевизм рожден нетерпеливостью и нетерпимостью радикальной части еврейства, сохранившего в тайниках своей души сладкую мечту о Сионе" (О.А.Платонов. "История русского народа в XX веке". Том 1).

Так что, видимо, и те и другие по-своему правы. И в данной работе мы больше не станем возвращаться к обсуждению сходств и различий между сионизмом и коммунизмом. Это совсем другая, причем довольно большая и сложная, тема. Что такое "коммунизм", мы представляем себе не понаслышке. А вот что такое сионизм вообще, что такое сионизм современный и что такое сионизм российский, хотелось бы посмотреть, поскольку за последний десяток лет официальный взгляд на него в России радикально изменился (под "официальным взглядом" имеется в виду отношение к сионизму со стороны представителей власти).

Мы ведь еще не забыли, что в совет

ские времена само это слово воспринималось почти как бранное, и официальное определение сионизма звучало примерно так: "Сионизм — реакционная шовинистическая идеология и политика еврейской буржуазии, призванная отвлечь еврейских трудящихся от революционной борьбы, сохранить господство над ними буржуазно-клерикальной верхушки". Возможно, были другие варианты, но суть их была примерно такой же. А сегодня нам говорят, что "сионизм — это безобидное стремление евреев собраться под одну крышу". Впрочем, эти слова сказаны не совсем "сегодня", а скорее "вчера", то есть еще при Советской власти, где-то в начале 1989 года. И услышали их мы не от какого-то диссидента, а от партийного идеолога А.Н.Яковлева, верного марксиста-ленинца, как он сам с гордостью называл себя в то время.

Далее, он развил свою мысль о том, как мы теперь должны относиться к сионизму: "Относительно сионизма. Есть тут (это моя личная точка зрения) определенное непонимание. Есть ведь сионизм религиозный, и, я думаю, он может иметь право на существование... Если говорить о религиозном сионизме, то, как к любой традиции, к нему надо отнестись с уважением... Есть сионизм политический, и отрицать этого нельзя" (из выступления А.Н.Яковлева на встрече с партийно-хозяйственным активом Черемушкинского района Москвы в феврале 1989 г.)

Так вот легко, мановением властной руки идеологический вождь КПСС разделил сионизм на политический (его тоже не осудил) и безобидный религиозный. Кстати, сионистам это понравилось, и вскоре они добавили к этому перечню еще несколько видов сионизма: поселенческий, либеральный, социалистический,— и разъяснили, что имеется в виду под каждым из них, сделав предварительно оговорку о том, что вообще-то у каждого еврея — свой сионизм — такой, каким он его себе представляет. Так что список этот может расширяться до бесконечности. Что с ним и происходит.

Последователи Т.Герцля теперь считают, что того сионизма, о котором говорилось в сентябре 1897 года в Базеле, давно уже нет, что он стал другим — многоликим и многогранным. По их мнению, это естественно, поскольку сионизм — не что иное как система идей, а для всякой системы идей характерен плюрализм. Поэтому они считают, что сионизм может существовать в "западном варианте" (американского образца), "восточном", "политическом", "духовном" (Ахадха-Ам), "практическом"", "социалистическом" (всех оттенков спектра), "национально-религиозном" и либеральном. И все равно он остается сионизмом.

Эта идея, кстати, была высказана задолго до того, как ее озвучил А.Н.Яковлев. И, говоря о том, что это он "мановением властной руки разделил сионизм на политический и религиозный" мы, признаться, лукавили. Имелось в виду, что он первый раскрыл "секрет сионистского плюрализма" перед нашим (в то время — советским) народом, для основной массы которого сионизм все еще оставался лишь "ударным отрядом империализма, насаждавшим в мире воинствующий шовинизм, расизм и антикоммунизм". Без всяких вариантов.

Несмотря на то, что на встрече в Черемушках А.Н. Яковлев высказал "личную точку зрения", это высказывание послужило сигналом к созданию большого количества сионистских организаций в нашей стране (естественно, под "нашей страной" имеется в виду СССР, который в то время еще жил и здравствовал). Уже в феврале 1989 г. в Москве открылись культурно-просветительный центр им.Соломона Михоэлса, ешшубота — школа по подготовке раввинов, масонская ложа "Б'най Брит". Как грибы, стали вырастать сионистские организации в городах страны: "Хазарат Цион" ("Возвращение к Сиону"), "Иргун Циони" ("Движение сионистов"), "Бейтар" и т.п. Появилась масса сионистских изданий. В средства массовой информации хлынули сионистские проповедники, на экранах телевизоров замелькали бородатые и безбородые раввины, экстрасенсы и политологи, убеждавшие нас в полной безобидности сионизма.

Конечно, убедить в этом людей зрелых, в сознании которых к тому же довольно прочно (если не навечно) укоренилось убеждение в том, что "сионизм — это форма расизма и расовой дискриминации", как о том было сказано в Резолюции 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1975 год),— задача, прямо скажем, малоперспективная. Эмиссары сионизма, будучи людьми далеко не глупыми, быстро поняли это и решили начать "работу на будущее", избрав объектом своей пропаганды наших детей. Журналы "Мурзилка", "Веселые картинки", "Искорка", детские телепередачи заполнились облагороженными притчами Ветхого Завета, исподволь навязывающими мнение о богоизбранности и выдающихся способностях еврейского народа. В начале-середине 90-х годов подобных телепередач было особенно много. Рекорд по их количеству (и по качеству тоже) побили телеканалы ОРТ и НТВ, контролировавшиеся медиа-магнатами еврейской национальности Борисом Березовским и Владимиром Гусинским. Сейчас их (передач, а не Березовского с Гусинским) почти нет. Это, однако, вовсе не означает, что сионисты разочаровались в результатах своего воздействия на детей и поэтому прекратили такую работу. Отнюдь. Скорее всего, здесь можно обозначить две причины.

Во-первых, ослабление влияния Березовского и Гусинского на политику каналов (в большей степени это относится к ОРТ, поскольку руководитель НТВ Е.Киселев верно следует курсом, который раз и навсегда определен В.Гусинским. Надо полагать, Киселев будет следовать этим курсом и дальше, пока окончательно погубит репутацию канала, а, возможно, и сам канал).

Во-вторых, все старые пропагандистские материалы многократно показаны, детская аудитория потеряла к ним интерес, но ничего нового пока нет и в связи с нынешним тяжелым финансовым положением телеканалов в обозримом будущем не предвидится.

Вернемся, однако, к истокам сионизма. Мы уже упомянули, что он как международное еврейское движение оформился в конце XIX столетия. Автор многих фундаментальных работ по истории сионизма Михаил Хейфец говорит, что "сионизм возник в еврейской среде как разряд молнии — под воздействием общественных и интеллектуальных явлений своей эпохи".

И с ним вполне можно согласиться. Это действительно было сильнейшим шоком — сродни грозовому разряду — для всего мирового еврейского сообщества, потому что впервые за всю историю еврейства национальное движение внутри него возникло не на почве иудейских религиозных традиций, а вопреки им, как революционный вызов всем старым ценностям.

Само слово "сионизм" происходит от названия горы Сион, которая была символом города Иерусалима и Страны Израиля. Такое название для еврейского национального движения было выбрано не случайно — оно выражает тоску еврейского народа, живущего на чужбине, по своей исторической родине, по Сиону.

Возвращение к Сиону — идея, которая возникла у евреев, конечно же, не в конце XIX века, когда было организовано движение, а на много веков раньше. Даже практика возвращения не была чем-то новым. Еще 2500 лет тому назад евреи возвращались в свою страну из "вавилонского плена". Поэтому сионизм, оформившийся в XIX в., не изобрел практически ничего нового, он лишь облек давным-давно существовавшие идею и практику в современную организованную форму.

Иудейские религиозные источники утверждают, что историческая связь между еврейским народом и Страной Израиля существует почти четыре тысячи лет — с тех пор, как этих местах поселился Авраам. В XIII в. до н.э. Моисей руководил исходом евреев из Египта, а Иисус Навин захватил страну, поделенную между двенадцатью коленами израилевыми. В эпоху "Первого храма" в XI-X вв. до н.э. в стране правили монархии Саула, Давида и Соломона. В 586 г. до н.э. Израиль был захвачен вавилонянами, Храм разрушен, а большая часть еврейского народа уведена в "вавилонский плен". В том же столетии народ Израиля под предводительством Ездры и Нсемии возвращается в свою страну и восстанавливает Храм.

Начинается эпоха "Второго Храма", которая закончилась после завоевания Иерусалима римлянами и разрушения Второго Храма в 70 г. н.э. Время от времени евреи поднимали восстания против римского владычества (восстание Бар-Кохбы в 132 году, восстание в Галилее в IV в. н.э.). В ходе подавления восстаний множество евреев погибло или было изгнано из страны. Тем не менее, в Стране Израиля все еще оставались сотни тысяч евреев. И еврейское население постоянно получало пополнение благодаря возвращению сюда отдельных евреев или целых групп, состоявших из членов мессианских движений.

Известна еврейская репатриация в Израиль из Северной Африки в 1191-1198 гг. н.э. и репатриация в 1267 г. н.э. Нахманида, известного раввина, исследователя и толкователя священных текстов. В конце XV в. в Израиль прибывают евреи, спасшиеся от испанской инквизиции, а в середине XVII в. — часть евреев, бежавших от погромов на Украине. В том же веке возникло и мессианское "сионистское" движение во главе с Саббатаем Цеви из Измира (Турция), и какое-то количество его приверженцев прибыло в Страну Израиля. В 1700 г. в Израиль иммигрируют сотни евреев-хасидов из Восточной Европы. Поток еврейской иммиграции в XVII и XIX вв. — то есть еще до возникновения сионистского движения — приводит к тому, что в 1844 г. еврейская община Иерусалима превращается в крупнейшую среди местных религиозных общин.

Сионистская репатриация началась вместе с "первой алией" (репатриацией в Израиль) палестинофилов ("Ховевей-Цион") и членов движения "Билу" в 1882-1903 гг., вслед за которой, на протяжении всего XX века, последовали новые волны репатриации.

Отцом же современного сионизма по праву считается венский журналист Теодор (Беньямин Зеев) Герцль. В 1896 году он выпустил книгу "Judenstaat" (Еврейское государство), которая со временем стала своеобразным манифестом сионизма (полное название книги Герцля звучало так: "Государство евреев как опыт современного решения еврейского вопроса"). Вполне в духе распространенных в то время представлений о национальном государстве как высшем этапе развития любого народа Герцль выступил с идеей объединения разбросанных по всему миру еврейских общин для создания нормальной еврейской государственности. Герцль считал, что если евреи будут иметь свое государство, то они станут, наконец, "нормальным народом", и тогда еврейская проблема в мире исчезнет.

Но, загоревшись идеей создания еврейского государства, Герцль вовсе не думал об "исторической связи между еврейским народом и Страной Израиля", существующей почти четыре тысячи лет. Для него важно было создать "Новый Сион", а в каком уголке земного шара тот будет находиться: в Палестине, Аргентине, Кении, Уганде, на Кипре или на Синайском полуострове (были перебраны все эти варианты) — абсолютно безразлично. Лишь после длительных раздумий он остановился на "палестинском варианте". То, что Палестина была заселена, для него не имело никакого значения, хотя его единомышленники считали палестинский вариант "неэтичным".

Возражения религиозного характера для Герцля вообще ничего не значили. Он был атеистом и гордился этим. Было время, когда он вообще выступал за полную ассимиляцию евреев и даже был сторонником массового крещения евреев, если оно принесет пользу национальному еврейскому движению.

С точки зрения ортодоксального иудаизма попытки евреев возродить царство Израильское греховны: в священном писании сказано, что сделать это может лишь Мессия. Поэтому религиозные ортодоксы усматривали в несанкционированном свыше переселении в Палестину богоборческую ересь и всячески поносили сионистов. По сию пору в Иерусалиме есть несколько общин религиозных фанатиков, которые считают государство Израиль созданным незаконно.

Немало копий было сломано и по поводу государственного языка для нового еврейского государства. Иврит перестал быть народным, повседневным языком, хотя и продолжал существовать как язык богослужения. В местах большой концентрации евреев говорили на других еврейских языках — чаще всего на "идиш" (смесь немецкого, иврита и славянских языков Восточной Европы) и на "ладино" (смесь иврита и испанского). Герцль считал, что ни иврит, ни идиш, ни ладино для нового государства совершенно неприемлемы и предлагал сделать государственным языком "Нового Сиона" немецкий.

Герцль вообще питал слабость ко всему немецкому, в том числе и к германскому фашизму. Уже тогда некоторые современники Герцля отмечали в нем такие черты характера, которые через три десятка лет в полной мере явил миру Адольф Гитлер. Он, например, на полном серьезе пытался приспособить для евреев шовинистические германские лозунги о создании Herrenvolk ("народа господ"), вместе со своим другом и единомышленником Максом Нордау мечтал об "идеальном сионисте", который виделся им как "мускулистый и энергичный еврей — антитеза... этим теперешним безнадежным и вымирающим евреям из гетто и штеттлей".

Первоначально Всемирный сионистский конгресс планировалось провести в Германии. Однако раввины Германии категорически отказались поддержать предложение Герцля о проведении сионистского конгресса на территории империи, заявив, что "стремления создать национальное еврейское государство в Палестине противоречат мессианским заветам иудаизма". Герцлю удалось заручиться лишь поддержкой раввина швейцарского города Базеля Артура Кона, и то при условии, что Герцль не будет "замышлять ничего, что ущемило бы какое-либо из религиозных убеждений иудаизма".

В итоге конгресс состоялся 29-31 августа 1897 года в Базеле. Журналисту Герцлю удалось свершить то, чего в течение многовекового рассеяния евреев не могли сделать никакие иудаистские проповедники, никакие еврейские религиозные организации — объединить если не всех, то большую часть евреев вокруг общей идеи.

Что же помогло ему добиться своей цели? Ведь, по свидетельству современников, Герцль, избранный на конгрессе вождем сионизма, ничем особым не выделялся среди своих соплеменников. "Он не высказал за всю жизнь ни одной оригинальной идеи, которую до него не обсуждали бы в "узких еврейских кругах". Его анализ ситуации, по сути повторял все сказанное Гессом, Лилиенблюмом, Пинскером; его организационные предложения реализуют идеи Калишера, Смоленскина, и русских "первопроходцев" Эрец-Исраэль (Страны Израиля)... Он не был глубоким мыслителем, да и организатором, видится, был средним. Политиком, кажется, вообще никаким: ни одно из его политических начинаний не привело хоть к какому-то реальному успеху.

Герцль был человеком эпохи, которая надвигалась, и гениальным чутьем почувствовал ее вектор — эпохи информационных проблем, эпохи превращения СМИ в "четвертую власть"... Герцль открыл еврейскому народу самое отточенное оружие, которым пользуются те, у кого нет за спиной легионов и танков — оружие общественного мнения. Великий мастер "паблик рилейшнс" провел прямо-таки виртуозную кампанию: никто, кроме него, еще не понимал в еврейской среде, как нужно производить впечатление, как драматизировать то или иное событие, чтобы о нем знали, задумались, чтобы считались все... Герцль выковал оружие, которым сионизм безотказно пользуется и по сей день." (Михаил Хейфец, "Через сто лет в Иерусалиме", "Новое время" N 36, 1997).

Очень впечатляюще. И очень справедливо. Особенно для нашей страны, что наглядно демонстрирует вся российская "электоральная история" с предвыборными кампаниями 1996, 1999 и 2000 годов. Пиар — действительно гениальное изобретение Теодора Герцля. Во всем другом он, возможно, и в самом деле был "средним" человеком. Хотя Михаил Хейфец упустил еще одну немаловажную способность Герцля — дар предвидения. На Первом сионистском конгрессе Теодор Герцль предсказал создание еврейского государства через 50 лет. И оказался прав (погрешность составила всего несколько месяцев). 29 ноября 1947 года была принята резолюция ООН о создании на территории Палестины независимого государства Израиль, а 14 мая 1948 года в Тель-Авиве оно было торжественно провозглашено его первым премьер-министром Бен Гурионом. Это событие было названо триумфом сионизма.

В "Декларации об образовании Государства Израиль" от 14 мая 1948 г. заключена квинтэссенция сионистской идеи. "В Стране Израиля,— говорится в этом документе,— возник еврейский народ. Здесь сложился его духовный, религиозный и политический облик. Здесь он жил в своем суверенном государстве, здесь создавал ценности национальной и общечеловеческой культуры и дал миру в наследие нетленную "Книгу книг".

И далее: "Насильно изгнанный со своей родины, народ остался верен ей во всех странах своего расселения, не переставая надеяться и уповать на возвращение на родную землю и возрождение в ней своей политической независимости".

Первый Всемирный сионистский конгресс дал такое определение сионизму: "Сионизм — еврейское национальное движение, ставящее своей целью объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине — в Эрец-Исраэль, а также идеологическая концепция, на которой это движение основывается..."

Однако, несмотря на четко определенную идеологическую концепцию, сионизм, по мнению его нынешних теоретиков, так и не превратился в идеологию нации. Разумеется, в его основе лежала принятая всем движением "посылка" ("евреи должны создать собственное государство"), но развитие идеи в систему взглядов шло по принципиально иному пути, чем в "типовых" случаях. Прежде всего, для сионизма, как мы уже упоминали несколько выше, характерен плюрализм ("западный" или американский вариант, "восточный", "политический", "духовный, "практическом"", "социалистический", "национально-религиозный" и "либеральный"). Каждая ветвь движения вырабатывала свои концепции, свои рецепты для достижения цели, но любая сотрудничала с остальными (и с несионистскими еврейскими организациями) — хотя бы в рамках Всемирного еврейского конгресса.

Таким образом, сионизм, по мнению тех же теоретиков, был как система идей свободен от идеологической, т.е. логической, зашоренности. Он служил не идеологией нации, а лишь некоей общенациональной целью. Сегодня цель достигнута, и по всем законам общественного развития сионизму — как системе идей — больше нечего делать в этом мире. Тем не менее, он по-прежнему жив, здоров и продолжает успешно функционировать.

Но функционирует он, к сожалению, не в том направлении, которое служило бы исключительно интересам им же созданного еврейского государства. Израиль сегодня глубоко расколот на правоверных иудеев и сионистов. Этот раскол усугубляется конфликтами между европейскими (ашкенази) и африканско-азиатскими (сефардийскими) евреями. Некоторые "правоверные" экстремисты Израиля воспринимают ашкенази как "онемеченных агрессоров и угнетателей", дискриминирующих "истинных" (то есть сефардийских) евреев. Израильские органы правопорядка они называют "нацистскими", отрицают Холокост и даже глумятся над торжественными мероприятиями в день памяти жертв Холокоста.

Видимо, правы те теоретики, согласно которым устремления сионизма не ограничивались одной-единственной целью. По их мнению, в сионизме имел место синтез целей: освобождения и единства. Одна цель состояла в освобождении евреев из-под чуждой, враждебной и угнетающей их власти (отнодь не революционным путем, а через переселение евреев из диаспоры в Израиль), вторая — в восстановлении единства евреев, собранных со всего мира, на их исторической родине.

Пока сионизм не стал общенациональной идеологией, и есть опасность обратного процесса, когда единое еврейское государство, созданное сионизмом, сионизмом же будет и разрушено. Враждующие между собой, не объединенные ни общей религией, ни общей идеологией большие группы людей не могут долго оставаться вместе. Либо они перегрызутся между собой — и в результате будут вытеснены с большей части своей территории палестинцами, с нетерпением ждущими этого, либо разделят территорию страны и образуют несколько мелких государств, чем тоже немедленно воспользуются их соседи-палестинцы, либо вновь разбегутся по мировым диаспорам.

Некоторые теоретики сионизма считают, что после Триумфа (провозглашения Израиля) сионизм настолько изменился, что теперь надо называть его уже не сионизмом, а "постсионизмом". Другие с ними не соглашаются, и по поводу этой пустой, с нашей точки зрения, проблемы идет постоянная дискуссия. Ну да Бог с ними, пусть себе дискутируют, а мы поговорим не о названии, а о сути.

В свое время Теодор Герцль пренебрег мнением оппонентов, считавших, что создание еврейского государства на территории Палестины аморально, поскольку она заселена арабами.

А напрасно. В результате с самого момента своего возникновения Израиль вынужден был не столько строить свою государственность, сколько защищаться от соседей. Собственно, воевать с этими соседями он начал еще до своего официального провозглашения. В войне против независимости Израиля участвовали не только все приграничные страны, но и Саудовская Аравия, Ирак и даже Йемен. Суммарное население этих стран — около 40 миллионов. Численность палестинских евреев тогда едва достигла одного миллиона. Естественно, что в этот период главный лозунг сионизма о возвращении евреев из диаспор на историческую родину был как никогда актуален.

Поэтому евреи в диаспоре, если они считали себя сионистами, должны были собирать чемоданы и немедленно отправляться в Израиль. В первую очередь требовались, конечно, мужчины, способные держать в руках оружие — желательно с боевым опытом Второй мировой войны. Увеличения количества репатриантов требовала и демографическая ситуация в самом Израиле. На территории Израиля жили ведь не только евреи, но и арабы-палестинцы. И в 60-х годах израильская арабка рожала в среднем десятерых, а израильская еврейка только троих с половиной детей. Если бы не постоянная подпитка репатриантами, еврейскому государству грозила опасность со временем стать государством с арабским большинством. Это означало бы конец Израиля и крах сионизма.

Поэтому Еврейское агентство "Сохнут" делало все возможное, чтобы привезти в страну как можно больше евреев. Здесь с распростертыми объятиями встречали кубинских евреев, чернокожих иудеев (фалашей) из Эфиопии, отыскали иудейскую общину даже среди индусов. Правда, когда репатрианты из Индии прибыли в Израиль, религиозные партии выступили с протестами, утверждая, что это никакие не евреи.

Благодаря репатриантам Израиль выстоял в войне. Он с честью вышел из Суэцкого кризиса 1956 года, в течение шести дней разгромил многократно превосходящие армии соседних арабских государств в июне 1967 года, победил в войне 1973 года и вынудил соседей пойти на мирные переговоры.

В 1978 году под патронажем президента США Картера был впервые заключен мир с одним из соседей — с Египтом. В 1982 году израильские подразделения вторглись в Ливан, который до того превратился в базу террористических групп палестинских арабов. Два года военных действий обеспечили безопасность севера еврейского государства на целое десятилетие. Кроме того, на юге Ливана была создана буферная зона безопасности, а для охраны ее в 1985 году — Армия обороны Южного Ливана (ЦАДАЛЬ).

Осенью 1992 года правительством социалистов был взят курс на прочное замирение с арабами Палестины. В 1994 Израиль добился безопасности своей восточной границы, подписав мирный договор с Иорданией, которой была возвращена восточная часть Негева — крошечная пустынька Арава.

Дело шло к заключению мира с Сирией в обмен на возвращение ей Голанских высот. 29 мая 1996 года мандат правительства социалистов истек. К власти пришли правые. Кабинет Натаньяху отказался возвращать Сирии Голаны. Зашли в тупик и мирные переговоры с палестинскими арабами — как из-за того, что администрация автономии не пресекла террор против израильтян, так и из-за планов Арафата объявить Восточный Иерусалим своей столицей. Тем не менее, мирный процесс не прекращался. Переговоры между Израилем и палестинцами до недавнего времени продолжались под патронажем Билла Клинтона. И снова зашли в тупик.

Но до этого более 8 лет Израиль жил почти мирной жизнью. Прежней нужды в пополнении израильской армии все новыми и новыми репатриантами уже не было, поскольку считалось, что угроза прямой агрессии против Израиля сведена к минимуму. И отношение к новым гражданам в стране победившего сионизма стало постепенно меняться. Сионисты поняли, что их исходная посылка о возвращении всех евреев на историческую родину несостоятельна, поскольку национальное государство на ограниченной территории не может расти беспредельно.

Как колоссальный резервуар потенциальных репатриантов сионистами всегда рассматривался Советский Союз. Его либерализация при М.Горбачеве вызвала в Израиле волну энтузиазма. Ожидалось, что алию (восхождение, как принято говорить в Израиле) совершит миллион человек. Это ожидание, однако, питалось лишь сионистской традицией: еврей должен жить в Израиле.

Поэтому в 1990-92 гг., когда на Израиль обрушилось примерно полмиллиона советских людей, сионистская традиция вступила в жесткий конфликт с реальностью. Энтузиазм израильского общества резко пошел на убыль. Рабочих рук и изобретательных еврейских голов сразу стало на десять процентов больше. Число рабочих мест так резко возрасти не могло. Конкуренция на рынке труда немедленно ужесточилась. Это не доставило никакой радости ни сабрам (коренным евреям Израиля), ни старым репатриантам (ватиким). Сионистская мечта о том, что все евреи мира должны съехаться в Эрец-Исраэль, поблекла.

Сабры и ватиким потребовали изменить святая святых сионизма — Закон о возвращении. Этот закон, принятый в первые годы независимости по инициативе Бен-Гуриона, предоставляет право любому еврею приехать в Израиль, получить гражданство, так называемую "корзину абсорбции" (примерно десять тысяч долларов подъемных) и ряд льгот на приобретение товаров и жилья.

Действие Закона о возвращении распространяется и на нееврейских членов семьи еврея, против чего и раньше возражали сабры, мотивируя это тем, что Израиль все больше заселяется людьми других национальностей — украинцами, белорусами, русскими, казахами, татарами, литовцами...

Стремление части общества к ограничению иммиграции стало очевидным. А такая тенденция в корне противоречит сионизму. Именно поэтому противниками новых репатриаций был введен термин "постсионизм". Сторонники постсионизма считают, что он должен базироваться уже на совершенно новых принципах, учитывающих современные реалии. А реалии таковы: государство создано, надежно защищено, достаточно заселено, и во избежание перенаселения пора вводить квоты для иммигрантов, как это делается во всех других странах.

Постсионизм в Израиле набирает силу. Надо полагать, что со временем нападки на Закон о возвращении сделают свое дело, и Закон будет изменен. Возможно, уже совсем скоро будут введены ограничения на въезд евреев с нееврейскими членами семьи. А это будет означать конец сионизма.

До сих пор мы говорили в основном лишь об одной стороне сионизма, сконцентрировавшись на причинах его возникновения, на провозглашенных им целях и путях достижения этих целей.

Ограниченный рамками отведенного нам времени и требуемого объема работы, наш анализ, возможно, выглядит несколько поверхностным. Но, думается, что даже те сведения, которые нам удалось втиснуть в эти рамки, окажутся полезными, поскольку раньше сионизм рассматривался в нашей стране (да и не только в нашей) исключительно как "форма расизма и расовой дискриминации", что, напоминаем, было зафиксировано в Резолюции 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1975 год).

Говорят, что это было сделано под давлением Советского Союза. Возможно, давление и присутствовало, но в то, что оно оказало серьезное влияние на решение Генеральной Ассамблеи, верится с трудом. Генеральную Ассамблею совсем непросто принудить к узакониванию того или иного политического ярлыка, и если уж она на это идет, значит для этого есть веские основания. Поэтому мы должны посмотреть на сионизм и с иной — изнаночной — стороны.

После Первого всемирного сионистского конгресса сионистские организации стали появляться практически во всех странах Европы (не исключая и Россию) и в США. Никаких препятствий со стороны властей этих стран они, как правило, не встречали, нормально работали с еврейскими диаспорами и готовили их к переселению в Палестину.

До первой мировой войны центром сионистского движения была Германия. Однако поражение Германии в Первой мировой войне, сопровождавшееся значительным ростом антисемитизма, сильно осложнило положение евреев и еврейских политических организаций в стране. Кстати, теория "еврейского международного заговора" родилась вовсе не в Советском Союзе, как думают некоторые евреи, имеющие слабое представление о собственной истории, а как раз в Германии. По мнению германских военных, "международное еврейство обмануло Берлин" и жульнически за-ставило его подписать крайне невыгодный для Германии мирный договор с Антантой.

Центр сионистского движения переместился сначала в Лондон, а затем в США. Там он и оставался, как официально считается, до создания Израиля. С неофициальной точки зрения,— он и поныне в США. Штаты с 20-годов XX века и по сей день являются главным спонсором международного сионизма. Очень возможно, что со времени перемещения центра движения в США сионизм и приобрел свое второе (тайное) лицо.

Помимо прямых сионистских задач, отдельные функционеры сионизма стали выполнять и специальные задачи, которые ставили перед ними сотрудники американского Центрального разведывательного управления.

Международные политические, гуманитарные, культурные и прочие организации всегда пользовались повышенным вниманием разведывательных органов всех стран. В этом американцы вовсе не являются "первопроходцами". Но в сионистском движении ЦРУ имело преимущество перед всеми разведками мира. Это преимущество обеспечивалось, во-первых, территориальным расположением центра сионистского движения и, во-вторых, полной зависимостью сионистских лидеров от спонсорской щедрости США.

После создания Израиля частью этих преимуществ ЦРУ, правда, было вынуждено поделиться с Моссадом, но это были чисто моральные потери, поскольку между ЦРУ и Моссадом очень скоро установились отношения тесного сотрудничества и взаимного обмена информацией. На сегодняшний день сионистские организации действуют более чем в 60 странах. Координируется деятельность всех подразделений Всемирной сионистской организацией (ВСО), являющейся своего рода штабом сионистского движения.

Высший орган ВСО — Всемирный сионистский конгресс, который собирается один раз в 4 года. Конгресс избирает сионистский генеральный совет и исполком ВСО. Рабочим органом, осуществляющим практическую деятельность ВСО между конгрессами, является исполком с резиденциями в Нью-Йорке и Иерусалиме. В составе исполкома более 12 отделов, каждый из которых руководит определенным направлением деятельности ВСО: разведка, координация действий сионистских организаций, сбор средств, пропаганда, иммиграция и т.д. Политическая система современного международного сионизма организационно представлена ВСО и примыкающим к ней Всемирным еврейским конгрессом (ВЕК), имеющим филиалы более чем в 70 странах.

ВЕК был создан по инициативе ВСО в 1936 году; при этом лидеры сионизма имели в виду учредить параллельную международную организацию, которая имела бы целью "обеспечивать и защищать гражданские, религиозные и политические права евреев в диаспоре". В действительности ВЕК является важнейшим придатком ВСО в деле осуществления основной задачи по наступлению на еврейские умы и осуществлению задач по "евреизации" евреев с целью их духовного единения. Все эти организации широко используются ЦРУ, израильской и другими западными разведками. Практически вся деятельность сионистских организаций планируется и осуществляется под руководством кадровых работников израильской разведки.

За последнее время сионистами США и Израиля активизирована деятельность экономических, политических, религиозных и других культурных и молодежных организаций, перед которыми поставлены конкретные задачи по глубокому проникновению в бывшие соцстраны, и особенно в Россию. В начале августа 1989 года в Москве состоялся Учредительный съезд общественно-политической организации "Союз сионистов", в задачи которой входит "мощная ориентированность на Израиль, на еврейскую израильскую культуру, на идеологию религиозного сионизма".

Так, по замыслу одного из учредителей этого союза Л.Городецкого, такая организация, включающая и боевые группы, должна стать проводником "сионизации, израилизации" еврейского населения России. Одной из функций сионистской партии "должна являться ...борьба за выживание здесь евреев как народа".

А в первых числах декабря 1990 г. в Москве состоялся учредительный съезд сионистской федерации евреев СССР. Полторы сотни делегатов от ста десяти сионистских организаций из почти шестидесяти городов СССР собрались в театре "Шолом", чтобы выработать единую тактику действий в период "перестройки". С развалом СССР "приказала долго жить" и федерация.

В настоящее время главным рычагом, через который международный сионизм воздействует на российских евреев, является Российский еврейский конгресс, возглавляемый опальным олигархом Владимиром Гусинским.

Российский еврейский конгресс

Мы уже упоминали о причинах побудивших В.Гусинского взяться за создания РЕК. Если вкратце повторить их, то по смыслу это будет звучать следующим обра-зом: Гусинский вознамерился стать казначеем средств еврейской общины в России и одновременно получить статус еврейского общественного и политического деятеля.

Но сама идея созания Российского еврейского конгресса принадлежала от-нюдь не Гусинскому. Есть все основания полагать, что она была импортирована из США.

15 мая 1995 года состоялась встреча Ч

ерномырдина, бывшего в то время пред-седателем правительства РФ, с представителями еврейских общественных и религиоз-ных организаций США.

Возглавлял американскую делегацию исполнительный вице-директор национальной конференции США по делам советских евреев Марк Стайтман. С россий-ской стороны во встрече участвовали председатель Конгресса еврей-ских религиозных общин и организаций России, главный раввин московской хоральной синагоги Адольф Шаевич и депутат Госдумы от фракции "Выбор России" Алла Гербер.

Судя по всему, именно после данной встречи и началась подготовка к созданию Российского еврейского конгресса (РЕК). Подготовка была сложной и не бес-конфликтной — на учредительство РЕК объявилось слишком много претендентов, в том числе ВААД (Конфедерация еврейских общин СНГ), которая представляла Россию на съездах Всемирного еврейского конгресса (ВЕК). Еврейская диаспора России, при-знав необходимость создания Конгресса, обратилась за содействием к российским бизнесменам еврейской национальности. Вот тогда-то Гусинский и принял оконча-тельное решение о своем участии в организации и работе РЕК.

В декабре 1995 года во время еврейского праздника Ханука в Москве состоялась встреча Гусинского с евреями, работающими в сфере российского бизнеса. На встрече присутствовали раввин Шаевич, председатель "Альфа-банк" Раппопорт, президент "Ле Монти" Гиндельман, председатель "Монтажспецбанка" Ангелевич, председа-тель совета директоров "Мост-банка" Хаит, большое количество представителей раз-личных брокерских контор.

Договоренность была достигнута, и 10-11 января 1996 года в конференц-зале гостиницы "Рэдиссон-Славянская" состоялся объединительный съезд Российского еврейского конгресса (РЕК). Как было записано в документах съезда, РЕК создавался с целью объединения светских и религиозных общин российских евреев и привлече-ния российских бизнесменов для их финансирования.

На съезд прибыли делегаты из всех регионов России, приветствия съезду прислали президенты России и США. Съезд лично приветствовали также член правительства Израиля Раф Амиталь и посол Израиля Ализа Шенар.

Один из основных вопросов съезда — финансирование российской еврейской общины. "Если ранее оно осуществлялось зарубежными еврейскими организациями, то теперь, — заявил В.Гусинский, — в этом будут активно участвовать российские финансисты и предприниматели еврейской национальности". Большое значение придавалось борьбе с антисемитизмом. В РЕК это направление поручено Г.Резнику, адвокату, имеющему опыт участия в подобных процессах. Он присутствовал на съезде и был представлен делегатам как руководитель юридической службы и главный борец с "наездами" на евреев, бизнесменов и коммерческие организации.

Главным событием форума стали выборы президента PEК и четырех вице-президентов, в ходе которых представители руководства ВААД Сатановский и Голенпольский были выведены на второй план, а на первый вышли банкиры, бизнесмены и религиозные деятели, составляющие окружение главного раввина Москвы Гольдшмидта. При этом было открыто заявлено, что место президента стоит 1 млн. долларов США, желающие стать вице-президентами должны уплатить взнос около 500 тысяч долларов, а кандидаты в Совет директоров от 100 до 300 тысяч долларов.

По мнению некоторых источников, В.Гусинский, ставший президентом, сам же финансировал и лиц, купивших посты вице-президентов. Заместителями Гусинского стали президент банка "Российский кредит" Малкин, председатель совета "Альфа-банка" Фридман, председатель совета (ныне уже президент) "Мост-банка" Хаит.

Исполнительным директор PEК был избран Александр Осовцов — советник В.Гусинского в "Медиа-Мост".

Насколько хорошо РЕК справляется со своими объявленными целями — объединения светских и религиозных общин российских евреев — могут объективно судить только евреи, с которыми РЕК работает.

Однако отдельные члены российской еврейской диаспоры предъявляли свои претензии руководству Конгресса уже буквально через несколько недель после его создания. Они, например считают, что деятельность РЕК наносит ущерб единству российских евреев. В частности, РЕК является конкурентом "Федерации еврейских организаций и общин России", возглавляемой Михаилом Членовым (который также был президентом Еврейской культурной ассоциации).

Не очень довольны работой РЕК и руководители Всемирного еврейского конгресса. По их мнению, через PEК и его председателя В.Гусинского руководители московской синагоги стремятся влиять на процессы в руководстве Всемирного еврейского конгресса, используя расхождения во взглядах руководителей этой организации (в частности, конфликт между президентом Бронфманом и генеральным секретарем Зингером).

А события прошлого года, связанные с появлением в России "второго главного" раввина, и вовсе показали, что РЕК, вопреки заявлениям Гусинского, очень далек от того, чтобы стать "объединяющим началом всех религиозных и светских еврейских общин России".

Зато незаявленным задачам (не включенным в Устав) РЕК уделяет значительно больше внимания. Под его руководством еврейский капитал провел мощную атаку на страховой рынок России. Наибольший интерес для него представлял не самый большой, но очень важный сегмент страхового рынка — обязательное страхование военнослужащих. Работа в этом направлении шла под постоянным контролем израильских спецслужб.

Заметного успеха добилась страховая группа "Спасские ворота", получившая такого клиента как ФАПСИ, что, возможно, дало израильским спецслужбам выход на кадровый состав и структуры этой чрезвычайно важной для безопасности страны службы.

Главным координатором "страховой" программы был специалист по "русскому вопросу", бывший советский гражданин, а ныне подданный Израиля Якоб Кедми (в недавнем прошлом Яков Казаков). Сейчас он возглавляет израильскую спецслужбу "Натив", которая первоначально занималось только одной проблемой — организовывала эмиграцию евреев из СССР. В настоящее время, по некоторым данным, ее задачи и полномочия расширены. Она занимается вопросами экономики России, агентурным проникновением в ее объекты и обеспечивает вывоз капитала и сырьевых ресурсов из нашей страны.

Продолжение следует

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Лариса Романова МЫ — ПОЛИТЗЕКИ ПУТИНА (Письма из тюрьмы)

На фоне бодрых речей о возрождении России все мы, завороженные милыми сердцу призраками, как-то вдруг подзабыли о тех, кто все последние годы боролся с ненавистным режимом именно за Россию. Да, сегодня людям так хочется верить, что Путин выведет страну из развала. Но не слишком ли быстро мы сделали вид, что до Путина вроде как бы и не было борцов? А ведь они были!

Когда Путин бросил карьеру разведчика ради чиновного взлета под дланью Собчака, тысячи добровольцев сражались за будущее России в Приднестровье, Абхазии, Сербии. Когда Путин был преуспевающим питерским бизнесменом, тысячи русских людей сражались и пали у Дома Советов в кровавом октябре 93-го. Среди тех, кто боролся с ельцинской властью, были разные люди. Одни старше, другие моложе. Одни мудры и собранны, другие горячи и романтичны. Но вера в Россию была у всех одна. И сегодня мы не можем молчать об этих русских людях, ибо немало из них до сих пор томится в застенках "демократического" режима.

Мы публикуем страшные и шокирующие в своей правде письма молодой политзаключенной. Она и ее товарищи, наивные революционеры, верили, что безобидными, не причинившими никому вреда хлопушками они смогут сокрушить ельцинизм. И вот с тех пор на них открыта охота. ФСБ не способна поймать ни Басаева, ни Масхадова, ни Хаттаба, и вместо них на тюремные нары бросают юных русских ребят и девчат. Бросают порою вместе с их грудными детьми... И пока это происходит, пока тюрьмы ломают их судьбы, губят здоровье, калечат мысли, чувства, язык — мы не верим в возрождение России "по Путину"… А судьба автора этих строк будет и дальше в поле зрения редакции.

ПРИВЕТИК ВАМ, дорогие вольные человеки-человечки! Решила я опять вам всем катануть письмо из своих тюремных застенков.

Сегодня опять выхватила рапорт, на этот раз — за межкамерную связь. Просто обвал настал какой-то. Предчувствия ужасные — что отнимут ребенка и отведут в больницу, а меня 2 недели будут дубасить в карцере — здесь так практикуется...

Дочка моя окончательно выздоровела — она сильно заболела после выездов на очную ставку с Непшикуевым и в суд на изменение меры. Самый спокойный ребенок в камере, кстати. В хате самому большому было 1,5 года, самому маленькому — 2 месяца. Получила сразу кучу писем, в основном от родителей, но также от друзей-товарищей, за что мое душевненькое. Дошла весть до меня, что драгоценная моя Надюха заехала к нам в "курдом". Выцепила ее тут скоренько. Вид ужасающий, худая, бледная, аж светится, адвокат и гревка не доходят, говорит. Я стала ситуацию пробивать, как могла. В итоге всех движений в июне зашла ей дачка и пришел адвокат Черников. Виделась в следственном и я с Черниковым пару раз по совпадению, приветствовали друг друга радостными воплями. На мозги и ему капнула за Надины дачки. Связь установили мы, и разные подробности уже на волю вышли. Так что ищите. Ну вкратце, допрашивал ее Андреев сутками, мучил-мучил и напрягал тем, что если показаний она не даст, то закроет он меня. Она в несознанке так и есть. 14.04. он сказал ей, что меня закрыли вместе с Надюхой (моей дочкой, а ее тезкой). Переживала поделка моя страшно В конце апреля ездила в Мосгорсуд на изменение меры, а потом сразу почти кинули ее на 6-й централ. Сидит она в х. 112 на спецах. В хате с ней известная кадровая стукачка Коломиченко, за которую, все тюрьмы московские знают, она сдала кучу народу. Хаты спецов замороженные, менты прессуют там всех — выводят за любую провинность и сажают на сутки в боксы-стаканы (это железные такие ящики, в которых можно только сесть или встать, без окон и кормушки, они тут стоят на каждом продоле). Но Надюха вроде еще туда не попадала. Спала она долго на полу, т. к. в хате на 12 человек их было 16. Сначала в проходе, потом переехала к стенке, а теперь переехала на шконку. С адвокатами ей нормально поговорить не дали, мусора заходили все в кабинет, стучали и прочее. Вернулась расстроенная. Писем она получает кучу, также получала Бюллетень Комитета борцов за социализм и рабочую демократию. Из посылок и бандеролей не получила ничего, кроме одной от Костиковой. Письма вроде она пишет, но их, скорее всего, отшманывают все до одного Здоровье неважное, пишет заявы врачу, чтоб вызвал — глухо, как в танке. Жалобы, что пишет, тоже изымают, т. е. уведомление об отправке ей не приносят. Поддерживаем друг друга, как можем, я вот только и живу, как подумаю, что от родного человечка меня отделяет несколько стен, которые, впрочем, непреодолимы будут в ближайшие годы.

Ну вернемся к моим пирогам. Вскоре после того, как заехала я к мамкам, старшая наша схлестнулась с мусорской. Пришли опера, старшую кинули в другую хату — 205, и, конечно, я повздорила с самой верченой опершей на тюрьме — Максимовой. В тот же день она меня сдернула с хаты без ребенка и заперла в бокс. Минут через сорок, когда я там окончательно задубела и стало течь молоко, — как раз надо было мою Надю кормить — я стала в боксе колотиться. Меня отперли врачи, потом прибежала Максимова, мы с ней переговорили несколько поспокойней, и она меня предупредила сразу, чтоб я с ней не связывалась, а то мне тут наступит конец.

ПРОДОЛЖАЮ 25.06. После этих Серпов я чуть не стала... То есть там любой себя полным и окончательным идиотом может почувствовать. Вывезли меня около 11 утра, и привезли где-то в начале 11-го вечера. С самого начала, как заехали на Серпы, меня приняла такая интересная бабенка в штатском. Такая явно бэшная стажерка с бегающими глазками. Она ходила за мной по пятам, грузила меня всякой фигней, а когда я что-то говорила, она интересовалась этим о-очень избирательно. Интересовалась, к каким депутатам я ходила в Думу и все в таком роде. Потом со мной беседовала психиатр — такая полуглухая семидесятилетняя бабка. Она задавала мне всякие вопросы и совершенно не слушала моих ответов, а что-то там себе строчила и тут же спрашивала снова. Потом пришла бабенка помоложе, она ошарашила меня вопросом о том, как меня рожала моя мама. Я хотела было приколоться и сказать, что забыла, не помню, мол, но просто сказала, что не знаю. Потом она стала дотошно выспрашивать, какие у меня хорошие черты характера, а какие плохие. Я устала сначала себя долго хвалить, а потом — ругать. Самое интересное началось, когда мне она дала стопку картинок. На каждой было четыре рисунка, и один надо было закрыть, а про три другие сказать, чем они объединяются, что у них общее. Сначала все было просто, но потом пошли такие картинки, что у меня, в натуре, чуть крыша не поехала. Например, такое: лодка с парусом, просто лодка, велосипед и грузовик — так что тут надо закрывать? Я до сих пор не знаю. Потом была комиссия — это целая куча старушек, каждая из которых мучила меня совершенно дебильными вопросами по типу: а что такое анархизм, а что такое терроризм; а мне все хотелось сказать: вот возьмите и почитайте, оставьте меня в покое. Потом вдруг самая понтовая из них говорит: "Ну вы же признались психиатру, что вы состояли в этой самой... которая в вашем уголовном деле.. из трех букв". У меня глаза на лоб полезли. Я говорю: "Может, у психиатра со слухом неважно или с чем еще, но я говорила о своей работе в Проекте противодействия политрепрессиям". Короче, часа в 2 дня поехала я с дитем и прокаталась по всяким судам и тюрьмам в автозаке до самого вечера. Устали мы с дочкой, как собаки. Приехали в хату, семеечки мои нас напоили-накормили, я срубилась спать.

...Не так давно мне приходил ответ на мою жалобу на пресс-службу ФСБ — это насчет того, что они во все СМИ объявили, что наконец поймана и арестована крутой террорист Романова, член НРА — это в тот момент, когда я была еще подозреваемой, тем более, что у меня несознанка. Самое интересное, что в ответе прокурора написано, что факт объявления этой ерунды действительно был и... он соответствует материалам уголовного дела. То есть, оказывается, не надо никакого суда и следствия, все уже решили за всех, все виноваты, вот только срока наши нам не сообщили, какая досада...

ПИШУ УЖЕ 27.06. Сегодня принесли продленку до 6 месяцев, то есть до 4 октября. Что ж, будем сидеть. Ну приступаю к самому описанию последних событий. Сейчас нахожусь я опять в больничном стационаре, в одиночке, и еще весь кошмар заключается в том, что меня с ребенком не выводят на детскую площадку, как всех мамок, а запирают в боксы бетонные. А дело было так. Мусорская мразь в х. 206 — Николайчук, была под крутой крышей здесь, т. к. сидела она за торговлю детьми, а бизнес этот круто завязан с ментами и чиновниками. До приговора ее статью никто не знал, и она разводила мамок на всякие базары, а потом этим мамкам давали бешеные сроки, и никто ничего понять не мог. Когда ее осудили (всего 3 года), на зону ее не отправили. Было так: называют ее на этап, а она во всеуслышание говорит: "Позвоните такому-то по такому-то телефону". Все в шоке. И вместо зоны сидела она в х. 206 и стучала. А вышла амнистия, под которую она попадала, она вообще обнаглела и стала в открытку говорить, что опять будет продавать детей. Конечно, меня черт дернул с ней схлестнуться по полной программе. Короче, с моей стороны все было показано, рассказано и поставлено на свои места, и все нормальные девки с обеих мамкиных хат меня поддержали, потому как все давно ее ненавидели, но боялись связываться из-за оперчасти. Результат не замедлил наступить. 19.06. утром мне говорят, чтоб я с вещами и ребенком шла в одиночку в стационар. Я говорю: "На каком основании? Давайте сюда врача, чтоб он представил основания на перевод на больничку, а без этого ваше требование заведомо незаконно, а я должна подчиняться только законным требованиям администрации". Позовите, говорю, представителя администрации, а лучше — начальника СИЗО. Приходит т. н. воспитатель. Я ей говорю: "Я знаю, что причина перевода — конфликт с Николайчук, так давайте разбирать суть конфликта, а не действовать со мной так по-хамски. И вообще, говорю, с января она не должна здесь находиться. И что это вообще за безобразие, на меня есть лишь единственный выговор, а больше никаких рапортов нет". В отказ, короче, выходить из камеры. Сижу на кухне с дочкой. Залетают опер Максимова эта, зам. нач. ИЗ (так она представилась) и куча других. Опер говорит, мол, нарисуем тебе рапорта, не волнуйся, и кроют они меня и так, и эдак. А я им все, как умная Маша, не имеете права, да не имеете права, да на "вы" называю этих... Максимова говорит: "Выносите ее вещи" — и они побежали мои вещи выкидывать с хаты. Все, кстати, на глазах девчат происходило. Все детей на руки похватали, бледные, трясутся, дети орут перепуганные, Максимова берет меня за волосы и давай, мразь, таскать и потом долбанула головой об железную ножку стола. А дочка моя у меня на руках, плачет, надрывается, просто в ужасе. Я и сама заорала: "Ты, так-то и так, не смей меня трогать". А она не заметила, что две девки в кухне были — Клейна и Магжанова. Я пробивала потом, Магжанова подтвердит, если что, что Максимова меня избивала. Я бы этой оперше промеж глаз въехала, но Наденька у меня была на руках. Потом стали они у меня ребенка из рук вырывать — со мной вообще истерика случилась. Им же по фигу, они Надю схватили за ручки и ножки, и рвут на себя. Я отпустила, так как поняла, что они даже прибить ее готовы, им по фигу. И сами улыбались все так садистски, смеялись и говорили мне: "Ну, Романова, мы к твоим статьям еще захват заложника прибавим, потому что ты своего ребенка используешь как заложника, и мы свяжемся со своими прокурорами, и дело это раскрутим, и лишат тебя очень скоро материнских прав". А я им говорю все, что о них думаю, а думаю я, что их всех не матери рожали, а в канализации отловили как жертв абортов. Я сейчас это все пишу, и меня до сих пор трясет, вы там не думайте, что это у меня крышу рвет, это все правда, происходит здесь, сейчас, со мной, с моим несчастным маленьким ребенком!!! Ну дальше, Надюху у меня отняли, она ко мне рвалась и кричала ужасно, и Максимова говорит: "Уносите ребенка!". Я как это услышала, у меня вообще в глазах потемнело, я их распинала и рвалась бегом за той бабой, что моего ребенка уносит. А она бегом из хаты, а остальные бросились на меня, пинают, руки выкрутили назад — и в наручники. У меня от всего этого ужаса ноги отказали, и они меня за выкрученные локти поволокли, и пинками еще. Но когда с хаты вытаскивали уже, передо мной прямо морда как из тумана прояснилась(потому что у меня перед глазами все в тумане было и как вата в ушах — это после удара головой об стол), и я силы собрала, распрямилась как-то и на глазах всех плюнула в морду собачью той детопродажнице, оперской ковырялке, и что-то сказала ей, не знаю, не отдавала себе вообще отчета. И кричу, на всю тюрьму ору: "Отдайте ребенка, мой ребенок, так-то и так-то" — и рыдаю, а они волокут меня. А потом та, что замначальника представлялась, говорит: "Вот сучка, как орет, надо ее заткнуть". Разворачивают меня, и она меня пощечинами давай мордовать и говорит при этом что-то типа: "Вас, анархистов, всех опустим". И еще всякое прямо по моему уголовного делу — и я уже потом поняла, что ветер-то дует напрямую из ФСБ, просто бэшники мусорам "фас" сказали, а те лишь отлавливали момент. Здесь еще ни с одной мамкой такого не проделывали, даже у кого была куча трупов и кто по 15 лет получал. И только когда дотащили меня до лестницы, показали мне мою Надю. Но не отдали, а волокли меня в наручниках до одиночки в стационаре. Отпустили они меня только в камере, я наручники сама с кожей содрала и дочку свою схватила на руки. И еще час ждали, когда вещи наши соизволят нам, как собакам, бросить, и не положить мне ребенка было, не покормить, а сама я еле держала ее. Молоко у меня с того момента пропало сразу, за день теперь от силы 100 грамм. Сутки голова болела страшно, и плохо слышу, как сквозь вату, до сих пор. Конечно, во время всего этого "путешествия" я выдала этим фашистам такой лексикон, что сама потом удивлялась, откуда такие слова-то у меня родились, после всего этого Наденька была несколько дней психованная, от любого повышения голоса плакала и от любого стука дверей и кормушки вздрагивала и хныкала. А сейчас, стоит мне с хаты выйти — плачет, а при виде ментов вся как-то застывает, как в ступоре. Думаете, на этом издевательства над нами закончились? Это было только начало, а каков будет конец — я не знаю, потому что каждый день я борюсь, чтоб не покончить с собой. Иногда мне кажется, что дошла до точки, что сил моих больше нет выносить это все.

С того дня и еще несколько дней постоянно намекали мне, что вот-вот ребенка моего заберут у меня, опять же насильно, в больницу, а меня кинут в карцер. А перед тем, как кинуть в карцер, здесь девок менты дубасят до синевы демократизаторами.

Здесь сделаю я такое небольшое отступление о том, какой вообще творится беспредел. Например, в хату могут залететь менты и начать поливать газом, и люди все задыхаются, а в камерах и беременные (почти в каждой хате они есть), и старушки, и больные. Или, бывало, если в камере какой беспорядок, то пускают в камеру огромных овчарок, которые зеков хватать натренированы, и девчата все прыгают на верхние шконки, и беременных, и старушек затаскивают, чтоб их собаки не растерзали. Бывает еще такое — решают хату наказать, выводят к запретке и заставляют по кругу вокруг централа бегать, а сами сзади идут с овчарками. А когда в хате кто-то умирает, никого нельзя дозваться, и девки орут через решку в окно на плац, чтоб кто-то из врачей пришел. Бывало часто, что рожали девчата прямо в хате, т. к. врачей было не дозваться...

А самый случай, который меня поверг в шок просто, был такой. В хате в кухне от железных шкафчиков для продуктов било слегка током, так как в стене что-то с проводкой было. Девки жаловались администрации постоянно, но мусорам было это по х... И как-то две девки сидели, облокотясь на шкафчик, и вдруг разряд. Одна прыгнула прямо через стол, а вторая умерла тут же. Врачи и мусора пришли, им все объяснили. Вскоре с хаты дергают одну молоденькую девчонку, у которой ни адвоката, ни родни, и сама не горластая, и везут ее на Петровку, и там прессуют на чистуху, что она грохнула эту девку с помощью электротока. А менты приходят в эту хату и говорят: "Если не хотите, чтоб молокососка эта на Петрах чистуху подписала, то пишите всей хатой, что девка ваша погибла от неосторожного обращения с кипятильником". И все написали. И тогда девчушку, всю никакую, с Петров привезли к ним назад, а начальник СИЗО Умряшкина издала по СИЗО приказ по кипятильникам особый, и во всех хатах теперь этот приказ беспонтовый висит. А девку погибшую так и списали, потому что была она со Смоленска, и здесь никакой родни у ней не было, кто мог бы этот концлагерь раскрутить за фактически убийство. Потом хату эту закрыли на ремонт, а когда вернули туда зечек опять, то от шкафчиков так же и пробивало током, как и прежде. Поэтому я знаю за себя вот что (вы уж там думайте про меня, что хотите — что я головой двинулась или рефлексирую), но если Нади не будет с мной, меня тут просто легко замочат (ха, в сортире, как Путенок поет) иль искалечат как-нибудь. Я вообще жду чего-то подобного теперь каждый день.

Так вот, прогулок на детском дворике нас лишили, и приказ оперчасть дала выводить нас в 6-й бокс с Наденькой. 6-й бокс — это такая бетонная яма длиной в 5 метров и шириной 1 метр с маленькой скамеечкой. В дождь там от сырости можно схватить пневмонию сразу, а в жару — тепловой удар. Над всеми боксами орет радио, и моя дочка аж щурится, так как ей звук давит, видимо, на перепонки. А радио на прогулках на полную делают для того, чтоб девки между боксами не орали друг другу. И динамик прямо над каждым боксом висит. Моя Надюха не видит больше ни детей, ни других людей, кроме ментов, которых боится теперь. Поэтому гулять я с ней почти не выхожу — на таких прогулках она психует. Иногда сами менты жалеют нас и переводят, вопреки приказу, с 6-го бокса в большие бетонные боксы. Но это тоже не фонтан. Ну пока все, а то ночь, мусора сегодня стремные и все на тормозах стоят, а я пишу и пишу, им подозрительно.

ТАК, ПРОДОЛЖИМ РАЗГОВОР 28.06. Сегодня у меня небольшая победа — меня будут выпускать в детский дворик в отсутствие там других мамок, то есть с 9 до 10 утра и в будни с 14 до 15 часов, а после, когда они выходят, переводят в бокс или назад в камеру. Наверное, мои записки напоминают сводки с фронта. Так оно и есть, я тут постоянно в состоянии войны, ни секунды расслабона, вот так.

Теперь по результатам этой борьбы с ветряными мельницами. Из всех жалоб мне принесли уведомление на отправку только за одну — прокурору, а в суд, где я требую возбудить уголовное дело на Николайчук и опершу Максимову, — хрен, а завтра 10-й день истекает, то есть они по закону в течение 10 дней должны уведомлять об отправке жалоб. Вот и делайте вывод. Насчет Николайчук они так перепугались, что вчера нагнали ее домой по амнистии, и Магжанову тоже — моего свидетеля факта избиения опером. 20.06 фельдшер отказалась фиксировать мне побои. 21.06 после моих заяв врачам меня вывели в медсанчасть. Терапевт зафиксировала головную боль, но в результате чего она писать отказалась, а также отказалась фиксировать побои. Педиатр была в шоке от того, что случилось со мной и ребенком, звонила Максимовой и пробовала последнюю урезонить. Педиатр вообще тут хорошая, и к ней претензий у меня нет. Потом повели меня... к психиатру. Причем, когда раньше я просилась на прием к психиатру, чтоб та дала мне что-нибудь от бессонницы, то не водили. Психиатр, как и две прочие врачихи, подтвердила, что никаких оснований держать меня в стационаре нет у них — у медчасти, но... тут она начала мне гнать такую тему, что стационар чисто формально закреплен за медчастью, а на самом деле, это камеры изоляции, но это нигде не указано, так как карцер уже есть. Поэтому они, врачи, по представлению оперчасти, чисто формально подписывают перевод в стационар, и это она, психиатр, по требованию Максимовой, подписала этот перевод, но про прогулки они, врачи, впервые слышат. Интересно, какое право она имела это перевод подписывать, если даже ни разу не вызывала меня на прием, несмотря на мои же неоднократные просьбы? Короче, выписала она мне от бессонницы элениум и сказала, что буду я на стационаре не больше недели. Но я по кое-каким каналам знаю, что засунули меня сюда где-то на полгода. После заявы на имя начальника СИЗО пришла воспитатель и сказала, что насчет прогулок меня одной в детском дворе договорилась. И еще — когда меня сюда кинули, здесь было не то, что в апреле, когда я была в этой хате — 117, на карантине. Здесь был натуральный нужник, грязь жуткая, и при том, ни ведра, ни половой тряпки, как раньше, кран с горячей водой вырван с корнем, ночной светильник выкручен. Стала добиваться ремонта этих дел, и только вчера — 27.06, пацан-дежур сжалился, вызвал электрика, и стали мы с Надей спать без дневных ламп. А крана не дождусь, наверное, до конца дней своих, так же, как и ведра с тряпкой. Убираюсь все одно, как могу. Что-то еще тут с розеткой, у меня сгорели оба кипятильника, я бегаю к плите из камеры — если смена хорошая (а Надюха тут одна плачет), а если хреновая смена, то жду по 40 минут, пока они мне воду вскипятят и принесут. Продукты детской молочной кухни за день портятся, т. к. холодильника в стационаре нет, я уж не говорю про продукты с передачки — родители-то сделали в расчете, что я в общей камере.

НУ, ВОТ И ПОДХОДИМ К КОНЦУ ПОВЕСТИ, которой "нет печальнее на свете". Хочется напоследок правозащитникам отписать такую тему: я очень-очень понимаю, как скрипит сердце защищать разных там анархистов да коммунистов. Просто задумайтесь вот о чем — не только методы, но и морды собачьи остались абсолютно те же — кто раньше диссиду прессовал, тот, как в своем кресле, пересидел "смутное время" и прессует теперь... "красную" диссиду. Раньше были антисоветчики, а теперь антипутейчики. Да, раньше диссидентов не обвиняли в терроризме, но раньше и пацанов не опускали до петухов руками МУРа, как это случилось с Кочкаревым, или как то же пытались с Соколовым сделать А беспредел надвигается неудержимо. Да, сидеть раньше было не то — мусорские-оперские притухали там, где общаковые порядки были, и красных зон и тюрем, в том числе женских, мало было. А сейчас понятия сведены во многом на нет, и нам, нынешним политзекам, от погон придется го-ораздо хуже, чем диссидам от воров было. Так я понимаю. Еще я понимаю, что удобно делать вид, будто нас, политзеков, не существует. Впрочем, не только анархи, а почти каждая левацкая тусовочка кинет камень в наш огород. Одни — за то, что Танька — сталинистка, другие — за то, что Романова, Бирюков и Соколов — еще кто-то... Удобно поливать нас ушатами дерьма, а о тех, кто поддерживает нас, разносить сплетни и все такое. Да, принимайте нас такими, какие мы есть. Но сколько б в нас ни плевали, это плевки против ветра, потому что, как ни крути, ни верти, а мы честь и совесть всей той попени, которая — одна — называет себя политической партией, другая — радикальной организацией, третья — крутой тусовкой... Но сильные мира сего, все эти бэшно-мусорские марионетки власти, боятся именно нас, прессуют нас, давят, ломают и ненавидят. Пусть 90 % тех, кто, надеюсь, прочтет эти сроки, зло усмехнутся, мы, политзеки, есть друг у друга, вот что самое главное. В этом наша правда, наша вера, наша сила.

Мы неудобные, смешные, слабые, непоследовательные, неорганизованные, но мы жизнь, свободу, благополучие отдали за революцию, вашу и нашу свободу. Сейчас я вижу, что мама Игоря Губкина написала мне — прямо в яблочко: "Наш народ достоин того положения, в котором он размазывает сопли и поднимает руку на выборах". Не обижайтесь, ребята и девчата, поковыряйте свою совесть в голове, груди и пятках, и поймете, что нехорошая Романова ясность навела полную.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Голышев “СУРОВО И БОЛЕЗНЕННО...” (Некоторые особенности Израильского “правосудия”)

"Есть особая опасность в идеологических мотивах преступлений, так как они угрожают самим демократическим устоям общества...

Все утверждения подсудимого, что он законопослушный гражданин, следует считать лишь маскировкой. Когда он призывал своих сторонников неуклонно следовать законам, то на самом деле имел в виду, что делать все надо втихаря и не попадаться...

Подсудимый — образованный человек, отличается высоким уровнем интеллигентности, является кормильцем своей семьи и прилежен в работе. Однако обычно именно такие люди совершают идеологические преступления. Если мы будем считаться с подобными обстоятельствами, то отдадим нашу демократию на растерзание хулиганам, поэтому суд должен карать особенно сурово и болезненно преступников такого сорта..."

Это — не цитата из романа об "ужасах тоталитаризма", а выдержки из официального решения суда по делу израильского журналиста Авигдора Эскина ("Завтра" уже писала о нем в №3(372) за 2001 г.) — яркая иллюстрация того, что можно назвать "израильским либеральным правосудием".

Кто же такой Авигдор Эскин? Почему он так ненавистен израильским либералам в судебных мантиях?

Эскин — один из лидеров израильского традиционалистского движения, общественный деятель (пользующийся огромной популярностью среди русскоязычных израильтян), последовательный противник вмешательства Америки во внутренние дела Израиля (за это он был лишён американской въездной визы и выслан из США), идеолог стратегического партнерства Израиля с Россией, непримиримый оппонент Владимира Гусинского. Он является живым олицетворением перемен, происходящих в сознании многих (теперь уже можно с уверенностью сказать: большинства) израильтян.

Как известно, на начальном этапе идею создания Государства Израиль активно лоббировал Сталин. Именно советским оружием израильские патриоты сражались в войне за независимость 1948-49 гг. США же, напротив, тогда наложили эмбарго на военную помощь молодому еврейскому государству.

Сталин прекрасно знал о социалистических, даже прокоммунистических тенденциях в Израиле, о том, что еврейские традиционалисты с отвращением относятся к ценностям западного мира во главе с США, о том, какое серьезное влияние на отцов-основателей Израиля оказала русская культура.

Но после смерти Сталина Хрущев подверг ревизии политику СССР на Ближнем Востоке, и образовавшийся с уходом Советского Союза вакуум немедленно заполнили американцы...

После отстранения от власти Бен-Гуриона в 1966 году ситуация стала стремительно меняться. Америка вкладывала миллиарды долларов с целью окончательно включить Израиль в свою сферу своего влияния. Причем действовала она в Израиле точно так же, как действует сейчас в России. Американцы первым делом взяли под свой контроль средства массовой информации и стали обильно "прикармливать" местную правящую элиту. Не обошли они своими щедротами и судебную систему... Так что в позиции израильских судей в деле Эскина нет ничего удивительного. Они стоят не на страже закона, а на страже американского влияния в своей стране, являясь яркими представителями "пятой колонны".

Сейчас это особенно очевидно. Никогда еще в Израиле не были так сильны антиамериканские настроения. Все больше израильтян (среди них в первую очередь выходцы из СССР) понимают пагубность односторонней ориентации своей страны на "заокеанского благодетеля", видят ту бездну, в которую хотят ввергнуть человечество идеологи "нового мирового порядка".

Этому прозрению немало способствовал и устроенный Америкой "мирный процесс", ведущий к окончательному демонтажу государства Израиль, в целях дальнейшего укрепления позиций "единственной сверхдержавы" в регионе.

Авигдор Эскин, встал на пути у этого процесса. Выступая с призывами к мировому еврейству (и в первую очередь к евреям России) отказаться от мондиалистской, проамериканской ориентации, призывая их способствовать укреплению российской государственности, активно пропагандируя необходимость сотрудничества израильских и российских патриотов в рамках евразийского проекта, Эскин ходил буквально "по лезвию ножа". Рано или поздно на него должна была обрушиться вся мощь специфического израильского "правосудия". Что и произошло…

А начался этот "судебный детектив" в 1997 году с феерического обвинения в "метании свиных голов с помощью катапульты". С тех пор гражданин России, отец шести детей Авигдор Эскин непрерывно находился под домашним арестом. Домашний арест “по-израильски” имеет одну любопытную особенность — арестованному разрешен свободный выезд за границу... Власти явно рассчитывали, что, зная о ждущем его неправом суде, Эскин станет добровольным политэмигрантом. Однако он аккуратно возвращался под арест и терпеливо ждал суда, чем, надо думать, изрядно трепал нервы представителям израильского "правосудия". Пока, наконец, их терпение окончательно не лопнуло.

Инкриминировали ему, правда, уже не "свиные головы" (их придумали специально для "прогрессивных" израильских газет, дружно принявшихся смаковать "свинскую тему"). Эскина обвинили в подстрекательстве к поджогу офиса еврейской либеральной пацифистской организации.

Отсутствие каких бы то ни было улик на суд впечатления не произвело. Единственное доказательство обвинения — признательные показания некоего Пековича (от которых он на суде отказался) — были получены под пыткой, что признали и представители обвинения... Пековича, например, лишали сна, приковывали наручниками к стулу и, надев на голову мешок, оставили так на сутки. Он неоднократно терял сознание... В общем, нормальная средневековая практика. Пытали и Эскина, но он себя не оговорил, чем переполнил чашу терпения господ судей. После этого он был просто обречен на особо "серьезное и болезненное" наказание...

За мнимое "подстрекательство к поджогу" Эскин получил 2,5 года. Вот как друзья Авигдора Эскина описывают условия его содержания в тюрьме:

"...Он помещен в камеру вместе с выходцем из Эфиопии, отрубившим голову собственной жене, и насильником. В отделении, где содержится Эскин, содержатся также арабские уголовники. Спит на полу. Законного права на свидания с родными, прогулки и передачи он лишен..."

Эта беспрецедентная по циничности судебная расправа вызвала мощное движение протеста во всем мире. Удивляет пассивность внешнеполитического ведомства нашей страны, не спешащего встать на защиту гражданина России, ведь "Дело Эскина" могло бы быть отличным противовесом "делу Гусинского"...

В Израиле было создано и развило активную деятельность общественное движение "Комитет в защиту Авигдора Эскина" во главе с одним из лидеров традиционалистского движения Израиля, раввином из Хеврона Авраамом Шмулевичем (публиковавшимся в "Завтра" — см. №27(344) от и №39(356) за 2000 г.).

23 января тележурналист Михаил Леонтьев посвятил делу Эскина свою выходящую в “прайм-тайм” передачу "Однако".

На следующий день, во время визита президента Израиля, у стен Государственной думы собралась внушительная группа пикетчиков. Кроме друзей и учеников Авигдора, составлявших среди протестующих "еврейское меньшинство", там присутствовали старообрядцы, молодые ученые, сотрудники нескольких центральных газет, молодые люди радикально-националистической ориентации.

Такая же акция прошла и в Тбилиси, где несколько десятков активистов грузинского евразийского движения во главе с Гией Бумбиашвили провели демонстрацию перед израильским посольством и шествие от него к посольству российскому. Распространялись листовки на трех языках (русском, английском и грузинском).

Что характерно, представители российского посольства в Тбилиси отказались не только принять петицию, но даже встретиться с демонстрантами. А запланированная на следующий день акция была сорвана агентами грузинских спецслужб. Гие Бумбиашвили "неизвестные" угрожали по телефону, а когда он "проявил несознательность" — местные "разведчики" просто схватили его на улице, посадили в машину и вывезли за город. Знакомые методы…

Никакой поддержки со стороны российских властей грузинским евразийцам оказано не было. А ведь они являются на грузинской политической сцене самой пророссийски настроенной силой. И выступали они в защиту российского гражданина…

25 января аналогичная акция состоялась в Токио. Там к Израильскому посольству вышли профессора Токийского университета (японцы и русские) и студенты из Камеруна. Сотрудникам посольства было передано воззвание с требованием освободить узника совести…

То, что за еврейского традиционалиста вступились русские, грузины, японцы, камерунцы, только на первый взгляд кажется странным. Все они являются частью "антимондиалистского интернационала", своего рода "сообщества врагов глобализма", к которому принадлежат представители всех рас, национальностей, религий, в том числе и евреи-традиционалисты, подобные Эскину…

...Кстати, из Израиля на днях сообщили, что для Авигдора Эскина "неожиданно" нашлось место на нарах — на полу он больше спать не будет. И телефоном ему тюремная администрация пользоваться разрешила...

Владимир ГОЛЫШЕВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ШАНТАЖ ПРОДОЛЖАЕТСЯ (Возвращаясь к опубликованному)

В "Завтра" № 4 (323) в январе с. г. мы опубликовали статью "Кумулятивный детектив" о неправомочных, с точки зрения УПК, действиях органов следствия и дознания, захвативших с применением оружия в заложники 12-летнего Михаила Гаврюшина и его отца Сергея Николаевича Гаврюшина. Незаконность захвата (говоря языком следствия — задержания) и заключения под стражу С. Н. Гаврюшина Московская прокуратура признала уже через три дня после выхода газеты. Но оказаться на свободе Гаврюшину не довелось: в те же три дня по чьей-то указке бывшее обвинение в терроризме переквалифицируется на статью о хулиганстве, и начинается новый виток беззакония и юридического абсурда. Следует грубый шантаж: или подпишешь признание об участии в теракте (т.е., в том, чего не делал — Ред. )— и мы тебя выпустим по истечению срока давности, или — закатаем по другой статье. Неважно, как мы это устроим, но сидеть все равно будешь...

Редакция возмущена новыми выпадами юридического крючкотворства. Какое бы давление ни оказывалось на прокуратуру, нет оправдания тому беззаконию, которому подвергаются Сергей Гаврюшин и его семья. Сами факты захвата Гаврюшина и его малолетнего сына и объявление в СМИ о захвате "террориста", стрелявшего по посольству США, тем более возмутительны, что срок давности для возбуждения дела по данному факту, как нам стало известно, истек... за месяц до ареста Гаврюшина!

Мы продолжаем внимательно следить за ходом этого беспрецедентного дела. Читательская почта, письма сослуживцев и жителей района, в котором живет и работает Сергей Николаевич, поступают в редакцию. Мы готовим их к публикации.

Редакция "ЗАВТРА"

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Сергеев ГОД ПОСЛЕ ВЫБОРГА РАБОЧИЙ КЛАСС КАК ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИЛА

Если 1999 г. и начало 2000 г. прошли под знаком острых "классовых конфликтов" и рабочих волнений, главным из которых было знаменитое "выборгское восстание", то сегодня на первый взгляд рабочее движение переживает период спада. Однако такое впечатление обманчиво. Крупный капитал отчаянно пытается не допустить саму возможность рабочих выступлений в будущем, чтобы увековечить те феодальные привилегии, которыми он обладает сегодня.

На первый взгляд основная тема конфликта между экономистами-либералами из правительства и представителями левых сил, решительного его отвергнувших, лежит в чисто теоретической плоскости. Спор идет из-за вопроса об участии трудового коллектива в трудовых спорах между работником и предпринимателем.

Казалось бы, какие могут быть в нынешней обстановке "трудовые споры"? Прежде было принято считать, что трудовой коллектив делегирует свои права действующему на предприятии профсоюзу, который и должен отстаивать точку зрения трудящихся в споре с работодателем. Однако нынче профсоюзы практически не видны на предприятиях, чему в немалой степени способствовала политика верхушки ФНПР во главе с М.Шмаковым. За десять лет "капиталистического накопления" профбоссы так ни разу и не провели ни одной серьезной акции в защиту прав трудящихся. Поговаривают, что "сдерживающим фактором", ограничивающим активность Шмакова и компании, является вопрос о собственности бывшего ВЦПС, которая теперь перешла на баланс ФНПР и "кормит" профсоюзную верхушку.

Лишь во время обсуждения нового проекта КЗОТа, фактически выкидывающего профсоюзы с предприятий, "тред-юнионисты" заняли относительно твердую позицию, понимая, что речь идет о жизни или смерти всей их организации. Очевидно, что даже такой деятель, как Шмаков, не может дать "добро" на самоликвидацию профдвижения в России, ставшего, по мнению "феодальных" предпринимателей, отжившим свое анахронизмом.

С точки зрения РСПП (Российский Союз промышленников и предпринимателей), в котором с недавних пор активную роль стал играть Анатолий Чубайс, все конфликты между работником и работодателем должны решаться в суде. Однако в нынешних условиях, когда человека можно запросто уволить с работы с формулировкой "несоответствие занимаемой должности", выиграть дело в суде практически невозможно. Да и сложно себе представить себе работягу, отчаянно пытающегося выжить в условиях экономического геноцида, ведущего тяжбу в суде с капиталистом-миллионером, на стороне которого — дорогостоящие адвокаты и осторожные симпатии суда. Конечно, в нынешних условиях ничто не мешает предпринимателю создать и свой "карманный" профсоюз на предприятии, в котором будут сидеть "прикормленные" люди. Но, во-первых, капиталисты, привыкшие "ломать всех через колено", не хотят тратиться на такие "трансакционные издержки". А во-вторых, сама мысль о том, что на их "собственном" заводе будет вообще когда-нибудь действовать некий профсоюз, с которым надо считаться и вести какие-то переговоры, действует капиталистам на нервы.

Многие из них уже ощутили вкус неограниченной власти, привыкли считать себя "крупными промышленными феодалами", со своими армиями секьюрити, своими спецслужбами, своими мажордомами и вассалами. Однако если права трудовых коллективов при разрешении трудовых споров будут законодательно закреплены, то в перспективе "абсолютизму" собственников на их предприятиях может прийти конец. Особенно болезненные "кадровые" решения придется принимать по согласованию с профсоюзом, идти к ним "на поклон", вести какой-то аргументированный диалог. Барские замашки при этом придется отложить в сторону.

Такой вариант, безусловно, не нравится крупному капиталу, имеющему сегодня такие права, от которых их "братья по классу" в Америке и Европе отказались под нажимом рабочего движения несколько десятилетий назад. Сегодня профсоюзы — одна из основ западного общества, которое сами же либералы преподносят как "эталон цивилизации". Мощное рабочее движение является важнейшей частью политической системы европейских государств, тесно связано с левыми (коммунистическими, социалистическими и социал-демократическими) партиями. Именно благодаря их активной позиции и возможен "классовый мир", когда западный капитал не позволяет себе тотальную эксплуатацию трудящихся хотя бы в своих странах, перенося его на экономическую периферию, в страны "третьего мира". Там-то дело как раз и обстоит так, как мечтают наши доморощенные капиталисты: рабочие бесправны, везде царит палочная дисциплина, заработная плата определяется "биологическим минимумом". Впрочем, даже в так называемых "новых индустриальных странах" вроде Южной Кореи или Малайзии такие порядки давно отошли в прошлое: деловые круги этих стран, взявшие национальную промышленность под свой контроль, понимают, что извлекать прибыль путем усиления эксплуатации стратегически невыгодно, что это тормозит производство, лишает работников творческой мотивации в труде.

Другой важный вопрос — это позиция высшего менеджмента компаний, которые так же, как и простые рабочие, являются наемными работниками. К сожалению, многие высокооплачиваемые менеджеры у нас в стране не понимают, что произвол собственника может больно ударить и по ним. К примеру, недавно в столице снимали с работы директоров двух крупных заводов — Московского эндокринного завода и АО "Мосхимфармпрепараты", имевших правовой статус государственного унитарного предприятия.

Предприятия успешно работали, получали прибыль, вкладывали миллионы долларов в техническое перевооружение, однако в Министерстве экономики сочли, что негоже столь "лакомые куски" отдавать "чужим", и пытались посадить в директорские кресла своих людей. Однако за прежних руководителей вступились трудовые коллективы, которые протестовали столь бурно, что заставили приостановить решение Минпромнауки. В случае с "Мосхимфармпрепаратами" директора отстоять не удалось, однако и "варяга" рабочие на завод не пустили. В итоге вице-премьеру Клебанову пришлось лично согласовывать с трудовым коллективом кандидатуру нового директора, и руководить заводом стал тот человек, с кандидатурой которого были согласны работники. На Московском эндокринном заводе до сих пор идет судебная тяжба, и снова трудовой коллектив горой стоит за директора.

Так что вопрос "быть или не быть профсоюзам на предприятии" имеет значение не только для простых тружеников, но и для многих "сильных мира сего". По слухам, политический аспект этой проблемы интересует и самого президента Путина, который, как считают аналитики, склоняется в поисках "политического лица" Кремля к некоему "социал-демократическому варианту". Есть некоторые признаки интереса, который проявляет высшее политическое руководство страны к проблемам рабочего движения, видя в нем потенциальный политический ресурс и возможный противовес доминированию капиталистов-олигархов. Ясно, что за десять лет катастрофических "реформ" у многих здравомыслящих людей созрело понимание того факта, что если рыночным силам позволить действовать свободно, то стихия рынка будет выбрасывать людей из производственной сферы, создавать огромный разрыв в доходах и ставить значительные группы населения в тяжелое социальное положение и доведет страну до социального взрыва.

В складывающейся ситуации усилить рабочее направление своей деятельности намерена и КПРФ, ищущая сегодня новые политические формы деятельности в условиях, когда стало ясно, что парламентские методы далеко не всегда достигают своей цели. Так, секретарь ЦК КПРФ по связям с рабочим движением С.И.Серегин считает, что "время ожиданий, когда вопросы трудящихся решат депутаты или добрые руководители, прошло. Сегодня решить свои проблемы смогут только организованные трудовые коллективы, которые твердо знают, что все богатство страны принадлежит им, но распоряжаются этими богатствами другие. Нормальная жизнь в стране и благополучие каждого гражданина может быть обеспечено только совместными усилиями. Не зря еще Маркс сказал, что "наемные рабочие становятся классом тогда, когда они начинают отстаивать свои права".

Таким образом, на вопрос: "Есть ли будущее у профсоюзов" — мы можем сегодня ответить с определенным оптимизмом. Ясно только, что в любом случае это будут "другие" профсоюзы, гораздо более мощные и активные, чем сейчас, профсоюзы, которые не на словах, а на деле будут защищать интересы рабочего класса.

Александр СЕРГЕЕВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Федор Лихов «ЖЕЛЕЗНАЯ ПЯТА» – ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ("Второе издание" антиутопии Джека Лондона в России)

Десять лет тому назад книга Джека Лондона "Железная пята" никому не казалась пророческой. Вместе с "1984" Дж.Оруэлла ее причисляли к жанру тех антиутопий, которые не сбылись или, по крайней мере, пока не сбылись. В лучшем случае на нее смотрели как на политический памфлет, отражавший реалии социальных конфликтов первой половины ХХ века, но не как на удачный прогноз. В те времена, кстати говоря, "Железная пята" Дж.Лондона была "культовой" книгой европейских и американских левых, в том числе и коммунистов. В Советском Союзе "Железная пята" была малоизвестна и выходила только в больших собраниях сочинений знаменитого американского писателя. Несмотря на свою радикальную "антикапиталистическую" направленность, книга была наполнена зарядом исторического пессимизма, плохо вязавшегося с верой в поступательное движение мирового прогресса, который должен был наступить после победы Октябрьской революции. Между тем, в "Железной пяте", написанной в 1098 году, Дж.Лондон обещал победу социализма не менее, чем через несколько веков. Ближайшие же столетия, по мнению американского писателя, в мире будет править чудовищная по своей жестокости и несправедливости система, которая явно не вписывалась в привычные представления о капитализме. Как известно, до последнего времени история ХХ века опровергала мрачные прогнозы "Железной пяты". Однако история капитализма в Российской Федерации (период 1990-2000 гг.) заставила взглянуть на книгу Дж.Лондона другими глазами.

Сюжет книги Джека Лондона таков: в Соединенных Штатах на рубеже первого и второго десятилетий ХХ века набирает силу левое движение, которое достигает крупных политических успехов. Рабочие, объединенные в профсоюзы, стремительно революционизируются, и кажется, что недалек час "смены элит". Представители правящего класса, инертные и тяжелые на подъем, в растерянности и панике. Однако среди магнатов-капиталистов оказывается некий м-р Уиксон, выступивший с теорией "нового порядка". "В наших руках власть. Силой этой власти мы власть и удержим", — заявляет он в полемике с рабочим лидером и начинает сколачивать из числа своих наиболее "отмороженных" братьев по классу сплоченную политическую группировку, напоминающую нашу "семибанкирщину", удержавшую Ельцина у власти в 1996 году.

"Уж не думаете ли вы, что мы отдадим вам власть после вашей победы на выборах? Как только вы протянете ваши руки к нашим дворцам, мы ответим снарядами, пулеметами и картечью", — вещает идеолог Железной пяты, и от слов немедленно переходит к делу. Объединившись в "профсоюз олигархов", Железная пята совершает в Америке госпереворот, сажают в тюрьмы конгрессменов-социалистов и устанавливают диктатуру. Сценарий переворота очень напоминает октябрьские события 1993 года в Москве: мы видим ту же провокацию массового протеста, заманивание наиболее активной части сопротивления в ловушку и, как финал, — жуткая массовая бойня. Вот как описывает его Джек Лондон: "Чикаго стал ареной преждевременного разразившегося восстания. Тут действовал хитрый расчет. С некоторых пор олигархи стали вести себя вызывающе, не делая исключения даже для верхушки рабочих каст. Все усилия были направлены на то, чтобы раздразнить народ, вывести его из обычного состояния апатии. Железной пяте явно не терпелось услышать его рев. О мерах охраны города почему-то забывали — в этом отношении Железная пята стала вдруг проявлять несвойственное ей легкомыслие. Много войск было выведено из Чикаго и отправлено на новые квартиры во все концы страны. Газеты были составлены с таким расчетом, чтобы навести на мысль, будто восстание уже началось. Трудно было, не зная всей подоплеки дела, уберечься от этой ловушки". Разгромив левых и уничтожив заодно наиболее активную часть рабочего класса, Железная пята для основной массы населения установила такие порядки, которые напоминают рабовладельческий строй: "Огромнейшие массы населения все больше погружались в скотскую апатию смирения и безнадежности. Положение масс было крайне тяжелым. Обязательное школьное обучение на них не распространялось. Они жили, как скот, в обширных рабочих гетто, обреченные на нищету и вырождение. Труд стал для них рабской повинностью. Они лишены были права выбирать себе работу, свободно передвигаться по стране, хранить и носить оружие". В то же время олигархам удается расколоть рабочий класс, просто "купив" часть его представителей и исключив их таким образом из политической борьбы: "Ведущие отрасли промышленности процветали. Рабочие, члены привилегированной касты, усердно трудились. Они жили в удобных домах, в специально для них построенных уютных поселках, которые казались им сущим раем по сравнению с трущобами и грязными гетто, где они раньше ютились.

О своих братьях и сестрах, обитателях бездны, они и думать забыли. В человеческом обществе началась новая эра — эра эгоизма". В то же время сами олигархи "считали себя как класс единственными носителями цивилизации. Они верили, что стоит им ослабить узду, как их поглотит разверстая пасть первобытного зверя, без них водворится анархия. Человек водворится в первобытную ночь".

Даже нескольких приведенных здесь цитат достаточно для того, чтобы увидеть, насколько похожим оказался нарисованный Джеком Лондоном мир под властью Железной пяты на тот социальный порядок, который сложился сегодня в России.

В американской литературной энциклопедии написано, что в "Железной пяте" Джек Лондон выступил "с предвидением ужасов фашизма". Такое определение не совсем точно: в Германии и Италии в известный исторический период установилась лишь некая разновидность "расового социализма", когда справедливое распределение продуктов труда предполагалось хоть для избранных. Другое дело, что другим, "не избранным", отводилось место "вспомогательных этносов", обслуживающих высшую расу. Нечто подобное, хотя и в несколько смягченном варианте, происходит и сегодня с "цивилизованным Западом", где классовые конфликты и проблемы социального неравенства были решены за счет стран "третьего мира", куда было перенесено все тяжелое и трудоемкое производство и где сколь угодно долго можно эксплуатировать дешевую рабочую силу. Но, по крайней мере, за счет этого в "третьем мире" рождаются островки современной индустрии, и западному капиталу приходится проявлять определенную изворотливость и гибкость для решения своих задач. Вариант развития капитализма, описанный в "Железной пяте", совсем другой и куда более худший. Здесь интересно привести еще одну цитату из произведения Джека Лондона: "Для историка и философа победа олигархии навсегда останется неразрешимой загадкой. Чередование исторических эпох было обусловлено законами социальной эволюции. Это были правомерные этапы эволюции. Первобытный коммунизм, рабовладельческое общество, крепостное право и наемный труд были необходимыми ступенями общественного развития. Но смешно было бы утверждать, что такой же необходимой ступенью явилось господство Железной пяты. В закономерном течении социальной эволюции ей нет места. Ее приход не был исторически оправдан и необходим. Он навсегда останется в истории чудовищной аномалией, историческим курьезом, чем-то неожиданным и немыслимым".

Наверное, если бы книга Джека Лондона стала предметом политологического исследования, "Железную пяту" определили бы как систему тотального подавления с жесточайшим репрессивно-полицейским аппаратом, обслуживающим интересы нескольких крупных магнатов-монополистов, связанных между собой не просто корпоративными узами, но кристаллической решеткой очень жесткой внутренней дисциплины, как особый режим, сочетающий в себе рабовладельческие порядки древности с современными технологиями политического подавления и террора. Пока что социальный порядок современной России далек от того, чтобы воплотить в жизнь все ужасы этого террористического режима, хотя все предпосылки для формирования такой власти — налицо. Не зря Березовский и Гусинский уже сегодня публикуют политические заявления с обещаниями реванша, угрожая привести в действие "разветвленную сеть своих сторонников", угнездившихся на всех этажах власти и на всех ступенях социальной лестницы.

Кстати, само слово "олигархи", которым Джек Лондон называет правящий класс эпохи "террористического капитализма", в нашей стране, кажется, успели выучить наизусть даже дети. В принципе вполне возможно, что кто-то из "продвинутых" в интеллектуальном плане вождей нашего крупного бизнеса сам читал "Железную пяту" и просто ухватился за понравившийся ему термин и решил сделать его своим самообозначением.

Ведь статус "олигарха" в нашей стране — это нечто большее, чем просто констатация факта огромных политических, финансовых и информационных возможностей, которые были, да и сегодня остаются у нескольких всем известных лиц. Это претензия на личную и политическую экстерриториальность, на право стоять над страной, народом, государством и смотреть на людей как на "биомассу", с которой можно делать все, что угодно.

Если это так, то, прочитав "Железную пяту", мы можем хотя бы приблизительно представить себе, как они планируют будущее нашей страны и, с оответственно, наше будущее.

Федор ЛИХОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ПРИВЕТ ОЛИГАРХАМ ОТ ГЕГЕМОНА (Депутат Госдумы Василий ШАНДЫБИН отвечает на вопросы Николая АНИСИНА)

Николай АНИСИН. Распространено мнение: современный рабочий класс в России смирился с его унизительным положением и не способен бороться за свои права. Поэтому рабочего движения у нас нет и не будет. Вы как считаете, это утверждение близко к истине?

Василий ШАНДЫБИН. Если говорить правдиво, рабочий класс в России напоминает сейчас армию, которая потерпела поражение. Поражение в войне. А война с рабочим классом идет уже больше десяти лет. Началась она еще при Советской власти, когда страной правили Горбачев с Рыжковым. Как они ударили по рабочему классу?

Вся их перестройка экономики свелась к созданию кооперативов и совместных советско-иностранных предприятий. Кооперативы за взятки брали сырье по твердым государственным ценам, а готовую продукцию продавали по коммерческим. СП гнали за границу сырье в обмен на ширпотреб и продавали его у нас за "черный нал". Директора заводов, чиновники и всякого рода проходимцы при этом страшно богатели, а рабочий класс — создатель материальных ценностей — нищал, не понимая, почему его жизнь становится все хуже.

Государство при Горбачеве охмурило рабочий класс, предало его и отдало на растерзание жуликам. Они легализовали наворованные деньги, учреждая коммерческие банки и биржи, и продолжали высасывать все соки из нашей экономики. Кое-какие деньги у трудового народа тогда еще были, но купить на них ничего было нельзя: в магазинах — пусто.

Одновременно с экономическим погромом рабочего класса Горбачев вместе с Яковлевым произвели и его погром политический. Яковлевская пресса высмеивала слова Ленина о том, что кухарка может управлять государством, а чиновники из ЦК КПСС подготовили такой закон о выборах в высшие органы власти, при котором человеку труда пролезть в них было так же трудно, как верблюду сквозь игольное ушко. Рабочий и крестьянин, инженер и конструктор, то есть люди дела, на выборах должны были конкурировать с профессиональными болтунами — собчаками, бурбулисами, старовойтовыми, черниченками, буничами. Болтуны получили абсолютное большинство мест и в союзном, и в российском Верховных Советах и дали добро и на развал СССР, и на дальнейший грабеж народа.

Ельцин ничего нового в сравнении с Горбачевым не сделал. Но Борис Николаевич, в отличие от Михаила Сергеевича, не стал притворяться, не стал показывать, что готов радеть не только о разбогатевшем меньшинстве, но и об обедневшем большинстве, и откровенно сделал ставку на спекулятивно-криминальную буржуазию. Реформы Ельцина лишили рабочий класс и всех его трудовых сбережений, и всей собственности.

Рабочий класс проиграл войну переродившемуся государству, но это не значит, что он разгромлен окончательно и вечно будет бесправен.

Я недавно был на своем родном заводе. Слышал, как директор говорил: я не могу прокормить свыше трех тысяч человек. Видите, у директора понятие: сколько я захочу, столько и оставлю людей на заводе. Слышал я и выступление директора перед председателями цеховых комитетов. И никто из них ни в чем ему не возразил. Почему? Сегодня скажешь что-то против, завтра будешь уволен.

Когда я работал на заводе, то организовывал забастовки и в 94-м, и в 95-м. Мы не просто бастовали, мы выходили трудовым коллективом в город и перекрывали улицы. Сопротивление рабочих произволу есть там, где есть люди, которые могут возглавить сопротивление. Но за годы реформы многие энергичные представители рабочего класса ушли с предприятий. Там остались люди трудолюбивые, порядочные, но среди них мало тех, кто не робеет. Будет у нас подъем экономики, придут на производство агитаторы, горланы, главари — и борьба рабочих за свои права станет фактом. Дальнейший же развал экономики приведет к тому, что терпение кончится даже у самых робких. Поэтому в любом случае рабочее движение в России мы еще увидим. Оно возродится, я лично в это верю. Возродится оно снизу, само по себе.

Н.А. Несколько поколений российских граждан учились по учебникам, где говорилось: рабочий класс — это авангард общества, это — локомотив истории. Можем ли мы нечто подобное сказать о рабочем классе сегодня?

В.Ш. Не будет в нашей стране крупного производства материальных благ — не будет и самой страны. И то, что представителей рабочего класса, который производит эти блага, нет сегодня ни на телеэкранах, ни в газетах, не доказывает изменение его роли в обществе. В советское время перекос был в обратную сторону: рабочий класс чересчур славословили. И это его убаюкало: ну кто посмеет обидеть гегемона, кто решится выгонять его с заводов или не платить по полгода зарплату? Рабочий класс в полудреме наблюдал за переменами в стране, и за пассивность свою поплатится: у него отняли все, что он имел, и ничего, по сути, не дали взамен. Но, тем не менее, наше будущее зависит все-таки от рабочего класса.

Хлебом единым сыт не будешь. Но и без хлеба, без станков, без танков и самолетов нам не выжить. А материальное благополучие страны и база ее безопасности — это рабочий класс.

Н.А. Выстроенный режимом Ельцина уклад жизни боком вышел для самых разных социальных слоев и групп. И если, скажем, появится в России политическая группа-сила, которая решительно возьмется за изменение уродливого этого уклада, то на кого в первую очередь она может опереться — на рабочий класс, интеллигенцию, студенчество, военных?

В.Ш. Интеллигенция — как волны на море: то ее в одну сторону качает, то — в другую. Студенчество оглушено дебильной музыкой, алкоголем и наркотиками. Учиться сегодня могут лишь те молодые, родители которых хорошо устроились при Ельцине. Эти родители насадили в стране свободу без границ, и она ударила по их детям. Нынешнему студенчеству все до фонаря — и, дай Бог, чтобы оно сплошь не кололось героином.

Перемен в стране можно добиться только с опорой на рабочий класс и армию. Рабочие и военные живут впроголодь, но дело свое делают. Заводы, несмотря ни на что, работают, бандформирования в Чечне армией разгромлены, ядерное оружие содержится в исправности. Позовите рабочих и военных помочь навести порядок в стране — и ждать их помощи долго не придется. А на что способен современный рабочий класс — можно было убедиться в 1998 году. Тогда, когда забастовали Кузбасс, Ростов, Воркута, когда были перекрыты многие железные дороги и делегации шахтеров съезжались к Дому правительства, тогда с помощью рабочего класса можно было добиться любых перемен в стране, если бы в тот год у нас была руководящая и направляющая сила.

Н.А. Последний к вам вопрос — личного плана. Есть телекадры, где вы сидите с Абрамовичем, есть фотография, на которой вы засняты рядом с Березовским. Это породило слухи: депутат-рабочий Шандыбин завел шуры-муры с олигархами, продался им и на интересы рабочего класса ему наплевать. Что вы можете сказать на сей счет?

В.Ш. Помимо разных телекадров и фотографий, есть еще и стенограммы заседаний Госдумы. И если их просмотреть, то можно убедиться: никто резче меня не выступает в защиту рабочего класса и трудового народа вообще. Хотя я редко получаю слово. Ко мне приходят сотни писем от рабочих, и я, как могу, откликаюсь на просьбы. Когда я веду прием как депутат, ко мне очередь выстраивается, почти как раньше в Мавзолей. Я дружу с лидером "Трудовой России" Виктором Анпиловым и участвую во многих акциях его движения. Я был и остаюсь рабочим, и рабочее дело — это мое дело. Если же мне подходится говорить с богатыми людьми, я их кулаком не бью — проку от того никакого. Но, например, когда ко мне на приеме в Кремле подошли Березовский с Никитой Михалковым, я им сказал: как бы то ни было, наворованное олигархами мы все равно отберем. Березовский аж прогнулся передо мной, и это на фотографии видно.

Помните, как один герой нашего классика Островского заявлял с гордостью: "Я взяток не беру". А ему отвечают: "А вам их никто и не предлагает". Так вот по поводу слухов обо мне я могу сказать: может быть, я и рад бы был брать взятки в пользу рабочего движения от олигархов, но мне их никто не дает — не за что.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Смирнов ЗА ЧТО УВОЛЕН? БЕЗЗАКОНИЕ В ДЕЙСТВИИ

Лет десять назад много говорилось о том, что выход из экономического кризиса будет возможен только тогда, когда в производство придут настоящие хозяева. Инициативные и деятельные люди, умеющие работать и управлять. И они действительно стали появляться: кто из старых руководителей, кто из новичков, нашедших себя в новом деле.

Тут-то и выяснилось, что больше всего кричащим о необходимости прихода хозяев либеральным властителям они не очень-то и нужны. Одних душили налоги, других — рэкет, третьих — и то, и другое, четвертых, пятых... Но никто и пальцем не пошевелил, чтобы помочь. Блага давали лишь туда, где можно было получить моментальную прибыль, не заботясь о последствиях. Не секрет, что все финансовые пирамиды имели неплохие "крыши" в высших эшелонах власти.

Случай свел меня с человеком, который относится к категории того самого ожидаемого хозяина на все 100. Но в результате банального передела собственности оказался он не у дел и сейчас всерьез подумывает уехать за границу. "Даже интересно было бы реализоваться там, в иной обстановке", — вслух размышляет он, хотя видно, что таким образом он себя успокаивает: ему не хочется уезжать из России.

Сергей Григорьевич Каменев, приехав в Иваново в 1997 году из суверенной Молдовы, где многим не по нраву были его независимость и имперские убеждения, недолго был невостребован. Опытный инженер-строитель (стаж 30 лет), ставивший производство, строивший заводы, устроился на работу в Аграрно-промышленный комплекс "Кумир", через некоторое время стал благодаря способностям и смекалке заместителем генерального директора по капитальному строительству, а еще через год был назначен гендиректором ОАО "Малинки", прекрасной базы отдыха близ Иванова. (Тогда "Малинки" еще принадлежали "Кумиру".) Каменев наметил план действий, охотно приступил к работе. Но вскорости столкнулись интересы разных структур, жертвой чего он и стал.

1 октября 1998 года Каменев приступил к обязанностям, а уже 6 ноября его отстранили от руководства по якобы решению внеочередного собрания акционеров. Изумлению Сергея Григорьевича не было предела, ибо на основании устава проводиться подобное мероприятие могло только с его участием и под его председательством, чего и в помине не было. В связи с этим Каменев попросил приказ об увольнении, дабы затем его обжаловать в суде.

18 ноября его официально увольняют (заодно пообещав лишить головы в случае обращения в суд) уже по другой причине, а именно по ст. 29 ч. 2 КЗОТа с 31.12.1998 г. — по истечении срока трудового договора. Хотя трудового договора с Каменевым вообще не заключалось и приказ о принятии на работу сроком на 3 месяца не составлялся. Подобные действия администрации ОАО "Малинки" нарушали ст. 18 КЗОТ.

Каменев обратился в народный суд Ивановского района с иском о восстановлени на работе, компенсации зарплаты за время вынужденного прогула и взысканием морального вреда.

Только через полтора месяца суд вынес решение об отказе в удовлетворении иска. Каменев подает кассационную жалобу в Ивановский областной суд, и 4 марта коллегия Ивановского областного суда отменяет решение предыдущей инстанции как незаконное и подлежащее отмене, дело направляется на новое рассмотрение в ином составе судей.

Проходит еще 2 месяца, а все то время с момента увольнения бывший гендиректор живет без средств к существованию, без трудовой книжки или ее дубликата (значит, без возможности устроиться на другую работу), попадает в больницу, направляется на стационарное лечение, но отказывается. Негде брать деньги на лечение.

Наконец, 26 мая состоялся долгожданный суд, решение которого явно было направлено на добивание Каменева. Признать увольнение Каменева законным уже по смехотворной статье 254 ч. 2 (нарушение при приеме на работу).

Суд вынес решение на основании поддельного документа — протокола собрания, которое не проводилось.

Обращение в областной суд на этот раз ничего не дало, прекратилась поддержка и на местном уровне: опубликовавшую статью про мытарства Каменева журналистку "попросили" больше такого не делать.

Четыре раза Каменев обращался в Верховный суд, где его встречали с полным равнодушием и высокомерным презрением.

А что до прежних структур, в которых работал Сергей Григорьевич, — АПК "Кумир" разодран на части, "Малинки" сменили уже двух "хозяев". Сейчас владеет некий Торговый дом "Ресурс" при Пенсионном фонде, зарегистрированный... в Калмыкии.

"Работа — не волк, в лес не убежит", — радостно говорит телезрителю пухлый Иванушка-дурачок. И многозначительный голос за кадром произносит: "Надо что-то менять". До этого представители разных народов демонстрировали в рекламном ТВ-ролике газеты "Россия", как они любят и умеют работать. Подразумевается, что мы, русские, не умеем и не хотим работать. Не надо гнать, господа "россияне". "Он до смерти работает", — это еще у Некрасова. И что-то менять надо не в психологии нашего человека, а в государстве. Когда умный здоровый русский мужик (и таких тысячи) оказывается выброшен на улицу из-за жадности и глупости временщиков и государство не помогает, а топит его, — это бред. И действительно, надо что-то менять. Чем быстрее, тем лучше.

Андрей СМИРНОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

В Югославии после "ночи тоталитаризма"...

В Югославии после "ночи тоталитаризма", как называют либералы годы правления С.Милошевича, — разгул беззакония, что, очевидно, вполне умещается в западную концепцию "демократии". Это у них — "закон есть закон", а для Восточной Европы, подвергающейся принудительной "демокра-тизации", закон — это то, что ей повелят.

Разумеется, НАТО не может оставить своим вниманием Слободана Милошевича. Устраивается показательная охота на бывшего президента. В Белград приезжает сама Карла дель Понте, до сих пор не нашедшая ни одного виновника геноцида сербов в Косово. Ей пока отказывают в выдаче Милошевича, поскольку это не только противоречило бы Конституции, но и, по сути дела, означало бы признание вины всех сербов за их действия последнего десятилетия!

Однако практичные натовцы не особо расстраиваются из-за упорства Коштуницы: на Западе заявляют, что экономической помощи Югославии не будет, пока Милошевича не отправят в Гаагу. На самом же деле, сколько-нибудь существенной помощи не будет в любом случае. В юго-восточной Европе и так появилось вдруг много лишних ртов: болгары, румыны, албанцы, венгры, поляки, чехи... Тут уж не до Югославии.

А поскольку экономическое положение в Югославии улучшаться явно не будет, попытки отколоть от нее Черногорию и Косово будут только усиливаться.

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Валентин Уваров БАРХАТНАЯ ПЕТЛЯ

В ЮГОСЛАВИИ Я БЫВАЛ НЕ РАЗ, но сейчас ехал туда впервые после того, как там сменился президент. Вылетев из Белграда, через 40 минут мы приземлились в аэропорту "Тивали", что недалеко от столицы Черногории — г. Подгорицы. В "Тивали" было много полицейских с автоматами, которые проводили жесткие проверки приезжающих. Нас посадили в автобус, и через час мы уже были на побережье Адриатики, в старинном г. Будва. За ужином в отеле "Авала" я говорил со своим старым другом Зораном, членом Народной партии Сербии, о проблеме так называемой независимости Черногории. Президент Черногории М. Джуканович на весь мир заявил о том, что "мы уходим из Сербии" и пойдем своим путем. Куда уйдет Черногория? По Конституции Югославии, чтобы эта республика вышла из ее состава, нужен общенациональный референдум. Его боится Джуканович, так как на референдуме будет голосовать и население Сербии, а это около 10 миллионов человек, и около 800 тысяч человек из Черногории. А сейчас, "под шумок" событий в Белграде, в самой Черногории происходит тихое "онемечивание" ее территории. В начале сего года президент Джуканович отменил в Черногории хождение национальной валюты Югославии — динара, и он повсеместно был заменен немецкой маркой. Сделали это очень просто, свезли все динары в Белград и обменяли на немецкие марки. Каких-либо возражений со стороны населения республики эта мера не встретила. Республика лишилась национальной валюты, и в народе говорят: Черногория уже является одной из земель Германии. Цены при всем том сразу подскочили в три раза. Если год назад за какую-то вещь надо было платить всего один югославский динар, то сейчас уже — три немецких марки. Немцы пока выжидают, они отслеживают ситуацию в республике, ибо еще свежи в памяти у сербов события недавних бомбардировок Сербии самолетами Германии. Но через два года черногорцы будут "тепленькими", считают в Германии, и тогда можно будет начинать полномасштабную мирную экспансию. Черногория сейчас живет в ожиданиях. Одним от предстоящей независимости мерещится манна с неба, другие готовятся потуже затянуть ремни. Но все, пожалуй, согласны с тем, что сказал мне пожилой серб, участник партизанской войны против немцев: "Скоро здесь будут фрицы!".

Как известно, Черногория официально не принимала участия в выборах президента Югославии, однако избирательные участки работали везде и были открыты для всех желающих. Из 800 тысяч населения Черногории более 400 тысяч имеют право голоса. За Милошевича на территории республики проголосовали свыше 130 тысяч избирателей. Как считают специалисты, если бы второй тур состоялся, то за Милошевича проголосовало бы уже более половины населения республики. В целом о фальсификации выборов говорят очень мало. Приметы "культи личности" президента Черногории Джукановича можно увидеть почти повсюду. Когда он попал в автомобильную катастрофу и получил травму шейного позвонка, так показывали по телевидению, что все сопереживали. Ходят слухи, что охрана у Джукановича вся из хорватов.

Поскольку своей армии в Черногории пока нет, то силы полиции сейчас составляют в республике уже более 35 тысяч человек. Это очень много для такой маленькой республики. Полицейские одеты по западногерманскому образцу, им хорошо платят, в среднем зарплата у полицейского сейчас около 500 немецких марок. Но в полицию принимают далеко не всех, способных к охране правопорядка, а только тех, кто верен режиму Джукановича.

В Черногории — только местное телевидение. Из Белграда очень мало передач, и складывается такое впечатление, будто союзного государства Югославии вообще не существует. Идут также прямые передачи немецкого и итальянского телевидения, идут день и ночь. За несколько дней пребывания в Черногории я увидел одну или две программы из Москвы. О событиях в России — никакой информации. И что происходит у нас здесь, знают крайне слабо.

Дня четыре в отеле "Авала" проживали школьники из-под Белграда, которых послали сюда якобы "за хорошую учебу". Но они принимали активное участие в недавних событиях в Сербии и преграждали путь колоннам бронемашин Милошевича на Белград, дежурили даже ночью, вот поэтому их и послали в Будву "отдохнуть". Подкуп молодежи югославской демократией запущен и работает. Но любопытно, что школьники заявляли: мы за "перемены", а наши родители — против...

Запад обещает Югославии большую экономическую помощь и снятие экономических санкций с Белграда. Буквально на днях ЕЭС предоставил Черногории экономическую помощь на сумму 110 миллионов немецких марок — это кредит из Германии. А кто платит, тот и музыку заказывает.

По телевидению в Югославии уже почти не обсуждают проблему Косово и делают вид как будто ее не существует. Все заслонила "бархатная" революция. Но эта проблема в Югославии продолжает оставаться на сегодня крайне острой, так как в стране проживают десятки тысяч беженцев — сербов из Косово.

Косово живет больше года "без войны, но и мира там нет". Обстановка в крае "стабильно напряженная", так считают специалисты. В начале ноября с. г. состоялось доукомплектование российского воинского контингента (РВК), действующего в составе миротворческих сил по поддержанию мира в Косово (КФОР). Именно благодаря нашему небольшому контингенту в Косово и остается сербское население, и если из зоны конфликта уйдут российские войска, то не исключено, что вместе с ними из края уйдут и последние сербские семьи.

Из более полуторамиллионного населения Косово сербы и другие национальные меньшинства составляют около 10 %. Еще 250 тысяч их являются беженцами и находятся за пределами края.

Будущее Косово еще не определено. Официально ОБСЕ предложила три стадии решения косовской проблемы: возвращение беженцев под охраной силами КФОР и ООН; создание демократического правительства в Косово (на 5 и более лет); стадия, в течение которой стороны придут к соглашению о заключительном статусе Косово, срока не имеет.

США склоняются к тому, чтобы были удовлетворены требования косовских албанцев о предоставлении провинции полной независимости. С этой целью США предлагают провести выборы в новый парламент Косово уже весной 2001 года. Против этого уже выступили Великобритания, Чехия, Греция и Россия, так как это неизбежно приведет к новому вооруженному конфликту между Сербией и Албанией. Так что обстановка в Косово продолжает оставаться напряженной.

Уезжая из Югославии, побывал я и в Белграде, где своими глазами увидел следы недавней "бархатной революции": обгоревший парламент и разрушенную штаб-квартиру социалистической партии Сербии. Как все знакомо! Мы ведь это в России уже проходили — в 1991 году наши "демократы" разграбили здание ЦК КПСС на Старой площади, а в октябре 1993 года расстреляли и сожгли Дом Советов. По Белграду ходят слухи, что югославский парламент поджигали неизвестные американцы, которые сразу же куда-то исчезли. Все повторяется, сначала у нас в России, а затем и в Югославии; в России наоборот — сначала запылало в Югославии Косово, а затем в России — Чечня. Только сценарий этих событий был придуман в одном месте: на Западе. В Белграде я встретился с сербом, бывшим офицером Югославской народной армии, который сказал: "Главные наши проблемы через некоторое время придут к вам. 50 лет тому назад в Косово почти не было албанцев-мусульман. Бывший президент Югославии И. Тито разрешил им приезжать в Косово на заработки, и они хлынули туда "косяками". Теперь их стало в несколько раз больше, чем сербов, и Косово отняли у Сербии, и когда его она вернет обратно, одному Богу только известно. В России сейчас складывается сходная ситуация. За последние десять лет миллионы мусульман, особенно азербайджанцев-сунитов с Кавказа, хлынули в Россию и особенно в Москву, где они "неплохо" устроились".

Прощаясь со мной, серб-офицер грустно заметил: "Лет через 5-10 у вас произойдет демографический и социальный взрыв, связанный с колонизацией мусульман в центр России. Вы вынуждены будете защищать свои национальные интересы и свои земли, как мы в Косово, но только будет ли у вас для этого достаточно русских?"

Мне не хотелось отвечать на этот вопрос.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Виктор Филатов ВЗГЛЯД ИЗ ЖЕНЕВЫ

В ПЕРВЫХ ЧИСЛАХ ЯНВАРЯ я находился в Белграде. Потом была Женева. В Белграде мне было сказано, что "победители" Милошевича приняли решение: сдать Слободана Милошевича натовцам в Гаагу в феврале. Решение белградского окружного суда, который в 2000 году заочно приговорил ряд главарей стран НАТО и бандитов из НАТО к 20 года тюрьмы за убийство более 700 югославских детей, за убийство ни в чем не повинных граждан Югославии, уничтожение городов и селений Югославии, "будет пересмотрено". По мнению демократов, заочный суд над лидерами Запада за организацию агрессии против СФР был всего лишь "фарсом".

Заявление о "пересмотре" и "фарсе" было сделано 30 января, а 1 февраля в Белград приезжал самый главный натовский убийца югославов — Солана, генеральный секретарь НАТО в бытность, когда эта банда по его приказу и совершала разбой против Югославии. По делу окружного суда о геноциде югославского народа преступник Солана проходит под номером №1. Как Гитлер на Нюрнбергском суде народов. И вот финиш: перед преступником Соланой, по которому плачет тюрьма, который приговорен югославским судом к 20 года заключения, белградские демократы раскатывают красную от сербской крови ковровую дорожку. Одно слово, Гитлер едет в Москву, и его с почестями встречают в Кремле, отменив предварительно приговор Нюрнбергского суда.

Солана с отвращением отвергнут у себя на родине. После натовской отставки земляки Соланы — испанцы — отказали ему не только в министерском портфеле в правительстве , но и в любом другом портфеле в Испании. Есть Божий суд! Бандитам из НАТО пришлось, чтобы не оскандалиться совсем, пристраивать его секретарем по безопасности у себя в Евросоюзе.

Мы сейчас имеем ситуацию с Бородиным — тоже секретарем. Ну и чем его ситуация отличается от ситуации с Соланой в Белграде? Они взяли "нашего" — чем мы ответили? Объявили, что каждый, кто проходит по приговору окружного суда Белграда о геноциде югославского народа, подлежит задержанию в случае, если он окажется на территории России и Белоруссии? Ладно, не надо объявлять, но можно ведь просто задержать кого-нибудь из того списка и тянуть волынку, ссылаясь на решение белградского суда, как они это делают сейчас с Бородиным, кивая на каких-то охранников при банках на территории сонной Швейцарии? Мне за последнее время пришлось дважды ездить в Швейцарию. Швейцария — это швейцарский сыр и охранники чужих банков. Не то это сонная деревня, не то — зона, в которой слежка круглосуточная за каждым и со всех сторон тысячью глаз и ушей. Когда я бывал в домах у швейцарцев, то невольно искал глазами двухъярусные солдатские кровати. Правда, некоторые из тех охранников величают себя банкирами, юристами, президентами, судьями, прокурорами, журналистами, министрами, но это их блажь, все они — лишь охранники чужих денег. За это им — и жратва от пуза. Такой это охраняемый сейф очень сомнительного содержания — Швейцария. Однако ситуация гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Своим умолчанием о Белградском списке мы не признаем решение белградского суда по Солане, его подельникам и заказчикам. Почему? Потому что кто-то очень боится, что тогда ведь могут признать и дудаевско-масхадовский суд в Грозном, по решению которого такие, как Ельцин и Черномырдин, приговорены, сами знаете, к чему...

Западом разработаны два способа уничтожения национальных лидеров и героев. Первый — тотальная бомбежка страны. Как в Ираке. Как в Югославии. Если не срабатывает первый, как в Ираке, бомбежки прекращаются, запускается второй — так называемый Гаагский трибунал. В Ираке второй вариант не прошел, правда, ибо Саддам Хусейн — не чета Слободану Милошевичу. В Югославии второй вариант прошел. Еще для Югославии у Запада имеется так называемый "черный список". Он совершенно секретный. В нем не только военные, но и политики, и бизнесмены, и даже поэт — Караджич. По этому списку с подметными ордерами они хватают сербских патриотов. Я не удивлюсь, если завтра демократы Белграда получат этот список на руки и начнут открытые повальные облавы по всей Югославии. Как при немецких оккупантах. Наверное, кто-то у нас сомневается, что точно такой же "черный список", совершенно секретный, у Запада есть и по России. А зря сомневается. Не из того ли провокационного списка Бородин? Кто следующий? Ведь грозил Париж арестовать, как парусник "Седов", самолет нашего президента, когда тот прилетит в Париж. Но такие списки есть у них и на иракцев, на иранцев, ливийцев, кубинцев, северных корейцев, басков, ирландцев, афганцев, суданцев, палестинцев…

При позиционной войне самыми активными остаются разведроты. Охота за "языками" — по наводке, по списку, с бумажкой-ордером на арест, становится главным смыслом воюющих сторон. А у нас есть такие списки на них? В Генпрокуратуре, в Минюсте, в МВД? А у нас есть такие разведроты, охотники за чужими "языками" типа Соланы или Олбрайт, военных преступников по приговору того же белградского окружного суда? Нельзя на войне жить по законам мирного времени. А мы как нация живем на войне.

В этом смысле интересен у нас МИД. Еще при Шеварднадзе, который после августа 1991 года на всех перекрестках трубит, как он, будучи министром иностранных дел СССР, разваливал, продавал и уничтожал Советский Союз, с тех еще времен МИД в Москве стал жить по приказам НАТО и инструкциям Госдепа США. Кажется, ничего не изменилось в нашем МИДе с тех пор. Как засадили тогда американцы шеварнадзевскому МИДу перечень наших новых “врагов” и “друзей” — так и живет он по этим спискам до сих пор. Спросите у Иванова, где, к примеру, находится Ирак, и он вам ответит, что Ирак где-то по дороге в Израиль, куда он летал не так давно в очередной раз...

Израиль — государство несамостоятельное и бесперспективное. Если оно еще есть, то это благодаря нашим евреям, эмигрировавшим туда. С тех пор, как открылась беспрепятственная прямая эмиграция евреев СССР в Израиль, поголовье, то есть численность личного состава израильской армии, увеличилось почти в четыре раза, а по некоторым данным, в десять раз и более. Именно наши евреи сейчас загнаны на заселение не земли обетованной, а захваченных палестинских земель. Им это надо? Именно наши евреи загнаны сейчас во все казармы израильской армии и воюют днем и ночью без выходных и отпусков с палестинцами. Нашим евреям это надо? Им это надо? А нам это надо? Наши евреи в Израиле загнаны в угол. Но это не всё. Благодаря нашим евреям, которые в настоящее время сели на земли палестинцев и засели в окопах войны против палестинцев, мы стали для мусульман едва ли не главными врагами. Россия и Белоруссия — главные военкоматы и призывные комиссии израильской армии.

Разве в условиях непрерывных боевых действий на Арабском Востоке, в условиях, когда армия Израиля — оккупант и агрессор, когда Арафат в присутствии всей мировой элиты в Давосе назвал Израиль фашистским, разве в этих условиях нельзя запретить нашим евреям напрямую эмигрировать в Израиль? Можно. Надо только оговорить, что они могут, в условиях войны на Арабском Востоке, ехать куда угодно, но только не туда, где идет война. Почему? — спросят нас. Потому, будет ответ, что мы очень заботимся о жизни и безопасности наших дорогих и любимых евреев, чтобы их там никакой араб не смог бы убить нечаянно. Вот и всё! Пусть едут, к примеру, в Польшу или в ту же Венгрию, а оттуда уж — в землю обетованную, если так приспичило, в чем лично я очень сомневаюсь. И пусть поляки с разными шведами отвечают перед мусульманами за то, что они пополняют израильскую армию новыми солдатскими штыками. МИД мог бы проявить такую инициативу по части еврейской эмиграции из России? Мог. Это бы очень повлияло на скорейшее прекращение войны в Чечне, на араба Хаттаба, на мусульман в Чечне? Повлияло бы, еще как! Араб Хаттаб защищает в Чечне арабов от израильской армии на землях Палестины, на землях Сирии, Иордании. В Чечне он воюет против израильских оккупантов на арабской земле. Это его участок арабо-израильского фронта. Арабы пришли воевать против нас в Чечне после того, как наша "пятая колонна" сняла всякие ограничения на эмиграцию наших евреев в Израиль, бросив тем самым сотни тысяч наших молодых и крепких парней и девушек в казармы израильской армии, под праведные камни и пули жаждущих свободы палестинцев.

Почему бы нашему МИДу на войну в Чечне не взглянуть с этой вот стороны? Но наш МИД и сегодня продолжает дарить чайные сервизы сионистке Олбрайт, злейшему врагу всех мусульман. И делает это в самый разгар бойни, которую США и Израиль развязали против палестинцев и всех мусульман.

И последнее. О бедолаге Бородине. Ничего нового в сюжете этом нет. Вспомните Гесса. Тоже ведь вдруг сел в самолет и, вроде бы ни у кого не спросясь, улетел к врагам рейха — в Англию. И хотя Тэтчер узаконила, что документы, связанные с перелетом Гесса в Англию в 1941 году, будут рассекречены только в 2017 году, но и без этих документов известно: Гесс летел в Англию по приказу Гитлера и с инструкциями Гитлера, чтобы заключить военный союз с Англией против СССР. В принципе договоренность между этими странами была: Англия и Германия нападут на СССР вместе, одним фронтом, как союзники. Гесс вез в своем портфеле в том числе карту, где были обозначены территории, которые отходили после победы над СССР — Англии, а какие — Германии. Но, как говорится, не судьба. Пока бедолага Гесс пересекал Ла-Манш, в Англии поменялись люди, поменялись ориентиры. И Гесс прямиком загремел в английскую каталажку на всю оставшуюся жизнь. Бородин тоже, возможно, не по своей воле вдруг сел в самолет и чуть ли не без документов полетел через всю Атлантику. Быть может, ему было приказано лететь в Штаты спасать "семью" — заручиться у новой администрации США, конкретно у Буша, теми же "гарантиями президенту после его президентства", то есть неприкосновенностью Ельцина, а значит, и всей его камарильи? Ведь возьми Ельцина — загудят под фанфары все мародеры: от Авена до Чубайса, от Абрамовича до Глеба Якунина, от Горбачева до бесконечности. А спасать "семью", это спасать систему — всю кремлевскую камарилью 1991-1999 годов. После ареста Бородина в Москве самый большой спрос — на второе гражданство. Самым большим авторитетом пользуется Черногория, потому что там сейчас бардака и беспредела больше, чем даже в Конго. Легко затеряться и раствориться с награбленным.

Но, как и Гесс в свое время, Бородин несправедливо угодил в каталажку, только американскую. Как и в истории с Гессом, причина та же — поменялись люди и ориентиры. И в ближайшее время Пал Палыч должен, обязан будет очень обидеться на Ельцина — за то, что тот "кинул" его — и начнет давать показания. И тогда все увидят, кто действительно главный вор. А вор, как известно, должен сидеть на нарах.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 38 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

39

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Вячеслав Тетекин ВИД НА МИД

НА ФОНЕ ЗАМЕРЗАЮЩИХ ГОРОДОВ, бурных митингов и взрывов любые внешнеполитические провалы не столь заметны. Однако десять лет правления "демократов" в России привели к катастрофе и во внешней политике.

Произошло резкое сокращение территории в сравнении с СССР и дореволюционной Россией: страна отброшена на 300 лет назад, в допетровские времени. Почти потеряны выходы к Балтийскому и Черному морям, завоеванные потом и кровью многих поколений наших предшественников. Вокруг России возникает цепь недружественных государств. Бывшие союзники в Восточной Европе вступили или собираются вступить в НАТО.

В начале 90-х годов была вообще утрачена внешнеполитическая независимость России, что привело, например, к подписанию договоров, противоречащих интересам России (СНВ-2), послушному следованию за политикой США на Балканах, согласию на расширение НАТО, к подготовке к передаче Японии Курильских островов.

Не восстановлена самостоятельность внешней политики и до сих пор. США препятствуют объединению России с Белоруссией и развитию отношений с Ираном, блокируют связи с Ираком. Через механизм "контактной группы" с российским участием были созданы предпосылки для агрессии против СРЮ, Россия не воспрепятствовала свержению С.Милошевича. Есть признаки подготовки сдачи А.Лукашенко по югославскому сценарию. Приднестровье, стремящееся к воссоединению с Россией, буквально заталкивают в Молдавию.

Чем вызвана длинная цепь поражений? Очевидно, есть какие-то фундаментальные пороки как в способе формирования внешней политики, так, возможно, и в самом обществе. Природа многих поражений имеет объективный характер и связана прежде всего с резким ослаблением России в результате разрушительных псевдорыночных и лживодемократических "реформ", с зависимостью России от международных финансовых институтов.

Внешнюю политику государства без лишнего шума приватизировала небольшая группа лиц. Сначала это были "демократы" первой волны типа А.Козырева, Шелова-Коведяева и Кунадзе. Однако они оказались настолько бездарными и тупо-антироссийскими, что вредили не только России, но и самим себе. В конечном счете даже Ельцин был вынужден их выгнать.

Появилась новая волна людей, которые учли ошибки своих предшественников. Зазвучала патриотическая риторика. После лакейства А.Козырева слова о национальных интересах звучали, как музыка. Но менялись только декорации. Не изменилась суть разыгрывавшегося спектакля. Внешнюю политику России определяет, по сути дела, та же группировка, которая пришла к власти в МИД РФ в 1991-1992 гг. Ушли со сцены ее наиболее одиозные символы. Но подтянулся "второй эшелон" козыревской команды.

Ее ключевая фигура — министр иностранных дел И.Иванов. Это сильный организатор, призванный в помощь А.Козыреву в 1994 году, когда стало ясно, что МИД попросту разваливается. Именно он заменял А.Козырева во время его бесконечных командировок. Нынче сам г-н Иванов без устали бороздит воздушный океан, переносясь из Каира в Лондон, из Гаваны в Брюссель. Шуму много. Но целостной внешней политики как не было с начала 90-х годов, так и нет.

Было бы, однако не совсем верно обвинять только чиновников МИД в тайном злодействе. Проблемы шире. Изменилась страна, появились новые силы, определяющие российскую внешнюю политику, изменились ее механизмы. По ельцинской Конституции 1993 года внешняя политика находится в ведении сугубо президента РФ. Ни правительство, ни парламент особым влиянием на ее формирование не пользуются.

И в психологии внешнеполитической элиты произошли коренные изменения. Традиции жесткой защиты наших национальных интересов, по сути дела, утеряны, поскольку до последнего времени стратегическая установка была на полную "гармонию" с Западом. Сотрудник посольства дружественной страны как-то сказал мне: "раньше западные дипломаты завидовали тому, что я мог встретиться со своими советскими коллегами в любое время. А сейчас, бывая в МИД РФ, я вижу, как американские дипломаты гоняются за вашими сотрудниками по коридорам, в лифтах, давая им какие-то инструкции, то и дело звонят, в жесткой форме добиваясь выполнения их требований".

Государственные интересы, свято почитаемые во времена СССР, уступили место групповым, клановым, зачастую малосвязанным с интересами страны. Борьба за национальные интересы перестает быть смыслом существования дипломатов.

Коррозия кадров и слом внешнеполитических механизмов — важные, но отнюдь не решающие причины поражений. Основные причины нужно искать глубже. К ним относится, очевидно, неспособность российского руководства сформулировать долгосрочные интересы России и, главное, целенаправленно защищать их.

Поясню, о чем идет речь. Если, например, США поставили перед собой задачу втянуть страны СНГ в орбиту своего влияния, то они проводят эту линию настойчиво и последовательно. Если США приняли решение отстранить от власти президента С.Милошевича, то добивались этой цели с упорством бульдога. Да что говорить о Югославии. Блокада Кубы продолжается уже более 40 лет...

А вот российскую внешнюю политику отличает бессистемное шараханье из стороны в сторону, хотя смена политического строя в России произошла уже 10 лет назад, и давно уже пора было определиться, в чем интересы "демократической" России и как она намерена их отстаивать.

Туманность целей позволяет не особенно напрягаться в их достижении. В 1999 году в Кремле вообще установили рекорд, поменяв "принципиальную" позицию в отношении Югославии 3 раза за 4 месяца. Такая непоследовательность производит тяжелое впечатление, вызывая недоверие наших партнеров. Затяжка объединения с Белоруссией, невнятная политика в отношении СНГ способны оттолкнуть от России любого потенциального союзника. Пока идет эта круговерть, наши "партнеры" в западное мире не дремлют, отхватывая то огромные куски, то отщипывая мелкие кусочки от исторических завоеваний России. И это уже воспринимается почти как должное.

Первой стратегической предпосылкой для внешнеполитической катастрофы было принятие либеральной концепции государства ("чем меньше государства — тем лучше"). Второй — идея вступления в "мировое сообщество" как панацеи от всех бедствий. При этом смело жертвовали национальными интересами, как признаком ограниченности, якобы свойственной советским временам.

Объяснение этим "ошибкам" необходимо, очевидно, искать в корнях новой российской буржуазии. Она ведь возникла не в результате длительной естественной эволюции, а искусственно, в ходе взрывного разрушения СССР. Подавляющее большинство российских богачей были, по выражению одного из разочаровавшихся "демократических" идеологов, "назначены в миллионеры". Их существование во многом зависит от западного мира, требующего от российских властей продолжения "реформ". Соответственно и лояльность этих людей обращена прежде всего на Запад.

Добавим, что не имея прочных корней, "новые русские" сразу оказались втянутыми в глобализированную, наднациональную экономику. Так что ожидать патриотизма от них не приходится по определению. Новая политическая и деловая элита России стремилась прежде всего войти в клуб избранных, хотя бы на правах "младших партнеров". (Отсюда столько восторгов по поводу приглашения на форумы типа Давосского).

Разумеется, из этого ничего не вышло. В "мировом сообществе" (то есть в клубе богатых стран Запада) нас особенно не ждали. Все рынки уже давно распределены и лишний конкурент ни к чему. А нуворишей, тем более российских, с весьма сомнительными источниками обогащения, нигде не любят. Россия нужна этому "сообществу" в качестве придатка к его экономической системе как поставщик природных и интеллектуальных ресурсов и в меньшей степени дешевой рабочей силы.

В этих условиях говорить о независимой внешней политики довольно сложно. Стране, добровольно принимающей полуколониальный статус, не нужна ни армия, ни наука, ни образование, ни, разумеется, самостоятельная внешняя политика. Все это российские "демократы" под аплодисменты Запада и разрушили. Если смотреть на дело с этой стороны, то кажущиеся совершенно нелогичными и даже противоестественными действия "демократов" становятся совершенно объяснимыми. Вот в этих противоречиях и сидит ослабленный до предела МИД.

Нынешние перемены, выражающиеся в патриотической риторике президента Путина, отражают эволюцию взглядов правящей группировки под напором жестоких реальностей. Ее, грубо говоря, "кинули". Природные богатства разграблены. Наиболее прибыльные отрасли промышленности уже оказались или вот-вот окажутся под иностранным контролем. В клубы богатых не принимают. Внешнее военное давление усиливается.

Сохранилась в этой группировке и тонкая прослойка патриотов, пытающихся изменить стратегический курс. Ставшая очевидной катастрофа вызвала изменение баланса сил: на первые роли выходят представители силовых ведомств, отражающие державные инстинкты и интересы огромного слоя людей в погонах, сильно пострадавших от "реформ". Возрастает роль Министерства обороны, которое последние 10 лет негласно противодействовало прозападной политике МИДа, в частности в Закавказье, в Средней Азии и на Балканах. Примерно так же 120 лет назад военный министр Д.Милютин во многом направлял внешнюю политику России, вопреки сопротивлению МИДа.

Невидимая, но явно жесткая борьба проявляется в явных противоречиях. Глава МИДа РФ из Гаваны — одного из главных центров противодействия глобализации, летит в Брюссель, чтобы заявить о восстановлении отношений России с НАТО — военным инструментом глобализации. Шараханье российской внешней политики называют прагматизмом. На деле попытки усидеть на нескольких стульях неуклонно ведут к размыванию наших позиций в мире. Сам г-н Путин, с одной стороны, делает жесты, свидетельствующие о стремлении к независимой внешней политике, с другой — его экономический либерализм подрывает возможности проведения такой политики.

Противоречие между интересами страны и правящей группировки особенно ярко выражается в позиции СМИ, особенно телевидения. Прозападная ориентация их владельцев весьма рельефно проявляется в позиции ведущих газет и телеканалов. Хозяева СМИ пытаются диктовать обществу линию поведения, соответствующую навязанной России полуколониальной модели.

Что касается народа, то его как бы и вообще не существует. По телевизору его не показывают, значит, возможно, его и в природе вообще нет. Ко-нечно, в МИДе слышали о существовании народа и, возможно, даже слышали о его особой роли в истории. Но поскольку российский народ особой внешнеполитической активности не проявляет (по крайней мере, в новостях и аналитических программах ОРТ и НТВ об этом ничего не сообщается), то этот фактор явно столь незначителен, что его можно и не принимать во внимание.

Однако в условиях разложения правящей группировки спасает страну только чувство самосохранения народа. Оно уже смогло предотвратить передачу Японии Курильских островов, оно не дает МИД РФ осуществить противоестественное намерение загнать Приднестровье в состав Молдавии и требует воссоединения с Белоруссией. Народ столь мощно осудил интервенцию НАТО против СРЮ, что МИДу пришлось затянуть восстановление отношений с альянсом больше, чем на год.

Разумеется, не все так безнадежно. В МИД РФ и сейчас еще есть немало классных дипломатов патриотической направленности, хотя их держат на дальней периферии. И не все ученые и общественные организации продали душу за "зеленые". Но в целом положение очень опасное.

Теперь можно ответить на вопрос, заданный в самом начале статьи: почему столь уродлива и противоестественна нынешняя внешняя политика российского государства? Да потому, что уродлива и противоестественна та тончайшая прослойка лиц "с двойным гражданством", захватившая (убежден, временно!) контроль над Россией.

Попытка г-на Путина построить новую внешнюю политику на прежнем алгоритме явно обречена на провал. Нужно менять политику, нужно менять людей, которые вогнали ее в нынешнее плачевное состояние. Но косметическим ремонтом тут не отделаешься. Правящая в России с 1991 года прослойка так и не проявила способности сформулировать национальные интересы страны и государственной воли для их защиты. Серия крупнейших внешнеполитических провалов последних лет ставит вопрос о том, соответствует ли вообще нынешний социально-экономический строй интересам России?

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 40 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

41

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Личутин ПЛЫВУЩИЙ ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ (Дружеские заметки)

ДОГОНЯЕТ МЕНЯ ВОЛОДЕНЬКА, в пяты подбивает, след в след, время истирает разницу лет и засылает нас в одну винтовочную обойму. Вот и Бондаренке нашему пятьдесят пять...

А все думалось: салажонок еще, молодяжка, молодо-зелено, потому один человек постоянно перед глазами, до шнапсу большой охотник, гулеван, мастер заложить за воротник, никогда не перепивая, и вкусно закусить, с пламенным заревом во всю щеку и словесным громом, закладывающим уши; но в памяти, когда особенно рюмку опрокинешь и рассолодишься, безо всякой на то причины вдруг вспомнится вовсе другой, тот еще, тонкошеий парнишонко, робко торчащий в предбаннике ВЛК, похожий на выпавшего из гнезда птенца, с еще по-юношески необтесанным лицом и пугливо-застенчивым взглядом из-за круглых очечков. Вернее всего, и не круглые были очки, может, и не рыжеватенький ждал мужичонко с чубом, торчащим из-под кожаной кепчонки. Но вылепился-то такой образ и никак не хочется его менять. Да и какая в общем-то разница? Но любовен-то мне Владимир именно с той поры, и облик тот не выцветает, стоит в глазах, будто фотография под стеклом. И так нравится напоминать Бондаренке о тех днях, глядеть, как недовольно куксится, морщится, и тут замечаешь, что уже поседател дружище, стал мешковато-грузным, косолапым, ступистым, а взгляд уже свысока и почти дерзок, а голос гарчавый, на высоких тонах, властный и не терпит возражений. Нет, другой нынче Володенька, да и кто из нас прежний. Укатали сивку крутые горки. И оттого, что утратилось прежнее, юношеское, изначальное, нравится особенно поддразнивать Бондаренку, ковырять сочащуюся язвочку гордыни, припоминать тот давнишний разговор, когда я научал начинающего критика, вправлял мозги, давал советы, де, обрети свой язык, не впрягайся в чужой хомут, не напяливай чужую личину, сыщи свою, пусть и путаную тропинешку, выкажи свой норов, заершись, и тогда вдруг явится на посмотрение любопытствующей публике новый писатель, которого поначалу отвергнут, а после, может быть, и полюбят.

Сказал-то я, может быть, и верно; да что стоят наши советы? язык не отсохнет, караман не оттянет да и горбину не придавит. А каково исполнить совет, братцы мои?

Вот, залюбил я говаривать за столом, хватив рюмку шнапсу, похвалиться, де Бондаренкин Володенька мой ученик. Владимир молчал, ухмыляясь, уронив взгляд в стол, гмыкал, жевал губами, но открыто не возражал. А молчание, братцы, знак согласия. И наверное, изрядно поднадоел я человеку, нажимая на мозоль, а она болела. И вот однажды читаю интервью, где мой друг Бондаренко уверяет, де у него никогда не было учителей. Ах ты, думаю, проказник, ах ты, сукин сын, так нагло отказаться от другана? Сколько лет водил за нос, а тут вдруг вымел меня за порог, как мусор, вместе с моей похвальбою. Ну, посмеялись мы, вспомнив интервью, а приняв чуток, развязали языки, растеплили сердце, и он, вороненок, подняв рюмку, вдруг впервые возгласил перед гулеванами: "Личутка — мой учитель!.." Подольстил, значит: а с чего бы?

Бондаренко лишь внешне податлив и этим сбивает с толку, предполагает учительский, резонерский тон в его адрес, этакую снисходительность и циканье. Ан нет, братцы, внутри у него железный шкворень, и коли задумал что человек, не сшибить его с предстоящего дела, сколько ни суетись...

...И ГДЕ ОНИ, КРИТИКИ И НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛИ, что долго язвили над Бондаренкою и не любили его за дерзости, за вольность стиля, за широту взгляда, за резкость тона; одни состарились преж времен, утихли над скудной хлебенной коркою, принимая ее за удачу и счастие, — лишь бы выжить; иные, смирясь, замолчали, покрылись пылью, как старые зипуны, другие же скинулись под властителя, под ковровую дорожку его, ибо даже под нею тепло, и закатится иногда копейка с барского стола. В начале восьмидесятых Бондаренку шпыняли за то, что он создал "московскую школу", подогнал, скучковал, сбил в ватагу сорокалетних, до того рассеянных по столице раньше времени увядающих писателей, ввел в оборот метафоры "амбвивалетный герой" и "андеграунд". (Я, правда, до сих пор не знаю, что значат эти темные слова.)

Он словно бы сердцем понял наше старинное сиротство детей войны и пас нас, сорокалетних, по страницам газет, выискивал наши крохотные доблести, величил и чествовал, не давал пасть духом. Бондаренке-то, казалось, какой был резон лепить каравай из плохо выходившего теста? Куда бы проще прислониться к великим мира сего и в их тени недурно кормиться, и отражением чужой славы чуток приподнимать и себя из холодной тени забвений. Но Бондаренко из иной породы, он всегда был доброхотом-пастырем. Это он учитель, а не я, ибо во мне больше отшельнического и едва хватает сил и умишка, чтобы себя удержать на миру, не скорвырнуться к пристенку.

А славное было время, когда вырастал Бондаренко, и странное, гульливое, застольное, но и застойное, когда душа, безотзывная, страдала, ибо до наших мечтаний и раздумий никому не было дела. Помнится, мы уже в седую бороду оделись, а нас все водили в коротких штанишках с лямкою через плечо, совали леденец и с каким-то старческим садизмом называли молодыми. Государство, упорно гонясь за Америкой, строя рай на земле, уже заболело сапою, захлебывалось пеною, но все догоняло свою собственную тускнеющую тень, задыхаясь и припадая на слабеющие колени. Старцы Союза не могли понять, что нельзя никого догонять, ибо до времени истратишь силы и сердце; нация должна, несмотря на лукавость мира сего, идти вперед ровно и неспешно, ибо путь впереди долгий, почасту оборачиваясь назад, не боясь сломать шею, и сверять дорогу, — не сблудили ли, не утратили ли себя истинную и выстраданную?

И вот дети войны, еще полные сил и разумения, были отправлены за штат: пейте-ешьте, ребятки, но не дерзайте, не лезьте в политику, в народ, в дух и душу. Свежую кровь не подпускали к затхлой старческой. Есть выражение: "Все под Богом!" Воистину, все под Богом, но кроме тех, кто под сатаною. И вот сатана подбирал себе маршевые роты, кропотливо готовил измену, заговор, беда стучала в родные ворота, а сорокалетних русских всюду отпихивали от государственного кормила. Вот почему и не занравился Бондаренко власть имущим, всем этим "щехлебателям", что плотно столпились у "общака": они почуяли вертким умом, что сорокалетние, которых собирает в дружину назойливый критик, могут, обнахалившись, оттолкнуть нахлебников от кормилки. А зря, ибо мы просили не пойла, а воздуха. Воздуха не хватало! Нам было душно, тяжко дышать, словно бы напрочь отсадили легкое, зашив через край суровой ниткою...

Пожалуй, лишь Юрий Бондарев понял опасность от тех сквозняков, что загуляли вдруг по Союзу; Горбачев пооткрывал все ворота, и на Русь полезли козлы и бараны, мыши зароились по-за углам и страстно, с нетерпением потащили из кладовых к себе в укрывище все нажитое народом. Бондарев пригласил нас, "молодых", к себе. Я разразился гневной филиппикой в адрес писательских "генералов". "Вы, — говорю, — с войны пришли живыми, так каких еще привилегий ждете от властей для себя? Вам Господь даровал жизнь, это высшая награда и привилегия. А наши отцы все остались на войне, мы выросли в сиротстве, мы надеялись, что вы, выжившие, станете для нас вожатаями, попечителями, учителями; но вы отвергли отцовство, захлопнули перед носом все двери, заперлись. А жизнь-то идет. Что вы делаете?"

Юрий Васильевич не спорил, он внимательно слушал, слушал с участием и недоумением, жуя губами, словно бы переваривал в голове мой плач. "Да, надо что-то срочно делать. Если мы не опоздали уже..."

Но, увы, опоздали. Мыши уже сгрызли все, опустошив закрома.

БОНДАРЕНОК СТОЛЬКО НА УКРАИНЕ, как в Руси Кузнецовых. Это натуры, обычно, остойчивые, работящие, сами куют и клепают свое счастие. Но с Володей-то случай особый, он повенчан с Поморьем. Его матушка с Холмогор, его дядюшка — Герой Советского Союза.

В старину бытовало присловье: "Русского обманет цыган, цыгана — еврей, еврея — хохол, хохла — грек". Украинцы — люди плотские, чинные, урядливые, хотя при нужде могут и саблей бесстрашно порубать. Но от борща и сала, от поклона чину и месту, даже самому крохотному, никогда не отступятся. Помню, служил я на Украине, и бабы, с почтением взглядывая на меня, говорили: "Надо же какой хлопчик. Такой молодой, а уже сержант". Когда я вернулся в Русь, на мои лычки даже никто не взглянул, и я поскорее стянул мундир. Знать, от отца, по той родове привычка у Владимира держать лад и порядок во всем, не сметываясь на здоровье и на семейные тягости. И литераторов, за коими наблюдал Бондаренко, он тоже пытался собрать в ватагу, в товарищество, в застольную дружину, затолкнуть в обойму, поставить в шеренгу, чтобы не разбрелись, самовольники, по своим углам. А у каждого норов, у каждого гонор, каждый числит себя в гениях. Но до поры держались в гурту, подхихикивая, но с почтением взглядывали в сторону пастуха: чего нового молвит и куда призовет. И вот "красные бычки" разбрелись, кто куда, и нынче плохо слушают пастуха; он-то им и бичом грозит, раскатисто щелкая на весь белый свет, и охапкою сена сулится, де не будете голодовать, шалопаи, намекает от стойла отлучить и лишить крыши. А те, беспутные, рогом роют, землю копытят и всяк косится в свой огород. Для одних Россия хуже ярма, будто красная тряпка, и они ну бодать ее в дырья и клочья, не мекая корявым умишком своим, что попускаются на свой приветный домишко; другие видят спасение в национальной родове, в старинных заветах, третьи — в недавнем красном прошлом, четвертые, как одры, едва ползают с вогнутой хребтиной и рады, что дотянули до "года змеи".

Бондаренко любит создавать мифы, мистифицировать, пускать пыль в глаза, домысливать и строить воздушные замки: я думаю, что это все от папеньки. Маменька же у него с поморского берега, тамошний народец известен не только созерцательностью и философичностью ума, но и известным бесстрашием, ибо укоренились в краю суровом, и кусок хлебенный приходилось частенько добывать в борьбе со смертью. Ведь оттуда сказка, как солдат смерть обманул, заколотил ее в гроб; оттуда легенда, как поморец на Новой Земле прижил ребенка от Невеи-Берегини, да и сбежал, как ни норовила та потопить суденко храбреца.

И к Бондаренке навещалась смерть, но он от нее отбоярился (тьфу-тьфу на нее).

Так что кровь в Бондаренке — пусть и не соляная кислота, но крепкого настоя.

Ему, хитровану, ввязаться в словесную перепалку, в битву страстей и чувств — хлебом не корми; он зачинщик всяческих литературных споров, он любитель сшибать лбами, чтобы отыскать золотую середину, где прячется истина. Бондаренко любит красный цвет, зазывный, как пламя для мотылька; он, как флаг, будто костер, видный издалека, он задорит, зовет и греет. Красный свитер Бондаренки, словно баррикадное знамя, в нем он похож на тореадора, сердящего лупастых и рогастых бычков. У него нет шпаги, но он может больно уколоть словом, и этот язвительный наскок долго не забывается. Бондаренко постоянно вызывает на поединок за совестную правду и, получая в схватке ссадины и раны, он внешне легко принимает их как должное, не сатанеет душою, не заклинивает сердце глубокой обидой. Бондаренко любит талантливых, ценит способных, в нем не живет чувства кровной мести и мелких идеологических самолюбий. Но он держится, как утопающий за соломинку, за свою крайнюю идею, не позволяет растаскивать ее по сусекам, дробить в крупу, изъедать, как сыр, но готовно припускает к ней всех желающих, чтобы колеблющиеся вняли разумную мысль, не отторгали ее, озлобясь. Бондаренко не копается в склоках, в грязном белье своего героя, но его хворь, его литературные неудачи переживает, как личные. Он склонен к легким импровизациям, имеет яркий многознатный ум и блистательное критическое перо. Свое литературное дарование он подтвердил новой книгою "Время красного быка".

Может, Бондаренко создал новый миф о талантливых детях 37-го, кто знает? — но очень интересный, завлекающий. Какие искренние портреты Александра Вампилова и Геннадия Шпаликова, Юрия Коваля и Венедикта Ерофеева. Он глубоко переживает человеческую трагедию, досадует на судьбу писателя, он как бы делит его тернии, скромного по жизни, незаметного человека, но наделенного талантом. Пьяницы и горюны, внешне неудачливые сочинители, влекущие тяжкий крест свой, — особенно близки Бондаренке, он как бы терновый венец всякий раз примеряет к себе и, укалываясь, невольно восклицает: слава Богу, что судьба минула меня такого мучительного пути. Ведь от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Все, о ком вспоминает Бондаренко в этой книге, люди знаткие, с большим умом, но с язвою на сердце, мучающиеся, спотычливые, не имеющие ясного намерения в жизни, и все, что совершается ими, как бы по наитию, по некой неизбежности и заданности. Отпустил Бог писательского таланта, вот и стану усердствовать до крайнего часа, не ведая, куда занесет мое сочинительство: во грех, или во благо Отечества.

И сам-то Бондаренко — великий книгочей, он знания собирал по крупицам, как некие трудолюбы гранят мастерство, скитаясь с топоришком по промыслам и набивая руку; но он не книжный червь, застрявший меж иссохлых пожелтевших фолиантов; все накопленное, выцеженное со страниц Бондаренко сверяет с практической жизнью, где много странностей, буйства и страстей. Бондаренко — человек исторический, он полон историей; именно она и помогает примкнуть к истинам и заветам; каждый новый день критик сопрягает с прошлым, приоткрывая завесы, распахивая тяжлые пыльные шторы, и так находит ключ к пониманию нынешней драмы Отечества.

РУССКАЯ ЗЕМЛЯ СНОВА ОБЪЯТА междоусобицей, смерть обильно собирает свою жатву, хотя из "машины кретинизма" неумолчно поют "аллилуйю" устроителям нового рая на земле. Где русская жизнь, где русское чувство? Увы... Много искренних совестных людей пало уже на невидимых ристалищах. И у Бондаренки здоровье поисточилось, нет прежнего зарева на щеках, поутих голос. Но воздух Родины подымет, даст нового разбега.

Он дорожный человек, путевой, он объехал Отечество вдоль и поперек, всюду сунул свой любопытный нос, пообсмотрел Европу и Америку — и там завел приятелей и просто знакомцев, очаровал тамошних людей своей порывистой искренностью, открытым взглядом на мир, укорененностью в родимые края. Бондаренку никогда не смущали дороги, тягости движения, всякие неудоби, что сопровождают скитальца. Он мог сорваться прямо из гульбища и сманить пировников с собою, хоть бы и на ночь глядя, кинуться за сотни верст, где никто не ждет, свалиться, как снег наголову, и быть там принятым и понятым.

Потому что он и сам открыт ближним, он хлебосолен, любит водить столы. Помню, когда он жил на станции "Правда", а это от Москвы все же не ближний свет, в его крохотную квартирешку сбивались десятки литераторов, тогда еще близких друг другу своей молодостью, мечтаниями, открытостью взглядов, каким-то общим протестом против немоты в стране, неуступчивостью к неписанным правилам в литературе, установленным негласно партийной властью. "То — можно, а это — нельзя!" Это после разлучились, разбежались, многие даже отворачиваются при встрече, стыдясь поручкаться: а тогда пели и пили, сбившись в тесный гурт, чувствуя родственную слиянность. Было ли братское меж нами? — наверное, было, и связывал нас, как нам казалось, русский дух. Но, увы...

И лишь Бондаренко, единственный, по-прежнему благотворит всем былым товарищам, и пожалуй, единственный Курчаткин, которому однажды разбил очки неуемный гражданин Отечества, за что и поплатился жизнью в тюрьме, так вот один лишь Курчаткин и был подвержен обструкции, и не столько из-за того, что подстелился под "дерьмократию" и новых бесов, но за то, что завел несчастного Осташвили в петлю и выбил как бы из-под ног его табуретку.

Редко кого Бондаренко позабыл, выкинул из памяти, как ветошь, но, словно драгоценные дары природы, собирает в свой ларец, иногда доставая из-под спуда, протирает и рассматривает на свет, любуясь их красотою. Мне многое непонятно в этой широте Бондаренки, но я никогда не возражал и не считал причудою его натуры, но принимал как некое свойство душевного человека.

Да, я разминулся со многими, как бы окаменел сердцем, но, наверное, тайно жалел их, как несчастных, пусть и нечестивых; но Владимир Бондаренко со всеми дружественен, на одной ноге, мягок и ласков, отыскивает неустанно крупицы родного, наводит мосты и переправы, не дает сбиться в мрачные, ненавидящие друг друга ватаги, ткет неустанно невидимые мережи.

ДА, ОКАЗЫВАЕТСЯ, И ОТ ПАПЕНЬКИ, "запорижиского казака", досталось сыну многое. Хотя бы вот это: эх, саблею бы помахать! Помню, когда бежал Владимир из "Белого дома" в северные леса, то первые слова его были при встрече: "Я так просто не сдамся. Я не ягненок, чтобы на веревочке в тюрьму".

В его критических текстах неоднажды случалось это бретерское, фрондерское, отчаянное: раззудись рука, расступись толпа, не то уши и носы пообрезаю! За эту отчаянность критическая братия, мягко говоря, недолюбливала Бондаренку, по-за углам шептала всякие бредни, несомненно, полагала себя куда умнее, талантливее, порядошней во всех отношениях: в прежние годы водиться с Володею было даже как-то зазорно, ты как бы терял вес и интеллигентность в глазах посвященных, опускался в толпу, в быдло, где и место нам. Но, братцы мои, слава-то выбирает подручных сама себе, без подсказки, ее нельзя приручить иль купить на "зеленые", под нее нельзя лечь, ее невозможно взять в полон. Флер словесный, оплачиваемый тузами туман словесный, розовая кисея, всякие пахучие духи на имя, пошлые газетенки, купленная реклама — это возможно на короткое время; можно приклеить на лоб зазывистую вывеску гения, можно покрыть плешь лавровым венком, купленным в грузинской лавке. Но и не более того... Ибо слава — не уличная девка, но дева возвышенная и капризная; сегодня вдруг явилась, будто неоткуда, с пламенных небес, да и прыг прямо в постелю; но чем-то не занравился в ночи — скок из объятий. И только вдали тихий шелест умирающих газет и полное забвение. Но Бондаренко своими неустанными трудами, азартом, искренностью, исповедальностью письма завоевал симпатии России, он стал учителем, водителем, пестователем и собирателем. Бондаренко-воин, и этим все сказано: он плывет против течения, он не хочет упорядочиться безвольной снулой рыбине, влекомой вниз по реке; он всю жизнь лепит свою натуру, как скульптор, убирает все лишнее, укрупняет. Из его стараний выросли сытые плоды. У него от рождения были способности, но неутомимой работой над собой Бондаренко превратил их в талант.

УВЫ, ПРЕЖНЕЕ НАШЕ ТОВАРИЩЕСТВО съежилось, но не потерялось, мы объединились не партийной сплоткою, не идейной спайкою, не злобой и завистью, но святым поклоном матери-сырой земле и тем, что все мы из породы людей, плывущих против течения во все времена. А ведь мы такие разные по взглядам на мир, может, и не соединимые для стороннего ума. Проханов — красный империалист, поэт одухотворенных машин и турбин, краснопевец героев России; Бондаренко — текуч и многозначен, он принимает весь мир в его гармонии; Афанасьев — глубоко презирает новое время, хотя вроде бы удачно вписался в него умом и талантом; я — русский националист.

Порою мы яростно спорим, но дружим ведь! Значит, можно спаяться и России в монолитное тело, значит, и русский народ может слиться любовью к своей земле, оставляя личное, глубоко душевное, не тревожным, замкнутым? Ведь когда-то дружили на Руси западники и славянофилы. Только надо обрадеть сердцем, изгнать зависть и сохранить стыд; ибо, где стыд, там и совесть. Только бы очнуться от многовекового опойного сна, стряхнуть с плеч космополитическую дурь и интернациональную пыль, заузить себя, поурезать всечеловеческое, чем когда-то напрасно восхищался Достоевский.

У нас, русских, особенное, глубинное поклонение матери-земле. Мы — "земляные люди", внутренние, хотя и живем под небесным прикровом Богородицы. Любовь к земле извечная, как Русь помнит себя, мы живем этим мистическим необъяснимым чувством, оно не тяготит нас, мы с ним рождаемся и умираем. Многие русские солдаты, не имевшие и клоча земли, умирали, не щадя живота своего, не за какой-то высокий идеал, не за царя, не за веру даже, но за мать-сыру землю, которая породила, — и ей нельзя изменить ни за какие сладкие коврижки. Уже позднее это чувство как-то утончили внешне, припудрили, придали иные формы ему, призавесили символами, но изначальное родовое исконне знание, живущее в груди русского народа с незапамятных времен, оно куда глубже, неиссякаемее и вернее всех привносимых извне государственных понятий и этических уроков. Отсюда в крови русских укорененное, заповеданное: "Где гриб родился, там и пригодился", "Где рожен, там и заморожен", "Хоть за батожок, да на свой бережок", "Дай, Господь, в родной земле упокоиться". Во всякой молитве мы отдаем поклон не только Богу, но и земле; мы клянемся ею, доверяем ей, полагаемся на нее, хвалим, чествуем и пестуем, как истинную мать свою.

К примеру, евреи пробовали воспользоваться русским отношением к земле, создавая Израиль как обетованную землю, некий райский Эдем, суля в палестинах щедрот и благ. Но миф остается мифом, его нельзя внедрить в сознание за полсотни лет ни сахарными пряниками, ни оружием; живет подспудно ощущение временности, краткости, мучает воспоминание крушения Иерусалима. Ведь ни один знаменитый еврей не завещал похоронить себя в земле обетованной, у горы Сион, хотя миллионы поклонников со всего мира стекаются к Господним местам, и возлечь в священных местах — это как бы воздвигнуть себе пирамиду вечного понимания и славы. Но даже и это не прельщает.

Есть народы, которые принадлежат земле, другие — пространству; каждый народ исполняет свои заветы и заповеди, и от этого никуда не деться; вера, идеи, идеалы лишь укрепляют это чувство, иль занижают его, дают развиться в полную силу, иль затушевывают его ради временных интересов.

Вот и Владимир Бондаренко, каких бы ни был широких мировоззрений, как бы ни растекалась его душа в братских чувствах, пытаясь всех обогреть, но он остается глубинно русским "земляным" человеком во всей его сущности, кою так трудно, почти невозможно постичь.

И мое сочинение о друге — лишь малый очерк его натуры.

30.01.2001

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 42 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

43

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Бондаренко ТВОРЦЫ «СКОТСКОГО ВРЕМЕНИ» (Заметки Зоила)

РАЗВОРАЧИВАЮ НА ДНЯХ "Независимую газету" и натыкаюсь на очередной мемуарный опус, присланный то ли из Швейцарии, то ли из США моей давней знакомой Надеждой Кожевниковой. Познакомились мы где-то году в 1979-м в Коктебеле, в Доме творчества писателей, собралась одна компания: я, Слава Рыбас, Лариса Тараканова, Надя, рядом с ней, помню, толстенький внук Капицы, молодые, веселые, бражные, но пути в этот Коктебель у нас были разные. Я-то, делавший сам себя критик из северной провинции, уже нашумевший несколькими сомнительными для начальства рискованными статьями в журнале "Север", впервые тогда попал на элитарный писательский курорт; Слава Рыбас тоже, из шахтерских областей, был замечен тогда критикой за свой первый роман... И Надежда, с пеленок в самой советской и партийной элите, сидевшая на коленях то ли у Сталина, то ли у Брежнева еще в ползунковом возрасте. Их с внуком Капицы отделяла от остальной нашей компании незримая элитарная стена вседозволенности и всепроникаемости. Та же черта отделяла и Наталью Иванову с Пашей Катаевым во время моей первой писательской поездки в Париж. Помню, возвращаемся мы с Михаилом Петровичем Лобановым поздно вечером, почти ночью, пешком по причине полного безденежья с Севастопольского бульвара и, проходя мимо одного из богатейших ресторанов на Елисейских полях, видим за окном наших славных писательских деток. Не буду скрывать, те тоже нас заметили, окликнули, пригласили выпить по бокалу пива, но дело не в этом. И не в осуждение наследникам советской элиты я пишу эти строчки. А в удивление, которое не проходит у меня все эти десять постсоветских лет. Нет более антисоветски настроенных, нет более проклинающих советское время людей, нежели наша развращенная вседозволенностью позднесоветская партийная, дипломатическая и чекистская, генеральская и комсомольская элита и ее выкормыши...

Вот и у дочки Вадима Кожевникова, отправленной еще в советское время на работу в Швейцарию, затем перебравшейся на постоянное место жительство в США, читаю в мемуарном опусе "Сосед по Лаврухе" о всем советском периоде: "скотское время". А дальше воспоминания о жизни в писательском доме в Лаврушинском переулке: "Там травились и вешались, и выбрасывались из окон... Испарения поголовного страха навсегда пропитали те стены." Тут тебе и "мрачность быта", и презрение к "советскому графу" Алексею Толстому. И обвинения в конформизме и сервильности еще одного советского классика Валентина Катаева, у которого "на лацкане пиджака — медалька с царственным профилем. Ну и дача, и тот самый "зим"..." Надо думать, жизнь у Наденьки была до самого отъезда из Советского Союза самая скотская, и детство скотское, и все ее санатории, дома творчества, дачи и коттеджи — самые скотские. Не иначе из свинарника выползла еле-еле, героически прорвалась сквозь железный занавес в цивилизованный мир... Она сама описывает свое скотское состояние: "Переделкино, Коктебель, Малеевка являлись, ну средой обитания, скорее похожей на коммунальную кухню, чем на Олимп". И весь этот писательский советский мир — сплошная "толпа", из которой лишь единицы способны выделиться...

Меня поразила в этой статье не формулировка о "скотском советском времени", таких выражений в каждом номере "Независимой газеты" с сотню наберется, а газет таких — тоже сотня добрая. Кто прихватил сотни миллионов долларов на прихватизации советского имущества — не будет же защищать советскую власть. Меня в какой уж раз поразило несоответствие формулировок и их автора. А это уже выход на стратегическую, никем всерьез не решенную проблему. Почему как минимум 90 процентов советской партийной элиты разрушили свое же государство? Почему самые оголтелые, самые кровожадные формулировки, самые лютые проклятья мы слышим не от отсидевших в лагерях, не от диссидентов советского времени, шедших на риск за свою свободу. Не от Солженицына и Шафаревича, не от Зиновьева и Максимова, не от Синявского и Буковского, не от Щаранского и Коржавина, не от Бродского и Леонида Бородина, а от бывших членов ЦК КПСС, бывших генералов КГБ, бывших лауреатов Ленинских и Сталинских премий: Александра Яковлева и Волкогонова, Олега Попцова и Черномырдина, Михаила Шатрова и Бориса Ельцина, от сыновей и дочек Хрущева и Микояна, Анатолия Рыбакова и Вадима Кожевникова? Даже если кое-кто из них искренне изменил свои убеждения, то кайтесь прилюдно, но не учите других. "Скотское время", Наденька? А ты хоть понимаешь, что тем самым ты и отца своего этим словом мажешь?..

В свое время я и с другом своим, талантливым русским писателем, ныне покойным Петей Паламарчуком, спорил. Ты сначала отца своего, видного военного, и деда-маршала прикажи повесить, а потом уже проклинай всю советскую власть.

Вот загадка, на которую не отвечают мне ни неистовый Владимир Бушин, ни интеллектуальный Сергей Кара-Мурза, ни эмоциональная Татьяна Глушкова. Загадка, которую обходят и идеологи КПРФ. Опубликуйте список последнего ЦК КПСС и процент из них оставшихся до сегодняшнего дня коммунистов. Таких единицы. Остальные предатели. Не может быть 90 процентов предателей. Это какой-то тотальный кризис партийной верхушки. Вот они-то и погубили советскую власть, державу, экономику, науку, армию. И в сотый раз повторяю: и Солженицын, и "Континент" максимовский, и НТС имеют куда меньшее отношение к крушению системы и государства. И никакой теленок не переборет дуб, если этот дуб не съели изнутри черви и жуки.

Нынче кое-кто любит сравнивать советскую власть с гитлеровской. Представьте, что главный идеолог нацизма Геббельс возглавил бы комитет по борьбе с нацизмом. А ведь место Геббельса в нашей системе занимал Александр Яковлев. Соответственно главный идеолог СС — это наш генерал Волкогонов. Представьте, что дочка Гиммлера или Эйхмана назвала бы, как Надежда Кожевникова, то фашистское время "скотским". Такое могло бы быть, но от этого бы несло фальшью за километр.

Почему наша государственная элита становится довольно быстро антигосударственной?

Я не верю в поздние прозрения. Более того, не считаю важным фактором в этом процессе саму идеологию — советскую ли, царскую или еще какую. Идеология лишь скрепляла, обрамляла государственную систему. А в ХХ веке дважды подавляющая часть государственной элиты работала на разрушение своего государства. Как в феврале 1917 года от царя отказались почти все генералы, высшие чиновники, даже великие князья понацепили красные банты, так и в 1991-м, и даже ранее от руководимой ими системы отреклись почти все цэкисты. Это же не из НТС, а из ЦК КПСС вышел насквозь продажный Игорь Малашенко. Это же не у генерала Власова, а вторым человеком в КГБ работал Филипп Бобков. Даже главный цензор советской литературы, ее палач Солодин успешно перебежал в ельцинское министерство печати и упорно пытался закрыть газету "День".

Пару недель назад признается в "Литературной газете" ее бывший главный редактор Аркадий Удальцов: "Уверен, и партия, и комсомол растили будущих менеджеров сегодняшних реформ... Они и создали костяк сегодняшнего реформаторского актива". Он и сам — Аркадий Удальцов — был одним из лидеров советского комсомола. Кстати, они любят отмечать до сих пор день рождения комсомола, съезжаются на "мерседесах" и "джипах", снимают дорогущий ресторан и гуляют всю ночь, проматывая десятки тысяч долларов во славу своей былой "гнилушки". Я согласен с анализом распада государства бывшим диссидентом Наумом Коржавиным: "Если бы мы сами завоевали свободу, у нас и лидеры были бы настоящие, но мы не завоевали ее. Либеральная интеллигенция ее не завоевала, а получила... Государство отдают в руки комсомольцев — Чубайс к этому тоже причастен — и... они начинают выдавать лицензии на вывоз полезных ископаемых, то есть на дивиденды, получая за это 99 процентов! Нигде такого не было... страну разворовывают... Я в 1989 году присутствовал на одной встрече, где было много образованных людей... Я понимал, они движутся к краю пропасти. А взглянул на них и увидел, что они счастливы! И ощутил боль..." Это он, старый диссидент, ощутил боль, а не выходцы из прикормленной элиты, типа Надежды Кожевниковой с ее "скотским временем".

Я считаю, этот вопрос перерождения государственной элиты — из царской в революционную, из коммунистической в антисоветскую, и в том и в другом случае — в антигосударственную, важнейшим вопросом нашего времени. Иначе в будущем любая наша элита будет вновь разваливать любое российское государство. Какой бы флаг над ним не висел.

СЧИТАЮ, ЧТО РОССИЯ пока еще не научилась взращивать государственную национально мыслящую элиту. Зная хорошо Европу, скажу, такого антигосударственного, антинационального слоя внутри политической элиты нет ни в одном европейском государстве. Хватит нам ругать Запад, надо учиться у него защите своих национальных интересов. Кто бы во Франции в любое время ни пришел к власти, от Ле Пена до Жоржа Марше, они бы при всех различиях прежде всего защищали бы интересы страны.

Я мечтаю о том времени, когда у нас сформируется такая же национальная элита, от либералов до консерваторов, от коммунистов до демократов, и кто бы ни пришел к власти, он будет защищать территориальную, экономическую, национальную целостность государства.

Отсутствие национально мыслящей государственной элиты в России как в царское, так и в советское время поневоле приводит к мысли, что, может быть, правы те историки, которые утверждают, что из-за нескольких столетий татарщины, из-за смутного времени и крепостного права еще не закончилось формирование русской нации как таковой. И есть опасность, что ей так и не дадут сформироваться в нынешний, крайне опасный для России период глобализма. Китай и Индия выстоят, арабы выстоят, а Россия, потерявшая веру свою, национальную и государственную идеологию, рискует затеряться в глобалистских процессах. Не секрет, что мы нынче американизированы больше, чем любой другой народ Европы, и глобализация не даст нам возродить свою отечественную промышленность. Что дальше?

Если нация не способна вырабатывать свою национальную элиту, приводить ее к власти в государстве, она может исчезнуть, и на той же самой территории может возникнуть совсем иное государство. Вот к каким тревожным мыслям привела меня статья Надежды Кожевниковой о "скотском времени". Из самых глубин нации вместе с миллионами других поднялся до государственных высот русский мужик Вадим Кожевников, и уже его дочка отказывается от отца и его времени. Не от коммунизма как идеологии, а от базовых ценностей своего государства. Почему? Почему творцы времени очень скоро отрекаются от своего времени? Надежда Кожевникова по-своему права: это же не народ в целом, и не государство в целом, а она сама и подобные ей перерожденцы из государственной элиты жили и живут до сих пор в своем "скотском времени", ибо только такой же "скот", как они сами, способны жить вне государственных, национальных, религиозных и нравственных координат. Я в таком "скотском времени" не жил, хоть и сосуществовал рядом с Надеждой и в Коктебеле, и в ЦДЛ, бывал у нее на квартире, как-то даже вместе с Прохановым и Маканиным. Но наше время было другим. Трагическим, героическим, романтическим временем борьбы. Таким оно будет и впредь.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 44 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

45

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]