/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 383 (14 2001)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ЗА МИЛОШЕВИЧЕМ — КУЧМА, ЗА КУЧМОЙ — ПУТИН

На весенних полях Европы, среди цветущих вишен и талых ручьев, идет травля славянских лидеров. Борзые НАТО загрызли Милошевича. Верховный главнокомандующий, отражавший воздушные атаки "В-1", безропотно сел в тюремный "воронок" и поехал в тюрьму под улюлюканье либералов. Тех, с кем заигрывал и кто вломился в Президентский дворец верхом на американской крылатой ракете. Милошевич, как прилежный каменщик, сам строил себе тюрьму. Когда не поддержал восстание боснийских сербов и отдал на растерзание Караджича. Когда не ввязался в наземную оперцию НАТО, не усеял костями трусливых американцев святое Косово поле. Когда внял подлым уверениям Черномырдина и прекратил сопротивление. Его тюрьма, глумливый суд, неизбежная выдача в Гаагу, в лапки Карлы дель Понто, этой сухогрудой вдовицы прокурора Скуратова, — есть следствие жалкого компромисса и уступок сербским либералам, агентам военной разведки НАТО.

Кучму догрызают в Киеве, таскают по Крещатику его жовто-блакитные кальсоны, делают из папье-маше писсуар, напоминающий его маленькую сморщенную голову. Советский технократ, творец самых могучих в мире межконтинентальных ракет, он продал либеральному черту свое доброе имя, свое грандиозное честное дело. Захотел в Европу, в НАТО, в "большую семерку", в Елисейский дворец, в салон Версаче, в центр Помпиду. Отламывая Украину от России, повел ее, голодную, без нефти и газа, без флота, без литературы, без Одессы, которая трусцой перебежала в Москву, повлек свою неньку в Северо-Атлантический союз. Теперь его спускают в бурлящую канализацию истории. Молодая проворовавшаяся бабенка становится украинским гетманом, и трусливый, растерянный Кучма то сажает ее в тюрьму, то выпускает подышать на свободу, сотворяя себе виселицу с крученой веревкой. Его удел — повторить судьбу Милошевича, сидеть в двухместной камере вместе с обезглавленным журналистом Гонгадзе. Нельсон Манделла шагнул из тюрьмы в президенты, а эти — из президентов в тюрьму.

Лукашенко, как витязь, стоит насмерть в Беларуси, стряхивая с плеч урчащих такс и волкодавов, прикормленных на натовской псарне. Ни разу не дрогнул, не сфальшивил, не пошел на попятную. Щелчком сбил шавку Шеремета, бегающего в ошейнике Березовского. Показал на дверь чванливым западным дипломатам, которые, лая и скалясь, всей сворой покинули Минск, а потом потихоньку, по одному, поджав хвосты, возвращались. Выдержал травлю проштампованной ЦРУ оппозиции, которую науськивал на него НТВ, любимый телеканал Удугова. На военные угрозы НАТО нарастил ПВО, усилил оборонную группировку. Можно верить: если полетят к Минску американские "невидимки", переползут границу "Леопарды" с крестами, Лукашенко в пехотной форме поведет в атаку свои дивизии, а потом в полушубке, с "Калашниковым" уйдет партизанить в леса. Оттого и стоит, как колонна, любимый народом "батька", духовный вождь, истинный лидер славян.

А что же у нас, в Белокаменной?

Путин, как четное число, делится надвое. Он говорит о сильном государстве, патриотизме, русском народе, но окружил себя либеральными экономистами Ларионовым, Грефом, Чубайсом, радикальными адептами Запада. Он дистанцируется от Америки, высылает американских шпионов, торгует с Ираном, не взирая на запрет Пентагона, но сделал ставку на либеральную интеллигенцию, презирающую русскую жизнь, управляемую с Бродвея и Голливуда. Он хочет остановить утечку капиталов, отнимающую у России возможность жить и дышать, обрекающую страну на техногенную катастрофу, но оставляет нефть, алюминий, алмазы в руках компрадоров, питающих русскими соками ненасытный желудок Запада. Он говорит об "информационной безопасности", обещает охранить сознание народа от ядовитого сатанизма, но бессилен обуздать НТВ, которое безнаказанно, по сценариям НАТО, ведет информационные войны против Российского государства, истирая в пудру все попытки национального возрождения. Он объявил сражение коррупции, то и дело встречается с прокурорами и милиционерами, но Гусинский и Березовский по-прежнему не в тюрьме, и только хохочут, сидя в заморских виллах.

Этот половинчатый, расколотый надвое Путин таит в себе щель, куда уже устремился кислотный поток оппозиционного либерализма, снедающий на глазах нерешительного президента. Митинг НТВ, собравший рок-группы, молодежь, лидеров либеральных партий, динозавров "межрегиональной группы", теплокровных хищников СПС, — это начало классической "либеральной революции", сжирающей самые устойчивые режимы. В эту щель, как в надколотое полено, мешая ему сомкнуться, уже запихнули берцовую кость академика Сахарова, окурок Елены Боннэр, распухший от ненависти фиолетовый сосок Новодворской. Туда же будет просунут колун ЦРУ, с которым справятся ли силовики Путина и слабовики Глеба Павловского? Сторонящийся русских патриотов, обреченный на предательство либералов, замороченный алхимией "политтехнологов", не унаследует ли Путин судьбы Милошевича, которому Гаага может предъявить обвинение в геноциде чеченцев, а фонд "Гласность" — в удушении свободы слова, а прокурор Скуратов — в экономических преступлениях собчаковской администрации. И что тогда сделают космические войска? И что скажет терпеливый народ, жующий вместо мяса сваренный милицейский ремень Рушайло? И не поздно ли будет обращаться за поддержкой к русским писателям, которые на Горбатом мосту требуют не дарить кровавому либералу Филатову писательский Дом Ростовых, тому Филатову, кто в субботу, в седом парике, на антипутинском митинге кричал: "Ай лов НТВ!"

Александр ПРОХАНОВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 3 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

4

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l Послание президента, оглашенное во вторник, показало, что сутью путинского правления является продолжение "либеральных реформ" в социально-экономической сфере, а слова о "консолидации общества", “национальных приоритетах" и "сильном государстве" служат только прикрытием. "Сила" государства заключается, очевидно, в том, что оно должно служить гарантом сохранения итогов приватизации с упором на поддержку олигархических структур. Главным приоритетом внешней политики России было провозглашено вступление в ВТО, а также признана необходимость "свободного движения капиталов". В целом же упор делался на политико-административные реформы (в духе Горбачева), а острые экономические и геополитические проблемы всячески обходились. По мнению экспертов СБД, послание президента должно рассматриваться как документ, призванный показать лояльность Кремля Западу (включая вопрос о приватизации "естественных монополий") и не направленный на решение стратегических задач, стоящих перед Россией…

l Согласно информации, поступающей из Белграда, арест Слободана Милошевича был своего рода "моментом истины", позволявшим развернуть ситуацию в Югославии на 180 градусов. Целый ряд армейских подразделений и полицейских частей был готов выступить в защиту Милошевича, поддержав инициативу десятков тысяч югославских граждан, протестовавших против очередного акта подчинения страны диктату "мирового сообщества" во главе с США. Ситуация требовала от Милошевича проявления элементарного политического мужества, однако его линия на "соглашательство в последний момент", бывшая очевидной и в ситуации с Боснией, и в отношении косовских "шептаров", и по итогам президентских выборов, снова позволила Америке получить очередной "балканский подарок". После бесед с Воиславом Коштуницей Милошевич согласился быть подвергнутым аресту, после чего всякие выступления в его поддержку потеряли смысл, момент для политического контрнаступления был упущен, а политическая оппозиция проамериканскому курсу нынешних белградских властей практически обезглавлена. В качестве непосредственных причин подобного поведения югославского экс-президента наши источники называют не столько письменные "гарантии личной безопасности", полученные Милошевичем лично от Коштуницы, сколько "гарантии безопасности семейного бизнеса" и зарубежных счетов его родственников, предварявшие контакты двух ведущих югославских политиков и полученные Милошевичем от "высокопоставленного западного контрагента". Однако уже 3 апреля официальные лица в Вашингтоне и их медиа-рупор CNN заявили, что Коштуница согласовал график выдачи Милошевича Междуна- родному трибуналу в Гааге, тесно связанному с интересами США…

l Комментируя перемены в путинском правительстве, представители дипкорпуса в Москве отмечают, что, оглашая их результаты на заседании кабинета министров, "президент сам боялся того, что делал", вызывая аналогии с памятной пресс-конференцией ГКЧП и Янаева в августе 1991 года. Несмотря на максимально "прозападный" словесный камуфляж ("демилитаризация силовых ведомств" и т. д.), "сухим остатком" проведенных перестановок является максимальное усиление позиции группы питерских "силовиков" за счет представителей ельцинской "семьи". Это касается не только Министерства обороны (C.Иванов с очень большой натяжкой может быть признан "гражданским" лицом), но и в первую очередь смещения В.Рушайло с поста министра внутренних дел. Реально делами милицейского ведомства будет теперь, по тем же оценкам, заправлять заместитель Б.Грызлова Васильев, которого считают едва ли не главным "пострадавшим" от Рушайло в бытность того главой МВД. Предполагается, что результатом этой "перемены мест" станет крупномасштабная "чистка кадров" в верхушке министерства. Параллельно решена и задача "увода" из большой политики бывшего лидера думской фракции "Единство", который серьезно провалился в ходе "вотума недоверия" правительству. Отставка министра атомной энергетики Е.Адамова рассматривается в тех же кругах как попытка вывести финансовые потоки отрасли из-под контроля МДМ-банка и связки "семейных банкиров" Мамут—Абрамович, что неминуемо должно вызвать ответную реакцию "семьи" и означает серьезное сужение круга "политического консенсуса" в российских верхах вокруг фигуры Путина. В этой связи широко цитируются слова Талейрана "на штыках невозможно сидеть" и предполагается, что теперь Путину неминуемо придется "идти на поклон" к полностью проамериканской и либерал-монетаристской группе Чубайса—Потанина—Илларионова—Грефа, что принципиально укладывается в сценарий "чистых рук" путинского правительства и списывания всех коррупционных дел на "ельцинский" период…

l Инсайдерские источники в Газпроме сообщают, что открытый шантаж, предпринятый Е.Киселевым в отношении Р.Вяхирева и В.Черномыр- дина с угрозой предать гласности информацию о "счетах родственников" и ряде коммерческих сделок, связан с изменением позиции руководства этой "естественной монополии" по вопросу "долгов НТВ" и реальной угрозой "исхода" команды Гусинского с этого телеканала без всякой "моральной компенсации". Весьма вероятным названо создание на базе НТВ "чистого телеканала" с американскими инвестициями, который, в отличие от Гусинского и Ко, был бы неуязвим для "кремлевских накатов", но служил бы мощным инструментом для внедрения в российское общество тезиса о "поголовной коррумпированности верхов"…

l Очередные арест и освобождение Ю.Тимошенко, по сообщениям из Киева, были вызваны в первую очередь ее заявлением о том, что Л.Кучма разделит судьбу всех коррупционеров и будет посажен в тюрьму. Команда американских политтехнологов, с конца прошлого года работающая в столице Украины, "водит" Кучму как крупную рыбу, готовя солидарное общественное мнение о "социально-политической неадекватности президента" и необходимости его досрочной отставки, после чего украинский президент должен будет разделить судьбу другого славянского политика, С.Милошевича…

l Источники в Вашингтоне сообщают, что жесткая линия США против России продолжает оставаться "руководством к действию" и после того, как инцидент с высылкой российских дипломатов назван "закрытым". В планах республиканской администрации по-прежнему значатся весеннее наступление боевиков-ваххабитов в Чечне и разоблачение "преступной войны Кремля против чеченского народа" в рамках ОБСЕ и Совета Европы. Кроме того, предполагается использовать встречу "большой восьмерки" в Генуе для публичного унижения Путина и возврата к формату "большой семерки". С этой целью намечено задействовать часть информации, полученной от Гусинского, Березовского и Бородина, с целью доказать участие нынешней кремлевской команды в "отмывании денег": как по линии МВФ в рамках комиссии "Гор—Черномырдин", так и по "черным схемам", связанным с внешним долгом России…

l Инцидент с американским лайнером-шпионом, который был посажен китайскими ВВС на о.Хайнань, как передают нам из Пекина, продемонстрировал полную политическую и военную готовность КНР противостоять стратегической линии республиканской администрации США на усиление глобальной напряженности. С американской стороны задумывалось "второе издание" провокации 1983 года с корейским лайнером. Однако в результате быстрых и решительных мер, предпринятых китайской стороной, американцы попали в тяжелую ситуацию, поскольку 25 членов американского экипажа оказались интернированы, а новейшее разведывательное оборудование самолета оказалось в распоряжении спецведомств КНР. Независимо от возврата самолета (что, скорее всего, произойдет в результате переговоров) теперь американцам придется изменить всю систему кодирования и управления полетами в тихоокеанском регионе, что, как отмечают наши источники, соответствует интересам и военно-промышленного комплекса США...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Совет безопасности превратился в отделение милиции.

« В армии вводятся филологические войска.

« В МВД хищников сменяют грызуны.

« В Миноброны шьют бюстгальтер с лампасами.

« Голос оппозиции различим с помощью слухового аппарата.

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВОПРОС В ЛОБ Илье КЛЕБАНОВУ и Юрию КОПТЕВУ

"ЗАВТРА". Многие считают, что затопление космической станции "Мир" являлось ритуальной казнью всей отечественной пилотируемой космонавтики, что это было убийством еще вполне работоспособной станции. В этой связи вас многие называют главными идеологами этой казни, ритуальными палачами "Мира". Некоторые считают, что вы выполнили заказ США. Как бы вы могли прокомментировать такие мнения?

Юрий КОПТЕВ, глава Российского аэрокосмического агентства. Правильно, только вы забыли добавить: "как агент ЦРУ, ориентированный на житье уже в Америке"!

Илья КЛЕБАНОВ, вице-премьер правительства РФ. Он, наверное, является агентом ЦРУ, а я — агентом Моссада!

ОТ РЕДАКЦИИ. Устами этих двух "младенцев" глаголет истина.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ГРОЗЯТ ЛИ ТАЛИБЫ РОССИИ?

Если в наше время остановить на улицах Москвы, Самары или Челябинска случайного прохожего и спросить его, в ком он видит наибольшую военную угрозу для восточных границ России, то в девяти случаях из десяти ответом будет слово "талибы". Действительно, в российском общественном сознании и в среде политической элиты "Талибское исламское движение Афганистана" давно и прочно заняло место едва ли не самого опасного стратегического противника России на южном направлении. Одни устрашены той легкостью, с которой талибан за считанные годы взял под свой контроль почти всю территорию Афганистана. Другие вплетают пассионарную активность талибов, хладнокровно расстреливающих статую Будды на виду у всего мира, в общую ткань "дуги напряженности от Албании до Филиппин", грозящей столкнуть между собой столь разные цивилизации и ввергнуть в невиданное кровопролитие все Восточное полушарие. Для третьих угроза талибов становится очевидной из-за их особого, мягко говоря, отношения к чеченской войне и к международным террористам Хаттабу и Бен Ладену.

Неудивительно, что, сформировав для себя подобный образ талибов, мы ожидаем их скорого выплеска за пределы Афганистана, столкновения на границах с русскими частями, нашествия этих "студентов с автоматами" на Среднюю Азию и, в конце концов, похода "новой орды" на Север, на Россию. Это подталкивает наших политиков, дипломатов, военных искать возможность союза с непримиримыми врагами талибов — таджикским "Северным альянсом" во главе с шахом Масудом и Раббани, забывая о том, что именно эти "герои русской войны" в свое время пролили потоки славянской кровушки. Наиболее активные сторонники этого союза предполагают даже военное вмешательство России в афганскую гражданскую войну, которое не ограничится одними лишь "превентивными ракетными ударами" с нашей территории по талибским базам. Видно, недостаточно оказалось тех 13800 советских солдат и офицеров, что погибли в предыдущей войне...

Однако наряду с подобным взглядом на "талибскую проблему" и методы ее решения существует и иная точка зрения на современный Афганистан. Согласно ей, движение талибов есть не что иное, как пуштунская революция, имеющая целью подавление чуждого таджикского фактора и установление в Афганистане власти национального большинства. Подобное развитие ситуации вовсе не предполагает выплеска талибов за пределы своего ареала существования — напротив, это должно привести к концу гражданской войны и установлению долгожданной стабильности в этом терзаемом несчастьями регионе. Одним из знаков, косвенно подтверждающих это, явилось, например, недавнее запрещение талибским правительством свободного ношения оружия на всей территории Афганистана.

Эта точка зрения достаточно экстравагантна. В России она до сих пор высказывалась разве что такими политиками, как Жириновский, Громов и Лебедь. Тем не менее, мы полагаем, что и она имеет право на существование. Публикуя сегодня статью на эту тему, мы надеемся, что ее дискуссионный характер привлечет внимание широкого круга экспертов и специалистов по Афганистану.

Полемические заметки Ивана ЮРКОВЦА — на стр.6

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

генерал-майор Анатолий Сурцуков КРЫЛЬЯ РОССИИ (Рассказывает начальник боевой подготовки армейской авиации)

ЭТА МУЗЫКА БУДЕТ ВЕЧНОЙ

…Я хорошо помню день, когда мне пришлось выбирать судьбу. Мне было тогда пятнадцать. Так уж вышло, что от рождения достался мне идеальный музыкальный слух. Это было, так сказать, наследственное. Мой старший брат к этому моменту уже учился в консерватории. И потому кем быть — вопрос не стоял. Конечно, музыкантом! Я с отличием закончил музыкальную школу по классу баяна и готовился к поступлению в училище. Репетировал программу.

Но второй моей страстью была авиация. Я перечитал все книги, какие смог найти в городской библиотеке, постоянно крутился возле аэродрома, мечтал побывать на авиазаводе, где работал мой отец. И я очень хорошо помню тот момент, когда прямо посреди репетиции вдруг осознал, что вот сейчас я должен выбирать. Или музыка, или небо. И я понял, что больше всего в жизни хочу быть летчиком…

Как ни странно, но это мое решение поддержал отец.

Но легко сказать "решил быть летчиком"…

Первые экзамены в училище гражданской авиации я провалил по наивности. Прочел, что экзамен по математике будет устным. Готовился докладывать теоремы, правила, а меня вдруг вызвали решать задачу. Растерялся, запутался. Уже после экзамена по памяти вспомнил задачку. Решил за пять минут. Но поезд уже ушел.

Потом попытался поступать в авиационный техникум. Опять не получилось. Но это даже и хорошо. Я только потом узнал, что название "авиационный" — не значит летающий. В нем готовили инженерно-технический состав…

Тогда мой отец, посмотрев на все мои мытарства, мудро сказал: "Что ж, придется тебе идти в вертолетчики…"

Поступил на работу на авиазавод. Работали с отцом в соседних цехах. А по вечерам ходил в вертолетный аэроклуб. Там я впервые поднялся в небо. А потом судьба пришла ко мне в образе офицера военкомата, который проводил набор на службу в вертолетные части лучших пилотов клуба. Так на мои плечи легли офицерские погоны. Правда, на них было всего по одной звездочке, но главное, что небо, наконец, стало делом жизни.

А музыка? Музыка никуда не ушла. Играл, выступал в Домах офицеров, даже ансамбль, было дело, организовал. Играли на танцах в военном городке.

Но было и еще нечто. Музыка странным образом слилась с работой. И вертолет стал не просто аппаратом для полетов, а совершенным музыкальным инструментом, в котором слита целая симфония звуков. И у каждого свое значение. Я по малейшему полутону могу понять, почувствовать состояние машины, определить отказ еще до того, как на него среагируют приборы. И это дает удивительное чувство единства с вертолетом.

Наверное, поэтому я уже в двадцать один год сел в левую "чашку" командира, хотя тогда стать им, даже в двадцать восемь, считалось удачей. А в двадцать пять я уже стал командиром звена…

САМЫЙ ДЛИННЫЙ ДЕНЬ

Самый тяжелый день? Был такой. Никогда его не забуду. 17 мая 1982 года. Это был первый день панджшерской операции. Было впервые принято решение всерьез штурмовать это ущелье. До этого лишь однажды в него зашла наша рота и в считанные часы была там почти полностью уничтожена.

Со всеми отрогами Паджшер составлял почти пятисоткилометровый труднодоступный горный район, превращенный в огромную крепость. Десятки укрепрайонов и фортов, сотни складов и хранилищ, подземные базы, госпиталя, тоннели, фактически полная автономность делали Паджшер неприступным.

Под ружьем душманов было более двух тысяч моджахедов, а ПВО насчитывало около 200 зенитных орудий и пулеметов.

Для ущелья, где максимальное расстояние между стенками составляло один километр, а в большинстве не превышало и несколько сотен метров — такая плотность ПВО была исключительной, можно сказать, сплошной. Неудивительно, что моджахеды поклялись, что никогда нога русского солдата не ступит на эту землю.

К весне 1982 года уверовавшие в свою неуязвимость душманы стали грозой северных провинций Афганистана. Их отряды действовали уже далеко от базовых районов, постоянно расширяя зону влияния. Тогда и было решено провести большую войсковую операцию по разгрому боевиков в их же логове.

Для проведения этой операции на аэродром Баграм была стянута мощнейшая авиационная группировка. Более ста вертолетов Ми-8 МТ и Ми-24. Фактически, сюда перелетели все самые современные вертолеты ограниченного контингента. Кроме них, авиационную поддержку осуществляли полки Миг-21 и Су-17 — основных наших штурмовиков в то время.

Замысел был следующим: с рассветом 17 мая ствольная артиллерия и "Грады" наносят удары по позициям боевиков. Затем штурмовая авиация "расчищает" площадки для высадки десантов, и после этого начинается высадка десантов силами армейской авиации на господствующие вершины. После того как десантники возьмут их и подавят основные очаги сопротивления, в ущелье должна будет зайти бронегруппа, которая уже завершит наземный разгром противника.

Впервые в отечественной военной истории армейской авиации придавалось такое значение в операции.

Общее руководство вертолетчиками возложили на нашего командира полка Виталия Егоровича Павлова. И это тоже был показатель того, как командование оценивало возможности нашего полка. Но для нас такая "оценка" означала только одно — наши вертолеты будут на самом острие удара…

Неожиданно для себя я получил задачу возглавить поисково-спасательную группу, которая без необходимости в бой вступать была не должна. Честно скажу: этому "назначению" я не обрадовался. И даже усмотрел в этом недоверие к себе. Попытался поговорить с комэской Юрой Грудинкиным, но он только руками развел. Мол, так решили при планировании. И переигрывать все за несколько часов до операции уже никто ничего не будет.

"Ничего, — сказал он мне, — завтра отработаешь в ПСО, а послезавтра я постараюсь тебя заменить…" Это был один из наших последних разговоров…

С рассветом операция началась. Отработала артиллерия, нанесли удары штурмовики. Наконец, в ущелье ворвались вертолетные группы. Одно из ключевых положений в ущелье занимал аул Руха, который был укреплен особенно тщательно. Первую пару Ми-8 вел мой комэска. На борту "восьмерок" десант "спецназа", который должен был блокировать Руху и начать ее зачистку. По замыслу, вертолеты должны были сесть на западной окраине, но с утра была дымка, которая закрывала район, и пара, начав снижение, проскочила район высадки и оказалась прямо над аулом. В первое мгновение "духи" растерялись, но уже через несколько секунд открыли огонь. Прямо по пилотской кабине комэски полоснула очередь "зэушки". Оба летчика были убиты почти мгновенно, и вертолет Грудинкина, не снижая скорости, упал на небольшой остров посреди реки ниже аула. Его ведомый замполит эскадрильи Саша Садохин успел проскочить аул и высадить экипаж ниже по склону. Начал взлетать и здесь увидел, как "зэушка", сбившая ведущего, разворачивается на него. Садохин еще успел довернуться и накрыть ее "нурами", но тут почти в упор ударила вторая "духовская" зенитка. Корпус "восьмерки" заходил ходуном от ударов снарядов и "правак". Петя Погалов вдруг почувствовал, что ручка управления ослабла, он бросил взгляд на командира — залитый кровью Садохин безжизненно повис на ремнях, кабину сразу заволокло дымом, и чтобы хоть как-то сориентироваться, он открыл блистер кабины, выглянул наружу и увидел, как на вертолет стремительно надвигается склон горы. Инстинктивно он потянул ручку вправо, чтобы избежать прямого удара. А уже через мгновение они столкнулись с горой…

После удара вертолет покатился вниз по склону и загорелся. Каким-то чудом Погалов уцелел и смог прийти в себя до того, как вертолет полностью охватило пламя. Он выбрался из кабины и рывком вытянул за собой борттехника Витю Гулина. Тот уже горел. Еле его загасил. Вернулся за Садохиным, но огонь уже охватил всю машину…

Я находился выше района боя в зоне ожидания. Видел, как наша группа зашла в ущелье, но за стенами склонов гор ничего не было видно. Только радиообмен помогал ориентироваться в происходящем.

Слышу:

— Горит! "Зеленый" (так называли вертолеты Ми-8) горит!

— Наблюдаю работу "зэу"! Отработал по ней!

— Горит! "Зеленый" упал и горит!…

Захожу в ущелье. Снижаюсь. Пытаюсь визуально обнаружить, где упал наш вертолет. Проскочил над самой Рухой. "Духи", видимо, после того как сбили пару, не ожидали такой наглости, и по мне не сделали ни одного выстрела. Наконец, обнаружил место падения Садохина. Подсел. Вдруг вижу рядом садится мой ведомый Юра Наумов. Я успел подумать: "Ты что делаешь?!”

Ведь главная задача ведомого прикрывать меня с воздуха.

Но времени разбираться уже не было.

Гляжу, ко мне бежит Погалов весь в крови и, как куклу, тащит за собой кого-то в куртке и трусах. Подбегает. А это Гулин. Одежда на нем сгорела. Уцелела только кожаная куртка. Она ему жизнь и спасла. Мы его затащили в кабину и видим, что "носки" и "перчатки" — это кожа с кистей рук и ног, облезшая от ожогов… А Погалов как в бреду одно повторяет: "Сашка сгорел! Сашка сгорел!.."

Взлетаю. Поравнялся с Рухой, и вдруг мой "правак" Боря Шевченко кричит: "Дэшэка! Дэшека!" Это он увидел, как на нас разворачивается духовская "зэушка". А я как на ладони. Сто скорость, сто высота. Идеальная мишень! Инстинктивно разворачиваюсь к нему хвостом, чтобы хоть как-то прикрыться, ручку управления "от борта до борта", и слышу только, как будто кто-то, как кувалдой, по корпусу бьет. Я до этого знал выражение "смерть в затылок холодом дохнула", но думал, так, красивая фраза. Но только в этот момент вдруг такой ледяной холод от загривка к затылку пробежал, словно действительно кто-то морозом дохнул…

Как вырвался — не знаю. На инстинкте. В себя пришел уже на высоте. Осмотрелся. Все вроде в норме. Движки работают, приборы основные тоже. Только гляжу, моего ведомого на месте нет. Я его по радио запрашиваю: "Двадцать шестой! Двадцать шестой!" — тишина. Один! Меня, как током обожгло: "Сбили!". А кругом "вертушки" носятся. Кто чей — не разберешь. Одни входят в ущелье, другие возвращаются. Толкотня в воздухе. Я в эфир открытым текстом: "Ищите двадцать шестого!" А сам на точку. Раненых отвозить. А на душе кошки скребут. Сел в Баграме, и вдруг смотрю на стоянку мой родной "двадцать шестой" заруливает. Я к нему чуть ли не с кулаками, а Наумов только рукой машет. Посмотрел, а на его "восьмерке" места живого нет. Дыры в кулак. Это его так над Рухой изрешетили, когда я проскочил. И сел он тогда фактически на вынужденную. Рация разбита, навигация разбита, двигатель поврежден. Топливо самотеком поступало…

Но только отдышались — команда: сменить вышедшие из строя борта на любые исправные и на взлет, за Грудинкиным. При ударе на его борту, оказывается, несколько десантников выжило. Покалеченные, побитые смогли покинуть борт…

На этот раз проскочили к Рухе по руслу реки. Сначала подсели к месту гибели Садохина. Спецназ к этому моменту уже смог его достать. Занесли на брезенте. А затем смотрю — еще кого-то в чалме затаскивают. Я в запарке не сразу понял. А потом оказалось, что к месту падения Садохина от Рухи рванула "тойота" с "духами". Пленных брать. И со всего размаха влетела в спецназовскую засаду. Всю охрану мгновенно перебили, а одного душмана взяли в плен. И он оказался ни кем иным, как начальником штаба “духов”, да еще со всеми документами…

В этот момент я второй вертолет увидел. На островке посреди реки. Перелетели. Сели рядом. Часть "двухсотых" загрузили. Ждем. Тут ко мне десантник подбегает: мол, пока улетай. Не всех еще "двухсотых" из железа вырубили. А пули кругом просто, как пчелы. Слышу, опять по корпусу замолотили. Я "праваку" кричу: "Может быть, развернемся?" Он ко мне голову повернул: "Чего?" И в ту же секунду пуля, едва не мазнув его по щеке, попадает борттехнику, сидящему между нами, в челюсть. Тот завалился в салон, кровь ливанула. Я ведомому: "Юра! По мне долбят из "зеленки" на другом берегу. Погаси!"

А он на высоте метров шестьсот. С такой высоты разлет снарядов сто метров. А от меня до "духов" максимум сто пятьдесят…

Слышу заход, пустил. Про себя считаю "раз, два…" На пятой "зеленка" аж закипела от разрывов. Ювелирно отработал.

Эх, Юра! Все войны прошел, в таких переделках уцелел. А погиб на земле. В Дагестане под Ботлихом сразу после посадки его "восьмерку" сожгли ПТУРом с горы. Знали, что он Квашнина привез, ловили…

…Вернулись в Баграм. Осмотрели "вертушки" — хана! Редуктор пробит, несколько лопаток компрессора первой ступени выбито. В ремонт! Звоню на КП, а мне командуют: "Бери пару баграмских. Она для тебя уже движки прогревает, и давай за оставшимися!"

Опять прошли по руслу. Сели. И вновь десантура не успела всех достать. "Взлетай, — говорят, — мы тебе ракету дадим! Только ты осторожнее по руслу заходи. Тебя там уже второй раз дэшэка обстреливает…" Вот обрадовали…

Взлетел. Нахожусь в зоне ожидания. Время идет. Топливо уходит. Наконец ракета! И здесь меня как заколотило! Страх до самого нутра пробил. Ну не хочу я опять в это пекло опускаться. Не хочу!

Сколько это продолжалось — не знаю. Наверное, пару секунд, а казалось — вечность. А потом начал снижение. Тут уже инстинкт включился. Сел. И началась загрузка. В кабину убитых затаскивают, раненых, оружие, боеприпасы, сами спецназовцы лезут. Все вперемешку, навалом. Перегруз дикий. Взлетал — передним колесом по воде чиркал. Набрал высоту. Меня Павлов запрашивает: "Всех собрал?" Докладываю: "Всех!" Он опять: "Всех?" Отвечаю: "Всех!"…

Сели в Баграме. После осмотра и эту вертушку в ТЭЧ на ремонт потащили.

А вечером вернулся на свою точку, захожу в наш "модуль" — и тут меня как обожгло. Одни пустые заправленные койки. Мы с Борей одни во всей комнате. Остальные кто убит, кто ранен…

В эту ночь я так и не уснул.

А утром на построении стоим — экипажи друг другу в затылок, напротив каждого его группа десанта тоже в колонну по одному. Павлов вышел посредине, помолчал, а потом жестко так:

— Да, потери были тяжелы. Но если мы вильнем, струсим — то опозорим память наших павших товарищей. И лучшим нашим салютом им пусть станут залпы наших НУРСов по врагу.

Тяжело? Да, тяжело! Но задачу мы выполнять будем!

И по вертолетам!

…Американцы хвастливо называют высадку с вертолетов четырех тысяч десантников в безлюдной кувейтской пустыне во время "войны в Заливе" "уникальной" и "первой в истории авиации", но еще за девять лет до этого наши вертолетчики всего за четыре дня высадили четыре тысячи восемьсот десантников. Причем в сложнейшей горной местности, под плотным огнем ПВО. И это наглядный показатель боевых возможностей наших вертолетов и подготовки наших летчиков.

А всего я в Афгане выполнил 522 боевых вылета и провел в этом небе 600 часов…

"СТОЛБЫ", "КАСТРЮЛИ", "ТЕРРАСЫ"

Я не уважаю тех, кто летает с психологией шофера. Пришел на полеты, откатал программу, вылез из кабины, вышел за ворота аэродрома — и забыл о небе. Это люди в авиации случайные.

Работа летчика — это постоянный поиск нового. Новых тактических приемов, новых маневров, фигур пилотажа. Иногда они становятся результатом долгого поиска, просчета всех возможных вариантов. Иногда наоборот — экспромта. Но всегда за ними глубочайшее знание машины, ее возможностей. Сильных и слабых сторон. И, конечно, мастерство летчика.

Помню, в Афганистане прохожу над ущельем и слышу запрос:

— Я "Маяк". У меня десять "трехсотых". Нуждаюсь в срочной эвакуации…

Снизился. Вижу на вершине хребта наши. Судя по всему, десантники. Начал выбирать площадку для приземления. Чистый вариант "лезвие ножа" — так мы называли площадки на острых склонах. Были еще "кастрюли" — когда садишься как бы внутрь каменной "кастрюли". "Столбы" — плоскость на вершите. "Террасы" — здесь понятно без объяснений.

Наконец нашел площадку. Только начал садиться, как меня поймал нисходящий поток. Ощущение — словами не передать. Все на максимале, а машина стремительно просаживается вниз на скалы. Стенка прямо перед кабиной. Задень лопастями — и все. До дна ущелья больше километра, но до него вряд ли что долетит. Все размажет по скале. Мы просто замерли, пока машина из последних сил боролась с потоком. Секунда, вторая — и вдруг поймали восходящий ветер. Нас, как мяч баскетбольный, швырнуло вверх. Там поймал момент и сбросил шаг винта, и плюхнулся прямо на каменное лезвие. Нос с одной стороны над пропастью нависает, хвост — с другой. Движков не выключаю. Начали загрузку раненых. Но чтобы их ко мне поднять, надо почти по вертикали лезть. Одного затащить — целая операция. А их десять. Смотрю на топливомер. И кажется, что он, как секундная стрелка, бежит к нулю. А на борту только половина "трехсотых". Слышу мой ведомый заблажил: "Все. Остаток только до аэродрома дотянуть!" Дал команду возвращаться. Только он ушел, удары по обшивке. Бьют из кишлака, что в километре внизу. Хоть и не прицельно, но попадают. А десантура только за девятым пошла…

Вдруг слышу кто-то меня запрашивает:

— Кто там сидит?

— Двадцать пятый, — отвечаю.

— Я над тобой. Тебя прикрыть?

— Если сможешь. Я ведомого по топливу увел.

— Понял тебя. Прикрываем…

Смотрю, а это пара "двадцать четверок". Они с "бэшэу" (бомбоштурмовой удар) возвращались. Правда, из боеприпасов только снаряды к пушке оставались. Но обстрел прекратился.

…Наконец затащили десятого. Надо взлетать, а мощности не хватает. Можно, конечно, все выжать из движков, но все равно по нормальному не взлетишь. Мощности на этой высоте не хватит. Ну, я прикинул, посчитал в уме и с большим тангажем свалил машину в пропасть. Аж дух захватило. Пока падал — разгонялся до нужной скорости. А потом виражом в сторону. Еще успел напоследок весь боекомплект НУРСов в кишлак вогнать. Рассчитался за свои дырки.

...Потом такой взлет с падением в пропасть стал обычным приемом для наших летчиков…

Вообще Афганистан вывел нашу вертолетную авиацию на качественно новый уровень. До него на вертолетчиков смотрели, как на какой-то "приданный" и даже второстепенный род войск. Афганистан показал, что вертолеты сегодня являются едва ли не самым основным оружием на поле боя. Без вертолетов не проходила ни одна операция. Они вели разведку, расчищали дорогу пехоте огнем, высаживали десанты, вывозили раненых, спасали от верной смерти, эвакуируя наши подразделения из-под самого носа "духов".

А сколько Афган дал тактических приемов, новых пилотажных приемов!

КАВКАЗСКИЙ ПЛЕННИК

Всю первую чеченскую войну меня не оставляло ощущение огромной беды.

Впервые наше оружие било по нашим, российским городам и поселкам. Впервые наши солдаты стреляли по людям, в карманах которых лежали паспорта граждан Российской Федерации, и гибли от пуль своих же сограждан.

При этом армия была просто заложницей. Российские СМИ развернули антиармейский фронт, когда по всем телеканалам на страну реками лилась антиармейская пропаганда.

Сегодня война другая. Как бы сейчас ни изворачивались некоторые СМИ, но сегодняшняя обстановка в Чечне качественно иная. Изменилось главное — отношение высшего руководства страны. Сегодня мы спокойны за свои спины. Знаем, что за ними никто с боевиками не договаривается, никто нам в затылок не выстрелит. А потому и результаты уже качественно иные. И хотя до полного разрешения кризиса еще далеко, но есть все предпосылки для этого. Армия свою задачу выполнила. Теперь дело за политиками и хозяйственниками. Ведь по-настоящему война здесь закончится лишь тогда, когда у простых жителей появится возможность зарабатывать на жизнь мирным трудом.

Как и прошлую чеченскую, так и эту чеченскую войну вертолетчики вынесли на своих плечах. Можно много рассказывать о подвигах наших вертолетчиков, о проведенных блестящих операциях, но я бы хотел рассказать о судьбе только одного человека. Подполковника Александра Жукова, начальника поисково-спасательной службы СКВО.

30 января 2000 года в Чечне погиб Николай Майданов. Его группа высадила десант на горную вершину почти в самый центр укрепрайона боевиков. Завязался бой. Пользуясь темнотой, десантники отошли в лесной массив и запросили эвакуацию. Слишком неравны были силы. Утром за ними ушла вертолетная группа. Обнаружили наших, но места для посадки не было, и тогда десантников стали поднимать в кабину с висения на лебедке. Для помощи им вниз спустился Жуков.

Конечно, боевики обнаружили вертолет и стали подтягиваться к району эвакуации. Завязалась перестрелка. И вот, когда внизу оставалось всего три человека — солдат-десантник, начальник ПДС полка майор Анатолий Могутнов и Жуков, духи подошли совсем близко. И тогда, чтобы не подставлять под обстрел своих товарищей, Жуков дал команду экипажу уходить, а сам остался.

Боевики окружили наших и взяли в плен.

Жукова притащили к известному своей жестокостью "трактористу" — Темирбулатову. Тот сразу выхватил кинжал и приставил к горлу: "Сейчас я тебе башку срежу!"

"Если надо, — режь!" — ответил Жуков, поняв, что терять уже нечего.

Это спокойствие смутило "тракториста". Он убрал кинжал и приказал обыскать пленного. В кармане нашли удостоверение. Выяснили, что перед ними подполковник. Это "тракториста" обрадовало. "Мы тебя на наших командиров обменяем!" — заявил он. Потом Жукова заставили переодеться в какие-то обноски и бросили в яму.

Его постоянно охраняли десять боевиков. Избивали регулярно. Одни били из ненависти, другие просто от скуки. Некоторые даже оправдывались, мол, мы бы давно ушли домой, но боимся мести…

Вскоре отряд "тракториста" присоединился к банде Гелаева. Вот здесь был действительно ад. Ближайшее его окружение составляло настоящее зверье, наемники арабы, негры, были даже славяне из дезертировавших в разные годы солдат, которые приняли ислам и теперь служили хозяину не за страх, а за совесть. Для гелаевцев пытки, издевательства, зверские убийства были едва ли не главным развлечением.

Несколько раз Жукову предлагали принять ислам. Обещали поблажки, хорошую кормежку. При отказе грозились убить. Смог схитрить — мол, зачем вам нужен неискренний мусульманин. "Человек должен принимать веру свободным. Я не хочу быть дешевкой". На время отстали. Но однажды его привели к Хаттабу.

Тот только мельком посмотрел и сразу спросил:

— Этот принял ислам?

— Нет.

— Или принимай, или — к стенке!

Тогда он был на волосок от смерти. Но неожиданно вмешался сидевший рядом с Хаттабом мулла. Он посмотрел на Жукова:

— Этот еще не готов. Мы с ним поработаем.

Потом Жукова склоняли сделать заявление, осуждающее войну, действия Путина.

И вновь он смог уклониться.

— Я — маленький человек. Не мне оценивать решения президента.

В конце концов, его решили обменять на брата Арби Бараева. Дали даже телефон позвонить жене, сказать, что жив…

Но обмен так и не состоялся. Банда Гелаева зашла в Комсомольское и попала в капкан.

Три дня он сидел в каком-то подвале, поминутно ожидая смерти. То ли от своих бомб и снарядов, то ли от руки озверевших от отчаяния боевиков. Один раз его послали на переговоры, но он не смог даже отойти от дома — столь плотным был огонь.

Наконец боевики решили прорываться к окраине, взяв с собою Жукова как заложника. Бежали толпой. Наши тут же открыли плотный огонь. Один боевик упал, другой, третий. Наконец пуля ударила и Жукова.

Рядом упал тяжело раненный охранник по имени Али.

— Али, не забирай меня с собой! — крикнул ему Жуков.

— Извини, ты слишком близко лежишь, — прохрипел Али и потянул зубами чеку "лимонки". Но тут очередная пуля попала ему прямо в лоб.

Собрав все силы, Жуков бросился с простреливаемого пространства. Одна пуля ударила в руку, другая в спину, сразу несколько прошили ноги, и он рухнул прямо на берегу реки. Еще он успел запомнить, что вода в реке была красна от крови. А все ее берега были завалены трупами…

Пришел в себя от того, что услышал неподалеку русскую речь. Начал кричать, звать на помощь. В ответ опять полетели пули. Начал ругаться. Наконец, угомонились. Подползли ближе. Вытащили из-под огня.

Жуков попросил вызвать вертолетчиков, передать, что он жив.

Пехотинцы сначала отнеслись недоверчиво. Наконец, связались со штабом авиации. Уже через 20 минут рядом с позициями сел вертолет. К этому моменту Жуков уже был без сознания. Спасло его чудо — буквально утром на Ханкале был развернут госпиталь МЧС, где Жукову сделали срочную операцию. По словам врачей, при эвакуации до Моздока он бы просто не дожил…

Такая вот история кавказского пленника…

ФИЛОСОФЫ НЕБА

Каждый вид авиации накладывает свой отпечаток на характеры и взаимоотношения людей. Истребители и штурмовики напоминают средневековых рыцарей: чаще всего — это яркие индивидуалисты. И это понятно. Истребитель в небе один на один с самолетом. Он — и его латы, и его оружие.

Бомбардировщики — мужики артельные. И на службе, и в быту. Всегда вместе, всегда все общее. И победа, и поражение.

Транспортники — это небесные скитальцы. Каждый знает, что ему делать. Кто-то самолет готовит к полету, кто-то на КП пробивает добро на вылет, кто-то едет на местный рынок затовариваться здешними дефицитами. У транспортников четкая кастовость…

А вот вертолетчики — это пахари войны. Особенно "восьмерочники". Мужики простые, без гонора и "звездности". Они спокойно заночуют в палатке или пехотном блиндаже, позавтракают из солдатского котла. Они видят войну не с высоты нескольких километров и даже не со ста метров. Они ее видят в упор. На полу вертолетной кабины не успевает высыхать грязь с сапог, кровь раненых, лекарства из капельниц. Здесь вперемешку сидят генералы и рядовые. "Восьмерочники", как никто другой, близки солдату.

В экипаже всегда особые отношения устанавливаются между командиром и штурманом. За месяцы, проведенные плечом к плечу в небе, вырабатываются полное единство, понимание друг друга с полуслова и, конечно, дружба на всю жизнь.

А вообще, вертолетчики — это своего рода философы неба. Никто так крепко не связан с небом и одновременно не близок так земле, как вертолетчики…

На войне есть место всему. Иногда даже юмору.

Помню, сел на площадку в Митерламе под Джелалабадом. А, надо сказать, что для афганцев любой вертолет подчас — единственная транспортная возможность. Стоит сесть, как вокруг уже толпа. И все лопочут одно: "Кабуль! Кабуль!.." (В Кабул, мол, надо.)

А у нас категорический запрет на перевозку местных. Но стоило мне отойти от вертолета, как толпа тут же снесла борттехника и расселась по кабине. Вернулся. Все сидят, на меня смотрят.

Конечно, я принялся объяснять. Но куда там! Я языка не знаю. Среди афганцев нет никого, кто бы понимал по-русски. Я им:

— Выметайтесь! Нис! — нет.

А они мне:

— Нис! Кабуль! Кабуль!

Думаю, ну как им объяснить. Вспомнил известный анекдот, начал его цитировать:

— Ду ю спик инглиш?

В ответ опять:

— Нис! Кабуль!..

— Парле ву франсе?

— Нис! Кабуль! Кабуль!

И уже как крайний вариант:

— Шпрейхен зи дойч?

И вдруг один пожилой бородатый афганец в калошах и пуштунке вскакивает с места и радостно бросается ко мне.

— Я! Я! Их шпрахе дойч!

Я чуть не поперхнулся…

Это надо был слышать. Смесь немецкого, дари и русского.

"Нис! Цурюк! Ферботен… Шурави... Дост, рафик! Твою мать!" — экипаж просто лежал от смеха.

…Потом подошел переводчик, и выяснилось, что это местный учитель немецкого языка. Партиец. Активист. Добирается в Кабул на совещание. Ну, прихватили с собой по такому поводу.

Сегодня вертолетная авиация переживает не самые лучшие времена. За годы "реформ" количество вертолетов сократилось почти в пять раз. Новых машин почти не поступало. Но это не значит, что Россия осталась без вертолетов и что пора на армейской авиации ставить крест. Нет. Сегодня мы еще остаемся вертолетной державой. Наши вертолетчики по праву считаются опытнейшими пилотами. Не зря в последнее время ООН все чаще для проведения миротворческих операций старается привлекать именно наши вертолеты и наши экипажи.

Наши "вертушки" пользуются славой неприхотливых, надежных, живучих и очень простых в эксплуатации машин.

Та же "восьмерка" летает уже более 30 (!) лет — и до сего дня считается самым надежным и одним из самых массовых вертолетов в мире. А по оценкам экспертов, после модернизации оборудования может еще как минимум 15 лет нести службу.

Столько же после модернизации сможет пробыть на вооружении и Ми-24.

Кстати, именно с Ми-24 связана интересная история. Совсем недавно наша вертолетная группа прибыла для выполнения миротворческой миссии в Сьерра-Леоне. И вот в один из дней решили мы выбраться на океан посмотреть — благо до него рукой подать. Лежим, загораем. Вдруг откуда ни возьмись выскакивает "двадцать четверка" и давай над нами пилотаж крутить. Я точно знаю, что в небе наших нет. Покрутилась в небе — и на посадку. Вечером того же дня нам представили единственного вертолетчика Сьерра-Леоне, белого южноафриканца Нила. Пожилой мужик — лет за пятьдесят, в очках.

Не выдержал, спросил, где он обучился летать на нашем вертолете. А он в ответ — по надписям в кабине и прилагающейся инструкции. В общем, сам. На ощупь. Самородок. Он же его сам и обслуживает, и ремонтирует.

— Ваш вертолет, — говорит Нил, — самая удобная машина из всех, на которых мне довелось летать.

Ну, если сам без инструктора смог изучить, то, значит, точно удобная машина. А на месте оператора у него летает местный негр. Нил обучил его стрельбе из пулемета. Так они и воюют.

Противника по цвету штанов определяют и потому, кто как руками машет. Те, кто радостно, широко — свои. А те, кто с опаской и чуть-чуть — повстанцы…

Конечно, хотелось бы, чтобы на вооружение быстрее поступили новые типы вертолетов. Раньше была возможность принимать на вооружение "сырые" машины и потом, уже в ходе эксплуатации, доводить их до ума. Но сегодня такой подход — слишком дорогое удовольствие. Поэтому мы не торопимся с решениями. Сегодня нашими конструкторами разработано несколько новейших типов вертолетов. По своим пилотажным качествам они превосходят все мировые аналоги. Но с навигационным оборудованием, системами управления огнем еще необходимо поработать. Решения, заложенные в них, должны не просто соответствовать сегодняшним требованиям, но и иметь перспективу еще как минимум на десять-пятнадцать лет.

Поэтому сегодня принятие на вооружение новых типов боевой техники — дело кропотливое. Но есть надежда, что мы получим наконец машины, которые избавят российских летчиков от унизительного чувства зависти к зарубежным образцам.

Записал Владислав ШУРЫГИН

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЁТ

Лучи солнца растопили московский снег. На свет и тепло из своих щелей и норок стали вылезать замерзшие было личинки, бактерии, насекомые, считая, что солнце и весна случились именно для них. Собравшейся на Пушкинской площади толпе тоже, очевидно, в припадке весеннего обострения померещилось, что хорошая погода наступила для них, вылезших после зимней летаргии "поддержать НТВ". Тот самый "любимый канал", который делал Ельцина президентом, а страну — зомбированной и униженной развалиной. Канал, где живут за счет ограбленного народа, платят многотысячные долларовые поощрения самим себе и не желают отдавать долги. Канал, который мгновенно готов озвучить и ретиво проводить в жизнь любую антирусскую пропагандистскую кампанию, заваренную в Вашингтоне или Тель-Авиве...

Митинговать собрался весь "цвет" демтусовки. Вот уж где под 1 апреля можно было действительно посмеяться! Вы видели в роли стиходекламатора (вирши — то ли пародия, то ли отчаянный самодел) депутата-"яблочника" Лукина? Вы слышали перманентно невменяемую Новодворскую, ее пламенную тираду о "светильниках", которые работают на НТВ, и о "гасильнике" — президенте Путине? Сквозь линзы очков они с Лукиным с ужасом наблюдают за "убылью демократии"...

Были, конечно, на подмостках ископаемые и помельче — такие, как Шейнис, Борщев и т. п. С незабытой ненавистью к советскому строю они все рассказывают и рассказывают, как их тогда гоняли, как зажимали, как "им не давали". Но что там они — пришли на тусовку фигуры и покрупнее. Вот выступает кумир всех "демократок" пенсионного возраста сам Г.Явлинский. Зрелище еще то, когда Явлинский начинает косить под гневного народного трибуна, потешно и натужно выкрикивая "праведно-обличительные" речевки в адрес "антидемократической" власти. Попросту омерзительно видеть то, как же маниакально все эти разрушители хотят быть новоявленными "фюрерами", ждут обожания толпы, бредят о власти ценой любого обмана — вроде былой программы-фальшивки "500 дней"... Естественно, без НТВ к власти пробиться трудно, вот и поддерживают его из последней мочи.

Ну а как обойтись на таких тусовках без нанятых артистов, призванных обеспечить "массовку" и присутствие на митинге молодежи. То есть тех, кому нечем заняться в погожий денек, и поэтому они рады концертику на халяву. Конечно, без этих артистов и этой халявной публики митинг вообще бы стал сборищем кучки обозленных теней вчерашнего дня. А так — вроде бы кто-то специально пришел слушать Хакамаду.

Артистический "цвет", само собой, собрался под стать "цвету" политическому. Вы знаете, кто у нас, по мысли НТВ, "цвет" среди мужских певческих коллективов? Ну конечно же, "Менты"! Для "демосов" они и Паваротти, и Доминго, и Каррерас одновременно. Были, естественно, “рок-звезды”, но артистическим криком души, выразившим как нельзя более точно все чаяния и переживания собравшейся толпы, стала песня, исполненная демпопколлективом "Ногу свело". Толпа в радостном экстазе подхватила слова их песни: "Пускай ты лилипут, а я горбатая..." Уж не про НТВ ли все это?..

Странно выглядело здесь появление "Любэ". Неужели и у Расторгуева что-то где-то "свело"?

Старались и сами труженики "преследуемого" канала, и сочувствующие им функционеры каких-то неведомых миру организаций, грудью восставшие в защиту "свободы слова". А где же вы, господа, отсиживались все годы, когда ваш беспалый кумир громил и уничтожал неугодные ему патриотические средства информации? Наверное, вы спокойно смотрели тогда любимое НТВ. Что ж, посмотрели — пора и честь знать...

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ОНИ НЕ ПРОЙДУТ! (Слово писателей-фронтовиков у здания правительства РФ 29 марта 2001 г.)

ЮРИЙ БОНДАРЕВ Я надеялся, что все же не повторится 91-й год, когда пытались грубой силой отнять дома у писателей России. Но история идет по кругу — и в наше время вновь продолжается грабеж. Отнять у писателей дом на Поварской — значит, попрать величайшие традиции в нашей культуре. Без этих традиций еще быстрее пойдет одичание страны, которое продолжается уже не первый год. Сегодня писателям необходимы упорство, упрямство и уверенность в себе. Если это будет, мы отстоим наш дом. К тому же у нас есть поддержка, мы еще не растеряли наших читателей. Вера в справедливость — это не романтизм, а реализм. Справедливость божеская и человеческая на нашей стороне, и это залог нашего успеха.

Перед тем, как организовать свой писательский митинг, мы думали о том, где должен он проходить. И пришли к выводу: там, где проходят акции протеста всего русского народа, на Горбатом мосту. Помните, как здесь сидели шахтеры? Сегодня сюда пришли писатели. Это место — своего рода баррикада, видная всей России. Здесь возникает пограничная ситуация — с одной стороны, народ, с другой власть. Представители той части общества, которые недовольны тем, что происходит, и те, кто подобное положение вещей создает. На этой знаменитой баррикаде принято говорить о том, что наболело. Мы, писатели, говорим о том, что Россия на краю пропасти, и под угрозой уничтожения — великие ценности, созданные в беспримерном СССР. Одой из таких ценностей является величайшая в мире советская литература.

Защита Дома Ростовых — это как раз защита нашей литературы, которая, кстати, не погибла. Многие писатели, которые пришли сюда, находятся в расцвете творческих сил: несут в мир свои откровения и вечную идею добра, хотя пишут, возможно, горькие и наполненные болью книги.

МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВ Мы, поколение фронтовиков, стали свидетелями страшного упадка. Этот упадок касается и материальной сферы. Но ограбление народа идет прежде всего в сфере духа. Если тем, кто пытается отобрать у русских писателей один из их символов — Дом Ростовых — безразлично мнение писателей, то необходимо призвать к памяти великих предшественников. На всех съездах писателей СССР, кроме самого первого, я присутствовал как делегат. В доме, который называют Домом Ростовых, собирались писатели с величайшими именами. Бывали там знаменитые литераторы со всего света, конечно, в первую очередь это классики советской литературы, такие, как Горький и Шолохов. Как бы они ужаснулись тому, что творится теперь. Ведь это грабеж и мертвых, и живых. Что же президент? Неужели он способен обслуживать только богатых, обманом и бесстыдством получивших свои капиталы, а судьба писателей ему безразлична? Видимо, это так. А нам, старикам, остается только стоять насмерть, так, как стояли мы под Сталинградом, на Курской дуге и под Берлином.

ВЛАДИМИР КАРПОВ Помню, как в 1991 году какие-то амбалы с бандитскими рожами меня, тогда первого секретаря Союза писателей, не пустили в здание. Сейчас, как в страшном сне, все повторяется. Извечный писательский особняк хочет прибрать к рукам коммерческая структура. Это сегодня, а завтра квартиры наши отнимут, наши рукописи отберут. Какая-то горсточка авантюристов имеет всемерную поддержку властей. Почему Матвиенко поддерживает Филатова? Видимо, потому, что они родственники. Эти родственники захватили силой этот "Белый дом" и всю власть прибрали к рукам. Теперь кучка рэкетиров пытается захватить и писательский дом. В час беды мы, писатели России, пришли на Горбатый мост, на место, где пролилась народная кровь. Мы, русские писатели, заодно со своим народом.

ВЛАДИМИР БУШИН В последних главах “Войны и мира” рассказывается, как французы заняли Москву. Уже было Бородинское сражение. На военном совете в Филях Кутузов уже сказал свою бессмертную фразу: "Я их заставлю конину жрать!" Армия через Москву отходит на рязанскую дорогу. Почти все население города ушло. Семья Ростовых из-за нерасторопности старого графа Ильи Андреевича замешкалась. Они ждали подводы из своих подмосковных деревень. 31 августа на Поварской, у ворот дома Ростовых, остановился большой поезд раненых. Вид их был ужасен. У некоторых еще кровоточили раны. Бывшая ключница старушка Мавра Кузьминишна, обмирая от жалости и сострадания, подошла к одной кибитке и, не спросясь свои господ, предложила молодому бледному офицеру остановиться в их доме, отдохнуть. Наташа, стоявшая рядом, тут же обратилась к майору, начальнику поезда. Он разрешил...

"Офицер в кибиточке завернул во двор Ростовых, — пишет Толстой, — и десятки телег с ранеными стали по приглашениям городских жителей заворачивать в дворы Поварской... Наташа вместе с Маврой Кузьминишной старалась заворотить на свой двор как можно больше раненых".

А потом пришли подводы из подмосковных деревень. Тридцать подвод. И дворовые люди Ростовых начали грузить барские вещи — мебель, зеркала, фамильные сервизы... А раненые остались без транспорта: кто-то забрал их лошадей, видимо, для каких-то важных нужд отходящей армии. И на другой день, 1 сентября, иные из них просили Васильича, дворецкого Ростовых, прихватить их с собой, дав местечко на подводе. Но Васильич даже не решался передать такую просьбу графу. Тогда один офицер подошел к нему на крыльцо и сказал:" Граф, сделайте одолжение, позвольте мне... ради Бога... приютиться на ваших подводах...

— А! да, да, да, — поспешно заговорил граф. — Я очень, очень рад. Васильич, ты распорядись, ну там очистить одну или две телеги...”

Но жена была против. Граф пытался ее урезонить:" Ведь это все дело наживное; а каково им оставаться, ты подумай!.."

А потом произошло вот что. Младший брат Петя спросил Наташу, знает ли она, за что поссорились родители. "Она не отвечала.

— За то, что папенька хотел отдать все подводы под раненых, — сказал Петя. — А маменька... Мне Васильич сказал. По-моему...

— По-моему, — почти закричала Наташа, обращая свое озлобленное лицо к Пете, — по-моему, это такая гадость, такая мерзость... Разве мы немцы какие-нибудь?.. — Горло ее задрожало от судорожных рыданий, и она стремительно бросилась по лестнице...

Граф с трубкой в руке ходил по комнате, когда Наташа с изуродованным злобой лицом, как буря ворвалась в комнату и быстрыми шагами подошла к матери.

— Это гадость! Это мерзость! — закричала она. — Это не может быть, чтобы вы приказали... Это нельзя: посмотрите, что на дворе! — кричала Наташа. — Они остаются!..

— Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?

— Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже... Ну что нам то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе... Маменька!.. Это не может быть!..

Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, ее волнение, поняла, отчего муж не оглядывался и с растерянным видом оглянулась вокруг.

— Ах, да делайте, как хотите! Разве я мешаю кому-нибудь! — сказала она.

— Маменька, голубушка, простите меня!

Но графиня оттолкнула дочь и подошла к графу.

— Mon cher, распорядись, как надо...

Граф утвердительно кивнул головой, а Наташа тем быстрым бегом, которым она бегивала в горелки, побежала во двор. Люди собрались около Наташи, но до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания — отдать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые”.

Так семья Ростовых, отдав все подводы раненым, оставив себе только четыре кареты, спасла от плена и гибели много раненых героев Бородинской битвы... А сегодня ранена русская литература, истекает кровью вся наша культура. Кто их спасет? Если бы Наташа пришла сегодня в свой родной дом, она бы все сразу поняла и быстрым бегом, каким бегивала в горелки, помчалась бы в Кремль. Там она, как буря, ворвалась бы в самый высокий кабинет и бросила бы в лицо его обитателю:

— Что вы сделали с моей Родиной? Вы и ваши шкурники-учителя. Посмотрите, что на дворе! Какого вы рода-племени — немец? дзюдоист? Второй год занимаетесь раздачей наград, а страна гибнет, народ вымирает. В Минводах и Черкесске чеченцы только что убили больше двадцати человек, около сотни раненых. И все русские. За одно это министра внутренних дел следовало вытряхнуть из кресла, а вы именно в эти дни пересадили его в еще более высокое. Посмотрите, что на дворе!..

Из Кремля она помчалась бы в Дом правительства и там разыскала самый высокий кабинет. "Сударь, — сказала бы она и этому обитателю, — вас зовут так же, как Кутузова — Михаил. Но князь был истинный мужчина и подлинно русский герой. А вы — безнациональная фемина. Недавно в Италии вы брякнули, что ваше правительство защищает интересы частника, а не государство. Тем самым вы на весь мир объявили, что ваше правительство — сборище врагов России”.

Потом графиня поспешила бы в Министерство культуры и разыскала там его шефа. "Полупочтейнейший, — сказала бы она ему, — как вам не стыдно занимать пост министра культуры России? Вам, который ночей не спит из-за того, что гимн России написал не Иосиф Бродский. Кто вам дал право таким журналам, как "Знамя" и "Новый мир", отмусоливать по два с половиной миллиона в год — это 200 тысяч рулей на каждый номер! — а газетам "Завтра", "Правда", "Советская Россия", журналам "Наш современник", "Москва", "Слово" — ни рубля. Это же не ваши, а народные деньги!..

Из министерства Наташа явится в родной дом на Поварской, соберет московских писателей и произнесет пламенную речь, которую закончит так: “Долой антинациональное правительство! Заставим Швыдкого и Матвиенко жрать конину! Даешь русское правительство России!"

Записал Андрей ФЕФЕЛОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Бондаренко В ЗАЩИТУ ДОМА СВОЕГО

ВСЕ СМЕШАЛОСЬ в доме Ростовых. Там, где когда-то по гениальному замыслу Льва Толстого состоялся первый бал Наташи Ростовой. Там, где с 1933 года решались судьбы отечественной литературы, где работали, спорили, читали рукописи и отдыхали с друзьями Михаил Шолохов и Александр Фадеев, Андрей Платонов и Леонид Леонов, Борис Пастернак и Константин Паустовский. Там, где почти шестьдесят лет бурлила жизнь Союза писателей СССР, там сегодня пока еще неприметно скользят порученцы одного из самых двурушных ельцинских негодяев, склизкого и предавитого Сергея Филатова. Начинал он когда-то предательством своего отца — прекрасного рабочего поэта, закончил предательством Державы, предательством народа, ну и, конечно, громогласным предательством партии, в которой он состоял. За свою предавитость его и Ельцин-то не шибко жаловал, кинув ему от своих щедрот кормление от бедноватой интеллигенции. Это тебе не газ Черномырдина, не нефть Березовского и даже не электронные СМИ Гусинского. Хватает, конечно, на икру с коньячком, но аппетиты-то растут, а тут в самом центре Москвы роскошное, почти бесхозное здание Союза писателей, почему бы не попользоваться для пополнения своего интеллектуального запаса. Говорят, там бродят рассерженные тени героев Льва Толстого, заряжает свой пистоль Пьер Безухов, вынимает саблю Андрей Болконский. Ничего, дюжие охранники расправятся со всем толстовским наследием. Говорят, гневаются былые обитатели Дома писателей, вспоминает о революционных мерах Михаил Шолохов, задумчиво смотрит на свой маузер Всеволод Вишневский, и даже красный граф Алексей Толстой грозится устроить филатовцам хмурое утро. Ну с этими коммуняками ренегат Филатов не собирается церемониться. Все продраит душем Шарко, чтобы даже памяти о советской литературе в стенах не оставалось.

Но почему же знаменитый писательский особняк, почему же легендарный дом Ростовых стал как бы бесхозным. Что даже не ахти какая коммерческая вошь типа Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ легко перехватила у писателей все права на владение ?

Потому что власти России — что ельцинский режим, что его наследник путинский режим, не нуждаются в опоре на великую русскую литературу. Скорее наоборот, делают все, чтобы народ наш перестал опираться в своем развитии на литературу, чтобы перестал относиться к литературе всерьез. По большому счету, им враги и Александр Пушкин со своим гневным протестом "Клеветникам России", и Михаил Лермонтов с "Бородино" и "Валериком", и Федор Достоевский, и Лев Толстой. Все, кто своим словом хотели влиять на народ и в минуты опасности реально влияли на него, вдохновляли его. Все позорнейшее ельцинское десятилетие лукавые властители, кровожадные временщики не желали видеть себя в зеркале литературы. И потому делали ставку лишь на либеральных мосек, копирующих далеко не лучшие образцы западной развлекательной культуры. Историки будущего еще будут удивляться тому феномену нашего западничества. Когда либеральные писатели, по-обезьяньи копируя западных мастеров литературы, при этом избавляются от их антибуржуазности и бунтарства. Все десять ельцинских лет наши литературные демократы угождали власти и финансовым воротилам, призывали к кровавой расправе с инакомыслящими патриотическими писателями. "Раздавите гадину" — это кровавое пятно нашей писательской образованщины образца 1993 года. И надо удивляться мужеству писателей-патриотов, писателей-державников, отрезанных от телевидения, от большинства средств информации, от крупнейших издательств и журналов, и не впадающих в уныние, более того, по-прежнему влиятельных в народе .

ДЛЯ МЕНЯ НЫНЕШНЯЯ БОРЬБА за Дом Ростовых — это не борьба за 1023 квадратных метра, или же за 2500 квадратных метров. Это не борьба за льготную аренду и за сроки безвозмездного пользования. Да это все будет принадлежать писателям, или же не будет и навсегда уйдет в филатовсие бездонные карманы, к "нищим ельцинским вельможам", прохиндеям и борцам за права чикотилы, которые, по едким словам Юнны Мориц, "голодают на кремлевских приемах и делят нищету с президентом". Это все так. И юридически спор идет за конкретные тысячи метров, конкретные сроки аренды и конкретные льготы. Но за этим стоит отношение режима в целом к значимости русской литературы, за этим частным решением стоит отношение власти к идеологии общества и к его духовности и морали. Дом Ростовых в глазах врагов России — это еще один из монстров великодержавности. В чем-то он равен космической станции "Мир". В дебатах по станции "Мир" высокопоставленный предатель Коптев тоже переводил внимание граждан на некие технические детали устаревшего проекта, и по этим деталям он был прав. Но все знали, что "Мир" при определенном финансировании может послужить России еще немало лет. И все знали, что с потоплением "Мира" у нас уже в обозримом будущем своей новой станции не будет. Космическая составляющая нашей страны стремительно похудела. Поразительно, как поэт Юрий Кублановский этого не понимает и при своей якобы державности поименовал на страницах "Труда" эту станцию советским монстром? Такие державники не понимают значимости и Дома Ростовых. Дом Ростовых — еще один советский монстр, отправляемый на затопление умными грефовскими управленцами из Мингосимущества. А с ним топится и вся советская литература. Потому и не пришли на митинг в поддержку Дома Ростовых обещанные писатели-демократы, что не нужна им былая значимость русской литературы. Не нужен им былой литературоцентризм. Не нужны ни чеховский "Остров Сахалин", ни толстовское "Не могу молчать", ни "Двенадцать" Александра Блока. А о желанных квадратных метрах они тайком с Филатовым договорятся. Но какова позиция президента Путина? О самом Доме Ростовых он может и не знать, но последовательно все шаги Путина в области культуры — антигосударственны и антинациональны. От назначения министром культуры сомнительного дельца Михаила Швыдкого до финансовой поддержки из бюджета исключительно соросовских журналов, от посещения абсолютно незначимого в России радикально-либерального ПЕН-клуба, подписавшего позорную прочеченскую декларацию, до государственной поддержки всей грефовско-матвиенковской камарильей незаконного насильственного захвата у писателей Дома Ростовых. Или Владимир Путин до сих пор в своем ребячестве не понимает, зачем нужна России литература, или играет в ту же разрушающую Россию игру по дегуманизации народа и общества.

Борьба за Дом Ростовых велась уже целых десять лет. Ровно десять лет назад, в августе 1991 года, по заданию влиятельнейших сил Евгений Евтушенко почти параллельно с развалом Советского Союза развалил Союз писателей СССР. Все получилось по той же классической схеме: целились в коммунизм, а попали в Россию. Целились в соцреализм, а попали в литературу. Жалко было не кабинетов в Доме Ростовых, которые никогда рядовым писателям и не принадлежали. Жалко было разрушения творческого союза, столь необходимого всем без исключения литераторам. Вслед за разрушением Союза писателей рухнула издательская система, рухнула книготорговая сеть, литература оказалась не нужна никому. И лишь стойкость наших славных писателей-фронтовиков Юрия Бондарева, Михаила Алексеева, Михаила Лобанова, стойкость писателей-почвенников Валентина Распутина, Василия Белова, Евгения Носова. Стойкость последнего советского поколения бывших сорокалетних Александра Проханова, Владимира Гусева, Сергея Есина, Владимира Личутина. Дипломатичность и гибкость, позволявшие писателям уцелеть в самые жестокие времена, но бескомпромиссность в главном, в сокровенном таких наших писательских талейранов, как Сергей Михалков, Валерий Ганичев, Феликс Кузнецов. Молодая задиристость Александра Сегеня и Юрия Козлова, Сергея Сибирцева и Николая Переяслова. Плюс надежная опора на провинцию, на все уголки России, где писательская жизнь ни на минуту не затихала, в нищете и гонимости прорывалась к своим читателям славными именами Виктора Потанина и Александра Бологова, Виталия Маслова и Виктора Лихоносова, Николая Коняева и Бориса Екимова. Плюс знамена нашей литературы, несущие миру правду о времени и мире журналы "Наш современник" со Станиславом Куняевым и "Москва" с Леонидом Бородиным, не дали погибнуть русской литературе. И в результате мы выстояли. Мы прошли через битву за другой наш писательский дом — на Комсомольском проспекте. Мы вписали в историю литературы трехдневное стояние в обороне от мельтешащих ельцинских чиновников и лакействующих жестокосердых либералов. Мы прошли через Дом Советов и октябрь 1993 года. И наши стихи и романы уже навсегда оставят в памяти людской именно наше видение этого этапа борьбы за Россию. Мы служили и служим не власти. Не партиям и движениям, а России. Русская великая литература никогда не стыдилась такого служения: "Все у меня о России, / Даже, когда о себе" — эти строчки великолепного русского поэта Владимира Соколова могут быть одним из девизов нашей борьбы за литературу. Борьбы за умы читателей.

Если власти по-прежнему не нужна такая литература, тем хуже для власти. Тем она ненадежней и хлюпистей.

В ПЯТНИЦУ 29 МАРТА на Горбатом мосту, славном своей обороной в октябре 1993 года, у Дома правительства состоялся впервые в истории России митинг протеста российских писателей. Звучал голос нашего старейшего классика Сергея Михалкова, выступали поражающие всех своей стойкостью не сдающиеся времени фронтовики — Юрий Бондарев, Михаил Алексеев, Владимир Бушин. Никто из либеральствующих радикалов не может сказать, что на митинге шла борьба за квадратные метры. Какие метры нужны председателю Союза писателей России Валерию Ганичеву, лидеру московских писателей Владимиру Гусеву, поэтам Валентину Сорокину и Людмиле Щипахиной? Все понимали, что если насквозь фальшивый коммерциализированный Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ, возглавляемый Сергеем Филатовым, утвердится в Доме Ростовых, то для всех писателей, всех национальностей, всех убеждений, всех возрастов он будет потерян навсегда, вместе со своей историей, с легендами и с реальными достижениями отечественной литературы ХХ века.

Все последние годы Дом Ростовых был в распоряжении Международного сообщества писательских союзов, почему они потеряли контроль над всеобщим писательским владением — это долгая история. Виноватых много. Виноваты и те, кто привел наемника Тимура Пулатова в дом Ростовых в 1991 году вместе с Евтушенко и увертливым хамелеонистым Савельевым. Виноваты и те, кто поддерживал самоуверенного и жесткого восточного владыку в его всесильных правах все эти годы, до самого последнего времени, кто потворствовал и смотрел сквозь пальцы на все сомнительные коммерческие сделки, приведшие к тому, что на территории Дома Ростовых расположились десятки коммерческих фирм, удушливые ресторанчики, турагентства.

Я понимаю, что в самые темные годы, может быть, Пулатов был завесой, хорошей ширмой даже для спасения самой литературы. Ни Юрию Бондареву, ни Петру Проскурину в 1993-м или 1996-м годах власть бы не доверили. И дом еще тогда бы отобрали.

Понимаю, что действовать самым решительным образом надо было раньше. Когда еще здания были на балансе МСПС. Мы упустили многое. Очень многое...

Но неужели для нынешнего руководства России, вроде бы избавляющегося от ельцинского привкуса разрушительности и коррумпированности, ельцинский выкормыш и прихватизатор интеллигенции Сергей Филатов, абсолютно ничего не значащий ни для общественного сознания, ни для истории, важнее, чем живой классик, любимец детворы и, не забывайте, автор нашего государственного гимна Сергей Михалков? Читатель, забудьте о конкретных метрах и сроках, подумайте, почему признанный писательский центр, знакомый всем литераторам СНГ, да и мира тоже, Дом Ростовых перейдет из ведения писателей в ведение одного из тысяч коммерческих фондов? Я надеюсь, Сергей Владимирович Михалков переломит эту дурную тенденцию и тем самым сделает еще одно благородное дело в защиту великой русской литературы. Обращаюсь я и к уважаемым писателям-демократам. Сегодня филатовцы уверяют вас, что будут помогать демократическим писателям. Но кто об этом вспомнит, когда они закрепятся в здании? Своя рука — владыка. Хочу — казню. Хочу — милую. Не так ли вы упустили поликлинику? Не так ли упустили все дома творчества на Украине и в Прибалтике? А ведь было законное право на нашу писательскую собственность, которую по всем международным законам нельзя ни приватизировать, ни национализировать. Готов заключить пари с Битовым или Василенко: не пройдет и несколько лет, и в доме писателей не останется даже духа писателей. Ни левых, ни правых.

Почему демократы струсили и не пришли на общий писательский митинг, мы же вместе сообща призывали писательский народ? Напечатали призыв одновременно в "Завтра" и в "Литературной газете". Но кроме бедного Паши Басинского, пришедшего на митинг по долгу службы в "Литературке", и нескольких молодых литераторов, безразличных ко всем союзам, но понимающих ценность Дома Ростовых, никто их наших российских "союзников" не явился. Вот так, Света Василенко, и будем мы терять последние остатки единого писательского имущества. А заодно будем терять собственную значимость в глазах читателей. Неужели не ясно до сих пор, что только вместе мы могли бы вернуть не один лишь Дом Ростовых, но и все остальное. От издательств до домов творчества. Мы могли бы вернуть место литературы в жизни общества...

МИТИНГ ДЛИЛСЯ ДВА ЧАСА. На мой взгляд, он удался на славу. И погода способствовала. Настроение поднимала и память о совместной борьбе. Вот идет долговязый, добродушный Слава Горбачев. Не его ли я видел здесь же 3 октября 1993 года в рядах добровольческого полка? Чудом выжил. И не сломался. И пишет, и живет. И борется. Из тех же дней выхватывает память Валеру Хайрюзова. Олега Кочеткова. Все здесь, все митингуют.

И все так же, как в дни осады дома писателей в Хамовниках в 1991-м, спорит с телерепортерами, убеждает в нашей правоте журналистов нестареющий Юрий Васильевич Бондарев.

Постоять за своих. Порадеть за народ — святое русское дело. И друзья нам в этом были и будут. Понимающие важность нашего союза и нашей России якут Коля Лугинов и татарин Ямиль Мустафин. С нами и Мустай Карим, и Расул Гамзатов. Не случайно писателя Ниязи слушали так же внимательно на митинге, как и писателя Проскурина. И выступали они так же страстно.

Станция "Мир" сгорела и утонула где-то в Тихом океане. Мы остались без космоса. Неужели так же сгорит и утонет в прожорливом чреве филатовцев и иных лихих коммерсантов, с бутафорским эфесом без шпаги, и писательский Дом Ростовых? И мы останемся без литературы? Россия, останови свое падение. Без русской литературы не будет и русского космоса, и русской армии, и русской экономики. Коммерсанты, вон из Дома Ростовых. Вас проклянут ваши же дети. Не надо бесчестить имя Наташи Ростовой. И где же вы, Андреи Болконские? Когда придете к власти в России?

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Евгений Нефёдов ГОСТЯМ НЕЗВАНЫМ

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/01/383/33.html ].

Андрей Фефелов ТОСКА ПО СТИЛЮ

ДЕВЯТЬ ЛЕТ НАЗАД в Москве и Ленинграде стали появляться творения "новой архитектуры". Отличительной особенностью означенных сооружений было то, что они резко дистанцировались от позднесоветских образцов и представляли из себя достаточно топорное, но претенциозное выражение некоего, пока смутного, идеала наступившей буржуазной эпохи.

Неожиданно навалившаяся на архитектора свобода в решении конструктивных и художественных задач, а также суровая необходимость угождать причудливым фантазиям экономного заказчика, привели к рождению курьезной архитектуры, которую принято называть "ларечной" (из-за обилия и нагромождения случайных застекленных элементов). Эти остроугольные, ломаные конструкции из алюминия и тонированного стекла лепились кое-как к фасадам сооружения и проклевывались в виде пресловутых остроугольных башенок.

Увлечение башенками вскоре приобрело характер форменной эпидемии. Вплоть до того, что архитектуру стали делить на "башенную" и "безбашенную". В среде профессионалов башенка стала признаком дурного тона, что нисколько не мешало повсеместному внедрению в жизнь этой таинственной и неразгаданной детали композиции очередного свежевыстроенного здания. Омерзительные в своей бесполезности, трогательные в своей эфемерности башенки стали приметой архитектуры середины 90-х годов.

Архитектура — самый публичный вид искусств — всегда являлась заложницей (если не сказать наложницей) идеологии. Такт, ритм, дух и запах той или иной эпохи явлены в постройках и произведениях зодчества. Каскады строений исторического центра Москвы или Парижа представляют собой напластования, которые суть застывшие ряби от великих порывов ветра истории.

Подчеркивая неслучайность архитектурных форм, их связь, может быть, с коллективным бессознательным, а скорее всего, с магистральными тенденциями в общественной жизни, последний раз обратим внимание на ставшие притчей во языцех, укоренившиеся в новой архитектуре т.н. башенки.

Кто-то усматривал в них признак царящего в среде архитекторов и заказчиков безвкусия. Мол, так пытались поймать общество на удочку псевдоромантизма (впрочем, когда за счет кристальной башенки-декорации все тот же бетонный куб с окошками пытаются превратить в "современную архитектуру" — это скорее жульничество).

Иные видели в башенках проявление автохтонного сексуального инстинкта, сравнивая их с ирландскими менгирами. Оккультно-религиозная версия появления подобной архитектуры в новой России связана с повсеместным распространением башенок именно пирамидальной формы (к тому же, порой ориентированных именно так, как пирамиды в Египте).

Остроумные предположения по поводу происхождения башенки лежат в социально-психологической плоскости. В башенке можно без труда увидеть "башню из слоновой кости", символ добровольной изоляции и гордого одиночества новых хозяев жизни. Феодальный стиль явлен в эстетике грузных вилл ближнего Подмосковья, которые напоминают средневековые замки с линиями узких бойниц, появившихся вместо традиционных дачных террас и просторных окон (кстати, при ближайшем рассмотрении ярко выраженный фортификационный характер носят "веселенькие" новоделы Манежной площади). Однако самая идеологизированная гипотеза связывает башенки с коммуно-имперским наследием Москвы (социальный заказ главнокомандующего на шпили и башни существует до сих пор, но реализуется в уродливых условиях незрелой российской демократии).

Так или иначе, политическая, идеологическая, психологическая составляющие "башенной" тенденции в архитектуре указывают на возможность рождения чего-то нового, ибо за ней стоит значительная волевая функция и явный военно-политический вызов. Говорить о зародышах имперского стиля пока преждевременно. Но именно амбициозность нового класса является залогом постсоветского этапа национального строительства. Амбициозность также есть первейший признак и тайный двигатель новой архитектуры. Последняя, на сегодняшний день, пройдя определенный путь от примитивных и маргинальных форм, выходит на магистральные пути дальнейшего развития.

Эволюция не только в отказе конкретных архитекторов от простейших решений (типа башенок), но прежде всего в создании новых архитектурных школ, которые формируются на базе проектных мастерских.

Произведения современного российского зодчества больше не напоминают дико разросшиеся коммерческие ларьки или мукомольные заводы (взятые с окраины Детройта и посаженные прямо в центр древней столицы России). Фантасмогоричность и отвязанность, характерные черты архитектуры середины 90-х постепенно претворяются в элегантную оригинальность. Предоставленная архитектору свобода служит делу становления столь же амбициозного, но уже весьма выверенного, обусловленного развитием той или иной архитектурной школы направления.

Чудовищно эклектичные формы особнячков, построенных в районе Арбата в начале 90-х, эти архитектурные химеры ушли в прошлое. Наступило время высококачественной и лишенной постсоветских комплексов архитектуры.

Спекулятивная задача сохранения "исторической застройки" путем "обволакивания" подновленного фасада застекленными конструкциями уже не считается архитектурным достижением, сопрягающим "старину" и "современность", но досадным недоразумением, требующим крайне выверенного подхода (московская проектная фирма "ABD" научилась корректно справляться с подобным задачами).

Динамика роста архитектурного мышления в России столь велика, что не за горами ревизия таких монстроидальных затей, как, например, проект создания Сити (эта, мягко говоря, не совсем удачная идея построить на берегу Москва-реки маленький Манхэттен в принципе может быть переработана в приемлемом для Москвы ключе). Уверен, в отличие от 1995 года, пресловутое "зурабовское барокко" сегодня не смогло бы захватить Манежную площадь, и реконструкция таковой проходила бы в сотни раз более культурно.

Пока можно констатировать небывалый взлет уровня наших архитекторов. За последние годы удалось неожиданно вырваться на передовые рубежи понимания архитектурных задач. Несмотря на продолжающиеся трудности со строительными технологиями, теперь никто не сможет сказать об отсталости российской архитектуры на фоне общемирового процесса. В русской провинции появляются яркие имена, создаются целые школы (феномен Нижнего Новгорода — архитекторы В. Бандаков, А. Дехтяр). В Москве мастерская № 6 МНИИП отрабатывает авангардное высокотехнологическое направление в проектировании спортивных комплексов.

Сегодня в крупных российских центрах строительство идет столь интенсивно, что образовался культурный пласт, связанный с современной российской архитектурой. Сюда ежегодно вбиваются огромные деньги — на этих деньгах активно формируется отечественная архитектурная традиция ХХI века.

Каковы же параметры этой традиции?

Сегодня Россия переживает интереснейший и сложнейший процесс поиска исторической идентичности. Отсюда необходимость обретения, осмысления и разработки собственного стиля как способа и манеры существования. Стиль этот, безусловно, формируется сам собой, ведь сама жизнь лепит новые формы, создает неведомые доселе грани... Однако задача художника — максимально четко сформулировать размытый образ. В этом неверном поиске нужных, самых точных, навеки незыблемых, но пока таких неясных форм, состоит волнующий процесс творчества.

Обетование предчувствие стиля, чувство героического участия в становлении мифа, а значит, нового мира, составляет безмерное счастье для художника. Динамика движения нарождающегося образа, переходный момент застывания еще зыбких и мягких очертаний, несомненно, самый интересный в процессе узнавания, формулирования нового.

Россия тихо бредит поиском своего стиля. Как только этот стиль будет найден, произойдет нечто близкое по эффекту к Большому взрыву. Русская вселенная резко и гулко расширит свое духовное пространство. Тогда возникнет маневр, необходимый для исторического и геополитического строительства.

В современной, в целом покончившей с эклектикой российской архитектуре доминируют три направления, каждое из которых раскрывает определенную тенденцию развития внутри социума.

Первый стиль условно следует назвать техномодерном (не путать с распространенным нынче псевдомодерном). Если использовать традиционную шкалу понятий, то это своеобразный виртуозный откат от конструктивизма обратно к модерну. По сути, это самый распространенный в современной России новый архитектурный тип. Следует сказать, что он априори не является скучным и несет в себе мощный национальный заряд (в нем присутствует доля историзма, романтизма). Он пользуется "человеческим", то есть скромным по нынешним технологическим и культурным меркам, масштабом. Легко вписывается в старинную застройку городских центров. Здания, выполненные в стиле техномодерна, как правило, используются под деловые конторы и культурные учреждения.

Достаточно распространен и все больше завоевывает себе пространства циклопический квазиимперский стиль, замешанный где-то на чикагской школе, а также на советском неоклассицизме 50-х годов. В некоторых образцах этот стиль может восприниматься как своеобразная реинкарнация сталинизма в современной буржуазной России. "Тоталитарный душок", явленный в гигантских масштабах и деталировке зданий, не заглушается наличием конструктивистских элементов. Жилые комплексы на окраинах Москвы, комплекс новых зданий на Павелецкой площади представляют из себя пример подавляющего волю гигантизма (в этом смысле сталинский ампир намного человечнее). Социальный штрих — упомянутые здания на Павелецкой — представляют из себя словно подножие небоскреба, которого на самом деле не существует.

Еще один нарождающейся стиль, очевидно, пока не может иметь названия, ибо не является доминантным, но несет в себе элементы архитектуры будущего. Речь идет о криволинейных конструкциях в духе Фуллера. Такие конструкции, напоминающие геодезические купола, незаметно прорастают не только в крупных центрах России, но и в далеких сырьевых районах, где высокотехнологическое производство в сложных природно-климатических условиях требует “прикрытия сверху”. Сложность конструктивных форм подобной архитектуры оставляет за ней большой потенциал. Легко можно представить себе старый город в таких вот выпуклых застекленных мансардах, открывающих эру стеклянных куполов. Повсеместное распространение крытых дворов дает новое социальное наполнение жилому дому. Российская фирма "Техноком", изготавляющая алюминиевые конструкции, возможно, является первопроходчиком в ажурно-кристаллический мир мансардно-купольного строительства.

Живость, раскованность русского ума, оригинальность подходов в решении архитектурных проблем делают неизбежным прорыв в новые области. Впрочем, талант творца натыкается на отсталость методов строительства. Дуализм такого рода создает серьезную проблему российским архитекторам. Удастся ли в два прыжка преодолеть пропасть в развитии технологий?

Биолог Василий Филин выступил с декларацией принципов новой архитектуры, лишенной убивающих психику гомогенных, монотонных и монохромных зон. Действительно, масштаб форма и цвет в современной архитектуре становятся все более разнообразными. Силуэт Москвы незаметно меняется: сланцевая структура уступает место кристаллической. Появляются снова вертикальные, игольчатые доминанты.

Сегодня в центре объединенной Европы возник феномен архитектурно обновленного, при этом вполне стерилизованного и традиционно скучного Берлина. Немецкая сказка оказалась как всегда "про больницу".

Многоэтажный социум сегодняшней России, фактор драмы поражения и предчувствие Воскресения — все это создает уникальные предпосылки для развития творчества.

Вплавленные в рельеф и плазму городского ландшафта современные архитектурные формы, прозябающие на фоне млечных, весенних, облачных потоков, эти формы содержат код наступающего таинственного русского будущего. Нам всем предстоит разгадывать эту тайну.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Рудаков ШЛЮЗЫ БУДУТ ПЕРЕКРЫТЫ

ПРОБЛЕМА ВЫВОЗА капиталов давно стала нашей национальной трагедией. Количество средств, переправленных из России на Запад, по разным оценкам, колеблется от 150 до 700 миллиардов долларов. Невозможно представить себе масштаб этих ресурсов, утрата которых в одночасье превратила нашу Родину из богатейшей страны мира в “бедное” государство, нуждающееся во внешних займах. Каждый день из России выкачивают средства, равные годовым бюджетам крупных регионов, военных округов и отраслей промышленности. А в западные банки идут миллиардные долларовые потоки, вот уже десять лет обеспечивающие нашим стратегическим противникам бескризисное развитие и процветание.

ВРЕМЯ ПРИШЛО

Еще в 1997 году силовики во главе с директором ФСБ предложили создать правительственную комиссию по борьбе с утечкой капитала. Три месяца представители силовых структур работали над документом, прошли все визы и все инстанции. Но даже после того, как постановление было подписано Черномырдиным, оно так и не увидело свет, поскольку... не получило номера. Усилия спецслужб блокировали в то время слишком могущественные силы, вывозившие в то время из страны по нескольку миллиардов долларов в месяц. Олигархи сделали все, чтобы блокировать по возвращению капиталов.

Сама постановка вопроса о выработке государственной политики по борьбе с утечкой капиталов стала возможна лишь сейчас, когда Путин и его соратники начали делать ставку на идеологию национальных интересов. Будучи прагматиками и рационалистами, эти люди понимают, что если не перекрыть шлюзы, через которые происходит утечка капиталов, то после неизбежного падения цен на нефть страна снова столкнется с тяжелейшим кризисом и падением уровня жизни. Не секрет, что утечка капиталов не только обескровливает нашу экономику, но и делает ее крупнейшим инвестором Запада. Говоря, что вывезенные капиталы во многом обеспечили экономический бум в США в 90-х годах. Теперь было бы хорошо, если бы хоть часть этих денег помогла России пережить тяжелейший 2003 год, на который аналитики прогнозируют системный экономический кризис.

Кроме того, нелегальный вывоз капиталов — это не только экономическая, но и криминальная проблема. Безусловно часть денежных средств была перекачана из России на Запад внешне законным путем с помощью сложных финансовых схем, построенных на использовании пробелов в законодательстве и несовершенстве механизма валютного контроля. Именно эти средства вернуть в страну будет сложнее всего, поскольку обнаружить состав преступления в действиях лиц, прокручивавших такие операции, вряд ли возможно.

Однако десятки миллиардов долларов вывезены на Запад такими путями, которые попадают под целый ряд статей УК. Это и уклонение от уплаты налогов в особо крупных размеров, и мошенничество, и злоупотребление служебным положением (со стороны чиновников, обеспечивавших перекачку денег). Нельзя забывать, что на Запад нелегальным путем идет не только "зажатая" экспортная выручка, но и бандитские общаки, выручка от торговли наркотиками, торговли заложниками. Святая обязанность государства — пресечь этот процесс и сурово покарать тех, кто занимается финансовым обеспечением такого бизнеса.

ДВОЙНАЯ ИГРА ЗАПАДА

Еще одна тема, связанная с утечкой капиталов, — это лицемерие Запада, пытающегося повернуть проблему против самой России В частности, коррупционные скандалы, связанные со счетами крупных российских чиновников, прятавших деньги на Западе, активно раскручиваются американскими властями и СМИ в антироссийских целях. Тема утечки капиталов из России на Запад сегодня у всех на слуху. Другое дело, что вопрос этот часто освещается настолько тенденциозно и искаженно, что в массовом сознании проблема оказывается перевернутой с ног на голову. К примеру, многие в России искренне радовались, когда в Америке арестовали Павла Бородина. Несмотря на все попытки объяснить, что радоваться здесь особенно нечему, доверчивые и неискушенные люди с готовностью приняли ту версию происшедшего, которую давали западные источники. А версия была предельно проста и доходчива: российские правоохранительные органы покрывают "коррупционера", зато швейцарская прокуратура — честна и неподкупна, и если уж Бородин нарушил швейцарские законы, то будет отвечать по всей строгости. С экранов НТВ нам объясняли, что Запад — это место, где живут "цивилизованные люди", которые всегда ведут себя прилично, не терпят никаких "грязных денег" и строго карают за "отмывание капиталов". Нам же остается только благодарить "цивилизованный мир" за то, что он помогает нам избавляться от коррупционеров, сделавших себе состояние на ограблении России. Такая информационная картинка, возможно, и показалась бы убедительной для поклонников Явлинского, искренне верящих в то, что Запад олицетворяет собой все гражданские добродетели.

Однако для тех, кто лишен либеральных иллюзий и хоть немного разбирается в геополитике, такая картина не выглядит убедительной. В кампании по борьбе с "грязными российскими деньгами" Запад преследует свои цели, в которых нам еще предстоит разобраться. Для начала же заметим, что ни швейцарская, ни американская юстиция вовсе не собирается возвращать в Россию вывезенные из нее капиталы. Наоборот, в силу глобальных экономических соображений Запад кровно заинтересован в том, чтобы ни одна копейка из как минимум 150 миллиардов "зеленых", вывезенных из нашей страны, не вернулась обратно.

С другой стороны, не менее сильно мировую олигархию обуревает и другое желание: не допустить, чтобы российские деньги были легально вложены в западную экономику. К примеру, если какая-нибудь крупная российская компания, тесно связанная с государством, захочет купить контрольный пакет акций полезной для развития своего бизнеса западной фирмы, западные СМИ начнут убеждать общественное мнение в том, что российские капиталы — "грязные", что за ними стоят "мафиозные структуры", и пускать таких инвесторов на свой национальный рынок — предельно опасно.

Очевидно, что вывоз капиталов из страны как таковой не является чем-то однозначно негативным. Вложение капитала в экономику другой страны вполне может соответствовать нашим национальным интересам — в том случае, если каждый вложенный рубль приносит доход, укрепляет нашу финансовую мощь, усиливает влияние российского капитала в других странах. А там, где есть экономическое присутствие, неизбежно появляется и политическое доминирование. Естественно, что подобный процесс приносит пользу лишь тогда, когда финансовые ресурсы перемещаются через границу легальным путем после выплаты всех налогов и таможенных пошлин с соблюдением правил валютного контроля. Разумеется, таким путем могут вывозиться только такие денежные средства, которые получены законным путем.

Напротив, "грязные капиталы" пересекают государственную границу нелегально. Они-то и добываются путем мошенничества и грабежа, часто связаны с торговлей наркотиками, оружием, другими видами преступного бизнеса. По сути дела, речь идет о финансах "криминального происхождения", которые оказываются в распоряжении дельцов теневой экономики, или о деньгах, которые перекачиваются на Запад путем сложных и тщательно спланированных банковских афер. Между тем, пути и механизмы перекачки капиталов на Запад хорошо известны.

Позиция Запада сводится сегодня к тому, чтобы смешать одно с другим, искусственно создавая сложности на пустом месте в тех случаях, когда речь идет о легальных российских капиталовложениях, и отвлечь внимание от проблемы отмывания действительно грязных денег, вывезенных из нашей страны с явными нарушениями российских законов.

По этой причине и представители отечественного бизнеса готовы активно включиться в работу по возвращению российских капиталов. Так, глава Национального резервного банка Александр Лебедев, выступая в Госдуме на слушаниях "Утечка капитала как угроза безопасности России", предложил объединить усилия силовых структур и российских банков, входящих в Национальный Инвестиционный Совет, для возврата вывезенных капиталов в Россию. Ведь если совместить те ресурсы, которые имеются у российских банков (финансовые и кадровые возможности по привлечению детективных агентств для сбора информации, наем адвокатов для представительства в судебных инстанциях западных государств), с теми оперативными, информационными и процессуальными возможностями, которые имеются у силовых структур, то значительную часть денег, вывезенных с прямыми нарушениями закона, можно вернуть обратно. К предложениям банкира внимательно прислушивались сидевшие в зале представители ФСБ, МВД, ФСНП, ГТК, которые также озабочены этой проблемой.

БАНКИ ПОМОГУТ СПЕЦСЛУЖБАМ?

Кстати, вкладчики некоторых российских банков, серьезно пострадавшие от фиктивных банкротств и деятельности "финансовых пиратов" вроде печального знаменитого "Креди Агриколь Индосуэц", горят желанием наказать обидчиков и готовы поделиться с государством в случае возврата вкладов. К примеру, акционеры НРБ вполне готовы пожертвовать половину возвращенных денег в Национальный фонд поддержки военнослужащих или в иные фонды поддержки МВД или ФСБ.

Каким же образом можно вернуть капиталы? Прежде всего необходимо иметь в виду, что большая часть денег, вывезенных из страны, "зарыта" не очень глубоко. Стоимость недвижимости, приобретенной на вывезенные деньги, составляет лишь небольшую долю от тех средств, которые были откачаны из России. Как правило, в откачке капиталов из России принимают участие крупные западные банки, имеющие свои представительства в оффшорных зонах. И у нашей страны есть возможность предъявления исков к этим банкам. К примеру, таможенные органы РФ вполне могут выставить иск к "Банк оф Нью-Йорк" за таможенные пошлины, которые не были выплачены России из-за тех операций, которые проводились через этот банк. А ущерб только по одному этому эпизоду колеблется от 1 до 2 миллиардов долларов. Вообще же, по мнению экспертов национального инвестиционного совета, роль западных банков в утечке капиталов настолько велика, что есть реальная юридическая база для предъявления им имущественных исков.

По оценкам западных детективных агентств, помимо крупных компаний, вывозивших капиталы за границу, есть еще примерно пять-шесть тысяч физических лиц, которые имели отношение к компаниям и банкам, которые были преднамеренно обанкрочены и разорены. Эти люди также нелегально переправили на Запад от 5 до 10 миллиардов долларов. К сожалению, в тех случаях, когда органы правосудия западных государств привлекают этих лиц к ответственности, деньги потерпевшим странам возвращать не спешат.

Сейчас в США идет процесс по делу Лазаренко, и его счета (а это 220 миллионов долларов) — в случае вынесения бывшему премьеру обвинительного приговора, перейдут в казначейство США. Судьба этих денег, которые украинское государство, естественно, хочет получить назад, зависит от качества юридической защиты государственных интересов. А услуги юристов в США, да еще по такому делу, вещь, безусловно, дорогая. Кроме того, мало просто выделить деньги на судебные издержки, нужно еще и провести колоссальную организационную работу (пресса, бизнес-сообщество, политики). Пока что ни украинскому, ни российскому государству, перед которым также стоят подобные проблемы, проведение столь масштабных акций по возврату денег не под силу.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ТЕРРОР

Быть может, объединение усилий национально ориентированных предпринимателей и силовых структур поможет сдвинуть дело с мертвой точки. Однако пока что иски выставляем не мы, а их предъявляют нам. Более того, дело приобретает отчетливый политический характер. Сегодня финансовые претензии к российским компаниям и банкам, да и к государству в целом, превратились в инструмент экономической "холодной войны" против России. В последние время участились случаи незаконных исков и незаконных арестов российских средств за рубежом. Примеров множество — иски фирмы "Нога" к России (они привели к опасным прецедентам с арестами российского имущества за границей), иски, предъявленные к "Русскому Алюминию" и Национальному резервному банку. Сейчас иск на 300 миллионов долларов собираются выставить "Медиа-Мосту". Совокупная сумма этих исков составляет примерно 5 миллиардов долларов. Не нужно объяснять, какое значение для России имеют эти деньги. Так что судебные иски — это обоюдоострое оружие, которым мы еще должны научиться эффективно пользоваться. Так что, возможно, в скором времени союз силовых структур и здоровой части российского бизнеса станет реальностью. По крайней мере, обе стороны констатируют, что за последнее десятилетие на Западе была создана финансовая инфраструктура, обеспечивающая бегство капитала из России, в том числе и через оффшорные зоны. С другой стороны, для стран Запада стал нормой отказ от признания решений российских судов, связанных с деятельностью западных банков, несущих прямую ответственность за вывоз денег из России и их последующую легализацию. Сегодня пострадавшие от их деятельности российские предприниматели стремятся помогать силовым структурам в расследовании незаконной деятельности зарубежных банков, и первые уголовные дела уже приносят свои результаты.

Хочется верить, что активная государственная позиция может нейтрализовать враждебные действия Запада, укрепить имидж России и крупных российских корпораций на мировом рынке. Возвращение в Россию хотя бы нескольких десятков миллиардов долларов поможет нашей стране встать на ноги, создаст предпосылки для экономического роста. Нужно сделать все возможное для того, чтобы эти деньги еще послужили России.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

профессор Анатолий Курносов ПРАВО НА ИСТОРИЮ (О возрождении русского национального характера)

Мы все помним, как на очередном "Гласе народа" неистовый Доренко, рупор "ниццевского сидельца" Березовского, протрубил на всю страну: России грозит нацизм! Вот-вот в Кремле воцарится фюрер! Стоны об угрозе "русского фашизма" были подхвачены либеральными СМИ, разнесены по всей стране и вброшены устами доренок в сознание народов России. Общеизвестна деликатная, ранимая натура этих разжигателей страстей. Поэтому было бы вполне простительно, если бы своим галдежом они преследовали лишь две цели: поддерживать на высшем уровне психоз еврейского населения страны, формируя новые потоки эмиграции в Израиль, и одновременно интерпретировать изгнание Путиным олигархов из России как проявление заурядного антисемитизма, а вовсе не государственного подхода к формированию новой бизнес-элиты. Однако этим дело не ограничивается. Мы наблюдаем, как уже несколько лет в России под предлогом защиты жертв "нового Холокоста, который вот-вот случится", происходит подавление любых попыток национальной самоидентификации русского народа, едва они возвышаются над уровнем "потешных войск" и "футбола как объединяющей идеи".

Одним из последних казусов, подтверждающих это, стал возмутительный случай с профессором Анатолием Курносовым, деканом экологического факультета Российского Православного института св. Иоанна Богослова. Анатолий Михайлович был в один день уволен из института из-за обыкновенной кляузы, пришедшей на адрес ректора от некого Александра Аксельрода, директора московского офиса никому не известной "Антидиффамационной лиги". За несколько недель до увольнения Курносов выступал на Рождественских чтениях с докладом "О возрождении русского национального характера", в котором, наряду с идеями философско-религиозного характера, позволил себе несколько раз употребить слово "еврей". За этот доклад "Антидиффамационная лига" обвинила Курносова в крайнем национализме и антисемитизме и ничтоже сумняшеся потребовала от Православного института "оценить действия" своего декана. И ректор института игумен Иоанн не нашел ничего лучшего, как выгнать своего профессора с работы.

Заинтересовавшись этим казусом, мы решили опубликовать доклад профессора Курносова, частично сократив его первую, сугубо философскую часть, вкупе с кляузой Аксельрода и распоряжением ректора об увольнении. Пусть наш читатель оценит, насколько этот доклад противоречит закону и морали. И поразмыслит, не взяли ли подобные "лиги" и "московские офисы" под свой контроль уже и Православную церковь?

Для нас же очевидно, что любая работа о русском национальном возрождении обречена при нынешней власти на обвинения в разжигании межнациональной розни. Видимо, в скором времени это найдет свое воплощение в предполагаемом "законе о русском фашизме", проекты которого зреют в умах либеральных политиков и призваны окончательно добить попытки возрождения русского самосознания. И тогда уже на Рождественских чтениях православные профессора вынуждены будут читать лекции о творчестве Шолом-Алейхема, философии миквы и проблемах выживания новых колонн переселенцев на бесплодных Голанских высотах.

К ИСТОРИИ ВОПРОСА

В 1934 году известный русский религиозный философ и патриот Иван Александрович Ильин выступил в нескольких центрально-европейских столицах с докладом "Творческая идея нашего будущего. Об основах духовного характера". В докладе, обсуждая пути "восстановления и возрождения нашей Родины и ее культуры", И. Ильин указывает в качестве главного условия такого возрождения идею воспитания в русском народе национального духовного характера. Об основополагающем значении этого условия И. Ильин эмоционально писал: "Это — главное. Это — творческое. Это — на века. Без этого России не быть. Отсюда придет ее возрождение. Отсюда ее величие воссияет в невиданных размерах. Этим Россия строилась и творилась в прошлом. Это было упущено и растеряно в XIX веке. Россия рухнула в революции от недостатка духовного характера — в интеллигенции и в массах. Россия встанет во весь свой рост и окрепнет только через воспитание в народе такого характера..." И далее, словно бы он имел в виду наше время, Ильин пишет:

"Само собою разумеется, что это воспитание может быть только национальным самовоспитанием. ...Национальное воспитание может быть проведено самим русским народом, то есть его верной и сильной национальной интеллигенцией: священником и монахом, народным учителем, профессором, офицером, судьею, чиновником, художником и литератором. Для этого России нужен новый отбор людей — отбор духовный, качественный и волевой..."

Теперь остановимся на истолковании, интерпретации выдвинутой Ильиным идеи.

Итак, во-первых, как видим, речь идет о воспитании национального духовного характера, национального самосознания не российского (как любят ныне выражаться модные публицисты), а именно русского народа.

Во-вторых, Ильин, как и многие другие русские гении и пророки, подчеркивает русскую особенность и коренное отличие русского характера и от западного, и от восточного. Он заявляет: "Ни один народ в мире не имел и не имеет ни такой территории, ни такого национального состава, ни такой истории, как Россия. У нас своя, особая вера, свой характер, свой уклад души. Поэтому механическое заимствование у других народов сулит нам меньше добра, чем когда-нибудь.”

В-третьих. Для успешного решения исторической задачи духовно-нравственного возрождения нации требуется объединение и организация людей, исповедующих главную идею, независимо от политических и групповых пристрастий. А именно: "России полезны только те политические и хозяйственные формы, которые верно учитывают наличный уровень национального характера и которые способны воспитывать, укреплять и одухотворять национальный характер в интеллигенции и в массах..."

Ильин суммировал и конкретизировал главное направление воспитательной работы как создание максимально благоприятных условий для развития творческих сил всего народа и его отдельных представителей. "И задание это, — писал он, — столь существенно, столь центрально, что всякие формы и реформы жизни являются лишь средством (запомним это. — А. К.) по отношению к нему: что содействует разрешению этой задачи — то хорошо, что мешает и тормозит — то вредно и нежелательно... И все духовные силы русского народа должны быть направлены именно к этой цели".

В-четвертых. Особую роль в воспитании национального русского характера Ильин отводит монастырям, армии, системе патриотического образования, это и естественно, так как:

— “в монастырях издревле зарождалась национальная культура, "переводились" на языки, доступные смертным, бессмертные истины Христовы, формировались высокие эталоны жизни во Христе и очаги распространения учения Спасителя "во языцех";

— "Русская армия искони была школой русской патриотической верности, русской чести и стойкости";

— "народ не должен и не смеет противопоставлять себя своей армии, как это было перед революцией” (и добавим, как это делали диссидентствующие "демократы" в последние 15 лет ХХ века);

— "мы — русский народ; и в нем — наше особое почетно-ответственное, знаменосно-собранное, "мы": наша честь, наша надежда, наша сила, основа нашего национального существования. Кость от нашей кости, плоть от нашей плоти.”

В-пятых. Институту частной собственности И. Ильин также придает основополагающее значение, считая, что она воспитывает человека к самостоятельности и самодеятельности.

В-шестых. "Хороши те виды самоуправления, те формы избирательного права, те проявления политической свободы, которые воспитывают характер и правосознание, повышают чувство ответственности и верного ранга, укрепляют дисциплину и дух служения. И обратно: все разнуздывающие, снижающие, анархические, деморализующие формы общественности и государственности должны быть угашены, несмотря на то, что "другим народам" от них, может быть, и "нет вреда".

В-седьмых. Хотя Создатель наделил русских многими природными дарами и достоинствами, но вместе с тем, создание крепкого национального характера затруднялось такими серьезными факторами, как суровый климат, незащищенность равнин, продолжительное татаро-монгольское иго, бесконечные войны, а также и вызванным этими воинами крепостным укладом и правом, и разноименною толщею малых, преимущественно азиатских народностей. Этот предел мы должны в ближайшие 50 лет преодолеть и перешагнуть".

Влияние этих отрицательных факторов, перечень которых, как мы видим, еще недостаточно полон, мы сможем, по мнению Ильина, побороть соборным усилием... огромным и длительным напряжением веры, воли и политической мудрости. При этом порыв должен начаться "от меньшинства", которое должно сплотиться под руководством "единоличного вождя". "Но именно признанного вождя, а не мелкого честолюбца и безыдейного авантюриста".

К сожалению, последние 15 лет ХХ столетия политическая жизнь нашей страны изобиловала примерами именно таких честолюбцев и авантюристов.

Изложение столь актуальной для нас позиции выдающегося русского православного патриота и мыслителя было бы принципиально не полным, если бы мы не упомянули ее важнейшего содержательного элемента-понятия истинной духовной человеческой свободы и деятельной и творческой культурной человеческой натуры. Эти понятия несовместимы с приспособленческим, хамелеонообразным рабским укладом души.

"Вот этот рабский уклад изворотливой шкурной хитрости, беспринципного приспособления к чему угодно и бесконечной унижаемости — русский человек должен искоренить в своей душе. Довольно раба! Русская душа должна приобрести уклад волевой, достойный и царственный. Она должна выстрадать и выковать себе духовный характер.

Человек без духа не достоин своего звания".

ПОПЫТКА СОВРЕМЕННОГО ОСМЫСЛИВАНИЯ

Практически все изложенное Ильиным в его докладе 1934 года актуально и справедливо для нашего времени. По сравнению с его автором мы пользуемся только одним преимуществом: мы знаем, как развивались события на Земле в те 46 лет, которые отделяют нас от его ухода из земной жизни. Может быть, в чем-то доклад покажется отдельному современному читателю декларативным, но все основные его положения подтверждены и опытом второй половины ХХ столетия.

Значение сказанного Ильиным еще более возросло, а поставленная им задача преодоления "предела" далеко не решена полностью. Хотя и появились некоторые положительные факторы.

Главный из них — это набирающее силу возрождение Русской Православной Церкви и постепенное пробуждение в русском народе здорового религиозного чувства. Главное, несомненно, положительное явление нашего времени — это свобода исповедания веры предков и отцов наших, открывающая возможность приобщения к богатым и драгоценным для сердца каждого истинно русского человека историческим духовным культурным традициям нашего народа и прославление сонма мучеников, за Веру и Отечество пострадавших. Вот, пожалуй, и все то, несомненно, положительнее, чего не было в середине 30-х годов ушедшего столетия...

Ректору Российского православного

университета св. Иоанна Богослова,

председателю Отдела религиозного

образования и катехизиса

Московского патриархата

игумену Иоанну

Ваше Высокопреподобие игумен Иоанн!

Антидиффамационная лига выражает крайнюю озабоченность в связи с выступлением декана экологического факультета Вашего университета г-на Курносова во время прошедших недавно в Москве IX Рождественских образовательных чтений.

Прозвучавшие в речи г-на Курносова крайние националистические и антисемитские ноты идут вразрез с конституционными и правовыми принципами, на которых построено наше многоконфессиональное Российское государство.

По сообщениям средств массовой информации, в своем выступлении г-н Курносов привел перечень лиц "нерусской национальности", занимающих руководящие посты в стране. Декан Вашего университета также обвинил министра культуры М. Швыдкого в том, что тот ратует за возвращение культурных ценностей Германии именно вследствие своей национальной принадлежности, по причине которой, как утверждает Курносов, ему не может быть понятна "боль от потерь в Великой Отечественной войне". В своем выступлении г-н Курносов фактически связал бедственное положение в российской экономике и культуре с национальным происхождением тех или иных руководителей.

Особое беспокойство вызывает тот факт, что подобные шовинистические воззрения исходят от человека, находящегося на руководящей преподавательской должности ведущего православного общеобразовательного учебного заведения России. Такие выступления не могут способствовать укреплению межрелигиозного мира и согласия в российском обществе.

Мы надеемся, что руководство Российского Православного университета найдет возможность дать оценку подобным идеям, высказанным одним из преподавателей университета во время публичного выступления.

С уважением

Александр Аксельрод

Директор

* * *

Российский Православный институт

св. Иоанна Богослова

Об увольнении с должности

Распоряжение № 9 февраля 2001 года

Приказываю: уволить с должности декана экологического факультета Курносова Анатолия Михайловича с 9 февраля 2001 года.

Ректор Российского Православного

Института св. Иоанна Богослова

(подпись)

Особенную сложность для историков и политологов представляет действительно объективный анализ причин и следствий в событиях русской жизни периода новейшей истории — от развала Российской Империи (1917 г.) до развала Советской России (1991 г.). Примитивная политическая публицистика склонна объединять весь советский период как единый и, безусловно, отрицательный этап в жизни России, в котором не было, следовательно, ничего положительного...

К оценке серьезных исторических явлений нельзя подходить с позиций заушательской критики. Дело, конечно, историков новейшего времени разделить советский период на подпериоды. По крайней мере, более правильно, чем рассматривать скопом, делить его на две части, как это делает националист А. Севастьянов: первые двадцать лет и последующие годы, скажем, до начала перестройки в 1985 году или до момента разрушения СССР в 1991 году. А, возможно, даже первый двадцатилетний период следует разделить на два подпериода, из которых в первом еще можно говорить о коллективном большевистском руководстве партией и страной, а во втором — уже господствовала сталинская диктатура, а верные "большевики-ленинцы" попали сами в ту преисподнюю, в которую они вначале отправили миллионы русских. Да и в последующем (после Сталина) времени следует отличать этап головотяпского хрущевского руководства от этапа развитого и "застойного" брежневского социализма (до прихода перестройщика М. Горбачева).

Для справедливости и точной оценки важно также напомнить, что по английским и американским источникам, из 384 комиссаров, возглавлявших "русскую" революцию в 1918 году, было 13 этнических русских и более 300 евреев, притом, что 264 из них были выходцами из США.

Выдающийся английский руководитель и политик У. Черчилль, отмечая особую роль целого ряда революционеров-евреев типа Троцкого и др. в осуществлении идеи мировой революции, писал: "...данная банда экстраординарных личностей с самого дна больших городов Европы и Америки схватила русский народ за волосы и стала практически бесспорными хозяевами данной огромной империи”.

Эти же пламенные борцы за мировую революцию возглавляли потом все важнейшие посты в системе карательных органов и были организаторами чудовищного антирусского террора.

Конечно, приведенные факты не умаляют ответственности отодвинутой от управления общественной жизнью и дезориентированной русской интеллигенции; не умаляет это и вины русского православного народа, соблазненного дешевыми посулами нерусских заговорщиков. Но ведь в 80-90-х годах ХХ столетия сценарий разгрома России, возглавленного диссидентами и русофобами, а также предателями из кругов КПСС, напялившими на себя личину либералов и демократов, был по духу своему тот же.

В предателях, к сожалению, оказалась почти вся интеллигенция, работавшая в области культуры (в театре, кино, журналистике, телевидении и т.п.), и значительная часть, занятая в научной области (в гуманитарных науках, экономике) и на партийно-государственной службе. Руководителями движения слома и разрушения государственной машины были, если не считать мировую закулису, все те же представители воинствующего национального меньшинства и разыгравшие антирусскую и антисоветскую карты властолюбивые националисты в бывших союзных республиках.

Что следует из того, что мы теперь знаем эти факты для дела воспитания русского национального характера? Почему мы позволяем себе дважды в течение века наступать на одни и те же грабли? Почему в своем болезненно-услужливом отношении к национальным меньшинствам, пренебрегая, что называется, "святая святых" своих обязанностей перед Богом, Родиной, предками и потомками, мы как стадо баранов послушно делаем все, что нам велят? Только слепец не видит родственно-этнических связей между организаторами первой и второй национальных катастроф в России. Надо уважать и любить соседей и союзников, но не терять чувства собственного духовного достоинства, о котором говорит И. Ильин, и более всего на свете любить Бога, Родину и свой народ, своего вождя, наконец, свою семью. Никому не перепоручать право управления в своем собственном доме. Иначе — окончательно погибнем.

Особое значение представляет вопрос собственности. В 1917 году была уничтожена юридически и физически законная монархическая власть, а также была экспроприирована и национализирована (обобществлена) законная частная собственность всех граждан Российской империи, кто эту собственность имел. В годы советской власти героическим трудом нескольких поколений советских, в первую очередь русских (включая украинцев и белорусов), людей национальное достояние страны было во много раз увеличено, была построена могучая экономика, созданы первоклассная наука и образование, сильнейшая в мире оборона, ликвидирован разрыв в уровнях социально-экономического развития центральных районов и национальных республик. В начале 90-х годов реставраторы воровского капитализма — Ельцин, Гайдар, Черномырдин, Чубайс и др., уничтожили советскую власть и провели незаконное присвоение (прикрываемое продажей многотриллионной стоимости за гроши) теперь уже коллективной общественной собственности...

В такой стране, как Россия, не вызывает никакого сомнения целесообразность и справедливость общенациональной (государственной) собственности на землю, транспортно-энергетические и информационные сети, как и на все без исключения государственные предприятия, существовавшие в стране на момент совершения ельцинского переворота в 1991-1993 гг.

Никакие внутренние "авторитеты" и зарубежные "консультанты" никогда не смогут убедить человека с нормальными умственными способностями в том, что в обществе, где до 1991 г. все без исключения жили "от зарплаты до зарплаты", операция захвата гигантских общественных ценностей — заводов, шахт, рудников, промыслов, зданий и сооружений, — кучкой невесть откуда появившихся "бизнесменов" и "магнатов" с двойным гражданством, является законной и соответствует принципам демократического права.

Думаю, что Православная церковь не может быть в стороне от морально-правовой оценки этого второго гигантского ограбления русского народа. И в годы октябрьского большевистского переворота, и в годы ельцинской контрреволюции лишение собственности законных ее владельцев (в первом случае — частных, во втором — всего общества России) является абсолютно незаконным и не соответствующим положениям какого-либо официального правопорядка, ни, тем более, христианской этики.

Попутно заметим для ретивых сторонников приватизации земли, что Господь в своем прямом наставлении пророку Моисею запретил продажу земли: "Землю не должно продавать навсегда, ибо Моя земля: вы пришельцы и поселенцы у Меня..." (Лев. 25, 23).

Итак, представляю более точный принцип воспитания национального правосознания: надо уважать и беречь не только частную собственность, но всякую собственность, созданную законным частным или общественным трудом. Более того, надо уважать и трогательно беречь и те великие тварные ценности, которые сотворены и даны нам во временное пользование Всеблагим и Всемогущим Богом. Иначе как можно сохранить цельность Божьего творенья, о которой говорят отцы Церкви?

СУРОВЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ

Мы, русские (украинцы, белорусы), особый народ. Это, пожалуй, ни у кого не вызывает сомнений. Господь Бог дал нам богатый, укорененный в славянстве генофонд, легированный тюркскими, угро-финскими и некоторыми другими "добавками", суровый климат, обширные земли и природные богатства на евроазиатском материке, покладистый и уживчивый, по выражению Д. И. Менделеева, характер и, вооружив Православием, провел нас через множество бурных порогов и меньшее число тихих заводей исторического потока. Наличие больших пространств и богатств явилось одной из причин того, что нашему народу приходилось чуть ли не в непрерывных больших и малых войнах отстаивать свое право на жизнь и владение тем, что у нас есть... Русские никогда не начинали агрессивные войны с целью захвата чужих территорий или порабощения чужих народов. Но захватчики приходили к нам с Запада и Востока.

Сами по себе географические параметры и расположение России, а также ее религиозная самостоятельность, привлекали и, тем более в будущем, будут привлекать отнюдь не дружелюбный интерес ближних и дальних соседей к нашей стране. При наличии расовой и большой культурной общности русских с народами Запада и, несмотря на постоянное стремление наших нынешних властей породниться с ними (с Западом) и интегрироваться в так называемое "цивилизованное мировое сообщество", правящие классы и партии все теснее объединяющихся вокруг США стран "золотого миллиарда", несомненно, настроены на скрытую и открытую конфронтацию с нашей страной и ее основной национальной религией. Положение усугубляется еще в связи с тем, что в руководстве силами мирового глобализма верх все больше берет (точнее, уже взяла) чрезвычайно сплоченная, богатая и бескомпромиссная еврейская партия, ничуть не менее решительная, чем большевики Ленина и Троцкого, организовавшие два государственных переворота и захватившие власть в России в 1917 году. Как это делалось и чем это нам грозит — мы уже знаем. Стереть Россию, точнее, ее народ вместе с Православием в порошок — вот, пожалуй, главная, плохо скрываемая цель "цивилизованного" западного мира. И это при всем том, что среди западных народов можно найти немало очень честных и трезвых людей, испытывающих неподдельные симпатию и уважение к нашему народу и его культуре, хорошо понимающих ту защитно-форпостную роль, которую играла и играет наша страна для западного мира.

Не менее драматично складываются условия сосуществования нашей страны с соседями на юге и востоке. На юге не только не сокращается, а скорее год от года растет опасность нападения со стороны наиболее оголтелых экстремистских сил, прикрывающихся знаменем ислама и поощряемых Западом...

России, если она хочет в этом суровом мире выжить и сохранить самостоятельность, не говоря уже о том, чтобы выполнить историческую миссию оплота и защиты Православия, надо подумать о сохранении и умножении своего главного богатства и государствообразующего фактора — населения, и особенно — численности русского народа... И, наконец, общемировое и геополитическое значение имеет правильное ориентирование российского (и не только российского!) общества в выборе стратегии социально-экономического развития. В связи с этим принципиальное социально-экономическое, идеологическое и философское значение имеет правильная формулировка и оценка перспектив развития способов жизни, базирующихся на неограниченном индивидуальном потреблении материальных благ и накоплении в частной собственности средств производства (капитализм) и на доминировании общественной собственности на средства производства и прочие национальные богатства и общественном регулировании производства и пределов индивидуального потребления (социализм)...

Несомненно, что по мере увеличения населения Земли и антропогенного воздействия на окружающую среду возможности проявления положительных сторон и, так сказать, поле социального маневра для капитализма существенно сокращается, тогда как при социализме, лишенном основных причин социального (межклассового) и межгосударственного антагонизма и более эффективно учитывающем экологические ограничения, условия для устойчивого развития общества становятся более благоприятными. Разумно устроенный социализм не только не противоречит основным устоям христианского мировоззрения, но, напротив, требует для своего осуществления более совершенной, чем при капитализме, интеллектуальной организации производства и быта, а также более высокого уровня общественного сознания и культуры. В атеистическом и развращенном безбожными идеями и нравами обществе любая форма социально-экономического устройства, будь то капитализм, социализм или еще что-то, будет использована во вред Богу и людям. Путь развития, выбранный мировым правительством и народами "золотого миллиарда" и основывающийся на бесконтрольном потреблении мировых ресурсов и пренебрежении жизненными интересами подавляющего большинства человечества, — путь, ведущий к Апокалипсису.

ПОПЫТКА ПОДВЕДЕНИЯ ИТОГОВ

Главная причина всех катастроф и потрясений, как и главный дефект русского национального характера в ушедшем веке, известна и состоит в отходе от Бога и его Церкви, начавшемся, по Ильину, в XIX веке (а на самом деле, значительно раньше. — А. К.) и, как следствие уже этой главной причины, пренебрежение и предательство государства и народа, проявляемые правящим классом и интеллигенцией, косвенно или прямо, скрыто или в открытую, но всегда маскируемое лицемерными соображениями народного блага и "мирового прогресса".

Идеологию предательства обычно создают и внедряют в массы интеллигенты, а ниспровержение и ломку государственной машины осуществляют безответственные и властолюбивые представители правящей партии как из старых оборотней, так и из новых фанатиков революции (или контрреволюции) при менее или более активном участии обманутых соблазнительными посулами народных масс.

Финал этих революционных действий всегда с небольшими различиями один: гибель многих тысяч, а то и миллионов русских, развал государства, уничтожение и разворовывание огромных национальных богатств страны, приход к управлению страной авантюристов и беспринципных негодяев.

Безусловно, положительным достижением русского национального духа является возрождение и постепенное набирание сил Русской Православной Церкви. В высшей мере радостным и во многом воспитующим для нас, православных жителей России, является осуществленное накануне третьего тысячелетия христианства прославление нашего последнего Императора-мученика и его святого семейства, а также целого сонма новомучеников, за Церковь и Отечество пострадавших.

Первые скромные успехи достигнуты на ниве возрождения системы религиозного и православного воспитания и образования, по укреплению связей Православной Церкви с армией и национальной интеллигенцией.

Вместе с тем не следует особенно благодушествовать по поводу успехов, так как огромный комплекс задач по возрождению русского национального духовного характера (самосознания) еще ждет своего решения. Воцерковление современного населения идет медленно, а усилия Церкви по возрождению национальной духовности и культуры существенно "компенсируются" злостной и по своему содержанию антирелигиозной и антипатриотической пропагандой псевдодемократических средств массовой информации.

В связи с этим возникает вопрос о справедливом распределении телевизионных программ и прочих СМИ по политическому, религиозному и национальному признакам. Стыдливое умолчание русских и православных граждан страны в этом вопросе граничит с гибельным пренебрежением государственными и национальными интересами. Почему все руководящие и ведущие позиции в этой сфере отданы, как правило, лицам нерусской национальности?

Общепризнанно, что в наше время средства массовой информации, и особенно телевидение, являются не четвертой, а чуть ли не первой властью в государстве. Нигде больше, чем в этой области, не является столь очевидным колоссальный материальный и духовно-нравственный ущерб, нанесенный русскому народу несправедливым и беззаконным захватом общественной собственности антинародными силами.

О каком православном или патриотическом воспитании национального характера по И. Ильину может идти речь, если один телевизионный канал принадлежит Гусинскому, другим, издевательски называемым "общественным телевидением", распоряжается гражданин Израиля Березовский, а на третьем, называемом государственным, правит бал озлобленный на Россию Сванидзе? Много ли может сделать эпизодическая передача "Русский дом" А. Крутова, не выходящая за пределы московского региона, да случайные минутные интервью, на которые "выпускают" отдельных служителей Русской Православной Церкви. Да и в правительстве, осуществляющем главную исполнительную власть в стране, число руководящих постов, занятых представителями русского национального большинства, совершенно не соответствует общей численности и роли русского народа в России.

Дело дошло до того, что министром экономики, еще не окончательно разваленной и распроданной, как правило, назначается нерусский человек, независимо от компетенции и профессионального опыта. А экономика как лежала, так и лежит уже десять лет на боку, и ждет своего Косыгина или Байбакова...

Министерством культуры России теперь руководит М. Швыдкой. Тот самый, что с огромным упорством настаивал на возвращении Германии трофейных музейных ценностей времен Великой Отечественной войны. Он ведь, наверное, не знает, какой ценой была завоевана победа России в этой кровопролитной войне. Как горько шутила Анна Ахматова по другому поводу, "его там (в Отечественной-то) не стояло".

Как говорится, перечни подобных руководящих персон можно легко продолжить. Но стоит ли — они у всех на виду. Русские люди, проснитесь! Вы можете себе представить, чтобы в Германии большинство портфелей в федеральном или хотя бы в земельном правительстве получили представители турецкой диаспоры, а в Израиле хотя бы один министерский пост получил палестинец или действительно русский? Понятна ваша беззаветная любовь к дружному, энергичному и всегда готовому оказать вам помощь в руководстве страной еврейскому меньшинству. Но не пора ли вам брать штурвал управления российским кораблем в свои руки? А иначе зачем же вам, то есть нам, русский национальный, да еще и духовный характер, о котором так беспокоился Иван Александрович Ильин?

Пора прекратить подыгрывание западной пропаганде и бесконечное публичное мазохистское копание в недостатках и пороках прошедших периодов истории России. Надо извлечь главный урок из истории и не допускать повторения ошибок, позволяя проходимцам "здесь и сейчас" грабить нашу страну, разъединять наш народ, отодвигать основную и государствообразующую русскую нацию от управления нашим собственным государственным домом, и делать все возможное для того, чтобы держать население в одураченном, униженном духовно и политически, деградированном и безвольном состоянии.

Нельзя доверять руководство экономикой, финансами, обороной, национальной политикой и прочими социальными службами политическим банкротам, которые за 10 лет "реформ" добились только развала всего и вся и вымирания населения.

НАШЕ СПАСЕНИЕ

— в единстве всех здоровых национальных патриотических сил на основе христианского мировоззрения и установления твердой государственной законности (немыслимой без возврата народу незаконно отобранной у него общественной собственности и перекрытия всех каналов утечки из России уворованных ценностей);

— в принятии на высшем государственном уровне и реализации программы спасения генофонда русской нации и планового восстановления народного хозяйства;

— в пробуждении творческой инициативы народных масс (восстановлении государственного заказа отечественной промышленности, оживлении инвестиционного комплекса, оказании финансовой помощи сельскому хозяйству и мелкому предпринимательству, повсеместном создании новых рабочих мест и ликвидации безработицы);

— в протекционистской защите отечественного производителя средствами таможенной и внешнеэкономической политики;

— в восстановлении устойчивого правового финансового банковского механизма с целью привлечения главным образом внутренних, а также внешних инвестиционных средств;

— в разработке и реализации государственной программы восстановления отечественной науки, системы образования и военно-промышленного комплекса.

В деле защиты прав и свобод этнических русских, бывших граждан СССР, оказавшихся не по своей вине за рубежом, а также объединения русских, украинцев и белорусов и оказавшихся "беспризорными" героических граждан Приднестровской республики, нам надо строго соблюдать, без каких-либо псевдодипломатических экивоков, интересы собственные и наших единокровных братьев. Интересы самосохранения русской нации и экономические интересы России требуют также восстановления хотя бы того, что еще можно реанимировать в восстановлении связей с прежними союзниками Советского Союза.

Если мы, принадлежащие к клиру и православной интеллигенции, будем действовать в возрождении русского национального духовного характера в указанном выше направлении, то, полагаю, мы сможем, если Бог позволит, со временем без стыда посмотреть в глаза нашему последнему Императору-мученику и нашему православному собрату Ивану Александровичу Ильину.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Иван Юрковец ГРОЗЯТ ЛИ ТАЛИБЫ РОССИИ? (Полемические заметки)

Угрожают ли талибы России? Если "да", то как должно готовиться к "кровавым схваткам"? А если "нет"? Оправданно ли нынешнее руководство России торопится ввязаться в афганский конфликт, рискуя повторно наступить на "афганские грабли"?

Вопросы эти далеко не праздные. Уже несколько лет, особенно в последнее время, российские и многие зарубежные СМИ демонизируют талибов, запугивают талибами, говорят о талибах как о потенциальных агрессорах. Усиленно муссируется вопрос о возможности их вторжения в Среднюю Азию и даже о вероятности их появления "на берегах Волги". И хотя некоторые политики и журналисты уверяют, что угроза талибов для Средней Азии и России — это миф, все же по мере продвижения их к южным границам СНГ этому мифу придаются все более реальные очертания. Руководители стран содружества на своих регулярных и все более частых встречах обсуждают эти проблемы уже на официальном уровне, заявляют об их намерениях и готовности нанести "превентивные удары по талибам". По предложению Назарбаева принята концепция о "нераздельной безопасности", означающая совместные боевые действия против талибов в случае, если они не пойдут на соглашение с Ахмад-шахом Масудом и Раббани. США под различными предлогами подталкивают Россию к противостоянию с талибами, и в то же время категорически возражают против любых наших контактов с талибами.

В знак послушания "Россия Козырева-Иванова" поддержала американскую инициативу о "санкциях против талибов" и совместно с США инициировала постановку этого вопроса в ООН. Благо опыт поддержки американских "санкций" (против Ливии, Ирака, палестинцев, Ирана, Югославии и др.) российскими лакеями-дипломатами накоплен немалый. Может быть, потому уже через месяц (в декабре прошлого года) предложенные ими санкции были объявлены ООН. А уже в марте этого года В. Путин издал специальный "указ", разъясняющий, как надлежит применять эти санкции в отношении талибов.

Так кто же такие талибы на самом деле? Что исповедуют, чего добиваются, как скоро "в поход" на сопредельные страны идти собираются?

ТАЛИБЫ — «ДУШМАНЫ ДУШМАНОВ»

Как уже отмечено, о талибах говорят многие, сказано много, хотя и немногое. Более всего известно, что они "ставленники" США и Пакистана, по крайней мере, на момент создания их движения.

И действительно, и у США, и у Пакистана было и есть немало причин для недовольства действиями исламистских фундаменталистов, пришедших к власти в Кабуле после свержения правительства Наджибуллы. Главная из них — это неспособность "борцов за чистоту ислама" реализовать до конца планы, намеченные для них американо-пакистанскими наставниками в годы "необъявленной войны" против Афганистана, и дискредитация последних в глазах мировой общественности полным несоответствием заявленных целей этой войны и ее практических результатов. Вполне поэтому возможно, что и у США, и у Пакистана возникла потребность в "новых душманах", способных вытеснить с афганской политической сцены старых фундаменталистов (первое поколение "душманов") и "реструктуировать" внутриполитическую ситуацию в этой стране в своих интересах. Так или иначе, но уже в 1995-1996 гг. на афганском политическом горизонте появились "душманы душманов" под символическим названием "талибы" ("учащиеся медресе").

Однако причиной появления и первых успехов талибов явилась не только кем-то задуманная, тщательно спланированная, обильно профинансированная и ловко осуществленная операция. Этого требовала и социально-политическая ситуация, сложившаяся к этому времени в самом Афганистане: общенациональный хаос, всеобщий беспредел, геноцид афганского народа, создававшиеся и чинимые исламистскими партиями во главе с Б.Раббани, Х.Гульбеддином, Мазари, Масудом и некоторыми другими лидерами таких партий. Придя к власти под многообещающими лозунгами, они почти сразу же вышли вновь на тропу войны. Войны не только друг с другом за передел власти и сфер влияния, но и против своего народа. В результате гибли не только взрослые, но и дети. Уничтожались фабрики, мастерские и мосты, приводились в негодность средства энергоснабжения и связи. Причем зачастую только для того, чтобы извлечь из них железную арматуру и продать ее на рынках Пакистана. Кабул, который за все 9 лет предыдущей войны правительственных войск с контрреволюцией оставался "в целостности и сохранности", с приходом фундаменталистов Раббани-Масуда практически полностью разрушен. Нечто подобное произошло и с другими городами. К этому следует добавить, что органы центральной власти так и не были воссозданы. Не действовали какие-либо государственные законы. Все было отдано на откуп главарям тех или иных исламистских группировок, которые единолично распоряжались всем движимым и недвижимым имуществом и людьми.

Можно привести десятки и сотни примеров их жесточайших расправ над мирным населением. Люди преследовались по политическим, национально-этническим, клановым и т.п. причинам и признакам. "Виновных" не только расстреливали, но и сжигали на кострах, обливали раскаленным маслом, подвергали другим особо изощренным видам казни. Например, для того, чтобы подвергнуть "душевным мукам" бывшего члена политбюро ЦК НДПА Зерая, подручные Раббани Масуда на глазах его жены поочередно отрезали головы двум их малолетним детям. Затем точно так же поступили и с его женой. Самому Зераю чудом удалось спастись и бежать в Англию.

Забегая несколько вперед, отметим, что именно на таких правителей исламистских бандформирований, объединившихся ныне в т.н. "Северный Альянс", российское руководство делает ставку в противостоянии с талибами. Именно в адрес этого "Альянса" сегодня направляются многочисленные колонны грузовиков российского МЧС с продовольственной и иной помощью.

Появление талибов на юго-восточной и южной границах оказалось весьма кстати. Их лозунги были понятны и просты: изгнание из Афганистана самых разрушительных и самых деструктивных сил, захвативших власть после падения правительства Наджибуллы; обеспечение целостности Афганистана, полное разоружение народа; установление мира на афганской земле, создание предпосылок для возрождения Афганистана.

И действительно, первые шаги талибов в значительной мере подтверждали такого рода их намерения. Они повели решительную борьбу с произволом и бандитизмом, обеспечивая полную безопасность граждан.

На освобожденных ими территориях повсеместно изымалось оружие, строго наказывались те, кто пытался его сохранить. Принимались все меры к разоружению "армии" Раббани-Гульбеддина-Масуда и др. К примеру, только за несколько недель в Шибаргане у боевиков генерала Дустума было изъято около 175 танков. У "командующего" группировкой исмаилитов Саиди Каяна, по словам одного из его заместителей, оружия было отобрано столько, что около 50 КамАзов в течение нескольких недель были заняты его перевозкой на сборный пункт под Кандагаром.

В целом на всех "фронтах" талибы захватили около 60% оружия и боеприпасов, поставленного Советским Союзом Афганистану за годы сотрудничества. Понятно поэтому, почему народ приветствовал талибов и оказывал им поддержку.

И хотя противники талибов из старых исламистских партий называли их "душманами", но для народа это были уже иные "душманы" — "душманы душманов" , враги врагов афганского народа.

Но так продолжалось только до тех пор, пока талибы воспринимались именно как "талибы", пока эти "учащиеся" не начали, что называется, "выходить из образа" освободителей страны, "спасителей" народа.

ТАЛИБЫ — РОДОМ ИЗ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Уже в конце сентября 1996 года талибы учинили жестокую расправу над бывшим президентом Афганистана Наджибуллой и его младшим братом, генералом Ахмадзаем, убили несколько человек из его охраны. Репрессиям подвергся целый ряд чиновников из аппарата прежних правительств, генералы, офицеры, ранее служившие в ВС ДРА, а также чиновники из различных "комитетов", "штабов" правительства Гульбеддина, главари вооруженных формирований. Появились первые признаки недовольства талибами. Старейшины племени Ахмад-зай, узнав об убийстве их соплеменника Наджибуллы, заявили: ни один талиб не пройдет через их территорию ни из Пакистана, ни в Пакистан. За убийство под Кандагаром в 1997 году генерала, двух офицеров и солдата правительственных войск неизвестные казнили двух талибов — исполнителей этого убийства.

Были отмечены случаи столкновения между талибами и представителями некоторых племен. Резко возросло вооруженное сопротивление и со стороны национальных формирований: хазарейцев, узбеков и других. Это привело к новым атакам насилия, новым жертвам, притом на этнической почве.

Большой резонанс в этом отношении был вызван, к примеру, убийством талибами лидера хазарейских вооруженных формирований Мазари. Последний прибыл к одному из руководителей талибов для переговоров о сотрудничестве в борьбе против узбекских отрядов генерала Дустума. Но талибы пленили его, посадили в вертолет и с большой высоты выбросили его над Гератом. Тысячи хазарейцев, возмущенных и оскорбленных таким варварством, выступили с протестом против талибов. Некоторые из них, в течение многих дней пешком преодолевая расстояние почти в 600 км от Герата до Мозари-и-Шерифа, тащили на носилках останки своего лидера, чтобы похоронить его в этом священном городе — "третьей Мекке мусульман". А когда талибы захватили Мазари-и-Шериф, они взорвали могилу Мазари, находившуюся в самом центре этой святыни, месте захоронения пророка Али.

Примерно так же они поступили и с могилой бывшего руководителя Афганистана Б.Кармаля в г.Хайратоне. Они раскопали его могилу и с возгласами: "Плыви туда, откуда пришел" (в Россию) выбросили труп покойного в Амударью.

О том, какой гнев и возмущение вызвали такие действия талибов у хазарейцев и сторонников Б.Кармаля, — можно судить по последствиям. Когда талибов выбили из этого города и значительная часть их оказалась в руках боевиков Халили (нового лидера хазарейцев), их всех подвергли жесточайшей казни. Когда же талибы вновь захватили этот город, то устроили столь же жестокие расправы над сотнями, а может, и тысячами хазарейцев, узбеков, таджиков и пуштунов, плененных в бою. Война стала приобретать характер межэтнической розни.

Ситуация усугубляется тем, что на территории Афганистана на положении "гостей" продолжают оставаться со времен "необъявленной войны" наемники из некоторых арабских стран во главе с международным террористом Бен Ладеном. Все они, как правило, исповедуют и распространяют идеи "Братьев мусульман" или ваххабизма, вербуют в свои ряды безработную и голодную молодежь и нелегально отправляют с диверсионными целями в другие страны: Косово, Палестину, Россию. Талибы все более "эволюционируют" к пособничеству террористам. Кроме того, строгая регламентация талибами повседневных отношений по религиозным соображениям, сам факт "мирного сосуществования" с ваххабитами, и особенно их собственные неблаговидные деяния (например, убийство 9 иранских дипломатов в Мозари-и-Шерифе, высылка некоторых сотрудников ООН из Кабула и т.п.), давали дополнительные основания считать их и террористами, и ваххабитами.

Именно в таком качестве они и представляются мировой прессой на суд мировой общественности.

ТАЛИБЫ НА «СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ»: ОБВИНЕНИЕ И ЗАЩИТА

Прежде всего, как водится, им инкриминируют повсеместное "нарушение прав человека". Далее — в зависимости от политического контекста той или иной обвиняющей стороны: в клерикальном фанатизме, национальном экстремизме, геноциде против нацменьшинств и пр., и пр.

Все это или почти все, прямо и косвенно, с оговорками, комментариями и т.п. талибами отвергается. Один из активных защитников движения талибан приводит слова, якобы сказанные Бен Ладеном: пятьдесят ведущих государств, эксплуатирующих богатства всего земного шара, нарушают не только права человека, но права всего человечества. В то же время, осознавая, что речь идет не об абстрактном для талибов понятии "нарушение прав человека", а о конкретном обвинении их в убийствах афганских граждан, муллократы вынуждены оправдываться. Один из руководителей движения талибан Джелаллудин Хакани (по некоторым сведениям, генерал спецслужб Пакистана) в беседе со своими "односельчанином" предлагал "посмотреть на происходящее" с другой стороны: да, талибы — далеко не ангелы. Они из той же "глины", что и все афганцы. У многих из них погибли родственники. И они не могут забыть этого. В соответствии с законами предков, преступник должен испытать то же самое, что он причинил своей жертве. Наджиб, будучи руководителем ХАДа (управление госбезопасности), был причастен к уничтожению противников власти. Поэтому и сам он стал жертвой его противников. То же самое можно сказать и о Кармале или Мозари, других преступниках. К примеру, Мазари был казнен только после того, как был установлен факт массовых казней кабульцев его людьми. Последней "каплей", послужившей решению на казнь Мазари, явилась обнаруженная в южном предместье Кабула "резервация", в которой содержались десятки наголо раздетых девушек и о которой знал Мазари. Боевики Мазари издевались над ними, морили голодом, убивали их. Естественно, что такой человек не заслуживал не только права на жизнь, но и права быть захороненным по мусульманским обычаям. Но сторонники и последователи Мазари сочли это неправомерным. Попавших к ним в плен талибов они казнили самым жесточайшим образом. Им отрезали головы и продолжали наблюдать, как тело жертвы содрогается последние секунды в конвульсиях. Рубили ноги и руки, живыми сбрасывали в каризы. Всего в Хайратоне, Маймане, Шибергане убили около 10 тысяч талибов и подозреваемых в сочувствии к ним. Только в долине Даш Лайли обнаружено около 7 тысяч трупов. Около 3 тысяч человек числятся пропавшими без вести. Вполне поэтому объяснимы те наказания, которым в последующем были подвергнуты виновные в массовом уничтожении людей.

Отвергают талибы и обвинение их в терроризме. На заседании Высшего совета талибов, состоявшегося 23 декабря прошлого года в Кандагаре, где обсуждались санкции ООН, в соответствии с которыми от талибов требуют "ликвидации лагерей по подготовке террористов" и высылки из страны Бен Ладена, Совет решил, что для этого "нет никаких оснований". Таких лагерей, которые бы специально занимались подготовкой террористов в Афганистане, нет, и "никакой террористической деятельности ни Бен Ладен, ни кто-либо другой на территории Афганистана не ведет". При этом талибы, конечно, лукавят. Наблюдатели отмечают опасное поползновение к превращению Афганистана в сосредоточие международного терроризма. Тем не менее один из представителей афганской диаспоры в Москве, комментируя это сообщение, добавляет: США и Россия посредством ООН требуют от талибов выдачи Бен Ладена, ликвидации лагерей по подготовке террористов, но не требуют или не могут добиться того же от России — выдачи международных террористов Хаттаба и Басаева, ликвидации террористических чеченских банд на ее территории. Напротив, США оказывают покровительство косовским албанцам, которые ежедневно вершат террористические акты против сербов, а теперь и в Македонии, принимают представителей чеченских террористов (а по некоторым данным, и "министра" иностранных дел талибов) в Белом доме. Но весь мир и ООН молчат. В Москве принимали и принимают на высоком уровне и Дустума, и Масуда, подчиненные которых совершали и совершают сотни террористических актов в Афганистане, устраивают вооруженные провокации на границах СНГ. Но об этом даже своему народу не объявляют. Даже в Лондоне функционирует мусульманский Центр, где вербуют мусульман для участия в террористических акциях в тех или иных странах. Но никто и никаких мер в отношении Англии не принимает.

В последние недели марта этого года много говорилось о вандализме талибов в связи с разрушением исторических памятников — монументов и статуй Будды. Но и здесь не все так просто. С древнейших времен, по крайней мере с момента покорения Великими Моголами нынешней территории Афганистана, пуштунские отряды Ахмад-шаха Дуррани сражались не только с завоевателями, но и со всем тем, что напоминало о других "пришельцах" на их земли в прошлом. И уже тогда (во второй половине XVIII в.) по приказу Дуррани его нокары разрушили или повредили в Индии несколько самых крупных и самых древних памятников Будды. В Бамиане можно встретить аксакалов, которые охотно расскажут легенду-быль, как аскеры эмира Абдуррахмана-хана по приказу одной из его жен (увидевшей в 53-метровой статуе Будды сходство с "обнаженной женщиной") пытались в конце XIX века ее разрушить. Только незнание исполнителями подрывного дела отодвинуло решение "судьбы" этой и других статуй на целое столетие.

Так что истоки "афганского вандализма" не в особой природе будь то нокеров прошлого или нынешних талибов, исполнявших приказы своих повелителей. Дело в особенностях афганской истории, в невежестве или клерикализме предводителей, периодически оказывающихся на олимпе власти.

Наиболее тяжелым для талибов является обвинение их в "национализме", "этническом экстремизме". С одной стороны, и талибы, и руководители "Альянса" хорошо осознают, и даже публично признают, что в содержании их противостояния на первый план все более выступают элементы межнациональной розни. С другой — ни одна из сторон не берет на себя ответственности за это, оправдывая свои действия как "ответные".

Для того, чтобы разобраться, кто из них неправ, а кто еще более неправ, необходимо исходить из более широкого контекста.

Вспышки межнациональных трений, взаимного недоверия между пуштунами и представителями нацменьшинств случались и ранее — с момента вооруженного подавления эмиром Абдуррахманом-ханом сепаратистских волнений феодальной знати хазарейцев, узбеков и туркмен левобережья Амударьи, в конце ХIХ века выступавших против объединения Афганистана.

Как свидетельствуют факты, истоки межэтнических трений и конфликтов кроются не в "доминирующем поведении пуштунов" и не в "этническом экстремизме" народов, составляющих национальное меньшинство. Главными виновниками таких конфликтов являются феодалы-сепаратисты, которые, не желая утраты былых привилегий в случае подчинения центральной власти, вовлекали в антиправительственные движения трудовые слои населения и провоцировали конфликты под националистическими лозунгами.

Так было тогда, то же самое происходит и в последние десятилетия. Чтобы заручиться поддержкой народа, они культивируют в сознании масс неприязнь к другим нациям, представляют их житейские неурядицы как результат инонационального "гнета". И хотя "национализм" больших наций в силу их разобщенности, как правило, менее выражен, менее агрессивен, чем "национализм" малых наций (более сплоченных, более чувствительных к "размыванию" их суверенитета), именно лидеры нацменьшинств более всего раздувают мифы о "национализме", "шовинизме" больших наций и чаще всего выступают инициаторами межнациональных конфликтов.

Не случайно среди активных исламистских фундаменталистов, стоявших у истоков первых актов гражданского неповиновения, а затем и развязывания гражданской войны в Афганистане, особенно много выходцев из северных провинций — районов расселения по преимуществу нацменьшинств. В их числе М.Н.Бадахши, Б.Раббани, доктор Омар, муаляви Азиз Забиулла, А.Ш.Масуд и многие другие. И в целом вся т.н. "исламская контрреволюция" (за исключением нескольких партий), сражавшаяся с правительственными и советскими войсками, была непуштунской. А ныне ее остатки, объединившиеся в "Северный альянс" во главе с Б.Раббани и А.Ш.Масудом, являются антипуштунскими.

Об этом, в частности, свидетельствуют и некоторые откровения нынешних лидеров "Альянса". Генерал Дустум (узбек) заявляет: "Эпоха пуштунов закончилась. Отныне будем править мы". Ахмад-шах Масуд (таджик) мечтает о таком "Большой Таджикистане", где бы он не слышал пуштунской речи. М.Седык Фаранг (хазареец) не гнушается прямой клеветой на пуштунов, сознательно разжигает межнациональную рознь. В книге "Афганистан за последние пять веков" он называет пуштунов "фашистами", "расистами", обвиняет их в "сотрудничестве в Гитлером". Зато некоего авантюриста, унтер-офицера Забибуллу (Бачаи-Сакао), таджика по национальности, свергнувшего в 1929 году прогрессивный режим Амануллы-хана, представляет как национального героя, побуждая тем самым нынешних лидеров нацменьшинств следовать его примеру.

Конечно, и пуштуны не стопроцентные интернационалисты. И им нечужды "национальные чувства", "национальная гордость", доходящая, правда, порой до национального чванства, высокомерия по отношению к некоторым народностям (пенджабцам, хазарейцам, узбекам); и они склонны к обособлению в образе жизни, к специфическим нормам взаимоотношений. Но они не ставят перед собой специфических целей подавления или подчинения себе других народностей, ущемления их прав или унижения их достоинства, что запрещалось и государственными законами. Случаи проявления "пуштунского национализма" если и встречаются, то лишь на уровне обыденного сознания отдельных его носителей, в "грязной или экстремальной среде" (в коей находятся и талибы), и не характерны для основной массы пуштунского населения, которое, как и население нацменьшинств, мирно уживается с соседями.

Следовательно, проблема не в том, что народы Афганистана не могут жить дружно. В обострении межнациональных противоречий заинтересованы лишь разного рода удельные "шахи", "ханы", рвущиеся к власти и в своих корыстных интересах натравливающие народы друг на друга.

Важнейшая задача всех афганцев — остановить этот процесс. Необходимо внять призыву 36-летнего внука короля Захир-шаха Маступы, который в телефонном разговоре с друзьями в Германии в марте этого года советовал добиваться такого положения, когда бы пуштуны защищали "намус" (семью) хазарейцев, а последние защищали "намус" пуштунов как свои собственные.

ТАЛИБЫ — ХАЛИФЫ НА ЧАС

Год назад в "Независимой газете" было высказано мнение: "Власть талибов — всерьез и надолго".

Думается, это не совсем так. Но если даже газета права, то только в том смысле, что талибы прочно закрепились на отвоеванных территориях, и силам "Альянса" никогда не удастся взять реванш и распространить свое влияние на всю территорию Афганистана, подчинить себе пуштунское большинство. И не потому, что пуштуны "сильнее”, "храбрее", или потому, что они якобы претендуют на особое положение в многонациональном обществе. Просто потому, как говорит прокурор Мухаммед А., что "трудно представить себе ситуацию, когда бы, скажем, лидеры Чечни распространили свое влияние на всю Россию, косовские албанцы подчинили бы себе всю Югославию, ирландцы — Англию и т.д.".

Как свидетельствует исторический опыт, общенациональная стабильность здесь возможна лишь при условии исключения всякой дискриминации народов, населяющих Афганистан, и уж тем более — литерной, государствообразующей нации. Не случайно никто и никогда, касаясь проблем Афганистана, не решался игнорировать пуштунский фактор. Даже тогда, когда фундаменталистская (большей частью непуштунская) исламистская контрреволюция была наиболее организована и сильна, американский исследователь С.Гаррисон отмечал, что она не в состоянии "развить успех", поскольку "не пользуется достаточно широкой поддержкой пуштунов". И США уже в то время (в начале 80-х годов) пришли к выводу о "нецелесообразности идти на прямое сближение с фундаменталистами", что "нужен третий вариант".

Сегодня такой вывод не утратил своей актуальности не только для США. Все большее число стран осознает, что сопротивление "Альянса" талибам не имеет перспективы. Это, в частности, признал и один из лидеров "Альянса" Хекматияр Гульбеддин, проживающий ныне в Иране. По словам его заместителя Сабуи, Гульбеддин отказался от предложения Ирана "снабдить его оружием и деньгами" с тем, чтобы он вернулся в Афганистан для участия в войне на стороне "Альянса", мотивируя это тем, что победа последнего над талибами невозможна. В лучшем случае лидерам "Альянса" под силу лишь поддерживать очаг напряженности без всяких перспектив для налаживания мирной жизни хотя бы на подконтрольной им территории. Любая попытка стимулировать подобные устремления и надежды утратившего свой военный и моральный потенциал являла бы собой лишь "подпитку", "ложный сигнал" для продолжения братоубийственной войны. А если это так, то в интересах всех народов Афганистана желателен и должен приветствоваться скорейший исход этой войны в пользу талибов. Взятие талибами под свой контроль всей территории Афганистана привело бы к установлению мира на афганской земле, что, в свою очередь, послужило бы началом, отправной точкой отсчета в социальной системе координат для поиска приемлемого варианта восстановления и возрождения афганского общества.

Но значит ли это, что после победы талибов над "Альянсом" власть целиком и полностью перейдет в их руки и они смогут распоряжаться ею по своему усмотрению?

Взять под контроль всю территорию Афганистана еще не означает установить дееспособную власть, тем более "всерьез и надолго".

Для восстановления прочной и легитимной власти после затяжной гражданской войны необходимы по меньшей мере хотя бы номинальное согласие всех сил, ранее противостоявших друг другу, соответствующие кадры, способные управлять государством, поддержка народа, моральная и психологическая готовность самих талибов к управлению государством.

Ничего этого у талибов нет. Им не под силу восстановить нормальные отношения с представителями нацменьшинств, добиться их согласия и поддержки при формировании новой власти. Они не в состоянии объединить афганскую нацию. У них нет кадров, способных управлять государством, практически отсутствуют какие-либо программы экономического и социального возрождения афганского общества, нет даже мало-мальски реальных представлений о возможных путях подхода к решению этой сложной проблемы. Они не готовы к сотрудничеству с представителями власти прежних режимов ДРА, а следовательно, с основной массой афганской интеллигенции, являющейся носителем знаний и опыта управления обществом.

Не пользуются они и, безусловно, поддержкой всего народа. Люди недовольны тем, что многие из продекларированных ими обещаний не выполняются, а возлагаемые на них надежды во многом не оправдываются.

Взрослое население лишено работы. Те же, кому удается найти временную работу, получают мизерные деньги.

Но пока идет война, народу со всем этим приходится мириться. Сегодня талибы — единственное средство избавления афганцев от варваров конца ХХ века. Им никто и ничего не может противопоставить, и никто их не может заменить. Однако, как только закончится война, ситуация в корне изменится. Под влиянием новых обстоятельств они столкнутся с проблемами, к решению которых по своей сути, по своему изначальному предназначению не готовы. Народ не захочет далее мириться с существующим положением. Чтобы заручиться его поддержкой, им придется сразу же от многого отказаться, многое изменить — и в декларируемых ныне политических и идеологических установках, и в осуществляемой практике. Провозгласив курс на "разоружение народа", они вынуждены будут свою верность этому курсу подтвердить собственными примером — разоружить основную массу талибов. Потребуется переключить их военные усилия на созидательную деятельность. А это еще более усложнит их задачи.

Как уже сказано, у талибов нет собственных кадров, способных "запустить" хозяйственный механизм общества, воссоздать государственное управление страной, возгласить процесс восстановления и возрождения Афганистана. Но даже при наличии таких кадров их деятельность была бы нелегитимной и, следовательно, не пользовалась бы поддержкой народа. Придя в Афганистан с подачи и при содействии внешних сил, не имея изначально социальной базы в афганском обществе, талибы в условиях мирного времени могут восприниматься населением, особенно северных провинций, как агенты влияния этих сил, а их власть — в качестве "оккупационного режима".

Возможно, именно поэтому они уже сегодня добиваются скорейшего признания их международным сообществом, а последнее не торопится идти на прямое сближение с ними, в том числе и из-за неопределенности их политического статуса.

В конце концов, как и убеждал представителей МИДа России В.Голь, "талибы после войны, без какого-либо принуждения, доказывая свою независимость от иностранных государств, вынуждены будут искать и налаживать контакты, вступать в союзы и заключать соглашения со всеми политическими силами внутри Афганистана".

Хотя это произойдет не сразу, не "на второй день", но рано или поздно им придется осознать факт своей несостоятельности самостоятельно управлять государством,

Когда это произойдет, они "растворятся" в гетерогенной политической среде, утратят свое самостоятельное значение и сойдут с политической сцены.

Таким образом, талибы — явление временное. Они представляют собой заметную военную и политическую силу лишь до момента, пока не будет достигнута победа над "Северным альянсом". Как и все, что предназначено для одноразового применения, движение талибан не "структурировано" на долгосрочную перспективу. Талибы не вынашивают далеко идущих планов, тем более связанных с "покорением мира". У них нет своего Александра Македонского или "афганского Гитлера", претендующего на сопредельные территории, а то и на "мировое господство". Скорее, наоборот. Объективно их усилия направлены как раз на устранение такой опасности — нейтрализацию зарвавшегося локального "глобалиста" Ахмад Шаха Масуда, мечтающего создать "Большой Таджикистан" путем развала Афганистана и захвата чужих территорий.

Талибы же с трудом управляются даже с той частной задачей, которую они сегодня решают, не говоря уже о том, чтобы пытаться вступить в противоборство с международными силами. За пределами Афганистана талибы пока никому не угрожают, ни к кому не имеют претензий, за исключением разве что России, которая искусственно раздувает миф об угрозе талибов и оказывает всестороннюю поддержку "Северному альянсу". Талибы не понимают, что "прелюбодеянием" с кровавым Масудом занимается не собственно Россия, не русский народ, а шайка русскоязычных "хомо новусов", захвативших власть в начале 90-х годов.

Главная внешнеполитическая цель талибов на время войны — исключить вмешательство во внутренние дела Афганистана.

Наиболее дальновидные политики большинства государств так и поступают, предпочитая придерживаться принципа равноудаленности. Ни одна из воюющих сторон не являет собой верховную власть в Афганистане и ни одна из них не может рассчитывать на официальную поддержку. Раббани давно утратил свои полномочия, а талибы не получали мандат на узурпацию власти в Афганистане. Примерно к такому же выводу пришли и видные деятели прежних правительств Афганистана, ныне проживающие во многих странах мира. На совещании с представителями Захир-шаха летом 1999 г. в Италии большинство из них сошлось во мнении, что "в поисках решения о всеобъемлющем урегулировании положения в Афганистане ни Раббани, ни руководство талибов не готовы к компромиссу и не в состоянии выработать приемлемый вариант прекращения войны", что "ныне отсутствуют варианты изменения ситуации путем внешнего вмешательства... Способствовать этому может только полное истощение сторон или одной из них". Не случайно на проводимых с конца прошлого года "представителями короля" совещаниях с афганскими эмигрантами в различных странах, в том числе в Ташкенте и в некоторых городах России, обсуждаются планы, рассматриваются варианты преодоления кризиса в Афганистане только на послевоенный период.

Так, в качестве одного из возможных вариантов рассматривается структура власти, в которой особое место отводится королю и его представителям. Предполагается, что королевская власть должна сыграть важную роль в общенациональном примирении, в объединении нации и в качестве стабилизирующего фактора.

В органы законодательной и исполнительной власти войдут политические деятели, специалисты, представляющие все регионы Афганистана, независимо от их политического прошлого, этнонациональной принадлежности и религиозных убеждений.

За талибами сохраняются силовые структуры, но укомплектованные на общенациональной основе и подведомственные верховной власти.

Духовенство различных конфессий, независимое от государства, получает самые широкие полномочия на управление религиозными учреждениями, осуществление других видов деятельности, вытекающих из положений Духовного ведомства.

Насколько реален такой вариант, хорош ли он или плох, примут ли его афганцы или выработают иной — судить об этом только афганцам.

В любом, однако, случае поиск выхода из сложившейся ситуации будет продолжаться. Можно поэтому надеяться, что в недалеком будущем Афганистан обретет реальную целостность и суверенитет и войдет в нормальную колею развития. И тогда с ним, и только с ним (а не с отдельными исламистскими "партиями", "движениями", "альянсами"), придется считаться и договариваться, неся полностью издержки за свою опрометчивую политику в прошлом.

Все это в полной мере относится и к России. Со времен Горбачева ее политика в отношении Афганистана была крайне непоследовательной и "импульсивной". Сегодня она и вовсе строится на сиюминутных эмоциях, определяется политиками, которые и впрямь "за деревом не видят леса". Ставка на никого не представляющую исламистскую группировку Раббани-Масуда и, следовательно, противопоставление России талибам (пуштунскому большинству) не просто бесперспективна, но и заведомо опасна, грозит еще одним затяжным конфликтом с мусульманским миром. Складывается впечатление, что у истоков такой политики стоят люди, которые сознательно подталкивают Россию в новый, уготованный для нее "афганский капкан". Во всяком случае усилия, предпринимаемые Россией по реанимации изжившего себя исламистского "Альянса", некогда уничтожившего сотни тысяч афганцев и около 15 тысяч советских воинов-интернационалистов, полностью и надолго разрушает мосты с будущим Афганистаном. Даже самому прогрессивному правительству будет трудно убедить афганский народ, и без того воспитанный исламистами в лютой ненависти к русским, в необходимости установления добрососедских отношений с Россией, которая до последней минуты была союзником их злейших врагов — главных зачинщиков и виновников гражданской войны в Афганистане.

Общий вывод такой: талибы не стоят того внимания, которое уделяется им Россией как некоей "новой силе", способной существенным образом влиять на ситуацию в Центральной Азии. Их появление на политической сцене — это всего лишь неизбежное следствие давно и не ими развязанной гражданской войны. Не будь талибов, их задачу должен был выполнить кто-то другой. Поэтому, оценивая талибов, определяя свое отношение к ним, прогнозируя их поведение в будущем, следовало бы исходить не только из того, что они декларируют, как поступают, но и кто их на это "подвигает", что в последующем их ожидает.

"Одев очки", можно заглянуть "в средину вещей" и увидеть, что талибы — это своего рода "халифы на час", которые сгинут, как только исчезнет мотив, оправдывающий их "властное верховенство" в воюющем Афганистане, даже если это будет идти вразрез с предписаниями иностранных режиссеров. И если их неприглядный образ все еще "сияет" в лучах черного пиара, "ослепляя" и без того страдающих миопией некоторых политиков (будь то со Смоленской или иной площади), то только потому, что кому-то выгодно, чтобы война эта в подбрюшье России как можно дольше продолжалась.

Что же касается прямого вопроса, вынесенного в подзаголовок статьи (не являют ли собой талибы угрозы для России?), то он исчерпывается пословицей о "черте", который, как известно, "не так страшен, как его малюют" или как его воспринимают ненавистные имена, манипулирующие в угоду начальствующим временщикам российско-афганскими отношениями от имени всей России. История Афганистана не знает случаев, когда хотя бы один из его правителей вынашивал планы агрессии против своего северного соседа.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Проханов В ГОСТЯХ У АСТРОСА (Глава из романа "Проект Суахили")

Это не был кабинет в обычном понимании, но овальное помещение с элептической кривизной стен, на которых размещалось множество телевизионных экранов. Каждый мерцал, полыхал, пульсировал. На каждом двигалось живое многоцветное изображение. Экранов было столь много, что они напоминали библейский апокриф об ангеле смерти, чье тело, крылья, каждое перо усыпано множеством мерцающих глаз. Экраны были на потолке, создавая искусственное небо, по которому проносились изображения. Лакированный, льдисто сверкающий пол отражал разноцветные всплески.

Астрос сидел за пультом, управляя экранами, увеличивая двигающиеся объекты, приближал или удалял. Жадно всматривался, словно пил разноцветный пьянящий напиток, клокотавший в стеклянных кубках. Его красивое, белое с румянцем лицо пылало возбуждением. Выпуклые синие глаза жадно бегали по экранам. Белокурая, вьющаяся шевелюра казалась пышной, словно ее переполнял пенный шампунь. Красные губы набухли влажным соком.

На экране, куда были устремлены его восхищенные глаза, был труп молодой, изрезанной женщины, лежащей на бетонном полу. По распухшему лицу, в слизи и сукрови, ползали мухи. На ноге были видны следы проволочной петли. Груди были обрезаны. А в паху, среди волосяного покрова, торчал какой-то предмет. Астрос увеличил изображение, и стало видно, что это мокрое, забитое в плоть долото.

Белосельцева передернуло, он перевел глаза на другой экран, и там из-под развалин взорванного дома спасатели в касках и оранжевых комбинезонах вытаскивали раздавленную девочку. Ребенок был мертв, с окровавленной бесформенной головой. Оператор умело и подробно показывал маленькую детскую руку с расплющенными пальчиками.

Белосельцеву стало не по себе, он резко увел взгляд вдоль овальной стены и остановил его на экране, где показывали больничную палату, ряды железных коек, и на них, свесив к полу худосочные ноги, сидели больные с огромными, вздутыми головами, похожими на целлофановые пакеты, в которых переливалась дурная мутная жидкость. Вяло сочилась из бесцветных глаз, беззубых ртов, темных провалившихся носов. Все были на одно лицо, напоминали головастых мальков, выведенных искусственным способом из болезнетворной икры.

Белосельцеву стало худо, захотелось спрятаться, убежать. Но отовсюду, куда бы ни кидался испуганный взгляд, его встречали яркие, огнедышащие экраны, из которых стреляли в него образы умертвленной и страдающей плоти. Взорванные, упавшие под откос поезда с окровавленными жертвами. Картины казней с палачами, стреляющими из пистолета в затылок. Взрывы домов, по которым в упор бьют установки залпового огня. Похороны солдат с заплаканными лицами матерей.

Он почувствовал, что сходит с ума. Не хотелось жить. Было желание закрыть глаза, спрятаться в глубь самого себя. Но и сквозь закрытые веки просачивались разноцветные образы смерти, зажигали на сетчатке картины разрушений, обезображенные тела, изувеченные машины и здания. Кабинет был изуверской камерой пыток, куда его затолкали, подвергая изощренным мучениям. Астрос казался злым повелителем мира, следившим за движением мирового зла, принимавшим из разных точек планеты рапорты о совершаемых злодеяниях, которые открывались ему на экранах.

Экраны мигали своими окровавленными веками. Напоминали котлы, в которых варилось жуткое пойло, всплывали трупы, полыхали взрывы и пузыри, обрушивались горящие самолеты и здания, и все мешалось в кипящем вареве, булькало и вскипало.

С варева снимали гнилую пенку, делали пробы, добавляли отрав и ядов. Кидали в кипяток убитого солдата, лежавшего у гусениц подбитого танка, опрокидывали изнасилованную женщину, скрученную железным тросом, сыпали гробы, накрытые трехцветным флагом, обваливали железнодорожный мост, который тонул и плавился, как в мартене.

Экраны пульсировали, как индикаторы кипящего автоклава. Отвар, похожий на жидкое зловонное мыло, приготовленное из мертвых костей, проходил фильтрацию, остужался в змеевиках, прокручивался в сепараторах. Из него удаляли грубые фракции, извлекали тонкие летучие составы. Невесомые и прозрачные, как эфир, состоявшие из чистейших смертоносных ядов, они всасывались в бетонное тулово башни, мчались ввысь, струились к вершине и с отточенного острия впрыскивались в атмосферу. Клубились у вершины башни, словно угарный туман. Уносились ветром в пространства огромной страны. Оседали, словно изморозь, на крыши городов и селений. Проникали, как невидимый газ, в каждый дом и семью. И тогда у беременной женщины случался выкидыш. Или рождался хвостатый младенец. Или умирал от инфаркта старик. Или спивался подросток. Или юноша становился бандитом. Или художника оставлял талант. Или девушка шла на панель. Или случалась страшная семейная ссора со смертоубийством. Или начинал вымирать поселок. Или взрывалась на старте ракета. Или целая область погружалась в уныние, и люди сидели, как пораженные столбняком, не замечая своих холодных и голодных жилищ.

— Хочу совершить вместе с вами маленькую экскурсию, показать наше производство, чтобы вы знали, чем можете располагать при проведении операции...

Астрос загадочно улыбнулся, изобразив на своем сияющем лице один из таинственных иероглифов, дающих ключ для прочтения древней криптограммы. Вывел гостей в едва заметную дверь, оставив за собой огнедышащую стоглазую пещеру, в которую со всего мира сносили убитых и изувеченных.

Пространство, где они очутились, казалось бесконечным, не умещалось в стеклянную призму телецентра. Переливалось из объема в объем, меняло направление, кривизну, подчиняясь странной геометрии, напоминавшей структуры городов будущего, созданных архитектором-фантастом. Фантастичность состояла в том, что это объемы, похожие на стеклянные дирижабли, перламутровые раковины, отсеки огромных стальных кораблей, были невидимы снаружи, с многолюдных улиц и площадей, не обнаруживали себя среди останкинских прудов и парков, графских усадеб и православных храмов. Их пространство принадлежало другому, асимметричному миру, вход в который вел сквозь узкую дверцу в кабинете Астроса.

Они оказались перед стеклянной стеной, охраняемой автоматчиками, сквозь которую сверкала, вспыхивала, распускалась электрическими радугами волшебная зала, где, казалось, шел вечный праздник. Вспыхивали фейерверки, взлетали огненные фонтаны, вращались карусели, взрывалась бравурная музыка.

— Это наша игротека. Здесь мы снимаем телевизионные игры, исходя из магической формулы: "Вся наша жизнь — игра!" Астрос, озаренный переливами зала, становился то изумрудно-зеленым, то пурпурно-розовым, то огненно-золотым. Напоминал хамелеона, менявшего окраску, созвучно таинственным, охватывающим его тело эмоциям. — Эти игры, отражающие сущность человеческих начал, мы транслируем в общество, воздействуя на его инстинкты и побуждения.

Множество телекамер, управляемых сосредоточенными операторами, снимали сразу несколько игр. Одна из них, под названием: "Поединок умов", проходила в стеклянном отсеке и состояла в том, что два соперника в разных углах держали во рту длинные, похожие на свирели трубки. Выдували из них разноцветные мыльные пузыри. Один — нежно-голубые, другой — темно-красные. Пузыри множились, не лопались, переливались в лучах. Наполняли комнату до краев, сталкивались, давили один на другой, захватывали в свое мерцающее прозрачное вещество дующих игроков. Душили их, лишали воздуха, погружали в пузырящуюся слюну. Игрок начинал задыхаться, дул что есть силы в трубку, стараясь оттеснить прозрачную, поглощавшую его массу. Выбивался из сил, падал в обморок от удушья, окруженный бессчетными пузырями. А счастливый победитель в изнеможении вырывался из мыльного ада. Как гладиатор, сотрясал кулаками. Под победный марш, весь в разноцветной слизи, получал денежный приз.

Вторая игра называлась "Дантес", и состояла в том, что соперники, выходя на рубеж стрельбы, из длинных трубок, напоминавших оружие африканских пигмеев, с силой выдували легкие дротики, которые летели сквозь лазерные лучи, подсвеченные подобно ночным мотылькам. Вонзались в большой портрет Пушкина, покрытый легкой, пронумерованной сеткой, где каждое попадание — в глаз или в лоб, или в щеку — исчислялось очками. Тот, кто выбивал из Пушкина наибольшее количество очков, нарекался Дантесом, награждался богатым подарком.

Третья игра, "Увод капиталов", была чисто электронной и представляла из себя огромный, во всю стену, электронный лабиринт с запутанными ходами и маршрутами. Лабиринт начинался от стен "Московского банка", включал в себя множество препятствий и ловушек в виде агентов ФСБ, налоговой полиции, таможенного контроля, "Интерпола", подставных клиентов, бандитских групп. Победителем в игре оказывался тот, кто находил безопасный маршрут, проводя электронную, пульсирующую золотом нить сквозь все тупики и ловушки. Умудрялся переправить деньги из "Московского банка в "Банк оф Нью-Йорк", сквозь оффшорные зоны и банки-посредники, прибегая к одной-единственной хитроумной комбинации. Победителя нарекали "Русский Сорос" и награждали билетом в средиземноморский круиз.

— Эти игры, — Астрос радостно убеждался в том сильном впечатлении, какое произвели игры на Белосельцева, — при кажущейся наивности и простоте моделируют поведение, сложным образом подавляют или возбуждают различные области подсознания у отдельной личности или у целых социальных групп. В период социального напряжения, массового недовольства, во время массовых вспышек шовинизма или пережитков имперского чувства эти игры подобны психотропным препаратам. Меняют ориентацию протестного чувства. Могут перенацелить его с исполнительной власти на парламент, с олигархов на лидеров оппозиции. Игры составлены с учетом последних достижений психиатрии. Запатентованы нами, как чисто русское средство....

Белосельцеву казалось он находится под воздействием веселящего газа, делающего смерть безболезненной. Множество крохотных, разноцветных кристалликов, наподобие битого стекла, вонзались в него, проникали в кровь, начинали растворяться, распускали по всему телу сладкие яды, от которых кружилась голова и начинались галлюцинации. Одна из них принимала вид огромной перламутровой жабы, облаченной в костюм тореадора, с раздутыми защечными пузырями, в серебряных эполетах, в шелковом красном поясе на складчатом животе. Жаба внимала мигающей, как кассовый аппарат, музыкальной шкатулке и с первых трех тактов угадывала мелодию шлягера "Мальчик хочет в Тамбов, таки-тики-та". Эта мелодия, вместе с веселящей отравой, поражала все функции мозга, лишала родовой памяти, превращала полушарии в кислый отечный гриб. Чтобы не сойти с ума, Белосельцев блокировал эту трехтактную мелодию беспорядочным набором стихов и песен. "Степь, да степь кругом...", "Выхожу один я на дорогу...", "Я встретил вас, и все былое..." Мучительно, с остаточной головной болью выбирался из-под магического воздействия веселых аттракционов.

Второе, застекленное помещение с молчаливыми автоматчиками у входов, своей пластикой, овалами и округлостями странным образом напоминало формы человеческого тела, как его напоминают ванны, биде, умывальные раковины и другие фарфоровые изделия сантехники. В этом чувственном, матово-белом интерьере с выпуклостями, наподобие женской груди, с волнообразными лекальными линиями, повторяющими очертания женских бедер, работало сразу несколько телекамер, играла небесная, космическая музыка. На белом гинекологическом кресле сидела женщина средних лет в строгом английском костюме, с красивой прической, какую носят сосредоточенные на работе дамы-бизнесмены, и умно, точно, как это делают серьезные эксперты и аналитики, рассказывала о своем искусстве управлять оргазмом. Это искусство приобреталось ею в результате длительных тренировок с гуттаперчевыми и целлулоидными шариками, которые она училась сдавливать мышцами влагалища столь сильно, что они выпрыгивали наружу и падали точно в подставленную корзину. Она называла эту игру "сексбол", предлагая ее вниманию девочек старших классов, которые, замирая, покрываясь румянцем, слушали проповедницу.

Тут же, за прозрачной перегородкой, на соседней, ярко освещенной площадке, полулежал в шезлонге молодой мужчина. Трико, напоминавшее серебристую чешую ящерицы, облегало мускулистые плечи, рельефную грудь. Эффектно лепило крепкие бедра и кеглевидные икры. Внушительно, как у балетного танцора, подчеркивало мощь и величие его мужских достоинств. В непринужденной манере, чем-то напоминавшей стиль Ираклия Андроникова, он рассказывал о своей работе "мальчика по вызову". О занятных эпизодах, что случались у него с женами известных банкиров, писателей и политиков. Он не называл имен, но они неуловимо угадывались в тех забавных извращениях, которыми отличались супруги именитых персон. Некоторые из них обходились герою полным истощением или легким увечьем, или длительным неврозом в результате садистских или мазохистких проявлений клиентки. Ему жадно внимали мальчики с интеллигентными лицами, одни из которых возбужденно и бурно дышали, а другие, по всей видимости еще невинные, были готовы упасть в обморок. Это заметно веселило рассказчика. Особым приемом он пускал под серебристым трико волну мышц, которая пробегала от плеч до бедер, еще больше подчеркивая эмблему его профессионального мастерства, напоминавшую скульптуру приподнявшегося на лапах льва.

На третьей площадке розовая, улыбающаяся, напоминавшая кустодиевскую купчиху сидела женщина. Завернутая в белую простыню, словно вышла из сауны, босоногая, распаренная, с обнаженным плечом и чуть приоткрытой грудью, она то и дело смотрелась в овальное зеркало, укрепленное над туалетным столиком. Обращалась к другим собравшимся вокруг женщинам, рассказывая им, как близким подругам, о пользе любовного самоутоления, которое разгружает женскую психику, снимает мучительный "комплекс мужчины". Этим комплексом, по ее словам, страдает множество современных женщин, лишенных сексуальных партнеров, одни из которых спились и больше не способны к мужским проявлениям, другие погибли в многочисленных войнах и катастрофах, оставив одиноких вдов и невест, третьи, и их число неуклонно растет, склоняются к гомосексуальным отношениям, отвергая любовь к женщине, как пережиток старомодных патриархальных эпох. В этих условиях женщина должна обходиться средствами, которые щедро предоставляют ей современная гигиена, электроника и аутотренинг. Кустодиевская купчиха плавно поворачивалась к зеркалу в серебряной рампе, приоткрывая колено, тянулась к туалетному столику, на котором располагались разноцветные кремы, благовония, продолговатые, вибрирующие массажеры, кисточки из нежного птичьего пуха, пучки беличьих хвостиков. Показывала аудитории, как ими следует пользоваться. И аудитория, состоявшая из молчаливых женщин, внимала, и у некоторых появлялись рефлексы и жесты копирования.

— Эта программа переводит "проблему головы", в которой скопилось множество извечно русских неразрешимых вопросов, в "проблему паха", где исчезают национальные особенности и царит сексуальный интернационал. Астрос был возбужден зрелищем женской наготы, нежной музыкой, млечными, плавными формами потолков и стен, напоминавшими разведенные колени, выгнутые, с мягкими желобами женские спины, округлые ягодицы. — Мы создаем электронное эротическое поле над всей Россией. В любой лесной деревушке, в любом фабричном бараке обездоленная женщина или неутоленный мужчина чувствуют себя счастливыми...

Белосельцев испытывал возмущение, позор, жгучее негодование, словно в нем взламывали потаенные, замкнутые запоры. Отворяли замурованную дверь в сырой подвал, где таились его укрощенные страсти и побежденные похоти, прятались усмиренные пороки и преодоленные вожделения, жили взаперти поколебленное честолюбие и смиренная гордыня, толпились яростные слепые инстинкты, на обуздание которых ушла целая жизнь. Все они теперь рвались наружу. Вылетали из подполья, как нарядные, разноцветные нетопыри, брызгали ему в глаза слепящей перламутровой слизью. Спасаясь от них, загоняя обратно в подпол, запечатывая в подземелье, он наобум читал отрывки молитв. "Придите ко мне, все страждущие и обремененные, и я успокою вас ..."."Суди меня, Господи, не по грехам моим, а суди меня по милосердию Твоему..." " Сердце — есть храм Бога живого..." Старался заслониться от срамных, сладострастных картин образами мамы и бабушки, расходуя на эту борьбу остаток отпущенной ему в жизни энергии.

Они перешли в следующий отсек, где помещался огромный экран. Перед ними за пультом сидел оператор, худой и ржавый, как старый гвоздь. Гнутый, искривленный, покрытый рыжими волосками, желтыми веснушками, шелушился, отслаивался, озираясь на появившегося хозяина круглыми безбровыми глазами.

— Это лаборатория антропологической коррекции, — пояснял Астрос, с нескрываемой гордостью обходя свои владения, как обходят волшебный сад, позволяя избранным гостям любоваться невиданными растениями и цветами. — Мы создаем телевизионный продукт, с помощью которого подавляем антропологический шовинизм русских. Отдаляем угрозу "русского фашизма", снимая у русских националистов чувство мессианства, миф об их превосходстве над другими народами. Астрос едва заметно кивнул оператору, и тот, понимая его без слов, хлопнул своими круглыми птичьими лазами, отчего загорелся первый, огромный, во всю стену экран. На нем возникло лицо, обезображенное гневом, с оскаленным мокрым ртом, редкими желтыми зубами, узким лбом, над которым рассыпалась потная белесая прядь. Маленький нос с вывернутыми ноздрями и злые кабаньи глазки усиливали впечатление животной силы и ярости. Звероподобное существо было одето в русскую косоворотку с северным орнаментом, состоящим из языческих деревьев, волшебных коней и сказочных наездников, и отражало, по замыслу фотографа, характерные для русских узколобие, свинообразие и свирепость.

Изображение исчезло, и возникло другое — заключенный в тюрьме, понурый, бритый наголо, с провалившимися чахоточными щеками, с затравленными, глубоко запавшими глазами, в которых были мольба, страх, ожидание неминуемой гибели. Вслед за этим возник солдат, в камуфляже и каске, с выставленным подбородком, безумными глазами, стреляющий от живота из автомата по невидимым, но предполагаемым мирным жителям, падающим от пуль женщинам, окровавленным детям. Его сменил пациент в больничном халате, бессильно сидящий на убогой койке среди капельниц и резиновых грелок, с вытянутой шеей, похожий на усталую беззащитную клячу, ослепшую от непосильной работы в шахте. Опять возник уже знакомый громила с кабаньими глазками в русской косоворотке, напоминая зрителю, что предшествующие персонажи относятся к русскому типу, подавленному, аморальному, бездуховному. Вновь потянулась череда портретов, прекрасно выполненных, тонко улавливающих психологию. Демонстрант под красным знаменем, безобразный, полный ненависти, с плохо выбритым старообразным лицом, в нелепых стариковских обносках, с портретиком Сталина на груди. Следом — дебил с улыбающимся слюнявым ртом, безмятежно счастливыми, водянистыми глазками, ковыряющий грязным пальцем в носу. Его сменил нищий, похожий на волосатого зверька, опирающийся на костыль, среди реклам женского белья, элитного жилья и итальянской мебели. Нищий протягивал руку, и искусная фотокамера фиксировала трещины и заусенцы ладони, несколько монет, прилипших к складкам кожи. И снова портрет свирепого животного в косоворотке с русским языческим орнаментом, обозначавшим национальность и антропологический тип. Ряды продолжались бесконечно, сливаясь в нечто отталкивающее, выродившееся и опасное.

— Подбирая для всех телевизионных сюжетов определенный тип персонажей, мы тем самым умеряем антропологическую гордыню русских, насыщая зрительный ряд другими национальными типами, что абсолютно необходимо в нашем многонациональном государстве, где проживают якуты, татары, кавказцы, — Астрос говорил профессорским тоном, словно читал лекцию по генетике, описывая воздействия на генетический код подопытных организмов, поддающихся направленным видоизменениям. — Мы предлагаем нашим телезрителям другой антропологический тип, который может примирить реликтовые импульсы национального подсознания. Создаем типологический образ, на котором соединялись бы все остальные народы, — Астрос едва заметно кивнул оператору, и тот, понимая, моргнул своими круглыми, чуть ошалелыми глазами, действующими подобно кнопкам пульта.

На экране возник портрет Альберта Эйнштейна, задумчивый, тихий, с глубокой мировой печалью в прищуренных добрых глазах, где присутствовал звездный отсвет мироздания, на которое были устремлены возвышенные помыслы великого всечеловека. Его пальцы утомленно лежали на листках бумаги, где простыми чернилами, еще не просохшими, была начертана известная формула, соединяющая воедино массу и энергию, время и пространство, Библию и атомную бомбу, шекель и холокост, Иисуса Навина и отрезанную голову Олоферна, "Стену плача" и стриптиз-бар на Манхэттене, а также удивительные еврейские мелодии, лучшая из которых — "Семь сорок", была добыта методами квантовой механики из световой волны и являлась музыкой мю-мезонов и нейтрино.

Эйнштейн исчез, и его сменил известный одесский юморист, пухленький, милый, скосил головку набок, лучился вишневыми глазками, вызывая к себе прилив невольной симпатии, чем-то, быть может, нежной формой ушей, напоминая великого физика. Вслед за ним возник молодой красавец, политик правого толка, еще недавно мечтавший стать президентом, иссиня-черный, слегка волнистый брюнет с глазами печального, все понимающего спаниеля, о котором говорили, что он подъезжает на "шестисотом мерседесе" до определенного места, пересаживается на старенькую "Волгу" и на ней приезжает на работу, где обычно дежурил неизменный пикет голодных учителей и шахтеров. На смену ему появился известный артист-кукольник, аскетический, горбоносый, с дряблым стариковским ртом, но очень добрыми, хоть и печальными глазами, какие можно было увидеть в палисадниках Бердичева и на картинах Шагала, но после отмены черты оседлости и большевистской революции те же глаза, став строже и беспощадней, смотрели со всех партийных трибун, политических митингов и манифестаций. Вновь появился Эйнштейн, подчеркивая свое родовое сходство с только что промелькнувшими персонажами, — все те же печальные благородные усы, устремленный в неэвклидово пространство взгляд, любовь ко всему живому и неживому, неизменная, как "постоянная планка". Из этого эталона, повторяя его и видоизменяя, потянулись типажи одного и того же, одаренного, интеллигентного племени, своим терпеливым присутствием, талантливыми разносторонними деяниями искупающего недостатки грубого и свирепого народа, отнимающего у человечества шестую часть планеты. То были — благообразный музейный работник среди древних фолиантов. Министр иностранных дел, похожий на Иуду с картины Леонардо да Винчи "Тайная вечеря", всеми отпущенными ему талантами приближавший НАТО к Москве. Известный банкир, чья финансовая группа поддерживала московского мэра. И, наконец, сам Астрос, благодушный, наивно-беззащитный, в домашнем костюме, с жестяной лейкой, поливающий клумбу садовых ромашек.

— Продемонстрированный тип способствует сглаживанию этнических конфликтов в России,— пояснял Астрос, — он легко узнаваем в мире, помогает России на антропологическом уровне встраиваться в мировое сообщество...

Белосельцев испытывал страдание, боясь, что оно будет замечено проницательным Астросом, и он будет изобличен, как агент, проникший в "святая святых" противника. Он понимал побуждение народа, атаковавшего "Останкино" в кровавом октябре, когда мужчины и женщины шли на пулеметы, заваливая своими горячими телами стеклянный брусок телевидения, в предсмертных муках перегрызая зубами бетонный стебель башни. Ими двигал инстинкт матери, заслоняющей свое чадо от зверя, инстинкт отца, принимающего пулю, предназначенную для сына. Он сам был готов обвязаться гранатами и кинуться на освещенные, усыпанные огненными бриллиантами площадки, взорвать телекамеры и экраны, как панфиловцы в 41-м подрывали танки фашистов. Но это было невозможно. Зло, обитавшее здесь, носило нематериальный характер.

Помещение, в котором они оказались, охраняемое не только молчаливыми стражами, но и стальными турникетами, детекторами и рентгеновскими лучами, — напоминало пошивочную мастерскую, ателье скульптора и химическую лабораторию вместе взятые... На досчатых верстаках были разбросаны цветные лоскутья шелка, бархата, золотистой парчи, лежало множество ножниц, портняжных лекал и подушечек, утыканных иглами и булавками. Тут же стояли миски с глиной и гипсом, высились груды мятого пластилина, остывала электрическая печь для обжига. Был выложен маленький горн с грудой красневших углей и кузнечными мехами средневековой формы, какие изображаются на картинах Босха и Брегеля. На столах поблескивали колбы с разноцветными растворами, реторты с мутной жидкостью и кристаллическими осадками, пинцеты, пробирки, мудреные аппараты, соединенные змеевиками и раструбами, перенесенные сюда из лабораторий алхимиков. Отдельно, на полке, расставленный в неслучайном, тщательно подобранном порядке, тянулся ряд предметов, назначение которых лишь смутно угадывалось. Тут было несколько хрустальных призм и пирамид с заключенными в прозрачную глубину яркими радугами. Лежали засушенные лапки птиц, мышей и лягушек, и среди них человеческая кисть, обтянутая черной иссохшей кожей, с желтыми ногтями и костяными фалангами. Стояли светильники и подсвечники в виде замысловатых иероглифов, лежал обглоданный свиток папируса, и была раскрыта замусоленная старинная книга, где на толстых страницах были изображены кабалистические знаки, геральдика тайных союзов, тянулись строчки неведомого, похожего на клинопись, шрифта.

И среди всего этого музейного множества, едва заметный, зарывшийся в груды лоскутьев, прячась за реторты и колбы, находился человечек, маленький, чернявый, с вишневыми глазками зоркого зверька, с узкой, словно углем, от уха до уха, проведенной бородкой. Он был карликом, сидел на стуле, не доставая ногами земли. Обнаружил себя звяком ножниц, казавшихся огромными в его крохотных цепких руках, которыми он, однако, ловко орудовал, вырезая из серебряной парчи затейливый завиток.

— Прошу знакомиться — Маэстро! — Астрос сделал жест, словно преподносил гостям маленького, дрессированного хомячка, который вспрыгнул на ладонь хозяина и держал в передних лапках листок капусты, обмусоливая его и обгладывая. — Сотворяет кукол, как Господь сотворил Адама, вдыхая в него душу живую, — человечек блестел умными глазками-ягодками, позволяя Астросу витийствовать. Хотя сам, по-видимому, знал о себе нечто большее. — В этой скромной мастерской мы шьем и кроим политику. Лепим репутации лидеров. Обжигаем в тигеле их характеры. Добываем "философский камень" истории, -Астрос положил руку на хрустальную призму, словно уловил радужную комету. Другой ладонью накрыл волшебную книгу с магическими формулами, будто собирался совершить колдовство. — Наша кукольная программа — не фарс, не политическая карикатура, не забавный спектакль марионеток, как полагают простосердечные обыватели. Это магия, мистерия, таинство, основанное на мистическом соотнесении Образа и Прообраза. Управление судьбой Прообраза с помощью магического обращения с Образом, — Астрос сжимал в ладони пылающую, уловленную из Космоса комету. Другая ладонь лежала на кабалистической книге. Просвечивала насквозь алой кровью, сквозь которую проступал начертанный астрологический знак. Он был режиссер, творец великого спектакля, где сильные мира сего низводились до размеров матерчатых и глиняных марионеток, и он управлял ими с помощью тончайших паутинок, которые сходились в его ладонь радужным лучистым пучком. — В этом магическом классе разрабатываются сюжеты, которые потом, через невинные кукольные сценки, вбрасываются в жизнь. Обретают черты финансовых кризисов, государственных переворотов, вооруженных конфликтов. На это работают целые оккультные сообщества, тайные кружки экстрасенсов, объединения эзотериков, посвященные кланы астрологов и звездочетов. Они повсюду. В Москве, в Петербурге, в верховьях Енисея, в горном Алтае, в шаманских чумах Таймыра, в языческих капищах Мордовии, в законспирированных ложах и сектах, действующих чуть ли ни в кремлевских палатах. Их одновременный экстрасенсорный удар соединяется с электромагнитной телевизионной волной, и миру навязывается образ, по которому он вынужден действовать. Мы гордимся тем, что нам удалось соединить новейшие достижения электронной цивилизации, индустрию развлечений и древние колдовские знания.

Белосельцев и прежде догадывался о природе этих коротких и ярких кукольных представлений, где марионетки напоминали одушевленных идолов, за каждым из которых числилась волшебная власть над стихиями. Над водой, огнем, льдом. Над человеческой кровью и лимфой. Над снами и душевными болезнями. Над страстями и похотями. Над временами года и небесными светилами. Бесхитростные сценки, забавно пародирующие литературные сюжеты из мировой классики, на самом деле были мистериями, после которых у зрителя слепли и гасли целые области чувств и открывались неведомые, реликтовые чувствилища, узнающие приближение беды. Теперь, оказавшись в глубине волшебной пещеры, где обитал вещий карлик, похожий на подземного зверька, Белосельцев старался погасить в себе чувства и эмоции, чтобы их не уловили чуткие антенны волшебника, не направили в его сердце парализующий экстрасенсорный удар.

— А теперь посмотрим на кукольный забавный народец, который так же, как и мы с вами, рождается, живет, умирает. Сначала умирает кукла, а уж потом изображенный ей человек, — Астрос печально улыбнулся, как ведающий земные концы и начала. Двинулся в дальнюю половину комнаты, увлекая за собой посетителей.

Белосельцев услышал цокающий звук, словно на пол с подоконника спрыгнула мягкая кошка. Это карлик соскочил с высокого стула и ловко побежал перед ними на кривых ножках, переваливаясь, оглядываясь выпуклыми веселыми глазками, скаля мелкие зубки, как смешная собачка.

На длинном верстаке лежали в ряд куклы, кто запрокинул вверх мертвенные лица, кто уткнулся носом в доски, в истрепанных облачениях, со следами копоти и надрезов, окропленные какими-то ржавыми пятнами. В некоторых куклах торчали булавки, у других были подрезаны носы и уши, словно марионетки побывали в игрушечной камере пыток, где их жгли игрушечными паяльными лампами, резали игрушечными лезвиями, брызгали игрушечной кислотой…

— Это наши мертвецы, которых больше нет ни на сцене, ни в политике. Так решил Маэстро! — Астрос опустил руку на вьющуюся шевелюру карлика, а тот благодарно потерся о ногу хозяина.

Среди умерщвленных кукол Белосельцев узнал нескольких членов администрации президента, еще недавно блиставших красноречием, заполонявших экраны, комментирующих острейшие вопросы политики, теперь же почти позабытых, канувших в небытие. Здесь была кукла народного Трибуна, сотрясавшего основы режима, собиравшего под свои знамена тысячные толпы, оглашавшего площади пламенными мегафонными речами. Над куклой надругались, отрезали кисти рук, как Че Геваре, плеснули в лицо ядовитой кислотой, стянули с одной ноги обувь, обуглив ступню и пальцы, оставив на другой нелепый грязный башмак. Тут были недавние министры, опрокинутые правительственными кризисами. Властители дум, имена которых вдруг разом и навсегда позабылись. Пресс-аташе президента, славный своим тайными любовными похождениями и явными толкованиями скандальных заявлений Истукана. Они умерли от неизвестных политических эпидемий. Их обезображенные тушки лежали на верстаке, как в морге, с маленькими, прикрепленными к ногам номерками. Здесь же, без одежды, совершенно голая, с едва заметным клубеньком между ног, лежала кукла Прокурора, узнаваемая по лысине и рыбьим, водянистым глазам.

Карлик небрежно поворошил мертвецов. Выбрал одну марионетку, изображавшую прежнего спикера Думы. Еще недавно надменный, честолюбивый и праведный, мечтавший о президентстве, он канул в лету, как назидание глупцам. Кудесник осмотрел ее со всех сторон. Цокая каблучками, подбежал к очагу. Кинул куклу на неостывшие угли. Стал что есть мочи работать старинными мехами, похожими на голову длинноклювой птицы. Вдувал в угли жар. Кукла вспыхнула и мгновенно сгорела, оставив в воздухе запах паленых волос и жареного жира. Совершив кремацию, карлик неторопливо вернулся.

— Ну а это наш действующий актив, — произнес Астрос, отворачиваясь от улетающей струйки дыма, — им еще рано в печь.

Над верстаком, подцепленные на аккуратные петельки, свесив руки и ноги, опустив на грудь головы, висели узнаваемые кумиры современной политики, которые в бесконечных комбинациях, в самых разных нарядах и облачениях появлялись на экране. То в роли героев Шекспира, то персонажами Декамерона, то действующими лицами русских народных сказок. Их было множество, разнолицых, разномастных, но в одинаковых позах, напоминавших общипанных куриц, подвешенных на фабричный конвейер. Тут присутствовал лидер коммунистов, чье лицо было слеплено наподобие клецки. Был Мэр, похожий на Фантомаса. Был известный молодой демократ, черный и кудрявый, как пудель. Был олиграх, напоминавший облезлую белку. Был главный "яблочник" с маской вечного неудачника. И, конечно же, истукан, представленный, как благодушный русский дед, глуховатый и незлобивый, допускающий в свой адрес насмешки и издевательства. И среди всего этого скопища, недвижного, заколдованного, готового по взмаху волшебной палочки вскочить, заголосить, затараторить, исполнить какую-нибудь злую притчу, в которой опытный глаз усмотрит намек на текущую придворную интригу, или тонкий донос, или иносказательный приговор неудачнику, — среди всей этой коллекции висел Премьер. Остро схваченный скульптором, с пухлыми щеками, без подбородка, с бабьим безвольным ртом, испуганными недоверчивыми глазками.

— Каков герой!.. — Астрос тронул куклу, и та закачалась на шелковой петельке. — Друг ваххабитов, говоришь?.. Наследник престола?.. Что скажешь, Маэстро? — он перевел на карлика потяжелевший, ставший потусторонним взгляд. И тот вдруг выхватил из обшлага длинную булавку для галстуков, украшенную крупным бриллиантом. С силой вонзил в Премьера. Булавка вошла с тихим стоном, как в живую плоть. Белосельцев обморочно подумал, что настоящий Премьер в эту секунду почувствовал острую боль в сердце, и из его рук выпал и разбился бокал с шампанским. Кукла безвольно качалась, в ней торчала булавка с мерцавшим алмазом.

На той же перекладине, чуть поодаль, висели новые куклы, недавно изготовленные, ни разу не побывавшие в передаче. Белосельцев пытался узнать прототипы, но лица были незнакомы. Лишь в одной смутно угадывался вновь избранный губернатор, по-видимому тот, из кого хозяева кукол собирались делать влиятельную персону.

Еще дальше, на верстаке, на специальном штативе, размещалась свежевылепленная пластилиновая фигура, которая должна была служить основой для будущей куклы. Белосельцев рассеянно вглядывался. И вдруг отчетливо, в надбровных дугах, в узком лице, в крупных губах и твердом, чуть выдвинутом подбородке узнал Избранника. Скульптура была недоделана, кругом лежали ломти пластилина, резцы и лопаточки для шлифования поверхности.

— Этот фантом явился неизвестно откуда, загадочный, тихий, под завесой тайны. Кто им управляет? Куда ведет? На каком повороте дороги он исчезнет, как и явился? — Астрос задумчиво смотрел на Избранника, словно решал, как поступить, — завершить ли изделие, или скомкать, превратить в бесформенную глыбу пластилина с мраморными цветными прожилками. — Как мы поступим, Маэстро?

Карлик подвинул высокую скамейку. Вскарабкался на нее с ловкостью белки. Протянул к Избраннику маленькие ловкие руки. Стал оглаживать, согревать, размягчать. Втирал в него свое тепло, вталкивал свою жизнь. Приговаривал, припевал, бормоча неясные заклинания. Касался подушечками пальцев висков, ушей, широкого лба, выпуклой макушки. Словно метил, находил сокровенные точки, подчинял своей воле, своей колдовской власти.

Белосельцев испугался, что тайна Избранника будет разгадана. Их секретный союз и заговор будет раскрыт. Весь изощренный проект, направленный на воссоздание Родины, будет погублен. Подчиняясь слепому жаркому чувству, с каким, должно быть, Александр Матросов кинулся на пулеметную амбразуру, или летчик Гастелло направил свой самолет на вражеские цистерны с горючим, с тем же жертвенным ослеплением и бесстрашием, в порыве любви и ненависти, Белосельцев заслонил собой Избранника. Перенес в пластилиновую форму свое изображение. Почувствовал, как стало больно вискам, как выдавились от черепного давления глаза, заломило за ушами, и в мозгу взбухла, готовая лопнуть, кровяная артерия. Карлик перестал массировать скульптуру и удивленно на него оглянулся.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ЧУДО О ЕВГЕНИИ (Свидетельство священника о мироточении изображения воина Евгения)

К нам попал рапорт священника о чуде Мироточения фотографии воина Евгения Родионова. Рапорт публикуется полностью без каких-либо изъятий и изменений.

Его Преосвященству

Управляющему Криворожской

Никольской епархии

епископу Ефрему

от настоятеля храма

Св. великомученицы Варвары

иерея Вадима Шкляренко

РАПОРТ Ваше Преосвященство, докладываю Вам о событиях, происшедших в жизни прихода. В конце апреля сего года в г. Днепропетровске у прихожан храма святого Пантелеимона замироточили иконы "Царя мученика", "Царской семьи", "Архистратига Михаила" и икона Божией Матери "Утоли моя печали", которые мною, по просьбе многочисленных прихожан, были принесены в храм Святой Варвары для покаяния в грехе цареубийства 7 мая у прихожан храма Св. Варвары Людмилы и Фотинии Ткаченко, после того, как им была дана вата, омоченная в миро с икон "Царской семьи" из г. Днепропетровска, произошло истечение святого миро из икон "Царя-мученика", "Царской семьи", "Касперовской иконы Божией Матери", "Иверской иконы Божией Матери" и иконы Иоанна Богослова. Миро стекало на вату. Многократно эти иконы приносились в храм из дома прихожан Ткаченко.

Во время этих событий мне случилось в г. Днепропетровске приобрести брошюру "Новый мученик за Христа воин Евгений". Первоначально, до приобретения брошюры, увидевши изображение на фоне Российского флага воина Евгения Родионова, возникло недоверие в содержании брошюры. В последующую ночь, а вернее, ранним утром, я увидел стоящего у моей постели воина в камуфляже, как на портрете в брошюре, с накинутым сверху красным плащом-накидкой, как изображают на иконах мучеников. Вопросивши мысленно: "Кто ты?", я услышал ответ: "Я тот, о ком написана та книга". Видение было четкое, цветное и не вызвало страха. Как возникло, так и исчезло. После этого, дождавшись первого транспорта в г. Днепропетровск, я поехал в церковную лавку и приобрел брошюру о подвиге Евгения Родионова, содержание которой меня поразило и потрясло. С меня лились слезы покаяния и умиления на протяжении чтения всей этой книги, как потом впоследствии у всех тех, которым я давал читать эту книгу.

В один из воскресных дней я произнес проповедь о новомученике воине Евгении Родионове. Все слушавшие прониклись любовью к подвигу молодого воина-мученика за Христа, плакали. Придя домой после службы, книгу положил между полками книжного шкафа, и о месте ее нахождения знал только я. На следующий день, после утреннего правила, решивши переложить брошюру в книжный шкаф к другим книгам, я увидел, что лицевая сторона брошюры с портретом новомученика за Христа воина Евгения была усеяна каплями миро, которые светились под лучами утреннего солнца.

В подтверждение этого целую Честный Животворящий Крест и Слова моего Господа Иисуса.

Смиренный послушник Вашего Преосвященства священник Вадим ШКЛЯРЕНКО

17.07.2000 г.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

__ ...И ИЖЕ С НИМ ЗА ВЕРУ И ОТЕЧЕСТВО ЖИВОТ СВОЙ ПОЛОЖИВШИЕ

Около трех лет назад стало известно о подвиге Евгения Родионова, оказавшегося в плену с тремя другими воинами-пограничниками в первую чеченскую кампанию. У молодых солдат был выбор: принять веру врага и сохранить себе жизнь, или мученически погибнуть. Они предпочли смерть предательству. Вместе встретили они самые страшные дни своей жизни, вместе сделали свой выбор — рядовой Евгений Родионов, младший сержант Андрей Трусов, рядовой Игорь Яковлев, рядовой Александр Железнов. О воине Евгении, не снявшем креста в чеченском плену, писалось неоднократно. Подробности жизни остальных пограничников стали известны только сейчас.

Андрей Николаевич Трусов родился 21 ноября 1976 года в сельском пригороде Орла в семье Николая Александровича и Нины Николаевны Трусовых. Крещен Андрей был в трехмесячном возрасте священником храма Иверской иконы Божьей Матери. Крестины проходили на дому, так как мальчик имел врожденную грыжу. Уже после крестин грыжу удалили, и мальчик больше ничем не болел. В детстве Андрея нянчила ныне здравствующая бабушка Татьяна Ивановна, которой в войну пришлось пройти немецкие концлагеря под Штутгартом. Через восемь лет в семье Трусовых родился младший брат — Евгений. С детства Андрей помогал родителям по хозяйству на приусадебном участке. До девятого класса учился в орловской школе № 30. После школы окончил ПТУ № 22 по специальности пчеловод-водитель. Эту сугубо мирную профессию выбрал он сам. Наверное, за веселый нрав, басовитый голос, высокий рост (около 180 см) и щегольские усики он получил от товарищей прозвище "поручик". Оно сохранилось за ним и в армии. Склонность Андрея к шуткам вспоминает отец Николай Александрович, таких называют сейчас "прикольщиками". Нина Николаевна вспоминает его доброту и ласковость, стремление к чистоте и аккуратности. И еще помнит она о том, что у Андрея было много друзей. Перед армией пошутил в последний раз: "А может, "закосить" — посидеть в подвале лет до двадцати семи", — посмеялись с матерью. Чтобы призвали в погранвойска, сам сходил в военкомат. А когда пришла повестка, сразу же убыл в пункт сбора. Домашние даже котлет на дорогу пожарить не успели. Уже в поезде, обнимая младшего брата, сказал: "Я и за тебя отслужу, ты в армию не пойдешь". Что впоследствии и сбылось. Мать награжденного посмертно Орденом Мужества Андрея Трусова представители военкомата уведомили, что последнего сына в армию не призовут. Тело воина Андрея Трусова похоронено на погосте храма Святителя Николая рядом с деревней Лепешкино. На школе, где учился Андрей, установлена памятная доска.

Игорь Владимирович Яковлев родился 26 января 1977 года в деревне Петровское Тербунского района, Липецкой области в крестьянской семье Владимира Ивановича и Анны Васильевны Яковлевых. Игорь был младшим, поздним ребенком и имел двух старших сестер Галину и Наталью. Крещен был трех лет от роду в церкви Вознесения Господня в селе Бурдино. До третьего класса ходил в школу в Петровском. С четвертого по девятый — в соседние Тербуны. Ходить приходилось пешком в любую погоду по пять километров. С двенадцати лет Игорь помогал родителям в тяжелом деревенском труде: работал штурвальным на комбайне, пахал на тракторе, ухаживал за домашней скотиной. В детстве жизнь Игоря дважды подвергалась смертельной опасности. Один раз в пять лет провалился под лед, катаясь на санках, но был спасен соседкой. Анна Васильевна удивлялась, что он даже не заболел тогда. Другой раз, уже в юности, чуть не замерз в сильный мороз в дороге. Когда его отогрели, дома сказал: "Святитель Николай помог". Что стояло за этими словами, теперь не узнать. Роста Игорь был невысокого — в отца, физически крепок, вынослив. Отличался немногословностью, ровным спокойным характером. Из школы приносил только хорошие и отличные оценки. СПТУ окончил с отличием. Товарищей имел старше себя, жалоб от него никогда не слышали ни сестры, ни родители. К службе в армии готовился: помимо тяжелого деревенского физического труда, занимался гирями, бегом. Обрадовался, что попал в пограничные войска. Письма с его службы были лаконичными: "Все хорошо. Всем доволен". Когда сестра Наталья привезла тело Игоря из Ростова, на похороны пришло очень много народа из соседних деревень. Возможно, среди пришедших попрощаться с Игорем были двое юношей из соседних Тербунов, ставших впоследствии воинами Шестой роты Псковской воздушно-десантной дивизии. Учились они, по-видимому, в одной с Игорем школе и легли на соседнем погосте.

Александр Михайлович Железнов родился 10 августа 1976 года в районном центре — городе Вача Нижегородской области. Родители Александра Михаил Иванович и Нина Ивановна крестили сына в семилетнем возрасте вместе с родившейся в том же году сестренкой Катей. Крестины проходили в июле 1983 года в Храме Святой Живоначальной Троицы в селе Арефьево, который за время своего существования никогда не закрывался. В этом же году Александр пошел в Вачинскую школу, где проучился до восьмого класса. Когда мальчику было двенадцать лет, произошла трагедия. Внезапно на глазах матери погиб отец Саши — Михаил Иванович. Нина Ивановна работала нянечкой в детском саду и все работы по дому и подсобному хозяйству легли на лечи Александра. Может быть, поэтому учеба в школе давалась ему с трудом. После восьмого класса пошел в вечернюю школу и ПТУ, где учился на слесаря. Мать вспоминала, что сын вообще не курил, и в общении был прост, не любил драться и ссориться. Телосложения был плотного , роста среднего (около 170 см). Александр был неприхотлив, заботился о матери и сестре. После смерти отца в семье стал ощущаться недостаток во всем, и покупки необходимых вещей делали по очереди: в этом месяце — Кате, в следующем — матери, в следующем — Саше. А он все отказывался в пользу сестры и Нины Ивановны: "Мне зачем — мне в армию". Когда мать хотела похлопотать в военкомате, чтобы сына — последнюю опору семьи — послали служить поближе к дому, он категорически отказался. Хотел служить в Пограничных войсках, только все сокрушался: "Как же вы без меня будете?". В учебном центре ФПС в Багратионовске, что под Калининградом, сдружился с Андреем Трусовым. Не желая расставаться с товарищем, с первой волной поехал служить на чечено-ингушскую границу. Хотя возможность остаться под Калининградом была: один из командиров — земляк — хотел оставить его, да и мать была категорически против. Письма со службы присылал шутливо-бодрые, начинавшиеся со слов: "Привет из санатория..." или "Привет из пионерлагеря...". Похоронили Александра на Вачинском кладбище на горе.

Разные были эти ребята. Они отличались не только характерами, но даже речь выдавала в них жителей разных областей. Но общего все же было больше. Это были крепкие ребята из крепких работящих семей. Формирование мужских качеств проходило у них в безвременье первой половины 90-х годов, когда многие семьи познали нужду и безработицу. Тогда никто из них не погрузился в отверзшийся вдруг мир губительных развлечений. Они честно подставили свои юношеские плечи и понесли тяготы вместе с отцами и матерями, став опорой и надеждой своих семей до армии. В пору, когда в стране господствовала идеология, пронизанная ненавистью к Родине, никто из них не подумал об уклонении от службы. Рожденные в безбожные времена, мальчики были крещены в Православии. Житель Подмосковья Евгений посещал до армии церковь, носил крестик, остальные ребята — нет. И церквей в их селах не было и нет до сих пор. Один крест был найден в могиле — воронке под Бамутом — нательный крестик Евгения. Но единый мученический крест выпал им всем четверым.

Попав в плен, никто из ребят не написал домой писем с просьбой о выкупе и даже не дал своих адресов бандитам. В лютом чеченском плену это было сделать непросто. От момента, когда они опустили шлагбаум перед санитарной машиной, набитой боевиками, и до своего смертного часа — были вместе. Любовь Васильевна Родионова и Нина Ивановна Железнова видели камеру с отогнутой решеткой в Бамуте. В ней держали воинов. Это помещение было свидетелем последних дней пограничников. Как они укрепляли друг друга, как подбадривали — мы уже никогда не узнаем. Но выбор — стоял перед всеми четверыми.

Благой плод бывает от благого древа. У каждой семьи пограничников был свой подвиг. Все родители воинов прошли через страшный позор обвинения в дезертирстве — чтобы скрыть факт пленения солдат, командование заставы в каждую семью направило телеграммы о самовольном оставлении части. А за телеграммами — участковые с обыском и пересуды односельчан и соседей. Потом — мучительная неизвестность. Все матери молились о сыновьях, заказывали службы. Любовь Васильевна ходила по бандитским отрядам, искала сына. Под Бамут искать тела погибших сыновей ходила вместе с Ниной Ивановной Железновой, выбирать ребят из наскоро засыпанной воронки пришлось по косточкам. Нину Николаевну Трусову и Наталью Владимировну Яковлеву вызвали телеграммами в Ростов. Собственноручно одевали дорогие косточки в новую форму. Учительница Наталья Яковлева — сестра Игоря, вспоминала: "Как все это увидела — поняла, если я этого не сделаю, никто не сделает. Родители наши ведь старенькие. Они не переживут".

Ранее отмечалась та необычайная для нашего времени почтительность и забота, с которыми отнеслась Любовь Васильевна Родионова к останкам своего сына. Теперь известно, что так же поступили близкие Андрея, Игоря и Александра. Никто не похоронил своих детей в казенном цинке. Тела были переложены в гробы и отпеты по православному обряду. Хотя родители воинов по естественным причинам не были знакомы со Священным Писанием, в этих совершенно разных семьях существовал особый климат моральной чистоты, присутствовало вполне определенное христианское понятие греха и определенное понятие праведности. Причем, к следованию этим принципам стремились вне зависимости от окружающей обстановки.

Когда-то довелось слышать проповедь архимандрита Петра из Боголюбова, где он говорил о том, что сатана за то ненавидит нашу землю и лютует против нее, что каждый русский — потенциальный православный, ибо сегодня еще лба не знает как перекрестить, а завтра он уже церкви строит. Так было попущено Богом, чтобы на рубеже третьего тысячелетия именно в России для солдат Евгения Родионова, Андрея Трусова, Игоря Яковлева и Александра Железнова вопрос о верности Отечеству слился с вопросом о верности Православной вере. Отказ от Христа означал отказ и от Родины, и от матери. И все четверо ценой страданий и самой жизни дали единый ответ на этот главный для каждого человека вопрос.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Юрий Юрьев ЛЮБОВЬ И СКОРБЬ НАРОДНАЯ

Во многих душах нашел отклик подвиг воина-пограничника Евгения Родионова. Народная любовь отозвалась тысячами теплых писем, помощью матери и поклонным крестом, поставленным на могиле пограничника. Все это было не напрасно. Вот уже два года к кресту приезжают люди со всех концов страны. Приезжают и молятся о четырех стойких воинах: Евгении, Андрее, Игоре и Александре. Нужно сказать и о судьбах их родителей. Не все подлежит описанию. И через пять лет потеря любимого сына — опоры семьи — невосполнима. А каких душевных усилий она стоила — знает только Бог. Умер на могиле сына отец Евгения Александр. Побелели лицами и стали немногословны отцы Андрея и Игоря. Нина Николаевна Трусова светится изнутри, когда вспоминает Андрея. Говорит о нем, сама не замечая, как о живущем в мире сем: "Он любит... Он говорит...". Анна Васильевна Яковлева, молясь о сыне, кладет непрерывные низкие поклоны. Никто не озлобился и не возроптал. Каждый по-своему несет возложенный на него крест.

Нина Ивановна Железнова, вспоминая прошлое, рассказала, как они с Любовью Васильевной вели переговоры с чеченцами в Бамуте о выдаче тел казненных сыновей. Бандиты поносили ребят, называли их оккупантами, позорили матерей.

Нина Ивановна говорила, что в душе происходило что-то ужасное, хотелось броситься на них, но нужно было держаться и разговаривать спокойно, ведь в тот момент ничего более важного, чем возвращение тел воинов, не существовало. Получив выкуп, "добрые" бандиты зарезали корову, наварили мяса и стали угощать матерей. "А мы смотреть не могли на это мясо", — вспоминает Нина Ивановна. "Я уже потом поняла, что это был обряд жертвоприношения, и они хотели, чтобы мы приняли в нем участие", — рассказывает Любовь Васильевна, узнавшая за месяцы хождений по Чечне многие местные обычаи. Но они не притронулись к этому мясу — на душе был пост. Потом чеченцы заставили подписать присутствующих официальных лиц акт о том, что пограничники погибли при бомбежке. Хотя у двух воинов были пулевые отверстия прямо посредине лба — акт был подписан. Все это происходило в дни хасавюртовского предательства, и бандиты распоряжались, как победители. Но из множества человеческих правд только одна является Истиной.

Уже писалось, что никто из убийц юношей не дожил до второй чеченской войны. Брат главаря Хайхороева был убит ингушами на том самом месте, где были пленены воины. Сам Хайхороев был застрелен во внутричеченской разборке ровно через три года и три месяца после казни пограничников.

На месте Бамута сейчас лишь битая кирпичная крошка. Да на многих уцелевших руинах надпись: "Развалинами Бамута удовлетворен". Кто водил дерзкою рукою неведомого русского солдата?

Нелегка жизнь родных и близких воинов Евгения, Андрея, Игоря и Александра. За окнами их домов — обычная русская деревенская действительность, где рушатся семьи, спиваются и погибают во множестве и молодые, и старые от горя и просто так. Мне посчастливилось побывать в семьях всех юношей-героев. Прошло уже пять лет, но никто не опустился и не пал духом. Каждый по-своему спасается в заботах о хлебе насущном для своих детей и близких. И заботы эти год от года все трудней. Не имеющая семьи Любовь Васильевна опекает воюющих в Чечне солдат, лично привозя им продукты и теплые вещи, собранные добрыми людьми. Уже отправила около 140 тонн. Когда-то добрые письма и помощь людей со всех концов страны очень помогли Любови Васильевне Родионовой. Хотелось бы, чтобы любовь человеческая шагнула под кров домов остальных героев: Андрея Трусова, Игоря Яковлева и Александра Железнова. Особо хочу попросить о маме Александра Железнова Нине Ивановне. Она забыта властями и не имеет средств даже на приобретение необходимых лекарств.

Юрий ЮРЬЕВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ОТКРЫТА АДРЕСНАЯ ПОДПИСКА НА ГАЗЕТУ "ЗАВТРА"

— по тел./факс (095) 245-96-26;

— по адресу: 119146, Москва, Комсомольский пр-т, д. 13. ООО "Завтра Пресс";

— e-mail: podpiska@zavtra.ru 36

и оплатить стоимость подписки.

ul type="SQUARE" ДЛЯ ЗАРУБЕЖНЫХ ПОДПИСЧИКОВ:

1 месяц — 10 условных единиц;

3 месяца — 30 условных единиц;

6 месяцев — 50 условных единиц;

1 год — 100 условных единиц

(Одна условная единица равна одному доллару США)

UNION BANK OF CALIFORNIA INTERNATIONAL

SWIFT code BOFCUS33NYK

BANK OF BUSINESS ASSISTANCE, MOSCOW RUSSIA

SWIFT code BUASRUMM

91-272872-1121

№ 40702840700022610001

ООО "Zavtra Press" ul type="SQUARE"

ДЛЯ ПОДПИСЧИКОВ В РОССИИ:

1 месяц — 42 руб.;

3 месяца — 120 руб.;

6 месяцев — 230 руб.

ООО "Завтра Пресс"

р/с 40702810038100101072 в Сбербанке России г. Москва,

Хамовническое ОСБ № 7812 г. Москва,

БИК 044525225

к/с 30101810400000000225

ИНН 7726277340

Пользуйтесь адресной подпиской на газету "Завтра"! /cnter

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 37 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

38

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]