/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 395 (26 2001)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ГОРБАЧЕВ И ЯКОВЛЕВ ВСТАЮТ ИЗ МОГИЛ

Сохраняем целостность России, и обещаем японцам Курилы. Сдерживаем наплыв китайцев на Дальнем Востоке, и даем "подъемные" на выезд из Приморья последних русских. Твердим о неделимости Родины, но стоимость проезда отрезает Сибирь от Центра. Говорим о росте промышленности, но Чубайс обесточивает заводы. Ратуем за стабильность в обществе, но цены на бензин и на хлеб превращают человека в зверя. Поем о родной земле, но продаем ее иностранцам.

Ищем деньги на строительство ракет и подводных лодок, но миллиарды утекают на Запад.

Маршируем под красным флагом, но народ загоняем в ночлежки. Поем могучий гимн СССР, но чувствуем себя гражданами Руанды. Произносим патриотические речи, но культурой руководит русофоб. Заселяем Москву бакинцами, но слышим о жестокой русской империи. Не высыхают слезы на дивном лице Матвиенко, "оплакивающей жертвы холокоста", но семипроцентный рост валового продукта связан с производством русских гробов.

Путин похож на человека, в котором Греф борется с Дзержинским. Вырвет у себя глаз, и тут же вставит обратно. Отрубит руку по локоть, и тут же приклеит. Вспорет себе живот самурайским кинжалом, и тут же зашьет сапожной иглой. Путин стоит на месте со скоростью тысячу километров в час. Вместе с ним охваченная идиотизмом выборов, обдираемая, как липка, реформами стоит на месте Россия. Смотрит, как удаляются от нее в будущее осмысленные, организованные страны, присылая в наш неолит своих археологов.

Одним из таких археологов является "тихий американец" Томас Грехэм, по-своему очаровательный и милый, чью референтную справку, написанную для Буша, мы опубликовали в прошлом номере "Завтра". Добытая с риском для жизни друзьями Эймса и Хансена, она, лишенная разноцветной слизи российских политологов типа Никонова или Караганова, показывает, что Америка не сомневается в скором распаде России, в переходе Калининграда к немцам, Северного Кавказа к туркам, Сахалина и Курил к японцам, а Сибири под протекторат США. Она, не без сожаления, констатирует отсутствие политической воли у Путина, мелкотравчатость и дряблость российских элит, бесперспективность нынешней российской политики.

Если на эту угрозу не реагируют в Кремле, то либо там засели самодовольные слепыши, как это было в кабинетах ЦК, когда от землетрясения уже тряслась в графинах вода, а они все еще писали брошюры о хозрасчете. Либо там сидят умные разрушители, спокойно управляющие уничтожением страны, ненавидимой ими ненавистью Гайдара, Чубайса и Коха.

Что может разбудить Путина, эту спящую царевну, лежащую в хрустальном гробу ельцинизма? Быть может, поцелуй талиба, пришедшего с гранатометом в Москву? Или пожар Кремля, возникший от неосторожного обращения Волошина с кипятильником? Или заморозки, подобравшиеся из Артема к кабинету с двуглавым орлом, на котором печально повисли сосульки? Или паводок, когда вышедший из берегов Енисей затопит Садовое кольцо и президентский кортеж пересядет с "мерседесов" на катера, — с воем сирен, с блеском мигалок, расплескивая воду, промчится по волнам в Троицкие ворота, и постовой на надувном плотике отсалютует веслом? Или одновременный взрыв всех нефтепроводов и канализационных труб, падение всех мостов и самолетов, сход с рельсов всех поездов, когда в багровом зареве, черный и огромный, словно Кинг-Конг, побредет по России Шойгу, пробираясь сквозь завалы и руины, неся на плече отопительную батарею?

Появились знамения и признаки большой и скорой беды. Подымаются из политических могил Яковлев и Горбачев. Все в земле, опутанные гнилыми кореньями, один в полуистлевшей жилетке с проглядывающими желтыми ребрами, другой с фиолетовым трупным пятном на лбу. Создают какую-то загробную партию, то ли социал-каннибалов, то ли каннибал-социалистов. Верный признак Конца Света.

Где "Большой проект", которым спасались гибнущие народы и страны, будь то лапотная Россия времен Сталина, или разгромленная, висящая в нюрнбергской петле Германия времен Аденауэра, или изглоданный хунвейбинами Китай времен Ден Сяо Пина? "Большой проект", который ждут изнывающая от бессилия страна, связанный по рукам и ногам народ?

В нашу сельскую церковь, что подобно чуду встает из руин и скверны, одеваясь белыми ризами, синими главами, золотыми крестами, привезли колокола. Все девять: от малого, нежно-звенящего, до сорокапудового, гулко-басистого. Подняли на колокольню краном, закрепили на толстых балках, подвязали под чугунные языки пеньковые верви. Батюшка святил колокола, кропил водой, и прихожане — старый ракетчик, академик-биолог, дипломат, а также крестьяне из соседних деревень, отрок, помогающий батюшке в церкви, мои дети и внуки, и всяк, кто случился рядом, — прикладывались к бронзовой, отлитой на колоколе иконе Державной Божьей Матери, а потом глядели сквозь арки колокольни на зеленые леса, голубые озера и реки, на воздушные облака с пролетными птицами. Слушали звоны, плывущие над любимой землей, будящие сонных, воскрешающие мертвых. Спустились в храм, где, едва слышные, перекатывались дивные звоны. Служили молебен о России. И я думал: "Господи, если ты превратил камни в хлеб, воду в вино, Савла в Павла, преврати Путина из полковника КГБ в вождя нации!"

Александр ПРОХАНОВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 3 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

4

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l Визит папы Римского Иоанна Павла II (Войтылы) на Украину вызвал значительно меньший интерес верующих католиков и униатов, но значительно большие политические и экономические последствия, чем ожидалось, сообщают наши информаторы из Киева. Они отмечают, что приезд главы католической церкви не мог состояться без той или иной формы согласия на него со стороны Кремля и лично Путина (включая сюда назначение послом "самого" Черномырдина). Через папу и его ближайшее окружение определенные круги российского руководства надеются решить вопросы, связанные с образованием единого "евразийского" блока — прежде всего вопросы внешнего долга и инвестиций. "Повысить ставки" в этой политической игре и должна была активно проводимая в эти дни прокремлевскими СМИ тема католическо-православного противостояния, а также "параллельное" посещение Белоруссии патриархом Алексием II. Несмотря на "статусное" отсутствие российского посла среди встречавших Иоанна Павла II, в ходе папского визита состоялись важные контакты Черномырдина с людьми, руководящими финансовыми потоками Ватикана. На них была подтверждена линия на "итальянский саботаж" проекта "Голубой поток", что оставляет распределительный газовый кран для Европы практически монопольно в руках немецкого "Рургаза", а также обсужден ряд более мелких вопросов, в том числе связанных с "транзитной" поставкой через Украину третьим странам советских военных технологий и боевой техники. Что касается самих киевских властей, то они в течение последнего месяца перед визитом всячески педалировали свою "незалежнисть от москалей", даже "символически" начав 12 июня в Чернигове уголовный процесс над двумя сторонниками "восстановления СССР". Отставного майора и инвалида II группы обвиняют ни много ни мало — в попытке "военного переворота с целью свержения существующей власти", в то время как инициаторы и вдохновители массовых антикучмовских выступлений не понесли никакого ущерба для своего статуса…

l По сообщениям из Рима, на генуэзской встрече "большой восьмерки" запланирована "демонстрация силы" объединенной Европой. Представители Евросоюза намерены использовать сверхблагоприятную для них ситуацию (начало экономического спада и раскол правящей элиты США) для того, чтобы обеспечить себе наиболее выгодные позиции в грядущем "кризисном управлении" мировыми финансами. Именно с этой перспективой связано ужесточение риторики Путина по Договору ПРО, а также неожиданная степень поддержки российского руководства со стороны австрийского канцлера Т.Клестиля…

l Очередное, до 3,5% годовых, снижение учетной ставки ФРС США означает полное исчерпание ресурсов административного управления финансовыми рынками. По мнению экспертов СБД, "взят" последний рубеж, за которым Америку ожидает системный экономический спад и галопирующая инфляция доллара. Ситуация осложняется резким противостоянием республиканцев и демократов, причем последние обслуживают интересы мощнейших спекулятивных корпораций типа "Голдмен энд Закс", "Мерилл Линч" и др., явно намеренных сыграть на крахе доллара и перенести центр мировых финансов за пределы США. Данная ситуация вкупе с активизацией "самости" евросоюзников объективно загоняет президента Буша в политический "штопор"…

l Конфликт, связанный с арестом российского самолета на авиасалоне в Ле Бурже по иску швейцарской фирмы "Нога", связанной с религиозно-политическим движением хасидов, направлен, как и другие аналогичные акции, на максимальное осложнение российско-европейских отношений, передают наши информаторы из Парижа…

l "Сладкая парочка" эмигрантов-олигархов, согласно поступившей из Лондона информации, готова через свои российские структуры "раскачать путинскую лодку" до полного затопления на волне социального протеста, который ожидается осенью с.г. как реакция населения на чубайсовско-грефовский "пакет реформ"…

l По сообщениям из Эр-Рияда, летняя активизация исламских фундаменталистов в Средней Азии и запланированное выступление там отрядов движения "Талибан" будет скоординировано с "народным восстанием" в Чечне, что должно подорвать авторитет Путина и его "имидж сильного человека" как в СНГ, так и внутри России…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Доренко, Киселев и Сорокина — журналисты-изгои.

« Кучма принял католичество.

« Грехо-католики.

« Мама Римская.

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВОПРОС В ЛОБ Геннадию РАЙКОВУ

"Завтра". Геннадий Иванович, не обернется ли, на ваш взгляд, интеграция Российской Федерации в Европейский Союз, вхождение во Всемирную торговую организацию (ВТО) тем, что ВТО будет диктовать России — что производить, а что не производить. Возможен ли в связи с этим очередной спад нашего производства?

Геннадий РАЙКОВ, лидер депутатской группы "Народный депутат" в Госдуме. Вступление России во Всемирную торговую организацию можно ожидать не ранее, чем через пару лет. Пока Российскую Федерацию в ВТО не принимают. Я встречался недавно с послом США в России господином Коллинзом. Он пообещал, что США будут содействовать вхождению РФ в ВТО. Но это ни в коей мере не может обернуться для нас тем, что именно Всемирная торговая организация будет диктовать России, что производить и как производить. Что касается конкуренции, то России в этом плане нечего опасаться, поскольку нам есть что представить на мировом рынке. В любом случае процесс интеграции в ВТО — это процесс достаточно длительный, и вряд ли Россия даже к 2004 году туда войдет.

ОТ РЕДАКЦИИ. От вхождения России в ВТО, возможно, и выиграют отечественные производители энергоресурсов, металлов и сырья. Но, как считают вполне компетентные специалисты, членство в ВТО может обернуться ударом по нашим высыкотехнологичным отраслям. И обязательства, которые Россия примет перед Всемирной торговой организацией, могут послужить удавкой для производства самолетов, автомобилей и другой сложной российской техники. Думают ли об этом Г. Райков и его сторонники?

Публикацию подготовил Олег ГОЛОВИН

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

МИЛОШЕВИЧ – ИЗ ТЮРЬМЫ, ДЛЯ ГАЗЕТЫ «ЗАВТРА» (Наш специальный корреспондент, зампредседателя Международного комитета по защите Слободана МИЛОШЕВИЧА, доктор юридических наук, профессор Михаил КУЗНЕЦОВ передает из Белграда)

В Белграде состоялось заседание руководства Комитета, на котором подведены итоги его работы с момента создания по настоящее время, проанализирована ситуация внутри Югославии и вокруг нее, принят ряд важных документов. Комитет был создан по нашей с профессором В. Велкановым (Болгария) инициативе на первом Европейском форуме мира, проходившем в Берлине 23-24 марта с. г. В него вошли представители общественности европейских стран: ученые, политики, парламентарии, писатели, церковные деятели и другие лица.

Тогда же Комитет принял заявление о том, что считает полностью необоснованным обвинения, выдвинутые под нажимом США т. н. международным Гаагским трибуналом по бывшей Югославии, против С. Милошевича. Комитет самым решительным образом заявил, что абсолютно недопустимо уголовное преследование бывшего главы Югославии только за то, что он защитил суверенитет, свободу, честь и достоинство своего народа. Всю вину за трагические события в Косово и Метохии должно нести НАТО.

Это заявление подписали тогда 46 участников форума, а в настоящее время под ним подписались уже более 90 человек из 20 стран и поддержали его более 600 человек из 30 стран, практически со всех континентов.

Мы направили свое обращение президенту СРЮ Воиславу Коштунице и председателю правительства Сербии Зорану Джинджичу.

Мне и В. Велканову удалось побеседовать со Слободаном Милошевичем в тюрьме в течение 20 минут. Как мы туда попали — отдельный рассказ, а пока — содержание самой беседы. Я тщательно готовился к этой встрече и почти дословно записал наш разговор.

Михаил КУЗНЕЦОВ. Господин президент! Я привез вам сердечный привет от русского народа, всех членов нашего Комитета и несколько личных приветов от людей, которых вы знаете: главного редактора газеты "Завтра", писателя, публициста Александра Проханова, председателя РОС Сергея Бабурина и от вашего старшего брата — бывшего посла СРЮ в России Борислава Милошевича. Каковы условия вашего содержания? Как к вам относится персонал?

Слободан МИЛОШЕВИЧ. Должен отметить, что отношение ко мне корректное. Вы можете это оценить сами. (В комнате, размером около 10 кв. м, кроме нас находятся двое полицейских, которые действительно отнеслись к нашему визиту весьма доброжелательно. — М. К.) Камера побольше, чем эта комната для разговоров. Там три стены, а со стороны коридора решетка для постоянного наблюдения дежурного за мной. В комнате есть кровать, металлический шкаф, унитаз и душевая кабина, имеется горячая вода.

М. К. В комнате сыро?

С. М. Нет, в это время года в ней достаточно сухо и не холодно. Мои адвокаты регулярно приносят мне газеты.

М. К. Почему вас не выпускают из предварительного заключения? Ведь насколько я знаю, все следственные действия уже закончены.

С. М. Потому что обвинение — пр

осто предлог для моего ареста, а те, кто отдал этот приказ, находятся за пределами моей страны. Я нахожусь здесь потому, что показал: НАТО — не всемогуще, как это всем казалось до агрессии против Югославии, в том числе и им самим — господам из НАТО. Я являюсь для них занозой в сердце. Я чувствую себя морально победителем даже здесь, в тюрьме.

М. К. В чем вас официально обвиняют?

С. М. Это обвинение — просто чепуха, бессмыслица. Они обвиняют меня в том, что я якобы по телефону отдавал распоряжения — полученные от работы таможни деньги, минуя бюджет, распределять в промышленность, хозяйство, инженерам, Республике Сербской, в Боснию, а также рабочим, которые из-за санкций против СРЮ находились в вынужденном, но оплачиваемом отпуске.

Однако следствие не может установить не только времени якобы отдаваемых мною устных распоряжений, но и количество переданных денег и тех конкретных лиц и организаций, через которые "передавались" деньги.

В действительности же, никаких приказов такого рода я никому не отдавал. Всей этой сферой ведало и ведает правительство. По союзной и сербской республиканской Конституции, властные полномочия президентов резко ограничены. Они на порядок ниже, чем в США, России или Франции. Их можно сравнить с полномочиями президентов Германии или Австрии, не более.

Действительный смысл гонений на меня нынешних натовских холуев состоит в том, чтобы превратить Югославию, жертву агрессии, и меня как ее лидера — в виновников той трагедии, которую организовало НАТО на территории моей страны. Таким образом они хотели бы замазать свои преступления. Именно для этого они пытаются отправить меня в Гаагу, в так называемый Трибунал по бывшей Югославии. Вот настоящая причина обвинения против меня и заключения под стражу!

М. К. Каков ваш прогноз о выдаче вас Гаагскому трибуналу?

С. М. Если власти меня выдадут, это будет грубейшее нарушение и союзной, и Сербской республиканской конституции, попрание нашего суверенитета и прав человека.

М. К. Каково ваше отношение к Православию и религии вообще?

С. М. Отношение самое нормальное. Во время пребывания на ответственных постах я никогда не делал ничего, что могло бы прямо или косвенно умалить религиозные чувства верующих, наших матерей и отцов. Моя позиция такова, что это личное дело каждого человека. У нас помимо Православия есть несколько религий (ислам, католичество), и никаких воспрепятствований любому вероисповеданию никогда не было.

М. К. Что вы думаете о глобализме?

С. М. Глобализм, по сути, это просто новый колониализм, осуществляемый уже не только и не столько от имени государств, сколько от имени этнического ядра группы транснациональных корпораций. Он навязывается всему миру именно в интересах этой новой группировки хищников, жаждущих нового передела мира. В этом процессе нет места для европейских, в первую очередь славянских народов, равно как и народам Азии и Африки. С Югославией поступили так жестоко потому, что мы оказали им сопротивление, причем довольно успешное. Вспомните историю. Колониализм рухнул очень быстро после того, как первой же колонии удалось освободиться от этого гнета. На президенте Югославии они хотят показать всему миру, что ждет каждого, кто будет сопротивляться глобалистам, и они требуют моей выдачи Гаагскому трибуналу потому, что я первый президент, который не склонил головы и возглавил борьбу своего народа за сохранение независимости и национального достоинства.

М. К. Что бы вы хотели передать нашему народу, а также редакции и читателям "Завтра"?

С. М. Передайте, чтобы перед лицом опасности русский народ никогда не сдавался и оставался мужественным и стойким, каким его всегда знала и знает история. Читателям и газете "Завтра" — счастья, любви и добра.

Белград,

июнь 2001 г.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

А. В. Куфаков, кандидат наук, юрист КАСТРАЦИЯ НАДЗОРА

СЕГОДНЯ "ШОКОВУЮ ТЕРАПИЮ" предстоит пережить прокуратуре. Широкая кампания по ее дискредитации в СМИ фактически расчистила дорогу главному стенобитному орудию — проекту Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", внесенному депутатами Госдумы Похмелкиным, Иваненко и Гребенниковым.

Доводы за сей законопроект — это штампы, давно набившие оскомину: "прокуратура — советский монстр, выведенный специально для борьбы с инакомыслием", "прокуратура — рудимент советской системы". Между тем, разрушительный эффект той идеи, который Похмелкин и К° пытаются претворить в жизнь, обещает по своим последствиям быть страшным.

Главным объектом проводимой атаки стал прокурорский надзор, в особенности так называемый общий надзор — за законностью в органах исполнительной власти, местного самоуправления, на предприятиях и в организациях.

Смысл и назначение данного надзора — это право прокуратуры проводить проверку соблюдения законности в любой сфере жизни, при этом в случае выявления нарушений потребовать их незамедлительного устранения, возбудить уголовное дело, поставить вопрос об административном правонарушении, обращении в суд. Наличие у прокуратуры такого объема полномочий создает универсальный и чрезвычайно оперативный механизм обеспечения законности. Проведение надзорной проверки в отношении, скажем, органа исполнительной власти, и принятие решения осуществляются органом, принципиально независимым собственно от власти, выделенным из системы трех ветвей власти, и поэтому прокуратура может руководствоваться в своих действиях исключительно законом.

Называя прокуратуру элементом тоталитарного государства, похмелкины либо выказывают тем самым явную политико-правовую безграмотность, либо идут на сознательную подмену понятий. Как известно, важнейшей гарантией демократии является наличие системы взаимных сдержек и противовесов между различными ветвями власти. Будучи независимой от трех ветвей власти, особенно от исполнительной, прокурорский надзор был и остается важнейшей гарантией законности в государстве вообще и в органах исполнительной власти и местного самоуправления, в частности. Тот факт, что при этом никто и ничего, кроме закона, выше прокурора не стоит, и обеспечивает гарантию соблюдения законности в подлинном смысле слова.

В пояснительной записке к законопроекту похмелкиных указывается (без малейшей, впрочем, аргументации), что "с общенадзорными функциями без всякого ущерба для состояния законности может справиться министерство юстиции Российской Федерации". Не желая усомниться в компетенции коллег из Минюста, заметим, что уж коль похмелкины во главу угла ставят борьбу с тоталитаризмом, передача общенадзорных функций данному ведомству откроет куда большие возможности к гипотетическому возврату тоталитаризма и может при определенном стечении обстоятельств стать первым шагом к его установлению.

Начнем с того, что любое министерство — это в первую очередь именно ми-ни-стер-ство. То есть орган исполнительной власти. В этой ситуации общий надзор, или вернее то, что от него останется, будет представлять собой "надзор" одной структуры исполнительной власти над другой такой же структурой, что обезоруживает надзор, приводит лишь к его видимости, ограничивающийся в лучшем случае констатацией выявленного нарушения общему начальнику. При этом можно не сомневаться, что политический вес деятелей власти будет на порядок значимее тихого голоса чиновника Минюста. Упразднив общий надзор прокуратуры, мы потеряем тем самым мощную и независимую гарантию правового и демократического государства, его способность оперативно и адекватно реагировать на любые нарушения законности в органах власти.

Впрочем, и на этом сторонники шоковых реформ не останавливаются. Так, в беседе с корреспондентом журнала "Итоги" (№ 15 от 17.04.01 г.) член думского Комитета по госстроительству Надеждин прямо заявил: надзора за органами власти, коммерческими организациями вовсе не должно существовать. "Если чьи-то интересы ущемлены, — пожалуйте в суд. Самостоятельно, без посредников". Таков новейший либеральный рецепт построения правового государства. Данное высказывание далеко не единственное в своем роде. Борьба либералов с прокурорским надзором проходит под аккомпанемент прямо-таки любовных серенад, которые они поют судебной системе. Сразу оговоримся: надо всецело поддерживать пропаганду, направленную на повышение авторитета суда, и стремление решать все споры о праве исключительно в судебном порядке. На недопустимость подмены в надзорной практике функций суда указывается и в соответствующих приказах генерального прокурора РФ.

Но скрытый за внешним пиететом по отношению к суду смысл либерального законопроекта как раз сводится к тому, чтобы ставить и решать проблемы законности только в случае, когда конкретное лицо обратилось с конкретной жалобой. А если все тихо — значит, и все нормально, все законно. Защита закона таким образом сводится, а вернее, подменяется, защитой частного интереса, т. к. в суд обращается лишь заинтересованное лицо.

Если при наличии общего надзора и судебного контроля осуществляется совместно защита как закона в целом, так и основанного на нем частного права либо интереса отдельных лиц, то теперь, при реализации схемы, предложенной либералами, защиты законности как таковой существовать не будет, все сводится лишь к защите индивидуального интереса. Да здравствует индивид, то есть!

В сущности, в качестве неявной теоретической предпосылки данных политико-правовых проектов здесь выступают, по-видимому, буржуазные социальные теории Нового времени, где общество представляется исключительно лишь как совокупность индивидов, где отрицается как таковой общественный интерес, общественные потребности. Ну а дальше — все совсем просто! Остальное мы уже слышали на заре перестройки. Рынок всегда прав. Как только государство перестанет его регулировать, в экономике тотчас и неминуемо наступит золотой век. Личность превыше всего. Поэтому долой любые ограничения, как то: наркотики, алкоголь, половые извращения, секты. Главное — не мешать свободной самореализации личности. Народы тоже всегда правы. Поэтому могут брать суверенитетов столько, сколько могут взять.

Пытаясь провести в жизнь свой законопроект, похмелкины хотят сделать с системой обеспечения законности в стране то же, что ранее уже сделали с экономикой, духовностью, национальной политикой. С упразднением общего надзора из системы обеспечения законности с неизбежностью будет выхолощена законность как таковая, сама система, лишившись стержня, фактически перестанет существовать, какими бы вывесками или лозунгами ее бы ни декларировали.

На практике защитить свое право в условиях запредельной перегруженности судов, низкой правовой культуры большей части населения, неразвитости институтов гражданского общества индивиду в одиночку будет совсем не просто. Противостояние одинокого престарелого пенсионера квартирным аферистам или не искушенного в правовых изысках рабочего "натасканным в подобных делах адвокатам", представляющим работодателя, при устранении прокуратуры из сферы надзора за жилищным и трудовым законодательством, будет подобно возврату в природное состояние, к естественному отбору в обществе, где сильный с неизбежностью поедает слабого.

Итак, по мысли создателей либерального законопроекта, единая государственная система обеспечения законности должна быть заменена совокупностью единичных действий отдельных лиц, полагающих, что их субъективное право нарушено. Кроме них, никого возможное нарушение закона не может и не должно волновать. Единая картина законности в стране в целом, либо в какой-то конкретной отрасли, отсутствует. Допустим, отдельные нарушения прав конкретных лиц судом будут устранены. А кто поставит вопрос о законности вообще в данной сфере с учетом общей картины, складывающейся из отдельных нарушений закона, потребует у руководителей, например, отрасли либо субъекта Федерации обеспечить законность в целом, проконтролирует исполнение требований закона?

Не следует забывать, что рассмотрение гражданского дела в суде происходит, когда оспариваемый юридический факт уже свершился. Судебное разбирательство — это лишь ответная реакция. В любом случае, обращение в суд с иском происходит, когда спор о праве между конкретными субъектами уже имеет место, то есть когда предполагаемое нарушение субъективного права либо ущемление охраняемого законом интереса уже допущены. Аналогично обстоит дело и с обжалованием в суде нормативных актов органов местного самоуправления, министерств и ведомств, законов субъектов РФ. Гражданин, в отличие от прокурора, может обжаловать нормативный акт лишь в ситуации, когда данным актом в конкретной ситуации нарушены его права или свободы. У общего надзора прокуратуры, с этой точки зрения, есть огромный предупредительный потенциал. Прокурорская проверка осуществляется не только при наличии уже свершившегося нарушения прав определенного лица, но имеет и опережающий эффект. Незаконные правовые акты опротестовываются прокуратурой тотчас по выявлению, не дожидаясь, когда при его применении будут нарушены чьи-то субъективные права. Прокурор дает оценку его законности как таковой, не дожидаясь наступления конкретных неблагоприятных последствий, которые с неизбежностью насупят после его претворения в жизнь. И происходит это именно потому, что движущей силой прокурорской проверки является в первую очередь законность как таковая, а не частный интерес. Поэтому прокурорский надзор при правильной организации — работа творческая, исследовательская. На первый план здесь выходит предвидение тех ситуаций в той или иной сфере общественной жизни, где проблемы правоприменения стоят наиболее остро, где наиболее вероятны нарушения законности, где необходимо скорейшее вмешательство для их выявления и устранения. То есть надзор представляет собой путь от всеобщего к единичному, от законности в целом — к конкретным нарушениям. Путь судебного контроля — обратный. Прокурорский надзор и судебный контроль не противоречат друг другу, а с необходимостью взаимодополняются. Логика похмелкиных, пытающихся создать между ними антагонизм с целью спекулирования на нем в достижение поставленных целей, — по меньшей мере, ущербна.

Далее: в случае реализации идей Похмелкина речь будет идти уже даже не о сведении на "нет" самой борьбы с коррупцией, но и о том, что у коррупции не останется вообще серьезного оппонента, даже в теоретическом правоприменении. И дело даже не в том, что при передаче надзорных функций Минюсту любая "борьба" с кем-либо или с чем-либо с неизбежностью выродится во внутриведомственные, внутриклановые "разборки", а любой "выход наружу" будет почти наверняка политическим заказом, а не установлением законности. Законопроект Похмелкина затрагивает и фактически парализует выявление целого крупного блока должностных преступлений.

Важнейшим условием стабильности в обществе является наличие у государства единой правовой политики. Без нее самые мудрые и актуальные законы и указы останутся лишь благими пожеланиями. Прокуратура, еще раз повторимся, является единственной системой, обеспечивающей единообразное применение закона в государстве, выступая тем самым важнейшей гарантией законности в стране. Поэтому вопрос о единстве прокуратуры, сочетающей в себе надзорные, административно- и уголовно-процес-суальные полномочия, наряду с координирующими, способными объединить усилия всей системы правоохранительных органов, — это не вопрос тоталитаризма или демократии, социализма или капитализма. Это вопрос российской государственности.

А. В. Куфаков, кандидат наук, юрист

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Сергей Борисов ПОГРОМ СЛЕДСТВИЯ

ОСТАНОВИТЬСЯ БЫ ПОРА, одуматься и не крушить то, что еще живо. Но, увы, очередная разрушительная волна реформ грядет. В самых разных сферах жизни. Попадает под эту волну на сей раз и правоохранительная система.

Одним из пунктов реформы данной системы значится создание так называемой Федеральной службы расследований. Как растолковывается в некоторых публикациях эта служба — российский аналог знаменитого американского ФБР.

Власть сегодня продолжает придерживаться той своеобразной кадровой политики, которая была при Ельцине. То есть решение наиболее сложных и важных вопросов доверяют людям, компетенция которых вызывает сомнения. Способы реформирования следственного аппарата, предлагаемые авторами реформы, говорят о том, что эти люди или уголовного дела "живого" в руках не держали и никогда никого не допрашивали, или они целенаправленно занимаются саботажем и вредительством.

Пожелание о создании федеральной службы расследований было высказано в аппарате президента. Предполагается, что к 2004-2006 годам такая служба будет создана. Время еще есть, и это вселяет некоторый оптимизм, возможно, еще удастся каким-то образом убедить власть не совершать той ошибки, которая поставит крест на борьбе с преступностью в России.

Идея ФСР заключается в том, чтобы соединить весь следственный аппарат в единую службу. На самом деле идея далеко не нова. По словам Виктора Илюхина, разговор о едином следственном комитете идет уже около 30 лет. И время само показало, что создание единой следственной службы противоречит реальному положению дел, сложившемуся в силовых структурах.

Сегодня следствие сконцентрировано в нескольких ведомствах, но основной вал уголовных дел расследуют следователи МВД. Таких дел более 80 процентов. Далее по количеству дел "идут" следователи прокуратуры и потом следователи ФСБ, которых всего насчитывается около 1000 человек. И небольшой следственный аппарат есть в налоговой полиции. Необходимо отметить, что Федеральная Налоговая полиция совсем недавно получила следственные функции. В течение трех лет налоговые следователи нарабатывали определенный опыт, и сегодня появились первые положительные результаты их работы.

Те, кто сегодня выступает с идеей создать федеральную службу расследований, мотивируют это тем, что следствие надо "отсоединить" от оперативной службы. По мнению авторов реформы, положение, когда в одном ведомстве проводится и дознание, и расследование, недопустимо.

Еще одним доводом реформаторов является необходимость разделить следствие и прокуратуру. Прокуратура, по мнению авторов реформы, — это монстр, который осуществляет надзор, он же ведет предварительное расследование, он же направляет дела с обвинительным заключением в суд, и он же поддерживает обвинение в суде. В концентрации власти в руках прокуратуры видят угрозу правопорядка.

На самом деле, ситуация выглядит несколько иначе — 80 процентов дел расследует следственный комитет МВД. Председатель следственного комитета традиционно является заместителем министра внутренних дел. Уже сегодня, по сути дела, следствие собрано в одном месте. И по отношению к этому количеству уголовных дел прокуратура выполняет лишь надзорные функции.

Сегодня прокуратура сконцентрировала в своих руках расследование только наиболее тяжких преступлений, в том числе умышленные убийства, а также взяточничество и преступления, совершенные должностными лицами. Этот подход абсолютно верный, в общем не очень понятно, зачем ради 20 процентов уголовных дел заниматься созданием новый структуры.

Печальный опыт реформирования силовых структур мы с вами пожинаем в Чечне. После многоэтапного реформирования ФСБ вряд ли ее можно назвать эффективной спецслужбой, способной противостоять терроризму.

Такая же участь постигнет и вновь создаваемую Службу расследований. Уйдут в ходе многочисленных перетрясок лучшие кадры, ослабнет оперативная работа, исчезнет агентура, и потребуются многие годы для того, чтобы эта служба заработала по-настоящему эффективно.

Тем более нельзя забывать российских бюрократических реалий. Федеральная служба расследований создается между такими монстрами, как МВД, ФСБ, Прокуратура. Всем известна конкуренция силовых структур, надеяться на то, что эти ведомства будут оказывать поддержку новой службе, может лишь идеалист.

Резонно и ожидать появления чудовищной волокиты при решении любых вопросов, связанных со следствием. Современное состояние следствия предполагает заинтересованность начальника РУВД в раскрытии преступления, потому что он несет персональную ответственность за состояние борьбы с преступностью. В предлагаемом Козаком варианте ни один из начальников, ни в РУВД, ни в ФСР, не несет персональной ответственности за борьбу с преступностью. Это приведет к тому, что дело будет бесконечно затягиваться, его будут отсылать из МВД в ФСР и обратно.

Следствие сведется к формализму, а не работе на конкретный результат. Так как МВД не заинтересовано в раскрытии преступления — теперь это дело ФСР — логично предположить, что и сами следственные действия будут выполняться спустя рукава. По предлагаемой схеме расследование дела будет выглядеть так: МВД формально проведет проверку и направит материалы в ФСР. Которое вряд ли сразу приступит к расследованию, а будет стараться вернуть материалы обратно на предварительное следствие, мотивируя это тем, что не все доделано или что-то сделано неправильно. Соответственно, и МВД вряд ли будет "гореть желанием" выполнить все предписания, а постарается ограничиться отписками, ведь оно не отвечает за следствие!

Это приведет к тому, что следствие будет идти очень медленно, и большую часть времени сотрудники будут тратить на решение бюрократических проблем, возникающих при взаимодействии следователей и оперативных служб.

Кроме того, нельзя забывать еще один очень важный момент: следствие может надежно работать только тогда, когда оно имеет оперативное сопровождение. Если такого сопровождения нет, значит и дела не будут раскрываться, и преступления окажутся безнаказанными.

И если сегодня отмечают высокую "прекращаемость" дел, то в случае создания ФСР процент дел, не дошедших до суда, увеличится. Естественно, через некоторое время встанет вопрос о том, чтобы предать Службе расследований оперативные службы. Они могут по-разному называться, но это неминуемо произойдет. Спрашивается, ради чего затеяна реформа? Ради того, чтобы потратить гигантские суммы денег, снизить раскрываемость уголовных дел, а также ради того, чтобы ряд людей получили статус отцов судебной реформы?

Как всегда, наши реформаторы ссылаются на зарубежный опыт, в частности на знаменитую ФБР. Но в ФБР существуют и следователи, и люди, которые обеспечивают оперативную работу, кроме того, в США есть следователи в каждом штате, которые не замыкаются на федеральное бюро, а действуют самостоятельно. И сама система следствия в США построена по-другому, там даже министерство сельского хозяйства наделено правом расследования уголовных дел, связанных с преступлениями в области сельского хозяйства.

Существует печальный опыт Казахстана, где был создан следственный комитет. Он просуществовал недолго — всего 2 года. Там отказались от такой формы организации следствия именно по изложенным выше причинам.

Реформаторы приводят довод о том, что в существующей схеме больше необъективности, но этот довод вряд ли может быть признан основательным.

Ведь дело передается в суд, и там уже абсолютно не важно, кем проводилось следствие: суд принимает решение на основе оценки доказательств и на основе единого процессуального законодательства.

Кроме всех перечисленных доводов, у нас есть свой печальный опыт, когда забрали следственные функции у ФСБ и отдали в Военную прокуратуру. Дела в отношении измены Родине и там, где присутствовал факт шпионажа, оказалось невозможно расследовать. Тем более была разрушена уникальная структура, производящая следственные действия за пределами России, без такой работы невозможно расследовать ни одно дело по предательству.

Такое ощущение, что те люди, которые себя называют реформаторами, нацелены только на одно: поломать всю систему государственного управления. Чаще всего они вполне отдают себе отчет, что изменения не принесут ничего хорошего, а только приведут к дезинтеграции и развалу. Все, что брались реформировать либералы в течение последних десяти лет, или было уничтожено совсем, или продолжает функционировать с большим трудом. Реформа КГБ практически уничтожила одну из лучших мировых спецслужб. В результате реформы Вооруженных Cил уничтожена армия. Проводя параллели, можно себе представить, что будет в органах следствия и прокуратуры, если их начнут реформировать — тот же развал и деградация!

Сергей БОРИСОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Егоркин ГДЕ ИСКАТЬ ЗАЩИТУ?

ЕСТЬ ПРОИЗВОЛ ГОСИНСТАНЦИЙ, порождаемый самой системой власти, а есть — корыстным интересом отдельных чиновников. Мы имеем дело со вторым.

В настоящее время в крупнейших портах России лоцманское обслуживание на некоммерческой основе осуществляют 350 лоцманов, объединенных в Ассоциацию морских лоцманов России (АМЛР). Организационную форму, используемую АМЛР, применяют более 2/3 ведущих морских государств мира.

За 9 лет самостоятельной работы к лоцманским структурам АМЛР не было никаких претензий ни со стороны Минтранса, ни со стороны других контролирующих государственных органов, ни со стороны потребителей лоцманских услуг.

После принятия в 1999 году Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации Минтрансу РФ было дано поручение подготовить проект постановления правительства "О деятельности негосударственных организаций по лоцманской проводке судов" с Перечнем 22 портов, в которых разрешена такая деятельность. Данный проект был согласован с АМЛР и всеми заинтересованными ведомствами (Минобороны России, Госкомрыболовство России, минюст России).

Представляя проект в правительство, Минтранс изъял согласованный Перечень и приложил к проекту другой, где значилось всего 7 портов. Несогласованный проект был возвращен в Минтранс России на доработку, и Миноброны России, Госкомрыболовство России, МАП России вновь подтвердили ранее согласованный Перечень портов (22 порта).

Однако Минтранс в очередной раз направил в те же ведомства новый проект Постановления и новый Перечень, который состоит только из 15 портов, а не 22, как было согласовано.

Главная цель Минтранса России при уменьшении количества портов с 22 до 7 или 15 состоит в том, чтобы ликвидировать в этих портах существующие лоцманские службы в форме некоммерческих лоцманских организаций, входящих в АМЛР.

Грузооборот в морских портах страны обеспечивают ныне лоцманские службы разных форм собственности: в составе морских администраций портов, в госпортах, в госгидрогеографических предприятиях, в организациях Госкомрыболовства.

Самоуправляемые лоцманские организации, учрежденные АМЛР, обслуживают более 81 % грузооборота морских портов.

Единственное и принципиальное отличие так называемых "государственных" лоцманских организаций от так называемых "негосударственных" — это то, куда поступают лоцманские сборы, как и на какие цели они расходуются. В "государственных" — лоцманский сбор поступает на счета МАПов или на счета государственных портов или госпредпряитий (по принадлежности лоцманской службы). В "негосударственных" — поступает на счет самой организации.

Расходование лоцманского сбора в "негосударственных" некоммерческих лоцманских организациях по закону идет исключительно на содержание лоцманской службы, ее развитие в целях безопасности мореплавания. И малейшее нарушение этого положения приведет к немедленному лишению лицензии и ликвидации предприятия (это один из самых проверяемых вопросов всеми контролирующими органами).

В то же время все организации, имеющие в своем составе так называемые "государственные" лоцманские службы (МАПы, ГП, государственные порты), большую часть получаемого лоцманского сбора используют не по назначению, для покрытия расходов, не связанных с деятельностью лоцманских служб, или вообще объявляют его своим "доходом", как морские администрации портов. Этот факт неоднократно подтверждался сертификационной Комиссией департамента безопасности мореплавания Минтранса России и отмечен Счетной палатой при проверке Минтранса России.

Как следствие — все так называемые "государственные лоцманские" организации имеют недостаточную укомплектованность, и в особенности плавсредствами, наземным транспортом и средствами связи, лоцманы не имеют возможности проходить тренажерную подготовку.

Основная причина так называемого "конфликта" между Минтрансом России и АМЛР — это желание некоторых чиновников Минтранса России получить возможность бесконтрольного распоряжения лоцманскими сборами для направления их (в том числе с нарушением самим же Минтрансом России установленного порядка использования портовых сборов!!!) на цели, абсолютно не связанные с безопасностью мореплавания.

Решение этой задачи возможно только путем ликвидации лоцманских организаций, управляемых лоцманами, "загнав" лоцманов в состав морских администраций портов. Поэтому и появилось противопоставление "государственных" и "негосударственных" лоцманских организаций, поэтому и пересогласовывает Минтранс России вышеуказанный проект Постановления правительства Российской Федерации, всеми правдами и неправдами пытаясь исключить из согласованного ранее Перечня портов, где разрешена деятельность негосударственных лоцманских организаций, порты, в которых лоцманские организации АМЛР существуют и успешно работают уже более 9 лет.

В АМЛР на сегодняшний день обеспечена лучшая управляемость, эффективность использования лоцманского сбора и качество работы лоцманских организаций. В АМЛР у лоцмана средний стаж работы лоцманом 14 лет. В силу большей социальной защищенности в стажеры лоцмана приходят молодые опытные капитаны 35-40 лет. В других организациях, как правило, в стажеры лоцмана приходят судоводители, вышедшие на пенсию, что в силу длительного периода становления лоцмана значительно уменьшает наиболее эффективный период его работы.

В настоящее время ВМФ во всех крупных портах вблизи пунктов базирования флота имеет хорошо оснащенные, укомплектованные высококлассными специалистами лоцманские организации АМЛР, готовые в соответствии с мобилизационным планом в любой момент в минимальные сроки приступить к выполнению специальных задач в составе флота.

В АМЛР на сегодняшний день аккумулирован весь предыдущий опыт лоцманского дела России, СССР и мировой практики, включая новейшие технологии.

Только АМЛР обеспечивает лоцманское обслуживание в нерентабельных и сезонных портах на высоком международном уровне без привлечения бюджетных средств. Только АМЛР сможет без привлечения значительных бюджетных средств обеспечить соответствие международным стандартам своих лоцманских организаций.

В случае ликвидации организаций АМЛР будет утрачена большая часть национального корпуса лоцманов и разрушена система хорошо оснащенных и успешно действующих лоцманских организаций, что увеличит количество аварий с судами и ухудшит качество мобилизационного резерва Минобороны России. Нарушится преемственность лоцманского опыта и качества лоцманских организаций, поскольку мировая практика и отечественные правила не допускают принятия более 10 % лоцманов-стажеров одновременно.

Создание лоцманских служб при МАПах противоречит действующему законодательству, приведет к коммерциализации государственного надзора за безопасностью мореплавания и значительно ухудшит его качество в отношении собственных лоцманских служб.

При признании лоцманской организации не соответствующей международному стандарту качества порт может быть признан небезопасным для захода судов и страховые компании увеличат величину страховки, что приведет к уменьшению грузооборота и пассажирооборота порта.

Мы искренне верим, что действия, предпринимаемые в отношении наших организаций, не являются государственной политикой — это политика отдельных чиновников. Но надзорные службы сегодня не наведением порядка и справедливости занимаются, а отбиваются от наскоков. А что будет, если их вообще затравят?

Владимир ЕГОРКИН

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Илья Петренко ЩИТ И МЕЧ

ВСЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ, что я прослужил в центральном аппарате МВД, меня не покидало ощущение нереальности происходящего. Еще недавно я был "опером" в одном из самых криминальных регионов России и вел борьбу с реальными "бандюками", "нарками", "молодняком" и прочим уголовным контингентом. Потом перевод, новое назначение, и вот уже я в благостной кабинетной тиши целыми днями роюсь в бесконечных бумагах, статистических отчетах и донесениях с мест. И просто балдею. Где те сотни и тысячи преступлений, которые почти ежедневно происходят в каждом российском регионе? По бумагам, попадающим к нам наверх, — тишь да гладь.

Любому из нас, кто отработал свое "на земле", ясно, что вся статистика из регионов — откровенная "липа". Тем не менее мы, по приказу наших многозвездных начальников, с умным видом анализируем эту "липу", делаем заключения и отправляем к ним наверх. В ответ на всю эту "лажу" от них к нам приходят основанные на ней выводы сверху. Рекомендации, директивы, приказы. Все эти решения министерства уходят в регионы, оттуда отвечают такими же липовыми отчетами — усилили, дожали, нарастили.

Простым людям невдомек, чем занимается сейчас МВД. Для него любой человек в милицейской форме — борец с преступностью. А между тем лишь десять процентов милиции занимаются раскрытием реальных преступлений. И в основном — это уголовный розыск. На его долю приходится более 70% всех раскрытых преступлений. А, например, знаменитый РУБОП едва дотягивает до 3 %.

Вот и получается, что единственный действенный вид защиты граждан — расследование преступлений, осуществляет ничтожная часть МВД. Причем эта часть финансируется, снабжается кадрами и матчастью по остаточному признаку. Основные средства бюджета министерства уходят на финансирование разных "элитных" служб и управлений, вроде РУБОП, УНОН и ГУБЭП. Процент раскрываемости преступлений там минимален. Но до недавнего времени они пользовались особым благоволением бывшего министра.

А угрозыск, непосредственно работающий с преступниками и защищающий простых граждан, на голодном пайке. Нет специалистов среднего звена — офицеры не хотят работать за три с половиной тысячи рублей. Везде молодежь после училищ, по двадцать с небольшим лет. Им даже посоветоваться не с кем. Эти мальчишки должны разрабатывать крутых бандитов, которых обслуживают самые грамотные адвокаты, покрывают чиновники…

Самое губительное для нашего МВД — современная система отчетности. Милиция по идее должна регистрировать все обращения граждан и происшествия. Преступлений в стране столько, что сто тысяч сыскарей на всю Россию не в состоянии справиться и раскрыть все, что натворят наши правонарушители. А МВД требует хорошую отчетность, требует, чтоб рос процент раскрываемости. Не дают ни денег, ни техники, но только требуют. Логично, что на местах проблему решают по-своему. Сократить число реальных преступлений нельзя, они неизбежны в современной экономической ситуации. Ускорить раскрытие невозможно — не хватает ни кадров, ни средств. Значит, приходится сокращать число зарегистрированных правонарушений. К этому "открытию" все пришли уже очень давно и, не долго думая, стали отказывать гражданам в возбуждении дел. Придет в райотдел простой гражданин, пожалуется, мол, обокрали квартиру. Его, конечно, выслушают, а потом начнут "грузить", мол, мы будем искать, но зачем вам бумаги, крючкотворство — оно и у вас время отнимет, и у нас, вместо розыска преступников. В общем, отфутболят по полной. А через неделю-две уже совсем другой разговор. Что же вы, мол, сразу заявление не принесли, теперь уже поздно...

А потом люди говорят, что менты заодно с бандитами, покрывают мафию. "Отказняки", как это у нас называют, уже вошли в анекдоты: "Автомобили чаще всего уносит ветром, а кафе и дачи горят, в основном, от вспышек солнечной активности".

Говорят, под Курганом отказались искать пропавших у бабули-колхозницы гусей и курей, найдя совершенно "гениальную" отмазку — бабке объяснили, что дело было осенью и птицы просто рванули на юг — вслед за дикими сородичами. Для Москвы это, конечно, смешно, а для большинства регионов страны угон скота, птицы и разграбление огородов уже давно стало самым распространенным и опасным преступлением. Люди, лишившись коровы или свиней, гусей или картошки, обречены на нищенство. Вообще, кстати, в глубинке сейчас в основном крадут не деньги, а еду, на дорогах все чаще грабят фуры с мясом...

По большому счету, сегодня толком регистрируются только убийства. Во всех остальных случаях милиция на местах предпринимает немалые усилия, чтоб убедить потрепевших не оформлять заявления. Часто это делают угрозами в адрес самих потерпевших. Кражи и грабежи “расследуют”, только если жертвы сразу говорят, кто их обокрал и где хранится украденное. Тогда сразу выезжают на место, “раскрывают” преступление и возвращают имущество владельцам. Понятное дело, так ловят только последних идиотов или наркоманов.

В итоге мы учитываем едва ли четверть всех преступлений, реально совершаемых в стране. Благодаря этому отделы и управления на местах достигают хорошего процента раскрываемости. А мы в министерстве получаем "липовые" данные о состоянии дел с преступностью. На базе этой "информации" штаб делает какие-то выводы, оторванные от реального положения дел. Потом министерство рассылает абсолютно бессмысленные, хотя и разумные, с точки зрения дутой отчетности, директивы и приказы. На местах долго колдуют над статистикой, в итоге отсылают нам донесения, что приказы и директивы выполнены. И министерство, вцепившись в новые данные с мест, снова измышляет меры по усилению борьбы с преступностью. И все это крутится в громадной компьютерной системе МВД бесконечно.

Эта виртуальная сетевая игра, в которую играет МВД в Москве со штабами в регионах и районах. Но хорошо, если бы она так и оставалась компьютерной игрой. Так нет же. Сегодня в нее вовлечено почти сто процентов личного состава милиции. МВД России спит и видит виртуальные сны.

Илья ПЕТРЕНКО

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Бушин ЧЕРНОЕ И КРАСНОЕ (Раздумья между двумя датами. Статья вторая)

ГУМАНИСТ СХВАЧЕН ЗА РУКУ...

Кто не знает Владимира Познера! Познера Владимира знают все. Он тоже принял участие в праздновании Дня Победы, хоть и с некоторым запозданием. Он счел необходимым напомнить миллионам сограждан, что западные союзники приняли капитуляцию Германии раньше нас. Это произошло 7 мая во французском городе Реймсе, в cтавке Эйзенхауэра. Союзники предложили 8 мая объявить о победе и об окончании войны. Да, было такое дело. Но советское руководство не согласилось с этой поспешной, односторонней и суетливой церемонией, в которой от немцев принимали участие второстепенные лица, а от нас поневоле участвовал один только И.А.Суслопаров, всего лишь генерал-майор, начальник нашей военной миссии при штабе союзников. Сталин тогда категорически заявил (Познер об этом, конечно, ни слова): "Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции. Пусть её подпишет кто-то из главарей бывшего фашистского государства или целая группа нацистов, ответственных за все их злодеяния перед человечеством" (С.М.Штеменко. Генеральный штаб в годы войны. Книга вторая, М., 1974, с. 441). Союзникам ничего не оставалось, как принять сталинские условия. И подписание Акта о безоговорочной капитуляции состоялось на другой день в Берлине, занятом Красной Армией. Его подписали высшие военные руководители Германии и приняли высшие военные руководители всех союзников. Днем Победы стало 9 мая.

Прекрасно. Но с какой стати Познер вспомнил о церемонии в Реймсе. Неужели хотел упрекнуть западных союзников? Нет, конечно. Он не был бы Познером, если и тут не придумал бы какую-нибудь гадость и не сунул нам её в день великого праздника и торжества в лицо. И вот Познер просвещает нас: поскольку, мол, Сталин был недоволен этой церемонией и отверг её, то Суслопарова немедленно вызвали в Москву и... конечно же, расстреляли. Ведь ничего другого эти познеры и представить себе не могут! На экранах, на страницах газет и книг они расстреливают и отдельных лиц, и тысячи, и десятки тысяч с той же легкостью, с какой Ягода и Агранов проделывали это в жизни. Познер вам и документ представит вроде расписки Жданова о колбасе.

Разумеется, с генералом Суслопаровым ничего страшного не случилось. С.М.Штеменко вспоминал: "На процедуре подписания Акта о капитуляции присутствовал и И.А. Суслопаров. Здесь он узнал, что Сталин лично по телефону сообщил Вышинскому (прибывшему в Берлин), что не имеет претензий к действиям Суслопарова в Реймсе" (там же, с.444). В подтверждение этого 7 июня в "Советской России" было напечатано письмо жителя Новоуральска Н.М.Лебедева, который в 60-х годах встречался с генералом Суслопаровым, благополучно выступавшим в их городе с лекциями от общества "Знание".

Итак, лжец пойман за руку. Лебедев пишет: "Мое письмо вряд ли заставит Познера извиниться перед телезрителями". Ну, посмотрим, товарищ Лебедев. Последнее явление Познера на экране, имевшее место 10 июня, внушает некоторые надежды на лучшее. Он там заспорил с коммунистом Тихоновым, депутатом Госдумы, о положении в Белоруссии. Познер побывал там и вот теперь воскликнул: "Как будто я очутился в СССР! Стоят памятники Ленину, Дзержинскому"... Вот что для него самое кошмарное, вот почему они так злобно и беспардонно лгут — от страха и ненависти. Потом, видно, не расслышав чего-то в словах собеседника, он пролепетал: "Я только хотел понять..." И коммунист Тихонов ответил ему, вероятно, к удивлению т.Зюганова: "Скоро вы всё поймете!" Да, скоро они поймут: и как относится к ним народ, и кто раздувает антисемитизм, и что ждет их завтра.

АННА И ГАНС, ЖЕРТВЫ ВОЙНЫ

Так завершилась первая вылазка Познера, а вторая его вылазка в эти праздничные дни — провозглашение идеи поставить памятник "всем погибшим во Второй мировой войне". Это я поддерживаю. Давайте, Владимир Владимирович, начнем, покажем пример. Как будем ставить: один памятник всем или много? Думаю, что наглядней будет, если много. Вот мое первое предложение. Был в Польше писатель, педагог, врач Януш Корчак, настоящее имя Генрих Гольдшмидт, автор книги "Как любить детей". Он старался спасать детей в Варшавском гетто и вместе с ними в 1942 году погиб в лагере смерти Тремблинка. И был, допустим, некто Одило Глобочник, бригаденфюрер СС, начальник всех лагерей смерти на территории Польши. Он, правда, не расстрелян, не сожжен в крематории, а покончил жизнь самоубийством, но все равно жертва войны: если бы не она, он не застрелился бы. Так вот, соорудим памятник и напишем на нем: "Вечная память писателю Янушу Кочаку и бригаденфюреру СС Одило Глобочнику — жертвам Второй мировой войны". Хорошо? Вам нравится?.. Пойдемте дальше. Была еврейская девочка Анна Франк, после которой остался известный всему миру потрясающий дневник. В шестнадцать лет она погибла в лагере Бельзен. И был Ганс Франк, рейхсляйтер Польши, после которого в этой стране осталось 6 миллионов трупов, в частности, он отправил в лагеря смерти 85 процентов польских евреев. Эта жертва Второй мировой в возрасте 46 лет по приговору Нюрнбергского трибунала была повешена. Так вот, соорудим памятник и напишем: "Анне и Гансу, двум незабвенным Франкам. Мир вашему праху. Скорбящие потомки". И это вам по душе, гуманист Познер? Что ж, валяйте дальше сами в том же направлении...

ЭТОТ ДЕНЬ МЫ ПРИБЛИЖАЛИ КАК МОГЛИ С 22 ИЮНЯ

Владимир Познер имеет обыкновение в свою передачу "Времена" в качестве главного собеседника, так называемой "свежей головы", приглашать кого-то из достаточно известных людей. В последнюю перед Днем Победы передачу хорошо было бы пригласить кого-то из участников войны, пока они еще есть, но почему-то в кресле главного собеседника оказался на этот раз народный артист СССР Лев Дуров. Конечно, его все знают, он сыграл в кино более 130 ролей, а в театре даже Льва Толстого играет. Кому же, как не Льву, играть Льва. Когда началась война, ему было девять лет. Но Познер не ошибся в своем выборе...

Дурову почему-то захотелось поговорить об авиации. Что ж, тут много интересного и очень подходящего к празднику Победы. Если уж такой знаток авиационной темы, то сказал бы, например, о том, что наша промышленность за годы войны, несмотря на утерю огромной территории и многих заводов на ней, постоянно пополняла существовавший парк боевых машин и в итоге произвела 119.635 самолётов, а немцы к тому, что уже было у них и что захватили в Польше, во Франции и других странах, произвели с помощью всей оккупированной Европы 80 600 самолётов ("История Второй мировой войны", т.12, с.168). За это же время мы стали выпускать 25 новых типов самолётов, включая их усовершенствования, в результате чего скорость возросла на 30-40 процентов, увеличились высота и дальность, улучшилась маневренность, усилилась вооруженность, возросла бомбовая нагрузка. А немцы сумели наладить массовый выпуск только нового самолёта — "Фоккевульф-190" да осуществили несколько модификаций (И.В.Тимохович. "В небе войны". М., 1986, с. 63). Превосходство нашей авиационной науки и промышленности, высокое мастерство наших лётчиков и позволили нам уничтожить в воздушных боях и на аэродромах 57 тысяч немецких самолётом, да еще зенитчики добавили около 20 тысяч (там же, с.5, 61).

У нас часто вспоминают, что в первый день войны мы потеряли 1200 самолётов. Правильно: около 800 на аэродромах и около 400 в боях. Но ведь при всей внезапности и массированности фашистского удара советские лётчики сумели совершить в этот страшный день около 6 тысяч боевых самолётовылетов, более десяти наших лётчиков в этот день таранили вражеские машины, а в итоге было сбито более 200 немецких самолетов, в которых за штурвалом сидели асы, имевшие ничем не заменимый уже двухлетний опыт войны (там же, с. 14). Именно о первых днях войны в изданной еще в 1957 году в ФРГ книге "Мировая война 1939-1945 годов" признавалось: "Потери немецкой авиации не были такими незначительными, как думали некоторые. За первые 14 дней боев было потеряно самолётов даже больше, чем в любой из последующих таких же отрезков времени. С 22 июня по 5 июля немецкие ВВС потеряли 807 самолётов всех типов, а за период с 6 по 19 июля — 477" (с. 472). По нашим данным, за отрезок времени несколько больший, чем первые две недели (с 22 июня по 10 июля), мы сбили в воздушных боях 752 самолета врага и уничтожили на аэродромах 348, то есть всего — 1100. Что ж получается? Даже по немецким данным, за первый неполный месяц боев немцы потеряли почти 1300 машин! В итоге таких действий нашей авиации и зенитчиков к 1 декабря 1941 года, т.е. за пять с небольшим месяцев, парк самолётов сократился у немцев на Восточном фронте с 4980 машин до 2830, несмотря на пополнение с Запада, да еще были 295 финских, 165 румынских, 70 итальянских и 50 венгерских самолётов. Но как было ни было, а потеряли они 2150 машин (то есть почти половину) и тысячи летчиков. И ведь такая картина сложилась не только с авиацией, но и с другими родами войск. Так, в "Приложении" к недавно вышедшим воспоминаниям известного генерала Н. Попеля "В тяжкую пору" составитель книги В. Гончаров, основываясь на новейших исследованиях, пишет: "Самым тяжелым для немцев были катастрофические потери танков... С июня по ноябрь 1941 года вермахт безвозвратно потерял 2326 танков (что больше трети всего парка) и около 800 бронемашин".

Чего после этого стоят россказни таких стратегов, как Солженицын, будто Красная Армия, "сдавая чохом города", бежала от границы по 120 километров в день и только под Москвой опомнилась и уперлась. Сибиряки чудом спасли!.. Нет, именно в первые дни, недели, месяцы была заложена основа не только победы под Москвой, но и разгрома немцев в Берлине. Стоит сопоставить лишь два факта. Наполеон и Гитлер начали вторжение с одного рубежа и почти в один и тот же день, первый даже на два дня позже второго. И вот Наполеон с его пехтурой, конной тягой да скрипучими обозами дотопал до Москвы в конце августа, а Гитлер с его танками, самоходками, автомашинами, авиацией, радиосвязью дополз до Москвы лишь в конце ноября — на три месяца позже! Где ж это, Александр Исаевич, раскорячились и так надолго увязли его ножки, столь быстрые да веселые в Западной Европе?

КТО КАК СЧИТАЛ. ПОКРЫШКИН И ХАРТМАН

Можно было ожидать, что народный артист Дуров накануне великого праздника напомнит соотечественникам о каких-то доблестных делах нашей авиации в годы войны. Если не о том, о чем сказано выше, то, допустим, выразил бы восхищение подвигами Александра Покрышкина или Ивана Кожедуба, сбивших по шести десятков немецких асов, или Александра Горовца, который один вступил в бой против 20 фашистских бомбардировщиков и ценою своей жизни сбил девять из них.

А то сейчас появилось немало охотников объявить немецких летчиков непревзойденными асами Второй мировой. Есть такие усердные охотники на Украине, да и у нас водятся, например, в "Совершенно секретно" — Д.Хазанов (не родственник ли хохмача?), в "Аргументах и фактах" — Ю.Селиванов. Вот, говорят нам, полюбуйтесь: Эрик Хартман. На его счету 352 победы. Даже составители двусмысленной "Энциклопедии третьего рейха" сочли нужным подчеркнуть: "Многие военные историки подвергают сомнению количество сбитых Хартманом самолётов". Еще бы! Безо всякого боевого опыта он попал на фронт двадцатилетним лейтенантом прямо из училища в августе 1942 года и начал свою козьмакрючковщину: за 32 месяца до конца войны сбивал по одиннадцать самолётов каждый месяц, т.е. по самолёту каждые три дня. Нет больше! Ибо, во-первых, несколько раз (по некоторым данным, даже 16 раз) его сбивали и, конечно же, это не обходилось без травм, на излечение которых требовалось время. Во-вторых, такому герою, надо полагать, давали отпуска. В-третьих, во время Курской битвы его опять сбили, он попал в плен, но сумел бежать. Да, на всё это нужно было время. Так что закономерно предполагать, будто сбивал он не одиннадцать, а, может быть, все пятнадцать самолётов за каждый месяц пребывания на фронте, т.е. через день. А ведь во второй половине 1942 года обстановка в воздухе была уже не та, что в самом начале войны: и летчики наши, набравшись опыта, стали уже другими, и самолёты — новые: на смену истребителю И-16 ("ишачку") да тихоходному бомбардировщику ТБ-З, наблюдая гибель которых летом 41 года, плакал Константин Симонов, явились машины гораздо более совершенные, во всем превосходившие немецкие: Ла-5, Ла-7, Як-9, Ил-2, МиГи... И потом: Покрышкин был почти на десять лет старше юнца Хартмана, летчиком стал за два года до войны, воевал с первого дня. Кожедуб тоже старше и тоже имел немалый лётный опыт до того, как в марте 1943 года попал на фронт.

Но главное в глубоком различии системы подсчёта сбитых самолётов у нас и у немцев. В своё время об этом обстоятельно писал в своей "Дуэли" Юрий Мухин. Сейчас об этом же пишет в "Патриоте" Герой Социалистического Труда академик А.П.Коваленко: "В ВВС Красной Армии это происходило намного сложнее и потому объективнее, чем в фашистских Люфтваффе". Так, у нас была обязательна фиксация результативной атаки фотоконтролем. При этом два участника боя должны были видеть и свидетельствовать, что противник сбит, указать место его падения. Кроме того, падение удостоверялось наблюдателями на земле. К тому же, когда война шла на нашей земле, то если самолёт падал на территории, занятой немцами, то нашему лётчику удача не засчитывалась. Наконец, нашим пилотам засчитывались только победы, одержанные в небе.

А как было у немцев? Прежде всего в начале войны у них отсутствовал фотоконтроль. Принимались на веру доклады самих лётчиков. А если, допустим, эскадрилья из десяти самолётом сбивала три машины противника, то каждому из десяти записывалась победа. (У нас счёт коллективно сбитых велся отдельно.) И еще интересней: если сбит двухмоторный самолёт, то засчитывались две победы, если четырехмоторный — четыре. Наконец, засчитывались не только самолёты, сбитые в воздушном бою, но и те, что повреждены или сожжены на земле. Конечно, при такой системе можно было нащёлкать и 300, и 400. А вот были ли у немцев такие асы, как наш майор Алексей Маресьев (царство ему небесное!), который сперва сбил четыре немецких самолёта, а потом, вернувшись в строй без обеих ног, еще семь; как тоже без ног и тоже Герой Советского Союза Захар Сорокин, сбивший одиннадцать самолётов, но почему-то не вошедший даже в военные справочники, — он в апреле 1943 года сбил "короля Севера" Миллера, за которым числилось по немецкой системе 97 побед; как тоже Герой Михаил Девятаев, сбивший девять самолётов, попавший в 1944 году раненным в плен и сумевший бежать с друзьями на немецком самолёте с немецкого аэродрома... Не слышал я о таких немецких асах.

НА ГРАНИ БЕЗУМИЯ, НО НЕ ТОЛЬКО...

Вот и рассказал бы Лев Дуров о чем-нибудь из этих дел или вспомнил бы, как в августе 41-го года, в самую отчаянную пору наша авиация дальнего действия несколько дней бомбила Берлин. Первый удар был нанесен в ночь на 8 августа с острова Сааремаа. 12 бомбардировщиков ДБ-З точно вышли на цель и сбросил и фугасные и зажигательные бомбы на центр фашистской столицы. Все самолёты вернулись на базу. Немцы не могли поверить, что их бомбили русские, которых они теснили уже за Смоленск, и утром уверяли друг дружку, что бомбили англичане. В последующие три ночи — новые удары. Всего до 4 сентября наша авиация, поднимаясь с аэродрома на острове Сааремаа, десять раз подвергла Берлин бомбардировке, сбросив на него 311 тонн бомб. А кроме того, с аэродрома под Ленинградом еще несколько бомбовых ударов нанесли по Берлину летчики во главе с легендарным Михаилом Васильевичем Водопьяновым, Героем Советского Союза по челюскинской эпопее. За этот подвиг, что был, как парад 7 ноября на Красной площади, — на грани безумия и бессмертия, большая группа лётчиков удостоена орденов Ленина и Красного Знамени, а десять человек стали Героями Советского Союза... Или рассказал бы Дуров о том, как во второй половине июня 1942 года, когда немцы опять рванули на Восток, наша авиация дальнего действия четырежды бомбила Кёнигсберг.

Нет, ни о чем подобном артист вспоминать не захотел. Он знал, чего именно ждёт от него Познер, и мы услышали вот что: "Как сейчас помню налеты немецкой авиации на Москву... Какой это был кошмар!.. Немецкие самолёты носились в московском небе за нашими, а те на глазах всего народа удирали от них... Какой ужас!.." Ах, народненький... Да, налеты были. Первый — в ночь на 22 июля. Я его прекрасно помню... Летело 250 бомбардировщиков, но через тройное кольцо воздушной обороны удалось прорваться немногим. 12 из них были сбиты в бою, 10 — зенитчиками. Утром за успешное отражение налета Сталин объявил благодарность летчикам, артиллеристам, прожектористам, аэростатчикам, вносовцам и их командованию.

ЖИВА ЛИ ГАЗЕТА "КУРАНТЫ"?

23 июля — опять налёт, 24-го — опять, 26-го снова... С 22 июля до конца сентября было 36 ночных налетов, в которых участвовало более 5000 немецких самолётов (в среднем каждый раз по 135-140 самолётов), к городу прорвалось немногим более 110. В октябре, когда немцы подошли совсем близко к Москве, активность их авиации возросла: 31 массированный налет, прорвалось более 70 самолётов. Но возросла и сила нашего отпора: на подступах к городу и боях над ним сбито 278 самолётов. В ноябре — 41 налет, прорвались 28... 5 декабря началось наше наступление под Москвой, и налетов на столицу не было.

Газета "Куранты" (она жива?) в № 19 за 16 июля 1998 года живописала такую картину июльских налетов на Москву. В первый налет 22 июля немцы сбросили 1610 фугасных и более 110 тысяч зажигательных бомб, от зажигательных возникло 1140 пожаров и возгораний. Однако в другой статье на этой же странице сказано: "За весь период налётов на Москву потушено около 40 тысяч зажигалок и 2700 пожаров". Как эти цифры за один нелёт и за все налёты могут быть согласованы и осмыслены? Неужели, допустим, на один первый налёт "пожаров и возгораний" приходится больше 40 процентов от общего числа?

И тут же: "По закрытым ранее данным (какой дурак им открыл их?), в Москве было полностью разрушено 574 жилых дома, 59 школ, 59 предприятий местной промышленности (союзная промышленность немцев не интересовала?), ликвидировано более 3000 крупных аварий". Заметьте: разрушено полностью! Но вот диво дивное: "Между тем, граждане не видели в столице крупных и массовых разрушений". Как же так? В чем дело? Оказывается, "перед войсками МПВО стояла задача ликвидировать пожары, восстановить разрушенное, и требовалось это сделать так, чтобы к утру — никаких следов!" Ну, известное дело, советская показуха... Дураков не сеют, не жнут... Ведь абсолютно не соображают, что лепечут! Можно к утру, допустим, засыпать, даже заасфальтировать воронки от бомб или убрать следы нескольких сгоревших домиков. Но как восстановить или ликвидировать развалины многих полностью разбомбленных промышленных предприятий хотя бы и местного значения, чтобы утром никто ничего не заметил? Разве утром жители этой улицы не спросят: "А куда же девался домик? Такой симпатичный был..." Разве сотрудники названных предприятий не удивятся: "Где же нам теперь работать?.." Пожалуй, так и было бы, если данные о немецких налетах были бы здесь приукрашены. И вполне понятно, почему газета не указала конкретно ни одно разрушенное предприятие и только одну школу из 59-ти. А ведь еще сказано, что сотни, тысячи домов, школ, предприятий "повреждено". Как им родную столицу-то не жалко...

Да, разрушения были, и под бомбежками погибли около двух тысяч человек. Но, во-первых, всё это москвичи видели и знали, хотя, разумеется, как во всяком уважающем себя городе, следы бомбежек старались ликвидировать побыстрей. (Можно себе представить, что творилось бы ныне!..) А во-вторых, эти разрушения не идут ни в какое, даже самое отдаленное сравнение с тем, что немецкая авиация сделала, например, 26 апреля 1937 года с испанским городком Герника, в котором из 7 тысяч жителей в этот день погибли 1600 человек; или с тем, что немцы в сентябре 1939 года учинили с Варшавой; или с тем, во что превратили в мае 1940 года Роттердам; или с тем, как они бомбили Англию и её столицу... Об этом для народного артиста Дурова и для газеты "Куранты", если она жива, полезно рассказать пообстоятельней. С августа 1940 года до июня 1941-го немецкая авиация сбросила на Лондон, на Англию около 60 тысяч тонн бомб, и около 45 тысяч человек были убиты, около 50 тысяч ранены. Чего стоит судьба одного лишь Ковентри. За два налёта — 15 ноября 1940 года и 8 апреля 1941-го — на него немцы обрушили 800 тонн фугасных и 1600 зажигательных бомб. Город был стерт с лица земли, а с ним вместе и 20 процентов всей авиационной промышленности Англии. И чего это премьер Черчилль не требовал к утру ликвидировать все последствия налётов...

Тяжело было и в 1944 году. Тогда немцы уже имели ракетные снаряды Фау-1. С 12 июня в течение недели они выпустили с побережья Франции по Лондону более 8 тысяч снарядов. Хотя и не все они достигли цели, но 6 тысяч человек были убиты и около 40 тысяч ранены. Потом соорудили пятнадцатиметровые Фау-2 весом в 13 тонн и дальностью полета до 500 километров при скорости 7 тысяч в час. 8 сентября уже с базы в Нидерландах метнули на Англию более тысячи ракет, в том числе — 600 на Лондон. Погибли около 10 тысяч англичан. А Москва не только в сентябре, но и в июне 1944 года была уже вне досягаемости фашистских ракет...

Можно добавить еще, что бомбежка Москвы, её разрушения не идут ни в какое сравнение и с тем, что англо-американская авиация, прежде всего ради нашего устрашения, в свою очередь сделала за три нелёта 13-14 февраля 1945 года с Дрезденом, где под бомбами погибли 135 тысяч жителей и разрушено 35,5 тысяч зданий; с Гамбургом, Лейпцигом, Кёльном; с тем, наконец, что союзники и мы сделали с Берлином...

Что же, Лев Дуров, вот так было и в Москве, в небе над которой немецкие самолёты гонялись за русскими? И как не совестно старому человеку перед Героем Советского Союза Виктором Талалихиным, ночью 7 августа сбившим тараном немецкий "Хейнкель", перед всеми, не щадившими своей жизни защитниками Москвы на земле и в воздухе...

ЭПИДЕМИЯ КОРОВЬЕГО БЕШЕНСТВА СРЕДИ БОЖЬИХ ОДУВАНЧИКОВ

А 6 мая, совсем уже близко к Дню Победы, кликнул и Сванидзе в свое "Зеркало" два драгоценных киносокровища — 93-летнюю Марину Ладынину, беспартийную большевичку с юных лет, и ею молодую подружку -— 86-летнюю Лидию Смирнову, члена КПСС с 1952 года. Обе — тоже народные артистки СССР, крупные лауреатки, особенно первая, — кажется, пятикратная. Позже, 5 июня с великим удивлением я прочитал в "Правде", что Ладынина "живет затворницей, ни в каких собраниях развратителей не участвует". Что, чулки вяжет, пасьянсы раскладывает?

По поводу того, что у Сванидзе говорила Смирнова в этой передаче, Александр Бобров задал загадку в "Советской России": "Выжила из ума, или всю жизнь была скрытым врагом с партбилетом?" Но, по-моему, ничего скрытого здесь давно уже нет — ни в состоянии усохшей черепной коробки, ни в чем другом усохшем. Стоит только вспомнить, как она, матушка, млела и ликовала на всю державу, любуясь походочкой нового президента. Знать, вспомнилась одуванчику чудесная блатная песенка дней её молодости:

Ах, если б видели вы Костину походочку!

Меня пленял в нем даже этот пустячок.

Когда он шел, его качало словно лодочку,

И даже этим он закидывал крючок...

Ах, как много дала бы Лидия Николаевна за то, чтобы сейчас трепыхаться на таком крючке молоденькой рыбкой, даже без медали сталинской лауреатки!.. Но из-за несбыточности мечты вспыхнув ненавистью к вскормившему её советскому строю, эта круглая умница воскликнула: "Я крепко дружила с Галичем, но не знала, сколько людей сидели в лагерях". Матушка, так ведь и друг сердешный Галич не знал! Он распевал свои забубенные песенки о лагерях, о заключенных, об ужасах войны, но сам-то не отсидел даже десяти суток в вытрезвителе, а войну видел только в кино. Человек всю жизнь сочинял сценарии и либретто для таких шедевров социалистического оптимизма, как оперетта "Вас вызывает Таймыр", и крепко дружил с такими, как вы, жаль моя. Впрочем, хорошо известно, что этот либреттист не один дружил с вами лично. Это, во-первых. А во-вторых, сколько же сидели в лагерях? А.Бобров разъяснил старушке: в два раза меньше, чем сидит сейчас, в дни цветущей демократии. Причем, не было тогда в лагерях и тюрьмах ни эпидемии туберкулеза, ни массового одичания. Вон недавно показали по телевидению шахматный турнир среди рецидивистов. Событие! А тогда культурная жизнь в лагерях била ключом. Солженицын рассказывает, что один заключенный, профессиональный пианист, потребовал от администрации лагеря доставить ему рояль. Я, говорит, не могу без музыки, и в приговоре не сказано, что надо лишить меня квалификации. И что ж вы думаете? Рояль был доставлен! А сам Александр Исаевич в лагерном спектакле "Горе от ума" играл Чацкого, сотрясал глухую тайгу бессмертным монологом:

Бегу. Не оглянусь. Иду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок.

Карету мне! Карету!..

Все медведи и волки разбегались в округе. А карета была ему нужна, чтобы вывезти из лагеря вороха написанных там полубессмертных шедевров.

ДВЕНАДЦАТЬ ЛАУРЕАТОВ ПОД ОДНИМ ОДЕЯЛОМ

Перед тем как начала вещать бабушка Марина, Сванидзе объявил: "Внимание! Она сейчас всех огорошит". И что же мы услышали? Долго и невнятно Божий одуванчик лепетала о страшной участи какого-то Аркадия, своего друга, который где-то кому-то прочитал какие-то невнятные стихи, и ему за это — аж 22 года лагерей. Его ли собственные стихи — неизвестно. Но посудите, какая дикая несправедливость: Мандельштаму за убогую эпиграммку на самого Сталина дали только три года ссылки в университетский город Воронеж, а тут — за чьи-то стихии в семь раз больше, да не ссылки — лагерей у черта на куличках. "А в ту страшную сталинскую эпоху заключенным и ссыльным переписка была запрещена", — уверенно промурлыкала старушка... Ах, болезная, вот был такой двухголовый мыслитель, одна голова которого под русским именем Андрей Синявский публиковала правоверные статьи в советской прессе, а другая под еврейским именем Абрам Терц — антисоветские статьи в заграничной, в антисоветской. Так он, сидя за лицемерие в лагере, не только вел живейшую переписку, но и накатал три книги. А Солженицын-то, лагерная переписка которого еще не вся опубликована, при его усидчивости да трудолюбии приволок из лагеря целое собрание сочинений, в том числе несколько драм в стихах и поэм, от которых Твардовский падал в обморок, а очнувшись, говорил своему молодому любознательному другу Лакшину: "Владимир Яковлевич, голубчик, вам это читать не полезно"... Впрочем, тут же забыв о запрете переписки для заключенных, Марина Алексеевна принялась жаловаться, как все 22 года дрожала она из-за писем друга Аркадия, которые скопились у нее в таком изрядном количестве, что уже не помещались в бюстгальтере, в котором тогда и без этого было тесно... Как подумаешь, экая чувствительность! А вот мой отец был в молодости царским офицером, что, по уверению того же Солженицына, считалось при Сталине опаснее, чем иностранный шпион. И что же? У нас в семье не только хранился его эмалированный синий значок об окончании Алексеевского юнкерского училища, но и портрет отца в офицерской форме висел на стене, как висит и сейчас; больше того, долгие годы мы хранили даже его офицерский браунинг... Однако каким же образом молодая Марина получала письма от молодого друга? Оказывается, говорит, их доставляли освобождавшиеся товарищи Аркадия по заключению. Опять память подвела! Ведь до этого она божилась, что оттуда никто не возвращался...

А итог своего бормотания одуванчик подвела чётко: "Сталинское время было хуже войны!" Не может без ноотропила сообразить, что ведь победоносная война — это тоже сталинское время. Но главное в другом. Если это время хуже войны, то что ж ты, мать моя, сразу после окончания в 1931 году ГИТИСа только тем и занималась, что, прославляя это время, беззаветно плясала да радостно пела развеселые песенки в музыкальных комедиях своего супруга Ивана Пырьева, большого начальника советского кино, — в фильмах "Богатая невеста", "Трактористы", "Свинарка и пастух", "В шесть часов вечера после войны", "Сказание о земле Сибирской", "Испытание верности", "Кубанские казаки"... Ведь это же вы, беспартийная, а не я, коммунист, голосили на всю державу, прикинувшись свинаркой:

Нет на свете прекрасней, могучей,

Чем советская наша земля!..

Вы с Иваном Александровичем были единственной в стране семьей, имевшей дюжину Сталинских премий, и ведь все — первой степени по 100 тысяч рублей. О вас так и говорили: "Двенадцать лауреатов под одним одеялом"... Можно себе представить, как пылко любила тогда жена Пырьева советскую власть и как обожала товарища Сталина лично...

Но вскоре после "Кубанских казаков" (1950 год), увы, все переменилось. Пырьев почему-то перестал снимать в своих фильмах гражданку Ладынину, переключил свое пристальное внимание на других — на Марченко, Скирду... А другие режиссеры почему-то не приглашали мультилауреатку, хотя, казалось бы, всё оставалось при ней: и возраст всего лишь необальзаковский, и голосиста, и только что получила звание народной, которое после смерти Сталина никто не отобрал. Так и осталась в 42 года со своими премиями и званиями на бобах. Кончилась роскошная лауреатская жизнь. Вот уже пятьдесят лет и сидит на бобах. Не мудрено, что за столь долгий и печальный срок не только осерчала на оставившего её покойного мужа, но возненавидела и товарища Сталина лично — из-за того, что он уже не мог давать ей премии даже третьей степени. И эту многолетнюю ненависть она, под умелым руководством Сванидзе, и выплеснула с экрана накануне Дня Победы: вот вам, ешьте, дорогие и любимые зрители!..

НА ЛОВЦА И ЗВЕРУШКА БЕЖИТ

Чем же объяснить феномен этих трех ведь русских же артистов — Льва Дурова, Лидии Смирновой, Марины Ладыниной? Впрочем, рядом с ними и Астафьев, и Васильев. Что заставляет их, прославленных и просто уже старых русских людей, лгать о прошлом своей Родины? Конечно, у любого могут быть свои обиды на прошлое, огорчения, разочарования в каких-то личных надеждах, в ком-то из людей того времени, как у Ладыниной, и на это можно посетовать, допустим, в мемуарах, но что побуждает уже в конце жизни перед лицом всего народа лгать, как лгут Чубайс или Новодворская? Право же, ничем они тут не отличаются от Чубайса, который однажды до того допер, что в полемике по телевидению с коммунисткой Светланой Горячевой заявил: "До Второй мировой войны во всех странах оборонительные укрепления — французская линия Мажино, германская линия Зигфрида, финская линия Маннергейма — были направлены вовне, против вероятного противника, а у нас — внутрь страны, против своего народа, чтобы люди не удрали за границу. Что ж это за страна!" И президент не так давно объявил всему народу о своем "глубоком уважении" к такому публичному идиоту!.. Тут все понятно: торговец тюльпанами свихнулся от ненависти. Но самое достослёзное здесь вот что: ведь коммунистка ничего не возразила психу...

Но в случае с названными выше аксакалами и Божьими одуванчиками объяснение иное, чем в случае с Чубайсом: за годы горбачевско-ельцинского режима они оказались абсолютно деморализованы. Главную роль тут сыграло злобное русофобское телевидение. У этих людей не осталось ни национальной гордости, ни гражданского достоинства, ни элементарной душевной опрятности — всё вытоптано за 10-15 лет! Завтра заявит по телевидению какой-нибудь Норкин или Осокин, Андреева или Белова, что Берлин взяли не советские войска, а американские, и такой вот Дуров не только промолчит, но потом еще и возрадуется, а следом вознегодует: "Ах, мерзавцы сталинской эпохи! Сколько лет морочили нам головы! Вот она, правда-то матушка, столь дорогая широкому сердцу русского человека..."

И, конечно же, не случайно, что такие тертые ловцы душ, как Познер и Сванидзе, выискивают и приглашают в свои передачи именно деморализованных или тронувшихся, но известных служителей муз. И эти служители, несмотря на возраст или разжижение мозгов, всё-таки четко соображают, что если они вякнут хоть одно доброе словцо о прошлом, то впредь их уже не позовут на передачу ни Познер и Сванидзе, ни Миткова или Сорокина, ни Норкин или Ноткин. А покрасоваться-то всё еще хочется. Ведь всю жизнь красовались...

НА НАШИХ ГЛАЗАХ УМИРАЮТ ТОВАРИЩИ...

А 8 мая с Большом кремлевском дворце шел праздничный концерт. Было много прекрасных выступлений. С небольшой замечательной программой выступила фронтовая сестра милосердия Элина Быстрицкая. Как она прочитала стихотворение Симонова "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины..." Как сильно прозвучали в этот день слова:

По русским обычаям только пожарища

По русской земле разметав по пути,

На наших глазах умирали товарищи,

По-русски рубаху рванув на груди...

И вдруг выскакивает гражданин Газманов и во всё горло начинает:

— Господа офицеры!..

Что за господа? Какие господа? Откуда взялись? Мы только что видели, как, рванув на груди рубаху, умирали товарищи. В зале сидят участники Великой Отечественной войны, офицеры Красной Армии, старики, к которым за всю жизнь никто никогда так не обращался. Да и сейчас в армии говорят "товарищ". А если "господа" и в связи с Отечественной войной, то это следует расценивать только как обращение к немцам или к власовцам. Но происходит невероятное: весь зал (сколько там тысяч мест — пять, десять?) — встаёт и слушает весь вопёж такого же провокатора, как Иваненко, стоя. Да неужели из этих тысяч так никто и не понял, как он сейчас выглядит и как смотрит на него вся страна. Право, впечатление такое, что если бы хор запел "Deutschland uber alles" и при этом три первых ряда встали бы, то немедленно вскочил бы и весь зал... Что, слишком мрачно? Придумайте, кто может, что-нибудь повеселей...

Живет в Ленинграде драматург Александр Володин. Он гораздо моложе Ладыниной, но очень близки они духовно. В эти же, священные дни в "Новой газете" была напечатана его беседа с журналисткой Аллой Боссарт. Они прекрасно понимали друг друга. Из разговора выяснилось, что в молодости драматург был стукачом. Пристрастие к стукачеству осталось до сих пор, но обрело несколько иную форму. Судите сами. Вот он сообщает собеседнице: "Мне говорил Василь Быков: "Ты думаешь, кто такой Матросов? Нашли пьяного солдата и бросили на амбразуру..." Раньше он стучал на живых, а теперь переключился на покойников. А когда я прочитал его донос одному приятелю-фронтовику, тот сказал: "Где живет этот Володин — в Ленинграде? На Большой Пушкарской? А как настоящая фамилия — Лифшиц? И они еще под гитару Матвиенко об антисемитизме скулят!.. Слушай, старик, ты недавно получил Шолоховскую премию. Дай мне деньжат на дорогу. Дай хотя бы на билет в один конец в общем бесплацкартном вагоне. Обратно пешком дойду, если на попутках не удастся. Я разыщу там этого Лифшица и от имени всей Красной Армии, от лица живых и мертвых солдат Великой Отечественной по поручению Организации Объединенных Наций врежу ему по лабазной вывеске, не посмотрю, что он член партии с 1949 года. Старик, не поскупись!.." Я дал ему на "Красную стрелу" в мягком международном вагоне в оба конца...

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ДА, БЕССМЕРТИЕ! (“Круглый стол”, посвященный учению “всеобщего дела” Николая ФЕДОРОВА)

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ

Друзья! Приветствую вас в газете "Завтра", где мы, помолившись и робея, собираем "круглый стол", посвященный учению Николая Федоровича Федорова. Среди приглашенных — люди, посвятившие этому учению все свои жизненные силы. Сегодня нам с вами предстоит ответить на вопрос: насколько актуально это учение для современной России, в какой степени подготовлены к нему общество и наука.

Для начала попытаюсь очень кратко и даже вульгарно изложить суть федоровского учения. Философия Федорова — так, как ее понимают миряне — в общем сводится к следующему. Смерть является основополагающей проблемой человеческого бытия и миросознания. Смерть, если она окончательна, превращает в абсурд все человеческие деяния и представления. Поэтому смерть, так или иначе, присутствует во всех религиозных учениях, во всех философских школах. Смерть как ее преодоление, исключение, избежание. В одних учениях и религиях — это метемпсихоз, в других — вечное исчезновение и возрождение, в третьих — воскрешение из мертвых после Второго пришествия. Федоров, будучи русским человеком, христианином, исповедующим живое православие, полагал, не отрицая при этом всю православную эсхатологию, что воскрешение из мертвых возможно и что Христос, в своем желании преодолеть всеобщую смерть, создать “новое небо и новую землю”, Новый Иерусалим, полагается в своих усилиях на человечество. Именно человечество должно свершить огромный акт преодоления смерти. Одно из будущих поколений, "сыны", достигнув единения, преодолев все пагубы мира и овладев всеми тонкостями наук, может совершить огромное вселенское, коллективное деяние, при котором восстанут из праха предшествующие поколения, "отцы". Такая всечеловеческая, вселенская и при этом по масштабам своим исключительно русская задача поставлена Федоровым.

Создавая костяк, вульгаризированный образ федоровского учения, я умышленно сейчас опустил колоссальное количество нюансов, слагающих его. Не останавливаясь на них, я бы хотел, чтобы мы исследовали актуальность федоровского учения. Оно вспыхнуло очень ярко в последней трети XIX столетия, оплодотворило массу исследователей XX века, а потом ушло под спуд, потому что появились другие задачи, из грядущего воссиял Рай другого цвета. Теперь, когда Россия потеряла представления о Красном Рае и мучительно пытается осмыслить представления о Рае горнем, вечном, идеи Федорова, как мне кажется, опять возвращаются в русское миросознание.

В какой степени федоровское учение могло бы стать тем грандиозным проектом, той сверхзадачей, той национальной идеей, которой чает сегодняшняя Россия?

СВЕТЛАНА СЕМЕНОВА, главный научный сотрудник Института мировой литературы

Александр Проханов точно и просто изложил суть федоровского учения. Как известно, русский мыслитель обращался одновременно ко всем: ученым и неученым, верующим и неверующим, и его учение может быть изложено как на языке религиозного сознания, так и в светских представлениях, в научных терминах. "Последний враг истребится — смерть" — звучит сокровенное христианское обетование, и для Федорова смертность нынешнего несовершенного, грешного человека, болезненно, трагически переживаемая каждым из нас, — интеграл зла. Смерть — глубочайшая причина зла в человеческой природе. Именно она отравляет глубины психики, волю тонкими ядами отчаяния и нигилизма, вызова и демонизма. И борьба с ней может стать единственно действенным принципом всеобщего объединения землян, поголовно смертных. Все остальные принципы объединения — частичны, объединяют кого-то (регион, класс и т. д.), чтобы противостоять кому-то.

Федоровское учение светит детской, в евангельском смысле ("будьте как дети"), простотой. Человек, созданный по образу и подобию Божьему, может и должен стать орудием осуществления Его воли. Через кого еще Бог может действовать в мире, как не через Свое вершинное творение? А основная воля Бога — воля метафизическая. Он смерти не создал ("имущий державу смерти" — не Бог, а Его главный антагонист — сатана), желает спасения всем, Сын Божий явился на землю даровать людям "глаголы вечной жизни". Федоровское "всеобщее дело" основывается на краеугольном камне основных заповедей Христа, и среди них важнейшей: "Верующий в Меня, дела, которые Я творю, и он сотворит, и больше сих сотворит". А делами Своими Христос называл как раз те чудеса, которые обнимали весь круг власти благого, спасающего духа над послегрехопадной природой: утишение бурь, исцеление болезней и увечий, воскрешение умерших... Христовы чудеса, т. е. избавление мира от его хаотических, смертоносных начал, поставлялись Им Самим как своего рода задание ("и больше сих сотворит") будущему облагодатствованному человечеству, вставшему на пути Божии. У Федорова речь идет об активном христианстве, о богочеловечестве как сотрудничестве Бога и человека в деле спасения, в осуществлении Христовых обетований в их полном объеме. Это и преображение природы, самого человека, и претворенное восстановление всех когда-либо живших, и уподобление деятельной, творческой природе Бога, и вечное творчество в безбрежной Божьей вселенной.

Прежде чем понять может ли учение "всеобщего дела" стать магистральной идеей России, надо выяснить: соответствует оно благу или нет? И если да, то есть ли в нем реалистическая, отвечающая законам эволюции и нравственной природы человека основа. Последний вопрос особенно важен как раз для массы "неверующих", агностиков, людей естественно-научного сознания.

Так вот, еще в середине прошлого века была доказана одна удивительная закономерность эволюции живых существ, названная "цефализацией" ("головизацией"): постоянное, в полярном векторе (то есть без возвращения вспять) усложнение нервной системы, рост головного мозга. Такой неотменимый факт, "эмпирический факт", по определению Вернадского, указывает как бы на некую внутреннюю программу эволюции, влекущую ее создания ко все более сложным, все более разумным формам. Человек — пока венец цефализации, но на нем эта глубинная закономерность не может остановиться, более того, по убеждению Федорова, призвана стать сознательной. Речь идет о новом, активно-творческом, этапе эволюции, когда человек должен взять ее штурвал в свои руки и вести ее в том направлении, которое диктуется самим эволюционным законом все большего роста духа в лоне материи, наиболее глубоким нравственным чувством, религиозным императивом.

Весь вопрос упирается в то, что называется фундаментальным выбором человечества. Сейчас он как раз принципиально антиэволюционный: остановить процесс восхождения человека и мира к высшей природе, заклиниться в нынешнем несовершенном, смертном, противоречиво-кризисном естестве, по возможности ублажая себя на краткое время живота "мануфактурными игрушками", комфортом, разного рода развлечениями-отвлечениями. Вот они ценности общества потребления, к тому же предполагающие неизбежную селекцию стран, народов, слоев, отдельных индивидуумов (на всех, увы, благ и сластей в ассортименте не хватает!).

Но быть смертным и при этом осознавать свою смертность, то есть неизбывный трагизм бытия, это такой дикий, казалось бы, невозможный для продолжения существования парадокс, что если человек и человечество будут в нем оставаться, то они так или иначе, в более-менее длительной перспективе придут к самоуничтожению. И по телу современного мира уже идут трупные пятна будущего самоистребительного вырождения, будущего конца, того, который обозначен в Апокалипсисе как следствие негативного варианта развития, противобожеского выбора.

На мой взгляд, Россия с ее устремленностью к последним временам и срокам, к свету незакатному "мужицкого рая", града Китежа, с ее неистребимой душевной логикой, обозначенной русскими религиозными мыслителями как "или всё, или ничего", находясь сегодня почти на дне национального отчаяния, искушаясь "ничто", как раз может взметнуться к этому"всё". Надо сказать, что в совсем недавней истории такое "всё" России померещилось в коммунистической идее. Но, увы, это был идеал дефектный, дробный, по выражению последователя Федорова 1920-1930-х годов Николая Сетницкого. Онтологический ущерб этого идеала был точно зафиксирован теми же религиозными философами: рай на земле со смертным человеком невозможен, не говоря уже о тех неправых, по сути, "сатанинских" средствах осуществления предполагаемого социального блага, которые не могли не отравить, не исказить самого этого блага. Конечно, остается уже лишь риторический вопрос: мог ли бы со временем, в мирной эволюции, не обрушься советская империя, русский социализм и радикально очиститься от атеизма и вобрать в себя метафизические задачи, поставленные в активном христианстве Федорова? Ведь были в советском строе созданы ценные и редкие в новой истории формальные предпосылки идеократии для возможного наполнения ее расширенным, цельным идеалом. И уж никакого "всё" не видит и не чувствует ныне российский народ в раздражающе-рекламном мираже общества потребления. Он уже на собственной шкуре вкусил неизбежную "изнанку" рынка и капитализма, манипулятивной "демократии" и "свободы", начиная осознавать, что их "лицо" улыбается далеко не всем, и то со своими гримасами.

И мне кажется, что федоровское учение как новая национальная идея для потерянной, стоящей на перепутье России, как преодоление во всеобщем деле национального, классового, сословного раскола, как одоление ошибок коммунистической идеи и неприятие ценностей общества потребления, — федоровское учение имеет шансы превратиться в магистральное направление развития русской цивилизации.

Но надо ли спешить с декларациями и призывами? Сколько их сейчас безуспешно сотрясает российский воздух! Для восприятия такой идеи, как федоровская, необходим определенный уровень сознания, который еще надо готовить. (А "синяки и шишки", что набьет себе Россия и весь мир на широких путях погибели, тоже из научающих отрицательно-положительных факторов.) Федоров говорил, что апостолов-миссионеров общего дела должно быть столько, сколько существует профессий, сословий и состояний, и труд научения предстоит немалый.

ГЕННАДИЙ КОСАРЕВ, военный инженер

Философия общего дела Федорова предполагает всеобщность, воссоединенность людей. Для того, чтобы люди могли соединиться, нужны принципы подобного соединения, единомыслия. Можно согнать людей в одну кучу батальонами и танками. А можно, обнаружив при всей сложности и многообразности человечества, те внутренние коды, что присутствуют в каждом из нас, с помощью их научно организовать людей во всемирную творческую, созидающую артель.

АЛЕКСАНДР БАЛАКИРЕВ, старший научный сотрудник Лаборатории музееведения Государственного Центрального музея современной истории

Мы говорим о возможной роли учения Федорова в выработке национальной идеи для России, но осознаем ли в полной мере, насколько федоровская мысль уже является плотью и кровью русской культуры, самой русской истории?

Во-первых, "внехрамовую литургию" Федорова нельзя воспринимать как нечто неожиданное. Она знаменует глубинную тенденцию самой человеческой культуры. Исследования подтверждают тезис Флоренского о происхождении культуры из культа, об изначальном единстве действия и священнодействия. Культура всегда сопротивлялась чрезмерному разрастанию порождаемой ею материальной цивилизации и связанному с ней частно-экономическому интересу: это грозило рассыпанием социума. В древних праздниках-мистериях люди символически восстанавливали божественный космический порядок: связь живых и мертвых, связь людей с Богом, Космосом и, наконец, связь между собой, — тот порядок, который нарушался вследствие их своекорыстия и разобщения. Так или иначе, данная культура находила ответ на вызов цивилизации, материальная деятельность, ее цели приводились на некоторое время в соответствие с целями конечными, сакральными.

Христианство говорит о противоположности земного и небесного порядка, об Абсолютном Божественном совершенстве, но вместе с тем и о возможности и обязанности человека и человечества вслед за Христом преодолеть этот разрыв. О Земном Граде как подножии Града Небесного, о Церкви как небесно-земном союзе, о соработничестве человека и Бога в достижении Царствия Божьего. В этом — предназначение христианского Царства. Здесь человеческая миропреобразующая активность, знание, техника, производство, цивилизация и культура участвуют в богочеловеческом процессе. Эти тенденции прямо предшествуют идеям Федорова, да он и сам это неоднократно подчеркивал. Как и то, что эта линия, заметная в христианском мышлении и мироощущении, не была проведена последовательно ни в одной церкви, ни в одной христианской империи, включая и наш Третий Рим. Господствовала символическая храмовая литургия и пассивное ожидание Божьего суда. Такие воззрения не могли противостоять вызванной тем же христианством эмансипации человеческой личности, расширяющейся миропреобразовательной активности человека. На Западе произошла полная секуляризация культуры. Возникло расширенное производство. "Экономический рост" сразу обнаружил свою оборотную, негативную, сторону — она лишь по-новому высвечивается в каждую конкретную эпоху. Это — усиление социальной атомизации, разрушение нравственных норм, распад личности, рост обезличивания, экономического, социального и культурного порабощения, межцивилизационных конфликтов, новых и новых глобальных проблем. Рецепты спасения в рамках той же секулярной парадигмы никогда не достигали результата. Только грандиозная метаисторическая трансцендентная цель может быть сомасштабна новым силам, вызванным цивилизацией.

Призыв Федорова к "общему делу" и стал достойным ответом на вопрос о цели этого расширенного производства, новым современным ответом культуры на вызов цивилизации. Он вновь, уже в рациональную, индустриальную эпоху, замыкает цивилизацию новой мистерией, "внехрамовой литургией", соединяет уже на качественно новом уровне действие и священнодействие.

Естественно, что только в недрах общества определенного типа — в недрах христианской империи с ее эсхатологической устремленностью — и мог родиться такой ответ. Удерживание цивилизации в подчинении высшим целям, разворачивание ее к ним есть способ существования христианской империи. И если макроэкономически Россия — это периферия мировой цивилизации, то в религиозном и культурном смысле, наоборот, сама "мировая цивилизация" есть не более чем болезненно разросшаяся периферия христианской империи, часть, возомнившая себя Целым. Отсюда не просто центральная, а именно центрирующая, собирающая, синтезирующая роль России в мировой культуре и истории во второй половине XIX-XX вв.

Собственно, новую историю страны XIX-XX вв. можно вполне описать как переживание внутри христианской империи разрыва цивилизации и Смысла и выдвижение ряда утопий как ученых, так и "низовых", которые силятся устранить этот разрыв. По сути, вся светская культура России середины XIX-XX веков, включая естествознание, страдая от разрыва с народом и его ценностями, была устремлена к некоему смысловому центру, к великому синтезу, объединяющему веру и знание, труд и культуру, мысль и дело, город и деревню, "ученых и неученых". Федоров лишь яснее всех выразил потребность и конечную цель такого синтеза.

Наивно было бы ожидать, что историческая Православная Церковь и традиционная самодержавная государственность сразу же окажутся способны принять эту мысль. Она слишком грандиозна, а разрыв был нетерпим для религиозного по существу русского сознания. Цепь кризисов начала века ускорила развязку. Дальнейшая социальная и духовная история страны выглядит как ряд мучительных попыток практического осуществления такого разворота цивилизации к конечному идеалу. Федоров и здесь помогает узреть скрытый смысл происходящего. На федоровские обертоны красной утопии с разных сторон указывали многие наблюдатели. Идеи победы над смертью и даже идеи воскрешения были не чужды мечтателям и революционерам первой трети XX века. Причем выглядят эти идеи не столько как заимствованные у Федорова, сколько как наиболее последовательные выводы из их собственного хилиастического, "активно-апокалиптического" мироощущения.

Принимая во внимание все негативное, что по праву можно сказать о советском обществе, спросим себя, а за счет чего происходило преодоление этих темных сторон? Ведь общество прошло за 70 лет большой путь, сильно изменилось и имело огромные достижения, дающиеся только духовной силой. Какова же духовная природа его развития?

У Федорова важно подчеркнуть новое качество христианской веры — активное христианство. Подумайте, насколько большую свободу предлагает и большую ответственность налагает на человека личное участие в строительстве Царствия Божьего, требующее души, разума, воли, поисковой, конструктивно-проективной деятельности, чем только ожидание личного спасения в награду за соблюдение этических норм и участие в жизни церковного прихода. Мотивы активного христианства как созидания Царствия Божьего можно усмотреть и в других социальных макропроектах того времени. Возникло, по сути, новое, проективно-собирающее, эсхатологическое по сути, но светское по форме мировоззрение, составляющее мотивационную основу русской науки и социальной мысли. Но — вопреки Федорову — утверждение Божьего дела вне храма обычно сопровождалось в них отрицанием храмовой приходской жизни, а часто и религии, и направление этой активности могло быть весьма различным, включая и разрушительную апокалиптику. На это накладывалась неумолимая жестокая логика революции, гражданской войны и постреволюционной стабилизации, логика самодвижения огромных человеческих масс, гениально описанная А. Зиновьевым ("коммунальность").

Но преодоление наиболее темных и уродливых черт нового общества предпринимали люди с тем же примерно духовным багажом, что и его создатели. Здесь "ворожил" прежний комплекс духовных проектов. Не имеет ли смысл предположить, что в процессе "социального конструирования", точнее, отладки нового общества в ходе решения бесконечной череды проблем, оказались по необходимости востребованы именно созидательные стороны утопий, наиболее близкие активному христианству? Только официальный атеизм и догматизм партии, с элементами сознательного смыслового вредительства, блокировали выход общества к осознанию собственной духовной природы.

Собственно, и сейчас нет иного пути вперед. Предстоит достроить платформу активного христианства как светского мировоззрения, а значит, найти созвучные новой эпохе грани в неисчерпаемой идее "общего дела".

АНАСТАСИЯ ГАЧЕВА, хранитель Музея-библиотеки Н. Ф. Федорова

Была затронута чрезвычайно важная тема — о принципах объединения человечества и о том, насколько сейчас могут быть востребованы в связи с поиском этих принципов федоровские идеалы. Учение всеобщего дела вырастает из всей русской культуры, а в ней вопрос о целях и ориентирах развития, о смысле истории, о воплотимости идеала действительно стержневой. Ответ на него искали Хомяков и братья Аксаковы, Тютчев и Достоевский, Лев Толстой и Владимир Соловьев...

Русская религиозная философия XIX-начала XX веков утверждала историю как совокупную творческую работу спасения, как "восьмой день творения", подготовку условий для воцарения в мире нового, совершенного порядка бытия — Царствия Божия. Она стремилась к оправданию истории и оправданию человека. Ведь трагический опыт XX века, когда разверзлись такие сокрушающие бездны коллективного и индивидуального зла, казалось, вообще обессмыслил всякое историческое, социальное деяние. Недаром так сильны сейчас апокалиптические настроения — все как будто свидетельствует о "последних временах": и разобщенность, и вражда, и нравственная разнузданность, и насилие, и экологические катастрофы (как бы возмущения самой природы против безответственной и неразумной деятельности человечества).

Но именно Федоров, глубокий и проницательный критик ложных путей истории, сумел дать альтернативу "страшному суду", выдвинув идею условности апокалиптических пророчеств. Да, судный конец неминуем, если мы будем упорствовать на ложном пути, пребывая в нынешнем неоязыческом, несовершеннолетнем выборе, увлекая к погибели и окружающий мир, и самих себя. Если же народы земли одумаются, прекратят взаимные распри, встанут на путь всеобщего, Божьего делания, то история получит иной, жизнеутверждающий, жизнеподательный смысл. И вместо катастрофы нас ждет свет преображения.

В последнее десятилетие мы живем под колоссальным прессингом западной, американской системы ценностей, не задумываясь о ее тупиковости, не видя коренных изъянов "атомарной" цивилизации, построенной на принципе прагматизма, на идеалах потребления и комфорта. Не забудем, что внешний лоск, мишурная красота фасадов, равно как и понятия здоровой конкуренции, расталкивания локтями, лозунги типа "кто не успел, тот опоздал", которые сегодня столь агрессивно насаждаются в нашем обществе, никогда не имели важного значения в русском мировоззрении. Здесь были другие заповеди — заповеди милосердия и сострадания ко всем униженным и убогим, сирым и неуспешным. Здесь рождались иные образы межчеловеческих, общественных отношений — вспомнить хотя бы идею христианской политики, выдвигавшуюся Иваном Аксаковым и Тютчевым, Достоевским и Владимиром Соловьевым. Политики, построенной на религиозно-нравственных, евангельских началах, ведущей к "братству людей, к всепримирению народов", по пророческому слову Достоевского. Русская культура никогда не жаловала индивидуализм, всегда чаяла соборности, видя в ней высшую, идеальную форму связи людей. В соборном целом личность не обособляется, не отъединяется от других, но и не топится в массе. Она пребывает в родственном, питаемом любовью единстве со всеми, в труде братского всеслужения, и в этом всеслужении наиболее полно раскрывает себя. Такой идеальный принцип устройства социума Федоров называл бытием "по типу Троицы" и вывел замечательную формулу истинного бытия: "Жить нужно не для себя и не для других, а со всеми и для всех".

Кстати, идеал соборности вовсе не был для России плодом отвлеченного умствования, он вызревал во всей ее истории, пробивался в укладе народной жизни, вспомним русскую "общину", "мир", вспомним столь распространенные в деревне обычаи добровольной, безвозмездной помочи, вспомним, наконец, строительство обыденных (однодневных) храмов, столь распространенное в Древней Руси. Представьте себе, в годины страшных испытаний — войн, эпидемий, голода — собирались люди и за один день строили храм. Как вы думаете, возможна была бы такая работа при отсутствии согласия, единодушного порыва, взаимной поддержки и любви друг к другу? Нет, тут сердца поистине бились в унисон, спаянные общей верой и общим делом. И когда мы вспоминаем энтузиазм первых пятилеток, энтузиазм строителей нового мира, которые не щадили себя и чувствовали локоть товарища, то понимаем, что и в коллективизме советской эпохи выплеснулось все то же чаяние соборности — только явилась она здесь в редуцированном, секулярном, если хотите, падшем виде, без понимания того, что полнота единства, влекущая за собой полноту осуществления идеала, возможна лишь при условии совершенствования самого человека: и духовно-нравственного, и физического.

Так что ответ на вопрос: актуально ли сегодня федоровское учение для России, представляется мне на самом деле очень простым — оно актуально и всегда было актуальным, поскольку выражало собой глубинные, фундаментальные основы и чаяния русского духа. В федоровском учении о всеобщем спасении, о творческой работе по построению Царствия Божьего как раз и дан ответ на вопрос, что же это за высшая и сокровенная русская идея, которую России суждено раскрыть миру и человечеству.

Не забудем и то, что Федоров явился родоначальником целого направления философии и науки XX века, — русского космизма, активно-эволюционной, ноосферной мысли. Достаточно вспомнить космические идеи Циолковского, концепцию биосферы и ноосферы Владимира Вернадского, труды основателя гелиобиологии Александра Чижевского, достижения космонавтики и космобиологии, ювенологии и иммортологии; труды мыслителей религиозно-философского ренессанса (Бердяев, Булгаков, Флоренский и др.), творчество Платонова и Заболоцкого, Маяковского и Пастернака, Горького и Пришвина, Клюева и Хлебникова, на которых "Философия общего дела" Федорова оказала глубокое и серьезное воздействие. В трудах представителей философии космизма обрисованы контуры общепланетарного мировоззрения, которое поистине является "мировоззрением третьего тысячелетия", и хочется верить, что ему принадлежит будущее.

ЮРИЙ ПОГРЕБИНСКИЙ, культурный центр "Синтез" имени Федорова

Произошло то, чего я больше всего боялся: уход нашего разговора в академическое русло. Этот академизм продолжается уже двадцать лет, и, на мой взгляд, практической пользы от него мало. Академизм должен сопровождаться расширением, пропагандой идей Федорова.

Есть три основополагающих момента, без решения которых мы не можем обойтись. Первое: является ли учение Федорова национальной идеей России. Если нет, то нам нечего здесь делать. Второе: если это учение не ниспослано свыше, то грош ему цена. Третий момент: если первое и второе принято, то лишь тогда можно приступить к практической стороне вопроса.

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ

Я хочу резко актуализировать разговор, и со времен Достоевского и славянофилов перейти к дню сегодняшнему. В газете "Завтра" была проведена грандиозная синтетическая работа, которая объединила красных и белых, не дала разгореться страшной вражде, помешала попыткам рассечь веру народа на Красный рай и на Белый Рай. Мы пытались, и не безуспешно, соединить и положить в одну братскую могилу красные кости и белые кости. Мы занимались кладбищем. Нас упрекают: вы — ретрограды, люди прошлого, не хотите встать в авангард, идти вперед. Но мы занимались авангардом и грядущим в той степени, в какой мы занимались прошлым, кладбищем. Мы стараемся сохранить — это федоровский завет! — весь русский некрополь: и Архангельский собор царей и князей, и Красную площадь с Кремлевской стеной, в которой покоятся комиссары, красные маршалы, Гагарин. Мы не даем перессориться костям — для того, чтобы они были воскрешены не в распре, а в единении. Это сделано только что, в современной России, а не во времена Достоевского или Бердяева.

С другой стороны, посмотрим. Потонул "Курск", лучшая русская субмарина с блестящими людьми, которые, оставляя голодных жен на берегу, шли на рыцарский подвиг в своем подводном монастыре. И общество русское соединилось вокруг этой братской могилы, этого подводного некрополя. Оно вытаскивает подводников, оно хочет оживить погибший "Курск". Россия тянется к своим могилам, к праху, Россия не верит в смерть своих героев, Россия сопротивляется собственному умиранию, о котором так много говорили последние годы.

Или вспомним движение по захоронению воинов Великой Отечественной, в котором участвует зеленая молодежь, пешком проходившая всю Россию: ищут кости, хоронят, молятся, хранят фетиши, пули, значки. Это все федоровские деяния. Или Евгений Родионов, которому голову отрезали за отказ отречься от веры, — общество объединяется вокруг этого святомученика, не дает пропасть памяти о нем. И так же, как русского парня Родионова, в лоно святых примут и советских героев: Матросова, Космодемьянскую, Гастелло, Карбышева, Гагарина. Они были некрещеными, но их крестила кровь на поле брани. Это опять соединение мертвых, это наша копилка, наше богатство. И все это — федоровское духовное дело, которое и мы, и вся Россия творит сегодня интуитивно, даже подчас не ведая о фигуре и учении Федорова.

Я хочу, чтобы коллеги высказались, в какой степени сегодняшняя российская научная элита и российское общество, осознанно или интуитивно, уже сегодня делает федоровское общее дело.

БОРИС РЕЖАБЕК, председатель северо-кавказского межрегионального отделения Международного экологического фонда

Идеи Николая Фёдорова уже дали свои первые плоды в XX веке — ведь именно благодаря им Россия первой из всех стран мира вырвалась в Космос. Но в полной мере его идеи, соединённые с идеями Владимира Вернадского о Ноосфере, должны быть востребованы в наступившем тысячелетии.

Сегодня уже можно, несмотря на все исторические коллизии и угрозы, говорить о начале формирования единого человеческого братства, о чём Федоров и Вернадский говорили как о необходимом и неизбежном этапе истории. Рост национального самосознания отнюдь не мешает этому процессу. Различие народов и культур является основой устойчивости грядущей Ноосферы, в которой должно осуществиться "цветущее разнообразие" человечества, так же как разнообразие видов живых существ — основа устойчивости биосферы.

Первым "общим делом" человечества, по мысли Федорова, должно стать объединение усилий человечества в преодолении действия "разрушительных стихий" или, как говорят сегодня экологи, "глобальных экологических катастроф". Это уже начинают осознавать сегодня многие, хотя экологические страшилки вроде кислотных дождей, озонных дыр и парникового эффекта, запускаемые прессой в массовое сознание, пока что служат больше разогреву экологической истерики и ловле долларовых рыбок в мутной воде "нового экологического сознания", чем реальному объединению усилий экологов, бизнесменов и политиков в "общем деле".

Идея Федорова об использовании армии в деле решения экологических проблем остра и злободневна. Хотелось бы, чтобы Федорова внимательно прочитали сотрудники МЧС и начали формирование такой армии с умеющим мыслить генштабом — тогда можно было бы заранее предвидеть давно предсказанный рост осадков в Центральной полосе России и Европы и паводки, причиняющие ущерб на миллиарды рублей. Сегодня уже существуют разработки, позволяющие предвидеть климатические катастрофы, такие, например, как Эль Ниньо, тайфуны, цунами, причиняющие общепланетный ущерб в сотни миллиардов долларов, и формировать воздействия, способные предупредить катастрофу. Эта работа начинается, но пока что человечество предпочитает тратить деньги на всякую ерунду. Например, только на гольф, по данным Линдона Ларуша, не говоря уже о наркотиках и вооружении, тратится около 75 миллиардов долларов в год.

Самое большое непонимание вызывает главная идея Федорова — мысль о воскрешении умерших силами человечества, вооруженного точным знанием и глубокой верой. Эта идея вызывает судороги у проповедников неомальтузианства, к числу которых относится и бывший министр экологии В. И. Данилов-Данильян, подсчитавший вместе с коллегами, что Земной шар якобы в состоянии прокормить не более 1 миллиарда человек. Она вызывает удивление у людей, привыкших к тому, что смерть является "естественным делом", и настороженное отношение у верующих христиан, привыкших думать, что в деле воскрешения участие человеческих усилий не обязательно, а иногда даже полагающих, что после того, как "земля и все дела на ней сгорят" люди, — будут существовать в каких-то "энергетических оболочках", чуть ли не "астральных телах", что уж для истинно верующего христианина и вовсе недопустимо.

Между тем, на участие человека в деле воскрешения недвусмысленно указано в Библии, в 37-й главе книги Иезекииля, а преклонение перед смертью как непобедимым божеством было заклеймлено продолжателями дела Федорова Александром Горским и Николаем Сетницким точным и хлёстким термином "смертобожничество".

Пусть не говорят, что Федоров избирает путь, противный истинному христианству, и не инкриминируют ему мысли о дикой попытке воскрешения человечества со всеми его грехами, явно к бессмертию не способного. Пусть лучше задумаются те, кто хотел бы, опираясь на науку, длить свою жизнь в грехе до бесконечности, — возможно ли это, даже если наука даст им такие средства? Ведь те энергии, которыми питается грешник, дают лишь временное, пусть даже экстатическое, наполнение жизни, искусственное возбуждение, будь то алкоголь, наркотики, блудный секс или садизм. Итог питания этими энергиями слишком хорошо известен, чтобы об этом распространяться. Весь же опыт людей, старавшихся жить во Христе, как мирян, так и монахов, направлен именно на обретение способности к бессмертной жизни через уничтожение греха не только в поступках, но даже в помыслах.

Мы, повторяя Символ Веры, говорим: "чаю воскресения мертвых и жизни будущего века", верим в истину этого обетования и знаем, что право на эту жизнь может дать человечеству только покаяние. Именно фёдоровское "печалование об иге католическом, о протестантской розни, о нашем бездействии" и призыв к соединению братьев в Общем Деле — реальное, а не только декларативное начало этой перемены.

СЕРГЕЙ ПЕТРОВ, советник Центра управления полётами (г. Королёв), руководитель проекта "Система бессрочного хранения информации"

Мне бы хотелось обратить внимание на практические аспекты применения ряда идей Фёдорова. Сделаю это на примере проекта "Система бессрочного хранения информации", концептуальной платформой которого является русский космизм. Осознание всей глубины проблем, стоящих в области хранения информации, обобщение опыта Православной церкви по сохранению памяти о своих членах, появление фотографии и звукозаписи привели Федорова к концепции тотальной консервации памяти всеми доступными средствами. При этом единственный глубокий смысл собирания мертвых вещей заключается в том, чтобы за ними видеть, по ним воссоздавать их авторов.

Развитие вычислительной техники, освоение космоса, совершенствование ядерного щита привели к постановке задачи создания российской системы бессрочного хранения цифровой информации. Эта система должна быть способна противостоять любым природным и антропогенным катастрофам, информация в ней не может быть изменена никакими авторитарными или демократическими решениями. Такая постановка является социально закономерной именно для нашей страны — слишком велики информационные потери в смутах, войнах, революциях, реформах.

Отмечу некоторые особенности системы бессрочного хранения, непосредственно связанные с идеями Фёдорова. Прежде всего — это всеобщность и взаимность. Система, задуманная и реализуемая на данном этапе как национальная, неизбежно должна стать глобальной. Безопасность системы в значительной мере связана с взаимным внесением в нее имён отцов церкви и отцов знания, восточными западных и западными восточных.

Затем — это поминальность. Информационную платформу системы составляют индивидуализированные данные о предках. Потом — конверсионность. Реализация системы опирается на опыт оборонных отраслей, для её защиты необходимо использовать воинские формирования, информационное обеспечение связано с использованием опыта спецслужб по концентрации, систематизации и анализу информации. Наконец, это активность. В отличие от традиционных систем постоянного хранения, в которых источником развития служит исключительно находящаяся в них информация, рассматриваемая система сама является фактором развития, содержит мощный контур мониторинга и прогнозирования, противодействует земным и космическим угрозам.

В целом представляется, что система бессрочного хранения информации является адекватной русской социально-технической утопией. Создание системы возможно только при взаимодействии государства, общества и Церкви при широком межгосударственном и межконфессиональном сотрудничестве. Реализация системы позволит занять России уникальную нишу на рынке хранения цифровой информации.

ВЛАДИМИР НОВИКОВ, аспирант МГТУ им. Н. Э. Баумана

Сегодня многие идеи русских космистов, связанные с преобразованием и освоением окружающей среды, уже реализованы наукой на практике. Однако при этом почти без изменений осталась внутренняя природа человека. Овладение стихийными, слепыми силами внутри себя является, по мнению Федорова, необходимым условием обретения нового, бессмертного, космического статуса бытия. Для осуществления этой трансформации человеку необходимо прежде всего понять цель собственной жизни. И тогда, по словам Федорова, "сама собой уничтожится вся путаница, вся бессмыслица современной жизни"… Как показал исторический опыт, какие бы цели ни ставил перед собой человек, его жизнь не изменяется "сама собой", для этого необходимо реализовывать определенные социальные практики.

Эффективная трансформация психики человека возможна в условиях адаптации к определенной среде обитания, в которой уже реализованы эти принципы. В качестве пространства для создания такой среды может быть использован Интернет. Я и мои единомышленники предлагаем рассматривать Интернет как потенциальную среду для формирования новой социально-культурной практики, в частности основанной на идеях русских космистов.

Развивая эту мысль, мы выдвигаем следующую гипотезу: Интернет и будущие компьютерные технологии могут стать материализацией, воплощением принципа единобытия. Сегодня мир становится единым не только в философских умозрениях или во внутреннем мире мистика, который переживает это единство экстатически. Благодаря современным информационным технологиям мир становится единым буквально и физически, это единство становится все более очевидным.

Определим, насколько наше предположение соответствует действительности. Каковы отличительные особенности мира с большей проявленностью Единства, о котором грезили космисты, и могут ли они быть реализованы в Интернете? Во-первых, в "экономическом" устройстве библейского будущего века присутствует ярко выраженный утопический элемент. У пророка Исаии сказано о будущем утопическом веке: "...даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; покупайте без серебра и платы..." Для этого чаемого уклада характерно равенство и вытекающее из равенства изобилие, избыточность, не скованная ограничениями материального мира. Так вот, большая часть информации и услуг, доступных в Интернете, бесплатна. Это совершенно не характерно для обычной, "материальной" экономики. И это связано с тем, что знание становится основным общественным продуктом. Даниел Белл так определял особенность знания как продукта: "даже будучи проданным, оно остается также и у своего производителя, знание представляет собой "коллективное благо", поскольку по своему характеру с момента создания оно становится доступно всем". Кстати, это качество знания всегда подчеркивал и Федоров.

Во-вторых, в противоположность объектам материального мира, оцифрованные виртуальные объекты, составляющие основу Интернета, не меняются, не ухудшаются со временем. То есть они, в определенном смысле, бессмертны. Бессмертие, нетленность — это свойство иного мира. Преодоление смерти — центральная тема философии Федорова. В пользу возможного реконструирования прошлого говорит и такая особенность информации в целом, как восстановимость. И вот вопрос: восстановима ли информация о человеке? Если информация в принципе восстановима и человеческое бытие сводимо к этой самой информации, то бессмертие становится возможным. Есть основания полагать, что Интернет потенциально может быть средой для создания иного, более "высокого" уровня бытия, где иерархия бытия определяется степенью проявленности Единства, то есть Реальности (или Бога). Создание такого утопического пространства в "реале" сразу невозможно — это подтверждается многовековой историей человечества.

Такое понимание Интернета не означает, что он может выступить в качестве замены существующей действительности. Интернет скорее должен выступать в качестве дополнения, промежуточного этапа в направлении дальнейшего совершенствования окружающего мира. Можно сказать, что теперь, с появлением Интернета, гениальные прозрения русских космистов обретают второе дыхание. Необходимо вернуться к этим идеям на новом этапе, переосмыслить и использовать их с учетом новых возможностей, возникающих благодаря стремительному развитию информационных технологий.

АЛЕКСАНДР ХАЛЯВКИН, ученый секретарь московского отделения Геронтологического общества РАН

На мой взгляд, идеи Федорова должны быть близки каждому мыслящему человеку. Особенно в наше неспокойное время, когда мир, испытывая системный кризис, находится в полосе глобальных перестроек. При этом в наличии имеется довольно мало концепций, объединяющих все человечество, кроме жалкого и довольно абстрактного — "выжить". На этом фоне философия общего дела Федорова, выдающегося мыслителя и визионера, на мой взгляд, выглядит яркой путеводной звездой.

Как представитель естественных наук слегка коснусь только проблемы достижения контроля над старением. Несведущему человеку, как, впрочем, и некоторым узким специалистам, полный контроль над старением представляется невозможным. Однако это не так. Непредвзятый анализ совокупности данных, накопленных наукой к настоящему времени, позволил говорить об этой проблеме как о реальном научном проекте.

Вот мнение только двух выдающихся геронтологов современности. Б. Стелер заявляет о том, что "в самих клетках и многоклеточных организмах не заключено ничего такого, что препятствовало бы их превращению в вечно фунционирующие самообновляющиеся системы". А В. Фролькис утверждает, что "возрастные изменения клетки — не причина, а скорее следствие старения организма, поэтому усилия геронтологов-эволюционистов прежде всего следует направить на выяснение принципиального вопроса: почему стареет организм, состоящий из потенциально "бессмертных" клеток".

Среди причин, препятствующих распространению правильного понимания проблемы, упомяну только сложившиеся стереотипы и фактическое отсутствие социального заказа. Анализ показывает, что проект радикального замедления старения так же реален, как в свое время были реальны атомный и космический проекты, и потребует гораздо меньших временных, материальных, интеллектуальных и других ресурсов. А его реализация способна облегчить целый ряд общечеловеческих и народнохозяйственных проблем, касающихся охраны здоровья, экономики воспроизводства трудовых ресурсов, предотвращения катастрофы демографического постарения населения и т.д.

Но до реализации проекта крайне необходимо тщательно предусмотреть все глобальные последствия и создать оптимальные сценарии будущего мира, в который органично вписался бы долгоживущий человек, полностью реализующий свой биологический потенциал.

МАРИЯ РОЛИК, специальный консультант Международной Ассоциации работников образования за мир во всем мире при ООН и ЮНЕСКО

Говоря о Федорове-мыслителе, не следует забывать, что он был еще и замечательным педагогом и библиотекарем: почти пятнадцать лет проработал учителем истории и географии, а затем четверть века, с 1874 по 1898 годы, в библиотеке Румянцевского музея (это нынешняя Российская Государственная библиотека). И многие его идеи и проекты в области воспитания и образования в наши дни оказываются актуальны как никогда. Я имею в виду прежде всего идею библиотечного самообразования, которое Федоров считал более плодотворным, чем привычное университетское. Ведь в процессе самообучения человек не пассивно воспринимает уже готовую, "пережеванную" информацию, а активно добывает знание, становясь как бы его сотворцом. Философ мечтал превратить библиотеки в настоящие центры самообразования, привлекая в них в качестве консультантов специалистов из разных областей науки и культуры, которые могли бы руководить учащимися, ориентируя их в выборе круга чтения, в его изучении и осмыслении.

Мы знаем, какое ныне катастрофическое положение с образованием, как стремительно переходят наши вузы на платную основу, как ширится пропасть между обычными и так называемыми элитными школами... А сколько детей — беженцев, беспризорных, ребят из неблагополучных семей — вообще остаются за пределами даже начальной школы! Разрыв между "учеными" и "неучеными", о губительности которого столько писал Федоров, неуклонно растет. И преодолеть его можно, на мой взгляд, путем создания общественно-государственной системы всеобщего высшего образования и самообразования на базе библиотек. Да, именно библиотеки в наши дни должны стать подлинными центрами самообразования, открыв возможность людям пополнять и совершенствовать свои знания, а желающим — получать второе образование. Библиотечное самообразование в будущем — это путь ко всеобщему высшему образованию в России.

Концепция и программа системы библиотечного самообразования уже разработана. Имеется и конкретный опыт работы на базе библиотек Москвы. Кроме того, создана и апробирована на базе 15 детских и юношеских центров "Экополис, культура, здоровье" в Москве и регионах новая модель непрерывного воспитания и образования, начиная с семьи и завершая высшей школой ("от младенчества до студенчества"), — образования интегрального, направленного на формирование целостной творческой личности, способной к проектированию и самореализации, сознательно и ответственно относящейся к миру, природе, людям. Мы вступаем в новое тысячелетие, и от нас самих зависит, останемся ли мы, как писал Федоров, в "вечном несовершеннолетии", или осознаем свой долг — как разумных, чувствующих существ — перед нашей планетой, перед нашими предками, перед нашими потомками, и будем строить, творить ноосферу, а не подтачивать, не разрушать ее.

Чтобы мои — и федоровские — слова о преимуществах самообразования не были голословными, приведу один конкретный пример. В 1875 г. в библиотеке Румянцевского музея Федоров познакомился с юным Костей Циолковским, будущим родоначальником теоретической космонавтики, и стал его помощником и наставником в деле самообразования. Годы самостоятельного ученья в библиотеке дали Циолковскому очень много, а о Федорове он потом говорил, что философ-библиотекарь своим руководством, своими беседами, разъяснениями, консультациями заменил ему университетских профессоров. Ну а о плодах, которые принесла человечеству деятельность автодидакта Циолковского, надеюсь, напоминать нет надобности.

СВЕТЛАНА СЕМЕНОВА

Человек — воскреситель по самой своей природе: он тащит на себе целый скарб памяти, как ни одно другое живое существо: открывает музеи и библиотеки, передает из поколения в поколение достигнутые знания, навыки, умения, формулы, записывает голос, создает фото-, киноизображения, достигает уже голографической иллюзии живой жизни — одним словом, стремится воссоздать, воскресить минувшее хотя бы в форме подобий и образов. Воскрешение — закон нравственной природы человека. Федоров лишь ясно ставит задачу следующего этапа: превратить воскрешение из только художественно мнимого, типового, мысленного в действительное и личностное.

Когда-то наука была служанкой богословия; сейчас же стала, по слову Федорова, "рабой фабрики и торга". Без рефлекса высшей цели в недрах познания, исследования, практического приложения наука рискует превратиться в распоясавшегося демона, который не знает, куда его занесет — в рай или ад.

Ныне наука развивается больше как техника. Федоров считал это, в конечном итоге, тупиковым путем развития, ведь техническое совершенствование — это не более чем созидание протезов к человеческим органам. Вы видите плохо, двигаетесь еле-еле, не летаете, соображаете медленно — и тогда придумываете себе очки, микроскопы, телескопы, автомобили, самолеты, компьютеры... Сегодняшняя цивилизация — это протезная цивилизация, и человек становится все слабее, изнеженнее по мере исхищрения его технических помощников. Орудийное развитие, по пути которого мы пошли, произвело колоссальный разрыв между субъектом, нами, и объектом — окружающим миром, на который мы воздействуем механизмами и машинами.

Федоров видел истинный путь в прогрессе, так сказать, органическом — начатки его мы можем представить себе, например, по йоге. Дух должен научиться управлять материей, бессознательными физиологическими процессами. В мечте Федорова человек обретает способность сам видеть далеко и глубоко, летать, как птица, трансформировать свой организм в зависимости от среды, в которой он находится...

В этом нет ничего сверхъестественного. Мы все смотрим фильмы о живой природе и не перестаем удивляться ее творящей "лаборатории", ее метаморфозам. Природе нужно — и у ее тварей меняется окраска, трансформируется орган или вырастает новый... Человек, по Федорову, должен разбудить в себе заснувшие творческие, телопостроительные силы, доступные природе на путях инстинкта, развить их, сделать сознательно регулируемыми, научиться естественному "тканетворению", "органосозиданию" ("наше тело будет нашим делом"). Так же, как обрести новые способы автотрофного питания — по типу растений, строящих свои ткани из солнечного света и элементарных веществ среды (позднее идею автотрофности научно обоснует Вернадский).

"Свой подвиг ты свершила прежде тела, безумная душа" — ставил горестный диагноз человеку еще Баратынский. Дух, душа ушли так далеко в своем углублении и совершенствовании, а тело как вышло когда-то из рук природы и шока грехопадения, таким и осталось: подверженное всем напастям, дряхлению и ранней смерти. Федоров говорил, что наше нравственное деяние будет заключаться в том, чтобы заниматься телом, подтягивать его до уровня высших прозрений и чаяний нашей души и духа. Поэтому очень важны биологические, медицинские науки, синтез всех знаний вокруг науки о жизни и человеке.

Открытие генома человека, клонирование — это очень интересные вещи, которые могут быть осмыслены в федоровской перспективе. На чем основано клонирование? Одна клетка уже содержит полный набор нашей генетической информации. В свое время святитель Григорий Нисский, обосновывая возможность воскрешения, утверждал, что душа отмечает своей неизгладимой печатью каждую клеточку человека, даже ушедшего в посмертное рассеяние. Вспомним странно-умилительный, может быть, вещий порыв любящего человека что-то сохранить от умершего любимого, хоть волосок в кулончике... Из этого волоска, как из любой другой найденной частички умершего, по идее, можно сотворить целого человека, вернуть того, кого унесло время. Впрочем, в случае клонирования речь идет разве что о создании чего-то вроде однояйцового близнеца. Воскрешение такой многоуровневой реальности, какой является человек, требует прежде всего возвращения его "я", носителя самосознания, его души. И тут особенно интересна выдвинутая белорусским ученым Манеевым теория биопсиполя как неэнтропийной, неуничтожимой, сохраняющейся и после смерти невещественной субстанции человека, того, что люди всегда называли душой. Вероятно, в будущем можно будет объединить работы по клонированию и по обнаружению этих биопсиполей, так чтобы клонирование биологического двойника умершего человека сопровождалось наделением его возвращенной "душой". Главное — необходимо, как считал Федоров, чтобы смерть и посмертное состояние стали предметом изучения и опыта.

Наука тычется в разные стороны, у нее еще нет высшего религиозно-преобразовательного задания. Как и вся современная цивилизация, она работает в основном в саморазрушительном, тупиковом векторе. Когда ей будет дана достойная ее сверхзадача, наука сотворит чудеса не меньшие, чем сейчас в технике, куда уходит пока вся мощь человеческой изобретательности, выдумки, интеллекта, души. Но для этого нужен социальный заказ, финансирование, нужно четкое понимание обществом и государством необходимости этой новой всеобщей науки, работающей буквально на благо каждой личности, живущей, жившей и какой еще только жить.

В преодолении, для начала, видового барьера человеческой жизни, срок которой не выходит пока за пределы 70-100 лет, видятся грандиозные преимущества, не только экономические, но прежде всего нравственные и метафизические, создания для начала долгоживущего человека, срок жизни которого выходит за видовой барьер в 70-90 лет. Нынешние поколения сменяются в лихорадочно-учащенном ритме: только к зрелым годам обретает человек истинное понимание и оценку вещей, как его уже вскоре убирает смерть — и он уступает место детям и внукам, которые часто начинают идеализировать то, что уже отбросили их родители, и вновь повторять старые ошибки и блуждания. Отсюда — топтание на месте, откатывание назад, отсутствие большого нравственного прогресса в человечестве. Долгожительство, нестарение, как выражается наш коллега, известный биолог Александр Халявкин, уже вполне достижимые для современной науки (при условии соответствующего фундаментального выбора и социального заказа), явятся результатом раскрытия механизмов старения и смерти, их сознательной регуляции.

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ

Я полагаю, что наш "круглый стол" удался. Здесь собрались и высказались глубинные специалисты по Федорову, посвятившие его учению всю свою жизнь. Это значит, по крайней мере, то, что сегодня, спустя сотню с лишним лет, идеи Федорова живы, свеча не погасла. Смысл этого первого "круглого стола" в том, что мы, как сумели, вбросили в общественное сознание задачу пристальнее вглядеться в федоровское учение, напомнили о нем современникам.

В заключение я хочу рассказать вам один эпизод из моей жизни. Вам он может показаться кощунственным, даже отвратительным, а для меня он был знаковым. Я учился в 204-й школе Москвы, которая находится на Сущевском валу. Напротив нее — Миусское кладбище. Прежде это кладбище было огромным, оно примыкало к монастырю. Сейчас на его месте раскинут Зуевский парк. Дерева этого парка — это все кладбищенские насаждения.

Когда мы были школьниками, мы участвовали в озеленении этого парка. Приезжали машины, бульдозеры, вскрывали склепы. Из них доставали чиновников, статских советников, в мундирах, с орденами, с золотыми коронками, и все это затем куда-то развозилось, закапывалось — тогда к костям относились очень небрежно. И вот однажды мы строили футбольное поле на пустыре у парка, копали ямы для штанг. И наткнулись на могилу. Нас было человек тридцать пацанов, молодых кобельков, восьмой-девятый класс. Мы разрыли это место и вытащили оттуда прах и череп. И я помню, как мы играли в футбол этим черепом. Потом пришла пионервожатая, и мы зарыли прах с черепом обратно. По сути, мы совершили акт кощунства: мы играли трупом в футбол; это было даже не язычество, а высшее проявление атеизма.

Спустя много лет я узнал, что Федоров был похоронен на этом кладбище. Я посмотрел топографию этой могилы, и она оказалась где-то в том месте, где мы строили футбольное поле. И я до сих пор с ужасом думаю, что я мог играть в футбол черепом Федорова! Может быть, я буду наказан за это. А может быть, наоборот, понимание этого странного и страшного мистического парадокса и движет меня по Земле, заставляет преодолевать энтропию в нашем народе, в нашей стране, заставляет поддерживать гаснущее, оживлять мертвое.

Я хочу, чтобы наш очень скромный "круглый стол" был первым памятником на безвестной могиле Федорова. И как знать, может быть, вторую нашу встречу мы проведем в Зуевском парке, под теми деревами. Может быть, присутствие молекул Федорова, той воды, что источилась из его тела и стала листьями деревьев, той его костной муки, что, возможно, перешла в наши кости, подвигнет нас к более метафизическому осмыслению нашего бытия и наших задач.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Бондаренко ИМПЕРСКИЙ АВАНГАРД

Александр Проханов в своей статье “Россия — империя света” как бы манифестно возглавил целое направление нового имперского авангарда в нашей литературе. Может показаться парадоксом, но великие традиционалистские ценности сегодня взяты на вооружение писателями, выросшими из авангарда.

У России особый путь во всем. Наши западники в начале века в конце концов создали крупнейшую славянскую державу. Наши атеисты удержали народы России от безверия и культа золотого тельца. Наши крупнейшие авангардисты, как правило, были реакционерами и консерваторами, знатоками фольклора и древнерусской живописи. Назову хотя бы Велемира Хлебникова и Павла Филонова, отчаянных фанатичных патриотов России, русских националистов и империалистов, язвительных критиков западной цивилизации. О милитаризме и преданности империи Николая Гумилева писано много и не раз. Сергей Есенин, Николай Клюев, Михаил Булгаков, Александр Блок — этот славный ряд русских реакционеров может продолжить каждый.

Прошла целая эпоха. Канула в лету красная цивилизация, и славный миф о ней будет нарастать с каждым поколением. 90-е годы практически не дали литературе ничего. Царили хаос и либеральное уныние. Лучшие из национальных писателей были задвинуты в забвение и преданы анафеме. Они были аккуратно изъяты из употребления и перестали влиять на общество. На короткое время в литературе воцарились лишенные историзма и ответственности за слово пишущие ни о чем постмодернисты. У них не было ни идей, ни идеалов, ни яркого героя, ни концепции истории. Один ломаный, разрушенный мир человека. Реальность становилась страшнее и грандиознее такой литературы, и потому сама литература была обречена на забвение. Читателя умело отучили читать, брать в руки толстые журналы, покупать художественные книги. Если писатель даже не задумывается, зачем пишет, тем более, зачем живет человек и куда идет мир, то такая проза становится ненужной в кризисном обществе. В этом признается даже такой зубр подобной литературы, как Виктор Кривулин. "Я убежден, что проза возникает тогда, когда возникает концепция истории. Достоевский, Толстой — это концепция истории, это историзм. Сейчас одно подозрение, что наше бытие определяется историей, приводит человека в состояние омерзения. Мы не имеем позитивного ключа... Все попытки создать прозу, посвященную только внутреннему миру человека, просто разрушают саму прозу. Это сейчас видно по судьбе структуралистских романов. А там, где возникают исторические связи, даже структуралистические произведения выживают..."

Очевидно, сегодня настало время восстановления историзма. И мы видим, как в самой авангардистской среде возникают один за другим романы и повести, обладающие всеми признаками радикального авангардизма и постмодернизма — и при этом имеющие и цель, и сверхзадачу, и четко выраженную идеологию новой имперскости. Наступает время реакционного имперского авангарда. Одним из наиболее удачных проектов реакционного авангардизма считаю, по-видимому, проект Вячеслава Рыбакова и издательства "Азбука": серия романов выдуманного голландско-китайского писателя Хольма Ван Зайчика "Евразийская симфония". Уверен, что скоро рыбаковская талантливая мистификация по читательскому интересу перекроет уже поднадоевшего Б.Акунина. И прежде всего потому, что такая имперская тема затребована самим временем. Сегодня, пожалуй, уже почти все, от “новых русских” до дворников, от безработных ученых до просвещенных либералов, понимают, что спасение России в новой имперскости. Вот почему так заинтересовала читателя история Великой Ордуси, колоссальной империи со своей специфической культурой, один из центров которой Александрия Невская. И детективная линия "Дела жадного варвара", "Дела о незалежных дервишах" и "Дела о полку Игореве" блестяще разработана. И не хуже классиков постмодернизма совмещаются воедино разные времена и народы. И сам голландско-китайско-советский автор выдуман с фантазией. Голландец по рождению, почти сорок лет проживший в Китае и якобы ставший там всенародно любимым писателем, при этом , естественно, советский разведчик, определивший своими действиями нашу победу в Японии. Этот Хольм Ван Зайчик сам по себе часть имперского замысла. Хороши и герои романов, превосходно знание Востока, правит бал тонкая ирония в адрес постсоветской действительности. Но, как писал Кривулин, все это мало чего стоило бы, или же было распропагандированной однодневкой, если бы не концепция истории, не имперский пафос автора, связывающий воедино все авангардистские несуразности. Так умели объединять единой исторической идеей свои модернистские романы Милорад Павич и Умберто Эко. Потому и побеждали, что сквозь разорванность авангарда несли свои традиционалистские ценности. Уверен, наш русский Зайчик делает это не хуже. На признанном мировом уровне.

Вячеслав Рыбаков еще с раннего "Гравилета "Цесаревича" предчувствовал новый взлет имперской идеи, понимал, что Россия или должна погибнуть , или же вновь стать объединительницей народов. Тогда он на фоне чернухи и безверия казался даже любителям фантастики каким-то устаревшим традиционалистом, сегодня он и в романе "На чужом пиру", и в серии Ван Зайчика оказался скорее пророком надвигающегося нового времени, нежели актуальным хроникером происходящего. И к тому же он не один в своем неоимперском проекте. Об имперском неоампире в фантастике пишет в "Независьке" Дмитрий Володихин, об имперском начале литературы пишет в "Книжном обозрении" Сергей Князев. То, что "День" и "Завтра" утверждали десять лет подряд, за что были биты и осуждаемы, сегодня становится надеждой миллионов, обещающей спасение и выживание стране, народам и каждому человеку. И это вовремя замечено писателями самых разных направлений. "Укус ангела" Павла Крусанова, "Выбраковка" Олега Дивова, "Рапсодия гнева" Дмитрия Янковского, "План спасения СССР" Михаила Попова, "Павел Второй" Евгения Витковского, "Операция "Ноев ковчег" Александра Трапезникова и Александра Огородникова, "Колодец пророков" Юрия Козлова, "Демгородок" Юрия Полякова. Имперская тема стала самой модной в самой современной нашей литературе. Скажем, среди финалистов премии "Национальный бестселлер", пожалуй, кроме Сергея Болмата, все остальные авторы представили на суд жюри и читателей свои проимперские романы: и Владимир Сорокин, и Дмитрий Быков, и ставший лауреатом Леонид Юзефович. Это не говоря о таких последовательных и убежденных имперцах, как Александр Проханов и Эдуард Лимонов. Александр Проханов со своим романом "Идущие в ночи" пропел песню будущему новому имперскому мышлению, уютно расположив на небе святых всех наших главных традиционных религий. Его реакционный романтизм также традиционен, как романтизм Гумилева и Киплинга. В реакционность Эдуарда Лимонова многие до сих пор не верят, и друзья и враги. Увы, они не читали внимательно его же книги. От ранних "Дневника неудачника" и "У нас была великая эпоха" до последней "Книги мертвых" Эдуард Лимонов последовательно исповедует имперскую русскость. Впрочем, послушаем его самого: "Если же говорить о моих политических взглядах, то они мало изменились... То есть консерватором (реакционером!) или традиционалистом я всегда и был... Мишима принадлежит к одному со мной политическому лагерю. Он традиционалист, как и я. Для него Япония и император были священными понятиями... В любом случае великолепный тип. Полковник Д,Аннунцио тоже был великолепным типом писателя. И Маринетти... Я не люблю жертв, я люблю героев".

Даже самые крутые либералы, типа Акунина и Татьяны Толстой, чтобы не выпасть из поля читательского внимания, вынуждены напяливать на себя и своих героев имперские одежды, становиться реакционерами. Ушел с головой в имперскость Виктор Ерофеев.

Во-первых, все эти господа поняли, что Западу они напрочь не нужны и представляют интерес до тех пор, пока значимы у себя на Родине.

Во-вторых. Издатель, уже из чисто коммерческих побуждений, отворачивается от нечитаемых и невыносимо скучных постмодернистских текстов. Ему или подавай нечто чересчур крутое — типа "30 интервью" Ярослава Могутина, тоже, кстати, не лишенное имперского духа, или же типа Баяна Ширянова, погружающего читателя в мир наркотиков, или же приноси востребуемое все больше читателями реакционно-утопическое, дающее народу и человеку какой-то выход, какую-то надежду. Ушла из моды ностальгия по былому, всем понятно: прошлое невосстановимо, требуется литература футурологическая, устремленная в будущее. Но не в будущее одного индивидуала, а в будущее народа, страны и мира. Как ни странно, наши реалисты пока еще никакого будущего не видят и остаются в роли плакальщиков по минувшему. И потому самыми массовыми стали тиражи авангардистов, фантастов и утопистов, романтиков и баталистов. Делающих ставку на нового положительного героя в новом обществе, базирующегося на самых консервативных и традиционалистских догмах. И главное — идея имперского единения. Единение в будущем может произойти даже на непобедимости наших футболистов, как мечтает герой романа "Русский ураган" Александра Сегеня. На объединении всего евразийского пространства, на чем сходятся Павел Курсанов и Вячеслав Рыбаков. На новом прочтении русской истории, как в повести "До седла" Вячеслава Дегтева и в романе "Оправдание "Дмитрия Быкова. В имперскую игру подключаются молодые писатели из наших национальных центров, тот же Николай Лугинов со своим романом "По велению Чингисхана". Растет консервативный радикализм у молодых, начинающих писателей, таких, как Эрнест Султанов.

В новом имперском рывке пока лидируют молодые питерцы с издательствами "Азбука" и "Амфора". Новые имперцы нещадно эксплуатируют все достижения мировой цивилизации. Все находки постмодернисов , от Маркеса до Кунделы. От японцев до латиноамериканцев, но все это проходит через русскую мясорубку и прослаивается совсем иной идеологией. Увидел бы Тарантино, как чуть ли не фашизируются его идеи, волосы бы дыбом стали. Нет, как ни приучали нас Соросы и Букеры со своими полицаями из "Знамени" и "Нового мира" к послушанию и повиновению, к политкорректности и робкому постмодернизму, ничего не вышло. Писатели бесстыдно поэтизируют новый русский прорыв. Реакционные авангардисты взяли себе на вооружение и воинствующее Православие, не Православие смиренных и послушных иноков. А боевое Православие Сергия Радонежского и Германа Аляскинского, Иоанна Кронштадтского и Трифона Печенгского. Пересвета и Осляби, русских православных витязей.

Все остальное в литературе сегодня просто не читается. На писательском кону — будущее нашей империи — когда и какое? С повестки дня ушла не только ностальгия, которая останется достоянием наших почтенных классиков, которая будет учитываться, но уже не будет определять движение литературы вперед. Ушло и педалирование национальной темы. В империи должны быть все равны, только так можно русскому найти общий язык с белорусом, украинцем и татарином. Все переболели большим и малым сепаратизмом и поняли, что сохраниться лучше всего вместе, сохранить свои традиционалистские ценности. В литературе происходит нечто небывалое: главными традиционалистами становятся новые авангардисты. Они несут в свои имперские структуры свою же почву. Прощай, постмодернизм, со своим печальным концом истории. Это у тебя кончается история. А у России, у ее писателей, судя по новой волне реакционных романтиков, вооруженных изощренной стилистикой авангарда, новая история только начинается. Наши зайчики еще обгонят хромых волков...

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Эрнест Султанов МАНИФЕСТ ТОВАРИЩА MАУЗЕРА (Пишите кровью своего духа)

Подыщите нам в Валгалле

Место в самом лучшем зале.

Мы с героями сказаний

Будем кубки осушать.

Ты, Эзра Паунд,

Несгибаемый старик, пронесший свою Джовенеццу через 13 лет американских психиатрических концлагерей!

Ты, Габриэле Д’Аннунцио,

Принесший в жертву Мимиру свой глаз на алтаре воздушного боя!

Ты, Юкио Мисима,

Совершивший харакири своей индивидуальности острым мечом безграничной воли!

Ждите Нас на Олимпе грезовых миров.

Мы Ваши самые близкие родственники.

Мы носители бремени белых!

О, беспомощные моей страны, о, рабские остатки!

Разбиты у нее художники,

Прочь, затерявшиеся в деревнях, подозреваемые, оклеветанные.

Любители красоты, изможденные голодом, cломленные системами,

Беспомощные перед лицом власти.

Вы, которые не смогли бы износить себя настойчивостью в достижении успеха.

Вы, способные только говорить, не способные ограничить себя повторением.

Вы — из лучших, разбитые в борьбе с ложным знанием,

Ненавистные, с заткнутыми глотками, подозреваемые;

Задумайтесь: я выдержал бурю, я выковал изгнание.

Камарад Паунд

Литераторы — это обычные мыслители, но они должны систематически уступать дорогу выдающимся мыслителям, которые, объединив мысль и действие, усиливают мысль, которая иначе обречена на затухание.

Сверхскин Дриё Ла Рошель Пишите кровью своего духа

Мне и моему поколению не оставили места, чтобы осуществить те представления, которые мы имели, вступая в общество. Мы не могли жить так, как нам хотелось бы, потому что предыдущее поколение жестко заблокировало наше движение, требуя от нас пожертвовать нашей отличностью, либо умереть. Так что некоторые погибли с оружием в руках, многие — запуская героин в вены, большинство продолжало жить, убивая внутри себя желание изменения.

Товарищ Курчо

По ту сторону удара кулака и выпада меча таилось нечто, находившееся на противоположном от вербального выражения полюсе. Я чувствовал, что это — квинтэссенция объективного мира, самый дух бытия. И уж во всяком случае это никак нельзя было отнести к разряду теней. По ту сторону боксерской перчатки и клинка набирала силу новая реальность, решительно отвергавшая любые абстракции, вообще не признававшая, что явление можно воспроизвести посредством рассуждений.

Капитан Мисима

Терроризм, небывалое количество самоубийств, наркомания — все это пробы пера зарождающегося нового. Всякое "социальное зло" означает, что буржуазное общество дошло до абсурда. Всякое "социальное зло" есть признаки дыхания незапланированного ребенка, от которого общество с ужасом открещивается и который слепыми глазенками уже с ненавистью вглядывается в рожу родителя. Рожу, омерзительную еще до того, как об этом смогут сказать первые членораздельные звуки.

Крик, содержание которого есть ненависть. Ненависть, обещающая смерть всему старому, всему конформистскому, всему кощунственно-родительскому. Постепенно, не сразу, крик перерастает в революционный поэтический клич. Клич, становящийся все сильнее, сильнее…

Но "однажды" может так и не случиться. Ребенок радикального протеста в Европе 60 —70-х годов был умерщвлен еще до того, как сумел произнести свое коронное громогласное "Революция". Тысячи и тысячи "фашистов", "анархистов", "коммунистов" (закавычено, потому что эти понятия успели перерасти опыт первой половины ХХ века), были посажены по политическим приговорам в каждой демократической европейской стране.

Примечательно, что, в то время как итальянских бригадистов "не брали живьем", в то время как рафовцев в ФРГ казнили в тюрьмах, в то время как за речи в "беспристрастных" судах Европы наказывали дополнительными десятками зарешеченных лет, "интеллигенция" либо молчала, либо аплодировала. И это в Европе, где ком- и соцпартии были как никогда сильны, где подавляющее большинство интеллигентской аристократии было левым и даже носило партбилеты. И это было отношение к "своим", тем, кто несколько более радикально читал Маркса и Ленина. Что же и говорить об отношении к априори враждебно воспринимаемым правым радикалам, когда культурлозунгом было "убей фашиста — помоги стране". Молчанием отзывались СМИ, авторитеты от искусства на убийства рабочих-фашистов с семьями.

Западная "интеллигенция" оказалась столь же трусливой, сколь и советская. Равенство "капиталистической" и "социалистической" систем (в глазах Ги Дебора и Эволы) распространялось также и на прислуживающую им "прослойку". Паунд говорил, что "если человек не готов пойти на риск ради собственных идей, то либо его идеи ничего не стоят, либо он ничего не стоит". Ни их идейки, ни они сами ничего не стоили. Так и сгинули всеми забытые

"Гнила культура как рокфор". Слишком много еще живых битлов, джаггеров, которые умело продолжают приторговывать своей прошлой легендой. Слишком много тех, кому "нужна лишь дача на реке", — говорит о них первый футуристический манифест — а такая судьба больше подходит для портных… Они уже не способны на "острое и мгновенное", поэтому становятся защитниками сложившегося порядка вещей как в "культуре", так и в политике. Говоря им "нет", юная Поэзия одновременно не дает, стремится не дать этому болезненному явлению перейти с трупа на живое и здоровое.

После Октября большинство подобных трупных бактерий удачно сплавили на Запад. Так же поступили с ними и в Третьем Рейхе. Из их литературного чтива были устроены грандиозные факельные мероприятия, а их творчество на холсте и в глине спихнули в охочие до всего пестрого и именитого буржуазные страны. На вырученные же деньги было выстроено несколько красивейших Дворцов искусства…

Вот так, маршируя в ногу, строя в едином порыве, Поэзия благоденствует рядом с Политикой. Правильнее даже будет сказать, что юная, облаченная в революционную тогу Политика творит глобальное, частью которого является Поэзия. Льющаяся кровь революционных мучеников, сверхчеловеческие преобразования (например, из страны сохи в страну тракторов, стали и электричества), "симфония цифр" (как определял социалистическое строительство Лев Давыдович) — таким должен быть размах питающих Поэзию образов. Поэтому творчество "нового мира" отдает поэзию в могучие руки Политики.

За возрождением Политики следует расцвет всех искусств. Поэзия переживает свою весну. На всех языках искусства она воспевает "свое отечество". Каждый такой период индивидуален, абсолютен и неповторим. Называя себя наследником великого прошлого, прежних весен, этот период претендует не на формальную, а на метафизическую преемственность невыразимого, лежащего в основе любой весны, любого яркого периода истории.

В свое время Макиавелли удалось узаконить в рамках Флорентийской республики ряд политических и военных институтов республиканско-консульского Рима. На основе своих рассуждений о Тите Ливии он сформировал легионерскую армию. Но при первом же столкновении с противником все его легионеры побросали оружие, знамена, значки и разбежались по домам.

Муссолини не стал копировальщиком Рима, он занялся восстановлением в Италии того духа, который сделал Рим удивительным по красоте мифом. В результате появилась не жалкая копия, а яркий, неповторимый миф. У него даже есть преимущество перед Империей — нет долгого периода увядания, его гибель, как и жизнь, была цвета юношеской крови. О Фашизме всегда будут с интересом читать, перелистывая множество последовавших за Императорским Римом столетий. А после Фашизма вообще закроют книгу Истории Италии (во всяком случае официальную ее часть) — потому что читать в ней больше нечего. На нынешней Италии история "отдыхает". Оттого, видимо, там и преследуется рьяно фашизм (в том числе и его духовные наследники), что нечего пигмеям противопоставить Великому времени. В литературе? — "После Данте были Маринетти и Паунд". Да и Данте Муссолини считал фашистом. А вот кто был после них?

Поэт, если он настоящий, поднимается с уровня восторженных курсисток до уровня политических манифестаций. Своей политичностью он преодолевает личное, индивидуалистическое, все еще слишком "человеческое". Сливаясь с "делом своей страны", участвуя в строительстве Великого, он становится его частью. Нет больше Горького и Маяковского, но есть Горький и Маяковский как часть Советского мифа. Нет больше отдельных Маринетти и Д'Аннунцио, но есть Маринетти и Д'Аннунцио как часть фашистских легенд…

У Поэта, как у того, что стремится к Высшему; у Поэта, готового "поставить в радужной надежде на карту все, что накопил с трудом"; у Поэта, готового, не дрогнув, отдать самое ценное ради неприходящего экстаза, — у Поэта есть только один путь — вверх по ступеням боли, восторга и преодоления к жертвенному алтарю, на который он должен возложить собственную индивидуальность, самое дорогое в жизни. Ради высшего — высшую цену. На вершине его ждет шестикрылый комиссар, который взамен отработанного языка протягивает поэту партбилет.

Трагедия поэта-профессионала, поэта, ограничившегося искусством, поэта, не ставшего Политиком в исчерпаемости колодца питающих его образов. Разве Троцкий или доктор Геббельс в качестве политиков не писали гораздо ярче и больше, чем многие или даже большинство представителей "литературного наследия"? Что бы делал дальше "вне политики" Пушкин, если бы не оказавший ему услугу Дантес? Лермонтов? Леннон?..

Что бы случилось с Лимоновым, не экстремизируй он в очередной раз собственное бытие. Его парижско-штатовские рассказы последних эмигрантских лет при всей отточенности стиля стали все ближе приближаться к страшной черте банальности. Политизация Лимонова спасла Лимонова-поэта.

Поэт, не ставший Политиком, "кто мосты к отступлению сжег", обречен на тусклую старость, на долгое или краткое вымирание после того, как чисто литературный предел будет достигнут. Чем кончил Ремарк? Матрицей, носящей популярное имя, в которую с определенной последовательностью вносились столбцы с любовью, туберкулезом, размышлениями вянущего буржуа, гонками, ненавистью к нацистам… Чем в таком случае Поэт отличается от закручивателя гайки № 6?

Буржуазное бытие, в котором максимально смягчены противоречия, а страсти существуют на уровне мягкого чувственного комфорта, штампует собственные поэтические кадры. Случайно проявляющийся Поэт обречен на разложение в духе Элвиса Пресли. Единственная альтернатива спасающему на время алкоголю и наркотику — это ненависть.

Поэзия в буржуазном мире может быть только в селиновском стиле. Ненависть, пронизывающая все складки жизни общества и человеческих отношений. Ненависть, как динамит, ложащаяся везде, потому что "реформировать", "улучшить" здесь ничего нельзя, можно только взорвать до основания, а затем уже "мы наш, мы новый мир построим"…

Ненависть к людям? Да, ненависть к двуногим существам, за каждым из которых стоит гора собственного эгоизма. Когда лежащая с тобой в постели красотка "лежит" с перспективой воспоминаний о "геройски погибшем". Когда единственное способное на любовь существо оказывается проституткой. Когда любить можно только детей, надеясь, что они вырастут не такими паскудами. "Дружба", "любовь", "героическое" в буржуазном обществе — это ложь, причем лицемерная. Искренней здесь может быть только ненависть, потому что единственной правдой множества скрепленных в аморфном организме общества эгоизмов является "Homo homini lupus est". Все остальное лишь прикрытие, чтобы упорядочить эту ненависть, привести ее к разумному для заинтересованных (классов, лиц…) знаменателю. И на самом деле непонятно только одно, кто об этом радикальнее заявляет — Селин или сам мир.

Находящийся в буржуазной среде Поэт должен быть радикальнее самих радикалов. Причем недостаточно быть радикальным в "Слове" — даже самые литературно-пропагандистские вещи Лондона общество с перебоями в пищеварении, но проглатывало. Литературный радикализм сам по себе исчерпываем. Лондон выжал из буржуазного общества все, что в нем еще было живого: гангстеров, Аляску, индейцев, акул — капиталистов, рабочие кварталы. Но без революции, без кровавой борьбы эта страна не могла уже дать Лондону достойных образов. Оставалось так, что либо на баррикады, либо эмигрировать в Сталинский Коммунизм.

Штаты не сами по себе, а как "высшая стадия" буржуазности. Не случайно, что с этой страной Гамсун, Селин, Лимонов связывали самые тяжелые, тоскливые образы. Буржуазность расслабляющая, убаюкивающая, смертельно опасная для того напряжения, в котором Поэт только и может творить. Облагополученный Миллер сошел до описания своих жизненных неурядиц, снабженных подробными характеристиками съеденного и выпитого.

Неполитичность "поэта" — это сознательное бегство от опасности, от опасного существования. Чем же он тогда отличается от не претендующего на Слово читателя (зрителя, слушателя…)? Бог любит тех, кому дарует трудный путь. Бог любит тех, кто не сворачивает, не убегает, не прячется от даруемых испытаний.

Райская Валгалла — это слишком элитарный клуб. Рядом с Цезарем, Александром, Сталиным нет места для политических середнячков, отсидевших на престоле положенные им сроки. Тепличные писатели рядом с Гамсуном, Селином или Мисимой — это пошло.

У поэта нет пути назад. Достигнув "славы" и, соответственно, лишившись связанного с этим источника творческого напряжения, поэт обречен на маразм, долгое или длительное дряхление а-ля Дали. Спасти его может только политика — источник неиссякаемого напряжения. Борьба, имевшая место до революции, лишь усиливается с наступлением последней. Пределом является достижение рая (Коммунизма…) на земле, но с наступлением последнего Поэту уже не придется ничего писать.

Буржуазное время, как и любое другое, тщеславно и мечтает войти в историю. Для этого ей нужен Поэт, писец на жаловании здесь не подойдет. Купить? Но тогда ценой будет полное уничтожение существующего буржуазного строя — ведь именно этого требовали от матки-родины коммунист Лондон или фашист Паунд. Да и Мисима желал от откормленной убогой Японии не меньше чем тотального изменения, а не добившись — ушел в свой самурайский рай, не доставив "эпохе" удовольствия считать его своим. Долгое страдание, превратившееся внезапно в ликование, долгая немощь, претворенная в достижение высшей чистоты, — душа созерцает этот чудесный лик, который есть подлинное ее отражение, лик, который она так пламенно желала обрести и не могла.

Она давно знала, что смерть есть победа, но не видела, что эта победа столь велика.

На вершине лирической мощи стоит поэт-герой.

Пиндар порвал свои струны, разбил свою лиру, потому что знал, сколь прекраснее воевать и дерзать.

Принц Д’Аннунцио Только тот коммунист истый,

Кто мосты к отступлению сжег.

Довольно шагать, футуристы,

В будущее прыжок.

Довольно грошовых истин.

Улицы —

наши кисти.

Площади —

наши палитры.

Книгой времени

тысячелистой

Революции дни не воспеты.

На улицы,

футуристы,

барабанщики и поэты.

Большевик Маяковский Пусть же они придут, веселые поджигатели с испачканными сажей пальцами! Вот они! Вот они!.. Давайте же, поджигайте библиотечные полки! Поверните каналы, чтобы они затопили музеи!..

Когда нам будет 40, другие, более молодые и сильные, может быть, выбросят нас, как ненужные рукописи, в мусорную корзину — мы хотим, чтобы так оно и было!

Поднимите голову! Гордо расправив плечи, мы стоим на вершине мира и вновь бросаем вызов звездам!

Мендикаторе Маринетти

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Сергей Никандров АГОНИЯ (Русские промышленные города медленно вымирают)

ГУБЕРНАТОРСКИЕ ВЫБОРЫ в Нижегородской области состоятся через несколько недель. С каждым днем избирательной кампании жители области узнают много нового о тех, кто стоит на вершине власти, — от губернаторов и депутатов Госдумы до крупных областных чиновников и мэров крупных городов.

Долгие годы область была "полигоном реформ", на котором обкатывал свои реформаторские теории нынешний глава СПС г-н Немцов. Кончились немцовские реформы невесело: доведенные до отчаяния нижегородцы решили, что даже местная братва лучше либералов-реформаторов, и с горя проголосовали за Клементьева. Однако власти, спасая престиж Немцова и Кириенко, отправили несостоявшегося "мэра" Нижнего за решетку. Сейчас Кириенко, который стал путинским наместником во всем Поволжье, как огня боится очередного похода Климентьева во власть. Пример Дарькина в Приморье наглядно показал путинским чиновникам, какие неприятности могут ждать их в том случае, если механизмы управляемой демократии не сработают.

С другой стороны, так ли уж плох Климентьев или даже бизнесмен Савельев в сравнении с нижегородскими либералами? Им инкриминируют связи с преступным миром, однако эти люди по крайней мере нашли в себе смелость выступить против Немцова еще в ту пору, когда он был ельцинским фаворитом, вице-премьером и будущим кандидатом в президенты от Кремля.

"ЭТИЛОВЫЙ ДИРЕКТОР"

С другой стороны, на нижегородской земле есть достаточно людей, "авторитет" которых не отвергается в криминальных кругах и среди местных либералов. Один из них — известный предприниматель Сергей Трофимов, нынешний мэр г. Дзержинска, а в недавнем прошлом — директор завода "Синтез".

Впрочем, заблуждаются те, кто подумает, что Трофимов — производственник, хозяйственник с большим опытом. К руководству заводом он пришел по протекции важных лиц с сомнительной экономической репутацией. Не станем верить злым языкам, утверждающим, что Трофимова вообще посадила на завод местная группировка, собиравшая дань с предприятия, хотя стоит отметить, что группировка эта давно имела прочные позиции в наркобизнесе, контролируя производство и сбыт синтетических наркотиков. Эта отрава, как справедливо называют ее даже на криминальном жаргоне, обладает способностью за два-три года превращать здорового молодого человека в живой труп. Ее разрушительный эффект для здоровья человека во много раз выше, чем у пресловутой "травки" — анаши или марихуаны, которая все-таки имеет растительное происхождение. Синтетические наркотики практически сразу оказывают разрушительное воздействие на мозг, уже через несколько недель превращая того, кто их употребляет, в дегенерата.

ОФФШОРНЫЙ КАНАЛ

Казалось бы, завод "Синтез", которым стал рулить Трофимов, никакого отношения к производству наркотиков не имел. У него иная специализация — производство этиловой жидкости, которая использовалась для повышения октанового числа бензина. Все бы хорошо, но несколько лет тому назад этому продукту нашли еще одно предназначение. Известно, что этиловую жидкость покупают только в странах третьего мира, где нет экологических ограничений на производство этилированного бензина. Поэтому никто не удивился, когда Трофимов начал продавать этиловую жидкость нескольким оффшорным фирмам, которые в свою очередь перепродавали ее... в Пакистан. Вывоз капиталов для бизнесменов вроде Трофимова — дело легальное и в чем-то даже рутинное. Однако нынешний мэр города Дзержинска представляет собой случай особый. Ведь выставляя свою кандидатуру на пост мэра, Трофимов сетовал на то, что в бюджете нет денег на социальные расходы, на капитальное строительство, на детские пособия. При этом сам г-н Трофимов отлично знал, по каким причинам пустует городская казна. На несколько сотен миллионов долларов, которые, по мнению независимых экспертов, были перекачены из Дзержинска через оффшорные зоны, можно было бы построить еще один такой город, как Дзержинск. Разумеется, как только информация об этом просочилась в прессу, мэр Трофимов с порога отверг все обвинения в перекачке "дзержинских" капиталов, заявив, что это, мол, вымысел его политических противников. Однако факты говорят сами за себя, и чтобы не быть обвиненными в пересказе досужих вымыслов, имеет смысл перечислить те оффшорные фирмы, через которые деньги из города химиков уходили из страны: это "Морозко Кемикалс БВ", зарегистрированный где-то на Антильских островах, и нидерландская фирма “Холия Трейдинг”…

Быть может, публичное раскрытие такой информации побудит Трофимова ратовать за возвращение хотя бы части вывезенных денег в свой родной город, хотя бы не по зову совести, но ради упрочения политической репутации. Ведь если жители Дзержинска узнают о том, кто разорил их город и лишил его миллиардных налоговых поступлений, то за политическое долголетие г-на Трофимова никто не сможет поручиться.

ЭТИЛИРОВАННАЯ НАРКОБОМБА

Недавно в официальных справочниках появился новый термин: "наркохимия". Таким словом обозначают новую отрасль "знаний", которые копятся в подпольных химических лабораториях на погибель человеческого рода. В наркотической индустрии задействованы сегодня тысячи профессиональных ученых-химиков, в том числе из республик бывшего СССР, которые без устали трудятся над созданием все новых и новых рецептов одурманивающей отравы. Цель "ученых" проста — максимально удешевить процесс производства синтетических наркотиков, параллельно увеличив эффект привыкания таким образом, чтобы для создания наркозависимости было достаточно хотя бы одной инъекции.

Несколько лет назад в подпольных лабораториях Афганистана, на территориях, контролируемых талибами (по другим данным, речь идет о Северо-Западной провинции Пакистана, населенной преимущественно пуштунами) нашли новое применение этиловой жидкости. С ее применением в подпольных химических лабораториях стали получать новый убойный синтетический наркотик этиломфектамин, называемый на жаргоне наркоманов "mentlbomber" (в российском варианте — просто "бомба"). Этот наркотик не только медленно уничтожает нервную систему, но и порождает отношения патологической зависимости наркомана от наркодилера, в которой последний готов выполнять практически любые приказания распространителя отравы, лишь бы получить определенную дозу. По некоторым сведениям, этот опасный, но очень дешевый в изготовлении наркотик скармливают боевикам движения "Талибан", после чего они превращаются в настоящих зомби и становятся готовы на любое зверство. Наркотик полностью трансформирует человеческую личность, придавая естественным человеческим потребностям опасную для окружающих направленность. Возможно, многие странности в поведении афганских талибов, имеющих обыкновение красить себе ногти или прогуливаться друг с другом под ручку, объясняются именно использованием "бомбы".

Вернемся все же к городу Дзержинску, мэр которого еще несколько лет назад был мировым монополистом по производству этой этиловой жидкости. В 1997 году нижегородская прокуратура возбудила уголовное дело по факту изготовления химпрепаратов, которые могут быть использованы для производства наркотиков на этиловой основе. Впоследствии дело благополучно закрыли, и участие г-на Трофимова в производстве убойного супернаркотика никем не доказано. И поскольку у нас в стране действует презумпция невиновности, то обвинять в чем-то господина Трофимова мы, конечно же, не имеем права.

Другое дело, что потребление смертельно опасных наркотиков в Нижегородской области выросло за последние годы во много раз. И если кому-то придет в голову составить несложное уравнение на одном конце которого будет рост потребления синтетических наркотиков в Нижегородской области, а на другом — "этиловые открытия" в нарколабораториях талибов, то можно вычислить "икс". Мы, конечно, не утверждаем, что этот "икс" и есть господин Трофимов, это могло бы выглядеть как лобовая дискредитация. Но если за Трофимовым и не маячат фигуры пакистанских и афганских наркоборонов, градоначальник г. Дзержинска, родившийся, кстати, не где-нибудь, а в солнечном Таджикистане, производит впечатление и рядом других запоминающихся характеристик. Еще в прошлом году цены на коммунальные услуги были повышены в несколько раз, что стало для многих жителей города непосильным бременем. Зима, тем не менее, была для горожан тяжелой и холодной, поскольку перебои с теплоснабжением стали в Дзержинске такой же нормой жизни, как и в Приморье.

В то же время всю свою энергию Трофимов тратит на то, чтобы ослабить рабочее движение в городе, парализовать деятельность левых сил. Градоначальник как огня боится "коммунистического реванша", и в 1997 году не на шутку был напуган перспективой победы левых сил в области. Тогда коммунисту Геннадию Ходыреву совсем немного не хватило для того, чтобы победить на губернаторских выборах. В ту пору ельцинская административная машина все же продавила на губернаторский пост серого и безликого Склярова, однако страх перед победой коммунистов и, как следствие, отменой итогов грабительской приватизации навсегда остался в сознании так называемых "региональных элит". Трофимов здесь явно не был исключением, и сегодня изо всех сил пытается сохранить свою монополию на власть. Однако какую бы рекламу ни заказывал себе мэр в нижегородских газетах и журналах, правду скрыть все равно не получается. Город, который когда-то был процветающим промышленным центром, медленно умирает, задыхаясь от бедности и нищеты. Жителями постепенно овладевает отчаяние, апатия и безнадежность, им кажется, что их завели в тупик, из которого нет выхода.

СИМПТОМ КАТАСТРОФЫ

То, что происходит в сегодня в Дзержинске, как в зеркале отражает агонию множества других российских промышленных городов. Когда-то в них были сосредоточены лучшие инженерные силы, здесь работала элита советского рабочего класса, умелые, знающие, мастеровые люди. Теперь же повсюду царит запустение и развал, заводы работают на десятую часть своих мощностей. Бывает так, что в большом цехе работает лишь один станок — все остальное оборудование ржавеет и гниет на глазах у заводчан. Людям хочется бежать от этого ада, закрыть глаза, забыться, чтобы не видеть всего этого. Как результат — поколение "отцов" медленно спивается, а поколение "детей" добивает героин.

Города медленно умирают, а вместе с ними гибнет и промышленная мощь страны, которая еще десять лет могла называться "великой".

Сергей НИКАНДРОВ

Н. Новгород

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Анатолий Баранов ПРОВОКАТОРЫ (Предвыборные манипуляции под высоким покровительством)

НИЖНИЙ НОВГОРОД ПО ПРАВУ считается третьим в России, после Москвы и Питера, центром страны. Именно здесь доморощенные "либералы" одно время хотели устроить образцово-показательную "витрину демократических реформ" с лицом Немцова, именно здесь начинал свою политическую карьеру "дефолт-киндерсюрприз" Кириенко, ныне от имени президента руководящий всем Приволжским федеральным округом, именно здесь едва ли не со времен "ссылки" академика Сахарова проходили обкатку все новые технологии воздействия на наше общество.

Не стали исключением и нынешние выборы губернатора, отмеченные невероятным доселе количеством "сексуально-патологического" компромата на кандидатов. Видно, финансово-имущественные вопросы отошли в ведение избиркомов, да и не удивишь уже ими привычное ко всему население России. Уголовный криминал, включая убийства, тоже к делу не подошьешь — осталась на долю "технологов", кроме собственно политических программ, одна "клубничка". Но в этом деле — свои законы.

И если раньше для достижения целей хватало показа по ТВ людей, "похожих на генпрокурора" или министра юстиции, в обществе обнаженных девиц, то сейчас в ход пошли блюда поострее. И удивленные разливом "черно-голубого пиара" — шире Волги — нижегородцы , видимо, не подозревают, насколько близки источники этого разлива к чистому, как слеза ребенка, Сергею Владиленовичу Кириенко.

Выборы скоро, уже меньше месяца осталось, а результата, с которым можно предстать пред светлые очи кремлевского начальства, нет как нет. Согласно всем опросам, с фатальным отрывом лидирует Андрей Климентьев, уже побеждавший на выборах нижегородского мэра и направленный вместо госслужбы в тюрьму. На втором месте — единый кандидат патриотических сил Геннадий Ходырев, который имеет хороший шанс во втором туре. И как прикажете с таким результатом рапортовать о победах президентской кадровой политики?

Иван Скляров, которого правдами и неправдами усадили четыре года назад в губернаторское кресло, идет на четвертом месте и надежд уже не подает. Поэтому самые передовые технологи по одурачиванию публики, включая самого Марата Гельмана, который в ранге "консультанта" околачивается то в штабе губернатора, то в офисе полпреда, с поддержки Склярова были переключены на другие цели.

Общий штаб "пиарщиков от демократии", инвольтируемый непосредственно из полпредства, обслуживает в Нижнем не только нынешнего губернатора, но и ряд других кандидатов, зарегистрированных с одной-единственной целью: провести кандидатуру, угодную Кремлю. Для этой святой цели завезена из Москвы и так называемая "группа спецопераций", которой руководит некто Константин Кошкин из комнаты номер 612 по адресу Пушкинская, 8. Помогает ему Михаил Ухов, непосредственно курирующий районные штабы, а главное — направляющий и организующий "пехоту", то есть ребят, расклеивающих листовки и плакаты, собирающих массовки на "своих" митингах и срывающих чужие. Входит в группы также "консультант" Алексей Жулевостов, из офиса номер 413 на той же Пушкинской, 8, консультирующий Гридасова, выдвижение которого было организовано для нейтрализации "красной угрозы". Есть еще несколько парней, которых знают по большей части по именам: Руслан, Женя, Денис и т.д.

Конечно, главная цель пиарщиков — Климентьев, приход которого к власти будет страшным ударом не только по Немцову, но и по всей "команде реформаторов". Активно, но не так в лоб, не так грубо работают и "по Ходыреву". Не щадят, впрочем, никого, даже Склярова, которого уже "списали" и теперь используют как фигуру прикрытия. Единственный из всех кандидатов, которого строго-настрого приказано не трогать — идущего сегодня на третьем месте депутат Госдумы Булавинов. Вот его возможный выход во второй тур еще можно представить как "победу" полпреда президента и торжество путинской кадровой политики. Как-никак г-н Булавинов — душа и мозг законопроекта о ввозе в Россию отработанного ядерного топлива. Сам, правда, накануне выборов не голосовал. Значит, еще и умный. В общем, самый подходящий кадр для Кириенко, Чубайса, Гайдара и прочих "правых сил". Как из третьего сделать хотя бы второго?

Полтора месяца назад по всем либеральным СМИ вдруг замелькала информация, что Дмитрий Савельев, член СПС, миллионер, бывший глава "Транснефти" является... вице-премьером теневого кабинета оппозиции, сформированного НПСР. И тут же против него покатилась волна: газета, где на грубо смонтированной карточке его жена занимается групповым сексом, куча другого наспех сляпанного "компромата" из личной и общественной жизни. Наконец, подготовлен стикер (наклейка) с надписью "У Димы беда — оторвалась елда" и корявой картинкой, подробно иллюстрирующей сей прискорбный казус. Казалось бы, кого и в чем это может убедить или разубедить? А расчет был прост: увидев такую грязную компанию, развернутую из штаба президентского полпреда, колеблющийся избиратель, по расчету "киндерсюрпризов", должен был увериться в том, что бьют именно по "теневому вице-премьеру оппозиции". И хотя бы часть голосов от кандидата-коммуниста оттянуть на непроходного Савельева. Но Савельев "застыл" на отметке 4%, которые отнимает, скорее всего, у Булавинова. Тогда в действие ввели более хитроумный план.

Начат выпуск огромным тиражом в полмиллиона экземпляров газетки "Трибунал", с портретом Дзержинского в логотипе и очень лево-оппозиционным содержанием. При чем тут Железный Феликс? А по данным опросов, народ хорошо относится к чекистам. Вот и придумали "пиаровский ход" с прицелом на подсознание.

Надо сказать, что еще до выхода газетки с Дзержинским в интернет-издании ПРАВДА.Ру мы успели предупредить о готовящейся провокации, но что такое 50 тысяч пользователей всемирной сети в Нижнем по сравнению с полумиллионным тиражом гельмановской продукции?

Так, на первой и второй полосах вышедшего на прошлой неделе номера подробно "разоблачается" интрига Кириенко, сталкивающего лбами Климентьева и Склярова, а на деле якобы управляющего обоими. Все очень правдоподобно и психологически точно, с полным набором "сверхоппозиционных" стереотипов. Для полного ажура на третьей полосе, под рубрикой "Слово — союзникам" с хорошим портретом, публикуется старое, но добротное интервью Геннадия Ходырева, под каждым словом которого хоть сейчас подписывайся.

Зато на четвертой полосе, рядом со взятой у Ходырева же статистикой невыполненных обещаний губернатора Склярова, стоит заметка "Опущенный" губернатор". В ней — история, якобы происшедшая с Андреем Климентьевым еще в Дзержинском ИТК-9, где он отбывал первый срок в начале 80-х. Только один из "перлов" этой заметки: "Климентьеву вставляли в задний проход гаечный ключ или отвертку и заставляли бежать стометровку на время. Если ключ при этом не вываливался, ему давали конфету или сигаретный окурок".

А ведь Ходырев еще перед началом кампании публично заявил о неприемлемости грязных избирательных технологий и не только призвал других, но и сам в одностороннем порядке отказался от любых действий, хоть чем-то, хоть отдаленно напоминающих "черный пиар". И вот теперь, если не от самого Ходырева, то в газетке его загадочных "союзников", в непосредственной близости от его агитационных материалов — такое!

В следующем выпуске "Трибунала" планируется рассказать о тайных связях Склярова с коммунистами. 14 июня Иван Скляров приезжал в Государственную думу к Геннадию Зюганову. По иронии судьбы, именно возвращаясь с совещания, где было решено твердо и активно поддерживать Геннадия Ходырева, лидер КПРФ застал в своей приемной нижегородского губернатора. Никто теперь не должен удивляться, если в "Трибунале" и других подметных листках появятся фотографии Зюганова, пожимающего руку Склярову с комментарием в стиле "новый пакт "Молотов—Риббентроп". Все, мол, одним миром мазаны. А Склярову-то что? Он, похоже, освоил роль марионетки.

Не секрет, что основу избирателей и Климентьева, и Ходырева составляет протестный электорат. Хозяйствование в Нижнем Немцова, а затем Склярова увеличило число противников режима настолько, что из них набирается и на первое, и на второе место. Но не секрет и то, что у обоих лидеров губернаторской гонки разные избиратели, по-разному понимающие протест и пути выхода из "демократического" тупика. То есть люди размышляют: поддержать умеренного, рационального и надежного Ходырева, который, правда, много не обещает, или же молодого Климентьева, с барского плеча обещающего кардинальное улучшение жизни уже через сто дней его губернаторства. В условиях, когда люди практически лишены достоверных источников информации, выбор, согласимся, непростой.

Вот и надеется "киндерсюрприз" сбить с толку нижегородцев, запутать, запудрить им мозги, чтобы протащить как угодно — не мытьем так катаньем — угодного Кремлю кандидата. Не Склярова — так Булавинова, лишь бы оставаться хозяином в Поволжье, "рулить процессами", разводить — в общем, по-прежнему осуществлять свою демполитику от имени федерального центра.

Анатолий БАРАНОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Анатолий Яковенко КРЕСТНЫЙ ХОД ВО ВЛАДИМИРЕ

ВО ВЛАДИМИР ПРИВЕЛО НАС желание принять участие в Крестном ходе в честь иконы Божией Матери Боголюбской. А история возникновения сего особо чтимого в этих местах хода тянется еще к XVIII столетию. В то время Россия вела нелегкую изнурительную войну с Турцией (1768-1774 гг.). И вот тогда-то на ее долю выпало еще одно большое бедствие. Через возвращавшихся с войны раненых проникла вначале в Москву, а затем и во Владимир моровая язва. И эта страшная неизлечимая болезнь выкашивала сотни людей! Пока кто-то из жителей не вспомнил вдруг об их древней чудотворной иконе.

Икона была написана по заказу святого благоверного князя Андрея Боголюбского после того, как Пречистая явилась ему здесь же, на берегу Клязьмы, и указала воздвигнуть на сем месте церковь во имя своего Рождества.

И благодаря этой святыне произошло чудесное избавление всех от неминуемой погибели. Посему-то и было выпрошено ежегодное дозволение торжественно проносить ее "крестным хождением" по городу.

Нам же теперь предстояло пройти с ней от Константино-Еленинского храма до села Боголюбова, находившегося в четырех верстах и ставшего когда-то постоянным местопребыванием великого благоверного князя. А здесь же располагалось другое село — Доброе, в нем-то еще в 1360 году была заложена сия обитель в честь основателя древней христианской столицы — Византийской империи — Императора Константина. А имя обретшей Крест Господень в Иерусалиме матери его Елены было присоединено несколько позднее. Так что все это вкупе должно было как раз подчеркивать и знаменовать величие уже здешней перенесенной во Владимир столицы.

Кто изучал историю Владимирской Руси, тот знает, что недаром некоторые старцы называли и Андрея Боголюбского русским Константином Великим.

Сам же Константино-Еленинский храм вдобавок как бы открывал и являл собой главные врата ко всем владениям Боголюбовской обители. Ведь тут, помимо древнего великокняжеского замка, к ним относилось еще немало соседних церквей, а также опоясывавшие все эти высокие холмы и обрывистую речную излучину всякие жалованные монастырю кузнечные и пахотные деревушки.

И сюда, к высокой колокольне, с раннего утра стал стекаться весь простой люд. Потом подъехало на автобусах и священство со множеством облаченных в черные длинные ризы монахинь. А вскоре после краткого утреннего молебствия все прибывшие выстроились в колонну. И затем уж, будто по чьей-то команде, вдруг тронулись вверх, где начинался и хорошо вырисовывался большой широкий проспект.

Впереди всех шла и оглашала звоном окрестности низкая открытая машина с колоколами. За ней несли хоругви только что вернувшиеся из Чечни омоновцы в своих зеленых пятнистых камуфляжах. А следом уж за поднятой на плечи самой Боголюбской иконой двигалась и вся остальная огромная нескончаемая рать. Бородатые мужи, жены, дети... крестятся, распевают молитвы и другие по-особому звучащие в этот праздничный день хвалебные величания.

Идешь среди всего этого живого потока и кажется, что попал куда-то в средневековье. Но это Русь... Именно Русь Андрея Боголюбского, Сергия Радонежского, Серафима Саровского! Только здесь и начинаешь ощущать себя частицей чего-то по-настоящему незыблемого и вечного. Ведь земля, которая замешана на крови стольких мучеников, не может не возродиться вновь. Да тут и люди какие-то совсем иные! В них нет ни суеты, ни тревоги, а во всем облике лишь спокойная сосредоточенная погруженность в самих себя. Потому как собрались они — для покаяния, очищения и какой-то еще более глубокой соборной молитвы.

На этом не простом и украшенном когда-то самыми первыми духовными очагами нашем древнем святилище, где Андрей Боголюбский пытался также восстановить совсем было утраченную идею самодержавия. Перенятую от той же Византии (вместе с "дарами Мономаха") вначале киевскими князьями, а затем перешедшую сюда вот к сему нашему так и не понятому многими князю-реформатору, и только уже после этого подхваченную московскими князьями и царями.

И об этом как раз с гордостью и по праву старшинства говорили уже в стенах Боголюбского монастыря местные иереи. После того, как Крестный ход прошел вначале мимо всех городских строений, разросшихся по обе стороны дороги густых тополиных кущей, и, миновав монастырские ворота, разместился внутри перед поставленной на невысокий помост иконой.

Поражали еще благоговейная жертвенность и какое-то общее слитие всех прибывших сюда с самых разных краев Православной Руси. Кто на автобусах, кто на машинах, а третьи и просто своим ходом. Ведь тут были из Минска, Почаева, Ростова-на-Дону (те, кто заезжали в здешний Ростов Великий к покоившемуся там св. Димитрию Ростовскому, в честь которого и назван их казачий город на Дону), Москвы, Нижнего Новгорода, Воронежа, Чебоксар, Рязани. Все дружно просили у батюшек благословения, кланялись друг другу и желали спасения во Господе. А после окончания богослужения, которое проходило в огромном переполненном соборе Боголюбской Божией Матери, долго стояли еще в очереди к оставленной по-прежнему под открытым небом иконе. И тут каждый осенял себя крестным знамением, прикладывался к ней и отходил уже с каким-то благостным умиротворенным чувством.

А день выдался чистым, безоблачным, и над головами у всех светило яркое горячее солнце. И все небо вокруг покрывала какая-то густая сплошная синь. Она вместе со всеми деревьями и домишками, а также, уходившими к самой пойме Клязьмы ровными заливными лугами, словно олицетворяла собой всю настоящую исконную Русь.

Внутри же монастыря, среди толстых каменных стен и множества растекшихся повсюду богомольцев, тоже как-то невольно улавливались только здешние черточки — в округлых строгих лицах, выбившихся из-под платков белесых волосах и, конечно же, в особой голубизне глаз. В них просвечивалось что-то действительно свое! Так что сразу вспомнились, может быть, навеянные такими же образами и раздольями слова Андрея Боголюбского: "Я Белую Русь городами и селами застроил и многолюдною учинил". Да и в отдельных словечках была еще какая-то неизбывная первозданность! "Маненько", "полно" вместо "хватит", "трекенешный" (трехдневный), "евонный". А это уже ближе к приезжему южному говору: "Пийдэм к Христу" (зайти в церковь)... или чуточку по-другому: "Поклонимся Христу!"

И здесь интонации совсем уже общие, слегка поправленные. И сразу тоже не возникает никаких сомнений в нашем едином прошлом. И откуда же шло заселение этого края... Недаром же во Владимире все так же сохраняются киевские названия: Подол, Лыбедь, Рпень... а нарекший отсюда такое будущее Москве святитель Петр разве не был тоже с Волыни?

Мы отчего-то, особенно в эпоху новых сегодняшних разделений, забываем свои корни. Как родовые, так и чисто географические... Вот и вносят нам путаницу всякие псевдоисторики и слишком уж горячие доморощенные патриоты, выполняя чьи-то заказы и не гнушаясь нередко перекраивать на свой лад даже самые очевидные точные сведения.

Но больше всего все-таки ведется войн против русской Православной Церкви. Как скрытых, так и вполне открытых! Потому что только ей удалось когда-то собрать воедино весь наш народ. А после татаро-монгольского ига и создать великую державу под скипетром Русского Православного государя.

Он был удерживающий... И тем же врагам нашим надо было любой ценой низвергнуть, прежде всего, царя. И посему-то после отречения Николая II в 1917 году на Западе сразу же с нескрываемой радостью объявили: "Главная цель войны достигнута!"

А потом пошли крушить безнаказанно храмы, устранять всех наиболее стойких, ревностных священников...

И теперь вот чудесным образом над алтарем, именно в Боголюбском монастыре, проступил лик Николая II. А когда всего лишь годом раньше сестры сей же обители поехали на Урал за камнем на пол, то как-то совсем непредвиденно оказались у Коптяковской дороги. То есть у того самого места, куда после злодейского мученического убийства царя и всей его семьи были привезены и где-то тут же сожжены их останки. Гранит же отсюда доставили на машинах в Боголюбово... и, о Господи! Тут тоже что-то неспроста... Какие-то знаменья сопровождают и то, что проступивший под сводами храма лик государя отражается теперь в обагренных его крестной кровью плитах...

Так как же после всего этого можно было не вспомнить еще раз о всей сакральной стороне сего монастыря, связанного с небом невидимой нитью и вбирающего в себя Божеский смысл всего нашего главного предначертания.

Дивно и то, что по какому-то тоже горнему промыслу наместником здесь оказывается уже совсем иной Петр — священный архимандрит и истовый бесстрашный воитель всего нашего нынешнего времени. Изгнанный за это свое твердое стояние и преданность православному русского делу из Задонского Преображенского монастыря. Вместе с шестьюдесятью такими же непреклонными верными ему насельницами, кои попродавали даже свои квартиры, а все деньги безвозмездно отдали на восстановление сей обители.

И там, где совсем недавно возвышались горы леса и где почти у самого алтаря денно и нощно гудела пилорама (принадлежавшая двум чересчур хватким и облачившимся в священнические ризы неким братьям-бизнесменам Иерониму и Иосифу), где кругом также валялись кучи битого кирпича, стекол и другого самого непотребного хлама, — все это вскоре же было убрано усердными заботливыми руками сих сестер! Потом также полностью оштукатурили и побелили весь главный собор обители. А внутри бережно взялись за восстановление редких бесценных фресок и росписей.

Свершаются постоянные службы с молитвенными прошениями здесь и о спасении всего нашего Отечества. Потому как насельницы неколебимо верили и верят, что именно из стен их обители начнется по-настоящему новое возрождение Святой Руси.

Да и сама великая святыня — Боголюбская икона, тоже вселяет в них тут дополнительные силы. Ибо так же лежала еще в самом основании всей Владимиро-Суздальской земли! Была первым со дня ее написания уже нашим, чисто русским национальным творением.

И ее носили по домам, украшали редкой изящной резьбой и всегда склонялись перед ней на колени.

А во время татарского нашествия она стояла на главных городских вратах. И была разрублена кривой нечестивой саблей на две половины. Но, согласно древнему преданию, вскоре срослась и с тех пор тоже указует всем на сие животворящее священное место.

Вот почему, не прикоснувшись к сему Крестному ходу, не ощутив всех его глубинных неодолимых токов, духовных озарений и каких-то иных поучительных заветов, мы просто не поймем в наше вновь смутное переломное время ни себя, ни своего народа и ни своей подлинной русской истории.

Анатолий ЯКОВЕНКО

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ПАМЯТИ КОНСТАНТИНА ПЧЕЛЬНИКОВА

Ушел Пчельников — ярчайший представитель русской интеллектуальной элиты. Таких, увы, уже не сыскать. Феномен архитектора Константина Павловича Пчельникова восходит к сверхавангардному, футурологическому направлению, возникшему в недрах советского социума. Известный в России и на Западе как теоретик "архитектуры будущего", Пчельников являл из себя потрясающий тип вечного изобретателя, на ходу генерирующего новые архитектурные и социальные модели.

Творческое наследие Пчельникова велико и многогранно. Во многом не понятый современниками, Пчельников работал над концепциями грядущего, взятыми в глобальном, планетарном масштабе. Чего стоит его так называемая "кинетическая система расселения", получившая признание на Всемирной выставке в Осаке в 1972 году!

Демонстрируя точный и оригинальный тип мышления, Пчельников бесстрашно оперировал массивами информации, двигаясь от архитектуры и техники к антропологии и геополитике. Последние его революционные разработки в области архитектуры связаны с созданием мобильного жилого модуля на основе "стержневых полигональных структур".

Давний друг и автор газеты "Завтра", Пчельников чувствовал, понимал всю красоту и жуть человеческой цивилизации. Погиб он мгновенно, в результате транспортной катастрофы. Идеолог теории развития глобальных коммуникаций, раскинувшихся от Мадрида через Москву и Магадан до Нью-Йорка, умер в потоке ревущих автомобилей на одной из оживленных московских трасс.

Пчельников был по духу человеком ренессанса. Чуткий, художественно одаренный, он беззаветно, страстно верил в Россию. Верил в ее призвание и великое будущее. Вместе с ней из тьмы и плесени прорывался в сияющий завтрашний день.

Теперь вспоминается один давний стих Константина Павловича, ушедшего от нас на 77-м году жизни.

"Затухло мое кострище, пылавшее ярким факелом. Языки его пламени поднимались до неба, а искры золотым снопом летели в пространство, теряя земную весомость. Там, где-то очень далеко, в мирах иных, они перемешались со звездами".

Редакция "ЗАВТРА"

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

КОСОВО – СИМВОЛ СЕРБСКОЙ НАДЕЖДЫ

15 (28) июня сербский народ отмечает трагическую и величественную дату — годовщину знаменитой Косовской битвы. В 1389 году православные балканские славяне во главе со святым благоверным князем Лазарем, встав на пути турецких полчищ, заслонили собой христианскую Европу и навеки покрыли неувядаемой славой сербское имя. Историки и по сей день спорят по поводу конкретных результатов сражения (как известно, после "победы" на Косово турки повернули назад, приостановив свое "победоносное" продвижение в глубь Балканского полуострова). Многие согласны с тем, что сам ход недавней военной кампании 1999 года удивительно напоминает события более чем 600-летней давности: та же нравственная сила и жертвенное мужество, как и во времена Милоша Обилича, — и черное предательство, трусливое малодушие новых Бранковичей (усугубленное на сей раз "внешним фактором" с неславянским лицом Черномырдина). Подобные метаисторические параллели на фоне пробужденного исторического сознания сербского общества позволяют сохранять надежду даже в нынешней, нелегкой, подчас унизительной ситуации...

Оккупация Косово и Метохии оставила тяжкую, незаживающую рану в душе сербского народа. Однако подобное уже было в истории. Сербы теряли и вновь возвращали Косово. Главное, они никогда не утрачивали его в своей национальной памяти. "Добро пожаловать на свет Божий, косовский мститель!" — приветствовали каждого новорожденного мальчика. В каждой сербской девочке видели будущую Косовскую девушку. Воспоминание о Косово было освященной болью. В сербском понимании гибель Царства Сербского на Косовом поле отнюдь не тождественна падению Византии. Как и Голгофа, Косово предполагало Воскресение.

Через призму косовской жертвы сербская традиция рассматривает всю сербскую историю. "Однажды утром я отправился в пустыню Иудейскую, — писал крупнейший сербский поэт ХХ века Йован Дучич (1871-1943 гг.), — по дороге я думал о том, что мой сербский народ по своему устроению духа и идеалам есть величайший христианин меж народами. Прежде всего он более чем кто-либо обожествил героизм и мученичество, один идеал — греческий, а другой — арийский, и оба — воплощенные в Христе..."

С той поры минуло не одно десятилетие. Иудейская пустыня разрослась до всепланетных размеров. Но Христова Сербия на гористых Балканах по-прежнему остается преградой на пути "тайны беззакония". Внутреннее сербское сопротивление "современному миру" служит наилучшим доказательством жизненной силы славянства, "самого стойкого побега и самой цветущей ветви великого индоевропейского древа". Диакон-словоблуд вещает о "Пекине — четвертом Риме" и "миссии православных китайцев", а серб продолжает помнить о синеокой и солнцеликой Европе, любимой дочери Христа (свт. Николай Сербский), о том, что за два тысячелетия христианства чистый пламень веры не знал более совершенного сосуда, чем безгранично преданный идее "золотой свободы" белый человек.

Метафора крови, освященной предсмертным мученичеством "ради завета нового", что станет продолжением знаменитого Косовского завета — как высшего национального воплощения наднациональной и вечной истины Нового завета Христова — красной нитью проходит сквозь все времена. Сербская кровь "входит в божественные токи, становясь святой, но не переставая быть сербской" (Желько Познанович). И спустя столетия хранит она державный дух Византии, а также тот "полярный свет", "сияние Севера", о котором писал Милош Црнянский (1893-1977 гг.). И серб чувствует это и гордится своим выбором.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Йован Дучич НА БЕРЕГУ НЕРЕТВЫ

Сухие эти скалы, поля бесплодные

Лишь терние венчало, нуждой согнутое,

Здесь муравья не встретишь в года голодные,

Здесь околеет даже гадюка лютая.

На берегу на этом молитва меркла,

Срывались с губ страдальца одни проклятия;

Но ты, река святая, была как зеркало,

Щит отражая воина и плуг оратая.

И, покидая с шумом планину черную,

Смывала пот с лица и кровь соленую

С клинка; о царстве песню слагала вольную,

Студила рану Косова неисцеленную.

Не ты ли поила фиалку в лесу дремучем,

На лепестках рождая влагу росистую,

И отражали небо твои излучины,

И колесницы звездные — лоно чистое.

А ныне, вся от крови детей багряная,

Впадаешь в море песни, царей зовущее;

Вместе — святыни и люди покрыты ранами,

Вырвано с корнем прошлое и грядущее.

Землю, согретую прежде лучами щедрыми,

Не озаряла лампадка со дня сурового!

Кровнику новому всеми своими недрами

Обречена ты — ради завета нового.

На берегу голодном, куда страдания

Нас привели, хоть от нужды и не избавили,

Выродки грязью покрыли твои предания,

А уж потом — изменники окровавили.

Зори кроваво встают над пустыми селами,

Солнце кровавое катится за облавою,

А все ущелья твои помнят дни веселые,

Дни, озаренные старой юнацкой славою.

Солнечное уносишь ты облачение

В клятвопреступный край срама и злодеяния;

Кровь ли невинных сквозь скалы несет течение —

Волны отважных предков поют деяния.

Нет, никогда не вольешься в пучину горя ты,

Но засияешь в небе дорогой млечною,

Каплею крови в сердце, что смысл истории

Даст и украсит землю легендой вечною.

С сербского перевел Илья ЧИСЛОВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 38 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

39

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЁТ

Все ведущие телеканалы приподнято и даже как бы радостно оповещают Россию о прибытии на Киевщину и Львовщину папы. Нам показывают, как это сгорбленное и чуть живое порождение "холодной войны" торжественно выгружается в аэропорту Киева, как папу на полусогнутых встречает нелюбимый, но нужный папе и Западу пасынок Кучма. Мажорно и умильно повествуют о неких странноватых сборщиках, именуемых почему-то "мессами". Хотя даже телекартинка дает довольно четкое представление о политической сути и смысле происходивших на украинских стадионах "собраний молящихся". Христиане не ходят молиться на стадионы с флагами и транспарантами, с тяжелой печатью "нэзалэжности" на лицах. А если идут, то это какие-то не те христиане. Не столько потому, что неправославные, а потому, что антиправославные, что и подтвердили разнузданным погромом православных христиан на Западной Украине. Но об этом по телевизору ни слова, как и о том, что польский старик прибыл, очевидно, для подготовки "духовной" почвы к осуществлению планов своего соотечественника Бжезинского по полному отрыву украинской земли от России. Нет, ТВ почтительно и ласково говорит о "понтифике". Приехал, заметим, Войтыла к нам (да, да, к нам) аккурат к 22 июня.

Происходит на телевидении и кое-что отрадное. Речь о становящейся и постепенно приобретающей лицо "Московии". В свое время А. Крутов сделал почти невозможное, сумев закрепиться на канале со своим "Русским домом". Все это годы безвременья и либерального сатанизма, тиражируемого демСМИ, названная передача служила единственным телевизионным источником правды о русской жизни и православной вере для Москвы, Подмосковья и прилегающих к ним областей. По-видимому, с приходом Желонкина телекомпания получила дополнительный импульс. Появляются передачи, которые не без оснований могут претендовать на статус информационно-аналитических. Причем безо всяких кавычек, в отличие от познеровской, киселевской или сванидзевской "заказухи". "Набирают обороты" появившиеся на "Московии" "Итоги недели" с Н. Пьяных, "Наша версия" с М. Маркеловым. Хотя передачи и новые, в них уже почти нет шероховатостей, а самое главное — видно, что люди работают с информацией, а не с суррогатом пропаганды, в коем погрязли "телеакадемики" и примкнувшие к ним лица. Посмотрим, что будет дальше — не сойдут ли молодые журналисты со своих позиций, смогут ли развиться в нужную для России сторону? Ведь за "Московию" идет нешуточная битва. Совсем недавно, к примеру, было проведено собрание каких-то "акционеров" (8 июня), хотя еще в мае Московский арбитражный суд запретил проведение подобных мероприятий. Дело в том, что деятели громовской подмосковной администрации и в первую очередь, надо думать, небезызвестный Мень, хотят отнять телеканал у нынешних законных владельцев. Не мытьем, так катаньем. Для жрецов тьмы, захвативших телевидение России, даже одна региональная компания с патриотической и правдивой позицией — слишком большая кость в горле. На борьбу с "Московией" привлекаются все, вплоть до главы администрации президента Волошина (как писал об этом "МК" от 8 июня, радостно захлебываясь от "демократического" всевластия, намекая на возможность судебного преследования (!) законных владельцев). Незаконное собрание псевдоакционеров "избрало" главой "Московии" Якубовича. Ну да, того самого. А ведь если серьезно, ситуация с "Московией" есть экзамен на государственность для президентского представителя в Центральном федеральном округе Полтавченко, его зама Деникина, для власти в целом. Если сейчас они не встанут активно на сторону патриотического православного телевидения, то все их державничество (если оно имеется) так и останется благими пожеланиями.

При этом пока не совсем ясно, к чему затевалась вся свистопляска вокруг НТВ. Иные репортажи "нового" НТВ ("чернуха" о Лукашенко и Белоруссии) просто вызывают оторопь. Показывают на полном серьезе людей, утверждающих, что, мол, белорусские власти создавали "эскадроны смерти" для уничтожения оператора ОРТ Завадского и прочих "неугодных режиму". Или утверждают, что вся Беларусь чуть ли насмерть давится в очередях за продуктами. Иногда кажется, что вместо одного НТВ мы получили два (особенно когда в эфире одновременно предстают в "новостях" схожие, как клоны, Норкин и Поздняков). Непонятные плоды "государственничества"...

Что же касается ТВ-6, то чувство глубокого удовлетворения вызвал Познер "на кухне у Хрюна". Там ему самое место.

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 40 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

41

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Людмила Щипахина «ЗА ВСЕ, ЗА ВСЕ ПРИДЕТ РАСПЛАТА»

* * *

У нас страна — не захолустье.

Не трусьте, русские, не трусьте.

На гребне каверзных событий

Терпите, русские, терпите.

В прогноз конца и скорой смерти

Не верьте, русские, не верьте.

В ряды невидимые стройтесь,

Не бойтесь, русские, не бойтесь.

От сна и ужаса очнитесь.

Молитесь, русские, молитесь.

И вновь — доспехи надевайте,

Вставайте, русские, вставайте!

ДВАДЦАТЬ ПЕРВОМУ

За боль и страх годов кромешных,

За рок, преследующий нас,

Двадцатый век, прости нас грешных.

И двадцать первый — дай нам шанс.

Пускай мы ослабели в сшибках,

Не отличая свет от тьмы,

Не на смертельных тех ошибках

Свой новый мир построим мы.

Не тот, где в пекле революций

Свистит картечь, визжит фугас,

Где все меридианы гнутся

Под тяжестью военных баз.

Где стонут Крым, Кузбасс, Курилы.

Чечня крушится под откос.

Где в Альпах закупают виллы

На капиталы наших слез.

Где каждый нищий — боль народа.

Где нимб добра на подлеце.

Где задыхается свобода

У тайных замыслов в кольце.

За все, за все придет расплата.

Небесная засветит синь...

Прости нас, грешных, век двадцатый.

И двадцать первый — не покинь!

ПИСЬМО БРАТУ В ДЕРЕВНЮ

Здравствуй, братишка любезный!

Что-то понять не могу -

Шлю тебе письма, как в бездну,

А от тебя — ни гу-гу...

Муж мой от бедности спился.

Всюду развал и тоска.

Кто-то икрой подавился,

А у меня — ни куска.

Прошлое — словно в тумане...

Сбились мы, Ваня, с пути.

Что ж ты не чешешься, Ваня,

Где же подмогу найти?

Старую технику чинишь.

Ешь комбикорм да ботву.

А вот умом не раскинешь

И не покличешь братву?

Долго ли будешь крушиться,

Всуе долбить кирпичи,

Лясы точить, петушиться

Да почивать на печи?

Коль не подымешься всюду,

Беды не примешь за грудь,

Я тебя, Ваня, — забуду.

Ты меня, Ваня, — забудь.

* * *

Моей подруге —

народной поэтессе Чечни

Раисе АХМАТОВОЙ

Прозрачный день звенит капелью,

Но на пороге — плач и страх.

Мой сын — Иван — убит в ущелье.

Твой сын Муса — убит в горах.

А мы еще недавно жили

Семьей заботливой одной,

Заложники чужой наживы,

Чужой корысти нефтяной.

За это — слезы над постелью

Да небо гневное в громах.

Твой сын Ахмат — убит в ущелье.

Мой сын Андрей — убит в горах.

Темно от боли в чистом поле,

Где смерть — близка и высока.

И исступленный крик: "Доколе?"

И марсианская тоска.

И долго ль будет город Грозный

Пугать ошибкой века мир,

Молясь на праведные звезды

Глазницами пустых квартир?

И долго ли Москва седая

В снегу холодном до бровей

Все так же будет, не считая,

Своих неволить сыновей?

Былых достоинств не роняя,

Вину не меря на весах,

Чечня, сестра моя родная,

Давай обнимемся в слезах.

РОССИЯ

...И опять, как в первый день творенья,

Помолясь заброшенному богу,

В ситцевом платке долготерпенья

Ты одна выходишь на дорогу.

А в пути незнаемом и длинном

Боль-тоска переполняют лоно.

И твоим заслуженным сединам

Уж никто не жалует поклона...

Праведница, грешница, разиня,

Добрая в душе, а не со страху,

Милая, пресветлая Россия,

Не отдай последнюю рубаху.

* * *

С кем мне быть, кому мне верить,

Мудрецы, не вам решать.

И напрасно лицемерить,

Угрожать да унижать.

В "сфере ваших интересов"

Русская моя душа.

Но в салонах "мерседесов"

Вам не светит ни шиша.

Не пытайтесь всем кагалом

Наказать меня рублем.

Не пугайте криминалом

И дорожным патрулем.

Честь и веру в сердце нежном

Злом и лестью — не сгубить.

Даже Римским побережьем

Вам меня не соблазнить.

Я еще сильнее стану.

Я вас больше — не боюсь.

Не умолкну, не устану

И от горя — не сопьюсь.

* * *

Восславить могу и проклясть.

Святым одарить убежденьем...

Я — женщина. Тайная власть

Дана мне судьбой и рожденьем.

Об этом мне весть подают:

Весна в соловьином напеве.

На поле — пшеничный салют.

Грядущий ребенок во чреве.

Бездонен души водоем

И щедры кормящие груди.

Я женщина — в мире моем

Добро — продолжение сути.

Горит за окном резеда,

Искустен порядок в квартире.

Не зря для меня красота

Есть способ присутствия в мире.

И звездному жару в крови

Служу я прилежно и верно,

Ведь вечное чувство любви

Всей жизни моей соразмерно,

Из нежности соткан рассвет.

Обласкана зелень лучами.

Но... острые клювы ракет

Все чаще мне снятся ночами.

И, может, тебя потому

Порою пугаю я взглядом,

Что вижу в далеком дыму

Угрозу, чреватую адом.

Но знай же, пока я сильна,

Земля не покроется тенью.

В подоле моем семена,

И вечно мое возрожденье.

И в небе моем — журавли.

И голубь на синем конверте.

Я женщина, МАТЕРЬ ЗЕМЛИ,

И символ ее. И бессмертье.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 42 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

43

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]