/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 397 (28 2001)

Газета ЗавтраГазета


ТАБЛО

l Согласно информации, поступившей из Вашингтона, здесь получил политическое утверждение разработанный спецслужбами США план смещения Путина под кодовым названием "Варшавское гетто". Он предусматривает коллективное восстание в "лагерях чеченских беженцев и переселенцев" на территории Ингушетии с объявлением их "свободными территориями". Затем намечается переброска в один из них А.Масхадова и образование "живого щита" из женщин и детей, после чего федеральные войска должны блокировать "мятежников", а в городах России пройти череда взрывов с провоцированием массовых беспорядков. Целью плана является принуждение Путина принять "новый Хасавюрт" с возвращением Масхадова к руководству "Ичкерией", что приведет к "разрыхлению путинского режима", включая идеологический крах Кремля, и отказу силовых, прежде всего армейских, структур от поддержки "президентской команды". В противном же случае Путину в Страсбургском суде будет предъявлен коллективный иск за "массовое убийство чеченских детей" с превращением российского президента в "нового Гитлера", чьи "руки по колено в крови", выводом РФ из Совета Европы, "Большой восьмерки" и т.д. В информации утверждается, что первоначально реализация плана "привязана" к встрече 20 июля в Генуе, но "отмашка" может быть дана и позже, в любой, более удобный момент…

l Пятничное падение биржевых котировок в Нью-Йорке на 3,2%, как и предсказывали аналитики СБД, вызвало "волну" на европейских и азиатских биржах в начале нынешней недели, грозящую глобальным финансовым коллапсом. Именно эта проблема была в центре внимания состоявшейся в Риме встречи министров финансов "большой восьмерки", где наблюдался жесткий конфликт между позициями стран ЕС, с одной стороны, и США-Канады-Японии, с другой. После этого стало очевидным, что американская Федеральная резервная система во главе с А.Гринспеном и финансовые суперкорпорации, близкие к демпартии США, готовы бросить американскую экономику в спираль гиперинфляции и кризиса, что означает резкое ослабление внутриполитических позиций Дж.Буша-младшего. А это, в свою очередь, требует от президента США резкой активизации внешней политики с весьма вероятным возвратом к "холодной войне", на роль очередной "империи зла" для которой "претендуют" в первую очередь КНР и Российская Федерация…

l Решение о назначении главой ФБР Р.Мюллера, принятое Дж.Бушем-младшим, является узловым моментом для начала "антикоррупционной" кампании против предыдущей администрации Клинтона-Гора. Поскольку республиканцы уже не имеют в сенате большинства, эта кандидатура, скорее всего, не пройдет утверждения, что лишит президентскую команду важнейшего внутриполитического рычага и "обнажит слабость республиканского руководства", сообщают нам из Нью-Йорка…

l Согласно данным, поступившим из Франкфурта-на-Майне, на счета в Москве из Европы и США поступили значительные суммы, предназначенные для раскручивания "антилукашенковской" кампании в информационном пространстве России и Белоруссии. На эти деньги уже ангажирован ряд крупных пиар-агентств, которые должны "освещать" (и создавать) негативный образ белорусского лидера ("похищения" и "убийства" "оппозиционеров" и т.д.). Активное участие в распределении и "освоении" указанных выше средств принимают высокопоставленные сотрудники администрации президента. С их же подачи определены главные альтернативные Лукашенко кандидаты — посол Белоруссии в Риге, а также один из российских генералов. Помимо явно обозначенной цели устранения Лукашенко и дестабилизации обстановки в Белоруссии (что, по мнению источников, маловероятно), такая массированная пиар-кампания должна в первую очередь нанести удар по российско-белорусскому Союзу и скомпрометировать Путина, который "получил усеченную информацию по проекту и занял подчеркнуто нейтральную позицию"…

l "Игра в четыре руки" Березовского и Чубайса по нотам их заокеанских контрагентов предусматривает со стороны РАО ЕЭС веерные отключения тепла и электричества, а со стороны бывшего "серого кардинала Кремля" — проплату и организацию массовых социальных волнений, направленных против "кремлевской команды", в том числе с использованием "альтернативных" и "официальных" профсоюзов, сообщают инсайдерские источники из "ЛогоВАЗа", обращая внимание на то, что завоз топлива на Дальний Восток уже в 2 раза уступает графику прошлого года. Пик этой акции планируется на конец зимы-начало весны 2002 года, когда намечается "второе издание Февральской революции"…

l Повышенная активность телеканалов по освещению "армейского негатива" (дезертирства, катастрофы военной техники, самоубийства и убийства), в чем особо отличаются НТВ и ТВ-6, служит "информационной прокладкой" и действенным механизмом подготовки общественного сознания к "грядущим катастрофам", главной из которых должна стать "мощная утечка радиации" в ходе подъема "Курска", запланированного ведомством И.Клебанова, считают эксперты СБД, опираясь на закрытые источники информации…

l Согласно данным, поступающим по неофициальным каналам из силовых структур, разбившийся в Охотском море американский самолет выполнял функции "наводчика" для высокоточных ракет, осуществляя "привязку" целей к заметным ориентирам на местности…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 3 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

4

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Министра Аксененко зовут Шпал Шпалыч.

« В Страсбурге на евреев упало дерево-антисемит.

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВОПРОС В ЛОБ Владимиру ЖИРИНОВСКОМУ

"ЗАВТРА". Владимир Вольфович, сквозь грандиозный "красный" пикет, участники которого собрались у здания Думы с протестом по поводу антинародного Трудового кодекса, шли в то утро почти все депутаты. Однако лишь с вами произошел инцидент с потасовкой, в которой досталось и вам, и вашим охранникам. Как бы вы объяснили такие чувства трудового народа по отношению к политику Жириновскому?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, лидер ЛДПР, заместитель председателя Госдумы России. Честно говоря, толпа вообще опасна сама по себе. Ведь такого рода действия могут привести к убийству и к нанесению тяжких телесных повреждений. Сейчас были жестоко избиты мои охранники, ведь они не будут оказывать сопротивление, так как там стояли старушки, пожилые люди, женщины. И все они палками, знаменами, плакатами, флагштоками норовили ударить. Им все равно, куда они попадут. Им обязательно надо было избить кого-то. Это все показывает, что они заранее готовились. Им хотелось выплеснуть свою отрицательную энергию. Они могут спокойно стоять с плакатами, с лозунгами. Но нападать на депутатов с попыткой их избить или даже убить — разве это нормально? Они были настроены крайне агрессивно, но у меня охраны было много, моих помощников. Несколько моих человек пострадали. Даже я получил удар по голове. И главное — за что?

ОТ РЕДАКЦИИ. Вот тут бы, действительно, и задуматься: за что? Народ — не обманешь…

Публикацию подготовил Олег ГОЛОВИН

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

В. Смоленцев В ГИБЕЛИ «КУРСКА» ХОТЯТ ОБВИНИТЬ ЭКИПАЖ! (Клебанов готовит кощунственный вывод)

В связи с началом работ по подъему АПЛ "Курск" оживилась деятельность в комиссии по расследованию ее гибели. Источник, близкий к ее председателю, вице-премьеру правительства Илье Клебанову, утверждает, что, несмотря на резкие возражения представителей ВМФ, требующих полноценного расследования всех версий, комиссия под давлением Клебанова сегодня фактически остановилась на одной — в гибели лодки виноват ее экипаж, допустивший ошибки в эксплуатации оружия.

При этом практически полностью игнорируется расследование версии столкновения нашей лодки с иностранной субмариной. Более того, расследование ее с самого начала было фактически заблокировано.

По словам нашего источника, с самого начала отработкой этой версии занимался только ВМФ России, и с самого начала расследование этой версии столкнулось со странным противодействием.

Так, к расследованию не были привлечены ни СВР, ни ГРУ, которые могли бы вскрыть факт постановки на ремонт в августе — сентябре иностранной подводной лодки. Вместо того, чтобы поставить такую задачу перед спецслужбами, комиссия ограничилась стандартным запросом, ответ на который был дан на основании обычного мониторинга, хотя и неспециалисту ясно, что для сокрытия такой катастрофы будут приложены беспрецедентные усилия.

Не смогли в ВМФ получить ответ и на вопрос о причине прилета в Россию, буквально спустя несколько дней после гибели АПЛ "Курск", директора ЦРУ США. Как нет ответа на вопрос, почему спустя несколько часов после гибели "Курска" президенту России Путину позвонил президент США Клинтон и о чем была их беседа.

Создается полное впечатление, что в высших эшелонах российской власти сложился некий заговор или договор, имеющий целью как можно быстрее и тише замять и списать гибель атомной подводной лодки. И при этом категорически избежать каких-либо обвинений ВМС США в проникновении в наши территориальные воды и столкновении с "Курском".

Похоже, что версия "большого торга", когда виновные в гибели "Курска" американцы в обмен на российское молчание предложили администрации Путина некие условия, от которых та не смогла отказаться, — становится все более реальной…

В. СМОЛЕНЦЕВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Павел Рыбкин РЫБАК РЫБАКА ВИДИТ ИЗДАЛЕКА (Генерал Громов нашел новых друзей в битве за "Московию")

Прежде — герой Афганистана, ныне — губернатор Московской области Борис Громов не оставляет надежд взять под свой контроль телекомпанию "Московия".

И не беда, что контрольный пакет акций "Московии" был продан администрацией области еще в 1998 году. А в апреле собрание акционеров избрало нового законного генерального директора — В. Б. Желонкина. Не смущает генерал-губернатора и то обстоятельство, что за 2 месяца, прошедших со дня прихода Желонкина на канал, на "Московии" погасили долги по зарплате за много месяцев. Громов знает: в декабре — выборы в Московскую областную Думу. А без собственного рупора областному властителю придется на этих выборах ой как непросто.

Народ Московской области еще не забыл тех обещаний, с которыми шел в 1999 году к власти Борис Громов, одолевший во втором туре губернаторских выборов коммуниста Геннадия Селезнева. И видят жители региона, что большинство обещаний — не выполнены. Производство стоит, как вкопанное, уровень жизни продолжает падать с ускорением свободного падения, преступность по-прежнему контролирует в области если не все, то почти все. Какого “братка” ни спроси — всяк скажет, что голосовал за Громова.

Одна радость оставалась у Громова — голубой экран. Ящик, с помощью которого, как научил страну олигарх Березовский, можно даже из обезьяны бравого политика сделать. Полтора года назад третий канал поддерживал генерала без зазрения совести. Правда, отплатить той же "Московии" сторицей губернатор не смог: пока телекомпания находилась под контролем областной администрации, она совсем захирела. Надежда появилась лишь этой весной, когда у "Московии" появился реальный инвестор — акционерная компания "Остэм" и сильная профессиональная команда во главе с Владимиром Желонкиным и продюсером Андреем Писаревым. Людьми, реализовавшими ранее один из самых успешных и нестандартных проектов на российском ТВ — Православное телевидение. Возможностью смотреть прямые трансляции великих Патриарших Богослужений россияне обязаны Писареву и Желонкину.

И здесь Громова как прорвало. Подконтрольный губернатору областной арбитражный суд тут же аннулировал решение общего собрания акционеров и даже сам факт продажи акций "Московии". А областные чиновники, собравшись на Старой площади, избрали и новый "совет директоров" телекомпании во главе с адвокатом Евгением Тарло, и… нового гендиректора Леонида Якубовича.

Говорят, правда, что о собственном назначении Леонид Якубович узнал последним. А узнав, ужаснулся и умотал в Сочи на "Кинотавр". В телевизионном мире назначение Якубовича восприняли как плохой анекдот — если человек уже на "Поле чудес" всем надоел, то ему целый канал надо отдать? Даже министр печати Михаил Лесин открестился от странного "гендиректора".

В общем, арбитражный суд Москвы, не зависимый от генерал-губернатора, Желонкина полностью поддержал. Казалось бы, игра Громовым проиграна. Но нет — генерал нашел новых заступников и покровителей. Ими оказались знакомые все лица — руководитель кремлевской администрации Волошин и президентский полпред в Центральном округе Полтавченко. Именно они подогревают сейчас Громова в его схватке за давно не принадлежащее области ТВ.

То, что эти чиновники поддержали неправую позицию губернатора, удивительно лишь на первый взгляд. И у них земля горит под ногами. Администрацию президента вот-вот преобразуют в техническую канцелярию — и тогда власти у Волошина останется чуть. Пока этого не произошло, столп "семьи" должен оттяпать себе как можно больше всяческих ресурсов — в том числе на рынке СМИ. А Полтавченко, как утверждают некоторые знающие люди, давно связан с питерским водочным королем Александром Сабадашем. А Сабадаш этот — друг Волошина и Абрамовича. Круг замкнулся.

Радует лишь то, что Волошин с Абрамовичем уже не те. "Прикрывать" Громова по полной программе долго они не смогут. И если курс на "диктатуру закона", о котором все время говорит президент, — не фикция, а реальность, "Московия" останется в руках тех, кто владеет и управляет ей по закону. И по совести. Команды генерального директора Владимира Борисовича Желонкина.

Павел РЫБКИН

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Проханов КРАСНАЯ ЛАСТОЧКА РЕВОЛЮЦИИ

Я видел, видел ее. Поверьте мне, маловеры. Доверьтесь моим глазам, слепые. Положитесь на мой слух, глухие. Я видел ее, красную ласточку Революции. Прянула с высоты из-за кремлевских башен. Пролетела над Манежной площадью с нелепыми фонарями Лужкова. Сверкнула над Охотным рядом, вдоль Думы с окаменелым советским гербом. Свистнула пулей у виска продажного депутата. Ослепила застывшего на посту "омоновца". Радостно окликнула стоящего в пикете ветерана. Унеслась вверх, к Лубянке, растворяясь в туманном московском небе.

Мой рассказ — о "красном" пикете перед зданием Думы, где принимался очередной, убивающий Россию закон.

Московские власти подарили пикету узкую черту тротуара, у гостиницы "Москва", вдалеке от подъезда Думы. Огородили стальными турникетами, выставили милицейское оцепление, окружили дубинками, бронежилетами, железными шлемами. Так в тюрьмах охраняют выпущенных на прогулку арестантов. Так в резервациях содержат покоренные племена. Мимо, заливая Охотный ряд стеклянно-металлической жижей, несутся лимузины. Иные подкатывают к порталу Думы. Из них выходят узнаваемые депутаты "Яблока", "ОВР", "Единства". Вальяжные, с глянцем власти, вершители судеб, отшлифованные, как галька, в интригах и словопрениях, скрываются в дверях, уверенные в победе над "левыми". Тех меньшинство, они терпят одно поражение за другим. Идут сегодня сражаться в буржуазную Думу, заведомо зная о проигрыше.

Дума — политическая машина, насыщенная кнопками, электронными системами, агентами влияния, деньгами для подкупа, интересами партий, людскими пороками и страстями. Экзотический гриб, выросший на обугленном пне расстрелянного Верховного Совета. В ней происходит сегодня не видимое миру сражение. Пикет на Охотном ряду — отблеск политической схватки, ее продолжение на улице.

Пикет медленно собирает людей. Из метро, из троллейбусов вытягиваются вдоль витрин с драгоценностями для буржуазных дам, с заморскими деликатесами и винами, манекенами в дорогих туалетах, с заморской мебелью из ореха и дуба. Простой московский люд, утомленный, небогато одетый. Не торопясь, достают складные тросточки, похожие на удочки. Навешивают на них бумажные рукодельные транспаранты. Деловито развертывают полотнища с протестными лозунгами. Извлекают портретики вождей, флажки, намалеванные, похожие на горбоносых чертей, рожи олигархов. Оружие неимущих, прошедшее сквозь баррикады 93-го года, вынесенное на груди сквозь пожары и побоища. Здороваются, обнимаются, как однополчане. Обмениваются новостями и жалобами. Пикет немноголюден. Напоминает издали узкую красную ленточку, протянутую у тротуара.

Мимо, в удобных "мерседасах" и "вольво", в толстобоких "джипах" и узконосых "БМВ", катят клерки, банкиры, директора корпораций, торопясь в свои конторы и офисы. Посматривают с легким презрением на красноперый тротуар, который им вовсе не страшен. Ибо Москва принадлежит им. Россия принадлежит им. Железные дороги, атомные станции, гарнизоны, недра, златоверхие храмы, казино и ночные бордели — все записано за всевластным, безнаказным классом, который, как опухоль, вспух на теле России. Они не боятся тросточек и бумажных плакатов. Их охраняет ОМОН, броня "мерседесов", буржуазная Дума, создающая из законов непробиваемую стену между народом и властью.

Пикет медленно взрастает. Наливается красными соками. Похож на бутон шиповника, в котором зреют огненные лепестки протеста.

По соседству с "красными" занимают позицию "голубые" — буржуазные профсоюзы Шмакова, уменьшенная карикатура американских, которые контролируются капиталом, спецслужбами, "крестными отцами". Мохнатая, когтистая лапа буржуазии, засунутая в голодное чрево рабочего. Из комфортабельного "джипа" выходят шмаковские функционеры. Достают синие, по стандарту выклеенные транспаранты. Надписи одобряют буржуазный закон, воспевают гармонию. Союз труда и капитала. Миллиардеров и нищих. Жирующего ненасытного класса и вымирающего народа. Тротуар наполняют привезенными на автобусах секретаршами, охранниками коммерческих структур. Профсоюзными боссами. И сразу же между "синими" и "красными" соседями затевается перебранка. Негромкая ссора, перерастающая в потасовку. На гладком без трещин тротуаре — трещина социального раскола. Рубец классового антагонизма, о котором страна не ведала семьдесят лет.

Когда-то единый советский народ расколот, как упавший с печки горшок. На партии, сословия, конфессии, республики. Раскол нарастает, погромыхивает взрывами. Власть стремится замазать трещины, лепечет о стабильности, о социальном мире, добиваясь его обманами, еще большим дроблением и раскалыванием, превращая народ в пыль, вышибая из него протестные настроения, используя сложнейшие рецепты успокоения. Подкуп народных лидеров. Силовые угрозы. Выборную вакханалию. Непрерывную, многослойную ложь. Зрелища и потехи, как наркотики, усыпляющие социальную боль. КПРФ, избравшая тактикой сложное думское маневрирование, многократно, под угрозой роспуска, отступавшая перед Ельциным и Черномырдиным, дремавшая, словно в 93-м ее укусила муха цеце, теперь, похоже, напрягает бицепс. Сумеет ли одолеть летаргию, очнуться от затянувшегося обморока? Кто поднесет к ее носу вату с нашатырным спиртом? Что покажет сегодняшний "красный" пикет, организованный коммунистами?

Тротуар наполняется. Пикет, как варенье, зреет, густеет. Начинает нагреваться, вскипать. Людей все больше. Все тесней и тревожней за железным барьером, за милицейской цепью. Из метро, как из подземных ключей, выпирает донная, глубинная сила. Больше красных знамен. Злей транспаранты. Громогласней мегафонные вопли. Яростней схватки с " голубыми ". Так в котле нарастает давление, стрелка дрожит за стеклом циферблата, приближается к опасной отметке. Кто бывал в больших скоплениях народа — тот знает эту медленную, нарастающую реакцию взрыва.

Милицейский полковник с рацией кричит на пикетчиков, грубо гонит их в глубину тротуара. Несколько ловких "ментов" толкают стальной турникет в народ, рассекают толпу, вгоняют в нее железный шкворень. Лопнуло, взорвалось. Несколько мускулистых парней, побросав транспаранты, хватают железные стойки, толкают их обратно в милицейскую цепь. Схватка, крик, треск рукава, матерщина. Дружный нажим "ментов". Сторукий, стоголовый ответный напор пикетчиков. Цепь охранения прорывается. Бурдюк лопается. Хмельное вино брызжет, бьет струей, изливается из тесной горловины на проезжую часть. Народ сметает оцепление, рассеивает беспомощных охранников, под колеса, под троллейбусы, запрудив разом Охотный ряд, докатываясь красной гудящей волной до подъезда Думы, разливаясь к Манежу, к памятнику Марксу, который глядит из неподвижной скалы на кипящий люд.

Радость, ликование, упрямая злость. Дохнуло ветерком 93-го года, когда прорывали оцепление, катились валом от Октябрьской через Крымский мост, к осажденному Дому Советов. Здесь, на Охотном, похожие лица, похожие рывки, похожие мундиры ОМОНа. Нет, не истлела Икона Восстания. Не затмил ее наспех намалеванный, без левкаса, на сырой доске, образ Путина. Опадает на глазах позолота. Затихает на устах у людей неначатая ложная молитва. Под слоем невысохшей краски, вместо миловидного лица президента, проступает все то же клепанное железо омоновского щита.

От Манежной площади подъезжают автобусы. Из них высыпает молодое разношерстое племя — президентское движение "Идущие вместе". Весельчаки-студенты. Смешливые, с голыми животиками, барышни. Крепкие парни в красных футболках. На спине надпись "Все путем!". На пузе — Путин, напоминающий детеныша кенгуру, что выглядывает из брюшной сумки. Молодежи не дают расползтись. Деятельные функционеры расставляют их поперек Охотного ряда, оснащают длинными цветастыми лентами, на которых слова поддержки пропрезидентскому закону. Строгие приказы. Мобилизующие жесты. Из автобусов подносят ящики с "боеприпасами" — спелыми помидорами, куриными яйцами для метания. "Президентская рать" выстраивается, посвистывает, похохатывает, пританцовывает, попивает из бутылок "пепси", насмешливо поглядывает на разлив красных знамен и протестных лозунгов.

Пикет моментально отзывается на появление "всепутистов". Выстраивается защитный редут. Плечом к плечу, молодые и старые, с портретами Сталина, с гвоздиками, с православными крестами. Протягивают через всю улицу красное, заграждающее полотнище. Две рати выстраиваются на Охотном ряду. Источают энергию неприязни. Обмениваются свистами, взмахами кулаков. Прицеливаются недружелюбными взглядами. Между ними, прошивая улицу черной дратвой, пробегает ОМОН, в бронежилетах, с черными дубинками, поддерживая у бедер стальные застекленные шлемы. Не дает сблизиться двум фалангам, сомкнуться двум полушариям, из которых может прянуть взрыв.

Бойцы ОМОНа, в черном, в косых беретах, стройные крепкие парни, цветущие русские мужчины. Не сынки банкиров, не родственники олигархов, не завсегдатаи ночных клубов и экзотических ресторанов. Не раз бывали в Чечне, шли на зачистку, попадали под огонь гранатометов, взрывались на фугасах, хоронили товарищей, падали на землю, кроша пулеметами непролазную "зеленку". Здесь, в Москве, разделяя две враждующие толпы, стоят, словно черные изваяния, с напряженными желваками и тоскующими голубыми глазами. Не понимают смысла борьбы. Готовы по приказу начальства выхватить дубины и, как в 93-м, молотить стариков и женщин. Расшибать черепа ветеранам, добивать баррикадников, а потом вливать в себя огненную водку, запивая тоску. Так устроено государство миллионеров, что разжиревшие уроды, мерзкие горбуны, зловонные карлики, чьи подагрические пальцы усыпаны алмазами, на свои несметные миллионы покупают проституток, журналистов, политиков и этих статных русских бойцов. Кидают их на народ, защищая свои яшмовые писсуары.

Солнце, как электрод, горит над Москвой. Пекло на Охотном ряду. Колышутся красные факелы флагов. Люди двигаются, гудят, сходятся для коротких бурных дисскусий. "Свободу Милошевичу!" "Русскую землю русским крестьянам!" "Грефа на нары!" "Путин — ты Распутин!" "КПРФ — будь смелее!" "Ельцина — в Гаагу!" "Жидократы в Кремле!" "Коммунисты, вперед!" "Черная лампочка Чубайса!" "Аксененко, верни шпалы!" "У Немцова грудь Хакамады!" — множество плакатов, лозунгов, надписей на фанере, карикатур. Кого только нет. Фронтовики с женами едва идут, как былинки, трогательно помогая друг другу. Крепкие отставники-офицеры, иные в погонах, иные в камуфляже. Комсомольцы с мегафонами. Секретари райкомов с телефонами. Депутаты-коммунисты, среди которых сияет крепкий, круглый, как шар, череп Шандыбина, миловидная Астраханкина, деятельный и нервный Юрчик. Секретарь горкома Куваев с "мобильником" связывается с Думой, справляется о ходе голосования. Бородатенький человек с двуглавым орлом на рубашке, с иконкой Спаса на шее. Другой, в шитой шелками шапочке, в черной хламиде, похожий на монаха, но с эмблемой Че Гевары. Участники баррикадных боев. Беженцы из Казахстана. Нищенка, словно черная тень, заклеила глаза бумагой, на которой слезная мольба. Все движется, меняется местами, начинает петь, скандирует, читает стихи. Этих лиц не увидишь на телевидении. Не найдешь в передаче "Глас народа". Не обнаружишь в дискуссиях о собственности. Это исконные народные лица, исконные голоса. Надеются, наивно верят, страстно ненавидят, сотворяют мифы о своих и чужих вождях. Предсказывают, кликушествуют, оплакивают, взрываются негодованием. Доведенные до предела, готовы облить себя смолой и поджечь. Готовы мгновенно полюбить, возненавидеть, простить. Русский народ представлен на пикете, как он представлен на церковной паперти, на военной пересылке, на тюремном этапе, на деревенской посиделке и рабочем перекуре. И пусть здесь с коммунистами нет пока лимоновцев, нет скинхедов, нет анархистов и антиглобалистов, нет православных радикалов, поднимающих голос за убиваемый русский народ. Но уже есть анпиловцы, есть "Союз офицеров". Начинает медленно замешиваться будущее восстание, медленно бродят дрожжи в квашне грядущей революции.

В народ вкалывают отравленные иглы пропаганды. Вливают разноцветное пойло оглупляющих телевизионных программ. Отравляют алкоголем и СПИДом. Наводят дула орудий. Хотят, чтобы вместо живой жаркой крови по жилам людей текла жидкая лимфа, перемешанная с синим гноем. Но этот пикет — как сгусток красных кровяных телец, бегущих по живым артериям несмиренного народа. Посмотрите на этот пикет, как на зеркало русской революции, и увидите в волшебном стекле, как горят особняки магнатов на Успенскоми шоссе. Как в панике летят из Шереметьева самолеты, набитые ворами и преступниками. Как входит в кабинет Дерипаски рабочий с красным бантом, садится директорствовать в кресло алюминиевого короля.

Все еще только начинается, господа. Русская история не окончена. Россия заново прочитает Владимира Ленина. Заново продекламирует стих Маяковского. Народный лидер с трибуны съезда объявит: "Товарищи, четвертая русская Революция победила!"

На стыке Тверской и Охотного ряда, где, разделенные частоколом ОМОНа, сошлись путинские кенгуру и "красные" пикетчики, накаляется противостояние. Как две электрические спирали, нагревают тигель Охотного ряда. Молодежь выкрикивает короткие язвительные лозунги в поддержку убийственного закона. Многократно, яростно, входя в транс, под дирижирование вожаков. Яростных чернявых диск-жокеев. Разбитных бабенок с круглыми бедрами. Из красных рядов несется: "Банду Ельцина под суд!" "Меняем Грефа на Глазьева!" "Гитлерюгенд Путина!".

Путинская дискотека запевает какой-то рок, в два притопа, в три прихлопа. Раскачиваются в танцевальных ритмах, плещут над головой руками, страстно подергивают ягодицами и животами. В ответ из красных рядов: "Варшавянка", "Артиллеристы, Сталин дал приказ" "Война народная". Сражаются танцы, сражаются песни, сражаются лозунги.

Из молодежных рядов полетел помидор, шмякнулся на асфальт, забрызгав расквашенной жижей белую рубашку пикетчика. Из пикета взлетело куриное яйцо, разорвалось в воздухе и липким киселем пролилось на головы кенгуру. Минутная дуэль помидорами, яйцами. Пока не камнями, не бутылками с "коктейлем Молотова", не резиновыми пулями, как было у гостиницы "Мир" в 93-м, не пулеметными очередями, как в "Останкине", не танковыми снарядами, как на Краснопресненской набережной.

"Охотнорядцы" нового времени. "Красные", "синие", "черные", "пестрые". У каждого свой стиль, свой "политический театр". Каждый учится, нарабатывает методики для будущих схваток, совершенствуется в стойкости, непримиримости.

Молодежь завербована Еврейским конгрессом за пейджеры, мобильники, хорошие отметки в зачетной книжке. Ее натаскивают, как борзых собак, перед будущей настоящей охотой. Из этой веселой, жестокой, пепсиобразной, американовидной, путинофильской, чубайсоподобной молодежи выйдут будущие депутаты "Единства", будущие министры починки и матвиенки, будущие агенты политического сыска, новые бейтаровцы и старые, как мир, мерзавцы.

Сейчас они глумятся над стариками. Рыжая, толстобедрая оперлась на клюку, ходит перед рядами, имитируя пенсионеров, и ряды, воспитанные на "Московском комсомольце", счастливо заливаются. Вот двое надели на шеи пеньковые петли, в которых, как жернов, тянущий на дно, закреплена какая-то книга, то ли старый том Ленина, то ли Конституция СССР, то ли советский уголовный кодекс.

Молодежь вошла во вкус противостояния. Ей подвозят бутылки с водой, сникерсы, пиццу. Вся она в непрерывном движении, как перистальтика жующего червяка. Начинает блестеть от пота. Из-под ее шеренги медленно выползают на асфальт ворохи мусора. Раздавленные бутылки, пивные банки, оболочки конфет, бумажные тарелки от пиццы. Политические экскременты. Это вызывает брезгливость. Мерзость этой молодежи не в том, что она участвует в политической борьбе, а в том, что она слепа, глуха, куплена, аморальна в своем противостоянии с отцами и дедами, включена в инфраструктуру миллиардеров, как включены в нее сутенеры, садовники, дворцовые архитекторы, спичрайтеры и тайные убийцы.

В красных рядах много импровизации, народной выдумки, политической самодеятельности. Но пусть сюда явятся патриотические художники, кукольники, музыканты, дизайнеры, режиссеры. Пусть от пикета к пикету, от митинга к митингу создают политический революционный театр, который исхлестал бы кистью, пером, яростной музыкой и игровой импровизацией сытые рожи буржуев.

Летят в воздухе красные помидоры и куриные яйца. Разрываются на асфальте маленькими фонтанчиками ненависти.

Господа, вам весело, вы танцуете, но ведь это симптомы Гражданской войны. Стук копыт Первой Конной. Стрекот тачанки. "Тяжелый рок" гаубичной артиллерии.

Здесь, на Охотном ряду,— низкий поклон советским старикам, явившимся сюда, быть может, на последний в жизни бой. Святые, непокорившиеся. Выиграли войну, распахали целину, построили великий флот, взлетели в Космос. Ожидали чуда для своих сыновей и внуков. Были брошены в пучину бед, самая страшная из которых — разрушение Советской Родины. Не сдались. Идут в пикет, увешанные орденами, опираясь на палки, передавая молодым партийцам "красные заветы", тайну "красного смысла", чтобы она переходила от поколения к поколению — и "красная свеча" не погасла.

У думского подъезда — свой фронт, свои знамена и лозунги, свой "театр". Кинули на асфальт синюю тряпку, отобранную в схватке у шмаковских профсоюзов. Немного потопали, немного поплевали, подожги зажигалкой, покоптили и тут же загасили — дескать, больно смердит. Члены "неподкупных" отраслевых профсоюзов развернули среди дружественных красных стягов свои производственные эмблемы, полотнища. Колотят о думские ступени пластмассовыми касками, стараясь достучаться до сердца Явлинского, не ведая, что у того вместо сердца облачко дыма из выхлопной трубы натовского транспортера.

Вдруг, как черт из табакерки, выскочил вездесущий Жириновский. Заорал на пикетчиков, в кого-то плюнул, кого-то дернул за волосы — и в ответ рассерженные женщины погнали его древками транспарантов, улюлюкая, загоняя обратно в Думу. Странный фантом, ворвавшийся в российскую политику из неизвестных галактик. Туда же и улетит, оставив на земле маленькую воронку, лужицу слякоти и эмблему ЛДПР в виде чучела сокола.

Множество партий, напоминающих эпидемии гриппа, исчезнут вместе с их экзотическими, как разноцветные жучки, лидерами. Но КПРФ останется. Если станет подлинным авангардом народа. Если воспримет активные методы борьбы. Если будет учиться у палестинской интифады, у антиглобалистов Америки и Европы, у своих русских великих предшественников. Молодежь может увлечься романтической мечтой о будущем мировом восстании, опрокидывающем башню "нового мирового порядка". Интеллектуалов привлекут дискуссии, в которых вновь зазвучит "левая идея" как революционный протест против протухшего буржуазного мира, унылого конформизма, предательства и бесстыдства. Рабочий придет в партию, если она придет к рабочему, — вернется в цех, забой, на хлебную ниву.

Пусть разгромлены три русских революции. Четвертая вызревает в недрах оскорбленного, убиваемого народа, "готового на муки, на подвиг, на смертный бой".

Вернадский в самые страшные месяцы фашистского нашествия, когда танки немцев утюжили Смоленск, Малый Ярославец, Волоколамск, повторял: "Ноосфера победит". Потому что ноосфера, соединяющая в себе мировое Добро, Справедливость и Красоту, есть магистральное развитие жизни — от вируса к амебе, рыбе, Гайдару, Ельцину, и дальше — к человеку.

Пикет идет четыре часа. Невыносимое московское пекло. Люди устают. В глазах малиновые пятна. Жажда, усталость, кому-то из стариков стало плохо. Журналисты, высматривающие своими стеклянными телевизионными глазками все самое лакомое, выхватывающие своими жадными кривыми клювами кусочки сенсаций, — и те исчезают, как утомленные грифы.

Власти, чувствуя ослабление пикета, начинают акцию по выдавливанию. Змейкой бегут солдаты внутренних войск, в камуфляже и касках. Тесней сдвигается ОМОН. Идет милицейская машина с мигалкой. По обе стороны Охотного ряда медленно ползут тупоносые грузовики. Как бульдозеры, сдвигают толпу. Короткие схватки. Крики, визги, наклоненное красное знамя. Народ неохотно уходит с проезжей части к гостинице. Открывается пустое пространство улицы. Едет поливальная машина, рассыпая пышные ворохи воды, сметая сор. И вслед за ней, еще неуверенно, потом все смелей и яростней, устремляется автомобильный поток. "Мерседесы", "вольво", "ауди". Клерки, бизнесмены, разбогатевшие сутенеры, непойманные киллеры, раскормленные эстрадные певицы, изолгавшиеся политологи катят по своей Москве. С презрением поглядывают на узенькую красную ленточку пикета, отороченную черной бахромой ОМОНа.

В Думе принят еще один буржуазный закон, в согласии с которым все так же будут падать самолеты Ту-154, норвежские фирмы станут подымать утонувшие подводные лодки, Шойгу продолжит гулять по горящей, замерзающей, затопляемой России, в Чечне взорвется очередной фугас, растерзав на части еще одного "омоновца". И кремлевские сычи, сидя в золоченых кабинетах, глядя на малахитовые остановившиеся часы русской истории, будут думать, что они навсегда победили.

Но я видел, видел красную ласточку Революции, которая вихрем пронеслась над Охотным рядом и, радостно сверкнув оперением, скрылась, чтобы скоро вернуться.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЁТ

Нынешнее ТВ России не было бы самим собой, если бы не включилось на полную катушку в тот "реформаторский" угар, в котором пребывают все последние недели властные структуры. Телекартинка призвана обеспечивать "человеческое лицо" маниакально-вороватой спешке депутатов "проправительственных фракций" Думы, стремящихся побыстрее напринимать оккупационных "законов", зафиксировать законодательно рабское положение русских на собственной земле. Правда, делатели "информации" ненадолго были отвлечены от столь важной задачи. Ведь на несчастную страну упал очередной страшный плод "реформ" — катастрофа "Ту-154" под Иркутском. Репортеры лицемерно недоумевали: как же это случилось, если Познер сказал, что "нет ни одной очевидной причины"? Как будто не их же ТВ предоставило информацию о том, что злополучный "Ту" пятнадцать (!) лет "отпахал" на авиалиниях Китая и только потом пореформенные русские авиаперевозчики подешевке купили у китайцев русский же самолет. Но изношенность техники для неутомимых проводников идей "реформ" в массы, конечно же, не причина случившегося. Как не причина для них и сама унизительная история перекупки Россией собственного самолета.

В эфире не стихает возмущение по поводу нехороших коммунистов, эдаких "дебоширов", пытавшихся остановить принятие закона о распродаже земли. Это надо же, опять недоумевают телевизионщики, — оппозиция позволила себе возвысить голос, вступить в борьбу! Тем более возросло теленедоумение после весьма удачной акции МГК КПРФ у здания Думы, направленной против принятия лживого трудового кодекса. Вся мощь машины электронных СМИ направлена на то, чтобы втолковать "трудящимся", насколь распрекрасен "согласованный" вариант КЗОТа. Для этого создаются исключительно виртуальные телесобытия типа кучки шмаковских профсоюзных теток, "бастующих" на Горбатом мосту против старого, то бишь плохого кодекса. Крупным планом — пародийно-агрессивные транспаранты: "Смерть старому кодексу", "Противников нового кодекса — к ответу", "Нет кодексу тунеядцев и алкоголиков". Вот так: из телевизора вялые шмаковские тетки требуют людей труда ("тунеядцев и алкоголиков", как их называют покрывшиеся слоями профбоссовского сала и загара Шмаков с Исаевым) к "ответу".

В этом же ряду — еще один телевыморок: репортаж об акции неких юных карьеристов движения "Идущие вместе" из Ростова-на-Дону. Те вешали на шею петлю, книжку действующего КЗОТа и мычали, что он не дает им работать. Когда камера хотела взять участников сего коллективного зоологического действа крупным планом, "идущие" мальчики и девочки прятали личики — такова их глубокая приверженность светлым идеалам своей молодежной организации, где бесплатно раздают майки и пейджеры, а то и приплачивают "за участие".

Но то, что в Москве к Думе пришли реальные и активные борцы за свои права, не убоявшиеся ни ОМОНа, ни всяких охранников — ТВ замолчать не смогло. Была попытка представить, по отработанной методике, собравшихся группой жалких изгоев, но не вышло: все увидели, как силен и напорист митинг. Все, что смог телеагитпроп, так это съехидничать: "Идущие вместе" кидались в демонстрантов яйцами. Похоже, гвардия юных пакостников скоро станет новым кумиром телеэкрана...

Естественно, "телеакадемик" Познер и здесь не остался в стороне. Его подручная Агалакова так и начала последние "Времена": "Вопрос о КЗОТе. Красные начинают и проигрывают". Что начинают? Что проигрывают? Вменяемость авторов этой формулировки подлежит проверке... Как живо вещал и гримасничал на протяжении всей передачи Починок, радуясь принятию фальшивого кодекса в первом чтении! Разъевшийся и дебелый горе-анархист Исаев был недвусмысленно уличен в измене самим "телеакадемиком" под хохот того же Починка. При помощи представителей КПРФ и независимых профсоюзов выяснилось, что новый закон о труде является всего лишь кабальной и обманной грамотой, что никакого "прожиточного минимума" платить не будут. А Познер представлял дело так, что все это вполне в порядке вещей. Главное ведь в другом: ненавистные "красные" проигрывают! А значит, он и Агалакова, Починок и Матвиенко, а также ренегатствующие Шмаков с Исаевым могут спать спокойно. В профсоюзно-номенклатурных санаториях. В то время как беззащитные рабочие будут подыхать на производстве образца середины XIX века. Но о них ТВ, конечно же, стыдливо промолчит.

Однако все это лишь начало. Угар "реформаторского" законотворчества набирает силу. На очереди разгром ЖКХ, второе чтение закона о земле, потом так называемая "судебная реформа". От ТВ потребуются новые ушаты лжи, дезинформации и дебилизации. Кстати, до сведения непонятливых "россиян" телеканалами уже доведено мнение МВФ о необходимости скорейшего изменения у нас судебной системы. Вовсю рекламируется господин Козак, транслирующий и проводящий в жизнь данное мнение. Сколько же платят телевизионщикам, чиновникам, депутатам-заединщикам, профсоюзникам, что они готовы проводить все, что угодно?

В заключение предлагаю два перла из уже упомянутых последних "Времен": "После гибели "Курска" мы научились цивилизованно переживать трагедии"; "Новая политика государства такова, что теперь, после катастрофы "Ту-154", стало видно, что люди, родственники стали чувствовать свою защищенность в подобных ситуациях". Комментариев нет. Желающие приглашаются к размышлению.

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Куваев ЗАКОН О БЕСПРАВИИ

Сделка верхушки официальных профсоюзов с правительством породила так называемый "Согласованный вариант Трудового кодекса". Бесправие в нем узаконивается, а произвол предпринимателей возводится на юридически безупречный пьедестал. Все делается так, как следует из установок МВФ.

Направление "согласованного кодекса" в Государственную думу было столь же торжественно выделено в новорусской прессе, как и встреча В. В. Путина с Дж. Бушем в Любляне.

Сама речь Дж. Буша на этой встрече достаточно откровенно продемонстрировала заинтересованность США в строго определенной политике в России. Президент Америки сказал:" У России очень много ресурсов, как всем известно, энергетических, лесных, людских, других... Распределение капитала тоже очень важно для России, для предпринимателей... И в этом отношении работает страна. И я думаю, что в России заинтересован министр торговли, чтобы сотрудничество в этом направлении с Россией продолжалось".

Отдельное упоминание министра торговли и экономического развития Г. Грефа — в высшей степени показательно. Прежде всего потому, что говорит всем и каждому, как американцы ценят проекты "стратегического центра" Грефа. Проекты, направленные на использование "энергетических лесных, людских" и "других" ресурсов России в интересах узкого слоя сверхбогатых "элит" западного мира.

Газета "Файненшнл таймс" 17 июня отметила: "Мистер Путин будет очень доволен, если он сможет добиться от мистера Буша некоторого публичного заявления об энтузиазме по поводу экономических реформ в России и поддержки надеждам России стремительно вступить во Всемирную Торговую организацию. Мистер Путин хочет сигнала от мистера Буша частному бизнесу, что Россия "готова для инвестиций"...".

Так что, как видим, заявление Дж. Буша, где столь высоко оценивался Греф, вовсе не было, как многие предполагали, внезапной "вспышкой", своего рода данью ораторскому увлечению.

И здесь — срочно испеченный "согласованный трудовой кодекс" — немаловажная часть "реформ по Грефу". Наравне с ломовым проталкиванием Земельного Кодекса, закона о порядке приватизации остатков государственной собственности, с разрушением естественных монополий (энергетики, железных дорог), обкрадыванием пенсионеров "пенсионной реформой", с надвигающимся оползнем жилищно-коммунальной реформы.

Один из многолетних руководителей МВФ С. Фишер в пространном интервью новорусским "Ведомостям" 21 июня открыто заявил: "Мы поддерживаем стремление российской администрации провести все эти амбициозные проекты через Думу".

Суть "согласованного" кодекса предельна проста. Смести несоблюдаемые нормы советского КЗОТа, закрепив юридически то фактическое бесправие, что сложилось на заводах, в шахтах, в школах в 90-е годы. Одновременно — профессионально выверенно устранить почти все зацепки и противоречия в законах, которые можно было бы использовать в будущем для защиты и целых отраслей, и отдельного работника.

Неудивительно, что либеральные "Ведомости" (20.06.2001), дав заголовок "Трудовой компромисс. Профсоюзы согласились не мешать увольнениям", поместили и фотографию министра труда А. Починка с красноречивой подписью: "Для Починка согласованный вариант ТК — почти как правительственный". Это в самом деле кодексы-близнецы.

Глава же ФНПР М. Шмаков готовится к съезду официальных профсоюзов, намеченному на 27 ноября 2001 года. Чтобы быть переизбранным на пост председателя ФНПР, М. Шмакову, по уверению Льва Кадика из "Коммерсанта", "...необходима помощь администрации. По словам источников "Ъ", он надеется добиться ее, ускорив принятие КЗОТа".

Дело, наверное, не столько даже в личных заботах многолетнего главы "независимых" профсоюзов, сколько в очевидных последствиях их старой политики — быть при любом повороте событий строго "вне политики". В тщетном стремлении решать сугубо экономические задачи, не касаясь глубинных политических катаклизмов, сотрясающих нашу страну со времен "нового мышления".

Поэтому позиция тех немногочисленных отраслевых профсоюзов, что не приемлют "согласованно-бесправный" кодекс, не только не страдает излишней "политизированностью", как это пытаются представить в правительстве и в ФНПР, но, наоборот, совершенно естественна для нормально работающих профсоюзов. Как невозможно и 300 тысяч участников (данные радиостанции "Свобода") всероссийского дня протеста против "согласованного" кодекса обвинить в "политизированности" и "экстремизме".

Новый Трудовой кодекс таков, что каждому поневоле приходится вспоминать пословицу: "не до жиру — быть бы живу".

О том, чтобы "не до жиру" — позаботились все то же правительство и "эксперты" из свиты Грефа. Остается "жить для блага реформ" и трудиться за чисто символическое вознаграждение. Например, те же "Ведомости" поделились со своими читателями сведениями о неусыпной заботе министра А. Починка о том, чтобы владельцы иномарок и оффшорных компаний не переплатили трудящимся лишнего: "Из существенных моментов проекта Починку не нравится лишь требование об установлении минимальной зарплаты выше прожиточного минимума".

В ст. 131 нового ТК говорится, что минимальная заработная плата не может быть "...ниже размера прожиточного минимума трудоспособного человека". Казалось бы, можно поверить правительственным обещаниям? Ни в коем случае! В той же статье есть туманная фраза, сводящая на нет все высокопарные декларации. "Порядок расчета прожиточного минимума и его величина устанавливаются федеральным законом и законами субъектов Российской Федерации". То есть устанавливается "после дождичка в четверг".

Ясно, что специальный федеральный закон о порядке расчета прожиточного минимума и его величины пообещают разработать, запишут в календарь на дальний-дальний срок, помаринуют в комитетах, а потом какой-нибудь бескорыстный "народный" депутат из правящего большинства пробормочет что-нибудь про федерализм и необходимость согласовать этот закон с субъектами Федерации, коих 89. Так законопроект и покроется думской плесенью.

Уже давно прожиточный минимум в России высчитывают профсоюзы и газеты. Кто на что горазд. К моменту внесения в Государственную думу "согласованного кодекса" московские лояльные профсоюзы определяли прожиточный минимум на взрослого человека в 4 тысячи рублей в месяц, столько же — на одного ребенка-школьника. Пенсионеру нужно было 2,5 тысячи рублей, что много больше тех пенсий, что с такой помпой повышались правительством. Но ведь совершенно очевидно, что и такой "прожиточный минимум" — совершенно искусственное понятие. Достаточно взрослому мужчине заболеть и прибегнуть к услугам обычной московской аптеки, послав за антибиотиками, как этот "прожиточный минимум" тут же увеличится. Стоит родителям столкнуться с печальной практикой "пожертвований" на нужды городской школы, как затраты даже на единственного ребенка в семье вырастут мгновенно.

Короче говоря, без четкого внесения в сам Трудовой кодекс статей, определяющих, кто, как и в какие сроки будет официально устанавливать "прожиточный минимум" на текущий квартал, все правительственные обещания останутся мертвым словопрением. Обнищание же народа будет только усиливаться.

Кстати говоря, в "согласованном" кодексе есть целая глава "Заработная плата", но в ней нет никаких действенных санкций за невыплату заработной платы. А без таких санкций даже "Оплата времени простоя", определяющая работнику 2/3 средней заработной платы за простой по вине работодателя, ни к чему на деле не приведет. Всей России известны нынешние порядки, когда предприятия простаивают месяцами, люди сидят без зарплаты, торгуют на рынках, подрабатывают на тяжелых случайных работах, — а собственник предприятия (работодатель) отдыхает где-нибудь в Анталии или на Кипре.

Глава 8-я "Ответственность сторон социального партнерства" содержит лишь две голословные статьи (52 и 53), где определяется мифическое наказание за нарушение коллективного договора или срыв переговоров по его заключению — штраф "...в размере и порядке, установленном федеральным законом"!

Иначе говоря, эти статьи — для тех сайтов в Интернете, где есть фирмы, размещающие ворох законов, писем министерств, временных положений и инструкций. Но — не для жизни, не для решения трудовых споров, не для защиты чести и достоинства людей.

А ведь было бы полезно закрепить в Трудовом кодексе такие санкции за срыв коллективных договоров, за невыплату зарплаты, чтобы предпринимателю было выгоднее заключить коллективный договор с рабочими и платить им постоянно зарплату, чем не заключать и не платить. Для этого размер штрафа за подобные правонарушения должен существенно превышать размер фонда заработной платы, причем оговоренная часть штрафа должна немедленно выплачиваться пострадавшей стороне — трудящимся. Иначе, если все штрафы будут уходить в столицу, в трудовые инспекции и центральные службы, то, как показывает жизнь, люди на местах этих денег так и не дождутся.

По новому кодексу устранен всякий парламентский и общественный контроль за состоянием образования: "...нормы часов педагогической работы за ставку заработной платы определяются Правительством Российской Федерации". Статья 335 содержит "дополнительные основания для прекращения трудового договора с педагогическим работником". Для этого достаточно всего-навсего "повторно в течение года" "грубо нарушить" устав образовательного учреждения (без каких-либо уточнений) или, например, достичь возраста 65 лет, активного возраста в странах Запада, но у нас — возраста "ненужных" людей. Статья 342 оставляет на усмотрение все того же правительства РФ, учитывающего "мнение" профсоюза и "объединения работодателей", и продолжительность рабочего времени медицинских работников, и увеличение их рабочего времени по совместительству в сельской местности и в поселках городского типа.

Статья 260 проявляет столь же своеобразную заботу и детях-инвалидах. Одному из родителей предоставляется всего лишь четыре дополнительных оплачиваемых дня в месяц. Селам и деревням — вновь повышенное внимание: "Женщинам, работающим в сельской местности, может предоставляться по их письменному заявлению один дополнительный выходной день в месяц без сохранения заработной платы". Нетрудно представить, какова ныне жизнь "аграрного сектора", чуть ли не висящего на шее у бедного реформаторского государства, нетрудно понять, как станет жизнь еще "веселее" после принятия нового трудового кодекса.

Прямым содействием демографическому мору в "новой России" выглядит и статья 252, вводящая отпуск с сохранением средней заработной платы за женщиной-матерью лишь в течение полутора лет после рождения ребенка. Отпуск по уходу до трех лет возможен (ст. 254), но его и получать не захотят молодые матери — им положено лишь "пособие по государственному социальному страхованию", а если пособие получено на льготных условиях, то отпуск по уходу за ребенком не засчитывается в трудовой стаж.

Наконец, "согласованно-бесправный" кодекс сохраняет статью 68 правительственного варианта кодекса (она становится статьей 71), когда работодатель, сославшись на "изменение организационных или технологических условий труда", может сам изменить "существенные условия" трудового договора, работнику же остается трудиться "без изменения трудовой функции".

"Согласованный" кодекс ведет и к бесправию парламента в урегулировании трудовых споров, ведь согласно ст. 345 Федеральная инспекция труда полностью зависит лишь от правительства. Даже положение об этой инспекции по новому трудовому кодексу разрабатывается не Государственной думой, а правительством!

Учреждения же так называемой Службы по урегулированию коллективных трудовых споров (ст. 398 и др.) как "государственного органа" с расплывчатыми полномочиями — ничего не меняет. Нет каких-либо указаний на обязанность Службы отчитываться перед Федеральным Собранием за год и по отдельным трудовым спорам, нет упоминаний (ст. 403) и о запрете на ввод вооруженных формирований (многочисленных "частных охранных предприятий") на заводы, шахты, комбинаты при возникновении трудовых споров, смене собственника и т. п. Более того, текст ст. 403 "Обязанности сторон в ходе забастовки" предполагает утверждение исполнительной властью некоего "перечня минимума необходимых работ (услуг), связанных с безопасностью людей". Какая благая цель! Но как бы не оказались средствами к ее достижению все те же старые, уже опробованные на Выборгском ЦБК дубинки спецназа!

Проще сказать, что новый кодекс — это даже не золотая, а лишь позолоченная налетом красивой, но пустой демократической демагогии клетка для трудящегося, клетка для страны. И улучшить "согласованно-бесправный кодекс" фракции "правительственного единомыслия" не дадут сколько-нибудь существенно и жить, и работать по нему невозможно. Нужно активно и всенародно сопротивляться "узаконенному бесправию" по образцу шахтерских забастовок 1997 года, с тем, чтобы сама жизнь заставила "реформаторов" отступить, поняв, что Россия — не гигантская "оффшорная зона", которую можно перекраивать до бесконечности.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Юрий Антропов ИГРЫ ЛИБЕРАЛОВ

А СУДЬИ КТО?

"Хорошая газета — это нация, разговаривающая сама с собой", — так сказал один мудрец.

"Плохая газета — это главный редактор, заигрывающий с либералами, — так мог бы сказать тот же мудрец, если бы ему довелось пожить в нынешней России, особенно при антинародном режиме Ельцина, и узнать на своей шкуре, что же это за особь людская — либералы.

Новый главный редактор некогда популярной "Литературной газеты" Юрий Поляков как раз и попал бы на зуб гипотетического острослова — после того как сочинил хитрованское предисловие к новой рубрике, которую затеял, судя по всему, в ознаменование своего прихода к должности.

Тут он сразу и о себе заявил, и о своей позиции...

Для названия рубрики Поляков, недолго думая, использовал знаменитое словосочетание американского революционера Джона Рида — "Десять дней, которые потрясли мир". Не дают, видно, покоя лавры Джона Рида бывшему комсомольскому вождю — инструктору райкома, что ли, — Юре Полякову.

Будучи тоже, как и Рид, писателем, Поляков слегка переиначил историческую фразу американца, отчего получился совершенно новый, как и бывает в художественном творчестве, смысл — как бы даже лирический, а то и с интимной недомолвкой: "Десять лет, которые потрясли..."

Вышло прямо, как в рекламном ролике назойливых рыночников-либералов: "Два — в одном флаконе!" И журналист, и писатель...

"Пришло время, — изрекает Поляков усыпляющим тоном благодушного миротворца, — взглянуть на события 91-го и последующее десятилетие если не без пристрастия, то хотя бы без гнева. И чем многообразнее будут мнения наших авторов, тем больше шансов подобраться как можно ближе к истине..."

Господи, спаси и помилуй от лукавого!

Невозможно себе представить, что журналист и писатель Поляков и впрямь ничего не видит, не слышит, а потому знать не знает, что за минувшее десятилетие так называемые радикально-либеральные реформаторы сознательно — не по завлабовской дурости! — угробили Россию, обворовали простой народ, и прежде всего великороссов, унизили миллионы людей нищенским бесправным существованием, которое от рабского ничем не отличается, может, лишь тем, что либералы с умыслом обрекли древний славянский народ как этнос на полное уничтожение...

Неужто господин Поляков, человек уже не молодой, давно вышедший из комсомольского возраста, ничего этого не ведает?!

Впрочем, бывшие комсомольцы, особенно вожди, оказались куда как ушлыми — мгновенно влились во все либеральные структуры — от рыночных до бандитских. Им и в либеральных СМИ нашлось непыльное местечко.

Вон, к примеру, записной демократ Олег Попцов таким незаменимым телевизионным либералом стал, что сроду и не подумаешь про него: это именно он, идеолог ЦК ВЛКСМ товарищ Попцов, в 1966 году снимал с работы главного редактора журнала "Сельская молодежь" Марчика — за то, что тот позволил опубликовать шесть песенок Булата Окуджавы. Вместе с Марчиком был изгнан из журнала талантливый русский писатель, критик, литературовед Олег Михайлов. После чего Попцов, ничтоже сумняшеся, назначил себя главным редактором журнала "СМ", заодно решив стать еще и писателем...

Но это уж к слову, не о Полякове. Так сказать, штрихи к коллективному портрету российских либералов...

Что касается Полякова, ему другая стезя уготована: быть вроде как главным, а на самом деле где-то посередке между вашими и нашими, как говорится, за что либералы могли бы заранее, пока они еще у власти, выделить нишу в стене на Красной площади рядом с пламенным революционером Джоном Ридом...

Так что получается уже не два, а три в одном флаконе.

КОНДУИТ ВМЕСТО ИСПОВЕДИ

И кто же немедля откликнулся на иезуитский зачин главного редактора "Литературной газеты"? Идеологический вдохновитель реформаторов Александр Ципко!

Вот какие генералы "мамаевой демократизации", как теперь говорит Ципко, спешно подхватили конъюнктурно притуманенную задумку Полякова. А может, не просто подхватили, а сами же инициировали, как они выражаются на демократическом жаргоне, эту выигрышную для либералов затею?

Статья А. Ципко "Ослепление и наказание", опубликованная в "ЛГ" как раз в том номере, в котором Поляков благословил своим неблагостным предисловием новую рубрику, стала знаковой — как скажут на своем полублатном сленге господа демократы и обслуживающая их газетная и телевизионная братва.

Весь фокус в том, что содержание статьи махрового либерала обусловлено паническим состоянием либеральной мысли, которая открытым текстом выдает отчаянный страх губителей России, почуявших обостренным воровским чутьем, что час расплаты придет не сегодня-завтра, он уже неотвратим.

Ранее других отрезвевший после пира во время чумы — чем, собственно, и были гайдаровско-чубайсовские реформы, — Ципко теперь пророчески вещает:

"Даже Путин не сможет долго защищать либеральную элиту от опасностей "красного петуха". Элита, стоящая задом к народу, в конце концов будет им опрокинута, тем более что стрелять в спину всегда проще".

Самый дошлый из либералов, не пустозвон, Ципко понимает, что спасать либеральную братву от народного праведного возмездия нужно не с помощью всесильного президента, который, скорее всего, не возьмет под защиту одиозное жулье, хотя в своей нерешительности — в духовной неготовности поставить на место правых кукловодов Кремля и Министерства культуры? — президент то и дело оказывает великие знаки внимания этой самой элите, проклятой народом, и волей-неволей напрочь игнорирует истинно народных деятелей русской культуры, будто они давно вымерли вместе с обнищавшим своим народом.

Уже после публикации статьи Ципко, 12 июня, президент Путин, как бы услышав крик известного либерала о помощи, принял в Кремле ту самую элиту, о которой отечески печется прозревший либерал. Правительственную награду из рук президента получил, в частности, Ярмольник — пламенный энтэвэшник, выпускавший какие-то смурные программы для дебилов (то игральные карты тасовал, то по железной решетке лазил на манер обезьяны — в попытке раздобыть золотой слиток). Поэтому самой большой удачей этого энергичного артиста следует признать роль цыпленка табака. Ясно, кто подставил президента — крутой либерал Швыдкой, министр культуры. Каков министр — таковы и награжденные. Знает ли, помнит ли наш молодой президент, что во время либерализации духовной жизни россиян особую моральную извращенность проявил писатель-эмигрант Владимир Войнович? Это именно он карикатурно, издевательски изобразил в своем опусе русского солдата (роман "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина"). Был бы Войнович порядочным человеком, у которого есть святые принципы, он бы не принял награду из рук президента, всей своей жизнью связанного с Советской Армией и вернувшего нынешней Российской армии красное знамя.

Участие в кремлевском шоу таких персонажей, как Войнович, невольно, судя по всему, побудило президента Путина сказать какие-то крепкие слова, и он произнес их: "Минувшие десять лет оказались решающими для раскрепощения национального духа..."

Хочется думать, что президент имел в виду совсем другое слово: разрушение, а не раскрепощение, но будучи деликатным человеком, не стал портить праздник столь экстравагантной тусовке, заботливо устроенной министром культуры. Тем более, что либеральное телевидение уже трубило во все фанфары. Тележурналистка РТР с пафосом перекрыла слова президента: "Они и есть главные в национальной культуре..."

Но, может быть, речь идет не о русском народе, а — по выражению Ципко — об исторической нации?

"Трагизм ситуации, — пишет он в статье, — состоит в том, что больше всего от нашей демократизации пострадали русские, великороссы в первую очередь. Они, как выяснилось (об этом, кстати, было известно до всяких реформ), меньше других народов нашей многонациональной страны, меньшее тюрков, народов Кавказа, я уже не говорю об исторических нациях, были приспособлены и к рынку, и к хитростям современной постмодернистской телевизионной демократии".

Так что есть основание полагать, что кремлевское торжество национального духа — это суть "хитрости современной постмодернистской телевизионной демократии"...

На самом деле Ципко хитрее хитрых теледемократов. Он понимает, что никакое кремлевское шоу с участием либеральной элиты не оборонит ее от народа, который эта элита унижала, обрекая на разграбление, много лет.

И Ципко принародно меняет окровавленную рясу попа Гапона, в которой десять лет назад снабжал своих единоверцев методологическими изысками, направленными на "мамаеву демократизацию" России, и напяливает на себя посконную рубаху, чтобы пасть ниц если и не в храме, куда могут и не пустить, — уж больно велики грехи этого либерала! — то хотя бы на паперти, рядом с прочими демократическими кликушами, коих с каждым днем будет все больше — с паническим желанием покаяться.

Но исповеди, а уж тем более покаяния, у Ципко не получилось. Его статья — это по большей части бесстрастный кондуит якобы непроизвольных ошибок, которые совершили "разоблачители советской системы... антикоммунисты", то есть либералы, но — по лукавому выверту Ципко — вкупе с русскими, о чем говорит уже подзаголовок статьи ("Итоги и смыл русского антикоммунизма").

С подстраховочной предусмотрительностью Ципко напоминает — не столько безымянному читателю вообще, сколько своему брату-либералу в порядке самооправдания, — что вслед за Солженицыным он пишет "о том, что сегодня видят уже все".

Оставляю пассаж с подзаголовком на совести Ципко (к этому я еще вернусь), но для начала не могу не признать, что его кондуит сам по себе — это горькая правда, но теперь, в очередной раз прозвучавшая, эта правда исходит уже не от "так называемого патриота" (как раздраженно называет всех нелибералов академик Виталий Гинзбург, номерной либерал), а от самого патриарха либеральной мысли, каковым является господин Ципко. Поэтому, признаться, в первое мгновение ощущаешь душевное потрясение: Господи, либералы сами признали себя виновными в изощренном, без расстрелов, геноциде русского народа!..

Кондуит Ципко — это серьезное свидетельство идеологического соучастника преступления.

Устами Ципко озвучены страшные злодеяния радикально-либеральных реформаторов — от воровской, по словам Ципко, приватизации до уничтожения "одной из очень развитых культур современной цивилизации".

С небывалой для демократа правдивостью Ципко нарисовал апокалипсическую картину гибели России как великой страны и русского народа как одного из древнейших этносов. Ужасающая правда, поведанная Ципко, воспринимается как самое потрясающее откровение о вандализме российских либералов, связанных с определенными международными центрами, не замеченными в симпатиях к России, и в особенности к русском народу.

Такого самопризнания идеолога реформаторов еще не слыхивал, надо полагать, международный трибунал в Гааге, занятый пока что "делом" славянина Милошевича, — "так называемого патриота" (опять, ежели по-Гинзбургу) Югославии, разбомбленной генералами НАТО.

Но либералам, похоже, не грозит никакой суд и никогда. Тут загвоздка не только в том, что русский народ, христиански милосердный по своей сути, незлопамятный и незлобивый, вовсе не помышляет, насколько известно, об уголовном наказании своих угнетателей. Идеолог либералов Ципко уже нашел казуистическую формулировку, которая для юристов будет неодолимым препятствием. Он пишет в статье "Ослепление и наказание", что все преступления против России и русского народа совершены, во-первых, не по злому умыслу — напротив, это были попытки добрых деяний во благо народа! — а во-вторых, эти попытки предпринимались неким социально-этническим аморфным сообществом, называемым либеральной интеллигенцией, которая в то же время как бы является еще и русской интеллигенцией...

МЕМОРАНДУМ ЛИБЕРАЛОВ

Статья Александра Ципко "Ослепление и наказание" представляет собой, по сути дела, нечто вроде меморандума о перемирии между грабителями и пострадавшими — без возмещения последним морального и материального ущерба.

Грабители — это радикально-либеральные реформаторы и их идеологические праотцы-покровители в лице либеральной интеллигенции, как по сути вопроса трактует сам Ципко, патриарх либеральной мысли, не просто прораб перестройки, а генеральный директор, — так что не верить ему на слово никак нельзя.

Ну а пострадавшие — это прежде всего русский народ, над которым неистовые реформаторы проделали самый беспощадный за минувшее столетие эксперимент, — гайдаровская шоковая терапия и чубайсовская ваучеризация, как хирургия, по рэкетовскому отъему народной собственности в масштабе всей страны превзошли по своей циничной жестокости любые эксперименты большевиков. Но у нынешних рефоматоров-инквизиторов были еще и финансовые пирамиды, и кириенковский дефолт, а теперь грядет заключительный акт драмы, точнее, трагедии. Грефовская экспроприация русской земли. Не говоря уже о коммунальной реформе, которая прибавит миллионы бомжей...

Какую тяжкую миссию пришлось исполнить идеологу либералов!

Пиаровская акция — особенно если пиар черный — работа нелегкая.

С одной стороны, Ципко с удивительной искренностью, немыслимой для либерала, как бы испытав наконец муки совести, поведал сущую правду о варварстве своих собратьев-реформаторов.

С другой стороны, Ципко по-фарисейски изощренно пытается оправдать злодеяния будто бы "слепых" в своих "ошибках" либералов, однако не говорит и даже не намекает, что вор должен сидеть в тюрьме — это было бы самой естественной сменой курса реформ, — а заботливо ищет пути-лазейки не только для физического спасения своих единоверцев, что по-человечески можно понять, но еще и для удержания их у власти...

Как говорится, вот тут и зарыта собака.

По сути дела, меморандум Ципко — это циничный торг. Ципко не то что берет на себя роль посредника между либералами и народом, сам Ципко и есть воплощение либерализма, поэтому он и себе тоже пытается выторговать спасение от "красного петуха", для чего, как считает Ципко, "надо не только признать ошибки и просчеты нашего демократического десятилетия, но немедленно их исправить".

Исправить — каким образом?

Вернуть народу украденные у него во время приватизации сотни миллиардов долларов?

Но вот Василий Аксенов точно заартачится! Он полагает, живя там у себя, в Америке, что российский "народ, в целом народ, опьянел от денег" (интервью в "Неделе", № 23, 1998 год).

Не согласится ни на какой торг и Юрий Карякин, бывший член президентского совета (при Ельцине). Этот либерал, раздосадованный поражением гайдаровской партии "Демократический выбор России" в декабре 1993 года, зло рычал в телевизионную камеру: "Россия, ты одурела!". Рык либерала слышала вся страна...

Меморандум Ципко не поддержит и Анатолий Стреляный — ни за что!

Этот маститый российский либерал, живущий теперь на Западе, время от времени бросает издали на Россию свой по-немецки прагматичный взгляд, оценивая физическое состояние "белых негров" по шкале рыночников: "...недееспособных и малопроизводительных людей все еще очень много (несмотря на прописанное либералами "лечение" шоковой терапией. — Ю. А. ). Часть из них уйдет (еще бы не уйти... реформы Грефа переживет лишь сам Греф и иже с им. — Ю. А. ), остальных обществу придется содержать, считаться с ними как с избирателями. Это гири на ногах..." ("ЛГ", № 25-26, 25 июня 1997 года).

Можно представить, как бы заголосили на все лады либеральные правозащитники, если бы подобные расистские высказывания произнес в адрес исторической нации "так называемый патриот" (по Е. Гинзбургу)...

Дело, конечно, не в дилемме: вернут или не вернут русскому народу украденные у него либералами деньги?

Не вернут! Ни копейки. Тут и гадать нечего. Не для того воровали, чтобы отдавать. Менталитет исторической нации (по Ципко) давно и всем известен. Сытый голодному не товарищ. Особенно если сытый — либерал вроде поэта-новатора Андрея Вознесенского, распорядителя фонда Б. А. Березовского "Триумф", или угрюмого юмориста Аркадия Арканова, завсегдатая клуба любителей пошлых анекдотов "Белый попугай". До народа ли тут, ежели вся жизнь либерала состоит из непрерывных тусовок в ночных клубах, презентаций с икрой и шампанским, триумфальных заседаний жюри, в интеллектуальном духовном общении с продвинутыми телезрителями, когда не успеваешь придумать, какой бы еще рассказать анекдотец...

Можно ли с этими либералами решить судьбу двух миллионов беспризорных детей России?

Можно ли ожидать с надеждой, что эти либералы возьмут на себя вину за гибель в Чечне многих тысяч людей, ставших жертвами политических авантюр?

Можно ли с этой адаптированной (по Ципко) беспечной сытой публикой решить судьбу неадаптированных миллионов нищих россиян, которые заживо замерзают зимой на просторах своей отчизны во время фашистских, иначе не скажешь, экспериментов Чубайса, устраивающего веерные отключения электричества?

Риторические вопросы, на которые у Ципко нет ответа.

Не получилось у него, как он пишет в статье, "открытого и честного диалога с народом по поводу десяти лет посткоммунистической истории".

Глубинный потаенный смысл статьи "Ослепление и наказание" состоит в том, чтобы за "шумным многословием" (по Ю. Полякову) не приблизиться к заветной цели, к которой Поляков якобы стремится в своем театральном прекраснодушии: "подобраться как можно ближе к истине", — а уйти от нее как можно дальше...

Словом, все вышло у либералов по-Черномырдину: "Хотели как лучше, а получилось как всегда..."

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

МЫ СНОВА В БОЙ ПОЙДЕМ! (Рассказ участников акции НБП в Латвии)

15 ноября прошлого года над Ригой взвились красные флаги: трое российских национал-большевиков захватили самое высокое здание в городе, башню собора Святого Петра. Их подвиг дорого им обошелся: 30 апреля этого года их осудили в общей сложности на тридцать пять лет тюрьмы. Мы помним о них, пусть сейчас они вне досягаемости. Но мы повстречались с другими нацболами-участниками той славной акции. Кирилл Бегун, Михаил Савинов и Илья Шамазов продвигались в Ригу в составе второй группы, которая должна была соединиться с геройской тройкой. Им повезло меньше: по наводке ФСБ вторую группу вычислили и арестовали на подходах к Риге. Отсидев по семь месяцев за нелегальный переход границы, 20 июня они вернулись в Россию. Через несколько дней в редакции "Завтра" они рассказали нам о своем участии в "латышской эпопее".

Кирилл Бегун. К тому времени, когда состоялась акция, пикетами у латвийского посольства мы все уже были сыты по горло. Латышам в России все по барабану. Единственное, что их немножко всегда колебало, так это испачканный фасад посольства, побитые окна — но это все несерьезно. Пришло время действовать на территории противника.

Наша акция готовилась достаточно долго. Это была далеко не первая попытка проникновения на территорию Латвии — четвертая, по-моему. Но ФСБ не дремала, поэтому попытки прорваться в Латвию через территорию России или Белоруссии всякий раз пресекались: наших вели, что называется, "от Москвы до самых до окраин". Причем доходило до смешного. Пустой ночной вокзал, все спят, и мы, четыре человека, куда-то идем — а за нами такая же толпа: мы в туалет — они в туалет, мы к киоску — они тоже к киоску. Вокруг нас сновали "алкаши" с аккуратно нарисованными синяками и аккуратно разорванными курточками. В псковском поезде, разумеется, нас тоже вели, но это уже был другой подтип — "фээсбэшник обыкновенный": квадратные головы с интеллектом на уровне табуретки. В каждом из трех вагонов сидела одинаковая "будка" с газетой "Совершенно секретно" и, абсолютно не стесняясь, "пасла" нас.

Но им все дико обломалось, потому что в нашем вагоне ехали призывники-морпехи в Калининград — тоже все одинаковые, бритые, молодые, которые подняли в вагоне жуткий шум, и потеряться между ними нам не составило труда. Тем более, на ночь свет был выключен, и "табуреткам" ничего не оставалось, как принять облик мирных граждан и лечь спать, поскольку в полной темноте ничего читать нельзя, даже "Совершенно секретно".

Михаил Савинов. Про призывников могу добавить следующее: жуткий шум они подняли из-за того, что при посадке в поезд у них были изъяты стратегические запасы спиртного, и они страшно переживали. А в самом поезде бутылка водки стоила 125 рублей, поэтому крик стоял страшный.

Сначала мы планировали сойти на платформе города Резекне, но там, как выяснилось, к нашему приезду хорошо подготовились: повсюду стояли местные пограничники и с нетерпением ожидали нашего появления… Мы решили не делать глупостей, решили проехать дальше и спрыгнуть между двумя городами.

Прыгали мы вчетвером, хотя изначально нас было пятеро: но одного высадили на границе российские пограничники, потому что у него был просрочен паспорт. Сначала прыгал я, потом Сергей Геронин, затем Кирилл Бегун и Илья Шамазов, с разницей несколько сот метров. Затем мы по плану должны были по одиночке продвигаться в глубь латвийской территории — на явочные квартиры. Только там мы должны были узнать, где, когда и как должна была пройти наша акция в Латвии.

Десантирование производилось на ходу, на скорости около 50 км/ч. Все прошло более-менее удачно, за исключением того, что один из нас, Илья Шамазов, сломал ногу и продолжить движение уже не смог.

Илья Шамазов. Когда поезд отошел от Резекне, мы через некоторое время собрались у оговоренной заранее двери в тамбуре. Приготовились к прыжку, я сорвал стоп-кран, и ребята по очереди стали выпрыгивать почти на полном ходу. Я прыгал последним. Ощущение полета было фантастическим, я его все время вспоминаю. Приземлился удачно, но с отскока попал в кучу железнодорожных рельсов, а от них — в канаву. Попытался выбраться из нее, но нога не работала. Ощупал ее и понял, это перелом. Чувствую злость, понимаю, не доехал.

Поезд остановился. По насыпи ко мне подбежали полицаи с фонарями. Было обидно, я понимал, что это конец моего пути. Меня погрузили в поезд и высадили из него в Даугавпилсе. Срочно отправили на операцию. Просверлили ногу, поставили растяжки и — в отдельную палату на шесть коек. В больнице меня, неспособного к передвижению, охраняли два полицая. Три литра крови на операции потерял.

Кирилл Бегун. Мы спрыгнули где-то в час ночи. Искать друг друга было бесполезно: ночь, пересеченная местность — леса-поля. Я чуть не заблудился из-за безумного латвийского фермерства с его пашнями неестественной формы, которые мне приходилось так огибать, что я полностью потерял стороны света.

Потом мы узнали, что на наш перехват были брошены фантастические силы, но поначалу таковых сил было абсолютно незаметно. Единственное — дико мучили собаки на каждом хуторе. Они начинали лаять за километр до моего подхода, и еще километр после меня лай продолжался. То есть за мной шел замечательный звуковой хвост.

Сначала моей целью было отзвониться. Телефонная будка в очередной глухой деревне оказалась единственным признаком цивилизации. А так — обычный развалившийся советский колхоз. Телефонная карта у меня была, но я не был предупрежден о местных расценках на телефон. С двухлатовой картой (это около 90 руб.) можно говорить буквально минут семь. А поскольку карта была уже начата, то я успел лишь узнать, что мне надо ехать в Ригу — и карта закончилась. Деньги у меня еще были, и я рассчитывал купить еще карточку.

Отзвонился, было уже часов пять утра. Поблуждал я очень душевно. Двинулся к трассе, чтобы доехать до более цивилизованного населенного пункта. Выхожу — стоит огромный указатель с надписью "Мальта". Во, думаю, забрел! Впоследствии оказалось, что это "Малта", через которую я и двинулся к трассе. Тут тормозит машина, из нее высовывается голова в фуражке и просит предъявить документы. На что я отвечаю: "А документов нету". Тогда он меня спрашивает: "А сам откуда идешь?" Я ему и говорю: "С Мальты" — чем и сдал себя с потрохами. Тут со всех сторон налетели кто с собаками, кто с автоматами, все в разной форме. У них штук десять всяких полиций, и все носят разное обмундирование — такое дефиле, натуральная демонстрация мод.

Меня начали обыскивать, кто кричит: "Руки за голову", кто: "Руки на капот", все дико счастливы, на лицах безумие светится. Обыскивать, как и все остальное, они, как оказалось, тоже не умеют, потому что единственное доказательство моей связи с местными нацболами — бумажку с телефоном — я успешно и с аппетитом слопал. После этого предъявлять мне было нечего. Единственное, что они нашли, так это советский паспорт, из-за которого они предъявили мне обвинение в незаконном переходе границы.

Михаил Савинов. Со мной как все происходило? Я прошел больше всех, доставив полицаям соответственно больше хлопот. При прыжке с поезда я неудачно упал, разбил голову и около часа лежал в придорожном бурьяне без сознания. Прихожу в себя — мелкий дождь, ночь, темно, сыро. Никого вокруг. Встаю, думаю: надо идти. Чутье помогло: в свое время часто ходил в походы и ориентироваться на местности умел. Исходя из того, что недалеко от железной дороги должна проходить какая-нибудь трасса, я двинулся поперек железки. Через леса, поля, а также болото местного значения, я, промокший сверху и снизу, выбрался, наконец, на эту трассу. Вижу дорожный указатель: "Даугавпилс — столько-то км, Резекне — столько-то". Помня о пограничниках в Резекне, я принял решение продвигаться в сторону Даугавпилса, хотя туда идти было дольше.

Шел ночь с пробитой головой, периодически меня вело в сторону, было желание завалиться куда-нибудь и поспать, но шел до конца.

От места десантирования до остановки, где я сел в автобус, прошел около 45 км. Около 8 утра сел в междугородний автобус, где и уснул. Мой внешний вид — завязанная платком голова, поверх этого бейсболка, залитая кровью куртка, штаны до пояса в болотной жиже, — мой вид никого не интересовал, лишь бы за билет заплатил. Сел я на заднее сиденье и заснул. По ходу в автобус заглянул какой-то человек в форме, внимательно на всех поглядел, но ничего подозрительного не обнаружил, и мы поехали дальше.

Доехал я до Даугавпилса, смотрю: все выходят, ну и я вышел. Когда я ехал, у меня не было информации, что и где должно будет происходить — всю информацию об акции мне должны были сказать на месте. Я купил телефон-карту, позвонил, мне ответили: "Жди, к тебе подойдет человек". Я и ждал, прогуливаясь вокруг автовокзала. Не знаю, как меня не взяли за один мой внешний вид: толпящиеся на автовокзале пограничники, подозрительные личности в штатском и полицейские в снующих патрульных машинах могли бы приличия ради поинтересоваться, что со мной случилось и не нужна ли мне медицинская помощь.

Я зашел в кафе, заказал кофе, пирожных и спокойно там посидел. Потом я встретился с нашим человеком, мы пошли на квартиру, поднялись на нужный этаж, позвонили в дверь, и тут с первого этажа топот ног: люди в штатском влетают к нам и заталкивают нас в эту квартиру. Хозяин, поинтересовавшийся, что происходит, получает свой законный удар в печень. Нас раскидали по разным углам, потом всех подняли, спустили вниз, рассадили по гражданским иномаркам и увезли в местное управление внутренних дел. Никто не представлялся, никаких документов не предъявлял. Единственно, что было сказано: "Полиция безопасности, никому не двигаться!" — все это по-русски. Задержание снимали на видеокамеру. Внизу перед машинами нас обыскали, у меня нашли советский паспорт и страшно обрадовались.

Кирилл Бегун. После того, как меня взяли, тут же повезли в Резекне. Едем, и вдруг вижу: стоит на шоссе Сергей Геронин и ловит машину. Ну, думаю, здравствуйте! Сейчас подсадят. Нет, проезжают мимо. Ладно, думаю, хоть Геронин доедет. Посередине пути в машину поступает звонок, полицаи начинают дико материться на русско-латышском языке, разворачиваются и гонят назад. Геронин стоит все там же. Так, думаю, не додумался, хотя я физиономию разве что из форточки не высунул. Когда во второй раз меня повезли в Резекне, Геронина уже не было — он все сделал замечательно: поймал машину, доехал до Резакне, где и додумался заснуть на автовокзале.

Спит на вокзале такое явление: бритоголовое, в черном "бомбере", военных ботинках, значок, правда, додумался не одевать. Понятное дело, у него проверили документы, и он совершил мою же ошибку, сказав, что он из Мальты. Ему: "Ага, еще один мальтийский сокол!". Его начали крутить, он попытался сбежать, это не удалось, и с тех пор его регулярно держали под усиленной охраной. Геронин, самый младший из нас, обожает портить отношения с ментами.

Так вот, меня отвезли в Резекне, и там начались допросы. Везли меня полчаса, и за это время я, дожевывая телефон, успел придумать, кто я такой и чего, собственно говоря, делаю на территории независимой Латвии.

Я рассказывал им, что я — хиппи-автостопщик, и что заехал я к ним, в вольную Латвию, чтобы просто поглядеть, как люди живут. Объяснил я им все, вплоть до шишки на голове, полученной в результате десантирования. Они были дико злы, потому что понимали, что я вру им в лицо, но доказать они ни черта не могли.

Допрашивали меня все: транспортная полиция, полиция безопасности, криминальная полиция, пограничники. Каждый из них был вынужден добросовестно записывать мою байку на три страницы машинописного текста, и каждый крыл меня про себя чем только можно, понимая, что я "гоню". Единственный был въедливый товарищ, который все допытывался от меня, что же именно я видел в городе Резекне. Я отвечал: "Дома!" — "Какие?" — "Обыкновенные, каменные!"

Ну разумеется, тут же начались угрозы. Одни говорили, что закопают меня по горло в сосновом бору — романтики, блин! Другие обещали надеть мешок на голову, третьи пистолетом щелкали…

Это Латгалия, практически русская территория. Живут там в основном русские или же те, кто по-русски свободно разговаривает. Встречались среди полицейских латыши, встречались и русские. Следователи, практически все из которых были русские, постоянно твердили нам, что они лично против нас ничего не имеют, и будь их воля, они нас давно отпустили бы, но: "Мы люди подневольные". Лишь полиция безопасности — это как у нас ФСБ — на сто процентов состояла из латышей.

Впрочем, нет, не на сто. В полиции безопасности меня допрашивал безумный азербайджанец, колоритнейшая фигура: размахивая пистолетом Макарова, он искал от меня ответа на свой главный вопрос: как там живут азербайджанцы в Москве? На что получил ответ, что живут они хреново и их никто не любит. Разумеется, угрожал и он: посадит, мол, меня в камеру с педиками, трам-та-ра-рам.

Грозились посадить меня в самую страшную камеру — в итоге посадили с местными уголовными авторитетами. Люди отнеслись нормально: удивились, покормили, порасспрашивали, а на следующий день меня оттуда уже увезли в Даугавпилс.

Там я сидел с молодым персонажем, арестованным за наркоту, который, как оказалось, успел послужить в латвийском спецназе, воевал снайпером в Боснии на стороне мусульман, причем ему было абсолютно до балды, за кого воевать. Ему давали фотографию того, кого надо убить, платили деньги — и больше его ничего не интересовало. Теперь их спецназ начали расформировывать: дедовщина у них дошла до бреда, так что люди начали успешно умирать.

Два дня это продолжалось, пока мне не предъявили Савинова, которого я с трудом узнал: голова раскроена напрочь, — и всех остальных. Я понял, что отпираться нечего, дал показания, и меня оставили в покое. Потом полмесяца в КПЗ и 1 декабря отправились мы в местную тюрьму города Даугавпилса.

Михаил Савинов. Тюрьма эта, носящая лирическое название "Белый лебедь", была еще екатерининской постройки. Считается она одной из худших тюрем Латвии по условиям содержания, поскольку со времен Екатерины в ней ничего не меняли.

Но до того, как туда попасть, я прошел почти те же передряги, что и Кирилл. Сначала привезли меня в управление внутренних дел Резекне. Первый, с кем я пообщался, был представитель полиции безопасности, который бесновался, скакал вокруг меня, как африканский шаман, — крупногабаритное тело, брызжащее слюной. Оно орало на меня: "Давай, рассказывай, что вы здесь должны взорвать, что должны отравить?!" На что получал мой спокойный ответ: "Я ничего не знаю".

Ему я рассказал сказочку о том, что я и не собирался вылезать из поезда в их прекрасной Латвии, а что я ехал в Калининград, вышел ночью в тамбур покурить и вдруг увидел, как какие-то лица неизвестной национальности пристают к русской девушке. Я за нее заступился, началась драка, и они меня скинули с поезда. Посмотрите, говорю: голова вот пробита, ссадина на лице.

На это он мне кивал: "Ну да, и сколько вас еще скинули с поезда, сколько еще подралось?" Угрожал: "Сейчас мы тебя в тюрьму отвезем, руки-ноги переломаем, а зачем твоей жене такой инвалид сдался?"

Мне постоянно твердили, что всех остальных уже задержали и со всех уже собраны показания. В конце концов мне сказали: мол, хватит тут играть в героя, вас ваше же ФСБ и сдало. И предъявили список с некоторыми фамилиями, часть которых я узнал. Но прикол был в том, что моей фамилии там почему-то не было, и по этому поводу они очень злились. Все это происходило в день моего задержания.

Потом меня передали сотрудникам транспортной полиции, которая и вела дальше наше дело. В тот же день около девяти вечера они принялись проводить дознание. В итоге допрашивали меня с двух часов дня до полдвенадцатого ночи. Все это время я периодически терял сознание. Когда я попросил оказать мне медицинскую помощь, из вытрезвителя пришла фельдшер, промыла мне голову перекисью водорода, перевязала и, глядя на то, как я на глазах теряю сознание, промолвила: "Думаю, в госпитализации ты не нуждаешься". И как только она ушла, я с этого стула брякнулся. Так все это и происходило.

Илья Шамазов. Провалялся я пару дней в больнице, а потом этапом через даугавпилсскую тюрьму меня отправили в лазарет Рижского централа. Там я попал в очень хорошую камеру. Меня пугали латышскими националистами, но большинство из них со мной хорошо сошлись. "Илюха, мы с тобой вместе еще Сейм взорвем!" — так всегда заканчивались наши беседы. Допросы проходили регулярно. Сразу после осуществления акции на башне моими товарищами я все признал, заявил, что я национал-большевик, и объяснил, как я ненавижу латвийское правительство.

Как стало получше, меня в гипсе этапировали в "Белого лебедя". Там я познакомился с человеком, который раньше сидел в одной камере с Айо Бенесом, нашим местным нацболом. Узнал очень много хорошего про товарища. А дальше пошла обыкновенная тюремная жизнь. В той тюряге буквально все понимают, что дальше так жить, как живет Латвия, нельзя. Но даже в среде уголовников за оружие готовы взяться далеко не все.

Кирилл Бегун. 15 ноября мы спрыгнули с поезда, а 2 декабря дело уже закрыли, и в январе нам назначают суд на июнь. Так мы поняли, что приговор — чуть больше полугода тюрьмы за переход границы, нам уже заочно вынесли: оставалось лишь формально его оформить. Все эти полгода мы спокойно мариновались в тюрьме.

Камеры там не переполнены, с питанием чуть получше, чем в России, а сидят в основном русские, потому что это — Латгалия. Относились к нам как к достопримечательностям: "политические сидят". Кто-то удивлялся, кто-то смеялся, кто-то относился к нашим идеям с большим вниманием и одобрением. Наездов на нас серьезных не было: сокамерники в гробу видали эту Латвию с ее проблемой языка, отделением-независимостью и всем остальным.

В этой латвийской тюрьме по-латвийски не понимают ни заключенные, ни сами тюремщики. Протокол на меня писали, помню, со словарем, и от этого они испытывали массу проблем.

Как-то писал я письмо на волю, но отправить не успел: шмон в камере. Закинул письмо в книжку, но нашли. В результате меня специально выдергивают из коридора, заводят в камеру, там начальник смены читает мое письмо: "Значит, по-латвийски мы не понимаем?" — "Не понимаете", — отвечаю. В результате по камере я летал достаточно долго.

А как-то раз в передаче нашел русско-латышский разговорник, и в нем — небольшая статейка о том, что же первым делом надо посетить в Латвии. Статейка начиналась словами: "Непременно побывайте на смотровой площадке башни собора Святого Петра в Риге". Так, думаю, и скажу на суде: мол, купил я разговорник, а там — такое милое предложение…

Михаил Савинов. Передачи нам делали местные партийцы. Там безумные цены на сигареты, на чай. Курят там исключительно российскую контрабанду. Связь поддерживали лишь на уровне передач, так как переписка там запрещена. Мы переписывались лишь друг с другом, в тюрьме — связь между камерами там, разумеется, налажена.

Если в местных газетах не было ни одной статьи о нацболах, мы безумно удивлялись: на их деревенском уровне наше прибытие — это было колоссальное событие.

Консул приезжал где-то раз в два месяца. Оказывается, чтобы с нами встретиться, он должен был, как самый обычный латвийский гражданин, писать заявление в орган, под надзором которого мы находились, — в прокуратуру или в суд — там заявление рассматривали в общей очереди и еще решали, пускать или нет.

Он передавал новости из Москвы, от родных. Моя жена и мама Кирилла поддерживали с консулом постоянную связь. Я вторично стал папой: рождение дочери меня немного приободрило. Отношение его к нам было снисходительно-доброе, он постоянно интересовался, что нам нужно, но за полгода сам так ничего и не принес — лишь чужие передачи доставлял.

Немного поколебались наши нервы 30 апреля, когда мы узнали приговоры наших товарищей, которые все-таки добрались до рижской башни. Были у нас мысли, что и нам могут влепить на полную катушку, поскольку статья о переходе границы подразумевает сроки от полугода до трех лет.

4 июня состоялся суд, сразу у всех четверых. Прокурор запросил нам от года до года и двух месяцев. В итоге всем дали по семь месяцев. Оставалось нам тогда досидеть одиннадцать дней.

Кирилл Бегун. 15 июня мы вышли из тюрьмы, и нас на фургоне отвезли в то же КПЗ, где сидели в самый первый раз, в ноябре. Там мы отсидели еще пять суток, пока оформлялись документы, и 20-го нас забрали представители миграционной полиции. В консульстве нам выдали бумаги, привезли нас на границу, где и передали российским пограничникам. И тут же нас препроводили в населенный пункт Гребнево… на допрос в ФСБ.

Сотрудник ФСБ, дыша ядренейшим перегаром и делая серьезное лицо, интересовался всем, вплоть до расположения комнат в полицейском участке Малты. Но больше всего он хотел выяснить, а не вербовали ли нас в Латвии против России? Еще с нами разговаривал наш пограничный майор — этот хотел узнать про условия прохождения контроля у латышей, а также что нас спрашивали про российские границы. На это мы отвечали, что латвийские следственные органы вообще не интересовались российской границей, отчего майор поскучнел. А единственное, что латышей действительно интересовало, говорили мы, — это совершеннейшая бытовуха: какие цены и какие заработки в России.

На границе нас встречал на машине Толя Тишин, и мы все вместе поехали домой.

Михаил Савинов. А в следующий раз, который непременно настанет, нам надо будет обращать побольше внимания на конспирацию. Полнейший непорядок: о нашей акции знали все! Ну ничего, опыт приходит на собственных ошибках, потому что учителей нет. Все, чего мы так или иначе достигли, было достигнуто благодаря жертвенности. Мы поняли, что вместо разговоров или бесполезных пикетов надо просто идти и совершать более действенные вещи. Так что пусть они там, в Латвии, не расслабляются!

Илья Шамазов. Мне теперь пять лет нельзя въезжать в Латвию, судя по штампу в паспорте, но тем не менее, туда ехать надо. Да и там мой хороший друг Серега Соловей, которому дали пятнадцать лет.

Латвия — это страна, где очень много русского населения. Правда, слишком они трусливые, силен в них дух сомнения, чувство собственного кармана. Но все-таки так думают не все. С ними мы в бой и пойдем!

Записал Денис ТУКМАКОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Бондаренко «ВСЕ КУПЛЕНО СИОНОМ»

"Все куплено Сионом", — утверждает писатель Юрий Поляков. Значит, куплена Сионом и его "Литературная газета", и ее обозреватели? К примеру, Дмитрий Беловецкий, по слухам, давно сотрудничающий не только с газетой... А какой выход? Как спастись от засилия обозначенного Юрием Поляковым Сиона? На это тоже отвечает сам писатель: "Проще революцию сделать". Откровенный, между прочим, призыв к насильственному свержению строя, статья вроде бы 76-я уголовного кодекса. Но пока арестовали не автора этих призывов, а его коллегу по писательскому ремеслу Эдуарда Лимонова. И, собирая подписи писателей в защиту содержащегося в Лефортове известного прозаика и публициста, я обратился к Юрию Полякову. Тот ответил, что подписывать письмо не будет, но в своей газете организует расследование причин его ареста, и тем поддержит уважаемого им Лимонова. И даже направил ко мне специалиста по журналистским расследованиям уголовного характера Дмитрия Беловецкого. Я губы развесил, поделился всей информацией, дал выходы на лимоновского адвоката Сергея Беляка, на лидера московских нацболов Анатолия Тишина. Сообщил даже о будущей публикации самому Лимонову. Что же в результате?

В результате недавно увидел в "ЛГ" аршинный заголовок "Я редкое животное", прочитал тщательно — видимо, не без помощи фээсбэшников — отобранные другие цитаты из Лимонова типа "Да, я фашист", или "В день взятия власти выйду на Центральное телевидение с двумя обрезанными головами, неся их за скальпы. Грохну их о стол, сяду, и мертвая тишина воцарится в государстве". Что же с близкого к правоохранительным органам журналиста Дмитрия Беловецкого, умело и по-своему убедительно пропагандирующего в своем расследовании версию ФСБ, взятки гладки, но неужели главный редактор "Литературной газеты" писатель Юрий Поляков, к тому же кандидат филологических наук, не видит разницы между лирическим литературным героем прозы и самим автором? Меня в свое время тоже осудили, правда, не по уголовному, а по гражданскому делу, на основании моего фельетона с выдуманными фамилиями. Ибо одному из прототипов, ныне покойному, воинствующему демократу померещилось сходство с ним, и все возражения Михаила Лобанова и Вадима Кожинова, что нельзя литературных героев приравнивать к авторам, не помогли. Таков уровень культуры наших судебных и правоохранительных инстанций. Но неужто таков и уровень культуры нынешней "Литературной газеты"?..

Юрий Михайлович! Человек сидит в тюрьме, ждет суда, а ты его в глазах сотен тысяч читателей обозначаешь как редкое фашиствующее животное. Но ведь и в твоей прозе немало подобных мест — значит, всех любовниц твоих героев пусть жена приписывает тебе самому? Все антисемитские выражения и экстремистские выкрики типа найденных мною в твоих книгах — "Все куплено Сионом" и "Проще сделать революцию" — обозначить как твою личную позицию? Неужели и тебе надо объяснять, что взятое из книги "Анатомия героя" высказывание "Да, я фашист... — редкое животное" нельзя переносить на самого писателя? Можно не любить, и даже ненавидеть прозу Эдуарда Лимонова, но использовать ее как улики в уголовном деле — это верх произвола. А кроме густо подмешанных в журналистское расследование цитат, создающих как бы убийственное, омерзительное впечатление головореза почище Арби Бараева в глазах массового читателя — кроме таких цитат, которыми и сами следователи постоянно давят на Лимонова, у обвинения никаких улик против писателя нет, что вынужденно признает и Дмитрий Беловецкий. Этот очерк был бы хорош в газете спецслужб или хотя бы в проправительственной официальной газете, но в литературной???

Несколько вопросов и самому журналисту Беловецкому. Вот вы пишете, что "совершенно беззубое РНЕ используется сейчас по оперативной необходимости российскими МВД и ФСБ. И сообщаете, что один член саратовского РНЕ предложил молодым, радикально настроенным пацанам, близким к лимоновской партии, несколько "раздолбанных автоматов". Те купились на дешевку и пошли на сделку, где их и зацапали, но задержанный там же фээсбешный ставленник из РНЕ, "продавец оружия так и остался непойманным и анонимным". Умный человек понимает: вся эта операция по продаже оружия тщательно продумана и организована не Эдуардом Лимоновым, не Аксеновым и другими московскими нацболами, а ФСБ. Почему следствие не устанавливает, кто и зачем продавал оружие бесшабашным саратовским пацанам? Кто в органах дал указание на вовлечение в продажу оружия этих незрелых ребят? Будут ли посажены на скамью подсудимых организаторы этой продажи оружия? Да, покупка и продажа оружия — это уголовно наказуемое деяние, но кто провокационно вовлек ребят в это деяние? Уверен, что достаточно умный Лимонов не стал бы ввязываться в подобную операцию. Уверен, что сейчас этих саратовских ребят, пугая их пятнадцатилетними тюремными сроками, будут заставлять давать показания, что санкцию на покупку оружия им дал Лимонов. Эту версию аккуратно внедряете и вы, Дмитрий Беловецкий. Мол, накануне сделки саратовский нацбол Карягин "был в Москве у Лимонова". Не удивлюсь, что и поехать в Москву Карягину посоветовали фээсбэшники, чтобы хоть какую ниточку к Лимонову протянуть. Почему же автор Беловецкий не задает никаких вопросов ФСБ? Не обвиняет ее в организованной ею же продаже оружия? Почему он совсем не хочет видеть связи между арестом Лимонова и последовавшим вскоре после него чудовищным приговором латышского суда? Почему ему действия латышского суда кажутся даже мягкими? Дескать, благодаря усилиям адвоката Журкин с Соловьем получили по пятнадцать лет тюрьмы, а статья за подобное преступление в Латвии — от 20 лет до пожизненного заключения... Мол, еще мало дали. Но посмотрите: не за размахивание флагом, а за реальные взрывы советских памятников буквально в то же время латышские экстремисты получили весьма условный срок и были выпущены прямо из зала суда на свободу! Хотя там были даже телесные повреждения жертв при взрыве. Впрочем, и самих нацболов вначале хотели судить за хулиганство, и лишь благодаря усилиям ФСБ возникло "дело о терроризме". Об этом вскользь упоминаете вы, Беловецкий: мол, "говорили...". Это я вам говорил, и никуда не уйти от того, что 7 апреля был арестован Лимонов, а 30 апреля, благодаря этим новым московским "уликам", было вынесено дикое фашистское решение рижского суда. И все правозащитники молчат!

Я представляю себе сам суд над Лимоновым. Кроме выбитого признания саратовских неразумных пацанов, умело раскрученных ФСБ, никаких прямых улик против Лимонова не будет, ибо их в природе нет. Судьи, подобно "Литературной газете", будут цитировать "ужасные" обрывки фраз из художественных книг и заметок Лимонова. И общественность успокоится: никто не принесет на телевидение отрубленные головы Юрия Полякова и Дмитрия Беловецкого…

Я перестаю верить в любую писательскую солидарность. Трусливое заявление ПЕН-клуба, цинизм по отношению к Лимонову Анатолия Приставкина, предпочитающего защищать лишь Чикатил, а не своих коллег, знаменательная фраза "кто хочет, тот и сидит в тюрьме" Артемия Троицкого — вот позиция либеральных писателей. Так же отворачивались либералы, когда еще можно было как-то защитить и не дать судить Павла Васильева, "литературного фашиста". А может быть, не дали бы засудить Васильева, когда бы не отвернулся в разговоре со Сталиным от Мандельштама Пастернак? Может, не было бы и других писательских арестов? Только не будем забывать, Юрий Поляков: все те, кто приветствовал арест Павла Васильева, вскоре сели сами. Мы вступаем с расследованиями типа "Я редкое животное" в крайне порочный круг. Кстати, чисто текстологически: и цитата ведь нагло переврана. Даже используя по-прокурорски прием усечения, меняющий смысл, вырывающий из контекста выгодную следствию фразу, все равно надо было написать: "...я (...) — редкое животное". Вот и получается, что, так же вырывая из контекста книги Юрия Полякова изобличающие его фразы, я обнаруживаю, что он... "прохвост", "бабник и пьяница", что его главное желание — "проще сделать революцию", потому, что в России все, в том числе ФСБ и прокуратура, "куплено Сионом". Такие убийственные "журналистские расследования" можно состряпать против любого писателя. Зачем?

Владимир БОНДАРЕНКО

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Дмитрий Черкашин ВОЛЯ К ПОБЕДЕ

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/01/397/43.html ].

ВЗГЛЯД ИЗ-ЗА ОДЕРА (Как германские “левые” относятся к “новой” России)

Роль Германии в нынешней Европе чрезвычайно высока. ФРГ является главным экономическим и политическим центром Евросоюза, который потенциально готов, наряду с Китаем, воспрепятствовать становлению “монополярного мира”. Однако реализации данного потенциала явно мешают многолетняя привычка бундесэлиты к зависимости от США и боязнь рисков, связанных с выходом из-под “американского зонтика”.

Левые силы ФРГ после включения в ее состав “новых земель”, как называют бывшую ГДР, получили мощную и растущую общественную поддержку. Они настаивают на независимой и самостоятельной политике Германии, соответствующей реалиям современного мира и не ограниченной “западными” или “европейскими” интересами. О перспективах и трудностях подобного поворота читатель может судить по приведенному ниже без наших комментариев тексту, в котором излагаются материалы Фонда Розы Люксембург.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР “НАМАКОН”

УПАДОК РОССИИ НЕ ВЕЧЕН

Левые силы Германии последовательно выступают за то, чтобы ФРГ способствовала интеграции России в Европу, помогала России стабилизировать экономическое и социальное положение, а также в должной степени учитывала российские интересы в вопросах безопасности.

Основанием для такой позиции являются следующие факторы:

— Несмотря на имеющиеся проблемы, Россия остается великой державой. Она обладает огромными полезными ископаемыми, значительным научным и исследовательским потенциалом, хорошо подготовленным и образованным населением, а также культурными достижениями мирового уровня. Она, как и прежде, является основным конкурентом США в области ядерных технологий. Россия — великая европейская держава со значительным потенциалом развития в сторону Восточной и Южной Азии. Стабильная Россия может во многом способствовать нейтрализации опасных гегемонистских устремлений США.

— Длительное кризисное состояние России и ее окружения может повлечь за собой далеко идущие процессы в Европе, а также за ее пределами и иметь катастрофические последствия. Однако с окончанием эры Ельцина имеются шансы для постепенного процесса стабилизации, в котором левые силы могут играть значительную роль. Доверительные отношения с Россией являются лучшей предпосылкой того, чтобы оказывать влияние на российское руководство в его действиях по ликвидации кризисных ситуаций.

— Выдающееся значение германо-российских связей доказано исторически. Развитие международных отношений после крушения двухполярной конфронтационной системы, а также положение Германии в Европе требуют установления стратегического партнерства с Россией. Однако в действительности германо-российские отношения пока далеки от этого.

Распад СССР, хотя и ослабил геостратегическое значение данного региона, но отнюдь не ликвидировал его. Российская Федерация как основной компонент этого регнона и как правопреемник Советского Союза потеряла статус сверхдержавы, однако благодаря своим размерам, своим природным ресурсам, своему человеческому, экономическому и научному потенциалу, своему авторитету в мире культуры и, наконец, благодаря своей военной, прежде всего ядерной, мощи продолжает оставаться одним из решающих факторов мировой политики.

В то же время распад СССР и Организации Варшавского Договора, который повлек за собой очень сложный процесс новой структуризации международной системы, оказался суперпозиционирован с процессами всемирной глобализации, давшей толчок не только интеграционным, но и дезинтеграционным процессам. Относительно предсказуемое “равновесие страха” сменилось большим числом довольно опасных конфликтов и даже войн. Значительно усилилось значение национально-этнических и религиозных факторов. Дилемма заколючается в том, что далеко не все имеющиеся в мире этнические меньшинства: народности и даже нации,— смогли добиться государственной самостоятельности и существовать как суверенные субъекты международного права.

В течение первых пяти лет после распада СССР на постсоветском пространстве отмечено шесть войн, примерно 20 вооруженных конфликтов и более 100 конфронтационных ситуаций без применения оружия. Вызванные ими процессы миграции населения, как и другие следствия политической нестабильности в регионе, не являются безразличными для Германии — тем более, что процессы дезинтеграции в настоящее время затронули и саму Россию. В особенно страшных формах это проявляется в Чечне. Происходящие там события нельзя оценивать исключительно под углом зрения противодействия международному терроризму, который угрожает не только России и не только в Чечне. Развитие ситуации в данном регионе, основанное на обострении социальных и этнических противоречий, активно используется определенными силами, которые стремятся заполнить образовавшийся здесь вакуум власти с целью использовать конфликты для расширения своих притязаний.

События в Чечне и на Балканах подтверждают необходимость создания новой концепции международной безопасности: не только для России, Кавказа и Закавказья — это в равной степени относится и к Европе. Если параллели между чеченским конфликтом и войной НАТО против Югославии существуют, то они заключаются как раз в отсутствии общеевропейской концепции безопасности. Учитывая, что Россия продолжает располагать оружием чрезвычайно разрушительной силы и потенциал ее кризисных рисков выходит далеко за пределы Европы, в рамках данной концепции безопасности необходимо развивать или вновь создавать механизмы, которые в состоянии предотвратить развитие катастрофических сценариев, обеспечить равноправное сотрудничество и предотвращение конфликтов. И здесь недопустимо применение силы, нарушение примерного ядерно-стратегического баланса, возникновение опасности новой гонки вооружений, вмешательство в дела других и навязывание им собственных стандартов и клише.

ИЗМЕРЕНИЯ ВОСТОЧНОГО КРИЗИСА

Кризис на Востоке, связанный с распадом СССР и поиском места “новой России” в современном мире, имеет несколько измерений. Экономический спад и потеря международных позиций в условиях глобализации вытесняют Россию на периферию общего развития, она испытывает те же проблемы, что и большинство стран “третьего мира”. Чрезвычайно высока степень зависимости России от международных финансовых институтов. Ее экономика односторонне ориентирована на добычу и продажу полезных ископаемых. Сегодня Россия уже не является высокоразвитой страной и может превратиться в сырьевой придаток других экономик (согласно данным фонда Карнеги, в 2000 году по валовому социальному продукту она занимала уже 16-е место в мире, уступая Индии, Мексике, Южной Корее и Аргентине).

Между тем разрыв между высокоразвитыми промышленными странами и большей частью мира растет. Асимметрия экономического и социального уровня США и России постоянно увеличивается, что все сильнее сказывается на состоянии их отношений. Эйфория после 1991 года сформировала в России союз “радикальных реформаторов” вокруг президента Ельцина с деятелями из администрации Клинтона,— союз, который на основе концепций МВФ и Всемирного банка должен был ввести Россию в капиталистическую систему. США активно вмешивались во внутреннюю жизнь России, подавляя любые попытки сопротивления данному сценарию.

Однако навязанная администрацией Клинтона и международным финансовым сообществом концепция развития была далека от интересов России, не учитывала реальностей ее жизни и, можно сказать, потерпела крах — настолько чувствительными оказались ее провалы. Прежде всего это касается глубокого раскола в среде российской элиты, где не утихают острые споры между ориентированными на Запад (прежде всего — на США) группами и теми, кто хотел бы видеть свою страну русским государством, в силу своего географического положения выполняющего функции евразийского посредника между промышленно развитым Западом (прежде всего Европой) и Азией. Этот раскол обеспечил фактическое отсутствие у России внешней политики, которая стала представлять собой набор намерений, исходящих из различных групп элиты и зачастую прямо противоречащих друг другу.

Чеченская война 1994-96 годов показала, что данное явление касается и внутриполитических процессов, что в России царит хаос, у государства отсутствуют политические и экономические механизмы решения возникающих проблем, что создавало условия для возрождения русского шовинизма и военной диктатуры. Россия шла к изоляции на международной арене и могла стать игрушкой в руках других сил, которые стремились заполнить возникший вокруг недавней сверхдержавы вакуум. В условиях экономического и социального краха, помноженного на политическую дестабилизацию, оказалось, что несмотря на отсутствие идеологической конфронтации Россию не рассматривают в качестве равноправного члена международного сообщества, а США, пользуясь ее слабостью, стремятся создать однополярную международную систему, которая позволит им в полном объеме реализовать свои стратегические интересы, не считаясь с интересами и мнением других стран.

Низшей точки отношения России с США достигли в 1999 году, во время интервенции НАТО в Югославию. Именно тогда расширение этого военно-политического блока на Восток, проникновение его через Кавказ до китайской границы, объявление Каспийского региона “зоной стратегически важных интересов США” и фактическое исключение Совета Безопасности ООН (то есть России и Китая) из процесса решения важнейших международных проблем, попытки США выйти из Договора ПРО 1972 года, широкая дискриминация в форме эмбарго и антидемпинговых мер против российских товаров по-настоящему обеспокоили значительную часть элиты, заставив ее задуматься о реальных перспективах политики Ельцина. Именно тогда была сформирована “доктрина Примакова”, которая определила интересы России и в основном оказалась взята на вооружение Путиным.

Выборы в Государственную Думу (декабрь 1999 года) и президентские выборы (март 2000 года) положили конец эре Ельцина, если рассматривать ее с изложенных выше позиций. И, хотя на деле процесс консолидации элит далеко не завершен, в этом отношении новое российское руководство предприняло самые решительные и жесткие, но в правовом отношении корректные шаги. Политика официальной России в международных делах может считаться предсказуемой и лишенной противоречий. Это обстоятельство, а также возможный процесс стабилизации внутренней социально-политической ситуации в России, несомненно, являются необходимыми условиями для установления Россией длительных отношений конструктивного сотрудничества с другими странами, для активных совместных действий на международной арене.

Важным является то обстоятельство, что сегодня США являются для России супердержавой, чью роль и огромный потенциал необходимо учитывать, но с которой трудно и даже невозможно осуществлять нормальное и равноправное сотрудничество. Стремление к глобальной гегемонии, концепция “однополярного” мира, свойственные нынешней американской политике, не находят и, видимо, не смогут в ближайшем будущем найти понимания в России, поскольку объективно противоречат ее интересам. Геостратегическое положение России, напротив, требует установления партнерских и даже доверительных отношений со странами Центральной, Западной и Северной Европы, поскольку без установления подобных отношений ее перспективная роль “моста” между Европой и Азией потеряет реальное наполнение.

Поэтому заявления президента Путина, сделанные во время его первого визита в Германию (15-16 июня 2000 года): “Германия остается нашим партнером №1 в Европе и в мире”, “немецким инвесторам будут созданы хорошие условия для инвестиций”,— являются важным сигналом относительно приоритетов нового российского руководства и не могут расцениваться как конъюнктурные, что было подтверждено результатами “рождественской” встречи Путина и Шредера в Москве в начале 2001 года.

ГЕРМАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Германия, поднявшая свою значимость в мире, активно участвует в создании нового международного распределения сил. Ее руководящие элиты стремятся превратить ФРГ в ведущую европейскую державу, а саму Европу сделать конкурентоспособным, в том числе и в военном отношении, центром мирового влияния. Эти амбиции объединенной Германии объективно порождают тенденции к соперничеству в трансатлантическом союзе и до известной степени противоречат претензиям США на роль глобального лидера. Данные противоречия не акцентируются публично и касаются пока только текущих, хотя и немаловажных, политических проблем (различные позиции по ПРО, роли ООН, ОБСЕ, в торговых, валютных вопросах и т.д.).

В то же время и по тем же причинам немцы хотят доказать свою верность трансатлантическому союзу громче, нежели это делают другие, и даже готовы пренебрегать своими интересами в тех случаях, когда последствия таких жертв являются незначительными или неопределенными. Дальнейшая интеграция новых федеральных земель и объединение Европы являются для Берлина сегодня приоритетами значительно более высокого порядка, чем развитие отношений с Москвой. Все эти обстоятельства наряду с опасениями насчет возрождения русского шовинизма в случае стабилизации России определяют противоречивую позицию Германии на восточном направлении. Поведение “русского медведя” для большей части европейских правящих элит продолжает оставаться подозрительным и непонятным. Кроме того, современная германская экономика в значительной степени ориентирована на экспорт, и основные сделки совершаются на Западе, а вовсе не на рискованном Востоке, что является основным сдерживающим фактором в отношениях двух стран.

Следует заметить, что подобная двойственность прослеживается исторически. У Германии есть опыт плодотворного сотрудничества с Россией (Петр I, Екатерина II, Бисмарк, эпоха Раппало, “новая восточная политика” канцлера В.Брандта до “дела Штраса-Штойбера”), но есть и опыт катастрофических конфронтаций, в том числе ХХ века (опыт двух мировых войн и “холодной войны”). Распад СССР был расценен Западом, и прежде всего США, как победа в “холодной войне”, что привело к “холодной дискриминации” России на международной арене. “Синдром победителя” в Германии был усилен ее объединением. Богато отблагодарив Горбачева, став крупнейшим кредитором СССР и России, добившись ускоренного вывода российских войск со своей территории, Германия решила, что теперь может смотреть на восток свысока.

Бундесправительство постоянно пыталось использовать нынешнюю слабость России и поддержать конфликтный потенциал в постсоветском пространстве (визиты Шредера в Грузию и в балтийские страны, реакция на конфликт в Чечне, отказ сотрудничать в совместном российско-украинском проекте по созданию транспортного самолета Ан-70 и другие решения, не способствующие укреплению двухсторонних российско-украинских отношений и т.д.). Характерно, что в стратегическом документе, определяющем политику ЕС относительно Украины и принятом на совещании ЕС в декабре 1999 года, немало говорится о соседях Украины, но ни слова — о ее главном “соседе”, России. А СНГ для ЕС, оказывается, вообще не существует: “Европейский Союз признает усилия Украины, направленные в сторону Европы, и приветствует то, что Украина приняла решение в пользу Европы”. На другой странице того же документа говорилось: “Европейский союз поддерживает усилия Украины по развитию сотрудничества с государствами по побережью Черного моря, совета Балтийских государств и Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдавии”. Нетрудно видеть, что последние из названных государств образуют известную “группу ГУУАМ”, которая в мае 1999 года вышла из оборонительного пакта СНГ, подписанного в 1991 году. Легко понять и антироссийскую направленность данного документа.

Особую обеспокоенность вызывает у российских властей характер немецкой активности в Калининграде (б.Кенигсберг) и Калининградской области (российская часть б.Восточной Пруссии), которая де-факто идет вразрез с основополагающим для двусторонних отношений договором “два плюс четыре” (ФРГ и ГДР плюс СССР, США, Великобритания и Франция) от 9 ноября 1990 года, подтверждающим послевоенный порядок в Европе и принципы мирного объединения Германии в существующих границах.

Кроме того, в Москве справедливо полагали, что администрация Клинтона вряд ли решилась бы начать войну на Балканах без согласия правительства ФРГ. А такое согласие, в свою очередь, означало не столько вытеснение России с Балкан, сколько устранение Совета Безопасности ООН и России как постоянного члена СБ от решения важнейших проблем мировой политики. Между тем Германия, как и Россия, объективно заинтересована не в ослаблении, а в усилении роли ООН и в придании ФРГ статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН. Поэтому когда статс-секретарь МИДа Ишингер во время устроенной российским посольством в декабре 1999 года дискуссии предложил интернационализировать проблему Кавказа, он получил резкий отпор со стороны российских участников дискуссии: Бессмертных (бывший министр иностранных дел и президент Внешнеполитической ассоциации), а также бывших послов в Бонне Квицинского и Терехова.

В свое время, когда Россия стала поворачиваться лицом к Евросоюзу, она нередко рассматривалась немецкой стороной как некий внешний для Европы феномен, а оскорбительный демарш со стороны федерального канцлера по отношению к премьер-министру Примакову, когда тот приехал с посреднической миссией в балканском конфликте, вообще не имеет аналогов в германо-российских отношениях послевоенного периода. В “Рассуждениях о новом формировании немецкой внешней политики”, с которыми министр иностранных дел Йошка Фишер выступил на собрании членов Немецкого общества по вопросам внешней политики 24 ноября 2000 года, России были посвящены ничего не говорящие общие положения.

Накануне визита Й.Фишера в Москву в январе 2000 года “Независимая газета” назвала главу немецкого МИДа “могильщиком германо-российских отношений”. Было бы неразумным считать подобное определение только личным мнением Игоря Максимычева (в прошлом — посланник в Берлине, а ныне — сотрудник Института Европы РАН, определяющего позицию России в германских делах). Сразу после своего визита в Москву, выступая на ежегодном собрании Германо-Российского форума 15 февраля 2000 года, Й.Фишер постарался быть более конструктивным и внимательным к роли России и состоянию российско-германских отношений. Однако и в этой речи нельзя было не услышать следующей основной мысли: русские должны стать такими же, как мы, соответствовать нашим представлениям и ценностям, только тогда можно будет подумать и о партнерстве. Между тем подобные установки не просто невыполнимы, но и вызывают упреки российской стороны в применении немцами двойного стандарта (вопрос о праве на применение первыми ядерного оружия, Чечня—Косово, стремление к интеграции).

Показательным примером пренебрежения и непонимания интересов России является расширение ЕС и НАТО на Восток, которое фактически “исключает эту страну из процесса европейской интеграции, как это было в таких важных сферах, как шенгенские соглашения и ограничения в торговле”,— пишет Гейнц Тиммерман из Федерального института по изучению восточноевропейских и международных проблем, добавляя: “Проблемы возникнут и с принятием стандартов ЕС в странах, которые будут включены в систему союза, особенно это касается технических, потребительских и экологических норм. Уже сейчас значительно ограниченный уровень торговых отношений между Россией и странами-кандидатами в члены ЕС может еще снизиться”. Эти негативные для России экономические и политические последствия европейской интеграции вообще не берутся в расчет, даже не делается попыток совместно искать справедливый баланс интересов. Так, в стратегическом документе ЕС по России содержится призыв к российским предпринимателям принять участие в осуществляемых преимущественно ЕС проектах TRACECA и INOGATE (строительство транзитных нефтепроводов и дорог на Кавказе). Однако эти проекты, имеющие огромное экономическое и геостратегическое значение, разрабатывались вообще без участия России — при том, что в ЕС прекрасно знают, какие интересы имеет Россия в этом сложном регионе на своих южных границах. Подобные самоуверенность и высокомерие могут дорого стоить немцам уже в ближайшем будущем.

ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЙ

Путь силовой конфронтации, “отбрасывания” России из Европы после “гуманитарной интервенции” НАТО на Балканах еще раз продемонстрировал свою полную несостоятельность. Выход из тупика, возникшего в результате данной акции, оказался невозможен без участия России. А Россия очевидно не может поддержать такую концепцию безопасности, согласно которой ответственность за дела континента полностью возлагается на блок, где Россия не имеет полноправного членства. Кроме того, претензии США на глобальную гегемонию, связанное с этим увеличение их военного бюджета и стремление выйти из режима, предусмотренного Договором по ПРО 1972 года, вызывают растущую обеспокоенность во всем мире. Понимание данных реалий постепенно находит место в сознании и действиях нынешнего руководства ФРГ, которое медленно, но все же пересматривает основы своей “восточной политики”. В частности, широкое распространение получила точка зрения Эгона Бара, который заявил, что для Европы и тем самым для Германии предпочтительнее такая Россия, которая строила бы консолидированное правовое государство вместо того, чтобы развивать коррупцию, давать публичные клятвы в верности демократии и править страной с помощью указов.

Определенной “точкой поворота” здесь стали очные консультации президента Путина с канцлером Шредером, первый раунд которых с участием Е.Примакова состоялся 15-16 июня 2000 года в Берлине. Тогда было принято политическое решение относительно полного восстановления механизмов поручительства по системе “Гермес” (поставки инвестиционных товаров в Россию), разрушенной дефолтом 1998 года, с лимитом в 1 млрд. марок без фиксации времени предоставления, причем 50% лимита резервировано для предпринимателей из новых федеральных земель, а проекты, по которым будет применяться поручительство “Гермеса”, не будут превышать 30 млн. марок. Сверх лимита предусмотрено поручительство по краткосрочным проектам со сроком реализации до 1 года. Кроме того, был подписан ряд протоколов о намерениях с участием РАО “Газпром” и его немецких партнеров (с “Винтерсхал АГ” — о разработке нефтяного Тимано-Печорского месторождения стоимостью 2 млрд. DM; с “Ферросталь АГ” — о строительстве завода по производству метанола мощностью 900 тысяч тонн ежегодно в Архангельске, 1,5 млрд. DM; с “Зальцгиттер Анлагенблау ГмбХ” — о модернизации и строительстве новых трубопроводов, 1 млрд. DM; с “Рургаз АГ” — о совместных проектах сбережения энергии (до 90 млн. т условного топлива ежегодно) и защиты окружающей среды в России. Комментарии прессы и деловых кругов по результатам июньской встречи были в основном сдержанно-доброжелательными. Путин произвел впечатление в целом уверенного и уравновешенного политика. Отмечалось, что с новым русским руководством можно конструктивно работать и его усилия по стабилизации страны необходимо поддерживать, поскольку это больше отвечает интересам Германии, чем хаос и дестабилизация на востоке. Условия для экономической и инвестиционной деятельности немецких корпораций также становятся более благоприятными (улучшенная законодательная база и единообразная правоприменительная практика, экономический рост и т.д.).

Данные тенденции были закреплены в ходе встречи “Большой восьмерки” на Окинаве в сентябре 2000 года. Там канцлер Шредер высказался за деловое включение России в диалог ведущих стран мира и следом за президентом Франции выразил отрицательное отношение к планам США по созданию антиракетной системы. Вне официальных рамок G-8 Шредер пообещал России отсрочку по выплате долгов (выплата 8 млрд. DM перенесена с 1999-2000 годов до 2016 года, ежегодные проценты уменьшены с 7 до 5,48) — тем самым Германия сделала шаг навстречу рекомендациям Парижского клуба, которые Франция уже выполнила.

Следующим шагом стала “рождественская” встреча руководителей двух государств в Москве, после которой российская сторона предприняла активные действия по реализации ряда инвестиционных и телекоммуникационных проектов. Однако решающего прорыва в германо-российских отношениях до сих пор не сделано. Бросается в глаза, что при решении проблемных вопросов продолжает сохраняться прошлая тенденция, когда двусторонние отношения ставились в зависимость от совместной ответственности в рамках Европейского Союза. Слабо выражена готовность использовать авторитет Германии в решении сложных вопросов общеевропейского значения, будь то расширение НАТО на Восток, создание механизмов общеевропейской системы безопасности или урегулирование на Балканах. Без ответа остались инициативы российского руководства по созданию европейской системы противоракетной обороны, а также предложения использовать для развития германо-российских связей потенциал новых федеральных земель, включая и тех людей, которые многое сделали для этого в прошлом. Шредер не дал понять, что будет проводить суверенную, самостоятельную политику по отношению к России. Помимо глубоко засевшей привязанности Германии к Западу, которая превалирует над объективными интересами страны по отношению к Востоку, помимо нежелания Германии по многим причинам отдельно позиционировать себя в данном вопросе, большую роль играет неуверенность в том, сумеет ли Путин выдержать огромный груз ответственности,которая лежит на нем, будет ли стабилизация России как великой европейской и мировой державы связана именно с его фигурой.

Очевидно, что ведущие стратеги США видят будущее России как распад и дезинтеграцию этой страны, раздел ее территории между соседними державами (таковы концепции Зб.Бжезинского из “Фонда наследия” и Томаса Грэхема из “Карнеги-фонда). Следовательно, можно ожидать дальнейшего ухудшения климата в российско-американских отношениях. Тем не менее, с окончанием эры Ельцина стало ясно, что сейчас в России задают тон силы, которые не только выступают против подобных катастрофических сценариев, но и могут опираться на широкий общественный консенсус и на военные структуры.

При этом необходимо учитывать, что рыночная трансформация России происходит и будет происходить не так, как этот процесс представляли себе ведущие западные стратеги. Реализация их концепций “в чистом виде” имела разрушительные последствия для России и принесла ее народам немало страданий. После поражения модели советского социализма потерпела поражение и политика “большого скачка” в рыночную экономику. Реформы в России только тогда будут иметь успех, если они будут строиться с учетом ее особых природно-климатических условий и на основе созданных в стране коллективных социально-экономических структур. Можно с уверенностью сказать, что в России будут развиваться формы рыночной экономики, которые наряду с очень крупным государственным сектором будут иметь определенные элементы, взятые из прошлых отношений собственности и централизованных руководящих структур. Отклонения от господствующей на Западе ортодоксальной системы рыночной экономики (приватизация крупных предприятий, открытие национальных границ для рабочей силы, товаров, информации и финансов, либерализация цен, жесткая кредитно-финансовая политика, сокращение госинвестиций и госрасходов в социальном секторе) — не только право России, но и единственно возможный для нее путь стабилизации. Это мнение разделяет, в частности, бывший шеф антикартельного ведомства ФРГ Вольфганг Каррте, много лет работавший советником в различных российских правительственных структурах. Он заявил, что было бы преступлением навязывать русским чисто теоретические методы развития рыночного хозяйства, не отвечающие ни традициям и стереотипам населения страны, да еще в условиях дискриминации ее продукции на внешних рынках. Россия, по его мнению, неизбежно будет применять собственные методы рыночной трансформации и ей необходима прежде всего помощь в самоорганизации и использовании внутренних резервов развития.

Экономический подъем в России повысил бы экспортные возможности европейских и прежде всего немецких предпринимателей, поскольку оживление огромного российского рынка сбыта и природные ресурсы этой страны, несмотря ни на что, не утратили своей привлекательности для объединенной Европы. Особое значение имеет совместное решение на долгосрочный период существующих энергетических проблем. Большой интерес предоставляет относительно легкий доступ для использования высококвалифицированной и одновременно дешевой рабочей силы, которой располагает Россия. Привлекательным является и ее значительный инновационный потенциал в области высоких технологий. Как раз в этой сфере заключается на длительный срок потенциал развития и сотрудничества мелкого и среднего бизнеса двух стран. Россия имеет многие предпосылки стать хорошим партнером Германии по кооперации в пищевой промышленности, машиностроении, производстве гибких производственных линий, в коммуникационной технике и информатике, самолетостроении и исследовании космоса. Она располагает огромным рынком для инвестиций в реальное производство и транспортные системы.

Подготовленный Дойче банком анализ свидетельствует о том, что примерно 150-200 немецких предприятий могут сразу же приступить к развитию кооперационных связей и модернизации российских предприятий с помощью техники ГДР, а финансовая поддержка этой программы способна создать в новых федеральных землях около 300 000 рабочих мест.

НОВАЯ “ВОСТОЧНАЯ ПРОГРАММА” ГЕРМАНИИ

Исходя из вышеизложенного, левые силы Германии должны потребовать повышения приоритетности отношений с Россией для преодоления “кризиса на Востоке” и реализации новой стратегии на этом направлении. Наша программа должна включать в себя следующие требования и предложения.

Основные:

— Обязательное выполнение существующих договорных обязательств, отказ от попыток силового пересмотра существующих границ и расширения НАТО на Восток.

— ФРГ должна выступить за равноправное привлечение России к решению вопросов общеевропейской безопасности, укрепления ОБСЕ и борьбы с международным терроризмом. При этом необходимо учитывать, что причины этнических, религиозных, культурных и региональных конфликтов лежат прежде всего в неблагоприятных социальных условиях, в резкой социальной дифференциации и связанной с этим социальной напряженности, меры по снижению которой должны стоять на первом месте при ликвидации и предотвращении подобных конфликтов.

— Расширение Евросоюза не должно проходить через конфронтацию с Россией и должно учитывать ее интересы. Необходимо устранить все проявления дискриминации, неравноправия и дифференциации по отношению к РФ, отменить еще существующие положения по эмбарго и антидемпинговые санкции на ее продукцию, а в случае невозможности отмены, как, например, по калийной промышленности Германии — совместно разрабатывать режим компенсаций.

— Отказ от “синдрома победителя”, который вреден как по отншению к восточной Германии, так и по отношению к России, но в последнем случае он еще опаснее. Следует иметь в виду, что фашистская агрессия против СССР привела к огромным потерям для русского народа и других народов бывшего Советского Союза, а равно и к исторической катастрофе немецкого народа и государства. Любые проявления реваншизма и неонацизма должны быть исключены из политики ФРГ.

В континентальной политике:

— Разработка хартии по вопросам общеевропейской безопасности, в которой будут гарантированы приоритет ОБСЕ и равноправие всех участников.

— Создание в Центральной Европе коридора, свободного от ядерного оружия (подобное предложение исходило от Белоруссии и было поддержано Путиным во время его пребывания в Берлине).

— Разработка своего рода европейского “плана Маршалла” для бывших стран-участниц СЭВ (из статьи Жака Сапира в газете “Ле Монд” от 18 апреля 2000 года).

— Разработка экономических, политических и военных мер доверия, призванных ликвидировать исторически возникшее недоверие к Германии и России у стран, расположеных между этими двумя державами. Стоит задуматься над тем, чтобы рассматривать и поддерживать Украину не как барьер, а как мост с Востоком и СНГ.

— Поддержка интеграции в рамках СНГ путем передачи опыта по интеграционным процессам, накопленного ЕС и путем достижения соглашений о сотрудничестве между ЕС и СНГ (оно должно также компенсировать потери, которые понесет Россия в результате расширения ЕС на Восток).

— Включение России в разработку и реализацию пакета мер по стабилизации положения на Балканах.

— Разработка условий, способных удовлетворить Россию в случае расширения ЕС на Восток (использование опыта, накопленного при вступлении в ЕС скандинавских стран), а также совместная разработка анлитических материалов по данной проблеме (возможно, в рамках программы TACIS).

Экономические:

— Содействие мобилизации в интересах России вывезенных на Запад капиталов (по разным оценкам, сумма колеблется между 150 и 600 миллиардов долларов) и пересмотр подходов к проблемам внешнего долга и кредитов.

— Совместная разработка реальных локальных и региональных проектов (возможно, в форме межправительственного соглашения), которые будут служить прежде всего формированию и развитию внутреннего рынка России, подготовке специалистов, созданию инфраструктуры в сфере обслуживания. При этом наряду с крупными проектами следует активнее способствовать развитию кооперационных связей между средними предпринимательскими структурами (долговременные программы инвестиций в средний и мелкий бизнес с использованием опыта земельных банков ФРГ, Берлинского банковского общества, Коммерцбанка).

— Специальная программа для новых федеральных земель, имеющих традиционные связи с российским рынком, включая формирование бартерного фонда для финансирования производства модернизированной техники и запасных частей к поставленному ГДР оборудованию (особенно в области добычи, транспортировки и переработки нефтепродуктов и газа).

— Создание совместных российско-германских технологических центров для поиска и использования в реальной экономике российских изобретений и передовых научно-технических достижений (При осуществлении проекта ICTC из Бранденбурга накоплен хороший опыт, который может быть использован в дальнейшем).

— Осуществление кредитных проектов (опыт Баварского “Hypo und Vereinsbank AG”).

Другие:

— Активизация сотрудничества между Бундестагом и Госдумой, между Бундесратом и Советом Федерации (Госсоветом). Совместная группа друзей этого проекта по германо-французскому образцу уже создана и функционирует, руководителем контактной группы с немецкой стороны, куда входит по одному министру из правительства каждой федеральной земли, является Манфред Штольпе. Основная задача проекта — развитие федерализма и оказание помощи региональным экономическим кругам.

— Создание постоянного многоуровневого механизма германо-российского взаимодействия: от уровня глав государств до “гражданской дипломатии”. При этом следует изучить вопрос относительно того, как лучше использовать большую группу граждан русской национальности и этнических немцев-переселенцев из бывшего СССР (всего более 2 миллионов человек) с целью поддержания знаний русского языка и русской культуры. Считаем полезным на правительственном уровне проводить ежегодный форум с целью подведения итогов и выработки новых предложений по вопросам двустороннего сотрудничества.

— Создание независимого экспертного совета по германо-российскому сотрудничеству в составе 20-25 человек (предложение А.Бессмертных).

— Назначение Уполномоченного федерального правительства по делам России.

Печатается в сокращении.

Полный текст — электронная почта NAMAKOV@dialup.ptt.ru.

Контактный телефон (факс): (095) 238-30-42

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Генерал Геннадий Трошев УКРАДЕННАЯ ПОБЕДА (Глава из выходящей в свет книги о чеченских событиях)

Нашим читателям хорошо известно имя генерала Геннадия ТРОШЕВА. Герой двух чеченских кампаний, талантливый командир, тонкий дипломат — он один из тех немногих людей, кто был посвящен в большинство тайн этих войн.

Обычно современники только спустя десятилетия узнают подробности событий, участниками которых они были. Летописцы словно ждут, когда в небытие уйдут все главные действующие лица…

Но генерал Трошев решил нарушить этот обет молчания. В издательстве "Вагриус" готовится к выходу книга его воспоминаний. Одну из глав новой книги Геннадий Николаевич любезно предоставил газете "Завтра". И по ней читатели смогут судить о том, насколько интересна и захватывающа эта книга.

ВЕДЬ ЭТО НАШИ ГОРЫ?..

К апрелю 1995 года боевики были вытеснены к предгорьям и отрогам Главного Кавказского хребта. Их основные базы располагались в Шатойском, Веденском и Ножай-Юртовском районах. Несмотря на понесенные потери и отсутствие сплошного фронта обороны, дудаевцы сумели выставить минновзрывные заграждения, укрепить опорные пункты (расположив их в том числе и в жилых домах) и передислоцировали технику и артиллерию. Боевики готовились к новому этапу борьбы — горной войне. Готовились и федералы.

В конце марта, когда еще шла операция по взятию Гудермеса и Шали, решено было создать объединенную группировку войск Министерства обороны. Я об этом еще не знал и был на своем КП, на высоте Гойтенкорт, когда меня вызвал к себе Квашнин. Приняв командование войсками СКВО, Анатолий Васильевич, тем не менее, редко покидал штаб ОГВ в Ханкале, оказывая помощь генералу А. Куликову в руководстве общим ходом "операции по наведению конституционного порядка в Чечне"… Причина вызова была мне непонятна, и всю дорогу я строил предположения, думал: что за срочность? Падение Шалей — вопрос нескольких дней, решил я. Неужели Дудаев капитулирует, и в связи с этим меня вызвали? Но мои надежды были напрасны. Причина оказалась намного прозаичнее: Квашнин мне предложил возглавить группировку войск Минобороны. "Добьешь Шали, а затем принимай под свое начало всех армейцев, согласен?" — сказал Анатолий Васильевич. Я думал не больше минуты. "Согласен", — ответил.

После разговора, уже в новом качестве, Квашнин представил меня генералу А. Куликову. В то время Анатолий Сергеевич месяц как командовал всеми силовиками в Чечне. С Куликовым состоялась любопытная беседа. После того, как Квашнин рассказал командующему ОГВ обо мне (это обычная практика при назначениях), Анатолий Сергеевич спросил:

— Геннадий Николаевич, я знаю, что вы родом из этих мест. Не боитесь ли вы, что вам, вашим родным и близким начнут мстить?

— Вы же не боитесь, товарищ генерал, — ответил я ему. — И я не боюсь… Я пришел сюда, в Чечню, не для того, чтобы уничтожать народ, который хорошо знаю, а чтобы спасти его от бандитов. Надеюсь, чеченцы меня поймут и не станут считать "врагом народа". Это, во-первых. А во-вторых, если вы с Квашниным мне доверяете, то постараюсь не подвести...

Видимо, мой ответ понравился Куликову, потому что в дальнейшем у меня с ним установились добрые и даже доверительные отношения.

Так или иначе, но весной 95-го года мы все же надеялись на то, что дудаевцев можно склонить к сдаче оружия и прекращению сопротивления. В переговорном процессе довелось участвовать и мне. Еще в марте мне пришлось первым из командования группировки встретиться с Масхадовым. Про эту встречу я уже упоминал выше. Но теперь хочется рассказать подробнее.

Масхадов согласился переговорить со мной. Но где встречаться? "Давайте на нейтральной полосе", — настаивал он. Но такой нейтральной полосы тогда не было. Наши войска стояли почти везде на равнине и в предгорьях. А там, где не было федералов, соответственно, располагались дудаевские отряды. Масхадов настоял на том, чтобы встреча состоялась в Новых Атагах, на "его" территории. Пришлось уступить, хотя это был риск.

Я переговорил вначале с Квашниным и объяснил ситуацию. Тот сказал, чтобы я вышел на Грачева. Министр обороны дал добро. Он, видимо, переговорил с Ельциным или Черномырдиным (премьером). Без их санкции Павел Сергеевич встречу "зарубил" бы…

В то время я уже знал, что Масхадов с Дудаевым были в натянутых отношениях (Аслан об этом позже лично мне признался). После чувствительных поражений на равнине Масхадов, выступая по местному телевидению, потребовал от Дудаева отказаться от выдвигаемых им условий на встречу только с президентом России и призвал его вести переговоры с министром обороны Российской Федерации П. Грачевым. В противном случае, по словам Масхадова, Дудаев должен "закончить политические игры и лично встать с оружием в ряды бойцов". В общем, разногласия дошли до публичных ультиматумов…

Выдвинулись мы в Новые Атаги на двух БТРах. На одном я находился, на втором — охрана. Когда въезжали в село, обратил внимание на то, что чеченцы радовались нашему приезду. Руками махали, даже честь отдавали. Я глазам своим не верил.

Встреча должна была состояться в доме Резвана. Он был директором цементного завода. Когда мы вошли во двор, полный народа, сразу прекратились всякое движение и суета. Ждем. Масхадова еще нет. Я подумал: может, и не будет встречи?.. Ожидание было томительным. Тем более, что вокруг — немало вооруженных чеченцев со злыми глазами. Нас могли перестрелять, как куропаток…

Через 10-15 минут — оживление. К дому подъезжают несколько автомобилей "Нива". На головной машине — флаг Ичкерии с изображением волка. Во двор входит Масхадов со своим окружением. Здороваемся. С Масхадовым приехали Имаев (генпрокурор Чечни) и полевой командир Руслан Гелаев. Тогда он уже был ранен в бедро и хромал.

Переговоры состоялись в самой большой комнате дома. Я должен был выставить следующие требования: незамедлительное прекращение боевых действий; обмен всеми убитыми и пленными; сдача оружия; вывод войск с территории Чечни на административную границу.

По этим вопросам меня уполномочил вести переговоры министр обороны П. Грачев.

Во время переговоров Масхадов все время смотрел вниз, на свои руки. Нервничал. Было заметно, что руки слегка тряслись. Скажет два-три слова и опускает голову. И так несколько раз подряд.

Я сразу огласил, с какой целью прибыл. Масхадов по первому вопросу ответил утвердительно. Мол, прямо сейчас дадим команду: остановить боевые действия. И тут же спросил: "А ты в состоянии дать команду на прекращение огня?" Я ответил: "Да, в состоянии. У меня такие полномочия есть".

По второму вопросу договорились без проблем.

Третий вопрос. Здесь Масхадов категорически отказался идти навстречу. Требовал, чтобы вначале мы вывели войска, а потом они, мол, сами организуют сдачу оружия…

Через несколько дней мы вновь встретились. Теперь, кроме Масхадова, присутствовали Ширвани Басаев (брат Шамиля) и Мовлади Удугов. Мы друг друга проинформировали об обмене убитыми и ранеными. Затем Масхадов мне говорит: "Геннадий, мы с тобой военные люди. Мы можем договориться не стрелять друг в друга, обменяться пленными и ранеными. Но вывести войска и сдать оружие — нет. Не наш с тобой уровень"…

Я доложил Грачеву, что Масхадов хочет встретиться с Черномырдиным или с ним лично. Министр обороны сказал мне, что готов встретиться. Договаривайся, мол, о дате. Масхадов, в свою очередь, подтвердил свое желание. Сказал, что готов в любое время.

На третью встречу я пригнал с собой радиостанцию. Организовал связь между Масхадовым и Грачевым. Они пообщались. Договорились о встрече. Содержание их разговора я не знал. Ни Масхадов, ни Грачев мне об этом не говорили. Только позже я узнал, что должен стать заложником на тот период, когда Масхадов будет встречаться с Грачевым. Это было что-то вроде гарантийного условия. Об этом мне рассказал Масхадов через три года, когда уже в ранге президента Чечни встречался с Е. Примаковым (тогда главой правительства России) во Владикавказе.

Аслан вспоминал: "Ты знаешь, что твои хотели подставить тебя, оставить в заложниках за мою голову". Он подробно рассказал о том, как они договорились встретиться с Грачевым. В назначенное время и место Масхадов приехал, а Грачев нет. Обманул…

Еще одна встреча состоялась у меня с Масхадовым в начале апреля 1995 года. Сначала говорили официально, за столом переговоров. Затем уединились и часа два вели разговор с глазу на глаз. Поднимали в основном одни и те же вопросы.

— Я советский офицер, — говорил Масхадов. — Воспитывался в советских традициях. Но как вы могли в мирное время прийти в Чечню и убивать народ?

— Нет, Аслан, я пришел не лично с Масхадовым бороться, не с народом, и даже не с Дудаевым, а с теми бандитами, которые взялись за оружие ни с того ни с сего. Где ты видел, чтобы в мирной стране вооруженные люди собрались в банды и безнаказанно грабили и убивали других?..

Мы заспорили, а затем долго разговаривали о семьях. Аслан рассказал о своей жене, о детях… Я поинтересовался:

— А как отреагировал Дудаев на наши с тобой переговоры?

— А никак. Он даже не спросил, о чем мы с тобой говорили…

В конце разговора Масхадов сказал следующее: "Геннадий, давай больше не будем встречаться. Мы с тобой хотим сделать мир, остановить войну, но, видимо, кроме нас это никому больше не нужно — ни Дудаеву, ни Ельцину…". Мы с ним тепло распрощались.

Конечно, в то время от Масхадова зависело не все, хотя многое. Если бы ему дали шанс переговорить с Грачевым, а потом и с Черномырдиным, то, возможно, ситуация сложилась бы по-другому. Трудно сказать. Для меня Масхадов до сих пор остается загадкой. Скорее всего, он стал жертвой политических игр и спекуляций. И прежде всего со стороны своих же соратников...

26 апреля 1995 года Б.Н. Ельциным был подписан Указ "О дополнительных мероприятиях по нормализации обстановки в Чеченской Республике". Мы понимали, что объявление моратория носило во многом чисто политический характер — в связи с празднованием 50-летия Великой Победы и прибытием в Москву многочисленных зарубежных делегаций. При этом приказы о прекращении боевых действий стали поступать в войска уже за неделю до подписания Указа.

Боевики в очередной раз нарушили мораторий. Гибли наши солдаты и офицеры, гибли лояльные к нам чеченцы… Дудаевцы использовали прекращение огня федералами как передышку для пополнения и перегруппировки своих сил. Многие достижения федералов таяли, словно снег в апреле…

В мае мы, наконец, получили добро на проведение операции в горах. Ее подготовку и осуществление жестко контролировал лично Квашнин. О замысле и деталях знали только несколько человек. Кроме Квашнина — Куликов, Булгаков и я.

Были созданы три горные группировки. Шатойской руководил генерал Булгаков, Веденской — полковник Макаров, Шалинской — генерал Холод. В замысле были предусмотрены три варианта. Чтобы ввести в заблуждение противника, на все три направления были выдвинуты войска. Таким образом, чтобы у бандитов сложилось впечатление, будто их станут атаковать с трех сторон, чтобы растянуть, "размазать" по всем горам.

Боевики не думали, что мы сунемся в горы. Еще в марте на переговорах я говорил Масхадову: "Аслан, в горы я людей не пошлю. Они плохо знают горы. Твои люди знают в десять раз лучше. Они здесь родились и выросли. Я буду посылать самолеты и доставать вас самолетами". Не знаю, поверил ли он моим словам. Во всяком случае, по радиоперехватам и оперативной информации было понятно: боевики считали, что федеральные войска станут использовать только авиацию и артиллерию.

А во время нашей последней встречи на войне, в апреле, речь вновь зашла о горах. Когда мы прощались, Масхадов улыбнулся и сказал:

— То, что ты пойдешь в горы, я знаю. Ты здесь вырос. А остальные, как пойдут, как технику протянете?

— Найдем способ.

Аслан удивился и усмехнулся. Он не знал, что у нас уже все было готово к проведению горной операции...

Вначале войска действовали одновременно в трех местах. Особенно ожесточенные бои развернулись на шатойском и веденском направлениях. Например, боевики цепко держались за цементный завод. Он был своеобразным замком на входе в Аргунское ущелье. Переговоры о том, чтобы завод оставить целым, ни к чему не привели. Пришлось его штурмовать. В течение нескольких суток войска группировки наносили удары по противнику и в конце концов почти без потерь овладели важным объектом обороны дудаевцев. Каждый день только убитыми они теряли по нескольку сотен человек.

Общие потери боевиков, по состоянию на 31 мая, оценивались в 12 тысяч человек! Донесения из Чечни в период "горной войны" напоминали сводки с фронтов времен Великой Отечественной:

29 мая. Уничтожены в ходе боевых действий за 27 и 28 мая 1995 года: 294 боевика, 1 танк, 4 БТР, 23 автомашины, гранатомет, пулемет, ПТУР, наблюдательный пункт, 6 опорных пунктов и склад боеприпасов. Потери федеральных войск составили — 3 убитых и 6 раненых.

30 мая. Потери боевиков за истекшие сутки: 88 убитых, 1 БТР, 8 автомашин, зенитная установка, гранатомет, ПТУР. Кроме того, у боевиков изъяты 3 гранатомета, 201 килограмм взрывчатых веществ, более 4 тысяч единиц различных боеприпасов. Федеральные войска потеряли 3 человека погибшими и 8 ранеными.

31 мая. Федеральные войска вплотную подошли к горловинам Аргунского и Веденского ущелий и продолжают методичный обстрел позиций НВФ огнем артиллерии и авиации. Ожесточенные бои идут в предгорьях и горах. Основная задача — расчленение группировок дудаевцев, сконцентрированных на шатойском и веденском направлениях. Боевики создали первые батальоны смертников, готовых к выполнению любого задания и осуществлению диверсионно-террористических операций.

1 июня. За истекшие сутки федеральные войска в Чечне потеряли в общей сложности 10 человек убитыми и 13 — ранеными. Уничтожено 123 боевика, танк, артиллерийское орудие, зенитная установка, 4 базы. Ожесточенные бои идут по всей линии фронта в районе населенных пунктов Бамут, Агишты, Сержень-Юрт, Ножай-Юрт. По утверждению чеченских источников, федеральные силы в районе селения Сержень-Юрт, применив тактику обхода, взяли господствующие высоты 312 и 319, закрепились на них и ведут постоянный артиллерийский обстрел позиций противника в окрестностях населенных пунктов Ведено, Шатой, Бачи-Юрт, Мехкеты.

Упорное сопротивление дудаевцы оказали в районе Ярышмарды. Атаковать в лоб уже стало невозможно. Мы могли понести большие потери. Начали искать выход из положения. Их напрашивалось два. Первый — найти обходной маршрут, что в той ситуации было весьма сложно. Второй — поменять направление главного удара, перенацелить войска на Ведено. К тому же противник начал подтягивать большие силы в Аргунское ущелье, чтобы удержать шатойское направление. Итак — Ведено, вотчина братьев Басаевых.

Генерал Булгаков предложил решение: главные силы 245-го полка провести вдоль реки. Таким образом, группировка бандитов рассекается надвое, и появляется возможность захватить два базовых района боевиков. Я утвердил это решение.

На заключительном этапе части и подразделения выдвинулись к Ведено с двух направлений: Дачу-Борзой — Агишты и Дачу-Борзой — Мехкеты. За один день командир 245-го полка полковник С. Морозов по каменистому руслу реки сумел вывести свои главные силы в район населенного пункта Элистанжи. И тогда возникла идея высадить тактический воздушный десант.

Еще в 1942 году в этих местах в районе населенного пункта Мехкеты немцы планировали высадить десант. Профашистски настроенные чеченцы оборудовали здесь аэродром, а затем немцы посадочным способом доставляли сюда своих инструкторов. Создали запасы оружия, боеприпасов, продовольствия. Чечня должна была стать опорной базой для дальнейшего выхода немцев к бакинской нефти. Этот план за малым не был осуществлен. Помешали успехи Красной Армии. Но кто мог подумать в то время, что спустя пятьдесят три года в этих местах будет высажен российский десант с реальной боевой задачей?!

Двое суток изучали обстановку. Внесли коррективы по результатам аэрофотосъемки. Но нам этого показалось мало. Хотелось лично убедиться и, как говорят, своими глазами посмотреть то место, где спланировали высадку десанта. Сели с Булгаковым на самолеты-истребители "Грачи" (на место второго пилота) и поднялись в воздух. Полет длился минут 30-40. Сделали три круга над окрестностями Ведено. Вдруг я увидел внизу "Ниву". Она двигалась по горной дороге в сопровождении еще двух машин. И летчики их сразу заметили. Я слышал переговоры пилотов с землей. Позже один из них рассказал мне, что за этой "Нивой" они давно охотятся. По имевшейся информации, в машине находился Дудаев. "Земля" запретила "Грачам" работать по автоколонне, так как в кабинах находились мы с Булгаковым. Выходит, мы с Владимиром Васильевичем помешали тогда уничтожению Дудаева…

Высадка десанта прошла успешно. Подразделения 245-го полка вместе с десантниками ударили по противнику одновременно с двух сторон. На некоторых участках обороны врага началась паника, бандиты бросали свои позиции и просто бежали, сверкая пятками.

3 июня древняя столица Чечни — Ведено — была в руках федеральных войск. Пленные дудаевцы потом признавались, что вначале они ждали основной удар на Шатой, поэтому и подтягивали туда резервы. У селения Агишты их связала боями морская пехота, а в ущелье — 506-й полк. И тыл боевиков оказался пустой.

В боях за Ведено федеральные войска потеряли погибшими 17 человек, ранеными — 36. Потери незаконных вооруженных формирований составили более 300 бандитов убитыми. Уничтожено 8 танков, 9 БМП, 1 БТР, 2 ЗУ, одна установка залпового огня "Град", 2 орудия, 6 минометов, 28 автомобилей с боеприпасами — фактически все остатки тяжелого вооружения боевиков. Наголову был разгромлен печально знаменитый "абхазский" батальон…

Шамиль Басаев был в шоке от потерь. Видимо, после катастрофы в Ведено задумал он свой кровавый рейд на Буденновск. От отчаяния…

Не давая противнику времени на передышку, войска после Ведено двинулись на Шатой. Туда можно было попасть только по одной дороге, идущей вдоль реки Аргун. Слева — отвесные скалы, справа — десятиметровый обрыв в реку. Возможности для маневра — никакой. К тому же разведчики обнаружили на дороге множество управляемых мин, фугасов. Идти по дороге — значит, положить людей и потерять технику. Нас возьмут в огневой мешок и перещелкают, как в тире. Генерал Булгаков предложил решение: основные силы "перетаскивать" по хребту, чтобы скрытно выйти к н.п. Большие Варанды и от них спуститься к Шатою.

Хребет шириной от 4 до 6 километров, дороги фактически никакой — только узкая тропа, по которой с незапамятных времен горцы ездили лишь верхом на лошадях. Но начальник инженерной службы 506-го полка подполковник Степанов со своими людьми за трое суток пробил дорогу, расширил ее под технику. Чуть ли не на руках несли боевые машины.

А чтобы противник не обнаружил основные силы, на главной дороге подразделения 245-го полка сымитировали атаку. Небольшой рейдовый отряд (в составе разведвзвода, мотострелковой роты, инженерно-саперного отделения с машиной разграждения и танка с тралом) двинулся вдоль реки Аргун. Вел их майор Н. Звягин. Уже при входе в ущелье боевики открыли шквальный огонь. Солдаты и офицеры держались как могли. Насмерть стояли, приковывая к себе силы бандитов. А когда к нам пришла уверенность, что противник "клюнул" на приманку, командир полка приказал по радио Звягину отходить.

Двое суток (!) рейдовый отряд отвлекал боевиков своими самоотверженными действиями. Героизм мотострелков обеспечил общий успех операции. Я склоняю перед ними голову. Спаслись немногие, прыгнув с обрыва в реку. Большинство погибло. Но ценой своей жизни они предотвратили гибель сотен и сотен своих товарищей.

Такие ситуации нередки на войне. К сожалению, командирам иногда приходится принимать жесткие решения: пожертвовать малым, чтобы спасти большее. Прости меня, Господи!

Благодаря отряду Звягина мы сумели 245-й полк вытащить к Шатою по хребту. А вечером 11 июня с другой стороны Шатоя был высажен десант. Несколько вертолетов, один за другим, подлетали в указанное место. Десантники выпрыгивали и сразу уходили в лес, чтобы с рассвета перекрыть возможные пути отхода боевиков из Шатоя. Один вертолет упал. Завалился на хвост и скатился в обрыв. К счастью, никто не погиб, были только раненые. Однако сдрейфил командующий армейской авиацией генерал Иванников, аж руки задрожали. "Все, прекратить высадку!" — закричал в эфир. Я его отстранил. "Ты что, — говорю, — всех погубить хочешь?! Спасуем сейчас — в крови умоемся! Все рухнет!" И вырвал микрофон: "Продолжать высадку! Не останавливаться!"

Слава Богу, все закончилось благополучно. 13 июня Шатой был полностью блокирован. Боевики вновь запаниковали — не ожидали такого внезапного удара федеральных войск. Они почти не оборонялись. Спешно, бегом покинули свои позиции.

С падением Ведено и Шатоя фактически завершилась последняя фаза "горной войны", что означало полное выполнение замысла федерального командования. За Шатоем открывался выход через перевал на Грузию. Теперь, после взятия ключевого населенного пункта, этот путь был перерезан. Если посмотреть на карту, там оставались только скалистые горы, где можно было ударами с воздуха и артиллерией добивать остатки бандитов.

Но развитие наступления остановили — опять начались переговоры. Так было после блокирования Грозного, при развивающемся успешно наступлением на Шали, после форсирования Аргуна… В считанные недели можно было дожать бандитов, не дать им возможности опомниться. Вот и на этот раз, в самый разгар шатойской операции, произошел неприятный сбой.

Наши перехватили разговор Масхадова с одним из полевых командиров. Тот сообщал, что русские наседают, его отряды больше не могут их сдерживать. "Выручайте, помогайте!" Масхадов ответил ему буквально следующее: "Продержись до 9 утра. Все будет нормально. Мы договорились: объявят мораторий". Ни я, ни Куликов не знали, что будет мораторий, а Масхадов уже знал.

Вечером на меня вышел начальник Генштаба генерал Колесников и сообщил, что в адрес командующего ОГВ Куликова послана телеграмма, предписывающая прекратить применение авиации. Я связался с Куликовым: "Анатолий Сергеевич, как же так?" Он тоже опешил: "Как прекратить? Люди же ведут бои в горах!"

Одновременно с Куликовым выходим на Колесникова. Он отвечает: "Что я могу сделать? Приказ верховного главнокомандующего у меня на столе. Вам его уже послали".

После полуночи получаем этот приказ. Где-то в 2 часа ночи снова выходим на Москву, пытаемся объяснить ситуацию. Бесполезно.

Эти, словно врагом спланированные остановки, эти украденные у армии победы — самая острая после людских потерь боль. Как воевать, если достигнутый кровью успех напрочь смазывается начинающимися вдруг совершенно ненужными "переговорами"? Кто наш главный противник: бандюки в горах, или предатели в сановной Москве? Когда Булгаков узнал о моратории, у него плечи опустились и желваки пошли ходуном: "Мне просто плакать хочется, Геннадий Николаевич", — выдавил из себя.

На следующий день после взятия Шатоя состоялась очередная встреча Масхадова с представительной делегацией федерального центра (Керимов, Зорин, Месарош и Паин).

АНАТОЛИЙ КУЛИКОВ. ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Глубокой ночью, после получения приказа из Москвы о прекращении огня, командующий Объединенной группировкой войск Куликов связался с начальником Генштаба генералом Колесниковым. Пытался уговорить, чтобы отменили предательский приказ. "Это не в моей компетенции, — уперся Колесников. — Обращайся выше". Тогда Куликов стал звонить Черномырдину.

Премьера в Москве не было. И Анатолий Сергеевич "поднял всех на уши", чтобы разыскали главу правительства. Оказалось, Виктор Степанович отдыхает где-то на Черноморском побережье. Нимало не смущаясь тем обстоятельством, что Черномырдин, во-первых, в отпуске, а во-вторых, время на часах — около трех ночи, Куликов заставил обслугу премьера разбудить своего шефа и позвать к телефону.

Сонный, измотанный за последние дни Виктор Степанович взял трубку. Он был, конечно, раздражен. Мало того, что ему не дают отдохнуть, да еще и проблему задали, выходящую за рамки компетенции премьера. Черномырдин не успел, фигурально выражаясь, глаза продрать, еще сознание не включилось на всю катушку, а в ухо уже дятлом долбил Куликов:

— …Нельзя прекращать огонь, Виктор Степанович! Трошев высадил десант, люди находятся на горах. Если мы прекратим поддерживать их авиацией и артиллерией, то обречем ребят на гибель!..

Виктор Степанович слушал-слушал и наконец сорвался:

— Это решение верховного! Ваше дело — выполнять приказ, а не обсуждать его! В 9.00 прекращайте огонь артиллерии, авиацию — на прикол! Максимум, что я вам разрешаю: отвечать автоматным (только автоматным!) огнем на огонь противника. Все! Разговор закончен!..

Куликов бросил трубку, чертыхнулся, но не сдался под напором окриков Черномырдина, решил дозвониться до Ельцина. Однако его убедили, что это дело — бесперспективное. Казалось, все — "труба" нашему десанту, "труба" идее, ради которой сложили головы солдаты и офицеры из отряда майора Звягина, "труба" замыслу окончательно разгромить бандитов в районе Шатоя… Другой генерал на месте Куликова давно спасовал бы перед беспощадными обстоятельствами. Но Анатолий Сергеевич связался со мной и сказал:

— Значит так, Геннадий Николаевич. Я — командующий Объединенной группировкой войск, и я беру всю ответственность на себя. Бей их, гадов, всеми средствами! Нужна авиация — поднимай в воздух, нужна артиллерия — круши бандюков снарядами. Не бойся. Я за все отвечу. Черт с ней, с Москвой. Москва далеко, а нам тут, на месте, виднее…

У меня сердце подскочило в груди. Я готов был расцеловать Куликова. Но одновременно и страшно стало за него. Как бы не сняли — подумалось.

Утром наш десант посыпался с гор на головы боевиков, как снежная лавина. В 9.00 полным ходом работали артиллеристы, в небе стрекотали вертолеты. В бандитском стане началась паника. Враг дрогнул и побежал.

Но одновременно радиоэфир накалился от воплей чеченских лидеров. Они жаловались своим союзникам в Москве на своенравие генералов из ОГВ. Неуправляемый Куликов, дескать, проигнорировал приказ верховного. "Эдак он скоро и Кремль будет бомбить. Дождались Бонапарта?!", — звучали по космической связи провокационные угрозы…

Ближе к полудню на меня вышел Анатолий Сергеевич:

— Все, Геннадий, стой! Больше держаться не могу. Давят, сил нет. Останавливай всех и закрепляйся.

— Понял вас, — отвечаю. — Даю команду "Стоп".

— Успел что-нибудь? — спросил Куликов.

— Успел, — говорю. — Добить уже не смогу, но зато Шатой наш, а главное — люди целы.

— И то хорошо, — вздохнул Анатолий Сергеевич. — Спасибо тебе, ребят поблагодари.

— Это вам спасибо, — отвечаю, заканчивая разговор.

Те несколько часов, которые отвоевал у политиков Куликов, фактически решили исход дела в нашу пользу. Не до конца, но все же склонили чашу весов на нашу сторону.

Москва не забыла упорства Анатолия Сергеевича. В конце концов его сместили с должности командующего ОГВ… путем повышения — назначили министром внутренних дел РФ. Лишь бы от Чечни подальше. Надеялись, что он утонет в текучке других дел. А он не утонул. Будоражил правительство, боролся с политикой полумер в отношении Чечни, открыто выступал против сторонников замирения с боевиками. Мало того, развернул войну с коррупцией внутри МВД— наверное, самую безнадежную войну.

По-офицерски прямолинейный, он не умел хитрить и ловчить в извилистых и полутемных коридорах власти. Быстро нажил себе кучу врагов. Боевые генералы, познакомившиеся с ним в Чечне, искренне переживали за Куликова. Боялись, что его подставят где-нибудь, вынудят уйти в отставку. В конце концов так и случилось. Но у Анатолия Сергеевича был резерв времени, чтобы сделать для государства немало хорошего.

Впрочем, даже если бы он ничего не сделал, то одно лишь его присутствие в правительстве благотворно влияло на ход событий. Так, к примеру, присутствие в актерском ансамбле В. Высоцкого или В. Шукшина — некая духовная гарантия того, что фильм приличный. Для меня министр Куликов — нравственная и политическая гарантия того, что поведение государства будет предсказуемым и чистоплотным.

Я помню, как безжалостно увольнял он генералов Голубца и Шкирко за серьезные просчеты. А ведь они были его старыми друзьями, однополчанами, воевали под его началом! Много ли найдется у нас на Руси столь принципиальных державных мужиков?!

Однако при всей решительности Куликова поставить крест на личной дружбе — если друг допускает серьезные просчеты, он никогда не предаст товарища из корыстных побуждений. Анатолий Сергеевич после того, как тяжело ранили в Грозном генерала Романова, на протяжении всех последних лет поддерживает и его самого, и его семью. Знаю, что он даже договорился с каким-то мировым светилой (профессором из Японии) о пересадке участков мозга Романову. Жена, правда, отказалась от операции. Но это вопрос второй. Главное, что своих друзей он в беде не бросал.

Я познакомился с Куликовым в феврале 1995 года. Невысокого роста, крепыш, со скупыми жестами — он оставлял ощущение основательности. Его фигура, речь, поступки — все было каким-то капитальным, несуетным, выверенным. Его взгляд сквозь очки, казалось, достает до мозга, до сердца собеседника. Трудно, наверно, приходилось тому, у кого на "темной стороне" сознания таились дурные помыслы.

Анатолий Сергеевич напоминал мне лучших представителей царской армии — глубоко образованных, интеллигентных офицеров, для которых святыми были понятия "честь", "верность присяге", "благо Отечества"…

Помню, меня поражала его способность по памяти цитировать классиков литературы и философии. Еще тогда я убедился, что за твердостью его позиции и отдельных решений по разным вопросам стоит не только характер, но и широкое мировоззрение, глубокое осознание правоты, четкая и выверенная шкала нравственных и других ценностей.

У Куликова не было той лихости, но одновременно и легкости, с которой отдавал приказы Павел Грачев. Анатолий Сергеевич лишен был всякого гусарства. Он не торопился с высказыванием своего мнения. Но уж если озвучил какую-то мысль, то можно было не сомневаться: под его словами — серьезный фундамент, эдакая мостовая опора, которую никаким ледоходом не сметет. Именно поэтому он пошел в атаку на Черномырдина, не боясь поднять его с постели в три часа ночи. Именно поэтому пошел в контры с Александром Лебедем.

Проанализировав ситуацию, Куликов сразу понял, что Хасавюрт — катастрофа и для Чечни, и для России. Его тогда не слушали, навесили ярлык "ястреба". Время показало, что Анатолий Сергеевич был провидцем. Кстати, термин "черная дыра" в отношении Чечни впервые применил он. Прижилось. Журналисты и политики уже забыли, наверное, откуда что пошло.

Закономерен и его уход в науку после отставки. Не на даче стал плесневеть, а защитил докторскую диссертацию…

Когда Куликов стал генералом армии, то пригласил меня к себе на вечеринку. Хотя я был генерал-лейтенантом, Анатолий Сергеевич подарил мне свои погоны генерал-полковника и оставил автограф на них. "Я верю, что им будешь", — сказал с улыбкой. И это маленькое предсказание через 4 года сбылось.

Мало кто знает, что в немалой степени Куликову я обязан тем, что с командира корпуса стал командующим 58-й армии. Анатолий Сергеевич ходатайствовал об этом перед Квашниным, что сыграло немалую роль при моем назначении.

Однако не из-за этого храню я о Куликове добрые воспоминания. Я никогда не забуду те несколько часов, которые он подарил нам для частичного завершения операции в Шатое. В отличие от многих генералов, он пренебрег личной карьерой во имя спасения солдатских жизней и ради победы над неприятелем. И что еще немаловажно: показал стране, что есть мундиры, которые невозможно запятнать даже в мутной и грязной воде военно-политических игрищ.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Илья Петренко ЩИТ И МЕЧ

Часто по телевизору в передачах про криминал видим крутые репортажи про задержания. Ловкие и сильные парни в масках вяжут "быков", как дрова, швыряют их в машины. Телезрители радуются: вот настоящая борьба с криминалом! В титрах гордо подчеркнуто, что кадры предоставлены РУБОПом. Пусть люди знают, кто их защищает.

Мы же, обычные опера, глядя такие передачи, грустно улыбаемся. Телереклама, конечно, хорошо, но статистика раскрываемости совсем другая. Все РУБОПы раскрывают не больше пяти процентов преступлений в стране. А на долю обычного уголовного розыска приходится больше семидесяти процентов преступлений. И все без всяких спецсредств, без скоростных автомобилей, без специального оружия, СОБРов и прочих "прибамбасов". Главное оружие розыска — простой опер, приезжающий на работу в автобусе или метро.

Ведь когда произошло правонарушение, потерпевший обращается в милицию, и уголовный розыск ищет преступника. В принципе только розыск защищает конкретных граждан. Сегодня, когда миллионы граждан страдают от бандитов, воров и убийц, интересы граждан защищает ничтожно малая часть состава МВД. Угрозыск в России по сравнению с советскими временами сократился! В то время как число преступлений против граждан с тех пор возросло даже неизвестно точно во сколько раз. Угрозыск составляет менее десяти процентов всего МВД, все остальное - громадные штабы и элитные специальные управления, которые вообще никак не контактируют с потерпевшими, не занимаются как таковой защитой интересов потерпевших и розыском.

Львиная доля средств уходит на содержание УБОП, УНОН (Управление по незаконному обороту наркотиков), УБЭП. Эти спецслужбы, сформированные в МВД в последние несколько лет, все вместе не раскрывают и пяти процентов преступлений от всего, что раскрывает российская милиция.

Что же такое РУБОП? Бывший министр МВД как-то в начале 90-х заявил, что победить оргпреступность сейчас невозможно. Необходимо хотя бы взять под контроль ее рост. Так и появились РУОПы. Многих граждан сразу смутила аббревиатура. "Управление по организованной преступности" - звучало это явно двусмысленно. Лишь года через два, спохватившись, добавили в название букву "Б", означавшее борьбу. Но вставить букву намного проще, чем организовать эту самую борьбу.

Обычные методы борьбы с бандитами, которые использует розыск, в РУОПах почему-то сразу отвергли. На вооружение взяли методы некоторых западных спецслужб типа ФБР по проникновению и развалу банд изнутри. Их опера внедряются в банды, завоевывают там авторитет, "канают" за своих, а потом "сдают" эти банды или заводят их в засады. Но у наших "борцов" все встало с ног на голову. В банды они внедряются легко и ловко, но вот дальше почему-то чаще всего ничего не происходит. Бандиты на скамью подсудимых не садятся. А отчетность складывается из таких далеких от УПК терминов, как "количество внедрений" или "количество расколотых на мелкие группировки банд".

Даже те редкие отчеты о раскрытии преступлений, которые встречаются в руоповских рапортах, частенько оказываются просто "украденными" у угрозыска. Обратятся опера за помощью к СОБРу, попросят людей для задержания какого-нибудь "особо опасного и вооруженного", и РУБОП тут же и присвоит себе "галочку". "Выявили, установили, задержали..." Даром, что все следствие вел угрозыск.

В итоге РУБОПы, выведенные из-под контроля региональных УВД, сведенные в единую независимую ни от кого структуру ГУБОП, на протяжении вот уже почти пяти лет занимались деятельностью весьма далекой от правоохранительной.

Те же внедрения очень часто являются обычным прикрытием для откачки денег из криминальной среды, когда доля от денег, полученных преступным путем бандами, "легально" оседает в руках внедренного в эту банду нелегала. Ну а когда удавалось поставить своего агента в руководство банды, то он вообще становился целым финансовым каналом.

Ясно, что давить такие банды было бы глупо. Их аккуратно удерживают от совершения тяжких и особо тяжких преступлений, чтобы не спровоцировать ее разгон или арест угрозыском. На все остальные преступления (рэкет, вымогательство, "крышевание" и проч.) в таких случаях смотрят сквозь пальцы.

В одном западном регионе начальник РУОПа оказался главным информатором преступников. Когда его разоблачили, он смог отвертеться от уголовной ответственности тем, что передавал сведения "в интересах оперативной комбинации". Его, конечно, уволили — и он тут же устроился "юрконсультом" в фирму одного из местных авторитетов. Такие вот кадры...

Зато при задержании бандитов у них все чаще при обыске находят удостоверения сотрудников РУБОПа.

В крайнем случае, если РУБОП и прижмут с отчетностью, то тут же берут любую мелкую банду, коих каждый день возникает десятки, и внедряют в нее агента, который быстренько провоцирует бандитов на преступление. При попытке его совершения банда попадает в засаду, где ждет СОБР и, конечно же, бригада рубоповских пиарщиков. Все это снимается на видеокамеру, передается на телеканалы, транслируется. И общественность радостно аплодирует — вот, еще одних бандюков взяли. И никому невдомек, что потом больше половины банды приходится отпускать за недостатком доказательств. Но это уже происходит без журналистов.

Так что важнейшим из искусств для РУБОПа сегодня является кино.

Метод внедрения и провокации, используемый РУБОПом, тоже имеет право на жизнь и может помочь выбить основные кадры оргпреступности. Но для этого необходимо, чтобы был тщательнейший контроль за столь щекотливыми и многоходовыми операциями. Слишком уж тонка грань, отделяющая в этом случае внедренного сотрудника от бандита. Сегодня такого контроля над деятельностью РУБОПов фактически, нет.

Сейчас новое руководство МВД стало активно вмешиваться в загадочную деятельность РУБОПов и даже пытается поставить эти структуры в подчинение региональных УВД. Скорее всего, это вызовет в ближайшее время всплеск РУБОП-пиара на тему ошибочности и преступности подобных замыслов. Кому охота просто так работать?

Илья ПЕТРЕНКО

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ОГНЕННЫЙ ИСЛАМ (Беседа Александра Проханова и Гейдара Джемаля)

Александр ПРОХАНОВ. Дорогой Гейдар, у тебя — прочная репутация тонкого знатока не только ислама и исламских проблем, но также того, как это учение проецируется в актуальную мировую политику. Поэтому я задам тебе несколько наивный вопрос. Читая Коран в русском переводе, я увидел, что это — книга любви и мира, что он направлен против любых форм насилия. Коран — универсум, который говорит о гармонии, о необходимости преодоления хаоса, преодоления зла. Но сегодня на карте мира все зоны, где наступает возрождение ислама, где ислам является частью жизни, а не библиотеки или музея,— везде грохочут безоткатные орудия, рушатся здания и льется кровь. Таджикистан показал всему миру, что такое исламская революция, заполнившая улицы Душанбе истерзанными трупами таджиков, русских и узбеков. Движение Талибан окочательно превратило Афганистан в руины, и талибы несут не оливковую ветвь мира, а огненный меч, который продолжает вспарывать животы и перерезать глотки. Чечня, чеченский ваххабизм, его пассионарность — это взрывы, это бойня, которой не видно конца. Албанские мусульмане напомнили Европе, что такое война, Балканы дымятся обедненным ураном, а в Косово взрывают православные монастыри. Объясни мне, что это такое? Как совместить светоносный характер ислама и такие проявления исламского возрождения на практике?

Гейдар ДЖЕМАЛЬ. Вопрос, почему там, где ислам жив, грохочут пушки, стрекочут пулеметы, льется кровь — очень хорош. И очень хорошо, что ты напрямую соотнес его с Кораном, низведенным нам Всевышним, поскольку по этому поводу, действительно, существует и высказывается много недоумений. Прежде всего, надо договориться о том, что мы считаем злом. Считаем ли мы злом "новый мировой порядок", или мы считаем злом сопротивление "новому мировому порядку"? Это принципиальная позиция, которая так или иначе предопределяет все последующие ответы. Ислам, естественно, считает злом существующий мировой порядок, потому что рассматривает этот порядок, эту систему, которые сегодня установили контроль над всеми видами человеческой деятельности: духовной, политической и экономической, — рассматривает эту систему как зло, как узурпацию.

Говорить об Исламе как о религии в семантике нынешнего русского языка будет неточно, некорректно. Слово "религия" пришло в русский язык из латыни, прошло долгую эволюцию и сегодня выражает, скорее, сентиментально-уповательное отношение к каким-то сверхъестественным аспектам жизни, которые в принципе не накладывают никаких обязательств в реальном нашем существовании. Ислам сам себя называет не религией, он сам себя называет словом "дин", которое в приблизительном переводе означает "закон", "политическое установление", некую социально-политическую реальность, идущую от Бога. Самое общее понимание термина "дин" — это закон. Что касается призывов к миру, то Коран рассматривает мир как характеристику "дальней жизни", той новой реальности, "новой земли и нового неба", которые явятся после конца истории, воскресения мертвых, разделения реальности на ад и рай, вознаграждение праведников. Вот праведники в раю — они действительно знают беззаботный мир, и когда они встречаются на тропинках рая, они говорят друг другу: "Салам". Но мы-то находимся в этой жизни с ее смешением, хаосом, пролитием крови.

Сегодня ислам является последним военно-политическим ресурсом человечества в борьбе против отчужденной от него, страшной и беспощадной Системы. В свое время Джек Лондон, социалистический американский писатель, недооцененный и оттесненный в маргиналитет литературы для юношества, написал книгу "Железная пята". Это антиутопия, которая повествует о XXIII веке, времени, достаточно удаленном от нас, где миром правит жестокая страшная олигархия, которая железной пятой раздавила весь тот скромный набор более или менее демократических свобод, который существовал во время написания этой книги. По-моему, это был 1911 год. На самом деле правление Железной пяты установится уже при нашей жизни.

Все ветшает, все разрушается: разрушаются свободы, разрушаются предметы, разрушается система потребления, разрушается самосознание людей,— зато увеличивается электронная масса денег, никому не доступная и невидимая, но в которой формализована как бы динамика человеческого рода. Это и есть глобализм. Глобализм зиждется на том, что транснациональные корпорации, которые не заинтересованы в судьбах никакого народа, никакого государства, вступают в политический союз с международной бюрократией, которая, в свою очередь, эмансипирована от всяких национальных обязательств. Кто будет этому противостоять? Политические режимы? Национальные бюрократии? Это смешно.

У человечества сегодня нет оформленной политической воли светского идеологического типа, которая была, скажем, еще 50-100 лет назад в форме марксизма как учения о борьбе классов и о провиденциальном торжестве угнетенных. Учение это, конечно, заимствовано из авраамической доктрины, поскольку оно присутствует и в христианстве, и в исламе. Маркс, как известно, был евреем, он был посвящен во внутренний смысл авраамической традиции, кроме того он прошел очень сложные фазы духовного развития. Он был сын раввина, начинал как левогегельянец, прошел колоссальную школу германской философии, а германская философия корнями уходит в религиозную мистику, в борьбу Лютера, в борьбу гуситов против католического истеблишмента и так далее. То есть личность Маркса как в фокусе сконцентрировала лучи очень многих учений. Поэтому его идеология была столь важна, сложна, напряженна и порождала такое количество ответвлений, которые, собственно говоря, создавали пеструю политическую палитру "марксизма".

Сегодня этого нет. Рухнул Советский Союз, рухнула система энергетики, на которой пульсировало и держалось это учение, дававшее надежду всем униженным, раздавленным и угнетенным этого мира, что они получат некую компенсацию: не абстрактную, не эсхатологическую, а реальную. Ничего этого не осталось. Политическая воля интеллигенции сломлена, студенчество погружено в циничный маразм, рабочие понимают, что они уходящий класс: сегодня рабочие останутся в Индонезии и Корее, а рабочие Франции и Германии будут превращены в люмпенов на социальном пособии, потому что это будут государства-офисы, которые производят свой продукт за компьютерами. То есть идет тотальное разложение всех здоровых сил. Единственная реальная сила, которая остается,— это ислам: не благопожелательная религия, а религиозная доктрина, политическое учение о судьбе человечества, о миссии и задачах человечества, где есть несколько важнейших пунктов, благодаря которым возвращается подлинный статус религиозной доктрины как доктрины революции, доктрины освобождения, который временно в XIX-XX веках по специфике господствующих в то время ментальностей человечества был заменен на светскую квазирелигию марксизма. Сегодня религиозное измерение, традиционно присущее революции, возрождается в исламе. Маркс сам говорил, что борьба классов имеет религиозную форму в прошлом, а мы, мол, должны ее от этой формы освободить. Так вот, оказалось, что освобождение от религиозной формы завело борьбу классов в тупик, что это религиозное измерение просто необходимо для того, чтобы истинные горизонты, пропорции, масштаб поставленных задач вернуть эффективно в нашу жизнь.

Ислам характеризуется тем, что в нем четко различаются понятие права и понятие справедливости. Право, шариатское право — в исламе практически нет абстрактного понятия о "правах" и "свободах" Человека, относящихся ко всем без изъятия. В исламе есть права сирот, права жен, права вдов, права праведников, права преступников и так далее. Пророк сказал в одном из своих хадисов, что "спина мусульманина — заповедное поле" в том смысле, что для физического наказания его должно быть установлено преступление: со свидетелями, с расследованием фактов, в котором участвует квалифицированный следователь и квалифицированные судьи. И до тех пор, пока по суду не установлено такое преступление, никто не имеет права коснуться его палкой. Есть права всех категорий людей, но эти права определены бытийным, сущностным положением этих людей. А есть совсем другое, есть справедливость. "Право", в арабском языке — "хак", является вместе с тем словом, означающим "реальность". Например, человек — сирота. Это его реальность, он — сирота. Так не смей трогать то, что ему оставлено от родителей, если ты опекун. Категорически запрещено проедать имущество сирот. Другое дело — справедливость, "адл". Это слово, которое означает "уравнение", "восстановление", "исправление". Мир несправедлив, потому что живет по законам энтропии, из большего становится меньшим. Следствие всегда меньше причины. Справедливость есть "поворот вод Иордана вспять", есть восстановление того порядка, который предшествует этой юдоли, куда мы опущены в ходе своего рокового нисхождения. Такая справедливость своим высшим последним мистическим звеном имеет воскресение мертвых. Но до этого должен прийти Махди — Освободитель. Мы должны подготовить условия для его прихода. Справедливость относится не к праву, не к закону. Справедливость относится к вере и джихаду. Вера и джихад — это стержень ислама. Ислам реалистичен. Да, люди состоят из разных групп. Да, есть мещане, торговцы, которые хотят жить, хотят плодиться, хотят содержать семьи,— но не они главные в исламе. В исламе главные те, кто готов умереть за справедливость на Пути Всевышнего. Поэтому ислам является мощнейшим ресурсом сопротивления Системе. Опять я возвращаюсь к этому вопросу. Что для нас является злом: Система или сопротивление ей? Для обывателя, для конформиста сопротивление Системе — это ужасно, он даже не в силах помыслить об этом: как, противостоять властям, их авторитету? Как, Ходорковскому сопротивляться? ФСБ сопротивляться? Или ЦРУ, не дай Бог? О чем речь? Как эти люди страшные могли взорвать американский эсминец, вывести из строя двести с лишним американских моряков, сделать несчастными их семьи? Но именно это и есть возрожденная революция, подлинный политический ислам, приход которого готовился и Марксом, и Лениным, и Че Геварой.

А.П. По-моему, Эмерсон как-то сказал: "Бойся бить в человеке по дьяволу. Как бы не задеть в нем Бога". На самом деле в жизни современного социума существует огромное количество тонких явлений, различных форм асимметрии, прямого или косвенного сопротивления этому мировому порядку, странных, экзотических форм уклонения от него. Если устроить освобождение или очищение России от либерального контроля или от американского гегемонизма методами гексогена или экспансии освободителей из анклавов Средней Азии или Гиндукуша — получится снова распад территорий и катастрофа для всего живого, включая собак, кошек и даже мотыльков, обитающих здесь. Ведь недавняя история демонстрирует примеры, когда ислам из вероучения превратился в конкретную правящую политику. Оставим в стороне пока что Иран. Вот Чечня Масхадова — это, по существу, суверенное государство с шариатским судом, с победившей идеологией ислама, которая должна бы продемонстрировать процветание, духовность, люди должны были стать подобными ангелам, перемещаться из ущелья в ущелье на крыльях серафимов, а не на БТРах. Что же произошло? А произошло, что в победившей, по сути, исламской республике Ичкерия процветает торговля людьми, идет унижение и уничтожение падших и слабых, никакого патронирования сирот — ничего, кроме страшной дискредитации ислама. Или Талибан, или Албания. То есть, Гейдар, ты как идеолог, как человек, стремящийся возвести исламский купол над всеми верующими, — тоже, наверное, мучаешься от того, что происходит на нашей планете, как энергия ислама, энергия веры используется в каких-то иных, ложных направлениях, как под этим куполом взрываются чей-то эгоизм, геополитические интриги, М-16 против автомата Калашникова и так далее.

Г.Д. Я же начал с того, что мир, лазурность, мотыльковые поцелуи друг друга — это все характеристики иной, нездешней реальности. А здешняя реальность кровава, мучительна и она, условно говоря, носит "гераклитовский" характер, поскольку должна преодолевать всю кровь и грязь этого дольнего мира. Дух человека брошен сюда на испытания. Всевышний вложил искру Святого Духа в свое создание, в Адама, который в то время уже состоял из трех компонентов: у него были тело, душа и дух. Всевышний внес туда четвертый компонент, он добавил Святой Дух, то есть некую сущность, которая наиболее близка к нему как абсолютной личности — с тем, чтобы она, будучи бесконечно малым светлячком в этом огромном глиняном Големе, все же постаралась и преодолела его массу и инерцию.

А.П. Прости, что перебью, но я вернусь к своему вопросу. Ведь было время, когда ислам рождал удивительные культуры, удивительные цивилизации, удивительные сообщества людей…

Г.Д. Что здесь можно сказать? Да, был халифат, Багдадский халифат, который являлся уникальным супергосударством. Это была действительно монополярная организация мира, потому что равного халифату ничего не было. Он простирался фактически от Атлантического до Тихого океана. В нем было все то, что сегодня ценят так называемые прогрессисты, то есть обмен людьми, товарами и идеями без всяких границ. Человек мог родиться в Афганистане, получить образование в Египте, а преподавать в Испании. Товары, торговля, расцвет ремесел, математика, открытие ноля, алгебра, механические роботы, которые поражают воображение даже современных людей,— все это было, и все это было уничтожено монголами, маленькими людьми из пустыни на кривоногих мохнатых лошадках, которые все превратили в пастбище, и трава росла на пепле библиотек. Зачем? Таково было знамение Всевышнего, что ислам дан не для того, чтобы организовать сытую, привольную и счастливую жизнь на земле, а для того, чтобы подготовить ситуацию для катарсисного разрешения истории, для того, чтобы в конечном счете было оправдано присутствие здесь Духа Святого, чтобы осуществился выход на уровень запредельной справедливости.

Халифат же — это несправедливость. Ни одна, даже самая великая, форма организации человеческого быта и права не есть справедливость. Об этом Достоевский много и великолепно писал: дайте вы человеку все возможное, дайте ему всемирный фаланстер, сколько угодно еды, великолепную организацию, музыку по утрам — и он обязательно какую-нибудь гадость выкинет. Почему? Потому что в человеке есть внутреннее священное неустройство, которое нельзя устранить ни в казарменном, ни в райском социализме. Он взыскует потустороннего, он взыскует обращения вспять "вод Иордана", он взыскует победы над энтропией — а ни одна система не побеждает энтропию, и гармония — лишь одна из масок хаоса. Человек хочет божественного порядка, а ни одна из форм порядка, которая может быть реализована здесь, не является божественной. А что касается сложности ситуации, обозначенной как "М-16 против автомата Калашникова", то надо понять, что Россия — очень сложное общество, в котором существует масса очень тонких, явных и неявных оттенков противостояния глобализму, попыток уклониться от него, создать некую дистанцию и так далее. Но нам, России, нужна победа, а для нее необходима прежде всего консолидация контрэлит. Что такое контрэлиты? Это люди, способные повести за собой всех тех, за счет кого растет прибавочная стоимость, коллективная масса электронных денег. А она растет не за счет папы Римского, не за счет принца Чарльза, не за счет принцессы Дианы — она растет за счет людей, с которых идет видимый и невидимый съем их самой, так сказать, интимной жизненной энергетики. Это бывшие рабочие, несостоявшиеся инженеры, это молодежь, у которой нет будущего, потому что сегодня стремительно перестраиваются структуры востребованности рабочей силы. Те люди, которые еще в 50-е годы сделали бы карьеру, сегодня будут на социальном пособии, сегодня они будут люмпенами — речь идет именно о Западной Европе, в России это уже состоявшийся факт. А в Западной Европе обвал ценностей, обвал привычных социальных структур только начинается. Поскольку там закон не позволяет наступать на права трудящихся, монополии поступают очень просто: они сокращают базу рабочих мест, уничтожая трудящихся как класс. В Америке поступают еще проще — выгоняют пинком под зад. Не согласен с понижением зарплаты — пошел вон! А в Европе пока еще сильны профсоюзы, действует социальное законодательство, но трудящиеся стареют, и рекламщики всерьез думают о том, как переориентировать свою деятельность с молодежи, у которой нет будущего, на более старшие возраста, на пенсионеров, потому что пенсионеры становятся самыми платежеспособными членами общества, его ведущей экономической силой. И ввиду этого коренным вопросом противостояния глобализму становится поднятие и консолидация контрэлит. Контрэлиты во все времена состояли из героев-одиночек. Одинокий герой — это не романтический вымысел, не фраза, это совершенно фундаментальная реальность нашего общества.

Проблема в том, что герой действительно одинок, а надо найти путь к союзу таких одиноких героев, который был бы вдобавок еще и эффективен как зажигательное ядро, носитель политической воли для тех низов, которые ходом истории подлежат уничтожению и лишены самостоятельного понимания собственной судьбы. Это колоссальное предприятие. Попытки сопротивления через марксизм, через фашистское движение, через любые другие формы светского радикализма, хоть "левого", хоть "правого", были осуществлены практически на наших глазах, однако не привели к победе. Совершенно понятно, что путь к этому союзу лежит только через религиозно-политическое освободительное мировоззрение. Я хочу подчеркнуть, что не вижу ислам в качестве религии благожелательной поповщины, которая помавает дланью, призывая всех к миру и благоволению в человеческих сердцах. Речь идет о том, что все мы — смертные люди, и мы должны заслужить то, чтобы не кануть в безднах негативной вечности, которая все смывает, все уничтожает, все подвергает деструкции. На путях противостояния этой негативной вечности, перед лицом страшного зияющего Ничто, у нас есть только один световой путь — подниматься вертикально, совершать усилие. Усилие это "джахд", от которого производится слово "джихад". То есть усилие, вера, стойкость, непримиримость, абсолютная ориентированность на справедливость — вот то, что соль делает соленой. Потому что контрэлиты, одинокие герои, всегда готовые к смерти и победе,— это соль земли. Утверждение этого пронизывает весь ислам. Ислам — это антиклерикальная доктрина, это религия не попов, это религия Бога. К сожалению, в XIX и ХХ веке, с легкой руки Фейербаха, да и марксистов, да и наших базаровых, произошло тягостное, пагубное смешение двух понятий: клерикализма и религии. А это совершенно разные вещи. Клерикализм — узурпация религиозных ценностей. А религия на самом деле — тайное, внутреннее понимание свободного человека, почему он должен быть собой и оставаться свободным. Клерикализм способен оправдывать самые худшие злодеяния существующей Системы. Религиозность исключает клерикализм. И сегодня происходит истинное разделение этих понятий. Сегодня на одной стороне стоят как бы попы, представляющие для всего человечества образ некоего суперэго. Почему люди должны ходить на работу или получать социальное пособие, не бунтовать, не протестовать, придерживаться правил политкорректности и так далее? Да потому что существует некий синтез "высших человеческих ценностей", которые вращаются над миром, как золотой Бафомет, воплощаясь в отдельных людях в виде далай-ламы или папы Римского. Они существуют в качестве авторитетов, которые гарантируют беспредельные возможности для мирской власти. Мы живем в эпоху продолжающегося господства клерикалов, в эпоху иерократии, как в Древнем Египте. Только там она была открытой, а здесь она закамуфлирована — пока что демократическими институтами.

Но завтра этих демократических институтов не будет. Уже сегодня стало ясно, что экономика не нуждается в обывателе-потребителе, как это было в XIX веке. Раньше экономика зависела от того, что сотни миллионов людей из статуса фермеров и крестьян поднялись до статуса мещан и буржуа, и многократно выросли их экономические потребности. Спекуляции на глобальном уровне достигли таких масштабов, что все совокупные потребности частных лиц — это, как говорят американцы, "орешки", мелочь. На самом деле сегодня проблемами являются озоновая дыра, полеты на Марс, ПРО и прочие виртуальности. Все это — триллионные контракты, которые осуществляются не реальными, а "воздушными" деньгами. Чтобы такие деньги работали, надо усиливать систему политического и экономического давления на людей. Завтра окажется, что не нужны парламенты, не нужна избирательная система. Ведь Жак Аттали проговорился в "Горизонтах-2000", что людей сорвут с места, превратят в номадов. И это уже реальность, этнические диаспоры размазываются по миру, как масло по бутерброду. То есть, словами Горбачева, "процесс пошел". И только общее усилие "джахд", переходящее в общий "джихад", может быть противопоставлено этому.

А.П. Российская империя создавалась из массы этносов, множества культур и разных религий. И монотеистических, и реликтовых. Межконфессиональный мир, который был провозглашен еще царем,— это была задача политической стабильности, а не мировоззренческая, не экуменическая задача. И когда нашей империи не стало, этот межконфессиональный мир рухнул, и беспризорные, бесхозные, отпущенные на свободу конфессии вдруг обнаружили, что им негде решать проблемы своих отношений: нет Комитета по делам религий, нет КГБ, нет Политбюро — а есть что-то другое, даже не связанное с Россией. Появились странные миссионеры разнообразных западных и восточных церквей и возникло огромное поле конфликтов. Но в целом российские мусульмане поддержали либерализм, поддержали новый мировой порядок, поскольку либералы, будучи антигосударственниками, обеспечили им полную свободу от государственного контроля. Я знаю, что твои попытки соединить авангардный ислам и авангардный левый фланг — они, в общем-то, ни к чему не привели. По крайней мере, в России ислам и православие, тюрки и славяне уже вовлечены в тяжкий, кровавый и, возможно, идущий по экспоненте конфликт. Каковы перспективы разрешения этого конфликта?

Г.Д. Я не так это вижу, потому что, во-первых, для меня сегодняшнее значение ислама в России не умещается в рамки цивилизационные, конфессиональные, этнокультурные и так далее, то есть в рамки, которые являются интеллектуальным кодом российского губернатора конца прошлого века, который озирает свои владения: самоеды на месте, черемисы на месте, дальше татары, которые тоже на месте, а вот православное ядро — тишь, гладь да божья благодать, где-то там еще казаки, евреи есть, и так далее. Но вот эти этнические мусульмане не являются характеристикой исламского фактора, который стал основным, определяющим сегодня. Сегодня ислам в России и за ее пределами — это партийная идеология в условиях тотальной поляризации мира. Иначе говоря, сегодняшний мусульманин, если брать его в идеале — это не этномусульманин, не тот, кто иногда вспоминает, что он мусульманин, но на деле занят "злобой дня", а мусульманин, который активно, всей своей душой, всеми своими силами хочет осуществлять в себе и через себя призвание своей веры. Он сегодня является большевиком нашего времени. Это новый реальный большевизм, религиозный. Именно не национал-большевизм, а религиозный интернационал-большевизм. И вот здесь, на мой взгляд, одна из ключевых правд заложена. Я лично не верю, хотя глубоко чувствую пульсации локального патриотизма, но не верю ни в локализм, ни в автохтонность, ни в национализм, ни в какие правды, которые затеваются и консолидируются вокруг человеческого субстрата, человеческого фактора. Я не верю в эти правды прежде всего потому, что я знаю, что они не спасут мир, ничего не остановят. Ни одно, даже самое сильное, национал-сопротивление в мире, самое героическое и патриотическое, состоящее из одних Манолисов Глезосов сплошь, распутную и коррумпированную транснациональную систему, которая катится по всем народам,— не остановит! Что остановит? Остановят только союзы, военные союзы мужчин, группы, общины и структуры, которые связываются друг с другом по велению сердца, чтобы вести остальных за собой — просто потому, что иного выхода нет: либо раствориться в этой всемирной кишке, либо умереть стоя.

Эти союзы не должны знать национального деления. Россия — уникальное явление в геополитике, в истории масштабных пятен суши, которая способна осуществить исключительный подвиг в истории, то есть выйти за рамки имперской государственной статики. Россия не может существовать как Бразилия, Великобритания или Соединенные Штаты Европы — это другая страна. У нее есть некая сверхзадача, миссия. Она не может существовать в распоряжении губернатора, озирающего свои владения из казенного особняка — это страна, которая заряжена сверхидеей. И она находится в интимной связи с исламским пространством. Не во враждебной — я уже сказал, что существует политическое руководство, надстройка сверху России, чуждая ее основе и прозападная — начиная с той же царевны Софьи, которая, пока еще Петр был малолеткой, развязала войну против Турции, чтобы поддержать Австрию и спасти Вену. С этого началась цепь русско-турецких войн. Удар по Азову — ответ, и пошли качели. Но в принципе проблема России — это политическая надстройка прозападных масонствующих либеральных элит, которые хотят использовать Россию, русский человеческий потенциал для осуществления глобалистских задач. Конечно, имея медиа-ресурсы, конечно, стравливая народы на базе вульгарного противостояния: "лицо кавказской национальности", "задавленность русских", уход бюджетных денег на поддержку инореспубликанских академий наук,— на всех этих спекуляциях очень легко построить массу "горячих точек", а каждая "горячая точка" плодит кровь, плодит кровников, усиливает многократное эхо ненависти, которое прокатывается по всей стране. Нужно четко себе отдавать отчет — это групповой интерес бандитов, окопавшихся во власти. С самого начала. Причем он пошел с 1986 года, как известно, когда М.С.Горбачев организовал первое межнациональное кровопролитие в Алма-Ате, тщательно подготовленное. И потом уже каждый год отмечался по нарастающей следующим кровопролитием. Это все — целенаправленные действия. Потом, на самом деле, следует отдать себе отчет хотя бы в такой вещи, что ислам — это миллиард человек. Среди этого миллиарда человек пассионариев, может быть, миллионов пятьдесят. Пять процентов не могут вести атаку на всю мировую систему, на американские танки, ракеты или эсминцы, на западноевропейское НАТО, на российскую федеральную армию, на огромный ядерный Китай — нет. Они могут вести только оборонительные бои. Поэтому "горячие точки" находятся не в Париже, не в Москве — они находятся в Кабуле, они находятся в Ливане, они находятся в Северной Африке, в Кашмире и т.д. Все "горячие точки" разрывают земли исламского мира и поливаются кровью исламского населения — не парижан, не американцев. Несчастный супермаркет, который взорвали в Америке — тут оказалось, что его взорвал некий Мактвайр — это вообще с другого конца, хотя пытались повесить сразу же на арабов.

То есть ведутся оборонительные бои. Но, видимо, Всевышний так провиденциально это устраивает, что не может мировая система терпеть ислам в своей среде, она не может его терпеть, как кость в своем горле. Она ведет на него атаку. А в результате ислам оказывается союзником всех тех сил, которые только проигрывают от глобализма, а таких большинство. Иными словами, выковывается некий универсальный человеческий фактор противостояния тирании. Вот это самое важное. Мы живем в отрезке конфликта, который еще недостаточно длителен, чтобы определить его основные тенденции. Мы живем в этой крови и грязи, может быть, от силы лет двадцать. Активно — последние лет десять. А для того, чтобы определиться с таким историческим феноменом, как крестьянские войны в Германии, необходимо было время порядка столетия — когда вырисовывается эпоха, тенденция, которая накладывает на нее свой отпечаток. Вот XV век — это эпоха крестьянских войн. А мы прожили всего-навсего 10 лет. То есть тенденции еще не выкристаллизовались. Мы можем только прогнозировать. А прогнозировать мы можем так: XXI век — это, конечно же, век войн. Это век религиозных войн. Это век партизанских войн. Это век религиозно-партизанской войны против электронно-ракетной мировой системы, которую ты называешь "технотронным фашизмом".

А.П. Я принимаю этот тезис, потому что выше революции — только Рай.

Г.Д. Да, революция — это коллективный подвиг. Этим коллективом должно стать все угнетенное и униженное человечество. Сегодня пик противостояния — Палестина. Как и в недавнем прошлом, когда борьбу палестинцев поддерживали все, кто против системы, левые радикалы Европы и Азии от ИРА до японской "Красной гвардии", сегодня Палестина опять становится политическим экзаменом для всех борцов против системы. В этом знак провидения: святые места единобожия становятся символом мировой революции. Боевой интернационализм завтрашнего дня будет опираться на джихад, который ведет политический ислам.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Кузнецов ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ

Существует ошибочное мнение, что предприимчивым людям следует перебираться в столицы. На самом деле именно в глубинке проще приложить фантазию и построить маленькую империю. Причем за чужой счет. Лузский лесопромышленный комбинат, одно из крупнейших предприятий Кировской области, был приватизирован в конце 1992 года по стандартной схеме. Основным владельцем ОАО ЛПК стал трудовой коллектив. Перспективность комбината уже тогда не вызывала сомнений: лес, наряду с нефтью и газом, входит в перечень экспортных богатств страны. Сегодня около 70% производимых в Лузе пиломатериалов идет на экспорт. Но еще к 1995 году ситуация достаточно выправилась, чтобы понять, что комбинат устойчиво рентабелен. И его директор решил действовать. В цехах прошли странные собрания трудовых коллективов. На них изумленные сотрудники узнали, что на комбинат зарятся какие-то "варяги", стремящиеся его развалить (зачем разваливать доходное дело — непонятно). Еще они узнали, что если "захватчики" все-таки пожалеют комбинат, то привезут своих рабочих, а прежних выгонят. Чтобы этих страшных вещей не случилось, открытое акционерное общество следует сделать закрытым.

Рабочим предложили подписать бумажку, которая при ближайшем рассмотрении оказалась коллективной доверенностью. Тем, кто задавал лишние вопросы, советовали не умничать и напоминали, что дрова сотрудникам выделяет комбинат и что в городе, кроме как на ЛПК, работать негде. В итоге на свет появилось ЗАО "Щит". Структуре, название которой подходит скорее для охранной фирмы, работники предприятия передали свои акции ЛПК, став взамен акционерами фирмы, которая не владеет ничем и существует на бумаге. Председателем наблюдательного совета "Щита" стал гендиректор ЛПК Анатолий Соколов, а директором — председатель совета директоров комбината и его главный инженер Василий Кузьмин. Правда, такое решение кадрового вопроса противоречило закону об АО,— но когда его соблюдали?! "Щит" получил право полностью распоряжаться акциями ЛПК, в то время как акционеры “Щита” никаких договоров мены или купли-продажи не подписывали. Устав ЗАО не позволяет его акционерам влиять на решения руководства.

Гендиректор ОАО ЛПК и по совместительству фактический руководитель ЗАО "Щит" Соколов, получив под контроль 51% акций, оказался в ситуации, когда все, прежде всего финансовые вопросы, на предприятии решает единолично. Прочие собственники даже не информируются о делах предприятия. ОАО ЛПК защищает от своих акционеров информацию о финансах так, что контрразведке стоило бы поучиться, и является теперь открытым только по названию.

Комбинат всегда занимался экспортом сам. Но пару лет назад в этом деле у ЛПК появились помощники — некая московская фирма. Такой маркетинговый ход по необъяснимым причинам привел к падению стоимости реализуемой через москвичей древесины на треть. Только в 1999 году комбинат потерял 300000 долларов. Скорее всего, пиломатериалы реализуются посредниками по рыночным ценам, а куда деть разницу — умные люди всегда найдут. Таким образом в 2000 году ЛПК реализовал до 25% всей своей экспортной продукции. В текущем году процент наверняка будет больше — денег, особенно неучтенных, слишком много не бывает. Тем более, если их можно употребить на скупку акций ЛПК.

"Щит", не ведя никакой самостоятельной деятельности и не получая прибыли, продолжает скупать акции. А еще исправно получает дивиденды. По итогам 1999 года, например, вовремя и в полном объеме. Одновременно по 49% акций было принято решение о снижении размеров и переносе срока выплат. Кстати, свою долю "Щит" умудрился получить до собрания акционеров ЛПК, когда решения по дивидендам не могло существовать в природе. Вообще, Соколову с Кузьминым следовало бы все собрания и в открытом, и в закрытом обществах проводить вдвоем. А то, по свидетельствам очевидцев, собирают человек по 80 (из 3000 акционеров).

Впрочем, Соколову часто приходится отрываться от забот о народе. То надо ехать за рубеж, то вдруг судить вздумают. В 1999 году налоговики возбудили против него уголовное дело по уклонению от налогов. Материалы передали в район, а там Соколов раскаялся, возместил ущерб в 20 миллионов, и дело закрыли. Вероятно, налоговым полицейским тоже надо чем-то топить.

Если в целом оценивать действия Соколова, то он мог бы пойти по стопам Гейтса и написать учебник для директоров. Не вкладывая ни копейки, он оказался фактическим владельцем неплохого предприятия (даже если со "Щитом" что-нибудь случится, Соколов вполне может перелить активы, например, в ЗАО "Дубина"). Пусть нарушено изрядное количество статей федеральных законов, пусть 49% акционеров, многие из которых расплачивались за акции не смекалкой, а живыми деньгами, от управления ЛПК устранены, работники же вообще не имеют права голоса.

Схема выглядит идеальной, если бы не несколько но. Владельцы акций, не контролируемых "Щитом", не согласятся делать вид, что ничего не происходит. ЛПК всегда будет сопровождать скандал. А это и есть прямой путь к развалу, которым стращал Соколов. Кроме того, комбинату для успешной деятельности нужны инвестиции, а вложить деньги в настолько "прозрачное" предприятие может только помешанный. Если руководство ЛПК желает законсервировать ситуацию, то оно вынуждено ущемлять чьи-нибудь права, искать схемы для получения "нала" и в итоге находиться в состоянии вечной войны.

Инвестиции нужны не только ЛПК, но и всей Кировской области, которая ими не очень избалована. Ну что ж, валяйте, инвестируйте. На каждого найдется свой "Щит" и свой Соколов.

Андрей Кузнецов

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Тит ЕДИНСТВО И БОРЬБА «КОМПОЗИЦИЙ» Вэ АЛЕКСАНДРОВА (О выставке в галерее "Велта")

Галерея "Велта" представляет работы художника Василия Александрова. Экспозиция занимает небольшой зал на Петровке в РОСИЗО. Здесь около двадцати работ, выполненных в особой экстравагантной технике. Речь идет о совмещении рисунка пером с изощренными цветовыми эффектами, достигнутыми при помощи компьютера.

Означенная метода рисования вполне оригинальна, однако и друзьям Александрова, и дотошным исследователям его творчества бросаются в глаза вопиющие противоречия, заложенные в подобном наложении и совмещении двух, исключающий друг друга направлений...

Мистерия живого творчества парадоксально сочетается с бездушным манипулированием цветовой матрицей программы "Фото-шоп".

Неслучайно автор пресс-релиза арт-критик Ф. Ромер строит свое исследование творчества Александрова на противопоставлениях: сознание — подсознание, кустарность — техногенность, эзотеризм — функциональность.

Короче говоря, шпарим по Шпенглеру: переход культуры к цивилизации. Или еще более жестоко — фиксируем процесс перехода искусства в дизайн.

Действительно, стоит только на минуту вообразить себя художником. Вот вы вдали от всех, глубокой ночью, может быть, в самой отдаленной и самой неперспективной русской деревне, сидите в избе, склонившись над сияющим "таршоновским" листом. Этот лист, подрезанный с угла родственной тенью от края колпака электрической лампы, идеален сам по себе. За окном берущий за сердце и снова отпускающий гул. Это шумит теряющая на ветру листву невидимая во мраке береза. На душе сладко и тоскливо. И страшно в преддверии неизбежного бунта против белоснежного пространства. Налитая в блюдечко свежая, жирная и преисполненная черной нефтяной энергии тушь источает магический аромат. А тонкое перо в ваших пальцах готово к бою, сверкает в свете лампы, как короткий меч античного героя...

Или вы сидите в московском офисе (в "осифе" — по выражению соседских бабулек) перед экраном, забитым рамками и опциями. За окном никакой березы, разумеется, нет. Вокруг вас какие-то липкие неоновые вспышки, а в ушах неизбывный монотонный писк системного блока. Вперед, художник! Играйте в очередную компьютерную игру по раскрашиванию изображений в духе затей журнала "Веселые картинки".

Все это так — и не так.

Противоречие налицо. Но это противоречие глобально и не ограничивается Александровскими опытами с компьютером. Изящная пластиковая "фактурка" Михаила Шемякина, заказные фотопортреты Шилова, мегапредприятие по переработке цветных металлов г-на Церители — все это суть отражения процесса переплавки той самой культуры в некую, пока еще смутную в очертаниях, но цивилизацию.

Сам термин "современное искусство" абсолютно девальвировался благодаря иным нынешним галереям. Размазывание навоза по холстам; коллективное поедание торта "Ленин в Мавзолее"; "художественное" заклание овец, свиней и коров; экспонирование расписного сорокаметрового полотна, изображающего прямую кишку художника, — все это не придает осмысленности во взгляде на современность.

Поэтому следует говорить не о современном, но о своевременном искусстве. В этом смысле художник Александров весьма важен.

Критик Ромер графику Александрова сравнивает с "рационализирующими интенциями" Василия Кандинского, который якобы был зациклен именно на композиции. Сие сравнение весьма лестно, однако ценность творчества Александрова в другом. Речь идет не столько об эксперименте, сколько о вторжении художника в новое культурное и социальное пространство.

Некогда отравленные соком мескалина юнцы попытались отобразить свои замысловатые видения на бумаге. Так появился стиль "флекс", который, возможно, является ключевым в понимании сегодняшней молодежной культуры. Что это: подсознание на службе масскульта, или массовая культура сама сгорает в томном огне проявившихся в наркотическом бреду “подкорковых” форм?

Композитор Жан-Мишель Жарр пишет высокие симфонии при помощи синтезатора. Термин "электронная музыка" условен. Либо музыка есть, либо ее нет. Дух Святой дышит, где хощет... Если музыка льется, то она обязательно прорвется через любые шлагбаумы и "адаптеры". Александров научился прижигать раны своих штрихов цветным лазером компьютерной полиграфии.

В конце концов, народное искусство пойдет вслед за Александровым (вполне можно себе представить возможный завтрашний компьютерный технолубок).

Василий Александров, сколько я его помню, никогда не работал под заказ. Оформляя книги советской и зарубежной фантастики, он всегда подбирал что-нибудь из своего, уже готового. Его рисунки всегда поразительным образом "ложились" на сюжет того или иного триллера. То же самое происходило и в период плотного сотрудничества графика Александрова с газетами "День" и "Завтра".

Поэтому-то и поразителен факт увлечения Александрова "модными" компьютерными технологиями, конформистская попытка поставить на поток собственное искусство... Но не менее удивителен альянс Василия Александровича Александрова с либералами от искусства, представленными кругом, близким к галерее "Велта". Впрочем, и то и другое для меня объяснимо.

Налицо вполне имперская экспансия, вторжение художника в новый, непростой, надо сказать, наполненный новыми энергиями век.

Да, имперскость ведет к мундирности и некоторой плакатности.

Человеку не дано испытать внутренние муки компьютера, но муки с компьютером человеку ХХI века сто процентов обеспечены. И в этих муках, как это всегда бывает, обязательно рождается истина. Это в полной мере подтверждает нынешняя экспозиция галереи "Велта".

Тит

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Елена Антонова «ЗВЕЗДЫ БЕЛЫХ НОЧЕЙ» (Заметки о Санкт-Петербургском музыкальном фестивале)

Белые ночи неразрывно связаны в нашем сознании с Петербургом-Ленинградом. Выше к северу в межень лета солнце не заходит совсем, ниже к югу — обычная, хотя и короткая летняя ночь. В северной же столице мы воочию ощущаем это наваждение, это томление без видимого разрешения, это невыразимо долго длящееся рождение нового дня, эту белую холодную печальную ночь, когда полусвет и полутьма, восход и закат — все единовременно, все застыло, все в забытьи, все грезит.

Увидеть звезды в белую ночь мудрено. И тем не менее, это возможно. В Петербурге начиная с 1993 года в июне ежегодно проводится Международный фестиваль искусств "Звезды белых ночей", художественным руководителем которого является Валерий Гергиев, главный дирижер Мариинского театра, чьи спектакли, оперные и балетные, традиционно составляют основную часть программы фестиваля. На "Белые ночи" также, по традиции, приглашаются известные всему миру музыканты как наши, так и зарубежные. В этом году это — Пласидо Доминго, Юрий Темирканов, Юрий Башмет. В программе фестиваля — семь (!) премьер Мариинского театра этого сезона: оперы Верди — "Макбет", "Отелло", "Бал-маскарад", Пуччини "Богема", Вагнера "Валькирия", Римского-Корсакова "Сказание о невидимом граде Китеже" и балет Петра Чайковского "Щелкунчик" в постановке Михаила Шемякина. В концертном исполнении прозвучали "Турандот" Пуччини, "Травиата" Верди, "Путешествие в Реймс" Россини и две оперы, принадлежащие Императорскому двору и никогда ранее за пределами России не играемые, — "Цефал и Прокрис" Арайя, "Клеопатра" Чимароза. Представлены также имевшие успех у публики оперные и балетные постановки Мариинского театра прошлых лет, концерты симфонической музыки и Академии молодых певцов, гала-концерт артистов Большого театра. Из этого перечня ясно видно, что "Белые ночи" — фестиваль классической музыки во всем разнообразии жанров, хотя основной акцент приходится на театральные постановки опер и балетов. Это и составляет главную прелесть фестиваля, заслуга организации которого всецело принадлежит Валерию Гергиеву. Любое мероприятие подобного масштаба в наше время некоммерческим быть не может, а потому не обойтись и без потерь: подстройка под вкусы и желания тех, кто "платит и заказывает музыку", неминуема. Главное, чтобы эти потери не искажали мыслей и чувств исполняемых произведений, не снижали резко их духовный заряд, не превращали исполняемую музыку в "музычку". А вот этого в ряде новых постановок, к сожалению, избежать не удалось.

"Сказание о невидимом граде Китеже" Римского-Корсакова, первая из представленных на фестивале оперных премьер, своей постановкой вызывает столько недоуменных вопросов, что ловишь себя на мысли: "Неужели это — одна из самых глубоких и зрелых опер Римского-Корсакова, занимающая исключительное место не только в его творчестве, но и в оперной музыке вообще?" Неужели слышимое и видимое на сцене поставлено по либретто Владимира Ивановича Бельского, в создании которого принимал участие и автор музыки, по убеждениям и стилю жизни — один из самых русских композиторов, натура поистине высокая и благородная, которого близкие звали профессор "Искренность"? Неужели то, что открывается на сцене в первом акте: огромный белый муляж умывальника с соском и такой же огромный кувшин среди вытянутых вверх, плоских, грязно-коричневых фанер — это и есть "пустыня", нетронутые леса и перелески Верхового Заволжья XIII века, полные шумной тишины — щебета птиц, шелеста листвы, шепота легкого ветерка, так мастерски изображенных Римским-Корсаковом в музыкальном вступлении "Похвала пустыне"? "Ах ты, лес, мой лес, пустыня прекрасная" — запевает Феврония (Ольга Сергеева). Не насмешки ли ради над этим ликующим прославлением природы один из зверей, прирученных Февронией, медведь ли, тур ли, одет в куцее пальтишко, из рукавов которого на шнурках свисают варежки? Подобных вопросов к режиссеру и художнику-постановщику Дмитрию Чернякову возникает множество, на протяжении всех 4-х действий и 6-ти картин оперы. И трудно отделаться от мысли, что все это — злая издевка над самыми святыми для нас чувствами, над душой народной, запечатленной в преданиях о Великом граде Китеже, скрывшемся от нечестивых Батыевых полчищ в озере Светлый Яр. "Не допустил Господь басурманского поругания над святыней христианскою". А вот постановщик допускает. Чем, как не глумлением над Русью, и тогдашней, и сегодняшней, отдает сцена в Малом Китеже, где идет торговля: бабы в юбках выше колен с ручными тележками ("челноки"?) куда-то что-то перевозят, мужики таскают взад и вперед пустые деревянные ящики, а горький пьяница Гришка Кутерьма вполне по-современному тискает разбитную на вид буфетчицу? Почему в Великом Китеже хор одет в костюмы уже совсем другого, дворянского, времени, где дамы — в длинных белых платьях с кринолинами, мужи — в сюртуках и цилиндрах? Неужели такими примитивными приемами хотят внушить мысль: Малый Китеж поделом разграблен татарами — там грешный темный простой народ, Китеж же Великий — белый, чистый, "благородный", его молитвы могут быть услышаны, он и достоин преображения.

"Сказание о невидимом граде Китеже" — опера-легенда, которая изобразила "народные русские воззрения на возвышенные стороны человеческого сознания". В ней отражены самые святые для русского народа чувства: любовь к Родине и вера, самопожертвование и мужество в борьбе с захватчиками. Но в новой постановке даже знаменитая симфоническая картина "Сеча при Керженце", рисующая героизм китежан в последней смертной битве, не захватывает слушателей. Без соответствующего настроя, который такая постановка создать не могла, и музыке "Сечи" не достало драматизма: в теме набега жестокость и механическая неотвратимость татарской конницы казались излишне громкими и декларативными. Невнятным оказался и основной спор о добре и зле двух идейных антагонистов оперы — девы Февронии и Гришки Кутерьмы. И Кутерьма (Василий Горшков) — далеко не тот трагический персонаж, каким он мыслился авторам, скорее, он похож на сегодняшнего испитого бомжа. И Феврония — совсем не та гармоничная и светлая натура, какая встает перед нами из народных преданий и возвышенно-лирической музыки оперы. Да и о какой гармонии можно говорить, если более трети оперного времени Феврония по милости постановщика проводит в лежачем положении: либо волочится по сцене ползком, либо ее влекут на санках (?!) две странного вида женщины, призванные изображать райских птиц Сирина и Алконоста. Лишь князь Юрий Всеволодович (Геннадий Беззубенков), хотя его костюм 50-х годов только что прошедшего столетия и вызвал, мягко говоря, недоумение, суровой красотой исполняемых монологов и мудрой человечностью поведения не нарушил темы. Не сомневаюсь, что бескомпромиссный Николай Андреевич Римский-Корсаков, доведись ему увидеть такую постановку своей самой высокоэтической оперы, поступил бы точно так же, как и сто лет тому назад после истории с "Садко": "Я решил оставить дирекцию (Мариинского театра. — Е.А.) в покое и никогда более не тревожить ее предложением своих опер".

"Богема" Пуччини, показанная на фестивале сразу вслед за "Китежем", цельностью постановки, художественного оформления, оркестрового и вокального исполнения, наконец, прекрасной драматической игрой великолепного ансамбля молодых солистов оперы оказалась счастливой противоположностью предыдущему спектаклю. На ее представлении наслаждались слух, зрение, разум, чувства. Режиссер-постановщик Иан Джадж и художник-постановщик Тим Гудчайлд (Великобритания), проникшись мироощущением обитателей мансард Латинского квартала Парижа второй половины XIX столетия, — молодых поэтов, художников, музыкантов, с их поисками своего пути в жизни и искусстве, с их подчас сумбурными чувствами и желаниями, — не захотели, как это теперь модно, осовременивать постановку оперы. Они доверились автору оперы Джакомо Пуччини, который, опираясь на впечатления своей молодости, на пороге сорокалетия создал трагически-светлое сочинение о "богеме", ее нравах, характерах, чувствах. И оказалось, что показанные в таком ключе чаяния и надежды молодых людей свободных профессий нисколько не устарели, они близки и понятны нам сегодняшним. Похожие чувства оказались созвучны и великолепной пятерке молодых солистов, лауреатов Международных конкурсов, занятых в спектакле, — Татьяна Павловская (Мими), Анна Нетребко (Мюзетта), Евгений Акимов (Рудольф), Евгений Уланов (Марсель), Владимир Самсонов (Шонар). Их игра на сцене, несмотря на условность оперного жанра, была в чем-то сродни детской игре в "понарошку", когда ее участники на время ощущают себя в воображаемом мире более уютно и радостно, чем в настоящей жизни. Хороши все солисты этого ансамбля, но особенно — за чистый, подвижный, с теплыми обертонами голос, драматическую игру, темперамент, артистическую внешность — хочется выделить Анну Нетребко. Созданные ею в театре роли позволяют надеяться, что при удачном стечении обстоятельств она сможет вырасти в мировую певицу, примадонну оперы. В заключение нельзя не сказать о превосходной работе дирижера оркестра, Джанандреа Нозеда (Италия), главного приглашенного дирижера Мариинского театра. Основной чертой его как театрального дирижера является бережное отношение к исполняемой музыке и к поющим солистам. Он не грешит пристрастием к внешним эффектам, а его интерпретации опер отличает большой такт и вкус, желание возможно более точно раскрыть те мысли и чувства, которые вложил в них композитор.

Из балетов, показанных на фестивале, остановлюсь лишь на "Баядерке" Людвига Минкуса в хореографии Мариуса Петипа да на одноактном балете Дмитрия Шостаковича "Барышня и хулиган" по киносценарию Маяковского. Балетная труппа Мариинского театра сейчас, как и всегда, сильна. Ее главное достоинство — высочайший уровень солистов, а из самых ярких звезд — Игорь Зеленский и блистательная Ульяна Лопаткина.

Мариинский театр сейчас на подъеме. Он — один их лучших музыкальных театров мира. Нынешний фестиваль "Звезды белых ночей" убедительно это продемонстрировал. И тем обиднее досадные проколы, особенно в части постановок опер, как это с грустью приходится констатировать на примере таких шедевров, как "Дон Жуан" Моцарта и "Сказание о невидимом граде Китеже" Римского-Корсакова. Конечно, от неудач в искусстве никто не застрахован. Но если постоянно помнить о синице в руках и забывать о журавле в небе, то настоящих высот вряд ли достигнешь. Наверное, настало время притушить заботы о дальнейшей популяризации театра (его известность и так очень широка), поиске спонсоров, коммерциализации деятельности. Пора перестать упиваться количеством новых постановок. Пора подумать о вечном: о духовности искусства, его высоком предназначении.

Елена АНТОНОВА

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Ольга Генкина ОПЯТЬ В БОЛЬШОМ БОЛЬШИЕ ПЕРЕМЕНЫ

Вспомним, Читатель. "…Единственное утешение от этого административного волюнтаризма — срок контракта на руководство главным театром страны для Геннадия Николаевича определен на три года. Авось он еще раньше утомится от непосильной ноши…" — предсказывали мы девять месяцев назад (какой сакральный срок однако!). Так и вышло: генеральный художественный руководитель Большого театра России Геннадий Рождественский заявил о своей отставке уже на исходе первого контрактного года, не дотянув даже до официального закрытия театрального сезона.

По словам отставника, укатали сивку крутые горки в лице беспардонной российской прессы, анонимных саботажников внутри театра, наконец, в лице невнимательного к театру министра культуры (о себе, многогрешном, ни слова!). Министр культуры с невинностью младенца проигнорировал выпад в свой адрес со стороны собственного же ставленника и вскорости назначил… Внимание: назначил — не нового генерального художественного руководителя, а всего лишь главного дирижера, который будет заниматься только оперными делами… Всеми же остальными будут заниматься нынешний генеральный директор театра Анатолий Иксанов (назначенный в паре с Рождественским) и министр Швыдкой в своем лице. При таком раскладе Михаил Ефимович будет архивнимательным к театру. На носу капитальная реконструкция Большого, на которую выделены немалые деньги, коими нужно уметь распоряжаться. О, я не собираюсь в чем-либо подозревать господ управителей — просто не дает покоя мысль насчет затейливой кадровой многоходовки в главном театре страны.

После первого "хода", сделанного одиннадцать месяцев назад, изгнания Владимира Васильева и назначения Геннадия Рождественского в паре с петербуржцем Анатолием Иксановым — Швыдкой получил возможность тасовать кадры, как ему заблагорассудится. Он дал время новоназначенцу Иксанову оглядеться, освоиться и показать себя с лучшей стороны, особенно на фоне легко предсказуемого в своих эмоциональных вспышках Рождественского. В результате второго "хода" — добровольного бегства ген. худрука — должность последнего вообще была упразднена за очевидной ненадобностью. И право, зачем она, если есть двое из "деловых и умных" руководителей, которым президент и правительство покровительствуют, как самым близким и дорогим родичам? (Как они трогательно подыгрывали друг другу в недавней передаче "После новостей" на телеканале "Культура" — любо-дорого смотреть!)

Итак, в Большом новое руководящее лицо с небольшими полномочиями: главный дирижер Александр Ведерников-младший. Сын Александра Филипповича Ведерникова, народного артиста СССР, когда-то солиста Большого театра, большого друга великого Свиридова. Недавно Владимир Федосеев отважился исполнить "Патетическую ораторию" Георгия Васильевича на стихи Маяковского, которая лишний раз напомнила о том, что солировавшего в ней Ведерникова-старшего превзойти невозможно. А Ведерникова-младшего? Ему, в отличие от отца, вряд ли дадут развернуться. Внешние и внутренние враги главного театра страны сделают все, чтобы новый главный дирижер знал свое скромное место в руководящей иерархии Большого. Будь он хоть семи пядей во лбу — и демпресса, и "звезды", и вышестоящие лица не позволят, чтобы закат российского искусства сменился рассветом. Наш прогноз на ближайшее будущее: или Ведерников-младший примет условия игры, чтобы продержаться на главной сцене страны хотя бы три контрактных года, или уйдет до истечения контракта, чтобы больше не рисковать, подобно Геннадию Рождественскому. Впрочем, последний не стыдлив и собой доволен. Как и его недавний покровитель Швыдкой…

Грустно и даже гнусно быть предсказателем там, где все видно, как на ладони.

Ольга ГЕНКИНА

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 38 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

39

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Виктор Широков СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ СУДЬБЫ

Жизнь и творчество Николая Константиновича Рериха (1874-1947 гг.), великого художника, поэта, философа, археолога, путешественника и общественного деятеля вроде бы изучены досконально. Тем поразительнее выход иллюстрированного издания Елены Сойни "Северный лик Николая Рериха". Оказывается, большой пласт его жизни и творчества, практически двадцатилетие, оставался неисследованным до выхода этой книги.

Автор книги — кстати, старший научный сотрудник Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН, кандидат филологических наук, член Союза писателей России — не только обстоятельно изучила дневниковые записи и письма Н. Рериха, различные архивные документы, но и прошла, как мне кажется, по следам художника в Карелии, Финляндии и Швеции, чтобы впечатляюще реконструировать весьма важную страницу его творчества.

Нужно ли напоминать, что величина и качество таланта — категории различные и обычно редко совпадают, но в случае с Николаем Рерихом это, к счастью, не так. И Елена Сойни неоднократно и убедительно спорит с другими критиками, в частности с Э. Рихтером и С. Тандефельт, отстаивая силу и индивидуальность русского мастера. Причем, вводя читателя в атмосферу его творческой мастерской, даже бери шире — в атмосферу "Серебряного века", Елена Сойни, сама известный в Карелии поэт и переводчик, подробно и основательно анализирует "судеб скрещенья": жизнь и наследие русского писателя Леонида Андреева, финского живописца и графика Аксели Галлен-Каллела, русского балетмейстера Михаила Фокина, финского поэта Эйно Лейно, русских символистов и Мориса Метерлинка.... Список блистательных имен можно продолжать и продолжать; дело в другом — синтез материального и духовного возникает буквально у нас на глазах, in status nassendi (в момент возникновения), приводя к столь важному убеждению, что первая ступень к всепланетному единству — народность.

Удивительным образом, мне кажется, совпадают сегодня наши устремления и умонастроения с общим настроением давно миновавшего времени, исследуемого в книге. Но эта книга — еще и великолепный мини-альбом. В нее включены 82 цветные репродукции ранних, а порой и малоизвестных работ художника (от картин "Заморские гости" и "Ладьи" 1901 года до картин "Властитель ночи" 1918 г. и "Последний путь" 1922 г.), причем многие работы репродуцируются впервые. Помимо самоценности, они еще и наглядно иллюстрируют основные постулаты исследования.

В тиши Сортавалы Николай Константинович испытал и всю тяжесть томительной неизвестности. Письма и газеты приходили все реже. Известий из России почти не было, о событиях в Петрограде он мог только догадываться. Но даже при всей своей неконкретности стихи и картины Рериха передают то духовное напряжение, которым жил народ в 1917 году. Чувством ожидания проникнуто все литературное и живописное творчество мастера этого периода. В картине "Вечное ожидание", написанной в 1917 году в Сортавале, Рерих изображает четырех людей на берегу сурового озера. Рядом маленькая избушка без окон, с двускатной крышей, на двери — секирообразный замок, возможно, это хлебный амбар, который строили возле усадьбы. На одном из камней — причудливое растение. Оно художником не прописано, только обозначено фантастическим темно-розовым цветом, и непонятно — то ли это низкорослое дерево, то ли кустарник. Высокой стеной окружают людей синие скалы. Что за этими скалами? Какой мир — спокойный или бушующий? Как его отголоски, его посланники, появляются на небе пестрые облака, их стремительное движение вносит в жизнь побережья смятение и тревогу. Люди смотрят в даль озера. Чего они ждут? Вестника. Вестей из того мира, что скрыт от них каменной грядой".

И данная книга — вся — весть из далекого незабытого времени, весть, окутанная северным сиянием таланта, благая весть.

Виктор ШИРОКОВ

Елена СОЙНИ. Северный лик Николая Рериха. Самара. Издательский дом "Агни". 2001 г. 168 с.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 40 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

41

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

В газете "Завтра" № 15 в апреле 2000 года была опубликована статья "Тамбовская тень над Невой", где утверждалось: "Неуязвимость криминала перед законом в Петербурге объясняется тем, что организованные преступные группировки уже не первый год паразитируют на структурах управления городом и правоохранительной системой. Так, к примеру, ни для кого из посвященных не является секретом, что то же "тамбовское" сообщество имеет своих осведомителей в милиции, городском и районных судах, налоговой полиции".

После публикации статьи в редакцию обратились председатель Санкт-Петербургского суда В. И. Полудняков и начальник управления Судебного департамента при ВС РФ в Санкт-Петербурге Ю. А. Рябцев с просьбой дать информацию о криминалитете в судебной системе города. Но автор упомянутой статьи Александр Борисов не являлся штатным сотрудником газеты. Его статья пришла по почте из Санкт-Петербурга, и, к сожалению, нам не удалось установить его местопроживание. Поэтому подтвердить негативное высказывание в адрес судебной системы Санкт-Петербурга мы не можем. И, стало быть, если от сказанного в статье пострадала деловая репутация, честь и достоинство судей и судов Петербурга, мы приносим им извинения и вынуждены признать, что распространенные в статье сведения не соответствуют действительности.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 42 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

43

Напишите нам 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]