/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 414 (45 2001)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ВОССТАНИЕ ДЕТЕЙ

Москва — как подводный коралловый риф в съемках Ива Кусто, на котором поселились разноцветные, радужно-ядовитые полипы. Азербайджанская мафия. Грузинская. Чеченская. Нелегальные общины вьетнамцев. Плодящиеся "чайна-тауны". Поселения армян. Группировки ингушей, дагестанцев. Экзотика, Кавказ, ароматы Ближнего Востока, дыхание Хуанхе и Меконга. Полипы разрастаются, меняют цвета, жадно сосут питательные растворы, выделяют клейкую радужную слизь, на которую со страхом ступает нога коренного москвича.

В руках мафий находятся рынки с баснословно дорогими фруктами и каспийской рыбой. Игорные дома и притоны. Торговля русскими девушками. Наркотики. Нелегальная водка. Оружие. Детские органы для пересадки. Изощренные восточные утехи. Гей-клубы. Собачьи бои.

Огромные деньги омывают эти растущие скопища, устанавливающие контроль за каждым метром асфальта, цветочным лотком, баней, автостоянкой. На эти деньги скупаются рестораны, гостиницы, особняки в центре Москвы. Приобретаются автопарки, студенческие дипломы, места в префектурах. Подкармливаются городские чиновники, милиционеры. Мафиозные деньги ополаскивают каждый прилавок, каждый табунок проституток, каждую жаровню в шашлычной. Окропляют бесконечными взятками алчный рой московских чиновников. Восходят могучим непрерывным потоком к вершине московской власти. К ее главному вершителю, сидящему верхом на золотом тельце, в тунике, прикрывающей жирную грудь, с голым позолоченным черепом жестокого вавилонского бога.

Русское коренное население Москвы выдавлено, оттеснено на унылые окраины жизни. Оборонные заводы Подольска, Мытищ, Лыткарино, электронные и ракетные производства Зеленограда , которыми гордилась страна, стоят, как мертвые пирамиды убитой эпохи. Молодежь без работы, ослепленная павлиньими перьями "казино" и "найтклубов", стремится на призрачное зарево. Но ее не пускают на праздник.

Ей место в чернорабочих и подносчиках рыночных грузов, за рулями мусоровозов. Им бреют лбы и отправляют воевать в Чечню. Их отлавливают на мелких кражах и набивают туберкулезные тюрьмы. Детей сознательно растлевают, показывая порнуху и фильмы насилия. Отравляют наркотиками, засылая отравителей в школы. Их одуряют пошлым и бесстыдным телевидением, убогими зрелищами, примитивными, специально для плебеев созданными субкультурами. Молодые люди погибают духовно и телесно, корчатся в кислотной среде мафиозной Москвы.

Их безработные отцы в обшарпанных полухолодных квартирах сжимают в руке стакан с водкой. Клянут Чубайса и Березовского, Авена и Гусинского, всю ненавистную власть банкиров и министров, не отличая Шойгу от Аксененки, Абрамовича от Потанина, Рушайло от Починка. Вряд ли народ до конца осознал жуткую правду, о которой сказал недавно бесстрашный Болдырев, обвинив Ельцина и "семью" в краже половины бюджета, а правительство Кириенки — в махинации с дефолтом, когда было обобрано все население и обогатилась горстка преступных политиков. Чудовищная ложь, воровство, мздоимство. "Черная дыра", куда утекают ежегодно сотни миллиардов долларов, обрекая Россию на бедность и смерть. Потопление "Курска", казнь космической станции "Мир". Все это чувствует народ, ненавидит, и ненависть эта передается от взрослых детям.

Молодежные бунты и погромы, прокатившиеся по Москве, избиения и убийства "инородцев", — это жуткий слепой ответ на жуткую и слепую политику московских миллиардеров, лужковских клевретов, преступных этнических кланов, создавших невыносимую обстановку социального и национального неравенства. "Крестовый поход детей" — это ответ на распад, разврат, содомизм, процветающие в некогда священной Москве.

Отвратительна попытка Лужкова объяснить этот детский бунт как происки "русских фашистов", в то время, как в Москве, в недрах закрытых мафиозных структур давно установился этнический фашизм. Омерзителен Сванидзе, чуть ли не требующий от милиции стрелять в детей.

"Демократы" истребили Советский Союз, назвав его "тюрьмой народов". Они разбили эту "тюрьму", но "освобожденные" народы толпами побежали в Россию. Пол-Азербайджана в Москве. Пол-Грузии и Армении на Кубани и в Ставрополье. И опять во всем винят русских, опять они — "фашисты" и "шовинисты". Эта гнусная политика подавления русских, которые в год теряют по миллиону своего населения, этот экономический и этнический геноцид — требуют от Путина новой национальной политики, исправляющей уродливые перекосы Лужкова и Ельцина.

Что сделает Путин с бритоголовыми подростками московских окраин? Оденет в пятнистую форму и отправит на "афганский фронт"?

Александр ПРОХАНОВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 3 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

4

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l Блиц-визит министра обороны США Д.Рамсфельда в Москву и челночная дипломатия канцлера ФРГ Г.Шредера связаны с тем, что администрацией Буша окончательно принято (впервые после вьетнамской кампании) решение о проведении сухопутной операции в Афганистане с направлением туда крупного контингента собственных вооруженных сил, передают нам из Брюсселя. Сама операция планируется двухэтапной. На первом этапе предполагается с опорой на базы в Узбекистане и Таджикистане захватить город Мазари-шариф, куда, после восстановления советского военного аэродрома (во время паузы, вызванной священным месяцем рамадан), перебросить армейскую авиацию. На втором этапе через 10 дней после возобновления военных действий должен быть осуществлен захват Кабула с передачей власти политической коалиции, куда после выдачи бен Ладена будут допущены и представители движения "Талибан"…

l Политическая победа партии "ястребов" в республиканской администрации была во многом обусловлена тем, что пакистанские военные не только не дали гарантий поддержки американским войскам или их безопасности на своей территории, но и заявили о возможном устранении их от власти, если вторжение в Афганистан начнется с южного направления. Подтверждением тому стала крупная неудача американцев с посылкой вертолетов через пакистанскую территорию. В результате несколько машин было сбито, и власти в Вашингтоне вынуждены скрывать истинные потери — такая информация поступила из Нью-Йорка…

l В околокремлевских кругах циркулируют слухи о спорах власть предержащих относительно степени участия российских Вооруженных сил в "акции возмездия" против Афганистана. Программа-минимум предусматривает лишь авиаприкрытие продвижения американских войск с территории Узбекистана. Согласно программе-максимум, Россия должна развернуть две армейские дивизии в северных районах Афганистана, обеспечив себе "зону влияния", аналогичную "зоне влияния" СССР в Иране в годы Второй мировой войны. "Патриотичный" план-максимум активно лоббирует группа Чубайса—Кудрина—Грефа, справедливо предполагая, что тем самым, вследствие роста зависимости Кремля от США, усилит собственные позиции и сможет осуществить приватизацию "естественных монополий" по своим схемам…

l По сообщениям из Пекина, представители военно-промышленных кругов неофициально начали активные переговоры относительно крупных поставок вооружения талибам. Параллельно ведутся и консультации с генералами в Исламабаде, поскольку перспективы радикализации Пакистана с сохранением единого государства, имеющего обостренные отношения с США и Индией, здесь полагают объективно отвечающими интересам КНР…

l Выступление Чубайса в защиту Аксененко уже получило в столичном экспертно-аналитическом сообществе название "крокодиловых слез", поскольку хорошо известно, что вся схема "антикоррупционного" давления на главу МПС была продумана и реализована соратниками Чубайса, в первую очередь Грефом и Кудриным, которые планируют также осуществить второй этап "перманентной революции" в Газпроме, результатом которого должна стать не только полная зачистка "вяхиревской гвардии", но и устранение группы "питерских чекистов", работающих под номинальной командой А.Миллера. Инсайдерские источники в РАО "ЕЭС России" особо отмечают, что значительные доходы, полученные от продажи российской электроэнергии в Чехию и Словакию (порядка 300 млн. долл.), сейчас направлены на юридическое и пропагандистское обеспечение "антикоррупционных дел"…

l Цены на нефть и другие энергоносители, как и предполагали эксперты СБД, в настоящее время могут снизиться до критической для российского бюджета величины (уже в ближайшие 2 недели планируется провал на 12-15%). В связи с этим предполагается, что в Госдуме состоится "показательная порка" правыми фракциями касьяновского проекта с полным переформированием структуры бюджета и возобновлением внешних заимствований — в основном у международных финансовых институтов, находящихся под контролем США…

l После провала очередного "наступления в Абхазии" положение президента Э.Шеварднадзе является критическим. Под давлением турецких и американских креатур происходит "мягкая передача власти аджарской команде", вследствие чего будет установлен фактический протекторат Турции над территорией Грузии…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Скинхеды — комсомольцы путинской эпохи.

« Иудушку Головлева лишили иммунитета.

« Счетная палата проверяет Грановитую.

« При обыске у Аксененки найдут золотую рельсу.

« В МЧС — чрезвычайная ситуация.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВОПРОС В ЛОБ Владимиру ЛУКИНУ

"ЗАВТРА". В 1998-1999 годах, при правительстве Примакова—Маслюкова, "Яблоко" очень много говорило о коррупции в высших эшелонах власти. Но после ухода этого правительства "Яблоко" вдруг перестало говорить о коррупции. Почему же сегодня "Яблоко" молчит на сей счет?

Владимир ЛУКИН, вице-спикер Госдумы РФ, фракция "Яблоко". Это не так. Мы говорили, говорим и будем говорить о коррупции. Но у нас нет механизмов по разоблачению коррупции. Мы призываем к этому те органы, которые должны это делать.

В последнее время они вроде бы что-то начали. Другое дело — есть подозрение, что это во многих случаях политически мотивировано. Но сам факт борьбы с коррупцией меня лично, например, радует, и мы это поддерживаем.

ОТ РЕДАКЦИИ. Однако все же по-прежнему не слышно громогласных заявлений и возмущений Явлинского и иже с ним по поводу того, что "у нас полностью коррумпированное государство с коррумпированными министрами в правительстве". Не говорит ли это о том, что коррумпированности оказалось подвержено и само "Яблоко", раскол в коем, по слухам, связан как раз с разногласиями на этой почве? Может быть, что-то не поделили? Не зря же столько лет усердно служили и служат пресловутому "мировому сообществу", всегда щедро вознаграждающему своих сторонников в любой стране, в том числе и в России...

Публикацию подготовил Олег ГОЛОВИН

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

СЛУЖИТЬ РОДИНЕ! (Обращение генералов и адмиралов Советских Вооруженных Сил и Российской армии к президенту России, депутатам Государственной думы, членам правительства и губернаторам (президентам) регионов Российской Федерации)

Обратиться к вам заставило нас обращение 43 патриотов нашей Родины "Остановить "реформы смерти", которое было опубликовано в газетах "Советская Россия" и "Завтра" (22 и 23 августа с. г.). Мы надеялись, что руководство страны найдет возможность ответить на него и объяснить народу, почему в стране продолжаются "реформы смерти", которые наносят огромный ущерб стране и народу, привели к развалу Вооруженных Сил. Мы отдали служению нашей Родине лучшие годы своей жизни, и для нас небезразлично, куда ее ведет нынешнее руководство.

Наше обращение направлено главным образом президенту РФ В. Путину, который, по нашему мнению, является ныне идеологом и проводником того, что творится в России сегодня.

Мы не можем согласиться с тем, что огромные богатства, созданные народом в годы Советской власти, все больше и больше переходят в руки тех, кто их не создавал и не защищал. Поэтому мы полностью согласны с оценкой тех реформ, которые уже более десяти лет сотрясают страну и в обращении 43 названы "реформами смерти".

В соответствии с п. 1 ст. 3 Конституции РФ "единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ", и только он вправе решать кардинальные проблемы государства, в том числе определять, какой государственный строй должен быть в стране. Это он и определил в марте 1991 года на референдуме.

В соответствии с п. 4 ст. 3 Конституции РФ "никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону". Существующая же ныне в России государственная власть и общественная система были навязаны народу в результате военного антигосударственного переворота в сентябре-октябре 1993 года вопреки его воле. Пришедшее к власти антинародное правительство "демократа" Ельцина сделало все, чтобы огромные богатства страны оказались в руках кучки олигархов, "новых русских", лиц иностранного происхождения, западного капитала.

В то же время миллионы трудящихся и их семьи были выброшены с работы, оказались нищими и голодными, перестали получать зарплату, пособия, были лишены возможности содержать семьи. Рушилась социальная база народа, созданная при Советской власти.

К сожалению, президент В. Путин в своем послании Федеральному собранию в январе этого года, по существу, поддержал приватизацию как метод ограбления народа и продолжает эту политику.

Мы хотели бы сказать президенту Путину: "Народ избрал вас президентом не для того, чтобы продолжалось ограбление страны и народа, а как надежду на то, что в стране будет, наконец-то, восстановлен порядок.

Президент — слуга народа, а не торговец его богатствами".

На первом этапе приватизации произошло обогащение за счет народа правящей верхушки, в том числе президента Ельцина и его семьи. Не бедными оказались главы правительства Черномырдин, его министры — Чубайс, Немцов, Кириенко и многие другие.

Сейчас затевается второй этап приватизации — окончательного и бесповоротного ограбления народа, обогащения второй очереди олигархов и крупных чиновников.

Когда закончилась Великая Отечественная война, за короткое время была восстановлена экономика, решены многие социальные проблемы для облегчения жизни народа-победителя. Ежегодно на 15-20 % снижались цены на продовольствие и товары первой необходимости, велась решительная борьба с преступностью, в том числе в области экономики.

Сегодня у нас создано, по существу, криминальное, антинародное государство, которое работает на олигархов, а не на народ.

Особую тревогу вызывает у нас развал армии и флота, развитию и укреплению мощи которых многие из нас посвятили лучшие годы своей жизни. Советская Армия и ВМФ были гордостью страны, надежным щитом ее безопасности, наших союзников и друзей.

Говорят, сегодня проводится реформа Вооруженных Сил России. Это ложь и обман народа. Что такое реформа, мы хорошо знаем. Если президент, депутаты и правительство считают развал армии и флота реформами, то они или не понимают, что творят или делают это в интересах Запада. Последнее решение о закрытии наших баз на Кубе, во Вьетнаме, в Абхазии — это решение недальновидных политиков. Это коммерческое, а не военно-политическое решение.

И последнее. Мы не для того защищали страну в годы войны и укрепляли ее оборону в послевоенный период, чтоб Горбачевы занимались перестройкой, а Ельцины — антинародной приватизацией. Народ не простил Горбачеву и Ельцину, не простит и Путину, и депутатам, и министрам, если они не откажутся от антинародной и антигосударственной политики и не станут трудиться на страну и ее будущее.

В связи с изложенным и проявляя заботу о будущем страны и народа, об укреплении боевой мощи Вооруженных Сил России, настоятельно предлагаем осуществить следующие меры.

Учитывая, что наш народ жил 70 лет в условиях строящегося социализма, а последние 10 лет — в условиях криминального капитализма, он может сам определить: в условиях какого государственного строя он хочет жить. Ни Ельцин с Чубайсом и Черномырдиным, ни Путин с Касьяновым не могли и не могут навязывать свою волю народу. Все президенты, депутаты, министры, губернаторы — это временщики, а вечен только народ, и только он вправе определять суть государственного строя. Поэтому в стране должен быть проведен в 2002 году референдум, на котором народ сам определит свою судьбу, а затем проведены свободные, справедливые выборы в конституционные органы страны.

Должны быть пересмотрены итоги криминальной приватизации. Все, что украдено, должно быть возвращено народу. Народ был трижды ограблен режимом Ельцина за последние 10 лет, не считая так называемой приватизации. Вначале правительством Ельцина—Гайдара было украдено у народа около 400 миллиардов советских рублей, хранившихся в сберкассах, затем правительством Черномырдина—Чубайса, с использованием разных преступных "МММ"; а затем — методом дефолта, организованного правительством Кириенко. Ограбление народа продолжается. Уже давно идет, например, распродажа земли всякого рода губернаторами и президентами, хотя закон об этом, как прикрытие беззакония, Государственная дума приняла только в конце сентября с. г., хотя земля ни президенту, ни Госдуме не принадлежит, и судьбу земли должен решать сам народ, а не 257 депутатов.

Народу должны быть возвращены не только украденные богатства, но и социальные завоевания, которые он имел при Советской власти: право на труд, на отдых, на бесплатное медицинское обеспечение, образование, жилье и т. п.

Должен быть прекращен развал Вооруженных Сил и ВПК, разработана и принята их реформа, направленная на укрепление и развитие Вооруженных Сил на ближайшие 10 лет.

В. Н. ЧЕРНАВИН, адмирал флота, бывший главнокомандующий ВМФ; Н. И. ХОВРИН, адмирал, бывший командующий Черноморским флотом; В. И. ПАНИН, адмирал, член военного совета, бывший начальник политуправления Военно-Морского Флота; А. М. МАКАШОВ, генерал-полковник, бывший командующий Приволжско-Уральским военным округом; Г. Н. ГУРИНОВ, адмирал, бывший командующий Тихоокеанским флотом; В. В. МИХАЙЛИН, адмирал, бывший командующий Балтийским флотом; А. А. ЧИНДАРОВ, генерал-полковник, бывший первый заместитель командующего ВДВ; Ф. Ф. ГАЙВОРОНСКИЙ, генерал-полковник, бывший заместитель начальника Военной академии Генерального штаба; В. И. ВОРОНОВ, генерал-полковник авиации, бывший первый заместитель командующего Морской авиации ВМФ; В. Ф. КОРОЧКИН, генерал-полковник авиации, бывший командующий 16-й Воздушной армии в Германии; М. Г. ТИТОВ, генерал-лейтенант, бывший заместитель начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил СВД; Ю. И. ПАНКРАТОВ, генерал-лейтенант, бывший член военного совета и начальник политуправления Прикарпатского ВО; В. В. СОЛОВЬЕВ, генерал-лейтенант, бывший начальник управления Генерального штаба ВС СССР; Ю. Н. КАЛИНИН, генерал-лейтенант, бывший начальник управления Гражданской обороны СССР; В. Е. МОРОЗОВ, генерал-майор, бывший член военного совета и начальник политотдела Первой армии ПВО особого назначения; Я. А. ГРЕЧКО, контр-адмирал, бывший заместитель начальника политуправления ВМФ; А. И. КАРЛИН, контр-адмирал, бывший заместитель начальника политуправления ВМФ; В. Н. ВОЛКОВ, полковник, заместитель председателя Комитета по обороне Госдумы РФ; А. Д. КУЛИКОВ, полковник милиции, заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Проханов КАТАКОМБЫ КРАСНОЙ ВЕРЫ

Вы плывете на белом корабле по синему Енисею, мимо огненно-красных и желтых гор и не ведаете, что прибрежный осенний хребет, пламенеющий в студеной синеве, весь проточен, изрыт внутри каменными туннелями, штольнями. В граните летят поезда, работают реакторы, тысячи людей в белоснежных халатах трудятся, добывая плутоний, и в толще гранита, незримая для глаз, недоступная удару ракеты, скрывается катакомбная цивилизация, которой нет равной в мире.

По преданию, место для подземного атомного комбината указал Сталин, припоминая те годы, когда тихоходный пароход вез его по Енисею в ссылку, из Красноярска в Туруханский край, и он смотрел на каменные угрюмые горы, подступавшие к воде.

Из-под солнца, где — лесная еловая круча, падающий золотой лист, голубой завиток пушистой белки, я, словно Данте, погружаюсь в гору, в черный огромный зев с бетонными, вывернутыми наружу губищами. Туннель высотой с Триумфальную арку, с полукруглым, как в храме, сводом, вдоль которого дует ровный подземный сквозняк, как ветер из центра земли. Железная колея, поблескивающая в лучах фонаря, словно металлическая нить размотанного стального клубка, помещенного в сердцевине планеты.

Полвека назад бригады "зэков" и военных строителей вгрызались в толщу, взрывали породу, выкалывали ниши и полости, коих накопилось триста пятьдесят километров, с тупиками, огромными залами, подземными площадками, тайными лабиринтами и хранилищами. В них заплутает непосвященный, собьется заблудший путник, не ухвативший в руку нить Ариадны. Сюда, в бездну, закачивается с поверхности воздух, прошедший множество фильтров на случай отравления земли и неба. Туннель, мерно погружаясь, вдруг расширяется, создавая просторную, как храм Христа Спасителя, камеру — ловушку для атомной ударной волны, если взорванный на поверхности заряд направит в туннель свой клубящийся раскленный вихрь... Ход ему перегородят чугунные выдвижные ворота толщиной в три метра. Подземное царство с запасами продовольствия, пресной воды, источниками электричества продолжит существование, даже если испепеленная земля покроется ядовитым прахом и сорванная с поверхности жизнь в ужасе улетит в мироздание. Здесь, под землей, как в ковчеге времен потопа, сохранЯтся код жизни, множество предметов и форм, из которых состояла цивилизация ХХ века, его научные открытия, авангардные знания. Когда остынет ожег земли и отхлынут воды потопа, они снова будут выведены на поверхность.

Комбинат, производивший оружейный плутоний, был заложен в годы, когда Америка господствовала в ядерных вооружениях. Наносила на советскую карту цели для атомных ударов. Окружила страну базами бомбардировочной авиации. Была готова испепелить СССР. Сталин дал приказ на строительство комбинатов, производящих ядерную взрывчатку. Двух наземных, в Челябинске и Томске, и одного подземного, на Енисее, с секретным городом атомщиков. Открытое наименование — Красноярск-26, закрытое — Железногорск.

"Ядерный апокалипсис" был реальностью ХХ века. Подземное царство, куда собиралось укрыться человечество от "гнева Господня", является памятником сталинизму. Советский Союз был смыт не волной всемирного ядерного потопа, а тихими ядовитыми струйками, подтекающими из бачка "перестройки". Подземный город в Саянах — памятник исчезнувшей эре, советскому периоду всемирной истории. Этот русский опыт строительства "подземной цивилизации", множество невиданных инженерных решений, создание уникальных систем жизнеобеспечения, исследование психологии человека, переместившегося из-под солнца в кромешные подземелья, вписывают этот город в футурологическую мечту русского космиста Циолковского и его предтечи Федорова. Оба чаяли бессмертие человечества, воскрешение грешников, помещенных в адские подземелья. Планировали расселение человечества на необитаемых, лишенных атмосферы планетах, опаляемых радиацией звезд.

Три реактора работали тридцать лет под землей, вмурованные в гранитную толщу, омываемые охлаждающей водой Енисея. "Сжигали" в своих стальных оболочках уран. Облученные таблетки урана накапливали в себе малые толики оружейного плутония, который выделялся в сложнейших химических циклах, — в ядовитых кислотных растворах, фильтрациях, смесях, где вещество перемещалось в емких сосудах из нержавеющей стали, пронизанное смертоносной радиацией. Автоматы, индикаторы, электронные графики, выведенные на огромные пульты, управляли из диспетчерских залов безлюдным, упрятанным в бетон и сталь производством, где создавалась начинка для будущих атомных бомб. Бомбардировщики с подвесками, барражировавшие над Северным полюсом, стратегические ракеты в шахтах и на мобильных установках, нацеленные на военные объекты Америки, подводные лодки, укрывшиеся под полярной шапкой и в течениях южной Атлантики, снаряжались оружием, произведенным в красноярских катакомбах. Плутониевые заряды лепили, как куличики в детских песочницах, в неимоверных количествах, способных разнести вдребезги всю солнечную систему. И, наконец, по договору с Америкой производство плутониевых боеголовок было прервано. Два красноярских реактора, утомленных, уставших рожать оружие, были остановлены. И лишь третий, работающий, как атомная электростанция, питающая Железногорск электричеством и горячей водой, продолжает трудиться.

Нахожусь в реакторном зале остановленного реактора, залитого ровным люминесцентным светом, озаряющим округлую бетонную глубину, полые, окисленные скважины, из которых извлечены металлические и графитовые стержни, стальные элементы, змеевики, трубы охлаждения. Разобранный, умертвленный реактор напоминает кита, который выбросился на рифы, и из него уже выклевали глаза, выели мягкие ткани, выдрали внутренние органы, и сквозь лопнувшую кожу виднеются голые ребра. И это мертвое, обезображенное смертью существо все равно прекрасно. Видно, с какой изумительной красотой и разумностью оно было создано. Каким мощным и совершенным было в ту пору, когда плавало в океанские просторах — просторах громадного ХХ века с его бурями, потоками великих идей, взрывами небывалых надежд, черными безднами катастроф и разочарований.

Когда закрывали реактор, простым нажатием красной кнопки отключали его от истории, на его успение собрался коллектив атомщиков — инженеры, химики, управленцы, военные. Многие годы они оставались вместе с реактором. Питали его, лечили, принимали его роды, справляли его юбилеи. Сознавали себя частью огромного советского мира, который поручил им тайное, жреческое дело, как весталкам, сберегавшим в недрах горы священный огонь. На мертвый реактор положили цветы. Его оплакивали. Его отпевали.

Сейчас за озаренным пультом, где приборы в пластмассовых футлярах несут в себе эстетику 50-х годов и еще можно заметить слабые биения отдельных умирающих клеток реактора, дежурит один-единственный престарелый оператор в белых одеждах. Сопровождает меня директор реактора, немолодой печальный атомщик, похожий на смотрителя музея. Рассказывает о своем загубленном детище, как моряки, всю жизнь прослужившие на могучем крейсере, что по старости разрезан автогеном и пущен на металлолом. Эту округлую глубокую полость с остатками стальной арматуры зальют бетоном, чтобы в толщи окаменелого раствора медленно, в течение целого века, остывала радиация, гасла жизнь ядерной машины, которая первоначально называлась ЛБ-120, что значит — "Лаврентий Берия". Директор напоминает верного стража, который не хочет расстаться с телом умершего князя и ждет, когда его погребут в кургане вместе с телом великого воина.

Я перемещаюсь в катакомбах, убеленных немеркнущим млечным свечением, в котором теряется смена дня и ночи, зимы и лета. Машинный зал атомной станции бархатно ревет турбинами, накаленным паром, белеет одетыми в асбестовые шубы генераторами, мерцает множеством циферблатов и стрелок. Отсюда на землю, сквозь гранит, изливаются электричество, пар, кипяток, освещая и согревая великолепный город в сосняках, где центральные улицы застроены неповторимой архитектурой сталинского ампира, а в зеркальном озере отражаются высотные башни, окруженные золотыми и красными иконостасами осени.

Советский Союз, спроектированное государство, развивался рывками, от проекта к проекту. Ликвидация неграмотности. Севморпуть. Строительство океанского флота. Целина. Геополитическое переустройство планеты. Освоение ближнего Космоса. Среди этих грандиозных проектов, догонявших один другой, "Атомный проект" был вершиной советской цивилизации. Грозным острием, заточенным Иосифом Сталиным, которое от бревенчатых изб, тележных дорог, гнилых стожков устремлялось в ослепительное развитие, цель которого — другая история, другое человечество, другое, богоподобное бытие. Я счастлив тем, что мне посильно, за письменным столом и на полях сражений, было дано воплощать " красную утопию". Что я был свидетелем великого порыва людей вырваться из пошлости, филистерства, унылого миропорядка. Преодолеть гравитацию вековечного страха, тупой ограниченности, упования на слепые силы природы, куда нас снова, как в гнилое болото с горы, столкнула "перестройка" — последний антипроект советской эпохи. Я счастлив тем, что за мою долгую жизнь в разное время мне открывались контуры "Атомного проекта".

Молодым человеком в Туве с геологами я двигался таежными тропами среди изумрудных пахучих лиственниц и кричащих кукушек. В руках моих — длинная труба радиометра, вынюхивает рыльцем породу, упирается то в малиновый цветок "Марьина коренья", то в черный скользкий валун. Как слепец, держу перед собой его зрячий посох, ведущий меня по уступам Саян. И вдруг среди красных песчаников стрелка начинает дрожать, циферблат зашкаливается, и я стою пораженный среди огненно-рыжих урановых руд, и солнце, мешаясь с радиацией, выжигает под закрытыми веками фиолетовый вензель.

Мангышлак у лазурного Каспия. На кромке пустыни и моря встала атомная станция "на быстрых нейтронах". Рядом с ней — опреснитель морской воды, похожий на огромного рыцаря, закованного в сияющие доспехи. Под латами стального великана вскипает морской рассол, опадает из раскаленных туч пресным дождем. Животворная река по трубам бежит вверх на скалы, и на ее берегах, там, где раньше пыльный верблюд жевал сухую колючку, как чудо, возникшее из мертвой пустыни, сверкают белоснежные башни, переливаются кристаллы домов, цветут, благоухают сады. Атомный "город солнца" Шевченко сотворен футурологами советской страны. Повторяя стихи Маяковского про "Город-Сад", подношу к каменной, выбитой динамитом лунке саженец дерева, погружаю корень в мягкую, привезенную за тысячу километров землю, подключаю к деревцу металлическую трубу с блестящей струйкой воды. Где-то и теперь в пустыне цветет посаженная мною черешня.

Секретный город под Томском. Фабрика по обогащению урана. В огромном зале крохотные центрифуги, жужжащие, как веретена. Разделяют изотопы урана. Драгоценные, сверхточные механизмы, плод инженерного гения. В стерильных безлюдных залах, пронизанных лучистой энергией, где невозможна жизнь кровяных телец, движутся ленты конвейеров, медленно качаются щупальца механических рук. Сквозь прозрачную защитную толщу вижу, как осторожная рука стального скелета извлекает из матрицы серебристое полушарие плутониевой бомбы. Несет мимо моих глаз с тусклым металлическим блеском. Сближение двух таких полушарий обеспечит взрыв, от которого, как тростинки, поникнут небоскребы Манхэттена. В этих залах создаются запасы энергии, которыми можно согреть ледяную Луну, перебросить на нее воздух и почву, засадить лесами, наполнить Мертвое море чистейшей, как в Байкале, водой, построить столицу оживленного спутника — Луноград.

На Семипалатинском полигоне двигаюсь вдоль хребта, где каждая гора взорвана и расколота, как горшок, с ломкой, превращенной в щебень вершиной. Еще одна гора заминирована ядерной бомбой. В штольню, от подножия, в центр скалы проложен туннель. От заряда наружу изливается черный кабель с тысячью проводов, по которым датчики, перед тем как сгореть и расплавиться, передадут бесценную информацию, — "портрет взрыва". Обратный отсчет времени: "Три... Два... Один..." И словно колыхнулась земля. По ногам ударило железной рельсой. Взрывная волна побежала вокруг земли. Вершина горы поднялась, словно кто-то огромный изнутри бился об нее головой. Осела, оставив над пиком облако грязной пыли. С полковником, искателем приключений, лезу в старую, полуобвалившуюся штольню, где десяток лет назад случился ядерный взрыв. Камни опадают на спину, луч фонаря утыкается в рваную сталь. В круглой сердцевине горы, оплавленной ядерным взрывом, сверкают драгоценные стекла, свисают стеклянные слюни, — "волосы ведьмы", как их называют атомщики. Я ощупываю пальцами лоно, где полыхнуло подземное солнце. На ладони — красные и зеленые бусинки.

Полк стратегической авиации готовится к взлету. Под покровом ночи пройдет над Беларусью, Польшей. Теряя машины, прорвет ПВО Германии. Нанесет ядерный удар по штабам и танковым группировкам НАТО, по балтийским портам, по железнодорожным узлам и заводам, покрывая Европу, ее готические соборы, барочные дворцы и музеи пеплом ядовитых пожарищ. Смотрю, как в липком свете прожектора в бомбовый отсек самолета подвешивают бомбу, похожую на тучного, сонного поросенка. Заводская маркировка, красные и черные литеры. Летчики прячут в кожанки запечатанные конверты с секретными указаниями целей. Садятся в кабины. Полк всей своей ревущей громадой, скользя в аметистовых прожекторах лучистыми плоскостями, выбрасывая красные метлы огня, уходит в небо. Молкнет гул последней машины. Мерцает звездное небо. И мысль: "Господи, неужели в последний раз вижу эти звезды, мну в руках листочек осенней полыни, и сейчас на горизонтах начнут разгораться красные шары взрывов, и меня, и мой дом, моих близких зальет белой слепящей плазмой..."

На космодроме “Плесецк” присутствую при пуске ракеты. Далекая, невидимая в темноте, окруженная сырыми лесами стоит на старте среди бетонных желобов и площадок, опаленных прежними пусками. Сверхдальняя, с разделяющимися боевыми частями, она должна установить долгожданный паритет с Америкой, сломить стратегическое превосходство противника. На командный пункт привел меня главком Ракетных войск Толубко. Представил главным и генеральным конструкторам, генералам, членам комиссии. Те смотрят на меня недружелюбно, сторонятся, суеверно считая, что посторонний, незваный человек принесет им несчастье. Как женщина на корабле. Как некрещенный, забредший в алтарь. До старта — минуты. Мы выходим на смотровую площадку. Далеко за лесами полыхнуло белым. Стало разгораться пышное млечное зарево. Узкий факел, убыстряясь, отрываясь от черных лесов, пошел в небеса, превращаясь в ослепительную колючую искру. Вошла в прозрачное перистое облако, небо наполнилось нежной радугой, словно над миром проплыло невесомое павлинье перо. Ракета, незримая, летела над тундрой, роняла ступени, вписывалась в траекторию, сопровождаемая радарами слежения. Пуск состоялся. Конструкторы и генералы, как дети, ликовали, смеялись, целовали друг друга, били по плечам и толкали. Меня обнимали, норовили щипнуть, приобнять, словно я был амулетом, который принес им удачу, и они хотели оторвать от меня лоскуток. По сей день вспоминаю летящего в небесах прозрачного ангела, несущего горящую свечку.

Дивизия мобильных ракет, неуязвимых для удара противника. Ночные броски по снежным лесам и равнинам. Тяжкие туши, груженные на лафеты, мнут проселки, давят сугробы, несут в электронных контейнерах координаты вражеских целей. Бэтээры охранения. Штабная машина. За окнами дремлющие городки, подслеповатые огни деревень. Придорожная сельская церковь с растворенной дверью, где ярко, красно от икон, светло от свечей и лампад. За околицей — внезапный, учебный налет "диверсантов". Схватка на зимней дороге. Стрельба автоматов, взрывы гранат, долбящий стук пулемета. Я лежу в снегу, в ребристой колее, продавленной ракетным тягачом. На руке моей кровенеет царапина. Заслоняя звездное небо, горбится огромное тулово ракеты.

Атомная подводная лодка уходит из базы Гремиха. Покидает гранитный фьорд, толкая перед тупым черным носом мощный бурун океана. Погружение в пучину на несколько недель, под полярную шапку, где движется карусель из подводных лодок, своих и чужих. Идут непрерывная охота и слежка. Главная добыча — наш подводный "стратег", способный расплавить лед, швырнуть в небеса десяток тяжелых ракет, накрыть Америку зонтиком термоядерных взрывов. За нами ходит многоцелевой "американец", выискивает нас среди подводных течений, перепадов соленой и пресной воды, чтобы в "судный час" послать на шелест наших винтов ядерную стаю торпед. За "американцем", как гончий пес, по его турбулентному следу ходит советская, оснащенная торпедами лодка, вслушиваясь в гулы моря, в рокоты надводных кораблей, в скрипы планктона, в жалобные крики касаток. Среди какофонии моря найдет чуть слышный, едва уловимый акустический всплеск, отраженный от скользящей подводной махины. Всплытие под Северным полюсом. Лодка упругой спиной ломает лед, выдавливается на поверхность черным огромным пузырем. Стоим с командиром в рубке среди шипения и шелеста моря, звона льдистых осколков. Ветер, слезы в глазах. Над нами трепещет, полыхает сияние, словно кружит прозрачный подол небесной танцующей Девы.

Чернобыль. "Четвертый блок", как гнилой распавшийся зуб, из которого дышит ядовитое зловоние. Вертолет, обшитый свинцом, завис над полосатой тубой, огибает облако гари, и я вижу, как в кабине пилота движется стрелка радиометра, и мне кажется, чувствую, как распадаются мои кровяные тельца. Вместе с шахтерами пробиваюсь в туннель под днище реактора, касаюсь рукой ребристой бетонной плиты, над которой отделенные метрами монолита тлеют комья урана. Медленно прожигают бетон, опускается вглубь, к грунтовым водам, которые готовы вскипеть, ударить в небо взрывом раскаленного пара. На кровле "третьего блока" с солдатами химзащиты убираем осколки графита. В бахилах, комбинезонах, полиэтиленовых колпаках вбегаем по одному в солнечное озаренное пространство. С совком, метелкой, подскакиваем к черному черепку графита, от которого веет смертью. На всю работу — десять секунд. Поддеть осколок совком, добежать до контейнера, кинуть страшный мусор в железный короб, уложить у дверей совок и метелку и выскочить из солнечного овального зала, уступая место другому. Снимаю комбинезон и бахилы. Они пропитаны липким потом страха, который капает на пластмассовый пол. В городе Припять, безлюдном, словно в одночасье улетел в небеса весь народ, катим на бэтээре по чистым цветущим улицам с мигающими светофорами, ошалелыми, перебегающими дорогу кошками. За городом, в золотых пшеничных полях, видна далекая египетская пирамида станции с затуманенным небом. На ум приходят слова апостола про Звезду Полынь — чернобыльник.

На Новой Земле в последнее лето существования СССР вместе с генералами, адмиралами, министрами, членами правительства осматривали полигон для возможных подземных взрывов. Уже веяло в воздухе бедой. Печальный Олег Бакланов, предчувствуя поражение, предавался мистическим размышлениям о бренности бытия. Мы кидали в студеное море удочки, выхватывая блестящих, сочных, шершавых, словно огурцы, гольцов. У берега колыхалась темная, отшлифованная морем доска, как след старинного кораблекрушения. Мы оба молча, думая об одном, смотрели на этот таинственный печальный обломок.

Об этом я вспоминал, перемещаясь в катакомбах красноярского горно-химического комбината. Мне было хорошо под землей, куда укрылась великая история великой страны, изгнанная с поверхности, где торжествовали теперь мерзость, глупость, разбой. Великий народ, изгнанный из истории, мучился в тошнотворных выборах, избирая себе все новых и новых мучителей. Лучшими людьми слыли лавочники, проститутки, обманщики. Вместо атомных "Городов Солнца" возводились Города Золотых Унитазов. И на святом алтаре кривлялся, строил мерзкие рожи золоченый, размалеванный языческий бог, распевая срамные скоморошьи частушки. Мне хотелось остаться под землей навсегда, двигаться в огромных каменных залах, встречаясь с исчезнувшими героями Родины, которые не умерли, не исчезли, а только переместились в подземное царство с немеркнущим млечным свечением.

Как в псковских Печерах в песчаной горе упрятаны кладбища праведников, высечены подземные храмы, движутся богомольцы, славя из-под земли Царство Небесное, так и я в катакомбах несу перед собой немеркнущую лампаду моей любви и веры, молюсь о завещанном "Русском Рае".

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЕТ

Похоже, что главное в деятельности нынешнего ТВ — непрерывная агрессия против русской культуры. Агрессия в двух основных формах: первая — тотальное умолчание о ценностях и достижениях русской цивилизации, и вторая — наглое насаждение установки на духовное разложение и моральный нигилизм. Впрочем, тележрецы называют проповедь грязи и зла внедрением "ценностей цивилизованного мира". На самом же деле в телеэфире под маской "западной культуры" прочно утвердился сатанинский шабаш, оформленный с привлечением всех новейших достижений телетехники. Ибо на Западе (и телевизионщики как в России, так за ее пределами это хорошо знают) никакой культуры больше не существует. Смысловым центром и вершиной тамошней псевдокультуры является всеподавляющий примитив "золотого тельца", у подножия коего, как и в древности, кишит подлая жизнь, полная разнузданных животных страстей...

В этой информационной политике участвует реклама — тоже часть телевизионной "культуры", что видно и по объему привлечения к ее созданию художественных средств, и по ее гигантскому "удельному весу" в программах телевещания. Краеугольный же камень здесь — обильная и быдловая "поп-культура" ("массовая культура"), когда эфир захватили в качестве главных представителей "эстрады" резиновые марионетки, вылепленные с ног до головы на продажу продюсерам. Идиотские сериалы — также элемент антикультуры. Часть их усыпляет в розовой дреме "бабушек", часть дурманит мозги и более активному населению. А вместе это — 99 % всей телекультуры. Еще 1 % составляет нечто, рассчитанное на деминтеллигенцию. Им показывают юбилейные передачки о Райкине и Вишневской, а также программы с названием типа "Джазофрения" (видимо, с намеком на общее душевное состояние аудитории).

Разумеется, в данном телепроцессе места для русской культуры нет. Русская культура сущностно противоположна познерам и сванидзам, достойным потомкам тех, кто уже призывал в свое время "сбросить Пушкина с корабля истории", кто уже пытался растоптать все русское: литературу, искусство, философию и даже религию. Но если тогда троцкие вешали Есенина, расстреливали Гумилева, Клычкова, Клюева, то теперь при помощи ТВ можно решать ту же проблему "бескровно". Вот на днях ушел из жизни выдающийся русский писатель Петр Лукич Проскурин, мощь произведений которого несопоставима с либерально-обывательской писаниной всех битовых вместе взятых. Ушел большой и сложный человек, большой писатель, феномен духовной жизни. Ну и что? Разе ТВ РФ заметило это? Молчание. Событие вычеркнуто из информационной, а значит, в современных условиях, и из актуально-общественной жизни. Но если они, чьи мозги пропитаны стяжательством, а сердца — алчностью и властолюбием, так боятся даже наших павших, то что же говорить о живых! Из телевизионного пространства полностью исключены православные мыслители и публицисты, национальные писатели и художники, певцы и артисты. Неважно при этом, какой фланг национальной идеи они представляют. Телезритель при всей желании не может видеть в необходимой для него мере ни В. Белова и А. Проханова, ни М. Назарова и С. Кара-Мурзу, ни И. Глазунова и Г. Коржева, ни еще многих их тех, кто достойно, на высоком уровне представляет настоящую духовно-культурную жизнь России сегодня. И для этого есть как минимум две глубокие причины. Первая лежит на поверхности — это геноцид русского народа, осуществляемый во всех сферах, в том числе и в культуре. Вторая глубже: конструкторы "массового сознания" видят в русских творцах тот заряд духовности, что может погнуть и разрушить невидимую клетку рабства, в которую они гонят наш народ. Но если давний неистовый натиск (по сбрасыванию нашего наследия "с корабля современности") не удался, то нынешний (выраженный в задраивании русской культуры при помощи ТВ "в трюме современности") осуществляется, к сожалению, куда более успешно. И нам надо думать над этим всем миром, объединяться, чтобы прорвать информационную блокаду, в которой задыхается русская жизнь.

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Иван Неверов РУССКОЕ ЛИЦО

Мы уже привыкли, что лица русских дворян на отечественных экранах имеют весьма характерные черты. Настолько привыкли, что облик "истинного арийца" сверяем по Мюллеру-Броневому. В общем, шолом, господа бояре...

И неожиданно, и приятно вдруг, среди чуждых образов, населяющих россиянский экран, увидать нормальное русское лицо, умное, выразительное, открытое. Лицо Евгения Герасимова, актера, режиссера, гражданина.

Несколько поколений сотрудников советской милиции относились к нему как к эталонному стандарту после роли, сыгранной им в фильме "Петровка, 38". Сегодня на смену наследникам "дяди Степы" пришли "Менты", дегенеративные их потомки, возросшие на смеси питерских трущоб с питерским же криминалом.

Искусство прошедшей великой эпохи возвышало человека, заставляло бесветного обывателя тянуться за высоким идеалом. Поп-арт нанешнего безликого времени оправдывает в глазах людей бесцветную жвачку повседневности, стремления желудка, служения мамоне. А ведь "душа России — не буржуазная душа, душа, не склоняющаяся перед золотым тельцом", — писал еще Николай Бердяев. Но кто же станет читать русского философа, когда на экране скачет полуголая рыхлая Лолита со своим пузатеньким Сашей: "Чего ты хочешь, гад?"

Видимо, в России и известный актер должен, подобно поэту, быть не только актером. Он должен быть, как Герасимов, секретарем Союза кинематографистов, чтобы голос русского человека был услышан в разноязыком гомоне познеров и гафтов. Он должен лично работать в патриотических организациях, как это делает опять же Герасимов, став одним из учредителей Фонда поддержки патриотических общественных организаций "За Единение!" Он должен быть с народом, а не вне его и не над ним. Иначе даже большой талант утонет в потоке буржуазного, инородческого варева, ежедневно выливаемого "на головы беспечных россиян" — позволю себе перефразировать Высоцкого. Мы ведь такое уже видывали — когда из мастерской действительно большого русского художника Михалкова рождается на свет насквозь фальшивая история а-ля рюс про американских потаскух и англоговорящих кадетов. И всему виной... деньги плохо русскоговорящего мецената из бывших русских, но теперь — американских.

Как тут не вспомнить еще одного "русского" писателя с брайтонским прищуром — Войновича. Ох и поглумился он над идеей единения русского православия с русским коммунизмом. Чего стоило одно его крылатое: "Перезвездись!" Однако во время Великой французской революции страшное имя "санкюлот" тоже поначалу носило уничижительный, презрительный оттенок. А потом королева склонила голову перед толпой, для которой не было большей радости, чем увидеть казнь чужеродного кумира.

Пусть глумятся чужие. А мы, если надо, станем креститься серпом и молотом — угрюмо, страшно, истово! И пусть образы загадочных и страшных русских на наших экранах будет оживлять такой человек, как Евгений Герасимов.

Иван НЕВЕРОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

РУБЛИ ДЛЯ РОССИИ (Беседа с “теневым” председателем Центробанка)

КОРРЕСПОНДЕНТ. Создается впечатление, что Центробанк — пожалуй, самый “закрытый” на сегодня институт российской власти. Его секреты охраняются куда тщательнее, чем образцы новейшего оружия или фамилии наших агентов в странах Запада. К тому же, ЦБ не только имеет согласно действующему законодательству негосударственный статус, но и активно отстаивает его. Насколько оправданным и эффективным в такой ситуации является ваше присутствие среди членов “теневого кабинета”?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦЕНТРОБАНКА. Начну с того, что структура нашего “теневого кабинета” вовсе не обязана копировать нынешнюю структуру правительства РФ, поскольку исходит из иного представления о задачах и функциях социально-политического управления, из иной философии власти. Так, мы вовсе не считаем правильным отделение денег от государства, навязанное России в соответствии с либерально-монетаристским стандартом. С другой стороны, мы рассматриваем банковскую систему страны как неотъемлемую и весьма специфическую часть нашего народного хозяйства в целом. И в этом качестве она не может через Центробанк подчиняться министерству финансов, федеральному казначейству или какой-либо иной отраслевой структуре, ведающей доходами и расходами госбюджета. Вот, вкратце, основные соображения, по которым в “теневом кабинете” был предусмотрен специальный портфель главного банкира России.

Теперь о содержании этого, доверенного мне, портфеля. Разумеется, мы не разрабатываем планов альтернативной эмиссии денежных знаков в “красном поясе” и не засылаем шпионов на Неглинную улицу. Наша деятельность строится по двум основным направлениям. Прежде всего, это сбор и обработка информации о банковском секторе нашей страны, а также ближнего и дальнего зарубежья. Здесь мы используем данные открытых источников, материалы Счетной палаты, наших депутатских запросов и т.д. Кое-что интересное получаем также от ряда коммерческих банков — не только близких к левопатриотической оппозиции, но и вполне “либеральных” и даже весьма “олигархических”. Помимо этого, оперативного направления работы существует и направление стратегическое, которое призвано обеспечить реальными банковскими механизмами деятельность нашего правительства в момент его прихода к власти и на ближайшую перспективу. А уж насколько оправданным и эффективным является мое присутствие среди членов “теневого кабинета” — пусть решают мои коллеги и наши контрагенты.

КОРР. Вы упомянули о существовании коммерческих банков, близких к левопатриотической оппозиции. Насколько велик удельный вес таких “красных банков” в финансовом сообществе России?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Знаете, это смотря кого считать “красным банкиром”, кого — “розовым”, а кого — “инфракрасным”... В общем, можно сказать, что наши позиции достаточно сильны, и они гораздо сильнее, чем это представляют средства массовой информации. Причем не только в России, но и за рубежом. Впрочем, в мою компетенцию ни организация, ни координация деятельности подобных структур, по большому счету, не входят. Как говаривал еще незабвенный Козьма Прутков, нельзя объять необъятное.

КОРР. Хорошо, оставим “явки, пароли, счета” за рамками нашей дальнейшей беседы. Поговорим о вещах более отвлеченных и гипотетических. Если завтра президент Путин поручит коммунистам сформировать новое правительство, отправитесь ли вы принимать дела у Геращенко? И с чего начнете свою работу?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Подобный сценарий исключен на двести, если не на триста процентов. В нашем деле, как в шахматах, нельзя отрываться от реальной расстановки фигур на доске. А оно сегодня таково, что Путин вообще не собирается комбинировать по левому флангу. Его стратегией был и остается массированный прорыв по центру, а края — не более чем пространство для кратковременных отвлекающих маневров. Консолидация путинской власти — это консолидация интересов разных отрядов отечественной бюрократии, только и всего. Да, консолидация временная, под очередной приватизационный передел госсобственности, но пока это факт, и вопрос о замене Виктора Владимировича Геращенко не стоит — по крайней мере, до новых выборов, до сентября 2002 года. А в дальнейшем его заменит, скорее всего, какая-то более либеральная и близкая к президенту фигура: возможно, В.Коган из питерского Промстройбанка. Но пока Геращенко объективно нужен Кремлю гораздо больше, чем Кремль Геращенко — слишком многое завязано на этой фигуре и в ЦБ и в зарубежных активах России.

КОРР. Известно, что как раз на 2003 год должен прийтись пик выплат по внешней задолженности России. Не с этим ли связано заявление Геращенко о нежелании занимать пост председателя Центробанка второй срок?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Не думаю, что это так. Во-первых, проведена значительная работа по реструктуризации российского долга. Во-вторых, правительством и Центробанком накоплены значительные золотовалютные резервы, совокупная величина которых более чем втрое превышает необходимый размер выплат по внешнему долгу. Скорее, это был тактический ход Геращенко. Этой осенью он выиграл сражение, отстоял свой статус — но потери были достаточно велики. Независимость ЦБ от государства после утверждения положения о Национальном банковском совете (НБС) становится в перспективе достаточно призрачной. К тому же, принятое решение об отчислении 50% прибыли ЦБ в госбюджет, скорее всего, приведет не только к официальному снижению данного показателя, но и к росту внутренних противоречий в самой структуре Центробанка, к снижению его управляемости, а это оператора класса и уровня Геращенко устраивать в принципе не может.

КОРР. Не сможете ли вы пояснить для наших читателей, вокруг чего шла борьба, кто в ней участвовал и в чем заключались позиции противостоящих сторон? Тем более, что в печати данная тема освещалась чрезвыйчайно скудно.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Это слишком сложная тема для нашей краткой беседы. Но если смотреть в корень проблемы, то речь шла о создании сверхпривилегированных условий для группы “олигархических банков”, по сути аналогичных периоду “семибанкирщины” 1996-98 гг., хотя и несколько иных по форме. За этими банками стояли интересы и высоких правительственных чинов, и непосредственно президента Путина. Переход от нынешней двухуровневой банковской системы “ЦБ — коммерческие банки” к трехуровневой “ЦБ — федеральные банки — региональные банки” был призван не только юридически зафиксировать нынешнюю ситуацию относительной независимости крупнейших коммерческих банков от контроля ЦБ, но также лишить мелкие и средние банки перспектив развития, что привело бы к фактическому разделу сектора банковских услуг между “олигархическими” структурами. В рамках достигнутого компромисса государство отказалось от искусственных и не имеющих внятного обоснования попыток отделить инвестиционную деятельность от банковской,— попыток, основанных на слепом копироании опыта США десятилетней давности. Прекращено и обсуждение вопроса о расчленение Сбербанка с последующей приватизацией его частей, что дополнительно создавало бы колоссальные системные риски.

КОРР. Но ведь предполагалось, что подобная реструктуризация, напротив, повысит конкурентоспособность ведущих отечественных банков по сравнению с иностранными операторами.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Знаете, давайте смотреть правде в глаза. О какой конкурентоспособности может идти речь, если сегодня даже крупнейший наш Сбербанк не входит в число двухсот ведущих банков мира ни по одному показателю, за исключением числа вкладчиков? Если деньги из атолла Науру в Лондон доходят быстрее, чем из Москвы в Люберцы? Если госбюджет почти в шесть раз меньше величины государственного долга и ежегодно распределяет суммы, аналогичные величине так называемого “вывоза капитала” из страны? К тому же, в подавляющем большинстве крупных российских банков позиции иностранного капитала настолько сильны, что называть их “отечественными” у меня даже как-то язык не поворачивается. Нет, речь шла именно о разделе самых прибыльных и перспективных секторов рынка банковских услуг между “своими” — с вариантом повторного выхода на государственный дефолт России. Как известно, “удачное банкротство — верный путь к миллиону”, есть у американцев такой специфический банковский фольклор. И надо сказать, подобное развитие событий до сих пор не исключено. “Команда Геращенко” последовательно выступает против такого сценария, и по этой позиции мы, несомненно, союзники — хотя наши мотивы сильно отличаются от мотивов нынешнего руководства ЦБ.

КОРР. А в чем заключается это различие мотивов?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Не углубляясь в существо вопроса, достаточно сказать, что приоритетным для ЦБ является обеспечение стабильности валютного курса рубля, а для нас — обеспечение стабильности и рост жизненного уровня населения России. С 15 августа 1971 года, когда президент США Ричард Никсон подписал указ о приостановлении золотого обеспечения доллара, в мире началась эпоха непрерывной финансовой войны Америки против остального мира. Пока она, как Наполеон до Бородино, одерживает победу за победой, но бесконечно так продолжаться не может. Свидетельством тому — переход боевых действий непосредственно на территорию США. А в любой войне, как утверждают историки, больше всего выигрывает тот, кто в ней меньше всего участвует. И это за океаном всегда понимали очень хорошо. Приведу в данной связи высказывание американского историка А.Вульфа: “Наилучший способ использовать преимущества войны заключается в том, чтобы всегда иметь войну, особенно если окажется возможным сделать это с минимальным собственным участием в военных действиях”. Отсюда неудивительно, что сценарий непрерывного ведения войн вне исторической родины доллара реализуется с завидным постоянством. Так что предназначение обильно финансируемых и, по большому счету, немотивированных вооруженных конфликтов по всей дуге Европа—Азия очевидно.

С концептуальных позиций можно утверждать, что такими фигурами, как Слободан Милошевич, Саддам Хусейн, бен Ладен, лидерами чеченских боевиков и т.д. — манипулируют из того же центра, что и американскими генералами с их “гуманитарными бомбардировками”. Причем слово “манипулируют” вовсе не означает, что они работают в прямом, сознательном сговоре с агрессором. Это может быть как раз тот случай, когда правая рука не ведает, что творит левая. И нынешняя жесткая привязка рубля к доллару является свидетельством сильнейшей зависимости Российской Федерации от Соединенных Штатов, вернее — реальной интеграции представителей отечественной “элиты” в глобальные политические и финансовые процессы.

Недавно в газете “Коммерсантъ” был опубликован весьма показательный график крупных корпоративных дефолтов в Америке. С 1987 по 1991 года — рост, затем, в 1992 году — резкое, почти трехкратное падение, свидетельствующее об улучшении экономической конъюнктуры США. С 1992 по 1997 год — практически плато, а с 1998 года вновь начинается резкий всплеск числа корпоративных дефолтов, который идет с тех пор лавинообразно. Только прямые потери инвесторов в нынешнем году по этой причине ожидаются на уровне 100 млрд. долл.

Согласно нашим, весьма приблизительным, прикидкам, за границами бывшего СССР в “дальнем” зарубежье “крутится” порядка 2 триллионов долларов, под которые создана достаточно разветвленная и прочная инфраструктура. Опять же, если реально оценивать положение дел на “мировой шахматной доске”, то ситуация складывается таким образом, что значительная часть этих активов будет просто вынуждена вернуться в Россию — иначе слишком велики риски “сгореть“ по тому или иному поводу. Есть очень серьезные подозрения, что условия и режим подобной “эвакуации” как раз призвана подготовить вторая, “путинская” волна либерализации. Вместе с тем пока “валютная помпа” продолжает работать в противоположном направлении. Так, по данным платежного баланса, сальдо неофициального оттока капитала в прошлом году составило 22,1 млрд. долл., а за первое полугодие нынешнего — около 10 млрд. долл. И вот, на таком фоне Центробанк в сентябре принимает решение сделать вывоз валюты из России еще либеральнее. Теперь за пределы России можно будет свободно переводить не 10 тысяч, а 75 тысяч долларов США, но исключительно для покупки ценных бумаг на местных рынках. Знаете, что это такое? Это, оказывается, демонстрация нашей политической солидарности с Западом после терактов 11 сентября. Предполагается, что данная меры простимулирует желание резидентов России покупать акции западных компаний и тем самым поддержит конъюнктуру на фондовых и валютных рынках. При том, что американцы с той же целью, наоборот, запретили вывоз за пределы США более 10 тысяч долларов наличными. Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно...

Проводимая в интересах крупного бизнеса либерализация валютного регулирования при сохранении правительством враждебного инвестиционного климата, выгодного “новым олигархам”, объективно будет приближать девальва- цию рубля. Напомню, что по закону Грефа вывод 5 млн. долл. с одной операции является практически свободным, а вывод большей суммы проводится по разрешению Центробанка, которое тот обязан дать в течение месяца.

Монопольный рост цен при стабильном курсе доллара стимулирует импорт и тормозит экспорт, а значит — реально сокращает приток валюты в страну. Да вот вам последние цифры, которые у меня под рукой. Во втором квартале рост импорта составил 28,9% — это рекорд пятилетки. Рост экспорта был в 4 раза ниже — всего 6,7%. Вариант правительственного прогноза предусматривает падение сальдо платежного баланса по текущим операциям с 46,3 млрд. долл. в прошлом году до 38,9 млрд. долл. в текущем и до 27,5 млрд. долл. в 2002 году. Падение в 1,5 раза за два года! Как результат, уже в 2002 году отток валюты (14,2 млрд. долл. платежей по внешнему долгу плюс около 20 млрд. долл. теневых “выходов”) почти сравняется с ее притоком (27,5 млрд. долл. по текущим операциям, плюс 2,5 млрд. новых займов, плюс 5 млрд. долл. иностранных инвестиций). Тем временем наш реальный социально-экономический потенциал будет съеживаться и дальше. Все это настолько опасно, что под угрозу уже в 2002-2004 годах будет поставлено государственное единство России. В общем, цену, которую платит наш народ за участие “элиты” в подобных глобальных играх, мы считаем недопустимо высокой, а результат — вызывающе ничтожным. Грубо говоря, нам всем в очередной раз предстоит босиком пройти по лезвию бритвы. Ради чего? Но, как сказал в свое время Владимир Маяковский, если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно.

КОРР. Нынешней осенью из недр ЦБ вышли два установочных документа: “Совместная стратегия Банка России и правительства РФ о развитии банковского сектора”, а также “Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2002 год”. Как вы их расцениваете?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. По большому счету, это пропагандистские материалы широкого профиля, в которых при желании можно выделить два главных вектора воздействия. Первый — демонстрация “городу и миру” того факта, что ЦБ и правительство пришли к определенному компромиссу относительно раздела зон своего влияния в финансовой сфере, а следовательно, некоторое время по главным вопросам они здесь будут проводить согласованную политику. Ориентиры этой политики обозначены, и они оказались весьма далеки от либерально-монетаристских концепций. Достаточно сказать, что правительству пришлось скрепя сердце и скрипя зубами подписаться под следующим заявлением: “По уровню монетизации экономики Россия занимает одно из последних мест в мире”,— а затем буквально проглотить заявленную ЦБ “целевую инфляцию”, когда при планируемых 12-14%-ной инфляции прогнозируется 27-34%-ный рост спроса на деньги (агрегат М2) с адекватной рублевой эмиссией. Не случайно еще 25 сентября первый заместитель Геращенко Арнольд Войлуков заявил о возможности выпуска в оборот пятитысячной купюры. Так что монетаризм монетаризму рознь.

Второй — успокоение зарубежных партнеров: рынок банковских услуг в России существует и постепенно приводится к западным стандартам. Хотя в приведенных цифрах, конечно, есть немалая доля лукавства. Заключается оно в том, что величина российского ВВП дается без учета “теневого сектора” экономики, из-за чего базовые показатели банковского сектора оказываются ниже аналогичных западных приблизительно в 1,3-1,5 раза. Если же “теневой сектор” принять во внимание, то даже эти формальные цифры придется умножать минимум на два. Учитывая невообразимо низкие по международным меркам показатели капитализации самых крупных российских предприятий, флагманов нашей экономики — типа Газпрома и РАО “ЕЭС России”, никакой либерализации рынка на деле нет и быть не может: как говорится, чужие здесь не ходят. И если реальная основа отечественной экономики сегодня такова, то Центральный банк волей-неволей должен быть своего рода химерой, одна часть которой повернута на Запад, а вторая — к России.

КОРР. Как двухголовый орел на его официальной эмблеме? Кстати, химерами называют в биологии искусственно созданные из генетически несовместимого материала организмы, которые могут существовать только при условии полного подавления иммунных реакций между ними. И если Центробанк в его нынешнем виде действительно является химерическим организмом, то, видимо, доллар выступает как раз той субстанцией, которая призвана подавлять механизмы иммунного отторжения между его разнородными тканями и органами?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Конечно, такая аналогия имеет право на существование. Кстати, наиболее болезненно отреагировало нынешнее руководство ЦБ как раз на попытку вывести из компетенции своего совета директоров права определять зарплату сотрудникам. Тут уж Геращенко просто встал насмерть, прекрасно понимая, что из его рук тем самым пытаются вырвать главный механизм управления всей структурой Центробанка, а через него — и банковской системой страны.

Еще раз подчеркну — положение здесь остается в высшей степени неблагополучным, даже несмотря на декларированное почти полное преодоление последствий кириенковско-чубайсовского дефолта и выход, как выражаются составители этих документов, на предкризисный уровень. Якобы совокупные банковские активы достигли 90%, а совокупный капитал — 85% от показателей 1998 года в реальном исчислении, то есть с учетом инфляции. Но дело ведь в том, что сектор финансовых услуг у нас продолжает работать в полном отрыве от потребностей реального сектора экономики.

Если долгосрочным считается кредитование на срок более 12 месяцев, а среднесрочным — более 3 месяцев, если ссудный процент реально превышает 7% годовых, то о развитии производства могут говорить только некомпетентные люди. Причем получить даже такие “долгосрочные” и “среднесрочные” кредиты у коммерческих банков является почти неразрешимой проблемой для отечественных предприятий. Их доля в кредитном портфеле коммерческих банков составляет соответственно около 3% и 30%. А две трети идут на “прокрутку” и в конце концов оказываются за рубежом. Это факт, от которого, как ни крутись, нельзя отмахнуться.

А ведь наши предприятия остро нуждаются в средствах для амортизации и модернизации морально и физически изношенного оборудования. Это людям можно объяснить, что трудности “демократизации” и “реформ” — временные, что надо потерпеть, иначе будет еще хуже, а техника терпеть не умеет. “Бунт” изношенных машин и технических сооружений в стране уже начался, и работы у МЧС будет все больше и больше. Но мало того, такое пренебрежение к российской экономике с 1992 года возведено в принцип работы всей банковской системы страны, сориентированной на получение максимальной прибыли “здесь и сейчас”. При этом финансово ЦБ вообще не отвечает за действия коммерческих банков, хотя условия и правила игры на кредитно-финансовом рынке задаются именно отсюда. Такая безответственность, разумеется, резко повышает уровень криминализации всей отечественной экономики и снижает степень доверия к нашей банковской системе как внутри России, так и за рубежом. “Чеченские авизовочки”, “бесследное” исчезновение целевых и нецелевых, внешних и внутренних заимствований, за которые, между прочим, должен расплачиваться не Центробанк, а государство и общество, то есть каждый из нас, высочайший ссудный процент,— с таким “букетом” проблем можно говорить о том, что в части, обращенной к России, химера Центробанка в его нынешнем виде способствует только хаосу и разладу в стране. Да, при Геращенко она выглядит благообразнее, чем при Матюхине или Дубинине, но где системные гарантии того, что завтра все не повторится по новой? Таких гарантий нет и не может быть. Ведь не секрет, что руководящие должности в довольно крупных банках современной России занимают неоднократно судимые лица, а ряд ведущих операторов, причастных к банкротству крупнейших банков во время дефолта 1998 года, преспокойно “рулят” струутурами, куда они перекачали активы обанкроченных ими же учреждений. Подобная безнаказанность только разжигает их аппетиты. С нашей точки зрения, объективная необходимость национализации банковской системы России назрела и даже перезрела. Если тянуть с ней ради чьих-то частных интересов, дело неминуемо закончится катастрофой посерьезнее октября-1994 и августа-1998.

Понимаете, наши хозяйственно-экономические условия не позволяют обходиться без централизованного управления ресурсами: и человеческими, и сырьевыми, и финансовыми в том числе. Это — не прихоть тех или иных людей, а реалии жизни в России, гораздо более сложные, чем в тех же США. Но адекватной системы непрерывного оперативного перераспределения свободных кредитных ресурсов между различными регионами страны не просто нет — ее создание даже не планируется, даже речи о необходимости этого не идет. Гром не грянет — мужик не перекрестится.

КОРР. То есть можно сказать, что заимствованная у американцев система организации банковского дела не оправдывает себя в наших условиях?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. У того же Козьмы Пруткова сказано: “Если на клетке слона прочтешь надпись “буйвол” — не верь глазам своим”. Никто ничего реально у американцев не заимствовал. Это красивая сказка такая для детей младшего возраста, что наш Центробанк выполняет те же функции, что и американская Федеральная резервная система, только вот получается это у него пока хуже. ФРС — это нечто другое: и по своей истории создания, и по внутренней структуре. Вот вам конкретные факты. Еще в конце 80-х годов, наряду с двенадцатью крупными федеральными банками, расположенными в различных штатах, в состав ФРС США входило почти 6 тысяч частных банков из более чем 15 тысяч зарегистрированных по состоянию на 31 декабря 1987 года. То есть большая часть частных банков, и это существенно, не входит в Федеральную резервную систему и занимается кредитованием предприятий промышленности, торговли и сельского хозяйства в автономном режиме, не зависящем от диктата государства и непосредственного влияния ФРС.

А банки, входящие в ФРС, занимаются, помимо прочего, определением реальной потребности в кредитных ресурсах на территории “своего” региона в режиме реального времени. Информационно-вычислительный центр, расположенный в Вашингтоне, дает ежесуточные сводки, и перераспределение кредитных ресурсов между федеральными и коммерческими банками, расположенными в разных штатах, осуществляется с его помощью всего лишь за несколько часов. Вот вам конкретный пример эффективного централизованного регулирования хозяйственной деятельности и образец рационального либерализма для себя вместо экспортного варианта оголтелого “либерализма без берегов”, который американцы забросили в Россию. Не случайно рецепты МВФ по отношению к нашей стране меняются на прямо противоположные применительно к США. У нас банковские проценты при гигантском падении объемов производства доходили до 200% годовых и выше. А чуть-чуть снизились темпы роста американской экономики — так там, напротив, снизили учетную ставку ФРС с пороговых 6,5% вот уже до 3%, то есть вдвое! Нынешние 25%, даже 20% учетной ставки ЦБ объективно гробят реальный сектор отечественной экономики.

Ведь если хозяйствующие субъекты не могут дождаться от нашей банковской системы своевременного, в необходимых размерах и на выполнимых условиях кредита, то сразу начинается закупорка всего финансового механизма страны. Ведь так называемый “черный нал” — не только способ ухода от драконовского налогообложения, но и реально хранящийся в чулке запас для себя, для своих собственных нужд. Отсюда — повышенная потребность экономики в наличной денежной массе, ее чудовищная долларизация и так далее, и тому подобное. Одним словом — средневековье.

Выгодно ли России, народам, населяющим ее, и в первую очередь русскому народу возвращаться в эпоху феодальной раздробленности? Ответ, думаю, очевиден: нет. Но такая раздробленность чрезвычайно выгодна определенным силам за пределами России. Так что уникальный визит главы дома Ротшильдов в Россию, состоявшийся в начале лета, когда особенно остро поднимался вопрос об изменениях в нынешнем статусе Центробанка, был далеко не случаен.

КОРР. А разработана ли вами какая-то конкретная программа действий, способных изменить ситуацию в стране? Можете ли вы предложить альтернативу, отвечающую интересам большинства населения России?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Такая программа, разумеется, подготовлена, и это даже не программа, а своего рода гиперматрица, которая предусматривает целый спектр или веер вариантов в зависимости от внешних и внутренних условий ее реализации — все-таки не советские системщики вымерли за годы “перестройки” и “демократических реформ” далеко не полностью. Другой вопрос — будут ли эти наработки востребованы, когда и кем. Ведь интересы подавляющего большинства населения России, о которых вы говорите — это некая абстракция. Есть интересы разных групп населения, интересы объективные и субъективные, ближние и дальние, приоритетные и не очень. Вы думаете, когда люди в 1996 году “голосовали сердцем”, они что, осознавали при этом свои объективные интересы? Или алкоголик, отдающий свое пальто за бутылку водки,— он что, думает при этом, в чем будет ходить зимой? Ему сейчас выпить надо — вот и весь интерес.

Так что детальнее на ваш вопрос я отвечать, извините, не стану по той простой причине, что слишком многое будет зависеть от реалий момента, а эти реалии определяются не только и даже не столько внутрироссийской ситуацией. Могу лишь сказать, что в любом случае финансовая реформа неизбежна, она будет проводиться системно: и в банковской сфере, и в налоговой, и в сфере денежного обращения. В любом случае будут учитываться объективные интересы населения страны — в образовании, в здравоохранении, в жилье и прочем. В любом случае будет проводиться компенсация вкладов в Сбербанк СССР. Это я называю только приоритетные цели, а механизмы их реализации, повторю, могут быть разными.

КОРР. На явное неблагополучие в сфере финансов указывает появление многочисленных теорий, авторы которых на свой страх и риск переоткрывают фундаментальные законы в этой сфере. Одни предлагают возвращение к золотому стандарту рубля и параллельной валюте, как в годы ленинского НЭПа, другие отстаивают концепцию “энергетического” и даже “информационного” обеспечения для национальной денежной единицы. Как вы относитесь к этим поискам, планируете ли использовать подобные наработки в дальнейшем?

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦБ. Могу добавить к названному вами списку еще несколько концепций: векторной природы денег, пространственно-временного континуума финансов и так далее. Безусловно, мы не просто приветствуем исследования в данной сфере, но и пытаемся применить их на практике, которая по-прежнему является критерием истины. По крайней мере, безусловно положительным следствием переживаемого Россией излома истории является то, что в точке излома обнажились такие геологические пласты, такие многовековые закономерности, увидеть которые сразу и вместе одному человеку в обычные, спокойные периоды времени практически невозможно. Но, как говорят китайцы, избави нас небо от счастья жить в интересные времена.

Беседу вели Анатолий БАРАНОВ и Александр НАГОРНЫЙ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Илья Петренко ЩИТ И МЕЧ

Война в Афганистане, беспорядки в Пакистане и неразбериха в постсоветской Средней Азии, помимо военно-политических аспектов, имеют еще и криминальные составляющие. Не секрет, что Афганистан является основным поставщиком героина на российский рынок. Транзитом через Россию из Афганистана идет поток героина в Европу. Сегодня, когда героиновый улей Центральной Азии растревожен бомбардировками, наркомафия готовится адаптироваться к иным условиям. И новая волна поставок героина грозит захлестнуть всю Россию.

Готово ли МВД России к отражению этой атаки? Увы, нет! Московский регион стал одним из основных потребителей героина, перекрывая регионы Северного Кавказа и Поволжья. Через Москву идут основные транзитные перевозки героина в Европу. Это силы, которыми располагает наркомафия в столице.

Кто противостоит всей этой силе? Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, сокращенно УНОН. При всем уважении к сотрудникам УНОН, многих из которых я знаю с самой лучшей стороны, ясно, что они не могут оказывать сопротивление наркоторговцам уже сейчас.

УНОН по Московскому региону насчитывает в своем штате всего пятьдесят человек — это включая секретарш и уборщиц. В это число входят едва ли десяток оперов, которые и должны противостоять всей мощи международной наркомафии. В Москве и области не меньше миллиона наркоманов, регулярно потребляющих героин. Говорят уже и о трех миллионах, "конкретно" сидящих на игле. Всю эту массу обслуживают тысячи дилеров, сотни "контор". Наркомафия располагает громадными оборотными средствами. Любое выпавшее звено среди дилеров или серьезных посредников заменяется моментально. Несколько месяцев работы дилера позволяют ему купить квартиру, машину и заработать хорошие деньги, чтоб потом уйти от ответственности, когда его задержат. При всем энтузиазме, с которым работает УНОН, его сотрудникам не под силу справиться с валом наркотизации страны. Мало кому в МВД вообще понятно, почему проблемой наркотиков занимается столь малочисленная структура. Незаконный оборот "белой смерти" давно стал одной из основных статей утечки капиталов из страны. Наркотизация страны представляет сейчас основную угрозу здоровью и самому существованию России. Наркомафия, сажая на иглу население, несет угрозу независимости и суверенитету государства. И то, что борьбой с незаконным оборотом наркотиков занимается одна из самых малочисленных структур МВД, воспринимается почти, как измена государственным интересам.

Десяток оперативников УНОН Московского региона не спят ночами, работают на износ, сажают дилеров сотнями за год, но все это без толку. Наркомафия успевает вербовать за это время несколько тысяч дилеров. За героином — миллиарды долларов. В Московской области уже сейчас есть целые города и районы, где наркоторговцы работают даже без прикрытия. В том же Одинцове продажа идет во многих жилых домах, прямо через окно. Осталось только повесить вывески и неоновые рекламы, чтоб все было, как в магазине. Наркодельцы укрепляются даже в закрытых военных городках.

В Центральной России формируется устойчивый потребитель героина. Миллионы молодых людей, которым нет применения в новой системе "реформаторской" России, стараются уйти от реальности, "найти свой мир", втравливаются в общий поток наркоторговли.

Сейчас в Москве наркоденьги — едва ли не основной финансовый поток. В одной столице существуют тысячи коммерческих фирм, которые фактически только и занимаются отмывкой наркоденег. Последняя мода на отмыв — кафе и ресторанчики для бизнес-ланчей. В столице открылось больше сотни кафешек, в основном кавказской кухни. Там бизнес-ланч стоит сто пятьдесят-двести долларов. Постойте хоть целый день у дверей одной такой забегаловки: вы не увидите там и десятка клиентов. Но если такую точку проверят налоговая или ОБЭП, окажется, что там обедают каждый день по тысяче человек, и каждый оставляет за ланч по тысяче "зеленых".

Наркотический обвал в России встречает протест даже у криминальных авторитетов. Сами "бандюки" на допросах мне говорили, что русским пора "в натуре" напрячься насчет наркоты. Ко мне приходили "серьезные люди" из криминальных структур и жаловались, что во многих клубах Москвы даже "на халяву" раздают молодежи наркотики. Телевидение вовсю пропагандирует потребление наркотиков — конечно, под видом "борьбы" с ними. К сожалению, именно творческая интеллигенция, "поп-звезды" откровенно пропагандируют наркоманский образ жизни. Да и сама наша "поп-культура" часто сидит на героине, мне рассказывали немало таких случаев.

Что делать — в нынешней структуре МВД, похоже, не известно никому. Ясно, что в сегодняшнем виде УНОНы не могут при всем желании справиться даже с тем уровнем наркоторговли, который реально существует. Что уж говорить о возможном новом наплыве, если наркомафия взломает границы СНГ на юге.

Илья ПЕТРЕНКО

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Девятов ТИБЕТ (Из заметок очевидца о современном Китае)

Так сложилось, что мне довелось побывать на всех континентах Старого Света. И сегодня, сравнивая виденное в Сибири, Гоби, Тибете, джунглях Вьетнама, пустынях Аравии и Калахари, я могу с полной уверенностью утверждать, что определяющее влияние на жизнь и культуру этноса оказывают три главных фактора: почва, климат и пища. В Тибете они по своей совокупности наверняка самые суровые в мире. Здесь мы сталкиваемся с такой уникальностью, что на ее фоне специфические черты китайской, западной и русской цивилизаций видны наиболее отчетливо.

В Тибет я попал в ноябре 1998 года. За две недели проехал на "джипе" почти 1000 километров. Самый высокий перевал на маршруте превышал 4900 метров над уровнем моря, точки ниже 3600 метров не было. Учитывая, что высота Монблана 4810 метров, вся "наша", европейская цивилизация казалась чем-то, находящимся далеко внизу. Заснеженные вершины и искрящиеся на солнце ледники и ручьи. Бледная, желто-серая каменная пустыня, иногда до серо-зеленого или черно-зеленого цвета на одном склоне, и, здесь же, ярко-желтые песчаные барханы на другом. Скупая растительность в долинах рек и зелень травы по берегам сине-голубых озер. Яркое, жесткое солнце. Тепло днем и жуткий холод ночью. Редкие яки на склонах и поля ячменя в долинах. Селения из серых каменных домов-башен и белые с красным и золотом монастыри. Никакое описание не может дать представления о безмятежном величии, грозном достоинстве, потрясающем ужасе, волшебной прелести разнообразнейших высокогорных пейзажей.

Одним словом, вроде бы гиперэкзотика, туристический рай. Но безграничные в теории туристические возможности на практике сильно ограничены — и даже не отсутствием хороших дорог или комфортабельных гостиниц, а кислородным голодом и низким атмосферным давлением высокогорья. Любой, даже очень выносливый, человек с равнины чувствует себя в Тибете физически очень скверно. Здесь требуется длительная акклиматизация.

Надо сказать, что за годы реформ китайская деревня в пригородах, где рынки сбыта рядом, и на равнине, где тепло, вдоволь воды и много рабочих рук, интенсивным трудом разбогатела, приоделась, отстроилась новыми домами с городской мебелью и спутниковым телевидением. Особенно заметно поднялась деревня в равнинных восточных и южных районах страны, где по условиям климата снимают до трех урожаев, а водный транспорт по многочисленным рекам и приморский каботаж своей дешевизной обеспечивают выигрыш над накладными расходами в любых сухопутных и, тем более, горных перевозках. Однако и через 20 лет после начала реформ, в 1998 году, всего в 300 км от Пекина, я своими глазами видел горные деревушки между Тайюанем и Шицзячжуаном, где крайняя бедность никак не изменилась к лучшему за годы реформ по причине отсутствия в тех горах пригодной для обработки почвы.

В Тибете я видел в ходу карточки распределения зерна, но и то лишь в находившихся на довольствии государства китайских гарнизонах. Сами тибетцы — даже с появившимися кое-где радиотелефонами, компьютерами и электронной почтой — как жили в натуральном хозяйстве, так и живут. Так как растет в местных условиях, да и то очень плохо, только ячмень, местное топливо — кизяк из ячменной соломы и навоза яков, а любая интенсификация движений из-за разреженности воздуха и кислородного голода приводит к быстрой усталости и полному истощению физических сил, как у альпинистов. Растительная пища грубая, ограничена ячменем, который порой жуют прямо в виде зерна. Вареное мясо, сливочное масло, сохраняемое кусками в зашитом бараньем желудке, простокваша, лепешка, бульон с пельменями и чай с молоком — вот и все разносолы. Никакое изобилие здесь невозможно по самим природным условиям. В тибетском обществе нет многоженства, поскольку один мужчина не в состоянии содержать несколько жен, но, наоборот, до сих пор процветает многомужество, когда одну женщину и ее потомство содержат несколько мужчин. Местная продуктивность хозяйства настолько мала, а прибавочный продукт настолько ничтожен, что все накопления за долгие века сосредоточены в монастырях. Да и там, кроме золотых статуй Будд и серебряных ковчегов лам, украшенных булыжниками бирюзы и нефрита, других накоплений/пожертвований (исторически, во многом, за счёт труда крепостных) практически нет. Какие-либо налоги собирать не с чего и содержать аристократию, бюрократию или демократию просто не на что. Демократия — для сытых. Для голодных же — под силу только теократия во главе с духовным правителем! "Всеведущий" Далай-лама (море мудрости) — живое воплощение духа (энергии) сострадания. Заметьте: не западного наслаждения и богатства, не православного милосердия и совестливого покаяния в грехах, но сострадания.

Никакой иной уклад хозяйства, кроме натурального, не имеет в Тибете собственной внутренней базы. Капитализм в Тибете невозможен по причине отсутствия возможности капитализации чего-либо своего. Социализм невозможен по причине отсутствия возможности распределять что-либо свое. Интенсификация личного труда сверх границы обусловленной кислородным голодом невозможна ни толстым кнутом, ни самым сладким пряником. Видимо, поэтому у тибетцев приоритет материальных благ давно заменен на духовные ценности. Богатство — не цель. Духовное просветление (свобода от привязанностей и уравновешенность) — вот смысл этой жизни. И если спешащие жить, потреблять и наслаждаться жители западной либеральной цивилизации обращаются к астрологии за предсказаниями в этой жизни, то жители Тибета прибегают к астрологии для расчетов путей реинкарнации духа умершего. В европейской астрологии прогноз делается от места дня и часа телесного рождения человека на эту его жизнь. Мое, постоянное и желающее удовольствий "Эго" — вот где интерес европейца. У тибетцев же в символе буддистской веры никакого постоянного, определенного и, только поэтому любимого "Я" не существует. "Я" — лишь нынешнее, условное обозначение последовательности странствующих из мира в мир взаимосвязанных перевоплощений. Раньше и теперь астрологический прогноз в Тибете делается от дня и часа смерти на то, куда переместился и в кого переродился дух.

Самым разительным отличием от Европы является исполняемый поныне обычный ритуал простых тибетских похорон. Телесное бренно и ничтожно. Духовное нетленно и значимо. Труп покойника, наверное, всем селением относят на вершину горы и расчленяют, отрубают руки, ноги, вынимают внутренности. Затем части трупа разбрасывают в разные стороны. Стая орлов ждет, пока люди уйдут. Тело умершего — последний дар милосердия для насыщения голодных. Зрелище это для европейца жуткое. Но если видеть, как мохнатые тибетские собаки каждый день от голода жрут человеческое дерьмо, а орлы поедают человеческие останки, то значимость духовного в человеке становится наглядной и очень понятной.

Центры духовной жизни и хранилища знаний о космической энергии, медицине, астрологии, метафизике и прочих секретах — монастыри. В монастыре можно получить традиционное образование. Тибетский университет может начинаться с возраста 5-6 лет и продолжаться через духовную тренировку всю эту жизнь. Ламаистское философское мировоззрение доступно только избранным. Минимальный срок полноценного образования — 30 лет. Быстрее овладеть специальными знаниями, а, главное, техникой их применения невозможно. Эти, закрытые сроком познания в одно поколение, "сокровищницы" знаний и навыков — и есть суть духовной специфики Тибета. В отличие от европейского христианства, монахам-ламаистам предоставлены полная духовная свобода и такая же материальная самостоятельность. В монастырской братии, как и в обществе, общины нет, каждый живет на собственные средства. И в монастырях, и в обществе сохраняется пренебрежение к обладанию чудесами технической цивилизации.

Отсутствует и культ еды. В холоде высокогорья мясо необходимо для поддержания телесной жизни, и монахи мясо едят, но в самом противном и вонючем вяленом виде, исключающем наслаждение едой. Досуг, который появляется зимой с вынужденным прекращением полевых работ, тибетцы проводят в паломничестве из монастыря в монастырь, путешествуя и познавая, а не развлекаясь. Перед изображением Будды вообще никогда ни о чем не просят, потому что Будда находится вне мира желаний. Перед Буддой же дают обеты, выражают свои чаяния, принимают решения. На лицах людей я не видел уныния, зависти, злобы, но больше смирение, кротость и радость. Они и так, с чем есть, выглядят счастливо, хотя, конечно, от удобств и благ цивилизации равнины не отказываются, особенно в столичной Лхасе, но и не страдают особенно, ибо в традиционной этике ламаизма невозмутимо уклоняются от желаний непременно иметь блага. Не умерив желания, не положить конец страданиям от неисполненных желаний, а потому и не вырваться из цепей перевоплощений, не обрести покоя...

Вслед за Тибетом по суровости суточных и сезонных колебаний температур идет совсем не высокогорная, но очень холодная, особенно в центре и на севере пустыни Гоби, Монголия. На широте Ялты и Парижа в Монголии местами, особенно в котловинах, распространена вечная мерзлота, которая проникает здесь ближе к экватору, чем где бы то ни было еще на земном шаре. В Монголии Внутренней и Внешней я бывал неоднократно в разные годы и в разных местах. Помню умиротворяющие сердце безграничный чуть волнистый простор горизонта, мягкую зеленую ширь, покой, прозрачность и безмятежность осенней степи. Некоторые почти плоские серокаменные иногда белесые пейзажи-кратеры центральной части Монголии, наверное, можно сравнить с путешествием на Луну. В Гоби (может быть, это эффект центра евразийской суши) поражает низкое звездное небо, до которого — рукой подать. Такого зрительно плотного звездами, яркого и контрастного в свечении ночного неба я не видел более нигде. Сходство сурового климата, почв и пищи Монголии и Тибета дополняет духовная приверженность их народов к ламаизму. В Монголии последние триста лет, до 1924 года, как и в Тибете, был духовный феодализм с теократическим правителем Богдо-гэгэном — живым воплощением мистической энергии "благодатного света". Тем не менее, жизненные условия в Монголии намного легче, чем в Тибете, растительность куда более разнообразная, много скота, и монголы по щедрости и учтивости заметно превосходят тибетцев. Мягче и традиционный обряд простых монгольских похорон. Тело покойника уже не расчленяют, но заворачивают в саван, кладут на повозку и пускают лошадь вскачь, куда глаза глядят. Где тело самопроизвольно выпадет из повозки, там и останется на съедение волкам и другим хищникам.

Третье "почетное" место по суровости жизненных условий занимает Россия — конечно, в среднем, не говоря о тундре на абсолютно суровых "северах" (53% территории России — вечная мерзлота). В менее суровом климате России, где кругом леса или трава по пояс, и конструкция власти в обществе другая. Уже не духовный правитель, а аристократия через принятие или непринятие каких-то идей большинством населения навязывает народу единую волю и волей скрепляет разнородное общество. Угроза голода в России менее актуальна. Борьба с холодом в России — вот постоянная забота, и она насущнее всего. Уже не только яровой ячмень, но и многие другие зерновые и овощные культуры кормят народ. Однако из озимых культур в России устойчива только рожь, а двух урожаев нет нигде. В добавление к сказанному стоит привести философское наблюдение Александра Зиновьева: "Вспоминаю попытку идиота Хрущева построить полный коммунизм в Советском Союзе уже к восьмидесятым годам с помощью американской кукурузы. Кукуруза в российских условиях не росла совсем или не достигала зрелости. Так и теперь: западная социальная система не прививается в российских условиях совсем или не достигает степени зрелости".

Менее суровые условия жизни, другой и обряд последнего пути. Деревянный гроб (свободной человеческой воли больше нет), отпевание (проводы отлетающей души), могила в земле (возвращение плоти в прах, из которого был сотворен Создателем первый человек), надгробие (знак надежды на воскрешение после Страшного Суда), кладбище (назидание живым о необходимости в этой жизни благих дел для спасения). Православное погребение уже не предусматривает милости тела покойного голодным тварям в постоянной череде перевоплощений духа, но напоминает живым лишь о шансе спасения и воскресения из мёртвых душой и телом человеческим при условии соблюдения заповедей и раскаяния в грехах. Прошлое — опора будущего. Запад же в своем уютном комфорте морально рационален. Атеисты — по большей мере ищут не аскетики, а наслаждения жизнью до последнего конца, воскресение из мертвых у протестантов — гарантированный факт, а кладбища со склепами устраивают и для любимых кошек и собак.

Пример бесспорной специфики натурального хозяйства, ламаистского менталитета и духовной власти в суровом и малолюдном Тибете подчеркивает его противоположность специфике социалистического рынка, конфуцианской традиции и бюрократического ритуала благодатного "ханьского" Китая. В скученном многолюдье по-другому заканчивается и жизненный путь китайца. Из-за недостатка свободной земли в Китае при похоронах большинства китайцев погребение в землю не проводится, труп, как правило, сжигается, пепел хранится в урночке дома на алтаре предков или развеивается.

Мао Цзэдун был похоронен как земной император, с блеском внешней демонстрации могущества, в величественной гробнице, расположенной на главной площади столицы,— как бы в центре середины земли. Дэн Сяопин же, завещав развеять пепел по воздуху над водами моря, вслед за Чжоу Эньлаем выбрал другой, непарадный вариант похорон Правителя с символом возрождения из пепла в делах его последователей.

Это ответственное отношение китайцев к своим государственным делам распространяется и на те районы КНР, которые у нас в советские времена принято было именовать "национальными окраинами". Смысл имени — великое дело. За случайными вроде бы названиями — незримо до поры до времени — расходятся вееры значений, которые в свои сроки прорываются в реальность. Советские "национальные окраины" в конце концов и стали таковыми. Китайцы не придают особого значения этническим характеристикам входящих в состав Поднебесной территорий. Китайский иероглифический символ имени "Тибет" (си цзан) отсылает к смыслу: "Западный кладезь" [истинных, сохраненных неповрежденными, духовных ценностей].

Весьма примечательно, что "Кладезь" отгорожен от остального мира с юга, как бы "забором" Гималаев, а с севера — как бы "полосой отчуждения" пустынь. Особенно отчетливо это видно с борта самолёта. И если при полете над равниной после набора высоты пропадает всякий интерес смотреть в иллюминатор, то при полете над Тибетом от иллюминатора глаз не оторвать. На предельной высоте полёта заснеженное Тибетское нагорье с высотами 5-6 тысяч метров проплывает прямо под крылом, а семитысячные пики Гималаев с восьмитысячной Джомолунгмой — зримой оградой очерчивают пределы этой "крыши мира".

Сто лет назад "Кладезь" от внешних влияний надежно охраняли природные барьеры. Теперь в Тибет можно долететь, но добираться сухопутьем по-прежнему сложно. Две автомобильные дороги с севера и востока Китая, одна дорога на восток в Синьцзян и одна — на юг в Непал. Вот и все основные пути сообщения. А когда "блага жизни" привозные, транспортные издержки огромны, и объемы грузопотока существенно нарастить невозможно, социальное и экономическое развитие Тибета становится архизатратным! Тем не менее, правительство КНР, во многом силами армии, снабжает и развивает Тибет. На 10-ю пятилетку запланировано строительство Цинхай—Тибетской железной дороги, которая решит проблему сообщений с Тибетом в пользу Большого Китая. Подогреваемый же Западом тибетский сепаратизм — это путь не к богатству и развитию, но к бедности и регрессу. Для насыщения "золотого миллиарда" Тибет в экономическом отношении абсолютно не интересен "новому мировому порядку".

В 1988 году в Лхасе американцами — почти напоказ — была построена первая современная трехзвездная гостиница "Холидэй Инн". Но и через десять лет, в 1998 году, ее одной с лихвой хватало на весь поток состоятельных иностранных туристов, прилетающих в Лхасу из столицы Непала Катманду (80%) или из центра провинции Сычуань Чэнду (20%). Ввод в эксплуатацию второй сертифицированной гостиницы международного класса был бы убыточным (вообще-то, приличные гостиницы в Лхасе появились). Развитие территории, и, прежде всего, инфраструктуры: строительство дорог, мостов, объектов электроэнергетики, систем связи,— может осуществляться и осуществляется только за счет дотаций извне. Тибет живет почти на всем привозном. Пекин находит государственную волю и средства на явные убытки таких дотаций и завоза. А экономика социализма с китайской спецификой способна нести бремя плановых убытков во имя пусть не изобильного удовлетворения интересов жизни, но все же всего населения своего экзотического автономного района. И имеющий глаза это видит.

Соблазны европейских ценностей (комфорт, притязания, права человека) в политических антикитайских целях подогреваются Западом и проталкиваются в Тибет через местную интеллигенцию. В неустранимых никакими человеческими реформами и техническим прогрессом условиях бесплодной горной пустыни, холода и кислородного голода Тибета, местная интеллигенция в своих западных знаниях сравнивает несравнимое, завидует невозможному, во всех трудностях винит китайцев (хотя по делу их нужно только благодарить), морально страдает и желает никогда неосуществимого.

Символом тибетского сепаратизма является ныне здравствующий "Всеведущий" Далай-лама-14-й. В юности бежав из Китая в Индию, местом своего пребывания он избрал монастырь Дарамсала. Это южные предгорья Гималаев, здесь тепло и влажно, растут бананы, нет никакого намека на суровую и голодную каменную пустыню высокогорья, нет и жуткого холода по ночам. Здесь комфортно и сытно, но к реальной жизни современного Тибета эти условия жизни, избранные далай-ламой, уже никакого отношения не имеют...

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Кирилл Солодуб ТЕРРИТОРИЯ АНТИ-РОССИИ

25 октября на "Радио России" говорили о газете "Завтра". Говорили ведущий программы Губин и милицейский чин Степовой. Сказанное ими мы не будем ни повторять, ни комментировать. Но нам не хочется оставаться в долгу перед государственным радио. И сегодня мы предоставляем слово одному из наших читателей, обычному москвичу. Он делится своими мыслями и впечатлениями от программ "Радио России".

Каждый день в своих домах мы слышим: "Радио России — настоящее радио!" С клиническим упорством редакция занимается самовосхвалением.

Что можно сказать о человеке, который везде и всюду заявляет о себе, что он самый хороший, самый умный, самый настоящий? Известно — что... Но если бы дело было лишь в этом.

"Современная цивилизация,— пишет епископ Тихвинский Константин,— воспитывает совершенно противоположный тип человека — хищника, потребителя, стяжателя и сребролюбца". Именно такой тип человека вместе с другими СМИ, вместе с желтой и черной прессой воспитывает "Радио России".

Зачем учиться? Зачем работать? "Собери 30 крышек из-под "Кока-колы" и получишь миллион",— советует "Радио России". Тем же самым, то есть наглым обманом наивных и доверчивых, занималось "Радио России", рекламируя всевозможные конторы жуликов — "МММ", "Тибет", "Хопер" и тому подобное, от которых пострадали миллионы людей. Но отвечать за свое соучастие в преступлении "Радио России" не собирается.

"За покушение на Орджоникидзе, заместителя Лужкова, на лицо такого уровня, дают от 30 до 50000 долларов", — сообщает с удовольствием "Радио России". Намек вполне прозрачный: "Ребята, хотите заработать? Вот вам случай разбогатеть".

"Самый обаятельный преступник!", "Самое лучшее ограбление!" — вещает "Радио России", рекламируя продукцию своего подельника — Российского телевидения. Одно стоит другого. И оба в восторге от строя, который они представляют. У ТВ, правда, больше возможностей: там вся реклама идет с обязательным раздеванием. На радио мерзость или сальность отношений можно выразить только звуками.

Хвастливое, заполненное музыкой на английском языке, "Радио России" — космополитическое радио. Текст, музыка сопровождаются треском, пальбой, шумовым эффектами — все в "духе времени". Подражая многочисленным мелким радиостанциям, типа "Радио-1", где развязные, шустрые, словоохотливые ребята "ботают по фене", потому что плохо знают русский язык, "Радио России" демонстрирует свою вторичность. Негативная лексика, блатной жаргон — все это присуще и "Радио России". "Оттянись со вкусом", "Оторвись в клубе", "Не дай себе засохнуть".

Вместо того, чтобы беречь родную речь как зеницу ока, "Радио России" уродует, уничтожает русский язык, а между тем уничтожение народа начинается с уничтожения его языка, его культуры, его духовности. Только и слышишь: экстрадиция, инвестиция, эксклюзив, саммит, холдинг, лизинг, мониторинг. Риэлтор, а не оценщик, киллер, а не наемный убийца, и т. д. Почему не сказать по-русски? Не хотят. Что это, недосмотр, недомыслие? Да нет, делается это намеренно. Так же, как вывески на английском языке по всей стране. Так же, как названия фирм, магазинов, компаний — косноязычные, на каком-то непонятном "марсианском" языке. Гута, Плутос, Сю Си Пуси — что это такое, кто знает? А это, оказывается, банк, магазин, кафе. Абад-эгейт, Синегрия, Юни-Фьючер, Ле Ру — недвижимость. Зеспа, Агис, Фосна, Норсвил — фирмы. И тому подобное. Россия вползает в "мировую клоаку", и надо, чтоб все было, как у них. Приучают к другой цивилизации, к чужеродной идеологии, к чужой жизни.

Грохот, "орево", как говорят в народе, визг и вопли выдаются за настоящую музыку. Настоящая музыка — русская и советская — на "Радио России" отсутствует. Русская — большая редкость, советской нет вообще. Сплошь "козлетон"...

Советское музыкальное искусство — это уникальное явление русской советской жизни, русской советской духовности.

Довоенные песни, песни военной поры, послевоенные песни — это национальное сокровище! Но "Радио России" избегает их. Почему? Потому что советское. Прекрасные, гениальные, но раз советские — значит, на них наложен запрет.

Тупо, навязчиво повторяется на "Радио России" еще одна нелепая фраза: "Радио России" — территория для всех!" Ложь! Не для всех, а только для своих, для Плисецкой, Чубайса, Грефа, Жванецкого, Хакамады, Хазанова, Безелянского, Немцова, Азарха, Бехтиной, Баткина, Бовина и им подобных.

На "Радио России" нет Юрия Бондарева, Валентина Распутина, Василия Белова, Виктора Розова, Валерия Ганичева, Александра Проханова, Валентина Чикина, Станислава Куняева, Юрия Соломина, Евгения Самойлова, Афанасия Кочеткова, Николая Губенко, Николая Бурляева, Михаила Ножкина, Михаила Алексеева, Игоря Горбачева, Егора Исаева, Александра Боброва, Бориса Штоколова, Геннадия Каменного, Юрия Назарова, Татьяны Дорониной, Татьяны Петровой. То есть нет всей подлинно русской интеллигенции. Почему? Потому что они русские. Русские не по паспорту, не русскоговорящие, а русские по духу, мыслящие по-русски и по-государственному. Но они не только русские — это русские и советские одновременно, что естественно для каждого патриота Родины. Для "Радио России" — это взрывоопасная смесь.

Советское — значит, великое и прекрасное, какую бы область мы не взяли, науки и техники, искусства и культуры.

Великий театр, легендарное кино, богатырский спорт, могучая армия, передовая наука, мощная промышленность, лучшее в мире образование, сказочное метро, возвышающая душу музыка... Но главным достоянием по-настоящему новой России, великого Советского Союза, был, конечно, Человек. Человек с большой буквы. Хозяин своей страны и своей судьбы. Люди социализма на голову выше рыночных людей с их жалкой борьбой за существование, ничтожностью мечтаний, страхом перед реальностью жизни, изменить которую они не могут, потому что они не хозяева жизни. Хозяева — те, кто стоит над ними, попирая их права, их человеческое достоинство. Особенно наглядно это видно на примере "новой" России.

Теперь уже можно сказать с уверенностью: попытка построить на земле впервые разумное и справедливое общество в главном и в основном удалась! Тот, кто все мерит на колбасу, не поймет этого.

Но вот в политику, на радио и ТВ пришли люди, которые стали охаивать наше великое прошлое, спекулируя на недостатках и просчетах, естественных для любого развивающегося общества. Им была поставлена задача: сломать русское, советское, чтобы открыть дорогу для "нового мирового порядка" во главе с США.

Неужели эти люди не понимают, что они живы только благодаря тому, что была советская власть, был Советский Союз, была непобедимая Советская Армия?

Если бы победили немцы — всех этих познеров, гусманов, боровых, чубайсов, гайдаров, радзинских, швыдких, уринсонов, авенов, фридманов, ясиных, гусинских могло бы просто не быть. Они должны поклониться каждому советскому солдату-ветерану, каждому партийному работнику Страны Советов. Но нет, они плюют в колодец, который вспоил их. Они глумятся и жалят своими ядовитыми языками. "Для низких натур нет ничего приятнее, как мстить за свое ничтожество, бросая в грязь своих воззрений и мнений во все великое и святое" (Белинский).

"Радио России" — территория для сектантов, католиков, космополитов, перевертышей, банкиров, чиновников, воров, которых именуют олигархами. Для рабочих, крестьян, врачей, учителей, военных доступ на "Радио России" закрыт. Инакомыслия в своем стойле оно не допускает.

Утопили станцию "Мир". Это очередное преступление перед наукой, перед страной. Но "Радио России" сделало все, чтобы оправдать его, приглашая в свою студию только тех, кто был за уничтожение станции в угоду США. Другого мнения, мнения патриотов Родины, ученых, инженеров, космонавтов, о том, что станцию можно и нужно сохранить, на "Радио России" не прозвучало. Вот и получается, что "Радио России" — территория для разрушителей государства. И только для них!

А вот и авторитеты "Радио России" — МВФ, ОБСЕ, ВТО, НАТО, "мировое сообщество". Что сказал Сорос, что сказал Вульфенсон, что сказал Буш, что сказал Робертсон, подается как важная новость, как безусловная истина. Что сказали русский философ Александр Зиновьев, русский писатель Петр Проскурин, русский историк Игорь Фроянов, русский экономист Сергей Глазьев, русский генерал Валентин Варенников, русский ученый, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов, на радио не услышишь. Это к вопросу, чья территория "Радио России"...

Вульфенсон похвалил наше правительство. Ах, какая радость для "Радио России"! Значит, реформы идут те, которые нужны не России, а Западу, США, НАТО. "Радио России" — колониальное радио.

На "Радио России" вполне уютно чувствуют себя подрывные западные голоса "Би-би-си", "Немецкой волны", "Свободы". "Радио России" — иностранное радио.

"Вошел в строй авианосец "Рональд Рейган",— сообщает "Радио России", захлебываясь от счастья. О том, что наши корабли не выходят в море, флот гибнет, "Радио России" помалкивает. Главное, что крепнет мощь Америки. "Радио России" — антигосударственное радио.

Напомню ведущим "Радио России" слова Федора Ивановича Тютчева:

"Как перед ней ни гнитесь, господа,

Вам не снискать признанья у Европы:

В ее глазах вы будете всегда

Не слуги просвещенья, а холопы".

И чем откровенней будет ваше пресмыкательство перед Западом, тем больше презрения от него вы заслужите. Потому что Западу не нужна никакая Россия — ни монархическая, ни коммунистическая, ни демократическая. Запад — пиявка. Ему нужно сосать Россию. Россия нужна как сырьевой придаток, как свалка отходов, как жизненное пространство, на котором можно поживиться. "Радио России" правду об этом не скажет никогда.

"Радио России" сообщает об аресте Слободана Милошевича, выдающегося политического деятеля Югославии, стойкого борца против агрессии НАТО. Но радио не говорит, что он выдан на расправу предателями югославского народа тайно, подло, по указке Вашингтона. Оно говорит о том, что он арестован за преступления, то есть заведомо лжет. Никаких преступлений Милошевич не совершал. Их совершили друзья "Радио России". Оно говорит, что он будет судим Гаагским трибуналом, но не говорит, что этот трибунал незаконный с юридической точки зрения, что он находится под контролем США и служит интересам США, НАТО. Таким образом, "Радио России" занимается дезинформацией и вводит в заблуждение своих слушателей. И уж, конечно, такое радио не скажет, что надо судить не Слободана Милошевича, а Клинтона, Блэра, Шредера, Ширака, Солану, мадам Олбрайт за разбой, за разрушение свободолюбивой страны, за убийство мирных жителей, стариков, женщин, детей.

"С величайшим трудом, ценой ужасных лишений и жертв, русский народ восстановил разрушенную революцией и гражданской войной страну,— писал владыка Иоанн,— сохранил веру... победил в мировой войне... и был цинично, расчетливо и подло предан политикам без веры, без чести и совести!"

Разрушители Родины у "Радио России" в почете. Почему? Да потому, что само "Радио России" стояло у истоков разрушения, благословляло его и до сих пор преподносит это разрушение как благо. В противном случае, надо признать свою несостоятельность, свою роль в деле уничтожения великой Державы. "Радио России" — жалкое радио.

Оно говорит о советских долгах. И снова врет. Советских долгов было 20 миллиардов долларов, и они пошли на дело, были вложены в промышленность. Горбачев, Ельцин набрали 130 млрд. долларов долга, и они были разворованы. Или ушли на затопление шахт, на ликвидацию предприятий, на уничтожение ракет по указанию американских советников. "Радио России" — лживое радио.

В день Великой Победы великого русского советского народа "Радио России" решило поиздеваться над теми, кто отстоял свободу и независимость. Мол, для тех, кто водружал Знамя Победы над рейхстагом, никакой опасности не было. И вообще, над рейхстагом было поднято несколько знамен, а Егоров и Кантария появились после. Да если это было и так — что с того?! Даже если было водружено несколько знамен над рейхстагом — ну и хорошо! "Радио России" — глумливое радио.

Когда "Радио России" говорит о возрождении России, оно имеет в виду возрождение царской России с безграмотным и бесправным населением, которым управляли "ваши сиятельства" и "ваши благородия". Царская Россия с американским уклоном.

О Георгии Константиновиче Жукове радио иногда говорит. Вынуждено сказать, потому что он величайший полководец нашего времени. Но о других Маршалах Советского Союза, не менее заслуженных, ни слова.

Этот радио не помнит Зои и Александра Космодемьянских, Александра Матросова, Олега Кошевого, Ульяны Громовой, Сергея Тюленина, Любови Шевцовой, Ивана Земнухова, Ивана Туркенича, Василия Левашова, Александра Чекалина, Лизы Чайкиной, Юрия Смирнова, Виктора Талалихина, Тимура Фрунзе, Якова Джугашвили, Маншук Маметовой, Марите Мельникайте... Хоть слово было сказано о них на "Радио России"? Нет. Оно трусливо молчит. Потому что все они — члены Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодежи. Потому что все они защищали социалистическую Россию, а радио России за буржуазно-помещичью Россию.

Первое поколение советских людей — чистое, верное, духовно богатое, бесстрашное, самоотверженное, сильное духом. В суровую годину оно пошло и отстояло свою великую Родину, уйдя в бессмертие.

Невдомек работникам "Радио России", что они ходят по земле вертикально, а не согнувшись под немецким хлыстом, только благодаря тому, что за годы советской власти выросло героическое поколение советских людей, которое заслонило собой страну, защитило свой народ от порабощения, в том числе и работников "Радио России". Благодарны ли они ему за это? Нет, они бросают в него комья грязи. Они лишены исторической памяти или их лишили ее, привязав к доллару. Как свинья под дубом из известной басни, "Радио России" подрывает корни своего исторического дерева, пользуясь в то же время его плодами. Это надо же, не замечать или оплевывать целое героическое поколение, целую героическую эпоху!

"Дикость, подлость и невежество не уважает прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим" (Пушкин). "Радио России" замалчивает, боится сказать правду о классиках советской литературы. Боится Алексея Толстого и Михаила Шолохова, Константина Федина и Леонида Леонова, Александра Фадеева и Всеволода Вишневского, Аркадия Гайдара и Бориса Лавренева, Константина Симонова и Александра Твардовского, Вилиса Лациса и Ванду Василевскую, Федора Абрамова и Василия Шукшина, потому что все они были на стороне советской власти.

Изъяв из своих программ русскую и советскую классику, "Радио России" стало убогим и примитивным. Заносчивый тон, что оно настоящее, лишь подчеркивает его дурной вкус, его серость, хотя и воинствующую. Некрасова, Салтыкова-Щедрина, Горького, Маяковского, Короленко, Шишкова "Радио России" игнорирует по тем же идеологическим соображениям, потому что все они стояли на позициям социальной справедливости.

И уж, конечно, "Радио России" никогда не расскажет о борцах с фашизмом, о борцах за народное счастье из других стран — о Георгии Димитрове, об Эрнесте Тельмане, о Джоне Риде, об Олеко Дундиче, о Матэ Залка, о Юлиусе Фучике, о Долорес Ибаррури, о Хосе Марти, о Жоржи Амаду, о Че Геваре. Все они для "Радио России" — классовые враги.

Лакейское большинство Государственной думы (разумеется, буржуазное) приняло закон о продаже русской земли, в том числе иностранцам, в том числе проходимцам без гражданства. Кто может купить землю? Ясно, что не крестьяне, которые работают на ней. Купят землю финансовые воры, местные и зарубежные, чтобы спекулировать землей.

Лев Толстой называл частную собственность на землю скрытой формой рабства. Но что для "Радио России" Лев Толстой, гений земли русской! Он же не Сорос, не Фишер, не Камдессю, не Греф, не Черниченко, не Аяцков, на которых ориентируется "Радио России".

Теперь становится понятным скрытый смысл зловещего позывного "Радио России" — "территория для всех!" Он зазвучал задолго до принятия гнусного закона о продаже земли. Он как бы оповещал любимое "мировое сообщество", любителя русской нефти и русского алюминия, русского леса и русских алмазов: не только радио, но и вся Россия — ваша, она — территория для всех. Для американцев, для немцев, для французов, для израильтян, для финнов, для японцев, для азербайджанцев, для турок. Для всех, кроме русских. Их вытеснят, сгонят со своей земли как лишних, чужих. Когда через весь Краснодарский край вдоль автомагистрали выстроилась живая цепочка людей, которым небезразлична судьба Отечества, "Радио России" изошлось злобной слюной в адрес патриотов Родины: "Они саботируют земельный кодекс!" Люди защищают свою родную землю, а для "Радио России" они саботажники. Какое же надо иметь мохнатое сердце, как надо ненавидеть свою страну, чтобы быть за ее продажу! "Радио России" — компрадорское радио!

Справедливости ради следует сказать, что кое-что хорошее есть и на "Радио России". Например, передача Людмилы Борзяк "Диалоги о культуре". Или кулинарные рецепты. Но это приятное исключение перечеркивается всей остальной агрессивной крикливостью, всей остальной идеологической и обывательской шелухой.

...Закончил статью, включил радио. Оно рекламирует кинофильм "Профиль убийцы" на канале РТР. Радиомусор продолжает свою работу в эфире.

Кирилл СОЛОДУБ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Василий Честухин, доктор медицинских наук СПАСТИ ЧЕЛОВЕКА (С одним из лучших кардиохирургов России беседует Владимир Бондаренко)

Владимир БОНДАРЕНКО. Что делать врачу, Василий Васильевич, в период, когда в стране для простых людей нет лекарств, когда все более сокращается продолжительность жизни, катастрофически уменьшается примерно по миллиону в год количество населения России, когда для большинства недоступны сложные методы лечения из-за их дороговизны?

Василий ЧЕСТУХИН. По-прежнему спасать людей. Единственное реальное дело врача во все времена — спасать людей. Вот мы, кардиологи, оказываем помощь всем, кто в ней нуждается. Но для того, чтобы делать это эффективно нужна система, которая обеспечивает правильный выбор людей. Система, четко и быстро определяющая, кому и когда делать те или иные операции на сердце. В мире этот вопрос достаточно надежно разработан. У нас же миллионы людей, страдающих ишемической болезнью сердца. И в это же время, должен признать, в России система помощи больным ишемической болезнью сердца не разработана. Не материально, не медицински. В развитых странах пациент, у которого возникают боли, связанные с недостаточностью кровообращения сердечной мышцы, попадает к врачу-кардиологу, и после достаточно подробного, но быстрого функционального обследования, больной попадает на коронарографию, причем делается это, как правило, в обязательном порядке. Без коронарографии сегодня никто не может сказать, насколько поражено ваше сердце. В тех же США ее делают миллионы пациентов. Только после нее можно определить методику лечения больного. Тактика лечения может быть далее и медикаментозной, и хирургической. Или коронарное стентирование, или шунтирование. Стент — это такая тончайшая металлическая решетка, которая крепится на баллоне, затем доставляется к месту сужения сердечной артерии, там баллон раздувается под давлением в несколько атмосфер, до двадцати, баллон раскрывается, раскрывается этот стент, баллон потом сдувается и удаляется, а стент становится каркасом для артерии. Восстанавливается кровоток, и человек может нормально жить и действовать. Нередко человек забывает, что он когда-то болел.

В. Б. У вас, Василий Васильевич, бывает чувство бессилия, когда вы видите, что делают в Америке и Европе, и когда вы видите, что у нас так много больных погибает из-за того, что не была вовремя сделана операция? Там миллион операций, а у нас в год вымирает тот же самый миллион. А ведь большинство из ранних смертей — от сердечной недостаточности. Почему русские блестящие кардиологи, хирурги, умеющие делать сложнейшие операции, не хуже этих Дебейкеров, не в состоянии внедрить у нас такую же массовую систему лечения? Что мешает сократить эту ужасающую смертность в России?

В. Ч. Не в моих силах создавать такую систему, которая бы позволяла нам работать, как конвейер спасения. Увы, это не только медицина, Россия сегодня находится на таком катастрофическом уровне, что ни возьмешь, везде провал. К примеру, педагогика. Подготовка врачей у нас сейчас тоже далека от совершенства. Что касается той отрасли медицины, которой я занимаюсь, то в США в год делается около 900 коронарных ангиопластик и около 400 000 аортокоронарных шунтирований, а у нас где-то всего три тысячи коронарных ангиопластик, хотя потребности в России ничуть не ниже. Вот и судите о наших возможностях. Но своего личного бессилия я, как ни странно, не чувствую, я врач, кардиолог, хирург, и я работаю, насколько могу.

Парадоксально, но у нас проблема не только с оборудованием дорогостоящим и количеством таких центров, как наш институт трансплантологии. Увы, но проблема номер один сегодня в отсутствиИ массовой диагностики лечения сердечных болезней. Врачи в поликлиниках даже не рекомендуют своим пациентам делать обязательную в западном мире коронарографию. Даже заведующие отделениями кардиологии крупных московских больниц порой отговаривают пациентов. Пугают их коронарографией, заявляя о ее опасности. Вот и уходят эти пациенты раньше времени из жизни. Уже подготовка кардиологов не соответствует сегодняшним требованиям медицины. Конечно, не хватает у нас и подготовленных врачей, и первоклассного оборудования, особенно в провинции, но смешно сказать, наши скромные возможности не исчерпываются до конца.

В. Б. Я вас правильно понял, Василий Васильевич, коронарных ангиопластик у нас делается в триста раз меньше, чем в США, вместо 900 000 всего три тысячи. Хотя больных людей ничуть не меньше, а может быть, и больше. И даже те мизерные возможности, которые есть у ваших центров и у больных ишемической болезнью, не используются?

В. Ч. Посмотрите, Владимир Григорьевич, если бы клиника работала по 24 часа в сутки и не справлялась с потоком больных, тогда бы надо было говорить о расширении клиники, о новых врачах и новой аппаратуре. У нас, к сожалению, картина иная. И не только в нашем институте. Все центры коронарной ангиопластики в России не загружены. Думаю, прежде всего из-за отсутствия системной диагностики. Врачи в поликлиниках не объясняют пациентам их пути к выздоровлению. Без коронарографии нельзя сегодня правильно лечить людей с больным сердцем. Ну и вторая причина нашей незагруженности, конечно, материальная. Нередко больные просто не в состоянии найти необходимые деньги на лечение.

В. Б. Может быть, это и есть все-таки главная причина отказа от столь необходимого лечения? Вы не в состоянии бесплатно всем делать ту же коронарографию, а тем более ангиопластику, больные же вынуждены умирать, но им негде взять деньги на лечение? А страховки у нас не действуют. От бесплатной медицины отказались, к страховой не пришли. И господствует все тот же дикий капитализм, которого нет ни в одной из западных стран.

В. Ч. Я бы и готов был согласиться с вами, конечно, бедность людей вынуждает их бояться дорогостоящих процедур, но все-таки, увы, главенствуют пока еще элементарная медицинская неграмотность и отсталость многих наших врачей. Даже не знающих и не желающих знать о современных методах лечения сердца. Чаще врачи, ничего не говоря об обязательности коронарографии, просто отправляют больных в санаторий, тех, кому уже экстренно надо делать ту или иную операцию. И эту систему никто не хочет менять, так проще и удобней, наверное, чиновникам. Хотя, безусловно, после любого инфаркта, прежде чем пациента выпустить, необходимо обязательно сделать коронарографию.

В. Б. Вы считаете, Василий Васильевич, что надо по всей России как аксиому после любого инфаркта больному делать коронарографию?

В. Ч. В мире такой порядок уже давным-давно существует. Там коронарографию делают в первые же часы после начала инфаркта, это оптимальный путь для лечения, есть больший шанс восстановить кровоток и спасти больного. При резких болях срочно ее делать, это оптимальная возможность помочь миокарду, не ждать, пока он погибнет. Открыть артерию и восстановить кровоток. Это и экономически выгодно, быстрее восстанавливаются силы. Сохраняется здоровье. Человек восстанавливает свою работоспособность. Не превращается в инвалида.

В. Б. Вы, Василий Васильевич, на днях отмечаете свое шестидесятилетие. Удалась вам жизнь? Как вы пришли в кардиологию, в ангиопластику?

В. Ч. Мы в нашем институте трансплантологии, руководимом академиком Шумаковым, пришли к ангиопластике в процессе пересадки сердец. У пациентов с пересаженными сердцами операции на коронарных артериях крайне затруднительны, хотя поражаются они чаще, чем у простых людей. Коронарная ангиопластика является единственным методом, который позволяет восстановить проходимость пораженных артерий. Вот нам и была поставлена задача: освоить этот метод, чтобы помогать пациентам с пересаженными сердцами. Кстати, мы успешно применяем этот метод и к пациентам с пересаженными почками. Сейчас мы делаем двести-двести пятьдесят ангиопластик в год. Конечно, риск при проведении ангиопластики человеку с пересаженным сердцем гораздо выше, чем простому пациенту, но другого пути часто нет. И мы справляемся, надо сказать, с очень неплохим эффектом.

В. Б. Трудно ли попасть к вам в центр простому пациенту? Как больные находят вас?

В. Ч. Мы думаем все время над тем, чтобы народ нас находил. Мы можем делать гораздо больше и диагностических исследований, и лечебных процедур. Для того, чтобы довести до врачей ценность наших лечебных методов, мы с докладами, демонстрацией пациентов выступаем в больницах, на самых разных семинарах. Но должен сказать, что до тех пор, пока у нас в России нет единой системы активного лечения, эти доклады мало помогают. Появляются статьи в газетах. Но они мало что меняют. Главное, я в этом убежден, отсутствие административной воли в руководстве. Коронарографию должны сделать обязательной для всех людей, страдающих болезнью сердца. Хватит нам лечить по-прадедовски и уповать на старые методы исследования. По стране в целом наши установки используются процентов на сорок. И больные к нам идут скорее по какой-то цепочке, от одного пациента к другому. Те, кто испытал на себе наши методы лечения, доволен и рассказывает об этом своим знакомым. Вот эти знакомые и идут к нам… Конечно, не все могут оплатить лечение. Но сегодня в России есть уже центры с государственной дотацией. Там объем тех же проделанных ангиопластик значительно увеличился. В два-три раза. Такие центры есть в Екатеринбурге, Красноярске, Тюмени. Местное руководство находит деньги на лечение больных. Все-таки вы, наверное, правы, Владимир Григорьевич, отсутствие финансирования резко тормозит нашу медицину.

В. Б. Значит, если бы наше государство взяло на себя оплату коронарографии, многие тысячи людей были бы и ныне живы?

В. Ч. Конечно, вовремя проведенное лечение, проведенная операция спасли бы жизни людей. И потом. Если бы люди оценили эффект лечения, это бы распространилось по всей стране. Я знаю, что в Красноярске при бюджетной оплате количество наших пациентов увеличилось со ста до четырехсот в год.

В. Б. А сколько в целом по стране более-менее квалифицированных кардиоцентров, способных делать и ангиопластику, и шунтирование?

В. Ч. Я не чиновник, боюсь ошибиться, но насколько я знаю, около тридцати. В таком центре все должно быть взаимосвязано. Может быть, во время ангиопластики потребуется необходимость операции. Все должны быть наготове. Хирургическая поддержка гарантирует более положительный результат, придает уверенность врачам.

В. Б. Вы сейчас отмечаете свое шестидесятилетие. А вместе с вами и тысячи ваших пациентов. Считаете ли свою жизнь удавшейся? Назовите важные случаи из вашей практики.

В. Ч. Безусловно. Считаю жизнь удавшейся. Я сделал свою жизнь сам, без малейшей поддержки. У меня родители не имели никакого отношения к медицине. Были рядовыми служащими. Жили они в Москве, правда, я родился не в Москве, а в эвакуации, в Чувашии, но вскоре родители вернулись, и я уже учился и рос здесь. Что касается важных случаев…Они, конечно, были. Но в памяти остаются неудачи. Их анализ. Мысли о том, что не надо было делать. И надо ли было браться вообще? Бывают ситуации, когда только операция и может спасти, но на операционном столе мы человека теряем. Такие случаи есть у каждого хирурга, они тоже являются школой. Но все предвидеть невозможно. Бывают крайне тяжелые случаи, которые проходят легко и очень эффективно, а в другой тяжелой ситуации мы пациента теряем. Казалось бы, у больных схожие жалобы, схожие ситуации, схожая степень поражения, но есть какие-то нюансы, которые предопределяют тот или иной исход операции. Где-то три, четыре, пять процентов потерь, но это, конечно, пациенты особой категории, высокого риска. Мы каждый раз говорим им и их родным: подумайте, риск велик. И в большинстве случаев после нашего лечения больной возвращается к нормальной жизни. При наших нынешних методиках каких-то грубых ошибок практически не бывает, все ситуации отработаны. Тем более при таком потоке операций приходит опыт.

В. Б. Вы, Василий Васильевич, сразу пошли в кардиологию после медицинского института?

В. Ч. Нет. Я ведь был мастером спорта по гимнастике и собирался связать свою жизнь со спортивной медициной. За три года работы, несмотря на неплохую жизнь врача в спортивной медицине (поездки по всему миру, общение с известными людьми), молодому человеку это всегда интересно, но к концу работы я понял, что спортивной медицины у нас нет. Когда наша профессура приехала на Олимпиаду в Мехико, их журналисты спросили, где же наше оборудование, те показали фонендоскоп, тонометр и секундомер. Репортеры заулыбались, поняли, что врачи скрывают свои методы, засекречивают приборы, но на самом деле, действительно, кроме этих трех инструментов, в спортивной медицине ничего не было. Даже электрокардиография делалась только по показаниям. Так уж сложилось у нас, что в отличие от военной техники, от космоса, где мы лидировали или были наравне с миром, в медицине мы шли на двадцать лет позади. Сейчас мы пожинаем плоды такого подхода к здоровью граждан. По сути дела, у нас нет своей современной медицинской техники, все из-за рубежа. Хирургия сегодня невозможна без техники, а своей нет. Полнейшая зависимость. Искусственное кровообращение, диагностика. Вся наша кардиотехника… И это не потому, что мы привыкли к импортной и недооцениваем свою аппаратуру. Ее еще только хотят создать. У них десятилетиями накапливались технологические разработки, а мы этим просто не занимались. И сейчас мы вынуждены постоянно платить за технику и любой ремонт, любую замену, у нас нет альтернативы. Печально еще то, что далеко не всегда к нам попадает лучшая техника. Нам стараются сбыть уже залежалый товар, и часто западным фирмам это удается. Тем более покупкой техники занимаются не специалисты, которые с ней работают, не врачи и хирурги, а чиновники, они покупают то, что им навязывают. Те аппараты, которые не берут клиники развитых стран, поставляют в Россию.

В. Б. Вы отклонились от разговора, как очутились в кардиологии? Как ушли из спортивной медицины?

В. Ч. Когда я понял, что, работая в спортивной медицине, я теряю квалификацию врача, перестаю им быть, мне разонравились и поездки, и встречи. Я понял, что в медицине надо быть настоящим специалистом, знать свое дело. А кардиологией я уже увлекся, работая со спортсменами, я наладил обязательную электрокардиографию. Вообще, с сердцем работать врачу интересно. Ушел в центр хирургии, а спустя несколько лет в институт трансплантологии к Валерию Ивановичу Шумакову. Здесь я и понял мудрость древних: "Я знаю, что я ничего не знаю". Чем больше занимаешься сердцем, тем больше в нем открывается тайн. Масса проблем. Конечно, эта область медицины крайне важна в практическом отношении, больше половины больных умирает от поражения сердца. Конечно, в нашу кардиологию надо вкладывать государству и бизнесу, и кому угодно огромнейшие средства, чтобы спасти от вымирания народ. Надо осваивать все новейшие методы, делать их массовыми.

В. Б. Здесь, в институте трансплантологии, вы стали сначала кандидатом, затем доктором медицинских наук, руководите целым направлением, много воспитали учеников.

В. Ч. Ну, во-первых, если коллектив хороший, то значит руководитель хороший, а хвалить себя неудобно. А насчет учеников, я считаю, человек должен стремиться, а я должен ему помогать. В отделении уже больше десяти кандидатов наук. Есть люди, которые проработали больше 25 лет. Кто-то уходил. Потом возвращался, это нормально, человек имеет право на поиск. Думаю, у нас работают хорошие специалисты, жаль, не хватает совершенной техники, которая бы ускорила процесс лечения. К нам приезжают ведущие специалисты по ангиопластике со всего мира. По результативности мы приблизились с лучшим клиникам мира.

В. Б. Вы сказали, что в России более половины смертей происходит из-за поражения сердца. И в то же время крайне мало больных лечатся современными кардиологическими методами. Значит, если правительство не озаботится, не примет новую кардиологическую программу, то мы, как страна, как государство, вымрем без всякого военного вмешательства. Не кажется ли вам, Василий Васильевич, что медицине не уделяется должного внимания?

В. Ч. Я — оптимист, верю, что у нас займутся серьезно медициной, но пока о наших проблемах не говорят ни в печати, ни по телевидению. От сердца и инсультов умирают сотни тысяч вполне трудоспособных и крепких людей, атеросклероз — это проблема всей нашей системы. Даже лечение — это не главное. Главное — профилактика, регулярное обследование, выявление потенциальных больных. Это и проблема питания. Проблема образа жизни. Проблема качества жизни. Не надо ждать инфаркта. Надо его предотвратить. Профилактика, диагностика и лечение. Но это уже большая политика. Это уже зависит от руководителей нашего государства, когда у них найдется время и желание заняться здоровьем своих граждан.

В. Б. Получается, что любому врачу никуда не уйти от политики. И по большому счету эффективность лечения, эффективность выздоровления зависит от социальной атмосферы в обществе, от политики, проводимой государством?

В. Ч. Это, безусловно, так. Иначе и не может быть. Не может быть оазиса здоровья, когда вокруг все наоборот. Вопросы решаются по мере их болезненности в обществе. Я не думаю, что проблема здоровья уступает проблеме Чечни или проблеме подъема атомной лодки "Курск". Только найдут ли на здоровье такие деньги?

В. Б. И что бы вы, Василий Васильевич, как врач, как кардиолог пожелали в канун своего юбилея нашим читателям?

В. Ч. В жизни самое главное — это понимание. Если есть понимание, нет проблем, и наоборот. Хотелось, чтобы человек всегда понимал, где он находится, с кем общается, где он живет, и отсюда уже делал выводы. Надо по возможности себе не вредить. Ничем не злоупотреблять.

И еще хочется пожелать всем, чтобы условия для жизни были приемлемыми, и чтобы жизнь была радостной.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Ольга Шорина ОБРЕЧЕННЫЕ

Нынешние больницы — это сплошная палата № 6. Заработки унизительны: 700 рублей медсестра, 1500 — ведущий врач. Нищета медиков оборачивается ужасами для больных. Не дай Бог, попасть в "лечебное учреждение", уж лучше посох да сума.

Одному из наших постоянных авторов, Ольге Шориной, к несчастью, довелось провести некоторое время в больнице — уже не московской, но еще и не провинциальной — в нескольких десятках километрах от МКАД. В ее заметках — нравы и лица некоторых "людей в белых халатах".

Если бы Полина Львовна Беликова не была инвалидом первой группы по атеросклерозу сосудов головного мозга, то не потерялась бы, не объявилась в поселке, где ее приняли за бомжиху и поступили соответственно этому социальному статусу. Хотя разве бомжи — не люди?

Первая группа инвалидности — это когда человек не в силах самостоятельно себя обслуживать. А Полина Львовна, в прошлом уважаемая учительница физики, не могла к тому же назвать ни своего имени, ни адреса.

В общем, пропал человек.

Паша Беликов, внук Полины Львовны, работает лифтером в городской больнице на окладе в двести восемьдесят рублей. После окончания средней школы он поступил в медучилище на зубного техника и совершил педагогическое святотатство: одернул преподавателя, сказавшего: "эта страна", за что был выдавлен из учебного заведения, как неугодный элемент. Политическую расправу замаскировали под плохую успеваемость.

В тот день его дежурство выпало на воскресенье, вся семья была на даче. Когда он приехал с работы домой, дед, Алексей Иванович, смертельно бледный, сказал:

— Бабушка исчезла. Любовь Андреевна так плачет, так себя клянет!

— Она нарочно! — выкрикнул Паша.

— Да как ты можешь, Павел! Любовь Андреевна — сестра милосердия из Красного Креста, у нее золотое сердце...

— Врет она все!

Алексей Иванович махнул рукой на разбушевавшегося уже не в первый раз по этому поводу внука. Не до того было.

Полину Львовну Беликову, бабушку Павла и многолетнюю супругу Алексея Ивановича, нельзя было оставлять без присмотра. На нее всегда надевали ярко-красный плащ, чтобы видеть издалека.

Однажды на пороге их большой квартиры в хорошем доме появилась Любовь Андреевна Лобунец, представившаяся сестрой милосердия местного отделения Всероссийского Общества Красного Креста, сказала, что ее задача — безвозмездная благотворительная опека инвалидов первой группы. Ей поверили, никаких документов не спросили, звонить в Красный Крест не стали. Всех растрогала ее поношенная шубка из серого горного козлика на прямоугольных металлических застежках, стоптанные сапоги и старенькая коричневая юбка.

Скоро медсестра Лобунец стала почти членом семьи.

Вот она, Любовь Андреевна Лобунец. Сорок девять лет. Лицо с выпирающими надбровными дугами, тонкими губами. Затейливо уложенные валики светло-русых волос. Сладкий голос.

— Я родилась в этом городе, вышла замуж за военного, сменила много городов. С мужем развелась, потому что жить на Западной Украине... непатриотично. Моему сыну двадцать семь, и у него нет личной жизни, потому что мы живем вдвоем в однокомнатной квартире, и я сплю на кухне на раскладушечке! Сын у меня золотой, он — машинист в метро. Ах, как же он красив в своей синей рубашке в стеклянной кабине метропоезда, когда проезжает по станции! А мне платят всего триста рулей, хотя стаж порядочный! Разрываюсь на двух работах! На полставки в онкологии! Вот сегодня в наше отделение привезли женщину с десенной флегмоной, а лекарств нет! Я поехала на "скорой" к себе домой и взяла для нее свой собственный, кровный, просроченный стрептоцид — слабенький, но антибиотик! И только благодаря мне она осталась жива! Поддубная, тридцать четыре года, двое маленьких детушек!

Павел сидел насупившись, как сыч. Буркнул:

— Лекарств потому и нет, что вы их воруете!

Лобунец взорвалась.

— Да что вы такое говорите! — Пашу она называла только на вы, хотя внешность его — совершенно мальчишеская. — Это мой мальчик болел, ему прописали и от лечения осталось! Вы не осознаете того, что говорите! Идите и посмотрите лучше на наш Департамент здравоохранения! Это они воруют — не работают и имеют все: большие деньги, лекарства! Вы должны передо мною извиниться!

— И не будут извиняться. Вы сами знаете, что я прав.

Павел учится заочно в химической техникуме. В медучилище тоже была сплошная химия, но на дневном отделении, когда объясняли, он щелкал задачки и уравнения, как орешки, а здесь, на заочном, совершенно сник. Нужно решить контрольную из пяти заданий и как можно скорее сдать, иначе отчислят. Он сидит в дежурке до поздней ночи над органической химией и жалеет, что нагрубил Любови Андреевне. "Напишите формулу о-бромфенилдиазонийбромида..." "Синтезируйте терефталевую кислоту из п-бромтолуола..." "Напишите формулу 4,4-диметил-пентин-2, 3-бром-бутен-1..." А спать ужас как хочется!

При онкологическом отделении, где работает милейшая Любовь Андреевна Лобунец, есть несколько коек "лежачей стоматологии", числящихся как самостоятельное отделение. Лобунец и здесь на полставки.

В больнице Павел познакомился с Надеждой Павловной Несоленой, и. о. председателя районного комитета Красного Креста. Разговорился с ней о Любови Лобунец. Узнал потрясающие подробности. Оказалось, Лобунец не имеет ни малейшего отношения к Красному Кресту и как профессионал — нуль. В этом убедилась сама Несоленая, когда угодила в хирургию с холециститом, — болезнью пожилых полных женщин, — и едва не погибла благодаря Лобунец, задержавшей ее обследование на ультразвуке. Будучи новенькой, "медсестра Любка" еще не знала, что Надежда Павловна — какое-никакое, а начальство, следовательно, с ней необходимо обращаться бережно и льстиво, а коллеги об этом принципиально не проинформировали, так как с зубовным скрежетом надеялись на предстоящую служебную расправу с ненавистной коллегой, короче говоря: подставили. Дело в том, что Лобунец без конца устраивала совершенно беспочвенные скандалы, например, в сестринской служебной комнате, где есть шкафчики с одеждой, обувью и личными вещами: "Кто высморкался в мой халат?!"

Надежда Павловна, невзирая на свой солидный возраст, необыкновенно красивая женщина, поэтому в голове не укладывается, что она — инвалид второй группы по гипертонической болезни в совокупности с последствиями тройного перелома лодыжки со смещением. Она — очень полная, но от этого только добрая и уютная, как ватная кукла, что сажают на чайник оберегать его тепло.

Седые волосы сколоты на темени в шарик.

Лобунец издевалась над Несоленой так просто, из врожденной склонности.

У каждого пациента есть тумбочка для лекарств, и Лобунец говорила каждому: "Уберите свои ненаглядные лекарства!"

После операции Надежде Павловне было назначено "приносить пищу только в постель", но требовалось (для выздоровления) ходить от палаты до перевязочной комнаты. Лобунец шепнула буфетчице, чтобы та не приносила еду, "раз она ходит". Надежда Павловна услышала об этом и сказала сестре: "Почему вы отменили назначение врача? Я — инвалид второй группы". "Я не говорила, это все буфетчица!"

Лобунец наклонялась над каждым и шептала: "У меня в Львовской области есть большой дом и целебные, просто волшебные травы. Но они стоят денег". Намек все понимали и давали ей последние копейки.

Зимой во время ночных дежурств Лобунец запирала палаты, шла развлекаться, а послеоперационные больные задыхались в жарко натопленных помещениях...

А потом, кода Надежда Павловна стала поправляться, "сестру Любу" проинформировали, над КЕМ она издевалась. И Лобунец, орущая день и ночь, достала из своих запасников приторный голос, которым обольстила в своих низменных целях и семейство Беликовых: "Ах, Надежда Павловна, извините, вы меня просто не так поняли. Я желаю вас счастья и здоровья!"

В хирургии два отделения: хозрасчетное и муниципальное. В первом — двухместные палаты, цветной телевизор, уход. В государственном же — потемневшие, промарганцовленные простыни, на уколы и перевязки все ползают сами — кто как может.

Лечился один молодой молдаванин, попавший под электричку, от удара отвалилось легкое. Лобунец принесла инструмент и сказала: "Поклонись в ножки, что Я К ТЕБЕ ПРИШЛА".

Изувеченный подумал, что она шутит.

Ее сын, Сашка Лобунец, никакой не машинист метропоезда, а санитар на психоперевозке. В школе он был двоечником и бездельником, а мама хотела для него красивой жизни, но еле пристроила в санитары. Однажды он попытался изнасиловать девушку из самоубийц, к которой его приставили охранять. Дело, конечно, замяли — подумаешь, чокнутая какая-то!

Тогда зачем же Лобунец столько времени потратила на безвозмездную возню с потерявшей разум учительницей Полиной Львовной?

Она врала во всем: и насчет "золотого" сына, и насчет мужа, с которым на самом деле не разводилась. А вот насчет жилья — чистая правда. Лобунец, действительно, ютилась с великовозрастным балбесом Сашей в одной комнате. И Полина Львовна, с ее атеросклерозом, потребовалась ей для улучшения жилищных условий. Под видом работника Красного Креста и вообще доброй помощницы она пыталась прописаться в квартиру Полины Львовны, вела дело к тому, чтобы завещание было составлено в ее пользу. А старушка последним островком в сознании все-таки смогла разгадать злой умысел и никак не соглашалась на сделку.

Мстя за обманутые надежды, за потерю времени на "мерзкую бабку", она завела Полину Львовну как можно дальше от семейного дачного домика, а когда вернулась и "узнала" о пропавшей, то даже взмахнула над венами бритвой деда — Алексея Ивановича, от раскаяния как бы готовая покончить с собой.

Алексея Ивановича сразил инсульт: о жене полмесяца ничего не было слышно.

Он долго лежал, у него брали на анализ спинно-мозговую жидкость, он заново учился ходить. Бог миловал от паралича, но все равно: вторая группа инвалидности, почти слепой на левый глаз, руки трясутся.

Отец Павла Беликова разыскивал свою беззащитную мать. Он объехал все соседние районы, везде расклеивал объявления с фотографией Полины Львовны, расспрашивал всех. Результат — нулевой.

Однажды, когда он прикреплял свое воззвание в тонированное стекло торгового павильона, застучали. Продавщица выкрикнула:

— Ваша мама была у меня!

С этой продавщицы, с Валентины Павловны, и размотался клубок судьбы Полины Львовны. Она бродяжничала в поселке. Старшая дочка Валентины Павловны, восьмилетняя Настя, сказала: "Мама, давай возьмем ее к себе, смотри, какая она добрая, все время улыбается, у меня нет ни бабушки, ни дедушки".

И зачем только "нашлась" Полина Львовна!

Прислали за ней психоперевозку, похожую на фашистскую карательную экспедицию. Врач-психиатр и санитар Сашка Лобунец сначала брезгливо тащили "бомжиху" за рукав, а поскольку женщина с остекленевшими мозговыми сосудами не могла понять, что от нее хотят, то и пинали ее как следует.

У продавщицы Валентины Павловны оказались при себе бумага и ручка, и она записала номер машины врачебной бригады.

Если бы не она, то о судьбе Полины Львовны никто бы не узнал никогда.

Таким образом разыскать карателей не составило труда. Алексей Иванович приехал к ним и кричал:

— Из-за таких подонков, как вы, я стал инвалидом. Если с моей Полей что-то случилось, я вас убью. Мне — за семьдесят, терять уже нечего.

— Она попросила высадить ее у почты, — упрямился Сашка Лобунец.

Да, они решили выбросить ее у почты, а то главврач все время орет, что, мол, хватит мне бомжей неплатежеспособных привозить. К тому же — бабка, со дня на день подохнет, зачем статистику портить?

От почты Полина Львовна прошла несколько километров в сторону Коломны. Когда она упала в обморок, ее подобрала оказавшаяся поблизости милиция и оставила в городской клинической больнице, где на второй день поняли, что ее место в Московской областной психиатрической больнице. Там и находят свой трагический конец все атеросклеротики: кровоизлияние в мозг и кома со смертельным исходом.

Полина Львовна Беликова умерла и была похоронена на Коломенском кладбище как безродная, то есть в общей могиле. У нее ведь не было никаких документов.

Приглядитесь, как много на фонарных столбах, железнодорожных станциях, автобусных остановках объявлений: пропала женщина семидесяти лет, страдает атеросклерозом...

Не срывайте их!

г. Коломна

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Юрий Юрьев МОЛЧАНИЕМ ПРЕДАЕТСЯ БОГ

“Церковь не может быть побеждена путем компромисса между национал-социализмом и христианским учением, но только путем введения новой идеологии”.

Мартин БОРМАН

“Священники будут оплачиваться нами и за это станут проповедовать то, что мы захотим. Если найдется священник, который будет действовать иначе, разговор с ним будет короткий...

Задача священника заключается в том, чтобы держать поляков спокойными, глупыми и тупоумными”.

Генерал-губернатор Варшавы ФРАНК

“...Советские военнопленные подлежат клеймению посредством особого долговременного знака.

...Произведенное первое клеймение должно быть тотчас же занесено в личную карту I, в разделе “Особые приметы” с пометкой “такого-то 1942 года”, то же самое — при каждом необходимом возобновлении клейма”.

Начальник Верховного командования вооруженными силами

Из сборника обвинительных материалов Нюрнбергского процесса

ВЕРНУТЬСЯ К ТЕМЕ "числа человеческого" заставляют повторяющиеся факты принуждения людей к принятию цифрового номера. Казалось, было письмо министра по налогам и сборам Г.И.Букаева (см."Завтра", 2001, №42, с.8), было его устное интервью от 31 января 2001 г. с заверениями: "Во-первых, я говорю всем налогоплательщикам России: если вы не желаете иметь ИНН, вы вправе от него отказаться. И никто не имеет права вас заставить его принять. Второе, ни один работодатель не вправе устраивать на вас гонение, если у вас нет этого номера. В-третьих, везде, где мы устанавливаем эти факты, даем указание, чтобы была проведена работа с работодателями об их неправомерных "действиях". Это идеология нашего министерства" ("Православная газета", Екатеринбург, 17 октября 2001 г.).

Но реальные действия региональных и прочих налоговых органов на местах почему-то оказываются далеки от заявленной министром идеологии. Принуждение нарастает. Повсюду распространяются страшилки наподобие этой: "Вниманию граждан РФ! На всей территории России (в соответствии со ст.84 Налогового кодекса) налоговые инспекции проводят кампанию по присвоению идентификационного номера налогоплательщика (ИНН). Каждый гражданин России наравне с паспортом должен иметь свой номер ИНН. Гражданин России без ИНН с 2002 г. не сможет производить расчеты через сберегательные и иные банки, получать налоговые льготы, вычеты за платное обучение в образовательных учреждениях, платное лечение. Предприятия, имеющие работников без ИНН, с 2002 года будут штрафоваться. Для получения ИНН вам следует… Администрация Инспекции МНС по г.Благовещенску, ул.Красноармейская, 122".

А вот место последнего инцидента гонений заставляет серьезно задуматься о происходящем. Принуждению подверглись священники и монашествующие, несущие послушание в церковном учреждении по адресу: Москва, Чистый переулок, д.5, именуемом иначе Патриархия. Здесь от всех труждающихся потребовали обязательного получения ИНН до начала 2002 года. Для многих священников и монахинь это требование вступило в противоречие с голосом совести. Ведь верующие, знакомые со всеми сторонами мировой электронной нумерации, полагают, что, принимая "число человеческое", мы становимся на путь измены Отечеству небесному и земному.

Выразивших непослушание клириков постигли различные наказания. Иные месяцами не получают жалованье, иные переведены на более тяжелые послушания. Известен случай лишения священника права ношения рясы и креста "за нетактичное поведение" в форме непринятия ИНН. Перед служащими патриархии поставлен, по сути, ультиматум: не принявшие номер до 2002 года будут изгнаны, а те из них, которые являются насельниками Троице-Сергиевой Лавры, ее не увидят более. Неужели и в самой Обители Преподобного Сергия произойдет чистка по подобному принципу? Священноархимандритом Лавры является Патриарх.

Накануне Богословской Комиссии об ИНН он писал в своем письме архимандриту Иоанну Крестьянкину, прося того помочь уврачевать "церковный раскол": "…В свою очередь, Мы сделаем все для умирения возникшего разделения, чтобы все члены церкви, кто не желает по тем или иным причинам принимать налоговый номер, ни в коем случае не были принуждаемы к этому и никаких отрицательных последствий вследствие этого для них не чинилось. В этом Мы получили заверения со стороны Министра по налогам и сборам РФ Г.И.Букаева, человека православного и поддерживающего Нас…

Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий

21 января 2001 года" (Псково-Печерский листок, №386).

Архимандрит Иоанн тогда сказал свое слово. Оно было положено в основу решений VIII пленума Синодальной Богословской комиссии, в постановлении которой было заявлено:

"п.4 Совершенно недопустимым является наложение пастырями церковных прещений за принятие либо за неприятие налоговых номеров.

п.5 К сожалению, приходится констатировать тот факт, что верующие люди, отказывающиеся от ИНН, нередко сталкиваются с дискриминацией со стороны работодателей. Согласно официальным заявлениям руководства МНС РФ, подобные действия являются противоправными. В этих случаях необходимо обращаться в вышестоящие налоговые инстанции".

Ради этих двух пунктов поставили свои подписи под постановлением даже те священноархимандриты, которые были не согласны с самим духом комиссии. Эти решения благословил, а затем и ссылался на них в Великопостном послании от 19 февраля 2001 года Святейший Патриарх. О чем вышеизложенное свидетельствует? О забывчивости некоторых церковных иерархов или о проведении определенной политики?

ЧТОБЫ РАЗОБРАТЬСЯ В ЭТОМ ВОПРОСЕ, рассмотрим подробнее, что же происходило в Троице-Сергиевой Лавре на заседаниях Богословской комиссии по вопросу ИНН 19-20 февраля 2001 года. Задачей заседаний, кратко говоря, было разобраться: отвечает ли проводимая по всему миру электронная нумерация людей, которая должна стать основой новой глобальной электронно-финансовой торговой системы, содержащей в своих элементах кощунственный для христиан символ 666, явлению, изложенному в Откровении Иоанна Богослова: "И он сделает то, что всем малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть".

Изучение докладов (опубликованных ныне в печати и в Интернете), дух и буква которых безусловно доминировали на Заседаниях Комиссии, позволяет сделать вывод: Русская Православная Церковь стоит накануне фатальных событий. Стремясь найти политическое решение искусственно раздутого конфликта, составители итогового документа пошли на искажение православного вероучения.

В истории уже были известны магические культы и обряды, принимая которые, христианин утрачивал постепенно благодать Христову. Подобные свидетельства содержатся в книге блаженной памяти иеромонаха Серафима Роуза "Православие и религия будущего". Исследуя увлечения христиан модными в 60-е—70-е годы восточными культами: от гимнастики йога до дзен-буддизма,— автор указывает на необратимые духовные последствия подобной прелести. И православие всегда ограждало верующих Священным Писанием и Священным Преданием от этих опасных заблуждений.

Чтобы мы не приняли массовые проявления подобного сатанизма за конец света, Апостол Павел дал нам важный признак появления сына погибели: "…якоже настоит день Христов. Да никтоже вас прельстит ни по единому же образу: яко аще не приидет отступление прежде, и открыется человек беззакония, сын погибели" (Сол., Гл.2, ст.2,3). Вот это самое отступление от основ православного вероучения богословская комиссия и продемонстрировала.

Приведем цитаты из докладов (их было десять из пятнадцати), к чьим авторам применимы слова иеромонаха Серафима Роуза: "Вы уверены, что этому учат святые отцы? Вы излагаете свою "точку зрения", не цитируя каких-либо святых отцов, а предлагая философию "времени". Читайте и не ужасайтесь.

К проблеме числа 666. М.С.Иванов, профессор Московской духовной академии: "Если же разработчики пошли дальше и сознательно внедрили не простое число, а число, символизирующее антихриста, и таким образом обеспечили и первое, и второе условие существования символа, возникает вопрос о действенности этого символа. Совершенно очевидно, что действенным он может быть только тогда, когда будет соблюдено и третье условие, т.е. если человек с желанием и готовностью примет этот символ, дабы с его помощью войти в единство с противником Христа. Если же этого не происходит, и человек принимает ИНН с другой целью, т.е. с целью получения того или иного документа, то число 666 для него уже не является символом, а превращается в простую цифру, такую же, которая стоит, например, на 666-й странице Священного Писания".

Экзегеза отрывка из Апокалипсиса (Откр., 13; 15-18) в связи с проблемой ИНН. Архимандрит Ианнуарий (Ивлев), доцент Санкт-Петербургской духовной академии: "Тайновидец Иоанн (и вместе с ним читатель) восхищается в Небо: чтобы увидеть этот мир в небесной перспективе (4.1-2). Взор Иоанна очищается, и он способен видеть, что в реальности происходит в его время и там, где он находится… Оно [пророчество] относится не к отдаленному будущему, но к настоящей ситуации, в частности, к тем церквам в Асии, которым книга и была назначена… Было бы ошибкой видеть в многочисленных образах Откровения вневременные символы. Их характер сообразен историческому контексту времени правления императора Домициана… Да, образы Откровения — не вневременные символы, они соотносятся с реальным миром… Речь идет о настоящем времени Церкви Иоанна… Иоанн сообщает, что "число зверя" есть число некоего человека, конкретной личности. Такой призыв к читателю показывает, что "зверь" — не неведомая будущая фигура, а тот, чье отождествление было хорошо известно первым читателям".

Но Господь Иисус Христос говорит о книге Откровения иное: "И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей".

Толкования святых отцов. Начертание, имя, число имени зверя. Игумен Андроник Трубачев, доцент Московской духовной академии: "Если в налоговых документах содержится антихристианская символика, то Церковь может свидетельствовать о том, о чем свидетельствовал еще святой Иоанн Богослов: дух антихриста уже присутствует в мире, и это есть дух заблуждения (Ин.4, 3), может просить государственную власть изъять или изменить эту символику ради Духа Истины и мира в обществе. Но и отрицательный ответ государственной власти на просьбу Церкви не может быть поводом для самостоятельного неблагословенного выхода верующих из гражданского повиновения, т.к. это неизбежно приводит к расколу внутри Церкви".

Святитель Григорий Богослов отвечает: "…Когда же дело идет о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требование времени и властителей и вообще на все, нежели приобщаться лукавого кваса и прилагаться зараженным. Всего страшнее — бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей болезни служителю истины стать предателем учения веры и истины".

Духовно-нравственные аспекты проблемы принятия ИНН. Профессор Московской духовной академии А.Л.Осипов: "Виноваты и психически неполноценные духовники, фантастические и загадочные люди, которые уже ангажированы, уже, как говорится, закуплены… Погоня за количеством монастырей, в которые, особенно в новые мужские, принимают практически каждого желающего, приводит к явной деградации их духовного качества… А основная часть нашего церковного народа идет за духовниками, и не дай Бог, если такой духовник окажется слепцом — оба упадут в яму. И разве этого не происходит?"

Но Преподобный Иосиф Волоцкий предупреждает: "Кто хулит монастыри или святой иноческий образ за то, что многие облекаются в иноческий образ, а не все спасаются, таковые хулят и Господа нашего Иисуса Христа, ибо и он имел многих учеников, которые не все спаслись; хулят и святого апостола Павла и всех святых апостолов, имевших также многих учеников, которые не все спаслись…"

Архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий: "Православные не должны забывать, что власть гражданская — также от Бога, и ее значение удерживающей силы огромно; даже на безбожную власть мы должны смотреть как на богоустановленную (это хорошо видно из посланий святого Патриарха Тихона). Поэтому надо смириться, отдавать кесарю кесарево, а не выходить из повиновения...

Бог Вседержитель продолжает править миром, Домостроительство нашего спасения продолжается, и оно победно будет явлено со Вторым Славным Пришествием Господа Иисуса Христа".

Святой патриарх Тихон о власти безбожной: "Наши строители желают сотворить себе имя, своими реформами и декретами облагодетельствовать не только несчастный русский народ, но и весь мир и даже народы гораздо более нас культурные. И эту высокомерную затею их постигнет та же участь, что и замысел Вавилонян: вместо блага приносится горькое разочарование". И об убийстве царя: "Он мог бы после отречения найти себе безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но не сделал этого, желая страдать вместе с Россией... И вдруг он приговаривается к расстрелу где-то в глубине России, небольшой кучкой людей, не за какую-то вину, а за то только, что его будто бы кто-то хотел похитить... Наша совесть примириться с этим не может, мы должны во всеуслышание заявить об этом".

ЦИТИРОВАНИЕ ИСКАЖЕНИЙ, прозвучавших в докладах, можно продолжать долго. Самые серьезные из них попали в Итоговый документ, выдаваемый ныне за "плод соборного разума церкви": "Предположение о скрытом присутствии числа 666 может считаться отчасти обоснованным лишь тогда, когда речь идет о кодировании информации с помощью штрих-кода, исполненного в соответствии со стандартом EAN-13/UPC..." Но ведь именно EAN-13/UPC — основная система штрихового кодирования, используемая в нашей стране.

"Распространенное среди некоторой части православных христиан представление о том, что "антихрист еще не явился, а печати уже ставят", или что существует некая "предпечать", противоречит церковному учению о явлении антихриста в "последние времена" человеческой истории. Как уже было сказано в Заявлении Священного Синода РПЦ от 7 марта 2000 года, "пытающиеся связать идентификационные номера с "печатью антихриста" напоминаем, что в святоотеческом предании такая печать понималась как знак, закрепляющий сознательно отречение от Христа... Вопреки этой традиции иногда утверждают, что технологическое действие якобы может само по себе произвести переворот в сокровенных глубинах человеческой души, приводя ее к забвению Христа. Такое суеверие расходится и с православным толкованием Откровения святого Иоанна Богослова, согласно которому "печать зверя" ставится на тех, кто сознательно уверует в него "единственно ради ложных его чудес" (святитель Иоанн Златоуст). Никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры".

Здесь содержатся две важных подмены православного вероучения. Первое: св. Иоанн Богослов нигде не говорит о том, что для получения печати необходимо сознательное отречение от Христа — наоборот, везде подчеркивается прельщение, т.е. обман. Апостол Павел говорит о сыне погибели, что после Отступления "в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога", т.е. в церкви последних времен он будет принят как свой. "Когда услышите, что на землю пришел Христос, знайте, что это Антихрист" (преп. Зосима Соловецкий). Блаженный Феодорит называет его "похитителем Божьего имени".

Святитель Феофан Затворник о слове Апостола к погибающим, коих сможет прельстить антихрист, пишет (из цитат св. отцов, приводимых самим о.Андроником): "достойно замечания, что Апостол словом своим обнимает не только тех, кои не приняли истины христианской…, но и христиан по имени, а не в сердце, кои равнодушны к исповедуемой вере и не ревнуют о том, чтобы быть послушными требованиям ее, стать тем, чем именуются..."

Архиепископ Аверкий Таушев: "Отцы дали толкование тому, что печать антихриста накладывается на лоб и правую руку не одновременно, но или на лбу, или на руке (Откр. 13, 16). Согласно Св. Андрею Кесарийскому, те, у кого печать антихриста будет на челе, будут разделять образ мыслей антихриста, тогда как те, кто получит печать на правую руку, лишь будут признавать его власть, утверждая, что это допустимо, если "оставаться христианами в душе..." Но Дух Святой покинет людей, которые получили печать зверя, и тогда сердце их наполнится первым признаком гибели — боязливостью, которая быстро приведет к концу".

По поводу того, что "печать зверя" будут ставить лишь после воцарения антихриста, можно привести слова Амвросия Оптинского: "Те, которые из-за светских приличий стыдятся ограждать себя крестным знамением перед вкушением пищи и других заповеданных случаях, уже в наше время принимают на себя печать антихриста, ибо неогражденные силой креста и молитвы, они делаются игралищем и посмешищем для врагов". Тому же утверждению противоречит и содержание ст.20 гл.19 Откровения Иоанна Богослова, откуда явствует, что лжепророк, который будет действовать пред зверем, т.е. антихристом, обольстит людей, уже принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению.

Вторая подмена — по поводу "технологического действия" и "внешнего знака", якобы "не нарушающих духовного здоровья" человека без сознательной измены Христу. Следует вспомнить, что на первой особо строгой седмице Великого Поста святая церковь установила особое почитание великомученику Федору Тирону, выраженное не только в молебном каноне, но и в обязательном благословении колива (зерно, сваренное с медом) — в воспоминание события, когда великомученик предупредил христиан о тайном окроплении идоложертвенной кровью снедей, продававшихся на рынках. Предупрежденные таким образом христиане приготовили коливо и избегли осквернения. Действие язычников было вполне "техническим", об отречении от Христа речи не шло, однако Господь счел необходимым через св. Федора уберечь христиан. Примеры наказания Божьего за духовную самонадеянность тоже известны. Вспомним скорби, постигшие Н.А.Мотовилова, только произнесшего в разговоре с преподобным Серафимом Саровским: "Батюшка! Как бы я хотел побороться с бесами!" А ведь он был избранником Божьим, через которого нам стали известны драгоценные подробности жизни преподобного. Многочисленные жития свидетельствуют, что принятие единой мысли может привести к гибельным для души последствиям.

Приведем еще один фрагмент итогового документа, свидетельствующий о полном разрыве с православным преданием. "5. В "Основах социальной концепции Русской Православной Церкви", принятых юбилейным Архиерейским Собором 2000 года, говорится (п.III.5), что в случае, если государство понуждает граждан ко греху, Церковь может призвать к гражданскому неповиновению. Однако это говорится о Церкви, а не об отдельных священнослужителях или мирянах, самочинно дерзающих говорить от имени Церкви.

Особую обеспокоенность вызывает тот факт, что многие клирики дерзают действовать без благословения Священноначалия, а порой — в прямом противоречии с той позицией, которая открыто и недвусмысленно была выражена правящими архиереями и высшей церковной властью в лице Архиерейского Собора, Священного Синода и Святейшего Патриарха. Совершенно неприемлемыми являются факты передачи клириками и монашествующими своих обращений в СМИ и органы государственной власти, что подчас имеет характер неприкрытого давления на Священноначалие. Таковым мы напоминаем 11-е правило Антиохийского Собора: "Аще который епископ, или пресвитер, или вообще кто-либо из клира без соизволения и грамат от епископа области, и наипаче от епископа митрополии дерзнет отъити к царю: таковый да будет отрешен, и лишен не окмо общения, но и достоинства, какое имел, яко дерзнувший, вопреки правилам церкви, стужати слуху боголюбезнейшего царя нашего. Аще же необходимая нужда заставит кого ити к царю: таковый да творит сие с разсмотрением и соизволением епископа митрополии и прочих тоя области епископов, и да напутствуется граматами от них" (прим.: подчеркнутые слова в самом тексте документа стыдливо заменены многоточием).

Первое, что явствует из приведенного отрывка — составители подменяют понятия Церкви или Соборного голоса церкви. он усвояется только Священноначалию. Между тем окружное послание восточных патриархов 1848 года свидетельствует: "...Хранитель веры и благочестия — у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ". В.Н.Лосский в работе "О третьем свойстве церкви" пишет: "Обязанность защищать истину лежит на каждом члене Церкви, как на епископе, так и на мирянине (вспомним еще раз: "Господь возложил на епископов особую миссию: быть строителями Таин Христовых и хранителями неповрежденного вероучительного Предания"), хотя епископы ответственны за нее в первую очередь в силу принадлежащей им власти. Мирянину же даже вменяется в обязанность противиться епископу, который предает истину и перестает хранить верность христианскому Преданию. Ибо соборность — это не абстрактный универсализм доктрины, предписанной иерархией, а живое Предание, хранимое всегда, всюду и всеми..."

Второе. Апостольское православное представление о власти в Церкви заменено латинским. Первая позиция выражена в Деяниях Священного Собора Православной Российской Церкви 1917 года (никем не отмененных до сего дня), где записано:

"1) В Православной Церкви высшая власть — законодательная, административная, судебная и контролирующая принадлежит Поместному Собору, периодически в определенные сроки созываемому в составе епископов, клириков и мирян;

2) Восстановляется Патриаршество и управление церковное возглавляется Патриархом;

3) Патриарх является первым между равными ему епископами;

4) Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору".

Третье. 11-е правило Антиохийского Собора, примененное к ситуации обращений клириков и мирян, неожиданным образом вскрывает настроение умов составителей итогового документа. СМИ и органы государственной власти у них ассоциируются с "боголюбезнейшим царем нашим".

Апофеозом же всех искажений веры, допущенных в итоговом документе, является первый пункт Выводов: "Принятие или непринятие индивидуальных номеров ни в коей мере не является вопросом исповедания веры или греховным деянием. Это — дело личного выбора, оно не имеет религиозного значения".

Здесь пробита та самая брешь в ограде православного богословия, через которую должен войти тать. Дело в том, что православие не знает для выбора человеческого нейтральных дел. "Да будут слова ваши "Да, да" и "Нет, нет". Остальное же все — от лукавого",— говорит Господь.

Латинство признает наличие нейтральных духовных явлений. С этим связано существование у католиков еретического понятия о чистилище как нейтральной, промежуточной между адом и Раем юдоли. В православии каждое человеческое действие рассматривается неразрывно с побудительными мотивами или намерениями. И обнаруживается, что нейтральных состояний не бывает. Творцы же итогового документа явились первооткрывателями "духовного нейтрино", поступив как евангельские фарисеи, когда их вопросил Христос: "Крещение Иоанново с небес было или от человеков?" Далее, гласит Евангелие: "Они же разсуждая между собою, говорили: если скажем "с небес", то скажет " почему же вы не поверили ему?" А если скажем: "от человеков", то весь народ побьет нас камнями, ибо он уверен, что Иоанн есть пророк. И отвечали: не знаем, откуда".

"Нейтральное духовное явление" — необходимое понятие для водворения сына погибели, который, как известно, будет принят всеми народами и всеми религиями.

Итоговый документ VII пленума Синодальной Богословской комиссии — это документально оформленное отступление . Многие духовники, наместники монастырей отказались подписывать его. Многие впоследствии, убедившись, что ни одно из данных обещаний не выполнено, отозвали свои подписи. Но если в православной Церкви не найдется духовных сил дезавуировать документ в части богословских и канонических искажений, можно считать, что на главный вопрос, стоявший перед Комиссией, мы получили страшный ответ.

Чистота и правильность веры народа связана с избираемым цивилизационным путем развития. Католические страны отличаются от протестантских, хотя основная масса населения в них полностью утратила какую-либо религиозность. Россия оставалась православной при любых обстоятельствах, памятуя печальную судьбу Византийской империи, пошедшей на унию с латинством. Путь сохранения православной веры не был легким. По нему шел Александр Невский, выбирая между Западом и Ордой. Были времена, когда Митрополит Всея Руси Исидор, после Флорентийской унии с амвона Успенского кремлевского собора провозгласил первенство Папы римского и остальные католические лжедогматы. Юный Великий князь Василий низверг его. Было время, когда митрополит Зосима тайно потворствовал распространению иудейства в русском духовенстве. Обличенный преподобным Иосифом Волоцким, он оставил кафедру под давлением Великого князя. Был царь Петр, упразднивший патри- аршество, но не разоривший православные догматы. Были большевики, оседлавшие расхристанную страну, но потонувшие в крови новомучеников. Последние вымолили Божье знаменье Победы в великой войне и сталинское десятилетие 1943-53 гг., когда советское безбожное государство открыло 26000 храмов и упразднило умножившихся униатов и обновленцев. Что общего в этих эпохах?

Всегда находились подвижники, готовые стоять за истину. Верю, что не будут исключением и наши лукавые дни. Отовсюду раздаются голоса, что наступило, наконец, благодатное время, враг рода человеческого будто оставил нас в покое. Как бы православный президент укрепляет страну и чтит церковь. Еще немного — и грянет долгожданное православное царство. Но одна за другой разрушаются последние опоры национального государства. Веру нашу, с ее огненным и нелицеприятным ответом миру сему, пытаются заменить хладной, принимающей любые формы, как стынущий цемент, доктриной, которая благословляет любые порывы "цивилизованного сообщества": от всемирной нумерации людей до точечных бомбардировок невинных мусульман — бомбардировок, втягивающих нас в "войну цивилизаций".

Наступило то время, когда молчать о беззаконии более нельзя. Не для скитов и уединенных келий, не для бегства в пустыни, а для обличения и проповеди наступает время. Апостасия оформила себя документально. Многие митрополиты, архиепископы и епископы, управляющие обширными епархиями, не исповедуют религии "нового времени" — значит, православие живо.

К ним и ко всем честным пастырям обращены слова преподобного Иосифа Волоцкого: "И нынешние пастыри и учители должны уподобляться первоначальным пастырям, которые проясняли вероучение и отгоняли зловерие, утверждали православных в заповедях Божьих и поражали злославных божественными стрелами, пастырям—мечам на еретиков, пастырям, которые не отрекались от находящих скорбей, но полагали души свои за паству и проливали кровь свою за веру..."

Да, в области общественной жизни предпринимаются попытки к сопротивлению. Создано устойчивое неприятие процесса глобализации. Депутаты Государственной думы, разделяющие обеспокоенность христиан, пытаются с помощью поправок к законам и самих законопроектов избавить нас от какого-либо вида нумерации; создано общественное антиглобализационное движение "За право жить без ИНН". Но все это по слову святителя Игнатия Брянчанинова "меры поддержки, заимствованные из стихий мира, враждебного Церкви..., а Тело Духа Божия может быть поддерживаемо и восстановлено только Его орудиями". А они нам известны. Споры о целесообразности ухищрений митрополита Сергия были бы бесполезны, если бы в это время тысячи людей не шли за веру на смерть и гонения. И Господь прославил их в необходимое для нас время.

Архимандрит Иоанн Крестьянкин обвинил Иоанна Златоустого, что тот неверно предсказал конец света. Но святитель Иоанн, созерцая шатающееся здание Церкви, погрязших в сребролюбии клириков Константинополя,— верно предсказывал скорый итог болезни. Но сохраняя его в смирении, Господь не дал ему знать, что плечо его слабого тела и огненный дух спасут поколебленную церковь. Вспомним же его не в блеске проповедей, обличающего с архипастырской кафедры пороки константинопольского общества, но низвергнутого "православным" мамонолюбивым патриархом Феофилом и "православной" императрицей Евдокией.

Низложенный константинопольский первоиерарх, идущий под конвоем из Армении в абхазский Пипиус к месту своей мученической кончины, каждое слово своих проповедей подтвердил делом, и Святая Церковь благоговейно поминает имя его почти ежедневно...

Таковыми были все, кого мы именуем с

толпами церкви, будь то святой Григорий Богослов, маленький домовой храм которого одно время был единственным православным храмом отпавшей в еретичество Византии. Или Василий Великий с его ответом императорскому префекту, угрожавшему разорением, изгнанием и пытками: "...когда дело идет о Боге и против Него дерзают восставать, тогда мы, все прочее вменяя за ничто, взираем только на Него Единого, тогда огнь, меч, звери и железо, терзающие тело, скорее будут для нас удовольствием, нежели устрашат". Сейчас иная эпоха. То, что не смог сделать когда-то наган чекиста, с успехом проделывает толстая пачка долларов. Но и ныне в народе русском есть еще духовная сила: вспомним Евгения Родионова с товарищами, избравших Христа, и псковскую Шестую роту, ушедшую вслед за ними. Эти юноши морально переломили ход войны, став укором — духовно мертвому столичному "обществу". Вспомним поседевшего, с искусанными губами подводника "Курска" — того, что заглушив реактор, не дал поставить к ядерному щиту Отечества иностранных смотрителей. Задыхаясь и замерзая, он написал нам из подводного ада: "Не надо отчаиваться..." Неужто все эти усилия по спасению ковчега русского государства — напрасны, и за сохранение драгоценности православия, вложенной Богом в этот ковчег, никто не возвысит голоса?

Сразу стоит предупредить полюбивших слово "раскол". Всякий раз, когда их уличают в очередной подмене, они начинают свои спекуляции. Не выступая против иерархии или Патриарха как таковых, не касаясь чьих-либо личных грехов, вопрос поднимается о вполне определенных искажениях, которые должны быть устранены. Нельзя уподобляться изливателям компроматов, обслуживающим церковные партийные группировки. Это лишь способствует падению авторитета иерархии. А она — последний богоустановленный институт в России. Обязательно нужно помнить о реальной внешней обстановке вокруг церкви. Власть в России не стала религиозной, как усиленно пытаются нам продемонстрировать. Внушительные пожертвования олигархических структур, как правило, носят характер подкупа. Но как только в диалоге между верующими и властью заходит речь о серьезных проблемах, холодное отчуждение и презрение прорываются у чиновников из-под маски набожности. Мы помним, как прореагировал министр финансов Кудрин на законодательную попытку отменить пожизненный номер. Недавно некто Максим Мейер, заместитель начальника управления по внутренней политике при президенте РФ, в интервью Кестонской службе новостей рассуждал, кого они! бы хотели видеть в качестве Патриарха: митрополита Кирилла или архимандрита Тихона Шевкунова. Это интервью дышит презрительным отношением к иерархии Русской Православной Церкви и демонстрирует готовность использования в качестве компромата против нее условий переговоров по возвращению отторгнутой недвижимости. Несмотря на это, как некогда при Юлиане-отступнике, мы должны более заботиться о сохранении истины, нежели по политическим причинам сползать на путь соглашательства с безбожниками. Господь силен сохранить нас в первом, но отступит от нас во втором.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Алексей Беляков “ПОСЛЕДНИЕ ВРЕМЕНА”

Христианская эсхатология — строгий свод знаний о будущей истории человечества и конце света, полученный на протяжении тысячелетий пророками, апостолами и святыми, заповеданный самим Господом нашим Иисусом Христом. Произвольное толкование или отрицание истинности ее — одно из опаснейших заблуждений нынешнего века, вроде бы устремленного к “познанию мира”.

В отличие от различных языческих (“еллинских”) учений, не предусматривающих конца миру, но представляющих его историческое бытие бесконечным и циклическим, христианская традиция представляет историю линейной: мир имеет начало в творении его Богом из ничего, и конец, когда со вторым Христовым пришествием будет “небо ново и земля нова”, воскресение мертвым, суд и воздаяние “комуждо по делом его”. Т.е. эсхатология имеет абсолютный характер и от человеческой деятельности в общем не зависит.

При этом новозаветные пророчества не отменяют ветхозаветных: “зряще согласие пророка к пророку”, христианские писатели в раскрытии эсхатологических сюжетов опирались и на те и на другие. В связи с этим можно говорить о некоторой общей иудейско-христианской эсхатологической модели, в которой “последние времена” начинаются Христовым воплощением.

По отношению к нему выявляется концептуа

льное различие иудейской и христианской традиций: по мнению иудеев, “последние времена” еще не наступили, т.к. пророчества о Мессии еще не исполнились. Отсюда и различие в понимании того, в каком именно месте известной наперед истории находится настоящее время, “сегодня”.

В ортодоксально-христианской традиции принятая изначально эсхатологическая концепция не пересматривалась. На Руси она была известна по широко представленным в составе различных четьих сборников переводам сочинений авторов III-IV вв. Ипполита Римского, Мефодия Патарского, Кирилла Иерусалимского, Андрея Кесарийского и других. Сочинения более поздних авторов (Ефрема Сирина, Иоанна Златоуста, Иоанна Дамаскина и др.) ничего нового в нее не вносили. Эсхатология этих текстов составляла привычное и неоспоримое целое, служившее мерой для всего происходящего...

Известная наперед история “последних времен” представлялась таким образом. Последней из четырех всемирных держав, о которых известно из книги Даниила, Римской, современно Христово воплощение. Оно “истнит и извеет все цесарствия”, Римского же “часть некая крепка будет, и другая будет сокрушена”. При этом “цесарство и власть и величество цесарей иже под небесем дастся святым Вышняго”. Откровение Иоанна Богослова уточняет продолжительность этого периода: тысяча лет.

Этот период не безоблачен, заметное место в нем занимает нашествие измаилитов: “Не зане любит их Господь Бог, даст им силу одержати все земли христианския, но за беззакония и грехи”. Затем “Въстанет на них цесарь еллинскы сиречь римскы... и съберется земля опустенная ими... и умирится земля, и будет тишина на земли, яковаже не бысть и не имать быти, понеже последняя есть”. Она заканчивается пришествием “дивиих языков”, заключенных в свое время Александром Македонским в северных горах.

На конце Римской державы является антихрист: его явление “до своего ему времени удерживается” именно “римского цесарьства обладанием”. Антихрист является, “волховною кознию римское обладание восхищь”. Тогда люди обратятся на вражду, ненависть и беззакония (исполнится земля беззаконния и мерзости... Востанет язык на язык и царство на царство, сын на отца своего извлечет мечь, и брат на брата искует копие... Мать дщерь свою предаст на блуд; тогда не муж жены, но жена мужа взыщет да бы посягнула зань... Князи и судии будут неправедни и мздоимцы... Учитилие будут лицемеры и запойцы, черноризцы будут злобесницы и сквернословцы, и т.д.). Отмечается, что в это время будет множество знамений на небеси, в солнце, луне и звездах. За беззакония Бог наводит на людей казни, из которых последняя перед воцарением антихриста — небывалый голод и мор (человеци от глада и жажды скончаются, отец сына объем и мати дщерь, вкупе умрут, и не будут погребаяй их, но и земле всей от телес въвергнутых умерших смрада исполнитися).

В это время антихриста обличат Енох, Илия и Иоанн Богослов. Из живших на земле эти трое не умирали, их убивает антихрист, после чего и воцаряется.

Владычество антихриста довольно продолжительно (это особенно ясно в Словах Ипполита Римского и Ефрема Сирина), оно охватывает не одно поколение людей. И сам антихрист не единствен: составители эсхатологических текстов особенно останавливаются на предупреждении Христа “мнози приидут во имя мое, глаголюще, яко аз есмь”, а в толкованиях числа имени антихриста говорится, что “имена мнози числом тем суть”. (Антихрист определяется как противоположность Христа, и единственности Христа соответствует множественность антихриста).

Наконец, собравшиеся в Иерусалиме иудеи рекут антихристу: ты еси Христос, его же мы ожидахом, и тебе ради оскорби нас род римский. (Для византийской традиции “римляне” и “христиане” — синонимы; имеются рукописи, где вместо “род римский” читается “род христианский”). И тогда будет второе Христово пришествие, общее воскресение и последний суд живым и мертвым.

Алексей БЕЛЯКОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Георгий Судовцев ДВЕ ВЕРЫ

Петр МИТУРИЧ. Вера ХЛЕБНИКОВА. Май МИТУРИЧ-ХЛЕБНИКОВ. Вера МИТУРИЧ-ХЛЕБНИКОВА...

Залы Государственной Третьяковской галереи на Крымском валу.

Писать об этой выставке необъяснимо сложно. Прежде всего потому, что в экспозиции присутствует несколько художественных работ Виктора (Велимира) Хлебникова, его стихи,— словом, тот практически необъяснимый духовный импульс, который принято называть гениальностью... И не только присутствует, но зримо рассеивается в пространстве и во времени...

Вот — автопортрет восьмилетнего Виктора Хлебникова с маленькой сестрой Верой. Вот — черная лошадка, которую вырезал из обивки нового дивана шестилетний Петр Митурич. Вот — первый председатель земного шара Велимир Хлебников, уже сказавший миру свое последнее слово “Да”, лежит на смертном одре, с июньскими полевыми цветами России в изголовье. Вот — Вера Хлебникова, уже не улыбчивый кругляшок в шубке, а зрелая женщина, жена, запечатленная Петром Митуричем, стоя на галерее ресторана “Прага”, парит над крышами Москвы 1924 года. Вот — их сын, Май Митурич-Хлебников, смотрит свои детские сны, возможно, похожие на будущие рисунки...

“Мы ленивы и нелюбопытны...”. Художественную летопись, созданную тремя поколениями семьи Митуричей-Хлебниковых (экспонаты выставки датированы 1893-2001 годами),— можно считать уникальным по своей достоверности и глубине документом эпохи, которая могла стать и едва не стала “веком России”.

"У нас есть один поэт — Хлебников. Остальные — нахлебниковы".

Запись разговора 20-х годов

Велимир, председатель земшара — самый легендарный и таинственный русский поэт (после Пушкина и Лермонтова, возможно). Не солнце нашей поэзии (Пушкин), не луна ее (Лермонтов), но (в том же ряду) — обратная сторона луны, темная ее сторона.

Подобно Пушкину, Хлебников собственной жизнью воплотил в себе "матрицу судьбы" русского поэта, но — оборотно.

Солярный оборотень, солнечный зайчик, "человек-луч", пущенный в будущее (усилиями Вяч.Иванова и М.Кузмина)…

Его футуризм, развернутый и декларированный как будетлянство — прежде всего попытка отказаться от прошлого. Но не во имя будущего, нет. Словотворение Хлебникова — и как раз это поражало всех в его поэзии — куда более глубинно, изначально по сути своей. Он показывал, чем мог бы стать наш язык, если пересотворить его заново: от корней, еще доступных внимательному взгляду,— и едва ли не до звуков.

В сложившийся, устоявшийся веками космос языка через поэзию Хлебникова властно вторгался хаос нереализованных возможностей. "Сдвиг вещей", пляска дервиша, где энергия творчества словно истекает из энергии распада — прообраз будущих атомных электростанций и, может быть, первый, еще безрассудный подступ к освоению внутренней, ядерной мощи русского слова.

И все изменилось

Корова

полем свой короб влекла

исполненный млека

и всякого влажного блага

лопнуть готовый

чтоб солнцем излиться на травы —

отверстые пчелам и солнцу врата

творенья цветов и корней

буравящих норки

и верноподобных зверью полевому

чьи тропы — плетенье племен

и азы языка

где имя имати

и слова веслом

пенить бытийные воды

вскачь запуская

времени веретено...

Радиоактивный распад слова, лишенного языковых скреп, опасен убийственно. А Хлебников, "человек-луч", занимался не только радиоактивностью Слова — он в лабораторных условиях революции изучал также сверхжесткую радиоактивность Времени. И погиб от острейшей лучевой болезни.

Результаты его экспериментов до сих пор не расшифрованы. Более того, не поставлен даже ключевой вопрос о первопричинах распада материи, распада времени, распада языка — той вселенской, всепроникающей порчи мира, которая в разных и часто неожиданных обличиях стала знаком ХХ века...

Эти подробнейшие чертежи исторических событий (не только прошлых, но и будущих), эти на первый взгляд фантастические проекты машин-"волновиков" для неба, воды и земли, эти змеящиеся стихи-рисунки, стихи-скульптуры (нелинейное письмо?), которые почему-то сразу сами собой читаются не только слева направо, но и справа налево, и сверху вниз... Дух русского авангарда 20-х годов через творчество Велимира Хлебникова и Петра Митурича наглядно близок духу европейского Возрождения. Что это? Культурное отставание на 600 лет? Или сохранившаяся здесь, в России, неповрежденной способность оживлять то, что там давно уже стало "камнями Европы"? "Если Господь захочет, из камней сих создаст сынов Моисею".

Создается впечатление, что черно-белое и цветное — не просто два разных типа зрения. Это две разные веры, и с какого-то момента пути их разошлись "всерьез и надолго". Приблизительно, как у православия с католицизмом после 1054 года. Иначе трудно объяснить, почему все внутренне близкое, родное и Петр Митурич, и Вера Хлебникова рисуют в черно-белом варианте. Цвет, живопись — здесь иное, что не исповедуется изнутри. Работа?

У Мая Митурича-Хлебникова эта разница между черно-белым и цветным уже не так зрима. Он по преимуществу работает с однотонными пятнами, цвет которых может быть и черным, и белым, и зеленым, и каким угодно. Очень "знаковая" графика. Но все же — он именно работает... Работа как работа — уже не таинство, но еще память о нем.

В третьем поколении, у Веры Митурич-Хлебниковой история завершается вполне "современной" и вполне "западной" игрой в искусство. Коллажи, инсталляции и прочие "объекты" с "проектами". Единственная по-своему значимая отличительная черта — материалом служит "вещное наследство": старые бумаги, газеты, конверты, марки, кружева, тряпочки и т.д. Особо впечатляет, конечно, альбом-игра "Русский портрет" (2001) с благодарностями автора Университету Констанц, а также ряду западных специалистов в области русской культуры со следую- щим предуведомлением: "В первой части альбома собраны отрывки из произведений классиков русской литературы XIX века с портретами описываемых героев. Вторая часть — портреты, нарисованные и написанные русскими художниками в XVIII и XIX веках. Лица поделены на три части. Из карточек можно составлять портреты литературных персонажей, руководствуясь текстом выбранной цитаты".

Подумалось: "Господи, неужели вот-вот будут "поделены на три части" и станут элементом чьей-то чужой игры лица родных ей по крови людей: тех же Велимира и Веры Хлебнико- вой, Петра Митурича? "Ибо как хотите, чтобы с вами поступали, и сами поступайте".

Но все же — уходя, и сам не удержался: заглянул, из чего сделаны кубики "объемной азбуки" Петра Митурича. Оказалось — из картонных этикеток какой-то дореволюционной фирмы с представительствами в главных торговых центрах России: Москва, Нижегородская ярмарка, Харьков. Да, порча мира, "двоек и троек священные рощи...." И дух веет, где хощет. По вере и по делам нашим, над ними...

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Алина Витухновская СВЯЗЫВАТЬСЯ С “ЛИМОНОВЦАМИ” ОПАСНО...

Зимой этого года четверо молодых людей из национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова попытались привлечь внимание общественности к пренебрежению правами русского населения в Латвии. С целью проведения ненасильственной акции протеста граждане РФ забрались на башню Святого Петра в Риге. При них были листовки и советские флаги. Импровизированный митинг продолжался недолго — "лимоновцев" скрутили и доставили в СИЗО. Скорый суд квалифицировал действия национал-большевиков как терроризм. Приговор поразил необъяснимой свирепостью — 15 лет тюрьмы за пять минут несанкционированного выступления с башни. Возможно, на исход процесса повлиял арест Эдуарда Лимонова, которого обвинили в торговле оружием. Этим арестом российские спецслужбы развязали руки своим латвийским коллегам.

Поэтесса Алина Витухновская была в числе тех немногих творческих деятелей, кто открыто осудил в средствах массовой информации как жестокий приговор молодым лимоновцам, так и арест их вождя. После этого она подверглась преследованию со стороны загадочных персонажей. Правозащитники сразу обвинили в происходящем российские спецслужбы. Тем временем сама Алина Витухновская не делает столь поспешных выводов.

С "ЗАЩИТНИЦЕЙ РАДИКАЛОВ" РАЗБИРАЮТСЯ РАДИКАЛЬНО

Я узнала о приговоре, когда возвращалась в Москву из Германии, где работала над переводом своей последней книги. Мне сразу стало ясно, что я буду защищать "лимоновцев" — несмотря на то, что никогда не разделяла взгляды НБП. Они для меня недостаточно радикальны. Я, тем не менее, считаю, что молодые люди действовали героически и, безусловно, заслуживают поддержки со стороны России. Было крайне неприятно наблюдать, как их наивная искренняя попытка привлечь внимание к поистине трагической ситуации с правами человека в Латвии была превращена латвийскими и российскими правоохранительными органами в жестокий фарс.

Я опубликовала в прессе свое письмо президенту Путину — кажется, на фоне почти общего молчания "деятелей искусства" оно прозвучало неожиданно резко. Затем вместе с председателем "Организации содействия утверждению в обществе свободы совести", членом Московской Хельсинской группы Валерием Никольским мы провели пресс-конференцию, посвященную арестованным в Латвии. Буквально на следующий же день на меня было совершено первое нападение.

Ко мне подошли двое угрюмых мужчин характерной "кавказской" внешности и на ломаном русском языке "наехали" на меня: "Не вмешивайся не в свои дела, дэвочка!". Меня затолкали в машину, несколько раз ударили по лицу. В первый момент я подумала, что меня с кем-то перепутали. Но как только я попыталась заговорить об этом, всякие сомнения исчезли — налетчики напрямую заявили: "твои проблемы не закончатся, пока ты защищаешь этих п… лимоновцев". Я сказала: "Ваши попытки меня запугать приведут лишь к обратному эффекту. Если я берусь за какое-то дело, то довожу его до конца". После этих слов меня оглушил необыкновенно резкий удар. Вечером соседи обнаружили меня во дворе без сознания. В эти же дни при странных обстоятельствах — без каких-либо объяснений и без составления протокола — сотрудниками милиции был задержан и жестоко избит мой близкий друг Руслан Воронцов.

В то время, как в Риге судили молодых национал-большевиков, в России арестовали их вождя — лидера НБП, писателя Эдуарда Лимонова. Мне понятен и близок порыв Лимонова — стать Героем-Воином. Разница между просто писателем и писателем-героем заключается в том, что обычный писатель предчувствует будущее, а писатель-герой в него попадает. Лучшее, что сделал Эдуард Лимонов, — сменил писательскую карьеру на политическую. Не потому, что писал плохо. Но не тот автор хорош, кто писать начал, а тот, кто вовремя закончил.

Таких инициаций не прощают. Клеймо "фашиста", что с глупой настойчивостью пытаются приклеить к Эдуарду, и его аристократично-благородное неоспаривание и позволение этой нелепости, в равной мере характеризуют как его самого, так и общество, которое его окружает. Лимонов стал персоной нон грата в этом так называемом "приличном обществе". Слыть в этом обществе фашистом для Лимонова — не эпатаж, не игра, в которую многие неудачники-маргиналы заигрываются бездарно и всерьез — вплоть до преклонного возраста. В то же время это — не постмодернистская шутка, не загадка для сакрально-пустых интеллектуалов, не тема для мертвой европейской дискуссии. Это — вполне осознанная, ответственная попытка вскрыть ложную мифологию, разоблачить ряд лицемерных табу. И это — не способ привлечь к себе внимание любой ценой. Писателю такого уровня, изданному почти во всех странах мира, нет нужды навязывать себя. Вернувшись в Россию из Франции на волне успеха, он мог стать одним из самых преуспевающих авторов. Стоило лишь поддержать демократические идеи.

Я не разделяю, как я уже говорила, взгляды НБП. Я — не гуманист, не правозащитник, не личный друг Эдуарда Лимонова. Но есть нечто, вынуждающее меня заниматься его защитой: возможно, я вижу в нем существо, чем-то близкое мне. Я защищаю его как борца, который, не имея ни денег, ни особого политического влияния, сумел серьезно встревожить спецслужбы. И еще я защищаю Эдуарда Лимонова потому, что большинство средств массовой информации, деятелей искусства и правозащитных организаций трусливо и цинично отказались ему помочь. Кроме заявлений французского и русского пен-клубов, заметок в "Лимонке", "Завтра", публикации отрывка новой книги Лимонова об Анатолии Быкове в "Независимой газете", замечательных текстов Дмитрия Быкова в "Собеседнике" и "Вечернем клубе", а также нескольких сочувственных репортажей по "ТВ-6", не было сказано ни слова в защиту писателя.

Мне бы хотелось предостеречь общество от скептического отношения к аресту писателя. Часто приходится слышать, что Лимонов — маргинал, радикал и "вечный подросток", который своей безответственной политической деятельностью сам спровоцировал власть на репрессивные меры. Те, кто придерживаются такого мнения, говорят: "Вот — НТВ. Нормальная правопослушная организация. Они играют по либеральным правилам, поэтому мы будем их защищать". На самом деле, арест Лимонова и преследование НТВ — явления одного порядка, демонстрирующие стремление власти установить новую диктатуру, точнее — "диктатурку". Президент — безликое набоковское существо, музилевский "человек без свойств", желающий быть персонажем, но при этом подсознательно ощущающий свою неподлинность, непафосность, нестильность. Власть испытывает патологическое неприятие ко всему, что несет в себе колорит, живость, стиль. Поэтому, упекая Лимонова в тюрьму, делая его будто бы безопасным, упекший наивно предполагает, что таким образом он вампирически высасывает его энергию. Но, как удачно заметил ведущий радиопрограммы "Трансильвания" Гарик Осипов,— о другом, попавшем в тюрьму персонаже,— "он имеет там больше обаяния и шарма, как всякий хищник за решеткой".

"ПРИГОВОР ХОХОЧУЩЕМУ ПОСТМОДЕРНИЗМУ"

Когда писатель Эдуард Лимонов попал в тюрьму, я поняла: арестованные в Риге молодые национал-большевики обречены. Не случайно Лимонов был арестован именно в тот день, когда в Риге должен был быть оглашен приговор его молодым соратникам. Арест лидера партии определенно повлиял на решение суда. Он продемонстрировал циничное безразличие российских властей к судьбе соотечественников, доказал, что показной, официальный патриотизм — не более, чем имитация. Он также продемонстрировал, что в современной России имеется серьезная тенденция к устранению радикальных организаций. Возможно, будет принят закон о политических партиях, в котором не найдется места никакой альтернативе действительной власти. Не исключено, что в стране будет узаконена однопартийная система. Симптоматично, что в последнее время участились аресты представителей различных политических молодежных организаций — как правых, так и левых (арест Андрея Соколова и членов НБП), все чаще звучат обвинения в "преступном сатанизме", которые огульно применяются ко всем неоязыческим и нетрадиционным религиозным объединениям. Известное по публикациям в центральной прессе дело писателя и лидера московских неоязычников Руслана Воронцова — характерный пример заинтересованности спецслужб в фабрикации подобных дел и нагнетанию вокруг них массовой истерии.

Я обратилась в правозащитный фонд "Гласность" — с предложением обсудить все дела подобного рода на одной пресс-конференции. Она состоялась 5 июня. Вскоре на меня посыпались телефонные звонки с невнятными угрозами, а затем и ряд событий, похожих на исполнение этих угроз.

Утром 18 июля я и мой знакомый — молодой театральный режиссер — посетили фонд "Гласность". Там мы обсудили возможности публикации в российской прессе моего второго письма Путину — в защиту Эдуарда Лимонова. Вечером того же дня мы пришли в штаб-квартиру НБП для того, чтобы обсудить варианты дальнейшей помощи арестованным. Уже стемнело, когда, захватив с собой пачку "лимонок", мы пошли прогуляться по центру города. После первого инцидента я была готова ко всему. Но то, что произошло, оказалось неожиданным. Ко мне подошли двое молодых ребят — русские, стильно одетые. Заговорили со мной — якобы узнали меня в толпе прохожих. Вспомнили общих знакомых — писателей, из числа тех, что всегда на слуху. Позвали к себе в машину выпить. Я отказалась. Но мой приятель ничего не знал о том, что случилось со мной при подобных обстоятельствах. И он искренне поверил этим ребятам — они казались такими культурными, все время говорили о литературе, цитировали мои стихи. Я дернулась было его предостеречь, но поздно. Нас затащили в машину. Дверца захлопнулась, и налетчики сразу заговорили матом, и опять про Лимонова, про то, что нам не следует вмешиваться в большую политику и в серьезный "пиар" (не секрет, что Лимонов в последнее время писал книгу про находящегося в заключении Анатолия Быкова — одного из наших алюминиевых королей. За это, говорят, и сел). Я слишком быстро теряю сознание — после того, как меня в первый раз ударили, ничего не помню. Зато помню, как нас откачивали — отпаивали какой-то настойкой с тошнотворно-горьким привкусом. Сознание вроде бы прояснилось, но все мышцы словно свело судорогой. Мы вышли из машины шатаясь. Направились к метро. И сразу же, первый же милиционер: "Ваши документы!"

— Подскажите, как добраться до дома,— ничего лучше в той ситуации я не смогла придумать. Мой товарищ вообще молчал, возможно, ему пришлось хуже, чем мне.

— Ага, пройдемте,— псевдопонимающе кивнул милиционер.

Нас задержали по подозрению в употреблении лекарственных средств без предписания врача. Отвезли в 17-ю наркологическую больницу. Там нас пытались заставить сдать анализы на предмет наркотического или алкогольного опьянения. То угрожали, то со слащавыми похотливыми ужимками а-ля Рената Литвинова взывали: "немного вашей крови и мочи!" Это действо выглядело невероятно шизофренично и эклектично.

Такое безумие в поведении "актеров" слишком явно не сочеталось с продуманным, сознательным игнорированием моего законного требования позвонить адвокату. В его присутствии я готова была совершать любые следственные действия. Но устроители шоу словно боялись привлечь свидетеля в это мутное дело. Также они опасались действовать силой — не посмели заставить меня сдать анализы. Последнее было особенно подозрительно, ведь насилие — привычный, можно сказать, обязательный метод их работы. Что могло их остановить? Быть может, мой отказ сдать анализы стал одним из самых сильных душевных потрясений в их жизни. Неведомое коснулось их впервые — тревожное, мучительное, неразгаданное — оно разрушало их самости. Выяснилось, что анализы сдают все. Мой товарищ… Он тоже сделал ЭТО. В 7 часов утра он уплатил штраф в размере 35 рублей за "употребление лекарственных средств без назначения врача". Юридический абсурд ситуации усугублялся тем, что результат анализа должен был стать известен не раньше, чем через неделю.

Впоследствии мне стало известно, что корреспондент Пресс-центра РУ связался с начальником службы ГУВД на метрополитене г-ном Луцеком. Тот, в свою очередь, связался с 8-м отделением, где ему сообщили, что меня задержали в качестве свидетельницы(!), стоявшей рядом с человеком, находившимся в состоянии наркотического опьянения. Между тем, как свидетеля меня не только не пытались допрашивать, но даже не зафиксировали в этом качестве ни в одном из протоколов. Человека, свидетелем преступления которого я будто бы являлась, отпустили — меня же после этого держали в отделении более семи часов. Несмотря на то, что в отсутствие обвиняемого присутствие свидетеля в деле теряет смысл.

Между тем оперативники пытаются завести со мной разговор об НБП. Меня приглашают в кабинет к не играющему никакой роли, но сюжетно-необходимому персонажу. Это, конечно, он — Хороший Следователь. Он не ругается матом. Предлагает сигареты и чай, позволяет воспользоваться телефоном и не интересуется глупостями типа наркотиков и их потребителей, то есть всей той чепухой, что явилась на редкость неудачным поводом для задержания двух замученных бандитами молодых людей. Хороший следователь всегда осведомлен более коллег. Этот начал почти с того же , что и господа-бандиты: Лимонов, НБП, правые, левые. Идеология, русский патриотизм. Но без пафоса. Без агрессии. Будто бы с уважением, с интересом. И, главное, не как опер интересуется, а чисто по-человечески. Слишком по-человечески. Это меня и рассмешило. Самая глупая ночь в моей жизни, глупые утро и день.

Шоу казалось завершенным. Вдруг по приказу принявшего утреннюю смену истеричного начальника срочно вызвали машину, чтобы везти меня в суд. Судить за украшение, узор, на котором показался милиционерам похожим на свастику. На самом деле, орнаментам с элементами свастики в разное время и в разных странах придавали разные значения. Пол Эрмитажа, например, украшают миллионы свастик. А в Индии свастика символизирует одного из самых почитаемых богов — Шиву.

Мне не хотелось вступать в историко-культурную дискуссию после бессонной ночи — замученной, с ненакрашенным ртом и без адвоката. Да и повод спонтанного судебного процесса показался весьма сомнительным. Словно он возник лишь для того, чтобы оправдать мое необоснованное задержание и избежать возможных претензий с моей стороны к правоохра- нительным органам. Особенно тревожила меня перспектива лишиться амулета, подаренного на мое пятнадцатилетие влюбленным в меня мальчиком. Поэтому я приложила все усилия к тому, чтобы амулет исчез. Недоумевающий милицейский начальник с тоской неисправимого материалиста глядел в протокол изъятия и читал по-слогам: "сва-сти-ка". Зафиксированная в протоколе свастика отсутствовала столь вопиюще, что меня даже не стали обыскивать — то ли от апатии, то ли от мистического благоговения. И немедленно освободили.

Я не знаю, зачем разыгрывался этот экстремальный спектакль с иномарками, избиениями, угрозами, отравлением, арестом. Правозащитники обращают внимание на следующие обстоятельства. Из иномарки нас высадили прямо у входа в метро "Чеховская" в половине первого ночи. В метро практически не было пассажиров. Единственный милиционер теоретически мог быть предупрежден из машины о нашем появлении. Обращает на себя внимание тот факт, что незадолго до случившегося моему отцу позвонили, и незнакомый женский голос предупредил, что меня арестуют. Буквально за несколько часов до ареста со мной созвонился корреспондент "Общей газеты", которому я пообещала организовать встречу с очевидцами событий в Риге. По его мнению, попытка защитить через прессу латвийских "лимоновцев" стала последней каплей, переполнившей чашу терпения органов.

Есть ли связь между моим арестом и моим участием в защите "лимоновцев" — это для меня не важно. Я продолжу начатое, хотя бы из детского упрямства. И еще. Я не хочу, чтобы меня называли "писателем". Вовремя "завязавший" автор попадает в будущее, а вечно пишущий пропадает в прошлом. Разница между гением и графоманом подчас в своевременности дуэли и меткости Дантеса. Между бронзовым памятником "великому русскому поэту" и изуродованным трупом неизвестного русского стойкого оловянного солдатика я выбираю судьбу второго. Не от скромности — от претензий.

Хочу искренне поблагодарить всех, кто был обеспокоен моей судьбой. Всех, кто звонил в 8-е отделение милиции: Сергея Ивановича Григорьянца ("фонд "Гласность"), Илью Додошидзе (радио "Свобода"), Максима Гликина ("ОГ"), адвокатов Карена Нерсисяна и Сергея Беляка, моих друзей Руслана, Лену, Алексея. А также всех тех, о чьих звонках мне не сообщили.

Отдельное спасибо президенту Путину, при котором, возможно, вновь оживет великая русская литература, получившая право на подвиг, на тюрьму, на смерть. Черные списки составляются из героев "Книги мертвых". И слышатся уже то ли залпы "Авроры", то ли визги расстрелов. Трупы. Пятна крови. "Красно-коричневые". Черные Списки — текст по законам военного времени. Четкая поэзия идеологии. Совмещение политики и искусства. Черные расстрельные списки — приговор хохочущему постмодерну. Такая история России возможна при единственном условии — наличии героев. В мире, управляемом информацией, идеальный способ убить Героя — оставить его вне информационного поля. Может быть, в этом кроется разгадка практически полного молчания СМИ о деле Эдуарда Лимонова.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 38 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

39

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Ольга Палатникова БАЛЛАДА О ЧУХРАЕ

Вот и еще об одном воине Великой Отечественной, защитнике страны нашей отныне мы будем говорить в прошедшем времени.

В эти горькие для российского кинематографа и всех ценителей искусства кино телеканалы, как и положено, отметились траурными репортажами. Набор комментариев тоже, как положено, трафаретный: в советской время задыхался под гнетом чиновников, картины запрещали, за "Балладу о солдате" выгоняли из партии, его детище — первое и весьма успешное хозрасчетное Экспериментальное творческое объединение — на "Мосфильме" закрыли со скандалом. Все это было. Только упустили, что, несмотря на разного рода сложности, он занимался любимым делом — творил, а не ломал голову, где найти спонсора. И не ходил на поклон к банкирам..

Сноровистые корреспонденты фальшиво-печальными голосами вещали, что натерпелся в те тоталитарные годы народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, Кавалер трех орденов Трудового Красного Знамени Григорий Чухрай чудовищно. Как будто он не получал за фильм "Сорок первый" Специальный приз Международного кинофестиваля в Канне и там же четыре года спустя Золотую Пальмовую ветвь за свою "Балладу", опередив в конкурсе Феллини, Антониони и Бергмана. Не он председательствовал в жюри международных кинофорумов. А то, что почти все его картины являлись лидерами всесоюзного кинопроката, собирая более 30 миллионов зрителей в год, так о таких пустяках и вовсе напоминать не стоило — зачем раздражать российских кинопрокатчиков, если они о такой посещаемости даже и мечтать не смеют...

Не о выдающемся взлете советского кинематографа 50-х и 60-х годов поведали нам с голубых экранов. Государственная телекомпания РТР показала фрагмент из фильма "Чистое небо": перед рыдающими женщинами на бешеной скорости проносится поезд с закрытыми окнами вагонов, а за кадром выдала текст, что Чухрай первым в кино показал, как везут по стране заключенных. Такая трактовка того потрясающего эпизода — не что иное, как вопиющая подтасовка.

Перрон тылового городка заполнен женщинами. В ожидании встречи с любимыми мужчинами осунувшиеся от тяжкого труда, недоедания и бессонных ночей милые русские труженицы поправляют платочки, приглаживают волосы. Гудок долгожданного воинского эшелона. Состав пролетает мимо, мчится на фронт. Стремительный киномонтаж: мелькающие вагоны, женский плач, отчаянные крики, несчастные глаза. Так мощными страстными мазками режиссер обнажил трагизм, античеловечность войны.

Девятнадцатилетним пареньком после первого курса ВГИКа пошел он воевать. Свой первый бой принял в Харькове. Потом был Сталинград, несколько раз выходил он из окружения и продолжал сражаться. Потом оказался в госпитале на Кавказе. За год до Победы бравый гвардии лейтенант, парашютист-десантник Григорий Чухрай встретил очаровательную девушку и прожил с ней всю жизнь, счастливо отметив золотую свадьбу.

О поколении, юность которого опалила война, он светло и возвышенно рассказал в своем шедевре — фильме "Баллада о солдате". Собственно, самой войны в этой картине мало. Ведь Алеша Скворцов, подбивший фашистский танк и получивший за такое геройство краткий отпуск, едет в родную деревню — мама написала, что крыша прохудилась. А за этим путешествием Алеши встает образ воюющей, страдающей, но несгибаемой страны; лирический, светоносный образ народа, переживающего общее горе. Но по Чухраю война — это прежде всего личная, душевная драма каждого. Его тонкая вдохновенная кинорежиссура всегда исполнена любви к человеку и трагизма.

Всю жизнь Кавалер орденов Отечественной войны 1-й и 2-й степени Григорий Чухрай мечтал поставить картину о Сталинградской битве. Но, увы, этого не случилось..

Пожалуй, никто в отечественном кино не воспел День Победы на такой трагической ноте, как это сделал Чухрай в финале фильма "Трясина". Общий вагон. Усталые лица. В темноте за окном вспыхивает огонь — вдоль состава, размахивая горящим факелом, мчится всадник на белом коне. И вот у железнодорожного полотна видны группки девочек и женщин, а в руках у них самодельные плакаты с единственным словом: "Победа!" Все приходит в движение. Только один пассажир в галифе и гимнастерке не присоединяется к общему воодушевлению. К нему подходит глубокий старик и говорит: "Спасибо, солдат" и кланяется в пояс. А солдат молчит, только в глазах блеснули слезы...

"Солдат", — сказал в час прощания с Григорием Наумовичем председатель кинематографического сообщества Никита Михалков и замер на мгновенье. Наверное, хотел, чтобы все прочувствовали святость и величие этого простого русского слова. "Спасибо за Великую Победу, за мирное небо моего детства", — это уже слова Николая Губенко.

Мы навсегда сохраним в духовной памяти творческое наследие крупнейшего художника кино второй половины ХХ века Григория Чухрая. Спасибо, солдат! Спасибо, Мастер, за художественную правду, за Ваше пронзительное трагическое дарование.

Ольга ПАЛАТНИКОВА

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 40 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

41

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Винников ХРУСТАЛЬНАЯ ПРОЗА

Присуждение первых литературно-театральных премий Виктора Розова "Хрустальная роза" заставило вспомнить незабвенные времена реализации последовательной государственной политики в области искусства. Несмотря на отсутствие приболевшего патриарха Виктора Розова, обилие "секьюрити" в штатском и иномарок у подъезда, церемония награждения оказалась все же не "новорусской", с претензиями на "большой стиль" советской эпохи. Даже символично, что дипломы лауреатам подписывал последний Председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков — совместно с первым министром культуры РФ Юрием Соломиным.

В двух главных номинациях, театральной и литературной, премией были отмечены произведения соответственно драматурга Михаила Ворфоломеева (к сожалению, безвременно погибшего) и прозаика Сергея Сибирцева. Конечно, поздравить давнего автора газеты "Завтра" и "День литературы" со столь серьезным общественным признанием его творчества — радостное и по-своему обязательное дело.

Нельзя сказать, что признание это запоздало. Более того, похоже, что Сергею Сибирцеву, автору далеко не старому, хотя и успевшему написать не только отмеченные первой "Хрустальной розой" романы "Государственный палач" и "Приговоренный дар", выдан серьезный аванс на будущее.

Вот об этом будущем, наверное, и стоит сказать "поверх" обычных поздравлений. Главное — присутствие значительного потенциала в творчестве Сибирцева бесспорно даже для самых ярых его неприятелей (от смысла "не приять") и хулителей. Иное дело, что потенциал его в эстетическом отношении еще далеко не реализован, и вопрос о том, когда и как произойдет подобная реализация, остается, по большому счету, открытым. Бесспорно живую и страстную, но стилистически непривычную, гротескно громоздкую прозу нынешнего Сибирцева так и тянет (на самом простом и доступном уровне, на уровне аналогий) сравнить с личинкой какого-то неведомого насекомого, может быть, бабочки,— с личинкой, которая просто обязана претерпеть ряд мучительных и даже опасных для нее метаморфоз, чтобы в результате явить миру свое блистательное, крылатое великолепие.

"Черный романтизм", явно исповедуемый Сибирцевым как художественный метод, не слишком распространенное, можно даже сказать — редкое, на наших широтах явление, к которому автор пришел, что называется, "по наитию", и которое осваивает столь же стихийно, сколь и естественно.

Поразительно иное: насколько точно, до мельчайших тонкостей, соответствует материал "постсоветско-новорусской" эпохи методу романтизма, основой которого является отражение и выражение переходной от Всеобщего к Единичному и, наоборот категории Особенного — и насколько слабо используется он современной отечественной литературой, прямо помешавшейся на дихотомии "реализм-модернизм". Воистину, мертвые хватают живых. И здесь у Сибирцева, фактического новооткрывателя данного метода, внутренне свободного от господствующих "теорий", открывается поистине необъятное поле творчества. Но вспоминая судьбу Христофора Колумба, справедливо будет замечание, что открыть новый материк и покорить его — две достаточно разные функции. Если Сергею Сибирцеву удастся совместить их в своей литературной судьбе — это, конечно, идеальный вариант. Но для его реализации от автора потребуются огромные, почти запредельные творческие усилия. Вот их-то и стоит пожелать лауреату "Хрустальной розы" в эти знаменательные для него дни…

Владимир ВИННИКОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 42 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

43

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Кассиров НАШИ КАЗАКИ!..

Не так уж много в мире творческих коллективов, исчисляющих свою историю в течение почти двух веков. Его летоисчисление начинается с 1810 года, когда просветитель Кубани, протоиерей Черноморского казачьего войска К. Россинский, обратился в канцелярию атамана Ф. Бурсака с прошением о создании Войскового певческого хора.

Это было тяжелое время. Вся просвещенная часть общества обратила взоры на Запад. Говорила, читала, даже думала по-французски. Русское национальное изгонялось или было предметом насмешки. В любой области ценность определялась сравнением с французским, итальянским — словом с западным. Именно в это тяжелейшее время был создан Войсковой певческий хор, скорее всего, в противовес культурному разоружению и национальному обезличивания. Сдача культурной сферы неотвратимо привела и к изменениям военно-политическим. У Наполеона под ружьем было 1,1 млн. человек, в России — 270 тысяч, причем непосредственно против Наполеона 150 тысяч. Население Франции и России в то время было 45 и 30 миллионов соответственно. И тогда бытовало мнение, выраженное в письме Растопчина царю: "Ваша империя имеет двух могущественных защитников в ее обширности и климате... Русский император всегда будет грозен в Москве, страшен в Казани и непобедим в Тобольске". Но расстояние и даже климат не способны ни защитить, ни изгнать. Самое страшное были рознь и уныние. Требовалось проявление сознательного духовного единения, торжественного и радостного чувства общей принадлежности к великому делу справедливости и истины, которое выше и больше отдельной судьбы. Именно сознательное духовное единение казаков было исходным строительным материалом в слиянии в одном крепнущем с каждым днем чувстве, что надо защищать Россию ценой любых жертв, спасать ее от нашествия.

В песнях, прозвучавших со сцены Государственного Концертного зала имени П. И. Чайковского 10-11 октября 2001 года, удивительно слились звуки из походных и бытовых песен, записанных в разных станицах истории казаков простертой в несколько тысячелетий и современные казачьи песни, музыку к которым написал художественный руководитель Кубанского казачьего хора В. Захарченко. Музыка, смею отметить, выдающегося художественного достоинства.

Кому доводилось видеть блеск глаз искренне верующих людей в церкви, поймет атмосферу зала в этот вечер. Может, в продолжение традиций участия хора в литургических храмовых службах, а может, не в суетном спокойном отрицании экстремизма телесного начала, утратившего свое истинное назначение, — служить вместилищем и орудием высших духовных энергий, звуки неимоверной исторической глубины, всей полнотой всеобъемлющего звучания остудили гордыню, осветили душу, включили слух, понимание близости и приобщения к высокому.

Песня за песней: строевые. шуточные, лирические, сменяя друг друга, еще и еще раз захватили зрительный зал. Восприятие незнакомой, услышанной первый раз песни — особенный процесс для каждого человека, а здесь, в зале, громада народа, стоявшего где только можно расположиться, слилась в одном, крепнувшем с каждой песней чувстве. Мы — единый народ, мы — живы. Это не была отдельная вспышка. Волна все время нарастала.

Первое отделение завершилось исполнением песни "Роспрягайтэ, хлопци, конэй". Гром аплодисментов, бесконечное "браво", "любо", и солист, народный артист России Анатолий Лизвицкий, в который раз выходит на сцену, зал замирает.

Ничего не говорю о танцах. С 1938 года в хоре появилась танцевальная группа. На сценах Москвы выступало множество танцевальных коллективов, но такой исторической и этнографической достоверности достичь никому не удавалось. "Вербохлест", "Крыло", "Кавказская сюита", "Встреча кубанских казаков" — это картины народной жизни, с ее фольклорной самобытностью, отражением правды национального характера. В настоящее время главным балетмейстером коллектива является заслуженный деятель искусств России, Украины и республики Адыгея Николай Кубарь. Ему удалось создать великолепный ансамбль высококлассных исполнителей, которые своим искусством поразили зрителей.

Второе отделение, казалось, продолжит течение первого, но оно приобрело как бы свое лицо. От полноты самодостаточности самого казачьего искусства потекла песня В. Захарченко на стихи А. Блока "Опять над полем Куликовым". Традиции, прежде всего духовные, а затем уже и физического богатырства, не перевелись на Руси. Как будто встали два инока Троице-Сергиевой Лавры. Александр Ослябя и Андрей Пересвет, сокрушившие в единоборстве иноземных богатырей в начале Куликовской битвы. В XIII веке монголы одолели наших предков, но одолели не единое Русское государство, а кучку разрозненных княжеств (по-современному "суверенных" государств).

Во времена Ф. И. Тютчева уровень культуры оценивался умением петь в хоре. Коллективное пение, наложение тембров, взаимодействие голосов, партий, когда каждый голос должен слышать рядом поющего, весь хор и себя, сравнимо разве что с этикой казачества, где сила и дух каждого обретаются в коллективном взаимодействии.

Что бы ни исполнялось в этот вечер, все имело особое, отличительное от предыдущего и вместе с тем внутреннее единство. "Край ты русского народа" на стихи Ф. И. Тютчева сменялось песней "Я — деревня, Я — село", стихи и музыку к которой написал талантливейший музыкант, композитор, режиссер, подвижник Геннадий Заволокин, безвременно ушедший от нас. Более 600 телепередач "Играй, гармонь" создано им. Живя в Сибири, он пел и играл из Москвы голосом и звуком народа российского.

Седые мужики прятали глаза, когда на сцену вышла дочь Геннадия Заволокина Анастасия и спела песню "Играй, гармонь. Душа России". Зал стоя приветствовал дочь великого творца.

Удивительная находка — песня А. Пахмутовой на стихи Н. Добронравова "Мать и сын" в исполнении вокальной группы Детской школы Кубанского казачьего хора с солистами Мариной Ищенко и Сеней Замковым. "Гнуться деревья, гнуться деревья, мы не согнемся..." Искренность детского пения, растроганность авторов, волна душевного подъема зрительного зала в который раз соединили сцену и зал. Кого только не было в зале — и бас из Австралии А. В. Шахматов, и академик И. Р. Шафаревич, и глава писательской организации России В. Н. Ганичев, замечательный поэт В. Н. Костров.

"Ангелом мира" величался царь Александр I в Париже в 1814 году. Парижанки выражали свое восхищение элегантным и любезным царем тем, Что ввели в моду "александровские букеты", состоявшие из цветов, первые буквы которых составляли имя русского государя. Восторженность парижан распространялась на русскую армию: в первых дни хозяева кофеен отказывались брать деньги с русских — в благодарность за то, что они не мстят за сожженную Москву.

Отечественная война принесла Александру всемирную славу. В России — неисчислимые людские потери, 500-миллионный государственный долг (только пятая часть которого покрывалась контрибуцией) и политический нарыв в виде Польши. Как умолял царя умирающий Кутузов не ходить в Европу. Россия, вынесшая главную тяжесть, получила меньше не участвующих стран.

Ныне всем туристам в Париже на Елисейских полях рассказывают о том, как русские казаки вырубили там когда-то все вековые платаны. Им рассказывают гиды не о сожженной Москве, не о том, что в огне пожара 1812 года сгорел единственный оригинал рукописи XII века “Слова о полку Игореве”, не о мародерстве армии Наполеона, а — о “дикости” русских казаков, непонимании ими ценности платанов. И русские туристы, вернувшись домой, тоже с сожалением вспоминают лишь о платанах... А в Концертном зале, как и почти двести лет назад на Елисейских полях в Париже, звучало "Казацкому роду нэма переводу".

Марш "Прощание славянки" завершил вечер. Первые аккорды марша осветили путь освобождения из духовного ига, путь, который начинается в умах и сердцах.

"Россия выстояла, в этом больше нет сомнения. Она выстояла, если говорить, смещая времена, и о будущих, не менее тяжких и коварных испытаниях. Будущих еще, как в Смуту XVII века присяги неразборчивых патриотов на верность лжеадмиралам, будет череда примерок на трон от боярских партий... будут шатания и нестроения, как обычно, особенно злые на исходе напасти — будет еще многое, даже и не бывавшее.. Но прежде ополчения войскового, кладущего конец беспорядку, встает невидимое духовное ополчение, собирающее Божью правду со всех земель и российских народов и водружающее как на Хоругвь посреди России, чтобы начертанные на ней письмена не укрыли никакие расстояния и не заглушила никакая разноголосица", — сказал на X съезде писателей России В. Г. Распутин.

Из глубины тысячелетий принесла река памяти песни кубанских казаков в Москву, и хоругвь, поднятая Виктором Захарченко в центре столицы, собирает невидимое духовное ополчение...

Андрей КАССИРОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 44 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

45

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Юлия Замеховская «С БАБУШКОЙ В ЦЕРКОВЬ»

Каждый из нас, конечно, знает: домашняя утварь — это предметы быта, необходимые для повседневного использования. На вопрос: "Что можно делать ложкой и вилкой?" — вы без труда ответите, а вот вопрос: "Что можно сделать из ложки и вилки?", боюсь, поставит вас в тупик... И в этом нет ничего удивительного. Только, оказывается, из этой самой домашней утвари можно делать улыбки.

Выставка скульптуры из домашней утвари художника Владимира Агапова под названием "Улыбнемся вместе" открыта сейчас в выставочном зале "Измайлово" (Измайловский проезд, 4).

Каждый экспонат представляет собой маленький эпизод из жизни. Здесь и выступление академического хора, и футбольный матч, и "Петька, Васька и Ванька рубят баньку". Скульптуры эти удивительны и оригинальны. Мы словно наблюдаем кукольный спектакль, режиссер которого — сам зритель.

Говорит Владимир Иванович: "Вот, например, скульптура "С бабушкой в церковь" — это воспоминание о детстве, и просто так его оставить в стороне нельзя". Детство художника прошло в основном под присмотром бабушки. Жили они в Сергиевом Посаде, а мать работала в Москве. "В детстве я любил плести лапти, корзинки, рыбацкие снасти, венки из цветов, а еще любил читать стихи. У нас перед домом росла огромная рябина, ее крона была больше самого дома. Я сидел на этой рябине и читал. Летом жарко, солнце печет, а на рябине тенек и прохладно. Внизу ходят люди, они меня не видят, а я всех вижу".

Большое влияние на творчество художника оказала потеря близкого и очень дорогого человека. Владимир Иванович похоронил жену. "Стал вопрос, чему себя посвятить, куда отдать энергию". И всего себя он посвятил творчеству. С тех пор он трудится не покладая своих золотых рук, трудится во имя того, чтобы люди улыбались. Чтобы какой-нибудь совершенно незнакомый ему, уставший от трудностей жизни прохожий, зайдя в музей, хоть ненадолго забыл о своих невзгодах. А большей награды художнику и не надо!

На создание всех экспонатов, представленных в музее, Владимир Иванович потратил один год и десять месяцев. "Самый трудный процесс — выносить в сердце и в голове все, что ты хочешь сделать. Дело только за исполнением".

Юлия ЗАМЕХОВСКАЯ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 46 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

47

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]