/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 416 (47 2001)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ПУТИН – ЛЮБИМАЯ СЕСТРА БУША

Вся Россия с восторженным трепетом наблюдала визит Путина в Америку. Учителя, крестьяне, пограничники, матери-одиночки, беженцы, туберкулезники в тюрьмах, вдовы моряков — всех без исключения умиляла трогательная сердечность встречи. Какое аппетитное "барбекю" на косточке кушали два Президента. Как славно выглядел на техасском родео упрямый бычок, чем-то напоминавший Христенко. А какие удобные туалеты в скромном, под стать хозяину, уединенном ранчо. И что за славные собачки у Буша, как изящно, словно Плисецкая, они подымают ножки. И как ловко к месту в который раз повторяет наш Президент свою любимую шутку о том, что его в семье окружают одни только девочки, включая собачку. А как свободно, непринужденно он держится с американскими детьми, рассказывая им о борьбе с терроризмом. Как элегантно, не хуже Жака Ширака, "делает ручкой" журналистам, проходя в зал заседания. Чего стоят его неподдельное волнение среди развалин Торгового центр и историческая запись в "книгу мертвых". А слова о "великом городе и великом народе", который все равно победит, несмотря на бешеное сопротивление афганских детей и женщин.

Было видно, что ему хорошо в Америке. Совсем, как Горбачеву, которого настолько очаровали американцы, что он решил разоружиться в одностороннем порядке и объединить две Германии. За что и получил высокий титул Герцога Мира, по-английски "пиз дюк". Мы гордимся нашим нынешним Президентом — он умеет сдерживаться, владеет собой. Не чета Ельцину, который был настолько растроган, что помочился на шасси "боинга", быть может, того самого, что позже проткнул небоскреб Манхэттена.

"Слава Богу, — думали мы, слушая Путина, — конец "холодной войне", конец изнурительному соперничеству. Теперь мы — партнеры, союзники. Мы братья и сестры. Братья по "антитеррористической коалиции" и сестры по "глобализму". У нас один папа — Папа Римский, и один дядя — дядя Сэм. Слава Богу, нам теперь не нужна собственная армия — она ведь есть у Америки, одна на двоих. Нам не нужна разведка — ЦРУ будет встречено на Лубянке с "хлебом-солью". Нам не нужен Космос — ведь он есть у американцев, и неутомимый Клебанов, сбивший станцию "Мир", может теперь отъехать в Хьюстон. Не нужен и флот — зачем все эти "Орлы" и "Курски", которые устала топить многострадальная лодка "Огайо". Не нужна дорогостоящая русская наука, дублирующая американскую, — ученые Массачусетса и Принстона сделают сами, без нас, все великие мировые открытия. Не нужно кино с печальным, словно утомленный Холстомер, Михалковым, — ведь есть Голливуд, Уорнер Бразерс, великий, как разноцветный мыльный пузырь, американский кинематограф. И что самое главное: нам больше не нужно свое правительство, в котором бестолково, как чаинка в жидкой заварке, мельтешит Починок. Ведь есть же правительство Америки, которое справится, наконец, с русской неразберихой, воровством, отмыванием денег, "северным завозом", с остатками имперских амбиций, для чего Россию примут в НАТО, накроют зонтиком "национальной ПРО", превратят в еще один американский штат.

Прав Путин: лучше быть сенатором в Вашингтоне, чем Президентом в Кремле.

Теперь, когда визит завершен, и мы, слава Всевышнему, живем в другой России, подведем итоги братания.

Россия с удвоенной энергией станет допиливать советские ракеты. Американские войска — страшный сон Политбюро — прочно обосновались в Средней Азии. Китай убедился, что Россия становится его стратегическим противником. Американская ПРО, под кодовым названием "Техасское барбекю", будет развернута. Цены на нефть упадут столь низко, что Касьянов сытым баском церковного дьякона попросил очередные заимствования.

И еще один колоссальный плюс поездки. Кончена двухлетняя шизофрения, когда у Путина наблюдали раздвоение личности. Либеральная экономика олигархов и международных воров прикрывалась патриотическим лаком и державной позолотой. "Державный проект" Путина, словеса о суверенности, отпоре, народе, возрождении, сильной и независимой России — вся эта обветшалая бижутерия отброшена, и теперь идеологией путинской России становятся глобализм, американизм, влипание в космополитическую слизь, которая окончательно засосет несчастную страну, выбирающую себе трех подряд президентов-разрушителей.

Как же мало требуется Западу, чтобы в очередной раз обольстить нестойких, недокормленных почестями, случайных во власти российских политиков, чтобы те, за честь откушать на ранчо кусочек свининки на косточке, сдавали стратегические интересы Родины. Как же просто, наподобие капустного кочана, устроена идеологическая кухня Кремля, где раз за разом сдирается прелый листок очередной идеологии-однодневки, и в конце концов остается зияющая пустота с улыбающейся сочной личинкой Глеба Павловского.

"Кто вы, мистер Путин?" — "Да никто!"

Александр ПРОХАНОВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 3 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

4

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l В кремлевских "верхах", по сообщению осведомленных источников, назревают серьезные перемены, суть которых заключается в неожиданном для многих "заключении перемирия" между "семейной" и "чубайсовской" группировкой. Первым проявлением этого "перемирия" стало согласованное выдвижение А.Мамута на пост главы Росбанка, являющегося наследником ряда "умерших" в 1998 году олигархических финансовых структур типа "Мост-банка" и ОНЭКСИМа. Ожидается, что занимавший эту должность ранее С.Прохоров будет "переброшен" на "Норильский никель" с целью всемерной поддержки на краевых губернаторских выборах в Красноярске А.Хлопонина с перспективой выдвижения последнего на президентских выборах 2004 года…

l Согласно информации из нескольких аналитических структур, обслуживающих институты исполнительной власти, в настоящее время начаты активные разработки новой политической модели для Кремля, координацию которых осуществляет Г.Павловский. Главной целью обозначен вывод этих институтов до 2003 года за рамки выборно-парламентаристских механизмов с установлением в России вертикали "национал-либеральной диктатуры" и "аккумуляцией" аппарата нынешних пропрезидентских партий: от "Единства" до "Регионов России"…

l Ущерб для российской экономики от проведенного республиканской администрацией и нефтяными монополиями США после взятия Кабула падения цен на энергоносители, как отмечают эксперты СБД, более чем в полтора раза перекроет за 2002 год сумму "долговых послаблений", сделанных России в части собственно американских требований (порядка 3 млрд. долл.). Таким образом, согласие Путина встроиться в "единый фронт цивилизованных держав", возглавляемых США, открыть им дорогу на выход из режима Договора ПРО 1972 года и снизить уровень стратегических ракетно-ядерных сил до 1500 боеголовок в конечном счете ничего не стоило американцам, если не считать двух башен Всемирного торгового центра. Кроме того, в преддверии переориентации Кремля заново на режим ожидания внешних заимствований американские масс-медиа с подачи спецслужб опубликовали за последнюю неделю серию материалов, где "засветили" ряд международных финансовых проводок за последние 2-2,5 года, в которых были заинтересованы самые высшие должностные чины РФ. Отмечается, что данные публикации уже привели к ряду значимых кадровых перестановок в Министерстве финансов РФ, через которые и будут осуществляться новые заимствования…

l Согласно сообщениям из Эр-Рияда, здесь высшими функционерами ОПЕК принято решение рассматривать Россию как страну, обладающую лишь региональным потенциалом, а потому обязанную согласовывать свою политику в области экспорта энергоносителей с мировым пулом нефтедобывающих стран…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Двое с ранчо.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владислав Шурыгин КУДА УЕХАЛ ЦИРК?.. (Талибы исчезли, словно их и не было)

Пожалуй, самое странное и почти необъяснимое впечатление на всю думающую и следящую за новостями общественность произвело стремительное — в три дня — исчезновение талибов. Еще летом они этакими новыми "гогами и могогами" нависали над постсоветской Средней Азией и, казалось, вот-вот они девятым валом хлынут сквозь южные границы СНГ и затопят огнем Таджикистан, Узбекистан, Туркмению, Казахстан и Киргизию. Российский Генштаб всерьез готовился к долгим и изнурительным боям за каждую пядь бывшей советской земли, но ушлые аналитики уже делали ставки, на сколько этого генштабовского рвения хватит, и когда "планомерная оборона" превратится в неконтролируемое бегство.

И вдруг талибы исчезли. Испарились. Истаяли как дым, как пар, от них не осталось и следа. И только счастливые западные журналисты взахлеб ведут репортажи о том, как в Кабул вернулись истинные ценности человечества — "тампаксы", тушь для ресниц, салоны красоты и бритвы "жилет" для густых талибских бород. А если все пойдет хорошо, то скоро даже откроются бардаки, и муллы начнут благословлять однополые браки, что, без сомнения, окончательно уравняет Афганистан со всеми "цивилизованными" странами.

Что же произошло? “Куда уехал цирк?”

Если верить официальным записным "аналитикам" типа некоторых парней из НВО, то талибы просто потерпели "сокрушительное военное поражение", к которому их привели массированные американские бомбежки и мудрая стратегия американских штабов. Ну и заодно дальновидная политика России, которая очень быстро разобралась, с кем (Америка, Северный альянс) и против кого (бен Ладен, талибы) надо дружить. Некоторые даже поспешили назвать это исчезновение талибов "новым словом в военном искусстве". Ну да Бог им судья.

Каждый зарабатывает на жизнь, как может. У них и обращение к Путину ветеранов Вооруженных Сил стало чуть ли не последним китайским предупреждением перед военным переворотом…

Куда более прагматичные офицеры ГРУ ГШ, наблюдая за процессами, происходящими в Афганистане, куда менее однозначны. И вот почему.

Первое: а была ли победа?

Конечно, сам термин "победа" достаточно спорен. Что под ней понимать? В Сербии американцы так и не достигли военного разгрома сербской армии, но вынудили Милошевича принять свои условия перемирия, так как Сербия после трех месяцев непрерывной бомбежки оказалась перед угрозой полного экономического разгрома. И именно экономический коллапс в конечном итоге привел к падению правительства Милошевича и его нынешнему положению гаагского узника. Но в Афганистане ВВС США было просто нечего бомбить. Все мало-мальски ценные объекты они уничтожили еще в первую неделю бомбежек, а затем началось большое телевизионное шоу, когда бессмысленные с военной точки зрения "ковровые бомбежки", американский "конек" еще со времен бомбежек Дрездена, Кореи и Вьетнама выдавались чуть ли не за самый передовой метод ведения воздушной войны. Но, повторюсь, о победе можно спорить.

Но вот неожиданный и стремительный исход талибов из Афганистана "разгромом" назвать очень сложно. Их военная мощь не подорвана, никаких серьезных поражений они не понесли. Более того, серьезных сухопутных сражений вообще не было. Мы не увидели ни тысячи пленных, ни сожженные колонны техники, ни окопы, заваленные телами убитых талибов. Ничего. Талибы просто ушли…

Но куда и, главное, почему?

Чтобы найти ответ на это вопрос, надо посмотреть на события в Афганистане чуть шире привычных рамок противостояния последних трех месяцев.

С самого начала движение "Талибан" находилось под плотной опекой и присмотром пакистанских спецслужб. И, пожалуй, это был один из самых удачных их проектов, позволивший в течение пяти лет установить почти полный контроль над Афганистаном. Но ни для кого не секрет, что пакистанская разведка создавалась и курировалась американской Си-Ай-Эй. В ходе советско-афганской войны это сотрудничество переросло почти в полный "симбиоз" двух спецслужб.

Чуть позже к проекту "Талибан" присоединилась Саудовская Аравия, которая увидела в изолированном от мира Афганистане отличный плацдарм для разворачивания силовых структур международного фундаментализма. Именно на саудовские миллиарды содержались сотни учебных баз и центров, где проходили подготовку боевики из Чечни, Дагестана, Судана, Марокко, Иордании, Алжира и прочих "горячих точек".

Вложившие в "Талибан" годы и миллиарды долларов, связанные с ним финансовыми, политическими и религиозными интересами, готовы ли эти "покровители" предать и бросить столь блестящий проект под молох сиюминутных американских интересов?

Готовы ли к "закланию" "Талибана" его американские покровители?

Президенты приходят и уходят, а интересы США остаются. Тем более, что с помощью злосчастных талибов Америка получила новый, совершенно неожиданный гешефт. Уже сегодня подразделения американской армии расположились в Таджикистане, Узбекистане и Афганистане. На очереди Туркмения, а оттуда до Каспия совсем рукой подать. Советская "заглушка" из горловины Средней Азии выбита окончательно. Появилась вполне реальная перспектива установить контроль над нефтеносным бассейном Каспия, после чего вся нынешняя "нефтедолларовая" экономика России будет просто под прямым контролем США.

Именно поэтому столь лихорадочно здесь разворачиваются английские и американские батальоны. Афганистан десятилетиями был "пробкой" на пути из Европы в Индию. И кольцо от этой пробки было в руках СССР. Теперь Америка практически выдернула эту пробку. И великий перекресток цивилизаций вполне может оказаться под американским контролем.

Уход талибов со всей очевидностью дал ответ на главный, мучивший все последние годы вопрос: кто же был и остается истинным хозяином "Талибана"? Все розовые сказки о революционности "Талибана", стихийности его появления, "народности" оказались не более чем блефом. Достаточно было одной команды, и "Талибан", с дисциплинированностью хорошего "спецназа", свернулся и растворился в "пампасах". "Революционеры" так не уходят. "Террористы" так не сдаются. Но так отступают под защиту своего покровителя, так прячутся за спиной своего хозяина. И теперь мы знаем ответ на вопрос, кто же действительно раскачивал ситуацию в бывшей советской Средней Азии, кто закачивал "войну" на Северный Кавказ. Именно Пакистан, Саудовская Аравия и США все эти годы маячили за спинами правоверных "страждущих", направляли векторы их давления. Формировали их стратегию. Но даже джины раз в десять тысяч лет вырываются из бутылки. Бен Ладен вырвался через пятнадцать лет и обрушился на своих вчерашних хозяев. Застроптивился и "Талибан".

Поэтому в небе над Афганистаном появились американские "бомбовозы". Но не они были главным в этой "странной" войне. Все основное происходило во дворцах Пакистана и Саудовской Аравии, где разведчики, "духовные авторитеты", дипломаты и "посредники" вели незримую, но титаническую работу по уламыванию лидеров талибов. Надо уйти, чтобы остаться, отступить, чтобы сохраниться! "Переждать" Америку, дать ей возможность объявить себя победительницей, сохранить лицо. И талибы ушли.

Но история их вряд ли на этом закончится.

Самые непримиримые ушли в Пакистан, чтобы там попытаться скинуть предателя Мушараффа и кардинально решить пакистанский вопрос. Возможно, именно перед лицом этой угрозы генерал Мушарафф торопливо передал под контроль американцев свой ядерный потенциал.

Другие растворились в городах и кишлаках Афганистана, чтобы начать беспощадную партизанскую войну.

Третьи затаились в горных пещерах Гиндукуша, ожидая, пока американцы прекратят авианалеты, и тогда можно будет заново начать поход на север.

Война не закончена. Просто начался ее новый этап. Афганский котел продолжает кипеть. И брызги кровавого кипятка из него еще долго будут ошпаривать соседей…

Владислав ШУРЫГИН

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Проханов РЕКВИЕМ ПО АТОМОХОДУ «КУРСК»

Атомная лодка "Курск" в бетонном ложе сухого дока страшна и беспомощна, как огромный чудовищный орган, вырванный из чрева умертвленной цивилизации, — непознанная, ускользнувшая, осталась в океане, среди рассолов, таинственных течений, гулов необъятных глубин. И теперь по этому черному, скользкому, в сукрови и слизи органу станут определять сущность и природу исчезнувшего, недоступного для глаз существа. Оружейники, металлурги, баллистики, специалисты по теории взрыва, криминалисты, прокуроры, разведчики — уже побывали на лодке. Исследовали ее, как патологоанатомы исследуют мертвое тело, как археологи изучают всплывшую Атлантиду, как астрономы обозревают огромный, прилетевший из Космоса болид. Теперь их нет — только расхаживает вдоль черного непомерного тулова караул матросов, пролетает в тучах белая чайка, валяются на бетоне сигаретный окурок и обломанный, оброненный бутон красной гвоздики. Из-под сырого моросящего неба с морским душистым ветром вхожу в носовой пролом лодки, как в зев железного, выдранного из горы туннеля, где дует непрерывный ледяной сквозняк преисподней.

Жуткая эстетика взрыва — лохматый цветок из огромных рваных лепестков металла, скрученных в спираль шпангоутов, зазубренных кромок. Окисленное железо, обугленный кабель, спекшийся асбест. Подошвы скользят в желтой маслянистой жиже. На одежду капает ржавая грязь. Ноздри жжет удушливый сернистый запах, каким тянет из недр туманного кратера, из воронки вакуумной бомбы. Образ катастрофы. Так выглядит разрушенный Грозный, Разлом Большого Каньона. Место падения Тунгусского метеорита. Стою в том месте, где пролетела раскаленная плазма огня, слепая взрывная волна, ледяной удар океана. Каждая живая клеточка тела, каждая кровяная частичка страшится, мертвеет от ужаса. Уродливый, стиснутый и сжатый металл — оттиск взрыва. Портрет неведомого убийцы лодки.

Подводный атомный крейсер строился на стапелях СССР. Стал вместилищем высших достижений советской техносферы. Предельным выражением мощи, смысла, развития, которое было остановлено ударом тектонической силы, переломившей остов не просто цивилизации Советов, но и всей мировой истории, затупив ее коммунистический вектор.

Двигаюсь в огромной гортани, куда взрывом загнало кляп скомканных металлических клочьев. Слышу слабый хрип и стон умертвленного времени. Рассматриваю множество сорванных с места деталей, элементов обшивки, приборов контроля, каждый из которых — и та железная в заклепках плита, и крохотный лепесток серебра, и медная обожженная трубка, и стальная оплетка с выдранными волокнами кабеля — каждая обессмысленная взрывом частичка таит информацию о целостном непомерном явлении, имя которому — Советский Союз.

В этом подводном ковчеге таинственным образом поместилась исчезнувшая "красная эра". Ее войны, стройки, проекты. Ее вожди и философы, художники и пророки. В ней фиолетовый луч "Авроры", лизнувший фасад дворца. И бешеный скок Первой Конной, туманящей крымское солнце. Комсомольские города на Амуре. Маяковский на фоне плаката. Дымящие домны Урала и пшеница первых колхозов. Оборона Москвы с ползущими немецкими танками и серый дымящий Берлин с красной капелькой флага. Серебристый корабль Гагарина и спелые хлеба целины. В этой лодке могила отца, погибшего в сталинградской степи, и седая голова моей матери. Наша крохотная комнатка, где на дедовском старинном столе переливался хрусталь чернильницы. И красная кирпичная школа, где худощавый учитель читал главу из "Тихого Дона".

Трогаю пальцами холодную вмятину на обожженной обшивке. Из рваной трубы сочится черная маслянистая жижа.

Шар огня, рванувший в первом отсеке, стальная плазма, испепелившая Главный пост, превратила в пар командира и штурмана, торпедистов, акустиков, и они, распавшись на малые атомы, растворились в Мировом океане. Другие, оглушенные взрывом, с раздробленными костями, погибли в первые минуты пожара. Третьи, надев кислородные маски, в ледяной черноте, слушали, как хлещет вода, затопляя лодку. По горло в ледяном рассоле, наощупь колотили в обшивку, взывали о помощи, писали предсмертные письма, обнимались, молились. Скользкий свод лодки, мерцающий в свете моего фонаря, хранит размытые неясные контуры. Наскальные изображения, оставленные неизвестным художником. Отпечатки душ, бившихся о железо обшивки, вылетающих из стальной западни сквозь зеленую муть океана, пенные волны, под низкие тучи с холодным косым лучом в заоблачную бесконечную синь.

Ступаю по отсекам, чувствую сквозь меховую куртку ледяные языки сквозняка, чуть слышные, налетающие на лицо удары незримых бестелесных существ.

Моряки, погибшие в лодке, были советскими людьми, сохранившими в десятилетие смуты лучшие черты возвышенного благородного племени, населявшего "красный материк" СССР. Из городков, деревушек, из тесных квартирок и обшарпанных гарнизонных подъездов, простившись с матерями и женами, обняв отцов и детей, они встали на боевые посты. У могучих машин, у электронных мерцающих пультов, у торпед и ракетных контейнеров, направляли подводный корабль, огромный, как город, в глубины мира. Когда случилась беда, они, умирая, плечом к плечу, стояли по грудь в воде, держа на своих головах безумный порочный мир с его святотатством, отступничеством, забвением веры. В минуты, когда они умирали, банкиры считали деньги, кривлялась на эстраде певица, ложился в мраморную душистую ванну уехавший отдыхать Президент. И только женщина в курской деревне страшно закричала во сне. Проснулась, и в окнах ночной избы змеилась щупальцами жуткая золотая звезда.

Когда пришла им пора умирать, в черной воде встали рядом с ними Гастелло и Талалихин, Александр Матросов и Зоя, двадцать восемь панфиловцев и Маринеско. Они умирали, как "красные мученики". Причислены к лику "красных святых".

Два взрыва, один за другим, уничтожили Советский Союз. Взрыв 91-го года, когда Ельцин, роняя на гербовую бумагу квашеную капусту, поливая Беловежский пакт пьяной водкой, расчленил государство. И взрыв 93-го, когда танки Ельцина громили Парламент, расстреляли восставший советский народ. Тротиловый эквивалент двух этих взрывов разорвал носовую часть лодки, потопил великое детище советской эпохи. Враждебная цивилизация Америки, лодка класса "Лос-Анджелес" подкралась и коварным ударом цокнула оболочку "Курска", как плут разбивает косым ударом пасхальное яйцо. Вмятина на правом борту несет в себе частицы стали, выплавленной на заводах Детройта. Еще захлебывались в черном железе моряки, когда президент США позвонил Президенту России. В Москву прилетел главный разведчик Америки. Тайну гибели "Курска" знал русский командир, пытавшийся отчаянным маневром избежать столкновения. Знает командир "Лос-Анджелеса", исправляющего повреждение на ремонтном заводе Бостона. Знают президенты двух стран, связанные страшной порукой. Катастрофа и гибель "Курска" — есть невидимый, неназываемый фактор в отношениях двух государств.

Черная яма умолчания, на которую насыпан тонкий валежник ложных, отвлекающих версий, легковесный пестрый сор пропаганды.

Я уходил на атомной подводной лодке из самой северной базы флота Гремиха в Баренцево море, под полярную шапку, где совершалась невидимая миру борьба. Советские и американские лодки шныряли, догоняя друг друга. Уходили от погони, прятались в ложбинах донных полярных гор, замирали, сносимые течениями, исчезали с гидролокаторов на кромке пресной и соленой воды. В рубке акустика, вслушиваясь в таинственную какофонию моря, в тихие музыкальные скрипы проплывавшего облака планктона, в нежное курлыканье касаток, в мелодичные посвисты рыбьих косяков, я уловил на секунду металлический, похожий на скрежет удар, — сигнал, отраженный от американского "стратега", чьи ракеты нацелены на Москву, Урал и Сибирь. Были всплытия у Полюса, когда титановая спина атомохода разламывала ледяной панцирь, и черная громада, отекая ручьями, вспучивалась среди ночных льдов, то изумрудно-зеленых, то нежно-розовых под сполохами сияний. Были ракетные стрельбы из-подо льда, когда вдалеке, на ледовой поверхности, начинало светиться пятно, словно со дна всплывало таинственное светило, и в пятне огня, белого раскаленного пара, прожигая торосы, медленно возносилась ракета, похожая на огромное, озаренное изваяние. Убыстряла лет, уменьшалась, уходила в черные небеса, оставляя искрящийся след. И потом в необъятной бархатной черноте драгоценно и грозно сверкали созвездия, и ладонь прилипала к поручню рубки.

В "Курске", хрипя от удушья, ужасаясь черной ледяной смерти, умирал и я. И меня отпевают смиренные батюшки в русских небогатых церквях.

Потоплению лодки радовались в Госдепе и Пентагоне, подсчитывая, насколько, после гибели "Курска", уменьшился ракетно-ядерный потенциал России. Радовались прибалтийские государства-карлики, ликующие при каждой русской неудаче, связывая с ней ослабление ненавистной империи. Ей радовались инородные круги в самой России, которые, подобно скользким червям, свили клубок в самой сердцевине русской политики и культуры, изъедая ослабевшую, опрокинутую страну. Тележурналисты, в свое время смаковавшие казни военнопленных, попавших в лапы чеченских бандитов. Истерическая женщина-гермафродит, вытиравшая ноги о красный флаг. Профессора, ратовавшие за расчленение СССР на восемьдесят независимых государств. Молодые пакостники андеграунда и старые геи "Пен-клуба". Агенты влияния и махровые русофобы. Все они тайно ликовали, узнав о трагедии "Курска", словно это их камланиями, их тайным колдовством и магическим действом была разорвана в пучине оболочка подводной лодки.

Теперь они направляли зрачки телекамер на рыдающих вдов и матерей, стараясь причинить как можно больше боли народу. Выступали в Думе с обвинениями в адрес адмиралов, предлагая "ликвидировать неуправляемый, изношенный флот, составляющий угрозу для всего человечества". В их ликовании была религиозная победа тех, кто видел сокрушение храма "красной веры". Как язычники, они молились своему двуглавому божеству на Манхэттене, поразившему Русского Бога, так же, как недавно молились потоплению советской космической станции "Мир". Станция, словно опаленная серебряная бабочка, неслась к океану, и в ней за штурвалами окруженные малиновым пламенем сидели Королев и Гагарин, Циолковский и Федоров, Филонов и Хлебников, Платонов и Чижевский — экипаж блистательных русских космистов. И эта языческая злая молитва по таинственным законам мироздания, пройдя по неведомой спирали Вселенной, вернется на Землю и обрушится на Манхэттен истребляющей молнией.

Водолазы, впервые проникшие в "Курск", увидели мертвых матросов, которые, обнявшись, плавали под куполом лодки. Позднее, в доке, когда из лодки сошла вода, первая вошедшая в лодку бригада увидела мертвых окостенелых моряков, обнимавших друг друга, стоявших на коленях в молитвенной позе. Их смерть была смертью религиозных мучеников, братским военным подвигом. Ступая среди искореженных переборок, погнутых стоек, глядя на черные, с круглыми люками своды, я будто слышу их предсмертную молитву. О Родине. О любимых и близких. О сбережении флота.

Катастрофа "Курска" толкнула Россию, как землетрясение. Но не рассыпала, не разбросала народ, а сдвинула теснее. Впервые, после гиблой "перестройки" и чумовых "реформ", рассоривших сословия, верования, партии, ополчивших нацию на нацию, идеологию на идеологию, поколение на поколение, впервые эта беда оказалась вселенской. Обратила людей друг к другу. Испытывая горе и ужас, люди одновременно пережили долгожданное тяготение, ощутили себя единым народом, который страдает, думает, верит заодно. Эта беда прошлась по каждой семье, по "новорусским" хоромам и обедневшим хижинам. Люди со своими грошами, червонцами или сотенными поспешили наполнить общую копилку помощи. Народ на мгновение соединился с властью, которая на краткий миг растерялась, почувствовала свою беспомощность, обратилась к народу с понятыми и сердечными словами.

Гибнущие в пучине моряки сотворили духовное чудо, своей смертью воскресили лучшие качества народа, послав ему из мертвых глубин свой озаряющий спасительный луч. К ним не поспела помощь, но они пришли на помощь народу. "Не надо отчаиваться", — написал гибнущий капитан-лейтенант Колесников на клочке бумаги, когда вода подступила под горло. И это было не только утешение близким. Это был наказ народу, у которого пытаются отнять флот, историю, национальную судьбу. И народ прочитал послание из глубин океана. Не отчаялся.

Смысл мученичества за Родину в том, что эти праведные смерти вселяют жизнь, охраняют живых, освящают земное бытие. Минувшее ужасающее десятилетие не выпало из русской истории, потому что была святая Шестая рота, погибшая в Аргунском ущелье. Был праведник Евгений Родионов, сложивший голову под чеченским ножом за Россию, Христа и Армию. Были герои "Курска", окропившие водой Баренцева моря, словно живой росой, всю нашу русскую жизнь.

Пусть прах обретенных в лодке моряков покоится на разных погостах и кладбищах, по разным городам и весям. Но есть ненайденные, унесенные огнем в океан. Зачерпнем бутылью соленую воду там, где погибла лодка. Вмуруем эту бутыль в розовую стену Кремля, великую усыпальницу "белых" князей и царей, "красных" вождей и героев. Их кости сто лет враждовали друг с другом. Не могли примириться, проклинали, ходили друг на друга в атаки. Фляга морской воды с прахом моряков примирит непримиримых, остановит вражду, соединит два периода русской истории, "белый" и "красный", вольет два распавшихся рукава в единое русло. Моряки "Курска" своим смертным подвигом установили мир в недрах русской истории.

"Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими".

Уверен, весь экипаж лодки "Курск", от командира до матроса, будет прославлен во святых. Богооткровенный иконописец Зенон, смиренно проживающий в псковской деревне, напишет чудесный Образ, где в ладье стоят все сто восемь святомучеников с золотыми нимбами, и ангел Божий своей дланью прикрывает пробоину в первом, торпедном отсеке.

Тусклый день поздней осени. Голый сад тоскливо сквозит черными кривыми ветвями, над которыми низко несутся тяжелые, словно темные глыбы, тучи, брызгает дождь, пугливо летит одинокая зябкая птица. В душе тоска, предчувствие неминуемых бед и утрат, отсутствие Бога и Света. Кругом вероломство, предательство. Зло торжествует, простирает над Родиной фиолетовое ядовитое зарево. Добро безответно, беспомощно. Народ, когда-то великий и гордый, ныне обманутый, во власти лжецов и насильников, покорно несет ярмо, сгибается под ударом бича. Нет силы сражаться, нет силы молиться. Грех уныния овладел тобой, и ты, окаменев душой, смотришь сквозь мертвые ветки сада, как валят предзимние тучи, тяжелые, словно бетонные плиты.

Но что это? В тучах открылся малый прогал. Крохотная светлая скважина. Прянул луч, ослепительный, тонкий. Ударил в черную землю, и она загорелась, расцвела, задрожала сверкающей радугой. Прогал в небесах все шире, свет все ярче. Над черными деревьями сада, над пустыми полями и далекими сырыми лесами плывет небесный ковчег. Ясно видна на борту славянская надпись "Курск". Стоят у борта в длинном строю моряки, в пилотках, бескозырках. Над их головами, как золотые одуванчики, сияют нимбы. Чудный ковчег плывет над Россией, и всяк, кто видит его, исцеляется духом. Снова верит, любит, сражается. Спасает ближнего, утешает несчастного. "Не надо отчаиваться", — летит из небес беззвучная молвь. Смерти нет. Любовь бесконечна. Россия святая и праведная.

Когда из титанового корпуса лодки извлекут ракеты, вырежут ядерное сердце реактора, извлекут бесформенное месиво обугленного металла и останется одна огромная пустая оболочка в сварных швах и тяжелых заклепках — пусть этот корпус водрузят на крутом берегу Кольского залива, чтобы виден был всем плывущим в океане кораблям. Этот корпус станет не просто памятником, но храмом "красной эпохи", которая в длинной череде русских веков сохранится, как драгоценная заповедь, неисчезающая мечта, неистребимое звено истории. В этот храм пригласят лучших живописцев, которые покроют вмятины и ожоги корпуса фресками и мозаиками.

Баталисты напишут картины великих сражений и схваток, в которых рождалась "красная эра". Походы гражданской, битвы Отечественной, сражения в Азии, в Африке, когда "красная вера" захватила планету, и революции, одна за другой, словно букеты цветов, распускались на всех континентах. Художники эпического склада изобразят великие стройки во льдах и песчаных пустынях, плотины на Енисее и Ниле, города в Каракумах, космодромы у полярного круга. Портретисты напишут лики "красных" вождей и пророков, героев и мучеников, летописцев и провидцев. Художники-космисты напишут лучезарные бездны Вселенной — их коснулись руки Гагарина, который, как волшебный фонарщик, зажигает в темноте разноцветные планеты и луны, развешивает лучистые лампады светил. Как садовод, сажает в Мироздании чудесный сад Русского Рая.

Этот храм "красной веры", неопалимой, пронесенной сквозь катастрофы и казни, будет местом паломничества бессчетных богомольцев земли. Народ никогда не забудет вселенского подвига "Курска", своей смертью поправшего смерть Родины, давшего новой России бессмертных героев и праведников.

Атомные лодки, скользящие в пучинах океана, как подводные монастыри, где экипаж подобен братии. Стоят на постах, на страже, на бессонном бдении, на чуткой молитве. Щупальца подводных радаров, лепестки эхолотов, ушные раковины гидролокаторов слушают какофонию моря. Гулы подводных течений, хрусты земной коры, игру китов и дельфинов, рокоты корабельных винтов. И среди бесчисленных звуков мира, музыки Океана и Космоса вдруг послышится едва различимый звук, загадочный знак, таинственное, едва уловимое слово. Весть о грядущем Рае. О Бессмертии. О божественной Русской Судьбе.

Иду в черной утробе взорванной лодки. Держу в руках крохотный, найденный среди обломков крестик.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЕТ

ТВ-6, агонизируя, сделало попытку завлечь зрителя "диковинкой". Теперь, когда всем стало очевидно, что Киселев и К° — вовсе никакие не профессионалы, а рейтинг идет к нулю, потребовался проект "За стеклом". То, что физиология рыночного животного (а именно этот вид наблюдается в клетке из стекла) впервые представлена именно на ТВ-6, само по себе — эмблема. "Человек", готовый на виду у всех жрать, спариваться и ходить до ветру, составляет основу киселевско-сорокинской аудитории. Вернее, ТВ-6 само культивирует эту зооаудиторию полуидиотов. А что может быть здесь эффективнее, чем методично приучать зрителя подглядывать и подслушивать, заставлять думать, что опустившиеся и опускающиеся с каждым днем все ниже люди за стеклом — герои, достойные подражания...

Переполошилась общественность. Недовольны даже одиозные "демократы" Асмолов и Попцов. Последний причитает: "Они хотят превратить народ в быдло, хотят поставить на четвереньки". Да где же вы были, милые лицемеры, когда демтелевидение последние 10 лет только тем и занималось, что "превращало". И вот теперь одичавшая толпа молодых особей осаждает гостиницу "Россия", чтобы поглазеть на других особей в клетке. Возмутилась и Церковь, а мусульманский муфтий публично назвал "За стеклом" "сатанинским действием, разлагающим нравы и семейные устои". Да, стеклянная колба с дураками в ней страшна потому, что при помощи данного проекта снимаются последние сакральные "табу", отделяющие человека от животного. Но почему же священноначальники все эти годы так мало, так тихо говорят в целом о сатанизме ТВ и других СМИ? Взять хотя бы фильмы о некрофилах, демонстрируемые тем же ТВ-6... Теперь же мы столкнулись с фактом ажиотажа среди юных зрителей по поводу "застеколья" — и это диагноз общества, это зримый плод растленной деятельности ТВ!

Заманивание игрой на низменных желаниях (подглядывать, упиваться беззащитностью наблюдаемого, ждать сексуальных сцен, конфликтов и взаимной агрессии участников), завлечение всем этим "порнобытом" — "практическая" цель ТВ-6. Навязывание жизни "за стеклом" как модели поведения — цель стратегическая. Перед нами модель будущего глазами ТВ-6: отупевшие существа, сидящие под "колпаком" (и по инерции называющиеся людьми), дерутся по всем законам подлости за сытную пайку. Те же, кто сохраняет нечто человеческое в данной "игре", конкурировать не способны (и об этом свидетельствуют "вылетевшие" первыми из-за стекла Саша, Оля и Анатолий). Над "колпаком", прошу заметить, сидят невидимые вещающие жрецы — управители "игры". Ну чем вам не маленький макет "нового мирового порядка"?

Кстати, если вначале мероприятия участники пытались сохранять приличия, выражая, пусть и фальшивое, дружелюбие, то уже ближе к середине все превратилось в ожесточенный унылый торг. Оставшиеся застекольщики все больше похожи на крыс в железной бочке, когда выживает лишь та, которая сожрет остальных. Как сказала одна участница другой: "Это бизнес, а в бизнесе тебе придется съесть и брата, и собственного отца". Вот такая философия жизни, такое понимание бизнеса "преподается" юношеству из-за стекла.

Прошел слух, что НТВ спешит повторить акцию ТВ-6, только в более масштабном виде. Что это: показное желание заткнуть прямого конкурента за пояс или общая новая стратегия ТВ по быдлизации населения? Помнить нужно только одно: когда мы смотрим нынешнее "российское" ТВ, мы, по сути, все "у стекла": ведь те, кто лгут и кривляются с экранов профессионально, за немалые доллары, ничуть не лучше, а много хуже пошедших сидеть "за стеклом" в надежде на скромный, по меркам "профессионалов", приз.

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Осипов ЗА РУССКИХ УЗНИКОВ

15 ноября 2001 в московском храме Святителя Николая на Берсеневке состоялся молебен о здравии и освобождении политзаключенных Казахстана. Кто они, эти люди?

Два года назад несколько российских граждан приехали в Восточно-Казахстанскую область, в традиционно русскую землю, где русские составляют 90% населения, чтобы воздвигнуть в районе Усть-Каменогорска православный храм. Был с ними и архитектор — Константин Семенцов. Православные мечтали превратить этот будущий храм и общину при нем в центр русской культуры, чтобы не забывали соотечественники и в пресловутом "ближнем зарубежье" свой язык, свою веру и свое имя. Но не тут-то было! Спецслужбы Назарбаева, поднаторевшие в борьбе с "идеологическими диверсиями", схватили романтиков и упекли в застенок. Дальше — угрозы, шантаж, избиения, пытки. Какой там храм, какая духовность — следователи выбивали свое: признание в "заговоре" против существующего строя. К арестованным не пустили российского консула, адвокатов, и даже само судилище вершилось внутри тюрьмы, чтобы ни один "чужой" журналист не узнал правды. Судья ежедневно отправляла отчеты лично президенту. Главная задача состряпанного наспех "дела" — запугать русских, оглушить расправой 40 % населения демократического эмирата, чтобы не смели поднимать глаза на суверенную этнократию! Что ж, мы помним издевательства над казаками. Помним судебный фарс над атаманом Гунькиным. Помним глумление над Ниной Сидоровой, пытавшейся стать кандидатом в депутаты казахстанского парламента. Угрозы, провокации, рукоприкладство — все это применялось против смелой женщины. Мы не забыли чистку кадров по национальному признаку. Запрет радио и телепередач из России. Табу на русскую речь, вандализм над русскими памятниками. И вот теперь — "усть-каменогорское дело"! За колючей проволокой по сфабрикованному обвинению в попытке государственного переворота томятся:

Виктор КАЗИМИРЧУК — со сроком 15 лет, Константин СЕМЕНЦОВ — 13 лет, Виктор ЧЕРНЫШЕВ — 13 лет, Николай АТЯШЕВ — 7,5 лет, Александр ДАШКОВ — 6,5 лет, Альберт УРАКАЕВ — 6 лет, Геннадий ЕРОХИН — 6 лет, Андрей ЗЛОБИН — 4 года.

Сегодня киллерам за убийство дают меньшие сроки! Бандитов освобождают под залог. Европа трясет СНГ, чтоб отменяли смертную казнь. Чтоб были добрее, гуманнее даже к изуверам. А здесь — по политическим мотивам, по национальному признаку, за русскую идею — долгие годы лагерей.

Удивляет "беспомощность" российского руководства. Год назад при личной встрече Назарбаев обещал премьеру Касьянову выпустить узников, Что же Михаил Михайлович не напомнит казахскому джентельмену о его честном слове? Наш Предстоятель одарил Назарбаева церковным орденом. Теперь орденоносец морит чад нашей Церкви в своем узилище. Наш президент Путин проявил волю к освобождению русских летчиков (граждан Латвии), попавшихся на перевозке оружия сепаратистам в Индии. Спасибо, конечно, что заступился за соотечественников, но что мешает теперь проявить волю к освобождению русских, мыслящих иначе, чем Назарбаев?

Горько сознавать, что вот уже 2 года наши православные братья, наши соотечественники, граждане России страдают при поразительном равнодушии всех ветвей власти Российской Федерации: первой — Кремля и правительства, второй — депутатов, третьей — прокуратуры, и, разумеется, четвертой — самой равнодушной к русскому народу.

Очнитесь, господа равнодушные, если вы — русские люди!

Владимир ОСИПОВ, глава Союза "Христианское Возрождение"

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Эрнест Султанов ОНИ НЕ СДАДУТСЯ! (Взгляд единомышленника)

Выступить против саблезубого, рыгающего "томагавками" тигра, имея на вооружении стебелек бамбука, и погибнуть — было бы не мужеством, а глупостью. Вот почему талибы перешли к методу партизанской герильи. Точку в этом решении поставила героическая оборона Мазари-Шарифа. Несколько сотен бойцов насмерть стояли против орд так называемого Северного альянса. Под ежедневными бомбежками, несмотря на предательство большого числа мобилизованных обывателей и купленный нейтралитет "не истых" полевых командиров, этот Афганский Брест держался множество дней и ночей.

Даже сейчас еще под развалинами и в катакомбах ждут своего момента изголодавшиеся, испепеленные, но не сломленные бородачи. И радостный гогот проезжающей по городу колонны американского спецназа глушится очистительной болью взрыва: это очередной, перевязанный пачкой гранат талиб Матросов бросился к машине врага...

Талибы ушли из крупных городов, проявив свой истинно мусульманский рахман, — милосердие. Они ушли, чтобы невидимые стервятники перестали клевать горожан, крестьян, детей. Чтобы люди не оставались зимой без крова и не вынуждены были бежать в никуда.

Талибы ушли, видя перед собой все силы "мировой совы". Ушли, не имея никакой другой поддержки извне, кроме молящихся за их победу миллионов сердец правоверных мусульман и христиан. Несломленные, они скрылись с экранов вражеских локаторов в джунглях афганских гор...

И сквозь ублюдочность янки, фотографирующихся на фоне гордых кабульских минаретов, сквозь пьяный рев янычар-омоновцев, сквозь печальные всхлипывания раббанизированных русских танков... как призыв муэдзина, раздается дышащее кровью и непреклонной мужской волей: "Талибы не сдадутся!"

Эрнест СУЛТАНОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владислав Шурыгин ОХОТНИК ЗА ГОЛОВАМИ

…Погода была "миллион на миллион", как говорят летчики. Высокое, но уже не жаркое осеннее солнце заливало бесконечную и ровную, как стол, степь. И лишь далеко на горизонте сизыми призраками горбатились горы. Там грозно и покойно дремал Кавказ. Мы летели к нему над прикавказскими равнинами по тому старинному военному пути, которым последние двести лет шагали на Кавказ русские полки, катились двуколки и брички прикомандированных сюда "свежих" офицеров, шли обозы с оружием, порохом, амуницией. А оттуда, им навстречу, тянулись телеги с ранеными и увечными солдатами, гарцевали на великолепных ахалтекинцах познавшие войну отпускники, гнали на столичный суд закованных в колодки пленных абреков.

Раньше путь на эту войну занимал неделю. Этакое неторопливое и размеренное погружение в кавказский ад. Дорожные станции, трактиры, гостиницы, рекрутские депо и последним чистилищем на границе с непокорными областями — Моздок…

Теперь этот путь укладывается в час с небольшим лета от Ростова до Моздока. И еще сорок минут лета на "вертушке" от Моздока до Ханкалы. Правда, раньше у абреков не было "Стрел" и "зэушек"…

…Но с нашим "бортом" ничего не могло случиться. Это я понял именно в тот миг, когда узнал, что на нашем транспортнике в Чечню перевозится четыреста литров крови для здешних госпиталей. С этим грузом ничего не могло произойти, ибо в расфасованных стандартных пластиковых пакетах в Чечню летела сама Жизнь, чтобы здесь, в Чечне, "живой водой" растечься по артериям и венам раненых солдат, чеченских рожениц, детей, стариков и вырвать их из ледяных пальцев Смерти.

И вот, спустя год, мы снова в Чечне. Снова на Ханкале.

Но это совсем не та Ханкала, которую я помнил. Там, где раньше было разбитое тысячами колес и гусениц поле, теперь раскинулся современный военный городок. Ряды казарм, боксов, плацы, караулки. Чуть особняком — досы — дома офицерского состава. Взгляд буквально обжигает картина — детвора, играющая на улице перед гостиницей. Никогда не мог себе представить, что здесь будут играть русские дети!

Жадно наблюдаю за ними. Что ждет их здесь? Тревожное детство в послевоенной, то и дело полыхающей огнем республике? А вдруг случится очередное предательство какого-нибудь Лебедя, и их ждет судьба беженцев, дороги, забитые уходящими отсюда войсками, горький хлеб отверженных…

Но дети играют. Смеются. Им нет дела до моих взрослых страхов.

Если их отцы решили перевезти сюда свои семьи — значит, они будут драться за них до конца, значит, они верят, что второго Хасавюрта не будет…

Нет и вечного, как сама эта война, знаменитого "александрийского маяка" — горящей нефтяной скважины на склоне. Погашена. Значит, ничего вечного на этой войне действительно нет…

Вообще, самым неожиданным в этой поездке было ощущение того, что русские в Чечню действительно пришли всерьез и надолго. Куда-то пропал тот бивуачный дух, ощущение вечного кочевья, табора, которое сопровождало армию всю прошлую и начало этой войны.

Теперь все больше примет постоянства, долговечности. И новые строительные площадки, и отсыпанные дороги, и прочные — из бетона и камня — блокпосты. И даже "цэбэу" — центр боевого управления, когда-то торопливо врытый в чернозем огромного поля на краю Грозного, теперь оставляет ощущение чего-то стационарного, прочного. Засыпанные щебнем площадки, высаженные на пустых пространствах фруктовые деревца, масксети, вагончики. Все поддерживается в аккуратном, строгом порядке.

Здесь на КПП нас уже ждут…

Генерал-лейтенант Владимир Ильич Молтенской принял группировку чуть больше месяца назад. Но новичком его в Чечне не назовешь. Именно он вместе с генералом Булгаковым командовал в январе 2000 г. штурмом Грозного. Им было проведено несколько крупных боевых операций.

Генерал невысок, строен, собран и азартен.

Сейчас его войска проводят крупную операцию в Ножай-Юртовском районе. Там, в горах, по данным разведки, сейчас скрываются основные главари боевиков: Хаттаб, Масхадов. Где-то там же и логово Басаева…

Вообще, в силу непонятных причин, был впустую потрачен почти год. После блестящих военных операций осени 99-го-весны 2000 года неожиданно наступила "расслабуха". Военным дали команду "стоп" и громогласно объявили, что теперь дело за политиками. Москва стала активно "раскручивать" администрацию Ахмада Кадырова, который обещал примирить и разоружить многих влиятельных полевых командиров. Чтобы не мешать этому "миротворчеству", боевые действия были фактически сведены на нет. Войскам запретили входить в села и аулы, где, по замыслу авторов этого плана, должны были действовать подразделения внутренних войск, МВД и местной милиции.

Но план этот был хорош только на бумаге.

Администрация Кадырова оказалась не в состоянии контролировать обстановку на местах. Формирование местного МВД шло очень медленно и работоспособность его оставляла желать лучшего. Не было ни достаточного количества подготовленных и лояльных кадров, ни технических возможностей. Рушайловское же МВД службу в Чечне несло "вахтовым" методом, и тем более не могло надежно "держать" Чечню.

Едва ли не главным критерием "работы" стало "отсутствие потерь", чего добивались весьма незамысловатым способом — сворачивая боевую активность, отсиживаясь на базах, а зачастую и просто "договариваясь" с боевиками.

В итоге еще совсем недавно разгромленные и деморализованные боевики смогли вернуться в поселки и аулы и спокойно перезимовать. За зимние месяцы они пришли в себя. Восстановили связь, единое управление, организовали взаимодействие. Развернули широкую подпольную сеть. Восстановили арсеналы. В целом ряде поселков и сел горной Чечни боевики вообще взяли администрацию под свой контроль, а непокорных, "пророссийских", глав администраций уничтожили. И с весны этого года развернули активную миннодиверсионную войну. Война пошла на второй круг.

В этих условиях было принято решение передать управление операцией ФСБ России.

И с лета этого года начался новый этап контртеррористической операции.

От бесполезных эмвэдэшных "массовых зачисток", эффективность которых равнялась нулю, поскольку еще на этапе согласования этих "зачисток" с местной администрацией боевики получали всю информацию о планах "федералов" и загодя уходили в горы, перешли к "адресным мероприятиям". Небольшие мобильные группировки Российской армии, МВД и ФСБ начали в различных районах проводить локальные спецоперации на основе данных агентурной и радиоразведки. "Вычислялись" поселки и дома, где скрывались боевики, маршруты их движения, базы и схроны. После чего по ним наносились удары. Эта тактика себя оправдала. Всего за несколько месяцев было уничтожено и взято в плен боевиков больше, чем за весь предыдущий год.

И одним из "авторов" этой тактики называют генерала Молтенского. Именно при нем "ошахидился" знаменитый Арби Бараев, под его руководством были проведены операции, в ходе которых были уничтожены такие "знаковые" лидеры, как Абу Умар, Абу Джафар, "мясник" Цагараев, "бригадный генерал" Ташаев и еще целый ряд "волков" помельче…

Во всех штабах группировки на стене среди схем и карт обязательно можно увидеть плакат с фотографиями всех основных полевых командиров. Почти половина снимков на нем уже либо перечеркнуты красными крестами, что означает ликвидацию, либо "зарешечены" — взяты в плен.

За эту "нацеленность" Молтенского на лидеров боевиков его в войсках прозвали "охотником за головами" и "волкодавом"…

— Предъявителю сего разрешается проезд через блокпосты и КПП без проверки и досмотра в любое время суток. Подпись: министр сельского хозяйства Чечни, — Молтенской отбрасывает красную книжечку на стол. — А знаете, кому выписан этот "пропуск"? Ни за что не догадаетесь — главному стоматологу Гудермеса. Какое отношение "министр сельского хозяйства" имеет к проезду через КПП и блокпосты? И для чего стоматологу проезд без досмотра, да еще в любое время суток?

И вот такими "удостоверения" тысячами гуляют по Чечне. Есть даже специальная "такса" на получение такой "ксивы". Ее потом смело суют под нос солдатику или постовому сержанту. И закатывают скандалы, если те вдруг пытаются исполнять свои обязанности. Прессе жалуются на "беззакония" военных.

Подъезжали и ко мне с "разговорами по душам", предложениями быть "помягче", "поуступчивее". Здесь полно желающих установить с командующим "неформальный контакт". Но, как говорил один умный человек: "Каждая внеслужебная связь уменьшает на одну степень свободу командира!" Обходимся без "неформальностей".

Мы уже изъяли почти пять мешков этой макулатуры. И будем дальше изымать. Я отменил все это безобразие. Отныне никаких самопальных пропусков. Они только для прохода в то или иное учреждение. А для перемещения по территории Чечни есть только три документа: общероссийский паспорт, документ на автомобиль и складская справка, если везешь груз. Все! Больше ничего.

Из спецдокументов действителен только "рошевский" пропуск. Но за них уже мы отвечаем, — Молтенской откидывается на спинку кресла.

…Чем дольше наблюдаешь за Молтенским, тем все больше удивляешься тому, сколько фактов и деталей одновременно держит в голове командующий. Словно из мозаики, он складывает из них картину обстановки, анализирует ее, просчитывает ее вперед. И это не только чисто военная информация. Командующий в Чечне не может быть только военным. Если это так, то он не сможет понять Чечню, не сможет почувствовать всю сложность и неоднозначность процессов, происходящих здесь. А без них контролировать эту мятежную провинцию невозможно. И эта "универсальность" командующего вызывает глубокое уважение…

— Мы провели анализ "гуманитарки", поступившей за последние месяцы в Ингушетию, — рассказывает Молтенской. — Получилось, что на каждую из двухсот тысяч семей пришлось почти по пятнадцать килограммов. Но я отлично знаю, что дай Бог, только одна семья из десяти эту помощь получила. А где же остальная? В горах, кормит боевиков! Мы давно пытаемся добиться того, чтобы вся "гуманитарка" поступала централизованно в комендатуры и уже оттуда распределялась по администрациям. Но есть серьезные силы, которые заинтересованы совсем в другом.

Прибыла тут к нам делегация некой международной "гуманитарной миссии". Мы ее "прокачали" и выяснилось, что вся она как на подбор состояла из бывших офицеров спецслужб Англии и Франции и укомплектована, как хороший разведцентр. Радиостанции со сканерами, таблицы частот — наших и боевиков. Но, что особенно интересно, — списки жителей для "адресной помощи", а там — сплошь семьи боевиков. Такие вот "гуманитарии"…

Есть проблема и с распределением денег. Мы жестко контролируем "социалку" до районного уровня. Наши коменданты каждый месяц отчитываются по распределению средств. Но вот дальше — очень большой вопрос. То и дело поступают данные о том, что на местах до врачей, учителей, пенсионеров деньги не доходят, хотя главы администраций получили их в полном объеме. И сейчас одна из главных проблем для нас — это двойная игра части глав администраций, которые сотрудничают с боевиками.

На нас даже пытались тут давить: мол, надо сокращать количество блокпостов, население от них устало. Но мы провели совещание всех глав администраций. И что выяснилось? Большинство глав, наоборот попросили нас увеличить количество блокпостов. Главное, четко контролировать, чтобы милиция наша российская, стоящая на них, не занималась вымогательством и не пропускала за "бабки" кого угодно и куда угодно. С этим мы сейчас боремся самым безжалостным способом.

Вот письмо от жителей села Дарго. Больше четырехсот подписей. Они просто умоляют командование не выводить из села наш мотострелковый полк. И мы пошли им навстречу. Кроме этого, мы приняли решение сформировать из местных жителей еще девять рот для охраны местных органов власти. Надо обеспечить их защитой, чтобы они не оставались один на один с боевиками…

…Еще несколько секунд назад наша "восьмерка" стремительно стригла воздух буквально в десятке метров от земли, но вот земля ушла вниз, и под шасси вертолета загорбатились густо заросшие лесом горы. Тотчас забабахали отстреливаемые тепловые ловушки, разлетаясь в стороны яркими золотыми шмелями. Их магниевый жар должен обмануть, увести за собой тепловые головки самонаведения ПЗРК.

Летом у боевиков появилась целая партия ракет "Стрела". Несколько их недавно были захвачены "спецназом" при штурме одного из горных складов. Судя по номерам, ракеты из партии, которая была оставлена в свое время грузинской армии. Но лукавые грузины утверждают, что эта партия была давно израсходована. Чуть ли еще не на прошлой абхазской войне…

Именно этими "израсходованными" ПЗРК был месяц назад сбит над Грозным вертолет с комиссией Генерального штаба. И еще несколько штук до сих пор остаются в арсенале боевиков.

Сверху нас прикрывает пара "крокодилов" — боевых Ми-24. Они выписывают над нами "восьмерки" и чем-то напоминают борзых, настороженно рыскающих в поисках следа.

Внизу яркое буйство осени. Лесистые склоны, как пестрый восточный ковер — алые, золотые, багровые, рыжие. Горы то почти в упор приближаются к "борту", наплывая вершинами, то вдруг проваливаются вниз глубокими узкими ущельями и протоками рек.

Если бы не война, этот полет был бы чудной экскурсией в кавказскую осень…

Но сейчас в этой красоте есть что-то тревожное. От этих склонов и вершин веет опасностью, где-то там прячутся боевики. Провожают нас ненавидящими взглядами, до боли в пальцах сжимают оружие. Но инстинкт самосохранения сейчас сильнее…

Смотришь сверху на этот безбрежный массив, и только диву даешься — как в этих горах можно кого-нибудь вообще обнаружить и уж тем более окружить, уничтожить.

Но вот внизу мелькнули темно-оливковые бруски боевой техники, и вертолет, заложив крутой вираж, начал осторожно пристраиваться на посадку.

Проходит еще несколько секунд — и пневматики колес глубоко впечатываются в жирный чернозем горы. Площадка приземления развернута на плоской вершине одной из гор. Прямо под ней — небольшой аул. А на склоне — полевой штаб воюющей здесь группировки.

Стихают движки, и мы спрыгиваем в знакомый "чеченский пластилин".

…За ночь земля успевает промерзнуть. Снежный иней до сих пор искрится в тени деревьев и на седом костяке высохшего бурелома по краям поляны. Но днем, на ярком солнце, верхний слой раскисает до мягкости пластилина, который топким пластом лежит на ледяной, скользкой корке неоттаявшей земли. Идти по нему особое искусство. Ноги вязнут, на каждый башмак налипает по огромному кому "пластилина", но стоит чуть ошибиться, неточно поставить ногу, и каблуки предательски скользят по ледяному панцирю.

После падения в этот "пластилин" чиститься просто бессмысленно: он как майонез — чем сильнее его оттираешь, тем глубже он въедается в одежду. Единственный способ — дождаться, пока грязь сама высохнет и отвалится.

Неуклюже ковыляем вниз по склону к автобусу, где развернут "цэбэу". У боевой техники заботливые солдатские руки уже набросали досок и ломаных веток. Идти сразу становится легче. В автобусе командующему докладывают обстановку. Операцией здесь руководит начбой округа генерал-майор Николай Богдановский. Высокий, крепко сбитый, с выразительным "мелиховским" лицом. Богдановский именно тот тип мужчины, который просто рожден для армии, для службы.

По всему чувствуется, что с командующим у генерала полный контакт. Богдановский вместе с Молтенским склонились над картой. За ночь полки и батальоны завершили внешнее окружение района, где блокированы боевики. Теперь задача сжимать и утягивать этот "мешок", не давая "волчарам" из него вырваться.

— Что по лидерам? — спрашивает Молтенской.

— Масхадов ночью выходил на связь вот из этой точки, — карандаш Богдановского клюет небольшой распадок на карте. — Мы нанесли сюда удар артиллерией. С тех пор молчит. Хаттаб уже второй день молчит. Чувствуется, что нервничают. Жалуются, что аккумуляторы в станциях садятся. Читают друг другу сводки из Афганистана, бодрятся. Мы их накрываем. Вчера передали, что "Зелимхан" женился…

Перехватив мой удивленный взгляд, генерал поясняет:

— "Женился" — значит, погиб. Так боевики кодируются.

Ясно…

Докладывает начальник разведки. Невысокий плотный полковник ГРУ. Я хорошо его запомнил еще по той войне. Цепкий, собранный, немногословный. Слышу знакомые названия: "Центорой", "Белготой", "Дарго"…

…Какая странная штука жизнь. На прошлой войне именно с этих мест начался мой второй, после грозненской эпопеи, на нее "заезд". Тогда эти аулы здесь штурмовала группировка Шаманова. Отсюда начала всходить его военная слава. И аул Дарго был одной из первых твердынь им взятых…

И вот теперь я вновь в этих краях….

Одна из особенностей этой войны в том, что теперь боевые действия здесь ведет в основном Северо-Кавказский военный округ. От других округов только части "спецназа", "десантура" и "морпехи". И это понятно. Эти элитные войска должны постоянно обкатываться в боевых условиях. Поэтому одна бригада ГРУ сменяет другую, один полк ВДВ сменяет другой. Но все же основной костяк группировки полки и дивизии СКВО. Вертолетчики, артиллерия, бронетанковая техника — все свое, "родное". Конечно, при такой "стабильности" группировки командование намного лучше знает свои части и подразделения. Само подбирает и расставляет командиров. И как следствие — боевой дух, боеготовность этих частей не сравнить с тем, что было на прошлой войне, когда набранные "с бору по сосенке" некие "сводные" полки дивизии бросались в огонь войны без выучки, отлаженного взаимодействия, а зачастую даже без простого знакомства друг с другом.

Сегодня армия качественно в ином морально-психологическом состоянии, но проблем все равно хватает. И главная из них — техническая отсталость. Десять лет реформ страшным плугом прошлись по армии. Новой техники практически нет. Пушки и танки в большинстве своем производства середины семидесятых. Вертолеты так же, кто после второго, а кто и после третьего капремонта. Некоторым "бортам" вообще уже больше двадцати пяти лет. Но главное — страшно устарела связь, а также средства разведки и навигации. Война в горах — это война небольших мобильных отрядов. Здесь победу одерживает тот, кто раньше обнаружит противника, кто лучше ориентируется на местности, кто быстрее способен организовать взаимодействие. И здесь, как выразился один из "спецназовских" командиров отрядов, мы воюем техникой сорок пятого года против техники двухтысячного.

Боевики имеют отличную связь. Почти каждый боевик для связи в группе снабжен личной "мотороллой" или "кенвудом", командиры имеют спутниковую связь, которая практически не засекается и не перехватывается. В каждой группе есть "джипиес" — небольшой блок системы спутниковой навигации, которая позволяет в считанные секунды с точностью до нескольких метров определить свое местоположение. У них отличные дневные и ночные бинокли. Боевики одеты в легкие, прочные, влагонепроницаемые и непродуваемые костюмы, имеют специальные экранирующие накидки, защищающие их от тепловизоров.

У нас же радиостанции — это тяжелые огромные ящики, которые весят десятки килограммов. О связи внутри группы "спецназовцы" могут только мечтать. "Джипиес" если и есть, то купленные за собственные или "спонсорские" деньги. Оптика и ночные бинокли тоже зачастую "самокупленные". Амуниция и форма вообще вне критики. Ватники и сапоги, в которых ходит большинство солдат и офицеров группировки, изменились со времен Второй мировой войны только в смысле окраски. Если что-то и видишь на ком-нибудь новое, современное, то все это куплено за свои деньги…

Неожиданно в автобус стремительно поднимается один из разведчиков.

"Спецназ" докладывает, что наблюдает группу боевиков на склоне горы!

— Вот здесь, — разведчик ставит на карте точку карандашом, — двигаются вот в этом направлении. Примерно через полчаса выйдут сюда…

И тотчас обстановка на "цэбэу" меняется. Время словно уплотняется. В глазах офицеров появляется охотничий азарт. Начался загон…

— Ваше решение, Николай Васильевич? — обращается Молтенской к Богдановскому.

— Нанести удар артиллерией и авиацией, потом "прочесать" район спецназом.

— Действуйте.

— Кто у нас в воздухе? — голос Богдановского ровен, но в нем сразу появился металл…

— Пара "двадцать четвертых", но они прикрывают "альфу".

— Поднимайте еще пару им на смену. После того как они взлетят, перенацельте эту на удар. Поднимайте штурмовики. Первая пара в штатном варианте, а второю с зажигательными баками. Весь склон выжечь!

— Есть!

— Артиллеристы!

— Уже рассчитываем данные.

— Через сколько минут будете готовы к стрельбе?

— Думаю, через пятнадцать минут откроем огонь, товарищ генерал.

— Добро. Огонь открывать по готовности. После вас работает авиация.

— Есть!

— Где наши группы? — обращается Молтенской к начальнику разведки. Тот показывает место на карте.

— Вот здесь и здесь. Еще две выдвигаются вот сюда и сюда…

— Так. Это очень близко к месту удара. Останови своих разведчиков на этом рубеже… — Молтенской стремительно делает пометки на карте. — И эту группу оттяни на километр.

— Есть!..

Через несколько минут в автобусе повисает особая, "штабная", напряженная тишина. Все распоряжения отданы и теперь остается только ждать результата. Работа штаба на войне всегда связана с интуицией, умением опередить время, просчитать обстановку на часы вперед. Штаб, как "машина времени", опережает реальность. Но как тяжело и мучительно потом ожидать, когда реальность, наконец, догонит расчет! И мастерство, искусство штаба в том, чтобы догнавшая его расчеты и планы реальность с ними полностью совпала…

…Шагающие по далекому склону боевики даже не подозревают, что за ними уже давно внимательно наблюдают холодные, бесстрастные глаза русского "спецназа". Что они стали целью, мишенью.

Они не догадываются, что пришла в действие и закрутилась огромная боевая машина. За сотню километров отсюда на старт уже выруливают штурмовики. Под их плоскостями тяжелые темные "капли" бомб и зажигательных баков, которые спустя несколько минут рухнут на головы боевиков, выжигая, испепеляя все вокруг.

Они не знают, что за десятки километров от этих гор рябые от частой стрельбы орудийные стволы гаубиц уже разворачиваются в сторону гор, и наводчики торопливо крутят рукоятки подъемных и поворотных механизмов. Что заскорузлые, в мазуте и масле руки заряжающих уже вогнали банниками в казенники тяжелые чушки снарядов и уложили на лотки золотистые гильзы зарядов. И невидимые линии траекторий стремительно скользят через вершины и распадки, сходясь на этом склоне.

Боевики переговариваются между собой, шутят, устало поругивают солнце и хорошую погоду, которая благоприятствует русским самолетами, чутко вслушиваются в небо и не знают, что с каждым своим шагом они все ближе к тому рубежу, где на их головы обрушится огонь. С каждым шагом они все ближе к месту своей смерти…

— По этому квадрату нанесете срочное огневое поражение. Расход — девяносто. Потом отработают вертолеты, за ними штурмовики. Быть в готовности нанести повторный удар по уточненным данным! — голос начарта простуженный, с хрипотцой. Штаб уже пятые сутки кочует по горам…

— Ну что твои разведчики? — в голосе Молтенского чувствуется легкое нетерпение.

— Отошли. Остальные группы остановлены. Можно работать.

— Артиллеристы?

— Готовы, товарищ командующий!

— Авиация.

— "Двадцать четверки" взлетели, через десять минут будут здесь. Вторая пара перенацелена и находится в районе ожидания. Штурмовики также в районе ожидания.

— Тогда работаем!

…Неожиданно чуткое ухо полевого командира уловило тончайшую вибрацию воздуха. Еще не разобрав до конца, что это такое, он сердцем почувствовал опасность. Замер, вслушиваясь в привычные звуки осени. Но уже через мгновение вибрация налилась силой, превратилась в знакомый до судорог шелест подлетающего снаряда. Командир еще успел гаркнуть команду "Рассыпаться!" и, подчинясь инстинкту самосохранения, бросился на землю, вжимаясь в нее, словно это могло помочь спастись.

А потом склон горы под ним вдруг вздыбился и мир утонул в яркой, бесконечной вспышке…

…Даже здесь, за несколько километров до места удара, земля вздрагивала от разрывов, как живое существо. Сначала далекий склон проутюжила артиллерия. Стоило ей замолкнуть, как над нами прошлепали лопастями "двадцать четверки", они легли на боевой курс, и от коротких их крыльев к земле потянулись дымные росчерки "нурсов". Один заход, второй. Наконец вертушки развернулись и ушли в сторону Ханкалы. Но тишина была недолгой. Откуда-то из-за зенита, затопив все вокруг форсажным ревом, на склон спикировали штурмовики. Мгновение и, промелькнув над головами темными зарубками, они вновь растворились в синеве. А еще через пару секунд земля вновь заходила под ногами ходуном.

Наконец, все стихло.

— Дайте команду разведчикам осмотреть район удара, — обращается Молтенской к Богдановскому.

— Сделаем, Владимир Ильич! — кивает генерал.

Напряжение последних минут начинает потихоньку спадать.

— Ну что планируете на завтра? — уже совсем буднично спрашивает командующий.

— Завтра к десяти утра полки выйдут вот сюда и сюда, — Богдановский очерчивает на карте линию, которая почти вдвое затягивает "мешок", в котором скрываются боевики. Проведем зачистку аулов Белготой и Центорой. Прочешем "спецназом" горы над ними. Там, по данным разведки, у них есть базы и "схроны". Примерные их координаты у нас уже есть. К вечеру постараемся уплотнить внутреннее кольцо и дополнительно усилим внешнее. Я думаю, что скоро они начнут пытаться прорываться…

— Добро. Тогда мы будем собираться. — Молтенской встает.

— Товарищ командующий, обед готов. Повар старался. Плов приготовил, — улыбается Богдановский.

…Для человека военного разделить стол с сослуживцами, и тем более с подчиненными, это не просто дежурное "мероприятие". Это знак уважения, товарищеского расположения, боевого братства. И потому командующий, несмотря на сытный обед в резиденции Кадырова, где Молтенской утром встречался с аппаратом правительства, конечно, соглашается на плов.

И плов того стоил!

За обедом Молтенской вдруг вспомнил, как выводил из объединившейся Германии последнюю мотострелковую дивизию, которой он тогда командовал. Рассказал, как немцы спросили, что делать с советскими танками, которые памятниками стояли на улицах некоторых городов? Мол, нельзя ли их продать как металлолом, а деньги поделить?

— Я сказал — нет! Это наша гордость и память о нашей Победе! А потом снял их и вывез в Россию. Все четыре танка…

И этот поступок тоже штрих к портрету генерала…

— За осень мы должны основательно прочистить горы и загнать боевиков в поселки, — говорит Молтенской. — Зимой в горах без заранее подготовленных баз и схронов много не навоюешь. И мерзлую землю особо не покопаешь. Поэтому сегодня наша главная задача — громить их базы и склады. А уж в поселках мы их додавим. В этом деле опыта нам уже не занимать.

Настроение у боевиков сегодня не лучшее. Еще весной автомат на рынке стоил пятьдесят долларов, а сегодня уже пятьсот. Вырастет и еще в пять раз, если большинство каналов их покупки перекроем. Только на днях в Ставрополье арестовали нескольких подонков в милицейских погонах, которые изъятые нами стволы, доставленные туда для уничтожения, опять продавали боевикам.

Надо сказать, боевики все чаще в радиоперехватах говорят о том, что русских-де уже научили воевать и теперь пора перебираться в Афганистан — учить американцев. И чемоданное настроение у них не от хорошей жизни. Но поросячьего оптимизма у нас быть не должно. Враг жесток, умел, очень быстро адаптируется к изменению обстановки. Его можно победить только настойчивостью, волей, постоянным и непрекращающимся силовым давлением, удержанием инициативы…

Обратный полет, показалось, занял вдвое меньше времени. Командующий молча сидел у окна. И в эти минуты вдруг стало видно, как он устал. Серые круги под глазами. И я впервые замечаю седину на его висках…

Он внимательно вглядывался в землю, расстилающуюся под нами. Ровные, словно "причесанные", вспаханные поля.

И я вновь ловлю себя на мысли, что на прошлой войне я не видел вспаханных полей…

…Дымки над трубами, ровные ряды ухоженных садов, "высоковольтки", стада в полях. Обычная рутинная картина… Но что видел сквозь нее командующий? Ведь это была ЕГО земля, он отвечал за ее мир и покой, ЕМУ доверены сотни тысяч жизней его солдат и местного, такого странного, заблудившегося, запутавшегося в себе и во времени народа. И груз этой ответственности давил на его плечи. Ведь здесь, в этой мятежной провинции, он был не просто генералом — он был Прокуратором самой России. И не имел права на ошибки…

Вертолет пошел на посадку. Внизу замелькали дома и казармы новой Ханкалы. И Молтенской как-то сразу подобрался. Куда-то пропала усталость, распрямились плечи. Группировка встречала своего командующего…

На следующий день пришел доклад командира группы "спецназа", обследовавшего район нанесения удара. На месте было обнаружено девятнадцать трупов боевиков. Их оружие и документы собраны и доставлены в штаб группировки. А еще через день в районе "мешка" в засаде были уничтожены один из ближайших друзей Басаева бригадный генерал Умалатов и четверо его заместителей.

Охота на "волков" продолжается…

Москва-Ростов-Моздок-Ханкала-Москва

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Игорь Янин НЕОПАЛИМАЯ ИДЕЯ

О русской идее у нас всегда говорилось и говорится много. И часто звучит (или подспудно подразумевается) такая мысль: надо-де обратиться к тому, что там наработали до нас наши великие мыслители прошлого, "вспомнить все", проинтегрировать, сделать, словом, Большой Синтез, добавить кое-что к нему из нашей актуальности, опрокинуть этот Великий проект в будущее, и все-то у нас получится, все будет хорошо. Зря, что ли, лучшие умы нации творили, размышляли, искали эту самую идею? И вообще, ведь известно, без прошлого нет и будущего…

И в полном соответствии с этой капитальной задачей почти автоматически называют каноническую, освященную традицией цепочку имен — Аксаков, Хомяков, Соловьев, Булгаков, Бердяев и т.д. При этом подразумевается, что все они работали на эту идею, "гранили", так сказать, ее, и она существует где-то там, в национальной сокровищнице Сокровенного Знания, — единственная и неповторимая, единая и неделимая.

Но это неверно. Никакой одной, единственно правильной русской идеи не существует, по крайней мере в нашем прошлом. Проблема в том, что и тогда не было никакого идиллического единства относительно Русского проекта, и даже беглый взгляд назад вполне достаточен, чтобы убедиться в этом. И тогда русские мыслители воспринимали то, что мы сейчас называем русской идеей, по-разному, и, соответственно, разрабатывали ее разные версии.

Так какую из них мы выберем для "творческого усовершенствования"?

Сразу же хотелось бы подчеркнуть следующее: изначально русская идея (пусть и не было тогда этого понятия) рождается прежде всего как идея религиозная. Так было и в случае со старцем Филофеем ("Москва — третий Рим"), и с нашими славянофилами, с которыми, собственно, и ассоциируется у нас сам поиск этой идеи. И А.С.Хомяков, один из отцов-основателей этого течения мысли, если и говорил о великой миссии русского народа, то только в религиозном смысле. И эта миссия свершится именно тогда, по его мнению, когда наш народ осознает и выразит свои "духовные силы и начала, лежащие в основе Святой Православной Руси". И предназначение России, по А.С.Хомякову, "состоит не в том, чтобы стать самым могучим или самым богатым государством, а в том, чтобы стать "самым христианским из всех человеческих обществ".

В том же религиозном ключе искал русскую идею и сподвижник А.С.Хомякова — И.В.Киреевский. И он тоже возлагал все свои надежды на эту "особость", "самость" — "самое христианское общество" — России, последовательно подчеркивал разницу между западным христианством (неважно, о католиках ли речь или о протестантах) и христианством русским, русским православием.

Что типично для нашего православия, по мнению И. В. Киреевского? Это прежде всего — "безмятежная внутренняя целость духа" как основа всего поведения и мышления. По мнению мыслителя, этот религиозный тип миросозерцания лег в основу всей русской культуры, что и предопределило ее отличия от культуры западной. Если для первой характерны целостность и разумность, то для второй, по И.В.Киреевскому, — двойственность и рассудочность. И если "там", на Западе, царит "мозговое", рассудочно-отвлеченное богословие, то русский путь к Богу — это путь "внутреннего возвышения самосознания к сердечной целостности", через озарение сосредоточенной души, через чувства, через сердце... Сердечное православие…

Соответственно, если две цивилизации различны в корне своем, то и прочие стороны их бытия также несходны. Поэтому И.В.Киреевский видит отличия исторических путей России и Запада практически во всем.

"У них" — поземельная собственность как первооснова всех гражданских отношений и главное условие независимого бытия гражданина, у нас собственность — только случайное выражение отношений личных, результат хороших (или дурных) отношений подчиненного лица и лица вышестоящего. "У них" — закон, сознательно разработанный людьми и ими же установленный в ходе долгого противоборства и диалога интересов, закон как компромисс и баланс враждебных интересов, закон, перед которым формально равны и высшие, и низшие.

На Руси иначе, здесь законность — это своего рода бессознательная традиция, закон "по обычаю" ("так принято"), который есть следствие не воли людей, но самого быта, всего строя русской жизни.

Таким образом, Киреевский приходит к основополагающему для него и для всей славянофильской философии выводу: Запад и России — это разные цивилизации, это разные типы культуры и, значит, и здесь и там живут и действуют разные типы людей. Мы — разные люди.

В чем различия? Мыслитель пишет, что оторвавшись от метафизической Цели, от выполнения божественного промысла, решая только лишь свои земные — социальные и личные задачи, "западный человек почти всегда доволен своим состоянием", он "готов, с гордостью, ударяя себя по сердцу, говорить себе и другим, что совесть его вполне спокойна, что он совершенно чист перед Богом и людьми, что он одного только просит у Бога, чтобы другие люди были на него похожи". Самодовольство — вот, пожалуй, главный порок, который Киреевский ставит в вину западному человеку.

Русские же, согласно философу, — другие. "Русский человек, напротив того, всегда живо чувствует свои недостатки, и чем выше восходит по лестнице нравственного развития, тем более требует от себя, и поэтому тем менее бывает доволен собой..." Иными словами, русский человек всегда собой недоволен, и потому всегда открыт к самосовершенствованию, к развитию. В этом, по Киреевскому, его большое преимущество, даже несмотря на очевидные недостатки и "неправильности" в его настоящем, сегодняшнем положении.

Эстафету столь важного для нас самопознания продолжил вслед за Киреевским И.С.Аксаков. Последний нашел другую важную особенность русского мировоззрения, или, как сейчас бы сказали, менталитета. Русский народ, по Аксакову, проводит резкую границу между "государством" и тем, что называется на Руси "землею". Это просто разные для него понятия. "Земля", как пишет Аксаков, это община, причем та община, которая по своей внутренней, нравственной "правде", что есть одновременно и справедливость и некий нравственный, по сути своей христианский закон.

Как возникло это противопоставление? Государство русские были вынуждены образовать по причине враждебного окружения. Для этой цели они призвали варягов и передали им (князю) всю политическую власть. При это они сами, сознательно отделили "землю" от государства, которое живет "внешнею правдою" — создает внешние правила жизни, предписания и прибегает к принудительной силе. "Земля" и государство существуют таким образом параллельно друг с другом, в условиях диалога и союза. За "землею" — совещательный голос, "мнение народное", за властью, царем — окончательные политические решения. Отсюда, кстати, и известный тезис славянофилов, который, по их убеждению, и должен лежать в основе нормального, правильного обустройства России, а именно: "власть — народу, мнение — народу".

Таковое убеждение, кстати, и предопределило отношение Аксакова к реформам Петра I. Если сначала мыслитель восхвалял царя-реформатора как освободителя русских "от национальной исключительности", то потом возненавидел его реформы, поскольку тот нарушил гармонию между "землею" в виде Земских Соборов с их общенародным "мнением" и государством в лице государя. Что же касается неприятия Аксаковым "национальной исключительности", то тут никакого противоречия с его патриотическими чувствами нет. Просто эту самую исключительность он понимал по-своему, он видел ее не в этнографических особенностях (которые не самоценны), но в том, что в русском народе общечеловеческие начала развиты выше, чем у других народов, что ему присущ "христианско-человеческий дух". Истинно христианское смирение русского народа Аксаков видит в том, что каждое свое достижение (победу в сражении и т.д.) он приписывает не себе, а Богу, и прославляет Его крестными ходами, молебнами и закладками церквей. Памятников своим великим людям он не ставит, в лучшем случае храм по поводу того или иного их свершения.

Это, полагал философ, решительно отличает истинную Русь от западноевропейских народов, которым свойственна или национальная исключительность, или же, как реакция против нее, космополитизм, отрицание национального начала. И то, и другое — плохо, не имеет перспективы.

Таким образом, русский народ, по мнению Аксакова, может и должен послужить примером остальному формально христианскому миру, его достоинства имеют общемировое, глобальное значение.

Вершиной именно такого религиозного толкования русской идеи стали труды крупнейшего русского философа-богослова В.С. Соловьева. Он довел этот поиск до логического конца — до принципа "свободной теократии".

Это, по Соловьеву, есть сам идеал общественного устройства, когда в обществе нравственный авторитет принадлежит церкви и ее верховному представителю (патриарху), государственная власть — царю, а живой совет с Богом — пророкам, которые, по мнению философа, обладают "ключами будущего". И коль скоро Соловьев говорит о теократии, то он все договаривает до конца: государство, по его мнению, должно быть подчиненно церкви. Иначе ведь и быть не может: поскольку видимая, то есть реальная церковь, есть "действительная и предметная форма Царствия Божия", она же — "живое тело Божественного Логоса"…

Почему именно теократия есть сама суть русской идеи?

На этот вопрос Соловьев отвечал так. По его мнению, в человеческом общежитии действуют "три коренные силы", три социальные тенденции. Одна из них — центростремительная, которая стремится подчинить человечество одному верховному началу, уничтожив все многообразие частных форм, подавив свободу личной жизни. Иными словами, говорит мыслитель, ее цель: "один господин и мертвая масса рабов". Вторая сила — центробежная, которая отвергает вообще какие-либо общие, объединяющие начала. Ее торжество означало бы "всеобщий эгоизм и анархия, множественность отдельных единиц без всякой внутренней связи".

И только третья сила, по Соловьеву, а именно сила Божественная, "дает положительное содержание двум первым, освобождает их от их исключительности, примиряет единство высшего начала с свободной множественностью частных форм и элементов, созидает таким образом целость общечеловеческого организма и дает ему внутреннюю тихую жизнь". Эта сила, согласно философу, "может быть только откровением высшего божественного мира, и те люди, тот народ, через которого эта сила имеет проявится, должен быть только посредником между человечеством и высшим миром, свободным сознательным орудием его. Такой народ не должен иметь специальной ограниченной задачи, он не призван работать над формами и элементами человеческого существования, а только сообщить живую душу, дать жизнь и целость разорванному и омертвелому человечеству через соединение его с вечным божественным началом. Такой народ не нуждается ни в каких особенных преимуществах, ни в каких специальных силах и внешних дарованиях, ибо он действует не от себя, осуществляет не свое. От народа — носителя третьей божественной силы, требуется только свобода от всякой ограниченности и односторонности, возвышение над узкими специальными интересами, требуется, чтоб он не утверждал себя с исключительной энергией в какой-нибудь частной низшей сфере деятельности и знания, требуется равнодушие ко всей этой жизни с ее мелкими интересами, всецелая вера в положительную действительность высшего мира и покорное к нему отношение. А эти свойства, несомненно, принадлежат племенному характеру Славянства, в особенности же национальному характеру русского народа".

Надо ли говорить, что таким народом-посредником между человечеством и Богом, наиболее полным воплощением рода человеческого Соловьев видел именно русский народ?

При этом он приводит в обоснование своей версии русской идеи и другие доводы, который могут показаться довольно-таки парадоксальными на современный взгляд. Так, высшее, Божественное призвание России обосновывает еще и так: "Внешний образ раба, в котором находится наш народ, жалкое положение России в экономическом и других отношениях не только не может служить возражением против ее призвания, но скорее подтверждает его. Ибо та высшая сила, которую русский народ должен провести в человечество, есть сила не от мира сего, и внешнее богатство и порядок относительно ее не имеют никакого значения. Великое историческое призвание России, от которого только получают значение и ее ближайшие задачи, есть призвание религиозное в высшем смысле этого слова".

Философ вполне серьезно мечтал о том, что Россия превратится (может и должна, по крайней мере, превратиться) в царство Божие на земле, в Святую Русь, и тогда все ее проблемы разрешаться сами собою. И он писал: "Пусть Россия, хотя бы без Царьграда, хотя бы в настоящих своих пределах, станет христианским царством в полном смысле этого слова, — царством правды и милости — тогда все остальное приложится ей".

Таким образом, можно твердо сказать, что он был не столько сторонником некой национальной (или национально-государственной) идеи, не русской идеи, строго говоря, а именно "идеи Святой Руси". Этот термин в данном случае был бы наиболее точен. Это неоднократно подтверждал и сам философ многими своими высказываниями, говоря, в частности, что достоинство русского народа — это способность к национальному самоотречению (которое, по Соловьеву, должно простираться вплоть до признания папы римского главою Вселенской церкви, куда вошла бы и Русская православная церковь), что "лучше отказаться от патриотизма, чем от совести", что культурное призвание великой (русской в данном случае) нации есть не господство над другими народами, но самоотверженное служение им и всему человечеству в целом.

Вот так понимал русскую идею В. С. Соловьев, автор самого выражения "русская идея"…

Таким образом, религиозная русская идея, нашедшая свое вершинное толкование в трудах Соловьева, не только завершила искания наших классических славянофилов, но и пришла (будучи доведенной до логического конца) в… противоречие с их принципиальными тезисами. И об этом недвусмысленно сказал сам философ.

В статье с характерным названием "Славянофильство и его вырождение" он писал, что классики русского славянофильства Киреевский, Хомяков и Аксаков были хороши, пока вели "прогрессивно-либеральную борьбу" против "действительных зол современной им России", пока отстаивали "принцип… безусловного нравственного значения самостоятельной личности — принцип христианский" и "по историческому развитию преимущественно западноевропейский". Но они стали плохи, когда стали нападать на католичество и протестантизм, когда стали всерьез полагать, что Русская православная церковь — это некий идеал, хотя она, по В.С. Соловьеву, не была им вовсе, будучи сведенной лишь к "функции государственного организма"…

И, кстати говоря, вовсе не случайно, что наш философ-богослов решительно не принял и подверг яростной критике главный труд культуролога и основателя русской национальной политологии Н.Я. Данилевского "Россия и Европа". И прежде всего потому, что последнего называли твердым последователем русских славянофилов, который продолжил их дело тем, что перевел их искания в политическую и геополититическую плоскость. Иными словами, потому, что Н.Я. Данилевский поставил их учение на твердую почву фактов, на почву реальной политики.

Не понравилось В.С. Соловьеву то, что Н.Я. Данилевский в своей работе повел речь о реальности, о живых практических интересах, трактовал различия между народа с точки зрения их реальной истории и культуры, мало заговорил об идеальном, о христинском императиве, и что более всего не понравилось философу-богослову, напрочь отвергал тезис об "единстве" человечества и как данность, и как предмет устремлений, как цель. В.С. Соловьев ставил культурологу в вину то, что его учение о различных культурно-исторических типах (из которых и состоит якобы единое человечество) ведет к "понижению нравственных требований, предъявляемых к народу христианским универсализмом, согласно которому каждый народ должен служить всему человеческому".

В чем же суть учения Данилевского?

Он утверждает (намного раньше Шпенглера с его "Закатом Европы"), что нет и не может быть никакой "цивилизации вообще", никакой "общечеловеческой цивилизации". А существуют разные культурно-исторические типы цивилизации, например, египетский, китайский, ассиро-вавилонский, еврейский, греческий, римский. Этот тезис составил как основу его доктрины, так и ныне широкоизвестной теории множественности и разнокачественности человеческих культур (цивилизационной теории). Из труда Данилевского следуют весьма злободневные для нас, сегодняшних, вещи. В частности, то, что искомая нами "цивилизованность" не является неким заморским продуктом, этакой "жар-птицей", в поисках которой надо бродить по заграницам. Цивилизованность — это прежде всего самоуважение, знание собственной Культуры и умение пользоваться всеми ее положительными сторонами. Это — их органичное соединение с лучшими достижениями мировой Культуры, достижение, так сказать, их резонанса. А он и даст развитию общества необходимый импульс, то самое "ускорение", но только уже не горбачевское ускорение распада, а единственно эффективное — цивилизационное. И, надо сказать, что опыт таких разных стран, как Япония, Китай, Корея, не говоря уже о странах Европы, о США, это блестяще доказал.

Это же, кстати, говоря, блистательно, донельзя убедительно доказала и современная Россия. Но — от противного, показав, что и как нельзя делать. Нельзя бездумно копировать чужой опыт жизни, нельзя, фигурально говоря, таскать к себе "в огород" вершки другой культуры, поскольку ее "корни" остаются там же, на родном поле, и потому эти оборванные, лишенные корней верхушки никогда у нас плодоносить не будут. На сей счет Данилевский вывел в своей книге "Россия и Европа" даже специальный закон: "Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает ее (цивилизацию. — И.Я.) для себя при большем или меньшем влиянии чуждых, ему предшествовавших или современных цивилизаций".

Вот ведь как получилось: русский мыслитель закон вывел, и русский народ его доказал. Жаль только, что от противного...

Но вернемся к В.С. Соловьеву, славянофилам, к тем, кто, собственно, и начал этот нескончаемый разговор о русской идее. Что же получается?

Все эти люди вели поиски Большого Русского Проекта в области религии, но даже их сугубо религиозные его версии — принципиально различны. Общее же у них только то, что искали они ее не в реальной жизни, но в мире метафизическом, в мире веры и умозрительных представлений.

Что уже наводит на некоторые размышления…

Каков же вывод следует из всего вышесказанного?.. Он прост: если мы хотим обрести русскую идею, то мы должны сделать это сами. И смотреть нам при этом следует не столько назад, сколько вперед — в настоящее наше и будущее.

Конечно, для всякого дела нужен фундамент, и новое строить легче, если есть на что опереться. Поэтому, если уж и искать в прошлом духовную и интеллектуальную опору, то автор бы скорее высказался за идейное наследие такого мыслителя, как выдающийся русский философ, государствовед и общественный деятель Иван Александрович Ильин (1883-1954). Слишком уж созвучны его мысли и выводы нашим дням, столь актуальны, как если бы были написаны сегодня — здесь и сейчас…

В своей статье 1954 года "Что нам делать" он пишет: "…С самого начала нам надо признать, что кризис, приведший Россию к порабощению, унижению, мученичеству и вымиранию, был в основе своей не просто политический и не только хозяйственный, а духовный. Трудности хозяйственные и политические могут возникнуть и накопиться и могут обрушиться на каждое государство... Но каждому народу даются духовные силы именно для того, чтобы преодолевать эти трудности и творчески справляться с ними, не впадая в разложение и не отдавая себя на соблазн и растерение силам зла... Но в роковые годы Первой мировой войны (1914-1918 гг.) русские народные массы не нашли в себе этих необходимых духовных сил: эти силы нашлись у героического меньшинства русских людей; а разложившееся большинство — ибо за вычетом пассивно-нейтральных "хороняк" это было, по-видимому, большинство — соблазнилось о вере, о Родине, о верности, о чести и о совести, пошло за соблазнителями, помогло им задавить и выбросить за рубеж верных и стойких, а само было порабощено на десятки лет своими соблазнителями.

Политические и экономические причины, приведшие к этой катастрофе, бесспорны. Но сущность ее гораздо глубже политики и экономики: она духовна.

Это есть кризис русской религиозности. Кризис русского правосознания. Кризис русской военной верности и стойкости. Кризис русской чести и совести. Кризис русского национального характера. Кризис русской семьи. Великий и глубокий кризис всей русской культуры".

Россия в настоящее время переживает кризис. И нельзя тут не повторить за Ильиным, что и этот кризис прежде всего духовного порядка. И будем надеяться, что он нам послан недаром — а чтобы одуматься, осмыслить, кто мы и что мы, что мы сделали со своею страной и почему… Если мы сделаем это, если разрешимся точной, верной и плодотворной мысли о себе, если найдем верный путь к исправлению и правильному, как говорили старцы, "умному деланию", то значит, этот кризис пройдет для нас недаром. Мы выйдем из него поумневшими, более сильными, более цельными.

Будем верить и надеяться на это.

Но — "вера без дел мертва есть".

Какие же дела нас ждут?

И на такой вопрос великий русский патриот и государственник Иван Ильин дает нам хороший, исчерпывающий ответ в той же, уже упоминавшейся, программной для этого мыслителя статье. Словно бы обращаясь к нам, сегодняшним, он пишет: "После того, что произошло в России, мы, русские люди, не имеем никакого основания гордиться тем, что мы ни в чем не передумали и ничему не научились, что мы остались верны нашим доктринам и заблуждениям, прикрывшим просто наше недомыслие и наши слабости. России не нужны партийные трафареты! Ей не нужно слепое западничество! Ее не спасет славянофильское самодовольство! России нуж-ны свободные умы, зоркие люди и новые, религиозно укорененные творческие идеи. И в этом порядке нам придется пересматривать и обновлять все основы нашей культуры.

…И главное: ВОСПИТАТЬ В НАРОДЕ НОВЫЙ РУССКИЙ ДУХОВНЫЙ ХАРАКТЕР".

Вот таков ответ. Что называется, ни убавить, ни прибавить.

Такова задача наших дней. Такова, по нашему мнению, сейчас русская идея. Эту задачу нам и решать, согласно этой идеи нам и действовать.

Иного, как когда-то говорилось, не дано.

Но в нашем случае это — не публицистика.

Это — ДЕЛО, которое надо делать.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владислав Смоленцев НИКАКОЙ

Сегодня, спустя почти два с половиной года после прихода Путина к власти, даже опытные аналитики не могут до конца определиться в своем отношении к президенту. Еще труднее определить политические пристрастия Путина и цели, которые он преследует.

К власти он пришел как патриот-державник, поклявшись вести борьбу с террористами до последнего боевика и, несмотря ни на что, продолжать контртеррористическую операцию.

Именно Путин "зачистил" наиболее одиозных олигархов. Придавил местечковый национализм окраин, усмирил губернаторов. Он вернул стране советский гимн и красные боевые знамена. Пошел на диалог с коммунистами и провозгласил идеологию "гражданского примирения".

С другой стороны, у власти в стране осталась практически все та же ельцинская команда, точнее — ее "олигархическое" крыло: Мамуты, Абрамовичи, Дерипаски. Администрацией Путина все по-прежнему "рулит" Волошин, а ход "реформ" в стране все так же курирует Чубайс.

Приняты грабительские законы "О земле", “Трудовой кодекс” и еще целый ряд документов.

Регионы медленно погружаются в энергетический коллапс и зимуют при свете керосинок и тепле "буржуек".

В обществе не сложилось единого отношения к Путину. От всего, что делает президент, веет двойственностью, непоследовательностью.

Во внешней политике России также полная "неопределенка". То Путин летит на Кубу, посещает Пхеньян, Хошимин, встречается с лидерами Ирака и провозглашает вечный союз с Китаем, от которого у западного мира начинают идти мурашки по коже. То вдруг "дружит" с Блэром, объявляет о закрытии военных баз во Вьетнаме, сворачивает разведцентр на Кубе, открывает американцам российское воздушное пространство, предоставляет им военные базы в Таджикистане, Узбекистане и, фактически денонсируя все договоренности с Китаем, бросается в объятия Буша.

Российский МИД уже просто не успевает толковать эти метания России и все больше превращается в некое подобие "культуртрегера", когда любой визит президента, любая его внешнеполитическая встреча толкуются на уровне того, как дружелюбно относятся друг к другу встречавшиеся…

Но при этом Путина и не обвинить огульно в "горбачевщине", когда СССР двигался вообще без руля и ветрил по воле капризов безвольного и вероломного "иудушки" Горбачева.

Путин куда жестче, расчетливее и, безусловно, прагматичнее.

Но кто же он? Каково его место в истории России? И как можно назвать его политику последних лет? Это хитрый расчет или бессмысленные метания?

Чтобы найти ответ на этот вопрос, постараемся понять следствия и результаты двух с половиной лет путинского правления.

Начнем с внутренней политики. Ее можно охарактеризовать одним общим словом: выживание. С одной стороны, Путин стремится избежать резких "перепадов" в экономике и потому устанавливает жесткий контроль над олигархическими группами. Его не устраивает перспектива очередного "черного вторника" или дефолта, устроенных в интересах той или иной группировки, как это уже было не раз в ельцинское время. Путину нужна экономическая стабильность, чтобы избежать социальных волнений и взрывов.

Но с другой стороны, все принимаемые нынче экономические законы направлены на то, чтобы переложить на рядового гражданина всю ответственность за собственное выживание. Спектр социальных льгот неуклонно сжимается, а область "рыночности" необратимо растет.

В этих условиях социальную стратегию Путина можно определить как стремление максимально "разгрузить" государство от бремени социальной защиты своих граждан, но взамен гарантировать обществу некую экономическую "стабильность". Подобная политика является хорошей платформой для формирования в стране "среднего" класса мелких предпринимателей и "интелов", которые в подобных условиях учатся рассчитывать только на себя и уходят в предпринимательство, рассчитывая на "стабильность" государства.

Но для пенсионеров, малоимущих, инвалидов и прочих социально уязвимых слоев эта политика убийственна и приводит к еще более быстрому обнищанию, деградации. А учитывая, что в сегодняшней России таковых более чем 50% всего населения, можно предположить, что ставка Путина на "выживание сильнейших" приведет в ближайшей перспективе к дальнейшему сокращению населения страны.

Расчет, видимо, делается на ускоренную — в 10-15 лет — "замену" уходящего "советского" населения на новое "российское", уже полностью адаптированное к новым экономическим условиям.

Но, повторюсь, без обеспечения относительной экономической стабильности на протяжении всего этого срока такое выполнить не удастся.

Во внешней политике Путин, судя по всему, пытается лавировать между двумя супердержавами — США и Китаем, надеясь на этой "вольтижировке" поиметь политические и экономические гешефты. То Россия объявляет о своей единой с КНР позиции по ПРО и НАТО, то РФ братается с НАТО и США по вопросам международного терроризма, и придворные аналитики взахлеб обосновывают необходимость скорейшего вступления России в НАТО.

Безусловно, что и в том, и в другом случаях Путин получает определенные дивиденды. Американцы уже не так строго следят за соблюдением "прав человека" в Чечне и готовы закрыть глаза на эскалацию здесь войны. С другой стороны, Китай открывает собственные рынки для российской продукции и в особенности — вооружения. Но уже в ближайшей перспективе поле для такой "дипломатии" существенно сузится. Невозможно бесконечно заигрывать с сильными самцами и при этом изображать невинность. Кроме того, подобная политика окончательно выводит Россию из клуба "супердержав", ибо подобные скачки характерны лишь для региональных государств, ищущих свое место в фарватере "китов" мира.

Общее впечатление от политики Путина — это сиюминутность. Поведение правительства и президента очень напоминает жизнь "простейших" с их конвульсивными реакциями на тепло, холод и прочие внешние раздражители. Если те или иные действия Путина еще хоть как-то поддаются логике, когда их рассматриваешь в контексте конкретных событий, то она тут же окончательно теряется, как только речь заходит о более или менее долгосрочной перспективе.

И эта "сиюминутность" Путина дамокловым мечом нависает над Россией, которая продолжает, как в недавние ельцинские годы, жить по принципу "день да ночь — сутки прочь!" Есть высокие цены на нефть — экономика на подъеме. Упали цены — и "русское экономическое чудо" тут же скукоживается в очередной дефолт. Разница только в одном: историческое отставание с каждым годом все нарастает. И цена этой сиюминутности может оказаться для России слишком дорогой. Над феноменом Путина сегодня размышляют наши публицисты, авторы приводимых далее статей.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Фефелов ТРИУМФ МОЛИ

Ревизор из Петербурга, инкогнито. И еще с секретным предписаньем.

Николай Гоголь ("Ревизор")

Дотошный и беспристрастный исследователь, взявшийся за изучение образа Владимира Владимировича Путина (образа, бытующего в русском народе), неизбежно выйдет за рамки общепринятых социокультурных схем и моделей. Ему придется шагнуть в сумеречную и туманную область древних архетипических представлений, связанных, если угодно, с коллективным бессознательным. Путинский миф, родившийся на пепелище советской истории, объемен и таинственен. Образ Путина неясен, словно зыбкое изображение, спроецированное при помощи мощного луча на некую неплотную поверхность: столб дыма или облако ночного тумана. Поразительно, что Путин, что бы он ни творил, какие бы действия ни предпринимал, остается до конца не раскрыт, хранит в себе некий недоступный пока смысл, какую-то, быть может, мнимую, но загадку. Путин — закрытая на ключ шкатулка, о содержании которой остается только догадываться. Лишь взломав хитрый замочек, можно заглянуть внутрь и обнаружить на дне спрятанную здесь драгоценность, важную бумагу или, наконец, убедиться, что шкатулка совершенно пуста.

Феноменология путинского мифа связана, в первую очередь, с огромными, накопившимися даже не за время последних "реформ", а почти за полвека со смерти Сталина, упованиями целого народа. Отчаявшиеся, но до конца еще не изверившиеся люди, надеялись на приход национального лидера — мессии, спасителя и грозного судьи. Именно этот фактор, умноженный на обаяние института верховной власти как таковой, способствовал стремительной мифологизации образа президента Путина. Миф о Путине фундаментален, не случаен и выстрадан. И кем бы на поверку ни оказался этот маленький человек с лисьим лицом, его фигура будет восприниматься в контексте огромных, несомненно, завышенных, ожиданий простых, доведенных до последней черты русских людей. Следует отметить, что такое положение дел для прирожденного лидера является гигантским ресурсом, драгоценным пространством исторического маневра. Зато для выскочки, несвободного в своих действиях функционера, волею судеб заброшенного на высший государственный пост, оно оборачивается трагедией, порождающей непрерывный конвейер личностных противоречий и политических проблем. Именно эта двойственность создает ту таинственную и сумеречную область, которая находится где-то посредине между фантомом, порожденным общественным сознанием, и реальным, погрязшим в круговерти локальных государственных проблем политиком. Именно в этом закрытом для разума искривленном пространстве зиждется нечто неопределенное и странное, терпящее бесконечные искажения и трансформации. Это и есть в метафизическом смысле истинный Путин, хоть и не существующий, увы, на самом деле.

…сегодня мне всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы. Право, эдаких я никогда не видывал: черные, неестественной величины! пришли, понюхали — и пошли прочь.

Николай Гоголь ("Ревизор")

Эфемерность Путина, его вынужденная неопределенность вводят сам его образ в контекст глубокой, доходящей до абсурда конспирологии. Талантливые пиарщики, готовившие схему путинской победы на выборах, разработали блестящую пропагандистскую модель — проект "Штирлиц", который ставил себе целью добавить патриотический антиельцинский компонент в имидж кандидата в президенты. Все должны были усвоить следующее: засланный во вражеский лагерь благородный агент, внимательный и осторожный аналитик, шаг за шагом укреплял свои позиции, дослужился до высот …

Но представьте себе картину: пресловутый Штирлиц становится преемником Гитлера, главой рейха и вынужден еще глубже засекретить свои истинные намерения, разрабатывать и осуществлять крупномасштабные и эффективные операции против Красной Армии, отдавать приказы об уничтожении советских дивизий. Ведь разведывательная миссия требует постоянного усиления конспирации. Путинский язык общения с российским народом во многом строится на многозначительных оговорках, прозрачных полунамеках и неожиданных проникновенных и эмоциональных эскападах.

"Мужик бьется, делает все, что может", — говорят простые, далекие от политики люди.

Однако вопрос, с кем бьется Путин и на что, собственно, он способен, всегда остается открытым. Трагический разрыв между фантомом и конкретной личностью нарастает с каждым днем и с каждым часом. Непреодолимая смысловая и стилистическая пропасть, отделяющая былинный сказ про царя-заступника от резюме, характеризующего путь успешного администратора, — эта пропасть приобретает характер зияющего провала в пылающий тартар, в гулкую бездну, населенную роящимися духами хаоса, коим несть числа.

Так под лозунги примирения, стабилизации и "укрепления" неведомой вертикали, быть может, нарастает рокот завтрашнего бунта, поднимается тень чудовищной распри.

Славно завязан узелок! Врет, врет — и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький, кажется ногтем бы придавил его.

Николай Гоголь ("Ревизор")

Репутация ставленника спецслужб, деятеля неведомого "подполья", политика, лишенного биографии, человека, не имеющего определенных предпочтений,— заставляет многих бояться Путина. И речь здесь идет не только о чутких либералах, ежесекундно страшащихся повторения репрессий "а'ля 1937-й"… Внимательных наблюдателей пугают неясность путинской стратегии и анонимность конечных целей. Ибо смысловая нагрузка того, что говорит Путин в ходе своих частых и многословных выступлений и заявлений, ничтожна и абсолютно не напоминает ответ на тот громадный и немой вопрос, с которым нация обращается к лидеру огромной, погруженной в бездну отчаяния страны (действует формула "Путин мутен"). Сия милая президентская болтовня иными лицами воспринимается, как хитрая уловка, дымовая завеса, попытка отвлечь внимание "врагов" от реальных и таинственных процессов, о которых имеет представление некий весьма ограниченный круг лиц. Чем легкомысленнее слог президента, чем бессмысленнее и абсурдней вышивается узор политической и экономической жизни России, тем сильнее слухи и домыслы о тайном заговоре "силовиков" во главе с президентом. Да, эти странные силовики, физиогномически напоминающие грызунов,— последняя соломинка для тех, кто не желает верить в то, что полноводная река отечественной истории впадает не в лазурное, дышащее ветрами великое море, а в гнилой зловонный затон, в котором брыкается и очумело квакает сотня крупных пупырчатых и олигархически настроенных земноводных…

Действительно, расцвет идейного эклектизма, непрерывная перетасовка лишенных внутреннего содержания символов, парад умерщвленных смыслов — вот что навязывается нам как стиль путинской эпохи и напоминает, скорее, постмодернистский спектакль, который мало соотносится с суровой реальностью наступившего века. Этот стиль в принципе эфемерен и тем более не может служить опорой для какого-либо серьезного проекта, задуманного властью. Иными словами, общественная жизнь стала подозрительно бредова, запутанна и, можно сказать, сюрреалистична. Все обретает качество мнимости и поддельности. Кажется, что наводнившие Кремль бесстрастные и безвестные выходцы из питерских спецслужб рисуются и гримасничают: "косят" то под убежденных либералов, то под грозных государственников, разыгрывают из себя попеременно то защитников "прав меньшинств", то сторонников "жесткой линии". И вот уже заявленная властью либеральная доктрина кажется вовсе не руководством к действию, а тонким блефом, разыгранным ради успокоения всесильного Запада. В то же время мощные централистские инициативы и крупномасштабные силовые операции против преступности вовсе не ведут к укреплению государства, но призваны лишь потрафить измученному беспорядками населению. По правде сказать, означенная кутерьма действительно похожа на грандиозную "акцию прикрытия" чего-то серьезного. Впрочем, остается неизвестным: существует ли вообще сие таинственное "нечто", вокруг которого в срочном порядке сооружаются наспех нарисованные плоские декорации и кружатся пляшущие человечки современной политики? Или это "нечто" есть "ничто", зияющая пустота черной дыры, куда медленно и неумолимо затягивается вся русская жизнь?

Название несуществующего в природе политического движения юных путинцев вполне характеризует нынешний отрезок исторического времени. Зависшее в пустоте деепричастие вызывает слишком много вопросов. Они — "Идущие вместе", но с кем? А может быть, они не "вместе", но в месте… Тогда — в каком месте? И самое главное: "Идущие вместе" — куда?

А, черт возьми, славно быть генералом! Кавалерию повесят тебе через плечо. А какую кавалерию лучше, Анна Андреевна, красную или голубую?

Николай Гоголь ("Ревизор")

Самая нежная, самая теплая, самая пошлая тема во всей этой истории — проблема противоестественного раздвоения политического облика президента Путина. Когда умники спрашивают сами себя: "Ху из мистер Путин?" или "Дас ист герр Путин?" — они исходят из наличия именно двух тенденций его государственной деятельности.

Перед нами разыгрывается представление, напоминающее сюжет про принца и нищего. Близнецы беспрерывно меняются, совершают противоречивые поступки, исповедуя диаметрально противоположные взгляды. Их идеи опираются на абсолютно разный экзистенциальный и политический опыт.

Один рос в неге, зачитывался самиздатом, любил общество, посещал куртуазные либеральные кружки. Другой был замкнут, читал про Павку Корчагина, посещал только один кружок — самбо, готовил себя к армейской службе. Один увлекся политикой, заодно занялся коммерцией в собчачьем стане. Другой предпочел карьеру разведчика, занятого беззаветным служением интересам страны. Один, проникнутый культом индивидуализма, презирал агрессивную военщину, другой боготворил армию и чтил закон чести и товарищества. В итоге один стал доверенным лицом развращенной, страшащейся возмездия "семьи", второй же выступил как выдвиженец тайного ордена русских ястребов.

Быстрая и успешная карьера Путина легко объясняется теорией близнецов. В этой теории — разгадка столь специфического, даже волшебного на первый взгляд свойства — способности синхронно находиться в двух совершенно разных местах: на тихой конспиративной квартире в Лейпциге и на многолюдном митинге "Демократической России" в Петербурге; в резиденции Ким Чен Ира в Пхеньяне и на "Ротшильдовских чтениях" в Давосе; на встрече с раввинами и на литургии в храме Христа Спасителя; в военном госпитале и на представлении К. Райкина.

Мифология двух Путиных упирается в популярную тему двойничества (представьте господина Голядкина главой государства) и искони русскую тему самозванства. Последнее явление, если рассматривать его вне исторического контекста, в быту выражается нехорошей ситуацией, когда "царя подменили". Шизофренический поиск тридцати восьми двойников Ельцина ничто в сравнении с легендой о том, как накануне 2001 года на "нашего" Путина навели порчу, а то и вовсе заменили хорошего президента на какого-то поганца. Помните старенький, хворый отставник Ельцин вдруг ни с того ни с сего приперся в Кремль, решил навестить преемника. Что-то они там заперлись, поговорили пару часов с глазу на глаз. А потом дверь отрылась и — батюшки! — Путина подменили. И взгляд не тот, и уши заострились. А Ельцин победительно полыхает злобной радостью:

— Берегите, хе-хе, Россию, Владимир Владимирович. Так, как я ее берег...

То-то Путин, стоя у Спасских ворот, понес вдруг околесицу, после чего забили барабаны и пьяный хор отвязанно исполнил под александровскую мелодию новый гимн, текст которого, если внимательно присмотреться, состоит из исполненных патетики, но несвязанных общим смыслом, случайных, убегающих друг от друга строчек.

Но даже если принять за аксиому раздвоение личности Путина, то и тут существуют смысловой дуализм и определенный простор для мифотворчества. Итак, Путин русский ли двуглавый орел, зорко смотрящий одновременно на Запад и на Восток? Или мы имеем дело с мутантом-оборотнем, который в виде гигантского нетопыря простер свои перепончатые, с позволения сказать, отростки над тихо плачущей страной?

Кто он? Черная моль или летучая мышь? Сказочный Ивашка-карлик, поселившийся во время мора в кремлевских палатах, или великий факир, хитрец и путаник, сбивающий со следа охотников — бегущий по ночному влажному лесу одинокий лис?

Ну что было в этом вертопрахе похожего на ревизора? Ничего не было! Вот просто ни на полмизинца не было похожего — и вдруг все: ревизор! ревизор!

Николай Гоголь ("Ревизор")

Зададимся вопросом: возможен ли культ личности Путина? Отчего же нет? Он изящен и симпатичен, личность его привлекательна. Вряд ли его образу и стилю поведения соответствуют помпезные культы народных вождей и диктаторов прошлого. Никаких бетонных десятиметровых монументов, никаких циклопических гобеленов в небесах. Нет. Все доступно и популярно: скорее глянцевые календари и много-много маленьких светлых настольных бюстиков. Быть может, детям раздадут электронные игрушки — эдаких карманных президентов. Путина-тамагучи надо будет в обязательном порядке кормить, ухаживать за ним, вести ежедневные беседы. Путину ни к чему принимать парады и приветствовать тысячное войско, он в силу личного обаяния вполне может стать домашним президентом.

В Путине есть что-то и от блаженного. Его тихая улыбка и ясный взгляд порой обезоруживают. Неужели на троне блаженный?

— Что случилось с подводной лодкой "Курск"?

— Она утонула.

Да, лодка утонула, переход на Пушкинской площади взорвался, Останкинская башня сгорела, город Ленск, опять же, утонул, Приморье — оно вымерзло, а договор по ПРО — совершенно очевидно, что нарушен — американцами.

Путин хорош именно тем, что на страшный и неудобный вопрос "Что случилось с Россией?", мы получим от него элементарный и очевидный ответ. Он с тихой грустью скажет нам то, в чем мы ни за что не признаемся. То, что мы знаем, но боимся произнести вслух. То, что будем отрицать до срыва голосовых связок, до последнего хрипа и всхлипа.

— Она по… поги….

Господи, спаси и сохрани нас!

История есть эманация божественной воли и в принципе не может быть смешной… Даже самый маленький и незначительный народ, когда-либо населявший нашу Землю, своим существованием во времени служил подтверждением высоких и строгих истин. История любого народа всегда есть трагедия и ни при каких обстоятельствах не может превратиться в анекдотец. Тем более такое сложно представить, когда речь идет о России.

Кем бы ни являлся Владимир Путин, какие бы цели ни преследовал, каким бы богам ни молился, ясно одно: он (увы, или же к счастью) не вечен и не всесилен. Никакая воля, никакая система, никакая супервыверенная стратегия не смогут изменить Божественного замысла, частью которого являемся все мы, все наши мысли, слова и поступки. Бразды правления Вселенной со дня ее творения находятся в одних и тех же руках. А все земные жребии, как известно, изменчивы.

Термин "переходный период" последние годы как-то затрепали, построили на этом понятии стройную систему оправданий измен и ошибок властителей, которые "несли груз ответственности" в сложные времена. Впрочем, никто и никогда не хотел считать себя "переходным лидером". Думал ли Александр Керенский, принимающий летом 1917 года парад на Дворцовой площади, что дни его "судьбоносной миссии" сочтены и что он — отстрелянная, ложная цель русской истории?

Быть может, тайна возникновения феномена Путина перейдет в тайну его исчезновения, столь же неожиданного и странного? И мы, так и не раскрыв загадки, будем недоумевать: была ли здесь загадка?

История продолжается. Ревизор, прибывший по именному повелению, требует вас сей же час к себе…

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Денис Тукмаков МЕДИТАЦИЯ О ЛИДЕРЕ

Путин правит Россией два года, но до сих пор фигура эта вызывает бездну вопросов. Вряд ли в стране найдется кто-то, кто мог бы достоверно сказать, чего же все-таки хочет, во что именно верит, кому действительно поклоняется, над чем конкретно смеется, к чему великому стремится человек, волею судеб или ходом истории взошедший из неизвестности на трон президента великой державы.

Я многое отдал бы за то, чтобы прояснить путинскую позицию по множеству частностей. Каким Путин видит место России в международном раскладе сил? Во что стремится превратить СНГ? Как будет поднимать экономику? Как он хочет решать вопросы собственности, продажи земли, армейской реформы, Чечни? Как намерен бороться с вымиранием нации, с нищетой, наркотиками, преступностью, терроризмом? Что готов дать взамен всеобщей апатии, безверию, духовному мародерству?

Но, пожалуй, все частные вопросы можно заменить одним, более общим и более важным, на который должен ответить я сам. Если я получу ответ на это — буду знать и обо всем остальном.

Вождь ли Путин?

Я не спешу отвечать сразу! Вопрос не так прост, как кажется. В самом деле, для ответа нужно сперва разобраться, что же такое "вождь" и что же такое "Путин".

Что делает вождя вождем? Харизматичность его личности? Признанное за ним право на власть над целой страной и народом? Его способность ответить на жестокие вызовы истории, само его появление в трудный, переломный момент, когда на карту поставлено все? Или его великое пастырство, когда вождь, незаметный, почти случайный, осуществляет благо для каждого конкретного индивида, и тот, счастливый, проживает свой век, растя детей и сажая дерева, предоставленный, наконец, самому себе? Или все-таки его умение, в окружении враждебного мира "навести порядок", сплотить усилия бедного, ослабленного народа в общем проекте постепенного накопления сил, чтобы не дать ему распасться на ячейки квартир и сепаратизмов? Или же "вождь — это тот, кто ведет" — его собственный дерзкий вызов привычному течению истории, ввергающий нацию в кардинальный передел жизни, ломку обычаев, исправление имен, разрушение старого мира "до основанья", после чего в проеме свергнутых идей возникнет вдруг путь к светлому будущему, и вождь властно поведет к нему народы, не считаясь с жертвами?

Думаю, правильно начать с того, чтобы отсеять лишний или, по крайней мере, не определяющий признак вождя.

Пожалуй, сложно не согласиться с тем фактом, что в нынешних условиях информационного общества и господства технологий влияния на общественное сознание такое вековечное понятие, как "харизма", практически потеряло свою суть. Оно заменено на "рейтинг", и сегодня "раскрутить на народную любовь" можно всякого: президента и генерала, лжепророка и поп-певца. Причем людское почитание будет вполне искренним: мы будем падать ниц перед новоявленными звездами, коих будут окружать чудеса. За Путина проголосовало и до сих пор его поддерживает столько народа, что в былые времена это считалось бы высшим проявлением людской верности и тронопочитания, и даже если выключить рубильник в Останкино, мало что изменится. Итак, на умело "раскрученную" харизму мы не должны обращать внимания.

Еще более далеким от понятия вождя является в XXI веке законность его притязаний на власть. И дело здесь не только в том, что нынешняя система выборов, принятая во всем мире, настолько дискредитировала слово "демократия", что мы плюемся, услышав его. Сама природа вождя бесконечно далека от любых институтов престолонаследия и преемственности власти. В истории появлению истинных вождей нации почти всегда предшествовали смутное время, бунт, революция, гражданская война, заговор или иной кризис прежней власти. Недаром во всем мире вождями народа — от Линкольна до Мао, от Сталина до Ганди — чаще всего становятся лидеры революций и национального сопротивления, герои междоусобиц или объединители наций, основатели новых государств или свергатели прежних традиций передачи власти. И наоборот, каким бы великим и счастливым не было правление, скажем, Екатерины II или Брежнева, к их титулам никогда не пристало бы слово "вождь" именно потому, что они по праву взошли на престол и просто не нуждались в том, чтобы их называли как-то еще, кроме как "монархом" или "генсеком". Или ты просто "престолонаследник", или твое право на власть санкционировано иной силой, рожденной в буре переломных моментов истории.

Здесь же стоит отметить, что способ восхождения к президентскому креслу Путина гораздо больше похож на насильственное изменение правил передачи власти (если о таковых вообще можно говорить после 1993 года), на заговор, на вырывание власти из рук слабеющего тирана, чем на планомерное преемничество "по всем демократическим принципам".

Еще более запутанным вопросом является для меня способность вождя "отвечать на вызовы времени", то есть умение проявлять качество, более всего ассоциирующееся с понятием отца народа и лидера нации. Начнем с того, что в истории найдется немало примеров, когда вождь попросту не справлялся с миссией "ответчика перед историей", ввергал свой народ в геенну, и тем не менее признавался великим вождем не только его современниками, но и потомками. Ганнибал и Аттила, Артур и Монтесума — от целых народов остались лишь имена их вождей, а ведь словосочетание "плохой вождь" — оксюморон. Можно выиграть великую войну и создать атомную бомбу — которая так и не будет использована — и остаться не у дел, окончить путь в тупике, на задворках этой самой истории. А можно погубить свой народ, но выполнить его предназначение в истории или хотя бы родить бородача в чалме, научившегося управлять "боингом". Чем быть дряхлеющим генсеком, не лучше ли быть фюрером, чтобы уж — ярко и сразу, чтоб народ не мучился?

Это и есть вопрос о "вызовах времени", стоящих перед вождем. Красиво звучит, но никто не знает, что же это такое. Возможно, кто-то из видных политологов еще десять лет назад готов был представить кучу монографий по этому вопросу, взахлеб перечислить череду "вызовов": информационных и биогенетических, военно-политических и экономических, цивилизационных и космических. Но только эти же самые политологи после 11 сентября первыми готовы были признать, что "вызовы времени качественно изменились". Век назад мы молились на водородную бомбу, позавчера — на стратегические запасы нефти, вчера — на компьютерные технологии, сегодня — на запас камикадзе. Завтра откроют новый вид топлива, коммуникаций, оружия… или откроют бессмертие, или метеорит упадет на Землю, и все прежние планы и расклады пойдут прахом. Нет, я не против гонки вооружений или технического прогресса. Но разве миссия отца народов заключается в том лишь, чтобы с утра пораньше следить за сводками с бирж и из наукоградов?..

Часто можно слышать сравнение Путина со Сталиным, всегда не в пользу первого. Говорят: "Был бы сейчас Сталин!.. Сталин навел бы порядок!.. Сталин всем бы показал!.." В лучшем случае про Путина говорят: "Подождем. В 1925 году Сталин тоже был никем". Но ведь и сам 1925 год был "никем" в мировой истории. Да, тогда в России царила та же разруха: экономическая, идеологическая, геостратегическая. Но то было время, когда до нас никому не было дела. Сильнейшая мировая держава — Германия — лежала в руинах. Англия и Франция не оправились от войны. США погружались в ночь депрессии. Индии еще не было на карте, а Китай жил в прошлом столетии. То было время, когда русским можно было за счет одной мобилизации сил распоряжаться судьбами миллионов: передвигать народы, зачинать великие стройки, заселять пространства, по всей стране возводить невиданную красную башню до неба. Сейчас, конечно, мир тоже терзается кризисами, и США с долларом "вот-вот рухнут", и Европа с политкорректностью "вот-вот падет" к ногам новых варваров. И все же ставить знак равенства между началом Красного века и началом третьего тысячелетия ошибочно.

Я так страстно хочу, чтобы у нас строились новые ракетоносцы, запускались спутники, множились станции слежения, расширялась сеть военных баз. Я мечтаю об империи; мне греет душу мысль, что на севере моей страны — минус пятьдесят, а на юге, под Кушкой — плюс пятьдесят. Мои грезы — о великой цели, к которой моя страна идет впереди всей планеты. О мудром, всезнающем, справедливо карающем Вожде, что не спит по ночам, замышляя новые проекты, и Красная площадь освещается светом из его окна. О чувстве принадлежности великой массе людей, пришедшей в движение на одной шестой суши, перед которой нет непреодолимых преград; и подвиги одиночек тонут во всеобщем героическом порыве. О победах наших солдат и победах наших спортсменов, что плачут на пьедесталах при виде флага нашей страны…

Но, может быть, России сегодня нужен Иван Калита, который в час распада, ига, жестокого напора истории по крохам собирал бы страну, копил силы, действовал хитро, дипломатично, выгодно?! Который расчетливым союзом и прибыльным торгом, разумными планами и бережливыми тратами вывел бы страну из тлена истории, раз уж не удалось "бабахнуть, чтоб весь мир в труху". К примеру, договориться с Америкой о сокращении ракет, которое, конечно, идет вразрез с имперскими амбициями, но зато крайне выгодно нам экономически. Или поддержать в Афганистане не талибов, чем можно было подтвердить свою инаковость, а Северный альянс, и затем удовлетворенно следить, как тот за четыре дня берет столицу. Или отказаться от станции слежения за страной, у которой просишь простить долги.

И все же вопрос о вожде и о Путине не укладывается в выбор между альтернативами Сталина и Калиты. Какой мне смысл выбирать кого-то из них, если все это совершается без меня? Если я отторжен от вождя? Если он не ведет меня в будущее или хотя бы не вытаскивает из трясины прошлого?

По моему глубокому убеждению, первым и самым важным качеством вождя является его умение стать мною. Сделать меня своей частью. Стать выразителем моей мечты, фанатиком моей веры, носителем моего видения мира, страны и истории. Чтобы он ведал мои чаяния, а я мог сказать, что знаю его планы. Чтобы между нами не было вопросов, а только ответы. Когда он мог бы твердо сказать: "Народ — это я". А я мог бы спокойно ответить: "Вождь — это я". Как это может изречь кубинец о Фиделе, кореец о Ким Чен Ире, палестинец об Арафате. Как это мог сказать американец о Рузвельте, китаец — о Мао, а русский — о Сталине…

Что и я хотел бы сказать о Путине, но никак не могу, ведь Путин правит Россией два года, но до сих пор фигура эта вызывает бездну вопросов.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ДОЛЛАР, ЕВРО И ЮАНЬ (Культуролог Мартин МАРТИРОСЯН и китаист Андрей ДЕВЯТОВ обсуждают перспективы американо-китайского противостояния в XXI веке)

Мартин МАРТИРОСЯН. После событий 11 сентября главный лозунг глобализма по-американски: "e pluribus unum" (из множества — одно), с 20-х годов прошлого века помещенный на бумажной купюре в один доллар,— вновь прояснил свое действительное содержание как уничтожение любой человеческой традиции: национальной, религиозной, культурной. Именно это содержание пояснено другой легендой на долларе: "novus ordo seclorum" ("новый порядок на века"), что заставляет рассматривать доллар как своего рода символ, даже "икону" современного глобализма, поскольку внутри его цифровой оболочки содержится некое "Слово" как генотип соответствующего мышления.

Мы уже говорили о том, что стандарты мышления выступают главным оружием глобализма в уничтожении противостоящих ему традиций. ХХ век завершился вроде бы очевидной победой пирамиды "нового мирового порядка" во главе с единственной гипердержавой — США. Однако теперь мир вновь разделился: на богатых, довольных всем происходящим,— и на бедных, одержимых идеей борьбы с несправедливостью. Началась реальная война, причем война перманентная: без временных и географических рамок, без ясных целей, без определенного противника.

В этих условиях судьба навязанной человечеству меры богатства в "один доллар США" остается, по сути, единственным критерием, по которому можно судить о развитии ситуации "на фронтах". И здесь мы видим, что доллар наконец-то получил внушительное наполнение военными расходами (для начала — 40 млрд.), покрывающими не виртуальные (Microsoft), но реальные стоимости оружия и его применения. Эти расходы в принципе способны абсорбировать ворох избыточной денежной массы, выраженной пока в электронных и бумажных носителях, и сбросить его в форме натуральных бомб и ракет с целью удержать пирамиду доллара от краха. Сначала военные удары посыпались на "стяжателей милости Аллаха", талибов в Афганистане. Далее мишенью для поражения, скорее всего, окажется Ирак, где нефти больше, чем в Саудовской Аравии, и Пакистан — как убежище для фундаменталистов, да еще обладающее ядерной бомбой — единственной на весь исламский мир.

Между прочим, подобное поведение США вполне укладывается в определенную культурологическую матрицу, когда удары: неважно, финансовые, информационные или военные,— наносятся по недавним протеже и клиентам. "Мавр сделал свое дело — мавр может уйти". Подобное уже за послевоенное время происходило со множеством стран и режимов, принимавших американское "покровительство" и "сотрудничество". Назову среди них только самые известные примеры: Панама (Ортега) и Филиппины (Маркос). Пакистан успел наступить на эти грабли дважды. Первый раз янки устроили показательную порку своим мусульманским союзникам, когда окончательно стало ясно, что СССР выведет войска из Афганистана. Именно на это время приходятся разгром ЦРУ и ФБР базировавшегося в Пакистане международного исламского банка и гибель в авиакатастрофе военного диктатора генерала Зия уль Хака. Второй раз — сегодня. Однако президент Путин как будто не замечает подобной матрицы в действиях руководства США. Во время своего визита в Вашингтон он демонстративно пошел под крыло белоголового орлана, назвав это "новым этапом стратегического сотрудничества". И как теперь понимать недавние договоренности РФ с Китаем? Как воспримут китайцы такой "новый этап"?

Андрей ДЕВЯТОВ. Чтобы ответить на ваш вопрос, начну с того, что символ вечности — не прямая прогресса, ибо у прямой есть начало и есть конец. Символ вечности — круг. Отсюда вытекает цикличность исторического процесса как развернутой на плоскость гармоники подъемов и падений. Все повторяется, но в несколько иных обличиях, за которыми стоит извечный "путь вещей". Поэтому китайцы давным-давно и очень хорошо усвоили конфуцианский постулат о том, что исторические примеры ценнее, чем поучения мудрецов.

Многие в России и на Западе считают, что война для США — единственная возможность оттянуть крах доллара как условно-всеобщей меры стоимости и предотвратить крах глобального рынка виртуальных финансовых инструментов. Еще один нередко фигурирующий мотив — скрыть фиктивность нынешнего рынка золота как извечного металлического стандарта меры стоимости.

Но если обратиться к историческим примерам, то выяснится, что бумажные деньги, ассигнации, не имеющие обеспечения металлом, были изобретены не в Европе, а в Китае в 1618 году. Это было время заката династии Мин (смысл имени — "светлый"), тогда заканчивался очередной династический цикл (12 поколений, примерно 240-300 лет). Дела в империи шли из рук вон плохо, поэтому к натуральному налогу (зерно, ткань) был добавлен денежный. Но меди и серебра не хватало, и тогда придумали ассигнации. Однако без натуральной металлической меры стоимости дела пошли еще хуже, народ восстал, и последний император династии Мин в 1644 году покончил самоубийством. Пришла новая династия Цин (смысл имени — "чистый"). Денежный стандарт стал опять исчисляться в лянах серебра (50 грамм), а бумажные деньги как переносный (ненастоящий) символ богатства стали возжигать на день "цинмин" — чистого и светлого поминовения предков. В конце следующего династического цикла, на закате династии Цин, Запад, ведя против Китая опиумные войны, опять разрушил там серебряный стандарт, китайская экономика вновь была подорвана бумажными деньгами, и династия Цин пала в 1911 году, через 267 лет после основания.

Со времени принятия Декларации Независимости США, с 1776 года (кстати, эта дата также помещена под пирамидой на однодолларовой банкноте), прошло уже 225 лет — почти 11 поколений. Американская демократия, согласно китайским циклам перемен, близится к упадку. И поэтому с китайской точки зрения не будет ошибкой утверждать, что нынешнее поколение людей на планете еще увидит и крах доллара, и падение Америки. Отсюда понятно, что любые действия в защиту доллара выглядят из Пекина, по большому счету, как несерьезная попытка воспрепятствовать ходу "Пути перемен".

Мартин МАРТИРОСЯН. Доллар — вовсе не американские, а всеобщие, мировые деньги, результат экономической глобализации. Да, с 1971 года эта валюта никакого обеспечения благородными металлами не имеет. Но мощнейшая долларовая эмиссия и, соответственно, долларовая инфляция налицо. Она служит, как и всякая инфляция, перераспределению собственности, но уже в глобальных масштабах так называемой "мировой торговли". Люди из Федеральной Резервной Системы наводнили этими черно-зелеными бумажками весь мир. За доллары можно купить буквально все и везде (кроме уважающих себя стран). Но попробуйте купить что-нибудь за рубли или марки в тех же США…

Да, подобная "сверхконвертируемость" американской валюты всегда обладала эффектом бумеранга, которого опасаются финансовые воротилы Соединенных Штатов. Ведь за доллары можно купить все не только в мире, но и в США, чем активно пользовались японцы и европейцы, немцы по преимуществу, активно приобретающие в Новом Свете недвижимость и промышленные компании.

Поэтому американцы приблизительно раз в пять лет возобновляют дискуссии вокруг необходимости выпуска сугубо "зарубежных" долларов, которые должны иметь ограниченное хождение на территории США. Впрочем, с той же периодичностью подобные проекты и гаснут, поскольку уровень дебилизма в окружающем "американскую мечту" мире, несмотря на все старания "масс-медиа", все же не достиг необходимого для их реализации уровня. "Красные" и прочие "второсортные" доллары, которые желала бы эмитировать ФРС, заранее будут обречены на невостребованность, поскольку доллар в качестве мировой валюты обязан обеспечивать своим счастливым владельцам целый комплекс привилегий по доступу к высококачественным товарам и услугам. Если же мировая валюта такого доступа не дает, то она перестает быть мировой валютой, как это произошло с британским фунтом стерлингов после Первой мировой войны. Поэтому в феврале 1996 года американцы ограничились всего лишь выпуском "новых", "хороших" долларов дополнительно к "старым", "плохим".

Казалось бы, избавиться от оборотной стороны своей чемпионской медали доллару невозможно. И это действительно так. Но создать иллюзию подобной одномерности оказалось вполне по плечу. Именно в этом ключе стоит рассматривать переход Америки на расчеты по банковским карточкам, позволяющий "отсечь" от большинства финансовых операций наличные доллары. Тем самым создались объективные предпосылки для объявления Америкой любой необходимой массы наличных долларов "фальшивыми", а электронных — "криминальными" и "недействительными". В качестве "информподготовки" этого решения использовался ряд публикаций, посвященных проблеме "подделок", которые появились в мировых масс-медиа накануне известной встречи на Окинаве. Но это — оружие "горячей" фазы финансовой войны.

В условиях длящейся "холодной" фазы гораздо большую эффективность продемонстрировала система "currency board". Суть этой системы в том, что право эмиссии национальной валюты передается через ряд "международных" финансовых институтов в руки ФРС США, в интересах которой, напомним, выпускать "неразменные доллары". Центральный банк страны, попавшей под currency board, продолжает эмитировать рубли, песо и так далее. Но — только в прямом соответствии с объемом имеющихся у него "золотовалютных резервов", то есть на деле — с объемом долларов, выделенных данной стране через МВФ и другие банковские структуры. То есть фактически выпускаются специальные "аргентинские", российские" или "сомалийские" доллары, на которые по определению ничего нельзя купить за пределами этих стран. Что и требовалось доказать.

Возврат долларов из-за границы — не просто экономическое самоубийство Америки, но и подрыв намеченного ее реальным руководством "нового порядка на века". Однако есть ли конкуренты глобальному доллару как символу и анти-иконе этого порядка? Европа отказалась от своих национальных валют: фунта, марки, франка,— за каждой из которых стояла мощная национальная традиция. Теперь там вводится обезличенное "евро", за которым нет традиции, и оно, подобно своему предшественнику ЭКЮ (ECU, Europian currency united), в противостоянии доллару уже по одной этой причине обречено на поражение. Японская иена? Она тоже не конкурент доллару, поскольку находится в его орбите. Три четверти богатств Японии переведены в доллары и хранятся в американских банках. Семь крупнейших японских банков от этого "в долгах как в шелках" (более одного триллиона долларов). Перспективы рубля после 1989 года равны нулю. Остается Китай...

Андрей ДЕВЯТОВ. На последней сессии стран Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества, проходившей в октябре 2001 года в Шанхае, прозвучало заявление премьер-министра Малайзии о том, что в АТР пора подумать о замене американского доллара на свою тихоокеанскую единицу меры стоимости товаров. Главный смысл здесь, в полном соответствии с китайской традицией был не в том, о чем говорили, а в том, о чем умолчали, но на что многозначительно намекнули. Намекнули же на то, что в АТР происходит 50% всей международной торговли и производится 60% мирового суммарного ВВП. Умолчали же о том, что этнические китайцы (хуацяо) контролируют 50% частного капитала на Филиппинах, 70% — в Индонезии, 80% — в Таиланде и Малайзии, а Сингапур — вообще часть Большого Китая. Совсем не упомянули о том, что именно по каналам хуацяо (смысл имени — "мост на китайский берег") развертывается китайский экспорт в АТР и по всему миру, что армия коммерсантов-хуацяо является стратегическим резервом "всесторонней открытости вовнутрь" материкового Китая после его вступления в ВТО. Я считаю, что в свое время юань легко займет место американского доллара в тихоокеанских расчетах с центром в Гонконге.

Китай сегодня — единственная страна мира, которая имеет две валюты: юань и гонконгский доллар, курсовая разница между которыми — шесть копеек (фэней). Банк Китая теперь печатает и синеватую бумажку в 100 "народных юаней" и красноватую бумажку в 100 "гонконгских долларов". При этом обе они достаточно эффективно защищены. Управление курсом юаня извне исключено, гонконгского доллара — практически исключено. Курс юаня определяется не "спросом рынка" (то есть не теми, кто хочет вывозить капитал или обменивать юани на доллары), а внутренними ценами на основные виды сырья и полуфабрикатов, производство которых почти полностью находится в руках государства. Гонконгский доллар, выступающий дублером юаня на внешнем рынке,— сверхпрочная валюта. Это означает, что Китай может создавать в мировой финансовой сфере связки трех сил, поскольку две из них находятся в его руках. А там, где возникает связка трех сил, действует китайский Канон Перемен, и победа без сомнения будет за китайцами.

Идея и практика стабильного юаня рассчитана не на стимулирование экспорта (здесь, напротив, результатом являются убытки в форме осознанно упущенной прибыли от снижения текущей конкурентоспособности). Они направлены на сохранение в китайской экономике устойчиво лучших условий для роста капитала, чем в окружающем мире нестабильности, и на формирование стойких стереотипов малой рискованности для притока иностранных инвестиций. То есть конъюнктурные жертвы, вызываемые этой стабильностью, носят абсолютно оправданный характер и являются по сути дела не жертвой, а геройской сверхрентабельной инвестицией в национальное будущее.

Иной вопрос, будет ли новый юань иметь золотой стандарт. Золотовалютный запас КНР официально исчисляется суммой порядка 150 млрд. долларов США (плюс свободный капитал Гонконга более 100 млрд. долларов США). Однако эта не поддающаяся проверке информация исходит от самих китайцев, а потому есть основания считать, что миру объявлено лишь о валютном запасе в долларах США. Причем запас этот, в отличие от Японии или России, хранится не в США, а в Гонконге. А сколько у КНР тонн золота и где оно лежит — не то что за рубежом, но даже в самом Китае никто из непосвященных не знает. Ведь наращиванием золотого запаса в КНР давным-давно занимаются специальные "войска золотодобычи", и все, что связано с их деятельностью, составляет даже не государственную, а военную тайну! Официально золотой запас Китая не растет. В 1980 г. называлась цифра 398 тонн золота, а спустя 17 лет — 392 тонны (золотой запас США в 1997 г. составлял 8140 тонн, Германии — 2960 тонн, Франции — 2546 тонн, Италии — 2074 тонны). Такая скромная цифра для страны, занимающейся масштабной золотодобычей, как раз и свидетельствует о том, что в качестве реального валютного резерва Китай копит золото (и серебро), но до срока не хочет этого афишировать.

И срок этот, если в расчетах исходить из модели Великой депрессии 30-х годов, близок: все произойдет не позднее 2005 года. Однако ближайшее падение будет не очередным, как в 1929 году, а последним в цикле долголетия конструкции власти. По китайским циклам перемен, пик расцвета Америкой пройден в 1991 году, а к пику полного падения американского благополучия и к смене либеральной "династии прав человека" США подойдут к 2047 году.

Мартин МАРТИРОСЯН. Доля так называемой "новой", оторванной от натуральных стоимостей, экономики США достигает 30% ВВП, а спрос на ее продукцию уже в 5-7 раз ниже предложения. Рынок затоварен всякого рода компакт-дисками с программным обеспечением, компьютерными играми, поп-музыкой, а также микрочипами сотовой связи, кредитными картами и т.д. Внутри США вообще не осталось никаких рынков с положительной доходностью, совокупная кредиторская задолженность всех видов составляет фантастическую цифру в 28 трлн. долларов, а развитие идет только за счет притока иностранного капитала. То есть совокупный долг американцев втрое превышает их ВВП — даже с учетом "новой" экономики. При этом инфляции почти нет, а банковский кредит безумно дешев (2,5% годовых). В результате все сбережения американцев уходят на спекуляции с бумажными стоимостями акций. В подобной ситуации война для США действительно выступает единственным спасительным кругом. Не буду говорить о талибах, как "удобном" противнике, на которого можно влиять по каналам спецслужб. Не буду также распространяться обо всех плюсах и минусах перевода Америки "на военное положение" — это тема для отдельной обстоятельной беседы. Последний вопрос, который нам предстоит здесь обсудить,— как прореагируют китайцы на закрепление американских военных баз в Средней Азии — в непосредственной близости от собственных границ?

Андрей ДЕВЯТОВ. Любая попытка форсировать время приводит к фарсу. А Китай сегодня явно не торопится — и речь, по большому счету, идет вовсе не о реакции Китая, а о реакции Америки на усиление КНР. Ведь не надо забывать, что Бушу пришлось уже пережить публичное унижение после известного инцидента с самолетом-разведчиком. Несомненно, что удары, нанесенные по Афганистану, с точки зрения их организаторов должны были обозначить в первую очередь угрозу смыкания американского кольца вокруг Китая. Однако на сессии АТЭС в Шанхае китайцы продемонстрировали вроде бы полнейшее безразличие к этой угрозе — безразличие, совершенно необъяснимое для американского и вообще западного сознания с дихотомической матрицей "вызовов" и "ответов".

Однако если посмотреть на ситуацию китайскими глазами, подобное поведение официального Пекина выглядит совершенно оправданным — поскольку сегодня своей нарочитой пассивностью он "приглашает к активности" не только США, но и Россию, чьи интересы в бывших среднеазиатских республиках и Афганистане общеизвестны. Американские удары были ведь нанесены, или, что вернее, обозначены — вовсе не по Китаю. Следовательно, никакого реального противостояния между США и КНР нет — есть всего лишь провокационная попытка янки своими действиями вызвать ханьцев на такое противостояние. Однако китайский глаз устроен иначе, нежели глаз западный, и видит он всю картину поэтому несколько иначе, с иной точки зрения, в иной перспективе.

Прежде всего, это касается самой концепции "окружения". Китай для китайцев — безусловный центр земли, который и без того "окружен" мировой периферией, куда относится и Запад, и Россия, и мусульманский мир, и Юго-Восточная Азия. Проблема для китайского мышления здесь в том, чтобы на окружающей периферии царило равновесие — в противном случае их "срединное государство" будет испытывать разрушающее давление преобладающего "плеча", как это было в эпоху господства Запада с середины XIX по середину ХХ века.

Сегодня китайцы видят, что Америка в качестве признанного лидера "западного" мира безусловно активна, что она занимает в Афганистане позицию "ян". Кроме того, китайцы видят, что и Россия вследствие этого постепенно активизируется, переходя на позицию "ян". Следовательно, в китайской логике мышления, согласно "И цзин" ("Книге перемен"), необходимо выждать, занять пассивную позицию "инь" — с тем, чтобы одна (нечетная) пассивная позиция "инь" перетянула и победила две (четные) активные и взаимоуничтожающие друг друга позиции "ян", с которыми отождествляются в современном Афганистане Америка и Россия.

В таким образом выстроенной связке трех сил Китай, несомненно, оказывается в выигрыше — потому что столкновение вроде бы сонаправленных (союзники!) активностей РФ и США неминуемо закончится их взаимным конфликтом и ослаблением. Если бы Китай обладал на сегодня заведомо большим мобилизационным потенциалом, чем США и их союзники, то, не исключено, он мог пойти на риск "преодоления двух сил собственной силой", также заняв активную "ян"-позицию. Однако в данной ситуации никакой необходимости идти на лобовое столкновение у Пекина нет.

С той же китайской точки зрения, Америка может достичь своих целей в Афганистане только если пассивную "инь"-позицию займет и Россия. В этом случае одна (нечетная) "ян"-позиция США перетянет и победит две (четные) "инь"-позиции Китая и России. А вот эта угроза будет воспринята КНР уже весьма серьезно и неминуемо заставит пекинских стратегов активизироваться, поскольку допустить реального закрепления американцев на собственных границах они, вследствие явного "нарушения равновесия", не могут. Даже очевидное вследствие такого распределения ролей усиление России (одна ее слабая, пассивная "инь"-позиция побеждает и перетягивает две сильные, активные "ян"-позиции КНР и США) будет выглядеть в глазах Пекина "меньшим злом", нежели единоличное торжество американцев в Центральной Азии.

Следовательно, России в данной ситуации стратегически просто необходимо сохранять как можно более пассивную позицию, одновременно активизируя и сталкивая между собой позиции США и КНР.

Мартин МАРТИРОСЯН. Не является ли описанная вами модель одновременно и возможным образцом действий китайской стороны в треугольнике "доллар—евро—юань", который неизбежно образуется после 1 января 2002 года?

Андрей ДЕВЯТОВ. Конечно, является. Традиционное китайское мышление в течение нескольких тысячелетий устроено именно так, а не иначе, оно сделало Китай Китаем, и в основе своей другим быть не может. Но в случае мирового противоборства трех валют необходимо будет сделать одну весьма существенную поправку. Этой поправкой является заданная активность, "ян"-позиция новорожденного евро, который будет просто обязан "завоевывать место под солнцем". И варианты возможных стратагем будут определяться тем, какую позицию относительно евро займет доллар. Если это будет позиция активного противодействия, китайцы, скорее всего, предпочтут занять для юаня пассивную "инь"-позицию с максимальным выигрышем для себя. Если же будет осуществляться глобальный перелив мировых финансовых активов в евро при полной пассивности и крахе доллара, мы станем свидетелями активизации китайской валюты.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Виктор Богданов КУРИЛЬСКАЯ “ГОЛОВОЛОМКА”

На состоявшейся 2 ноября 2001 года в Культурном центре УПДК презентации книги "Россия и Япония: пропущенные вехи на пути к мирному договору" (под редакцией В.В.Аладьина) , выпущенной издательством "Бимпа" при участии Издательского дома "Путь России" Управления делами Президента, к сожалению, отсутствовали приглашенные японские дипломаты и журналисты. Между тем весьма существенные, а порою и парадоксальные обстоятельства взаимоотношений между соседними странами требуют сегодня откровенного обсуждения.

Парадокс первый. Заключается в самом определении спорных "северных территорий". Называть принадлежащие России южные острова Курильской гряды с точки зрения японской стороны (в смысле прямом и переносном) ѕ уже значит признавать их принадлежность Японии. Иначе как терминологической экспансией (по аналогии с картографической) это словоупотребление не назовешь. Не только в России, но и в Японии их следовало бы называть "южными" — по государственной принадлежности и географическому месторасположению.

Парадокс второй. Ныне правилом хорошего тона становится приносить извинения за неправедные дела своих предков. В 1995 году правительство и парламент Японии взяли на себя ответственность за развязывание войны на Тихом океане. Можно было бы ожидать, что за таким признанием последует переоценка нынешних позиций этой страны (не России) в спорных вопросах, которые в то самое время ею же были порождены. Тем более, что уже полвека назад Япония подписала с большинством государств-союзников по антигитлеровской коалиции Сан-Францисский договор, по которому была наказана за агрессию. К СССР отошли, в частности, Южно-Курильские острова: Кунашир, Итуруп (служивший плацдармом для нападения на Перл-Харбор), Шикотан и Плоские (Хабомаи).

Однако, как оказалось, признать ответственность — лишь способ освободиться от ответственности. Япония, в отличие от Германии и Италии, по-прежнему считает себя вправе настойчиво требовать возвращения территорий.

Парадокс третий, весьма неприятный для Японии. Даже если бы Россия передала ей "спорные" территории, сама она не смогла бы утвердить суверенитет над ними без нарушения международного права, поскольку, по условиям Сан-Францисского договора, навсегда отказалась от всех прав, правооснований и претензий на эти земли. Высшей точкой уступок японской стороне стала, как известно, Совместная декларация СССР и Японии 1956 г., где содержалось обязательство передать ей Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора. Однако готовившийся акт вызвал заявление США об отказе признать его последствия. Оставляя в стороне мотивацию, подчеркнем: аргументацию американцев с точки зрения юридической опровергнуть невозможно.

Парадокс четвертый. Несмотря на призрачность перспективы установить контроль хотя бы над Малой Курильской грядой, Япония требует передать ей также Итуруп и Кунашир. Очевидно, такую настойчивость можно объяснить только "шатаниями" советской и российской дипломатии, которые всякий раз провоцировали Японию на ужесточение позиции. Сделав сообщение для печати по случаю 50-летия Сан-Францисского мирного договора, МИД РФ наконец-то подтвердило право России ссылаться на отказ Японии от любых территориальных претензий. Право это предусмотрено ст. 36 Венской конвенции, обязательность которой в двусторонних отношениях признана Японией.

Парадокс пятый. Россия вышла из Второй мировой войны в числе стран-победительниц. Обсуждать предварительные условия и односторонние уступки в каких бы то ни было переговорах — означает либо поддаваться силовому нажиму, либо признавать правоту претензий другой стороны. В первом случае это — удар по национальному достоинству и государственному престижу. Во втором — вопиющая юридическая безграмотность и незнание истории. Юрист В.Н.Еремин, поместивший крайне негативную рецензию на "Пропущенные вехи…" в "Новых Известиях" (25.08.2001 г.), настолько произвольно передает аргументы авторов, что заставляет читателя усомниться: а не пытаются ли они "оправдаться" перед японцами за вступление СССР в войну против Японии?

Нет, не пытаются. Пакт о нейтралитете был денонсирован СССР в апреле 1945 года. И политические, и юридические основания для этого имелись достаточные. Во-первых, заключенный пакт не помешал японо-германо-итальянскому военному соглашению о разделе СССР на зоны боевых действий (февраль 1942 г.; только успехи Красной Армии на западном фронте удержали Японию от нападения). Во-вторых, в Уставе ООН, подписанном в апреле 1945 года (ст.103), указано: если между этим Уставом, предусматривающим коллективный отпор агрессору, и любыми договорами и соглашениями имеется противоречие, то приоритет отдается Уставу. Хотя данный документ полностью вступил в силу после советско-японской войны, к тому времени он уже действовал в отношениях между союзническими державами. А в случае коренного изменения обстоятельств, и обычные нормы международного права предполагают приоритет обязательств по коллективному отпору агрессору. Именно такая ситуация сложилась в результате нападения Японии на Перл-Харбор, на что, кстати, указывал Г.Трумэн, когда И.В.Сталин предлагал ему обратиться к СССР с официальной просьбой о вступлении в войну с Японией.

Парадокс шестой. Япония пытается выделить острова из сферы действия Сан-Францисского договора, отрицая их принадлежность к Курильской гряде. Международный прецедент подобных действий имеется — это попытка Норвегии заявить права на Гренландию, введя в одностороннем порядке термин "Восточная Гренландия". Однако, согласно Венской конвенции о праве международных договоров (ст.31., п.4), придавать общепризнанному термину специальное значение можно только в случаях, когда установлено: договаривавшиеся стороны имели такое намерение. Доказать, что Сан-Францисский договор каким-либо образом выделял острова из Южных Курил, невозможно. Напротив, в заявлении представителя правительства Японии от 19 октября 1951 г. признано, что в понятие Курильские острова входят как Северные, так и Южные Курилы. В книге "Пропущенные вехи…" приведены японские карты, где все острова от Камчатки до Хоккайдо названы Курильскими (Тисима рэтто). Подтверждают это и официальные японские документы, толковые словари, энциклопедии, лоции.

Напомним, что датчане оказались тверды и пересмотра общепринятых наименований ради соседей-норвежцев не допустили. Благодаря им Лига Наций в 1933 году и зафиксировала соответствующую норму обычного международного права. Однако…

Парадокс седьмой, неприятный уже для России. Возвращения островов требует не только Япония, но и некоторые "россияне", причем высокопоставленные. В начале нынешнего года издательство "Материк" выпустило книгу Итиро Суэцугу "Вехи на пути к заключению мирного договора между Японией и Россией". Ее автор — председатель научно-исследовательского Совета по вопросам национальной безопасности Японии. Вопросы и ответы подобраны так, что неискушенному читателю не остается ничего иного, как согласиться: исконно японские острова "несправедливо оккупированы" СССР (Россией) и в кратчайшие сроки должны быть возвращены. Теперь, после появления "Пропущенных вех...", самые серьезные исторические и юридические аргументы книги стараются дезавуировать избитыми пропагандистскими приемами: "Громыко может аплодировать из гроба"; "попытки затормозить и повернуть вспять наметившийся прогресс в двустороннем диалоге…, создать ложное понимание шагов по пути этого прогресса"; авторы "даже… категорически отказывают Японии и удовлетворении ее территориальных претензий в любых размерах"!

Видимо, кто-то уже признал эти "территориальные претензии" обоснованными и речь идет только о "размерах"? Вопрос: кто этот "неизвестный солдат"? И какой "прогресс" уже достигнут на этом пути? И настолько ли "ложно" понимание, которого так опасается г-н Еремин?

Более того, рецензент прокурорским тоном требует доложить, какую часть российской общественности представляет В.В.Аладьин, выступающий от имени авторского коллектива. Отвечаем: преобладающую. Ту самую, которая никогда не считала односторонние уступки, тем более территориальные, способом завоевать уважение в мире и достичь процветания страны. Ту самую, с которой вынуждена была считаться даже козыревская дипломатия. И, наконец, то самое российское деловое сообщество, которое платит налоги на родине, не уводя капиталы за рубеж, не кормя обывателя завтраками иностранных инвестиций и не пользуясь подачками с чужого стола. Если же бюджетным организациям, в том числе Институту Востоковедения РАН, не хватает средств для содержания штата, то, быть может, его сотрудник г-н Еремин, возглавляющий по совместительству московское представительство Международного научного общества синто — национальной религии японцев, наконец-то определит, интересы какой страны ему стоит представлять? (Впрочем, не откажутся ли иностранные спонсоры от услуг нашего критика, считающего главную книгу синтоизма произведением китайским? Святынями своими японцы не поступаются…)

Обратимся, однако, к восьмому, последнему, равно приятному и для России, и для Японии парадоксу. Состоит он в том, что Россия может обеспечить твердую правовую почву во взаимоотношениях с Японией. И для этого достаточно одного: законодательно признать Сан-Францисский договор 1951 года. По ряду причин, он не был подписан СССР, но Россия, как его продолжатель, имеет для этого все основания и права. Такое решение, безусловно, соответствует основополагающим принципам мира и безопасности, заложенным в Уставе ООН, и будет принято международным сообществом. Япония, как известно, обязалась в течение трех лет заключить мирные договоры, аналогичные Сан-Францисскому, со сторонами, не подписавшими его в 1951 году (Советским Союзом, Китаем, Тайванем, Индией и др.). Это, однако, отнюдь не мешает ей согласиться с тем, что указанные государства признают его позднее.

В недавнем сообщении МИД РФ для печати подчеркнута "жизнеспособность и универсальность заложенных в него принципов и обязательств". Инициативу о признании Сан-Францисского мирного договора поддержали сахалинские законодатели, обратившиеся 14 сентября с.г. с соответствующим предложением к Государственной Думе и законодательным органам субъектов Российской Федерации.

Очевидно, что только устранение всяких юридических оснований для территориальных претензий с японской стороны позволит развивать отношения на основе справедливости, взаимного уважения и доброй воли.

Виктор БОГДАНОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр КУВАЕВ, первый секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Государственной думы РФ ДВОРЦОВАЯ ЛИХОРАДКА (Как московские власти увековечивают социальное неравенство)

Лужковская мэрия, лучезарно улыбаясь, рапортует городу и миру: дела в Москве идут день ото дня все лучше, город строится и благоустраивается, все в нем делается "в интересах москвичей". Но каких именно москвичей? Все ли москвичи на деле, а не на словах, имеют равные права, например, на защиту от принудительного переселения в рамках "реконструкции" их родного квартала, на спокойную жизнь не под шум бетономешалок и экскаваторов, возводящих очередной небоскреб под окнами обычного многоквартирного дома.

Все ли москвичи могут обменять старое жилье на новое именно там, где они хотят, а не там, где им его настойчиво "предлагают" чиновники Департамента муниципального жилья? Всем хочется жить в обжитых районах, а не в новостройках, где от властей можно долгие годы ждать установки телефона, открытия аптеки или универмага, прокладки линии метро.

Наконец, на чем основан лужковский строительный бум — на промышленном подъеме в столице и области, или же на отмывании новорусских денег, происхождение которых ни для кого не секрет? Недавно министр науки и промышленной политики столичного правительства Е. Пантелеев признал: "...если говорить о темпах роста производства в Москве, то начиная с 1998 года мы не набрали и половины того потенциала, который имели до 1990 года" ("Известия-Недвижимость", 27.09.2001).

Любопытные сведения о "финансовых потоках" (употребим это устоявшееся выражение) в Москве помещены в обзорной статье "Больше, чем криминал. Коррупция в России переросла в угрозу национальным интересам", опубликованной в "Независимой газете" 07.09.2001. В подразделе "Страна должна знать своих героев" "НГ" пишет: "Наиболее характерные нарушения со стороны государственных и муниципальных служащих — предпринимательская деятельность, владение имущественными паями предприятий, соучредительство и руководство коммерческими организациями, совмещение госслужбы с исполнением депутатских полномочий. Наибольшее число взяточничества выявлено (по убывающей) в Москве, Краснодарском крае, Московской области, Ростовской области, Санкт-Петербурге...".

Примечательно, что Санкт-Петербург, который многие называют "уголовной столицей" Российской Федерации, оказался лишь на 5-м месте по взяточничеству, уступив пальму первенства Москве. Городу, вот уже 10 лет возглавляемому бессменным руководством.

Это руководство — сплоченное и замкнутое. Отличительная черта "московской элиты" — умение так поставить дело, когда чиновничий "скромный" труд и щедрое раздолье финансиста идут как бы рука об руку.

В 2001 году в Москве намечено ввести около 3,4 млн. метров жилья. Лишь чуть более трети общего объема, или 1,2 млн. кв. метров, — это жилье муниципальное. Львиную же долю — 2,2 млн. кв. метров — намечено продать по коммерческим ценам. Сегодня, по оценкам журнала "Эксперт", 80 % рынка коммерческого жилья в Москве "прямо или косвенно находится под контролем московского правительства".

Правительственный департамент инвестиционных программ строительства (глава — Л. Краснянский) имеет права на инвестирование по городскому заказу в центральной части города и так называемой точечной застройке. "Придворные" компании осваивают новостройки.

Какова общая картина с распределением ролей в Москве, таковы и отдельные строительные эпизоды. Каждый из этих эпизодов меняет жизнь целых кварталов городов.

Например, в минувшем августе правительство Москвы издало распоряжение "О комплексной реконструкции Пресненского района и создании "Нового жилого центра г. Москвы". По данным газеты "Ведомости" (06.09.2001 г.), жилье там будет стоить не менее 1500 долларов за кв. метр, то есть будет престижным по столичным меркам, тогда как "спрос на элитные объекты почти не растет". Поэтому аналитики и называют проект "маниловщиной". Как пишет газета, пока работы по сооружению "Нового жилого центра г. Москвы" ведутся не особенно бурно. Одна из основных строительных компаний — "Ингеоком" — возобновляет работы "...только когда город "впрыскивает" очередную порцию финансирования".

Кто же возглавляет эту фирму и чем "Ингеоком" занимается? По сведениям тех же "Ведомостей" (07.08.2001), гендиректор "Ингеокома" М. Рудяк одновременно... советник Ю. Лужкова.

Именно "Ингеоком" в 1994-1997 годах был подрядчиком при строительстве торгового комплекса "Охотный ряд" (стоимость проекта 350 млн. долларов), сейчас прокладывает коммуникации в котловане "Москва-Сити", строит мини-метро между "Москвой-Сити" и Алекснадровским садом, сооружает развлекательный комплекс "Сити-Стар" на площади Курского вокзала стоимостью 150 млн. долларов, борется за возможный заказ по прокладке тоннеля под историческим кварталом Лефортово.

Окинем взглядом адреса — это адреса самых крупных "лужковских строек". Стоит ли удивляться тому, что глава подрядной фирмы ходит в советниках у мэра? "Сотрудничество на благо города" и ничего более.

Схема простая и надежная для правящей "московской элиты". Надежная прежде всего тем, что все и все замыкаются на правительстве города с его департаментами и префектурами.

В приложении "Ведомости-Недвижимость" есть фраза: в 1993-1995 годах "инвестиционные контракты на дом толком не регистрировались", почему и по сей день у стройплощадок "появляются вторые владельцы".

Наверное, таков уж климат высокого взаимного доверия в московских правящих кругах, что многие договоренности не обременены точным реестром.

Московское правительство любит говорить вообще об инвесторах и о том, что возможности бюджета города для решения жилищного вопроса ограничены. Это единственное объяснение, которое приходится выслушивать очередникам, вынужденным отстоять в очереди примерно целое поколение, чтобы получить квартиру. Конечно, есть и те, кто умудряется получить квартиру быстрее остальных очередников, но общей безрадостной картины и такие исключения не меняют.

Сейчас стоимость 150-квартирного жилого дома, возводимого из средств городского бюджета, немногим превышает 93 млн. рублей ("АиФ-Москва", № 39, 2001 г.). Запомним эту цифру для сравнения с некоторыми другими тратами столичных властей. Их грандиозные проекты столь всем памятны, требуют столь значительных средств, что слова по каналу ТВЦ об ограниченности городских возможностей в разрешении жилищного вопроса в Москве звучат как издевательство.

Пресс-конференция главы Контрольно-счетной палаты Москвы В. Двуреченских по итогам проверки 11-км участка дороги на участке "Москва-Сити" — Автозаводский мост была отменена, — сообщает журнал "Коммерсант-Деньги", — "за несколько часов до начала". Причем сделано это было "по распоряжению мэра". Причиной, как считает "Коммерсант-Деньги", послужил отчет КСП о "колоссальных убытках, которые понес город по вине строителей и чиновников".

"По свидетельству очевидцев, мэр неоднократно приходил в ярость и устраивал выволочку как строителям, так и аудиторам, поскольку стороны никак не могли договориться". Запрет на обнародование отчета был снят лишь в сентябре и то — "частично". Глава Контрольно-счетной палаты оценил возможный ущерб, нанесенный Территориальному дорожному фонду Москвы, "минимум в 5 млрд. рублей". Только за сданные объекты город переплатил строителям более 1 млрд. рублей, а за использование дорогостоящей тяжелой строительной техники (даже там, где можно было обойтись легко) — 593 миллиона рублей.

Теперь вспомним, что 150-квартирный жилой дом обходится городу в 93 миллиона, и подсчитаем, сколько жилья растворилось в песке и бетоне третьего транспортного кольца.

Среди главных виновников потерь в отчете названы две фирмы: "Организатор" (принадлежит трем частным лицам) — генеральный заказчик, "Корпорация "Трансстрой" — главный подрядчик, а также правительственный Департамент экономической политики и развития (ДЭПР), возглавляемый заместителем мэра Ю. Росляком. И вот он, ущерб в 6,5 миллиардов рублей.

Замечание "за поддержку в представлении отчета о мерах, принимаемых для устранения недостатков", — так говорится в распоряжении, подписанном мэром.

Ныне в недрах Московского правительства по-прежнему рождаются строительные химерические проекты, сулящие кому-то солидную прибыль. Например, "ипотека для бедных" — выдача кредитов на приобретение жилья в размере от 5 до 10 тысяч долларов под 7-10 % годовых в валюте. Вновь предлагается не разрешение жилищного вопроса, а новая финансовая кабала. Интересно, где сегодня найти в пятиэтажках, в Бутово, в Марьино, на городских вокзалах и в Собесах, "бедных", способных вернуть кредит в 5-10 тысяч долларов!

Само правительство Москвы собирается потратить почти 140 миллиардов рублей на программу "Жилище" на 2002-2010 годы. Якобы к 2010 средняя стоимость стандартной квартиры общей площадью 54 кв. метра "будет равна доходу самой обычной семьи из трех человек за три года. Один "квадрат" общей площади по цене не станет превышать двухмесячного среднего дохода на душу населения". Если за самую простую квартиру самая обычная семья из трех человек (ставка на демографическую катастрофу заложена в расчет) должна будет отдать свой трехлетний доход, то, очевидно, чтобы купить квартиру, надо будет три года питаться воздухом?

Видимо, подобные программы разрабатываются или для сугубо предвыборных, пропагандистских целей (типа чубайсовского: "один ваучер — две "Волги"), или для чьих-то частных интересов.

Недавно академик Российской академии архитектуры Ю. Бочаров выступил с резкой критикой политики московского правительства. Академик считает, что в Москве чрезмерно раздут строительный комплекс. Если в Нью-Йорке строители составляют 3 % рабочей силы, в Анкаре (Турция) — 6 %, то в Москве — 14 %. В столице сосредоточено 50 % строительных мощностей страны, но используются они крайне неумело:" Реконструкция жилых зданий обошлась бы на 40 % дешевле, но для этого, во-первых, нужна другая квалификация строителей и, во-вторых, легкая техника, чтобы работать во дворах, а ее нет. Вместо того, чтобы искать фронт работ в регионах и за рубежом, как это делают строители США и Турции, власти ломают Москву и строят заново — исключительно, чтобы прокормить строительного монстра.

Можно сказать, что московские власти в самом деле "ломают Москву и строят заново", но не для всех москвичей, а для узкого правящего слоя и зависимой от него прослойки, ломают исторические кварталы и памятники архитектуры, парки и рощицы, жилые дома, требующие лишь расходов на небольшой ремонт.

Планируются дома, дворцы для богатых, где квадратный метр стоит 3-4 тысячи долларов, создаются кварталы для новоявленной элиты со своей собственной, качественной отличной инфраструктурой. В итоге в Москве растут "города внутри городов", или, как радостно говорят в рекламных проспектах "элитных домов", "маленькие европейские города" с подземными автостоянками, саунами, магазинами.

Для "новой" лужковской Москвы, составляющей жалкое меньшинство, все свое, для Москвы остальной — то, что останется.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Петр Мухамедзянов ВТОРОЕ ВЗЯТИЕ КАЗАНИ (Тлеющий сепаратизм)

На другой день после начала бомбардировок талибов восстал "мирный и спокойный" Татарстан. Будто бомбы падали на Казань, и бомбы — московские, как в 1552 году. Лозунг дня гласил: "Российскую оккупацию не допустим!".

А двумя неделями раньше, вскоре после "сноса" башен торгового центра в Нью-Йорке, в Казани снесли памятник Ивану Грозному. Акция не такая уж зрелищная в сравнении с тараном камикадзе, но для России имеющая значение третьей чеченской войны — в подготовительной ее части.

В то время как пятиметровый Сталин стоит в Гори, а Ленин в Минске, — единственный Грозный снесен "восставшим народом", как прошедшим летом снесли памятник Петру I в Латвии. Символ оккупации. Нет символа — нет оккупации. Все остальное в Татарстане уже было сделано в 1991 году.

Чтобы понять всю серьезность "свержения Ивана Грозного", а не увидеть в этом одну лишь неприязнь к монументальной архитектуре, вспомним еще и статую Будды, расстрелянную незадолго до нападения на скульптуру в Казани.

По идее памятник Грозному надо бы снести "вольным татарам" — азатлык именно десять лет назад. Тогда "Президентыбыза", что в переводе с татарского Нашего Президента (оба слова, если писать по-русски, то обязательно с большой буквы) Шаймиева впервые заметили в окружении Горбачева. Готовился так называемый Союзный договор. Горбачев сторговался с Шаймиевым на условии, что он, "президентыбыз", подписывает Договор, за что Татарстан получает статус Союзной республики.

Горбачев не смог удержать власть. Старый Союз распался. Новый не состоялся. Татарстан не успел вскочить в последний вагон уходящей суверенизации. С пера в руке "президентыбыз" буквально капали чернила, которые должны бы вылиться в факсимиле на горбачевском Договоре. Если бы Горбачев удержал власть и новый Союзный договор был бы подписан, то в наши дни уже ни о какой борьбе с "оккупантами" в Татарстане не хлопотали — полный "азатлык" был бы у казанцев, и на их аэродромы уже садились американские самолеты с морской пехотой, как это происходит сейчас в Узбекистане.

Но предположим Горбачев бы тогда устоял. Новый Союз состоялся. Вряд ли в 1992 году он мог избежать голодных бунтов, а уж второго срока в Кремле Горби было вовсе не видать. Если не в Беловежье, то в каком-нибудь Заонежье "расплевались" бы подписанты в компании еще и с "президентыбыз".

Ну не обломилось тогда Шаймиеву. И он в 1991 году выставил наряд милиции у памятника Ивану Грозному, стал беречь его. Кстати, в походах Грозного против казанцев сражался трехтысячный отряд татар. И его начальник Шахгали первым ворвался в пролом казанского кремля в 1552 году.

Националы стали сравнивать Шаймиева с Шахгали. Параллель усилилась после того, как омоновцы "президентыбыз" разгромили националов осенью 1991 года — на днях десятилетний юбилей. Шаймиев бил "своих" в кровь, как когда-то Шахгали. Был выше "кровного родства". Носил ореол федерала и общечеловека.

Всей опасности татарских волнений осенью нынешнего 2001 года не оценить, если не вспомнить и о разночтениях в татарской и российской конституциях, над устранением которых последний год бился Кириенко, и хоть не до конца, но обломал "азатлыковцев". В мусорных баках у милицейских контор Казани обнаружены пачки незаполненных национальных паспортов "свободного Татарстана". Выбрасывают, как макулатуру. Эти небольшие, красочные бланки в мусорных баках, обнаруженные непримиримыми азатлыковцами, и стали запалами нынешних октябрьских бунтов в Казани. Кажется, приходит конец "свободе".

Все предшествующие десять лет Татарстан жил в мнимой суверенности. Вот что было записано в татарской Конституции: "Республика Татарстан — суверенное государство, субъект международного права". А в Российской: "Республика Татарстан — субъект Российской Федерации".

Не будь 11 сентября, бомбардировок Афганистана, "наезд" Путина на Конституцию волжского суверена мог бы пройти тихо-мирно. И Грозный устоял бы в Казани. Но фанатизм исламских камикадзе поджег мусульманскую душу во всем мире. В Пакистане батальоны вооружались "калашами", в Татарстане — ломами и кирками. Подогнали подъемный кран, зацепили победоносного царя за бороду и уволокли в неизвестном направлении.

Эмоциональный выплеск? Скорее язык пламени тлеющего сепаратизма из недр исторического сознания чистокровного этноса.

Эти языки пламени обжигают прежде всего русских. Их, кстати, в Татарстане половина. Но власть полностью сосредоточена в руках татар. В милиции, судах — татары.

К историческому реваншу за поражение, нанесенное Грозным, татарская элита начала готовиться еще в 70-е годы. Во времена брежневского застоя люди с обостренным чутьем националов почувствовали светлые перспективы распада страны. Уже тогда абитуриентам институтов прямым текстом говорили в приемных комиссиях татарской автономии: если придется выбирать между русским и татарином, то поступит татарин.

И теперь как закономерность, если русский дорабатывает до пенсии, то на его место обязательно ставят татарина. Лучшие школьные здания отданы под татарские гимназии. А во всех русских школах директора — татары.

В центре Казани на "народные деньги" построена самая крупная в Европе мечеть. Все предприятия Татарстана отчисляли деньги на ее возведение. Если учесть, что половина рабочих и инженеров на них — русские, тогда получится, что "оккупанты" отдавали свои кровные на мечеть. В то время как на окраине города Казани несколько лет не могут достроить маленькую православную церковь. На нее денег не находится.

Мечеть и церковь — сооружение из камня и бетона, пускай и духовные. Но так же — по цвету кожи и разрезу глаз — делят в Татарстане на первосортных и прочих живых людей. Привезли недавно из Чечни в Казань два "груза 200". И один из погибших оказался хоть и крещенный, но татарин. Истерия вспыхнула небывалая. О "своем" скорбели, о "своем" кричали на митингах, а о втором погибшем казанце — русском — ни слова. Потому что он — чужой. Уже без кавычек. Он — оккупант.

Большой Бабай, так теперь называют Шаймиева у нас в Татарстане, оказался меж двух огней — федеральным и националистическим. И чтобы не слететь с пьедестала самому, отдал на растерзание исламистам статую Грозного.

Кто же противостоит татарским националистам, закладывающим камень за камнем в фундамент своей собственной будущей империи "Идель-Урал" от Волги до Лены?

Во-первых, русские демократы.

В Москве это словосочетание "русские демократы" выглядит странно. Если русские, то почему демократы, развалившие страну? Если демократы, то каким образом русские, а не общечеловеки? В контексте же татарской политики в реальном данном времени русские демократы, как ни странно, являются единственной силой, сцепляющей Казань с Москвой, хотя и либерально-демократической, поскольку другой пока нет.

Коммунисты же Татарстана, тоже как это ни странно, за полный и безоговорочный суверенитет. Уточним, татарские коммунисты. Не правда ли, это тоже странно звучит. Где же ваш интернационализм, товарищи татары? Где в ваших рядах личности типа Мусы Джалиля? Или вы намерены строить коммунизм в отдельно взятой исламской империи Идель-Урал?

Коммунисты Татарстана утверждают, что они за создание Второго Союза ССР. Но из классовых соображений тоже участвуют в сносе памятника Ивану Грозному.

Националисты Татарстана — не твердолобы. Но достаточно лукавы. Они, например, готовы идти на компромисс с Москвой в том случае, если Россия признает себя не только наследницей Киевской Руси, но и Великой Булгарии, Алании, Хазарии, всех ханств Сибири.

А в ответ на доводы об угрозе со стороны исламского мира, материализованной таранами зданий 11 сентября и свержением памятника Ивану Грозному (события только на первый взгляд кажутся несовместимыми), националисты, для которых Дудаев и Басаев с Хаттабом — братья, пудрят мозги и такими рассуждениями: не верьте, мол, математике. Да, по статистике, в России 15 миллионов мусульман. Но ведь не каждый же выходец из народа, исповедующего ислам, — исламист. От силы — десять процентов. То есть всего полтора миллиона сознательных, говорят они.

А разве этого мало? — спрашивают их.

Ну что вы пристали со своим национализмом, возмущаются "азатлыковцы". Да во всей Казани и десяти тысяч не наберется тех, кто с легкостью назовет себя татарином. А уж экстремистов вообще не больше двух сотен.

И этого мало? — спрашивают их.

Гораздо меньше потребовалось для атаки на Нью-Йорк. Еще меньше — для закладки гексогена в Москве, Волгодонске, Махачкале. А ведь не кто иной, как Денис Сайтаков — невзрачный, невидный, вроде как даже и не татарин и почти что не экстремист — взорвал дом в Печатниках.

Невозможно не придавать значения и тому факту, что все террористы первой волны 1999 года учились в медресе.

Взрывы произошли два года назад, а только совсем недавно, после нынешних осенних волнений в Казани, прокуратура Набережных Челнов потребовала закрыть медресе "Йолдыз", где учился "национальный герой" Сайтаков. Выпад прокуратуры — демонстративный. Шпага — учебная, со сточенным концом. Медресе закрыть не удастся, поскольку (цитирую ответ ректора): "Йолдыз" не занимается профессиональной подготовкой по какой-либо специальности". Другими словами, подрывного дела там не преподают, если, конечно, под подрывным делом разуметь лишь умение обращаться с детонаторами и часовыми механизмами. Верю, большинство муфтиев не экстремисты. Но шайтан силен. Он является в медресе в образе благочестивого эмиссара-саудита и предлагает муфтию хорошую зарплату (сейчас муфтии работают на общественных началах), компьютер и позолоченные ручки для двери медресе в обмен на позволение изредка вести проповеди.

Сейчас Татарстан буквально насыщен миссионерами подобного рода.

А если глянуть из Казани на север, в сторону Москвы, в Чебоксары, то увидим, что и тут нынешняя осень выдалась неспокойной. И тут националисты воду мутят. В каждой школе с этой осени введено обязательное изучение чувашского языка. Русские дети в один день стали иностранцами, гарантированно неуспевающими, потенциальными второгодниками. Разве им сравняться в знании языка с чувашом? Привилегия для "коренного человека" очевидна. Тем более, что одновременно, как следующий пункт хорошо продуманного плана, в республике введен ЕГЭ (единый госэкзамен) для выпускников. Экзамен единый, а дороги к нему — раздельные у "коренного" и русского. Смысл ЕГЭ в том, что сразу после тестирования можно поступать без экзаменов в любой вуз страны. Знание чувашского языка — ключ к московским вузам граждан Чувашстана.

Но не все так мрачно. Если в Татарстане, Башкортостане, Чувашстане люди в чалме и галобее чувствуют себя хозяевами положения, в отличие от людей в рясе и камилавке, хотя в данных регионах и тех и других поровну, то чуть южнее, в Таганроге, положение резко меняется. Близость кровавой Чечни делает русских людей в этих землях более решительными. Тут и казаки не только рядятся в шаровары с лампасами, но и мечом о щит звенят.

В то время, когда в Казани сносили памятник русскому царю, в Таганроге тоже люди с ломами и кирками рушили стены строящейся мечети. Рассказывает обиженный: "Вечером на нашу стройку пришли казаки, стали окунать мою голову в бочку с водой, потом привязали к столбу. Говорили: "Все — равно строить не дадим". Потом порушили кладку. И на обломках нарисовали кресты".

А в этом регионе, каков баланс политических сил?

На таганрогском телевидении прошел "круглый стол". Однозначно против строительства мечети высказались и православные священники, и казаки, и коммунисты. Здесь они совсем другие.

В суре 82 пророк Мухаммед спросил отца только что родившегося ребенка: "Кто родился у тебя?" Тот отвечает: "А кто, собственно, мог родиться? Либо мальчик, либо девочка?" — "А на кого похож ребенок?" — "А на кого он может быть похож? Либо на мать, либо на отца". Тогда Мухаммед сказал: "Перестань! Не говори так! Когда капля утвердится в лоне, Всевышний вкладывает в нее всю родословную, связывающую ее и Адама".

А кто нынче родится в Казани и Чебоксарах, Урус-Мартане и Назрани, в Киеве и Москве?

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Илья Петренко ЩИТ И МЕЧ

О борьбе с коррупцией говорят у нас очень много, но все время в этой борьбе коррупция одерживает победу. Взяточничество с каждым годом лишь обретает все новые формы и масштабы, а правоохранительные органы только разводят руками.

Кто же конкретно и как сегодня борется в стране с коррупцией? Специально для этой борьбы в органах внутренних дел созданы отделы по борьбе с экономическими преступлениями. Сотрудники ОБЭП, "бэпники", как их со временем прозвали, начали свою работу несколько лет назад довольно рьяно. Я помню, как формировались эти отделы. Туда шли работать неплохие кадры. Много моих знакомых, о которых я ничего не могу сказать дурного, пошли в свое время в ОБЭПы. И сейчас там немало настоящих профессионалов, честных работников правопорядка.

Поначалу в ОБЭПах царил энтузиазм. Один мой друг тогда с гордостью рассказывал, что они вяжут взяточников, как дрова, верил, что скоро всех, чьи руки нечисты, прижмут к стене. Тогда лишь за год их отдел взял с поличным почти сто взяточников! За каждым были неопровержимые улики, каждого "любовно" разрабатывали: расставляли ловушки, ловили с мечеными деньгами, записывали все на диктофоны и видео. Азарта было хоть отбавляй, опера ведь соскучились по тонкой работе. Брали серьезных чиновников, в основном уровня районных префектур. Хвастали, что на следующий год доберутся и выше — в мэрию, в область... "Мы их всех выведем на чистую воду!".

Но потом "бэпники" как-то сникли. Из упомянутых ста до суда удалось довести только троих коррупционеров. Все остальные дела были технично развалены прокуратурой. В самые ответственные моменты разработок прокуроры не давали санкций на следственные мероприятия, ставили, как могли, палки в колеса. Даже те трое, что предстали перед судом, в итоге "отмазались". Двое были оправданы, один получил "условняк". То есть один осужденный на условную меру наказания — вот и весь итог годовой работы отдела, сотрудники которого работали без праздников и выходных, не спали ночами.

К иным судьям и прокурорам, которых-то "бэпники" и считают не меньшими взяточниками, не подберешься в принципе. Чтоб провести разработку в отношении прокурора, надо брать санкцию у его же начальника. Судьи — вообще неприкосновенны, у них нет даже отдела собственной безопасности. Любые попытки организовать в их отношении оперативные мероприятия считаются почти преступлением, за которое те же судьи и прокуроры сурово покарают "зарвавшихся ментов".

В итоге работа отделов стала быстро сворачиваться. Осознав бесполезность своего энтузиазма, многие "бэпники" сложили ручки и принялись решать собственные проблемы теми способами, которые диктует сегодняшняя жизнь. Многие сотрудники нашли себе нишу в современной экономике, одни "крышуют" коммерсантов, обкладывают данью, другие участвуют в переделе денег и собственности, третьи выполняют политические заказы… На это и уходит все рабочее время. К концу месяца все же надо подбить отчетность, и тогда оперативник пойдет на вокзал и схватит за руку бедолагу-проводника, за малую взятку усадившего в поезд безбилетника или загрузившего в вагон три мешка картошки. Проводнику можно "пришить" кучу уголовных дел, все их довести до суда и надолго закрыть мужика. За него не вступится прокуратура, а судьи будут суровы, как никогда: перед ними — матерый преступник!..

В последнее время особенно модно стало набивать отчетность пойманными на взятках сотрудниками ГИБДД. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы и так догадаться: инспектора на дорогах не могут сейчас выживать иначе, чем за счет поборов с водителей — им ведь тоже платят копейки. И группа оперов на одной машине за пару часов работы на любом шоссе может легко наловить с поличным целый "табун" искусившихся сержантов, лейтенантов или капитанов ГИБДД. Этого тоже хватает, чтоб закрыть отчетность, да и прокуратура опять же здесь охотно поможет.

Вот и выходит, что можно вообще не рвать нервы и не напрягать силы, решать свои проблемы, а отчетность будет покруче, чем в те времена, когда отдел трудился в поте лица, копая под настоящих коррупционеров. И вот отчетность в порядке, премии, звания, служебный рост обеспечены, а коррупция в стране — все шире и шире...

Илья ПЕТРЕНКО

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 38 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

39

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Щеглов ДЛИННОЕ ЭХО

Радио “Радонеж” отозвалось на статью Ю.Юрьева “Молчанием предается Бог” (“Завтра”, 2001, N№45) в передаче от 15 ноября традиционным набором обвинений: мол, смутьяны, выражающие только свое личное мнение, опять хотят подвигнуть церковь к расколу; вопрос о нумерации закрыт “соборным голосом Церкви”, а они вновь поднимают его. Досталось также от “Радонежа” православным Москвы и Санкт-Петербурга, опубликовавшим около месяца назад обращение к архиереям Русской Православной Церкви по вопросу об антихристианском мировом порядке и положению внутри нашей церкви. Им было вменено в вину, что они вообще — “никто” и не имеют права никуда обращаться.

Предельная политизированность выступавшего на “Радонеже” клирика на этот раз сыграла с ним злую шутку. Сделанные недавно заявления ряда правящих архиереев по вопросам глобальной цифровой нумерации людей и встраиванию РФ и РПЦ в систему “нового мирового порядка” рисуют нам иную, нежели излагается слушателям “Радонежа” картину.

“...Правящие Архиереи епархий Русской Православной Церкви, действующих на территории Уральского федерального округа, постоянно сталкиваются с фактами грубого давления на верующих с целью принуждения их к принятию ИНН. Более того, уже есть факты, когда налоговые органы самовольно присваивают ИНН верующим, ссылаясь на наше Соглашение о сотрудничестве с Межрегиональной инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Уральскому федеральному округу. Всем нам известно, что Соглашение не дает для этого оснований и, наоборот, призывает считаться с религиозными чувствами налогоплательщиков. По этому поводу Высокопреосвященным Викентием, архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским, направлены письма руководителю Межрегиональной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Уральскому федеральному округу Безрукову Г.Г. и руководителю Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Свердловской области Добровольскому С.Н.

В связи с этими фактами мы, Правящие Архиереи епархий Русской Православной Церкви, действующих на территории Уральского федерального округа, хотим уведомить всех собравшихся, что в православном народе нарастает чувство недовольства принуждением к принятию ИНН. Возникает недоверие к властным структурам. Пока удается вносить некоторое и единственное успокоение в умы только потому, что ожидаем решения Государственной Думы по этому вопросу. Нам известно, что в Государственной Думе находятся на рассмотрении соответствующие законопроекты, призванные предоставить возможность не принимать ИНН по религиозным убеждениям. Только знание об этом дает силы нашим братьям и сестрам и немного заставляет их терпеть до времени происходящие унижения. Но если этот вопрос не решится положительно, то негодование и возмущение верующих поднимется сеще большей силой, чем прежде. Потому мы просим сделать все от вас зависящее, чтобы Государственной Думой был принят Закон или иной государственный акт о даровании верующим права не принимать ИНН...

ИОВ, митрополит Челябинский и Златоустовский

ВИКЕНТИЙ, архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский

ДИМИТРИЙ, архиепископ Тобольский и Тюменский”

Это опубликованное в “Православной газете” еще в октябре 2001 года выступление трех правящих архиереев Русской Православной Церкви лишь вскользь касается ситуации чрезвычайной и до сих пор внезаконной практики массового присвоения так называемых “индивидуальных налоговых номеров” гражданам Российской Федерации. Несмотря на отсутствие закона, чиновный аппарат внедряет ИНН с необъяснимым для стороннего глаза рвением, какового не проявляет в реализации многих действующих законов, превращая их тем самым в бездействующие. Денег на компенсацию вкладов, на выплату пенсий и социальных пособий зачастую не хватает, а для ускоренного и насильственного внедрения ИНН — находятся всегда. Возникает вопрос: почему так? Почему, по какому праву в Московской области пенсионеров уже предупреждают, что в случае неполучения ИНН до 1 января 2002 года пенсии им выдавать не будут? Перед кем и за какое особое вознаграждение собирается отчитываться после 1 января начальство, ведающее этой чиновной машиной? Поэтому православные, выступая против ИНН, заботятся о спасении не только собственной души, но и ближних своих.

Вот что пишет епископ Владивостокский и Приморский Вениамин в той же “Руси Православной”: “...Дьявол боится света, не терпит присутствия истины, поэтому прямое, честное, открытое и бесстрашное исповедание святой православной веры уничтожает всю его тайную власть, основанную на наших грехах и страстях, самолюбивом своеволии и теплохладной боязливости. Важно только, чтобы в любой дискуссии все мы опирались на благодатные основы нашей святой веры, руководствовались соображениями церковной пользы, душевного спасения и братской любви, а не разрушительными страстями и личными амбициями. Вообще, ругать всегда проще, чем предлагать какое-то конструктивное решение. Поэтому, свободно обсуждая любые внутрицерковные проблемы, важно не скатиться к безудержному критиканству, не нанести вреда мирному устроению духа и церковному единству. Это особенно важно потому, что новая эпоха — эпоха так называемой глобализации — ставит перед Православной Церковью, перед ее священноначалием и рядовыми верующими очень трудные задачи. Разгул мирового богоборчества, диктат Запада во главе с США, пробуждение огромного исламского мира, жестокая борьба арабов и евреев за Иерусалим, слабость российской государственности, расчленение русского народа, оскудение истинной веры и одновременный рост религиозного фанатизма еретиков и иноверцев — все это свидетельствует об огромном конфликтном потенциале современного мира, о близости “последних времен”, об активизации темных сил мировой закулисы, готовящих на волне разгорающейся смуты воцарение “человека греха, сына погибели”, предреченного еще апостолом Павлом на заре христианской веры. В таких условиях, к сожалению, оказывается под угрозой и благополучное бытие Вселенского Православия. Обновленческие, модернистские симпатии руководства многих Поместных Церквей, язва экуменизма, по-прежнему разъедающая церковное тело, властолюбивые, можно сказать — папистские амбиции Константинопольского патриарха Варфоломея, католическая экспансия и агрессия пагубной идеологии либерализма — таковы лишь некоторые тенденции и явления, грозящие Христовой Церкви новыми нестроениями, смутами и разделениями. Не избежала подобных проблем и Русская Православная Церковь. В наших условиях их пагубное влияние усиливается тяжелейшим наследием советской богоборческой эпохи, духовным одичанием нынешнего российского общества, слабостью национального и религиозного самосознания современного русского человека. В соединении с безнравственностью политических властолюбцев и засильем мошенников-олигархов это и предопределяет всю драматичность переживаемого Церковью и страной исторического момента. Духовные беды нынешней смуты усугубляются многочисленными расколами — украинским, молдавским, эстонским, нашим прискорбным разобщением с РПЦЗ — которые поддерживаются не столько внутренними причинами, сколько подогреваются внешними, враждебными России и Русскому Православию силами. Именно эти события, именно эти процессы — как у нас на родине, так и в мировом масштабе — определяют для православного человека отношение к тому явлению, которое сегодня принято называть термином “глобализация”. Глобализация есть тайна беззакония в действии — так можно сказать короче всего . Что касается ее конкретных проблем, в частности, пресловутой “проблемы ИНН”, то решать их надо тоже конкретно, применительно к каждому индивидуальному случаю. Электронное клеймо, которым всех нас хотят пометить, есть одно из важных орудий этой глобальной тайны беззакония, орудий строительства современной Вавилонской башни — подножия сатанинского престола, все более явственно возвышающегося в самом центре современного обезумевшего мира. То, что развитие компьютерных технологий, используемых для внедрения ИНН, может в конечном итоге привести к появлению печати антихриста, несомненно. Однако столь же несомненно и то, что на нынешней стадии эти разработки еще далеки от такого страшного итога. Поэтому задача православного человека заключается в том, чтобы быть предельно внимательным и бдительным,всегда готовым к борьбе за святыни веры. Каждый из нас должен сделать все от него зависящее, дабы свести к минимуму пагубное влияние различных апостасийных, мiрских начинаний на себя и на своих близких. Необходимо и всенародное противостояние так называемому “духу времени”. Но для того, чтобы успешно бороться с этим духом апостасии в масштабах всей страны, необходимо восстановить симфонию государства и Церкви. А это возможно — не будем лукавить — лишь в рамках истинно православной русской государственности. Не секрет, что наилучшей, наиболее естественной формой православной государственности является Самодержавная монархия...”

То есть православный человек не должен дожидаться, пока бесовские прилоги введут его в “полноценный” грех, он, усмотрев и различив их, обязан отмести эту скверну сразу и навсегда, не лукавствуя и не замедляясь. Ибо неверный становится не верен уже во всем: в большом и в малом. Вот что появилось на интернет-форуме “Русская беседа” о статье “Молчанием предается Бог” под именем диакона Андрея Кураева: “Неужто совсем нельзя писать протестные статьи против ИНН, не допуская при этом передержек и неправд? Неправда, будто “Итоговый документ Синодальной Богословской комиссии многие духовники, наместники монастырей отказались подписывать”. Все приглашенные на комиссию подписали его (и наместники, и духовники). Последних на комиссии было двое: схиигумен Илий из Оптиной и архим. Даниил из Данилова монастыря. Оба подписали. Никто потом свою подпись не отзывал (или кому-то известно иное?). За рамками заседания предлагали подписать Итоговый документ только о.Кириллу (Павлову). Он действительно отказался (хотя до заседания комиссии говорил митр. Филарету, что во всем согласен с о.Иоанном Крестьянкиным). Но при чем тут “многие наместники и духовники”?”

На это даже многие посетители форума ответили, что им, действительно, известно иное. Итоговый документ VII расширенного пленума Синодальной Богословской комиссии отказались подписать или отозвали впоследствии свои подписи: архимандрит Кирилл, духовник Троице-Сергиевой Лавры и Святейшего Патриарха Алексия II; архимандрит Исайя и игумен Косьма (Троице-Сергиева Лавра); архимандрит Венедикт, наместник Свято-Введенской Оптиной пустыни, а также Константин Юрьевич Гордеев (общество “Святая Русь”). Некогда для спасения православия хватило одной непоставленной подписи — Св. Марка Эфесского. Теперь мы видим многих, и есть надежда, что их станет больше.

P.S. 14 ноября 2001 года здание Государственной думы обошел православный крестный ход с целью молитвенного противостояния принятию законопроекта о паспорте гражданина РФ. Нынешняя редакция этого законопроекта предусматривает изготовление паспортов из материалов и по образцам, устанавливаемым правительством, а не законом РФ. Православные не могут согласиться с тем, что вопрос о сохранении позорных человеческих номеров в новоых паспортах выводится из компетенции Госдумы и передается на усмотрение правительства. То, как распорядятся этим правом высшие правительственные чиновники, хорошо известно из их публичных заявлений. Накануне радиостанция ВВС поспешила отрапортовать, что в вскоре будет принят закон о пластиковых(!) паспортах России, так как возмущение православных русских нейтрализовано изъятием положения о штрих-кодах из нового текста законопроекта. Но “господа” поторопились. Слушание законопроекта вновь отложено на неопределенный срок.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 40 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

41

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Анатолий Яковенко НА ЗЕМЛЕ СВЯТОГО КНЯЗЯ

Сейчас все чаще и чаще наши взоры вновь обращаются к тому месту, кое послужило когда-то колыбелью Владимиро-Суздальской Руси и где не раз испрашивал затем благословения на ратные подвиги сам Александр Невский.

Наш святой благоверный князь и воитель... мощи которого еще долго почивали тут же, во Владимире, в стенах древнего Рождественского монастыря. Пока Петр I не дерзнул притронуться к этому священному месту и не перенес их в свою столицу. В ХХ веке оставшуюся на месте захоронения Александра Невского церковь тоже не пощадили во время богоборческого разгула. Она была взорвана располагавшимися тут же на территории монастыря чекистами из НКВД в 1932 году. И когда ее теперь вновь начали восстанавливать, то что же мы сподобились узреть?

А узрели мы то, что на этом святом месте по-прежнему свершаются кощунства. Вначале некий невесть откуда взявшийся инженер-строитель в рясе попытался соорудить тут нечто вроде чуждой громоздкой башни, коя не имела ничего общего с обликом прежнего древнего храма.

Когда же ему не позволили этого местные реставраторы и прихожане, то сей "радетель" о. Иннокентий начинает изыскивать другие способы осквернения святого места.

Во время археологических раскопок в основании храма были обнаружены древние захоронения с останками первых насельников. И каково было недоумение и скорбь владимирцев, когда эти уникальные находки были поспешно изъяты, свалены в кучу, а затем и залиты бетоном в одной из вырытых здесь же для чего-то глубоких ямин.

Да и как после всего этого можно назвать новоиспеченного епархиального секретаря Иннокентия? Того самого, переквалифицировавшегося из инженера-строителя в священники. Ведь где-нибудь, скажем, в Италии, при таких же раскопках оберегают каждый метр исследуемой земли. А сверху делают даже стеклянный настил, чтобы можно было показывать все это! Но тут не то, что интерес к своим древностям, а прямо какое-то глумление над всеми нашими бесценными национальными святынями.

И благо хоть, по словам руководителя раскопок Глазова, удалось все-таки до того, как было так же залито бетоном и само место упокоения Александра Невского, все-таки успеть достать и перенести краешек его чудом уцелевшего гроба.

А взятую из музея в 1992 году каменную гробницу XII века (в ней лежала переданная митрополитом Иоанном Ладожским в утешение всем владимирцам и паломникам частица мощей Александра Невского) тоже перенесли. Вначале поближе к выходу, а затем и совсем удалили в темный отгороженный придел.

И вот уже епархиальные здания сдают под различные офисы, где висит реклама с губной помадой и прочими броскими красочными атрибутами "века сего". А Боголюбовскому монастырю почему-то никак не желают вернуть законные здания. И среди них не только стоящий вблизи величайший памятник архитектуры — храм Покрова на Нерли, или увезенный из монастыря неизвестно куда белый каменный крест вместе с несколькими древними иконами, но и находящееся в самом монастыре место убиения основателя всей этой обители князя Андрея Боголюбского. Потому как здесь тоже наложен запрет по какой-то причине, так что оно периодически огораживается даже предупредительными межевыми колышками с жердями.

А в Суздале вообще, с той же легкой потворствующей руки епархиального начальства, все отдано... И там, где еще теплится живой голос истории и по какой-то чудесной непрекращающейся молитве стоят, как прежде, уцелевшие храмы, также бесцеремонно и нагло попирается наша Православна вера. Скажем, в Покровском монастыре даже встроена целая улочка "а'ля Русь..." из гостевых рубленых домиков, крылечек и незатейливых узорчатых оконцев. И там спокойно разгуливают в шортах богатые иностранные туристы, а на ночь снимают номера любители более веселых действ... Тем паче, что к их услугам здесь же, в одной из монастырских церквей, располагается ресторан.

И уж как бы в завершение всего — просто невероятное! В Цареконстантиновском храме докатились до такой неслыханной мерзости, что превратили в предмет купли-продажи даже частицы мощей Ефросиньи Суздальской.

Той самой благоверной княгини, молитвами которой некогда был спасен от хана Батыя Ризоположенческий монастырь, и отец которой — не кто иной, как великий князь Михаил Черниговский, отказавшийся в Орде переступить через поганый нечестивый огонь и тут уже преданный за это страшной мучительной смерти...

— Этот Иннокентий что еврей крещеный,— не выдерживали в разговоре со мной многие прихожане и монашествующие.— Во всех бухгалтериях с кассами посадил своих людей! А владыку Евлогиятоже окрутили со всех сторон и творят тут все, что им вздумается.

Стоило только наиболее ревностным местным иереям коснуться этого вопроса и выступить против насаждаемого международными иудейскими центрами ИНН (этого явно чуждого нам антихристианского учета и контроля над всеми людьми), как сразу же последовала расправа над ними. И вот уже в приемной владыки Евлогия срывают с наместника Боголюбовского монастыря архимандрита Петра крест и облачения. Но, вроде бы как убоявшись авторитета сего святителя и зная его твердый несговорчивый характер, следом вновь призывают к себе и возвращают ему все его церковные регалии. Но сам факт подобного отношения разве не говорит об отнюдь не простых и опасных "играх" в стенах епархии?

И в подтверждение этому совсем недавно произошла другая расправа, теперь уже с настоятелем Рождественского монастыря Юстинианом. А ведь когда девять лет назад архимандрит Юстиниан, оставив место настоятеля Успенского кафедрального собора, преступил порог сей особенно чтимой всеми обители, то прежде всего решил воскресить это святое место. И посему стал печься не только о мелких текущих делах, но и отыскивать и поднимать все наше наиболее важное духовное прошлое.

По его инициативе впервые за 130 лет были переизданы книга К.Н.Тихомирова "История Богородице-Рождественского монастыря", "Богородице-Рождественский Патерик" (сборник сказаний о святых угодниках Божиих и подвижниках, вся жизнь и подвиги которых связаны с этой святой обителью), акафист Александру Невскому и молитвословие, где говорилось о жизни святого и всех его победах над католическими крестоносцами. Восстанавливалась с особым тщанием и некогда славившаяся редкими старопечатными книгами разоренная библиотека.

Поэтому многие считали отца Юстиниана настоящим духовным лидером всей Владимирской епархии. И несмотря на то, что ему постоянно мешали и забирали самых лучших, смиренных монахов, все службы, тем не менее, шли ежедневно, неопустительно и без сокращений. Он, как никто другой, понимал и чувствовал всю значимость этого доверенного ему заветного поприща в наше такое нелегкое смутное время.

— Россия не одна,— выпрямляясь и загораясь от какого-то особого внутреннего света, подчеркивал он всякий раз.— У нее есть великий заступник, который и на сей раз поможет избавить ее от всяких видимых и невидимых ворогов.

И не случайно вдобавок ко всему тут произошло самое первое обретение мощей Александра Невского. Когда, как раз в день начала Куликовской битвы, явились сюда два старца. Словно для того, чтобы призвать его из гроба и идти помогать другому великому сроднику своему — князю Димитрию! А затем уже, в царствование Иоанна Грозного, было вторичное прославление князя. Известно также, что во времена похода на Казань царь прикладывался к его мощам и горячо взывал о помощи в своей будущей победе.

Но вдруг как гром среди ясного неба... всех удивила и потрясла последняя новость! Отцу Юстиниану будто не смогли простить всего этого слишком истового порыва к своему прошлому. Разжаловали, лишили служб и, доведя до больничной койки, попытались затем сослать в самый глухой медвежий угол. Пока уж в конце концов, по милости Божией, ему не было дано временное прибежище в более людном селении Костерево.

При храме Воздвижения Креста Господня, в небольшой приходской сторожке, и куда сразу же потянулись его верные многочисленные чада.

Кто за советом, кто на исповедь... И хотя хорошо знали, что церковные власти не любят, когда простые миряне вмешиваются в их дела, но тут все-таки не удержались и отправили письмо на имя Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II.

Но попадет ли оно ему в руки? Или будет перехвачено и запрятано от глаз его куда-нибудь подальше покровителями того же главного вершителя всех дел тут — священника-бюрократа о.Иннокентия? А если уж и попадет по назначению, то сможет ли как-то защитить столь уважаемого пастыря, а затем и вызвать необходимую точную оценку всему происходящему здесь? Ведь Владимиро-Суздальская Земля, как мы уже говорили в самом начале, — особое место! Здесь начиналась наша великая держава... И это место находится под благодатным покровом матери Божией! Под покровом избравшей всю эту землю еще при Андрее Боголюбском в удел Царицы Небесной... Это наше святое!

Так не настала ли пора на новом историческом витке начать освобождение русской земли именно отсюда?

Мы должны, наконец, очнуться, и перед угрозой полного закабаления еще раз уразуметь, что нынешний наш враг совсем не похож на всех прежних. Это коварный, сокрытый аспид, который уже вполз в наши души, разъедает их и никак не может насытиться. Единственное, чего ему еще не удается окончательно одолеть, — дух тех, кто жил когда-то до нас на этой святой земле и из века в век возжигал неугасимый спасительный огнь.

Но среди целого сонма святых, князей и многих других здешних воителей все-таки главным по-прежнему остается великий благоверный князь Александр Невский. И мы должны всегда помнить, чьи мы наследники и имеем ли право отдавать сей наш самый главный последний рубеж! Ибо только тут еще можем по-настоящему припасть на коленях ко всем его пажитям, пропитаться единым очищающим духом, и тогда уж действительно вновь, подобно Георгию Победоносцу, пронзить самую главу всего этого сатанинского чужеродного змия.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 42 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

43

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]