/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 418 (49 2001)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов «ПАРТИЯ СЛАСТИ»

Биологи, изучающие жизнь крупных амеб, столкнулись с загадочным видом, чье размножение происходит на трехполой основе. На днях во Дворце съездов, в этой кремлевской биолаборатории, наблюдалось соитие трех родственных образований — "Единства", "Отечества" и "Всей России". Можно было видеть, как "за стеклом" медленно сливались три студенистых желеобразных тела, образуя единую клейкую массу, в которой, как в лягушачьей икре, сначала темнели три отдельные разобщенные семидоли, а потом стали сближаться, оплодотворять, проникать друг в друга, превращаясь в темное, окруженное слизью ядро, проявившее тенденцию роста. Возникшее новообразование напоминает большую медузу или миску крахмального клейстера с темной, плохо различимой сердцевиной. Исследования продолжаются.

Мы помним, как рождалось "Отечество" Лужкова из маленького плесневого грибка на кремлевской стене. Грибок, питаясь сыростью и продуктами распада, заполнявшими кирпичные швы, превращался в водянистый волдырик, из которого выскочил упругий, как футбольный мяч, Лужков и стал биться кожаной головой в Спасские ворота, требуя, чтобы ему отдали Кремль. Ельцин, подобно огромной трухлявой колоде, переполненный короедами, червяками, улитками, со множеством ядовитых мхов и лишайников, вначале не замечал сердитый футбольный шарик, и лишь спустя некоторое время приказал его пнуть. Доренко так его бил ногой, так плюхал в лужи, так запускал свечкой в небо, лупил о штангу, выбрасывал на трибуны, что мяч в конце концов порвался и из него с неприличным звуком вышел воздух.

Шаймиев, как кусок мыла, сваренный из мертвых костей коммунизма, ловко намыливал петлю на шее инсультного Ельцина. Испуганный татарским сепаратизмом, дробя и членя страну, Ельцин откупился от Шаймиева невиданными льготами. Когда "вся Россия" умирала и мучилась, Татарстан, не платя налоги в казну, процветал. В Казани намекали на особый "татарский путь", поддерживали генерала Дудаева, открывали ваххабитские медресе, поощряли сепаратистов Якутии, Башкирии и Бурятии. Путин секатором урезал льготы, посадил на шею Шаймиева маленького беспощадного хищника, разорившего "дефолтом" страну, показал картинку взорванного до основания "сепаратистского" Грозного, и Шаймиев униженно стих. Милосердно оставлен на "третий срок". Будет дремать на расшитых серебром восточных подушках, видя во сне свой огромный, отлитый из золота памятник, выше, чем у "туркмен-баши".

Шойгу — ангел бурь и катастроф, парит над взорванными городами, упавшими мостами, рухнувшими самолетами. Реет над лесными пожарами и разливами нефти. Вестник русской беды, уверенно и гордо шагающий среди ржавых кораблей и мертвых машин, остановившихся моторов и прохудившихся канализационных сетей. Властители, терзающие страну, плодящие очаги смерти, посылают в эти "черные дыры демократии" своего гонца, который, в нарядной куртке, похожей на оперение злого попугая, является среди гробов и скелетов. История чеканит монету. На одной стороне — Путин, на другой — Шойгу. И еще неизвестно, как упадет эта золотая деньга на будущих президентских выборах, — на "орла" или "решку". Шойгу умело провел объединительный съезд трех партий, как проводят очистку местности от ядовитых отходов. Смел совочком движения Шаймиева и Лужкова. Ссыпал в могильник, неподалеку от того места, где захоронена "сибирская язва".

Три президента один за другим сокрушали страну. Горбачев ее оглушил контузией. Ельцин смертельно ранил. Путин исполнил "контрольный выстрел". Образованная в Кремле "партия власти", безликая, серая, лишенная идеи и веры, состоящая из тяжелых, одинаковых, как булыжники, безгласных и верноподданных слуг, напоминает агрегат из арсенала МЧС, — то ли асфальтовый каток, то ли снегоуборочную машину. То ли Виктора Степановича Черномырдина, из утомленного сперматозоида которого и клонирована новая партия.

Жизнь медуз недолговечна. Прокатится шторм, отхлынет море, и на отмели останется бесформенная, оплывшая, как растаявший холодец, гора слизи. Припечет солнышко, слизь станет сохнуть, засочатся мутные ручейки, и в них забарахтаются три крохотных червячка-головастика, — добыча прожорливых птиц.

Александр ПРОХАНОВ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 3 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

4

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l По сообщениям из Вашингтона, в определённых кругах демократической партии полагают, что ближайшие 5-10 дней будут решающими не только для исхода "операции возмездия" против Афганистана, но и для дальнейшего развития всей внутриполитической ситуации в Америке. Запланированное "втягивание" вооружённых сил США в сухопутные операции, где уже задействовано около пяти тысяч военнослужащих, которые сконцентрированы по преимуществу вокруг Кандагара, а также прокачка по ряду ведущих масс-медийных каналов информации о зверствах янки призваны создать все условия для контрудара талибов и локального поражения "ограниченного контингента американских войск в Афганистане". Это может уже к началу 2002 года привести к резкому ослаблению позиций Буша и, соответственно, дать дополнительные степени свободы крупным финансовым корпорациям, связанным с демократами, в некоторых деликатных операциях внутри "четырёхугольника" доллар — евро — иена — швейцарский франк. Что же касается Афганистана, то его "примерное наказание" должно последовать позже. Утверждается, что при этом будут наноситься комбинированные удары, одним из компонентов которых впервые в истории должно стать нейтронное оружие (термояд малой мощности)…

l Группы специалистов, по преимуществу законтрактованных за последние два месяца в России и на Украине, заняты под началом американских инструкторов переоборудованием ряда аэродромов Узбекистана и Таджикистана под военно-воздушные базы США, передают нам из Ташкента. Не исключается, что эти объекты в ближайшее время станут мишенями для ударов мусульманских фундаменталистов, что повлечёт за собой человеческие жертвы и станет ещё одним фактором роста конфликтного потенциала в отношениях между Россией и исламским миром…

l Отстранение от должностей ряда высших морских офицеров — якобы в связи с расследованием гибели "Курска" — на деле вызвано жёстким требованием Буша к Путину "добиться снижения антиамериканских настроений в Российской армии". Список генералов и адмиралов, являющихся для Америки "персонами нон грата", был якобы передан Путину в ходе "встречи на ранчо", когда речь зашла о согласии официального Вашингтона на смену ряда ключевых фигур в правительстве России, утверждают наши источники в околокремлёвских кругах. Одним из первых номеров "на вылет" в "списке Буша", по той же информации, значится начальник Генерального штаба А.Квашнин…

l "Предрождественские визиты" в Россию представителей МВФ, Всемирного банка и Совета Европы вызваны необходимостью уточнения технических параметров по новым внешним займам России, которые Кремль намерен сделать в первой половине 2002 года порядка 1,5-2 млрд. долл., минуя все бюджетные процедуры. По мнению экспертов СБД, подобная практика может свидетельствовать о стремлении исполнительной власти уже к осени 2002 года изменить всю социально-политическую систему страны, как это уже происходило в 1991 и 1993 годах, для чего нужны большие "свободные деньги". В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что срок полномочий председателя ЦБ В.Геращенко, известного как сторонник "стабильного доллара", истекает в сентябре 2002 года…

l Попытка группы "питерских силовиков" потеснить "семью" с занимаемых позиций оказалась, как и следовало ожидать, безуспешной, после чего Путин вынужден был "отыграть назад" и даже подписал указ о награждении Ельцина орденом "За заслуги перед Отечеством" I степени. Реальным результатом всей интриги можно считать лишь чрезвычайное усиление Чубайса, который, собственно, и стоял у её истоков, — полагают источники СБД в администрации президента…

l Политический контекст формирования единой "пропутинской" "партии власти" из "Единства" и "Отечества" заставляет предположить, что "отыгранные" фигуры Шойгу и Лужкова будут убираться с "кремлёвской доски" одновременно, в связи с чем вполне вероятно уже не формальное, а реальное сближение их интересов на почве "гонений" и "оппозиционности". Наши консультанты в одном из московских аналитических центров рассчитывают, что подобная жертва "двух тяжёлых фигур" позволит Чубайсу разыграть феерическую властную комбинацию вокруг Кремля…

l Выборы 16 декабря в Москве и Подмосковье призваны создать у "лучшего мэра" уверенность в своих силах, подкреплённую почти тотальным успехом кандидатов из "списка Лужкова", значительная часть которых избирается во второй и даже в третий раз. Этим кандидатам открыта "зелёная улица" размером приблизительно в 80 млн. долл., из которых на Подмосковье выделено менее 10 млн. В результате де-факто выборы будут проходить на безальтернатив-ной основе, причём "цена вопроса" по столичным "нелужковским" кандидатам определена в диапазоне от 70 до 100 тыс. долл…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« “С каждым днем все гадостнее жить”.

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВОПРОС В ЛОБ Александру ВЕШНЯКОВУ

“ЗАВТРА”. Как расценивает ЦИК РФ предвыборную ситуацию в Якутии, неправовые действия нынешнего главы Республики М.Николаева и нежелание Верховного суда Якутии принять законное решение по отмене его регистрации кандидатом на избрание президентом на третий срок? В республике уже печатаются избирательные бюллетени с именем М. Николаева, 8 декабря может начаться досрочное голосование. Что в данном случае готов предпринять ЦИК РФ?

А. ВЕШНЯКОВ. ЦИК считает, что со стороны Верховного суда Якутии наблюдается откровенная затяжка с принятием решения по поводу незаконной регистрации М. Николаева кандидатом на избрание на пост президента республики. Процесс длится уже месяц, хотя по закону его продолжительность не должна превышать 10 дней. В такой ситуации ЦИК республики приостанавливает свои действия до вынесения решения.

В то же время ВС Якутии, затягивая вопрос относительно Николаева, весьма оперативно и радикально решает вопросы по остальным кандидатам на президентскую должность. Без промедления был снят с регистрации В.Штыров, а позже ещё 3 кандидата.

Сейчас в Якутии предпринимаются попытки начать досрочное голосование и сделать его массовым. По закону такое голосование может начаться уже 8 декабря. Но ни в коем случае нельзя допустить, чтобы оно стало массовым.

Считаю, что справедливое судебное решение по ситуации в Якутии в конце концов будет вынесено и явится обязательным для исполнения вплоть до 23 декабря. Процедура вычёркивания из бюллетеней кандидата, который по решению суда не вправе баллотироваться на президентскую должность, не займёт много времени. Это исполнимо даже в том случае, если такое решение появится 22 декабря. ЦИК РФ держит под контролем происходящее в Якутии, не исключаю и своей туда поездки.

От редакции. Позиция ЦИК РФ выглядит слишком выжидательной и осторожной. До выборов президента Якутии, намеченных на 23 декабря, остается меньше трёх недель, но из-за неразберихи с регистрацией кандидатов якутские избиратели до сих пор не знают, из кого им предстоит выбирать нового лидера.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Лидия Новикова ВЫБОР ЯКУТИИ – В РУКАХ ЗАКОНА

К выборам своего президента готовится Якутия, а политики в Москве бурно обсуждают скандалы и баталии, разворачивающиеся в борьбе за контроль над алмазным регионом. На днях стало известно, что Верховный Суд РФ восстановил регистрацию кандидатом на пост президента Республики Саха (Якутия) главу алмазодобывающей компании "АЛРОСА" Вячеслава Штырова. И этот факт главными политическими силами — от КПРФ до "Единства" — был воспринят с удовлетворением.

В.Штыров, а наряду с ним ещё три кандидата в президенты Сахи — двое предпринимателей и министр внутренних дел, А.Максимов, М.Санников и С.Назаров — были сняты с предвыборной дистанции всего лишь за то, что подали свои документы в ЦИК Якутии на день позже положенного по закону срока. Но не по своей вине, а по вине того же избиркома, ошибочно назначившего последним днём регистрации не 23 октября, как требовалось, а 24 октября. Вот такая чиновничья казуистика стала причиной нервотрёпки и судебных тяжб для кандидатов и путаницы — для избирателей.

Ситуацию усугубляет неясность с регистрацией кандидатом в президенты на третий срок действующего руководителя республики Михаила Николаева. Он выставил свою кандидатуру вопреки статье 67 республиканской Конституции, запрещающей более двух раз одному и тому же лицу избираться президентом Якутии. Верховный суд Якутии не спешит с принятием конкретного решения. И это не прошло мимо внимания законодателей.

— Регистрация кандидатом М. Николаева была изначально незаконной, — заявляет заместитель председателя комитета Госдумы, депутат от КПРФ Александр Салий и напоминает, — Коллегия Верховного Суда РФ (Судебная Коллегия по гражданским делам) 25 сентября этого года произвела системное толкование второго приложения статьи 67 якутской Конституции в сочетании с пунктом 5 статьи 18 Федерального закона об основах государственной службы и сделала вывод, что положения по ограничениям, касающимся избрания президента Якутии, сохраняют юридическую силу. Что касается действий ВС Якутии — он просто затягивает дело. Если Николаев дотянет до 23 декабря, то очень сложно потом опротестовывать его избрание. И тогда юридически сложно будет реализовать постановление Коллегии ВС РФ. Это издёвка над законом и правом со стороны тех, кто хочет сохранить за собой преимущественное положение.

Именно с мыслью о своей особой значимости, как считают наблюдатели, и шёл в кандидаты на якутского лидера замгенпрокурора Василий Колмогоров. Московский якут, как его прозвали в Сахе, явно прибыл в родные пенаты на ловлю счастья и чинов. После неудач с поимкой и разоблачением Гусинского В. Колмогорову стало казаться неуютным кресло в Генпрокуратуре. Теперь он кандидат, и по этой части у него нет проблем. Но появились проблемы иного рода. Казалось бы, кому, как не ему, заместителю главы высшего прокурорского ведомства, знать и блюсти право. Тем не менее, предвыборные маневры, отношение к которым, по слухам, имеет г-н Колмогоров, оказались за пределами установленных юридических норм. Задействовав свой административный ресурс, он как представитель Генпрокуратуры вовлёк в свои предвыборные акции якутскую прокуратуру.

На минувшей неделе тихую морозную Саху потрясли никем не санкционированные, но очень шумные обыски в номерах пятизвёздной гостиницы "Тыгын дархан", где проживали московские политтехнологи и журналисты. Следователи якутской прокуратуры нагрянули внезапно, и без приглашения адвокатов начали обыскивать помещения, производить выемку документов, отбирать, по словам очевидцев, всё, что попадалось под руку: диктофоны, мониторы, даже мусорные мешки. В некоторых случаях "шмон" проводился даже в отсутствие хозяев. У журналистов якутского телевидения, пытавшихся заснять происходящее, отняли кассеты. "Налёты" были совершены и на другие объекты. Избиению подвергся главный редактор одной из якутских газет.

Позже возмущённой общественности объяснили, что таким образом решили бороться с пиарщиками штаба М. Николаева, которые якобы распространяли листовки, порочащие честь и достоинство кандидата Колмогорова. По заверению зампрокурора Якутии Сергея Немкова, обыски проводились в рамках уголовного дела, возбужденного по трём статьям УК, и даже "задержаны трое". Кто они и из чьего штаба — остается неясным и по сей день. Нет и доказательств причастности М. Николаева или кого-либо из его администрации к антиколмогоровским листовкам.

Может, не там искали, до сих пор интересуются дотошные журналисты, продолжая доставать своими вопросами ретивых якутских следователей. Может, зря обошли обысками те номера, в которых проживают журналисты "Версии" и "Совершенно секретно"? Их, говорят, выписал из Москвы в свою поддержку г-н Колмогоров. Не исключено, что они и подсказали своему кандидату такой неординарный предвыборный ход. Он позволял замгенпрокурора "убить" двух зайцев: разделаться с Николаевым и привлечь к себе внимание электората. Закон и прочие этические тонкости — не в счёт.

Случилось же, скорее, обратное. Избиратели стали более пристально интересоваться биографией кандидата Коломогорова. Например, не имеет ли он отношение к "толстому" делу, связанному с компанией "Мабетекс"? Не зря же так активно его поддерживает главный фигурант все еще не законченной грязной истории П. Бородин, который хранит молчание на следствии, а тут разговорился, расхвалив В. Колмогорова? Не менее любопытен и другой эпизод: по каким причинам северный кандидат наведывался в жаркий Израиль? Вопросы неудобные. И по наблюдениям, г-н Колмогоров уже сообразил, что Якутия, хоть и далеко от Москвы, а тоже кое-что видела и слышала. Следовательно, шансы его на избрание призрачны. Косвенным подтверждением этих слухов могут послужить недавние слова генпрокурора В.Устинова, прозвучавшие на ТВ: дескать, не изберётся, так пусть уж возвращается на свое прежнее место. Так что с этим кандидатом все ясно.

Над всеми предвыборными побоищами, можно сказать, особняком стоит кандидат Вячеслав Штыров. Ему не свойственно препираться с законом, ссориться с соперниками, прибегать к изощрённым нечистоплотным технологиям. Он хозяйственник и трудоголик. Об этом знают в Якутии все. И не только в ней.

— Мы расцениваем В.Штырова как крепкого хозяйственника, — констатирует депутат А.Салий. — Благо для страны, когда положительные люди приходят во власть. Не важно, какой идеологии они придерживаются. Но я считаю, что мы все, кому 40 и выше, всё равно в душе государственники. Независимо от того, оставили партийный билет или не оставили.

Депутат-коммунист не заостряет внимания на поддержке исключительно кандидата Руслана Шипкова, федерального инспектора, идущего на выборы в паре с коммунистом Артуром Алексеевым. У них высокие шансы быть избранными, указывает А. Салий. Коммунисты в республике пользуются высокой поддержкой, там успешно работает хорошо структурированная республиканская организация КПРФ. Но А. Салий реалист. Он понимает, что для избрания кандидата важна ещё и поддержка Кремля. Такая поддержка есть у В. Штырова. И коммунисты не будут препятствовать его избранию. Наоборот.

— Тут назревает слияние двух сил, — считает А. Салий, — поддержка Кремля и достаточно мощной коммунистической прослойки. Мы пока на территории России такого альянса не встречали. Думаю, это даст положительный результат.

Нам не удалось встретиться с самим В. Штыровым, чтобы выяснить, как он сам расценивает свои перспективы. В Якутии говорят, что республике повезёт, если во главе её станет Штыров. О нем там знают почти все. Его жизнь накрепко связана с алмазным краем.

Помнят, как он в 1995 году, став во главе АК "Алмазы России — Саха", насмерть стоял за сохранение единого алмазодобывающего комплекса. И победил самых хитрых и влиятельных хищников, охотившихся за якутскими алмазами. "АЛРОСА" пошла в гору, став крупнейшим стабильно прибыльным предприятием, на её долю приходится 99,7% добываемых в РФ алмазов и пятая часть мировой добычи по массе и стоимости. Ее представительства открыты в Москве, Антверпене, Лондоне, Луанде.

Кроме алмазодобычи, В. Штыров стремится развивать гранильную отрасль. Развивает её в Якутии, в самый критический период помог выжить Смоленскому и Барнаульскому гранильным заводам, продолжает их поддерживать и сейчас. Поэтому о нём говорят: мыслит масштабами государства. А он сам при этом повторяет: "Производство не самоцель, главное — качество жизни. Чтобы компания чувствовала себя уверенно, чтобы люди были уверены в завтрашнем дне, надо создать все условия для её устойчивости". И подтвердил свои слова конкретными делами в Ленске. Более 50% из всех осуществлённых восстановительных работ в Ленске произвела алмазодобывающая компания "АЛРОСА", израсходовав на это 3,7 млрд.руб. Обоснованность затрат подтвердила в своём отчёте Счётная палата.

Но В. Штыров и сам умеет деньги считать, зря ими не расбрасывается. К примеру, в отличие от других хозяйственников его ранга, он не летает в бизнес-классе и не одобряет таких вольностей со стороны коллег. По его мнению, это лишние расходы.

С народом говорит на равных, откровенно и ясно: "Мы даже не ведём речи о свёртывании социальных программ, хоть и имеем дыры в бюджете. Важнейшая производственная задача — совершить техническую революцию в компании. Горняки должны превратиться в шахтёров. Переход на более трудоёмкий способ потребует новых энергетических мощностей. Будем строить Вилюйскую ГЭС-3, газопровод до Айхала и Удачного. Будет трудно, но это выполнимо".

Энергичного талантливого руководителя "АЛРОСА" заметил и президент В. Путин. Состоялась их официальная встреча тет-а-тет. По словам В. Штырова, разговор шёл о том, чтобы разобраться в юридических тонкостях и привести схему компании в соответствие с законодательством России, короче, надо решить: быть компании открытым или закрытым АО. Но так как встреча произошла в разгар предыборной гонки в Якутии, то политиками и наблюдателями была расценена как путинское благословение Штырова на пост президента Сахи. В Мирном же народ заволновался, что с уходом Штырова "АЛРОСА" ждёт незавидная участь, что её рядовые акционеры могут потерять свои акции. В. Штыров пообещал: "все актуальные и важные вопросы будут решаться не чиновниками третьего эшелона, а на самом высоком уровне". Хотя, разумеется, говорили В. Путин со Штыровым и о об общественно-политической ситуации в Якутии. Для президента РФ важно сохранить стабильность в регионе. В этом заинтересован и В. Штыров, и все живущие в Якутии.

Поэтому и решил В. Штыров идти на выборы. Хотя на ближайшие 15-20 лет разрабатывал планы, связанные исключительно с "АЛРОСА". "Но, — сказал В. Штыров, — поскольку это требуется, я буду участвовать в выборах и рассчитываю, что будет обеспечена работа всех систем компании". Впрочем, став президентом, совершенно очевидно, что В.Штыров не оставит без своей опеки свой АБК. Да и Якутия немыслима без его развития. Судьбы В. Штырова, Якутии и "АЛРОСА" сплелись в единое целое. Независимо от того, как решит 23 декабря.

К тому же, предвыборные будни не убавили В.Штырову твердости и уверенности. Он привык делать дело. Ему нечего скрывать от людей. Он уважаем и надёжен. Возможно, это и раздражает некоторых его соперников. Не все смирились с восстановлением В. Штырова с списке кандидатов. По сведениям, поступающим из Якутии, снова сколачиваются инициативные группы, которые планируют во что бы то ни стало снять его с предвыборной дистанции.

Будем надеяться, что авторитет В. Штырова и закон победят в Якутии. Все уже страшно устали от беззакония.

Лидия НОВИКОВА

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Игорь Смирнов: «МЫ – ОСОБЕННЫЕ» (Президент Приднестровской Молдавской республики отвечает на вопросы "Завтра")

КОРРЕСПОНДЕНТ. Товарищ президент, за одиннадцать лет вы прошли трудный путь, испытывали на себе колоссальное давление разных враждебных сил, кризисов, проблем. Вы опять идете на выборы. Каковы ваши мотивы? Почему вы хотите вновь взвалить себе на плечи груз ответственности за республику?

Игорь СМИРНОВ. Я свою мотивацию начну с истории. Было великое и прекрасное государство. Был уклад жизни, понятия чести, достоинства. Нас с вами воспитывали так, чтобы мы работали, жили, ни о чем не волнуясь, не думая. Все за нас решала партия, государство о нас заботилось. И вдруг этого государства не стало. Партия, ее верхушка ради карьеры, денег, передела собственности — предала свой народ. Народ остался без защиты. Национализм, который быстро превращался в фашизм, заставил отбросить мысли и надежды на какую-то помощь от КПСС, от единого советского государства. Мы оказались с националистами один на один. И мы думали, как выжить, как защитить себя от произвола. Для защиты приднестровского народа от бандитов, которые с оружием в руках уже вторгались в наши города и села, мы и создавали свою собственную государственность.

И все эти годы мы идем по пути строительства своего государства, которое бы защищало все народы Приднестровья и давало им возможность нормально жить. Нам пришлось в тяжелейших условиях послевоенной разрухи перестраивать экономику под рыночные условия. Не мы устанавливали эти условия, но нам приходится теперь с ними мириться, встраиваться в них.

Правильность пути, по которому мы пошли десять лет назад, правильность того, что делали мы все это время, побудили меня снова идти на выборы, чтобы продолжить свою работу, строительство государства.

КОРР. Как шло это строительство, что еще предстоит сделать?

И.С. Сейчас перед выборами кое-кто, угодничая, говорит, что все хорошее, дескать, сделал президент Смирнов. Да не президент все делал. Народ Приднестровья воевал, строил, трудился. Я только, как мог, направлял все эти усилия. Мы сохранили экономику, мощный государственный сектор, потому что не проводили приватизацию по-чубайсовски. А когда часть предприятий акционировалась, то деньги, вырученные от продажи акций, направлялись на развитие этих предприятий, а не проедались, не разворовывались. Нам ничего не падало с неба. Все делали сами, затягивали пояса, экономили на чем могли, чтобы вложить средства в промышленность. Понимали, что промотав свои заводы, мы потом протянем ноги, и никто на свете нам не поможет. Мы не брали зарубежных кредитов.

Мы не строим ни коммунизм, ни капитализм. Мне вообще смешны попытки повесить какой-нибудь “изм” на любое большое дело. Мы просто стараемся найти свое место в рыночных отношениях, сохранив социальные завоевания: пенсии, образование, медицину.

Сегодня мы торгуем с 53 странами мира, со всеми странами СНГ. Наша продукция имеет международные сертификаты качества. В Молдове, например, "реформаторы" угробили всю свою экономику, разорили страну, еще и остались должны Западу два миллиарда долларов. Воронин сейчас кивает в нашу сторону и говорит: "Конечно, ведь к Приднестровью отошло 37% промышленности Молдовы…" Так пусть он скажет, куда они дели остальные 63 процента.

Мы не раз предлагали России свои предприятия в уплату за российский газ. И не наша вина, что за эти годы в России сменилось столько правительств и премьеров. Мы просто не успевали с ними договориться. Недавно на встрече с одним из чиновников касьяновского правительства мне напрямую было сказано: “Нам было не до ПМР. Надо было свое растащить…" Буквально так и сказал.

Я всегда много интересовался историей. Особенно, когда наталкиваешься на такую проблему, к которой не знаешь как подступиться. В этом случае я начинаю искать в истории похожие ситуации. Ведь все когда-то было раньше, кто-то когда-то уже подобные проблемы решал. Вот передо мной цитата: "Некоторые чиновники России забыли, какому государству они служат." Это сказал Петр Первый триста лет назад. Но как актуально!

Мы десять лет бьемся, чтобы открыть в Приднестровье российское консульство. Чтобы наши люди могли свободно получить российское гражданство — гражданство той страны с которой связаны истроически, национально, в конце концов родственно. Ведь иначе приднестровцы, как незаконнорожденные, не могут никуда выехать. К нам регулярно приезжает российский консул, но очереди к нему громадные. Поэтому большинству желающих приходится самим ездить в Кишинев в консульство. А это раздолье для всяких злоупотреблений и махинаций нечистых на руку чиновников.

Если Россия по политическим мотивам не хочет разместить консульство в Тирасполе, давайте разместим его в Рыбнице, в Дубоссарах, где угодно. Лишь бы приднестровец не ехал на ту сторону, чтобы его там не унижали. Эту проблему надо решать.

Даже при нашем очень низком, по сравнению с Европой, уровне жизни мы смогли сохранить социальную направленность экономики, сохранить производство. Уровень жизни в ПМР на порядок выше, чем в той же Молдове. Это при том, что мы с нуля создавали все государственные структуры: банк, МВД, госбезопасность, армию.

КОРР. Вы пришли в политику с завода. До поста президента руководили "Электромашем" в Тирасполе. Как опыт прежней работы помог вам в политике?

И.С. Я — производственник, и потому теперь очень завидую директорам, которые работают на производстве. Там очень быстро видишь результаты своего труда. Применил новую технологию, сформировал заказы, реализовал продукцию, получил деньги, заплатил налоги — и можешь раздавать зарплату, отчислять деньги на базы отдыха, на здравоохранение. Все присходит на глазах, все изменяется.

У меня таких радостей мало. Государственное строительство — очень долгосрочный труд. Но схожие черты есть. Надо быть реалистичным, уметь вникать в детали, продумывать и держать в голове всю технологию процесса, все узкие моменты, подбирать кадры. И я чувствую глубокое удовлетворение, когда вижу некоторые результаты нашей работы. Мы подняли за последний год на сорок процентов зарплаты, мы накопили пенсионный фонд, создали продовольственный запас. Мы газифицировали квартир и домов больше, чем за все годы советской власти!

КОРР. Вы уверены, что люди Приднестровья, с которыми вы часто встречаетесь, поддержит вас на выборах? Есть ли результаты предварительных соцопросов?

И.С. Что значит — встречаюсь?! Я живу со своим народом. А отношение приднестровцев ко всему, что мы вместе строили все эти годы, покажут сами выборы. И я не боюсь идти на эти выборы. Моя совесть чиста.

КОРР. Как вы ощущаете позицию России по отношению к ПМР, в чем она заключается?

И.С. Россия четко заявила: "Вы договаривайтесь с Молдовой, а мы будем гарантировать соблюдение договоров". Сейчас Россия подписала договор с Молдовой. Он нас не устраивает по некоторым пунктам, но мы все равно этот договор приветствуем, потому что там в преамбуле закрепляется статус России как гаранта переговоров. Наше соглашение с Молдовой от 1992 года о прекращении огня было временным. Любая из сторон могла из этого соглашения выйти. В условиях договора это уже невозможно, это международный документ. Мы открыты для диалога с Молдовой. ПМР готова войти в конфедерацию с Молдовой на правах равносубъектности. Нам необходимо жить дружно с соседями. Более того, там тоже — молдаване, которые не хотят быть румынами. Там те же русские. Там очень много родственников наших граждан. Главное, чтобы здесь больше не лилась кровь.

Само участие международных организаций в переговорах — это уже начало признания нашей республики. Крупнейший лондонский политологический центр, составляя справку о ПМР, сделал вывод, что мы самодостаточная и эффективно управляемая территория. А чем это отличается от государства?

Сенаторы США приезжали недавно в Тирасполь. Сенатор из штата Вирджиния после ознакомления с республикой сказал, мне, что именно Приндестровье можно считать по-настоящему независимым. Потому что Молдова, попав в экономическую кабалу, практически в дефолт, уже не может говорить ни о какой независимости. Если подводить итог, то на территории советской Молдавии объективно сложились два государства-правопреемника бывшего СССР: наша ПМР и республика Молдова. И нам надо нормализовать с ней отношения. Вот одна из главных задач для президента, которого выберут приднестровцы.

КОРР. Как вы характеризуете новый этап отношений с Молдовой, связанный с фигурой президента Воронина?

И.С. Мы связывали с ним надежды, и сначала вроде дело пошло успешно. Первые документы о равенстве сторон в переговорном процессе о признании общегражданских документов, паспортов были очень позитивны. Ведь Молдова до того не признавала даже школьные аттестаты, выданные в ПМР. Это маразм в ХХI веке! Наших выпускников не признавали и не принимали на той стороне. Правда, потом Воронин заявил, что я его обманул, якобы подсунул другую бумагу. Хоть бы сам себя не позорил — что это за президент, который подписывает документы не глядя?

Надежды на Воронина не оправдываются. Он оказался из знакомой всем плеяды “партийных чиновников”. Я вообще не выношу эту партийно-чиновничью породу, которая заполонила все сферы жизни всего бывшего СССР. Если бы Ленин увидел Шеварднадзе или Горбачева, он перевернулся бы в Мавзолее. Все нынешние ханы, баи, олигархи выращены в этой системе. И Воронин тоже из той же “партобоймы”, как и Лучинский, и Снегур. И в этом беда молдавского народа, всех советских народов.

Мы не подбираем себе кадры по национальной или партийной принадлежности. Есть у человека профессиональные качества, пусть работает. На каждом месте должен быть профессионал. Представьте себе, каково пробиваться предприятию непризнанного государства на рынки сбыта за рубежом. В ту же Москву дальше Садового кольца не проедешь. Весь российский рынок уже поделен. Нам приходится буквально воевать за рынки. И побеждаем в этой войне только за счет того, что делаем более качественную продукцию по более низкой цене. Мы все делаем собственными силами. И в этом мы чем-то похожи на “дальневосточных тигров”: Корею, Тайвань, Малазию...

,Мы стараемся воспитывать молодые кадры. В администрации президента 42% — молодежь. В МИДе — 74%, в министерстве доходов — 48%. Работаем почти под коммунистическим лозунгом: "Сплав опыта и молодости". Вообще, мы многое делаем по заветам коммунистов, хоть мы и не коммунисты. Ту же землю безвозмездно отдали крестьянам. Без права продажи, но с правом наследования.

КОРР. В чем секрет прочности ПМР? Как смогла республика устоять? Ведь был сокрушен СССР, сброшены и разбиты все святыни. Новые “цари” и “баи” торопливо строили собственные резервации. Как Приднестровье смогло выжить, не опустить знамен, не отказаться от своих идеалов?

И.С. В Приднестровье часто приезжают иностранные делегации. Они встречаются с нашими людьми, а потом говорят: "Вы тут какие-то особенные". Да! Мы особенные. Мы — потомки суворовских солдат, запорожцев, черноморских казаков, молдавских гайдуков, потомки советских строителей, построивших все предприятия Тирасполя, Рыбницы и Бендер — гордость Советской Молдавии. Мы — потомки советских солдат, победивших фашизм. Такая в нас кипит кровь! Сама жизнь в горниле испытаний веками формировала ту общность, которая сейчас называется приднестровским народом.

Для нас фраза "Человек — это звучит гордо" не является заученным в школе штампом. Мы действительно гордый и независимый народ. Потому и выстояли.

КОРР. Каков для вас образ будущего ПМР?

И.С. Надо всегда смотреть в будущее, но не фантазировать. Свое будущее мы определили, проголосовав за вхождение в Союз России и Беларуси. Это наша стратегическая перспектива.

А в остальном все просто и одновременно очень сложно. Бы будем делать все, чтобы нашему человеку жилось на его земле спокойно, сытно и достойно.

Я уверен, мы сможем добиться всего, о чем мечтаем. У нас достаточно воли, ума, сил. И наш народ не раз доказывал, что умеет добиваться намеченного.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Проханов ЖЕЛАЕМ ПОБЕДЫ!

В чем смысл Приднестровья в сегодняшней и завтрашней истории Родины? Это — последний крохотный кусочек, маленький островок некогда великого материка. Континента, который смела и уничтожила либеральная контрреволюция. Приднестровье — это все, что осталось от Советского Союза. По существу, в этом крохотном лоскутке приднестровской территории содержится генетический код колоссального отрезка истории.

Именно поэтому таящее в себе ключ от великого пространства, свернувшееся до размеров узкой полоски вдоль Днестра, до масштаба маленькой тираспольской республики, Приднестровье так яростно пытаются убить, уничтожить, стереть с лица земли. На Приднестровье пытаются напасть не только потому, что здесь есть великолепные заводы, плодородные поля, что через эту территорию проходят мощные трансъевропейские коммуникации… Главная причина почти религиозной ненависти к Левобережью в другом. Агрессор хочет убить, вымарать из будущего великую Россию, которая стремительной спиралью развернется с этого маленького клочка земли на колоссальные пространства и плацдармы Евразии.

Бой за Приднестровье ведет сама республика, а с ней вместе вся Россия. Ведет его и Украина, и великое множество людей, которые готовы сражаться за малую, ускользающую возможность воссоздать огромную пространственную конструкцию…

Казаки, которые клали головы свои под Дубоссарами, волонтеры-офицеры Российской армии, которые умирали на кошницком плацдарме — все они бессознательно чувствовали, знали, что жертвуют собой за великое будущее страны.

Президент Приднестровья Игорь Смирнов, который все эти годы является столпом, центром сопротивления, конечно, не предполагал, что ему выпадет такая высокая миссия, что именно на него будет возложена огромная историческая задача. Он самый обычный человек — инженер, технарь. Он думал, что ему предстоит мирно работать на производстве, заниматься технологическим проектированием, но судьба выбрала его для другого…

Судьба часто выбирает совершенно на первый взгляд неожиданных людей. Именно на них, стоящих до поры до времени в тени, Господь вдруг указует своим перстом.

То был момент, когда все вельможные, знатные, известные, готовившие себя к исполнению серьезных государственных ролей, все вдруг либо предали, либо разбежались — упали ниц, спрятались в тень, залезли в щель. Именно тогда на первый план выступил Смирнов.

Я думаю, что он до конца сам не осмыслил своего мессианства, не осознал своего высокого предназначения. Смирнову в его непрерывном деланье, в неусыпных трудах и заботах просто не до того. Впрочем, может быть, я ошибаюсь. Быть может, именно осознание собственной миссии движет им, заставляет в страшных усилиях двигаться вперед.

Насколько я знаю, он начал свой путь, свою политическую деятельность с мученичества — был схвачен лютыми врагами, его ночью, связанным, в багажнике, доставили в молдавскую тюрьму. Там истязали, грозились убить, требовали, чтобы он отрекся… Этот подвиг, почти забытый теперь, и был началом его восхождения.

Вслед за этим шло множество других усилий и свершений. Он, мирный, гражданский человек — не офицер, не Робин Гуд — возглавил сопротивление всего Приднестровья, когда на него напали агрессивные румыны. Он, благодаря своей воле, своему стоицизму, внутренней неколебимой страсти, сказал — нет! Возник отпор. Маленькая страна без собственной армии и силовых стуктур столкнулась с целой республикой, которую подпирали Румыния и Запад.

Эта была схватка не просто двух территорий, двух укладов — шла схватка двух лидеров. С той стороны стоял рыхлый, лукавый, внутренне неуверенный коммунистический расстрига Снегур, человек трусливый и, по существу, преступный, поскольку он построил карьеру на костях своей великой Родины. С другой — стоял Смирнов, простой русский инженер, который победил благодаря своей внутренней правоте, своей стойкости и бесстрашию.

Он проявил себя в ту пору как несгибаемый политик, как военный стратег, как организатор. Он сумел создать и сплотить вокруг себя компактную и стойкую армию, собрать офицерский корпус. Он пригласил коллектив талантливых помощников: экономистов, политиков и дипломатов. Вокруг него сформировалась целая военно-политическая среда, которая и помогла Приднестровью выстоять в годину страшных испытаний.

После войны от Смирнова потребовались огромные усилия, чтобы вытащить огромный рухнувший советский производственный комплекс, который был отрезан от потребителей, лишен поставщиков и источников сырья, который умирал, уже, по сути, был трупом. Ему потребовалось масса умения, чтобы оживить эти цеха и заводы, чтобы предприятия задышали и стали производить продукцию, чтобы они переориентировались и нашли новые рынки сбыта. Смирнов проявил себя как опытный и активный экономист, обеспечив выживание и благосостояние своего народа.

Он на пустом месте создал в Приднестровье банковскую систему, сумел вписаться новый рыночный контекст, проявил себя как опытнейший строитель и государственник.

Он оказался великолепным политиком. Вокруг крохотной территории его страны шарниром вращались огромные образования: Украина, Белоруссия, Россия, Молдова, а за Молдовой вся Европа. И он нашел силы, ресурс, чтобы лавировать между этими режимами и структурами. Наладил отношения, формальные и неформальные, со всеми своими соседями.

По своему образу, неяркому, неброскому, не эпатажному, не эффектному, он напоминает очень характерный народный тип — тип русского самородка.

Сегодня разгорается очередная страшная фаза борьбы, новый этап смертельной схватки. Опять все удары направлены на Игоря Смирнова. Инсинуации Российского телевидения, конечно же, были заказными. Журналисты были куплены, на них были затрачены огромные деньги. Целые организации работают изо всех сил на истребление Игоря Смирнова и Приднестровья. Последние выпады телевидения напоминают ту страшную пропагандистскую кампанию, которую вела РТР против президента Лукашенко. Лукашенко похож на Смирнова В них есть что-то общее. Оба — великие сопротивленцы и стоики. В них звучит одна и та же музыкальная фраза. Фраза победы, фраза отпора. И методы, которые применяются против Лукашенко и против Смирнова, одинаковы. Их пытаеться убить один и тот же враг. Их хотят уничтожить одни и те же деньги.

Воронин, который сейчас противостоит Смирнову, смехотворен. Этот квазикоммунист прикрывается красной тогой и работает в контексте натовской программы, в направлении замысла, который предложила остаткам Советского Союза Америка. Воронин, по существу, молдавский вариант проамериканского политика.

В борьбе, которую сейчас ведет Смирнов, слово — за приднестровцами, за их пониманием обстановки. Все зависит от их искушенности, от того, насколько они способны распознать изощренный обман, разоблачить рафинированные методы информационной войны, которая ведется против Смирнова и против Приднестровья.

Мы, люди живущие в России, не в состоянии напрямую влиять на ход предвыборной кампании. Но мы молимся за Смирнова, желаем ему здравствовать и упорствовать в своих начинаниях. Академик Шафаревич, генерал Макашов и писатель Белов, масса других достойных людей из самых разных сред — священники, военные, депутаты — мы все страстно желаем Игорю Смирнову победы на выборах. Он является в наших глазах воином, мудрецом, великим тружеником, верным другом России. Мы не сомневаемся в его победе.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Велисов РОССИЯ И ПМР

Россия сегодня столкнулась с множеством соблазнов в разрешении ситуации вокруг Приднестровья. Главный соблазн — президент Молдовы Воронин, обещающий Москве буквально все, что она попросит. Всего несколько месяцев назад многие в Москве были очарованы молдаванским коммунистом и делали на него ставку. Но вскоре стало ясно, что обещания так и остались обещаниями. Воронин лукавит, крутится, уверяет, что ему нужна дополнительная поддержка и уступки, чтоб переломить ситуацию. Но в свое время так же просил уступок президент Лучинский, который, получив всевозможную поддержку от Москвы, не выполнил ни одного из своих обязательств.

Почему-то в российском МИДе не стесняются говорить о проблеме китайского или среднеазиатского менталитета, когда обсуждаются вопросы этих регионов. Но в вопросах, касающихся обстановки вокруг Днестра, никто не хочет думать о местном менталитете. Между тем "цыганская" ментальность политического руководства Молдовы налицо. Воронин может много улыбаться в камеры РТР, целоваться с российскими чиновниками, но "лошадь он ночью украдет". И договориться с ним принципиально невозможно. Уже сейчас становится ясно, что обещания Воронина вернуть русскому языку статус государственного — блеф. Еще больший блеф — обещание отдать России в собственность молдавские предприятия за счет газовых долгов. Эти предприятия давно разграблены молдавскими приватизаторами. Если бы эти предприятия стоили чего-нибудь, их бы давно уже продали с аукциона, а деньги отдали МВФ, которому Молдова должна в первую очередь. Россия здесь опять "пройдет мимо кассы". Сам Воронин, выступающий единственным гарантом всех обещаний Кремлю, слишком неустойчив. Он не избран на выборах всем народом, поставлен на пост простым голосованием в парламенте, где расклад сил меняется очень быстро. В любой день Воронин может быть сменен другим президентом, который денонсирует все договоры с Россией и займет прорумынскую позицию.

Единственным реальным гарантом соблюдения российских интересов в регионе остается только само Приднестровье. России, реально заинтересованной в стабильности региона, как воздух, необходимо сохранение ПМР и Игоря Смирнова в качестве президента республики. Лидер Приднестровья как самый авторитетный политик в регионе является сегодня ключевой фигурой для всех государств, заинтересованных в сохранении мира по берегам Днестра, в мирном урегулировании проблем между Молдовой, Румынией, Приднестровьем, Украиной и Россией. Поэтому Договор между Россией и Молдовой, на днях подписанный в Москве,— не более чем декларация, которая при этом оговаривает и сохранение нынешнего положения ПМР, и статус РФ как гаранта на молдово-приднестровских переговорах.

Сегодня многие авторитетные политики европейского и мирового уровня желают признания ПМР хотя бы в качестве равносубъектного государства в составе молдавской конфедерации. И Молдова, и Румыния стремятся к вступлению в Евросоюз. Единой Европе все равно — расширяться до границ по реке Прут или до Днестра. Но ей не все равно, будет ли мир и стабильность в ее новых пределах. Поэтому европейцы склонны либо не брать к себе Молдову в принципе, либо требовать признания ПМР как субъекта международного права и даже ее выделения в отдельное государство, вплоть до союза с Россией и Беларусью. Европа не хочет втягивать в свою орбиту взрывоопасный регион, способный превратиться в новое Косово. Это особенно важно в свете событий 11 сентября, когда весь мир увидел, что лучше решать все политические проблемы мирно, чем загонять их в тупик, где маячат война и террор.

Но на подрыв ситуации, на разжигание распри работают и Румыния, и часть политиков Молдовы, а также Турция и США. Американцам важно любой ценой убрать с Днестра Российскую армию, и потому они явно недовольны "пророссийской" ПМР. Турция заинтересована в перманентном ослаблении всех стран региона, что возвращает ей утраченную три века назад гегемонию в Причерноморье. А республика, где чтят память Суворова, где изображения генералиссимуса являются символами государства, республика — стратегическая союзница России им как бельмо в глазу. Тем более, что территория ПМР является стратегическим плацдармом. На Днестре исторически базировались русские армии, бравшие Измаил, много раз угрожавшие Стамбулу. И в новых геополитических условиях, в новой стратегической реальности значение ПМР возрастает многократно. Приднестровье является настоящей иконой сопротивления для российской народно-патриотической оппозиции, знаменем патриотов в России.

Для некоторых политиков Молдовы агрессивность, жесткость и непримиримость в отношении ПМР лишь добавляют проценты к их рейтингу. Они хоть завтра готовы рвануть в очередной поход за Днестр, а точнее — бросить клич: сами-то они живут в Штатах и Франции.

Тем не менее, румынские и молдавские националисты слишком зависимы от мнения Европы, которая реально контролирует их через механизмы внешнего долга. Европейцы, если захотят, без труда смогут удержать румынских "наци" от агрессии против ПМР. Для румын сейчас куда важней интеграция в "счастливую" Европу, чем кровавая война с ПМР, которая может стать бесконечной.

Так что сегодня на берегах Днестра — переплетение самых разных сил. И очень многое зависит от позиции России. А эта позиция слишком противоречива. С одной стороны, за сохранение ПМР категорически выступают патриотические государственные силы, для которых Приднестровье — важнейший форпост государственных интересов России на юго-западном направлении. С другой стороны, так называемый крупный российский бизнес проявляет настойчивый интерес в отношении все еще "неприватизированной" приднестровской собственности. Некоторые российские олигархи не прочь поучаствовать в захвате приднестровских предприятий. Потом, как это водится, они откачают из ПМР все живые деньги, а останки промышленности и саму республику перепродадут кому угодно, кто сможет заплатить. Молдова и Румыния при всем желании вряд ли смогут участвовать в этом торге. Скорее всего, перекупят собственность извечные друзья крупного российского бизнеса из США, Израиля или Турции, а то и исламские фундаменталисты. Приход и укрепление этих сил на левом берегу Днестра совершенно не выгодны России и даже Украине, не говоря уж о том, что в результате ПМР может превратиться в аналог Северного Кавказа — анклав нищеты, социальной розни и криминальной вольницы.

На пути этих планов сегодня стоит президент Смирнов, который не позволяет растаскивать и разворовывать республику, переваривать ее по кускам. Фигура Смирнова в наибольшей степени отвечает интересам всех, кто желает мирного развития ситуации, формирования нормальных отношений между Молдовой и Приднестровьем, международного признания ПМР. Для России именно Смирнов — гарант мира и стабильности в регионе. Наиболее ярко иллюстрирует эту позицию Смирнова его отношение к выводу оружия и техники 14-й армии России. Республика прилагала все силы к тому, чтобы не допустить вывода оружия с Днестра. Танки 14-й армии одним своим присутствием обеспечивали безопасность ПМР, а их вывод оголял страну перед Румынией и движущейся на Восток НАТО. Все эти годы оружие 14-й армии и саа армия сохранялись только благодаря приднестровцам. В других республиках бывшего СССР оружие оказалось давно уже разграблено местными националистами и распродано по миру, причем никаких прав на него Россия не предъявляла. Приднестровье — единственное исключение, в свое время ополченцы ПМР отстояли и защитили боевую технику России, не дав ее захватить румынским националистам. И сейчас Игорь Смирнов согласился на вывод из ПМР российских танков и другой техники только после того, как "русский" генерал Евневич тайком на полигонах и в мастерских стал резать танки, лишь бы они не достались приднестровцам. Евневич уничтожил 108 "нулевых" танков новейших модификаций, имеющих всего по 500 километров пробега. Каждая машина стоила более миллиона долларов.

В этих условиях руководство ПМР, понимая, что спасти оружие без открытого противостояния с Россией невозможно, и оно будет просто уничтожено, согласилось на его вывод. Зная, каким старьем русские полки воюют в Чечне, руководители Приднестровья сделали мужественный шаг. Правительство разрешило вывод техники. Пусть хотя бы так оно послужит на благо России, не превращаясь в никому не нужный металлолом.

Будучи патриотами своего государства, правительство и президент ПМР смогли добиться максимальной выгоды для республики из этой горькой, но неизбежной акции. Вывод техники был увязан с погашением газовых долгов ПМР России. Благодаря этому списываются долги страны за газ, и сегодня ПМР практически не имеет внешних долгов, укрепив тем самым свою независимость.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

РУССКИЕ И ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Василий БЕЛОВ, писатель

Я был в Приднестровье не в самые спокойные времена. Знаю, как тяжело было республике все эти годы. Ведь она противостояла не только Молдове и Румынии. Весь Запад и сочувствовал, и помогал врагам Приднестровья. Потому что эта маленькая республика выражает идею России, хранит русскую традицию. Может быть, во враждебном окружении эта традиция стала более крепкой, чем здесь, у нас.

Президента Смирнова я знаю и уважаю. Как-то наблюдал за ним: человек он очень увлеченный, деятельный, хотя на первый взгляд вполне простой… Наверное, он хороший руководитель, раз удержал свое государство на плаву. Если его не любят недруги Приднестровья, значит, он — настоящий лидер. Сейчас Смирнов идет на выборы и, как всегда, на него спускают всех собак. Не ошибается тот, кто ничего не делает, а за деньги сейчас любую травлю можно организовать. Но главное — чтобы сам народ не поддался на посулы и обещания своих врагов…

Михаил Ножкин, заслуженный артист СССР

Для меня Приднестровье было, есть и будет русской землей. И, говоря о неком молдовском суверенитете, о претензиях Молдовы на эту территорию, не грех бы вспомнить, что город Тирасполь основан великим русским полководцем Александром Суворовым и что эта земля пропитана русской солдатской кровью. Здесь — место русской боевой славы. И не какой-то там "господарь" или "боярин", а именно генерал Суворов символ святой для каждого славянина приднестровской земли.

Здесь накоплен уникальный опыт совместной жизни многонационального народа, где отсутствуют как таковые межнациональные конфликты. Этот опыт перенимать надо, учиться у Приднестровья. Это не мертворожденное СНГ с его напыщенным официозом и полной неспособностью решать реальные проблемы.

Меня разочаровал новый президент Молдовы Воронин, который, идя на выборы, обещал сделать русский язык вторым государственным, войти в союз России и Белоруссии, а на деле продолжает всю ту же прорумынскую политику.

Я удивляюсь выносливости и энергии Игоря Смирнова. За столько лет можно было давно устать, сломаться, махнуть на все рукой. Но он держится, он остается патриотом своей республики, настоящим политическим лидером. И, что для меня особенно важно, Смирнов — верный и последовательный сторонник союза с Россией. Я очень уважаю этого человека и благодарен ему за его мужество, верность, стойкость.

Альберт МАКАШОВ, генерал-полковник

Для меня президент Приднестровья Игорь Смирнов — не только опытный, авторитетный и энергичный политик, но прежде всего образец настоящего мужчины, патриота. Я видел президента в самое трудное время, когда на землю Приднестровья пришел враг, и на поле боя решалось, быть или не быть республике. В такое время всегда проявляются истинная сущность человека, его дух.

В эти месяцы Игорь Николаевич был собран и стоек. Он был со своим народом. Я помню, как мужественно он встретил весть о ранении сына. Можно только догадываться о том, что творилось в его душе. Но он не сломался, не бросился решать личные проблемы.

Все эти годы я внимательно слежу за судьбой Приднестровья. И с гордостью вижу, что республика выстояла, состоялась политически и экономически. Думаю, что во всем этом огромная заслуга лично президента Смирнова, который с мастерством опытного штурмана ведет свой корабль через мели и рифы сегодняшней очень непростой жизни.

Виктор АЛКСНИС, депутат Госдумы РФ

Игорь Николаевич Смирнов — особая личность на постсоветском пространстве. В том, что Приднестровье вот уже 11 лет существует, несмотря на все экономические и политические трудности,— огромная заслуга Смирнова. То, что сегодня для подавляющего числа и сторонников, и противников ПМР Смирнов и Приднестровье неразделимы, — это факт. Как бы к Игорю Николаевичу ни относились его друзья и враги, все признают в нем очень сильную личность, неустанно защищающую интересы ПМР. Он никогда не пойдет ни на какие-то уступки за счет интересов Приднестровья и его граждан. Я знаю: от выбора президента зависит очень многое. И надеюсь, люди помнят и ценят все то, что сделал Смирнов для Республики. Поэтому я верю в победу этого признанного лидера и в победу всего Приднестровья!

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Заборский, капитан 1 ранга «РЕФОРМА» ФЛОТА – ЕГО РАЗГРОМ

"...У России нет друзей — нашей огромности боятся.

У России есть только два ее верных союзника — ее Армия и Флот..."

Александр III

Отстранены от своих должностей командующий Северным Флотом адмирал Владимир Попов, начальник штаба флота адмирал Михаил Моцак и еще двенадцать адмиралов и офицеров флота. Причиной отставки были назван доклад генпрокурора Владимира Устинова президенту Владимиру Путину по результатам расследования причины гибели атомохода "Курск". А ведь еще совсем недавно президент благодарно пожимал руки обоим адмиралам и благодарил за службу.

Что такого неизвестного смог узнать Устинов? Почему общество не ознакомлено с этими результатами?

В чем "виноваты" Попов и Моцак? Кто вообще виноват ныне в том, что гибнут лодки, падают боевые самолеты? Адмиралы, генералы, полковники, капитаны и мичманы, которые на свой страх и риск выходят в море, поднимаются в небо, стараясь по мере возможностей поддерживать боеготовность своих стремительно ветшающих соединений и полков? Или свора чиновников и олигархов, толпящаяся у трона, которая разворовала, растащила, размела все богатства великой державы?

Если Путин снимает адмиралов, то почему на своем месте остается Чубайс, трижды обворовавший всю страну, выморозивший целые регионы? Почему тучнеют Абрамович, Дерипаска, Черномырдин, сколотившие капиталы на развале великой страны?

Как может человек, называющий себя "государственником", награждать орденом "За заслуги перед Отечеством" Ельцина, который сделал все, чтобы этого Отечества не было вообще?

Все происшедшее очень напоминает стремление как можно скорее закрыть историю с "Курском", списать ее в архив и утаить главных виновников катастрофы.

О сегодняшнем состоянии флота России читайте нижеследующий материал.

Морской, затем Великой Морской Державой России постепенно становится с 20 октября 1696 года (день рождения Российского флота, Указ Боярской Думы Российского Царства: "Морским судам быть", — по старому стилю). За трехсотлетнюю историю военный флот России участвовал в 22 войнах и 88 крупных морских сражениях. Было в ней и масса блистательных побед, и тяжелые поражения. Бывали и периоды развала и запустения флота. Но за развалом флота неизбежно следовали его восстановление и возрождение.

К 1990 году Военно-Морской Флот Советского Союза в количественном отношении характеризовался такими цифровыми величинами (данные без морской авиации округлены по материалам открытых источников):боевые корабли всех типов, классов и рангов — около 1600 ед., из них подводных лодок более 300, в том числе около 150 атомных;

— из 1300 надводных кораблей — более 250 основных классов, то есть морской и океанской зоны действий, из них 42 крейсера, около 60 эсминцев, 150 больших противолодочных и сторожевых кораблей;

— личного состава около 450 тысяч человек.

Флот масштабно действовал в различных районах Мирового океана. Осуществлялось постоянное патрулирование в районах боевого предназначения ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, многоцелевых атомных подводных лодок в оперативно важных районах. На Средиземном море и в Индийском океане несли боевую службу (постоянное военно-морское присутствие) надводные корабли и подводные лодки постоянных оперативных соединений — соответственно 5-й эскадры и 8-й эскадры ВМФ. Маневренное базирование кораблей 5-й эскадры ВМФ обеспечивалось в портах и на якорных стоянках в терводах Египта и Сирии (до 1975 года, потом в основном в море в "точках" якорных стоянок). Для маневренного базирования кораблей 8-й эскадры ВМФ использовались пункты материально-технического обеспечения (ПМТО) в бухте Камрань (Вьетнам) и на острове Дахлак в Красном море.

После хрущевского погрома флота и снятия со всех постов этого придурочного "героя", предтечу "перестройщика" Горбачева, с 1965-67 годах началось интенсивное восстановление флота с постепенным наращиванием темпов строительства и количества вводимых в состав ВМФ кораблей новых проектов.

К началу 1980 года по результатам пятилетних комплексных исследований, военных и гражданских научно-исследовательских организаций и конструкторских бюро разработана десятилетняя программа вооружения ВС на 1981-90 годы, составной частью которой была кораблестроительная десятилетняя программа ВМФ. Предусматривалось строительство значительного количества кораблей новых проектов с более совершенным и эффективным вооружением и боевой техникой на замену устаревающим кораблям послевоенной постройки и пополнения корабельного состава. Программой предусматривалось строительство и "настоящих" авианосцев, в чем мы отстали от ведущих иностранных морских государств более чем на полвека. К этому времени был уже разработан до стадии рабочего проекта авианосец (хотя он по-прежнему именовался тяжелым авианесущим крейсером) проекта 1143.5 водоизмещением около 45 тыс. тонн, с двумя катапультами, с авиапарком до 50-60 самолетов горизонтального взлета. По программе к 1984 году планировалось построить таких четыре корабля по два на СФ и ТОФ. Одновременно достраивались авианесущие крейсера проекта 1143 с авиацией вертикального взлета (всего построено четыре единицы).

Но, к сожалению, строительство этого класса было надолго задержано. Адмирал Амелько, ставший неожиданно для себя вдруг заместителем начальника Генштаба по ВМФ (Главком ВМФ хотел уволить его в запас по возрасту 65 лет, но начальник Генштаба маршал Н. Огарков "взял" Амелько к себе — вместе служили на ТОФе), на совещании у министра обороны по Программе кораблестроения неожиданно заявил, что такие корабли, по мнению Генштаба, строить не следует. Далее Амелько развил бурную деструктивную деятельность и на всех "перекрестках" МО и ВПК всячески чернил тогдашнего главкома ВМФ Горшкова.

Министр обороны маршал Д. Устинов, в принципе позитивно относящийся к ВМФ, после "всплытия" таких разногласий в военном ведомстве, естественно, приказал рассмотреть их специальной комиссией под председательством тогда первого заместителя начальника Генштаба генерала армии С. Ахромеева. Комиссия после двух лет работы подтвердила правоту ВМФ Ахромеев, ставший к этому времени начальником Генштаба, уволил Амелько по возрасту (68 лет) в запас. Уже после трагической смерти Ахромеева Амелько мерзопакостно полил заслуженного маршала грязью в своих малограмотно написанных "воспоминаниях", которые завершил вполне в духе наших "перестройщиков"-перевертышей пассажем-декларацией: мол, он, Амелько, всю жизнь ненавидел коммунистов, потому с "чистым сердцем" голосовал за "Наш Дом — Россия" и Ельцина! Да "вырастали", к сожалению, в нашем флоте и такие единичные адмиралишки!

Авианосная программа была задержана на два с лишним года, но строительство нового авианесущего корабля все же началось по другому проекту без катапульт, но с носовым трамплином для взлета самолетов. Сразу же на Черноморском судостроительном заводе (ЧСЗ) в Николаеве началось строительство головного корабля — нынешнего ТАКР "Адмирал Кузнецов" (ранее "Тбилиси", "Брежнев", "Рига"). Одновременно был заложен второй такой корабль "Варяг", а за ним уже настоящий атомный авианосец "Ульяновск" с тремя катапультами и носовым трамплином.

Конечно, сегодня говорить об авианосцах для российского ВМФ — это утопия чистой воды. Но тем не менее, в этом меня поддержат, видимо, большинство морских профессионалов, и в обозримой перспективе без авианосца не может быть океанского надводного флота. Авианосное соединение — это мощная ударно-оборонительная система, способная решать и стратегические, и оперативные задачи, к тому же обеспечивающая все виды собственной обороны на море. При невозможности для страны иметь авианосцы — весь ее надводный флот должен уйти в прибрежную, в крайнем случае ближнюю морскую зону. Ударный компонент ВМФ в этом случае должен сосредотачиваться, как это и признано, в подводных лодках и морской авиации.

Таким образом, наш ВМФ к концу 80-х годов по своему количественному составу и боевому могуществу стал вторым в мире после ВМС США (а по некоторым показателям, и первым) и настоящим Океанским ракетно-ядерным флотом.

Конечно, трудности и проблемы со строительством и содержанием флота, поддержанием требуемого уровня боеготовности сил флотов и боеспособности кораблей были, и еще какие! Я кратко охарактеризую только три наиболее важные проблемы этого рода.

Первая. Ограниченные возможности судоремонтных и прочих заводов, предприятий и тыловых организаций флотов. Эта проблема была всегда, есть и будет, пока этот гордиев узел тылового обеспечения не будет решительно разрублен. В этом причина длиннейшей очереди кораблей на ремонт.

Вторая. Несмотря на значительно возросшее за 60-80-е годы судостроительные мощности заводов Минсудпрома, их все равно было недостаточно для быстрого строительства, например, серии однотипных кораблей в 15-20 единиц за 2-3 года, как это без усилий выполняют американцы (притом, что 50-60% их судостроительных мощностей сохраняются в консервации). Поэтому строительство кораблей даже в лучшие годы шло небольшими сериями. После 5-10 кораблей одного проекта (особенно это касается кораблей основных классов), которые строились 5-7 лет, приходилось переходить к новым, более совершенным и эффективным проектам кораблей. Отсюда вынужденная многотипность кораблей и образцов вооружения, за что некоторые "критики" с началом "гласности" обрушились на главкома ВМФ Горшкова (уже умершего), а потом и на его преемника на посту главкома ВМФ адмирала флота В. Чернавина, не разбираясь и не понимая в проблемах флота ничего.

Но главком ВМФ С. Горшков, наоборот, очень внимательно относился к корабельному составу флотов. Помнится, он периодически, особенно при разработке кораблестроительных программ и корректуре планов кораблестроения, вызывал двух начальников отделов Оперативного управления ГШ ВМФ, курирующих боевой состав флотов, боеготовность и перспективное планирование развития флота (один из них — автор этих строк), усаживал за стол, доставал свой знаменитый "гроссбух" с таблицами корабельного состава по ВМФ и по флотам (он лично поименно вел учет всех боевых кораблей от 1 до 3 рангов и наиболее важных вспомогательных судов). "Так, — говорил он, — давайте подумаем, что мы будем строить, что поставим в ремонт, какие корабли придется списать". Причем спокойно выслушивал возражения, допускал споры. И подводил итог: боевой состав флотов будем держать таким-то вплоть до.., в строительство запускаем такие проекты и типы в таком-то количестве. Везде, на всех уровнях — в ВПК, Генштабе — это отстаивать всеми силами.

Третья. Командование ВМФ после упразднения Министерства Военно-Морского Флота в 1954 году находилось в подчинении армейских министров обороны и руководства Генштаба. В принципе этим все сказано. Министр обороны — армеец и такой же начальник Генштаба, как правило, не особенно "жалуют" флот.

Приведу лишь один пример остроты взаимоотношений по линии ВМФ-Генштаб. На одном из совещаний в Генштабе в 1980 году по Программе вооружений на 1981-1990 гг. Горшков запросил дополнительно к средствам на строительство ТАКР 1143.5 (будущий "Адмирал Кузнецов") предусмотреть затраты на авиапарк корабля, оборудование пункта базирования, где должны быть судоремонтный завод, технические позиции, арсенал, хранилища топлива, казармы для гарнизона, жилой городок для семей офицеров и мичманов и пр. Присутствующий на совещании генерал Генштаба с тремя звездами на погонах, услыхав названную сумму дополнительного финансирования, бросил реплику: мол, на эти средства он развернет столько-то десятков танковых дивизий! На что Горшков ему ответил, куда, мол, он будет девать эти танки? На вертолетах через океан перебрасывать? Вопрос повис в воздухе. Возвратившись в Главный штаб ВМФ, Горшков собрал у себя совещание и сказал: раз так к нам относятся в Министерстве обороны, будем эти средства выбивать другими способами. Корабль строим, даже если его придется швартовать за скалу. Увидят, что без требуемого обеспечения такого корабля не обойтись, — все дадут. Иначе у нас флота не будет! А тыловую инфраструктуру будем развивать потом, когда будут средства и возможности.

Полагаю, что в тех условиях, когда в полном разгаре была "холодная война" и нужно было прежде всего иметь ударный кулак флота, — Горшков был прав. Хотя трудностей и забот и он, и его преемник, и командование Северного флота, куда пришел, наконец, корабль, приобрело и имеет до сих пор, как говорится, полный рот.

С развалом Советского Союза на ВМФ обрушились те же беды, что и на Вооруженные Силы и страну в целом.

В декабре 1992 года практически свертывается боевая служба ВМФ. 5-я и 8-я эскадры ВМФ расформировываются. Начался первый вынужденный этап списания кораблей из-за невозможности их ремонта, часть кораблей далеко еще не выслужила установленные сроки. А что было делать главнокомандующему ВМФ адмиралу флота В. Чернавину? Тем более, что численность личного состава ВМФ по директивам пришлось сокращать почти на 40%. В результате со службы вынуждены были уйти большая часть самых опытных и подготовленных офицеров старших возрастов, особенно из управленческих структур, да и молодежь интенсивно побежала с флота. Это был ощутимый первый удар по кадрам ВМФ.

А вскоре в течение каких-то 6-7 месяцев в 1992 году непонятно из каких-таких "стратегических соображений" было заменено все высшее командование ВМФ — главнокомандующий ВМФ адмирал флота В. Чернавин, его первый заместитель адмирал флота И. Капитанец, начальник главного штаба адмирала флота К. Макаров и почти весь Военный совет ВМФ.

Из новых крейсеров удалось с большими трудностями достроить только ТАКР "Адмирал Кузнецов" и ТРКР “Петр Великий”. Атомный авианосец "Ульяновск" с радостью "незалежники" разделали на металл. Многострадальный "Варяг", построенный до готовности 70%, так и простоял до наших дней с разворованными "внутренностями" у достроечной стенки ЧСЗ в Николаеве.

Недавно власти "жовто-блакитной Вкраины" продали его, наконец, Китаю под отель и рестораны. Буксируемый гигант водоизмещением свыше 60 тысяч тонн при шторме в Эгейском море сорвался с буксиров. Весь мир по репортажам CNN наблюдал в первой декаде октября, кто со злорадством, кто со страхом, как эту неуправляемую махину упорно и неотвратимо несло на один из островов архипелага Северные Спорады. Недостроенный новый "Варяг" чуть не сподобился конечной участи его героического предшественника — в Северном море в 1925 году штормом выброшенного на скалы, откуда его разобрали на металл.

В таком, как указано выше, виде и состоянии и приняло новое командование ВМФ в лице главнокомандующего ВМФ адмирала флота В Куроедова, начальника главного штаба ВМФ В. Краченко с плеядой тоже "обновленных" командующих флотами Российский Военно-Морской Флот "образца 1996-1997 гг.".

Что же представляет из себя сегодня "реформируемый" вместе со всеми Вооруженными Силами и страной уже 10 лет российский Военно-Морской Флот? Привожу лишь отдельные обобщающие выводы из оценки его количественного состава, состояния флота и краткий анализ наиболее важных проблем (без авиации ВМФ).

Корабельный состав сокращен по сравнению с концом 80-х годов почти в 6 раз и составляет, по данным открытых источников, примерно 360-380 кораблей всех типов и классов. Из них: подводных около 70-80, надводных кораблей основных классов примерно 60-70. Личный состав всего ВМФ по численности составляет около 180 тысяч человек.

Примерно 80% кораблей нуждаются в ремонте. Например, "три из четырех тяжелых атомных ракетных крейсеров ТАРК "Адмирал Нахимов" "Адмирал Ушаков", "Адмирал Лазарев" (все СФ) выведены из состава боеготовых сил флота. на их ремонт средств у ВМФ нет... Заложенная на Севмашпредприятии в 1993 году атомная подводная лодка нового поколения "Северодвинск" строится уже семь лет, и когда она будет построена, определить не представляется возможным. (НВО № 30 2001 г., ст. С. Патырева)

Как отмечает в своей статье капитан 1 ранга С. Козырев, в прошлом начальник отдела Оперативного управления ГШ ВМФ: "В России сегодня финансирование строительства единичных боевых кораблей гипотетически позволяет получать от промышленности один такой корабль в 25-40 лет..." Поэтому находящиеся в постройке на судостроительных заводах около 40 заложенных еще при советской власти кораблей разных типов и классов, видимо, никогда не будут достроены и уйдут в итоге в утиль. "Ну что же — каковы затраты, таков и флот, таково его состояние, развитие и строительство. Отсюда и пути, по которым идет его "реформирование", — подводит итог такого "строительства капитан 1 ранга С. Козырев (НВО № 21 2001 г.)

Таким образом, несмотря на вроде бы принятый "План строительства и развития ВМФ на 2001-2005 годы" нового кораблестроения, для флота практически не предусматривается ничего, кроме отдельных "мелких брызг". Оставшийся корабельный состав действующих флотов значительно постарел — средний возраст кораблей приближается к 16-18 годам.

Помимо выше рассмотренных проблем и трудностей кораблестроения и содержания флота в боеготовном состоянии, на ВМФ "давят" и другие порожденные развалом Советского Союза, в том числе геополитического характера проблемы и сложности, затрагивающие национальные морские интересы Россию. Рассмотрим их кратко.

Во-первых, Россия по территории отброшена в принципе в допетровскую эпоху с утратой значительной части своих исконных замель, а также отрезана в значительной степени от выхода к двум исключительно важным в политическом, военном и экономическом отношении, центральным по их расположению на евроазиатском континенте морям — Балтийскому и Черному, откуда, собственно, и пошел Российский флот, военный и торговый.

Во-вторых, колоссально сузилась система базирования флота. Из ее инфраструктуры выпали военно-морские базы и порты в ныне "суверенных и независимых" государствах-новоделах, бывших наших "братских" союзных "социалистических" республиках на Балтике, Черном море и на Каспии. Фактически у России осталось около 20% веками освоенного морского побережья Балтийского и Черного морей, а также примерно 30% берегов ее еще "вчера" почти внутреннего Каспийского моря.

На Черном море мы вскоре можем потерять в конце концов главную базу флота Севастополь, который уже сегодня “де-факто” захвачен украинскими "самостийниками".

На Балтике флот разорван многомиллионными расстояниями на две группировки, базирующиеся на Балтийск и Кронштадт. Все реальнее становится потеря в перспективе оставшейся последней передовой и одновременно главной базы флота — Балтийская с Калининградом, которые и без того отрезаны от границ России по суше. В этом случае Балтийский флот будет заперт в единственной балтийской базе Кронштадте, в самом дальнем, в оперативно-стратегическом отношении совершенно бесперспективном углу Финского залива, как в начальный период прорыва Петра I на Балтику и до 1940 года при Советской власти. Такой Балтфлот и становится просто ненужным.

С обещанным нашим президентом "закрытием" базы Камрань крайне осложняется развертывание Тихоокеанского флота (а он еще все же есть у страны) и его обеспечение в Индийском океане. А кто гарантирует, что потребность в таком развертывании не возникнет уже в ближайшее время в связи с глобальной операцией США и НАТО по "искоренению" терроризма? Многие военные моряки считают решение о "закрытии" базы Камрань, не отвечающим интересам ВМФ, по крайне мере, явно преждевременным.

В-третьих, значительно сократилась система судостроения и судоремонта, из которой выпали мощные производственные узлы заводов Украины, Грузии, Прибалтики, Азербайджана — до 40% всех кораблестроительных мощностей СССР.

Чтобы завершить тему проблем состояния флота, к вышеприведенному их "букету" надо бы добавить еще парочку, не относящихся непосредственно к ВМФ, но основательно влияющих на флот красивых проблемных "цветочков".

"Реформами" свергнуто громадное количество научно-исследовательских и проектных работ по флотской тематике. Упразднены или сокращены ряд важных различного профиля научныо-исследовательских организаций и конструкторских бюро, имеющих громадный опыт (и заслуги) в проектировании кораблей и разработке морского вооружения. Безвозвратно утрачивается (и утрачен уже во многом) бесценный научно-технический людской потенциал, разогнаны и распадаются десятилетиями складывающиеся творческие коллективы. Ученые, инженеры, проектанты уходят торговать на барахолки, не передав свой опыт и знания молодежи, которой, в общем-то, и нет работы в сокращенных НИИ и КБ. Восстановление таких коллективов — длительная и трудная работа. И все это уже аукнулось и еще скажется самым негативным образом на нашей "оборонке".

Крайне медленно продвигается утилизация выведенных из боевого состава атомных подводных лодок, поставленных в отстой в укромных уголках гаваней на Севере и Тихом океанах. Утилизация таких лодок — государственная задача. Но тяжелое бремя контроля состояния и эксплуатационного обслуживания таких субмарин, не говоря уж об охране этих "кладбищ", — висит на плечах ВМФ и командования флотов. Промедление с такими работами, а они выполняются крайне медленно, чревато опасными экологическими последствиями.

Ну и чтобы у читателей сложилось полное комплексное представление о состоянии российского ВМФ по различным направлениям, надо сказать еще о двух чисто кадровых, именно офицерских проблемах флота.

Первая. Это потеря преемственности в службе на кораблях, штабах, соединений, академии, училищах, институтах, Главном штабе и Центральном аппарате ВМФ в целом. Причина — лихорадочное, в течение 10 лет и зачастую безосновательное сокращение структур ВМФ и, естественно, офицерского состава в ходе непрекращающейся так называемой "военной реформы". Вред флоту огромен, но своего рода латентен и проявляется при решении возникающих сложных задач, проведении морских операций, в тяжелых ЧП и их последствиях.

О какой преемственности службы может идти речь, если за десять лет "реформирования" ВС в результате "бурного сокращения ВМФ сотнями увольнялись со службы опытные толковые, подготовленные на вышестоящие должности офицеры в самом "рабочем" возрасте (капитан 3-2 ранга в 40-45 лет, капитан 1 ранга в 45-50 лет), не передав свой опыт, знания, правила, навыки и обязательные традиции по своей должности (например, английский флот сплошь зиждется на традициях).

Вторая. Утрата профессиональных качеств, снижение уровня компетентности офицерского состава различных категорий, что частично вытекает из потери преемственности и консервируется нынешним состоянием ВМФ по всем параметрам и направлениям его функционирования. Особенно это показательно для командных и управленческих звеньев (штабы, управления). К великому сожалению, за 10 лет ельцинского режима на флоте выросло, например, поколение командиров кораблей и даже соединений, которые считанные разы, а то и ни одного раза, не выходили не только на боевую службу (автономку), но и просто в море на учения; корабельных офицеров, не выполнявших за всю свою корабельную службу практических стрельб и боевых упражнений заведываемого оружия и боевых средств. И это не их вина, а беда! Причины общеизвестны и банальны: нет топлива, опять же нет средств на ремонт, корабли годами простаивают в заводе или у причалов.

Увы, флот в значительной части растерял и продолжает терять опытные, подготовленные и потому ценные кадры офицеров.

Каков же вывод может быть сделан из совокупности представленных читателям далеко не всех проблем Военно-Морского Флота России? Как это ни печально, а вернее прискорбно, но вывод напрашивается единственный: "Российский Военно-Морской Флот разгромлен без войн, поражений ельцинским правящим режимом за десять лет его правления страной и ее "реформирования"! При этом потери флота только в корабельном составе превышают для сравнения потери русского флота в Цусимском сражении в 50-60 раз!

Увы, уровень разгрома флота подошел, по оценкам военно-морских специалистов, к критическому пределу, за которым может последовать его окончательное умертвление в ближайшие 10-15 лет, если этот процесс развала и деградации не будет остановлен! Так, по расчетам этих специалистов, в этом случае "к 2010 году в составе ВМФ останется не более 100 кораблей всех классов" (статья Патырева), а “ через 15-20 лет на флоте не останется не только кораблей, да и вообще никаких плавучих средств из имеющихся сегодня" (статья Козырева).

Сегодня ВМФ на 90-95 % живет только за счет остатков того, что было создано, построено и введено в строй при Советской власти. И главнокомандующий ВМФ адмирал флота В. Куроедов совершенно справедливо заявил на декабрьском 2000 года оперативно-мобилизационном сборе командования ВМФ и флотов, что ВМФ надо не реформировать, а восстанавливать! К сожалению, пока, при существующем отношении правительственных и президентских инстанций к флоту (как и к ВС в целом), о восстановлении флота не может быть и речи, впору суметь сохранить то, что еще не разрушено, не распродано, не списано на слом.

Но, тем не менее, надо отдать должное бывшему и нынешнему командованию ВМФ всех уровней за то, что в такие тяжелейшие для страны и ее воинства годы флот, хоть в нынешнем составе и состоянии, все же сохранился!

Каков же сравнительный боевой потенциал нынешнего российского флота? А вот какой: по боевым возможностям российский ВМФ уступает иностранным флотам (раньше был термин "вероятному противнику"): на Балтике — шведскому флоту в 2 раза, финскому тоже в 2 раза, германскому в 4 раза; на Черном море — турецкому в 2-3 раза; ВМ США — в 20 раз; ВМС Англии Франции — в 5-8 раз (каждый).

Как видите, печален итог развала Советского Союза и "реформаторства" России.

Ну а что же наш верховный главнокомандующий президент Российской Федерации Владимир Путин? Как он относится к нынешнему состоянию ВМФ (да и ВС, и страны в целом)? И намерен что-либо предпринимать в дальнейшем для исправления сложившегося положения и, скажем, для начала стабилизации всей обстановки в ВМФ и ВС? Путин было начал радовать военных вроде бы заботой о ВС. Так, он на всю страну заявил 23 августа 2000 г. по телевидению: "Я восстановлю мощь армии флота... Я буду с моим народом!" Правда, одновременно было провозглашено о планируемом новом сокращении Вооруженных Сил на 360 тысяч человек к 2003 году, в том числе ВМФ на 50 тысяч человек. Основная часть сокращаемых — офицерский корпус России. Это, конечно, "потрясающая забота" президента о Вооруженных Силах страны! Такое сокращение многие военные, и не только военные, расценивают, как очередные ржавые гвозди, которые будут забиты в гробы для армии и флота. Неужели наш новый "полуштатский" министр обороны, президент и его окружение не понимают, что не защитит огромную Россию "маленькая мобильная" армия, а миниатюрный "москитный военный флот" России вообще не нужен — достаточно будет морской погранохраны и рыбной инспекции. Такие сокращения тем более неуместны, когда так непредсказуемо меняется международная обстановка в связи с масштабной военной операцией США против "мирового терроризма". Да и с бандитами в Чечне наши ВС и другие силовые структуры никак разделаться не могут.

Так нужен ли Военно-Морской Флот России, ввергнутой ельцинским правящим режимом в тяжелейшее экономическое и военно-политическое положение? Может, "закрыть" и утопить весь флот, ведь Россия, как утверждают некоторые наши доморощенные демократы-реформаторы, — "страна сухопутная". Вопрос, в общем-то, риторический, ответ на него очевиден: разумеется, нужен! В этом вряд ли кого нужно убеждать, кроме отъявленных недругов флота, предателей, явных и маскирующихся, и прочих мерзавцев.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Николай Коньков «КОЛЛЕКТИВНЫЙ П…»?

"Я — человек, и ничто человеческое мне не чуждо" — эти слова древнеримского поэта Теренция, возможно, объясняют причину того, что всем нам, как правило, очень интересны властные личности и совершенно неинтересны властные институты. Президент Путин в этом плане — не исключение. О его "загадочности" и "двойственности" уже давно ходят легенды, а вопрос: "Кто вы, мистер Путин?"— является как бы официальной визитной карточкой и даже девизом его правления.

Ответы на этот риторический вопрос даются, само собой, самые разные. Мнения сталкиваются порой взаимоисключающие. Но при этом все ответчики и спорщики каким-то странным образом не вспоминают про иную мудрость: "Короля играет свита". "Свита" — вовсе не зыбкий рой мошек, вьющихся вокруг источника света и власти. В современных российских условиях свита — это рычаг управления пресловутой "властной вертикалью". А держит ее в напряжении и не дает упасть набок или куда-то еще скромный институт, именуемый "Администрацией Президента России" (сокращенно — АП). Название, между прочим, само по себе примечательное. Все знают, скажем, что понимается под "администрацией завода" или "городской администрацией" — органы власти, которые управляют соответственно заводом и городом. Следовательно, под "администрацией президента России", по всем законам русского языка, мы должны понимать орган власти, который управляет президентом России. Должны — но почему-то не понимаем. Хотя очень хорошо, своими глазами видели, что таким президентом, каким был Ельцин, приходилось управлять просто по необходимости — все норовил Борис Николаевич то под мост завалиться, то в самолете проспать официальную встречу, то оркестром подирижировать, то ложками по голове президенту Киргизии настучать, то еще что-нибудь "непредсказуемое" отчебучить. В общем, не зря администрацию президента в свое время так и называли — "коллективным Ельциным".

Именно этот "коллективный Ельцин" подменял реального Бориса Николаевича в печальные дни операций на носовой перегородке и работы над документами. Именно этот "коллективный Ельцин" уточнял мысли реального Бориса Николаевича насчет 38-ми снайперов и нацеленности российских ракет в никуда. Наконец, именно этот "коллективный Ельцин" в свое время, собственно, и организовал реальному Борису Николаевичу процесс "преемственной передачи власти", причем обстоятельства этого процесса: как широкие, общие, так и "узкие", частные — до сих пор подернуты туманом намеков и умолчаний. Впрочем, кое-какие документы и факты сквозь этот туман все же проступают. И несомненно, что они окажутся интересны для читателя, поскольку касаются трех очень и очень властных личностей.

Чтобы не заниматься досужими домыслами, перечислю ряд указов президента России, датированных памятным днем 31 декабря 1999 года. Итак, указом №1760 президент России Борис Ельцин освободил Александра Волошина с поста главы администрации президента России. Указом №1761 президент России Борис Ельцин заявил о своем уходе в отставку и о том, что исполнение обязанностей президента России возлагается на премьер-министра Владимира Путина. Указом №1762 премьер-министр Владимир Путин заявил о том, что отныне именно он, согласно Конституции РФ, исполняет обязанности президента России. Указом №1763 исполняющий обязанности президента России Владимир Путин установил гарантии и привилегии для ушедшего в отставку президента России и членов его семьи (после чего слово "семья" получило официальные права в нашем политическом лексиконе). И, наконец, указом №1764 исполняющий обязанности президента России Владимир Путин назначил Александра Волошина… угадали, главой администрации президента России.

Если бы в этой непрерывной последовательности было удалено начальное или конечное звено, то никаких вопросов бы не возникало — рутинное бюрократическое оформление важного политического решения, только и всего. Но, поскольку документы именно таковы, то вопросы возникают. Никто, конечно, не ждал от "царя Бориса" особой логичности действий, но даже для него пропасть между Указами №1760 и №1761 широковата. Ведь ненормально, согласитесь, отправлять в отставку (и за что, кстати?) главу собственной администрации, чтобы тут же, хлопнув дверью, уйти самому. Тем более, что сталинский лозунг "Кадры решают все!" Ельцин помнил свято и в отставку "просто так" никогда никого не отправлял. Вся устроенная им в годы президентства "кремлевская чехарда" неизменно решала одну-единственную задачу: всегда "кадровый ресурс" президента на поверку оказывался выше ресурса его оппонентов, реальных и мнимых. А тут — такое.

Видать, непростым деньком в Кремле выдалось 31 декабря 1999 года. Старина Шекспир наверняка увековечил бы его в какой-нибудь из своих исторических драм, да жаль — не дожил. Впрочем, и "в сухом остатке" всего кипения страстей, которое просматривается за текстами приведенных указов, лежит важнейшая, хотя и простая, как шпала, вещь: де-факто гарантом "преемственности власти" в России на сегодня является вовсе не президент России Владимир Путин, а глава администрации президента России Александр Волошин. И эта вещь "томов премногих тяжелей" — имеются в виду премногие тома "компромата" и прочих разных "дел", которые недруги Александра Стальевича время от времени пытаются обрушить на его, по словам "людей свиты", "сахарную голову".

Видит Бог, сегодня никого, по большому счету, не интересует и не может интересовать прошлое этой чудесной "головы": все "чары", "аввы" и борисы абрамовичи березовские. Кровь пролита и ушла в песок, и трава зеленеет. Зато очень многих интересует ее настоящее и будущее. Ведь и теперь, уже в несколько изменившихся общественно-политических условиях — не только в самой России, но и в мире, администрация президента, согласно представлениям Александра Стальевича, должна по-прежнему играть главную роль — на этот раз роль "коллективного Путина".

Кажется, в апреле 2000 года мне довелось ознакомиться с проектом политической программы Путина, подготовленным в недрах АП. Согласно этому проекту А.Волошин, глава непредусмотренного Конституцией РФ института власти, был отнесен к высшим должностным лицам РФ, а сам этот, руководимый им, институт обозначен как "орган, способный решать важнейшие государственные и политические задачи внутри страны, а также за ее пределами… с целью проведения и утверждения (выделено мной.— Н.К. ) решений Президента Российской Федерации". Вдобавок, под начало АП было предусмотрено передать такую "силовую" структуру, как вновь создаваемая национальная гвардия (по американскому, видать, образцу).

Однако не все из задуманного, похоже, удалось Волошину осуществить. Нынешнего президента можно обвинять и подозревать в чем угодно, за исключением недееспособности. У него, во всяком случае, имидж человека, который чрезвычайно активен и почти все старается сделать сам. А тут — роскошная инвалидная коляска, даже не коляска, а целый инвалидный трон на колесах плюс музейный набор палочек и костылей из моржовой, слоновой и Бог весть какой еще кости…

Если активность и самостоятельность Путина — не иллюзия, не блеф, то на конфликт стилей жизни рано или поздно накладывается конфликт интересов. А конфликт интересов порождает конфликт действий. Результаты подобного конфликта могут оказаться непредсказуемыми и для системы политической власти, и для России в целом. Как вы там сказали — "коллективный П…"?

Николай КОНЬКОВ

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Николай Гульбинский СОН В ЛУННУЮ НОЧЬ

Новогодняя сказка по мотивам жизни великого политтехнолога

Знаменитый кремлевский политтехнолог Олег Пафнутьевич Павлузанский дремал за компьютером на кухне своей десятикомнатной трехэтажной квартиры на Патриарших. После бурной овации, устроенной ему в Кремлевском Дворце участниками Форума, думать об отчете для Администрации президента о проделанной PR-работе за последнюю пятилетку совсем не хотелось.

К тому же перед глазами то и дело возникал чуть насмешливый, усталый, мудрый взгляд главы Администрации, устремленный на него в тот момент, когда Павлузанский, окрыленный восторгом аудитории на Форуме, неожиданно для самого себя воскликнул: "Общество — это мы! И мы заставим власть, в том числе бюрократов и силовиков, считаться с нашими требованиями!" И ткнул пальцем в свой галстук, уколовшись о бриллиантовую заколку.

А еще вспомнился холодный, неприятный взгляд генерала ФСБ Юрия Заратусцева. Точно таким же взглядом смотрел 20 лет назад на еще юного, но уже подававшего в правозащитных кругах большие надежды диссидента Олежека Павлузанского генерал КГБ, втолковывая ему, что любые выступления против советского строя могут использовать в своих презренных целях иностранные разведки в ущерб интересам нашей горячо любимой Родины. Тогда все обошлось…

"Неприятные они люди, эти гебисты,— подумал Павлузанский.— Все о каких-то национальных интересах этой немытой России пекутся. Разве не понимают они, что президент смело и решительно вышел за рамки того электорального большинства, которое связывало с ним примитивные державные надежды, и теперь задача власти — сформировать новое, правое, либеральное, проамериканское большинство?"

"Лазоревые мундиры говорят,— размышлял Павлузанский,— что народ новый курс не подержит. Дураки! Да при чем же здесь народ? Разве не проголосовал народ за немощного Елкина, чей рейтинг на момент начала кампании не превышал 4 процента? Тогда зачем же нужны мы, политтехнологи, если народ будет голосовать так, как ему вздумается?

Павлузанский очнулся от нахлынувших грез, закрепил очки на кончике носа и вновь уставился в компьютер. Перед его глазами маячила таблица.

Существующие проблемы

1.Война в Чечне

2.Расширение Южно-тихоокеанского Альянса

3.Отключения электроэнергии в Приморье

4.Голодовка женщин Тульской области

Виртуальные решения

1.Полет Президента в Грозный на "Буране"

2.Выступление Президента в парламенте Кении на языке племени тутси (срок на изучение — две недели)

3.Купание Президента в термальных источниках как символ стойкости русского духа

4.Участие Президента в в международном шоу "Русские блины" в отеле "Гранд Марриотт" как воплощение всеобщей радости, изобилия и ликования

Эти голодающие бабенки в Тульской области, показанные по какому-то странному недоразумению на канале НТВ ("Гусенята недобитые!",— с раздражением подумал Павлузанский), никак не выходили из головы именитого политтехнолога. Особенно одна из них — вся укутанная в какие-то разноцветные лохмотья, плакавшая в полный голос и, кажется, уже не способная от слабости подняться со своей постели в промозглой комнате.

"Какой противный, несамостоятельный, неопрятный, грязный народ эти русские бабы! — размышлял Павлузанский.— А ведь ей, наверное, лет 45, не более. Татьяна Борисовна в ее годах замуж вон снова вышла, аж за самого Юмаблатова, и вся бульварная пресса их первую брачную ночь обсуждает. Видать, есть что обсуждать. А здесь сидишь как проклятый…"

И Павлузанский снова задремал. Внезапно политтехнолога объял ужас. На кухне, словно призрак, возник начальник его личной охраны и доложил: "Генерал-полковник ФСБ Юрий Лаврентьевич Заратусцев собственной персоной! Сейчас войдет".

— Неужели?— внезапно пронеслось в сознании Павлузанского.— Неужели они все-таки решились?

Он отворил окно и вслушался в ночную тишину, с ужасом ожидая услышать в ней мерный гул танков и отрывистые слова военных команд. Но нет, все было тихо. Но вдруг до ушей гения-манипулятора донесся грохот. Но это не был рев бронетехники, нет! К дому на Патриарших, где небожительствовал политтехнолог, стремительно несся трамвай. Да, это был звук трамвая, Павлузанский не мог ошибиться! Вспыхнул в окне свет луны и Павлузанский отчетливо расслышал сдавленный человеческий крик, а затем звук предмета — ему ли не знать, что это был за предмет, который запрыгав, покатился по мостовой…

Ненавидимый город! Какие мрачные предзнаменования! Вот еще одна жертва луны… Эта жертва он — Олег Павлузанский.

…В мерцающем лунном свете генерал вошел совершенно бесшумно. Он был в лиловом фраке. Сел без приглашения. Поправил галстук-бабочку. Сунул руку под сюртук, где у него, наверное, был спрятан стилет. И уставил на Павлузанского немигающий, тусклый, леденящий взгляд.

— Что Вам угодно?— дрожащим голосом спросил Павлузанский.

Губы генерала шелестели…

— Нами подготовлен указ,— монотонно отпускал он роковые слова,— запрещающий деятельность всех лож "Росакрус" на всей территории России. Завтра утром этот указ будет подписан Президентом. В рамках реализации мер, предусмотренных вводимым в стране чрезвычайным положением, мы планируем провести задержание всех руководителей тайных обществ со степенями посвящения выше двадцатой…

Павлузанский оледенел. В сознании промелькнуло бессмертное: "Где стол был яств,— там гроб стоит". Написано в честь Великого Посвященного…

"Впрочем,— продолжал генерал,— в свое время Вы оказали нашей конторе известные услуги. Мы это помним. И чувство благодарности нам присуще. У Вас есть еще одна ночь, чтобы навсегда покинуть страну, которую Вы так презираете, и из которой Вы выжали уже почти все, что Вам было нужно. Последняя лунная ночь…"

"В Марбелье, где у Вас летний дворец,— генерал вдруг заговорил отрывисто и сухо, — Вы можете позвонить нашему представителю по телефону (генерал назвал номер). Надеюсь на продолжение сотрудничества, Досточтимый Мастер!"

Генерал исчез в темноте, и Великий Магистр Великой Ложи "Потухшая звезда" рванулся к двери. "Бежать, бежать без оглядки,— мелькнуло в голове политтехнолога.— В этой стране никогда ничего хорошего не будет".

Он несся по темному пустому коридору. Но вдруг натолкнулся на что-то мягкое и, как ему показалось, теплое. Подняв голову, он увидел перед собой ту самую голодающую бабу, что еще совсем недавно показывали по каналу НТВ.

"Как же попала она сюда?— промелькнула нелепая мысль в голове Павлузанского.— Военный истребитель? Ах да, ну, конечно же, истребитель, ведь никакого гипноза, позволяющего переносить человека из одной точки пространства в другую, наверное, не существует".

— Куда же ты бежишь, милый?— заверещала бабенка.— На кого нас, горемычных, оставляешь?

— Чем могу Вам служить, мадемуазель?— оторопело пролепетал Павлузанский.

— Бога ты не боишься, полуночник окаянный,— бойко продолжала бабенка,— какая я тебе мамзелька, сукин кот, ты мне, чай, в сыновья годишься!

— Прошу извинить меня, сударыня, — Павлузанский уже вполне овладел собой.— Мне что-то нехорошо. Какая-то странная лунная ночь.

— Тебе нехорошо, а нам каково? Ты, небось, поди, не на восемьсот рублей зарплаты на заводе живешь?

— Нет, нет,— в ужасе замахал руками Павлузанский.— На это разве проживешь?

И вдруг понес какую-то околесицу, для чего-то имитируя простонародный говор: "Мы, вчерась, тута с Валькой Юмаблатовым после съезда в японский ресторан "Изуми" забрались. И что ты думаешь: восемьсот баксов за какие-то улитки с японским вином. А ты говоришь, жить на них?"

— Так не тебя ли я на съезде партии в Кремле, милок, по телевизору вчера видела?— вскричала в голос бабенка.— Не был ты там разве?

— Был,— покорно признался Павлузанский.

— Так скажи, раз был, когда же жить мы по-людски то будем?

Павлузанский принял стойку древнеримского оратора и, устремив взгляд поверх головы представительницы несчастного народа, заговорил с апломбом политтехнолога, впаривающего очередному клиенту бюджет избирательной кампании:

"С гражданским обществом,— вещал он,— нам не страшны никакие трудности. Уже завтра тридцать тысяч активистов Форума разъедутся по стране, чтобы строить переговорные площадки с властью".

— Тридцать тысяч одних активистов?!— всплеснула руками бабенка.— Это же мне мать рассказывала, как при Сталине в Новомосковск по тридцать тысяч зеков зараз пригоняли. Они там тоже площадки какие-то под заводы строили. Давно пора! Этих самых, как их, олигархов…

…Павлузанский вновь провалился в забытье. Но вдруг, откуда-то, как ему показалось из-под земли, он услышал, как негромко, но грозно заиграли трубы, и старый, знакомый, шикарно поставленный голос произнес давно забытые слова: "Работают все радиостанции Советского Союза".

Павлузанский опрометью кинулся к телевизору и включил его. На экране возник вчерашний зал Кремлевском Дворце, где заседал Форум. Все те же знакомые истертые, подобострастные лица. Но вот камера наехала на Президиум. Павлузанский вперил в телеэкран неподвижный взор. Вместо обрюзгших, изборожденных страстями и пороками босхианских физиономий "правозащитников", еще вчера заседавших вместе с ним на открытии Форума, в Президиуме сидели еще не старые, подтянутые люди с чеканными лицами. Все они были в военной форме. Советской военной форме!

На рукаве у каждого из них виднелся зловещий шеврон: красная стрела, пронзающая бледно-голубую мглу. И надпись: "Объединенное стратегическое командование".

— Хунта,— решил Павлузанский.— Военная хунта. Они склонили его взять на себя роль Пиночета.

В самом центре президиума Павлузанский разглядел Президента в форме подполковника советского КГБ. Места слева и справа от него занимали министр обороны, директор ФСБ, чуть поодаль — генерал Заратусцев. Почему-то не было ни министра МВД, ни секретаря Совбеза.

Через минуту из телевизора с какими-то дефектами звука послышалась отрывистая речь Президента. "Объединенное стратегическое командование,— говорил он,— взяв на себя всю полноту исполнительной, законодательной и судебной власти в стране, намерено соблюдать базовые международные договоренности и основополагающие принципы международных отношений. В то же время мы в одностороннем порядке денонсируем военно-политические соглашения, силой и обманом навязанные прежнему руководству страны членами тайной международной террористической организации "Великая ложа "Потухшая звезда". Ее руководители, находившиеся на территории России, к настоящему времени уже арестованы: их, как заведомых изменников Родины и агентов иностранных разведок ждет военный трибунал Русской армии — скорый и беспощадный…

Гарантируя полную свободу бизнеса, мы предлагаем всем предпринимателям, кто в свое время вывез капиталы за границу, вернуть их в течение 10 дней и инвестировать либо в модернизацию своих отраслей и социальную сферу, либо в созданный Объединенным стратегическим командованием Фонд развития…

В Чечне в ходе проведения специальной операции этой ночью ликвидированы лидеры бандформирований, а также так называемый президент самопровозглашенной "республики Ичкерии". Одновременно отстранены от должности все руководители местных администраций: в республике введено прямое военное правление из Москвы и установлена система военных комендатур…

— Это конец,— решил Павлузанский.— Только Марбелья… Но что я буду делать в Марбелье? Хотя, как знать, там, кажется, выборы в муниципальный совет намечаются…

На экране тем временем возник осанистый председатель правления нефтяной компании "Юкойл" Вагит Михайлович Ходокперский. Его лицо выражало чувство самого глубокого удовлетворения.

"Российский бизнес,— говорил он вальяжным голосом, поправляя очки,— всегда исповедовал ту идею, что без железного порядка в стране нормальное экономическое развитие невозможно. Сейчас, когда такой порядок уже наведен, мы готовы представить нашему прави…, прошу прощения, командованию, стратегический план развития нефтяной отрасли. Могу заверить Вас, господин пре…, простите еще раз, товарищ Главнокомандующий, что наша компания уже перечислила на счет Фонда развития 3 млрд. долларов. Эти деньги, вопреки клеветническим измышлениям журнала "Форбес", не являются моими личными сбережениями. Они были помещены мною в "Бэнк оф крокодайл айленд" в надежде на то, что когда к власти в России придет ответственное правительство, инвестировать этот капитал в развитие и процветание нашей могучей Родины. Знаю, что и мои коллеги из РСПП последуют этому благородному примеру.

— Уже последовали!— выкрикнул из зала совершенно лысый усатый господин пудов в десять весу с исключительно могучей шеей, чей черный костюм сидел, тем не менее, удивительно элегантно.— Мы, российские машиностроители, тоже не лыком шиты!

— Что же касается развернутого нами коттеджного строительства на Кипре,— продолжал Ходокперский,— то эти дома, или как кто-то говорит дворцы, как всем уже, полагаю, известно, изначально строились нами исключительно для отдыха рабочих наших предприятий. И я спрашиваю Вас, господа, сидящие в этом зале, разве те, кто добывают нашу нефть в зимнюю стужу и мглу, не достойны отдыхать так, как новые русские? Они достойны во сто крат большего! А наш долг как предпринимателей — работать так, чтобы кипрские бездельники-миллионеры завидовали нашим труженикам! Прошло у нас то время, господа, могу сказать, печальное то время, когда наградой пота и труда был произвол. Его мы свергли бремя! То есть свергли под мудрым руководством нашего Объединенного стратегического командования, конечно!

Картинка сменилась, и на экране возникло отечное лицо известного юмориста Хазануллина, в свое время эмигрировавшего в Египет, но затем почему-то вернувшегося.

— В былые времена,— тараторил он,— меня упрекали в том, что я лебезил пред прежней властью. Но сегодня я — самый смелый человек в этом зале! Я говорю "нет" прежней власти во главе с прежним президентом! Потому что наш новый президент, то есть тот же самый, что и прежний, то есть, я хочу сказать, Главнокомандующий, тоже говорит ей "нет"! И в этом высшая мудрость для политика, который способен переступить через свое собственное прошлое и возвыситься до сияющих высот служения своему народу!

В зале заиграли гимн. Но тут вдруг со своего места вскочила известная правозащитница, председатель Московской Хельсинкской группы за право эмиграции арабов в Египет Людмила Бонн-Бонбоньеркина.

— Под этот гимн я отказываюсь вставать!— завопила она.— Нет тоталитаризму!

Но вдруг застыла, как громом пораженная, и вытянула руки по швам.

Слова, которые мощно и грозно пел хор, не были последним опусом патриархального главы плодовитого киношного семейства. Нет, это были другие слова, те, что правил лично Он — Гений, Генералиссимус, Цезарь эпохи наших самых великих свершений!

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,

И Ленин великий нам путь озарил.

Нас вырастил Сталин — на верность народу,

На труд и на подвиги нас вдохновил…

… В дверь постучали. На пороге стоял генерал Заратусцев.

— А Вы мужчина, я и не думал,— устало произнес он, и, казалось, черты лица его чуть потеплели.— Все правильно, Родину не унесешь на подметках башмаков. Вот, возьмите…

Он протянул политтехнологу небольшой черный пистолет. "Глок-17",— вспомнил Павлузанский. Они теперь все в ГБ такие носят.

— Нет, я не хочу!— заорал Павлузанский.— У меня семеро детей, не надо! Я расскажу все, Вы же помните! Всех, кого я знаю…

Генерал презрительно усмехнулся и навел пистолет на смертельно перепуганного политтехнолога. Павлузанский почувствовал удар в голову: последнее, что он увидел, был сноп разноцветных искр перед глазами…

…Было уже совсем светло. Начальник личной охраны советника руководителя Администрации Президента тряс Павлузанского за плечо:

— Вставайте, Олег Пафнутьевич! Совсем, бедняга, заработались. Вот костюмчик, рубашечка, идите в душ, побрейтесь, переоденьтесь. Завтракать в Кремле будете. Вас ждут…

P.S. Автор выражает признательность писателям Н.В.Гоголю и М.А. Булгакову за заимствованные у них сюжетные ходы.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Павел Лучников ПОМОЩНИКИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ (Еще раз о терактах во Владикавказе)

ИМЯ ИМ — МЧС

Еще Гоголь заметил, что если русские люди прозвище дают, то такое меткое, что оно остается с человеком навсегда, вместо имени, фамилии, звания. То же самое относится и к учреждениям — если, скажем, Институт нефти и газа однажды назвали "керосинкой", то так ему и быть "керосинкой", как бы его официально ни переименовывали. Министерство по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий люди называют "министерство чрезвычайных ситуаций", его главу — "министр чрезвычайных ситуаций", а его замов соответственно "помощники чрезвычайных ситуаций".

Если исходить из обидного прозвища, то министерство и его работники не за ликвидацию ЧП отвечают, а как раз, наоборот — за организацию и проведение чрезвычайных ситуаций, за то, чтобы чрезвычаек у нас было как можно больше и чтобы были они не абы какие, а как можно более масштабные и разрушительные. Что-то похожее было со знаменитыми РУОПами, "региональными управлениями по организованной преступности", которые срочно пришлось переименовывать в РУБОПы — все те же управления, но уже по "борьбе с организованной преступностью". МЧС, правда, не переименовали, и на этом примере очень хорошо видно, что черта национального характера, подмеченная Гоголем, несмотря ни на что, жива и по сей день.

В МЧС, конечно, работают разные люди, в том числе вполне достойные. Но труд рядовых сотрудников министерства со стороны не виден, в отличие от эмчээсовских начальников, которые всегда на виду и впечатление производят отнюдь не самое благоприятное. Типичный высокопоставленный "помощник чрезвычайных ситуаций" — это такой мужчина в возрасте, сильно молодящийся, с хорошо поставленной голливудской улыбкой, он летает на собственном эмчээсовском самолете от пожара к наводнению и назад, на пожар, в сопровождении корреспондентов и телеоператоров. Несчастные старушки-погорелицы целуют ему руки, причитая: "Спаси, отец родной", а он — нет бы хоть слезинку уронить — довольно кивает: "Да, я спасатель. Да, я спасу. Всех спасу…".

Недостаток у таких "помощников чрезвычайных ситуаций" один — очень они любят свою работу. До такой степени, что иногда забываются. Когда ребята из МЧС взялись самолетами перебрасывать батареи в замерзающее Приморье, над ними сами же приморцы смеялись. У министра тогда спросили: "А может, сразу и угольку подбросите, и мазута?". Министр ответил: "Если надо — можно и угольку". Самолет, конечно, свой, но бензин-то государственный, отчего бы и не полетать? Главное ведь — людям помочь! Не поезда же, в самом деле, дожидаться — тогда вся слава Аксененко достанется, а спасители народные у нас в стране должны быть в униформе МЧС — так сам президент Ельцин завещал, и нечего тут всяким железнодорожникам примазываться. Невольно задумываешься: а если бы радиаторы были доставлены в Приморье не в самолете, а на поезде, и вышел из него, лучезарно улыбаясь, не один из "помощников чрезвычайных ситуаций", а Аксененко или какой-нибудь другой путейский начальник — кто бы сейчас сидел в СИЗО, а кто в министерском кресле? Но это вопрос риторический, потому что спаситель у нас с вами один, ныне и присно и вовеки веков, имя ему — МЧС, и ни о каком ином Спасителе нам даже мечтать не полагается.

Многие "помощники чрезвычайных ситуаций" так вживались в эту роль, что начинали путать реальную жизнь с телевизионными репортажами, а государственные деньги — со своими собственными. Надо отдать должное министру чрезвычайных ситуаций господину Шойгу — заметив за своими подчиненными подобное поведение, он, как правило, вежливо просит их подыскать себе другое место работы. Именно такая участь в свое время постигла С.Хетагурова, первого замминистра чрезвычайных ситуаций. Одни говорят, что ему указали на дверь за чрезмерную даже для МЧС амбициозность. Другие — что проворовался "помощник", ухватил кусок, который ему оказался не по зубам.

Умнее оказался земляк и товарищ С.Хетагурова — С.Суанов. Ему удалось так построить отношения с непосредственным начальством, что никаких претензий в его адрес за все время службы не возникало. Но нашлась и на него управа — этот замминистра был уволен, и более того, навсегда отстранен от какой-либо госслужбы, указом Путина. Не хотелось господину Суанову покидать насиженное место, но пришлось — с президентом не поспоришь…

Но изгнание из министерства отнюдь не смертельно — во всяком случае, если такой изгнанник успел усвоить эмчээсовские методы работы. Если человек умеет работать с чрезвычайными ситуациями: где надо, раздуть огонь, где надо, потушить и, главное, принять красивую позу на фоне пожара, — он нигде не пропадет! С.Хетагуров и С.Суанов, например, сегодня подвизаются на исторической родине, в Северной Осетии. Многострадальной кавказской республике еще раз крупно "повезло".

КТО ВЛАДЕЕТ КАВКАЗОМ?

После развала Советского Союза из всех северокавказских народов больше всего досталось именно осетинам. Можно сказать, что распад Союза для Осетии оказался почти столь же пагубным, как походы Тамерлана. Как и в XIV веке, народ был разделен на две части Большим Кавказским хребтом и государственной границей. Южная Осетия осталась в составе Грузии, власти которой до сих пор и слышать ничего не хотят ни о какой осетинской автономии. В этом Шеварднадзе недалеко ушел от Звиада Гамсахурдиа, который вообще отказывался произносить слова "Осетия" и "осетины", называя районы Южной Осетии "Внутренняя Грузия". Российская Империя смогла в свое время защитить осетин от произвола грузинских князьков и мелких феодалов. Российская Федерация, устами Козырева, цинично ответила беженцам из Южной Осетии, по привычке искавшим помощи в Москве — "это не наше дело. Разбирайтесь сами…".

Жителям Северной Осетии в условиях ослабления федеральной российской власти также пришлось вспомнить о временах позднего средневековья, когда страна подвергалась постоянным набегам со стороны ближайших соседей, кабарды и ингушей. В начале 90-х Ингушетия претендовала на все правобережье Терека (Пригородный район), вместе с Владикавказом, и коридор, связывающий основную часть Осетии с равнинным Моздокским анклавом, куда осетины переселились еще при Екатерине II. На западную часть Моздокского района и Кизляр претендовала Кабардино-Балкария. На восточную часть Моздокского района положили глаз чеченцы. Если бы планы соседей Осетии осуществились, осетинам оставалось бы только одно — бросить все и уйти в высокогорные ущелья, как уходили их предки от татар, от Тимура, от турок.

Случись это — Россия могла бы навсегда распрощаться с Северным Кавказом, а заодно и с претензиями на роль одной из ведущих мировых держав. Так уж сложилось, что будущее России на Кавказе зависит в первую очередь от Осетии.

Когда представители других кавказских народов — те же кабардинцы, ингуши или, скажем, ногайцы,— слышат от русских, что с осетинами у нас отношения особые, и Осетия для России особенно важна, они, как правило, обижаются. Совершенно напрасно — никто не собирается делить кавказские народы на заведомо "хорошие" и заведомо "плохие". Но осетины действительно отличаются от своих соседей и по языку — они одни на Северном Кавказе принадлежат к индоевропейской языковой группе, и по религии. Когда Северный Кавказ только-только вошел в состав России, многие из кавказских народов исповедовали христианство — ингуши, например, но осетины и сейчас православные, а большая часть их соседей перешла в ислам. Отличает осетин и способ хозяйствования — "набеговая культура", которая для многих кавказских народов являлась, а для некоторых и сейчас является, основой экономики и важной составной частью национального характера, осетинам была мало присуща.

Современные осетинские ученые (например А.Чочиев, А.Цуциев, М.Блиев) говорят о "государственничестве" как устойчивой детерминанте осетинского самовосприятия". Сложно сказать, соответствует ли это утверждение реальной действительности, но осетины всегда охотно служили в российской армии, да и в гражданских структурах признавали российские законы, и даже протест против "самодержавного произвола" редко выражался в форме вооруженного восстания.

Все это делало осетин одной из главных опор России на Кавказе. В стратегически важных районах Северного Кавказа, как правило разоренных и пустующих вследствие постоянных войн и межнациональных столкновений, царские власти селили казаков и осетин. Столица Северной Осетии, город Владикавказ был основан в 1802 году как военное укрепление, контролирующее выход из Дарьяльского ущелья, соединяющего Северный Кавказ и Закавказье, на равнину. В крепости стоял русский гарнизон, а вокруг располагались осетинские аулы. Кстати, название тогдашней крепости и нынешнего города означает "владей Кавказом" — столь велико было и есть его значение. Кто владеет Дарьяльским ущельем и Военно-Грузинской дорогой, тот контролирует Северный Кавказ и держит руку на пульсе Закавказья.

Необходимо отметить, что речь здесь идет именно о совместном освоении и удержании Дарьяльско-Владикавказского района силами русских и осетин: русские поспособствовали переселению осетин с гор на плодородную равнину, а восточно-осетинское родовое общество (Тагаурия), во владении которого находилось Дарьяльское ущелье и Крестовый перевал, помогало генералу Тотлебену расширять старую дорогу и строить мосты, не препятствовало размещению на своей земле казачьих постов и охотно пускало на постой русских солдат во время походов в Закавказье и русско-турецких войн.

Сегодня на Дарьяльское ущелье облизываются многие: турецкие финансовые воротилы, поддерживаемые турецкими же спецслужбами, грузинская мафия, находящаяся в тесном контакте с этими спецслужбами, чеченские полевые командиры, мечтающие превратить Дарьял в некий аналог Панкисского ущелья, где не действуют никакие законы. Не в последнюю очередь — самозваные осетинские "олигархи", поднявшиеся на производстве "левой" водки из ввозимого через Турцию и Грузию спирта во времена бывшего президента Галазова. Нынешние власти Осетии пытаются бороться с ними, но борьба идет, что называется, с переменным успехом.

ЧТО НУЖНО, ЧТОБЫ ЖИТЬ ДРУЖНО?

Населенные осетинами районы стали своего рода буфером между неспокойным востоком Северного Кавказа, где российской армии с боями приходилось усмирять чеченцев, и столь же неспокойным западом региона, где в то время Адыгея создавала проблем не меньше, чем Чечня. Царские власти справедливо полагали, что если кабардинцы, проживающие в Адыгее, и чеченцы получат возможность для выступления "единым фронтом", то о мире на Северном Кавказе можно забыть надолго, если не навсегда. Осетия же стала своего рода клином между Чечней и Адыгеей. Время показало правоту такой политики — отделенная от вечно бурлящего запада северокавказского региона, Адыгея за семьдесят лет "остыла" и сегодня является одним из самых спокойных районов Северного Кавказа.

Чеченские же полевые командиры лелеют планы создания так называемой "Северокавказской Федерации", в которой они бы заказывали музыку. Их порядки и нравы, таким образом, распространились бы на весь Северный Кавказ. Здесь их интересы пересекаются с интересами арабских нефтяных магнатов, которые сотнями засылают на Кавказ проповедников ваххабизма и не жалеют никаких денег на "правое дело" борьбы с неверными, что бы там некоторые из них ни говорили после 11 сентября. И главным препятствием в осуществлении этих планов опять-таки является Осетия.

Причем такое размещение осетин в северокавказском регионе — это отнюдь не "хитрая уловка русских". Ни один осетин, даже если, не дай Боже, планы чеченских бандитов и арабских террористов начнут претворяться в жизнь и Северная Осетия действительно окажется как между молотом и наковальней, не упрекнет ни российских самодержцев прошлых лет, ни нынешние федеральные власти в том, что его народ "использовали" или "подставили". Осетины охотно переселялись с гор на равнину. Во-первых, потому, что возможности землепользования и ведения хозяйства в горах, по понятным причинам, ограничены, а значит, ограничены и возможности роста народа не только в демографическом смысле, а скорее в смысле общего культурного развития. Во-вторых, переселяясь на равнину, осетины вновь осваивали территорию, принадлежавшую в свое время государству аланов, прямых предков современных осетин, то есть возвращались к истокам своей культуры и государственности.

Именно этими факторами обусловлена особая роль Осетии в поддержании мира на Северном Кавказе, ее исключительная, первостепенная важность для российской геополитики. Именно поэтому для всех россиян, даже если они живут за тысячи километров от Осетии, так важны предстоящие выборы в этой республике.

"МЫ БУДЕМ ЖИТЬ ТЕПЕРЬ ПО-НОВОМУ…"

В конце октября был дан старт кампании по выборам президента Республики Северная Осетия—Алания, в которую активно включились оба "помощника чрезвычайных ситуаций" — С.Хетагуров и С.Суанов. Запомните эти имена, вы их наверняка еще не раз услышите… Не прошло и недели с их появления в качестве кандидатов на место президента, как мир и спокойствие в республике приказали долго жить, зато одна за другой стали случаться чрезвычайные ситуации.

Человек, изгнанный из МЧС по подозрению в финансовых спекуляциях,— это все равно что боец СОБРА, уволенный за жестокость. Это не просто глубоко непорядочный человек, это человек, беспринципный и непорядочный вдвойне, если не втройне. Тем не менее, находились оптимисты, которые верили, что предвыборная кампания в Осетии пройдет без нарушений, без откровенного шантажа избирателей и человеческой крови. Эта вера разлеталась на куски 10 ноября.

Но сначала, 30 октября, был захват террористом детской поликлиники, первая ласточка, первое указание на то, что выборы будут грязными, очень грязными. Это событие мало кем было воспринято всерьез, благо никто не погиб. Зато многие СМИ, и республиканские, и центральные, отметили поразительную сноровку местных эмчээсовцев, которые первыми оказались на месте теракта, взяли на себя всю работу с журналистами, убедили милицию выполнить все требования террориста и в итоге террорист был упущен. Многие свидетели этих событий вспоминали потом, что террорист был "вроде как под кайфом", реагировал на все замедленно, двигался вяло и неуверенно. Его вполне можно было разоружить на месте. Можно, но кое-кому совершенно не нужно…

10 ноября произошел взрыв на рынке Фаллой, унесший жизни семерых человек. Более тридцати человек получили ранения. На сегодняшний день — это самая большая трагедия в истории Осетии начиная с 1999 года, когда чеченские террористы устроили взрыв на Центральном рынке Владикавказа. Но никто не зарекается — все помнят, что может быть и еще хуже… Первыми на месте взрыва опять были эмчээсовцы, но на этот раз сотрудники милиции убедительно попросили их не мешать следственным действиям, а выполнять свои прямые обязанности — помогать раненым, например. Несмотря на это, комментарии для прессы опять-таки раздавали сотрудники МЧС.

Такие выборы страшнее, чем война. "Когда в 98-м году на президентство претендовали Дзасохов и Галазов,— тоже было много всякого, но такого не было",— говорят жители осетинской столицы. Оно и понятно — другое время, другие кандидаты.

НА КОМ ШАПКА ГОРИТ?..

В том, что теракт на рынке, как и захват поликлиники, состоялся если не при непосредственном участии, то уж почти наверняка с ведома бывших "помощников чрезвычайных ситуаций" — Хетагурова и Суанова, не сомневается практически никто. Местные осетинские газеты обвиняют их в этом практически открытым текстом, московские: "Независимая", "Время Новостей", "Комсомольская правда" и другие,— не могут себе позволить открыто говорить о заказчиках терактов, отделываясь многозначительными намеками.

В ответ на эти публикации Суанов и Хетагуров собирались провести во Владикавказе совместную пресс-конференцию, на которой доказали бы свою непричастность к терактам, а заодно и необоснованность обвинений в коррупции в бытность помощниками Шойгу. Но затем отказались от этой идеи, ограничившись совместным телеобращением к избирателям. Почему? Им неизбежно задали бы два вопроса: кому эти теракты и вообще запугивание людей накануне выборов выгодны; и почему первыми и у поликлиники, и на месте взрыва оказались не милиционеры, не пожарные и не "скорая помощь", а местные эмчээсовцы в компании журналистов? Честный ответ на эти вопросы поставил бы крест на политической карьере Хетагурова и Суанова, вот только вряд ли мы дождемся от этих господ честных ответов.

Обращает на себя внимание еще вот какой момент: и в своем телеобращении, и в многочисленных интервью Хетагуров и Суанов талдычат как заведенные: "это не мы, это не мы, это не мы…" Деньги воровали — не мы. Прокуратура устраивает обыски в МЧС — не из-за нас. "Помощники чрезвычайных ситуаций" — Боже упаси, нет конечно! Террориста упустили — а мы тут при чем? Люди погибли — мы не виноваты, честное слово!

Я вполне допускаю, что когда камера выключается и прожектор гаснет, эти люди вытирают пот со лба и говорят: "Фу, кажется, отмазались…".

И ни Хетагурову, ни Суанову просто не пришло в голову высказать свое сожаление в связи с терактом. Выразить свое соболезнование семьям погибших — даже не как кандидатам в президенты, а как людям, которым не безразлична судьба Родины, не нужна пролитая кровь и загубленные человеческие жизни. То ли привыкли они у себя в МЧС, что бы ни случилось,— улыбаться. То ли настолько озабочены возможностью того, что кто-то может их заподозрить, что ни о чем другом думать просто не в состоянии. Любой криминалист подтвердит вам, что именно так в большинстве случаев ведут себя близкие к разоблачению преступники. Такое состояние обозначается идиомой "на воре — шапка горит".

ВЛАДИКАВКАЗ — САРАЕВО

Попробуем сами, не дожидаясь ответа от господ Хетагурова и Суанова, ответить на обозначенные выше вопросы. Кто-то же должен это сделать…

Кому выгодны теракты? Никому, кроме самих "помощников чрезвычайных ситуаций". Лишние потрясения не нужны действующему президенту Дзасохову, который вроде бы собирается избираться на второй срок. У него плохо получается красоваться на фоне руин, прикидывая в уме, какую часть "чрезвычайных" денег удастся оставить в собственном кармане. Дзасохов гораздо сильнее в разного рода закулисных интригах, подковерных баталиях, он из поколения начальников, привыкших к "телефонному праву" — жертвы и катастрофы накануне выборов Дзасохову совершенно не нужны.

Еще меньше нужно это его оппонентам крайне правой, националистической направленности. Эти люди вот уже десять лет рассказывают своим избирателям красивые истории о тысячелетней культуре осетинов-аланов, поют им, так сказать, луну и чайку, и петь чрезвычайку этим людям совершенно не с руки. Да и взрывать собственных сограждан они вряд ли станут. И уж совсем не нужны взрыв, человеческие жизни и поднявшаяся паническая суматоха осетинским коммунистам. Зато Суанов и Хетагуров в этой обстановке как рыбы в воде.

…Мне вспоминаются события десятилетней давности в Сараево, столице бывшей югославской республики Босния. Тогда тоже был взрыв и тоже на рынке, точно так же погибли ни в чем не повинные люди, случайные прохожие. А журналисты ждали взрыва в соседних переулках, с включенными камерами и развернутой аппаратурой для выхода в прямой эфир. Люди проходили мимо них и думали, что иностранные корреспонденты снимают обычный репортаж с сараевских улиц. Непонятно было только, почему все они выбрали для съемок одно время и одно и то же место — рынок Маркале. Грянул взрыв, и это название за считанные минуты стало известным всему миру. Многие из этих журналистов и сейчас работают на CNN, RTL и других крупных западных телеканалах, их считают специалистами высокого класса, мастерами "чрезвычайных ситуаций". А взрыв, о котором они или знали, но молчали, или даже — это не отнюдь не исключено — сами организовали и оплатили, стал началом многолетней кровопролитной войны.

Страшно вот что: в Сараево взрыв устроили чужие, пришлые. А во Владикавказе организатор взрыва вполне может стать президентом. Что тогда будет с Осетией? И что будет с Россией?

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Девятов ПЕРСПЕКТИВЫ СВЕТЛЫЕ... (Год назад Россией и КНР было подписано соглашение о совместном освоении лесных ресурсов)

"Перспективы светлые, путь извилист",— именно эти слова "великого кормчего" Мао вспоминаются при анализе итогов первого года действия российско-китайского межправительственного соглашения о совместном освоении лесных ресурсов от 3 ноября 2000 года, поскольку становится ясно, что на деле здесь не изменилось ничего. Богатые лесные ресурсы Сибири, а там находится 76% российских лесов,— как были избыточными для собственно российских нужд, так и остаются таковыми, да еще и гниют от перестоя без рубок. А освоение современными индустриальными методами сибирской лесосеки, используемой ныне лишь на 5-7% от расчетной, освоение за счет привлечения китайского капитала, труда и технологий, с продажей добавленной стоимости лесной продукции на китайский рынок,— по сути, не началось.

Примечательно, что из всех сфер торгово-экономического сотрудничества между Россией и Китаем только в лесной сфере инициатива наращивания поставок исходила от китайской стороны. Нефть, газ, электроэнергия, оружие и прочее, и прочее,— все это продавать в Китай очень хочет Россия, а вот лесной ресурс в России масштабно хотел осваивать именно Китай. В апреле 2001 года, впервые в истории, на рабочей группе в рамках российско-китайского соглашения о совместном освоении лесных ресурсов китайцы официально заявили о намерении получения из России дополнительно 2,5 млн. кубометров (далее — кубов) леса в год, для чего предполагали сделать инвестиции в заготовку и вывозку порядка 400 млн. долларов США. Так почему же не осваивают, тем более, что соглашение заключено всего на пять лет?

Анализ позволяет дать следующий ответ на этот принципиальный вопрос: государственный китайский интерес состоит в том, чтобы вывозить из России древесное сырье преимущественно в виде круглого леса, "кругляка", а российская сторона, как на государственном уровне, так и на уровне предпринимателей, сопротивляется перспективе превращения русского леса в сырьевой придаток китайской деревообрабатывающей промышленности.

Не секрет, что государственное регулирование в китайской экономике — отнюдь не фикция, а "истина в последней инстанции" для любого, хоть как-то значимого коммерческого проекта. Так что же заметно в лесной отрасли? А заметно то, что китайская сторона не наращивает пропускную способность трех железнодорожных погранпереходов по перевалке леса (Маньчжурия, Эрлянь, Суйфэнхэ), ограничивая суммарный перегруз 200 вагонами в сутки. В результате на российской стороне (в Забайкальске, Наушках, Гродеково) скапливаются тысячи вагонов. Из-за вагонных пробок на границе в 2001 году, в мае и сентябре, вводилась в действие железнодорожная конвенция о приостановке отправок леса в Китай. А в июле поставки круглого леса были еще раз приостановлены распоряжением китайских властей о запрете пропуска неокоренного или не прошедшего дезинсекции кругляка (впоследствии этот запрет усилиями российской стороны был отсрочен до 1 июля 2002 года). В результате таких трехмесячных конвенций и запретов объем российского экспорта леса в Китай по железной дороге не наращивался. Более того, в связи со старением и списанием российского вагонного парка без замены на новый, о наращивании объема железнодорожных поставок в обозримой перспективе вообще не может идти речи. Поставки леса в Китай морским транспортом охватывают в основном лесной ресурс Сахалина и Приморья. Так как при приеме леса в китайских портах не действуют существенные налоговые льготы (50% НДС), распространяющиеся лишь на сухопутные пограничные пункты пропуска, то везти лес в Китай морем из внутренних районов Сибири невыгодно. Так, в основной китайский лесной порт Далянь в месяц приходят лишь порядка 15 судов с российским лесом и еще 10 судов везут лес в южные порты Китая. Иными словами китайские власти исподволь зафиксировали объем импорта российского леса суммой 4,5 млн. кубов в год по суше (200 вагонов по 65 кубов х 365 дней) и 1,5 млн. кубов морем (25 судов по 5000 кубов х 12 месяцев). В сумме, как и в прошлом году,— примерно 6 млн. кубов на круг в год, при официально заявленных намерениях довести объем двусторонней торговли лесной продукцией к 2005 году до 15 млн. кубов.

То есть лимиты объема поставок на железнодорожном и морском транспорте при подведении итогов двусторонней торговли за год должны подчеркивать для российской стороны важность потенциала существующих, но незагруженных шести автомобильных переходов, по которым круглый лес доставляется в Китай зимой по льду пограничных рек чуть ли не в хлыстах. Эти транспортные барьеры должны доказывать и необходимость оборудования на границе дополнительных пунктов пропуска леса. Именно для наращивания поставок круглого леса автомобилями прямо с лесосеки в 2001 году был построен первый автомобильный мост через реку Аргунь. Построен в основном за китайские деньги из китайских материалов и китайскими руками, как приоритетный объект в рамках соглашения. Построен для наращивания поставок круглого леса без погрузки на вагон — с минимумом затрат (только на заготовку и вывозку), с себестоимостью существенно ниже леса в вагоне и тем более на борту судна, а потому и по демпинговой цене!

Открытый для движения 17 октября 2001 года мост Олочи—Шивэй, мост между лесным ресурсом Читинской области и деревообрабатывающей промышленностью Китая — единственная и главная зримая веха, указывающая намеченный путь круглогодичного доступа китайцев к лесным ресурсам Сибири. На фоне введенных китайскими властями ограничений и полных запретов на рубку леса в своей стране сроком на 20 лет, шагом в том же направлении было и намерение китайского "Лесопромышленного объединения Большого Хингана" приграничной с Россией провинции Хэйлунцзян, высвободившихся лесорубов вместе с техникой лесозаготовки перебросить в Россию. Перебросить не в далекие томские кедровники, а в ближайший к переходу через Амур в пункте пропуска Покровка—Логухэ Могочинский район Читинской области и в приамурские леса Еврейской автономной области. А суть намерения состояла в том, чтобы в течение 20 лет перевозить через Амур ежегодно 500 тысяч кубов круглого леса. Будучи занесенным в меморандум по итогам июльского визита в Москву руководителя Государственной лесной администрации Китая, это намерение приобрело официальный статус.

За год были и другие красноречивые указания на то, что импорт именно и только круглого леса (ну еще максимум 25% доски, напиленной из тонкомера) — то, что китайцы желают получать от "совместного освоения лесных ресурсов" Сибири. Так, руководство провинции Фуцзянь (расположена аккурат напротив острова Тайвань), озабоченное простоями мощностей по производству целлюлозы, возникшими из-за отсутствия собственного сырья вследствие полного запрета рубок местных лесов, решило наполнить российско-китайское соглашение конкретным содержанием. В ходе августовского визита в Москву фуцзяньской делегации во главе с вице-губернатором провинции, под эгидой посольства КНР в РФ представителям Томской области было передано предложение о развертывании в томских лесах целлюлозного завода мощностью 100 тысяч тонн целлюлозы в год. Создание новых производств по глубокой переработке древесины — это и есть то самое, что нужно сегодня российской лесной промышленности. Поскольку в производство целлюлозы идет не деловая древесина, а все отходы валки и распиловки леса, то лесозаготовки получаются рентабельными и безотходными, так что совокупный объем отрасли в Томской области мог бы удвоиться. Однако на этапе согласования с Пекином поездка фуцзяньских специалистов в Томск для изучения на месте условий проекта, была остановлена. И в этом видится государственная мудрость китайского руководства. Ибо, запретив во благо будущего всей полуторамиллиардной китайской нации рубку своих лесов, оно волей-неволей лишило работы миллионы китайских лесозаготовителей и лесопереработчиков, создало нехватку сырья для деревообрабатывающей промышленности, остановило производство на многих заводах конечного передела древесного сырья.

Так вот, для того, чтобы скомпенсировать этот тормоз экономического развития, чтобы избежать социальной напряженности из-за потери рабочих мест в лесной отрасли, чтобы не потерять прибыли от продаж многих добавленных стоимостей возникающих на каждом переделе круглого в квадратное и дальше в плоское и тонкое, мудрое китайское руководство и выступило с вынужденной инициативой "совместного освоения лесных ресурсов" Сибири. С инициативой получения именно и только круглого леса, ибо глубокая переработка лесных ресурсов в целлюлозу на территории России хотя и заведомо выгодна коммерчески, но сугубо провальна в социальных последствиях для занятости лесорубов горного массива Большого Хингана провинции Хэйлунцзян, для получения добавленной стоимости на территории Китая на всех этапах движения сырья и полуфабрикатов от северных районов произрастания хвойных лесов до мест их превращения в строительные и отделочные материалы, мебель, картон и бумагу в приморских и южных провинциях страны. А ведь всекитайская лесная биржа с конечной ценой на всю китайскую лесную продукцию расположена не в северном Харбине, а в южном Фучжоу.

Также Пекином был остановлен и майский проект Шаньдунской (восточный Китай) корпорации бумажной и печатной продукции создать в Иркутской области на Усть-Илимском ЛПК совместное производство целлюлозы. Для получения расчетного объема импорта 1 млн. тонн целлюлозы в год шаньдунцы предлагали прямые инвестиции в размере 350-500 млн. долл. США.

Итак, проекты глубокой переработки древесины в России китайское руководство приостанавливает. Но почему и "дорогие россияне" на всех уровнях интуитивно сопротивляются китайским инициативам? А потому, что дальнейшее освоение лесных ресурсов по-китайски, в круглом виде, с поставкой за кордон автомобилем прямо с лесосеки, по цене ниже существующей — это погибель и разорение лесопромышленника и лесоэкспортера России. Ведь ныне существующая и искусственно поддерживаемая извне на наименьшем уровне рентабельности (только чтобы не помереть) средняя цена на русский круглый лес и так в три раза меньше, чем на аналогичный хвойный лес североамериканской заготовки (примерно 40 долл. за куб против 140 долл.). Если же "совместное освоение лесных ресурсов" по-китайски приведет к снижению себестоимости товара на российской территории, но не приведет к повышению цены продажи, а следовательно и прибыли россиян от экспорта, то односторонне выиграют китайцы. Действительно, тогда в России останется только смешная величина попенной платы за лес на корню, плюс минимум-миниморум таможенной пошлины, плюс еще какие-то крохи накладных расходов и сборов на плече доставки бревна автомобилем до пункта пропуска. А сам лесной ресурс и вся добавленная стоимость на его переработке, плюс занятость населения на рабочих местах деревообрабатывающей промышленности перейдут из России в Китай.

Конечно, когда китайская сторона на всех встречах по лесу представлена государством, а с российской стороны "совместное освоение" предполагается вручить в руки сотен разрозненных предпринимателей, достойное и равноправное партнерство вряд ли получится.

Лес — это "четвертая нога" экспортного стола, с которого кормится сегодня Россия. На ней стоит 4 млрд. долл. валютной выручки в год. Но если нефть, газ, металлы пока крепки, то лесное дело подломлено и шатается. За десять лет "либеральных реформ" объем лесозаготовки в России сократился в три раза, износ техники достигает 80%, инфраструктура развалена, эффективность экспорта падает. Парадокс, но цены на российский лес падают, несмотря на то, что потребность мирового рынка в лесной продукции стабильно растет и позволяет заложить перспективу роста лесной отрасли в России в 5-6 раз. И при этом-то дефиците в Азиатско-Тихоокеанском регионе сибирский круглый лес хвойных пород остается скандально дешевым. Он в три раза дешевле аналогичного леса, заготовленного в США и в два раза дешевле новозеландского. На рынке АТР русский лес — самый дешевый, хотя заведомо не хуже ни канадского, ни чилийского. Такое положение выгодно импортерам, и прежде всего Китаю, но не вызывает и неудовольствия конкурентов, поскольку низкая прибыль от экспорта — это дальнейшее истощение основных средств производства российских лесозаготовителей, да и нарастить объемы даже демпинговых поставок леса на мировой рынок Россия не может. Не может потому, что лесозаготовка ведется в основном кустарным методом. Крупных интегрированных компаний, способных вкладывать солидный капитал и в технику валки леса, и в лесовозные дороги, и в переработку круглого леса в изделия, в России пока нет. Китайцам же российский лесной ресурс нужен, а вскоре станет остро необходим. Альтернативного пути удовлетворения этой потребности у Китая нет, что является беспроигрышным козырем России на рынке леса.

Что же делать и как быть, чтобы, соблюдая принцип взаимовыгодности, сдвинуть "совместное освоение" в сторону удовлетворения и российских интересов? Ответ видится в том, чтобы на региональном уровне обойти тормоз китайских приграничных с Россией провинций. Из Иркутска, Красноярска, Томска, минуя Харбин и Харбинскую ярмарку, выходить с лесным товаром прямиком на южные провинции Китая, на Фучжоускую и Гуанчжоускую ярмарки. А простаивающее на юге Китая без сырья деревообрабатывающее оборудование вместе с рабочими местами для сибиряков — все же затягивать на территорию России.

Раз уж инициатива в совместном освоении лесных ресурсов исходит от Китая, раз уж южные провинции проявляют активность в желании разместить глубокую переработку древесины на территории России, а в Китай везти уже полуфабрикат, то российская сторона постоянной рабочей группы по выполнению соглашения о совместном освоении лесных ресурсов на втором заседании в 2002 году в Пекине с очевидной целесообразностью могла бы перехватить эту выгодную России китайскую инициативу с мест и выправить наметившиеся перекосы сотрудничества.

Поскольку удовлетворение китайских потребностей в лесе определяется не субъективными факторами "дружбы и добрососедства", а объективными природно-географическими условиями, то прежде всего на уровне областных и краевых администраций Сибири и Дальнего Востока можно, уяснив суть китайской стратегии по лесу, выдержать паузу, не дрогнуть на границе, не суетиться с открытием дополнительных пунктов пропуска леса, а вести дело к тому, чтобы не только покупать изделия по мировым ценам, но и, придерживая дефицит, продавать свою лесную продукцию по высоким мировым ценам.

А чтобы поднять цену на российский лес хотя бы до новозеландской, российской таможне достаточно поменять две цифры в ныне действующем уложении. Так, наша вывозная таможенная пошлина на круглый лес составляет 6,5% от контрактной цены. Однако таможней дополнительно установлено, что размер пошлины не может быть ниже 2,5 евро за кубический метр (по курсу это примерно 2,2 долл. США). Так вот, если эти 2,2 обязательных к уплате государству доллара пересчитать в 100% цены, то получится, что российское государство согласно со средней ценой 34 доллара за куб. Именно эта вроде бы низкая и выгодная для экспортера оговорка, "но не менее 2,5 евро за куб" в действительности и является тем рычагом государственного регулирования, который тянет цену на русский лес вниз. Если же нижнюю планку пошлины установить в размере "но не менее 5.0 евро за куб.м", то минимум выгодной цены сразу станет 69 долл. за куб, а все, что выше, так и будет измеряться неизменной и давно объявленной ставкой пошлины в 6,5% от контрактной цены.

Таким образом, лишь приподняв минимум пошлины, можно потянуть все контрактные цены вверх, не налагая дополнительного бремени на российского лесоэкспортера,— ведь от этого ни себестоимость товара, ни размер пошлины (6,5%) не растут, растет только прибыль предпринимателя и доход в бюджет.

Можно вообще отменить таможенную пошлину на лес, но тогда нужно не принимать на таможнях к оформлению паспорта внешнеторговых сделок с ценой продажи леса ниже фиксированного уровня. И хотя, в отличие от нефти или металлов, биржевых котировок мировой цены на лес нет, но российское государство имеющимися силами чиновников вполне способно среднюю рыночную цену экспорта леса по региону периодически высчитывать и спускать на места. А доходы бюджета от отмены таможенной пошлины не пострадают, так как перекроются рублевой ставкой НДС — 20%. Примечательно, что китайское государство берет со своих импортеров леса именно НДС — 17% в юанях, а долларовой ввозной таможенной пошлины на лес в Китае нет. И делает оно так потому, что его заботой является не оборот долларов, а стабильность юаня.

На федеральном уровне эту российскую стратегию партнерства следовало бы без обиняков высказать китайцам в ходе регулярных встреч на правительственном уровне и учтиво продиктовать китайской стороне справедливые условия наращивания вывоза российского лесного ресурса в Китай с приемлемой пропорцией переработки древесины в России. В целом же на российской стороне достаточно проявить выдержку и подождать перехода китайцев от слов к делу, ибо время "здесь и сейчас" работает на Россию.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Васильев ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

Сегодня и друзья, и недруги "красной" Кубани бесспорно сходятся в одном. Что лидерство во власти там принадлежит общественно-политическому движению "Отечество", созданному вчерашним губернатором Краснодарского края Кондратенко. Кубанское ОПД "Отечество" выдвинуло нынешнего губернатора Ткачева, с ним связаны практически все руководители краевых муниципальных образований. Естественно, друзьям приятно, а врагам противно, что выстроенная на базе откровенно патриотического "Отечества" вертикаль краевой власти работает все более успешно. Сельхозпродукция с Кубани завоевывает российские рынки, социально-экономическое развитие в крае набирает обороты. Да, там еще масса этнических, миграционных, земельных и других проблем. Но краевая власть имеет четкую позицию по их решению. И сами проблемы таковы, что только мощным и единым фронтом могут быть побеждены.

Но во всех противоборствах не так опасен внешний враг, как внутренний противник. Таким "чужим среди своих" стал в Краснодарском крае мэр города Новороссийска Валерий Прохоренко.

В последние годы новороссийское отделение краевого ОПД "Отечество", возглавляемое однофамильцем мэра Петром Прохоренко, работало, можно сказать, "на поражение". Им были провалены все выборы последних лет: в Госдуму, в городскую думу, главы администрации города. Чтобы поднять влияние "Отечества" в городе, являющемся морскими воротами юга России, в мае этого года в местное руководство ОПД вошел заместитель главы новороссийской администрации Владимир Шейко — опытный хозяйственник и предприниматель. По своей муниципальной службе он курировал земельный комитет, работу муниципальных округов, отдел оперативного реагирования на обращения граждан — и пользовался среди местных жителей заслуженной популярностью.

Однако, стоило ему начать серьезную работу по оживлению городского "Отечества", как это тотчас было встречено в штыки другими руководителями города. Петр Прохоренко фактически расколол новороссийское отделение ОПД надвое, создав какое-то свое "Отечество" с неясными источниками финансирования. В городской же администрации вдруг началось перераспределение полномочий между заместителями мэра. И в преддверии принятия земельного кодекса Шейко был отстранен от ключевого земельного комитета. Кроме того, началась кампания по его дискредитации в местной прессе. Обвинений ему предъявлялось множество: от махинаций при выделении земельных участков — до насаждения стриптиза в городе. Ни одно из них документально не было подтверждено.

На сторонний взгляд — это типичная борьба амбиций, коридорные разборки. Но на самом деле все гораздо глубже — и напрямую связано с существенными и для жителей Новороссийска, и для его мэра, и для всего края интересами.

Сегодня главная проблема города — водоснабжение. В его основных массивах вода подается лишь на несколько часов в сутки. Не так давно новый губернатор края Ткачев взял эту проблему под личный контроль, гарантировав 50% финансирования из краевой казны на реконструкцию систем водоподачи. Но люди, знающие обстановку в городе, убеждены, что при нынешнем руководстве "Горводоканала" эта задача невыполнима. В 1998 году проводилась проверка финансово-хозяйственной деятельности указанной структуры. Результаты ее были глубоко законспирированы, лишь просочились слухи, что муниципальные средства использовались в "Водоканале" с фантастическими злоупотреблениями. Мэр Прохоренко тогда эту темную историю замял.

Зато на другом участке деятельности тайное сделалось явным. С 1996 года одним из заместителей Валерия Прохоренко работает Игорь Подколзин, который сейчас курирует самое денежное направление — руководство строительством, развитием и инвестиционной политикой городской администрации. Этот человек привлек к себе внимание мэра, когда еще в 1994 году возглавил проектно-строительное предприятие "Жилспецмонтаж", а его жена — "Маркетбанк". В 1994 году Новороссийску из федерального бюджета было выделено 4 млрд. 350 млн. неденоминированных рублей на строительство жилья семьям офицеров запаса. Деньги поступили на счет ПСП "Жилспецмонтаж" в "Маркетбанке". При их незамедлительном использовании можно было бы ввести в эксплуатацию около 5,5 тыс. кв. м жилья. Но лишь в конце 1998 года был построен жилой дом площадью около 2,5 тыс. кв. м. Компетентные люди полагают, что при этом ушло налево 884 тыс. долларов США.

Всего в 1994-99 гг. городская администрация незаконно прокрутила в "Маркетбанке", учредителями которого совместно с ПСП "Жилспецмонтаж" были высокопоставленные представители городской администрации, около 1,3 млн. долларов США.

В 1996 году "Маркетбанк" был переименован в ООО "Муниципальный банк Новороссийска". При этом ни в его деятельности, ни в уставных документах, ни в реестре акционеров ничего не изменилось. Он как был карманной структурой местной власти, так ею и остался.

В полную силу команда мэра Прохоренко развернулась в том же году, когда почти весь полученный из федерального бюджета инвестиционный налоговый кредит — 127 млрд. рублей — они прокрутили через коммерческие структуры Подколзина "Маркетбанк" и "Жилспецмонтаж". Только на проводках этих средств банк в 1996 году заработал около 7,6 млрд. рублей.

Счетная Палата РФ в мае 1999 года при проверке использования администрацией Новороссийска инвестиционного налогового кредита установила:

— распыление средств ИНК, что привело к неэффективному использованию указанных капиталовложений;

— ущемление интересов государства при выделении средств ИНК коммерческим структурам;

— длительную задержку крупных сумм на счетах организаций-пользователей ИНК;

— завышение цены покупки за счет средств ИНК незавершенного строительства гостиничного комплекса на сумму 3,1 млн. рублей.

За выявленные нарушения применены штрафные санкции, незаконно использованные средства возвращены в бюджет. В Правительство и Минфин России направлены представления с предложением о проведении ряда служебных расследований. Результаты этих расследований новороссийской общественности неизвестны.

2000 год был ознаменован строительством в Новороссийске крупнейшего в России аквапарка. Проект вызвал у горожан всплеск недоумения: зачем при наличии незавершенного строительства, при напряженной ситуации в коммунальном хозяйстве, на объектах социальной сферы и здравоохранения расходовать деньги на развлечения?

Под его реализацию был привлечен частный капитал физических и юридических лиц из Москвы, Новороссийска, Уфы, Азербайджана, Казахстана и Турции. 21 марта 2000 года в Новороссийске зарегистрирован "заказчик" — ООО "Аквапарк". Открыт расчетный счет в ООО "Муниципальный банк Новороссийска". Учредители — "Фонд развития Новороссийска" в лице Валерия Прохоренко и частная компания "Рейкал Сервис Лимитед". Генподрядчиком, естественно, стало ООО ПСП "Жилспецмонтаж", а субподрядчиком — турецкая фирма "Ида".

За индивидуальный проект аквапарка фирме "Ида" было заплачено 400 тыс. долларов. Однако, как утверждают специалисты, по данному проекту в Европе построено уже несколько подобных аквапарков и никакого индивидуального проектирования не было. Оборудование, поступившее из Турции как новое, уже находилось в употреблении и было только отреставрировано перед монтажом в Новороссийске.

После открытия в течение нескольких дней аквапарк реализовывал билеты без кассовых аппаратов. Сумма сокрытой выручки составила 60 тыс. долларов.

Фонд развития города, по официальной версии обеспечивший 50% стоимости строительства аквапарка, формировался из благотворительных средств предприятий и организаций, зарегистрированных на территории города. До 70% фонда в 2000 году сформировано из средств Каспийского трубопроводного консорциума.

Но выделенные консорциумом на строительство аквапарка средства по назначению не попали. За полтора месяца до окончания строительства руководство КТК прислало в Новороссийск своих аудиторов, которые выявили хищения, как минимум, на 700 тыс. долларов.

В течение последних лет на Центральном рынке города Новороссийска сложилась весьма неблагоприятная ситуация. Основные торговые площади на рынке поделены между турками-месхетинцами и азербайджанцами. Турки-месхетинцы имеют статус временных переселенцев, т.е. не являются гражданами РФ, а азербайджанцы в основном имеют гражданство Азербайджана. Последние оформляют въездные документы как гостевые, а не для коммерческой деятельности. Это значительно дешевле, но идет вразрез российскому законодательству. Также широкое распространение получила перекупка сельхозпродукции у местных производителей.

После этого перечня злоупотреблений становится уже вполне понятно, какие интересы стоят за вроде бы сугубо общественным раздраем в новороссийском "Отечестве". Законно избранный мэр города устроил себе совершенно незаконное "кормление" — и ни за что не хочет отдавать его. Видя, что кондратенковское ОПД набирает силы и оттирает от кормила власти таких пламенных борцов за собственное благополучие, Прохоренко всячески старается свести к нулю влияние организации у своей кормушки. Хочет иметь неограниченные дивиденды с экономического и производственного подъема в крае — и при этом не отдавать в общий котел ничего.

Но такая его позиция не только несправедлива в нравственном и социальном плане — но и жизненно опасна в нынешней ситуации. Над Краснодарским краем нависла угроза мощной этнической экспансии с Кавказа. Заполоняющие край пришлые диаспоры действуют единым фронтом, агрессивно защищают свой национальный интерес — чего не скажешь об исконном населении Кубани. И если оно, вместе со всеми местными руководителями, так же тесно не сплотится на защиту своего жизненного пространства — то не только не добьется существенного улучшения своей судьбы, но может и не сохранить своего места под щедрым кубанским солнцем.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Владимир Бондаренко ОДИНОКИЙ БЕГЛЕЦ НА ДЛИННЫЕ ДИСТАНЦИИ

Юрий Поляков — несомненно, один из самых популярных в народе писателей перестроечного периода. Впрочем, он и сам себя какое-то время осознавал "буревестником перестройки". Вышедшие в журнале "Юность" в 1985-87 годах повести "ЧП районного масштаба" и "Сто дней до приказа" сделали его знаменитым на всю страну. Самое важное, что эти повести шли не вослед времени, не столько описывали происходящее, сколько формировали его. Сегодня анализировать повести, не учитывая прямого их воздействия на миллионы всклокоченных людей эпохи ранней перестройки, поверивших в разумные перемены, просто невозможно. Говорить о ранних повестях Юрия Полякова надо примерно так же, как говорят о знаковых спектаклях раннего "Современника" или Таганки — с учетом ауры их воздействия на умы свидетелей брежневского застоя. И никакие издевки эстетствующих критиков не вычеркнут эти повести из истории русской литературы. Впрочем, на Руси традиционна знаковость во времени тех или иных литературных произведений без особого учета их художественности. Достаточно вспомнить "Что делать?" Николая Чернышевского или "Как закалялась сталь" Николая Островского. Литература прямого действия. Последователи и завистливые эпигоны могут сколь угодно улучшать стилистику, углублять психологию героев. Но им в этой истории литературы ничего не светит, важно первое слово правды, как бы коряво иной раз оно ни было произнесено. Важен впервые зафиксированный образ героя. И потому куда более усложненный и оснащенный современным литературным инструментарием "Стройбат" Сергея Каледина, продолжающий вроде бы тематику "Ста дней до приказа", уже не прозвучал. Обществом услышан не был. Да и забылся вскоре. Как и сам автор.

Юрию Полякову забытье не угрожало. Впрочем, он и сам не позволил бы себя забыть. Не тот характер. В литературу вместе с перестройкой пришел открытый, напористый, целеустремленный писатель. Одна беда, лишенный в то время, как и все его поколение, своей идеологии, национальной концепции развития. Былые идеологи превратили в надоевшие штампы идеи социализма. Ничего нового не возникало. Отсюда и произрастал "эскапизм" самого автора и его героев, отсюда и спасительная ирония. Отсюда и раннее одиночество Юрия Полякова. Как он сам сказал недавно в беседе со мной в газете "День литературы": "У меня так получилось, что я всегда был сам по себе. Когда печатался в "Юности", я все время чувствовал чужесть тех людей, которые группировались вокруг журнала. У них были иные взгляды на жизнь. Помню, уже в начале перестройки на каком-то сборище в "Юности" такую вакханалию устроили по поводу событий в Вильнюсе. Они все это говорили, а я сидел и думал: "Боже мой, я-то думаю совершенно по-другому". К сожалению, недолгий период сближения с руководством Союза писателей на Комсомольском проспекте тоже закончился пониманием, что я для них чужой. Я все-таки противник крайностей... Это мое одиночество чувствовали всегда и те и другие. И в ПЕН-клубе меня никогда своим не считали, смотрели как на врага, и на Комсомольском проспекте видели чужака... Для одних я был недостаточно космополитичен, для других недостаточно патриотичен. Видимо, это моя судьба. Которую мыкать мне до конца дней своих. Писатель, идущий своей дорогой, обречен на одиночество. Я свое одиночество осознал уже давно..."

Он одинок не только среди правых и левых. Он одинок среди эстетствующих авангардистов и среди народничающих традиционалистов. Он соединил увлекательность, занимательность и легкость восприятия массовой культуры и классическую литературную традицию, следование собственному стилю, трагичность, глубинный психологизм серьезной литературы. В результате Поляков не стал своим среди беллетристов, и высокомерно отстраняем интеллектуалами... К сожалению, и в поколении своем он тоже не нашел близких по духу, по задачам, по мировосприятию товарищей. Он был один с самого начала. Если бы их тогда, юных и талантливых, в середине восьмидесятых собралось хотя бы с пяток вместе: Юрий Поляков, Михаил Попов, Вячеслав Дегтев, Юрий Козлов, Вячеслав Артемов, Александр Сегень,— может быть, общей энергией они бы и изменили литературное пространство. Уверен, для того и нужны в юности литературные объединения и группы — не только для собственного быстрого роста, но и для своевременного перераспределения литературного пространства, для изложения собственной художественной картины мира... Нет, каждый из молодых в те годы выбирался в одиночку. Каждый из них не попадал, да и не стремился попасть в литературные стаи. Да и куда, в какую стаю было попадать тому же Юрию Полякову? И "Сто дней до приказа", и "ЧП районного масштаба", и "Работа над ошибками" мгновенно были отнесены прессой к так называемой "разоблачительной литературе". Сам молодой писатель без своего согласия зачислен в крутые ниспровергатели и очернители... Опытные политтехнологи во главе с секретарем ЦК КПСС по идеологии Александром Яковлевым, уже задумавшим свой переворот, умело использовали весь задор, веселую иронию, сродненность со своими героями молодого автора как еще один губительный заряд по державе. На чувства самого Юрия Полякова политтехнологам было глубоко наплевать. Его, как кумира молодых, выставили даже на первый план, в передовой окоп. Дабы увести за собой целое поколение таких же инженеров, мэнээсов, студентов, тогда еще читавших "Юность" молодых работяг. В своем последнем, и на мой взгляд, лучшем романе "Замыслил я побег…" Юрий Поляков, по сути, и описывает свои злоключения в перестройку. Я бы его сравнил сразу с двумя героями романа. Многое в характере и отношении к событиям Юрия Полякова напоминает главного героя Олега Башмакова, но никуда не уйти ему и от рыцаря Джедая. Если одному своему герою Юрий Поляков щедро дарит собственную иронию и одиночество, то другому доверяет свой романтизм. Амбивалентность самого Юрия Полякова, как бы демонстрирующая угрюмым критикам восьмидесятых жизненное воплощение реального героя из прозы сорокалетних, на самом деле скорее вырастает не из литературы, освоенной им в детстве (читать он предпочитал романтиков и фронтовых лириков), а из смутного времени восьмидесятых годов. Последние советские романтики, в школе верившие в приближающийся коммунизм, мало знакомые с уходящим в прошлое (и как оказалось, в будущее) холодом и голодом, споткнулись о бытовую неустроенность и всевозрастающую ложь геронтократии, не желающей уходить добровольно от власти. Романтическая лодка разбилась о быт, наткнувшись на айсберг лжи, пошла ко дну.

Герой первых повестей Юрия Полякова — не разрушитель. Не угрюмый ненавистник всего советского, и даже не нигилист, ни в коем случае не борец с режимом. Он любит свою страну, любит свою власть, но постепенно теряет к ней доверие. Поколение Поляковых могло оказаться спасительным поколением хунвейбинов, очищающих государство от циничных партократов, но не оказалось у нас в России своего Дэн Сяопина. Сплошные Волкогоновы и Яковлевы...

Может быть, блистательный успех первых повестей, умело раскрученный идеологами развала страны, и сделал бы из Юрия Полякова еще одного Приставкина или Пьецуха. Если бы не собственное скорое отрезвление. Это и было первое серьезное испытание Юрия Полякова: не дать увлечь себя паутиной новой лжи, отказаться от обслуживания разрушительного ельцинского режима. Всего три года разделяют 1987-й, время публикации в журнале "Юность" повести "Сто дней до приказа" у Полякова и моих "Очерков литературных нравов" в журнале "Москва", когда Юру стремительно объявили "буревестником перестройки", а меня — ее "врагом номер один"; и 1990-й, время возникновения газеты "День", где в первом же номере встретились две наши с Юрой статьи. Совпадающие по главным пунктам. Может быть, это разочарование в навязываемой стране колониальной демократии способствовало рождению по-настоящему серьезного русского писателя? Осталась у книг Юрия Полякова былая легкость чтения. Осталась спасительная ирония, осталась сентиментальность, но пришла трезвость мысли. Пришло осознание государственности, пришло литературное мастерство, пришла сложность реальных характеров, пришла трагедийность.

Юрий Поляков как бы по второму кругу входил в литературу со своим "Демгородком", с "Козленком в молоке". Теперь ему в литературе сам черт не страшен. Еще до "Кыси" Толстой и до кабаковских литературных антиутопий, до постмодернистских изобретательств Пелевина, легко и изящно он творит ультраавангардный "Демгородок", используя умело весь запас постмодернистских приемов, и быть бы ему вновь обласканным демпрессой, если бы он затолкал в придуманную им лагерную зону старых коммуняк или же ретивых поклонников "Памяти". Но Юра почему-то умудрился в августе 1993 года в журнале "Смена", в самые напряженно-кровавые дни, в повести "Демгородок" с изящным бесстрашием выдуманным переворотом смести с власти легко угадываемого Ельцина и всех его сатрапов — более того, по велению своего ума и сердца упрятал их в строго охраняемую зону. Все свое ехидство развернул в сторону столпов демократии. Естественно, сразу же появились и разоблачители. Ниспровергатели таланта Юрия Полякова. Его попробовали списать за ненадобностью. Спешно перечеркивали все его творчество. Но читатель оказался умнее демократических ниспровергателей. На их глазах писатель заматерел, стал намного богаче его изобретательный язык, с сюжетом вообще Юрий Поляков делал все, что хотел, и все получалось. Хотите детектив — найдете у него такой, что злодея не разгадает до конца никакой знаток Шерлок Холмса. Хотите постмодернизм — вот вам каскад приемов, весь сюжет переворачивается вокруг самого себя, все становится игрой, весь мир разыгрывается, словно колода карт. Но сквозь литературную игру читатель доискивается до трагедии, в шуточках прячется драматизм сегодняшнего человека.

Любовная драма, сентиментальный роман, социальная сатира, антиутопия — все помещается на пространстве небольшой повести "Демгородок"... В самое нечитаемое время, когда люди были готовы к гражданской войне, когда противостояние президента и парламента, а по сути — двух половин народа, достигло опасного предела, все жадно накинулись на августовский номер "Смены". Повесть "Демгородок" ксерокопировали, передавали друзьям, зачитывали до дыр, боясь скорого запрета...

Каково было действующим государственным чиновникам, каково было обслуживающей их придворной культурной элите читать про себя талантливо написанные "гадости" и разоблачения в канун октябрьских событий? А ведь все персонажи легко угадывались, это еще более подчеркивает тогдашнее бесстрашие автора. Роман Арбитман в исступленно-либеральной тогда "Литературной газете" устроил писателю маленький погром: "Итак, поражение ненавистной "дерьмократии" на Руси, которое так долго обещали народу большевики, состоялось. Пусть на бумаге, но состоялось... Юрий Поляков на бумаге отыгрался за все обиды, общественные и личные... Как выяснилось, писателю благоприятствовала атмосфера полуправды, в которой можно было показать себя на правах "разрешенного" обличителя... Пока существовали "белые пятна" и закрытые области, легко и приятно было делать полшага вперед и открывать Америку. Когда игра в догонялки кончилась и читателя требовалось привлекать чем-то иным, кроме оперативности "отклика", Юрий Поляков был бессилен... Оказался без работы..."

Сегодня, когда Юрий Поляков, "бессильный и безработный", стал главным редактором той самой "Литературки", тотально провалившейся именно из-за ее исступленно-радикального либерализма, читать эти лживые строчки критика даже смешно. Что ни слово, то явная ложь. А написана и опубликована эта ложь в форме доноса была сразу же после октябрьского расстрела Дома Советов, когда еще шли аресты противников ельцинского режима.

Мол, берите тепленьким этого паршивца Полякова, осмелившегося издеваться над дерьмокрадами... Не случайно после статьи Арбитмана имя Юрия Полякова на долгие годы было вычеркнуто из списка авторов этой газеты. Какую "торопливую оперативность отклика" в ранней прозе писателя заметил Арбитман, если первые повести Полякова пролежали запрещенными в столе: одна — восемь лет, другая — четыре года? И почему же писатель оказался в 1993 году бессилен, если опубликовал как раз самый "оперативный отклик" еще в преддверии октябрьских событий? И в чем же заключалась полуправда его прозы?

Думаю, в том заключалась полуправда, по мнению тогдашней "Литературной газеты", что написана была проза Юрия Полякова: как ранняя, так и поздняя,— без ненависти к людям. И даже без ненависти к власти. В "Ста днях до приказа" — без ненависти к армии. В "ЧП районного масштаба" — без ненависти к комсомолу. В "Работе над ошибками" — без ненависти к школе. Да, с иронией, даже кое-где с ехидцей, но без ненависти. Без лютой злобы в сердце. А Роману Арбитману, так же, как и другим его радикально-либеральным коллегам по разрушению культуры, от писателей требовалась и требуется ненависть ко всем устоям и традициям, ненависть к человеку вообще. К его святыням и идеалам… И потому Юрий Поляков даже ранними своими повестями очень быстро оказался для демократов недостаточно разоблачителен. Хотя он даже падших героев-демократов в том же остросатирическом "Демгородке" не бьет наотмашь. Не по причине осторожности или недостаточной идеологичности. Когда надо, он не хуже Нины Андреевой не позволяет себе не поступаться принципами. Это уже характер писателя, чисто поляковская особенность. Он и в иронии, и в сатире, и в публицистике своей, и в самом убийственном ехидстве — мягок и сентиментален. Может быть, поэтому его недолюбливают нынешние критики. Сентиментальная ирония, сентиментальная трагедия и прекрасное знание языка улицы. Он не выдумывает слова. А внимательно слышит и видит. Реализм у него сидит где-то в печенке, и потому Полякову не страшен никакой постмодернизм, все может использовать не во вред реальному характеру, реальной жизни. Когда сейчас упорно ищут новый реализм, мне становится смешно — его ведь давным-давно открыл Юрий Поляков, легко и весело, без излишних потуг, соединяя классическую традицию реальности жизни и постмодернистский камуфляж.

И еще есть у него интуитивное предвидение будущих событий. Наш литературный Нострадамус. Юрий Поляков как бы видит свое время, и даже трогает его наощупь. А потом проверяет на перспективу. Не получилось стать предсказателем в октябре 1993 года, не совпал избавитель Отечества адмирал Рык с образом реального генерала Руцкого — ничего, можно и подождать. Хорошая литература пишется не на день, и не на год. Главное, писателю было ясно, что на смену проворовавшимся демократам вскоре придет новый жесткий порядок, а адмирал его будет наводить, летчик или же чекист — не так важно. Он ведь и избавителя Отечества в своей повести тоже по головке не гладит, запаса иронии и на него с избытком хватает.

Читая Юрия Полякова, я часто думаю — и все-таки, почему его так любят читатели: за веселую иронию, когда можешь при чтении и живот от смеха надорвать, или же все-таки... за любовь, которая почти исчезла из талантливой литературы, сохранившись лишь на страницах дамских романов?.. А у Юрия Полякова она прямо-таки неизбывна, неиссякаема. От народных корней, что ли, этот любовный оптимизм? Был бы он выходцем из выморочной и высушенной интеллигенции, подобно Виктору Ерофееву, то всю романтику любви давно бы уже разложил как надо, по сексуальным составляющим. Это герой Юрия Полякова мог бы сказать по нашему телевидению: "А у нас в России секса нет". Ту, реальную телевизионную женщину, не обнаружившую секса в России, обсмеяли тысячи раз, не заметив ее тогдашней правоты. В России тогда еще царила любовь — разная любовь: и возвышенная, и срамная любовь, и порочная любовь. А вот секса не было. Так и в прозе Юрия Полякова, я бы сказал: этого нынешнего секса нет, а вот любви самой разной: и благородной, и срамной — навалом. Читатель, соскучившийся по любви, и раскупает все книжки Полякова на любые темы. Ибо у Полякова сюжет всегда многоэшелонированный. Детектив сменяет социальная сатира. Семейная сага дополняется производственным романом. Романтика дополняется трагедией. Но всегда есть отчетливая любовная линия. В каком-то смысле вся его проза: о мужчине и женщине, и о том, как непросто найти и удержать друг друга. Это мужская проза о любви. Часто с трагическим финалом. В моей любимой повести "Демгородок" после всех споров о дерьмокрадах и бунтовщиках, после погружения в социальную антиутопию, после едкой сатиры и веселых анекдотов остается для верных читателей еще грустная лирическая линия. Он и она, русский офицер и богатая студентка из Кембриджа. А после литературного переодевания — ассенизатор, вывозящий дерьмо из домов дерьмокрадов, и бедная поселенка под номером 55-Б, не имеющая никаких шансов когда-нибудь выехать из строго охраняемого Демгородка. Еще после переодевания: жених, готовящий побег, и беременная невеста, согласная на побег с любимым. Еще постмодернистский виток: и это уже агент спецслужбы адмирала Рыка и интриганка, скрывающая тайну счета, где хранятся неисчислимые деньги. И наконец, в финале повести: гибнущая на руках Михаила его любимая Лена. После всех неимоверных приключений и разоблачений Мишка стоит пригорюнившись в своей деревне неподалеку от разрастающегося демгородковского кладбища, затем пробирается к небольшому серому камню с надписью: №55-Б. "Стоит, сколько можно, а потом сломя голову бежит..." И весь остаток жизни проводит у этого камня. Как в старину: любовь до гроба. Сюжет русской сказки.

Юрий Поляков сознательно не выпадает из традиций русского классического романа. Ему с его легким пером куда легче было бы порвать со всеми традициями, без натужности и фальшивости тех же кабаковых или татьян толстых. Но мы уже запомнили, что Юрий не из родовитой интеллигенции, а из простого народа. Родители — рабочие. Родом из Рязанских деревень. Нынешний парадокс. Но именно люди из простонародья сегодня сохраняют истинное эстетство. Вкус к красоте традиций. К гармонии классики. Юрий — эстет. Тонкий ценитель изящной словесности именно в русском преломлении. Выросший в рабочей среде. А затем в армейской и комсомольской. С такой анкетой он легко мог бы влезть на последний железнодорожный состав секретарской официальной прозы. И поехать по накатанным рельсам соцреализма, а позже легко соскочить, подобно Алексиным и Ананьевым, и перейти в ряды разоблачителей "скотского времени". Подобно дочке Вадима Кожевникова и сотням других литературных прилипал. Думаю, помешал талант и любовь к прекрасному. По-настоящему традиции ценит тот, кто ценит и понимает красоту. И тогда время Тургенева или Гоголя незаметно и незатейливо переливается во время Юрий Полякова. И восстанавливается литературная цепь времен. А через литературу сохраняется и душа народа. Вот потому и считаю, как бы ни осуждали меня скептики, Юрия Полякова народным писателем. Он не выше народа и не ниже его. Каков народ нынче, такова и его литература. А пишет Юрий Поляков при этом, как Бог на душу положит. Не разбирая героев на левых и правых. Как чувствуется, как дышится, так и пишет. Стихийно связанный с народом, он чувствует и стихию народной жизни. Потому можно считать последний его роман, "Замыслил я побег..." стихией народной жизни девяностых годов, энциклопедией характеров времен перестройки. И одновременно — семейной русской сагой, тоже традиционной для русской литературы. Через жизнь семьи смотрим мы на события в романах Льва Толстого, Николая Лескова, Михаила Шолохова. Жизнь семьи в прозе Трифонова и Бондарева. И вот жизнь семьи в романе Юрия Полякова. Полуразрушенная семья в полуразрушенном обществе. Спасение в иронии, в наплевательстве, в пофигизме. Даже хищник Аварцев воспринимается как что-то новое. Может быть, или сами хищники пообломаются, или в сопротивлении с ними вырастет новый тип героя. А наш герой Олег Трудович даже спорить с новым хищником не в состоянии. Единственный способ сопротивления: на самом деле выпасть с балкона тринадцатого этажа вниз. С балкона на землю, под защиту давно упокоившего фронтовика-инвалида Витеньки с его инвалидной коляской. Сам писатель признает: "Вот мой герой — Олег Трудович Башмаков. Это фактически Григорий Мелехов, но родившийся уже после колоссальных потерь генофонда — Первой мировой войны, 20-30-х годов, Великой Отечественной. То есть такой ослабленный, непассионарный Мелехов, также оказавшийся в революционной ситуации и тоже между двумя женщинами; и сам он ни от чего вроде не зависит, но при этом зависит от самого времени". Этакий "Тихий Дон" эпохи перестройки. Люблю крупные замыслы и смелые сравнения. Даже хоть частично осуществленные крупные замыслы движут всю нашу литературу. Не можешь дерзать — не пиши... По крайней мере, анализ поколения в романе налицо. Другого такого романа о перестройке на сегодня нет.

Кстати, после прочтения романа "Замыслил я побег..." обратил внимание на сильные финалы в прозе Полякова. Он концовкой может изменить весь сюжет. Может рывком из сентиментальной иронии вывести героя к трагедии. И всегда финалы непредсказуемы. Неожиданны. Даже в такой еще не многоходовой повести, как "Парижская любовь Кости Гуманкова", завершающей, по моему разумению, период раннего Полякова, вряд ли кто догадается, не дочитав повесть до конца, о судьбе знаковой дубленки. А значит, и о судьбе всей так и неначавшейся любви главного героя. Финал, как всегда, ужесточает события романа. Превращает семейный адюльтер в человеческую драму. Писатель оставляет своего героя в романе "Замыслил я побег..." висеть в воздухе, удерживаясь за спасительный край деревянного балконного ящика. Но сколько он еще сможет провисеть: минуту, две? И как его вытащат даже вместе две по-своему любимые им и любящие его женщины? Скорее всего, улетит на землю у них на глазах. Впрочем, в любом случае он раздавлен самим временем, как и все его поколение, не нашедшее в себе героизма.

Его Башмаков на самом деле — обессилевший советский человек, самой жизнью превращенный в эскейпера. Государство, состоящее из таких людей, не умеющих принимать решения, проживающих жизнь впустую, неизбежно развалится. Но, если уж сравнивать с "Тихим Доном", то вслед за опустошенным и усталым Мелеховым шли Мишки Кошевые, а кто идет за Олегом Башмаковым? Если одни Обломовы привели к Октябрьской революции, то амбивалентные беглецы Башмаковы привели к хаосу перестройки. Писатель любит своего эскейпера. Ибо и сам чем-то близок ему. Добрый, порядочный человек, а что бежит от жизни, от любой ответственности — значит, с детства вложена была в него программа иждивенчества. Нерешенчества. Усталое время с детства закладывало усталость в своих героев. Но и субпассионарии, говоря гумилевским языком, не спасут положения. Вместо стройной программы выхода из тупика борцы с усталостью тоже не знают, что делать. И мечутся, как доблестный рыцарь Джедай, с баррикад августовских 1991 года на баррикады октябрьские 1993 года. Не Поляковым первым замечено: добрая половина лидеров перекочевала с августовских баррикад на октябрьские, включая самих Хасбулатова и Руцкого. Рыцари-джедаи, готовые и умереть за идею, и позвать других на подвиг, не знают лишь, за какую идею умирать и на какой подвиг звать. Вот и остается экзистенциальный подвиг любви. Остается выход спасения в семье. Может быть, тем еще близок мне самому роман Юрия Полякова " Замыслил я побег...", что он уже на ином витке времени завершает исследование последнего кризисного этапа красной цивилизации, который впервые был зафиксирован поколением детей 1937 года и художественно осмыслен прозой и драматургией сорокалетних. Мне, когда-то в конце семидесятых-начале восьмидесятых впервые обратившему внимание на этот феномен амбивалентного безыдеального героя, и когда-то не менее жестко раскритикованному и левой и правой официозной критикой, интересно было наблюдать в прозе Юрия Полякова чем заканчивается эволюция такого героя, как капитулирует без борьбы целое поколение, лишенное какой бы то ни было идеологии. Писатели, как пророки, рисовали мрачную картину будущего, но ни общество, ни власть имущие не желали слушать. Им нужна была лишь ложь во спасение. Юрий Поляков и сам признает свою преемственность от былой прозы сорокалетних, от впервые предсказавших разочарованных во всем и убегающих граждан писателей предвоенных лет рождения: "Или Зилов из "Утиной охоты" Вампилова — классический эскейпер, правда, тогда он назывался "амбивалентным героем". И когда возвышалась, казалось, непоколебимая махина советского общества, на ее фоне такой человек вызывал чувство очень доброе, его хрупкость, неумение разобраться в себе и в мире вызывали сочувствие. А когда все оказалось из картона, стало заваливаться, выяснилось, что эти люди не просто несчастные, но и очень опасные: ни общество, ни их близкие не могут на них опереться. В результате пострадали все — и очень немногие выиграли..." Получается, что Юрий Поляков своим романом поставил точку на уходящем времени. Обломовы нынче уходят со сцены. Что будет дальше?

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Валерий Шашин ПОЖАР В ВОЛЧЬИ СУМЕРКИ

У писателя Валерия Рогова сгорел дом. Случилось это в трёхстах километрах от Москвы в рабоче-крестьянском посёлке Касимовского района Рязанской области с гулким названием Сынтул. Пожар зафиксировали в три пятнадцать ночи. Именно в это время горница бабы Кати озарилась тревожным красным светом, и пробужденная им старая женщина, взглянув по привычке на стенные ходики, метнулась с постели к окошку. Горел, собственно, не дом Рогова, а плотно примыкавший к нему соседский сарай до отказа набитый сеном. Жутко ухающий, порывистый огонь, продрав крышу и стенки сарая, угрожал сразу двум домам, хозяйскому и роговскому, а по стечении ветра — и всей, с испокон веков деревянно-сенной улице.

Ни самого Рогова, ни его соседа на ту пору в Сынтуле не было, поэтому пожарным, сынтульским и касимовским, звонили поднятые бабой Катей её телефонизированные родственники, ну а ближайшие к пожару жители, не дожидаясь никаких звонков, кинулись раскручивать и наставлять огородные шланги, чтобы поливать из них свои дома и заборы, стога и скирды.

Когда-то в Сынтуле дежурили четыре пожарных машины, три заводских и одна поселковая, но в лихие девяностые годы заводское пожарное хозяйство, видимо, оказалось излишней или непосильной роскошью, машины куда-то "разъехались", и лишь одна притесалась к мебельной фабрике. Вот её-то пожарную дружину и ждали, как спасение, на огнём занявшейся улице. Ждали, однако же, напрасно, потому как именно в этот час дружина тушила на другом краю посёлка невесть отчего возгоревшуюся баню…

Пока оттушились, перезаправились водой и домчались до горящей Илёвской улицы, прошло больше сорока минут… Кроме сарая, полыхали уже и соединённые им дома. Соседский оказался по ходу машины ближе, горел сильнее и, наверное, опасней, — за него пожарные и взялись. Дом же писателя, охваченный огнём с одного лишь новодельного бока, предоставили всевластвующему пламени… или касимовским пожарным, прибывшим тремя машинами и вовсе уже на втором часу возгорания… Новодельный пристрой к тому времени сгорел, но старый, основной дом, говорят, отстоять ещё было можно. Для этого нужно было навалиться на огонь мощью всех имеющихся брандспойтов. Однако пожарные распорядились по-своему: одной машиной принялись поливать фасад писательского дома, другой — останки соседского, а третью оставили в резерве, то бишь в полном бездействии.

Поведение пожарных немало взволновало и озаботило жителей.

— Ребяты!— взывала к пожарным стонущая баба Катя.— Тушите дом-то! Там писатель московский живёт, про всех нас хорошо пишет!

— Значит, про кого-то плохо написал,— вдумчиво то ли пошутил, то ли констатировал один из пожарных.

О пожаре Рогову сообщили в шесть утра. Известия подобного рода оглушают и разум и чувства. В этом состоянии невозможно ни осознать в полной мере случившееся, ни тем более вникнуть в подробности и детали. Но ведь и недаром говорят, что первая реакция бывает самой верной.

— За что они нас выжгли?— спросила жена.

Рогов подивился точной найденности слова и решил, что жена имеет в виду погорельца-соседа и его пьянь-дружков, которые ранней весной трижды их обкрадывали. Рогов не стал тогда заводить уголовного дела, тем паче, что и местная милиция особой расторопности не проявила. Во всяком случае, каких-либо явных улик против какого-либо конкретного лица предварительное расследование не выдвинуло, и за неимением таковых пришлось Роговым сажать за железные двери и решётки самих себя. Но, видимо, не помогла и эта укрепительная мера. Решётки на окнах лишь дали пожарным дополнительный повод не проникать в дом — "там же решётки!"

Наверное, похожему принципу следовали и милицейские органы, поскольку всех воров улица знала и называла поимённо. Известно было, и кто наводил, и кто орудовал, и кому сплавили вещи, в частности, садовую тележку. Сведения приходили к Рогову сами, в лице соседей и незнакомых доброжелателей. Положение было диковатое. Местные власти как будто бы затаились в ожидании его шагов, жалоб и заявлений, но в этом затаённом ожидании явственно различалось, сквозило чуть ли не враждебное отчуждение, как если бы кражи спровоцировал сам Рогов — "не было бы тебя здесь, некого было бы и грабить".

Это было вопиющей неправдой, незаслуженной обидой и несправедливостью. Приобретённый в самом конце восьмидесятых годов дом Роговых из поселкового порядка ничем не выделялся. Обшитый с фасада вагонкой, он так и оставался изначально деревенским домом, с гладко-теплыми внутри бревенчато-коричневыми стенами, крашеными полами, провисшим от времени потолком. За двенадцать лет Роговы только и сумели, что навести в доме элементарный жилой порядок и пристроить назади рабочий кабинет с высоким потолком-крышей, прозванный за это смелое архитектурное решение "Сферой". За эти двенадцать лет прежний достаток Роговых, основанный на приличных писательских гонорах и устойчивых советских зарплатах, сокрушительно пал вместе с впадшей в дикий капитализм страной, которая в честных писателях вроде Рогова ничуточки не нуждалась.

Трудно сказать, узнавали ли себя в героях произведений Рогова сынтульские мужики и бабы, но те из них, кому он свои книжки дарил, отмечали, что всё написанное в них — правда. Рогова порой эти признания смущали — попахивало мистикой, ведь далеко не всё, что он описывал, соответствовало реальности. Многое, как чаще всего и бывает в художественных произведениях, он вымысливал, проще сказать, сочинял. Так, например, историю забитого до смерти мальчика из рассказа "Колчий гон" Рогов придумал, а оказалось, что у прототипа героя Василия Узкова (в жизни Виктора Ускова) действительно был младший брат, точно так же погибший от свинцовой нагайки лютого объездчика за колоски с колхозного поля. Виктор Усков сделал лишь одно замечание — напрасно писатель заменил его имя и фамилию, "надо было мои давать". А прототип персонажа из "Беглого палача" отметил неточность не в "своей родной повести", где всё было в порядке, а в рассказе "Звонарь". Оказывается, подлинного звонаря звали Андрюша, но Рогов его никогда не знал, а своего Володю опять-таки придумал, оттолкнувшись от чьего-то летучего воспоминания, дескать, жил тут у нас когда-то слепой звонарь…

Случались и другие отрадные для писательского сердца мистические "казусы", но неприятностей как таковых проза Рогову не доставляла, хотя действительность он не лакировал и отрицательных персонажей выписывал не менее старательно, чем положительных. Возможно, кто-то и узнавал себя в колоритных фигурах Зинки-пистолетихи или лагерного авторитета Ивана Дутикова, но — только в обобщённых чертах и тончайших чёрточках, каковые отыскиваются едва ли не в любом художественном портрете-обобщении. К тому же прошедший серьёзную журналистскую школу Рогов писательской этикой и деликатностью никогда не пренебрегал, даже Сынтул переименовал в посёлок Тульма, не говоря уж о реально живущих рядом с ним людях. Да и не их вовсе описывал писатель, а некие навеянные ими, как теперь выражаются, виртуальные образы. Так что, если и водились у Рогова какие-либо тайные недоброжелатели, то уж никак не со стороны сынтульских прототипов, большинство из которых о своём невольном "позировании" московскому писателю даже и не подозревали. Впрочем, и с реальными людьми Роговы жили в ладу и уважении.

И вот, пожалуй, впервые за двенадцать лет сынтульской жизни Рогов ощутил себя москвичом и дачником. Нет, своим в доску он никогда здесь не был и быть не пытался, но, как говорится, ничто сынтульское ему было уже далеко не чуждо, — прикипел, привык, приварился — и потому такое отчуждённое "внимание" к его беде расстраивало даже больше, чем урон в хозяйстве. Нарушилось что-то важное. Как если бы его выбросили из товарищеского общежительства. Ну пусть не выбросили, а отстранили и теперь со стороны смотрят: как он, чужак, поведёт себя против них, местных. Вот именно "против", а не "за", потому что любое его действие — это он чувствовал почти подкожно — расценивалось как противное: одни жаждали крови, другие — прощения. По убеждениям же Рогова, и то и другое не должно было исходить от него. Он был потерпевший, и на помощь ему обязан был спешить Закон.

Злополучного соседа в ночь пожара в Сынтуле не было, он уже с месяц как жил в другой деревне. Не наведывались на его подворье и дружки-собутыльники, иначе их заметили бы и услышали чуткие ко всем посторонним звукам соседи. Значит, поджог по безалаберности или по злобной пьяни за то, что "огородился, падла, решётками", отпадал. Да и соседа Лёшку, поди, пожалели бы, заодно с писателем жечь не стали бы.

Последним же, кто заходил в тот день в сарай, был хозяин сена, тот самый Виктор Усков из "Колчина гона". Говорили, что в шесть вечера видели его с раскуренной цигаркой, но видели на улице, а не в сенном сарае, в который уж, наверное, он, исконно деревенский житель, с огнём не совался. Но даже если и сунулся и обронил нечаянно горящую табачинку, то возгорание произошло бы гораздо раньше, а не через девять, считай, часов — сено ведь не вата, долго не тлеет.

Мы стояли с Валерием Степановичем перед горелым фасадом его дома. Дальше идти было абсолютно незачем, потому как выгорело всё, до чёрных изъеденных огнём головешек, в которые превратились могутные стенные брёвна. Фасад же пожарными был фрагментарно спасён, и теперь, с выгоревшими, как они того и желали, дырявыми окнами, выглядел театральной декорацией, которая вкупе с ещё дымящемся пепелищем соседа идеально подошла бы ко второму акту моей пьесы "Поджигатель".

Однако настроение наше было далеко не театральным, хотя, собственно, в Сынтул мы приехали не столько ради пожарища — век бы его не видеть! — сколько для встречи с читателями по недавно изданной книге Рогова "Во гласе трубном".

Встреча готовилась Отделом культуры города Касимова и проводиться должна была там же. Рогов ещё до пожара заручился моим согласием и, кроме меня, намеревался пригласить в Касимов главного редактора журнала "Молодая гвардия" и его друга композитора, которые — так совпало — сочинили к грядущему юбилею города Касимова праздничный гимн. Но пожар нарушил эти планы, и на встречу отправились лишь мы вдвоём. В Москве я рекомендовал Рогову от вечера отказаться. Причины, как говорится, были более чем извинительные, и Рогов к совету склонился, однако в Касимове, когда он туда позвонил, сказали, что проведут встречу и без него. Это, конечно же, было нежелательно, и потому прямо с пепелища, после невнятно сбивчивых перетолков с соседями, которые ничего необычного не видели и не слышали, кроме поразившего их поведения пожарных, мы поехали в Касимов, в читальный зал городской библиотеки имени драматурга Малюгина — оказывается, уроженца этого города.

Я гостил у Рогова в конце лета, спал в его высококрышной, прохладной "Сфере" и в Касимове тоже, разумеется, бывал. Подъезжали мы с Валерием Степановичем и к читальному залу, чтобы оставить только что изданную книгу, но никого не застали, зал был закрыт, и теперь я входил туда впервые. В здании шёл ремонт, а в небольшом узком зале горел мерно зудящий дневной свет, и стояли жёлтенькие школьные столы и скамейки. Всё было и очень простенько, и очень бедно. На месте президиума, хотя определение это не вполне корректно, стояли точно такие же стол и скамейка, а справа от них — стеллаж с книгами писателя Рогова, вышедшими в разных издательствах и в разные годы.

Я не стану утомлять ненужными подробностями начавшейся вскоре встречи, но, видимо, было в ней что-то необычное, раз заведующая залом сочла нужным извинительно шепнуть нам:

— Они почти все с восемьдесят пятого года.

Заведующая имела в виду усаженных за столы студентов-первокурсников разнообразных касимовских училищ, в основном приятных и милых девиц.

Не буду уверять, что встреча наша прошла на "ура", но по своим ощущениям мы выступили вполне достойно, хотя это ощущение, возможно, значительно усилилось бы, окажись наша публика годочков на десять-пятнадцать постарше. Я даже хотел пошутить, чтобы в следующий раз Рогов не забыл предупредить, если встреча случится в детском садике, но не пошутил.

Не знаю, остались ли довольны нами дети-студенты, по заданию своих преподавателей прочитавшие не более одного-двух рассказов, но слушали они нас (после своих заученно-школьных вопросов) весьма внимательно, и потому есть надежда: что-нибудь полезное из этой встречи они для себя извлекут.

Однако главным нашим ощущением всё же была растерянность.

Да, какая-то женщина, зав. по культуре, кажется, сунула нам в качестве подарка две книжки "История города Касимова", посоветовала залу активнее задавать вопросы и важно удалилась.

Что-то тут было не так. Я осторожно поинтересовался у Валерия Степановича.

— А как здесь вообще-то проходят встречи с писателями? С местным Николаем Родиным, например, с Борисом Шишаевым?

— Нормально проходят,— отвечал Рогов,— как и положено. Заранее вывешивают афиши, приглашают общественность, корреспондентов. Они и меня не раз приглашали выступить. Я говорил, вот выпущу новую книгу…

Книгу выпустили, и получилась она не столько новая, сколько итоговая. Её составили произведения, созданные Валерием Степановичем в последнем десятилетии двадцатого века. Я не побоюсь назвать их лучшими из всего того, что когда-то Роговым было создано. Лучшие — даже не с художественной точки зрения, хотя в отдельных вещах писательское мастерство приближается и достигает классической вершинности, а с точки зрения мировоззренческой цельности самого автора — писателя и гражданина. Впрочем, книга Рогова не нуждается в подобных оговорках и разделениях, её сила и достоинство как раз и заключаются в том, что явное национально-патриотическое содержание книги облачено в органически художественную и оттого особенно убедительную форму, позволяющую воспринимать книгу не как очередную агитку за белых или за красных, а как произведение искусства, Литературы с большой буквы, без всяких там щадящих поправок и скидок на политические моменты и пристрастия. Гнев и боль, печаль и страдание, а в конечном итоге, вера, любовь и надежда — вот эти моменты и пристрастия, которые автор и не думал скрывать и не скрыл, и, несомненно, прочти эту книгу собравшиеся в читальном зале девочки и мальчики, говорить нам с ними и понимать друг друга было бы гораздо легче. Нет, конечно же, мы постарались не показать вида, но не такой, не такой незрело-несведущей аудитории заслуживала книга и сам автор, рассчитывающий встретить на этой касимовской встрече, если не читателей, то хотя бы собеседников и слушателей, имеющих за своими плечами более осмысленный житейский и гражданский опыт. И странно, что устроители встречи этой очевидной потребности не уловили.

Или уловили?

Не знаю, о чём думал Валерий Степанович, но когда через минуту мы с ним заговорили, то выяснилось, что думали мы об одном и том же: ну, не могла эта встреча изначально так и планироваться. Об этом читальном зальчике даже и разговора не возникало. И не могло возникнуть. Секретарь Союза писателей России, о чём, как хорошо помнится, никогда не забывали, московский писатель, лауреат литературных премий Валерий Рогов, двенадцать лет живущий в Сынтуле и лично знакомый отцам и властям города Касимова, с которыми не раз и не два встречался по интересным, прежде всего — Касимову, делам и проблемам, априори заслуживал иного внимания. Более того, он заслуживал внимания повышенного, ибо недели за две до этой встречи предложил написать о Касимове серьёзный очерк — и не для местной газетки, а для престижного в глазах всякой региональной власти журнала "Российская Федерация сегодня", с согласия которого он, собственно, и делал это, как ему казалось, безусловно, приятное в преддверии надвигающегося восемьсот пятидесятилетнего юбилея предложение.

Предложение, разумеется, приняли. Особого восторга Рогов, правда, не ощутил, но как-то над этим и не задумался. Надо сказать, что очерк о Касимове Рогову написать хотелось. С присущей ему историко-географической любознательностью он узнал о Касимове едва ли не больше, чем его прирождённые обитатели. Знакомя меня летом с Касимовым и его ближайшими и дальними окрестностями, Валерий Степанович читал мне удивительно живые лекции, за которыми угадывалось желание излить накопленный и сложившийся материал на бумагу. Он даже обратился к представителям города с предложением написать повесть о Юрии Долгоруком, основателе столицы на Оке, города Касимов, который при рождении получил совсем другое название — Городец Мещерский, а Касимовым стал лишь спустя столетия, когда пожалован был на "окормление" татарскому царевичу Касиму. Всегда ратующий за историческую справедливость, Рогов предлагал вернуть исконное название, но услышан не был, как не был услышан и ещё по ряду историко-географических соображений. Не получила поддержки и идея с книгой о Юрии Долгоруком — видимо, будущее и настоящее предпочитали обходиться без прошлого. Рогов принял это отношение как данность, совсем даже в наше время и не диковинную, и вышел на разговор об очерке, как говорится, не имея даже камешка за пазухой. Напротив, помня о близком юбилее, он хотел написать о Касимове в тонах, если не мажорных, то благожелательных, и потому предложил собравшимся отойти от скучной обыденности и попытаться, по его выражению, размыслительно поговорить о касимовском прошлом, настоящем и будущем. На этот счёт у Валерия Степановича были заготовлены вопросы, первый из которых же: "Вот все говорят о возрождении… возрождении из чего?" — поверг присутствующих в остолбенение, которое было продлено вопросом о царящем в Касимове двоевластии: нужно ли оно? Не легче первых оказались и два следующих вопроса: когда и как будут преодолены разрушительные последствия перестроечного десятилетия и появятся ли, если не в Касимове, то в России праведники, подвижники и вожди?

Честно говоря, когда я услышал от Валерия Степановича по моей просьбе озвученные им вопросы, я понял, почему корреспонденту Рогову пришлось выключить и убрать свой диктофон — присутствующие просто не знали, что в него наговаривать. Они попросили тайм-аут на обдумывание. Рогов, разумеется, согласился, и партия была отложена до следующего его приезда в Касимов, то есть на дни запланированной и, как он полагал, вовсю готовящейся встречи с читателями. Однако продолжения не последовало — никто из представителей города встретиться с Роговым в эти дни не пожелал: ни с Роговым-писателем, ни с Роговым-корреспондентом, ни с Роговым-погорельцем.

Почему?

Если бы я писал детектив, то вопрос этот возник бы с неизбежной неотвратимостью. Вернее, он появился бы перед героем-следователем, который, побывав на пепелище и не найдя никаких следов ни злоумышленного поджога, ни бытового разгильдяйства, счёл нужным, хотя бы для спокойствия души, встретиться с потерпевшим писателем, прибывшим, как случайно узнал бы следователь, для встречи с читателями города. И вот он отправился бы в читальный зал и увидел бы там немолодого, усталого человека, которого непонятно для чего читатели города, сплошь и рядом состоящие из шестнадцатилетних девиц, трепали пустяково-вежливыми вопросами, тогда как у него в ушах стоял всего один: "за что они нас выжгли?".

По окончании вечера следователь попытался бы выяснить, кто, хотя бы предположительно, эти "они", но писатель не смог бы назвать ему ни одного имени — врагов у него не было.О кражах следователь услышал бы впервые, как, впрочем, и о случившемся позже всё на той же Илёвской улице зверском убийстве, однако он не показал бы своей неосведомлённости. Ему и так было бы неудобно перед писателем, которого явным образом за что-то наказывали. За что? Однако ответа на этот вопрос у следователя не имелось, да и по части пожара сказать ему было бы абсолютно нечего, хотя, конечно, тут он не мог бы не согласиться — сами по себе дома не горят…

Встреча закончилась бы тем, что писатель подарил ему на прощание свою книгу. Вернувшись домой, следователь от нечего делать стал бы её пролистывать, а потом и читать, и читал бы уже всю ночь, не отрываясь, и под утро окончательно понял бы, что писатель его обманул: враг у писателя был, и враг страшный — существующий в стране порядок. Вернее, беспорядок. Точнее — беспредел. Это было ясно как дважды два четыре — враг был! А значит, мог существовать и мотив преступления.

Следователь не очень-то хорошо понимал, что такое художественная правда и чем она отличается от реальной действительности, но, взволнованный именно ею, дал волю своему воображению.

Во-первых, он представил бы, что эту книгу прочло высокое городское начальство, кстати заметить, не совсем чуждое книгочейства. Прямых выпадов против него книга не содержала, но чествовать в собственных пенатах её автора, явного противника существующего порядка вещей, потенциального, так сказать, "солженицына",— "оно нам надо?".

Поэтому уже запланированно-обещанную встречу спустили на самый незаметный уровень.

Между прочим, высокие начальники, одним махом лишившие местную и неугодную им газету своего материального покровительства, объявили в тотчас же новоучреждённой газете счастливую жизнь во всём Касимовском крае. Новые "Мещерские вести" — сплошной хвалебный отчёт о достигнутых свершениях и радужных перспективах вместе с процветающим картофелеперерабатывающим заводом холдинговой компании "Кротберс" и немецкой фирмой "Эконива".

Нужен ли такому цветущему и брызжущему благоденствием городу честный русский писатель, поселившийся как на грех под самым боком, в Сынтуле, на славном озере, где нынче уже завершилось строительство новой дамбы во имя устройства… заповедной зоны?

Яснее ясного не нужен. Того и глядишь, настрочит вслед за "Волчьими сумерками", созданными на местном материале, какие-нибудь сладострастные "Сынтульские ночи".

Следователю этот провинциальный испуг был бы понятен, как понятно и мне то, что материала для начала, хотя бы литературного, расследования имелось предостаточно. Если бы я писал детективы, я пустил бы следователя по городским и чиновным людям, и он, звено за звеном, находил бы подтверждение возникшей версии: с писателем поступили как с врагом, сначала из-за боязни "как бы чего не вышло", а потом и с желанием избавиться от него навсегда. По нынешним временам в этом не было бы ничего странного. Достаточно было высокопоставленному деятелю озабоченно обронить при каком-нибудь подручном холуе-бандите, коими с избытком окружена сегодняшняя власть: "выжечь бы этого писателя к чёртовой матери!"— и шутливая "волшебная палочка" превратилась бы в поднесённую к сухому сену реальную спичку.

Такие истории, когда маленькое бытовое происшествие вырастает вдруг до огромного социально-политического явления, обожал мой покойный учитель Виль Владимирович Липатов, создатель знаменитого Анискина.

Но я детективов не пишу, и никакого следователя по делу выгоревшего писателя городские власти, конечно же, не назначили. И не донеслось от них ни одного участливого слова, вроде как бы и вменяемого им в обязанность.

А может, они считали, что Рогова в их благополучном крае уже нет? Как нет, скажем, известного эколога Яблокова, тоже за что-то выжженного с "их" земли.

На следующее утро мы покидали Сынтул. Напоследок завернули к пожарищу. Хотя жена и не велела, Валерий Степанович попросил меня сделать несколько снимков. Пока я фотографировал, Рогова окружили соседи: всё та же баба Катя, Петр Иванович с женой и ещё одна жертва пожара — оставшаяся без газа соседка Нина Михайловна. Она всё недоумевала, где же ей теперь, бедной, взять тридцать два метра газовых труб для новой проводки — денег не было. Ни о чём другом она, похоже, и думать не могла, всё сбивалась на мучившую её проблему. Подошёл и непривычно чисто одетый, свежевыбритый Виктор Усков, которого улица всё же вроде бы и склонялась, но не до конца, определить в поджигатели. Не сказав ни слова, он сдержанно поздоровался с нами, москвичами, за руку и ушёл. В самом деле, как всё было бы просто, если бы всему виной оказалась нечаянно оброненная им искорка, возгоревшаяся аж через целых девять часов.

Эту возможность начисто отверг начальник Касимовского пожарного управления, куда, выполняя приказ жены и совет дежурного по милиции, мы заехали с надеждой оставить заявление о случившимся. После слов — "работать надо по Сынтулу, работать!" — начальник вознамерился было перепасовать нас к зампрокурора и даже соединился с ним по телефону, но заместитель спешил на какую-то ответственную встречу и нас принять отказался.

Не солоно хлебавши мы взяли курс на Москву. Роговская "четвёрка-ласточка", шелестя летними шинами, летела по пустой и мокрой от моросящего дождя дороге, по обе стороны которой и вокруг лежали когда-то зеленеющие озимыми поля. Теперь редко-редко где встречалась эта завсегда отрадная и оптимистическая для глаз и души горожанина картинка, и как-то не верилось, что на этих или соседних угодьях собирались, если верить "Мещерским вестям", небывало рекордные урожаи. В конце августа мы немало покатались по касимовским просторам, и почти всюду видели лишь засохлые сорняки и разрушенные фермы, с неистраченным порой прошлогодним сеном. Не вселяли никаких надежд и разговоры с местными жителями. Но если, как говорится, дан приказ жить счастливо, то, известное дело, стараться будут до одури и радоваться, хоть на бумаге, да заставят.

Скверно и муторно было у меня на душе, на душе же Валерия Степановича, поди, и вовсе — непереносимо. Я думал о том, что ещё совсем недавно жил со счастливой уверенностью, что всё преступное и дурное случается в каких-то иных, очень отдалённых от меня и моих близких друзей кругах. Неприятности и разного рода несчастья, разумеется, приключались и с нами, но настолько редко, что возводить их в постоянно грозящую всем опасность даже не приходило в голову. Трудно представить, но большинство из нас, обыкновенных, нормальных людей, обитали за тоненькими дверьми, которые в отсутствии ключа легко отжимались подходящей железякой или отвёрткой. Теперь же и стальные двери с сейфовыми замками кажутся нам не вполне надёжной защитой. Благополучие наше кончилось вместе с нагрянувшей перестройкой. Среди моих знакомых нет, пожалуй, ни одного, кого бы не пытались обмануть, обворовать, ограбить. И так сплошь и рядом… у кого-то угнали машину, кого-то развели на кредитах и долгах, к кому-то применили шантаж, кого-то избили, изуродовали, убили… и вся эта дикость настолько рядом, близко, что и отстраниться-то нет уже ни сил, ни возможности.

Но ведь нас так и добьют в нашем неладном Отечестве, пощады не будет, потому как по нынешним временам выживают даже не сильнейшие, а подлейшие. Это — закономерность.

Мне не хотелось ни множить бесчисленные примеры, ни ругаться… Что толку, когда, скажем, из окна своей квартиры я каждый день наблюдаю отгроханный с чёрт знает какой роскошью громадный Сбербанк РФ, который, однако же, даже и не думает возвращать обесцененные сбережения своих многомиллионных вкладчиков? А сколько таких отстроившихся на чужой крови "сбербанков" и особняков по всей России?

Да, как написал Валерий Рогов, "мы не ожидали этого волчьего нашествия" и оказались не готовы отразить его.

В небе Сынтула Валерий Степанович видел прошлым летом сотканный из звёзд крест с затейливыми чуть ли не арамейскими письменами. Ему не померещилось — знамение действительно было. "При виде этого чуда,— рассказывал Рогов,— я ощутил неподдельный страх".

Писатель-реалист он, тем не менее, наделен мистическо-провидческим даром. Его рассказы порой обретают неожиданную явь. Придуманного им героя из рассказа "Воронёнок", погибшего при расстреле "Белого дома", вдруг поминают на молебне в Новоспасском монастыре, а потом он видит и женщину, в руках которой табличка с фамилией и именем его, Алфёрова Павла Владимировича — даже отчество совпало.

Поневоле задумаешься и над тем, что именно Роговым создана удивительная повесть "Волчьи сумерки". Не хочется впадать в патетику, но её появление было знаменательным событием не только в современной литературе, но и в нашей быстротекущей жизни. Повесть, однако же, не заметили. Но именно в волчий час, то есть между тремя и четырьмя ночи, загорается и сгорает дотла дом писателя. Конечно, это могло быть и чистейшей случайностью. Может быть, всё может быть… Однако, да простится мне, грешному, дурная уверенность, высказанная ещё в пьесе "Поджигатель",— случайно дома не горят. И сгоревший дом Рогова, к сожалению, тоже не случайность… Просто этим пожаром ещё раз высветились сгустившиеся над Россией волчьи сумерки… которые от этого стали ещё страшнее.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Лариса Баранова-Гонченко СОХРАНИВШАЯ ЗНАМЯ

С тем, Что поэзия должна быть, прости Господи, глуповата, спорить трудно — Пушкин все-таки. С тем, что поэзия, если и не должна, то может быть открыта и внятна для национального большинства — спорили с нами. Сей спор неразрешим, и неразрешимость его подтверждена жестоким финалом новейшей истории: "Но я люблю — за что не знаю сам — ее степей холодное молчанье" — больше понятно тому, у кого "не сжата полоска одна" (она и сегодня не сжата), чем тому, кто завтра скупит и "дымок спаленной жнивы", и "разливы рек ее подобные морям" и вместе с нивой "чету белеющих берез".

Между тем, нам никогда не были чужды внимание, трепет и восторг перед цветущей сложностью поэзии, перед загадкой и тайной, перед роковой посвященностью и почтит жреческим знанием Поэта.

Но вот если нам о чем-нибудь и советовали рассуждать менее всего, так это о скрупулезно выверенной доктрине Поэта в части его отношений с читателем. Или — с читателями, которые всегда (хотим мы того или не хотим) будут делиться на жнецов ("только не сжата полоска одна"), то есть на не посвященных в тайны жреческого знания и на якобы посвященных, чья посвященность, впрочем, обеспечена отнюдь не таинственным генно-инженерным способом, а наипростейшим суть наитруднейшим способом. Сначала: "Зима. Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь". Затем: в результате гениально-прозрачного пушкинского намека — собирается урожай. А затем, как известно, с собранного же урожая, согласно Некрасову: "В столицах шум, гремят витии, кипит словесная война, а там, во глубине России — там вековая тишина". Тайное знание Некрасова просто-таки предвосхитило Российскую Госдуму начала XXI века. Одним словом, вопрос исчерпан, выверен, и закрыт. Доктрина бессмысленна.

Но вот: "По дороге плетется машина, перелесок раздет и разут (какая-то сразу, хоть и цивилизационно утонченная, но великолепная некрасовская интонация.—Л.Б.) А в машине — замерзшая глина: и куда эти комья везут? А на комьях сидит мужичонка — видно, грузчик при этом добре… На безлюдной глухой переправе не удержит осклизлый помост и сомнет мужичка и раздавит опрокинутый под гору воз (словно бы он праправнук того, кто вел под уздцы у Некрасова "лошадку, везущую хворосту воз".— Л.Б. ) И душа его в рай понесется на златом херувимском крыле… Может быть, ей хоть там поживется, как пожить не пришлось на земле! От тепла разомлевшая в мякоть, все что хочет получит она: ей позволится досыта плакать и позволится пить допьяна. Что ж, душа, ты так мало вкусила? Что еще ты желала б вкусить? Ты б чего-то еще попросила, да не знаешь, чего попросить".

Кажется, последний, кто, побиваемый каменьями, так говорил о судьбе Непосвященного со времен Некрасова, был Исаковский: "Хмелел солдат, слеза катилась — слеза несбывшихся надежд".

Итак, Светлана Сырнева. Или, как у нас принято говорить: Светлана Сырнева из Вятки. Вот до чего дошло наше рабское отношение к себе: не Светлана Сырнева из России или не наша великая Светлана Сырнева, а простенько так: Светлана Сырнева из Вятки. Как если бы Бунин из Ельца или Чехов из Таганрога. Это, стало быть, чтобы поставить — в ряд. Иначе: из ряда вон выходящая. Хотя — из ряда вон — случилось уже давно, еще тогда, когда появились "Прописи" — с их классическим, хрестоматийным и прописным, во всех мыслимых смыслах этого слова, наполняющимся рефреном: "Помню — осень стоит неминучая: восемь лет мне, и за руку — мама: Наша Родина — самая лучшая и богатая самая… Наша Родина — самая светлая… Наша Родина самая вольная, Наша Родина самая добрая… Моя Родина, самая сильная и богатая самая".

Итак, доктрина начала определяться именно в "Прописях": "Но превыше и лести и срама — Моя Родина, самая сильная и богатая самая".

"Если художник не шут и не ребенок,— говорил ясновидящий Георгий Адамович,— то он знает, что у искусства есть своя цель".

Эта цель одновременно печально и счастливо ведома Светлане Сырневой, ибо она многое знает о тех, кто, сами того не подозревая, являются прямыми наследниками, той, кого Пушкин называл "добрая подружка бедной юности моей". Она ведает также и то, что нет в этом никакой их вины или ущербности, но есть предназначение — возможно, не менее значимое для мира, чем ее, Сырневой, огромный дар. "Ты б чего-то еще попросила, да не знаешь, чего попросить",— говорит Сырнева о чужой и родной ей душе непосвященного. А еще она говорит своему великому (именно так она его ощущает — великим!) современнику Кольке Куликову: "Спи под сводами древнего шума, здесь не сможет никто помешать. И не думай, вовеки не думай, для чего надо петь и дышать".

Баллада о Кольке Куликове, названная сакраментально — "Поле Куликово", написана в годы самой яростной русской смуты. Написана исключительно по-сырневски: одновременно ясно и тайно. Ясно по точным признакам исторического времени, художественно ярко обозначенным, по любовно выбранным образным средствам для характеристики Героя нового Поля Куликова и … тайно по финальному магическому или даже гипнотическому обращению к Герою: "И не думай, во веки не думай…" Однако же ясное здесь явно превалирует над тайным (читай над безысходным): "Сожалеть об утраченном поздно… И куда на подмогу пойдешь? На единственном поле колхозном, как положено, вызрела рожь. Еле слышен, развеян по воле гул мотора — гляди и гадай: Может, это последнее поле? Может, это последний комбайн?… Весь в пыли, не растерян нисколько — и откуда сыскался таков? Без обеда работает Колька, без подмены трубит Куликов. Ветер сушит усталые очи, на семь верст по округе сорняк — к ночи Колька работу закончит — так задумал — и сделает так".

Нет, никуда нам не деться от этой "несжатой полоски одной". Только вот что делает с ней Сырнева — это последнее колхозное поле и последний колхозный комбайн вместе с Колькой Куликовым, она возводит на героический пьедестал — она — одна из тех первых в русской литературе на рубеже веков (Проханов—Шипилов—Сырнева—Верстаков), кто ставят сегодня памятник непосрамленному русскому социализму в диком поле перестройки, где "на семь верст по округе сорняк".

Итак, Сырнева — воительница. Но Сырнева же и воинственна. Правда, эта воинственность того высокого духовного порядка, который не имеет ничего общего с девичьим милитаризмом, каким часто грешит наша молодая женская поэзия. Она воинственна органично и генно — с той мерой внутренней доброты и свободы, которую мы можем ощутить сегодня только при виде васнецовских "Трех богатырей". Это ее пращуры, ибо ее тайная свобода исходит из пушкинского: "Во всем будь пращуру подобен".

И если Васнецов, о котором неподражаемо точно сказал Вадим Эвальд: "любит Россию и русских такими, какими они были", то Светлана Сырнева, словно постояв у "Витязя на распутье", идет любить их такими, какие они есть сегодня — сейчас. Она идет их научать. Учить. И не стыдится этой, только ей одной свойственной, учительской интонации.

Еще в раннем стихотворении "Родина" (нельзя не заметить, кстати, как со строгостью именно русской советской школы выбирает она названия своих стихотворений: "Родина", "Прописи", "Поле Куликово", "Село Совье", "Капитанская дочка"…) Сырнева нашла название и предназначение своей поэтической судьбы: тайная любовь. "Есть у тебя дети для славы, есть у тебя дети для гордости, много их: благослови! А надо мной слезу урони в горести: я у тебя — дитя для тайной любви" . Обратите внимание: не дитя тайной любви, а дитя для тайной любви. "Так и продержимся мы, чтобы не вызнали, не обнаружили нашу высокую связь. Есть нам одно: обменяться взглядами издали, тайной любовью светясь".

Нет, не случайно гораздо позже появится столь значимый Пушкинский венок Светланы Сырневой. Сия Капитанская дочка из Вятки глубоко восприняла "тайную свободу", единственно верно объяснив ее для себя "тайной любовью".

Однако же, как известно, нет ничего тайного, что не стало бы явным. И в моменты таких откровенных истин Сырнева никогда не кокетничает, как это часто случается в женской поэзии, где очевидно желание показать как краешек кружевной оборки — краешек некоего знания, которое на поверку окажется совсем недорогого стоит. Большой поэт уж если знает что-то наперед, то непременно точно знает. Так, например, случилось с Виктором Верстаковым — рыцарем русско-афганской трагедии: "Вы слышите, как мы поем там, в цинковых гробах? Ты видишь ли, как мы идем? — мы не свернем, Аллах! И все-таки — Аллах акбар, Аллах акбар, друзья!" Случилось 20 лет назад. И как отозвалось сегодня!

А вот у Сырневой: "Кто обманом, злом, кто честным трудом полагает жить, отведя беду. Но случится час — и сгорит твой дом, и повалит смерч дерева в саду. И своей судьбы ни один народ не предрек еще, да и как предречь: мировых стихий самовластный ход в недоступной нам вышине течет".

Явным становится и то, что имея не храним, а, потерявши, плачем. И об этом неподражаемо ясно, горько и светло рассуждает Светлана Сырнева: "Корка хлеба ржаного, стакан молока…и от этой ничтожности сытость была, словно чья-то незримая нами рука клала что-то еще на пустыню стола".

Однако же — во-вторых, есть такое тайное, что никогда не станет явным. Так "Песнь о сохранившем знамя" стала уникальной в русской поэзии историей о мужественном несении креста тайного знания: "А воронов стая кружилась все ниже, и гибнущий полк его выслал из боя: ему приказали укрыться и выжить — доверили знамя спасти полковое… Оброс, одичал он, питался червями, и речи живой, и рассудка лишился. И он позабыл, для чего ему знамя, и как над дитятей над ним копошился…"

Несомненно, что тема сохранившего знамя аукнется и откликнется в позднем стихотворении Сырневой о Кольке Куликове: "Без обеда работает Колька, без подмены трубит Куликов!" Этот Колька Куликов, один из праправнуков "доброй подружки" Арины Родионовны", тоже вынес из боя свое знамя — последний колхозный комбайн. И как над "дитятей" копошится над ним вдалеке от ополоумевших витий, не помнящих родства.

В ранней своей "Песни о сохранившем знамя" Сырнева почти беспристрастно восклицает: "О, жизнь, для кого ты!" (И здесь нет знака вопроса, а именно восклицательный знак — ибо она знает.— Л.Б.) По степи закатной закованным всадником ты пролетаешь и дышишь одной лишь суровостью ратной, и, людям не внемля, лишь мифы питаешь". В "Поле Куликовом" она уже пытается найти некое умиротворение для родной непосвященной, неотягощенной знаниями, а только исполненной драгоценной чистоты души — умиротворение и надежду: "Спи под сводами древнего шума. Здесь не сможет никто помешать. И не думай, вовеки не думай…"

В этой мудрости так много печали, что подлинная доктрина Сырневой, которую справедливее и гуманнее было бы назвать кодексом чести, заключается в том, чтобы уберечь читателя от этого тяжкого груза, вооружив его простым и одновременно магическим воинственным зовом. Кличем. Неподражаемым жестом не спешившейся русской Жанны д`Арк:

"И когда за богатством твоим из далеких нацелятся стран заградись буреломом глухим! Напусти над низиной туман. Ухни филином! Леших буди пень-колоду под ноги кидать! В ненасытную топь заведи, обвали перепревшую гать! То-то любо мне будет взглянуть, как непрочный провалится лед, как болотная меря и чудь стаю стрел на пришельца пошлет. Ибо та подступила черта, где законов уже не пиши, и заступится лишь простота за величие русской души."

Но как ни тяжела ноша тайного знания о будущем истории (ведь она тревожила даже Пушкина: "Не дай мне Бог сойти с ума"), Сырнева, подобно классическому русскому учителю, пишет вместе со своим оставленным народом "Прописи", определяя в них место заглавных букв.

Подобно сельскому лекарю, умеющему все — вплоть до повивальных хлопот, она врачует раны своих соотечественников. "Ибо та подступила черта…"

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 38 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

39

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Светлана Сырнева “НЕТ НИ АДА И НИ РАЯ...”

***

Детство грубого помола,

камыши, туман и реки,

сад, а в нем — родная школа,

вы остались в прошлом веке.

Счастье, вкус тоски сердечной,

платье легче водных лилий —

все исчезли вы навечно:

вы в прошедшем веке были.

То, на чем душа держалась,

из чего лепила соты —

в прошлом веке все осталось

без присмотра и заботы.

Кто там сжалится над вами,

кто на вас не будет злиться,

кто придет и в Божьем храме

будет там за вас молиться?

Ты своей судьбой не правил,

не берег себя вовеки.

Беззащитное оставил

за горою, в старом веке.

Вспомни, там мы рядом были,

значит, нас хулить, не славить.

На твоей простой могиле

ты велел креста не ставить.

Нет ни ада и ни рая,

ни копейки и ни цента

И тебе, земля сырая

Не пришлася равноценно.

Но сиял в мильон накала

новый век, алмазный лапоть.

Где тут плакать, я не знала,

да и ты просил не плакать.

***

Человек тридцати пяти лет,

проживавший похмельно и бедно,

потерялся в райцентре поэт —

просто сгинул бесследно.

А друзья его, сжав кулаки,

все шумели, доносы кропали:

дескать, парня убили враги,

а потом закопали.

Перерыты все свалки подряд,

перекопан пустырь у вокзала.

А жена собирала отряд

и в леса посылала.

Пить за здравие? За упокой?

Мужики не находят покоя:

Эх, талантище был, да какой,

он еще б написал не такое!

На поэтов во все времена

не веревка, так пуля готова.

Зазевался — придушит жена,

как Николу Рубцова.

Может, снятся им вещие сны,

может, ангел встает у порога:

"Ты поэт? Убегай от жены,

убегай, ради Бога!"

Так у нас глубоки небеса

и бездонные реки такие,

а вокруг — все леса и леса,

вологодские, костромские.

И земля не закружится вспять,

и где надо, лучи просочатся.

Можно долго бежать и бежать,

задыхаясь от счастья.

Посреди необъятной земли

вне известности и без печали

сбросить имя, чтоб век не нашли,

и пожить еще дали!

Он бежал, никого не спросив,

мир о нем никогда не услышит,

он исчез, и поэтому — жив,

и еще не такое напишет.

***

Знойное небо да тишь в ивняке,

ни ветерка бесприютному горю.

И василек поплывет по реке

к дальнему морю, холодному морю.

Нет ничего у меня впереди

после нежданного выстрела в спину.

А василек все плывет. Погляди,

как он беспечно ушел на стремнину!

Плавно и мощно струится река,

к жизни и смерти моей равнодушна.

Только и есть, что судьбу василька

оберегает теченье послушно.

Не остановишь движение вод,

вспять никогда оно не возвратится.

А василек все плывет и плывет,

неуправляемой силы частица.

Может, и нам суждено на века

Знать, от бессилия изнемогая:

больно наотмашь ударит рука —

медленно вынесет к свету другая.

Правда, что холоден мир и жесток,

зябко в его бесприютном просторе.

Я не просила, но мой василек

все таки выплыл в открытое море.

***

Облетает листва уходящего года,

все черней и мертвей полевая стерня.

И всему свой предел положила природа,

Только ты никогда не забудешь меня.

Старый скарб унесли из пустынного дома,

и повсюду чужая царит беготня.

Изменило черты все, что было знакомо,

Только ты никогда не забудешь меня.

Это грустный романс, это русская повесть

из учебников старых прошедшего дня.

Как в озерах вода, успокоилась совесть

только ты никогда не забудешь меня.

И остаток судьбы всяк себе разливая,

мы смеемся и пьем, никого не виня.

Я по-прежнему есть. Я поныне живая,

Только ты никогда не забудешь меня.

***

Достигало до самого дна,

Расходилось волной по окраине —

там собака скулила одна

о недавно убитом хозяине.

Отгуляла поминки родня,

притупилась тоска неуемная.

Что ж ты воешь-то день изо дня,

да уймешься ли, шавка бездомная?!

Всю утробушку вынула в нить

в бессловесную песню дремучую.

Или всех убиенных обвыть

ты решилась по этому случаю?

Сколько их по России таких —

не застонет, домой не попросится!

Может, молится кто-то за них,

но молитва — на небо уносится.

Вой, родная! Забейся в подвал,

в яму, в нору, в бурьяны погоста,

спрячься выть, чтоб никто не достал,

Чтоб земля нарыдалася досыта!

Вдалеке по реке ледоход,

над полями — движение воздуха.

Сто дней плакать — и горе пройдет,

только плакать придется без роздыха.

Это наш, это русский секрет,

он не видится, не открывается.

И ему объяснения нет,

И цена его не называется.

[guestbook _new_gstb]

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 40 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

41

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ВИКТОР ПЕТРОВИЧ АСТАФЬЕВ

Ушел из жизни выдающийся писатель Виктор Петрович Астафьев.

На протяжении нескольких десятилетий страна зачитывалась его книгами. В сокровищницу русской словесности вошли его произведения "Последний поклон", "Царь-рыба", "Пастух и пастушка", "Печальный детектив", "Звездопад", "Зрячий посох" и другие. В издательстве "Молодая гвардия" у Виктора Петровича дважды выходили 4-хтомные, а в Красноярске — 15-титомное собрание сочинений. За роман "Прокляты и убиты" писатель удостоен Государственной премии России.

Это был русский человек, это был русский характер. Его судьба, тронутая самыми трагическими обстоятельствами истории России ХХ века, определила его житейскую и, если иметь в виду масштаб его таланта, историческую роль. Многие спорили с ним, но это был тот "спор славян", который помогал нам зорче и глубже видеть и понимать свои внутринациональные проблемы, и при всех наших взаимных упреках последних лет мы любим, понимаем и ценим его.

Память о Викторе Петровиче Астафьеве навсегда сохранится в сердце народном.

Выражаем глубокие соболезнования родным и близким писателя. Скорбим.

СЕКРЕТАРИАТ ПРАВЛЕНИЯ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

1

2 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 42 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

43

zavtra@zavtra.ru 5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Проханов «ДУХ ДЫШИТ, ГДЕ ХОЩЕТ...»

Московские, в липком асфальте, дворы среди каменных стылых теснин, на которых в утренней мгле зажигаются первые мутные окна. Неопрятные, в коросте и слизи, мусорные баки, неуклюже и грязно поставленные среди рассыпанных бумаг и разбитых бутылок. Жильцы, заслоняясь от промозглого ветра, проходят мимо помойки. Брезгливо швыряют свернутый кулек, опрокидывают мусорное ведро, выпугивают из железного короба злобную кошку или трусливую безобразную крысу. Торопятся обратно в тепло, в квартиру, отмывая руки душистым пенистым мылом. К помойке, едва различимые в сумерках, проскальзывают странные существа, то ли женщины, то ли мужчины. С бородами из-под бабьих платков. В мужицких бутсах из-под мятых юбок. Наклоняются над мусорными контейнерами, роются. Вытягивают какую-то ветошь, складывают в сумки винные и пивные бутылки. Выискивают старую обувь, изношенную одежду, поломанный абажур, испорченный электрический чайник. Поодаль, светя голодными зелеными глазами, смотрят на них бездомные кошки. С грохотом, крутя оранжевой вспышкой, озаряя двор слепящими фарами, вкатывает во двор мусороуборочная машина, уродливая, горбатая. Здоровенные мужики в рукавицах двигают лязгающие бачки, цепляют к погрузочному устройству. Машина подымает мусорный бак, опрокидывает в черный раскрытый зев его содержимое. Дым, грохот, крики. Липкие потеки. Хромированный блеск пневматики. Машина набивает стальное брюхо отходами человеческой жизни. Чавкает, жует, замыкает их в металлическом кожухе. Светя фарами, разбрасывая рыжие вспышки, покидает двор. Пропадает в туманных мерцаниях проснувшегося огромного города.

Город проживает свои очередные, отпущенные Богом сутки. В чешуйчатом блеске Садового кольца, в розовом видении Кремля, в белых, как опустившиеся облака, окраинах. Работает на заводах, ест в харчевнях, изобретает в институтах и лабораториях. Упорно и многошумно создает законы в парламенте. Пишет картины, молится в храмах, считает деньги. Болеет, предается разврату, озаряется пожарами, вспыхивает фейерверками празднеств. В блеске ночных витрин, в озаренных, как прозрачные льдины, дворцах, среди радужных, словно павлиньи перья, казино, понемногу утихает. Укладывается на боковую, совокупляется, родит младенцев, закрывает глаза старикам. Сбрасывает с себя прожитые сутки, отдавая их на истребление безымянному бесконечному времени. Превращает семейные трапезы в отходы помоек. Научные диспуты — в отбросы незавершенных мыслей. Порывы вдохновения — в подмалевки неудачных картин. Благородные страсти и помыслы — в израсходованный мусор несостоявшихся идей и переживаний.

Как избавляется город от своих отходов, ежесуточно сбрасывая с себя мертвую кожу бытия, выползая из-под нее, как змея, проскальзывая торопливо в новый день? Как живое распоряжается мертвым? Как бытие, помещаясь на искрящейся тонкой кромке, отбрасывает от себя огромный остывающий шлейф изглоданной и оскверненной материи?

Мчатся по городу "мусоровозки" среди драгоценных иномарок, роскошных лимузинов, лакированных кабриолетов, выполняя угрюмые каждодневные маршруты. К мусоросжигательным заводам, что на окраинах, вдоль Кольцевой дороги. И на дальние кладбища отходов, "полигоны", где накопленные за день отбросы погребаются в котлованы.

На заводах, в газовых французских печах, сжигаются отходы больниц, мясокомбинатов, вивариев. Зараженная гнойная вата, кровавые тампоны операционных, ампутированные конечности, органы патологоанатомических вскрытий, трупы подопытных собак, не идущие в переработку жилы забитых быков. Все, что насыщено болезнями, трупными ядами, источниками опасных инфекций. Печи обращают отходы в пар, в костную муку. Фильтры улавливают токсины. В атмосферу города излетают прозрачные водяные испарения, как незримые слезы убитых животных.

Иногда к "истопникам" обращаются со смиренными просьбами хозяйки умерших собак и кошек. Облаченные в траур, исхудавшие от горя приносят обернутые в саван трупы дорогих домочадцев, с кем прожили в московских квартирах долгие годы, привязались к ним, как к членам семьи. Просят кремировать труп и вернуть "пепел милый", протягивая "истопнику" конверт с деньгами. Их просьбы охотно выполняются. Им отдается маленькая урна с теплой золой. Быть может, скоро невдалеке от людских крематориев возникнут крематории для умерших домашних животных, где гробик с сиамской кошкой или спаниелем будет встречать служительница ритуального зала, произносить надгробную речь, утешая хозяйку, и под тихую музыку мертвый зверь исчезнет в траурной арке, приобщаясь сонму звериных душ. А урна звериного праха пополнит колумбарий с изображением кошек, собак и птиц.

Второй маршрут — от московских дворов, от продовольственных магазинов и рынков, за Кольцевую, по шоссе, за Москву, мимо деревень, перелесков, в закрытое, невидимое постороннему взору место, именуемое "полигоном", где днем и ночью ведется изнурительная борьба с лавиной отходов, напоминающих сползающий с Антарктиды ледник.

Место для "полигона" тщательно ищут геологи, в стороне от людских селений, подыскивая ложбину, чье дно покоится на глинистых породах, непроницаемых для воды. Такую ложбину углубляют, вычерпывают из нее почву и грунт до глинистой толщи, сквозь которую не просочится влага, сохраняясь в этом огромном глиняном блюде. В ложбину вживляются бетонные дырчатые трубы, как на полях ирригации, протачиваются дренажи и желоба, по которым потекут зловонные ядовитые фильтраты. Их соберут в стоки, направят на станции очистки, обезвредят и выведут на поверхность, где их испарит солнце и развеет ветер. Мусор станут валить слоями, обезвреживать химикатами, прессовать тяжелыми катками, засыпать прослойками почвы, вновь закладывая начинку отходов, как в пирожном "Наполеон", покуда ложбина не переполнится. Тогда "полигон" законсервируют, засыпят плодородной почвой, посадят деревья, и через десяток лет на месте смрадного хранилища зазеленеют молодые дубравы и рощи. Но и тогда контролеры не перестанут брать анализы окрестных земель и вод, пробы воздуха, где все еще могут присутствовать молекулы ртути или кадмия, корпускулы радиоактивных металлов. "Полигон" — это химическая машина, заложенная инженерами в биосферу. Нечто среднее между аэродромом и мелиорированным полем, где в природу возвращается изнасилованная человеком материя.

Человечество борется со своими отходами, ведя беспощадную, с неизвестным исходом войну. В мартены падают искореженные, отжившие машины, обломки бесчисленных механизмов, чтобы в кипятке расплавленной стали, в бесцветном слепящем свечении обрести новое воплощение. Кладбища и крематории принимают бессчетных мертвецов, как ворохи облетевшей древесной листвы. На свалки вывозится нескончаемый мусор человеческого общежития, чтобы в нем не утонули шатры кремлевских башен и шпили высотных домов. Храмы, где молится засоренная грехами душа, — есть своеобразная очистительная станция, где возвращается чистота замусоренному духу, а батюшка-исповедник, выслушивающий на тайной исповеди чудовищные темные тайны, — есть своеобразное вместилище духовных отходов, которые отравляют и сжигают скорбящую душу священника.

Революции, словно бури, пропалывают гнилые корни мертвых слоев и классов, очищают забитые поры жизни, давая народам свежий глоток истории.

Если согласиться с этими аналогиями, то храм, где из "бесноватых" изгоняются миазмы духа, и "полигон", где уничтожаются миазмы материи, уравниваются в своем назначении. Гревская площадь в Париже, где отсекли голову королю Людовику, ничем не отличается от бетонной площадки "полигона", куда подкатывают один за одним "мусоровозы", похожие на огромные липкие гильотины.

Они несутся ревущими вереницами на "полигон" по утренней бетонке. Ведомые молдаванами, татарами, мордвинами, приехавшими в Москву на заработки из захолустных, охваченных безработицей селений. Изможденные, работающие на износ, торопящиеся совершить как можно больше ездок гонят свои зловонные экипажи, считая часы, перевезенные тонны, заработанные деньги. Останавливаются перед шлагбаумом, где стражи "полигона" проверяют накладные, дабы не было несанкционированного груза. Процеживают содержимое контейнеров радиометрами, чтобы, не дай Бог, в мусоре не затерялся изотопный источник или железяка с наведенной радиацией. Разгрузка мусора на свалке ведется в присутствии наблюдателя, чтобы не просмотреть укрытый под отходами безымянный труп или использованный при убийстве ствол. Конфискованный таможенниками контрабандный товар, — сигареты, консервы, куриные окорочка, как правило, недоброкачественные и отравленные, уничтожаются по акту. Сжигаются нарядные, с золотым ободком пачки "Данхилл", источая зловонье клозета. Закатываются тяжеловесным катком банки с сельдью, брызгающие рыжей сероводородной струей. Воздух над "полигоном" туманится смрадом разложения, сыростью распада. В нем витают бесчисленные стаи птиц — чаек, ворон, воробьев, кормящихся у "синильного моря" свалки.

С горящими фарами, запаленный, потный подкатывает горбатый "мусоровоз". Водитель в кабине, черный, зазубренный, в грубом комбинезоне, жмет рычаги. В хвосте грузовика медленно растворяется заслонка, и оттуда выдавливается огромный, спрессованный брикет мусора. Валится на землю, распадаясь, окутываясь паром. Следом — вторая машина, третья. Мусорные кубы выпадают из железного парного лона, словно машины в муках рожают. Но младенец тут же разрушается на рыхлые комья тряпья и объедков, и оранжевые тяжелый бульдозер ровняет груды, давит катками, прессуя чавкающий зловонный пласт.

Всматриваюсь в ворох мусора. Порванные разноцветные упаковки стирального порошка. Грязно-прозрачные целлофановые обертки. Раздавленные пластмассовые бутылки из-под пива. Капустные вялые листья. Разодранная, с остатками молнии сумка. Консервная банка с блестящей металлической кромкой. Гнутая спинка поломаного старого кресла.

Служители "полигона" по виду мусора определяют, из какого района Москвы он доставлен. Богачи в элитных домах используют дорогие продукты в иностранных упаковках, банки с оливками, деликатесы в обертках, и в мусоре богачей можно отыскать почти новые, с малыми изъянами, предметы домашнего обихода, которые не ремонтируются, а выбрасываются, тут же заменяясь новыми. Бедные, рабочие микрорайоны почти не используют оберток, там — одни очистки, рваные газеты, доломанные до неузнаваемости предметы, истрепанные детские игрушки, изношенная до дыр одежда.

Если остановить взгляд на отдельном фрагменты мусорной кучи, мысленно обвести его рамой, то получится картина художника-модерниста, — поп-арт Татлина, кубический этюд Пикассо.

Крупная, ярко-красная упаковка с зеленым английским словом. На нее наложился засохший букетик цветов. Тут же — металлически-рыжая, изрезанная ножом консервная банка. Из-под нее выглядывает излохмаченный шелковый абажур. На оранжевом грязном шелке покоится иссохший, из костей и перьев, труп голубя-сизаря. Хоть сейчас помещай в дорогую итальянскую раму, вывешивай на выставке современного искусства, у Марата Гельмана или в "Велте", и множество искусствоведческих статей в "Коммерсанте", "Итогах", "Независимой" прославят шедевр неизвестного мастера, который устало сидит в кабине "мусоровоза", вяло смолит сигаретку.

В чем тайна эстетики поп-арта? Что заставляет художника рыться в помойках, выхватывая "умершие" предметы — возвращать их в жизнь, сотворяя из "падали" искусство? Что побуждает человека, если он не бомж и не старьевщик, к посещению свалок, заставляет рыться в грудах "убитых" вещей, делает его археологом? Быть может, то, что раскопки Трои и подмосковная свалка — это хранилища исчезнувшего, мертвого времени, которое, соединяясь с живым, пульсирующим в человеке, силится восстать и воскреснуть? Обломок кресла, в котором дремала твоя любимая бабушка. Абажур, мягко освещавший мирные семейные трапезы. Букетик цветов, подаренный любимому существу. Игрушка, которой забавлялся твой маленький сын, когда утром, в пятне морозного солнца сидел в кроватке и тряс разноцветным целлулоидным попугаем, а на окне, среди перламутровых сосулек, ворковал голубь-сизарь.

"Поп-арт воспоминаний".

Свалка кормит птиц, собак, лесных лисиц, землероек, муравьев, червяков. Она кормит также странных человекоподобных существ, без пола, без возраста, покрытых шерстью, с намотанным на тело тряпьем. Существа появляются, словно призраки, в тумане свалки, среди колеблемых птичьих стай. Бомжи приходят на свалку с матерчатыми сумками, куда тщательно складывают обретенные на свалке предметы, сортируя их по загадочному признаку. Этим людям запрещено появляться на "полигоне". Они могут быть разносчиками инфекции или случайно попасть под каток уплотнителя, или украсть консервные банки с испорченным содержимым, чтобы сбыть их подешевке в торговлю. Но охранники "полигона" смотрят на бомжей сквозь пальцы, боясь их обозлить и обидеть. Ибо рассерженное, оскорбленное существо может мстительно затаиться в кустах и поджечь свалку. И тогда пластмассовый мусор загорается зловонным пламенем, и пожарные машины с воем мчатся тушить ядовитое возгорание.

Вот еще один бомж притулился на расколотом ящике. Вертит в руках старое электросверло, пытается его починить. Грязно-рыжие, обвисшие усы, растресканные губы, корявые пальцы, уродливая одежда, пропитанная зловонием. Он осторожно вертит в руках обломок сверла, дышит на него нежно, совершая чудо воскрешения.

Говорят, что вороньи гнезда на соседних погостах выложены изнутри алюминиевой фольгой, цветными ленточками, нарядными блестками. Птицы подбирают на свалке полюбившиеся частички, украшают ими свои жилища.

Помимо государственных "полигонов", где отходы погребаются с соблюдением всех мер контроля, по научно обоснованной технологии, вокруг Москвы существуют обычные неконтролируемые свалки, превращающие чудесные подмосковные леса и речушки в смердящие отстойники. Помимо этих "гнойников" и "болячек", имеется несколько коммерческих "полигонов", принадлежащих частным лицам. Эти лица обносят свою частную собственность непроницаемой стеной и колючей проволокой, встречают вас в комфортном офисе, наливают рюмочку коньяка. На обнаженной волосатой груди директора переливается толстенная золотая цепь, а на бритой круглой голове подозрительно и жестоко мерцают стальные глазки.

На эти "полигоны" попасть весьма трудно, ибо на них есть что скрывать. Сюда, под кучей пищевых отходов, без всякого досмотра, могут провести контейнер с ртутью. Отсюда на колбасные заводы или магазинные прилавки могут отправить синеватую, облепленную мухами тушу коровы или слипшиеся, испорченные куриные "окорочка". Катки вместе с мусором могут закатать обезображенный безымянный труп или важную криминальную улику. К тому же, на таких "полигонах" за колючей проволокой трудятся десятки бомжей, нанятых за грошовую плату, перебирающие мусор, извлекающие из него цветные металлы.

Это маленький очаг рабовладельческого общества, где историк может наглядно изучить методы работорговли, способы наказания провинившегося раба, рационы питания из непроваренной каши, нехитрые забавы невольников в виде попоек под музыку старенького кассетника, а также показательные казни, когда строптивый раб забивается насмерть железной трубой, кладется под медленный оранжевый каток с шипами и многотонными валиками. Если искать в России самых несчастных, обездоленных людей, то это не матери-одиночки, не вдовы погибших десантников, не беженцы и погорельцы, а эти отверженные, потерявшие имена люди, выловленные умелыми ловцами в джунглях современной русской жизни, привезенные на коммерческий "полигон" для выполнения рабской работы. Роясь в отходах, они сами являются отходами "демократических реформ", которые превратили некогда могучую и цветущую страну в страшный мусорный "полигон".

В чем мучительная эстетика распада, болезненное влечение, заставляющее созерцать тление, разрушение, разложение? Что заставляло живописцев Ренессанса писать анатомические театры с разъятыми трупами? В чем патологическая красота развалин, военных руин, обращенных в лунный пейзаж городов, затонувших кораблей, подбитых танков? И разве "Ад" Данте Алигери — не описание страшного могильника погибших душ, в который неотрывно вглядываются живые глаза с ужасом и наслаждением? А Иероним Босх, создавший свои бреды и кошмары, разве он не поставил бы мольберт на этом мусорном "полигоне", где в смрадных испарениях туманятся обломки цивилизации, корчатся страшные маски умершей эпохи, валяется облезшая кожа отторгнутых идеалов и истин, блестит смрадная с