/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 432 (9 2002)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов СПОРТ — НАЦИОНАЛЬНАЯ ГОРДОСТЬ ВЕЛИКОРОССОВ

"Русские олимпийцы" должны были проиграть с треском. Если бы этого не случилось, все прогнозы "Завтра", все обвинения и проклятия власти, исходящие от нашей газеты, можно было бы считать клеветой и ложью, и нам следовало бы самораспуститься. Но мы не закроемся и продолжим развенчивать отвратительный "путинский пиар", от которого снег в Солт-Лейк-Сити стал желтым и липким.

Спортивная борьба на мировой арене — это жестокая война, подобная информационным, экономическим, культурным или войнам традиционного типа, с применением боевого оружия, как бы ни лгали на этот счет пацифисты и космополиты, втайне всегда "играющие" за Америку и Израиль. В войнах любого рода побеждают мощь, технологии и национальный дух, который исходит от всей нации в целом, от стариков и младенцев, от "фронтовиков" и "тыловиков". На олимпийских же играх, как и в мировых войнах, тыла нет вообще. На арену, на трассу, на горный трамплин выходит вся страна,— продемонстрировать человечеству, что она есть, она суверенна, у нее существует великая национальная цель.

Спортивными технологиями, не менее дорогими, чем лазерные или ядерные, российская сборная не обладала. На эту технологию у Путина нет денег, как нет их на Космос, армию, науку, кинематограф, образование, на лечение спида и сифилиса, на спасение стариков и беспризорных, на сбережение природы. Казна разворовывается в прах, уходит за границу через кошельки воров-толстосумов, питает чужие культуры и армии, чужие олимпийские сборные. Нам же остается пара горных курортов, где президент-катальщик позирует веселой своре "пиарщиков".

Не обладала российская сборная и духом, ибо национальный дух русских подорван, задавлен, блокируется русофобской элитой, загоняется в уродливые нелегальные формы, шельмуется жупелами "фашизма", "имперского сознания", " шовинизма". Все русское высмеивается "жванецкими", изгоняется с телевидения "сванидзами", подменяется фальшивкой и фарсом "михалковыми". Великий народ, способный выигрывать самые страшные мировые войны, создавать самые гранидиозные государства земли, посягающий на ветхие людоедские законы истории,— этот народ, вымирающий со скоростью миллиона в год, не мог вдохнуть в своих сыновей-олимпийцев дух вселенской победы.

Мы, у кого деяниями мерзкой власти сжигают космический "Мир", топят несравненный "Курск", отнимают победу в Чечне, отсекают Курилы и Калининградскую область, мы, когда-то единые, а теперь воюющие с братьями-белорусами и украинцами, пусть пока еще на ледовых полях,— это мы "выставили" в жестоком 43-м футбольную команду из пленных красноармейцев, которая не испугалась расстрела, разгромила немецких солдат-футболистов, записала свои имена на обугленных стенах Рейхстага.

Власть послала в Солт-Лейк-Сити лучших своих представителей, вельможных болельщиков, которые своим присутствием должны были вдохновить олимпийцев на подвиг. Лужкова, наводнившего Москву игральными автоматами, как если бы эту игру ввели в олимпийский список. Матвиенко, меняющую туалеты шесть раз на день, защитницу "жертв холокоста", бабушку советского комсомола. Патриарх благословил олимпийцев, но запретил ли иерархам промышлять табаком,— этой оздоровительной травкой, укрепляющей здоровье православных? Жаль, что на Олимпиаду не поехал спортсмен Тарпищев, закадычный друг Ельцина, заливший Россию океаном дешевого спирта. Зато были "работорговцы", продающие лучших русских спортсменов в зарубежные клубы, как продают русских девушек в иностранные бордели.

И напрасно мелкотравчатые чиновники из олимпийского департамента мучили наших медалистов: то выталкивали их на унизительное дублирование золотого награждения, то запрещали участвовать в церемонии закрытия. Напрасно "накатывали" на американских устроителей олимпиады, якобы демонстрирующих мировую диктатуру Америки. Да бросьте вы, мужики! Разве не Путин сдался Америке с потрохами, пустил "Геркулесы" и морскую пехоту в глубокие тылы России, в среднеазиатское подбрюшье? И разве не тот же Путин сказал вам "цыц", когда вы уж слишком начали придираться к американцам?

На олимпийских играх победили Америка, Чубайс, Кудрин, Греф, Лукин, Явлинский, Гайдар, Немцов, Жириновский, который "изменил пол", из иракского араба стал американской девицей.

Но это не последний тайм, не последняя гонка. Россия жива, прекрасна. Мы видели, как заклокотала она во время игр, как прорвались наши страсти и верования сквозь бетонную коросту, в которую закатывают нас оккупанты. Мы еще добежим, доигрем. Сверкнем на русском солнце всем золотом мира.

Привет вам, братья-олимпийцы!

Александр ПРОХАНОВ

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 4 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

5

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ТАБЛО

l Согласно данным, поступающим из Вашингтона, в ходе недавних контактов с М.Касьяновым представители американских правительственных структур отрабатывали с российским премьером восемь "главных тем", по которым позиция России должна видоизмениться в случае его прихода к власти. Среди них якобы фигурировали: вопросы конституционного устройства страны (конфедерализация с приданием больших полномочий субъектам РФ и возвратом губернаторов в Совет Федерации); интернационализация всех конфликтов по периметру российских границ (с введением сил НАТО в Приднестровье, французских войск — в Нагорный Карабах и турецких — в Абхазию); полное подчинение военно- технических программ России интересам США, включая разрыв действующих контрактов на поставку вооружения третьим странам; поляризация отношений с Индией и Китаем; введение жесткой привязки рубля к доллару по системе currency board; полный суверенитет Чечни; передача Японии южных Курил и участие частей российской армии в оккупации Афганистана. По той же информации, в качестве "аванса" М.Касьянову было обещано переоформление на близкие к нему структуры части внешнего российского долга, а также финансирование в рамках двусторонних связей ряда фиктивных "венчурных" научно-технических разработок общим объемом 750 млн. долл…

l Источники в одной из "естественных монополий" сообщают о консолидации антипутинского блока, в центре которого находятся представители "семьи" и группа Чубайса, сделавшие ставку на фигуру М.Касьянова, поскольку самого Чубайса в качестве президента "народ все-таки принять не готов". Важным фактором данного выбора якобы является то, что Касьянов не только "получил добро" у политической элиты США, но и прошел в Канаде, с которой связан со времени своей работы в Госплане, очередную ступень "посвящения". Координация информационного и политического давления на Кремль поручена А.Мамуту и Р.Абрамовичу. В настоящее время существуют два плана действий: краткосрочный, с выходом на отставку Путина уже в конце весны—начале лета, и более латентный — с активизацией в августе. Оба плана связаны с расчетами на ухудшение социально-экономической конъюнктуры (рост внутренних цен, включая реформу ЖКХ и тарифы "естественных монополий") и падение доверия к Путину со стороны населения. Тактическими факторами выступают отчет Касьянова перед президентом накануне выступления последнего перед Федеральным собранием РФ и передача "кнопки" ТВ-6 олигархическому консорциуму во главе с А.Чубайсом. В случае благополучного прохождения этих "рифов" атака на Путина может начаться сразу же после майских праздников. Вместе с тем источники выражают опасение, что "внеплановые" праздники 23-25 февраля могут оказаться решающими для ряда ключевых фигур в правительстве "либералов"…

l В кругах, близких к МИДу, циркулируют сведения, что снятие И.Клебанова с поста вице-премьера было инициировано секретным сообщением из Дели, в котором раскрывались детали срыва российско-индийских переговоров по поставкам вооружения. Кроме того, сообщение содержало некую оперативную информацию о возможных причинах "излишней заинтересованности" Клебанова, чья мама в настоящее время живет в "стране обетованной", включить в схему сделки израильские фирмы, которые должны были "осуществлять доводку" российских систем слежения А-50, поставляемых Индии. Подобная практика могла нанести серьезный ущерб безопасности как Индии, так и России…

l Сенсационное заявление заместителя госсекретаря Дж.Болтона о том, что США готовы первыми применить ядерное оружие "для защиты невинного населения Америки", почти сразу же дезавуированное госдепартаментом, является выражением жесткого противоборства "умеренных" республиканцев (Пауэлл—О`Нил) и "ястребов" (Чейни—Райс—Вулфовитц—Армитедж) в администрации Буша. Именно последние выдвинули концепцию "оси зла", в рамках которой Америка в самое ближайшее время должна нанести удар по Ираку, передают нам из Нью-Йорка. В то же время эксперты СБД полагают, что Буш-старший и Ко пытаются разыграть перед европейскими союзниками давнюю "рейгановскую" репризу о бомбардировках СССР с целью достичь неафишируемых, но вполне реальных результатов в финансово-экономической сфере…

l Влиятельные военные круги в Исламабаде активизируют взаимодействие с Ираном, невзирая на официальную позицию президента Мушаррафа, поскольку "США предали Пакистан". Именно с этим обстоятельством связан и срочный визит главы афганского правительства Х.Карзая в Тегеран, а также его призыв к американцам оказать помощь в усмирении "полевых командиров", такая информация поступила из Ташкента. Параллельно в Вене министр нефти Ирана Биджар Зангенех заявил о готовности Тегерана экспортировать свой газ по турецко-греческому маршруту, что должно продемонстрировать стремление иранского руководства, включенного Бушем в "ось зла", к нормализации отношений с Турцией и Европой…

l Прибытие на фоне инспирированных "национальной оппозицией" массовых митингов делегации МВФ в Кишинев с жестким ультиматумом В.Воронину подтвердило полную зависимость президента и правительства Молдовы от внешних сил, заинтересованных в разжигании конфликтов по периметру российских границ. В этом году Молдова должна выплатить кредиторам около 400 млн. долл. или две трети своих бюджетных доходов (без учета Приднестровья), сообщают нам из Тирасполя...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 6 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

7

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« "Вторчермет" приготовил медали для российской сборной.

« Для Тарпищева спорт —спирт.

На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 8 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

9

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

СПАСИТЕ БРАТА-СЛАВЯНИНА! (Обращение православной общественности России к Президенту РФ)

Копии — Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, председателю Совета Федерации РФ С.М.Миронову; председателю Государственной думы РФ Г.Н.Селезневу; председателю комитета Государственной думы РФ по международным делам Д.О.Рогозину

Глубокоуважаемый господин Президент!

На протяжении многих веков Россия являлась носительницей христианских идеалов нравственности, справедливости и милосердия. В международных отношениях она всегда играла роль стабилизирующего начала, удерживающего другие государства от развязывания войн и была защитницей православных народов. В наше бездуховное время, когда попраны все нормы христианской морали, никто на Земле не может чувствовать себя в безопасности. И во многом это происходит из-за пассивности России.

Сейчас в нашей стране происходит невиданный расцвет Православия, народ наш вновь обретает веру и возвращается к религиозно-нравственным идеалам. Россия снова должна стать поборницей мира, добра и справедливости и защищать слабых и угнетенных. В первую очередь, это касается страдающей Югославии, православной славянской страны, нашей всегдашней верной союзницы. Россия во многом виновата в том, что Югославия подверглась бомбардировкам войсками НАТО, так как не возвысила свой голос в ее защиту. Необходимо исправить этот грех. Россия должна защитить Югославию и ее бывшего президента Слободана Милошевича от несправедливой и жестокой расправы. Слободан Милошевич сделал все от него зависящее, чтобы предотвратить войну, и затем, спасая свой народ от гибели и страну от полного уничтожения, согласился на перемирие. В награду новые югославские правители откровенно предали и продали его врагам, отдали на растерзание в Международный Гаагский Трибунал при ООН. Нынешняя Организация Объединенных Наций не выполняет своих прямых обязанностей — сохранение мира, ограничение и сокращение вооружений всех стран. Следует заметить, что основу деятельности ООН по обеспечению мира на планете заложил российский император Николай II, по инициативе которого в 1899 г. была созвана Гаагская мирная конференция. В 1914 г. государь Николай II заявил: "Ни в коем случае Россия не останется равнодушной к участи Сербии". Эти слова должны восприниматься как завещание, так как Николай II причислен к лику святых Русской Православной Церковью в 2000 году.

Сербия всегда гостеприимно давала приют многим нашим соотечественникам. Современная Россия обязана проявить благодарность и помочь Югославии в ее страшной беде.

Сейчас, вместо соблюдения мер по обеспечению мира, в Гаагском Трибунале при ООН на глазах всей планеты президент дружественного нам государства противозаконно содержится под стражей, подвергается преследованию, унижению, клевете и шельмованию. Если сейчас не добиться освобождения Слободана Милошевича, его арест и заключение создадут опасный международный прецедент, который неизбежно повлечет за собой преследование видных государственных и политических деятелей многих стран. Это, в свою очередь, вызовет дестабилизацию во всем мире, что неминуемо закончится всемирной катастрофой.

Владимир Владимирович! От Вас во многом зависит положение России на международной арене. Верните ей доброе имя защитницы христианских норм нравственности и справедливости. 22 января 2002 г. Вам была вручена Святейшим Патриархом Алексием II премия "За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов". Лучшим вкладом в это дело стала бы защита Югославии и ее бывшего президента Слободана Милошевича. Наши надежды основаны на том, что Вы являетесь первым Президентом России, получившим благословение Первоиерарха нашей Церкви Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на свою деятельность. 27 марта 2000 г., в день объявления о Вашем избрании на пост Президента Российской Федерации, в храме Святителя Николая в Хамовниках замироточила икона св. преп. Серафима Саровского, чье прославление состоялось в 1903 г. по личному распоряжению Николая II.

Владимир Владимирович! Спасите Слободана Милошевича, вызволите его из Гаагского заточения, пригласите в качестве почетного гостя на постоянное жительство в Россию, защитите братскую Югославию. Наш народ высоко оценит Ваш благородный, мужественный, христианский поступок. А в истории Ваше имя останется на века — как справедливого, мудрого и милосердного Главы Российского государства.

С искренним уважением,

Представители православной общественности —

Е.Марьянова, председатель Православного дворянского союза; В.Лебедев, председатель Союза православных граждан; протоиерей Федор Мушинский; Ю.Бегунов, академик; М.Кузнецов, профессор, председатель Общественного Международного трибунала по преступлениям НАТО в Югославии; А.Силуянов, генерал, Герой Советского Союза — и еще 60 подписей русских политиков, военных, священнослужителей, деятелей культуры, науки, бизнеса.

Вниманию читателей: список открыт для дальнейшего подписания. Контактные тел.: (095) 438-58-75, 123-14-72, Марьянова Евгения Владимировна.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 10 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

11

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

КОНИ НА ПЕРЕПРАВЕ (Диалог главных редакторов газет “Завтра” Александра ПРОХАНОВА и “Советская Россия” Валентина ЧИКИНА)

А.П. Валентин Васильевич, в нашей очередной беседе, мне кажется, настало время обсудить достаточно мучительный для нас обоих вопрос, связанный с судьбой оппозиционного движения, и деликатный — потому что вину за все издержки мы возлагаем прежде всего на себя самих...

В.Ч. Ты ведь не имеешь в виду очередную грязную волну, выплеснутую из кремлевской администрации и оседланную карьерными умельцами? Это очередной заход по развалу левых сил. Мы через это проходили: лапшины, подберезкины, руцкие... Теперь новая конфигурация, поизощренней технология, но методы и цели прежние. И вся прежняя рать отмобилизовывается. Тотчас объявился со своими лукавыми советами хорошо встроенный во власть сибирский "князь народа". Буквально по пути в Кремль публично озадачивает оппозицию: либо встраивайтесь в путинскую систему, либо идите в лобовую атаку, выводите себя за рамки существующих порядков и законов.

Думается, начался очередной сезон грязных дождей. Было бы верхом наивности недооценивать опасность кабинетного интриганства. Нарыв может оказаться крайне болезненным. Руководство движения должно сознавать свою ответственность. Сейчас необходимо быстро и четко произвести все внутренние разборки, дезинфицировать все нарывы. Головная боль обессиливает левое движение. Но ты, Александр Андреевич, ведь не об этих головных болях?..

А.П. Нет, я предполагаю обсудить содержательную сторону кризисных явлений. Невиданный кризис охватил Родину, пускаются на ветер колоссальные ценности, духовные обретения, которые народ создавал в течение 70 лет. Кризис переживают и так называемые олигархи, которые только на людях блистают своим румянцем, гемоглобином и своей вальяжностью, а на самом деле не могут организовать экономику, впадают в депрессию. Снижается нефтедобыча, с трудом продается на мировом рынке сталь. В кризисе пребывает и наша церковь, в недрах которой происходит тоже внутреннее брожение. Церковь не в состоянии завоевать абсолютного доверия русского народа. В этом кризисе пребывает и оппозиция как часть нашего социума, часть народа.

Вынося эту проблему на обсуждение, я спрашиваю нас с тобой: уместно ли? Своевременно ли? Вправе ли мы это делать? Не является ли это формой саморазоблачения, потому что все закрытые организации, ордена, ложи никогда не обнажают свои слабости, они всегда демонстрируют преуспевание. Стоит ли нам касаться в публичном разговоре кризиса оппозиции?

В.Ч. Стоит, мы просто обязаны объясниться с товарищами и с нашими читателями, какие тревоги переживаем. Нам всем надо позорче вглядеться: куда несет нашу гигантскую льдину-страну, оторвавшуюся от берегов советского благоденствия. Отдаление, уход в историю нашей святой обители СССР нагнетают ощущение катастрофической обреченности. Те люди, которые имели претензию забрать в свои руки гигантское хозяйство СССР, оказались полными импотентами. Они не могут управлять, предвидеть, защищать, они могут только высасывать. Второе десятилетие приспосабливаются к тому, как ловчее это делать. А что касается нынешней государственной власти, то она, вообще-то говоря, находится в двусмысленном положении. Власть могла бы стать властью и над народом, и во имя народа, она могла бы быть воспринята во всем мире как некая самоценность. Но она свихнулась на продажности, ее интересы крайне эгоистичны.

Мне кажется, что нынешние властители и являются конструкторами кризиса. Они его вслепую конструируют, приспосабливая наши беды, нашу страну к новым тупикам. Каждый раз, когда включаешь телевизор, ждешь появления очередного официального лица с заявлением и ожидаешь, какую новую фигу власть покажет народу, в какую еще петлю мы попадем. К сожалению, редко обманываешься.

И вот в этой связи я рассматривал бы кризис, о котором ты говоришь: кризис нашего сопротивленческого движения.

А.П. Нынешняя власть — это коллективный агент, который сдает колоссальные территории, колоссальный фрагмент истории нашему традиционному врагу и противнику — американцам. Сдача происходит очень грамотно, поэтапно. Причем задача такова, чтобы 150—200 миллионов населения не привести в состояние взрыва. Весьма хитро, осторожно с нас снимают оболочку культуры, социального иммунитета, экономической независимости. Агентура сознательно или полусознательно глубоко забралась во все структуры власти — центральной и региональной — и она сдает нашу Родину врагу. Как нам противодействовать этому?

В.Ч. Яснее ясного. Простой пример. Святая обязанность оппозиции, которая получила как бы второй мандат от народа,— эффективно защищать интересы народа от произвола властей (система противовесов), расшифровывать все тайные ходы и загогулины режима. В прошлом году в двух наших газетах мы провели внушительную акцию — открытый аналитический замер "теневого кабинета". Были представлены обнажающие заключения по всем основным отраслям, составлена кардиограмма ельцинско-путинских ведомств. Как воспользовались этим обличительным материалом? Какой ход был дан выводам "теневых министров"? Да никакой, если не считать жгучего интереса властвующих чиновников, выяснявших, что о них знают. Да, оппозиционные пропагандисты кое-что записали себе в блокноты. А были ли сделаны официальные представления исполнительным ведомствам? Запечатлены ли в протоколах Госдумы и Совета Федерации заявления наших фракций о контрвыводах "теневого кабинета"? Увы, это запечатлено только на наших страницах. Так и создаются властям комфортные условия. Касьянов чувствует себя куда уютнее, чем Черномырдин.

Пожалуйста, пусть не теневой кабинет — любая другая форма ежедневных представлений оппозиции народу своих раскрытий, оценок, предложений. Тогда для людей правительство окажется "за стеклом", его действия станут хоть сколько-нибудь прозрачными. А нынешняя засекреченность "агентуры влияния" крайне опасна. Политическая хроника оппозиции должна быть столь же регулярна и конкретна, как сообщения от "советского Информбюро" во время войны.

Это только один аспект из того, как нам противодействовать. Но и здесь надо бы разобраться, почему не реализуется, не получается. Мы должны увидеть, в чем состоят наши беды, на какую ногу мы хромаем, в чем уступаем "агентуре влияния".

А.П. В числе первых опасностей я бы назвал внутреннее самоощущение оппозиции. Причем не массовой оппозиции, а того ядра, которое формулирует оппозиционную стратегию. Не секрет, чем дальше мы от Советского Союза, от 1991 года, тем ощутимее перемены в общественном сознании, которые связаны с ролью КПСС в деле разрушения СССР. Наши противники — либералы, еще недавно упрекавшие КПСС в сталинизме, в бесчеловечном раскулачивании, развязывании гражданской войны и даже Второй мировой, в огромных жертвах, создании тупиковых моделей развития,— постепенно умолкают. Более того, в их стане все чаще раздаются голоса с признаниями величия советского прошлого — кино, балета, нобелевских лауреатов. Солженицын сказал, что ельцинская Россия потеряла весь тот разбег, который дал ей Сталин. И это сказал Солженицын! То есть даже в стане противников постепенно признают величие советского периода. А близкие нам люди все с большей интенсивностью начинают критиковать роль Компартии Советского Союза на последнем этапе советского строя, винят КПСС в распаде СССР, в том, что она не удержала власть, что КПСС отдала власть без боя, что ГКЧП — это профанация восстания и бунта, что наиболее откормленная, сытая номенклатурная часть компартии перешла в стан либерализма, а большинство членов политбюро и деятели типа Ельцина или Шаймиева способствовали распаду. Эта критика во многом справедлива.

В.Ч. Эта критика справедлива. Но справедливо и то, что мы сами себя зомбируем. Я вспоминаю горький иронический монолог из письма сибиряка, поступившего недавно в газету. Нынешние коммунисты, говорит он, отрастили себе комплекс вины за все: за Сталина и за Гитлера, за помощь Кубе в 60—80-е годы и за помощь США в войне с Японией в 45-м, за коллективизацию, индустриализацию и культурную революцию разом, за разрушение церквей и построение космодромов, за красный (и белый!) террор в гражданскую войну и за самую гражданскую войну. Осталось взять на себя вину за Цусиму и Хиросиму — вот тогда-то народ поверит в социализм. как только какая-нибудь сволочь повесит на нас очередную дохлую собаку, так мы мигом начинаем бить себя пяткой в грудь и каяться: больше не повторится, мы осознали и учтем!.. Прав этот сибиряк: отрастили комплекс и путаемся в нем, как в вековой бороде.

А.П. Нас, левых патриотов, народ поддерживает только потому, что мы обещали ему и подтверждаем каждый раз желание вырвать власть у ренегатов и предателей. Выпрямить ось исторического развития России. Сумеем ли мы это сделать? Не слишком ли успокоенным является сегодня наше оппозиционное движение? Не смирились ли мы с теми правилами игры, которые нам предлагает власть в парламенте, на думских выборах, на разных ассамблеях, на страсбургском форуме? Не слишком ли нам понравилось это комфортное, не связанное с риском, издержками, жертвами социальное положение нашей оппозиции? Ведь, скажем, народовольцы, не такая уж значительная группа людей, шли на тотальную конфронтацию с властью и кидали бомбы в царей-губернаторов, знали, что им грозит виселица. Большевики, тоже небольшая группа, мыслили радикально, и все побывали кто в Шушенском, кто в Туруханске, кто умер от чахотки в тюрьмах. Не слишком ли мы свыклись с этой социальной ролью, которую нам предложили? Является ли наше политическое поведение действительно социальной ролью или мы все-таки претендуем на историческую миссию политического движения, которое отберет власть у коллективного агента?

В.Ч. После длительной полосы затмения к нашим людям возвращается исповедание коммунизма, но не в радужных образах беспечной райской жизни, а в образе совестливого, семижильного, умелого русского мужика, способного по-справедливости защитить, вывести из бедствия. Теперь, когда наперегонки похваляются предатели, люди увидели, какой толстый слой ядовитой пены накрывал многомиллионную партию, как клинило все усилия честных коммунистов воспрепятствовать развалу страны. И какой синдром придавленности возник у самых порядочных партийцев, они ушли в себя, в свою духовную обитель и бездеятельно-мрачно наблюдали за происходящим. Эти силы, к сожалению, и до сих пор не встроены в наше оппозиционное движение. Если мы где с ними и соприкасаемся, то, может быть, на выборах, когда нам выражаются симпатии, но и только.

Наш идеологический ресурс оказался суженным, мы не смогли эффективно работать в разных слоях общества в реально текущем времени с учетом происходящих перемен. А ведь и те десять лет, которые прожила страна, не могут просто так, как дым, улетучиться. Это все впитано. Многие слои уже усвоили новые реалии, и нужно разобраться, что полезно для человека, для страны, что смерти подобно. Для этого требуется и исследовательская, и духовная мессианская работа, которую могут проделать только люди, пользующиеся доверием.

Ты правильно сказал: церковь реконструировала себя, но она не приобрела никакого мессианского значения. И до сих пор в народе более всего ценятся честность и самоотверженность левой, коммунистической когорты. Коммунистам, даже когда они избираются во власть, верят больше, чем любому демократу, и требуют многократно больше.

Конечно, возникает вопрос, насколько та сила, которая ныне собрана под знаком КПРФ, НПСР, пронизана мессианской ответственностью. Простые люди прямо так и говорят: вы взялись, так действуйте! От нас ждут поступков, всеми видимых организационных усилий.

Один мудрец-читатель, между прочим, профессор православного университета святого апостола Иоанна Богослова, недавно в письме рассуждал: КПРФ правильно анализирует положение в стране, хотя кое в чем поспорить с ней вполне необходимо. Но главная ее слабость — организационная, отсутствие реальных внепарламентских действий, чрезмерная увлеченность важной, но спокойной и малоэффективной парламентской формой борьбы. Так же действуют и местные подразделения. Вот в вашей газете,— говорит профессор,— жены шахтеров хорошо известного многим, и мне в том числе, г.Новошахтинска (по первоначальному образованию я горный инженер, неоднократно посещал процветающие шахты Новошахтинского района в 50-х и 60-х годах) пишут о том, что местные работодатели чуть ли не по году задерживают выдачу их мужьям более чем скромной зарплаты. Да есть ли там, в Новошахтинске, хоть какая-нибудь ячейка КПРФ? Есть ли там хоть один смелый профсоюзный организатор и защитник интересов трудящихся? Смотрят ли они репортажи о протестных акциях жителей Аргентины? Может быть, вместо многодневного стояния женщин у сбербанков лучше на неделю забастовать: взять по примеру аргентинцев пустые кастрюли, ложки и осадить местное правление угольной промышленности, мэрию или даже "самого" сытого и властолюбивого г.Чуба в Ростове, и потребовать свое заработанное? Не ждать же, пока КПРФ организует в октябре 2002 года "общероссийскую акцию" в защиту русского народа!

А ведь прав профессор богословия. Нам надо гораздо строже спрашивать с самих себя. Мне кажется, нам недостает полноты ответственности, внутреннего содрогания, когда лично решился объявить себя народным заступником.

Мне кажется, самое главное,— нам сейчас нужно почувствовать, насколько наши лидеры загружены нравственно, интеллектуально болью народной, бедой страны. И еще я уверен, что жажда социальной справедливости как бы передается с генами, и нынешняя молодежь, повзрослев, почувствует в себе работу этих генов.

А.П. Может быть, она и почувствует, но будет поздно. Я исхожу из страшного сценария, связанного с тем, что к середине XXI века останется 50 миллионов русских. Пусть из них даже 7—10 миллионов почувствуют это, все равно центром мира останется Вашингтон. Этот ужасный сценарий народ интуитивно предвидит. И я слышу гул загнанных в резервацию, пульсацию глухого подполья, тех запертых в жуткое демократическое гетто, которое под двойным, шестерным прессом пытается создать самые разные формы отпора.

Из числа очевидных угроз, которые существуют в нашем движении, я бы отметил и старение. Наш базовый слой — это старики, ветераны. Потому что советские люди последнего десятилетия, 70-х—80-х годов, подверглись мутации, многие из них довольно легко перепорхнули в новую формацию, нашли себе место в фирмах, бизнесе, в структурах власти, в губерниях. Это молодые люди с большим запасом модуляций. А поколение, которое было наполнено советским мессианством, состарилось. Это очень достойные люди, почти светоносцы, лучшее, что есть в человечестве. Они устали, больны, плохо видят, начинают сдавать умственно. На них нельзя строить реальную политику. Они совершают на последнем издыхании свой подвиг не на Мамаевом кургане, а у избирательных урн, на костылях движутся от подъезда к подъезду. А среди нового поколения сопротивленцев нет пассионарного взрыва, не видно интеллектуального, исторического творчества. Думаю, это огромная проблема — обновление нашего базового слоя с включением в него новых возрастов, новых контингентов. Если этого не произойдет, мы перестанем быть опасными для режима.

В.Ч. Конечно, это так, но я бы сделал пару примечаний к твоему монологу. Знаешь, у меня была надежда сперва на партию, потом на силовиков. Мне казалось, "орден меченосцев", если вдруг сама партия захромает, примет на свои плечи все заботы о безопасности народа, страны. Но и эта надежда рухнула. Потом у меня была еще надежда на этих советских стариков, про которых ты сказал. Это люди, пришедшие в Берлин молодыми офицерами. Люди, которые потом восстанавливали страну, занимали ключевые посты, были директорами заводов, командовали корпусами. Но я не увидел в них активной сопротивленческой силы. Они остались для меня иконой. Я молюсь на икону, но я знаю, что икона вместе со мной не пойдет сражаться с олигархами, останется в красном углу. И было прискорбно наблюдать, как эти святые старики сами впадали в обман, как легко их приспосабливали к ельцинским уродствам. К сожалению, наши герои, буквально завешанные медалями и орденами, остались в лучшем случае наблюдателями. В принципе, я не имею права их укорять, и не укоряю. Просто говорю о своих несбывшихся надеждах. И, как и ты, задаю теперь себе самый важный вопрос — о преемственности. Мне бы не хотелось думать, что через полвека от России ничего не останется. Но я вижу, как развертывается оккупация. Это уже не ельцинский период первичного расхвата заводов и земли. Сейчас уже оккупируются образование, культура, язык и, самое главное, конечно, ум молодежи. Иной раз кажется, что просто производится нейрохирургическая операция в головах целого поколения.

И в то же время я как прагматический марксист сознаю, что бытие определяет сознание. Мы не должны надеяться, что, скажем, мы "закомпостируем" какое-то поколение нынешних двадцатилетних и оно пойдет по этажам истории с данным мировоззрением. Все гораздо сложнее. Взять ту молодежь, которая десять лет назад бегала на дискотеки, с ума сходила на проповедях сектантов, пела дикие песни,— им сейчас по 30 лет, они уже создают свои семьи. Бытие открывается перед ними во всей своей "прелести". У них нет профессии, они не получают работу, не имеют крыши. Такое бытие формирует определенное сознание...

А.П. Молодежь, которая оттанцевала в дискотеках, начинает искать работу, сначала легкую и хлебную, потом любую, но достаточную для проживания. Она потыкается к олигархам, в мэрии, потом придет к оппозиции, попросит работу, оппозиция не даст ей никакой работы, потом она пойдет в организованную преступность, там получит работу, потом в тюрьму, потом пулю в лоб...

В.Ч. Страшно представить, какие сейчас организуются сообщества преступных сил. Скоро будут не хуже, чем в Чечне, промышлять убийствами и заложниками.

А.П. По той причине, что молодежи невозможно жить, она вовсе не обязательно встанет в ряды оппозиции. Молодежь придет туда в том случае, если оппозиция начнет с ней говорить на ее языке. Если в природе существует полублатной молодежный контингент, значит, оппозиции нужно учить полублатной язык. Если у авангардной молодежи эпатажный язык, оппозиция должна прийти к ней, говорить с ней на этом языке. И прежде чем они расстанутся навсегда, они должны хотя бы выяснить отношения. Оппозиция не работает по-настоящему с молодежью.

Молодежь — это когда все становится другим. Когда движения становятся резкими, упругими и пластичными, когда ценится подвиг, когда появляется плеяда лидеров, возникает политический театр. Но ничего этого нет. Я не верю, что в оппозицию пришли новые тысячи молодых студентов, пионеров, вундеркиндов. Если они пришли, то и ушли. Ведь современная молодежная субкультура как в Москве, так и в провинции не очень велика. Эта так называемая поп-культура молодежного нигилизма, куда входят всевозможные панки, рокеры, скинхеды, замешена на галюциногенном наркотическом миросознании. Скинхеды видят, что вокруг них воздвигаются дворцы, заселяются бог знает кем, в частности приезжими с Кавказа, и они интуитивно чувствуют, на зверином уровне, социальную несправедливость, бунтуют против нее.

Одним из ярких представителей политизированной молодежи является Лимонов. Национал-большевики избрали для себя крест мученичества, подвига, самосожжения. В них бродит особый метафизический фермент, потому что Лимонов — это художник протеста, сражения, может быть, гибели триумфальной.

Есть еще криминальная молодежь. Она сбивается в стаи, ей нравится угонять машины, насиловать, пить, пировать. И повторяю, ни в одной из этих субкультур нет наших оппозиционеров. Советский тип, о котором мы упоминали, не может говорить с молодежью на этом языке. У него другая лексика. Он не владеет сленгом.

А Маяковский мог. Будучи левым, коммунистом, не понимаемый Лениным, не понимаемый Луначарским, которые были воспитаны на классике XIX века, на серебряном веке, он мог идти в любую молодежную аудиторию и находить с ней общий язык. Маяковского среди нас нет. Но даже Егор Летов так и не стал принадлежностью нашей оппозиции. "Агата Кристи", которая поет новые антибуржуазные песни, тоже не с нами.

В.Ч. Все упирается в главный вопрос: чем себя осознает оппозиция? Если она несет в себе, так сказать, сверхзадачу стать предводителем трудового народа, то тогда она не должна развиваться только внутри своей скорлупы. Она должна осмыслить все нынешнее состояние общества, выявить и породниться с теми, кто оказался в среде обездоленных. Она должна овладеть всеми формами, в которые выливается протест. Одна из наших бед — мы замкнуты внутри своей уставной, программной структуры. Это, кстати говоря, присуще было с самого начала КПРФ. Мы не провели инвентаризации всех своих возможностей и не решили, на какие силы будем опираться. Если оппозиция сейчас не поставит перед собой задачу создания единого фронта, если она не найдет внутри каждого отряда, внутри каждого сектора тех инициативных людей, которые, с одной стороны, не отвергали бы идею единения с коммунистами, патриотами, а с другой стороны, были бы авторитетны в своей среде, то силы ее будут иссякать с каждым годом.

А.П. А помнишь, после 1991 года мы говорили о союзе красных и белых, это была очень актуальная задача, потому что к власти пришли либералы, космополиты, западники тотальные, и эти 10 лет мы удерживали в своем политическом поле две, казалось бы, разнородные силы.

В.Ч. Тогда оппозиция почувствов

ала необходимость преодолеть догматический подход, который кособочил всю дореволюционную историю. Надо было как бы объединить народ, и, мне кажется, задача была прекрасно выполнена.

А.П. Этот факт зафиксирован даже в ЦРУ. В одном из докладов говорится, что зюгановцы сумели в это десятилетие аккумулировать национальную энергию и выдавить либералов из политической жизни. Действительно, либералов фактически не осталось, а пришли какие-то другие новые люди. Путина не назовешь либералом. Эти люди начали формулировать различные доктрины. Но теперь, повторяю, когда власть стала не очевидно космополитической и не явно либеральной, этот альянс красных и белых, или альянс националистов и коммунистов, пошатнулся. Более того, власть сама раскалывает красных и белых, вербуя на свою сторону националистов. Она сама в себе выделила какой-то фрагмент, некий аппарат, который этих националистов постоянно рекрутирует. Впервые блестяще с этим справился Ельцин, завербовав Лебедя.

Сегодня проблема русского, национального фактора для оппозиции очень важна. КПРФ по своей интернациональной природе не может педалировать русский фактор. Мгновенно получает справедливые упреки от представителей других народов, которые чувствуют себя ущемленными.

Русских большинство, русские — самый истребляемый народ в сегодняшней России. В русском народе зреет третья или четвертая революция, и коммунистическая оппозиция не в состоянии задействовать этот фактор во всей своей силе. А власть это может делать. Она умудряется быть с одной стороны сионистской, а с другой стороны патриотической, уже баркашовцев берет к себе на службу. Они мобильные, они циничные, а мы скованные.

Надо выстраивать патриотическую колонну, которая аккумулировала бы идею русского возрождения не вопреки советскому периоду, а осмысливала бы советский период как часть русского авангарда. Но это почему-то не получается. Внутри нашего движения огромные тормоза. Повторяю, русский фактор, который является доминирующим, органичным фактором нашего национального сопротивления, не освоен нами.

Я понимаю Зюганова, который должен посещать "Аврору", ходить в мавзолей как левый человек, а с другой стороны, ходить в церковь, посещать русские святыни, быть на Куликовом поле, общаться с иерархами, демонстрировать державность, национальность свою. Но им не освоено современное протестное мировое движение левых, антиглобалистов, которые бьют витрины в Генуе, в Сиэтле, которые наполнены такой энергией антибуржуазности, антиамериканизма, что жертвуют своей жизнью. Там много троцкистов, анархистов, исламских радикалов, и если в эту среду придет русский националист, державник, то его сразу назовут фашистом, изгонят из своей среды.

Политическая плазма окружает нашу оппозицию. Мы не сумели вжиться в нее. Ввергли себя в идеологический и политический тупик, из которого нужно немедленно выходить.

Необходимо продумать то, что мы называем системой лидеров. Один лидер с одной монолитной организацией не в состоянии покрыть всего многообразия, из которого состоит сегодняшний российский народ и общество. Это полифония, колоссальный хор движений, ценностей, целей, замешанных на территориях, национальностях, религиях, на стратах, классах, социально-психологических характерах. Необходимо начертить карту, и на этой карте пометить цветами: красным, зеленым, оранжевым, фиолетовым,— весь массив современных социальных течений. Узнать, какие из этих течений являются бросовыми. Скажем, вот я крашу в цвет Соединенных Штатов агентов, которые нас сдают. Но есть сферы, которые внутренне оппозиционируют этой агентуре. У них другой цвет. Необходимо создать палитру организаций, движений, философий, лидеров так, чтобы они были креатурами нашей оппозиционной партии, близки нам, никогда не стали бы ренегатами.

Мы говорили: как хорошо, что рядом с коммунистическим Зюгановым возник экономист Глазьев, который оперирует категорией национальных интересов, но вовсе не требует тотальной национализации и не является марксистом в экономике, готов находить общий язык с крупным капиталом, средним бизнесом, с монополиями и с мелкими челноками. Как важно, чтобы к нам пришел Кондратенко, русский националист, который поднял на дыбы Кубань, весь этот мощный, сочный земледельческий слой. Как важно, чтобы к нам пришел Гейдар Джемаль со своей бунтующей исламской компонентой в России, который умеет находить общий язык с новыми молодежными движениями. Где антиамериканист генерал Ивашов, который аккумулирует в себе все протестные энергии, связанные с обороной?

В.Ч. Вот сейчас ты говорил: хочу, чтобы к нам пришел тот, этот... Ты наступаешь на нашу больную мозоль. Действительно, иногда мы похожи на Будду в храме — ждем, кто к нам придет. Мне кажется, это нам самим надо идти в народ — к этим лидерам, заключать с ними союз, вырабатывать братскую программу действий. Надо идти к учителям — там много пассионарных, вдохновенных людей. Они в ответе за культуру, в ответе за молодое поколение. В свое время, после революции, к Ленину шли люди без всякой коммунистической ориентации, и он находил общий язык с крестьянином, мусульманином, казаком. Выявлял вожаков, рекомендовал властям попристальнее присмотреться к ним.

Если бы КПРФ была сейчас у власти, то так бы и происходило, как в храме Будды — в очередях бы стояли на прием. Но мы в иной ситуации. Все силы должны быть теперь направлены на поиск вожаков, авторитетов и привлечение их на свою сторону с одним лишь условием: преданность Родине и готовность положить живот свой за страну.

А.П. Аспект культуры также абсолютно отсутствует в оппозиционой политике. Но ведь именно в культурной сфере сталкиваются интересы, идеалы, доктрины. Десять лет в культуре сражались западники советского периода — Бакланов, Гранин и так далее, а с другой стороны — Бондарев, Алексеев, Распутин. Слава русским художникам, которые группировались вокруг "Нашего современника" и выстояли. Но многие из них постарели, другие перестали писать. А в культуру по-прежнему вбрасываются новые ферменты. Там происходит схватка. А мы не знаем об этом. Живем представлениями десятилетней давности. Но если заглянуть в сегодняшнюю живую культуру, то мы увидим, что она антибуржуазна, вся наполнена ненавистью к хазановым и жванецким, конформистам-битовцам, ко всей челяди, которая окружила трон. А настоящая культура вся кипит, она во многом несъедобна для нашего советского сознания, но она вся революционна и антибуржуазна. И в ней рождаются современные Маяковские. Культура не освоена оппозицией. Мы рискуем остаться старомодными и смешными.

В.Ч. Необходимо осовременивание нашего мышления, политического языка. В нынешней обстановке отряды работников культуры — это части особого назначения — ЧОН. Либеральные писатели, поэты, художники стали опричниками при кремлевском дворе. Они овладели всеми каналами телевидения. Те, кто облучен сопротивленческим солнцем, смеются над ними, но в массах народа их воспринимают всерьез.

В сфере культуры должно быть развернуто мощное движение сопротивления. Такие отряды творческой оппозиции вполне могут быть сформированы и объединены общими целями. Деятелей культуры, которые не приемлют нынешней духовной катастрофы, нового политического режима, тьма. Надо только организоваться. Рядом с лидером оппозиции хотелось бы видеть масштабную фигуру художника-организатора.

А.П. Еще одно больное место — соблюдение кодекса чести внутри оппозиции. Быть в оппозиции — это не мед. Мы многого лишаемся, дав присягу верности борьбы за наши идеалы. К сожалению, очень часто присяга нарушается. Сам народ просто не выдерживает этого десятилетнего стояния и тоже в какой-то мере нарушает присягу, может быть, данную самому себе. И среди лидеров кто-то впадает в тихое уныние, кто-то в апатию. Кто-то принимает предложения от власти и уходит от нас. Потому я бы очень жестко поставил вопрос об ответственности людей, которых мы избираем. Люди, став красными губернаторами, мгновенно входят в контакт с властью, отказываются от нас. Это нетерпимо. Как создать внутри оппозиции жесткую дисциплину? Оппозиция — это добровольное дело. Но все-таки надо быть жестче, объявлять ренегатов, отказывать им в доверии на следующих выборах.

В.Ч. Дело не только в наших разочарованиях, но в разочаровании самых широких слоев избирателей. Давно пора создать какой-то внутренний кодекс чести. Ответственность должна быть неизбежной и публичной. В кодексе должно быть разъяснено наперед о том, что предательство неприемлемо. И избиратели должны задолго до выборов знать, что кандидат не изменит своих взглядов и ориентиров. Тем более, что мы пытаемся восстановить народовластие.

Сейчас будет проведена новая регистрация партии, и будет как раз ко времени сказать, на какой платформе мы стоим и какие требования друг к другу предъявляем.

А.П. Только что объединились лужковцы, шаймиевцы, шойговцы. На поверхность вынеслись ряд формулировок. Лужков, к примеру, сказал, что мы объединились для того, чтобы на ближайших думских выборах победить коммунистов. Если нам удастся это сделать, сказал он, то наши лидеры останутся прежние, если нет — можно поставить вопрос об их смене. Думаю, что подобные требования могут быть применены и к нашей оппозиции. Мы не подвергаем сомнению народную мудрость — коней на переправе не меняют, но и не должны упускать из виду, что предстоящие думские выборы станут для нас ответственным госэкзаменом, своеобразной аттестацией нашего движения. Если мы их проиграем, то это будет означать неэффективность оппозиции.

В.Ч. Действительно, выборы будут экзаменовать нас на государственный потенциал. И если нынешние, уже четвертые по счету парламентские выборы будут проиграны, это может иметь очень серьезные последствия на длительную перспективу. Конечно, политика — это не элементарная математика. На выборах будет война — много грязи, нечестных приемов, подтасовок. Нужно учесть это все в совокупности. Найти упреждающие средства. Поражения ничем не оправдать. Слишком дорогую цену придется платить стране.

Выборы — это госэкзамен и для народа. Я глубоко убежден, что абсолютное большинство сейчас хочет сохранить нашу Россию без сдачи ее американцам, японцам и вообще кому ни попадя. Пусть оно проявит себя. Патриотическая оппозиция должна сплотить этих людей, всех любящих страну сограждан и привести к победе.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 12 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

13

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Кавад Раш СИБИРЯКИ ПРОТИВ СС (Окончание. Начало в № 8)

Сибирская 24-я армия, та, что вместе с Жуковым дралась под Ельней и из которой вышли первые четыре гвардейские советские дивизии, дралась в кольце, истекая кровью, сражалась оружием, отбитым у немцев и упорно продиралась к Москве. Погиб командарм Ракутин, погиб начальник штаба генерал Кондратьев, убит член военного совета Иванов, редели полки, но не сломлен был дух сибиряков.

5-я гвардейская, сибиряков-алтайцев, из состава той же 24-й армии, дважды выходила из окружения, да так, что немцы были и не рады, что окружили ее. Пятая дивизия вышла к Серпухову из окружения с трофеями и пленными, и здесь же получила гвардейское знамя.

Маршал Малиновский говорил о сибиряках:

"У нас, фронтовиков, укоренилось глубокое уважение к питомцам Урала и безбрежной Сибири. Это уважение и глубокая военная любовь к уральцам и сибирякам установилась потому, что лучших воинов, чем сибиряк и уралец, бесспорно, мало в мире. Оба они такие родные и настолько овеяны славой, что их трудно разделить. Оба они представляют одно целое — самого лучшего, самого храброго, упорного, самого ловкого и меткого бойца".

Видите, какую искру высекли уральцы и сибиряки из маршала, прошедшего две мировые войны.

В армии землячество — великая сила. Оно помогает выстоять, пережить разлуку с близкими. В землячестве спрессованы самые драгоценные для человека чувства, его сокровенное — память о рассветах, о колыбельной, о детских играх. Землячество питает, как родник, чувство патриотизма, оно сплачивает людей. Воспоминания о покинутой земле греют душу солдата, чувство это удесятеряется на войне. Да и сейчас первый радостный крик новобранца: "Земеля!"

Вся Панфиловская дивизия была сформирована в пределах духовной Сибири, огражденной с юга тремя казачьими войсками — Уральским, Семиреченским и Сибирским. Лучше всего это видно по составу 28 панфиловцев.

Разве имеет значение то, что политрук роты Василий Клочков, воодушевлявший панфиловцев у разъезда Дубосеково, где село Нелидово, был родом из села Синодского Саратовской области? Там ему воздвигнут памятник. Василий Клочков был Сибиряком по духу и воспитанником алтайского комсомола. В числе 28 панфиловцев был новосибирец И. Васильев и еще четверо из коренных сибирских земель. Василий Клочков на Алтай попал десятилетним мальчуганом, спасаясь с мамой от голода. В дороге от голода погибли два его брата. У Дубосекова с ним были двое земляков из родного ему Локтевского района Алтая — Гавриил Митин и Петр Земцев. Сам бухгалтер, Клочков из неподкупной корчагинской породы. Тогда честность в их среде стала новой религией. Недругов России мучило, что среди 28 героев, павших под стенами Москвы, пятеро — казахи. Сначала у Дубосекова пошла на панфиловцев волна автоматчиков. Сибиряки отсекли их огнем и заставили зарыться. Во второй волне пехоту поддержали двадцать танков. Четырнадцать из них запылают. В третьем приступе на панфиловцев двинулись тридцать танков. Говорят, именно тогда Василий Клочков сказал поредевшей роте: "Велика Россия, а отступать некуда. Позади Москва!"

Большинство панфиловцев были из того края, который в 50-х годах станет Целинным, а до двадцатых годов, т.е. за двадцать лет до войны, назывался Степным, со столицей в Омске.

Готовность к бою — вот высочайшая отличительная черта сибиряка. Он, (даже отступая), ищет противника и следит за ним.

В этом принятии боя — доверие к судьбе, эпичность и глубоко скрытое до поры веселье наперекор и неистребимость. Готовность к бою рождает находчивость, а последнее сродни остроумию. Это не фанатизм самурая или сектанта религиозного и не заведенность эсэсовца — здесь творческое начало. Полевые орудия, как и противотанковые, называют пушками, а расчеты их пушкарями, в отличие от артиллерии больших калибров. Этих полевых пушкарей, родных братьев матушки-пехоты, немцы не любили и остерегались. Их танкисты часто проигрывали нашим пушкарям поединок на крепость нервов.

Когда сибиряки оказались перед лицом танковых армад с противотанковыми ружьями и гранатами, они показали высокую жизненную адаптацию и выделили из своей среды, что требовало выживание — охотников за танками, что соответствовало их натуре, ибо настоящий сибиряк в душе охотник на крупного зверя.

Панфиловцы входили в 16-ю сибирскую армию Рокоссовского и дрались бок о бок с земляками из дивизии Белобородова на Волоколамско-Истринском направлении. Белобородовцы были поставлены на самый выступ. Для всех главный бой грянул 16 ноября. Именно в этот день шагнул в бессмертие политрук Клочков, оставив потомству крылатую фразу.

В середине ноября нацисты предприняли последний решительный штурм столицы. Эпицентр битвы — Волоколамская дорога. А на дороге этой "прямоезжей" против отборных частей СС стали сибиряки Белобородова. Немцы были уверены в себе. Только месяц, как они "очистили" котлы у Вязьмы и Брянска, где они окружили еще один миллион красноармейцев.

Нет в мире армий, которые могли устоять после таких поражений. Гиммлер как рейхсмаршал СС назначил уже начальника войск СС для покоренной Москвы. Им оказался один из его любимцев, генерал фон Бах-Залевский.

Но у России еще цвет русского народа, засадный полк России — сибиряки. Они решат исход битвы и войны.

16 ноября противник обрушился на дивизию Белобородова. От взрывов земля пошла ходуном. Гул моторов, дым, гарь, оголенные осколками, искалеченные деревья, вой бомб и танки, а за танками цепи. Атака за атакой. Дрались все. За строевыми в бой ввязались ездовые, писари, связисты, штабисты, повара, музыканты. Немцы боялись штыкового боя. Сибиряки знали, что в рукопашной они сильней и бросались навстречу эсэсовцам.

Против одной дивизии сибиряков — четыре немецких соединения: две пехотные дивизии, укрупненная мото-гренадерская дивизия "Рейх" и 10-я танковая дивизия.

Соседи сибиряков справа и слева 18-я и 144-я стрелковые дивизии были потеснены и отброшены гитлеровцами на восемь километров. Сибиряки вновь в полуокружении, как полосухинцы на Бородинском поле. Связь со штабом Рокоссовского прервана. Немцы обошли фланги и вышли в тыл дивизии. Сибиряки, огрызаясь в непрерывных рукопашных, отошли к Истре.

Белобородов вспоминал: "24 и 25 ноября 41-го были для нас беспредельно тяжелыми" — здесь добавлять нечего. В дивизию наведались Жуков и Рокоссовский. Белобородов доложил обстановку Жукову и сказал, что за месяц беспрерывных боев дивизия лишилась более половины состава.

Жуков помрачнел. Тут по телефону сообщили, что нами сдан Клин. Жуков велел дать сибирякам дивизион "Катюш" и, стрелковую и танковую бригады.

Бои начались с новой силой. Член военного совета 16-й армии генерал Лобачев напишет:

"Нигде в наших частях не было такой зрелой, неугасимой ярости в отношении фашистов, как в 78-й дивизии".

Белобородов с Рокоссовским знали друг друга с 1929 года, когда на КВЖД приводили в чувство расшалившихся китайских милитаристов. Тогда политрук Белобородов показал такие примеры бесстрашия, что начальство долго ломало голову над его наградной характеристикой, но, не сумев выразить восхищения, доложили: "…дрался, как черт!"

Жуков доложил в ставку верховному о действиях сибиряков. Сам Рокоссовский выразил свое отношение позже словами:

"…Среди наших прекрасных солдат сибиряки отличались особой стойкостью. Трудно даже сказать, насколько своевременно влились сибиряки в ряды наших войск. Если под Волоколамском великую роль сыграла дивизия генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова, то в ноябре не менее значительный вклад в бои за Москву внесла дивизия полковника Афанасия Павлантьевича Белобородова. Белобородов быстро развернул свои полки и они двинулись в атаку. Сибиряки шли на врага во весь рост. Противник был смят, опрокинут, отброшен. Это был красивый удар и он спас положение".

Это и есть та самая красота, о которой пророчил Достоевский: "красотой мир спасется". Другой нет. Ибо нет выше любви, как если кто положит душу за други своя, учил спаситель. Значит, нет выше и красоты. Только византийское православие малодушно отшатнулось от этой страды и высокой боевой любви, за что и было повсюду сокрушено — от Антиохии до Сербии и Руси. Петр I пытался их спасти и погнал на флот и армию, но они за это его только возненавидели все, кроме святых подвижников.

Через неделю вся 16-я армия ушла на восточный берег Истринского водохранилища. На западном берегу осталась одна белобородовская дивизия. Она будет три дня и три ночи держать Истру, сковывая и изматывая противника.

И вновь на главном выступе нашей обороны сибиряки, а против них части Ваффен-СС. Казалось, сама судьба сталкивает эти соединения, пробуя на крепкость два духовных континента, два мира, две отборные силы. До конца войны они теперь не потеряют друг друга из виду. На главных направлениях перед СС будут вырастать сибиряки.

Предоставим слова командиру 4-й танковой группы генерал-полковник докладывал начальству:

"Уже в первые дни наступления в ноябре завязываются жестокие бои, особенно упорные на участке дивизии "Рейх". Ей противостоит 78-я сибирская стрелковая дивизия, которая не оставляет без боя ни одной деревни, ни одной рощи. У дивизии СС особые счеты с сибиряками. Ее потери очень велики. Тяжело ранен командир дивизии СС. Рядами встают кресты над могилами танкистов, пехотинцев и солдат войск СС".

Вполне эпический рапорт, достойный Нибелунга. За Истру 78-я дивизия стала 9-й гвардейской, а Белобородов генерал-майором. Он вспоминал:

"Когда мы контратаками отбили Нефёдово и соседнюю деревню Козино, нам представилась картина, подобную которой я не видел ни до этого дня, ни после, до самого конца войны. И пепелища обеих деревень, и вражеские траншеи, и окрестные поля, овраги, рощи — всё было завалено трупами эсэсовцев, снега были красны от крови".

О самоубийственной стойкости эсэсовцев писали много. То были воспитанники великого мастера боевой подготовки Пауля Хауссера, которого под Ельней сибиряки лишили глаза. Он предложил свои услуги Ваффен-СС, уже будучи генерал-лейтенантом вермахта и боевым кайзеровским офицером.

Вот какого противника одолели сибиряки. И сибиряки, и эсэсовцы без приказа не отступали. Здесь сила сломала силу.

Там же Белобородов пишет: "Реальные цифры потерь, понесенных эсэсовцами, стали известны из штабных документов, захваченных нашими разведчиками. Дивизия СС "Рейх" прибыла на Озерну в начале ноября в составе 14 тысяч солдат и офицеров, вскоре получила еще 7,5 тысяч человек пополнения, а к началу декабря насчитывала менее трех тысяч человек. Можно представить, во что превратилась эта дивизия уже в ходе нашего наступления, к середине декабря".

Дивизия Белобородова остановила дивизию СС "Рейх" в районе Красногорска во многом благодаря нашим артиллеристам. Сибиряки располагали двумя артиллерийскими полками и тремя отдельными дивизионами — зенитным, противотанковым и минометным, плюс полковые батареи пушкарей. Они составили огневой щит стрелковых полков. Контрбатарейную борьбу сибиряки обычно выигрывали, подавляя и уничтожая эсэсовские батареи. Сражение сибиряков против дивизии СС "Рейх" и 10-й танковой дивизии вермахта под Москвой можно приравнять к отдельной самостоятельной битве. Только дивизия СС "Рейх" насчитывала более 21 тысячи бойцов. Такого количества сил не было в рядах меченосцев на Чудском озере в 1242 году.

В ноябрьских боях в одном из полков белобородовской дивизии в деревне Кошино находился поэт Алексей Сурков. Немецкие танки отрезали штаб полка, в котором находился Сурков. Поэт вместе со штабистами залег с автоматом и отбивался от наседавших немцев. Уходили к своим ночью через минное поле. После этих переживаний и родились стихи: “Ты сейчас далеко-далеко,/ Между нами снега и снега,/ До тебя мне дойти нелегко,/ А до смерти четыре шага”.

Композитор Константин Листов озвучил эти строки, придав им крылья. И на всех фронтах запели песню, родившуюся в сибирской дивизии.

Бьется в тесной печурке огонь.

Огням подмосковных землянок суждено было стать кострами, осветившими небо над землей.

Фюрер сказал своему "герренфольку" (народу господ), что к Рождеству вся Россия будет у его ног. Но за три недели до Рождества, 6 декабря начался закат "тысячелетнего рейха" — Жуков начал контрнаступление.

В шесть утра в темноте кромешной на участке 30-й армии Лелюшенко, обращенной к Клину, в чистом поле запылали гигантские костры. В их свете в атаку пошла 365-я дивизия сибирских стрелков. Они прибыли на фронт три дня назад. Не сделав ни одного выстрела по врагу, в историческую атаку в зареве освещающих путь костров идут сибиряки. Ночь — союзник для смелых и умелых.

"А сибирякам, — скажет Лелюшенко, — смелости и умения не занимать". Сибиряки в маскхалатах идут молча цепь за цепью. Сибиряков поддерживают уральцы и москвичи. Эта атака, по тайной сути, должна решить исход всей мировой войны.

"Сибиряки на самом что ни на есть ударном направлении" — скажет командарм Дмитрий Лелюшенко.

Дерзкое ночное наступление лишает немцев преимущества в танках и авиации. Авиация ночью слепа, а заледеневшие на морозе танки не заведешь.

Когда над землей занялась заря, фронт был прорван на пять километров в глубину и до двенадцати километров по фронту. Захвачено знамя полка 36-й моторизованной дивизии вермахта — первое знамя врага.

Как только Жуков понял, что противник утратил пробивную силу и начал выдыхаться, последовал контрудар в тысячекилометровой полосе обороны от Калинина до Ельца. Все военачальники, как наши, так и западные не скрывают удивления и восхищения гениальным полководческим чутьем на выбор дня и часа контрнаступления. Выбор времени для удара они считают едва ли не самым творческим фактором войны. Только полководец, который держит перед мысленным взором весь театр военных действий, постигает скрытый механизм войны, и мог настоять на мощном контрударе. Если бы Жуков хоть на день или два опоздал бы с контрударом, немцы, выдохшись к декабрю, немедленно окопались бы, зарылись бы в землю, оградились бы минными полями, колючей проволокой, подтянули бы резервы, горючее, припасы, одежду — и все это у порога Москвы. Жуков понял — промедление смерти подобно. И он стал вмешиваться, как власть имеющий, будто чувствуя, что судьба России лежит лично на нем. Даже Коба поддался под обаяние этой прямодушной силы. Это же чувство главный "деревенщик" России привил всем — от солдата до командующих фронтами. Отсюда беспощадность Жукова к себе и другим. Если бы издать все приказы и наставления Жукова с умным толкованием, то получилась бы поразительная по мощи "наука побеждать". Фон Бок жаловался, что ему не хватило "последнего батальона", а у самого в центре бездействовало шесть корпусов. Когда он спохватился — было уже поздно.

Теперь до конца войны во всех немецких штабах будут внимательно следить за передвижением сибирских дивизий.

Они знают, что сибиряков зря не передвигают. На всех наших фронтах после Москвы укоренилось убеждение: "Где сибиряки — там победа!"

Перед контрнаступлением Ставка выставит из резерва 10-ю армию генерала Голикова. Командующий, став маршалом, вспоминал:

"Вовсе не случайно гитлеровцы считали все дивизии Десятой армии сибирскими, усматривая в этом некоторое оправдание своих поражений".

Знаменательное признание. Уже перед контрнаступлением немцы считают не зазорным быть разбитыми сибиряками. В стотысячной армии Голикова были только две сибирские дивизии. Но этого оказалось достаточно для оправдания отступлений лучшей в мире армии, вчера проутюжившей Европу.

Московская битва утвердила за Жуковым репутацию самого великого полководца всех времен и всех народов. Шестьдесят миллионов мужчин взялись за оружие во Второй мировой войне на всех континентах. Двадцать пять миллионов пали на всех полях сражений. За долгие годы усилий, отбора и выучки ни один народ в мире не дал полководца, равного Жукову по мощи, размаху и силе ума. Кто не понимает величия Жукова, пусть представит хоть одну победу Наполеона, Цезаря или Александра Македонского под началом у Кобы, при прищуре комиссаров, "органов" и "смерша".

Величайшего полководца дал русский народ, истребляемый голодом, чрезвычайками и гулаговским катком. Жуков былинно народен и непостижим для нынешнего массового вороватого сознания, с душой, загаженной эстрадой и холуйством перед мещанами Запада.

Величайшим человеком в истории Соединенных Штатов считается не Вашингтон и не Линкольн. "Самым великим человеком после рождения Христа" американцы считали победителя на Тихом Океане генерала Дугласа Макартура, человека, возводящего свою родословную к рыцарям Круглого стола короля Артура.

Это он, Макартур, а не бесцветный Эйзенхауэр должен был стать президентом США. Ни один человек в США не мог сравниться с ним по влиянию и популярности. Но Макартур был настолько крутой патриот-республиканец, что американские демократы легли костьми и долларами, чтобы не пустить его в Белый дом.

Вот что скажет о Жукове этот великий военный, презиравший коммунистов и, как истинный полководец, ревнивый к чужой славе:

"В своей жизни я участвовал в ряде войн, другие наблюдал, детально изучал наивыдающихся военачальников прошлого. Но нигде я не видел такого эффективного сопротивления сильнейшим ударам до того времени победоносного противника, сопротивления, за которым последовало контрнаступление, отбрасывающее противника назад, к его собственной территории.

Размах и блеск этого усилия делают его величайшим военным достижением во всей истории".

Справедливости ради, надо добавить в число факторов этой победы еще властную и направляющую волю ставки в лице Сталина, и самое главное — лучшего в мире солдата, имя которого — сибиряк.

Что такое Сибирь? "Что пророчит сей необъятный простор?" Каким усилием веков, поколений и отбора породил священный край сибирские полки?

О гранях и межах Сибири — так назвал свой труд современник молодого Петра I Семен Ремезов, первым вознамерившийся осмыслить особость Сибири. Вот его строки глубинно-народного восприятия Сибири:

"Воздух над нами весел и в мирности здрав и человеческому житию потребен. Ни добре не горяч, ни студен…Земля хлеборобна, овощна и скотна, оприч меду и винограду ни в чем скудно. Паче всех частей света исполнена пространством и драгими зверьми бесценными. И торги, и привозы, и отвозы привольны. Рек великих и средних, заток и озер неисчетно, рыб изобильно множество и ловитвенно. Руд, злата и серебра, меди, олова и свинцу, булату, стали, красного железа и укладку, и простова, и всяких красок на шелки, и камней цветных много и от иноземцев скрыто, а сибиренам неразумно" ("неразумно", стало быть "невдомек").

Чисто сибирский склад мышления — широкий, дельный, государственный и с точным глазомером. Сразу видна порода. С медом Семен Ремезов ошибся. Мед повсюду в Сибири получают. Что до меда из Алтайского разнотравья или Приморья, так они в мире из лучших медов.

Сибирь бросила исполинский вызов уму, силе и находчивости русского народа, и народ принял вызов и одухотворил этот край.

Русскую Сибирь основал Ермак и стал ее первым равноапостольным. Русские и до Ермака много раз воевали Сибирь, но в духовной памяти народа запечатлелся Ермак, ибо он был прежде всего витязем православным, и от него "солнце Евангельское землю Сибир осия". Здесь ключ к пониманию миссии Ермака и тайна всех тайн Сибири. И тогда "к Ермаку повеле Государь написати не атаманом, но князем Сибирским".

Новгородская летопись от 1364 года за 16 лет до Куликовской битвы сообщает: "с Югры приехали новогородцы — дети боярские и молодые люди, и воеводы Александр Абакумович и Степан Ляпа; воевали один по Оби реке до моря, а другая рать воевали по верх Оби". На следующий участники похода на Югру: "заложица церковь каменную Святую Троицу на Редятине улице", в память об удачном походе и на деньги от добычи соболями.

За сто лет до Ермака в 1483 году Иван III послал рать на вогулов и на Обь в Югру. Дружина в основном из русского Севера. Воевали по Иртышу. Но то были военные походы за добычей.

В донесении королю Баторию комендант Могилева доносил, что под стенами города вместе с другими воеводами стоит "Ермак Тимофеевич — атаман казацкий". Документы посольского приказа свидетельствуют за 1581 год, что до похода Ермака его главные атаманы Иван Кольцо, Мещеряк и другие громили ногайскую орду, отучая ее от набегов. Эти войны были тогда откровенно религиозные.

Ермак появился в Сибири с отборной дружиной и священниками. Первый архиепископ Сибири Киприан собрал в 1622 году оставшихся в живых сподвижников Ермака. Они принесли Киприану свои "записки" о походе. По ним Савва Есипов из новгородских бояр написал летопись похода Ермака. Она стала первым литературным произведением Сибири. Летопись Есипова любили в Сибири и переписывали. Сибиряки тогда были почти поголовно грамотны. Но Киприану отказали в церковном прославлении Ермака и дружины. Прославил Ермака в 1636 году архиепископ Нектарий (Василий Теляшов) основатель Нилово-Столобенского монастыря. Государь Алексей Михайлович, крестник Нектария, позже будет провожать пешком его гроб за Москву. Нектарий установил "вселенские поминания" Ермаку и дружине, и "оттоли уставися и до нынешнего лета поминовение вселенское на Москве и зде в Тобольску".

Многие пытались воплотить в искусстве образ князя Ермака, но этот замысел так и не был осуществлен. Приблизился Бажов в "Ермаковых лебедях".

Баратынский — Пушкину. 5-20 января 1826 года:

"Мне пишут, что ты затеваешь новую поэму "Ермака". Предмет истинно поэтический, достойный тебя.… Благослови тебя Бог и укрепи мышцы твои на великий подвиг".

Никто так и не дорос до Ермака. Потому что они не могли осознать, что он, прежде всего, народный князь и апостол.

У ворот Сибири, в Оренбургских степях, Пушкин и Даль будут собирать материал для "Капитанской дочки" — самого совершенного романа в мире. Умирал Пушкин с мыслями о Сибири. Сохранились его наброски для романа о Камчатке. К рождению Пушкина Сибирь уже два века озвучена русскими. Озвучена колокольным звоном, северными былинами о Киевской Руси. Сбившись к очагу в зимовье или остроге первые сибиряки из Русского Севера вместе с казаками пели песни об Илье Муромце, Алеше Поповиче, Дунае Богатыре — исторически о родных братьях Ермака. Гремели военно-морские песни казаков о соколе-корабле "по морю, да и за Дунай". Такова первооснова Сибири, ее истинной былинной сути. Сибирь основана людьми гулящими, стало быть свободными. "Гулящий" — не значит "бродяга"; "гулящий" — социальный тип, права коего закреплены законом и традицией — он вольный человек, статус его равен дворянину. Сибирь, как некогда Дон — русская мечта о "тихой" жизни. "Тихий" и "святой" в старину синонимы, как и "белый" и "праведный". Потому священное Беловодье искали в Сибири. Взыскующие града Китежа, староверы переваливали за Урал. Они верили: там, в "белой Сибири" небо сходится с землею. Они идут звериными тропами, дремучей тайгой, переплывают реки и страстно верят — все стопы их сосчитаны ангелом. Порыв к Сибири и океану — порыв к свободе, жизни чистой, "белой" и справедливой.

Сибирь ни часа не знала крепостничества и никогда не была каторгой. Даже гулаг не справился с ней, как показал 41-й год. Основали Сибирь поморы, новгородцы и казаки. За ними пришла еще одна отборная часть русского народа — староверы, которые измене истинному православию предпочитали самосожжение. Вот когда народ не безмолвствовал, а искал в Сибири Беловодья "без татьбы, воровства, пакости". Здесь искали национальный земной идеал. Староверие — апология русской соборности, где мир — русская семья, Бог — "большак" этой семьи, а казачий круг — идеал общины. Староверам нравились слова Максима Грека: "соблюдайте землю нашу чисту и невредиму от таковых псов"

Еще в 1668 году пушки Соловецкого монастыря возвестили о прямом разрыве русского староверия с византизмом Москвы. Началась десятилетняя осада. Твердыня пала только за неделю до кончины Алексея Михайловича.

Староверы свято верили, что русский патриарх первый по чести во вселенной, что Русь, после осквернения Константинополя османами — единственная в мире носительница истинного Православия и ей нечему учиться на Востоке. Как говорили в старину: "греци изначала лукавы суть". Правкой книг и равнением на нечестивых греков, вступивших в Унию, Никон плюнул в самую душу русского народа.

Карташев напишет: "Генеральное принятие греческого авторитета и греческой (униатской) мерки, было столь же потрясающей и неожиданной операцией для русского самосознания, как и последующая Петровская реформа". Но если Петр не прикоснулся к догматам церкви, заимствовал только формы гражданские и технологию, то Никон покусился на святая святых русского Православия — на Святую Русь, как последнего на земле оплота истинной веры, коим "лукавые греци" не пример.

Слава Аввакума Петрова — "атамана полка Иисуса" началась в Сибири. Аввакум называл себя: "природный русак". Именно таковыми была заселена Сибирь. Аввакум возводил свою борьбу к вековечной войне между племенем Авеля и племенем Каина, обосновавшимся в Москве. Дело Никона, по сути, было глубоко антирусским и разрушительным, несмотря на его помпезные стройки и кощунственные кресты на башмаках.

Сибирь сотворила и закалила Аввакума Петрова, как апостола, мученика и борца. Он напишет в своем "Житии":

"И до Москвы едучи, по всем городам и по селам, во церквах и на торгах кричал, проповедуя слово Божие, и уча и обличая безбожную лесть".

Староверы наводнят Сибирь и укрепят дух края своей исключительной стойкостью.

Два века (XVII и XVIII) Сибирь будет единственной территорией России, где церковные владыки будут пользоваться большей властью, чем воеводы и губернаторы. Главная особость Сибири — дух столичности, грамотности и отсутствие даже в далеких острогах и городках провинциальной затхлости.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 14 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

15

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Ефремов ВЕРТОЛЕТ

Освещение Олимпиады у нас на ТВ стартовало задолго до самих соревнований как пиар режима, было продолжено в ходе игр как тот же пиар, тем же пиаром и завершилось. Правда, ход событий периодически заставлял "министерство лжи" корректировать информационную обработку. Напомню, все началось с умильных репортажей о посещении Путиным и Матвиенко базы российских лыжников. Президент-физкультурник и разнаряженная чиновница на фоне лыжников в ярких трико — вот главная телекартинка тех дней. Новостники, спортивные обозреватели, спортначальник и горнолыжник Тягачев вовсю раздавали тогда авансы с экрана. Бравурная пропаганда под условным лозунгом "возьмем минимум восемь золотых медалей" исключала возникновение на любом из каналов серьезного разговора с участием настоящих спортсменов и специалистов. При помощи мощного паразитирования на прошлых успехах (бесконечные ролики о победах советских спортсменов) нагнетался лукавый дурман неизбежности нового триумфа. В сознании телезрителя все это призвано было "забить" яркостью и шумихой истинную картину катастрофы русского спорта. Жалкие обещанные восемь медалей при нынешнем количестве разыгрываемых комплектов — как высокий ориентир для великой спортивной державы Севера — вот что было тогда уже сдачей позиций.

Репортаж об открытии вел Никита Михалков, и те, кто смотрел на торжество по российскому телевидению, должны были несколько часов слушать славословия автора "цирюльника" в адрес Америки, ее флага, ее народа, ее умения жить и т. д. Итак, Олимпиада началась для зрителя тем, что лакействующий перед всяким сильным псевдобарин учил его, зрителя, любить Америку. Но при чем же тут спорт? Да и все репортеры то и дело пускали слюни по поводу штатовского изобилия, и никто из них не осмеливался даже заикнуться про мерзости запустения, царящие дома, в России, на катках и стадионах… С первых же телетрансляций выявились их две заметные черты: непрофессионализм и завышенные ожидания. В начале показа каждой гонки лыжников, конькобежцев или биатлонистов нас торопливо уведомляли, что вот здесь-то уж точно "наши возьмут медали". Надрывные, порой истошные крики Гуниева (РТР), Уткина (НТВ+) не просто раздражали: резало слух частое "непопадание в тему", незнание материала. Я вспоминал тонкие, мастерские "лыжные" репортажи советской поры в исполнении замечательного комментатора А. Суркова, хоккей в подаче Н. Озерова или Е. Майорова, когда можно было с закрытыми глазами почувствовать происходящее на площадке. Толтвадзе же (РТР), снимающий достойные фильмы о советских чемпионах, с задачей озвучивания хоккея не справлялся — эмоциональный "ор" с вываливанием на аудиторию суммы косвенных знаний — это еще не комментарий.

Когда стало очевидно, что даже никаких "восьми медалей" не будет, что требования к нашим спортсменам перезавышены (как можно требовать бесконечных побед от атлетов несчастной погромленной страны!), в пиар-кампании возник новый ход: все телевизионщики начали твердить, что "наших засуживают". Это, мол, не развал спорта дал себя знать, а — "засуживают". Да, это было заметно в фигурном катании, лыжах, хоккее. Но кто "засуживал" лыжников-мужчин, биатлонистов, кто "зажимал" конькобежцев? Секундомер? Ну, да, судьи, служа Америке, сделали нам немало гадостей. Но разве для России, для СССР это могло служить когда-нибудь причиной провала? А тут отвязанное судейство под давлением взбесившихся янки дало пропагандистам еще и повод скрыть провал за шумихой о "произволе". ТВ умолчало о главном: так бьют представителей самых слабых стран. Кстати, на этапе "крушения розовых надежд" комментаторы все реже стали вспоминать о достижениях советского спорта — слишком уж убогими оказались "новорусские" успехи. А ведь это только начало падения. Есть пока ветераны, остатки школы и прошлых наработок — а что будет дальше?

P.S. Позорно, что ни ОРТ, ни НТВ+, ни РТР ни разу не вспомнили о четырехкратном олимпийском чемпионе по биатлону Тихонове. Этот факт лишний раз подтвердил полную политизированность телевещания в России, в том числе и спортивного, показал нечистое могущество "министерства лжи" в королевстве кривых зеркал.

Александр ЕФРЕМОВ

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 16 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

17

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Михаил Мезенов, Олег Щукин КТО ВЗЯЛ “ГАЗОВУЮ ПАУЗУ”

— Вы только представьте себе, во что превратится Европа, если мы ненадолго — в порядке социального эксперимента, скажем,— приостановим подачу газа. Они, конечно, не замерзнут, но сумасшествие у них начнется. Несколько переворотов неизбежны, а затем — передел сферы влияний, войны за контроль над дефицитными энергоносителями и так далее,— Клевшин словно забивал молоточком нам в головы остро актуальные, как ему казалось, идеи, при этом глаза его весело поблескивали сквозь очки металлическим блеском...

Фрагмент романа Александра ВОДОЛАГИНА “Ворох”

Единая Система Газоснабжения СССР к концу 80-х годов представляла собой явление планетарных масштабов: сотни тысяч газовых скважин, сотни компрессорных станций, десятки гигантских подземных газохранилищ, множество распределительных станций с разветвленными газозаборными сетями и тысячекилометровыми магистральными газопроводами. На одной шестой части планеты формировался словно бы новый, ранее невиданный организм: со своим скелетом, своими мышцами, своей нервной и кровеносной системой.

Вокруг этого великана могло быть преобразовано пространство и время, могли возникнуть новые типы социальной жизни. И такое преображение, несомненно, планировалось. Размах, мощь и темп, с которыми шло развитие советской газовой отрасли, поражают. Если в 1950 году в нашей стране добывалось 3 млрд. кубометров газа (в 30 раз меньше, чем в США), то к 1991 году СССР превратился в самую мощную газовую державу мира, увеличив добычу газа за 40 лет в 214 раз, до 643 млрд. кубометров. Тогда доля Советского Союза в мировом производстве газа составила почти 25%. При этом девять десятых добытого в стране "голубого золота" приходилось на вновь открытые месторождения Западной Сибири.

Разумеется, такое чудо не могло совершиться на пустом месте. Русские землепроходцы, проторившие в XVI-XVII веках "дорогу к Океану", и казаки Ермака, присоединявшие к России Тюменское ханство, ничего не ведали о богатствах сибирских, дальневосточных и приполярных недр. Но их державный, государственнический инстинкт точно знал то, о чем скажет несколько веков спустя один немецкий геополитик: "Пространство дает силу. Более того, пространство и есть сила". Конечно, речь шла не о каком-то абстрактном геометрическом пространстве, но о пространстве суши, ее озерах и реках, ее лесах и горах. И о людях, эти пространства населяющих.

Люди давно знали о "вечных факелах" южного Каспия, именно здесь учил поклоняться огню легендарный Заратустра (Зороастр). Постепенно попутный нефтяной газ начинает входить в обыденную жизнь городов, а в 1902 году на Апшеронском полуострове, в Сураханах близ Баку, начинает бить первый газовый фонтан, суточный дебит которого превысил 30 тыс. кубометров. Всего в этом районе Российской Империи к 1917 году утилизировалось 33 млн. кубометров природного газа.

Отечественные геологи разбирались в загадках газовых месторождений неспешно и тщательно. Во время Великой Отечественной войны были открыты месторождения природного газа в Куйбышевской области с запасами в сотни миллионов кубометров. В 1943 году вступил в строй первый советский газопровод Бугуруслан—Куйбышев длиной 160 километров. Строительством (1942 год) и пуском в эксплуатацию (11 июля 1946 года) магистрального газопровода Саратов—Москва протяженностью 843 километра и диаметром труб 30 сантиметров открывается история советского газового проекта. На заводы, электростанции, в жилые кварталы послевоенной столицы тогда впервые поступил природный газ. В конце 1956 года начал действовать первый в мире многониточный газопровод Ставрополь—Москва, задействовавший северокавказские ресурсы природного газа. В начале 60-х годов для нужд столицы использовался газ Шебелинского месторождения Украины. В тот же период начинается эксплуатация среднеазиатских месторождений природного газа.

Геологи-разведчики начали продвижение на Восток, заново открывая пути Ермака. В конце 60-х годов начинается освоение оренбургских запасов газового сырья. Строится экспортный газопровод "Союз" длиной 2750 километров. С 1970 года в центральную часть страны по газопроводу "Сияние Севера" поступил природный газ Вуктыльского месторождения Коми АССР. Тогда же список крупнейших газовых месторождений мира пополнился названием "Уренгой". Уже к середине 70-х годов стало ясно, что наша страна располагает гигантскими ресурсами природного газа. В связи с этим и возник вопрос о целесообразности введения "газовой паузы".

Речь шла о том, чтобы использовать "голубое золото" в качестве топлива на протяжении 30-50 лет, а за это время провести коренную реконструкцию угольной промышленности и — главное — выйти к управляемой термоядерной реакции, зажечь в СССР сотни рукотворных солнц, получить источник дешевой, экологически чистой и практически неисчерпаемой энергии. Но этим планам оказалось не суждено сбыться — созданный усилиями всего народа газовый великан так и не выносил внутри себя солнечное дитя, превратился всего лишь в канал для перекачки на Запад отечественного газа.

Подлинная история этой трансформации вряд ли когда-нибудь будет написана — слишком много случайных по видимости факторов сошлось воедино. Но случайны ли они были по сущности — это еще вопрос. Все последние, "застойные" годы правления Л.И.Брежнева, по большому счету, окутаны аурой недомолвок и тайн. Ввод советских войск в Афганистан, ситуация с профобъединением "Солидарность" в Польше, конец "разрядки" — эти и другие события медленно, но верно сбивали советскую цивилизацию на гибельный для нее путь "перестройки".

С конца 60-х годов в СССР начался "инвестиционный голод", масштабы которого непрерывно возрастали. Некоторые экономисты, занимавшиеся этой проблемой, пришли к выводу, что такое положение дел стало следствием так называемой "косыгинской" реформы 1965 года, которая перевела всю советскую экономику с натуральных на денежные индикаторы, при этом показателем эффективности производства стало не снижение себестоимости и рост потребительских качеств продукции, а рублевая прибыль. В результате предприятия всеми правдами и неправдами "накачивали" ее на свои безналичные счета, что в условиях нормированных цен вело не только к дефициту, но и к образованию значительных излишков денежной массы.

Эти якобы "лишние деньги", которым не находилось применения внутри страны, широко расходовались и вкладывались за рубежом. Единственным "узким местом" данного процесса была полная неконвертируемость советского рубля. Ее стали обходить, экспортируя на Запад во всевозрастающем объеме сырье, прежде всего энергоносители. Газ в этом отношении был просто "идеальной валютой". Но "добро" на ее расходование требовало политического обоснования. Этим и занялись "завязанные" на "черный" экспорт советские спецструктуры, чьи интересы во многом совпадали с интересами стран Западной Европы.

Вмешательство СССР в Афганистане (декабрь 1979 года) и резкая реакция на это США, уже потерявших позиции в Иране,— вплоть до бойкота Олимпиады в Москве, естественно, потребовали "углубления сотрудничества" с Западной Европой. С этой целью и было предложено строительство газопровода Уренгой—Помары—Ужгород, позволявшее "привязать" европейцев к советскому газу и получить необходимую для страны валюту. Нет нужды, что в рамках контракта "газ—трубы" стоимость газа на границе с ФРГ определялась в 70 долл. за тысячу кубометров — почти в три раза дешевле внутренних немецких цен. Такие "подарки" не делаются "за красивые глаза" — даже в силу острой политической необходимости. Зато трубы диаметра 1420 мм шли по эксклюзивным ценам, поскольку в СССР их производство налажено не было, а "немецкие друзья" шли нам навстречу, презрев эмбарго Рональда Рейгана...

В 1984 году СССР вышел на первое место в мире по добыче газа — 587 млрд. куб. м в год. Тогда же была завершена "нитка" трансконтинентального газопровода Уренгой—Помары—Ужгород протяженностью 4451 км и пропускной способностью 32 млрд. куб. м газа в год. Большой газ пришел в Европу 13 января 1984 года. Стройку вели крайне спешно (из-за ошибки геодезистов, поправлять которую не стали, магистраль прошла почти в 150 километрах севернее Помар, так что название легендарного газопровода — лишь дань традиции). Наверное, кто-то наверху точно знал, что надо спешить...

Считается, что даже в нынешних условиях газовая промышленность будет главной опорой ТЭКа на период до 2030 года. Именно поэтому встает вопрос об усилении госрегулирования газовой отрасли (строительство новых газопроводов и организация геологоразведочных работ требуют гигантских вложений). По разведанным запасам и газоносным ресурсам (216 триллионов кубометров) Россия занимает первое место в мире. При существующем уровне цен возможно рентабельное освоение половины ресурсов газа, что обеспечит потребности нашей страны в газе на 150 лет вперед. Расчетная ценность данных ресурсов при современном уровне цен составляет 2,3 трлн. долл. Но это уже совсем другая история.

Михаил Мезенов, Олег Щукин

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 18 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

19

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Николай Коньков ГОЛУБАЯ КРОВЬ “РЕФОРМ” (Газпром ельцинских времен: “вне политики” и вне подозрений)

Tе, кто следом за Ремом Вяхиревым готов повторять, что Газпром не занимается политикой, либо заблуждаются сами, либо вводят в заблуждение других. Большие деньги не существуют вне большой политики. Именно поэтому Газпром финансировал в 1996 году избирательную кампанию Ельцина, подкармливал фракцию черномырдинских "домушников" (НДР) в Госдуме, кредитовал НТВ Гусинского, строил трубопроводы в Германию и Турцию, скупал собственность и активы на "постсоветском пространстве", а также в Восточной и Центральной Европе.

Вообще, о какой аполитичности можно говорить применительно к Газпрому? Разве это не его основатель и первый руководитель В.С.Черномырдин на протяжении пяти с лишним лет руководил "правительством реформ"? Разве это не Черномырдин принимал непосредственное участие в событиях "черного октября" 1993 года и "усмирял" Слободана Милошевича во время натовской агрессии против Югославии? Разве не Виктор Степанович нынче — посол РФ в Украине, вся деловая и отчасти политическая "элита" которой выросла на российском газе? А ведь Черномырдин — вовсе не какой-то "отрезанный ломоть" для российских газовиков. Наоборот, именно он обеспечил "своей" отрасли привилегированное положение среди "сырьевиков", а самих "сырьевиков" поставил во главе всей отечественной экономики.

Если бы, например, нефтяная промышленность России сохранила свое единство по образцу Газпрома, а не разделилась на "семь сестер", еще вопрос, кто играл бы сегодня ведущую роль в отечественном ТЭК — даже при том, что доля газа в энергетическом балансе СССР составляла в 1990 году 40,5%. Но планы приватизации "нефтянки" премьер-министр Черномырдин поддержал, что называется, обеими руками. В результате газовики, по сути, бесплатно избавились от мощного потенциального конкурента на внутреннем рынке. Иными словами, газовая отрасль посадила в главное правительственное кресло своего лоббиста и обеспечила тем самым приоритетное внимание государства. Достаточно сказать, что с 1993 по 2000 год номинальный глава Газпрома Рем Иванович Вяхирев имел в трастовом (доверительном) управлении государственный пакет (35%!) акций своей компании. О такой степени государственного "доверия" другие российские "олигархи" не могли даже и мечтать.

Когда в 1998-1999 годах известный американский журнал "Forbs" поместил фамилии Черномырдина и Вяхирева в свой список 200 богатейших людей планеты, оба весьма по-советски возмутились. "Пусть скажут, где эти деньги лежат!"— заявил, например, Рем Иванович. А Виктор Степанович публично пообещал подать в суд и на журнал, и на Джорджа Буша-младшего, который, ссылаясь на эту публикацию, высказал сомнение в "чистоте" черномырдинских денег.

В "сырьевом" на 90% бюджете "новой России" доля Газпрома составляла 25%, а остальные 65% приходились на поступления от других "сырьевиков". При этом Газпром давал около отечественного 8% ВВП, а в его структурах было занято не более 0,5% трудоспособного населения страны. Понятно, что среди новых "столпов российской государственности", связанных с добычей и экспортом сырья, "газовые бароны", эта белая кость и голубая кровь "рыночных реформ", занимали особое место.

Надо сказать, что подобное развитие событий полностью соответствовало интересам "промышленно развитых стран", именовавшихся ранее империалистическими. Резкое сокращение валового внутреннего продукта "новой России", происходившее в основном за счет обрабатывающей промышленности, словно по заказу, "высвободило" гигантское количество сырья, которое потоком пошло на Запад. И если США доставались "сливки" в виде золота, драгоценных камней, обогащенного урана, редкоземельных и цветных металлов, то Европа была рада получить доступ к нашим энергоносителям, в первую очередь к "экологически чистому" газу. Поэтому руководство Газпрома там едва ли не на руках носили, что лишь добавляло российским газовикам самоуважения и гордости за свою принадлежность к особой касте избранных.

Подчеркнула это обстоятельство помпезная презентация центрального офиса компании на улице Наметкина, 16, состоявшася в августе 1985 года. "Голубому небоскребу Газпрома может позавидовать любой западный миллиардер, однако шикарным офисом в наше "кризисное" время уже никого не удивишь,— писал, например, И.Корнеев.— Восхищение вызывают жилые здания для руководства АО, расположенные в едином комплексе с головными офисными хоромами. Двухэтажные квартиры в сотни квадратных метров, нашпигованные элитной мебелью и чудесами бытовой техники, не снились самым могучим российским олигархам. В "городке" хозяев Газпрома можно жить, не выходя в большой город — там имеются свои школы, магазины, службы быта и даже любая прислуга на выбор. Вам (вернее, им) могут по первому телефонному звонку убрать квартиру, приготовить обед и даже почистить обувь. Все совершенно бесплатно. Коммунизм, понимаешь".

К столь эмоциональной тираде стоит добавить, например, что по сравнению с нынешней газпромовской клиникой уровень медицинского обслуживания в знаменитой некогда "кремлевке" выглядит попросту каменным веком. И если раньше считалось, что граница между коммунизмом и развитым советским социализмом проходит по кремлевской стене, то сегодня, очевидно, граница между коммунизмом и недоразвитым российским капитализмом проходит по "полосе отчуждения" газпромовского городка в Новых Черемушках. Это обстоятельство, видимо, и может служить самым наглядным результатом "рыночных реформ".

А есть еще роскошные газпромовские пансионаты и санатории на побережье Черного и других, более отдаленных от нас, теплых морей, где отдыхают "трассовики" и руководители низшего звена (средний и высший менеджмент предпочитает фешенебельные курорты, в окрестностях которых, как правило, скупается вся более-менее пристойная недвижимость). Разумеется, имея ежегодный доход только от экспорта газа в "дальнее зарубежье" свыше 20 млрд. долл. (что сопоставимо с доходной частью всего российского госбюджета), можно позволить себе и не такие безумства, вплоть до собственных яхт, самолетов, зоопарков, элитных конюшен и т.д.

Один из журналистских воспевателей "газовой касты" с увлечением писал о людях, которые полгода проводят в Приполярье, а полгода — в Париже, которые одинаково хорошо разбираются в геологических картах Ямальского полуострова и в картах уникальных французских вин. Видимо, подобный "высоковахтовый" стиль жизни и является пределом мечтаний для всех сторонников "демократических реформ", в результате которых население России должно сократиться, как некогда утверждала "железная леди" и подруга Михаила Горбачева Маргарет Тэтчер, до 15 миллионов человек — больше "мировому рынку" не нужно. В этом сценарии российские "сырьевики", купленные на корню "цивилизованным сообществом" и ставшие "гражданами мира", должны были вскоре похоронить уникальную отечественную цивилизацию с ее как минимум тысячелетней историей.

Но такова была лишь одна сторона дела. С другой стороны, Газпром, получив статус "государства в государстве", вел собственную государственную политику, которая объективно помогала российской экономике хоть как-то пережить лихолетье "реформ". Обладая мощным источником поступления твердой валюты и надежной правительственной "крышей", эта "естественная монополия" могла позволить себе давать газ хозяйствующим субъектам в долг — до поры до времени, разумеется. В условиях всеобщей неплатежеспособности и расцвета меновых форм торговли (пресловутого "бартера") подобная практика была несомненным благом для миллионов и миллионов наших соотечественников. Газпром давал тепло, давал свет, давал энергию — а значит, сохранялись производства, сохранялись рабочие места, сохранялась хоть какая-то надежда на будущее. Более того, газовики расширяли сеть своих потребителей, тянули все новые и новые "нитки", особенно в Центральной и Южной России. Так, например, в Белгородской области за 1992-1998 гг. было газифицировано в 4 раза больше домов, чем за предыдущие 40 лет. Схожая, хотя и менее разительная, картина наблюдалась в соседних Брянске, Калуге, Курске, Воронеже, в Ростове-на-Дону, в Кубани и на Ставрополье.

Нет, подобная политика не была, конечно, продиктована какими-то альтруистическими сображениями. Газовики первыми, задолго до Путина и Грефа (кстати, в недавнем прошлом также члена совета директоров ОАО "Газпром"), опробовал внутри страны схему "долги в обмен на инвестиции", тем самым распространяя свое влияние на все новые и новые сферы. Но, так или иначе, природный газ, добываемый Газпромом, на деле был голубой кровью реформ — той кровью, которая питала и согревала весь тяжело больной организм не только российской, но и постсоветской экономики.

Наиболее показательна в этом отношении ситуация с Украиной. Через ее территорию идет основной экспортный поток российского газа, составляющий приблизительно 170 млрд. м3 в год. Пользуясь этим обстоятельством, наши славянские братья, по утверждению официальных российских источников, позволяют себе не только не платить за поставляемый им газ (долги Украины Газпрому в настоящее время приближаются к отметке 6 млрд. долл.), но и осуществлять "несанкционированный отбор" газа в объеме до 10 млрд. м3 ежегодно. Газпром терпит, лишь время от времени угрожая вообще "перекрыть вентиль" и на время лишить Украину российской "голубой крови". Между тем в Киеве прекрасно понимают, что эти угрозы так и останутся угрозами, поскольку "естественная монополия" связана долгосрочными экспортными контрактами с европейскими партнерами и не может долго держать вентиль закрытым. А на всякий случай существуют оставшиеся от СССР гигантские подземные хранилища на Западной Украине, в резервуары которых заранее закачан необходимый для "нэзалэжнойи дэржавы" газовый ресурс "минимального выживания".

Украинская проблема, в нынешней ситуации тупиковая и неразрешимая, все эти годы была для Газпрома объективной "головной болью" — даже несмотря на определенные компенсации и льготы по "правительственной" линии: в двусторонних российско-украинских отношениях об интересах Газпрома кремлевское "газовое лобби" (особенно могущественное в 1995-1998 гг., когда Виктор Черномырдин был "укорененным" премьером, а Сергей Дубинин — главой Центробанка) не забывало никогда.

Основной идеей Черномырдина и Ко здесь было "восстановление исторической справедливости", то есть передача Газпрому всей газовой инфраструктуры Украины — в обмен на частичное или даже полное списание всех долгов. Но Леонид Кравчук, а следом за ним и Леонид Кучма очень хорошо понимали, что в этом случае речь вскоре пойдет уже не о внешних долгах "суверенного государства", а о полной недоступности вожделенной "трубы" для "посторонних", в разряд которых сразу же попадут киевские политики, о полном регулировании российской "естественной монополией" социально-политических процессов на нищей Украине. Поэтому они, в зависимости от ситуации, говорили то "да", то "нет", дезавуировали собственные публичные обещания и всячески "тянули волынку", не желая расставаться со столь "смачным шматком".

Естественно, Газпрому такого рода "переговорный процесс" быстро надоел, и в ход пошли более кардинальные методы давления на "хитрых хохлов". В обход территории Украины после переизбрания Ельцина (во многом на деньги Газпрома) было запланировано нанести как минимум три "сталинских удара". Вот хронология событий. В ноябре 1996 года на территории Польши и Германии были введены в эксплуатацию первоочередные участки газопровода "Ямал—Европа", проектной мощностью 67 млрд. м3 газа ежегодно (при участии RuhrGas AG и Gas de France). В январе 1997 года Газпром и финская компания "Neste" подписали протокол о создании консорциума для строительства североевропейского газопровода, ориентированного в основном на скандинавские страны и Финляндию. В декабре того же года было заключено межправительственное соглашение о поставках российского газа в Турцию через газопровод, проложенный по дну Черного моря. Оно положило начало осуществлению крупнейшего международного проекта "Голубой поток", к которому подключились такие известные фирмы, как итальянская ENI и британо-голландская ТНК Royal Dutch Shell.

Растущая интеграция Газпрома в структуру международного бизнеса сопровождалась расширением участия в его акционерном капитале иностранных инвесторов. Так, 19 декабря 1998 года 2,5% акций Газпрома былии выкуплены комапнией RuhrGas AG за 660 млн. долл. Для обеспечения потребностей Евросоюза в углеводородном сырье Газпром планировал довести к 2020 году объем экспорта природного газа до 70% от уровня собственной добычи (приблизительно 350 млрд. м3 ежегодно, или в 2,3 раза выше нынешнего уровня). Для обеспечения этой задачи широко скупались объекты инфраструктуры в Словакии, Польше, Венгрии, других странах Восточной Европы. О растущем приоритете экспортного направления и о реальном превращении российской "естественной монополии" в транснациональную корпорацию свидетельствует и следующая информация на официальном сайте Газпрома.

"В настоящее время газ поставляется не до границы, а непосредственно в 19 стран Европы, трейдерами выступают европейские торговые газовые дома, созданные "Газпромом" в странах-импортерах совместно с этими странами. В 14 странах Европы функционируют 17 представительств "Газэкспорта"

Достижением "Газэкспорта" на западном рынке было создание в Германии компании "Вингаз", строительство 3 газопроводов и подземного газохранилища, что позволило российскому газу выйти на конечных потребителей. Стратегически значимым решением стало приобретение 10% акций газотранспортной системы из Великобритании в Европу ("Интер-Коннектор"), учитывая возможность поставок российского газа на английский рынок.

В 2000 году "Газпром" экспортировал 126 млрд. м3 газа в 19 стран Европы. Около 70% из них поставлялось в страны Западной Европы, в том числе 80% в Германию, Францию, Италию. В 1992 году газ экспортировался в 13 европейских стран в объеме 99,2 млрд м3, из них в страны Западной Европы — 62% суммарного экспорта, остальной газ поставлялся в страны СЭВ. За период 1992-2000 годов увеличились поставки газа в основном в страны Западной Европы, где "Газэкспорт" реализовал газ по более высоким ценам при полной оплате поставок".

Речь идет не только о расширении собственной ресурсной базы, хотя газпромовцы достаточно активно ведут ее поиск: как в России, так и далеко за ее пределами. Уже в сентябре 1997 года был подписан контракт на освоение ряда участков месторождения "Южный Парс" в Персидском заливе (с участием французской Total и малайзийской (читай — китайской) Petronas). В январе 2000 года Газпром выиграл тендер в Индии на разработку шельфового месторождения в Бенгальском заливе, а в июне того же года было заключено соглашение с немецкой фирмой BASF/Wintershall по совместному освоению Приразломного газового месторождения в Баренцевом море. 25 июля 2000 года было объявлено о создании "Каспийской нефтяной компании", учредителями которой, наряду с Газпромом, стали его стратегические партнеры — российские корпорации ЮКОС и ЛУКОЙЛ. В 1996 году состоялся ввод в эксплуатацию Западно-Таркосалинского месторождения в западной Сибири, а через четыре года — месторождения "Юбилейное" в Ямало-Ненецком автономном округе. Тем не менее, вновь разведанные и доказанные запасы газа, находящиеся в распоряжении Газпрома, не позволяют резко расширять добычу, которая в ближайшие десятилетия, скорее всего, останется приблизительно на нынешнем уровне — около 500 млрд. м3 в год. Положение могло бы поправить внедрение новых методов разработки угольных месторождений, превращающих их в угольно-метановые, однако с венчурными разработками у менеджеров Газпрома отношения явно не заладились. Как заметил когда-то начальнику собственного секретариата Бабичеву острослов Черномырдин, поступивший в свой первый вуз, несмотря на двойку по математике, "таких чудаков, как мы, разве в одном институте научишь?"

Высокую активность проявили газпромовские структуры и в деле диверсификации "сырьевой" специализации компании. Ведущую роль в этом процессе должна была сыграть организованная еще в 1995 году "дочерняя" корпорация СИБУР ("Сибирско-Уральская нефтехимическая корпорация"), призванная объединить предприятия нефте- и газохимии, биотехнологии, фармацевтики и т.д. Однако методы "взятия под руку" этого звена технологической цепочки по переработке углеводородного сырья, практикуемые главой СИБУРА с 1998 года Яковом Голдовским, поставили под сомнение вопрос о реальной управляемости всего газпромовского "холдинга".

И если гибель в сентябре 1999 года (после третьего по счету покушения) 48-летнего вице-президента СИБУРа Анатолия Вертия, отвечавшего как раз за корпоративную политику, так и не была раскрыта, то случившийся через два года демарш Голдовского, открыто угрожавшего новому председателю правления ОАО Алексею Миллеру преднамеренным банкротством и полной утратой активов вверенной ему от имени Газпрома компании, без последствий не остался. Слишком велики могли оказаться потери (в состав СИБУРа входили Тобольский нефтехимический комбинат, Пермский газоперерабатывающий завод, "Уралоргсинтез", Ярославский шинный завод и другие крупные предприятия, в том числе на территории Украины и Белоруссии). После "сглаживания углов" Яков Голдовский со своим помощником Евгением Кощицем были арестованы 9 января, сразу после новогодних праздников. За компанию с ними был арестован и "большой человек" Газпрома Вячеслав Шеремет, которого, впрочем, быстро отпустили на волю под подписку о невыезде.

Ничего подобного в ельцинские времена с людьми, имевшими отношение к "империи Черномырдина—Вяхирева", разумеется, не происходило, да и произойти не могло. Случившееся подтвеждает, что статус своеобразной "жены Цезаря", которая всегда находится вне подозрений, данной "естественной монополией" в настоящее время утрачен. И перспективы ее в отсутствие внятной государственной политики чрезвычайно туманны.

Николай КОНЬКОВ

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 20 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

21

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Бархунов ГАЗ — НЕ ДЛЯ НАС? (“Путинские чистки” в газовой монополии и вокруг нее)

В понедельник я подъехал на улицу Алхимиков 16, к столичному офису газового концерна — месту, откуда не возвращаются. За высокой решетчатой оградой вокруг видимой издали 33-этажной Башни размещался поражавший воображение кристалловидный град — весь словно выплавленный из голубого остекленевшего газа. Я шел через пустынную площадь, выложенную серыми плитами, мимо трепетавших на ветру трех флагов: бело-сине-красного триколора, белого с голубой ретортой, и красного с синим всадником-тамплиером. Слева из-за серых колонн трехэтажного здания с башенками выглядывали безликие существа в черных плащах — видимо, охрана. Такие же прохаживались, словно вороны, справа — вдоль ограды над припорошенным снегом глубоким рвом с незамерзшей речушкой на дне. Пройдя через второй контрольно-пропускной пункт, я оказался в прохладном, как морг, вестибюле перед пенившимся фонтаном. Здесь царила атмосфера "чарующего ничто" — синий цвет явно доминировал в убранстве интерьеров. Огромные зеркала многократно умножали бледные лики бесшумно сновавших сотрудников центрального аппарата концерна. Я замер на распутье перед множеством лифтов, ощущая себя жалким грешником под испытующим сердца и внутренности лилово-голубым оком видеокамеры, зависшей над холлом...

Фрагмент романа Александра ВОДОЛАГИНА “Ворох”

Mощная атака на "российскую газовую мафию" (термин из зарубежной печати.— А.Б. ), предпринятая путинским Кремлем, назревала давно. Еще в июле 1997 года пресс-секретарь Р.Вяхирева и начальник газпромовской службы по связям с общественностью Дмитрий Данкин (в прошлом — функционер Московского горкома КПСС при Ельцине) получил от своих аналитиков информацию о возникновении новой потенциальной угрозы для тогдашнего руководства Газпрома — в лице В.В.Путина. "Кто такой?"— поинтересовался Данкин. Ему предоставили краткую биографическую справку о возглавлявшем тогда главное контрольное управление администрации президента РФ (ельцинский мини-КГБ) подполковнике Путине, высказавшем где-то в частном разговоре свое личное мнение, что, мол, пришла пора разворошить гнездо коррупции в Газпроме. "Ну и что?"— не понял Данкин, привыкший общаться с более высокими чинами из КГБ и "Штази". Прогноз о вероятном назначении Путина директором ФСБ вместо генерала Н.Д.Ковалева (назначение состоялось через год, 25 июля), видимо, не заинтересовал Данкина и не был доведен им до сведения Вяхирева. Второй серьезный "прокол" был допущен пресс-секретарем в декабре 1999 года, когда он через советника Вяхирева по безопасности В.Н.Кузнецова, убедил руководителя Газпрома сделать ставку на Е.М.Примакова как наиболее "проходного" кандидата в президенты России (при опросах избирателей еще в начале 2000 года Путин действительно по многим параметрам уступал Примакову). Вяхиреву эта идея оказалась настолько близка, что он едва успел в январе 2000 года подъехать в Президент-отель и присоединиться к "одобрямсу" олигархов, поддержавших выдвижение Путина. Между тем, "Комитет общественной поддержки кандидатуры В.В.Путина на пост президента России" начал работать уже 1 декабря 1999 года. Видимо, этот месяц и стоил в конце концов Рему Ивановичу председательского кресла в правлении Газпрома. Могущественный и всезнающий Кузнецов, "серый кардинал", инструктировавший в своем кабинете чиновников федерального уровня, назначавший и снимавший министров, был уволен моментально и, разумеется, без благодарности за проделанную работу. Но Путин вовсе не шутил (как показалось многим), когда в конце 1999 года заявил на совещании по проблемам ТЭК, что в случае саботажа со стороны Газпрома "армия выйдет на трубопроводы, ФСБ берет под контроль перегонные станции, руководство Газпрома арестовываем…".

К тому же, как-то в ходе переговоров с Сапармуратом Ниязовым Рем Вяхирев в насмешливо-пренебрежительном тоне высказался о Путине. Это была, так сказать, "последняя капля". Как утверждают бывшие коллеги Путина, Владимир Владимирович не злопамятен, у него просто хорошая память. А сам Путин, отвечая на вопрос о его личных врагах, заметил, что у него таковых нет, если не считать "врагов России". В общем, газпромовская верхушка Путина недооценила. Но очевидно, что и Путин недооценил "газовую мафию". Несмотря на то, что часть "вяхиревцев" (в том числе "тень" Рема Ивановича и до недавнего времени личный друг Черномырдина Н.Н.Гуслистый, который курировал работу с персоналом и службу безопасности Газпрома) своевременно начала сотрудничать с путинским ФСБ (в частности, с Департаментом экономической безопасности), чекистам спасти для России базовую отрасль российской экономики вряд ли удастся. По неофициальным данным, через газпромовские каналы (включая "Итеру" и будапештский банк АЕВ) было переброшено за рубеж около 100 млрд. долл. А вот официальные данные — выдержки из доклада Счетной палаты РФ (январь 2001 года): "Лимиты на газ для российских производителей в 1999-2000 гг. устанавливались "Газпромом" без учета роста промышленного производства... Трудности в получении выручки у "Газпрома" возникают при реализации газа в страны СНГ, системе "Межрегионгаз", а также при получении оплаты за транспортировку газа компаниям группы "Итера"... Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами имел отрицательные значения: -0.14 на 1 января 1999 года и -0.21 на 1 января 2000 года (норма — более 0.1), то есть предприятия Группы не имели собственных средств для осуществления финансово-хозяйственной деятельности... Соглашениями по уплате налогов в федеральный бюджет, заключенными Госналогслужбой России с ОАО "Газпром" на 1998 и 1999 год, и постановлением Правительства РФ от 3 сентября 1999 года, ОАО "Газпром", по сути, был предоставлен противоречащий налоговому законодательству специальный налоговый режим, выразившийся в беспроцентном кредитовании государством структуры ОАО "Газпром" в течение двух лет на сумму разницы между размером начисленных и уплаченных налогов и предоставлении отсрочки по уплате этой суммы в федеральный бюджет, повлекший недопоступление в федеральный бюджет в 1999 году 22020,41 млн. рублей, а затем и реструктуризацию значительной части этой задолженности... За 9 месяцев 2000 года недоимка по налоговым платежам в федеральный бюджет увеличилась на 77,6%, составив 30112,9 млн. рублей... За полтора года краткосрочные займы выросли в 4,3 раза, составив 69086 млн. рублей. Долгосрочные обязательства увеличились на 26285 млн. — до 194895,5 млн. рублей. В 1999-2000 гг. ОАО "Газпром" привлекло заемных средств в иностранной валюте (в рублевом эквиваленте) на общую сумму 126835 млн. рублей, при этом было выплачено в качестве погашения основного долга и начисленным процентам 143247,4 млн. рублей... Практически все долгосрочные кредиты получены от международных консорциумов банков под обеспечение по поставкам газа в Западную Европу... За 1999 год и первое полугодие 2000 года сумма выданных ОАО "Газпром" займов выросла в 2,3 раза — до 24155,3 млн. рублей. Займы предоставлялись, в основном, на беспроцентной основе и в ряде случаев обществам, не связанным с деятельностью Группы..."

Иными словами, взятый высшим менеджментом Газпрома курс на банкротство гигантской корпорации с почти тремястами тысячами работающих был ясен уже в начале 2001 года — даже помимо проходившего отдельной строкой весьма специфического сотрудничества Газпрома с мэрией Москвы и группой Гусинского "Мост-медиа". Но Вяхирев продержался почти до июня. Более того, избрание, а точнее — назначение Алексея Миллера главой Газпрома стало для "деда" ("системное" прозвище Вяхирева) полной неожиданностью: набранные Гуслистым для обеспечения безопасности компании вместо людей полковника ФСБ Владимира Марущенко "милиционеры" во главе с бывшим работником ОБХСС Иваном Сардаком не смогли или не захотели его предупредить. 30 мая 2001 года, в день падения Вяхирева, один из осмелевших ягнят-акционеров задал ему вопрос: "Рем Иванович, откуда у вас столько денег?" Вяхирев промолчал. Черномырдину, после того, как он в характерном для него изящном стиле пристыдил обвинившего его в коррупции Буша-младшего, таких вопросов уже никто не задает. Все знают, что пятимиллиардное (в долларах) состояние бывшего "газового" премьера — выдумка "продажной буржуазной прессы".

В сентябре в Газпроме начались "зачистки" высокопоставленных вяхиревцев. Было уволено более сорока топ-менеджеров, которым все же удалось уничтожить около 2 тонн финансовой документации. Заместитель Вяхирева Сергей Дубинин ("прославленный" дефолтом 1998 года, когда он был главой Центробанка) заявил, что Газпром фактически является банкротом, и тоже ушел в отставку. Заявление об отставке подал даже "ленинградец" Петр Родионов. Миллер остался в окружении своих бывших коллег по гостиничному бизнесу, путающих водород с кислородом, и людей "товароведа" Гуслистого, которому плохо осведомленные журналисты пророчили отставку еще в июне.

В конечном итоге остается непонятным, на что вообще рассчитывал Путин, направляя своего "верного Алексея" совершенно не по принадлежности и тем самым грубо вторгаясь в систему десятилетиями налаженных экономических и политических связей Газпрома: как внутренних, так и международных. Ведь уже тогда было ясно, что вместо "дойной коровы" президент получит компанию, мало того, что стоящую на грани дефолта, но к тому же обремененную долговыми и экспортными обязательствами на много лет вперед — и это в условиях неизбежного падения объемов производства.

Для ответа на этот вопрос стоит обратиться к одной истории с трагической развязкой, которая до сих пор не получила никакого освещения в печати. Речь идет о борьбе внутри самого Газпрома между "аппаратчиками", возглавляемыми близким к Черномырдину Вячеславом Шереметом, и "производственниками", неформальным лидером которых являлся Валерий Ремизов. Когда политический крах Черномырдина привел к заметному ослаблению позиций Вяхирева, Татьяна Дьяченко настаивала на добровольной отставке главы Газпрома ("Дед, уходи!..") и более того — встретилась с Ремизовым. Возможно, взгляды крупнейшего специалиста по разработке и эксплуатации газовых месторождений на развитие родной отрасли, во главу угла ставившего вовсе не "конкретный финансовый результат", не нашли полного понимания у дочери "всенародноизбранного", но сам факт этой встречи привел к весьма серьезным последствиям.

Сразу после нее Ремизов совершенно случайно попал в автомобильную катастрофу, а в период его вынужденного отсутствия (по болезни) была инспиририрована публикация статьи о нем как преемнике Вяхирева в немецкой прессе. Статью тут же перевели на русский язык и по списку рассылки довели до сведения всех "нужных людей". Организованная сплотившимися вокруг Вяхирева бюрократами травля, включавшая нелепые обвинения в плагиате и судебное преследование, довела Ремизова до инфаркта. Вяхирев открыто встал на сторону паразитарного слоя газпромовской бюрократии, рулившего многомиллиардными зарубежными кредитами, распродающего природные ресурсы России и ведущего созданную в СССР газовую промышленность к полному краху. 21 июня 1999 года в интервью агенству Рейтер Вяхирев заявил, что его преемником скорее всего станет Вячеслав Шеремет и что "команда Газпрома пока не определилась со своими политическими симпатиями", хотя Сергей Степашин в роли премьера ее вполне устраивает. Очевидно, Вяхирев тогда еще ничего не знал о выборе "семьи", сделавшей ставку на Путина.

Уже осенью 2000 года Ремизову пришлось уйти в отставку. Собственно промышленностью заниматься стало некому. Компания осталась фактически без главного инженера. Но аппаратчиков подобные "мелочи", видимо, уже не волновали. Они спешили устроить свои финансовые и прочие дела, исходя из того, что надо "ковать железо", пока Вяхирев остается на посту председателя правления. Разумеется, Путин не мог не знать о существовании этого конфликта и в своих действиях рассчитывал на помощь и поддержку "производственного" крыла газовиков — тем более, что президентский контроль за Газпромом устанавливался именно под флагом "защиты национальных интересов России". Но 30 октября прошлого года, когда возвращение 53-летнего Ремизова в Газпром было уже практически решенным вопросом, он внезапно умер в самолете, подлетавшем к Милану. Из рук президента был выбит главный козырь — специалистов-производственников такого уровня, обладающих столь полной информацией о газпромовской "кухне", способных, а главное — готовых, разобраться в ее хитросплетениях, больше не оставалось.

А раз развязать гордиев узел газпромовских дел было уже некому, оставалось только одно — попытаться его разрубить. Что и было предпринято "командой Путина". Но аресты В.Шеремета и Я.Голдовского, "накат" на "Газэкспорт", возглавляемый сыном Р.Вяхирева, и на "Итеру", возглавляемую его зятем, при всей видимой последовательности и решительности данных акций, на деле отражают только слабость "чекистской группировки". Ясно, что Кремль не владеет информацией об истинном положении дел и — что печально — не имеет ни малейшего представления о том, как выйти из сложившейся ситуации без потерь. Ведь никто из "газовой мафии" не даст ответа на президентский вопрос: "Где деньги?" Спрашивать в подобных случаях нужно совсем о другом, а это вот — знать заранее и очень точно.

К тому же, деньги — далеко не главное. Газпром давно стал эффективным инструментом воздействия "газовой мафии" на внутри- и внешнеполитические процессы. И, судя по всему, газовики не намерены передавать этот инструмент в руки неумелых "пришельцев". Так что "путинские чистки" в этой естественной монополии не останутся без последствий. Но если созданная под руководством Черномырдина и Вяхирева система все-таки рухнет в ходе миллеровской "реструктуризации", то российскому правящему слою придется полностью перейти на содержание к заокеанским "спонсорам". И это будет закономерным следствием того, что Владимиру Владимировичу Путину никак не удается согласовывать действия различных структур таким образом, чтобы "на выходе" получался максимальный для общества и государства результат. То ли он не умеет, то ли у него вообще нет такой цели. И эта печальная закономерность, к сожалению, просматривается не только в нынешних "кремлевских накатах" на Газпром и аффилированные с ним структуры. Впрочем, делать из этой закономерности адекватные выводы, похоже, некому.

Андрей БАРХУНОВ

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 22 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

23

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

ГАЗОВЫЕ “КНЯЗЬЯ” (Вчера и сегодня)

Автобиографии руководителей Газпрома, в отличие от "автобиографий" российских президентов, вряд ли когда-нибудь будут написаны — слишком в другую сторону "заточены" эти люди. "Газовые" персонажи, как правило, немногословны и предпочитают держаться в тени. Поэтому для описания их жизненного пути приходится обращаться к источникам разной степени объективности. Здесь даны — да и то приблизительно, пунктиром — траектории движения лишь нескольких самых ярких на сегодня звезд из "вселенной Газпрома".

Из официальной биографии В.С.ЧЕРНОМЫРДИНА

Родился 9 октября 1938 года в селе Черный Отрог Саракташского района Оренбургской области, русский. С нефтегазовой отраслью связан с 1957 года, когда начал работать машинистом Орского нефтеперерабатывающего завода (Оренбургская область). После окончания в 1966 году Куйбышевского политехнического института занял пост начальника технологической установки Орского НПЗ. В 1967-1969 гг. — инструктор Орского горкома КПСС. С 1973 по 1978 год работал заместителем главного инженера и директором Оренбургского газоперерабатывающего завода. В 1978-1982 гг. — инструктор отдела тяжелой промышленности ЦК КПСС, с 1982 года — замминистра газовой промышленности СССР, в 1983 году параллельно возглавлял Тюменьгазпром. В 1985 году стал министром газовой промышленности СССР, в 1989-1992 гг. — председатель правления Государственного газового концерна "Газпром". С 30 мая 1992 года — заместитель председателя Правительства РФ, с 14 декабря 1992 года по 23 марта 1998 года — Председатель Правительства РФ. В апреле-июне 1999 года был спецпредставителем президента РФ по "югославскому кризису. С 30 июня 1999 года по 10 мая 2001 года — председатель совета директоров ОАО "Газпром". В 1999-2001 гг. — депутат Госдумы РФ III созыва от Ямало-Ненецкого избирательного округа №225 (фракция "Единство"). С 10 мая 2001 года — посол РФ в Украине. Женат, имеет двух сыновей.

Комментарий НИ:

Виктор Степанович Черномырдин, вне сомнения, самый колоритный среди газовиков персонаж, жизнелюб и мастер слова, чье "гениальное косноязычие" давно уже заполняет российское культурное пространство афоризмами типа "Хотели как лучше, а получилось как всегда"; "Чем мы провинились перед богом, аллахом и другими?"; "И снова в первый раз"; "Надо же думать, что понимать"; "НАТО мы не боимся. Не этого мы боимся",— и так далее. Замечен Виктор Степанович также в меценатстве, включая поддержку отечественного литературного процесса. Трижды казак: оренбургский, запорожский и терский. Один из богатейших (по зарубежным данным) людей планеты. Его смешанная производственно-партийная карьера весьма показательна. Большую роль в ней сыграл, как утверждается, первый газовый министр СССР Сабит Аятович Оруджев. Деталь черномырдинской биографии, которую стоит отметить: его восхождение на пост главы правительства РФ (декабрь 1992 года) сопровождалось преобразованием госконцерна "Газпром" в открытое акционерное общество, что открыло возможность для "контролируемой приватизации" всей газовой отрасли России.

Из официальной биографии Р.И.ВЯХИРЕВА

Родился 23 августа 1934 года в селе Большая Черниговка Куйбышевской области, русский. После окончания в 1956 году Куйбышевского индустриального института работал на ряде предприятий Миннефтехимпрома и Мингазпрома СССР. Лауреат Государственной премии СССР 1981 года в области науки и техники. С 1986 по 1992 год — первый заместитель В.С.Черномырдина (см. выше). С 14 декабря 1992 года по 30 мая 2001 года — председатель правления "Газпрома". С 30 мая 2001 года — председатель совета директоров ОАО "Газпром".

Комментарий НИ:

Рема Ивановича Вяхирева различные источники характеризуют как человека, способного хорошо "решать вопросы", но не обладающего умением эти самые вопросы ставить. Недостаток стратегического мышления и реальных лидерских качеств частично компенсирует повышенной осторожностью, а также умением анализировать информацию и подбирать "команду". При Вяхиреве только официальная служба безопасности Газпрома выросла почти до десяти тысяч человек (при общей численности работающих около трехсот тысяч).

Из официальной биографии А.Б.МИЛЛЕРА

Родился 31 января 1962 года в Ленинграде, кандидат экономических наук. В 1984 году окончил Ленинградский финансово-экономический институт, работал в ЛенНИИпроекте. В 1990-1996 гг. — в городских органах исполнительной власти. Был заместителем В.В.Путина в комитете внешнеэкономических связей мэрии Санкт-Петербурга. С 1996 по 1999 год — начальник управления по развитию и инвестициям ОАО "Морской порт Санкт-Петербурга". В 1999-2000 гг. — гендиректор ОАО "Балтийская трубопроводная система", 31 июля 2000 года назначен заместителем министра энергетики, 30 мая 2001 года избран председателем правления ОАО "Газпром".

Комментарий НИ:

Приход Алексея Борисовича Миллера на пост руководителя Газпрома — типичная манифестация авторитарной кадровой политики Путина, стремящегося расставить на ключевые посты "своих людей" практически без учета их личных и профессиональных качеств, что часто приводит к эффекту "ленинградской блокады". В отсутствие сплоченной команды Миллер, привыкший всю жизнь "работать вторым номером", не в состоянии реально управлять газпромовской "империей", вследствие чего обсуждается вероятность его отставки в самое ближайшее время.

Из официальной биографии В.В.ШЕРЕМЕТА

Родился 31 августа 1941 года в городе Орске Оренбургской области, русский. С 1960 года работал на Орском НПЗ, где прошел путь от помощника оператора до заместителя директора. В 1973 году окончил Всесоюзный заочный политехнический институт, в 1981 году — АОН при ЦК КПСС. С 1977 года — завотделом химической и газовой промышленности Оренбургского обкома КПСС, с 1982 года — инструктор отдела тяжелой промышленности и энергетики ЦК КПСС. С 1985 года — заместитель, а с 1988 года — первый заместитель министра нефтяной и газовой промышленности СССР. С 1989 по июнь 2001 года — заместитель председателя правления "Газпрома". 5 июля 2001 года избран председателем совета директоров ОАО "СИБУР".

Комментарий НИ:

Вячеслав Васильевич Шеремет, определявший финансовую политику Газпрома, считался "правой рукой" Черномырдина. Хотя официальной датой их знакомства называется 1977 год, не исключено, что оно произошло гораздо раньше, в пору их совместной работы на Орском НПЗ (1960-1966 гг.). Арест В.В.Шеремета в связке с Я.И.Голдовским по "делу СИБУРа" лишь подчеркивает глубину деградации отечественной газовой отрасли.

Из неофициальной биографии Я.И.ГОЛДОВСКОГО

Родился в 1962 году в городе Кривой Рог, еврей. В 1975 году семья Голдовских переехала в Ташкент. Дважды поступал в вузы (Ташкентский институт ирригации и механизации сельского хозяйства, Одесский технологический институт), но отчислялся за неуспеваемость. С 1979 по 1989 год работал слесарем в Волгограде, Кривом Роге, Ташкенте, Люберцах, Москве (с перерывом на службу в армии 1981-1983 гг.). С 1989 года — в кооперативном движении и бизнесе (СП "Колумб", GNC Holding AG, ОАО "Росконтракт" и др.). С 1998 года — президент ОАО "СИБУР". Один из совладельцев компании "ИТЕРА". В настоящее время — под арестом.

Комментарий НИ:

Яков (Ян) Игоревич Голдовский, по некоторым сведениям, близок к братьям Черным и "бухарской мафии". В советское время являлся низовым функционером еврейских организаций. После 1991 года имел отношение к ряду крупных афер, связанных с финансами и собственностью. В Газпроме "был на контакте" с А.А.Пушкиным и В.В.Шереметом. Как утверждается, фактически приватизировал СИБУР на кредит в 120 млн. долл., выданный Газпромбанком, и занимался переводом реальных активов СИБУРа на оффшорные структуры, что жестко пересеклось с интересами "команды Путина".

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 24 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

25

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Андрей Фефелов “ДОЧКА” ГАЗПРОМА (Очерк нравов)

— Вы, наверное, не раз слышали от профанов, что мы даем тепло, обогреваем континент и т.п. На самом деле мы работаем с более тонкой сущностью, я бы сказал, с невидимой звездной субстанцией жизни. Как говорил один неизвестный вам автор, во всем, что может нагреваться, потенциально пребывает огонь, то есть огонь таится во всех вещах этого мира и каждая из них есть либо нагревающий огонь, либо нагреваемое. Цицерон утверждал, что психея — скорее, смесь огня и воздуха, иначе говоря, нечто газообразное. Выходит, все газовики имеют дело с психоматериальной субстанцией... Обращаясь к традиции, мы натыкаемся на довольно-таки странные представления о треугольно-пирамидальной структуре огня,— продолжал главный инженер в присущем ему небрежно-ленивом стиле.— Так, например, по сообщению Платона, принявшему посвящение в Египте, огонь со всех сторон имеет наиболее режущие грани и колющие углы, оказывая разлагающие воздействие на наши тела... Как сказал один наблюдательный человек, раньше всего мы узнаем об огне то, что его нельзя трогать. А тронуть-то хочется! Ведь мы — создания собственных запретных желаний. И первое среди них — желание похитить огонь. Отсюда и непреодолимое для людей чувство вины, так называемый комплекс Прометея. Я уже сказал, что огонь — порождающая стихия. Вот почему нас тянет к огню. Но вместе с тем очевидно: перед нами пылающая бездна — огонь пожирающий. Как видите, приходится рисковать для того, чтобы получить искомое тепло, которое и питает нас, поддерживая "дух жизни" на Земле… Между прочим, знаменитая Башня, где размещен аппарат нашего концерна, представляет собой архитектурное воплощение упомянутой идеи "центрального огня". Запомните, господа, газовики — люди без комплексов. Вам придется привыкнуть к наскокам прессы и обывателей: мы, мол, истощаем запасы природных ресурсов России, опустошаем Землю, готовим Апокалипсис для человечества. Ничего подобного. Мы лишь выполняем здесь свою космическую миссию. Земля для нас — временное пристанище…

Фрагмент романа Александра ВОДОЛАГИНА “Ворох”

Напротив меня сидел худощавый черноволосый молодой человек. Речь его была витиевата и слегка замедленна. Всей своей осанкой, манерой курить, щуриться, подносить чашечку кофе к губам он демонстрировал свою вальяжность, богемность и принадлежность к особой, узкой категории "чистых писателей". Впрочем, несмотря на легкое позерство, писатель Н. увлеченно, стоически и чуть ли не на собственные сбережения в течение двух с половиной лет издавал литературный журнал. Подобный фанатизм мне весьма импонировал, к тому же проблема поиска спонсоров, дарителей, меценатов была мне тоже близка. В ту пору я руководил одной злобной программкой на погрязшем в долгах "Народном Радио", и мои сотрудники вот уже три месяца героически трудились бесплатно. Помня об этом прискорбном факте, я на всякий случай стал прощупывать Н. на предмет его связей с "денежными мешками".

— Ты вроде говорил про каких-то просвещенных боссов, которые подкинули деньжонок на твой журнал. Они еще живы?

Тут мой собеседник чуть не поперхнулся кофием. Глаза его округлились, он панически замахал руками…

— Ты лучше спроси, как я вообще остался жив!— и тут литератор Н. поведал мне историю, связанную с одной близкой знаменитому Газпрому компанией.

"Как ты знаешь, я издатель и редактор литературного журнала, при этом, к сожалению, не миллионер. Поэтому, когда мой друг писатель К. пригласил меня на встречу с одним газовым магнатом, который оказался не чужд русской словесности, более того — изъявил желание оказать финансовую поддержку нескольким изданиям такого плана, как мое, я был несказанно счастлив.

И вот, летним вечером я с двумя коллегами прибыл в роскошный загородный ресторан, где нас встречал народный оркестр, специально нанятый устроителями вечера. "Газовый король" оказался довольно приятным дядькой, впрочем, ничего не смыслящим в литературе. Помимо него, за столом присутствовали его жена, дочь и начальник охраны, который исполнял роль распорядителя ужина. Разговор потек плавный и достаточно вялый. Я и мои коллеги были немного скованны, балалаечники то и дело отвлекали на себя внимание, а миловидная жена магната переводила разговор на какие-то общие и незначительные темы. В третий раз выпив водки, я набрался наглости и обратился к сидящей напротив меня дочке газового магната. Эта юная девушка, поразившая меня поначалу своей хладной и неприступной красотой, в течение часа как-то потеплела, начала сверкать улыбкой, заинтересованно поглядывать на меня (самого молодого из присутствующих), с вниманием прислушиваясь к общему разговору. Речь шла как раз о поэзии.

— Вы ведь пишете стихи?— спросил я

Девушка, нисколько не смутившись, мило заулыбалась:

— Да, действительно пишу. А как вы догадались?

Тут я понес любезную галиматью о ее сияющем взоре и особо тонкой конструкции ее лица. После этого мы проговорили до самого конца ужина. Она оказалась весьма начитанной и остроумной барышней. Однако в некоторых ее репликах, случайных замечаниях сквозил абсолютный социальный инфантилизм. Прекрасно разбираясь во французской поэзии, о житейских, привычных, общепринятых вещах она знала только понаслышке. Создавалось впечатление, что эта девушка ни разу в жизни не гуляла по вечернему Арбату, не ездила с друзьями на пикник, не собирала в лесу грибы и так далее… Выяснилось, что круг ее общения крайне ограничен, что у нее нет молодого человека, а только какая-то невнятная подруга, что в театр она ездит под охраной четверых молчаливых молодцев. Много других удивительных вещей поведала мне в этот вечер юная узница белого замка на Рублевском шоссе. Когда я взял ее визитную карточку, с удивлением отметил про себя, что юная леди заседает в совете директоров некоей крупной и дочерней Газпрому компании.

Мелькнула мысль о том, что не худо бы завязать с ней дружбу, тиснув ее стихи у себя в журнале. Да как-то неудобно было предлагать ей это, в контексте идущих переговоров с ее папашей. Подумает еще, что я хочу потрафить ей ради денег. Прощались мы очень тепло, договорились называть друг друга на "ты", и, что было для меня неожиданным подарком, она попросила посмотреть и отрецензировать ее творчество.

Примерно через неделю после этого ужина я набрал номер ее телефона. Она доверительно рассказала о том, какое впечатления российские писатели оставили на ее родителей, и я, забыв обо всем, пригласил ее зайти в редакцию, а потом посидеть в соседнем ресторанчике.

— ...в начале следующей недели.

— Хорошо,— сказала она.— Я позвоню тебе во вторник.

Вполне окрыленный, я положил на место телефонную трубку и отправился на балкон пить кофе и читать газеты.

Через полчаса к подъезду подрулили два джипа с затемненными стеклами. Оттуда выкатились человек семь и нырнули внутрь дома. Вскоре в мою квартиру уже беспрервно трезвонили. Открыв дверь, я увидел перед собой начальника газпромовской охраны — того самого, что присутствовал на достопамятном ужине.

Еще через минуту я в полном недоумении сидел на собственном диване, стиснутый двумя амбалами, а начальник охраны прохаживался по комнате, то поглядывая на меня, то молча рассматривая корешки книг на стеллажах. Тогда я смог только спросить: "Что происходит?" Тут начальник охраны остановился и подошел ко мне вплотную.

— Ты спрашиваешь меня, что происходит, сука? Это я тебя хочу спросить, что происходит? Ты что, о…ел? Ты кому названиваешь, дрянь? Ты ЧТО и КОМУ предлагаешь? Какая, в задницу, редакция, какой, твою мать, ресторанчик? Ты знаешь, кто она? Ты, ваще, какую жизнь ведешь?— из дальнейших его слов следовало, что скоро я буду плавать лицом вниз по Яузе...— Гаденыш, ты понял? Ты понял, тварь, спрашиваю тебя?

— Да.— ответил я тихо и, вздохнув, довольно твердо добавил.— Если она мне будет звонить, я брошу трубку.

— Э нет, парень. Трубки будешь бросать своим блядям. Если она тебе позвонит, отменишь встречу и тут же перезвонишь дяде Вите, то есть мне. Если будешь залупаться — пеняй на себя. Ты, молокосос, по тупости своей или по жадности влез не в свое дело, так что тебе придется работать со мной. Обо всем, что связано с ней, будешь докладывать лично мне, понял?

С испуга возражать я не стал, но до сих пор не могу себе простить, что не ответил твердым отказом на предложение сделаться осведомителем какой-то гнусной охранной конторы. Причем "стучать" мне предлагали на юную девушку, и не подозревавшую, что все ее телефонные переговоры прослушиваются начальником ее же собственной охраны. До сих пор до конца не могу понять, почему все произошло именно так. Я же не чеченский бандит, меня знают в литературных кругах… Какие-то подводные течения — может быть, ей готовили нужного мужа, а тут… Впрочем, не знаю..."

— Да, случай скверный,— искренне посочувствовал я.— Кстати, она-то тебе потом звонила?

Н. посмотрел на меня как-то затравленно. Вся его богемность и утонченность куда-то испарились.

— Телефон… Я отключил телефон на месяц,— произнес он, не глядя мне в лицо.

Андрей Фефелов

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 26 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

27

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Нагорный КИТАЙ ТАНЦУЕТ АМЕРИКУ

Момент, когда Цзян Цземинь пригласил на тур вальса супругу Джорджа Буша-младшего, по праву может считаться кульминацией визита американского президента в Китай и его поездки по важнейшим странам азиатско-тихоокеанского региона (АТР). Улыбающийся Цзян перед этим пел ковбойские песни и всячески показывал своему гостю, что между двумя державами нет никаких проблем. И это создавало внешнее впечатление "радости и любви". Однако обоюдные улыбки прикрыпали жесткую готовность к эпохальной схватке, которая и должна определить "судьбу глобализации XXI века". Судите сами, поездка Буша по АТР стала первой после его сенсационно агрессивного "Послания к нации", где президент США ввел понятие "мировой оси зла", олицетворяющей мировой террор и призванной заменить рейгановскую "СССР — империя зла" в роли врага "всего цивилизованного мира". Против "стран-террористов", в число которых была включена граничащая с Китаем КНДР, согласно этой логике, предполагались исключительно силовые решения.

Однако обозначенная Бушем "ось зла" по дуге огибает "красный Китай", фиксируя присутствие на его границах американских военных баз, как это уже случилось в Средней Азии. И это еще не все. Программа НПРО предполагает развертывание ракетно-радиолокационного щита на Аляске, что явно имеет в виду не крошечную Северную Корею, а огромный Китай. Учтите и то, что, приехав в Японию, президент США тут же конкретизировал "новую стратегическую идеологию для АТР", заявив о том, что силы США будут наращиваться в Тихом океане, а любая атака против Южной Кореи повлечет за собой удар "по источнику агрессии". Дальше больше. Буш, особенно не спрашивая согласия японцев, объявил, что элементы ПРО станут базироваться и в Стране восходящего солнца. Что это, если не открытый вызов стремительно растущему азиатскому гиганту (ВВП Китая в 2001 году увеличился на 7%)?

Японцы в ответ на все безобразия заокеанского гостя послушно кивали, чтобы "не терять лицо", хотя степень их внутреннего негодования (с Токио даже не проконсультировались!) трудно себе представить. В такой ситуации неумеренные похвалы Буша в адрес японского премьера Коидзуми оказывались равнозначны политическим похоронам последнего на приближающихся общеяпонских парламентских выборах. Надо сказать, что в результате закрытых консультаций Коидзуми все же удалось несколько сгладить ситуацию, поскольку он не согласился принять американские предложения по созданию открытого финансового рынка в Японии, а также убедил Буша придержать нападки на КНДР, что было закрепелено в ходе пребывания президента США в Сеуле. В Пекине Буш уже лично просил китайское руководство осуществить "посреднические функции в отношениях с Северной Кореей". Так кто же оказался реальным хозяином положения в АТР, а кто был вынужден публично дезавуировать только что провозглашенную в важнейшем официальном документе доктрину "оси зла"?

Но все вышеизложенное — лишь детали общей стратегической картины. Главная же суть произошедшего заключалась в том, что Пекин, казалось бы, должен был жестко отреагировать на все "антикитайские" моменты нового курса республиканской администрации Вашингтона. Однако китайцы избрали другой путь, ограничившись лишь требованием подтвердить приверженность США принципам Шанхайского коммюнике (предполагающим единство Китая), а в остальном только мягко отмели настоятельные предложения Буша "снизить наращивание своего ракетного потенциала и ограничить поставки вооружений", в особенности ракет, “третьим странам”.

Короче, Цзян Цземинь не пошел на публичную конфронтацию и выяснение отношений, предпочитая как можно дольше затягивать период внешнего благополучия в китайско-американских отношениях, что позволяет КНР беспрепятственно наращивать свои экономические, внешнеторговые и военно-технические позиции. И это естественно. Китай, в отличие от либеральной России Ельцина—Путина, не влез в прокрустово ложе "эмвээфовской" экономической политики, что позволяет ему с госрегулированием и без массированного экспорта природных ресурсов развиваться, увеличивая свой ВВП в среднем на 10% ежегодно в течение последних 20 лет. Сравните это с "успехами" Российской Федерации.

Отсюда и рост Китая по всем азимутам. Растет уровень жизни, растет валютный запас (в сумме разных накоплений — свыше 200 млрд. долл.), растет научный и военно-стратегический потенциал. Промышленно-техническая мощь современной КНР (а страна уже находится, как минимум, на уровне СССР 1983 года) позволяет ей уверенно производить как тяжелые ракеты (не менее 20 единиц в год за последние 10 лет), так и разделяющиеся боеголовки к ним. А это означает неэффективность любой американской национальной ПРО, как минимум, в ближайшее десятилетие. Более того, Пекин закупил в России зенитные противовоздушные комплексы и сам стал производить аналоги знаменитых СС-300, то есть, помимо "меча", у китайцев появился и собственный "щит".

Одним словом, через пару-тройку лет Китай будет готов к тому, чтобы раскрыть свою истинную силу и повести разговор с "гегемонистской" Америкой совсем другим языком. Между тем США уже сейчас не в состоянии добиться стопроцентного доминирования над безмерно ослабленной Россией, хотя им в этом помогает проамериканская верхушка РФ, которая своими "реформами" уничтожает экономический и военный потенциал страны.

Свидетельством такого поворота может стать замена доллара в рамках АТР на юань. О перспективах реализации такого сценария свидетельствует и отказ Пекина от девальвации своей национальной валюты, объявленный на прошлой неделе, когда Буш ловко оговорился насчет действительно готовящейся девальвации японской иены. В общем, отсюда и вывод китайцев о необходимости подождать.

Другой их вывод заключается в том, что Путин окончательно предал идею "совместного стратегического доминирования" в Средней Азии в рамках "Шанхайской шестерки", поскольку открыл воздушные коридоры для ВВС США и поддержал "временное" размещение американских войск в Киргизии, Таджикистане и Узбекистане. Тем самым КНР оказалась лишена "спокойного тыла", а Путин в понимании китайцев является отныне марионеткой и проводником американских интересов. Поэтому необходимый "спокойный тыл" отныне придется приобретать без всяких союзнических, подлинных или мнимых, отношений с Россией и за ее счет.

А это — еще один довод в пользу "дипломатии улыбок" с США. В этом случае они явно рассчитывают через несколько лет поторговаться с дядей Сэмом насчет Сибири и Дальнего Востока, что, собственно, и предлагал Пекину Зб.Бжезинский. Отсюда и издевательский звонок Цзян Цземиня Путину по окончании визита Буша в Пекин, где прозвучала формулировка: "Теперь мы видим, что с этим парнем работать можно". За ней стоит простой смысл: Пекин будет "работать" с Вашингтоном, а не с Москвой, которая сдает все свои позиции и перманентно ослабевает. В этой ситуации "китайские товарищи" будут маневрировать, оттягивать "последний и решительный бой", усиливаться до тех пор, пока у России не останется никакого потенциала и она окончательно не превратится в разменную политическую монету.

У поездки Буша есть и еще один урок. Наращивание военного потенциала любым государством — самое верное средство для вежливости со стороны США. А если, как в России, все деньги находятся у "олигархов" с двойным и тройным гражданством, а сил для защиты национальных интересов нет ни в сфере обороны, ни в сфере спорта, как на Олимпиаде, то рано или поздно такой стране придется на себе познать нехитрую истину: в межцивилизационных конфликтах с сильными предпочитают не связываться, зато слабых попросту уничтожают.

А пока Китай грациозно "танцует Америку", и будет заниматься этим вплоть до окончательного аккорда. Но во всех этих танцах нет места для слабеющей путинской России, которую, как упыри, обескровливают олигархи и бюрократия.

Александр НАГОРНЫЙ

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 28 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

29

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

СЛОН И КИТ (На фоне визита президента США Дж.Буша-младшего в Пекин культуролог Мартин Мартиросян и китаевед Андрей Девятов обсуждают вопрос о вступлении КНР и России в ВТО)

Мартин МАРТИРОСЯН. Если задаться вопросом: что такое Всемирная Торговая Организация" с точки зрения противоборства двух — глобализации, и традиции, то ответ очевиден. ВТО — это главное из орудий экономической глобализации, подминающее под себя разнообразие национальных ставок, тарифов, пошлин и квот под единый транснациональный знаменатель. Но чтобы была совсем понятна роль этой организации в сценарии глобализации, следует задать систему координат.

Для меня глобализация ассоциируется с Североамериканскими Соединёнными Штатами, а последние — с образом "Слона". Тем более, что слон — это официальный символ республиканской партии США, администрация которой и правит там сейчас. Следовательно, для противостоящей глобалистам национальной традиции нужен не менее грандиозный образ, например, "Кита", за которым, конечно же, нужно поставить Китай. То есть за слоном явное преимущество в размерах и силе на суше, здесь он затопчет всех, а за китом явное преимущество в воде, где он просто самый большой. В такой системе координат ВТО — это, безусловно, территория слона.

Андрей ДЕВЯТОВ. Согласен с таким оригинальным делением. В западной системе координат мышления соотнесение Китая с образом "Кита" правомерно, так как для самих китайцев символом их страны выступает мифический "Дракон" — повелитель именно вод (хотя сам Дракон и обитает в центре суши). К тому же такое деление можно непротиворечиво вписать в китайский стандарт мышления, ибо слон стоит вертикально (ян), а кит лежит (инь). Более того, слон и кит находятся в разных стихиях, а потому они хотя и контрастны, но не равны. Поэтому-то они и не составляют свойственную западному стандарту мышления голую борьбу противоположностей, но вступают в связки сил. Без третьей силы вообще может быть ситуация, когда неизвестно, кто сильнее. Поэтому и на вопрос, кто победит, Китай или США — без третьей силы, России, нет ответа. Без России — это попытка борьбы "Кита" и "Слона". Они господствуют в разных стихиях.

Мартин МАРТИРОСЯН. В этой связи я припоминаю известный бой представителя Запада — чемпиона мира по боксу Кассиуса Клея (Мухаммеда Али) — с японским дзюдоистом Иноки. Тогда, в 1976 году, японский борец все 15 раундов по восточному пассивно пролежал на спине посреди ринга, а американский боксер в стойке бабочкой порхал по рингу, так как стоя наносить удары руками было не по кому, а сбитый с ног он попал бы в плоскость приложения другой силы. Так тот бой и кончился ничем. И этот пример показывает, что итог борьбы — это всегда сумма. Не состоялась сумма — нет и итога. Причём от ума к тому, какова сумма, здесь прийти нельзя. Запад — это чёт, двойка, а Восток — нечёт, единица. Двойка "Слон" не знает о том, какова единица "Кит", и наоборот. Получается два уравнения: Х + 2 = Х; 1 + Х = Х. Оба эти уравнения от ума не решаются. То, что "нечёт + чёт в сумме всегда = нечёт", для каждого из слагаемых будет откровением. Истина триединого всегда мистика. И применительно к России здесь у меня есть только один образ: мудреца, знающего истину "Троицы".

Андрей ДЕВЯТОВ. И здесь согласен. У китайцев Великое Дао (Путь вещей) — это тоже всегда сумма. Но чтобы завершить картину системы координат в образах по-китайски, нужно придумать и образ третьего, как бы внешнего к противостоянию двух. Если США — это сухопутный "Слон" глобализации, а Китай — "Кит" в море традиции, то для России нужен какой-то образ из разряда земноводных или пресмыкающихся, то есть знающих обе стихии. Но тут все образы малосимпатичные: крокодил, змея, лягушка. Причём если в китайской системе координат мышления "Змея" вроде бы подходит, как символ мудрости, то в западном стандарте "Змея" — это символ производного от мудрости коварства, и поэтому нужно "раздавить гадину". А вот лягушка в русском самосознании присутствует непротиворечиво. В русской сказке "Царевна-лягушка" обернулась Василисой Премудрой, хранительницей "вечных знаний". Напомню: Василиса Премудрая была дочерью повелителя подводного царства. Уродилась она хитрее и мудрее отца, который за это велел ей три года быть лягушкой. А на суше за тридевять земель у батюшки царя был младший сын Иван-царевич, которому выпала судьба взять в жены эту самую Царевну-лягушку. Потом было три испытания, которые Царевна-лягушка прошла чудесным образом. После чего Иван-царевич с Василисой Премудрой воротились домой на Святую Русь и "жили долго и счастливо до глубокой старости". Примечательно, что у китайцев лягушка — это весьма положительный символ, она приносит в дом деньги. Полагаю, Василиса Премудрая (она же поначалу лягушка из грязного болота) и будет правильным женским образом мудрости (квадрата ума и воли), дополняющим связку сил воды и земли до трёх. Ибо по китайскому "Канону перемен", единое непременно раздваивается, но перемены следуют через сочетание не двух, а трёх сил.

Что же касается ВТО, то я полагаю, что "рингом для боя цивилизаций" будет именно эта организация. Если доллар как универсальная и единственная мера стоимости. Это стратегия глобализации. Цена на нефть — один из тактических приёмов, то ВТО с приведением национальных тарифов под единый транснациональный знаменатель — это оперативный уровень битвы "глобализации по-американски" с "китайской традицией". Здесь у России, с её ресурсами, будет роль арбитра, принудившего стороны своим присутствием "на ринге" таки войти в "столкновение", которое в XXI веке, в соответствии с современной китайской военной доктриной, будет протекать не в форме крупномасштабного боевого применения вооруженных сил, а в форме противоборства совокупной мощи США и КНР, или ещё уже: в форме длительной войны их экономик.

Мартин МАРТИРОСЯН. Продолжая описывать ВТО как территорию "Слона", нужно подчеркнуть принцип. А принцип экономической глобализации, суть "общества потребления", состоит в том, что мировой рынок регулируется не производителем, а потребителем. Запад, страны "золотого миллиарда", давно признали своего лидера — это США. Штаты — лидер именно потому, что они самый крупный потребитель земных благ (40% при 4,5% населения планеты). Поэтому-то любое расширение международных организаций (военной — НАТО, экономической — ВТО, политической — ЕС) означает подчинение новых членов существующему лидеру, принятие их в услужение его интересам. Просто для либерального благозвучия то, что в XIX веке называлось "хозяин—слуга", в XXI веке называют "партнёры". Для меня нет никакого сомнения в том, что объединение Европы в политическом, военном, финансовом плане — это поэтапно организованная подготовка к её подчинению и полной капитуляции перед США. Заметьте, даже разменная монета новой денежной единицы объединённой Европы "евро" называется не как-нибудь по-европейски (пенс или сантим), но на сто процентов по-американски: "цент" (хотя корень здесь, конечно, латинский). Если европейская мелочь называется "цент", то сама единица "евро" — это всего лишь ступень перехода к планетарному доллару.

Андрей ДЕВЯТОВ. Что касается имени "партнёры", то в китайском тринитарном стандарте мышления этот термин вполне адекватно выражает смысл роли и места игроков, но не за европейской "великой шахматной доской" и не в совместном бизнесе по-западному, а за "карточным столом истории" с игрой "на интерес". Китайцы не так категоричны, как европейцы в противоположностях двух: "хозяин—слуга", "друг—враг". У китайцев в деловых отношениях друзей вообще нет, а есть именно партнёры, активные или пассивные, в связке не двух, а как минимум трёх сил. Так обстоит дело в любых карточных играх, а отец китайских реформ Дэн Сяопин до самой смерти оставался главой всекитайской ассоциации любителей игры в бридж. Вступление Китая в ВТО — это жест активности, вызванный форс-мажорными обстоятельствами. Из производителя Китай всё заметнее выдвигается на роль ведущего потребителя благ, и происходит это на фоне обозначившейся нехватки природных ресурсов. Просчитаны мировые запасы нефти и газа (осталось примерно на 50 лет), очевидны трудности с пресной водой, 15 миллиардов человек названы пределом численности населения планеты. Ныне утверждать, что "время покажет", уже нельзя. Впору говорить, что вместе с исчерпанием запасов природных ресурсов и "время закончится". А кто первым перейдет на новые источники энергии и биотехнологии производства продуктов питания, тот и "отодвинет время". 20 лет назад, ещё на заре курса "четырёх модернизаций" (сельского хозяйства, промышленности, науки и техники, обороны) китайское руководство в своих долгосрочных планах до 2049 года обозначило и названные проблемы и названные цели. Для достижения поставленных целей китайцы поставили задачу вступить в ВТО (присоединиться к Генеральному соглашению по тарифам и торговле) и 15 лет добивались этого. 15 лет Китай осознанно шел в эту транснациональную организацию. Россия же двинулась туда лишь со вступлением в XXI век. И если Китай шел в ВТО смело, зная цель, как растущий потребитель, выбрасывающий вовне в основном овеществлённый продукт труда, труда, возобновляемого в поколениях (а взамен принимая капитал), то Россия идет туда слепо. Вернее даже не идёт, а её туда ведут, как производителя не возобновляемых сырьевых ресурсов. В лучшем случае, с черными и цветными металлами, российское сырье трудом россиян на российской территории может доводиться до той или иной стадии начального передела, да и то лишь в связи с отравлением при этом окружающей среды.

Мартин МАРТИРОСЯН. Мне представляется, что Китай вступил в ВТО с более радикальной целью. Я думаю, что главная цель — это разложить организацию изнутри. Ведь ВТО — инструмент глобализации по-американски, инструмент, заведомо чуждый китайской традиции. Приход Китая в ВТО,— всё равно, что приход на чужую свадьбу. Повод погулять есть, но свадьба-то не твоя, традиции другие, а потому в финале непременно будет драка. Китайцев пустили в ВТО вынужденно, как жест уважения к его растущей силе. Но Китай — лидер другой цивилизации. Говорить может одно, а делать через свою диаспору другое. Втихую, за "китайской стеной" генетического и языкового кода "чайна-таунов", Китай может обходить квоты. На своих товарах традиционно фальсифицировать торговые марки иностранных фирм. На национально-патриотической основе, как было не раз в истории, может бойкотировать иностранные товары внутри страны. Пусть иностранные товары и качественные и дешёвые, но у китайского народа "спросом не пользуются". Ведь китайцы, к примеру, не едят на завтрак печёный хлеб и сливочное масло под мудрёным названием бутерброд, а едят варёный рис с овощами и притом палочками. Ножом и вилкой при еде не пользуются, зато кишечник у них на несколько метров длиннее, чем у европейцев. Китайцы имеют свою медицину без "ферралгана Упса". Новый год встречают по своему календарю. Пишут не буквами, а иероглифами. Одним словом, на Слона "ни ухом, ни рылом" не похожи. И если американцы будут налаживать этот свой инструмент глобализации, то китайцы одним своим присутствием будут его разлаживать. А победителем "конца времен" будет-таки не тот, кто станет формальным лидером глобализации, а тот, кто сумеет накормить досыта свой миллиард населения. Поскольку общество потребления "золотого миллиарда" в своём стиле жизни затратно, а китайское — экономно, то у китайцев есть некоторая историческая фора.

Андрей ДЕВЯТОВ. Ну что же, в нарисованной дихотомии осталось прокомментировать роль России как третьей силы в связке. Рассуждая западными мерками, действительно, Запад и Восток — две противоположности, борьба между которыми двигает прогресс. Но у Китая другой подход. Китай для китайцев в самоназвании "Срединное государство" с противоположностью: "центр—окраина". Окраина, в свою очередь, тоже делится на два для баланса. Таким образом, появляется связка трёх сил: Китай, Запад и Восток. В этой связке, в зависимости от набора активных и пассивных сил, происходит не прогресс вперёд, а перемены с центробежным или центростремительным ускорением в цикле. В китайской "поднебесной" ориентации, как в зеркале, правое меняется на левое и наоборот. В Китае западное — это "заморское" (США, Европа и Япония), а восточное наоборот (Россия и мусульманский мир). У китайцев, как у "жёлтого пупа Земли" кроме пары "центр / окраина" есть ещё и вторая пара противоположностей "родной (хуа) / заморский (янг)". Китайская диаспора в странах Южных морей Тихого океана и других заморских далях, в смысле имени "хуацяо" значит именно "мост на китайский берег". И здесь примечательно, что Россия (в иероглифическом смысле имени "страна затягивания и мгновенных перемен") хотя и относится к окраине, но не относятся к "заморским чертям". При этом Китай смотрит на Россию как на некую мудрость. А почему? Ответ думается таков: в поднебесном мире есть только две "Книги начал": это "Библия" у запада, и "Книга перемен" у китайцев. Первая написана в знаках (буквы иврита), вторая — в символах (комбинации черт ян/инь и иероглифы). Других книг "начал" нет, ибо смысл переданный числом может быть либо в аспекте "чет", либо "нечёт" ("Авеста" зороастризма, "Веды" индуизма и другие Книги написанные знаками букв не нарушают дихотомию: знак/символ; чёт/нечёт). Но тогда третья Книга, для китайцев должна быть "Книгой конца", который неизвестен, и которых может быть на несколько вариантов. Ведь своей Книги конца у китайцев нет, у китайцев есть только бесконечные циклы перемен — круги вечности.

Одной из таких Книг конца с очевидностью выступает "Манифест коммунистической партии" и "Капитал" Маркса и Энгельса, которые нынешними тремя поколениями китайцев должны восприниматься не иначе, как откровение "ближайшего промежуточного финиша". Притом, в отличие от мрачного конца истории, в христианском "Апокалипсисе" или буддийской "Книге мёртвых", в коммунистической идее — счастливый конец: happy end! Сталин назвал Манифест именем из Ветхого Завета: "Песнь песней марксизма"! И только у России есть опыт жизни по этой третьей Книге. Только Россия уже прошла часть "Пути вещей" по этой книге и приобрела опыт (пусть пока негативный) по третьему объединённому сценарию "мудрости — гармонии знания", делала попытку "дать человеческий образ жизни всем". Китай теперь на свой лад пользуется этим опытом мудрости (строит социализм с китайской спецификой), а Запад? Для Запада это коварный гад, которого нужно раздавить. Сама же Россия — Василиса Премудрая, когда "от ума", то действует в чётном стандарте рациональных убеждений, задаваемом мышлению дихотомией Запада. А когда в мудрости "по зову сердца", то живёт без сопоставлений одного с другим, но от "голоса крови" знает, что на всё воля Божья и принимает, как данное, нечётный тринитарный стандарт веры. А зерно всякой веры иррационально. Отсюда у России и болтливые затягивания раздумий, и мгновенные неожиданные перемены "волею судеб". Россия "долго запрягает, но быстро едет", мучительно долго убеждается в том, что живёт не так и идёт не туда, а затем быстро и уверенно всё это ломает.

Однако китайцы, несмотря на такое своеобразие душевного настроя русских, бессознательно относятся к ним с почтением. А происходит это, видимо, потому, что в китайском Каноне перемен именно и только стихия восточной окраины: "дерево" соотнесённая с Россией и мусульманским миром (животворящая троица: дерево, плод по роду его и семя в земле), одолевает стихию желтой "почвы" китайского центра. Россия для китайцев поэтому как бы всегда старшая (при Сталине — "старший брат", а сейчас — ослабевшая "старшая сестра"). Что же из этого следует для России? А следует то, что Китай теперь нужно признать за главного в Азиатско-Тихоокеанском Регионе и всячески способствовать его, а также американской активности в борьбе за ресурсы, а самой оставаться в пассиве. Ибо, по Канону перемен, одна реактивная сила перетягивает две активные силы и переворачивает всю связку в свою пользу. Конечно, россиянам трудно перейти от стандарта мышления активной сверхдержавы к стандарту мышления демпфера-поглотителя чужой силы, но в этом мне видится, и будет как раз состоять "перемена мышления" на объективном космическом рубеже смены нынешней эпохи Рыб (противопоставлений двух) на эпоху Водолея (гармонии трёх).

Мартин МАРТИРОСЯН. Однако реальная ситуация с очевидностью совсем не такая. Безусловно, США активны. Глобализация во главе с США наступает. Но наступает-то она на мир ислама, тоже от этого активный. Китай же никакой видимой активности не предпринимает, то есть, как всегда, пассивен. Китай ведь нигде не декларировал контрнаступления против глобализации. И Россия действительно слаба и от этого пассивна. Иными словами связка сил может быть и другой. Мне представляется, что активная сила мондиализма сама разыгрывает активность ислама. Можно считать, что ислам как джокер, побивающий любой козырь, сейчас не противостоит, но только усиливает напор глобализации. Можно, конечно, сколько угодно говорить о рецессии экономики, о структурном кризисе, охватившем Америку, но по тому, что происходит в Афганистане, в Центральной Азии в целом, никак нельзя сказать, что США теряет способность хозяина подчинять себе окружающий мир.

Я объясняю всю эту ситуацию "и наступления, и кризиса" следующим образом. В 1945 году при взятии Берлина великий полководец маршал Жуков положил более 2 млн. солдат. Это был самый конец войны и самые большие потери у будущего победителя. То же самое делает теперь и Америка. Все её нынешние "рецессии", все затраты — это те же самые потери при штурме последнего оплота противника в лоб и второпях. Близкая победа глобализации по-американски над традицией всё спишет. Ошибки и просчёты на пути к победе не умаляют саму победу. "Слон" основателен, мощь его бесспорна. По крайней мере, в своей стихии он выигрывает за явным преимуществом. А это и американский доллар, как всеобщая мера стоимости, как единица исчисления объема всей мировой торговли и совокупного валового продукта. И американский диктат цены на нефть, как потребителя одной трети всей её годовой добычи с, по сути, военным контролем за мировыми запасами. И ВТО с навязываемыми американцами правилами купли-продажи рыночных товаров. Иными словами, у "Кита" и без прямого столкновения со "Слоном" может случиться "долларовая засуха". Что же касается России, то ей идти в ВТО не под силу не только в роли диверсанта, но и тайного шпиона. Без наращивания внутреннего потребления собственных товаров, без создания ориентированного на Россию картеля потребителей российского сырья, Россию в ВТО её "цивилизованные партнёры" просто раздавят бременем гарантий возврата инвестиций, опутают кредитами-долгами, подорвут разделом сырьевой продукции, задавят демпингом продуктов питания и ширпотреба. Ведь либерально-демократические ценности, в отличие от ресурсов потребления, измеряются не числом, а только словом.

Андрей ДЕВЯТОВ. На мой взгляд, случится всё же другой разворот. Нашествие юаня, как уже обговариваемой в рамках АТЭС собственной, независимой от доллара США, меры стоимости и расчётной единицы в торговле стран Азиатско-Тихоокеанского региона станет своего рода наводнением, цунами для "Слона". Китай не декларировал и не будет декларировать контрнаступление против глобализации, но он уже давно исподволь наступает на интересы США. Методами "народной войны" в экономике и через диаспору теснит Америку в тихоокеанской зоне, укрепляет свой суверенитет над островами Южных морейх, ведёт мировую товарную экспансию продуктов овеществлённого труда своего громадного населения, модернизирует и наращивает свою совокупную мощь, не теряя при этом внутренней национально-культурной самобытности. Поэтому, если Россия перед лицом глобализации применит "кутузовскую стратегию отхода" без растраты сил на борьбу, "сусанинскую тактику" заманивания западного капитала в дебри своей экономики, то монолит китайской мощи (а не раздробленный и манипулируемый мир ислама) волей-неволей станет естественным полюсом противостояния Америке. А в этой ситуации российского отхода, как после второй мировой войны с поверженной Европой, можно ожидать от США, в противовес Китаю, и нового плана Маршалла для слабой России. А именно: помощи в размере 1% денег от ВВП США (порядка 50 млрд. долларов в год) вполне хватит для модернизации российской инфраструктуры и гражданских технологий. А после состоявшегося столкновения "Слона" и "Кита", Россия и выступит судьёй, ибо диктовать волю будет не тот, кто был активен и победил, понеся потери, а тот, кто не участвовал в схватке и сберёг ресурсы для мирной жизни.

В завершение темы напомню, что сумма чета (в нашем случае рациональная глобализация) с нечётом (традицией духа) всегда равна нечёту. Унывать нет оснований. В исторической перспективе победит традиция.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 30 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

31

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Александр Брежнев КОРЕЙСКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

Президент Буш посетил Китай. Поездка в Пекин лидера американской администрации, по сути, завершила начатый в сентябре цикл международной политики. Сейчас ясно, что именно отношения США и КНР — основной фактор, который будет определять облик нашей планеты в ближайшие десятилетия. Основные условия этих отношений устанав- ливались в эти дни в столице Китая.

Напомню, что визит Джорджа Буша-младшего в Поднебесную должен был произойти в октябре прошлого года. Тогда большинство экспертов сходились во мнении, что он будет неудачным для Белого дома — слишком невыгодными были "исходные": Буш к октябрю 2001 года продолжал оставаться под вопросом как президент, его победа на выборах вызывала сомнения. Состояние американской экономики неуклонно ухудшалось, Китай же укреплялся с каждым днем.

Но теперь Вашингтон "исправил" все недостатки. Меньше чем за полгода полностью перекроили мировую карту. Благодаря терактам в Нью-Йорке не просто возник предлог отложить октябрьский вояж Буша в Пекин, под этим же предлогом, США проникли в Среднюю Азию, говорят о возможном походе в Грузию.

Теперь власть Буша в самих США намного тверже. В эти несколько месяцев он несколько раз показал себя впервые в качестве реального хозяина мира. Без учета мнения ООН и вообще всего мирового сообщества своевал войну в Афганистане, посадил на гаагскую скамью подсудимых президента Югославии Милошевича, скинул цены на нефть, обеспечив устойчивость своей экономике. Показал, что готов диктовать свою волю всему миру, продемонстрировал готовность мира подчиняться. Под предлогом опасности терроризма американцы заставили всех участников и зрителей зимней Олимпиады ежечасно слушать рев истребителей ВВС США, круживших над стадионами, заставили всех оказывать почести американскому флагу.

Позиция силы, с которой США решили подходить к своим отношениям с миром, была озвучена перед самым визитом в Пекин. Перед конгрессом Буш выступил с новыми угрозами вторжения его армий в Ирак, Иран и Северную Корею — одного из ключевых союзников Китая на севере Тихого океана.

Подкреплять эту позицию силы должно кольцо войск и флотов, которые Америка подтягивает со всех сторон к Китаю. Новые гарнизоны в Средней Азии, стягивание авианосцев к северо-корейским берегам. Все это, видимо, и есть то, ради чего переносился на четыре месяца визит. Такая политика США напрямую может привести к войне.

Президентский самолет Буша, как луна, вызывает приливы и отливы ненависти и конфликтов. Везде, где летел в Китай Буш, под его самолетом начинались волнения. Протестовали японцы, требовавшие вывода оккупационных американских войск из Окинавы. В Сеуле десятки молодых корейских радикалов ворвались в здание Торгово-промышленной палаты США в местном бизнес-центре. Парни угрожали выкинуться из окон сорокового этажа в знак презрения к техасскому убийце. Заокеанский плосколицый ковбой вызывает ненависть в Северной Корее. Развязывание новой войны в регионе сулит большие выгоды бушевской администрации, новые козыри в переговорах с Китаем.

Но основательная подготовка Вашингтона к этому визиту оказалась во многом бесполезной ввиду стойкого сопротивления элит азиатских республик, не склонных стелиться под политику США. Южнокорейские лидеры напрямую потребовали прекратить все американские разговоры про "ось зла", пролегающую поперек Корейского полуострова. Вопреки всем стараниям Америки, диалог между Кореями усиливается, больше 70% граждан Юга требуют от своих руководителей скорейшего объединения страны.

Скоординированное давление Сеула, Пхеньяна и Пекина принесло свои плоды. В итоге Буш лично ни словом не обмолвился в Сеуле о своей враждебности к Пхеньяну, не говорил о национальной ПРО, которую в США привыкли официально называть антикорейской.

Реально, итоги визита пока трудно назвать удачными, все четыре месяца ударов по разным точкам мира и жестких заявлений не смогли смутить руководство Кореи и ее население.

Александр БРЕЖНЕВ

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 32 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

33

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Евгений Ростиков УМЕЙ СКАЗАТЬ: «НЕТ!» (К 80-летию Михаила САВИЦКОГО)

Народному художнику СССР и Беларуси, академику Российской Академии художеств Михаилу Андреевичу Савицкому 18 февраля исполнилось 80 лет. Сегодня это, пожалуй, единственный на постсоветском пространстве действительно великий художник, который наиболее полно олицетворяет собой не только ушедшую трагическую эпоху, но и один из тех немногих, кто не изменил себе, не растерял своего достоинства перед тем, что обрушилось на народ, страну в последние годы. Некоторые склонны видеть причину этой невероятной стойкости в том непростом жизненном пути, который прошел Савицкий: полуголодное крестьянское детство на Витебщине, война, героическая оборона русского Севастополя, плен, концентрационные лагеря, одни названия которых — Бухенвальд, Миттельбау-Дора, Дахау — и сегодня заставляют содрогаться души людей. Но была еще непростая и послевоенная жизнь с унизительными проверками на благонадежность, была запоздалая учеба в Минском художественном училище, а потом в знаменитой московской "Суриковке", была постоянная борьба не просто за свое место в искусстве, а за право говорить этим искусством то, что он считал нужным и важным.

Его никогда особенно не любили власти, но вынуждены были с ним считаться, одаривать разного рода званиями и наградами. Несмотря на неоспоримое мастерство и талант, его не особенно жаловали коллеги по творческому цеху. Тем не менее, убежден, и они где-то в глубине души осознают, что Савицкий — единственный не только в Беларуси, но и, пожалуй, в мире художник, сумевший в эпических полотнах запечатлеть всю трагедию человека в XX веке: это и последняя действительно Великая и победная для русского человека война, Чернобыльская катастрофа, но прежде всего богоборчество, которое, с еще более нарастающей силой ведется с православием сегодня.

Всякий раз, возвращаясь домой, я захожу в находящуюся поблизости его мастерскую. "О-о, Женя пришел", — радостно говорит он.(Кстати, на снимках Савицкий всегда суров, сдержан, задумчив. Но я, как правило, вижу его улыбающимся, смеющимся. И даже о серьезных вещах он говорит с хорошей долей самоиронии). Мы крепко пожимаем друг другу руки и, включив самовар, с неудачно подпаянным носиком, пробовал сверлить, соскабливать, а вода все равно течет медленно, начинаем пить чай с его никогда не кончающимися сушками. Он сидит в уголке своего дивана, как всегда поджарый, собранный, с медальонным профилем, а я приземляюсь в одно из двух его кресел, и мы говорим подолгу о многом, чаще о жизни и лишь изредка об искусстве.

В последний год-два я стал реже наведываться к мэтру. Мне не хочется отрывать его от работы. Ведь время поджимает. А ему еще надо столько успеть. Я знаю о его замыслах, для воплощения которых не хватило бы и десятка жизней. Обычных жизней, но не жизни Савицкого. Он успевает сделать больше, чем сотни других. Те, что давно знают его, склонны относить это к необычной организованности художника. Его коллега и друг Георгий Паплавский рассказывает, что раньше по Савицкому можно было сверять часы. Что бы ни случилось, в восемь часов утра Михаил Андреевич уже в мастерской. Он и сегодня, как в былые годы, работает много и продуктивно. Мне кажется, даже продуктивнее и интереснее, чем прежде. И в этом я не вижу особой загадки художника. В этом — неисчерпаемый потенциал человека-труженика, которому судьба, несмотря на все неимоверные преграды, вынуждена была уступить и позволить стать творцом.

Мы говорим о сегодняшних страстях. О рынке, рынке искусства. Я упрекаю его, что он очередного богатого купца, который хотел "за невиданную цену" приобрести его работу, отправил ни с чем. "Я не хочу, чтоб какой-то жлоб хвастался, что у него висит Савицкий. Ему же не моя работа нужна, он в этом ничего не понимает, а моя фамилия. Пусть поищет другую. Сколько вокруг художников, желающих сегодня продаваться, и даже хвастающихся этим. Пишущих в своих каталогах, что их работы находятся в частных коллекциях, подчеркиваю, в частных коллекциях в Польше, Израиле, Германии, США, Аргентины… То есть висят на фазенде у какого-нибудь Ганса или Моники."

Я начинаю спорить с ним и убеждать, что если эта картина облагородит душу какого-то Ганса или тело той же Моники, то что в этом плохого? Не всем же творениям художников висеть в Лувре или Музее Прадо, чтобы ими любовались миллионы ценителей. В конце концов там попросту мест бы не хватило. "Xотя вы даже в известные западные музеи, когда вас просят, не продаете",— упрекаю я и припоминаю последний междугородний звонок и состоявшийся разговор, которому сам был свидетель.

"Хотите видеть мои работы? Хорошо, я не возражаю,— добродушно говорит Савицкий. — Какой музей?.. Да, я знаю этот музей. Приезжайте в Минск. "Цифры на сердце" в музее Отечественной войны. А мало покажется — приходите ко мне в мастерскую… Нет, у вас выставляться не заинтересован. А какое дело вашим зрителям, или как вы говорите публике, до наших проблем?" Он говорит, как всегда, твердо, размеренно. Как я потом выяснил, звонок был из Амстердама.

“Возможно, я не прав. Но я не хочу выставляться, тем более пополнять прославленные западные музеи. Если мои работы действительно что-то стоят, то тем более пусть они остаются в моей стране. Я горд тем, что некоторые мои работы после развала СССР остались в России, в одной Третьяковке их более десятка. То есть они стали ценностью Российского государства. И этого с меня достаточно. Это свои люди. И когда мне дали премию и орден Андрея Первозванного за вклад в российскую культуру, я этим действительно гордился. Xотя с действиями кремлевских властей в корне не согласен. Считаю, что они глубоко антинародны. Будь это война, которую они специально, чтобы уничтожать русских людей, ведут уже несколько лет... И будут вести, делать из русской армии посмешище. Особенно это дико выглядит после короткой расправы американцев с "непобедимыми" талибами. Или будь это лобызания с Западом. Да никогда у нас не будет с ними дружбы. В Европе много веков назад сложилась своя цивилизация. Суть ее в экспансии — завоевании. Она и до сих пор остается такой. В этом можно убедиться, проследив историю России даже не с эпохи крестоносцев или Наполеона, а последних двух мировых войн. Сюда ведь шли войной не только немцы, но и итальянцы, испанцы, французы...

Сегодняшняя история свидетельствует, что эта экспансия "цивилизованной Европы" продолжается, но в других, более изощренных и страшных формах. Они действуют экономикой, подкупом, идеологией, особенно идеологией. Они разрушают последний редут нашей государственности — православие. И это недавняя скандальная экспансия католицизма на канонические русские земли — наглядный тому пример. Чему удивляться! В конце концов нам пора оставить все иллюзии, знать, что никто, никогда нам ни в чем не поможет. Только мы сами можем спасти себя, выбраться из той бездонной ямы, в которой сегодня находимся.

На Западе действительно много прекрасных музеев с прекрасными работами, созданными в эпоху Возрождения. Но еще больше работ, вывезенных из других стран: необыкновенное искусство Месопотамии, египетское искусство, высокое античное искусство, наконец, древнерусское искусство, о котором почему-то никто не говорит. А ведь оно за последние годы практически все перекочевывает на Запад. Что это, как не пример той дикой экспансии, которой подвергаются с Запада все прочие миры и даже погибшие уже цивилизации. А мы все еще считаем, что они качают у нас и у арабов только нефть и газ. Они прежде всего выгребают у нас культуру, которая позволяла нам быть великой цивилизацией, великим народом".

Эта его боль за культуру, осознание, что ее топчут, что она гибнет на глазах у всех, заставляла Михаила Савицкого снова и снова выходить на разного рода высокие трибуны, убеждать, спорить. Но в последнее время с ним уже никто не спорит, ему попросту не дают слова. "Люди поставлены на грань выживания, и все их мысли только о том, как не сдохнуть с голода, прокормить себя, детей, а вы толкуете о какой-то культуре. Да хватит с них пугачевской попсы и петросяновско-задорновского цинизма. Вот и вся им культура." Но Савицкий не сдается. Он понимает то, что предлагается сегодня людям, это не просто подмена культуры эрзацем, "который когда-то нам скармливали в Дахау", издевательство над ней, а откровенное уничтожение ее.

В начале девяностых, когда Беларусь получила независимость, Михаил Савицкий разработал концепцию создания Национальной академии искусств. Он считал недопустимым, что работников искусства разбили по цехам: Союзы художников, кинематографистов, писателей, композиторов… Все это, убежден Михаил Андреевич, наносит большой урон в целом развитию культуры. Но он не понимал одного, что это разделение по цехам позволяет заинтересованным лицам (не только в лице государства), но просто амбициозным "деятелям от культуры" легко управлять творцами, а то и откровенно манипулировать ими. Потому идею Савицкого о создании Национальной академии искусств они отвергли с ходу и бесповоротно. И дело было даже не в том, что кое-кто из них считал, что Савицкий создает эту академию "под себя", чтобы самому стать президентом. Зная художника, его одну-единственную страсть — живопись, убежден: ни о каком "президентстве" он даже и не помышлял. Но создание такой всеобъемлющей академии лишило бы "союзных" князьков и окружавших их бесчисленных прихлебателей не только власти, но и живых государственных денег, которые и поныне идут им в виде разного рода льгот и прямого бюджетного субсидирования. Тут уж не до высокой культуры.

"Вспомни, как они резко критиковали эти союзы еще совсем недавно. Это, дескать, сталинское наследие, оно уничтожает великое культурное пространство, ставит на его пути непреодолимые преграды. И какое-то время действительно казалось, что мы избавимся от этого "наследия". Стали проводиться объединенные пленумы творческих союзов, его участники знакомиться друг с другом. В какой-то мере это была показуха, но были и довольно искренние выступления, открывающие для присутствующих новые горизонты. Это уже тогда многих деятелей испугало. Но больше всех мне не понравилось выступление на одном из таких пленумов Дмитрия Шостаковича. Он вышел на трибуну, показал всем зажатый в руке листок: "Вот это мне написали, но я вам прочту", т.е. как бы заведомо говоря, что он с тем, что прочтет, не согласен. Так не лезь тогда на трибуну. Ведь главное в этом мире — уметь сказать "нет", кто бы перед тобой ни был, власть или твои знакомые, друзья".

Принято почему-то считать, что Савицкий всегда был приближен к власти и сам в некотором роде являлся частью существующей системы. Но так ли это? Дело в том, что не он искал дружбы с властями, а она с ним. К тому же, как трудно "дружить" с этим Савицким. Он никогда не идет ни на какие компромиссы, и всегда в самый неподходящий момент может сказать "нет" и самой власти, и ее сановным представителям. И они вынуждены были считаться с его мнением, его позицией художника и человека. Безусловно, ему помогало то, что он фронтовик, что он прошел все круги ада фашистских концлагерей. Но в те времена, когда Савицкий начинал свое восхождение к вершинам искусства, а значит, и власти, этим никого особенно нельзя было удивить. Главным было все-таки его быстро набирающий силы талант и жесткая, доходящая до жестокости, принципиальность, умение отстаивать свое право творить так, как он считал нужным, не поддаваться ни на какие "советы", уговоры. Как признается потом художнику бывший министр культуры республики Юрий Михневич: "Вот как бывает в жизни — власти никогда не делали на вас особую ставку. А получилось все наоборот!"

Савицкому помогало быть самим собой и расти то, что его знали, его творчество ценили и любили в Москве. И это тоже был стимул, которого лишены сегодня практически все художники на постсоветском пространстве. "Действительно, с самого начала я стал получать известность через Москву. Без ее признания я бы, видно, и оставался одним из многих провинциальных художников, которых у нас сегодня величают почему-то не иначе как "национальными". И за рубеж мои работы первый раз попали ни в какую-то никому не известную галерейку, а со всемирной выставкой достижений человечества ЭКСПО в Брюсселе. Потом мои картины демонстрировались на подобных выставках в Монреале, Осако.. Затем уже будут выставки в Германии, Париже, Скандинавских странах и даже в Венеции. Как ни покажется это странным, но на Веницианском биеннале, где в основном выставляют свои работы абстракционисты, картины Савицкого, такие, как "Поле" и "Убийство семьи партизана", представляли советское искусство. И было это в разгар торжества авангардизма, когда апологеты и справа и слева пели ему осанну, ставя его чуть ли невровень с искусством мастеров Возрождения. Но в конце концов даже они вынуждены были признать Савицкого великим современным мастером, воплотившем в своих полотнах "действительно трагедию человечества".

Тем не менее, успехи Савицкого не делали его взаимоотношения с властью более тесными. Власть понимала, что международное признание — еще более укрепляет его независимость. А это уже не могло не вызвать настороженности. Так было "при Советах", то же происходит и теперь. Нет, на заре своего президентства Александр Лукашенко посетил его мастерскую и даже вручил ему орден Франциска Скорины за первым номером. Но дальше этого не пошел. Конечно, позировать художнику, мастерская которого находится в каких-то 15-20 минутах от его резиденции, президенту не к лицу. Да и выслушать Савицкого не с личными просьбами, а по вопросам развития искусства, с изложением какой-то непонятной концепции создания Национальной академией искусств, ему тоже недосуг. "Нет, я вас не могу принять! По одному я никого не принимаю!" — сказал художнику недавно, как отрезал, президент. Действительно, что для него Савицкий, — один из многих. Может, он и великий художник, и академик, но на призидентских выборах голос у него, как у всех, один. Да к тому же перед последними выборами он или его неуправляемый сын, кажется, заявлял, что не будет голосовать за Александра Лукашенко. Поистине неисповедимо сложны взаимоотношения власти и художника, даже если эту власть олицетворяет всенародно избранный президент. Кстати, к 80-летию художника Александр Лукашенко объявил ему "благодарность"… Об этом на второй полосе в самом низу среди прочих пустяков и сообщила его газета "Совбелия". И больше ни строчки, ни звука. Оно и понятно, ведь надо полполосы отдать "маэстро" Михаилу Финбергу, который рассказывает об очередном своем местечково-международном фестивале.

Помимо мифической тесной дружбы Савицкого с властями, существует и еще одна легенда о том, что художник отчаянный антисемит, "разжигающий межнациональную рознь в республике". В подтверждение этого кое-кто пытался даже приводить в печати его высказывания на этот счет. Но в том-то и дело, что Савицкий говорит только то, что хорошо знает. А о евреях он знает, пожалуй, больше, чем они о себе сами порой. Потому "еврейский вопрос" он не считает ни трудным, ни тем более щекотливым, а одним из многих существующих сегодня в мире и требующих постоянного внимания и обсуждения. "Мы белорусы, равно как русские, уже более 300 лет живем рядом с евреями, но абсолютно не знаем, что это за народ. А они нас знают и очень даже великолепно. И используют в своих целях. Нам же наше нелюбопытство, незнание очень даже дорого обходятся", — говорит художник.

А возник этот миф об "антисемите Савицком" в середине 70-х годов, когда художник еще работал над серией своих эпических полотен "Цифры на сердце". Один из его знакомых подсмотрел, что на полотне, где бульдозер сворачивает в канаву трупы казненных, рядом с смеющимся немецким карателем, видно, только что осуществлявшим эту экзекуцию, угодливо хихикает над происшедшим и человек в лагерной форме с характерными чертами и звездой Давида на груди. Так что уже первое представление этой и других работ художника сразу же вылилось в грандиозный скандал. "От меня требовали закрасить, убрать эту звезду, — вспоминает художник. — Но я стоял на своем. Это ведь был не просто какой-то художественный образ, но и исторический факт. Я ведь прошел не один концлагерь и видел, что вся внутрилагерная элита там, начиная с блокового или капо и кончая последним санитаром в какой-нибудь контине, где заключенные умирали от тифа, дизентерии, туберкулеза, как правило, в основном состояла из евреев. И в этом не было ничего удивительного, давно ведь известно, что этот народ наиболее приспособляем и живуч. И если от многих других народов и цивилизаций не осталось уже ни следа, ни воспоминаний, то этот народ не только выжил, но и торжествует сегодня во всем мире. Только должны ли мы во всем завидовать их живучести и следовать по их пути? Вот о чем я думал, работая над этой картиной… Даже в той, последней войне, они представляют себя только жертвами. А все остальные народы вроде перед ними виноваты. В Миттельбау-Доре, где я находился, пока мог держаться на ногах, большинство капо были польскими евреями. И они были более жестокими, чем эсесовцы. Да, я согласен, в семье не без урода. Но нельзя же прикидываться, что ничего этого не было, и постоянно говорить только о себе, о своем.

Сегодня они постоянно толкуют о холокосте, о миллионах убитых евреев. Но только Советский Союз потерял в той войне 28, а по некоторым данным, около 40 миллионов своих граждан. Но об этом — ни звука. Где совесть той же Европы, Америки? Это циники высшей марки. А ты говоришь, чтобы я продавал туда свои работы. Они их могут приобрести только для того, чтобы спрятать или, как эти 28 миллионов, уничтожить и забыть! Не вспоминать! Ведь действительно главный вопрос о том, на чьих капиталах вырос фашизм, кто ему потворствовал, помогал стать на ноги, — ждет еще своего часа".

Меня поражает глубина мышления Михаила Савицкого, его умение оперировать в разговоре только фактами, тем, что он сам видел и выстрадал. И потому с ним трудно спорить, трудно что-то доказывать. Ведь в большинстве своем наши "аргументы" почерпнуты из книг или трактатов, пусть порой и достойных, но все-таки "заинтересованных" в потворствовании сложившимся мифам. Так нам спокойнее, удобнее жить. Но Савицкий, как истинно великий художник, видит свою задачу еще и в разрушении разного рода мифов, чтоб не только своим творчеством, но и своей жизнью доносить до людей правду, какой он ее видел, знал. Он берет темы, которые, как говорится, не поднять никому. Да никто к ним, по сути, в живописи и не пытался не то что притронуться, но даже приблизиться. По уровню осмысления той трагедии, что произошла в XX веке и продолжается в начавшемся XXI веке, ему не было и нет равных. В этом величие Савицкого как художника и трагедия его как человека.

Естественно, мы говорим с ним о художниках. Он с уважением вспоминает творчество русских мастеров: Виктора Иванова, Андрея Мыльникова, Дмитрия Жилинского, выходца из Беларуси Евсея Моисеенко, братьев Ткачевых и братьев Смолиных, а еще удивительного художника и эрудита Гелия Коржева и Федора Константинова. Он подмечает тончайшие особенности в творчестве известных западноевропейских художников, с которыми был лично знаком или которых знает по их работам. Но лучше не вспоминать ему о Марке Шагале. Сначала я думал, что это обычное неприятие одного большого художника другим. Такое случается, и не редко. Но потом я понял: здесь другое. Здесь опять неприятие лжи, попыток подмены одного понятия другим. Нет, к самому художнику он никаких претензий не имеет. "Это художник-примитивист. Таким в Грузии был Пиросмани, во Франции Анри Русо… Но Шагалу была сделана грандиозная реклама. Когда же французы, с их претензией на абсолютный вкус, позволили ему расписать Гранд-опера, я потерял к ним всякое уважение. Он же явно запорол эту работу. Вот роспись кнессета в Израиле — это да! Это его. Это типично еврейский художник, но я категорически против, чтобы его навязывали как образец всем остальным.

Я не понимаю наших людей, Ну ладно Москва, космополитический город-прорва, где русских людей, если судить по телевидению, вообще уже не существует. Где русские выступают только в роли смеющихся над собой дураков в бесконечных "смехопанорамах" и "аншлагах". Мне кажется, это самые оскорбительные телепередачи, когда русские, вместо того, чтобы за пошлости, гадости в свой адрес, пойти и набить из авторам морду, закатывают смехоистерики. Но Бог с ней, Москвой. Здесь же, в Беларуси, все друг друга знают, кто чего стоит… И меня возмущает, когда Витебск, Витебщину, с легкой руки некоторых шустрых прохиндеев, величают сегодня уже не меньше, чем "землей Шагала". С какой стати? Да он родился где-то там. Некоторое время после революции комиссарил в Витебской губернии (почему-то об этом предпочитают теперь скромно умалчивать) и внес свой весомый вклад в разрушение ее культуры, непосредственно в войну с дворцами. Кстати, одна из его работ так и называлась "Война дворцам". Но почему одних комиссаров мы сегодня проклинаем, а другому — только за последнее время, поставили несколько памятников, проводим какие-то "шагаловские чтения", выпускаем за бюджетные деньги фильмы и спектакли, которые не просто тиражируют мифы о якобы великом белорусском художнике Шагале, но яростно навязывают эти выдумки публике. Если говорить, чья это земля, то назвали бы уж лучше Витебщину землей Ильи Репина. Здесь, под Витебском, в Здравневе, у него была дача, он жил, творил, пока, кстати, не зашевелились комиссары, в том числе и от искусства. Но Репин был реалист, он развивал традиции русского искусства, которое сегодня у этих господ весьма не в чести, и потому будем возносить до небес Шагала. И в прямом, и в переносном смысле "возносить". Дошло до такого маразма, что местные власти разрешили шагаловским энтузиастам рассадить в городе на крышах домов музыкантов, и они, дрожа от страха, что-то там пиликали на своих скрипках. А самые сумасшедшие поклонники творчества Шагала, пытались даже затащить на крышу одного из витебских домов корову или козла... Они тупо иллюстрировали картины, элементарно не понимая заключенных в них символов. Это еще раз к тому, как мы знаем, а точнее, совсем не знаем живущий веками рядом с нами народ. Ведь работы того же Шагала носят как правило характер откровенных иллюстраций еврейских мифов, поговорок, присказок. Во многих его работах есть бедный еврей с мешком. И мы, дураки, сочувствуем этому несчастному. А он в этом мешке тащит наворованное золото и прикидывается беднягой, чтоб соседи не подсмотрели, не отобрали. Или пустая телега — это возвращается с ярмарки не самый оборотистый, проторговавшийся еврей. И соседи в окнах — они не просто злорадствуют, это им урок, как не надо делать свой гешефт. Или летящая в небе селедка. Этим видом бизнеса в Беларуси занимались почти монопольно евреи. И селедка эта была как бы символом их благосостояния. Это чисто еврейская жизнь, и ее надо не просто знать, но и понимать. И тогда бы наши недоумки не тащили козу на крышу, а "щырыя белорусы", по всякому поводу, а чаще без повода клянущиеся в любви своей родине, не подражали бы Шагалу с его летящей в небе Бэлой, а знали, что этим еврейский художник подчеркивает, что он гражданин не какой-то там Витебщины, а мира. И чихал он на все с высоты намалеванной им козы.

Была как-то выставка нескольких моих работ в Витебске. Власти города пригласили меня приехать на ее открытие. Конечно же, я категорически отказался. Это моя земля — Витебщина, в конце концов, моя родина, — но на какую-то "землю Шагала" я не поеду. Вообще, я считаю этот лживый миф оскорблением, плевком в лицо всем белорусам".

Конечно, с Савицким можно спорить, пытаться доказывать, что Марк Шагал не такой примитивный художник, как ему кажется, что это большой художник. А то, что вокруг его имени пляшут, делают свой подлый идеологический бизнес какие-то маленькие, прохиндеистые человечки, то Шагал к этому не имеет никакого отношения. Но я хорошо понимаю, что возмущает в этой истории с "землей Шагала" Савицкого — опять же подмена понятий. Тот уехал отсюда в самое трудное время, внеся в эту свалившуюся на страну, на живущий здесь народ беду, свою "комиссарскую" лепту. Савицкий же жил здесь, сражался, страдал, как жили и сражались из покон веков его предки, и он вправе считать эту землю своей, как каждый живущий здесь человек. И я убежден, что он с таким же, если не большим гневом, воспринял бы то, если бы Витебщину назвали землей "Савицкого".

КонеЧно, говорЯ о Савицком, нельзя не сказать и о его взаимоотношениях с учениками. Их у него много, десятки, а может, уже и вся сотня. Ведь он уже многие годы бессменно руководит академическими творческими мастерскими. Многие из его учеников стали уже известными, "но все равно местечковыми художниками" — добавит он. Как ни странно, ни один из них не появляется в его мастерской. По крайней мере, я их там никогда не встречал. Вообще-то, в этом странного ничего нет. Позиция художника по ряду вопросов, которую он никогда не скрывает, могла создать им ненужные проблемы во взаимоотношениях с теми, кто исподволь при коммунистах и теперь уже открыто делает "белоруское искусство". И потому его "ученики" стараются не афишировать, что прошли школу Савицкого. Да по большому счету от этой школы у них, как правило, вскоре ничего не остается.

"Они у меня в мастерских получали, видно, неплохую подготовку. Не случайно их работы, как правило, выставлялись на всесоюзных выставках, получали разного рода призы и премии, в том числе и первые, печатались в журналах "Творчество" и "Искусство". И наши мастерские, созданные по инициативе и на деньги Академии художеств СССР, вскоре, как стали работать, сразу же получили славу лучших мастерских в СССР. Но потом Союз распался. И где мои ученики сегодня? Торгуют. Все ринулись на рынок, пишут только то, что можно продать. Они уже не думают об искусстве, тем более о каких-то принципах, идеалах. А думают о дачах, машинах, счетах в банках и как понравиться публике. Именно публика, притом не самая лучшая, водит сегодня не только рукой, но и мозгами деятелей искусства. Ты же сам знаешь, какое начинается шевеление, брожение в этих "художественных мозгах", когда в Минске появляется какой-нибудь купец, конечно, лучше иностранный.

Но еще большая беда, что они все бросились в объятия к Соросу, в созданную на его деньги так называемую "академию мастацства". Естественно, создана эта академия и для воплощения соровских идей, но меня поражают даже не эти художники, а чиновники с администрации президента, которые были на ее презентации, так сказать, освятили ее своим присутствием. И Сорос уже с Беларуси изгнан, но дело его живет и побеждает. Минкульт арендует для его воспитанников помещение, протежирует их выставки…

Искусство, конечно, выживет. Оно будет жить до тех пор, пока живы люди. И даже, может быть, когда их не станет. Но его будут делать другие люди, а не торгаши."

Савицкий обо всем судит строго, даже жестко. К этому его приучила жизнь. Но к тем, кого Бог наградил талантом, эта требовательность Савицкого возрастает многократно. И это не брюзжание старика, который не понимает "устремлений молодежи" и "новых веяний". Он никогда себя не чувствовал стариком. Да и эта легкая походка, эта поджарая фигура, а главное живой, вечно в борении ум, делают его человеком не только без возраста, но и как бы вне времени. Эта требовательность объясняется критериями искусства, которое существует не одну тысячу лет и не нам их менять. Тот, кто может что-то изменить в искусстве, еще не пришел. Это должно быть явление, не меньшее, чем второе пришествие Xриста".

Савицкому — восемьдесят. По весне он обычно себя не лучшим образом чувствует. Но когда недавно я зашел к нему в мастерскую, он, как всегда, работал — подкрашивал багетовые рамки, которые сделал ему столяр. "Этот багет такой хрупкий, когда пилишь сыплется". Он готовил свою юбилейную выставку, которая на днях открылась в Национальном художественном музее Беларуси. Практически все работы, которые представлены на этой выставке, написаны им за последние два-три года. А это немало — 11 портретов президентов Академии наук Беларуси, начиная с первых, сгинувших в сталинских лагерях, от которых оставались в лучшем случае по паре (в фас и профиль), блеклых снимков, и кончая последними, которых он знал и уважал: "Нет, самого последнего президента Академии я не написал. Я рисовал только тех, которых избирали, как это и положено, академики, а не назначал своим указом наш уважаемый президент".

И в этом тоже характер Савицкого. Не знаю, вечно ли будет жить эта Академия наук, но портретам, сделанным Савицким, уготована долгая жизнь. Они созданы рукой зрелого, уникального таланта, написаны в лучших традициях мастеров Возрождения. А может, и на уровне тех бессмертных работ.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 34 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

35

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]

Денис Тукмаков ДВОРЕЦ (Русский спорт, как и всю Россию, возродят только истинные патриоты)

"Витязь"! "Подольск"! "Витязь"! "Подольск!" — скандирует зал, заводит себя. В каждую паузу перед новым вбрасыванием Дворец взрывается кластером динамиков — забойная музыка не дает остыть ни залу, ни льду. Игроки их не слышат, они отрешены, их Вселенная — лед, их отец и мать — тренер, и свитера их мокры от жаркого дыхания соперника. Три долгие минуты истины, и шайба вновь в воротах "Липецка" — "4:2". Фанаты ликуют, скины валятся в кучу-малу, зал расцветает "розами" — шарфами с названием любимого клуба. "Красно-белые! Красно-белые!" — но не успел зал возгласить свою спортивную молитву, как происходит невероятное: за каких-то десять секунд "Липецк" вновь взламывает оборону хозяев — "4:3".

На арене — запах адреналина и ледяной крошки. Из-за новых, “жовто-блакитных” цветов "Липецка" зал готов проклясть Украину. Остается играть восемь минут, трибуны неистовствуют и требуют жертв: "Дожми их, "Витязь"!" И тут нервы у "Липецка" трещат по швам. Удаление — и в численном большинстве подольский ХК "Витязь" забивает победную шайбу. "С подачи Льва Бердического, номер "94", — валькирический глас дикторши вводит весь Дворец в экстаз, — шайбу забил… Олег Вощеникин, номер "33"!!" Радость трибун неописуема. Фаны готовы проломить борты и выскочить на площадку к "витькам". Тут же из скиновского сектора, перекрывая рев зала, рвется на простор речевка: "Берди — мотор! Берди — ракета! Лучше в России форварда нету!" — и кулаки вверх!

Сирена! Поверженный лидер потерян на сияющем льду — богиня Ника со снежных свитеров "Витязя" под корень срубила зеленую липу. Дворец — в эйфории: "Витязь" вышел на первое место Дивизиона по потерянным очкам!

Постепенно овация стихает, под рукопожатие соперников слетают с уст фанатов последние выкрики торжества и благодарности: "Оле-оле-оле-оле! Подольск! Лучше всех!". На глазах — не дольше пяти минут — зал пустеет.

Трибуны убраны, расчищен от снега лед, арена замолкает, погружаясь в полумрак остывающих софитов. Тихо, нет никого, и лишь под крышей этого великолепного ледового Дворца еще витает, блаженствуя на облачке человеческого счастья, дух победы. /yd

СНАЧАЛА ВИДЕН ВСАДНИК. Если ехать из Москвы, пронзая Подольск насквозь, то на излете города дорогу вам преградит всадник на вздыбленном коне, с копьем наперевес. Древнерусский воин, в шеломе и кольчуге, поднял коня на дыбы, нацелил копье с вымпелом, готов сбить любого, кто посягнет на охраняемое им святилище.

Но поначалу глаз, привыкший к подмосковному пейзажу и подольским хрущевкам, ничего позади всадника не воспринимает: лишь только свет, нечто снежное с лазурью, неправильные формы, линии. И вдруг — Дворец! Вотчина витязя на коне.

На просторе, в соснах у леса, раскинулось диковинное здание, какого не встретишь больше ни здесь, ни во всей России.

Удивительный стиль. Изломанный, футуристический, отражающий облака, легкий, как небо. Полированный, не имеющий тени, играющий на солнце белым, голубым и багряным. Без центра тяжести, невесомый, весь собранный из эстакад, подъемов, горок, лестниц, ступеней и террас. Раскинувший во все стороны брызги отражаемых лучей, притягательный взору, стянувший на себя пространство лесов и кварталов.

Словно только что народился, не оформившимся выскочил из-под земли. Прилетел с другой планеты, завис в сантиметре от земли, вот-вот легко взмоет в небеса, превратится в точку и исчезнет. Словно появился здесь вопреки всему, и его красота — не в гармоничных пропорциях, но в вызове, в веселье, в самом своем существовании посреди серости и уныния хрущевского стиля и путинского безвременья.

Он одновременно похож на все, что угодно. В нем есть нечто от музея Гугенхайма и американского отеля, от диснеевского павильона и андалузской мечети, от новенького корпуса завода и суперсовременной лаборатории. Он похож на ангар, предназначенный для бессрочного хранения сверхсекретного оружия, и на верхушку небоскреба, чье тело спрятано под льдистой землей.

Дворец, единственный в своем роде. Концертно-спортивный комплекс, ледовый дворец "Витязь".

Ранней ночью, пока еще горела иллюминация, Дворец превращался в стартовую площадку космодрома из далеких будущих времен или в саму летающую тарелку, которая вот-вот покинет Землю, вспуганная неуемными уфологами. Кривые стены, изогнутые скаты, вьющиеся трубки и перила выполняли неясную, но явно необходимую и четко просчитанную задачу. Возможно, такое строение давало преимущество в преодолении гравитации, или, быть может, это были лишь последствия тяжкого удара о Землю. Корабль несколько удивленно глядел на город, на эту незнакомую цивилизацию темными широкими квадратными проемами — это могли быть окна, но, возможно, под них были закамуфлированы сопла или шахты ракет. Такое кособокое строение космического корабля было явно намеренным, отвлекающим; вся начинка скрывалась внутри. Люди, эти переодетые астронавты, знали, куда идти, — один за другим они исчезали в проемах тарелки, скапливались в ее модулях, заполняли отсеки и наконец окружали центральный пост межпланетного судна. Там, под гладкой коркой сверкающего льда — конденсата от мощных охлаждающих установок — был, очевидно, спрятан реактор — двигатель и сердце звездолета. Начинался отсчет; экипаж в униформе и защитных щитках выполнял на льду серию сложных операций, и наконец, едва гигантский дисплей отсчитает последние секунды, — тарелка, дрожа и тая, под мощный и протяжный вой сирены взмывала ввысь, уносилась, оставляя Подольску лишь скользкую, оплавленную площадку старта, на которой позже детишки, не страшась радиации, играли в хоккей.

ТО, ЧТО ШЕСТЬ ЛЕТ НАЗАД СЛУЧИЛОСЬ В ПОДОЛЬСКЕ, может быть названо только одним словом: чудо. Нормальное и даже обыденное во времена Советского Союза, это событие оказалось уникальным и едва ли не единственным в современной России. Случилось невообразимое — на руинах советского спорта появилось на свет новое спортивное общество — Подольский Центральный спортивный клуб "Витязь". Объединивший три десятка видов спорта, с бесплатными секциями, с детскими школами и прославленными тренерами, с возрождаемой на глазах инфраструктурой.

До этого ведь ничего не осталось, все лежало в разрухе: тренеры ушли в охранные структуры, бедствовали в кооперативах, подрабатывали извозом. На стадионах строились стоянки, государственное добро срочно "приватизировалось". Массовый спорт исчез как явление, а детские секции, что еще держались на плаву, были платными. И вдруг на пепелище, откуда ни возьмись, без копейки денег от администраций города, возникло то, чего в новой дикой стране просто не могло быть, "прожигание бабок впустую" — возрождение бесплатного детского спорта, организация секций и команд, строительство новых площадок и стадионов. Возник "Витязь".

Но как такое могло произойти? Кому и для чего это понадобилось?

Ответ прост. В начале девяностых, в самое гнилое, раздавленное для России время, Подольск, как и тысячи других городов, представлял из себя грустное зрелище. В то время, как их отцы и матери лихорадочно искали работу по всей области и приступом брали кадровые отделы московских заводов, подольские дети были предоставлены самим себе, их засасывала улица, подворотня. Это в мегаполисе всегда есть чем заняться; провинциальные же русские города на заре "эры свободной России" представляли из себя страшное зрелище. Перед Подольском во весь рост встала перспектива превратиться в мертвый город, в город-трущобу, без будущего и прошлого — наподобие вымирающих от безденежья, пьянства и преступности уральских и сибирских "бесперспективных" городов, в которых позакрывали единственное городообразующее предприятие. В Подольск прицелилось, выбирая первые жертвы, жало мирового наркотического шприца.

И тогда собрались вместе несколько подольских предпринимателей — нормальных русских мужиков, скопивших немножко денег: кто бывший спортсмен, кто отставной военный, — и стали думать, что же делать дальше. Или оставить все, как есть, смириться с упадком своего города, отдать его на откуп наркоторговцам, самим превратиться в "чисто конкретных новых русских", в маленьких олигархов, увести деньги за рубеж и самим переселиться туда, подальше от беды, а здесь вложить деньги в сверхприбыльные казино и ночные клубы, в модные журналы и элитарные магазины. Или все-таки вспомнить, что ты русский и живешь на русской земле. В корне переломить ситуацию. Спасти свой город, своих детей. Принести избавление от настоящего, подарить Подольску будущее.

И вот — как протест трущобам, как объявление войны наркотикам, как вызов всей гнили и мрази, оккупировавшей страну, эти крепкие мужики, не забывшие откуда родом, скинулись, продали часть бизнеса и создали спортивный клуб. Собрали все секции, что еще сохранились. Созвали тренеров, положили им нормальную зарплату, чтоб жить могли и не разъезжались. Отменили любую плату с детишек. Отстроили залы и стадионы. И красиво назвали все это "Витязь".

По утрам, когда к нему по одному и в группах стекались на тренировку взрослые и совсем юные спортсмены, Дворец напоминал архаический мегалит с неразгаданным предназначением — быть может, солнечную обсерваторию или святилище доброго бога. Казалось, его строили древние, ушедшие во мрак времен народы. Странная архитектура Дворца, забытые ныне пропорции с неверными линиями и непрямыми углами заставляли думать об изощренном складе ума возводивших его строителей. Так, верно, выглядели шумерские зиккураты, такими были первые этажи Вавилонской башни. Эти осевшие стены, словно пещерные своды, хранили чудом сохранившуюся яркую краску — алебастр, лазурь, охру. Выступая над деревьями, почти скрывшими его, Дворец напоминал только что найденный храм индейской цивилизации. Лес почти поглотил его, и видимые глазу стены казались лишь верхними этажами исполинского сооружения, уходящего в гущу земли. Многочисленные, идеально прямые отверстия в стенах наводили на мысль о длинных черных коридорах, уводящих вглубь, забитых сором и костями золотоискателей. Египетские коридоры вели в центр Дворца — там, в громадной зале, на белоснежной площадке под перевернутой огненной пирамидой, в окружении рядов сидений для посвященных, клубились таинства. И юные люди, в отмеченной клановым знаком одежде, стекались в Дворец, чтобы причащаться этих таинств, участвовать в древних очистительных, питающих силой ритуалах. Там шла Игра, велся счет, соблюдались правила, и две команды, одетые в свои тотемные цвета, сражались насмерть пред лицом зрителей, среди которых, несомненно, были и привлеченные зрелищем, заглянувшие на часок боги.

НА СЕГОДНЯ "ВИТЯЗЬ" — ЭТО САМЫЙ БОЛЬШОЙ спортивный клуб в России, в котором тренируются девять тысяч детей под руководством более двухсот тренеров. Греко-римская борьба, бокс, карате, лыжи, баскетбол, плавание, легкая и тяжелая атлетика, футбол, волейбол, большой теннис, армрестлинг, инвалидный спорт — всего 29 видов спорта объединил клуб в своих секциях. Из них платным является лишь "элитарный" теннис, на который родители могут позволить отстегнуть денежку.

"Витязь" давно перешагнул границы Подольска, и теперь имеет базы в Щербинке, Климовске, Троицке, филиалы по греко-римской борьбе в Саранске, Ярославле и Москве. Строятся шикарный баскетбольный зал и суперсовременный (он будет лучшим в России) боксерский дворец с мини-гостиницей для спортсменов. В соседнем Чехове возводится ледовый комплекс и спортивный интернат для детей. Повсюду реконструируются дворовые спортплощадки. "Витязь" обучает своих ребят в физкультурных институтах Москвы и Малаховки. Уникальна даже такая мелочь, как собственная швейная фабрика "Руссила", шьющая спортивную одежду для всего клуба и для горожан.

Первые успехи не заставили себя ждать: за шесть лет чемпионами России в разных возрастах становились подольские легкоатлеты, боксеры и штангисты, а детская лыжная команда в прошлом году завоевала "золото" на чемпионате мира среди школьников — на своем, "витязевском" автобусе они пересекли тогда всю Европу.

Но профилирующим видом спорта в "Витязе" почти сразу стал и по сей день остается хоккей. Именно хоккей принес больше всего лавров городу и клубу. Шесть лет назад, практически с нуля, в Подольске создается хоккейный клуб "Витязь" и при нем детская спортивная школа для всех возрастов — от пяти до семнадцати. Ныне в подольском клубе 28 профессиональных игроков, 274 мальчишки, 13 тренеров плюс своя судейская школа из 22 человек. Пацанов берут всех, кто приходит, — ни одного не выгоняют: пусть лучше тренируются, чем по улице шатаются. Все это, несмотря на то, что с Дворца стригут налоги, как с обычного ОАО, — без всяких льгот. Снова надо повторить: при этом секции абсолютно бесплатные; единственное, за что родители платят — за комплект формы, которой хватает на несколько лет.

Разве могло это оставить небеса равнодушными? В первый же год "Витязь" выигрывает первенство области, на следующий год выходит в первую лигу, затем — в высшую, а еще через год — в Суперлигу! Сейчас, после некоторого спада, команда вновь борется за место в высшем российском дивизионе. Успех ошеломляющий, и объясняется он не богатой мошной клуба, а седьмым потом на тренировках. Благо, тренировать есть кому. Чего стоят одни лишь имена руководителей ХК "Витязь": начальник команды — двукратный Олимпийский чемпион В. И. Васильев, директор клуба — двукратный Олимпийский чемпион И. А. Ремишевский. Главный тренер "Витязя" — прославленный динамовец, коренной подольчанин В. Г. Белов. Главный тренер детской школы, руководящий "Витязем-2" — неоднократный чемпион мира А. И. Бодунов.

Откуда же такая страсть к хоккею? Почему не футбол, как в Раменском, не баскетбол, волейбол, плавание? Может быть, потому, что если уж возрождать, то — лучшее, а ведь именно в хоккее наша страна достигла звездных высот, найдя в зимней мужской зрелищной техничной канадской игре отраду для русской души. Такая игра и такое название клуба — что лучше может воспитать мальчишку настоящим патриотом? Не случайно девизом хоккейного клуба стали слова Александра Невского: "Русь стояла, стоит и будет стоять".

Как бы то ни было, именно страсть к хоккею позволила свершиться еще одному "подольскому чуду" — 18 марта 2000 года был торжественно открыт хоккейный ледовый дворец "Витязь".

Ярким февральским днем Дворец был кораблем, длинным белоснежным лайнером. Его палубы и надстройки возвышались над городом, его трапы были намертво врезаны в гладкие стены, его вылизанные борта сияли от чистоты, в его иллюминаторах отражалась замерзшая подольская вода. Ему пошли бы паруса или толстые пароходные трубы — странно, что их убрали. Непонятно, зачем он приплыл сюда. Может быть, это был Ковчег, прибывший, чтобы забрать с собой всех подольчан, увезти подальше от беды. Или, возможно, это была одна из колумбовых каравелл, преобразившаяся, готовая к новым далеким плаваньям и великим открытиям — может, она-то и открыла Подольск? Но скорее, это было исследовательское судно, что и поныне бороздят Арктику, вмерзая во льды. Лайнер сросся с подмосковным льдом, накренился слегка, черпнул немного льда в самое нутро, и теперь дрейфовал вместе с городом по пространству и времени. Людям не нужно было ступать на его палубу — они и так плыли вместе с ним, ни о чем не догадываясь. И все же они приходили, наполняли корабль, ступали по его палубам и лестницам, стекались в каюты и трюмы — там, на самой богатой палубе, в глубине лайнера, происходили действа, которые все объясняли. Дворец плыл с Подольском, был его паровой машиной, запряженной в эту землю, тащил город куда-то вперед, прочь от этих мелких времен.

КАКОВ ДВОРЕЦ ИЗНУТРИ? Это ультрасовременные технологии. Каждый, кто приезжал сюда — от Фетисова и Буре до тренера "Детройт Ред Уингз" Боумена — отмечали, что лучше в России ледового дворца пока не построено. Сооруженный всего за 19 месяцев "Витязь" превосходит даже питерскую арену, специально возведенную для чемпионата мира. Это уникальное сочетание канадского проекта, льда и технологии с русскими материалами, строителями и обученным персоналом.

Дворец вмещает 4900 зрителей. Разумеется, есть и V.I.P., и ложа для журналистов, и места для инвалидов, и даже ресторан с окнами на лед. Роскошные кресла с подстаканниками и на редкость комфортными спинками будто специально созданы для удобства зрителей, а эргономика трибун такова, что даже при аншлаге люди могут покинуть арену за пять минут. Они расположены очень близко к площадке, что создает непередаваемую атмосферу сопричастия во время матчей.

Над ареной подвешен видеокуб с тремя телеэкранами и табло — гордость российских спецов. Экраны — не жидкокристаллические, а на светодиодах, что не дает искажений. На эту пирамиду, а также на десятки телевизоров в фойе идет прямая трансляция матча благодаря собственной телестудии и шести камерам, расположенным в зале.

Фойе вне зала — идеал удобства: с кафешками, разливным пивом, столиками и просто потрясными туалетами, каких не встретишь даже в квартирах с евроремонтом. Все вылизано и вычищено до блеска.

Подтрибунные помещения и раздевалки для спортсменов — отдельная статья. Стеночки, пол, вешалки, душ, скамейки — и все это аж погладить хочется, словно дорогой автомобиль. Причем комнаты для детишек — не хуже раздевалки главной команды, просто чуть поменьше и без массажно-врачебного инвентаря.

Идеально белый лед дворца — лучший в стране. Автономная котельная, примыкающая к Дворцу, позволяет выставлять нужный режим льда: жесткий и более холодный — для хоккея, мягкий и потеплее — для фигурного катания. В первый раз лед заливали канадцы, но теперь этому обучены местные рабочие. Происходит это раз в сезон: 30 км труб с фреоном под бетоном арены обеспечивают мгновенное замерзание льда. Морозильная установка больше похожа на отсек подлодки: куча труб, кранов и рычагов, все выкрашено в свои цвета, и ни соринки. Во время заливки мастера заодно вручную раскрашивают лед, выводят в центре площадки гигантскую эмблему клуба — богиню Нику, глубина краски — 15 см. За льдом, главной драгоценностью Дворца, тщательно ухаживают: каждый день замеряется режим и температура льда, а в перерывах матчей канадская очистительная машина — точно такие обслуживали Олимпиаду — заливает площадку дистиллированной водой.

Но Дворец — это не только хоккей; едва ли не чаще здесь проводятся соревнования по другим видам спорта, а также… концерты. Ледовое покрытие закрывается специальными теплоизоляционными щитами, и на них устанавливается штатовская сборная сцена. Затем подвешивается дополнительная аппаратура, сооружается партер, автоматически выдвигается обычно спрятанная трибуна за одними из ворот — и концертный зал "Витязь" вмещает уже 7000 человек. Стоит только положить особое покрытие — и можно проводить соревнования по баскетболу, волейболу, настольному теннису, борьбе, боксу, дзюдо, мини-футболу, гандболу и художественной гимнастике.

Кроме того, помимо ледовой арены, во Дворце построены два отличных корта с очень дорогим "олимпийским" покрытием. А рядом построена еще одна, тренировочная, арена и там же — баскетбольный зал с уникальным покрытием.

Безопасность зрителей и спортсменов продумана "от и до". Сюда входит и блестящая Служба безопасности, и видеонаблюдение, и металлоискатели на входе, и система электронных пропусков в различные зоны Дворца, и практика отношений с чужими фанами, которых размещают в отдельном секторе, а затем отвозят до вокзала на автобусах, и налаженное сотрудничество с подольскими курсантами, и даже наличие во Дворце собственного КПЗ.

А теперь оцените билеты на хоккей: средняя цена 30-40 рублей, максимальная — 60 руб. Цены на концерты — а это и ДДТ, и "ЧайФ", и Леонтьев, и Земфира, и "Руки вверх" — повыше, около 120 руб. Не удивительно, что в "Витязе" почти всегда — аншлаг.

Вечерами, в теплом свете прожекторов, окруженный любящими его горожанами, Дворец был — Дворцом, величественным, царственным. Именно здесь, а не у отстроенного кинотеатра "Родина", не у модной дискотеки или брежневского здания администрации, был центр города, пуп подольской земли, куда сходились дороги и людские потоки, где совершались чудеса и сильные человеческие поступки. Здесь уставшие, обремененные заботами люди постигали счастье, кипятили собственные страсти на огненной сковородке ледовой арены. Здесь они праздновали и пировали, победителями делили добычу, побежденными зализывали раны. Здесь и только здесь во всем городе люди испытывали благоговение перед тем, что выше их, — перед силами, что распоряжаются удачей, победой и смертью. Дворец был ристалищем, Колизеем. Лучшие сыны города, румяные профессиональные атлеты, устраивали здесь Игры с чужаками — их матери, жены, друзья взирали на поединки с высоких мест, махая платками и сжимая амулеты, — точно, как это происходило в древние времена. Горожане знали каждого "витязя" в лицо, угадывали их в безумных скоростях и схватках по характеру, по манере игры, по упоительному воинскому кличу. А атлеты, измотанные, богоподобные, после матчей дарили победу трибунам — своим родным и соседям, городу и миру. И город плакал.

ПОДОЛЬСК — МАЛЕНЬКИЙ ГОРОД. Здесь все друг друга знают и ничего ни от кого не скроешь. Поэтому многого стоит неподдельная радость, с какой люди на улицах отзываются о "Витязе". Как оживляются их лица, когда у них выведывают дорогу ко Дворцу! Словно их спрашивают: "Как вам удается так замечательно выглядеть?" или говорят им: "Чудесный денек, не правда ли?" Как благодарно здороваются с тренерами подольские бабушки и мамы, приведшие своих детишек во Дворец на тренировки! Как беззаботно напевают себе под нос песенки будущие харламовы и лазутины, карелины и сафины, вешая свои курточки на высокие — еле дотянуться — крючки в полированных раздевалках Дворца. Как по-хозяйски, с достоинством навещают подольчане свой Дворец в дни игр поддержать своих — и как бережно и гордо несут они из фойе в зал разрешенное к продаже разливное пиво за двадцать рублей: будто это и не пиво вовсе, а старое вино, фалернское тридцатилетнее.

"Витязь" — это то, чего не может быть, но что есть, работает и процветает. Не за счет прибыли — детский спорт нигде в мире не прибылен. Но за счет ума, любви и настоящего патриотизма тех, кто, имея деньги, понимает: "здоровье нации — гонорар мудрого государства". Эта фраза Миранжо является лозунгом подольского клуба.

Я встречался с теми мужиками, кто на свои деньги создал "Витязь". Это далеко не простые люди. Они очень богаты и владеют фабриками, гостиницами, газетами. Они любят обедать в собственных ресторанах и за любимым люля-кебабом рассказывать про домашние бассейны и винные погреба. Они обожают делать широкие жесты, дарить дорогие подарки незнакомым понравившимся людям. Им нравится заботиться о своих подчиненных, по сто раз на дню спрашивая, все ли у них нормально. По утрам они играют в теннис с Коржаковым, по вечерам ужинают у Дерипаски. Они часто бывают во Дворце и любят при выходе задержаться на его крыльце — “мерседес” и два “джипа” ждут, охрана рассредоточена, приближенные в двух шагах позади — они должны постоять здесь, на виду у всех, чтобы недруги поняли: "все под контролем, враг не пройдет".

И все же это — не "новые русские", столь ненавидимые людьми, забывшие, где они родились, кто их мать и отец, и первая учительница. Это не бандиты, наворовавшие миллионы, перебившие конкурентов и теперь отмывающие "бабки" в спорте. Это и не "халифы на час", этакие везунчики, сорвавшие единожды куш и пустившие его широким жестом на Дворец. И уж конечно, это не топ-менеджеры, холодно, расчетливо планирующие расходы и доходы от "Витязя", рекламодателей и продажи пива зрителям. Это нечто совсем другое.

Просто надо видеть их глаза, когда они вспоминают, как объявили войну наркотикам, как отловили и жестоко избили пятьдесят продавцов зелья, а потом повесили на них таблички "наркоторговец" и выбросили посреди Подольска валяться в дерьме, чтобы люди видели их и презирали. Надо слышать их дыхание во время рассказа про то, как их служба безопасности — сплошь боевые офицеры — несколько дней плутала в абхазских горах, охотясь за бандой Гелаева, устроив себе "свою войну" без генералов и штабов. Надо собственными ушами слышать, каким тоном отказываются они назвать потраченную на Дворец сумму или рассказать про восстановленную ими церквушку в родном селе. Надо видеть, как они держат рюмку водки, поминая товарищей, вместе с ними сражавшихся, но не выбравшихся из пылающего Дома Советов в 93-м. Надо сидеть рядом с ними и слушать рассказ про то, как один из них, повстречав недалеко от дома группу молодежи, заставил каждого громко и гордо кричать на всю улицу: "Я — русский!", выбивая из них постыдный страх и смущение за свой род.

У них было много возможностей заработать на спорте. Настроить фитнесс-центров и "залов релаксации" для "элиты", наоткрывать спорт-баров и букмекерских контор. Не стали. И мне нет дела до того, как и на чем заработали деньги эти люди, потому что тратят они их на благое дело.

Возможно, от злых помыслов этих людей бережет всадник — тот, что стоит перед Дворцом на стременах, копьем отгоняет нечисть и порок. Его изваял скульптор Вячеслав Клыков, поставил под ним надпись — "Витязям земли Русской". Оставил беречь спортивный Дворец как зеницу ока, как символ русского возрождения.

Десятилетие разрухи и пренебрежения к спорту, грандиозный скандал на Олимпиаде и реакция на него российской власти, министров и депутатов, вписываются в единую логическую схему. По этой логике целью правления Ельцина было, в широком смысле, намеренное уничтожение всего того, что вызывает радость и гордость у русских людей — и едва ли не в первую очередь это коснулось такого великого средства воздействия на умы, как спорт. А цель правления Путина — проводить ту же самую политику, но уже под одобрительный гул миллионов избирателей, радостных и гордых за происходящее. Теперь становится понятно, почему спорт — по сути, копеечное средство для душевного подъема нации — был абсолютно заброшен тогда и стал так востребован сейчас. Дайте людям, воспитанным на победах, первое место на Олимпиаде, и вы сможете делать с ними все, что угодно.

Наша позиция заключается во фразе: "Страна, в которой ежедневно падают самолеты, не способна выиграть Олимпиаду". Позиция нынешней власти принципиально иная: "Обновленной России по силам выиграть все, если бы не судьи".

С этой точки зрения, как это ни покажется странным и даже кощунственным, "судейский заговор против России" безусловно выгоден только одному соучастнику происходящего — путинской власти. Теперь, найдя причину всех наших бед в судейском произволе и в американских организаторах, начнется резкий подъем отечественного спорта по-путински. Это значит, будут вкладываться "огромные", но по макроэкономическим понятиям, мизерные, средства в спорт, в инфрастурктуру, детские секции и тренерские школы, а самолеты будут по-прежнему падать, лодки — тонуть, армия в Чечне терять за солдатом солдата. Но русскому обывателю на это будет начихать, поскольку по телеку станут день и ночь крутить, как наши хоккеисты, лыжники и фигуристы выигрывают медаль за медалью.

Горькая ирония заключается в том, что... никаких побед попросту не будет. Потому что спортивный опыт ХХ века — в том числе, драгоценный советский опыт — свидетельствует: судьи и организаторы соревнований считаются лишь с теми спортсменами, чьи страны — сильны, чьи самолеты — не падают, и чей президент думает в первую очередь о том, как поднять экономику, выстроить боеспособную армию, улучшить благосостояние своего народа, а не как бы половчее взобраться на пьедестал почета.

У "ВИТЯЗЯ" ЕСТЬ МЕЧТА — ВОСПИТАТЬ своего Олимпийского чемпиона. Возможно, это будет лыжница из школьной команды или паренек из секции греко-римской борьбы, или, возможно, кто-то из хоккейной команды попадет на следующие Игры, сыграет в одной команде с энхаэловцами, и наша сборная все-таки завоюет "золото" в этой игре, давно ставшей русской.

В это верят "витязевские" руководители, тренеры, болельщики, а главное, подольские ребята — ведь не просто так они без устали вкалывают на тренировках, бредят нынешними кумирами, по косточкам разбирают матчи сборной. Это мы попереживали вечером с родней неудачи наших, поругали их, судей и Америку последними словами, да и забыли. А в "Витязе" такое творилось, когда в одну и ту же непостижимую ночь наши выдержали напор чехов, белорусы обыграли шведов, а Ростовцев в эстафете послал в последнюю мишень аж три лишние пули, лишив Россию пьедестала! Ну а в тяжкую ночь поражения от американцев подольские мальчишки так и не сомкнули глаз.

Им хочется победы. Так мучит жажда. Так же зверски хочется иногда выть от тоски. Так хочешь любви. В спортивной победе больше, чем в любой другой, чувствуешь себя сильным. Победив, хочется прощать врагов, возникает потребность благосклонно относиться к слабым. После победы нашей теннисной команды на этапе кубка Дэвиса кому-то, возможно, хотелось простить даже Ельцина, пенсионера, который, сидя на рядовых трибунах, с детской непосредственностью радовался каждому выигранному Сафиным или Кафельниковым мячу. А олимпийские победы Ягудина или Чепаловой были столь бесспорными, что после них казалось: ну вот и вернулись славные времена, когда русские были на голову выше остальных.

Но юные "витязи" знают, что нынешние российские спортсмены не способны выиграть Олимпиаду. Потому что сборы проводятся исключительно за рубежом, ведь собственных баз практически не осталось. Потому что наши спортивные бонзы бессильны заставить судей судить объективно. Потому что по единственному, случайному, спортивному каналу чаще рассказывают про легенды американского спорта, чем про своих героев. Потому что "поднимать боевой дух" русских спортсменов в Штаты ездят Лужков да Матвиенко.

Они знают: чтобы Россия выиграла Олимпиаду, им надо просто вырасти.

Подольск, Московская обл.

[guestbook _new_gstb] На главную 1

2

3 u="u605.54.spylog.com";d=document;nv=navigator;na=nv.appName;p=0;j="N"; d.cookie="b=b";c=0;bv=Math.round(parseFloat(nv.appVersion)*100); if (d.cookie) c=1;n=(na.substring(0,2)=="Mi")?0:1;rn=Math.random(); z="p="+p+"&rn="+rn+"[?]if (self!=top) {fr=1;} else {fr=0;} sl="1.0"; pl="";sl="1.1";j = (navigator.javaEnabled()?"Y":"N"); sl="1.2";s=screen;px=(n==0)?s.colorDepth:s.pixelDepth; z+="&wh="+s.width+'x'+s.height+"[?] sl="1.3" y="";y+=" "; y+="

"; y+=" 36 "; d.write(y); if(!n) { d.write(" "+"!--"); } //--

37

[cmsInclude /cms/Template/8e51w63o]