/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 856 (15 2010)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов КАЖДЫЙ РУССКИЙ — ГАГАРИН

Стою в Москве у Памятника первому космонавту. Высокий постамент, на нём — Гагарин, отлитый из сияющих сплавов. Таких металлов нет на Земле. Они извлечены из метеоритов, и памятник серебрится звёздной пыльцой. Гагарин воздел вверх руки, словно ныряльщик. Приподнимается на носках, отталкивается и уносится в небо. Уменьшается, превращается в крохотную звёздочку, гаснет. За ним остаётся длинный сияющий след.

     Некоторое время постамент остаётся пустым. Но вдруг на нём возникает солдат, в его руках автомат. Он совершает последний страшный бросок, закрывая своей грудью пулемётные жертвы. Это Александр Матросов в миг своего смертельного и великого подвига. За ним мчится растерзанный пулями воздух, в своём прыжке он оставляет огненный след. И этот след продолжает траекторию, по которой мчался Гагарин.

     Матросова нет. Но вместо него на постаменте — высокий, отлитый из бронзы командир, его голова обвязана. На его рукаве кровь. И за ним "след кровавый стелется по сырой траве". Это Щорс. Красный командир, идущий тропами гражданской войны, повторяющий путь, по которому промчались Матросов и Гагарин, уносящие свою кровавую траекторию в бесконечность.

     И Щорса нет. А вместо него на коленях стоит Серафим Саровский. Стоит на своих знаменитых гранитных "камушках", в которых от его молитвенно преклоненных колен, от его непрерывной произносимой за Россию молитвы остались глубокие лунки.

     Преподобный Серафим смотрит вслед ушедшему Щорсу. На его плече сидит певчая птица, и он сам, как птица, взлетает, взмахивая руками, уносится в беспредельность.

     Теперь на том месте, где только что был преподобный, стоит древний русский воин . На нём — кольчуга, из-под неё виден черный подрясник, на голове — шлем. Он смотрит задумчиво вдаль — туда, где, как встарь, "повита даль туманом". Это Пересвет в последние часы перед битвой. Еще минута — к нему подведут коня, он взовьётся в седло и схватится в беспощадном бою с явившимся из степей богатырём.

     И Пересвет исчезает, улетает вслед своим предшественникам, оставляет за своим алым плащом таинственный мерцающий свет. На постаменте один за другим возникают и исчезают воины и монахи, ратники и пехотинцы, седовласые старцы и нежные отроки. Все они идут непрерывной чередой, повторяя один и тот же путь восхождения. Каждый из них в свое время совершил свой подвиг во славу России. Их движение из века в век, из столетия в столетие — за великой мечтой и правдой. Это русская мечта о божественной красоте и о несказанном чуде. Это чудо о преодолении смерти, о пасхальном воскресении, о жизни вечной.

     Смысл нашего русского странствия, наших огней и пожаров, наших слёз и рыданий — в одолении смерти. Той, что свирепствует здесь, на земле, и той, что, как лютый смерч, носится в мироздании, гасит звёзды, сметает планеты, оставляя после себя чёрные дыры погибели.

     Русская жизнь — непрестанное стремление в космос, обретение рая, одоление смерти. В каждом русском — Гагарин и Александр Матросов, Серафим Саровский и Пересвет. Все мы взмываем в бесконечный космос, чтобы одолеть гравитацию смерти и одержать, наконец, русскую победу — одоление смерти.

     Взираю на постамент. На нём стоит хрупкий юноша в камуфляже с обнажённой головой, серебряным крестиком на шее, с лёгким сияющим нимбом. Это Евгений Родионов, мученик первой чеченской войны, сложивший голову за Россию, осенённый святостью. Он тихо вздыхает и идёт по воздуху вверх по мерцающим ступеням — туда, куда вознёсся Гагарин.

     Некоторое время постамент остаётся пустым. И вдруг на него из неба вновь опускается сверкающий космонавт. Он вернулся из бесконечного космоса, и у него в руках полевая ромашка. Космос, ещё недавно безжизненный, наполненный взрывами бестелесных жгучих энергий, теперь засеян цветами, и один цветок с белыми лепестками и золотой сердцевиной принесён Гагариным на землю.

     Стою у постамента, прижимаю к губам драгоценный цветок.

     Гагарин улетал в открытый космос,

     Чтоб расчесать комет седые космы.

     Узнают благодарные потомки,

     Что не пустой была его котомка.

     В ней жёлудь был, чтоб насадить аллею

     В безлиственном созвездье Водолея.

     Он взял с собою семена пионов,

     Чтоб расцвело созвездье Скорпиона.

     Он полетел на сумрачный Юпитер,

     Чтобы на нём построить город Питер.

     Взял банку человеческих икринок,

     Чтоб зашумел Сатурн от буйных вечеринок.

     Гагарин был садовник и строитель,

     А не планет бездушных покоритель.

     Когда он из вселенной падал ниц,

     За ним летела стая певчих птиц.

1

ТАБЛО

l Государственный переворот в Киргизии и отказ США принять свергнутого оппозицией президента Курманбека Бакиева можно рассматривать как важную внешнеполитическую победу Пекина, оказывавшего поддержку социал-демократической партии Розы Отунбаевой, которая стала главой временного правительства Киргизии, сообщили наши источники в Филадельфии. По их мнению, теперь госдепартаменту США и лично Хиллари Клинтон придётся срочно восстанавливать отношения с президентом Узбекистана Исламом Каримовым, испорченные после несостоявшейся "цветной революции" в Андижане в мае 2005 года, поскольку другой территории, где можно разместить авиабазу, обеспечивающую "миссию в Афганистане", в регионе больше не остаётся...

      l Совместная поездка премьер-министров России и Польши в Катынь, которая предшествовала "смоленской трагедии", вызывает растущие подозрения в Белом доме, где всерьёз опасаются, что Владимир Путин мог договориться с Дональдом Туском о политическом взаимодействии "по схеме Герхарда Шрёдера", такая информация содержится в экспертной записке, поступившей из Лондона...

      l Заключенное корпорациями "Dаimler", "Nissan" и "Renault" соглашение о стратегическом партнерстве, к которому пассивно примыкают ВАЗ и КамАЗ, своим острием направлено не столько против американского, сколько против бурно растущего китайского автопрома, такая информация поступила из Шанхая. Данное соглашение обозначает контур общего экономического пространства от Франции до Японии с участием России, но без КНР. В то же время слияние британской авиакомпании "British Airways" с испанской "Iberia", по мнению наших информаторов, является чисто экономическим и политического значения не имеет...

      l Как передают из Пекина, возникший в марте торговый дефицит Китая связан в первую очередь с активными закупками на внешних рынках сырья и в первую очередь — энергоносителей, осуществляемых в основном через частные компаниии с целью пополнения государственных стратегических запасов на случай масштабных военных конфликтов, которые способны блокировать отлаженную логистику поставок. На эти цели якобы планируется потратить свыше 500 млрд. долл. до конца текущего года....

      l Строительство морской части газопровода "Северный поток", торжественная церемония начала которого была проведена 9 апреля, создаёт принципиально новую военно-политическую ситуацию в акватории Балтийского моря, поскольку "защита газопровода", включая международные воды, будет осуществляться силами не только строительного консорциума, но и национальными флотами стран-участниц проекта, прежде всего Балтийским флотом РФ. Аналогичная ситуация может сложиться и с "Южным потоком", который предполагает постоянное присутствие сил Черноморского флота РФ в Средиземном море, такая информация поступила из Рима...

      l Как отмечают эксперты СБД, экстренный визит высокопоставленных представителей госдепартамента США в Москву для консультаций по проблеме усыновления детей из России американскими гражданами во многом обусловлен высокой заинтересованностью крупнейших транснациональных фармацевтических и биогенетических корпораций в поставках "носителей биоматериалов" из России. При этом высказывается предположение, что скандал с отправкой обратно усыновленного гражданкой США Тори Энн Хансен российского мальчика Артёма Савельева стал всего лишь формальным поводом для начала таких переговоров…

      l Массовые беспорядки со стороны "краснорубашечников", которые почти открыто поддерживаются армейским руководством, могут привести либо к отставке действующего главы правительства Таиланда, либо — в случае отказа последнего сделать это — к полномасштабной гражданской войне с "желторубашечниками" с угрозой государственного раскола этой страны, передают из Дели…

      l Принятое российским руководством решение предоставить Украине кредит объёмом свыше 5 млрд. долл. — якобы для строительства новых блоков Хмельницкой АЭС — не является экономически оправданным и, возможно, представляет собой скрытую финансовую помощь Кремля "команде Януковича", стоящей — по итогам правления Ющенко и Тимошенко — перед перспективой государственного дефолта Украины уже осенью текущего года, утверждают наши источники в Киеве…

      l Убийство судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, по которому следствие взяло в отработку прежде всего "фашистско-скинхедовскую" версию в связи с тем, что погибший на прошлой неделе вынес приговоры по громкому "делу Рыно—Скачевского" (группа "Белые волки"), не следует считать единственной, сообщили источники из кругов, близких к силовым структурам. По их мнению, гибель Чувашова может быть следствием усиливающегося раскола и нарастающих конфликтов на верхних этажах российской "властной вертикали"...

      l Выделение странами ЕС кредитной линии для Греции объёмом 30 млрд. евро не решит проблемы этой страны, имеющей 300 млрд. долл. внешнего долга, евровалюты и Евросоюза в целом, поскольку в составе этой структуры числится большое количество экономически слабых государств, обременённых неадекватными долгами, а потому представляющих собой "окна уязвимости" для влияний извне, передают из Берлина...

      l Итоги первой половины 2009-2919 финансового года в США признаны "шокирующими", поскольку дефицит в 719,8 млрд. долл. не привёл ни к росту ВВП, ни к сокращению безработицы, что, по мнению наших информаторов в Нью-Йорке, ставит "команду Обамы" перед необходимостью каких-то эффектных внешнеполитических шагов...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

1

Денис Тукмаков ЗЫБЬ КАТЫНСКОГО ТУМАНА

В туманах смоленских болот, под насупленной небесной хмарью, на глазах всего мира обезглавлена Польша. Сантиметры и секунды сложились в необъятную катастрофу. Таких ненарочных гекатомб мир еще не знал. Кому не ведом шок от лицезрения раскромсанных тел, оторванных голов? Кто не готов сострадать, когда осиротелым, безутешным, потерянным предстаёт целый народ? Жестокосердных среди нас нет, и русские, отдавая должное чужому року и чужой боли, склонили головы в трауре по беспокойным извечным соседям.

     Рациональное сознание ищет разумные причины происшедшего. Вникает в данные "черных ящиков", всматривается в траекторию полёта, придирчиво изучает показания диспетчеров. Но умудренный иррациональный ум, склонный не доверять обманной очевидности, наблюдающий неявные гармонии мира и силовые линии небес, на свой лад трактует знаки и символы, видит в происшедшей трагедии особый смысл. Связывает крушение самолета и гибель высокой делегации — с конечной целью её путешествия. Прочерчивает прямую от одной точки польской смерти — к другой. Сочленяет Катынь с Катынью.

     В таком состоянии ума, избавленном от приевшейся конкретики материального мира, возникают странные видения. Вдруг кажется, будто всё произошло не случайно. Что страшная жертва, которую столь громогласно попустил Господь, свидетельствует о неправильности и неправедности отмененных ею событий. Что еще один масштабный, метафизический акт отечественного "гробокопательства" просто не должен был состояться. Очередное слёзное общерусское покаяние за нашу историю, намечавшееся с приездом на Смоленскую землю польской знати, переполнило чашу вселенского терпения, было упразднено решительным вторжением свыше.

     С назидающей ясностью, прямо и непосредственно, мироздание внесло неотвратимую поправку в, казалось, предрешенный уже ход событий. Чтобы вняли народ и власть России: хватит. Довольно. Подымитесь с истоптанных до крови колен, стряхните пепел с поседевших голов, спрячьте ключи от города. Самоуничижением не заслужить величия.

     Всё остальное — зыбко. Всё потонуло в смоленском тумане. Сгинул в нём и авиалайнер, словно доказывая, что в катыньской драме кроется великая тайна. Не следует спешить с её разгадыванием, не стоит нахрапом взламывать потаённый шифр и выдавать одну из трактовок гибели польских офицеров за непреложную истину. Обожглись уже однажды о пылающую тайну захоронения царской семьи — к чему же снова гневить небеса, подменяя правду версиями?

     Нужно время. Нужно продолжать думать, расследовать, изучать. Не насиловать историю. Не плясать на костях. Не бередить прах мертвых ради конъюнктурных выгод.

1

ЗНАМЕНОСЕЦ ЗВЁЗДНЫХ ТРАСС

У нас ныне тоже траур, печаль и скорбь: мы проводили в последний путь дорогого, родного и славного человека.

     На полотнище красного Советского флага, что много лет хранится в нашей редакции, есть особая мета, выделяющая его среди многих, ему подобных. Золотой нитью вшит сюда точно такой же, но меньших размеров, флажок, побывавший в просторах Космоса. Это Виталий Севастьянов, под лавину оваций на встрече мятежного "Дня" с восторженными читателями, преподнес нам когда-то в дар бесценный алый лоскут, "заверенный" памятным штемпелем одной из его звездных экспедиций. И мы бережно сохраняем эту реликвию — как символ великих свершений великой Державы, а отныне уже — и как память о добром нашем товарище, навсегда ушедшем недавно в миры иные…

     Сколько полезного и прекрасного он совершил в своей жизни! Какого признания был удостоен! Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР, лауреат Государственной премии, Народный депутат, член ЦК КПРФ… А еще и Заслуженный мастер спорта, блестящий выпускник МАИ, кандидат технических наук, наставник первых советских космонавтов, командир отряда испытателей НПО "Энергия", Почетный гражданин нескольких городов мира, автор захватывающей книги "Дневник над облаками", ведущий популярной "космической" телепрограммы… А главное — редкой души человек, истинный русский патриот, не принявший "новых порядков", надежный и верный друг. Мы лишились возможности с ним общаться, обогащаться его интеллектом, очаровываться его смущенной улыбкой — и некому эту потерю теперь восполнить. Только верная, благодарная память навсегда сохранит для нас обаятельный образ достойного сына Родины.

Коллектив редакции «Завтра»

1

Денис Тукмаков РУССКАЯ ВЕРТИКАЛЬ

Гагаринская стела — мост в небо. Подойти, прислониться, обнять неземной титан — вдруг разогнаться вдоль ребер жесткости и вознестись к светилам. Стать ростом с Гагарина, выпрямиться на ветру красиво и гордо, обозреть Москву, Россию, всю Землю. Вырваться за облака, пронзить атмосферу, взвиться на первой космической, уткнуться черной бездне в брюхо, добраться до сказочной сферы неподвижных звезд — и выслушать от них правду о Гагарине, каким мы его и не знали.

     Памятник Гагарину — ось мира, вокруг которой вращалась вся Советская Россия. Сутью Красного периода русской истории был не ГУЛАГ, не пустые полки магазинов, а рывок в Небо. Проспект, названный Ленинским, стрелой пронзив земную твердь столицы, менял направление и гагаринским шпилем уносился вертикально в космос. Пересекал Млечный путь, терялся во Вселенной.

     Сегодня Гагарина в России почти не осталось. Русские свалились с небес, смешались с травой, стали ростом с пигмеев. "Луноход" выброшен на свалку, из "Бурана" сделали кабак, в павильоне "Космос" торгуют морковью. Россия стала плоской, низменной, повалилась больная на койку Евразии, еле дышит. Затоплена станция "Мир", закрыта Кольская сверхглубокая скважина: с недавнего времени наши максимумы "по оси ординат" — это полет двадцатилетнего бомбардировщика вверху и пара километров до "черного золота" Сибири внизу. Средним ростом Россия нынче — по крышу пригородного гипермаркета, с его зимним садом и подземной парковкой.

     Но есть памятник Гагарину. Он, рассмотренный метафизически, единственный придает Родине вертикальное измерение. После пожара на Останкинской башне памятник этот — последняя русская "господствующая высота". Стойкий солдатик во времена крушений символов, он оправдывает и все прочие высоты: от башен Кремля до нефтяных вышек. Сорок два метра титанового столпа поддерживают над Россией небосвод, не дают ему рухнуть наземь, размазав нас всех в лепешку. В зазоре этом мы и живем, дышим, растим детей, умираем и вновь живем, как будто и не умирали.

     Гагарин — пуповина, связывающая наш земной тлен с Небом.

     Гагарин — камышинка, через которую хворая Россия дышит чистым "горним воздухом".

     Гагарин — перископ: мы поднимаем голову над толщей океана смерти.

     Гагарин — нить, за которую народ подвешен над пропастью: порвать, и упадет.

     Гагарин рвется в космос над Ленинским проспектом — и значит, нам есть куда глядеть вверх. Мы щуримся и слепнем от нестерпимого блеска его скафандра — и значит, мы не свиньи, не способные смотреть в небо. Отвяжи Гагарина — и он унесется прочь, наш естественный спутник России. Если в небе Гагарин, стало быть, небо существует. А раз так, мы обязательно в него вернемся. Снова станем нацией космонавтов.

     Издревле считалось, что благородные души, свободные от пороков и грехов, легко восходят в свой небесный дом, преодолевая земное притяжение. Наше возвращение в космос станет очищением от скверны этого века. Только вернувшись в небо, Россия распрямится, расправит плечи, подымет высоко голову, встанет в полный рост. Стрелка русского компаса на Ленинском проспекте смотрит вверх, указывает наше предназначение.

     Нашей национальной идеей должен стать полет на Марс. Он будет означать преображение русских: техническое и социальное. Гагарин, запряженный в Россию, потянет всю страну вверх из трясины. Под полет на Марс будет подверстана вся модернизация.

     Марсианский проект вернет двухмерной России объемность. Поставленная в повестку дня, эта невозможная тема станет обрастать плотью, превращаться в реальность. Мельчайшая деталь для космического корабля, способного долететь до Красной планеты, потребует создания десятка научных школ, открытия прорывных технологий, запуска невиданных производств. Чтобы создать двигатель для такой ракеты, придется отказаться от кудринской "экономики смерти". Разработка навигационной системы для корабля заставит переориентироваться с добычи нефти на экономику знаний. Сотворение его системы жизнеобеспечения повлечет запуск в России пяти новых атомных станций. Его термостойкое покрытие удастся изготовить, лишь обеспечив всеобщее бесплатное образование. Для создания жилого отсека придется объединиться с Белоруссией, Украиной, Казахстаном...

     Марсианская Россия — лучший вклад в ее безопасность: таких не бомбят, таких любит весь мир. Слово "русский" на веки вечные станет ассоциироваться с "героем" и "творцом", с "первопроходцем небес" и "покорителем Марса", а не с "мафией" и "шлюхой".

     Но главное — полет на Марс изменит природу русского человека. У нации, посылающей своих детей на Марс, невозможны ни "Дом-2", ни майор Евсюков.

     Будущее — это не бластеры или мутанты, не туманные утопические теории, а ответ на вопрос "Что есть человек?" Другие цивилизации устремились к биофашизму и самокопанию в геноме. Мы пойдем в небесные искания духа и победу над космической Смертью, заставляющей гаснуть звезды. Первым борцом со смертью оказался Гагарин.

     Валентина Терешкова призналась: "Хочу полететь на Марс, пусть даже и не вернусь". Жреческий, кастовый фанатизм отличает космонавтов от остальных людей: ракеты бы делать из этих людей. Они — якоря, удерживающие Россию пришвартованной к Небу. Нация, у которой есть космонавты, — спасена.

     Гагарин — свеча русских молитв о светлой жизни.

     Гагарин — наш защитный шип, наше дерзкое щупальце, наша пушка, которой мы грозим Небу, показываем ему "фак", это наш амбициозный лингам, через который мы утверждаемся, пронзая дырки в стратосфере, оплодотворяя мертвый вакуум, кичась и хвастаясь, веря, что чего-то стоим. Потому что иначе мы сродни муравьям, и жизнь напрасна.

     Гагарин — это чистая форма, сбросившая тяжесть земных грехов, оттолкнувшая реактивной струей всё наносное, непереносимое, мешающее взлететь, воспарить, вернуться ввысь.

     Титановый памятник — как первый луч восходящей России.

Италия: отдых 2 на элитных курортах, экскурсионные туры

1

Алексей Касмынин СИМФОНИЯ ВЗЛЁТА

Выход из метро остался позади, пройдя несколько десятков метров мимо угрюмых заброшенных палаток, я оказался прямо у подножия памятника Гагарину, что на площади, названной в его честь. Вокруг меня — ночь, минусовая температура, не слишком низкая — находиться на улице в целом приятно, — но достаточная, чтобы почувствовать, что городом всё ещё владеет зима. Небо абсолютно чистое, ни облачка.

     У памятника — круглое основание, покрытое чёрным гранитом, слегка засыпанное лёгким снегом. У края, рядом с макетом посадочной капсулы, чьи-то следы. Гагарин — вверху, словно серебряная свеча, освещён мощными прожекторами. В моей голове сумятица, посмотрев на фотографии, я предполагал, что это место будет выглядеть несколько иначе, более величественно. Вижу грязный снег, покрытый копотью, мёртвую клумбу, земля в которой больше напоминает утрамбованный пепел.

     Поднимаю взгляд, чтобы посмотреть на Гагарина, стоя на земле. В сознание вкрадывается чувство, что я вот-вот увижу нечто важное. Внезапно тело словно налилось свинцом, ощущаю тяжесть, как будто несусь вверх на огромной скорости. Передо мной развёртывается бесконечное пространство небесной сферы, уходящее ввысь, сфера искривляется, вытягивается, оттуда на меня тихо и беспристрастно смотрят дальние звёзды. Звёзды посреди Москвы, прекрасно видимые, несмотря на всё уличное освещение! Пытаюсь собраться с мыслями. На противоположной стороне площади — два дома, образующие полукруг, таким образом можно навеять мысли об окружности…

     Снова поднимаю взгляд, постамент пуст, моргаю, встряхиваю головой — то же самое, Гагарина нет на месте. Что такое? — проносится мысль, — оглядываюсь, пытаясь выискать глазами прохожих, постепенно замечаю, как на уши начинает давить тишина. Постоянный, навязчивый шум города медленно гаснет, машин нет, слышно, как лёгкий ветер гудит в проводах, видно, как в свете уличных фонарей проносятся частички инея.

     Слышу странный треск, как будто очень тихий радиосигнал глушат электромагнитные помехи, тут же огладываюсь, сзади никого, звук идёт отовсюду… Окна в домах черны, абсолютно во всех, все исчезли?

     — Да, — среди накатывающих волн помех доносится отчётливое слово.

     — Кто это? — вырвалось у меня.

     Тишина, треск исчез, слышу лёгкое шипение, по проводам идёт чистый сигнал, но ничего не передаётся, лишь ожидание. Я опираюсь рукой на гранитный постамент, странно, нет чувства холода, нейтральная температура.

     — Слышу, сигнал принят, — снова голос, я не двигаюсь, теперь отчётливо понятно, что у него нет направления, я словно бы разговариваю в наушниках, но их тоже нет. — Цель! Доложите цель! — нотки в голосе вопрошают, но раздражение или злоба отсутствуют. — Доложите цель! — ещё раз.

     Я замер, в голове путаница, да и мне ли был задан этот вопрос?

     — Интервью у памятника, беру интервью у памятника, — сорвалось с языка первое, что пришло в голову.

     Снова тишина: либо мой ответ очень долго доходит до получателя, либо он не знает, что ответить.

     Моргаю, странно, ощущаю щелчок, словно моё восприятие находилось на изломе стекла. В момент этого излома, когда мне удаётся наконец собрать чувства в непрерывный поток, дыхание перехватывает. Я стою на постаменте вместо Гагарина, машинально расставил руки, совершил несколько нелепых движений, в голове лишь мысли о той высоте, на которой я оказался, где-то в глубине сознания вторая мысль — никого нет, ни машин, ни людей.

     Холодно, наверху очень холодно и постоянно дует ветер с севера, насыщенный ледяными осколками, понимаю, что не могу двинуться с места, упасть невозможно.

     — Займи место супрематического шпиона и наблюдай, — снова голос, тот же, — он иногда занимает постамент, пользуясь титановой бронёй, чтобы сберечься от атаки. Здесь идеально для него, чтобы чувствовать поток мировых линий.

     — Что? — вырвалось у меня.

     Ответ не заставил себя долго ждать:

     — Сдвинь влево или вправо — и точки фокуса больше нет, здесь — идеальное место, отразив импульс от плоскости Сириуса, можно взглянуть на выбор пути со стороны, также на тот выбор, что лишь готовится, являясь вероятностью…

     Голос стих, потонув в помехах. От идеально круглого чёрного постамента с серебряным кругом внутри метнулись оранжевые линии. По ним пронеслись красно-золотистые отсветы, по земле поползли вытянутые прямоугольники. Коричневые, они искали себе место, словно вынюхивая что-то. Найдя тайные знаки, предназначенные лишь для них, они зарывались под землю, чтобы через секунды рвануть ввысь, образуя куб, хранящий в себе плоскость. Некоторые изгибались дугой, громко треща…

     Под землю шёл невероятный серебряный луч, он достигал самого планетарного ядра, взаимодействуя с ним, образовывал колебания, расходящиеся от ядра. Они достигали Луны, вызывая множественные интерференции. Другой луч, золотой, начинался у моих ног и уходил ввысь, превращаясь в спираль где-то за пределами Солнечной системы. Луч на секунду расширился, вобрав в себя всю площадь, послышались лёгкие хлопки — в пустой клумбе, потерянной среди зимы, стали раскрываться тюльпаны.

     — Его здесь нет, — раздался хор голосов. Никаких помех на этот раз, все голоса живые. — Он давно улетел, превратившись в мысль, превратившись в планету, превратившись в волну. Отголоски остались, запертые между другими планетами, они блуждают, набирая силу, превращаясь в мысли, могут прорваться, если есть условия…

     Я стою у подножия памятника. Огляделся, клумба, которая была пустой, теперь вся покрыта красными тюльпанами. Живой зелёный цвет холодной ночью. Сколько времени прошло? Что случилось? Взглянул на памятник — Гагарин на месте. Медленно вздохнул, пошёл к метро.

1

Андрей Фефелов СЕРЕБРЯНЫЙ БОГ

Вот-вот весенняя пустынность мира сменится торжеством жизни, бесстыдным буйством листвы. И струящийся ночной город, отдыхающий накануне головокружительного броска в новый день, пока еще призрачный и неуловимый, скоро-скоро заклубится, сгустится, заблестит своими гранями и шпилями; дерзко устремится ввысь, органными потоками многоярусных строений, дополняя безмерную музыку неба своими трубящими трубами и грохочущими барабанами.

     Но пока город спит в купели янтарной ночи. Дремлет неровно и чутко, сбивчиво дыша, как могучий младенец.

     Москва разворачивает, раскручивает свои бесчисленные кольца во тьму русской равнины, но уплотняется, концентрируется в своем центре, подобно галактике, пребывая в таинственном согласии с законами мироздания…

     Цитадели сталинских строений на стыке Ленинского проспекта и Третьего транспортного кольца напоминают колоссальные ворота в центр Москвы. Не то неприступные римские сторожевые башни, не то восточные пагоды, увенчанные пустотой и безвременьем. Уже скоро по этим старым стенам поползут замысловатые побеги плюща, а среди верховных статуй закачаются деревца, нечаянно укоренившиеся в трещинках и в сколах грандиозных лепных фасадов.

     Где-то на западе мерцает, как чудный хрустальный терем, подсвеченное прожекторами главное здание Московского университета. А прямо по курсу странный дом советской, а теперь Российской Академии наук — светящийся небоскреб с чудовищным ржаво-золотым гнездом на крыше, которое при свете дня теряет свою магическую притягательность, напоминает лишь старый, добрый профессорский подстаканник.

     Проспект, не умолкающий даже в ночи, простреливается искрами проносящихся автомобилей. Он символизирует собой непрерывный ход времени, знаменует неумолимую тягу к бегству и возвращению, устремленность в бесконечность и движение назад, к истоку, который одновременно есть и устье, великий предел времен, Альфа и Омега истории.

     Летящий ввысь памятник Человеку в космосе пламенеет холодным блеском среди неподвижных звезд, отливает металлом в свете прожекторов, словно языческий бог парит над кольцами и вереницами земных огней.

     Стальной Гагарин, поднятый на высоту колоссальной колонны, закован в фантастические латы и похож на железного человека, лишенного души и сострадания. Это непревзойденный киборг, оснащенный сверхсилой супермен напоминает героя череды фантастических триллеров о завоевателях Вселенной. Таким увидели москвичи Юрия Гагарина в эпоху имперского заката. 1980 год: "Ничто сверхчеловеческое нам не чуждо…"

     И если поэты Руси приходили на Тверской бульвар к чугунному Пушкину панибратски побеседовать с ним: обращались на "ты", дерзили и пробовали мериться с гением своими мастерством и талантом, то здесь, на пустынной площади, среди громад и звезд, у самого основания стального столпа — робеешь и теряешься. И кажется, что не докричишься: "Хей, Гагарин!".

     Но любая скульптура обладает удивительным свойством — она движется вместе с обозревающим ее, она меняется и преображается во время движения. И вот фигура превращается в крест, ладонь в крыло, а по желвакам волевого лица скользит электрический отблеск. И тогда оживают глаза, наполняются выражением — внимательным и ласковым; и становится ясно, что все не случайно, ибо сама идея монумента повторяет "Поднимающегося человека" Дмитрия Цаплина, где нет неукротимости подъёмника, но есть место мучительному и вдохновенному порыву, попытке взлететь, неуверенной и радостной, как первые шаги младенца.

     Юрий Гагарин — и впрямь младенец, впервые оторвавшийся от сосцов матери-планеты, тянущий свои руки к Земле, удивленно озирающий открывшийся новый мир. А может быть, Гагарин — это старец, вобравший в себя силу и мудрость предков — пахарей и воинов Руси земли русской. Правда, держит он не плуг, не свиток и не меч. В руках у него — ключ. Удел его — одиночество. Имя — "человек, отворяющий небо".

     Жизнь сегодняшних астронавтов-космонавтов лишена романтики и пафоса, наполнена будничными смыслами и преодолением больших физических нагрузок. Солдаты ближнего космоса страдают от мигреней и заняты выполнением ежедневных рутинных дел, отчего их жизнь на орбите напоминает безрадостное пребывание в офисе. Такое положение вещей не улучшают космические туристы; эти богатеи, выложившие десятки миллионов долларов за трудное и интересное путешествие на орбиту. Их восторг несколько аффектирован, похож на обычное опьянение новыми впечатлениями. И даже авантюра с отправкой в космос российского чиновника, имеющая пикантную коррупционную составляющую, не помогла развеять скуку, царящую в области космических исследований.

     А сорок лет назад все было иначе! Человечество не ощущало себя закатанным в консервную банку. Не боялось со временем раздуться и протухнуть. Оно стремилось к звездам или хотя бы на другие планеты. Грезило экспедициями на Марс и Венеру!

     Спутники и пилотируемые аппараты служили тогда не только земным целям. Военная разведка, метеорологические наблюдения, навигация и трансляция — все это было не главным. Казалось, что выход на орбиту Земли станет трамплином для более далеких и глубоких прыжков во Вселенную…

     Сегодня космическая утопия рухнула. Максимум, на что оказались способны маги из ЦУПА и НАСА, — так это выстроить станцию, способную нести на себе средства глобального контроля не только за климатом, но и за жизнью обществ или даже за отдельными индивидами, копошащимися в муравейнике человечества. От мечты о полете к иным мирам мы пришли к идее космического жандарма, недремлющего компьютерного ока, надзирающего за распорядком "нового мирового порядка".

     И видит Бог, не Гагарин виноват в этом!

     Великий двадцатый век — время возникновения и крушения утопий. Россия — великий полигон будущего. Всё, что есть на свете великого, прекрасного, невозможного — всё грозит воплотиться здесь, в России. Так сказка становится былью! Она расцветает немыслимыми протуберанцами явлений, отражаясь в судьбах отдельных людей и всего мира. Она дает поразительные проекции в прошлое и будущее, переворачивая вещный мир и людское сознание… Но не долго длится упоение сказочной реальностью, которая вдруг, как Седьмое царство со всеми своими городами, морями и реками, сворачивается в яйцо и кладется в карман одинокого путника. И вместо великого многошумного роения, цветения и нагромождения деталей остается пустырь: ночь, немота, окурки и пивные банки.

     Впрочем, ничто на земле не проходит бесследно…

     Вспомним, как Великая техническая утопия открыла в России век одухотворенных машин. Живые паровозы Андрея Платонова с зазывным рокотом рассекали русские степи, в гулких залах консерватории звучали странные песни электрических полей, а молодая советская держава в городах и селах торжественно возжигала Лампочку Ильича, словно священную свечу перед алтарем технической революции. Сегодня РАО ЕЭС России цинично распилили на ломти, при полном равнодушии граждан, привыкших к чудесной силе электричества.

     Но забытый всплеск и восторг, наслаждение красотой винта и упоение машинным пением вылились тогда в перевооружение страны, состоялась индустриализация, без которой была немыслима победа в войне.

     Социальная утопия, воплотившаяся в первом социалистическом государстве, тоже, как вы знаете, рухнула. Обернулась свинством и грабежом, царством инстинктов, циничным надругательством над священными принципами справедливости.

     Но ростки посеянных смыслов не погибли. И страна, искореженная и раздробленная — не пошла ко дну! Бесценный опыт общинного государства стал частью национальной судьбы, шифром, позволяющим решать неразрешимые загадки и проблемы грядущего века.

     С космосом, наверное, произошло нечто подобное. Советское "космическое" наследие предоставило человечеству шанс сохраниться в случае возникновения астероидной угрозы. Вывод на орбиту многотонных ядерных бомб возможен при помощи только наших сверхтяжелых носителей…

     Утопии влекут нас вдаль, а жизнь вносит свои поправки.

     Но Гагарин был и остается национальным символом России, вплавленным в архетипы русской души!

     Недаром до сих пор в народе звучат речи, что Гагарин будто бы не разбился, но сильно покалечившись, спасся. Будто в таком виде от него отказались власти, заинтересованные в сохранении образа улыбчивого юноши, и поспешили запереть Гагарина в психушку, откуда первому космонавту удалось бежать. С тех пор, говорят, Юрий Алексеевич ходит по Руси, нищий и хромый. Идет пешком из города в город, смотрит на вас своими знающими, любящими глазами, тянет потемневшую руку за подаянием:

     — А ведь я — Гагарин, детка…

     В чем символизм истории? В драгоценном наборе героических и духовных мифов или в неких общих смыслах, спрятанных за хаосом повседневности, за скворчением жизни, за великой неучтенностью бытия?

     Ночь. Москва. Безвременье. За тонкими ветками пробуждающихся садов над городом парит серебряный бог. Зовет нас в новый век цветения и пробуждения.

1

Александр Бондарь ВРЕМЯ ТРЕБУЕТ РЫВКА!

Автор — заместитель генерального директора ФГУП "ГКНПЦ им. М.В. Хруничева", генеральный директор Воронежского механического завода, доктор технических наук, профессор.

     Можно сказать, что последние двадцать с лишним лет для нашего завода были временем серьёзных, порою даже критических испытаний. Однако мы выдержали все эти испытания, и не только выдержали, но существенно обновились, что позволяет нам крепко стоять на ногах сегодня и с уверенностью смотреть в будущее.

     В этом заводу очень помогло то, что он изначально формировался как своего рода натуральное хозяйство, с полным технологическим циклом для создания жидкостных ракетных двигателей: начиная с кузницы и шихтовки под литье, а заканчивая холодными испытаниями и упаковкой готовой продукции. На 95%, если исключить стандартную покупную часть: пиротехнические, электротехнические и прочие изделия, мы не зависим от наших смежников. Производство организовано по предметно-технологическому принципу, то есть в одном цехе делаются, например, несколько типов камер сгорания. В чем-то технологические цепочки будут различаться, но все они выполняются в одном месте. Передел глубочайший, такого нигде в мире практически нет, двигатели создаются буквально с нуля. И мы были единственным заводом в Союзе, который делал такую широкую гамму двигателей. Причем наши технологии вполне конкурентоспособны. Например, американцы делают все сопла трубчатые. А фирма "Вольво" только в прошлом году перешла на сходную с нашей технологию, только вместо пайки они используют лазерную сварку и ультразвуковое фрезерование. Такое у них теперь "ноу-хау", а у нас это ноу-хау — с 1958 года…

     В 1985 году казалось, что никаких проблем у нашего ВМЗ не будет: хватало и мощностей, и финансирования, и кадров, и научно-конструкторского задела, завод выпускал восемь типоразмеров новейших двигателей, в том числе по программе "Буран". Но уже к концу 80-х мы начали хромать на обе ноги. В 1988 году приказала долго жить программы МКС и "Буран", двигатели для которых занимали в нашем производстве довольно солидную объемную нишу. Ушли двигатели для РС-18, ушли сложнейшие двигатели на крылатую ракету и многое другое.

     В начале 90-х годов, в связи с "рыночными реформами", завод оказался на полной мели, работало процентов десять мощностей. Кое-как реализовывались товары народного потребления и другая мелочевка по принудительной конверсии. Основной продукции в эти годы выпускали очень мало, для "Протона" — максимум 2 комплекта в год, а для разгонных орбитальных блоков — и того меньше.

     С 1992 года мы начали производить запорную арматуру для нефтегазовой промышленности. В Советском Союзе, например, был только один завод по производству арматуры для нефте- и газодобычи. Всё остальное, абсолютно всё, — шло по импорту. И мы первыми в стране занялись проблемами оборудования для газовиков и нефтяников. Это сложнейшие комплексы. Например, оборудование для наклонного бурения делать не намного проще, чем ракетные двигатели. А газотурбинные станции? Там требования не менее жесткие, чем к космическим аппаратам. Во всяком случае, что касается пожарной безопасности и срока службы: если на орбите 300 секунд отработал — и спасибо, то здесь нужно и 30000 часов, и больше, причем в режиме прерывной работы, периодических пусков-отключений... Астраханское газоконденсатное месторождение, как осваивать, если там 15 процентов сероводорода и 25 процентов углекислого газа? Любой металл через год работы с такой средой можно пальцем протыкать. Пришлось искать специальные сплавы, применять новейшие способы обработки рабочих поверхностей. Или те же станции для перекачки многофазных сред, когда вместе "идут" грязь, нефть, песок и газ. Попробуйте прокачать подобную смесь — в России таких технологий просто нет, мы только работаем в этом направлении. И на этом нефтегазовая тема для нас не заканчивается. Она не только помогла заводу выжить в 90-е годы, полностью сохранив технологический цикл и работоспособную часть коллектива, — это и сегодня одно из перспективных направлений нашей работы. Хотя мировой кризис по энергетикам ударил больнее всего — скажем, "Газпром" за прошлый год значительно сократил добычу и реализацию газа и конденсата…

     Но наше нефтегазовое оборудование покупают не только "Газпром" и российские нефтяные компании, оно уже пошло на экспорт. Мы начали делать агрегаты для подвижного состава российских железных дорог, реанимируем производство авиационных двигателей, которое у нас двадцать лет стояло. В установленном порядке получили статус разработчика авиационных двигателей, ВМЗ признан законным держателем подлинников технической документации. Уже сертифицированы двигатели нашей разработки М-9 и М-14. Делаем вертолетные редукторы сегодня — очень рентабельная продукция. Но основные надежды и перспективы связаны, конечно, с производством нашей профильной продукции — жидкостных ракетных двигателей.

     Сейчас мы участвуем в целевых федеральных программах: космической и по жидкостным ракетным двигателям, включая "Ангару", для которой мы осваиваем камеру сгорания перспективного двигателя РД-191. Та же унифицированная камера сгорания применяется и будет применяться в составе двигателей РД-180 производства ОАО "НПО" Энергомаш" для семейства американских РН "Атлас". И в РД-171, который ставится на первых ступенях ракет: российской "Энергия" и российско-украинской "Зенит". Их нужно будет очень много, и мы с этим производством связываем свои основные перспективы. В целом по спецтехнике мы сегодня имеем примерно два с половиной миллиона из пяти с половиной миллионов нормо-часов в год, то есть загрузку примерно на 45% наших мощностей. А это скажется и на ценовых характеристиках наших изделий, на их конкурентоспособности, поскольку при больших объемах и постоянной загрузке продукция получается намного дешевле. 7 тысяч человек мы обеспечиваем работой напрямую на нашем заводе, если не считать смежников.

     Для федеральных пусков используется около 10% от нашего объёма реализации двигателей для РН "Протон". То есть в год осуществляется 1-2 федеральных и около 10 коммерческих запусков ракеты "Протон". Но тут есть эффект инерции, потому что от заключения контракта до осуществления пуска проходит иногда 2-3 года. Так что тут всё сдвинуто во времени, и не исключено, что мы начнем хромать в 2012 году, но ситуация на мировом рынке пока складывается в нашу пользу. У американцев сегодня нет хорошего тяжелого носителя. Поэтому американцы, корейцы, японцы, индийцы обращаются к нам или к европейскому "Ариану", с которым мы тоже кооперируемся. Однако очень серьёзную конкуренцию уже в ближайшем будущем нам может составить Китай, который развивает свою аэрокосмическую промышленность буквально семимильными шагами.

     Что касается других проблем. С 2004 года правительство начало финансировать нам обновление основных фондов за счет бюджетных средств. Создан новый спецучасток 52 для точной высокопроизводительной мехобработки. И если в 2004-2008 годах мы осваивали около 40-50 миллионов рублей ежегодно, то в прошлом году — уже 600. Удалось обновить не только станочное, но и печное, и метрологическое, и лабораторное оборудование, расшить практически все узкие места в производстве.

     У нас расписана программа развития до 2015 года. По-хорошему нам до этой отметки надо освоить еще 2-2,5 миллиарда рублей привлеченных средств, чтобы решить все проблемы и с уверенностью смотреть дальше в будущее. Чтобы производить в должной номенклатуре, в должные сроки, в должной объеме и должного качества. До 2011 года включительно эта программа прошла уже все инстанции. В 2010 году нам финансирование подрезали в связи с кризисом, и мы получим около 200 миллионов рублей, что будет в 2011 году — пока не знаем. Но с деньгами вопрос в принципе решаем.

     Куда более серьёзное беспокойство вызывают кадровые проблемы. Прежде всего возник и нарастает дефицит рабочих станочных специальностей. У нас ведь уже не обычные токарные стоят, универсальные или фрезерные, а координатно-расточные, с числовым программным управлением, четырех— и пятикоординатные, требующие достаточно высокого уровня интеллекта и знаний. Раньше около 60 средних специальных заведений в Воронежской области готовили кадры для промышленности. А сейчас остался только один колледж специальных технологий, и они обучают студентов на нашей базе — своей у них нет, то есть мы вынуждены практически сами для себя готовить рабочие кадры. Хотелось бы со стороны наших властей: и на федеральном, и на региональном уровне, — более пристального внимания к этой теме. Потому что сейчас вся система нашего образования нацелена на выпуск менеджеров, экономистов, бухгалтеров, юристов и так далее. Их уже переизбыток, им работать негде, а ведь отучившегося юриста или менеджера переучить очень сложно: у них уже сформировался другой тип сознания — не творческий и даже не производительный, а обслуживающий.

     Пока чуть получше дела обстоят с инженерным и научно-конструкторским персоналом, но и здесь я чувствую, как нарастают сложности: средний уровень подготовки специалистов явно снижается, "дотягивать" их до наших требований становится всё труднее и затратнее.

     Мы ведь всё равно полностью зависим от того, в каком состоянии находится, в каком направлении двигаются всё наше общество, вся наша страна. Провозглашенный президентом курс на модернизацию — это тот самый курс, которого мы жаждали и шли к нему все последние двадцать лет. Так почему никто не интересуется нашим опытом, нашим мнением?

     Почему не собрать людей, которые имеют бесценный опыт практической работы высокотехнологичных предприятий в условиях рыночной экономики, не спросить их мнения, не разработать реальную и наиболее оптимальную программу модернизации промышленности в целом? Думаю, чем раньше это произойдет, тем лучше будет для России и для всех нас.

      г. Воронеж

1

Сергей Загатин ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ШАНС

Русский космос, как и всё наше общество в целом, переживает далеко не лучшие времена. С одной стороны, происходит плавная деградация технологий и инфраструктуры советских времён, вызванная разрушительной работой "рыночного демона", с другой — на тех участках, куда государство в рамках частичной и фрагментарной "модернизации" начала 2000-х годов обратило своё внимание, продолжается, пусть и небольшой, но устойчивый рост, создание новой инфраструктуры и технологий, нового образа мысли и действия.

     Однако в общественном сознании правят бал совершенно другие настроения. Можно сказать, даже не алармистские, а пораженческие — ибо происходит дальнейшая деморализация и демобилизация общества. Что весьма прискорбно на фоне в целом благоприятной для России мировой конъюнктуры.

     Давайте попробуем разобраться беспристрастно. Нам говорят, что в космической гонке мы отстали — и отстали навсегда. Одним из основных аргументов приводится то обстоятельство, что, дескать, из 350 млрд. долл., в которые оценивается рынок космических услуг, более 80% приходится на долю США, а на долю России — всего лишь 0,5% этого сегмента мировой экономики. Кроме того, на днях президент китайской авиационно-промышленной группы China Great Wall Industry Corp. Йин Лимин заявил, что КНР намерена к 2015 году занять около 20% мирового рынка космических услуг, в первую очередь услуг, связанных с пусковыми решениями. На данном этапе развития Китай намерен привлечь международных коммерческих заказчиков космических пусков очень привлекательными финансовыми условиями.

     Однако очевидное вроде бы космическое превосходство США стоит на очень шатком основании. Если говорить грубо, то прибыль при производстве такой высокотехнологичной продукции, как современный спутник, составляет от 700% до 2000%. К тому же, инвестиции в космос в США, с учётом негосударственных средств, составляют около 50-55 млрд. долл. в год против менее 2 млрд. в России. Столь обильные финансовые вливания в отрасль позволяют США пока доминировать в разработках телекоммуникационных и навигационных систем, в фундаментальных астрофизических и планетарных исследованиях. Да, астронавтов на орбите побывало уже более 300, когда космонавтов — около 100...

     Но тут фанфары заканчиваются, и начинается суровая реальность. То, о чём предупреждали ещё в 70-х годах, наконец-то свершилось. Проще говоря — вся американская космическая программа буквально подвисает в воздухе, поскольку к 2010 году обнаружился и стал ощутимым фактором фатальный провал в основных технологиях. "Нафаршированный" умной электроникой, спроектированный лучшими дизайнерами и выполненный из лучших материалов дом оказался построенным на песке.

     Основной бедой американской астронавтики, несмотря на все усилия NASA, является склонность к авантюрным решениям стратегического порядка, шатание из стороны в сторону и отсутствие стройности развития и преемственности технологий. Подсознательная склонность к эффектности в ущерб эффективности заложена в американском инженерном менталитете — что в случае с астронавтикой и ракетной техникой в лучшем случае оборачивается перерасходом финансовых, материальных и интелектуальных ресурсов, а в худшем — катастрофами и гибелью людей.

     Виталий Лопота, генеральный конструктор РКК "Энергия", в недавнем интервью РГРК "Голос России" в ответ на вопросы: "А чем наши корабли лучше? В чём вообще принципиальное отличие наших кораблей от американских "шаттлов"?" — высказался очень обтекаемо и дипломатично: "Я считаю, что все-таки гений инженерной мысли, который был сформирован Сергеем Павловичем Королевым... Команда, которая разрабатывала корабли, ракеты, всю космическую инфраструктуру наземную, орбитальную, принимала правильные эволюционные решения на каждом предыдущем этапе.

     Всё, что мы делали, использовалось на следующих этапах. В Америке принимались решения, казалось бы, прогрессивные. Но... как показывает история, все-таки мы поступили правильно, более логично в своих решениях и в их реализации. Жизнеобеспечение, безопасность — очень много факторов. И наши американские коллеги в этом убедились. Ведь не всё гладко проходит, да и техника есть техника. Что-то в технике иногда отказывает, но, тем не менее, всегда находились резервные возможности, чтобы не допустить кризисной ситуации при функционировании наших космонавтов".

     Именно эти особенности развития астронавтики привели к тому, что в данный момент США просто лишены возможности самостоятельно совершать пилотируемые космические полёты. Программа "Спейс Шаттл", конечно, привела к определённому прорыву в технологиях (хотя, при всём так называемом преимуществе в электронике, американцам не удалось повторить пиковое достижение советской космонавтики — беспилотную посадку "Бурана"), но закончилась фактически провалом — 2 "челнока" из 5 потеряны, 14 астронавтов погибли. Общие расходы на программу оказалась чуть ли не на порядок выше планируемых.

     Администрация Буша, осознав, что к 2010 году ресурс "челноков" будет выработан полностью, в 2004 году озаботилась созданием новой ракеты-носителя, пилотируемого корабля "Орион" и даже лунного модуля. Называлась эта программа красиво — "Созвездие" (Constellation). В рамках проекта создавались и испытывались ракеты-носители "Арес I" и "Арес V", с массой полезной нагрузки, выводимой на околоземную орбиту, 25 и 188 тонн соответственно, планировалось даже "возвращение на Луну".

     Теоретически к 2014 году "Арес I" уже могла бы доставлять астронавтов на МКС, если бы, конечно, к этому времени были решены "некоторые проблемы" с крайне опасным кислородно-водородным двигателем J-2X.

     Ну, и если бы в начале февраля 2010 года президент США Барак Обама не учинил форменный погром американской астронавтики в стиле Н.С. Хрущёва и М.С. Горбачёва.

     Теперь программа "Созвездие" свёрнута, денег на неё нет и не будет. В соответствии с бюджетной заявкой в 2011-15 гг. на программы NASA будет истрачено на 6 млрд. долл. больше, чем планировалось год назад, — всего 100 млрд. долл. Но вместо конкретной лунной программы предлагается программа развития неких технологий, о которых сказано совершенно расплывчато: "новые подходы к двигательным установкам первых ступеней ракет-носителей". И — особое внимание! — на частный сектор планируется возложить не только доставку грузов, но и пилотируемые полеты к МКС.

     То есть волевым решением отменена программа создания новых ракет-носителей, при разработке и производстве которых впервые в истории астронавтики планировалось в максимальной степени использовать существующий задел и производственные мощности, — программа, в которую за пять лет было вложено порядочно средств, мозгов и ресурсов.

     А задача создания пилотируемого корабля и ракеты-носителя теперь возложена на частную компанию SpaceX, которая утверждает, что благодаря многоразовости первой ступени её ракеты Falcon 9-S9 стоимость каждого запуска составит всего 30 млн. долларов при полезной нагрузке в 10 тонн, что, к примеру, намного дешевле, чем запуск нашего отечественного "Протона". Вот только эти цифры первый раз назывались пять лет назад с клятвенными обещаниями, что Falcon 9-S9 будет доступен для коммерческого использования в 2009 году. Но на 12 апреля 2010 года в активе компании SpaceX — только пять запусков ракеты Falcon-1, три из которых закончились неудачей и разрушением ракет.

     Даже американские эксперты пребывают в глубоком шоке и предрекают, что русская монополия на пилотируемые полёты продлится до 2017, а возможно, и до 2020 года.

     Отказ США от программы "Созвездие", конечно, может свидетельствовать о том, что пилотируемая космонавтика, а возможно — и космонавтика вообще, более не являются локомотивами технологического развития. Как представляется ряду экспертов, у ведущих экономик теперь иные приоритеты. К ним относятся, например, информационно-коммуникационные технологии. А у пилотируемой космонавтики теперь иной статус — не прорывной, а инфраструктурной, поддерживающей технологии. Такие услуги, как спутниковая связь, дистанционное зондирование Земли (ДЗЗ) и спутниковая навигация, — давно обогнали "традиционную" космонавтику и по темпам роста, и по абсолютным объёмам — на их долю приходится подавляющая часть из вышеупомянутого "пирога" в 350 млрд. долл.

     Однако есть и инженерная точка зрения: дескать, дело в другом — "Рокетдайн", компания, производящая ЖРД для нужд ракетной программы NASA, просто не справилась в полном объёме с задачей разработки двигателя J-2X.

     Косвенно эта версия подтверждается тем, что конкурент "Рокетдайн", компания "Аэроджет", недавно подписала контракт на приобретение в России всех кислородно-водородных двигателей сорокалетней давности(!) HK-33, оставшихся от советской лунной программы — числом около 70 штук . И более того — "Аэроджет" ведёт переговоры с российской Объединенной двигателестроительной корпорацией (ОДК) о возобновлении производства HK-33 по лицензии в США.

     Третья группа экспертов считает, что искать логику в действиях мистера Обамы бессмысленно и никакого рационального объяснения случившемуся нет, кроме желания надуть очередной мыльный пузырь типа NASDAQ (а стоимость акций частных космических фирм типа SpaceX непрерывно растёт на протяжении последних двух лет) и любыми путями хоть как-нибудь оттянуть неминуемый финансовый крах.

     Впрочем, это уже детали.

     Нам куда важнее то обстоятельство, что с 2010 года на некий — видимо, достаточно продолжительный отрезок времени — Россия получает монополию в области пилотируемой космонавтики. Исключением является КНР, которая, несмотря на многообещающие заявления Йин Лимина, тем не менее, пока не является серьёзным конкурентом для нас. Не говоря уже про "объединённую Европу".

     Наряду с этим происходит эпохальное событие в истории российского космоса. 2 марта 2010 года на расчётные орбиты выведены три спутника системы "Глонасс-М": 731, 732, 735. С вводом их в эксплуатацию орбитальная группировка ГЛОНАСС достигла минимально допустимых параметров, необходимых для функционирования российской навигационной системы практически на всей поверхности планеты: 21 рабочий спутник на орбите плюс два резервных.

     Простому гражданину России на бытовом, потребительском уровне пока трудно адекватно оценивать возможности ГЛОНАСС, и основной спутниковой системой для рядовых пользователей по всему миру пока остается американская NAVSTAR GPS. Вопрос, когда российская система сможет полноценно конкурировать с американской на гражданском рынке, остаётся открытым. Хотя, по мнению представителя ОАО "Российские космические системы" Александра Зубахина, в данном случае уместнее говорить не о конкуренции, а о сотрудничестве и совместном использовании двух систем: "Применение совмещенных двухсистемных приемников ГЛОНАСС/GPS практически удваивает количество одновременно доступных спутников, и потери навигации случаются гораздо реже. Кроме того, в силу особенностей орбитального построения группировок ГЛОНАСС лучше работает в высоких широтах, а GPS — в приэкваториальных... В течение последних лет даже наши американские коллеги на переговорах и международных конференциях говорят не о конкуренции, а о совместимости и взаимодополняемости глобальных навигационных систем".

     Сегодня более актуален вопрос не о конкуренции между системами ГЛОНАСС и GPS, а о конкуренции с промышленностью КНР в деле создания и изготовления компактных и дешевых двухдиапазонных приемников. Китайский массовый GPS-модуль стоит сегодня 1 доллар, что позволяет изготавливать GPS-приёмники стоимостью от 10 долларов. Правда, качество китайских изделий зачастую бывает очень низким. И тем не менее, разница в цене пока весьма существенна.

     Дальнейшее снижение себестоимости российских двухдиапазонных приемников возможно лишь в случае значительного наращивания объёмов серийного производства, то есть при условии широкого использования такой аппаратуры. Первоначальное массовое производство способен обеспечить более чем вероятный в свете последних решений большой госзаказ, а затем относительно недорогие двухдиапазонные решения станут доступны и рядовому потребителю.

     Указ "Об использовании глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС в интересах социально-экономического развития Российской Федерации" был опубликован всего лишь три года назад, 18 мая 2007 года. За это время удалось не только доукомплектовать орбитальную группировку спутниками "Глонасс-М" с увеличенным сроком службы — 7 лет, но и подготовить к производству спутник "Глонасс-К" со временем службы 10 лет, чьи характеристики вполне сопоставимы с современными американскими спутниками NAVSTAR GPS. 17 отечественных компаний уже выпускают широкий спектр аппаратуры для работы с ГЛОНАСС, и речь идёт не о сборке из импортных комплектующих, а о серьёзном рывке отечественной микроэлектроники и производстве чипов на территории РФ. Поощряемое государством и настойчиво "лоббируемое" премьер-министром Путиным внедрение комплексных решений на основе спутниковой навигации способно вызвать в России бурный рост информационных технологий нового поколения, снижение логистических издержек "старой" экономики, улучшение транспортной ситуации в целом и повышение качества работы коммунальных служб, органов милиции и здравоохранения.

     Кроме того, работоспособная ГЛОНАСС, вкупе с технологиями истребителя пятого поколения и наметившимся прорывом в развитии отечественной микроэлектроники, открывает для России новые перспективы в области обеспечения безопасности страны. Речь идёт об открывшейся возможности провести в ближайшие 5-10 лет перевооружение, прежде всего — ВВС, на основе интегральных систем управления боем, новых поколений высокоточного оружия и прочих "постъядерных" технологий ведения боевых действий. Подобное перевооружение одним своим фактом снимет большинство назревающих геополитических проблем — поскольку, за исключением США, никто из основных игроков на мировой сцене, включая Китай и страны ЕС, в ближайшие лет 20 не сможет иметь ничего подобного.

     Реализация этого шанса — это и есть сверхзадача русской цивилизации.

1

Александр Нагорный, Николай Коньков НЕДАЛЕКО ОТ МЮНХЕНА

"Меня не интересуют их намерения — меня интересуют их возможности".

     Отто фон Бисмарк

      КРУГИ ПО ВОДЕ

      "Уже сейчас правительства двух стран должны начать думать о более глубоких сокращениях ядерных сил, в том числе тактического оружия".

     Генри Киссинджер, госсекретарь США (1974-1977),

     Джордж Шульц, госсекретарь США (1982-1989),

     Уильям Перри, министр обороны США (1994-1997),

     Сэм Нанн, сенатор

     Подписание в столице Чехии двумя крупнейшими "ракетно-ядерными" странами современного мира, США и Россией, нового двухстороннего договора о сокращении стратегического наступательного арсенала (СНВ-3), который будет действовать до 2020 года, несомненно, является крупным и весьма значимым мировым событием.

     На пресс-конференции после подписания договора президент США Барак Обама сказал, что теперь для всех очевидна готовность Соединённых Штатов и России выступать в качестве глобально ответственных лидеров.

     С ним полностью согласился и президент РФ Дмитрий Медведев, заявив, что в Праге произошло действительно историческое событие, и налицо win-win situation, то есть в результате победили обе стороны, которые упрочили и свою безопасность, и глобальную стратегическую стабильность.

     Но договоры такого уровня, по большому счёту, никогда не ограничиваются интересами двух сторон, непосредственно подписывающих его. А как прореагировали на него третьи страны? Ведь по кругам, расходящимся на воде, абсолютно точно можно установить, куда именно упал брошенный камень.

     Так, вот, первые лица ведущих стран Евросоюза: ядерных Франции и Великобритании, а также безъядерных Германии, Италии и Испании, — предпочли вообще не комментировать Пражский договор.

     Точно так же никаких официальных комментариев не последовало и от Израиля, однако премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху не только демонстративно проигнорировал требование "Большой шестерки по Ближнему Востоку" о прекращении строительства новых еврейских поселений на палестинских землях, но и отменил свой визит на саммит по проблемам ядерной безопасности, который должен пройти в Вашингтоне 14-15 апреля.

     Индия и Китай намерены обсудить последствия подписания договора на саммите БРИК, который пройдет в столице Бразилии 15 апреля. Впрочем, китайское информационное агентство Синьхуа перед этим уже опубликовало ряд материалов, в которых утверждается, что несмотря на позитивное значение для глобальной стабильности и ядерного нераспространения, договор всё же "имеет недостатки" и "не оправдывает ожиданий международного сообщества".

     Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад очень резко отозвался о Пражском договоре как "маскараде, скрывающий истинные намерения сторон".

     В то же время премьер-министр Японии Юкио Хатояма назвал известие о предстоящем сокращении числа российских и американских ядерных боеголовок и их носителей "очень значимым", а также сказал, что Вашингтон и Москва "должны делать еще больше для ядерного разоружения".

     Также полностью поддержали подписание СНВ-3 президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, призвавший другие ядерные страны мира последовать примеру Америки и России, а также президент Украины Виктор Янукович, который даже предлагал провести церемонию подписания данного документа не в Праге, а в Киеве. Кроме того, Украина согласилась полностью уничтожить свои запасы высокообогащенного урана, пригодные для производства ядерного оружия.

     Что же в подписанных Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым соглашениях могло вызвать настолько разноречивые и разнонаправленнные оценки и реакции?

      ГЕОСТРАТЕГИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ ДОГОВОРА

      "К моему величайшему сожалению, этот договор — лучшее, на что может рассчитывать Россия сегодня".

     Леонид Ивашов, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем

     Ситуация в современном мире развивается таким образом, что США теряют экономическое доминирование, а заменяют его военно-стратегическим тотальным превосходством. Это уже совершенно очевидно в сфере экономики, где речь идет не только о Китае как "мировой фабрике XXI века", но также о других странах, активно развивающих реальный сектор экономики (Индия, Бразилия, азиатские "тигры"), и крупнейших транснациональных корпорациях, которые поддерживают этот процесс с целью максимизации своих прибылей.

     Соединенные Штаты, начиная с 1997 года, стремятся противодействовать данной тенденции путем поочередных финансовых и военных интервенций, масштаб которых всё время нарастает. "Азиатский" финансовый кризис 1997-1998 годов, война в Югославии, крах биржевых рынков "новой экономики" 2000 года, события 11 сентября 2001 года, вторжение в Афганистан и Ирак, нынешний "глобальный финансово-экономический кризис" — всё это этапы одного большого пути.

     Теперь Америка стоит перед необходимостью очередной масштабной военной интервенции. Её объектом — скорее всего, хотя вовсе не обязательно — может стать Иран, страна, активно развивающая собственную ядерную программу, ключевой поставщик энергоносителей для экономики Китая, постоянный и непримиримый оппонент США и Израиля на мировой арене. Но сегодня успешная атака против Ирана практически невозможна без применения ядерного оружия на театре военных действий.

     В этих условиях подписание нового американо-российского договора о сокращении стратегических наступательных вооружений де-факто означает отказ России, единственной в мире страны, способной нанести Соединенным Штатам неприемлемый военный ущерб, от "глобального сдерживания" американской военной машины в обмен на некие — пусть очень временные и непрочные — гарантии собственной безопасности. То есть подписание Пражского договора объективно предоставляет Соединенным Штатам возможности для новых, еще более масштабных агрессий — разумеется, не ради сохранения "империи доллара", но во имя соблюдения общечеловеческих ценностей свободы и демократии. Можно даже сказать, что в каком-то смысле, не только географическом, Прага 2010 года расположена очень недалеко от Мюнхена 1938 года.

     И если так, то описанная выше картина реакций мировых "центров силы" становится вполне понятной и предсказуемой. Всё более вероятный американский удар по Ирану (как видим, Махмуд Ахмадинежад прекрасно понимает это, и такая перспектива его вовсе не радует) ещё менее приемлем для Европы, чем удар по Ираку, но сегодня она практически полностью "вписана" в фарватер политики Вашингтона, поэтому ни протестов, ни одобрений Пражский договор в столицах Евросоюза не вызвал.

     Точно так же американский удар по Ирану будет означать, что еврейское государство на Ближнем Востоке почти со стопроцентной вероятностью окажется объектом ответного удара иранских ракет — и представители Израиля уже сделали беспрецедентное заявление, что в случае ракетно-ядерного нападения на их страну они используют свои военные возможности не только для противодействия непосредственным агрессорам, но также против европейских стран и России. Звучит как ненаучная фантастика или неудачная первоапрельская шутка, иначе подобный "жест военно-политического отчаяния" и не назовёшь, но, тем не менее, это факт. Впрочем, израильский внешнеполитический арсенал достаточно изощрен и разнообразен (вспомним хотя бы известный скандал с Моникой Левински, который в значительной степени скорректировал курс правительства Билла Клинтона), а потому уже в самое ближайшее время с этой стороны могут последовать какие-то акции "точечного" характера.

     В отличие от Израиля, китайские товарищи готовы практически к любому развитию событий, хотя для них развёртывание подобного сценария будет означать перевод всей страны на военные рельсы и, возможно, "более активную политику в северном направлении" — не случайно перспектива подписания договора СНВ-3 привела к тому, что в январе текущего года НОАК осуществила крупные военные маневры в северных провинциях с участием более чем 50 тысяч военнослужащих и тяжелой техники. Разумеется, этот шаг нельзя рассматривать иначе, как очередное китайское предупреждение в адрес Кремля.

     Что касается Индии, то эта страна сегодня находится в достаточно опасной геостратегической близости от "линии главной атаки", а потому главным желанием официального Дели является осторожное маневрирование с целью не ввязаться в конфликт, а тем более — не оказаться в числе вероятных объектов нападения.

     Наконец, действующее политическое руководство Страны Восходящего Солнца демонстрирует практически полное непонимание момента, видимо, рассчитывая получить большую свободу собственного военно-политического маневра в условиях сокращения ядерного арсенала двух держав, к одной из которых у официального Токио, к тому же, есть серьёзные территориальные претензии. Впрочем, силлогизму "чем меньше у России будет ядерных ракет, тем проще станет решать с ней вопрос по "северным территориям", то есть Южным Курилам, нельзя отказать во внутренней непротиворечивости, а значит — и в праве на существование.

     Иными словами, подписание Пражского договора было — не на словах, а по смыслу — расценено остальным миром как очередное проявление нарастающей геостратегической слабости современной России, а также полной её готовности следовать в фарватере политики "вашингтонского обкома". Обама не имитировал свою заинтересованность в договоре с Россией. Напротив, к этому событию явно оказались приурочены и объявление им "новой ядерной доктрины США", и проведение мирового саммита по безъядерному миру, созвать который тот же Обама в той же Праге, где состоялось подписание СНВ-3, предложил год назад. В то же время практически все независимые наблюдатели отмечали, что у России, в отличие от США, не было никаких причин стремиться к срочному подписанию данного договора — напротив, Кремль не просто имел возможность, но, исходя из национальных интересов России, просто был обязан максимально пролонгировать переговорный процесс и инкорпорировать в него весь комплекс проблем двухсторонней и глобальной стратегической безопасности. Вместо этого произошёл диалог в стиле "Чего изволите?", а вся "дипломатическая пауза" между окончанием срока действия предыдущего договора СНВ-1 и подписанием нынешнего — видимо, призванная продемонстрировать миру остаточную самостоятельность и независимость внешнеполитического курса РФ, — составила всего лишь четыре месяца. Наверное, могли бы полностью обойтись без неё и подписать договор еще в декабре, как и обещал Медведев, но что-то, видимо, помешало...

      ПРЕДЫСТОРИЯ ВОПРОСА

      "Договор не устанавливает ограничений на развитие нашей ПРО в Европе".

     Бен Родс, заместитель помощника президента США по национальной безопасности

     Напомним, что СНВ-3 — это далеко не первый документ, который определяет форму и содержание стратегического взаимодействия между Америкой и нашей страной. Такое взаимодействие было начато — правда, в весьма неформальном и остром виде — еще со времен знаменитого Карибского кризиса 1962 года, когда — практически сразу после триумфального космического полёта Юрия Гагарина — произошла сдача Советской Россией глобальной геостратегической инициативы. Затем последовали соглашения о запрете испытаний ядерного оружия в трех средах: атмосфере, космосе и под водой (1963), нераспространении ядерного оружия (1968), затем договоры по системам противоракетной обороны (1972), об ограничении стратегических вооружений ОСВ-1 (1972) и ОСВ-2 (1979), СНВ-1 (1991) и СНВ-2 (1993). И если первые из указанного перечня документов действительно были в значительной мере обусловлены потребностью времени и стратегическими интересами нашей страны, то с течением времени всё явственнее становилась дискриминационная для СССР, а затем и для России асимметричность и неравноправность подписываемых с нашей стороны документов, что в конце концов позволило США укреплить свое глобальное лидерство и военно-политическую мощь, став единственной сверхдержавой современного мира, а наша страна пришла к почти полному развалу в 1991 году, и сейчас способна лишь поддерживать некие остаточные элементы советского потенциала, гипотетически позволяющие ей осуществить неприемлемый для любого потенциального агрессора ответный ракетно-ядерный удар. Именно этот "потенциал" является сегодня гарантом безопасности России не только и не столько на случай ядерной войны, сколько важнейшим элементом механизма защиты нашей территориальной целостности.

     Расчленение в 1991 году СССР, а на самом деле — "большой России", которая на протяжении практически всего ХХ столетия жила и развивалась в "советских формах", было осуществлено высшим политическим руководством страны во главе с М.С. Горбачевым с использованием методов информационной войны и применением "оргоружия". Но тогда этот процесс не был доведен до "логического конца", поскольку у нашей страны оставался мощнейший ракетно-ядерный потенциал СССР, и на Западе всерьёз опасались того, что он окажется — хотя бы частично — в руках коммунистического Китая, который не контролировался и не контролируется мировым Финансовым Интернационалом (Фининтерном). Отсюда — безъядерный статус всех постсоветских республик, за исключением Российской Федерации и сохранение самой Российской Федерации как относительно безопасного склада для советского ядерного арсенала.

     То есть заложенные еще при Сталине программы ракетно-ядерного развития, дававшие нам гарантию военно-стратегического паритета и неприемлемого ответного ракетно-ядерного удара по Западу в случае его нападения, сыграли свою роль на десятилетия вперёд, вплоть до нынешнего времени.

     Дальнейший развал РФ и её расчленение на очередные 16-20 квазигосударств — против чего наши "партнеры" ни на Западе, ни на Востоке, понятное дело, в принципе возражать не будут — до недавнего времени тоже ставил перед ними важнейший и практически неразрешимый вопрос о дальнейшей судьбе российских стратегических ракет и ядерных боеголовок. Этот геостратегический, а вовсе не собственно военный аспект, на наш взгляд, и является определяющим для любых переговоров по стратегическим ядерным силам. Как только Соединенные Штаты или Китай будут уверены в том, что российское ядерное оружие им больше не угрожает и больше не способно угрожать в обозримом будущем, дальнейшие перспективы существованеия Российской Федерации в её нынешнем виде становятся, мягко говоря, более чем туманными. И знаменитый афоризм "железного канцлера" второго рейха Отто фон Бисмарка, вынесенный эпиграфом к данной статье, лишний раз должен напоминать обитателям Кремля и его властных окрестностей, что, сужая объективные возможности своей страны: социальные, экономические, оборонные и так далее, — они тем самым изменяют весь спектр намерений своих внешнеполитических контрагентов: не только по отношению к стране, но и к ним лично. Самым свежим примером в этом отношении может служить судьба бывшего президента Киргизии Курманбека Бакиева, которому США отказались предоставить политическое убежище и, надо полагать, заморозили все его активы на своей территории, а возможно — и в других западных банках...

     Обращает на себя внимание тот факт, что внедрение в партийные и государственные документы советского времени тезиса о мирном сосуществовании двух мировых социально-политических систем и немыслимости ядерной войны совпало с усилением в советском истеблишменте "либеральной группы" во главе с Ю.В. Андроповым, куда входил целый ряд нынешних академиков, а также "архитекторов перестройки и гласности". Именно тогда стержневое для программы КПСС положение о "диктатуре пролетариата" было заменено тезисом о возникновении в стране "общенародного государства". Именно тогда прошёл демонтаж базовых положений относительно антагонистичности противоречий социализма и капитализма, что практически полностью совпадало с концепциями "конвергенции", выдвинутой целым рядом западных ученых и идеологов, а также программой Римского клуба, к работе которого мгновенно была подключена академическая элита СССР во главе с академиком Джерменом Гвишиани, сыном генерала НКВД М.М. Гвишиани, свояком Е.М. Примакова и зятем А.Н.Косыгина.

     Именно через переговоры о стратегической безопасности под влиянием будущих "архитекторов перестройки": Арбатова, Иноземцева, Блатова, Александрова-Агентова, а в Политбюро — "большой тройки" из Андропова, Громыко и Устинова, высшая политическая элита СССР, включая главу партии, а затем и правительства Л.И.Брежнева, была втянута в процесс геостратегической конвергенции. Еще тогда — вместо того, чтобы планомерно развивать потенциал своих стратегических ядерных сил в рамках концепции неприемлемого ущерба для США и Запада в целом, — была обозначена работа по достижению полного паритета на всех уровнях. Стратегическое строительство шло, исходя из необходимости ведения длительной ядерной войны с переходом на все новые уровни военных потенциалов, что приводило к полному истощению советской экономики, а также растрате и изъятию с вывозом за рубеж огромных материальных и финансовых ресурсов. Формировалось представление о гигантском и растущем отставании СССР от США (включая мифологическую "лунную программу" и т.д.). При этом ракетно-ядерные потенциалы третьих стран — за исключением Китая, входящих в "западный" блок, вообще не принимались в расчёт как "несущественные" и оставались за рамками соответствующих договоров, что давало, по сути, грандиозные преимущества США и блоку НАТО. Горбачёвский вираж конца 80-х—начала 90-х годов с уничтожением ведущих дешевых систем стратегического ядерного вооружения довершил картину и оформился в так называемый договор СНВ-1, который зафиксировал неприемлемые диспропорции в пользу США и ввел фактический американский контроль над стратегическими силами нашей страны. Подписание этого договора 30-31 июля 1991 года было, на наш взгляд, одновременно и подписанием смертного приговора Советскому Союзу, который почти мгновенно был приведен в исполнение.

     С этой точки зрения подписанный Дмитрием Медведевым Пражский договор выглядит не более чем очередным звеном в той цепи сдачи стратегических позиций нашей страны, которая тянется еще с хрущевских времен и практически свела на нет как великую Победу 1945 года, так и созданный ценой неимоверных усилий и лишений нашего народа в 30-х—-50-х годах прошлого века "сталинский" сверхдержавный потенциал.

      ПОСЛЕДСТВИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ

      "Подписание этого договора для нас — суровая необходимость".

     Сергей Рогов, директор Института США и Канады РАН

"Договор снимает все наши озабоченности и полностью отвечает интересам безопасности России".

     Николай Макаров, генерал-полковник, начальник Генерального штаба ВС РФ

     Исходя из вышесказанного, нет практически никаких сомнений, что договор СНВ-3 будет ратифицирован Конгрессом США, несмотря на необходимость привлечения сенаторов-республиканцев, и — тем более — Федеральным Собранием РФ, где любой, даже самый спорный, правительственный документ голосами "медвежьей" фракции проходит без затруднений.

     Понятен и не вызывает никаких вопросов хор славословий в адрес данного договора, который звучит в большинстве отечественных средств массовой информации: как официозных, "прокремлевских", так и формально оппозиционных, "либеральных". Здесь все противоречия становятся побоку, и на первый план выдвигается полный "одобрямс".

     То есть вся "суровая необходимость" данного договора, по сути, сводится к окончательной продаже российским руководством "права ядерного первородства" за миску чечевичной похлёбки. Мы развязываем руки Вашингтону, чтобы в Москве, Санкт-Петербурге и на Кавказе какое-то время не гремели взрывы, чтобы триллионные активы наших "элит", "старой советской" и "новой российской", на Западе "работали спокойно", без возможных заморозок, конфискаций и громких судебных разбирательств, чтобы "наша хата" еще немного побыла с краю… Конечно, "post hoc non est propter hoc" ("после того — не значит вследствие того"), но подписанию договора СНВ-3 предшествовали неожиданные взрывы в московском метро, а сразу после визита Дмитрия Медведева в Прагу были сняты претензии к зарубежным активам компании "Роснефть", и это, согласитесь, наводит на определённые размышления.

     Даже без специального анализа очевидно, что нынешний СНВ-3 представляет собой шаг — и весьма значительный — к дальнейшему ужатию "шагреневой кожи" нынешних российских стратегических ядерных сил и последовательному уменьшению нашего военно-политического потенциала до сугубо регионального уровня. Понять значение этих шагов нельзя без учёта идущей реформы Вооруженных Сил РФ. Действующие офицеры легко подтвердят, что истинной целью этой реформы является перевод Российской армии на натовские стандарты (например, введение бригад вместо дивизий), а её боевой потенциал ограничивается возможностью ведения одного или максимум двух региональных конфликтов по типу южноосетинского в августе 2008 года. Идея "мобильной армии" как раз к этому и пристроена. В том же направлении действуют и финансово-экономические шаги правительства (новый виток приватизации, вывод финансовых активов в США и т. д.) Следующим шагом на этом пути может стать совместное с американцами строительство системы ПРО, затем усиление взаимодействия с подразделениями НАТО в сфере обычных вооружений — конкретно на региональном уровне по всей территории РФ, и прежде всего на Дальнем Востоке и Сибири, ввод натовских войск на территорию не только закавказских и центральноазиатских постсоветских республик, но и на российский Северный Кавказ. Таким образом, в перспективе 3-5 лет может быть осуществлена схема слияния Российской армии с военной системой США и НАТО даже без формального вступления в Северо-Атлантический альянс. Тем самым нынешняя РФ вполне осознанно выбирает для себя роль неотъемлемой и в геостратегическом плане ключевой части для западного "антикитайского блока сдерживания".

     Более того, наличие и расширение программ и контактов по линии "Россия—НАТО" с вероятным вовлечением на территорию нашей страны сначала постоянно действующих подразделений США, а затем и созданием американских военных баз — в особенности в областях вдоль границы с Китаем — и "естественное выбывание" российских носителей и ядерных зарядов, в конце концов даст Вашингтону возможность предложить России (или тем государствам, которые к тому времени возникнут на её территории) уже свой "ядерный зонтик", что вполне отвечает планам ультралиберальной политической реформы, которые продвигает "агентура влияния" (Немцов, Каспаров, Сванидзе и др.), а в перспективе даёт возможность стравить Россию с КНР и манипулировать политической позицией Пекина, как это удалось осуществить Лондону и Вашингтону накануне Второй мировой войны со сталинским СССР и гитлеровским третьим рейхом ("и пусть они убивают друг друга как можно больше", Гарри Трумэн, конгрессмен от Демократической партии и будущий президент США, 1941 год).

     Именно так может и, вероятнее всего, будет осуществляться движение к "тотальной демократизации и сепаратизации" РФ. Именно так и надо рассматривать СНВ-3 и её роль в стратегическом будущем, а точнее, развале России. Скажи: "нет!" СНВ-3! Говоря "НЕТ!" СНВ-3, ты говоришь "нет!" развалу России.

1

Владислав Шурыгин ОГОВОРКИ К ДОГОВОРУ

8 апреля в Праге президентом США Бараком Обамой и президентом России Дмитрием Медведевым был подписан новый договор об ограничении стратегических наступательных вооружений. Обозреватели наперебой называют этот договор "прорывным" и "историческим" в духе "перезагрузки", которую объявил президент США Обама в отношениях с Россией.

     Основными положениями нового договора стала фиксация следующих новых предельных уровней для стратегически ядерных сил России и США:

     — 1550 развернутых стратегических ядерных боезарядов для каждой из сторон;

     — 700 развернутых стратегических носителей, включая межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), развернутые баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и развернутые тяжелые бомбардировщики;

     — снижение на 30% уровня ядерных зарядов по сравнению с лимитами (2200 боезарядов) российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов 2002 года.

      Но есть ли у этого, на вид действительно внушительного и прорывного, обратная сторона? Кто выиграл, и кто проиграл при его подписании?

     Для начала несколько цифр.

     США на сегодняшний день имеют 450 шахтных МБР, 14 атомных подводных ракетоносцев с 336 БРПЛ и 111 (по данным ГШ РФ — 183 стратегических бомбардировщиков) — итого 897 (по данным ГШ РФ 969 носителей). Но с учётом того, что часть бомбардировщиков находится в консервации и две АПЛ в ремонте, у США сейчас числится 798 (по данным ГШ РФ — 899 носителей).

     Таким образом, американцам по новому договору необходимо сократить от 98 до 199 носителей.

     Россия на сегодняшний день располагает 367 наземными МБР, 12 атомными подводными ракетоносцами несущими суммарно 196 БРПЛ, но развернутыми являются лишь восемь лодок с 128 БРПЛ, а также 76 развернутых бомбардировщиков. Всего 639 стратегических носителей, из которых 571 развернуты.

     Сразу бросается в глаза, что России, собственно, и сокращать-то нечего. Наоборот — у нас есть "лимит", как минимум, ещё на 60 носителей.

     Казалось бы, можно только порадоваться мудрости наших политиков и дипломатов, которые заключили такой выгодный для России договор, если бы не одно "но". Только за последний год суммарное количество российских носителей сократилось с 809 до 639, за счет снятия с вооружения выслуживших все предельные сроки МБР и списания "на иголки" устаревших ПЛАРБ, и процесс этот будет идти опережающими воспроизводство темпами. Так, уже идёт списание и демонтаж первых "Тополей", но это не сильно отражается на общем соотношении сил, а вот готовящееся списание в 2016-2019 годах 58 тяжелых МБР Р-36М2, каждая из которых несет по десять боеголовок, сразу уменьшит число развернутых боезарядов в РВСН почти вдвое!

     При этом на смену списываемым по ресурсу МБР ракетные заводы России сегодня производят от 20 до 30 МБР в год, из которых половина изготовляется для наземных СЯС и половина для морских. Но это количество лишь на 50% покрывает выходящие из эксплуатации комплексы по численности МБР и менее чем на 50% по боевым блокам, причём лишь в части морской составляющей. Для сухопутных МБР этот процент составляет менее 25%.

     Если сегоднЯ дисбаланс между ядерным ударным комплексом России и США составляет примерно 300 носителей, то уже через десять лет по самым оптимистичным подсчётам наши Стратегические Ядерные Силы (СЯС) будут иметь не более 470-500 носителей и 1330 развёрнутых боезарядов. В реальности же эта цифра будет составлять 300-350 носителей. То есть отставание от США может лишь увеличиться.

     А что же наши "партнёры"?

     По оценкам экспертов, СЯС США к 2020 году составят 350 МБР, 14 атомных ПЛАРБ с 336 БРПЛ и 111 бомбардировщиков — суммарно 797 носителей (из которых 686 развернутых носителей) с 1550 блоками.

     Почти сразу бросается в глаза превышение лимита носителей на 100 единиц. Дело в том, что новый договор более не требует уничтожения шахт сухопутных МБР. И, сняв с дежурства ракеты, переместив с них боевые блоки, можно совершенно спокойно заскладировать их, и эти ракеты более не будут попадать под действие договора. Только вот у США такая возможность есть — их самые старые ракеты "Минитмен-3" прошли недавно полную модернизацию и смогут ещё не менее 10-15 лет находиться на вооружении, а у России нет денег на модернизацию аналогичных комплексов и арсеналов для их хранения также нет.

     Фактически новый договор устанавливает лишь предельный лимит развернутых боеголовок — 1550, но никак не ограничивает общее количество ядерных боезарядов, позволяя держать их в разделе "не развёрнутые" и, следовательно, не попадающие под ограничения. То есть почти все "сокращения" для армии США будут заключаться лишь в снятии ракет с боевого дежурства, перемещении их в арсеналы и передачи туда же ядерных "блоков" с этих ракет. У России же, в лучшем случае, получится сохранить ядерные боезаряды, но средств их доставки с каждым годом будет всё меньше и меньше, что сделает их просто "мёртвым грузом" в наших арсеналах.

     Ещё одним "нюансом" договора является то, что впервые за всю историю договоров по СНВ стратегические бомбардировщики засчитываются как один носитель, хотя реально один американский бомбардировщик может нести до 20 крылатых ракет с ядерными боеголовками, а российский — до 16. И по количеству этих ракет, способных быть подвешенными под бомбардировщики в одном вылете, США превосходят нас почти в два раза. При этом в договоре вообще никак не учитываются ядерные бомбы, ядерные боезаряды для воздушных носителей, тактические ядерные боеприпасы и, что самое главное, — крылатые ракеты.

     О последних — разговор особый. Во всех современных войнах США делали ставку на высокоточное оружие (ВТО), запасы которого в арсеналах армии США возрастают с каждым годом. Так, по данным Министерства обороны Югославии, в ходе войны 1999 года войсками НАТО было нанесено 2300 воздушных ударов по 995 различным целям с использованием более 1000 крылатых ракет и около 3000 управляемых авиабомб. С тех пор арсеналы ВТО выросли более чем в пять раз, и сегодня армии НАТО располагают более чем 30 000 единиц ВТО всех типов, среди которых почти 7000 стратегических крылатых ракет с дальностью полёта от 1500 километров и дальше, чьи боевые возможности с каждым годом растут.

     Фактически США заканчивают перенос своей стратегии с применения обычных средств поражения на ВТО, наращивая его дальность и поражающие возможности. Уже сегодня массированный удар американских крылатых ракет способен уничтожить в одном залпе больше 60% всех наземных МБР России, и дальнейшее "ужатие" российских СЯС делает эту задачу "разоружающего удара" всё более достижимой. В этом смысле договор также на руку американским стратегам — он полностью снимает контроль за воздушной компонентой СЯС, где США имеют полное преимущество над любым вероятным противником.

     Ну и, наконец, договор фактически полностью игнорирует проблему развёртываемой США глобальной системы ПРО. В нём существует лишь оговорка, что Россия в случае несогласия с действиями американцев в области ПРО имеет право выйти из договора по СНВ и принять соответствующие меры. Но этот пункт — всего лишь ничего не значащий словесный казус. Совершенно очевидно, что до 2020 года американская ПРО будет постепенно отрабатывать свою конфигурацию и испытывать новые системы. В этих условиях разрывать договор России стратегически невыгодно в силу, как было сказано выше, и так крайне критичного для нас отставания в области СЯС. А после 2020 года, если США начнут стратегическое развёртывание своей ПРО, мы окажемся перед перспективой либо втянуться в крайне затратную для нас гонку вооружений — или окончательно признать доминирование США над собой.

     Поэтому, если подводить политические итоги договора, можно констатировать почти полную победу США. Американцы не уступили нам почти ни в чём, зафиксировав выгодную им конфигурацию и численность СЯС, которая почти не требует никаких сокращений от США, но явно не под силу сегодняшней России. Американцы юридически закрепили своё ничем не сдерживаемое стратегическое превосходство в средствах воздушного нападения и полностью вывели из договорного процесса по СНВ свою систему ПРО, чего они добивались все последние годы. В результате подписания этого договора Россия оказывается перед перспективой либо втянуться в крайне затратный для нас процесс "уравнивания" наших СЯС с американскими, либо смириться с нарастающим отставанием и полной утратой ядерного паритета, а следовательно — и национальной безопасности.

1

Станислав Куняев ШЛЯХТА И МЫ

Авиакатастрофа под Смоленском, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский, летевший в Россию отмечать очередную "годовщину" Катынского расстрела, заставляет снова перелистывать страницы истории отношений между двумя нашими странами, внимательно вглядываясь в них. Полагаем, что в этом отношении отрывки из статьи Станислава Куняева, опубликованной журналом "Наш современник" (2002, №5), не утратила своей актуальности, а поставленные автором вопросы до сих пор требуют ответа.

      ОСЕНЬЮ 2000 ГОДА ПОЛЬША была потрясена взрывом в городке, который носил имя Едвабне, что на русский язык переводится как Шелковый. Взрывное устройство было заложено шестьюдесятью годами ранее...

     В сентябре 1939 года в Едвабне вступила немецкая армия. Через месяц местечко перешло под контроль советских войск, согласно секретному договору, по которому земли Западной Украины и Белоруссии, отторгнутые поляками у России в 1920 году, возвращались Советскому Союзу. Почти два года Едвабне была нашей пограничной заставой.

     Но 23 июня 1941 года немецкие войска вновь занимают Едвабне. И тут в близлежащих местечках Радзивилове, Вонсоши, Визне разгорелись еврейские погромы.

     Местные поляки уничтожают несколько сотен евреев, оставшиеся в живых бегут в Едвабне. Но 10 июля в Едвабне происходит тотальный погром местной еврейской общины вместе с беженцами. Умерщвлены не менее двух тысяч евреев...

     В 1963 году в Едвабне был поставлен камень с высеченной надписью о том, что евреев умертвили гитлеровцы. И лишь в 2000 году Польша созналась, что не гитлеровцы — а свои, поляки, веками жившие бок о бок с евреями. Книга историка Томаша Гросса, которая взорвала жизнь польского общества, называлась "Соседи". Потрясение от этого момента истины для Польши было большим, нежели для СССР гул от ХХ съезда партии или для Америки убийство Кеннеди. И только трусливая лживость российских СМИ и газет не позволила нашим гражданам узнать и понять, что же произошло с нашим крупнейшим западным соседом, хотя скандал стал мировым и прокатился по всем "цивилизованным странам". Еще бы! Ведь речь шла не о сербской, не об афганской или палестинской, а о еврейской крови. Такие "преступления против человечности" не имеют срока давности. Как признался в прошлом один из идеологов "Солидарности", а ныне главный редактор "Газеты выборчей" Адам Михник (Шехтер), в Едвабне "налетели журналисты со всего мира". Одни только наши, российские, почему-то "не налетели". Ну зачем, скажите, рассказывать россиянам об этом скандале? Ведь именно русские по планам познеров, сванидзе и киселевых должны считаться главными антисемитами!.. А тут незадача, поляки спутали карты нашим папарацци, жаждущим погромов.

     Вот несколько отрывков из польских газет, выходивших во время этого длящегося второй год кризиса:

     "Все читатели "Соседей" Яна Томаша Гросса, с которыми я разговаривал, ходят, как больные. Книга — слишком жестокая, и звучащее в ней обвинение слишком тяжко, чтобы можно было прочитать её и жить, как прежде" (Л. Жаковский. "Газета выборча", 18.10.2000).

     А больными польские обыватели сделались не только оттого, что их соотечественники убивали евреев, а скорее оттого — как они их убивали.

     "Основные факты выглядят бесспорно. В июле 1941 года большая группа живших в Едвабне поляков приняла участие в жестоком уничтожении почти всех тамошних евреев, которые, кстати сказать, составляли подавляющее большинство жителей местечка. Сначала их убивали поодиночке — палками, камнями, — мучили, отрубали головы, оскверняли трупы. Потом 10 июля около полутора тысяч оставшихся в живых были загнаны в овин и сожжены живьем..." (точно так же убивали украинцев в истории Георгия Конисского. — Ст. К. )

     "Своими публикациями Гросс заставил нас изменить взгляд на поведение поляков во время Второй мировой войны..." (профессор истории Т. Шарота. "Газета выборча", 19.10.2000)...

     Да, история беспощадно посмеялась над многими священными, сакральными страницами польского сознания. Священной, неприкосновенной, к примеру, считается у поляков память о Катыни. И вдруг эхо одновременных с Катынью едвабненских событий несколько испортило эту сакральность, когда историк Кшиштоф Теплиц сказал то, о чем задумались после Едвабне многие: "Сегодня о польских полицейских говорят, что многие из них были злодейски убиты в Катыни и Медном, но не говорят, что те, кто туда не попал, помогали гитлеровцам в "окончательном решении еврейского вопроса" ("Пшогленд", 27.11.2001).

     Вот где собака зарыта! Может быть, такой взгляд на Катынь поможет нам прояснить, почему, когда 19 апреля 1943 года в ответ на попытку вывезти часть евреев из Варшавы в Освенцим в варшавском гетто началось восстание, — ни лондонское правительство, ни Армия Крайова ничего не сделали, чтобы хоть как-то защитить обреченных евреев...

     Известный историк и публицист Ян Юзеф Липский — человек героической судьбы, участник варшавского восстания, активист "Солидарности" — не удержался от соблазна перебросить грех польского антисемитизма на плечи империи советской: "Позором в истории нашей страны останется то, что в 1968 г. тысячи евреев и поляков еврейского происхождения были принуждены уехать из Польши. Советский полицейский антисемитизм, разгулявшийся в СССР еще тогда, когда в ПНР ничто его не предвещало... теперь был привит и у нас"...

     Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Оказывается до знакомства с советской системой поляки в еврейском вопросе были невинны, словно Адам и Ева и лишь в эпоху Гомулки мы их, наивных, антисемитизму научили. И это пишет весьма честный и смелый мыслитель, который не мог не знать польскую историю со времен от средневековья, когда евреев сжигали на кострах, до эпохи Едвабне и Освенцима... Да если бы мы в этой науке были учителями поляков, как утверждает Липский, наша история пошла бы по совершенно другому пути! Нет, нам таких учеников не надо...

     Я понимаю, как полякам все хочется списать на русских. Не только Юзеф Липский, но даже президент Квасьневский впал в соблазн такого рода, когда, попытавшись покаяться за Едвабне, он произнес: "Для русских сказанное Ельциным "простите за Катынь" было, должно быть, страшным потрясением. Они были воспитаны в уверенности, что 600 тысяч их соотечественников пали, сражаясь за освобождение поляков от немецко-фашистских захватчиков. С таким сознанием они хотели жить и дальше, и вот их президент говорит, что была еще и Катынь и что важно не только то, что по приказу Сталина польских офицеров расстреливали выстрелом в затылок, но и то, что расстреливали русские".

     В этом отрывке два раза произнесено слово "русские". Но еще в №9 за 1992 год журнал "Наш современник" опубликовал письмо живущего в Нью-Йорке князя А. Щербатова о судьбе смоленского архива, попавшего в руки немцев в июле 1941 года, потом вывезенного в Германию, а после войны попавшего в Америку. А. Щербатов, изучавший этот архив, так писал о возможных организаторах катынского расстрела: "Главным организатором был Л. Берия, а его правая рука полковник Райхман, польский еврей, член компартии, прибыл в Польшу с Красной Армией в конце войны. В 1951 г. он, уже будучи генералом-лейтенантом, был арестован при попытке уехать в Израиль с драгоценностями на несколько миллионов долларов. Его помощниками были офицеры Ходас, Лейкинд, Сироцкий".

     Так что если и были польские офицеры в Катыни расстреляны в марте 1940 года, то надо тщательно уточнять, кем. Может быть, и не совсем русскими. Или совсем не русскими, вопреки покаянию Ельцина и согласного с ним Квасьневского... Тогда и Едвабне будет выглядеть, как польское отмщение за Катынь. Вот ведь с какого конца клубок может размотаться! И нам, русским, в этом еврейско-польском клубке нечего будет делать...

      ЭФФЕКТ ЕДВАБНЕ МОЖНО БЫЛО предвидеть. Едвабне — искаженное эхо Катыни. В истории есть своя мистика. И чем громче и яростнее в последнее десятилетие нарастала катынская истерия, тем явственнее чувствовалось, что добром для Польши это не кончится. Гробокопательство вообще дело рискованное. Миазмы, исходящие из могил, отравляют воздух, историю и особенно сознание гробокопателей. Вскрытие гробниц и мощей никогда не приносило человечеству ничего хорошего. И чем яростнее будут травить поляки свои души воспоминаниями о Катыни, тем чаще из бездонного исторического небытия будут всплывать на поверхность жизни призраки очередной Едвабне.

     А если в конце времен всё-таки откроется и тайна Катыни? Да, сегодня официальное общественное мнение, подвергшееся в последнее десятилетие беспримерной силовой обработке, считает, что поляков в смоленском лесу расстреляли наши энкавэдэшники.

     Но исследований на эту тему написано множество. Все просто не перечислить. Их десятки, если не сотни. В одних доказывается немецко-польская версия расстрела, в других не менее убедительная советская. Спор этот с переменным успехом шел до 1992 года, до поры, когда идеологи и архивисты новой демократической России обнаружили в архивах три документа: "Письмо Берии Сталину", "выписку из протокола Политбюро № 13 от 5.03.1940 г." и "письмо Шелепина Хрущеву от 3 марта 1954 года".

     1992 год был годом, когда новая власть поставила перед своими идеологами, историками, политиками одну задачу: испепелить, стереть из памяти людской, разрушить все победы и все основы советской цивилизации, скомпрометировать все ее деяния, оболгать всю ее историю.

     Вот тогда-то и вколачивались в общественное сознание фантастические цифры (до 60 млн.) репрессированных и расстрелянных при советской власти, возникали десятки миллионов (аж до 50!) наших солдат и офицеров, погибших в войне с фашизмом, публиковались нелепые цифры финансового долга нашей страны перед Западом, якобы сделанного коммунистическим режимом, и т. д.

     Именно тогда и были найдены документы о Катыни, которые должны были поставить точку в споре и дать основание Ельцину попросить у поляков прощения за “злодеяния советского режима”.

     В 1995 году в Москве вышла книга Ю. Мухина "Катынский детектив", в котором автор, изучив найденные в архивах документы, весьма убедительно предположил, что они, по разного рода признакам, изготовлены в наше время... Но никакого ответа на конкретные криминалистические, текстологические и стилистические провалы в документах, заставляющие подозревать, что это фальшивка, не последовало. Как и на книгу о Катыни военного историка В. Филатова "Славянский саркофаг". Документы подделать можно. Особенно в нашу эпоху, когда история, если вспомнить "Бурю в пустыне", август 1991 года или 11 сентября 2002 года, развивается при помощи провокаций мирового масштаба, когда ей, по словам Достоевского, "пускают судорогу". Меня всегда в Катынском деле смущало другое. Документы можно подделать, но невозможно извратить и "переделать" причинно-следственную канву происшедшего. Даже боги, как говорит римская пословица, не могут бывшее сделать небывшим.

     Польские офицеры в Катыни были расстреляны из немецких пистолетов немецкими пулями. Это факт, который не смогла скрыть или извратить даже германская сторона во время раскопок 1943 года.

     Но для чего наши энкавэдэшники в марте 1940 года всадили в польские затылки именно немецкие пули? Ответ у русофобов один: чтобы свалить это преступление на немцев. Но для этого наши "тупые палачи" должны были за 13 месяцев до начала войны предвидеть, что на ее первом этапе мы будем терпеть жестокое поражение, в панике сдадим Смоленск, немцы оккупируют район Катыни и долгое время будут хозяйничать там, появится прекрасная возможность списать расстрел на них, но для этого их надо будет разгромить под Москвой, Курском и Сталинградом, перейти в окончательное контрнаступление, создать перелом в ходе войны, вышвырнуть фашистов со Смоленской земли и, торжествуя, что наш гениальный план осуществился, вскрыть могилы расстрелянных нами поляков и объявить на весь мир, что в затылках у них немецкие пули!

     Неужели этот безумный план советского руководства начал проводиться в действие уже в марте 1940 года? Неужели Сталин и Берия даже тогда, когда судьба войны в 1941-1943 годы колебалась на весах истории, словно греческие боги времен Троянской войны или великие шахматисты на мировой шахматной доске, хладнокровно рассчитывали и осуществляли продуманные на несколько лет вперед ходы истории?

     Неужели растерянность Сталина в первые дни войны, приказ № 227, призывы "Велика Россия, а отступать некуда", "За Волгой для нас земли нет", — это всего лишь навсего хорошо написанный и разыгранный спектакль для того, чтобы скрыть катынские преступления и пустить мировую общественность по ложному германскому следу?

     Большего абсурда придумать невозможно.

1

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДНИХ НЕСКОЛЬКИХ НЕДЕЛЬ западные обозреватели нередко говорят о том, что у президента Афганистана Хамида Карзая всерьез расшалились нервишки. Очевидно, он сам вольно или невольно подтвердил этот факт своим скандальным заявлением, сделанным им во время своего выступления по национальному телевидению. Карзай обвинил ООН и участников международной военной коалиции в незаконном стремлении лишить его власти. Правда, уже через день он спохватился, поняв, вероятно, что наговорил лишнего, и позвонил Хиллари Клинтон, пытаясь как-то сгладить впечатление от своих слов. Тем не менее, Вашингтон, судя по некоторым данным, уже разуверился в собственном назначенце и намерен делать ставку на других лидеров.

     По мнению экспертов, "нервное" телевизионное заявление Хамида Карзая еще раз подтверждает, что в попытке стабилизировать ситуацию в Афганистане американцы выбрали не самого лучшего партнера. "Карзай страдает маниакально-депрессивным психозом, — сказал интернет-изданию Politico один из вашингтонских чиновников, попросивший не называть его имени. — Он не играет на публику, когда делает громкие заявления. Он действительно уверен в том, что Запад подтасовал результаты выборов в 2009 году, чтобы дискредитировать его. Он считает это заговором".

     Если верить сообщениям американской печати, представители международной коалиции в Афганистане уже ведут переговоры о плане по отстранению Карзая от власти. Для этого, в частности, предполагается использовать предстоящие в сентябре выборы в парламент страны, к участию в которых, под тем или иным предлогом, могут не допустить выдвиженцев афганского президента. Между тем, как заявил пресс-секретарь Обамы Роберт Гиббс, намеченный на 12 мая карзаевский визит в американскую столицу, пока никто не отменял: "все прежние договоренности сохраняются".

      В МОСКВЕ ПОБЫВАЛА ИЗРАИЛЬСКАЯ парламентская делегация, которая обсудила с российскими коллегами ряд актуальных проблем, включая палестино-израильский мирный диалог. В делегацию входил член комитета кнессета по международным делам и обороне, бывший министр обороны Амир Перец. Когда его спросили, "что в израильском опыте борьбы с террором могла бы перенять Россия", он ответил: "Мы бы с радостью отказались от звания "признанных спецов" по борьбе с террором. Приобретаемые знания основаны на крови, мы совершенствуем наши навыки и методы после очередного теракта, обстрела или войны. Мы с радостью предоставим их любому государству, которое будет вынуждено вести войну с террором. Уверен, что и нам есть, чему поучиться у российской стороны. Сотрудничество в этой сфере между нашими странами растет и укрепляется… Россия не так давно приобрела партию израильских беспилотных летательных аппаратов. Кроме того, мы сотрудничаем в таких сферах, говорить о которых вслух просто не стоит".

      ВЫСТУПАЯ НА ПОСЛЕДНЕМ САММИТЕ Лиги арабских государств (ЛАГ) в Ливии, глава Палестинской автономии Махмуд Аббас заявил, что о возобновлении мирных переговоров с Израилем не может быть речи до тех пор, пока еврейское государство не откажется от строительства своих поселений на оккупированных палестинских территориях, в частности, в Восточном Иерусалиме. Между тем, израильский премьер Нетаньяху не устает повторять, что "Иерусалим является столицей еврейского государства" и строительство продолжится. Участники саммита ЛАГ резко осудили "наглость" Нетаньяху и пообещали выделить полмиллиарда долларов на то, чтобы "спасти" Иерусалим от евреев. Генеральный секретарь Лиги египтянин Амр Муса призвал арабские страны наладить диалог с Ираном и искать "альтернативные варианты" на случай полного провала мирного ближневосточного процесса.

      ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ ИРАНА Али Акбар Салехи, возглавляющий Организацию по атомной энергии в своей стране, заявил: "Иран построит еще двадцать ядерных станций в течение двадцати лет". Он выразил надежду на скорейшее завершение строительства атомной электростанции в Бушере и подчеркнул: "Российские специалисты, если захотят, то смогут остаться работать на ней и после её пуска".

     Судя по всему, иранцы как чиновники, так и простые граждане — с нетерпением ждут дня пуска Бушера. Правда, немало и таких, что считают: Москва намеренно тянула с реализацией этого проекта, не желая раздражать западных партнеров, в первую очередь США, которые с большим подозрением относятся к атомным планам Тегерана. Однако необходимо заметить, что АЭС в Бушере предназначается исключительно для использования атома в мирных целях. Как отметила г-жа Насрин Солтанха, на посту вице-президента Ирана отвечающая за сферу высоких технологий: "Дальнейшее промедление с пуском станции в Бушере отрицательно повлияет на иранское общественное мнение по отношению к России". Очевидно, что в порядке объективности следует признать правоту этих слов: ведь бушерское строительство официально "из-за технических проблем" затянулось на целых 15 лет!

1

Фёдор Бирюков АПОСТРОФ

Александр Елисеев. "Русские в СССР. Потерпевшие или победители?" — М.: Яуза-пресс, 2010, 288 с.

     Была ли Октябрьская революция 1917 года смертью исторической России или же это стало проявлением глубинной русской стихии? Кем были русские люди в Советском Союзе — хозяевами или холопами? Являлся ли неизбежным и естественным распад СССР? Должна ли Россия вернуть свой прежний имперский статус, либо нам надо покорно раствориться в мультикультурном вареве торжествующего глобализма. Эти и многие другие подобные вопросы продолжают будоражить русские умы, мешают национальному объединению перед лицом современных угроз и вызовов, играют на руку недоброжелателям России как внутри страны, так и за ее пределами. Но примитивная "чёрно-белая" интерпретация истории не может помочь нам разобраться в лабиринтах прошлого.

     Историк и публицист Александр Елисеев в своей новой книге "Русские в СССР. Потерпевшие или победители?" представляет альтернативную "чёрно-белой" версию событий XX века. Это — русский взгляд, свободный от ненависти и набивших оскомину пропагандистских штампов.

     "Красный проект… продолжает волновать и тревожить, побуждать к новым и новым дискуссиям, — пишет Александр Елисеев. — Он никого не оставляет равнодушным, что свидетельствует о его актуальности. Можно предположить, что в какой-то форме этот великий проект станет частью русского будущего. И сегодня очень важно понять его смысл и его место в русской истории".

     Выходя за рамки привычных советских и антисоветских клише, Елисеев выступает с консервативно-революционных, а в ряде случаев и национал-большевистских, устряловских позиций — навстречу "цветущей сложности" русского бытия.

     Пришедшие к власти в 1991 году либералы в первую очередь постарались вычистить из массового сознания "имперский ген", составной частью которого является советская державная компонента. В ход пошли и причитания о "России, которую мы потеряли" (только для белых!), и реверансы в сторону репрессированной Сталиным "ленинской гвардии" (специально для леваков). Помню, как в кинотеатре "Москва" (будущий "Дом Ханжонкова", а ныне там уже пенится пивной ресторан) бесплатно показывали фильм "Троцкий", снятый, естественно, с антисталинских позиций.

     Расчет либералов оказался верен: полная дискредитация социалистической идеи вкупе с фактической "нацификацией" Советского Союза (наш школьный учитель истории прямо называл СССР "фашистским государством") позволили реализовать на руинах Красной империи самые смелые либеральные фантазии. А русскому человеку в это самое время посредством телеиглы делали пропагандистские инъекции прямо в мозг: раньше было еще хуже, еще страшнее, еще больнее… И если национальные республики отторгались от России под лозунгами борьбы с "русской оккупацией", то для русских был заготовлен миф о "советском рабстве". Раз Советская империя была абсолютным злом, то даже самую людоедскую "демократизацию" можно и потерпеть, внушалось людям.

     Попытки патриотической оппозиции преодолеть многолетний раскол, объединить белое и красное в один гармоничный русский "инь-ян", выступить против либералов единым национальным фронтом пресекались и до сих пор пресекаются умелыми "технологами", поддерживающими пламя холодной гражданской войны в патриотическом стане. Объединяясь на день, мы тут же переругивались и вновь на годы разбредались по своим "идейно чистым" углам, предоставляя либерал-реформаторам действовать свободно и безнаказанно.

     Русскому народу пытаются внушить чувство исторической ущербности, лишить субъектности и представить в качестве "несчастной жертвы большевистских палачей". Елисеев остроумно называет стенания таких плакальщиков о "погибшей России" некропатриотизмом.

     Нет, русский богатырь — не жертва. Он творец своей судьбы. "Октябрьская революция подняла глубинные пласты русского национального сознания, что дало ей дополнительный импульс. Произошло столкновение древних архетипов, которые выражали себя в разных формах красного модерна", — пишет Елисеев в главе "Языческий вихрь революции".

     Очень любопытно это исследование темы "красного неоязычества", предпринятое Елисеевым на страницах своей книги: "Большевистская революция… наследовала древнему русскому язычеству, которому был присущ четко выраженный дуализм. В представлении наших предков Божественное начало имело как доброе. Так и злое измерение… Конечно, большевики действовали бессознательно, будучи убежденными, что они выступают против любой религии. На самом же деле они воспроизводили древние архетипы, присущие дуалистическому язычеству славян".

     Сталин же, по мнению Елисеева, бросил вызов коммунистическому "языческому империализму" и создал Красную империю наподобие Византии.

     Книга "Русские в СССР" — молот, бьющий наотмашь и по чванливым либералам, и по замшелым "старым правым", и по зубастым "неовласовцам". Это "оружие ближнего боя" пригодится каждому, кто отстаивает наше славное прошлое — ради великого будущего.

     Русский человек — Победитель. Богатырь, одолевающий любые напасти. Русской нации предстоит колоссальная работа — творческая, страстная, небывалая по своим задачам и масштабам. Как, впрочем, и всегда. Надо лишь помнить об этом, тогда всё у нас получится. И русский имперский субъект вернется на мировую историческую арену, чтобы выполнить миссию, возложенную на него Богом.

1

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Разбор недолётов на Олимпиаде шел на всех уровнях. Последовали кадровые перестановки, все серьезно: серьезные люди заняли серьезные места. Строг, но справедлив оказался Прохоров. Оказывается, вся страна, а не одни биатлонисты, виноваты в провале на Олимпиаде. Лыжи в стране не выпускают. Смазку тоже закупаем. И в этом виноваты российские граждане! Это они, работники лыжных фабрик, пошли и разгромили свои предприятия. Это они, россияне, вывели оборотные средства, обанкротив заводы и фабрики. Это они, россияне, перестали финансировать детские спортивные школы, посадили детей на наркотическую иглу, свернув с лыжни и трека. Застроили дворовые спортивные площадки коммерческим жильём или устроили на них автостоянки, разместили на крупнейшем стадионе страны крупнейшую барахолку. Взвинтили цены на спортивный инвентарь, сделав занятия спортом недоступными детям из бедных семей. Это всё они, подлые россияне. А Прохоров, он же красавчик и молодец. Он вкладывает свои деньги, которые у него остаются после оплаты полка дам полусвета, десанты которых высаживаются в Куршавеле. Свои деньги! Он их честно заработал. Все миллиарды, которые значатся как его, заработаны честным олигархическим трудом. Приумножены из незапятнанного и не прикосновенного для порицаемого народца, стабилизационного фонда.

     Да к тому же, оказывается, в неудачах лыжников виноваты сервисёры. Они лыжи плохо смазывали. А лыжи переняли привычки, царящие в российской действительности: их не подмажешь — не поедешь. Хотя сами лыжи, как нас в том упрекает патриот лыжни и винтовки России Прохоров, все сплошь — заграничные штучки, но вот понахватались дурных манер российской действительности.

     Раньше таких людей называли стрелочниками, а отныне — звать их сервисёрами. Это те, которые во всём виноваты! Какие передовые позиции где бы то ни было при таких сервисёрах? Мы-то сами — молодцы, хоть куда! Вот сервисёры… И никак мы их поменять не можем на других сервисёров. Ведь это дело не такое простое, как страну демонтировать! А на кого потом сослаться, если опять что провалим? Сервисёр — фигура значимая. Булава не взлетает? А подать сюда сервисёра! Выпускники российских школ не знают таблицу умножения? Сервисера сюда! Наркомания захлестнула страну? Негодяи все-таки, эти вездесущие сервисеры!

     Но есть и положительные моменты. Ведущий спортивной программы сообщает, что успешнее других на Олимпиаде выступили биатлонисты. И заслуга в этом не только самих спортсменов… Я, знамо дело, думала, сервисёров. Если они виноваты в провале, то и в успехе тоже отличились. Намажь они лыжи поудачнее, их вклад неоспорим. Нет! А в качестве помогшего бежать и стрелять биатлонистам представлен то ли генеральный директор команды, то или менеджер. Вальяжный дядя, никак не похожий на замученного спортивным режимом и прочими околоспортивными глупостями человека, с полуулыбкой бывалого человека стал что-то вещать…

     Вот за наградами когда идут — за успехи на Олимпиаде, организацию, всякие трали-вали, — не вспоминают, что, мол, в этом заслуга всей страны, всего народа, который работал, чтобы одевать-обувать — оснащать спортсменов иностранным, кормить-поить олимпийцев и прохоровых. Как премиальные получать, ни один из них не вспоминает, что вся страна отличилась. А как тумаки раздавать, так всей стране достаётся! И не увернешься. Народ-то наш не вертлявый, а ты — соль от соли его, вот консолидированно и получаешь. Эх, несправедливо, на мой взгляд. Хотя, возможно, я ошибаюсь.

     Ну а как вам такое выражение диктора: "Наша команда в медальном зачёте заняла первое место"? Хорошо! Приятно. И уже вторая часть фразы звучит вскользь. Её можно и мимо ушей пропустить. Что, мол, это во второй десятке. Вот, скажи, "одиннадцатое место"! И у людей, привыкших к тому, что их страна занимает передовые позиции, уныние. А скажи, первое. Во второй десятке. Подавать информацию надо правильно! Это же менеджмент! Пиар-технологии! Совки! Всему учи вас, бесполезный народец. Будем оптимистами. Со стаканами. Они у нас не наполовину пусты, а наполовину полны! Кто из наших стаканов отхлебал и не поперхнулся? Неважно! Чего ориентироваться на лучшие показатели? Надо сравнивать с худшими! Вот это правильный подход! И тогда все будет хорошо и даже отлично.

     Ну а если со сборной Албании сравнить? Еще долго нас не догнать!

     Да и какие перспективы на сочинскую Олимпиаду! Если сборная на лыжных гонках заняла, к примеру, 20 место, а в Сочи займет 19-е? Поднялись на ступень! А если займёт аж 10-е? Наши спортсмены выступили на порядок лучше! И всем чиновникам — ордена за заслуги перед отечеством! Так что это стратегия такая — обеспечить рост показателей к сочинской Олимпиаде и таким образом проявить патриотизм!

     А ещё говорят, что олигархи о народе не думают! Врут, что народ забыли. Думают! Ещё как! Они и не скрывают, что о нас думают. Мы, правда, тоже не скрываем. Но кому наше мнение интересно?

     Как только надо выволочку сделать, вину за что-то свалить, так о народе вспоминают! Народ для олигархов — это мальчики для битья. Да и девочки. Женщины и мужчины. Бабушки и дедушки. Для битья олигархами мы все сгодимся! Удивительно, конечно, что мужчины в этой группе для битья. Судя по всему, привычно себя чувствуют. Опять-таки отовсюду елейно: "Ударили по щеке, подставь другую…" "Бог терпел и нам велел". Почему только олигархам ничего не велит? Такое чувство, что там кто кому велит, наоборот: олигархи богам велят терпеть их выходки.

     Выволочку получили, на экзекуции своей побывали, потираем все "ответственные" за провал спортсменов места, а на праздник жизни нас почему никогда не зовут? Ну хотя бы помянули бы, что ли, нас там, мол, в медалях олимпийцев — заслуга всего народа.

     О, спорт — ты пир! Для некоторых.

изолятор короткого замыкания 3 с тепловым взводом

1

Андрей Рудалёв ДА, МЫ ПОБЕДИЛИ!

Да, мы победили! Мы завоевали "нулевые". Мы огромный, сплочённый русский полк. Нам двадцать-тридцать, мы от Камчатки до Калининграда. У нас всё: и финансовая поддержка, и СМИ, и благосклонность старших товарищей. Мы общались в Кремле с Сурковым, и с Путиным в Ново-Огареве пили чай.

     Мы затуманили всем мозг и отформатировали литературу, сделав из неё "новый реализм". Мы для кого-то — агрессивные бездари-сорняки, расчищающие локтями себе место под солнцем. Но уже совсем скоро никто и не вспомнит, что может быть что-то иное.

     Мы утвердили новый формат, а всё, что в него не вписывается, уходит в резервацию внесистемной внеформатной литоппозиции. Таковы уж они — любители норных инстинктов.

     Мы — "цветущая пора", и пришли не с пустыми руками, а принесли "мужественно твёрдый и ясный взгляд на жизнь". Ещё Николай Гумилев говорил за нас: "Мы становимся причастны мировому ритму, принимаем все воздействия на нас и в свою очередь воздействуем сами". Мы открыты, распахнуты, готовы обнять.

     Мы — победители, все кто не с нами — аутсайдеры с выжженным тавром неудачника. Мы ярки, прекрасны, молоды и деятельны. Мы верим только в свою силу, свою волю, в бушующую наглость. Другие — фаталисты, падающие ниц перед любыми препятствиями. И пусть себе роют дышащие холодом "метафизические" норы, мы будем осваивать жизнь полной и широкой грудью!

     Кто нам запретит?! Ведь всё в наших руках!

     Мы делаем будущее, мы формулируем идеал. Нам двадцать-тридцать, мы от Камчатки до Калининграда. Мы не одеваем кепки от солнца и не закрываемся в футляр кондовых стереотипов и бессмысленных псевдоинтеллектуальных рассуждений.

     Мы говорим с миром, мы говорим со светом, а кто-то в это время шарит по углам своей душной мозговой бани. Ну что ж, каждый выбирает себе своё...

     Пусть для других литература — иссохший родник с паутиной и пауками, но для нас она бьёт ключом. Если кто-то прозревает её финал и бьётся в апокалиптических конвульсиях, то мы радуемся всему новому, которое неисчерпаемо.

     Если кому-то нравится разделять на правых и левых, своих и чужих, расписывать градации и выискивать философский камень критериев — мы разве против?! Мы не выискиваем атавизмы, а принимаем мир в его полноте. И если кто-то считает иначе, мы не против. Нам никто не мешает, и мы можем вместить всех, потому как победили!

     Когда мы любим, страдаем, радуемся и восторгаемся, возможно, кому-то это и не понять. Но как можно рассказать о любви, о смерти, о жизни и вере? О метафизике можно написать надрывный трактат, а обо всём этом как? Если иные к тому же глухи и рецепторы их бесчувственны?..

     Нашими руками движет нерв эпохи, вышибая пульсирующие знаки из-под клавиш. Если кто-то прохладен, если не слышит, не видит, не чувствует, а без конца всматривается в чистый лист... Что ему можно предложить? Как возможно было убедить староверов-дырников в том, что Бог светит не через щель в их деревянном срубе?

     Нам говорят, что был плох реализм, который "новый". Возможно, и так. При диахронном подходе, обозревая историю, многое кажется мелким и малозначимым. Но главное, он был. И что предлагается взамен? Литературный исход в пензенскую пещеру и ожидание там конца времён в мазохистском экстазе?

     А если завтра скажут: на фиг литература! И фаталисты согласятся, пропев: они победили... Мы опять будем заявлять "новый реализм" и делать через него искусственное дыхание.

     Но мы-то никому не проигрываем. Никогда. Потому что другие... Мы победители, и это записано у нас на подкорке, и иными уже не сможем быть.

     Нас обвиняют, но мы не оправдываемся. Нам говорят, надо судить, но мы хотим понять и познаем.

      Мы вместе, но мы — по отдельности. Мы — полк, но и индивидуальности. Есть "мы", но какие контуры этого "мы", каковы очертания, сами плохо представляем. Потому как нет его граней: мы — это импульс, это воля.

     Возможно, для кого-то это местоимение лишь коллективный образ врага. Враг необходим, он лаком. Им можно многое оправдать. Если кому-то это нужно, то ради Бога, с нас не убудет.

     Наш мир — мозаичен и пёстр, другие надевают очки дизъюнкции "или-или" и начинают препарировать лягушек.

     Мы победили! А теперь расскажите где и как... Надеюсь, об этих деталях поведают нам наши беспристрастные летописцы, которым надоест блуждать в трёх соснах доморощенной метафизики.

     Пока же скажу одно: мы вырвали литературу из чёрной банки с пауками, в которую её пытались загнать. И в этом мы радикалы.

Продаем оросители общего назначения - дренчерные оросители, спринклеры 4

1

Владимир Бондаренко ВЕЛИКАЯ КЕЛЬТСКАЯ ШКОЛА

Вернувшись в очередной раз из Ирландии, пообщавшись с учеными и писателями, я окончательно убедился в некоей кельтской отдельности внутри английской литературы. Попробуйте изъять из привычной обоймы английских классиков писателей кельтского происхождения — и вы убедитесь, насколько английская литература обеднеет. Да и в самой английской литературе писателей-кельтов можно достаточно легко отличить по дерзости ума и фантазии, по буйности воображения, по мрачной ироничности и готичности стиля.

     От Джонатана Свифта до Вальтера Скотта, от Майн Рида до Шеридана, от Мэтьюрина до Голдсмита, кельты всегда выделялись на общем британском фоне величием замыслов. Кельтскую литературу я бы скорее сравнил с русской, нежели с англо-саксонской. Особенно это стало заметно в конце XIX-начале XX столетия, когда вместе со взлётом кельтского национального самосознания, с вооруженной борьбой за независимость Ирландии стала особенно заметна и великая кельтская школа в литературе. Дело даже не в пересказе сюжетов о Тристане и Изольде или о короле Артуре и рыцарях Круглого стола. Ирландский эпос, ирландские сказания и саги стали достоянием мировой культуры, но и новейшая литература конца XIX-начала XX века определялась дерзкими поисками писателей-кельтов. Многие из них переехали в Лондон или Париж, иные крайне скпетически относились к ирландскому патриотическому движению, но по-прежнему не желали чувствовать себя англичанами, ощущали свою кельтскую особость. Какая мощная когорта: Оскар Уайльд, Бернард Шоу, Артур Конан Дойль, Джеймс Джойс, Уильям Батлер Йейтс, Сэмюэль Беккет, Брем Стокер, Шон О`Кейси… Они и сами чувствовали свою инаковость среди англичан, и даже подчеркивали её. Как горько шутил Бернард Шоу: "Англия захватила Ирландию. Что было делать мне? Покорить Англию". Они её и покорили. Друг Бернарда Шоу, писатель Честертон подчеркнул: "Бернард Шоу открыл Англию как чужеземец, как захватчик, как победитель. Иными словами, он открыл Англию как ирландец". Они стали лучшими среди коренных англичан, стали гордостью английской литературы, всегда чувствуя свое кельтское происхождение. Они бросали свой, литературный вызов Англии, стране оккупантов, как бы в одиночку с разных сторон создавая свою литературную Ирландскую Республиканскую Армию. Конечно же, как и русских, кельтов преследовало стремление противостоять всему миру, в том числе и кельтскому. Эти постоянные раздоры мешали и политической, и военной победе кельтов над англичанами, мешали и их литературному единению. Не принимая Англию, многие из кельтских гениев не смогли ужиться и на своем изумрудном острове. Каждый уходил в свою отдельную религию.

     Когда ханжество чопорных англичан переходило все границы, кельты не скрывали своей ненависти к британским порядкам. Так было и с Бернардом Шоу, и с Джеймсом Джойсом, и с Оскаром Уайльдом, не говоря об открытом ирландском националисте Уильяме Батлере Йейтсе. Оскар Уайльд писал в 1895 году: "Я ненавижу Англию… Англия является Калибаном девять месяцев в году и Тартюфом — три остальных…" Ту же мысль о неприятии Англии продолжил Бернард Шоу — "Никогда не думал об англичанине как о своем соотечественнике". Дерзким кельтским бунтарям претило английское лицемерие. Даже не принимая многое в своей родной Ирландии, воюя со своими политиками, они оставались ироничными и свободолюбивыми кельтами. И на подмостках лондонской сцены они не забывали о своей самостоятельности. Как утверждал Бернард Шоу: "Ирландцы хотят быть управляемы собственной глупостью, а не английской… Они не успокоятся, пока не получат свободу, ибо "покоренная нация подобна больному раком: она ни о чем другом не может думать…". Даже Джеймса Джойса, которого скептицизм надолго оторвал от родного Дублина, при этом доводило до бешенства английское господство. Покинув территориально Ирландию, творчески, от "Дублинцев" до последнего романа "Поминки по Финнегану", он навсегда оставался у себя на родине. И в самом сложном заумном произведении "Поминки по Финнегану" он вовсю использует старинные ирландские саги и легенды, использует древние мифические приемы перерождения героев. К примеру, главная героиня Анна Ливия, то ли снящаяся древнему герою, то ли живущая в Дублине, становится одновременно и рекой, и женщиной. Мрачный ирландский юмор, насмешливый вид, дерзкое пренебрежение чопорными англичанами чувствуется даже в памятнике Джойсу, установленному в самом центре Дублина, на пересечении Эрл Стрит и улицы О`Коннела. Я давно мечтаю приобрести уменьшенную копию этого памятника знаменитому ирландцу, упрашивал продать скульптурку у владельцев находящегося почти напротив памятника известного паба, на худой конец, выменять под шумок у бармена на что-нибудь более материальное...

     Да и стилистически их проза, драматургия, поэзия носила более мистический, сакральный, готический, детективный характер, нежели литература высоколобых англичан. Составьте сборник лучшей готической остросюжетной мистической литературы, и вы обязательно включите туда и "Кентервильское привидение", "Преступление лорда Артура Сэвила" Оскара Уайльда, и "Другой остров Джона Булля" и "Ученик дьявола" Бернарда Шоу, и "Этюд в багровых тонах" и "Союз рыжих" Артура Конан Дойля, "Два рыцаря" и "Мертвые" Джеймса Джойса, конечно же, "Дракулу" Брема Стокера… В своем путешествии по Ирландии я забредал и в полуразрушенный замок, где проходило действие кельтской легенды о всаднике без головы, послужившей основой для знаменитого романа Майн Рида, выходца из донегольских мрачновато-загадочных мест. Никак нельзя забыть в этом мистическом постижении мира ни "Путешествия Гулливера" величайшего ирландца Свифта, ни "Мельмота-скитальца" Мэтьюрина, приходившегося Оскару Уайльду дедом. Да и в мистико-романтическом восприятии мира нашим Михаилом Лермонтовым чувствуются его частично кельтские корни.

     Освободиться от чувства своей родины кельты не могли, даже когда уезжали далеко от неё. Тот же Джеймс Джойс, иронично относящийся ко всем движениям ирландских националистов, при этом никогда не забывает об "уникальном островном колорите и гостеприимстве" родного Дублина. Неистовый критик ирландской политики Джойс при этом всю жизнь, живя за границей, писал только о родной Ирландии. Он считал, что, если даже Дублин разрушат, "его можно будет восстановить по моим книгам". Да и в книгах Джойса полно имен ирладских борцов, лидеров борьбы за независимость, того же Парнелла или О'Брайена, ссылок на кельтские сказания.

     Долгие годы католические проповедники запрещали издавать в Дублине книги его тайного певца. Только в шестидесятых годах, после смерти Джойса на родине издали его роман "Улисс". Впрочем, и в этом кельты похожи на русских. Зато сегодня "тропа Блума" — главного героя "Улисса" — туристический путеводитель по Дублину. Начинается она на морском побережье, у башни, в которой когда-то жил сам Джойс, и куда он поселил своего героя, дальше проходит через весь город.

     В Дублине вообще много памятников своим великим писателям. Тут и бюст Джонатана Свифта, недалеко от храма святого Патрика, в которой деканом служил сам автор "Путешествий Гулливера", недалеко от Национальной галереи установлен бюст еще одного насмешника Бернарда Шоу, кстати, работы нашего русского скульптора князя Павла Трубецкого.

     Памятник еще одному мистическому эстету с нелегкой судьбой — Оскару Уайльду, расположенный рядом с его бывшим домом на Мерион стрит, выглядит вызывающе даже для нашего времени. На обломке громадного валуна небрежно присел как всегда изысканно одетый писатель.

      Оскар Уайльд, как ни покажется странным, и был до конца своей жизни неким идеологом кельтского национализма, идеологом "великой кельтской школы". Ему и принадлежит это определение. Великие кельты из плеяды литературного Возрождения, как и наши гении Серебряного века, были почти сверстниками. Да и расцвет их литературный не случайно пришелся на период знаменитого кровавого пасхального восстания 1916 года и скорое объявление независимости Ирландской республики в 1922 году.

     Как они перекликаются в мировой истории ХХ века: Пасхальное восстание, независимость и гражданская война у ирландцев, и в те же годы октябрьская революция, гражданская война в России. Как писал еще один великий ирландец Уильям Батлер Йейтс в своем перекликающемся с "Двенадцатью" Блока стихотворением "Пасха 1916 года" — " Всё изменилось, полностью изменилось: родилась страшная красота". И литература в наших умах: кельтская и русская, в отличие от чисто английской, становилась проповеднической, мученической, пророческой.

     С каждой поездкой в Ирландию всё более убеждаюсь в родстве русской и кельтской души. Возьмём хотя бы абсолютно внешне английского писателя Артура Конан Дойля, родившегося пусть и в Шотландии, но в абсолютно католической семье ирландцев. Обратите внимание на постоянную тягу писателя к изображению родных ирландцев. " А моя старуха мать в своем сельском домике в Ирландии! — сказал я…", или же " В следующее мгновение я извивался в геркулесовых объятиях ирландца…", или же "войдя в кабинет, американский ирландец уселся в кресло…".

     Зачем ему это надо? Об этом он сам и говорит: "Вы, вероятно, кельт? — Я ирландец, сэр. Чистокровный…"

     Из Ирландии идет и особый кельтский мистицизм Конан Дойля, который признавался всю жизнь в любви и вере в волшебных эльфов. Как пишет в воспоминаниях его сын Адриан Конан Дойль: "Конан Дойль по происхождению был южным ирландцем, с присущим ирландцам бурным темпераментом, и я любил его за то, что он был хорошим отцом и замечательным товарищем…"

     Вот как описывает Конан Дойль в своем стихотворении своего собрата, ирландского воина:

      ИРЛАНДСКИЙ ПОЛКОВНИК

     Раз полковнику ирландцу

     попенял король британский:

     "Сэр, когда угомонится

     полк ирландский хулиганский?

     Драчунов у нас хватает

     и до выпивки охочих,

     Но на ваших поступает

     больше жалоб, чем на прочих!".

     Отвечал ему ирландец:

     "Эти жалобы не новы.

     К этим жалобам привыкнуть,

     сэр, должны давным-давно вы.

     Их враги распространяют

     лет, наверно, сто иль двести,

     Те, кого мы побеждаем,

     выходя на поле чести!"

      Пер. Е. Фельдмана

     Мать любила ему напоминать о высоком аристократическом происхождении, но сам Артур и в этой традиции видел прежде всего неистребимую ирландскую гордость. "И никогда не забывай, — всегда добавляла мать в конце беседы, — что я происхожу от Плантагенетов, английских королей. Наша семья — потомки младшей линии лордов Перси, переселившихся в Ирландию!..

     Бедная добрая женщина! Гордость не позволяла ей вспомнить английскую поговорку: "Все без исключения ирландцы происходят от королей"..."

     В письмах автор "Приключений Шерлока Холмса" как правило, называл себя "ирландцем, проживающим за пределами Ирландии…", писатель даже активно участвовал в политической борьбе в Ирландии. Как писал он перед выборами в Южном Дублине: "Главное, что необходимо для улучшения ситуации, это создание партии здравомыслящих, умеренных политиков, сердца которых наполнены тем духом истинного ирландского патриотизма, который подавляет религиозные и расовые предрассудки ради служения святой и великой цели: процветанию страны и примирению между ирландцами, с незапамятных времен раздираемых враждой. Такую партию составили бы люди, которым были бы чужды забота исключительно о собственных интересах, фанатизм и нетерпимость (неважно, какого толка, протестантского или католического); люди, в равной степени приверженные интересам своей родины…". Даже сами англичане признают, что кельты внесли в их литературу особый мистицизм, абсурдность и мрачноватую иронию, романтическое бунтарство и склонность к изящному.

     Мне любопытно и постоянное, регулярное общение кельтских писателей, живущих или в Ирландии, или в самой Англии, казалось бы абсолютно разных по эстетическим и этическим взглядам, по направленности таланта, по политическим и религиозным убеждениям. Какая-то великая кельтская школа объединяла Оскара Уайльда, Конан Дойля, Бернарда Шоу, Брэма Стокера и Уильяма Йейтса. Родились они где-то рядом: Конан Дойль в 1859 году, Йейтс в 1865 году, Шоу в 1856 году, Уайльд в 1854 году, Стокер в 1847 году. Следующее поколение видных кельтов появилось уже в восьмидесятые: Шон О`Кейси — в 1880 году, Джойс — в 1882-м. И последние до нынешнего времени великие ирландцы появились в начале ХХ века: Сэмюэль Беккет — в 1906 году, Флэнн О'Брайен родился в 1911 г. в Страбане, графство Тирон. В отличие от своих знаменитых земляков, О'Брайен, родившийся в глухой гэльской провинции, писал не только по-английски, но и по-гэльски. Шеймус Хини, крупнейший современный ирландский поэт, лауреат Нобелевской премии 1995 года, родился в 1939 году. В дни приезда Хини в Москву мы печатали в нашей газете беседу с ним.

     И всё же основное кельтское содружество образовалось сто лет назад, в конце ХIХ-начале ХХ века. Тогда-то в переписке Оскара Уайльда и Бернарда Шоу возникло определение "Великая кельтская школа". Что, кроме кельтского происхождения сближало реалиста и социалиста Бернарда Шоу, мастера детектива Конан Дойля, сумрачного автора "Дракулы" Брэма Стокера, мистика и националиста Уильяма Йейтса с их общим другом Оскаром Уайльдом? Оскар Уайльд писал Бернарду Шоу: "Англия — страна интеллектуальных туманов, но Вы много сделали, чтобы расчистить атмосферу: мы с Вами оба кельты, и мне хочется думать, что мы друзья". Даже в период скандального судебного процесса его кельтские друзья не отшатнулись от него. Шоу откровенно призывал Уайльда скорее уезжать из Англии в 1895 году. " Я по-прежнему считаю, что отказ уклониться от суда был продиктован его неистовой ирландской гордостью", — писал Шоу. Йейтс печатал его в своих кельтских антологиях: и в том же судебном 1895 году в "Антологии ирландской поэзии", и позже — в "Оксфордском сборнике современной поэзии", где Уайльд по желанию Йейтса был представлен строфами из "Баллады Редингской тюрьмы"… С Конан Дойлем их связывала также общая любовь к волшебным мифическим созданиям из кельтских сказок. Им всем была чужда английская "презренная официальная цензура". Уже после запрета его "Саломеи" и "Профессии миссис Уоррен" Оскар Уайльд вновь писал: "Я не хочу считаться гражданином страны, проявляющей такую ограниченность в художественных суждениях. Я — не англичанин. Я — ирландец, а это совсем другое дело…".

     Когда Бернард Шоу прислал Уайльду свою пьесы "Дом вдовца", после прочтения Оскар Уайльд пишет другу: "Мой дорогой Шоу, я должен самым искренним образом поблагодарить Вас за опус "великой кельтской школы". Я прочёл его дважды с живейшим интересом. Мне нравится Ваша благородная вера в драматическую ценность простой правды жизни. Меня восхищает ужасающая полнокровность Ваших созданий…" И это пишут величайшие эстеты и ценители изящного. Как умело соединяли они эстетику искусства и этику самой жизни!

     И не случайно почти все так называемые лидеры английского авангарда или модернизма происхождением — кельты. От Уайльда до Джойса, от Беккета до Йейтса. Может быть, англичане своими жуткими почти семисотлетними гонениями на кельтов, запретом их родного языка (за использование кельтами их родного языка колонизаторы их убивали на месте) и создали великолепную школу кельтского абсурда, своеобразное, более нигде не уловимое чувство мрачного юмора, умение жить поверх быта, в мистической атмосфере. Сказались и древние кельтские мифы, предания друидов. Не случайно же оккультными учениями увлекались и Конан Дойль, и Оскар Уайльд, и Брем Стокер, и Уильям Батлер Йейтс. Они находили наперекор англичанам свой тайный язык, и покорили этим литературным языком весь мир. Может быть, и Нобелевские премии давались Шоу и Йейтсу, Беккеру и Хини — как бы назло англичанам, назло их здравому смыслу? Думаю, все же Йейтс прав в своем предчувствии Ирландии иных времен.

     Знай, что и я, в конце концов,

     Войду в плеяду тех певцов,

     Кто дух ирландский в трудный час

     От скорби и бессилья спас.

     Мой вклад ничуть не меньше их:

     Недаром вдоль страниц моих

     Цветет кайма из алых роз —

     Знак той, что вековечней грёз

     И Божьих ангелов древней!

     Средь гула бесноватых дней

     Её ступней летящий шаг

     Вернул нам душу древних саг;

     И мир, подъемля свечи звёзд,

     Восстал во весь свой стройный рост;

     Пусть так же в стройной тишине

     Растёт Ирландия во мне.

     Не меньше буду вознесен,

     Чем Дэвис, Мэнган, Фергюсон;

     Ведь для способных понимать

     Могу я больше рассказать

     О том, что скрыла бездны мгла,

     Где спят лишь косные тела;

     Ведь над моим столом снуют

     Те духи мира, что бегут

     Нестройной суеты мирской —

     Быть ветром, бить волной морской;

     Но тот, в ком жив заветный строй,

     Расслышит ропот их живой,

     Уйдёт путем правдивых грёз

     Вслед за каймой из алых роз.

     О танцы фей в сияньи лун! —

     Земля друидов, снов и струн.

     И я пишу, чтоб знала ты

     Мою любовь, мои мечты;

     Жизнь, утекающая в прах,

     Мгновенней, чем ресничный взмах;

     И страсть, что Маятник времен

     Звездой вознес на небосклон,

     И весь полночных духов рой,

     Во тьме снующих надо мной, —

     Уйдет туда, где, может быть,

     Нельзя мечтать, нельзя любить,

     Где дует вечности сквозняк

     И Бога раздается шаг.

     Я сердце вкладываю в стих,

     Чтоб ты, среди времен иных,

     Узнала, что я в сердце нёс —

     Вслед за каймой из алых роз.

      Пер. Г. Кружкова

      Полностью — в газете «День литературы», 2010, № 4

изолятор короткого замыкания 3 с тепловым взводом

1

АНОНС «ДНЯ ЛИТЕРАТУРЫ» №4

Вышел из печати, поступает к подписчикам и в продажу апрельский выпуск газеты "ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ" (№4, 2010). В номере: передовая Андрея РУДАЛЁВА, проза Владимира ЛИЧУТИНА и Сергея ШАРГУНОВА; поэзия Геннадия КРАСНИКОВА, Вячеслава ЛОЖКО, Владимира НЕЖДАНОВА, Владимира ШЕМШУЧЕНКО; публицистика Алексея ШОРОХОВА, Андрея РОМАНОВА и Валентины РЫБАКОВОЙ; критические этюды Олега ИГНАТЬЕВА и Михаила ЛЕБЕДЯНСКОГО. Владимир БОНДАРЕНКО пишет о кельтской литературе, Владимир МАЛЯВИН — о святой земле Палестины и Афона, Анатолий САЛУЦКИЙ — о журнале "Огонёк" 80-х годов. Как всегда, читатели могут познакомиться с хроникой писательской жизни и новой пародией Евгения НЕФЁДОВА.

     "ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ", ведущую литературную газету России, можно выписать во всех отделениях связи по объединённому каталогу "Газеты и Журналы России", индекс 26260. В Москве газету можно приобрести в редакции газет "День литературы" и "Завтра", а также в книжных лавках СП России (Комсомольский пр., 13), Литинститута (Тверской бульвар, 25), ЦДЛ (Б.Никитская, 53) и в редакции "Нашего современника" (Цветной бульвар, 32).

     Наш телефон: (499) 246-00-54; e-mail: denlit@rol.ru; электронная версия: http://zavtra.ru/.

     Главный редактор — Владимир БОНДАРЕНКО.

Продажа оросителей общего назначения, спринклеров 4 , дренчеров

1

Анастасия Белокурова СТО ЛЕТ ПОСЛЕ ДЕТСТВА

"Одноклассники" (Россия, 2010, режиссёр — Сергей Соловьёв, в ролях — Соня Карпунина, Аристарх Венес, Андрей Руденский, Михаил Ефремов, Константин Крюков, Даниэль Ольбрыхский, Алёна Бондарчук).

     "Мне было семнадцать, скоро двадцать, через несколько лет тридцать, потом сорок, потом пятьдесят...", — твердит про себя юная героиня, похожая на Татьяну Друбич, но в силу сложившейся современности менее одухотворённая (Соня Карпунина). А на дворе выпускной, жених-одноклассник Федя по кличке Батон (Константин Крюков) и увесистый приз в килограмм золота, преподнесённый отцом жениха — владельцем сталелитейной промышленности. После клубной дискотеки — парочка лимузинов с российскими флагами, хмельная поездка по ночной Москве, ассовский туманный теплоход, пассажи про Сталина, так и не умершего в 53-м году, и пьяный друг Стёпа (Аристарх Венес). Летят за борт туфли на шпильках. Туда же отправляется и золотой приз. И одинокий рассвет радости не приносит.

     Спустя три года всё еще хуже. Отношения стремительно портятся. Девушка посещает курсы комедии и драмы и постепенно впадает в прострацию. "Всё было тип-топ и сбоку бантик! А что сейчас?" — сетует на молчаливость любимой озадаченный Федя. Девушка в ответ запирается в ванной и режет вены ножом.

     Попытка самоубийства не удалась. Девушка внезапно срывается в Питер вместе со Стёпой и встречает там некоего алкоголика Гену. Потрясённый способностью девушки зажигать во рту анисовый ликёр самбуку, Гена приглашает её поклониться праху Виктора Цоя и, растекаясь по ночным улицам, поёт дурным голосом "Группу крови". В роли Гены — Михаил Ефремов, который, как известно, "придумал весь русский рок", а потому выглядит в этой роли вполне уместно. Впрочем, привычная ипостась Михаила Олеговича характеризует нашу эпоху куда более точно, чем извлечённый из небытия Виктор Цой.

      А между тем, подпев герою Ефремова ещё один цоевский рефрен "Закрой за мной дверь, я ухожу", девушка решает пойти еще дальше. Вернувшись в Москву, она спустя пару месяцев улетает в Индию. И растворяется на побережье провинции Гоа, оставив родителям один прощальный привет — открытку со штемпелем и пару-тройку успокоительных слов.

     Фёдор же пережил столичную тоску очередного сватовства — девицу с колоратурным сопрано, песенку про креольчика и собачку Вишенку (маленькую лысую дрянь, как выразился по её поводу отец-промышленник). Избегнув "консерваторского" соблазна, парень просит Стёпу слетать в Индию и попытаться уговорить девушку вернуться домой. Тот соглашается.

     В Индии Стёпу вновь ждёт встреча с питерским Геной, каким-то чудом оказавшимся за океаном, и старинным польским аристократом (Даниэль Ольбрыхский), которые научат его правильно жить и откроют глаза на многие вещи. Откровение настигнет Стёпу, когда озвученная Ольбрыхским Книга пророка Даниила наложится на интернациональный дух трансцендентальных тусовок Гоа. В не менее жёсткий психодел введёт его боксёрский поединок между Ольбрыхским и маленьким худощавым негром. Зазвучат фразы "Ежи Гофман — друг Тимоти Лири" и "Она маленькая девочка. Правда, пьёт она как лошадь". Скромно мелькнёт на экране авторское напоминание, что "наркотики — смертельное зло". И вскоре Стёпа встретит свою одноклассницу и зашвырнёт в океан мобильник. Наступит всеобщая гармония. Увенчает происходящее закадровая песня Виктора Цоя "Между землёй и небом война".

     Режиссёр Соловьёв для многих ценен тем, что планомерно фиксировал дух эпохи. Первая трилогия ("Сто дней после детства", "Спасатель" и "Наследница по прямой") неторопливо живописали "нежный возраст" отроков периода застоя. Вторая трилогия ("Асса", "Чёрная роза — эмблема печали, Красная роза — эмблема любви", "Дом под звёздным небом") шла в ногу — а порой и вовсе за горизонт — с широко разрекламированным "ветром перемен". В те области, где нередко требовалось "звонить в скорую психиатрическую, такая есть". Отметившись недавно взрывоопасными "2-Ассой-2" и "Анной Карениной", так и не вышедшими в прокат, Соловьёв завершил третий цикл стерильно-бездарными "Одноклассниками". С ними-то у прокатчиков не возникло никаких проблем. Тогда как "2-Асса-2" вызвала в обществе противоречивые реакции — от клинического диагноза до восторженных отзывов. Мол, это самое точное высказывание о современной России за последние лет 15. Ручаться за это сложно, но "Одноклассники" точно не стоят серьёзного разговора. И громкий ярлык "Асса"-light" — как называет фильм журнал "Афиша" — не более чем очередной рекламный ход. Фильм держится на плаву только благодаря имени Соловьёва. Без него он был бы практически незаметен в общем стоке нынешнего российского кино. И пропал бы бесследно. Ведь если вся эта канитель снималась серьёзно, то это окончательный маразм. Если же Соловьёв так современно шутит, то чувство юмора здесь весьма специфическое.

      Пускай история побега от внешних благ к благам вечным не нова и банальна, но и она может быть рассказана интересно. Не хватать с неба каких-нибудь особенных звёзд, а быть, по крайней мере, ироничной и умной. Но даже в обязательном фирменном соловьёвском контексте улавливания дыхания времени, со всем этим недавним массовым паломничеством россиян в Гоа, "Одноклассники" скучны и нелепы. В попытке перебросить мост от вопроса "легко ли быть молодым?" к цитированию библейских пророков с пряным привкусом индуистского "Ом", Соловьёв не отражает реальности, а под неё подделывается. Следует моде.

     И ещё, возможно, просто идёт в такт движениям души Сони Карпуниной, сыгравшей главную роль и вместе с режиссёром написавшей сценарий к фильму. Студентка ВГИКа Карпунина оказалась на грани отчисления из института, и в качестве реабилитации принесла Соловьёву сценарную заявку. Соловьёв не только не выгнал девушку, но и решил собственноручно заняться экранизацией этого литературного опуса. Зачем? Вот вопрос. Для начинающего режиссёра такой фильм мог бы стать отправной точкой в новую жизнь, трамплином в неведомые дали, нестыдным дебютом, наконец. Но такого профессионала, как Сергей Соловьёв, подобные "изыски", увы, не красят. В фильме неоднократно звучит песня "Штирлиц" группы "Иван Кайф", где есть слова: "Хочется какой-то связи, связи — нет". Вот под этим высказыванием хочется подписаться со всей серьёзностью.

1

Сергей Васильев ПЬЕРО ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Один из наиболее ярких и увлекательных аттракционов на сегодняшней сцене — проект "Кабаре Безумного Пьеро".

     "Безумного Пьеро" создал Сергей Васильев — человек с красивым голосом и большим сердцем. Создал и отправил в мир своей любимой музыки — жестокого романса, патефонных пластинок и подпольных записей... Безумного Пьеро можно встретить в Москве начала века, в Париже 20-х, в Буэнос-Айресе 30-х, в заснеженных двориках российских городов и на тюремных этапах. Он поет песни, под которые завязывают романы и разбиваются сердца. Песни шикарных ресторанов и городского дна. Их сочиняли и пели очень разные люди — Вертинский, Изабелла Юрьева, Карлос Гардель, Пьяцолла, Петр Лещенко, Курт Вайль, Аркаша Северный... А артист готов предстать перед вами героем, клоуном и дураком..." — гласит пресс-релиз.

     "Кабаре" — одновременно лёгкий и содержательный, вальяжный, но внезапно тревожный спектакль, в котором актёры ведут с публикой свою игру, не подстраиваясь, но завлекая аудиторию в свои творческие сети. Каждое выступление "Кабаре" — это коктейль стилей и смыслов. В одной программе сталкиваются жанры, некогда достаточно далёкие друг от друга, но слушатель легко воспринимает такой коктейль как единое целое. В пику медийной поп-культуре "Кабаре" демонстрирует, что музыка прошлого более чем современна и актуальна в начале века. В конце прошлого года "Кабаре Безумного Пьеро" выпустил свой первый диск, представляющий собой своеобразную звуковую дорожку к проекту. О проекте размышляет художественный руководитель и солист "Кабаре".

      Сергей ВАСИЛЬЕВ. "Кабаре Безумного Пьеро" возникало этапами. Пьеро — это маска, поэтому биографию стараюсь не особенно раскрывать, хотя некоторые аспекты моей жизни, несомненно, повлияли на творческий выбор.

     Я поучился на оперного певца в профильном учебном заведении и долго колебался между карьерой в опере и певца эстрадного в формате старой песни — кабаре, романс. В итоге ушёл, сделав выбор в пользу эстрады.

     Мой псевдоним имеет отношение к некоторым фактам моей предыдущей биографии, когда я очень долго репетировал роль Пьеро в труппе режиссера Петра Немого "Проект "Балаганчик". Со знаменитым фильмом Годара он никак не связан. А вообще, среди друзей я всегда имел репутацию такого странного, непредсказуемого человека.

     В "Балаганчике" я познакомился с Ольгой Булычёвой, ныне концертмейстером "Кабаре". Возникло зерно, которое спустя энное количество лет выросло в то, что называется "Кабаре Безумного Пьеро". Выступать начали в 2007 году, на подпольном уровне. Первый полноценный сезон — это, безусловно, сезон 2008-09 года, когда с нами стала выступать очень яркая певица, она же отличная виолончелистка, Дарья Ловать, и всё из необычного, но неровного зрелища стало превращаться в нечто более слаженное. Когда есть несколько актёров, а их, надеюсь, будет больше, путешествовать гораздо интереснее. Нынче костяк проекта выглядит следующим образом: Ольга Булычёва (фортепиано), Александр Бронвейбер (скрипка), Дарья Ловать (вокал, виолончель), Айрат Дашков (конферансье, известный радио-диджей), Александр Румянцев (на сцене работает в образе паяца, по совместительству наш концертный директор).

      "ЗАВТРА". Какие цели и задачи вели тебя и "Кабаре"? Вы двигаетесь интуитивно или существует некий план, ориентир?

     С.В. Я редко формулирую вербально такие вещи, не пишу сам себе конспекты. Когда внутренне созрел — начинаю делать. Мне интересно находиться в точке, где соприкасаются театр, песня, кабаре, клоунада. Непринципиально называть это каким-то словом, пусть зритель или слушатель сам, при желании, даёт определения.

     Мы работаем с аутентичным музыкальным материалом, имеющим отношение к кабаре в самом широком смысле. Например, Вертинский или Марлен Дитрих. Курт Вайль же — высокий академический мюзикл. А Аркадий Северный — совершенно неожиданный персонаж, из низких, в общем-то, слоев культуры, но при этом тонкий интерпретатор. В его репертуаре много песен, которые составляли пласт городского романса.

     Эти песни легко театрализируются, как почти все блатные песни, ибо в них имеется интересная история. Еще мы исполняем Танго, причем как европейское, так и старое аргентинское. В нашем репертуаре также есть произведения Астора Пьяцоллы. Барокко будет. Классика будет.

      Работаем с материалом, который можно подать серьёзно, чисто, и в то же время отстранённо, иронично.

     То есть по ингредиентам не так-то просто понять, что собой представляет целое, особенно если мыслить в категориях музыкальных жанров. Моя цель — это игра со зрителем. По сути, это прямое взаимодействие "артиста и зрителя". Во время нашего представления, вы — то белый клоун, то вдруг становитесь рыжим клоуном, или внезапно, проникаетесь образами Вертинского, или танцуете цыганом, или приблатнённым парнем, который три аккорда лабает во дворе, или аргентинским мачо, который на самом деле называется не "мачо", а "партеньо", и. т.д. И все это лишь паноптикум состояний человеческой души. Не существует каких-то отдельно взятых "романсов", "танго", "зонгов", "блатных песен"… Есть "человек" вообще и "песня" вообще, и величественный миф, который вокруг этого факта европейская культура воздвигла … перед тем, как умереть.

      "ЗАВТРА". Полистилистичность говорит о широких вкусах и интересах, но есть какой-то "скелет", на который всё нанизывается? И где граница, за которую вы не будете заходить?

     С.В. Для меня первична идея кабацкого или уличного театра. Я понимаю, что все клубы обидятся, если их назвать кабаками. Хорошо, пусть это будет "салонный театр". Но этот театр — бродячий. А мы — бродячие артисты.

     Вся музыка для нас делится на два типа: можем мы в нее играть, или не можем? Вот Моцарта можем взять, а рок-н-ролл нет. Почему?

     В жизни я могу относиться к рок-н-роллу с интересом, но как автор очень чётко разделяю, какой музыкальный материал наш, а какой нет. Была эпоха, когда песня была не ритмическим, а актёрским произведением. То есть примерно до пришествия джаза и рок-н-ролла. Как только ритм стал доминировать — актёрский элемент в песне был очень сильно потеснён. Актёрство — первичный элемент в классическом европейском пении, его нельзя было оттуда удалять ни в коем случае. В рок-н-ролле есть подача артистической харизмы, он на ней и строится, но игры маловато.

     Еще один вопрос, который как-то перед нами всегда маячил: можно ли соединить перфекционизм академической культуры исполнения песни со свободой молодежного ночного клуба? Мы этого хотим, мы не видим тут препятствий.

      "ЗАВТРА". Проблема выступлений в клубах, что перед сценой — жующие расслабленные люди.

     С.В. Пускай жуют. Вертинский писал, что это лучшая школа для артиста. Потому что нужно, чтоб они стали твоими, несмотря на тарелку, рюмку, обстановку, компанию. Но нам уже легче, мы давно не выступаем наобум. На наши концерты приходит определённая публика, которая в теме, которая хочет видеть нас на сцене. Чуть сложнее завоевать зал на корпоративах и. т.д. Может быть, потому, что там еда бесплатная.

      Вперёд, артист! Умей общаться с аудиторией, чувствовать. В этом одна из тайн уличного театра. Уличный театр не предполагает, что все перед ним встанут по стойке смирно. В толпе может происходить всё что угодно. Как раньше работали труппы comedia del arte — приехали, разложились и вперёд. А вокруг, у людей, какая-то своя жизнь, может, их вообще не прошибёшь? Но надо уметь начать представление в любой ситуации.

      "ЗАВТРА". Что для тебя театр, что — не театр?

     С.В. Даже не спрашивай. Я полгода жил в Индии, думал об этом. В итоге пришел к тому, что нужно каждый день полтора часа йогу делать с утра, и полчаса — вечером. Театр — это ритуал. Если в жизни нет ритуала, то и театра нет. Йога вовлекает в вечные процессы, в космические циклы, в которых архетипы живут. Если кто-то сумеет НЕЧТО из этих космических пространств "пригласить" на сцену, то он и есть гений театра, сакрального театра.

     Видишь ли, проблема театра как вида зрелища сегодня, наверное, в том, что мы и театра-то как такового мало видим. Видим имитации театра. Что тут говорить, если и наша жизнь, по сути — имитация жизни. Жизнь без Бога... это очень скучная жизнь! Она, с одной стороны, слишком длинна, с другой — как-то слишком коротка. Вот взорвали метро — ах, какое счастье, мы, оказывается, еще люди, и если нас убивают на наших же глазах, то нам всё-таки больно… А почему нам не больно от того, что мы в современном социуме просто — никто? Для террористов, для власти, для корпораций, сами для себя? Потеря личности — это цена жизни в обществе потребления. Я рос в СССР. Ну да, нас, в общем-то, растили винтиками… А теперь из этих винтиков, то есть нас же, винтят нечто вообще непотребное. Для уничтожения личности в мире потребления не нужен ГУЛаг — достаточно телевидения. И эта тема еще ждёт своего Шаламова или Солженицына.

     Мне кажется, что сейчас, в нынешней ситуации, когда жизнь — не жизнь, а личность — не личность, театр должен создать на сцене действие, на порядок более насыщенное, более реальное, чем повседневность. Если этого нет — текст, костюмы, лица уже не важны.

     У нас одна очень хорошая актриса — Дарья Ловать, и один довольно посредственный актер — это я сам. Мы с ней разные — я в основном на быстрых трансформациях, импровизациях работаю, она — за счёт безупречной точности, техники отточенной, ювелирности. Вместе мы составим, видимо, идеального актёра. Когда-нибудь.

      "ЗАВТРА". Часто от музыкантов приходится слышать, что "лучше сто внимательных понимающих глаз, чем тысяча бессмысленных рыл".

     С.В. Что значит "рыл"? Нельзя с порога отвергать — эти меня поймут, а эти не нужны. Это некорректно. Тот же Вертинский мог петь перед любой аудиторией. Перед принцем Уэльским в Париже, перед деклассированной эмиграцией в Харбине, перед шахтерами в Якутии… Поэтому он — Вертинский.

     Мы выступали в Тарусе на скромном кинофестивале, его делал режиссер Михаил Калатозишвили, ныне покойный. Маленький город. Народное гуляние на берегу Оки. Интеллигенция, киноведы куда-то уплыли премии вручать, а мы стоим у открытой сцены и готовимся к выступлению. Пока готовились, директору Саше три раза почти набили морду (за прическу — у него косичка на голове). Я боялся на сцену идти, честно. И вот мы этих недовольных молодых людей видели уже со сцены. И они у нас автографы брали. Благодарили. Это предметный урок того, что к людям нужно идти.

     Есть талантливые, умные артисты, которые скрываются в нишах "где поймут". Собирают только свою публику, ищут ниши. Там очень красиво и уютно бывает. Получается, что люди доходят до красоты, до смысла и с этими находками убегают в свою нору. Это для меня всегда попахивало интеллигентским жлобством, но, с другой стороны, социум временами так сильно разрушает, что желание уберечься — естественно. И не надо ставить искусство к какие-либо рамки, потому что оно всегда и храм, и балаган. У Курта Вайля было органичное соединение сложного и глубокого с доступным. Моцарт был, в сущности, поп-композитором. Развлечение — серьёзный вопрос. Настоящий юмор — в нём всегда есть соль, крупица истины, это не "камеди клаб". Музыка — абсолютно загадочное явление, никто до конца не понимает, почему какие-то колебания воздуха вызывают в человеке столь глубокие эмоции. Поэтому балаган, балаган и ещё раз балаган.

      "ЗАВТРА". У "Кабаре" хватает отсылок к началу XX века. Но изменились мир, общество, техника, типы людские, да и ночные заведения другие.

     С.В. Роботы роботами, но душа человеческая очень консервативна. Любовь, счастье, беда, надежда. Так давайте мыслить вне времени — люди так же любят, страдают. Да, люди огрубели. Вот индуизм нам прямо говорит: "кали-юга", манвантара близится к концу, и мы скудеем. А православие добавляет, что образ и подобие Божие в человеке остаются. То, о чём писал, например, св. Григорий Палама, и по сей день в силе. Актуально. Как таблица Менделеева.

      "ЗАВТРА". Всё-таки дистанция между Паламой и Вертинским довольно велика.

     С.В. Значительна. Но дистанция между Вертинским и Димой Биланом ещё больше.

      "ЗАВТРА" Если пытаться ставить вопрос о стиле "Кабаре…", то на ум придёт Серебряный век.

     С.В. Серебряный век, как мне кажется, не закончился, не допет, не доигран, как будто на полуслове оборвался. По объективным историческим причинам. Это было такое последнее для культуры время, когда культура начала осмысливать саму себя, началась рефлексия. До этого было выражение чувств, идей. То, что началось тогда, впоследствии привело нас к постмодерну... к потере чувств. Но рефлексия и сопоставление разных предметов культуры — занятие абсолютно честное и продуктивное. Это и не может быть иначе сейчас. Мы не просто слышим какую-то идею, но и знаем, когда она была высказана, как и кем, от этого никуда не деться. Мы не просто дописываем свои слова к тексту мировой культуры, но видим вообще весь этот текст. Вопрос — как с этим работать, не занимаясь профанацией. Как играть в культуре, когда игрушек реально много?

     Стили и жанры — это временное явление, особенно в популярной музыке. В какой-то момент бегают с одним, потом с другим. И есть масса направлений, которые иссякают. Представь себе, что сейчас какая-нибудь команда начнёт, как "Sex Pistols" играть.

      "ЗАВТРА". Полно таких.

     С.В. Полно, но это уже ни о чём, абсолютная имитация. Несерьезно. Это для детей — "в рок-группе поиграл". Революции нет. Рока без революции не может быть.

     Мне подлинные вещи сейчас слышны в электронике, в этнической музыке и в академической музыке, конечно же. Там есть энергия, поиск. Хотя разделение на народную и академическую музыку — это бред. Традиционные музыканты любых народов, как правило, учатся десятилетиями играть и жить в своих мифах.

      "ЗАВТРА". Ваша эстетика вызывает ассоциации с упадком, разложением, декадансом, но на фоне шоу-бизнеса подобные звуки, интонация, атмосфера кажутся чем-то возвышающим и укрепляющим.

     С.В. Разложение — это состояние современной цивилизации, и оно вот такое, а декаданс — это тоска по утрачиваемой красоте через поэтизацию этого распада, тут все понятно... Но глуп тот, кто видит в декадентстве, в этой красивой и нелепой позе, самоцель. Цель иная. В Европе время, в отличие от Индии, не циклично и не вечно — оно всегда идёт прямо на нас, как танк, оно против нас. Его надо остановить, надо лечь под этот танк с гранатой. Искусство, и русское и европейское, — это всегда борьба со временем, против распада мира, порой очень бесполезная, иногда нелепая.

     Главное — не терять юмора, смеяться над собой надо. Я не боюсь смеха сквозь слёзы или того, что называется "пир во время чумы". Масштабы "пира" и "смеха" должны соответствовать масштабу "слёз" и "чумы". Смейтесь, паясничайте, ломайте условности быта и бытия. Тогда мы развеселимся и выздоровеем.

Беседовал Андрей Смирнов

     Ближайшие выступления "Кабаре Безумного Пьеро":

     15 апреля 20.00 — клуб "GOGOL", 20.00 (Столешников пер., 11, м. "Театральная", "Чеховская", т. 514-0944)

     15 мая — клуб "Апшу" (м. "Третьяковская", Климентовский пер,10, стр.1, www.apshu.ru)

     28 мая — кафе "Билингва" (м. "Тургеневская", Кривоколенный пер., д. 10 стр. 5; www.bilinguaclub.ru).

изолятор короткого замыкания 3 обычно представляет собой два симметрично включенных электронных ключа, между которыми расположен пожарный датчик.

1

Евлампий Малахов ТАК!

В советские годы у некоторых режиссёров был популярен принцип: "На юге отдохнули — заодно киношку сняли". Отмена тоталитарно-оздоровительного крымского гнёта привела к тому, что главным стал лозунг: "Что б ни сняли — всё равно!.." Всё равно получается "Ирония судьбы-2".

     Вероятно, эти соображения учли авторы фильма "Плохой и нехорошая", рекламным роликом которого прирастает сейчас российский интернет.

     Следует учесть, что для главного режиссёра ленты Анастасии Белокуровой снимать кино не впервой. А для многих задействованных в проекте актеров творческий процесс стал их образом жизни. Ведь в фильме задействованы руководители андеграундных формаций "Соломенные еноты", "Резервация здесь", "Палево". Кстати, демонстративным кинематографическим снобизмом представляется тот факт, что в фильме совершенно не звучат песни названных, как, впрочем, и всех других групп.

     Значит, всё происходящее на экране — не любительская съемка пьяных туристов, а тщательно задуманная и исполненная провокация. И даже вызывающая демонстрация зрителям сценария, на котором неразборчиво нацарапано несколько лишь строк, убеждает, скорее, в обратном — то есть в наличии строгого творческого регламента и тщательной проработке "внутреннего задания"… Уж слишком театрально-выразительно завершают свои тирады герои перед началом новой сцены. Уж слишком литературно заточена идея трансмутации (в условиях диковатого капитализма) человека в зомби. И драматично-целомудренны фрагменты, прерывающие действие "на самом интересном месте". А звериная серьёзность, с которой производится скрытая и неприкрытая реклама спиртных напитков (привет фильму "Страстной бульвар" и шлягеру "Особенности национальной охоты")? А декорации московского кинофестиваля (как бы нарисованные зелёной гуашью)? Вы спросите: "Откуда деньги на производство таких картин?".

     Однако в своём желании соответствовать величайшим образцам современного арт-хауса вроде "Рэйчел выходит замуж" Джонатана Демме и саркастически пародировать идеи "Догмы" фон Триера сценаристы явно переборщили. Конечно, ненормативная лексика, которую употребляют герои, — весьма жизненна, но вот рассуждения актёров о Майкле Кейне, Орсоне Уэллсе и Джордже Ромеро — выдают, увы, элитарно-синефильский дух произведения. Столь же малопонятными для широкого зрителя становятся и аллюзии с "фильмами о съёмках фильма", заполонившими мировой экран. Впрочем, заметен и другой пласт эстетической сверхзадачи — возврат в девяностые. Конечно, без лосин, спирали "Бруно", спирта "Роял" и пыточных утюгов, зато фразеология, актёрская гиперкомпенсация возвращают нас в эпоху "не дай Бог!" Кстати, был изыскан актёр, совпадающий с образом и повадками конца восьмидесятых, неведомо как родившийся в атмосфере "путинского гламура". Зомби был явно покалечен, переместившись со строек социализма в период первоначального накопления.

     Отдельные эпизоды, на которые разбит фильм, несут не только социальную, но и временную нагрузку. Буржуазная тусовка, в которой под приторную "Pretty Woman" симпатичную женщину начинает мутить, снята в стилистике Нью-Йоркского артхауса семидесятых, а сцены в парке переносят в совсем недавний кинохит "Залечь на дно в Брюгге". От обилия цитат, великоватых даже для Тарантино, начинает, понятное дело, рябить в глазах. Не совсем понятна и финальная сцена страданий героев. Ведь если следовать за канвой повествования, то получается, что все проблемы капиталистического отчуждения можно решить при помощи йоги. Но это неожиданно лишь отчасти, ибо плавные перемещения индийских брахманов действительно похожи на неспешный ход зомбированных кротов истории. Но столь же вероятно, что символизм фильма не столь глубок, и эта сцена появилась после финансовых вливаний от спортивного клуба, расположенного неподалёку от площадки. И в этой нарочитой неоднозначности завершения фильма тоже можно увидеть сплав случайностей и конспирологии, столь присущий повседневности.

     Эксклюзивный показ для публики состоится 15 апреля в 20.00 в политическом киноклубе Алексея Изуверова.

     Проезд: м. "Новогиреево", Свободный пр-т., 16, ресторан "Дядя Коля".

     Планируется встреча с авторским коллективом, дискуссия. Вход свободный.

Недорогая обязательная сертификация продукции 5 в компании «Юрис-Групп»

1

Василий Александров МЕТРОФOБИЯ

     Для меня московское — советское — метро есть неотъемлемая часть жизни, которую у меня вот уже два десятилетия отнимают.

     Метро — это моё счастливое детство, где я с восхищением и ребяческой любознательностью рассматривал сказочные витражи на Новослободской, мозаики на Киевской и Маяковской, барельефы на Парке Культуры, трогал отшлифованные тысячами рук стволы револьверов на скульптурах матросов Площади Революции.

     Это было чистое, величественное, сказочное подземное царство, куда я спускался, кидая увесистый настоящий медный пятачок в копилку турникета, и проходил в гостеприимные ворота дворцов с некоторой опаской, волнуясь, как бы не захлопнулись их створки; вставал на плавно идущую вишнёвую ленту эскалатора и плыл вниз, словно в "Наутилусе" капитана Немо, рассматривая встречные молочные лампы и освещённые ими лица москвичей, не искаженные гримасой ужаса клаустрофобии и не сжавшиеся от ожидания давящей неизвестности.

     А после садился в синие гудяще-грохочущие вагоны и нёсся в любой конец Москвы сквозь тёмные, протрассированые кабелями туннели, с удовольствием чувствуя, когда через минуты начнётся торможение с последующим за этим появлением очередного подземного сияющего дворца, построенного не для олигарха, а для людей.

     Наше метро, особенно после недавних взрывов, несёт в себе только слабый и далёкий отсвет былого благополучия. В час пик спрессованное население мегаполиса, как паста из тюбика, выдавливается из обклеенных рекламными бумажками вагонов на платформы, загаженные бомжами, вонь и миазмы соседствуют с запахами закусочных метро-фастфуда, в переходах торговцы дипломами, трудовыми книжками и медсправками с регистрацией предлагают свои услуги незадачливым приезжим с востока и не только.

     Негативная голосовая информация о людях в пачкающей одежде и оставленных потенциальными террористами подозрительных предметах перемежается со сладкой рекламой, говорящей об отдыхе на роскошных тропических курортах в кредит за "небольшие" проценты. Взгляды людей — в основном настороженные, сосредоточенные, говорящие о желании поскорее выбраться из этой нездоровой атмосферы на поверхность.

     Мои работы о современном метро — это моя личная рефлексия на происходящее в обществе в целом, уничтожаемом и разлагающемся под воздействием безжалостных обстоятельств, в которые ввергнута страна. Наша действительность с преломлением отражается в сегодяшней "подземке" — так с некоторым пренебрежением стали называть московское метро многочисленные владельцы ухоженных иномарок, не жалующие общественный транспорт. Тут, как и наверху, спешат по делам, любят, ненавидят и умирают. У меня возникает аналогия с оккупированным американцами Ираком, где среди взрывов бомб продолжается жизнь со всеми её многочисленными проявлениями.

     В газете я показываю только несколько наиболее злободневных своих работ из цикла о московском метрополитене, исполненных в чёрно-белом варианте.

1

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

…Не вышло — увы! — о Гагаринской праздничной выси тут песню сложить — надо траур смоленский блюсти. Ужели мы ныне во всём, ото всех так зависим, что праздник и скорбь хоть на день не могли развести?

     Беда есть беда, кто оспорит, но всё-таки право — уж мы-то имеем на то, чтоб родное беречь. В России и так — двадцать лет что ни день — то и траур… Так надо ещё и Гагаринский праздник отсечь!

     А впрочем, на праздники кто теперь смотрит, как надо? Девятого Мая, свершая кощунственный план, приветят в Москве горделивых молодчиков НАТО, что Сербию выжгли, а после — Ирак и Афган.

     Зачем они здесь, эти "внуки союзников", Боже, коль страны-"союзники" в раже холодной войны сумели коварно Советский Союз уничтожить — а ныне "победно" пройдут у Кремлёвской стены?..

     Стены, от которой исходит сияние в полночь, хотя и не алый над ней теперь вывешен флаг… О, Знамя Победы, тебя русофобская сволочь всё топчет и топчет, а ты не сдаёшься никак!

     И кто-то всё кается, всё лебезит перед ними, истории нашей — придав лишь угодный им ход, и Сталина время поносит в музее Катыни — ещё до того, как несчастный упал самолёт.

     Винился премьер — и резвились вокруг папарацци, и рукоплескал "забугор" униженью тому, и все террористы в отстойниках канализаций, взирая из люков, сквозь слёзы внимали ему…

     Добавлю ещё, что помчались туда среди прочих — и "мемориальцы": везли им медали паны! За то, что без устали так ненавистно порочат советскую, русскую славу великой страны…

     А в том самолёте — увы, обречённом на гибель, — чтоб с ними обняться, спешили сквозь ранний туман высокие гости… Но что было дальше — увидел стоявший у леса смоленский мальчишка Иван.

     Глядел он печально: куда и зачем понесло их? С Катынью пока ведь ответа единого нет. Так что же влекло их: добро ли, упрямство ли, зло ли? Как долго и этот раскапывать будут ответ…

     Мы траур отметили. Что ж, не славяне мы разве? О тех, кто ушёл, — говорят хорошо иль молчат. Молчали и мы… А в апрельский Космический праздник ещё не однажды фанфары в сердцах зазвучат!

     Не будет там тех, кто на нас барыши только "варит". Воспрянет Россия, проветрив палаты в Кремле. И с нею навечно останется Юра Гагарин, явившийся в мир на священной смоленской земле…

1