/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 866 (25 2010)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов КТО ВЫДАЛ НАС ВРАГАМ?

Губители, разрубившие на части Советский Союз, распространяли лукавый миф: якобы им удалось расчленить страну без пролития крови, без гражданской войны, будто бы Красная империя распалась без единой кровинки.

     Если это так, то что же такое гражданская война в Таджикистане, унесшая половину таджиков? А две войны в Абхазии и Южной Осетии, столь жестокие, что побережье Чёрного моря по сей день хлюпает кровью? А война в Приднестровье, усеявшая пляжи Днестра сотнями расстрелянных и растерзанных? А Карабах, где насмерть на долгие века вперёд схлестнулись два народа? А две чеченские войны, от которых до сих пор небо над Кавказским хребтом покрыто копотью? А девяносто третий год в Москве, когда в центре столицы полыхал дворец, и танки Ельцина рвали на куски патриотов? Кровь по сей день льётся из отсечённых конечностей четвертованной Красной империи.

     И вот теперь — Киргизия: Ош, Джалал-Абад, чавкающие от крови, стенающие от проломленных черепов. Высоколобые политологи пытаются объяснить суть конфликта: кочевники киргизы и земледельцы узбеки, нехватка земли и воды, борьба мафиозных кланов и наркомафии, влияние американцев и фундаменталистов…

     Всё так и не так. Мы имеем дело с фрагментами, которые выпали из обоймы великого советского государства. Это взбесившееся бесхозное пространство, обезумевшие, убежавшие из имперского ансамбля народы. Исчезновение великого имперского регулятора, создававшего гармонию пространств, культур, языков.

     Ещё недавно эти пространства, взятые в серебряную оправу империи, напоминали красочную, состоящую из множества самоцветов, брошь. Теперь, когда оправа распалась, и камни высыпались в грязь, они стали добычей разбойников, их топчут сапогами. Из самоцветов, из которых прежде строились имперские дворцы и храмы, теперь складывают нужники и морги.

      Сотни тысяч узбекских беженцев устремились с насиженных киргизских мест в соседний Узбекистан. Изнасилованные, стенающие, исполненные гнева, ужаса, ненависти, они врываются в узбекскую Ферганскую долину, поджигая её. Фергана всегда была огромной, наполненной бензином канистрой. Слабая искра — и она полыхнёт на весь Узбекистан, превратит города и рынки, кишлаки и селения в жуткий пожар войны. Оттуда пламя полыхнёт в Южный Казахстан, зальёт его вплоть до Каспия и Поволжья.

     И вот трескучий огонь войны вклинится в российские территории, сольется с дымящимся Кавказом, бросится вверх по Волге. И тогда осуществится ночной кошмар российской власти, ожидающей у своих южных рубежей гигантский необратимый хаос сорвавшихся с привязи некогда ручных имперских территорий.

     Чтобы не допустить этого, взять под уздцы буйные народы и земли, направляли русские цари свои полки через Устюрт в сторону Бухары и Хивы. Ради этого рубились красные конники Фрунзе с басмачами. Ради этой вековечной неизбежной и угрюмой имперской работы отправились советские контингенты в Афганистан, осели в гарнизонах Герата и Кандагара.

     Это они, разрушители Красной империи, повинны в крови, в сегодняшней и завтрашней глобальной беде. Это он, Горбачёв, безбедно живущий среди нас, повинен в гражданской резне таджиков. Это он — архитектор двух чеченских войн и стрельбы в Приднестровье. Это он – маэстро перестройки, не остановил Карабахский конфликт. Это он выбил заклёпки из железных бортов имперского корабля, и тот пошёл на дно. Кровь киргизских детей и узбекских женщин — на горбачёвском лбу.

     И вот робкая российская власть задается вопросом: что же делать? Посылать в Киргизию русских милиционеров или отряды разведчиков ФСБ, или самолёты МЧС, набитые буханками хлеба? Или создать коллективные вооруженные силы ОДКБ — Узбекистана, Казахстана Таджикистана, — у которых нет армий? Или обратиться за помощью к своему заокеанскому американскому партнёру?

     Есть только один-единственный способ пресечь грядущую катастрофу, перекрыть путь огню, рвущемуся через горы и степи в Россию. Это вернуться к традиционной для России имперской политике: установить имперский контроль над Киргизией, срезать преступную элиту, занятую наркобизнесом, и обратиться напрямую к народам, не забывшим мощь и красоту СССР.

     Из бесчисленных тупиков российской внешней политики существует только один имперский путь. Пятая империя грядёт!

     Кто выдал нас врагам, кто нас обрёк на смерть?

     Кто нас оплёл коварными сетями?

     Кому столапый зверь, разъяв земную твердь,

     Провёл по лбу железными когтями?

     Была империя, как красочная брошь —

     Сверкание камней в серебряной оправе.

     Теперь в крови Джалал-Абад и Ош,

     Там нож и пуля бал свой правят.

1

ТАБЛО

l Согласно сообщениям из Вашингтона, в Белом Доме шла напряженная работа по подготовке визита Медведева. В центре ее был ряд вопросов, не обозначенных в официальном перечне переговоров. Они связаны с дальнейшей внутриполитической обстановкой в РФ и линией на устранение "группы силовиков". В этой связи предполагалось согласовать с ДАМ появление в западных СМИ ряда сенсационных материалов по счетам и вывозу капитала из России представителями этой группы. Среди официальных вопросов значительное место уделено усилению действий Кремля в направлении дальнейшего сотрудничества с Вашингтоном в сферах военно-стратегического взаимодействия и разрешения региональных конфликтов вблизи российских границ…

      l Обстановка в Киргизии далека от стабилизации. В этой связи наши источники сообщают о возможности новых межэтнических столкновений в приграничных районах Узбекистана. Аналитики СБД полагают, что в значительной мере эта ситуация будет способствовать раскачиванию режима Каримова и борьбы за его наследство. Узбекская общественность, как передаёт источник из Ташкента, возмущена сдержанностью Каримова в отношении антиузбекских погромов в соседней Киргизии. Отказ же Кремля направить свой контингент в Киргизию и обсуждение тамошней ситуации прежде всего с США, а не с Китаем, подрывает исторический для России шанс вернуться в Среднюю Азию в рамках традиционных границ своего влияния…

      l Участие в качестве свидетелей процесса над Ходорковским и Лебедевым министра Христенко и председателя Сбербанка Грефа, которые дали показания в противовес обвинению, свидетельствует о том, что линия на оправдание опального олигарха набирает силу в окружении президента и используется как прямое наступление на позиции силовиков и прежде всего на Сечина…

      l Очередное выступление премьера на заседании кабинета министров с осуждением линии на повышение тарифов не может рассматриваться иначе как фрагмент предвыборной кампании Путина. Он в очередной раз пытался перевести стрелки на "региональные власти" (которые лишь выполняют команды Кремля) как ответственные за 30-процентное повышение тарифов ЖКХ в нынешнем году и 15-процентное в следующем. Между тем, покрытие бюджета запланировано в Минфине через введение драконовского закона по обложению налогом квартир и земли под домами, что предполагается сделать сразу после окончания президентской избирательной кампании…

      l Долг в 200 млн. долл., который привел к ограничениям подачи газа "Газпромом" в Белоруссию по прямому указанию президента РФ Дмитрия Медведева, возник вследствие непризнания официальным Минском новых цен на "голубое золото" и оплаты его поставок по ценам 2009 года, отмечают наши источники в околоправительственных кругах. По их мнению, ситуация с транзитом российских энергоносителей в Европу в настоящее время является "чрезвычайно неустойчивой", о чем, в частности, свидетельствует как опровержение премьер-министром Украины Николаем Азаровым сделанного главой "Газпрома" Алексеем Миллером на Петербургском международном экономическом форуме заявления о поэтапном слиянии "Газпрома" с "Нафтогазом Украины", так и готовность украинского правительства выплатить Белорусии 194 млн. долл. "за возобновление переговоров о делимитации государственной границы". В случае вполне вероятного объединения двух главных государств-транзитеров российских энергоносителей позиции "Газпрома" накануне начала отопительного сезона 2010-2011 годов могут оказаться чрезвычайно уязвимыми. В то же время указывается на то, что столь "непримиримая" позиция Кремля во многом вызвана пребыванием в Белоруссии экс-президента Киргизии Курбанбека Бакиева и отказом Александра Лукашенко от экстрадиции этого политика, чего требуют Вашингтон, Москва и Бишкек...

      l Итоги первого тура выборов президента Польши, в ходе которых за маршала Сейма Польши, кандидата от партии "Гражданская платформа" Бронислава Коморовского проголосовали 41,22% избирателей, а за его основного конкурента, экс-премьера страны, лидера партии "Право и справедливость" Ярослава Качиньского — 36,74%, демонстрируют "усталость" польских избирателей от правонационалистической, проамериканской и антироссийской политики "башен-близнецов" Качиньских, которую не смогла преодолеть даже трагическая авиакатастрофа под Смоленском 10 апреля, сообщают из Варшавы...

      l Саммит в Торонто, который 26-27 июня проведёт "большая двадцатка", вряд ли приведет к каким-либо радикальным изменениям международной экономической и политической ситуации, о чем, в частности, свидетельствует предпринятое китайскими властями укрепление курса юаня на 0,36% по отношению к доллару, что призвано продемонстрировать готовность Пекина "прислушиваться" к требованиям Вашингтона и не идти на обострение американо-китайского противостояния...

      l Штраф в размере 1,1 миллиарда руб-лей, наложенный на "British Petroleum" в России за нарушение антимонопольного законодательства, являлся акцией, "согласованной на президентском уровне" между Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой, утверждают наши инсайдерские источники, отмечая "серьезную заинтересованность" крупнейших российских монополий, "Газпрома" и "Роснефти", в покупке ряда российских и зарубежных активов ВР, испытывающей серьезные финансовые трудности в связи с затратами на преодоление катастрофы на своей нефтяной платформе "Deepwater Horizon" в Мексиканском заливе...

      l Награждение Анатолия Чубайса ор-деном «За заслуги перед Отечеством» IV степени «за большой вклад в реализацию государственной политики в сфере нанотехнологий и многолетнюю добросовестную работу» в очередной раз продемонстрировало особый статус "главного ваучера" в системе российской политической власти, который в первом приближении можно охарактеризовать как "смотрящего" от "империи Ротшильдов", передают из Филадельфии...

      l Выборы в Колумбии, победу на которых одержал бывший министр обороны Хуан Мануэль Сантос, полностью удовлетворяют Соединенные Штаты, рассматривающие эту страну как ключевой форпост, противостоящий "боливаризации" Южной Америки и способный оказывать серьезное давление на "режим Уго Чавеса" в соседней Венесуэле, сообщают из Гаваны...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

1

Александр Нагорный НЬЮ-ВАСЮКИ ПО-ПИТЕРСКИ

Россия станет страной обетованной, куда будут стремиться все прогрессивные человеческие особи со всего мира в поиске реализации своих мечтаний.

     Гомерический хохот не последовал из зала. А именно такой или почти такой была кульминация выступления Д.А. Медведева на питерском экономическом форуме 18 июня. Поразительно: страна корчится в социальных, политических, экономических и техногенных ужасах, которые ставят ее на грань выживания, а её лидер выстраивает некие "заоблачные замки" и занимается пустопорожним завлечением "иностранных инвесторов", которые и проведут "необходимую модернизацию". А в это время горит Средняя Азия, рвутся связи с Белоруссией и сокращается русское влияние в СНГ. В экономике — самое крупное падение промышленного производства в мире за прошлый год — почти в 20 процентов, которое практически не компенсируется нынешним слабым "оживляжем" в 4 процента. произошли крупнейшие техногенные катастрофы на "Распадской" и на Саянно-Шушенской ГЭС, а ДАМ в открытую заявляет о триумфе "отечественного либерализма на всех азимутах деятельности нынешнего Кремля". Мы уже не говорим о цифрах наркомании, пьянства, коррупции и болезней, а также тотальном падении образовательного ценза населения. Дети не знают самых простых слов русского языка.

     Но уверенность выступающего не колеблется ни на йоту. Более того, под овации иностранных гостей-капиталистов и отечественной "элиты", где центральным лицом по прежнему остается А.Б. Чубайс (а именно его и демонстрировали отечественные телеканалы в полном объёме), президент определил дальнейший демонтаж ВПК и стратегических предприятий с переводом их на акционерную основу, практически в пять раз уничтожая тем самым остатки советского передового ВПК. Далее — обещания уменьшить налоги на крупный капитал и его прирост, как будто огромная финансовая помощь, оказанная в прошлом году олигархам на глазах у удивленной русской публики, не дала за год увеличения их числа чуть ли не вдвое. Пообещав сокращение роли государства и закрепив за ним функцию "выращивателя "яблоневого сада", плоды которого будут есть те же иностранные и отечественные олигархи, оратор перешел к конкретным мероприятиям. Ими оказались все те же в течение 20 лет используемые либеральные фетиши: снижение инфляции и сокращение бюджетного дефицита, что дало результаты известного характера у нас на глазах. Страна скатилась в мировом рейтинге, по расчетам ООН, с позиций в первой десятке в социальном, научном и технологическом плане на места в конце первой сотни среди мировых стран. В плане "модернизационного рывка", вместо поддержки Академии Наук Медведевым было предложено начинание в Сколково, где будут осуществляться некие новые прорывные научно-технические проекты под кураторством "иностранных гуру", а также превращение Москвы в некий международный финансовый центр. Но любому мало-мальски грамотному человеку совершенно ясно, что вливание денег в один объект с неизвестными научными идеями (кроме, конечно, нанотехнологий Чубайса) не восстанавливает отечественную науку, которая имеет по крайней мере с десяток авторитетных научных региональных центров (Пущино, Черноголовка, Новосибирск и др.), а является своего рода "распилочной мастерской" для околокрёмлевских "предпринимателей". Что касается Москвы как мирового финансового центра, то здесь накал предложений по сравнению с прошлыми заявлениями был умерен, но не менее курьёзен, ибо рублёвая масса по-прежнему привязывется к доллару и командам из "вашингтонского обкома".

     И наконец, любимое начинания для модернизаторов из Кремля – развитие туризма, которое двинет нас якобы вперед вместе с Олимпиадой в Сочи. Комментариев не требуется.

     Провинция страны лежит в развалинах, а дворцы в Сочи изменят наш облик и мир. Если Сталин и последующие руководители Советской России (как бы плохи или хороши они ни были) делали ставку на фундаментальные науки, то здесь витийствуют о туризме и "благостных условиях жизни" непонятно для кого – видимо, для неких иностранных заезжих специалистов.

     Наконец, нужно сказать об отличиях нынешнего выступления представителя РФ от подобных же выступлений, сделанных в прошлые года. Если ранее речь шла о более или менее реальных проблемах мира и страны, то теперь мы видим полный отрыв от реальности.

     Что и соответствует "представлениям нынешних правителей" о преобладании "образов над реальностью". Ещё на форуме 2009 года Медведев признавал, что им не удается перевести сырьевую экономику на инновационную основу, и говорил о развивающемся кризисе, то сейчас он полностью сосредоточился на малопонятных для населения терминах вроде "инновации", "кластеры" и т.д. "Мы изменились", — провозгласил он.

     Но на самом деле они остались прежними демагогами и приверженцами "догматов" фундаментального либерализма, который был заложен у нас в стране с помощью "американских братьев" и, естественно, — Ельциным, Гайдаром и Чубайсом. Это именно те "либерализм и монетаризм", которые бесславно умирают повсюду в мире, кроме Кремля.

     И последнее. Выступления и другие мероприятия на Питерском форуме аранжировались Кремлем перед поездкой Медведева в США для встречи с американским руководством. Они создавались в русле нынешнего "проамериканского" виража во всей деятельности Кремля — от договоренностей по стратегическим вооружениям и до фактического отказа от работы в рамках Шанхайской организации сотрудничества, как то проявилось на примере событий в Киргизии.

      Вероятнее всего, в эти дни в Вашингтоне имело место продолжение уступок национальных интересов России под видом укрепления связей с США. На самом же деле речь могла идти о следующих выборах и выдавливании Путина и его группировки из властных вершин. И в этом плане состоявшееся выступление и нынешние контакты с Обамой, по всей видимости, могут дать нужный результат.

     Так, во всяком случае многие думают в московских демкругах.

     Ну, а как будет в реальности, этот вопрос остаётся пока открытым.

АВТОМАТЫ ДОЛЖНЫ МОЛЧАТЬ

Александр Проханов. Господин президент, в прошлый раз, когда мы с вами встречались, вы подробно рассказали мне о концепции национального примирения, с которой вы пришли во власть. Тогда вы подробно рассматривали её перспективы и возможные трудности, связанные с её осуществлением. Не могли бы вы сейчас рассказать, как она продвигается в жизнь, где вам сопутствует удача, а где вы терпите затруднения?

     Юнус-Бек Евкуров. В целом программа удаётся, ибо народ республики её принял, люди понимают, что она нужна не власти как таковой, не отдельным её представителям, а всему народу в целом. Буквально вчера мы провели заседание совета тейпов, собрали под одним кровом представителей разных родов, разных влиятельных групп и между ними состоялся сложный продуктивный разговор, были выявлены точки соприкосновения, были выявлены места трений. Заседание в целом прошло успешно, хотя, безусловно, сама организация мероприятия, в основном практика, требует улучшения, но так не бывает, чтобы с первого раза удавалось всё, для этого требуется время.

     Вы спросили, где мы находим места непонимания в нашей программе, места сопротивления ей. Всё, как ни странно, связано с отдельно взятыми личностями. Какими бы высокими, важными и обширными проблемами мы ни занимались, когда мы опускаем их на землю, перед нами встаёт отдельно взятая личность. У этой личности есть близкий круг, у этой личности есть родственники и опять же интересы отдельно взятой личности, умноженные на интересы этого ближнего круга, что не всегда удаётся учесть.

     Республика небольшая, все друг друга знают, судьбы, интересы, связи переплетены очень тесно. Когда мы приходим к людям провозглашать государственный интерес, их непросто убедить в том, что этот интерес действительно государственный, требующий некоторого компромисса, требующий, чтобы люди поступились своим личным, домашним, меркантильным и перешли к осознанию общегосударственных, общереспубликанских задач. Это психологически и морально сложно. Вот здесь часто возникает камень преткновения. Но, повторяю, в этом направлении необходимо работать не покладая рук, неторопливо, без надрыва, пытаясь найти общий язык и подход к этим людям так, чтобы они, наконец, убедились в истинности, верности наших предложений, направленных на их личное и общественное благо.

      А.П. Стало быть, вы полагаете, что направления в этом смысле были выбраны верные, вся эта роза ветров, сотканная из проблем, была выделена с достаточной точностью, или что-то оказалось упущено?

     Ю.Е. Конечно, направления были выбраны верно, потому что это не плод моих фантазий, за этим стоят консультации, стоят умы политологов, историков, политиков, военных и философов, эта программа базируется на классическом международном опыте.

     Например, мы собираемся построить духовный центр мусульман. Не просто здание, это центр, в котором будут организованы библиотеки, аудиоклассы, там будут преподавать лучшие знатоки ислама, будут проводить свои диспуты мусульмане разных направлений — и это значительная веха в нашей программе. Кроме того, на территории нашей республики мы достраиваем православный храм, который тоже является местом, куда могут приходить верующие и решать свои религиозные и насущные, духовные и бытовые проблемы. И существование двух подобных центров, мусульманского и православного, существование их поблизости друг от друга создаёт прекрасную основу для установления межрелигиозных контактов.

     На совет мы собрали представителей всех национальных диаспор, проживающих в нашей республике, и мы стремимся решать административные проблемы, создавая вакансии в органах власти как столичных, так и региональных, стараясь учесть интересы всех национальностей и сделать так, чтобы в органах власти было наиболее полное представительство всех национальных групп. Одной из важнейших задач, возлагаемых на эти диаспоры, является коммуникация со своими соплеменниками, с теми, кто уехал из республики в трудные годы, и передача им послания о том, что пора возвращаться домой и участвовать в мирном созидательном процессе.

     Особо важна для нас практика возвращения в Ингушетию русскоязычного населения, покинувшего республику в тяжёлые годы. Причём это не чисто декларативная программа, а программа, связанная с реальным предоставлением русским земель, национального социального пространства, в котором вернувшиеся обратно люди чувствовали бы себя комфортно. Как руководство республики, так и сами жители населённых пунктов, посёлков полагают, что в каждом населённом пункте должно проживать не менее десяти–пятнадцати процентов русскоязычных людей. Именно русские могут цементировать отношения между другими народами и диаспорами, проживающими в этих поселениях, а также способствовать установлению более тесных отношений Ингушетии с другими регионами России. К тому же возвращение к нам русских пополнит ряды специалистов в области образования, медицины, технического строительства, нам очень не хватает такого рода специалистов.

      А.П. Скажите, ведь с тех пор, как мы с вами встречались, жизнь не стала спокойнее. Помимо постоянных боевых столкновений и антитеррористических операций в самой Ингушетии и на Кавказе, совсем недавно произошли два тяжёлых и страшных теракта уже за пределами Кавказа как такового. Совсем недавно прогремел взрыв в Ставрополе, унёсший множество жизней, а до этого случилось два чудовищных взрыва в метрополитене Москвы, практически под Кремлёвскими стенами. Не значит ли это, что так называемая Кавказская война опять, как это уже было в конце 90-х, начале 2000-х, переносит свою линию фронта с Кавказа в глубину российской территории, нанося удары по регионам, которые, казалось бы, далеки от локальных кавказских проблем?

     Ю.Е. Надо понимать, что Кавказ и Россия — это одно целое и не следует противопоставлять эти две политические категории, хотя, быть может, пространственно они и поддаются определениям и разграничениям. Я бы сказал, что не верно говорить о том, что линия фронта сегодня вынесена за пределы Кавказа. Она вынесена не сегодня, а гораздо раньше, и она никогда не возвращалась в пределы локального конфликта. Мы отмечаем только крупные теракты, крупные злодеяния, когда взрывы происходят в пределах Садового Кольца. Но ведь террористические организации, террористическая сеть, террористическое подполье и связанная с ними среда уже давно распространились за пределы Кавказа. Иной раз эти пагубные радикальные антигосударственные тенденции оказываются более сильными за пределами Кавказа, как раз в отдалённых от Кавказа городах и центрах России. Там действуют школы, медресе, нелегальные проповедники, и иногда наша молодёжь отправляется с Кавказа в эти центры обучения, формирования радикальных взглядов для того, чтобы там почерпнуть основные мысли, основные идеи.

     Именно туда должна быть направлена деятельность наших спецслужб, чтобы там перекрывать каналы распространения этой отравы. Чего скрывать, поддержка такого рода деятельности часто происходит при помощи коммерческих структур местных бизнесменов, которые руководствуются теми или иными соображениями, чисто коммерческими, политическими или же меркантильными. У радикалов также имеются и политические покровители, которые пытаются с помощью раздуваемых конфликтов решать свои политические проблемы и политические споры.

     Когда я совершал поездки в Петербург, в Москву, в Казань, в другие города России и встречался с местными ингушами, беседовал с ними в мечетях, я слышал от них, что те ингуши, которые, уходя от контакта с правоохранительными органами, покинули пределы нашей республики и отправились в другие регионы России, там устроили свои гнёзда и продолжают заниматься той же незаконной деятельностью, за которую их преследовали в Ингушетии.

      А.П. Эти упомянутые мною два взрыва окутаны тайной. По поводу причины этих взрывов существует масса версий. Одни версии заведомо ложные, фантастические, есть ощущение, что их запустили в общество для прикрытия главных мотивов, заставивших смертниц привести бомбы в действие. На ваш взгляд, какова истинная мотивация этих двух взрывов, существуют ведь истинные побудительные мотивы и задачи, породившие эти два взрыва?

     Ю.Е. Мотивация здесь такова: показать, что у бандформирований, действующих на Кавказе, ещё остались силы, что у них есть порох в пороховницах, что центры, организующие эту боевую и политическую деятельность, не разгромлены до конца. Для них эти действия особенно важны в свете успешных операций органов правопорядка, которые в последнее время уничтожили множество главарей бандформирований. Оставшиеся лидеры просто обязаны демонстрировать свою активность, свою деятельность зарубежным структурам, направляющим им финансовые и оружейные потоки, а также членам своих бандформирований, чтобы поднять их боевой дух. Также они стремятся показать населению наших республик, что являются силой, могущественным фактором, что облегчает им вербовку в свои ряды молодых людей, которыми они пополняют потери, постоянно происходящие во время боевых столкновений с нашими спецподразделениями.

     Как следствие этих взрывов — общая дестабилизация обстановки в стране, стравливание народов, целенаправленное воздействие на федеральную власть, направление на неё народного недовольства и множество других побочных мотиваций. Я полагаю, что заготовки для подобного рода взрывов создаются заранее, и после этих двух террористических акций мы не можем отрицать наличия других схожих намерений, которые необходимо выявлять и пресекать на корню.

      А.П. Есть проблема, о которой старались не говорить, которую старались замалчивать официальные средства массовой информации. Эта проблема всё равно совершенно неожиданно вплыла на недавнем совещании правозащитников с президентом страны. Это проблема неадекватного действия силовиков, которые, как говорили правозащитники, превышают свои полномочия, силовиков, которые очень часто нарушают законы, силовиков, которые без суда и следствия похищают людей, торгуют трупами, используют своё положение для поборов и заработков и очень часто силовиков, прибывающих в Ингушетию из других регионов России, желающих подзаработать в Ингушетии на боевых действиях и восполнить своё материальное неблагополучие. В какой степени это так?

     Ю.Е. Мне кажется, у нас в стране развязана целая кампания против правоохранительных органов, и негативные явления в этих органах очень часто преувеличиваются и ставятся во главу угла. И это обширное, многоаспектное сваливание на наши спецслужбы, на милицию, всех подряд грехов, что, конечно же, негативно сказывается на работе этих структур. Я должен сказать, что действующие у нас в республике силы МВД и ФСБ справляются со своей задачей. Они жертвуют своими жизнями, среди них происходят потери и обвинять их в существовании повышенной нестабильности неправомерно.

     Я общаюсь с силовиками, приезжавшими к нам из регионов России, среди них бывают потери, я выражаю им всегда искреннее соболезнование, искреннюю благодарность за то, что они жертвуют своей жизнью во имя благополучия нашего народа.

     Конечно, определённую проблему представляют командированные сюда люди, приезжающие в Ингушетию на определённый срок, стремящиеся отбыть этот срок и вернуться назад с повышениями, с наградами, повысить своё благополучие, служебный статус. Вместо этих вахтовых наездов в республике должна быть усилена работа по созданию собственных кадров, обучению ингушских оперативников спецслужб, чтобы они, зная местные обычаи, зная свой народ, лучше справлялись с возложенными на них задачами.

     Для приезжих пребывание в республике — лишь эпизод. Они прибыли, сделали своё дело и уехали, а как же контроль за результатами? Кто будет заниматься участковой работой, оперативно-розыскной работой, требующей не двух-трёх месяцев, а иногда и года, кто сможет заниматься глубинным осмыслением ситуации? Только местный человек, местный милиционер, местный разведчик. Приезжие могут нанести локальные удары по отдельным точкам, ликвидировать их, но они не в состоянии осуществлять профилактику их возникновения, потому что они уезжают; об этих точках забывают, а недобитый противник начинает оживать, расползаться и возобновлять свою деятельность.

     Я внимательно смотрел и слушал ту встречу правозащитников с президентом Медведевым, где обсуждалась проблема силовиков. Среди представителей регионов были и правозащитники из Ингушетии. Я услышал, как наши представители сделали заявление, что силовые структуры, действующие в республике, вышли из-под контроля президента. Когда они вернулись в республику, я высказал им свое мнение по этому поводу.

     Всё, что делается и сделано в этом году федеральной службой безопасности, дорогого стоит. Был уничтожен ряд главарей крупных бандформирований, которые входили в целую сеть поставки вооружений. В задачу ФСБ входит не просто уничтожение и разгром этих группировок, а профилактика их возникновения, пресечение пополнения их рядов. Уничтожение не является главной целью спецподразделений. Они стараются не убить, а задержать, обезвредить этих людей. Только в этом году было задержано двадцать семь боевиков. Раньше такого не было, боевиков всегда уничтожали. По линии ФСБ, МВД к добровольной явке с повинной было склонено восемь человек.

     Сегодня ФСБ является инициатором проведения бесед с семьями убитых и уничтоженных, задержанных и арестованных, чтобы сам факт смерти, сам факт задержания не породил возмущения и неадекватных действий среди семьи, среди рода. Чтобы дети убитых или задержанных не пошли по стопам отца. В любом случае после любой спецоперации, после её проведения, собираются мирные люди, эту проблему доводят до них, обсуждают с ними и делают всё, чтобы этот бой не спровоцировал расширения кровавого конфликта.

     Конечно, среди людей, проводящих спецоперации, бывают и нарушители законов, и я не смею утверждать, что все операции проходят гладко, что все боевые действия идеально вписываются в рамки существующих законов. Бывают и нарушения, случаются и злоумышленные нарушения, к нам постоянно поступает информация такого рода о правонарушениях силовых структур.

     По такого рода фактам в этом году у нас возбуждено восемь уголовных дел. Три из них доведены до суда, виновники осуждены. Ни один из руководителей силового блока и представить себе не может, что во время операции можно совершить незаконные действия, но конкретные исполнители очень часто превышают собственные полномочия.

     Надо признать, что не всякий прилично выглядящий офис является безопасным для сотрудников спецподразделений, из-под столов может быть извлечено оружие, может прогреметь взрыв, поэтому такого рода жестокий и бесчеловечный натиск возможен на первой фазе проведения спецоперации. Хотя на второй фазе, когда операция закончена, необходима, если возможно так выразиться, реабилитация, снятие жёсткости как в Москве, так и в Назрани.

     Любая из наших операций не проводится с ходу. Мы не налетаем на дом или объект с БТР и танками, не штурмуем его, как будто это Рейхстаг. Территория оцепляется, берётся под контроль, к подозреваемым обращаются с предложением выйти, сдаться, провести переговоры. И только тех, кто не желает сдаться, тех, кто отвечает огнём, — тех уничтожают.

     Повторяю, нет задачи всех убить и уничтожить. Бывали случаи, когда часть боевиков оказывалась уничтожена, другая решала сдаться, поднимала руки и выходила, их брали в плен и задерживали, никто не посягал на их жизнь, хотя этих людей вполне могли бы расстрелять в горячке боя, сославшись на экстремальную обстановку. Их не расстреляли, их задержали и препроводили в места заключения. Поэтому наряду со справедливыми нареканиями на наши органы, повторяю, существует целая кампания по их очернению, по давлению на них. В результате этой кампании оказывается психологическое давление на наши спецструктуры, а отдельные бандиты, напротив, возвеличиваются, предстают перед общественностью как герои, и такой же героической, мученической представляется та среда, в которой этот бандит жил и действовал. Эта семья и среда знали о том, что член их семьи бандит, что на нём кровь, но она ничего не сделала для того, чтобы отвадить его от этой преступной деятельности.

     Ежемесячно мы проводим совещания с правозащитниками, и я, обращаясь к ним, говорю: защищайте права всех. Защищайте права не только людей из леса, но и права милиционеров. Разве милиционер лишён этих прав, разве он — не человек? Бывает так, что проводится спец-операция, военные уходят, а на это место тут же прибывают правозащитники, предлагают людям, пострадавшим от такого рода спецоперации, расписать её в ужасных красках, "окровавить" её, рассказать, как таскали за волосы детей, как избивали женщин, рассказать о том, что туда приезжали звери и палачи, убеждают их это сделать, обещая за это награду. Мы направляем в это место уполномоченного по правам человека, они на месте исследуют ситуацию и докладывают, что там не было ни хамства, ни криков, ни истязаний, всё это наветы и наговоры. Действительно, выводили из дома детей и женщин, но не для того, чтобы задержать их или причинить им зло. Мы знаем, что очень часто бандиты имеют при себе пояс смертника, что в доме может быть взрывчатка, поэтому детей и женщин выводят только для того, чтобы обезопасить их в случае подобного взрыва.

     Иной раз спрашиваешь такого правозащитника: зачем ты клевещешь, зачем ты врёшь, ты что, хочешь поднять свой авторитет в глазах тех структур, тех людей, которые тебя финансируют? Но это безнравственно, гадко. Если факт, приведённый правозащитником, не подтверждается, если поднятая ими пропагандистская кампания, не только в Ингушетии, но и в Москве, в мире в целом, оказывается основанной на лжи, то накажите такого правозащитника как источник дестабилизации, как клеветника и лгуна. Это он стравливает между собой народы, стравливает народ и власть. Если факт подтверждается, если силовики действовали слишком жёстко и жестоко, давайте накажем силовиков.

      А.П. А не возникало ли у вас такой проблемы: вы офицер, вы солдат, вы представитель силовых структур и по своему происхождению, по своей психологии вы человек боя, человек сражения. С другой стороны, вы президент, вы гражданское лицо, человек, призванный уравновешивать противоречия в стране. Ваши методы абсолютно отличны от метода бойца, от метода солдата. Не чувствовали ли вы такого противоречия, не испытывали ли желания как офицер вмешаться в боевые схватки и в военные конфликты?

     Ю.Е. Нет, такого противоречия не существует, потому что я, как специалист, прекрасно понимаю, что такое спецоперация и в каких условиях она проводится. Гражданскому человеку этого не понять. Если бой начался, у любого командира на уме главным является не столько своя собственная жизнь, сколько жизнь участвующих в бою подчинённых. У него имеется задача сохранить людей, достигнув при этом цели. А что там впереди в этом секторе, какие его ожидают обстоятельства, какой выбор стратегии боя, ему ещё трудно всё это определить. С одной стороны, это плохо, а с другой, может быть, и хорошо.

     Командир прекрасно понимает, что ради уничтожения одного бандита нельзя уничтожать мирных людей. Двух-трёх, а то и пятерых, находящихся в непосредственной зоне боя. Но иногда, когда проводятся спецоперации и мне доносят, что в этом регионе, помимо перестрелки уничтожается целый дом, применяется тяжёлая техника или операция затянулась, тогда я не могу удержаться и иногда вмешиваюсь в проведение операции.

     Я иногда советую моим силовикам: вы можете поступить так, а можете поступить иначе. Но когда начался бой, когда идёт его развитие, со стороны в эту стихию нельзя вмешиваться, это будет пагубно для проведения операции. Каждый командир сам на своём месте понимает свою задачу и не дай бог какому-то постороннему человеку ворваться со своей компетентностью, со своей гражданской эмоцией в этот сложный процесс, именуемый боем. Полезть туда — значит разбить схему боя, что приведёт к лишним жертвам и среди личного состава, и среди мирного населения. Надо убедить его выйти из укрытия и сдаться. Нужно учитывать психологию боевика, который окружён и на которого направлено оружие. Этот человек боится насилия, боится оскорблений. В нём говорит гордость, говорит желание стоять до конца, и он либо подрывает себя, либо отстреливается до последнего патрона. И необходимо такого человека убедить, что если он будет задержан, над ним не будет издевательств, пыток. Он будет препровождён в места следствия, в места заключения по всем нормам существующего в России законодательства. Если такого рода убеждения окажутся эффективными, я полагаю, что большинство боевиков будет поднимать руки вверх и сдаваться.

     Идеологи бандитов искусно используют каждый случай нарушения законности. Они распространяют в своей среде, среди мирных граждан видеоролики, где показывают пытки и истязания. И действительно, имеют место быть отдельные случаи такого рода, но они не тиражируются как норма, как та неизбежность, что ждёт любого сдавшегося в плен человека. Против этого необходима пропаганда. Необходимо убеждать людей, что со сдавшимися будут обращаться гуманно.

      А.П. Я понимаю, что решение этих мучительных проблем, связанных с нестабильностью, социальным напряжением, вовлечением людей в бандформирования, в первую очередь кроется в проблеме молодёжи. Как остановить перетекание молодёжи в эти бандформирования, как увлечь их альтернативными задачами, как вовлечь их в созидательный труд? Как среди молодежи, которая мечтает о героизме, склонна к радикальным решениям, создать кумиров не с гранатомётом, не с поясом шахида, не с окровавленным ножом, а кумира-певца, кумира-спортсмена, кумира — молодого политического деятеля? Как вы решаете сейчас проблему молодёжи?

     Ю.Е. Мы стараемся создать условия, среду, в которой молодёжи было бы интересно, в которой молодёжь была бы вовлечена в творческий процесс. Прежде всего мы создаём культурные центры, спортивные объекты, студенческие дома культуры, где студенты могут встретиться и обсудить свои проблемы. Им — жить. Автоматы должны молчать.

     Ещё один вопрос — предоставление молодёжи квот на поступление в учебные заведения других городов России с той целью, чтобы наши молодые люди общались со студентами из различных краёв нашей страны, чтобы они обменивались с ними опытом, чтобы они привозили из этих сложившихся педагогических, научных и культурных центров сюда в Ингушетию полученные знания и представления.

     Возникает проблема трудоустройства людей, окончивших ВУЗы, создания рабочих мест в республике, что не всегда удаётся. Мы разослали обращения в администрации российских регионов с просьбой предоставления пяти-шести ингушам рабочих мест в каждом из регионов. Многие регионы ответили на нашу просьбу положительно. Причём эти люди должны быть трудоустроены не в колхозы или на стройки каменщиками, они должны быть внедрены в организационные структуры на разные уровни, чтобы в конце концов из них получились профессиональные чиновники, чтобы они, работая среди русских специалистов, набирались у них административного опыта, ибо в наших ингушских административных органах очень низкая сменяемость кадров. Многие работают здесь двадцать, тридцать и более лет. Работают добросовестно, но по старинке, без огонька, не применяя новых принципов и методов работы, что тормозит общее дело.

     Тут же возникает вопрос призыва молодых ингушей в армию. Мы обратились в министерство обороны с просьбой не призывать триста-четыреста человек в армию, как это было в этом году, потому что мы можем дать пять тысяч призывников в армию. Призывники служат в армейских гарнизонах, разбросанных по всей России, познают мир большой страны, общаются со своими русскими сверстниками. Недавно в одном из городов России я навещал воинскую часть, где служит ингуш, и он признался мне, что до призыва в армию он с огромным недоверием относился к русским, что слово "русский" порождало в нём чувство враждебности. Теперь же, оказавшись в армии, окружённый русскими, он стал прекрасно к ним относиться и видит в них своих товарищей. После службы он отправляется в Красноярск вместе со своим другом, у которого отец преподаёт в университете и обещал помочь ему устроиться в университет. Всё это я называю процессом интеграции населения республики в российскую цивилизацию.

     И, конечно, мы предоставляем нашей молодёжи возможность участия в общероссийских спортивных соревнованиях. Потому что есть общероссийская спортивная планка, и включение наших команд в соревнования не только повышает их уровень, но и вливает их в общий поток российского спорта.

      А.П. Когда мы беседовали с вами в прошлый раз, мы обсуждали тот намёк президента Медведева, который он сделал в своём обращении к Федеральному собранию, говоря о возможности скорого назначения на Кавказ своего спецпредставителя. Многие связывали с этим огромные ожидания и иллюзии, другие, наоборот, боялись и страшились лишнего контроля. Теперь появился Хлопонин. Как вы ощущаете присутствие этой структуры и этой статусной должности в своей работе? Явилось ли она подспорьем вам, почувствовали ли вы дополнительное облегчение?

     Ю.Е. Скажу, что ситуация существенно изменилась прежде всего в административном плане. Появился близкий к нам, живущий практически в нашем регионе человек, к которому можно всегда обратиться, позвонить, спросить совета или помощи по тому или иному вопросу. Не могу сказать, что раньше нельзя было позвонить сразу в Москву председателю правительства или президенту, но появление здесь Хлопонина облегчает связь региона с центром. Возможности и способности Александра Геннадиевича помогают активной творческой коммуникации. За это время к нам приехали три комиссии, направленные Хлопониным, составленные из знатоков и специалистов из разных отраслей. Экономисты, бизнесмены — это не какой-то праздный народ, который прибыл поесть шашлыка, они работали до 12 часов ночи, проникали во все углы, вникали во все проблемы. Результаты их исследований, советы и концепции нам чрезвычайно пригодились, и мы с нетерпением ждём реализации этих предложений. Весь предшествующий опыт работы Хлопонина в Сибири, управление этим огромным и сложным регионом говорит о том, что это успешный администратор, успешный политик, успешный экономист и промышленник, всё это внушает веру в то, что его появление на Кавказе отразится благом на существовании наших республик.

1

Михаил Старшинов СИСТЕМНЫЙ ВЫЗОВ И СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Нынешняя ситуация на Северном Кавказе, где абсолютное большинство острых проблем возникло не вчера, и даже не десять лет назад, по-прежнему продолжает оставаться сложной. Такое положение постепенно формировалось и усиливалось на протяжении нескольких десятилетий. Поэтому уже в контексте длительной временной дистанции ударно и эффективно со стратегической точки зрения разрешить существующие здесь проблемы практически невозможно. Нельзя за год решить вопрос, который созревал десять лет, как следствие, в плане практической политики требуется тщательная, осторожная, выверенная, системная работа.

     Эксперты утверждают, что на Северном Кавказе накопилось "множество нерешенных проблем". Но сколько их, этих нерешенных вопросов? Как они связаны друг с другом? Где здесь центральное звено?

     С моей точки зрения, в северокавказском регионе мы сталкиваемся как минимум с пятнадцатью основными, базовыми проблемными узлами, которые и формируют здешний региональный кризисный потенциал. Но на самом деле эти пятнадцать узлов представляют собой так называемые проблемные агрегации, то есть объединяют в себе несколько сложных проблем.

     Возьмем такое популярное слово в применении к Северному Кавказу как коррупция. Само по себе оно мало что объясняет. Во-первых, северокавказская коррупция всего лишь часть общенациональной коррупционной системы. И модель "откатов" отсюда в Москву аналогична той, которая есть на всех российских просторах.

     Во-вторых, коррупционные механизмы являются ключевыми для определения правил местной политической игры, причем в каждой республике своя специфика.

     В-третьих, коррупция прямо влияет на социальную дифференциацию в регионе. Те люди и группы, которые не включены в коррупционные схемы, оказываются маргиналами со всеми соответствующими неконтролируемыми последствиями.

     В-четвертых, определенная часть коррупционных средств оказывается в распоряжении незаконных вооруженных формирований (НВФ). В-пятых,... можно дальше продолжать и продолжать.

     Возьмем другой пример. Популярной характеристикой северокавказской ситуации становится понятие "кланы". Но, во-первых, кланы появились и успешно развиваются и во многих других российских регионах. Во-вторых, в каждой республике Северного Кавказа свои особенности клановой системы. В-третьих, практически все ведущие кланы, связаны с элитными группами в Москве. В-четвертых, северокавказские кланы успешно поглощают в себя, подчиняют себе традиционные родовые структуры. В-пятых, развитие клановых систем — это во многих случаях показатель того, что законы и понятия клана начинают доминировать над правовыми нормами государства... Таким образом, слова "клан", "клановая система" на самом деле скрывают за собой шлейф очень непростых проблем.

     Поэтому, когда я говорю о ключевых пятнадцати проблемных узлах, я имею в виду в действительности порядка 65-70 реальных острых проблем, которые сконцентрированы в них.

     Однако здесь присутствует еще один очень важный момент. Принципиально нельзя представлять себе, что эти пятнадцать проблемных узлов составляют какой-то хаотичный, беспорядочный, непонятный клубок. На самом деле, мы имеем вполне определенную, тесно взаимосвязанную систему постоянно усложняющихся проблем.

     Есть такая наука – общая теория систем (ОТС). Эта наука указывает на один из интересных парадоксов системного кризиса: если игнорировать, не обращать внимания на постоянно усложняющуюся систему реальных и актуальных проблем, то, пытаясь решить одну из них, обязательно столкнешься с критическим обострением нескольких других.

     В результате вместо нужного решения на выходе мы можем получить неожиданное ухудшение ситуации. В полном соответствии с известной формулой: "Хотели как лучше, а получилось как всегда".

     По мере развития системного кризиса сначала в Советском Союзе, а затем и в России, ситуация на Северном Кавказе подспудно осложнялась более быстрыми темпами, чем в целом по стране.

      В настоящее время северокавказская ситуация гораздо более неопределенна в стратегическом плане, чем это было двадцать, десять и даже пять лет назад. Почему? Потому что ставка делалась прежде всего на силовые методы, отчасти на использование некоторых экономических механизмов. Практически не использовались социальные технологии, идеологические методы, комплексные методы культурного развития, информационные механизмы, политические средства и т.д.

     В результате мы имеем то, что имеем.

     Динамику ситуации на Северном Кавказе неправильно рассматривать вне глобальных трендов. Наши оппоненты внимательно отслеживают успехи и неудачи политики Москвы на Северном Кавказе. Для них важно, чтобы накопление конфликтного потенциала в этом российском регионе продолжалось. Поэтому не стоит удивляться, что периодически они подбрасывают "дрова" в тлеющий кризис. Другие государства тоже увязают в сходного рода проблемах (примером тому служат Ирак, Афганистан и др.), но есть одно, сверхпринципиальное отличие. Северный Кавказ — это не где-то там, а неотъемлемая часть российской территории.

     Другим очень важным стратегическим моментом, который связывает нынешнюю кризисную глобальную ситуацию с накоплением конфликтного потенциала на Северном Кавказе, является следующий. На примере этого региона зарубежные элиты оценивают способности и возможности политического класса России мониторить, контролировать и решать все более усложняющиеся проблемы национальной безопасности. Иначе говоря, через анализ последовательности действий на Северном Кавказе определяется потенциал политического мышления российского истеблишмента на среднесрочную перспективу.

     Эффективность тех или иных антикризисных мер определяется прежде всего тем, как вы характеризуете данную ситуацию. Если она определяется как незначительная, частная, ограниченная, то ее можно попытаться решить строительством нескольких гостиниц или даже нескольких курортов. Можно перебросить сюда два-три дополнительных батальона спецназа. Можно увеличить объемы трансфертов и т.д. Если ситуацию вы оценили правильно, то вполне возможно, что успех придёт и все будет замечательно.

     Но если вы говорите о системном кризисе данной ситуации, то подход должен быть иной. Историческая практика во всем мире, позитивная и негативная, последних десятилетий говорит о том, что системный кризис можно сначала осторожно купировать, а затем преодолеть только путем выработки и реализации системной стратегии.

     Других позитивных вариантов нет. Основной шаг к выработке такой системной стратегии — реальная, без прикрас, оценка системы проблем, которая и составляет скелет данной кризисной ситуации.

     Автор — депутат Государственной думы РФ

1

Кахрамон Камилов МЫ ВЗЫВАЕМ К ВАМ!

Весь мир видит, что происходит в Кыргызстане. Геноцид над узбекским народом превзошел все мыслимые и немыслимые грани. В Оше и Джалал-Абаде происходит уничтожение целого народа. Вас кормят байками о том, что жертв всего несколько десятков. Их сотни, а может, и тысячи!

     Когда по телевидению катали ролики записей телефонных разговоров бывших президента, премьера и других, все время выплывало имя "Иван Васильевич". Никто до сегодняшнего дня не знал, кто же это. Как говорят, им оказался самозванец мэр Оша Мелис Мырзакматов.

     И якобы это он лично поехал по районам с целью собрать отряды боевиков. Проехав по аилам, он их дезинформировал о том, что в Оше узбеки первыми начали войну против киргизов. Тем, кто поедет, обещал награду в 5 тысяч сомов и бесплатно раздать вещи, бытовую технику, автотранспорт, захваченный у узбеков. Для безработной молодёжи такой призыв был, как бензин для огня.

     За каждым вооружённым боевиком закрепили по десять гражданских лиц для того, чтобы они ими командовали. После чего всем раздали бутылки якобы с "Дюшесом". Но те, кто пил, говорили, что в сладкую воду был добавлен спирт. После того как толпа погромщиков была "согрета" и доведена до готовности, её бросили на город. Впереди шла бронетехника. Она разбивала баррикады, которые возводили жители, заезжала на улицы и расстреливала защитников. За ней на баррикады врывались боевики с автоматами и расстреливали уцелевших. После них в кварталы врывались пьяные молодчики и начинали погром, врывались в дома, насиловали женщин, девочек и потом перерезали им горло. Потом начали заниматься мародерством: брали буквально все – ковры, технику, одежду. Если могли завести автомобили, то их угоняли. Если же не могли завести, то просто сжигали. В конце сжигали и сами дома. Раненые и дети в люльках просто сгорали в огне. Стоял ужасающий крик.

     Организатор бойни должен был за два дня захватить Ош. Он оплатил наемникам 2-дневный заработок. Но после двух дней, когда Ош не был взят, боевики просто отказались дальше без денег участвовать в этой бойне и их вывели из города. В районе 11 часов начались мирные переговоры с участием старшего поколения обеих сторон. Начали вывозить раненых и убитых.

     Ужасно, что боевиков вооружила наша киргизская армия. У боевиков — пулемёты, бронетранспортёры, БМП. Откуда они у этих отморозков? Уже пятый день идут погромы и бои, а у них патроны не заканчиваются.

     Везде муссируется информация, что узбеки поспешно покидают город. Это неправда! Плечом к плечу стоят мужчины, старики, женщины, дети. Каждая прожитая минута для нас – это ад, который реален. Но мы не оставим свои дома, не бросим на произвол судьбы слабых и старых.

     Сколько еще убитых вам надо, чтобы вы прекратили это убийство? Как вы будете смотреть в глаза выжившим, вашим детям? Ведь они когда-нибудь спросят: "А что вы сделали для мира?". Это самозахватившее власть правительство ничего не делает для прекращения резни.

     Они в открытую говорят, что без чьей-либо помощи истребят террористов. А кто должен помочь?

      Мы вышли себя защищать с палками, камнями.

     Мы молимся господу, мы просим у него мира. Мы взываем к вам. ПОМОГИТЕ. Еще одни сутки, и нас перебьют. Они вновь собираются у окраин города. Теперь у них совсем иное оружие

     Ночь с 14 на 15 июня прошла, в общем, без эксцессов. Со вчерашнего вечера на всех СМИ пишут, что некоторые страны и внутренние организации прислали гуманитарную помощь для районов, где прошли военные действия. С утра эта помощь в действительности прибыла в г. Ош. Все жители обрадовались, так как это сняло бы хотя одну из сотен проблем.

     В 13:00 по Пятому каналу из Бишкека объявляют, что по дороге в город один автомобиль с гуманитарной помощью был обстрелян неизвестными лицами. По пути следования автомобилей с грузом проживает узбекское население. И нам не понятно, как люди с дубинками могли обстрелять автомобиль. Значит, там такие нанотехнологии, что палка, сорванная с дерева, может превратиться в огнестрельное оружие?

     Затем говорится, что гуманитарка раздается всем без исключения. Узбекское население, узнав, что долгожданный груз прибыл к Управлению внутренних дел, пошло для получения. Но не тут-то было. Офицеры милиции, которые почему-то раздавали продукты питания, сказали, что это только для киргизов. Трудно описать возмущение и негодование людей других национальностей (ведь есть немало русских, татар, таджиков, турок и других). Из села Аравана Араванского района Ошской области люди собрали гуманитарную помощь: продукты питания, медикаменты, одежду, и выслали в Ош. Но по дороге эти постовые захватили её и разграбили.

     Все происходит по сценарию 1990 года. Тогда тоже весь гуманитарный груз был перенаправлен в с. Гульча, где заранее были готовые для приема огромные складские помещения.

     Мы просим принять срочные меры по стабилизации обстановки в Оше.

1

Дмитрий Пономарёв ПРОЦЕСС ДОШЁЛ...

Этнические чистки на юге Киргизии могут иметь массу причин, но одно объяснение. Бывшая советская Средняя Азия стремительно африканизируется, и нынешние погромы — это лишь начало большого и не совсем приятного для местных обществ процесса деградации. Остановить его местные элиты не в силах.

     Внятных причин кровавого безумия, которое царит уже несколько дней в Южной Киргизии, пока не названо. Ряд наблюдателей усматривает в этом криминальную подоплеку (раздел сфер влияния между местными кланами), другие основываются на бытовой версии (драка между киргизами и узбеками переросла в этнические чистки). Временное правительство в Бишкеке уже обвинило в организации беспорядков свергнутого в апреле президента Киргизии Курманбека Бакиева, который сам является выходцем с юга страны.

     Известно также, что ядром погромщиков являются хорошо вооруженные и организованные группы людей, которые сжигают дома, громят магазины и убивают мирных жителей. Кроме того, узбекская община в Киргизии к подобным погромам не готовилась, и они стали для нее неожиданностью. Все это наводит на мысль о том, что конфликт носит организованный характер.

     Масла в огонь добавляет и то, что Киргизия в целом находится в "подвешенной" ситуации: после свержения Бакиева власть Временного правительства в стране условна. Правительство практически нелегитимно, а беспорядки по всей стране, включая погромы русских и русскоязычных, начались еще в апреле.

     Собственных сил для обуздания бандитов у Бишкека нет. При этом соседние государства — Казахстан, Узбекистан, Китай, а также Россия, США и Европейский союз, пока лишь наблюдают за этническими чистками в Ошской и Джалал-Абадской областях. Там, по неофициальным данным, с 11 июня было убито несколько тысяч человек (по официальным, их количество исчисляется двумя сотнями человек). А до 275 тысяч человек, преимущественно узбекской национальности, вынуждены были бежать в Узбекистан. Западные наблюдатели говорят о масштабной гуманитарной катастрофе.

     Причина хаоса в Киргизии заключается глобально в том, что бедное государство со слабыми как демократическими, так и автократическими традициями (для Азии последнее более важно) стало заложником двух процессов: аграрного перенаселения и общего мирового экономического кризиса на фоне окончательного проедания "советского наследия" (в виде инфраструктуры, промышленности, медицины и т.п.). И даже если сейчас каким-то образом удастся остановить насилие в Оше, новые витки конфликтов в этой стране, к сожалению, неизбежны.

     Население Киргизии, несмотря на массовый отъезд русских, немцев, татар, евреев и ряда других национальностей в 90-х годах, увеличивалось взрывообразно. С 4,2 миллиона человек в 1990 году до почти 5,5 миллионов человек в конце 2009 года. При этом средняя зарплата в республике осенью 2009 года составляла 150 долларов. По разным подсчетам, от 30 до 45 процентов ВВП Киргизии формируется за счет притока денег от гастарбайтеров, трудящихся в России, Казахстане и ряде других государств. Их общая численность варьирует от 500 тысяч до 1 миллиона человек.

     Аграрное перенаселение в стране привело к тому, что в крупные города хлынул поток выходцев из сельской местности, в которой до сих пор проживает до 70 процентов населения страны. В итоге Бишкек, рассчитанный на 600-700 тысяч человек, сейчас вмещает в себя — по неофициальным данным — до 1,2-1,3 миллионов человек.

     К этому необходимо добавить и экономическую деградацию республики. Основная статья дохода государства — это продукция сельского хозяйства (мясо, хлопок, шерсть), а также горнорудной, преимущественно золотодобывающей промышленности. Стоит также отметить добычу ураносодержащих руд, молибдена, тория на Кара-Балтинском горнорудном комбинате, вольфрама на месторождениях "Трудовое" и "Меликсу", производство металлической сурьмы на Кадамжайском сурьмяном комбинате.

     Несмотря на большие гидроэнергетические запасы, в стране существует дефицит электроэнергии, поскольку часть произведенной на своих ГЭС электроэнергии Киргизия продает за рубеж. Тем не менее, в стране полностью отсутствует машиностроение, какая-либо заметная наукоемкая промышленность, не говоря уже о выпуске продукции с высокой добавленной стоимостью. Даже относительно развитые горнорудная индустрия и энергетика существуют за счет ветшающей инфраструктуры, построенной еще в советское время. С началом кризиса в 2008 году в республике нормой стали веерные отключения электроэнергии и рост цен на продукты. Обеспечить свою семью в таких условиях большинство населения может лишь за счет сельского хозяйства или работы гастарбайтером за рубежом.

     Поэтому земля превращается в главную ценность. И именно земля стала причиной для Ошской резни в 1990 году (тогда киргизы в Оше были национальным меньшинством). Сейчас, убивая и изгоняя узбеков, отряды погромщиков (как бы это цинично ни звучало) вольно-невольно решают вопрос с переделом сельскохозяйственных земель.

     В схожих с Киргизией условиях существуют ее соседи — Таджикистан, Узбекистан и Туркмения. У них тоже произошел взрывной рост населения (несмотря на выдавливание русских, украинцев, татар, евреев и немцев). Так, население Узбекистана с 1990 по 2009 годы увеличилось практически на треть — с 20 до 28,5 миллионов человек, при этом около 60 процентов населения живет в сельской местности. В Туркмении за последние 20 лет численность населения выросла почти вдвое — с 3,55 до 6,7 миллионов человек. По мнению ряда экспертов, официальные данные не являются достоверными, более точной может быть цифра в 6-6,2 миллиона человек. В одной из самых бедных республик бывшего СССР — Таджикистане, численность населения, несмотря на гражданскую войну и разруху, выросла с 5,5 до 7,3 миллионов человек.

     Все эти государства, если не считать Казахстана, население которого за счет оттока русских и увеличения численности казахов, оказалось стабильным на уровне 16 миллионов человек, состоят преимущественно из молодежи (доля людей в возрасте до 20 лет колеблется от 35 до 45 процентов). У всех этих государств есть практически один и тот же набор проблем: нехватка сельскохозяйственных земель, нехватка водных ресурсов (прежде всего в Туркмении и Узбекистане), отсутствие развитой индустрии (если не считать отчасти Узбекистана и Казахстана). Их экономики носят преимущественно сырьевой и аграрный характер, а в сельской местности существует заметное аграрное перенаселение. В каждом из этих государств заложена мина межнациональных конфликтов: в Киргизии проживает заметная узбекская диаспора, в Узбекистане — таджикская, а в Таджикистане — узбекская.

     Для молодежи в этих государствах часто нет ни работы, ни возможности иногда просто прокормить свою семью. Политические системы у них заточены под концентрацию ресурсов в руках одного правящего клана (Узбекистан, Туркмения, Казахстан, отчасти Киргизия и Таджикистан). Такой авторитаризм помогает подавлять растущее социальное напряжение, однако насколько его хватит, сказать сложно. Вероятно, вопрос лишь в том, насколько хватит нефтегазовых ресурсов у Узбекистана, Туркмении и отчасти Казахстана.

     Киргизия в этом плане оказалась слабейшим звеном. Деградация экономики на фоне растущего социального неравенства, усугубленного сильным приростом населения, сломали ее хрупкую политическую систему. Сейчас эта страна стремительно превращается в очаг напряженности и беспорядков в Средней Азии. При этом вокруг нее находятся государства, которые также легко скатываются в подобную анархию. Ведь авторитарные режимы в Астане, Ташкенте или Ашхабаде, не говоря уже о Таджикистане, крайне слабы — у них нет сильных армий, устойчивых политических традиций и серьезной экономической базы (Казахстан тут, правда, выглядит сильнее всех). Рецессия на мировых рынках может сократить спрос на экспортные товары этих государств, прежде всего сырье.

      В этом случае большая часть Средней Азии станет зоной настоящего экономического бедствия. Впрочем, это еще не самая большая угроза. Социальные и межнациональные противоречия могут вылиться в рост популярности исламистов в регионе. И в этом случае африканизация, или, если это уместно, афганизация бывших советских республик ещё быстрее станетреальностью.

1

Алексей Ващенко ОТ ГРЫЗНИ ДО РЕЗНИ

В 1989 году в Ферганской долине Узбекистана, недалеко от границы с Киргизией, узбеки устроили резню турок-месхетинцев, выселенных в 1944 году из Грузии, и которых демократическая Грузия отказалась принять обратно. Реальной подоплекой событий были действия подразделений внутренних войск по уничтожению наркоплантаций в этом районе Ферганской долины. Нападения узбеков на турок-месхетинцев отвлекли внимание ВВ от наркопосевов, и ВВ были вынуждены защищать население. Но цель этой провокации была достигнута — урожай наркотиков был собран. После тбилисских событий 1989 года подразделения МО СССР, дислоцированные в Узбекистане, не вмешивались, и в событиях по защите населения почти участия не принимали. В качестве ударной силы наркодельцы использовали функционеров и боевиков вновь сформированных узбекских партий Аделат и Бирлик, после этих событий президентом Каримовым эти партии были загнаны в подполье, но продолжают существовать и по сей день. После резни турок-месхетинцев национализм в Узбекистане расцвел пышным цветом. При этом руководители республики доказывали, что ничего серьезного не произошло, просто произошел конфликт из-за 2 кг клубники на рынке. В итоге погибло около 1000 человек, а количество беженцев составило около 5000 человек. Кроме того, около 1500 человек уехали в Киргизию, а также в Краснодарский край и другие районы России.

     Примерно через полгода столкновения на националистической почве перекинулись в город Ош, на территорию Киргизии. В то время первым секретарем обкома партии этого региона был Усен Садыков, выходец с юга республики. Он принял решение забрать земли колхоза им. Ленина, которые возделывали в Оше узбеки, и отдать их киргизам. Это привело к межнациональным столкновениям. Подразделения МВД Киргизии не смогли справиться с ситуацией — и она вышла из-под контроля. С горных районов Памира, надев красные повязки смертников, на подмогу своим прибыли около 3000 киргизов. Убийства продолжалась около трех месяцев. В итоге с обеих сторон погибло около 4000 человек, оросительные каналы были забросаны тысячами трупов, но никто из основных организаторов событий осужден не был. Горбачев не сразу направил в регион части ВДВ из других районов СССР, которые смогли остановить кровопролитие. В СМИ СССР эти события практически не освещались.

     ЦК компартии Киргизии возглавлял бывший шахтер Апсамат Масалиев, которого Горбачев поставил руководить перестройкой в республике. Он сменил Турдукуна Усубалиева, выходца с севера, который руководил Киргизстаном 28 лет. В результате этих перестановок потребовались новые кадры. Руководить отделом науки ЦК компартии Киргизии стал А.Акаев, выписанный из Ленинграда. В дополнение к посту А.Акаев получил и мандат депутата ВС СССР, где выступал за проведение рыночных реформ и обновление СССР. Депутаты Верховного Совета Киргизии вызвали его из Москвы и 27 октября 1990 избрали президентом республики. Одним из первых шагов Акаева на этом посту стало урегулирование конфликта в Оше при участии президента Узбекистана Ислама Каримова. После кровавых событий в Оше благодаря демократу Чингизу Айтматову Горбачев 1991 даже предлагал ему занять пост вице-президента Советского Союза, но Акаев отказался. В августе 1991 он заявил, что не станет выполнять приказы ГКЧП, и получил единодушную поддержку демократов. Деятельность компартии в Киргизии была запрещена, имущество конфисковано, страна провозглашена независимым государством Кыргызстан. 12 октября 1991 в ходе прямых президентских выборов Акаев, единственный кандидат, был переизбран на пост президента республики, а с февраля 1992г. по май 1993г. возглавлял правительство. В январе 1994г. его полномочия были подтверждены на референдуме. В 1994-м обострился конфликт между Акаевым и Верховным Советом республики, избранным еще до независимости. Когда оппозиционное большинство объявило о бойкоте заседаний, президент провозгласил парламент "самораспустившимся" и провел в октябре 1994 референдум об изменениях в конституции, которые позволили создать лояльный ему законодательный орган. Его сторонники одержали победу на парламентских выборах в мае 1995-го. А. Акаев, став президентом, первый визит совершил в США, подарив жене президента США Барбаре Буш золотое ожерелье с якутскими бриллиантами. Его встречали под гром артиллерийских залпов, расстелив красную ковровую дорожку. А КНР он подарил около 1000 кв.км территории своей страны, где были открыты залежи вольфрама, молибдена, золота, находились большие запасы воды и три российские погранзаставы. Межнационального мира не было, начались проблемы у русских и немцев. Необходимо напомнить, что в годы правления А. Акаева в Бишкеке прошла демонстрация, организованная демократами из Оша, с требованием, чтобы русские и немцы убирались из Киргизии. После этого начались моральное давление, иногда нападения, захваты квартир, грабежи, насилие. Президент порядка не наводил. В результате Киргизию покинула значительная часть русскоязычного населения. Предприятия промышленности разгромлены, пришло в упадок сельское хозяйство, распроданы склады с оружием. Безработица, смерть от голода. Зато республика превратилась в плацдарм неправительственных организаций стран Запада — было зарегистрировано около 5000 НПО; мировой рекорд, достойный книги Гиннесса.

     Акаев был большим другом Ельцина. Видимо, поэтому в Киргизии появились памятник и улица Ельцина. Хотели назвать именем Ельцина даже гору, но передумали до лучших времен. Жена А. Акаева стала главным начальником отдела кадров республики, без ее согласия никто не назначался.

     В 1999 году в Киргизию вторгся авангард в 1500 афганцев, на подходе было еще 5500 боевиков для захвата страны. У Акаева и всего киргизского руководства началась паника: армии нет, мобсистема развалена, оружие распродано, командиров почти нет. Только помощь России помогла организоваться и выбить боевиков из Киргизии и спасти ситуацию. В марте 2002 был отдан под суд один из критиков президента Азимбек Бекназаров, а демонстрация протеста его сторонников в Джалал-абаде расстреляна. В 2000 году был арестован мэр Бишкека, генерал— майор МВД , потенциальный кандидат в президенты Ф. Кулов и приговорен к семи годам лишения свободы по обвинению в злоупотреблениях служебным положением в бытность министром национальной безопасности. Был освобожден из тюрьмы в результате народных волнений в марте 2005 года, в день свержения Аскара Акаева, причем освобождение Кулова было одной из главных целей "тюльпановой революции", как утверждали ее лидеры.

     Для своего укрепления и контроля за неспокойным югом чета Акаевых назначила премьер-министром с декабря 2001 года по май 2002 года К. Бакиева, но после отставки он перешел в жесткую оппозицию. В марте 2005 года в ходе очередных парламентских выборов, итоги которых оппозиция во главе с Бакиевым не признала. Помогали ему Роза Отумбаева, Бекназаров, все тот же Усен Садыков. В Киргизии произошла "тюльпановая революция", на которую американцы потратили всего 2 миллиона долларов, на которые Бакиев сверг А. Акаева и пришел к власти. А. Акаев успел сбежать в Россию. 4 апреля 2005 он встретился в Москве с парламентской делегацией Кыргызстана и подписал заявление об отставке с поста президента.

     В столицу вошла главная революционная сила — криминал — которая грабила город. Бакиев, придя к власти, начал во все властные структуры насаждать родственников.

     При А. Акаеве пышным цветом расцвел криминал местный, российский, чеченский, китайский, афганский, между которыми начались криминальные войны. При Бакиеве история продолжилась.

     Россия дала Бакиеву кредит в 350 млн. долларов, с перспективой получения 2,2 млрд. долларов, а Бакиев обещал вывести базу, и парламент принял такое решение. Эти деньги, по слухам, прибрали к рукам сын Бакиева от первого брака Максим, советник Бакиева Гуревич (Юджин), Михаил Надель и лондонский сиделец Б. Березовский. Но Бакиев передумал, после чего за аренду Киргизия стала получать не 17 млн., а 60 млн. долларов. Он отлучил от власти из МИДа Розу Отумбаеву, ген. прокурора Бекназарова, спикера Текебаева…

     Перед 17 марта оппозиция побывала в Москве. 17 марта собрался курултай (народный сход), с требованием отставки Бакиева, начав акции неповиновения с 7 апреля. Но зам. Розы Булат Шерниязов, бывший вице-спикер, 6 апреля начал действовать в Таласской обл. Его арестовал министр внутренних дел Колгантиев, но толпа освободила его и избила министра и захватила вице-премьера А. Джапарова. В Таласской обл. народ поставил своего народного губернатора. Бакиев успел арестовать оппозицию, кроме Розы. Толпа пошла освобождать оппозицию, но началась стрельба. 87 убитых, после чего на улицу вышел весь город и окрестности, Бакиев бежал в родовое село Теит, затем в Казахстан, а далее в Белоруссию. Узбеки ворвались в родовое село Бакиевых и разграбили дом Бакиева. Досталось и жителям. Узбеки потребовали автономии и третьего государственного языка. Резня вспыхнула с новой силой. В столицу и окрестности, где проживают и русские, опять вошла главная "революционная" сила — криминал, которая снова начала грабить город.

     Придя к власти, временное правительство Кыргызстана избрало не взвешенную, объективную, а этнически мотивированную, пагубную позицию. Ущербную не только политически, с точки зрения эффективности, но и в моральном, этическом плане, еще и начав грызню между собой, выпустив ситуацию на юге, где начался межнациональный конфликт с узбеками, которых на юге около 1 млн. человек (20% населения Киргизии), и клановый конфликт между южанами Бакиевыми, Бекназаровыми и Текебаевыми. Бакиевы начали вербовать наемников для дестабилизации обстановки. Одна из ключевых причин конфликта — борьба за контроль наркотрафика. После вывода российских пограничников из Таджикистана и сдачи русских в Туркмении, неразумной политики в Узбекистане и Казахстане, размещения американских баз — все это привело к этой ситуации, когда обострилась ситуация в Киргизии, а именно через Ош (население 500 000 человек) пошли поставки героина из Афганистана в Россию и дальше в Приштину, которую тоже сдали, а далее по всей Европе. Причем, выведя наши базы из Грузии, в Ахалкалаки и Батуми, сдав А. Абашидзе, который не пропускал наркотики через Батумский порт, Россия помогла американцам получить и второй канал транспортировки наркотиков, а отмыв денег в Грузии для них — дело техники. Прежде поток наркотиков в Киргизии контролировали братья Бакиева, Джаныбек и Ахмад. Нынешними беспорядками они пытаются восстановить утраченный контроль, их поддерживают местные наркобароны.

     Отумбаева предложила 27 июня провести референдум, изменив президентскую форму правления на парламентскую, но это только еще больше взорвет ситуацию, а 10 октября провести парламентские выборы, взяв за основу западную модель парламентской республики.

     Американцы сразу среагировали на ситуацию и начали давить на временное правительство, благодаря западным НПО обострилась ситуация и в Бишкеке, 16 июня в Бишкеке на улицы вышла молодежь, а кроме неё были и специально подготовленные женщины и пожилые люди, прекрасно понимающие, где и что надо говорить. Часто патриотические чувства переходили в эмоции, и толпа стала неуправляемой путём инспирирования массовых протестов.

     НПО проводит исследования и опросы среди жителей Киргизии, чтобы понять, какие кнопки надо нажимать, дабы вывести их на улицы, довести до высочайшей степени возбуждения, когда они начинают разрушать себя и страну.

     Наиболее активно действует Freedom House. Данная организация именно так и действовала в прошлом в интересах сил киргизской оппозиции. А сообщения о вооруженных людях в машинах без номеров говорят о присутствии там еще более таинственных умельцев — из американских спецслужб. Госсекретарь США Хиллари Клинтон сразу направляет в Кыргызстан высокопоставленного дипломата, который обсудит с руководством этой страны потребности во внешней политике, а помощник госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Роберт Блейк уже в течение нескольких дней находится в этом регионе. Филип Кроули сказал, что Соединенные Штаты имеют обязательства в отношении Кыргызстана и хотят оказать поддержку этой стране, особенно в формировании нового правительства. В беспорядках, только по официальным данным, погибли более 170 человек, ранены более 1900. Неофициальные источники называют иные цифры — 1500–1700 убитых и 3000-5000 раненых, 400 000 беженцев, около миллиона человек сейчас голодают на юге страны.

     Армейским подразделениям и милиции удалось взять под относительный контроль ситуацию, но надолго ли?

     Опасность событий в Киргизии в том, что они могут привести к изменению ситуации во всей Центральной Азии и привести к смене элит во всех центральноазиатских республиках СНГ, в Афганистане. Болезненны эти события и для Китая. От них зависит — ударят американцы по Ирану или нет. Но наиболее опасны они для нас. Если начнется дестабилизация в Центральной Азии с наложением событий на Кавказе, для нас это может закончиться катастрофой.

     Выход один, попытаться под контролем РФ, международных организаций провести одновременно честные выборы всех уровней власти. Сформировать легитимную власть, которая будет пользоваться доверием населения. Попытаться реализовать этот план и пока воздержаться от ввода войск, т.е. не допустить повторения Афганской ситуации 1979-1989 годов и Чеченской, начиная с 1994 года.

     Нужно попытаться разрешить ситуацию политико-дипломатическими мерами, хотя большинство населения понимают и осознают, что это дело рук западных спецслужб, и видят только присутствие российских военных при ухудшении ситуации как гарант стабильности.

Наша компания выполняет работы по производству уличных урн 2 по очень выгодным ценам, заходите, Вы будите в восторге от наших цен!

1

ЗАТМЕНИЕ НАД ГРУЗИЕЙ МОЕЙ

Я был вынужден покинуть Грузию. Против меня, моего сына и Народно-православного движения устроили провокацию. Сейчас я являюсь жертвой политического и религиозного преследования, против моей семьи применялись террористические действия.

     Народно-православное движение стало неугодно режиму, превратившись в самостоятельную организацию, не попадающую под прямой контроль свыше; наши противники почувствовали, что движение способно концентрировать огромную силу грузинской общественности, потому что произошло объединение священников и православной паствы с грузинской интеллигенцией. Также наша организация получила огромную поддержку со стороны молодёжных движений, студентов, беженцев, совета старейшин.

     За короткое время Народно-православное движение, которое было учреждено 25 марта, в день восстановления автокефалии грузинской православной церкви, собрало на презентацию пять тысяч человек, мы громко заявили о себе. А во время последнего нашего собрания, проходившего во дворце Шахмат, присутствовало десять тысяч человек, зал был забит до отказа. Учитывая сложившуюся политическую ситуацию в Грузии, никто не сможет собрать столько человек.

     Сегодняшняя власть управляется из Института свободы, который я бы скорее назвал Институтом тьмы. Их финансирует фонд Сороса, и ещё во времена Шеварднадзе ими была организована контрэлита, которая с помощью Революции Роз впоследствии пришла к власти в стране. Сейчас они управляют Министерством внутренних дел, Министерством внешней политики, их люди есть в администрации президента, в прокуратуре не всегда на самых высоких должностях, но их влияние значительно. Этот своеобразный клуб вверг Грузию в тот хаос непредвиденной политики, в котором мы сейчас находимся. Как спрут, он опутал государство и старается задушить ростки тех начинаний, которыми занимается Народно-православное движение.

     Мы говорим, что православие должно быть опорой грузинской государственности, так прописано в нашей конституции, так написано Конкордате. Но деструктивные деятели и в системе просвещения, и в системе культуры стараются всячески игнорировать церковь, тем самым нарушая конституцию. Поэтому изначально своей целью мы выбрали борьбу с ними, а не погоню за какими-то далёкими политическими идеями.

     Как видите, народ правильно понял наше основное послание, и огромное количество людей объединились вокруг нас, даже ведущие политические партии лейбористов, консерваторов, белых и других, понимают, что существование Института свободы грозит смертью грузинской государственности.

     Деятели из Института свободы постоянно оспаривают авторитет православной церкви, и мы не можем позволить им продолжать совершать подобные действия. Последней каплей было то, что они выпустили книгу с кощунственным названием, в которой высмеиваются и похабятся библейские события. Содержание этой книги – откровенный бред, но этому бреду устроили презентацию в Государственном университете им. Ильи Чавчавадзе, который является святым грузинской православной церкви, а также одним из идеологов грузинской государственности. До этого православные студенты данного университета потребовали открыть молитвенный уголок, на что ректор ответил им, что мог бы выделить площадь в туалете.

     Конечно, у тех, кто борется против православия и патриотов, имеются отлаженные пути распространения клеветы и дезинформации. Они немедля ими воспользовались, организовав акцию на телекомпании Кавкасия, в которой участвовали сотрудники телекомпании, устроившие погром. Впоследствии наших людей обвинили в этом погроме, хотя, судя по материалам прямого эфира, видно, что мы никого не трогаем, наоборот, стараемся всех разнять. Можно сказать, что те восемь человек, кто попал впоследствии в тюрьму, – это узники совести и рыцари веры.

     Нас стараются задавить ещё и потому, что под нашим началом действует активнейшая молодёжная организация. Мы смогли объединить все вузы и все молодёжные движения различных политических партий. Они до сих пор работают с нашим движением.

     Члены Института свободы видят концентрацию силы, и это внушает им страх. Они провели заседание силовых ведомств и решили, что если им не победить эту силу в зачатии, то потом будет уже поздно.

     Были избраны методы психологического террора. Выбор пал на наш флаг и молодёжное движение. Говорили, что двухголовый орёл, чисто афонский, византийский символ – это признак кооперации с Россией, решившей вмешаться в дела Грузии. Всплыли материалы, на которых я здороваюсь за руку с Медведевым, хотя на самом деле это было снято во время грузинского медиафорума, я подарил президенту книгу, поздоровался с ним, а до этого задавал ему вопросы. Наше молодёжное движение носит повязки на руке и на шее, подобно римлянам, их постоянно пытаются выставить фашистами. В общем, в нашем лице пытались объединить коммунистов, фашистов и монархистов.

     Параллельно они гонялись за моим сыном. Ему угрожали оружием, пытались сбить автомобилем, совершали похищение. Я был вынужден принять решение о том, чтобы он покинул Грузию. Вместе мы поехали в сторону Азербайджана, чтобы абсолютно легально пересечь границу и отправить сына к моему другу, но случилось так, что его паспорт оказался просрочен. Пришлось ехать в родную деревню и оттуда идти пешком тридцать пять километров. В Азербайджане нам уже помогли. Сейчас по факту незаконного пересечения границы в Грузии на моего сына возбуждено уголовное дело. Совсем недавно я узнал, что против моей жены, оставшейся в Грузии, также предпринимаются противоправные действия.

     Несмотря на то, что я покинул Грузию, Народно-православное движение активно функционирует. Я назначил Элизбара Джавелидзе временно исполняющим мои обязанности, он является академиком с правильной идеологией, бывшим министром образования Грузии, сейчас занимает пост председателя Совета старейшин Грузии. Основная деятельность движения направлена сейчас на освобождение наших сторонников, попавших в тюрьму вследствие провокации.

     Недавно у меня было прямое включение по грузинскому телевидению, где я сказал, что мы не хотели подключать к нашему делу политику, но раз нам бросили перчатку, то мы будем бороться до конца, пока наш флаг не станет государственным флагом Грузии. Это заявление было весьма эпатажным и вызвало серьёзную панику среди определённого круга лиц, и они начали давить на членов семей заключённых.

     Некоторые из моих соратников высказали сомнения по поводу этого высказывания, но ведь это правда, что это, если не грязная политика? Невиновные люди уже два месяца сидят в тюрьме из-за провокации, проведённой телекомпанией Кавкасия, в свет выходит кощунственная книга, напечатанная также с целью провокации, мы не можем этого позволить, и я говорю спасибо Господу Богу за то, что я участвую в этом процессе.

     Народно-православное движение составило стратегическую программу общей концепции развития Грузии, которую я буду стараться довести до российского и грузинского читателя. Целью нашего движения является мониторинг Конкордата, заключённого между государством и церковью, чтобы понять, какие пункты выполняются, какие нет. С сожалением констатирую, что не выполняется ничего.

     Вот некоторые из тех изменений, которые предлагает провести наше движение. Во-первых, мы хотим, чтобы в паспортные данные граждан Грузии возвратилось отчество. Незадолго до Революции Роз была проведена реформа, исключающая отчество из паспорта. А в христианстве прямо говорится: почитай своих родителей. Это не политический, а моральный и духовный вопрос. Также мы требуем, чтобы площадь Европы была переименована в площадь Ста Тысяч Мучеников. Во время нашествия персов на Тбилиси сто тысяч мучеников за один день отдали свои жизни во имя Христа, отказавшись наступать на икону. Кроме того, мы хотим принять специальный закон по защите чистоты и святости. Дело в том, что часто рядом с церковью открывают различные недостойные заведения, чего нельзя допускать. Патриарх выступил с похожим заявлением, на что Институт свободы очень резко отреагировал, сказав, что нигде в мире подобного закона нет, но я им ответил, что в Италии и в Америке существует такой закон.

     Нам следует серьёзно пересмотреть социальные аспекты, чтобы государство не чувствовало себя так, будто бы оно ничего не должно народу, наоборот, народ должен чувствовать, что государство заботится о его безопасности, здравоохранении, социальных гарантиях и так далее. Нельзя забывать и о проблемах сельского хозяйства, сейчас нам необходима жёсткая протекционная политика по отношению к собственным производителям.

     Также мы боремся за то, чтобы в школах и ВУЗах активнейшим образом присутствовало православие. Наши оппоненты заявили, что в таком случае мусульмане тоже захотят присутствия ислама, мы ответили им, что это только к лучшему. Самое главное, чтобы это была традиционная религия. Сейчас же Грузией управляют не православные и не мусульмане, а какие-то сектанты, не имеющие ни опоры, ни корней. Они стараются разрушить всякую традицию и вместо этого создать новую грузинскую расу, которая не будет иметь ничего общего с грузинской духовностью, культурой и православием.

     За океаном действуют такие силы, которые не успокоятся, пока не будет уничтожено православие. Многие могли заметить, что в отношения между православными государствами стараются всяческим образом вбить клинья, чтобы они не могли объединиться. Поэтому ещё одной целью нашего движения, и моей личной, целью моего общения с духовенством, является предложение создания союза между православными государствами. Это не будет политической ассамблеей, а скорее чисто общественным движением.

     В целом я считаю, что Грузия должна следовать собственным путём. Для меня двухголовый орёл означает, что церковь и государство едины, создают по принципу синергии единую систему, в которой основой будут традиционные ценности.

     К сожалению, ситуация, сложившаяся на сегодняшний день в Грузии, слабо представлена российскими СМИ. Вокруг Грузии существует множество мифов, например, о том, что за время правления Саакашвили практически полностью исчезла коррупция. Да, была проведена реформа МВД, и коррупция на уровне низших чинов заметно спала, но та коррупция, что существовала на высших уровнях, никуда не исчезла. То есть весь крупный бизнес лоббирован с помощью высших чинов. Если ты не национал и если ты не у верхушки, то никакой бизнес организовать тебе не удастся, никакой тендер не выиграть.

     Вторая легенда о Грузии – это то, что у нас построены хорошие дороги. Но представьте, при Шеварднадзе прокладка одного квадратного метра дороги стоила восемнадцать лари, сейчас двести лари. И тендеры выигрывают почему-то только те компании, которые тесно связаны с верхушкой власти. Почему так происходит? Это указывает на наличие коррупции, лоббирования интересов. К примеру, в Америке есть коррупция? Есть, но она называется лоббированием.

     Ещё одна легенда связана с экономикой и инвестициями. Инвестиции и вправду поступали в Грузию, но только до августовских событий, затем они резко упали. И я думаю, что пока Россия и Грузия не урегулируют между собой вопросы и опасность новых столкновений не исчезнет, инвестиции не будут возвращаться. Насчёт экономики, немного информации. На выборы было затрачено триста миллионов долларов, но ведь эти деньги куда-то ушли. Когда они поступят на рынок, что будет с лари? А сейчас налоговая полиция и другие органы стараются как можно крепче вцепиться в действующих бизнесменов и компании, чтобы как-то компенсировать произведённые затраты, после выборов началась форменная экзекуция.

     Насчёт строительства, да, у нас был бум строительства, но сейчас всё это приостановлено, не могут закончить начатые проекты. Ударили финансовый кризис, война.

     Существует также миф о грузинской демократии. Но как можно говорить всерьёз о демократии, если у нас действуют шесть телеканалов, из них пять под прямым контролем государства. Раньше считалось, что телекомпания Кавкасия является оппозицией, но мы сорвали с них маски и показали, как по приказу ведущего телекомпании арестовали восемь невиновных людей, борющихся за христианство и за веру. За эту операцию Кавкасия получили грант в три миллиона долларов. Институт свободы управляет СМИ и судебной системой. Суд не может принять ни одного решения без согласия генеральной прокуратуры. Как это сочетается с демократией? Адвокатская деятельность превратилась в чистую формальность, потому что адвокаты не могут выиграть ни одного дела.

     Говорят, что в Грузии сейчас нет ни одной политической силы, которая желала бы взаимодействовать с Россией. Отвечу за себя: я хочу дружить с Россией, иметь общие интересы, и мы не раз видели, что существуют подобные интересы, от которых выгоду получают оба государства. Вот по такому пути нам нужно следовать. Сейчас Грузию часто используют как провокационную страну для России, чтобы очернить имидж России по всему миру. Если Россия и Грузия в ближайшем будущем не найдут общий язык, то я буду считать, что это не на руку ни России, ни Грузии, а идёт в пользу какой-то третьей геополитической силы, которая не хочет, чтобы Кавказ был мирным. А если Кавказ будет мирным, то Россия там обязательно займёт своё достойное место, будут мир, стабильность и экономическое процветание. Но этим силам такого не нужно, им нужна конфликтная линия, которая перекроет все коммуникации с Кавказом. Саакашвили пока что прекрасно выполняет свой заказ.

     У Саакашвили есть начальники, которые придумывают разнообразные политические конфигурации и претворяют их в жизнь. Они и сказали ему, если ты хочешь оставаться на плаву, а тебе угрожает дефолт в стране и приход к власти Обамы, то тебе нужно победить в этой войне, тогда ты запустишь процесс разрушения России, получишь роль лидера на Кавказе и в конце концов президентом станет Маккейн. А если Маккейн станет президентом, то для тебя это означает безоговорочную победу твоей политики и дальнейшая неприкосновенность.

     Когда Саакашвили начинал войну, все ожидали, что он продержится хотя бы десять дней. Но за время кампании войска потерпели сокрушительное поражение, а ведь на них каждый год тратилось по полтора миллиарда, официально и неофициально. Но из армии выгнали настоящих военных и принимали туда по принципу идеологии тех, кто принадлежит их движению.

     Был ли у Саакашвили хоть какой-то шанс выиграть войну? Его единственный шанс заключался в том, что ему следовало направиться в сторону Джавы. Он мог бы решительным наступлением взять Джаву, затем захватить Кокойты и потом уже торговаться. Но я был одним из первых, кто во время этой войны выступал и говорил: что вы творите? Вы угробите грузинскую государственность! Остальные твердили: нет, это хорошо, мы возьмём Цхинвали и Саакашвили станет строителем, но мы утверждали, что это катастрофа, ведь нам следует жить в мире с осетинскими братьями.

     Как можно против родственника начинать войну?

     Казалось бы, после такого поражения режим Саакашвили должен был пасть, но нельзя не учитывать тот факт, что Грузия получила четыре миллиарда долларов безвозмездно, сейчас внешняя задолжность составляет восемь миллиардов.

     В российской среде я получаю духовную и моральную поддержку, другой мне на самом деле и не надо. Я бы хотел, чтобы Россия ясно увидела те процессы, которые происходят в Грузии, потому что она также находится в зоне действия этих схем, организованных силами тьмы, и в России хотят подобным же образом переделать общество. Обеим нашим странам необходимо придумать новые политические конфигурации, при которых наши народы будут больше взаимодействовать друг с другом.

     Моей конечной целью можно считать создание такой неправительственной организации под названием Лига Православных народов, в которой будут участвовать ведущие журналисты, ведущие политологи, ведущие бизнесмены из разных православных стран. А впоследствии, когда придёт время, можно будет организовать блок православных стран или союз православных стран, куда будут входить экономика, культура, информационное пространство, религиозное, духовное пространство, такая сетевая империя, которая будет защищать единые ценности. Нам следует найти точки соприкосновения, где мы будем помогать друг другу и делиться опытом. Грузия первой попала в эту лабораторию, я не исключаю, что похожее хотят совершить с другими странами бывшего СССР.

Записал Алексей Касмынин

Для активных пользователей междугородней связи по России предлагается тариф безлимитный 3 с прямым номером.

1

Сергей Загатин ПОСЛЕДНИЙ СЕАНС

Обсуждение грядущего краха доллара, а затем и краха США, как государства и крупнейшего геополитического игрока, давно стало питательной средой для многочисленных политологов и экономистов. В самом крахе доллара и Pax American ничего предосудительного нет, как нет ничего предосудительного в категоричности высказываний некоторых экспертов.

     В самом деле, какая нам разница — распадётся США на шесть частей уже в 2010 году, как обещает нам Игорь Панарин, или в 2015, как это видится Стивену Коэну? Всех людей доброй воли волнует прежде всего конечный результат — схлопывание и окукливание заокеанского монстра в своей североамериканской раковине, вывод американских войск из оккупированных стран Европы, Азии и Африки, а так же прекращение работы "долларового насоса", де-факто уничтожающего человечество и цивилизацию ради сверхприбылей немногих избранных.

     Также совершенно неважно, насколько достоверен или научен прогноз того же Панарина, знает ли Панарин американские реалии или не знает, пользуется фактами или домыслами, поскольку этот прогноз уже выполнил свою роль, став лучшим медиавирусом, мощнейшей информационной бомбой российского производства, применённой в войне смыслов начала XXI века. К примеру, катастрофическое крушение Советского Союза было бы невозможным без двух условий: без представителей власти, усомнившихся в возможности дальнейшего существования социализма и СССР, и без постоянно раздражаемых разломов общественного сознания, генерируемых усилиями, с одной стороны, бжезинских и ЦРУ, а с другой — яковлевых и коротичей.

     Так и сейчас — кроме постоянного и неуклонного брожения мозгов американской интеллектуальной и политической элит, перемывших Панарину все косточки в сотнях публикаций в США, в Штатах за последнее время произошло также несколько событий, внешне никак не связанных, но в сумме последствий могущих просто-таки куммулятивный эффект в деле разрушения федеративного государства.

     Надо отметить, что сепаратизм в США — дело, в общем-то, обычное. В силу специфики построения "Империи Добра" на территории США существует столько социокультурных разломов и противоречий, что "силам зла" никаких особенных усилий для культивирования сепаратистских тенденций прикладывать не приходится. Кроме трёх непризнанных государств — Республики Лакота, Каскадии и Свободного Техаса, на территории США существует более 400 автономистских и сепаратистских движений.

     Локомотивами сепаратизма прежде всего является Техас — штат со своей спецификой, узаконенным двуязычием (кроме английского государственным языком Техаса считается и испанский), а главное — с исторической памятью о годах былой свободы — Техас вошёл в состав США на определённых условиях, не исключающих добровольный выход из состава федерации. Что немаловажно, Техас является опорой для так называемых отрядов "белой самообороны", относительно которых герой боевиков, актёр и каратист Чак Норрис заявил недавно, что уже существуют тысячи хорошо организованных групп, готовых начать Вторую Американскую Революцию. Он пообещал, что может выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Независимого Техаса.

     Также он заявил, что формально Техас никогда не был частью США, и в случае раскола Техас может возглавить революционное движение.

     Надо сказать, что и губернатор Техаса, Рик Перри неоднократно шантажировал Вашингтон возможным выходом Техаса из состава США, добиваясь для штата особых налоговых отношений с федеральной властью.

     Республиканца Перри и каратиста Норриса поддерживает большая часть населения штата.

     Вторым, и крупнейшим, паровозом сепаратизма в США является самый густонаселённый и богатый штат — Калифорния. Самое высокое в США налогообложение порождает множество недовольных, на чьих настроениях охотно играют активисты Калифорнийской сепаратистской партии, ставящие целью образование нового государства — Калифорнийской республики. Одним из главных адептов независимости этого штата является губернатор Калифорнии, ещё один герой боевиков Арнольд Шварценеггер. Это пока единственный губернатор США, заключивший межправительственное соглашение с другим государством — с Великобританией в лице её экс-премьера Тони Блэра.

     И всё бы ничего — как говориться, разделяй и властвуй, но пока "американский Горбачёв" Обама строит свои маниловские мосты в светлое будущее, в конце апреля губернатор американского штата Аризона подписала жёсткий законопроект об иммиграции.

     Аризона, так же как и Техас с Калифорнией, находится на границе с Мексикой, которая является основным источником потока иммигрантов в США. Согласно законопроекту, одобренному губернатором Джэн Брюэр, полиция имеет право спросить любого человека о его иммиграционном статусе: в качестве повода для проверки достаточно "обоснованного подозрения". Кроме того, документ, который принимает статус закона 29 июля сего года, делает нелегальное пребывание в США преступлением по закону штата.

     Это событие и столкнуло лбами консервативный республиканский Техас, который де-факто поддержал Аризону, — и геелюбивую мультикультурную либеральную Калифорнию.

     Калифорнийские промышленники и политики фактически объявили бойкот Аризоне, и даже готовы расторгнуть практически все контракты, связывающие предприятия соседних штатов.

     В ответ на это власти Аризоны дали понять, что в ответ на экономический бойкот они просто установят энергетическую блокаду Калифорнии. Аризона на порядок беднее Калифорнии — но есть один очень важный нюанс: большинство электростанций, снабжающих Калифорнию электроэнергией, по странной прихоти судьбы, находятся в Аризоне. Техас же готовится принять подобный же закон, и в неформальном общении техасские промышленники намекают аризонским коллегам, что не прочь перехватить контракты, от которых откажутся калифорнийцы. Также Аризону поддерживает ещё один сосед — штат Юта, населённый преимущественно мормонами, которые считают Калифорнию гнездом вселенского разврата. И в чём-то они, несомненно, правы, кроме Голливуда, в Калифорнии есть ещё и Сан-Франциско, который является почти официальной мировой столицей гей-движения и прочих извращенцев.

     А что федеральный центр? Президент США Барак Обама назвал законопроект "неправильным", сказал, что надо бы его обжаловать в суде... — и это всё!

     На фоне экологической катастрофы в Мексиканском заливе, уже переплюнувшей по последствиям Чернобыль, на фоне практически неконтролируемой нелегальной иммиграции и растущих социальных проблем простых американцев "холодная война" между несколькими штатами становиться похожей на экранизацию всех подсознательных голливудских страхов.

     Как говорится — будем посмотреть.

1

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

РЕШЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА МЕДВЕДЕВА об учреждении нового государственного праздника — Дня крещения Руси, уже вызвало ответные инициативы. В Татарстане предложили учредить другой праздник — День принятия ислама. Неизвестно, будет ли принято это предложение, но российский президент подписал указ, согласно которому 28 июля войдет в список официальных праздников как День крещения Руси.

     Любопытно, что глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Илларион пояснил, что новый праздник касается всех россиян, независимо от их религиозных убеждений. Он сказал: "Приняв крещение и крестив Русь, святой равноапостольный князь Владимир сделал цивилизационный выбор, включив Русь в семью христианских и европейских народов".

     Однако на территории России есть народы, которые тоже относят себя к европейским, но не к христианским. Экс-президент Татарстана Минтимер Шаймиев заявил, что "в связи с принятием Дня крещения Руси у представителей традиционных конфессий (ислама, иудаизма и буддизма) возникают вопросы, и, прежде всего, это касается мусульман. Ведь ислам — вторая по числу приверженцев религия в России. Исповедуют ислам более 20 млн. россиян".

     Можно ожидать, что свой голос в поддержку празднования Дня принятия ислама поднимут и мусульмане Северного Кавказа, куда ислам пришел на два с половиной столетия раньше, чем на территорию современного Татарстана.

     Эксперты полагают, что если День принятия ислама появится в календаре, он будет означать, что цивилизационный выбор князя Владимира поддерживают не все. А если не появится, мусульмане будут чувствовать себя ущемленными…

     Очевидно, что пока еще явно преждевременно говорить, что части многоконфессионального общества, населяющие Россию, движутся к сближению и взаимопониманию.

      ВО ВРЕМЯ ПОСЛЕДНЕГО ВИЗИТА российского премьера Владимира Путина в Анкару им и турецким премьером Эрдоганом, как известно, было подписано несколько важных документов. Утверждается, что они договорились практически по всем ключевым вопросам. Товарооборот между обеими странами будет планомерно расти и дойдет до 100 млрд. долларов в год. В самое ближайшее время ожидается и отмена визового режима между Россией и Турцией, и уже подписан документ об обеспечении безопасности россиян в Турции и турецких граждан в России. Можно ли в связи со всем этим говорить, что государства, которые не так давно рассматривались как непримиримые противники и "исторические враги", стали теперь друзьями и стратегическими партнерами? Некоторые эксперты-скептики полагают, что подобное мнение, мягко говоря, не совсем соответствует реальности. Так, президент Института Ближнего Востока небезызвестный Евгений Сатановский заявляет: "Считаю, что пора поумерить оптимизм по поводу нашей "дружбы взасос" с нашими южными соседями, в том числе Турцией и Сирией… Не следует думать, что турки или сирийцы хотели бы от нас чего-то большего, кроме как денег, оружия, энергоносителей — за бесплатно. Поэтому большие вопросы вызывает будущее постройки атомной электростанции в Турции. Турки с удовольствием представят Россию врагом западного мира".

      НЕДАВНО БЫЛА ВЫНУЖДЕНА УЙТИ в отставку Хелен Томас — многолетний дуайен журналистского корпуса США при Белом доме. Это произошло после того как нью-йоркский раввин Дэвид Несенофф поместил на одном из сайтов видеозапись своей беседы с ней. Раввин, в частности, спросил у известной журналистки, чей рабочий стаж составляет 57 лет, что она думает об израильтянах в связи с событиями в секторе Газа. Ответ был такой: "Скажите им, чтобы они выметались ко всем чертям из Палестины. Палестинцы оккупированы, это их земля". На вопрос, куда же евреям ехать, она сказала: "Им надо ехать домой. В Польшу, Германию, Америку, куда угодно". Ассоциация корреспондентов при Белом доме, в которой Томас была первой женщиной-председателем, заявила, что ее слова "не имеют оправдания". Пресс-служба Белого дома назвала их "оскорбительными и предосудительными". А президент Обама заметил, что ее высказывания были "из ряда вон выходящими". Стоит заметить, что Хелен Томас, которой 4 августа должно исполниться 90 лет, была знакома со многими президентами США, и для нее даже всегда держали место в первом ряду на всех пресс-конференциях.

      "РОСНЕФТЬ" НАЧАЛА БУРИТЬ в Объединенных Арабских Эмиратах. Торжественные мероприятия, посвященные началу совместной работы "Роснефти" и Crescent Petroleum Company (ОАЭ) состоялись в эмирате Шарджа. На церемонии присутствовали вице-премьер России, председатель совета директоров "Роснефти" Игорь Сечин, правитель Шарджи, член Высшего совета ОАЭ шейх Султан бин Мохаммед Аль-Касими, министры энергетики России и ОАЭ Сергей Шматко и Мохаммед Бен Даен Аль-Хамили, президент "Роснефти" Сергей Богданчиков, глава правления Crescent Petroleum Хамид Джафар, а также посол ОАЭ в России Омар Гобаш.

     На производственной площадке состоялась церемония начала разведочного бурения. Первоначальные инвестиции — около 60 млн. долларов — пойдут в основном на бурение первых двух скважин глубиной до 2,5 тыс. м.

     Если в результате буровых работ будут обнаружены коммерческие запасы углеводородов, стороны создадут СП для дальнейшего освоения месторождения. "Роснефть", по словам Сечина, готова также рассмотреть вопрос об участии в проектах в Ираке.

1

Владимир Бушин «СЕНСАЦИЯ» С МАХИНАЦИЕЙ

УШЁЛ ЮБИЛЕЙНЫЙ МАЙ. Можно было надеяться, что с приближением Дня Победы и хотя бы недельку после него все эти аллигаторы и мартышки, бегемоты и жабы антисоветчины от Радзинского и Сванидзе до Сорокиной и Пивоварова помолчат, обирая кто блох, кто пиявок. Можно было ожидать? Да ты что! И в эти дни зубами скрежетали, квакали, хвостами крутили — пользовались любой зацепкой, каждым поводом. Даже день рождения Пушкина пытались использовать. Вот, видите ли, его знаменитый памятник стоял в начале Тверского бульвара, а коммунисты передвинули его туда, где теперь. И, конечно, "по личному приказу Сталина". И что, хуже стало? Да как же, плачет дева Первого канала телевидения, он же стоял лицом к солнцу, а теперь... А теперь, куда бы он ни повернулся, куда ни глянул бы – кругом иностранные вывески. Каково видеть это нашему великому национальному поэту? Вот о чем в рельсу бить надо.

     Но никто из вас и пикнуть не смеет. А то ещё Саакашвили соорудил в Тбилиси несуразный и тупоумный памятник грузинам, боровшимся против России.

     И Пивоваров тоже тотчас тут как тут: "А почему на памятнике нет имен Джугашвили и Орджоникидзе? Ведь эти тоже боролись против России...".

     Но примечательно, что даже он уже не смеет антисоветничать иначе, как только под маской защитника России. Ты лучше подумал бы, за что Бог наказал твоих родителей таким отпрыском. Эту же маску натягивают и более крупные представители антисоветской фауны.

     На Первом канале телевидения существует программа, так без обиняков деликатно и означенная — "ПОЗНЕР". Подобные вещи невозможно представить в сфере русской культуры — допустим, чтобы газета называлась ПРОХАНОВ, или журнал – КУНЯЕВ, или театр ДОРОНИНА, или художественная галерея ШИЛОВ, но в торговом мире нечто подобное бытует давно. Ну, скажем, ЕЛИСЕЕВСКИЙ магазин или ФИЛИППОВСКАЯ булочная. Однако же всё-таки не ЕЛИСЕЕВ, не ФИЛИППОВ, и названия эти дали когда-то не сами хозяева и не московский губернатор, а сами москвичи. Но тут — впрямую и, конечно, сам – ПОЗНЕР.

      Надо заметить, что вообще-то, Познеров в России довольно много. Вероятно, они достались нам в результате последнего раздела Польши. Может быть, родом из Познани, как Варшавские – из Варшавы, Слонимские – из Слонима, Смелянские... Впрочем, не в этом дело, пусть даже из Коканда. Об одном из Познеров, о Владимире Соломоновиче (р.1905), участнике литературной группы "Серапионовы братья", впоследствии французском писателе, несколько раз упоминает в своих дневниках Корней Чуковский. Обычно – перечислительно, но 11 ноября 1919 года есть такая запись: "Володя Познер в соседней комнате переписывает на машинке свою пьеску "Ученье – свет, неученье – тьма". Ему 14 лет – а пьеска очень едкая, есть недурные стихи". Или 5 декабря 1920 года, когда Володе было уже 15 лет: "Не забуду чёрненького маленького Познера, который отшибал свои детские ладошки", слушая Маяковского, читавшего стихи. Ну, отшиб ладошки и укатил во Францию. А там все, кто из России, даже с отшибленными ладошками становятся писателями. Впрочем, он мог быть, разумеется, и вполне достойным человеком. Почему нет? Вероятно, это дед тутошнего Познера, а, может, и отец.

      Об одном Познере упоминает даже генерал Деникин в своих "Очерках русской смуты": "При Временном правительстве Русская армия стала управляться комитетами, составленными из элементов, чуждых ей. Было в высшей степени странным и обидным для Армии, что во главе фронтовых съездов, представлявших миллионы солдат, множество частей со славной историей, были поставлены такие чуждые ей люди, как штатский Познер" (Гл.ХХХ). Похоже на то, как сейчас на разного рода "съездах" за рубежом нашу литературу представляют делегации из таких штатных писателей, как Ерофеев, Корифеев, Радзинский, Грузинский... Генерал Деникин упомянул едва ли того Познера, что и Чуковский. Ведь в пору Временного правительства тому было только 12 лет. Впрочем, как знать. Ведь они очень проворны и бойки. Видно, не зря критик Сарнов любит цитировать Гоголя: "И подивился Тарас бойкости жидовской натуры". Но это присказка покуда. А сказка-то вот о чём.

     Кто постарше, помнят, конечно, как доставшийся нам Владимир Познер отшибал ладошки, аплодируя Советскому Союзу, его людям и его успехам. Но теперь он давно совсем другой Познер. Так вот, четвертого мая, когда над страной веял предпраздничный дух юбилея священного Дня Победы, по Первому каналу телевидения в этой самой программе "ПОЗНЕР" была передача "Запрещённое интервью маршала Жукова". Ну, вообще-то, случались и случаются в жизни разного рода запреты, ничего удивительного. Вот свежайший пример: запретили заявление не кого-нибудь, а президента Академии Наук, можно сказать, в своей области тоже маршала. Вот как это было.

     18 мая состоялось ежегодное собрание Академии. На него явился, как красное солнышко, и пропел речь, как соловей, глава правительства Владимир Путин.

     Сейчас главный вопрос в науке – финансирование. Америка в этом году вложит в научно-конструкторские разработки 400 млрд. долларов, объединенная Европа – 270, Китай и Япония – по 140, а Россия 49 миллиардов … рублей. И что же на сей счёт пропел академикам соловей демократии? Вначале он вот что рассказал: "Когда я служил в другом ведомстве в своей прошлой жизни (стесняется сказать "в КГБ Советского Союза". — В.Б.), у нас (В КГБ?) наступил момент в конце 80-х, когда и наши (КГБ?) разработки и полученные специальными методами разработки ваших коллег за рубежом не внедрялись в экономику. Тогда не было оборудования, чтобы их внедрить. И вот мы на этом поприще трудились-трудились, добывали-добывали (т.е. пахали-пахали), а толку никакого!"

     Очень интересно. Однако, во-первых, тут надо бы напомнить, что это была уже горбачёвско-ельцинская пора, лишь по названию ещё Советская. Но в ту пору не мы у кого-то, а у нас, при полном разгильдяйстве и даже пособничестве КГБ "добывали-добывали" все, кто хотел, и всё, что хотели – от секретных архивов до военных тайн и морских шельфов. Боже мой, да сами предлагали, даже навязывали и порой совершенно бескорыстно, как бессмертный Вадим Бакатин, — всё, что угодно, и ждали "спасибо", но не дождались. Вот и сказать бы сейчас Путину, каков, мол, порядок был при моём крёстном отце Борисе Николаевиче, а то ведь выходит опять поклёп на Советское время.

      Во-вторых, интересно узнать бы, какие такие научные разработки имелись у КГБ, у кого там персонально. Уж теперь-то, спустя четверть века, нельзя ли назвать имена этих славных учёных и инженеров? И потом, за двадцать лет буйной демократии и за десять лет путинского правления, что-нибудь из этих или из добытых Путиным и его коллег ценных разработок внедрено в экономику? Или все то же – толка никакого? Нет ответа. И едва ли оратор понимал, что говорил. Но, возможно, некоторые академики, услышав это, задумались.

     А дальше как раз о финансировании. Путин стал нахваливать математика Григория Перельмана, решившего как будто специально к собранию Академии столетней или большей давности задачу французского математика, физика и философа Жюля Анри Пуанкаре (1854-1912). Смотрите, говорит, мужи науки, вот известный Гриша Перельман, простите за моветон, безо всякого финансирования, без малейшего субсидирования чесал-чесал затылок, как раб на галерах, и решил ребус Пуанкаре. И после этого — представляете, мужики? — никаких денег брать не хочет. А просто выложил в интернете своё решение и подписался — "Гриша Перельман". Вот учёный! А, мужики? Побольше бы нам таких Гриш и таких Перельманов. Ах, как соблазнительно внедрить бы в среду академиков, министров и губернаторов стремление работать на основе "синдрома Перельмана"! Надо заметить, что на Западе его называют последним питомцем советской математической школы.

     Вероятно, Г.Перельман – большой талант или даже гений. И талант остаётся великой национальной ценностью, но время Ньютонов и Ломоносовых, Лавуазье и Ползуновых, Менделеевых и Эйнштейнов, Эдисонов и Поповых, увы, прошло.

     Ныне научные открытия и технические изобретения делаются коллективами учёных и инженеров, использующих сложнейшие приборы, аппараты и другие средства. Всё это требует огромных денежных вложений. А для математика, как для поэта, кроме хорошей головы, требуются лишь бумага, литература и стило (компьютер). Так что Гриша Перельман при всём его величии, извините за моветон, для нынешнего научного процесса фигура трогательная, но, так сказать, не шибко типичная. Неужели глава правительства ничего этого не слышал и не понимает, а поучать академиков готов?

     Похоже, что именно так, ибо после этого Путин сказал, что мы не можем средства на науку распределять равномерно, как в бутерброде масло на хлеб. Надо выбирать наиболее успешные, прорывные направления и на них сосредотачивать средства и силы, надо стремиться к реальному практическому результату.

     Вероятно, тут кое-кто подумал: соответствует ли этим требованиям подвиг Гриши Перельмана? Но важнее другое. В ответном выступлении президент Академии Ю.С.Осипов решительно возразил премьеру: — Мы категорически не согласны с тем, что фундаментальные исследования надо вести только по тем направлениям, где российская наука находится на передовом уровне! Нужна фундаментальная наука, покрывающая широкий спектр исследований... .

     Вы слышали? Категорически!.. И вот как эта категоричность обернулась. В 3-часовом выпуске новостей по телевидению она успела проскочить, но тут же её поймали, задушили и выбросили. В последующих выпусках царило полное согласие академиков с лучшим другом учёных и науки. А ведь в кои-то веки мы могли бы увидеть и услышать президента Академии Наук!.

     Да разве это единичный случай запрета в наши дни! Цензура препарирует даже президента. Вот сказал он, что его любимый писатель – Виктор Пелевин — вырезали; признался, что в доме у него нет Гоголя, и он скачал "Мертвые души" из интернета — убрали; сослался на Остапа Бендера как на большой авторитет в экономике — выдрали...Вот какие дела творятся даже в пору цветущей демократии. Чего же вы хотите, Познер, от зверского тоталитаризма? Что ему маршал Жуков!

      И ВСЁ-ТАКИ... Вернёмся к теме. Настораживало в передаче о Жукове уже одно то, что борцом за правду бесстрашно выступал именно Познер, которого его коллега Сергей Шумаков, главный редактор телеканала "Культура", бесцеремонно обозвал персонажем "с безупречной репутацией".

     Вот этот Безупречный появился на экране. Чего-то размахивает руками, смеется, крутится в кресле вокруг своей оси... А потом мы слышим:

     — ...Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза Георгий Константинович Жуков...

     Скажите пожалуйста, какие слова стал внятно выговаривать, и всё полностью, без малейших усечений, почтительно.

     И дальше:

     — В 1966 году был снят фильм "Если дорог тебе твой дом". Но вышел он только в 1967-м, и с большими трудностями, потому что против него возражало Главное политическое управление Армии и Военно-Морского Флота (какая опять замечательная полнота! — В.Б.), поскольку там упоминались маршалы Тухачевский, Блюхер, Егоров, Якир, Уборевич...

     Вранье в нежном любовном союзе с невежеством начинается... Во-первых, Якир и Уборевич не маршалы. Во-вторых, а что, все эти имена невозможно было тогда произнести, они оказались под запретом, как президент Осипов? Да как же в таком случае хотя бы именно Жукову, уж не говорю о многих других авторах того времени, именно в ту пору в своих воспоминаниях, вышедших в 1969 году, удалось неоднократно называть этих людей, причем, мягко выражаясь, безо всяких критических оценок?

     Например, на страницах 81-82 Блюхер упомянут десять раз и всё в таком духе: "Однажды в нашем полку побывал легендарный герой Гражданской войны В.К.Блюхер. Встреча с ним была большим событием для бойцов и командиров полка" и т.д.. Благожелательно упоминается и Тухаческий, и Уборевич, и другие (например, на стр.63). Жуков не мог знать об этих людях того, что стало известно теперь. Так что, если Познер не сознательно врёт, то значит, как Путин, просто не знает, о чем говорит. И ведь сам же себя ставит в положение огородного чучела: если фильм снять в 1966 году, а вышел на следующий год, то о каких трудностях тут можно говорить и когда они успели показать себя по злой воле ПУРа? Но это не имеет значения для Познера, он исходит из презумпции универсального негодяйства Советского времени.

     Потом мы слышим, что в ходе съемок фильма было записано вот это большое интервью Константина Симонова с маршалом Жуковым. Но "в 1967 году интервью было приказано смыть, чтобы его никогда не было". Никогда во веки веков и нигде на всей планете, ибо маршал раскрыл какую-то ужасающую тайну, сказал убийственную правду о войне. Но кто же приказал смыть – ПУР? Директор студии? Министр сельского хозяйства? Неизвестно. Может быть, сам Леонид Ильич Брежнев.

     Но не перевелись ещё на Руси бесстрашные воители за правду: "Мой отец Владимир Александрович сохранил это интервью"., т.е. дерзко наплевал на страшный приказ. А кто он был, родитель-то? Как же, говорит, — "создатель Экспериментальной творческой киностудии". Ну, это не совсем так. В.А.Познер был человеком деловым, но не столь уж выдающимся, а создана студия по решению комитета Госкино, и главной фигурой на студии был известный режиссер Григорий Чухрай, народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, создатель знаменитых фильмов "Сорок первый", "Баллада и солдате" и других. Этот Познер, объявив того Познера создателем, о Чухрае и не упомянул. Создатель, говорит, "выкрал эту плёнку, смонтировал интервью и сдал на другую студию". Выкрал! Из-под охраны! Да что стоило создателю положить ленту в сумку и унести куда угодно. Но на какую он её сдал студию? Тайна. Значит, сплавил краденое? Сплавил, но неизвестно куда. И тут приходится гадать, тот ли это Познер, о котором писал Чуковский, или тот, о котором писал Деникин, или какой-то третий. Ах, какая досада! Я же его знал, мог расспросить. Он жил на Новослободской, а я в ту пору работал в журнале "Молодая гвардия", это на Сущёвке, рядом. И были у меня к нему кое-какие дела. Вот и телефон его в старой записной книжке нашёл: Д-1-57-95. Может, это всё-таки чуковский Познер, только "Соломоновича" при возвращении в Россию сменивший на "Александровича".

     А нынешний Познер заключает вступительное слово к интервью обращением к зрителям: "То, что вы сейчас увидите, не было никогда и нигде показано по телевидению. Это уникальное интервью великого маршала и великой войне".

     Как известно, лучшие сорта лжи фабрикуются из полуправды. По телевидению, да, интервью не показывали. Но Познер в самом конце передачи, уже после интервью ещё раз повторил: "Интервью с маршалом Жуковым было приказано уничтожить. Почему? Да только по одной причине. Потому что он говорил правду. Я считаю, что все те, кто участвовал в этой войне — ветераны, их близкие, дети имеют право знать правду о войне. И сегодняшняя передача — это шаг в сторону правды". Вот, мол, она. Мы с папой даём её вам накануне юбилея Победы. Как видите, мы к ней причастны. Ну, не прямо, но всё-таки... Значит, главный-то вопрос во всей этой истории – вопрос о правде, о её доступности нашим людям.

      А КОЛИ ТАК, то приходится напомнить Познеру, что телевидение – не единственное средство массовой информации. Существуют, например, кино, книги, журналы. Так вот, по воспоминаниям критика Владимира Огнева, бывшего тогда главным редактором Экспериментальной студии, в 1969 году это интервью было показано в Центральном доме литераторов. Тогда — не из последних очагов культуры. Но, конечно, это лишь несколько сот зрителей, однако тут есть что добавить.

     В 1965 и 1968 годах в издательстве "Московский рабочий" вышла большая (632 страницы), обильно иллюстрированная книга "Битва за Москву. Это сборник воспоминаний участников битвы – командующих фронтами, армиями, родами войск, а также тружеников столицы.

     В книге была и большая (35 страниц) статья Г.К. Жукова "Воспоминания командующего фронтом". Маршал тогда работал над своими мемуарами и, как говорится, был в теме. Эта статья, кроме того, была напечатана в 8 и 9 номерах за 1966 год "Военно-исторического журнала". В статье более обстоятельно и широко рассказано о всём том, что Георгий Константинович сказал и в киноинтервью с Симоновым. Буквально о всём! Начиная с эпизода о двух связистах под Обнинском в октябре 1941 года, которые поначалу по соображению секретности не хотели помочь Жукову, искавшему штаб Западного фронта, с эпизода о женщине, на глазах которой погибли её внуки, и она от горя потеряла разум, и кончая такими признаниями о тогдашнем положении дела: "Сплошного фронта обороны на Западном направлении не было. Образовались зияющие бреши, которые закрыть было фактически нечем... Главная опасность заключалась в том, что пути на Москву были почти ничем не прикрыты. Слабое прикрытие на Можайской линии обороны не могло гарантировать от внезапного появления перед Москвой бронированных войск противника" (с.65) , а также — о положении в конце ноября: "Фронт нашей обороны выгибался, образовались очень слабые места. Казалось, вот-вот случится непоправимое... 28 ноября в районе Яхромы танковые части противника прорвались за канал Москва-Волга" (с.79). Этого эпизода с каналом, в интервью, между прочим, и нет. Так что, написал Жуков даже кое о чём больше, чем потом сказал.

     Книга "Битва за Москву", где всё это было напечатано, вышла двумя изданиями тиражом по 100 и 75 тысяч экземпляров. Это тебе уже не ЦДЛ... Ну, а в 1969 году тиражом в 100 тысяч экземпляров ценой 3 рубля 20 копеек вышли "Воспоминания и размышления" Жукова, в 1971 году – второе издание таким же тиражом и по той же цене, последнее издание, что есть у меня – 11-е, тираж тот же – 100 тысяч, а было и 12-е. Некоторые издания выходили и большим тиражом. Например, АПН, 1983 – 400 тыс. Глава о битве за Москву в зависимости от формата издания занимает в этой книге 40-50 страниц.

     А в 1985 году, т.е. четверть века тому назад, тиражом 300 тысяч экземпляров вышел 10-й том собрания сочинений Константина Симонова. И там имеется глава "История одного киноинтервью". Она начинается так: "В начале шестидесятых годов возникла впоследствии вошедшая в состав Мосфильма Экспериментальная киностудия, во главе которой стояли Григорий Чухрай и ныне покойный В.А.Познер..." Статья написана в 1978 году, и тогда же в кратком виде была напечатана в газете "Советская культура" за 5 мая и целиком — в майском номере журнала "Дружба народов". Я тогда работал в этом журнале и помню, как Симонов приходил к нам в наш одноэтажный кривенький флигелёк во дворе дома Ростовых на улице Воровского. В статье-главе Симонов целиком слово в слово привёл это самое киноинтервью.

     В 1988 году тиражом 200 тысяч вышел сборник воспоминаний "Маршал Жуков. Каким мы его помним". И там опять это интервью в полном виде!

      Что ж получается в итоге?

     1. Сборник "Битва за Москву", 1966. 100 тыс. экз.

     2. Военно-исторический журнал, 1966. 100 тыс. экз.

     3. Сборник "Битва за Москву", 1968..75 тыс. экз.

     4 -15. Г.Жуков. Воспоминания и размышления, Двенадцать изданий 100-тысячным и больше тиражами за двадцать с небольшим лет в 1969-1992 годы.

     16. К. Симонов. Советская культура. 5 мая 1978.

     17. К.Симонов. Дружба народов №5, 1978. 200 тыс. экз.

     18. К.Симонов. Собр. Соч. Т.10, 1985, 300 тыс. экз.

     19.К.Симонов. Сборник "Маршал Жуков. Каким мы его помним".1988. 200 тыс. экз.

      И вот, то, что было издано массовыми тиражами – прикиньте-ка, сколько всего! — и что советские люди могли читать и знать еще почти полста лет тому назад, Безупречный подаёт нам как жареную сенсацию, как свежайшую антисоветскую новинку, изобличающую коммунистов.

     Выходит, Познер – журналист невежественный, ленивый, работать, добывать материал он не умеет, учиться не желает. Да и зачем учиться, если в демократической России до 75 лет удалось прожить процветающим трепачём. Умеет только травить баланду у камеры и микрофона. Как раб своего невежества и тупости, он убеждён, что у нас никто никогда не говорил и не писал о наших трудностях, неудачах, драматическом положении в ходе войны, а только о победах, причём бескровных! Но – сплошного фронта не было? Враг мог появиться под стенами Москвы? Москва была под угрозой? — не могли признавать и говорить об этом Сталин и всё его окружение, не могло это появиться в советских газетах, журналах, книгах!

     Он не только не знает, хотя бы в общих чертах, о Великой Отечественной войне, но, как какой-нибудь Пивоваров или Правдюк, просто не имеет никакого представления о том, что происходило в стране его обитания в 1941-1945 годы. Он вообще не знает и не любит страну, в которой прожил уже почти шестьдесят лет. Всё это его, заброшенного к нам "по воле рока на ловлю счастья и чинов", совершенно не интересует. И не стесняется он говорить об этом миллионными тиражами хотя бы на страницах МК, даже бравирует этим.

     Для начала заявляет "Я не Ксения Собчак, я — серьёзный человек..." Если серьёзный, то зачем вопил на всю страну, не понимая смысла этого афоризма, а лишь из желания поддеть всех, кто любит свою родину: "Патриотизм – последнее прибежище негодяев"? Как же серьёзному человеку не понять, что здесь уничижительно сказано не о патриотизме, а о негодяях, которые при их разоблачении прячутся именно за патриотизм как за самое надёжное укрытие. Так что, патриотизм, мол, прославляется.

     Если серьёзней, чем Ксюша, то как можешь всё с той же грязной целью твердить, что, мол, даже великий русский поэт назвал Россию "немытой страной рабов"? Ведь давно доказано, что это не Лермонтов, который "за хребтом Кавказа", о чём говорится в этом стишке, и не бывал.

     Если умнее, чем Ксюша, то зачем накануне Дня Победы объявляешь, что, мол, на цивилизованном Западе этот День отмечают 8 мая, и потому, мол, ваш День Победы ненастоящий, выдуманный, фальшивый. Ведь все, кто интересуется, знают из многочисленных публикаций, что какие-то американцы и какие-то англо-французы, пытаясь перехватить у нас победу, подписали 8 мая в Реймсе с какими-то немцами акт о капитуляции. Но Сталин сказал: никаких Реймсов. Капитуляция будет подписана высшими должностными лицами германской армии завтра и не на французской земле, а в Берлине — там, где родился и откуда пошел кровавый фашизм. А 8 мая, так и быть, будем считать днём предварительного подписания.

     Генерал-фельдмаршал Кейтель явился в Берлин и подписал: "Безоговорочно признаём и обязуемся...".

     Если пристойней, чем Ксюша, то зачем врал, что генерал Суслопаров, присутствовавший в Реймсе в качестве наблюдателя, был срочно вызван в Москву и безо всякого суда расстрелян. На самом деле он умер в 1972 году.

     Но вот что эта Безупречная 75-летняя Ксюша говорила в другой раз: "Я не русский человек (Вот новость! — В.Б.). это не моя родина, я здесь не вырос (Неверно. Надо было сказать "я вырос не здесь" в смысле физическом, а здесь он как раз "вырос" в смысле карьерном аж до президента Академии телевидения. — В.Б.), я не чувствую здесь себя вполне дома. Я чувствую себя в России чужим. Я не чувствую эти улицы для себя своими. И если мне не дадут работать на ТВ, я тут же уеду. В России меня держит только моя работа. (А где бы он мог на клевете так зарабатывать? — В.Б.). И если у меня не будет работы, я поеду туда, где чувствую себя как дома. Скорее всего, уеду во Францию". Правда. В другой раз сказал: "Пожалуй, Нью-Йорк мне ближе всех остальных городов. Я там вырос". А вообще-то, говорит, "родины у меня нет. Я научился быть хамелеоном" (Цит. по С.Смирнов. Времена лжи. М.2005. С.3).

     И вот этот-то безродный хамелеон, чуждый России, не знающий её, тридцать лет оголтело хлопавший ей в ладошки и уже двадцать лет при поощрении кремлевских хамелеонов с самой высокой вышки клевещущий на неё, закончил клеветническую передачу словами: "В этот день от всего сердца, от всей души поздравляю ветеранов, всех их близких с замечательным праздником – с Днём Победы!" Подумать только: он меня поздравляет от всей своей хамелеонской души!.. На это я, ветеран, могу ответить словами подлинного, а не придуманного Лермонтова:

      Делись со мною тем, что знаешь.

      И благодарен буду я.

      Но ты мне душу предлагаешь.

      На кой мне черт душа твоя!

1

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

22 июня — трагическая дата начала войны. Большую роль в борьбе советского народа с оккупантами сыграли партизаны, подпольщики. Светлой памяти непримиримых борцов с оккупантами!

     Слава юным героям-борцам с оккупационным режимом, бесстрашно вступившим в поединок и положившим свои молодые начинающие жизни в боях с несправедливостью. В неравной схватке, один против сотен встали они в полный рост, явив пример мужества и героизма нам, воссияв путеводной звездой во мраке оккупации. Той звездой, которая не только светит, но и греет души осознанием высоты человеческого духа. Светлая память!

     Оккупанты внушали им, что они — скоты, с ними обращались, как с унтерменшами, недочеловеками те, кто возомнил себя хозяевами жизни и жизней людей, кто самопровозгласил себя высшей расой, элитой, избранными. "Элита" уготовила молодым героям и их согражданам участь бессловесных рабов, надеясь, что тоталитарный режим, подавление любой свободы, жесточайшая расправа за сопротивление грабежу и насилию уже превратило их, только начинающих жить, в тупых скотов, заложников нового порядка. Оккупанты были уверены, что, лишив молодых людей памяти о великом прошлом народа, оболгав, оклеветав родину и ее идеалы, исказив историю страны, они превратили сынов, внуков "сталинских соколов" в Иванов, родства не помнящих, чести и достоинства не знающих. Проклятая орда просчиталась!

      Фашистское отродье, считающее себя высшей расой, избранными рода человеческого, беззастенчиво врывалось в дома, требуя: "Матка! Млеко, яйки Фаберже!". И были уверены, что под прикрытием полицейских команд, расстреливающих граждан на дорогах, в магазинах, могут безнаказанно издеваться над людьми.

     Ведь они бросили всю материальную мощь на их оболванивание и одурачивание!

     Посеяв хаос в сознании, враги подменили ценности народов на фальшивые и заставили в эти фальшивые ценности верить, найдя своих единомышленников, своих союзников в самой России.

     Эпизод за эпизодом на наших глазах разыгрывалась грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, казалось бы, необратимого угасания его самосознания. Из искусства и литературы постепенно вытравляют и почти вытравили его социальную сущность; отучают и почти отучили художников и писателей, отбили у них охоту заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — все изображает и прославляет самые низменные человеческие чувства.

     Всячески поддерживаются со стороны оккупационных властей так называемые художники, которые насаждают и вдалбливают в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности. Оккупанты были уверены, что уже окончательно развратили молодежь, и ее не интересуют никакие нравственные принципы, что она руководствуется в своих действиях только животными инстинктами, как того и добивались оккупанты.

     Чтобы сделать процессы необратимыми, враги активно и постоянно способствовали самодурству чиновников, ставших союзниками и верными слугами оккупационных властей, процветанию взяточников и беспринципности. Бюрократизм и волокита возводятся в добродетель. Честность и порядочность осмеиваются, превращаются в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, вражда народов — всё это культивировалось захватившими власть врагами, которые вырывали и вырывают духовные корни, опошляют и уничтожают основы народной нравственности.

     Юные герои, павшие в неравной борьбе с оккупационным режимом, были теми немногими, кто понимал, что происходит в стране. Но их поставили в беспомощное положение, оболгали и объявили отбросами общества.

     За людей берутся с детских, юношеских лет, и главную ставку делают именно на молодежь, разлагая, развращая и растлевая ее. Делается все, чтобы превратить молодежь в циников, пошляков и космополитов.

     Отцы и матери молча сносили издевательства, исподлобья смотрели, сжимая кулаки, думая, что надо терпеть издевательства ради детей, чтобы поднять их на ноги, не оставить сиротами. Но сыновья встали на защиту чести родителей, решили мстить за те унижения, за ту нищую бесправную и беспросветную жизнь, на которую фашиствующая элита обрекла людей. Молодые пошли в партизаны, чтобы отомстить за попранные честь и достоинство матерей и отцов.

     С ними расправились жестоко и беспощадно: без суда и следствия расстреляли, под крики о бесценности человеческой жизни педофилов и маньяков. Оккупационная клика, полицейщина расправилась с юными героями-пионерами, то есть идущими впереди в борьбе за лучшую свободную достойную жизнь. Юные герои бросили вызов уготованному им новому мировому порядку, воспротивились планам далласов-барбароссов–едроссов, показав всем нам пример мужества. "Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!" — решили они для себя. И это стало главным выбором в их краткой, но светлой жизни.

     "Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!"

     На могилах героев должны быть воздвигнуты памятники, достойные их бесстрашия и подвига!

     PS. Если текст производит впечатление де жа вю, это правильное впечатление.

1

ВПЕРЁД, В САМИЗДАТ!

В Центральном Доме художника завершился Открытый книжный фестиваль, в этом году уже пятый.

     Открытый фестиваль — это марафон встреч, соцветие "круглых столов", каскад обсуждений, концертов и открытых лекций.

     Литература, футбол, философия, политика, книготорговля – таков обширный круг обсуждаемых здесь тем. Гостями фестиваля стали писатели Юрий Мамлеев, Эдуард Лимонов, Захар Прилепин; критики Виктор Топоров и Лев Пирогов; художники Африка-Бугаев, Дмитрий Шагин и Максим Кантор… Были здесь Сева Емелин и неутомимый Шнур, и персонаж по прозвищу "Витя Матрас". Все крутилось, пело, скандалило, а кое-где высокоумно молчало.

     Среди важных, актуальных тем, поднятых на этом книжном форуме, мы выделили одну – связанную с будущем книжного дела. Предлагаем читателю выступления, прозвучавшие в рамках 5-го Открытого книжного фестиваля.

      АНДРЕЙ ФЕФЕЛОВ, РЕДАКТОР ОТДЕЛА КУЛЬТУРЫ ГАЗЕТЫ "ЗАВТРА"

     Писатель. Читатель. Критик. Цензор. Эти слова, написанные с большой буквы, обозначают мощные фигуры канувшего в небытие общества. Сейчас таковые сочетания звуков постепенно забываются, устаревают, уходят из нашей жизни, как ушло, например, понятие "камергер". Сейчас в Москве, я уверен, живет парочка камергеров Императорского двора. Речь идет не о психах, которых, увы, гораздо больше, но о самых настоящих камергерах… Они есть. Однако общественный вес их ничтожен. Вот и над человеком, назвавшим себя громким именем "писатель", скоро будут подтрунивать: "Дядя, ау!.."

     Потому как некому подтвердить, что сей дядя — писатель. Свидетели все умерли и бумаг не оставили. Кто такой есть писатель? Это тот, кто пишет? Но в ЖЖ пишут все. Неужели все эти фред-юзеры — все писатели? Или, может, писатель тот, кто не пишет, но кого издают? Но издают в основном всякую дрянь — детективы, требуху, дурь. Ладно: писатель, кого не всегда издают, но всегда читают. Но кто читает?

     Один мой приятель на этот вопрос остроумно ответил: "Писатель — тот, у кого есть дача…" Ввиду сложившейся ситуации — это хоть какой-то критерий.

     Писатель — атавизм советского, сиречь имперского прошлого. Сейчас актуален не "писатель", а "автор текстов". А это, согласитесь, совсем-совсем другое…

     Есть общества интегральные, а есть общества, с позволения сказать, дифференциальные.

     Писатель совершенно не нужен в обществе, расколотом на сотни крошечных ячеек. Потому как в таком обществе нет и с большой буквы Читателя. Есть какие-то там, во множественном числе, читатели. По сути, это группы, тусовки, клубы, никак между собой не связанные. Наша любимая литературная среда мыслит себя через призму советского времени. Пишущие молодые литераторы воображают, что они под прицелом внимания огромного культурного слоя. Что они настоящие писатели и имеют приоритетное право на высказывание. Но никто им особого голоса не давал. Даже регулярные встречи с Путиным дела не решат. Это всего лишь имитация со стороны власти. Игра в Сталина и Горького.

     Кстати, на всех многочисленных инаугурациях последнего десятилетия что-то я не видел ни одного писателя. Актеры, телеведущие, журналисты, кумиры эстрады — но не писатели, не литературные критики. Демиурги сегодняшней культуры — это создатели массовых шоу, телевизионные гуру, актеры, актеры, актеры. Если ты в телевизоре, значит — ты существуешь. А уж как ты себя назвал в телевизоре — писателем, приведением, пролетарием — совершенно не важно. Это всего лишь набор масок для очередного шоу.

     Любое ЖЖ сообщество с десятком "френдов" - маленький культурный пласт. Поди достучись до них! У каждого сообщества своя микроскопическая жизнь, своя специфическая доктрина.

     Дифференциальное общество — это ковчег куда набилось каждой твари по паре. Кровы, зайцы, свиньи, слоны и попугаи, даже если плотно ими забить трюм, не составят единую читательскую аудиторию, как не смогут они усладить нас хоровым исполнительством.

     Наша Москва — это не город, а зоопарк. И дело не только в разных нациях, которыми набит мегаполис. Русские люди, которые сидят на разных социальных ступеньках, плохо уже понимают друг друга. У них порой мало чего есть общего. У них разные представления о будущем, они живут в различных вселенных.

     Социальные, национальные, религиозные различия раньше нивелировались общим полем, дланью державной, великой удерживающей силой. Теперь одеяло расползлось по швам. Было одеяло, стало — куча пестрого тряпья.

     Пиши себе в ЖЖ, или пиши на заборе слово из трех букв, или издавайся в ЭКСМО — писателем ты не станешь.

     Писатель — это империя плюс всеобщая грамотность. Насколько я знаю, у нас в стране и с таковой сейчас проблемы.

     У Критика в интегральном обществе была особая роль. Это был своего рода крупье, который раздавал карты, тасовал колоду. Этот человек в белых перчатках определял правила между основными игроками большой литературной игры. Он был координатором, диспетчером имперского культурного дискурса.

     Сейчас нам построили в большом количестве игровые автоматы. Крупье нам стал не нужен. В таких заведениях нужен швейцар-вышибала, но не крупье.

     Сегодня литературный критик — это странный человек, еще более потерянный, чем писатель. Если писатель пытается быть тем, чего не бывает, то критик всерьез вынужден заниматься тем, чего нет. Такое положение дел делает критика потерянным существом, склонным к мизантропии.

     Литературная политика — не дрязги по дележу Литфонда и не обзор новых книг. Это расстановка приоритетов — то, что абсолютно невозможно сегодня в условиях сбитых показаний приборов, в ситуации разбитых ценностей.

     Существуют пиарщики крупных издательств. Эти пиарщики тянут свои щупальца в масс-медиа и вылезают на поверхность социума уже как критики. Но тогда критики и книготорговцы — одно и то же. То есть критик, получается, — книжный зазывала, ярмарочный крикун…

     Рука рынка все перевернула вверх дном. Без Цензора — кто ответит за базар?

     Мы живем на куче обломков, среди иллюзорного мимолетного благополучия города Москвы. Города, перегруженного тяжелым денежным счастьем. Движение, которое нас окружает, становится совсем механическим, неживым, нечеловеческим. На Руси время монополий и больших корпораций.

     При этом творческий процесс, конечно, не утихает. Продолжают сочиняться рассказы и повести, ум ищет выхода из создавшейся тупиковой ситуации.

     Думаю, писателем сегодня должен называться тот, кто сам пишет, издает, а затем сам продает свои книги. Благо принтеры у нас есть. Обложку мы нарисуем. Что касается продажи — тут пока загвоздка. Увы, нельзя просто сесть на лавочку и торговать своим самиздатом — законодательство не позволяет. Рука рынка дает подзатыльник!

     Но как хотелось бы… Нет ни цензоров, ни критиков, ни коммерсантов-издателей. А только писатель и читатель — глаза в глаза. И еще текст, отданный за деньги, но без посредников.

     Может быть, сие и есть начатки новой культуры.

     Это сладкое слово — культура…

      БОРИС КУПРИЯНОВ, ДИРЕКТОР ПРОЕКТА "ФАЛАНСТЕР", И

     МИХАИЛ КОТОМИН, РЕДАКТОР ИЗДАТЕЛЬСТВА "AD MARGINEM"

      Борис КУПРИЯНОВ. Последнее время мы часто думаем, что происходит с книжной отраслью, какая ситуация с рынком в целом, с чтением, с книгоизданием. И приходим к очень печальным выводам. Можно сказать, что рынок практически умирает. Но он же не может умереть просто так — люди не перестанут в одночасье читать.

     Я, как директор книжного магазина, уже несколько лет безнадёжно пытаюсь донести информацию о состоянии книжного рынка до каких-то абстрактных властных структур, до абстрактных сильных мира сего. Проблема не в том, что не слушают — информация известна — проблема в том, что она абсолютно никому не интересна. У нас считается, что мы находимся в рыночной ситуации, и ничего не нужно контролировать. Такая типическая либеральная идея — рынок всё поставит на свои места. Де-факто получается совсем другая картина. Книжный рынок отдан на откуп некоторым издательствам, которые фактически его монополизировали. Маленькие издательства погибают и будут погибать, независимой книжной торговли практически нет.

     Что такое независимая книжная торговля? Это маленький магазин, который не объединён ни в какую книжную сеть и выбирает книги по своему формату и желанию. Что такое крупная сеть — это отсутствие своего лица, она универсальна в Костроме, Владивостоке и Москве. Естественно, сетевые магазины нужны. Но когда мы пытаемся вести диалог, то получаем откровенно невменяемые ответы

      Михаил КОТОМИН. Один разговор напомнил знаменитую историю с высказыванием видного бизнесмена: "У кого нет миллиарда, может идти в ж… ".

     Примерно сформулировано было так: если издатель не может позаботиться о себе, то это не издательство, а хобби. То есть не успешный и не состоятельный — это не издатель.

     Хотя во всех литературных премиях сегодня издательство "Ad Marginem" получает какие-то невероятные квоты: в шорт-листе премии "Национальный бестселлер" два наших автора, два — в "Большой книге"; на этом фестивале представлено — двенадцать авторов. По идее этому можно только радоваться. С другой стороны, очевидно, что никаких других имён просто нет. То есть наши лауреаты — это не оценка деятельности издательства, а констатация скудости издательского мира.

      Борис КУПРИЯНОВ. В принципе ясно, что мы сейчас жалуемся. Этим мы занимаемся последние три года. Хотя лично мне как участнику "Фаланстера" жаловаться не стоит. "Фаланстер" прекрасно себя чувствует, и мы останемся в любом состоянии, в крайнем случае, как гетто.

     Мы хотим поговорить о том, возможно ли вообще какое-то сообщество издателей, писателей, критиков, продавцов. Возможна ли социальная деятельность, возможна ли, грубо говоря, книжная забастовка. Появилась такая идея: "Фаланстер" в течение месяца не будет брать вообще новых книг, а издательства, например, два месяца не будут издавать ничего. И мы посмотрим — как отреагируют публика и другие участники книжного рынка. Конечно, мы настолько маленькие и неинтересные для сетевых концернов, что они этого не заметят. Но мы не собираемся апеллировать ни к власти, ни к ним, но к сообществу и к простым читателям. Нам нужно вырабатывать какие-то формы социального протеста, формы объединения. По крайней мере, все близкие нам писатели, критики, небольшие издательства прекрасно понимают, о чём мы говорим. Вопрос в том, как всё это будет прочитано аудиторией.

     Ещё три года назад некоторые издательства не общались друг с другом, шла странная вражда. Теперь практически все личные споры прекращены: маленькие и средние книжные издательства, независимые книготорговцы стоят перед чудовищным вызовом. Но мы не хотим апеллировать к сильным мира сего — мол, дайте нам денег на существование. Мы сможем справиться своими силами, просто нужно чётко понимать, каковы наши цели и идти на какие-то компромиссы, внутренние и внешние.

      Михаил КОТОМИН. Книжная история опущена, как и почти всё сегодня в России, в пространство бизнеса и цифр. Хорошо, если говорить бизнес-языком, то есть всего две формулы выражения своей позиции — профсоюз или стачка, раз уж мы попали в такие жёсткие капиталистические условия. Если же говорить о книге, как о целой коммуникации, как о древнейшей форме человеческого общения, то ситуация выглядит несколько сложнее. Сейчас в книгах победили и пользуются "репутацией", рождавшейся веками, сугубые дельцы, которым на руку сыграла волна дефицита конца восьмидесятых. Появились концерны, которые использовали инерцию дефицита, потому что можно было продать миллионным тиражом "Трёх мушкетёров", Пикуля, тогда ещё можно было продать большим тиражом Бродского. И все девяностые эти ребята занимались восполнением дефицита. Книгоиздание утратило идею креативности, работы с автором. Это была просто экономическая процедура. Независимые, которые тогда возникли, были настолько рады возможности напрямую напечатать книгу, что об этом не думали. Часть независимых застали свой кусочек дефицита — "Лимбус-пресс" издал гигантским тиражом трёхтомник Довлатова, мы умудрились продать 150 тысяч "Венеры в мехах" Захер-Мазоха. Все девяностые работала инерция дефицита, которая позволяла получать мегаприбыли, построить сети распространения. К началу нулевых энергия дефицита пошла на убыль, всё было издано. А деньги просто осели в капитализации компаний.

     Концерны поняли, что невозможно переиздавать те книги, что придуманы раньше и нужно перекупать те книги, что зародились в девяностые. Тогда была относительно свободная система распространения, не было закрытых сетей, "фаланстеров" было около десяти, худо-бедно авторы могли дебютировать. Появились писатели, которые и сегодня на слуху. Если посмотреть социоэкономическим взглядом на биографию той же Улицкой. Начинала в толстых журналах, получила имя, потом её издавал "Вагриус" пятитысячниками, сейчас "Эксмо" дико гордится, что подняли её тиражи до ста тысяч. Честь и хвала, но появилась-то она на ином поле. Если сравнить литературу с нефтью, что иногда делают концерны, то обязательно нужна геологическая разведка. Нужна живая работа, чтобы автор мог издать первую книгу, неудачную, вторую, иметь хоть какой–то диалог. Сейчас таких возможностей нет. Последний премиальный цикл говорит о том, что никаких новых имён не введено — все имена, которые появились примерно с 1998 года по 2005-й годы, закуплены крупными сетями. Мы медленно, но верно идём к ситуации книжного мира страны третьего мира. То есть у нас будет продаваться и издаваться только то, что заведомо является бестселлером. Новой русской литературы не будет.

     И даже наша идея с забастовкой утыкается в то, что и без всякой забастовки "Лимбус-пресс" за последний год не издал никаких текстов самотёком, в основном это грантовые книги, "Вагриус" разгромлен, Ольга Морозова издаёт на свою зарплату три книги в год. Если представить себе, что нет нас и "Фаланстера", то можно представить мир, в который мы попадаем. В литературных премиях будут конкурировать Иличевский, Пелевин, Зайончковский — тридцать имён. В книжных магазинах где-то на задах можно будет найти книгу, изданную в предыдущую культурную эпоху.

     Возможный ход — это бойкот больших сетей. Полезную роль может сыграть идея дефицита, необходимость искать "свою" книгу. Самое опасное в риторике крупных сетей состоит в том, что "всё происходит, как происходит, открыли сто новых магазинов". При этом поговорите с любым читателем из провинции — в магазинах там лежит линейка обязательного набора. Необходим какой-то регулятор всей этой цепочки. Потому что мы занимаемся не бизнесом, а осуществлением коммуникации. Автор пишет книгу не потому, что создаёт бестселлер, а потому, что у него есть высказывание. Издатель пытается донести авторский мессидж, усилить, в магазинах книгу пытаются выставить согласно её содержанию, а не согласно формальному набору крупных сетей — тираж, цена, формат, серия и.т.д.

     Если эта коммуникация будет полностью разорвана, нас ждёт реальный мир Рэя Брэдбери. Будем вовремя получать русифицированные версии тех проектов, которые придуманы западными издателями.

     По поводу забастовки наш друг, режиссёр Сергей Лобан, который находится в той же ситуации в кино, резонно заметил, что любая забастовка должна вести к какому-то требованию. Да, "Фаланстер" может месяц продавать только старые книги — и все убедятся сколько хороших старых книг лежит на складах. Да, "Ad Marginem" может ничего не издавать месяц — это вообще ничего не изменит, потому что многие наши коллеги ничего уже больше года не издают, и никто этого не заметил. Или издают в два раза меньше, мизерными тиражами. В этом плане издателям проще, но вопрос что делать остаётся.

     Проблема обозначена, рабочая версия — забастовка. Но мы натолкнулись на то, что мы можем это сделать, но у нас нет того, что называется "слоган, под который можно подписаться".

      Борис КУПРИЯНОВ. Касательно электронных книг и Интернета, как возможного выхода. В США больше всего продано "читалок" и электронных книг. За год они увеличили продажи с 4% до 5%. Мы положительно относимся к электронным книгам, ратуем за них. Было бы замечательно, если бы в России массово появились "читалки", это возможность новой коммуникации, но пока это смешные цифры. И поверьте, смешные цифры будут ещё лет десять. Касательно продаж в Интернете — это "отличная" история. Россия — единственная страна мира, где книги в Интернете стоят дороже, чем книги в магазине.

     "Фаланстер" занимается рассылкой книг. Чтобы послать любую книгу, мы закладываем сто рублей на почтовые расходы, и очень часто не попадаем. А сто рублей большие деньги, которые совершенно не оправданы. Потом не стоит забывать, сколько процентов в России имеют Интернет. Сейчас постоянно говорится, что россияне стали активно ездить за границу. Реальный процент россиян, имеющих загранпаспорт, невелик. А сколько имеют Интернет?

      Михаил КОТОМИН. Россия — одна из немногих стран, которая не может заказать книгу на Amazon.com. Количество не доставленных посылок (а Amazon должен пересылать по новой) сделало деятельность здесь экономически нерентабельной. "Почта России" теряла почти половину посылок.

     Было бы здорово, если бы Интернет закрывал многие проблемы, но он в любом случае не решает главный издательский вопрос: кто будет придумывать новые книги, как будут рождаться новые тексты. Или мы будем только скачивать Пушкина. Ни одно крупное издательство не сделало старт, они готовы продавать только то, что уже является товаром. Но для того, чтобы книга стала товаром — у неё очень долгая история: родиться в голове у автора, стать рукописью, быть изданной маленьким тиражом.

     Тем более в России, в отличие от Европы, нет минимального количества продаваемых копий, когда, например, две тысячи экземпляров обязательно продадутся, остальное — риск издателя. У нас риск — начинается с одной копии. Из-за того, что победила чистая экономика. И где хоть одно новое имя, кроме жанровой литературы, что пришло к нам из компаний, со складами, логистикой и гигантскими деньгами на рекламу.

     Та же проблема отсутствия новых магазинов а-ля "Фаланстер". К нам приезжал наш друг, немецкий издатель. Были в "Фаланстере", общались. Когда ему сказали цену аренды…

      Борис КУПРИЯНОВ. Это секрет...

      Михаил КОТОМИН. Это секрет с тремя нулями в евро, наш гость просто потерял дар речи. В его мире это стоит совсем иных денег. В России книга целиком спущена на экономические рельсы. Прогрессистская идея, которая питала всех в девяностые: бизнес сначала заработает мегаприбыль, потом станет более вменяемым, наденет другие пиджаки, начнёт вкладываться в культурные институции — это полная иллюзия. До сих пор существует только идея мегаприбыли, и эта идея реализуется в том, посредник страдать не должен. Производитель как-то сам выкрутиться, а дистрибьютер должен получать те деньги, к которым он привык. Отсюда неоправданная возгонка цен на рынке.

      Борис КУПРИЯНОВ. Самое интересное, что непосредственно напечатать книгу в прошлом, кризисном году стало дешевле. Однако книга подорожала. Как это можно объяснить логически…

      Михаил КОТОМИН. "Ad Marginem" — одно из последних издательств, что не ушли на гранты и в молчание. Мы имеем пять точек гарантированной продажи. Остальные точки готовы взять книгу, но они не вернут денег. Или вернут через год. Получается субсидирование сетей. Отсюда дикое падение тиража и рост себестоимости.

     Наши долгие плачи направлены на то, хочется донести — существующая ситуация на книжном рынке это не спор хозяйственных субъектов, но вопрос выживания разных подходов к книге. Один — русификация западного контента; второй — живой процесс книгоиздания. И второй находится под дикой угрозой. Нас ждут времена нового самиздата.

     Ещё в восемнадцатом веке Ломоносов мог получить пару книг с рыбными обозами; сейчас вместо рыбных обозов ездят фургоны с надписью "Книги", но я не могу себе представить Ломоносова, который вырастет на этих поставках, или что это будет за "Ломоносов"…

ПОМОГИ БИБЛИОТЕКЕ

     Одной из серьезных проблем сегодняшней действительности стало комплектование библиотечного фонда. Особенно в тяжёлом положении оказались провинциальные, сельские библиотеки. Некоторые из них не получали ни одной единицы комплектования за все время "реформ" — около 20 лет. При этом интерес читателей к книгам кое-где не только не падает, но и растет. А удовлетворить этот спрос нет возможности.

     Редакция газеты "Завтра" решила внести свой организационный вклад в комплектование библиотек. И мы просим работников книгохранилищ, которые хотели бы пополнить фонды, прислать нам свои почтовые адреса. Мы опубликуем адреса в газете, а те люди, которые хотели бы поделиться своими книгами (уже прочитанными или вновь купленными), смогут послать бандероли с книгами по тому или иному адресу. У самой редакции нет возможности заниматься рассылкой книг, и мы хотим соединить напрямую дарителя и библиотеку. Убедительно просим дарителей не отсылать бандероли наложенным платежом, даже если сумма этого платежа равна только почтовым расходам: у библиотек нет средств на подобные оплаты, нет средств и возможностей вступать в переписку. Просим также не присылать книги, адресованные библиотекам, в редакцию.

     Безусловно, учитывая современное положение с книгоизданием, когда опубликовать можно произведение любого, в том числе порнографического и экстремистского характера, библиотеки оставляют за собой право принимать или не принимать в свой фонд те или иные издания.

     Письма с просьбой разместить адрес вашей библиотеки на страницах газеты присылайте на адрес редакции с пометкой "адрес библиотеки". Уверены, что с вашей помощью, дорогие читатели, фонды многих библиотек пополнятся хорошими книгами.

1

Владимир Шемшученко «ИМПЕРИЯ НЕ МОЖЕТ УМЕРЕТЬ»

***

     Империя не может умереть!

     Я знаю, что душа не умирает.

     Империя — от края и до края —

     Живёт и усечённая на треть.

     Оплаканы и воля, и покой,

     И счастье непокорного народа…

     Моя печаль совсем иного рода —

     Она созвучна с пушкинской строкой.

     Пусть звякнет цепь! Пусть снова свистнет плеть

     Над теми, кто противится природе!

     Имперский дух неистребим в народе.

     Империя не может умереть!

     ПЕТЕРБУРГ

     На продрогшем перроне и пусто сегодня и гулко.

     Милицейский наряд прошагал безучастный, как снег.

     Точно так же глядел на меня, выходя на прогулку,

     Насосавшийся крови двадцатый сдыхающий век.

     Ах, ты память моя! Я прощаю, а ты не прощаешь,

     Отпусти же меня, помоги мне обиду забыть,

     Ничего не даёшь ты взамен, даже не обещаешь,

     Кроме ветхозаветного — быть!

     Славный выпал денёк, с ветерком, до костей пробирает.

     Гололёдец такой — ну, совсем, как у Данте в аду…

     Я всем мозгом спинным понимаю — меня забывает

     Полусонный вагон, убывающий в Караганду.

     Он забудет меня, одиноко ржавея на свалке,

     Как забыли меня все, кому я тепло раздарил.

     Здесь, в несломленном городе, люди блокадной закалки

     Отогрели меня, когда жить уже не было сил.

     Смейтесь, братья мои! Нам ли нынче стонать и сутулиться!

     Смейтесь, сёстры мои, — вы затмили достойнейших жён!

     Посмотрите в окно… Кто метёт и скребёт наши улицы!? —

     Это дети оравших в безумии: "Русские, вон!"

     ***

     Пения ангелов ты не услышишь

     И громогласно не грянешь — Ура!

     Ты попищишь, как церковные мыши,

     И дезертируешь — во вчера.

     Плач о погибели — просто умора.

     Где тебе смерть принимать на миру.

     Ждёшь своего приговора

     На сатанинском пиру.

     Господи! Предки-то были какие —

     Песни о них распевают ветра…

     Град на Днепре — под десницею Кия!

     Град на Неве — под десницей Петра!

     ***

     Когда во имя своё в надежде на подаянье

     В строку, словно гвоздь, вбиваю для рифмы слово "стихи",

     Я забываю о том, как страшно без покаянья

     В гордыне своей пред Богом ответствовать за грехи.

     К чёрту стихи о стихах! Из либеральных становищ

     Гаденький слышится шёпот: "Христос никого не спас…"

     Ленивого разума сон уже не рождает чудовищ –

     Проще простого нынче чудовищ делать из нас.

     Божьего страха нет. Не тяготясь виною,

     Витийствуют фарисеи и продавцы любви.

     Скукожился шарик земной — яблочко наливное —

     От смрада кадящих Ваалу на жертвенной царской крови.

     Покуда с бесовской властью лобызаются архиереи,

     Всё отдаю, чтоб увидеть имперский полёт орла,

     И королевские лилии, кровью последней Вандеи

     На руинах республики отмытые до бела!

     ***

     На писательском фронте без перемен…

     Плюнуть некуда — гении сплошь да пророки.

     Не скажу, что ведут натуральный обмен, –

     Друг у друга воруют бездарные строки.

     На писательском фронте без перемен…

     Кто-то пьёт, как свинья, в круговой обороне,

     Доживая свой век с вологодской Кармен,

     Кто-то лютых друзей в Комарове хоронит.

     На писательском фронте без перемен…

     Кто-то ходит с пером в штыковую атаку,

     Чтобы сдаться в итоге в почётнейший плен,

     Наигравшись с друзьями в газетную драку.

     На писательском фронте без перемен…

     Пересуды, раздоры, суды и пирушки,

     А в итоге, увы, разложенье и тлен.

     Выпьем с горя! Содвинем заздравные кружки!

     На писательском фронте без перемен…

     ***

     Как много в городе снега!

     Бери и стихи пиши.

     В вагоны метро с разбега

     Прыгай, буянь, греши.

     До хрипоты с судьбою

     Спорь — не теряй лица.

     За женщину — только стоя!

     За Родину — до конца!

     И пусть второму — корона,

     А третьему — соловьи…

     Ты первый! Крылья грифона —

     Твои!

     Взлетай и лети… Так надо!

     Не возвращайся назад —

     Писательские заградотряды

     Поэзию не щадят.

1

Евгений Головин ПЕРСОНАЖИ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ

В девятнадцатом веке поэты ценили героические характеры и решительные поступки. Бодлеровский "Дон Жуан" плывет по Стиксу в лодке Харона. Лодку окружают жертвы развратника: из воды всплескивают судорожные руки, пытаясь ухватиться за борт лодки; всплывают искаженные, измученные женские лица - здесь донна Анна, там донна Эльвира; Сганарель, крича, требует платы; герой, положив ладонь на эфес шпаги, спокойно созерцает зрелище сие.

      Жюль Лафорг, французский поэт второй половины девятнадцатого века, написал стихотворение "Пансионерки": "Ледоход на Луаре". По берегу реки, кутаясь в тонкие пелерины, одной рукой придерживая ленты капора, другой цепляясь за руку подруги, проходит группа девочек подростков. Начальница, дородная дама в меховом пальто, сердито покрикивает на отстающих. Девочки шагают тихо и спокойно. Вдруг одна вырывает руку из руки подруги, бежит к берегу и бросается в ледоход. Шум, гам, истерические вопли. Спокойно, - повышает голос начальница, — кто не замолчит, будет наказан. Прогулка продолжается. Девочки чинно ступают, стараясь не нарушать ряда, бархатный капор обгоняет группу и пропадает во льдах".

      Читатель может не симпатизировать Дон Жуану, но ему импонирует его бесстрашие. Читатель может, нахмурясь, погрустить о таинственном поступке несчастной девочки. Это человеческая жизнь, полная банальных или трагических тревог и неожиданной гибели.

      У Рембо гораздо более сложное отношение к персонажу. Читая и перечитывая стихотворение Алмея ли она?, ничего кроме смутной красоты и загадочной зыбкости образа почувствовать невозможно:

      Алмея ли она?...в первые голубые часы

      Исчезнет ли она, подобно огненным соцветиям,

      Перед роскошной перспективой, где слышится

      Дыхание огромного расцветающего города!

      Это слишком красиво! Это слишком красиво!

      Но это необходимо

      Для грешницы и песни корсара,

      А также, чтобы последние маски верили

      В продолжение ночного празднества на свободном море!

     Что можно прочесть касательно этого стихотворения? "Чтобы последние маски верили в продолжение ночного празднества на свободном море!" Возможно, имеется в виду карнавал — морской праздник в честь возвращения бога Диониса из Индии. Алмея — певица в восточных городах, выступающая за занавесом в кафе. Однако принять стихотворение за намек на этот праздник, Алмею за жрицу Диониса — слишком смело, если не сказать, нелепо. Как часто у Рембо, едва намеченный призрак образа уходит в роскошную, но совершенно загадочную перспективу.

      В современной поэзии персонаж расплывается в туманность, которая неожиданно для самого поэта собирается в группу точек, а те, опять же неожиданно, превращаются в мираж, иллюзию одной точки столь неопределенной, что представить ее, угадать или уловить нельзя. Вот содержание стихотворения Анри Мишо "Неприкаянный": поэт сидит в ресторане, напротив него еще один посетитель. Оба ждут час, два, приближается полночь, официанты их игнорируют. "Подайте мне, будьте добры, — обращается поэт к своему визави, — треснутый стакан, что стоит у вашего левого локтя. — Это треснутый стакан, — поясняет проходящий мимо официант. — Это треснутый стакан, — повторяет мой визави. Наблюдательность этого типа взбесила меня. Официант имеет право, а этот то, что лезет. Как его хоть зовут. — Меня зовут "неприкаянный", — угадал он мой вопрос. — Видите ли, мамочка так решила. — Проницательность этого типа и глупость его мамаши взбесили меня вновь. Я выхватил салфетку у него с колен, привязал шею к ногам, это несуразное целое впихнул в стакан, посыпал перцем, потом сахарным песком, потом песком обыкновенным, налил в это месиво воды и принялся энергично размешивать ложкой. "Неприкаянный" размешался довольно покорно, только пробормотал что-то о мучениках французской революции. Я передал стакан с бывшим "неприкаянным" официанту и сказал: "Чистый стакан, please".

      Столь же безразлично содержание стихотворения "Покойник" сюрреалиста Филиппа Супо. Какой-то субъект открывает квартиру поэта своим ключом, проходит, усаживается в кресло у балкона и смотрит в окно. Поглядев с полчаса, он оборачивается и говорит: "Когда будете меня хоронить, поставьте пожарную каску на гроб". "Он был одет в непромокаемый плащ, на голове действительно красовалась пожарная каска. Только мне показалось, что плащ вполне промокаем, а каска похожа на ведро". "А почему именно я должен вас хоронить?" "Видите ли, — отвечал гость, — я жил один, согласитесь, этой услуги я не мог ни у кого просить, а мой ключ подошел к вашей двери". "Убедительно, — пробормотал я, — а вы и вправду…того?" Гость промолчал. Может, он сбежал из музея восковых фигур? Я взял большую иглу, подкрался и ткнул ему в руку — потекла прозрачная густая жидкость. Гость достал платок и вытер ее.

     Дня два он просидел в кресле у балкона, молчал, только опасливо наблюдал за моими движениями. Потом я его похоронил, хотя он шумно храпел. Этому храпу не удивились ни могильщики, ни директор кладбища. "Бывает, — заметил последний, — что ж его в кресле у балкона оставлять?" Я последний раз взглянул на пожарную каску и пошел домой менять замок на входной двери.

     Занятые, деловые люди не интересуют поэтов. Другое дело — одинокие, банальные, никчемные. Воображение накидывается на них как хищная птица и трансформирует в нечто непотребное. Редко-редко персонажи удостаиваются восхищения или просто доброго слова. Беспощадная поэтическая имагинация размножает одну обыкновенность и объединяет множество. Иногда получается своеобразно и причудливо. Дадаист Ганс Арп долго размышлял над общими идеями, соединяющими людей, и пришел к выводу, что это не религии или социальные утопии, а самые простые жизненные условия. Есть "партия" людей, "готовых к выходу". Стихотворение развивается так:

     Поезд идет из пункта "А" в пункт "Б"

     Некоторые пассажиры готовы к выходу другие нет

     По мере продвижения головы всех пассажиров дремотно склоняются к коленям

     Одни головы плотно вжимаются в колени эти пассажиры покачиваясь падают

     И выкатываются на перрон их подхватывают носильщики

     Обшаривают карманы бедных предоставляют судьбе

     Поезд доходит до пункта "Б" и возвращается в пункт "А"

     Некоторые пассажиры не готовы к выходу они падают и кольцами

     Катаются по вагону поезд уходит в депо

     Не готовые к выходу спят когда они проснутся им объясняют

     Что надо всегда быть готовым к выходу вошел ты или не вошел

     Стихотворение Ганса Арпа, несмотря на странность содержания, отмечено определенным идеологическим позитивом и даже настойчивым требованием: надо всегда быть готовым к выходу. Неважно из чего или откуда. В принципе безопасней не пребывать долго в одном коллективе, не застаиваться в одной толпе: могут пырнуть ножом, может свалиться кот на голову, может перекидывать с рук на руки людская масса или просто задавить; легко встретить неприятного знакомого, обнаружить пропажу денег, записаться в группу каких-нибудь активистов… Мало ли что может случиться? Из абсурдного стихотворения Ганса Арпа следуют вполне разумные выводы.

     То же следует заметить о стихотворении сюрреалиста Робера Десноса (без названия):

     "Лингвист в виде комода с медвежьим топотом взобрался на трибуну. Он долго пыхтел, пытаясь выдвигать ящики… Это удавалось с большим трудом: один ящик скрипел, появляясь на свет, другой жалобно урчал, третий глухо бился как ржавый колокольчик… Над третьим ящиком "лингвист в виде комода" повесил надпись: старинное объяснение в любви на шумерском языке с вкраплениями исландских диалектов. Над двумя другими ящиками лингвист надолго задумался. Публика молчала. Наконец, часа через два на сцену въехал подъемный кран и увез задумчивого лингвиста. Программа вечера не кончилась, хотя публика явно взволновалась, приняв подъемный кран за очередного лингвиста… Два служителя вынесли серебряную клетку с муравьем, который принялся неистово ругаться по-японски. Ответить ему никто не мог ни по-японски, ни по-муравьиному. Научный вечер закончился интимными танцами. Муравей сбежал.

     Вышеприведенные фрагменты из современных произведений касаются персонажей довольно несуразных. Неужели новая лирика не знает других? Вероятно, можно отыскать мифических героев. Вероятно, хотя и с большим трудом, найдутся трагические девочки в духе Жюля Лафорга. Но серьезные персонажи редко посещают страницы современных поэтов. Они проходят облаком на горизонте, бликом на воде, но, чаще всего, они передают настроение автора, подчеркивают ужас или безразличие бытия. Даже любовь в обычном смысле не интересует новую поэзию. Поль Элюар:

      Лоб как поникшее знамя

      Я влачу тебя одинокий

      В застылые улицы

      В крикливую бедность

      Я не хочу отпускать

      Твои руки ясные сложные

      Рожденные в замкнутом зеркале моих рук

      Все остальное хорошо

      Все остальное еще бесполезней

      Чем жизнь

      Распадается земля под твоей тенью

      Руки твои

      Под пеленой воды

      Где тонут

      Словно камень

      Холодное стихотворение одинокого поэта. Интерпретация здесь равно легитимна, как и всякая другая. Например: ты можешь держать руки под водой и шевелить пальцами; ты можешь быть утопленницей. Опускаем сложную конструкцию образа: "…руки ясные сложные, рожденные в замкнутом зеркале моих рук" и получаем беспрерывные знаки вопроса. "Все остальное хорошо. Все остальное еще бесполезней, чем жизнь". Значит ли это, что все хорошее бесполезней жизни? Тогда совсем сакраментальный, но необходимый вопрос: что понимается под жизнью? Уж, наверное, не материальное благополучие, обусловленное прилежанием, удачной работой, везением, благосклонностью начальства и т.д. Когда возлюбленная эффективна так, что земля распадается под ее тенью, это и называется жизнью. Но существует возлюбленная или нет и если да, то где, это решает читатель.

     Ибо современные поэты создают режим неопределенности, где плавают вопросительные знаки, до предела напрягая этот режим.

1

Анастасия Белокурова ОГОНЬ, ВОДА И СВЕЖИЕ ТРУПЫ

"Чужая" (Россия, 2010, режиссёр - Антон Борматов, в ролях - Наталья Романычева, Анатолий Отраднов, Александр Голубков, Кирилл Полухин, Евгений Ткачук).

     Украина, 1993 год. В ходе бандитских разборок арестован молодой киллер Бабай из группировки криминального авторитета Рашпиля. Чтобы парень не раскололся, Рашпиль решает использовать в качестве заложницы его сестру по кличке Чужая. За девицей, обретающей в одном из борделей в Чехии, отправляется бригада из четырёх человек. Роуд-муви в бумеровском стиле постепенно превращается в фильм нуар: братки постепенно понимают, что опасаться им следует не столько заграничных отморозков, сколько самой Чужой, которая крутит интриги и плетёт козни похлеще героинь какой-нибудь Барбары Стэнвик.

     Очередной продюсерский проект тандема Константин Эрнст — Игорь Толстунов (телесериал "Школа" Валерии Гай Германики) на первый взгляд кажется забавой двух взрослых дядей, решивших переквалифицироваться в "независимых". Еще в 2006 году, с лёгкой руки московского журналиста Георгия Мхеидзе, издательство "Аd Marginem" опубликовало одноимённый роман-сценарий киевского культового деятеля Владимира "Адольфыча" Нестеренко. "Чужая" произвела фурор. Нестеренко — персонаж загадочный, приходил на пресс-конференции в маске, скрывал настоящие имя и фамилию, утверждал, что "о Нестеренко можно говорить что угодно, его нет в природе, я не Нестеренко". В 90-е занимался рэкетом, получил срок. В 2000-х стал журналистом и писателем. При этом ничего конкретного о нём неизвестно. Существует мнение, что он принадлежит к киевской рок-тусовке, что он — фашист, кумир ультраправых, человек-миф. В любом случае в современную российскую литературу он вошёл, как нож в масло. Волна криминального российского кино ("Брат", "Бригада", "Бумер", "Антикиллер"), по мнению Нестеренко, — пена дней, вымысел, "литературщина". В "Чужой" же была выполнена сверхзадача донести аутентичную правду жизни до уже позабывших об урле пытливых читателей.

     В результате возникли герои, лишённые романтического ореола, — из тех, которых не жалко. Фактически документальные портреты эпохи. На экране их воплотили неизвестные актёры украинских театров. Воплотили мощно, хлёстко, правдоподобно до дрожи. В этом безудержном вихре самосожжения с невыразимой грустью вязнет метафизика насилия, отступает на второй план жёсткий ритм и кристаллизуется миф. Недаром следующая книжка-сценарий "Адольфыча" называется "Огненное погребение". Особняком в этой когорте "викингов удачи" стоит образ Чужой. Недаром кличка героини напрямую связана с легендарным фильмом Ридли Скотта "Чужой": "Смотрел фильм про космос? Там дракон был с кислотой вместо крови. Яйца в людей откладывал". Чужая не просто фам фаталь, нуаровское клише и мурка в кожаной тужурке. Она — абсолютное зло, образно говоря неземного происхождения, "голимая устрица", если следовать строго по тексту. По слухам, Нестеренко создал образ Чужой "по мотивам" своего недруга и в отместку заменил ему пол.

     Так или иначе, но в фильме актриса Наталья Романычева скорее похожа на современную Кармен в исполнении Ольги Филипповой в одноимённом фильме Александра Хвана, чем на целиком и полностью лишённого человеческих чувств космического монстра. Но эти нюансы имеют значение только для тех, кто знаком с литературным оригиналом.

     То, что за подобный сценарий ухватился Константин Эрнст, поначалу казалось дивом. Для усиления контраста вокруг ещё не вышедшего фильма был затеян нешуточный скандал. "Ваше кино — сплошное кровь и насилие", — говаривал в "Бригаде" герой по имени Космос, но был не совсем прав. Так и с "Чужой", слухи о том, что мы увидим на экране реальную "жесть", бороздили просторы интернета задолго до премьеры. Сам Эрнст перед показом сетовал на то, что кинотеатры отказываются прокатывать фильм: "Тётки с халами не понимают наше кино". Но на деле всё оказалось намного проще. В сравнении с любым фильмом о братве (за исключением разве что балабановских "Жмурок", у которых, правда, были иные задачи) "Чужая" выглядит не в пример реалистичнее. Разумеется, стилистические особенности речи героев сведены к минимуму. Такого радикализма Первый канал себе позволить не мог. Но правдоподобие сюжетных коллизий и отсутствие на экране привычных "бандитских" лиц своё дело делают. Но говорить о какой-либо невероятной по накалу жестокости в "Чужой" не приходится. Времена беспредела — какими видятся из нашего времени благословенные 90-е — так и не породили в России никакого вменяемого жанра. Неонуар, который мог бы расцвести на родной почве диковинными цветами зла, так и не стал тенденцией. Сегодня же молодому поколению нет дела до этого времени, и "Чужая" для них — не более чем фантазия на криминальную тему, этакая бандитская пастораль. В свою очередь Эрнст превратил "Чужую" в притчу о том, как хаос эпохи Ельцина сменился стабильностью Путина, при котором бандитский разгул уже кажется жутким анахронизмом. И что удивительно, именно эта позиция и крепкая "гонконговская" режиссура дебютанта Антона Борматова избавила кино от так называемой "чернухи", свойственной большей части перестроечного кино.

     Наверное, правильнее было бы снимать "Чужую" в античном духе или как-нибудь извратиться в ореоле шекспировских страстей. Но если и был в экранизации романа намёк на подлинную трагедию, то лишь в финале, где все действующие лица и исполнители проиллюстрированы трупами на морговских столах. Они мертвы, потому что навсегда остались в прошлом. И в нашей реальности, где высшим проявлением гражданской позиции служат марши несогласных, динозавры эпохи бандитских войн давно вымерли или до сих пор пребывают в заключении. 90-е кончились. И от этого факта не отмахнуться.

1

ЛЕГЕНДА РУССКОГО БАЛЕТА

Известен следующий факт. После революции 1917 года судьба классического балета в России висела на волоске. В балете видели искусство мистическое, буржуазное. Балеринам поставили на вид их романические связи с представителями династии Романовых. Однажды на выпускной экзамен бывшего Императорского хореографического училища пришел комиссар Луначарский. Он увидел в танце выпускницу училища Марину Семёнову. Магии красоты ее оказалось достаточно, чтобы балет занял в советской стране особое, привилегированное положение. Однако народ слагает свои легенды. И народ хочет знать, что балет оставили в покое из-за того, что Марина Семёнова нравилась Сталину.

     Марина Семёнова ушла из жизни 9 июня. Ей был 101 год. Смерть Марины Семёновой замкнула ХХ век, который помимо войн и революций, ядерных бомб и космических ракет дал миру плеяду великих женщин. Грета Гарбо, Марлен Дитрих, Мария Калласс, Эдит Пиаф, Лени Рифеншталь, Анна Маньяни, Галина Уланова, Марина Семёнова. Они были не только мега-талантливы и прекрасны, они были личностями-титанами.

      Алла Осипенко:

     О Марине Семёновой я впервые услышала в классах Ленинградского хореографического училища. "Историю балета" нам преподавала Мариэтта Харлампиевна Франгопуло. Она ничего не боялась и рассказывала нам и о Павловой, и о Дягилеве, и о Нижинском, даже о романах Кшесинской с великими князьями рассказывала. Другим персонажем рассказов была Марина Семёнова, о которой она говорила нам как о чуде. Получалось, что имена Кшесинской, Павловой, Спесивцевой, Семёновой оказывались совсем рядом. Когда я попала в класс Агриппины Яковлевны Вагановой, то услышала: "Была у меня ученица — Марина Семёнова. Вот это была балерина. А вы кто такие? Букашки". Позднее у меня сложились дружеские отношения с моими педагогами-репетиторами Еленой Люком, Михайловым, Шавровым. И они тоже говорили о Семёновой как о чуде. "Такая балерина, как Семеёнова, больше никогда не появится, — говорили они. — Ее появление на сцене было чудом. Чудом из чудес". И для меня Марина Семёнова, а она жила тогда в Москве, — была такая балерина, уже московская, совершенно недоступная. В 1947 году Кировский театр давал "Спящую красавицу", спектакль был посвящен Мариусу Петипа. Спектакль был в трех актах, и в первом танцевала Семёнова, во втором — Уланова, в третьем — Дудинская. Тогда я впервые увидела Марину Семеёнову: я, как ученица училища, сама участвовала в спектакле, была пажиком. Балерины танцевали в париках, и Дудинская, и Уланова были в париках, а вот Семёнова посыпала свои волосы золотой пудрой. Когда она вышла на сцену и стала танцевать, то над ней как нимб, поднялся золотой столб. Она была очень красива, величественна и горда очень. Сейчас я думаю, что Семёновой надо было выходить в третьем акте. Потому что она была тогда даже не балерина. Была такая светская дама, королева. Так и осталась Марина Семёнова для меня балериной из сказки. Из другого времени, века, эпохи.

      Михаил Лавровский:

     Марина Семёнова — настоящая великая русская балерина. Все нюансы нашей русско-советской школы она вобрала и развила в себе до предела. Она танцевала, когда танцевали Уланова и Вечеслова, Балабина и Дудинская. Этот период тем характерен, что значимость артистки, ее личность шли в авангарде. Сейчас у нас большое внимание уделяют данным: хороший рост, длинные ноги, большой шаг, но значимость балерины куда-то уходит. Так вот, значимость Марины Семёновой была непревзойденной. Кроме того, Марина Семёнова умела танцевать. Одна. По-настоящему. Как человек, Марина Тимофеевна, была сложной, капризной, властной очень, но гениальной.

      Светлана Адырхаева:

     К сожалению, я не видела Марину Семёнову на сцене. Но я имела счастье заниматься в ее классе с первого дня своей работы в Большом театре. Марина Тимофеевна была чудесным педагогом. Вы знаете, она не просто показывала балетные па, не просто демонстрировала филигранную отточенность движения, но в каждом движении уже просматривалась красота танца. А это очень важно. Марина Тимофеевна как будто заражала вот этой красотой. Кроме того, она была предельно музыкальна и чувствовала всю тонкость музыкальной фразировки. Во время занятий как молния пробивал всплеск творчества и у педагога и у ученика, и творчество потом лилось рекой, как из рога изобилия. Как человек, Марина Тимофеевна была очень сильной и волевой. Она просто поражала какой-то необыкновенной силой духа и как будто поднимала на котурны того, кто находился с нею рядом.

Подготовила Марина Алексинская

1

Андрей Смирнов ИНТЕРНЕТ-ВОЛКИ

Незадолго до вручения слушал Артемия Троицкого в эфире радиостанции "Маяк". Троицкий рассказывал о премии, агитировал и анализировал. Неожиданный эпизод – вопрос слушателя о любимой музыкальной эпохе в России и за рубежом. Признаюсь, я ждал любых сюрпризов, представляя любовь Артемия Кивовича к эпатажу и демонстрации знаний. Но оказалось, там — шестидесятые — Хендрикс, "The Doors"; здесь — восьмидесятые – "Кино", Майк Науменко, "Аквариум". Набор оказался непредсказуем в своей предсказуемости.

     С чего это я вдруг о Троицком? Всё-таки, как ни убеждает сам АК, что премия независимая, и всё определяет сообщество экспертов, вектор и общее влияние от создателя неизбежно. "Мадам Бовари— это я", — некогда сказал Флобер. Троицкий вполне может признать: "Степной волк – это я". И церемония вручения, длящаяся не меньше пяти часов, главной фигурой являет, безусловно, отца-основателя. Сюрпризы возможны, но, пожалуй, в умеренной рафинированной версии. При этом и несмотря на всю условность любых премий, "Степной волк" привлекает широким спектром и довольно демократичным подходом. И это определённый срез современной русской музыки, требующий своего осмысления. К тому же если премии, выдаваемые различными СМИ, обслуживают непосредственно список поддерживаемых ими же музыкантов, то здесь главную роль играет Интернет, со всеми вытекающими.

     Это дополнительно подтвердила номинация "Интернет", где курьёзно победил ролик Эдуарда Хиля "Mr. Trololo". Вокализ "Я очень рад, ведь я, наконец, возвращаюсь домой" тридцатилетней давности взорвал Интернет по обе стороны океана, вернув Хиля в контекст актуальной музыкальной жизни. На московском концерте в клубе "16 тонн" зал был битком, ждут гастролей Хиля и в США. Но делать какие-то обобщения не стоит: интернет-игрушки как быстро возникают, так и ещё быстрее забываются.

     На премию "Степной Волк" были номинированы проекты, люди и артисты за их деятельность с июня 2009 по июнь 2010 годов на территории экс-СССР. Учитывались все направления, помимо классической музыки, традиционного джаза и фольклора.

     Мы живём в мире, где культура выжимается из медийного мира, всё больше и больше загоняется в подполье. И то, что премия учреждена в рамках Московского международного открытого книжного фестиваля, выдаёт запрос устроителей на что "Степной волк" — не просто музыка, не только и не столько энтертейнмент.

     На вручении Троицкий довольно настойчиво проводил мысль, что закончилось десятилетие культурного провала, и назревает нечто новое и многообещающее. Результаты в этом скорее не убеждают. "Итоги получились вполне ожидаемой проафишевской направленности, такая беззлобная пушистая псевдо-альтернатива. Ну и хорошо — среда для развития там выращена, люди живые и двигаются. Куда... Собственно, вот куда", — метко прокомментировал музыкальный критик Александр Волков.

     Книга — Лео Фейгин "All That Jazz", Интернет — Эдуард Хиль — "Mr. Trololo", голос — Сергей Шнуров, фильм — "Дом солнца" (режиссер — Гарик Сукачев), дизайн — "Фруктовый кефир" — "Клетчатый альбом", видео — "Рубль" — "Я х…ю на гитаре", концерт — Пикник "Афиши" 2009, дебют – "Padla Bear Outfit", музыка — "Мoremoney", слова — Иван Алексеев (Noize MC), медиа — OpenSpace.Ru, катализатор — Илья Бортнюк, место — "Шестнадцать тонн", песня — Noize MC— "Mercedes S666", нечто — Хип-Хопера — "Копы в огне", альбом — "Мегаполис" — "Супертанго".

     На наличие "Донской романтики" рассчитывать было смешно, но "Церковь детства" должна была быть представлена. А возвращение "Вежливого отказа", а "аРРок через океан", а при всех вопросах "НОМ" — "Превыше всего"?

     "Мегаполис" же занимает нишу группы, куда более популярной среди музыкантов и критики, без особого внимания публики. Характерно, на вручении объявление лауреатства "Мегаполиса" вокруг меня не вызвало никакого ажиотажа, зааплодировал только обозреватель "Rolling Stone" Андрей Бухарин. В случае с "Мегаполисом" — не всегда понятно, ты слушаешь группу или музыканты удивлённо на тебя глядят со сцены. Несмотря на ряд удачных мелодий, творческих находок. Можно, конечно, сказать, что это особая позиция внимания к вибрациям мировых сфер, но, по-моему, это просто недостаток харизмы.

     Главное послевкусие от лауреатов и номинантов "Степного волка" — несколько угнетающий рубеж восьмидесятых-девяностых. По интонации, динамике, содержанию, как в маргинальном отсвете, так и в сыто-буржуазном. Заурядный "Дом солнца" или античиновничий интернет-хит "Mercedes S666" вполне могли бы дополнить перестроечную палитру, поп-номера навевали воспоминания о "Музобозе".

     Многие новации – всего лишь хорошо забытое или малоизвестное старое. И как любое возвращение неизбежно имеет пародийный отблеск. Вместо правдорубов ленинградского рок-клуба – конъюнктурный Нойз МС, энергия "Padla Bear Outfit" адаптировано наследует сибирский панк, портал OpenSpace.Ru в своей агрессивной безаппеляционности, что журнал "Огонёк" под управлением Коротича.

     Но не стоит забывать, что непререкаемые авторитеты того времени, по прошествии лет, вне перегрева общественной ситуации, оказались в массе своей ничтожными шарлатанами и полуграмотными пропагандистами.

1

Евгений Нефёдов ПЕВЕЦ ВО СТАНЕ — ПЕВЕЦ ВОССТАНИЯ!

Недавно мне срочно понадобился один из первых выпусков "Дня", и поскольку в компьютере его быть ещё не могло, я в своих поисках – в кои веки! – углубился в необъятный домашний архив газет. Собрать их в подшивки – руки пока что так за делами и не дошли, поэтому распаковывал связанные шпагатом плотные пачки, перебирал уже подзабытые номера, листал шуршащие полосы, встречая на них, как давних собратьев, материалы былых времён… Но даже когда обнаружил то, что искал, всё равно ещё долго не мог оторваться от этого и отрадного, и печального, захватившего дух погружения в двадцатилетней давности жизнь… Тогда и подумалось, что газете же впрямь – вот-вот двадцать лет: её пробный, "пилотный" номер Проханов выпустил осенью девяностого, а уже первый, рожденный в только что созданной им редакции, датирован был январём девяносто первого – того самого, рокового...

     Страна в ту пору бурлила, её разрушители уже почти не таились, и "День" без раздумий пошёл в защитники Родины. Его появления словно бы ждали: он сразу обрёл и горячих, верных сторонников, и откровенных, злобных врагов – и так продолжалось около трёх, вдохновенных и яростных, лет его бытия. Потом ельцинисты распяли мятежный "День" – а он воскрес уже вскоре в облике "Завтра", и снова продолжил борьбу своим честным, пламенным словом. Это слово жило на его страницах, передавалось из уст в уста, звучало на многочисленных вечерах газеты – рисковых и многолюдных.

     Те незабвенные вечера – особые вехи нашей истории! Площадками им служили дворцы и клубы, концертные залы, а то и спорткомплексы, переполненные читателями, сторонниками оппозиции, которых у входа встречали – на всякий случай – ряды омоновцев. Со сцены звучали речи и песни, воззвания и молитвы, ответы на море записок – ну и, конечно, мобилизующие волю, энергию, веру стихи прекрасных русских поэтов. Их было немало: и в эту пору, и после – но самым первым, дарившим всем нам свои сердцем творимые откровения, уже никогда не прийти на такое народное вече… О ком же, как не о них, всего прежде следует вспомнить в преддверии нашего двадцатилетия, несущего в себе и неунывающий дух "лицейской годовщины", и суровую строгость воинской переклички.

      НИКОЛАЙ ТРЯПКИН был в том ряду самым старшим, но вместе с этим — и самым, как нам казалось, лёгким, быстрым, решительным на подъём. Нет, он ходил давно уже с палочкой, был не всегда здоров, говорил с одышкой — но помимо этого ему тяжко жилось и в охваченных русофобским засильем литературных кругах, и в предательской атмосфере всех этих "перестроек-реформ", и даже в родном дому, сквозь который успел пройти такой же разлом, что прошёл и сквозь всю страну. Поэтому родной семьей для него была наша редакция, родными стенами — её литературные страницы, а уж родной стихией — всё те же бурлящие вечера, на которые он, хоть и мастер, приходил без долгих упрашиваний.

     Куда тут девались и его палочка-выручалочка, и та же одышка, и тягостные раздумья! Он брал поднесённый ему микрофон степенно, как чарку, и словно бы где-нибудь на вечёрке его деревенской юности, подмигнув кому-то из публики, выводил нараспев — а чаще и просто с азартом пел:

      Не бездарна та планета,

      Не погиб ещё тот край,

      Если сделался поэтом

      Даже Тряпкин Николай…

     Кто-то из зала ему подпевал — стихи-то известные, поэт на Руси знаменитый! — кто-то прихлопывал да притоптывал, а он вдруг и сам проходил по сцене хотя и седым, но уже не согбенным, гоголем и озорно продолжал:

      Даже Тряпкин Николай

      Ходит прямо к Богу в рай.

      И Господь ему за это

      Отпускает каравай!

     Каравай свой насущный поэт всегда получал за труд, за родниковое русское слово, возвысив его и увековечив, как потом это слово возвысило и увековечило в нашей поэзии его самого. О его творчестве и судьбе написано много — как в нашей газете, так и в других изданиях, а я здесь только описываю его участие в ставших легендами вечерах "Дня" и "Завтра". То же самое — и касательно остальных героев этих заметок. Их слава — с ними, а память о них, даже в малых крупицах — с нами.

     …Потом Николай Иванович споёт ещё что-нибудь, или артисты выйдут из-за кулис, даря и нам, и ему несколько песен русских, советских композиторов на стихи Тряпкина — их, слава Богу, немало — и теперь уж он сам, глядишь, слегка подпоёт голосистым парням и девчатам. Но вот из зала попросят ещё почитать стихи, и поэт глянет в сторону постоянных ведущих таких вечеров Александра Проханова и Владимира Бондаренко: как, мол, с регламентом? Нормально! — кивнут они оба, и публика благодарно зааплодирует, снова затихнет, а по мере негромкого чтения и совсем затаиться. Ещё бы: пред нею — поэт-пророк, поэт-судия:

      И видел я в земном своём скитанье –

      Во всех углах, на всех путях земных –

      И свет ума, и полный мрак незнанья,

      И гибель добрых, и всевластье злых.

      И видел я, как подлость торжествует.

      И как неправда судит правоту.

      И как жрецы за глупость голосуют

      И тут же всласть целуют ей пяту…

     Стихотворение длинное, сложное, но к поэту устремлено сосредоточенное внимание, а это, скажу откровенно, не всегда и не всем удавалось на таких встречах. Начинали-то мы с вечеров-митингов, вечеров-плакатов, поэтому много кто в зале — и это нормально — ждёт поэтов-трибунов, которые тоже выступят, но сейчас баррикадники слушают Тряпкина — и чувствуют: свой он для них, такой же глашатай правды и справедливости. К тому же, не только видит происходящее, но и предвидит пока невидимое:

     Цены повышаются, цены повышаются,

      Дорожает век.

     Цены повышаются, женщины ругаются

      И скребут сусек.

     Цены повышаются, двери запираются.

      Тявкает Трезор.

     Сумерки сгущаются, женщины пугаются.

      Смотрят из-за штор.

     Цены повышаются, цены повышаются…

      Маятник стучит…

     Кто-то появляется, кто-то приближается,

      За углом стоит.

     Многие в зале знают: стихи — ещё из восьмидесятых, ещё, может быть, о каком-то другом "приближающемся", но как злободневно звучат сегодня!.. И поэт это тоже чувствует, потому и читает эти снова востребованные строки. Истинная поэзия — актуальна всегда, преходящая — отзвучит и забудется.

     Не забывается Николай Тряпкин! Сотрудники "Дня" и "Завтра" по-прежнему любят и помнят учителя, друга, кудесника слова, которое посвящал он порой и нам. Как в "Послании другу", адресованном Александру Проханову:

      Не спят в руках верёвки и ремень,

      А ноги жмут на доски громовые.

      Гудит в набат твой бесподобный "День",

      И я твержу: "Жива ещё Россия!"

      Давай, звонарь — все страхи истребя!

      Да не пожнёт нас рабская пучина!

      Да воспарим душой, как ястреба,

      Как вся твоя геройская дружина!

      ЮРИЙ КУЗНЕЦОВ, выдающийся русский поэт современности, чьё уникальное творчество ещё предстоит открывать и внимательно изучать в России и в мире, тоже сказал о нас несколько ставших теперь уже классикой строк, когда упыри от власти закрыли "День" без суда и следствия. Стихи назывались — "Адская новость":

     С Востока свет, мы разумеем: "День"…

     Из бездны вышел мрачный Дант, как тень.

      — Что нового в аду? — его спросили.

      Ответил Дант: — Всё то же, что в России,

      Но видно, дьявол с вами не в ладу:

     Он запретил газету "День" в аду.

     Понятно, что главным событием тех вечеров газеты, в которых участвовал Кузнецов, по праву считалось его выступление, а первым звучал нередко именно этот гротескный, афористичный этюд. Разумеется — уже после осени девяносто третьего, когда он и был написан, а до той поры Юрий Поликарпович чаще всего начинал с известного стихотворения "Маркитанты". Правда, "чаще всего" — это сказано чуть неточно, поскольку поэт, к сожалению, в целом бывал весьма редко на вечерах, в том числе и на наших, хотя отношение его к нам всегда было самое доброе и сердечное. Стихи в "Дне" и "Завтра" печатал охотно, да и сам иногда выбирал у нас что-то для "Нашего современника", где много лет вёл отдел поэзии. Порой не чурался и чуть посидеть в компании, но больше предпочитал быть всё же один, вдали от шумных собраний.

     Кто-то из пишущей братии видел в этом "гордыню", кто-то усматривал непризнание Кузнецовым поэзии, не похожей на его собственную, да были, наверное, и иные суждения. Он же, скорее всего, просто очень ценил отведённое человеку время на жизнь, на работу, на творчество, и считал это более главным и важным, чем всё остальное. Кстати, когда несметные авторы всяких и устных, и напечатанных баек о ЦДЛ — которые я не шибко люблю и про себя называю "мемуаразмами" — не без бахвальства и панибратства судачат о своих выпивках там с известными поэтами, они почти или даже совсем не упоминают Юрия Кузнецова. Значит, и впрямь дорожил он бесценным временем, не говоря уж о равнодушии к тем расшаркиваниям, из-за которых как раз и любили туда заходить иные падкие на дешёвую лесть знаменитости.

     …Читал Кузнецов с расстановкой, спокойно, не напрягая голоса, не прибегая к излишним эмоциям или жестам. Эмоции были у слушателей — от стихов, что звучали со сцены:

      Маркитанты обеих сторон –

      Люди близкого круга.

      Почитай, с легендарных времён

      Понимали друг друга.

      …А наутро, как только с куста

      Засвистала пичуга,

      Зарубили и в мать, и в креста

      Оба войска друг друга.

      А живые воздали телам,

      Что погибли геройски.

      Поделили добро пополам

      И расстались по-свойски.

     Ясно, что "маркитантов" на вечерах у нас не было, но помнить об этом лукавом племени следует постоянно, особенно в годы такой жестокой борьбы, как сегодня, — словно напоминал поэт. В пекле сражения, в схватке с противником можно и подзабыть на момент о "пятой колонне", но на то и певец во стане воинов, чтоб не дремали они и не расслаблялись. Для наших читателей, наших соратников, заполнивших зал, Юрий Кузнецов — как раз из тех самых певцов, чья магическая лира волнует и будоражит, зовёт подняться, восстать на праведный бой.

     Певец во стане — певец восстания, и хоть поэзия Кузнецова — далеко не трибунная по своей сути, в сердца она входит мощной мобилизующей силой. Помню, как чутко его мы слушали, как глубоко проникали в сознание те слова, которые были нужны тогда каждому, как нужны они и сейчас:

      Твоя рука не опускалась

      Вовек, о русский богатырь!

      То в удалой кулак сжималась,

      То разжималась во всю ширь.

      …Врагам надежд твоих неймётся.

      Но свет пойдёт по всем мирам,

      Когда кулак твой разожмётся,

      А на ладони — Божий храм.

     Русская святость и русская удаль — рядом в его поэзии. И потому не казалось странным, что вослед за стихами возвышенными, драматичными, часто сложными, он считал нужным прочесть и такие вещи, в которых — для кого-то, возможно, и неожиданно — представал совсем не тем хмурым, угрюмым затворником, каким нередко казался, а человеком, не чуждым улыбки, смеха над кем-то и над собой, что очень по-русски… На "ура!" принимала публика и притчу о том, что случилось с его героем "где-то в Токио или Гонконге", и поучительные истории о трёх желаниях, о бомже, о гареме холостяка, или о том, как внимательно созерцали один одного упрямый русский чудак и хитрюга ворона:

      Ворона — пустая птица,

      Не птица, а Божий вздор.

      Три дня на него косится,

      Три дня он глядит в упор.

      Глядят друг на друга в мокредь,

      Глядят друг на друга в дым.

      А кто кого пересмотрит,

      То мы ещё поглядим.

      "Мы ещё поглядим!" — со значением говорит на прощание слушателям мудрый поэт, и они понимают всю многозначность этого заявления, и благодарны за то, что он так по-свойски, простыми словами согрел им души в промозглой мокреди, нависшей над русской землёй. К нему спешат по проходу, чтоб поднести цветы, взять автограф, что-то сказать, просто пожать надёжную, крепкую руку. Юрий Поликарпович всем отвечает, но долгий обряд почитания ему явно в тягость: скорее бы за кулисы, и дальше — туда, где можно курить...

     В заключение этой главки хочу возвратиться к досужим мнениям "знатоков" о некоем "высокомерии", чуть ли не "спеси" поэта, и позволю себе изложить один эпизод. Да, Кузнецов нередко при встречах казался смотрящим куда-то поверх тебя — но таков уж был его рост, да и осанка не знала сутулости и согбенности, и голову он всегда держал прямо, из-за чего с ним было сложно встретиться взглядом, что и порождало известный комплекс у кого-то из литераторов. Но однажды мы повстречались с ним утром в дачном лесу, и так уж случилось, что я спускался с пригорка, а он на него всходил — поэтому оба мы, поздоровавшись и обменявшись привычными фразами о погоде да о литфонде, задравшем цену аренды, невольно какое-то краткое время смотрели прямо в глаза друг другу. Может быть — даже в первый раз в жизни, но точно — в последний, как это, к величайшей горести, оказалось… И тут я увидел воочию: сколько же грусти, усталости, сколько невысказанного, глубокого, обращённого к встречному света было в его открытом и чистом взоре! Потрясённый, я пошёл дальше среди берёзок и елей, и думал о том — да простят ревнители веры — что таким же вот взором смотрят на нас со старинных икон бессмертные русские святые…

      ТАТЬЯНА ГЛУШКОВА бывала у нас в редакции так же часто, как часто из-под её пера выходили циклы великолепных новых стихов, острая полемическая статья, глубокая литературоведческая работа. Когда она приходила, весь наш летящий, взмыленный ритм подготовки номера обретал вдруг не свойственные ему спокойствие, вдумчивость и неспешность. То есть, нам как-то незримо передавались от нашей желанной, любимой, но строгой в работе гостьи её серьёзность в вычитке гранок и вёрстки, абсолютная нетерпимость к любой ошибке в наборе, включая пусть самый мелкий знак препинания, её незыблемая дотошность в подборе шрифтов для текста и заголовка. Дежурившие по номеру даже порою нервничали — но она всегда добивалась того, что было необходимо. А ведь как ей самой это всё непросто давалось — с её тяжёлым, неизлечимым недугом… Но слово — считала она — главнее всего. А оно было у Глушковой точным, прозрачным, то щемящим и нежным, то следом — жёстким, как приговор:

      Всё так же своды безмятежно-сини.

      Сентябрь. Креста Господня торжество.

      Но был весь мир провинцией России,

      Теперь она — провинция его…

     Татьяна Михайловна часто болела, мучилась то по разным больницам, то дома, в Архангельском переулке, где мы навещали её в крохотной, переполненной книгами и картинами однокомнатной квартирке писательского дома советской поры. Привозили редакционные и литературные новости, какие-то гостинцы, газеты и гонорар за последние публикации — конечно, довольно скромный, поэтому с непременной добавкой от главного редактора. Александр Андреевич и машину ей посылал по первой же просьбе, когда она снова должна была проходить курс лечения. А как только здоровье чуть-чуть возвращалось, и Глушкова вдруг узнавала о проведении очередного вечера "Дня" или "Завтра" — тут уж совсем она распрямлялась, милая наша муза. Собирала все силы и волю, и выходила на сцену: побледневшая — но не сломленная, опечаленная — но красивая. Такой же была и её поэзия той поры:

      Когда не стало Родины моей,

      Я ничего об этом не слыхала:

      Так, Богом бережённая, хворала! –

      Что не было мне горше и больней…

      Когда не стало Родины моей,

      В ворота ада я тогда стучала:

      Возьми меня!.. А только бы восстала

      Страна моя из немощи своей!

     Её мягкий голос слушали, затаив дыхание и сдерживая слёзы, а то и не пряча их, ибо сама она в эти минуты была олицетворением той земли, на чью долю вдруг выпали тяжкие, горькие испытания — выпали, но не смяли ни дух, ни надежду. Она была истинным голосом русской доли, хотя уже много лет эта роль, эта миссия, это выстраданное право приписывались — как "литературными кругами", так и российской властью — совсем другим, далёким и от неё, и от русской беды, её жеманным коллегам. Их всё показывали по ТВ, хвалили и награждали высокими премиями, а они милостиво поводили плечами, но… ничего уже не создавали многие годы, живя былой славой, которую, кстати, дала им когда-то совсем другая, теперь не любимая ими власть. Татьяна Михайловна смотрела на это спокойно, привычно работала, жила заботой народа, и уж конечно, никаких знаков внимания от "демвластей" не ждала — да и не приняла бы. Потому и писала, потому и читала с подмостков всё тех же незабываемых вечеров:

      Уже повымерло людей –

      как в тую голодуху…

      И сколь ни выбрано властей –

      проруха на старуху!

      …Но вдруг случится и такой

      неодолимый случай:

      Господь пождёт, взмахнёт рукой –

      склубимся гневной тучей!

      И, разом на ногу легки, –

      сполошная година! —

      дойдут мятежные "совки"

      до нужного Берлина.

     Татьяна Глушкова не дожила до такой годины. Стихи её — доживут.

      БОРИС ПРИМЕРОВ со сцены не выступал — ему это было трудно физически, но свои классические стихи, и мужественные, и задушевные, печатал у нас постоянно. И он, мне кажется, первым выразил то, о чём мы тогда ещё только думали с болью:

      Прощай, Великая Держава,

      Одна шестая часть земли,

      Которую на переправах

      Мы сообща не сберегли…

     Он зорко видел, глубинно чувствовал, поэтому понял, насколько страшен этот развал. Но не мог, сокрушаясь, понять другого: откуда же вдруг взялось в одночасье столько предателей Родины? Мучительно шёл к ответу на этот вопрос в своих наблюдениях, тягостных размышлениях, в наших долгих и страстных беседах и на Цветном, и на Комсомольском, когда приходил в "День" и в "Завтра" и со стихами, и просто так — за братской поддержкой, устав быть один на один со своим большим израненным сердцем. Потомственный казак, Примеров был человеком сильным, он и сражался, сколько хватало сил, за Отечество своим раскалённым словом — но на какой-то непоправимый миг весной девяносто пятого эти силы его покинули…

     Для близких осталась предсмертная записка, а для всех нас — и сегодняшних, и грядущих — его пронзительная "Молитва", написанная и опубликованная в разгар жестокой борьбы с врагами. На встрече "Завтра" с читателями мы помянули этим стихотворением нашего боевого товарища — и Большой зал ЦДЛ скорбно стоял в молчании, пока звучали потрясающие каждую душу слова:

      …Боже, помилуй нас в смутные дни,

      Боже, Советскую власть нам верни!

      …Боже, помилуй нас в горькие дни,

      Боже, Советский Союз нам верни!

      …Боже, лукавого власть изжени,

      Боже, империю нам сохрани!

     Выходит, певец во стане — это не только певец восстания, но ещё и молящийся за его победу. Его славное имя — Борис Примеров, светлый русский поэт.

      ИГОРЬ ЛЯПИН, Станислав ЗОЛОТЦЕВ, Феликс ЧУЕВ, совсем молодой Денис КОРОТАЕВ — тоже, как на поверке, стоят, не забытые нами, и в дни торжеств, и в дни бедствий страны и народа. Ушедшие так же до срока, они всё равно успели сказать то заветное слово, что вписано ныне и в летопись русской поэзии, и в хронику русского сопротивления.

     Ляпин, хотя и был много лет первым секретарём Союза писателей России, нередко находил время, чтобы зайти к нам в "Завтра", — благо, мы и работали той порой в одном здании, только на разных его этажах. Участвовал и в вечерах, но обычно скромно садился в зале, и нам доводилось уже по ходу события поднимать его с места и приглашать "на трибуну". В один из таких моментов и услышали все мы слова, исполненные уверенной, мобилизующей силы:

      …Будут сыпаться искры под ноги,

      Будет крепок в подкове гвоздь.

      Ни друзья не поймут, ни вороги,

      Что, откуда и как взялось.

      И ударит звонарь на звоннице,

      И поднимется в поле рать.

      Словом, хватит, как над покойницей,

      Нам над Родиной причитать!

     Золотцев тоже не причитал, а боролся с "глумливой наёмной ордой" ещё до развала Союза. Сражался как словом поэта, так и своей публицистикой на страницах и наших, и всех других патриотических изданий — причём, не только в Москве. Уехал жить в родной Псков, но и оттуда передавал нам стихи и статьи, а когда приезжал в столицу, по-прежнему был и желанным гостем редакции, и выразителем мыслей и чувств, собиравших сторонников "Дня" и "Завтра" на продолжавшихся встречах:

      И мне всё чудится и помнится –

      Расстрельный гром, огонь и чад.

      И в горестной моей бессоннице

      Друзья погибшие кричат.

      Не выветрится, не забудется

      Печаль, испитая до дна.

      А мне всё видится и чудится

      Моя воскресшая страна!

     Чуев стал другом и автором "Дня" с его первых, можно сказать, минут. Приходил постоянно, внося оживление интереснейшими рассказами о встречах с ещё живыми, оказывается, тогда именитыми соратниками Сталина, печатал отрывки из будущих книг об этом общении, тут же вручал нам странички новых стихов. А когда лишь рождались те самые вечера, о которых идёт здесь речь, в числе первых стал их горячим сторонником и участником. Был он всегда и трибуном, и воином, и даже, как оказалось, провидцем своей судьбы на поле грядущей битвы… При этом верил, что для врагов и предателей –

      …неизбежен карающий меч.

      Непритупленный и закалённый,

      упадёт на притихшую шваль,

      погуляет над "пятой колонной".

      А для этого — жизни не жаль!

     Коротаев… Даже рука до сих пор не решается написать о том, что нет и его — до того он был юн, талантлив и жизнелюбив. Стремительно восходил в непокорной русской поэзии, летел в её вечном космосе сияющим метеором, как летел тогда по последнему в своей жизни утреннему шоссе… Только раз-другой успел у нас напечататься, лишь однажды робко вышел на сцену среди маститых поэтов плеяды "Дня" и "Завтра", с которыми был одной плоти и крови — как был убеждённо чужим в отношении к ненавистным носителям "новых порядков":

     Я — сорняк на газоне новейшей России.

     Хоть косили меня — да пока не скосили.

     Ну, если коса всё же срежет по корень –

     Я останусь в земле, садоводу на горе,

     И взойду по весне, сын неведомой тучи –

     Некрасиво кривой, вдохновенно колючий…

     Садоводы тотчас в страхе вытянут лица.

     Лишь бы только взойти, лишь бы только родиться!

      ОНИ ВЗОШЛИ ВСЕ, распустившись неувядаемым и прекрасным цветом в таком же дивном, неопалимом саду бессмертной России.

1

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Эту дату я в сердце храню: в январе будет нашему "Дню", что оставил в истории след, – двадцать лет.

     "День"! – гудел по Руси перезвон… Вспоминаю стихи тех времён. Назывались они у меня – "Тема "Дня":

     "На экране и в прессе вчера было много "вперёд" и "ура". И привычно звалась та стряпня – тема дня.

     Отошло это вдруг на покой, но кумир появился другой: дух торгашества, деньги, шмотня – тема дня.

     Как близка эта музыка той… Потому сквозь абзацы с туфтой – продралась из беды и огня: тема – "Дня"!

     Тема "Дня" – не услужливый жанр. В ней страдание, горе, пожар, на земле нашей общей грызня – тема "Дня".

     Тема "Дня" – не порнухи наркоз, а глаза, что ослепли от слёз. Перестрелки, погромы, резня – тема "Дня".

     Тема "Дня" – не рекламы цинизм, а печаль отпеваний и тризн. В тучах небо, в дыму зеленя – тема "Дня".

     Тема "Дня" – не продажа святынь, а Москва, Сталинград и Хатынь. Долг и память, цветы и броня – тема "Дня".

     Тема "Дня" – не посланники тьмы, и не шабаш во время чумы. А Спаситель, что смотрит, храня, – тема "Дня".

     Тема "Дня" – не потешный "Виват!" – а суровый и грозный набат. Встань, Россия, главы не клоня! – тема "Дня".

     Тема "Дня" – не стрельба, не война, но расплата в грядущем сполна. За страну, за тебя, за меня – тема "Дня"! Тема "Дня"! Тема "Дня"!"

     …За плечами почти двадцать лет. Тема "Завтра" – за правду и свет так же драться, твой опыт ценя, — тема "Дня".

     Проповедник добра и любви, ты распят был, мой "День" на крови"… Но любая строка у меня – тема "Дня"!

Новые запчасти для автомобилей Хания 4 и других китайских грузовиков. Обращайтесь в нашу компанию.

1