/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 872 (31 2010)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов «ГОРИТ СЕЛО, ГОРИТ РОДНОЕ, ГОРИТ ВСЯ РОДИНА МОЯ...»

Горит страна. Полыхают леса. Испепеляются города и селения. Дороги забиты беженцами и погорельцами. Вой и стенания. Всё новые очаги возгорания, будто движется по стране невидимый поджигатель и кидает свой факел в раскалённые от жары леса. Гигантские комья огня вырываются из пламенеющей чащи, летят в небеса, переносятся, как чудовищные птицы, через огромные пространства, там падают на головы людей, на крыши домов и кроны деревьев, и начинают реветь и плескаться пожарища.

     Не так ли загорается общество? Не так ли множатся в нём источники злого пламени? Там брошена одинокая спичка социального раздражения, здесь запалили небольшой костёр народного недовольства… И вот уже страшная огненная буря несётся от Владивостока до Смоленска. Грохочут тачанки, белым офицерам вколачивают гвозди в погоны, пленных красноармейцев в нижнем белье выводят на донские откосы.

     Триумфальная площадь в Москве, которую уже несколько месяцев штурмуют протестанты, является таким очагом возгорания. "Стратегия 31" по своей гениальной простоте есть удивительное изобретение поистине огненной мысли. Крохотные группы "несогласных" бьют в бастионы власти под телекамерами мировых агентств, отступают под ударами милицейских дубинок, кричат, когда их за волосы волокут в автозаки. Но с каждой новой атакой число протестантов множится, голоса в мире становятся всё истошнее, и власть начинает дрожать. Публичное насилие, тупая жестокость милиции и явная или мнимая жертвенность атакующих притягивают к этому месту внимание мира, множат число нападающих протестантов.

     В эту воронку со всё убыстряющимся вращением со временем могут затянуться гигантские массы людей — не меньшие, чем те, что наводнили Москву в 1993 году.

     Второй очаг возгорания — на окраинах Москвы: Химкинский лес, который хрустит под топорами и бульдозерами. Платная олигархическая, предназначенная для богачей дорога, истребление оставшейся вокруг Москвы робкой беззащитной красоты рождает в населении не просто протест к строителям — хозяевам будущей дороги, но ненависть к власти как таковой. Её ассоциируют со всем губительным и смертоносным в стране.

     Робкие выступления экологов завершились молниеносной атакой загадочных мстителей, разгромивших с помощью камней и "коктейлей Молотова" государственное учреждение. Это ли не восстание? Это ли не намёки на "Красные бригады", группу "Бадер-Майнхоф"?

     Химкинский лес горит, но поджигателями являются не анархисты, не группа агрессивных левых или экзальтированных антифа, а тот "мерседес" вице-президента "Лукойла", который смял на глазах у всей Москвы двух беззащитных женщин; та роскошная яхта, принадлежащая большому чиновнику, что распилила пополам девушку на подмосковном водохранилище. И уже находятся те, кто, глядя на пожар на Триумфальной и на пожар Химкинского леса, повторяют злорадно: "Гори, гори ясно, чтобы не погасло!"

     Еще один пожар, совсем неожиданный, как если бы запылал Александровский сад около стен Кремля. Это казус на островах Селигера, когда верные власти молодёжные организации посадили на кол тех, кого считают врагами российской государственности. Неудивительно, что среди них увидели Саакашвили или правозащитницу Алексееву. Удивительно то, что среди них оказался близкий Кремлю сервильный, пишущий книжки о президенте Медведеве Николай Сванидзе. Молодёжная организация "Сталь", зашифровав в своём названии имя "Сталин", рассматривает Сванидзе с его патологическим антисоветизмом и антисталинизмом как главного врага нынешнего российского государства.

     И вот Элла Памфилова, эта весталка, хранящая под своей туникой жертвенный огонь справедливости, утерявшая своё девичье целомудрие в период ельцинской борьбы с привилегиями, подаёт в отставку, ибо бессильна содействовать созданию в России гражданского общества.

     Вместо этого в обществе множатся, выстраиваются в иерархию большие и малые банды, которые складываются в сложную всеобъемлющую матрицу коррумпированного чиновничества, криминального бизнеса, силовых структур, превращающих Россию в пиратское королевство.

     На юге России случилась поножовщина между чеченцами, армянами и русскими. Она закончилась пролитием крови, и это ещё один очаг возгорания, который переместился с Кавказа на территорию коренной России. Сам Кавказ — это огнедышащий котёл, из которого пламя восстает до небес, плавя сверкающие кавказские ледники. Кавказский пожар, не защищённый противопожарными рвами, переносится по небу на гигантские расстояния, и языки этого липкого пламени уже видны в пределах Садового кольца.

     Ещё два огненных очага — это два идущих параллельно судебных процесса: над Квачковым с его товарищами и над Ходорковским. Два враждующих между собой лагеря: либеральный и патриотический, — начинают смыкаться вокруг этих двух пока ещё небольших пожаров. Не для того, чтобы их тушить из брандспойтов, а для того, чтобы раскалённые угли разлетались всё шире и шире.

     Православная церковь, которая ещё недавно казалась примиряющей, успокаивающей, соединяющей растерзанное общество воедино, сегодня сама сотрясается тайным глубинным трясением. Назревающая исподволь реформа церкви, активность пришедших в неё обновленцев рождает в православной среде тайный раскол, подобный тому, что разорвал церковь в середине XVII века. Это угрюмое, безмолвное, исполненное мнительностью и апокалиптическими предчувствиями состояние разрывает лазурь русского неба.

     На фоне этого загорающегося общества ведёт свой одинокий бесстрашный бой на Пятом телевизионном канале Сергей Кургинян. Как красный витязь, бьёт наотмашь апологетов буржуазной революции, валит навзничь Млечина, выигрывает одну интеллектуальную схватку за другой, показывая, что сегодняшнее российское общество не принимает этой буржуазной реальности, грезит о Советском Союзе, готово взять реванш за разгром 1991 года.

     А что же власть? Каковы её действия в период начавшихся стихийных пожаров? Она действует киркой и лопатой, посылая милицию и ОМОН на разгон "несогласных". Она пользуется дырявыми шлангами и лишёнными воды пожарными машинами, во время национального бедствия запускает по всем телевизионным каналам свои отвратительные пресные сериалы, омерзительных смехачей, израсходованных шоуменов. Власть что-то невнятно лепечет устами своего президента, наполняет общественное сознание мелкими блефами и социальными пустяками. У неё нет стратегии, нет образов, нет художников. Образ власти становится бутафорским и карикатурным, всё больше напоминает фанерный щит с грубо намалёванными кремлёвскими башнями, щит, который загорится в пожаре, как береста.

     Мы помним Путина, который шёл через Красную площадь, озарённый багровым пожарищем Манежа. Сегодня мы видим Путина на фоне полыхающей страны.

     С пожарами такого типа и такого размера можно бороться только методом встречного пала. Власть могла бы запустить встречный пожар, встречный благодатный огонь, встречный, дующий на пламя ветер — ветер развития. Того развития, которое сначала в устах власти получило скомканное упрощённое название "модернизация", а теперь кануло, погребенное под бессмыслицей бесконечных пустопорожних разговоров. Два года президента Медведева — это потерянное социальное время. Это не застой, не остановка, это стремительное падение вниз сквозь тонкий хрупкий слой торфяника, под которым зияет раскалённая бездна, бездна, где гибнут люди, плавится техника и исчезает страна.

     Помню, как в деревне мужики, собравшись за хмельным бражным столом, сдвинув плечи, расстегнув на горле рубахи, пели грозную надрывную крестьянскую песню: "Горит село, горит родное, горит вся родина моя..."

1

ТАБЛО

l Заявление Дмитрия Медведева о том, что кандидатом на президентские выборы 2012 года "может стать кто-то третий", то есть не он сам и не Владимир Путин, эксперты СБД рассматривают как косвенное признание растущих противоречий внутри нынешней "тандемократии". Однако возможность реального выдвижения на вершину политической власти в Кремле компромиссной фигуры, способной разрешить или хотя бы сгладить эти противоречия, вызывает очень серьёзные сомнения, поэтому слова действующего президента РФ рассматриваются ими прежде всего как отвлекающий маневр накануне главной схватки за власть…

      l Демонстративная отставка Эллы Памфиловой с поста председателя президентского Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека была акцией, направленной против кремлёвских "силовиков" и согласованной с главными представителями либерального крыла, поскольку в дипломатическом этикете примерно соответствует отзыву посла из страны, которой объявляется война, такое мнение высказывают наши источники в околоправительственных кругах...

      l Разгром "леваками" администрации города Химки, практически входящего в состав Москвы, является составляющим элементом классической "стратегии напряженности", которая включает в себя цепную реакцию ненасильственных и насильственных акций для каскадной дискредитации властных, особенно силовых, структур в регионах и крупных городах с преобладающим русским населением, сообщили из Филадельфии…

      l Погружение вице-премьера и министра финансов РФ Алексея Кудрина на дно Байкала, где уже побывали Владимир Кудрин и Николай Патрушев, носит ритуальный характер, поскольку эта зона рифтового разлома, согласно ряду эзотерических учений, обладает специфической и очень сильной энергетикой, к которой должны особым образом приобщаться "посвященные". Как сообщают наши инсайдерские источники, теперь стоит ожидать появления создателя Стабилизационного фонда на Эльбрусе и в Антарктиде…

      l Вызывающе роскошная и сопровождавшаяся особыми мерами безопасности свадьба Челси Клинтон, дочери экс-президента США Билла Клинтона и госсекретаря США Хиллари Клинтон, с Марком Мезвински, банкиром еврейского происхождения, исповедующим иудаизм, зеркально отражает памятный скандал, связанный с отцом невесты и стажёркой Белого Дома, еврейкой по национальности и якобы секретной сотрудницей "Моссада", Моникой Левински. Этот брак на личном уровне объективно закрепляет зависимость "клана Клинтонов" от еврейского лобби в целом и Израиля, в частности, что, несомненно, скажется на текущей внешней политике США, вызовет негативную реакцию в подавляющем большинстве мусульманских стран и тем самым подорвёт их доверие к "новому курсу" Барака Обамы, который и без того испытывает нарастающие внутри- и внешнеполитические трудности, такая информация поступила из Лондона…

      l Как сообщают из Бейрута, отказ Ирана по требованию Барака Обамы выпустить из тюрьмы троих американцев, год назад незаконно проникших в страну из Ирака, а также заявление главы Объединенного комитета начальников штабов США адмирала Майкл Маллена о том, что у них существует план военных действий против Ирана, если дипломатические методы не помогут предотвратить получение Тегераном ядерного оружия, прямо связаны между собой и свидетельствуют о растущей вероятности удара по исламской республике…

      l Вывод из Афганистана голландского военного контингента, осуществленный под прикрытием решений недавней международной конференции в Кабуле, свидетельствует прежде всего о том, что европейские страны не готовы к дальнейшей поддержке интересов США в Центральной Азии, поскольку до сих пор не получили за это "адекватных компенсаций", передают из Амстердама…

      l "Уточненные" данные правительственных служб, занимающихся ликвидацией нефтяной катастрофы в Мексиканском заливе, согласно которым в воду попало свыше 5 млн. баррелей "черного золота", а бьющий со дна фонтан после установления специалистами "British Petroleum" заглушки снизился всего лишь с 62 до 53 тыс. баррелей ежедневно, полностью расходятся с недавними победными реляциями о том, что причина катастрофы совместными усилиями ВР и Вашингтона практически устранена и теперь предстоит только ликвидация её последствий, такая информация поступила из Майами. На деле ситуация в Мексиканском заливе давно вышла из-под контроля и скрывать это становится всё труднее...

      l Согласно информации, поступившей из Омска, вспышка в этом городе сибирской язвы (уже приведшей к летальному исходу) напрямую связана с изменением системы обязательной сертификации продовольственных товаров в России, которая была осуществлена в интересах собственников агропромышленных фирм и торговых сетей...

1

Александр Нагорный, Николай Коньков РАЗРЫВ КОНТУРОВ

Мы продолжаем дискуссию о феноменах перестройки и ГКЧП, начатую статьями Александра ПРОХАНОВА (см. «Завтра», 2010, №№ 26-28).

     Приближается очередная годовщина ГКЧП, ключевого звена в цепи событий, которые привели к уничтожению Советского Союза, одного из самых успешных в истории проектов русской цивилизации. Даже сейчас, почти через двадцать лет после этих событий, мы все еще не можем с полной уверенностью сказать, что именно и каким образом произошло в те, без всякого сомнения, судьбоносные дни, однако выяснение всё новых и новых фактов даёт нам возможность шаг за шагом приближаться к истине. Которая важна для нас и сама по себе, и в свете дальнейших событий последнего двадцатилетия, и — самое главное — для лучшего понимания того, что может ожидать нас и нашу страну в ближайшем будущем.

     Известные слова о том, что история имеет склонность повторяться: первый раз в виде трагедии, а второй — в виде фарса, приписывают Гегелю. И эта мысль невольно вспоминается, когда в современных условиях речь заходит о возможной "перестройке-2" с развалом Российской Федерации на несколько "новых независимых государств" — по образу и подобию развала СССР в 1991 году.

     В одном из своих президентских федеральных посланий Путин назвал гибель Советского Союза величайшей катастрофой ХХ века. С данным определением можно соглашаться или, напротив, спорить, памятуя о двух мировых войнах, унесших жизни десятков миллионов людей и перекроивших всю политическую карту мира. Но не стоит забывать, что эта бесспорная трагедия начиналась во многом как фарс.

     23 апреля 1985 года новоизбранный генсек партии М.С.Горбачев, поблескивая пятнистой лысиной, заявил на пленуме ЦК КПСС о необходимости ускорения и перестройки. "Исторические судьбы страны, позиции социализма в современном мире во многом зависят от того, как мы дальше поведем дело. Широко используя достижения научно-технической революции, приведя формы социалистического хозяйствования в соответствие с современными условиями и потребностями, мы должны добиться существенного ускорения социально-экономического прогресса. Другого пути просто нет... Главный вопрос сейчас в том: как и за счет чего страна сможет добиться ускорения экономического развития. Рассматривая этот вопрос в Политбюро, мы единодушно пришли к выводу, что реальные возможности для этого есть. Задача ускорения темпов роста, притом существенного, вполне выполнима, если в центр всей нашей работы поставить интенсификацию экономики и ускорение научно-технического прогресса, перестроить управление и планирование, структурную и инвестиционную политику, повсеместно повысить организованность и дисциплину, коренным образом улучшить стиль деятельности…"

     Такие слова, как "коррупция" и "инновации", тогда в ходу не были, но, как видим, разговоры у власть предержащих того времени по своему смыслу и пафосу не сильно отличались от нынешних.

     Итак, от страны требовалось ускорить прогресс и перестроить систему управления. Но вместо этого начиная с 1988 года по каким-то причинам последовала целая серия по видимости самоубийственных стратегических решений высшего руководства. Закон о кооперации (май 1988 года) запустил в стране мощные инфляционные процессы с "вымыванием" товарной массы. Практически параллельно началась "политическая реформа" внутри страны, пусковым моментом которой можно считать XIX партийную конференцию (июнь 1988 года). В стране нарастал экономический хаос и шел процесс политической децентрализации, а на внешнеполитической арене Горбачев совершал непредставимые ранее уступки: от заключения договора СНВ-1 до сдачи своих союзников в Восточной Европе, включая ГДР, за что получал кредиты и премии со всего мира. Система пошла вразнос, и создание ГКЧП (или имитация его создания) стала настоящей "точкой катастрофы".

     Четвертьвековой "юбилей перестройки", так и не отмеченный по-настоящему в российском и мировом информационном пространстве, еще раз подтвердил, что "сроки давности" в высшей степени странной фразы, сказанной тем же Горбачевым в 1991 году у трапа прилетевшего из Фороса самолёта: "Всей правды вы никогда не узнаете", — до сих пор не истекли. Хотя, спрашивается, кто и когда узнавал от Горбачёва "всю правду"? Тем более, уже очень давно стало ясно, что найти некую "золотую середину" между трактовками перестройки как "предательства века" и "попытки России "выйти из цивилизационного тупика тоталитаризма и перейти на общепринятые рельсы демократического развития" — невозможно в принципе.

     Однако, если на время отставить в сторону чрезвычайно важные, даже фундаментальные, но чаще всего неадекватно воспринимаемые, а потому неверно оцениваемые идеологические (в том числе этнонациональные, конфессиональные, партийные и т.д.) моменты — например, о том, мог ли Советский Союз пойти по "китайскому пути" и являлся ли он "скифским" вариантом реализации марксистской доктрины или же закамуфлированным под марксистские догмы историческим вариантом "Большой России", — то системно-динамический анализ пути, пройденного Советским Союзом за последние десятилетия его существования, может иметь не только историческое, но и прогностическое значение. Ведь фраза Юрия Андропова: "Мы не знаем общества, в котором живём", — неспроста в нашем общественном сознании почему-то до сих пор воспринимается как самое важное из всего, когда-либо публично сказанного этой более чем закрытой и загадочной личностью. Тем более, что не знающий уроков истории обречен на их повторение, а повторение истории — см. выше...

     Если задаться вопросом о том, какое событие эпохи перестройки можно считать её метафизическим символом, то ответ на него будет однозначным: конечно, это Чернобыль. Не Спитак, не лебединая песня "Бурана", не что-то еще — а именно катастрофа 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС, произошедшая, как следует из официальных выводов специальной правительственной комиссии, вследствие перевода четвертого блока станции в нештатный режим функционирования.

     В результате произошел разрыв рабочих контуров АЭС, и прекрасная, спроектированная и построенная по последнему слову науки и техники фабрика по производству тепла и электроэнергии оказалась полностью разрушенной и еле-еле упрятанной в "саркофаг", а вокруг неё образовалась радиоактивная "зона" со своими собственными законами жизни и смерти.

     Похоже, точно такой же "разрыв контуров" со столь же катастрофическими последствиями произошёл и в "перестроечном" Советском Союзе.

     Уже с середины 30-х годов ХХ века (еще точнее — после процессов "врагов народа", фактически уничтоживших определенную финансовую независимость "коминтерновских" структур), в СССР была построена и на полную мощность заработала уникальная "трехконтурная" экономическая модель. Именно она стала основой сталинского "экономического чуда", а также Победы в Великой Отечественной войне, прорыва в космос и к энергии атомного ядра. Именно эта модель практически полностью — разумеется, без особой огласки и с поправками на национальную специфику — была перенята коммунистическим Китаем, обеспечив его нынешний геостратегический взлёт. Что же это была за модель?

     Главным, срединным или, как любили раньше говорить, "становым" её контуром являлась официальная экономическая система под управлением блока Минобороны с ВПК. Внутренний контур — это так называемая "теневая" экономика, находившаяся "под крышей" МВД. Кроме того, существовал внешний контур экономики, как легальной, так и нелегальной, который курировался в основном КГБ. Однако после ХХ съезда КПСС (1956) все эти контуры уже не объединялись целостной идеологией и чем дальше, тем больше напоминали самостоятельные корпорации, функционируя в автономных режимах и подчиняясь "идеологии прибыли", выраженной уже в так называемых "косыгинских" реформах 1965 года. Другими словами, поиски будущего в рамках коммунистического будущего все больше исчезали из мышления высшей партийной и государственной номенклатуры. Они поменялись выхолощенным фундаментализмом теоретика Суслова в сфере идеологии и бюрократическим доминированием системы госбезопасности образца Юрия Андропова. Именно его приход в 1967 году на пост руководителя КГБ ознаменовал собой начало масштабного перераспределения ресурсов советской экономики в пользу внешнего контура, где формальная прибыльность операций была в несколько раз выше, чем в сфере ВПК и даже в сфере "теневой" экономики. Не вдаваясь в подробности соответствующей методики по формуле: "инвестиции/объем производства/уровень жизни", следует сказать, что за период 1968-85 годов (то есть еще задолго до Горбачева и Ельцина), из СССР посредством разных каналов, включая и сырьевые поставки по заниженным ценам, было вывезено "чистыми" около 400 млрд. долл., которые оказались встроены в механизмы западной, прежде всего — европейской, экономики. Воспетый прессой "детант" 70-х, включая легендарную хоккейную серию 1972 года, встречи Брежнева с Никсоном, полёт "Союз—Аполлон", Хельсинкские соглашения и так далее, и тому подобное, — во многом определялся именно данным фактором. Более того, Кремль в начале 70-х фактически отказался от наступательного движения в своей международной деятельности и заменил его на удобную формулу "мирного сосуществования", что было остро необходимо США и Западу именно в тот момент обострения мирового экономического и политического кризиса. А когда разбалансировка трёх этих контуров советской экономики достигла определенного критического уровня, их разрыв стал так же неизбежен, как и разрыв контуров теплоносителей Чернобыльской АЭС.

     Понятно, что столь масштабные изменения внутри гигантской страны, не потерпевшей, по большому счёту, ни военного поражения, ни серьёзного экономического кризиса (темпы прироста произведенного национального дохода СССР по итогам 1988 года, последнего года перед началом радикальной "перестройки" советской экономики, составили 4,4%), могли состояться только при наличии достаточно широких и влиятельных слоёв общества, кровно заинтересованных в таких изменениях.

     "Qui prodest?" ("Кому выгодно?") — спрашивали в подобных случаях древние римляне. В этой связи приведем немного статистических данных.

      Положение дел в "теневом" контуре достаточно хорошо изучено. Так, например, согласно данным А.Бекряшева и И.Белозерова, в 1973 году теневой сектор в Советском Союзе составлял примерно 3% ВВП, в 1990-91 гг. — уже 10-11%, а в 1996 году (данные Московского института социоэкономических проблем) — 46%. Последние исследования Всемирного банка (ВБ) дают долю теневого сектора в российской экономике равной 48,6%. Итого — более чем десятикратный (пусть в относительных цифрах) рост за последние 25 лет. Понятно, столь мощное расширение и усиление данного контура в полной мере отвечало интересам связанных с ним людей и структур, что, в частности, дало повод Станиславу Говорухину уже в 1994 году назвать "рыночные реформы" "Великой криминальной революцией". Такие персонажи, как Вячеслав Иваньков (Япончик), Владимир Барсуков (Кумарин) и Анатолий Быков, всерьёз стали претендовать на роль истинных "героев нашего времени" — ситуация, которую было трудно даже вообразить себе, скажем, в середине 80-х...

     В равной мере социально-политические процессы последнего двадцатилетия можно охарактеризовать и как "Великую бюрократическую революцию". Если в Советском Союзе 1990 года на 289 млн. населения приходилось около 635 тысяч чиновников (без учета партийного и профсоюзного аппарата), то через 10 лет в Российской Федерации насчитывалось уже 1,13 млн. чиновников на 145 млн. человек, а в 2010 году количество "рыцарей круглой и треугольной печати" всех уровней превысило уже 2 млн. человек. То есть чиновная "властная вертикаль" неимоверно разрослась и усилилась, а масштабы коррупции на всех её этажах просто не поддаются описанию. В рейтинге самых коррумпированных стран мира, который составляет Transparency International, Россия в 2005 году находилась на 126-м месте, "обогнав" такие государства, как Албания, Нигер и Сьерра-Леоне, а в 2009 году вообще опустилась на 146-е место. Пусть даже ежегодный оборот коррупционных средств в нашей стране и не составляет 300 млрд. долл. ежегодно, — всё равно значительная часть российского государственного аппарата де-факто является неотъемлемой составной частью "теневого контура" экономики, а истории превращения "авторитетных предпринимателей" в легитимных руководителей субъектов Федерации, от Приморья до Псковской области, не столь уж редки.

     В принципе, то же самое можно сказать и про "национальные" элиты бывших союзных республик, которые после 1991 года получили все атрибуты государственного суверенитета: президентские и министерские посты, посольства в других странах мира, "свою" территорию и население, неподотчетность союзному Центру, и так далее.

     Что же касается не менее, а возможно, даже более мощного, чем "теневой", "внешнего" контура бывшей советской экономики, то информация о нём практически отсутствует, неизвестно даже, остаётся ли он и в настоящее время неким целым или за прошедшие годы успешно "приватизирован" различными чекистскими кланами, однако его размеры сегодня оценочно можно определить минимум в 3-4 трлн. долл.

     Однако, несмотря на почти полную формальную легализацию и легитимацию этих капиталов на Западе, единственным реальным гарантом их безопасности остаётся — и это парадоксально! — российский ракетно-ядерный щит. Как только он исчезнет или окажется недостаточным для нанесения неприемлемого ущерба любому потенциальному агрессору, повсеместно уважаемые распорядители-собственники этих активов очень быстро могут оказаться в положении президента Филиппин Фердинандо Маркоса или президента Ирака Саддама Хусейна.

     Именно эта группа, в пору первой перестройки максимально заинтересованная в уничтожении КПСС и Советского Союза, сегодня оказывается столь же максимально заинтересована в сохранении единства Российской Федерации (см. историю прихода к власти В.В.Путина). Такие вот парадоксы истории.

     "Проигравшими" же от "перестройки" и "псевдорыночных реформ" следует признать рабочих, крестьян и трудовую интеллигенцию — почти 90% населения Советского Союза, которое оказалось буквально в одночасье лишено большинства своих реальных прав и привилегий, получив взамен "дырку от бублика".

     Итоги референдума 17 марта 1991 года показали, что сохранение целостности СССР, несмотря на все "перестроечные" усилия Горбачёва и Ко, оставалось приоритетом почти для 76% советских граждан. Однако они при этом продолжали надеяться не на свои собственные силы, а на добрую волю государственной власти. Казалось бы, в такой ситуации советские силовые структуры должны были любыми способами защищать если не свой народ, то хотя бы свои корпоративные интересы. Однако этого не произошло ни в 1991 году, ни на протяжении последующих лет. Видимо, реальные интересы участников корпорации КГБ-КПСС имели уже слишком мало общего с официально провозглашаемыми, а "наверху" о судьбах Советского Союза имели своё мнение, и оно совершенно не совпадало с "инерционным" и "отсталым" мнением большинства, впоследствии благополучно лишенного человеческого достоинства и низведенного до состояния"налогоплательщиков", "электората" и попросту "быдла". Такие вот парадоксы демократии.

     Поэтому у нас практически не остаётся сомнений, что весь механизм "августовского путча" ГКЧП мог быть разработан, подготовлен и реализован только как совместная акция некоего международного "ордена спецслужб", в состав которого входил и ряд высших руководителей КГБ.

     Что же касается реальной идеологии "перестройки", то, скорее всего, влиятельные соратники и наследники Ю.В.Андропова, после его смерти ведавшие "верхним" (он же — внешний) контуром, начали рассматривать "нижние" контуры советской системы в качестве уже обременительного для себя балласта. Освобождение от "внутреннего" государства с конвертацией преходящей власти в "вечную" собственность выглядело обязательным условием их последующего перманентного пребывания на международной орбите, сияющей блеском светских раутов, яхт, лимузинов, бриллиантов, кредитных карточек и так далее, и тому подобное. С этой целью был осуществлен, во-первых, отрыв внутреннего, "теневого" контура советской экономики от контура "оборонного". Внешним проявлением этого процесса стали знаменитые "хлопковое дело" и "дело Чурбанова", которые имели кульминацию в устранении Щелокова и поставили МВД под тотальный контроль верхушки КГБ.

     Только тогда представители этого "внешнего" контура, сконцентрированные в КГБ, и уже в союзе с МВД, который был завуалирован "операцией прикрытия" — нашумевшим убийством 26 декабря 1980 года двумя милиционерами заместителя начальника секретариата КГБ СССР майора Владимира Афанасьева на станции "Ждановская" (ныне — "Выхино"), — начали "перестроечные" процессы. Следующим этапом стали "рыночно-демократические реформы" Ельцина — за счет слома "срединного" контура ВПК с двух сторон: "сверху", силами кураторов зарубежных активов СССР, и "снизу", силами кураторов её "теневых" активов, в том числе — на уровне союзных республик под видом "национальных движений". Вопрос о заинтересованности тех или иных внешних сил в подобном развитии событий и включенности их в процессы "перестройки" можно вообще оставить за кадром.

     А можно и не оставлять, поскольку "поражение советской тоталитарной системы в "холодной" Третьей мировой войне" пришлось весьма кстати и принесло весьма ощутимые дивиденды странам "золотого миллиарда" в целом и Соединенным Штатам в частности.

     Устранение реального военно-стратегического "потенциала сдерживания", которым обладал Советский Союз, расширение "зоны доллара" практически на весь мир, беспрепятственный и неограниченный доступ к сырьевым, технологическим и кадровым ресурсам "постсоветского пространства", а главное — самоустранение альтернативной модели развития человечества — всё это послужило гигантским допингом для американской и, в меньшей мере, европейской экономики.

     Однако следует признать, что действие подобного "допинга" для США и Запада оказалось в историческом смысле весьма кратковременным и не только не устранило системные конфликты либерально-монетаристской модели развития, но в значительной мере углубило и обострило их. Мы сегодня видим это в нарастающей нестабильности "глобального миропорядка", что отчетливо проявилось и в событиях 11 сентября 2001 года, и в развязанной США агрессии против Афганистана и Ирака, и в разгорающемся финансово-экономическом кризисе. Дело идет к новому перераспределению сил в мировом масштабе. И существуют большие сомнения в том, что нынешние кремлевские руководители окажутся способны удержать государственные остатки русской цивилизации, которую они с таким остервенением разрушают "сверху", в условиях нарастающего давления со стороны наших "геостратегических партнеров" — в первую очередь американских.

     Если принять изложенные выше тезисы в качестве рабочей гипотезы, то многие события отечественной и мировой истории как минимум четырех последних десятилетий могут получить совершенно новое, системное и непротиворечивое (хотя, на первый взгляд, и весьма неожиданное) освещение.

1

Роман Нестеренко КИМ ЧЕН ИР — 50 ЛЕТ СОНГУН

В связи с истерией, нагнетаемой США и южнокорейскими правительственными кругами по поводу потопления южнокорейского корвета "Чхонан" якобы северокорейской торпедой, МИД КНДР распространил Заявление представителя Государственного Комитета Обороны КНДР, в котором, в частности, говорится следующее:

     "1. Поскольку южнокорейская предательская клика объявила, что гибель корвета "Чхонан" связана с КНДР, мы будем направлять экспертную группу Государственного Комитета Обороны КНДР в Южную Корею на место происшествия для опознания вещественных доказательств об этом.

     Предательская клика должна представить перед нашей комиссией вещественные доказательства, подтверждающие причастность КНДР к гибели корвета.

     Заранее напоминаем, что эти вещественные доказательства, которые будут представлены перед нашей комиссией, не должны вызвать ни малейшего сомнения.

     2. Наша армия и народ ответит незамедлительными жесткими мерами, включая полномасштабную войну, на любые действия "ответного удара наказания" или "возмездия" со стороны предательской клики, а также на так называемые "санкции", затрагивающие национальные интересы КНДР.

     Наша полномасштабная война станет общенациональной, общенародной и общегосударственной священной войной, направленной на полное уничтожение главного логовища предательской клики и ее последователей, организовавших нынешний "заговор", "фальсификацию", и на построение на нем сильного и процветающего единого государства всей корейской нации.

     Ответить на "возмездие" ещё более мощным "возмездием" и "ответному удару наказания" противопоставить наши самобытные действия беспощадного наказания — такова наша неизменная железная воля.

     Пользуясь случаем, мы делаем строгое предупреждение США, Японии и всяким другим пляшущим под их дудку силам, вести себя благоразумно."

     Также МИД КНДР распространил Заявление представителя Государственного Комитета Обороны КНДР по поводу ряда совместных военных учений США и Южной Кореи, которые "являются от начала до конца откровенной провокацией, направленной на военное уничтожение КНДР".

     ГКО КНДР официально предупреждает, что: "Армия и народ КНДР в ответ на провокационные действия американских империалистов и южнокорейских марионеток, которые преднамеренно толкают ситуацию к грани войны, в любое время, когда это необходимо, начнут священную войну возмездия нашего образца с помощью ядерных сил сдерживания."

     Почему же такая маленькая страна как КНДР, не боится бросать вызов целому ряду империалистических государств? Всё дело в том, что основой государственного строительства в КНДР, кроме идей чучхе, с некоторых пор стала идеология сонгун — приоритет военного дела, армия как опора и основание общества.

     50 лет назад, 25 августа 1960 года, лидер КНДР Ким Чен Ир посетил 105-ую гвардейскую Сеульскую танковую дивизию имени Рю Гён Су.

     Считается, что с этого момента началось его сонгунское руководство, которое является главным фактором того, что небольшое государство может успешно защищать свой суверенитет и достоинство, находясь в противоборстве с США и рядом других империалистических стран.

     Сонгун подразумевает прежде всего воспитание высочайшего морального духа бойцов КНА, духа героической самотверженности, готовность пожертвовать собою во имя Родины, народа, товарищей.

     Но также сонгун — это строительство вооружённых сил и промышленности КНДР с опорой на собственные силы, активное участие КНА в хозяйственной жизни страны.

     Из открытых источников известно, что в КНДР существует минимум 17 заводов по производству огнестрельного оружия и артиллерии, 35 заводов по производству боеприпасов, 5 заводов по производству танков и бронемашин, 8 авиазаводов, 5 заводов по производству военных судов, 5 заводов по производству управляемых ракет, 5 заводов по производству средств связи и многие прочие. Помимо этого, многие гражданские заводы могут быть с минимальными затратами переоборудованы для производства продукции военного назначения. Свыше 180 оборонных предприятий построено под землёй в горных районах.

     Этот промышленный потенциал позволяет КНА оставаться одной из наиболее могучих армий мира, решительно пресекая все попытки империалистов США зажечь огонь войны на Корейском полуострове.

1

Николай Писаревский МЕГАМАШИНА

Над Россией — дым и пепел. Сгорело 1100 домов только по Воронежской и Нижегородской области… В Воронежской 1200 человек эвакуированы из различных детских, социальных учреждений, дома престарелых, больницы "Электроника", с трёх баз отдыха. 1200 детей вывезли из п/лагерей и т.п. Машмет, Масловка, Рамонь, город Воронеж в отдельных местах задымлён (леса горят между окончанием ул. 9-е января и кладбищем, 8 больница — в окружении огня (эвакуирована), р-н с/х Академии окольцован пожарами и дымом). На федеральной трассе "Дон" — хаос и километровые пробки. Пожаром уничтожено 1000 га отборного, посаженного ещё в 50-е годы, соснового леса. Есть погибшие — 5 человек, среди них начальник Каширского отделения МЧС В. Григорьев. 21 человек госпитализирован, а сколько оказалось бездомных, ещё не подсчитано. Всё это — далеко не полное перечисление катастрофы, охватившей Воронежскую область в последние дни июля 2010 г.

     В связи с чем лесные пожары приобрели такой глобальный характер, ведь они случались и 40, и 30 и 10 лет назад? Скажем, старшее поколение хорошо помнит стихии лета 1972 года — задымлённость окраин города горящим лесом в сопровождении крупного града, побившего урожай огурцов и томатов. А старики расскажут то же самое про август 1962 г., когда после полёта в космос В. Терешковой и А. Николаева, в отдельных районах области выгорели леса, а в самом городе смерч и град, вырывая деревья с корнем, крушили всё напропалую: дома, стёкла и крыши.

     Но что было? Была отлаженная система лесного хозяйства и управления им. Почему? Потому что природные богатства во всей их совокупности находились в общенародной собственности. Государство выступало в качестве доверенного управителя и распорядителя природных ресурсов страны, что и было зафиксировано Конституциями 1936 и 1977 гг. Было Министерство лесного хозяйства, имела устойчивый характер подготовка специалистов среднего и высшего профиля. Были разработаны нормативные документы, регулирующие различные правовые аспекты, связанные с пользованием и эксплуатацией природных ресурсов. Лесничества, эти основные форпосты системы защиты и воспроизводства леса, заботились о сохранении и приумножении лесных богатств, флоры и фауны. Но главной обязанностью их работников выступала защита леса от природной стихии и браконьеров. В том числе борьба с лесными пожарами. Велась их профилактика. Выполнялись самые разнообразные виды работ. Прорежались лесные массивы, удалялся сухостой, опахивались опушки. Выкашивалась трава вдоль всех автомобильных трасс и просёлочных дорог. Был налажен бдительный и чёткий контроль за различными пожароопасными участками и многое-многое другое. А что говорить о системе оповещения и взаимосвязи с пожарными службами? Они были далеко не идеальными, не всегда справлялись лесники с возложенными на них обязанностями, но, тем не менее, единая форма собственности и государство-хозяин оберегали народы нашей страны от глобальных на всю страну катаклизмов.

     Теперь лес не берегут. Это Назарбаев в Казахстане заботится, чтобы в пустынях рос лес и цвели яблони. А нам важнее "бабло, бабульки, бабулечки". Ну и пусть пустыня наступает на степь, степь на лесную зону и т.п. Хоть трава не расти. Лишь бы радовала глаз "капуста" (доллары), "картошка" (рубли) и другие огородные культуры (евро, фунты, юани и т.д.).

     Если говорить кратко: был Порядок. Теперь ничего этого нет. Соотношение различных форм собственности и аренды, отдача эксплуатации лесных хозяйств на откуп частным лицам, практические противоречия в различных законах и подзаконных актах относительно пользования лесными богатствами и недрами для арендаторов, владельцев и собственников, ликвидация экономической основы самого существования институтов защиты леса, фактическое устранение государства из этой слишком затратной (наподобие образования) области, имеет своим следствием то, что мы имеем сегодня: хищническое уничтожение современными нуворишами разного социального положения леса — главного условия существования и основного богатства России. Уничтожения его теми, кто, "накопив" посредством эксплуатации наёмного труда её граждан, капиталы, вынашивают надежду найти спасение и от апокалипсиса, и от народного гнева в развитых капиталистических странах, бешено переводя свою прибыль и активы в зарубежные банки. В 2010 г., как свидетельствуют экономисты, в условиях падения цены на нефть (до 73-70$), вывоз капиталов из России "утроился" по сравнению с 2008 г.

     Нет и той техники, с помощью которой ранее велись лесоохранные работы. Спецавтомобили, спецтрактора, спецсамолёты и вертолёты — всё в прошлом. Летают в небе пара Ил-76 и одинокий Ми-8, сбрасывают воду (на 13.30 30 июля — 420 т), трудятся. А где пресловутый Бе-2 Таганрогского авиазавода, доказавший свои уникальные способности по тушению пожаров в Греции и Испании? В России есть 1-2 экземпляра, остальные продаются за рубеж. А ведь его присутствие, с учётом зеркала Воронежского водохранилища, спасло бы от невозвратных разрушений и понесённых расходов. Пожарники гибнут, потому что они, будь даже трижды герои, не в силах "руками" остановить разбушевавшуюся стихию. И к тому же, что они могут, и без необходимой техники, и в одиночку, когда 20-я армия передислоцируется в новые места базирования и потому, фактически, устранилась от помощи?

1

Владимир Бушин ПОЛЬША, ГОРЬКАЯ ЛЮБОВЬ МОЯ...

ЛЮБОВЬ?! — слышу сразу недоуменный вопрос. А как я могу относиться к земле, за освобождение которой полегли в боях 600 тысяч моих братьев? Как я могу позабыть край, где пролетело немало дней моей трудной и прекрасной юности? И разве не я 20 октября 1944 года занёс в дневник строки:

     Часовни, мадонны, кресты на околицах,

     И звон колокольный опять и опять...

     То Речь Посполита за воинов молится,

     Пришедших её от врага избавлять...

     А ещё 27 июля того же года записал: "Старая беззубая полячка с выцветшим морщинистым лицом говорит: "Это хорошо, что Гитлера на той неделе не убили совсем" — "Почему?" — "Это для него слишком лёгкая смерть". А 8 августа совсем о другом: "Не могу забыть, как Ядвига трогательно говорила: "Ну?"... А в Гродно мы с сержантом Шаровым ночевали у одной панночки. Весёлая, приветливая, очень живая девушка лет 17-ти. Её мать в этот день куда-то уехала, и она была за хозяйку. Говорить с ней, слушать её голос, интонации было одно удовольствие... Ночевали мы замечательно. Она постелила нам всё свежее. Только не выспались. Она очень долго читала нам по-польски стихи...".

     26 октября: "Перебрались на новое место. Стоим в хуторе, занимаем несколько домов. Мы — в прекрасном доме: просторно, светло, чисто. Старик хозяин болен. Хозяйничает его сын Олег, молодой парень. Встретить поляка с таким именем я не ожидал. Хозяйка — приветливая женщина лет пятидесяти. А украшение всего дома — большеглазая, белолицая, с родинкой на щеке, пугливая, робкая Чеслава.

      Думаю, что долго тут не простоим. Ведь Августов уже взят. Подорвался на мине Голубев".

     9 ноября: "Я сегодня дежурный по роте... Вдруг отворяется дверь и старшина зовет: "Бушин, иди сюда!" Повел меня в комнату к хозяевам. Там сидят за столом Ильин, старшина, Чеслава, повар Смирнов, хозяйка и Олег. На столе бутылка водки и закуска. До меня они, видно, уже выпили. Особенно хорошо заметно по Чеславе. Её красивые голубые глаза светятся мягко, застенчиво и в то же время весело. Она лепечет что-то нескладное и глупое. Старшина обнимает её, она не протестует. Бросается в глаза, что руки у нее грубые, рабочие, со шрамами от порезов, а лицо сейчас особенно красиво, нежно и женственно от рассеянной хмельной улыбки...

     Олег наливает рюмки. Я предлагаю тост: "За свободную Польшу, нашего соседа и друга!" Олег пытается петь "Еще Польска не сгинела!.." Пьём опять за что-то. Я не могу понять, чем мы закусываем. Все смеются надо мной. Потом Ильин мне сказал, что это была кровяная колбаса, зажаренная в сале. Хозяйская свинина замечательна: мягкая, душистая..."

     И мне — вычеркнуть из памяти это доброе застолье с поляками и свой тост? Забыть волнующий голос Ядвиги и голубые глаза Чеславы?..

     Её глаза — как два тумана,

     Полуулыбка, полуплач,

     Её глаза — как два обмана

     Покрытых мглою неудач...

     Когда потёмки наступают

     И приближается гроза,

     Со дна души моей мерцают

     Её прекрасные глаза.

     Но вернёмся из той дальней дали, от Николая Заболоцкого в наши дни.

     На страницах "Нашего современника", "Завтра", "К барьеру!", "Литературной газеты" продолжается обсуждение наших отношений с Польше, и в том числе — трагедия в Катыни. Правда, при этом порой делаются весьма странные заявления. Так, Алексей Балиев, клеймя "военную авантюру большевиков", пишет в "ЛГ": "Стремление Советской России привнести в Европу революционную бурю привело к широкомасштабной советско-польской войне". Ты глянь!.. Поляки превосходящими силами вторглись, углубились на сотни километров в чужую землю, захватили Минск, Киев, множество других городов, огромную территорию, а Советская Россия вынуждена была вышибать их — и она, родина-то наша, представлена виновницей широкомасштабной войны. И дальше в неуёмном восторге: "Польша не только отбила наступление, но..." Да кто начал-то "наступление"? Кому пришлось его отбивать?..

     Мне довелось ещё осенью 1992 года писать в "Советской России" об этой трагедии. Поводом послужило то, что на проходившем тогда в Конституционном суде процессе по иску КПСС к президенту Ельцину о незаконности его указа № 1400 о запрете компартии (ныне некоторые авторы почему-то называют это "дело Ельцина" "делом КПСС") были представлены копии документов по Катыни. Приволокли эти копии в Суд два ельцинских прислужника — Сергей Шахрай, тогда высокопоставленный чиновник, и адвокат, до сих пор упорно именующий себя Макаровым. Они требовали приобщить копии к делу, но Суд их домогательства отверг. Первый прислужник куда-то сгинул, а второй, утратив половину тогдашней корпуленции, до сих пор сидит в Думе, как Макаров, и поучает нас, как надо жить. Другим поводом послужила для меня статья "Вся правда о Катыни" в еженедельнике "Русская мысль" (Париж. 23 октября 1992) некоей Лидии Костромской из Варшавы.

     Я писал в примирительном духе, о чём свидетельствовал и заголовок статьи — "Преклоним колена, пани". Статья кончалась так: "Польша — страшная и радостная страница моей солдатской юности. Русским жолнежем-освободителем с автоматом в руках я пришёл на вашу землю, пани Костромская. Белосток... Кнышин... Ломжа... Августов... Мы шли по вашей прекрасной земле, то спотыкаясь от усталости, то падая под пулями, то с отчаянным криком "Ура!"... Я писал эта статью долго и трудно. Заканчиваю 1 ноября, в воскресенье. Вчера у нас, русских, была родительская суббота, день памяти усопших. Сегодня у вас, поляков, праздник Всех Святых, тоже день поминовения. Как близко совпало! Снимем шапки, преклоним колена и помолимся, пани, у наших и ваших могил на чужих, но близких языках..."

      И ВОТ прошло почти двадцать лет. Где ныне пани Костромская? Не она ли, став Генеральным прокурором Польши, в 1998 году ответила на наш запрос: "Следствия по делу о якобы(!) истреблённых пленных большевиках в войне 1919-1920 гг., которого требует Генеральный прокурор России, не будет". Почему? Не будет — и всё! Не было никакого истребления! Нет, это не Костромская, это пани Хана Сухоцкая.

     У той моей давней статьи было два эпиграфа: "Очень важно не дать замолкнуть Катыни. Поэтому все донесения, связанные с Катынью, должны подогреваться и сегодня. Геббельс" и "Это дело было триумфом Геббельса. Черчилль". Да и без этого ясно, что неверно говорить "польская версия катынской трагедии", точнее — "немецко-польская версия", и совсем точно — "фашистско-польская".

     В.Сухомлинов пишет в "Литературной газете": "Казалось бы, мы можем гордиться, что наша страна принесла извинения Польше". Вы можете, сударь, даже четыре раза подряд прогордиться, ибо перед поляками расшаркались все четыре президента. Их бы и надо назвать, а не страну, да непременно уточнить: "они принесли извинения, признав за истину фашистско-польскую версию трагедии.

     Пожалуй, самым примечательным действом на тему Катыни в фашистско-польской версии были двукратный показ по российскому телевидению одноименного фильма Анджея Вайды и обсуждение его нашей интеллектуальной улитой.

     Кто был? Ну, перво-наперво, конечно, всемизвестный Никита, а также академик Александр Чубарьян, директор Института всеобщей истории, т.е. наш самый-то главный историк и кавалер ордена папы Григория Шестого, а также Константин Косачёв, председатель Комитета Госдумы по международным делам — наш бесстрашный защитник на мировой арене, еще — Андрей Артизов, руководитель Федерального архивного агентства... Всех не перечислишь. Но почему же не пригласили заслуженных ветеранов Катыни — Шахрая и Макарова? Неужто те очухались или боятся? А вел обсуждение Виталий Третьяков. Он держался достойнее других. Однако...

     Ведь собрались же грамотные люди и понимают, что каждый вопрос имеет историю. Откуда взялся этот фильм? И надо бы начать так, допустим: "Всем известно, что ход делу дал Геббельс. Это невиданный лжец, провокатор, преступник, но в данном конкретном случае лжец сказал правду, провокатор боролся за справедливость, преступник вел себя как праведник. А академик Бурденко, митрополит Николай и другие члены Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию катынской трагедии — люди честные, достойные, благородные, но в данном конкретном случае оказались лжецами, провокаторами, преступниками. И потому мы, будучи сами людьми сильно благородными, поддерживаем и разделяем фашистско-польскую версию и отрицаем русско-советскую".

     Так было бы честно. Но за всю часовую передачу никто из синклита благородных мудрецов и великих патриотов ни словом не упомянул ни Геббельса, ни Бурденко, словно они тут и не при чём. Да сравнили бы эти два источника хотя бы по одному параметру. Германское радио, объявляя 15 апреля 1943 года о катынском расстреле, назвало "комиссаров", руководивших им: Лев Рыбак, Хаим Финберг, Павел Бродинский, Авраам Борисович. Ну, во-первых, невероятно, чтобы подобрались одни евреи. С другой стороны, очень вероятно, что они придуманы в полном соответствии с расистской идеологией фашизма. Во-вторых, кто они по званию, из какой воинской части? Неизвестно. И "Правда" 19 апреля заявила: "Этих "комиссаров" ни в Смоленском отделении ГПУ, ни вообще в органах НКВД не было и нет". Авторитетные зарубежные представители могли поехать в СССР и поискать этих "комиссаров". Никто не поехал и разговора об этом не было.

     С другой стороны, в документе Комиссии Бурденко говорилось, что в одежде эксгумированных трупов (они были пронумерованы. А как иначе?) найдены письма, которые имели конкретные имена их авторов или адресатов и даты — более поздние, чем март 1940 года, когда, как уверяли Геббельс и поляки, русские расстреляли пленных. Разумеется, эти письма имели конкретные адреса в Польше.

     Так, на трупе №53 была найдена не отправленная открытка на польском языке от 20 июня 1940 года с адресом получения "Варшава, Багателя, 15, кв.47. Ирине Кучинской".

     На трупе №2 — почтовая открытка со штемпелем "Тарнополь. 12 ноября 1940". Конечно, тот, кто посылал письмо из Тарнополя, мог ничего не знать об адресате, но тот-то письмо получил, значит, был жив и в ноябре 1940 года, то есть спустя полгода с лишним после "расстрела".

     На трупе №92 найдено письмо Софьи Зигонь из Варшавы. Она обращалась в Москву, в Красный Крест (ул. Куйбышева,12) с просьбой сообщить ей о местопребывании мужа Томаша. Письмо написано 12 сентября 1940 года и имеет сентябрьский штемпель варшавской почты. Конечно, пани Софья тоже не могла ничего знать. Но на письме есть и такой штемпель: "Москва, почтамт, 9 экспедиция. 8 октября 1940". А также резолюция: "Установить лагерь и направить для вручения. 15 ноября 1940". Значит, письмо вручили, и Томаш Зигонь был жив после ноября 1940 года, если письмо нашли на его трупе.

     Так вот, после освобождения Варшавы и всей Польши поляки вполне могли постараться разыскать ту же Ирину Кучинскую и других адресатов расстрелянных. Увы, этого никто не сделал. Не пожелали сопоставить пани Ирину и "комиссара" Финберга и высокие представители нашей улиты.

     Свою главную задачу они видели в похвалах антисоветчику Вайде и его русофобскому фильму.

     Чубарьян: "Вайда — один из выдающихся режиссеров нашего времени. Мне, как историку, особенно ясно, какой это сильный фильм. В нём всё соответствует архивным данным и самому факту. Катынь — одна из болевых точек ХХ века и для Польши, и для нашей страны, и для всего мира..." Для всего мира! Ну, совершенно как холокост.

     Это академик сказал 2 апреля, а на другой день в интервью "Российской газете" как раз о холокосте он заявил: "Какой парадокс! Недавно на Всемирной конференции по холокосту очень мало говорилось о том, как пострадало еврейское население Советского Союза. Не было сказано и о том, что Бухенвальд был освобождён Красной Армией".

     О конференции ничего сказать не могу, но о страданиях евреев в Советском Союзе у нас говорилось и говорится ежедневно. А кроме того, до сих пор у нас никто не утверждал, что Бухенвальд, находящийся около Веймара в Тюрингии, где фашисты истребили около 60 тысяч граждан многих стран, освободила Красная Армия. Это 12 апреля 1945 года сделали американцы. Как видно, наш главный историк Бухенвальд путает с Освенцимом, что недалеко от Кракова, где погибло свыше 4 миллионов человек, в основном поляков. Сравните это с жертвами Катыни. Освенцим 12 января 1945 года действительно освободила Красная Армия.

     Но какой парадокс! О 27 миллионах своих соотечественников, о 20 миллионах китайцев, о Роттердаме и Дрездене, о Хиросиме и Нагасаки, как о "болевых точках ХХ века всего мира", великий историк и упомянуть не считает возможным рядом с Катынью. Она — всё затмила и нашему академику, и многим полякам.

     Но вот ещё больший парадокс! Немцы истребили 6 миллионов поляков, а НКВД, если на минуту принять фашистско-польскую версию, расстрелял около 20 тысяч. 6000000: 20000=300. Но стоны о жертвах Катыни в 300 раз громче и пронзительней, чем о шести миллионах жертв фашистского геноцида. Да ведь ещё нельзя же забывать и о том, что наша армия, а не американцы, освободили их землю, положив на это около 600 тысяч душ; и о том, что немцы превратили Польшу в своё генерал-губернаторство, а мы создали им условия для возрождения самостоятельного государства; и о том, что благодаря стараниям не Рузвельта или Черчилля, а Сталина, Польша получила 108 тыс. кв. км, не принадлежавшей ей до войны территории. Что такое 108 тысяч? Это четыре Крыма. Это треть всей нынешней Польши. И за всё это — ни слова благодарности, а только обвинительные вопли улиты. На свете есть только две нации, в которых зарождается и паразитирует такая улита.

     Затем разверз уста Ефим Норинский из МГИМО: "Народы России, как жертвы Катыни, стали жертвами сталинского режима!" Да, один только Ефим и уцелел, а 250 миллионов русских и других советских народов для него не существуют.

     Андрей Артизов поддержал идею Норинского о горькой катынской участи советского народа и присовокупил: "Фильм прекрасно и точно показывает историческую правду. Но и сейчас ещё у нас находятся люди, которые говорят, что всё это сфальсифицировано". Кто эти люди? Назови хоть одного! Не смеет. Но они действительно есть: хотя бы Юрий Мухин, Владислав Швед, Виктор Илюхин... Они написали большие книги о Катыни, выступают со статьями о ней, устраивают "круглые столы". И заявляют по поводу "документов", представленных горбачёвско-ельцинской Главной военной прокуратурой, столь несомненных для пронзительного историка Чубарьяна, беспорочного архивиста Артизова и их друзей: — Какие же это документы! На одном решительные выводы сделаны на основании копии, что непозволительно; на другом столь же решительные выводы объявлены без привлечения показаний и советских, и немецких свидетелей, хотя они известны, некоторые свидетели живы и ныне; на третьем тугаменте нет печати; на четвертом — даты; на пятом — дата заведомо не соответствует событию; на шестом нет подписи, и какой! самого Берии; на седьмом фамилия очень важного начальник в НКВД, ставшего в 1941 году заместителем наркома Госбезопасности, пишется то Кобулов, то Кабулов; в восьмом утверждается, что в 1940 году суд вершили "тройки", а они были упразднены ещё 17 ноября 1938 года; в девятом, относящемся тоже к 1940 году, вместо "ВКП(б)" красуется "КПСС", появившаяся в 1952 году; в десятом говорится, что расстрелу подлежало 25.700 человек, но утверждается, что было расстреляно 21.857, т.е. на 3843 человека меньше; в одиннадцатом Сталин, умерший, что не секрет, в 1953 году, как живое лицо фигурирует в делах 1959 года... Такой трагикомический бардак возможен разве что в документах нынешнего режима, но в ту пору в бумагах столь высокого уровня это было совершенно немыслимо. А чего стоит такой факт: поляки уверяют, что под Тверью было расстреляно почти 6 тысяч их соотечественников, однако, произведя эксгумацию трупов в указанном ими месте, обнаружили 243 трупа, национальная принадлежность коих неизвестна. Вот такие пироги юриспруденции и криминалистики...

     Виктор Илюхин заявил в "Литгазете", что всё это и многое другое "даёт основания говорить о ничтожности результатов следствия, проведенного ГВП... Приказа о расстреле поляков с советской стороны никто не отдавал. Это гитлеровцы в 1941 году ворвались в лагерь военнопленных поляков и, как рапортовал начальник "Айнзацгруппы Б" при штабе группы армий "Центр" Франц Стаглецкер за август-декабрь 1941 года, "очистил Смоленск и его окрестности от врагов рейха — большевиков, евреев и польских офицеров".

      А что сказал наш защитник, наш Илья Муромец на международной арене Косачёв? Слушайте: "Вайда — великий режиссер! Огромное спасибо каналу "Культура". Такие фильмы обязательно должны смотреть все. Это огромная веха... Но иногда фильм напоминал добротную пропаганду советского периода". Например? Молчит. А тогда чего ж во всём этом великого и огромного? И зачем это смотреть всем? Нельзя ли ограничиться платным просмотром только депутатами Думы? Ни в коем случае!

     И ещё довесок торта: "Искренняя благодарность историкам, политикам (начиная с Ельцина, да? — В.Б. ), которые продвигают наш народ..." Уж так продвинули, что ещё шаг — и бездна...

     А тут, наконец, и Никита: "Вайда — великий режиссер, мощный... Это выдающееся произведение... Польша находится под угрозой Германии и России, она между огромными монстрами..."

      А? Люди русские, любимец Аполлона и Медведева, автор нелегального фильма "55" ("Наш дорогой Владимир Владимирович") прямо в лицо вам говорит, что ваша родина — монстр, чудовище. И вот его доказательства: "Поляки, как славяне, разворачивались к России больше, чем к Германии..."

     О да, так разворачивались, что не один раз до Киева, а однажды аж до Кремля добирались, даже, как потом немцы по проторенной ими тропке, — до Волги. И до сих пор разворачиваются. Так, всего пять лет тому назад профессор Исторического института Варшавского университета П.Вечеркевич, коллега нашего А.Сахарова и В.Лаврова, в интервью, посвященном Второй мировой войне, уверял соотечественников, что только в результате нелепого исторического недоразумения Германия и Польша оказались врагами. Всё могло бы быть совсем иначе, мечтательно заявил пан профессор: "Мы могли бы найти место на стороне рейха — почти такое же, как Италия, и наверняка лучшее, чем Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с нашим маршалом Рыдз-Смиглы принимали бы на Красной площади парад победы доблестных польско-германских войск" (Цит. по В.Швед. Тайна Катыни. М. 2007, с.316). Даже не германо-польских, а наоборот.

     Так что лишь доблестных польских дивизий не хватило Гитлеру для победы, только их, особенно — кавалерийских. Американский историк У.Ширер, работавший во время войны в Германии журналистом, пишет: "На одном участке, когда немецкие танки неслись на восток через Польский коридор, они были атакованы Поморской кавалерийской бригадой, и мне, через несколько дней посетившему участок, где это произошло, предстала отвратительная картина кровавой мясорубки. Для скоротечной польской кампании это было символично. Лошади против танков! Длинные пики кавалеристов против длинных стволов танковых пушек!" (Взлёт и падение Третьего рейха. М. 1991. т.2, с.5). Да, только польских пик не хватило Гитлеру...

     "И потому тот удар, который был нанесён, — продолжает Михалков, — был чудовищен, по большому счёту... Невозможно оценить ту трагедию, которую пережили поляки..."

      ОРАТОР, как всегда, едва ли понимает, что говорит. Чудовищным "по большому счёту" был удар Германии, который в три недели развеял в прах миллионную польскую армию и 35-миллионное государство. Вот настоящая трагедия народа. Но что она, оказывается, такое по сравнению с Катынью?!

     "Доказано, что это сделал НКВД. Но зачем это сделали?" — говорит Михалков и затем на протяжении всей передачи восклицает: "Зачем?.. Зачем?.. Зачем?.." И Чубарьян вторил: "Зачем это было сделано? Историки до сих пор не могут ответить на этот вопрос. Почему? Непонятно. Были арестованы участники антисоветского подполья во Львове. Их отправили в Сибирь. А этих... Зачем?"

     Проницательный Михалков ещё и вздул градус загадочности: "Из немецкого оружия каждого... Значит, это была надолго продуманная операция..."

     Тут Михалков упёрся своим художественным лбом в простецкий лоб сотрудника "Литгазеты" Владимира Сухомлинова. Тот в беседе с Виктором Илюхиным сказал: "Особо впечатляет, что поляки были расстреляны немецкими пулями, а руки у многих перевязаны бумажной бечевкой, которая тогда в СССР не производилась. Это, говорите вы, противоречит элементарной логике. Да. А не элементарной? Ведь в наших спецслужбах всегда хватало мастеров выполнить задание так, что комар носа не подточит". Сухомлинов про комаров всё знает!

     Такие мастера высоко ценятся во всех спецслужбах мира и, действительно, слава Богу, они были ещё у Дзержинского. Джордж Фридман, американский знаток темы, в эти дни писал: "В 20-е—30-е годы Советы создали уникальную методику шпионажа". И это не удивительно, ибо к власти пришли люди с огромным опытом подпольной работы, тайных акций, укрытия от преследования и арестов, опыт ссылок, тюрем, побегов. Стоит лишь вспомнить операцию "Трест" или пропуск через кордон В.В.Шульгина и его путешествие по трём нашим столицам под заботливым приглядом ЧК. И беспрепятственно выпустили Виталия Васильевича, оставшегося в уверенности, что он ловко провел за нос чекистов. После чего он написал увлекательную книгу, которая так и называлась "Три столицы".

     На Советскую Россию работали многие иностранные агенты. И какого уровня! Что за имена, и какие дела за ними — Берджесс, Маклин, Джордж Блейк, Блант... Чего стоит один Ким Филби — второе лицо в разведке Великобритании СИС, он руководил отделом, работавшим против СССР, и даже рассматривался в качестве кандидата на должность начальника СИС. Когда возникли подозрения, в его защиту выступил сам министр иностранных дел Энтони Иден. А когда в 1963 году его всё-таки раскрыли, благополучно бежал в СССР, где, спустя много лет, и умер. Эти иностранцы работали не ради денег, а во имя успеха и благоденствия страны социализма. А кто ныне станет работать для страны Чубайса—Абрамовича?

     Да, СССР — это тебе не "новая Россия" с двуглавым гербом из музея Романовых и власовским флагом. О каком опыте нынешних правителей можно говорить?! Взять хотя бы недавний "шпионский скандал". Агенты, заброшенные на территорию США, десять лет, как члены одного кружка художественной самодеятельности, трепались по телефону, встречались, устраивали "корпоративные вечеринки", ходили на почту получать денежные переводы из ФСБ. А в нужный момент американцы хватают их сразу, сколько пальцев на двух руках, те тотчас во всём признаются, и их показывают всему миру: "Полюбуйтесь на этих оболтусов!" А что дальше? Медведев за этих десятерых штирлицаев отдаёт четырех предателей Родины, и все холуи режима радостно вопят: "10:4 в нашу пользу! Лучше, чем в прошлом году с голландцами в футбол. Новое свидетельство дружбы с Америкой! Россия, вперёд!" Американский вице-президент сказал, что им очень нужна полученная он нас квадрига ФСБ, а кому нужны у нас эти десять олухов? Путину песни с ними попеть?

     Но вернёмся к адептам неэлементарной логики. В. Сухомлинов прищуренно говорит: "Разве не могли для расстрела поляков доставить из Германии немецкое оружие и немецкую бечёвку, чтобы устроить инсценировку?"

     Могли, дядя. Даже фауст-патрон могли. А бечёвку, пожалуй, и сами ссучили бы. Но инсценировка-то — для кого? И он должен бы ответить только так: "Как для кого? Для Геббельса. Не мог же Сталин или руководители НКВД не знать, что через год сюда нагрянут немцы и раскопают захоронения..."

     Илюхин возразил на это неудачно: "Хорошо известно, что Сталин даже за неделю до войны был уверен — немцев мы далеко не пустим, если вообще пустим на свою землю". Кому это хорошо известно? Никаких подтверждений такой уверенности нет. Не следует Сталину приписывать взгляд авторов песни "Если завтра война" и других жизнерадостных сочинений. Стоит только вспомнить о "втором Баку", о закладке и развитии промышленного центра на Урале, чтобы понять: Сталин был несколько прозорливей наших песенников. Очень сомнительно заявление Илюхина и о том, что "гитлеровцы наверняка(!) имели документы о расстреле поляков в Катыни". Это отзвук представления о Катыни как о "вселенской болевой точке ХХ века". Да не было никаких документов! Немцы просто истребляли население, расчищали для себе территорию, ни о чем другом не думая. Никаких документов не было у них и по Бабьему Яру, по Хатыни, Красухе, Лидице, Орадур-сюр-Глану... Окружали, сгоняли население в сараи и сжигали, расстреливали. Только какой-нибудь Пивоваров может умиляться по поводу часиков, оставшихся на трупе убитого.

     Да, надо иметь головы особого устройства, чтобы додуматься и объявить, что в 1940 году НКВД учинил "инсценировку" в Катыни и вообразить себе там далеко "продуманную операцию".

     Окончание следует

1

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Инессу зовут не Инесса. Но она просит называть ее так. Это изысканно. Инесса — человек изысканный. Гармоничный. Она вносит свой вклад в материальный достаток семьи. Муж-предприниматель (предпринимающий попытки и весьма успешные) обеспечивает достойный уровень жизни своей семье. Но вносит свой вклад в материальное преуспеяние семьи и Инесса.

     Вот, например, в этом месяце она уже заработала 30 тысяч рублей. Больше, чем в прошлом на 2 тысячи. Сидя дома, между прочим! Но для этого пришлось пошевелиться. Тем не менее, мозгам дать поработать. Под лежачий камень… Если сидеть на диване и болтать с подружками, то благосостояние семьи не улучшишь. Не сама сумма дорога, а то, что каждый член семьи должен думать о её благе, вносить посильную лепту.

     Как удалось получить эту сумму? А вот как. В магазине, где Инесса то и дело отоваривается, проходит акция: "Купи эту вещь, получи бонус на определенную сумму", Инесса купила купальный костюм за 16 тысяч рублей. И за это получила бонус в полторы тысячи. То есть полторы тысячи заработала! За один день. Да даже не за день, а за 10 минут, которые длилась покупка.

      Накопив бонусов на определенную сумму, ты можешь взять на эту сумму вещь в данном магазине. То есть бесплатно! На полторы тысячи, полученные в качестве бонуса за купальник, ничего не приобрести. Но тогда нужно купить другие вещи! Инесса так и сделала. Купила комплект нижнего белья за 23 тысячи. И за него дали две тысячи. Уже три с половиной получилось! Инесса увлеклась. Купила пеньюар, шлепки… Конечно, всех этих вещей у нее полно. Но зато, купив в общей сложности вещей на 320 тысяч рублей, она бесплатно (это укладывалось в сумму полученных ею бонусов) получила халат за 30 тысяч рублей. Очень гордилась таким подарком магазина, вдохновилась, испытывала гордость, что сэкономила для семьи пусть и небольшую, но сумму, которую бы пришлось выложить за халат. Потом идея заботы о семье переполнила Инессу, она решила подарить этот халат сестре мужа на день рождения! Она готова пойти на такие жертвы!

     Золовка удивилась столь щедрому дару. Поскольку брат, а тем более сноха, не баловали вниманием. Прокомментировала, мол, лучше бы деньгами отдали. Но Инесса ей объяснила, что деньгами не давали, а давали товаром, и рассказала, как она хитро всё устроила. И в прошлом месяце постельный комплект отхватила за 28 тысяч. Сейчас вот на 30 тысяч "обула" магазин. Золовка, ничего не понимающая в коммерции и торговых операциях (а Инесса, слушая разговоры мужа, во многом разбирается), сидела, вытаращив глаза. Потом едва ли ни с раздражением сказала: мол, лучше бы 320 тысяч не тратила на ненужные вещи, большая бы экономия была в семейном бюджете.

     Инесса изумилась: типичный совок! Экономия и получение прибыли — разные вещи! Они идут по разным статьям! Не купи Инесса все эти действительно не нужные ей вещи, она бы не получила прямую выгоду в виде этих 30 тысяч, на которые она взяла халат! Воистину: и юридическая, и экономическая грамотность нашего населения чрезвычайно низки! И сколько угодно бейся муж Инессы и его друзья-предприниматели над совершенствованием экономики, пока народ в своей массе не будет понимать, как действуют рыночные механизмы, как работает рынок, ничего не получится. Никакого процветания! Даже стыдно на такую необразованность родственницы! А еще кандидат химических наук! Для химии мозгов, что ли, не надо? За что ученые степени, спрашивается, дают? Если человек даже не понимает, что выгодно, а что — не выгодно?

     Что выгоднее, а значит, с точки зрения либералов — известных человеколюбцев, целесообразнее и нужнее: откармливать свинью или парализованного старика? Неважно (с точки зрения экономики все равны перед рублем и долларом) чужой это старик или ваш отец-дедушка? Свинью можно откормить и пустить на продажу — прямая выгода. А с парализованного старика или больного церебральным параличом ребенка — какая выгода? Корми их или не корми — одни траты, никакого возврата капитала, вложенных инвестиций.

     А выгодно ли выращивать пшеницу или картошку? Выгоднее построить на том месте казино. Сколько продашь продукции, выращенной на гектаре земли? И сколько эти же площади, отданные под казино, дадут навара? Разница огромного размера. А нужные продукты купить у друзей, которым переполнен окружающий мир. Так подмосковные власти и сделали: на месте совхозов и плодоносящих полей виллы, казино, автосалоны, поля для гольфа. Морковку же покупают у родственного Израиля.

     А если вдруг те перестанут по каким-то причинам еду тебе продавать? Фишки не съешь, крыло машины не сжуёшь, травой с поля для гольфа сыт не будешь...

     Страны Запада, убедившие Горбачева с Ельциным и их экономический блок правительства, что продукты выращивать — глупость, и повелевшие зарастить поля и разрушить фермы: мол, мы вас так любим, что всегда кормить будем, только платите, — возьмут да откажутся поставлять продукты. Устроят блокаду. Им не привыкать.

     Да, хорошо, что в блокадном Ленинграде не было приватизированных квартир: все бы их владельцы оказались на улице, как ныне оказываются бомжами бывшие владельцы комнат-квартир.

     Ведь кто уехал бы в эвакуацию, не имел бы возможности вносить квартплату. И по суду, то есть на самых законных основаниях, был бы лишен жилплощади. А кто остался бы в блокадном городе… За хлеб изможденные люди отдавали тогда всё, что у них было. И спекулянты знали, что можно взять с людей. И не меняли бы продукты ни на что, кроме как на метры жилья. Люди бы оказались на улице под фарисейские присказки не человеколюбов даже, а человекообожателей: бизнес, ничего личного. Что приносит выгоду, то и морально, как убеждают нас горюющие по разгромленному Гитлеру демократические Минкины.

Владимир Бондаренко ПРАВОСЛАВИЕ КАК СИМВОЛ РУССКОСТИ

С 20 ПО 28 ИЮЛЯ 2010 года состоялся первосвятительский визит Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла на Украину. Как ни напрягались все недруги Православия и в России, и на Украине, визит оказался более чем успешным. Патриарх Кирилл побывал в Киеве, Одессе и Днепропетровске, встречался с крупнейшими учеными и инженерами, студентами и ветеранами. Естественно, с духовенством и верующими. Его принимал президент Украины Виктор Янукович. 26 июля Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл после молебна в древнем Софийском соборе провел заседание Священного Синода Русской Православной Церкви, где было принято важнейшее обращение ко всем православным людям на Украине, пребывающим вне единства со Святой Церковью. Прозвучал призыв к преодолению никому не нужного раскола.

     В день Крещения Руси, в день памяти великого князя Владимира, когда и все Владимиры на земле отмечают свои именины, Патриарх Кирилл совершил Божественную литургию в Успенской Киево-Печерской лавре. Вся площадь перед Успенским собором была заполнена людьми… Никакие попытки сорвать торжественные мероприятия не удались. По окончании Божественной литургии Патриарх сказал, обращаясь к митрополиту Владимиру: "Вы плоть от плоти и кровь от крови украинской культуры, украинской духовной энергии и ревности о вере православной. В самые трудные годы Господь благословил Вам возглавить Украинскую Церковь. Господь возводит на высокие свещницы церковного служения людей, которые нужны в данное время и в данном месте, и не случайно именно Вы в момент кризиса, шатания, искушений, которые постигли православных Украины, взошли на древнюю кафедру украинских святителей, соединяя в своем служении прошлое и настоящее, черпая силы в том великом, едином и могучем прошлом и передавая часть этих сил, этой энергии разрушенным, истерзанным человеческим душам…

     Нам не следует бояться клеветы, потому что Бог сильнее диавола, но нужно отвечать на некоторые клеветнические измышления, которые направлены на то, чтобы посеять новые плевелы вражды и подозрительности в единой Русской Церкви… Говорят о том, что Патриарх приезжает в Украину, чтобы ограничить права и возможности Предстоятеля Украинской Церкви. Не для этого приезжает Патриарх на Украину, а для того, чтобы вместе с Предстоятелем Украинской Церкви, вместе с епископатом всей нашей Церкви — с украинцами, россиянами, молдаванами, людьми других национальностей, — свидетельствовать миру, в том числе и здесь, в Украине, о Христе распятом и воскресшем, о Христе, способном дать силу воскресения даже самым великим грешникам.

     Вот почему мы еще и еще раз обращаем наши слова к тем, кто находится в расколе. Любовь Христова распространяется на всех и служители этой любви не могут совершать то, что противоположно слову Божию. А потому мы будем строить отношения с братьями нашими, пребывающими в расколе, с одной стороны, на основе правды церковной, правды Божественной, а с другой стороны — на основе любви. И даже тот, кто больше всех согрешает, не должен терять надежды на спасение, потому что ради всех взошел на крест Спаситель, Он пролили Свою кровь не столько за праведников, сколько за грешников. И потому, когда мы обращаемся к ближним и дальним, даже к тем, кто терзает тело Церкви, мы не говорим пустых слов, мы не говорим загадками, мы не говорим языком дипломатии, — мы говорим языком Евангелия."

     Может, и на самом деле, преодолеем мы с Божьей помощью раскол и внутри братских народов, и между нашими братскими народами?

      КРОМЕ СВОИХ ПРЯМЫХ пастырских служений, кроме обустройства дел православной церкви, Патриарх Кирилл выступил в этой поездке и в роли властителя дум русского народа, заступника и защитника его интересов. Патриарх Кирилл и перед поездкой на Украину, и в период поездки сказал немало важнейших слов уже всем русским людям на земле. Впрочем, это и были те самые проповеди, которые мы должны слышать от блюстителей нашей веры, проповеди, от которых мы, честно сказать, отвыкли. Я уж не знаю, почему, но именно на Украине, и в прошлом году, и в нынешнем, Патриарх Кирилл отваживается говорить о либерализме, как мировом зле, о правах человека, которые ведут прямо в ад, отваживается говорить о русскости и Русском мире, прямо противопоставляя его гнилому "россиянству".

     Поразительно, что долгое время, еще будучи митрополитом Смоленским и Калининградским, владыка считался в церковных и патриотических кругах представителем либерального крыла. И окружен был самыми либеральными священниками, сторонниками радикальных церковных реформ и приспособления Церкви ко всем потребностям и веяниям начала третьего тысячелетия. Не случайно бывший отчаянный либерал, нашумевший перестроечный автор коротичевского "Огонька", мой бывший сокурсник по Литературному институту Владимир Вигилянский стал руководить пресс-службой Московской Патриархии. Впрочем, судя по всему, и его взгляды с коротичевских времен круто изменились. Устремились к Патриарху и иные либеральствующие священники, но, увы, их ждало разочарование.

     Конечно, стиль служения нового Патриарха совсем иной: есть и большая открытость в делах Церкви, есть и церковные нововведения, Патриарх общается и с молодежью, даже с рокерами, открыт для диалога с инакомыслящими, с представителями иных конфессий. Но простым верующим, как правило, и дела нет до церковных реформ, они и сами рады преодолению излишней церковной закостенелости. И в общении с самыми разными религиозными деятелями нет ничего дурного, если Патриарх во всем придерживается наших русских православных взглядов. Главное, чтобы в русской православной вере владыка был стоек, защищал не просто православные, а шире, русские национальные традиции.

     Как последовательный защитник национальных традиций митрополит Кирилл еще на Всемирном Русском народном соборе 2006 года утверждал: "Не могут признаваться в качестве нормы: насмешки над святыней, аборты, гомосексуализм, эвтаназия и другие виды поведения, активно защищаемые сегодня с позиций концепции прав человека... К сожалению, на смену абсолютизации государства, характерной для нового времени, приходит абсолютизация суверенитета отдельной личности и её прав вне нравственной ответственности. Такая абсолютизация может разрушить основы современной цивилизации и привести ее к гибели…" Народ почувствовал у Патриарха не просто любовь к золотым куполам и величественным храмам, не любовь к пышным одеяниям, а искреннюю веру и стремление служить людям. "Урок истории заключается в том, что золотые купола и величественные храмы не являются гарантией спасения, они не отвращают людей от падения... Наша вера не должна быть только частью нашего фольклора, культурных традиций. Это должна быть живая вера, мощнейшая мотивация наших поступков",— призвал Патриарх.

     И вот в преддверии первосвятительского посещения Украины Святейший Патриарх Кирилл ответил на вопросы украинских журналистов. Так ответил, что взволновался весь либеральный мир России.

     Почти одновременно он впервые откровенно выразил свое мнение по поводу русскости, четко отозвался о неприемлемости для православных людей политики, проводимой телевидением и СМИ, и в эти же дни один из кумиров либерального телевидения, глава академии телевидения России, почти что министр, ведущий Первого канала Владимир Познер как бы в ответ Патриарху тоже достаточно откровенно заявил в своем интервью о своей нелюбви к России и к русскому народу и обвинил чуть ли не во всех бедах Православие как таковое, принятие которого, по его мнению, было гибельным для России.

     Иные темы в этих интервью даже пересекались, на обвинение одного следовал ответ другого.

     Мне важно то, что мы услышали, с одной стороны, мнение нашей церкви, а с другой стороны — мнение господствующей сейчас либеральной элиты. К примеру, сам гражданин США господин Познер может относиться как угодно и к русскому народу, и к православной религии, также как и к мусульманству, иудаизму, католицизму. Но он не частный человек, он один из столпов нашего телевидения, кумир либеральствующей интеллигенции, он несет ответственность за любые свои высказывания. В конце концов, первый канал национального телевидения России — это не небольшая частная платная телекомпания. В каком-то смысле мнение Познера — это и мнение господствующей ныне политической и коммерческой элиты. Также и слова нашего Патриарха — это не слова простого гражданина России и даже не слова простого священника. За них отвечают все православные люди не только России, но и планеты.

     Значит, пришло время высказываться откровенно и ясно как защитникам России, пастырям нашей веры, так и врагам России, хулителям наших святынь. Как мы помним, чтобы объединиться всем здоровым силам, надо сначала разъединиться со всеми чуждыми и нашему народу, и другим народам России силами, делающими ставку на раскол и развал всего и вся.

      СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ КИРИЛЛ, готовясь к этой поездке, впервые обозначил параметры очень важного культурного и цивилизационного понятия, которое он обозначил как Русский мир. И хотя обращался он к журналистам украинского телевидения, сами понятия нам самим даже важнее, чем украинцам. Патриарх сказал:

     "Меня поразило, что, несмотря на сложный политический контекст, на противоречия, которые существуют в украинском обществе, абсолютное большинство народа хранит православную веру и духовные ценности, которые эта вера и определяет. Это те же самые ценности, которые хранят в России, Белоруссии, Молдове и в других местах. Это те ценности, которые и очерчивают параметры очень важного культурного и цивилизационного понятия, которое я бы сформулировал как Русский мир.

     Для украинцев, хочу подчеркнуть, что Русский мир не означает "российский". Тем более это не мир Российской Федерации. Это тот самый мир, который вышел из нашей общей купели — Киевской купели Крещения. Это тот самый мир, который существует на уровне веры, интеллекта, духовности и культуры. От того, что кто-то отрицает этот мир, ничего не меняется: этот мир существует, это объективная реальность. Я прикоснулся к этой реальности и почувствовал всю силу того удивительного духовного и культурного явления, которое порождено Православной Церковью. Вот это самый сильный опыт переживания…"

     Вы слышите: понятие "русскость" шире, чем давно скомпрометированное Ельциным и его свитой понятие "россиянин". Это надо вдолбить в мозги нашей интеллигенции. Во Франции живут французы, в Испании — испанцы, в России — русские. Русские татары, русские карелы, русские евреи, русские украинцы. Если мы сами в это вновь поверим, поверят и все малые народы, населяющие Россию.

      ВЛАДЫКА ПРЕДСТАЛ перед всеми не только как священник, но и как мыслитель, идеолог Русского мира. Он уверен, что наши русские духовные и православные ценности по-прежнему господствуют не только на пространстве России, но и Украины, Белоруссии, Молдовы… Надо иметь мужество, чтобы сегодня заявить о Русском мире, который шире Российской Федерации, шире навязываемого нам с ельцинских пор "россиянства".

      Золотые слова. Конечно же, в ответ из уст Познера мы услышали злобное утверждение, что Православная Церковь зря вмешивается в мирские дела. "Русская Православная Церковь больше всего напоминает мне КПСС с Политбюро, которое состоит из митрополитов, и с генеральным секретарем, который называется патриархом. Я считаю, что Русская Православная Церковь нанесла колоссальный вред России…" Еще бы, вместо того, чтобы, как считает Познер, всем священникам укрыться в кельях и монастырях и не высовывать свой нос наружу, наши православные пастыри осмеливаются говорить не только о Боге, но и о Русском мире. Не только крестят детей и отпевают усопших, но и утверждают духовные и нравственные ценности. Для нашей нынешней господствующей космополитической элиты это недопустимо. Такая наглость Владимира Познера, поливающего грязью православные и национальные святыни, конечно же, связана с тем, что он говорит от имени нынешней господствующей элиты.

     Иначе вряд ли он стал бы так смело заявлять, что не считает себя русским, и не считает Россию своей страной: "Я никогда не чувствовал, что это мой дом, и не чувствую до сих пор... Это не моё. Я всё равно чувствую себя чуть-чуть чужим". И далее: "Поведение государства у меня часто вызывает чувство стыда". На вопрос журналиста: "Вы — не русский человек?" — прямо заявляет: "Конечно, нет".

     Не скрою, меня поражает самоуверенная наглость Познера. Один из столпов национального телевидения явно провокационно заявляет, что Православие нанесло огромнейший вред России: "Я думаю, что одна из величайших трагедий для России — принятие православия... Я считаю, что Русская Православная Церковь нанесла колоссальный вред России... Я считаю, что православие явилось тяжелой ношей для России..." Журналист спрашивает: "А чем вы, как гражданин России, можете гордиться?" Познер отвечает: "Ответ может получиться не очень коротким. Это не предмет гордости. Можно гордиться, например, несусветным, невероятным героизмом народа, проявленным во время ВОВ".

     Всё более чувствуется увеличивающийся разрыв между русским народом, да, пожалуй, и всеми народами, населяющими Россию, — и взращенной торгашеской, космополитической, безнациональной элитой меньшинства. Конечно, я испытываю стыд от того, что наши же русские парни: омоновцы, милиция и прочие охранники, — к примеру, защищают коммерческие стройки толстосумов и лупят почем зря защитников лесов, старинных зданий. Не государство же наше защищают омоновцы, а коммерческие международные структуры.

     И я радуюсь, когда слышу слова Святейшего Патриарха: "Мы сегодня не ограничиваем себя только работой с личностями, и мы не ограничиваем проповедь Церкви только проповедью индивидуальной нравственности. А почему? А потому, что история показала: если мы работаем только с человеком, но не занимаемся социальным измерением, то мы упускаем из вида, из пастырского внимания главное — как внутренний мир человека реализует себя в социуме… Жадность, гордыня, злоба, раздражительность, ревность, зависть — огромное количество проблем душевных — возникают там, в сердце, но выплескиваются-то они наружу. Мы их можем наблюдать в масштабах страны, в масштабах общества — как, допустим, проблемы в экономике, когда вдруг криминал начинает разрушать, как раковая опухоль, здоровую ткань экономической жизни, разрушать общество. В политике — когда политики занимаются не тем, чтобы объединять людей и служить им, а разделяют людей во имя своих узких политических интересов. А что в результате? А в результате вздыбливается национальная жизнь, ломаются судьбы, разрушаются семьи — ведь когда наступает острый политический кризис, он проходит по человеческим судьбам…"

      НАКОНЕЦ-ТО, заговорили о том, как вздыбливается русская национальная жизнь. Как тут не возмутиться Владимиру Познеру: "Сегодня Православная церковь вмешивается в политику, где ей совершенно нечего делать. В школьное образование. Она чрезвычайно агрессивна…" Представитель перекормленной элиты считает, что место служителя церкви — в храме и только. "Проповедовать — в храме — пожалуйста! Многим людям нужна вера просто потому, что нужно ощущение, что на самом деле за добро воздается, а за зло наказывается…"

     На самом деле, если в России люди поверят, что зло должно быть наказано и будут требовать этого наказания носителям зла (тому же Познеру, к примеру) от самих властей, наши власти должны задуматься. А не найдет наш народ справедливости у власти — со временем все пойдут в приморские партизаны. Не случайно же сегодня в судебном процессе над приморскими партизанами прокуроры добиваются от обвиняемых прежде всего не признания вины за убийство милиционеров, а признания в несуществующих мелких уголовных преступлениях. Мол, вовсе не справедливости требовали они, эти обычные бандиты, обычные уголовники, грабившие всё, что угодно...

     Я не собираюсь оправдывать ребят, убивших милиционеров, но не замечать растущее социальное напряжение в нашем русском обществе — значит, уподобляться страусу. Не пора ли президенту и правительству задуматься, почему же "вздыбливается наша национальная жизнь" ?

     Когда-то американский политик, этнический поляк Збигнев Бжезинский говорил, что после разгрома СССР главный враг западной цивилизации — это Православие. Сегодня то же самое не стесняется говорить в самой России один из кумиров нашего национального телевидения России, человек, вещающий на миллионы телезрителей. Сначала вслед за Бжезинским повторяет, что самое важное событие в мировой истории — это "развал СССР". Потом переходит на критику Православия как такового. Не конкретного, даже самого важного священнослужителя, а самого Православия во всех его формах.

     "Если посмотреть сегодня — ограничимся просто Европой и возьмем христианские страны, — есть три ветви христианства: католицизм, православие и протестантизм. Если оттолкнуться от таких определений, как демократия, качество жизни, уровень жизни, и распределить страны именно по этим показателям, то на первом месте будут именно протестантские страны, все. Потом католические. И лишь потом такие, как Россия, Греция, Болгария и т.д. И это совершенно не случайные вещи, потому что более темной и закрытой религией является православие…" Журналист спрашивает: "Что значит темная? Как может религия быть темной?" Ответ Познера: "Очень легко. Когда люди сжигают себя на кострах, это как? Это светлая, что ли? Это было. Когда было серьезное разделение внутри православия в России. При этом — абсолютное отрицание и неприятие других религий. Третий Рим, народ-богоносец и т.д. Это всё отсюда…"

      МНЕ КАЖЕТСЯ не случайным почти одновременное появление интервью Патриарха Кирилла украинским журналистам и этого интервью Владимира Познера. Взбешенные либералы почувствовали реальное влияние Русской Православной Церкви на общество, влияние, противостоящее влиянию ополоумевшего телевидения. Не случайно же Патриарх Кирилл сказал: "Мы используем слово "массовая культура", часто не задумываясь о том, что это означает. Нам кажется, что массовая культура — это культура масс. Это совсем не так — культура масс называется "народная культура". Термин "массовая культура" возник в то же самое время, когда появился термин "средства массовой информации". Почему? Потому, что массовая культура — это та культура, которая тиражируется средствами массовой информации и коммуникации, которая в основном живёт за их счёт. Возьмите любое направление массовой культуры: если вы средства массовой информации уберете — и явления нет...

     Культура — я об этом много раз уже говорил — призвана взращивать человека, культивировать человеческую личность. Откуда происходит слово "культура" — сельскохозяйственная культура, религиозная культура — то, что взращивает, и то, что связывает человека с Богом; отсюда и слово "культ". Так вот, что очень важно понимать? Если культура разрушает человеческую личность, это не культура, а антикультура, это бесовщина. И если средства массовой информации превращают это явление в массовое явление, то это беда. Поэтому здесь требуется огромное внимание тех, кто влияет на средства массовой информации, тех, кто их поддерживает, но, в первую очередь, самих ответственных работников средств массовой информации — для того, чтобы уметь различать духов, чтобы греха на душу не брать…"

     Вот и задумаемся: не является ли деятельность на нашем телевидении Владимира Познера бесовщиной, явлением антикультуры. И кого бы интересовало мнение никому не ведомого Познера, если бы оно не тиражировалось средствами массовой информации, который и живёт за её счет. Изыми его из телевидения — и через пяток лет никто знать не будет его фамилии.

     Патриарх пренебрег всеми нынешними нормами западной толерантности, когда заявил: "Христиане впускают в свой внутренний мир греховные стихии мира и оправдывают эти стихии, если они предлагаются светским обществом. Вот такие явления мы сегодня встречаем в современном протестантизме — очень опасные явления, когда под влиянием светских либеральных взглядов на жизнь эти светские философские либеральные штампы повторяются внутри протестантских Церквей и укореняются в религиозном сознании.

     Именно так возникла тема женского "священства" — она не была продиктована миссионерскими соображениями… Вторая аналогичная проблема — это отношение к гомосексуализму. Здесь в угоду светскому либеральному стандарту искажается уже Слово Божие. Черным по белому написано, что это грех. И что же вы думаете? Наши братья говорят: "Ну нет, это не так нужно понимать; это вовсе не грех, это, знаете, просто культурный контекст того времени, когда писал апостол Павел". Получается, в угоду либеральному стандарту можно даже отказаться от источника своей веры…"

     Как мог допустить Познер осуждение греха гомосексуализма? Да и вообще, осуждение греха? При этом Патриарх Кирилл не призывал прихожан к некой аскезе, а исходил из тех же реальностей нашей современной жизни.

     "Материальное потребление — это естественное стремление человека: если человек не будет заботиться о материальном потреблении, он погибнет. Эта потребность заложена в наших инстинктах — мы должны есть, пить, одеваться, заботиться о продолжении человеческого рода. Это всё связано с выживанием человека, и ни в коем случае Церковь не может занять некую отстраненную, морализаторскую позицию: "знаете, не думайте обо всем этом". Особенно сегодня, когда еще так много в наших обществах людей бедных, когда речь идет порой о том, что люди недоедают, когда у них не хватает денег на самое основное. Я уж не говорю о полноценном образовании, медицинском обслуживании, полноценном отдыхе, о культурной жизни... И поэтому Церковь не может сегодня говорить: "Знаете, это всё плохо". А вот против чего Церковь выступала, выступает и будет выступать? Она выступает против того, что святые отцы называли "похотью плоти" — это когда доминантой человеческой жизни становится потребление. Вот тогда похоть (а похоть — это болезнь, это нарушение внутреннего баланса) становится господствующей в человеке. Очень важно, чтобы человек, особенно современный, помнил удивительные слова Спасителя: Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою погубит? (Мф. 16, 26). Нужно золотыми буквами написать и повесить эти слова в каждой комнате, особенно в гардеробных комнатах некоторых богатых людей. Ведь какая польза человеку — весь мир приобретать, а душу свою погубить?.."

     Можно на время даже позабыть, что речь идет о выступлении Патриарха. С одной стороны — защита бедных и обездоленных, и кто бы их ни защищал: Патриарх Кирилл, Эдуард Лимонов, коммунисты, мусульмане — они заединщики. С другой стороны — защита власть имущих, защита похоти, богатства, защита интересов правящей либеральной элиты, и тут уже все наши творцы телевидения: Владимир Познер, Александр Гордон, Михаил Швыдкой и иже с ними, обслуживающие интересы финансовой элиты, — идут на всё, чтобы угодить этой антинациональной элите и расправиться с народными защитниками. Удар по Православию Владимира Познера — это удар по защитникам народа.

     Вроде бы в наших многолетних дебатах уже устоялось мнение, что прежде всего критиковать тот или иной народ, ту или иную религию имеют право разве что сами единоверцы или соплеменники. Очевидно, если бы по нашему Православию прошелся словесно кто-то из пламенных большевиков-атеистов, к примеру, покойный Александр Зиновьев, или Виктор Анпилов, с ними бы тоже спорили, их опровергали бы, но не было бы в этом некоего мерзкого национального душка. Почему человек, откровенно заявляющий о своей нерусскости, о своей чужести России, явно не приемлющий нашу веру и наши святыни, не любящий наш народ и нашу страну, так нагло поливает грязью нашу веру и нашу Родину?

      МОЖНО ЛИ ПРЕДСТАВИТЬ, чтобы в Польше один из руководителей польского телевидения заявил о вредоносности католицизма для польского народа? Допускаете ли вы, чтобы ведущий израильского главного телеканала стал бы публично говорить о губительности иудаизма для израильского государства? И ведь на самом деле, не русские, не арабы, сами евреи тяготятся тоталитаризмом иных иудейских догм. Скажем, брак можно заключать только в синагоге. И самые отчаянные атеисты идут на заключение брака в синагогу. Хотя среди евреев — верующих иудеев поменьше, чем среди русских — верующих православных. Вот пусть сами евреи и спорят о месте иудаизма в их государстве. Русским вмешиваться ни к чему. Почему же не правоверные иудеи, не ортодоксальные раввины (которых я уважаю и принимаю), а атеистические, космополитические инородцы часто льют грязь на наши русские православные святыни? Место ли Познерам и Гордонам на национальном телевидении России? Не хочу выяснять их состав крови, мне достаточно того, что сами себя они русскими не считают. Их можно приглашать на передачу, как меня пригласили на телевидение в Иерусалиме, чтобы представить чужую точку зрения. Но руководить нашим сознанием должны наши же мыслители.

     Думаю, даже в проамериканской Саудовской Аравии, не говоря уже о других мусульманских странах, телеведущего, поносящего ислам, повесили бы на заборе. Впрочем, неплохо зная западные страны, уверяю читателей, что и на английском Би-Би-Си, и на французском первом канале никто не стал бы держать телеведущих, поносящих англичан или французов и унижающих их веру и традиции. На американской радиостанции "Свобода", и поныне финансируемой из спецфондов США, не один раз увольняли ведущих за несогласие с американской политикой. Вспомним хотя бы дело Олега Красовского. Если после этого интервью Владимир Познер останется ведущим на Первом канале, это будет явное унижение всего русского народа, это будет явное подтверждение антинародной политики Кремля. Владимир Познер уже заранее сказал: "Вот посмотрим, какая у нас в этом смысле замечательная страна: начнутся ли гонения на человека только за то, что он высказал своё мнение? Будет ли церковь участвовать в этих гонениях?"

     Типичная для наших либеральных бесов позиция. Они имеют право оскорблять святыни великого народа, а их не трожь. Что такое гонения? Это нарушение основных прав, арест, избиение, высылка из страны и так далее. Но если оскорбленная Церковь выскажет свое мнение, даже самое резкое, — это не гонения. Скорее, гражданам России, всем православным людям будет непонятно, если Церковь отмолчится. Не будет гонением и отстранение Познера от работы на Первом канале телевидения. Живите, господин Познер, на своей огромнейшей вилле во Внуково, ешьте, пейте, никаких гонений. Но не может определять общественное мнение Русского мира человек, унижающий этот мир, оскорбляющий русские святыни.

      К КОМУ НАДО по-настоящему прислушаться и нашей интеллигенции, и толковым предпринимателям, и не до конца еще развращенным чиновникам, и тем более, простому народу, молодежи, студентам, так это к Патриарху Кириллу и его замечательным, ясно выраженным мыслям: "Что касается базисных ценностей, это те ценности, которые рождены нашей верой, потому что в духовной основе создания древнерусского государства, от которого произошли уже современные суверенные государства, в том числе и Украина, лежали религиозные ценности. Это матрица, которая сформировала мировоззрение людей, их мироощущение, систему ценностей; причем это та матрица, которая существует 1000 лет. Какие усилия предпринимались для того, чтобы ее разрушить…

     И когда я говорю о необходимости сохранения базисных ценностей, я, в первую очередь, говорю о том, что нельзя разрушать эту матрицу народной жизни. Потому что если мы разрушим её, то перестанем быть русскими или, как теперь говорят, россиянами, украинцами, белорусами… Мы станем другими, у нас останется только название — Украина, Россия, Белоруссия, но мы станем другими. Это будет огромная цивилизационная катастрофа — как и в случае, если другие народы потеряют свою идентичность. Мир станет унифицированным и страшным, мир станет легко манипулируемым. Почему? Потому, что эта духовная культура, традиционная для большинства людей, является главным критерием для различения добра и зла… Для того, чтобы страна сохранилась в единстве, царство не должно разделиться само в себе (Мк. 3, 24). При всем многообразии взглядов и предпочтений, в чем оно не должно разделиться? Именно в этих базисных ценностях. Тогда плюрализм не страшен: кому чай с молоком, кому с сахаром — выбирайте, что хотите.

      Мы сохраняем единство как народ. Мы входим в семью других европейских народов не как ведомые, которые смотрят в рот другому, более сильному партнеру — мы входим как равноправные партнеры, носители собственного исторического и культурного кода…"

     Думаю, эти мысли о матрице русской народной жизни, которую стараются разрушить, и напугали по-настоящему либералов. Они увидели, что в отсутствие государственной национальной идеологии, в отсутствие политики по сохранению и сбережению русского народа именно Церковь берет на себя функцию сохранения русскости. Молчит армия, молчат наши правоохранительные органы, увы, молчит и русская культура (а тех, кто не молчит, успешно замалчивают). Казалось бы, всё: Познеры победили, торжество либерализма необратимо. И вдруг из келий и монастырей, из провинциальных и сельских церквушек и величественных столичных храмов стала подниматься новая Русская Сила. Голосом её стал Святейший Патриарх Кирилл. Не тонкости церковных служб становятся теперь во главу угла, а народный гнев и народное сопротивление. Батюшки уже и гибнут в городах и весях, никем не сберегаемые, при равнодушии властей, но на их место приходят новые воодушевленные русские мальчики. Вдруг на наших глазах Православная Церковь становится во главе народного русского сопротивления развалу и порабощению.

     Так было в 60-х—70-х годах в Латинской Америке, где нередко епископы и настоятели католических храмов, которые исповедовали "теологию освобождения", вдохновляли партизанские движения, а то и сами становились во главе партизанских отрядов. Как ни старался утихомирить их Папа Римский, священники Латинской Америки предпочитали быть со своим народом в его бедах и борьбе за лучшую жизнь.

     И потому новая волна критики Православной Церкви — это не борьба либеральной интеллигенции с Богом, это интуитивное ощущение чрезвычайно опасного для них сближения Церкви и русского народа.

1

Александр Нагорный ПРОТИВ СУДА ВРЕМЕНЩИКОВ

В ТЕЛЕВИЗИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ не так давно появился 5 федеральный канал, который получил массированную финансовую и другую господдержку. А на нем — как быстро убедились зрители — воцарились наиболее "крутые" либерал-демократы, преимущественно из НТВ 90 гг.

     Этот маневр истеблишмента не случаен. Политическая верхушка, прежде всего команда Медведева, готовится к очередной избирательной кампании и окончательному утверждению во власти для решительного броска в "перестройку-2". Видимо, с последствиями, аналогичными тем, которые перестройка-1 имела для СССР-Советской России.

     Потому политико-идеологические передачи закономерно заняли на новом канале доминирующее положение. А среди них центральную роль отвели начинанию личного интервьюера Медведева и иконоборческого ненавистника Советской России и коммунизма Николая Сванидзе, родственнику многих революционеров-большевиков и даже, как говорят, самого Сталина. Он изобрел многосерийную постоянно действующую передачу "Суд времени", которая имеет четкую стратегическую и идеологическую установку. Задача — испепелить образ и опыт Советского Союза, разрушая возможности любого авторитарного правления в РФ как механизма выхода из текущего кризиса. То есть, нанести удар по позициям группы Путина.

     На роль "разоблачителя" советской и всякой другой авторитарной системы пригласили Л.Млечина, еще одного выходца из семьи революционеров-большевиков, который за последние годы пачками штампует антисоветские документальные сериалы. А на роль "мальчика для битья" — известного философа и нашего автора С.Кургиняна. При этом положение "судьи" и медиатора авторитарно присвоил себе Сванидзе, который своей деятельностью должен гарантировать "нужный результат".

     Проект стартовал в эфире 19 июля под названием "Суд времени". Суть проекта — обсуждение наиболее политически актуальных тем российской и мировой истории. Кургинян и Млечин выступают в нем попеременно адвокатом и прокурором.

     Что же мы увидели на телеэкранах до сего момента?

     С 19 по 21 июля прошли три серии "слушаний" на тему "Беловежские соглашения: катастрофа или меньшее зло?". Млечин, доказывавший, что Беловежские соглашения и распад СССР — это "меньшее зло", привлек в качестве свидетелей двух "беловежских подписантов" — Леонида Кравчука и Станислава Шушкевича.

     Кургинян выбрал свидетелями принципиальных противников "беловежья" — народного депутат РФ в 1990-1993 гг. Сергея Бабурина (одного из 6 депутатов, голосовавших против ратификации Беловежских соглашений) и политологов Вячеслава Игрунова и Ксению Мяло.

     В начале слушаний Кургинян обратил внимание на то, что СССР распался беспрецедентно в мировой истории: без войны, без безоговорочной капитуляции. В течение трех дней слушаний обсуждались следующие вопросы:

     — Исчерпала ли себя внутренняя и внешняя советская политика?

     — Исчерпала ли себя советская экономическая модель?

     — Был ли ГКЧП попыткой спасти Советский Союз?

     — Правомочно ли Беловежское соглашение с юридической точки зрения?

     — Беловежское соглашение и возможности дальнейшего развития политической демократии.

     — Свидетельствует ли отсутствие негативной реакции общества на соглашения об их поддержке?

     — Оказались ли государства постсоветского пространства стабильными, устойчивыми?

     — Стали ли государства постсоветского пространства настоящими игроками на геополитической арене?

     — Оправдано ли Беловежское соглашение с морально-политической точки зрения?

     На протяжении трех дней тяжелых идеологических боев Кургинян и его свидетели с фактами в руках доказывали неправомочность Беловежских соглашений, а также разбивали аргументацию тех, кто считает, что иной альтернативы не было.

     Фактически главным у Кургиняна был тезис о том, что распад СССР и Беловежские соглашения как юридический акт, оформивший это событие, — результат преступного сговора номенклатурных элит, которые предали свои народы, презирали свою идеологию и разрушили собственную страну для того, чтобы, обрушив "надстройку", "распилить базис", поделить власть и собственность.

     В этом смысле крайне показателен диалог Кургиняна с экс-президентом Украины Леонидом Кравчуком. Бывший идеолог украинской компартии, бывший второй секретарь ЦК КП Украины доказывал, что во всех бедах СССР виноваты члены той самой партии, в руководство которой он входил. Еще более интересно он прокомментировал свое отношение к номенклатуре, заявив, что делит ее на "плохую" и "хорошую". Сам же Кравчук заявил, что принадлежал не к номенклатуре, а к украинской элите.

     При этом было весьма интересно наблюдать, с какой дрожью, почти испугом, экс-глава украинского государства отказывался давать характеристику такой видной фигуре советской и украинской госбезопасности, как Е.К.Марчук. Специалисты по украинской политике знают, что Марчук сыграл весьма важную роль как в развертывании "перестроечных процессов", так и в "украинизации" в первые постсоветские годы.

     Не менее интересен был "самодопрос" Кургиняна в качестве свидетеля о ГКЧП. Главный тезис Кургиняна здесь заключался в том, что ГКЧП был "странным" эпизодом, нацеленным на срыв сохранения СССР политическими и демократическими методами. В частности, Кургинян рассказал, что ГКЧП состоялся фактически накануне подготавливаемого определенными группами в руководстве КПСС партийного съезда, на котором Горбачев должен был лишиться поста генсека.

     Ничего внятного ни Млечин, ни его свидетели Кравчук и Шушкевич ответить на это не смогли. Шушкевич вспомнил, что в период ГКЧП очень оживилась номенклатура. А Кравчук говорил, что принял все события всерьез и ни о какой игре речь не шла.

     Своего рода "моментом истины" для участников стало обсуждение вопросов о юридической законности и справедливости распада СССР.

     Сергей Бабурин в своих "показаниях" прямо заявил, что распад СССР был осуществлен с грубым нарушением союзного законодательства (в том числе — и о порядке выходе из Союза ССР). Ксения Мяло обратила внимание на то, что все происшедшее не соответствовало не только ценностным представлениям о демократии, но и процедурным моментам. Ведь было проигнорировано мнение большинства жителей СССР, проголосовавших 17 марта 1991 года за сохранение Союза.

     Отметим, правда, что противоположная сторона (в частности, Кравчук) пыталась апеллировать к украинскому референдуму от 1 декабря 1991 года, на котором решался вопрос о независимости Украины. Однако, как справедливо отметили его оппоненты (в частности, Ксения Мяло), и этот референдум был проведен с нарушением Закона Союза ССР от 3 апреля 1990 года, по которому в случае проведения референдума о независимости в союзной республике проводятся также референдумы по статусу входящих в нее автономных республик, автономных областей и территорий с иноэтническим населением.

     Особого накала дискуссия достигла во время диалога Кургиняна и Кравчука по поводу государственности Украины. Кравчук фактически признал, что до 1917 года Украина не имела своей государственности. А Кургинян, отталкиваясь от слов Кравчука, показал, что "беловежские заговорщики" и их номенклатурные союзники не просто "распустили государство", а разрушили многовековой союз братских народов.

     Отметим, что Кравчук и Шушкевич особо настаивали на отсутствиях протестов против заключения беловежских соглашений как факте, который морально оправдывает все происшедшее. Мол, ни одна воинская часть, ни одна парторганизация не протестовали. Генералы вообще предлагали свои варианты новой присяги украинскому государству, а глава украинского КГБ Н.Голушко — просто спрашивал у Кравчука, что ему делать с оперативными архивами, вывозить или оставлять на украинской территории.

     Как показала К.Мяло, отсутствие ПРЯМЫХ выступлений не означает отсутствия протеста. В качестве примера она привела знаменитую пушкинскую ремарку в "Борисе Годунове": "Народ в ужасе молчит". А кроме того, по мнению Мяло, своего рода формой протеста против распада СССР были т.н. "горячие точки" (Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье), где народы, лишенные права на суверенитет, его активно отстаивали.

     Еще один важный момент — это вопрос о том, стали ли постсоветские государства самостоятельными игроками? Кравчук, Шушкевич и Млечин активно напирали на то, что Украина и Белоруссия (пусть и в меньшей степени) участвуют в международной политике, являются членами ООН. В ответ на это Кургинян и Игрунов аргументированно показали, что ни одно из постсоветских государств (за исключением, может быть, России) не стало самостоятельным игроком, не образовало вокруг себя центр сил и т.д.

     Более того, в каком-то смысле стремление той же Украины, например, в евроструктуры, — является формой частичной десуверенизации. Ведь Евросоюз все больше стремится к тому, чтобы стать пусть мягкой, пусть демократической, но империей. И стремление Украины в ЕС — это стремление из одной империи (СССР) в другую.

     Три дня столь захватывающих слушаний не оставили равнодушной телевизионную аудиторию, которая высказала свое мнение в ходе телеголосования: 91% телезрителей назвали Беловежские соглашения катастрофой, а 9% — меньшим из зол. И это несмотря на то, что в ходе голосования зала разрыв между сторонниками "катастрофы" и "меньшего из зол" оказался минимален: 52% — катастрофа, 48% — меньшее из зол.

      22 И 23 ИЮЛЯ "СУД ВРЕМЕНИ" разбирал тему "Юлий Цезарь — губитель республики или спаситель государства?". Тема из древней истории, но с явным политическим подтекстом. Млечин и его сторона активно пытались перевести все в обсуждение губительности авторитаризма и безальтернативности демократии как способа общественного развития.

     За два дня слушаний были обсуждены вопросы:

     — Были ли новые тенденции совместимы с республиканским строем?

     — Могла ли римская республика решить военные и социально-экономические задачи своего времени?

     — Могла ли республиканская модель обеспечить социально-психологическую устойчивость общества?

     — Был ли Цезарь архитектором авторитаризма или выразителем авторитарных тенденций?

     — Смогли ли бы другие лидеры дать другие ответы на вызовы своего времени?

     И вновь заметим, что на стороне Кургиняна в качестве свидетелей выступали квалифицированные и компетентные специалисты: доктор исторических наук Татьяна Кудрявцева из РГПУ имени Герцена, кандидат исторических наук с исторического факультета МГУ Вадим Никишин, доктор исторических наук Федор Михайловский, биограф Цезаря и кандидат исторических наук Вадим Эрлихман.

     Со стороны Млечина им оппонировали Геннадий Левицкий (который был представлен как автор книги "Гай Юлий Цезарь, злом обретенное бессмертие" и о научных достижениях которого ничего не сообщалось), кандидат исторических наук Сергей Адамский и кандидат исторических наук Андрей Сморчков (специалист по античной религии).

     Опираясь на свидетельства таких авторитетных источников, как Тацит, Кургинян доказывал, что к моменту прихода к власти Цезаря республика находилась в состоянии кризиса, представляя собой слабеющее и раздираемое клановыми противоречиями олигархическое государство. Совершенно очевидно, что в этой ситуации возникает вопрос: что лучше — слабая беспомощная олигархическая республика или нечто другое?

     Татьяна Кудрявцева убедительно показала, что Цезарь не был уничтожителем республики. Именно Цезарь, а не наш современник В.Сурков, по ее мнению, был творцом своего рода "управляемой демократии". При этом она заявила, что нет никакого тождества между "управляемой демократией" и тоталитаризмом, как нет и абсолютной заданности перерождения "управляемой демократии" в тоталитаризм.

     Кроме того, свидетель со стороны Кургиняна Никишин доказал, что Цезарь был достаточно мягким автократом, не стремящимся — вопреки римским "нормам" того времени — к личной мести своим противникам.

     Свидетели со стороны Млечина не блистали особой аргументацией. Г.Левицкий просто пытался превратить все происходящее в балаган, спрашивая, например, у свидетеля Кудрявцевой, нравятся ли ей лошади (намек на то, что один из последующих римских императоров ввел своего коня в Сенат). Свидетели Адамский и Сморчков пытались отрицать наличие у Цезаря талантов государственного деятеля и даже опыта государственной деятельности. Сторона Млечина потратила значительное время и усилия на попытки доказать, что Юлий Цезарь не мог быть полноценным государственным деятелем, так как по большей части находился в военных походах. Такого рода тезис не смог найти отклика у аудитории, что и показали итоговые цифры.

     В результате голосования в зале 16% зрителей назвали Цезаря губителем республики, 84% — спасителем страны. Из телезрителей 12% назвали Цезаря губителем, а 88% — спасителем.

      С 26 ПО 28 ИЮЛЯ ПРОШЛИ три заседания "Суда времени" на тему "Гайдар: созидатель или разрушитель?". Миф о "спасителе Гайдаре" является сейчас одним из главных (если не ключевым) в мифологии отечественных либералов. И потому Сванидзе уже в начале передачи начал "расставлять акценты", сказав, что Гайдару, якобы, не могут простить деньги, то есть сгоревшие вклады. А в конце передачи в своем резюме Сванидзе заявил, что на "реформатора" просто выплеснулась волна общественного негодования, а сам он, в сущности, был ни в чем не виноват.

     В ходе дискуссии по этой теме обсуждались следующие вопросы:

     — Была ли политическая фигура Гайдара вызвана историческим процессом в стране?

     — Гайдар — самостоятельный политический игрок или фигура в чужой игре?

     — Были ли применимы экономические программы реформаторов в начале 90-х гг.?

     — Закон о либерализации цен: была ли альтернатива шоковому вхождению в рынок?

     — Закон о приватизации: была ли модель Гайдара применима к российской реальности?

     — Дали ли россиянам возможность стать собственниками введенные приватизационные чеки?

     — Произошел ли подъем экономики после реформ Гайдара?

     — Явились ли последующие экономические достижения и провалы России следствием реформ Егора Гайдара?

     — Удалось ли Гайдару осуществить реформирование страны?

     Со стороны Кургиняна свидетелями выступали экс-вице-президент России А.Руцкой и экс-глава ЦБ В.Геращенко, люди не только очень профессиональные, но и крайне информированные о событиях тех лет.

     Со стороны Млечина свидетелями выступали Е.Ясин, Л.Гозман, экс-министр экономики А.Нечаев, глава центра макроэкономических исследований Сбербанка РФ К.Юдаева и кандидат экономических наук И.Николаев.

     В качестве основного доказательства Кургинян привел график обвала ВВП России более чем на 50% в результате гайдаровских реформ.

     Одним из важнейших эпизодов дискуссии стал высказанный В.Геращенко тезис: отечественная экономика к моменту гайдаровских реформ напоминала больного сильным насморком, которому вместо лечения его болезни отрезали ногу. Тот же Геращенко на просьбу Кургиняна охарактеризовать нынешнюю ситуацию в экономике доказательно заявил, что происходит дальнейшая деградация нашего промышленного потенциала. И степень этой деградации такова, что скоро будут останавливаться тепловые станции.

     Не менее примечателен был диалог Кургиняна с Ясиным. В ходе спора Кургинян спросил Ясина (опираясь на его собственные слова о "необходимости прорваться" как главной причине шоковых реформ Гайдара), куда же все-таки был осуществлен этот прорыв? На это г-н Ясин честно признался, что никакого прорыва нет, но есть отрыв от коммунизма, что, по его словам, "уже много". Фактически Ясин ушел от ответа на вопрос, сколько же еще стоит ждать прорыва — сорок, пятьдесят лет? До последнего человека?

     Этот диалог показывает, что наиболее умные "реформаторы" типа Ясина, безусловно, в душе понимают, что исторический результат их деяний чудовищен. Однако они не только боятся признать это публично, но и пытаются гнать от себя эту мысль.

     В ходе дискуссии также выяснились другие интересные подробности, ярко характеризующие ментальность защитников Гайдара. Кургинян все время пытался привлечь внимание Ясина к обсуждению качества созданных с помощью Гайдара институтов. Действительно, была ли создана частная собственность, совместимая с капитализмом? Или речь идет о чем-то еще? О новом варианте феодализма? Или даже о пиратском королевстве?

     В частности, Ясин заявил, что революция создает новые законы, но она не обязана следить за их исполнением (о том, кто же тогда должен следить за "революционной законностью", Ясин скромно умолчал). И вообще, по мнению бывшего главы Минэкономики, нет такой революции, в ходе которой ее участники бы не обогащались.

     Интересные аспекты выяснились и при обсуждении темы приватизации по Гайдару. Геращенко заявил, что в странах с развитыми капиталистическим отношениями большинство населения, строго говоря, и не является собственниками, за исключением "мелочи" вроде кафе, магазинчиков и т.д. А в России после долгих лет советской власти сама идея приватизации была непонятна и неинтересна широким слоям населения. Именно это привело к массовой скупке у граждан приватизационных чеков "заинтересованными лицами". Стоит отметить, что Геращенко подвергался откровенно хамским нападкам со стороны оппонентов. Особенно со стороны А.Нечаева.

     В результате голосования в зале 39% назвали Гайдара созидателем, а 61% — разрушителем. Телевизионное голосование дало следующие результаты: 14% назвали Гайдара созидателем, 86% — разрушителем.

     Фактура, которая прошла на телеэкране, представляет огромный интерес и дает возможность делать первые выводы.

     Во-первых, провокация в том виде как ее планировали, пока явно не удалась авторам проекта. Голосования показали, что, несмотря на массированную многолетнюю индоктринацию и телевизионное оболванивание, несмотря на явное преимущество, создаваемое "либералам" в программе, российское общественное мнение остается антилиберальным, просоветским и патриотическим. Несомненно, серьезная заслуга в результатах голосований принадлежит Сергею Кургиняну, который, как одинокий рыцарь, продолжает сражаться и прокладывать "путь правды".

     Во-вторых, в итогах телевизионного голосования фиксируется реальное распределение настроений в обществе, что и должно было бы быть реализовано в российском парламенте и исполнительной власти. За либералов-западников максимум 15% голосов. Но промывание мозгов, административный ресурс и прямая фальсификация в общенациональном избирательном процессе дают те результаты, которые мы имеем.

     В-третьих, хотя против Кургиняна, несомненно, в проекте работает крупная аналитическая и пропагандистская машина нынешней власти, он пока выходит победителем. И, к чести Сванидзе и его более мелких соратников вроде Млечина, Ясина, Кравчука и иже с ними, фабриковать итоги голосования они пока не стали. Но, вероятно, это — дело ближайших дней: ведь нельзя допустить такого унизительного разоблачения и разгрома идейных основ нынешней власти. Поэтому рекомендуем нашим читателям включиться в процесс голосования, хотя "шулер будет сдавать карты" в любом случае. И, видимо, обеспечит "нужный результат".

     И последнее. Несомненно, многие аспекты текущего исторического процесса Кургинян смог охватить. Но более жесткий перечень итогов деятельности "гайдаровцев" и "горбачевцев" можно представить списком миллионов жертв наркомании, преступности и региональных конфликтов, которые понесла наша страна в результате "перестройки и гласности". Не обсуждалось в передаче и такое "деяние" демвласти в афере с приватизацией, когда летом 1993 года Л.Филатов, тогдашний глава администрации Ельцина, преступно подменил в Верховном Совете документы по закону о приватизации на гайдаровско-чубайсовский вариант, что и послужило реальной причиной указа 1400 и расстрела "Белого дома". В противном случае на Съезде, который должен был собраться осенью, и Ельцин, и Филатов вместе с Гайдаром и Чубайсом, пошли бы под импичмент и в уголовный суд.

     Вот такое впечатление выстраивается от "Суда истории". Но нельзя объять необъятное в короткое телевизионное время. Ведь, строго говоря, требуется "Нюрнбергский процесс" для итогов деятельности либерал-демократов. Суд Истории не в передаче. Он грядет в реальности.

     И мы его дождемся.

1

Алексей Каблуков «РОСГРАНИЦА» ЗАБОТИТСЯ О НАС

Таможенный пост Адлер (Сочинской таможни) функционирует с 1993 года по временной схеме пересечения государственной границы. Работает он в круглосуточном режиме, и прежде все контрольные функции производились на открытом воздухе. Если первоначально он был рассчитан 300 автотранспортных средств, то сегодня — это тысячи машин. А в сезон отпусков ежедневно через многосторонний автомобильный пункт пропуска проходит до 35 тысяч человек.

     Недавно наш корреспондент побывал на российско-абхазской границе и заметил существенные перемены после перехода МАПП Адлер в управление новой федеральной структуры — федерального агентства "Росграница", которая как раз и создана для комплексного обустройства государственной границы РФ. Не оборудованный прежде никаким бытовым сервисом полуторакилометровый пешеходный проход приобрел цивилизованный вид: сооружены "оазисы" для отдыха, где туристы могут укрыться от жалящего солнца и выпить холодной воды; поставлены удобные скамейки и беседки, увитые растениями; можно воспользоваться и туалетом.

     Переход российско-абхазской границы стал комфортным и, можно уверенно утверждать, что это будет стимулировать интерес у русских туристов к посещению живописных мест Абхазии.

     г. Адлер

1

Архимандрит Петр (Кучер) КАМЕНЬ ВЕРЫ

Материально обедневшая сегодня Россия по-прежнему неоценимо богата духовно. Реформаторами-перестройщиками разграблен ее золотой фонд, но у Руси есть еще один фонд, неизмеримо надежнее и ценнее — это золотой фонд Истины — хранимое ею вселенское Православие. И мы не хотим, мы не имеем права терять его.

     История Руси — это не что иное, как история защиты Православия. И развал Советского Союза в 1991 году был сделан с единственной целью — разрушив русскую государственность, добраться до Русской Православной Церкви, чтобы уничтожить ее.

     В 1993 году последовало тайное Баламандское соглашение с католиками. По сути дела Баламанд — это вторая Беловежская Пуща...

     За грех подписания тайной Баламандской унии русский народ заплатил явно — кровью и жизнью более чем полутора тысяч человек, расстрелянных осенью того же 1993 года у стен "Белого дома". Вот он, духовный смысл той безчеловечной бойни, безсмысленной с политической точки зрения.

     Мы не хотим объединяться с полуязыческим, выхолощенным христианством, каковым является католичество.

     Отпав от Истины и потеряв христианские нравственные ориентиры, католики, в поисках их, еще в средневековье потянулись опять к язычеству, возвращаясь к идолопоклонству, как пес на блевотину, лицемерно назвав процесс своей деградации духовной — Возрождением.

     Если Русская Православная и Римско-католическая Церкви обе одинаково истинны и спасительны, то как нужно расценивать учиненный руками католиков погром православных в Галиции в начале 90-х годов — настоящую Варфоломеевскую ночь, а также всевозрастающую католическую экспансию в Православной России? Для чего католики возводят по всей Руси католические костелы, если здесь уже есть храмы "равночестной церкви", а в "шатры русских" вселяться не хотят? Римско-католическую церковь следовало бы называть не "церковь-сестра", а "церковь-агрессор" и "армия инквизиторов". И вообще, коль она еще тысячу лет назад откололась от Вселенской Святой Соборной Апостольской Церкви, которую основал Сам Господь, то вправе ли мы называть этих еретиков церковью?

     Не соединяться с вероотступниками, хоть они кому-то и кажутся приятными, а присоединять таковых через покаяние и признание своих заблуждений по чину принятия от латинян, требуют от нас церковные правила. Мы полностью поддерживаем позицию православной верховной общественности, требующей выхода РПЦ из ВСЦ — этого сегодняшнего Содома!

     И пусть жизнь таких столпов Церкви, как святой преподобный Максим Исповедник, святой патриарх Фотий, святитель Марк Ефесский и святой патриарх Ермоген послужит нам примером для подражания в борьбе за Истину.

     Ибо сказано было древними святыми отцами, что главный подвиг последних христиан будет в том, чтобы сохранить на земле истинную неповрежденную Христову веру. Доколе существует Православие — стоит мир!

     Итак, дорогие братья и сестры! Едиными усты и сердцем скажем: "Не отдадим в пасть апокалиптическому зверю нашу Прекрасную Жену — Невесту Христову — Святую Русскую Православную Церковь!"

      От редакции:

     Эта проповедь отца Петра была произнесена в 1999 году, но она, увы, не утратила своей жгучей актуальности.

     Упоминаемое в ней Баламандское соглашение — это документ, возникший в результате VII Совещания Международной Смешанной Комиссии по диалогу между православными и римо-католиками, которое состоялось в июне 1993 года, в северном Ливане (Патриарший монастырь Божией Матери Баламандской). В 1991 году в Риме сокращенным составом Смешанной Комиссии был подготовлен предварительный документ, озаглавленный: "Уния, метод единения прошлого и современные поиски полного общения".

     Согласно этому документу, "католики и православные... вновь открывают друг друга в качестве Церквей-сестер... взаимно признают друг друга в качестве Церквей-сестер, совместно сохраняющих Церковь Божию в верности ее божественному предназначению, особенно же в отношении единства". В итоговом документе Баламандского соглашения нигде не упоминается о вероучительных разногласиях между православными и католиками.

     Напомним, что в 1948 году в сталинской Москве Совещание предстоятелей и представителей Православных Автокефальных Церквей определило следующее: "Римская курия во главе с епископом г. Рима на протяжении ряда веков... извратила истинное евангельское учение, полученное от Господа через святых апостолов, этих "труб Святого Духа". Презрев категорическое повеление отцов VI Вселенского Собора, — "храните неприкосновенную нововведениями веру, преданную нам от самовидцев и служителей Слова, богоизбранных апостолов" (1-е Правило VII Вселенского Собора), римские епископы нарушили чистоту учения древневселенского Православия новоявленными догматами: о "филиокве", Непорочном Зачатии Божией Матери и, в особенности, совершенно антихристианским учением о главенстве в Церкви папы и его непогрешимости. Вследствие этого антихристианского нововведения римские епископы причинили огромный вред единству Вселенской Церкви Христовой и вообще делу созидания спасения человеков на земле".

1

Евгений Нефёдов «НАДО ЖИТЬ»

Нашим читателям не нужно специально представлять автора этих строк — имя Евгения Андреевича НЕФЁДОВА, его жизненная и творческая судьба вот уже два десятилетия неразрывно связаны с газетами «День» и «Завтра», а его поэзия — то трагическая, то проникновенно лиричная, то блещущая неподражаемым юмором, — давно стала одним из признанных символов русского патриотического движения.

      КРЕПОСТЬ

     ...Девяносто третий. Дом Советов.

     Над Москвой — кровавый горизонт.

     Танки бьют по флагам и пикетам.

     Там сегодня — Брестский гарнизон.

     ...Как старались к "Завтра" подобраться

     Власть и суд, давя нас в унисон.

     Но велел народ: "Держитесь, братцы!

     Вы в России — Брестский гарнизон".

     ...Беларусь! В разгуле "демократий",

     Нас толкнувших в горе и позор,

     Ты одна, не сдавшая ни пяди, —

     Ныне тоже Брестский гарнизон.

     В слове Брест — и крест светло сияет,

     И Звезда Геройская горит,

     Памятью нетленной осеняя

     Души тех, чей прах земля хранит...

     К негасимой праведной святыне

     Я пришёл сегодня на поклон.

     Для войны, что длится и поныне,

     Дай мне силы, Брестский гарнизон!

      НАШ ПУТЬ

     У Бреста, где граница,

     Застрял надолго поезд.

     Сосед в купе бранится,

     Он вспыльчив и напорист:

     — Как странно всё в России!

     Затор — среди дороги?

     То в гости пригласили,

     То держат на пороге...

     Я говорю: — Всё просто,

     И пауза законна.

     Обычно тут колёса

     Меняют у вагонов.

     Такая, брат, морока,

     Поскольку в целом мире

     Железная дорога

     У нас намного шире...

     Сосед и верит вроде,

     И удивлён к тому же:

     Выходит, что в Европе

     У них дороги — уже?!

     Внушаю иностранцу:

     — В России, в Беларуси —

     Огромные пространства,

     Так было и в Союзе.

     И всё у нас — крупнее,

     И всё у нас — серьёзней.

     Лишь в нынешнее время

     Достали злые козни...

     Никак не разберёмся:

     Что с нами совершили?..

     Но мы ещё прорвёмся.

     У нас дорога — шире!

      ЩИТ

     Друзья заклятые из НАТО

     У белорусов под окном

     Расселись, вроде так и надо.

     Да и на русский смотрят дом...

     И что ответить им на это,

     Коли в безумные деньки

     Москва советские ракеты

     Пустила тут под резаки...

     Но что-то всё-таки осталось

     Для настоящего огня?

     ...И поглядел ракетчик старый

     С улыбкой грустной на меня.

     Потом, вздохнув, добавил строго —

     Мол, всем известно, мы добры.

     Но это — если нас не трогать,

     А так — добры мы до поры...

     Конечно, техника покруче

     Смотрела раньше в небеса.

     Но кое-что хранят на случай

     И ныне верные леса...

     Я не просил открыть секреты,

     Но утвердился в мысли тут:

     У Беларуси — есть ракеты!

     Они Россию берегут...

      ГОРДЫНЯ

     Был ученик ему безмерно предан,

     но вдруг услышал то, о чём не ведал:

     "Ещё сегодня, до начала дня,

     ты трижды отречёшься от меня..."

     "О нет, Учитель! Невозможно это!"

     Но так оно и вышло: до рассвета

     беда подкралась к ним со всех сторон -

     и от Него отрёкся трижды он.

     Потом молился, горестно страдая.

     И был прощён. И просветлел, рыдая.

     И навсегда постиг добро и зло.

     И два тысячелетия прошло.

     И отреклись — совсем иные — снова

     вдруг от всего святого и родного,

     в корысти отступились от присяг —

     но не страдают, сделав этот шаг.

     Живут, жируют, правят — и похоже,

     что милости совсем не жаждут Божьей.

     Но — ведают (!) в гордыне, что творят...

     И этот грех простит Он им — навряд.

      СРЕДИ ЗВЁЗД

     Я живу среди истинных звёзд.

     Не штампованных "фабрикой грёз",

     А таких, что однажды зажглись —

     И навек озарили нам жизнь.

     За окном моим — Звёздный бульвар,

     Чуть поодаль — музей Королёва,

     Циолковский — с пророческим словом,

     И Ракеты сияющий старт!

     Вот Гагарин и те, кто за ним, —

     В молчаливом строю на аллее.

     Русский Космос дыханьем своим

     Здесь и душу, и память согреет...

     Это слово привычно горит

     Над гостиницей и кинозалом.

     Славный час о себе говорит

     Каждой улицей, каждым кварталом.

     Ничему тут забвения нет.

     И как памятник гордой эпохе —

     Телебашня, легенда тех лет,

     Рвётся к завтрашней звёздной дороге!..

      ПРОЕЗДОМ

     И без того я в городе родимом

     Нечастый гость, а в этот раз маршрут

     Ещё грустнее: проезжаю мимо...

     Лишь остановка — несколько минут.

     Родной вокзал глядит, не понимая:

     Неужто я его не узнаю?

     А чуть вдали — и улица родная

     С надеждой смотрит в сторону мою.

     Я даже вижу окна, из которых

     Годами сам смотрел на поезда...

     Но о таком свиданье с отчим домом

     Не помышлял, конечно, никогда.

     ...Пяток минут безмолвно на перроне

      Стою, пока окликнет проводник.

      И вот уже во вздрогнувшем вагоне

      К стеклу холодноватому приник.

     Состав опять в пылу неутомимом

     Поплыл на зов зеленых фонарей,

     И город детства — мимо, мимо, мимо! —

     Уносится обратно всё скорей.

     Колёса набирают обороты,

     Последние знакомые дома

     Останутся сейчас за поворотом...

     А поезд закричал — и так охота

     Сойти с него, чтоб не сойти с ума.

      РЯБИНА

     Ломая планы, встречи, даты

     И отменяя все дела,

     Опять больничная палата

     Неумолимо позвала.

     Больница — грустная страница,

     А за окошком, как на грех,

     Рябин багряные зарницы

     И долгожданный первый снег.

     Но там, за снегом и за речкой

     Огнями полночи хмельной

     Сгорает город бесконечный

     В горячке долгой и больной.

     В нём всё кого-то выбирают,

     В нём веселится сытый сброд,

     А он неслышно умирает

     Уже который день и год...

     Он задыхается от смога,

     Он в тромбах пробок день и ночь.

     Но не пришлёт страна подмогу —

     Ей тоже некому помочь...

     О, наша Родина больная,

     Не птичий грипп — крыло чумы

     Простёрли недруги над нами

     И правят пир под сенью тьмы,

     По захолустьям и столицам

     Вершат неправедный обряд...

     Но вечно это не продлится —

     Уроки жизни говорят.

     Той жизни, где не раз во мраке,

     Осилив немощи излом,

     Мы поднимались, как в атаке,

     Сминая орды и рейхстаги,

     И знали твёрдо об одном:

     Рябины, алые, как стяги,

     Нам верно светят за окном!

      ПРОГУЛКА

     В больничном парке — тихие аллеи,

     Где вечерами — редкие круги...

     "Я думала: поэты — не болеют,

     Раз помогают выживать другим.

     Бывает так темно в душе и в доме,

     Что кажется — уже не рассветёт.

     Но полистаешь подзабытый томик,

     И хмарь спадёт...

     Не выбираешь авторов при этом —

     Довольно и того в минуту бед,

     Чтоб рядом просто были те поэты,

     Кто про вечерний, несказанный свет

     Или кремнистый путь опять расскажет,

     Кто проведёт от скифских ковылей

     К избушке няни, и в ночи покажет

     Звезду полей...

     Кто разгадает, что край света видно

     За первым же углом в местах родных,

     Кто вымолвит о павших неповинно:

     "Их души воплотятся во благих..."

     И станет сразу легче и теплее,

     И до поры отступят боль и мрак.

     Я думала, поэты — не болеют!"

     О, если б так...

      ВОСХОД

     Огромного города рокот ночной

     Едва уловимо живёт за стеной,

     Где небо над лесом с неведомых дней

     Такое, что нет его в мире темней.

     Но я по утрам наблюдаю восход,

     Когда эта темень свершает исход,

     Теснясь, отступает в незримый простор

     И гасит до вечера звёздный костёр.

     И яркое пламя иной красоты

     Является вдруг из-за чёрной черты.

     Лучами коснувшись берёзовых глав,

     Оно в золотой обращается сплав.

     И после — весь день себя миру дарит...

     "Не спи на закате", — сосед говорит.

     А я и не сплю, просто рано ложусь,

     Безделья больничного молча стыжусь.

     Но если и правда забудусь когда,

     Просплю телевизор — большая беда...

     Зато, упреждая врачебный обход,

     Я каждое утро встречаю восход!

      ВЕРА

     Снова вижу в ночи —

     не понять, наяву ли, во сне ли —

     две дороги, которым

     дано предо мною лежать.

     Как по первой пойду —

     там дышать на ходу всё труднее.

     Как ступлю на вторую —

     там легче совсем не дышать...

     Я вторую дорогу

     спешу обойти стороною,

     я по первой бреду

      из последних, истраченных сил.

     И твой голос родной —

     вдалеке или рядом со мною —

     слышно мне, к небесам устремлён:

     "Сохрани и спаси!.."

     Никому не дано

     обрести откровенье оттуда,

     где молений таких

     накопилось — вовеки не счесть...

     Не бывает чудес.

     Но бывает надежда на чудо.

     Упованье на чудо —

     не это ли вера и есть?

     Помолись обо мне —

     перед самым высоким ответом

     на всё то, чем я грешен,

     и в чём отпущенье просил.

     Ну а я о тебе

     что ни день уже многие лета

     точно ту же молитву

     творю: "Сохрани и спаси!.."

     И я верю в ответ.

     Как пловцу утомлённому берег

     вдалеке открывается —

     так Провидение нас

     сохранит и спасёт —

     в наших детях и в детях детей их.

     .. .И ночей моих тени

     развеются в утренний час!

      ПЕРЕКЛИЧКА

     Записная книжка-телефонник

     Поистёрлась — заменить пора,

     Чтоб видней на чистом белом фоне

     Были имена и номера.

     Сквозь очки распутываю почерк,

     Но и так внезапно вижу я,

     Что всё меньше занимает строчек

     Перекличка поздняя моя.

     Что теперь с любой почти страницы

     Старой книжки, повергая в грусть,

     Смотрят не фамилии — а лица

     Тех, кому уже не дозвонюсь!..

     Я рассудком понимаю это;

     На земле ничей не вечен срок.

     Но как часто именно поэты

     Главных не дописывают строк!

     Сколько их в неведомом полёте

     Унесла далёкая пора...

     Но в моём потрёпанном блокноте —

     Те, чей голос слышал лишь вчера!

     Друнина, Примеров и Глушкова,

     Кузнецов и Ляпин... Боже мой!

     Вику лов!.. Один живей другого,

     Хоть кому звони сейчас домой!

     ...Снова чьё-то имя и мобильник

     На прощанье осеню крестом,

     И тетрадь угрюмо, как в могильник,

     Опущу безмолвно в тёмный стол.

     Ну, а на столе уже — стозвонно,

     Забытьё спеша разворошить,

     Аппарат трещит неугомонно!

     Эх, не время душу тормошить...

     Но — снимаю трубку телефона.

     Надо жить.

      ВОЛЖСКИЙ ДАЧНИК

     Это — не усадьба "новых русских",

     Кто, природой вроде бы дыша,

     Знают больше выпивку с закуской,

     Но не знают, чем живёт душа...

     А она живёт — вишнёвой веткой,

     Птичьим свистом, скошенной травой,

     Яблоком в испарине рассветной

     И речной вечерней синевой,

     Дымкой вдоль осенних огородов,

     Эхом колокольни вдалеке,

     Гулкой перекличкой теплоходов,

     Лодкой, прикорнувшей на песке...

     А ещё душа живёт отрадой

     В миг, когда, нечастой встрече рад,

     У калитки брат увидит — брата.

     Значит, не забыл о брате брат.

     Здравствуй, брате, в этой доброй хате!

     Не считая лет или седин,

     Сядем рядом, вспомним маму с батей,

     Молча на их Волгу поглядим -

     Как бежит, спешит она, родная,

     Разнося простор, покой и свет...

     Я другой такой реки — не знаю.

     Да её, другой такой, и нет!

      ГРОЗА

     Дождь и гром разбудят среди ночи,

     Сна объятья шумно разомкнут,

     Молнии стремительные строчки

     Темноту на миг перечеркнут

     И заставят встать, воды напиться,

     Обойти неслышно босиком

     По остывшим гладким половицам

     Спящий посреди стихии дом,

     Створки окон запахнуть без стука,

     Чтобы ропот бури поутих,

     И поправить одеяльца внукам,

     Постояв немного возле них,

     Предвкушая, как они проснутся,

     Мир увидят в солнечной росе

     И привычно утру улыбнутся,

     Знать не зная о ночной грозе...

      ПРОВОДЫ

     Наш поезд уходил ночной порою,

     Такой отъезд и прежде был не раз,

     И дочка с мужем на пустом перроне

     Вполне привычно проводили нас.

     Но, как всегда бывает на вокзале,

     Когда вагон закроет проводник, —

     Казалось, что всего не досказали

     Они и мы в прощальный этот миг...

     И через час, на остановке новой,

     Они опять махали у окна —

     Сюрприза ради в темноте рисковой

     Наш поезд на машине обогнав!

     — Ну, вы даёте! — мы их пожурили,

     Хотя не стали радости скрывать:

     Они — что так прекрасно пошалили,

     А мы — что "повстречали" их опять!

     Что расставанье — это скоротечность,

     И что сейчас, под их счастливый смех,

     Пронзила нас та славная беспечность,

     Что в молодости всё же есть у всех...

     Прекрасен мир, где сквозь и мрак, и морось,

     На виражах любых житейских трасс

     Мы мчимся вдаль, не сбрасывая скорость,

     И наши дети обгоняют нас!

1

Алексей Касмынин СКВОЗЬ ПРИЗМУ ПРОШЛОГО

Юрий Гнездиловых. "Захват. История Отечества: Северо-Запад, XVII век". М.: Пробел-2000, 2010, 916 с.

     "Мечутся… бегут врассыпную. Вон как: помелькало — и нет! Канулось куда-то. Затем вспыхнет, перепляскою вновь. Нечто наподобие совесть. Как бы, умерла…"

     Броситься в работу над романом нелегко. Мало кто отважится вступить на этот путь, зная, что он может растянуться на не один десяток лет. Ситуация усложняется отсутствием каких-либо гарантий, все труды могут кануть в лету. Многие ли решатся следовать по этой тропе, зная о том, что ждёт их впереди?

     На самом деле, главный вопрос даже не в том, сделает ли писатель первые шаги, а в том, пройдёт ли он по избранной дороге до конца. Пока автор продирается сквозь преграды, как внешние, так и внутренние, он, по сути, остаётся наедине с собой, обречённый лично сражаться с химерами, пытающимися сбить его с пути.

     Процесс написания романа Юрия Гнездиловых "Захват" нельзя сравнить с лёгкой прогулкой по парку в прохладный майский день. Роман многократно переписывался, в течение двух десятилетий шла кропотливая и изнурительная работа по синтезу исторических хроник и созданных автором сюжетных ходов, при помощи которых мы можем по-новому взглянуть на сегодняшнюю реальность сквозь призму нашего прошлого.

     Центральной темой повествования являются события Смутного Времени: нашествие поляков на Русь и помощь, оказанная полякам шведами, в ходе которой произошёл захват исконно русских земель. Шведы действовали на тех территориях, где ныне располагается Санкт-Петербург. Автором была проделана значительная работа по изучению исторических материалов, датированных той эпохой, о многих событиях широкой общественности рассказывается впервые.

     Язык романа нарочито архаичен, в нём присутствует множество давно вышедших из употребления слов и речевых конструкций. В первые моменты знакомства с романом это вызывает некоторые затруднения, но нельзя сказать, что где-либо в тексте стилизация выходит за собственные границы и делает написанное попросту непонятным. Напротив, такой стиль, напоминающий старорусскую хронику, выделяет роман из тысяч псевдоисторических произведений, вышедших в последние годы, но, в то же время, сужает круг потенциальных читателей, для восприятия "Захвата" требуется определённая усидчивость и некоторый читательский опыт.

     Отметим, что все расходы на подготовку романа в печать и на его издание легли на плечи самого автора.

     Книга продаётся в книжной лавке Литинститута (Тверской бульвар, д. 25, вход с ул. Большая Бронная), тел. (495) 694-01-98).

1

Михаил Рябинин АПОСТРОФ

Cлавой Жижек. О насилии. — М.: Европа, 2010, 184 с., 1000 экз.

     Взялся за относительно новую (только-только перевелииздали) книгу европейского интеллектуала и эрудита, который является одним из любимых авторов у ведущих российских политтехнологов, с надеждой на нечто особенное. Тема насилия, войны, буквально за пару последних лет вернулась на информационные просторы — правда, пока в фоновом режиме.

     Сначала даже появилась надежда на интригу: словосочетания "либеральный коммунизм" я, например, раньше не встречал. Еще интереснее стало после вот этих строк: "Состав новых либеральных коммунистов, конечно, всем хорошо знаком: Билл Гейтс и Джордж Сорос, гендиректора Google, IBM, Intel, eBay, а также их придворные философы во главе с Томасом Фридменом". Но интерес мой скоро пропал. Оказывается, "левый философ" Жижек связывает с этими медиа-диджиталами и их общественно-благотворительными программами надежду на изменение мира к лучшему. Причем только с ними и ни с кем, кроме них. И включился конвейер — началась штамповка.

     Итак, современное насилие рассматривается на следующих примерах: Новый Орлеан, Ирак, Конго, французские погромы, холокост, сталинский СССР, падение башен-близнецов.

     "Почему Киссинджер, приказавший начать ковровые бомбардировки Камбоджи, которые стали причиной гибели десятков тысяч людей, должен быть меньшим преступником, чем те, на ком лежит ответственность за падение башен-близнецов? Ужасы 11 сентября были подробно показаны в СМИ, но телеканал "Аль-Джазира" осудили за то, что он показал результаты американских бомбардировок в Фалудже и обвинили в "пособничестве террористам".

     "Язык уважения — это язык либеральной толерантности: уважение имеет смысл только как уважение к тем, с кем я не согласен".

     "Невозможно быть религиозным вообще. Можно лишь верить в одного бога в ущерб другим".

     "Такие странные альянсы ставят европейское мусульманское сообщество перед трудным выбором, который выражает их парадоксальное положение: единственной политической силой, которая не сводит их к гражданам второго сорта и оставляет возможность для раскрытия своей религиозной идентичности, оказываются "безбожные" атеистические либералы, в то время как те, кто наиболее близок к их религиозной социальной практике, их христианское отражение, являются их заклятыми политическими врагами".

     Эрудиции автору действительно не занимать, — от кого еще можно узнать, например, о словенской рок-группе "Strellnikoff"? Не хочется делать из рецензии фельетон, но некоторые замечания в книге не просто ставят под сомнение компетенцию автора, — они действительно смешны. "12 ноября 2006 года Элтон Джон, восхищаясь учением Христа и других духовных лидеров, все же выступает против всех организованных религий". Почему бы на Машу Распутину не сослаться, она тоже умная.

     Если серьёзно, то рассматриваются следующие конфликты: человек против окружающего враждебного мира; мусульманский или христианский фундаментализм против "старого" капитализма; глобализация против нового национализма; Израиль — Исламский мир. И центральный конфликт: умный (в смысле "смарт") евро-американец против Бога.

     Все конфликты рассматриваются в духе абсолютизированной гегелевской диалектики, при этом автор осознаёт и прямо пишет, что работает в политико-идеологическом тупике. Выход из тупика и, соответственно, "новую" идеологию, он видит в атеизме: "Не пора ли вернуться к атеизму, который, возможно, является нашим единственным шансом на мир".

     В очередной раз нам предлагают строить дом на песке. Слово "фундаментализм" встречается часто и, конечно, только в отрицательном контексте: фундаменталист — дурак.

     С логикой в тексте не особо. Например, про американцев Жижек пишет как о "самой религиозной (развитой) нации в мире, настаивающей на разделении религии и государства…"

     Модерн снова обожествляется, как и у нашей рафинированной интеллигенции. Не обошлось и без пинков Сталину и советскому социализму, который, конечно, был "ужасен". У китайских товарищей лучше спросите про советский социализм.

     Но "левый философ" всё-таки проговорился: "Каким бы серьёзным ни был вихрь урагана, он не способен разрушить вихрь капиталистического развития". Расслабленное время — троцкисты перестали шифроваться.

     Итак, очередной сверхфилософский, велико-социологический, гениально-политический текст от "прогрессивного" шестидесятника. Ему бы в Казань 9 ноября 1989, когда возбужденное немецкое человечество в Берлине стену ломало. Пробежались бы по нему несколько человек, просто так, без повода; попрыгали бы на нём, окурков пяток об лицо затушили, и узнал бы товарищ о насилии всё. И не игрался бы больше никогда. "Иными словами, мы имели бы дело с ложью, преподносимой под видом истины: даже если то, что я говорю, фактически истинно, мотивы, побуждающие меня так говорить, ложны".

     Тем не менее, хочется поблагодарить товарища Жижека, — есть о чем поразмыслить. Об информационном насилии уж точно. Но всё равно висит в воздухе "пацанский" вопрос: а ты чё хотел-то?

1

Иван Вишневский НЕИСПРАВИМЫЙ ГЕНИЙ

Даже далёкие от музыки люди знают имя Баха и, хоть чуть-чуть (пусть на уровне первой фразы из токкаты ре минор), его музыку. Человечество почти оглохло, разучилось петь и перешло на негроидные словесные плевки под тупой долбёж барабанов, а "Бах" всё ещё звучит как символ чего-то очень высокого, позабытого современным миром. Недаром именно баховскую музыку, на случай встречи с инопланетным зондом, человечество отправило в космос как пример высшего достижения нашей цивилизации. Есть в этом, конечно, лукавство: не военные хроники послали, не репортаж из вымирающей русской провинции, не "искусство" майклов джексонов и десятниковых с бренерами и куликами, а Баха. Захотелось показаться белыми и пушистыми. Ну ладно. В таком случае лучшего выбора действительно нет.

      "Цель музыки — трогать сердца".

      И.С. Бах

     Для настоящих музыкантов Бах стоит наособицу. На вопрос "Кто любимый композитор?" мы слышим от них один и тот же (заезженный, как моя ещё детская пластинка с органными прелюдиями Баха) ответ: "Так говорить нельзя, все великие композиторы любимы по-своему, но всё же… Бах!"

     Музыка создаётся не для музыкантов и не для тупиц, для которых и "Мурка" запредельно сложна. Музыка создаётся для её любителей, для кадровых посетителей классических концертов, для сравнительно немногочисленной сейчас, но всё же миллионной армии меломанов и филофонистов. И вот для них-то Бах вообще не музыкант и не человек, а — божество (самому Баху, думаю, такое уподобление показалось бы кощунственным). Когда такой влюблённый в Музыку человек сидит в концертном зале и слушает баховские органные, клавирные или хоровые вещи, то он не просто наслаждается красотой, а священнодействует. Вся собственная малая жизнь и вся огромная жизнь Вселенной становится ясной и понятной, когда звучит Бах. Раскаяние хватает за горло, когда вспоминаются неправедно обиженные тобой, слёзы благодарности выступают, когда Бах нашёптывает тебе: "А помнишь ли ты подвиг и благородство?" Журчат, стенают, ангельски поют, безжалостно ревут единственно правильные звуки — и вся истина мира умещается в тебе. Ноты не звучат мычанием — они говорят какой-то загадочный и одновременно предельно внятный текст. "И музыка всё скажет о тебе и о судьбе, об истине и правде, и о различии меж ними, словами грешными невыразимом", — писал поэт Александр Алексеевич Ильин. Именно таков Бах.

     Так почему же Баху "дано", а большинству других композиторов "не дано"?

     Я утверждаю, что Бах так велик потому, что он сознательно был совершенно мал. В его представлении о мире, выплеснувшемся в музыку, царил сияющий Царь Правды и Красоты — христианский Бог. Сам себе Бах виделся маленькой частичкой Божьего мира. Ему было неинтересно воспевать себя и свои крошечные, с точки зрения мироздания, радости и обиды — а именно этим и занимаются почти все композиторы, поэты, художники. Лишь единицы возвышаются до самоумаления. Бах здесь преуспел больше всех. Его тема — достоверная передача людям Слова Бога, которое Баху дано было расслышать. Именно поэтому его музыка так поразительно воздействует на нас.

     Это — тезис. А дальше — доказательство жизнью и текстами гения.

      БАХ: ПРЕЛЮДИЯ

     Этот христианнейший из творцов был послан в мир накануне восстания европейских безумных умов против Христа, накануне пришествия "просвещения", "энциклопедистов", "служителей света (читай — Люцифера) и чистого разума". 325 лет назад, 21 марта 1685 года в Эйзенахе у Амброзия Баха и Элизавет Леммерхирт родился самый младший ребенок, Иоганн Себастьян. Согласно современному календарю день рождения И.С. Баха — 31 марта.

     Гений Иоганна Себастьяна вызревал столетиями. Его предками были музыканты — известные со средневековья органисты, капельмейстеры, служившие в различных немецких городах. Будто Всевышний долго подгонял, сопрягал, улучшал талантливейшие музыкальные гены, чтобы наконец вспыхнули баховские прелюдии, фуги, концерты, пассионы…

     Отец был альтистом, старший брат Иоганн Кристоф — органистом в Ордруфе. Под руководством брата и начались музыкальные занятия И.С. Баха, в 10 лет ставшего сиротой.

     15-летним Иоганн Себастьян переехал в город Люнебург и поступил на службу в церковную капеллу в качестве певчего. Одновременно он занимался в общеобразовательной школе. В местной библиотеке Бах знакомился с рукописями сочинений известных немецких и итальянских композиторов, причем интересующие его произведения он полностью переписывал и затем тщательно изучал. Молодые музыканты, жаждущие баховского величия для себя, заметьте — переписывал! При свечах, гусиным пером, поплатившись за это впоследствии слепотой!

     В 1704 году в Арнштадте И.С. Бах получил место церковного органиста. Здесь он мог уделять достаточно времени развитию своего исполнительского мастерства (в церкви, где служил Бах, был отличный орган), много занимался сочинением музыки. Но эта музыка, поражая прихожан, вызывала лишь недоумение властей.

     Из протокола, составленного графской консисторией в Арнштадте по делу органиста Новой церкви Иоганна Себастьяна Баха. Акт от 21 февраля 1706 года:

     "Мы ставим в вину Баху, что до настоящего времени он делал в хорале множество странных вариаций и примешивал в него такие странные тона, что собравшиеся были вследствие этого сконфужены. И если в будущем он захочет примешать переходящий звук, то пусть придерживается этого до конца и не переходит быстро на что-нибудь другое или, как это было свойственно ему до сих пор, не делает какой-либо совершенно другой поворот".

     Такое отношение к себе величайший композитор мира испытывал всегда, но не озлобился, не стал мизантропом и циником. Почему? Им руководили вера в конечную правильность, справедливость и красоту мироздания, ежесекундное ощущение Бога в душе. Что — Бог и что — чиновники?!

     А каким Бах был в быту? Свидетельств немного, но и из них ясно — взрывным и честным.

     В арнштадтский период жизни Баха он вместе со своей двоюродной сестрой Марией Барбарой (впоследствии первой женой) шёл домой из графского замка через Кожаный рынок, когда перед ним появился старший гимназист и плохой фаготист Гейерсбах. Вместе со своими пятью спутниками он напал на Баха и, подняв для удара палку, потребовал, чтобы тот немедленно просил у него прощения за то, что незадолго перед этим Иоганн обозвал Гейерсбаха "свинячьим фаготистом". Бах не торопился выполнить его желание. С криком "собачья порода!" Гейерсбах ударил его палкой. Однако Бах не растерялся и так угостил его своей саблей, что фаготист вместе с дружками бежал…

     Чиновникам Бах тоже всю жизнь не спускал, абсолютно бесстрашно отстаивая свои взгляды, порывая с любой доходной службой, если та шла вразрез его убеждениям. Советники магистратов поражались: какой наглец! Как он смеет! Ведь он от нас зависит!

     Нет, это чубайсы и абрамовичи зависят от сильных мира сего (или от князей мира сего?) и приобрели необычайную гибкость спин. А у Баха, как в дальнейшем Бетховена, Вагнера, Римского-Корсакова, Свиридова, был другой господин…

      БАХ: ФУГА

     Во время 9-летнего пребывания в Веймаре, где Бах занимал должность придворного органиста и "камерного музыканта", а с 1714 года и концертмейстера, он всё больше времени посвящал композиторской деятельности. Оттуда, например, пронизывающая токами испепеляющих и воскрешающих космических энергий "Токката и фуга ре минор", которая даже сегодня пробивает одеревенелые шкуры опопсовленных слушателей, заставляя дрожать и плакать. Но стал Бах известен в Германии лишь как виртуоз, а не творец.

     Своей совершенной игрой на многих инструментах он вызывал изумление — о, широкая публика, готовая аплодировать музыканту-циркачу и равнодушная к мудрому откровению! В ответ на вопросы об истоках нечеловеческой беглости Бах отшучивался: "В этом нет совершенно ничего удивительного. Нужно только стараться всегда вовремя ударять по нужной клавише, и тогда инструмент сам по себе играет".

     В 1717 году в Дрездене должно было происходить состязание в игре на клавире между И.С. Бахом и знаменитым (как Дима Билан спустя 300 лет) французским клавесинистом Л. Маршаном. Однако француз, прослушав предварительно игру Баха, ночью тайно покинул город, отказавшись от выступления.

     Вот бы сейчас все растлители ушей и душ, околомузыкальные "сверх-супер-гига-звёзды", небывало "крутые" композиторы честно послушали Баха и совершили честный акт коллективного самоубийства! Музыкального, конечно.

     В 1717 году Бах поселился в Кетене, где работал "дирижером и директором камерной музыки" при дворе принца Леопольда. Родились чудесные оркестровые вещи — и сегодня финал 2-й Сюиты "Шутка" искрится из миллионов мобильников, а "Ария" из 1-й Сюиты утешает в дни траура.

     Но Иоганна Себастьяна тянуло к крупным музыкальным центрам. В 1723 Бах с большим трудом добился должности кантора школы св. Фомы в Лейпциге. После того как от этого места отказались "более знаменитые" композиторы Телеман и Граупнер, магистрат города должен был "довольствоваться музыкантом среднего достоинства" и пригласил Баха.

     Вскоре в Лейпциге были исполнены "Страсти по Матфею", возможно, гениальнейшее сочинение мировой музыки за всё время её существования. Однако мы напрасно искали бы какое-нибудь упоминание об этом событии в критике и газетах того времени. В это же время в Лейпциге были исполнены другие "Страсти", сочиненные неким "господином Готлибом Фрёбером", которые в большей степени возбудили интерес лейпцигцев. Однако нет никаких сомнений, что маленькая рецензия, вышедшая немногим позже из-под пера Гербера, касается "Страстей по Матфею" Баха.

     "В часовне одного благородного господина собралось много высокопоставленных министров и благородных дам, которые с большим воодушевлением пели по молитвеннику первый псалом "Страстей". Но когда началась эта театральная музыка, все были повергнуты в величайшее изумление, переглянулись и сказали: "Что это может бытъ?" Одна пожилая благородная вдова сказала так: "Боже упаси нас, дети мои! Мы как будто пришли в комическую оперу!"

     И всё же жизнь Баха вовсе не состояла из одних обид и препирательств с чиновниками. Он был патриархом большой, поистине библейской семьи. Мария Барбара родила ему 4-х детей, двое из которых были необычайно музыкально одарены — уникальный баховский ген продолжал пробивать скалы времени! Не потому ли и слово "Бах" переводится как ручей?

     Овдовев, Иоганн Себастьян женился на молодой певице Анне Магдалене, которая стала матерью 16-ти маленьких Бахов (правда, половина детей умерли в детстве, что типично для того времени). И снова двое мальчиков были исключительно талантливы!

     Представим себе обычный, но такой сказочный вечер в доме Бахов. Горят свечи. Хозяин — за клавесином, совершенно играет божественную музыку и одновременно руководит семейным оркестром. Хозяйка поёт — легко, нежно, чисто. Подростки уверенно играют на всём, на чём только можно — скрипках, альтах, флейтах, трубах. И даже самый маленький карапуз ритмично звякает треугольником!

     А ведь это счастье…

      БАХ: АРИЯ ИЗ "СТРАСТЕЙ"

     История сохранила удивительный документ: песню Баха для домашнего исполнения с его собственными стихами. Вот они:

     Всегда, когда я раскуриваю мою трубку,

     Набитую хорошим табаком,

     Для удовольствия и препровождения времени,

     Она вызывает во мне грустные представления

     И указывает мне,

     Что я в сущности схож со своей трубкой!

     Она сделана из той глины и земли,

     Из которой происхожу я сам

     И в которую я когда-либо опять превращусь.

     Трубка упадет и разобьется,

     В руке моей останется только разбитый черепок:

     Такова и моя судьба.

     Сколь часто при курении,

     Разминая пальцем горящий табак в моей трубке

     И обжигаясь, я думаю:

     О, если уголь причиняет такую боль,

     То как же жарко будет в аду!

     Вот так. Бах сразу жил и жизнью простого бюргера (видимо, и пиво пил с удовольствием по выходным, после концерта в городском саду), и в иных сферах, о которых не забывал даже в шуточном стихотворении…

     А чиновные "благодетели" не унимались.

     Выдержка из протокола заседания лейпцигского магистрата:

     "Господин придворный советник Штегер: кантор не только ничего не делает, но даже не желает давать объяснений по этому поводу; на него поступили и другие жалобы. Необходимо изменить положение, надо раз и навсегда покончить с этим, поэтому следует найти какое-то другое разрешение вопроса.

     Господин фондовый советник Форн присоединяется к предыдущим предложениям.

     Господин Хёльцер также.

     За сим принято решение уменьшить плату кантору.

     Господин строитель Фолкнер: согласен.

     Господин строитель Крегель: согласен.

     Господин строитель Зибер: согласен.

     Господин строитель Винклер: согласен.

     Господин строитель Гофман: согласен.

     Господин синдикус Иоб: согласен, так как кантор неисправим".

     Жизнь Баха осложнялась. Детей становилось всё больше, как и проблем с ними, а денег и здоровья — всё меньше.

     Да и не все дети Баха были способными и достойными людьми. Выходки непутёвого сына Готфрида Бернарда были источником постоянных терзаний. Из письма Баха: "К величайшему моему ужасу, я опять слышу, что он снова делает долги на каждом шагу, сохраняя свой прежний образ жизни; более того, он исчез и до сегодняшнего дня даже не известил меня о своем местонахождении. Что я могу ещё сказать или сделать? Так как никакие внушения и даже самая участливая забота и поддержка здесь не помогут, мне остается только терпеливо нести свой крест и вверить своё недостойное дитя Божьей милости, надеясь, что небо однажды услышит мои жалобы и молитвы, что исполнится святая воля, и мой сын поймёт, что только Божья милость способна наставить его на праведный путь".

     Но послушайте баховскую музыку последних, таких трудных для него лет! Какое достоинство, никаких личных жалоб — только высокий евангельский трагизм, только незамутнённая уверенность в правильности путей Господних.

      БАХ: САРАБАНДА

     1750 год. Ослепший Бах в последние дни своей жизни продиктовал зятю Альтниколю хоральную прелюдию "Когда мы в самой тяжкой беде". Но потом он попросил изменить заголовок согласно тексту другого хорала, который поют на ту же мелодию — "Припадаю к трону Твоему". На середине двадцать шестого такта рукопись обрывается…

     Сыновья Баха вскоре обрели столь обширную музыкальную известность, что она затмила славу отца. В создании "нового стиля" в музыке значительную роль играл Карл Филипп Эммануил, известный под именем берлинского или гамбургского Баха, а также Иоганн Христиан, "миланский" или "лондонский" Бах. До сих пор исполняется музыка Вильгельма Фридемана. Гайдн считал для себя Филиппа Эммануила образцом в отношении стиля. Моцарт, говоря о "баховской" музыке, имел в виду прежде всего сыновей Баха. Издание произведений четвёртого сына Баха, Иоганна Кристофа или "бюккебургского" Баха, показало значительность и этого мастера.

     Всё это были люди зажиточные. Но… Пришло время "просвещения", "царство разума", когда можно стало наплевать на нравственность, как религиозный пережиток — она ведь нецелесообразна! Анна Магдалена Бах, жена Иоганна Себастьяна, мать обладателей роскошных камзолов, умерла через 10 лет после мужа в доме призрения для бедных.

     Дети Баха ничего не сделали и для памяти отца. Типичная "революционная целесообразность", то есть наплевательство по отношению к вековым нормам морали. "Ничто против религии, ничто против добрых нравов" — это уже из программы "наших" декабристов, классических масонских просвещенцев, но, очевидно, таковыми заповедями в противовес Христовым руководствовались и прочие "разрушители дряхлого мира". "Сыновья Баха были детьми своего века и потому никогда не понимали своего отца", — говорит баховед Эйтнер, а Швейцер добавляет, что "в лондонском Бахе не было даже уважения. Об отце он говорил только как о старом упрямце".

     Для критиков место Баха было где-то рядом с пыльными, тёмными византийскими иконами. Кумиром был "солнечный" Моцарт, преданный певец масонской идеи, собиравшийся "сбросить обветшавшего Бога и создать новую религию". Казалось навсегда установленным, что Моцарт пишет "для нормальных людей", пишет "ясно", а Бах, говоря языком современных поборников "ясности", — "грузит". "И.С. Бах, — писал критик Шейбе, — мог бы стать предметом изумления народов, если бы в нем было больше приятности, если бы высокопарность и хаотичность не лишали его произведения естественности и если бы он не омрачал их красоту своим чрезмерным искусством. Высокопарность увела от естественности к искусственности, от величественности к темноте; можно только дивиться тяжёлому труду и чрезвычайным усилиям, которые, однако, затрачены напрасно, потому что они везде противоречат трезвому рассудку".

     Вот так. Точные слова. В мире, где готовилась к своему пиру улыбающаяся оскалом чистого разума гильотина, стал не нужен не только Иоганн Себастьян Бах, служивший Христу, но и сам Христос.

     …Накушавшись революциями, принеся Телеме и Просвещению невиданную кровавую жертву, мир потихоньку трезвел.

     Как-то Гёте услышал "Хорошо темперированный клавир" Баха. 21 июня 1827 года он писал об этом: "У меня было такое чувство, будто вечная Гармония беседовала сама с собой, как это было, вероятно, в груди Господа перед сотворением мира. Так же волновалась моя смятённая душа, я чувствовал, что у меня нет ни ушей, ни глаз, ни других органов чувств, да в них и не было необходимости".

1

Тит ТАК!

Слушая музыку Жан-Мишель Жарра, я с сожалением думал о тех людях, которые в 1918 году покинули свои небесно-голубые дворцы, тенистые аллеи парков, просторные сановные квартиры и очутились в чаду пролетарских коммуналок или в затхлых парижских ночлежках. Сожаление вызывает не сама злосчастная, в чем-то закономерная, перемена их судеб, но четкое понимание того, что большинство этих, "потерявших всё", до последнего дня уповали: жизнь каким-то чудесным образом вернется на круги своя. В этих смутных надеждах было мало рационального, выверенного… "Вот, де рухнут большевики — и все пойдет как встарь…". Конечно, все понимали, что при любых обстоятельствах никакого "встарь" не получится. Однако при всем этом ясном, от ума, понимании, у многих "бывших" не исчезало чувство, что все происходящее вокруг — это какой-то мутный дурной сон, который вот-вот-вот развеется. И окружающий мир — при всей его жестокости и очевидности — был для них вовсе не настоящий. И проносящиеся события — часть горячечного бреда, случайный набор фактов, а не широкая поступь эпохи.

     Не многие из названных господ полностью приняли реальность, стали её частью, то есть, собственно, творцами её. Большинство, повторяю, склонно было устраняться, чего-то ждать, не участвовать…

     Конечно, любое путешествие обретает смысл, когда существует надежда на возвращение. Пусть эта надежда мала, но она должна быть. Но беда-то в том, что жизнь человеческая, как и сама история, — есть путешествие без возвращения. Возврата нет! Уповать даже на остановку и передышку — не приходится!

     Посему бессмысленно искать в будущем прошлое. Нужно искать в настоящем будущее. Высекать, извлекать, выпаривать, вылущивать, выдергивать наше будущее из того, что мы имеем теперь.

     Сегодня на повестке дня — жара! Жара как симптом, жара как бедствие, жара как ресурс.

     Несколько лет назад перспективы глобального изменения климата казались мне менее драматичными для нашей страны, чем сегодня:

     "Покуда в Европе ревут ураганы, волоча по улицам Лондона сорванных с цепи бульдогов, крутя в небе над Парижем вырванные страницы дневника Жюль Верна, в бесстыжей Москве ученые заговорили, что центром глобального потепления станет именно Россия. Сделанный ими беглый анализ привел к возникновению чудных, сказочных картин будущего. Якобы дыхание миллиардов уст человечества, испарения промышленных предприятий и лихие брачные танцы колоссальных океанических течений — все это вкупе приведет к изменению климата на планете Земля. Знаменитые побережья двух Америк станут непригодны для жизни: они будут частично подтоплены, но, главное, падут жертвой вековых заморозков. Калифорния превратится в промозглое болото, чего не скажешь, например, об Италии, на склонах которой будут произрастать, пусть не апельсиновые деревья и не оливы, но священная морошка и морозоустойчивый карликовый лавр. Остекленевшее Средиземное море по-прежнему будет привлекать к себе десятки тысяч туристов — но теперь уже любителей санок и фигурного катания. При этом хвойную мерзлоту Сибири заменит цветение бескрайних лиственных рощ. А Ледовитый океан, сбросивший с себя вековой панцирь, откроет круглогодичный корабельный трафик. Русский Северный морской путь станет самым оживленным на планете — тысячи яхт, сухогрузов и теплоходов будут сновать вдоль оживающей рваной кромки старого материка. Тогда среди лип и дубов Тверского бульвара все чаще начнут встречаться пальмы, а племя диких мартышек найдет себе приют в переплетениях темной растительности Нескучного сада. Тогда в напоенном влажным зноем зеленом московском воздухе русским Тадж-Махалом будет плыть струящийся призрак Большого собора Донского монастыря, а черные воды Патриаршего пруда затянутся тонким орнаментом кувшинок и лилий…

     И тогда мы, русские, изменимся — станем более терпимыми к самим себе. Все реже станем задумываться о смысле жизни, оставляя чернокожим жителям занесенной снегами Африки счастье сидеть в телогрейке у печи и, прополоскав горло самогоном, петь долгие песни, повествующие о потерянном рае. Мы станем загорелыми пловцами, ловцами речного жемчуга…" и т.д.

     Увы, новая климатическая реальность обернулась к нам не только соблазнительными субтропическими зорями, но грандиозными лесными пожарами, великой сушью и гибелью урожая.

     Жара — это как раз то новое, с чем надо работать. Возможно, мы имеем дело не с аномалией, не со случайностью, не с вывихом расшалившейся природы, а со свежей, недавно установившейся нормой. И никакого возврата к былому доброму времени, увы, не случится…

     Последние события заставляют задуматься о влиянии климата на историю. Это влияние глубоко и всеобъемлюще. Оно связано не только с игрой стихий, возможными катаклизмами, но и с глубинным влиянием положения дел в атмосфере на сознание индивидов, на хозяйственную деятельность предприятий и на общественный уклад страны.

     Понять суть грядущих изменений в связи с приходом к нам генерала Жары — вот в чем задача для тех, кто не думает, что все само собой устроится и вернется на круги своя.

     Речь идет ни много ни мало о формировании новой культуры жизни в новых климатических условиях.

     Кстати, фантастически жаркое и засушливое лето вовсе не означает того, что зима будет мягкой. Возможно, годовая амплитуда температуры будет только расти, и блистающим зеркалом непроходимого зноя станет студеная, безжалостная морозная погода.

     Горячее лето, ледяная зима — очередной вызов жителям России. Справляться с этим вызовом нам придется самостоятельно, с Божьей помощью, особо не рассчитывая на деятельность одряхлевших государственных служб.

1

Андрей Смирнов МУЗЕОН

Ива Нова. "К себе нежно". ("ГЕОМЕТРИЯ") 2010

     Скажите мне, что может быть

     Прекрасней дамы петербургской,

     Когда она захочет свить

     Любви изысканную нить

     Рукой небрежною и узкой?..

     Скажите мне, что может быть

     Прекрасней дамы петербургской?..

Николай Агнивцев

     "Ива Нова" — это пять (а вместе со звукорежиссёром целых шесть) прекрасных дам из Северной Пальмиры. Команда талантливых и весьма заметных в мире современной русской музыки барышень. Например, Екатерина Федорова, ударных дел мастерица, играла в культовых проектах Николая Судника — "Зга" и "FIGS", успела отметиться с "Ленинградом" и, кажется, даже с группой "Faust". Судник на альбоме "К себе нежно" выступил в роли саунд-продюсера. Также на альбоме засветились "духовые" мэтры Николай Рубанов, Вячеслав Гайворонский, виолончелист Дмитрий Белоусов, перкуссионист Алексей Иванов, вокалист Билли Новик

     Но, в отличие от множества "женских групп", где мужчины заправляют бал в качестве идеологов и музыкантов, здесь они привлечены строго в границах необходимости "Ива Нова". При этом "Ива Нова" обходится без агрессивности "лесбо"-формаций нового российского рока и уж тем более без пошлости хабалок из поп-лагеря.

     "Ива Нова" образовалась в 2002 году на обломках проекта "Бабслей" и за годы активной деятельности обрела устойчивую популярность, причём как частенько водится в отечественной независимой музыке, за границей, пожалуй, даже большую, чем на родине.

     У "Ива Нова", несмотря на внятный список влияний — "Ноль", "Колибри", альтернативный рок, своё симпатичное лицо. Самоопределение: "Ива Нова" — "это экстремальный девичий фольклор, который сочетает в себе славянские мотивы и панковский напор, танцевальные техно-ритмы и авангардные шумовые эффекты". Помимо традиционных инструментов? используются разнообразные горшочки сковородки, и даже стиральная доска, которая в последнее время довольно часто становится музыкальным инструментом — на память также приходят экстравагантные финны "Cleaning Women" и отличный смоленский проект "С коленями как у птицы".

     Живые выступления "Ива Нова" — открытое действо, где зритель вполне может стать полноправным участником, стать свидетелем игры страстей. Удостовериться в этом можно, например, на DVD "НеОбыкновенный концерт в ДОМе" ("ГЕОМЕТРИЯ", 2009). Это своеобразная попытка объясниться через необъяснимое. Но пластинка по энергетике совсем не уступает концерту.

     Словно нимфы из свиты Артемиды творит "Ива Нова" свой привлекательный и, возможно, пугающий ритуал.

     В мифологии ива — заговоренное дерево, посвящённое лунной богине. У даосов ива олицетворяла силу в слабости, в противоположность сосне и дубу: "последние не могут вынести бури и ломаются под порывами ветра; ветви же ивы, уступая порыву, возвращаются затем в прежнее положение и остаются целы". У греков ива посвящена Европе и является эмблемой Артемиды, богини охоты и луны. Вполне — темы и стратегии "Ива Нова". Мир "Ива Нова" наполнен сказочными и фольклорными образами — Луна, Холмогоры, баба Яга. Особое внимание к танцу: здесь "Кавказское танго" и "Финское танго", "Полька-Сердце" и "Вальс". Причём "Ива Нова" пытается по-своему решить исконное противостояние танца и пляски.

     "Семантически пляску от танца отличают эмоциональность, "естественность" и свобода: "дикая" и "экстатическая" пляска, часть древних очистительных обрядов, противостоит танцу как цивилизованному и регламентированному правилами "искусству". Пляска — локус эмоций, синоним страстности и стихийности; она свободна от всяких ограничений и подчинена только музыке, которая сама — эмоциональная стихия. Пляс нельзя "исполнить", в него можно только пуститься, отдаться ему, как страсти, как экстазу…В отличие от танца, на котором лежит налёт современной цивилизации, пляска отсылает в глубь прошлого, в Золотой век единства души и тела. Пляска — гораздо древнее танца, она — часть магических ритуалов, оргиастических культов" (Ирина Сироткина. "Пляска и экстаз в России от Серебряного века до конца 1920-х годов").

     Так, начинаясь как танец, композиции "Ива Нова" уходят в пляс, и уже неясно (да и неважно) — контролируют ли прекрасные петербургские дамы выпущенные на свободу мелодии.

     Молодой ты или старый,

     Сгоряча пускайся в танцы.

     И пусть испанятся гитары,

     И гитарятся испанцы.

1

Сергей Загатин НА БОЧКЕ С ПОРОХОМ...

Лето 2010 года выдалось жарким не только из-за удушающей жары и пылающих на 120 тысячах гектаров лесов, но и в силу того, что впервые было нарушено негласное табу, и под удары радикального националистического подполья, признать существование которого как системной силы так же никак нельзя, начали попадать работники карательных органов. После эпопеи "приморских партизан" в России каждую неделю совершается минимум одна попытка поджога отделения милиции.

     Похоже, систематический террор радикальной части русских националистов против институтов власти и их представителей стал свершившимся фактом.

     Впрочем, а чего же еще было ожидать?

     Когда-то, очень давно, эпоху назад, была такая страна — СССР, уничтоженная и оболганная по воле мировой финансовой олигархии и военно-политического руководства Запада, страна, погибшая не в результате прямого столкновения — на это у врагов не хватило бы ни сил, ни духу, — а в силу прямого предательства ряда власть предержащих. Незаметно поднималось злое, незаметно затопило всё, что было вокруг, а народные массы, зачарованные коротичами и яковлевыми, медитировали на сто сортов обещанной колбасы, Кашпировского и Мавроди.

     Память человеческая коротка и увы, уже мало кто вспоминает, что главное, чего мы лишились с гибелью СССР, — это сущие "мелочи": красота нормального человеческого отношения друг к другу, а также пара сотен миллионов надежд и смыслов, стёртых в порошок железной пятой "рынка".

     Ах, каким оно было, поколение, рождённое в начале 70-х! В большинстве своём — умницы, акселераты, эрудиты, развитые физически и духовно, реально готовые к труду и подвигу, пропитанные пассионарным духом первых лет перестройки, последние "совковые идеалисты"... И как страшно через 20 лет приехать на встречу выпускников и узнать, что из сорока двух человек в живых осталось только двадцать четыре... Как будто испепеляющая война прокатилась через наши города и веси.

     О да, это и была война всех против всех — когда день изо дня общечеловеческая сволочь по всем доступным каналам, через все СМИ, через журналы, книги и так далее вдалбливала дезориентированному населению нехитрые максимы победившего пластмассового мира: "Деньги решают всё", "Человек человеку волк", "Где лучше — там и родина"...

     Намеренное оскотинивание, навязанное озверение — это отправная точка всего, что происходит сегодня.

     Феномен политических солдат хорошо известен по всему Миру. Британская корона пыталась криминализировать в глазах общественности бойцов Ирландской Республиканской Армии, правительство Испании заявляло, что участники ЭТА — криминальные элементы, правительство Германии через СМИ называло РАФ бандитами, однако даже построило отдельный корпус в тюрьме "Штаммхайм" специально для них, а колумбийские власти о повстанцах ФАРК говорят не иначе как об организованной преступной группировке. На прошлой неделе, кстати, лидер ФАРК Альфонсо Кано выступил со своим политическим посланием к новому президенту Колумбии. Так что всем понятно, что речь в этом и подобных случаях идет не о бандитах, ставящих своей целью простую наживу, но именно что о повстанцах, выдвигающих политические требования и отстаивающих собственные идеологические воззрения с оружием в руках.

     Политические солдаты есть и в России. Всегда были. Достаточно вспомнить народовольцев, эсеров и большевиков. Более того, сегодня существование политических солдат в России закреплено и Уголовным кодексом РФ: подпункты составов преступления, гласящие что действие совершено по мотиву идеологической или национальной неприязни недвусмысленно и красноречиво об этом свидетельствуют. Мотив совершения того или иного действия — есть определяющий признак. Если силовое действие совершено из политических мотивов, то человек, получивший за него срок, безусловно, становится политическим заключенным.

     Если на совершение радикального действия человека сподвигла его внутренняя идеология, его политическая совесть, то, конечно, он не криминальный элемент, он политический солдат. Отличить его от уголовников может как общество, так и квалификация, применимая к нему в соответствии с Уголовным кодексом РФ.

Алексей Барановский, координатор правозащитного центра"Русский вердикт".

     Да, была и другая Россия, да, были попытки консолидировать все здоровые силы общества, не дать новоявленной компрадорской буржуазии уничтожить наш общий дом. Отчаянно-бесполезные, совершенно не соразмерные противостоящим силам Нового Мирового порядка, эти действия, среди которых, кстати, были две совершенно не игрушечных войны, воспринимаются теперь, через без малого, двадцать лет, как воспринималась война в Испании в далёком советском детстве. Героическое поражение республиканцев было подернуто романтической дымкой — магия слова, магия названий, магия художника-очевидца — Хемингуэй, Кольцов, Пикассо... С такой же светлой грустью мы вспоминаем Очамчир и Дубоссары, как когда-то в детстве Теруэль, Бильбао и Гернику.

     Но проклятое время дало ещё одну отправную точку — пылающее здание Парламента, последнюю крепость Советской власти, русское поле чести для юношей с коловратом на плече, место синтеза красно-коричневой идеи и кровавое пятно, которое с годами всё сильнее проступает на обложке Конституции РФ образца 1993 года, являясь вечной, пусть пока и невостребованной, угрозой легитимности существующей системы власти в Российской Федерации.

     Степень наивности защитников Парламента, вызывая сожаление об упущенной возможности направить развитие страны в другое русло ("не знаем искусства расчёта, не вывели формулу лжи"), тем не менее, позволяет нам однозначно положительно оценивать героев-мучеников Октября 1993 года.

     С существующим ныне радикальным национально-освободительным движением, "белым подпольем", — всё далеко не так просто. Во-первых, имеет место быть дикая мешанина взглядов, интересов и представлений — иногда практически людоедских. Во-вторых, очень сложно разобраться: где, так сказать, самодеятельность народных масс, а где — зубатовщина и азефовщина в современном варианте. Если, например, радикально нацистская БТО (Боевая Террористическая организация) Боровикова в Питере была создана "добросовестно", по инициативе обычных "правых скинхедов", то печально знаменитое НСО (Национал-социалистское общество) было создано рядом провокаторов, которые и по сей день находятся на свободе, — в отличие от многих рядовых членов организации, которые дошли до прямого террора и теперь имеют реальный шанс получить пожизненное заключение.

     Надо сказать, что оперативные игры некоторых силовых ведомств, которым была, видимо, поставлена задача создания "ручных" нацистских организаций для "закошмаривания" электората, совместно с абсолютно невменяемой иммиграционной политикой, сильно поспособствовали нынешнему состоянию дел.

     До последнего времени в России действовала англосаксонская система контроля над "преступлениями ненависти". Она проста — в своё время джентльмены из МИ-6 придумали гениальную схему контроля над британскими, а позже — и над североамериканскими националистами, создав целый ряд организаций и практически настоящую субкультуру скинхедов, которые делали ставку в своей борьбе с "засильем цветных" на акции прямого действия против инородцев и иммигрантов — дескать, постоянное нагнетание напряжённости на улицах, создание невыносимых условий приведёт "цветных" к мысли о бегстве из Британии и США.

     Эта схема привела англосаксонские спецслужбы к успеху — подавляющее большинство радикальных белых националистов Британии и США в течение 1990-2000 гг. переместилось в гостеприимные стены пенитенциарных заведений на очень-очень долгое время.

     Практика показывает, что в России подобный фокус не удался — не из-за какой-то мифической запуганности русских, а в силу того, что вопреки общепринятому мнению, современный русский националист имеет более высокий уровень образования, чем его англосаксонский камрад.

     Последней опорной точкой нынешней ситуации — и одновременно точкой невозврата — стало желание власть предержащих уничтожить русский национализм как политический фактор, вместо того, чтобы найти определённый баланс интересов.

     Политический русский национализм в 2005-2006 годах, после успеха партии "Родина" на выборах, а ДПНИ, Славянского Союза и РОНС — на улицах (вспомним хотя бы первый, восьмитысячный Русский марш 2005 года), не имел в ту пору принципиально нерешаемых противоречий со сложившимся социальным строем. Вопросы, которые поднимали националисты, прежде всего касались существующей, на их взгляд, дискриминации русского населения. Дискриминации экономической (демпинг иностранной рабочей силы на рынке труда, передача целых отраслей народного хозяйства на откуп этнокриминальным группам), политической (практически любой народ, населяющий Российскую Федерацию, имеет свой территориальный субъект и ту или иную форму политической организации – за исключением русских), правовой (в любом межэтническом конфликте де-факто априори виноваты русские). В рамках цивилизованного гражданского общества постепенно, шаг за шагом, эти досадные неувязки, из-за которых жизнь русского населения и некоторых других коренных национальностей, становится всё более невыносимой, можно было бы урегулировать, пойдя на взаимные компромиссы.

     Когда моего мужа, Антона Мухачева, посадили по ч.1 ст.282.1 УК РФ, я осталась одна с полугодовалой дочерью на руках без средств к существованию. Нужны были деньги на адвоката, передачи, и мне было совершенно непонятно, как мы вообще будем жить. Однако практически сразу я получила поддержку — и моральную, и финансовую — от простых русских людей, в том числе от родственников политзаключенных.

     Прошел год как мой муж находится в СИЗО Лефортово, за это время я познакомилась с десятками узников совести и их родственниками, узнала о том, что в заключении находятся тысячи политзаключенных, и практически все они — люди правых взглядов.

     Практически на каждой зоне сейчас сидит по нескольку русских националистов, они объединяются, чтобы противостоять "прессу" со стороны блатных и администрации, держат связь со своими на других зонах. Мы отправляем им литературу, которую узники передают друг другу из рук в руки. Большинство узников совести сидит исключительно за своё мировоззрение.

     Я общаюсь с женами и родителями политзаключенных, все они не только не пытаются наставить своих близких "на путь истинный" смирения и конформизма, более того — они разделяют правые взгляды, участвуют в акциях в поддержку узников совести, помогают их братьям по духу. Некоторые узники совести присоединяются к правозащитной деятельности сразу после освобождения. Формируется сообщество людей активных, бесстрашных и радикально настроенных. Они ждут своего часа, и их час придёт, когда критическая масса правых узников совести выйдет на свободу. Это будет серьезная сила, которую воспитало государство, и насколько жестокими в школе тюрем были учителя, настолько агрессивными выйдут из нее ученики.

Ольга Касьяненко

     Но власти, видимо, посчитали подобный путь слишком хлопотным и ненужным.

     Иначе сложно объяснить то усердие, с которым силовые структуры и провластные СМИ начали вытеснять националистов с легального политического поля. Не секрет, что кроме скинхедов, у которых руки по локоть в крови "инородцев", сейчас по тюрьмам и лагерям сидят по статье 282 десятки и даже сотни русских людей, чья вина зачастую состоит только в том, что они имели смелость или глупость думать и говорить не совсем то, что положено исповедующими однобокую "толерантность" масс-медиа и власть предержащими.

     Это привело, кроме всего, к тому, что националисты не только постепенно уходят в подполье, но всё активнее и чаще выдвигают и поддерживают социальные требования, тем самым наряду с национальной, "разжигая" ещё и классовую рознь.

     Русские правозащитные организации находятся в сложном положении, поскольку политическими заключёнными они называют как националистов, осужденных за "мыслепреступления" по ст.282 УК РФ (таких большинство), так и боевиков ультраправых боевых групп, обвинённых в убийствах, однако они находят полную поддержку легальных русских организаций и, более того — с каждым годом эта поддержка ширится. 25 июля сего года, в годовщину принятия так называемого "Закона об экстремизме" в 2002 году, состоялся очередной "День солидарности с узниками совести". Дату, учрежденную самими "политзэками" в прошлом, 2009 году, на этот раз поддержали акциями в следующих населенных пунктах России: Астрахань, Великий Новгород, Волгоград, Вологда, Воркута, Воронеж, Ижевск, Калуга, Миасс, Москва, Мурманск, Новосибирск, Пермь, Подмосковье ближнее, Ростов Великий, Санкт-Петербург, Ставрополь, Сургут, Сыктывкар, Череповец, Чебоксары, Ярославль. Кроме того, акцию поддержали и в двух городах Украины, Киеве и Одессе, а также в белорусском Бресте.

     Полтора года назад, находясь под впечатлением от процесса Рыно-Скачевского мне довелось написать статью-предупреждение "Столкновение с Бездной" ("Завтра", 2009, № 2), отрывок из которой считаю нужным процитировать сегодня: "Закон перехода количественных изменений в качественные никто не отменял. Если власть не пойдёт на диалог со своим народом, то волна насилия НЕИЗБЕЖНО ударит и по власть предержащим уже в ближайшем будущем. Своим "запретить и не пущать", своим нежеланием не то что решать — признать сам факт существования в России остро стоящего "русского вопроса", власть собственными руками создаёт идеологически мотивированное подполье, состоящее из людей, которым, в общем-то, терять особенно и нечего. А всемирный экономический кризис только усугубит ситуацию и пополнит ряды радикалов сотнями и тысячами отличников боевой и политической. К тому же, у парней, прошедших через горнило последних войн, с толерантностью не просто плохо, а очень, совсем плохо. А с агрессией, увы — очень хорошо..."

     Практически всё так и происходит, отчего лично меня не покидает иррациональный страх перед возможной глобальной резней, а происходящее сейчас представляется подобным образом — инфернальное чудище отвлеклось от поштучного поедания таджикских девочек с якутскими шахматистами и уставилось своим немигающим, тяжёлым взором на коллективного Франкенштейна.

     К сожалению, приходится признать: для последнего, пусть и самого продолжительного акта "войны против государства", всё готово. Множество юношей и девушек, выросших в своей стране, являются здесь посторонними и ненужными людьми. У них не осталось никаких иллюзий по поводу возможного диалога с государством, которое травит их за один только образ их мыслей. Они не видят никаких путей в жизни, кроме борьбы против "антирусской государственной машины". Возможно, их головы набиты более чем возмутительным вздором, пусть они толком и сами не знают, в чём заключается единственный для них путь спасения России, но в них нет и следа личной корысти, что делает их чрезвычайно преивлекательными в глазах остального населения. У "белого подполья" уже возник пантеон павших героев, сотни заключённых в тюрьмы "братьев" и мессианский блеск в глазах: "Россия — последняя надежда белого человечества". У них нет ни единого центра управления, ни единой доктрины, ни единого источника финансирования. Поэтому, в случае развития ситуации по наихудшему, наиболее кровавому, сценарию, никакое управление "Э" не вынесет тотальной террор-войны с сетевой структурой, имеющей сотни тысяч потенциальных неофитов, чьи ряды будут только неуклонно умножаться по мере углубления кризиса и роста социальной напряженности в нашем обществе.

     Избежать же роста, скорее всего — взрывного, ксенофобских настроений при существующей национальной политике вряд ли удастся, а меняться государственная политика в условиях террора со стороны "белого подполья", разумеется,тоже не будет. Впрочем, такой же террор, как показали недавние события в Химках, могут устроить и "леваки" (см. историю революционного движения в царской России).

1

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Снова — из Греции. Но всё равно — о России. Горы и воды страну от страны ограждают. А полыхнула у русских пожара стихия — греки её озабоченно здесь обсуждают.

     Им и своих катаклизмов хватает тут, право: цены на топливо немилосердно задрали! Толпы протестные — прямо у бензозаправок: "Власть, отвечай, для того ль мы тебя избирали?!"

     Даже на дивном пленительном острове Корфу — с чьей благодатью сравнятся лишь кущи Эдема, — люди в заботах… Но русским покажут с восторгом город Керкиру: ведь это особая тема!

     Вот — монумент, вон — табличка на улочке тихой в честь Православного воина — ныне святого, Непобедимого Русского Архистратига, чтимого церковью праведного Ушакова.

     Так уж Господь положил, что сын Фёдора Фёдор, наш флотоводец, герой, адмирал — чудотворно братьям по вере помог отстоять тут свободу, сбросив врагов их — из крепости в бурные волны!

     В Греции славу воспели ему повсеместно. Он же, прожив ещё много годов близ Тамбова, в светлых молитвах стезю завершил свою честно. А в наши дни — удостоился лика святого…

     Греки и русские — вместе, собором-советом, вспомнили воина за Православную веру… Список подвижников доброго дела при этом гид перечислил: там Ганичев был среди первых!

     Греки и русские, с давней поры — как святыни — нас породнили и вера, и память, и слово. У Православия столько хулителей ныне… Но укрепляет нас образ и дух Ушакова!

     Праведный воин — не знал отступленья иль торга. Сим одолеем напасти, что нас подкосили. Вот о чём мысли возникли на острове Корфу. Вроде о Греции, а всё равно — о России…

1