/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 873 (32 2010)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов «ГДЕ ТАК ВОЛЬНО ДЫШИТ ЧЕЛОВЕК...»

Негативный опыт драгоценнее положительного. Мудрость — это преодоление заблуждений. Святость — это преодоление грехов. Совершенство стиля — это преодоление творческих ошибок. Сама жизнь в её всё более утонченных и рафинированных формах — это преодоление природных катастроф, выход из безнадёжных тупиков, прохождение перекрёстков, где выживает единственно возможное, прогрессивное, совершенное.

     Сегодняшняя Россия, ввергнутая в череду катастроф и кризисов, стоит на огромном трагическом перекрёстке. Извлекает ли она уроки из непрерывных, идущих на неё валом бед? Сумеет ли преодолеть неудачи, превратив их в победы?

     Чему научила нас война с Грузией в 2008 году? Может, у нас появилась новая система управления войск, на смену той, которая ввергла наступающие русские войска в хаос и неразбериху? Или у нас появились новые танки Т-90 взамен безнадёжно устаревших Т-72, которые под ударом грузинских гранатомётов горели, как свечи? Может, у нас появилась новая авиация, незримая для радаров противника, оснащённая приборами ночного видения, появились новые средства поражения наземных и воздушных целей? Ничего этого нет, деградация армии продолжается.

     Чему научила нас авария на Саяно-Шушенской ГЭС, крупнейшая в современной истории катастрофа? Научились ли мы защищать электростанции, проводить геологические и технологические экспертизы, держать персонал и охрану в постоянной мобилизационной готовности? Нет, о чём свидетельствует недавний захват и взрывы на Баксанской ГЭС в Кабардино-Балкарии.

     Извлечёт ли власть уроки из нынешней, небывалой экологической катастрофы, в которой оказалась Россия, превратившаяся в один пылающий костёр? Признает ли власть свои трагические ошибки, когда она разрушала лесоохранную систему и продавливала через Думу Лесной кодекс, готовя нынешние пожары? Соберёт ли власть конгресс высоколобых экологов, лесоведов, специалистов по водным ресурсам и атмосфере, чтобы исследовать глобальные результаты многолетних осушений болот, которые проводились на территории России и Советского Союза на протяжении многих и многих десятилетий? В итоге сырые, покрытые мокрым мхом безопасные во время пожаров торфяники превратились в сухой, готовый взорваться порох. Мелиорация стала знаменем эпохи, и вся центральная Россия строила свои города, сельскохозяйственные фермы, коттеджные посёлки на осушенных торфяниках, готовых воспламениться в любую секунду.

     Согласится ли после всего случившегося власть, что её, как таковой, практически не существует в России? Это обнаружилось среди беды, когда целые губернии оказались без управления. Когда, побросав среди дымов и пожаров избирателей, сгинули в отпуска депутаты, увозя за океан к прохладным безбедным морям своих жён и детей.

     Когда Москва, этот гигантский сгусток дыма, этот пылающий крематорий, где стоит паника, переполняются покойниками морги, выбиваются из сил врачи и психотерапевты, останавливаются производства, замирают операционные, — эта сегодняшняя Москва осталась без мэра. Кто он таков, Лужков, если он бросил свой город в час смертельной для столицы опасности, если он безнравственно уехал на отдых, в благословенную Англию, где, как говорят, в предместьях Лондона у него великолепный, принадлежащий ему и Батуриной дворец?

     Сейчас, когда москвичи накладывают себе на рты и носы восьмислойные повязки, когда падают в обморок беременные женщины, харкают кровью астматики, когда москвичи сбиваются с ног в поисках вентиляторов, он купается в своём лазурном бассейне, массирует своё тучное тело, вдыхает ароматы своих зимних садов, пользуется всеми прелестями, которые создают себе равнодушные к народу миллиардеры. Зачем Москве такой мэр? Пусть уж лучше не возвращается он в столицу. Пусть баллотируется в мэры Лондона. Там, в Лондоне, занимается точечной застройкой, перекрывая уродливыми громадами воздушные коридоры города. Пусть там вырубает английские парки и истребляет памятники английской культуры, называя это реконструкцией. Говорят, там, на берегах Темзы, есть посёлок английских речников — пусть сносит его бульдозерами. И в случае, если возникнет политический конфликт между парламентом и британской королевой, пусть окружит парламент колючей проволокой, отключит от него воду, электричество и телефоны и смотрит, как танки британской армии гвоздят снарядами по Биг Бену и Вестминстерскому аббатству.

     Возможно ли себе представить, чтобы в дни, когда рушились небоскрёбы-близнецы Манхэттена, мэр Нью-Йорка трусливо бежал в заморские края, оставив сходить с ума потрясённых жителей? Разве можно было представить себе, чтобы Сталин, когда фашистские танки рвались к Волоколамску и Истре, когда смерть подступала к столице, покинул бы Кремль и трусливо умчался из осаждённой столицы?

     Как странно ведёт себя в эти дни политическое руководство страны. Не было ни одного идущего от сердца обращения к народу, который ждёт от своего руководителя этого обнадёживающего, исполненного веры слова: слова организующего, мобилизующего, зовущего к победе.

     Не будет ли теперь имя "Путин" прочно ассоциироваться со словом "рында"? Не является ли в эти дни смехотворным предложение Медведева заменить "милицию" на "полицию"? Может быть, пожарников переименовать в поджарников? Разве от этого легче будет бороться с огнём? А если Медведева переименовать в Ведмедева, разве от этого страна получит настоящего лидера?

     Огонь испепелил остатки иллюзий. У России почти не осталось дееспособных структур. Нет осмысленного, действующего стратегически политического руководства. Нет национальной, ориентированной на историческую победу идеологии. Нынешняя Россия — это огромный пылающий торфяник, среди которого ошалело крутится несколько веб-камер. Похоже, что министерства и ведомства, куда они транслируют изображения народного несчастья, давно уже пусты. Хозяева этих министерств и мэрий, законодательных собраний и государственных дум давно уже там, за границей, где учатся и венчаются их дети, где лежат в мировых банках их награбленные состояния.

     Неужели сегодняшний русский народ оказался без власти, без государства, без страны? Последует ли после этого прозрение? Не начнётся ли русское государство — в который уж раз — с белого листа?

     Сегодняшняя ночная Москва похожа на город, построенный в глубине извергающегося кратера. Металлический дым, зловещие, излетающие из сердцевины земли огни, раскалённые моторы и пробки, обезумевшие люди, коллективный воспалённый мозг, готовый к коллективному самосожжению, коллективному самоубийству, коллективному оглушительному взрыву... В пепельных небесах, как жуткий посланник дьявола, пламенеет реклама: Нокиа и Самсунг, Мерседес и Кока-кола…

     Среди этого ада спокойный, прищурив голубые глаза, стоит русский юноша. Его глаза прищурены, как глаза астронома, наблюдающего новую звезду; как глаза снайпера, выцеливающие незнакомую мишень; как глаза футуролога, созерцающего русское будущее.

      ОТ РЕДАКЦИИ. Когда номер уже сдавался в печать, мы узнали, что столичный мэр Юрий Лужков, прервав свой отпуск, вернулся в Москву.

1

ТАБЛО

l Визит Дмитрия Медведева в Абхазию с посещением российской военно-морской базы в Гудауте, демонстративно состоявшийся во вторую годовщину начала южноосетинского конфликта, был призван подчеркнуть стремление России к установлению собственных "зон влияния" на постсоветском пространстве, против чего активно выступают США, сообщили из Нью-Йорка. Кроме того, данный визит служит своего рода сигналом официальному Тбилиси и Михаилу Саакашвили, который при помощи стран НАТО успел восстановить свой военный потенциал и "полностью готов к реваншу"…

      l Запрет на экспорт зерна из России, введенный распоряжением правительства России с 15 августа по 31 декабря текущего года и приведший к значительному росту мировых цен на данный товар, вряд ли решит проблему с обеспечением России хлебом, поскольку контракты на поставку зерна, заключенные до 15 августа, будут беспрепятственно исполняться, такая информация поступила из околоправительственных кругов...

      l Конфликт, возникший между главой известного нефтетрейдера Gunvor Геннадием Тимченко и руководством Лукойла, которое не пожелало допустить "друга Путина" в число крупных акционеров своей компании, влияющих на её политику, связан в первую очередь с нежеланием западных участников, а также кредиторов Лукойла и Роснефти допустить разворот основного потока российских энергоносителей в азиатском направлении, и в первую очередь — для удовлетворения нужд быстро растущей экономики КНР, отмечается в аналитической записке, поступившей из Лондона…

      l Как передают из Лос-Анжелеса, совместные российско-американские учения "Зоркий орел-2010", посвященные "ликвидации международной террористической угрозы", со стороны специалистов ВВС США воспринимаются как удачная возможность полнее изучить параметры российской ПВО на Камчатке и Чукотке, которые рассматриваются ими как перспективный уже в ближайшие годы театр военных действий, на котором американские войска "призваны сыграть решающую роль и выполнить любые поставленные перед ними задачи"…

      l Празднование 49-й годовщины со дня рождения Барака Обамы, в отличие от недавней свадьбы дочери Билла и Хиллари Клинтон, а также подробностей отдыха его собственной жены Мишель на юге Испании, прошло без всякой помпы и в минорной тональности, поскольку слухи о нетрадиционных предпочтениях 44-го президента США становятся всё более распространенными и настойчивыми, утверждают наши информаторы в Чикаго…

      l Урегулирование напряженных отношений между Каракасом и Боготой, которое связывают с отставкой Альваро Урибе и со вступлением в должность президента Колумбии бывшего министра обороны этой страны Хуана Мануэля Сантоса, на деле означает неготовность или нежелание Вашингтона доводить противостояние с ориентированными на Китай странами Боливарианской инициативы до реального силового конфликта, который может обнаружить весьма ограниченные военно-политические возможности США, передали из Гаваны…

      l Согласно информации, поступившей из Шанхая, массовые отставки в правительстве Южной Кореи могут означать готовность политической элиты этой страны охладить поднятый было до критического градус противостояния с КНДР и вернуться к более прагматичному формату отношений...

      l Наводнение в Пакистане, повлекшее за собой массовые разрушения и человеческие жертвы, привело к значительному росту влияния талибов и фундаменталистских мусульманских организаций типа "Аль-Каиды", поскольку именно они оказывают самую существенную и своевременную помощь пострадавшим, говорится в докладе одной из международных филантропических организаций, озвученном на спецсеминаре в Роттердаме...

      l Рост экспорта российской электроэнергии, составивший за год 21% и превысивший отметки в 18 млрд. квтч и в 1 млрд. долл., обусловлен прежде всего продолжением экономического кризиса и сокращением внутреннего потребления, отмечают эксперты СБД, прогнозируя нарастающую неустойчивость работы электросетей РФ...

1

Алексей Громнов ДЯДЯ СТЁПА — ПОЛИЦАЙ?

В разгар пожаров и удушающих дымовых завес над российскими городами Дмитрий Медведев блеснул идеей переименовать отечественную милицию в полицию и ввести по этому поводу принципиально новый закон. Либеральные СМИ, которые весь последний год занимались тотальным информационным террором против МВД, встретили президентскую инициативу полным восторгом и начали кампанию по уточнению новых норм и положений. Казалось бы, найти более неподходящее время для подобных перемен сложно. Но нет — с 1 января 2011 года всё должно вступить в силу: разумеется, после "всенародного" обсуждения в интернете, доступ к которому имеет не более 10% населения РФ.

     В принципе понять этот президентский маневр несложно. Даже по аналогии. Медведев говорил-говорил о реформе милиции, да и решил переделать её в полицию. Точно так же Горбачёв двадцать с лишним лет назад говорил-говорил об ускорении, да и решил переделать его в перестройку.

     Во-первых, переименование милиции, которая достаточно долго ассоциировалась с прилагательным "народная", имеет чёткую идеологическую составляющую, которую можно определить как борьбу со всем советским в общественном сознании. Выкорчевать любую позитивную память о советском прошлом и тем самым максимально "деформировать" ядро русского общественного сознания — вот к чему стремятся либералы-западники.

     Во-вторых, новая "полицейская" модель будет иметь чётко выраженный "цензовый" характер, направленный в первую очередь на подавление массовых волнений и протестов, которые в ближайшее время на волне природных и социальных катаклизмов могут выйти на качественно новый уровень. Правящие олигархические круги готовятся "давить и не пущать", любой ценой защитить и сохранить неправедно захваченную ими за последние двадцать лет собственность. Поэтому авторов закона не интересует ни мнение общества, ни мнение специалистов, которые предупреждают о многомиллиардных затратах на подобное переименование и реорганизацию в условиях скудеющего дефицитного бюджета и при отсутствии реального содержания в самих пложениях нового закона.

     Очевидно, что сопутствующая реформе перетряска системы МВД будет способствовать хаосу и ослаблению данной системы. что неизбежно приведет к новому взлёту преступности в нашей стране. Но власть и деньги предержащие не заинтересованы в искоренении преступности вообще — им важно только, чтобы эта преступность не была направлена против них, против их здоровья и их собственности. Они нуждаются в покорной и лояльной наёмной охране, которую, к тому же, будут содержать не на свои личные деньги, а в основном на деньги налогоплательщиков, но эта охрана должна "по умолчанию" использоваться в их корыстных интересах. И, скорее всего, по той же причине такая наёмная охрана по своим этническим и конфессиональным характеристикам должна резко отличаться от основной массы населения РФ, а в идеале — вообще не иметь с ним ничего общего. Наверное, именно поэтому в структуры МВД и ФСБ уже сегодня идёт массовый набор молодёжи, исповедующей ислам и принадлежащей к многочисленным национальностям, населяющим Северный Кавказ и (в гораздо меньшей степени) Поволжье. В то же время из рядов милиции, как сообщают многочисленные источники, под флагом сокращения штатов повсеместно изгоняются квалифицированные, с многолетним опытом работы, кадры, принадлежащие к славянским этносам.

     Конечно, ни "мусорами", ни "ментами", даже "позорными", по-свойски полицейских в народе называть уже не станут, на иностранные прозвища "бобби" или "копов" им тоже претендовать не приходится. Вся "рожденная революцией" почти столетняя история советской милиции, от дяди Стёпы до капитана Жеглова и "знатоков", сразу выбрасывается на помойку.

     А что же остаётся на долю грядущей российской полиции? Кто будет её подпирать своим авторитетом и архетипом? В Кремле, наверное, полагают, что таким архетипом обладают выведенные писателем Акуниным-Чхартишвили фандорины и Ко, верные "слуги царя и Отечества"? Или же Шварценеггер и прочие голливудские хай-тэковские робокопы? Что ж, блажен, кто верует... Но в нашем общественном сознании слова "полиция" и "полицай" пробуждают совсем иные архетипы и порождают совсем другие ассоциации, которые утвердились не на прихоти того или иного властителя, а на крови миллионов жертв во время Великой Отечественной войны, — как синонимы "предательства" и "власовщины".

     Именно так, наверное, и будет рассматриваться данная президентская инициатива: раз власть предержащие под власовским стягом движутся к оправданию союзников Третьего рейха и предателей Родины власовцев, раз они своими действиями за последние двадцать лет реализовали и даже перевыполнили гитлеровский план "Барбаросса", то, может быть, им действительно нужно иметь полицейскую машину по фашистскому образцу? И если в школах разучивают модернизированный текст гимна Советского Союза, то в детсадах ребятам теперь, наверное, предстоит учить модернизированный стишок "Дядя Стёпа — полицай"?

1

Денис Тукмаков ЖИЗНЬ БЕЗ КОМФОРТА

Жара, засуха, чад, пожары — не дожидаясь августа, страну вновь постигла череда катастроф.

     Постигла? Вновь? Нет, череда эта и не приостанавливала свой бег по России. Русская беда давно выросла до неба, перешла в категорию вечности, превратилась в национальное историческое явление.

     Вся Россия — словно огромное минное поле: куда ни пойдешь, рано или поздно наткнешься на смерть. Беги, ползи, прыгай — не проскользнешь: день и ночь собирается с поля жатва. В мгновение ока, по какой-то жуткой нелепой причине моя плоть, жаждавшая привольной и правильной жизни, взорвется, исчезнет, изойдет дымом.

     Я шахтер, вкалываю в забое — но авария происходит в шахте, и мое истерзанное тело замуровано в инфернальных глубинах. Я бизнесмен, несусь в новеньком экспрессе в северный город — и тут от грохота рвутся перепонки, я раскромсан в сошедшем с рельс, смятом в лепешку вагоне. Я инженер-энергетик, горжусь должностью на суперстанции — но лавина стали и толщи воды сметает вмиг людей-букашек в машинном зале, вырывает с корнем тысячетонные агрегаты, крушит в щепы творение миллионов людей.

     Нигде не спокойно. Опасность — всюду. На школьной линейке или в аквапарке, в ночном клубе или в московском метро, на рынке или на разводе в ОВД, в туше атомного ракетоносца или на летней даче возле лесополосы. Русское бытие превращено в жизнь без комфорта. На грядках — как на передовой. На дискотеке — будто в печи крематория. На авиашоу — словно я сам уже камикадзе.

     Кого винить, что оказался в аду? О разумных ли доводах думать, спасаясь из охваченного пламенем дома? Выстроишь ли стратегию поведения на пепелище, оставшись в майке и трусах? До аналитики ли мне, когда я, парализованный гарью, спятивший от жара, падаю ниц, тщась спастись, а по лбу моему стекает ручьями собственная кожа?

     Нет, никакого осмысления ужаса не происходит. Истязаемая нация не думает и не строит планы, она визжит и воет. Вся нынешняя катастрофика лишена черт разумного, из нее не "извлечешь урок", ее не представишь в терминах опыта или эксперимента.

     Но она впитывается инстинктивно всей нацией. Записывается на подкорку в мозг академиков и младенцев. Вторгается в массовое бессознательное и расправляет в нем крылья. Летит, пожирает души людей, превращает их в больных, в психов, в увечных, в калек, в моральных уродов.

     В священном океане народного бессознательного нынешняя волна горестей и бед смыкается, входит в резонанс, вал за валом — огненным штормом до небес! — с периодами иных пожарищ в истории России. Пылает село, от жара вскипает река, плавится металл, столп пламени врезается в черное от копоти небо — а я, русский погорелец, смотрю на этот водоворот огней и вижу татаро-монгольское иго, с сожженными непокоренными городами. Вижу жертвоприношение огню детей, свершенное псами-рыцарями в Пскове. Вижу крымские набеги, походы Батория, кострищи отлетающих к богу староверов, поджоги наполеоновских солдат, зверства фашистских огнепоклонников... Катят, перекатываются волны безбрежного в веках горя, затапливают русский мир от края до края. Так было и так будет.

     Искалеченное, обуянное ужасом и чувством скорого конца, русское бессознательное, ввергаясь в видимый мир, способно предстать в двух удивительных творческих формах. В дни катастроф поэты и мистики исторгают из себя великие образцы искусства — безымянные, невесть откуда взявшиеся. От "Слова о полку Игореве", от рублевских икон и резьбы владимирских соборов — до "Войны и мира", стихов Цветаевой и Блока, сталинского ампира. Каждый век Россия, погружаясь в пучину гибели и мук, возносит затем к миру новое дивное явление красоты и богопознания.

     Но ровно в те же самые времена, когда происходит это стремление нации к свету, другая сторона народного бессознательного раскрывает объятия перед тьмой, смутой, насилием и жаждой скорого своего конца. Горит страна — и в том пожаре занимается огонь народного бунта. Он разгорается, пожирая ткань жизни, и вдруг прорывает плотины и крепи, возмущает мир невиданным социальным взрывом.

     Эти два противоположных порыва всеобщей русской души — к небу и к хаосу — рука об руку движутся сквозь историю, обрамляют каждый новый век, свойственны каждому национальному напряжению сил. Нынешнее время — не исключение.

     Чего бояться больше? Верхового огня, карой господней мечущегося с места на место, от дома к дому, из эпохи в эпоху? Или вздымающегося народного протеста, всесокрушающего хаоса русских сил, жаждущих вырваться из этого смертного царства? Какой из стихий?

     Бояться нужно возможности, что они сомкнутся. Пожар наслоится на пожар, головешка превратится в факел, гарь мертвых, гарь живых затянет всю Россию. Это чует власть, старается не допустить смыкания двух пожирающих энергий.

     Власть роет траншеи сразу от двух огней: природного и социального. Разделяет их. Тушит и спасает. Карает и милует. Заводит уголовные дела и дарует шубу с плеча. И вот уже Путин пишет письма хрипящим от гнева погорельцам: "До пенсии мы с вами все-таки дотянем".

     Власть, кажется, научилась понимать, что когда приходит пожар, он не разбирает, где "Барвиха Village", а где выгоревшее дотла — 341 дом как языком слизало! — село Верхняя Верея. И на какой тачке ты тащишься сквозь объятый пламенем лес. И лежит ли в твоем портмоне платиновая Visa: ею удобно будет скрести твой пепел в кучку.

     Ветер веет, где хочет. И гарью "шоколадные детки" дышат той же. И зной жжет одинаково, потому что кожа твоя ничем не лучше моей, даже если тебя натирали филиппинки в спа.

     И если ты не желаешь, чтоб твой $5.211.000-й особняк в Подушкино — парковый ландшафт, беседка, барбекю, дом охраны, все люстры и светильники "Svarovski", бильярдная, кинотеатр, кабинет в мансарде — вспыхнул яркой свечкой на радость космонавтам с МКС, то на пути стихии должен ты встать у деревни Тамболес.

     Нужно вытащить свое хладное тело из кабинета в мансарде — и вернуться, наконец, в общую Россию, к народу.

     Только вот хватать ведра и тазики, мешаясь под ногами пожарных, не надо. Ты и тазики — смешно. Лучше возьми свою Visa и потрать немного бабла не на новый светильник — света тут хоть отбавляй — а на пару надежных пожарных машин для МЧС. А вместо новой дачки в Черногории — отстрой лучше сгнившее пожарное училище. И чем меряться с принцем Чарльзом, приценяясь к членству в гольф-клубе, скинься с мужиками и закажи Бекмамбетову блокбастер про русского спасателя: пусть русские детишки такими же захотят стать. Может, и твои детишки тоже.

     А Черногория и гольф-клуб — подождут. Вот сгорят и подождут. Там ведь тоже бывают пожары и извержения, только никто тебе там не поможет. Потому что там про тебя всё знают, и когда придет срок, то оберут тебя как липку или подымут на вилы, в зависимости от культурных традиций. И только в России незнакомая тетка-погорелец протянет тебе, несчастному, бидон воды из колонки. А мужик, потерявший всё, нальет стакан запить общее горе.

     А я... Я успел полюбить эту жару. На улице плюс 36 и 6 — мир стал подобен человеку, к нему уже возможны чувства. Я приноровился к жаре, пообтерся. Мы любовники, я шепчу ей ласково: милая моя, отпусти...

     Я ощущаю себя пустым сосудом, шарниром, проводником: я своим мокрым от пота телом остужаю этот мир. Я передатчик, я шестеренка, я звено. Сквозь меня проносится жар времен. Тише, тише скачи, неугомонный.

     Я — Ной. Ко мне в квартиру через открытое окно влетают спасаться насекомые: то муха, то бабочка. Я выбираю, кого взять в бездымное будущее. Дома у меня терпимо, за окном — Аустерлиц. Осталось понять, на чьей я стороне. Пушки, дымы, завеса, чье-то наступление. Я — штаб Багратиона. Я — флагман Нельсона. Я — Эльдорадо. В такой пустоте я — единственная величина. Седой мир притушил свой облик, мне приходится играть в одиночку.

     Рында — как дверной колокольчик: ко мне определенно хочет кто-то ворваться. Мгла — как глобальная ложь: мир, как мы его знаем, растворился в политкорректной теплой серости. Гарь — как предвестник чьего-то сытного обеда. В такой пелене все мои выстрелы — в молоко. Откопают ли нас когда-нибудь, как Помпеи?

     Поджаренный мир очумел, растерял причины и следствия. Как в бане нет иерархий, так и в пекле этом не наблюдается смысла. Химкинский лес должен быть сожжен — вот нулевой вариант, выгодный всем.

     В неверных сумерках без тени, посреди пустоты, вот так и зачинаются новые миры.

1

Анна Серафимова ПОДЖИГАТЕЛИ СТРАНЫ

"У каждой катастрофы есть фамилия, имя и отчество". Есть они и у нынешних пожаров — это фамилии депутатов партии власти, протащивших Лесной кодекс, ставший подожженным фитилем к бочке с порохом. Так что данная катастрофа — рукотворна.

     Начало пожарам положили в 2005 г., когда полномочия лесников по охране леса передали Росприроднадзору, где в штате всего 10 тыс. человек, не обладающих навыками тушения пожаров. К тому же более они занимаются в основном подготовкой документов, а не обходами леса. В среднем один инспектор обслуживает 300 тыс. га леса. Способен ли он контролировать такие площади?

     А 1 января 2007 г. по воле депутатов партии власти (за принятие проекта проголосовали 358 депутатов, против — 74, воздержался — 1) вступил в силу новый Лесной кодекс, который разрешает 80% лесов передать в частные руки арендаторов, и государственную лесную охрану попросту упразднили.

     Согласно новому кодексу, "меры пожарной безопасности на лесных участках, предоставленных в аренду, осуществляются арендаторами этих лесных участков на основании проекта освоения лесов". Теоретически они отвечают за противопожарное обустройство лесов: строительство посадочных площадок для вертолетов, противопожарных дорог, прокладку просек, содержание пожарной техники и запасов горюче-смазочных материалов. Это дело дорогое и нежелательное бремя для арендаторов, которые противопожарными мерами попросту не занимаются.

     Так что сваливать все на стихию властям нечего: именно партия власти, голосующая по указке из-за зубчатых стен, протащила этот закон, против которого резко выступала оппозиция, предсказывавшая последствия. Заголовки статей той поры говорят сами за себя: "Преступные поправки в Лесной кодекс внесены", "Будущее леса под вопросом", "Около Госдумы РФ прошла акция протеста против поправок в Лесной кодекс"…

     Как песня в нынешнем угаре звучат тогдашние слова спикера Госдумы Бориса Грызлова, дескать, новая редакция кодекса позволит обеспечить восстановление лесов. Арендаторы, осуществляющие экспорт леса, должны будут заняться его переработкой, а также предпринимать меры по восстановлению лесов. Арендатор впредь будет ответственным за защиту лесов от пожаров, выполнение профилактических мероприятий… Что ж, Борис Вячеславович вообще не чужд доброй шутки.

     Старт пожарам был дан. А ведь до 2004 г. система охраны лесов основывалась на так называемых "обходах". Участки леса были закреплены за работниками государственной лесной охраны, штатная численность которых по стране составляла около 70 тыс. человек. Они персонально отвечали за каждое дерево на участке и знали его, в том числе проблемные места, вырубали сухостой, ходили с ранцевыми огнетушителями, чтобы оперативно погасить занимающийся огонь, прокладывали противопожарные разрывы. Весь Центральный регион был покрыт наблюдательными лесопожарными вышками. Охрана лесов в России и Авиалесоохрана была одной из лучших в Европе, и с 70-х годов наш опыт перенимали многие страны.

     В итоге за три года, как ликвидировали гослесохрану (без учета нынешнего коллапса), площади лесных пожаров выросли вдвое. К тому же количество миллиардеров в России (а только за последний год их приросло вдвое) должно за счет чего-то расти. Например, за счет резкого сокращения финансирования профилактики пожаров. В России на эти цели выделяется 1 руб. в год на гектар леса. А в США, где умеют считать деньги, сумма эта составляет 4 доллара — в 120 раз больше.

     Борьба с огнем строится по административному(!) принципу: пожарами в деревнях занимается МЧС, в лесу — Рослесхоз, а торфяниками не занимается никто. Перекинулся пожар с леса на деревню— Рослесхоз смытывает шланги, уступает место МЧС.

     Что любопытно: правительство Москвы публикует только данные о превышении допустимых максимально-разовых концентраций вредных веществ, то есть то, какую концентрацию отравляющих газов человек без вреда для здоровья выдерживает в течение 20 минут. Но мы дышим круглосуточно! Порой 20-минутные концентрации не превышают норм, в то время как среднесуточные запредельны.

     Вот пресс-релиз о загрязнении воздуха в Москве утром 4 августа: угарный газ — превышение в 5,7 раза, специфические углеводороды — в 7 раз, взвешенные частицы — в 3,1 раза. Но если учесть эти объемы загрязнений как среднесуточные, то содержание угарного газа выше предельной нормы в 9,2 раза, взвешенных частиц — в 10,3 раза, а специфических углеводородов — в 184 раза!

     А где же в это время лучший мэр вселенной? Почему в столь трагический момент не с москвичами, а то ли в предместьях Лондона, то ли в Альпах? И каково положение с охраной лесов там? Устами пресс-службы он дал понять: не ваше москвичачье дело, где отдыхаю: пожары дело подмосковное, меня не касается. Когда ему захотится, тогда он и воротится. Вроде, воротился, не прошло и месяца. Они же, власти— нанятые менеджеры, а не отцы народа. С какой стати менеджеры будут рисковать здоровьем за своих нанимателей? Тем более они благоразумно обустроили законы так, что наниматели, то есть граждане, уволить их не могут.

     Интересно познакомиться со списком стран, куда уехали отдыхать народные избранники, которые, тыкнув пальцем в кнопку для голосования, кинули нас в ад. Как там Лесной кодекс? А ведь нас ждет еще принятие Водного кодекса. После того, как "Единая Россия" протащит его, нынешнее лето покажется нам райским времечком.

     Хотя сообщения — трагичнее некуда, положение, описываемое центральными СМИ, сильно приукрашено: масштабы пожаров занижены в десятки раз. К примеру, 2 августа 2010 г. региональное управление МЧС по Ивановской области отчиталось: пожары потушены, а очаги возгораний, дескать, не превышали 1,5 гектара.

     Но в области еще с начала июля идут сильнейшие пожары. Третий месяц жара, предсказуемые пожары, а власти словно ждали, когда вся страна будет охвачена огнем! У них и плана действий нет, кроме посулов отстроить дома вместо сгоревших да похоронить заживо спаленных.

     В стране даже нет единой системы мониторинга и тушения лесных пожаров! На эти цели требуется около 20-30 млрд рублей. Их все не могут изыскать. Ежегодный ущерб от лесных пожаров еще больше: он составляет около 40 млрд рублей, — в этом году ущерб этот будет в разы больше. А кто вернет погибших?

     На фоне третируемой оппозиции, пылающих лесов, испепеленных деревень, власть выглядит так, как выглядит. И сдвинутые брови, металл в голосе, деловитое перебирание бумажек, демонстрируемое нам с утра до вечера, лишь раздражает заживо сжигаемых людей. Потому что эта мышиная возня призвана спасти себя, а не бедных граждан. Нет ни одного сообщения о жертвах в районе Рублевки: там и лесоохрана, и любая другая зашита усилена в разы, а не уменьшена, как для простых россиян.

     Власть боится соединения пожаров лесных и пламени народных настроений, страшится, что эти два: реальный и социальный — пожары соединятся. И все действия власти сводятся к тому, чтобы не допустить этого соединения. Отсюда и умалчивание об истинных масштабах катастрофы. И заведомо не выполнимые обещания, и массированный вброс телевизионных смех-шоу: "Всё хорошо, прекрасная маркиза".

     Нынешняя власть начала свое смертоносное шествие по России с поджога Верховного совета в 1993-м, крестившись огнем. Не стали ли лесные пожары уже разлитым Аннушкой маслом, на котором вертикаль власти может поскользнуться?

Владимир Архангельский В ОГНЕННОМ КОЛЬЦЕ

Пожарные сводки — что сводки с фронтов. Горят леса — одновременно загорается общество. Множатся очаги возгорания — от Подмосковья до Южного Урала, от Триумфальной площади до республик Северного Кавказа.

     Жизнеспособность общества проверяется не всеобщим ликованием по случаю успехов спортсменов, но единством во время бед и невзгод: насколько объединён народ, как власть даёт почувствовать сопричастность к всеобщему горю, ощутить пожары как свои собственные.

     Налицо общее недовольство вне зависимости от социальных страт и классовых различий. Глухое раздражение проскакивает в транспорте и на улицах, разговорах и интернет-текстах. Общество — это огромный коллективный больной, который дышит угарным газом, отравляется и пытается сопротивляться.

     Элита спасается от пожаров в прохладных странах. В стремлении к чистому воздуху объединились — и региональная элита, и "равноудалённые олигархи", и "компрадорская буржуазия", и звёзды шоу-бизнеса. Остальные, говоря строками Александра Блока: "каменеют и ждут". Часть, которая непосредственно оказалась в ситуации пожара, сплачивается по принципу — спасение горящих — дело рук самих горящих, складывается в артели. Происходит спайка практически на биологическом уровне — люди выходят и спасают сами себя.

     Когда в Греции случились пожары, начался народный бунт. Русский человек стал спасаться и спасать, при отсутствии поддержки сверху, более того, в иных случаях при противодействии этих самых верхов.

     На сайте организации "Молодые социалисты России" (http://socialists.ru/news/region_news/2891.php) выложена характерная история о пожаре 29 июля в селе Излегоще, Усманского района Липецкой области. Села больше нет: "Пожар люди тушили собственными силами, так как в первые часы была всего одна машина пожарной службы, и то она оказалась без воды, поэтому пожарные уехали. Оставшиеся пожарные машины были брошены в лес на тушение охотничьих угодий, а именно коттеджей, в которых периодически отдыхают многие видные люди из областной администрации. Людям не давали собственноручно тушить свои дома из-за того, что они якобы создавали панику. Во время пожара в селе не было никакой воды".

     Жириновский, который держит нос даже по гаревому ветру, выступил с популистской, но оправданной инициативой — переложить часть усилий на богатый класс. Жирик обратил внимание на тот факт, что на помощь погорельцам "бросилась вся страна", тогда как крупный частный бизнес практически не принимает участия в происходящем: "У нас миллиардеров больше 60 человек. Они вполне могут выделить примерно по 40-50 миллионов рублей. При этом их состояние куда больше. Мы взываем к их совести, гражданской ответственности. Ведь когда разразился мировой финансовый кризис, им были выделены государственные средства на поддержку бизнеса. Теперь помощь нужна уже государству и его гражданам".

     Само такое выступление показательно, пусть в результаты верить не приходится — одна часть общества живёт совершенно в параллельном мире, имея возможность не обращать внимания на глобальные проблемы. По-настоящему "все звери равны, но некоторые равнее других" (Д. Оруэлл), и достигнуто это в "демократическом, правовом" обществе.

     Уже и в речах доморощенных либералов появились обороты про "советскую систему профилактики пожаров" или "полный упадок лесного хозяйства". И оказалось, что либеральные догмы — ничто по сравнению со свежим воздухом и безопасностью. Меркнут киты либерального мировоззрения — оказывается, рынок не способен всё расставить по своим местам, а либеральный Лесной кодекс противоречит национальным интересам.

     Как говорится, кому война, а кому мать родна. Или мамлеевское — "на небе Бог, на земле — бизнес". И пусть соотечественники превращаются в печёную картошку — вентиляторы и кондиционеры моментально взлетели в цене. Трёхсотрублёвый вентилятор продаётся за три с половиной тысячи. Кондиционеров в продаже не осталось, цены на них доходят до 80 тысяч рублей. Та часть общества, что с головой ушла в рыночные отношения, там же оставила и совесть.

     И возможность купить у необнаглевшего конкурента дешевле — отсутствует: сговор по типу монопольного никто не отменял. Игрок, который мог бы реально повлиять здесь на цены, всего один — государство. Если, конечно, не брать в расчёт сожжённых магазинов и разграбленных торговых точек.

     Кристаллизуются люди, готовые оказывать помощь. Начиная от заваленного одеждой для погорельцев Синодального Отдела по церковной благотворительности и социальному служению (ул. Николоямская, д. 57, стр. 7) и заканчивая интернет-сообществом в ЖЖ pozar_ru, созданного для помощи пострадавшим от пожаров, информации о распространении лесных пожаров 2010 года и любой информации, которая поможет справиться с этой бедой.

     Общество спасает себя само, недовольно, утробно ворча в адрес погоды, судьбы и власти.

     Двойственность — главный символ сегодняшнего российского общества. Схожие социальные типы демонстрируют противоположные тенденции. Одновременно — фрустрация и дееспособность, мобильность и апатия, отзывчивость и равнодушие. Можно сказать, что подобное разделение характерно для любого общества, однако в России всё чрезмерно выпукло. Можно вспомнить, что и во время мартовской террористической атаки в московском метро — параллельно — таксисты взвинтили цены, а обычные граждане бесплатно подвозили нуждающихся.

     И здесь, конечно, возникает вопрос о степени мобилизованности общества. Последние десятилетия — апофеоз расщепления народа, его коллективного сознания, увод в сферу приватной жизни.

     Проблема в том, что общество само себя не мобилизует. Тем более, сегодняшнее государство склонно воспринимать все формы самоорганизации общества как потенциальный бунт против своих прерогатив, а потому активно противодействует любым и каждым попыткам создания таких форм.

     Общество готово к мобилизации, но ему элементарно не хватает ресурсов.

     Общество ждёт движения навстречу со стороны власти.

     В борьбе со стихией русский человек на практике познаёт эфемерность и нежизнеспособность либеральных доктрин. Осознаёт себя не избирателем, не налогоплательщиком, а частью народа, как в пространстве, так и во времени неотделимой от связи прошлого с будущим, от рода и традиции. "Без меня народ неполный", — гениально выразил это мироощущение Андрей Платонов.

     Народ демонстрирует, что хочет и может жить на своей земле.

     Но ждёт от власти помощи, ресурса, обращения. Пока ещё ждёт.

1

Сергей Загатин КЛИМАТ КАК ОРУЖИЕ

Установившаяся на большей части европейской России неслыханная по продолжительности и абсолютному значению температур жара, которая сопровождалась пожарами и катастрофическим задымлением огромных территорий с десятками крупных городов, вновь пробудила к жизни дискуссию вокруг так называемого климатического оружия.

     Десятки экспертов разной степени образованности и компетентности дают разным СМИ совершенно разноплановые, порой вопиюще неграмотные комментарии, в которых, тем не менее, неизменно присутствует таинственный американский HAARP: то ли радар шиворот-навыворот, то ли микроволновка-переросток. Зерно печальной истины тонет в белом шуме "бредогонов от науки", хотя вопрос более чем серьёзен и, на мой взгляд, требует безотлагательного и серьёзного изучения на государственном уровне.

     А пока что информационная ситуация вокруг "климатического оружия" очень похожа на то, что происходило с атомной бомбой.

     О том, что деление атомного ядра является источником энергии нового типа, и о том, что энергоёмкость разрушающихся внутриядерных связей на порядки превосходит энергоёмкость любого химического процесса (горение), было известно в начале ХХ века на уровне гениальных догадок не только физикам, но и писателям с поэтами (сам термин "атомная бомба" впервые появился в романе Герберта Уэллса "Освобождённый мир" в 1913 году, а в 1920 году Андрей Белый писал: "Мир — рвался в опытах Кюри / Атомной, лопнувшею бомбой / На электронные струи...")

     В тридцатые же годы в многочисленных НФ-романах атомная бомба становится обыденностью, проблемы создания ядерного оружия спокойно обсуждаются в научных журналах — но всё равно: до испепеления Хиросимы общественное мнение не воспринимало ядерную угрозу всерьёз. И слава Богу, что в руководстве СССР оказалось достаточное количество здравомыслящих людей, способных адекватно отнестись к возможности такой угрозы и деятельно отреагировать на неё ещё в 1943 году.

     Точно так же и сейчас — дискуссия о возможности создания и использования климатического оружия идёт, на среднего обывателя вываливаются гигатонны информации по теме, вперемешку с отборной лапшой, а адекватного восприятия новой угрозы — угрозы широкого применения геофизического (тектонического) и климатического оружия как не было, так и нет.

     Более того, можно говорить о вялотекущей, но повсеместной мягкой обструкции тех членов научного сообщества, которые пытаются привлечь внимание правительства к новой угрозе.

     "Наукообразная демагогия, безответственность и спекуляции на модной теме!" — выскажется заслуженное светило. И его не смутит мерный рокот турбин категорически отрицаемых им самолётов-носителей климатического оружия: видимо, не хватает академических мозгов, чтобы понять, что йодистое серебро, которым по указанию мэра "разгоняют" облака над Москвой (вернее, "осаждают" их в Подмосковье), в иной концентрации применения является потенциальной "дубинкой" похуже ядерной бомбы. Какую-нибудь местность с не очень большой территорией и неудачной розой ветров можно просто-таки выжечь, планомерно осаждая осадки за пределами её границ. И, заметим, йодистое серебро — далеко не самый эффективный реагент, который можно использовать подобным образом. У него есть только одно преимущество — он наименее токсичен.

     Но тем не менее, именно йодиду серебра выпала сомнительная честь стать первым образцом климатического оружия, применённого на поле боя — в ходе операции "Popeye" ("Шпинат"), которую ВВС США осуществляли в период с 20 марта 1967 года по 5 июля 1972 года против так называемой "тропы Хо Ши Мина" — единственной коммуникации, соединявшей партизанские армии Южного Вьетнама с базами Северного.

     В целом американцам удалось увеличить количество осадков, выпадавших на "тропу Хо Ши Мина", более чем на треть, а в период муссонных дождей — и на все пятьдесят процентов. Правда, этот блестящий результат не привёл к каким-то ощутимым последствиям, поскольку грузооборот "тропы Хо Ши Мина" во время проведения операции вырос в разы.

     Параллельно ВВС США проводили ещё ряд операций, в ходе которых распылили над территорией Вьетнама и Камбоджи свыше 100 тыс. т. дефолиантов. В составе химикатов имелось вещество, воздействующее на деревья — арборицид, с изрядной примесью диоксинов. В результате применения дефолиантов были уничтожены тропические леса на площади более 2 млн. га и 43% площади сельскохозяйственных угодий Вьетнама. Это военное преступление, имея собственное название — "экоцид" и являясь по характеру применением ОМП (химического оружия), теоретически по своим последствиям может считаться также и климатическим оружием, поскольку климат Вьетнама так и не пришёл к довоенной норме.

     Как видим, с решимостью применять любое — пусть даже и самое варварское — оружие у "вашингтонского обкома" всё в порядке. Также можно просчитать и мотивы — нас с вами всё ещё непозволительно больше пресловутых 15 млн., озвученных в своё время гражданкой Тэтчер и потребных для обслуживания Большой Трубы.

     Теперь поговорим о технических возможностях.

     Когда высоколобые оппоненты говорят о том, что 3,5 ГВт мощности установки HAARP несоизмеримы (на несколько порядков меньше) с мощностью атмосферных процессов, они обходят стороной информацию о некоторых целях создания данной установки, который "отцы-основатели" этого монстра даже не скрывали. Например, ещё в 1998 году было озвучено, что одной из задач HAARP является "создание ионосферных линз для фокусирования высокочастотной энергии с целью исследования триггерных эффектов ионосферных процессов, которые потенциально могут использоваться министерством обороны".

     Подобно тому, как милиграммы гремучей ртути способны сдетонировать тонны гексогена, ионосферная линза-плазмоид, созданная микроволновым излучением HAARP в нужное время в нужном месте, теоретически способна вызвать атмосферные процессы чудовищной мощи. В том числе и аномально устойчивый антициклон над европейской частью России, прогревший воздух до рекордных 40 градусов в Москве.

     На этом фоне особенно зловеще выглядят сообщения зарубежных интернет-форумов о том, что беспилотный космоплан Х-37, запущенный на высокую орбиту, оснащён экспериментальной лазерной установкой. Да, боевой атмосферный лазер — технологическая утопия, но как быть с гипотетической лазерной пушкой, расположенной в безвоздушном пространстве и стреляющей по земле через линзу-плазмоид? Все ли очаги возгорания можно списать на разгильдяев-соотечественников, бросающих окурки, где попало?

     Нашим военным чинам стоило бы проверить простую вещь — температуру верхних слоёв тропосферы над аномальным антициклоном, поскольку их существенный нагрев не может быть объяснён ничем, кроме существования пресловутой "ионосферной линзы".

     И реагировать стоит побыстрее — потому что интегральные системы геофизического оружия, подобные HAARP, тем и страшны, что атмосфера, ионосфера и магнитосфера Земли становятся не только объектами воздействия излучателей, но и частью этих систем оружия, благодаря принципу триггерного воздействия. Субъект и объект воздействия становятся единым целым, и куда кривая вывезет — никто не знает, даже сами создатели установки. Обычная англосаксонская халатность и шапкозакидательство — только на кону находятся уже не Мексиканский залив и даже не Гольфстрим с Атлантическим океаном, а весь воздушный океан.

     Нельзя сказать, что тема возможной климатической катастрофы категорически игнорируется или отрицается руководством РФ.

     В марте текущего года президент России Дмитрий Медведев на заседании Совета безопасности “О мерах по предотвращению угроз национальной безопасности в связи с глобальным изменением климата” поручил правительству до октября 2010 года утвердить комплекс мер по реализации климатической доктрины, которая предусматривает создание комплексного плана по исследованию погоды и климата.

     Но, подозреваю, что в силу определённой научной косности и особенностей национального финансирования ресурсоёмких проектов, дело ограничится даже не полумерами, а четвертушкой, если не восьмушкой необходимых исследований и разработок.

     Если же мы воспринимаем климатическое оружие как реально действующий фактор, как угрозу национальной безопасности, нам необходим не "план по исследованию погоды", а тотальный и повсеместный мониторинг состояния атмосферы на предмет микроволнового излучения и наличия вредоносных реагентов. Также необходим тотальный контроль над всеми самостийными вмешательствами в атмосферные процессы, типа "очистки" неба над Москвой в праздничные дни.

     Рискну прослыть прожектёром, но лично мне кажется, что в таком мониторинге на сегодня нет ничего неосуществимого ни с точки зрения технической, ни с точки зрения финансовой.

     К примеру, вполне возможно построить флот дирижаблей (несколько сотен единиц), которые, кроме вышеозначенного климатического мониторинга, могли бы решать ещё ряд задач, не только государственных, но и частных. Компактность современного оборудования такова, что рядом со станцией метеоконтроля может уместиться не только ретрансляционное оборудование какой-либо коммуникационной компании и какой-нибудь хитрый радар ПВО, но ещё и место останется. Например, для пассажиров и груза. Я уж не говорю про то, насколько упростится контроль над лесными пожарами.

     С экономической точки зрения, прежде чем пугаться объёмов необходимых капиталовложений, следует представить, сколько сотен тысяч рабочих мест в самых разных отраслях позволит создать принятие подобной программы и какое количество прорывных технологий возможно опробовать и применить на практике. Теоретически такой проект может стать тем самым локомотивом экономики, которого нам так не хватает.

     Но, пожалуй, после испытаний нынешнего лета всем нам уже должно быть ясно, какую ценность представляют чистое небо над головой, дождь и свежий воздух сами по себе.

1

Андрей Фефелов ЗНАМЕНИЕ ИЛИ ВОЗДАЯНИЕ?

Столпы пламени в русских лесах, ядовитая взвесь в атмосфере русских городов, аномально высокая температура воздуха, небывалый всплеск смертности — все это не может рассматриваться исключительно в рациональном ключе.

     То, что творится в России ныне, — многими религиозными людьми закономерно воспринимается как воздаяние.

     Церковное предание гласит: великие бедствия — это казнь за безверие, отступление, ненависть, зависть, вражду, рать, татьбы, блуд, игры, многие пьянства и хищения.

     Ситуация, когда архиереи "корыстями себя украшают", а власть имущие "криво судят и несыто грабят", — не может не вызвать гнева Божьего. Написанное в XVII веке послание Нижегородских старцев содержит, например, такие строки: "Не пленена ли земля наша? Ни взяти ли грады наша? Не падоша ли без оружия? Не помроша ли скоти, и не оскудеша ли нива? Сия вся ныне содеяся пред отчима нашима в наше наказание…"

     Последователи учения Вернадского говорят сейчас о случившейся на планете ноосферной катастрофе, связанной с процессами духовного и социального распада. То, что эпицентром этой катастрофы стала именно Россия, по их мнению тоже неслучайно. Отказ России от высокой планетарной миссии, погружение ее в животное состояние, в идейную бессмыслицу вызвали страшный перекос в ноосфере, закупорили пути в будущее.

     Действительно, Великая сушь в России обернулась страшными ливнями и наводнениями по периметру Серединного пространства Евразии. Экологи и метеорологи боятся давать какие-либо прогнозы, не исключают новых глобальных сюрпризов в атмосфере Земли.

     Поэтому попытка сбежать от жары на Лазурный берег, переждать трудности, желание ловко увильнуть или небрежно отмахнуться от суровой природной реальности напоминают бессмысленные действия страуса в момент опасности. Специально для счастливых обладателей долларовой массы: масштаб и качество явления таковы, что откупиться — не выйдет!

     Иное обостренно-чуткое сознание усматривает знаки в таких будничных и мимолетных явлениях, как ночной крик потревоженной птицы или нечаянный скрип расшатанной половицы. Двухмесячная жара, приведшая к разгулу огненной стихии и тысячам преждевременных смертей, возникновение зловещего смога — все это не может не быть истолковано как грозное знамение.

     Поэт Тимур Зульфикаров назвал происходящее "лесным Чернобылем". Но виды пылающих горизонтов, образ черного, погруженного в дымный морок города, кровавый цвет светил отсылают к страницам Апокалипсиса, к фантасмагорическим полотнам Иеронима Босха, к сочинениям святых отцов о Последних временах.

     Любое явление мира — есть не только голый факт, но и указание свыше и, конечно, определенный жизненный урок.

     Технические, организационные, бытовые и политические выводы из случившейся беды — вполне очевидны. Духовная основа катастрофы также весьма отчетливо сквозит через тонны информационного мусора.

     Но пойдет ли впрок сей страшный урок? — вот вопрос.

     Больше всего тревожит то, что советы покупать респираторы, рекомендации покидать зоны бедствия, реклама взлетевших в цене кондиционеров заглушают робкие призывы одуматься и построить жизнь на других принципах и ценностях. Слова о духовном единении на фоне общей беды, о милости к пострадавшим, о внимательном отношении к пожилым и слабым — тонут в диком джазе буржуазной культуры.

     Когда "мглою бед неотразимых грядущий день заволокло", когда над Россией "взошла и расточилась мгла" — общество по-прежнему живёт, как тысячи отделенных друг от друга атомов. Одни бегут, другие тушат, третьи наживаются, четвертые насмехаются. Это есть напасть страшнее любой жары и засухи.

1

Олег Щукин ГДЕ ВСТРЕЧНЫЙ ПАЛ?

Старая пословица гласит: "Друзья познаются в беде". Россия сегодня — явно в беде, но друзей у неё пока не видно. Даже традиционных союзников в лице собственных армии и флота. Не говоря уже о самих власть предержащих, которые почему-то не воспользовались уникальным шансом расположить к себе народные массы. Ладно, никто не требует от Медведева и Путина, чтобы они лично участвовали в тушении пожаров, мотаясь по лесам и торфяникам. Но вот обеспечить материально-технические условия и организовать работу всей "властной вертикали" в этом направлении они всё-таки обязаны по самой должности своей. А тут дело кончается каким-то анекдотом с рындой и выделением денег.

     На развитие никаких денег не выделяли: мол, разворуют… А на пожары — что, не разворуют, надо полагать? Чиновники-то те же самые. Им что мороз, что жара, что огонь — шли бы "откаты"… Сообщают, что губернатор Громов, чьи помощники довели Московскую область до дефолта и скрылись за рубежом, но зато сам он чист, как слеза праведника, запросил у правительства 25 млрд. рублей — "на обводнение горящих торфяников". Путин обещал "подумать". Хотя что тут думать — давно разработаны и доказали свою эффективность совершенно иные и куда менее затратные способы тушения торфяных пожаров. Но они чиновной братии ни к чему — на них не "заработаешь".

     В итоге правительство думает, торфяники горят, Москва, как другие российские города, задыхается от смога и жары — все при деле…

     Не знаю, насколько достоверна озвученная известным политтехнологом Станиславом Белковским на сайте gzt.ru информация о том, что из федерального бюджета будут выделены 10 млрд. рублей "на обеспечение молитвенных мероприятий с целью предотвращения пожаров и ниспослания дождей", а получателями средств выступят "общественная религиозная организация "Русская Православная Церковь Московского Патриархата" и индивидуальный предприниматель Михалков Н.С.", но, насколько мне известно, никаких опровержений по данному поводу со стороны правительства, администрации президента РФ, а также иных заинтересованных юридических и физических лиц — до сих пор не поступало.

     А раз так, неизбежно возникают нелицеприятные вопросы.

     Например, о том, почему видимо нарушен конституционный принцип равноправия признанных традиционными для России религий: неужели представители мусульманства, иудаизма и буддизма не получили на те же цели вообще ни копейки? Они что, молиться разучились? Или их молитва, в отличие от Русской Православной Церкви, по определению не доходит до ведающих погодой небесных канцелярий? Или же об участии мусульман, иудеев и буддистов в комплексе ритуальных мероприятий по прекращению пожаров, устранению засухи и ниспосланию дождя просто ничего не сообщалось, чтобы не создавать дополнительного межконфессионального напряжения относительно выделенных сумм и эффективности их целевого использования?

     Как говорится, по данному вопросу желательно и, наверное, даже необходимо внести ясность.

     Но кого это волнует, спрашивается, если даже разговор президента с премьер-министром, который демонстрируется по первой(!) общенациональной программе телевидения, изобилует "перлами" типа: "Всем погибшим выплатим пособия"? Я понимаю, что такое в разговоре двух давно и хорошо знающих друг друга людей вполне может проскочить. Но из уст первого лица на всю страну звучит более чем странно. Кто вообще занимается подготовкой таких передач в ближайшем окружении президента? Если уж в своей непосредственной сфере ответственности эти чиновники проявляют такую степень профнепригодности, то чего вообще можно от них требовать? Или всё у нас идёт в прежнем порядке, раскрытом еще старым (анти)советским анекдотом про Леонида Ильича Брежнева: "Как коммунист он полное дерьмо — зато целуется!.."?

     Я готов поверить в то, что 140 лет в России не было такой жары — пусть даже двести лет, пусть даже тысячу. И что? Всё когда-нибудь случается в первый раз… Что делать будем? Зимы ждать с её снегами и морозами?

     Из практики хорошо известно, что одним из самых простых и эффективных методов тушения пожаров является "встречный пал", когда идущий на вас вал огня натыкается на другой, искусственный, специально пущенный навстречу. И всё — грозное, убивающее всех и вся на своём пути пламя гаснет, столкнувшись с подобной себе стихией.

     Способна ли наша власть организовать подобный "встречный пал" на пути катастроф, со всех сторон обложивших нашу Россию? Способна ли поднять людей на массовый, творческий и подвижнический труд? Или будет, как всегда, затыкать то тут, то там возникающие дыры — зимой и летом одним цветом?

1

Андрей Чудинов ТЕЛЕФОННЫЙ ПЕРЕХВАТ

П. — Ну, что там у тебя с головой-то? Ты, говорят, в неё тяжело ранен?

      Л. — В смысле?

      П. — По СМИ прошло, что получил травму на спортивных состязаниях, в шахматы, что-ли, играл, и сосудик в голове лопнул?

      Л. — А, ты про это... Да не, жена клюшкой для гольфа стукнула случайно.

      П. — Значит, ты свой инсульт на жену списываешь? А я вот думаю: тебе в голову не клюшка, а моча попала, если ты всё еще отсиживаешься в логове наших англо-саксонских партнеров.

      Л. — А что ты, Вова, на меня трактором-то едешь? Я что, и правда такой незаменимый, что без меня вы там — ни выборы провести, ни пожар потушить?

      П. — Ты что вилку-то из ножен достал и махаешь? Вставь себе её обратно и давай сюда хоть на собачьей упряжке, Но чтобы завтра кепка была на вешалке твоей раненой головы по первому или карманному экрану.

      Л. — Ну, а что там у вас, огонь-то совсем на пороге? Говорят, уже до Химок добрался? Как в 41-м? И даже ежи на Ленинградке не помогают? Москву, что ли, сдавать собрались? Посольства, слышал, уже эвакуируются?

      П. — Ты, Юра, что-то расшутился не в меру. Кончай свои пары алкогольные в трубку пускать, быстро давай сюда и давай народ успокой, скажи ему, чего он слышать хочет — ну, сам знаешь. И давай, скажи мне, "генерал" Жуков: мы Москву-то отстоим или пора правительство в Куйбышев эвакуировать?

      Л. — Не, в Куйбышев не милости просим — там вообще палево. Лучше уж вы к нам, в Лондон. А то у вас там, в Испанских владениях, немногим лучше, а я вам, так и быть, первые три этажа выделю.

     По делу вот что — думаю, раз такая симметрия построилась, то самолет вокруг Москвы надо пустить. С Казанской иконой Божией Матери.

     А спасут нас свежие сибирские дивизии Омона — там холодно, смуты не будет, можно рискнуть.

      П. — Ты знаешь, мы с Ш. тоже эту тему тёрли, только он еще хочет в этот самолет шамана посадить, он ведь нерусский — иконам не доверяет.

      Л. — Не, шамана не надо. Надо делать всё, как отец прописал — у него в 41-м получилось, и мы не будем канонический образец фломастером подрисовывать... А ты, Вова, вот скажи мне — почему мы опять эту войну безоружными встретили? Ведь, говорят, что у нас одна пожарная машина на 10 деревень — это как тогда: одна винтовка на 10 ополченцев?

      П. — Ты, Юра, не нарывайся, мы ведь к другой войне готовились, к Грузинской, и её выиграли — братские народы не пустили в распыл, и они нам за это по гроб жизни не забудут. А тут — стихия, и время, когда она ударит, никто не знает. Без объявления войны — так раньше говорилось.

     Наших людей в пожаре мы совсем немного потеряли, хотя, конечно, и их очень жаль. По большому счету, если мы рожать не заставим — вся надежда будет, что китайские бабы новых нарожают. Вот главный-то пожар, который тушить надо. По миллиону в год горим!

     Ладно, жду, лети быстрей, но не забывай — Качиньский в тумане не увидел, где вертикаль начинается. Но это я шучу... Давай!

1

Алексей Касмынин ВЫКСА: ВРЕМЯ КАТАСТРОФЫ

Дым. Люди наглухо закрыли все окна, балконы, двери, форточки, щели между оконными рамами. За стёклами ползёт дым. Горят не торфяники — горят леса, деревни, дома. Дым едкий, он впивается в глаза, этим воздухом почти невозможно дышать, пятнадцать минут и хочется вернуться обратно, туда, куда этот дым не успел просочиться.

     Вода из-под крана течёт тонкой, чуть ли не прерывистой струйкой, словно горящие угли под землёй испаряют её всю, ещё сильнее иссушая лес, траву, почву. Многоэтажный дом нагревается, возникает выбор, либо открыть окна, впустить дым внутрь, заходясь кашлем, либо оставаться в комнатах, температура внутри которых медленно ползёт вверх, убежища от дыма превращаются в духовки.

     Вся Выкса ходит в марлевых повязках, даже обалдевшие милиционеры в патрульных автомобилях надели их. Но характер дыма таков, что от него спасёт разве что противогаз, кроме дыхательных путей защищающий ещё и глаза. Мысли путаются, должно быть, так почувствовала бы себя рыба, оказавшаяся в подогревающейся кастрюле, которой суждено вскоре стать ухой.

     Пепел в воздухе, мельчайший, почти невидимый, он оседает на стены, на автомобили, на людей, тормозит мысли, вводит в ступор сознание. Ведь этот пепел может быть частью пожарищ, тлеющих совсем неподалёку: там, на месте сгоревших поселений торчат почерневшие от гари печные трубы и обвалившиеся кирпичные стены складывают курганы для бывших жителей, в доказательство гибели, разрушения, мрачные памятники свободе огня. В пригороде Выксы выгорело три населённых пункта.

     В момент катастрофы раскалённый газ, несомый ветром, поддерживаемый тысячами крон деревьев, вырвался из леса внезапно, носителем пламени стал первый дом, практически сразу и целиком охваченный огнём. Всё, бороться теперь бессмысленно, полыхает уже следующий дом, люди выскакивают, кто-то останавливается, чтобы взглянуть на происходящее, они ещё не понимают, что каждая секунда может стать решающей для их спасения, кто-то пытается вытащить из обречённого дома имущество. Огонь движется слишком быстро, не щадя никого, даже пожарные отходят всё дальше, оставляя свой красно-белый автомобиль на растерзание пламени.

     Всё, что годами впитывало воспоминания, служило укрывищем, домом, превратилось в угли, пепел, едкий дым. Этот дым, подхваченный ветром, совсем скоро добрался до Выксы. Сначала жители увидели чёрную тучу, но туча не была вестью о приближающейся грозе, цвет слишком насыщенный, то был чёрный дым, несущий весть о гибели.

     Паника. Что происходит? Ведь даже верховой пожар не грозит тем, кто находится в многоэтажке? Скажите же, наконец, что не грозит! Неизвестно, телевизор молчит, никаких изменений в программе вечернего эфира. А там, под чёрными столбами дыма полыхают красные отсветы, неукротимое пламя, выросшее до небес, движется туда, куда ему хочется, испепеляя человеческие жилища, скот, самих людей. Этого кровожадного фантома можно было удержать, пока тот находился взаперти, внутри замкнутых лесных секторов, разбитых просеками, под наблюдением тысячи глаз огнеборцев-пожарных, теперь, когда он свободен, остаётся лишь с ужасом наблюдать.

     В тот вечер Выксу покрыл дым. Смог был и до того, едкая дымка от горящих вокруг лесов, но не дым пепелищ, этот пепел отчасти человеческий. Нет, на город пожар не перешёл, наступил новый день в дыму, где солнце похоже больше на блеклый фонарь в тумане. Жара, свет рассеян, греет отовсюду одновременно.

     Новость о катастрофе, кажется, незаметно проникла в умы всех жителей Выксы. Люди медленно ходят по улицам, озираются. Появились первые марлевые повязки. Добровольцы сбиваются в бригады, они желают помочь, своими силами попытаться остановить пожары. Что ж, пожалуйста, отвечают им властью наделённые, но прежде принесите свой собственный инвентарь, лопаты, респираторы. Нет лопат? Сбивайте пламя корягами, закидывайте угли, поддевая землю носками ботинок, лейте на них воду из садовых леек. И не забудьте прихватить свою собственную провизию, или работайте впроголодь, если таково ваше желание.

     Решившихся помочь не остановил этот барьер. Добровольцы отправились в леса, лишённые специальных средств связи, в простеньких марлевых повязках и респираторах на резинке, с садовыми лопатами наперевес. Они больше походили на современных урбанистических партизан, чем на противопожарную бригаду.

     Огонь всюду. Он подкрадывается сзади, внезапно меняет свой ход, исчезает, возгорается в другом месте. Кроме верхового пожара, во время которого огонь, раздуваемый нахлынувшим ветром, буквально переносится по воздуху, подобно огненному шторму или струе напалма из огнемёта, в лесах незаметными дымовыми змейками тлеют тысячи мелких огоньков, кое-где они набирают силу и становятся видимыми, поднимаются над иссохшей хвоей, переползая между корнями, выжигая лесную землю.

     Чтобы остановить все эти возгорания, просто не хватит сил. Усилия сосредоточены на прорубании просек, возведении насыпей. Конечно, в самых опасных участках, там, где огонь снова подходит слишком близко к жилым домам, с ним вступают в открытую схватку. Но победить возгорание не всегда просто, кроме прямой опасности теплового поражения, вокруг очага пламени образуется густая пелена дыма, сквозь которую без специальных средств защиты невозможно пробраться к самому сердцу пожара. Порывы ветра резко усиливают концентрацию дыма, его цвет начинает меняться с серого на блекло-жёлтый. Добровольцы закрываются от него руками, марлевые повязки тут бесполезны, они вынуждены отступать всё дальше. Наверное, так же чувствовали себя солдаты в окопах Первой мировой.

     Выкса отнюдь не вся состоит из бетонных многоэтажных зданий. Обширная часть города — частная застройка, преимущественно бревенчатые деревянные дома, вокруг них, в городском лесопарке, в небольшой роще рядом с единственным рынком, произрастают в основном сосны, готовые смоляные факелы. Уже многие дни жители этих домов денно и нощно караулят, всматриваются, не подбирается ли к их жилищу огонь. Вести из леса, оттуда, где люди пытаются дать отпор стихии, для них необходимы как воздух, но связи практически нет, в городе не действуют системы оповещения и предупреждения. На сознание постоянно давит вездесущий едкий дым.

     В район катастрофы вскоре прибыл премьер-министр РФ. Его встретил крик оставшихся без крова, потерявших всё людей, казалось, что вот-вот и толпа набросится на него, но нет, это скорее крик отчаяния, чем ненависти. Кто ещё может помочь потерявшим в одночасье практически всё людям, куда им кидаться? Премьер мрачен, он холодно сообщает, что вскоре всё будет восстановлено, выступает в здании местной администрации и исчезает. Он видел, что осталось на месте сгоревших домов, видел провисшие вниз от чудовищного жара газовые трубы, растрескавшиеся кирпичи. Всё это будто бы кошмарное предупреждение о том, что страна подошла к черте, за которой лишь черная пепельная пустота, заполненная тёмным мертвенным жаром. Бесполезно цепляться слабеющими пальцами за постоянно осыпающийся край, спасение лежит лишь в настоящем противодействии, в настоящем развитии и движении вперёд.

     Можно очень долго и красноречиво говорить о предотвращении и недопущении, но эти слова бесполезны тогда, когда тысяча человек, окутанных дымом своих испепелённых судеб, стоит вдоль дорог и ожидает. Действия и бездействия уже возымели результат, огонь уничтожил дома.

     Удастся ли власти выполнить обещание восстановить жильё к ноябрю? За этим процессом можно следить в реальном времени, на месте предполагаемого строительства включены интернет-камеры, изображение с которых может посмотреть любой желающий.

     Первый день после катастрофы завершился, на город ползёт ночь. Измученные добровольцы в прожжёной одежде возвращаются, кто домой, кто в лагерь, где по-соседству расположились беженцы из сгоревших поселений.

     Ночь, сквозь дым по дорогам передвигаются автомобили, люди заторможены, они не знают, как им реагировать, как перестраивать свой распорядок жизни, ведь вроде бы Выкса всё ещё стоит на месте, удары наносит лишь жара и дым. Кто-то сидит на лавке у подъезда и молча курит, приподняв респиратор, купленный в ближайшей аптеке. Стайки молодёжи, чьи тёмные силуэты едва проглядывают сквозь дым, всё так же собираются на городской аллее и пытаются вести себя как обычно, но что-то мешает. Слишком тихо, не слышно привычного гогота и громких выкриков. Молодые матери с колясками совершают вечерние прогулки, держа у лица смоченные водой носовые платки. Дымно в квартире, дымно на улице, но здесь хотя бы прохладнее, всё равно деваться им больше некуда. День уходит в прошлое навсегда. Календари показывают новое число.

     Но новый рассвет ничего не меняет. Над городом по-прежнему стоит дым, по-прежнему огонь и разрушение остановились у самого порога, отважные добровольцы и профессиональные пожарные сражаются с напастью. Молчание, напряжённое ожидание, ступор, проблески отчаяния.

     Выкса попала во время катастрофы, словно в замкнутый кокон, заполненный ядовитым дымом. Здесь не светит солнце, лишь душит жара, дни похожи один на другой, это время не может пройти само по себе, с ним нужно сражаться, его нужно побеждать всем вместе, иначе в нём можно застрять навсегда, лишь двигаясь от одного леденящего душу бедствия к другому, волоча обессиленные ноги, встречая взглядом лишь отчаяние и пустоту.

     Нижегородская область

1

Виктор Данилов-Данильян, Юрий Магаршак ОГОНЬ ПО РОССИИ

Происходит то, что еще недавно казалось невероятным: программы новостей выходят под заголовками: РОССИЯ В ОГНЕ. Первые каналы телевидения на всю страну показывают устрашающие карты, на которых обозначены горящими целые регионы. Небывалая жара, бьющая рекорды за более чем столетнюю историю ведения климатических записей, не только увеличила количество "естественных" смертей, особенно среди лиц пожилого возраста, — десятки людей заживо сгорели в огне пожаров. Не только деревни и малые города — Москва окутана дымом горящих торфяников. И дым этот настолько плотен, что фотографии Столицы во мгле (ну, прямо по Герберту Уэллсу — Россия во Мгле: только без аллегории, буквально!) распространяют отечественные агентства. В чем причина — или причины — происходящего? Являются ли лесные и торфяные пожары на громадных территориях аномалией этого года — или надо готовиться к повторению катаклизма? И что можно сделать, чтобы избежать катастрофы в стратегической перспективе?

     Когда журналисты и телевидение сообщают, что с лесным пожаром, охватившим целые регионы, не могут справиться "несколько пожарных машин и даже вертолет", у человека, мало-мальски знакомого с естественными науками, такие сообщения не могут вызвать ничего, кроме грустной улыбки и удивления: то ли те, кто ответственны за средства массовой информации, имели по физике в школе колы, то ли они сознательно дурят народ, успокаивая незнамо чем. Чтобы уразуметь это, достаточно вспомнить, что дождевая туча средних размеров (которая действительно способна потушить лесной пожар) содержит десятки тысяч тонн влаги, выпадающей в виде дождя. На этом фоне десять, сто и даже двести тонн воды, которые могут вылить пожарные из цистерн пожарных машин и с самолётов, — цифра совершенно смешная. Еще древним было известно, что лесные пожары кувшинами и вёдрами не останавливают. Их останавливают созданием просек, уничтожением сухостоя и другими мерами, требующими многолетней планомерной работы. Если ничего заранее людьми и властями (и локальными, и центральными, то есть в масштабах страны) не делалось, благополучно остановить распространение лесных пожаров в пожарном порядке (да простится нам неожиданный каламбур) — а значит, и уничтожение жилых построек — невозможно. Надо отдавать в этом ясный отчет и в будущем готовиться к возможному повторению подобного несчастья общероссийских масштабов заранее.

     Другая сторона проблемы: горят торфяники, потушить которые с поверхности водой из брандспойтов невозможно даже теоретически, так как горение часто происходит на значительной глубине. Однако зададимся вопросом: а почему загорается и самовозгорается торф? Не результат ли это человеческой глупости, за которую и наказывает мать-природа? Так же, как массовые лесные пожары в РФ. Так же, как и различные погодно-климатические аномалии, в частности, значительно более частые, чем в прошлые века засухи в средней полосе, известной своим умеренным климатом, и наводнения всевозможных "сортов", которые, ясное дело, для нас вовсе не компенсации за пережитые засухи. Жара в России бывала и ранее. Но никогда не было столь массовых пожаров. Нет ли в этом бедствии какой-то главной причины?

     Она есть, и, к сожалению, является результатом деятельности человека. Главной причиной массовых пожаров является уничтожение болот. Занятие, начатое при Сталине и продолженное при Хрущеве и Брежневе.

     Почему начали осушать болота в СССР?

     Во-первых, предполагалось, что сельская местность будет обогреваться и работать с торфяников. Более того, ряд крупных ГРЭС предполагалось кормить торфом. Ну и осушили болота. Торф на осушенных пространствах в сколько-нибудь заметных масштабах добывать не пришлось — куда выгоднее оказалось топить газом и мазутом, да и традиционным углем. Зато осушили (как горделиво заявляли) сушу. А что получили? Да вот то, что происходит сегодня, и получили. Сушу и сушь.

     Новая кампания по осушению торфяников в 1970-х—80-х годах была связана с реализацией государственной программы по развитию сельского хозяйства в нечерноземных областях Европейской части России (программа "Нечерноземье"). Именно в это время под видом осушения заболоченных земель были нарушены экосистемы окраинных участков торфяных болот. С экономической точки зрения эта деятельность была совершенно бессмысленной, так как у колхозов и совхозов не было сил и средств для расширения сельскохозяйственных угодий, так что новые осушенные земли под мощным партийно-административным давлением осваивались, но одновременно выводились из оборота старые вполне продуктивные освоенные земли. Основным итогом этих усилий, помимо роста масштаба деятельности знаменитого Минводхоза СССР (переброски рек и т.п.), было дополнительное осушение торфяников.

     Нам не удалось найти данных по площадям торфяников и осушенных болот в Европейской части России (имеющей площадь около 4 миллионов квадратных километров) — только по стране. Вот они: оторфованных земель в РФ 3, 69 млн. кв. км, 21,6% территории. Болот с толщиной торфа свыше 30 см. — 1,32 млн. кв. км, или 8,1% площади страны, а с толщиной торфа более 50 см — соответственно 975 тыс. кв. км, или 5,7%. Практически вся территория к северу от центральных черноземных областей России заторфована. На заторфованной почве построены деревни и дачные участки. Общая площадь торфяников к западу от Урала (наиболее затронутых бедствием) порядка миллиона квадратных километров. Значительная их часть осушена — и горит, либо может загореться при распространении возгорания под землей или как результат самовозгорания. Такова реальность.

     В России засухи, разумеется, бывали и ранее. С XVIII века считалось, что из десяти лет — три засушливых. Но никогда ранее торфяники так массово не горели, потому что естественно смачивались находившейся над ними и в них водой. Трагедия, подобная нынешней, впервые произошла в 1972 году. Чад от горящих торфяников стоял до середины октября, тогда же и дожди пошли, которых не было с начала июня. В августе того года в Москве было 6 дней, когда температура превышала 36оС. Отличие 1972 года от 2010-го — не было охватывавших большие территории пожаров без торфа, как сейчас в Воронеже и других чернозёмных областях. Или о них просто не сообщали. Да и температурные рекорды уже перекрыты.

     Сколько воды находилось в торфяниках? Можно ли её восполнить, залив, например, из Оки или Волги? Прикинем по порядку величины. Волга несет в Каспийское море примерно 250 кубических километров воды в год. При средней глубине болот, положим, метр (некоторые менее глубокие, некоторые намного глубже) в них содержалось (ну-ка умножьте в столбик) не менее тысячи кубо-километров воды, то есть в разы больше, чем за год несла в море Великая Река Русская, больше, чем несут в море все реки Европейской части РФ. Сколько торфяников осушено, сколько потеряли воды не вполне осушенные, сколько и где её осталось и каков её режим в нынешних торфяных болотах — неведомо. Частично, конечно, ситуацию с горением торфа во время пожара можно исправить, залив "первоприоритетные" территории. Некоторые губернаторы уже запросили десятки миллиардов рублей за заливку болот. В момент, когда леса и торф горят, их можно понять. Но эти запросы не подкреплены никакими изысканиями, никакими проектными разработками. Наша национальная традиция — просить бюджетные деньги в "горячий" момент, не имея никакого обоснования запрашиваемой суммы. Но такая мера по "тушению пожаров в пожарном порядке" ни в коей мере не может быть стратегической. Необходимо восстановить весь природный баланс в бывших болотах, которые в действительности были естественными регуляторами климата и водообмена.

     Дожди в средней полосе России вызываются не только облаками, приходящими с морей-океанов, но и (в масштабе десятков процентов от общего количества осадков) локальными испарениями. Поступление влаги из леса в атмосферу в расчете на единицу площади на порядки больше, чем испарение непосредственно с почвы, с поверхности озера или реки. Растение через корни забирает воду из почвы, она проходит по стволу, ветвям или стеблю в листья и испаряется в атмосферу — этот процесс называется транспирацией. Количество воды (в граммах), требуемое на образование 1 г сухой биомассы растения, коэффициент транспирации, варьируется, но очень редко бывает меньше 100, его обычные значения — от 300 до 800: обмен влагой между растительностью и атмосферой чрезвычайно велик! Во время засухи устьица закрываются, и испарение существенно уменьшается. Во всем комплексе таких процессов в средней полосе болотам принадлежит огромная роль, они — важнейший регулятор водообмена с атмосферой. Всякое нарушение болотных экосистем — это удар по окрестным лесам! От них и от лесов в значительной мере зависят осадки, поскольку облакообразование происходит не только над океаном, но и над сушей — прежде всего благодаря лесам и неразрывно связанной с ними системе болот. Леса "перегоняют" (ретранслируют) влагу внутрь континента, если бы не они, львиная доля осадков выпадала бы только в прибрежной полосе шириной примерно в 300 км. Сейчас этот баланс кардинально нарушен. Конечно, и тысячу лет назад, когда все леса и болота были "на месте", случались засухи, но то, что деятельность человека по "преобразованию природы" усиливает их, не вызывает сомнений. Отсюда и беспрецедентность нынешней засухи, и небывалое горение торфяников и лесов. Отсутствие понимания того, что леса являются ретрансляторами влаги, привело к тому, что природный кондиционер площадью миллионы квадратных километров, помогавший России спасаться от жары и лесных пожаров, мы очень серьезно повредили своими руками.

     Роль болот средней полосы не исчерпывается их прямым и косвенным (через леса) участием в водообмене. Болота препятствуют усилению парникового эффекта. Образующаяся в них органика (для этого надо поглощать углекислый газ из атмосферы) не разлагается с выделением углекислого газа обратно в атмосферу, как в тропических лесах, а запасается — это и есть процесс торфообразования. Справедливо говорят, что болота — "вторые легкие" планеты наряду с лесом. Кроме того, болота являются естественными фильтрами воды, им принадлежит важная роль в обеспечении чистоты воды в ее подземных месторождениях. Наконец, болота играют важнейшую роль в образовании рек. Из этого краткого экскурса очевидно, насколько разрушительной для природы была деятельность по осушению болот, об успешном ходе которой не раз было триумфально доложено.

     Не только в уничтожении болот, конечно, причина беспрецедентной жары и засухи. Изменения климата в мире — проблема, требующая всестороннего изучения. Какие бы споры ни велись по этому поводу, неумолимые факты говорят об учащении и усилении погодных аномалий во всем мире. Дело не только в самих по себе температурных и прочих рекордах (как "вверх", так и "вниз" — неизбежное следствие утраты равновесия, разбалансировки), но и в частоте их обновления. А то, что одной из главных причин лесных пожаров этого года (и главной — в горении торфа) на территории страны является осушение болот, планомерно осуществлявшееся в Советском Союзе на протяжении полувека, не вызывает сомнения.

     Такова история проблемы. Важность понимания которой прежде всего в том, чтобы учиться на ошибках прошлого и поступать более мудро. И речь идет не только о стратегическом планировании, но и об элементарной предусмотрительности. Уже в 2000-е годы у нас ухитрились уничтожить лесоохранную систему, федеральный экологический контроль, МЧС все больше сосредоточивается не на профилактике чрезвычайных ситуаций, а лишь на реагировании на них. Однако сейчас на первом плане вопрос не о том, кто виноват, а проблема: что делать, чтобы переломить ситуацию.

      В кратковременной перспективе, в масштабах лета единственное, что можно делать реально, — это спасать людей и оградить от возгорания жизненно важные объекты. Долгосрочные меры — нечто совершенно другое. Требующее вдумчивости, профессионализма и ещё более серьёзных затрат.

     Простые меры при решении сложных многокомпонентных проблем (а именно такова проблема восстановления "вторых легких" русской природы) нередко приводят к последствиям, которых не ожидали. Например, Большой Каракумский канал имени Ленина (сегодня — канал имени Туркменбаши), строительство которого было задумано при Сталине и реализовано при Хрущеве, по замыслу должен был орошать среднеазиатские земли и сделать их сверхплодородными. На деле же бoльшая часть воды просто уходит "в песок". Поступление воды в Аральское море из Амударьи резко уменьшилось, от чего (и прочих аналогичных изъятий воды из нее и Сырдарьи) оно начало высыхать. А вдоль канала (1500 км) возникли не просто заболоченные области, но произошло и засоление почв. Солёные болота в пустыне — можно ли было ожидать такого результата? Ведь именно засоление почв уничтожило плодородные земли Месопотамии, цивилизацию древности, которая процветала в течение трех тысяч лет. Причем после климатической и сельскохозяйственной катастрофы, произошедшей в этих районах более двух тысяч лет назад, плодородие так и не восстановилось. Аналогия очевидна и поучительна.

     Программа сохранения низинных болот является международной. И лишь в одной стране мира из экономически и технологически развитых (догадайтесь с трех раз — в какой) ею, по сути, не занимаются. А верховые болота для нас еще важнее, именно они — главные источники рек средней полосы Европейской России. Это положение необходимо исправить. Нужна вдумчивая программа восстановления естественных кондиционеров природы и регуляторов климата (болот в просторечии) на территории страны.

     Необходимо срочно, в течение дней и недель, начать программу научных исследований происходящего, в частности, состояния заторфованных земель, потребностей в воде для их обводнения, доступных (с обязательным соблюдением всех экологических требований) источников воды для этого и их возможностей, ранжирования необходимых мер по приоритетности (прежде всего с экологической, но также и с экономической точки зрения). Чтобы долговременные программы помогли спасти ситуацию — а не навредить еще больше. Нужно ли восстанавливать все болота, а если не все, то где? И как именно восстанавливать? — вопросы, требующие глубокого исследования, прежде чем принимать новую стратегическую программу. Если это не будет сделано, то при следующем таком Армагеддоне есть риск потерять Россию. А он, скорее всего, в условиях глобальных климатических изменений наступит, и не через 38 лет (считая от 1972 года), а гораздо раньше.

1

ВЫСТРЕЛЫ В СПИНУ...

В редакцию попал текст беседы с неким анонимным «ветераном КГБ». После некоторых колебаний мы решили опубликовать его в качестве продолжения дискуссии о феноменах перестройки и ГКЧП (см. «Завтра», 2010, №№ 26-28, 31).

      ВОПРОС. Прежде всего хотим поблагодарить вас за согласие на эту беседу, поскольку никаких "сроков давности" по событиям ГКЧП, судя по всему, нет и не предвидится. Времени у нас немного, поэтому сразу первый вопрос: как, по-вашему, события августа 1991 года стали следствием какого-то заговора, или же всё происходило так, как это описывает официальная историография, и конспирологическая составляющая отсутствует?

     ОТВЕТ. Конечно, заговор был, и не один. Был заговор Горбачева и его сторонников. Был заговор тех, кто хотел сбросить Горбачева, — консервативной части партийного и советского руководства. Был заговор со стороны прозападных радикалов, поставивших на Ельцина. И был четвертый заговор — это заговор высшего руководства КГБ СССР, прежде всего в лице Крючкова и Бобкова. Все они играли в свою игру, и в результате получилось то, что получилось.

      ВОПРОС. А могла ли ситуация в нашей стране, при условии победы ГКЧП, развернуться, скажем, по китайскому сценарию, который вывел КНР на передовые стратегические и экономические позиции в современном мире?

     ОТВЕТ. Победы ГКЧП быть не могло — не для того он создавался. Он был сформирован на сброс политической системы СССР и его дальнейшего расчленения. А насчёт успеха китайских реформ и провала реформ российских — я долго думал над этим вопросом — и пришёл к выводу, что тут ключевую роль сыграло отсутствие десталинизации китайского общества и крепость высшего политического эшелоны КПК, хотя и там Генеральный секретарь вел дело к демонтажу централизованной государственной системы. Но когда там на площади Тяньаньмынь к приезду Горбачева проявилось диссидентское движение, организованное с подачи тех же прозападных сил и с участием резидентуры КГБ, на применении силы против протестующих настоял именно "отец китайских экономических реформ" Дэн Сяопин, который к тому времени не занимал уже никаких официальных постов в руководстве КНР.

      ВОПРОС. Можно ли считать пусковым моментом ГКЧП угрозу подписания 21 августа нового Союзного договора, который превращал СССР в конфедеративное государство?

     ОТВЕТ. Безусловно. Мало того, он "взрывал" не только Советский Союз, но и Россию, поскольку автономные республики и края в составе РСФСР получали статус, равный союзным республикам. Россия должна была распасться точно так же, как Советский Союз, и вместе с ним. Всё шло по той же схеме, что и разрушение социалистического содружества в 1988-1990 годах: сброс Совета экономической взаимопомощи и Организации Варшавского договора. Но всё равно в борьбе против Горбачева можно было действовать вполне легитимно. Участники ГКЧП могли собрать внеочередной пленум Верховного Совета СССР, где у них было явное большинство, и провести через него все нужные решения. Но почему-то предпочли пойти нелегитимным путем, по той самой модели, которая до этого уже провалилась в прибалтийских республиках: и в Латвии, и в Литве, где создавались Комитеты национального спасения.

      ВОПРОС. Но они проваливались прежде всего потому, что Москва не оказывала им должной поддержки?

     ОТВЕТ. Москва не оказывала им должной поддержки и не могла такой поддержки оказать из-за их изначальной нелегитимности — поскольку те создавались в обход местных органов законодательной и исполнительной власти, в обход местных партийных органов. При этом во главе всех "народных фронтов" и тому подобных национально-демократических организаций в союзных республиках стояла агентура КГБ. И в эти непонятные игры играл Крючков. Наверное, не сам, а с подачи Горбачева, но он осознанно насаждал в Прибалтике "новые политические силы". Поэтому его роль в событиях августа 1991 года вызывает самые большие вопросы. Почему, например, будучи инициатором создания ГКЧП, — а именно Крючков уговаривал и Прокофьева, первого секретаря Московского горкома партии, и Лукьянова, председателя Верховного Совета СССР, участвовать в ГКЧП, но те отказались, а другие согласились, — так вот, почему он вдруг на второй день ГКЧП полетел в Форос к Горбачёву? Почему именно от него не поступила команда на интернирование Ельцина и его окружения?

     Ведь все разговоры о том, что группа КГБ опоздала к захвату Ельцина, который тогда на самом деле пребывал в депрессии и уже уходил в запой, о чем есть свидетельства Полторанина и Коржакова, — это даже не смешно. Его не стали ни арестовывать, ни депортировать. Мало того, на самой ранней стадии внутри Белого Дома находились спецподразделения — не буду называть, какие, — которые якобы пришли на защиту Белого Дома, а на самом деле ждали команду. Они не должны были никого убивать — их задачей была локализация верхушки руководства РФ под видом эвакуации в безопасное место. Это всё делалось элементарно, даже без всякого насилия.

     Точно так, же все разговоры о том, что группа "Альфа" отказалась штурмовать Белый Дом, — не более чем басни. Штурмуют тогда, когда есть или предполагается сопротивление. А Белый Дом не надо было штурмовать — там сидели те же спецназовцы, свои. У "Альфы" была задача в случае необходимости по команде очистить площадь. Чистить площадь — тоже никаких проблем. Это даже не 1993 год, когда вооруженные люди были в Белом Доме и вокруг Белого Дома, когда из "горячих точек" съехались люди с опытом боевых действий, озлобленные, и там непонятно что начиналось.

     А это был еще Советский Союз, практически безоружная толпа, которую составляла, в основном, интеллигенция. Она просто прорезалась, детей, женщин и стариков отсеивали, буйных локализовали — методика не просто существовала, она уже была отработана в Грузии, в Армении, в Прибалтике…

     Но ни те, в Белом Доме, ни эти, на площади, "своих" команд не получили. Ну, а в ходе разбора полётов — дураков же нет! — одни заявили, что пришли по зову сердца защищать демократию, а другие — что отказались выполнять преступный приказ путчистов. За что все получили ордена, звания, должности и так далее.

      ВОПРОС. А в чём тогда заключалась роль армии? Того же генерала Лебедя с его "штурмовым отрядом"? Или спецподразделений МВД?

     ОТВЕТ. Понятно, что и армия, и милиция участвовали в событиях ГКЧП, поскольку и Язов, и Пуго были его членами, но, скорее, как "массовка", создавали необходимые декорации. А режиссёры находились тогда в нашем ведомстве.

      ВОПРОС. Есть свидетельство Татьяны Ельциной-Дьяченко, которая говорила о том, что окружившие их резиденцию в Архангельском-Дальнем в пять часов утра спецназовцы заходили на территорию, говорили, что "всё будет в порядке", и фактически под их охраной Ельцин был доставлен в Москву, в Белый Дом.

     ОТВЕТ. В том, что Ельцин в те дни постоянно был на связи с Крючковым, лично у меня никаких сомнений нет. Он был в курсе дела, точно знал, что никакой реальной опасности для него нет, и что ему надо делать.

      ВОПРОС. Хорошо известно, что Крючков еще с 1956 года, когда он был третьим секретарем нашего посольства в Венгрии, стал одним из ближайших и самых доверенных помощников Андропова, сопровождал его и в ЦК КПСС, и в КГБ. В чем, по-вашему, мог заключаться тот "заговор Крючкова", о котором вы говорите? Был ли он его личной инициативой, или же каким-то образом продолжал "линию Андропова"?

     ОТВЕТ. Вряд ли. Ведь примерно за год до ГКЧП Крючков на одном из заседаний Верховного Совета СССР неожиданно заявил об "агентах влияния" в ближайшем окружении Горбачева. Он имел в виду, конечно, Яковлева и Шеварднадзе, которых объединяло только то, что они были, как и Горбачев, креатурами и любимцами Андропова. То есть он публично предлагал Горбачёву альтернативу, которую тот не принял.

     По-моему, Крючков тогда просто заигрался, он играл со всеми, и его, в конце концов, "кинули". Нельзя играть с тремя силами сразу. Его арестовали, но в тюрьму не сажали, а держали под спецохраной на одной из правительственных дач, откуда и привозили в Лефортово для допросов, очных ставок и других следственных действий. А вот мотивы действий Крючкова в те дни — ничего не могу сказать по этому поводу… По крайней мере, никаких дивидендов лично ему участие в ГКЧП и разрушение Советского Союза не принесло. В 90-е годы он сидел без денег, ездил по Москве на общественном транспорте, без всякой охраны…

      ВОПРОС. Ну, он же незадолго до ГКЧП, в апреле 1991 года, встречался на яхте Роберта Максвелла с руководителем "Моссада"… КГБ принимал самое непосредственное участие в "бархатных революциях" в странах Восточной Европы, включая падение Берлинской стены, причем решение о принципиальном невмешательстве Советского Союза во внутренние дела этих стран было оформлено решением Политбюро, под ним стояли все подписи, в том числе и будущих "гэкачепистов". Чем это объяснить?

     ОТВЕТ. В городе Тимишоара — кто стрелял по румынским шахтерам? Все те из окружения Чаушеску, кто остался в живых, утверждали, что приказа открывать огонь не было. Говорят, что накануне несколько команд наших, израильских и американских спецназовцев были заброшены на территорию Румынии — ясно, что по согласованию с тогдашним руководством "секуритатя"…

      ВОПРОС. А каким было участие американских и других западных спецструктур в событиях августа 1991 года? Почему там заранее знали, что, когда и где будет происходить в Москве?

     ОТВЕТ. Думаю, никакого видимого и прямого участия не было. А информировать их, конечно, не только могли, но и были должны, чтобы избежать каких-то недоразумений.

      ВОПРОС. В том числе и по линии КГБ?

     ОТВЕТ. Конечно, и даже в первую очередь. Кстати, именно поэтому официальная реакция американцев на ГКЧП была нулевой. В Вашингтоне действительно были заинтересованы в сохранении СССР.

      ВОПРОС. А как же вильнюсские события?

     ОТВЕТ. Да, вильнюсские события — это почти на сто процентов дело рук американских спецслужб. Вплоть до того, что один бывший "зеленый берет" в арендованном "саюдистами" подвале организовал производство "коктейля Молотова", бутылки с которым раздавались участникам беспорядков.

      ВОПРОС. И как одно ваше утверждение согласуется с другим. Отсечь Прибалтику — это тактический успех для США и мирового Фининтерна, а "разукрупнить" Советский Союз и поставить под свой хотя бы косвенный контроль ракетно-ядерный потенциал своего прямого противника — это уже успех стратегический. Не так ли?

     ОТВЕТ. Не исключено, что они сами не ожидали, какой "кусок" им отвалится и сомневались, что смогут "проглотить" его безболезненно. Тут надо понимать, что включение прибалтийских республик в состав Советского Союза Соединенные Штаты не признавали. То есть там, они считали, можно было не стесняться, руки развязаны. А в Москве им приходилось проявлять суперосторожность.

     Что же касается Крючкова и его полёта в Форос — интересное место есть в воспоминаниях Руцкого. Там говорится, что Горбачёв при встрече назвал Крючкова "мудаком". Когда человек предаёт, его так не называют. "Мудак" — это другое, это когда человек проваливает порученное ему дело, не справляется с ним в силу своей личной неадекватности.

      ВОПРОС. Согласитесь, что в нужный момент прикинуться "мудаком" — тут требуются немалый ум и выдающиеся актерские способности. Допустить, что КГБ СССР несколько лет возглавлял всё-таки "мудак", конечно, можно. Но это значит, во-первых, что его туда поставили далеко не "мудаки", а во-вторых, что реальными делами в КГБ занимались тоже далеко не "мудаки", которые формально могли находиться на вторых или даже третьих ролях. Ведь та серия загадочных смертей, которая сопровождала разгром ГКЧП, до сих пор не раскрыта.

     ОТВЕТ. Вы имеете в виду смерти Пуго, Ахромеева, Кручины, Лисоволика и других партийных товарищей?

      ВОПРОС. Да, конечно. Самыми "громкими" из них были, наверное, смерти Пуго и Ахромеева, обросшие впоследствии самыми невероятными мифологическими "подробностями".

     ОТВЕТ. Одна из таких "подробностей", не подтверждённая документально, "гуляла" в нашей среде. Арестовывать Пуго, как известно, выезжали Ерин и Явлинский. Так вот, когда они вошли в квартиру, в прихожей лежал труп человека. У кровати без сознания лежала жена Пуго. Сам Пуго, полулежа на кровати, сказал Ерину: "Витя, как хорошо, что ты приехал! Одного я успел уложить…" — и тоже потерял сознание. В это время в открытую дверь зашли два человека с короткоствольными автоматами. Здоровые, под метр девяносто. И, обращаясь к Ерину, сказали примерно следующее: "Виктор Фёдорович, у вас есть семья, любимые дети, внуки… Вы ведите себя спокойно. Мы сейчас заберем нашего товарища, вас не тронем. Вы приехали на самоубийство — запомните, это было самоубийство…" Взяли тело и ушли. Явлинский тогда выбрался на лестничную площадку и его вырвало. Он с этого момента перепуган на всю оставшуюся жизнь. Когда ему напоминают о выезде к Пуго, у него просто истерика начинается. Так ли это? Надо спросить у Ерина и Явлинского...

      ВОПРОС. А откуда эти суперкиллеры были, до сих пор не известно?

     ОТВЕТ. Нет, конечно. Но это были явно русские люди. Очень спокойные, очень вежливые, очень информированные…

      ВОПРОС. А зачем нужно было убивать именно Пуго?

     ОТВЕТ. Видимо, он, занимаясь несколько лет делами партийного контроля и будучи по совместительству министром внутренних дел СССР, обладал некой информацией, которая делала его крайне опасным для истинных режиссеров ГКЧП. То же самое касается смерти Кручины. Ну, зачем ему было выбрасываться с балкона там или из окна своей квартиры? Убирали тех людей, которые слишком многое знали про так называемые "деньги партии", это же очевидно. Я, кстати, напомню, что когда Ельцина в декабре 1985 года назначили первым секретарем Московского горкома КПСС, пять первых секретарей столичных райкомов партии тоже выбросились из своих квартир. Вряд ли такое "совпадение" можно считать случайным.

      ВОПРОС. Из ваших слов следует, что Советский Союз, образно говоря, был убит выстрелами в спину...

     ОТВЕТ. Вы прекрасно знаете, что этот образ использовали немецкие реваншисты после поражения в Первой мировой войне. На нём строилась вся гитлеровская пропаганда. Не думаю, что его следует применять к событиям августа 1991 года.

1

Александр Нагорный, Николай Коньков КТО И КАК ГОТОВИЛ ГКЧП

История ГКЧП начинается задолго до августа 1991 года — её корни лежат в куда более глубинных пластах отечественной истории. Но "по плодам их узнаете их" — и раз главными плодами ГКЧП стали разрушение Советского Союза и запрет КПСС, то необходимо восстановить всю цепочку событий, приведших к таким результатам.

      11 марта 1985 года — буквально на следующий день после внезапной смерти К.У.Черненко Генеральным секретарём ЦК КПСС избирается член Политбюро ЦК КПСС (с октября 1980 г.), секретарь ЦК КПСС (с ноября 1978 г.) Михаил Сергеевич Горбачёв. Решающую роль в его избрании сыграла позиция министра иностранных дел СССР (с февраля 1957 г.) Андрея Андреевича Громыко, а также весьма удачное для Горбачёва отсутствие в стране первого секретаря ЦК КПУ (с мая 1972 г.), члена Политбюро ЦК КПСС (с апреля 1971 г.) Владимира Васильевича Щербицкого, который в это время находился с официальным визитом в США.Громыко на этот шаг подтолкнули контакты с Яковлевым, Арбатовым и Примаковым, которые через сына Громыко Анатолия, работавшего тогда директором Института Африки, настаивали на необходимости выдвижения и утверждения Горбачева. Не менее интересна и ситуация с Щербицким.

     "Щербицкий спешил участвовать в выборах нового генсека, нового высшего руководителя СССР. Но опоздал. В нью-йоркском аэропорту Джона Кеннеди посол А.Ф. Добрынин сообщил, что спешить, собственно, некуда – генсеком уже стал Михаил Сергеевич Горбачёв" (Станислав Кондрашов. "Литературная газета", 2005, № 11).

     "Щербицкий хорошо понимал: в связи с драматическими событиями в Кремле его ставки как члена Политбюро слишком высоки, а следовательно, оставаться пассивным наблюдателем, да и еще на таком расстоянии, — для него политическая смерть. Поэтому он не колеблясь решил прервать визит и возвратиться домой. Этому помешала задержка в Сан-Франциско: нужно было перегнать в Нью-Йорк с Кубы Ил-62, а делать это почему-то не спешили. Почему?" (Виталий Врублевский. "Владимир Щербицкий: правда и вымыслы").

      11 апреля 1985 года — первый секретарь Свердловского обкома КПСС Борис Николаевич Ельцин по рекомендации Егора Кузьмича Лигачёва назначен заведующим отделом строительства ЦК КПСС.

      23 апреля 1985 года — Пленум ЦК КПСС, на котором состоялось первое публичное выступление М.С.Горбачёва в качестве лидера партии и Советского Союза. Провозглашена стратегия "ускорения социально-экономического развития страны", отмечены "застойные явления" предыдущего периода.

      7 мая 1985 года — принято Постановление ЦК КПСС и СМ СССР "О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма", началась антиалкогольная кампания.

      1 июля 1985 года — Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе становится членом Политбюро ЦК КПСС, Б.Н.Ельцин и Л.Н.Зайков — секретарями ЦК КПСС.

      2-3 июля 1985 года — А.А.Громыко избирается Председателем Президиума Верховного Совета СССР, Э.А.Шеварднадзе назначается Министром иностранных дел СССР.

      5 июля 1985 года — Александр Николаевич Яковлев утвержден Политбюро ЦК КПСС в должности заведующего Отделом пропаганды ЦК КПСС. "Июльская кадровая революция" Горбачёва практически завершена, будущие "перестройщики" обеспечили себе контроль за идеологией и внешней политикой.

      30 июля 1985 года — М.С.Горбачёв объявляет односторонний мораторий СССР на ядерные взрывы.

      27 августа 1985 года — Президиум Верховного Совета СССР назначает Председателем Совета Министров СССР Николая Ивановича Рыжкова. Николай Александрович Тихонов освобожден от этого поста по собственному заявлению в связи с состоянием здоровья. Окончательное утверждение состоялось 26 сентября 1985 года на Политбюро ЦК КПСС.

      19-21 ноября 1985 года — состоялась встреча М.С.Горбачева и президента США Рональда Рейгана в Женеве. . Именно там были заложены первые кирпичи в здание "перестройки" внешней и внутренней политики СССР.

      2 декабря 1985 года — в результате острой сердечной недостаточности на 76-м году жизни скончался член Политбюро Центрального Комитета Социалистической Единой Партии Германии, министр национальной обороны ГДР генерал армии Гейнц Гофман.

      5 декабря 1985 года — на 59-м году жизни в результате сердечной недостаточности скоропостижно скончался член Центрального Комитета Венгерской Социалистической Рабочей Партии, министр обороны Венгерской Hародной Республики генерал армии Иштван Олах.

      24 декабря 1985 года — Б.Н.Ельцин избирается первым секретарем Московского горкома КПСС. Сразу после избрания он начинает "чистки" в аппарате МГК КПСС и в московских райкомах партии, где на учёте стоят все высокопоставленные деятели КПСС.

      9 января 1986 года — принимается совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О мерах по дальнейшему развитию потребительской кооперации", предусматривающее возможность создания частных торгово-закупочных кооперативов с июля 1986 года.

      25 февраля—6 марта 1986 года — проходит XXVII съезд КПСС. М.С.Горбачёв в своём отчётном докладе впервые указывает на то, что "всякая перестройка хозяйственного механизма, как известно, начинается с перестройки сознания, отказа от сложившихся стереотипов мышления и практики, ясного понимания новых задач". Принимается новая Программа КПСС.

      Март 1986 года — в Якутском госуниверситете происходят стычки между студентами на национальной почве.

      8 апреля 1986 года — посещение М.С.Горбачевым Волжского автозавода в Тольятти. Концепция "перестройки" сменяет концепцию "ускорения": "Без перестройки не может быть ускорения".

      26 апреля 1986 года — авария на 4-м блоке Чернобыльской АЭС.

      13 мая 1986 года — снятый в 1984 году фильм Тенгиза Абуладзе "Покаяние" демонстрируется участникам съезда кинематографистов. В ноябре он будет выпущен в широкий прокат как символ перестройки и демонтажа сталинизма.

      16 июня 1986 года — М.С.Горбачёв выступает на Пленуме ЦК КПСС: "В реальной жизни, как мы видим, развиваются не только позитивные тенденции —они, разумеется, доминируют в обществе, — но действуют и тормозящие факторы, на которые наталкивается процесс перестройки. Подчас они носят объективный характер, но чаще всего идут от инерции, от застарелых привычек, застывшей психологии. Сегодня активно проявляют себя те, кто твердо встал на позиции ХХVII съезда... Немало и таких товарищей, которые политически понимают необходимость работать по-новому, но просто не знают, как это осуществить практически... Мы не можем не замечать и тех, кто еще не понял сути идущих перемен, кто выжидает или не верит в успех задуманного партией экономического и политического поворота... Я бы сказал, что и сама перестройка идет пока медленно". Первый намёк на существование "врагов перестройки".

      Июль 1986 года — создание первых "неформальных" общественно-политических объединений с целью "содействия перестройке". Главную роль в их формировании принимает агентура 5-го управления КГБ СССР.

      14 августа 1986 года — принимается совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "О прекращении работ по переброске части стока северных и сибирских рек".

      31 августа 1986 года — катастрофа пассажирского парохода "Адмирал Нахимов" на рейде Новороссийска. Гибель 423 человек, находившихся на пароходе.

      11-12 октября 1986 года — встреча Рональда Рейгана и М.С.Горбачёва в Рейкъявике, по свидетельству очевидцев, положившая начало прямому сотрудничеству последнего Генерального секретаря ЦК КПСС с американцами. "Переговоры велись здесь исключительно "с глазу на глаз", то есть в присутствии только иностранного переводчика. Политбюро не имело возможности контролировать эту сторону поведения Горбачева" (Валерий Легостаев, "Завтра", 2002, № 34).

      1 декабря 1986 года — на заседании Политбюро ЦК КПСС принято решение о прекращении ссылки академика А.Н.Сахарова в Горький и его возвращении в Москву. Как следствие, снимаются преграды перед деятельностью "диссидентских прозападных элементов" в столицах и национал-сепаратистов в союзных и автономных республиках.

      17-18 декабря 1986 года — массовые беспорядки на национальной почве, вызванные решением Пленума республиканского ЦК, освободившего Д.А.Кунаева от должности первого секретаря ЦК компартии Казахстана и избравшего на эту должность Г.В.Колбина.

      25 декабря 1986 года — принимается "Закон о потребительской кооперации", разрешающий организацию кооперативов при предприятиях, что снимает централизованный контроль за безналичными активами предприятий, расчищает дорогу к гиперинфляции и вымыванию товарной массы из магазинов.

      13 января 1987 года — издаётся Указ Президиума Верховного Совета СССР о вопросах, связанных с созданием на территории СССР и деятельностью совместных предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления.

      5 февраля 1987 года — Совет министров СССР издает постановления, разрешающие создание и работу кооперативов в сферах общественного питания, бытового обслуживания населения, а также производства товаров народного потребления.

      3 марта 1987 года — торжественная презентация первого выпуска журнала "Бурда моден" на русском языке.

      28 мая 1987 года — в День пограничника на Большом Москворецком мосту, в непосредственной близости от Кремля, приземляется легкий одномоторный самолёт "Cessna 172B Skyhawk", который по маршруту Гамбург—Хельсинки—Москва пилотировал 19-летний гражданин ФРГ Матиас Руст. По словам дежурного генерала на ЦП ПВО 28 мая 1987 года Сергея Мельникова, бывший председатель КГБ Владимир Крючков в разговоре в доверительной форме сообщил ему, что "лично готовил эту операцию по указанию Горбачёва". Её итогом стал разгром военного руководства СССР и удаление большей части высшего командного состава. ПВО следило за самолётом Руста, но не получало команды сбить его, находясь под влиянием инцидента с южнокорейским "Боингом" в августе 1983 года.

      30 июня 1987 года — принимается Закон СССР "О государственном предприятии (объединении)"

      Июль 1987 года — публикация в газете "Известия" сообщения ТАСС о требовании крымских татар воссоздать Крымскую АССР и массовые акции крымских татар в Москве.

      23 августа 1987 года — демонстрации в Эстонии против "пакта Молотова—Риббентропа".

      21 октября 1987 года — первый секретарь Московского горкома КПСС Б.Н.Ельцин выступает на Пленуме ЦК КПСС с критикой перестройки "слева", включая зарождение "культа личности" Горбачёва.

      31 октября 1987 года — первое массовое (более 200 человек) выступление армян Нагорного Карабаха с требованием "воссоединить Арцах с Арменией".

      1 ноября 1987 года — презентация книги М.С.Горбачева "Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира".

      9 ноября 1987 года — Б.Н.Ельцин попадает в больницу, якобы в связи с попыткой самоубийства.

      11 ноября 1987 года — М.С.Горбачёв выступает на пленуме Московского горкома КПСС по "делу Ельцина". Ельцина освобождают от обязанностей первого секретаря МГК КПСС.

      7 декабря 1987 года — встреча М.С.Горбачева с Маргарет Тэтчер в Лондоне по пути в США.

      8 декабря 1987 года — в Вашингтоне М.С.Горбачев и Рональд Рейган подписывают договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

      7 января 1988 года — принимается совместное решение ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР о восстановлении наименований населенных пунктов, улиц и площадей, носящих имя Л.И. Брежнева.

      14 января 1988 года — Б.Н.Ельцин назначен министром СССР, первым заместителем Председателя Государственного комитета СССР по строительству .

      Январь 1988 года — начинается изгнание этнических азербайджанцев с территории Армянской ССР. Центральная власть и КГБ откровенно бездействуют.

     Продолжение следует

1

Владимир Винников МЕГАМАШИНА

Последнее время многое говорится о поведенческих различиях между средним жителем РФ и таким же средним жителем Запада. Мол, не та у нас этика, не протестантская, не продуктивная она, и касается это всех: от последнего бомжа до самых успешных представителей отечественного крупного бизнеса. С западной точки зрения российский бизнесмен представляет собой просто стихийное бедствие, от которого лучше всего по возможности держаться подальше.

     Иными словами, у них практически несовместимые между собой этические поля, "перпендикулярные" друг другу этосы (под этосом здесь и далее подразумевается система этических — как ценностных, так и поведенческих — нормативов, свойственная той или иной группе субъектов).

     В целом общие этические параметры у российского бизнес-сообщества носят негативный характер. "Негативный" здесь не означает "запретительный": "того-то и того-то делать нельзя". "Негативный" здесь означает "отталкивающийся от какой-то позитивной нормы": "то-то и то-то делать нужно" — и отрицающий её. Позитивное целеполагание у подавляющего большинства членов российского бизнес-сообщества отсутствует напрочь, причем это касается самых фундаментальных принципов: оптимизации соотношения прибыли/риски, социальной ответственности бизнеса — и так далее. В результате бизнесом как таковым в современных российских условиях можно заниматься не более трех-пяти лет — дальше начинается или политика, или нерешаемые "проблемы" с "выше крышеванными конкурентами" и властями. А эти сроки, в свою очередь, формируют отношение к бизнесу как временному и не слишком привлекательному занятию, которое в самом лучшем случае может дать средства для какой-то иной, "настоящей" жизни — к тому же, как правило, не имеющей прямого отношения к "этой стране".

     В результате "реформ" все субъекты российских рыночных отношений попали в ситуацию полного нравственного вакуума: условно говоря, ни Бога, ни месткома. Религиозная санкция на бизнес как отсутствовала, так и отсутствует, а государственно-правовая вроде бы есть, но она насквозь фальшива. Какие-то элементы (или обломки) этнических и конфессиональных этосов не могли и, разумеется, не смогли стать основой адекватного российского корпоративного этоса.

     Единственно действенным нравственным регулятором в данной ситуации оказалось банальное насилие: как "горизонтальное", внутри самого бизнес-сообщества (вспомним в этой связи печально знаменитые "войны олигархов"), так и "вертикальное": "снизу", со стороны криминала, в том числе этнического, и "сверху", со стороны "властной вертикали". К началу "эры Путина" два последних вектора насилия окончательно возобладали и несколько уравновесили друг друга, задав более-менее универсальные "правила игры" и обеспечив временную, неустойчивую стабильность. Временную и неустойчивую — потому, что эта стабильность не была самодостаточной и требовала присутствия двух "встроенных" условий: постоянного притока "нефтедолларов" извне и постоянного передела собственности внутри страны.

     Понятно, что годная к переделу собственность внутри страны рано или поздно закончится, а поток "нефтедолларов" рано или поздно обмелеет, если не прекратится совсем. И тогда, в условиях неизбежного кризиса, проблема этоса российского бизнес-сообщества окажется одной из ключевых для выживания российского общества в целом. А предоставленный ныне бизнес-сообществу относительно свободный выбор между эмиграцией и тюрьмой ("сидеть на чемоданах") практически идентичен тому выбору, которое советское общество предоставляло диссидентам и "врагам народа". Так что негативистский этос "российского капитала" по отношению к собственной стране преодолеть экономическим путем: снижением налогов и другими формами поддержки бизнеса со стороны государства, — практически невозможно.

     Следовательно, его нужно преодолевать путем идеологическим, что требует значительных усилий со стороны не только институтов государственной власти, но и со стороны религиозных институтов — вернее, единственного религиозного института, сориентированного преимущественно на Россию: Русской Православной Церкви (Московского Патриархата). Дело в том, что другие значимые для нашей страны конфессии, обычно упоминаемые в качестве "традиционных": ислам, иудаизм и буддизм, — имеют свои высшие религиозные центры за пределами нашей страны, что неизбежно делает их проводниками иностранного влияния на неё.

     Необходимо заметить, что единственный исторически эффективный этос бизнес-сообщества в рамках русского православия был сформирован только представителями старообрядческих общин в условиях церковного раскола и "противостояния царству Антихриста на земле". К тому же, он касался вовсе не производственных инноваций, а деятельности в сфере торгово-кредитных операций, что для современных условий является совершенно неадекватным вариантом.

     Поскольку результаты внедрения в Россию "протестантского этоса" как единственной нравственной платформы для деятельности бизнеса оказались весьма противоречивыми и в "петровском" и в "сталинском" варианте, возможно, в ходе этой работы стоит обратить внимание на достаточно успешный опыт восточных "модернизаций": японской, тайваньской и китайской, — позволивший не "внедрять" принципы "протестантского этоса" в соответственные национальные этосы, а преобразовать последние для решения задач системной инновационной модернизации.

1

Владимир Бушин ПОЛЬША, ГОРЬКАЯ ЛЮБОВЬ МОЯ...

Окончание. Начало — в № 31

      ТАК ВОТ, почему поляков могли расстрелять немцы? Да потому что, хотя Польша первой из европейских стран ещё в 1934 году вскоре после прихода Гитлера к власти заключила с ним добрососедский договор, властитель и всё его окружение презирали и ненавидели поляков как нацию, что было закономерно для их расистской идеологии. Вот несколько высказываний Гитлера: "Польша всегда была на стороне наших врагов, всегда пользовалась любым случаем, чтобы навредить нам"... "Поляки — жалкая, ни к чему не способная, хвастливая банда, сброд, который ничуть не лучше, чем суданцы".

     Зачем могли расстрелять? "Предмет спора вовсе не Данциг, — говорил Гитлер.— Речь идёт о расширении нашего жизненного пространства на востоке и об обеспечении нашего продовольственного снабжения. Нам осталось одно: напасть на Польшу при первой удобной возможности". И напали.

     Что-нибудь подобное, Михалков, говорил или мог сказать хоть один из советских руководителей? Нет, это немыслимо. Кроме того, сколько поляков: от Феликса Дзержинского и Вышинского, Ванды Василевской до Рокоссовского, — были на самом верху советского общества?! А кого из поляков вы можете назвать на германском Олимпе?

     Между прочим, Сталин принимал в Кремле Ванду Василевскую 20 раз — больше, чем любого советского писателя, включая Александра Фадеева, многолетнего председателя правления Союза писателей, который был в кабинете вождя 15 раз.

     Михалкову и его братьям по разуму не пришла в голову даже простейшая мысль: с какой стати немцы выступили в роли защитников и благодетелей презренных "суданцев", которых и до этого, и после только истребляли? Ведь это то же самое, как если бы на Лейпцигском процессе Геринг вдруг выступил в защиту Георгия Димитрова.

     В целях очищения для себя "жизненного пространства" немцы и уничтожили 6 миллионов "суданцев", как потом уничтожали и советских людей. И что им стоило к этим миллионам прибавить ещё десяток-другой тысяч "суданцев", схваченных под Смоленском, где те находились на строительных работах. Немцы этого "довеска" и не заметили. А в самой Смоленской области они уничтожили свыше 135 тысяч военнопленных и мирных жителей. И к этому страшному числу одних славян прибавить несколько тысяч других славян "юберменшам" ничего не стоило.

     С началом Отечественной войны наши отношения с польским правительством в Лондоне развивались весьма благоприятно. Уже 30 июля было заключено соглашение, по которому, во-первых, был признан утратившим силу советско-германский договор 1939 года о территориальных переменах в Польше; во-вторых, восстанавливались дипломатические отношения и обмен послами; в-третьих, стороны брали обязательство "оказывать друг другу всякого рода помощь и поддержку в войне против Германии"; в-четвертых, предусматривалось создание на территории СССР польской армии; в-пятых, объявлялась амнистия "всем польским гражданам, содержащимся в заключении в качестве военнопленных или на других основаниях".

     Сталин принимает в Кремле и польского премьера Сикорского, и польского посла Ромера, и генерала Андерса, который будет командовать армией. В то же время советское правительство предоставило полякам беспроцентный заём на 300 миллионов рублей и ещё 15 миллионов — в виде пособий офицерскому составу начавшей формироваться армии. В 20 городах СССР открываются представительства польского правительства для оказания помощи польским гражданам, открывается 589 благотворительных учреждений (столовых, детских домов, ясель и т.п.), и на это выделяется ещё 100 миллионов рублей. При содействии нашего МИДа начинает выходить газета "Польска" (Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны. М., 1946, т.1, с.348-358).

     В результате событий сентября 1939 года и воссоединения народов Украины и Белоруссии, на территории Советского Союза оказалось 389.041 поляк. Было из кого формировать армию. И уже в феврале 1942 года она насчитывала 73.415 человек.

     Но потом отношения испортились. Главным образом из-за того, что, будучи вооруженной и экипированной советским правительством на советские средства, армия Андерса, вопреки начальной договоренности, отказалась сражаться плечом к плечу с Красной Армией. Тогда ей было предложено маршировать в Персию. Что она и сделала в полном составе, прихватив 37.756 членов семей. Последние поляки бежали в страшные дни августа 1942 года, когда, обливаясь кровью, Красная Армия сказала в Сталинграде: "За Волгой для меня земли нет!" А для поляков нашлась земля в Персии.

     Но позже была создана дивизия имени Костюшко, из которой выросла Армия Людова. Обратите внимание — Костюшко... А ведь в 1794 году он был главнокомандующим повстанческой армией, выступившей против России, взят в плен, полтора года сидел в Петропавловке. А Сталин согласился на его имя. Но Медведев не соглашается даже на имя главнокомандующего армией, разгромившей фашизм. И поразительно, что А.Верт отметил: 1940 год — мирное время с его законами, а ни один из мудрецов той телепередачи не вспомнил, что 1943 год — это война с её совсем другими законами. И когда в апреле Геббельс на весь свет возопил о Катыни, он знал, что месяц тому назад, 12 марта Красная Армия уже освободила Вязьму. А это всего в 150 километрах от Смоленска. А что за Смоленском, Михалков? Оказывается, невеликая Белоруссия. А сразу за ней? Представьте себе, Никита Сергеевич, не Франция, не Канны, а Польша, Варшава. Геббельсу хватило ума сообразить: надо поссорить поляков с русскими, надо Польшу превратить во враждебный для Красной Армии театр военных действий, а у Михалкова и Чубарьяна ума на это не хватает. Куда им до Геббельса?!

     В Думе недавно прошел "круглый стол" по Катыни. Участие в беседе, как пишет "ЛГ", "приняли депутаты, известные писатели, историки, юристы, эксперты, представители общественных организаций"...

     "В итоге, — читаем, — принято обращение к президенту, в котором, в частности(!), есть предложение возобновить расследование по уголовному делу о расстреле польских офицеров и дать судебно-правовую оценку имеющимся в нём доказательствам". Видимо, собрание было довольно многолюдным. И неужели хоть кто-то из круглостолцев питает надежду, что президент Медведев уважит их мольбу и распорядится возобновить расследование! Это после четырех-то уже принесенных президентских извинений? Да ведь эти уникальные отцы отечества из кожи лезут, чтобы доказать, обосновать вину своей страны. Путин на пресс-конференции 7 апреля там, в Катыни, заявил: "К своему стыду, я не знал, что в 1920 году операцией в советско-польском конфликте..." Но есть основания думать, что он не знает и того, что Польша была частью Российской империи, и того, что в 1920 году она напала на свою вчерашнюю метрополию, и того, что это был не "конфликт", а настоящая война.

     Но слушайте дальше: "к моему стыду, не знал, что операцией в конфликте руководил лично Сталин". Это, говорит, меня просветили историки, с которыми побеседовал, когда собирался ехать в Катынь. Какие историки: Сванидзе или Чубарьян? Неизвестно. Так что любого можно подозревать — оклеветаны все историки России сразу. В том числе сотрудница Института всеобщей истории РАН Наталья Лебедева. Несмотря на то, что она тут же подъелдыкнула Путину: "Сталин решил действовать по своему любимому принципу: "Нет человека — нет проблемы". Эта пошлячка всеобщей истории, при всём её скудоумии, должна бы знать, что ничего подобного Сталин не говорил, но говорил другое: "Дураков не сеют, не жнут, они сами родятся" — на просторах всеобщей истории.

     В годы Гражданской войны и интервенции Сталин не командовал ни одним фронтом, не руководил ни одной операцией, за исключением блистательного взятия 16 июня 1919 года кронштадтских фортов "Красная Горка" и "Серая лошадь". Сталин был членом Военных советов многих фронтов. В войне с Польшей — Юго-Западного фронта, а не Западного, потерпевшего неудачу. Западным командовал Тухачевский, ставленник наркомвоенмора Троцкого, будущий любимец наших демократов.

     Хотите подробности? Вот как заканчивался "Приказ войскам Западного фронта №1423", изданный 2 июля 1920 года ещё в Смоленске: "На Запад! К решительным битвам! К громозвучным победам! Пробил час наступления, на Вильну, Минск, Варшаву — марш!

     Командующий армиями фронта М.Тухачевский.

     Члены военсовета фронта И.Смилга и И.Уншлихт.

     Начальник штаба Шварц". (ВИЖ, 1990, №4, с.31)

     Прошло полтора месяца и уже в Минске 20 августа за теми же подписями издаётся приказ войскам Западного фронта №1847: "Только на развалинах белой Польши может быть заключён мир... Победоносно начатое наступление должно быть победоносно закончено. Позор тем, кто думает о мире до Варшавы!" (там же).

     Сталин как раз и был тем, кому пустобрёхи грозили позором. Он решительно выступал против "марша на Варшаву". 11 июля 1920 года, уже после изгнания оккупантов из Киева, в беседе с корреспондентом "Правды" он говорил: "Наши успехи на антипольских фронтах несомненны... Но было бы недостойным бахвальством думать, что с поляками в основном уже покончено, что нам остаётся лишь проделать "марш на Варшаву". Это бахвальство неуместно не только потому, что у Польши есть резервы, что Польша не одинока, что за Польшей стоит Антанта, всецело поддерживающая её против России, но прежде всего и потому, что в тылу у наших войск появился союзник Польши — Врангель.

     Смешно говорить о "марше на Варшаву" и вообще о прочности наших успехов" (Сталин И.В. Собр. соч., т.4, с.339-340).

     А 23 сентября 1920 года Сталин сделал заявление в Президиум IХ партконференции: "Некоторые места во вчерашних речах тт.Троцкого и Ленина могли дать конферентам повод заподозрить меня в том, что я неверно передал факты. В интересах истины я должен заявить следующее:

     1. Заявление т.Троцкого о том, что я в розовом свете изображал состояние наших фронтов, не соответствует действительности. Я был, кажется, единственный член ЦК, который высмеивал ходячий лозунг о "марше на Варшаву" и открыто в печати предостерегал товарищей от увлечения успехами, от недооценки польских сил. Достаточно прочесть мои статьи в "Правде".(См. выше.— В.Б.)

     2. Заявление т.Троцкого о том, что мои расчёты о взятии Львова не оправдались, противоречит фактам...

     3. ...Западный фронт стоял, оказывается, перед катастрофой ввиду усталости солдат и неподтянутости тылов, а командование этого не знало, не замечало... Последовала катастрофа, взявшая у нас 100 тысяч пленных и 200 орудий. Я требовал в ЦК назначения комиссии, которая, выяснив причины катастрофы, застраховала бы нас от нового разгрома. Тов. Ленин, видимо, щадит командование, но я думаю, что надо щадить дело, а не командование" (Сталин И.В., Собр. соч., т.17, с.135-136). Замечу, что тогда Сталин еще не был генсеком, однако возражал не только председателю Реввоенсовета, но и главе правительства.

      ПУШКИН о наших отношениях с поляками писал:

     Уже давно между собою

     Враждуют эти племена.

     Не раз клонилась под грозою

     То их, то наша сторона...

     Всё совершенно точно. Даже в пушкинское время — именно давно враждовали и именно — не раз. А между тем, долгое время польские, да с не меньшим усердием и наши историки, писатели, публицисты, твердили нам лишь о нашей грозе, о том, как поляки клонились под ней, т.е. внушали чувство нашей неизбывной вины перед Польшей.

     Да, Россия принимала участие в разделах Польши. Да, Россия подавляла восстания поляков. Да, она многих поляков выслала в Сибирь. Да, да, да... Ну а поляки что? Они всё это смиренно терпели? Только проливали слёзы? О, нет!..

     Я уж не говорю о многочисленных восстаниях. Но вот только что упомянул о польской агрессии 1920 года и захвате Киева. Это последний захват, а первый-то раз "мать городов русских" захватил не Начальник Польши пан Пилсудский, а польский король Болеслав Храбрый. Это случилось 14 августа 1017 года.

     Так вот, две даты: 1017 год и 1920-й. Девять с лишним веков поляки жили мечтой о русских землях и порой были очень близки к осуществлению своей мечты.

     В 1349 году Казимир Третий подчинил своей власти Галицко-Волынскую Русь. В 1480-м Казимир Четвертый, будучи в сговоре с золотоордынским ханом Ахматом, когда хан предпринял поход на Москву, пытался захватить Новгород и Псков. В 1571 году Сигизмунд Второй Август подбил крымского хана Давлет-Гирея к набегу на Москву. В 1581 году Стефан Баторий осадил Псков.

     В 1604-м Сигизмунд Третий организовал вторжение в Россию Лжедмитрия Первого во главе войска, собранного и вооруженного на средства польских магнатов. В 1605 году самозванец со своей польской супругой Мариной Мнишек уселись в Московском Кремле. В 1608 году из той же Польши приперся Лжедмитрий Второй, Тушинский вор, осадил Москву и Троице-Сергиев посад. Тогда поляки, как немцы в 1942 году, дошли до Поволжья, заняли почти половину страны. В августе 1610 года королевич Владислав был провозглашен русским царем, а в сентябре поляки опять пошли на Москву, но посадить королевича на русский трон не удалось. Тот же Сигизмунд 22 месяца осаждал Смоленск и в июле 1611 взял его, как в июле 1941-го — немцы. Но если немцам удалось просидеть в городе только два с небольшим года, то поляки далеко превзошли их: они просидели до 1667 года, т.е. раз в 25 дольше. Когда королевич стал королём Владиславом Четвертым, то в 1617-18 годах предпринял новый неудачный поход против России, но только в результате войны 1632-34 годов окончательно отказался от претензий на русский престол.

     В 1663-64 годы Ян Второй Казимир опять поперся на Киев, на Левобережную Украину. Только по "вечному миру" 1686 года Польша отказалась от претензий на Киев и на другие наши земли, но, как знаем, в 1920 году опять вспомнила о них и предалась мечтаниям. В 1812 году из восьми корпусов Наполеона, вторгшихся в Россию, один был польский корпус Понятовского. Так что на Бородинском поле есть и польский прах. Наконец, после войны 1941-45 годов у нас в плену оказалось 62 тысячи поляков. А сколько их всего воевало против нас?

     Если называть имена и факты, то ещё в 1934 году, за пять с лишним лет до пакта Молотова—Риббентропа, между Польшей и фашистской Германией был заключён совершенно однозначный пакт Бека—Риббентропа о ненападении сроком, как и у нас, на 10 лет; в 1935 году за четыре с лишним года до нас мир узнал о весьма однозначном пакте Хора—Риббентропа между Англией и фашистской Германией, вопреки Версальскому мирному договору, разрешавшем Гитлеру продолжать уже начатое создание и вооружение армии. Договор был заключён, даже несмотря на решительный протест Франции, направленный в Лондон. Однако в 1938 году Франция, боясь отстать, и сама заключила подобный английскому столь же вопиюще однозначный пакт Бонне—Риббентропа с фашистской Германией о "мирных и добрососедских отношениях". 7 июня 1939 года Латвия и Эстония подписали с фашистской Германией договора об однозначной, но двусторонней дружбе. Вы поняли? Вся Европа задолго до нашего пакта лобзалась с Гитлером взасос, но только нам цивилизованные гады шьют аморалку!

     И это ещё притом, что на нас Германия напала, наплевав на два добрососедских договора, подписанных министрами и ратифицированных высшими органами государственной власти, но на Западе Гитлер такой невоспитанности себе не позволял. Как же-с, Европа! Договор с Польшей, например, просуществовав пять с лишним лет, был денонсирован 29 апреля 1939 года — за четыре месяца до объявления ей войны. Нам бы такие четыре месяца!.. Англо-германское морское соглашение Гитлер расторг тогда же, 28 апреля, тоже заблаговременно.

     А ещё 26 ноября 1936 года был заключён "Антикоминтерновский пакт" между Германией и Японией, к которому вскоре присоединилась Италия, а затем — Испания, Румыния, Венгрия, Болгария, Дания, Финляндия, Хорватия, Словакия и даже Маньчжоу-го. Если всё это совокупить, то что ж получается, православные? В каком мире жили советские люди?!

     Это, во-первых, а во-вторых — да, наш Верховный Совет стараниями Александра Яковлева, два дня терзавшего депутатов, действительно осудил пакт. Но разве этим всё и кончилось?! Вот раскрываю я газетку, которую никогда не выписывал, но мне её вот уже несколько лет задарма суют в почтовый ящик. Большая статья: "70 лет назад Москва сумела на два года оттянуть начало войны". Что в статье? Читаю: "Понятно, почему сейчас проявляется такой интерес к пакту. Это очень удобно, чтобы опять обвинить Советский Союз в том, что он в какой-то степени виноват в развязывании Второй мировой войны. При этом, говоря о пакте Молотова—Риббентропа, на Западе стараются не касаться Мюнхена". Как и упомянутых выше тёплых договоров с фашистской Германией множества стран от Англии, владычицы морей, до лимитрофной Эстонии, жившей за счёт поставок в ту же Англию гусятины.

     Читаю дальше: "А ведь Мюнхен уж куда как наглядно показывает, к чему приводит политика соглашательства". А Путин сказал: "Сговор в Мюнхене подтолкнул к разобщению объективных союзников в борьбе с нацизмом, вызвал между ними взаимное недоверие и подозрительность". Ошибаетесь, учитель. Во-первых, недоверие существовало и до Мюнхена… Уж куда дальше: Советский Союз, имевший с Чехословакией договор о взаимной помощи, уже двинул войска к границе, чтобы помочь ей в 1938 году, а его, при всём этом, не пригласили в Мюнхен даже в качестве наблюдателя. Во-вторых, "союзниками" с Англией и Францией в борьбе с нацизмом мы тогда уж никак не были. Совсем наоборот: они делали всё, чтобы побыстрей натравить на нас нацистов. Восемь месяцев при всём оружии и амуниции сидели за линией Мажино и всё ждали, ждали, отлучаясь только в публичные дома. И дождались такой оплеухи от Гитлера, что через три недели взмолились о мире.

     "Мы выбрали из двух зол меньшее, — говорится в статье дальше, — Советский Союз мог оказаться перед лицом объединенной атаки и западных стран, и фашистской Германии. А в тылу у нас была Япония".

     Да, вот западные страны только что названы, а именно в эти дни шли жестокие бои на Халхин-Голе. Как раз 23 августа, когда был заключён пакт, наши войска нанесли сильнейший удар японским агрессорам. Это стало отрезвляющим событием для японцев. Немцы подумали, что японцы союзник не очень крепкий. А те сочли этот пакт, о котором немцы даже не предупредили их, предательством со стороны Германии. И 13 апреля 1941 года, ничего не сказав немцам, товарищам по "Антикоминтерке", они тоже заключили с нами пакт о нейтралитете.

      ТУТ УМЕСТНО ВСПОМНИТЬ о некоторых обстоятельствах, предшествовавших и сопутствовавших заключению нашего пакта с Германией в 1939 году. Англии и Франции под влиянием общественности своих стран пришлось всё-таки согласиться на наше настойчивое предложение о переговорах для создания системы коллективной безопасности. И вот стороны составили делегации. Нашу возглавил нарком обороны и член Политбюро маршал К.Е.Ворошилов, её членами были начальник Генштаба Красной Армии маршал Б.М.Шапошников, нарком и главнокомандующий Военно-Морским Флотом Н.Г.Кузнецов и другие высокопоставленные лица. А там? Какие-то полузабытые отставники да служаки второго-третьего ряда. Английскую миссию возглавлял адъютант короля адмирал Р.Дракс, французскую — генерал Ж.Думенк, бывший начальник штаба армии генерала Вейгана во время Первой мировой войны. Это было просто свинство, тем более обстановка напряженная, время дорого, а британцы предпочли самолёту какое-то морское корыто едва ли не прошлого века, на котором из Лондона до Ленинграда гребли с 5 по 11 августа. Целую неделю!

     Но и это не всё. Понятно, что участники такого рода переговоров должны иметь от своих правительств соответствующие письменные документы, подтверждающие их полномочия. Так, на первом же заседании 12 августа обнаружилось, что у бриттов никаких документов нет. Тогда адъютант короля сказал: "Если было бы удобным перенести переговоры в Лондон, то он имел бы все полномочия". Климент Ефремович аж расхохотался, как и другие члены нашей делегации: "Да не лучше ли мне сбегать за вашими документами в Лондон?"

     Просто цирк! И всё-таки советская делегация согласилась начать переговоры. Как выяснилось уже после войны, у англичан и французов была только одна задача — тянуть время. Ни договариваться о чем-то, ни подписывать что-то они не собирались. И вот ещё что. Ясно, что такие переговоры ведутся при закрытых дверях. И у нас все двери были плотно закрыты. А в лондонских газетах, к удивлению даже самого английского посла Уильям Сидса, входившего в состав миссии, появлялись сообщения о ходе переговоров. И Сидс писал своему министру: "Я, как лицо ведущее переговоры, оказываюсь в невероятном положении перед Молотовым, когда, например, лондонская газета публикует наши предложения о секретном приложении к договору почти в тот же самый момент, когда я предлагаю это Советскому правительству" (Правда и ложь о Второй мировой войне. М., 1983, с.61). Ну, разве джентльмены так себя ведут — как торговки на базаре! Но заметьте: они предлагали нам секретное приложение к договору, а ныне за такое же приложение к нашему договору с немцами без устали клеймят нас.

     К тому же, в Кремле стало известно, что англичане затеяли тайные переговоры с Германией о разделе сфер влияния. И тут уровень был совсем иной. С 7 августа в переговорах принимал участие Геринг, второе лица Рейха. 10 августа близкий Гитлеру комиссар Лиги Наций в Данциге Бурхарт встретился в Базеле с дипломатами Англии и Франции, которым передал письмо самого фюрера с предложением присоединиться к походу против СССР (Ю. Емельянов. Европа судит Россию. М., 2007, с.310). 16 августа Риббентроп встретился в Берлине с высоким представителем ВВС Англии бароном де Роппом. 21 августа английский посол в Берлине Невиль Гендерсон сообщал в свою столицу: "Всё готово, чтобы Геринг прибыл в четверг 23 августа в Чекерс" (резиденцию английского премьера Чемберлена). В ходе переговоров выяснилось, что Польша и Румыния отказываются пропустить через свои западные границы Красную Армию, чтобы она защитила их восточные и южные границы...

     И в этот-то звенящий час Гитлер, начавший закидывать удочку ещё в мае, обратился к Сталину с прямой просьбой срочно принять его министра иностранных дел для заключения договора о ненападении. И Сталин, вполне убедившись, что в Москву приехала не дипломатическая миссия, а бродячий цирк шапито, действительно выбрал из двух зол меньшее.

     И вот вывод, который делает автор бесплатно попавшей мне в руки статьи: "Благодаря пакту Молотов—Риббентроп мы получили почти двухлетнюю отсрочку. Пакт был правильным шагом!"

     Кто ж автор этой статьи? Юрий Михайлович Хильчевский, руководитель Центра истории Российской дипломатической службы, знаток проблемы, высокого класса профессионал. Где же он осмелился в защиту политики Советского Союза так уверенно высказать суждение, решительно противоположное взгляду главы правительства? Оказывается, именно в правительственной "Российской газете" (2009, №155), можно сказать, в персональном органе тов.Путина.

     Путин пишет: "Мы помним всех поляков, которые первыми встали на пути агрессора...". Он помнит всех! Прекрасные слова, но, во-первых, даже в порыве пламенной любви не следует забывать мужество и страдания других, а не только любимцев. Уж если говорить о том, кто первым встал на пути агрессора, то это были абиссинцы, на которых ещё в 1935 году в третий раз напала фашистская Италия. А в 1936-м республиканская Испания встала на пути доморощенных и германо-итальянских фашистов. В 1937-м — китайцы на пути японских захватчиков. И только через два года — Польша. Во-вторых, Англия и Франция дали Польше решительные, твердые, категорические гарантии немедленной помощи в случае нападения Германии. А если бы гарантий не было, то ещё неизвестно, тверже ли держалась бы Польша, чем Австрия и Чехословакия. Абиссинцам же, испанцам и китайцам никто никаких гарантий не давал...

      Наконец, несправедливо забывать, что нищие абиссинцы сопротивлялись всё-таки семь месяцев, испанцы — почти три года, а китайцы, несмотря на захват японцами и Пекина, и Шанхая, восемь лет продолжали борьбу, потеряли около 35 миллионов убитыми и, вместе с СССР и США, победили. А в Польше правительство в первые же дни бежало из столицы, потом — в Румынию и Англию. И страна была разгромлена в три недели. Выходит, отмечая 1 сентября прошлого года 70-летие начала Второй мировой войны, Путин и Туск показали своё неуважение к подвигам и жертвам других народов: война началась гораздо раньше. И об этом ясно сказано в замечательном "Кратком курсе".

1

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Новым мышлением обязали обзавестись всех! Тот, кто робко спрашивал, нельзя ли, что называется, остаться при своих, объявлялся ретроградом, врагом народа, стремящегося к обновлению и модернизации. Все, что было в прошлом — семьи, страны, лично вас — было плохо, должно быть выжжено калёной демократией. Все надо переиначить, сделать прямо противоположным старому укладу.

     Раньше вы что делали? Учились, работали, почитали старших, женились, рожали детей, защищали от злоумышленников свой дом и от врагов свою родину, служа в армии… Это всё старое, и надо переменить на новое мышление. Радикально поменять!

     Старших надо не почитать, а обсмеивать: их идеалы, их образ жизни (скромный в быту и порядочность в отношении окружающих). Всё это — тормоз в новой жизни.

     Учились, сдавали экзамены, не спали по ночам? Позор! Учиться не надо, надо просто сдавать ЕГЭ, заплатив за результаты. А уж учиться в институте— вообще нонсенс. Дипломы надо покупать, а деньги на них надо добывать воровством, распространением наркотиков или у родителей стрелять.

     Жениться, да еще на лице противоположного пола? Это с новым мышлением не имеет ничего общего. В новую жизнь с таким багажом, как муж (у женщины) и жена (у мужчины) никто не пустит. В новой жизни с новым мышлением берут только партнеров, желательно однополых.

     Свой дом нужно не защищать, а открывать все окна и двери, чтобы всякий мог зайти и справить любую нужду: то ли что-то взять из понравившегося, то ли поиметь понравившихся, то ли остаться жить-поживать, хозяев выживать.

     Со страной отношения строить — тоже по-новому. От врагов не защищать, а врагов привечать, множить и всячески им способствовать творить свое вражье дело. Прошлым не гордиться, а его стыдиться. Было героическим и славным? Это в соответствии со старым мышлением. А в соответствии с новым это славное — позор. Ишь, ты, цивилизованных европейцев, прибывавших с миссией человеколюбия "Огнем и мечом", испокон веков били, не считаясь с их высоким статусом демократов! Стыдитесь! Искупайте свою вину!

     Слово "шпион" убрать из словаря как изжитое явление. У страны, раскрывшей все окна и двери, нет секретов.

     И, главное, работа с детьми — новым поколением — должна вестись по-новому. Вот пришли люди, предложили охватить своим вниманием детишек города. Программа нововведений привлекательна: тут и съемка фильмов, где главные роли будут играть дети. "О, прекрасно!" — воскликнули чиновники. Еще новый подход — ролевые игры. И это приветствовали. А уж когда новаторы детского воспитания пообещали, что вплотную займутся просвещением ребятишек в неведомых для них областях, то получили и усиленное финансирование, и "добро" на проведение всех мероприятий. Ну и, конечно, свободу действий, отсутствие мелочной опеки!

     После годовой деятельности новаторов госинспекция решила посмотреть, как там работа с детишками по новому методу? Надо же составлять план финансирования на год следующий и отчитаться перед финорганами и партией всевластья за эффективность использования выделенных средств.

     Ну-с, любезные, сняты ли фильмы с участием детей? Да. И даже активно распространяются по разнообразным каналам. Фильмы были продемонстрированы, чтобы не было голословности. Их просмотр не оставлял сомнения: в главных ролях снимались исключительно дети. Так что этот пункт договора исполнители соблюли. О содержании фильмов с участием детей речь ведь не шла, да и не могла идти, потому что это получился бы диктат, вмешательство в творческий процесс художников. Фильм есть фильм. Порно ли, не порно ли… Пора забыть совковое цензорство!

     Что касается ролевых игр, ими, новым словом в педагогике, городские детишки тоже охвачены. Вы и в фильме это видели: они то в роли жертвы, то собачки, то кошечки. То они мяукают, то они лают. Тоже — всё по уговору. Вид работы — новее не придумаешь! Разве при совке такие фантазии, такая раскрепощенность и свобода были возможны?

     Ну, а в области просвещения? Секспросветительство перешагнуло все границы! Успехи налицо. И если до того, как нанятые городскими чиновниками новаторы приступили к просвещению детей, те не знали ничего, то сейчас они знают больше родителей. Да и разве знания в области секса — не самые важные для человека? Нужны ему будут в его дальнейшей взрослой жизни такие науки, как математика, химия, или не нужны — вопрос. К тому же, поскольку промышленные предприятия закрыты, то все эти высшие математики где сможет применить молодой человек? На рынке торговать — калькулятора хватит. А вот сексиндустрия в обновленной России растет, расширяет границы, совершенствует формы, охватывает всё новые слои населения, утраивает объемы ежегодно, опережая планы удвоения ВВП. И грамотные кадры, то есть профессионалки, весьма востребованы. Так что такая нынешняя работа с молодежью — это работа на будущее России. Вот оно каково — полюбуйтесь! Все условия договора соблюдены.

     Госинспекция с удовлетворением констатировала: деньги, полученные из бюджета на новаторские виды работ по программе "Ребятня России", израсходованы самым эффективным способом. Сотрудничество надо продолжать и впредь. Профессионалы своего дела (о, продемонстрированные результаты не вызывали никакого в том сомнения), к тому же имеющие большой опыт работы в этой области, справились со взятыми на себя обязательствами, продемонстрировали исполнительность, творческое рвение. Так что новый подход ко всем сферам жизни не только возможен, но просто необходим. Берите пример! Получайте под свои деяния бюджетные средства! Уж на что-что, а на такую деятельность государство народных денег не жалеет.

1

Евгений Головин VERWESUNG

Обваливается штукатурка, из кирпичей вылезают кости. Обрушенные церковные своды, руины городов, детские тела, гниющие в терновнике, разбитые статуи, из мраморных вен сочится белесая розовая кровь, черный ветер, взрыхляющий плотный черный туман, распад, разлом, разложение, путрефакция. Даже лицо Синей Бороды гниет в температуре поцелуя. Георг Тракль — поэт смерти, тотальной декомпозиции, элегических звучаний:

     Seele sang den Tod, die grune Verwesung des Fleisches.

     Смерть воспевает душа, разложенье зеленое плоти.

     Этот поэт, разумеется, участвует в полифонии экспрессионистского поколения начала двадцатого века, он среди тех, кто проклял нарастание технизированных кошмаров, среди тех, чья короткая трагическая жизнь пропала кровавым отблеском в закате Европы. Но, вместе с тем, Георг Тракль — один из самых оригинальных исследователей метафизики смерти, он занят не столько живописными подробностями распада плоти — как, например, Георг Гейм, Эрнст Штадлер и ранний Готфрид Бенн, — сколько проблемой проникновения в самую загадочную область человеческого бытия. Наша эпоха позволила куда глубже заглянуть в эту область, нежели барокко или немецкий романтизм: если там речь могла идти о memento mori, о жизненной тщете, о локальных агониях, то сейчас дело близится к финальной планетарной катастрофе. И хотя Георг Тракль (1887-1914) не дожил до атомной бомбы и экологической фрустрации, его душа пропиталась миазмами европейского тлена, его беспощадный взгляд распознал симптомы общей гибели:

     О безумие большого города, вечером

     Жалкие деревья у черной стены,

     В серебряной маске сверкает глазами Зло,

     Свет магнитным бичом гонит цементную ночь:

     Расползается гул вечерних колоколов.

     Шлюха в ледяных судорогах рожает мертвого ребенка.

     Хлещет лбы одержимых бешеный Божий гнев.

     Пурпурная проказа. Голод разъедает зеленые глаза.

     О ужасный хохот золота...

      ("К тем, кто молчит")

     Verwesung (разложение), одно из предпочтительных слов Тракля, стало его стилистическим принципом. Девять строк данного стихотворения не выражают сколько-нибудь организующего взгляда на "большой город". Каждая строка никак специально не связана ни с предыдущей, ни с последующей, фиксированный пейзаж, образ, метафора, действие изолированны и сопряжены только общим пространством негатива. Холод, голод, гнев, хохот, проказа, смерть функционируют независимо и, более того, раздроблены маньеристскими эпитетами (серебряный, магнитный, цементный, пурпурный). Образная изысканность оттеняет ужасную суть диссолюции:

     От рук нимфы веет мраком

     Смерти, и к багровым грудям присосались

     Гниющие губы, и в черной щелочи

     Скользит влажный локон солнечного юноши.

      ("Меланхолия")

     Понятие Verwesung нельзя передать на другом языке, и здесь необходимо учитывать интерпретацию, которую дал Хайдеггер в двух своих эссе о Тракле. Хайдеггер производит Verwesung от готского wisan (быть). Отсюда существительное das Wesen (сущность, бытие, экзистенция, креатура). Понятно, что "разложение" или "распад" неадекватны Verwesung, поскольку они могут относиться к частям какого-либо целого, к состояниям кризисным и временным. Здесь же имеется в виду сердцевина мировых данностей. "В поэзии Тракля проступает умирание формы, сути человеческого рода". Действительно, весьма часто встречаются следующие определения: "раса умирающая", "раса дегенеративная", "сенильная раса" и т. п. Вот строфа из "Песни смерти на семь голосов": O des Menschen verweste Gestalt...

     О распадающаяся структура человека,

     Соединенная из холодного металла,

     Ночи, ужаса потонувших лесов

     И раскаленной ярости зверя...

     Подобные образы вполне созвучны современным литературным и психологическим представлениям о человеке. Слово Gestalt в известной мере соответствует нетленной и неуничтожимой "форме" в аристотелевском смысле. Эта форма разлагается, лишенная энергии своей небесной инициативы. Следовательно, Тракль постулирует не частичную инволюцию, не моральную или религиозную деградацию, но кризис онтологический. К такому выводу приходит Хайдеггер, причисляя Тракля к поэтам "заката культуры" — Гельдерлину, Ницше, Рильке.

     Онтологический кризис обусловлен прекращением божественного влияния на этот мир или, говоря осторожней, на человеческое бытие. "Отсутствие Бога, — пишет Хайдеггер, — означает, что никакой Бог не ориентирует видимо и ясно людей и вещи на себя и не направляет, исходя из такой ориентации, историю мира и пребывание человека в этой истории. Но еще худшее означает отсутствие Бога. Не только боги и Бог исчезли, но и сияние божества погасло в истории мира".

     Geistliche Dammerung. Это часто встречается у Тракля. Мир погрузился в "духовные сумерки". Разорвалась нить времени, на которую когда-то нанизывались, подобно драгоценностям, интенсивные переживания и события. В этих сумерках обостренно подозрительно слышится всякий дружеский голос и за всякой нежной лаской ощущаются расчетливые когти, люди рассыпаются на статистические единицы, а единицы, затем, на серии комплексов и синдромов. Политические торнадо, экономические трясины, человеческие массы рассеиваются в немыслимых пульверизациях и вновь собираются наподобие аллювиальных образований.

     Ваши большие города

     каменно вздымаются

     в равнинах.

     Так бессловесно тянется

     Безродное...

     . . . . . . .

     Ваши умирающие народы!

     Белесые волны

     распыляются в берег ночи,

     Падающие звезды.

      ("Запад")

     Чувствовать себя атомом в раздробленности такой волны и, вместе с тем, сознавать враждебное присутствие внутреннего пространства, смутной неповторимости — судьба человека новой эпохи. Понятно, почему Хайдеггер столь акцентировал Тракля: в его поэзии "заброшенность" (Geworfenheit) не просто одна из категорий бытия, но бытие само по себе.

     Вечером превратился отец в старика. В темной комнате окаменело лицо матери, и мальчика придавило проклятье вырождающегося рода. Иногда вспоминал он детство, заполненное болезнью, ужасом и тьмой: когда-то он потаенно играл в звёздном саду или кормил крыс во дворе. Из голубого зеркала проступил узкий силуэт сестры, и мальчик упал как мертвый в темноту. Ночью его губы раскрылись, словно красный плод, и звёзды заблестели над его бессловесной печалью. Его сновидения заполнили старый отцовский дом. Вечером он шел на разрушенное кладбище или с любопытством созерцал в морге зеленые пятна разложения на красивых руках... ("Сон и помрачение")

     Здесь наблюдается полная онтологическая неопределенность: сон и явь, движение и неподвижность, прошлое и будущее смешаны в галлюцинативном мареве. Неопределенно, сомнамбулически проявлено существо, названное "мальчиком". Его свободное сознание, еще не разорванное ежедневностью, открыто смерти как единственно возможной реальности. Хотя и не очень-то благодарное дело — выискивать в поэзии метафизические схемы, однако можно отметить более или менее направленную тенденцию Тракля от полного ничто (обычная жизнь, занятия, суета) через онирические пространства (сновидения, фантазмы, дизъюнкция чувственных данных) в грандиозную вселенную смерти. Эти три континуума, три дистанции, три приближения пересекаются, диффузируют, совпадают:

     Вечер обводит голубое одеяние чумы,

     И неслышно закрывает дверь зловещий гость.

     В окно погружается черная тягость клена,

     Мальчик закрывает ладонями лицо.

     Его веки опускаются зло и тяжело,

     И детские пальцы скользят в волосах,

     И слезы горячие и светлые

     Сочатся из его черных и пустых глазниц.

     Клубок ярко-красных змей топорщится

     В его развороченном животе...

      ("Прoклятые")

     Это ясно выраженный пейзаж, не оставляющий психологических лазеек для сострадания или тоски. Так можно созерцать лес — с интересом либо спокойным соучастием, предоставляя глазам обманываться тенью, дымкой, россыпью солнечных бликов. Умирает мальчик или мертв — не имеет значения, отражают ли "черные и пустые глазницы" и "клубок ярко-красных змей" реальность или это метафоры — не имеет значения. Декомпозиция более загадочна, нежели композиция, поведение составляющих, не организованных целым, непредсказуемо, их даже трудно как-то именовать. В самом деле, что сказать о "мальчике", появляющемся время от времени в стихотворениях Тракля? Это часть, оторванная от целого, компоненты которого назывались семьей, товарищами, играми, мечтами о будущем и т. п., странный диссонанс, нацеленный в диссонантность еще более жестокую. Такова судьба решающих субстантивов данной поэзии: "рыбак", "зверь", "сестра", "чужестранец" теряют знакомую ассоциативность и начинают непривычно функционировать в непривычных условиях.

     В ранних стихотворениях еще чувствуется эмоциональность надрыва и разрыва, холодная ностальгия по былой целостности, распад и декомпозиция трактуются вполне романтически: яркий и насыщенный лунный свет заполняет высокий зал... портреты предков улыбаются мягко и отчужденно, но зал погружается в запах декомпозиции:

     Потерянный смысл былых времен

     Смотрит на нас сквозь окаменевшие маски...

     ...Больные запахи затопленных садов

     Стелются над развалинами,

     Словно эхо проклятий

     Над раскрытыми могилами.

      ("Распад")

     Ранняя поэзия (1907-1910) еще сожалеет об ударе, который отсек нашу эпоху от исторического времени, но уже не надеется на заживление окровавленного разлома. Нечто, вернее, некто высасывает кровь из сердца, сообщает человеческому лицу беспощадность холодного металла, превращает органическое целое в конструкцию, однозначно обреченную коррозии. Враг, убийца, преследователь, охотник — субстантивы не призваны определять неопределимое, но просто внушают его агрессивную атмосферу:

     Кто поручил твоему врагу, твоему убийце

     Вырвать последнюю искру из твоей души.

     Он настойчиво преследует и убивает божественное,

     Превращая этот мир

     В безобразную больную шлюху, белесую от путрефакции.

      ("Сумерки")

     Мы не хотим в данном тексте вдаваться в поэтику Тракля, однако надо заметить следующее: Тракль (если вообще можно говорить о какой-либо преемственности), скорее, последователь Рембо, чем Новалиса или Гельдерлина, и его стилистические принципы сугубо современны. Новая эпоха внеисторична, она, словно астероид, устремлена в космос смерти, а потому ее отношение к прошлому радикально изменено. Сейчас (равно как при жизни Рембо или Тракля) апелляции к исторической последовательности или историческому опыту не имеют резона, хронологический путеводитель более непригоден, прошлое трансформировалось в нечто вневременное, в пространство, в пейзаж. Это относится и к прошлому вообще и к прошлому индивидуальному, что необходимо учитывать в любом приближении к новой поэзии, к новому искусству. В последней процитированной строфе местоимение и вопрос не играют обычной роли: поэт вовсе не доискивается до этого "кто" и спрашивает без вопроса, вопросительная интонация здесь, как и у многих современных поэтов, только средство усиления вербального динамизма. Бесполезно искать причин декомпозиции, этот процесс не имеет инициаторов и закономерностей, как "Падение дома Ашер" Эдгара По. Возможно осветить какие-либо "причины", если речь идет о локальном распаде (этическом, социальном и т. п.) на фоне благополучного целого. Но Тракль совершенно категоричен: мир отравлен "лепрой", "пылью мертвых звезд", а человек — воплощение Зла — есть катализатор вселенской декомпозиции.

     Поэтическое мышление Тракля безусловно дает повод к неоплатонической и орфической интерпретации этого процесса. Прежде всего надо уклониться от библейской идеи первичного блаженства, утраченного в силу грехопадения. Согласно Хайдеггеру, у нас нет "онтического опыта, подтверждающего нечто подобное". Дезинтеграция, диссолюция — нормальный режим "существа для смерти". Любопытен далекий резонанс с положением Иоанна Скота Эриугена: "Иерархическое соединение интеллигибельного и чувственного миров совершается посредством внутреннего логоса или демиурга микрокосма. Логос интегрирует чувственный мир, препятствует его натуральному падению, эксплицирует его в надлунное небо. Если внутренний логос пассивен, человека разрывает чувственный хаос". Таким образом, прекращение формообразующей активности внутреннего логоса приводит к фрустрации, к разложению сердцевины человеческого бытия. У Николая Кузанского это названо "эманацией формообразующего света", который, излучаясь из сердца, озаряя мозг, придает чувственным объектам "индивидуальный смысл, различение и связь". Сердце, в неоплатонической перспективе, есть источник первичного живого света, мозг рефлективно экстраполирует его на чувственный мир и, тем самым, оживляет, организует, упорядочивает. В структуре микрокосма сердце являет активный фаллический полюс, мозг — всасывающий вагинальный, а потому почти во всех традициях сердце уподобляют солнцу, мозг — луне. При нормальной жизни микрокосма, мозг, насыщаясь светоносной кровью ("поющее пламя в центре сердца" у Тракля), функционирует в сублимации ровного сферического внимания и "памяти сердца", сравнимой с платоническим анамнезисом (Парацельс). Когда боги и божественное исчезают из мира, когда внутренний логос пассивен, ничто не препятствует натуральной дезинтеграции человеческой структуры и внешнего, доступного восприятию континуума.

     Окончание следует

1

О ГУМАНИТАРНОЙ ПОМОЩИ

Синодальный отдел Русской Православной Церкви оказывает помощь пострадавшим от пожаров и обращается ко всем, кто имеет возможность и желание участвовать в этой помощи, за содействием.

     Необходимо:

     — кухонная и хозяйственная утварь: чайники, сковородки, посуда, тазы, ведра, ковшики и пр.;

      — детские вещи на любые возраста (самому маленькому ребенку всего 11 месяцев);

     — предметы личной гигиены: полотенца, прокладки и туалетная бумага, сланцы (мужские и женские), мочалки, зубные щетки и паста, мыло, шампуни, стиральный порошок и прочая бытовая химия;

     — еда (крупы, консервы);

     — сборная мебель (чтобы удобнее было довезти);

     — самые простые лекарства: цитрамон, валерьянка, корвалол, валокордин, аспирин, бинты, зеленка, йод, анальгин, темпалгин, пенталгин, но-шпа, кордиамин, перекись водорода, пластыри и перевязочные материалы, энап;

     — упаковочные материалы: коробки, мешки, пакеты;

     — постельное белье, одеяла, подушки, матрасы, одежда (на все сезоны), бытовая техника (электрочайники, холодильники), светильники;

     Вещи можно приносить круглосуточно.

     По-прежнему требуются помощники-волонтеры:

     — разгружать и сортировать принесенные вещи по населенным пунктам;

     — связываться по телефону с людьми на местах, уточнять информацию;

     — контролировать на местах доставку вещей в населенные пункты (требуются добровольцы на машинах);

     — отвозить вещи (требуются добровольцы на своих машинах);

     — помогать в распространении информации (писать в сети, раздавать листовки, сообщать знакомым, рассылать приглашения на сайте www.vkontakte.ru и пр.);

     — дежурить вместе с дежурным отдела (в том числе ночью), встречать приезжающих добровольцев.

     Все желающие оказать помощь и поработать волонтерами могут обращаться в Синодальный отдел, сейчас работающий круглосуточно.

     Адрес: Синодальный отдел. Николоямская ул., д.57, стр.7. Во дворе храма Сергия Радонежского желтое трехэтажное здание.

     Координационный сайт: http://russian-fires.ru/main.

     Про ход сбора вещей: http://o-liska.livejournal.com/.Постоянно обновляемая лента с информацией от волонтеров: http://community.livejournal.com/pozar_ru/

1

Георгий Судовцев АПОСТРОФ

Семён Лопато. Ракетная рапсодия. — М.: Гелеос, 2010, 512 с., 4000 экз.

     Может ли хорошая книга быть откровенно плохо написанной? Совсем недавно ответ на этот вопрос казался однозначным и самим собой разумеющимся: конечно же, нет! Но после знакомства с романом Семёна Лопато (может ли у настоящего писателя быть такая фамилия? или это специальный псевдоним "от противного"?) лично мне уже почему-то не хочется быть столь категоричным.

     Согласитесь, что в хорошей книге просто не может быть "высоко круглящихся бёдер", "лучисто сияющих глаз" и т.д. — причём в качестве не разового провала, а едва ли не постоянного изобразительного средства. В хорошей книге не может быть постоянного упоминания "фрактальных методов компрессии статических и динамических изображений". В хорошей книге не может быть сюжетных ляпов наподобие четырех бутылок водки, так и не купленных главным героем своему министерскому "благодетелю" и по совместительству алкоголику Червенёву. У хорошей книги не может быть "красиво" аллитерированного названия ("Ра-Ра"), которое в то же время не соответствует её содержанию (рапсодия — написанное в свободном, импровизационном, эпическом стиле инструментальное или вокальное произведение, для которого характерно чередование разнохарактерных эпизодов на фольклорном материале (выделено мной. — Г.С. )). И на обложке хорошо изданной книги не будут изображать девушку супермодельных параметров в красном платье, если единственная героиня в подобной одежде, упомянутая в романе, мягко говоря, полновата и обладает пятым размером бюста. Перечень подобных претензий можно продолжать очень долго. Но...

     В плохой книге не может быть настолько интересно выписанных кусков, как, например, рассказ главного героя своей возлюбленной про Отечественную войну 1812 года, или его же разговор в вагоне-ресторане поезда Киев-Москва с представителем спецслужб западной "системы" (которую куда правильнее именовать анти-системой). И этот самый представитель, судя по всему — британец, настоящий "агент № 0-07", пытается вынести приговор русской цивилизации: "Чтобы найти ответ, надо получить (задать? — Г.С. ) вопрос, а все вопросы приходили с Запада, здесь земля не задавала вопросов. Математика, физика, химия, кораблестроение, философия, формы общественной жизни, литературы, театра, индустриального производства, — всё приходило с Запада... Ваши руководители... не видят в своих согражданах равных себе. С отвратительным самомнением и уверенностью они видят себя суперличностями, возвышающимися над неразумным стадом, которое надо погонять и направлять... Им и в голову не приходит взглянуть на ситуацию по-другому и увидеть в согражданах личностей, равных, а то и превосходящих их, плодами своего труда оплачивающих их работу по общественному благоустройству. И именно потому такие руководители опасны. И именно потому опасно оружие, находящееся в их распоряжении... Все ваши рассуждения об особой исторической судьбе России — это миф, созданный вами для собственного утешения и оправдания провалов и ничегонеделания... Вы любите повторять, что вы потеряли тридцать миллионов человек в борьбе против Гитлера, вы постоянно напоминаете об этом, словно ставя себе это в заслугу или претендуя на этом основании на какое-то особое отношение к вам со стороны Запада, словно за эти жертвы вам обязаны всё (интересно, что именно? — Г.С. ) простить. Эти жертвы — не ваша заслуга, а ваш позор... На момент начала войны Красная армия превосходила вермахт по живой силе в два раза, по танкам в четыре раза, по самолётам в три раза, по артиллерии в восемь раз. И если на начальном этапе войны это привело к разгрому Красной армии, двум миллионам пленных, гибели миллионов мирных жителей и бесчисленным страданиям населения, то это не заслуга и не основание для выставления счетов Западу, а свидетельство собственной неразберихи, дурного управления и неумения отвечать на имеющиеся вызовы..."

     Самое показательное, что в ответ на подобные инвективы главный герой, по существу, оказывается неспособен ответить ничего внятного — пусть даже дело происходит в 1999 году, задолго до обрушения башен-близнецов Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, а тем более — глобального финансово-экономического кризиса. Точно так же в романе настойчиво проводится мысль о том, что Белоруссия — вовсе не союзник России и в любой момент готова продать Западу любые военные секреты, пусть даже наш Джеймс Бонд нечерноземной полосы возвращается оттуда "в Россию — с любовью", но, как заявил автор в одном из своих интервью "вовсе не исключен вариант, что Наташа — это действительно завербованный агент, искусно подведенный западными спецслужбами к главному герою — военному разработчику..."

     Определенный свет на все эти видимые невооружённым глазом противоречия проливает признание Семёна Лопато в любви к братьям Стругацким ("Они повлияли практически на всех"). Да еще специально прочерченная автором параллель окончания своего (хотел поставит это слово в кавычки. — Г.С. ) романа: "Оставалось лишь воспринимать всё стоически и стараться не утратить человеческий облик" — с окончанием фадеевского "Разгрома": "Нужно было жить и исполнять свои обязанности". Соцзаказ — он и в Африке соцзаказ. Не говоря уже о России.

1

Андрей Смирнов МУЗОН

Юрий Щербаков. "Парень в кепке". ("Izba Records"), 2009.

     Глухой да неведомой тайгою,

     Сибирской дальней стороной

     Бежал да бродяга с Сахалина

     Звериной узкою тропой.

     Шумит да бушует непогода,

     Далёк лежит бродяжий путь.

     Укрой, тайга его глухая,

     Бродяге надо отдохнуть.

     Эта пластинка была представлена в конце прошлого года на концерте в театрально-фольклорном центре "Русский Остров". Увы, тогда не добрался, но имел пластинку в виду. Однако в руки она попала только летом.

     Но о феномене Юрия Щербакова говорить стоит вне "сезонной конъюнктуры".

     "Парень в кепке" вышел в серии "Жестокий романс". Но с известным фильмом альбом если и связан, то только некоторыми темами.

     "Само наименование этого жанра свидетельствует о его городском происхождении, о связи с письменной культурой. Корни его уходят, с одной стороны, в народную балладу с ее страстями, доведенными до крайнего обострения, с глубокими нравственными конфликтами, приводящими к страданиям и гибели героя. С другой стороны, "жестокий романс" продолжил традиции "разбойничьих" песен, зародившихся в эпоху народных восстаний. Еще одним источником явилась авторская литература, созданная в духе сентиментализма. Такими произведениями зачитывались городские барышни на рубеже XVIII-XIX веков. Несколькими десятилетиями позже эти сюжеты проникли сначала в слободскую культуру городских окраин, а затем и в сельский быт. В эту же эпоху стал активно развиваться новый стиль сольной песни с инструментальным сопровождением. В городской музыкальный быт прочно вошла семиструнная гитара, в крестьянской среде — различные виды гармоники, отвечавшие эстетике и музыкальному складу новых городских песен. В народе "жестокие романсы" называют "жизненными песнями". В ХХ веке это — самый актуальный, наряду с частушкой, пласт русского фольклора. Он продолжает сохраняться в живом бытовании даже в тех случаях, когда все другие жанры традиционной музыки давно утрачены. Обильный материал для создания новых текстов предоставляют драматические события современной истории: различные социальные катаклизмы, войны и революции — все, что приводит к нарушению привычного уклада жизни", — пишет в предисловии к диску Е.А.Дорохова.

     Юрия Щербакова обычно аттестуют как потомственного донского казака-песельника, исполнителя народных казачьих песен и городских романсов Верхнего Дона. Его голос звучит на альбомах ансамбля казачьей песни "Станица" (г. Волгоград) "Как у нашего соседа весела была беседа..." и фольклорного ансамбля старинной казачьей песни "Бузулук" (г. Новоанинский) "Гордись, русская слава", а также на сольной пластинке "Романсы Верхнего Дона". Собственно, с последней и началось моё знакомство с этим великолепным певцом, и с удивительным и прекрасным казачьим романсом.

     Щербаков — тот случай, когда превосходная степень не выглядит преувеличением, натянутым респектом, идейным патриотическим славословием.

     Юрий Щербаков — это сильный, красивый, открытый голос и полное понимание отображаемого мира. Несмотря на то, что материал пластинки, что называется, "вышел из народа" — "Парень в кепке" — полноценное авторское высказывание.

     Неслучайно, некоторые песни альбома "Парень в кепке" известны в интерпретации таких людей как Аркадий Северный, Борис Рубашкин, Константин Беляев.

     А из нынешних авторов — схожие сюжеты возникают у донских музыкантов, например, у Дениса Третьякова. Неудивительно, что именно Третьяков выступил в качестве моего наводчика на мир Юрия Щербакова.

     Это песни, которые по-настоящему пробирают "до костей, до кончиков". Неподконтрольные, как сама жизнь, истории. Своеобразная встреча большого города и деревни, основания которой уходят далеко в века.

     Вот чего здесь точно нет — так это возлюбленной сим миром иронии. Есть суровый смех, беспощадная казачья вольница, русский народный стоицизм.

     А там, вдали, за тёмным лесом

     Оставил родину свою,

     Оставил мать свою старушку,

     Детей, красавицу жену.

     Умру ли я — меня зароют,

     Заплачет маменька моя,

     Жена найдет себе другого,

     А мать сыночка никогда.

1

СВОЕВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО

Я РОДИЛСЯ в Чите. Вскоре наша семья переехала в Китай. Мы жили в Маньчжурии. Поэтому мои первые художественные впечатления — китайские. Китайский пейзаж, термосы, циновки, дракон, которого изображают пятьдесят человек на празднике Нового Года, — китайский кич. Вот почему я всегда открыт к чему-то другому. Потом мы немного пожили в Хабаровске, и отца, военного юриста, перевели в Ростов-на-Дону. Ехали мы через Москву, и на неделю остановились в столице. Меня повели в Мавзолей, там ещё был Сталин, так что я видел сразу двух вождей, в Исторический музей и в Третьяковскую галерею. В Третьяковке мне очень не понравилось. Залы маленькие, освещение плохое, всё тусклое, темное, мертвое. Живя в Китае, я очень много смотрел кино: патриотические фильмы, про великих полководцев, про великих художников и композиторов. Оттого статичные картины меня отвращали. Ведь китайские картинки все подвижные. Они по-другому написаны, в них есть мгновение жизни, протяженность события во времени. И в кино все движется. В русской же живописи XVIII-XIX веков меня подавляла мертвящая объёмность изображенного, черно-коричневые тени, статика. Единственное, что мне тогда в Третьяковке понравилось, — это скульптура: каждую статую можно было обойти, потому они казались вполне живыми и подвижными.

     В отрочестве в руки периодически попадал журнал "Америка". Там печатали репродукции картин из американских музеев: Кандинского, Клее, Шагала, — и американских знаменитостей: Поллока, Марка Тоби. Это будило воображение. Так я стал приверженцем современного искусства, сам малевал абстрактные акварели. Правда, потом, после маминой критики, я их сжёг.

     Как-то с мамой мы оказались в Ленинграде, в Эрмитаже. И главное — посетили верхний этаж, куда обычно никто не ходит: импрессионисты, Ван-Гог, Матисс, Пикассо. Вдруг я увидел оригиналы авангарда — и меня они потрясли.

     Хотя к академизму я всегда испытывал и испытываю почтение. Очень благодарен последователю позднего Фаворского, великому художнику Дмитрию Жилинскому, которого считаю своим учителем.

      Генетически себя отношу к группе ОСТ, Обществу художников-станковистов — это были социалистические модернисты. Между падением авангарда по окончании Гражданской войны и соцреализмом был большой период социалистического модернизма на базе неоклассики. Были московские соцмодернисты, в основном ученики Фаворского, и были питерские. Они стали первыми по-настоящему советскими художниками, чем отличались от поздних передвижников, которые сидели и ждали, кто победит в гражданской войне, следовательно, чьи портреты малевать надо будет. Тот же Бродский и Керенского писал, и Ленина. Большевики, скорее всего, были этим художникам малосимпатичны, но большевики победили — а жить-то надо…

      СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО — это продукт культурной инженерии ЦРУ начала пятидесятых. Его создали специально против социалистического реализма, против советской культуры. После войны соцреализм был весьма влиятелен и в Западной Европе, Леже, например, писал фактически соцреалистические картины: строители, рабочие, устраивающие пикники на природе, — искусство, открытое народной жизни, трудящимся, борьба за мир — всё это было. Американцы противопоставили естественной экспансии советской гуманистической культуры, культуры страны-победителя, так называемую нью-йоркскую школу, абстрактных экспрессионистов. Это были подражатели европейских авангардистов и модернистов, в большом количестве приехавших в Америку в период Второй мировой войны. По большей части они были эпигонами европейских сюрреалистов: Миро, Макса Эрнста… Поп-артист Роберт Раушенберг учился у бывшего профессора Баухауза Йозефа Альберса. Хотя Альберс считал его самым плохим и бездарным учеником, фактически все работы Раушенберга — это баухаузовская пропедевтика Альберса: из использованных в качестве самостоятельных произведений баухаузовских упражнений получился вариант поп-арта.

     Надо сказать, до пятидесятых американское искусство было очень консервативным и просто старомодным. На американском континенте в двадцатые-тридцатые лидировала Мексика. Мексиканцев, которые фактически были социалистическими реалистами, приглашали работать в Америку Форд и Рокфеллер. Тот же Поллок был ассистентом Сикейроса.

     И вот провинциальную живопись абстрактного экспрессионизма, локального явления даже для США, американцы раздули в мощный культурный и политический проект. Провели пропагандистские выставки в Европе. Одновременно из чулана истории вынули европейский авангард, который долгие годы фактически уже не существовал. До 1933 г. функционировал Баухауз, в сороковые Альберс и Гропиус преподавали в США. Но это искусства уже не касалось — дизайн, архитектура. У нас также двадцать лет работал ВХУТЕМАС, и какие-то авангардисты еще в 60-е преподавали в МАРХИ и Строгановке.

      СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО, contemporary art — это не искусство современное нам, это не искусство, которое делают современники. Это специфическое культурное изобретение, которое объявило себя наследником авангарда. В Европе вся передовая культурная политика пятидесятых-шестидесятых — это возвращение, возобновление авангарда, неоавангард. Например, где-то в Париже нашли художника немца Вольса, он учился в Баухаузе, в одном из последних выпусков. Незаметно жил в Париже, мало кому интересный, малевал картины, предвосхищавшие этих самых абстрактных экспрессионистов. Его картины были лучше американских, не были такой дешёвкой, как американский абстрактный экспрессионизм, при всём моём уважении к его достижениям.

     Так что процесс создания современного искусства поначалу был во многом искусственным. Но он получил поддержку у передовой, антифашистской интеллигенции, потому что авангард и модернизм не нравились Гитлеру, в то время как псевдотрадиционное искусство стало официальным искусством нацистской Германии. Гитлера, а заодно и Сталина, которого постоянно пытаются поставить на одну доску с Гитлером, объявили ликвидаторами авангарда, хотя авангард умер своей смертью: в Европе — после Первой мировой войны, а в России —после Гражданской. И на этом основании авангард объявляют антифашистским и прогрессивным, а любое соотносящееся с традицией искусство — фашистским. Хотя хорошо известно, что многие ведущие нацисты — к примеру, Геббельс — любили экспрессионистов, а Карл Шмитт, когда разбомбили его дом, единственное, что спас — абстрактную живопись.

     Простая формула, что всё вписывающееся в историческую традицию есть фашистское, а всё авангардоподобное антифашистское — работает до сих пор. Поэтому пишущий картины в русле исторической традиции художник для просвещенного европейца и американца сегодня — фашист, открытый или скрытый. А как еще? Вон пишет художник стог сена — значит, он "фёлькише".

      ТАК ЧТО ЦЕЛИ у создателей современного искусства были определённые. Возможно, они до сих пор хранятся в родовой памяти contemporary art. Глядя из России, это не очень понятно, просто не видно. Ведь современное искусство мы получили в готовом виде, как европейское искусство в начале XVIII века, мы не работали над его созданием. Отчего, например, нам не понятно содержание жанра натюрморта, всегда несущего одно послание, культурно чуждое русскому человеку? В каждом натюрморте заложена "истина" идеологии Контрреформации — "Momento mori". Ты смотришь на какие-то цветы и фрукты, и понимаешь, что завтра они завянут, фрукты сгниют, а сам ты умрешь. Вот о чём это искусство. Но в России оно не очень понятно. Россия не участвовала ни в Реформации, ни в Контрреформации, поэтому русский художник постоянно малюет невпопад — кладёт в натюрморт то будёновку, то лапти.

     Так же и с современным искусством. Но всё же многое изменилось: прошло "красное десятилетие" во Франции (1965-75), студенческие и рабочие революции и беспорядки по всему миру, сами художники преобразились. Многие из них имеют довольно радикальную социальную позицию. Это особо чувствуется в Латинской Америке, где художники работают с бедняками и рабочими.

     С другой стороны, существует мировая система современного искусства — колоссальная международная бюрократия, музеи, галереи, центры современного искусства и т.п. Гигантская и дорогая система.

     Вы идёте по Бомбею и вдруг видите — центр современного искусства. Такой центр есть и в Москве, и почти в любом немецком городишке.

     Несмотря на внешнее многообразие средств выражений, медий и подходов современное искусство довольно однообразно и консервативно. В него вложены большие деньги и заняты тысячи работников. Художник в этой системе — один из многих. Вне бюрократии, вне куратора и критика он — никто. Это "малый голландец" продавал картину какому-то бюргеру, а потом к нему приходил второй бюргер и просил продать такую же. Сейчас же это — гигантский бизнес, огромная отрасль, которая не может быть обрушена. В нём заинтересован не только художник, но и тысячи специалистов разного профиля. Художник в этой системе — жалкий ремесленник-одиночка.

     Для России главная проблема в том, что современное искусство надо было вводить как искусство, чтобы оно выполняло те же самые функции, какие выполняет искусство в любом обществе. Этого не получилось, в том числе из-за позиции таких людей, как Ерофеев, который очень высокомерно относится к простому зрителю, к возможному зрителю, к неискушённому зрителю, который незнаком с современным искусством, к человеку, которому еще предстоит познакомиться с искусством, с современным в том числе. Для такого зрителя даже Малевич — негативная загадка: мол, и я так смогу.

     А для того, чтобы написать "Чёрный квадрат" нужна большая духовная работа. И нужно действительно быть мастером, потому что "Чёрный квадрат" — не просто квадрат, это сильная живописная работа. Я не занимаюсь абстрактной живописью, считаю себя абсолютным реалистом. Но для меня это важнейшая вещь, моя путеводная звезда в живописи. Причём больше, чем для самого Малевича. Сам Малевич не сделал из "Квадрата" последних выводов.

      Картина Владимира Сальникова "Родина авиации" (2006).

      СОВРЕМЕННЫЙ ХУДОЖНИК — это принадлежность к институциям — коллекционерам, галереям, центрам современного искусства, фондам, биеннале. Соответственно, тот, кого берут в оборот бюрократы и кураторы, становится художником современного искусства.

     Современный художник может делать всё, что угодно, — он может писать даже натуралистические картины. Важно, в каком контексте он их подаёт.

     Голых королей, факиров полно. Но и в традиционном искусстве их достаточно.

     Что раздражает в современном искусстве — со стороны оно кажется страшно разнообразным — можно музыку играть, романы писать, ямы рыть, летать, всё равно сохраняется узость, которая слишком ортодоксально привязана к опыту авангарда. В авангарде тоже всё было — и перформансы, и "Летатлин", и дрались, и танцевали, при этом в авангарде сохранялась перспектива. В современном искусстве её нет. Словно всё время происходит перемешивание одних и тех же шариков в лотерейном барабане. Покрутили барабан. Длинноногая девица вынула из него шарик — так, "перформанс", отныне десять лет перформанс будет считаться главным искусством, выставляться, финансироваться, прославляться. Через десять лет другой шарик вынут из барабана авангарда.

     Но современное искусство — это живая жизнь, достаточно большое сообщество. В нем естественно есть хорошие-плохие, честные-жулики, есть проходимцы, но есть и великие художники. Для того, чтобы отделить хорошую инсталляцию от другой, нужно, конечно, иметь некоторую эрудицию. Но она приобретается. Как вы можете отличить хороший рок от плохого? Знание Моцарта и Рахманинова тут не всегда поможет. Нужен культурный опыт. И, безусловно, нужно, чтобы люди его приобретали.

     Есть положительная модель работы — в Москве это Государственный центр Современного Искусства на Зоологической улице. Это умная и правильная политика, ГЦСИ пытается адаптировать современное искусство к зрителю и зрителя к современному искусству. Они возили разнообразные коллекции современного искусства по всей России, делали передвижные выставки, обсуждения.

     Но есть и либеральные идиоты, которые борются с Церковью, — возможно, потому что им кажется: верующие обязательно подставят левую щеку, собственно, они и поссорили современное искусство с обществом.

     Современное искусство надо встраивать в культуру, в общественную жизнь, чтобы оно начало работать как искусство, как работало искусство русских реалистов, на Западе в конце XIX века искусство импрессионистов, в XVII-XVIII веках — барокко. Чтобы оно решало для общества те же самые задачи. Реально современное искусство — простое и довольно понятное. Это заблуждение, что оно сильно загруженное. Постижение классической живописи может оказаться куда сложнее для обычного человека.

      В ЮНОСТИ я был ярым антисталинистом. Когда мы жили в Грузии, мой папа был прокурором, занимавшимся реабилитацией жертв репрессий. Но знание того, что разоблачили "иранского шпиона", а он — профессор-чаевед и никаким шпионом не являлся, — это одно. Но здесь важен весь контекст — кто этим занимался, почему так получилось. Если внимательно смотреть на почти тридцатилетнюю сталинскую эпоху, то очевидно, что в каждый конкретный момент Сталин занимал совершенно разное положение, играл разные роли. А бытует восприятие, что Сталин тридцать лет был кем-то вроде Бога-Саваофа и всеми двигал. Это непонимание структуры той власти, того, как она эволюционировала из хаоса Гражданской войны и дальше.

     Я был правоверным последователем ХХ съезда, в четвёртом классе топтал портрет Сталина и поливал его чернилами. Примитивность, которую исповедуют антисталинисты, мне, как ребёнку, была простительна, но сейчас, когда имеется множество данных и можно историю осмысливать, Сталина невозможно огульно отрицать.

     Понятно, что это история революции, а революции кровавы. А у нас любят рассматривать ту эпоху под углом либеральной демократии, которая исповедует "мягкое" насилие.

     Все эти процессы, репрессии нужно конкретно разбирать — как, что и почему происходило. Когда уходим от конкретики, то сразу впадаем в архаику, и, в конечном счёте, в готовую пошлость.

     Сталин стал символом России. В проекте "Имя России" он побеждал, его притормозили благодаря административному ресурсу. Нельзя протестовать против мнения целого народа. Тем более суверен власти — народ России. Как можно считать себя демократом и отрицать мнение большинства? Действительно, какое-то время с наступлением либеральности русские люди были наивны, но это продолжалось недолго. Именно на политические мнения, что исходят от русских людей, и надо ориентироваться. Не стоит думать, что мыслящий класс обладает куда большей политической интуицией или знанием, это совсем не так. Бертольд Брехт когда-то говорил, что дурной вкус народных масс куда глубже хорошего вкуса интеллигенции.

     А большинство нашей интеллигенции предпочитает просто принять, как сегодня говорят, чужой готовый дискурс, хотя выдает его за собственное мнение. Сформировать собственное мнение — это же колоссальный труд. Иначе получается интеллектуальный конформизм. Но тогда ты никакой не интеллектуал, а стадное животное. Или сетевое.

      ДОЛГИЕ ГОДЫ у нас с современным искусством боролись как с идеологическим врагом. С одной стороны, это было оправданно. Но, с другой стороны, нужно было подключиться к этому и перетянуть его на себя. Там было много прогрессивно мыслящих художников. А у нас в духе Плеханова отмахивались, мол, буржуазное разложение — и всё…

     Российская Федерация претендует на статус великой державы. Но с точки зрения современного искусства — это медвежий угол, похуже Финляндии или даже Эстонии.

     Даже соцреализм, который был по отношению к социалистическому модернизму двадцатых-тридцатых годов слабым явлением, на международном уровне всё равно был передовым искусством. Поэтому в пику ему и создали contemporary art. А сейчас нет идей, которые могли бы увлечь. Да, мы будем следовать демократии, будем учениками — словно говорят наши руководители. Мы сами себя считаем периферией, фактически являемся периферией. И будем, пока у нас нет своих свежих идей. Оригинальными явлениями были московский концептуализм, соц-арт и акционизм девяностых. Последнее десятилетие — пустота, сплошная деградация. Что говорить, если наше государство не в состоянии обеспечить страну огнетушителями.

     Как кто-то сказал про Хемингуэя: "Средний писатель, но за ним вся мощь американских Соединённых Штатов".

     Современное искусство должно быть вписано в общественный контекст, должно потерять характер руки врага. Оно должно перестать быть искусством для компрадорской молодёжи. По России хватает нормальных людей, которые ходят на выставки, участвуют в дискуссиях. Русскому современному искусству нужны другие идеологи, другие вожди. В Китае, кстати, современные художники не занимают антисистемную позицию. Мудрое руководство КПК, в отличие от советских руководителей, не пошло на противостояние. Там это существует вполне легально, никакой культурной войны внутри не идёт. У нас же до сих пор продолжается культурная Гражданская война.

     Я считаю, что современное искусство вполне может быть национальным. Как говорил Маяковский, пулемёт — он и есть пулемёт, важно, кто из него стреляет. Современное искусство вполне может служить народу России и быть нормальным искусством. Главное условие — правильная и вменяемая политика.

1

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Получил недавно письмецо премьер — интернет-посланье из народных сфер. Безымянный блоггер, чьи раздумья — крик, шлёт властям разгадку: отчего — кирдык…

     Выбор слов при этом, правда, без затей, но ведь допекло же на Руси людей! Допекло — буквально: всё в огне, в дыму, и в упор не видно — что у нас к чему…

     Впрочем, адресата не смутишь в лицо, он и сам порою крепок на словцо — хоть "мочить в сортире", хоть "соплю жевать" — так что друг от друга им чего скрывать?

     Вот и появилась — на потеху всем, иль для отвлеченья от больших проблем — эта "переписка", где в вопросах — боль, а ответ, по сути — абсолютный ноль.

     Пишет блоггер прямо: мол, родной отец, что не шлёшь посылку с рындой, наконец? Были здесь и рынды, и запасы вод — да прихватизнул их новый строй-урод!..

     А ещё при власти прежней тут была даже и "пожарка" — хоть на три села. А сейчас пожарный, звать его Петро, арсенал имеет — велик и ведро…

     Здесь так жить мурово, а в пожар — кранты! Ты бы тут, родимый, не гонял понты про свои "реформы", что за столько лет довели Россию до последних бед.

     Что за дурь такая? Чей закон таков? Нет у нас пожарных, нету лесников. На людские жизни это ставит крест: сладить со стихией — не хватает средств.

     Где ж налоги наши пропадают, брат? Или всё уходит в хренов наноград? Или в полицейских вложат ту деньгу? Или же повысят в маршалы Шойгу?..

     В общем, должен ведать ваш тандем-тандым, что терпеть мы дальше — больше не хотим. Видим, не способны вы нас понимать и спасать родную землю, вашу мать!

     …Вот письмо какое отослал наверх пользователь Сети в среду иль четверг. И гадает форум: в виде срочных мер, рынду — или в рынду даст ему премьер?..

     Тот же — вмиг ответил. Дескать, речь о чём? Вы ко мне писали — я письмо прочёл. Слог у вас занятный, вы мастак пера. А беда России — эта вот жара!

     Не было такого — зри в календарях — ни при коммунистах, ни при всех царях. Нам одним достался непомерный труд… Будет вам и рында, будет вам и пруд.

     А над ним посадим райские сады. Расцветёт там клюква дивной высоты. А пока — боритесь с дымом и огнём. И письмо черкните. С адресом на нём…

1