/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 894 (1 2010)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ЛЮДИ БЕССМЕРТНОГО МИРА

В священном городе Кум я стоял в мечети в зеркальном зале. Тысячи зеркал, больших и малых, складывались для меня в невероятные узоры и утекали в высоту. Мне казалось, что я стою на крохотном узоре шерстяного ковра, а надо мной ввысь уходит конус ослепительного света, конус зеркальной чистоты. И там, в вышине, реют божественные силы добра, справедливости и вселенской мудрости. Стоя в этом зеркальном зале, в этом конусе света, я пережил миг высокого откровения.

Я думал о религиозном государстве Иран, которое было создано имамом Хомейни. Иран указал человечеству ослепительное будущее. Он манит в это будущее философов, мыслителей, физиков тонких энергий, биологов, художников, авангардистов всех мастей. Он указывает двери в будущее не только отдельно взятым провидцам, но и целым народам, быть может, всему человечеству, которое, пережив этот мучительный кризис, переступив черту болезни, начнёт исцеление и будет стремиться туда, где невозможно повторение недуга.

Иранская религиозная философия, ставшая частью государственной философии, рассматривает нынешний мир как бесконечно малую часть другого, более объёмного и грандиозного мира, в котором существует иная, объёмная многомерная истина, ослепительная, как божественный кристалл. Эта божественная истина проецируется в наш земной мир как слабая тень, как двумерная неполная проекция, которая не даёт представления о восхитительной красоте исходного кристалла.

Современные люди, захваченные в плен западным рациональным сознанием, рассматривают земную реальность как единственно возможную. Выстраивают её, полагаются на неё, считают, что с учётом этой реальности возможно достижение личных и государственных целей. Они не учитывают неполноты этой земной реальности, забывают, что она — только тень другой, летающей в высоте божественной истины.

И поэтому люди сегодняшней земли, полагаясь только на то, что видят их глаза и трогают их руки, совершают массу ошибок. Их планы и проекты не точны, они чреваты ошибками, которые грозят огрехами, быть может, концом мира.

Иран поощряет развитие в своём обществе современной физики, биологии, социологии, не отрицает ни одного из направлений современной авангардной науки. Тем не менее, громадные усилия прилагает к изучению иной, надмирной действительности, иного, божественного инобытия. Ибо оттуда, из того мира, в наш мир приходят настоящие духовые знания: новейшие физические теории, знания об устройстве живого вещества, истинная космология и этика. Оттуда в этот мир рвутся поразительные эстетические формы: ещё не написанные картины, симфонии, поэмы, которые здесь, на земле, подхватываются гениями и превращаются в великую земную культуру.

В Иране познание этого горнего мира — не удел отдельно взятых одиночек и мистиков, не привилегия школы или университета. Это дело всего государства, дело всего народа, который всем своим религиозным чувством устремлён к познанию мира божьего.

Нашу временную земную жизнь от той, невременной, бесконечной, отделяет крохотная пуповина, именуемая смертью. Теория смерти — это целая гигантская наука, изучению которой посвятило себя всё человечество, а потом забыло её. В современном Иране этой теории придаётся кардинальное значение. Согласно иранским представлениям, смерть — это крохотный перешеек, отделяющий маленький водоём земной временной жизни от безграничного, безмерного океана жизни вечной.

Понимая смерть как начало второго, неподвластного тлению, бытия, в Иране выращивают поколения бесстрашных творцов и героев, поборников вселенской справедливости. Учат не цепляться за жизнь любой ценой, не валяться в ногах угнетателя, который угрозой смерти превращает тебя в животное. Не торопиться решить в этой земной жизни все свалившиеся на тебя проблемы. Не стремиться здесь, в земной жизни, насладиться тем, что посылает тебе Творец. Но знать, что главные твои деяния, главные твои свершения, главные твои наслаждения и подвиги находятся по другую сторону смерти. Это ощущение в современном Иране доступно всему народу: и аристократии, и простолюдинам, и людям науки, и представителям высокой культуры. И оно, это ощущение, превращает Иран в крепость, которую не одолеть сверхдержавам.

Мир Запада и мир Ирана пребывают в разных координатах. Все ракеты и пули, если они будут выпущены по Ирану, пролетят насквозь, не задев ни одной духовой клетки иранцев. Но камень, брошенный иранским мальчиком в американский авианосец, разрушит всю западную цивилизацию дотла.

В истории России были периоды, когда она напоминала сегодняшний Иран. Святая Русь, Русь Сергия Радонежского — это страна, где божественное присутствовало в каждой избе, часовне, осеняло каждую пасеку и каждую кузницу, было достоянием князя и смерда. Это ощущение неба сделало русских непобедимыми, помогло сбросить иноземное иго, породило несравненного иконописца Андрея Рублёва, положило основу государству, которое превратилось в крупнейшую империю мира, омываемую тремя океанами.

Второй раз подобный период Россия переживала при Сталине. Вождь сумел превратить огромный народ в единый университет, который занимался познанием. В единую артель, которая занималась созидательным трудом. В единый батальон, который вышел на бой с мировым злом. Бесстрашие советского солдата, отдававшего жизнь за Родину, сломило незыблемые ряды тевтонов. Александр Матросов и Зоя Космодемьянская, молодогвардейцы и 28 панфиловцев, Гастелло и Талалихин — это сталинские шахиды, отдававшие жизнь за великую красную веру, за мечту о вечном блаженстве, о вечной справедливости.

Россия, в ХХ веке поставившая себе задачу создать абсолютное царство добра и справедливости, проиграла эту битву. Поход человечества от Кремля к Царствию Небесному был остановлен ГУЛАГом, маловерами в сталинском окружении, утомившейся, не выдержавшей великого напряжения интеллигенцией. Отсутствием в сталинском окружении настоящих мистиков и духовидцев, способных, подобно вождю, подниматься над бренной исторической реальностью и жить в пространствах метаистории.

Иран и Россию объединяет не только геополитическое соседство, не только общая, прожитая то в дружбе, то в распрях, история. Иранцев и русских объединяет таинственное мистическое стремление к справедливости, понимание, что смысл человеческой истории заключается в том, чтобы выстроить в этой земной, пагубной и часто гибельной жизни, царствие, чертежи которого отдал человечеству Господь Бог. Царствие, где справедливость управляет не только отношением человека к другому человеку, но и человека к государству. Человека к машине. Человека к природе. Человека к звезде небесной.

Ближайшее будущее человечества — это битва за справедливость, сражение за бессмертие, победа в котором дастся ценой больших трат и непомерных героических усилий. В этом сражении Иран и Россия должны быть вместе, ибо иранцы и русские — это люди бессмертного мира.

ТАБЛО

* Статья в британской "Times", где содержались прямые угрозы в случае выдвижения и победы кандидатуры Путина на президентских выборах 2012 года "полностью пересмотреть политику в отношении России" со стороны ведущих стран Запада, прежде всего США, может рассматриваться как "последнее джентльменское предупреждение" в адрес действующего премьер-министра РФ, передают из Лондона…

* Отмена визита Дмитрия Медведева в Израиль, официальной причиной чего названа забастовка сотрудников дипломатического ведомства этой страны, является формой давления на президента РФ, который "должен как можно быстрее определиться со своим политическим будущим, но по каким-то причинам не торопится этого делать", утверждают наши источники в Бейруте…

* Начало работы экспортной ветки нефтепровода по маршруту Ангарск–Дацин в рамках проекта ВСТО благожелательно воспринято руководством КНР как первый реальный шаг со стороны Кремля по выполнению своих обязательств в области поставок энергоносителей для нужд растущей китайской экономики, сообщили из Шанхая…

l "Диоксиновый скандал", в результате которого из-за содержания токсичного химиката в комбикорме пришлось закрывать почти пять тысяч животноводческих ферм, должен рассматриваться как масштабная диверсия против германской экономики, успешно выходящей из кризиса, являющейся главным донором Евросоюза и гарантом стабильности евровалюты, поэтому все версии, связанные с возможными заказчиками и исполнителями этой диверсии, будут расследоваться исходя из принципа "кому выгодно?", такая информация, со ссылкой на закрытый доклад одного из силовых ведомств ФРГ, поступила из Берлина…

* Предложение главного санитарного врача РФ Геннадия Онищенко ввести обязательную и принудительную вакцинацию детей на всей территории страны явно выходит за рамки компетенции данного чиновника и вряд ли является его собственной инициативой, зато выражает стремление целого пула высокопоставленных кремлёвских деятелей дестабилизировать социальную ситуацию в стране накануне выборного цикла 2011-12 гг., отмечают эксперты СБД...

* Покушение на "конгрессвумен" от штата Аризона Габриэль Гиффордс, "восходящую звезду" демократической партии, а также известную сторонницу права на ношение огнестрельного оружия, повлекшее за собой шесть человеческих жертв, наши источники в Филадельфии рассматривают не только как спецакцию в рамках кампании по лишению граждан США подобного права, но и как проявление фракционной борьбы внутри "партии осла", значительно усилившейся из-за непопулярности курса Барака Обамы, падения его рейтинга и поражения демократов на промежуточных выборах в Конгресс...

* Согласно сообщениям из Астаны, отказ президента Казахстана Нурсултана Назарбаева от референдума по продлению его полномочий до 2020 года связан прежде всего с поступлением к "елбасы" информации о том, что проведение такого референдума является "политической ловушкой", поскольку в случае сомнительного исхода голосования, который якобы должны были обеспечить власти на местах и часть ближайшего президентского окружения, а также вследствие мощной антиназарбаевской кампании в глобальных масс-медиа, республика должна была войти в политический кризис по типу "цветной революции"...

* Заявление министра финансов Бразилии Гвидо Мантега в газете "Financial Times" о близости "мировых валютных войн" в связи со всеобщим стремлением правительств ведущих государств мира, прежде всего США и КНР, добиться выхода из кризиса путем девальвации своих национальных денежных единиц и наращивания экспорта, куда сильнее бьёт по Вашингтону, чем по Пекину, который имеет возможность переориентировать "излишки" своих производственных и товарных мощностей на внутренний рынок, в то время как для Соединенных Штатов "сильный доллар" будет означать экономический коллапс, передают из Цюриха...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

Александр Проханов — Хуссейн Шариатмадари ВЫХОД В КОСМОС

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ. Господин Шариатмадари, какие ресурсы, материальные и духовные, позволяют современному Ирану на протяжении многих лет противостоять давлению западного мира?

ХУССЕЙН ШАРИАТМАДАРИ. Во имя Бога милостивого и милосердного. В начале нашего разговора, господин Проханов, я хочу провести сравнение между нашей, исламской революцией в Иране, с другими революциями, в том числе вашей революцией семнадцатого года. Отличий множество, но хочется указать на один существенный момент.

Марксизм как идеология вашей социалистической революции появилась в стране вместе с самой революцией, с её лидерами. Русский народ во времена царского правления ничего не знал о марксизме. Эту идеологию господин Ленин привёз в страну и провозгласил с броневика в момент, когда прибыл в Россию. В дальнейшем смысл этой идеологии каждый новый советский лидер толковал по-своему: руководство являлось носителем и хранителем этой марксистской идеологии.

Толкование марксизма Лениным отличалось от толкования Троцким. Толкование Троцкого отличалось от понимания Сталина. Хрущёв подверг ревизии сталинское толкование. Горбачёв подверг ревизии практически весь набор марксистских ценностей.

Смею утверждать, что народ России до конца так и не понял смысл этой идеологии, которая явилась к нему из-за рубежа. Я извиняюсь за такое прямолинейное утверждение. Во время нашей исламской революции её идеология не пришла вместе с революцией в нашу страну. Идеология ислама с самых древних времён жила в глубине нашего народа, в сердцах людей. Когда революция совершилась, и была провозглашена исламская концепция мира, люди почувствовали, что они знали об этом очень давно, это жило в их сердце, и им предлагают то, что они когда-то утеряли.

Имам Хомейни направлял свои послания сначала из Ирака, а потом из Франции, из Парижа, и он молил Всевышнего о том, чтобы тот даровал своим шахидам такие же качества, какими были наделены шахиды во времена пророка Мухаммеда, в период войны в Кербелла, которая шла при жизни нашего третьего имама Хусейна. Люди приняли эти послания, эти воззвания, как свои — очень близкие, знакомые. Ибо на протяжении столетий в народе чествовали гибель третьего имама, оплакивали его мученическую смерть так, как будто бы она случилась вчера.

Имам Хомейни не принёс народу новую идеологию — он очистил ислам от поздних толкований и наслоений и представил истинный, подлинный, древний ислам, который жил в сердцах людей.

Говоря о мотивации беспримерного сопротивления иранского народа внешнему давлению, остановлюсь на двух принципах. Принцип первый: народ, который обладает способностью самопожертвования, народ, состоящий из шахидов, не сдаётся в плен. Только те сдаются неприятелю, кто не готов отдать жизнь за свободу и не способен обороняться до конца. Когда человек готов к самопожертвованию, он бесстрашен и способен дать неприятелю самый решительный отпор.

В 1986 году парламентарии Израиля задали Шимону Пересу вопрос: был утверждён колоссальный бюджет для противодействия палестинской интифаде. Этот бюджет правительство израсходовало, но с каждым днём интифада становилась всё сильнее и сильнее. Ответ Шимона Переса израильскому парламенту тогда был опубликован агентством "Ассошейтед Пресс". Позднее изъяли публикацию этого ответа, но он сохранился в нашем архиве.

Ответ звучал так: венцом наших усилий не является преодоление интифады, усмирение палестинского сопротивления. Смысл наших действий заключается в том, чтобы убить палестинцев. Но они не считают смерть концом своей жизни, а воспринимают её началом жизни вечной, поэтому смерти не боятся.

Обратите внимание, что Шимон Перес здесь повторяет формулу имама Хомейни, касающуюся бесстрашия шахидов, не верящих в смерть. Вы знаете о так называемой "30-дневной войне". По-моему, на 18-й или 19-й день войны один из израильских генералов говорил, что отличие между израильскими солдатами и бойцами Хезболлы состоит в том, что израильские солдаты действуют так, словно их обучали одному — убивать безоружных людей на улицах городов. А бойцы Хезболлы не страшатся смерти и идут навстречу ей.

Повторяю: первый принцип, который сформулировал имам Хомейни, говорит, что народ, готовый к самопожертвованию, не сдаётся.

А что такое религиозное самопожертвование, откуда берутся шахиды? Мы глубоко верим в то, что главная жизнь начинается после смерти. Мы пребываем в этом мире временно, как путешественники, которые в период странствия останавливаются в какой-то гостинице. Главная же цель — в том, следующем мире. И в этом убеждении — вся глубина нашей веры. Нашу внутреннюю веру, внутренние глубинные представления мы черпаем в исламской традиции, которая говорит, что мусульманин получает свою веру непосредственно через сердце. Веру нельзя подделать, её нельзя имитировать.

И здесь очень деликатный религиозный момент. Мы не утверждаем, что должны мужественно принять смерть, которая пришла к нам. Мы говорим о том, что мы сами стремимся навстречу смерти.

Ещё молодой страной, в которой только что свершилась революция, Иран был ввергнут в восьмилетнюю войну, которую навязал нам соседний Ирак. В этой войне Ирану противодействовал практически весь мир. Ираку помогали американцы, англичане, немцы, итальянцы, Советский Союз. Мы обращались к руководству Советского Союза: "Зачем вы предоставляете Ираку ракеты "Скад", с помощью которых они бомбят наши приграничные города и уничтожают наших людей?"

Советские дипломаты отвечали нам: "Стол по мирному урегулированию афганского вопроса готов. Но ваш стул, иранцы, до сих пор пустует. Отсюда и ракеты "Скад".

Когда мы обратились к Папе римскому Иоанну Павлу II с просьбой остановить мировую агрессию против Ирана, он только воскликнул: "О, Боже мой!"

Мы противодействовали тогда всему миру и выстояли в той войне. Запад не может понять, что происходит в Иране. Наши люди из-за введённых санкций умирают от голода, но считают свою смерть проявлением джихада.

Второй принцип, благодаря которому иранский народ противостоит внешнему давлению, также сформулирован имамом Хомейни. Он заявил, что если супердержавы восстанут против нашей революции и нашей страны, мы, пользуясь своей духовной силой, будем им противодействовать и их одолеем. В этой войне мы, иранцы, победим, потому что для людей Запада всё, что они имеют, — это нынешний материальный мир, за пределами которого для них ничего не существует. Мы же считаем, что эта жизнь — только самая малая, начальная часть жизни бесконечной, которая продолжается после смерти.

Под агрессивным напором сверхдержав, теряя это малое настоящее, мы практически ничего не утрачиваем, а остаёмся в области бесконечного и бессмертного. Они же, привязанные к этому миру, в котором для них заключено всё, потеряют очень многое. Источник нашего противостояния и нашего непреклонного мужества заключается именно в нашей вере.

Наша революция не осталась только внутри наших границ, потому что основой революции является ислам, границ не имеющий. Нас обвиняют в том, что мы хотим экспортировать свою революцию с помощью оружия. Но разве можно высший смысл и веру экспортировать с помощью оружия? Поскольку основой нашей революции является ислам, то повсюду в мире, где он существует, появляются условия для возникновения исламской революции.

Нас упрекают в том, что мы, преувеличивая значение ислама, сталкиваем себя с другими религиями. В этом смысле очень интересно высказывание известного американского футуролога Элвина Тоффлера Он говорит: то, что делал имам Хомейни, — это не только оживление исламского мира, но это оживление всего мира, для которого религия является высшей ценностью, где мысль, идея, дух превалируют над всем остальным.

А.П. В каком соотношении в иранском обществе находятся высшие духовные, небесные ценности и ценности земного существования, материального мира? Как, уповая на божественное, небесное, Ирану удаётся осуществить техническую модернизацию, модернизацию в сфере материального?

Х.Ш. Обучение, овладение науками, знаниями, технологиями — это наш религиозный принцип, о котором говорится в Коране. Пророк Мухаммед советовал нам: "Обучайтесь даже в Китае". В ту пору Китай был отдалённым, туманным, почти не существующим для нас государством. Но Пророк призывал учиться даже там, то есть в самых отдалённых частях света.

В Коране говорится, что самые верующие, самые богобоязненные люди — это учёные. Пророк Мухаммед утверждал, что если человек мыслит хотя бы один час, это значительнее и важнее, чем 70 лет его молитв.

Современный человек, который посвящает всё своё время обучению, овладению науками, созданию новых технологий, особенно тех, которые помогают противостоять враждебному нам миру, нашим врагам и угнетателям, близок к людям самопожертвования, и такой человек также может называться шахидом.

Наши учёные постоянно стремятся овладеть знаниями, которые помогут нам в нашей обороне. Они считают это своим религиозным обязательством, испытывая удовлетворение от такой работы.

Было время, когда мы не имели собственной промышленности, и мы не могли производить даже колючую проволоку для ограждения пастбищ. Мы просили, чтобы нам продали эту проволоку. Запад отказал, мотивируя тем, что мы может использовать эти колючие заграждения на фронте. Это было в то время, когда Запад снабжал Ирак бомбами, а Советский Союз одаривал его ракетами "Скад".

Сегодня наши специалисты сами, без посторонней помощи, строят дамбы, электростанции, ракеты, способные выйти в космос. Поэтому развитие науки мы считаем частью нашей духовности.

А.П. По-видимому, в Иране, как и в остальных странах мира, элиты склонны к перерождению. Как вам удаётся воспроизводить элиту на духовном традиционном уровне? Как удаётся отбраковывать те части элиты, которые демонстрируют моральную и духовную усталость?

Х.Ш. Вы прекрасно знаете, господин Проханов, что одним из средств психологической войны является технология создания ложных образов. Противник пытается создать образы, которые противоречат истине, противоречат действительности. Запад старается убедить мир, что из Ирана происходит утечка мозгов, что учёные, художники покидают нашу страну, и элита исчезает. Это ложный образ, придуманный врагами. Утверждение, что наши учёные, художники, идеологи поддаются соблазнам западного мира и покидают Иран— неправда. Я не хочу сказать, что в наших элитах отсутствует стремление к реформам, к изменениям. Это стремление есть, но оно отличается от трактовок Запада. Хочу обратить внимание на то, что большинство нашей элиты— это молодёжь. В наших ядерных центрах учёные молоды.

Например, для обогащения урана требуются центрифуги, которые вращаются с огромной скоростью. Для их изготовления необходимы сплавы, которые выдерживали бы эти невероятные скорости и температуры. Наши учёные разработали и создали сплав, из которого производят эти центрифуги. Когда мы предъявили представителям МАГАТЭ формулу этого сплава, они были поражены.

Элиты стремятся к реформам, к постоянному обновлению: это их суть, это и делает их элитами. Но очень часто под лозунгом реформирования скрывается стремление не улучшить жизнь, а превратить в хаос существующую реальность. Истинные реформаторы стремятся исправить изъяны, недостатки тех или иных явлений, стремятся улучшить мир, создать устройства, в которых не было бы брака, дефекта. Но эти исправления должны проходить в рамках системы, в рамках законодательства страны, общества, в недрах которого обнаружены эти неполадки и неисправности.

Если же реформирование выходит за рамки системы, за пределы ислама, то это уже не реформирование, а ниспровержение. Это хаотизация и действия, направленные на сокрушение системы.

В системе возможно возникновение дефектов. К таким дефектам относятся, например, распространение в обществе наркотиков и коррупция в государственных органах. Реформатор — это человек, который стремится исправить недостатки. В исламе любой мусульманин — реформатор, ибо каждый верующий критично относится к злу.

Хочу привести в качестве примера один аят из Корана. Пророк учит нас: будьте внимательны, наблюдайте за теми, кто называет себя поборниками нововведений, а на деле преследует личные выгоды. Что это значит? Могут найтись люди, которые под видом реформ занимаются коррупцией. Есть лицемеры, которых мы упрекаем в коррупции, а они отвечают, что они — реформаторы.

Очень важное определение этим понятиям дал наш нынешний лидер имам Хомейни. Журналист СNN спросил его: "Можно ли вас называть консерватором?" Он ответил: "А разве мусульманин может быть консерватором?" Тогда журналист сказал ему: "Тогда я стану называть вас фундаменталистом". Имам Хомейни сказал: "Вы так часто муллу Омара и бен Ладена называли фундаменталистами, что испортили это слово". Журналист спросил: "Как же мне вас называть?" Имам ответил: "Называйте меня принципиалистом. Это слово вы пока не испортили".

А.П. А можно ли вас, Господин Шариатмадари, назвать шахидом?

Х.Ш. Я молюсь, чтобы Всевышний одарил меня этим званием.

Компания ООО «Ориент Арт» предлагает мочалка натуральная, купить мочалка для душа . Мелкий и крупный опт.

Игорь Острецов КТО «СУДИТ ВРЕМЯ»?

В течение почти всей второй половины 2010 года по Пятому каналу шла передача с ведущим Сванидзе, в которой обсуждались различные вопросы, связанные в основном с событиями XX века в России. Но вся дискуссия в неявном виде, в конце концов, сводилась к вопросу: "Благом или катастрофой для России оказалась Октябрьская социалистическая революция?".

Идеологи революции в качестве её теоретической основы принимали классовую теорию Карла Маркса. Очень многим, и не только сторонникам революции, теория представлялась исключительно последовательной и безупречной в своей логике. Всеобъемлющее счастье для всего человечества было не за горами и гарантировано. Призрак коммунизма бродил по Европе. Однако, как в своё время с грустью заметил Вольтер: "Человек рождён лишь для счастья… Эта превосходная мораль никогда не была опровергнута ничем, кроме фактов". И факты не заставили себя ждать.

Основные выводы, к которым в своих построениях пришёл К. Маркс, радикально разошлись с реальностью. Это в первую очередь относится к прогнозу К. Маркса о победе революции в наиболее передовых странах, т.е. там, где пролетариат, основная движущая сила революции, наиболее развит. Однако революция победила в России, где возраст капитализма и, следовательно, пролетариата, был без году неделя. Кроме того, теория предполагала, что победа пролетариата будет окончательной, поскольку пролетариат уничтожит классовую структуру общества, ибо он могильщик буржуазии — последнего класса кровососов. События конца XX века опрокинули и этот вывод теории. Социализм в России рухнул. А капитализм продемонстрировал удивительную живучесть и мобильность. Правда, за счёт жесточайшей эксплуатации отсталых стран. Ну и что? Важен результат. Прогресс-то был достигнут. В истории уже были подобные примеры. Китай, например, намного опережал Европу перед началом её стремительного развития в средние века. Но законопослушные китайцы, направив свои корабли в акваторию Индийского океана, вели цивилизованную торговлю со странами Африки и Азии, никак не подавляя своих партнёров. Их фарфор находил спрос повсюду. Они "чтили уголовный кодекс" Конфуция. А вот когда до миролюбивых и трудолюбивых народов дорвались оголтелые и наглые европейцы, началась "колониальная политика" с грабежом, убийствами, работорговлей и прочими прелестями. Ну, и каков результат? Где в начале XX века была Европа и где Китай? Европейский беспредел, сосредоточивший огромные ресурсы за счёт ограбления других народов, дал великолепные результаты. На полную катушку работал Моисеев закон, который "положен не для праведника, но для беззаконных и непокорных, нечестивых и грешников, развратных и оскверненных, для оскорбителей отца и матери, для человекоубийц, для блудников, мужеложников, человекохищников (клеветников, скотоложников), лжецов, клятвопреступников, и для всего, что противно здравому учению", — сказано в Евангелии (1 Тим.1:8). Моисеев закон проповедует рабовладение другими народами (Лев. 25:46), захват чужой земли, чужого имущества (Втор. 6:10-11), истребление народов (Втор. 7:16), истребление инаковерующих, их священных мест, их пророков (Исх. 22:20, 31:14). В законе есть и заповедь "люби ближнего, как самого себя"; однако здесь она означает любовь только к сынам Израиля: "Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя. А чтобы раб или рабыня были у тебя, то покупайте себе раба и рабыню у народов, которые вокруг вас; также из детей поселенцев можете покупать и из племени их... и они могут быть вашей собственностью; можете передавать их в наследство, как имение; вечно владейте ими, как рабами, а над братьями вашими, сынами Израилевыми, друг над другом, не господствуйте с жестокостью" (Лев. 19:18; 25:44). Этим и руководствовались и продолжают руководствоваться западные демократии. И всё это, повторяю, было оправдано блестящими результатами в развитии. Но всегда ли будет так?

Из моего детского чтения в памяти сохранился роман "Машина времени" Герберта Уэллса. Сегодня об этом романе не слышно. Сюжет таков. Кто-то попадает в будущее. И сначала восхищается красотой и устроенностью жизни. Воспитанные и образованные люди ведут умные беседы, музицируют, танцуют, веселятся на фоне прекрасной природы и великолепных строений. Нашего героя удивляет только одно. Это прекрасное общество не работает. Как выясняется позже, за них работают люди подземелья. Грязные, грубые, дикие. Элита их поработила и загнала в подземелье, где расположены заводы и фабрики. И изгнанные смирились со своей беспросветной жизнью. Но, чтобы выжить, они постепенно превратили потерявшую способность сопротивляться элиту в свой корм. По ночам они выползают наверх и воруют прекрасных юношей и девушек, чтобы их сожрать. И вот наш герой наутро не может найти своего вчерашнего собеседника. А его товарищи только отводят глаза. Они тоже смирились с тем, что они просто пища для грубых животных, ибо бороться против этого — значит, потерять привычный комфорт. Своего рода "социальная идиллия". Как на образцово-показательной ферме, где чистенькие и опрятные коровки счастливо жуют свою жвачку. Так не ведут ли нас в подобную "идиллию" наши "руководящие трудящие", как вопрошал один мой друг.

То, что впереди проблемы, наиболее прозорливые понимали уже давно. Например, тот же Уэллс. И не просто обнищание трудящихся, как думал Маркс, а гораздо серьёзнее. В 70-х годах XX века Римский клуб вполне осознал масштабы надвигающейся катастрофы, и, как положено, доложил об этом мировым "руководящим трудящим". Те сделали вид, что ничего не произошло, а сами начали готовить программы по уничтожению большей части человечества. Ну, каких-то миллиарда четыре. В прессу программа просочилась под названием "золотой миллиард". Но, кроме названия, никаких обсуждений. Будто бы мы за забором и это нас никак не касается. А между тем, мы главные по всем статьям в данном вопросе и, следовательно, во всей Истории вообще. И таковыми нас сделала Великая Октябрьская социалистическая революция.

После банкротства теории Маркса революция в России воспринималась многими просто как некое недоразумение, не будь которого Россия стояла бы в ряду "цивилизованных" народов. Подобные нотки постоянно звучат и в программе Сванидзе, как само собой разумеющиеся и не требующие доказательств, ибо либеральный рынок всеобъемлющ и навсегда. Ведь свобода! Знать бы ещё, что это такое. Но в зале не сидят даже те, кто знает про действующую "свободу" на собственной шкуре. Они-то и голосуют постоянно поперёк устроителей шоу. Вообще, всё это очень похоже на прощупывание общественного мнения накануне весьма серьёзных событий.

Однако вернёмся к Октябрьской революции. Как сказал поэт, если звёзды зажигают, значит это кому-то нужно. События такого масштаба вершатся людьми только по заказу свыше. Люди далеко не сразу понимают суть происшедшего. Советский Союз был создан действительно вне какой-либо логики, поскольку ликвидация неадекватных социальных структур, т.е. социальных структур, живущих не по Учению Христа, начнётся только примерно через сто лет, т.е. в наше время, и по совершенно другим причинам, нежели те, которые изложены в теории Маркса. Марксу было дано написать ошибочную теорию для того, чтобы вдохновить Ленина и дать ему пролетариат в качестве инструмента подавления буржуазии, но только в одной стране. Демократы правы в том, что Октябрьская революция, с точки зрения человека, — абсолютный, ничем не мотивированный нонсенс. Но Советский Союз был совершенно необходим для сохранения рода человеческого и его разума, а потому и был создан. Наиболее развитые демократии действительно должны были ещё сыграть свою роль в XX веке, совершив грандиозный технологический рывок по совершенствованию качества жизни отдельного человека. Но представьте себе, что бы произошло, не будь революции в России. После осознания Римским клубом надвигающихся проблем, абсолютно доминирующий и не обременённый психологическими изысками по отношению к "недоразвитым" Запад легко пошёл бы на уничтожение четырёх миллиардов человек под лозунгом: "Лучше сохранить что-то, чем погибнуть всем". Даже в современных условиях нет-нет, да появляются подобные мотивчики: то из уст сумасшедших тёток, откованных исключительно из железа, то из уст "респектабельных" политиков и обнаглевших журналистов. Но это не находит продолжений из-за того, что ситуация такова, что как бы самим не попасть под нож. Ведь резать-то им в первую очередь сегодня надо Китай. Американцы говорили мне, что Китаю и Штатам на одной планете места нет. СССР лишил Запад возможности загнать род человеческий в стойло уэллсовского сценария.

Советский Союз, в отличие от Запада, который развивал технологии, направленные в основном на совершенствование качества жизни элиты, не только дал возможность подняться третьему миру, но и создал технологии, которые обеспечат выживание всего человечества в XXI веке. Это военные технологии сдерживания Запада и ядерно-космические технологии. Всё это было достигнуто за счёт грандиозных усилий и жертв всего советского народа и его руководства. Здесь, по-видимому, надо поговорить о так называемых репрессиях 30-х годов, ибо это одна из самых модных тем и передачи, и разглагольствований демократов.

История развития человечества в основном представляет собой историю развития и совершенствования тираний и их элит, поскольку тирании — это сообщества, основной задачей которых является обеспечение выживания людей. А именно эта задача практически всегда была основной для подавляющего большинства. На протяжении тысяч лет последовательно сменяли друг друга рабовладельческие, феодальные, фашистские и социалистические тирании. Сравнительно малый промежуток времени в масштабах истории занимают общества, всецело основанные на законах либерального рынка. Но именно в этот период времени человечество совершило грандиозный скачок в развитии материальных основ своей жизни. Это обстоятельство связано с тем, что рыночные принципы жизни обеспечивают естественную, постоянную смену элит, которые осуществляют развитие за счёт конкурентных механизмов. Элиты надо постоянно менять, поскольку это очень "скоропортящийся продукт". В тираниях с этим совсем плохо. Если демократии обновляют свои элиты с помощью конкурентных механизмов, то в тираниях это возможно только с помощью "отстрела". Тирании развиваются медленно, поскольку элиты в них не обновляются до тех пор, пока не появится "великий тиран", который вырежет всю прошлую элиту, создаст новую и сосредоточит все ресурсы общества в целях развития. Тогда тирания совершает грандиозный, кратковременный скачок в своём развитии с тем, чтобы затем опять перейти к режиму медленного загнивания уже новой, но быстро протухшей элиты и вслед за ней всего общества. Именно в этом смысл поножовщины всех великих тиранов вообще и репрессий тридцатых годов в частности. К сожалению, поскольку кроме самого "великого тирана" имеются исполнители, несущие в себе зачатки будущего гниения, под нож репрессий попадают и замечательные люди. Например, Николай Вавилов. Поэтому основная задача "великих тираний", с точки зрения обеспечения развития, — уничтожение гниющих элит, а рыночных демократий — подавление и грабёж народов с целью сосредоточения ресурсов для своего развития. Врагом тираний являются элиты, которые будут окончательно уничтожены в Тирании Высшего Разума — Бога-Отца, в обществе, к которому человечество неминуемо придёт. Тогда каждый человек будет только "рабом Божьим" и больше ничьим. Самые великие элиты человечества, Демократии, в конце концов, сгнившие тоже, поставили перед собой задачу уничтожения большей части человечества, и потому тоже будут уничтожены. Их идеологическая основа, заповеди Моисея, противны Учению Христа. Запад никогда не церемонился с "недоразвитыми", но раньше речь шла "всего лишь о грабеже". Сегодня Западу необходимо уничтожить четыре миллиарда человек для сохранения своей сгнившей системы. И это делает современные либеральные демократии самыми преступными социальными организациями в истории человечества.

Так почему же всё-таки рухнул Советский Союз? Да просто потому, что, как и всякая другая элита, советская бюрократическая элита, паразитировавшая на великих лозунгах социалистической революции, должна была быть уничтожена. Для всей же нашей страны современный период есть просто время перехода к адекватной социальной организации. Поскольку такой переход происходит вне знания, "методом тыка", он болезненен и долог. Современная российская элита, порождение сгнившей советской элиты, будет тоже уничтожена, но уже без всякого сожаления. Это показывает, в частности, и телевизионное голосование.

Великая заслуга Советского Союза перед Всевышним заключается в том, что он весь XX век противостоял Западу и дал возможность "третьему миру" подняться с колен. В результате в современном мире тупики Киото, Буэнос-Айреса, Рио-де-Жанейро или Копенгагена не могут быть разрешены желающими только жрать по своему усмотрению. То, что мы наблюдаем в действиях современных политиков — не более чем печальный анекдот. На одном саммите обсуждают, как снизить производство в мире с тем, чтобы уменьшить количество "парниковых газов" в атмосфере. Через день переезжают в другое место и обсуждают, как увеличить производство, чтобы не допустить мирового промышленного спада. Только два величайших политика мировой истории, Владимир Ленин и Иосиф Сталин, сыграли выдающуюся роль в Истории XX века, выполнив важнейшее предначертание Божественного Разума по сохранению Человечества и его Разума в целях дальнейшего развития. Ну, прямо слышу: "Опять атеисты Ленин и Сталин — и вдруг Христос?!". Материализм и идеализм — это уровни понимания законов мироздания. Не более того. Храм в душе человека и его делах, а не в доме, куда вы ходите: "Верим в Христа", но "живём по законам Моисея"!

Здесь целесообразно коснуться вопроса о персонах, значимых для истории ХХ века. Крупнейшим его событием стало создание ракетно-ядерного оружия, что не позволило тупым политикам развязать новые крупные войны после Второй мировой. Поэтому имена Э. Ферми, И. Курчатова, С. Королёва и великих физиков первой половины века для Истории священны. Тем более, сегодня, когда Божий Замысел становится нам понятным. Гитлер, безусловно, сыграл свою роль, подтолкнув Советский Союз к решительным действиям по мобилизации всех его ресурсов для противостояния Западу.

Сегодня мы живём в преддверии событий, которые в Евангелии раскрыты откровениями: "И ты, Капернаум, до неба вознёсшийся, до ада низвергнешься" (от Матфея, 11, 23); "И не думали, пока не пришёл потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого" (от Матфея, 24, 39).

Время Старого Завета заканчивается. Наступает время Нового Завета Христа. В Евангелии многократно утверждается, что Христос отменил Ветхий завет, упразднил Моисеев закон, а с ним и десять заповедей Моисея. Моисеев закон в Евангелии называется "законом заповеди плотской", "законом греха и смерти". "Закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа" (Ин.1:17). "Есть два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство... Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Иисус, и не подвергайтесь опять игу рабства" (Гал.4:24, 5:1).

"Конец (Моисеева) закона — Христос" (Рим.9:31-10:4).

Олег Щукин ЧУБАЙС-ШТОРМ

То, что до сих пор происходит в Москве, да и по всей России, после 25 декабря, когда небывалый доселе "ледяной дождь" (ice storm, айс-шторм по-английски) не только ломал деревья, но и рвал электрические провода, выводя из строя трансформаторные подстанции и повсеместно, вплоть до аэропорта Домодедово, устраивая локальные "концы света", именуемые ныне, по заграничной моде, "блэк-аутами", еще раз подтвердило: советский запас прочности у отечественной инфраструктуры выбран начисто.

Спрашивается, кто виноват и что делать?

У представителей "новых русских" ответ, как всегда, готов. Кто виноват? Разумеется, Советский Союз: "Столбы, провода, подстанции, генераторы и прочее — всё ветхое, практически непригодное к использованию и даже опасное. Ведь эти вещи сделаны еще в СССР!" — утверждает, например, "известный российский промышленник, меценат и общественный деятель" Яков Невелев. Ну да, в СССР всё делали не так: ветхое, непригодное и опасное... Понятны и рекомендации насчет того, что делать: закупить на Западе всё новое, годное и безопасное, поскольку сами мы ничего подобного производить уже не можем. Так что теперь "этой стране" остаётся только переходить на западные стандарты — или скатываться в доиндустриальную эру...

Ну да, ну да! Как будто в Европе и Америке не случалось таких же "блэкаутов" по тем же климатическим, ранее почти неведомым в России, причинам?!. Так может, дело даже не в оборудовании, а в том, как организовано теперь его использование?

Лучше всего тему раскрыл, пожалуй, Максим Калашников.

"В чём причина энергетической беды в Московской области? Почему идут массовые обесточивания и из-за чего так долго не могут справиться с ремонтом?

Позвонил сегодня самому опытному энергетику страны, бывшему заместителю главы Минтопэнерго РФ и экс-председателю совета директоров "Единой энергосистемы" (ЕЭС) Виктору Кудрявому. Кстати, ярому врагу Чубайса.

Что он поведал? Виктор Васильевич долго работал как раз в "Мосэнерго". Таких ледяных дождей, что были в декабре-2010, он за последние полвека не помнит. В самом деле, явление уникальное: при минус семи градусах лил дождь. Видимо, в более высоких слоях атмосферы оказалось теплее, чем внизу. Не мудрено, что провода стали рваться, и принялись падать на ЛЭП обледеневшие большие деревья. Тем более, что просеки долго не чистились. Энергетики экономили деньги и добивались пересмотра "просечных норм".

Но несомненно одно: разгром "Единой энергосистемы" Чубайсом не позволил быстро починить сети. Ведь в Подмосковье, кроме "Московской областной электросетевой компании" (МОЭСК) образовалось еще 111 мелких сетевых компаний локального масштаба. Исчез единый ремонтный "кулак". Будь сейчас "ЕЭС" — и на ликвидацию последствий были бы брошены объединенные силы ремонтников и монтажников (со своими мехколоннами). У раздробленных сетевых компаний не хватает своих сил, им приходится через министерство запрашивать подмоги у компаний соседних областей. Все это требует времени и согласования действий в нескольких инстанциях. А также — неизбежную организационную неразбериху. В итоге — и обесточивание обширных районов Мособласти, и беда с аэропортами.

Так что еще раз поблагодарим Анатолия Чубайса, убившего "Единую энергосистему". И всех тех мудраков во власти, что не мешали ему творить "реформу электроэнергетики".

К этим безусловным соображениям стоит, наверное, добавить и то, что резервные линии электропередач, существовавшие по всей Москве и даже Подмосковью, за годы "рыночных реформ" оказались не только демонтированы и сданы в металлолом, но на их месте уже успели вырасти новые жилые и офисные здания. Где наверняка прописались и работают многие из тех, кто в предновогодние дни не смог вылететь отдохнуть на заморские курорты...

Круг замыкается. И Владимир Путин может сколько угодно гнать Бориса Громова и его заместителей встречать новый, 2011 год, в оставшиеся без электричества районы и деревни — одним административным рвением и накачками эту проблему уже не решить. До сих пор, вот уже три недели, несколько тысяч человек практически рядом с российской столицей остаются без света, и сколько времени продлится такое безобразие, никто сказать не в состоянии, потому что пока чинят в одном месте, рвётся в другом... Ну, про Тришкин кафтан все всё знают. И если двадцать лет подряд в инфраструктуру вкладывалось не более четверти от минимально необходимого объёма инвестиций, то чего вы хотите: декабрьский айс-шторм 2010 года только доделал то, что начал чубайс-шторм в начале "рыночных реформ".

Так что не стоит пенять на небывалые погодные условия — мы-то знаем, что зима в нашей стране всегда наступает неожиданно для власть имущих, и остаётся лишь уповать на то, что она, по воле Божьей, окажется в меру мягкой и в меру снежной. А так всегда быть просто не может — хотя бы даже по теории вероятностей.

Проблема в том, что сегодня во главе угла работы энергетиков — не надёжное снабжение потребителей, а прибыль, которую легче всего получать простым повышением тарифов, которые с 1 января с.г. выросли еще на 10%.

ООО «Ориент Арт» поставляет мочалка из сизаля, купить мочалку на российский рынок.

Надежда Кеворкова ДЕВЯТЬ ДНЕЙ ОДНОГО СЕКТОРА

По раскаленной и пустынной улице мчится ослик. Его задние ноги то и дело захлёстывают передние, и, кажется, что он вот-вот споткнётся. Но он не спотыкается, а резко тормозит, немножко кося глазом назад. Метрах в двадцати за ним спортивно бежит его хозяин. Но только тот приближается и норовит схватить, ослик весело встряхивает головой, уворачивается от широко расставленных рук и бежит назад. А его хозяин — за ним. На эту игру смотрят прохожие в теньке. Смотрят рабочие, которые в тяжелой пыли просеивают камни от завалов. Дети, которые зарабатывают на пропитание семье, возя в повозках отсортированные камни на камнедробилку. Совсем маленькие дети, которые просто играют на улице. Женщины, идущие небольшими стайками по своим делам. И я, два дня как приехавшая в Газу, куда так трудно было пробраться. Нам всем очень жарко. Все мы улыбаемся, потому что этот ослик выражает некую суть палестинского характера в обстоятельствах сегодняшней Газы. Он играет даже тогда, когда нет ни пространства, ни повода, ни самой игры, — и всем становится не так жарко, не так грустно и не так тяжело.

Газа — эта полоса земли длиной 37 км и шириной 6-12 км вдоль Средиземного моря на границе Израиля с Египтом. Она окружена забором, сторожевыми башнями, неусыпным наблюдением с суши, воздуха, моря и из космоса. Тысячи камер днем и ночью наблюдают за её обитателями. Разного рода приспособления парят в воздухе и ведут съёмку: как люди пашут, ловят рыбу, идут в школу, играют свадьбы. Иногда в небе слышен гул самолетов, на горизонте перемещаются корабли. Это самолёты и корабли оккупационного режима. Ни один палестинец и ухом не поводит на звук, который возникает благодаря самолётам, хотя этот ухающий звук трудно спутать: так падают и разрываются бомбы.

"Если мы будем реагировать на все шумы, то времени не останется", — сказал мне Ахмед. Ему 25, у него двухмесячная дочка, он говорит на английском и французском. Он из коренных уроженцев Газы, из интеллигентной семьи. Он знает, что здесь нет людей, у которых не было бы потерь в семье. Ахмед уверен, что блокада и оккупация разъедают человека и без того, но если поддаться горю и унынию, то они поглотят тебя и твоих близких без остатка. "Поэтому мы не теряем духа и не следим за самолётами", — Ахмед улыбается. Большинство тех людей, с кем мне удалось поговорить, улыбались, даже если улыбаться, с точки зрения обывателя, особо нечему. Такой народ.

Ахмед недавно побывал в Европе — он учился. "Я был готов к тому, что там придется пожимать руки девушкам и женщинам. Но оказалось, что необходимо еще и целоваться. "В Бельгии один раз, во Франции — два, а в Голландии — три!" — Ахмед заливается счастливым смехом. Я спрашиваю, где он черпает столько сил на такой жаре и при такой тяжелой работе — он переводит мне по 10 часов в день, утром и вечером пишет диссертацию и что-то по своей работе, а по ночам качает свою дочку, чтобы её мама могла поспать. Ахмед счастливо улыбается: "Я молод, полон сил, у меня много планов и я точно знаю, что нельзя концентрироваться на трудностях. Мы не выживем и не победим, если концентрироваться на тяготах жизни".

За те девять дней, что я провела в Газе, ни один человек не жаловался мне и не просил меня забрать его с собой, как было сплошь и рядом в Ираке, в Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии. Даже две женщины, потерявшие в последнюю войну дом и семью, все средства к пропитанию, не жаловались. Они подошли на улице, узнав во мне иностранку, и рассказали, как они живут, продавая свой ооновский паек, чтобы заплатить за жилье, а потом, ходя из дома в дом, чтобы их покормили из милости. "Пиши правду. Мы — не нищенки, не попрошайки, люди помогают нам, как могут, это наш обычай. Но где весь мир, куда он смотрит, когда нас бомбят и держат здесь взаперти?", — сказали они мне.

"Пиши правду", — это то, что мне говорили здесь чаще всего.

На этой полоске земли нельзя выжить полутора миллионам человек. Тем не менее, палестинцы выжили в условиях, когда любой другой народ сдался бы.

"Чеченский батальон решил бы эту проблему в три дня", — сказал мне один бравый парень, выслушав мой рассказ о Газе. Увы, в этом странном мире, где мы живем, чеченцы и черкесы нанимаются в армию, которая убивает палестинцев. Сайты так называемого кавказского сопротивления все больше повторяют израильскую пропаганду и вовсе не спешат солидаризоваться с палестинцами. Удивительно, что и "Голос Америки", и "Свобода" активно поддерживают и моджахедов, и националистические движения на Кавказе, но в ближневосточном регионе прочно держат сторону Израиля.

Не стану лукавить: мне стоило больших усилий попасть сюда. Мне помогли посольство Египта в Москве и посольство России в Египте. Спасибо им. Мне пришлось покататься по раскаленной пустыне между Каиром и Рафахом за удивительными бумажками, открывающими в XXI веке калитку на границе для журналистов. Эта калитка при мне не открылась ни для врачей из Иордании, ни для американского адвоката Стэнли Коэна, которого в Газе знает каждый ребенок. Здесь его зовут доктор Стенли. Он защищает права палестинских семей, будучи евреем, успешным адвокатом и жителем Нью-Йорка.

В тот день, когда мне отказали на границе в первый раз, отказали и Стенли Коэну. Как и я, он не смог пройти дальше закрытых ворот, как и со мной, с ним не вышел поговорить ни один офицер, как и я, он вернулся в Каир. Мои знакомые слали смс: "Что ты хочешь, они не пустили самого доктора Стенли!"

Разница в нашем положении заключалась в том, что после неудачи на границе я пошла в российское посольство, и оно мне помогло: всюду, куда надо, были совершены звонки, и коллекция моих охранных грамот удвоилась. А Стенли Коэну, гражданину США, американское посольство ничем не помогало.

Во вторую попытку прохода через КПП мы встретились. Меня опекал приставленный ко мне офицер — без него я бы и за день не обошла всех чиновников на границе, которые переписывали мои бумаги.

Стенли уже несколько часов стоял у стойки. Ему то обещали, то качали головой, то куда-то звонили. Я помахала Стенли, и мы поприветствовали друг друга. Боясь сглазить, я сказала ему, что пока не уверена, пройду ли на этот раз. Ему обязательно надо было пройти, чтобы семьи подписали ему различные поручения для судов. "Я тоже из России, — радостно сказал он мне, пока очередной чиновник бесстрастно переписывал его бумаги. При слове "Россия" он вздрогнул. По-моему, Стенли именно на такой эффект и рассчитывал. Во всяком случае, он сверкнул глазами, победно посмотрев на чиновника: "Мои предки жили в Литве, потом уехали в Зимбабве, потом в Америку. Как я им благодарен, что они не поехали в Палестину".

В тот день я прошла, и мы еще часа три ждали, пройдет ли Стенли.

Его не пропустили, и он вернулся в Каир и дал гневное интервью о том, что египетские власти слишком усердно для мусульманской страны поддерживают израильский геноцид сектора Газы.

Наверное, это так. Но я не встретила в египтянах того воодушевления, которое им приписывают в деле удушения сектора Газы. Они полагают, что вся мера ответственности за это злодеяние должна лежать на Израиле. Простым исполнителям стыдно за то, что им приходится так не по-братски поступать со своими братьями. А судить их я не отважусь.

Вопреки ожиданиям, блокада не снята. Граница закрыта: её ворота буквально на замке. По статистике Египта, за первые две недели июня он пропустил в обе стороны 7 тысяч человек. За три часа, что я простояла под раскаленным солнцем, при мне туда прошёл один палестинец, и один вышел.

Сектор Газа населен изобретательными, неунывающими и терпеливыми людьми. Сейчас они разбирают завалы разбомбленных строений, отделяют металлические прутья, просеивают камни и строительный мусор. Тысячи осликов и лошадок с повозками доставляют все это добро на стройплощадки. С его помощью они ремонтируют дома и даже немножко строят новые. Они лепят из глины тандыры, чтобы печь хлеб без электричества. И освоили древнее умение создавать из глины дома. Если присмотреться, некоторые крыши прикрыты фанерой, полиэтиленом, а иной раз просто картонками. Но издалека можно снять жизнь Газы так, как будто здесь всё в порядке.

В Газе стоит грохот — его издают генераторы. Каждый генератор — неслыханное богатство. Те, у кого он есть, обладают электричеством, а это свет, холодильник, горячая вода и даже, может быть, компьютер и телевизор. Вода у всех, даже самых счастливых, если и есть, то горькая. Она разъедает кожу, глаза, детский организм и трубы. Но другой воды здесь нет. И нет оборудования, чтобы пробурить новые скважины.

В Газе есть машины и много чего еще — всё это привезено через туннели с египетской стороны. Туннели — изобретение блокадников. Не будь их, полтора миллиона жителей не выжили бы. Абсолютно все, что вы видите в магазинах и на рынках, доставлено в Газу по туннелям.

Все заводы, мастерские, фабрики и предприятия разрушены бомбардировками. Абсолютно все. Но палестинцы не унывают и работают на пепелище, просеивая камни.

"Вы следите за чемпионатом мира?" — это был первый вопрос, едва я шагнула на землю Газы. Футбол, свадьбы и море здесь — символы мира и свободы. Это надо просто принять как должное, без обсуждений, иначе придется поверить в то, что в наше время можно три года держать в блокаде полтора миллиона женщин, мужчин, детей и стариков за то, что они не так проголосовали на выборах.

ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Мне не завязывали глаза, когда вели посмотреть на туннели. Но фотографировать можно было только внутри и только стены — не людей, которые их копают и которые транспортируют грузы.

Первый туннель, который я увидела, располагался просто среди жилого квартала. Его не рассмотреть с воздуха, как ни старайся.

Сам туннель похож на пустой колодец глубиной 28 метров. На лебёдке — цепь, на цепи — сиденье. Усевшись на жёрдочку, паренёк перевернулся вниз головой и стремительно с шутками и прибаутками исчез в колодце. Внезапно дали свет, и внизу загорелась лампочка. В таких туннелях работают с кислородными баллонами — они иногда взрываются, люди гибнут, но без них нечем дышать.

Парни веселятся, пока я с опаской заглядываю вниз, уговаривают меня спуститься и обещают, что если электричество кончится, не оставят меня сидеть внизу. Я расспрашиваю, чем они "заправляются", чтобы рыть туннели на такой жаре, да еще сохранять силы на юмор. Ходят слухи, что они сидят на каких-то "энергетиках" и антидепрессантах. Один аптекарь убеждал меня, что у него таких средств нет, но у соседа есть, и их покупают копатели.

"Ну, во-первых, мы должны быть бодрыми — работа такая. Мы рады, что вы приехали в Газу из России. Тоже ведь нужна бодрость, чтобы приехать? Мы ничем таким не "заправляемся". Опасно — ведь нужно внимание каждую секунду. Помолимся — и за работу", — объясняет молодец, который только что бегал, как ниндзя, по колодцу вверх-вниз.

Туннели бомбят израильтяне. Там в любой момент может произойти обвал грунта — они вырыты в песке и похожи на монастырские пещеры. Во время дождей туннелями не пользуются — обвалы неминуемы. После дождей приходится их заново расчищать.

"Раньше, когда туннелей было мало, рабочим платили большие деньги. Сейчас 30 шекелей в день. На других туннелях и по 100 получают", — говорит дитя подземелья.

Люди, далекие от этой индустрии, убеждали меня, что заработки тут по 100 долларов в день. Мои собеседники не похожи на тех, кто получает такие деньги.

По туннелям запрещено передавать наркотики, алкоголь, оружие и деньги. За этим следят сами хозяева туннелей. Если они не уследят, то у них будут проблемы. Так мне объяснили рабочие. Это же подтвердили в парламенте.

Второй туннель, который мне довелось увидеть, уходил вниз широким коридором — в некоторых его местах прошла бы повозка. Воздуха там тоже мало, зато есть канаты, которые перетягивают грузы.

Тут рабочие не похожи на японских каскадеров. Это степенные люди. Но когда они вели меня в туннель, тоже очень веселились. До сих пор, как они мне сообщили, им не доводилось водить на экскурсии иностранцев.

Есть, по слухам, и совсем широкие туннели, по которым пройдет автомобиль. В Газе можно увидеть новые машины — все они пришли по туннелям. За них, по рассказам, платят двойную цену. Я видела только ролик о такой транспортировке. И видела, как новая машина попала в аварию в центре города: движение полностью прекратилось. Водители, возницы осликов и лошадей, прохожие и дети всей округи пришли сочувствовать водителю. Не злорадствовать, что богатей "попал" на бабки, как можно было бы ожидать от миллиона нищих, а сочувствовать.

"Почему ему сочувствуют? Потому что все понимают, что он богатый человек — мог бы уехать, но он живет в Газе и вместе со всеми делит трудности", — так мне объяснили палестинцы суть их многогранной солидарности.

Две женщины, обе из бывших республик СССР, обе — жены палестинцев, рассказали мне, как по таким туннелям пробирались к своим семьям, отчаявшись получить разрешение на пересечение границы сектора от израильских властей. Дело было еще до войны 2008-2009 годов. Тогда туннелей было мало, они были очень узкими, проход по ним стоил тысячу долларов, а то и больше. Ни с той, ни с другой не взяли ни копейки. Одна из мамочек ползла по туннелю со своими детьми: "Сыновья впереди ползут, я сзади. Чувствую, что застряла. Выдохну, наберусь сил, и дальше. Уже вот-вот дожди должны были начаться. 700 метров проползли".

"С египетской стороны невозможно отыскать туннель — его не видно. В огороде поднимают кусок земли — и говорят: прыгай. Хорошо, что я в походы раньше ходила", — рассказала мне Наталья.

Спрашиваю у строителей туннелей, что будет, если блокада продолжится, а египетские власти построят железную стену, уходящую в глубь на 20 метров.

"Тогда мы придумаем, как обойти эту стену", — расплывается в ослепительной улыбке мальчишка, каждый день рискующий своей жизнью.

ЧТО ТАКОЕ БЛОКАДА НА ЯЗЫКЕ МЕДИЦИНЫ

Профессор Ханис Наджар — гематолог, закончил каирский университет в 1973 году и тель-авивский в 1984-м. Он отвечает за здравоохранение в парламенте и полагает, что врач не имеет права и времени на партийные разборки. Он специально пришел в офис к главе парламента, когда узнал, что я там буду. Он дождался окончания нашего разговора и увел меня разговаривать о предметах, которые считает самыми важными в Газе на сегодня — о здоровье детей.

Его кабинет в парламенте буквально нависает над руинами — остальная часть парламента разбомблена. Стены в его кабинете выщерблены от осколков и в окне нет стекла — оно затянуто полиэтиленом. Но профессор Наджар считает, что главное — это больницы и школы, а кабинеты могут подождать.

"У нас 50% населения моложе 15 лет — это будущее народа. Медицина должна быть в первую очередь для них — они менее защищены, их страдания тяжелее. Бюджет на медицину поступает из Рамаллы. Газа должна получать 40% всех средств, мы едва ли получаем 5-10% от этой доли. Благотворители жертвуют громадные суммы. Но мы получаем лекарства от гриппа, которые нам не нужны, а не от рака, хотя весь мир знает, какой скачок раковых больных всех возрастов произошел после войны 2009 года. Нам присылают лекарства с истекшим сроком годности. Бахрейн жертвует 2 миллиона долларов — всё идет через Рамаллу, до Газы не доходит и полмиллиона. На эти деньги Рамалла закупает по дешевке просроченные лекарства у фармакомпаний, и нам их отдают. Нам нужно 200 наименований лекарств — мы с трудом получаем 30. Корабли "Свободной Газы" везли нам эти лекарства, Израиль обещал их передать — мы не получили ничего.

50% медицинского оборудования мы получаем уже использованным, бывшим в употреблении. Из 1000 видов оборудования у нас есть меньше трети. 30% не работает, потому что мы не можем привезти заменяемые детали и вещества. Часть оборудования вообще отслужила свой срок — оно опасно для пациентов. С лекарствами против рака у нас катастрофа. Мы пытаемся посылать больных за границу — вы проходили границу, видели, каково ее пройти здоровому человеку. Представьте, каково это выдержать больному, тем более раковому. Многие не могут передвигаться в одиночку. Требуется пройти невероятное количество согласований — на больного, на сопровождающее лицо. За 2009 год умерли 350 человек, большая их часть раковые больные — потому что они не могли получить помощь и не могли выехать. В госпиталях Шифа и Хан-Юнус три года назад начали строить дополнительные корпуса. Они так и стоят — найти инвесторов на продолжение строительства невозможно при нашем положении со стройматериалами — Израиль их запретил, всё идет через туннели. Люди готовы строить с нуля, но продолжать строить брошенное — желающих нет. В результате госпитали не достроены. Блокада описывается в тысячах деталей — и это лишь часть из них..."

ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ РЫБАЛКИ

В теории любой человек из полутора миллионов жителей Газы при наличии лодки мог бы ловить себе пропитание в море. Если ехать вдоль берега, днем лодки видишь на суше, вечерами они отплывают от берега. Больше всего лодок в порту города Газы. Там же можно встретить и рыбаков.

Порт — это дамба в форме буквы "г" в центре города Газы. Все портовые строения и краны разбомблены еще при жизни Ясира Арафата во время интифады 2000 года. Сюда должна была причалить флотилия "Free Gaza". Сюда причаливали все пять корабликов, которым с 2008 года удалось преодолеть блокаду.

Снаружи дамбы плещется прибой. На причалах лодки рыбаков и сами рыбаки, которые сидят с удочками. Многие жители Газы сидят с удочками — это местная форма терапии. Здесь играют их дети. Один доктор так и сказал мне: "Я не рыбу ловлю, я свои мысли в море бросаю".

Если взглянуть на город с дамбы, то видишь красивую набережную счастливого города в лучах солнца. Никаких признаков блокады отсюда не разглядеть, как и разрушений. Отсюда не видно ничего кроме красоты.

Когда немногие иностранные журналисты передают свои редкие репортажи из Газы, они встают с камерами именно здесь — и получается картинка тихого приморского счастья…

Сами Иоге 30 лет. Левой руки у него нет. Его несчастье приключилось с ним еще до операции "Литой свинец". Он ловил рыбу и был атакован израильскими военными в полутора километрах от берега, хотя и тогда, и сейчас палестинским рыбакам разрешено ловить рыбу в трех километрах.

"Со мной был 12-летний ребенок. Я получил множество ранений. Мы час ждали "скорой помощи", — говорит Сами Иога. — В израильских новостях нас, меня и ребенка, назвали стрелками-террористами. Но почему-то из палестинского госпиталя Шифа меня перевезли в Израиль, в госпиталь Охлоф, хотя террористов они не возят. У меня были очень тяжелые ранения — я пролежал там 60 дней, министерство здравоохранения в Рамалле заплатило за операцию 40 тысяч долларов, а Израиль ничего не заплатил. Я подал в суд, пока нет ответа".

Спрашиваю, выходит ли он в море сейчас. Сами Иога делает паузу, смотрит вдаль.

"Одной рукой, мадам, рыбачить невозможно. Лодку мою разбили — мне ее стоимость не компенсировали, а это ремонт на 10 тысяч долларов. Только мотор стоит 5 тысяч долларов. У меня таких денег нет", — говорит рыбак Сами.

У него двое детей. Сам он родом из городка Хамам под Ашкелоном. Хранит ключи и документы от своего дома. Как беженец получает раз в три месяца пакет еды. На четверых выходит 3 кг сахара, 25 кг муки, 2 банки масла. В день на человека получается по 8 грамм сахара, по 70 грамм муки. По расчетам Сами, примерно по 40 шекелей на каждого человека на три месяца. Он живет в лагере беженцев Шате.

"После Осло (соглашения 1993 года между ООП и Израилем — Н.К. ) можно было ловить рыбу в 18 км, потом — в 6 км, теперь — в 3. На таком расстоянии рыбы нет. Израиль это знает. Многие рыбаки выходят в море просто понырять, покатать ребятишек, вот и я прихожу на берег, потому что море меня тянет. Я в школе не доучился два года, чтобы пойти в университет — море очень любил", — говорит он.

В июне после нападения на флотилию "Свободная Газа" Израиль сообщил про террористов в аквалангах, которых застрелили израильские военные в море. Спрашиваю его, много ли таких вооруженных отрядов аквалангистов.

"Это такие же, как и я, рыбаки. Я знаю их — это были братья из семьи Ради. У них не было никаких аквалангов, никакого оружия — только очки для ныряния. Их, как обычно, атаковали ночью. Каждый день атакуют рыбаков. Многие арестованы, лишились рук, ног, у них крадут лодки, конфискуют их", — рассказывает Сами.

О КАПРАЛЕ ШАЛИТЕ И МУСЕ БЕДАУИ

Назиру Бедауи 62 года. В 2001 году Израиль арестовал его 22-летнего сына Мусу на перекрестке Абу Холли. При аресте его сыну прострелили ноги и приговорили к 25 годам. 9 лет он уже сидит. Семье не дали ни одного свидания, передачи и переписка запрещены.

Я пришла домой к старикам. Это бедный и чистый дом, где много детей — их внуков.

"Матери удалось его увидеть мельком, когда его сажали в фургон после суда. Это все — за девять лет. Мы не можем его ни увидеть, ни передать лекарства, мы не получаем ни писем, ни звонков. Я не учился праву, но я уже знаю наизусть Женевскую конвенцию. Международные законы признают мое право на восстание против оккупации".

Назир Бедауи гордится, что его сын был в сопротивлении: "Они называют наших сыновей террористами. Кто из нас террорист? Государство, которое нарушает наши права, которое убило одного моего сына, оставив сиротами трех его детей, которое арестовало моего другого сына? Они требуют освободить Гилада Шалита, который был военным в армии. Они хотят, чтобы мы требовали освободить Шалита. Наших детей они хватают из домов. Мать у соседей уже умерла, так и не увидев своего сына. Какая связь между нашим сыном и Шалитом? Разве я отвечаю за Шалита или знаю, где он? Семьи палестинских узников написали о своей солидарности с родителями Шалита. Мы считаем, что он должен вернуться. Но где солидарность еврейских родителей с нами? Я четыре раза писал в Израиль — обменяйте наших сыновей на Шалита. Нет ответа. Они называют меня террористом. Что я сделал им? Ничего — только под их бомбами сижу и горжусь, что мой сын был в Сопротивлении. За это отцу одежду не позволяют сыну передать?"

Многие люди — женщины, дети Газы — показывали мне свои мобильные телефоны с ежедневными смс и звонками из Израиля о Шалите. "Каждый день аппарат звонит и механическим голосом спрашивает одно и то же — где он, скажите и получите большое вознаграждение. Откуда мне знать? Почему бы им не спрашивать себя — где наши отцы и сыновья?" — удивляется учительница в школе для сирот Умм Мухаммад, у которой в семье несколько родных в заключении. Все получили гигантские сроки за то, что, будучи детьми, бросали камни в солдат. — "С одной стороны, мальчишки, которые камни бросают, и получают по 10 лет. С другой стороны — танки и самолеты. Весь мир озабочен Шалитом. Не пришло ли время озаботиться палестинцами в тюрьмах?"

Назир Бедауи, чтобы я не увидела его стариковских слез, убегает в комнату и через какое-то время выносит ботинки: "Смотрите, это тоже я не могу сыну передать. Они боятся всего, даже ботинок!"

Весь небогатый дом Бедауи увешан фотографиями их детей. Теперь их задача — дожить до освобождения Мусы. А задача Мусы — дожить до окончания 25-летнего срока. Когда он выйдет, ему будет 47 лет.

ПРАВОСЛАВНЫЕ В ГАЗЕ

Газа-сити — древний город, почти на две тысячи лет старше Иерусалима. Когда по его улицам прошел Александр Македонский, этот город уже утопал в пыли веков. С тех пор и веков, и пыли только прибавилось.

В центре Газа-сити есть средневековый квартал с извилистыми улочками. Тут и расположен храм святого Порфирия, первого местного епископа. Крест его виден издалека. И любой человек с удовольствием укажет, как быстрее туда пройти.

Сенатор Фернандо Росси, побывавший в Газе с корабликом "Флотилии свободы" в 2008 году, рассказал мне, что первым человеком, который обнял его в море, был православный священник. Вместе с другими палестинцами, вместе со своими прихожанами он выплыл на лодке в открытое море приветствовать тех, кому удалось прорвать блокаду.

Православный храм Газы по древности не уступает прославленным святыням. Ему 1600 лет. В воскресенье в храме яблоку упасть негде. Оглушительно грохочет генератор — поэтому есть свет. В будни — тишина, и только солнечный луч прорезает кромешную тьму. За несколько дней я перезнакомилась со многими людьми из прихода — на службе меня приветствуют как родную.

К началу службы все скамьи заняты, несут пластмассовые стулья, люди рассаживаются в церковном дворе в теньке. Дети повсюду, никто на них не шикает. Сюда приходят семьями, все друг другу радуются. Церковь на Востоке — важнейший элемент жизни. Это не натужная община городских интеллигентов, как во многих новых московских приходах, заменяющая им дружеское общение, а то и просто "тусовку по интересам", а реальное сообщество единоверцев и свободных людей. Нет притворного благочестия, состязательности в смирении, искательства перед духовными лицами. Православные палестинцы радуются на службе, радуются друг другу, рады, что им удается многое организовать. Священник источает радость и воодушевление какими-то невероятными порциями, как будто он не в центре блокады, а в преддверии рая.

Отец Андрей — грек с острова Кипр. Деятельный и необычайно бодрый, как будто на улице не 35 градусов жары. В Газе он уже два года, приехал сюда за 4 месяца до бомбардировок 2008-2009 годов в самые тяжелые месяцы блокады. Его священноначалие в Иерусалиме, а учился он в Москве, говорит по-русски, легко переходит на арабский и английский.

"За неделю до начала войны нам израильские власти усердно предлагали уехать. Но мы с владыкой Алексисом остались. Три панихиды отслужили во время бомбардировок. 16-летняя девушка умерла, потому что в больнице не было кислорода. Двое погибли от бомб", — говорит отец Андрей. Он ни на что не жалуется — ни на бомбардировки, ни на блокаду. — "Мы — как солдаты, у нас церковная дисциплина, жаль только, что раз в три года нас переводят. Быть в Газе — это честь для священника".

"У нас хорошие отношения с мусульманами, мы взаимно поздравляем друг друга в праздники. Посмотрите, — отец Андрей указывает на копию старинной грамоты в рамке на стене. — В 637 году Омар ибн Хаттаб выдал эту грамоту нашему патриарху Софронию Второму в Иерусалиме. Это письмо мира с христианами. У нас около 400 православных семей и около 50 семей католиков. У нас храм есть в Газе, и у них тоже".

Считается, что христиан в Газе около 2 тысяч. Большая часть — православные, около 100 человек — католики. На Западном берегу православных гораздо больше — 20-30%, тоже в зависимости от того, кто дает статистику. Израильская сторона преуменьшает, да еще и приправляет ее "былью" о мнимых гонениях на христиан со стороны "исламистов". Исламские фундаменталисты же в свою очередь твердо помнят, что зачинателями палестинского Сопротивления против оккупации были христиане — дерзкие герои палестинской борьбы Джордж Хабаш и Вади Хаддад. Так что статус христиан освящен не только многовековой традицией мира между православными и мусульманами на Востоке, но и героическим ореолом борьбы за свободу.

ГЕТТО ГАЗА

Разговоры о снятии блокады с палестинского сектора после атаки израильской армии на корабли движения "Свобода Газе" — это множество заявлений, требований, путаницы в СМИ, километры бранных слов в интернете и мегабайты лжи.

Это не блокада и не концлагерь. Блокаду можно заставить снять, а концлагерь можно открыть и разрушить его решетки. Это особый вид внешнего администрирования, гетто, чья собственная администрация отказывается становиться коллаборационистами.

Израиль бомбит давно разбомбленный аэропорт, и его самолеты с ревом еженощно облетают погруженную во тьму Газу.

Его корабли ежевечерне маячат на фоне красиво ныряющего в море солнца. Они неусыпно стерегут рыбацкие лодки, иногда пристреливая рыбаков, которых тут же объявляют террористами.

Только я поднимаю голову и всматриваюсь в ночное небо, в котором гудит самолёт, — палестинские дети даже глазом не ведут, когда что-то жутко ухает неподалеку.

Умывшись горькой соленой водой, разъедающей глаза, которая тут течет из крана, я пишу эти строки при свете, который дает оглушительно ревущий в ночи генератор. Непредусмотрительно я вымыла водопроводной водой палестинский виноград — теперь он тоже соленый, и есть его невозможно.

Если для кого-то и закончилась блокада, то для меня. Я безуспешно пыталась попасть сюда три года с момента её объявления. Теперь я смогла пройти в сектор, прошагала его дорогами, поговорила с его людьми разных профессий и возрастов, разных взглядов и достатка, помолилась в его православных храмах с палестинцами-христианами и вышла из него. Я сделала это через погранпункт, а не как отчаявшиеся палестинцы, через пролом в заборе и не через туннели, по которым пробираются палестинские мамочки, в том числе русские мамочки, отчаявшись ждать, когда для них раскроют ворота, чтобы они увидели и обняли своих палестинских детей и своих палестинских мужей.

Мне не удалось обнаружить в Газе никого, кто подтвердил бы мне, что перемены есть и что блокада ослаблена.

Зато я обнаружила здесь новый тип личности, который умудрился, сам не желая того, выковать Израиль из добрых неграмотных гостеприимных и наивных крестьян. 62 года невиданного угнетения и немотивированной жестокости превратили палестинцев в самый образованный народ мира, спаянный, отлично организованный, неунывающий и бесстрашный при виде самых фантастических угроз. Здесь родятся бесстрашные дети, которые вырастают в мужчин с сердцами льва и в женщин с сердцами орлиц.

Все, кто испытывает кризис, впал в уныние или огорчается ничтожными огорчениями повседневной жизни, должен всмотреться в облик Палестины. И вы поймёте, что значит — безоружным стоять на краю и, смеясь, смотреть в глаза вооруженному до зубов врагу, уповая на Бога.

Публикуется в сокращении

Николай Коньков МЕГАМАШИНА

Прогнозы о неизбежном крахе евровалюты стали одними из самых популярных и востребованных на мировом финансовом рынке. Причем центром этих слухов выступает Великобритания. "Daily Mail" со ссылкой на исследования Центра экономики и деловых исследований (CEBR) приводит слова исполнительного директора этой организации Дугласа Макуильямса: "Мы даем евро только один шанс к пяти на выживание в своем нынешнем виде в течение десяти лет... Еще один кризис может начаться уже весной 2011 года, если не раньше... Если евро и не рухнет, это может стать годом, когда он существенно ослабеет по отношению к доллару".

Поводом для таких пророчеств являются растущие долги Евросоюза в целом (прогноз на 2001 год — 81,8% ВВП) и трудности ряда стран ЕС: Греции, Ирландии, Португалии и Испании, уже объединённых ушлой британской прессой в "свинскую" (PIGS: Portugal–Ireland–Greece–Spain) группу, — с обслуживанием национального долга. Известное рейтинговое агентство "Moody`s", входящее в Американскую банковскую ассоциацию, накануне нового года в очередной раз понизило суверенный рейтинг Испании — до ранга А1 с прогнозом на дальнейшее понижение. Как утверждают специалисты агентства, совокупные долговые проблемы Испании оцениваются сегодня примерно в 500 млрд. евро, в текущем году Испании необходимо рефинансировать 107 млрд. евро долга, что составляет около 20% её ВВП, и если этого не произойдёт, спасти "зону евро" не представляется практически возможным. Эксперты Citigroup утверждают, что Европе для страховки от суверенных дефолтов уже сейчас понадобится не менее 2 трлн. евро — почти в три раза больше, чем размер стабилизационного фонда ЕС, который должен быть создан только к 2013 году.

Такая мощная информационно-финансовая атака против европейской валюты, по мнению ряда независимых экспертов, проводится в интересах одной из крупнейших финансовых групп современного мира, известной как "группа Ротшильда" и контролирующей, по разным оценкам, от 50% до 70% мирового капитала. Как отмечает журнал "Economist", в подобном развитии событий заинтересованы также и государственные институты Великобритании, "старого колонизатора, страны, входящей в Евросоюз, но не входящей в зону евро". События 11 сентября 2001 года и в особенности так называемый глобальный финансово-экономический кризис, начавшийся в 2008 году, привели к превращению Лондона в крупнейший финансовый центр современного мира. Сегодня этот сектор в столице Туманного Альбиона обслуживает свыше 600 тысяч человек по сравнению с 280 тысячами восемь лет назад, а сумма биржевых котировок Лондона в апреле 2010 года впервые с конца 40-х годов прошлого века превысила аналогичные показатели Нью-Йорка.

Кстати, под видом экстренной помощи той же Ирландии со стороны ЕС "группа Ротшильда" организовала фактическое поглощение национального пенсионного фонда этой страны: 17,5 млрд. долларов, "единственное, что у нас осталось для стратегических инвестиций в строительство нашей экономики, будут переданы… разорившимся банкам", — так прокомментировал принятое решение в "Irish Times" заместитель редактора этой популярной ирландской газеты Финтан О'Тул. "Это не план помощи. Это грандиознейший шантаж в истории: делайте то, что мы вам говорим, и может быть, когда-то мы вам вернем вашу страну", — утверждает он.

Следующие жертвы "группы Ротшильда" уже намечены и обозначены: это не только указанные выше четыре "свинские" страны, но также Италия (долг — 120% ВВП) и Бельгия (долг — 100% ВВП), что может привести к тяжелейшим не только социально-экономическим, но и политическим следствиям, поскольку именно эти европейские страны являются самыми "разделенными в себе". Для Италии это разделение между Севером и Югом, а для Бельгии — между Фландрией и Валлонией.

Судя по всему, мы имеем дело не столько с "кризисом", сколько с масштабной геостратегической диверсией, призванной осуществить передел глобальной собственности в пользу именно "группы Ротшильда" и, не исключено, их связки с КНР, в том числе через гонконгские и сингапурские активы. Во всяком случае, Китай сегодня активно скупает европейские долги. Вице-премьер КНР Ли Кэцян накануне своего визита в Испанию заявил о готовности поддержать финансовую систему этой страны путем покупки её гособлигаций — как утверждают аналитики, в объёме до 20 млрд. евро. Ранее Китай уже приобрел долгосрочные облигации займа Греции на сумму 3,6 млрд. евро. В конце декабря в португальской прессе появились пока не подтверждённые сообщения о намерениях Китая в 2011 году купить облигации португальского госзайма на сумму 4-5 млрд. евро.

То есть пока падающий доллар США будет крушить евро, "группа Ротшильда" (возможно, при поддержке китайских контрагентов), всячески инициируя и модерируя этот процесс, вполне может рассчитывать на установление "бивалютной" мировой финансовой системы на основе юаня и фунта стерлингов, как денежных единиц с "золотым стандартом" (цена золота уже устойчиво держится выше 1400 долларов за тройскую унцию и продолжает расти). Понятно, что пока подобная перспектива может показаться маловероятной и даже утопической, однако и не учитывать её в свете последних событий на мировых финансовых рынках вряд ли оправданно.

Сергей Черняховский ПРОБЛЕМЫ АНТИСТАЛИНИЗМА

Спустя год после 140-летия со дня рождения Сталина вполне можно подводить итоги очередной волны дискуссий о роли его правления в истории нашей страны. Однако, эти итоги не позволяют считать дискуссию законченной. А значит, нас ждет продолжение. И не только в связи с грядущим 150-летием.

Как факт, как некую константу можно отметить несколько моментов.

Во-первых, несмотря на то, что за последние полвека с лишним "волн разоблачения" Сталина прошло множество, в обществе в целом преобладает скорее позитивное отношение к этой фигуре. Его удаётся ненадолго сократить путем массированных и долговременных информационных атак, но как только эти атаки прекращаются — всё возвращается на круги своя.

Во-вторых, в обществе существуют и сменяют друг друга различные группы, которые думают иначе, нежели большинство, демонстрируя подчас почти иррациональную ненависть к данной исторической фигуре.

Картина сегодня примерно такова: половина граждан оценивает Сталина в целом положительно, а 30% — отрицательно. При этом 12% считают его преступником, 26% согласны с подобной оценкой хотя бы отчасти, остальные эту точку зрения не разделяют.

В-третьих, негативные оценки Сталина в большей степени свойственны более молодым, а в наименьшей — старшим возрастным группам. Само по себе это не новость. Обычно такое деление трактуется как проявление догматизма старших и независимости суждения молодых. Однако на деле получается, что Сталина более положительно оценивают как раз те, кто формировал свое мнение на основании собственного опыта, например, сравнив жизнь при нём и при его критиках. А отрицательно — те, кто такого опыта не имеют и судят на основании антисталинской пропаганды.

В-четвертых, противники Сталина, с одной стороны, всегда являются инициаторами "десталинизаторских волн", а с другой — раз за разом представляют одни и те же аргументы, как правило, довольно спорные. По замечанию Виталия Третьякова, интеллектуальный потенциал антисталинистов довольно примитивен и не подвержен развитию. Сторонники же Сталина каждый раз шаг шагом представляют всё новые доводы, демонстрируя растущий интеллектуальный уровень.

В-пятых, каждая "десталинизаторская волна" практически парализует обсуждение каких бы то ни было иных, более актуальных, вопросов, парализует общество и выливается в своего рода информационную гражданскую войну. Причем войну меньшинства, имеющего доступ к СМИ, против молчаливого — по причине отсутствия такового доступа — большинства.

Теперь с инициативой очередной антисталинской кампании выступил возвращенный из политического забвения Михаил Федотов, демактивист рубежа 1980-х—90-х годов, назначенный новым председателем Совета по правам человека при Президенте РФ. Его — и сам этот Совет в целом — мало волнуют те проблемы, которые граждане России считают нарушением своих прав. А именно, как показывают опросы, в первую очередь ущемляются (можно было давать до семи ответов) права граждан на охрану здоровья — 38%, на жилище — 35%, на образование — 32%, на отдых — 21%, на социальное обеспечение по возрасту и болезни — 20% и так далее. Экзотических членов названного Совета всё это не волнует — их волнует "десталинизация". Именно ей они намерены посвятить свою деятельность. На всякий случай: в прошлый раз, когда её проводили, страна распалась, была разделена на части, потеряла треть своей территории, половину населения и заодно оказалась в экономической катастрофе. Сейчас те представители высшей власти, которые реанимировали эту инициативу эпохи перестройки, решили предпринять еще одну попытку.

Вне зависимости от того, хорош Сталин или плох, очевидно следующее: после некоторого спада популярности под давлением СМИ его рейтинг вновь взлетает ввысь. Десталинизаторы всё больше напоминают людей, утверждающих, что земля плоская, потому что если бы она была круглой, то воды всех рек и морей стекли бы вниз, и всё живое погибло бы от жажды. Это было бы просто скучно, если бы, с одной стороны, не отвлекало общество от реальных проблем, а с другой — не навязывало бы ему повышенную конфликтность, не возбуждало вражду и ненависть. Зачем инициаторам десталинизации нужно подобное разжигание — вопрос дискуссионный. Однако крайне сомнительно, чтобы новое информационное столкновение “стенка на стенку” могло сулить стране что-то хорошее.

И опять всё повторяется: в прошлый раз "десталинизация" была развернута в 1987 году, когда нужно было организовывать технологический прорыв и решать задачи движения вперёд. В результате вместо того, чтобы обсуждать, как осуществлять это движение, страна окунулась в споры о прошлом и оказалась втянута в разожжённые на этом фоне конфликты.

Сегодня как будто бы все сошлись на том, что стране необходима технологическая модернизация, но вместо того, чтобы спокойно определять пути и способы её реализации, нам вновь предлагают масштабное социокультурное и политическое противостояние.

В этом отношении призывы к "десталинизации" есть призывы к информационной войне власти против более чем половины населения страны. Хотя последние совсем на этой войне не настаивают.

Здесь есть два важных нюанса.

Во-первых, чем "сталинисты" отличаются от "антисталинистов"? Первые хотят иметь возможность спокойно поклоняться своему "божеству" — и не требуют распинать тех, кто думает иначе. Они достаточно инерционны и пассивны во всём, что не касается их "святынь", на деле они никому ничего не навязывают и хотят лишь, чтобы их не оскорбляли и оставили в покое.

Вторые — "антисталинисты" — всё время находятся в состоянии агрессии, им всё время нужно разоблачать, они не признают за первыми право иметь свою точку зрения.

В результате "антисталинисты" на фоне "сталинистов" выглядят скандалистами и хулиганами, постоянно провоцирующими и оскорбляющими последних.

Во-вторых, кроме "сталинистов" и "антисталинистов" в обществе существует достаточно большая группа "асталинистов". Эти последние не видят в Сталине ни бога, ни дьявола, они не хотят ни проклинать, ни обожествлять — они хотят разобраться и понять. Однако, если "сталинисты" воспринимают их довольно толерантно, будучи уверенными, что любой объективный подход подтвердит их точку зрения (то есть, что "Сталин — бог"), то "антисталинисты" воспринимают их еще даже более нервно и ожесточенно, чем самих "сталинистов". Они рассматривают их как нечто значительно более чудовищное, чем просто слепых поклонников — и нападают на них куда более яростно: прежде всего потому, что "асталинисты" ведут себя достаточно спокойно и взвешенно, но при этом — так уж получается — они признают положительные черты в деятельности Сталина.

Это пугает и злит "антисталинистов", прекрасно понимающих, что их аргументация в основном эмоциональна и уязвима. То есть создается впечатление, что их пугает больше всего даже не слепая вера в Вождя, а именно попытка разобраться на доказательном фактическом уровне. Как, собственно, любого истерика приводит в неистовство спокойный и аргументированный разговор.

И особо хотелось бы отметить, что если спор по этому поводу все еще продолжает раскалывать общество, то в немалой степени потому, что его постоянно навязывают "антсисталинисты", разжигающие в обществе ненависть и информационную гражданскую войну. Они хотят не только и не столько увековечивания символов своей веры, которых более чем достаточно — улица Солженицына, проспект Сахарова, камень на Лубянке, но еще и запрета инаковерующим иметь свою улицу Сталина, памятник Сталину и площадь Дзержинского.

То есть нападают "антисталинисты" на "сталинистов", а не наоборот. Поэтому простой нормальный человек сегодня невольно начинает сочувствовать "сталинистам" как жертвам информационной агрессии и постоянно продолжающейся провокации. И в результате ряды оппонирующих "антисталинистам" множатся, а сами они все больше негласно причисляются к "нерукопожатным".

Главная же беда и вина "антисталинистов" в том, что им не нужна историческая правда — им нужна истерика и травля несогласных.

Сталина можно любить или не любить. Но никуда нельзя деться от того факта, что массовое сознание и стихийная народная память тянутся к образу Сталина. Однако также очевидно и то, что известная часть общества относится к нему иначе. В общем политическом плане тут все более или менее ясно. Ясно, что определенные группы ненавидят Сталина в силу естественных идейно-политических разногласий с исповедовавшейся им идеологией и выражавшимися им экономическими интересами. Точно так же ясно, что есть основания не испытывать к нему любви у людей, чьи семьи пострадали от его действий (хотя здесь часто все бывает не столь однозначно). Однако кроме этих — по-своему понятных — мотивов следует отметить еще один, играющий подчас одну из ведущих ролей.

Дело в том, что Сталин и его политика — это некий концентрат мобилизационности, с одной стороны, и жесткой ответственности — с другой. Утверждавшийся им стиль руководства и политики — это требование работы и постоянного напряжения, соединенного с умением добиваться результата, часто находящегося почти за гранью возможного.

Как минимум двум социально-профессиональным группам этот стиль чужд и во многом ненавистен. Во-первых, бюрократии, рождавшейся в мобилизационной системе, но желавшей наслаждаться властью и полномочиями — только без отягощения их ответственностью и напряжением. Во-вторых, элитарному мещанству, обывательствующей части интеллигенции, желавшей барской расслабленности и комфорта. Первая группа была творцом и инициатором десталинизации времен XX съезда. Вторая взяла на вооружение этот лозунг уже в борьбе с первой группой как в 60-е годы, так и в перестройку.

Мобилизационный стиль требовал не только постоянного напряжения — он требовал постоянной готовности к подвигу, реальной готовности к героизму, то есть совершению поступков, за которые ты платишь самим собой, но которые служат чему-то большему, нежели просто твое биологическое существование. Иначе говоря, этот стиль требовал быть и постоянно оставаться человеком, отличие которого от животного в первую очередь в том, что человек имеет нечто, за что он готов умереть, а животное — не имеет. Этот стиль требовал все время подстегивать самого себя, все время не давать возобладать над собой биологическому началу, стремящемуся стать хозяином твоей социальной оболочки и подчинить себе твою интеллектуальную сущность.

Но именно это и было страшно и чуждо носителям иного темперамента — темперамента неги и лени, — постоянно открывающего двери сидящей в человеке обезьяне. Обезьяне, которая либо все время твердит тебе в духе античеловеческой философии Поппера: "Зачем стремиться к лучшему — и так сойдет. Ведь, восстав против того или иного несовершенства, ты с неизбежностью подчинишь себя вождю повстанцев". Либо, уступив сопротивлению того человеческого, что она не сможет в тебе подавить, ласково начнет убаюкивать: "Да, ты прав, ситуация плохая. Нельзя так жить дальше — нужно смело бросить вызов несовершенству, отсталости и дикости. Но не спеши — помни о цене. Не плати слишком много за движение вперед — не нужно напрягаться. Нужно придумать систему, при которой ты по-прежнему будешь нежиться в комфорте, но придумаешь такие саморегулирующиеся отношения, которые сами поставят все на свои места. Без напряжений, потрясений, мобилизации и особой ответственности все заработает само собой и само собой двинется к достижению совершенства".

Сталин — или нечто, что можно обозначить этим именем, — представлял стиль и Мир Фронтира. Мир движения вперед, мир умения перешагнуть через свои слабости. Мир, где человек с каждой новой победой над обстоятельствами восходит на новую степень своего родового существования. Общество, где познание важнее потребления.

К тому же, фундаментальная особенность сталинского Фронтира заключалась в том, что он осуществлялся одновременно по всем направлениям: не только горизонтально-географически (освоение Севера и Востока), не только вертикально-космически (развитие авиации и ракетной техники), но и путём коренного преобразования уже освоенных земель (строительство каналов, дорог, закладка лесополос), а также самого человека ("культурная революция" 30-х годов, пропаганда социального равенства, "пролетарского интернационализма", альтруизма и взаимопомощи)

Антисталинизм как некое социально-политическое, но в не меньшей степени социально-психологическое и темпераментное явление, напротив, представляет собой мир расслабленности. Общество "ням-ням", где развитие потребления занимает место развития человека. Где биологическое торжествует над социальным и интеллектуальным. Где перепроизводство комфорта рассматривается как практика, способная заместить дефицит творческого начала. Где съесть — важнее, чем узнать, а потребить — важнее, чем создать. В мире Фронтира человек изживает в себе обезьяну. В мире расслабленности обезьяна берет верх над человеком.

Между тем развитие человека и его восхождение от едока к исследователю, от потребителя к творцу, по сути, и есть то, что принято называть прогрессом. Последний, конечно, имеет много сторон — и научно-техническую, и технологически-производственную, и социально-экономическую. Но главная из них — та, где человек восходит от обезьяны к состоянию демиурга.

Однако мир устроен так, что за прогресс нужно платить. За восхождение вообще нужно платить. Волей, напряжением, нервами, материальными ресурсами. Прогресс так или иначе ломает сложившийся и устоявшийся порядок. А наличный порядок потому и требует изменения, что он несовершенен. Для некоторых групп, играющих при нем большую роль и пользующихся большими благами, он более выгоден. Для других — менее, а для многих — невыгоден вообще.

В этом отношении, стилистически и психологически, "антисталинизм" — это, с одной стороны, протест против напряжения и ответственности. Желание быть элитой — но не нести ответственности за результаты своих действий. С другой — протест и ненависть против тяготения большинства общества к этому образу, а главное — против любого намечающегося намерения большинства требовать от элитных групп отчета за привилегированность своего положения.

Массы многое готовы простить элитам: и их барство, и их сибаритизм. Они требуют, чтобы элиты за это платили, платили результатом, победами — победами страны и общества, улучшением жизни людей.

А те — не хотят. Не хотят платить. Не хотят напрягаться. Не хотят работать на результат. А поскольку добиваться успеха и обеспечивать развитие страны они, как оказалось, не способны, им остается одно — доказывать, что, поскольку за всякий успех и всякий прогресс нужно платить, — лучше не платить, но, соответственно, и ничего не добиваться. В этом случае приходится заниматься дискредитацией тех, кто оказывается носителем образа успеха.

Успешен же тот, кто решает поставленные историей задачи, а не тот, кто платит меньшую цену, но задачи не решает. Вопрос цены имеет значение — но только на фоне достигнутой цели. Провал задач, поставленных историей, не может быть оправдан стремлением минимизировать потери. Полководец, умеющий побеждать малой кровью, лучше полководца, который платит за победу большими потерями. Но только при одном условии — если победа достигнута. Если же минимизация потерь рассматривается как нечто более важное, чем победа, полководец вместе со своей армией должен, не вступая в бой, сдаваться в плен врагу.

Первая публикация — www.russ.ru/pole/Antistalinist-kak-tip

Генри Петин НУЖНО ПЛАТИТЬ ПЕНСИЮ ЗА ДЕТЕЙ

Все знают, что Россия сегодня вымирает, что на одну российскую женщину приходится 1,3 ребенка, а даже для простого воспроизводства необходимо иметь 2,3. С каждым последующим поколением это будет приводить к уменьшению численности населения почти в два раза. "К 2080 году население страны составит всего 38 миллионов человек. Последствия демографической катастрофы могут быть ужасающими для российской государственности и грозят привести к распаду страны, — предупреждает демограф заведующий кафедрой социологии, семьи и демографии социологического факультета МГУ имени Ломоносова, доктор философских наук, профессор Анатолий Антонов".

Как показывают международная практика и история, недостающая часть населения восполняется людьми из других стран, где вследствие высокой рождаемости имеется избыток трудоспособного населения. Эти люди имеют совсем другой менталитет в отношении деторождения. А кроме того, во многих случаях они не хотят ассимилироваться и создают национальные анклавы, из которых вытесняется коренное население. Титульная нация теряет главенствующее положение и может потерять территорию. Яркий пример тому — Косово. У косоваров была установка (национальная идея) в семье иметь трех сыновей. Судьба сербов в Косово неизбежно ждет все страны — жертвы процесса депопуляции. Россия здесь — не исключение.

Такая же опасность подстерегает и другие развитые страны Европы, о чем поведал Тило Саррацин в своей скандальной книге "Германия самоликвидируется". Количество людей, не являющихся коренными жителями, в Германии, Франции, Великобритании и некоторых других странах Западной Европы быстро увеличивается. В погоне за сиюминутной наживой современное капиталистическое общество в этих странах идет по пути деградации собственной нации. В конечном итоге это приведет к гибели западноевропейской цивилизации.

Как нам эту демографическую проблему решить? Как повысить рождаемость? Для семьи должны существовать очень серьёзные стимулы, чтобы преодолеть присущий ей эгоизм, свойственный семьям с одним или, редко, с двумя детьми.

Международная практика показывает, что на уровень деторождения не оказывают влияния доходы населения. Наоборот, самый высокий уровень наблюдается в самых бедных странах. В чем тут дело? А просто в этих странах отсутствует пенсионная система, и в старости люди могут рассчитывать только на поддержку своих детей. Как ни прискорбно это признавать, но хорошо организованная пенсионная система в развитых странах уничтожила необходимость иметь в семье много детей. В этом, на мой взгляд, и заключена основная причина депопуляции.

Отменить пенсионную систему в России невозможно по многим причинам. Однако её можно соответствующим образом реорганизовать. Достаточно назначать пенсию в зависимости от числа совершеннолетних детей. Это положение может вводиться постепенно, чтобы не ухудшать материальное состояние нынешних пенсионеров. На первом этапе пенсию тем, у кого нет детей, или кто вырастил только одного работника, можно назначать и выплачивать по старому законодательству, ничего не меняя. Это кнут, так как он обеспечивает лишь нищенское существование после выхода на пенсию. Для двух детей она должна быть немного больше, а с трех должна быть уже в два раза больше, для четырех — в три раза больше и так далее. Это пряник. Впрочем, в определении размера пенсии возможны различные нюансы. Главное — такое увеличение размера пенсии не потребует от государства никаких дополнительных расходов, так как эти деньги заработают взрослые дети. Сейчас их очень мало. В настоящее время на одного пенсионера приходится менее одного работника, и эта тенденция может усугубиться в дальнейшем по мере старения населения и увеличения срока жизни. Реализация этого предложения не отрицает необходимости других известных мер по поддержке многодетных семей: более высокие детские пособия, обеспечение местами в детских садах и яслях, предоставление бесплатного муниципального жилья многодетным семьям, введение налога на бездетность и другие способы. Многие такие меры уже реализованы в странах Западной Европы, тем не менее депопуляция коренного населения там продолжается.

При осуществлении предлагаемой пенсионной реформы решится и еще одна проблема — детей-сирот и брошенных детей, так как семьи, не могущие иметь собственных детей, начнут стремиться к усыновлению, а бросать детей будет накладно. Количество брошенных и бездомных детей резко уменьшится (сейчас в России сотни тысяч брошенных и бездомных детей, а в большинстве мусульманских стран их нет вообще). Укрепится менталитет семьи. Появится дополнительная цель в жизни. Уменьшится пьянство, связанное с бесперспективностью существования. Многодетные родители будут уверены в хорошем обеспечении в старости. Многодетным семьям станут завидовать. А не так, как сейчас, когда бытует мнение: зачем плодить нищету?

Могут возразить, что и сейчас дети могут поддерживать старых родителей. Однако практика показывает, что дети разбегаются и не хотят, ссылаясь на наличие пенсии у родителей, поддерживать тех. Уж лучше сделать этот процесс неизбежным, как это здесь предлагается. Было бы слишком сложно осуществлять денежные переводы детей родителям. Проше реализовать этот процесс через некий усредненный пенсионный фонд.

Через предлагаемую пенсионную реформу может быть осуществлена национальная идея России: быстрый рост народонаселения. В свое время известный русский ученый Д.И.Менделеев высказал мысль, что для нормального функкционирования России она должна иметь 500 миллионов жителей. Кстати сказать, Д.И.Менделеев был четырнадцатым ребенком в семье тобольского учителя. В те времена многодетные семьи были обычны для России. В семье Ульяновых (Ленина В.И.) было шесть детей. Крестьянская семья моего деда (конец XIX века) имела восемь детей. Калужский школьный учитель Циолковский (провозвестник космической эры) имел семь детей.

Нам всё время твердят, что наша пенсионная система должна перенимать опыт развитых стран. Но к чему это приводит? К той же демографической проблеме. Возможно, наша демографическая проблема является как раз следствием бездумного копирования опыта развитых стран. Использование пенсионных накоплений опасно. Вследствие экономического кризиса в США потеряно около двух триллионов долларов пенсионных накоплений. Вкладывание денег в детей не подвержено потерям вследствие кризисов и дефолтов.

г. Ростов-на-Дону

Николай Карклиньш МЫ САМИ ВИНОВАТЫ

Наше информационное пространство заполнено наглой, беззастенчивой ложью. Поэтому с огромным удовольствием впервые прочитал номер газеты господина Проханова "Завтра" и решил поделиться своими впечатлениями о нынешней жизни русских, да и беднейшей части латышей, в некогда самой процветающей советской республике.

Замечу, что, слушая выступления господина Проханова в дискуссиях на телепередаче RTVI, стал считать его одним из немногих людей, олицетворяющих нынче честь и совесть современной России.

Не думайте, что это письмо недовольного жизнью, обездоленного в этом обществе человека. Я неплохо обеспечен, занимаюсь любимым делом, но, очевидно, настолько "испорчен" советским воспитанием, что не могу бесстрастно смотреть на страдания окружающих меня людей.

Я — гражданин Латвии и латыш, воспитанный, к счастью, великой русской культурой и отцом, прошедшим боевой путь от Москвы до Праги.

Уже долгие годы не принимаю участия в выборах местного парламента. Коммунистическая партия в этой "демократической" стране запрещена, а действующие партии как национальные, так и русскоязычные, отражают интересы латвийских олигархов.

Начнём с того, что триста тысяч русских или, как их здесь называют, русскоязычных, полностью лишены политических прав. Они не граждане, хотя многие из них прожили в стране десятки лет.

И причина не в том, что существует "опасность" присоединения Латвии к России, коей с ожесточением запугивают латышское население местные политики и продажные журналисты, а в стремлении национальных латышских партий удержать политическую власть в своих руках.

А удержание власти позволяет стоящим у неё сколачивать немалые капиталы и удерживаются они у власти благодаря коррумпированному чиновничьему электорату (а это около ста тысяч человек), некоторому числу преуспевающих националистов и огромной части относительно неплохо живущих латышей, запуганных "русской угрозой".

В нашей маленькой стране — около двухсот пятидесяти тысяч безработных, главным образом — русских (если мне не изменяет память, 87%).

И причина этого — в одном из первых законов, принятых латышским парламентом — Законе о языке. Тот, кто не имеет свидетельства о сдаче экзамена по латышскому языку, не имеет права работать. По крайней мере, когда я сдавал экзамен, существовало три категории знания языка (сейчас, кажется, шесть), и для работы дворником требовалась высшая категория.

Та же третья высшая категория требовалась мне как ученому.

Естественно, такая жизнь, такие законы, лишение всех политических прав и лживая пропаганда вызывают взаимную ненависть в совершенно расколотом обществе, и это чрезвычайно выгодно правящему классу.

Я немного поэкспериментировал. На сайте www.delfi.lv и в русском, и в латышском порталах поместил несколько аргументированных и разумных высказываний, призывающих, в частности, к национальному примирению, уважению друг к другу и разумному взгляду на историю. Эти записи были мгновенно стерты модератором. Записи же, полные ненависти и грубейшей брани, пропускаются и сохраняются. Такова свобода слова на интернетовском сайте, а в газетах, закупленных местными олигархами, естественно, ни о какой свободе и говорить не приходится.

Меня "умилило", что одним из первых шагов местных властей стало замазывание краской русских названий улиц.

Таким образом, провоцируя национальное противостояние, "национальные" латышские правители и сохраняют свою власть.

Страна живёт в долг, и этот долг, свыше 5 млрд. латов, или более 7 млрд. евро, то есть почти 3200 евро на человека, с нынешним плачевным состоянием экономики, полным отсутствием крупной промышленности и подорванным непосильной конкуренцией с ЕС сельским хозяйством, выплатить невозможно. Правительство, абсолютно послушное западным кредиторам, идёт по пути снижения зарплат и пенсий, не затрагивая, естественно, немалые доходы чиновничьей гвардии.

Закрываются больницы и школы. Молодые люди десятками тысяч уезжают на низкооплачиваемые, непрестижные работы в Ирландию и Англию, да и в другие страны Европы.

Те русские, которым позволили обстоятельства, а их более двухсот тысяч, уехали из Латвии в Россию, а несколько сотен тысяч из тех, кто остался здесь, превратились в заложников прошлого.

Но всем нам надо винить лишь самих себя. Народ в 1991 году показал себя стадом, радостно ринувшимся на капиталистическую бойню. Мы сами виноваты, что не смогли защитить своё великое государство.

Когда-то в юности я считал абсурдным положение Сталина "о росте накала классовой борьбы с развитием социализма" Нынче же я полностью согласен с "отцом народов". И "Капитал" Карла Маркса перестал казаться скучнейшей книгой, а стал исключительно верным зеркалом жуткого оскала местного капитализма.

Физик-теоретик, г. Рига

ЦВЕТЫ ДЛЯ ВОЖДЯ

21 декабря состоялась народная акция по возложению цветов на могилу Иосифа Виссарионовича Сталина. В этот день почтить память Вождя пришли на Красную площадь несколько тысяч человек, еще более тысячи жителей России и других бывших союзных республик попросили организаторов акции сделать это от их имени.

К акции в полном составе присоединились участники проходившего у стен Кремля митинга КПРФ против социально-экономической политики нынешнего правительства России.

Соб. инф.

Исраэль Шамир ВСЁ СТРАНЬШЕ И СТРАНЬШЕ

В декабре 2006 года произошла странная история с отравлением премьер-министра России времен Ельцина, "отца реформ" Егора Гайдара. Сейчас мы можем попытаться понять, что такое это было на самом деле — благодаря секретным депешам американских послов, попавшим в "Викиликс". Эта депеша была опубликована "Комсомольской правдой".

22 ноября 2006 года Егору Гайдару, находившемуся в Дублине, стало плохо. Хотя знакомые считали, что покойный бывший премьер злоупотребил ирландским гостеприимством: виски ли, закуской — быстро появилась вторая версия: он был отравлен врагами перестройки, а то и просто "кровавой гэбнёй", которой в то время было модно приписывать все преступления в мире. Хотя, казалось бы, оплот "кровавой гэбни" находится в Москве, Егор Гайдар по своей доброй воле полетел в Москву выздоравливать, вместо того, чтобы попросить политическое убежище.

Разброд между двумя версиями не прекращался. Московские врачи, лечившие Гайдара, не считали, что его специально отравили, и склонялись к версии о пищевом отравлении. Сам Гайдар, судя по секретным депешам, выдавал разные версии.

Сначала, 6 декабря, появилась пространная статья в "Financial Times", а потом, 8 декабря, Гайдар дал два телевизионных интервью. Он сказал, что не считает, что за попыткой отравления стоят российские официальные лица, но, возможно, другие российские граждане, предположительно, отбившиеся от рук работники спецслужб.

Однако, пишет посол из Москвы, сначала Гайдар встретился со шведским дипломатом, и в этой частной встрече отрицал факт отравления. Больше всех на том, что Гайдара отравили злоумышленники, настаивал бывший партнер Гайдара по реформам, Анатолий Чубайс. Чубайс ушел из активной политики, и видимо, ощущал, что таким образом он заявляет о своей актуальности. Если его сподвижников хотят отравить, значит, они все еще опасны для врагов. Но Гайдар сердился на Чубайса, навязывавшего ему версию об умышленном отравлении, сказал шведский посол своему американскому коллеге.

Чубайс настаивал, что Гайдара отравили, и даже прозрачно намекал на беглого олигарха Бориса Березовского.

Прошло несколько дней, и уговоры Чубайса стали действовать. В телеинтервью Гайдар подчеркивал, что московские врачи не смогли вынести диагноз "умышленное отравление" потому, что прошло слишком много времени. Он не сказал, каково было мнение ирландских врачей. Однако американский посол в Москве не поленился связаться с ирландским посольством и выяснил, что ирландские врачи не нашли свидетельств умышленного отравления.

И Гайдар, наконец, согласился с Чубайсом, напрямую связав свою беду с отравлением бывшего агента ФСБ и помощника Бориса Березовского, Александра Литвиненко. Отравители, по его словам, "не действовали во благо государства российского".

Единственный довод в пользу такой связи, пишет посол, это близость во времени.

Даже близкие друзья и единомышленники Гайдара сомневались в этой истории. Евгения Альбац, семейный друг и единомышленник Гайдара, редактор "Эха Москвы", рассказала американскому послу, что она встретилась с Гайдаром и его дочерью Марией 7-го декабря, то есть еще до телеинтервью. Альбац признала, что версия об умышленном отравлении была выдвинута Анатолием Чубайсом, и что тот оказывал давление на Гайдара, требуя придерживаться этой версии. Альбац подтвердила, что московские врачи не верят в рассказ об отравлении.

Шведский дипломат, аккредитованный в Москве, рассказал американскому послу, что Гайдару были неприятны утверждения, будто его отравили. Но затем Гайдар сказал американскому послу, что речь идет не об обычном пищевом отравлении.

9-го декабря Гарри Каспаров, который, по словам депеши "склонен подозревать нынешний режим в самом худшем", тоже усомнился в версии об отравлении. Он задавал вопросы: "почему Чубайс был с самого начала уверен, что это — умышленное отравление? Если Гайдар считал, что его отравили, почему он вернулся в логово отравителей в Москву?" Посол заключает: "Трудно сказать, что это было: пищевое отравление, попытка убийства, попытка отвлечь от дела Литвиненко".

Самое интересное в этой истории — это роль, которую играл Анатолий Чубайс. Почему он первым заявил об этой версии? Почему он проводил её так активно? Не связано ли это с историей о "покушении" на самого Чубайса?

В 2005 году, то есть за полтора года до отравления Гайдара, произошло странное событие, которое, по мнению присяжных заседателей, было "имитацией покушения". Покушавшиеся были оправданы, затем был пересуд и апелляции. Но сам Анатолий Чубайс официально "простил тех, кто пытался его убить". Это, конечно, очень по-христиански, но Чубайс не был ранее замечен в усердном следовании православному духу и букве.

Один из работавших по делу адвокатов сказал корреспонденту "Комсомолки", что, по его мнению, за "покушением" стоял сам Чубайс, который надеялся таким образом привлечь к себе внимание, а заодно и вызвать жалость и симпатию. Эта версия вписывается и в рассказ о якобы имевшем место покушении на Гайдара. В обоих случаях появляется один и тот же человек, "наименее популярный политик России", по словам "Википедии", и пытается вернуться в политику.

Сторонница Чубайса и Гайдара, противница Путина и боец с "кровавой гэбней", известный российский журналист-конспиролог Юлия Латынина, объясняла оправдание Квачкова судом присяжных тем, что присяжных "запугали или подкупили". Но конспирология только сбивает нас с толку — естественнее предположить, что присяжные и судьи просто увидели имитацию — там, где была имитация. Вспомним, что в то же время было и "покушение" на Ющенко, и все эти "покушения" выстраиваются в один "оранжевый" нарратив. Латынина завершает свой полив в "Коммерсанте": "Чубайс оказался в положении очень запуганного человека, который знает, что силовики не будут убивать его сами, а просто скажут "фас" какому-нибудь Квачкову". То есть ей, как голосу Чубайса, хотелось возложить вину на ненавидимых американцами "силовиков"…

Эта история, действительно, связана с делом Литвиненко, о котором появились новые данные из депеш "Викиликс". В депеше из Парижа рассказывает американский посол Генри Крамптон, бывший глава миссии ЦРУ, а в это время специальный уполномоченный президента Буша по терроризму, о "дружественной встрече" с бывшим руководителем ФСБ и спецпредставителем российского президента Анатолием Сафоновым. (Странная деталь — наши попытки найти г-на Сафонова в Москве не увенчались успехом. Человек под таким именем не известен ФСБ.) Говоря о деле Литвиненко, Сафонов сказал, что российские представители в Лондоне знали и следовали за людьми, передвигающими радиоактивные материалы по городу, и сообщили об этом британским властям, но те ответили, что "всё под контролем".

Эта депеша прогремела как гром с ясного неба и вызвала много откликов на Западе и в России.

Наиболее примитивно прозападный и антироссийский комментарий был дан, как всегда, г-жой Латыниной, которая попросту обвинила Сафонова во лжи: "Вранье хорошо тем, что те, кто врут, в разное время врут разное… По дезинформации, вброшенной Сафоновым…" и т.д. То есть, по ее мнению, которым упиваются читатели "Ежедневного Журнала" и слушатели "Эха Москвы", старый кадр ЦРУ Крамптон не раскусил обмана, который легко увидела либеральная российская журналистка.

Однако известный американский обозреватель Джастин Раймондо, анализируя эту же депешу, приходит к прямо противоположному выводу. Он пишет: "Подлинный русский разведчик ведет открытую и дружелюбную беседу со своим американским партнером и говорит между делом о российской слежке за "операцией Литвиненко" и о том, что британцы были в курсе. Особенно важно то, что в депеше не упомянута реакция Крамптона. Если бы два разведчика серьёзно поспорили, навряд ли эту беседу характеризовали как "дружественную". Но депеша даже не намекает на удивление Крамптона — что указывает на его доверие к словам русского разведчика".

Раймондо обращает внимание на слова Сафонова об опасности терроризма, исходящего от Северной Кореи, Пакистана, Ирана и Израиля. Последняя страна упомянута в депеше с отметкой (так!). Раймондо задает вопрос: не могли ли израильские спецслужбы, активно убивающие своих противников по всему свету, оказаться причастными к этому делу? Ведь и в теле (предположительно отравленного израильскими спецслужбами) Ясера Арафата были найдены следы полония… Не на это ли намекал Сафонов?

Раймондо сравнивает эту депешу с другой, посланной американским дипломатом Дэниэлом Фридом, в которой озвучивается стандартная версия англо-американской пропаганды, возлагающая вину на Кремль. Фрид предполагает, что Путин должен был знать об этой операции. Раймондо справедливо отмечает: "Это чистое гадание, не на том уровне, что решительные слова старого разведчика". Депешу Фрида подхватили "русофобы", по словам Раймондо, и они же ясную и авторитетную депешу Крамптона пытаются представить "вбросом дезинформации".

Итак, сейчас продолжается борьба за правильное прочтение депеш, за их сравнительную интерпретацию. Она еще долго продлится!

Юрий Рязанов: «НАС ТОЛЬКО ТЕРПЯТ...»

"ЗАВТРА". Юрий Викторович, интересно прежде всего то, как и почему происходит вот этот разворот или вираж вашей деятельности: из сферы экономики, достаточно серьёзного и успешного, как сейчас принято говорить, бизнеса — в сферу публичной политики?

Юрий РЯЗАНОВ. Наверное, чтобы ответить на ваш вопрос, нужно сначала рассказать о том, с чем мы столкнулись, работая на "Ростсельмаше". Многие и сейчас относятся к "Ростсельмашу" как к старому заводу, который выпускает принципиально неконкурентоспособную продукцию. Это не так. За последние годы мы провели глубокую модернизацию производства: начиная от полной компьютеризации, в том числе конструкторских работ, и установки самого современного станкового оборудования по всей технологической цепочке до оптимизации складских работ и логистики. Каждый год мы ставим в производство новую модель, делаем нашу продукцию более производительной, легкой и экономичной. В этом году провели успешные испытания наших комбайнов в Канаде — правда, с двигателями "Мерседес", потому что ярославские двигатели, которые мы используем на внутреннем рынке, пока не соответствуют зарубежным стандартам.

"ЗАВТРА". Кстати, ваша продукция идёт сегодня на экспорт?

Ю.Р. Да, но это, к сожалению, можно назвать остаточным экспортом: в бывшие республики Советского Союза, прежде всего Казахстан и Украину, а также в некоторые страны бывшего СЭВ — например, в Болгарию, где мы продаем около 50 комбайнов в год. Если говорить о "дальнем зарубежье", то это, прежде всего, Канада — у нас там есть завод, мы там продаем тракторы и видим перспективу на рынке комбайнов.

"ЗАВТРА". Основное ваше дело сегодня — это производство сельскохозяйственной техники. У нас очень давно и очень много говорят об утрате Россией продовольственной безопасности, о недопустимом уровне зависимости от импорта продовольствия.

Ю.Р. Давайте подумаем вместе. Если в России есть деньги, то можно всё купить за границей. В том числе и продовольствие. Что в этом плохого? И дешевле обойдётся, и качество будет лучше… А плохое в этом то, что при такой постановке вопроса численность населения страны обязательно будет снижаться, что и происходит вот уже почти двадцать лет.

Страна у нас богатая, нефти-газа много, мы всё купим, еду в том числе.

Но что здесь делать с этим продовольствием, кому его здесь можно будет продать, даже по самым низким ценам, если у людей нет работы и, соответственно, нет заработанных денег на руках?

Понимаете, в чем весь ужас ситуации? В том, что значительная часть населения нашей страны становится как бы лишней, она не зарабатывает себе на жизнь, её кормят, как инвалида безрукого-безногого или беспомощного старика. Кормит государство, для него эти люди — обуза, поэтому кормит кое-как, чем попало и далеко не всегда. Это с одной стороны. А с другой — представьте себе миллионы здоровых трудоспособных женщин и особенно мужчин, которые поставлены в такую ситуацию. Сколько они способны выдержать в подобном режиме отверженности, зависимости и бесполезности, если не страдают инфантилизмом? Ну, несколько месяцев, ну, год, ну, несколько лет от силы. А дальше всё — утеря адекватной социализации, получите на выходе алкоголика, наркомана, психопата, ускоренную смерть, в конце концов. И никаких детей, естественно, вы от них не дождетесь. Вот что такое нынешняя "сырьевая игла" — это гарантированное вымирание страны.

Вся налоговая и вся финансовая система нышей страны устроены так, что в России сегодня невыгодно производить ни зерно, ни молоко, ни мясо.

Вот буквально на днях пришла информация об уничтожении миллионов цыплят на крупной птицефабрике — кажется, в Курской области. Почему? Потому что, оказывается, нечем и незачем их кормить: комбикорм дорогой, электричество дорогое, тепло дорогое, — если вложиться в эти затраты, конечный продукт окажется таким, что его не продашь, поскольку на внутреннем рынке будет дешевая курятина из Америки и со всего мира. А почему она там дешёвая, а здесь дорогая? Да потому что там государство поддерживает своего производителя, а здесь государству всё равно: есть он или нет, а если нет, то даже еще лучше.

Если кому-то даются государственные дотации, то примерно половина из них разворовывается, а половина тратится неэффективно. Опять же, не потому что кругом сидят плохие люди, а потому что система так устроена и настроена. Поэтому мы не лоббируем и не собираемся лоббировать дотации сельскому хозяйству. Сегодня эти деньги будут выделены Минсельхозу, а Минсельхоз их будет распределять именно по описанной выше схеме.

Есть же другие моменты. Например, субсидирование кредитной ставки. Например, белорусские комбайны сегодня вытесняют нас с внутреннего рынка только за счёт того, что "батька" Лукашенко лично договорился с руководством Сбербанка о том, чтобы кредиты для закупки белорусской сельхозтехники шли по нулевой процентной ставке. Там есть схема компенсации процентов, и такой кредит отделения Сбербанка дают далеко не всем, а только тем, в ком уверены. Для белорусских производителей на территории России такая льгота есть, а для нас — нет. У нас — дотация две трети, и она приходит на завод только за уже проданную продукцию, далеко не сразу и далеко не вся… Вот что значит государственная заинтересованность в поддержке своего производителя. В результате они могут продать свою продукцию здесь, а мы не можем, пусть даже наши комбайны по соотношению качество/цена намного опережают белорусские.

Да, нельзя сказать, что нас уничтожают. Нас терпят, от нас откупаются, но мы российской государственной машине не нужны. Ни мы, ни наши рабочие.

"ЗАВТРА". Знаете, Юрий Викторович, когда я беседовал с людьми, которые достаточно хорошо знают ситуацию в нашем агропромышленном комплексе, то о конкуренции с Беларусью речь вообще не шла. Они говорили, что сегодня наши хозяйства, особенно более-менее успешные, предпочитают покупать европейскую или американскую сельскохозяйственную технику. Так ли это, и если так, то в чем тут дело?

Ю.Р. В Краснодарском крае, например, уже несколько лет работает так называемый завод фирмы "Сlaas", который под видом запчастей ввозит готовые комбайны, с которых снята жатка, и отдельно, под видом тех же запчастей, жатки. То же самое делает такой же "российский завод" фирмы "John Deere". Те же самые льготы, что у нас, никаких пошлин, никаких налогов, никаких производственных затрат на месте, мы нашим дилерам в регионы точно так же свою продукцию отправляем, только делаем продукцию с нуля: со всеми налогами, с зарплатами и так далее… Нет понимания, что за отечественным производителем стоят десятки тысяч наших сограждан, как у нас — 50 тысяч семей, а за западным — в лучшем случае сотни. А мы должны конкурировать с ними здесь — якобы "в равных условиях". Если "там" у них и кредиты дешёвые, и льготы, и поддержка на государственном уровне.

Из-за кризиса у нас продажи в 2009 году упали в три раза, и мы должны или завтра закрывать весь завод, или сегодня увольнять с работы почти пять тысяч человек из пятидесяти тысяч занятых. Вот такой выбор. Поэтому еще в июне мы хотели провести на "Ростсельмаше" забастовку.

"ЗАВТРА". Вы — хозяева завода?

Ю.Р. Да, мы, хозяева и руководители завода, вместе с нашими рабочими. Нас и губернатор поддержал, и все поддержали.

"ЗАВТРА". А против кого или чего вы собирались бастовать?

Ю.Р. Против политики правительства.

"ЗАВТРА". То есть вы фактически планировали первую в пореформенной России политическую забастовку? И что же помешало вам её провести?

Ю.Р. С нами встретился вице-премьер Виктор Зубков. Пообещал серьёзно разобраться с ситуацией. Вышли со всеми нашими предложениями на премьер-министра, Владимир Владимирович Путин всё подписал. Так что пока необходимость в забастовке как таковой отпала. Но мы понимаем, что это лишь временное решение проблемы и что наши интересы полностью совпадают с интересами других отечественных производителей, которые стремятся насытить внутренний рынок своими товарами и выйти на внешние рынки. Вот поэтому и возникла идея создания политической партии, которую мы решили назвать "Партией Дела".

"ЗАВТРА". В том смысле, что другие политические партии являются партиями слов?

Ю.Р. Нет, ничего подобного мы не имели в виду — мы просто хотели подчеркнуть, что выражаем интересы тех, кто занимается делом, реальным производством товаров и услуг. И это не просто наше личное желание — идея нашла понимание и поддержку не только среди людей, связанных с сельскохозяйственным машиностроением, которые нас хорошо знают и с которыми у нас есть общие интересы, но и в других отраслях реального сектора российской экономики.

"ЗАВТРА". Но в наших "верхах" очень распространена сегодня совершенно иная идеология: украсть как можно больше и сбежать как можно быстрее. У них за рубежом и недвижимость, и банковские счета, и дети там учатся — так что никакого своего будущего они со страной, которой сегодня управляют и за счет которой наживаются, не связывают. Вы понимаете, на какой риск идёте и с каким противодействием можете столкнуться — тем более, что поле официальной политики заполнено, все роли распределены, и никаких новых субъектов там не ждут.

Ю.Р. Знаете, мы настроены позитивно и не собираемся ни с кем "воевать" за место под солнцем. Но прекрасно понимаем, с чем нам, возможно, придется столкнуться. Константин Анатольевич Бабкин, основной акционер "Ростсельмаша" уже давно связан с российским политическим сообществом, вхож во все кабинеты, создал "Росагромаш" — наверное, самое мощную и успешную структуру, лоббирующую интересы отечественного сельского хозяйства. У нас на заводе дважды был Владимир Путин: сначала как президент, а затем уже в ранге премьер-министра, опробовал наши комбайны.

Но, несмотря на это, на всю поддержку, которую он нам оказал, в принципе ситуация остается прежней: правительство не заинтересовано в развитии отечественной экономики, в создании новых рабочих мест.

Продолжается политика "нефтегазовой иглы": Россия нацелена на добычу и экспорт полезных ископаемых, прежде всего энергоносителей.

Кстати, когда Бабкин в октябре 2009 года впервые сообщил об этой тогда еще идее — создании новой политической партии, его сразу же спросили, не идёт ли он по пути Ходорковского. Он сказал, что подумает, и примерно через неделю пришёл к выводу, что есть две группы рисков. Первая — это банкротство завода "Ростсельмаш". И второе — возникновение каких-то личных проблем. Эти риски нельзя не учитывать, но они не критичны. Мы взялись за это дело: в течение года провели в 45 регионах учредительные конференции, получили более 50 тысяч индивидуальных заявлений о членстве в партии, состоялся учредительный съезд, все документы переданы в Министерство юстиции. То есть все формальные требования соблюдены. Теперь мы ждём государственного решения о регистрации федеральной политической партии.

"ЗАВТРА". Существует ли у вас программа? В чём она заключается?

Ю.Р. В создании условий для выпуска конкурентоспособной продукции. Мы ведь понимаем, что никто за те же деньги не будет покупать менее качественный товар только потому, что он российский, а не импортный. Нужно так изменить условия экономической деятельности в России, чтобы нашим производителям создавать инновационный, конкурентоспособный продукт стало выгодно. А это прежде всего — проблема налоговой системы. Тотальное повышение уровня налогообложения, которое мы видим сегодня, — это удар по отечественному производителю и по потребителю тоже, это рост цен и рост безработицы. Ну, закроете вы сегодня дыры госбюджета за наш счет, а завтра уже не с кого будет эти налоги брать — вот какая сейчас политика.

При этом мы вовсе не призываем к такому же тотальному снижению налогов, поскольку государство должно выполнять и социальные обязательства, и вкладываться в инфраструктуру, и обеспечивать безопасность страны, а на всё это нужны деньги. Но налоговая система — это такой сложный музыкальный инструмент, которым нужно уметь пользоваться: на нём можно исполнять виртуозные партии — и все будут в восторге, а можно так сфальшивить, что дальше никто уже слушать не захочет.

"ЗАВТРА". Юрий Викторович, вы можете в качестве иллюстрации к этому вашему тезису привести какой-то наглядный и понятный пример?

Ю.Р. Пожалуйста. У нас существовала льгота по инвестициям в российские предприятия. То есть, если человек покупал акции какого-то предприятия, вкладывался в его развитие и через три года свои акции продавал, то подоходный налог с разницы цен не брался. В 2007 году эту льготу отменили. Большинство наших сограждан этого изменения вообще не заметили, а для потенциальных инвесторов это был страшный удар.

"ЗАВТРА". Это примерно как для крестьянина в средние века стать крепостным?

Ю.Р. Ну, не в буквальном смысле этого слова, но внутренние ощущения, наверное, были похожи. Причем это не касается, скажем, нас напрямую — мы-то с "Ростсельмаша" никуда уходить не собираемся, но вот с новыми инвестициями приходится быть очень осторожными.

"ЗАВТРА". И последний вопрос. Вы публично позиционируете себя как верующий человек, православный предприниматель. Какова, на ваш взгляд, роль религии, Церкви в современной России?

Ю.Р. Мы, как вы знаете, после 1991 года вернулись к традиционному с XV века символу России, двуглавому орлу, который символизирует единство и равноправие государственной и духовной власти. Но реальность пока сильно отличается от её символического изображения на гербе, есть явное преобладание авторитета государственной власти над авторитетом власти духовной. Из этого противоречия есть два выхода: или умаление государства, или всемерное развитие Церкви. Я лично считаю необходимым и оправданным только второй путь.

Беседу вёл Владимир Винников

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Как хорошо, что в мире есть пытливые энтузиасты! Они помогают человечеству в трудные моменты бытия. И как здорово, что их благородную деятельность освещают другие люди! Иначе как бы мы узнали о дерзаниях некоего американца, собирающего по всему миру семена? Этот хороший парень заботится о том, чтобы человечество было обеспечено семенным фондом в случае, если условия существования в связи с изменением климата или другими катаклизмами ухудшатся. При этом акцент искателем делается на семена диких, менее прихотливых растений, которые за длительную историю своей борьбы за существование выработали выживаемость в самых неблагоприятных условиях.

Пытливый ум и боязнь предполагаемого голода закинули американца и в республики Средней Азии — ныне свободные страны, не досчитывающиеся большого числа своих граждан, осчастлививших нас своим приятным пребыванием в нашей несвободной, как никогда, стране.

Американский исследователь, бродя по ещё недавно возделанным, а теперь свободным от опеки, как и сами республики, полям, отмечает как положительный момент, что растения на полях соседствуют, то есть растёт всё подряд. Проблем со сбором урожая, требовавшего в недавнем прошлом разных уборочных машин для разных видов сельхозпродукции, нет, поскольку в свободных странах в XXI веке жнут серпом. Такой способ сбора урожая на свободных полях — самый эффективный.

Как отрицательный момент американец отметил и даже попенял, что советская власть обеспечивала крестьян этих республик высококачественными семенами злаковых и прочих растений, которые давали высокий урожай. В этой связи менее урожайные дикие сорта практически были утеряны. Сейчас, когда СССР уничтожили (об этом исследователь не упомянул), никто крестьян семенами не обеспечивает. Сами же они, видимо, не догадывались, что часть урожая необходимо оставлять в качестве семян. Зачем, собственно, это делать, если РСФСР обеспечивала семенным зерном?

Сетования распространились и на такое обстоятельство: да, сорта селекционной пшеницы, которыми снабжала советская власть, были более продуктивными, давали больший урожай. Но та пшеница более прихотлива, требует ухода и бдений агрономов. А освобождённые республики ничего этого обеспечить не могут. То есть американец упрекнул советскую власть, что она почти десятилетиями обеспечивала республики Средней Азии высококачественным зерном.

Каковы же были бы эти упреки, если бы советская власть этого не делала — не снабжала дружественные народы продуктами питания именно под благородным предлогом: не кормить хлебом досыта, чтобы в случае распада, катаклизма, ядерной зимы и других бед, азиаты остались бы с менее прихотливыми дикими сортами пшеницы.

А сколько бы их, жителей Средней Азии, вообще выжило, если бы советская власть не заботилась об обеспечении продуктами питания? Как приросло население этих республик за годы советской власти? Как увеличилась продолжительность сытой жизни? И к гипотетической ядерной зиме в итоге они подошли в реально хорошей демографической форме.

Но и упрекающий американец был непозволительно снисходителен к нашей вине. Она гораздо более глубока. Ведь мы не только в области зерна провинились. Но и от болезней лечили, прививки ставили, больных выхаживали, вместо того, чтобы тоже — на волю всевышнего положиться, диким образом чтобы пробавлялись. Бог дал, Бог взял. "Человек — он простой".

А развитая медицина — это что, как не угроза, не бомба замедленного действия в случае катаклизма? Ведь, если бы врачебной помощи не оказывали, больных детей не выхаживали, прививок не ставили, то люди были бы, как и дикие растения, более неприхотливыми. И у них в случае катаклизма было бы больше шансов выжить. Поскольку лечили, выхаживали, роды цивилизованно принимали, то поставили народы под удар! Империя зла, да и только!

Да это демократы мало советскую власть-то ругают! Она, оказывается, якобы заботой, ставила народы под удар возможных катаклизмов. Надо было ничем не снабжать, не лечить, не учить. Но советская власть человеконенавистнически вредительством подобного рода занималась. Устроила народам сытомор!

Правда, сейчас, когда народы Средней Азии получили свободу и возможность подготовиться к катаклизмам, занимаясь, как в средневековье, собирательством, игнорируя врачебную помощь, что-то счастья своего не распробовали и стремятся к нам: к семенному фонду, к врачебной помощи. Ведь оставались же на обширных просторах Средней Азии и невозделанные поля, где наверняка дикие растения сохранились. Вот их и надо культивировать! Есть еще возможность ухватиться за спасительный корешок дикого растения!

То, что спасли миллионы детей разных народов от голода и болезней, ставится нам в упрек. Точно так нас, если выживем под катком демократии и реформ, обвинят в том, что мы, давая работу этим народам, от катаклизмов их отучили. Если бы мы их здесь не привечали, давая возможность кому — работать, кому — грабить, они бы на родине поднаторели в искусстве выживания. Мы — хронические вредители.

А вот американцы повели себя в отношении индейцев правильно и гуманно. Пример для подражания! Кого-то перебили, а оставшихся согнали в резервации, поставив в условия, идеальные для будущих катаклизмов: на грань выживания, не обеспечивая семенами, не оказывая медицинскую помощь, не уступая свои рабочие места…

К подобным упрекам нам не привыкать. Если уж Минкин рыдал, что его соотечественников от Гитлера спасли… Когда слышу, что Россия оказывает помощь тому или иному государству, понимаю, что одной строкой в судебном обвинении в гаагском трибунале у нас прибавилось. Так и слышу: "Именем человечества обвиняю Россию в том, что обеспечивала финансами, одеялами, лекарствами, зерном, квалифицированной медицинской помощью, предоставляла работу…" И все обвинения — особо тяжкие.

Сергей Горбачёв «КО СЛАВЕ РОССИИ...» КОГДА?

В этом повествовании я не буду раскрывать сути нынешней военной реформы, называемой "Переходом к Новому облику", не буду цитировать политическое руководство нашей страны и прибегать к авторитетному мнению. Я просто расскажу про свою судьбу. Судьбу лейтенанта, оказавшегося за бортом Вооруженных Сил Российской Федерации.

Для мальчишки, родившегося в семье офицера ВМФ, да еще в Севастополе, мысль о том, чтобы пойти по стопам отца и стать защитником Родины, настолько же естественна, как для птенца стрижа стремление к полёту. При этом я хорошо видел на примере своего отца, что жизнь военного непроста. Мне было немного лет, но я прекрасно помню, как в середине 90-х офицеры Черноморского флота не получали зарплату по полгода, как моя мама изощрялась с пайковой тушенкой, придумывая из нее всё новые блюда, и "одалживала" из наших с сестренкой копилок мелкие монетки на хлеб. Я помню, как с приходом Путина на флоте стали рассчитываться с долгами, и в офицерских квартирах стали появляться новые телевизоры, пылесосы и микроволновые печи, считавшиеся до этого роскошью. Но не это было главным у офицеров. Главное, что корабли стали снова ходить в походы, пускай старые, ржавые корабли, но моряки снова почувствовали, что они нужны России. И казалось, смута прошла, казалось, все встало на свои места…

В 2002 году, в возрасте 14 лет, я, с согласия отца и под слёзы мамы, решил поступить в Нахимовское Военно-Морское училище, здание которого прямо напротив "Авроры", в славном городе на Неве. Верна поговорка: "Флот — романтика для тех, кто на нём не служит". Служба здесь была, пожалуй, почти настоящая. Было всё: и наряды, и строевая подготовка, и парады на Красной площади, и шлюпочные регаты, и дальние походы… Здесь всё было в первый раз. И тот внутренний рост от 14-летнего подростка, нервно прокалывающего палец иголкой, пришивая погон к "фланке", до зрелого 17-летнего юноши, гордо расправившего плечи, стоящего в выпускном строю и уверенного, что всё ему в этом Мире подчинится, — этот самый рост может почувствовать только тот человек, который закончил или "Нахимку", или Суворовское училище. И это ощущение было не просто каким-то бахвальством. Приезжая в отпуск в родной Севастополь и приходя на уроки к своим бывшим одноклассникам, которые, кстати, учились в одной из лучших школ города — в "Московской" (так ее прозвали в народе — школа построена для детей офицеров флота за счет правительства Москвы), я ощущал себя переростком в детском саду. Все было как-то слишком детско: вроде и предметы те, и темы похожи, но отношение между учителем и аудиторией совершенно иное, но поведение во время урока какое-то развязное, а требование к знаниям намного ниже. Понимание, насколько мы (нахимовцы) были более подготовлены к службе, да и к жизни, пришло позже, в военном вузе, но об этом ниже. Как же теперь обидно смотреть интервью наших "Великих полководцев" в юбке, рассказывающих про то, что они, понимаете ли, не видят смысла в строевой подготовке, нарядах и парадах, что офицеры в Нахимовском и Суворовских училищах заменяются гражданскими педагогами, а выход в город будет осуществляться не по увольнительным, а в любое свободное время. Для не обремененного военным опытом читателя может показаться, что я пропагандирую солдафонщину. Но это не так. Именно всё это и создает систему, воспитывающую молодого человека как будущего защитника Родины. И вряд ли можно найти офицера, который, пройдя эту школу, жалеет об этом. А при разговорах наших реформаторов, что данные учебные заведения будут выпускать не только будущих офицеров, но и просто госслужащих, сразу задумываешься: а зачем на это тратить деньги Министерства обороны? Зачем продолжать набирать в училище девушек, когда выпускникам парням некуда пойти?..

После выпуска из НВМУ, что соответствовало окончанию школы, я поехал в Москву. Решил продолжить обучение в единственном гуманитарном военном вузе страны — Военном университете. Специальность была выбрана не очень популярная в среде военных, но меня привлекавшая — журналистика. Конечно, как и в любом месте, в Военном университете были и случайные люди: кто-то пришел получить бесплатное образование и закосить от армии, наивно полагая, что курсантская жизнь слаще солдатской, кого-то пихнули родители в расчёте, что их чадо перевоспитается, а кто-то просто от безысходности — у тех, кто живёт за МКАДом, очень часто нет денег на учёбу единственному мужчине в семье.

Пять лет учёбы. За это время было многое… Меня как выпускника Нахимки с первых дней поставили на должность командира учебной группы. Ох, как это сложно — командовать такими же как ты, особенно ближе к выпуску, когда через некоторое время все будут стоять в равном лейтенантском строю. Как-то в один из длинных казарменных вечеров лейтенант Егор Устьянцев сказал мне: "У тебя 29 человек в подчинении. Твоя задача, чтобы все дошли до выпуска". Дикие слова! Многие курсанты старше меня, я так же пришел учиться, как они, а должен "довести их до выпуска". Два года казармы, потом общежитие на Большой Пироговской, отремонтированное за наш счет, из которого нас же выселили в начале пятого курса по непонятным причинам (многим пришлось работать охранниками в ночных клубах и раздавать рекламки у метро, чтобы снимать жильё в Москве, поскольку абсурдность приказа переехать в заполненную младшим курсом казарму понимало и само командование, кстати, общежитие — до сих пор пустое), полевые выходы, стажировки, стрельбы — всё это пролетело, как один день. 26 июня этого года на Поклонной горе нас, военных журналистов, выпустилось 27.

Двоих я не довел до выпуска. Увы… Но, как оказалось, дойти до выпуска было не самое сложное.

Служить в Вооруженных Силах после выпуска осталось лишь трое из нас. Один, с красным дипломом журналиста, на сержантской должности в морской пехоте, второй — заместитель командира взвода в одной из частей ВДВ где-то на Северном Кавказе, третий — на Тихоокеанском флоте исполняет обязанности старшины. Для остальных не нашлось ничего! "Новый облик" продиктовал свои условия. На катере, катавшем нас по ночной Москве-реке в день выпуска, наши девушки и жены искренне испугались — мы плакали все как один, мы обнимались, мы понимали, что этот офицерский бал для нас первый и последний. С армией, о которой мы мечтали, которой было уже отдано у кого пять, а у меня семь лет, нам предстоит завтра проститься навсегда.

Последний раз офицерскую форму я надел через несколько дней после выпуска. Меня как золотого медалиста, выпускника Военного университета позвали на прием к президенту в Кремль. Отгладив юдашкинские брюки и китель, выслушав инструктаж о запрете обращения с какими-либо просьбами к Верховному главнокомандующему, я пошел в гости к Дмитрию Анатольевичу. До приёма нам рассказывали, что на организацию приема на человека выделено 6 тысяч рублей. Когда я увидел стол, то подумал: "Лучше бы дали деньгами — я б пацанам по такому поводу в сто раз круче поляну накрыл"… Большая часть офицеров-выпускников речь президента слушала с горечью.

...Сегодня опять буду звонить в военкомат — узнавать, пришло ли личное дело, а то пора бы уже сдать удостоверение личности и получить военный билет запасника — приказ об увольнении вышел через несколько дней после выпуска. Хорошо, что у меня специальность "журналист", а не "минёр", как у одного моего однокашника по "Нахимке", закончившего Военно-морское училище, — мне работу проще найти. Хорошо, что всё-таки мосты горели за мной, а не подо мной, и меня воспитала старая система НВМУ.

Спасибо моим командирам: Сазонову Александру Викторовичу, Яндиеву Беслану Магомедовичу, Буторину Игорю Ивановичу и всем, кто отдавал нам кусочек своей души, что, несмотря на всю бытовую неустроенность, на отсутствие квартир, на семейные перипетии из-за лишений военной службы, сделали всё возможное, чтобы сделать из нас людей, достойных высокого звания Офицера России.

Спасибо моему папе, которого "Новый облик" за два года до увольнения в запас лишил должности, что воспитал во мне чувство любви к Родине, и, поздравляя пару дней назад с двадцатидвухлетием, в открытке процитировал Федора Федоровича Ушакова: "Не печальтесь, сии грозные бури обратятся ко Славе России!"

Андрей Плачендовский СПОРТ И ПОЛИТИКА

Массовые выступления населения, прежде всего — молодёжи, в Москве на Манежной площади, в Питере, Волгограде, Ростове-на-Дону, Ставропольских станицах, целым рядом высокопоставленных чиновников были определены как проявления "русского фашизма". Я, спортсмен с 30-летним стажем, вспоминаю: раньше в спортзалах советских времен и только что начинающейся России никогда не было никаких межэтнических разборок, даже мысли такой не возникало. Все занимающиеся чувствовали себя одним коллективом, "братьями по цеху". Человек в зале измеряется не национальностью, не тем, на чем он ездит, и не каким-то другими "важными атрибутами" современного мира, а личными качествами: волей к победе; чувством локтя; уважением к товарищам, тренерам и старшим; честностью в борьбе с противником, потому что за рингом или татами он — противник, тоже "брат по цеху".

С недавних пор всё стало меняться. В спортзалах стали "кучковаться" группы с Кавказа, в основном, молодежь (старики живут по старым принципам), стали подниматься и обсуждаться религиозные вопросы, стало очень много проявлений неуважения к старшим и тренерам, появилась неспортивная агрессия между спортсменами. В России как будто появились силовые полюса, которых не было раньше, они невидимы, и неслышимы, но ощущаются каким-то шестым чувством. Они ведут каждодневную войну, их оружие — люди и народы, их цель — деньги и власть.

Мир разделен на богатых и бедных, больше нет никаких иных понятий и идей. И каждый человек обречён выживать сам. Не удивительно, что в такой ситуации человек начинает искать себе в союзники такого же, как и он, и лучше всего — по родоплеменному признаку. Кавказец ищет кавказца, славянин славянина. Нищие спортсмены и нищие силовики-славяне — против таких же нищих спортсменов и нищих силовиков Кавказа! Разделяй и властвуй!

И только на самом "верху" всё спокойно. "Там" нет никаких межэтнических противоречий. Все друг друга любят и уважают. Потому что там нет наций, а есть лишь Деньги и Власть, Власть и Деньги…

Объявленная президентом России Дмитрием Медведевым война с коррупцией, по его же признанию, не приносит желаемых результатов.

Необходимо понять, что такое коррупция в России сегодня и кому это выгодно. Класс чиновников разных уровней уже давно перерос все мыслимые пределы и вышел за рамки той роли, которая ему отводится в построении и функционировании государства. Определение: чиновник — государственный служащий, имеющий чин или служебное звание. Для Вебера бюрократия означала не форму правления, а систему администрации, осуществляемой на постоянной основе специально подготовленными профессионалами в соответствии с предписанными правилами.

Если разобрать происхождение коррупции по понятиям построения государства и права, то речь идёт о том случае, когда отдельные звенья государственного аппарата (чиновники) приобретают "самостоятельность" по отношению к другим его частям и по отношению к государству в целом. Наделение чиновничества компетенцией со стороны государства переросло в узурпацию чиновничеством этой самой компетенции. Самостоятельность чиновничьего аппарата в России наблюдалась в период двоевластия и сразу после Октябрьской революции. Тогда аппарат исполнительной власти на местах, сознательно или нет, работал против Советской власти. Тоже происходило в перестроечный период еще Советского государства. Почему это происходит теперь? По-моему, эту проблему можно объяснить прежде всего следующим: сегодня в России нет национальной идеологии. В России отсутствует открытое "демократическое" противоборство социальных слоев на политической сцене. Потому что их (социальных слоев) вовсе не существует, т.е. нет экономически состоятельного, интеллектуально и морально независимого гражданского общества, или не существует гражданского общества, которое имеет деление на социальные группы (слои). Нет и господствующего класса, по определению имеющего духовное и культурное, а не только экономическое и политическое господство. Скорее, в России существует частный люмпенизированный капитал (экономическое господство), и во всех смыслах "нищее общество" — общая масса людей, потерявшая свою профессиональную и социальную идентичность. Всё это и приводит к скрытой борьбе люмпенизированных, экономически самостоятельных групп за власть и денежные ресурсы. Тут и проявляется незаменимость чиновников-взяточников, здесь и рождается их самостоятельность, они нужны как инструменты для решения проблем, споров и интересов подобных международных спекулятивных групп, именно поэтому, а не по каким-то иным причинам, коррупция растёт и будет расти.

Понятие демократии сегодня из политического устройства национального государства переросло в силовой вектор информационного и политического давления международного частного капитала или транснационального капитала (ТНК), превратилось в пропагандистский трюк. Подчеркнём, что понятие демократии в сегодняшнем мире — это "прокрустово ложе", куда сильные укладывают слабых. К примеру, США везде, где они ввели свои войска, по их утверждениям, установили демократию. Поэтому всякий верящий в существование демократии в сегодняшнем мире, — это человек, не знающий истории и не понимающий всей силы и устройства воздействующей на него пропагандистской машины (кому бы она ни принадлежала). Кроме, конечно, власть имущих, которые извратили и используют это понятие в своих корыстных интересах.

Все страны мира, в общем, имеют теперь схожую форму правления и строятся они на интересах и противоборстве нескольких сотен экономически независимых групп (они же транснациональные компании). ТНК контролируют до 40% промышленного производства в мире и половину международной торговли; на них работают 73 млн. сотрудников, а их бюджет больше государственных бюджетов многих развитых стран мира. Во многих европейских странах эти группы имеют национальные корни и не противодействуют национальным военно-политическим и экономическим доктринам, поэтому (добавим сюда же ядерные боеголовки, стратегическое вооружение, влиятельность национальной интеллектуальной элиты, патриотично мыслящих чиновников) государство имеет самостоятельную политику и способно выделять значительные средства на социальные нужды. В тех государствах, где нет таких "игроков" или ядерного вооружения, чаще всего приходит иностранный капитал (ТНК) и скупает все органы государственной (продажной — чиновничьей) власти вместе с независимостью. При любом сопротивлении такой скрытой экспансии тут же оказывается экономическое или вооруженное давление (Вьетнам, Сомали, Сербия, Ирак, Афганистан, сегодня Иран и т.д.). Россия недавно прошла несколько кругов такого давления, начиная от групп влияния Березовского, Немцова и всех так называемых "правых", имевших финансовую поддержку западных фондов, заканчивая вооруженным давлением через Приднестровье, Чечню, ингушско-осетинский конфликт и Крым.

К сожалению, Россия сегодня не имеет достаточно независимых национально ориентированных экономических групп (ТНК), кроме, наверное, Газпрома (полугосударственная компания). Весь остальной крупный частный капитал совершенно безразличен к внутренним проблемам государства и имеет тенденцию к "бегству" за рубеж. По оценке Минфина России, которая представляется наиболее адекватной из имеющихся, чистый отток капитала из России за 1986-1995 годы составил 265-285 млрд. долл. С учетом оттока капитала в последующие годы (142,3 млрд. долл.) за время реформ страна потеряла около 430 млрд. долл. А по расчетам экспертов Ассоциации российских банков, сумма переведенных за рубеж капиталов (то есть с учетом государственных средств и без учета притока иностранных капиталов) в 1990-х годах определялась в диапазоне 800 млрд.-1 трлн. долл. В России нет патриотично думающих чиновников, есть чиновники-коррупционеры, и таковых большинство, а голос единиц нам не услышать. Национальную интеллектуальную элиту никто не слышит и не хочет слышать, она не участвует в работе политических партий и политических институтах. Что у нас остается? Есть еще ядерное стратегическое вооружение, как гарант самостоятельности. Если сюда добавить статистику по демографии, суицидам за последние 20 лет, то мы непременно выйдем на какую-нибудь конспирологическую модель мирового заговора против России, и тогда смысл этой статьи должен измениться. Но нам не хочется сгущать краски — тем более, что конспирологов хватает и без нас.

Как может выглядеть государство Российское при растущей коррупции, например, через непродолжительное время?

Политика — это захват, удержание и использование власти. Прогремевшие события ближайшего зарубежья тому подтверждение: Белград (2000) — переворот, Грузия (2003) — переворот, Украина (2004) — переворот, Киргизия (2005-2010) — переворот, Молдавия (2009) — попытка переворота; Греция, Франция — студенческие беспорядки.

Используемая техника прихода к власти имеет свою историю. Подчеркнём несколько интересных фактов. Студенческие выступления в США 1967-го за прекращение войны во Вьетнаме привели к кризису власти. Студенческие выступления в Париже 1968-го — пересмотр конституции Франции. Китай, площадь Таньаньмынь 1989-го — угроза свержения действующей власти. "Весна" в Праге 1968-го — угроза свержения действующей власти, введение войск Варшавского Договора. Очевидно, что любые революционные события (на сегодня чаще всего инспирируемые интересами третьих сил) или мятеж сопровождаются выступлениями молодежи.

Представим себе всплеск недовольства, связанный, например, с будущими выборами, или с непопулярными законами, ростом цен на продукты первой необходимости; сокращением армии и, как усугубляющий фактор, прибавьте сюда корыстность наших чиновников.

Интересно в этой связи вспомнить интервью Бориса Березовского, который с воодушевлением однажды заявил о том, что в выборах он обязательно будет участвовать, "тем более, что совсем скоро выборы будут проходить на улице". Это о третьих силах.

Мы говорим сейчас о коррупции и несколько отвлеклись. Именно коррупция становится важной составляющей народных недовольств и волнений, подогревая подобные недовольства и опираясь на организованные молодежные группы, третьи силы и проводят мятежи и перевороты. Вопрос: почему здоровые люди не участвуют в государственном политическом строительстве, а находятся в оппозиции?

Люди, не лишённые воли, люди прямого действия ярко контрастируют с такими людьми, как основная масса российских чиновников, чаще бывающих за границей, чем в какой-либо глубинке нашей Родины, не говоря уже о "горячих точках". Чиновничество, сознавая собственную самоидентичность, пытается ограничить вхождение в государственные институты отличных от себя людей ("дух духа видит"), гарантируя, таким образом, свои права на использование ресурсов власти. Думаю, можно констатировать существование вновь образовавшейся в последний период коррупционной составляющей власти, новой постперестроечной субкультуры — "московский политический чиновничий бомонд".

Коррупционеры сегодня делают всё для будущих политических волнений, именно они загоняют в ряды оппозиции два социально значимых слоя в России.

Первые — это работники силовых ведомств и армии. Многие из них прошли "горячие точки" и спецкомандировки. Люди "от земли", а не "кабинетные" работники. После увольнения чаще всего, по произволу чиновников, остаются без средств к существованию.

Вторые — это спортсмены, которые точно так же после взлета спортивных побед не имеют ничего для дальнейшей жизни, кроме медалей.

Все вместе — это активные, деловые, патриотичные люди, постоянное участие в государственном строительстве со стороны которых необходимо и только усилит вертикаль государственной власти.

Все эти люди по своему духовному складу — нонконформисты, обладающие жёсткой моральной самоорганизацией, умеющие сплачиваться и жить в строго иерархических неформальных объединениях. Почти все, за редким исключением, прошли срочную службу в армии, что, несомненно, является важным фактором в жизни данных людей.

На сегодня более 70% власть имущих по разным причинам не служили в Вооруженных Силах ни СССР, ни РФ. Правда и то, что до определенного времени в СМИ все спортсмены намеренно отождествлялись с преступниками (это яркое подтверждение наших слов об антагонистическом контрасте с чиновниками), но после прихода к власти В.В. Путина (мастера спорта по дзю-до) это стало невыгодным или даже опасным и тут же прекратилось.

Вспомним политические перевороты на постсоветском пространстве. Одними из лидеров оппозиции Ющенко были братья Кличко, что, несомненно, сыграло важную роль в успешном мятеже оппозиции.

Два вооруженных восстания 2005 и 2010 г. в Киргизии прошли при непосредственном участии спортивных обществ. Одно из них — "Центр борьбы на поясах" отправил в 2005 году в Бишкек, согласно данным российских СМИ, около 3000 бойцов.

Белорусский президент Лукашенко не обошёл эту серьёзную проблему стороной. Все сколько-нибудь значимые соревнования по единоборствам в Белоруссии проходят только непосредственно под его личным патронажем. Очень часто он сам встречается с организаторами для личного знакомства. В Белоруссии очень сильные частные и государственные школы единоборств — во многом поэтому внутри страны сохраняется устойчивая политическая обстановка. "Батька" однажды заявил: "Здоровье и сила — это преимущество, плохо, когда сильный человек не образован, тогда это дурак, он опасен для общества". Серьёзное отношение к спорту и спортсменам — это политическая прозорливость. Президент США Рейган однажды заявил: "Сила государства измеряется ядерными боеголовками и количеством олимпийских чемпионов". Кстати, во все внешние вооруженные экспедиции сегодня США, кроме армии, направляет частные охранные агентства, которые состоят из бывших военных.

Какова сегодня кадровая политика нашего государства? Призваны ли сегодня спортсмены и армейцы к активному участию в политической жизни России? Ведь приоритетность, как показывает история, очевидна. Большие политические партии только имитируют работу со спортом и армией, включая в свои ряды известных людей, но не более двух-трёх, чтобы, как говорится, отчитаться наверху. Больше трёх — это уже опасно. А вдруг фракция? А вдруг власть окажется в здоровых и сильных руках?

ВЫВОДЫ

Коррупция в России является реакцией на отсутствие идеологической платформы строительства государственности. Сегодня идея державности и вообще идейность не имеют в России никакого звучания, мы живем в век всеобщей коммерциализации. Любой обыватель более ясно объяснит значение понятия “ваучер” и “приватизация”, чем “скипетр” и “держава”.

В России должна быть проведена радикальная корректировка общественных и государственных приоритетов. Необходимо опираться в государственном державном строительстве, прежде всего, на русских, ведь русская история, культура и русская духовность собственно и сформировали когда-то Россию, но рассматривать национальный вопрос в качестве основного вопроса власти было бы ошибкой..

Право государственного строительства в России должно принадлежать духовно и морально здоровым людям, как это делалось в Имперской России и СССР в их лучших периоды. Очевидно, здоровые и сильные люди собирают вокруг себя здоровое сильное общество, это не просто политпрограммы или политтехнологии, которые сами по себе ничто, исписанная бумага, но лидеры и носители подобных программ. Нам нужно вернуться к здоровым духовно и морально традиционным устоям.

Денис Тукмаков МУЖЧИНЫ!

Наши накостыляли канадцам. Выиграли молодежный чемпионат мира по хоккею. Победили "в стиле": очень по-нашенски, но так, как ценят и на Западе — с "камбэком", очухавшись после 0:3, закатив заведомому фавориту пять безответных шайб в третьем периоде. Потом, проникшись моментом и салютуя поднятию флага, спели гимн так, как никто в России за десять лет еще не пел. Затем отметили победу и были высажены с авиарейса из Баффало в Москву...

После чего началась вакханалия российской околополитической тусовки — то есть главным образом тех нескольких тысяч политически подкованных интернет-юзеров всевозможной направленности, которые убеждены, что все процессы в мире так или иначе замыкаются на Кремль (Белый Дом, британскую королеву, ZOG, инопланетян), и считают своим долгом давать оценку любому событию на планете Земля с точки зрения личной иерархии ценностей. Получилось очень смешно: победой своей российская молодежка умудрилась вызвать одновременный гнев всей "разъединенной оппозиции": коммунистической и либеральной. И чем ближе был финал, тем сильнее становилось "бурление в интернетах".

Вот наши ни шатко ни валко вкатываются в первенство, проигрывая канадцам и шведам. Реакция записного патриота: "Всё закономерно: чего ждать от россиянского спорта? Всё профукали!" Отношение профессионального либерала: "Тоталитарной России тягаться с признанными грандами? Это вам не Грузию побеждать!"

В следующих двух встречах, забрасывая в каждой по восемь шайб, сборная Россия громит норвежцев и чехов и проходит в четвертьфинал. Возглас с левого фланга: "Стыдоба! Вползли на тоненького! Вот во времена СССР всё было по-другому!" Плач из стана "изряднопорядочных": "Опять Газпром всё купил, опять на лапу дали!"

В четвертьфинале с огромным трудом, уже в овертайме, Россия берёт верх над финнами. И вновь звучит старая пластинка "борцов с режимом": "Эрефию за уши тащат в финал, чтоб отвлечь народ от ЖКХ и Манежной площади!" Им вторят "граждане мира": "В то время, как в кремлевских застенках томится Немцов, русская шваль под салат оливье пялит зенки на какой-то хоккей!"

Полуфинал со шведами: проигрывая за две минуты до конца третьего периода, наши умудряются свести дело к ничьей и в итоге победить по буллитам. Тут уж на левого оппозиционера страшно смотреть. Отрываясь от монитора, он восклицает патетично: "Я не желаю глядеть на то, как без-пяти-минут-миллионеры резвятся в заокеанской забаве!" Его собрат по несчастью, адепт "Стратегии-31" и почитатель "Эха Москвы", лишь разочарованно всхлипывает: "На деньги налогоплательщика — пир во время чумы!.."

И наконец — финал! Фантастические двадцать минут в конце матча. Слёзы трибун. Российский триколор нависает над Кленовым Листом и Звёздами. Звучит гимн — и двадцать юных глоток, упиваясь величайшей в своей жизни победой, истошно горланят, невпопад и без всякого слуха, старательно заученные строчки, с вызовом жестикулируя прямо в камеру, чтобы весь белый свет зарубил себе на носу: "Россия — священная наша держава! Россия — великая наша страна!.."

"Я презираю власовскую тряпку!.." — мычит ошеломленный "советист". "Я ненавижу сталинский гимн!.." — стонет "несогласный" в потрясении.

"Будущая энхаэловская мразота получила аванс!.." "Быдлячьи хари — да с золотыми медалями!.."

"Не забудем!.." "Не простим!.."

И хором: "Сколько же будет фартить этой проклятой рашке??!"

...Ну, а я, пожалуй, отдам сына в хоккейную секцию. Чтобы Родину любил, по улице не шлялся и мужиком вырос.

Алексей Касмынин МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ МЫСЛИ

В Музее Архитектуры имени А.В. Щусева проходит выставка "Мы создали из Москвы столицу", посвящённую 80-летию Моспроекта-1. На выставке представлены работы архитекторов тридцатых годов ХХ века, создававших шедевры советского монументализма. Многие из представленных проектов были воплощены в жизнь, но именно на этой выставке можно увидеть ход развития проекта реконструкции Триумфальной площади или строительства Северного Речного вокзала.

Этот дом мы уже видели, таких полно на севере, на востоке, в Москве, вдоль железной дороги, тянущейся на юг. Повсюду нас встречает один и тот же вид балконов, покрытие наружных стен, даже краска, которой покрыта штукатурка бетонных блоков.

Уже построенный, сданный в эксплуатацию дом, конечно же, превращается в совсем иной объект, напоминающий улей или муравьиный холм; проходит год, два, десять, и он становится уникальным. Кто-то провёл по стене баллончиком линию, тут пошла трещина, которую замазали прошлой весной, здесь поменяли окна, а там застеклили балкон. И вот перед вами словно бы вылепленный из некоей "строительной субстанции" объект, подобно поношенной паре обуви, отражающий быт жильцов. Кажется, что если дотошно снять тончайшие внешние показатели с этого строения, то удастся восстановить картину жизни обитателей коллективного жилища, подобно тому, как нам удаётся частично заглянуть в прошлое, исследуя поперечный срез ствола дерева.

Пешая прогулка по городу — это всегда созерцание. Город никогда не остаётся статичным, пусть в нём полно однотипных домов, но они изменяются, как настоящий лес. Где-то за прошедший год отреставрировали крышу, а где-то снесли старый бревенчатый дом. Узкие улочки, нависшие над головой деревья, — каждый район неповторим и несёт собственную уникальную атмосферу. Иногда удаётся найти такие места, которые вообще невозможно было бы представить. К примеру, автобусный парк, окружённый пирамидальными тополями на набережной Москвы-реки, неподалёку от метромоста, соединяющего станции метро "Коломенская" и "Автозаводская". Этот клочок пространства как будто бы был перенесён туда откуда-то с юга, где пирамидальные тополя посажены вдоль каждой дороги, пролегающей сквозь бесконечные пространства полей и степей.

Районы, сформировавшие собственную атмосферу, накапливают её, постепенно переставая быть обезличенными "микрорайоном №7" или "Заводским городком". Такие места становятся для посторонних местом нахождения "булочной на углу" или "выгодного продуктового, где в среду завоз овощей", а для жильцов — родной улицей, родным домом. Их настроение — некое умиротворение, сон, погружение в быт и частичный уют. Они приземлены и в чём-то меркантильны. Есть, конечно же, проекты "особого назначения", когда посреди района высятся несколько статных высоток из отборного светло-оранжевого кирпича с огромными окнами, нередко окружённые заборами. Кажется, что они застыли во времени, словно монолиты, демонстрируя особый статус, но в сердце их проекта неизбежно кроется зерно приземлённости, направленности на повседневность — и в конечном счёте они также оказываются втянуты в бытовую атмосферу окружающих их простеньких построек.

Такие улочки тянутся сетью сквозь пространство города, зоны переходят одна в другую, сменяются окружения и смыслы. Здесь в многоквартирном доме расположено множество небольших телерадиокомпаний, вся западная стена сплошь покрыта всевозможными антеннами, там — китайское общежитие, возле подъездов летом стоят велосипеды, на балконах постоянно сушится одежда, все окна — обыкновенные, деревянные.

И вроде бы эти антропогенные пространства бесконечны, но вдруг они резко обрываются, упёршись в огромный проспект, по которому стремительным потоком мчатся автомобили. Деревья больше не скрывают небо, в ясный день оно пронзительно-синее, словно специально созданное быть фоном точёным линиям. На фоне этого подчёркнуто чистого пространства, наполненного глубиной, высится странное кирпично-красное строение — здание Наркомзема.

Почему оно именно такое? — первая проносящаяся в сознании мысль. Соединение кубических форм, искривление углов, выступающий из округлой стены бортик, похожий на застывшую внутри другого объекта бетонную плиту, будто бы символизирующую остановившееся время, интерпретацию движения природных сил. Или же, наоборот, конструкция, декларирующая превосходство над бренным, сиюминутным, самим фактом своего существования отгороженная от тварного мира? Но конструкция не абсурдная, внутри самой себя подчинённая строжайшей логике. Лишённая симметрии, но обладающая при этом грацией точных геометрических фигур и монументальных инженерных конструкций, аллегория научной мысли первой половины ХХ века. Особое видение архитектурного объекта как декламации достижений науки и техники.

Кажется, что это здание не привязано ни к какой конкретной эпохе. Сейчас там располагается Министерство сельского хозяйства, но от этого чувство вневременности не проходит. Оно словно бы было рождено вибрациями небесных сфер, силой бушевавших в начале ХХ века идей, и так, воплотившись в форме бетона, осталось стоять памятником свободе мысли.

Перед тем, как воплотиться в камне, любой проект существовал на бумаге. В том числе и здание Наркомзема, спроектированное под руководством Алексея Викторовича Щусева. То, что мы видим своими глазами на улицах города — огромные конструкты времён позднего конструктивизма или же монументальные глыбы "сталинских" построек — это продукт мысли архитектора, уже прошёдший через сотню призм, преломлённый и изменённый. На него повлияли тысячи факторов, начиная с мнений участников процесса проектировки, заканчивая ограничениями, накладываемыми материально-технической базой. И лишь с листом бумаги архитектор может оставаться откровенным до конца. Лист бумаги не укажет ему на нецелесообразность дополнительного ряда колонн или массивного кубического объёма над полукругом сглаженного угла.

Эти проекты оседают в хранилищах за множеством замков, и у нас практически нет никаких шансов увидеть их, особенно если им уже несколько десятилетий. Кроме мало интересных широкой публике чертежей каждой детали здания, всех комнат, коридоров, хозяйственных помещений, элементов фасада, выполненных в проекциях, существует художественная изометрия, архитектурная графика, больше всего походящая на привычную картину.

В отличие от акварели, созданной художником, изометрический эскиз предельно точен и представляет собой довольно правдоподобное с архитектурной точки зрения изображение здания. При этом за подобным изображением не обязательно стоит проект, разрабатываемый в течение многих лет. Это может быть свободной архитектурной фантазией, предположением, разработкой, исследованием новых концепций, реализацией на бумаге смелой идеи или вовсе средоточием геометрических объектов. Именно по таким изображениям мы можем уловить архитектурную мысль, заглянуть внутрь процесса создания архитектурных шедевров прошлого.

Удивительно наблюдать за масштабностью мысли. Каждый архитектор той эпохи старался выделить своё здание, сделать его уникальным, но что ещё важнее — практичным. В отличие от проектов массовой застройки, появившихся позднее, эти строения несут в себе частицу величественной космической гармонии, они будто бы стараются оторвать внимание людей от бесконечно затягивающей в себя рутины и заставить их заглянуть дальше, за светлеющий горизонт, устремиться ввысь.

Эпоха конструктивизма и сталинской архитектуры миновала, оставив нам множество памятников и множество вопросов. Откуда пришли все эти фантастические идеи? Как они отразились на сегодняшней реальности? Строения молчат, они всё так же непоколебимы и величественны, будто гости из некоего светлого грядущего. Может быть, в архитектурных рисунках их создателей кроются многие ответы?

Выставка работает до 10 февраля в здании по адресу: ул. Воздвиженка, д.5. Проезд: м. "Библиотека им. Ленина", "Арбатская".

Справки по телефону: + 7 (495) 697-38-74.

Сергей Яшин ГНЕВ ГАНЕШИ

Подлинный кладоискатель не ищет сокровище ради обогащения. Его просто увлекает процесс. В ночь летнего солнцестояния он направляется в заповедные рощи, кои озаряются вспышкой энигматического Цветка. Найденное сокровище не сулит ему ничего хорошего. В лучшем случае кладоискателя ждёт смерть.

Истинный Герой не спасает принцессу, дабы возвести её на брачное ложе. Ему претят семейные узы и домашний очаг. Ему нет дела до того, что спасённая дева обернётся драконом, коим и была пленена. Что ему до гибели в пасти роскошного монстра?

Взыскующий тайного Знания не надеется на спасение. Его не пленяют сотериологические посулы. Возможны ли гарантии на пути Гнозиса? Не является ли Смерть подлинным Откровением?

Мы не ошибёмся, если скажем, что и клад, и принцесса, и потаённое Знание суть одно. Нечто беспощадное. Пребывающее по ту сторону Жизни и Смерти. Сборник стихотворений сверхагрессивной шедевристки Кати Ганеши "Белокурая бестия" (Магнитогорск, 2010) — одновременно и сокрытое сокровище, и каприз принцессы, и весть абсолютной аннигиляции. Псалтирь Пустоты. Белая икона, на коей лики растворились в ослепительности Солнца и стерильности полярного снега.

Сверхагрессивный шедевризм — предельно жёсткий ответ (ответ Предела) не только постмодернистическому, но и любому дискурсу, отменяющий то, что при любом упоминании заставляет хвататься за револьвер (Сверхревольвизм).

Blitzkrieg! —

Как резкий крик орла.

Смотри: культура —

Умерла!

Культура, сие незадачливое дитя профанизма, расстреляна в упор. Огненные змейки пробегают по обуглившимся свиткам. Роскошные хищники празднуют великолепную тризну. Так называемое "культурное пространство" преобразуется в экспериментальную лабораторию запредельной и одновременно тотально невинной жестокости. Сей топос несёт смертельное Благовествование всем "пушистым" и "прекрасным".

Белокурая бестия,

Змеекудрая пассия,

Рви же всех,

Кто пушистее

И конечно —

Прекраснее!

Стоит ли сомневаться. Разорвёт, безусловно.

Отметим и то, что Katyagressa не нападает без предупреждения. Хотя для неё такая возможность потенциальна. К примеру, ниндзя (настоящий, а не являющейся продуктом made in USА), знает, что "спящий" должен быть убит. Дабы он, "спящий", не реализовал себя и не испортил бы свою карму. Но, в отличие от "воинов ночи", крадущаяся в ночи Хищница жаждет сопротивления, дабы доказать жертве (себе она ничего не доказывает) фантомность самосохранения. А бегство только стимулирует охотничьи инстинкты.

Бегите! Со мною опасно!

Жрец Чёрный всех режет

На Красном.

Бегите! Бросайте знамёна!

Жрец Красный всех режет

На Чёрном.

Сей сборник можно поименовать гримуаром сверхагрессивности. Каждое стихотворение — инвокация нечеловеческих энергий. Каждая рифма — змеиный узор окончательного и неподлежащего обжалованию приговора.

Снежинками Смерти летая,

Я буду всегда — на Краю!

Я Ангелов книги листаю,

Но… Змея Узор узнаю.

А ещё сей сборник является бестиарием, на страницах коего царственной походкой выступают львы, калечат друг друга влюблённые богомолы, тигры воли замирают в готовности финального прыжка. И какой же бестиарий без единорогов?..

Единорог —

Дракона Страшный Ход:

Фигуры Смерти

Двинутся на…

Оборот!

И, безусловно, послание Кати Ганеши, подобно посланию германского мыслителя, предназначено "для всех и ни для кого". Только Катя Ганеши идёт дальше. Её Воля к Власти отменяет, очевидно, и Сверхчеловека.

И тех, кто не захочет

Волей к Власти стать —

Львицеподобно разорвёт

На части Мать.

Считается, что Ганеша, Бог удачи и преодоления препятствий, не имеет гневных воплощений. Что он бесконечно благостен. Однако мне всё же как-то довелось созерцать гневную форму сего слоновоголового Божества. Послание Кати подтверждает существование сих проявлений. Ведь Katyagressa не только Ганеша, но, по существу, самая гневная его ипостась. Так что слушайте клацанье очаровательных бивней. И знайте — они не оставляют вам ни малейшего шанса.

Андрей Смирнов МУЗОН

Хук Справа. "Биология над идеологией" ("Obraz records") 2010.

Это третий номерной альбом московской группы, и он не похож ни на дебютное "Демо", ни на "Чёрно-белый режим", ни на акустический "Над вечными спорами…"

"Хук Справа" вскоре отметит пять лет с момента основания. За это время оригинальный состав поменялся практически полностью, в строю только основатель, вокалист и автор текстов Сергей "Ой-Ёй!". Не обошлось без трагического — первый гитарист "ХС" безвременно ушёл из жизни.

Работу над материалом музыканты начали ещё в конце ноября 2009 года, музыкальная часть была полностью отписана к середине марта 2010 года, много времени заняли оформление и выпуск пластинки.

Альбом создан в основном в творческом тандеме — Сергей "Ой-Ёй!" (лирика) и Антон "Чех" (музыка и аранжировки). Одна из находок пластинки — "живые" ударные, которые были записаны другом "ХС" Эриком Рихтером из итальянской группы "Ultima Frontiera".

"Биология над идеологией" — классические "роковые" сорок минут, десять композиций. Восемь новых песен, две — свежие версии известных и популярных номеров. Пластинка довольно цельная, пожалуй, только история про "полярную державу" несколько выпадает из монолита альбома.

"Мы тешим себя надеждой на то, что довольно своеобразная для нашей сцены подача материала как музыкального, так и визуального будет воспринята так, как должна быть воспринята. Как всегда, постарались отойти от всяческих канонов сцены: в альбоме мало грусти, почти нет баллад, зато очень много задора, веселой злости, сатиры. В целом мы видим в подобной подаче наш последующий путь.

Меньше пафоса и страданий, поменьше штампов и заезженных до скрипа оборотов, хватит грусти. Её и так хватает повсюду. Лучше пусть музыка будет острой, веселой, в какой-то степени злой. И оригинальной.

С музыкальной точки зрения и с точки зрения аранжировок — искромётный панк-рок, с хорами и бэками, зажигательными ритмами и некоторыми фишками, которые вообще не характерны для нашей Правой сцены", — говорят музыканты.

По выходу альбома ряд поклонников остались в недоумении — мало "правого", "тяжёлого", "агрессивного звучания". Но "ХС" держит свою линию — никаких штампов, устоявшихся форм, заезженных пластинок. Ценности, линия фронта неизменны. Таков "единственный путь" для "Хука Справа". Всё остальное — в движении, в становлении. Непростая задача — совместить идейный заряд и рок-н-рольный драйв. "Биология над идеологией" — тот случай, когда слоган "слушать громко" абсолютно оправдан.

Недавно на страницах "Завтра" коллеги размышляли о прерванной линии русской национальной идеи, об отсутствии связей между молодым поколением и ветеранами русского национализма. Действительно, общего движения не наблюдается (могло ли оно быть вообще?), но принципиальные вещи каждый отстаивает на своей площадке.

"Нация, по сути — большой растекшийся род, и зовы крови неминуемы, и отзываются они во времени самым неожиданным образом. Страдание по национальному — это инстинктивное, природное желание уцелеть в будущей памяти, ибо есть негласное, неписаное обязательство рода крепить незримую цепь; у раба этого обязательства нет, как и сошедшего со своей земли человека. Те, кто усиленно ратуют за "мировое согласное тело", меж тем, тайно-то веруют в сохранность своей общины", — так писал ещё два десятилетия назад легендарный писатель Владимир Личутин. Под этими строками, думаю, подпишется и "Хук Справа".

Идеология здесь — почти что "ложное сознание". Не случайно само слово на обложке пластинки непочтительно выложено разноцветными буковками и перевёрнуто. То, что заимствовано, всегда может изменить. Идейные споры, тонкости доктрин, исторические ориентиры всегда способны разделить, столкнуть. Объединит кровь, "биология". Кровь — не водица, просто так не отпустит. Можно ещё вспомнить яшинские строки про то, что именно "кровь восстала против золота, и мятеж её суров".

Но свой "мятеж" против современного мира "Хук Справа" (и "Русский Образ" в целом) предпочитают проводить весело и креативно. Картины Васи Ложкина в подарок соратнику, каверы на песни группы "Ленинград", кадры из мультфильма "Футурама" в оформлении агитматериалов.

В конце 90-х автора этих строк снимало немецкое телевидение. Программа была посвящена житию-бытию русских праворадикалов. Крайнее неудовольствие журналистки вызывали длинные волосы и улыбка в камеру. Читалось: "Вы мне ломаете образ, вы должны быть злобным и мрачным". Дальше в кадр вошёл расолог Владимир Авдеев: светлый костюм, бабочка, сама галантность — и немку окончательно заклинило. Нарушилась логика стереотипов.

Когда зависает программа контроля, машина Системы нарушает свой мерный ход. Возникает ранее не существовавшее время, открывая пространство для новых возможностей.

Фигура смеха, "серьёзная несёрьезность", отсутствие реактива в мышлении — неизбежно усиливают движение, претендующее на полноценную альтернативу.

Мы сами строим свою жизнь,

Мы — хозяева своей судьбе.

Вдохни свежий воздух, не поленись,

Обернись, всмотрись, беги, борись,

Пусть внуки вспомнят о тебе.

Георгий Судовцев АПОСТРОФ

Владислав Ачалов. Мера воздействия — расстрел. — М.: Книжный мир, 2010. 472 с., 1500 экз.

Вторая книга воспоминаний генерал-полковника Владислава Алексеевича Ачалова, посвящённая в основном событиям 1991-93 годов и снабжённая многообещающим то ли подзаголовком, то ли повторением названия первой книги "Я скажу вам правду", ожидалась с немалым интересом. Человек, бывший в центре событий и ГКЧП, и "чёрного октября", разумеется, способен поведать много важного про эти судьбоносные для нашей страны моменты её истории.

Но, видимо, до сих пор существует некая важная причина (или лучше сказать — незримая сила?), которая не даёт ни одному из бывших высокопоставленных советских политиков, военных, чекистов, хозяйственников и т.д. говорить не просто правду, а всю правду, особенно когда дело касается не каких-то обстоятельств личной жизни, а чего-то социально и политически значимого.

"Мера воздействия..." — не исключено, в силу воздушно-десантного прошлого её автора — в этом отношении весьма выгодно отличается от подавляющего большинства аналогичных мемуаров. Особенно если делать вполне определенные поправки на стиль изложения.

"Я далёк от мысли, что Горбачёв всё делал умышленно... В целом, если отбросить модную сегодня конспирологию, на вопрос о том, что породило все наши беды, я бы ответил одним словом: глупость... Фактор предательства, сознательной измены на высшем уровне — это уже нечто запредельное... Трудно предположить, чтобы предателями в общепринятом значении этого слова были Горбачёв и Ельцин..."

"Часть новых пассионариев еще при Горбачеве непонятно каким образом (выделено мной. — Г.С. ) успела постажироваться на Западе (Гайдар, Чубайс, Авен, Кох, Б.Фёдоров и др.)..."

"Пораженный открывшейся ему правдой, член ГКЧП, министр внутренних дел СССР, честнейший Борис Карлович Пуго за день до своего добровольного (выделено мной. — Г.С. ) ухода из жизни скажет: "Он (Горбачёв. — Авт.) нас всех предал! Жалко — так дорого купил и так дешево предал. Всех!" В августе-октябре, вслед за ним (выделено мной. — Г.С. ), при смутных обстоятельствах оборвались жизни маршала Советского Союза С.Ахромеева, управделами ЦК КПСС Н.Кручины, его предшественника Г.Павлова, бывшего завсектором США международного отдела ЦК КПСС Д.Лисоволика..."

"За неделю до развала Запад бросил Горбачёву спасательный круг в виде 14 млрд. долларов. Кстати, интересно, куда они делись, и есть ли на них какие-либо финансовые документы?"

"Я говорил и сейчас продолжаю утверждать в порядке оправдания, что в то время мы все были зашорены, над нами постоянно висел дамоклов меч военной и партийной дисциплины. Ни один вопрос без согласования со старшим начальником мы не могли решать самостоятельно..."

Как говорили древние римляне, "sapienti sat", то есть "умному хватит". А полузабытому ныне искусству читать написанное "между строк", видимо, всем нам придётся учиться заново — даже не только и не столько в связи с новой книгой Владислава Ачалова, сколько в преддверии новых потрясений для нашей страны.

Но — и это главное! — при чтении "Меры воздействия..." появляется надежда на то, что из кусков разбросанной повсюду исторической мозаики когда-нибудь удастся сложить, наконец, более-менее целостную и понятную невооруженному взгляду картину нашего недавнего прошлого, способную повлиять и на будущее.

Андрей Голов СТИХИЯ

СВЕТЛЯЧКИ

Если в келье богомудрого старца,

О смирении сотницу списавша,

Догорит последняя лампада

И свеща последняя дотлеет —

Ему не придется вполугласа

Задремавшего послушника кликать,

Ибо Божьи светлячки вмиг слетятся

И на кончик пера его воссядут,

Чтобы старец, умиленно восплакав

Чистыми теплыми слезами,

Снова понял, что водит по бумаге

Не своей десницей и волей,

Посему и Источник горня Света

Никогда его во тьме не покинет.

МЕЧТА О НОВОМ МИРЕ

"ЗАВТРА". Глеб Рудольфович, хочется начать с названия твоего нового проекта "Глеб Самойлоff &The Matrixx"". Мы уже отмечали, что исторически "Johnny Kidd & The Pirates", "Adam & the Ants", "Sam the Sham & The Faraons" или "Экзич и Затерянные в космосе" — следующие после имени предводителя — "муравьи", "пираты", "фараоны" или "затерянные в космосе" — предполагают некое расширение, соратничество. Здесь же в содержание входит "Матрица".

ГЛЕБ САМОЙЛОВ. Честно говоря, название придумали сами музыканты. Я только предложил писать два хх в конце, потому что я большой поклонник сериала "Lexx". Можно сказать, что название ни о чём, так же, как "Pink Floyd" или "Кино". Но и понятно, что "Матрица" отсылает к непростому фильму. В издательстве "Ультра.Культура" некогда вышла книга "Прими красную таблетку" — культурные, социально-политические, философские интерпретации феномена фильма "Матрица", точнее, его первой части. Про остальные говорить сложно — пошла заумь и эксплуатация темы, пожалуй, даже принижение. Первый фильм не был поучительным, назидательным, он был скорее протестным. Возможно, именно этот фильм натолкнул массового зрителя на подозрение, что вокруг что-то или всё не так.

Вообще, тема борьбы с постмодерном постмодернистскими же средствами — очень мне интересна и близка.

"ЗАВТРА". "Глеб Самойлоff & The Matrixx" яростно оппозиционен в отношении окружающего мира. Обычно схожие настроения облекаются в радикальную музыку — панк, блэк-металл, индастриал. "Матрица" же — вполне поп-проект.

Г.С. Это моё осознанное желание. Мне всегда нравилась двусмысленность. В числе моих любимых авторов сегодня — Момус, австралийский проект "Snog". В удобоваримую или модную форму вдруг вкладываются идеи, которые вроде бы с такой музыкой не должны быть связаны. Или же одна из самых протестных песен восьмидесятых годов ХХ века "First we take Manhattan" Леонарда Коэна сделана абсолютно попсово. На меня это произвело неизгладимое впечатление. Да, можно орать, рычать, кричать, что всё неправильно, а можно спеть. И когда это поётся — в голове возникает ощущение несовместимости, и от этого крышу реально сдвигает, происходит разрыв шаблона.

"ЗАВТРА". Провокация?

Г.С. Именно так. Тот же Мэрилин Мэнсон мог бы эксплуатировать свой имидж, найденный звук, а он меняется. Последний альбом — у меня ощущение, что там главное — стихи, музыка откровенно второстепенна. В поп-обёртке подаются совершенно неправильные для западного общества идеи, мысли и вещи.

"ЗАВТРА". Но ты не отказываешься от лирики?

Г.С. Лирические вещи рождаются сами. Но что бы там ни рождалось — кроме песни "Никто не выжил", ни одна радиостанция ни одной песни с альбома не взяла. Значит, не зря я старался. (Смеётся.)

"ЗАВТРА". А "Сердце и печень"?

Г.С. Нельзя, потому что там есть про водку. Так нельзя уже и на рок-радио. Понятно, что пресловутый "формат" — это тоже синоним цензуры. Но сейчас получается такой парадокс. Глобально говоря, рок-музыкант всегда пел о том, какой он "плохой". Сейчас же получается, что надо петь о том, какой ты "хороший". Смешно как-то.

Где-то слишком много электроники, хотя "Опиум" — можно крутить — это старые песни, "золотой запас русского рока".

Нам по каждой песне подробно и аргументированно объясняли, почему она не может пойти в эфир.

"ЗАВТРА". Целый концептуальный альбом мог бы получиться, если издать переговоры с радиостанцией. А по какому критерию формировалась программа "Прекрасное жестоко"?

Г.С. Мне хотелось сделать всё максимально откровенно. Перестать писать сказки и назвать вещи своими именами. Выразить свои главные настроения данного периода. Именно поэтому мы играем "Порвали мечту" из репертуара "Агаты Кристи", с этой песни в моём творчестве начался переломный момент. В "Матрице" всё подчинено концепции. Альбом я пишу, как книгу или как спектакль. Если песня мне даже нравится, но чувствую, что она чужда в контексте программы, я её уберу.

"ЗАВТРА". В интервью десятилетней давности журналу "Иначе" ты негодовал по поводу Ницше. Но в подаче "Матрицы" много того, что обычно именуется "ницшеанством"?

Г.С. Многое зависит от личных симпатий и антипатий. Например, я безумно уважаю как визионера, как человека не от мира сего Даниила Андреева, но читать "Розу мира" мне скучно.

Я недавно понял, что мне вредно читать философов, читать идеи — я начинаю теряться: какие из них мои, а какие нет. Отныне я себя специально ограничиваю, чтобы знать, что это мысль моя, а не откуда-то вычитанная. Единственный французский философ, которого сейчас читаю, — это маркиз де Сад.

Поэзия же для меня во многом на Маяковском началась и на нём же и закончилась. Не считая Хлебникова и иже с ним. Ещё в какой-то мере Александр Вертинский. Но Вертинский больше артист, отдельно стихи его читать непросто. В его песнях бывают очень сильные строки. Образы, его любимые контрасты, где идёт лирика, а потом внезапно — чуть ли не бранное слово. Но Вертинский — всё-таки поэт-песенник. То, чем в принципе и я занимаюсь, я не поэт.

"ЗАВТРА". Но в программе "Прекрасное жестоко" стихи играют заметную роль.

Г.С. Я счёл нужным это сделать. После смерти Ильи Кормильцева у меня был период графомании. Думал, говорил исключительно стихами. Написал множество стихов — большая часть дрянь, конечно, такое акынство . Но что-то выразило основные мысли того периода. Стихи, которые я счёл более-менее достойными и нужными, вкраплениями вошли в программу. В следующем альбоме, думаю, стихов уже не будет.

"ЗАВТРА". Глеб Самойлов периода альбома "Декаданс", периода альбома "Майн Кайф" и сегодня…

Г.С. Это разные люди. "Декаданс" — это самовлюблённость и эстетство, "Майн Кайф" — трагичное восприятие действительности, мистицизм. Именно с этого альбома я начал какие-то политические контакты. А сейчас — радикализм.

Хотя можно сказать, что всё это один и тот же человек, но проходящий путь. И как мне кажется сейчас, путь достаточно закономерный.

Когда весь СДК МАИ орёт строки из альбома "Прекрасное жестоко", я чувствую, что жизнь прожита не зря. Или хотя бы альбом не зря записан.

Меня многие обвиняют в том, что я не взрослею. Но для меня это и есть процесс взросления. Группа "Матрица" — это взятие ответственности за каждое сказанное слово. Я просто взросление понимаю не так, как его понимают общественные институты. Взросление — не угасание, равнодушие, скорее это понимание и себя как личности, и своих желаний, и ответственности за то, что ты говоришь.

"ЗАВТРА". Как же тогда получается, что "Маленький Фриц", записанный в двадцатилетнем возрасте, пришёлся кстати именно сейчас?

Г.С. Потому что для меня самого это был очень неожиданный и взрослый альбом, так я его воспринимаю до сих пор. Неожиданный даже тогда, потому как тема Второй мировой войны в таком ракурсе не волновала, кроме фильмов о Штирлице. "Маленький Фриц" был неожиданным тогда. Таким же чудом я его воспринимаю сейчас, и он достаточно органично вписывается в новую программу.

"ЗАВТРА". Но записан-то он был "самовлюблённым эстетом".

Г.С. У меня всегда было какое-то "раздвоение личности". То, что в рамках "Агаты Кристи" я следовал определённым установкам, давало мне безбашенную свободу параллельно группе. Хотя это и случилось два раза во время "Маленького Фрица" и во время не вышедшего альбома "Свистопляска". Сейчас я эту полную свободу снова получил

"ЗАВТРА". Нельзя же сказать, что "Агата Кристи" — это вериги, твои авторские амбиции там полноценно выражались.

Г.С. Так или иначе, это всегда был компромисс. И, возможно, у каждого из нас имелся внутренний ценз, что может быть "Агатой Кристи", а что — нет. Мы чувствовали эту грань. Это было не на политическом или мировоззренческом уровне, но даже на эстетическом уровне. Мы могли спорить, объединяться в альянсы друг против друга. По поводу строчки, песни, музыкального фрагмента. И только когда втроём: Вадим, Саша Козлов и я, — находили компромисс, тогда и получалась группа "Агата Кристи". Это было оправданно. Но наступило время, появилось осознание того, что, может, творческой жизни осталось и не так много, и что пора что-то сказать самому и отдельно.

Я не жалею о том, что произошло. Для меня многое открыто. И это новое, нечто действительно выходящее за рамки рок-концерта. "The Matrixx" — это маленький театр. Декорации, логотип, "pre-show music", что звучит перед концертом.

Я взял срез музыки 20-х-30-х годов: с одной стороны, танцующий мещанин, обыватель, хиты всяческие, с другой стороны — нацистские марши или песни из репертуара Эрнста Буша. Обыватель расслабляется под "Кукарачу", "Рио-Риту", а в это время две уличные культуры решают во многом судьбу мира. Их не замечают, мол, какие-то маргиналы дерутся на улице, одни поют Брехта, другие — "Хайди, хайдо, хайда". По-моему, вполне своевременно и актуально.

И почему в оформлении пластинки — Алексей Беляев-Гинтовт. У него одновременно и орлы маршируют, и звёзды летят. Ну, близкое ощущение...

"ЗАВТРА". Реакция-то может быть совсем непредсказуемой. Сами были свидетелями "зиг" под "Песню Единого фронта"…

Г.С. Можно сделать такое сообщение для поклонников "Матрицы". Если вы слышите песню на немецком языке в мажоре — это нацистский марш, если в миноре — левый марш.

"ЗАВТРА". В своё время была интеллигентская шутка про то, "когда к власти придут люди, слушавшие "The Beatles". Подразумевалось, что они будут сеять "разумное, доброе, вечное". На практике от деятельности реформаторов-"битломанов" страна еле выжила. Нынешний президент — поклонник хард-рока. Недолго уже и до фанатов "Агаты Кристи" осталось. Можешь ли ты предположить, каков будет мир, что будет с Россией?

Г.С. Откровенно говоря, меня интересует "здесь и сейчас". Далеко вперёд я не заглядываю, у меня эгоистичные цели. Я чувствую неудовлетворённость этим миром. Это ощущение с детства, но сейчас оно всё больше утверждается. Раньше я хотел от реальности убежать, сейчас я хочу её менять. А менять её я могу, только воздействуя на людей, которые меня слушают. Или хотя бы их заставлять чувствовать это недовольство. Да, это эгоизм — передавать свой негатив. Но, с другой стороны, я нашёл себе и позитивную миссию — пою для людей, которые чувствуют себя лишними в этом мире. И, наверное, они чувствуют какую-то поддержку и понимание.

"ЗАВТРА". Тренд ушедшего года: возросшая социально-политическая активность музыкантов — кто за лес переживает, кто за амурских тигров, некоторые в маршах участвуют. Все чем-то недовольны или озабочены.

Г.С. У меня претензии к системе в целом.

"ЗАВТРА". А каковы параметры этой системы, в чём её проявления — и на теоретическом уровне, и на бытовом?

Г.С. В царской России я не жил, не знаю, но ничего хорошего из советского прошлого — ту же социальную защищённость — не взяли. Наоборот, востребована показуха и фальшь. Пусть блага в СССР были распределены и понемногу, но они были. Человек работал на страну и понимал, что страна ему отплатит. И люди, которые в большинстве своём и были верхушкой СССР, а впоследствии возглавили новую Россию, наглым образом всех обманули. Обманули мою маму, её коллег. Врачи высочайшей квалификации живут в нищете. Наши правители всё время "экономят", и на ком — на стариках, на малоимущих!

Я понимаю, Греция бунтует: набрали ипотек, а сейчас им говорят — фигня, слишком много ипотек, давайте урезать бюджет. Но в нашей стране всё издевательски сделано. Никаких особых перемен к лучшему не вижу, скорее даже наоборот. Когда говорят про плохие девяностые и хорошие нулевые, меня выворачивает. Не говоря уже о том, что завинчивание гаек гораздо серьёзнее, чем в девяностые. Расстрел Парламента я не беру, потому что это событие вообще из ряда вон выходящее.

Когда я зачитывался Нилусом, то радовался, как всё здорово и просто объясняется. Но, судя по всему, всё куда хуже — таков ход развития человеческой истории. Многие отвратительные вещи оказались созвучны природе человека.

В мире торжествуют бандитские порядки. Поставили бандита — твори беспредел — и отстёгивай наверх, вышестоящему бандиту. И таких бандитов по всему миру или в нашей стране до фига.

Не думаю, что у них существуют планы, стратегии, протоколы. Скорее это такая бессистемная система. Иногда происходит сборище бандитов-начальников, где они договариваются между собой. На "сходках" встречаются, перетирают, выцыганивают своё, решают как бы не обрушить конструкцию, кого показательно наказать, объявить санкции зарвавшемуся, или кому-то вдруг помочь. Квазисредневековье.

Одно время мне хотелось думать, что все против нас. Я читал Проханова и тоже думал: повезут Путина в Гаагу или нет. Сейчас убеждён, что наши власть предержащие — часть мировой системы. То есть дистанция между нами и властью больше, чем между группировками в мировой элите.

Да, у нас крепкая верховная власть, может и нагнуть кого-то из вассалов. Проблема в том, что делается это не в пользу народа, но в пользу других бандитов.

От очередной победы "Газпрома" над Украиной или Белоруссией вам стало легче жить? Или моей маме? А нам регулярно это преподносится как мощная государственная и национальная победа.

"ЗАВТРА". Система шоу-бизнеса тоже включает в себя начальников.

Г.С. Именно поэтому я вне системы шоу-бизнеса.

"ЗАВТРА". Ты рисуешь мрачную картину состояния мира. Что же делать в такой ситуации — терпеть, сражаться?

Г.С. Я считаю, что пребывание в этом мире — это попытка не играть по его правилам, оставаться собой даже в ущерб карьере, статусу, жизни. Я хочу возбудить надежду в своих слушателях, дать мечту о чём-то ином и светлом. Благодаря этому я живу, наверное, это мой главный стимул жить. При всей моей мизантропии — это надежда на то, что может произойти нечто хорошее. Мир может и должен измениться. Может не при нас. Возможно, я мыслю прямолинейно и инфантильно. Но мне кажется, чем больше людей, мечтающих о другом мире, тем больше вероятность его рождения.

Вот Юрий Витальевич Мамлеев как-то в разговоре сказал, что нужно не бороться с системой, а строить свою реальность, и тогда она восторжествует. Мамлеев приводил в пример ранних христиан, которые были маргинальной группой, а стали мировой традицией. Идея создания своей реальности мне очень близка. Но я не согласен, что не надо бороться, это неизбежно.

"ЗАВТРА". На твой взгляд, в русском народе сохранилось чаяние нового мира? Порой считается, что за годы грандиозных исторических катаклизмов в нас уже нет сил для борьбы, для желаний, мы устали.

Г.С. На концерты "Матрицы" приходят подростки, рождённые уже в девяностые годы, и с горящими глазами поют мои новые песни. Или читают бешеные стихи вместе с Алексеем Никоновым из "ПТВП". Я в них вижу надежду. Нас сближает не нигилизм, а то, что благодаря, в том числе и мне, они не чувствуют себя одинокими.

Я существую и действую так только потому, что не могу по-другому. Иначе я был бы действующим политиком или профессиональным революционером, а не просто певцом.

"ЗАВТРА". Есть две позиции созерцания грядущего — чёткая формула, как и что должно быть; или же главное — "зачать ребёнка" — дальше будет видно, параметры не важны?

Г.С. Хм, если бы мне параметры были не важны, я бы не искал идеологий, не общался бы с людьми, не узнавал мнения, не интересовался. Я бы просто констатировал, что всё плохо, и пусть мир катится дальше в пропасть. Я ищу. Поэтому дружу с газетой "Завтра", дружил с Кормильцевым. Мне важны люди, которые думают, у которых есть своё мнение, свои идеи. Меня вот спрашивали: почему ты не ходишь на марши несогласных? Да потому что не вижу там знамени, под которое я готов встать.

Для меня "Завтра" — это люди, которым я верю. Чем был важен Илья Кормильцев — это чутьё. Он верил в честность Александра Андреевича и сходу стал с ним сотрудничать, но не стал печатать ряд людей, близких к "Завтра" по идейным установкам.

"ЗАВТРА". Даже самые честные слова сегодня воспринимаются сквозь призму игры, становятся предметом манипуляции.

Г.С. У Дональда Биссета есть сказка. Восьминожку однажды спросил кузнечик: "Как ты помнишь, какой ногой когда двинуть?". Та задумалась и упала. Мимо проползает сороконожка, та к ней — помоги, как же ты думаешь. Сороконожка отвечает: "Я не думаю, а двигаю, и всё получается". Я, конечно, думал об ответственности и прочем. Но если всё время рефлексировать, то ничего не родишь. И по жизни мне всегда нравились "безответственные" творцы. Например, тот же Маяковский. Или Высоцкий, который мог петь многое, не думая о том, как его воспримут. Мне нравятся все, кто не думал, как отзовётся наше слово. Потому что рефлексия на тему "я повелеваю душами" обрывает энергию, запирает художника.

По поводу утраты силы слова говорили в любые времена. Первые концерты "Матрицы" — я в тишине читал "Идём отрядом на чёрный свет…" Сейчас эти слова мы произносим хором.

"ЗАВТРА". Существуют ли для тебя и "Matrixx" какие-то культурные табу?

Г.С. Творчество там, где нет запретов. Повторюсь, я делаю альбом, как спектакль, как пьесу. Если я чувствую, что в этой пьесе возникает лишняя сцена, я её выкину. Но это не табу, это режиссура.

Мир себе ищет врагов, чтобы жить в страхе. Потому что когда тебе страшно, тобой легче управлять, а многим, увы, это приятно. Сейчас почему психоз идёт по поводу 2012 — отлично, замечательный повод снова испугаться.

Мы осуждаем наркоманию, но вся реклама построена по наркотическому принципу — мир был серым, настроение на нуле, но ты съел конфетку, и всё наполнилось красками, побежали слоны по улицам. Принцип — тебе плохо, принял, тебе стало так хорошо, как не было никогда.

Или детские конкурсы красоты, когда девяти-десятилетних одевают в бикини, и они подражают взрослым, принимают позы. С другой стороны, когда у человека с не очень здоровой психикой на это возникает реакция, его готовы побить камнями. Хотя это же общество своих дочерей поставляет для таких конкурсов. Что это такое?

Россия становится псевдопуританской страной. При том, что разрешён разврат в политике, в бизнесе, в отношении к народу. Но внешне мы соблюдаем приличия. Вот это противно.

Когда я наезжаю на постмодерн, я не имею виду использование цитат, микширование стилей и традиций. Это относится к искусству, пусть будет. Проблема в том, что постмодерн — это явная грань между тобой, твоим пространством и тем, что существует вовне. Я живу здесь, а весь мир существует где-то там. И ты пользуешься не миром, а продуктами изображения этого мира. Мы не переживаем, мы получаем представления, мы получаем картинку. Более того, нам фактически навязывают, как эту картинку чувствовать. А, в основном, получается — на сентиментальном уровне. А сентиментальность — это враг чувств, это замена чувств. Мы смотрим рекламу, там малыш плачет, потому что ему не поменяли подгузник — мы тоже пускаем слёзки, хотя у нашего малыша нет таких проблем. Для меня это величайший обман. И я на своём уровне с этим обманом борюсь.

Беседовали Андрей Смирнов и Андрей Фефелов

Екатерина Глушик ОЧАРОВАННЫЙ ПУТНИК

Создавая на земле места, напоминающие людям об утерянном рае, Господь обустроил Россию средней полосы с её деревнями. Практически любая русская деревенька, да ещё на бережке реки или озера, или позаботившаяся о прудочке — райское место. И нынешняя война против русской деревни — это война с русским раем.

А город-рай — это Санкт-Петербург, Ленинград. Ненаглядный, налюбоваться на который попросту невозможно. Он таит в себе очарование, передать которое никакими словами, красками, звуками невозможно. Сколько бы ты, не знающий покуда города, ни восхищался строками "Люблю тебя, Петра творенье. Люблю твой строгий стройный вид, Невы державное теченье, береговой её гранит…", увидев город, поймёшь: гений сказал прекрасно, но город — прекраснее слов.

Каждая улица, каждый дом, каждый двор и парадное — очаровывают странников. Даже некая обветшалость и запущенность придаёт шарма и загадочности. Пересекая Сенную площадь, сворачивая к Подъяческим, выйдя в Столярный переулок, нисколько не удивишься, если навстречу тебе явится Раскольников или старуха-процентщица. А, глядя на мосты через каналы, проникаешься уверенностью, что по вечерам на них стоит Настенька из "Белых ночей", ожидая молодого жильца, в которого влюблена. Город хранит живую память о своих героях и персонажах, он как бы ждёт их, оставляя ландшафты и городскую архитектуру нетронутой, чтобы они, вернувшись, нашли свои дома, чтобы не заблудились, возможно, они и живут параллельно с нами, у себя дома.

Зима в России графична: чёрно-белые контуры дорог, деревьев. А безупречные линии зданий дворцов, особняков, мостов и гранитных набережных — и есть рукотворная красота.

К сожалению, человек способен и райскую картинку подладить под своё несовершенство, чему мы всё чаще свидетели. Не первый раз зимой посещаю Ленинград, но не помню такой непролазности: в центре города множество тротуаров не ведали лопатки или скребка дворника. То, что протоптали люди, то им и в помощь. А вот проезжие части — в хорошем состоянии, их чистят. Во множестве мест снег с дороги сгружают на тротуары. Удобно, практично, экономично: не надо вывозить снег, ведь тротуары — прекрасные места сбора снега. Всё-таки по дорогам на машинах ездят люди состоятельные, при постах и власти зачастую. Владельцы и сидельцы машин передвигаются по улицам поперёк: вышел из авто — и юркнул в нужный подъезд или контору. А пешеходы, которые ходят вдоль улиц, — люди бедные. Чего с ними считаться?

Нам на все лады расхваливают умения жителей Средней Азии расправляться со снегом и другим образом наводить порядок на улицах. Где, правда, они набрались опыта — не ясно. Именно азиаты в основном заняты благородным делом расчистки и уборки улиц северной столицы. Не помню, чтобы дворники счищали снег с тротуаров на дорогу, и оттуда бы не вывозили, оставляя пешеходам право лазить по снежным колдобинам. Ныне в Питере повсеместно снег сгружен вплотную к стенам домов, многие из которых оштукатурены. Что будет с краской и штукатуркой, когда снег стает?

Улица Оружейника Фёдорова в самом центре города, выходящая на Фонтанку — непролазная снежная засада: сугробы высотой с человека подбираются верхушками к окнам домов. Люди бредут по колее дороги. Если ты не на вездеходе или джипе, едва ли и проедешь. Судя по всему, бомжи, на вспомоществование которых в обустройстве улиц рассчитывала Валентина Матвиенко, не проявили расторопности и манкировали уборку улиц.

Полотна замерзших каналов, Мойки, Фонтанки идеально ровны, покрыты снегом. На Фонтанке у стоек мостов — незамерзшие прогалы — открытая вода. Здесь этакая колония, птичий базар: утки, чайки. Серой шейке было бы где пересидеть свой недуг, да ещё в приятной дружной компании. Весь лёд, что вокруг, занесённый снегом, истоптан: множество следов птиц, которые прохаживаются по своей нужде, смешно переваливаясь с боку на бок, от открытой воды у одной из стоек моста к другой.

А вот полотно Невы всё изрыто: водяные сугробы, торосы. Лед, занимаясь при первых морозах, чуть сковал реку, но был покуда слабым и не устоял под напором течения: оно взломало ледяной покров. Потом реку опять сковало, плывшие льдины, натолкнувшись на уже окрепший лед, так и остались стоять дыбом, этакими мини-айсбергами. Снег засыпал эти взломы, образовались сугробы, из которых торчат осколки льда. Сугробы на воде.

Преобразились соответственно снежной погоде памятники. Пушкин перед Русским музеем стоит почти по колено в снегу, на голове — высокая шапка из снега. Перед Михайловским замком конный памятник Петра I. На царственное облачение накинута и мантия из снега, конь — в снежной попоне.

…Поездка во Всеволожск, город, лежащий на "Дороге жизни", была незапланированной. И оказалась нечаянной радостью Очарование провинциальных русских городков щемяще: деревянные домики, особнячки за невысокими заборами, дворы полны деревьев, кустарников, обильные снегопады покрыли и дома, и деревья шапками, шалями. Сказочно. Неспешно идущие люди, скрипящий под ногами чистый снег... Направляемся в местный Дом культуры, куда приглашены на собрание музыкально-поэтического салона "Родник".

Вот уже 20 лет из нас калёным железом выжигают все живое, вынуждая думать только о куске хлеба, развивая животные инстинкты, внушая, что любая деятельность, не связанная с зарабатыванием денег, — это участь маргиналов. А люди пишут стихи! И не просто пишут, а собираются, читают друг другу, издают книжечки на свои деньги. Судя по всему, здешние любители поэтического слова — люди небогатые. И ради книг отказали себе, думается, и в самом необходимом, потому что испытывают необходимость поэтически выразить любовь к человеку и стране, радость, восхищение подвигом. Дух дышит, где хочет. Творчество прорывается чрез мрак безвременья. Трудно живущие, нелегко выживающие, люди пишут стихи очень светлые, оптимистичные. Словно уходят в некую лакуну, где добро и красота, беззаветность и нежность. Стихотворных шедевров не довелось услышать, но добротные строки, достойные внимания, звучали. И настроение улучшилось от той теплоты и открытости, с которой собравшиеся приветствовали своего коллегу и наставника, писателя-краеведа Николая Дмитриевича Солохина, которому исполнилось 80 лет. Он в свое время в местной газете, поощрявшей публикациями поэтическое слово, выпестовал немало поэтов, которые и пришли его почтить.

…Пожалуй, только в России в жизни человека может в течение часа произойти столько событий, родиться столько эмоций. Вот ты едешь по красивейшим величественным проспектам лучшего города земли, минуешь строгие грациозные мосты. Дух захватывает от мощи и великолепия. Затем выезжаешь на "Дорогу жизни", на каждом километре которой — памятный знак-столб. И скорбь, и гордость: не сдались, преодолели немыслимое. Пригороды подготовились к Рождеству, укрывшись снегом, который очень прихотливо, словно кусками ваты, лежит на деревьях. Все окрестности могут служить прообразом картины "Над вечным покоем". Такое умиротворение…

Вот въезжаешь во Всеволожск, выходишь из тёплого салона машины на лёгкий морозец, бредешь по тихим заснеженным улицам, затем попадаешь в уютный зал Дома культуры. И везде ты — не лишний: это твой город, хотя ты не родился здесь, не живёшь. Это твоя героическая история, хотя ты не был участником войны, беспримерный подвиг твоего народа, память о котором увековечена в камне. Это твоя природа, приглушённая красота которой тебе дороже всех Майорок и Лазурных берегов вместе взятых. Это твои соотечественники, которые благороднее и выше духом самопровозглашёной властной элиты, человечнее всех гуманистов, за ратованием о правах человека забывших про человека и его заботы.

Красота, спаси мир.