/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 896 (3 2010)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ВОЗВРАЩЕНИЕ МЕДУЗЫ

Из таинственных пучин, из мутных вод, как зыбкая лунная медуза, появился Мавроди. Всё то же вялое невнятное шевеление губ, размытые черты лица, мутные, непроницаемые глаза. Из этих глубин на поверхность он вынес, казалось, давно утонувшее, растворившееся в соляном растворе изделие — пирамиду МММ. Он вновь обратился к соотечественникам, обещая им богатство, преуспевание при ничтожных затратах усилий, воскрешая в их измученном сознании мечту о благополучии. Мечту, погребенную в течение этих жутких лет под бременем непосильных налогов, квартирных плат, коммунальных расходов, среди разорительных социальных стихий, уносящих из домов последний достаток.

Казалось бы, народ, увидевший эту медузу, должен был её немедленно растоптать, кинуть в кипяток своей ненависти, воздать ей за те несчастья, которые принёс Мавроди людям, обманутым его посулами. Но ничуть не бывало. И теперь находятся простаки, и их весьма немало, которые готовы нести Мавроди свои крохотные накопления, кидать их в чудесную копилку, из которой надеются получить умноженные в десятки или тысячи раз свои брошенные жалкие копейки.

Как понимать этих людей, которые однажды уже были обмануты, разорены дотла, а некоторые из них влезли в петлю или кинулись под колёса электрички? Кто они, эти русские люди, вновь поверившие небывалому чуду? Безумцы без царя в голове, бездельники, желающие разбогатеть без трудов? Неисправимые страстные игроки, стремящиеся поставить на рулетку, у которой нельзя выиграть? Только очень наивный, по-детски доверчивый народ в состоянии во второй, в третий, в десятый раз попадаться в одну и ту же ловушку, верить в одну и ту же складно произнесённую ложь.

Можно обвинять русский народ в невежестве, запуганности, нежелании работать, неспособности складывать свои состояния кропотливым упорным трудом. Но, может быть, в этом проявилось нечто глубинное, русское, неизбывное, какой-то древний неискоренимый архетип? Склонность русского человека верить в сказку, ожидать чуда, по-детски наивно ждать, когда над тобой пролетит ковёр-самолёт или жар-птица, а у ног твоих раскроется скатерть-самобранка? Может, и сегодня, в век электроники и ревущих в небесах самолётов, среди утонченных форм передачи мысли на расстоянии, русский народ остаётся народом-сказочником? И все, кто изучил этот русский архетип, умело пользуются этой наивной детской доверчивостью? Может, Мавроди — один из тех тонких наблюдателей, искусных социальных психологов, кто разгадал в русском народе эту детскую склонность к самообману и пользуется ею уже во второй раз?

Это народное свойство можно назвать пороком, можно называть незрелостью и историческим инфантилизмом. Можно порицать его, объясняя множество русских исторических неудач народным легковерием, способностью увлечься простыми сказочными посулами. Ведь именно этим посулам поверил русский народ во время горбачёвской перестройки, когда лукавый и велеречивый генсек обещал близкое и скорое счастье.

Ведь именно этим посулам поверил русский народ, когда, открыв рот, слушал Чубайса, который обещал за бумажный ваучер великолепную прекрасную "Волгу". Увлекал народ в капиталистический рай, приглашая Россию, со всеми её утлыми деревнями, непроезжими дорогами, дремучими лесами, реками без мостов, — в европейскую цивилизацию.

Нанося по государству и проживающему в нём народу сокрушительный удар, враги СССР, владеющие информационным оружием, использовали в борьбе с красным соперником не атомные бомбы, не подводные лодки, не воздушные армии, а новую информационную культуру, способную уничтожить соперника без единого выстрела. Эти спецы привлекают для понимания объекта, подлежащего удару, не просто шпионов, не просто знатоков экономики или военного дела. Они привлекают для этого антропологов, историков культуры, знатоков народных преданий, художников. Исследуют психотип народа и, пользуясь уникальными знаниями, наносят удар с той стороны, с которой его не ожидают.

Как мог народ, обманутый Горбачёвым, ввергнутый им в катастрофу, потерявший Родину и испивший чашу крови и слёз, как мог он поверить Ельцину и выбрать его своим кумиром?

Как мог народ после первого срока ельцинского правления, оглушённый ударами ельцинских танков, переживший бедность, потерявший денежные вклады, лишившийся общенародной собственности, выброшенный за пределы истории и культуры, как мог народ вторично голосовать за Ельцина?

Как может народ и теперь на выборах, в стужу или солнечное пекло покидая свои утлые жилища, на костылях и палках отправляться на избирательные участки и вновь просовывать в щели избирательных урн жалкие бюллетени, выбирая своих мучителей, разбойников, лжецов и обманщиков? Лишь за месяц до выборов те раздают людям по бутылке водки и кульку конфет, обещая немедленное благоденствие.

Мавроди — из числа подобных обманщиков, проницательных и лукавых умниц, из числа людей, прекрасно изучивших народ, среди которого он выстраивает свои ядовитые пирамиды. И тщетны призывы к государству защитить народ от подобных лихоимцев и стяжателей.

Разве не само государство громоздило в русской истории чудовищные пирамиды, предлагало стране утопические варианты развития? Разве вся русская история — не история сменяющих одна другую утопий? Не история сказочных фантазий, в которые власть зазывала свой народ? Не история непрерывных народных упований на чудо?

Но, соглашаясь с этим, именно здесь мы подходим к удивительному открытию: эта наивная детская вера русского народа, его доверчивость и кажущаяся беззащитность перед злом, его упование на божественное чудо — и является удивительной чертой, отличающей русских от других народов, делающих русских божьим народом, народом преображений. Только верящий в чудо народ способен совершить чудо. Только наивный, чистый сердцем и беззащитный перед ложью народ способен принять в своё сердце божественное откровение. Только народ, окружённый тьмой, разбойниками и лжецами, являющийся жертвой этого пагубного беспощадного мира, только такой наивный, глубинно не испорченный народ способен указать человечеству иную дорогу.

Второе пришествие Мавроди важно нам не тем, что он вновь заявляет свою фантастическую финансовую пирамиду. А тем, что предупреждает нас о других пирамидах, которые предлагаются и будут предлагаться нам в год выборов. Пирамидах экономических, политических, культурных, эстетических и информационных. Предупреждает о соблазнах, облечённых в современные технологии, которые должны увлечь наш народ в очередную яму.

Но великий Александр Блок написал своё дивное стихотворение "Россия", где он говорил:

Какому хочешь чародею

Отдай разбойную красу!

Пускай заманит и обманет, —

Не пропадешь, не сгинешь ты,

И лишь забота затуманит

Твои прекрасные черты...

ТАБЛО

l "Крещенский" визит Дмитрия Медведева в Иорданию и Палестину, а также его неожиданный для многих призыв развивать "русский дух" фактически означает личное вступление действующего президента РФ в борьбу за голоса избирателей, отмечают источники в дипломатических кругах российской столицы...

* По мнению наших информаторов в Цюрихе, подписание между "Роснефтью" и ВР соглашения по освоению месторождений российского арктического шельфа можно считать поворотным пунктом в отношениях между Путиным и "группой Ротшильда", после которого внешнее давление на нынешнего премьер-министра РФ должно значительно снизиться, поскольку в кулуарах политической и экономической власти данная сделка рассматривается как первый шаг к слиянию двух крупнейших энергетических структур…

* Повышение розничных цен на "горючку" после нового года нельзя объяснить только введением новых акцизных ставок — примерно две трети прибавки пойдут в карман "нефтяных олигархов", утверждают эксперты СБД, прогнозируя уже в середине текущего года еще одно подорожание нефтепродуктов, в продажную стоимость которых будет заложен и транспортный налог…

* Ускоренная ратификация Госдумой договора СНВ-3 значительно увеличивает риски локальных военных конфликтов на границах России, поскольку преимущество стран НАТО над РФ в обычных вооружениях, особенно новейших высокоточных системах, к 2012 году окажется подавляющим, говорится в аналитической записке, поступившей из Стокгольма…

* Поездку председателя КНР Ху Цзиньтао в США верхушка мирового финансового истеблишмента считает ключевым для ближайшего будущего событием, поскольку ей предшествовали не только необычайно резкие заявления пекинского руководства о неизбежном завершении "эпохи доллара", но и демонстрация военной силы "красного дракона" во время визита министра обороны США Роберта Гейтса. Предполагается, что "товарищ Ху" фактически поставит Белому дому ультимативное требование гарантировать обеспечение американских долговых обязательств (к которым относятся не только ценные бумаги, но и доллары ФРС) реальными активами, сообщили из Нью-Йорка. В противном случае Китай, обладающий запасами свыше 2 трлн. долл., вполне способен "взорвать" мировые финансовые и валютные рынки…

* Государственный переворот в Тунисе, осуществленный по модифицированному ("киргизскому") сценарию "цветной революции" с созданием "правительства народного единства", управлялся из посольства США, передают из Парижа. При этом отмечается, что непосредственной причиной свержения Зин эль-Абидина Бен Али стала его "резиновая" позиция по вопросу предоставления военных баз для американской авиации и военно-морского флота на территории страны, положительное решение по которому он постоянно оттягивал, выдвигая к Вашингтону всё новые и новые требования...

* Обращение губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко с просьбой к малолетним и пожилым жителям "Северной Пальмиры" без особой необходимости не выходить на улицу из-за угрозы падения "сосулей" вызывает у населения слишком явные ассоциации с блокадным Ленинградом ("эта сторона улицы наиболее опасна при артобстреле") и выставляет всю российскую "вертикаль власти" в качестве неэффективной и вообще недееспособной бюрократической структуры, такие оценки высказывают наши источники в Лондоне, прогнозируя скорую смену местной власти во "второй столице" России...

* Демонстративное внесение латвийскими властями бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова в "черный список" персон нон-грата после его обращения за видом на жительство в этой прибалтийской республике следует рассматривать в контексте "особых отношений" официальной Риги как с Кремлём, так и с Лондоном, поскольку британские спецслужбы рассматривают "человека в кепке" как носителя ценнейшей политической и экономической информации, чей переезд на "туманный Альбион" "весьма и весьма желателен"...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

Юрий Осипов: «ВЫХОД ЧЕРЕЗ КРИЗИС»

"ЗАВТРА". Юрий Михайлович, Центр общественных наук при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова, который вы возглавляете, недавно отметил своё двадцатилетие. За это время он стал одним из признанных интеллектуальных центров нашей страны. Какие вехи в его истории вы хотели бы отметить, какие перспективы дальнейшего развития видите для себя?

Юрий ОСИПОВ. В своё время Центр создавался по инициативе руководящих органов нашей страны. Принципиальное решение об этом было принято еще в 1989 году, а работать мы начали в конце 1990 года на правах НИИ I категории. Идея Центра заключалась в том, чтобы, не имея большого штата постоянных сотрудников, реализовывать оригинальные междисциплинарные проекты, привлекая к ним на договорной основе ведущих специалистов и временные творческие коллективы Советского Союза и зарубежья. Конечно, это был эксперимент, который, в случае успешных результатов, должен был стать новой моделью организации научных исследований в нашей стране.

Но затем начались "лихие 90-е" с их "рыночными реформами", государственное финансирование Центра с 1994 года прекратилось, и мы были поставлены перед выбором: либо отказаться от этого проекта, либо продолжать его собственными силами. Учитывая имевшийся исследовательский потенциал, мы приняли решение работать дальше, предоставляя ученым разных наук дискуссионную трибуну и обеспечивая публикацию свободно подготовленных текстов.

"ЗАВТРА". Видимо, была какая-то поддержка со стороны МГУ, его экономического факультета?

Ю.О. Конечно, руководство университета в целом нам помогало и помогает. Но мы, в силу своей "междисциплинарной" специфики, всегда активно взаимодействовали и с другими факультетами МГУ, прежде всего с экономическим, а также с различными вузами и научно-исследовательскими учреждениями в нашей стране и за рубежом, с властными структурами, с предпринимательскими кругами. Большую роль в становлении ученого сообщества Центра сыграло созданное в 1997 году Философско-экономическое учёное собрание, в работе которого принимают участие сотни профессионалов из разных областей знания, в том числе и ведущие ученые мирового уровня. В 1999 году вышел первый номер нашего журнала "Философия хозяйства", который вступает уже в тринадцатый год своего существования. Журнал стал за это время весьма авторитетным научно-размыслительным изданием и входит в список Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации. В 2009 году на базе Центра была организована Академия философии хозяйства, и теперь можно сказать, что нами сформировано полноценное научное сообщество, способное решать самые сложные исследовательские и экспертные задачи.

"ЗАВТРА". Мы знаем, что 20-летие Центра было отмечено не какими-то формальными мероприятиями, а юбилейной научно-практической конференцией, посвященной проблемам развития нашей страны под названием "Самоутверждение России: социум, экономика, политика", и что участники этой конференции, вы в том числе, подвергли весьма жесткой и обоснованной критике концепцию модернизации, которая сегодня провозглашена чуть ли не основой идеологии и деятельности нынешней "властной вертикали". Какие изъяны вы нашли в этой концепции?

Ю.О. Мы видим, что пореформенная модель хозяйства не может более удовлетворять ни один из слоев российского общества, включая действующую власть, тем более — общество в целом. Эта модель базируется на сверхэксплуатации природных и человеческих ресурсов нашей страны, а потому не только не заинтересована, но и не в состоянии создавать что-то новое и продуктивное, являясь тупиковой ветвью экономического бытия. Тем более, что это осуществляется по внешним образцам и при активном, чуть ли не руководящем, внешнем участии.

Модернизировать здесь просто нечего — нет ни субъекта, ни объекта модернизации. То есть весь проект модернизации, как говорится, подвешен в воздухе, и никакими словами, никакими единичными акциями типа "иннограда" Сколково эту ситуацию не изменить. От пореформенной модели российского хозяйства нам нужно переходить к постреформенной. Модернизировать, "улучшать" пореформенную модель означает только еще дальше залезать в социально-экономический тупик. Сырьевая колония и свалка для отходов мирового производства — вот будущее России в рамках действующей модели хозяйства. Разумеется, можно жить и в колонии, можно жить и на свалке, но история и потенциал нашей страны таковы, что подобное будущее вряд ли кого-то способно устроить.

В результате Россия попала в особого рода кризисную ситуацию — ситуацию тревожной неопределенности, сравнимую с той, которая наблюдалась в Советском Союзе рубежа 1980-90-х гг. Если обращаться к урокам истории, то самый вероятный выход из подобной ситуации — это выход аварийный, через внутриполитический кризис со сменой всей властной парадигмы. Признаки именно такого сценария реализуются сегодня с пугающей последовательностью.

"ЗАВТРА". Юрий Михайлович, а остается ли у нас надежда на альтернативный сценарий, в чем он заключается и насколько он реален?

Ю.О. Именно эти вопросы мы и обсуждали на нашей конференции. Сразу должен сказать, что научный прогноз в основном неблагоприятен. Сегодня у нас существует примерно один шанс из семи, что социально-экономической катастрофы удастся избежать. К сожалению, оценки научного сообщества власти предержащие предпочитают не замечать, поскольку процесс присвоений и накоплений для доминирующей элиты гораздо увлекательней любого национального созидательного проекта, хотя и нетрудно заметить, что "пилится" тот самый сук, на котором вся эта элита сидит.

Беседу вёл Алексей Гордеев

БЛЕФ МОДЕРНИЗАЦИИ

СЕРГЕЙ КАРА-МУРЗА, Д.Х.Н., ПРОФЕССОР (ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РАН).

Забойным словом стало "модернизация". Слово многозначное, но что конкретно имеется в виду, нам не сообщили.

Примем, однако, туманную абстрактную формулу: модернизация — в общих национальных интересах. Но ведь эта формула требует тотального преобразования страны — вот в чем проблема

И такое преобразование возможно только при духовном подъеме граждан, объединенных высокоорганизованной совместной работой. Действующие лица модернизации — не индивиды, а общности, собранные на особой матрице. Однако в России продолжается распад всех общностей (кроме криминальных), а попытка превратить "поднятые" реформой социальные группы в ядро "нового" народа провалились. Эту роль не взяли на себя ни новые русские, ни средний класс.

Быстро деградирует и самая важная для дела модернизации общность — интеллигенция. Углубляется культурный кризис. А со стороны государства и "собственников" — общая неприязнь к производству. Всей душой — к торговле, финансам и праву. С той "элитой" России, что поднялась на разрушении 1990-х гг. и, как говорили, "питается трупом убитого советского хозяйства", подвига модернизации не совершить.

Да, модернизация необходима. Но сначала надо произвести реабилитацию всего общества, устранить источники социальных страхов и недугов, успокоить людей. Происходит же обратное. В обществе задается очень высокий уровень нервозности. Для чего-то это надо, но на позитивной модернизации ставит крест.

АНДРЕЙ ФУРСОВ, К.И.Н., ПРОФЕССОР (ЦЕНТР РУССКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ, МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ).

Есть ли субъект, способный вытащить РФ из исторической ловушки, которая характеризуется криминализацией социальной жизни страны, социально-политической деградацией и сырьевой специализацией в мировой экономике? Такой субъект на данный момент не просматривается. Поэтому поставим вопрос иначе: какие задачи должен будет решать такой субъект, если возникнет? Он должен решить несколько стратегических задач, а потому я называю его субъектом стратегического действия (далее — ССД).

Прежде всего, он должен будет достроить русскую нацию как державообразующий стержень. ССД должен творить новую Россию как импероподобное образование с мощным национальным стержнем, где державообразующий народ получает достойное историческое вознаграждение — пропорциональное проценту в населении представительство во всех сферах общества.

Две эпохи русской истории — 1861-1917/29 и 1990-2010-е гг. — со всей очевидностью продемонстрировали: Россия и капитализм несовместимы, развитие последнего на русской почве есть тотальная катастрофа — нравственная, экономическая, социальная, геополитическая. ССД должен создать строй с приматом общественной собственности и жестким контролем над социально-экономической поляризацией (децильный коэффициент — не более 5:1). Этот же строй — гарантия уничтожения криминалитета, который в настоящий момент превращается в системообразующий элемент того, что формально считается "обществом".

Но самое главное — ССД должен обладать мощным психоисторическим оружием — адекватным знанием о современном мире, его хозяевах, игроках и главных фигурах, а также о России как части этого мира. Таково необходимое условие, чтобы когда-нибудь сказать: "Наше дело правое. Мы победили!"

СЕРГЕЙ ПЕРЕВЕЗЕНЦЕВ, Д.И.Н., ПРОФЕССОР (МГУ).

Сегодня все уже понимают, что "абсолютно правильного", "единственно верного" знания истории не существует, а есть различные интерпретации истории, среди которых встречаются и такие, которые способны эффективно послужить укреплению и становлению народа, формированию его единого исторического сознания, выработке и утверждению идейных, духовных, социально-политических основ народного бытия. Такой была, к примеру, первая известная нам письменная интерпретация отечественной истории, выполненная в конце X — начале XII вв. русскими книжниками-летописцами и русскими религиозными мыслителями. Тогда впервые были определены специфические черты Русской земли, а отечественная история была впервые "вписана" во всемирную, прежде всего христианскую историю. Так родилось единое историческое сознание русского народа. Чуть позже эта интерпретация русской истории помогла нашим предкам выстоять в трагическую годину ордынского владычества.

Думается, что нынешнее поколение отечественных историков стоит перед необходимостью разработки и создания новой интерпретации русской истории, такой интерпретации, которая смогла бы стать идейной основой возрождения нашего народа, помогла бы нашему народу осознать свое место в новом мировом пространстве и вновь двинуться вперед.

Именно любовь к своей Родине во все времена оказывалась последним прибежищем в самые тяжкие годины нашей истории. Даже большевики, безмерно увлеченные идеей мировой революции и относящиеся к России, как всего лишь к плацдарму мирового коммунизма, были самой жизнью вынуждены это признать. В самые тяжелые осенние дни 1941 г., когда гитлеровцы рвались к Москве, И.В. Сталин в частном разговоре с координатором американской программы ленд-лиза У. Гарриманом, сказал точные и мудрые слова: "Мы знаем, народ не хочет сражаться за мировую революцию; не будет он сражаться и за советскую власть… Может быть, будет сражаться за Россию". И народ сражался, и победил. За Россию!

ВАСИЛИЙ КОРНЯКОВ, Д.Э.Н., ПРОФЕССОР (ЯРОСЛАВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ).

Сегодня мы обнаруживаем тот удивительный факт, что экономический рост, которым может похвастаться наша экономика, примерно на девять десятых уничтожается ею же самой. Даже если происходит снижение издержек производства на первичных стадиях движения продуктов от смежника к смежнику, конечные предприниматели не только не снижают отпускных цен, а даже еще и завышают их — ради получения сверхприбыли (разности между снизившимися издержками и ценой). То есть они забирают в сверхприбыль всю первичную экономию, деформируя тем самым объективный глубинный процесс экономии общественного труда, уничтожая его. Пора уже обнажить этот немыслимый грабеж и принять какие-то меры: объединить, к примеру, частные капиталы в общественный с выплатой процентного дохода собственникам доли в соответствии с величинами "паев". Понятно, что в нынешних условиях это невозможно, но жизнь требует каких-то решений — и вряд ли тут можно обойтись без некоторых социализаций.

ДМИТРИЙ МИТЯЕВ, К.Э.Н., ДИРЕКТОР, ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА.

Поскольку в патовой ситуации, на мой взгляд, находится не только Россия, но и вся глобальная система, требуется понять, где и как наиболее продуктивно искать выход. Запад идет по пути перезагрузки своей системы — все прекрасные (маниловские) идеи о новой мировой финансовой архитектуре, необходимости отказа от сверхпотребления на Западе и сверхсбережения на Востоке отставлены в сторону. Открытым текстом говорится о необходимости закачки все новых и новых денег, чтобы увеличить стоимость активов (надуть очередные пузыри). По сути, это очередная попытка "отщипнуть" от будущего, дабы сохранить в неизменном виде "правила игры".

Одновременно происходит "похищение Европы": долговой кризис охватывает все новые страны.

Основной надеждой перезагрузки системы остается Азия (в основном Китай и Индия), которые должны вытянуть мировой спрос и поддержать все более высокие цены на активы (сырье, акции и др.). Ситуация в Америке продолжает усложняться.

Из четырех несущих конструкций ("атлантов") мировой хозяйственной системы: население, бизнес, банки и государство, — две первые уже упали, и свод поддерживается двумя оставшимися. Как долго это может продолжаться? Доподлинно неизвестно, однако флажки вдоль траектории падения двух оставшихся несущихся конструкций уже расставлены.

СЕРГЕЙ КОВАЛЁВ, Д.Э.Н., ПРОФЕССОР (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ).

Исторический опыт показывает, что можно выделить три типа развития: догоняющее, устойчивое, прорывно-инновационное. Было бы хорошо заняться третьим — прорывно-инновационным, но в настоящее время прямой переход к вышеназванному типу развития невозможен, в том числе и по причине отсутствия отечественного платежеспособного спроса и рынков сбыта высокотехнологической продукции. Более реален путь модернизации поначалу, прежде всего, добывающих и энергетических отраслей, но по всему производственному циклу: добыча сырья — переработка — транспортировка — экспорт готовых продуктов, что можно было бы сделать на основе собственного национального машиностроения. Это потребует развития ряда наукоемких и высокотехнологичных отраслей, наличия высококвалифицированных кадров, развития фундаментальных и прикладных исследований. Данный путь позволяет также сохранять и отечественную науку, обеспечивать спрос на ее продукцию как за счет государственной поддержки фундаментальных исследований, так и за счет спроса на ее научную продукцию со стороны бизнеса.

ВСЕВОЛОД ТВЕРДИСЛОВ, Д.Ф.-М.Н., ПРОФЕССОР (МГУ).

Нынешняя предельно наивная политика финансовой (будто бы рыночной) поддержки исключительно "инновационной" стадии прикладных научных достижений направлена на оперативное использование уже имеющихся технологических и конструкторских разработок. В редком случае — на достижения новых — рыночно затребованных — результатов. Чаще всего так называемые инновационные разработки отечественным рынком вовсе не востребованы и не могут быть востребованы (свежий пример — нанотехнологические проекты).

Фундаментальная наука XX в. изучала более всего состав и строение живой и неживой материи на разных уровнях ее организации, во всех ее проявлениях. Отсюда и дивергенция наук. Теперь же самые разные "предметные" науки обнаружили удивительное сходство в закономерностях пространственно-временного развития абсолютно разных по физической природе систем — физических, химических, биологических, экологических, а теперь — и социально-экономических. В этом основа нарастающей конвергенции наук.

А раз есть конвергенция, то финансовая поддержка науки должна быть комплексной, а организация — вполне целостной. Наука сегодня — не отрасль, а сфера, это целый взаимоувязанный мир. А потому не может быть исключений — развивать надо всё, и денег на это не жалеть. Развитие науки — овладение будущим! А уж о модернизации говорить не приходится — тут всё ясно.

ВЛАДИМИР БОДРОВ, Д.Э.Н., ПРОФЕССОР (НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ УКРАИНЫ (Г. КИЕВ)).

Переход к стадии постиндустриального общества вовсе не означает упадок реального сектора экономики, прежде всего промышленного производства. Наоборот, этот переход существенно изменяет структуру индустриальной системы в направлении обеспечения производства высококачественных услуг, ориентированных на удовлетворение всевозрастающих потребностей человека как духовного, так и материального порядка. Очевидно, что только успешно функционирующий реальный сектор экономики является основой гармонического перехода к постиндустриальной системе.

С отдалением кризиса во времени неизбежно и постепенно будет восстанавливаться вера в фундаментальность либеральных ценностей и стандартов. Само по себе государственное вмешательство в экономику не гарантирует полного преодоления кризиса, а чрезмерное государственное регулирование в принципе противоречит гибкому и динамичному характеру современных производительных сил, вызовам постиндустриальной эпохи. Национальные системы регулирования экономики в условиях глобальных вызовов призваны, скорее, исполнять роль формирующей, креативной силы, направляющего вектора социально-экономических преобразований.

ЛЕОНИД АСЛАНОВ, Д.Х.Н., ПРОФЕССОР (МГУ).

Любая модернизация общества и экономики может быть эффективной только с опорой на традицию (принцип "инновации в рамках традиции"). Ментальной традицией русских людей веками был артельный труд. Артель не только организует производство работ. Нет более добросовестного контролера количества и качества работы, выполненной каждым членом бригады, чем артель. Артель — самый действенный воспитатель добросовестного отношения к труду. Артельная организация труда не нарушалась в советское время из-за приверженности советской власти к коллективистским методам организации труда, что было не столько идеологически, сколько ментально детерминировано. В период 1970-1985 гг. развернулось движение за внедрение во все сферы производства бригадного подряда, что было точной копией артельной организации труда. К 1985 г. 25% производственных коллективов использовали бригадный подряд, но они давали 40% продукции со знаком качества, издержки производства были более чем вдвое меньше, а зарплата почти вдвое выше.

В 1960-е гг. перед промышленными корпорациями Японии встала проблема улучшения качества продукции. Надо было найти способ наиболее эффективного воздействия на рабочего: были созданы бригады качества, фактически повторившие артельную организацию труда.

Впоследствии система распространилась в США по тем производствам, которые стояли на пороге краха. В начале 1990-х гг. русская артельная система организации производства получила там название реинжиниринг. В современной России реинжиниринг не внедряется. Еще не прошло увлечение теориями менеджмента, сложившимися в условиях североморской индивидуалистической культуры.

ВИКТОР РЯЗАНОВ, Д.Э.Н., ПРОФЕССОР (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ).

В настоящее время «модернизация» становится достаточно распространенным понятием в постановке задач, стоящих перед экономикой РФ. Само выдвижение данного понятия в качестве содержательного объяснения целей экономического развития страны в будущем, видимо, связано с желанием найти некий аналог термину «реформы», но который продолжал бы саму реформационную линию и одновременно указывал на ее новые возможные ориентиры.

Возникает вопрос: как сегодня более точно, чем модернизация, обозначить стратегический приоритет в развитии экономики, осмысливая саму идею самоутверждения России? На наш взгляд, более содержательным представляется выдвижение программы проведения «новой индустриализации», или «реиндустриализации».

Такая постановка объясняется следующими обстоятельствами. Во-первых, в стране разрушен главный каркас современного хозяйственного устройства страны под видом и в ходе разрушения плановой экономики. Без его восстановления на новой основе вряд ли возможно серьезно рассчитывать на укрепление экономических позиций России в мировой экономике. Во-вторых, этим делается акцент на собственный исторический опыт и память народа в решении масштабных задач социально-хозяйственного переустройства. В-третьих, вместо политики финансиализации экономики возрождается идея «созидательного труда» как по-настоящему главного рычага устойчивого развития и благополучия общества. В-четвертых, становится возможным реализовать курс на построение сбалансированной и гармоничной экономики, способной себя содержать и кормить, защищать страну и двигать ее вперед.

В конечном счете такой стратегический приоритет следует оценивать в контексте отказа от «догоняющей модернизации» и встраивания преобразовательной деятельности в сложившиеся общественно-хозяйственные структуры, поведенческие нормы и социо-культурные традиции, без разрушения их органической целостности.

Кавад Раш СТРАЖ ЧЕСТИ

Сегодня мы поздравляем с 75-летним юбилеем давнего и постоянного автора газеты «Завтра», талантливого писателя и публициста, искреннего певца армии и флота, нелегких и славных дорог нашей России, русского слова и русского дела Кавада (Карема) РАША.

Дорогой наш товарищ и брат! Твои яркие и продуманные публикации всегда отличались особенным, воистину воинским духом, всегда стояли на страже высоких идеалов чести и патриотизма.

И все мы, твои благодарные читатели, еще не раз перечитаем запомнившиеся строки...

Редакция «Завтра»

Язык и народ неразделимы. "Великий, могучий, правдивый и свободный" русский язык мог создать только народ, наделенный теми же качествами. Русский язык спасал нацию в любое лихолетье как некая таинственная, непостижимая духовная субстанция, запечатлевшая в себе тысячелетие трудов и переживаний народа и всех его сословий и групп, субстанция глубокая, как океан, и спасительная...

"Вначале было Слово, и слово было у Бога", и слово есть высший дар человеку от Творца. Он, этот дар, непостижим, правдив и таинственен...

Сейчас воздух России отравлен провокаторскими стенаниями на тему "Уйдет ли Россия с Кавказа?", или "Россия потеряет Кавказ…" В этих воплях — смесь безродности и суеты, и вытекающая из них политическая импотенция. Россия не уйдет с Кавказа, пока стоит Кавказ, ибо она, Россия, не может уйти из самой себя...

Я — курд (самоназвание "корд")... За Россией навеки закрепилось понятие "Святая Русь". Мы знаем "прекрасную Францию", "старую добрую Англию", помним о "германской верности". Частью генетики кордов стало закрепленное за ними всеми соседями название "народ-герой"... Мы, корды, это доказали, не выходя из сражений пятьдесят веков...

Только пошляки утверждают, будто в России два коренных вопроса: "Что делать?" и "Кто виноват?" Никогда не стояли такие вопросы на Руси. Ответ на них, исчерпывающий, дан две тысячи лет назад Евангелием и детально разобран, быть может, в самой великой книге, написанной на русском языке — "Выбранных местах из переписки с друзьями" Гоголя:

"Что делать?" — Честно трудиться. “Всяко место свято”, — заметил Николай Васильевич.

"Кто виноват?" — Только я сам, и больше никто. Плохой солдат всегда в поражении винит начальство. Хороший солдат — самого себя.

А на вопрос "Что делать?" в наше время на исходе второго тысячелетия и в российских обстоятельствах тотально левого сознания отвечу тремя императивами.

Не лги! Не бойся! Не воруй!

Нигде традиция не имеет такого жизненного значения, как в армии. Чем глубже историческая память, тем сильнее войско. Традиция — это победоносность. Если дух выше всех факторов, то традиция — становой хребет самого духа.

Железные дороги — единственная сфера производства, преобразующая пространство. Эта "инфраструктура" создает новые дороги, мосты, города, заводы, она единственная вовлекает в свою жизнь все слои населения... Не случайно, когда на Крайнем Севере осведомляешься у местных старожилов, что они имеют в виду под именем "Материк" или "Большая земля", можно услышать ответ: "Это там, где паровозы ходят"...

Вне Сибири и Северного морского пути у России нет будущего. Как бы ни рвались к нашему, поистине святому шельфу, под благовидными научными предлогами, наши заклятые "друзья" и соседи, мы, сохраняя максимальную доброжелательность, должны не допустить к участию в разработках шельфа и структурах Севморпути ни одного чужеземца, ни единого их специалиста. Как бы это не показалось парадоксальным, но в век глобализации и электронной паутины возрастет небывало роль границ, запретов и застав. Северный морской путь освоен военными моряками гидрографами, и ему надлежит быть в исключительном ведении сил Военно-Морского Флота и в прямом, постоянном правлении президента России. Как особо важные и чтимые монастыри напрямую подчиняются Патриарху и именуются ставропигиальными, так и Севморпуть для Руси и её главы есть "ставропигиальная" святая дорога государства...

Александр Горбатов, Александр Нагорный РЖАВЫЙ КАРДИНАЛ

В КОНЦЕ ПРОШЛОГО ГОДА СОСТОЯЛОСЬ весьма знаменательное событие: из политической тени вышел один весьма известный персонаж. Последние годы он давал комментарии исключительно по экономическим и социальным проблемам, касающихся в основном его собственной деятельности — катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, работы "Роснанотехнологий" или "дела Квачкова". Да, как вы поняли, это непотопляемый Анатолий Чубайс, давший интервью писателю и журналисту Дмитрию Быкову. Оно было опубликовано под заголовком "Путин не вернется в Кремль" в газете "Собеседник" от 22 декабря и сразу же под разными названиями перепечатано и вывешено на множестве интернет-сайтов.

Хотя заметного общественного резонанса новое явление народу Чубайса-политика вроде бы не вызвало, зато природу-мать, как говорится, не обманешь. Накануне, в день зимнего солнцестояния 21 декабря, случилось полное лунное затмение, а 25 декабря в столице выпал небывалый, первый за всю историю погодных наблюдений, "ледяной дождь". Последствия его не ликвидированы и по сей день: тысячи людей не могли улететь на рождественско-новогодние каникулы, множество населенных пунктов Подмосковья остались без света. И это безобразие продолжается фактически вплоть до нынешнего дня.

Подобные события можно считать тотальным фиаско действующей власти, поскольку именно катастрофа в ведущем аэропорту Москвы, Домодедово, и отсутствие в нем страховочных запасных источников электропитания свидетельствуют о том, что любая катастрофа будет смертельной для столицы. Между тем, Чубайса как бывшего руководителя "РАО ЕЭС России", успешно уничтожившего эту "естественную монополию", можно считать крестным отцом критического снижения "запаса прочности" российских энергосистем. Как в масштабе отдельных регионов, так и всей страны.

Еще со времен "Слова о полку Игореве" масштабные природные аномалии в России не принято игнорировать — они недвусмысленное свидетельство надвигающейся беды и всегда воспринимались в народе как знамения. А при рассмотрении заявлений Чубайса, в контексте нынешней политической ситуации, становится понятным, что выход его из тени носит, можно сказать, недобрый знаковый характер.

НО ЧТО ЖЕ ПО СУЩЕСТВУ СКАЗАЛ в своем интервью "главный ваучер"?

Во-первых, следующим президентом будет "однозначно" Медведев, а не Путин.

Во-вторых, фашизм для нас — реальная возможность и политическая катастрофа после "свершившейся" окончательной победы над коммунизмом. Предотвращение ее — острейшая задача для власти. Поэтому защиту своих прав и настоящую демократию способны осуществлять люди, которые твердо стоят на ногах. Люди дела. Пока их число сравнительно невелико. Будет в результате модернизации больше. Пока же коричневая опасность сегодня не умозрительная, а совершенно осязаемая. Квачков, как утверждает Чубайс, при абсолютном безумии и предельно антигосударственном характере его идей — выразитель настроений весьма заметной части общества, процентов десяти. "Я с интересом слежу за его деятельностью".

В-третьих, нельзя обойтись без ликвидации "крупнейшей ОПГ в стране" — нынешней милиции. Следует вдвое сократить ее личный состав и вдвое повысить зарплату.

Как видим, Чубайс говорит без всяких обиняков, открыто и безапелляционно, даёт концентрированную оценку наиболее актуальным социально-политическим проблемам, да и выражает свою мысль предельно остро. По сути, это скорее не комментарии стороннего наблюдателя или эксперта, а четкие установки одного из главных, если не вообще главного участника политического процесса. Он не боится ни Путина, ни других, указывая направление верного движения. При этом, разумеется, нельзя забывать, кого почти официально представляет на территории РФ Анатолий Борисович — это Бильдербергский клуб и стоящий за ним глобальный финансовый капитал, прежде всего американский. Надеясь на память наших читателей, всё же напомним о главных вехах его деятельности по развалу советской экономики.

В 1992 году по приглашению ведомства Чубайса в Россию прибыли более 200 иностранных консультантов, среди которых кадровый сотрудник ЦРУ Бойл, кадровые разведчики Христофер, Шаробель, Аккерман, Фишер, Хиктон, Камински, Уилсон, Бокая, Уайтмен, Брус и другие, услуги которых открыто и официально оплачивал специально созданный для этого Российский центр приватизации во главе с М. Бойко. "Именно иностранные консультанты явились идеологами ускоренной приватизации: продавать как можно быстрее и больше госсобственности, и продавать в первую очередь лучшие предприятия" (из открытого доклада Питера Редвея, профессора университета Дж. Вашингтона). А.Б.Чубайс приказом № 141 по ГКИ назначил Джонатана Хея, гражданина США, кадрового сотрудника ЦРУ, начальником отдела иностранной технической помощи экспертизы и своим заместителем в экспертной комиссии, состоявшей из иностранцев. Отставка Валерия Полеванова с поста главы Роскомимущества в 1993 году была вызвана тем, что он приказал изъять спецпропуска РКИ у 35 "консультантов" с американским гражданством. На его отставке одновременно настаивали и Чубайс, и представители американской администрации через посла РФ в США. Упомянутый выше М.Бойко был назначен вместо В.Полеванова, будучи обладателем израильского гражданства и "грин-карты" США.

ПОСЛЕ ЭТОГО ВПЕЧАТЛЯЮЩЕГО ДОСЬЕ, думаем, вряд ли кому-то покажется случайным, что на следующий день после публикации интервью, 23 декабря, был вновь, несмотря на очередное оправдание судом, взят под стражу "личный враг" Чубайса полковник Квачков. На этот раз по ходатайству Следственного управления ФСБ России и санкции Лефортовского межрайонного суда г. Москвы. Здесь уместно отметить, что вновь созданный по указу президента Дмитрия Медведева Следственный комитет РФ, как известно, "в не очень далекой перспективе" будет расширяться за счет других следственных органов: МВД, Федеральной службы безопасности и Госнаркоконтроля. К тому же давний оппонент Чубайса мэр Москвы Юрий Лужков отправлен в отставку опять же по указу Дмитрия Медведева. Поэтому московские суды вряд ли будут с большей лояльностью относиться к полковнику Квачкову. Да и обвинение в подготовке вооруженного мятежа не предполагает никакого суда присяжных.

Интересно, что в тот же день, 23 декабря, была зарегистрирована поданная Виктором Шендеровичем коллективная заявка на проведение 26 декабря в Москве антифашистского митинга. Среди активистов, подписавших заявку, стояла и подпись интервьюера Чубайса Дмитрия Быкова. От прочих акций "антифашистов" митинг 26 декабря отличался относительной массовостью (около двух тысяч человек, по официальным данным), хорошей организацией и выверенными "по Чубайсу" лозунгами ("Фашизм не пройдёт!", "Москва для всех!", "Россия для всех!", "Россия без нацизма" и т.д.). Весьма характерно, что очень многих участников этого митинга можно было видеть ранее на антипутинских акциях с требованиями отставки действующего премьер-министра РФ. То есть их декларируемый "антифашизм" явно пересекается с "антипутинизмом". Это, если хотите, и маркер, и тренд нынешнего либерализма в России.

Давно замечено, что Чубайс на мелочи не разменивается. И если он вышел из политической тени и открыто обозначил свою позицию — жди действий и событий, мягко говоря, идущих вразрез с интересами большинства граждан страны. Сегодня Чубайс и его последователи разворачивают борьбу не против "фашизма вообще", а против "русского фашизма" — поскольку, по их определению, никакого иного в современной России и быть не может. "К чему зовут, — спрашивал в "Известиях" (24.12.10) известный публицист Виталий Третьяков, — глашатаи "толерантности и политкорректности"? Те, кто любит через фразу называть русских "фашистами" и националистами. Их изначальное всепрощение кого угодно, кроме русских, приведет к тому, что в результате такой позиции вряд ли останется сама Россия".

Автор другой статьи "О прощенном фашизме", опубликованной, как ни странно, в либерально-западнической "Новой газете" 20.12.10 Максим Кантор, как раз дает ответ на вопрос о природе нынешней нетерпимости, переходящей в откровенный экстремизм. Вот в чем пусковая пружина этого механизма: "Наступил феодальный капитализм без всякого общественного договора, прикрытый демократической риторикой. И оказалось, что демократическая риторика очень напоминает принципы социал-дарвинизма… Немцов в белых штанах, говорящий толпе о себе и своих единомышленниках: "В сущности, мы все здесь люди не бедные", — эта насмешка над демократической идеей… Сперва это просто напоминало дурдом. Говоришь: "Вы страну разграбили". А тебе отвечают: "А Сталин был палач". Говоришь: "У нас образовался паразитический правящий класс", а тебе отвечают: "Тоскуешь по лагерям 30-х?" Диалог умалишенных без смысла и логики".

Отметим, что публикаций, подобных приведенным выше, было в последнее время немало. Значит, в обществе зреет неприятие примитивной фальшивки о "русском фашизме". Однако вышедший из тени Чубайс упорно толкает нас с помощью тех же вчерашних "кукольников" с ТВ именно к такому привычному еще с 90-х либеральному тренду: раздавить гадину, опереться на сильных и богатых, увеличив их число хотя бы до нескольких миллионов. Словом, нужны, прежде всего и исключительно, те, кто постоит за себя, за свое состояние и состояние своих благодетелей. Ну, а если для этого потребуются провокации и жертвы, то здесь как раз тот случай, когда, конечно же, выбранные средства достойны "высокой цели". Ведь, по мнению того же высоконравственного Шендеровича, высказанному накануне митинга антифашистов на радио "Эхо Москвы", мы уже живем в стране победившего фашизма, а Путин взял на вооружение идеи ДПНИ в отношении ужесточения режима регистрации для приезжих. Поэтому пора действовать.

В общем, вероятность того, что наступивший год пойдет по сценарию, изготовленному где-то в недрах Бильдербергского клуба и озвученному Чубайсом, достаточно велика. И если так, ждут Россию и мятежи, и кровь, и маячащий в перспективе либеральный диктатор. С жестокой полицейщиной, подавлением всякой оппозиции и развалом страны.

Можно утешать себя тем, что эти мрачные прогнозы не сбудутся, так как у них нет серьезных оснований. Да и сам Чубайс — это ярко выраженный "социальный аллерген", против которого настроено не менее 90% населения страны. Спору нет, "общенародная любовь" к Анатолию Борисовичу всем известна. Поэтому вероятность его личной диктатуры кажется сегодня практически нереальной.

Однако те, чьи интересы он выражает, могут поставить и номинального диктатора, при котором Чубайс будет решать все важнейшие государственные вопросы в роли "серого кардинала". Примерно такая ситуация уже была в стране, когда именно он возглавил администрацию президента в 1996 году при "честно победившем" на выборах хронически больном Ельцине, который готовился тогда уже не к правлению, а операции на сердце. Сам же Анатолий Борисович громогласно заколачивал последние гвозди в "гроб коммунизма" и энергично проводил кадровые чистки в госаппарате и на верхних этажах власти. Правда, дело кончилось дефолтом 1998-го, но это были издержки молодости — с тех пор Чубайс "наелся", можно сказать, до отвала. В списки мировых сверхбогачей — ни по версии "Forbes", ни по каким-то иным версиям, он официально не входит, его задекларированный доход в 2009 году составил чуть больше 202 млн. рублей, но истинные размеры личного состояния Анатолия Борисовича остаются тайной за семью печатями. "Глас народа" по этому поводу звучит примерно так: "Сколько стоит Чубайс?" — мы этого не узнаем никогда".

Существуют, правда, хотя и косвенные, но проливающие свет на суть вопроса детали. Так, "Российская корпорация нанотехнологий" ("РОСНАНО"), возглавляемая Чубайсом, летом 2009 года учредила ЗАО "ОПТОГАН" совместно с другим ЗАО "Республиканская инвестиционная компания", зарегистрированным в г. Якутске, и оффшорной компанией "ЛИСАРО КОМПАНИ ЛТД". А в видах деятельности ЗАО "ОПТОГАН", которым руководит некий г-н Одноблюдов, значится "производство электрических ламп и осветительного оборудования". Тогда же "РОСНАНО" и банк "УРАЛСИБ" совместно с фирмой "ВИ СИСТЕМС ГМБХ" создали ООО "КОННЕКТОР ОПТИКС" (руководитель — г-н Карачинский), которое, помимо "производства электровакуумных приборов", намерено заниматься "производством, передачей и распределением электроэнергии".

Ещё можно как-то понять, если в целях модернизации сотрудничают госкорпорация и независимая от неё, успешно работающая частная фирма. Но когда госкорпорация учреждает дочернюю фирму вместе с оффшорной конторой-"однодневкой", то какая здесь может быть цель, кроме превращения расходов госбюджета в частные доходы?

НО ВЕРНЕМСЯ К ПОЛИТИКЕ. Чубайс из всего нынешнего политического правящего класса России — человек наиболее системный и последовательный. Так, еще во время инвестиционного форума в Ярославле (сентябрь 2010 г.) он вскользь заявил, что именно фашизм является главной угрозой, с которой столкнется Россия в ближайшие два десятилетия, "а все… разговоры о Путине или Медведеве, Медведеве или Путине бледнеют по сравнению с этой опасностью". Что замечательно в сем высказывании, так это сам срок, отмеренный им для борьбы с главной угрозой. Взявшись за дело с умом и энергией, за отпущенное время можно сделать так, что не только от весьма широко понимаемого им и его последователями фашизма-национализма, но и от всего народа русского мало что останется. Как, впрочем, и от самой России. Возможно, Чубайс считает — хватит ей за глаза через намеченные двадцать лет и полусотни миллионов "твердо стоящих на ногах" на огромной территории какого-либо нового конфедеративного конгломерата, бывшего когда-то нелепой и малоприспособленной к постиндустриальному миру Россией.

И еще одна важная деталь. Прошло лишь три месяца после Ярославля — и Чубайс, а, скорее всего, его кураторы существенно откорректировали свою позицию в отношении будущего президента России. Теперь уже принципиально важно, чтобы это был не Путин. О том же незадолго до Чубайса говорил один из его ближайших соратников Игорь Юргенс, играющий роль "серого кардинала" при Дмитрии Медведеве. Но, видимо, обстоятельства потребовали ввести в бой и "тяжелую артиллерию". Тем более, что именно Чубайс во многом способствовал карьере Путина при переходе того с питерского на федеральный уровень.

Но что же произошло за истекшие три месяца? Прежде всего, как уже отмечалось выше, был отправлен в отставку один из самых главных внутриполитических оппонентов Чубайса — Лужков. После этого до конца 2010 года из России "старономенклатурной" группой по разным каналам было выведено на Запад свыше 33 млрд. долл., а в самой Москве возникла неопределенность не только относительно власти и собственности, но также и дальнейшего статуса национальных диаспор, которые всегда поддерживались Лужковым.

Затем, в начале ноября, после избиения журналиста Кашина, против Путина началась открытая и широкая информационная кампания как в ведущих западных, прежде всего американских, СМИ, так и в либеральных российских: "Эхо Москвы", "Новая газета" и т.д. К ним в последнее время присоединились "Ведомости", "Коммерсантъ" и "Бизнес-FМ". То есть Владимир Владимирович оказался в информационной осаде, которую он, правда, прорвал в конце декабря через телеканал "Россия-1" своим рекордным по продолжительности прямым общением с народом, а также известным телесюжетом по встрече с футбольными фанатами и возложению цветов на могилу убитого Егора Свиридова.

Нет сомнений, что за рождественско-новогоднюю паузу "мозговые штабы" всех заинтересованных сторон внимательно просчитали последствия декабрьских волнений в Москве, определяя главные направления ударов и обороны на будущее. И, надо сказать, власти держали под контролем январские акции футбольных фанатов и других группировок.

Однако еще, как говорится, не вечер. Ответ на то, как может осуществляться сценарий "либеральной диктатуры", стоит поискать у самого Анатолия Борисовича. Он кроется в высказанной им мысли о необходимости ополовинивания штата нынешней милиции. Конечно, об этом и о реформе МВД с переименованием в "полицию" сейчас говорят почти на каждом углу. Но если такая реформа и такое сокращение будут проходить на фоне массовых межэтнических и межконфессиональных конфликтов, мы получим ситуацию, когда "запас прочности" у этой системы будет исчерпан. Попробуйте неделю-другую работать по 14 часов в сутки без выходных. Ситуация выйдет из-под контроля, и уже скоро обыватель просто завопит "Прекратите! Даёшь твердую руку и порядок!" Кто это сможет предложить и осуществить, кто станет по-настоящему разруливать ситуацию, тот и приведет спасителя-диктатора на вершину власти. Здесь-то и может весьма предсказуемо оказаться Анатолий Борисович: в нужное время и в нужном месте. А если он еще наполнит актуальным содержанием свою концепцию "либеральной империи" в русле более-менее приемлемом для российских "нацменьшинств", то печально знаменитая ельцинская фраза "во всём виноват Чубайс" может вновь стать роковой реальностью.

Исторических примеров того, как это осуществляется на практике, немало. В 1917 году, после краха российской монархии, Ленин и Троцкий, действовавшие тогда как единое целое, выступали, в зависимости от ситуации, то за Советы, то за бойкот Советов. Но при этом они всегда были против Временного правительства, против, что очень важно, создания новой полиции, да и в целом карательных органов, которые тогда, по существу, так и не были образованы. Это при том, что в деревне и на национальных окраинах бывшей империи уже началась открытая гражданская война с тысячами жертв на фоне передела и захвата земли (вспомните о станице Кущевской), а в городах, особенно крупных, свирепствовали бандитизм и разгул преступности. Однако через три дня после взятия власти большевики решительно создали первые отряды милиции, а через полтора месяца — ЧК. Она-то и повела войну с вооруженной преступностью на уничтожение. Кстати, при практически полной поддержке населения. Как говорят на Востоке "Пусть лучше будет один лев, чем тысяча шакалов".

В этой связи нашим либералам, большинство из которых, скорее всего, даже не осознают всю серьезность возможных событий, лучше бы не ёрничать по поводу "бороденок" и противостояния неуправляемой толпе, о чем говорил Путин. Они обратили внимание лишь на оскорбившие их "бороденки", а надо бы подумать о том, во что может вылиться волна неуправляемого (конечно, только внешне) гнева, особенно на межнациональной почве. Когда с наших улиц может практически исчезнуть эта сила в темно-серых шинелях и камуфляже, с ужасными дубинками-"демократизаторами" и прочими спецсредствами.

Да, эта нехитрая вроде бы суть во многом не доходит до ограниченного сознания деммассовки. Но Анатолий Борисович Чубайс вовсе не наивен и способен просчитывать ходы вперед — особенно при помощи своего легендарного ноутбука, с которым "не расстается ни днем, ни ночью". Причем рассчитывать на долгую перспективу. Вспомните хотя бы об упомянутых им двадцати годах борьбы с русским фашизмом. Поэтому его идея начать ломку милиции с параллельной сменой ее руководства и планируемая одновременно отнюдь не кабинетная борьба с теми, на кого навесят ненавистный ярлык фашизма-национализма, способна стать эффективным тактическим ходом для запуска новой модели управляемого хаоса, отличной от уже привычных "цветных революций". Что-то похожее буквально на днях отрабатывалось в Тунисе.

МОЖНО ЛИ ИЗБЕЖАТЬ ПОДОБНОГО ХОДА СОБЫТИЙ? И если да, то что для этого требуется? Вероятно, надо понять, что дилемма, которая ставится перед нашим обществом: Медведев или Путин, является по сути своей надуманной. Оба представляют интересы олигархического капитала. Правда, в первом случае — с ориентацией на США, а во втором — на "старую Европу". Но Медведев все же является идеологическим проводником "перестройки-2" со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не случайно он окружен либералами, тайно и явно грезящими о реставрации "славных 90-х годов". Премьер же объективно действует в парадигме "сохранения единства территории и государства".

В этих условиях Медведев — это ускоренный процесс развала. Следовательно, Путину, который с каждым днем оказывается под всё более плотным прессингом правдивых или не очень обвинений и в авторитаризме, и в коррупции с растратой миллиардов на собственные сверхшикарные дворцы, и в крышевании бизнеса людей близкого ему круга, придется перестать говорить с народом только ядреными афоризмами. Надо переходить на открытый диалог с обществом. В том, конечно, случае, если он все же хочет сохраниться как политическая фигура и получить поддержку этого самого общества. Наступает время не только прямой речи, но и радикального разрыва с платформой "либерального монетаризма", служащего лишь спасательным кругом для зажатого в тисках кризиса Запада. Успех при этом будет зависеть от открытого обращения к народу. Обращения предельно честного и откровенного, с указанием конкретных фактов и точных имен тех, от кого исходит опасность. Опасность не лично для Путина, а для российского государства и русской цивилизации. Иначе информационно-психологическая воронка засосёт вместе с правыми и виноватыми всё то здоровое, что еще есть в обществе.

А в нем, как говорилось в начале этой статьи, всё же идет пока хоть и робкое, но понимание того, какая опасность грозит стране. Этот процесс коснулся пока лишь самого внешнего слоя бытия, что выражается в неприятии лукавой лжи и показного лицемерия. Тот руководитель, который приблизит себя к правде, к тем, кого прежде называли массами, а не только к элитам, получит серьезный шанс на победу. Для этого, правда, ему надо послать недвусмысленный сигнал и Западу, который вряд ли воспримет его с восторгом. В общем, нужно осознание трагичности переживаемого момента. И еще требуются немалая воля и жертвенность. Иначе, как и двадцать лет назад, "Слово к народу" останется неуслышанным. Тогда была потеряна страна. Теперь можно окончательно потерять и страну, и народ.

Роман Нестеренко ЖЕЛЕЗОМ ПО СТЕКЛУ

Недавно Первый канал белорусского государственного ТВ представил зрителям документальное расследование событий 19 декабря — "Плошча. Железом по стеклу".

Что за люди громили тем вечером Дом правительства, кто руководил беспорядками и почему милиция так долго терпела выходки агрессивной толпы в самом центре Минска? По мнению и аналитиков, и обычных зрителей Первого канала, после этого показа: c хронологической точностью и с десятков точек съёмки, — врать в Интернете про "героев из толпы" и "провокаторов из спецслужб" стало бессмысленным.

Вадим Гигин, политолог, главный редактор журнала "Беларуская думка": "Тут даже принципиально не то, били там стекло — не били стекло, а принципиален другой факт: это создание незаконного, антиконституционного так называемого правительства национального согласия. Вот одним этим актом участники подобных событий поставили себя вне закона, поскольку они фактически совершили преступление".

Сергей Мусиенко, политолог, директор Независимого аналитического центра EcooМ: "Это методика, которая опробована и в Киргизии. Мы помним эти захваты зданий правительства: и оранжевая революция на Украине, и Сербия, т. е. все это проходили. Здесь они бездарно это использовали, допотопно исполнили и сиро. Но это их уровень".

Так называемые лидеры белорусской оппозиции могут сколь угодно долго выдавать бездарно организованную и бестолково проваленную попытку государственного переворота за спонтанный порыв лучшей части белорусского народа, оскорблённого узурпацией власти со стороны Лукашенко — но истинная мотивация "борцов за свободу", ясна как божий день: незадолго до событий 19 декабря сайт Wikileaks раскрыл некоторые секреты финансирования белорусской оппозиции, опубликовав переписку сотрудника американского посольства в Вильнюсе с Госдепартаментом США.

В первой депеше сообщается о задержании литовской полицией женщины-курьера, которая неоднократно контрабандой перевозила в Беларусь наличные деньги для оппозиции. Дипломат также рассказывает, какие действия предприняло посольство, чтобы продолжить финансирование втайне от общественности.

Тревожная депеша американского дипломата датирована 12 июля 2005 года. Тревожиться было отчего. На Украине только что произошла оранжевая революция, а в Беларуси дело близилось к президентским выборам. И вот, когда в Минске уже готовили повторение киевского Майдана, полиция Литвы вскрыла канал нелегального финансирования подпольных группировок в Беларуси. Запахло международным скандалом — с фактами и доказательствами прямого вмешательства во внутренние дела независимого государства.

Задержанная гражданка Беларуси, чье имя в депеше не разглашается, везла в Беларусь 25 тысяч долларов наличными. Это деньги Агентства США по международному развитию (USAID), которые были выделены на проект белорусской оппозиции. Автор документа указывает, что Ранее та же курьерша успела перевезти 50 тысяч, о чем и стало известно литовской полиции. Вскрыть этот канал удалось во многом благодаря новому антитеррористическому законодательству соседей. Принятому, кстати, по настоянию США.

Однако политические соображения взяли верх над безопасностью. В начале лета 2005 года в Вильнюсе кипели активные переговоры. Главной их целью было не допустить, чтобы какая-нибудь информация об инциденте просочилась в прессу, а транзит черного нала продолжился.

Автор депеши рассказывает о беседах с Йонасом Паслаускасом, директором департамента Америки МИДа Литвы, и министром внутренних дел Станисловасом Люткевичусом. С Паслаускасом говорили о том, чтобы правительство США и фонды впредь согласовывали контрабанду черного нала в Беларусь. Решили также задействовать другие каналы переправки денег белорусской оппозиции, включая самих американских дипломатов.

Согласовывать свои действия с американскими властями пообещал также и министр внутренних дел Литвы. Автор депеши утверждает, что он согласился дать зелёный свет черному налу — чтобы курьерам никто не препятствовал.

Нет сомнений, что эта практика была продолжена и после 2005 года. Благодаря тем деньгам, которыми накачивали белорусскую оппозицию, и стали возможны беспорядки, которые произошли в Минске 19 декабря 2010 года. То, что Дом правительства громили наёмники, — уже можно считать установленным историческим фактом. И скоро мы узнаем, в какие столицы ведёт след минских событий.

Александр Айвазов КТО ЦЕНЫ РАСТИТ?

Начался новый год, и, как всегда, наше правительство под сурдинку долгих праздников отметило это событие новым повышением тарифов на услуги естественных монополий, усилением налогового пресса на реальный сектор экономики и общим ростом цен.

Газ, электричество, вода, бензин и солярка, проезд по железной дороге подорожали примерно на 20%. И этот инфляционный эффект, несомненно, скажется на всей российской экономике, причем, благодаря нашей налоговой системе, с её положительным, а не отрицательным мультипликативным эффектом. То есть реальный уровень инфляции за 2011 год составит 35-40%. Как вы думаете, у какой части населения РФ рост номинального дохода перекроет такие цифры, и как это обстоятельство скажется на без того чудовищном цензовом разделении нашего общества?

Добавьте сюда неминуемый уход "в тень" или даже банкротство значительной части малого и среднего бизнеса, "запрограммированные" повышением Единого социального налога (ЕСН) до 34% вместо нынешних соответственно 14% и 26%. Связанный с этим рост безработицы и увеличение удельного веса "теневого сектора" отечественной экономики, со своей стороны, вызовут не только рост социальной напряженности и ухудшение криминогенной ситуации в стране, но и резкое повышение спроса на валюту и, как следствие, снижение обменного курса рубля.

Такая "картина маслом" лишний раз подтверждает, что реальные дела нашей "властной вертикали" полностью соответствуют интересам отечественных и зарубежных "сырьевых" монополий и глобальных финансовых институтов Запада, а слова об "инновациях" и "модернизации" остаются не более чем словами.

Конечно, наша героическая статистика, скорее всего, просто "не заметит" такого повышения тарифов и цен, как она это и делала последние годы: ведь раз эти повышения прошли с 1 января, то они становятся базой для отсчёта инфляции в текущем году и вообще не отражаются в предшествующем... Так и получается "однозначная цифра инфляции".

В западной экономической науке существуют уже десятки, если не сотни исследований, которые убедительно доказывают, что никакая "рыночная конкуренция" не способна обуздать роста цен. Только жесткая государственная политика ценового и антимонопольного регулирования, которая у нас отсутствует напрочь, способна сделать это. И когда нам говорят, что рост тарифов естественных монополий необходим для их модернизации и замены устаревшего оборудования, то это явная и наглая ложь. Ни один руководитель "Газпрома", ЖКХ, электрических компаний и т.д. никогда не будет всерьёз вкладываться в модернизацию производства и в замену устаревшего оборудования, т.к. если у них не будет аварий и "всё будет работать, как швейцарские часы", то исчезнет и рычаг давления с целью повышения тарифов. К тому же, если вы таким образом берете деньги на инвестиционные программы, то почему нарушаете права конечных инвесторов, в роли которых выступают потребители, оплачивающие ваши "повышенные" тарифы? Почему вы за их деньги не даете им долю в своём капитале, в своих активах?

А куда на самом деле идут сверхприбыли от повышения тарифов, наглядно показал журнал "Форбс", по данным которого, отнюдь не скромные зарплаты руководителей нефтегазовых и других сырьевых компаний в 2010 году увеличились в среднем на 50%. В то же время зарплаты бюджетников были заморожены, что с учетом реальной инфляции в 13% означает серьёзное уменьшение реальных доходов подавляющего большинства населения нашей страны.

Когда меня спрашивают, станут ли у нас цены снижаться и когда это может произойти, я всегда вспоминаю старую восточную притчу. Приходит Визирь к Шаху и говорит: "О, Великий и Всемогущий, в казне не хватает денег на содержание твоего двора и наложниц. Скажи, что делать?" Шах отвечает ему: "Повысь налоги". Через некоторое время снова приходит Визирь к Шаху: "О Мудрейший, всё равно не хватает денег". Шах спрашивает Визиря: "А что делает народ?" "Народ плачет и стенает, — отвечает Визирь. "Повысь еще налоги!" — приказывает Шах. Так происходит несколько раз. Но однажды, на вопрос Шаха: "Что делает народ?", Визирь отвечает, что народ уже не плачет и не стенает, а поёт и танцует. "Вот теперь бери всё золото, все драгоценности, и бежим за границу, — восклицает испуганный шах. — Началась революция!"

Так вот, пока народ наш будет только "плакать и стенать" по поводу роста цен и тарифов — они будут расти, поскольку этот рост и является финансовой основой нашей коррумпированной власти.

Михаил Серебров РЫНОЧНЫЙ ГЕНОЦИД

Как свидетельствует статистика, за период 1920-1939 гг. население СССР (в границах до 17 сентября 1939 г.) выросло с 136,8 до 170,6 миллионов человек. И это — несмотря на все репрессии и на возросшее почти в три раза, с 20,9 до 56,1 млн. человек, городское население, в то время как урбанизация должна вести к резкому снижению темпов рождаемости. Если в лучшем для царской России 1913 году естественный прирост населения составлял 16,4 на 1000 человек, то в 1926 году — 23,7, а в 1939 году — 19,2.

К 1986 году население СССР увеличилось до 278,8 млн. человек, несмотря на около 28 млн. погибших в Великую Отечественную войну и на еще большее количество косвенных жертв этой войны в виде неродившихся детей, внуков и правнуков этих погибших.

В последнем доперестроечном 1984 году коэффициент прироста населения СССР составлял 9,59 на 1000 человек, а само население СССР составляло 273,8 млн. человек. При сохранении хотя бы таких темпов роста в 2010 году оно должно было бы составить 350,9 млн., а в 2030 году — 424,7 млн. человек. В реальности же население всех республик бывшего СССР в 2010 году составило 282,9 млн., то есть за последние четверть века мы "потеряли" 68 млн. человек, или почти четверть населения, а это уже геноцид.

В 1992-2009 гг. в РФ, по данным Росстата, естественная убыль населения составила 13.005.241 человек. В среднем — 722513 человек в год. Для сравнения, за один только 1970 год прирост составил 772530 человек, в 1975 году — 796437, в 1980 — 677024, а в 1985 — 749881 человек. То есть на протяжении 15 лет мы наблюдали вполне устойчивую модель демографического поведения жителей советской России. Которая была сломана в результате "демократических рыночных реформ" и привела к ежегодному уничтожению, в среднем, 1.471.481 ежегодно, или 26.486.665 человек за 18 лет правления Ельцина—Путина—Медведева.

В первом случае, оценка сделана по общему приросту/убыли населения, во втором случае — по естественному приросту/убыли, то есть — без учета массовой миграции. И в обоих случаях, результаты оказались сопоставимыми, в диапазоне 60-68 млн. человек, что указывает на правильность оценки.

Ссылки же анагажированных специалистов на так называемый "демографический переход" нельзя считать корректными, поскольку за период 1985-2008 гг. доля городского населения РФ выросла с 65 до 73%, в то время как за 1966-1984 гг. эта доля выросла в полтора раза сильнее (с 53 до 65%), однако общее население СССР и РСФСР продолжало в 1984 году расти почти теми же темпами, что и в 1966-м.

Однако следует учитывать, что последние годы Росстат РФ вряд ли предоставляет правдивую и точную информацию по текущей численности населения. Это стало очевидным уже по итогам Всероссийской переписи 2002 года, когда текущая численность населения страны была "уточнена" в сторону прибавления более чем на 2 млн. человек по сравнению с показателями рождений и смертей. А в ходе переписи 2010 года переписчики, по их же собственным признаниям, "высасывали из пальца" уже почти треть (и более) "переписанных" и указывали им такую же мифическую национальную принадлежность.

Владимир Овчинский УРОК КИТАЙСКОГО

"Мягкой рукой с преступностью не повоюешь и социальные уродства не выведешь".

Дэн Сяопин

В канун 2011 г. агентство Синьхуа сообщило, что в КНР обнародована Белая книга "Усилия Китая по борьбе с коррупцией и формированию неподкупного партийного и правительственного аппарата". В Белой книге подчеркивается, что с начала XXI века китайское правительство сделало борьбу с коррупцией и формирование неподкупного государственного аппарата наиболее актуальным положением своей работы, определив, что в борьбе с коррупцией "оптимальное решение проблемы требует как радикальных, так и паллиативных мер, сочетания мер наказания и профилактики с акцентом на профилактику".

Эффективность борьбы с коррупцией в Китае связана прежде всего с тем, что она велась и ведётся в неразрывной связи с борьбой с организованной преступностью.

АНТИМАФИЯ ПО-КИТАЙСКИ

Китайский исследователь Синь Янь, первым в России подготовивший (под руководством профессора Николая Яблокова) кандидатскую диссертацию о борьбе с организованной преступностью в КНР, отмечает, что любой вариант смены административно-командной системы на рыночную экономику порождает в качестве побочного негативного явления всплеск (скорее взрыв) организованной преступности и коррупции.

Другой китайский криминолог Сюй Кай, который тоже подготовил кандидатскую диссертацию в России об организованной преступности в КНР (под руководством профессора Виталия Номоконова), пишет, что в 25-летний период (с 1953 до 1978 гг.) организованная преступность в Китае (кроме Гонконга, Макао и Тайваня) практически полностью отсутствовала. Активное развитие организованной преступности в континентальном Китае началось с периода реформирования китайской экономики с конца 70-х гг. ХХ в.

С конца 1970-х гг. до начала 90-х гг. в КНР наблюдался быстрый рост числа тяжких и особо тяжких преступлений, увеличение доли групповых преступлений, появление большого количества мелких банд и шаек, особенно в крупных городах. Одновременно зафиксированы нередкие случаи появления банд, имеющих признаки ОПГ (значительное число участников, определенная организационная структура, специализация членов банды). В условиях ухудшения криминогенной ситуации в августе 1983 г. в стране была развернута кампания "яньда" (мощного удара), главной целью которой являлась борьба против банд, состоящих из бродяг и мигрантов.

Период с начала до конца 1990-х гг. характеризовался как лавинообразным ростом количества банд, так и расширением сферы их активности. Банды появлялись не только в городах, но и в сельской местности, на основных автомагистралях и т.д. Одновременно происходили качественные изменения преступных сообществ, имеющих признаки ОПГ. Возрастала степень их организованности, расширялась территория деятельности, проявлялось стремление к установлению контактов с зарубежными ОПГ, расширялся спектр совершаемых преступлений, улучшались техническое оснащение и вооружение, формировался и легализовался капитал, подконтрольный ОПГ.

Катализирующим фактором в развитии организованной преступности в континентальном Китае стало интенсивное проникновение на его территорию зарубежных криминальных структур: корейских, японских, английских (Чжунго Лун) и американских (Фучжоу фэйлун бан), а также ОПГ, действующих на территории Гонконга и Тайваня. Кроме того, важным фактором быстрого развития китайских ОПГ явилось создание "китайского канала" наркотрафика, проходящего от территории "золотого треугольника" (района на стыке границ Лаоса и Таиланда, где производилась значительная часть мирового объема производства героина) через провинцию Юньнань, приморские города Китая и далее транзитом через Тайвань и Гонконг в районы конечной продажи.

С начала XXI века организованная преступность Китая вышла на более высокий уровень развития. Территориально сферой деятельности преступных сообществ теперь все чаще становятся несколько уездов и городов; количество активных участников ОПГ доходит до нескольких сотен человек. Широкое распространение получают ОПГ с четкой иерархической структурой. Все больше преступных сообществ Китая используют методы управления, применяемые на современных предприятиях. Происходит улучшение технического оснащения ОПГ. Оформляются черты слияния бизнеса и криминала (завершение формирования теневого капитала). Наблюдается и тревожный фактор сращивания криминала и власти. С одной стороны, все большее число китайских чиновников оказывается причастными к деятельности ОПГ, с другой — лидеры китайских ОПГ добиваются все более высоких постов во властных структурах.

РАДИКАЛЬНЫЕ АНТИКОРРУПЦИОННЫЕ МЕРЫ

Многие критики современного Китая, особенно из либерально-демократического лагеря, любят говорить: вот в Китае расстреливают за коррупцию, а коррупция процветает. Да, масштабы коррупции огромны. Да, за неё в КНР расстреливают…

По оценкам китайских экспертов, экономические потери от коррупции в КНР ежегодно составляют 13-17% ВВП, около 20% государственного финансирования оседает в карманах недобросовестных чиновников. Согласно данным верховного национального аудитора Китая, общий объем нецелевого использования бюджетных средств ежегодно превышает 8,5 млрд. долл. По оценкам китайских экспертов, в Китае ежегодно при содействии коррупционеров преступниками отмывается около 25 млрд. долл.

"The Epoch Times" в январе 2010 г. писал, что согласно данным дисциплинарной комиссии компартии Китая, за последние 30 лет за границу из страны убежали более 4 тысяч партийных чиновников, которые прихватили с собой более 50 млрд. юаней (7,1 млрд. долл.). В среднем получается по 100 млн. юаней (14,2 млн. долл.) на беглеца.

Согласно статистике World Luxury Association (WLA), еще в 2007 г. Китай вышел на 3-е место в мире по сумме расходов на покупку предметов роскоши. Большую часть потребителей этих предметов составляют партийные чиновники.

Теперь о расстрелах.

В российских СМИ из материала в материал кочуют данные о том, что только за период с 2000 по 2010 гг. в Китае было расстреляно за коррупцию около 10 тыс. чиновников.

На наш взгляд, цифра эта явно завышена. По данным международных правозащитных организаций (которых причислить к друзьям Китая никак нельзя), в начале XXI века в КНР к расстрелу приговаривалось ежегодно менее 1 тыс. человек. Сюда входят и убийцы, и лидеры мафиозных структур, и наркобароны, и военные, и политические преступники. Коррупционеры среди них — не самая массовая категория. На наш взгляд, наиболее достоверные данные приводит оппозиционное властям КНР издание "The Epoch Times" со ссылкой на официальное издание "Фачжи Жибао": по итогам 2010 г. в Китае к высшей мере наказания и пожизненному заключению были приговорены 11 высших чиновников. Средняя сумма принятых ими взяток составляет 10 млн. юаней (1,4 млн. долл.), что на 20% больше, чем в 2009 г. Среди этих коррупционеров уровня провинциальных властей и выше семеро были приговорены к смертной казни, а четверо — к пожизненному заключению.

Среди них — бывший заместитель председателя высшего народного суда КНР Хуан Суню. Его незаконный доход составил 5,1 млн. юаней (728,5 тыс. долл.). Самым коррумпированным оказался Чэнь Шаоцзи, бывший председатель Народного политического консультативного совета провинции Гуандун, который незаконным путем добыл 29,6 млн. юаней (4,2 млн. долл.).

Согласно уголовному кодексу КНР, если сумма незаконных доходов чиновников превышает 100 тыс. юаней (14,3 тыс. долл.), то за это предусматривается срок заключения 10 и более лет, вплоть до пожизненного. Но если "обстоятельства особенно серьезные", то выносится смертный приговор с конфискацией всего имущества. Однако эти "серьезные обстоятельства" учитываются очень редко. Например, за последние 7 лет, по официальным данным Пекина, было осуждено 58 чиновников уровня провинции и выше. Суммы принятых ими взяток превышают 100 тыс. юаней в 50-300 раз, но только трое из них были приговорены к высшей мере ("The Epoch Times", 26.12.2010).

Жестокое наказание понесли чиновники самого высокого ранга.

В 2010 г. был расстрелян вице-мэр Пекина Лю Чжихуа. Он семь лет возглавлял управление китайской "Силиконовой долиной" — наукоградом Чжунгуанцунь в северо-западном университетском предместье Пекина. Кроме того, расстрелянный вице-мэр сумел крупно нажиться на пекинской Олимпиаде 2008 г. Сделав свою любовницу хозяйкой одной из строительных компаний, он давал ей выгодные подряды на возведение олимпийских объектов и к тому же брал взятки за отвод земельных участков.

Среди наиболее громких дел, связанных с коррупцией в высших эшелонах власти, следует отметить осуждение председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чэна Кэцзе. Вице-спикеру парламента КНР было предъявлено обвинение в хищениях в особо крупных размерах, когда он был губернатором провинции Гуанси, оказывал предпринимателям незаконные услуги и получил за это взяток на 4,5 млн. долл.

Разоблачение вице-спикера потянуло за собой целый шлейф коррупционных дел в провинции Гуанси. Был расстрелян мэр г.Гуйян Ли Чэнлун, присвоивший более 500 тыс. долл. Почти 8 млн. долл. были присвоены в рамках "дела Чэна Кэцзе" сотрудниками созданного в прокуратуре управления по борьбе с коррупцией. Пришлось расследовать деятельность 1377 инспекторов. Причем 756 из них получили партийные взыскания, а 73 были привлечены к уголовной ответственности.

В декабре 2010 г. к смертной казни с отсрочкой приведения приговора в исполнение на два года приговорен бывший вице-мэр города Дунин восточной китайской провинции Шаньдун Чэнь Синлуань. Он обвиняется в коррупции и растрате средств общественных фондов. Как было установлено, находясь на государственных должностях с 1999 по 2008 гг., Чэнь Синлуань получил в качестве взяток от различных компаний и частных лиц 21,87 млн. юаней (3,3 млн. долл.), а также растратил из общественных фондов 16,5 млн. юаней (2,5 млн. долл.).

Отсрочка приведения приговора в исполнение была применена судом в связи с тем, что Чэнь Синлуань искренне раскаялся в совершенных преступлениях и вернул незаконно приобретенные денежные средства.

По китайскому законодательству существуют два вида смертных приговоров: с немедленным приведением в исполнение и с отсрочкой до двух лет. В случае, если преступник раскаялся, сотрудничал со следствием и примерно вел себя во время отсрочки приговора, смертная казнь может быть заменена.

В ноябре 2010 г. к пожизненному заключению был приговорен бывший руководитель одной из крупнейших китайских госкорпораций China National Nuclear Corporation Кан Жисинь. Суд установил, что, возглавляя корпорацию в 2004-2009 гг., Кан получил взяток почти на 1 млн. долл.

В 2009 г. к смертной казни был приговорен Ли Пэйлин, возглавлявший госкомпанию, управляющую пекинским аэропортом. Ему вменили в вину получение взяток и растрату на 16 млн. долларов США.

Активно искореняется коррупция в правоохранительных органах. Замминистра общественной безопасности КНР генерал Ли Цзичжоу был разоблачен как участник преступной группы, причастной к контрабанде автомашин и нефтепродуктов на 3 млрд. долл. Фигурантами этого дела стали около 200 чинов полиции и таможни г.Сямынь.

Расстрелян бывший глава госуправления Китая по надзору за качеством продуктов и медикаментов Чжэн Сяоной.

В 2010 г. за получение взятки арестован мэр г.Шэньчжэнь, где расположена одна из крупнейших экономических зон страны. Ему также грозит смертная казнь по обвинению в коррупции.

Жесточайшие репрессии проводятся не только в отношении крупных чиновников. Под страхом гильотины находятся в Китае и крупные бизнесмены — местные олигархи.

В декабре 2009 г. к смертной казни приговорена самая молодая в стране миллионерша по имени У Ин. Суд средней инстанции города Цзиньхуа признал 28-летнюю бизнесвумен виновной в получении обманным путем 384 миллионов юаней (56 миллионов долларов) и приговорил ее к высшей мере наказания.

Начавшая свой бизнес с простого "салона красоты", У Ин к 2006 г. стала известна всей стране благодаря созданию собственного холдинга "Беньсэ", в структуру которого входили гостиничный бизнес, универсальные магазины, интернет-кафе, продажа автомобилей, производство строительных материалов и сеть прачечных.

Предпринимательница, используя пирамидальные схемы и обещания высоких процентов, привлекла многомиллионные средства 184 инвесторов. Эти средства она использовала на личные нужды, возврат кредитов и функционирование холдинга.

Также к смертной казни приговорен экс-глава одной из крупнейших компаний мира, китайского нефтехимического гиганта Sinopec Чэнь Тунхай. Исполнение смертного приговора Чэнь Тунхаю суд отсрочил на два года.

В конце 2009 г. арестован Хуан Гуанью — самый богатый человек в КНР, чье личное состояние оценивается в 6,3 млрд. долларов. Его обвиняют в "серьезных экономических преступлениях". Помимо Хуан Гуаньюя, арестованы его брат, а также главный финансист принадлежащей олигарху ритейлерской группы Gome. "Дело Gome" является самым громким антиолигархическим процессом в истории КНР.

В итоге нельзя не согласиться с мнением профессора МГУ Владимира Андриянова о том, что ужесточением наказания коррупцию и организованную преступность в Китае удалось если не пресечь, то хотя бы обуздать.

Как отмечается в "Белой книге", по итогам социального опроса, проведенного Государственным статистическим управлением КНР, уровень удовлетворенности китайской общественности результатами борьбы с коррупцией и формирования неподкупного государственного аппарата поднялся с 51,9% в 2003 г. до 70,6% в 2010 г. Доля опрошенных, считающих, что удалось в разной степени сдержать коррупционные явления, увеличилась с 68,1% до 83,8%.

Имеет ли китайский опыт борьбы с мафией и коррупцией ценность для России? Считаю, что безусловно — да. Так же, как опыт проведения реформ в целом. Так же, как опыт выхода из кризиса.

Главное для меня как криминолога в этом опыте — это обеспечение преемственности взятого курса. Понимание того, что при переходе от жесткой административной плановой экономики к рынку на волю вырывается "джинн свободного предпринимательства", который тянет за собой алчность, авантюризм, экспансию. Китайцы благодаря мудрости Дэн Сяопина своевременно поняли, что этого "джинна" следует сдерживать всеми возможными средствами. Не последнюю роль здесь играют и жесткие репрессии. Правда, как можно было убедиться, они — не тотальные, а весьма точечные!

Мы не призываем, как в Китае, расстреливать коррупционеров. Может, для этой полуторамиллиардной страны смертная казнь — действительно вынужденная мера, чтобы не допустить хаоса и криминальной анархии. Но применять действующие в России достаточно жесткие законы для коррупционеров и бандитов ведь можно! Но почему-то они применяются очень странно.

Разве не патологией является то, что в условиях разгула коррупции реальное лишение свободы применено в 2004-2009 гг. только к 14-25% взяточников? Причем за последние 6 лет только один взяточник получил по приговору суда максимальный срок лишения свободы!

И разве не странно в условиях разгула той же организованной преступности (о которой "вспомнили" только после беспрецедентных по жестокости и наглости преступлений в кубанской станице Кущевская) принимать в период кризиса решение о ликвидации специализированных подразделений по борьбе с этой организованной преступностью?

И надо ли так рьяно "гуманизировать" законодательство об экономических преступлениях, если эти преступления уже представляют реальную угрозу для национальной безопасности России?

Не прислушаться ли нам к мудрому изречению Дэн Сяопина о том, что "социальные уродства мягкой рукой не выведешь"?

Владимир Бушин СКВАЖИНА И ПРОРЕХА

Стыд — не дым, глаза не ест.

Петербургская пословица

Вскоре после того, как Ельцин сбежал из Кремля, он дал большое интервью "Комсомольской правде". Среди многих вопросов был у корреспондента и такой: "Борис Николаевич, есть ли люди, перед которыми вам сейчас хотелось бы извиниться?" Ельцин обалдел, у него отвалилась челюсть: ему — извиняться?!. Но, очухавшись, сказал: "Я всегда расставался с людьми нормально, по-человечески". Он, конечно, считал, что по-человечески расстался и с теми, кто в результате его живодёрских реформ "нормально" уходили в мир иной по миллиону в год.

А корреспондент опять об этом: "Часто ли испытываете угрызения совести за дела своей жизни? Стыдно ли вам за что-нибудь?" Журналист был уверен, что все нормальные люди в той или иной мере разделяют чувство Пушкина:

И с отвращением читая жизнь мою,

Я трепещу и проклинаю.

И горько жалуюсь, и горько слёзы лью,

Но строк печальных не смываю.

Но ответ был таков: "Никаких угрызений не испытываю. Совесть моя чиста!" Как стёклышко от бутылки "Столичной". Ни одну страницу своей жизни он не читал с отвращением или хотя бы с сожалением, но все — с восторгом! Ни единого дня не проклинал, а только любовался всеми. А уж жалобы, слёзы — можно ли вообразить это у него на устах и в очах ясных!..

Минуло десять лет. 16 декабря прошлого года во время очередной душевной беседы главы правительства Владимира Путина с народом, уже в конце беседы, на листочке из какой-то специальной папки ему анонимно был задан вопрос: "Неужели вам не стыдно перед нами?" Вот такой, простите за выражение, дежавю, перекличка времён. Путин мог, перебирая бумажки, отложить столь дерзкий вопрос, не отвечать, и никто бы не заметил, но он внятно огласил вопрос и быстро, твердо, с вызовом, как его великий учитель, ответил: "Нет, не стыдно!"

Для тех, кто не знал или забыл ответ Ельцина, это было поразительно. Да неужели не стыдно уж если за лакейство перед Западом не своих учителей и создателей от шкурника Собчака до того же ЕБНа, и ныне чтимых им, как национальных героев, то как может быть не стыдно за своё собственное угодничество и трусость перед Америкой, в интересах которой и скрыл истинную причину гибели подводного крейсера "Курск", и утопил в океане нашу добротную космическую станцию "Мир", и ликвидировал на Кубе и во Вьетнаме бесподобные военные базы, с Советского времени и ещё при Ельцине позволявшие видеть всё, что происходит в обоих полушариях, и за то, что без согласия парламента отправил в США под символические проценты чудовищно огромные народные средства — неужели за всё это ему?.. Ни в одном глазу.

Ну, допустим, то было уже довольно давно, в начале его владычества, и он уже ничего не помнит, отшибло. А вот совсем недавние деяния. Неужели не стыдно за то, что стал пособником Геббельса в вопросе Катынской трагедии, не стыдно за предательство советской Комиссии академика Н.Н.Бурденко? Неужели не стыдно за унизительное извинение перед Польшей, за освобождение которой от фашистской оккупации полегло 600 тысяч наших солдат, получившей треть нынешней территории только благодаря стараниям Сталина в спорах с Черчиллем и Рузвельтом? Можно ли вообразить, чтобы Китай извинился перед Формозой (Тайванем) за злодеяния там японцев? И можно ли представить себе Путина, спорящего с Рузвельтом и Черчиллем? Неужели не стыдно за клевету на Сталина, будто он в 1940 году в Катыни отомстил полякам за поражение под Варшавой Западного фронта, которым-де он командовал в войне 1920 года с Польшей, когда на самом деле тут были виновны наркомвоенмор (министр обороны) и председатель Реввоенсовета Троцкий и командовавший этим фронтом Тухачевский? Ни синь пороху.

А если вспомнить дела внутренние, то неужели не стыдно хотя бы за назначение министром культуры злобного Швыдкого, не имеющего к русской культуре никакого отношения, или за внедрение в нежные души школьников насквозь лживого "Архипелага ГУЛаг"? Недавно неутомимая вдова его создателя вручила Путину облегченный вариант этой несъедобной телемахиды. Главное в ней — выразительный, глубоко правдивый образ самого автора. Но вдова, в четыре раза сократив глыбу, выбросила, например, признание муженька в том, что большую часть срока он проходил в "лагерных придурках" (библиотекарь, учётчик, нарядчик и т.п.). А без придурка — разве это жертва культа личности? Выбросила и его обстоятельный рассказ, как он был завербован в лагерные сексоты. А без сексотства — какой же он нобелевский лауреат? Выбросила и восхищение автора генералом Власовым, а без восхищения предателем — какой же совесть нации? Наконец, выбросила вороха невежественного, тупоумного вранья. А без этого — какой же он писатель? Словом, мадам грубо исказила образ своего покойного супруга и всучила вам, Путин, фальшивку, непрожаренную яичницу, а вы, чекист, приняли эту яичницу за Божий дар. И по этому случаю — ведь мадам облапошила вас по первому разряду! — хотя бы за свою изначальную профессию неужели не стыдно? Ничуть! По ночам он разогревает и по кусочкам ест яичницу, которую лучше бы отдать Кони.

Раз уж я затронул вопрос о первой профессии Путина, то интересно вспомнить, что он говорил на сей счёт в предновогодней беседе с американским журналистом Ларри Кингом. Тот сказал: "Министр обороны Гейтс считает, что в России исчезла демократия, и всем управляют спецслужбы". Путин засмеялся сардоническим смехом Мефистофеля и сказал: "Гейтс был руководителем одного из отделов ЦРУ, а сегодня — министр обороны. Если это самый лучший в США спец по демократии, то я вас поздравляю". Ах, сколько яда! И в голову ему не приходит: а сам-то кто ты, десять лет поучающий нас демократии? Состоял в таком же ведомстве, что и Гейтс, но тот был всё-таки заведующим отделом всей американской разведки, а ты — всего лишь заведующим дискотекой в Дрездене, служившей тебе крышей. Кроме того, с высокого поста в разведке стать министром обороны — в этом нет ничего удивительного, в сущности, тут служебное продвижение в одной системе. Но с высокого поста в разведке вполне возможно восхождение и по другой линии. Стал же, например, глава ВЧК Дзержинский председателем ВСНХ, а председатель КГБ Андропов — аж Генеральным секретарём ЦК партии. А Путин сделал министром обороны то ли директора мебельного магазина, знатока спальных гарнитуров, то ли заведующего галантерейным отделом, специалиста по губной помаде. Да ведь и сам сделался президентом великой страны неизвестно из чего. Вот диво-то!

Недавно прочитал, что любимая историческая фигура Путина — Наполеон. Ещё бы! Как тот из капитана артиллерии стал императором великой державы, так, мол, и я вознесся из подполковников. Да, очень похоже. Разница только в том, что за Путиным ни одного Тулона, ни одного Аустерлица, а одни только Ватерлоо. Да в том ещё, что француз, который благодаря своему таланту выдвинулся во время революции, потом сделал себя императором сам, даже во время коронации вырвал корону из рук папы и нахлобучил ее себе на голову, а этот, будучи выдвинут во время контрреволюции бездарным Собчаком и адекватным ему Ельциным, был слеплен и всю дорогу ведом их руками. Да в том, что Наполеон был властелином почти всей Европы, а этот, потеряв российских земель примерно с десяток Франций, теперь десять лет просится в Европу, а его всё не берут. Да в том, наконец, что Наполеон окончил жизнь пленником англичан, а этот живет пленником американцев. И он ещё похохатывает над вполне разумными делами других. Запомните, в доме повешенного не говорят о веревке.

Но о разведке было сказано ещё кое-что. Кинг завёл речь о десяти наших чудиках, выучивших английский язык и под этим единственным прикрытием в качестве разведчиков засланных в США, где, по признанию Путина, "не причинили никакого ущерба". А ещё он сказал американцу: "У спецслужб свои задачи". Кинг этого не знал! "Эти задачи становятся актуальными (т.е. нелегальная разведка начинает работать. — В.Б. ) в кризисные периоды, допустим, в период разрыва дипломатических отношений". Кинг, конечно, мог бы спросить: "Неужели? А ведь у нас никакого разрыва не было. Наоборот! И наши президенты, и ваши, и вы лично всё время твердили о дружбе. Вы до сих пор нахваливаете Буша-младшего и даже скучаете об этом милостивце, мечтаете о встрече. А разведчиков всё-таки заслали. Как же так?" Но Кинг, человек воспитанный, этого не сказал, не захотел русского Наполеона принародно сажать афедроном в лужу. А мы в полном недоумении, что это: неуклюжее вранье или профессиональный разведчик действительно не знает, что разведка ведётся всегда, даже — в военное время против союзника. Почитайте, например, сообщение 1-го Управления НКВМФ от 6 сентября 1941 года в 3-е Управление того же НК. Там вы узнаете много интересного о том, чем занимались в Архангельске и Севастополе члены английской военно-морской миссии Дерек Уайберт, Фокс и Пауэлл (Органы госбезопасности в Великой Отечественной войне. М., 2000. т.2, кн.2, с.27). Очень поучительное чтение для глав правительств.

Тут чрезвычайно примечательно вот что. В ответ на вопрос Кинга о президентских выборах 2012 года Путин сказал, что они с Медведевым работают дружно, согласованно и в надлежащее время примут "согласованное решение в интересах российского народа, исходя из экономического и политического положения". Словом, дружба — не разлей вода.

Однако, внимание! Не началась ли потасовка? Медведев 15 декабря посетил Службу внешней разведки (СВР) и там заявил, что "разведка всегда будет нужна и всегда будет работать при любом политическом режиме, при любом руководстве, при любой ситуации" ("Коммерсантъ". 16.12.10). Но ведь это же прямо противоположно тому, что Путин впаривал Кингу: что разведка, мол, работает только в кризисных ситуациях... И опять недоумение: то ли впрямь началась потасовка (тогда она в пользу Медведева), то ли Путин неуклюж, как Грызлов на думской трибуне (и тогда он тоже проигрывает). Чудны дела твои, Господи!

ЗАЯВЛЕНИЕ

23 декабря 2010 года в Киеве, во время принудительного демонтажа палаточного городка, возведённого на Майдане в рамках акции протеста предпринимателей против Налогового кодекса, сотрудниками милиции были задержаны гражданские активисты. Среди них — Игорь Олегович Гаркавенко, литератор, член редколлегии общественно-патриотической газеты "Славянское Единство". Он сегодня находится под стражей в стенах СИЗО № 13 по адресу: Украина, 04119, г. Киев, ул. Дегтяревская, 13.

Игорю предъявлено обвинение по ст.194 ч.1 — порча государственного имущества (якобы он забивал прутья для палаток в гранитное покрытие Майдана) и готовят назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года. Налицо множество процессуальных нарушений. На подачу апелляции суд не отреагировал. Адвокат, назначенный Игорю, после общения с представителями правоохранительных органов, отказался работать с этим делом, мотивировав это тем, что данное дело есть не что иное, как политический "заказ" свыше. Сейчас найден другой адвокат, но ему до последнего момента не удавалось даже связаться со следователем. Предъявленное обвинение базируется на необоснованных доказательствах, якобы имеющиеся свидетели, указавшие на фотографиях, сделанных в период акции, среди множества людей на Гаркавенко, как организатора порчи госимущества, названы не были. Все обстоятельства и ход дела замалчиваются и скрываются от общественности.

Игорь Гаркавенко как журналист и публицист, человек с ярко выраженной гражданской позицией, посещал акцию протеста и опубликовал в качестве итога в своём блоге статью "Майдан". Давал интервью журналистам 5-го канала и телеканала СТБ, где высказывал своё отношение к событиям, связанным с изменением налогового законодательства, и действиям сегодняшней власти в целом (интервью в эфир не вышли). Гаркавенко готов отвечать за всё, что говорил и писал, однако не готов отвечать за деяния, которых не совершал. Сам он является организатором ряда антинатовских акций и акций за воссоединение братских русского и украинского народов, которые, несомненно, поспособствовали победе нынешней власти. Теперь, в благодарность за это, ему светит срок.

Мы призываем представителей СМИ, журналистов, всех патриотически настроенных и неравнодушных людей включиться в борьбу за освобождение несправедливо задержанного Игоря Гаркавенко как гражданина Украины, журналиста и патриота Нашего с Вами Отечества!

Обращаемся к коллегам по журналистскому цеху, патриотическим организациям, ко всем, кому небезразличны проблемы соблюдения прав и свобод граждан Украины — распространить данное заявление на всех доступных вам ресурсах.

Свободу Игорю Гаркавенко!

Контактный е-mail: nazbol@mail.ru

Максим Калашников, писатель, г. Москва; Александр Урусов, главный редактор газеты "Славянское Единство", г. Харьков; Ярослав Карачевцев, главный редактор газеты "Современность и объективная мысль", г. Харьков; Катерина Ксеньева, актриса, журналистка, Россия—США; Артём Белов, лидер рок-группы "Б.Р.Т.", г. Киев; Владимир Сазонов, лидер рок-группы "Линия Надреза", г. Харьков; Олег Шаповалов, лидер рок-группы "Зона сумерек", г. Донецк)

Архимандрит Тихон (Шевкунов) ОТЕЦ—КАЗНАЧЕЙ

В издательстве Сретенского монастыря готовится к выходу в свет книга архимандрита Тихона (Шевкунова). Отрывок из неё, посвященный монаху Псково-Печерского монастыря архимандриту Нафанаилу (Поспелову), мы предлагаем вниманию наших читателей.

ЕСЛИ БЫ В ТО ВРЕМЯ кто-то предложил назвать самого вредного человека в Печорах, то, без сомнений, услышал бы в ответ только одно имя — казначей Псково-Печерского монастыря, архимандрит отец Нафанаил. Причем в этом выборе были бы единодушны священники и послушники, монахи и миряне, коммунисты из печорского управления КГБ и местные диссиденты. Дело в том, что отец Нафанаил был не просто вредный. Он был очень вредный.

К тому времени, когда я узнал его, он представлял собой худенького, с острым пронзительным взглядом преклонных лет старца. Одет он был и зимой и летом в старую застиранную рясу с рваным подолом. За плечами обычно носил холщовый мешок, а в нём могло быть что угодно — и сухари, пожертвованные какой-то бабкой, и миллион рублей. И то, и другое в глазах отца казначея являло собой чрезвычайную ценность, поскольку было послано в обитель Господом Богом. Всё это достояние отец Нафанаил перетаскивал и перепрятывал по своим многочисленным потаенным кельям и складам.

Финансы монастыря были полностью в ведении и управлении отца Нафанаила. А тратить было на что: каждый день в обители садились за стол до 400 паломников и 100 монахов. Надо было обеспечивать бесконечные монастырские ремонты, новые стройки, да еще ежедневные житейские потребы братии, да помощь бедным, да прием гостей, да подарки чиновникам… Да и многое что еще. Как отец Нафанаил один справлялся со всеми этими финансовыми проблемами, неведомо было никому. Впрочем, на его плечах лежало и всё монастырское делопроизводство. А еще — составление устава для ежедневных длинных монастырских богослужений, обязанности монастырского секретаря, ответы на письма людей, обращавшихся в монастырь по самым разным вопросам, и, наконец, он делил с отцом Наместником труды по весьма, как правило, неприятному общению с официальными советскими органами. Все эти обязанности, от одного перечисления которых всякому нормальному человеку должно было бы стать плохо, отец Нафанаил исполнял с таким вдохновением и скрупулезностью, что мы иногда сомневались — осталось ли в нем что-то еще, кроме церковного бюрократа.

Ко всему прочему на отце казначее лежала обязанность надзора за нами — послушниками. И можно не сомневаться, что исполнял он это дело со свойственной ему дотошностью: подглядывал, высматривал, подслушивал — как бы мы чего не сотворили против уставов или во вред монастырю. Хотя, честно признаться, присматривать за послушниками действительно было надо: приходили мы из мира в обитель изрядными разгильдяями.

Была у него еще одна фантастическая особенность: он всегда появлялся именно в тот момент, когда его меньше всего ждали. Скажем, увильнет монастырская молодежь от послушания и расположится где-нибудь на гульбище древних стен отдохнуть, поболтать, погреться на солнышке. Как вдруг, словно из-под земли, появляется отец Нафанаил. И, тряся бородой, начнет своим трескучим, особенно невыносимым в такие минуты голосом выговаривать, да так, что послушники готовы сквозь землю провалиться, только чтобы закончилось это истязание.

В своем усердии отец Нафанаил в буквальном смысле не ел и не спал. Он был не просто аскетом: никто, например, никогда не видел, чтобы он пил чай, а только простую воду. Да и за обедом съедал еле-еле пятую часть из того, что подавалось. Каждый вечер он непременно приходил на ужин в братскую трапезную, но лишь с той целью, чтобы, сидя перед пустой тарелкой, придирчиво наблюдать за порядком.

При этом энергия его была изумительна. Мы не знали, когда он спит. Даже ночью в окнах его кельи через ставни пробивался свет. Старые монахи говорили, что в своей келье он либо молится, либо пересчитывает горы рублей и трёшек, собранных за день. Все это несметное богатство ему еще надо было аккуратно перевязать в пачки, а мелочь разложить по мешочкам. Когда он заканчивал с этим, то начинал писать руководство и пояснения к завтрашней службе: никто, как отец Нафанаил, не разбирался во всех особенностях и хитросплетениях монастырского уставного богослужения.

Но даже если ночью свет в его келье и выключался, все отлично знали, что это вовсе не означает, что мы хотя бы на время можем считать себя свободными от его надзора. Нет, ночь напролет в любое мгновение отец Нафанаил мог появиться то там, то здесь, проверяя, не ходит ли кто по монастырю, что было настрого запрещено.

Помню, как-то зимней ночью мы, просидев допоздна в гостях у кого-то из братии на дне ангела, пробирались к своим кельям. И вдруг в пяти шагах от нас из темноты выросла фигура отца Нафанаила. Мы замерли от ужаса. Но через несколько мгновений с удивлением поняли, что на этот раз казначей нас не видит. И вел он себя как-то странно. Еле волочил ноги и даже пошатывался, сгорбившись под своим мешком. Потом мы увидели, как он перелез через низкий штакетник палисадника и вдруг улегся в снег прямо на клумбу.

"Умер!" — пронеслось у нас в головах.

Мы выждали немного и, затаив дыхание, осторожно приблизились к нему. Отец Нафанаил лежал на снегу и спал. Просто спал. Так ровно дышал и даже посапывал. Под головой у него был мешок, который он обнимал обеими руками.

Мы решили ни за что не уходить, пока не увидим, что будет дальше, и, спрятавшись от света фонаря в тени водосвятной часовни, стали ждать. Через час мы, вконец закоченевшие, увидели, как отец Нафанаил внезапно бодро поднялся с клумбы, стряхнул запорошивший его снежок и, перекинув мешок за спину, как ни в чем не бывало направился своей дорогой.

Тогда мы совершенно ничего не поняли. И лишь потом давно знавшие казначея монахи объяснили, что отец Нафанаил просто очень устал и захотел удобно поспать. Удобно в том смысле, что лежа. Поскольку в своей келье он спал только сидя. А чтобы не нежиться в кровати, предпочел поспать в снегу.

ВПРОЧЕМ, всё, что касалось образа жизни печорского казначея в его келье, было лишь нашими догадками. Вредный отец Нафанаил никого в свой сокровенный внутренний мир не допускал. Да что там говорить — он никого не пускал даже в свою келью! Включая всесильного отца Наместника. Хотя это и казалось совершенно невозможным, чтобы Наместник отец Гавриил куда-то в своем монастыре не мог войти. Тем более, что келья казначея находилась не где-нибудь, а на первом этаже в доме, где жил Наместник, прямо под его покоями. Конечно, мириться с таким положением вещей для хозяина монастыря было невозможно. И вот однажды отец Наместник после какого-то праздничного обеда, будучи в чудесном расположении духа, объявил отцу Нафанаилу, что, не откладывая, идет к нему в гости попить чайку.

Несколько человек из братии, находившиеся рядом в тот момент, сразу поняли, что сейчас произойдет нечто потрясающее ум, душу и всякое человеческое воображение. Упустить возможность увидеть такое событие было бы непростительно. Так что благодаря свидетелям сохранилось описание этой истории.

Отец Наместник торжественно и неумолимо двигался по монастырскому двору к келье отца Нафанаила. А казначей семенил за его спиной и с великим воплем убеждал отца Наместника отказаться от своей затеи. Он его умолял заняться чем-нибудь душеспасительным, полезным, а не праздными прогулками по ветхим, совершенно никому не интересным комнатушкам. Он красочно описывал, какой у него в келье беспорядок, что он не прибирал в ней двадцать шесть лет, что в келье невыносимо затхлый воздух… Наконец, в полном отчаянии отец Нафанаил перешел почти к угрозам, громко размышляя вслух, что ни в коем случае нельзя подвергать драгоценную жизнь отца Наместника опасности, которая может его подстерегать среди завалов казначейского жилища.

— Ну, хватит, отец казначей! — уже с раздражением оборвал его в конце концов Наместник, стоя перед дверью кельи. — Открывайте и показывайте, что у вас там!

Было видно, что, несмотря на сердитый тон, отца Наместника разбирает настоящее любопытство.

Осознав, наконец, что теперь никуда не деться, отец Нафанаил как-то вдруг даже повеселел и, молодцевато отрапортовав положенное монаху: "Благословите, отец Наместник!" — прогремел ключами и отверз перед начальством заветную дверь, которая четыре десятилетия до этого момента приоткрывалась лишь ровно настолько, чтобы пропустить худенького отца Нафанаила…

За широко распахнутой дверью зияла полнейшая, непроглядная тьма: окна в таинственной келье днем и ночью были закрыты ставнями. Сам отец Нафанаил первым прошмыгнул в этот черный мрак. И тут же исчез, как провалился. Во всяком случае, из кельи не доносилось ни звука.

Отец Наместник вслед за ним осторожно вступил за порог двери и, неуверенно крякнув, пробасил:

— Что ж у вас тут так темно? Электричество-то есть? Где выключатель?

— Справа от вас, отец Наместник! — услужливо продребезжал из непроницаемой тьмы голос казначея. — Только ручку протяните!

В следующее мгновение раздался душераздирающий вопль отца Наместника, и какая-то неведомая сила вынесла его из тьмы казначейской кельи в монастырский коридор. Вслед за ним на свет стремительно вынырнул отец Нафанаил. В долю секунды он запер за собой дверь на три оборота и бросился к ошеломленному Наместнику. Охая и ахая, казначей принялся сдувать пылинки и оправлять рясу на отце Наместнике, взахлеб причитая:

— Вот незадача, Господи помилуй! Этот выключатель… к нему приспособиться надо. Сломался еще в шестьдесят четвертом, на Покров Божией Матери, аккурат в день, когда Хрущева снимали. Знак! Утром отвалился выключатель — вечером Никиту сняли! С тех пор я этот выключатель назад не возвращаю. И ни-ни, никаких электриков — сам всё наладил: два проводка из стены торчат: соединишь — горит свет, разъединишь — гаснет. Но приспособиться, конечно, надо, это правда! Но не все сразу, не все сразу!.. Так что, отец Наместник, милости просим, сейчас я дверку снова отворю, и грядем с миром! Теперь-то вы знаете, как моим выключателем пользоваться. А там еще, ох, много интересного!

Но Наместника к концу этой юродивой речи и след простыл.

При всем при том отец Нафанаил был действительно образцом послушания, писал длиннющие оды в честь отца Наместника, в честь Псково-Печерского монастыря, а также сочинял нравоучительные стихотворные проповеди в пять листов.

ВРЕДНОСТЬ ОТЦА НАФАНАИЛА простиралась и на могучее Советское государство, особенно когда оно слишком бесцеремонно вмешивалось в монастырскую жизнь. Говорят, что именно отец Нафанаил дал особо тонкий совет великому печорскому Наместнику архимандриту Алипию, когда даже тот был в некотором затруднении от напора и грубости властей.

Произошло это в конце шестидесятых годов. Как известно, в те годы все граждане Советского Союза должны были принимать участие в выборах. В монастырь ящик для голосования приносили в трапезную, где после обеда братия под надзором Наместника, недовольно ворча, отдавала кесарю кесарево.

Но вот как-то первый секретарь Псковского обкома КПСС узнал, что для каких-то там невежественных монахов попущена нелепая льгота, так что они голосуют за нерушимый блок коммунистов и беспартийных в своем отжившем исторический век монастыре, а не на избирательном участке. Первый секретарь Псковского обкома КПСС возмутился духом и устроил своим подчиненным беспощадный разгон за попустительство нетрудовому элементу. И немедля распорядился, чтобы отныне и до веку чернецы приходили на выборы в Верховный Совет СССР, как все советские люди — на избирательные участки по месту жительства!

Вот тогда-то, как говорят, отец Нафанаил и пошептал Наместнику отцу Алипию на ухо тот самый до чрезвычайности тонкий совет.

В день выборов (а это было в воскресенье) после праздничной монастырской литургии из ворот обители вышел торжественный крестный ход.

Выстроившись по двое, длинной чередой, под дружное пение тропарей монахи шествовали через весь город на избирательный участок. Над их головами реяли тяжелые хоругви, впереди, по обычаю, неслись кресты и древние иконы. Но это было еще не всё. Как и положено перед всяким важным делом, в зале выборов духовенство начало совершать молебен. До смерти перепуганные чиновники пытались протестовать, но отец Алипий строго оборвал их, указав, чтобы не мешали гражданам исполнять конституционный долг так, как это у них положено. Проголосовав, братия тем же чинным крестным ходом вернулась в святую обитель.

Нет нужды объяснять, что к следующим выборам избирательная урна с раннего утра дожидалась монахов снова в монастырской трапезной.

И в то же время строго приглядывавший за нами отец Нафанаил всегда пресекал гласные проявления оппозиционности по отношению к государству и тем более попытки диссидентства. Поначалу это казалось нам чуть ли не возмутительным. Мы думали, что казначей просто лебезит перед властями. Но потом мы постепенно узнавали, что отец Нафанаил не раз и не два сталкивался с засланными в монастырь провокаторами или переодетыми оперативниками. Но даже вполне понимая, что перед ним искренние люди, отец Нафанаил все же всякий раз обрывал столь любимое нами вольномыслие. И не только потому, что оберегал монастырь. А скорее потому, что берег нас самих от нашего же неразумия, фанаберии и молодой горячности, замешанной на самой простой гордыне. Он не дорого ценил слова, даже самые героические, и знал о советской власти и обо всем, что творилось в стране, не так, как мы — большей частью понаслышке да по книгам. И еще потому отец Нафанаил имел трезвое и очень личное отношение к советской власти, что его отец, священник Николай Поспелов, был расстрелян за веру в тридцать седьмом году. Пройдя солдатом через всю войну, отец Нафанаил стал послушником великого Наместника архимандрита Алипия и духовным сыном святого печорского старца и чудотворца иеросхимонаха Симеона. И оба они, увидев в нем человека кристальной честности и необычайно живого ума, сделали его в тяжелейшие годы хрущевских гонений на Церковь казначеем и секретарем монастыря и поверили ему самые сокровенные монастырские тайны.

И еще к вопросу о советской власти. Как-то летней ночью я нёс послушание дежурного на площади перед Успенским храмом. Звёзды слабо мерцали на северном небе. Тишина и покой. Трижды гулко пробили часы на башне… И вдруг я почувствовал, что за спиной у меня кто-то появился. Я испуганно обернулся. Это был отец Нафанаил. Он стоял рядом и смотрел в звёздное небо. Потом задумчиво спросил:

— Георгий, что ты думаешь о главном принципе коммунизма?

Псково-Печерский монастырь. Успенская площадь. 1983 год. Три часа ночи. Звёзды…

Не ожидая от меня ответа, отец Нафанаил так же в задумчивости продолжал:

— Главный принцип коммунизма — "от каждого по способностям, каждому по потребностям". Но ведь "способности", "потребности" — это ведь, конечно, какая-то комиссия будет определять? А какая комиссия?.. Скорее всего — "тройка"! Вот вызовут меня и скажут: "Ну, Нафанаил, какие у тебя способности? Кубометров двадцать леса в день напилить сможешь! А какие потребности? Бобовая похлёбка!.." Вот он и весь главный принцип…

ХОТЯ ОТЕЦ НАФАНАИЛ всегда тщательно подчеркивал, что он не кто иной, как педантичный администратор и сухой службист, даже мы, послушники, через какое-то время стали догадываться, что свои духовные дарования он просто тщательно скрывает, как это, впрочем, делали все настоящие монахи в обители. Отец казначей не был официальным монастырским духовником. На исповедь к нему ходили из города лишь несколько печорских старожилов, да еще кто-то приезжал к нему из далеких мест. Остальных он как духовник не принимал, ссылаясь на свою неспособность к этому занятию.

Но однажды он на мгновение приоткрыл сокровенную часть своей души. Хотя тут же опять спрятался за привычной строгостью и сварливостью. Я как-то провинился на послушании. Кажется, исполнил порученное мне дело очень небрежно. За это сам отец Наместник поставил меня три дня убирать снег со всей Успенской площади. Я тогда порядком разобиделся, да еще снег всё шел и шел, так что к третьему дню я не просто устал, а еле ноги волочил. Мне было так жалко себя, я так надулся на весь мир, что даже всерьез начал вынашивать план мести. Но какая месть послушника Наместнику? Масштабы совершенно несопоставимые. И все же, из последних сил работая лопатой, я взлелеял в сердце следующую картину. Когда Наместник будет проходить мимо меня на обед в братскую трапезную, то наверняка язвительно поинтересуется: "Ну, как живешь, Георгий?" И тут я отвечу — весело и беззаботно, как будто и не было этих трех каторжных дней: "Лучше всех, отец Наместник! Вашими святыми молитвами!" И тогда он поймет, что меня так просто не сломить!

Картина этой ужасной мести так согрела мое сердце, что даже среди непрекращающегося снегопада я почувствовал себя значительно веселее. Когда рядом проходил отец Нафанаил, я даже разулыбался ему, подходя под благословение. В ответ он тоже очень приветливо осклабился и осенил меня крестным знамением. Я склонился поцеловать его руку и вдруг услышал над собой скрипучий голос:

— Так значит: "Лучше всех, отец Наместник! Вашими святыми молитвами!"?

Я так и замер, согнувшись, как от радикулита. Когда же, наконец, решился поднять глаза на старца, то он смотрел на меня с нескрываемым ехидством. Но, заметив мой ужас, он уже с настоящей добротой проговорил:

— Смотри, Георгий, дерзость еще никого до добра не доводила!

И, перекинув свой мешок с миллионом, а может с сухарями, заскрипел по морозному снегу к братскому корпусу. А я остался стоять, разинув рот, и только смотрел, как оторванная подметка на башмаке казначея болтается при каждом шаге. Ну, настоящий Плюшкин! Только святой.

КАК СКАЗАЛ один почтенный питерский протоиерей: "Один год Псково-Печерского монастыря — это всё равно, что пятьдесят лет духовной академии". Другое дело, как мы эти уроки усвоили… Но это уже другой и, признаться, весьма горький вопрос.

Кстати, Плюшкиным отец Нафанаил был самым нешуточным. Кроме того, что он трясся над каждой монастырской копейкой, он исступленно кидался выключать все праздно горящие электрические лампочки, экономил воду, газ и вообще все, что можно было сберечь и поприжать.

И еще он строго бдел над вековыми устоями монастыря и древними иноческими уставами. К примеру, он терпеть не мог, когда кто-то из братии уезжал в отпуск. Хотя лечебный отпуск полагался для тех, кому это было необходимо, отец Нафанаил все равно совершенно не принимал и не выносил этого. Сам он в отпуск, разумеется, никогда не ходил за все свои пятьдесят пять лет пребывания в обители. Наместник архимандрит Гавриил тоже никогда отпуском не пользовался и косо смотрел на тех, кто приходил к нему с просьбами об отъезде.

Как-то, помню, Наместник все же благословил поехать в летний отпуск одному иеромонаху. Благословить-то он его благословил, но деньги на дорогу велел получить у казначея.

Я тогда дежурил на Успенской площади и был свидетелем этой сцены. Началось с того, что иеромонах, собравшийся в отпуск, долго и впустую стучался в дверь кельи отца Нафанаила. Казначей, сразу поняв, о чем пойдет речь, затаился и не открывал.

Тогда батюшка решил брать отца казначея измором. Он присел на скамью поодаль и стал ждать. Часа через четыре отец Нафанаил, опасливо озираясь, вышел на площадь, и тут его настиг отпускник с письменным благословением Наместника выдать деньги на дорогу.

Увидев бумагу, отец Нафанаил замер, совершенно убитый, а потом с воплем повалился на землю и, задрав к небу руки и ноги (при этом из-под подрясника обнажились драные башмаки и синие выцветшие кальсоны), закричал во весь голос:

— Караул! Помогите! Грабят!!! Деньги им давай! В отпуск хотят! Устали от монастыря! От Матери Божией устали! Грабят! Караул! Помогите!!!

Бедный батюшка даже присел от ужаса. Изумленные иностранные туристы на площади стояли, открыв рты. Схватившись за голову, иеромонах опрометью бросился в свою келью. А Наместник, стоя на балконе настоятельского дома, страшно довольный, взирал на всю эту картину.

Увидев, что опасность миновала, отец Нафанаил совершенно спокойно поднялся, отряхнулся от пыли и отправился по своим делам.

ОСОБУЮ РАДОСТЬ нам доставляло, когда мы получали послушание помогать отцу Нафанаилу в проведении экскурсий по монастырю. Как правило, ему поручалось водить каких-то особо важных персон.

В наши послушнические обязанности входило лишь открывать и закрывать за посетителями тяжелые церковные двери. Остальное время мы внимали отцу Нафанаилу. А послушать было что. Отец Нафанаил был продолжателем традиций своего учителя — великого Наместника архимандрита Алипия, который отстаивал монастырь и веру в Бога в самое тяжелое время хрущевских гонений. И алипиевский дар мудрого, а порой и беспощадного слова перешел по наследству к отцу Нафанаилу.

В те атеистические годы советские работники, приезжавшие в монастырь, ожидали увидеть кого угодно: мракобесов, хитрецов-хапуг, темных недочеловеков, но только не тех, кого они встречали на самом деле: своеобразно, но очень интересно образованных умниц, необычайно смелых и внутренне свободных людей, знающих что-то такое, о чем гости даже не догадывались. Уже через несколько минут экскурсантам становилось ясно, что таких людей они не встречали за всю свою жизнь.

Как-то, а это было в 1986 году, псковское партийное начальство привезло в монастырь высокого чиновника из Министерства путей сообщения. Он оказался на удивление спокойным и порядочным человеком: не задавал идиотских вопросов, скажем, о том, в каком корпусе живут жены монахов, не интересовался, почему Гагарин в космос летал, а Бога не видел. Но, в конце концов, после двухчасового общения с отцом Нафанаилом чиновник, пораженный своим новым собеседником, все же выдал:

— Слушайте, я просто потрясен общением с вами! Такого интересного и необычного человека я не встречал за всю свою жизнь! Но позвольте, как вы с вашим умом можете верить в… Ну, вы сами понимаете во что! Ведь наука раскрывает человечеству всё новые и новые горизонты. И Бога там нет! Он, простите, просто не нужен. Вот в нынешнем году к Земле из глубин Вселенной приближается комета Галлея. И учёные, представьте, точно высчитали весь её маршрут! И скорость! И траекторию! И для этого, простите, никакой идеи Бога не нужно!

— Комета, говорите? Галлея?.. — затряс бородой отец Нафанаил. — Значит, если с кометой всё подсчитали, то и Господь Бог не нужен? Н-да, понятно!.. А вот представьте — если меня поставить на холме у железной дороги и дать бумагу и карандаш. Ведь я через неделю точно смогу сказать вам, когда и в какую сторону будут ходить поезда. Но это ведь не значит, что нет кондукторов, диспетчеров, машинистов?.. Министров путей сообщения? Ведь не значит? Начальство — оно везде нужно!

Но не все подобные беседы заканчивались мирно. Однажды в монастырь прибыла экскурсия, состав которой нам назвали шепотом: дети членов ЦК. Не знаю, так ли это было, но молодые люди оказались весьма невоспитанными. Такая золотая московская молодежь середины восьмидесятых годов, которую я очень хорошо знал. Молодые люди то и дело прыскали от хохота, показывали пальцами на монахов и задавали те самые идиотские вопросы. Но делать было нечего, и отец Нафанаил повел их по монастырю.

Экскурсия началась с пещер, в самом начале которых есть крохотная келья с одним маленьким окошком. В этой келье в начале XIX века подвизался затворник иеросхимонах Лазарь. Здесь же он и похоронен. Над могильной плитой висят его тяжелый железный крест и вериги.

— Вот в этой келье, не выходя двадцать пять лет, подвизался иеросхимонах Лазарь, — начал свою экскурсию отец Нафанаил. — Я сейчас расскажу вам об этом удивительном подвижнике.

— А куда же этот ваш Лазарь здесь в туалет ходил? — громко поинтересовался один из юных экскурсантов.

Его спутники просто покатились от хохота.

Отец Нафанаил терпеливо дождался, когда они успокоятся, и невозмутимо произнес:

— Куда в туалет ходил? Хорошо, я вам сейчас покажу!

Он вывел несколько озадаченных экскурсантов из пещер и повёл их через весь монастырь к скрытому от посторонних глаз хозяйственному двору. Здесь, на отшибе, ютился старый нужной чуланчик. Выстроив экскурсантов пред этим заведением полукругом, как делают это обычно перед важным экспонатом, отец Нафанаил торжественно указал на него рукой и произнес:

— Вот сюда иеросхимонах Лазарь ходил в туалет! А теперь стойте и смотрите!

И, развернувшись спиной к изумленным молодым людям, он оставил их одних.

Когда те пришли в себя, старший группы разыскал Наместника и выразил свое негодование всем случившимся. На что отец Наместник ответил:

— Архимандрит Нафанаил доложил мне, чем вы интересовались. Именно это он вам и показал. Ничем больше помочь не можем!

Надо учитывать, что на дворе стоял 1984 год. А тогда всё было не так просто. Могли случиться и серьезные неприятности. Но наместники Псково-Печерского монастыря традиционно были сильными людьми.

Умирал вредный отец Нафанаил необычайно тихо и смиренно. Когда врачи предложили поставить ему сердечный электростимулятор, он умолил отца Наместника этого не делать:

— Отцы, представьте, — говорил он, — душа хочет отойти к Богу, а какая-то маленькая электрическая штучка насильно запихивает её обратно в тело! Дайте душе моей отойти в свой час!

Я имел счастье навестить отца Нафанаила незадолго до кончины и был поражен его бесконечной добротой и любовью. Вместо того, чтобы беречь последние оставшиеся для жизни силы, этот невероятно бережливый во всем другом церковный скряга отдавал всего себя человеку, которого лишь на несколько минут посылал к нему Господь Бог. Как, впрочем, делал он это всю свою жизнь. Только когда-то мы этого не понимали.

Архимандрит Пётр (Кучер) КАМЕНЬ ВЕРЫ

Крещение Господне — это один из великих двунадесятых праздников, день схождения благодати и освящения водной стихии. Это торжество установлено в память одного из известнейших событий в Евангельской истории — в этот день в 30-летнем возрасте Господь Иисус Христос крестился в Иордане.

Иоанн Креститель крестил народ крещением покаяния, но не отпущения грехов. Ибо это происходило еще до искупительной Голгофской жертвы Иисуса Христа. Иоанн Креститель исповедовал и крестил еврейский народ для того, чтобы, окунувшись в водах Иордана, люди почувствовали свою греховность.

Это была подготовка к принятию Новозаветной благодати в таинстве крещения Духом Святым, это было своеобразным духовным обрезанием сердец иудеев к принятию душеспасительной проповеди Христа. В этом и заключалась миссия св. Иоанна Предтечи — дать почувствовать крестившимся от него во Иордане евреям, что они виновны, греховны, ибо, конечно, и при Иоанновом крещении на них сходила частично новозаветная благодать, которая открывала им глаза — они исповедовали грехи, чувствовали свою вину перед Богом. Но полное отпущение грехов в таинстве крещения человечество получило после распятия и крестной смерти Иисуса Христа на Голгофе. Тогда, в этот кульминационный момент, по спасению и было совершено искупление первородного греха и грехов всего рода человеческого.

К месту будет здесь рассказать об одном случае, происшедшем в древности, в первохристианские времена. При каком-то римском императоре происходил банкет — языческое празднество.

В огромном, облицованном мрамором дворце был бассейн, в котором плавали золотые рыбки и редкие породы водоплавающих птиц. Император с гостями возлежали за трапезой — ели, пили, веселились, а рядом (как это было заведено потом и при европейских средневековых королях) крутились и развлекали публику шуты-артисты, массовики-затейники, как их называли бы в советское время.

И вот один из шутов, чтобы потешить гостей, решил совершить кощунство над таинством крещения: "Посмотрите, — говорит, — как христиане крестятся, — и прыгнул в одежде, как был, в бассейн, говоря: "Крещаюсь во имя Отца. Аминь". Вылез, опять прыгнул: "И Сына. Аминь". И третий раз вылез и прыгнул: "И Святаго Духа. Аминь". Гости покатились со смеху, глядя на то, как он прыгал и кривлялся, надрывали животы от хохота — ведь их разум не был просвещен.

Но Господь поругаем не бывает — этот шут вышел из воды равноапостольным! После трехкратного погружения на него сошла благодать Духа Святаго, и он стал проповедовать Евангелие, обличать присутствующих в их грехах и пороках. Подумайте, какое чудо сотворил Господь! Во мгновение ока Он преобразил дух этого человека: из язычника сделал его праведным христианином! Римский император вскоре казнил своего бывшего шута за проповедь Евангелия — он стал мучеником.

Сегодняшний праздник называется еще Богоявление или Просвещение — Бог впервые явился людям в Троице.

Ведь в ветхозаветные времена даже евреи, исповедовавшие истинную веру, имевшие богооткровенные познания о Боге, не знали, что Он существует в трех лицах: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святый. Они думали, что Бог — Иегова, т.е. один. Потому Господь и пришел в мир, чтобы просветить род человеческий и на Иордане впервые явил Себя людям в Троице: Сын Божий крестился в воде, Бог Отец свидетельствовал о Нем гласом с Неба и Дух Святый сошел на Него в виде голубя.

Вот такой смысл сегодняшнего праздника — Крещения Господня, дорогие братья и сестры! Водой мы еженедельно, может, чаще или реже омываем свои тела, вода — символ чистоты, она смывает грязь. Вода же и символизирует благодать Духа Святаго, которой омываются от греха, от духовной грязи наши души. Поэтому в таинстве крещения мы и очищаемся от первородного греха и всех остальных грехов.

Вода символизирует благодать Духа Святаго, ибо она может пребывать в трех состояниях: в жидком, как есть, а также превращаться в пар и в лёд. Пары воды заметны в природе в сильную жару в пустыне, когда атмосферное давление прижимает их к земле, и они становятся видны в виде дымки. Этот пар — тоже вода, хотя в этом состоянии её не отличишь от духа, т.е. от воздуха.

Вот почему Церковь и называет, сравнивает все напояющий и освящающий Дух Святой с водой, которая также входит в состав всего существующего, оживотворяет мир. Итак, крещение нам даётся для того, чтобы вода невидимая — Дух Святый — под образом видимой воды омыл наш первородный грех и другие грехи. Поэтому надо ли нам ждать 30-летнего возраста, как уверяют баптисты, и ходить до этих лет загаженными во грехах, как корова в навозе (у которой навал и скребком не соскребешь)? Не лучше ли, не допуская этого, сразу нести младенца после роддома в храм, в водную духовную баню, чтобы омыть, освятить дитя в крещенской купели?

Запасайтесь крещенской водой, каждый день принимайте ее натощак с просфорой для освящения души и тела.

Утром после рукомойника возьмите 10-15 капель крещенской воды и протрите себе лицо, глаза, больные места, покропите больного, углы в комнате — погоняйте бесов в квартире крещенской водой, да и скотинку домашнюю можно освятить ею. Еще раз поздравляю вас с праздником, дорогие братья и сестры.

Аминь.

Лидия Сычёва СЛОВА И ЦИФРЫ

В лицейский день, 19 октября 2010 года, в здании хабаровского Дома писателя собралась литературная молодёжь. Заседала студия "Содружество". Кудрявый студент с бакенбардами, внешне очень похожий на "солнце русской поэзии", яростно спорил, доказывая, что Пушкин — "попса XIX века", миф и, вообще, весьма средний поэт. В его полемическом задоре чувствовалась, может быть, не вполне осознаваемая им самим надежда, что эту его "новую" аргументацию разобьют, разрушат, и что незыблемый фундамент русской литературы уцелеет и устоит перед грядущими бурями.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире

Мой прах переживет и тленья убежит —

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит.

Далёк Хабаровск от Москвы, а Москва — от России… Пушкинская площадь, что в центре столицы, сжалась, дома затянуты многометровыми рекламными зазывами: предлагается купить новый автомобиль, взять в банке кредит, посмотреть американский фильм, а главное, запомнить, запечатлеть в памяти медийные лица — яркие, довольные, они приковывают внимание, и бронзовый поэт теряется на фоне этого настырного навязывания. Через неделю или месяц на рекламных полотнах будут другие машины, артисты и политики, и только Пушкин останется на месте, он пока недвижим, хотя уже не раз возникали предложения сделать под площадью стоянку для машин, торговый центр, развлекательный комплекс. Деньги должны работать, капитализация — расти.

Деньги — цифра, и они всё сильнее теснят букву — слово. В центре Москвы — мигание видеорекламы, постоянная смена сюжетов, номера телефонов на растяжках, отсчёт по секундомеру времени на переход улиц и движение транспорта. С каждый днём цифровая цивилизация отодвигает в сторону цивилизацию словесную. Когда-то, в глубокой древности, люди создали язык — как считают лингвисты, около трёх десятков слов, и с того времени спираль человеческой истории стала стремительно раскручиваться. Немота "тёмных" тысячелетий закончилась и, пусть впереди была дописьменная эпоха, "шаги прогресса" стали ускоряться, чтобы воплотиться в знаках и символах, клинописи и иероглифах, словах и цифрах.

Конечно, и на заре цивилизаций цифра шла рядом, и всё же главным было слово. Религия и литература, философия и политика — все эти сферы, имели, прежде всего, словесные выражения. Удивительная пластичность, выразительность слова, его способность создавать и архивировать простые и сложные образы, "самовосстанавливающиеся" у читателя или слушателя, вознесла творцов художественных произведений на духовный Олимп. Великие писатели прошлого — заслуженные гении человечества. Они скрепляли пространство и время, описывали мир во всём его многообразии, размышляли о Боге и не забывали о "маленьком человеке". На страницах книг звучала музыка горних сфер, и оживали картины величественных битв — пусть писатель не был композитором или живописцем, но универсальный характер слова позволял передать ему и тончайшие оттенки чувств, и грубые инстинкты, и героизм высоких натур, и нравственное падение отдельных личностей, и национальный характер целых народов.

Развитие массового образования, появление кинематографа и его бурный рост, исследования и открытия в области физики элементарных частиц, мировые войны, использование А. Гитлером манипулятивных техник в пропаганде — все эти процессы стали предвестником изменения положения роли художественного слова в обществе. Мы находимся в центре этого потока, всё ещё колеблемся на границе двух миров — цифрового и словесного, и всё же произошедшие изменения очевидны — художественное слово и его творец, писатель, уже оттеснены на периферию общественного сознания.

Как, когда и почему цифра стала доминировать? Чем это грозит человечеству и какова роль художественного слова в заданных обстоятельствах?

Мы знаем, что мировая торговля и глобализация основаны на доминантной энергии, которой сегодня является нефть, а вчера был уголь. Совсем недавно в границах владычицы морей — Британской империи — никогда не заходило солнце, а ныне мировым гегемоном стала Америка. Лидерство в экономике, небольшие потери населения в мировых войнах, нацеленность на освоение новых технологий, — всё это позволило американцам стать первооткрывателями информационной эры. Роль медиа (заказного слова, помноженного на мощь цифры) становится принципиально иной: информационные войны позволяют вести бой "малой кровью" и успешно сокрушать противника (СССР, Югославия, Ирак), а кино и телевидение легко вербуют новых сторонников, уводят их в лабиринты "фабрики грёз", очаровывают, подчиняют, лишают воли и прививают новые ценности.

А что же литература?! По большому счёту, писатели (в их традиционном, русско-советском понимании — властители дум, духовные вожди и "совести нации") чужие на этом празднике жизни. В советское время литература соперничала с религией и даже частично заменяла её. Писатели создавали новые смыслы, выговаривали идеи, вели за собой, были полководцами в идеологических битвах. Сегодня художественное слово становится лишь одним из сегментов информационного воздействия на человека, по правде говоря, не очень крупным и маловлиятельным.

Этот процесс "ужимания" воздействия художественного слова захватил всю западную цивилизацию, в России же, как в стране, судорожно догоняющей зады мирового постимпериализма, он выражен рельефней и чётче. Надо признать, что и сами литераторы этому сильно помогают: бесконечными судами и склоками вокруг остатков писательской собственности, деградацией творческих союзов, идеологической ангажированностью и готовностью служить его величеству рублю (доллару), сосредоточенностью на личных (частных и мелких) комплексах и переживаниях.

Но не исключено, что умерщвление слова и поспешная его замена на цифру у нас идёт сознательно, а не только сообразно мировым закономерностям: уж слишком литературоцентричной была наша страна. Вот и в Хабаровске одна из главных улиц названа именем Тараса Шевченко. Казалось бы, где Украина и где Дальний Восток?!.. У здания Хабаровского педуниверситета стоит замечательный памятник Александру Пушкину, и таких запечатлений в камне и бронзе на просторах страны много. Инерционное воздействие слова "писатель" на умы учителей и чиновников всё ещё огромно (какие фигуры воскрешаются в памяти — Гоголь, Толстой, Достоевский, Чехов!). Но "современный писатель" в России — это скорее имиджевая величина, чем реальная. Его личная "капитализация" связана не с качеством написанных им книг, и даже не с тиражами и количеством читателей, не с политическими убеждениями и не с эстетической новизной, а с его присутствием в медиа-пространстве. Вот почему в информационном обществе "современный писатель" тратит огромные усилия на то, чтобы мутный поток бесконечной "цифры" (интернет, СМИ, телевидение) не утопил его слово. Надеяться на то, что достойную книгу по заслугам оценит "история литературы", "будущий читатель" автор не может по той простой причине, что "перекодировка" сущностей, явлений, да и самой природы человека развивается так стремительно, что кажется, будто с окончательным торжеством цифры наступит новая эра с некоторыми "рудиментами" прошлого жизнеустройства, в котором слово будет "словно полужесткие крепления или радиолы во дворах".

Занятия литературой ещё смутно-почётны в общественном сознании, но уже безденежны в цифровом выражении. Девальвированное в 90-е годы наплывом "бесплатной рабочей силы" (пусть даже и низкоквалифицированной) писательство не приносит даже сносных средств к существованию (на достойное вознаграждение литературного труда в нынешней России могут рассчитывать не более 30-40 авторов). Вот почему для человека, ступившего на этот безнадёжный путь, так важна задача — наращивание некоего "имени", "медийного капитала", который, между прочим, имеет вполне реальное цифровое (и денежное) выражение. Многие современные писатели, кстати говоря, работники медиа, журналисты. Роман Сенчин, Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Юрий Поляков — этот список можно продолжить другими именами, в том числе и моим собственным.

Почему же так сжалась, "скукожилась" роль художественного слова? Писатель (по основному месту работы — журналист) Екатерина Глушик подсчитала, что бюджет одного только фильма Никиты Михалкова "Предстояние" (снят на государственные деньги) больше, чем средства, потраченные на издание всей годовой номенклатуры художественной и научно-популярной литературы в России. "1 200 млн. рублей на один фильм… 100 тыс. наименований книг. То есть одному Михалкову выделяют столько, сколько стоило бы издание всех этих книг! В среднем — 120 тыс. рублей на книгу! Около ста тысяч авторов книг или авторских коллективов не получают сумму, что выделяется одному режиссёру. Занимательная математика. Только ли математика? Уж не юриспруденция ли?"

Очевидна протекционистская политика государства по отношению к кино и равнодушие властей к художественному слову. Не будем в данном случае обсуждать творческий результат, полученный от "Предстояния", отметим следующее: наша власть, которая ничего не делает себе в убыток, вполне осознает, что в цифровую эру кино (если, конечно, оно профессионально снято), это некая "пушка", стратегическое информационное оружие, по сравнению с которым малотиражные писания литераторов (особенно, если для писателей создать экономические условия, "несовместимые с жизнью") являются кустарными луками аборигенов, или, в лучшем случае, снайперскими винтовками. Достаточно взглянуть на прокатную историю фильма "Аватар" — его посмотрело 120 млн. зрителей во всем мире, и он, без сомнения, повлиял на умы, стал духовным событием для глобализированного человечества.

С другой стороны, "ужатие" территории слова имеет отчасти и объективный характер. Точно так же, как нам не приходится ждать новых географический открытий на планете Земля, так и мир души человеческой во всем его многообразии детально исследован и описан художественной литературой как в типическом проявлении характеров, так и в "вывихах" сознания, поведения и пр. Открытие Америки Колумбом обогатило Старый свет, колониальная Индия стала донором Британии, с африканских берегов везли рабов и т.п. — на место первопроходцев и исследователей пришли дельцы и конкистадоры. Открытия, сделанные писателями на пространствах человеческой души, позволили создать пропагандистам и политтехнологам эффективные методики манипуляции сознанием, информационное оружие, разрушающие архетипы целых нации и народов.

О том, что материк человеческой души освоен, наглядно свидетельствует так называемое "современное искусство" — дизайнерские конструкции, стремящиеся выразить одномерную, как правило, сиюминутную идею с помощью инсталляций, в которых часто применяются видеоэффекты. Эти же процессы прослеживаются и в музыке — создание компьютерных интерактивных композиций, в литературе, где популярность набирают "писатели блогосферы". Можно, конечно, отмахнуться от таких явлений — здесь нет и не предвидится шедевров, но удельный вес "цифрового искусства" увеличивается с каждым днём и затягивает в свою орбиту всё новые и новые массы людей; а ведь самым большим дефицитом в эру потребления становится время человеческой жизни.

Итак, географы и писатели сделали свою работу — больше они не нужны. Но ещё в 60-х гг. ХХ века всё виделось по-другому: человек вышел в космос, и предполагалось, что "на пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы". Писатели-фантасты рисовали заманчивые картины путешествия в иные миры, населённые инопланетянами. Там, на просторах космоса, вновь понадобились бы планетарные географы и "инженеры нечеловеческих (марсианских) душ".

Мы и не заметили, как эти грёзы сбылась. Причём самым комфортным способом — не надо ни космических кораблей, ни долгих перелётов, ни изнурительных тренировок. Новые миры открылись вслед за изобретением интернета (разработка этой "темы" стала реакцией Минобороны США на запуск в СССР искусственного спутника). Виртуальная реальность не является чем-то эфемерным, она в действительности существует, и люди, скитаясь по пространствам мировой паутины, становятся иными. Это доказывают многочисленные исследования. Американский педагог Марк Пренски ввел такое понятие, как "цифровые аборигены" — это те, кто родился и вырос в окружении компьютеров, игровых приставок, mp3-плейеров, видеокамер, сотовых телефонов. Для них интернет стал неотъемлемой частью мира, и потому сегодняшние дети думают и обрабатывают информацию совсем не так, как их предшественники. Доктор Брюс Д. Перри из Медицинского института Бэйлор Хьюстонского университета утверждает, что "…мозг наших учеников претерпел физиологические изменения — и отличается от нашего… мы можем с уверенностью сказать, что изменился их образ мышления".

Информационный шум, обрушивающийся на современного человека — огромен, и в этом "заслуга" цифры, позволяющей легко копировать, умножать и распространять контент. Но мозг человека — не проходной двор, в него много не набьёшь. Психологи установили, что в день мы можем усваивать не более 20-22 новых информационных посланий, избыточные "месседжи" механизмы саморегуляции блокируют, защищая организм от "перегрева". С этой точки зрения, видеосообщения для человека более комфортны, поскольку поступают уже в "готовом" виде, не требующем включения операции "образной разархивации" слова. Важно помнить, что печатное слово — не такой уж укоренённый в человеческом мозге стереотип — до ХХ века грамотность не была достоянием большинства, а систематическое чтение, тем более, художественной литературы, было прерогативой интеллектуальной элиты, а не масс. Так что готовность, с какой большинство человечества отказывается от чтения в пользу более лёгких видов потребления информации и художественных образов, а именно, в пользу видео, вполне объяснима. Другое дело, что "Воздействие телевидения состоит в том, что с помощью мелькающих в телевизоре картинок человеку навязывают готовые образы. А все мышление человека — образное. Причем, как отмечал выдающийся русский ученый Алексей Ухтомский, образы создаются всем организмом, включая душу человека. Так что тот, кто владеет телевидением, владеет и душой", — замечает один из создателей советского ТВ Леонид Хромов. Можно также провести такую аналогию: слово — это "лошадь", видео — "автомобиль". Разумеется, лошадь "экологичнее" машины, но "жигули" быстрее скакуна, и человечество выбирает более эффективное средство передвижения. Душа, конечно, дороже комфорта, но, увы, не для большинства людей…

На наших глазах планетарными географами стали программисты, а инженерами человеческих душ — создатели компьютерных игр. Научная фантастика ныне переживает упадок жанра, поскольку не поспевает за скоростью "цифровых изменений": десять лет назад мобильный телефон был дорогой игрушкой для избранных, а сегодня сотовая связь доступна для трети жителей самого бедного на планете африканского континента. Полуграмотные, они уже владеют цифрой! Бурный расцвет переживает "фэнтези" — жанр литературы, в котором действие происходит в вымышленном ("потустороннем") мире. Это можно трактовать и так — протестные "души" ищут иные образные пространства, чем те, которые даёт им нынешняя, в том числе и цифровая реальность. Статистика сайта "Самиздат" впечатляет: прозаики-фэнтезисты — абсолютные лидеры по числу представленных произведений (более 50 тыс. файлов). Для сравнения данные о другой жанровой литературе: детективы — 5 тыс. произведений, любовный роман — 6 тыс., сказки — 12 тыс., постмодернизм — 1,4 тыс. Перед нами картина "коллективного бессознательного" самодеятельного "коллективного автора". Этих людей не останавливает несоизмеримость затраченного труда и полученного результата. Чем же для них является художественное слово? Видом личной психотерапии? Возможностью высказаться? Фактом "медитации" и "прорыва" в иной мир?

И всё же это величайшая загадка: почему человечество выбирает не ключевую воду, а сдобренную химическими присадками газировку; почему сбивается в противоестественные людской природе мегаполисы, а не организовывает свою жизнь в согласии с природой; почему отдаёт предпочтение не глубокому и честному рассказу (Всеволод Иванов, "В Ледяном походе"), а коммерческой поделке (фильм "Адмирал")? Но, впрочем, так ли уж безупречно было наше слово? Когда-то, на заре человечества, слова имели глубокий и вполне определённый смысл, они несли огромную силу воздействия. Но со временем произошла девальвация — история литературы украшена не только шедеврами, но и лживыми и пустыми книгами, а профессия журналиста в массовом общественном сознании справедливо считается продажной. Цифра кажется более надёжной, определённой и точной в отличие от девальвированного слова; цифра, конечно, не допускает никакой "свободы" и, тем более, никакого "выбора", обещая взамен чёткость и порядок — как на пресловутом штрих-коде.

Оцифрованное человечество уже не ищет ни смысла жизни, ни национальной идеи — поиски последней в России, вспыхнувшие было в середине 90-х гг., вдруг плавно сошли на нет. Это говорит только об одном — национальная идея "найдена", в обществе достигнут "консенсус"; большинство молчаливо соглашается с тем, что суть смысла существования страны и человека — в увеличении его личной "цифры" (списки олигархов с их материальными активами, списки политиков с их "рейтингами" и пр.). "Простой" человек как трудовая единица ещё интересен обществу, но как обладатель уникального духовного мира — уже нет. Правда, Бог никогда не был цифрой, но всегда Словом; безбожные литературные эпохи (например, советская) всё-таки несли идеальную надобыденную культовость, пусть даже и враждующую с традиционной религиозностью. А вот в оцифрованном мире Богу не находится места, религия, как и художественная литература, превращается в некий весьма смутный (и "смирный") сегмент общественного сознания. Религиозны ли американцы, чья родина является центром мировой информатизации? Да, безусловно, но эта религия — протестантская, в которой цифра накопленного богатства была залогом спасения души. Америка — страна, основанная сектантами, и ныне там действуют 635 деноминаций христианства.

"Я тебе подарю книгу "Апокалипсис от А до Я". Великолепное издание!", — вполне серьёзно говорила одна из слушательниц Хабаровской студии "Содружество", когда после диспута о поэзии Пушкина православный бард Виталий Никуляк исполнил несколько печальных песнопений. Мысли о скором конце света ещё никогда не захватывали такое количество пишущей и сочиняющей братии. Потому что в цифровом мире, да, "человек отменяется", достаточно его "картинки". Вот и у нас в стране медиа-пропаганда первых лиц государства достигла невероятных высот, по сравнению с которыми меркнут культы советских времён. Вместо работы по руководству страной мы видим теле-симулякр, вместо реальной политики — бутафорию.

В любых теоретизированиях подобного рода важно не сбиться с пути, не свернуть в сторону от цели (истины), важно не растерять и сохранить себя. Нужно честно смотреть в глаза опасности, пусть даже в нашем случае — это всего лишь "интеллектуальная угроза". Если процесс "оцифровки" человека изменить невозможно, то мы должны его осмыслить и описать, если же мы можем на него как-то повлиять, мы должны понять, что в наших силах сделать.

Посмотрим на проблему с другой стороны: есть ли у слова какие-то преимущества по сравнению с цифрой?

Есенин:

Стою один среди равнины голой,

А журавлей относит ветер в даль,

Я полон дум о юности веселой,

Но ничего в прошедшем мне не жаль.

Неужели мощь синтетического искусства (кино, телевидение, театр — "коллективные" виды творчества) победит одинокую, ищущую истины и любви душу?! Можно отравить ядохимикатами озёра и реки, выхлопными газами — воздух, из алчности и по равнодушию истребить многие виды животных и растений, и вообще превратить планету Земля в экологическую помойку, но значит ли это, что человек, создавший "новую лошадь" (автомобиль), "новую рыбу" (подлодку), "новую птицу" (самолёт), победит природу?! Эти мириады звёзд и галактик, светил и планет, рождений и смертей, бесконечную дорогу времени и бескрайнюю ширь пространства?! Можно, впрочем, попытаться создать и "нового человека" (биоробота), и предложить ему вместо бессмертия души стандартизированную и комфортную жизнь, с заменой "запчастей", "перезагрузкой" мозга и т.п. Золотая мечта наших олигархов известна — продлить свою жизнь на 200-300 лет, "омолодиться", дабы в здоровом и цветущем виде наслаждаться благами наворованных миллиардов. Похоже, именно для этого цифрового прогресса затеяны всякие "нанотехнологии" и "модернизации". А вот "пушечное / цифровое мясо" пусть довольствуется дешёвой водкой, "дурью" из Средней Азии и телевизионным пойлом.

Удивительно прозорлив был Олдос Хаксли, автор романа "О дивный новый мир" — противопоставляя стандартизированное ("цифровое") общество и "доцивилизационное" (в котором есть Шекспир, поэзия и Бог). Хаксли вторит Пушкину: поэты (и художественное слово) будут всегда, до скончания рода человеческого. Только в цифровом мире это будет гонимое, маргинальное меньшинство.

Есть ещё один поворот в этой теме: с помощью цифры сейчас активно разрушаются национальные государства, в основе которых лежало именно слово. Слово — единица языка, а язык — это "говор, наречие, диалект; слог, стиль; народ". Национальные государства должны кануть в прошлое, поскольку на глобализированной планете грядёт эра правления новой цифровой общности — "золотого миллиарда". "Следует избежать pиска "pазбазаpивания" сыpья по национальным "кваpтиpам", — на эту бережливую концепцию намекала пpогpамма ООН по экономическому и социальному развитию ещё в 80-е годы. О возможностях "цифры" как оружия принуждения и убеждения в данной сфере мы скоро узнаем: битвы цифровых "биороботов" со словесными "аборигенными" людьми впереди.

В те времена, когда человеческая душа сожмётся до кода, до цифры, живое, наполненное своим первоначальным глубоким смыслом слово будет огромной редкостью (уже сегодня убиение художественности, т.е. красоты, мы видим везде — в кино, на ТВ, в жанровой литературе), оно будет спасительным, как чистая вода, как уголок дикой природы, оно будет редким отдохновением человека от жёстко цензурированного мира.

Молитва соединит человека с Богом — великим, непознаваемым и грозным, стихи — с таким же человеком — живым, измученным и беспомощным.

Гори, звезда моя, не падай.

Роняй холодные лучи.

Ведь за кладбищенской оградой

Живое сердце не стучит.

Поэзия, настоящая, как и молитва — это прямое и безусловное обращение к душе человека. Поэзия, как и молитва, не может быть "бизнесом", и она невозможна в "цифровом" исчислении. Поэзия останется последним прибежищем последних героев, словом утешения для бедных, униженных и гонимых. Поэзия будет воскрешать Бога, дарить красоту, питать силы души. Будущее художественного слова есть будущее самого человека — потеряв его, он потеряет себя.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Холерные скотомогильники раскопали во имя права всего и вся на свободное передвижение и поселение. Где хочу, в ком хочу — поселяюсь. А пока не будет полностью преодолён синдром сто первого километра, пока не будет выпущено на свободу всё, что было под спудом: слово, сифилис, холера, спекулянство и прочее негодяйство демократии, её верные помощники в борьбе с народом— не будет нам счастья. Холерные палочки долго были невыползными: их держали далеко от столиц, от центров интеллектуализма и культуры. Прошли кровавые времена. Шагай, чума, во все дома. Будь свободна, чума, демократии кума!

Ну а поскольку холерные могильники раскапывали вдали от центров либерализма, то холера, это отвоевание демократии у тоталитаризма, была вдали от Москвы, Питера, то есть мест компактного проживания ревнителей свободы слова и прочей холеры. Встреча с ней не грозила борцам за её полное высвобождение.

Но вот эта самая освобожденная палочка Коха, проникнувшись идеей глобализма, как и сам Кох, вступив в движение "Чума без границ", приблизилась к этим самым местам компактного проживания либеральной мысли и её носителей. Как оказалось, для холерной палочки и вируса бубонной чумы глобализация и свобода передвижения — не пустой звук, а реальность последних времён, коли нет совкового дезинфектора с хлоркой, чтобы всю холеру — под спуд! И вся демократическая зараза, повылазив из могильников, проявила себя общечеловечно, в духе своих попечителей, продемонстрировала, что ей чужда ксенофобия и, боже упаси, антисемитизм! "Ан, вон вы где! Давно мечтала увидеться, пообщаться", — сообщила бледная спирохета — спутница и свободной любви, и печали либерала. Либералы никак не надеялись на такое экстравагантное свидание. Они ведь всю эту демократическую ярмарку паскудства, где широкий выбор товаров и услуг, от повальной коррупции до убийств, избиений, изнасилований, затевали не для себя. А всё это было уготовано для нас. Только во имя наших встреч с запретными некогда плодами. И вдруг! Оказывается, бредёт, бредёт, да и до тебя доберётся. А ты и не надеялся, не чаял! Мол, вам людей не либеральной национальности мало? Чего ко мне? А чума гордо, с достоинством : "Мне чужды национализм и сословные предрассудки!" Да и прижмёт к груди, как родного.

Лужков увёз дочурок из Москвы, где слишком разлита атмосфера недоброжелательства. Да откуда ей взяться, этой плохой атмосфере? Удивительно, каким её ветром в столицу занесло? Когда отрубил депутатов Верховного Совета и защитников прав граждан от воды, электричества, обрек на гибель тысячи людей, разве не зачатки атмосферы любви и добра были созданы дорогим Юрием Михайловичем? Когда заселил Москву наркоторговцами, террористами, вытеснил коренных жителей столицы на окраины жизни, разве не заложил предпосылки всеобщего согласия и безграничной симпатии? Когда московское телевидение с утра до вечера гоняло криминальные сюжеты, популяризировало и воспевало убийц и насильников, разве это не способствовало смягчению сердец? И надо же — атмосфера недоброжелательства.

Вся либеральная тусовка в истерике: надо сваливать! Покушаются на святое! Живописуют ужасы нашего демократического прекрасного. Ужасы не надуманы. Вообще-то, демократический строй — это сплошные ужасы, так что нас, отведавших демократических прелестей полной мерой, не удивишь и не напугаешь. Пришла демократия — отворяй ворота. Коль у власти либерылы, жизнь становится немилой.

Сваливайте, пока не поздно! — заходятся устроители демократии, принесшей нам все радости. Повод-то для истерики в наши времена — тьфу: избиение демократического журналиста. Вот, по подсчетам Андрея Пшеницына, ежегодно в стране вымирает 2 миллиона человек. Если в стране ежегодно около 30 тысяч умышленных убийств, это значит, ежедневно убивают около 100 человек. Не то, что избивают — людей убивают до смерти. Вой слышали? Нет. Убивали-то не их. А по вашему поводу кто будет возвышать голос праведного протеста? А ты кто такой? Сами получили по демократии и почему-то недовольны. Это и есть шоковая терапия, которой вы нас лечили.

Так чего тогда эти подстрекательства или угрозы "сваливаем", и к кому они обращены? Мол, уедем, если вы нас не охраняете должным образом.

Но это, как в той печальной для представителя сексуального меньшинства истории, — одни пустые обещания! Ведь не уедут! Напротив, некогда покинувшие "эту страну" в пользу обетованной — ныне возвращенцы в эту же самую из той самой обетованной. Так чего орёте, хотелось бы спросить?

Что-то подсказывает, что эти крики имеют целью напугать, и чтобы напуганные уехали. Слишком уж много юристов, дантистов, журналистов, режиссеров, экономистов, менеджеров наплодила демократия в "этой стране". А вакансий, а главное, денег, всё меньше. Ну и чтобы избавиться от избыточной людской массы… Это русских можно безнаказанно убивать, если надо контролировать их численность и подкорректировать. А демократа так вот нельзя. Вон, все СМИ кричат о своём. Поэтому хоть бы вытеснить своих-то. Поэтому и ор: "Спасайся, кто может!" Мол, чего сидите? Сваливайте, освобождайте места.

Свалившие в начале 90-х граждане мира, напуганные криками о будущих погромах, ныне полуграждане и, часто полуголодные, западных стран, кусают локти: как их облапошили собратья! Подстрекатели к отъезду сами остались и захватили все финансы и всю недвижимость России. Ну и второй раз на грабли наступят немногие, эти хохмочки уже не проходят. Понятно, что стало причиной вывоза дочек лучшим мэром вселенной. Им было, с чем покинуть "эту страну". Да и западные демократии охотно принимают людей с солидными рекомендациями в виде банковских счетов и прочего реестра.

Свалить-то вы свалите, да кто ж вас примет, таких пригожих?

Георгий Судовцев «УЛЕТАЮЩИЙ ПЛАЧ ЖУРАВЛЕЙ...»

Годы жизни Николая Михайловича Рубцова (1936-1971) были одновременно и эпохой высшего взлёта советской цивилизации. Великая Победа 1945-го, освоение энергии атомного ядра, первый искусственный спутник Земли, первый полёт человека в космос, создание "мирового социалистического лагеря" и многое-многое иное — это вехи не только отечественной, но и мировой истории, которые уложились практически в треть ХХ столетия.

Ближе к вершине этих успехов было тепло, светло и, в общем-то, просторно. Места хватало всем желающим: не только "генералам" разного рода войск, в том числе и литературных, и поэтических (одна "троица" из Вознесенского, Рождественского и Евтушенко, объединенная тогдашними острословами в общей фамилии "Евтушенский" чего стоит?!), — но даже прапорщикам из творческого Союза писателей перепадали ощутимые и немалые, даже по нынешним временам, "льготы".

Не случайно все эти бойцы идеологического фронта — каждый, в меру своих талантов, нравственных принципов и социального положения, — воспевали советскую действительность (массовые диссидентство и эмиграция советской интеллигенции начались только после 1967 года, после "Войны Судного дня").

А вот "внизу"... Внизу всё — чем дальше, тем больше — воспринималось совершенно иначе. И — чем дальше, тем больше — без дежурного исторического оптимизма.

Я в ту ночь позабыл

Все хорошие вести,

Все призывы и звоны

Из Кремлевских ворот.

Я в ту ночь полюбил

Все тюремные песни

Все запретные мысли,

Весь гонимый народ.

Кажется, что эти вот рубцовские строки написаны вовсе не полвека назад, а буквально вчера.

Невероятное, практически небывалое для России единение власти и народа, спаянное огнём и кровью Великой Отечественной, оказалось всего лишь историческим мгновением, а сталинское обращение ко всем согражданам "братья и сёстры!" — невозможно представить себе в устах любого другого правителя нашей страны: хоть из последующих, хоть из предыдущих... Даже священники, даже Патриарх, говоря "братья и сёстры", подразумевают всех верующих во Христа, не менее, но и не более того. Чего уж требовать или ждать от остальных?

Да, правда, сказанная Николаем Рубцовым о его времени, — это очень горькая правда, правда потерь и утрат смысла текущей жизни. Не смысла жизни вообще, а именно текущей, собственной жизни, когда обстоятельства оказываются сильнее человека.

Как будто ветер гнал меня по ней,

По всей земле — по сёлам и столицам!

Я сильный был, но ветер был сильней,

И я нигде не мог остановиться...

И эта рубцовская правда о народе и стране, надо признать, оказалась куда глубже и прочнее, чем официозная правда "евтушенских". И если "барды" 60-х и 70-х годов, согласно всем канонам каранавальной этики и эстетики, осмеивали и "верхи", и "низы", лишь изредка (разве что у позднего Высоцкого) трактуя нарастающее отчуждение русского народа от своей истории и своей земли не в комическом, а в трагическом ключе.

А Рубцов, сирота военных лет при живом, но ставшем чужим, отце смотрел на эту трагедию не со стороны, не "вживался" в неё, как актёр, пусть даже гениальный, — он, поэт, жил в этой трагедии, уже не предчувствуя, а точно зная её финал (достаточно почитать воспоминания близких к нему в последние годы жизни людей). Это касается даже не времени собственной гибели ( "Я умру в крещенские морозы / Я умру, когда трещат берёзы..." ), а судеб всей страны.

Меж болотных стволов красовался восток огнеликий...

Вот наступит октябрь — и покажутся вдруг журавли!

И разбудят меня, позовут журавлиные крики

Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали...

Широко по Руси предназначенный срок увяданья

Возвещают они, как сказание древних страниц.

Всё, что есть на душе, до конца выражает рыданье

И высокий полёт этих гордых прославленных птиц.

Широко на Руси машут птицам согласные руки.

И забытость полей, и утраты знобящих полей —

Это выразят всё, как сказанье, небесные звуки,

Далеко разгласит улетающий плач журавлей...

Вот летят, вот летят... Отворите скорее ворота!

Выходите скорей, чтоб взглянуть на высоких своих!

Вот замолкли — и вновь сиротеет душа и природа

Оттого, что — молчи! — так никто уж не выразит их...

"Высокие свои" — кто? Родичи? Вестники? Недосказанность этого образа порождает поэтически гениальную открытость и многозначность его. Точно так же, как строка "(Широко) по Руси предназначенный срок увяданья" сегодня видится метафорой уже не ежегодной осени, а целой исторической эпохи, которую Рубцов предвидел для своей Родины, Руси, России.

Дело ведь не в том, что "иных времен татары и монголы" насилием и обманом захватили собственность и власть (вернее, власть и собственность) в нашей стране. Дело в том, что сами мы оказались не в состоянии преодолеть собственное отчуждение от собственности и власти, которое сегодня приобрело уже тотальный и катастрофический характер.

Рубцов не видит и не находит выхода из этой катастрофы — он всё-таки "только" поэт, а не политик, не общественный деятель. Но врачи говорят, что правильно поставленный диагноз — это уже половина успешного лечения. Поэтому с диагнозом, который был поставлен нашему обществу в творчестве Николая Рубцова, необходимо очень тщательно разобраться. "Улетающий плач журавлей", о котором он написал, — как о будущем ("вот наступит октябрь")! — должен стать их возвращением к нам с ликующей весенней песней.

ЛЕВИТАЦИЯ

В Третьяковской галерее на Крымском валу работает масштабная выставка "Исаак ЛЕВИТАН. К 150-летию со дня рождения". За время, прошедшее с момента открытия, получен широкий спектр мнений, впечатлений, идей. Своими выводами мы попросили поделиться нашего коллегу, заслуженного художника России Геннадия ЖИВОТОВА.

Пожалуй, большая часть ещё советской публики не забыла, как Левитан "раздваивался". Были такие байки: "мол, а! это тот, который по радио говорит".

Для меня Левитан — это глубоко личное. Я долго тянул с посещением выставки, и словно окунулся в детство. Как сейчас слышу голос моей учительницы Валентины Михайловны Минухиной, которая показывала репродукции картин из "Огонька" и рассказывала, как по Владимирке шли, звеня кандалами, каторжники, а в омуте утопилась дочка мельника.

СССР обладал колоссальной способностью вовлекать юношей "со взором горящим" к таким духовным профессиям: к литературе, живописи. И это всё делалось книгами, альбомами. Моя личная судьба сложилась таким образом, что настоящее искусство, условно скажем, "высокое": Третьяковку, Эрмитаж, — я познавал из книг. Так как рос я в далёких сибирских широтах. Художники там были, и приличные, нормальные, но музейного искусства почти не было. И когда в шестнадцать лет я оказался в Москве, то с вокзала кинулся в Третьяковку. Но то ли был день яркий, то ли ещё какие-то условия — тёмные панели, тёмные залы она показалась мне таким старым комодом, наполненным жуками-короедами. И поразила меня тогда "Берёзовая роща" Левитана. Это было единственное, что я вынес в первом своём впечатлении — не "Боярыню Морозову", не "Бурлаков", а именно "Берёзовую рощу". Как солнечный луч падает на нежную берёзовую кору. Всё так замечательно горело — я был ошеломлён. И, двигаясь обратно на вокзал, недоумевал: как же так?! — из всех сотен великих картин запала в моё сердце только "Берёзовая роща".

Левитан — человек из местечка, из глухой провинции. Он шёл к славе долгой, тернистой, мучительной дорогой, его не принимали — даже в Москве он долгое время маялся. Но пробился, стал достаточно преуспевающим художником.

В это время в Европе бушевали импрессионисты, уже появились постимпрессионисты: Ван Гог, Гоген, а в нашей средней полосе свою тонкую, изысканную мелодию пел Исаак Ильич Левитан. Мне кажется, что ближе всего Левитан к барбизонской школе живописи — к предтечам импрессионистов.

Левитан учился у Саврасова. И саврасовские "Грачи прилетели", это почти левитановский пейзаж. Предшественником Левитана был Фёдор Васильев, он прожил всего 23 года, но создал отправную точку всего этого. А параллельно — Шишкин. Когда я смотрю на холсты-эпосы Шишкина, вижу грандиозную имперскую симфонию, полную восторга, безбрежности, красоты и пафоса. И совершенно не видно настроения человека, видно только могучего работника, который сотворил гигантскую каравеллу-картину, где всё шумит и движется.

Если Шишкин создавал рисунки, целые симфонии, то Левитану достаточно провести две-три линии, два-три нажатия и лист уже был сделан. Конечно, потрясающий мастер миниатюр, очень тонкий виртуоз, он великолепно чувствовал бумагу.

Эта выставка хороша тем, что публика, падкая сегодня на жуткую салонность, на понты, на эфемерную "сложность", видит ясную гениальную простоту большого цветотона. Левитан — обладатель удивительного чутья, он мог двумя-тремя красками разыграть то раннюю весну, то лунную ночь. Умел работать маленьким диапазоном, не включая весь спектр. При этом мог создать целую симфонию какого-то состояния природы.

Левитан — мастер удивительного тонкого мазка, точно найденной детали, какого-то последнего эмоционального вздоха. Возможно, реставраторы несколько перестарались к выставке с лаком, всё довольно тщательно пролачено. И как сказал один мой знакомый, очень въедливый искусствовед: "Своим лаком они местами стёрли трепет мазков Левитана".

Но бесспорно, это уникальная выставка. В целом экспозиция выстроена могуче, очень цельно, очень последовательно. Поскольку художники, как правило, пишут по такой цепочке: эскиз, потом размер поменьше, а потом уже большая картина. Я бы сказал, что Левитан — это мастер этюда. Он — спринтер в живописи. Левитан делал вещь очень коротко, быстро, на большом энергетическом ощущении, почти невесомо. Все его образы поднимаются от земли, парят над ней, левитируют. Как человек сложной психологической структуры, он часто впадал в депрессии, но депрессия может предполагать высокий духовный подъём, в котором как раз и рождались его прекрасные работы.

Если использовать социологическую терминологию, Левитан — это самое верное положение малого народа в контексте большой цивилизации. Это удивительно тонкое, точное и адекватное поведение.

Мой друг, народный художник России, Геннадий Ефимочкин, эпический пейзажист, отобразивший советскую Атлантиду от Крыма до Сахалина, как-то сказал, что до Левитана в русском пейзаже не было нытья. Звучит довольно резко, но что-то в этом концептуальное имеется.

Известна дружба Левитана с Антоном Павловичем Чеховым. Они были волной одной стихии. И тот, и другой описывали примерно одни и те же места. Сердце Левитана уже болело, и внимательный Чехов говорил, что сердце у Левитана не стучит, а ухает.

В пресс-релизах к выставке взаимоотношения Левитана и Чехова подаются умильно-ласково. Ничего подобного — это были сложнейшие, напряжённо партнёрские отношения двух гениев. Левитан впадал в депрессию, хватался за револьвер. Чехов в "Попрыгунье" вроде как намекнул на Левитана, после чего они долго не общались. Можно сказать, что они были друг для друга и врачами, и пациентами.

Левитан органично лёг на духовно-интеллектуальную атмосферу "Трёх сестёр", "Записок вспыльчивого человека". Его нельзя рассматривать вне контекста — и "Владимирка", и "У омута" пропитаны социальным, его творчество занимает своё видное место в магистральном потоке тогдашней русской жизни

Россия медленно подползала к революции. Левитан умер в девятисотом, через четыре года ушел Чехов. Можно сказать, что они и подтащили Россию к революции. Возбуждая настроение этого бесконечного и великого "нытья".

Повторюсь, советская власть обладала потрясающей силой такого просвещенческого убеждения. В итоге мы все были пропитаны пейзажами среднерусских художников, бежали сюда, в Европу в поисках этих пейзажей. Помню, как сбился с ног, разыскивая озерцо, которое описал Левитан. А ведь передо мной была прекрасная Томь, сосновый бор на сотни километров. Мы жили среди роскошной сибирской природы, но соблазнялись Европой. Сибирь мало кто воспел. Да, несомненно, есть суриковское "Покорение Сибири Ермаком", но больших пейзажистов до сих пор не хватает. И настоящей сибирской школы так и не появилось. Пожалуй, настоящий сибирский художник — только Александр Москвитин. В нём я чувствую могучую поступь Сибири, не затронутую европейским нытьём.

Левитан сам признавался, что его не привлекали роскошные швейцарские и итальянские пейзажи. Всё-таки солнце так, как Ван Гог или Лентулов, он не очень любил. Он его использовал "со спины". Левитан сумел найти в русском пейзаже удивительные черты, которые раньше не очень приветствовались. Показательна история, как наши видные художники, академики поехали большой группой в пластовскую деревню Прислониху. И были потрясены — невзрачное плоскогорье, невыразительные перелески. И как это сумел Пластов воспеть так потрясающе и могуче?! То же самое относится и к Левитану.

Материал подготовил Даниил Торопов

Владислав Шурыгин ПРОИГРАВШАЯ БЕЗДАРЬ

Российский фильм "Край" кинорежиссера Алексея Учителя пролетел мимо "малого Оскара", "Золотого глобуса". Я считаю этот факт чрезвычайно отрадным. Отрадным, прежде всего, потому, что изначально это киноубожество снималось и создавалось в расчёте именно на американского (западного) зрителя, с его предельно утрированным восприятием России: "medved, vodka, GULAG, deffka, balalayka…", — о чем проговорился в ходе премьерного показа продюсер картины Константин Эрнст. Мол, там хотят видеть Россию такой — мы её такой и покажем. Типа, военная хитрость: мол, упакуем, как скажете, только Оскар дайте! Это интервью лишь раз показали по телеканалу ОРТ, руководителем которого числится Эрнст, после чего с новостей сняли.

В российском прокате "Край" с треском провалился. При бюджете в одиннадцать миллионов долларов он едва наскрёб четыре миллиона. Интересно узнать, чей же карман похудел на семь миллионов долларов? Есть подозрение, что вовсе не личный карман "продюсера" Эрнста, а карман телеканала ОРТ, который, как известно, наполняется из государственного бюджета, то есть нашими с вами налогами.

И коль так, то в поход за "оскарами", "глобусами" и прочими международными премиями господа Эрнст и Учитель отправились, ничем не рискуя, за наши деньги и, с треском проигравшись, заставили нас же за всё это платить. Замечательная парочка! В былое время таких ухарей называли прощелыгами, но сегодня это называется "продюсерством". Впрочем, если Счётная Палата возьмётся проверить расходы означенного "шедевра", то вполне может статься, что у всего этого "продюсирования" появится и совершенно иное юридическое определение из УК РФ…

Но, как бы то ни было, американский кинобомонд всю эту развесистую клюкву в стиле "а ля рюс" оставил без внимания. Не помогла ни масштабная рекламная кампания, ни проверенная ещё со времён "Вора" голливудская брутальность Машкова, ни голые прелести героинь, ни гонки на паровозах, ни даже проверенная тема ГУЛАГа и "кровавой гэбни". Не сработало! Первое место взяла негромкая датская бытописательская картина "В лучшем мире".

Почему же американцы не оценили холуйские изыски господ Эрнста и Учителя?

Потому что американцам такая Россия давным-давно не интересна. Начиная с первых экранизаций темы ГУЛАГа ещё в семидесятые и вплоть до последней двадцатилетки непрерывной "гулагиады", всё это уже было. И не просто было, а обрыдло и устарело. И даже своего "Оскара" "гулагиада" уже получила — в лице первых "Утомлённых солнцем", которые на фоне "Края" выглядят едва ли не шедевром. Халтура, снятая Учителем, который настоящую Россию как не знал и не понимал, так не знает и не понимает вплоть до нынешнего дня, не просто убога — она страшно опоздала. Лет примерно на двадцать пять!

Возможно, в начале 90-х, когда одуревший от лошадиных доз яковлевско-коротичевского вранья народ в мазохистском раже крушил своё прошлое и, как оказалось, будущее, она выглядела бы менее убого. Но сегодня эти ритуальные танцы на обломках разрушенного дома уже никого не трогают и способны вызвать лишь отвращение. Страна давно протрезвела. Что, собственно, и показал прокат "Края" в России. И умные американцы понимают, что нынешняя Россия — это вовсе не упакованный в шинель и галифе Гармаш и не поездка пьяной толпы в никуда, с распятым на паровозе медведем (ну, куда же Учителю без глумления над христианскими символами). Нет, Россия сегодня — это затопленная яростным народом Манежная площадь и придавленный матвиенковскими "сосулями" Питер, это горящие леса и взрывы в столичном метро. Для описания такой России необходимы совсем другие фильмы, совсем иной кинематографический язык.

Поэтому никакого "Золотого глобуса" "Край" не получил. Осталась главная ставка Эрнста — "Оскар". Но после вчерашнего облома шансы на него медленно превращаются в дым…

Владимир Винников АПОСТРОФ

Герман Преображенский. Смысл коммунизма. Опыт ретроспективного исследования. — СПб.: Алетейя, 2011, 224 с., 1000 экз.

Диссертация томского философа Германа Михайловича Преображенского на соискание ученой степени кандидата наук под названием "Смысл коммунистической чувственности (социально-антропологический проект раннего Маркса)" сменила имя и стала книгой. Видимо, благодаря усилиям Александра Куприяновича Секацкого, научного руководителя этой диссертации, а "по совместительству" — видного питерского интеллектуала из когорты "постмодерных фундаменталистов", "альтернативного марксиста", постоянного автора едва ли не всех издательств "Северной Пальмиры" etc.

Что представляет собой эта книга? "Коммунистический проект в его самой удачной экспликации", согласно категорическому утверждению кандидата философских наук Александра Николаевича Огаркова? Попытку нащупать "сенситивное" ядро учения Маркса, восходящее к Демокриту и Эпикуру, но затем по различным причинам якобы упакованное в защитную скорлупу гегелевской диалектики? Или просто интеллектуальную провокацию в духе знаменитого лозунга 68-го: "Будьте реалистами — требуйте невозможного!"?

Конечно, искренняя попытка произвести реконструкцию гносеологии Маркса (не путать с каноничной марксистской гносеологией) неизбежно осложняется рекурсиями и ретроспекциями собственной гносеологии Германа Преображенского, да он последнее обстоятельство не то что не скрывает, а даже открыто заявляет в подзаголовке своей книги — чего стоит в данной связи, например, авторское предисловие: "Книга, что у тебя в руках, полна скорби. Коммунизм, который мы потеряли, сделал её такой. Он всё дальше и дальше уплывает от нас — последний пароход (хорошо, что не бумажный, — и привет "наутилусу помпилиусу" Бутусову, конечно! — В.В. ), уносящий с собой наше счастье, нашу радость и оставляющий нам взамен совесть и боль... Нам остаётся только скорбь, скорбь и решимость сказать последние слова о коммунизме, о нашем недавнем прошлом, заглянуть в родное нутро нашего последнего коммунистического поколения..."

Вот так: "последний пароход", "последние слова", "последнее поколение", — всё последнее, сплошной "Apocalypse now" по Копполе. Конец истории по Фукуяме. Красная (а какая же еще может быть в данном контексте?! — В.В. ) Шапочка в гостях у Серого (капиталистического? — В.В. ) Волка, из вариаций на тему Эриха-Марии Ремарка (цитата):

"— Конечно, — сказала она. — ...У меня нет будущего.

Волк молчал. Он был с ней согласен".

Конечно, можно "глубокомысленно" предположить, что нынешний исторический пессимизм значительной части отечественных левых является зеркальным отражением исторического оптимизма их предшественников образца первой половины ХХ столетия.

Можно и поинтересоваться у автора, насколько адекватным воплощением идей коммунизма он считает Советский Союз, и можно ли называть "поколение 80-х" "последним коммунистическим поколением".

Но подобные оценки, несмотря на внешнюю эффектность, всё-таки скользнут по касательной, не задев, на мой взгляд, главного и вовсе не очевидного смыслового ядра книги Германа Преображенского.

А именно того, что заявленная им в противовес "атомарной буржуазной" "коллективная (или даже молекулярная) коммунистическая" чувственность является далеко не самостоятельной сущностью, но, условно говоря, "аватаром" во многом еще скрытого "коммунистического стоицизма" — точно так же как "коммунистический (диалектический и исторический) материализм" — аватаром "коммунистической чувственности"... Точно так же, как за "неолитической революцией" древности следовала "эстетическая революция" античности, а за ней — "этическая революция" христианства.

Грандиозный научно-технический прогресс XIX и ХХ веков, вплоть до нынешней "ноолитической" революции информационных технологий — и это следует признать, несмотря на все потуги и локальные достижения "постмодерна", — до сих пор не нашёл адекватного эстетического переосмысления; "эстетическая первообразная" от электричества, атомной бомбы и персональных компьютеров человечеством, увы, еще не взята. А значит, нет еще никакой возможности говорить и о следующей, "этической первообразной", способной полностью изменить наши представления о мире и обществе...

Вместо "царства свободы", обещанного Марксом вследствие непрерывного развития производительных сил и производственных отношений, современное человечество, очень похоже на то, попало в зону нового рабовладения — только на предыдущем витке исторической спирали это было рабовладение классическое, материальное, основанное на эксплуатации прежде всего физических сил человека а сегодня — рабовладение идеальное, основанное на эксплуатации его интеллектуальных и душевных сил.

Поэтому попытка Германа Преображенского разглядеть в Карле Марксе черты "античного" культа чувственного восприятия мира, возможно, лишь по форме (и содержанию) своему выглядит более чем парадоксальной. А по символу своему она вполне адекватна реальности. Кто же мог знать заранее, что путь от рабства к свободе человечеству придётся проходить дважды?

Андрей Смирнов МУЗОН

Кассиопея. "Стивен Кинг и мы" ("Снегири") 2010.

Пластинка 2009 года "Кассиопея" представляла собой избранное из ранних записей группы. Своего рода, диск "A Taste of Honey", советский сборник с трёх альбомов "The Beatles".

"Стивен Кинг и мы" — полноценный альбом. На первой пластинке был ряд отъявленных хитов, здесь, пожалуй, ситуация попроще. Зато больше цельности.

"Он пугает, а мне не страшно", — знаменитый выпад Толстого в адрес Леонида Андреева. "Кассиопея" не пугает — скорее, развлекает. Но от изысканного белорусского "спец-попа" становится порой не по себе. Смех — для "Кассиопеи" дело серьёзное. Тем более, когда главный герой альбома — сама смерть.

"В драматических сценах, диалогах, рассказах и притчах Даниила Хармса главный действующий герой смерть, причём чаще всего смерть от насилия. Страшная она или нет? Очень часто здесь смерть и есть повод и предмет клоунады, абсурдистских выходок и нелепых фокусов бытия", — отмечает искусствовед А.Якимович.

Влияние обэриутов на "Кассиопею" — очевидно. "Кассиопея" словно устраивает наглядный урок на тему странного в поп-музыке (а при всей андеграундности формации — это вполне себе инди-поп). И чем доступнее номера, тем глубже могут быть заложены мины.

Романтический боевик группы "Браво" "Ветер знает" здесь эпитафия, "на смерть поэта". Так в своё время Жариков на "дэковском" альбоме "Оккупация" выдал мрачнейшую интерпретацию "Я люблю тебя, жизнь", а "Кооператив ништяк" открыл в шлягере про "Старый клён" почти замогильные перспективы. Увы, такое прочтение поп-хита имело все основания. Автор текста "Ветер знает" — любимец музыкальной тусовки Василий Шугалей. 31 декабря ушедшего года он мог отметить своё сорокалетие, но преждевременная смерть настигла Шугалея несколько лет назад в его собственной квартире. Помимо промоушена и своих проектов (его группа "Ы.Ы.Ы." промелькнула ещё в эфире советского телевидения), Шугалей успел, например, засветиться на обложке первого журнала "Радек" в компании монстров отечественного актуализма: Бренера, Осмоловского и Мавроматти.

"Стивен Кинг и мы" — представительное собрание загадочных героев, страшных масок, необъяснимых явлений. И все эти мультяшные "щупальца с планеты Х", "гориллы" и "микки маусы на Тибете" вызывают совсем не только улыбку. Правда, реальные "обамы" и "леди гаги" куда менее симпатичны.

"Кассиопея" вообще с лёгкостью представляется как саундтрек к неизвестному мультсериалу. А ведь после нашествия "Симпсонов", "Южного Парка" и "Футурамы" начинаешь подозревать скрытый потенциал даже у паровозика из Ромашкова. Но в этом и сила такого искусства, если верить специалистам. "Любое временное искусство манипулирует временем. Художественное время никогда или почти никогда не бывает равно реальному… Мультипликация такого реального времени не имеет вообще. Она не трансформирует его, а рожает нигде ранее не существовавшее время, рождая не существовавшее ранее движение". (Н.Венжер)

Так получилось, что и литература, и кино от Стивена Кинга почти полностью прошли мимо меня. Но не заметить "стивенкинговщину" вокруг невозможно. Кошмарные прозрения Кинга активно и плодотворно воплощаются в реальности. Более того, периодически возникает подозрение что "мы" в некоторых аспектах Стивена Кинга уже перещеголяли. Мир дарит такие сюжеты, что не способна породить самая мрачная фантазия.

"Абсурд" здесь становится средством постижения и защиты от вселенского хаоса. А иногда и возможностью вести свою игру.

Кинг некогда заметил: "Иногда мне приходится выступать перед людьми, которые интересуются литературой и писательским трудом. Кто-нибудь из них непременно задает один и тот же вопрос: "Почему вы пишете о таких ужасных и мрачных вещах?" И я всегда отвечаю одно и то же: "Почему вы считаете, что у меня есть выбор?"

А у "Кассиопеи"? А у нас?!

"Ещё одна печальная новость. Сегодня утром трагически погиб известный телеведущий новостей нашего канала Виктор Стешин, который в последнее время был лицом передачи "Магазин на диване". Во время прямого эфира он был зверски проглочен телекамерой". ("Алеся-телеглаз")

ЖКХ — ДЕТОНАТОР ВЗРЫВА

"Жилище есть краеугольный камень жизни человеческой".

Михаил Булгаков

Бездомному человеку, не имеющему даже съёмного угла или койки в общежитии, очень трудно; жить полноценно вовсе невозможно, а волю к жизни отнимает сам термин "существование". Впрочем, в Российской Федерации официально нет бездомных. Власть и СМИ пользуются подленькой аббревиатурой БОМЖ, существование которой позволяет закрыть глаза на проблемы людей, выкинутых на улицу на сломе эпох.

Конечно, во все времена существовали бродяги и странники, лихие люди, наконец, живущие по принципу "всё своё ношу с собой", но процент их в обществе был ничтожен. И нет сомнения в том, что подавляющее число из миллионов взрослых бездомных и детей-беспризорников в современной России, имей они такую возможность, поменяли бы "романтику" на жилище. Однако вряд ли это возможно в рамках текущего проекта экономического и политического мироустройства — в святая святых капитала, США, количество бездомных составляет около 10% населения. Это более 30 миллионов человек. Выхода нет.

Потребность человека в собственном жилье великолепно использовали пламенные приватизаторы в начале 90-х. Вряд бы люди закрыли глаза на беспредел, творящийся в сфере присвоения народного имущества, если бы не получили возможность приватизировать свои квартиры.

Но тут частнособственническая идеология сыграла с российским электоратом злую шутку. Гражданам дали приватизировать вожделенные квадратные метры — но ЖКХ, который обеспечивает нормальное функционирование жилого фонда, остался за скобками и попал совсем в другие руки.

Это в СССР квартплата в среднем не превышала 3% семейного дохода и даже в Конституции было прописано, что право граждан на жилище "обеспечивается... справедливым распределением под общественным контролем жилой площади, предоставляемой по мере осуществления программы строительства благоустроенных жилищ, а также невысокой платой за квартиру и коммунальные услуги".

В Российской Федерации захватившими власть либералами такое положение дел было признано нездоровым тоталитарным патернализмом. И уже который год нас потчуют сказкой, про то, что цены на услуги ЖКХ поднимают, чтобы достичь 100% оплаты услуг, — после чего, дескать, начнётся благодать, изношенный на 60% жилищный фонд сам по себе обновится, а всем малоимущим чудесным образом поможет государство.

Факты же таковы: по данным Росстата, с 2000 г. тарифы на коммунальные услуги в среднем по стране выросли в... 13,6 раз. Каждый год их повышали от души: в 2001 г. — коммуналка подорожала на 47%, в 2002 г. — на 62%, в 2005 г. — на 35%...

По данным ВЦИОМ за 2009 год, более 40% россиян тратят на оплату коммунальных услуг от 25 до 50% общих доходов семьи, каждый седьмой отдает за квартиру от половины до трех четвертей заработка.

Ещё в апреле 2005 г. тогдашний министр регионального развития Владимир Яковлев сделал сенсационное заявление. Он сообщил, что "услуги ЖКХ полностью окупаются нынешними тарифами в большинстве регионов страны". Более того, министр даже назвал точные цифры. "На сегодняшний день полная окупаемость услуг ЖКХ — на 100% — отмечается в 56 регионах. На 90-100% — в 21 регионе, менее, чем на 90% — в 12 регионах", — сообщил г-н Яковлев.

Проще говоря, уже в 2005 г. высокопоставленный чиновник признал, что практически все население страны оплачивает "коммуналку" целиком и полностью. Между тем, с 2005 г. тарифы ЖКХ в среднем по стране увеличились в 2 раза — это не считая последнего повышения. Отметим, что каждый год расценки коммунальщиков росли гораздо быстрее инфляции.

Тем временем нам по-прежнему рассказывают сказки, что переход на 100%-ный уровень оплаты — дело будущего.

Возникает закономерный вопрос — если тарифы настолько завышены, то где же результат? Почему качество услуг ЖКХ катастрофически падает, почему перебои со светом и теплом, почему ржавая вода в кране и забитые мусоропроводы стали во многих местах совершенно обычными явлениями? Почему в некоторых регионах происходит увеличение сроков эксплуатации жилых домов до проведения капитального ремонта с 18 до 25 лет? Куда пропадают колоссальные деньги из федерального бюджета? Например, в 2009 г. на ЖКХ было выделено 100 млрд. руб., — на 60% больше, чем в 2008 году.

Есть два ответа на этот вопрос.

Чиновники отвечают, что во всём виноваты неплательщики, то есть население. Действительно, неплательщиков много — но про них чуть позже.

Население, от которого, на самом деле, мало, что можно утаить, так же категорично в своих выводах: "Воруют".

Конечно, как показывает юридическая практика, схемы и уловки, в зависимости от региона, могут быть разными, но есть и очевидные вещи, которые просто лежат на поверхности. Почему вся страна должна платить за отопление летом? Зачем брать деньги за лифт с жителей первых этажей? Почему средний норматив домашнего потребления воды в России превышает 250 литров на человека в сутки? С какой стати плату за телевизионную антенну включают в общий счет, хотя по закону она вообще не относится к услугам ЖКХ?

Есть и менее очевидные тарифные уловки. Например, Федеральным законом от 28.11.2009 № 287-ФЗ, правительство РФ освободило ЖКХ от выплаты налога на добавленную стоимость. Грубо говоря, это значит, что доходы коммунальщиков выросли на 18%. А как это коснётся потребителей? Да никак, и не мечтайте.

Но самая прибыльная "оптимизация расходов" связана с горячей водой и отоплением. Суть в том, что обслуживающая дом компания получает плату от жильцов по сильно завышенным нормам потребления. А с поставщиком воды она расплачивается по счетчику, установленному на магистральной трубе. Разница в пользу местных сантехников достигает сотен тысяч рублей в месяц — с каждого дома. А если прикинуть в масштабах страны?

Подобных "схем" вскрывается с каждым годом всё больше, но ни разу в истории современной России жителям не возвращали переплату, несмотря на то, что были прецеденты обращения в суд по подобным делам.

Итак, объективно вокруг ЖКХ идут два разнонаправленных процесса.

Первый — это увеличение количества неплательщиков. Процесс объективный и почти не зависящий от региона и места проживания. Сварщик из Ульяновска, который должен платить почти 5000 рублей за двухкомнатную "хрущёвку" при зарплате 12000 рублей при неработающей жене с ребёнком, бюджетница-медсестра с двумя дочерьми из подмосковной Балашихи, которая должна отдать почти 3500 из 8000 рублей зарплаты, пенсионер из подмосковного же Реутова, который должен платить 4500 из пенсии в 6000 рублей — все они не вписались в рынок и находятся в группе риска. Более чем вероятно, что скоро они просто потеряют своё приватизированное по закону жильё. В одной только благополучной с точки зрения заработка Москве 70 тысяч злостных неплательщиков, по другим данным — вообще больше 150 тысяч. В масштабах страны — от 10 до 25 миллионов. Точной цифры никто не знает. Либо же её просто боятся публиковать.

А бояться есть чего и есть кому. Потому что второй процесс, идущий вокруг ЖКХ, — это формирование в любом населённом пункте некоторой, так сказать, элитарной прослойки, причастной к управлению коммунальным хозяйством.

В конце ноября 2010 года в подмосковной Лобне произошла очередная коммунальная катастрофа — практически во всем городе была на 10 дней отключена горячая вода. Оказывается, обрушился канализационный коллектор, находящийся между Лобней и Долгопрудным, и с целью ударного строительства обходной дренажной трубы длиной 850 метров в городе просто выключили горячую воду, чтобы резко уменьшить количество канализационных стоков. Ну что же, форс-мажор есть форс-мажор.

Однако разговоры простых лобненцев в электричках Савёловского направления содержали такое количество зашкаливающей ненависти по отношению к представителям социальной группы "ворующие чиновники" и к их деятельности, что я как-то даже растерялся и поинтересовался — ну, а как же администрация? Они ведь живут в том же городе, испытывают, по идее, те же тяготы?

Оказалось, нет — говорят, что вся администрация города живёт в коттеджном посёлке на озере Круглое, и у них там все коммуникации свои, отдельные. В общем, страшно далеки они от народа.

Отметим, что Лобня — город, по идее — благополучный, поскольку большинство населения Лобни работает в аэропорту Шереметьево и сопутствующих службах, то есть уровень доходов населения и экономической активности выше, чем, например, в стагнирующих наукоградах типа Реутова. И в форс-мажорной ситуации с обрушением коллектора городские и областные власти проявили себя не с худшей стороны, — если только мы опустим вопрос о том, каким образом канализационный коллектор почти 60 лет ни разу не ремонтировался, а за последние лет 10 даже ни разу не обследовался на предмет сохранности.

Но настроение населения от этого не становится более верноподданническим. Скорее, наоборот. И больше всего простых людей возмущает именно отчуждённость власть предержащих от проблем простых людей уже на физическом уровне. Непонимание "элитой" проблем электората, очевидно, было и ранее — достаточно посмотреть на величину того, что у нас называется "прожиточным минимумом". Но сейчас выясняется, что практически закончена сегрегация по имущественному и социальному признаку — элита живёт в своих посёлках, с отдельными коммуникациями, высокими стенами, охраной и прочими радостями жизни.

Количество выявленных финансовых нарушений в сфере ЖКХ, бесконечный рост коммунальных платежей и федеральных субсидий на фоне продолжающейся деградации инфраструктуры городов и посёлков приводят нас к закономерной мысли, что сегодняшний ЖКХ — почти совершенная машина для зарабатывания шальных денег, приносящая фантастическую прибыль своим совладельцам. Все остальные задачи для ЖКХ сейчас глубоко вторичны: обустройство инфраструктуры, находящейся в общественном пользовании и состояние жилого фонда в целом поддерживается на уровне минимально достаточном, чуть выше того порога, за которым начинаются стихийные уличные процессы.

Однако нет сомнения, что законодательная база, созданная за последние несколько лет, и полномочия, делегированные в ее рамках некоторым структурам, — например, судебным приставам, — всё это было сделано не просто так. На кону стоит более 200 миллиардов рублей — в такую сумму сейчас оценивается суммарная задолженность по коммунальным платежам со стороны простых граждан. Также практически нет сомнения в том, что мы увидим массовые выселения неплательщиков уже в этом году — для этого у "элиты", наконец-то, всё готово. Нет сомнения, что государство никогда не объявит амнистию по этим долгам: можно простить Ираку и Афганистану полтора десятка миллиардов долга (по просьбе товарищей из вашингтонского обкома), можно простить олигархам и "новым русским" незаконно выведенные из страны капиталы, но чтоб своему родному электорату — не было такого никогда и не будет.

Итак, фактически сегодняшний ЖКХ в России — это крупнейший социальный паразит, крайне плохо выполняющий свою основную функцию, монополист с непрозрачной финансовой частью, уверенный в своём праве диктовать условия и пролоббировавший создание репрессивного апппарата по отношению к простым людям, на которых явно завышенная стоимость коммунальных услуг в условиях отсутствия реальной социальной защиты со стороны государства, легла непосильным бременем.

Нет сомнения в том, что ситуация подошла к тому пределу, за которым резко сужается поле возможностей. И остаётся выбор между двумя вариантами.

Вариант первый: к сожалению, практически нереальный, — резкая и жёсткая модернизация ЖКХ, с "разборами полётов" в стиле товарища Дзержинского и с финансовой амнистией неплательщиков.

Вариант второй: пусть всё идёт, как шло, самотёком.

Но у человека должен быть дом.

И нет никакого сомнения в том, что если всё останется так, как есть, нас ожидает не социальный взрыв — Российскую Федерацию ждёт воистину революционная ситуация, когда значительная часть общества, десятки миллионов людей, будет поставлена в условия, неприемлемые для жизни вообще. А ведь "демократическая избранная власть" планирует в ближайший год-два ввести еще и рыночный налог на недвижимость и землю, на которой стоят дома, а эти решения увеличат бремя квартплаты по крайней мере вдвое.

Воистину история движется по спирали — капитал полностью теряет голову при виде 200 миллиардов прибыли (не знаю, сколько уж там процентов — 300 или более?), и собственными руками создаёт своих могильщиков.

Сергей Загатин

Екатерина Глушик СТАЛИНСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Артём Сергеев. Екатерина Глушик "Как жил, работал и воспитывал детей И.В.Сталин. Свидетельства очевидца". Крымский мост 9Д, Форум, Москва, 2011,256 с.

Пожалуй, ни одна историческая личность не вызывает сегодня столь грандиозный интерес, не приковывает такое внимание, как Иосиф Виссарионович Сталин. Либералы, испугавшись приходящего в сознание об-щества, которое оглушили дубиной перестройки и реформ, и которое ныне обратилось к своему героическому прошлому, неразрывно связанному с именем Сталина, начали демонизировать образ великого руководителя, главнокомандующего победы. А получилось, что тушили искру интереса бензином. Пламя полыхнуло так, что либералы даже создают чрезвычайную комиссию по десталинизации.

Беспрецедентно также и то, что практически все книги о Сталине, а их количество исчисляется сотнями, издают энтузиасты: писатели, историки, общественные организации. Сталин спас народ от фашизма, и народ спасает Сталина от фашиствующих либералов, исследуя его жизнь и деятельность, показывая эту выдающуюся историческую личность буквально всесторонне.

Книга "Как жил, работал и воспитывал детей И.В.Сталин" представляет второе, дополненное издание вышедшей в 2006 году книги "Беседы о Сталине". Она состоит из цикла бесед с Артёмом Фёдоровичем Сергеевым, который с раннего возраста до поступления в конце тридцатых годов прошлого века в военное училище воспитывался, наряду с собственными детьми, в семье Иосифа Виссарионовича.

Для историков особенно ценны свидетельства очевидцев. Артём Фёдорович Сергеев, которого не стало в 2008 году, был попросту находкой для исследователей, поскольку обладал феноменальной памятью, был абсолютно честен, не грешил против истины, не приукрашивал действительность, не занимался тиражированием домыслов. К тому же, с подросткового возраста по совету матери вёл дневники. Совет был вызван тем, что Артёму было необходимо подтянуться по русскому языку, и Елизавета Львовна нашла способ, как заинтересовать сына, чтобы он больше писал. В итоге у Артема Фёдоровича, которого это занятие увлекло на всю жизнь, получилась уникальная хронология "О времени и о себе".

Серия бесед с Сергеевым публиковалась в газете "Завтра". Когда готовилось к выпуску первое издание книги, беседы с Артёмом Фёдоровичем продолжали выходить в газете. Эти интервью, не вошедшие в первое издание, дополнили второй выпуск, значительно, почти на треть, увеличив объём книги в сравнении с первой.

Сергеев рассказывает о том, как был организован быт семьи, чем увлекались дети и взрослые, как принимали гостей, как Сталин работал дома и на даче…

Артём Федорович не уходил и от непростых вопросов. Так, говоря о Василии Сталине, близком друге Сергеева и дорогом для него человеке, мы коснулись и вредных привычек Василия, о чём ныне трубят либералы. Артём Фёдорович не стал отрицать, что Василий порой злоупотреблял. Но категорически отверг то утверждение, что был пьяницей, а также объяснил, почему друг порой был несдержан в отношениях с алкоголем.

"Да, он выпивал. Но было это не всегда, а под конец: он стал понимать свою судьбу. Он не сомневался: как только не станет отца, его самого разорвут на части, и сделают это те немногие, кто сейчас руки лижет и ему, и отцу. Некоторые люди, узнав, что дни сочтены, ожесточаются, становятся мстительными. А у него, с одной стороны, его мягкость в отношении кого-то сохранилась, но появились жесткость, надрыв. Да, он мог быть грубым, но это было не органично для него. Он просто срывался, стал вспыльчив, но не мстителен, подлости в его характере не было никогда.

Как-то сидели с ним, выпили. Он еще наливает. Говорю ему: "Вася, хватит". Он отвечает: "А что мне? У меня только два выхода: пуля или стакан. Ведь я жив, пока мой отец жив. А отец глаза закроет, меня Берия на другой день на части порвет, а Хрущев с Маленковым ему помогут, и Булганин туда же. Такого свидетеля они терпеть не будут. А ты знаешь, каково жить под топором? Какая будет неприятность для отца, если застрелюсь. А тут я переверну — и всё. Вот я так и ухожу от этих мыслей". Перед полетами он никогда не пил, исключено. Никогда! Никто не выпустит в полет. Для летчиков в полку обязательный налет — 100 часов в год. У Василия налет был большой. Жена говорила: "Раз он не пьет, значит, завтра у него полеты". Для него работа была на первом месте".

Или такой частный эпизод, говорящий о многом. "В Сочи мы как-то застряли на машине, надо было подкапывать, подбежали рабочие, вытащили машину. Сталин потом их спрашивает, сколько получают в месяц, в день, час, и им деньги каждому соответственно отсчитывает. Они: "Товарищ Сталин! Что вы! Да мы бы на руках вынесли!" Сталин: "Нет, вы работаете, а я здесь отдыхаю. Вам надо восстановить силы". Они — ни в какую не берут деньги. Он тогда: "Кто из нас здесь старший?" Ему, конечно, мол, вы. "А старшего слушаться надо". Он не допускал, чтобы за ним был долг или задолженность какая-то — ни копейки чтобы! И он всегда за этим следил — чтобы не быть так или иначе в долгу: все должно оплачиваться, труд человека надо уважать. Это был один из главных его принципов".

Артем Фёдорович оставался единственным человеком, жившим в семье, досконально знавшим быт изнутри. В отличие от нынешних любителей несуществующих сенсаций, он ничего не выдумывал. Он был прекрасным человеком, человеком советским: высочайшей порядочности, долга, ответственности, отзывчивости, глубокой человечности. Его очень не хватает всем и каждому, кто знал его, кому посчастливилось общаться с ним. Свои интервью газете он воспринимал как долг перед памятью Сталина и своего друга Василия, всеми силами стараясь донести их правдивые образы.

P.S. Книгу можно приобрести в книжных магазинах, в киоске по адресу: Комсомольский пр. 13, а также, прислав заявку на адрес редакции.