/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 899 (6 2011)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов Останется ли в продаже водка «Путинка»?

Я видел на Кавказе, как происходит эрозия горы. Непрерывно каждую секунду, каждый час, днём и ночью, год за годом на гору дует тихий ветер, её омывают дожди, охватывает мороз, падают солнечные лучи, и тепло приводит к таянию застывшего в трещинах льда. И гора под этим постоянным воздействием начинает осыпаться. Из неё выхватываются микроскопические частицы, мельчайшие камешки. Гора шуршит, истекая непрерывными ручьями крохотных камнепадов. И таким образом она уменьшается, тает, теряет свою естественность, форму, теряет само своё название "гора".

Та же эрозия происходит с образом Путина. На протяжении последних лет ежедневно, ежечасно на радиостанциях, на страницах либеральных газет, в высказываниях интеллектуалов на премьера оказывается непрерывное давление, смысл которого — уменьшить Путина, ослабить, выдавить его из политики, устранить из политического российского поля и опрокинуть.

Вы помните, как подпалили Манеж в день путинской президентской победы, и он шёл по брусчатке Красной площади, весь охваченный адскими отблесками? Вы помните, как в день рождения Путина была убита Анна Политковская, и это убийство, как кумулятивный заряд, ударило в Путина, разрушая его психику? Вы помните, каким ужасным, безволосым, мертвенным лежал отравленный полонием Литвиненко, и либералы в России и в мире в смерти Литвиненко, как и в смерти Политковской, винили Путина?

Путину либералы приписывают не только взрывы домов в Москве, но и разгром компании ЮКОС, отчуждение собственности Ходорковского в пользу узкой группировки, окружающей Путина. Затянувшийся на долгие годы двойной процесс над Ходорковским, его тюремное заключение, грозящее пожизненной каторгой,— и это вменяется Путину в вину.

С Путиным связывают скандал вокруг Химкинского леса, указывая на премьера как на виновника бесчеловечного истребления живой природы вокруг Москвы. Путину вменяют отравление бумажным химкомбинатом озера Байкал, хотя владельцем комбината является не Путин, а Дерипаска.

Путину ставят в вину лесные пожары минувшего лета, утверждая, что это именно он, Путин, разгромил Лесной кодекс, лишив российские леса защиты. Путин оказывается виновным в оледенении проводов и деревьев, которое нынешней зимой парализовало энергетическое снабжение десятков российских регионов. Ведь это он, Путин, до сих пор удерживает у власти одного из самых одиозных российских политиков — Чубайса, недавнего хозяина российской энергетики. Это он, Путин, со своими силовиками и чекистами оказался не способным предотвратить террористические акты в московском метро и Домодедово. Его борьба с терроризмом на Кавказе, по мнению либералов, является затянувшимся блефом.

В эту борьбу либералов с Путиным исподволь, но неуклонно втягивается президент Медведев, освящая эту борьбу своим президентским титулом и своей репутацией либерального мессии. Именно Медведев используется либералами как стенобитная машина, которую они медленно подвигают к стене по имени "Путин", долбя её ударами окованного сталью бревна.

Готовность президента Медведева отдать правозащитникам на экспертизу решение суда, вторично приговорившего Ходорковского, является беспрецедентной формой недоверия президента судебной системе России. Ставит под сомнение сам приговор, является скрытой угрозой Путину.

Недавнее письмо Ходорковского, направленное Медведеву, с критикой современной российской судебной системы есть тонкий способ противопоставить Медведева Путину, оказать Медведеву предпочтение, комплиментарно воздействовать на его психологию, используя тот политический и психологический зазор, который образовался между премьером и президентом. Этот зазор с каждым днём расширяется. В этот зазор либералы неустанно бросают всё новые и новые силы, как в прорыв линии фронта вводятся свежие резервы. Это уже не Юргенс, не пресс-секретарь Медведева Тимакова, которая всем своим политическим пиаром и технологией оказывает в глазах общественности предпочтение Медведеву, представляя его как политическую противоположность Путину.

А это уже и Глеб Павловский, ещё недавний путинский трубадур, который сейчас открыто говорит о конце путинской эры, а значит — и закате того, с кем отождествлена эта эра. Это и многомудрый западник Сергей Караганов, искусный модератор множества иностранных политологов, который даёт нам понять о неизбежном завершении эры Путина.

В этот зазор устремлены могучие инструментарии западных политтехнологов, западной прессы, мирового либерального сообщества, которое ставит Путину в вину авторитарный стиль правления, создание гигантской коррупционной машины, делающей Россию пиратским королевством и угрожающей всему человечеству. Демонизируя Путина и путинскую Россию, мировые либералы повторяют слова Рейгана, назвавшего в своё время Советский Союз "империей зла".

Левада-центр, этот чуткий политический провизор, ежесекундно взвешивает на своих аптекарских весах Путина и Медведева, фиксируя по миллиграммам уменьшение путинского веса и приращение веса Медведева.

И во всей этой непрекращающейся утончённой демонизации, неутомимой травле, упорном, искусном подтачивании изумляет одно: Путин молчит, не отвечает, производит впечатление околдованного, ослеплённого, стянутого невидимыми ремнями. Словно на глаза ему наложили бельма, и он не видит опасности. Создаётся впечатление, что он и приближенные к нему силовики обречены на заклание так же, как во времена Горбачёва были обречены на заклание силовики Язов, Варенников, Крючков. Как во времена Ельцина силовики Коржаков, Барсуков, Сосковец. Они, как гигантские ящеры, с могучими хвостами и мускулами, многотонными лапами, но с микроскопической головой, крохотным мозгом, становятся добычей маленьких проворных хищников, которые подкрадываются с невидимой стороны и перегрызают им горло. Значит ли это, что политический период одиннадцатого-двенадцатого годов будет усеян обглоданными костями нынешних могущественных силовиков? Станет кладбищем вымерших политических динозавров?

Молчание Путина, неспособность его ответить атакующим либералам производит впечатление слабости, готовности уйти из политики, освободить тот центр власти, который он представляет. И это трагическое для многих впечатление хаотизирует современную российскую политику. Начинается перебегание высших и средних чинов из "партии Путина" в "партию Медведева". Уже случилось несколько крупных предательств в стане политологов, силовиков, телевизионных магнатов.

Уход Путина из политики сам по себе будет означать огромное вероломство, предательство по отношению к тем, кто сделал на него ставку, связал с ним свою судьбу, репутацию, благосостояние, нажитое зачастую сомнительными способами. Когда часовой самопроизвольно покидает свой пост, он совершает преступление, открывает ворота врагу, который ночью проникает в гарнизон и умерщвляет сонное воинство.

Недавние торжества, связанные с восьмидесятилетием покойного Ельцина, стали ещё одним этапом ослабления Путина. С мучительным выражением лица, сквозь стиснутые зубы он был вынужден публично подтвердить свою верность ельцинизму, произнести слова хвалы тому, кто разрушил великую Родину и обрёк русский народ на длящиеся поныне несчастья.

Что значит молчание Путина? Это молчание ягнёнка перед тем, как ему саданут по горлу ножом? Или молчание тигра перед тем, как тот совершит неожиданный прыжок и растерзает в клочки стаю окружавших его шакалов?

На горных дорогах в тех местах, где происходит постоянная эрозия гор, можно увидеть надпись: "Осторожно, оползень!" И люди, читая эту надпись, поскорее бегут прочь от опасной горы.

Табло

* Ползущие по российскому политическому бомонду, пока никем не подтвержденные, но и не опровергнутые слухи, что министр обороны РФ находится в процессе фактического развода со своей официальной супругой, дочерью Виктора Зубкова, переключив внимание на близкую родственницу семьи действующего президента РФ, возможно, призваны объяснить "чисто человеческими" причинами процесс политического сближения Анатолия Сердюкова с Дмитрием Медведевым, которые намерены накануне 23 февраля совместно посетить "придворную" Кантемировскую дивизию. Наши инсайдерские источники в данной связи проводят параллели с политическим кризисом 1993 года, в котором победу Ельцина во многом обеспечила именно поддержка со стороны купленных "кантемировцев" и "таманцев", а также силовых структур российской столицы...

* Иск группы Фридмана/Авена, контролирующей ТНК-ВР, о непризнании сделки ВР с "Роснефтью" не мог быть подан в Лондонский суд без политической поддержки из Кремля, отмечают эксперты СБД, расценивая данную акцию как начало открытой войны между партиями "либералов" и "силовиков" в высшем политическом руководстве РФ…

* Чистки в ФСБ в связи с домодедовским терактом значительно сузят влияние группы кремлевских "силовиков". Той же цели служит и подписание Дмитрием Медведевым Закона о полиции, вступающего в силу с 1 марта, что вскоре должно привести к отставке действующего министра внутренних дел и его замене зятем Александра Волошина, который ныне занимает пост первого заместителя главы МВД, сообщают информаторы в околоправительственных кругах...

* Попытки Владимира Путина набрать "дополнительные политические очки" путём торможения новых образовательных стандартов и обещания нового жилья 150 тысячам семей военнослужащих трудно воспринимать как адекватный ответ на растущий вызов со стороны Дмитрия Медведева и поддерживающих его кремлевских либералов, которым в настоящее время с помощью западных масс-медиа и политиков принадлежит стратегическая инициатива, отмечают наши источники в Лондоне, ожидая в скором времени появления на "туманном Альбионе" опального Юрия Лужкова "с чемоданами компромата" на нынешних обитателей Кремля…

* Новое явление на российских телеэкранах множества различных "колдунов" и "экстрасенсов" является верным признаком попыток власть предержащих хаотизировать массовое сознание и не допустить адекватной реакции большинства общества на очередное обрезание его имущественных и социальных прав, утверждают эксперты СБД...

* События в Египте развиваются по сценарию, угрожающему серьезной потерей лица для "команды Обамы", которая сделала открытую ставку на быструю смену Хосни Мубарака, однако столкнулась с фактическим саботажем собственных спецслужб, поддержавших действующего президента "страны пирамид" и обеспечивших ему дружественный нейтралитет со стороны армии...

* Очередной дипломатический скандал вокруг Южных Курил, который сопровождался сжиганием российского флага японскими националистами, фактической блокадой посольства РФ и пулей, присланной в его адрес, может иметь весьма серьёзные последствия для отношений двух стран, предупреждают из Шанхая, отмечая, что не исключены даже попытки Страны Восходящего Солнца, переживающей серьёзный социально-экономический кризис, "решить проблему северных территорий явочным порядком" после частичной эвакуации российских гарнизонов...

Николай Коньков Бронепузырь «демократии»

В. АЛЕКСАНДРОВ

Очередную годовщину дня рождения "всенародноизбранного" отметили с гигантским размахом. Такого не было ни пять лет назад — а 75, вообще-то говоря, куда более "юбилейная" дата, чем 80, ни, тем более, десять, когда "уставший", но всё еще живой Ельцин только-только передал бразды правления своему преемнику в лице Путина…

Тогда это казалось невероятным — чтобы "царь Борис", прошедший во власть буквально по трупам, державшийся за неё даже в полностью бессознательном состоянии, на уровне безусловных рефлексов, ушёл сам? Такого просто не могло быть!

Традиционное сознание нашего общества привыкло персонифицировать историю в фигурах тех людей, которые руководили страной, мало внимания обращая на содержательную сторону их правления. В лучшем случае ограничиваясь ничего, по сути, не значащими ярлыками. Сталинский "культ личности", хрущевская "оттепель", брежневский "застой", горбачевская "перестройка", ельцинские "реформы", путинская "стабилизация"... Теперь в этот ряд стремятся поставить и медведевскую "модернизацию".

"На выходе" получается какая-то дурная бесконечность, в которой не найти ни концов, ни начал. Почему вообще появился Хрущев, разметав всю "сталинскую гвардию", и как "оттепель" соотносилась, например, с Карибским кризисом? Или чего ради проваливший все на свете продовольственные и прочие программы "меченый" Горбачев оказался выбором оставшихся "геронтократов" из брежневско-андроповского Политбюро? И так далее, и тому подобное.

Более-менее адекватные ответы на эти вопросы, сегодня это уже ясно, не оставят камня на камне от официальных версий истории нашей страны, как минимум, последнего полувека.

Убийство Советского Союза, совершенное в декабре 1991 года "беловежской троицей" во главе с Ельциным, прикрывало гигантское разграбление советской собственности за рубежом и внутри страны, осуществленное при Горбачёве. Забрав себе все "сливки", избранные функционеры центральных органов партии и спецслужб дали "порезвиться" не только своим подопечным из числа "провинциальных" лидеров, а также беспринципных юных дарований, но и товарищам из "вашингтонского обкома".

А чтобы трижды ограбленное "совковое быдло" даже не дергалось, ему предоставили свободно выбирать между смертью от пуль и смертью от водки, смертью от голода и смертью от "конкуренции".

Ельцинские "рыночные реформы" по сути своей были жесточайшей диктатурой "номенклатурного" меньшинства над подавляющим большинством населения страны, которое стало мечтать уже не о " правах и свободах", а хотя бы о куске хлеба насущного для себя и своих детей — это в богатейшей ресурсами и умениями стране мира... Жителей России и других бывших союзных республик, еще недавно поражавших и страшивших весь мир своим творческим потенциалом, за десять лет низвели до положения животных, безмерно счастливых "бесплатной" бутылке водки и продуктовому набору перед голосованием.

Ельцин, безответственный и стопроцентно управляемый, алкогольно зависимый и неадекватный, оказался идеальной оболочкой для такой трансформации русской цивилизации. Интересы Запада и "пятой колонны" в России делали этот политический мыльный пузырь, казалось, бронированным до полной неуязвимости... И, когда он должен был уже лопнуть, разбрызгав своё нечистое содержимое, истинные хозяева предпочли тихо его сдуть, точно рассчитав, что через некоторое время он может понадобиться снова.

Сейчас это время, судя по всему, настало. Я уже писал о медведевской программе модернизации, озвученной действующим президентом России на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Эта программа по сути своей предусматривает полную передачу нашей страны уже в оперативное управление западному, прежде всего американскому, капиталу. И вновь надуваемый по команде извне ельцинский "бронепузырь демократии" выбран в качестве "исторического штандарта" для исполнителей данной программы.

Сергей Тимофеев Эстафетная дубинка

Главная площадь в моём родном городе называется площадью 1905-го года. Одна из центральных улиц до недавнего времени называлась улицей 9-го января. Это дань памяти русской крови, пролитой в тот трагический день.

Но в апреле 2008 года, глава Екатеринбурга А.М.Чернецкий, "в связи с обращениями об увековечивании памяти первого президента РФ Б.Н. Ельцина" постановил переименовать улицу 9-го января в улицу Бориса Ельцина. К слову, в том же апреле премьер-министр РФ Виктор Зубков распорядился переименовать УГТУ-УПИ им.Кирова в УГТУ-УПИ им.Ельцина. Студенты и преподаватели славного вуза активно протестовали, президенту России было адресовано открытое письмо с выражением категорического несогласия.

Может, Чернецкий сам и не понял этого, но в переименовании присутствует логика, несомненно, прозрачная. И 9-е января 1905 года, и эпоха правления Ельцина — это невинная кровь обманутых людей. В последнем случае крови было, конечно, гораздо больше...

Впрочем, жители столицы Урала внимания на смену табличек почти не обратили. Улица хоть и центральная, но короткая, жилых домов на ней не расположено. Строится пара-тройка небоскрёбов, да несколько бизнес-чертогов уже функционируют.

И всё бы ничего — на том спасибо, что хоть памятники советские в городе не трогают, даже ухаживают за ними, вроде как.

В последние же годы количество памятников в Екатеринбурге неуклонно возрастает. Памятник британской рок-группе Beatles. Памятник сантехнику. Памятник человеку-невидимке. Даже памятник компьютерной клавиатуре есть!

Теперь в этом ряду стоит и памятник Ельцину. Расположенный на улице Ельцина, у подножия ультрасовременных капищ золотого тельца.

Было любопытно — как же жители нашего города, в массе своей мало склонные к восхвалению нынешней власти, будут вести себя во время церемонии открытия, которую проводил действующий гарант конституции?

А никак! Кто же допустит на такое мероприятие простого уральца? Открытие довелось наблюдать лишь в вечерних новостях. За немногочисленной свитой президента Медведева хорошо просматривались пустые пространства строящегося делового района Екатеринбург-сити. Движение по улице было перекрыто, территория оцеплена. Ликовать людей не пускали. Весьма дальновидно, ибо если и есть в наших краях люди, радующиеся появлению сего монумента, то их... не то, чтобы мало... Если честно, вообще сомневаюсь в существовании таковых.

На открытии памятника присутствовали многие лица, чьи фамилии стали нарицательными в кровавые 90-е. И пусть памятник — из ослепительно белого мрамора, и пусть нам говорят про всенародное торжество — всё видно как на ладони.

Да, на пустыре, за кордонами милиции и ФСО, собралась практически вся либеральная гвардия, прорабы горбачевской перестройки и приватизаторы ельцинских рыночных реформ передавали символическую эстафету своим наследникам — "медведевским модернизаторам". А в качестве эстафетной палочки они выбрали специально изваянного из китайского мрамора истукана: 10 метров высоты, 220 тонн весу... Постарались.

Но себя им не переделать. Заявленная стоимость памятника — 2 миллиарда рублей или около семидесяти миллионов долларов — этой суммы хватило бы, по самым скромным прикидкам, на двадцать таких мраморных идолищ.

За пятидесятиэтажными башнями Екатеринбург-сити не видна первая в городе высотка, возведённая в бытность Ельцина первым секретарём Свердловского обкома КПСС — собственно, обкомовское здание. Белой двадцатипятиэтажке в народе сразу дали гордое имя "член КПСС". Достаточно было одного этого скучного параллелепипеда, чтобы горожане запомнили самодура и пьяницу... С другой стороны городского пруда возвышается ещё один символ той эпохи — гигантский пряничный домик Храма-памятника-на-Крови, построенный в 90-е годы на месте печально известного дома Ипатьева, снесённого по распоряжению Ельцина в сентябре 1977 года. Распоряжение снести Ипатьевский дом новоиспечённый секретарь обкома отдал на следующий день после своего вступления в должность.

Народ всё помнит. Поэтому возле нового памятника неопределённо долгое время собираются держать усиленные патрули милиции — ибо самая распространённая на Урале шутка по поводу открытия памятника, звучит так: "Белый мрамор — мечта вандала!"

Алексей Гордеев На балу у Воланда

2 февраля ровно в 22.50 официальное всероссийское телевизионное око включается в зале филиала Большого театра. Спустя минуту камера застывает на главной входной двери в зал, она, как по мановению волшебной палочки, открывается. И к нам вплывают, держась под руки, Наина Иосифовна с супругой нынешнего главы РФ Светланой Медведевой…За ними, как приклеенная, семенит дочь Ельцина — Татьяна, ведущая за руку маленькую девочку, очередную внучку бывшего первого секретаря Свердловского обкома. Отпрыска союза Татьяны и Юмашева, славного журналиста "Комсомолки", писавшего мемуары "отца российской демократии". И уже после них стремительно врывается в зал главная фигура этого поминального вечера, одетая в строгий черный костюм. Это действующий премьер-министр РФ Владимир Владимирович Путин спешит к сцене, где застыл большой симфонический оркестр. Собравшиеся почему-то безмолвствуют, они напряженно всматриваются в детали происходящей у них на глазах театральной постановки. А Путин по бумаге начинает зачитывать текст, посвященный Ельцину. Чтение длится недолго. Но звучит как настоящая присяга на верность "идеалам" 1991 года. Как будто за эти двадцать лет не было череды кавказских войн, принесшей сотни тысяч жертв, как будто не звучат взрывы в метро и в аэропортах, как будто не была сметена отечественная промышленность, сельское хозяйство, образование и здравоохранение, как будто не расцветает пышным цветом разграбление национальных богатств и нет постоянного вывоза из страны миллиардов долларов, как будто население не сокращается под напором бесчеловечных реформ ЖКХ, здравоохранения, образования и роста тарифов, как будто с экранов ТВ не льется ложь и мерзость, как будто не было расстрела Верховного Совета… Премьер заканчивает чтение и окидывает взглядом зал, как будто вопрошая, все ли довольны и удовлетворены сказанным… А затем наступает черед симфонического оркестра, который торжественно исполняет минорные произведения преимущественно итальянских классиков… Музыка без слов длится ровно сорок минут. Она завершается торжественным "Славься" Глинки, который и был гимном ельцинской эпохи.. С последними нотами экран тихо и без аплодисментов гаснет. Представление окончено.

Можно задаться закономерным вопросом: что же это было на самом деле? Просто собрание "единомышленников" с "воспоминаниями об ушедшем" или некое политическое действо, по количеству политической нечисти, собравшейся на него, вполне достойное булгаковского "бала у Воланда"? Ответим прямо, что просто так подобные представления не даются. Сам концерт завершал собой целую серию мероприятий, посвященных Ельцину, как главному разрушителю традиционного государственного пространства России. В их числе были и возложение венков утром на Новодевичьем кладбище у "памятника печени", и открытие беломраморной стелы в Екатеринбурге с речью действующего президента Медведева, и встреча последнего с расширенным составом Совета по гражданскому обществу, куда были приглашены все "бывшие и нынешние прозападные диссиденты", включая Алексееву и иже с ней.

Но основной смысл данного "перфоманса" всё же заключался в нынешней борьбе вокруг высшего поста в РФ — президентского места. И здесь сразу обратило на себя внимание блистательное отсутствие на "симфоническом вечере" Дмитрия Медведева, который то ли демонстративно не захотел присутствовать вместе с Путиным на данном мероприятии, то ли отработал свою часть юбилейной ельцинской программы в Екатеринбурге, куда не ездил уже Путин. Показательно, что Светлана Медведева весь вечер прочно держалась за Наину Ельцину, тем самым как будто утверждая, что именно их СЕМЬЯ является настоящим продолжателем СЕМЬИ Ельцина. Недаром Наина Ельцина в интервью в Екатеринбурге уточнила, что Борис Николаевич перед уходом "просил прощения" не за совершенные им злодеяния против собственной страны и народа, а, наоборот, — за то, что "не всё успел сделать" в плане окончательной трансформации, читай — окончательное уничтожение. И сейчас, как никогда, очевидно, что его наследники собираются двигаться в том же направлении — в направлении всё большего социально-политического хаоса в России и поэтапного устранения нашей страны с карты мира.

Владислав Смоленцев Отмывают...

Почти сразу после распада СССР и появления на карте страны РФ мы узнали на практике, что значит термин "грязные деньги". Если в наивное советское время он мог означать, разве что, случайно упавшие в грязь или испачканные чем-нибудь деньги, то с воцарением на московском троне "царя" Бориса Ельцина мы узнали, что деньги действительно могут быть грязными, полученными на ограблении миллионов людей в финансовых "пирамидах", "ваучеризации", воровстве. Как известно, "грязные деньги" нужно "отмыть". Провести через ряд легальных операции, после чего полученные за наркотики, убийства, рэкет деньги приобретают вид респектабельно нажитых капиталов и дают их владельцу право называться добропорядочным гражданином.

Примерно такая же процедура сейчас проводится и с образом почившего в бозе первого президента Россиянии Бориса Ельцина. Стараниями всякого рода пиарщиков и экспертов по имиджу репутация господина, который при своей жизни стал фактически символом национального позора и унижения, отмывается до белоснежного цвета.

Каким же предстаёт сиятельный покойник в результате большого отмыва?

Оказывается, Борис Ельцин всем сердцем очень любил Советский Союз и чрезвычайно скорбел о его распаде, и, уж конечно, не приложил никаких сил к этому. Просто, когда "путчисты" в августе 1991 года своим выступлением чуть не столкнули Россию в пучину тоталитаризма, он был вынужден уехать в Беловежскую пущу спасать Россию.

Оказывается, Ельцин был "отцом" либерализма и демократии в России, именно благодаря ему мы узнали, что такое гласность, свобода и независимость. Ну а то, что они сегодня являются уделом очень небольшой части населения — так это просто от общей дикости и необразованности народа, который ещё не научился их правильно ценить и ими пользоваться.

Оказывается, именно Ельцину мы обязаны пресловутой "свободой слова", именно при нём журналистика получила право писать независимо и правдиво, а страна впервые узнала правду о самой себе.

Оказывается, Ельцин был мудрым государственным деятелем, настоящей "глыбой", которая без устали "работала с документами". Чрезвычайной государственной важности, разумеется.

Оказывается, Ельцин совершенно не держался за власть и даже страшно страдал в кресле президента, вынужденный нести этот тяжкий крест ответственности за страну и народ. И совсем неправда, что в зверином инстинкте власти он не останавливался ни перед чем и не постеснялся расстрелять из танков парламент собственной страны. Это была просто необходимость спасти её от гражданской войны.

Оказывается, Ельцин всеми силами боролся с бедностью и посвятил свою жизнь тому, чтобы уменьшить пропасть разрыва между богатыми и бедными. Поэтому он крайне болезненно переживал появление в стране олигархов и фактическую узурпацию ими всех её богатств.

Оказывается, Ельцин был очень человечным и добрым человеком. Чуждым жестокосердью и всем сердцем принимающим чужую боль. Поэтому массовое вымирание России — по миллиону в год — причиняло ему неимоверные страдания, заставляющие, видимо, искать утешение на дне стакана.

Оказывается, Ельцин был тонким дипломатом, который всегда зорко следил за тем, чтобы интересы России были защищены и она занимала достойное место в семье народов. Ельцин никогда не торговал национальными интересами и не давал этого делать никому, создав из МИДа подлинную крепость русского духа.

Оказывается, Ельцин был чрезвычайно миролюбив и чурался любого насилия. Ну а то, что при нём Россия погрузилась в кровавую купель войны на Северном Кавказе, так это просто неумение глупых чиновников-исполнителей правильно проводить политику президента в жизнь.

Таким вот предстаёт перед нами просто ангельский образ покойного ЕБНа.

И вглядываясь в него, наблюдая за усилиями нанятых политтехнологов "очистить" имя Ельцина от всего того чёрного, что он в себе нес, почему-то вспоминаешь старую русскую поговорку: "Чёрного кобеля — не отмоешь добела!" Но ведь как стараются!

Иван Ленцев Поцелуй смерти

План реанимации Ельцина выглядел бы безупречным, если бы не одно обстоятельство, которое свело на нет весь замысел либерал-реваншистов: народ оказался совершенно безучастен к их потугам.

За неделю поистине франкенштейновской вакханалии труп не смог набрать даже тот мизерный рейтинг, что был у него в худшие времена царствования. При открытии в Екатеринбурге памятника впечатанного в стенку Ельцина была создана — в том числе, не без стараний властей — фигура полного умолчания. Горожане к монументу не пришли вообще: ни чтобы пустить слезу, ни чтобы швырнуть комом грязи.

Трансляция концерта в честь первого президента России, по признанию самих телевизионщиков, закончилась полным рейтинговым провалом: зрители не смотрели его. Газеты и журналы, осмелившиеся в эти дни выйти с фотографией знакомой одутловатой хари на обложке, не раскупались. Случилось тотальное отчуждение народом ненавистной персоны: никаких сантиментов, никакого прощения, ни единого сильного чувства — ни любви, ни даже ненависти.

В самом деле, в отношении множества иных фигур противоречивой эпохи люди до сих пор небезучастны. Назовешь имя Гайдара или Черномырдина, Горбачева или Яковлева — и получишь живую реакцию, кипение страсти, долгие споры или емкие проклятия.

Но Ельцин — наподобие страшной болезни. Напомнят о нём — и тело пронзает фантомная боль. Даже на ругань не остается сил. Всё, чего хочешь при упоминании его имени, — поскорее забыть, переключиться на другое. Прогнать морок. Умыться ледяной водой, чтобы исчезло наваждение.

Отчего бы это?

Такое бывает — когда посреди повседневности, среди размеренного распорядка твое тело вдруг пронзает дрожь, и мурашки бегут по коже. Это от соприкосновения со смертью. Привет из скорбного мира. Ужаснешься на мгновение этому мимолетному чувству да поскорее возвратишься к повседневности, в царство живых. Любое воспоминание о Ельцине — подобно этому "поцелую смерти", весточке из гибельного десятилетия. Трепет, ужас, безмолвие — и бегом несешься на свет, отдышаться.

De mortius — nihil. И спорить-то не с кем: ничего противоречивого в той личности и той эпохе не осталось. Неприятие 90-х годов — всеобщее; если в народе и сложился консенсус по какому-то основополагающему вопросу бытия, так это в отношении к ельцинскому периоду правления. Ужас и мрак — для девяти из десятка граждан. Тлен, мрак и ужас.

Вновь вернуться в 90-е, запустив на быстрой перемотке "перестройку-2"? Восстановить распад и деградацию? Возродить смерть? Некромантовы планы либеральных стратегов по сотворению голема из мертвой плоти обречены на провал. В гроб не возвращаются. Нация, воскресшая после собственной кончины, больше не умирает. Ну а играющиеся с прахом — заразятся и сами скоро сгинут.

Андрей Фефелов Ельцинские сироты

Некогда, давным-давно, я написал эссе, которое так и называлось: "Дети Ельцина". В нем проводилась нехитрая мысль. Мол, дети Ельцина — это не только его отпрыски, осыпанные бриллиантами и владеющие замками во Франции. Не только пресловутая Семья и её друзья во главе с Ромой Абрамовичем. Не только "хапнувшие" скважины и крупные предприятия олигархи. Не только чиновники, нажившие на взятках колоссальные состояния. Не только криминальные лидеры, развернувшиеся в проклятые 90-е. Не только скурвившаяся (ссокурвившаяся?) интеллигенция, начавшая искусно лизать шершавые пятки разбогатевшим обкомовским боссам…

Потомство Ельцина — это, прежде всего, обворованный, оболганный, лишенный будущего народ: грязные, бездомные дети на вокзалах; обиженные, голодные старики; женщины с растоптанными судьбами; завшивленные обитатели "картонных городов", что возникли на кромке всемирно-исторических свалок.

Между этими двумя бурными ветвями ельцинского корня — нет прямого сообщения. Но всё же они как-то таинственно связаны — одна часть непонятным образом зависит от другой. И не надо быть социологом, чтобы понять: сгинут одни — перестанут существовать и вторые…

Но то, о чем не успел сообщить я в своем эссе — это о третьей, важнейшей линии потомков Ельцина. И эта тонкая линия идет по канве преемственности власти. В каком-то смысле главные фигуранты политической жизни страны являются осиротевшими отпрысками "всенародноизбранного".

И если Путин был лично обласкан и усыновлен отцом российской демонократии, то Медведев, скорее, имеет статус талантливого внука, смело шагающего по пути намеченных дедушкой реформ.

В любом тандеме — пусть даже это будут два безработных клоуна, пьющих водку в мерзлом дворе, — срабатывает непостижимый психологический закон "присутствия третьего". То есть в какой-то момент участникам увлекательного диалога начинает казаться, что на скамейке сидит кто-то еще. И этот невидимый "кто-то" начинает незаметно вторгаться в ткань беседы: чмокать, икать и поддакивать. А потом невидимка вдруг гавкнет и расхохочется, заставив собеседников замолкнуть в изумлении.

Вероятно, во властном тандеме происходит то же самое, но, конечно, на другом, политическом, уровне.

Так, при неизбежных перегрузках и деформациях в напряженной двоевластной вертикали возникает фигура "третьего", явленная в образе восставшего из праха "дедушки Ельцина": "Отчего гробница, / Где мы в покое видели твой прах, / Разжала с силой челюсти из камня, / Чтоб выбросить тебя?" (У.Шекспир).

Таким образом, дуумвират превращается в триумвират. Тень отца Гамлета неотступно следует за правительственными кортежами, витает на министерских заседаниях, навязчиво напоминает о себе в моменты принятия самых важных, как у нас любят говорить, — судьбоносных решений. В определенные ритуальные дни эта тень поднимается темной горой над сонной страной, разрастается до небес, затмевает собой солнце. Потом снова превращается в мутного невидимку, в серые крылья, в чернильный ответ…

Вся новейшая история России показывает: избавиться от наваждения нашим правителям не под силу — подводит родство с призраком. Отказаться от родства — значит лишиться власти. Подтверждать родство с Ельциным — значит постоянно находиться в зоне гравитации того, что можно определить как Черную дыру русской истории.

В романтических английских романах встречается сюжет, повествующий о благородных и утонченных обитателях некоего загородного поместья, несущих на себе непосильный груз родового проклятья. Покуда пращур-упырь каждую ночь выходит из портрета, жители усадьбы обреченно послушны. Они не способны на решительный шаг, но лишь безвольно вибрируют, скованные незримыми, но крепкими цепями. Что ж, видно, родовые пятна ельцинизма исчезнут с чела Родины только со сменой всего общественного строя, всего жизненного уклада.

Режим 1991 года когда-нибудь уйдет в прошлое, а вслед за ним канут в бездну сонмы призраков, первейший из которых — видение старого ревущего медведя, пьяного и на цепи, умело ведомого лихим цыганским табором, аляповато танцующего под нестройные звуки скрипок, гитар и бубнов.

Война, а не шоу

В. АЛЕКСАНДРОВ

"Завтра". Сергей Ервандович, каков, на ваш взгляд, общий итог программы "Суд времени"? Чем она стала для российского общественного сознания? Что показала?

Сергей Кургинян. Она была войной, а не шоу. Идеологической войной. Войной концептуальной, мировоззренческой, политической. Подводя итоги, надо, прежде всего, проанализировать, КАК ИМЕННО эта война велась.

Может быть, впервые в подобной войне мы с самого начала отняли у противника монополию на дискурс. Под дискурсом я имею в виду рациональное, научное знание, опирающееся на безусловные факты и процедуру логического обоснования. Обычно дискурсу противопоставляют миф, то есть священное предание, которое запрещено рациональным образом "расковыривать". До передачи "Суд времени" преобладала другая стратегия ведения военных действий. Державники требовали, чтобы либералы не оскверняли священные мифы. А либералы ухмылялись: "Вот-вот, мифы! Вы носитесь с мифами, как с писаной торбой. А НА САМОМ ДЕЛЕ всё было так-то и так-то".

Именно такая стратегия либеральных сил привела к их победе в конце 80-х годов ХХ века. Да и впоследствии эта стратегия позволяла либералам удерживать какие-то позиции. Но в обществе вызревали новые — подчеркиваю, именно новые! — тенденции. Новые интеллектуалы, в основном историки, но и не только, накапливали объективный материал, разоблачающий либеральную ложь. Этот материал обсуждался в Интернете. Он не только накапливался, но и подвергался достаточно глубокому осмыслению. Я не хочу сказать, что в формировании подобной стратегии не участвовали люди старшего поколения. Но их участие — естественно. А вот то, что эстафету у них переняла молодежь, весьма и весьма знаменательно. Ведь наши противники говорили, что старики вымрут, а молодежь отвернется от СССР.

Произошло нечто совсем другое. И это "совсем другое" — не буря в стакане шоу на историческую тему. Это, как говорят мои западные друзья, "тектонический сдвиг", "формирование нового большого нарратива". Под напором исторических доказательств наши противники сами все больше сдвигались на территорию мифа. Или постмодернистских "фэнтези". Встает этакий постмодернист и говорит: "Как известно, Петр уничтожил военный флот". Наш эксперт ему отвечает: "Я судостроитель, который стал доктором исторических наук. Я изучал все чертежи кораблей, созданных Петром. Что Вы болтаете, какой флот он уничтожил? Назовите имена уничтоженных кораблей! А вот создал Петр то-то, то-то и то-то".

От анализа новой стратегии ведения военных действий перехожу к результатам. Все понимают, что мы победили сокрушительно. Что выиграны все сражения. А их было более сорока. Что счет — разгромный. Сначала наши противники пытались противопоставить нашим победам результаты голосований в студии. Они понимали при этом, что в студии голосуют десятки людей, а по телефону — десятки тысяч. Что результаты голосований по телефону полностью коррелируют с результатами голосований по интернету. Что если вначале мы ликовали, когда побеждали со счетом 78:22, то к концу счет стал в среднем 92:8. А иногда мы побеждали и с результатом 97:3.

Всё это видели наши противники. И — скрипели зубами от бессильной ярости.

Но поскольку им уж очень хотелось за что-нибудь уцепиться, то они нашли для себя соломинку под названием "просвещенная аудитория, присутствующая на шоу". И — сочинили бред, достойный пера Кафки. Согласно оному в студии сидят-де, мол, рафинированные московские интеллектуалы. И, будучи таковыми, они, как просвещенное меньшинство, поддерживают Сванидзе и Млечина. А на стороне Кургиняна, якобы, находится "отсталое большинство" ("охлос", "быдло").

Но наши сторонники не желали молчаливо внимать подобному бреду. Огромное количество людей прислало свои "объективки" — возраст, наличие одного и более высших образований, научных званий и так далее.

Что же касается тех, кто голосовал, сидя в студии, то лишь с ума великого можно именовать "массовку.ру", то есть пришедших в большинстве своем ради небольшого заработка участников шоу, "рафинированными московскими интеллектуалами".

"Массовка.ру" — интереснейшее явление. В основном это деполитизированный пласт нашего общества, испытывающий серьезнейшую социальную фрустрацию. Умонастроения этого контингента абсолютно ясны. Контингент нервничает по поводу Сталина. Он боится его так же, как начальника жэка или "мента". Но, нервничая по поводу Сталина, этот контингент страстно мечтает о Брежневе. И о возвращении к социальным нормам брежневизма. Когда же эти нормы пытаются дискредитировать, контингент яростно протестует. Так яростно, что Сванидзе с Млечиным не только изумлялись, но и пугались.

Чем в большей степени я это понимал, тем в большей степени удавалось завоевать и этот контингент. О чем неопровержимо свидетельствуют результаты голосований. Но мало зафиксировать результаты. Их надо еще и осмыслить.

Очень многие настаивают на том, что речь идет только о незадетости основной части нашего общества инсинуациями перестроечных и постперестроечных либералов. Об этом с ликованием говорил Александр Андреевич Проханов, которому я очень благодарен за его быструю и яростную поддержку. И об этом же с негодованием говорили либералы, например, известный кинокритик Д.Дондурей.

Но я бы не сводил всё только к этому. Речь идет не об остаточной "советскости", а о новой советизации. Мне кажется, что это очень важно зафиксировать. Вернуться в СССР стремится новая левая молодежь. Стремление к переосмыслению советского прошлого демонстрирует наш когнитариат (то, что раньше называли работниками умственного труда). Идет действительно очень крупный и мощный процесс. Весьма прискорбно, что этого не хотят понять ни либералы, ни власть, которая с этими либералами во многом солидаризируется.

Я уже говорил о том, что власть занята не идеологией, не формирующейся у нее на глазах новой макросоциальной реальностью, не новыми тенденциями во всем, что касается постсоветской идентичности. Она занята межклановой борьбой, протокольной рутиной, так называемыми прямыми и явными угрозами… А также действиями на стыке бизнеса и политики.

Именно такие действия (передел рекламного рынка, оптимизация бизнес-отношений с держателями контента и так далее) привели к фактической "зачистке" Пятого канала. Мне намного выгоднее говорить, что власть испугалась программы "Суд времени" и закрыла канал. Но это было бы нечестно. Чтобы испугаться определенного явления, надо его увидеть и осмыслить. А власть — вот тайна нашего времени — на это и не может, и не хочет отвлечься.

Скорбя по этому поводу (ведь каждый гражданин понимает, чем чревата подобная неспособность отвлечься на главное и судьбоносное), я вовсе не хочу сказать, что 92% всего населения страны поддерживает советские ценности. "Суд времени" смотрела не вся страна. Его смотрел так называемый актив. То есть все политически небезразличное население страны. Это так называемый "эффект открытой форточки". У вас закрыто окно, в которое колотится масса бабочек. Потом вы открываете форточку, и в нее летят все бабочки — как антилиберальные, так и либеральные. Потому что других "форточек" нет. Наличие "эффекта форточки" признали все эксперты и телекритики — опять же, как антилиберальные, так и либеральные.

Так сколько же наших сограждан смотрело "Суд времени"? То, что передача подняла рейтинг Пятого канала, — понятно. Но рейтинг определяется пресловутыми "пиплметрами" — датчиками, избирательно вставленными в телевизоры службой Гэллапа.

Рейтинговые оценки не учитывают аудиторию, смотревшую передачи через спутниковые тарелки. Между тем, эти тарелки стоят теперь не только на крышах вилл… ОТНЮДЬ не только на крышах вилл! То, насколько передача оказалась резонансной, я понял, приехав в Северную Осетию. Где передачу со мной обсуждали и представители местной политической элиты, и самые что ни на есть рядовые граждане. Наши респонденты в регионах (а у нас неплохая сеть) говорят о том, что резонанс имел место повсюду — от Владивостока до Калининграда.

Я не готов назвать окончательную цифру телезрителей, постоянно смотревших "Суд времени". Кто-то говорит чуть ли не о двадцати миллионах. Но я бы проявил осторожность и поделил эту цифру пополам. Однако десять миллионов — это тоже очень и очень много. Даже в прямом электоральном смысле, а ведь к этому все не сводится. Ибо политический, да и электоральный мейнстрим формирует как раз политизированный актив, он же — ядро электората.

"Завтра". А как быть с "болотом"?

С.К. Еще раз обращаю внимание на голосование в студии. В ней-то как раз и сидело такое "болото". Точнее, его неблагополучная, то есть наибольшая часть. Налицо крутой поворот! Очень крутой!

Другое дело, каково качество этой ностальгии. Оно таково, что пока что нельзя опереться на ностальгирующих во всем, что касается серьезной политической, да и социальной мобилизации. Подчеркиваю — пока что нельзя. Пока что речь идет об аморфной и даже невротической ностальгии. Я благодарен каждому, кто поддержал меня голосованием. Но правда слишком важна для будущего, чтобы ее чем-нибудь подменять. Пока что — подчеркиваю в третий раз — речь идет о следующем: "Мы хотим, чтобы это вернулось! Вы дерните за веревочку — и пусть вернется какой-нибудь 1978 год". Но ведь так не бывает! Пасту из тюбика выдавить легко. Вернуть же её на прежнее место…

"Завтра". В передаче обсуждался широкий спектр тем: Цезарь, Александр Невский, Иван Грозный, Петр… Детально обсуждалась и советская проблематика. Что бы ни обсуждалось — Сванидзе и Млечин гнули свою ультралиберальную линию. А Вы отстаивали свою. Иногда в одиночестве, а иногда при помощи свидетелей.

При этом все видели, что Вас обкрадывают по времени. Что Сванидзе надрывно орал, поддерживая Млечина. Что он использовал полномочия судьи абсолютно непристойным образом. И так далее. Неужели нельзя было скорректировать поведение этой пары — и, прежде всего, Сванидзе?

С.К. Всё, что можно было в этом плане сделать, — было сделано.

"Завтра". Но все эти кривляния, хамские выпады, оскорбления, прерывания, передергивания…

С.К. Если бы такая передача, со всеми её изъянами, могла состояться в 1987 году, то Советский Союз бы не распался. В этом я твердо убежден. Но тогда всё контролировал Яковлев. Он давал перестроечным хулителям любую фору и выбирал для них удобных противников.

Что же касается того, что обстановка была некомфортна… Война и комфорт — две вещи несовместные.

"Завтра". Я сам участвовал в нескольких записях и должен отметить, что уложить в минуту систему аргументаций чрезвычайно сложно, особенно, если тебя прерывают и тобой руководят такие люди, как ведущий Сванидзе. И второй момент, на который я обратил внимание, — смещение понятий, смещение акцентов, то есть фальсификация, которой занималась противоположная сторона. Ну, в частности, по китайскому вопросу я больше всего обратил внимание на высказывание квазиэксперта Бажанова, который размахивал существующими и несуществующими решениями Пленумов КПК и утверждал, что КНР — это уже чуть ли не США, что само по себе смешно. И точно такое же отношение в вопросе о мировом финансовом экономическом кризисе, когда делались такие фронтальные попытки доказать, что все хорошо, все идет нормально, и мы должны просто брать американскую финансовую и экономическую модели, встраиваться в существующую систему, которая зачастую идет вразрез с национальными стратегическими интересами экономики России. Еще раз спрошу: нельзя ли было хотя бы обуздать Сванидзе?

С.К. Это было совершенно невозможно. Сванидзе довольно четко зафиксировал свою позицию, которая заключалась в том, что он не будет беспристрастен. Мне показалось, что эта его пристрастность дает нам огромную фору, огромные возможности, но, конечно, она отнимала у нас гигантское количество возможностей тоже. Вообще же, повторяю, на войне как на войне.

Что касается телевидения, то телевидение — это клип, и тут важным становится умение человека сжать свое высказывание до 30 секунд или до минуты. Это особое искусство, и все, кто хотят воевать на телевидении, должны овладеть этим искусством. Это вообще другой формат высказывания. На телевидении минута — это гигантское время, 30 секунд — это большое время, 10 секунд — это достаточное время. В нормальной жизни человек хочет для аргументации совсем другого времени. Но здесь ты не на лекции, не на семинаре, не на круглом столе. Это нечто совсем другое — это клип. И второе, что надо делать — надо всё время видеть мысль противника почти пластически. Ты опоздал на секунду, не уловил — уже поздно. Таков характер этой войны.

В этой войне, естественно, с каждым из нас играли не по правилам. И это было предопределено самим наличием тандема Млечин—Сванидзе. Причем иногда Сванидзе был радикальнее Млечина в отстаивании его позиции. Я несколько раз наблюдал, как в тот момент, когда Сванидзе казалось, что Млечин растерялся, он пытался доиграть то, что не доиграл Млечин. Таков был жанр.

В этом жанре таились огромные опасности и огромные возможности. Я не люблю всех этих ярких сравнений, типа "процесс над Георгием Димитровым". Георгий Димитров реально страдал и реально был жертвой страшной политической системы, а мы с вами сидим в уютном кабинете и пьём чай. Так что все эти сравнения некорректны. Но вот этот сильно деформированный "суд", эту очень сильно утрированную позицию другой стороны я по ходу телепередач сравнивал с известной фразой из "Белого солнца пустыни": "Гюльчатай, открой личико!" Это когда матерый убийца прятался за паранджой убитой Гюльчатай, и Петруха, который хотел на ней жениться, всё просил, чтобы Гюльчатай показала личико. А когда паранджа была, наконец, снята, то там оказалось совсем другое лицо.

Многие люди пишут в письмах и на форумах: "Наконец-то мы увидели их лицо". Это очень определенное лицо, лицо, которое, с моей точки зрения, многих привело в шоковое состояние. Я считаю, что Сванидзе и Млечин оказали огромную пользу тому процессу вторичной советизации нашего общества, который идёт, что они были здесь совершенно незаменимы.

Что касается нехватки времени на приведение своей аргументации и всего остального — было бы странно, если бы на либеральном канале, в условиях нашей сегодняшней действительности кто-то дал нам комфортные возможности представить свои позиции. С самого начала было ясно, что мы столкнемся с подсечками, подставами, иронией, оскорблениями.

Когда кто-то из моих коллег говорил: "Нет, мы больше не можем, мы не выдерживаем этого!", — я отвечал: "Ну, вы же знаете, что принятие поношений входит в определенный ритуал той религии, которую вы исповедуете. Как же вы можете от этого уходить? Как вообще может человек отказаться от шанса пробиться сквозь все это?"

В той или иной степени пробиться удавалось. И здесь образ тандема Млечин—Сванидзе был составной частью разыгрываемой телевизионной мистерии… Или сказки, где обязательно должны быть Баба Яга с Кощеем Бессмертным… Мне кажется, что подобная поляризация — предельная и очень часто гротескная — была безумно полезна для тех, кто хотел победы советской стороны. Конечно же, она требовала от нас огромных затрат — как интеллектуальных, так и эмоциональных. Но любая победа требует огромных затрат. А уж эта — тем более.

"Завтра". Итак, налицо радикальный сдвиг политизированного ядра нашего общества. Сдвиг по отношению к 1989-му, 1991-му и даже 1993 году. Это сдвиг в пользу советской модели. Но этот сдвиг оттеняется теми процессами, которые осуществляются сейчас правящим режимом. Тогда возникает вопрос: если соотношение так сильно изменилось, то почему это не трансформируется никоим образом в политической сфере? Почему мы не видим новых партий, новых ярких политических фигур? Почему тогда эти достаточно большие массы населения практически не реагируют на то, что мы переживаем сейчас? Например, на повышение тарифов? Ведь всё спокойно!

С.К. Потому что общий характер регрессивных процессов, которые я описывал многократно, порождает отсутствие подлинной социальной и политической энергетики. Дюркгейм называл это "аномией". Мы имеем то, что имеем. Не менее того, но и не более.

Да, для телевизионного шоу десятки тысяч проголосовавших — это очень большие цифры. Но почему это не миллионы? Я убежден, что на самом деле сторонников были миллионы. Одни из снобизма не нажимали на телефонные кнопки, другие, возможно, по иным причинам — ведь мобильный телефон так легко записать и зарегистрировать. Мне кажется, что на сегодняшний день просоветские чувства, во-первых, только зарождаются, во-вторых, носят весьма робкий характер и, в-третьих, сочетаются с действием тем самым образом, который так ёмко и точно описал А.Н.Яковлев. Не зря он сказал: "Мы сломали им хребет". При сломанном хребте нервные импульсы не порождают сокращения мышц, тело обездвижено.

Налицо, как мы видим, разрыв между самыми простыми формами социального действия — даже нажатием на телефонную кнопку — и эмоциями. Бывают случаи, когда эмоция кипит, а действия не происходит. Для того, чтобы эмоция соединилась с действием, нужны определенные условия — нужно, чтобы человек не был сломан. В противном случае он будет говорить: "Как всё ужасно! Я весь киплю!" — и не осуществит даже самых простых действий.

Удар, нанесенный по обществу в конце 1980-х годов, был нанесен очень искусно. И воздействие этого удара пролонгировано на всю следующую эпоху. Повторяю, слова "мы сломали хребет" очень важны. Яковлев был крайне точен в своих образах: человек с переломленным позвоночником двинуться не может, он может еще как-то говорить, если не поражены центры речи, он может моргать глазами или мычать в негодовании, но он не может осуществить действия. Главная задача заключается в том, чтобы срастить позвоночник. Помните:

Век мой, зверь мой, кто сумеет

Заглянуть в твои зрачки

И своею кровью склеит

Двух столетий позвонки?

Это у Мандельштама. Гамлет использовал другой, но сходный образ. Он говорил о порванной цепи времен. И о том, что именно на его долю выпала участь соединять эту цепь.

Мы в передаче исходили из необходимости сделать это, уничтожить всех "тараканов", которых перестроечные либералы запустили в общественное сознание.

"Завтра". Но мы ведь видим, что в эпоху Интернета возникают совершенно новые движения. Конечно, все равно спецслужбы, политические институты могут ими руководить, подталкивать, но контролировать стопроцентно уже практически невозможно. Пример — то, что происходит сейчас в Египте. Огромная масса населения выходит на улицы, власть отключает мобильные телефоны и Интернет, а всё равно это уже катится. Вот у нас этой энергетики нет. Это что означает? Что слом хребта, так сказать, произошел во всем советском обществе, советско-русском обществе? Что сейчас 80 или 85% русских, проживающих в границах Российской Федерации, поражены этой самой аномией?

С.К. Люди ведь ощущают, что отказ от советского прошлого произошел не без их участия.

"Завтра". Ну, это, скорее, пассивное участие.

С.К. Пусть пассивное. В 1993 году, когда мы с Вами находились в Белом доме, и все флаги, включая красный, были подняты, и право находилось на нашей стороне, и было уже понятно, куда ведут либералы, — на поддержку пришло 50 тысяч человек. Представьте себе, что их пришло бы 500 или 700 тысяч. Жизнь сегодня была бы совершенно другая! Все ссылки на то, что Хасбулатов был плохой или кто-то еще, — очень наивны. Потому что управлял-то процессом Верховный Совет или "Фронт национального спасения", а вовсе не Хасбулатов. Там было такое просоветское, патриотическое большинство, очень сложно построенное, и никакой Хасбулатов мимо него действовать не мог.

Но поддержка тогда оказана не была, и дальше всё пошло по грубо-силовой, по сути, латиноамериканской модели, с некими имитациями демократического процесса. В этом смысле общество очень чувствует, что у него у самого-то тоже — я не хочу никого обижать — рыльце в пушку, что оно соучаствовало во всем происходящем.

Это очень больная для общества мысль. Оно пытается от нее отмахнуться, а ведь, на самом деле, в этой мысли все и содержится. Тогда захотелось капитализма, теперь хочется социализма. А почему? Потому что стало плохо жить? А где же идеалы, где же ценности, где же жертвенность, где тот аскетизм, который отличал наших отцов и дедов, когда они шли непроторенной дорогой, заливая ее кровью, жертвуя всем, недоедая, недосыпая и строя то будущее, в котором, как они надеялись, их дети и внуки обретут социальное и духовное счастье? Где это все? Этого нет.

И пока это вновь не возникнет, не вернется к жизни (а это очень сложный процесс), пока не будет преодолен регресс, пока огонь той великой страсти не вернется в наше общество, в Россию — до тех пор… Мне нравится, когда в различных телевизионных роликах поют: "Ах, как хочется в СССР!" С одной стороны, вроде хорошо, что люди позитивно относятся к тому, что ты любишь. Но с другой стороны — вот это "ах, как хочется". Ну, хоти! А как именно тебе хочется? Ты покажи, как тебе хочется!

Это не перетекает в социальное действие, потому что человек должен вернуться к понятиям "сила", "жертвенность", "подвиг", "правота". Только тогда он будет способен к действиям. Для того, чтобы он был способен к действию, у него должен быть заново воссоздан или оживлен пласт Идеального. Чтобы его реальное сегодняшнее поведение регулировалось его представлениями об идеалах, а не о том, что он выживает любой ценой и приспосабливается к любой ситуации.

Это рабская позиция, согласитесь. Существо с переломанным хребтом — это малодушный раб. Чехов предлагал "по каплям выдавливать из себя раба". Ну, уж не знаю, по каплям или как-то еще… Знаю только, что это мучительный процесс. Особо мучительный потому, что общество само согласилось надеть на себя рабский ошейник, само полезло в это ярмо. Оно было счастливо оттого, что на него надевают такое замечательное ярмо. Оно говорило, что это даже не ярмо, а корона возвращения в мировую цивилизацию.

Оно не искупило содеянное. Не пережило это по-настоящему. Не надо его за это шельмовать. Надо помочь сотворению таинства искупления.

Возможно, поначалу это сумеет сделать совсем небольшая часть общества. Но затем к этой части будет прилипать все больше и больше. Если же это ядро не будет сформировано, то гигантская энергия может уйти в песок, и все, кто против этого, — прекрасно это понимают.

Для того, чтобы сформировать ядро, нужна полноценная метафизика. То есть ПОЛНОТА понимания ВСЕГО, что связано с нашей историей. С нашей историей вообще и с советской историей, прежде всего. Тут "либо-либо".

Либо советская история — кровавый и постыдный курьез длиной в 73 года. Но тогда народ, сотворивший подобное, неполноценен и должен каяться до скончания веков.

Либо советская история пронизана огромным и судьбоносным смыслом. Но тогда надо ответить на вопрос о том, в чем этот смысл. Почему русский народ вместе с другими народами СССР принял советское. И почему в этом своем принятии русский народ заслуживает восхищения, а не поношения.

Нет метафизики вне понятия "подлинности". Создатели шоу "Суд времени" с самого начала говорили мне о том, что они ждут от меня некоей подлинности. Я же понимал, что либо шоу, либо подлинность. Шоу — это коронный постмодернистский прием, уничтожающий подлинность во всем.

Поэтому задачей было победить отнюдь не только Млечина и Сванидзе, а шоу как таковое. Как нашим противникам хотелось, чтобы это все было шоу! Но к их ужасу это им не стало. Шоу — это шутовской балаган. Война же — это трагедия. Та самая, про которую написал Бетховен: "Жизнь есть трагедия. Ура!"

В этом смысле и к жизни в целом можно подходить по-разному. Либо как к шоу, либо как к войне и трагедии.

Окончание следует

: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/11/899/32.html ].

Олег Андреев Выживать вместе

Современное российское студенчество, при всей пёстроте его политических взглядов (есть среди моих знакомых и правые радикалы, и коммунисты, могущие по крепости взглядов поспорить с партийцами старой закалки, и либералы, и даже один ярый троцкист), никак не назовёшь социально активным. Обычно какие-то события, происходящие в политической сфере, становятся предметом обсуждения в лучшем случае на день-два, а затем исчезают из разговоров, смытые ворохом бытовых проблем и других, более актуальных тем для беседы. В силу возраста, для любого студента удачно сданная сессия или отношения с противоположным полом — проблемы куда более животрепещущие, чем всё, творящееся в "высших кругах" российской политики.

Однако из любого правила есть исключения. Беспорядки в декабре ушедшего года стали именно таким исключением — несколько недель подряд их обсуждали все, и даже спросив обычное "Как дела?" было затруднительно услышать в ответ что-то, не касающееся Манежной площади и того, что было до и после неё.

Большинство молодых москвичей не любят кавказцев. Возможно, это звучит отвратительно, ксенофобски, нацистски. Но, увы, это суровая правда сегодняшнего дня. Для того чтобы не любить кавказцев, не обязательно брить голову, носить берцы, тёмными вечерами подкарауливать приезжих в переулках и избивать их. 90 процентов молодёжи никак не реализовывают эту нелюбовь. Но если вы спросите любого парня или девушку 17-20 лет об отношении к нашим гостям с юга (и каким-то чудом добьётесь от него или неё полной откровенности), то в ответ получите "Недоверие, настороженность, опаска". В чём секрет этой нелюбви? В поисках ответа можно воспользоваться универсальной отговоркой о ксенофобии и жестокости (её очень любят наши власти, и, соответственно, СМИ), а можно копнуть чуть глубже и подумать о том, бывает ли дым без огня или нет. Увы, многие гости столицы давным-давно забыли о том, что они здесь гости, и ведут себя, как хозяева. Хотя это спорно — могут ли хозяева настолько развязанно вести себя в своём доме. В чём это проявляется? Это и эпатажная лезгинка на улицах, и беззастенчивое резание овец в песочнице на Курбан-Байрам, и грубый оклик в спину девушкам, и гопничество, и походка в стиле "пальцы веером на всю улицу" с выражением крайнего высокомерия на лице к русским "недочеловекам" и ещё многое. После этого кто-то ещё удивляется высокому уровню ксенофобии в нашем обществе.

Разумеется, конечно, априори, естественно, само собой — всё это относится ДАЛЕКО не ко всем кавказцам. Я учусь вместе с абхазом, ингушкой, азербайджанкой — все они прекрасные люди, которые дадут десять очков вперёд многим русским. Но мнение о народе или целой совокупности народов, увы, формируется далеко не по лучшим его представителям. И как стереотипные русские в глазах западного мира — это мрачные дикари, пьющие vodka прямо из samovar и стреляющие по medved из Kalashnikov, так и в глазах многих молодых москвичей кавказцы — это крайне плохо выбритые, развязные молодые люди с травматическим оружием под мышкой, характерным резким акцентом, большим запасом наглости и агрессии и полной безнаказанностью из-за связей с властью. Со стереотипами можно (и нужно) не соглашаться, но не признавать их существования по меньшей мере глупо. НО! Негативный образ горца, к несчастью, уже сформирован. И долго копившееся в обществе возмущение дало выплеск после оставшегося безнаказанным убийства русского парня Егора Свиридова, вылилось тысячами человек на Манежную площадь. Скандирование националистских лозунгов, разрушение всего вокруг, избиение первых попавшихся под руку кавказцев — русские беспорядки во всей красе. Давненько такого не случалось в подобных масштабах. И как ответная реакция — массовые выступления кавказцев по всей Москве 15 декабря. Снова беспорядки, снова драки. Улеглось всё только ближе к Новому году. Да и неизвестно, полностью ли улеглось.

Что это такое? Если смотреть с вершин истории — это самовыражение российского общества, противящегося коррумпированной системе, неспособной защитить вверенный ей народ от насилия (как русских от кавказцев, так и наоборот). А если смотреть "сбоку", то есть не принимая непосредственного участия в этих событиях, но находясь совсем рядом с ними, на одних и тех же улицах одного и того же города, то ситуацию довольно полно описывает диалог двух моих приятелей (один из них — русский, другой — таджик) во время одной из дружеских посиделок. Один говорил о том, что подобного рода конфликт назревал давно, является выплеском народного гнева, реакцией народа на неадекватное поведение и притеснения со стороны приезжих, и от этого никуда не деться. Другой соглашался с ним, но потом задал вопрос: а что делать нормальным приезжим? Ведь у каждого теперь есть шанс, возвращаясь вечером домой, наткнуться на толпу неонацистов, которые не будут спрашивать о том, плохой ты или хороший, а просто изобьют за нерусское лицо. А у каждого русского есть равнозначный шанс встретить отряд "джигитов", разъярённых из-за избитых на Манежке братьев и жаждущих мести. Итог одинаков. "Так что же делать нормальным людям?" — повторил вопрос мой друг. И собеседник, вздохнув, ответил: "Выживать вместе".

Действительно, что ещё остаётся?

Алексей Гайдай Новый облик старых бед

В. АЛЕКСАНДРОВ

День 15 апреля 2009 года должен был стать отправной точкой в новейшей истории нашей страны. По решению президента и правительства РФ, им датированы последние сутки режима контртеррористической операции на территории Чеченской Республики. В длительном конфликте на территории Северного Кавказа должна была быть поставлена точка. Но увы, события, которые последовали за этой датой, развеяли все оптимистичные прогнозы. Ситуация на Северном Кавказе с каждым годом все ухудшается, волна терроризма захлестнула не только Чечню, но и соседние Дагестан, Северную Осетию, Ингушетию, Ставропольский край. Взрывы бомб террористов звучат уже во многих городах РФ, и все чаще и чаще целью террористического подполья становится столица России. Достаточно вспомнить последние теракты, унесшие многие десятки жизней не только военнослужащих, сотрудников правоохранительных и специальных служб, но и мирных жителей, граждан РФ, чтобы понять — война на Северном Кавказе продолжается. На прошедшем в январе международном форуме в Давосе полномочный представитель президента в Северокавказском федеральном округе А. Г. Хлопонин признался присутствующим на форуме, что Северный Кавказ: "…Стабильно напряженная территория. Предстоит большая работа по борьбе с бандитизмом, терроризмом, коррупцией". И это сказано для иностранных делегатов форума и представителей иностранных СМИ… Остается лишь догадываться, насколько же реально тяжела ситуация на Северном Кавказе.

Нет ничего удивительного в том, что все чаще и чаще в различных информационных источниках возникают такие предположения, что в скором времени на территории Северного Кавказа можно ожидать уже не борьбы с активным вооруженным подпольем, а активных боевых действий с применением полного спектра современного оружия и с участием значительных сил и средств из состава Вооруженных Сил РФ. Так это или не так, покажет время, но все же тема готовности нашей армии, а в особенности Сухопутных войск (на которые в этом случае ляжет наибольшая нагрузка), представляет собой значительный интерес. Тем более, что руководство МО РФ при начале реформирования в 2008 году активно декларировало, что при создании соединений "нового облика" опыт боевых действий на Северном Кавказе учтен полностью, и Вооруженные Силы переориентируются не на масштабную войну (с Китаем на Востоке и с НАТО в Европе), а на участие в локальных конфликтах на территории стран СНГ и самой Российской Федерации.

В истории Вооруженных Сил РФ участие в боевых действиях, а в дальнейшем и в поддержании режима контртеррористической операции на Северном Кавказе занимает особое место. Начиная с 1992 года ВС РФ постоянно и очень активно принимают участие в наведении конституционного порядка и поддержании стабильности в регионе. За это время ВС РФ успели принять участие в трех вооруженных конфликтах на территории Северного Кавказа: первой и второй чеченских войнах и в так называемой "пятидневной" войне с Грузией.

С 1994 года руководство Министерства обороны и Генерального штаба ВС РФ все усилия по реформированию направляло на то, чтобы Вооруженные Силы могли эффективно справляться с поставленными задачами на Северном Кавказе. Нет ничего удивительного в том, что опыт боевых действий в Чечне стал основным при разработке всех мероприятий реформы.

Первая война в Чечне стала для Вооруженных Сил РФ тем уроком, который не скоро будет забыт. Новогодний штурм Грозного, боевые действия в горных и равнинных районах Чечни, отражения штурмов Грозного боевиками и т.д. — всё это стало примером безграничного мужества российских военных, но также и поводом для непрекращающейся критики с различных сторон. Данной войне нельзя дать однозначную оценку, нельзя ее оценивать только с военной точки зрения, так как различные политические и экономические силы напрямую вмешивались в ход боевых действий. Часто это приводило к тому, что уже, казалось бы, завершенные боевые действия вспыхивали с новой силой. Нет ничего удивительного, что в обществе существуют два мнения о результатах войны. Одни считают, что война была полностью проиграна Вооруженными Силами РФ, которые показали беспомощность и свою неподготовленность, другие же, наоборот, утверждают, что с военной точки зрения ВС РФ одержали победу, которую украли у них политики.

Как бы то ни было, именно первая чеченская война привела к тому, что на основании полученного опыта были проведены первые реформы в Вооруженных Силах. Большинство мероприятий затронуло Сухопутные войска. Проблем, вскрывшихся в ходе войны, оказалось очень много, но их можно объединить в несколько блоков.

— Отсутствие в ВС РФ на момент начала операции полностью развернутых и укомплектованных по штату мирного времени частей и соединений. Все части и соединения требовали доукомплектования до штата военного времени.

— Малое количество пехотных подразделений в составе Сухопутных войск, а также их низкая укомплектованность. К примеру, по штату мотострелковый батальон — 400-500 военнослужащих, при этом в мотострелковых ротах не более 90 человек. Учитывая, что в батальоне еще и некомплект, то нет ничего удивительного, что роты были по количеству не более 40-50 человек, и это с учетом штатных механиков-водителей (водителей) и наводчиков-операторов, которые непосредственно в бою не участвуют. Вот и получается, что во всем батальоне пехотинцев, которые ведут непосредственный огневой бой, не более 50 человек.

— Слабая огневая мощь пехотных подразделений. До конфликта считалось, что огневую поддержку ведущей бой пехоты будут оказывать штатная бронетехника мотострелковых подразделений (БМП, БТР), а также приданные танки. Но в условиях городского боя и сложнопересеченной гористой местности бронетехника не могла из-за своей проходимости поддержать пехоту. Поэтому мотострелковые роты и взводы не имели достаточной огневой мощи, чтобы вести огневой бой с противником. Не хватало крупнокалиберных пулеметов, автоматических гранатометов, да и штатных ПК/ПКМ в количестве одного пулемета на роту явно было недостаточно.

— При высокой насыщенности артиллерией мотострелковых полков и бригад (по 2 гаубичных артиллерийских дивизиона, а зачастую и реактивный дивизион), а также самой группировки войск, артиллерия не всегда была эффективной в случаях выполнения внеплановых задач. Отсутствие штатных артиллерийских корректировщиков, а также слабая связь и сложная система подчиненности и взаимодействия между различными органами боевого управления приводили к тому, что пока запрос уходил на батарею, ситуация на поле боя радикально менялась. Нет ничего удивительного, что зачастую именно своей артиллерии в войсках боялись больше, чем противника.

— Слабость ремонтных органов всех звеньев управления. Как полноправный преемник СА, Вооруженные Силы РФ унаследовали от неё все системы ремонтного обеспечения. Ремонтные органы были рассчитаны на восполнения большего количества вышедшей из строя военной техники в ходе полномасштабной войны. Поэтому их структура была очень громоздка и содержать ее развернутой в мирное время слишком накладно. Вот поэтому ремонтные органы корпусного, армейского и фронтового звена были кадрированными, а ремонтные органы в дивизиях и полках были слишком слабы, как и в самих батальонах.

— Низкие возможности инженерных органов. Во время боевых действий войска столкнулись с активной минной войной, а также с различными фортификационными сооружениями боевиков. Как оказалось, штатные полковые инженерно-саперные роты и дивизионные инженерно-саперные батальоны с возложенными на них задачами справлялись, но только если действовали в своем штатном составе, если же иср(исб) действовали разделенными на подразделения, которые усиливали мсб либо мсп, то их эффективность падала.

— Отсутствие легкопехотных частей и подразделений, которые не имели бы в своем составе бронетехники, а были бы обучены вести боевые действия в сложной, гористой, городской и т.д. местности, при этом имели бы большую огневую мощь.

— Необходимость наличия в батальонах отдельных разведывательных органов, так как полковая(бригадная) разведывательная рота действовала в интересах полкового(бригадного) командования и не имела возможности выделять личный состав и технику для действующих в отдельности батальонов.

Несмотря на критику, руководство ВС РФ приложило все усилия для решения этих проблем. Тем более, что война, закончившаяся "Хасавюртским миром", могла вспыхнуть в любое время. Но необходимо учитывать, что экономическая ситуация в стране была не самой благоприятной и рассчитывать на значительные денежные вливания со стороны правительства не приходилось, даже наоборот, министрам обороны часто приходилось отстаивать свои реформы от попыток срезать их финансирование.

Нет ничего удивительного, что решить все проблемы до начала новых боевых действий не удалось. Но сделано было много.

— Были созданы части постоянной боевой готовности ( мотострелковые и танковые полки, мотострелковые бригады), которые полностью были укомплектованы военнослужащими и не имели мобилизационной потребности. Эти части и должны были вести боевые действия.

— За счет того, что ЧПГ были полностью укомплектованы, то и количество пехотинцев в мотострелковых батальонах возросло до штатной численности.

— В некоторых полках и бригадах постоянной боевой готовности в штате мотострелковых рот были созданы гранатометно-пулеметные взводы, а в некоторых гранатометные. Это значительно повысило огневую мощь мотострелковых подразделений.

— В мотострелковых бригадах, в составе батальонов были усилены ремонтные органы. В состав батальонов вошли взводы технического обеспечения. А ремонтно-восстановительные батальоны бригад были доведены до штата военного времени.

— В батальонах были созданы разведывательные взводы, которые действовали в интересах командования батальона.

Но вот остальные проблемы так и остались нерешенными. Долгие попытки создать легкопехотные подразделения не увенчались успехом, также без изменения осталась структура подчиненности артиллерийских подразделений, инженерно-саперные части и подразделения так и не были усилены.

В августе 1999 года война в Чечне вспыхнула с новой силой. Боевики вторглись в Дагестан. Правительство РФ быстро отреагировало на это. В Дагестане была создана группировка из состава ВС и ВВ МВД, которая и нанесла поражение вторгшимся боевикам. 30 сентября федеральные войска вошли в Чечню с целью наведения там порядка и восстановления конституционного строя. Теперь руководство страны и МО РФ могли на практике убедиться, насколько удалась подготовка к новой войне. Результаты были обнадеживающими. ЧПГ показали высокую боеспособность за счет того, что были укомплектованы личным составом по штату военного времени, с их доукомплектованием перед началом боевых действий проблем не возникло. Личный состав был подготовлен, прошел боевое слаживание. Но все-таки количество пехоты в полках и бригадах оказалось недостаточным.

К 2003 году активная фаза конфликта была окончена. Основная часть привлеченных к участию в операции частей и соединений убыла к месту постоянной дислокации. Но контртеррористическая операция на территории Чечни продолжилась. Правительство РФ поставило задачу МО РФ развернуть на территории Чечни мотострелковую дивизию, а также провести реорганизацию частей и соединений постоянной готовности с учетом опыта, полученного в ходе двух чеченских конфликтов.

К 2004 году были выработаны штаты частей и соединений постоянной готовности, которые полностью учитывали весь накопленный опыт.

— Части и соединения должны быть укомплектованы по штату военного времени без мобилизационной потребности.

— Мотострелковые роты должны быть не менее 100-110 человек, в их состав должны входить либо гранатометные, либо гранатометно-пулеметные взводы.

— Количество военнослужащих в мотострелковых батальонах должно быть не менее 45-50% от личного состава полка (бригады), так как батальоны должны действовать самостоятельно, в отрыве от основных сил полка.

— Пехота должна уметь вести бой самостоятельно, без поддержки бронетехники. При этом уметь осуществлять длительные переходы.

— В составе батальонов нужен разведывательный взвод.

— Полковая (бригадная) инженерно-саперная рота должна состоять из такого количества личного состава, чтобы иметь возможность усиливать каждый мотострелковый батальон.

— В составе мотострелкового батальона должен быть взвод технического обеспечения, который мог бы самостоятельно осуществлять ремонт вооружения и военной техники батальона.

— Штабу и управлению батальона необходима такая организационно-штатная структура, которая позволяла бы управлять батальоном самостоятельно, в отрыве от основных сил полка (бригады).

— Штатные артиллерийские дивизионы полков(бригад) должны действовать в интересах мотострелковых батальонов и подчиняться командованию батальонов.

Всё это было реализовано при развертывании на территории Чечни вновь созданной 42-й гвардейской мотострелковой дивизии, а также при реорганизации всех частей и соединений постоянной готовности СКВО, а также в ряде частей и соединений постоянной готовности в других округах.

Но в 2008 году начался так называемый переход на "новый облик". К 2010 году организационно-штатные мероприятия были закончены.

Насколько же штат бригады "нового облика" отвечает опыту чеченских войн?

— Первоначально штат бригад нового облика не имел мобилизационной потребности, но в настоящее время часть бригад решено перевести на сокращенный штат (70% от штата), то есть для того, чтобы бригада стала боеспособной перед своей отправкой в зону конфликта, в нее необходимо направить недостающие 30% военнослужащих. По прибытию резервистов необходимо будет провести в бригаде боевое слаживание. Получается, для того, чтобы бригада была готова к боевым действиям, потребуется длительное время.

— При создании бригад основным требованием была готовность к выходу бригады по тревоге за 1 час. Для того, чтобы достигнуть этого показателя, часть личного состава мотострелковых батальонов была сокращена. В "новом облике" мотострелковая рота опять не более 90 человек с учетом экипажа штатной боевой техники. Гранатометные и гранатометно-пулеметные взводы сокращены, оставлен только гранатометный взвод.

— В бригаде "нового облика" из 4200-4500 человек личного состава на долю трех мсб приходится 1300-1500 военнослужащих, что составляет 30-35% личного состава.

— В настоящее время во всех мотострелковых батальонах бригад "нового облика" есть штатные разведывательные взводы.

— В состав каждого батальона введен инженерно-саперный взвод, также вместо инженерно-саперных рот в составе старых полков (бригад), в бригадах "нового облика" появились уже инженерно-саперные батальоны.

— Отдельные взводы технического обеспечения мотострелковых батальонов расформированы. На их основе созданы взводы обеспечения, которые совмещают деятельность тылового и ремонтного органа, при этом ремонтно-восстановительные возможности в "новом облике" значительно уменьшились по сравнению со старыми вто.

— Штаб и управление батальонов были сокращены, ликвидирован ряд должностей. Как показал опыт учений "Восток-2010", штаб батальона не может нормально взаимодействовать со штабом бригады, не говоря уже о самостоятельном (в отрыве от основных сил) планировании и руководстве боем батальона.

— Артиллерия бригады была еще более усилена, в ее составе появились реактивный и противотанковый дивизионы. Но при этом артиллерия теперь действует совместно, согласно единого замысла. Так что мотострелковые батальоны могут рассчитывать только на штатные минометные батареи.

— В составе бригад появились дополнительные подразделения ПВО (зенитно-ракетный дивизион, оснащенный комплексами "Тор" или "Оса"-АКМ).

Можно смело сказать, что утверждения министра обороны РФ и начальника Генштаба о том, что при создании бригад "нового облика" максимально был учтен опыт войны в Чечне и бригады созданы для участия в подобных конфликтах на территории СНГ и РФ, не соответствуют действительности. Несмотря на некоторые очень положительные сдвиги — такие, как штатные разведывательные и инженерно-саперные взводы в составе батальонов, все остальное выглядит как шаг в обратном направлении. Часть бригад опять стала зависимой от резервистов, а учитывая, что система резерва только обсуждается в Государственной думе, но переход на 70%-ную укомплектованность уже идет, то возникает логичный вопрос: кто и как будет укомплектовывать недостающие 30%? Бригады перестали быть мотострелковыми. По названиям они такими и остались, но по своей сути, имея в составе бригады не более 30% личного состава в пехотных подразделениях, бригады стали какими-то артиллерийско-зенитными. В штате бригады три артиллерийских дивизиона, один реактивный, а еще целая батарея управления и артиллерийской разведки, а от угрозы с воздуха бригаду прикрывает зенитный дивизион, а еще и зенитно-ракетный. Всё это очень хорошо, но бригады "нового облика" созданы для участия в локальных конфликтах. Возникает вопрос, а какие цели собирается сбивать зрдн в конфликте на Кавказе? Сразу вспоминается тот факт, что за время "пятидневной" войны с Грузией ПВО ВС РФ, не сбив ни одного грузинского самолета, сбила несколько самолетов ВВС РФ.

В бригаде "нового облика" появился целый инженерно-саперный батальон, и это удивительно, ведь требуется окапывать артиллерийские, ракетные, зенитно-ракетные дивизионы, но для действия мотострелковых батальонов такое количество инженерно-саперных подразделений (учитывая, что в батальоне есть еще и свой штатный исв) избыточно. Но при этом мотострелковые батальоны потеряли возможность действовать самостоятельно, без поддержки бригады. Отсутствие полноценных ремонтных и тыловых органов в батальоне делает его очень зависимым от батальона материального обеспечения и ремонтно-восстановительного батальона бригады. Штаб батальона из-за отсутствия достаточного количества офицеров не может осуществлять управление батальоном.

Применение артиллерийских подразделений в бригадах "нового облика" будет осуществляться централизованно, согласно единому замыслу, в составе бригадной артиллерийской группы. Так что мотострелковые батальоны опять остались без возможности своевременно получить огневую поддержку.

При создании бригад "нового облика" Министерство обороны и Генеральный штаб руководствовались естественным желанием дать в руки командира бригады достаточно средств огневого поражения для решения любой задачи. Необходимо учитывать, что в зарубежных армиях большинство таких задач решается вертолетами огневой поддержки и с истребителями-бомбардировщиками, но учитывая, что в составе ВС РФ такой техники мало, решение увеличить артиллерийские подразделения выглядит обоснованно. Но это только на первый взгляд, в локальном конфликте, где из-за опасности поражения мирного населения требуется применение высокоточного оружия, вертолеты и истребители-бомбардировщики имеют больше преимуществ, чем артиллерия. Представим типовую задачу: при "зачистке" населенного пункта, в котором еще присутствует мирное население, обнаружен дом, в подвале которого засели боевики. Применение КАБ с истребителя-бомбардировщика решит эту проблему с минимальными потерями. А теперь представим, если эта задача будет возложена на браг бригады "нового облика". После залпа двух гсадн и одного реадн не от дома с боевиками, а от всего населенного пункта ничего не останется, какой бы точной ни была бы работа артиллерийских наводчиков из состава буар.

Необходимо учитывать, что и артиллерию, ПВО и инженеров, все эти подразделения необходимо обеспечивать всеми видами довольствия, а также ремонтировать их технику. Поэтому нет ничего удивительного, что в бригаде по штату около 4500 военнослужащих, на мотострелковые подразделения приходится чуть более 30%, а весь остальной личный состав — это артиллеристы, пвошники, инженеры и т.д.

В результате перехода на "новый облик", вновь созданные бригады получились очень громоздкими, с низким количеством пехоты, но с чрезмерным количеством артиллерийских, зенитных и инженерных подразделений. Такая бригада не может выполнять задачи в локальных конфликтах.

Но, может, опыт, полученный в ходе боевых действий в Чечне, не отвечает современным мировым тенденциям? Как обстоят дела в армиях других стран мира? Наибольший интерес представляет, конечно, армия США, которая уже больше 10 лет участвует в различных локальных конфликтах (Афганистан, Ирак).

В армии США существуют три типа бригад: "тяжелая", пехотная и бригада "страйкер". В "тяжелой" и пехотной бригаде по 2 батальона. Батальон "тяжелой" бригады (2 танковые роты и 2 мотопехотные роты) 623 человека, также в состав батальона придают роту передовой поддержки (Forward Support Company), которая является и ремонтным органом, органом материально-технического обеспечения, а это еще 213 человек. Получается, что в каждом батальоне по штату 836 человек. А всего в бригаде 3773 человека, учитывая, что батальонов в ее составе 2, то получается, что 50% бригады это военнослужащие пехотных батальонов. В бригаде только один артиллерийский дивизион (18 орудий), инженерно-саперная рота и вообще нет подразделений ПВО. Такая же точно ситуация и в "пехотной" бригаде, в которую входят 2 батальона по 811 человек каждый (включая FSC), а сама бригада по штату 3468 военнослужащих. Получается, что и в пехотной бригаде, личный состав в пехотных батальонах составляет 45-47% от личного состава бригады, как и в тяжелой бригаде, нет подразделений ПВО, инженерно-саперная рота одна и один артдивизион, в котором 16 орудий. Сравнивать бригаду "страйкер" не имеет смысла, так как это уникальные соединения, которые не имеют аналогов в мире.

Анализ организационно-штатных структур бригад армии США показывает, что опыт войны в Чечне и опыт войны в Ираке и Афганистане одинаковый, как для армии США, так и ВС РФ.

Бригады "нового облика", несмотря на громкие заявления, вряд ли покажут высокие результаты в возможной войне на Северном Кавказе — даже наоборот, такая структура бригад приведет к лишним потерям среди военнослужащих и к невыполнению поставленных задач. Единственная надежда на бригады "новейшего облика", над штатом которых сейчас работают Министерство обороны и Генеральный штаб. Но перспективы, увы, туманны.

Анна Серафимова Жили-были

Борьба с коррупцией не просто началась, а самых первых шагов демонстрирует, что будет успешной! Да и как не быть? Кто за дело взялся? Какие люди на кону! Крепкие всё ребята! Скоро узнаем, что коррупции у нас в стране нет. Как капитан Врунгель говорил? Как назовешь предмет, так он себя и проявит? Так надо назвать правильно!

На 215 миллиардов рублей выявила Счётная палата нарушений в транспортной сфере столицы. За три года недосчитались этой суммы в благородном деле борьбы с нашей бедой — дорогами. Такое чувство, что бороться с этой бедой призывают другую беду. Вроде как клин клином. Но не всё так плохо, как вы, пессимисты и злопыхатели, с недоверием относящиеся к кристально честному российскому чиновничеству, подумали. У нас ведь народ какой? Ещё и решения независимого честнейшего суда не огласили, а кумушки и куманьки уже клеймят, глухо ропщут на кухнях.

А действительность обнадёживает: эти миллиарды, слава богу, не были украдены! Силовики особо подчёркивают, что речь не идёт о хищении! А всего-навсего о нецелевом использовании. Не похищены наши денежки! Правда, транспортная сфера не получила причитающегося. Куда же делись деньги-то? Целы? Всё-таки сумма для одних московских дорог рассолиднейшая. Вон на все нацпроекты по лечению, учению, материнству на всех нас, дорогих россиян, на 10 лет было выделено 180 миллиардов рублей. Об этом трубили — на обнаруженной в миллионах световых лет от нас планетной системе, коли там, как обнадёживают американские ученые, есть жизнь, слышали. А тут тихохонько 215 миллиардов за три года… Нет, не украли — всего-навсего потратили нецелевым способом. То есть не на те цели, на которые были выделены. Доброе имя чиновников не замарано гнусными подозрениями в кражах, коррупции и прочих достижениях демократического настоящего.

И вот уже никакой коррупции, то есть использования служебного положения в корыстных целях. Никакого воровства и мошенничества. Простое административное нарушение, на которое уже и обуздание есть: намерение не садить, а штрафовать. Но не более, чем на 300 миллионов рублей. Как хорошо: нарушений на 215 миллиардов, а максимальное наказание — отдать семидесятую часть! Чего удивляться, что 70% выпускников школ хотят не в летчики пойти, мол, пусть меня научат, а в чиновники. Резоны, прямо скажем, на виду.

Оно прекрасно всё продумано! И в нашем обществе воцарится экономический порядок. Где коррупция? Нет коррупции! Что такое преступление? И что такое нарушение? Баловство. Дали вы деньги мужу, чтобы он купил молоко или лекарство детям, а он купил пиво. Никакого воровства. Нарушение бюджета. Что ему в этот момент нужно было, то и купил. Что ему, дать себе засохнуть? Есть еще и в нашем демократическом, то есть, идеальном обществе, несознательные отцы— пережитки советского тоталитаризма. Взращённые при демократии папаши так себя не поведут! Правда, на второй раз заботливая мама такому папе деньги не доверит. Нашим же чиновникам доверяют и доверяют, суммы всё большие и большие, не проверяя. А если и проверяя, то чтобы знать, по чину ли нарушает и правильно ли с арифметической точки зрения откатывает. Пожалуй, и аудиторы именно с этой целью проверки проводят, чтобы за наш счёт око видело, кто его обидело! Мол, не балуй! Не замай.

Да и обманутые дольщики при таком подходе исчезнут как класс и явление. Очень легко и просто: будет признано, что имеют место не воровство и мошенничество, а нарушения. Деньги пошли не на строительство домов для пайщиков, на что были выделены этими пайщиками, то есть опять-таки нами, гражданами, а на покупку недвижимости, яхты, футбольного клуба или ещё чего. Себе — этими инвестициоными фирмами. Никакого воровства, нарушения одни.

Кое-кто из пайщиков вместо квадратных метров получил, к примеру, биодобавки на всю вложенную в строительство сумму. Или сертификат на участок земли на Луне. Или картину никому не известного художника. Или пожизненное право стричься в салоне дочери хозяина фирмы-застройщика. Не надо, не на то давали? Здоровье вам не дорого? Внешний вид вас не волнует? Не грезите космосом? Это дело ваше, а только деньги, что особо подчёркивает следственный комитет, не были похищены, а просто использованы нецелевым образом.

Накопили вы в нашем социальном государстве, где медицинская помощь бесплатна, денег на операцию на сердце. Унесли в кассу, легли на операционный стол. А вам сделали модную татуировку. Оказалось, что под видом больницы, арендуя помещение в поликлинике, действует салон тату. Врачей, оборудования нет, а есть чернила и иголка. И никакого криминала — нарушение. За нарушение — журение.

Опять-таки, заплатили за балетные занятия ребёнка в студии "Пляши от души". И вдруг оказывается, что ребёнка не просто научили танцам у шеста, но и эти навыки самым активным образом использовали. Вы в крик, в прокуратуру. А там вам: "Имеет место всего лишь нарушение условий договора по оказанию услуг. Танцевать-то всё равно научили. Да и у ребенка опыт работы есть, сейчас без опыта нигде не берут. Радуйтесь. Состава преступления нет".

Дали бейсбольной битой по голове? Нецелевое использование спортинвентаря. Приехали на бензозаправку, заправили автомобиль. Откуда вы видите, что там по шлангу течет? Ровно по счетчику. А ехать не получается. Вам залили воду. Никакого хищения. Нарушение. Причем, незначительное. Количество-то залитого точнёхонько! И денег взяли не больше, не поживились за счёт литров. Просто не то залили. Нарушения всего на 50%. Честнейшие люди по демократическим временам!

Как при таком верно найденном подходе улучшится картина криминальных преступлений! Просто идеальное демократическое общество! Образец для подражания развивающимся по американским лекалам стран!

Раньше таких деятелей свозили в Гулаг, а теперь — в Давос.

Георгий Гарин Советчик из Duke

В. АЛЕКСАНДРОВ

Эту пятницу у нас не отобрать,

Как не отобрать потом субботу.

Главное — с вином не прогадать

И забыть, что в мире есть заботы.

Аркадий Дворкович

"ИНОГДА ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ"

Бедствия, что обрушились на Россию: природные катаклизмы и техногенные аварии, огненные смерчи шахидов и яростная национальная рознь, — меркнут перед несчастьями особого рода, урон от которых превосходит любую катастрофу, любое вражеское нашествие. Речь идет о либеральных "младореформаторах", загнавших страну в каменный век, ответственных за деградацию государства и вымирание народа.

Личности главных экономических стратегов "родом из 90-х" давно превратились в аллегории, достойные пера Данте или кисти Босха. Чего стоит одна лишь фигура "ржавого кардинала" Анатолия Чубайса, который настолько свыкся с ролью "виновного во всем", что обращает в тлен всякий институт и механизм, которого коснется! А творец русского экономического краха Егор Гайдар, колобком прокатившийся по городам и селам, выметая из них крохи благосостояния? А первый русский миллиардер, клятвопреступник и медведеубийца Черномырдин, с его "товарищем Шамилем", с его хтоническими поговорками, от которых веет ужасом преисподней?

Уринсон и Лившиц, Кириенко и Ясин, Греф и Зурабов, Кох и Починок, а также целый выводок "жестоковыйных" олигархов — кажется, будто каждый из них явился в нашу жизнь для того только, чтобы подвергнуть нас испытаниям. Измучить страну приватизацией и монетизацией, дефолтами и "залоговыми аукционами", бесконечными "черными вторниками" и "черными четвергами". До того ненавистны они людям, что выведи каждого без охраны на площадь перед народом — и правый суд не замедлит свершиться.

Одно время казалось, что этот сонм инфернальных персонажей пресек свои непотребства, запечатан в каменные "сосуды" институтов и фондов, изгнан из общественной жизни. Но "иногда они возвращаются". То один, то другой вдруг снова возникнет на горизонте, махнет перепончатым крылом, издаст жуткий клекот, соберется на громкие похороны собрата. Подрастает и новая смена единомышленников, Юргенсов и Гонтмахеров, не стыдящихся выводить свою экономическую родословную "от Гайдара".

Среди этих типажей есть один, уникальный. Явившийся, как у них водится, из ниоткуда и пробившийся на самый верх власти. Идейный "гайдарыш", пересидевший отставки и опалу своих сподвижников. "Человек-оркестр", один заменяющий целые министерства. Творец или соучастник наиболее одиозных реформ последних семнадцати лет — истерзавших экономику страны, ввергнувших Россию в самое пекло мирового кризиса. Чиновник, чья главная публичная роль — раз в месяц гласом Кассандры предвещать неминуемую катастрофу или же беспечным тоном вечного "мальчика-студента" озвучивать самые нелепые инициативы реформаторского лобби. Влиятельный сановник, в сравнении с которым вражеские диверсанты и чужие "агенты влияния" выглядят никчемными и смешными. Знакомьтесь: помощник президента Российской Федерации, член правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции Аркадий Владимирович Дворкович.

ОТКУДА ТАКИЕ БЕРУТСЯ?

Когда наблюдаешь за "птенцами гнезда Гайдарова", всякий раз задаешься вопросом: "И откуда только такие берутся?!" Применительно к Аркадию Дворковичу вопрос этот выглядит особенно оправданным. Сегодня ему 38 лет, однако в "Большой экономике" он — с 22-х годков. В далеком 1994 году вчерашний студиозус Дворкович становится сначала консультантом, затем экспертом и очень быстро — гендиректором и научным руководителем Экономической экспертной группы Министерства финансов России. Серьезная контора: при своем "независимом" статусе этот "мозговой трест" фактически явился разработчиком важнейших макроэкономических реформ в стране, сложивших современную — и, как оказалось, максимально уязвимую перед лицом кризиса — систему финансов, налогов, бюджетной политики и государственного долга РФ.

Может быть, Дворкович — вундеркинд, раз в столь нежном возрасте вошел в "когорту экспертов"? Не передались ли Аркадию по наследству аналитические способности его отца, шахматного арбитра Владимира Дворковича, или организаторский талант матери, проектировщика советских заводов? Увы, его уникальное умение делать прогнозы, расходящиеся с реальностью в противоположных направлениях, опровергает версию о гениальных задатках.

Впрочем, без особых умений наверх не пробьешься — особенно когда жизненные обстоятельства складываются против тебя. Вот как, например, описывает сам Дворкович свое поступление в университет:

"Я чудом поступил в МГУ. Чудом — потому что слегка напутал на математике и поставил десяток лишних запятых в сочинении. А потом пришел на экзамен по истории без права получить ниже пяти баллов, но совершенно не зная ни культуры средневековой Европы, ни последовательности российских императоров".

Не знаешь, чему здесь больше поражаться — безграмотности абитуриента или его необъяснимой удаче. Ведь любой поступающий в вуз знает: расставив на сочинении "десяток лишних запятых", ты вряд ли получишь даже "трояк". А тут "проканало".

Неужто так к знаниям тянулся? Однако в "мемуарах" Дворковича, которые он кропает в "Русском пионере", отсутствует всякий пиетет перед "альма-матер". Чем же занимался? Безбожно прогуливал, играя на спортплощадке, мотался в Питер глядеть на Собчака и, конечно же, приобщался к либеральным ценностям:

"Где нас никогда не травили — так это в "Макдоналдсе". Первом в Москве. Первом в России. Первом в мире, где, чтобы насладиться заветным бигмаком, нужно было отстоять в огибающей в три кольца Пушкинскую площадь очереди несколько часов. Но очень скоро у нас появился блат. Товарищ устроился работать в самый красивый в мире ресторан быстрого питания продавцом. И выносил нам наполненные яствами пакеты прямо к входу, где мы под ненавидящими взглядами из голодной очереди ждали очередного наслаждения".

"Заветный", "самый красивый в мире", "яства", "наслаждение"… Похоже, только лишь российский либерал способен так искренне преклоняться перед забегаловкой с фаст-фудом.

К слову, закончил МГУ Дворкович так же, как и начинал: "Моё отсутствие в МГУ предопределило необходимость разделения рисков с друзьями при написании диплома и сдаче госэкзамена. Дипломную работу мы писали одну на двоих с другом-театралом… Претензий избежать не удалось, но свои пятерки мы получили. С госэкзаменом история была похожая, но не уверен, что прошел срок давности по поводу наших небольших студенческих шалостей". Ну просто удивительное везение!

Итак, едва поставив точку в совместном с "другом-театралом" дипломе, Дворкович тут же попадает в ведущую экспертную группу "молодой российской экономики". Как? Какими судьбами? Неужто там подбирали кадры по степени любви к "бигмаку"?

Это похоже на правду, ибо в том же 1994 году Аркадий умудрился получить диплом магистра экономики в Российской экономической школе. Организованная в 1992 году профессором Иерусалимского университета Гуром Офером негосударственная РЭШ — известная либеральная лавочка, чьей единственной функцией в те времена являлось проставление штампа "свой" на том или ином "перспективном специалисте". Дворковичу, "на дурачка" проскочившего систему МГУ, там оказались рады — проверочное "сито" было пройдено, и перспектива в будущем жрать гамбургеры до отвала, ни в чем не нуждаясь, встала перед Аркадием Владимировичем в полный рост.

И все же юная российская демократия в то пору не могла одарить кандидата в "младореформаторы" всем богатством либерального просвещения, и свежеиспеченный эксперт отправляется на родину "Макдоналдса", чтобы учиться уму-разуму в престижном университете Дьюк, пестующем элиту глобализованного мира.

Эта страница биографии президентского советника является наиболее закрытой. Нигде в прессе не найдется упоминаний, чем же занимался Дворкович в Duke University, в этих викторианских корпусах, в окружении благородных дубрав и выстриженных лужаек Северной Каролины. Из его собственных воспоминаний следует, что и там он усердно гонял в баскетбол. Это могло бы оказаться правдой, учитывая последующие "достижения" Дворковича как экономиста, однако головокружительная карьера Аркадия заставляет усомниться в безмятежности его американского этапа жизни.

В 1997 год в жизни Дворковича происходят два главных события: он получает диплом магистра экономики в Америке и переходит на должность руководителя Экономической экспертной группы при Минфине РФ.

ПЛОТЬ ОТ ПЛОТИ ЛИБЕРАЛИЗМА

В декабре 2009 года, когда закапывали в землю труп Гайдара, Дворкович не стеснялся слез. Его горестные вздохи обошли тогда все новостные каналы. "Безумно жаль, что не стало Егора Тимуровича!"… "Ушел добрый и порядочный человек. Скорблю!"… "Свои идеи мы прогоняли через его светлую голову!" — завывал Дворкович, не переставая.

Он был искренен. В той страшной мессе он отдавал дань своему духовному гуру. Сгинут Чубайс или Греф, Зурабов или Кох — о каждом непотопляемый Дворкович отзовется с теплотой и восторгом. Он — плоть от либеральной плоти, и гордится этим. Связанный с самыми ненавистными в России именами, Дворкович, безусловно, разделяет и ответственность за их катастрофические реформы. Не просто как свидетель или идейный соратник, но как соучастник.

Сухие строчки его "постдьюкской" биографии свидетельствуют, как быстро "рос мальчик":

"В 2000 году был одним из соавторов разработанной под патронатом фонда "Либеральная миссия" (основатели — Егор Гайдар и Евгений Ясин) "Экономической стратегии России в первом десятилетии XXI века". С 2000 года работал экспертом в фонде "Центр стратегических разработок" Германа Грефа, где отвечал за разработку бюджетной и налоговой политики.

С августа 2000 года занимал пост советника министра экономического развития и торговли РФ (МЭРТ) Германа Грефа. 26 марта 2001 года был назначен заместителем министра МЭРТа, курировал деятельность департаментов макроэкономического анализа, финансов и отдела банков в департаменте инвестиционной политики. Работал в составе группы по подготовке стратегии развития России на период до 2010 года.

17 апреля 2004 года был назначен руководителем Экспертного управления Администрации Президента РФ".

Дорогой читатель, если ты вспомнишь все бесчинства и издевательства со стороны тогдашнего "экономического блока правительства", все грефовские эксперименты над народом, каждую инициативу по либерализации экономики со стороны осененного смертью МЭРТа, слезы обездоленных стариков и гнев рабочих с разоренных заводов, знай — ко всему этому так или иначе причастен и Дворкович.

Смысл экономической реформы тех лет, в которой деятельное участие принимал Аркадий Владимирович, заключался в перекладывании всех тягот "переходного периода" на плечи населения. Государство сбрасывало с себя одно за другим гарантированные Конституцией социальные обязательства и одновременно перераспределяло прибыль построенных народом производств в пользу горстки миллиардеров. Именно тогда были осуществлены если не самые грабительские (тут уж Гайдару нет равных!), то самые несправедливые переустройства в истории постсоветской России.

Команда Грефа, еще до всякой "зурабовщины", разработала проект печально знаменитой "монетизации льгот", тотальный провал которой привел к самым массовым, после 1993 года, народным волнениям и даже поставил под угрозу судьбу президента Путина, чей официальный рейтинг в разгар "реформы" в начале 2005 года упал до неслыханных 48%.

Вышедшие из-под крыла МЭРТа горе-экономисты до сих пор являются главными лоббистами идеи присоединения России к Всемирной торговой организации, которое окончательно уничтожит всякое производство в России, если только оно не окажется дешевле китайской шарашки. Преимущества вхождения в ВТО видят у нас, пожалуй, только сырьевики и… Аркадий Дворкович, по словам которого главная выгода тут — "это возможность играть по одинаковым правилам игры" и "возможность формирования отношений инвесторов к России как к стране с цивилизованными правовыми рамками для ведения бизнеса". И неважно, что наша экономика после вхождения в ВТО сможет сыграть разве что в ящик — зато "правила игры" будут честными и цивильными.

Непосредственно причастен Дворкович и еще к одному "либеральному чуду" современной экономической жизни России — единой ставке подоходного налога в 13%. Вспоминается, с каким ошарашенным видом восприняли это нововведение даже западные финансисты, с младых ногтей впитавшие краеугольную капиталистическую истину: "Богатые платят больше".

Дворкович никогда не скрывал заветную цель подобных преобразований: "Мы стремимся к тому, чтобы его [государство] минимизировать. Пока что это не получается".

Надо сказать, что тезис "Как можно меньше государства!" — это альфа и омега российского либерала. Этим он не только отрицает важнейшую функцию государства — справедливое перераспределение благ, — отдавая ее на откуп "невидимой руке рынка". Раздербанивая государство, либерал отказывает народу страны в "хребте цивилизации", который на протяжении тысячи лет обеспечивал выживание людей на суровых просторах Евразии: с его дорогами и больницами, с его ВПК и фундаментальной наукой, с его музеями и коммунальным хозяйством. Поэтому либеральный возглас "Как можно меньше государства!" следует трактовать однозначно — как призыв к народу поскорей улечься в гроб.

Сегодня наглядный пример подобного "избавления от государства" — это наполеоновские планы новой приватизации, за которыми угадывается авторство Дворковича. Количество стратегических предприятий планируется сократить с 208 до 41, а федеральных унитарных предприятий — с 230 до 159. Остальные — распродать!

Доходит до абсурда. Государство в лице его чиновника Дворковича готово избавиться не только от приносящих прибыль заводов и фабрик, но даже от своего главного инструмента в современных реалиях — от собственных СМИ! В конце ноября 2010-го, буквально за год до предстоящих выборов в Госдуму, помощник президента заявил, что газеты, теле- и радиокомпании, принадлежащие госорганам, будут выставлены на продажу: "Сейчас это бессмысленная трата денег. Они подлежат продаже, но сроки пока не установлены"! Выходит, РИА "Новости" и ИТАР-ТАСС, "Российская газета" и ВГТРК, иновещательный телеканал Russia Today, и радио "Голос России" в скором времени превратятся в частные шарашки, политику которых будут определять скупившие их "денежные мешки".

А что же останется у государства? У него останется Дворкович!

ПРОГРЕССИРУЮЩАЯ ШИЗОФРЕНИЯ

Для Аркадия Владимировича не составляет никакого труда в одном и том же интервью ратовать за уменьшение налогов и тут же, через пару строк, сетовать: "У нас не хватает денег, чтобы профинансировать все. Нужно много денег собрать". Или, скажем, сначала натравить на Лужкова Кремль из-за "ошибочной позиции" по Химкинскому лесу, а затем… продавить именно тот маршрут автострады, который и строился при московском мэре.

Подобное "шизофреническое" отношение к миру, когда одновременно поддерживаются две противоположные по смыслу идеи, встречается у дважды магистра довольно часто. Рука об руку с этим идет уникальное умение Дворковича "припечатать словом" целые отрасли экономики, после чего следуют провал котировок и шок инвесторов, истерика директоров производств и затяжной стресс у профильных специалистов. Другой особый дар президентского помощника — стоя на пороге важного события, давать абсолютно неверные прогнозы на ближайшее будущее. Но в чем Дворкович действительно превзошел всех — так это в способности вбрасывать в общество одну за другой самые бредовые задумки либерал-реформаторского крыла власти, накаляя общественное мнение до точки кипения страстей.

Ляпы и "вбросы" Дворковича неисчерпаемы и разнообразны, как шахматная партия. Под раздачу попадают и стар и млад. Совсем недавно его имя на все лады костерили пожилые люди: в апреле 2010 года Аркадий Владимирович намекнул, что не худо бы с целью сокращения бюджетного дефицита увеличить в России пенсионный возраст: "Мне кажется, что время пришло, и не стоит обманывать самих себя, что люди не готовы. Они готовы". И в самом деле, безобразие: слишком многие еще в России доживают до пенсии, хотя давно готовы преставиться!

Тем более, что пенсионных выплат можно и не дождаться: в минувшем декабре Дворкович предложил потратить деньги и без того дефицитного Пенсионного фонда на облигации "институтов развития" вроде чубайсовской корпорации "Роснано". От такой задумки выпали в осадок даже в Министерстве финансов.

А на днях имя Аркадия Владимировича вновь оказалось на слуху: он предложил отменить студенческие стипендии:

"Скажу непопулярную вещь, но считаю, что это правильно: если мы все считаем, что всего нужно добиваться своим трудом, что работать должно стать модным, нужно отменить стандартные стипендии у студентов, потому что это неправильный сигнал, что ты за сам факт своей учебы получаешь компенсации. Можно работать после учебы: на кафедре, в библиотеке, в кафе, переводы делать, не денежные переводы, конечно…"

Шутник. Но главное, какой оригинальный подход у советника!

"Если талантливый математик — может работать у своего профессора на кафедре, помогать делать исследования и получать за это деньги. А если это будущий менеджер — может и в компании какой-то работать на два-три часа в день".

Этот ряд можно продолжить. Если студент учится на летчика — пусть с первого курса водит самолеты. Если на врача — бегом в операционную и "резать, не дожидаясь перитонита". Выбрал стезю оператора АЭС? На реальной станции подзаработает! Ну а ежели он недоучившийся чиновник — добро пожаловать по пятам Аркадия Владимировича. Устал, замаялся? На лекциях отоспится! Мы же инновационную экономику строим.

"Это и правильней, и дешевле для налогоплательщиков", — подытоживает Дворкович. С такой логикой можно вообще зарплату народу не платить: дешевле выйдет.

Кстати, об инновациях. Прекрасно Аркадий Владимирович высказался недавно о Сколкове. Чем заманивать ученых будете, спросили его. "Там будут самые лучшие гольф-поля, концертные залы, рестораны — там все будут встречаться!" — на голубом глазу парировал Дворкович.

С таким отношением к реальности, стоит ли удивляться ответу Дворковича в самый разгар кризиса, летом 2009 года, на вопрос, почему российская экономика обваливается на глазах? Праздники тому виной, не моргнув, заявил президентский помощник. Слишком много выходных дней нынче в мае оказалось!

Вы еще спрашиваете, почему кризис больнее всего ударил по России? Спасибо скажите, что наши либеральные экономисты вообще его заметили! Помнится, непосредственно перед крахом, 28 июля 2008 года, дважды магистр экономики произнес свое знаменитое: "Акции российских компаний на фондовых биржах недооценены, поэтому РТС и ММВБ вырастут в ближайшие недели и месяцы". Со стороны Дворковича это было блестящее заявление, учитывая, что за следующие три месяца индекс РТС грохнулся с 1928 до 549 пунктов, а ММВБ — с 1492 до 513 пунктов. И еще два месяца после этого наши биржи уверенно шли к своему минимуму.

Ну а история о том, как в 2008 году Аркадий Владимирович "инфляцию за хвост ловил", вообще стала среди экономистов притчей во языцех: предскажет Дворкович инфляцию в очередном интервью — а она возьми да и убеги! И все бегает да бегает.

В ноябре того же 2008 года, когда уже все рухнуло, когда ответственный чиновник давно пустил бы себе пулю в лоб, Дворкович отметился еще раз, пообещав: "Российскому бюджету не угрожает дефицит в ближайшие месяцы, и даже в случае его появления отечественная экономика продолжит расти высокими темпами". Следует ли напоминать, что буквально через два месяца после этого Россия встретила первый свой дефицитный год за десятилетие, а ВВП России в 2009-м упал на 7,9%, составив один из худших показателей в мире?

Похоже, мы имеем дело с классическим случаем, когда плюй в глаза — все божья роса. Обязался человек в феврале 2006-го уменьшить рост цен на недвижимость — и что ж с того? Бывает. Дал слово в апреле 2009-го, что государство "сделает выводы" в отношении тех корпораций, чьи топ-менеджеры в кризис не ограничили себе бонусы? Дал, ну и подумаешь. Пообещал в июне 2009-го, что рост тарифов на электроэнергию в России в 2010 году составит всего 5%? Скомпрометировал президента? Выставил Кремль злокозненным дураком? Сам сел в лужу? Пустяки, дело житейское!..

ДЯДЯ, ВЫ ШПИОН?

Впрочем, когда это бывает нужно, господин Дворкович — образцовый пессимист. Можно даже предположить — если бы мы сомневались в кристальной честности Аркадия Владимировича — специфически мотивированный пессимист. Влиятельнейший чиновник, делающий мрачные прогнозы в деле, за которое он, в принципе, отвечает, хотя бы как один из авторов президентских посланий последних семи лет, — само по себе уникальное явление. А тот же чиновник, обрушающий своими безнадежными предсказаниями котировки национальных компаний, — это уже совсем другой уровень.

Где-нибудь на Западе надзорные органы давно уже поставили бы вопрос о том, не играет ли такой чиновник, прямо или опосредованно, на бирже? Или, хуже того, — не лоббирует ли он интересы глобальных конкурентов? Но мы не Запад, у нас тут — расцвет либерализма. У нас все по-другому, и к делам мы относимся иначе.

Если, к примеру, на дворе кризис, то мы не увеличиваем налоговое бремя на банки, как на это решились Великобритания, Франция, Германия и вся Европа, кроме богом забытой Чехии, а спасаем их, руководствуясь словами помощника президента: "Введение специального налога на банки может привести к отрицательным последствиям".

В другой раз, когда требуется спасти еще более крупную рыбу, можно и либералу порулить "административным ресурсом" — как это сделал Аркадий Владимирович, поставив, по сообщению "Ведомостей", в январе 2010 года перед "Сбербанком" и ВТБ задачу купить "немножко "Русала" — и тем выручить поиздержавшегося Дерипаску. Особо пикантно это смотрелось на фоне высказываний самого Дворковича, сделанных за несколько месяцев до этого: "Сейчас не нужно бегать к государству за помощью. Государство помощь не окажет. Никого спасать не будем. Нужно брать на себя ответственность и работать более эффективно".

Ну а ежели мы, являясь не последним реформатором во власти, критикуем проводимые властью реформы, то делаем это честно и открыто, с шашкой наголо, и безо всякой мысли об отставке. А летят ли после этого в тартарары национальные и корпоративные рейтинги — плевать:

"Реальный рост ВВП России, очищенный от сезонных колебаний, на протяжении года не превышал величин статистической погрешности" (2001 год).

"С моей личной точки зрения, задача удвоения ВВП — это плохая задача, но хороший кнут для правительства" (2003 год).

"Большая часть российской экономики настолько неэффективна, что не переживет ближайшее десятилетие" (2009 год).

Ну а самое недавнее из подобных заявлений было сделано Дворковичем 19 января 2011 года. В своем онлайн-интервью с читателями в редакции "Газеты.Ru" помощник президента России по экономическим вопросам, видно, расслабился и плохо следил за языком. В итоге в самом же начале беседы, отвечая на вопросы о приговоре Ходорковскому, Дворкович умудрился выдать следующий перл: "Далеко не все процедуры еще завершены, будут апелляции, рассмотрение в других инстанциях. Исходя из этого, считать, что процесс полностью завершен, пока нет оснований. Поэтому все, кто наблюдают за ходом событий, продолжат это делать.

Что касается имиджевых потерь и отношений инвесторов, думаю, что мы очень скоро, буквально через неделю, увидим и услышим все, что можно, в Давосе — крупнейшем инвестиционном форуме — увидим, что эти вопросы будут задаваться всем членам российской делегации, и отношение инвесторов будет понятно. Думаю, что у значительной части, по крайней мере, зарубежного сообщества серьезные вопросы будут и оценка рисков работы в РФ повысится".

Что мы видим? Высокопоставленный чиновник мало того, что фактически присоединяется к стройному хору озабоченных судьбой вора-олигарха и легитимностью судебного процесса, он еще и говорит открытым текстом: инвестиций в Россию из-за дела Ходорковского не будет, риски повысятся. Это называется "сигнал своим — сливайте воду".

Неудивительно, что на следующий день, 20 января, на бирже РТС случилось самое резкое за полтора месяца падение котировок — на 1,8%, а на ММВБ — на 1,73%. Таково в современной экономике слово большого начальника. Промолвил — и кто-то, сыграв на понижение, стал миллионером.

Но главное тут, конечно, не чья-то личная выгода, а риски для страны. Давать подобную "установку" в преддверии важнейшего мирового экономического саммита года, на котором как раз планировалось поставить вопрос о приватизации долей собственности крупных предприятий, значит только одно — обесценивать активы, сбавлять цену на товар.

Впрочем, и тут профессионала нашего подвело чутье. Давос ознаменовался несколькими многомиллиардными сделками, включая создание совместных предприятий между "Роснефтью" и ExxonMobi* по разработке черноморского шельфа, "Роснефтью" и BP по добыче углеводородов со дна Карского моря, а также сенсационный обмен активами между последними. Сенсационный — потому что лично Дворкович, по его собственному признанию, ничего не знал об этой сделке до ее совершения. И зачем только его держат, такого умницу?

К слову, приобретение со стороны одной из семи нефтяных "сестер" акций российской корпорации, к которой в свое время перешли активы ЮКОСа, наглядно свидетельствует о том, что мировому бизнесу на Ходорковского плевать с высокой нефтяной вышки.

Впрочем, теперь Аркадий Владимирович примется, видимо, делать хорошую мину при плохой игре: к примеру, сославшись на лондонский суд, приостановивший сделку "Роснефти" и BP. Я же, дескать, предупреждал, что риски повысятся!

На самом деле, все тут понятно. Кто этого хочет, тот прекрасно умеет искать и находить инвестиции в отечественную промышленность. А кто не способен профессионально работать, тот разражается антироссийской злобой.

Кто-то из читателей давно бы уже принялся восклицать в пустоту: "На кого работаете, господин Дворкович?!" Не станем задавать риторические вопросы. Как там было сказано в ноябрьском "Эксперте-Online" по поводу саммита "Большой Двадцатки" в Сеуле?

"Российский шерпа (советник главы делегации на саммите) Аркадий Дворкович себя вел очень неправильно, — говорит в интервью "Эксперту Online" американский политолог, знакомый с закулисьем G20. — Он не разговаривает с индусами, бразильцами — всех их обходит стороной и гордо презирает. Вместо этого он пожирает глазами американского представителя, повторяет слово в слово то, что говорит американец. В результате Россия оказывается никому не нужной. Американцы и так знают, что Россия будет голосовать за них. Все остальные понимают, что Россию невозможно привлечь на свою сторону".

Кстати говоря, на сеульском саммите обсуждались вопросы мировых финансов и регулирования курсов валют. И Россия на этот раз, мягко говоря, помалкивала в тряпочку. А ведь за каких-то полтора года до этого наша страна выступила с "прорывным" документом за авторством Дворковича под названием "Предложения Российской Федерации к саммиту "Группы двадцати" в Лондоне". Там было много всякой галиматьи и среди прочего — предложение о "создании наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами".

Речь тут идет, по сути, о мировых деньгах. Печатать которые, по логике вещей, призвано мировое правительство, завуалированно названное "институтами". А у правительства этого по идее должны быть силы и средства свою валюту защищать — а как же иначе? В общем, начали с "десятка лишних запятых", а закончили чуть ли не "Комитетом 300".

Впрочем, очень быстро последовал окрик из Вашингтона, и Дворкович молниеносно дезавуировал свои предложения о глобальной валюте, сославшись на сложность и непроработанность вопроса. И не знаешь, печаловаться или радоваться новости о том, что в голове советника российского президента американский доллар одолел валюту мирового правительства.

"ТИХИЙ РАЙ", "ШАХМАТНЫЙ АД"

Есть у Аркадия Владимировича и "логово", где он составляет свои "чудо-комбинации". Не Кремль, нет, — а "Шахматная гостиная" имени Дворковича-старшего. Этот закрытый клуб для избранных высокого "либерального градуса", расположившийся в уютном особнячке на Сухаревской площади, является своего рода интеллектуальной лабораторией по генерированию "вбросов" и стратегий, рокировок и "разводок", а также прочих "плодотворных дебютных идей" антироссийской направленности.

Как сказано на сайте Коммуникационной группы "Пресс Холл", руководимой братцем президентского помощника, Михаилом Дворковичем, в патронируемой им "Шахматной гостиной" "ежегодно разрабатывается деловая программа для крупнейших российских и международных компаний". Неплохо для шарашки, которая на собственном сайте позиционирует себя всего лишь как детский шахматный клуб. Заслуживает внимания и фирменный девиз "шахсекции", указанный на том же сайте: "Лучше плохой план, чем никакого". Как говорят, особенно комфортно составлять "плохие планы" там стало после того, как в мае 2010 года, по заявлению великого Карпова, Дворкович "фактически осуществил рейдерский захват" Российской шахматной федерации.

Вот такая у человека жизнь. Советует помаленьку. Силится "минимизировать государство", аки Давид Голиафа. Разрабатывает "эндшпили" в игре против России. А еще — сочиняет стихи о "тихом рае" клерка: "Я хотел поскорее добраться домой.// Сыновья заждались, засыпая.// Выпить чая и нежно обняться с женой -// Все, что нужно для тихого рая".

С "раем" тоже всё хорошо. Жена — топ-менеджер. Дослужившаяся до замминистра имущественных отношений Зумруд Хандадашевна нынче замдиректорствует в "Полиметалле". А еще — заседает в советах директоров четырех ОАО (так, по мелочи: ММК, "Международный аэропорт Шереметьево", "Полюс Золото" да "Ханты-Мансийский банк"). За свой непосильный труд получает — зарплата плюс бонусы — под миллион баксов в год.

Как?! У большого чиновника жена делает бизнес? Да не просто беляшами торгует, а занимает ответственные посты в крупных корпорациях? Вероятен конфликт интересов? Возможна коррупционная составляющая? Побойтесь Бога, и слова-то такие нам неведомы.

И отпрыски пока в Москве: старший, вон, пошел в 57-ю математическую. Хотя, судя по ахинее, которую пронес как-то Аркадий Владимирович про платное питание в московских школах, отечественное образование для детей Дворковича — дело временное. В самом деле, разве тут научат правильно пешками двигать?

Хороший дом, хорошая жена. Шахматный этюд за чашкой чая. Где-то за окном служебной машины — подыхающая Россия. Сыновья подрастают. Столько еще нужно успеть сделать для счастья!..

Шамиль Султанов Сфинкс и колдун

Многие слышали об этой истории. Сфинкс с лицом молодой женщины и туловищем льва охранял дорогу к пирамидам. Он останавливал каждого странника вопросом: "Кто утром ходит на четырех, в обед передвигается на двоих, а вечером — на троих?" Если ответ оказывался неправильным, то сфинкс разрывал несчастного в клочья.

Эдип, казалось, разгадал загадку. "Только человек в младенчестве ползает на четвереньках, большую часть жизни передвигается на своих двоих, а в старости осторожно бредет с палочкой в руках".

Но если внимательно вслушаться в ответ Эдипа, то окажется, что разгадка сама по себе превращается в странное указание на весьма нетривиальную тайну.

Миф — не банальное нравоучение и не плоское морализаторство. И, даже, не некая красивая аллегория. Миф — это возможность постепенной, пошаговой трансформации обыденной действительности для перехода во внутреннюю реальность. Притча о сфинксе — хороший пример такой возможности, которая состоит из семи смысловых уровней.

Их надо только найти и пережить.

То, что ответил и как ответил Эдип, всего лишь внешнее, популярное объяснение, понятное почти каждому.

И это первый уровень.

Притча называется "Загадка сфинкса". То есть, загадка здесь кроется и в словах сфинкса (загадка, которую задает сфинкс), и в его образе ("загадка внутри сфинкса").

Существо с женским лицом и телом льва символизирует материальную жизнь в трехмерном пространстве, которая оказывается для людей непрекращающейся чередой испытаний, тревог и вызовов. Женское лицо жизни сулит, обещает успехи, блага и награды, но, чаще всего, она оказывается свирепой и беспощадной, подобной льву.

Это второй уровень.

Странник — человек, который бредет по дороге физической жизни к пирамидам, где, возможно, хранится секрет бессмертия. На этом пути каждый рано или поздно встретится со своим сфинксом, который защищая тайну личностного бессмертия, обязательно задаст ему важнейший вопрос: "А зачем ты идешь туда? Ты знаешь себя? Знаешь, зачем появился и зачем живешь?"

Скрытый ответ Эдипа: "Четыре, два, три — ничто, если ты только внешняя оболочка, только внешний человек. Тогда ты не помнишь четыре, не обращаешь внимания на два, и с паническим страхом избегаешь мысли о трех. Но все это может стать и решающим вызовом, если ты сможешь осознать и пережить, что на самом деле четыре, два и три всего лишь разные проявления блистательной и мощной пустоты".

И это третий уровень.

Сфинкс пропускает Эдипа. Это не означает, что странник достигнет бессмертия. Нет, любая интеллектуальная победа, в конечном счете, иллюзорна: бессмертием нельзя завладеть, нельзя сделать собственностью, к нему можно только идти.

Но сфинкс безжалостно уничтожает того, кто не смог в этой земной жизни победить самого таинственного и беспощадного врага — внутреннего автоматизма по отношению к самому себе.

И это четвертый уровень.

Остальные три уровня каждый должен попытаться раскрыть для себя только сам. Подсказки здесь просто опасны.

Подняться на пятый, шестой и седьмой уровни удастся немногим. Об этом зло предупреждает еще одна странная притча, тоже связанная со сфинксом.

Жил когда-то богатый и очень жадный колдун, у которого было много овец. Колдун не хотел нанимать пастухов, не желал строить изгородь вокруг пастбища, где паслись его овцы. Из-за этого овцы часто забредали в зачарованный лес, исчезали в сумрачных, туманных ущельях, улетали в бездонную пропасть. Самое же главное — они убегали от него, так как знали, что колдуну нужны их мясо и шкуры.

Но колдун всё же отыскал средство. Он загипнотизировал овец.

Во-первых, колдун внушил им, что они бессмертны, что, сдирая с них шкуры, им не причиняют вреда, а наоборот, такая операция станет для них приятной и весьма полезной.

Во-вторых, колдун внушил овцам, что сам он — их добрый хозяин, который так сильно любит свое стадо, что готов сделать для него всё, что угодно.

В-третьих, он внушил им, что если с ними вообще что-нибудь случится, то это произойдет не сразу, во всяком случае, не в один день, а поэтому им и не стоит об этом думать.

Наконец, колдун внушил овцам, что они совсем даже не овцы, что одни из них — львы, другие — орлы, третьи — люди, четвертые — волшебники.

И после этого всем его заботам и беспокойствам настал конец: овцы никуда больше не убегали, а спокойно ждали того часа, когда колдуну потребуются их мясо и шкуры.

…Не кажется ли вам, что колдун был любимым сыном сфинкса?

Валерий Ганичев Итак, о русском

В. АЛЕКСАНДРОВ

ПОЧЕМУ РУССКИМИ ПУГАЮТ В РОССИИ

События на Ленинградском проспекте, и особенно на Манежной площади и у Киевского вокзала, вызвали массу откликов и большое разнообразие оценок. Но вот что удивительно: большинство оценок уходило от главных ответов. Находили причины событий и в кознях националистов всех мастей и национальностей, в фанатизме болельщиков, в невыдержанности милиции. Но как-то умело и усиленно и СМИ, и политологи, и власти обходили, на мой взгляд, два важных вопроса. Первый, это все усиливающееся социальное неравенство, достигающее почти катастрофической пропасти, за которой следует взрыв. (Это особый разговор). И какое-то постоянное утаивание, уход от обсуждения, боязливое опасение и даже страх говорить о русском народе, о русском. Этот страх многие годы воспитывался агитпропом коммунистического периода, либеральными властью и СМИ. Когда начинают говорить о русском, сразу начинают возникать обвинения в шовинизме, ксенофобии, антисемитизме.

На мой взгляд, вопрос о проблемах русского населения у нас в стране и за её рубежами, о русской культуре, о русском языке, о национальном самоощущении, о месте русских в государстве (где мы впервые за два века имеем абсолютное большинство 80%), о пренебрежении к русской истории, её фальсификации, очернении, об игнорировании созидательной позиции русской провинции, об отчужденности от русского народа телевидения и СМИ стал приобретать обостренный, жесткий характер.

Хотелось еще раз обратиться к вопросу, который у нас стыдливо, с испугом замалчивают, превратили в некое пугало. В 20-30-е годы под русский шовинизм подвели сотни тысяч жертв — казаков, богатых крестьян, священников, не говоря уж о купцах, интеллигентах, богатых сословиях общества. Причём, застрельщиками этого были победоносные Троцкий, Свердлов, каратели Тухачевский, Уборевич, Якир и иже с ними, чьи потомки потом громко кричали, что в 30-е годы они попали под волну сталинских репрессий. То, что такие репрессии были, никто не отрицает, но о том, что жертвами были в большей части русские люди, почти не говорят.

Вплоть до Великой Отечественной войны, когда понадобился стойкий характер и мужество русского народа, на нём был выбит ярлык шовиниста-должника и угнетателя других народов. А на самом деле всё было наоборот. Русские люди составляли главную тягловую силу страны. Лишь РСФСР, Украина и Белоруссия были не дотационны, и их доходы шли на развитие союзных и автономных республик, на индустриализацию, на армию, на аппарат. Если употреблять марксистскую терминологию, то большую часть государственной эксплуатации, или тягловой нагрузки, нес русский народ.

Когда мы создавали Всемирный Русский Народный Собор, то взяли на себя на Соборе, ряд острых вопросов русских людей, увели многих недовольных, обиженных, растерянных людей на созидательное поле, на поле Веры, Русской Православной Церкви, служения Отечеству, высшим духовным и нравственным ценностям, на поле соборности, то есть соединения народов, людей всех национальностей вокруг русского народа.

Первые решения Собора были встречены в либеральной и прозападной среде улюлюканьем, возгласами: национализм, мракобесие, шовинизм. Потом Собор укрепился, и его тезисы о национальном самосознании, национальной культуре, национальной школе, о защите русского языка стали программными тезисами всех ведущих партий. И все-таки, как внутри страны, так и за рубежом, есть силы, которые постоянно говорят о шовинизме, о реакционном характере русского народа и не хотят примириться с созидательным характером, местом и духовной ролью русского народа. Слегка успокоившись, перегруппировавшись после образования Собора, они придумывают новые обвинения в его адрес, в адрес русских людей, периодически вбрасывают в общество некие антирусскиё бренды типа: "русский фашизм" (и два-три года елозили его на телевидении и в прессе), или продолжают долдонить о неполноценности, незрелости русской цивилизации, её отсталости, лени и пьянстве русских людей, извечном воровстве. Просто поражает мощная негативная струя в изображении отечественной истории. В подобных заявлениях и работах утверждается, что история России — сплошной дефект, неполноценность, история ошибок, правовых преступлений.

С убеждённостью вершителей судьбы нашего Отечества они утверждают: "Россия может сохраниться, только став частью западной цивилизации, только сменив цивилизационный код" ("Западники и националисты: возможен ли диалог". М. 2003, с. 16). "За сто лет у нас произошло цивилизационное отставание, из которого мы не вырвемся". ("МК", 15. 10.)

Ко всему прибавился фактор иммиграции, рост количества гастарбайтеров, по-настоящему не отрегулированный никакими правилами поведения приезжих, нежеланием их интегрироваться в российское общество, овладеть русской культурой, языком и т.д.

И опять троянским конём, как и в случае с пугалом "прав человека", стал очередной либеральный диктаторский по существу тезис — толерантность, которую стали требовать только от русских людей. Итогом столь однозначного подхода стало нарастание недовольства коренного, в основном русского, населения.

Мы же видим, что надо вывести русский вопрос из тени, тупика, из замалчивания и вывести не для того, чтобы ринуться на баррикады, а выйти на стройку, на стройку духа, восстановления, самоуважения, созидания, гордости своей историей.

Накапливается не только недовольство и непонимание положением русского народа. Оно проявилось, то схваткой в Кондопоге, то межнациональной бойней в Калязине, волнениями в Тверской области, в подмосковном Хотьково, то массовыми драками в Москве, Ростове, Майкопе, все нарастающим количеством "русских маршей" (в этом году они прошли в 45 городах), то организацией всяких экстремистских деструктивных групп.

Всё больше захватываются протестными настроениями, недовольством и благополучные слои населения: мелкий бизнес, низовая администрация и даже учителя и научная интеллигенция.

Достаточно вспомнить недавнее нашумевшее дело профессоров МГУ А. Вдовина и А. Барсенкова, когда их учебное пособие по истории России был подвергнут идеологической порке, похлеще всяких агитпроповских разносов, за "излишние прорусские акценты". Авторы были вызваны в Общественную палату для проработки. Стенания о преследовании инакомыслящих в советское время получило стопроцентный разворот от этих "инакомыслящих" в прошлом. Все это вызвало взрыв возмущения. Появилось письмо за подписью ста выдающихся писателей, известных ученых, деятелей культуры о преследовании научных взглядов, нападках на академическую науку, на свободу мнения. Вслед за этим прошла масштабная конференция по поводу развернутых фальсификаций, атак на русскую историю и профессуру, отправившая "Декларацию" во все ветви властей, в Конституционный суд, в Прокуратуру. Резкое осуждение вызвала эта акция в передаче на телевидении в программе К. Затулина, где крайне отрицательно о ней высказался декан факультета ТВ-журналистики МГУ и ученый В. Третьяков.

На виду у всех созрело протестное, критическое отношение к такому игнорированию, даже унижению русских, требованию только от них толерантности и организации всякого рода кампаний вокруг русского национализма.

Санкт-петербургский писатель Каралис (кстати, один из руководителей оппонентного нам "демократического" союза писателей) с возмущением требует: "отдать должное русским" (сам он открыто заявляет, что в нём течёт литовская, греческая, польская, молдавская и другие крови). Он заявляет, что все знают, что "русский народ слили в российский", фактически лишили его национальности. Он утверждает, что народ лишается уверенности: нынешняя Россия занимает 73-е место в мире по ощущению счастья своими жителями: "Мы на одном уровне с ЮАР и Ливаном, где постоянно ведутся боевые действия. При этом страдает у нас каждый пятый! Ну что это за общество, где большинство населения несчастно?" — вопрошает он. Д. Каралис пишет, "что последний раз к русскому народу власть обратилась с похвалами в 1945(!) году. "Действительно, какие беды, несчастья испытал он до войны и во время войны, какие жертвы принёс народ. Но это была его страна, его отчизна, и он был благодарен за доброе слово и снова впрягся в возрождение Отечества".

Кто и когда обращался к русскому народу с благодарностью, выражением восхищения его терпением, работой, поддержкой державы? А с просьбой о прощении за принесенные жертвы, за лишения, за неоправданные надежды, которые породили у него властители всех мастей?

Его все продолжают упрекать за недостаточную динамичность в преобразованиях, медлительность в восприятии реформ, в следовании "высоким цивилизационным и технологическим образцам", неспособности модернизироваться. Опять выползают работники розни, оценивая издания, исследующие "русский вопрос". Так в прошлом году прокурор и судья г. Иваново обвинили в ксенофобии писателя Севастьянова и потребовали запретить его книгу за то, что она "чрезмерно проникнута русским духом" (!) (буквальные слова приговора). Вот до чего можно запугать и органы юстиции. Как в этом году во Владимирской области обрушились на бывшего узника ГУЛАГа, писателя В.Н. Осипова за его гневные публикации в защиту русского народа, обещая снова посадить? Где вы, правозащитники?

СПЛОТИМСЯ ВОКРУГ РУССКОГО НАРОДА

На недавнем Госсовете В.В. Путин с убедительной страстью сказал, что в советский период нашего государства такого размежевания по национальному признаку, как нынче, не было. И это верно. Я, например, помню, когда до войны и во время войны жил в Марьяновском районе Омской области, в котором были колхозы "Энбекши казах", "Червонный пахарь", "Роте Фане", созданные казахами, украинцами, немцами, были в районе колхозы с латышами, мордвой, татарами, и ребята этих национальностей учились в нашей школе, в моем первом классе, и ни у кого не возникал вопрос об отчуждении по национальному признаку. Даже у ребят, вывезенных в 1944 году из Калмыкии, которые учились вместе с нами.

Правда, был один случай, когда наша первоклассная "октябрятская звездочка" — я, Генка Сысолятин и Ваня Плотников надавали тумаков за школой немцу Давиду Штопелю за то, что в придуманной им задачке немецкие самолеты сбили больше советских, чем наши фашистских. Давид, конечно, просто ошибся, будучи еще не в ладах с арифметикой. Когда директор школы, выговаривая нам в учительской за эту мальчишескую патриотическую выходку, сказал: "А вы знаете, что дядя у Давида антифашист и арестован гитлеровцами?" — было стыдно, и мы извинились и подружились с Давидом.

В украинской же школе, после войны, райцентра Камышня в гоголевских местах на Полтавщине, мы, конечно, знали украинскую мову, но блестяще знали русскую литературу и язык. Может быть, эта соединенность, как писал Гоголь, восхищаясь украинским и русским началом в себе, и привела к тому, что из нашего сельского класса вышло два академика, три доктора, пять полковников, шесть ученых и три медика — вот она, национальная и социальная соединенность.

Однако Владимир Владимирович неправ, когда говорит только о советском периоде братства. В многовековой истории России, которая спаяла народы, таких примеров немало. И было удивительно, что, когда Ельциным было предложено: "Берите суверенитета, сколько хотите", — то об этом на местах попытались быстренько забыть, а Центр, высокомерно вытравливая "имперское прошлое", искал образцы национального сплава только в западных цивилизациях.

К сожалению, у нас в стране не нашлось сил и средств, чтобы втянуть инонациональных граждан в изучение и овладение русской культурой и языком (да на нашем телевидении это можно и не увидеть). Оказавшийся в Воронеже на смотре русских хоров представитель чеченского министерства культуры, со слезами на глазах просил: "Пришлите нам один-два коллектива в русских костюмах с песнями русскими, наши люди увидят: вот какая народная культура в России, а не только маски-шоу с обнажением". За границей же многие считают, что после ухода коммунистической партии мы будем защищать нашу культуру, наш язык. Так, лидер Ливии Муаммар Каддафи, размышляя об отличии от советского периода, утверждал: "Сейчас Россия будет защищать не политическую, экономическую, философскую идеологию, она будет защищать русскую национальность, русскую нацию, само существование России". ("Время новостей", 30.04.2009 г.)

Игорь Шумейко в своей книге "Большой подлог…" показывает, как входили в Россию разные народы. Как соединялись в веках, например, русские и татары. Да, были периоды неспаянности, но с Куликова поля, когда татарские мурзы привели свои войска к русским воеводам против космополитического войска нагайского хана Мамая, русские и татары неразделимы и составляли крепкую ось державы.

Кто дал свою кровь русским фамилиям? Шереметевым, Юсуповым, Басмановым, Годуновым, Кочубеям, Салтыковым, Ушаковым, Строгановым? А Козьма Минин имел в своих корнях татарскую кровь. И так со многими. А по количеству Героев Советского Союза в период Отечественной войны татары идут вслед за славянами. Разве не с гордостью говорят башкиры и калмыки, что их конники первыми входили в 1814 году в Париж? И их все французы называли русскими. Мы едины.

Мой военный руководитель в КГУ, майор, на занятиях по тактике рассказывал, как надо идти в атаку: "Чтобы ошеломить неприятеля, пугать его и себя взбадривать, надо кричать!" — "А что вы кричали, когда шли в атаку? — спрашивали мы. — "За Родину, за Сталина!"?" Он отвечал: "Я, тогда лейтенант, Ванька-взводный, выскакивал из окопа, подымал пистолет и кричал своим бойцам: "Вперед, славяне!" А у меня во взводе бойцы всех национальностей. А сам я татарин".

Да возьмите наш Союз писателей. Пожалуй, нет больше общественной, культурной, хозяйственной организации, которая соединяла бы, вернее, объединяла все области и республики, народы и народности России. В Якутии проходил мощный общероссийский пленум, скорее даже съезд, объединяющий писателей России. Такой же обостренный временем пленум проходил во время военных действий в Чечне. Тогда мы привезли с собой 200 томов Пушкина, и одна чеченская учительница сказала: "Ну, если Пушкин приехал в Чечню — мир будет!" Мир и наступил.

Уроки истории говорят, что, когда власть пренебрегала русским народом, то у России всегда были самые тяжелые времена. Боярское своеволие, предательство престола и передача его латинянину, то бишь католику, принесли смуту 1612 года, захват Москвы поляками, и только когда русский народ с Мининым и Пожарским поднялся на борьбу с иноземцами, Россия была спасена. Так же было в 1812 году, когда многонациональное масонское окружение царя отнюдь не руководствовалось интересами России и только "дубина народной войны" повергла Наполеона. Так было и в Крымскую войну, когда царизм не успел отменить крепостничество. Самый драматический пример — Первая мировая война и "измена и предательство" кругом царя. Старая Россия рухнула. Новая шаталась несколько раз и выстояла за счет движения русских людей. Сталин понял, что в час смертельной опасности, в 1941 году, именно русские с их верой и стойкостью спасут Россию. Так и было, другие народы поддержали русских.

Нас пугают распадом, пытаются в большом количестве наций и народов затерять, замелочить русский народ, демонизировать его, запугать им. На самом деле, в многонациональности наша сила, наша многовековая спаянность, в которой у каждого народа свое место, объединяет нас вокруг русского народа.

Тут и вырисовывается общероссийская национальная идея — "народы России, сплотимся вокруг русского народа!" Тогда Россия непобедима и необорима.

РУССКИЙ МIРЪ

Я много лет печатал статьи о восточно-славянской цивилизации, но тезис о восточно-славянской православной цивилизации, который высказал, пребывая на Украине, Святейший Патриарх Кирилл, является основополагающим в дальнейшей истории наших народов. Он снова нас соединяет по главному признаку.

Честно говоря, в начале перестройки наши "патриоты" отрицали право на самостоятельность украинского народа, на украинский язык (испорченный русский), хотя это — историческая реальность, и надо было искать не точки расхождения, а линии единения. Пока царило это наше русское высокомерие, украинские "самостийники" "настрогали" массу изданий о первородстве украинской нации, первородстве языка, Киевской Руси, как единственного истока украинского народа. По их взглядам, лишь позднее на задворках Киевской Руси, в угро-финских лесах и землях, обозначились русские. Я прочитал ряд украинских "научных" изданий, которые уже отнюдь не разделяют известный и исторический взгляд, что "Киевская Русь — колыбель трёх братских народов" и не хотят к этому возвращаться. "Возврата не будет" — заявляют они.

Положение о единой восточнославянской православной цивилизации, первоочагом которой и была Киевская Русь, является великой духовной, исторической, культурной, языковой основой, важнейшим общественно-державным рычагом для наших славянских народов.

Мы возобновили в Харькове издание журнала "Славянин", имеющего дореволюционную историю, и вокруг него начинаем проводить эту работу. Вместе с Администрацией Белгорода учредили литературно-общественную премию "Слобожанщина" о связях нашего приграничья.

В этом русле проведена литературно-историческая конференция, посвященная 825-летию "Слова о полку Игореве", которая прошла в Брянске, Трубчевске и Новгороде-Северском на Украине. Приветствия участникам прислали патриарх Кирилл и президент Украины Виктор Янукович. В Новгороде-Северском, где прекрасно восстановлен монастырь, к нам присоединились известный академик, директор Института археологии Украины П. Толочко и народный поэт Украины Борис Олейник, выступившие с замечательными докладами о "Слове о полку Игореве" в нашей общеславянской судьбе. Город провёл праздник, посвященный 825-летию "Слова", участники высказались за ежегодный праздник "Славянского единства", который можно было бы проводить в Трубчевске (Россия) и Новгороде-Северском (Украина). Можно было бы действительно сделать этот праздник историко-литературным, корневым, а не только эстрадно-песенным, как "Славянский базар" в Витебске.

ЗАБЫТЫЙ ГЕНОЦИД

И ещё, мы почти не говорим о гражданских потерях — жертвах войны, о великих жертвах нашего народа, принесённых для Победы. Из-за ложной толерантности мы не говорим о своих жертвах, и это вроде бы притупляет нашу боль, хотя снимает вину тех, кто с мечом пришёл в нашу страну.

Вполне по-человечески мы сочувствуем

— погибшим при бомбардировке Дрездена;

— сожженным в Хиросиме и Нагасаки после атомного взрыва;

— исчезнувшим из жизни в Холокосте.

И это правильно, ибо русский человек, как говорил Достоевский, — всечеловек, ему доступны страдания всего человечества. Но почему мы в стране стали забывать о жертвах войны, не вспоминаем соотечественников, уничтоженных этой войной? Не от комплекса ли, который нам прививают в отношениях с Европой и Западом. Немецко-фашистские захватчики разрушили или сожгли 1710 городов, более 70 тысяч сел и деревень (!), было уничтожено 6 миллионов зданий. Лишились крова около 25 миллионов человек. Были уничтожены и разрушены 31850 промышленных предприятий. Почти 17 миллионов наших граждан погибли от бомбардировок городов и сёл, на дорогах эвакуации, мирные люди были уничтожены в концлагерях, в немецком плену, погибли от рабского труда на территории Германии. Это был самый массовый геноцид в истории, большинство погибших были русские люди.

Гитлер был зловещий русофоб, он и его клика приговорили славян к уничтожению. Он патологически ненавидел Россию и русских. "Кто может оспаривать моё право уничтожать людей низшей расы, которые размножаются как насекомые... Надо взять у России всё, что нам нужно". Эти слова Гитлера взяты на вооружение всеми сегодняшними антирусскими течениями, каким бы цивилизаторскими, общечеловеческими, геополитическими словами они не прикрывались.

Мы создали при Союзе писателей России и Всемирном Русском Народном Соборе Совет по возрождению российской деревни. Один из разделов его деятельности — память о погибших деревнях и в годы войны. Белорусская Хатынь — всем нам напоминание о жертвах, в России такого — нет, а между тем, в одной Смоленской области уничтожены войной и оккупантами сотни сел, свыше 530 тысяч жителей уничтожены или исчезли из этих деревень. Это ведь (19!) Бухенвальдов. Мы помним Бухенвальд, но кто вспомнит русские Ивановки, Николаевки, Петровки, погибшие от рук врага.

Итак, "Вера. Культура. Патриотизм. Память" — наши духовные оси, держащие здание России.

ЧТО ДЕЛАЕМ?

Специально не озаглавил этот раздел вечным русским вопросом, обращенным куда-то вдаль: "Что делать?" Обозначаю его множественным: "Что делаем?" Ибо без такой постановки есть некая философская неопределенность, перемещение вектора дела к кому-то, а не к себе, не к своему кругу сотоварищей, не к коллективу, не к народу, а к призрачным вождям. Эту программу предстоит вырабатывать, все время насыщать, прочеркивать генеральные линии и полезные тропинки. Я внутри размышлений наметил некие тропинки, теперь думаем вместе, делаем вместе.

Ну и какими же путями выходить на укрепление духа, самосознания, созидательности русского народа? Вычленяются главные и не менее важные второстепенные задачи.

I. Мы уже сказали: главное — это укрепление веры, православия в жизни русских людей.

Можно сколько угодно придумывать политических, общественных платформ, но ни одна из них не способна воссоединить народ, нацию, как это делала христианская вера, православие.

И по этому пути, пути самопожертвования и служения высшим идеалам, тем общечеловеческим (которые утвердились как русские), нравственным ценностям надо идти и искать уже в новое время опору для русского народа, для других народов страны.

В этом разделе ценно то межрелигиозное сотрудничество, которое установилось у нас в стране за многие годы и даже века. Особенно с исламом. Ведь недаром при Екатерине II был учрежден муфтият в Уфе. И у нас никогда не было религиозных войн.

II. Наша русская культура, наша классика, производное Христианства. Наш Язык — одна из фундаментальных основ существования, развития русской нации.

Это должна быть одна из главных задач — не дать уйти с этой основы, не дать разрушить нашу культуру, не дать изменить, исказить наш язык и сделать нашу нацию вульгарной, дикой, немой.

III. Великая традиция — память народная. Помнить победы, помнить жертвы.

IV. Великая цель рождает великую энергию. Надо сделать понятным, доступным, а главное, высоким представление о том, во имя чего, как мы живём. Мало говорить об абстрактной модернизации, надо обозначить это, как конкретные программы для человека, общества, России. Надо не дать погасить дух созидания, поддерживать эти очаги созидания в семье, поселке, в городе, в коллективе.

Один пример: В.В. Путин проехал по трассе "Хабаровск—Чита". Газеты представили это событие как некую интересную, даже забавную информацию. А ведь на самом деле это великое событие: инженерное, экономическое, транспортное, государственное, геополитическое. Ведь, по сути дела, открывается державная дорога, автотрасса "Москва— Владивосток". Возможно, и ряд других осуществляемых проектов представить обществу как пунктир важных, одухотворяющих дел. Мы предложили министерству транспорта проект "Дорога", в котором расскажем об инженерах, строителях, проектировщиках, транспортниках. Это же подвиг.

V. Ну и, конечно, нужно высокое ободряющее слово, обращенное к русскому народу, русской культуре, русскому языку.

VI. Еще и еще раз надо подчеркнуть, что русский человек, как говорил Достоевский, — "всечеловек", то есть ему близки и понятны все боли и радости мира, окружающих его людей и народов. Мы, русские, — в единой семье народов России, да и мира, не собираемся возвышаться над ними, ни падать ниц, унижаться ни перед какой цивилизацией, ни перед какой-либо страной.

Но гордость национальная, самоуважение, высшее знание и мудрость должны быть нашими национальными чертами. И как писал Игорь Северянин, намаявшись за границей:

Что толку плакать и тужить,

Россию надо заслужить.

Давайте будем пытаться заслужить Россию.

Сергей Загатин Русский дозор

В воскресенье, 23 января сего года, правоохранительные органы разогнали очередную несанкционированную акцию около телецентра Останкино.

Собравшиеся самостоятельно (и более чем наверняка — злонамеренно) организовали спортивное мероприятие, посвященное здоровому образу жизни. Люди с повязками цветов российского имперского флага попытались провести несогласованное собрание, неся в руках государственные флаги РФ и скандируя лозунги: "Один за всех и все за одного", "Русские выбирают спорт", "Русский — трезвый, значит — богатырь".

Милиция задержала организатора спортивного мероприятия и семерых наиболее активных участников. На организатора составлен административный протокол по ч.1 ст.20.2 КоАП России (нарушение установленного порядка проведения собраний), на участников — административные протоколы по ч.2 ст.20.2 КоАП России. Кроме того, на двоих задержанных составлены протоколы по ч.1 ст.3.6 Закона г.Москвы. Материалы направлены мировому судье участка №312 Останкинского районного суда.

Для разгона мероприятия привлекались силы ОМОНа.

Кроме этого, подобная реакция правоохранительных органов на так называемые "русские пробежки", отмечена и в других городах Российской Федерации.

16 января в Туле сторонников здорового образа жизни встретили сотрудники Советского РУВД во главе c подполковником Минаевым и потребовали от них документы. Часть молодых людей была задержана.

18 января сотрудниками МВД предотвращена пробежка в Череповце. Мероприятие, посвящённое пропаганде здорового образа жизни, было признано несанкционированным шествием.

23 января в Обнинске сотрудники МВД задержали 30 молодых русских парней, проводящих "Русскую пробежку".

Новая мода ненасильственного гражданского русского действия — "русские пробежки", похоже, ставит власть предержащих в очень странное положение. С одной стороны, реагировать на акции защитников здорового образа жизни как-то надо, поскольку их участниками являются явные экстремисты, недовыловленные на Манежке 11 января. И вообще, "Русский — значит трезвый", действительно экстремистский лозунг. Например, по отношению к социальной группе "русские алкаши".

С другой стороны, ситуация доведена до откровенного маразма. И, к примеру, сотрудники ОМОНа, выезжающие на пресечение подобных "беспорядков", это великолепно понимают. При этом ситуация в противостоянии ОМОН/центр "Э" — молодёжь, складывается не в пользу первых. Поскольку они не просто вынуждены совершать поступки на грани здравого смысла, но и даже чисто физически не могут успеть за всеми "экстремистами". Есть сведения, что количество переработок в московском ОМОНе за последние два месяца превысило все разумные пределы. Что будут делать городские власти, когда "караул устанет"?

А ведь их предупреждали, что массированное насаждение толерантности на фоне нерешаемых в РФ межнациональных проблем может дать совершенно непредсказуемый результат.

И вот, любуйтесь — почти задавленное и растоптанное русское национальное самосознание в массовом порядке появляется там, где его не ждали — у 13-15-летних подростков.

С тех пор, как гарантированные Конституцией формы прямого народовластия, такие, как референдумы и митинги, стали возможны, только если это разрешенные оттуда, свыше, санкционированные властями референдумы и митинги, народ, в лице своих наиболее активных представителей — молодёжи, постоянно ищет всякие нестандартные способы реализации своих прав и свобод. Переиграть на этом поле старшеклассников — невозможно, пересажать — бессмысленно.

Размах проблемы нечаянно вскрыл депутат Госдумы от "Единой России" Иван Саввиди, который выступил с инициативой, что за экстремистские надписи на заборах или стенах зданий необходимо штрафовать не только их авторов, но и собственника забора (здания).

Разработку своего законопроекта Саввиди объяснил тем, что ни в одном из действующих законов он не обнаружил каких-либо мер, с помощью которых можно было бы пресекать надписи и изображения (граффити), носящие экстремистский характер — в связи с чем "граждане вынуждены ежедневно обозревать такие надписи" практически во "всех населенных пунктах".

Чтобы избавить общество от этого явления, единоросс предлагает дополнить новыми статьями главу 20 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП), в которой предусмотрена ответственность за действия, "посягающие на общественный порядок и общественную безопасность". В частности, депутат считает нужным установить штраф от 500 до 3 тыс. рублей для авторов экстремистских надписей, размещенных "на зданиях, сооружениях, объектах общественного транспорта" и ввести штрафы от 500 до 1 тыс. рублей для собственников и владельцев за то, что они не принимают "мер по устранению" таких граффити со своих "зданий, сооружений, объектов общественного транспорта".

Какие лозунги "Единая Россия" считает экстремистскими, мы уже знаем. Но нет сомнения, что на любые инициативы этой партии русская молодёжь найдёт адекватный ответ — даже если дело дойдёт до подпольных кружков для старшеклассников по противоправному изучению физики и литературы.

Владимир Винников Юрий Кузнецов: вчера, сегодня и завтра

В. АЛЕКСАНДРОВ

Если задаться вопросом, какой из традиций русской поэзии: пророческой (условно, "пушкинской") или воинской (условно, "лермонтовской"), — принадлежал Юрий Поликарпович Кузнецов, то ответ на него может показаться простым, однозначным и бесспорным.

Со времен "Атомной сказки" (1968) и вплоть до предсмертного "Поэта и монаха" (2003) Кузнецов, несомненно, пророчествовал. И его пророчества, подобные пророчествам троянской Кассандры, не то, чтобы шли вразрез с дежурным оптимизмом официальной "позднесоветской" идеологии, а еще вернее — мифологии, но наглядно демонстрировали её беспочвенность и несостоятельность. Впрочем — что здесь было от чувства самосохранения, а что от творческой манеры поэта, сказать уже нелегко, — эта наглядность давалась не напрямую, облекаясь в одежды художественного иносказания, по которым его идейные оппоненты тех времен и пытались "встречать" неудобные для них произведения Кузнецова, который, якобы, "впал в дикую мистику".

Достаточно вспомнить объявленные почти единогласным критическим хором "творческой неудачей" короткие поэмы второй половины 70-х—начала 80-х годов, в том числе посвященную Петру Палиевскому "Змеи на маяке", которая "удостоилась" внимания "самого" Александра Иванова, включившего ссылку на неё в свою "итоговую" пародию на Юрия Кузнецова (не забывайте, это звучало тогда на всю страну в популярных телепередачах типа "Вокруг смеха"):

Блестя оскалами зубов,

Зловещи и легки,

Бесшумно змеи из гробов

Ползли на маяки...

Я шёл, магистр ночных искусств,

Бледней, чем сыр рокфор...

Прочтя меня, упал без чувств

Знакомый бутафор...

А ведь кузнецовская поэма-аллегория, "укрепленная" отсылками к пушкинскому Лукоморью и "Домику в Коломне", была не только прозрачна, но и полностью оправдалась дальнейшим развитием событий: змеи, выползшие вовсе не из гробов, а "из щелей", гасят маяк (помните, "СССР — маяк для всего прогрессивного человечества").

Впрочем, то, что всё творчество Кузнецова конца 60-х—начала 80-х годов было попыткой индивидуального мифотворчества, личностного противостояния совокупному социальному мифу "андроповской" эпохи, сегодня уже практически ни у кого из исследователей его поэзии возражений не вызывает — споры идут лишь о содержании и структуре "кузнецовской" мифологии. Говорят о его "(нео-)язычестве", "модернизме", "античности", "хтоничности" и так далее.

Но если обращаться к поэтическим мифологемам Юрия Поликарповича — например, к воплощенной в стихотворении "Плавник" (1970) и архетипически близкой "Змеям на маяке":

Из земли в час вечерний, тревожный

Вырос рыбий горбатый плавник.

Только нету здесь моря! Как можно!

Вот опять в двух шагах он возник.

Вот исчез. Снова вышел со свистом.

— Ищет моря, — сказал мне старик.

Вот засохли на дереве листья —

Это корни подрезал плавник,

— то становится очевидно, что подобное "смешение стихий", воды и земли, вообще невозможно вне христианского контекста, что оно напрямую отталкивается от евангельской притчи о том, как Господь "ходил по воде аки посуху"...

И вот, когда тревожные пророчества Юрия Кузнецова сбылись, на первый план в его творчестве — возможно, неожиданно для сторонних наблюдателей — вышла уже не собственно "кузнецовская", а христианская мифология, касалось ли это трилогии Детство Христа"–"Юность Христа"–"Путь Христа", или же стихотворного переложения "Слова о Законе и Благодати" митрополита Илариона. Как будто живое слово поэта созрело и разбило изнутри "золотое яйцо" его прежней "мифологии".

Конечно, эту авторскую, поэтическую трактовку ни в коем случае нельзя считать "каноничной" в собственно религиозном смысле. Но и воспринимать её как "еретическую" и подлежащую по этой причине соборному осуждению, — тоже слишком большое упрощение. Это — литературный апокриф, не более, но и не менее того.

В свете поставленного выше вопроса наиболее важным следует считать то, что Юрий Кузнецов тем самым преодолел в себе, казалось бы, неизбывную, непреодолимую дихотомию "воин или пророк", перейдя в новое эстетическое качество, аналогичное христианским святым, которые одновременно и пророчествовали, и сражались за веру. В пантеоне русской литературы XXI века его имя будет значиться одним из первых.

17 февраля в 18.30

в Большом зале Центрального дома литераторов

(Москва, Б.Никитская ул., 53, проезд: ст. м. «Баррикадная»)

Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России

проводит Литературно-художественный вечер,

посвященный 70-летию Юрия Кузнецова

«Родные черты узнавая...»

Билеты бесплатные.

Справки по тел. 625-00-50.

Евгений Ликов Старое доброе эмо-насилие

ГЕРЦОГ СИНЯЯ БОРОДА — УИЛЛАРД УАЙТ, ЮДИТ — ЕЛЕНА ЖИДКОВА. ФОТО В. БАРАНОВСКОГО

Посмотришь порой в небо: "Солнце, зачем оно?" Небо: "К чему?" Звёзды: "Какой вздор!" Это раздражение. До отвращения далеко. До истинного, метафизического пессимизма чувство не добирает градус. Отметим.

В моём заголовке противоречие на противоречии. Разрешим их в единении парадокса.

Недавно был в Большом. Мариинский театр показывал "Замок герцога Синяя Борода" Белы Бартока. Оперу не то чтобы неизвестную, но нынешнему поколению публики незнакомую — давно в Москве не было. Поэтому есть смысл поговорить о том, что в ней такого, что заставляет впасть в анабиоз при прослушивании.

Одноактовка венгерского композитора по либретто Белы Балажа — не пересказ Шарля Перро. Не инсценировка протокола допроса маршала Франции Жиля де Рэ. Не прямое следование Морису Метерлинку, давшему литературную основу оперы. Опус Бартока — нечто четвёртое, имеющее в виду перечисленное и ещё многое. Об этом поговорим.

Барток написал свой "Замок", когда композитору было за тридцать. Возраст для повышенной эмоциональности (см. "эмо-бой") не так чтобы подходящий, но для романтизма — в самый раз. Романтизм же был в моде. С одной стороны. С другой — Метерлинк не так давно получил Нобелевку. А бельгиец — признанный символист (если я ничего не путаю). Значит, и символизм в почёте.

Понятно, что к нобелевскому лауреату обратиться за либретто нелегко. Понятно, что, увенчайся такое обращение успехом, мы имели бы иное произведение. Но то, что вышло, — весьма и весьма неплохо. У Бартока остался мрачный романтизм, композитор усилил символистские акценты букв, написанных под нотным станом.

О чём вообще "Синяя Борода"?

Шарль Перро даёт после сказки две морали. Одна — о вреде любопытства. Мимо Бартока. Плоско, легковесно. Иная — о семейной жизни (см. "гендерные войны"). Уже возле центра мишени.

Дело маршала Жиля де Рэ, прототипа герцога С.Б., предполагает на сцене кровавый триллер. Далеко. Более глубокое прочтение материалов инквизиции даст представление о маге-конструкторе. Демиурге новой реальности. Частной, но претендующей на универсальность. Мы вновь приближаемся к Бартоку.

Символику собственно музыкально-сценического действа (режиссёр спектакля Даниэл Креймер) трогать не станем, сосредоточимся на Перро.

Если сказать, что опера Бартока — о насилии, то это — сказать правду. Насилие выступает здесь в двух ипостасях: в мужской версии оформляющего, сохраняющего, консервативного и упорядочивающего элемента жизни и в женском варианте слепого и всеразрушающего, уничтожающего, но и возрождающего начала мироздания.

Ещё раз: речь идёт не о женском любопытстве, а о жестокости, положенной в основу бытия. И о борьбе двух жестокостей меж собой. Ибо ничего больше нет.

Это уже не антропологический, но метафизический пессимизм!

Как раскрывается данная тема на сцене? Музыкальные линии "оперы о любви" полностью противоречат тем словам, которые произносят герой и героиня. Она уверяет мужа в своей преданности, но нередко её эмоции переходят в визг, выражаемый не голосом, но действием: музыкальному интонационному взрыву соответствует пощёчина. Всегда внезапно. Тогда как герцог спокоен, его "музыка" монотонна, пульсация звуков зачаровывает, мир Синей Бороды примиряет с собой. Это моё чувство — музыкальный теоретик пусть поправит, если я где-то ошибся. Если правок не последует, то скажу, что единственная акция прямого действия со стороны герцога не убеждает. Он борется с женским началом не примитивным и здоровым рукоприкладством!

Юдит, так зовут новую супругу герцога, одержима страстью новаций. Она говорит о том, что отворит все двери, и стены замка содрогнутся, освещённые солнечным светом. Она несёт разрушение, предлагая взамен новый мир. Революция? Ничуть — миф о вечном возвращении. Источник нового — женское, и это — самая древняя, самая архаичная мифология. Самое старое и самое доброе насилие. Впрочем, мужское оформляющее насилие тоже доброе. Но думает ли так сам Бела Барток? Полагаю, нет.

Давайте посмотрим, что представляет из себя жилище герцога?

В его лабиринтах нет солнца, но есть двери, за которыми есть всё же какой-то свет. Для отчётливого понимания происходящего ни на секунду нельзя забывать о том, что всё действие оперы происходит в замкнутом пространстве. Более того — в герметичном мире аристократа-алхимика, некогда ближайшего соратника Жанны д'Арк, а ныне — изувера и колдуна. Он — господин своей "малой вселенной" в силу происхождения, он — лендлорд своего надела.

Надо сказать, что маршал де Рэ был, пожалуй, повеселее Бартока. Француз отдавал отчёт о пределах своей власти, венгр расширяет владения герцога до размеров Вселенной.

Вот женщина ступает по коридорам замка, отворяя двери, и видит за ними мир вместе с его "изнаночной" стороной. Цветы, короны, облака и озёра, сама природа и самое прекрасное (драгоценности) в искусстве окрашены кровью.

Музыка, вообще-то мрачная по преимуществу, в моменты распахивания дверей становится прозрачнее и радостнее, тяжесть титанов сменяется лёгкостью олимпийских богов.

Пустое! Мир утверждается насилием, поэтому ясные тона Барток обрывает новой тяжестью. Барток не любит "синебородый" мир Балажа-Метерлинка, но он, кажется, не представляет, что этот мир — выдумка мрачного финансового гения карфагенян. А вовсе не истина.

Тем временем девушка отпирает замки. Последний — три женщины! Это прежние жёны герцога. Они не мертвы. Они в плену. Данный эпизод можно решить по-разному, но режиссёр приступил к его реализации с незаурядной чуткостью: жёны герцога суть три старухи, что сразу заставляет вспомнить о мойрах. Или о римских парках. И о том, что было бы с последними, победи Карфаген римлян.

Три жены герцога — три пленённые мойры — олицетворяют у Метерлинка утро, день и вечер, то есть служат значимыми маркерами персональной жизни. Утром появилась Лахесис и отмерила нить. Весь день её прядёт Клото. Вечером нить перережет неотвратимая Атропос.

Так будет всегда, пока не наступит настоящая ночь, в недрах которой родится новый мир. Этой ночью символически является Юдит. Не зря на сцене она единственная умирает — финал застаёт герцога с занесённым над женщиной клинком, в то время как три прежние супруги выражают недвусмысленную готовность отдаться "здесь и сейчас", ибо эта готовность — их единственное "всегда" смирившихся с насилием наложниц.

Нет надежды на обновление! Отчаяние композитора было бы свирепым, не будь оно элегически-эмоциональным. Эмо-версией.

Бартоку ничуть не нравится мир победившего Карфагена. Но почему он говорит о той странной культуре, которая для продолжения жизни требует кровавой жертвы, как конституирующей? Почему он утверждает, что образ действия жреца Ваала — единственный верный, нравится это кому или нет? Не знаю. Чувствую страх и отвращение Бартока ко всему миру. Готов сопереживать ему в том, что наша вселенная — тёмный дом, а её создатель — преступный демиург с иссиня-чёрной ближневосточной бородой. Но что-то мешает.

Что же? Веселье греческих богов. Беспечная жестокость Диониса, пусть исступлённая, но творческая. Лёгкость не только добродетелей, но и пороков Олимпа — вот то, что примиряет меня с миром, не знавшим Христа. Строгость римских ларов и пенатов, наконец, близкая доброму насилию.

Барток заблудился? Не думаю.

Да, очень похоже на то, что композитор испытывал страх перед миром Синей Бороды, испытывал к нему отвращение. Да, Барток не видел, куда пойти. Поэтому его музыка титанична, нарочито тяжеловесна там, где он хотел показать всю ничтожность и бессмысленность работы титанов, работы грандиозной, но человеку чуждой (а маршал Жиль де Рэ взвалил на себя воистину титанический труд!). Справедливо и то, что сложной геометрии воображаемого пространства герцогского замка соответствует непростая "геометрия" музыки: титаны были искусными строителями, правда, не в нашем эстетическом каноне.

Барток жесток к зрителю: живородящая Ночь гибнет на сцене. Барток спокоен, но в будущее не верит. Кажется, он говорит о мире, в котором Христос умер, да так и не воскрес.

Проори композитор: "No future!" — мы могли бы отнести его к родоначальникам панк-рока. Но Барток лишь горестно вздохнул. Чувствуя священный ужас мироздания. Видя за светлым ликом природы тёмные маски древних богов. Женских, если что, порождающих лишь дурную бесконечность. Транслируя вовне этот жуткий страх совершенно бестрепетно, безжалостно и сентиментально. Однако мягкое эмо-насилие композитора над слушателем содержит добро. К финалу опуса, думаю, многие готовы сказать: "Карфаген должен быть разрушен".

И это насилие — самое доброе из всех, известных истории.

Поэтому и обращение к произведению Гергиева, и номинация его на "Золотую маску" (вместе с роскошной Юдит — Еленой Жидковой), и показ его давно не видевшей Москве — меня лично вдохновляет. И рождает оптимизма больше, нежели страха и отвращения.

Алексей Касмынин «Все смолкли, слушают Бояна…»

В поисках нового можно двигаться разными путями. Можно до бесконечности перебирать абсурдные концепции, надеясь, что хотя бы одна из них окажется жизнеспособной. Можно метаться от стиля к стилю, вырывая из них компоненты для предполагаемого гибрида, который и будет олицетворять желаемое новое веяние. Можно выражать старое современными способами, как бы окрашивая в современные краски всем давно известные контуры. Путей множество, и на каждом из них встречаются как удачные, так и неудачные примеры.

При этом существует особый путь, который можно назвать органичным. Когда элементы целого не противоречат друг другу, а напротив, дополняют и содействуют созданию цельного образа. При этом финальный продукт не обязательно должен кричать о своей новизне или отличаться какими-то гротескными чертами, призванными привлекать внимание. Но в конечном итоге он сам становится примером, фундаментом для дальнейшего развития и поисков новых форм, поражающим своей внутренней логичной завершённостью и при этом обладающим ненавязчивой новизной.

Одним из примеров такого органичного подхода к поиску нового звучания, без сомнения, является русский концертный оркестр "Боян", в 1993 году удостоенный звания "академический".

История этого оркестра, созданного Анатолием Ивановичем Полетаевым в 1968 году, представляет собой не что иное, как постоянный поиск, борьбу за собственное уникальное звучание, ведь современный "Боян" — это симфонический оркестр с сохранением группы народных инструментов.

Оркестр назван в честь былинного гусляра-сказителя Бояна, чьё имя всплывает в славянской рукописи, датированной IV веком нашей эры. Название подобрано самим Полетаевым и остаётся неизменным с момента создания оркестра.

Смычковые, медные и деревянные духовые, различные ударные инструменты, арфы звучат совместно с русскими народными инструментами, домрами, балалайками, баяном и даже гитарой. Колорит добавляют древнерусские народные духовые инструменты, жалейки, свирели, рожки. Всё это многоголосье создаёт удивительный звук, будто бы рождённый внутри картин Васнецова, пришедший из тишины берёзовых рощ, доносящийся из бесконечно объёмного ярко-голубого неба, раскинувшегося над весенними полями.

Звуку оркестра "Боян" присуща некоторая праздничная сказочность, звуковая панорама постоянно окрашивается перезвоном колоколов и колокольчиков. Этому потоку, сотканному из русской былинности и православной духовности, рукоплескали слушатели не только в России, но и по всему миру.

Где ещё можно услышать фольклорные мотивы, поддержанные мощью симфонического оркестра? Как зазвучат классические оркестровые произведения, если в их звук вольётся тонкая душевность древнерусских инструментов? Как все эти инструменты взаимодействуют друг с другом? Какой становится звуковая палитра? Время показало, что во всём мире находятся тысячи ценителей музыки, желающих получить ответы на эти вопросы.

Несмотря на очевидные творческие успехи и бурные овации, звучавшие во всех уголках земного шара, существование оркестра "Боян", к сожалению, нельзя назвать безоблачным. Его уникальность подчас становится причиной недовольства многих деятелей, заправляющих жизнью в сфере классической музыки. Претензии и требования предъявляются именно к сплаву классической и народной музыки. Выдвигаются ультиматумы, требующие остановиться, наконец, на чём-то одном. Причины? До конца не ясны. Либо кто-то является ярым приверженцем радикального консерватизма в музыке, либо кому-то до глубины души противно слово "Русский" в титуле оркестра.

Это слово попало туда неспроста. Сам создатель оркестра Анатолий Иванович Полетаев ставит перед "Бояном" следующие задачи: "побуждать национальное самосознание, служить народу, просвещать и одухотворять — чтобы слушатели, приходящие на концерты, становились чище, добрее, возвышеннее и умнее". В 1999 году на базе оркестра "Боян" Полетаевым был создан Центр Славянской Музыки.

Такие явления в культурной жизни страны, как оркестр "Боян", не должны исчезать бесследно, ведь именно из них в конечном итоге и состоит полотно культуры, связывающее времена и поколения. То, что слышат зрители, находящиеся на концерте — результат работы, но немаловажен и сам процесс руководства этим необычным оркестром. Полетаеву постоянно приходится сталкиваться с трудностями, вызванными внешними факторами. Это и текучесть состава оркестра, это и попытки сторонних лиц расформировать оркестр, нехватка финансирования, проблем множество. Но в конечном итоге, когда оркестр оказывается на сцене, где нет места отговоркам, проходят блистательные выступления, а это и есть показатель качества руководства.

13 февраля бессменному руководителю и создателю оркестра "Боян" Анатолию Ивановичу Полетаеву исполняется 75 лет. Хочется пожелать ему здоровья и творческих сил, необходимых для продолжения благого дела.

Андрей Смирнов Музон

Роман Неумоев. "Солнечный крест". ("Полдень Music") 2010

С записями "Инструкции по выживанию" всегда не сильно везло — даже эпохальные альбомы записаны и сыграны далеко не идеально. А уж сколько альбомов имеют сегодня хождение в виде файлов, полуофициальных бутлегов, а то и просто слухов — можно долго считать.

В этом отношении "Солнечный крест" ожидает лучшая жизнь, пусть запись и выход пластинки отделяют почти два с половиной года. "Солнечный крест" помелькал в интернете, теперь доступен в нормальной авторской версии. И уже идёт работа над новым альбомом, отдельные номера которого доступны в сети.

Солнечный крест — природное явление (недавним крещенским утром наблюдалось в Москве) и древнейший индоевропейский символ. У Романа Неумоева появляется ещё на альбоме "Армия Белого Света": "Да как солнечный крест — в вышине над тобой".

Пластинка — плод творческого сотрудничества Неумоева и студии "Gammarecords", под руководством аранжировщика и звукорежиссёра Василия Фетисова (г. Печоры). Фетисов выступил в роли фактически продюсера альбома. "Музыкальные композиции, вошедшие в данный альбом, отличаются некоторым академизмом музыкального стиля и элементами симфонизма", — замечает Ромыч. Неизбежно, звук пластинки вызовет большие споры. Думаю, что немаловажную роль в такой, порой, вполне эстрадной подаче сыграло желание звучать мягче, тоньше и убеждение, что не обязательно кричать, дабы быть услышанным.

Неумоев любит удивлять, демонстрировать то, что ему подвластны разные стили и жанры. На его страничке "В контакте" среди любимых аудиозаписей — одновременно лихие сибирские рок-группы и хор братии Валаамского монастыря, Ободзинский и Константин Беляев, "Element of сrime" и Михаил Елизаров.

Так и "Солнечный крест" начинается с "Арктики", вступление которой — словно тема к популярному телесериалу, а заканчивается триумфальным рок-н-роллом "Christ is Risen", где половина текста на английском. Неожиданно. Впрочем, сибирские рок-герои ещё в конце восьмидесятых, в проекте "Мужской танец", доказали, что могут играть рок-н-ролл даже на английском.

При всей разнородности песен — альбом не производит впечатления случайно собранного. Скорее, можно выделить два плана: вечность — время, священная история — сумерки дня сегодняшнего — и их противоборство в душе человеческой. Посему сюжеты Рождества, Горы Елеонской, Тайной Вечери сочетаются с резкими социальными выходами. Молитва св. Саввы Сербского и динамичная история про то, как "мы играем в прятки с криминальным государством", "Благовещение" с чуть ли не гребенщиковскими интонациями и совершенно гениальная "Как хорошо", новая версия "В октябре" и продолжение сотрудничества с поэтессой Анной Макаровой, известной по альбому "Псковско-Печорский венок".

"Солнечный крест" — это такое современное "слово о законе и благодати". Иное дело, что "закон" — сегодня скорее легализованное беззаконие.

Неумоев — по-прежнему боец "повстанческой армии имени Чака Берри", для которого рок-н-ролл — это борьба с земным роком. И жизнь — как чудо и великий духовный поединок.

Ромыч далёк от эскапизма, в чём можно убедиться, посетив его интернет-ресурсы. Например, на сайте "Русский обозреватель" Неумоев регулярно выступает с комментариями по поводу актуальных событий (http://www.rus-obr.ru/users/roman-neumoev).

Последняя запись — о признании Черёмушкинским райсудом Москвы экстремистским "размещённого в интернете изображения футболки с надписью "Православие или смерть!": "Насколько мне известно, лозунг "Православие или смерть" имеет достаточно длительную историю и происходит с Балкан, где его использовали как монахи "зилотского" монастыря на Афоне, так и сербы. Важно, однако, другое: как мне представляется, с помощью подобных "констатаций экстремизма" определенные силы во власти стараются отвлечь внимание общественности от куда более насущных проблем. "Десталинизация", затеянная в последнее время, относится к тому же виду "канализации протестной энергии": как бы ни был значим вопрос о том, что можно писать на футболках и какова роль Сталина — у нас перед глазами вопросы куда более значимые".

Более значимый вопрос для Ромыча — та же Манежная площадь. "Это довольно серьёзное предупреждение кремлёвской власти. Русские люди на грани".

Ромыч строг и весел, непредсказуем и парадоксален. Альбом "Щёточки" — это интерпретация блатной культуры, на пластинке "Rex" программный номер "В мире есть Царь" почти шейк.

И "Солнечный крест" неожиданно радостен, но постоянно напоминает, что "каждый прожитый в этом мире день — это важнейший эпизод происходящей на протяжении всей человеческой истории Великой Духовной Войны. И надо прожить его так, "чтобы не было мучительно больно".

Ну, а здесь идёт Духовная война,

Лёд встаёт, как за стеной стена,

Где же, где же… Звёздная Весна?

Где же ты, Волшебная страна?..

Исраэль Шамир «Мы — не рабы! Мы — арабы!»

Революция в Египте — противоречивый, незавершенный процесс. Ошеломивший своей внезапностью, породивший восторг идеалистов, разочарование скептиков, дающий бесконечные поводы аналитикам, —этот процесс еще продолжается. Многие в России примеряют на нашу измученную, истерзанную Родину одеяния египетского восстания. Мы предлагаем две статьи, не претендующие на целостную картину событий в Египте, с намерением продолжить анализ "египетского взрыва".

Февраль. Достать чернил и плакать?.. А можно взять оружие и выйти на площадь. Так запомнится февраль 2011 — революциями в Тунисе и Египте.

"Мальчишка, люби революцию", — советовал старый капитан герою Бориса Лавренева. Этот совет, который мог бы дать герой и Катаева, и Николая Островского, и Маяковского, приходит на ум, когда думаешь о февральской революции, наконец пришедшей в арабский мир. Трудно вспомнить такую волну энтузиазма, как та, что идет сейчас с площади Тахрир. Прорвалась стихия, восстал народ, и старый режим рушится на наших глазах.

Огромный восторг вести из Каира вызывают в Палестине. Ведь Мубарак был верным союзником Израиля, он караулил входы и выходы из сектора Газа. С ним договаривался Нетаньяху перед нападением на Газу на Рождество 2008 года. Без помощи Мубарака блокада Газы была бы невозможна. В Газе и на Западном берегу — радостные демонстрации поддержки, а режим Махмуда Аббаса разгоняет их вполсилы.

Не меньше радовались палестинцы и падению диктатуры в Тунисе. Тунисский диктатор принял палестинцев после падения Бейрута в 1982 году, и он же позволил израильским коммандос высадиться и перебить палестинское руководство вместе с их женами и детьми.

В Израиле — напряжение. Предстоящее падение Мубарака пугает многих израильских политиков. Они стараются выражаться сдержанно, ведь Египет останется соседом при любой власти, и только политики второго эшелона открыто призывают "спасти Мубарака". Конечно, Израиль хотел бы, чтобы Мубарак правил вечно. Открыто поддерживают Мубарака и члены израильского лобби в Соединенных Штатах. Они давно ненавидели Барака Обаму, сейчас они демонизируют его и говорят, что он "потерял Египет". Удар по Мубараку — это удар по израильскому лобби, удар по сионизму и его союзникам.

Ведь нынешний Ближний Восток сложился вследствие Кемп-Дэвида, исторического соглашения между Египтом и Израилем, заключенного 33 года назад. Этот договор не просто обезопасил южную границу Израиля, не просто нейтрализовал самого опасного врага еврейского государства, но и развязал руки Тель-Авиву для военных авантюр. Без Кемп-Дэвида не было бы войн в Ливане, не было бы нападения на Ирак, не было бы угрозы Сирии. Если Кемп-Дэвид рухнет, Израилю придется всерьез мириться с палестинцами, а не просто делать вид, что идет мирный процесс.

В эти часы все еще неизвестно, чем обернется противостояние в Египте: сдастся ли Мубарак, передаст ли бразды правления своим подручным, зальет ли кровью Каир, победят ли демонстранты. И в любом случае революция — не дело нескольких дней. Но какие-то вещи уже ясны.

Тунис был первым и самым легким звеном для прорыва по ряду причин. Не самая важная страна региона, переход власти не связывался с изменением парадигмы. Огромный аппарат госбезопасности, все потенциальные оппоненты либо в пыточных застенках, либо в изгнании. Бен Али был вполне светским правителем, боролся с религией, разгонял молитвенные собрания, арестовывал религиозных диссидентов, развел семейственность, безоглядно любил Соединенные Штаты. Таких правителей легко менять — так сменили Шеварднадзе на Саакашвили.

Не заметившие этой традиции русские конспирологи задумываются: почему американская администрация не защищает своего верного Мубарака? Не только не защищает, но даже просит, чтобы он ушел поскорее. Конспирологи готовы осудить революцию — раз ее одобряет Обама. В Израиле над этим посмеиваются: "Чтобы сорвать революцию в Каире — пишет в "Гаарец" Даниэла Пелед — нам достаточно выйти на площадь Рабина в Тель-Авиве с лозунгами поддержки".

Американцы хотят сохранить Египет, спору нет. Но они считают, что режим Мубарака слишком непопулярен. Они хотят сменить правителя, создать видимость демократии, но ничего не менять по большому счету. Так машинист выпускает пар из котла, чтобы тот не взорвался; так сбивают сосульки с крыш, чтобы они не свалились на голову в ответственный момент. Не надо судить по восторгу Европы — восторг не показатель.

Ведь и февральская революция в России 1917 года была встречена с восторгом во Франции, Англии и Америке — они думали, что организованная под их управлением революция сделает Россию еще более зависимой. Но пришел октябрь, и их восторги резко поубавились.

Революция Фиделя Кастро была поначалу встречена с энтузиазмом, в частности и потому, что диктатор Батиста был "цветной", а Кастро — "белый". Только потом, когда "белый" Кастро национализировал американскую собственность, отношение к нему изменилось.

Иранская революция 1978 года — сверстница Кемп-Дэвида — тоже вызывала восторг и поддержку в Европе. Поначалу казалось, что с уходом шаха и приходом умеренного либерального лидера Шапура Бахтияра окончилась и революция, но оказалось, что она только начинается. Бахтияр бежал в Европу и там был убит, а власть в Тегеране перешла в руки радикального духовенства. Тут восторги Европы окончились.

В Египте тоже есть свои Бахтияры — Амр Муса, бывший глава Арабской Лиги, или аль-Барадеи, бывший глава МАГАТЭ. Эти кандидатуры устроили бы Америку и Европу, но не очевидно, устроят ли они египтян. Пока Мубарак рассчитывает поставить на свое место начгенштаба или главу разведки — человека, особо близкого к израильской разведке "Моссад". Но трудно поверить, что это удастся.

Вот вам и весь ответ про "цветные революции": революцию надо судить по конечному результату. Революции происходят, когда широкие слои населения хотят сменить власть. Они заключают временный союз и побеждают. А затем начинаются разборки между победителями. Самые богатые хотят меньше всего. Самые бедные хотят больше всего. "Цветная революция" — это революция, остановившаяся на фазе, выгодной американцам.

Пока российские политтехнологи стараются их задержать или срывать, но есть и другой путь — пойти дальше, углубить революцию, не останавливаться на этапе, выгодном американцам. Так поступили Ленин и Мао, Хомейни и Кастро. Это не посмели сделать русские коммунисты в 1996 году и не сумели украинские коммунисты в 2005-м. Посмотрим, удастся ли это египетским исламистам — видимо, только они способны радикализировать революцию.

Действительно, победа исламистов в Египте, Алжире и даже Тунисе весьма вероятна. Когда-то левые партии тоже несли революционный мессидж, но сейчас левые партии стали слишком элитистскими, и народ перешел к поддержке исламских партий. Нас с вами это не должно пугать. Ислам для Востока — как православие для России. Если нас не пугают религиозные православные люди, нам можно не бояться и верующих мусульман. Сколько им захочется набожности — пусть столько и берут.

Но не намазы беспокоят Запад или, скажем, не только намазы. Враждебное отношение Америки ко всем религиям (кроме иудаизма) известно — религия отвлекает от наживы. Америка предпочитает подкупных и подкупленных лидеров. А народы предпочитают лидеров солидаристских, обещающих заботиться о народе, а не о богачах. Дружба с Израилем и Америкой воспринимается народом как признак продажности режима. И тут исламские партии выигрывают. Американцы и их союзники считают, что с исламистами труднее договориться — они не отдадут народные ресурсы, они не полюбят Израиль, они не будут покупать кока-колу и смотреть голливудские фильмы. Поэтому они активно борются с побеждающими исламскими течениями. Их любовь к демократии не заходит так далеко — если на выборах побеждают исламские партии, то лучше диктатура.

Так было в Палестине, где исламская партия ХАМАС победила на выборах, но израильтяне и американцы попросту не признали ее победы. Еще хуже было в Алжире, где исламские партии победили на выборах, но американцы и французы привели к власти военную хунту и залили Алжир кровью. Сто тысяч человек погибло тогда от рук армии и охранки.

Мубарак держался десятки лет потому, что он запугивал Америку призраком победы исламистов. Но, похоже, что эта страшилка перестала срабатывать. В частности потому, что победившая в Турции исламская партия оказалась на редкость вменяемой; не очень дружественной по отношению к Америке и Израилю, но вполне нормальной, практичной, без эксцессов.

Не надо бояться углубления и демократизации революции, расширения ее базы. Настоящие демократы — не те, кто так себя называют, а те, кто не боится народа. В России укоренился страх оранжевых "цветных" революций, но не следует доводить этот страх до паранойи. Народ обычно прав, и его инстинкты верны. Так, в случае самых свободных выборов в России — не придут к власти Касьянов и Каспаров, Новодворская и Немцов. Скорее усилят свое влияние круги, близкие к газете "Завтра". То есть демократии, правления народа нам в России бояться не приходится.

Это верно и для Ближнего Востока. Мы видели несколько лет назад свободные выборы в Палестине — там победил ХАМАС, довольно либеральная исламская партия, противостоящая израильско-американскому диктату. Мы видели свободные выборы в Турции — несмотря на многие годы террора и волны запугивания, к власти пришла умеренная исламская партия, порвавшая с Тель-Авивом. Так и в Египте, как и во всем пост-оттоманском пространстве — побеждают исламские партии, причем побеждают демократическим путем.

В Египте многое зависит от армии. В телеграммах "Викиликс" говорится, что армия должна обеспечить переходный период. Судя по всему, армия колеблется. Руководство страны боится не смены режима, но смены парадигмы, а это весьма вероятная и долгожданная развязка.

Для России это будет еще одним шагом по пути создания многополярного мира, мира, возникшего после крушения Pax Americana.

Комментарий военного обозревателя «Завтра» Владислава Шурыгина:

Я думаю, что в сложившихся обстоятельствах главная ставка США делается на египетскую армию. Точнее, на её высшее руководство.

Нынешний начальник Генерального штаба Египта генерал-лейтенант Сами Энан является одновременно и командующим сухопутными войсками. То есть в одном лице сосредотачивает все рычаги управления армией. При этом Энана характеризуют как убеждённого "янкофила". Энан многократно посещал США, проходил там обучение и стажировки.

Мубарак тяжело болен. По данным сирийских источников, у него рак, и он только в 2010 году трижды негласно посещал США, где проходил курсы лечения. В ходе этих визитов он встречался с различными чинами администрации Обамы и видными конгрессменами, зондируя главную для себя тему — наследование власти в Египте в пользу старшего сына Гамаля. Но американцы уклонились от каких-либо гарантий поддержки. Вместо этого они поставили на Сами Энана. По странному совпадению начало массовых выступлений совпало с очередным визитом Энана в США. По информации из США, смотрины Энана прошли удачно, и в принципе Обама готов принять его как нового лидера Египта. Но…

"Но" заключается в требовании Обамы обеспечить "легитимность" передачи такой власти. Обама против какого-либо "упреждающего" варианта прихода к власти военных. Армия, по мнению Вашингтона, в нынешней мировой политической ситуации может быть только "спасительницей нации от хаоса", но никак не хунтой, захватившей власть.

Здесь и кроется та странная ситуация "пата", которую мы наблюдаем сегодня в Египте. Неделю идут демонстрации и выступления, неделю Мубарак ведёт себя так, словно на улицах не происходит практически ничего страшного; армия, выйдя из казарм, вот уже почти неделю занимается исключительно патрулированием улиц и охраной ключевых объектов, но не спешит напрямую вмешиваться в ситуацию. Ощущение такое, что все стороны-участники просто выжидают чего-то. А точнее — не чего-то, а стратегической ошибки своих противников.

Самое незавидное положение у действующего президента. При любом раскладе ему придётся уйти. Вопрос лишь в обстоятельствах ухода. Если победит оппозиция, то форма ухода будет простой — "чемодан — аэропорт — Нью-Йорк". Если власть возьмут военные — то это согласие на внеочередные выборы и уход под гарантии вчерашних подчинённых на почётную пенсию куда-нибудь за границы Египта. Второй вариант, конечно, предпочтительнее, и поэтому Мубарак сидит в своём дворце, внимательно наблюдая за развитием ситуации. Для подстраховки Мубарак назначил начальника разведки Египта Омара Сулеймана вице-президентом страны, фактически передав ему управление полицией и спецслужбами, которых в Египте целых четыре: "Мухабарат аль-Амма" (Служба общей разведки), "Мухабарат аль-Харбия" (Военная разведка), "Мухабарат ад-Дауля" (Главное управление расследований госбезопасности), "Джигаз Амн ад-Дауля" (Служба госбезопасности). Такая концентрация власти и информации должна, по замыслу Мубарака, "компенсировать" реальную военную силу, которая находится в руках Энана, и вынудить того дать политические гарантии Мубараку и его семье.

Для выхода на политическую сцену военных всё готово, но не хватает главного — повода. Таковым, с большой долей вероятности, станут беспорядки, охватившие страну. "Революция" постепенно из "финиковой" становится кровавой.

По данным сирийцев, за эту неделю в Египет под разными прикрытиями прибыло уже более двухсот американских советников и аналитиков. В генштабе египетской армии развёрнуто несколько групп американских советников, и там же развёрнуто одно из подразделений командования специальных операций, которое специализируется по Северной Африке.

И американцы, и Мубарак, и Энан одинаково боятся прорыва к власти исламистов из оппозиционных и запрещенных ранее партий и движений. Потеря Египта будет стратегической катастрофой для США на Ближнем Востоке. При этом надо учитывать, что сам Мубарак давно уже заочно приговорён исламистами к смерти за беспощадное подавление исламистов в середине 80-х.

Сулейман занимает более гибкую позицию. Его постоянные контакты в качестве спецпредставителя Мубарака в Иране, Сирии и Палестине помогли ему выстроить отношения с исламскими радикальными течениями и партиями. Его можно назвать сторонником умеренной линии и он, при желании, так же мог бы выступить в качестве национального лидера. При этом Сулейман считается одним из самых близких и преданных друзей Мубарака. Что в этом случае перевесит: верность дружбе или прагматичные интересы, — судить трудно. Но выдвижение на роль лидера Энана не сулит Сулейману ничего хорошего. Энан, безусловно, попытается избавиться от такого мощного соперника.

В среде оппозиции также нет явного лидера и устойчивого единства.

Радикальные исламистские группы все эти годы находились в глубоком подполье и не имеют широкой базы поддержки, с которой бы они могли уверенно контролировать улицы. Приехавший в Египет бывший председатель МАГАТЭ аль-Барадеи хотя и известен в Египте, но не имеет никакой реальной политической структуры, на которую мог бы опереться. Эта взаимная слабость и толкает оппозиционеров друг к другу. Но такое единство не долговечно и обречено на раскол. Барадеи — светский человек и сторонник демократии западного типа, а египетские исламисты свой идеал видят в прообразе политической организации "Хизбалла" или турецкой Партии справедливости и развития.

В итоге, на сегодняшний день ни одна из сторон не имеет достаточно сил для удержания власти или же, наоборот, — для её захвата. Отсюда и ситуация неопределённости. На улицах продолжаются беспорядки, но коренного перелома ситуации не происходит.

Чего же ждать?

На мой взгляд, американцы сейчас пытаются повторить сценарий "заморозки" ситуации, аналогичный тому, который был осуществлён в Алжире в 1991 году и в Турции в середине 80-х, когда армия выступила как "стабилизатор" политической ситуации, остановившей прорыв к власти исламистов. В какой-то момент армия может выступить как гарант порядка и законности, взяв на себя роль третьей силы: с одной стороны, не позволяя "исламистам" взять власть, с другой стороны, принуждая Мубарака к уходу без попыток "наследования" власти и зачистке наиболее коррумпированной части египетской элиты.

Георгий Судовцев Апостроф

Владимир Шемшученко. Поэзию чувствуют кожей. — СПб.: Всерусскiй соборъ, 2010, 200 с., 1000 экз.

Творчество Владимира Шемшученко, уроженца Караганды, а ныне — жителя окрестностей российской "северной столицы", никогда не было поводом для каких-то литературных дискуссий. Видимо, из-за того, что такие внешние дискуссии предполагают в поэте отсутствие дискуссии внутренней, чёткость и однозначность высказанной им позиции — ту "печку", тот тезис, от которых можно "плясать" дальше, нечто, наподобие "Что-то физики в почёте, что-то лирики в загоне..." Бориса Слуцкого, или "Я пил из черепа отца..." Юрия Кузнецова. А Шемшученко постоянно спорит с самим собой, постоянно в себе самом не уверен, постоянно сам себя опровергает — и это черта не столько даже личностная, сколько "поколенческая".

Донос. ОГПУ. Расцвет ГУЛАГа.

Руби руду! Баланду съешь потом...

Мой дед с кайлом в обнимку — доходяга.

А я родился... в пятьдесят шестом.

Война. Концлагерь. На краю оврага

Эсэсовец орудует хлыстом...

Отец с кайлом в обнимку — доходяга.

А я родился... в пятьдесят шестом.

Орёл двуглавый. Гимн.

Трёхцветье флага.

С нательным в новый век вхожу крестом.

Бескровно под пером скрипит бумага,

Ведь я родился... в пятьдесят шестом.

Но тут же:

...Я бы вырвал по плечи руки

Тем, кто сбросил с Кремля звезду!

Или вот еще иное, считающееся уже "политически программным" для автора:

Империя не может умереть!

Я знаю, что душа не умирает...

Империя — от края и до края —

Живёт и усечённая на треть.

Оплаканы и воля, и покой,

И счастье непокорного народа.

Моя печаль — совсем иного рода,

Она созвучна с пушкинской строкой.

Пусть звякнет цепь, пусть снова свистнет плеть

Над тем, кто воспротивится природе...

Имперский дух неистребим в народе,

Империя не может умереть!

Такая "внутренняя смута", душевная разорванность, недовольство самим собой — преобладающая интонация в поэзии Владимира Шемшученко. Его стихи, подобно хлебниковским в интерпретации Николая Гумилёва, тоже кажутся "обрывками какого-то большого, никогда не написанного, эпоса". Только "эпос" этот исходит из внутреннего "я" поэта, то есть не может быть эпосом по определению. Цитаты из Блока, Пастернака и Мандельштама, щедро встроенные автором в тексты своих произведений, лишний раз подчеркивают его родство с "серебряным веком", и редко-редко, в единичных, исключительных случаях у Шемшученко появляются гармоничные, проникнутые любовью и радостью строки:

Кучевые плывут облака,

Словно парусный флот над Россией.

Белый цвет растворяется в синем —

Голубеет на плёсах река.

Лебедь крыльями бьёт по воде.

Капли жемчугом в небо взлетают.

Васильки на лугах расцветают —

Ты таких не отыщешь нигде.

Петушок поторопит зарю,

Из кустов соловей отзовётся

И услышишь, как сердце забьётся...

Приезжай, всё тебе подарю!

Но у него же встречаем "соловьиную сволочь", а чистосердечное признание "Любил я блатные словечки / И драки — квартал на квартал" — рядом с таким же чистосердечным признанием: "Я с детства ненавижу драки..." Кажется, когда-то давно, еще при советской власти, такое называлось "амбивалентностью". Кстати, вполне присущей малым жанрам любого фольклора (сравните, например, русские пословицы "Яйца курицу не учат" / "И на старуху бывает проруха").

Поэтому совсем уже не удивительно, когда автор, десятки, если не сотни раз говорящий о своей вере в Бога, заявляет:

Если веру вчерашние топчут друзья,

Если память — лишь кровь под ногтями Руси,

Принимаю в наследство закон бытия:

Не бойся!

Не верь!

Не проси!

Почему эти заповеди лагерного бытия вдруг оказываются у поэта "законом бытия" вообще, как они соотносятся с христианскими заповедями "бояться Бога", "верить в Бога", "просите и дастся вам"? — вряд ли кто разъяснит. Спишем всё на поэтические вольности, разного рода допущения и домыслы.

Впрочем, настоящей "визитной карточкой" Владимира Шемшученко для подавляющего большинства читателей уже давно стали совсем другие, исполненные истинной боли и горечи, строки:

После дружеской пирушки,

Застирав вино и кровь,

Спят усталые игрушки:

Вера, Надя и Любовь.

И поневоле тянется рука к Евангелию, чтобы лишний раз убедиться: нет, никуда еще не исчезли слова апостола Павла: "А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь, но любовь из них больше" (1 Кор. 13:13).