/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 913 (20 2011)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов -- Свастики начинают поход

Во Львове в День Победы толпа молодых бандеровцев в масках, с факелами набросилась на процессию стариков-ветеранов. Выхватывала из их рук алые цветы. Топтала красные флаги. Срывала с кителей боевые награды и георгиевские ленты. Выкрикивала фашистские лозунги. А потом сгинула, оставив на земле осквернённые знамёна, растоптанные тюльпаны, рыдающих от бессилия стариков.

Это не первая на Украине, в Прибалтике, в странах Европы, в самой России вспышка фашизма. В сорок пятом в Берлине советские танки проутюжили имперскую канцелярию, вдавили в обугленную яму кости сожженного Гитлера, чтобы он больше никогда не поднимался из своей закопчённой могилы. Его челюсть с пломбированным зубом доставили в Кремль, и Сталин долго рассматривал кость врага, лежащую на его кремлёвском столе. Но тайными силами истории из пломбированного зуба Гитлера, как из зуба дракона, восстал сам фюрер. В XXI веке он ведёт отряды штурмовиков на покорение мировых столиц. И вот уже разрушаются памятники победителям в странах Восточной Европы, в Грузии и Прибалтике. Ветераны СС с чёрными крестами маршируют под знамёнами фашистских легионов. А либералы, ненавидящие всё красное, изумлённо хлопают глазами и дивятся, почему начинает шевелиться пепел в печах Освенцима и Майданека?

Львовская вспышка — лишь один из примеров того, как происходит стремительная фашизация мира. Уровень антисемитизма в Европе и Америке достигает запредельных отметок. Политики Европы открыто признают крах мультикультурной стратегии. Когда нашествие выходцев из Африки, Ближнего Востока и Пакистана привело не к новой интернациональной культуре, а разрушило старые европейские корни и вызвало череду кровавых нарастающих конфликтов.

Прозорливые политологи предсказывают, что ещё при нашей жизни в Европе и Америке возникнет целая плеяда фашистских государств. Всё красное, советское, сталинское, всё русско-победное становится мишенью фашистских атак. И на этом фоне десталинизация, придуманная Федотовым и поддержанная Кремлём, выглядит чудовищным просчётом российских либералов, которые помимо воли, затаптывая Сталина, выращивают Гитлера.

Десталинизацию можно рассматривать как пропагандистское и идеологическое прикрытие гитлеровского плана "Барбаросса", предполагавшего уничтожение красной страны, красного вождя и красного народа. Федотов, при всей своей микроскопичности, играет роль Геббельса, который сопровождал своей пропагандой нашествие фашистских легионов на сталинскую Россию.

Смехотворны попытки кремлёвских идеологов, которые, как аптечные провизоры, пытаются пинцетом выхватить из недавней истории всё, что им кажется злокозненным и ненужным. Пытаются отделить Сталина от Победы, народ от советского строя, Гагарина от советской цивилизации, проторившей путь в космос.

Если когда-нибудь на территории России запылают фашистские крематории, следует внимательно рассмотреть их чертежи и, быть может, среди архитекторов, сконструировавших эти печи XXI века, мы найдём немецкое имя "Fedotoff".

Сегодняшний мир, попавший в чудовищную западню, находящийся в объятиях кризиса, вступил на роковое перепутье. Клубящаяся народами планета задыхается от нехватки хлеба и пресной воды. Прокатываются конвульсии революций. Бушует сорвавшаяся с основ стихия. Взрываются атомные станции. Самолёты бомбят города. Кризис, который переживают сегодня люди, — это кризис либеральной модели, предложенной человечеству и создавшей невыносимые условия для существования человека, машины или полевого цветка.

В недрах либерального мира зреет убеждение, что фашизм является радикальным средством, оберегающим планету от краха. Сброс нерентабельных народов. Зачистка нерентабельных континентов. Подавление стран, требующих своего участия в регулировании мировых процессов. Возрождение евгеники, делящей народы мира на полноценные и ущербные. Создание генетического и биологического оружия, способного сметать с земли целые расы, оставляя плацдарм для золотого миллиарда. Насилие как средство управления миром. Мировая война как средство разрешения скопившихся противоречий между богатством и бедностью. Вот питательная среда, из которой вырастает глобальный фашизм.

Встречный процесс — глобальный протест масс. Взрыв мировой исламской революции. Появление левых режимов в Латинской Америке. Человечество видит своё спасение в новом социализме, устанавливающем в масштабах планеты принцип справедливости, делающий этот принцип универсальным. С помощью этого принципа регулируются не только мировые доходы, не только потребление ресурсов и энергии, но и отношения друг к другу людей, стран, религиозно-культурных устремлений, отношения машины и природы, машины и человека. Идёт отказ от слепого животного потребления. Человечество превращается в могучую творческую силу, в тысячу раз увеличивающую возможности земной жизни.

Схватка нового социализма и нового фашизма неизбежна. Авангардные бои этой схватки распространяются по всей планете. Львовское побоище — лишь один из этих примеров. Будущий Сталин и будущий Гитлер ещё встретятся на мировом поле брани. Роковое сражение ещё впереди.

С кем же окажется Россия в период этой схватки? С кем окажется страна, которая в середине XX века принесла Христову жертву, вырвала человечество из чёрной дыры фашизма, водрузила над фашистским гнездовьем алое знамя Победы?

Сегодня в России происходит всё та же схватка. Между фашизмом, который, как чёрный дракончик, вылупился из драгоценного яйца Фаберже, и социализмом, который проявляется в необратимом росте сталинизма, в превращении Победы в религиозный культовый русский праздник. Мессианский русский народ, несущий в себе пасхальную мировую идею воскрешения, народ, из века в век встающий на пути мирового зла, лучезарный народ-победитель подвергается сегодня невиданной атаке тьмы. Русских убирают с земли, уменьшая их численность на миллион в год. На территории России действуют "фабрики смерти", сквозь которые пропускается русское население, как в своё время евреи пропускались сквозь концентрационные лагеря Бухенвальда и Треблинки. В этих "фабриках смерти" русский народ спаивается. Отравляется наркотиками. Заражается чудовищными болезнями. Сквозь "телевизионные фабрики смерти" пропускается русская молодёжь, которую превращают в дебилов, идиотов и духовных калек, оторванных от победных корней отцов и дедов.

Сопротивление русских проявляется в том, что всё большее число людей, оборачивая очи вспять, понимают космическую красоту и величие своей утраченной красной родины. Всё большее число людей смотрят на бриллиантовую сталинскую Звезду Победы как на звезду путеводную. Русский вождь уже среди нас. Ещё не узнаваем в толпе молодых людей, которые входят в университетские двери, в ворота храма. И где-то в этой толпе, ещё не знакомый с вождём, живёт другой русский отрок — тот, кому судьбой суждено поднять над Кремлём красное знамя Победы.

31 мая, во вторник, в 19-00 по адресу Новая площадь, д.3/4, подъезд 7д, (здание Политехнического музея), в книжном магазине "Циолковский" состоится презентация нового авангардного романа Александра Проханова "Алюминиевое лицо". Проезд до ст. метро "Лубянка", "Китай-город".

-- Табло

+ Посещение Дмитрием Медведевым телекомпании РГТРК накануне его "прямого эфира" 18 мая было отмечено несколькими знаковыми моментами. Президент РФ, ранее говоривший о том, что "нашей стране двадцать лет", начал свои поздравления с заявления: "Двадцать лет в истории нашей страны — не такой большой срок". Кроме того, отвечая на вопрос о создании Путиным и "Единой Россией" Общероссийского народного фронта и назвав ОНФ "предвыборной коалицией", организованной для сохранения власти одной партией, Медведев предсказал аналогичные шаги со стороны других партий. Что незамедлительно было осуществлено им путем выдвижения миллиардера Михаила Прохорова в лидеры партии "Правое дело", которая после реорганизации должна "оторвать" от "медведей" большинство "среднего класса", как в мегаполисах, так и в регионах-донорах. Волна критики в адрес "партии власти" будет нарастать не только справа и слева (гораздо большую степень свободы в этом отношении получат и коммунисты, и "эсеры"), но также изнутри, чтобы добиться её раскола (в этой связи новый смысл приобретает отставка Юрия Лужкова). Сверхзадачей всех этих изменений является максимальное снижение результатов "Единой России" на парламентских выборах 2011 года и "выдавливание" Путина из президентской кампании-2012, утверждают эксперты СБД...

+ Увольнение водителя главы МЧС за угрозы "прострелить голову" водителю, не уступившему дорогу, и реакция Сергея Собянина на предложение префекта Центрального административного округа столицы Сергея Байдакова установить платную парковку на территории ЦАО являются составными частями специальной информационной кампании по созданию образа "правильной" власти, которая борется против "неправильной", сообщают наши источники в околоправительственных кругах...

+ Во второй половине текущего года "Газпрому" предстоит пережить трудные времена в связи с резким сокращением экспорта и очередным ужесточением позиции Украины по транзиту российского "голубого золота" в Европу, поскольку все основные потребители, включая "нэзалэжную", закачали в свои хранилища примерно трех-четырехмесячные резервы данного энергоносителя, что должно помочь им совместными усилиями к октябрю-ноябрю, накануне парламентских выборов в РФ, "поставить на колени" крупнейшую российскую "естественную монополию", такая информация поступила из Лондона...

+ Падение обменного курса белорусского рубля не вызвано "крахом экономической политики Лукашенко", как утверждает подавляющее большинство средств массовой информации, и является достаточно грамотной попыткой "батьки" связать излишнюю "предвыборную" денежную массу, оказавшуюся в руках населения, передают из Минска...

+ Предупреждение госдепартамента США в адрес "постсоветских" государств Средней Азии о возможности повторения в них "арабской весны" рассматривается местными политическими и экономическими элитами как недвусмысленный "предупреждающий выстрел" со стороны официального Вашингтона, стремящегося не допустить в этом важнейшем с геостратегической точки зрения регионе усиления позиций КНР и восстановления российского влияния, утверждают наши источники в Астане...

+ "Цена вопроса", связанного с арестом главы МВФ Доминика Стросс-Кана в нью-йоркском аэропорту Кеннеди по подозрению в попытке изнасилования горничной гостиницы "Софитель", исчисляется не только в сотни миллиардов долларов (делами МВФ теперь будет управлять представитель США и J. P. Morgan Chase Джон Липски), но и политической карьерой Николя Саркози, которого социалист Стросс-Кан, считавшийся безусловным фаворитом президентских выборов 2012 года во Франции, в узком кругу неоднократно обещал "вывести на чистую воду", сообщают из Парижа...

+ Согласно информации из Токио, неожиданное закрытие крупнейшей в Японии АЭС "Хамаока" — якобы из-за сейсмической угрозы — подтверждает конструкционные изъяны этих станций, построенных по американским проектам, и вызовет очередной всплеск цен на "традиционные" углеводородные энергоносители...

+ Прошедшая по интернет-каналам дезинформация о признании Россией "переходного правительства" Ливии была призвана сорвать визит делегации от Каддафи в Москву, сообщают инсайдерские источники...

Денис Тукмаков -- Религия Победы

Сын спросил меня: "Что такое Победа?" Захотел узнать о той войне. Как объяснить ему — мне, не воевавшему? На каком примере? У нас у Вечного Огня расхаживают полицаи, а поле древней битвы застроено коттеджами. И я повез сына в Белоруссию. Там она осталась, Победа. Не изъята из ландшафта, не вытравлена из жизни. Там ты ходишь стопами по истории, полной горя и триумфов. Там и сегодня люди своим трудом, своим стоянием ежедневно утверждают Победу.

Что такое религия Победы? Это наша вера и смысл жизни. Это наш стержень — вынь его, и нет никакого русского народа. Это молчаливое согласие миллионов, которым не нужны слова и жесты, чтобы, стоя у древней крепостной стены или взорванного дота, переглянувшись одним взором, ощутить единое, общее для всех нас родное чувство.

Мы неслись сквозь русскую разруху; по сторонам Старой Смоленской дороги стояли остовы погибшей советской цивилизации: руины заводов, коровников, домов культуры, станций мтс. В их изъеденных временем колоннадах угадывалась грация Парфенона. Сын спросил: "Это с войны?" Я кивнул: с войны. И сейчас — война. Враг у стен Кремля. Оккупация, деградация, смерть. Победа кажется невозможной. Что способно выхватить целый народ из червивой гибельной пасти? Какое чудо должно произойти?

Победа 45-го была чудесна — свершилось невозможное, немыслимое логически-расчетливым умом: мы одолели всесокрушающую общеевропейскую машину вермахта. Верили, надеялись? Еще бы. Но Победа казалась реальной будто бы в ином каком-то мире: требовалось перемолоть весь беспорядок вещей, восставший против нас. Мир сгибала, давила, корежила гибельная сила — и нужно было выправить его, излечить, расправить. Требовалось чудесное вмешательство в гибнущую реальность — и оно произошло. Русский народ принес такую жертву, после которой миру оставалось лишь воскреснуть вновь. Мы были кроваво-красными тельцами Истории, залатавшими зияющую рану. Через русских раз за разом в мир приходит спасение.

Истра, Вязьма, Смоленск, Витебск, Полоцк… То ли поступь победы, то ли версты беды. На братских могилах годы гибели — 1941-й и 1944-й — перемешаны: русские кости с русскими костями. В одну сторону — "бесконечные злые дожди", в обратную — "расцветали яблони и груши". Под Полоцком, на веселых пригорках, на беременных железом холмах, в сдавленных от вспученной почвы окопах сын проводил мыском по песку и находил то гильзу, то осколок снаряда. Целился из разорванной амбразуры в западный берег — и вдруг падал ниц, точно уклоняясь от шквального огня.

Победа бесценна. Заплатить за неё можно любую цену. Она искупает все жертвы. "Воевать до последнего русского" — это не издевательство, а тотальная необходимость. Потому что поражение и плен для русских страшнее смерти. Потому что в поражении и плену русский перестает быть русским. А если ты был кем-то, а теперь никто, то и жить не стоит. Если утрачен смысл, ради которого нужно рожать детей, то не все ли равно подыхать?

Мы ехали в край, где погиб каждый четвертый. Раз-два-три — четыре. Раз-два-три — четыре. Чтобы понять это, мы играли в злую игру: вычеркивали из уличных толп каждого четвертого, не различая — ребенка в коляске, полногрудую девицу, атлетично сложенного мужчину, сгорбленного старика… В Хатыни глубокий дед беспокойно плакал на наших глазах, будто моля о прощении, а сверстники сына, в форме, с выправкой, отдавали нам салют, улыбаясь безмятежно.

Всякая русская Победа метафизична. Это всегда одоление Зла, Тьмы, Смерти. Любой враг — супостат, исчадье ада. Любой враг жаждет стереть нас с лица земли — для того он и приходит на нашу землю, прется по Старой Смоленской дороге, будто маслом ему тут намазано. Всякая русская война идет не ради рынков или проливов, а потому, что, не победив, мы впустим в мир грех и мрак смертельный. Одолевая эту мерзость, мы участвуем в божьем замысле обустройства бытия. Победа придает всему Русскому бытию вертикальное измерение, и оно упирается вершиной в небо.

На линии Сталина, среди брустверов и капониров, всматриваясь в открывшуюся даль, в поля, ленту шоссе, сын учился понимать, что значит священное желание ни за что не отдавать чужим такую красивую землю. Окопы, плацы, высоты этого громадного историко-культурного комплекса были заполонены белорусскими детьми. Они облепили военную технику — от сорокапяток до С-300, — свезенную сюда со всей республики. В мельтешении детских курточек, в муравейнике юных тел сквозила такая любовь, которую невозможно привить ленточками, обвязанными вокруг зеркала заднего вида "Мицубиси Паджеро", купленного в кредит под 26 процентов годовых. Сын потребовал зарядить "калаш" и пальнул из него в мишень, не страшась грохота. Рядом немец-турист, потянувшись к MP44, потребовал наушники.

Победа 45-го сегодня означает для нас восстановление попранных имен и понятий. Она светит, и ошибиться в пути невозможно. Неправы те, кто считает, что мир разноцветен. На самом деле, есть только черное и белое — особенно на войне. Есть присяга и приказ, вот и всё. В московских гостиных можно долго, муторно рассуждать о том, что следует вникнуть в душу власовца, разобраться в душевной организации предателя, не рубить с плеча голову коллаборациониста… А у стен Брестской крепости всё гораздо проще. Здесь — наши, там — враги, и если ты оказался там — ты чужой. Судьба заставила? Значит, не судьба.

Стоишь, читаешь на деревенском обелиске: "Агафонов Д. А., Агафонов И. А., Агафонов, М. А., Агафонов П. А., Агафонов Ф. А…" — и перед тобой разворачивается вселенская история борьбы добра со злом. Глядишь на Парад в Минске — он был, как солнце, искренний и щедрый — вот ты уже и причастился. Всматриваешься в "иконостас" на груди старика — и лики на орденах и медалях для тебя подобны образам святых угодников.

Святые религии Победы — это герои войны: советские, красные, всякие. Они столь же святы, как и христианские мученики, потому что головы сложили за одно и то же. Храмы религии Победы — памятники в каждом селе и Вечные огни на площадях городов. Службы — парады. Священство — ветераны. Двунадесятые праздники — даты взятия вражеских столиц. Драгоценные книги — скрижали с именами павших. Акафисты — песни войны. Ну а тризны — они и есть тризны.

Чтобы вынести Ленина прочь из России, нужно разрушить Саяно-Шушенскую ГЭС. Чтобы лишить народ Сталина, требуется изничтожить каждый восстановленный после войны город. Светлый, привольно раскинувшийся Минск — это Сталин. Стертый с лица земли, заново отстроенный как город-сад, город новой благодатной жизни, в котором суждено жить народу-победителю. Проспекты и скверы легли на истерзанную землю, словно пластырь на рубец от войны. Запечатали дух разрушения, раскрасили в цвета гарь от боев. И стали жить-поживать — до следующей беды.

Религия Победы объединяет эпохи и народы, времена и пространства. Каждая русская верста на запад пропахана колесами сразу нескольких войн. Щербатая крепостная стена, выдержавшая за пять веков пять осад, сильнее, чем списки династий, скрепляет русскую историю. Та великая Победа 45-го стала возможной благодаря невиданному сплаву людей, энергий, надежд сотен миллионов. Порыв к ней объединил Жукова и Деникина, работягу и профессора, зэка и конвоира, русского и грузина. Благодаря ей случился синтез всего общества — синтеза этого хватило на полвека.

У стен Смоленска сын читал на мемориальных досках названия полков и дивизий, оборонявших город в 1812-м и штурмовавших его в 1944-м — и восторженно произносил название древней башни, сдержавшей на год поляков, — "Громовая!" На Соловьевой переправе советский монумент соседствовал с церковью в память героев первой Отечественной — и не враждовали звезда с крестом. В Витебске осколки от немецкой авиабомбы по-прежнему уродуют стелу с двуглавым орлом. Под Молодечно воздух, кажется, до сих пор пропитан газами Первой мировой и гарью июня 41-го.

Победа — сколько бы предательств ее памяти ни произошло — до сих пор оберегает нас, наше место в мире, наше право на будущее. Отрицание Победы, Сталина, роли коммунистов — это отрицание нынешних границ России, ее атомного оружия, ее места в Совбезе ООН. Но каждый век нужно заново доказывать право на Победу. И она снова случится — даже сегодня, даже в кромешной тьме. Русская Победа неизбежна!

Сегодня в Белоруссии царит уныние. Жить стало тяжело. Хуже всего — страх неизвестности: что случится завтра, как кормить детей, что нас всех ждет? Белорусы клянут власть; стиснув зубы, они упорно карабкаются к жизни. Как и мы — но им проще: в Белоруссии нет Чубайса и Федотова, Абрамовича и Сванидзе. Их могут прижать к стенке цены на топливо — но никто не бьет их наотмашь десталинизацией. Победа остается с ними, никто ее не отбирает. И оттого — белорусские поля распаханы, дороги идеально ровны, заводы работают, а улицы чисты.

Дожди сменились праздничным солнцем. В яркий день 9 Мая твердо верилось, что смерти нет. Мой сын вернулся из Белоруссии взрослее. Я спросил его: "Что такое Победа?" И он ответил: "Это когда все становится по справедливости". И добавил: "Надо брать оружие и наводить порядок, бить плохих и спасать хороших. Кому ж еще этим заниматься, как не нам?"

Сергей Бабурин -- Боец невидимого фронта

Создание "народных фронтов" всегда рассматривалось как очень важный и значимый индикатор политических процессов, идущих в современном обществе. Причем до нынешней путинской инициативы это всегда были действия тех сил, которые были ущемлены в обществе, ограничены в политических ресурсах и отстранены от власти.

Но представители действующей власти никогда не создавали и даже не пытались создать ничего подобного — в силу хотя бы того, что такой политический инструмент, как "народный фронт", им для защиты своих интересов, достижения своих целей и решения своих задач был совершенно не нужен. Для этого им вполне хватало других, государственных и партийных, инструментов.

Я не думаю, что провозглашение "народного фронта" нашим национальным лидером, действующим премьер-министром и лидером правящей партии каким-то образом связано с тем, что какие-то оппоненты ущемляют его интересы, ограничивают его политические ресурсы или отстраняют его от власти.

Поэтому создание ОНФ, на мой взгляд, означает, прежде всего, то, что механизмы правящей партии сгнили, что они не только перестали отвечать потребностям общества — они этим потребностям, в общем-то, всегда отвечали очень слабо и случайно — теперь они препятствуют выживанию тех, кто связал с этой партией свою судьбу.

Многие в связи с созданием Общероссийского народного фронта вспоминают Фронт национального спасения, который мы создали в октябре 1992 года, проводят определенные параллели и аналогии между этими политическими структурами. Я не могу считать такие параллели и аналогии в должной мере корректными и обоснованными.

Ведь задачей Фронта национального спасения было именно национальное спасение — спасение страны от чудовищного антинародного и антинационального режима, который сформировался при Ельцине после гибели СССР.

Против чего будет выступать ОНФ не ясно ни из заявления Путина, ни из опубликованного проекта декларации этой политической структуры. Что мы там можем прочесть? "Наша цель — построение сильной, демократической, суверенной России. Страны с рыночной экономикой, основанной на принципах свободы и поддержки предпринимательства, конкуренции, социального партнерства, ответственности работодателей и надежной защиты прав трудящихся. Общества свободных и успешных людей, построенного на ценностях равенства прав женщин и мужчин, взаимоуважения и гражданской солидарности представителей разных религий, национальностей, поколений и видов профессиональной деятельности". Хорошо, пусть так. Но кто мешает строить такое общество и такую страну. В чём отличие ОНФ, скажем, от "Единой России", которая провозглашает практически те же самые цели? Что это за фронт без четко проведенной линии фронта?

В советское время было такое очень известное словосочетание: "боец невидимого фронта". Так называли кадровых сотрудников КГБ, к числу которых относился и сам Путин. Наверное, это обстоятельство тоже сыграло свою роль в том, как была "подана” его инициатива. Но в целом Общероссийский народный фронт, создаваемый "Единой Россией", не может быть ничем иным, кроме как её переизданием, новой, "улучшенной и расширенной" версией политического союза бюрократов (во многом коррумпированных) и олигархов (во многом криминальных). По-другому просто не получится. А если вдруг и получится что-то другое, то это будет вообще полный цирк, причем без антракта.

Я лично еще мог бы понять действия "Единой России", которая сейчас "окучивает" процесс создания Общероссийского народного фронта, только если в результате этой инициативы лидер двух этих структур, то есть Владимир Путин, пойдёт на созыв Конституционного собрания для полного изменения политической системы нашей страны. Включая упразднение нынешней Государственной думы и Совета Федерации, как тех государственных институтов, которые стали работать на холостом ходу и привели российское гражданское общество в состояние кризиса.

Сегодняшняя ситуация, я в этом убеждён, требует мобилизации всего российского гражданского общества — но не для спасения "Единой России", а для борьбы против неё, против её разрушающего тлетворного влияния.

Именно поэтому наш Российский Общенародный Союз и многие наши единомышленники из других политических и общественных организаций провозгласили создание национально-патриотического фронта под названием "Державный Союз России". Нам очень жаль, что российское общество накануне грядущих социальных потрясений, которые абсолютно неизбежны, отвлекается на пустышки типа этой волгоградской инициативы действующего премьер-министра.

Максим Калашников -- Провальное «дело Навального»

Возбуждённое против Алексея Навального уголовное дело лично я расцениваю как пиар-акцию, направленную на то, чтобы сделать его более популярной политической фигурой в российском обществе. Обвинения, выдвинутые против Навального, можно назвать несерьёзными и даже смехотворными. Над ними смеются, кажется, даже лягушки в Останкинском пруду.

Ясно, что в суде подобное "дело" развалится, но оно будет удобным поводом, чтобы придать ему образ человека, пострадавшего от "неправедной власти". И до этого с Навальным был похожий случай, когда людей, вроде бы перечислявших ему деньги на проект "Роспил", обзванивали неизвестные от имени движения "Наши" и угрожали им разными неприятностями. Я не слишком высокого мнения об интеллектуальных способностях лидеров и участников околокремлевских молодёжных движений, но настолько бессмысленная акция — это чересчур даже для них. Были и другие моменты, связанные с Навальным, где уши пиар-технологий торчат весьма откровенно. То есть ситуация с данным уголовным делом — далеко не первая и, полагаю, далеко не последняя в этом ряду.

Разумеется, возникает вопрос: ради чего всё это делается? И ответ на него достаточно прост. Навальный — пожалуй, самый перспективный из деятелей либерального лагеря, к тому же, работающий в "национально-демократической" нише. Даже я, по своим идейным и политическим убеждениям полный антипод Алексея, в целом очень хорошо отношусь к его антикоррупционной деятельности и с удовольствием посмотрел бы, как он будет работать во главе одного из государственных антикоррупционных институтов — например, Федеральной антимонопольной службы, Счётной палаты или восстановленного Народного контроля.

Но с идеологической точки зрения он — типичный квазилидер, который, не спорю, грамотно и даже талантливо выпячивает второстепенные моменты коррупционных схем, но совсем не затрагивает их социально-экономического фундамента, а именно — процесса приватизации 1990-х—2000-х годов. Результаты этой приватизации для него — такая же "священная корова", как и для Путина с Медведевым, и для Каспарова с Немцовым. То есть он борется с последствиями, а не с причиной.

Он молчит о "чудесах" приватизации "по Чубайсу", он молчит о "чудесах" залоговых аукционов, о "чудесах" пирамиды ГКО, о "чудесах" с российским внешним долгом, о "чудесах" со Стабилизационным фондом и его "наследниками" и так далее, и тому подобное. Он вообще никак не касается либерального геноцида 90-х годов, когда в ходе так называемых рыночных реформ в нашей стране было создано общество чудовищного социального расслоения, когда всего 0,2% российских семей обладают 70% национального богатства, и только 30% приходится на долю остальных 99,8%. Более того, он Егору Гайдару поёт осанну, и не только потому, что дружит с его дочкой Машей и вместе с ней работал у губернатора Кировской области, известного правого либерала Никиты Белых.

То есть для меня "проект Навальный" — это в каком-то смысле уменьшенный и модернизированный "проект Ельцин", "проект Ельцин-2". Если вы не забыли, то Ельцин в конце 80-х шел к власти на волне просто бешеной критики привилегий советской номенклатуры, государственной и партийной, на трамвае ездил, в районную поликлинику ходил, обещал лично лечь на рельсы, если уровень жизни "дорогих россиян" в результате рыночных реформ снизится, то есть это был такой популизм, обращенный к советскому обывателю, задавленному дефицитом, нехваткой товаров и услуг: мол, вы тут в дерьме все только потому, что они, эти чиновники, всё делают неправильно, но себя не забывают, уж я-то знаю точно...

"Проект Навальный" точно так же обращен к российскому обывателю, задавленному нехваткой денег: мол, у вас не хватает на новую машину, квартиру, отдых в Турции только потому, что миллиарды долларов делят между собой вот эти и вот эти коррупционеры... Пока он не достиг такой степени раскрученности и значимости, как его исторический прототип, но тенденция очевидна.

Вокруг него уже сегодня собираются люди, которые говорят о Российской Федерации как о "недоразваленной империи", требуют отделить от России Кавказ, Дальний Восток и Сибирь. Эта "национал-демократия" — хорошо приготовленный и упакованный импортный товар, который у нас продвигают примерно с 2006 года. В данной связи можно вспомнить "Стратегический манифест", опубликованный Станиславом Белковским как раз в марте 2008 года, когда президентом предсказуемо был избран Дмитрий Медведев. И стажировка в Йельском университете в 2010 году с этой точки зрения выглядит совершенно закономерным и необходимым фактом политической биографии Алексея Навального.

Поскольку его деятельность объективно направлена на разрушение "большой России" и отвечает интересам государств Запада и транснациональных монополий, "дело Навального" должно быть провалено не только в суде, на что рассчитывают его кураторы, но и в реальной политике.

С. Плотинов -- Почему Россия не Германия

18 мая С.М.Миронов — председатель Совета Федерации РФ (кто не знает, это такой формальный клуб олигархов и крупнейших российских лоббистов) —может лишиться кресла представителя С.-Петербурга в Совфеде, а соответственно — и третьего государственного поста в российской властной иерархии.

На самом деле, это логично. Дело в том, что большинство в Законодательном собрании С.-Петербурга — у "едросов", а представляет их в Совфеде, как ни удивительно, человек, который возглавляет партию, оппонирующую именно "Единой России". Непорядок, и даже аппаратный скандал, особенно по мере приближения судьбоносных выборов.

Что означает сия отставка для ближайших политических перспектив страны? Сам по себе С.М.Миронов как руководитель Совета Федерации человек, в общем-то, безвредный, командный и лояльный к начальству. Соответственно, проблема не в нем лично. Если бы он, по приказу свыше, не возглавил в свое время "Справедливую Россию", то, скорее всего, спокойно продолжал бы нести приятную ношу Председателя.

Но капризная политическая динамика России формирует свои запросы и требования. Тем более, что почему-то и личное отношение правящего тандема к С.М.Миронову стало изменяться не в лучшую сторону. Может быть, что-то они прознали, например, о "Новой ленинградской оппозиции"? Ну, да ладно, это второстепенно…

Проект создания "Справедливой России" как второй партии власти имел целью получить управляемый левоцентристский фланг в политической системе. Вариант этот возник в период обильного притока нефтедолларов в Россию, который, казалось, никогда не иссякнет. Храбрые эсеры под руководством С.М.Миронова должны были превратиться в мощную российскую социал-демократическую партию, в которую, рано или поздно, должны были влиться все остальные более или менее влиятельные левые политические организации и, прежде всего, КПРФ.

Не потому даже, что Кремль особо боялся коммунистов. Подспудным примером была ФРГ, где правоцентристы (ХДС-ХСС) регулярно сменяются левоцентристами (СДПГ), обеспечивая тем самым искомую стабильность. Соответственно, как казалось прокремлевским политтехнологам, во все более сытой и благополучной от нефтедолларов России с растущим средним классом тоже могло бы получиться нечто подобное.

Но не получилось. Россия — не Германия. Грянул кризис, от которого страна до сих пор не оправилась. Средний класс, который и так был не очень то, стал скукоживаться. А протестные настроения, наоборот, стали набирать обороты. Кое-где запахло жареным. И жёсткое повторение экономического кризиса совсем не исключено…

Следовательно, "Боливар не вынесет двоих". В кризисные периоды правящий класс России, коим является коррумпированная бюрократия, слившаяся в финансовом экстазе с олигархией, должна в соответствии с инстинктом самосохранения консолидироваться в одну и единственную партию, желательно партийных и беспартийных, а еще лучше в общенародный фронт.

Тем более, что претензии у высокопоставленных кремлевских сидельцев к Миронову были по-своему обоснованными. Ведь "Справедливая Россия" должна была перехватывать голоса у коммунистов, а вместо этого стала откусывать у "Единой России", да еще и огрызаться. Поэтому судьба и Миронова, да и всех эсеров оказалась предрешенной.

Можно смело прогнозировать, что в декабре "Справедливая Россия", если она к тому времени не развалится из-за внутренних интриг и дрязг, в новую ГД не попадет. Скорее всего, такая же судьба ожидает и партию Жириновского. А вот коммунистам власть может даже серьезно надбавить голосов. В результате получим ту же двухпартийную систему, где общенародный фронт партийных и беспартийных будет противостоять позавчерашним "коммунякам". А что, "интересно девки пляшут"…

Николай Коньков -- Полицейщина на марше

Наверное, вы уже слышали, что Государственная дума одобрила в первом чтении законопроект о повышениях зарплат сразу в четыре раза, а пенсий — в полтора. А раз одобрила в первом — значит, одобрит и во втором, и в третьем, это уж безотказная народная примета такая.

Но не спешите радоваться. Зарплаты и пенсии повысили далеко не всем работающим гражданам страны и даже не врачам с учителями, а только сотрудникам МВД, которые после "медведевской реформы" стали именоваться полицейскими.

Если считать среднюю зарплату отечественных городовых действительно равной 12-15 тысячам рублей в месяц (без учета всем известных "левых" доходов), то с 2012 года они будут получать 48-60 тысяч рублей. То есть каждому "отвалят" по 36-45 тысяч в месяц.

Для сравнения. Студентам, если помните, стипендии повысили сразу на 9%, то есть добавили целых 100 рублей, а "обычным" пенсионерам обещают увеличить пенсии на 35%, осчастливив каждого из них в среднем на дополнительные 2-2,5 тысячи рублей в месяц.

Больше, говорят, нельзя, бюджет не выдержит.

А для полицейских, похоже, он выдержит всё, он безразмерный, этот самый бюджет. И при численности сотрудников МВД, с учетом 20%-ного сокращения, в 1 миллион 106 тысяч 472 единицы, нетрудно посчитать, что государство дополнительно потратит на свою новую полицейскую игрушку более 530 миллиардов рублей в год только за счет увеличения зарплат.

Опять же, для сравнения. На всё (на всё!) российское образование, начальное, высшее и среднее, со всей инфраструктурой, преподавателями и учащимися, — в 2011 году выделено 516 миллиардов рублей. На одну только новую полицейскую форму государство потратит больше, чем на всю среднюю школу. Здравоохранение получит и того меньше — 466 миллиардов.

Как говорится, приоритеты расставлены и никаких сомнений уже не вызывают. На словах у нас — инновации, демократизации и модернизации, а на деле — типичное полицейское государство. После переименования сотрудников Министерства внутренних дел — полицейское уже без всяких кавычек.

Российским Вооруженным Силам не уделяется, похоже, и малой доли тех привилегий, которые сейчас щедро раздаются отечественным "копам". Нет, если брать закупки вооружений, типа французских вертолетоносцев "Мистраль", немецких танков "Леопард" или израильских беспилотников, то цифры будут выглядеть очень даже прилично — до 2020 года на оборонные нужды будет потрачено 20 трлн. рублей, но на денежное довольствие военнослужащих пойдёт меньше 1 трлн., то есть около 100 млрд. рублей в год.

Отсюда понятно, что для действующей "властной вертикали" "враг унутренний" кажется намного опаснее, чем "враг унешний", то есть, в лояльной и эффективной полиции она, видимо, нуждается куда больше, чем в боеспособной армии.

Такая ситуация возможна только в чрезвычайно загнивающем и несправедливом обществе, где власть боится тех, кем она правит, и не в состоянии предложить им ни общей идеи, ни общего дела, рассчитывая только на различные способы подавления социального недовольства, в первую очередь информационные и силовые.

Более того, ставка на дальнейшее "завинчивание гаек", включая рост потребительских цен и коммунальных тарифов, налоговых платежей, введение платного образования и здравоохранения, — еще больше усилит это социальное недовольство, практически ввергая страну в пучину "холодной" гражданской войны, которая, если не устранить причины болезни, а уповать только на информационное "обезболивание" и силовое "сбивание температуры", рано или поздно неминуемо превратится в "горячую". В которую обязательно "встроятся" все зарубежные "доброжелатели" России, которые и сегодня разными способами толкают нашу страну к деградации и развалу. А у нас, видать, упираться некому. Да и незачем. "Бабло побеждает зло".

То, что в Кремле прекрасно видят эти печальные перспективы, но не могут отказаться от безумно "сладкого" для власть предержащих нынешнего курса, руководствуясь хорошо известным принципом "После нас — хоть потоп!", свидетельствует и нынешнее решение Госдумы, да и вся "медведевская реформа" милиции. Видимо, главный урок истории заключается всё-таки в том, что она никого ничему не учит...

Константин Затулин -- Украинский рубикон

9 мая, в день нашей великой Победы, в государственный праздник Украины, галицийские неонацисты устроили во Львове массовые погромы. Боевики из объединения "Свобода" топтали и рвали флаги Победы, избивали стариков, набрасывались на каждого, кто осмелился в этот день надеть георгиевскую ленточку, вставить в петлицу красную гвоздику или взять в руки Красное знамя. В основном жертвами украинских неонацистов оказались беспомощные пожилые люди.

Мемориал на Холме Славы во Львове, по приказу городских властей, был заблокирован милицией, которая, к удовольствию неонацистской молодежи, ограждала его от ветеранов и антифашистов. Дело дошло до оскорбления генконсула Российской Федерации Олега Астахова, которому не дали возложить венок к могилам героев Великой Отечественной войны.

Страшные своей демонстративностью бесчинства во Львове открывают истинное лицо галицийского неонацизма. Львов — это не "культурная столица Украины", на чем настаивают власти города, а настоящий рассадник неонацистской угрозы. Необандеровцы избивают тех, кто спас Украину от расовой доктрины национал-социализма, согласно которой украинцы, наряду с прочими славянами, были признаны неполноценным народом. И весь абсурд в том, что необандеровская галицийская идеология меньшинства, при всем ее очевидно антиукраинском характере, до сих пор, несмотря на приход новой власти, фактически остается для последней источником идей государственного строительства Украины, владеет умами значительной части медийного и экспертного сообщества этого государства.

Очевидно, что львовская власть как представительная, контролируемая пресловутой "Свободой", так и исполнительная, поддержала неонацистов. От ответственности за случившееся не может уйти и центральная украинская власть, которая, вместо столь необходимых дебандеризации и денацификации Украины, пошла на идеологические и политические уступки галицийским неонацистам. Ради их умиротворения правящая Партия Регионов отказалась от своих предвыборных обещаний о придании русскому языку статуса второго государственного, отвергла компромиссный вариант о его региональном статусе.

В качестве реакции на погром, учиненный галицийскими неонацистами, Государственная дума России приняла заявление, в котором потребовала наказать зачинщиков и участников кощунственных провокаций. Лично я, однако, не голосовал за это заявление из-за его концовки, в которой зачем-то говорится, что российские депутаты ни в коей мере не считают произошедшее следствием официальной политики Украины и убеждены, что оно никак не повлияет на украино-российские отношения. Ничего себе не влияют! Не могут не влиять, и дальнейшая полемика это удостоверяет. Есть все основания утверждать: случившееся во Львове явилось прямым следствием капитулянтской политики в отношении поднимающих голову необандеровцев. Желая "успокоить" Украину, президент не поддержал Верховную Раду, подвесив в неопределенности подписание закона о разрешении использовать красное Знамя Победы в праздновании 9 Мая. Городской суд накануне запретил во Львове не сходки неонацистов, а, по сути, сам праздник Победы, включая шествие в честь Победы и возложение цветов у могил советских воинов. И, наконец, глава областной администрации просто струсил, подписав под диктовку "свободовцев" прошение об отставке.

В такой обстановке профашистская молодежь чувствовала себя безнаказанной и продемонстрировала, насколько хорошо она воспринимает эти сигналы официальных властей. Они вроде бы хотят хорошего — объединить страну, но сделать это на беспринципной основе, думая, что фашистов и ксенофобов можно уговорить стать полуфашистами, невозможно.

В ответ на заявления из России украинский МИД поторопился обвинить нас во вмешательстве во внутренние дела Украины. Эта защита "чести мундира" совершенно не к месту и свидетельствует о том, что украинская дипломатия, очевидно, очень сильно опаздывает во времени. Примерно сто лет назад было выяснено, что не всё, что в мире происходит, можно отнести исключительно к внутренним делам той или иной страны. По крайней мере, с 1945 года установлено, что фашизм не является чьим-то суверенным делом. Нарушения прав и свобод человека или религиозных меньшинств мониторятся во всем мире официальными правозащитными, международными организациями и не причисляются к вопросам, по которым нельзя высказываться из опасений, что вы вмешиваетесь во внутренние дела. Точка зрения, что принятие заявления Госдумой является таким вмешательством, только льет воду на мельницу тем, кто издевается над святыми для всех нас вещами. А существо вопроса заключается в том, что, к большому сожалению, в течение долгого времени в определенной части Украины, на Западе, культивировались самые одиозные, возмутительные точки зрения о Великой Отечественной войне. И львовский инцидент является четким выражением этой одиозной позиции.

Дата 9 мая 2011 года становится рубиконом в новейшей истории Украины. После случившегося новые уступки необандеровцам со стороны властей будут означать только полную капитуляцию. Единственный способ доказать обратное — это проведение последовательной дебандеризации и денацификации Украины. В России вправе ожидать, что Президент Украины, Правительство и Верховная Рада дадут принципиальную оценку произошедшему и примут меры, способные восстановить в глазах народов, вместе боровшихся с фашизмом, антифашистский образ Украины.

Игорь Шафаревич -- Гадания о будущем

Продолжение. Начало — в № 19

"ЗАПАДНЫЙ КАПИТАЛИЗМ"

Нечего и говорить, что идеи Данилевского совершенно не повлияли на историков, работающих вне России. Зато положение изменилось, когда к тем же выводам независимо(?) пришел Шпенглер в книге "Закат Запада", опубликованной в 1918 г. Тогда вопрос об общем течении истории и о роли в ней "западноевропейско-американской культуры" стал более широко обсуждаться. Успеху книги, несомненно, способствовал яркий язык и разлитый в ней дух "Сумерек богов". Она была опубликована как раз после признания Германией своего поражения в войне, длившейся четыре года. Этот дух был созвучен тогдашним настроениям. Например, в литературе задавало тон так называемое "потерянное поколение" писателей. Большинство, высказывавшихся о его работе, воспринимали ее роль как предсказание о ближайшем будущем, о том, что еще может пережить читатель его книг, хотя сам Шпенглер, мне кажется, никаких сроков не указывал. Когда же в реальной истории ничего подобного не произошло, а произошли совсем другие события, интерес к этому вопросу постепенно ослабел. Но в последнее время все больше появляется книг с такими названиями, как "Смерть Запада", "Последние дни мира белых", "Самоубийство Запада" и т.д. Это значит, что проявились какие-то явления, не укладывающиеся в господствующую концепцию истории, но зато подтверждающие концепцию Данилевского—Шпенглера—Тойнби.

Очевидно, что одна цивилизация сходит с исторической сцены, и если течение исторического процесса до сего момента, как мне представляется, правильно угаданное Данилевским— Шпенглером—Тойнби и другими, останется тем же, то на смену ей явится какая-то другая. Обычно это трудное время для человечества, и поэтому неудивительно, что мы сейчас переживаем эпоху мировых войн, драматического столкновения разных цивилизаций и т.д. Именно это ощущение конца цивилизация авторы приведенных книг, видимо, выражали эсхатологическими названиями.

Именно сейчас историк может бросить прощальный взгляд на эту уходящую цивилизацию. Мы видим очень характерную цивилизацию, которой вынуждены были уступить все одновременно с ней существовавшие. Это тот "романо-германский культурно-исторический тип", о котором писал Данилевский, возникший в Западной Европе и теперь подчинивший себе полмира, включая Америку и Россию.

Нас интересует именно дух этой цивилизации, придавший ей какие-то, как иногда кажется, сверхчеловеческие силы. Именно этому посвящена книга Вернера Зомбарта "Буржуа", из которой мы заимствуем ряд наблюдений.

Эта цивилизация выступила со своими притязаниями на роль гегемона мира где-то в XIV-XV вв., как раз в то время, когда у романо-германских народов, казалось бы, было достаточно своих забот: во Франции еще шла или только закончилась Столетняя война с оккупировавшей ее Англией; в Германии назревала, а позже разразилась Реформация и религиозные войны; Пиренейский полуостров еще не был полностью освобожден от мавров; турки осаждали Вену и т.д. Но именно в эти века западные европейцы начали с невероятной энергией захватывать себе колонии по всему миру — в Индии, в Америке и Африке, вывозя оттуда золото и рабов.

Уже в этом проявилась особенность этого духа, стремление к властвованию, основывающееся на горделивом чувстве избранности, которое давало принадлежность к этой цивилизации. Действительно, прошло едва сто лет, как Киплинг вдохновенно описывал "бремя белых" и героизм, необходимый для того, чтобы возложить на свои плечи это бремя. Именно за это ему и была присуждена Нобелевская премия по литературе за 1907 год. Сейчас эту цивилизацию обычно называют "капитализм". Это не совсем точно. Ряд историков (Макс Вебер, Эдуард Мейер, Михаил Ростовцев и т.д.) утверждают, что капитализм начал развиваться в недрах других цивилизаций — античной, индийской, китайской и т.д., но это не привело к рождению цивилизации, похожей на нами рассматриваемую. Видимо, ее дух определяется особенностями создавших ее западноевропейских народов. Вернер Зомбарт, посвятивший анализу этой цивилизации книгу "Буржуа", называет ее "Hochkapitalizmus". Перевод, которым я в более ранней работе пользовался, "высокоразвитый капитализм", тоже не вполне точный. Так, он предполагает какую-то линию развития, в которой рассматривается только высшая точка. На самом деле, это был какой-то разрыв непрерывности развития цивилизации.

Я предлагаю использовать дальше термин "западный капитализм". Мне представляется ошибочным трактовать эту цивилизацию как чисто экономическое явление, как результат системы хозяйства, основанного на полном подчинении жизни рынку, диктующему свою волю хозяйствующим людям. Эта экономическая сторона, безусловно, очень важна для понимания "западного капитализма", но его не исчерпывает. Он состоит из ряда явлений жизни, таких, как рынок, перенесение центра жизни из деревни в город, образование мегаполисов, подчинение жизни особой политической системе, основанной на выборах, колоссальный рост еврейского влияния, растущая роль техники, экологический кризис и др. Все это скорее напоминает особую цивилизацию в духе Данилевского—Шпенглера—Тойнби, возникшую на обломках античной греко-латинской примерно в XV в. н. э., и с тех пор доминирующую в мире в течение примерно 500 лет.

Развитие, как мы его назвали, "западного капитализма" радикально изменило жизнь. Сейчас, например, она совсем не та, какой была 100 лет тому назад. Сто лет назад была уже не та, какой была 200 лет назад, и т.д. Такие изменения жизни и взглядов на жизнь во всем мире должны быть связаны с какими-то изменениями духовного порядка у народов, усвоивших "западный капитализм". Одно из них мы отметили при описании создания колониальной системы. Это особого типа дух, так сказать, активного насилия, основанный на уверенности в своем центральном положении в мире.

Подчинение большой части мира "западному капитализму" шло параллельно с созданием культуры этой цивилизации, а цивилизация оказалась очень продуктивной. Ею были созданы прекрасная живопись и архитектура, новое направление в литературе — роман, музыка, философия и т.д.

Мне кажется, хотя я, может, в этом и пристрастен, что самым красивым и глубоким по широте замысла творением Запада является создание физико-математической картины мира. И, что поразительно, в ней отражается та же черта, которую мы отметили при описании создания колониальной системы — дух активного насилия.

Основные принципы современной науки сформулировал Френсис Бэкон в конце XVI — XVII вв. Сам он особых открытий в науке не совершил, но под его колоссальным идейным влиянием находились самые выдающиеся физики и математики, создавшие в XVII в. так называемое Лондонское Королевское общество: Ньютон, Галлей, Гук. Они называли себя "бэконианцами". Сам же Бэкон считал, что наука должна строиться на экспериментах (как она и строится до сих пор). Эксперименты он считал насилием над Природой, пыткой, которой человек ее подвергает, чтобы она открыла ему свои тайны.

Одновременно с Бэконом жил Галилей, один из несомненных создателей современной науки. Скорее всего, они не знали ничего друг о друге. И Галилей говорил, что "эксперимент — это род "испанского сапога", в который человек зажимает Природу, чтобы заставить ее открыть свои тайны".

И когда мы узнаем слова Гете: "Природа, будучи вздернутая на дыбу эксперимента, никогда не выдаст своих тайн", то можно с уверенностью предположить, что это был его ответ на подобные мысли, уже в его время считавшиеся фундаментом научного взгляда на мир.

Тем же фундаментальным свойством науки, созданной на Западе, является то, что она применима только к объектам, функционирующим как машины, и связанное с этим стремление доказать, что существующее есть машина. Так, один из создателей современной науки Кеплер писал: "Моя цель показать, что мировая машина скорее подобна не Божественному организму, но часовому механизму". Декарт считал, что живые существа, кроме человека, это всего лишь сложно устроенные машины, хотя допускал в человеке душу. Это и называется "дуализм Декарта". Идя по этому же пути, Ламетри написал книгу "Человек-машина", в которой доказывает, что и психическая жизнь человека устроена по принципу машины. Постепенно возникли теории, описывающие и человеческое общество как некоторую сложную машину, причем обычно подчеркивался "научный" характер таких теорий.

ЗАКАТ "ЗАПАДНОГО КАПИТАЛИЗМА"

Используя введенный нами термин, можно сказать, что книги, перечисленные в начале предыдущего параграфа, указывают на то, что цивилизация "западного капитализма" клонится к своему закату в соответствии с утверждениями Данилевского, Шпенглера, Тойнби и других. Аргументы этих работ говорят сами за себя. Так, Бьюкенен в книге "Смерть Запада" приводит следующие цифры. Напомним, что средний уровень рождаемости в стране равен числу детей, рожденных одной женщиной. Чтобы население воспроизводилось, он должен быть не меньше 2,1. Сейчас же средний уровень рождаемости равен для Германии 1,3, для России — 1,35, для Италии — 1, 2, для Испании — 1,07, для Европы в целом — 1,4.

Как сообщает Бьюкенен, "в 60-м году люди европейского происхождения составляли четверть всего населения Земли, в 2000 г. — 1/6, а к 2050-му, по прогнозам, составят всего лишь 1/10". То есть европеоиды вымирают. Это явление пока еще не так заметно, т.к. вымирание европейцев компенсируется массовой эмиграцией в эти страны — в Германии это, по большей части, турки, во Франции — арабы из бывших колоний, в Англии — жители Британского Содружества, в США все население является иммигрантами или их потомками, но сейчас его уровень в основном поддерживается иммигрантами из Мексики. Число жителей США мексиканского происхождения за 1990-е гг. увеличилось вдвое. Эти новые иммигранты оседают в южных штатах, в свое время отнятых Соединенными Штатами у Мексики, и поэтому считают, обоснованно в общем-то, что эти земли их собственность.

Книга Хантингтона "Кто мы?" написана именно под впечатлением того, что Соединенные Штаты все более распадаются на две нации со своей культурой и образом жизни, что они уже перестали быть "плавильным котлом", как они очень гордились ("melting pot", как это называлось по-английски), где люди разного национального происхождения сплавляются в новую единую нацию. Собственно, иммиграция — закономерное последствие европеоидного падения населения и всей истории Запада.

Сейчас Запад стоит перед выбором: или резко увеличить налоги и вообще отказаться от достигнутого столь дорогой ценой высокого уровня жизни, или пойти на заселение своих стран жителями третьего мира.

Еще одним признаком, указывающим на закат "западного капитализма", является падение его творческого импульса. На это еще в начале XX в. указывал Шпенглер, писавший: "Для западно-европейского человека уже нечего ожидать — великой живописи или музыки". К этому сейчас можно добавить литературу, философию и другие области духовного творчества. Да и вообще, посмотрим на признаки, характеризующие, по Шпенглеру, упадок определенной культуры. Падение рождаемости тогда еще было незаметно, а в остальном как будто списано с современности. После упадка творчества идет империализм, мечты о мировой Империи. Шпенглер пишет: "Империализм есть неизбежная судьба Запада", при этом мечта о такой войне, где "наших" бы не убивали. Эти настроения сейчас захлестывают и Россию. Часто говорят, например, что в последней войне цена за победу была слишком высока. При этом никто не говорит, какую же цену можно было заплатить. Возьмем хотя бы хрестоматийный пример — 300 спартанцев. 300 молодых представителей самых аристократических семей Спарты были посланы за чем? Чтобы умереть. А это подробно описано у Геродота. Он пишет, что из 300 остался жив один человек (он был послан накануне битвы с каким-то донесением). Тогда в знак осуждения того, что он уклонился от своего предназначения, вокруг него была развернута такая стена отчуждения и отталкивания, что он не выдержал и одного года, и был убит в битве при Платеях. А цель этой демонстрации заключалась в том, чтобы доказать остальным грекам, что спартанцы будут воевать всерьез. Ходил слух, что в Спарте рассматривается такая версия — защищать только Пелопоннес, построив укрепления на Коринфском перешейке. Вот это они хотели опровергнуть.

Следующим признаком является концентрация населения в мегаполисах. Шпенглер пишет об этом: "Вместо мира город — отдельный пункт, в котором сосредотачивается жизнь обширных областей, тогда как остальное засыхает". Заметим, что почти все революции этой эпохи — это бунты населения столиц. Создается, как говорит Шпенглер, масса, а не народ: "обитатель больших городов, лишенный традиций, выступающий бесформенной массой, не верующий, бесплодный, с глубокой антипатией к крестьянству", "мировой город означает космополитизм вместо родины", "духовную жизнь заменяет культ зрелищ и спортивных соревнований".

"XIX — XX вв., эту мнимую вершину прямолинейно прогрессирующего человечества, человеческой истории, фактически можно отыскать в каждой клонящейся к концу культуре". Можно указать на ряд фактов, еще не так ярко проявившихся во времена Шпенглера, но сейчас захватывающих жизнь и "типичных для клонящейся к концу культуре", — как говорит Шпенглер.

Прежде всего это терроризм, потом сепаратизм, наконец, наркомания и преступность. Так что школа обычно снабжается охраной. Надо еще отметить неустойчивость экономической системы Запада. Очень остроумно заметил Зомбарт, что Маркс совершенно прав, считая, что "культура есть духовная надстройка над экономической основой". Но прав только в отношении той цивилизации, к которой он принадлежал, а именно — западной. Это очень экономическая цивилизация, то есть то, что происходит в ее экономике, действительно отражается в других областях. А происходит то, что все бoльшая часть экономики становится спекулятивной. Сейчас многие авторы уверяют, что в спекулятивной области экономики вращаются в десятки, а некоторые говорят, что в сотни раз больше средств, чем в производительной части. То есть, колоссальные массы денег лишь на несколько процентов обеспечены реальными производственными ценностями. Такое явление фигурировало в нашей жизни в 1990-е годы и получило название "пирамиды".

Как правило, такие явления обречены на один и тот же конец — финансовый крах. Таково же, очевидно, и близкое будущее экономики западного капитализма. Эти предсказания были блестяще подтверждены нынешним мировым экономическим кризисом. Важно, что многие из них были сделаны за много лет до кризиса, когда не было заметно хоть каких-то его предвестников.

Продолжение следует

Опытная компания оказывает офисный переезд Москва выгодно.

Андрей Фурсов -- Десталинизация: тайные коды

ПАТРИАРХ АЛЕКСИЙ У ГРОБА СТАЛИНА

Продолжение. Начало — в № 19

О ПОЛЬЗЕ ЗНАНИЯ СТАТИСТИКИ И ИСТОРИИ

С 1922 по 1953 гг. по политическим статьям было осуждено 4 060 306 человек, из них к высшей мере было приговорено 799 455 человек. Это — не "импрессионизм" "Архипелага ГУЛАГ", а документальные данные, полученные и проверенные исследователями РФ и США. Таким образом, речь идёт о менее чем 2% населения. Много это или мало? По мне и 0,002 много. Но это эмоции. Объективный научный подход требует сравнения, и тогда ситуация проясняется. Например, сравнить число крестьян, умерших во время голода 1931-1932 гг. в бедном СССР, и число американцев, умерших — теперь, спустя 80 лет вынуждены признать в США — от голода во время великой депрессии начала 1930-х в богатой Америке — 4-5 млн.. Кроме того, нередко в СССР политические статьи "пришивались" в тех случаях, когда власть не желала признать факты крупного воровства своих представителей (народная власть не может воровать у народа) и других, компрометирующих её, неполитических преступлений её представителей. Но главное даже не в этом, а в другом.

Десталинизаторы записывают в годы "сталинских репрессий" и тот период, когда Сталин не был №1 в стране. Так, в 1921-1922 гг. власть в РСФСР была в руках Ленина и Троцкого, в 1923-1925 гг. № 1 был Зиновьев, в 1926-1928 гг. — Бухарин. Да, позиции Сталина постоянно укреплялись в 1920-е годы, в период союза с Бухариным он был сильнее, чем во время триумвирата с Зиновьевым и Каменевым, и всё же № 1 он формально стал только в 1929 г., разгромив команду Бухарина. Но только формально, поскольку даже в 1932 г., как показало дело Рютина, Сталин не мог единолично решать вопрос о том, как и кого репрессировать, даже если эти "кого" планируют его свержение. Ситуация изменилась лишь в 1935-1936 гг., т.е. из 32 лет "сталинских репрессий" надо с ходу вычесть 14 лет, бульшую часть которых репрессии осуществляли интернационал-социалисты, гвардейцы кардиналов мировой революции Ленина и Троцкого, задвигая которых, Сталин создавал державу — коммунистическую, но державу, а не земшарную республику, строил страну, а не творил мировую революцию.

Но даже со сталинским периодом не всё так просто. Историк Ю.Н. Жуков на основе обширного исторического материала убедительно показал всю неоднозначность сути так называемых "сталинских репрессий". В ходе работы над новой конституцией Сталин предлагал внести в неё положение об альтернативных выборах. Против этого резко выступили "региональные бароны" (Хрущёв, Эйхе и другие) и "герои гражданской", опасавшиеся, что народ выберет "контру" — представителей интеллигенции, священников, бывших белогвардейцев и т.п. Предложение Сталина сталинское политбюро прокатило, но, чтобы подстраховаться полностью, "бароны" и "герои" решили нанести превентивный удар по тем слоям населения, которые вызывали у них наибольшие опасения. Главными "забойщиками" стали Хрущёв, который позднее, на пенсии, признает, что у него руки по локоть в крови, и Эйхе. Столкнувшись с консолидированным сопротивлением верхушки, которое он не мог преодолеть, Сталин реагировал двояко: 1) пассивно — там, где мог, уменьшал планировавшийся масштаб репрессий; 2) активно — развернул репрессии против верхушки, начавшей массовый террор ("ступай, отравленная сталь, по назначенью", хотели террор — получите).

Таким образом, в так называемых "сталинских репрессиях" 1937-1938 гг. (с конца 1938 г. репрессии идут на спад, начинается "бериевская оттепель" — около 20% репрессированных возвращают из тюрем и лагерей) есть не один сталинский "пласт" (он был, никто этого не отрицает, но историческая правда намного сложнее), а несколько: антисталинский массовый, за которым стояла номенклатура, защищавшая свои групповые позиции, и собственно сталинский, как реакция на него; кроме того, в рамках обоих "пластов" значительная часть репрессий связана с выяснением отношений друг с другом различных энкаведешных кланов (этот вопрос хорошо освещён Л. Наумовым и другими). И это ещё более сужает размах сталинской "части" репрессий, жертвой которых стали многие из тех, кто эти репрессии начал в 1936-1937 гг., те, кто насиловал страну в 1920-е, кто стремился превратить русских в хворост для земшарного пожара, кто расказачивал казачество и травил русских крестьян газами.

"Десталинизаторы-2011" причитают: репрессии обрушились на лучших. Это кто же лучшие? Зиновьевы, каменевы, радеки, бухарины, ненавидевшие и презиравшие русский народ? Эйхе, постышевы, тухачевские, якиры? Репрессии обрушились на тех, кто разбудил русское лихо. Как заметил Н. Коржавин в стихотворении "Наивность", "и просто мздой, не наказаньем пришёл к ним год тридцать седьмой". Русский державный советско-патриотический (впервые о советском патриотизме заговорили в 1936 г.; в этом же году перестали праздновать 7 ноября как Первый день Мировой революции) ответ интернационалистам пришёл через двадцать лет после революции 1917 г. и через десять лет после сталинского поворота от мировой революции к советской державе.

Десталинизаторы проговариваются в главном: лучшие для них — это герои 1920-х годов, герои ленинской гвардии (читай: олигархии) и команда Троцкого, под влиянием которого находился Ленин в последние два года жизни. Именно в эпоху господства космополитическо-большевистской олигархии, земшарников, мир-революционеров с их НЭПом хотели бы вернуться сегодняшние "либералы" — наследники троцкистов и земшарников. Да-да, сегодняшние "либералы" это правые наследники левых интернационалистов/глобалистов и их объективных союзников из Фининтерна — правых глобалистов, так сказать, правотроцкистский блок, протянутый во времени.

Связующее звено между сегодняшними "либералами"-космополитами и левыми интернационалистами — шестидесятники, мечтавшие о возвращении во времена "ленинских норм" и "комиссаров в пыльных шлемах" — тех самых, которые уничтожали русский народ и которым этот народ в 1930-е годы адекватно ответил. Шестидесятничество — реакционная утопия советского общества, идейное оформление частичного возврата при Хрущёве во власть тех, кого Сталин из этой власти вычистил; речь идёт не столько о конкретных людях, сколько об идейных наследниках, ориентированных на "интернационализацию" России, на "общечеловеческие" (читай: западные) ценности, восхищавшихся Западом в принципе, неважно, революционным или контрреволюционным. Знаковые, хотя и разные фигуры — Евтушенко и Юлиан Семёнов. Знаково и то, что у обоих, как утверждают знающие люди, был личный телефон Андропова, приход к власти которого готовили "либералы-интернационалисты" (в этом плане очень показательны идейные сдвиги в советской культуре во второй половине 1960-х — первой половине 1970-х годов, во многом разрыхлившие почву для начала подготовки с середины 1970-х бригады демонтажников советского общества).

Показательно, что "всечеловеки", будь то мир-революционеры-земшарники или сегодняшние ультралибералы-десталинизаторы, не любят русских. И вообще, и за то, что русские не хотят быть сырьём для их прогресса (ну не хотят, наглецы, сами лезть в печку — сознание у них не модернизированное), и за то, что главным образом на русских опёрся Сталин, вытесняя из власти и множа на ноль интернационал-социалистов. Разумеется, Сталин никогда не был русским националистом, каким его пытаются изобразить некоторые ретивцы, так сказать, от избытка чувств-с. Он был державником-имперцем, видевшем опасность в любом национализме, будь то украинский, грузинский, еврейский или русский (показательно: главным событием конца 1940-х годов была вовсе не раздутая позднее "борьба с космополитами", а "ленинградское дело", фигуранты которого подозревались в намерении создать Российскую компартию в РСФСР, т.е. в русском национализме. По "ленинградке" и посажено, и к стенке было поставлено намного больше, чем за "низкопоклонство перед Западом".

В то же время, будучи импер-социалистом, Сталин понимал, что проект Красной мировой системы, альтернативной капитализму, со своим мировым рынком, с полным вытеснением закулисы из советского руководства, осуществим только при активной поддержке державообразующего народа, т.е. русских. Отсюда совершенно очевидный с середины 1930-х годов курс на "национализацию" коммунизма и его интеграцию в русскую историю; ещё более решительный шаг был сделан во время войны. Во времена экс-троцкиста Хрущёва произошёл заметный откат-реванш, однако, во-первых, не до конца — всё-таки полтора десятилетия реального сталинского правления, несмотря на ряд ошибок, непоследовательностей и вынужденных компромиссных действий вождя, не могли пройти бесследно; во-вторых, брежневская команда в своих интересах тормознула этот процесс — официальная "интернационализация"/космополитизация советского коммунизма была замедлена (но как показали дальнейшие события, не остановлена).

Акцент, особенно после чехословацких событий, был сделан на государственно-патриотические аспекты развития СССР — но сделан нечётко и непоследовательно, что, помимо прочего, и облегчило оформление горбачёвщины. Тем не менее, именно этого государственно-патриотического поворота не могли простить Брежневу шестидесятники, диссиденты и определённая часть номенклатуры, включая прозападно-коммерциализированный сегмент КГБ, чьими агентами, "слепыми" или "зрячими", они были ("линия Андропова"). Не позволили брежневцы и модифицировать СССР на квазикапиталистический лад — этот процесс так и остался ограничен теневой частью общества, правда, он захватывал всё большую её часть и толкал ситуацию в направлении перемены мест хозяина и его тени. Особенно этот процесс ускорили "косыгинские" реформы, "разрядка" и резкий скачок цен на нефть. И это ограничение "либерализации экономики" теневой зоной тоже не могли простить Брежневу "перестройщики", уже пришедшие к власти с идеей смены строя: сначала "нэпизации", а затем капитализации СССР. Так, исторически Сталин и Брежнев, при всём различии и несопоставимости этих фигур, оказались в лиге "плохих", а Ленин, Хрущёв и, конечно же, Горбачёв — в лиге "хороших" героев (героев-теневиков, ворья, предателей и буржуинов). Я не случайно говорю о различии Сталина и Брежнева и их моделей "реального социализма", поскольку брежневская модель есть отрицание сталинской, и её торжество означает почти полную десталинизацию советского общества, произошедшую в конце 60-х, "гордых и пузатых", как точно и сочно поётся в песне "Любэ", годов.

ФИНАЛ ДЕСТАЛИНИЗАЦИИ: 1960-1970-Е ГОДЫ

Если Хрущёв начал частичный демонтаж сталинизма в идейной, внутри- и внешнеполитической сфере, но оставался (последним) сталинцем на пути превращения номенклатуры в "слой-для-себя", то Брежнев завершил этот демонтаж. Он не только подтвердил номенклатуре физические гарантии существования (этого она добилась с Хрущёвым и Маленковым ещё в 1953-1956 гг.), но обеспечил социальные, а с ними — косвенно (но не прямо!) — экономические гарантии существования. Средством обеспечения стал "застой", т.е. господство горизонтальной мобильности номенклатуры над вертикальной. Брежнев в известном смысле создал, если не антисталинскую, то несталинскую (постсталинскую) модель социализма.

С брежневской моделью советское общество преодолело сталинизм, произошла десталинизация, хрущёвский переходный период завершился. Поэтому все разговоры о необходимости сегодня десталинизации — заведомая ложь. Реальная десталинизация произошла при Брежневе и оказалась столь полной, а реставрация характерного для сталинизма типа отношений центроверха с основной массой номенклатуры столь невозможной, что теперь можно было не бояться возвращения Сталина со знаком "плюс" на экраны, на страницы книг и т.д. Аналогия — принятие "Марсельезы" в качестве гимна Франции в 1870-е годы после подавления Парижской коммуны и почти сто лет спустя после революции 1789-1799 гг.

У "возвращения" Сталина был ещё один аспект — формальный. Дело в том, что Хрущёв с его волюнтаризмом разрушил многие формы бытия номенклатуры, её нормального функционирования, в определённом смысле создал хаос. Единственным порядком, который знала номенклатура, был сталинский — застойно-брежневский ещё предстояло создать. Поэтому "возвращение" Сталина (в текстах выступлений генсека, на экранах кино) было сигналом о прекращении "волюнтаризма" и восстановлении порядка во внутриноменклатурных отношениях. А вот попытки организовать содержательный возврат хотя бы элементов сталинизма пресекались быстро и эффективно, причём с использованием "научной и творческой интеллигенции" в качестве "слепых агентов" — именно так была устранена в 1967 г. группа "железного Шурика" Шелепина, сторонника возвращения к жёстким методам.

С учётом сказанного речь должна идти не о попытках восстановить культ Сталина при Брежневе, а, напротив, о системной десталинизации номенклатуры, а потому — об исчезновении страха перед ресталинизацией; в таких условиях уже не надо бороться с противниками режима (за исключением представляющих для него опасность русских почвенников, "русистов", как называл их Андропов), а напротив, создавать их прозападную фракцию, расширять диссидентское движение, чем и занялось КГБ в своих ведомственных и, если брать более широко, захватывая интересы определённой части номенклатуры, — в групповых интересах. Показательно: "реабилитация" Сталина шла параллельно с "развитием" диссидентского движения в интересах определённой части номенклатуры, у обоих процессов во многом общий знаменатель и источник. Ну а в перестройку "десталинизация", уже не имевшая никакого отношения к реально завершившейся десталинизации, была направлена на слом советской системы, которую пропагандистски отождествили со сталинизмом, т.е. со своей ранней и давно ушедшей в прошлое структурой.

Экономические гарантии номенклатуры в брежневской модели, социальной опорой которой были средние слои советского общества и которая основывалась на определённом общественном договоре между этими слоями (их технико-экономической базой была развитая индустриальная система производства и более или менее адекватный ей город) и номенклатурой, оставались функцией служебно-статусного положения последней. Реальная "экономизация" номенклатуры, к которой всё больше подталкивали её интеграция СССР в мировую капсистему, всё более сырьевая специализация советской экономики в международном разделении труда и растущая опухоль теневой экономики, могла произойти только в виде "капитализации", т.е. превращения номенклатуры в собственников. Это, в свою очередь, требовало нарушения общественного договора с народом в пользу номенклатуры и, более того, экспроприацию ею средних слоёв и огромной части рабочего класса. Средством была полная интеграция в мировой рынок, требовавшая как минимум резкого ослабления СССР, отказа от сверхдержавности, сохранившейся и в 1980-е годы, — пожалуй, главного завоевания сталинской эпохи и победы над гитлеровской Германией.

Иными словами, нужно было повернуть вспять процесс, начатый Сталиным в конце 1920-х годов разгромом групп Троцкого и Бухарина, и включиться в "неолиберальную революцию" глобалистов, только не левых, а правых, и интернационализировать СССР на правотроцкистский (правый — по целям, троцкистский — по методам и отношению к населению) лад, превратив русских и другие народы СССР (но прежде всего русских — системо- и державообразующий народ) в хворост и сырьё этой "революции". Здесь совпал экономический интерес части номенклатуры и идейные установки советских "либералов" — космополитических наследников земшарников, которые постепенно, с 1950-х годов поднимали голову, организовывались на различных основах и передавали эстафету следующему поколению советофобов, ненавидевших СССР уже не потому, что Сталин изменил идеалам мировой революции, а потому, что его система не позволяет советским привилегированным слоям ("проклятой касте", как называл их Сталин) жить как верхушка на Западе (читай откровения В. Ерофеева и ему подобных). Как говаривал Сталин, "пойдёшь налево — придёшь направо". Пришли, сменив маску. Прежним осталось одно — нелюбовь, а то и просто ненависть к России и всему русскому.

Брежневская модель, структура социализма создавала условия для теневого или полутеневого развития кластера либералов и "капитализаторов". Выйти из тени мешал социализм как система. Значит, систему надо было уничтожить — в союзе с местными теневиками и международным капиталом (его клубами, ложами, политкругами, спецслужбами и т.п.), который испытывал в 1980-е годы серьёзнейшие трудности, и в срочных жизненных интересах которого было ослабление и/или уничтожение СССР. Результат — разрушение советской системы и СССР в ходе и посредством горбачёвщины, оформившей союз антисоветских внутренних и внешних сил. Средством погрома в сфере идеологии стала десталинизация, стартовавшая в 1986 г. фильмом "Покаяние". Главным в этом фильме был призыв к народу каяться — каяться в грехах сталинизма.

Окончание следует

Предлагаем Вам купить пнд трубы по привлекательной цене качество гарантировано.

Владимир Карпец -- Битва за историю

Битва за историю. Что это значит? О какой битве может идти речь, если история — это прошлое, и назад его, как нас уверяют, не вернуть?

На самом деле простейшие умозаключения убеждают нас, что время есть величайшая, в лучшем случае, условность. Прошлое — прошло, и его нет. Будущее еще только будет, и его тоже нет. Настоящее — единица, стремящаяся к нулю. Но мы знаем, что нуль тождествен бесконечности. С точки зрения бесконечности нет ни прошлого, ни будущего. Точнее, все это — одно. Всё есть всегда и во всём. История — миф. В его истинном понимании как "развернутого магического имени", согласно А.Ф.Лосеву, который также утверждал, что "миф есть чудо". Он не имеет человеческого происхождения.

Народный миф — он же подлинная история — реальность абсолютно живая и в основах своих неизменная. Народный миф рождается вместе с народом — чудесным образом, из недр Премудрости Божией. Он отражается в "позитивной истории", но не сводится к ней. Определяясь в нашем отношении к истории, мы определяемся в отношении к своему мифу, к нашей крови и нашему духу, которые суть одно. История есть кровь и дух.

Но не только народы — живые существа, живущие на своей земле, которая всегда и есть кровь, хранительница народного мифа, но и международные по сути своей объединения — религиозные, политические, экономические сообщества, оторванные от земли, но порой имеющие очевидную этническую окраску, — воинствующе утверждают свои мифы и свою историю.

В мире идет постоянная "гераклитова" война, борьба всего со всем, без которой невозможно становление и искупление. В этой войне каждый стремится к полному и безоговорочному утверждению своего мифа, следовательно, к низложению мифов иных. В этом смысл любой войны.

Но с Русским мифом все сложнее. Безоговорочно утверждая себя, он не низлагает иное. Он открыт. Великая особенность Русской истории, Русской земли — способность принимать в себя и делать глубинно своим рожденные на иных землях — или в отрыве от земли — мифы. Это связано, в том числе, с нашей "огромностью". Так произошло с Христианством, так произошло — отчасти — с социализмом. Сегодня Русское Православие и Русский социализм ( в широком, совершенно не сводимом к "марксизму-ленинизму", смысле ) — то, против чего восстают "все богохульные умы, все богомерзкие народы" (Ф.Тютчев ). Это не случайно.

"Для настоящего русского Европа и удел всего великого арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей" — говорил Ф.М.Достоевский в "Пушкинской речи". Есть все основания предполагать, что до самого Русского мифа, его словесного выражения нам еще только предстоит "докопаться". Об этом, в частности, — последние книги профессора А.Г.Дугина "Социология русского общества", "Мартин Хайдеггер и возможность русской философии". Но возможно, он останется невыразимым и несказанным.

Император Александр Третий писал своему сыну, будущему Царю-мученику: "нашей огромности боятся". Сегодня борьба за историю есть прежде всего борьба за нашу "огромность". Без нее мы перестанем быть Русскими, утратим Русское имя, которое "магически разворачивается" в "миф". Величайшая сегодня опасность — и последняя ставка врагов России — "свернуть" Русский миф в местечковый национализм "прибалтийского толка". Все эти "Залесья" и "Ингерманландии", "Казакия" и "самостийная Сибирь" — последняя ставка врагов России. Власов против Сталина, князь Андрей Курбский против царя Иоанна, Новгород против Москвы…

Да, увы, и Столыпин — против общины…

Почему сорвались все эти столь восхваляемые ныне "альтернативные варианты" нашей истории ? — Они "не срастались" с до- и вневременным Русским мифом, хранимым нашей красной и сырой землей. Руда отделяла от себя шлаки. Умение принять жизнь такой, какая она есть — важнейшая черта того, кто претендует на то, чтобы мыслить. Я имею в виду высказанное Пушкиным в знаменитом письме к Чаадаеву: "клянусь честию, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал..."

Всякие попытки "переломить тысячелетнюю русскую парадигму" (слова недоброй памяти члена Политбюро Яковлева) в конечном счете оборачивают Русский миф и Русскую историю своей "темной", "грозной" (каковая есть у всякого мифа) стороной — ликвидация крестьянской общины закончилась голодомором (отнюдь не только на Украине), лозунги "православной республики" и "свободной Церкви в свободном государстве", без Царя — Бутовским полигоном, борьба с "привилегиями номенклатуры" — властью кучки сверхбогатых …

Почему так?

Все эти вопросы, а также и, например, такие, как "Почему проваливается "десталинизация"?", "Кто боится Иоанна Грозного и Григория Распутина?", "Какая реальность стоит за "новой хронологией"?", "Чем чревата ревизия Христианства — от "кумраномании" до Дэна Брауна?" и многие другие , мы попытаемся поставить и в меру сил на них ответить в нашей новой колонке "Битва за историю".

Александр Айвазов -- Голые короли

В. АЛЕКСАНДРОВ

НЕ ПО СЕНЬКЕ ШАПКА!

Заявление Владимира Путина о создании Общероссийского народного фронта, сделанное им накануне Дня Победы во время поездки в Волгоград и аранжированное обращением к памяти Великой Отечественной войны и Сталинградской битвы, практически не оставляет сомнений в том, что действующий премьер-министр РФ выставит свою кандидатуру на выборы 2012 года, а основным инструментом его президентской кампании станет не значительно дискредитированная и проблемная с точки зрения контроля над ней "Единая Россия", а "полуформальный" ОНФ, способный полностью переформатировать всё российское политическое пространство. Создание подобной структуры, полностью "заточенной" под фигуру конкретного политика, указывает на невозможность решения существующих социально-политических проблем в рамках действующей системы власти и на необходимость "ручного управления" по бонапартистскому типу... Но вот есть ли у нас такой лидер нации, каким был сам Бонапарт, большой вопрос?

Пять лет тому назад в журнале "Политический класс" вышла моя статья "У России будет лидер нации", в которой я выражал уверенность, что В.В.Путин может и должен из очередного президента превратиться в лидера нации. Мне казалось, что В.В.Путин обладает необходимыми свойствами характера и другими качествами, которые сформируют из него, так необходимого для России в переломные периоды ее развития, лидера нации. Каюсь, мой оптимизм оказался необоснованным — шапка оказалась не по Сеньке. Ведь только лидер нации может сформулировать общую стратегию и идеологию развития страны. Ну, не может быть "путеводной звездой" стремление к безудержному обогащению за счет паразитирования на сырьевых богатствах страны, воровства и казнокрадства. Но для этого он должен обладать не тактическим, как Путин, а стратегическим мышлением, каким обладал Сталин.

Да, Путин выдвинул "Стратегию 2020", но это просто набор благих пожеланий и не более того. К тому же, что "совершенствовать" свою стратегию он поручил тем самым "либеральным экспертам", которые разрушали нашу экономику последние 20 лет и довели ее до дефолта в 1998 году, а во время кризиса 2008 года обеспечили самое глубокое падение ВВП среди 20 крупнейших экономик мира. Отсутствие стратегического мышления у В.В.Путина еще раз проявилось в отчете правительства за 2010 год перед депутатами ГД. "Российская газета" очень точно охарактеризовала этот отчет новомодным названием, пришедшим к нам с Запада — "Дорожная карта Путина". Как очень точно написал в своей статье о феномене Сталина Андрей Сорокин: "Танкам дорога не нужна — танкам нужна боевая задача".

СТАЛИН — ПОСЛЕДНИЙ СТРАТЕГ РОССИИ

"Стране необходимы десятилетия устойчивого, спокойного развития. Без разного рода шараханий, необдуманных экспериментов, замешанных на неоправданном подчас либерализме или, с другой стороны, социальной демагогии. Ни то, ни другое нам не нужно. И то, и другое будет отвлекать от генерального пути развития страны, — говорит в своем докладе Путин, — мы должны сберечь гражданский и межнациональный мир, поставить преграду любым попыткам расколоть и рассорить наше общество". Этим своим высказыванием Путин достаточно прозрачно намекает на теоретические "экзерсисы" пропрезидентского "Юргенс-ИНСОРа" и антисталинской истерии Совета по правам человека при президенте Медведеве, стремящегося расколоть наше общество. Но оно еще и перекликается с подобным высказыванием Петра Столыпина, заявившего в интервью одной из газет: "Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего — и вы не узнаете нынешней России!" А также с другим крылатым высказыванием Петра Аркадьевича: "Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!".

Путин как бы намекает, что является прямым наследником П.А.Столыпина и его предшественника С.Ю.Витте, непонятых ни российской элитой, ни императором Николаем II, очень сильно, даже внешне, похожего на президента Медведева, ведущего Россию по тому же пути, что и Николай II. Но Столыпин делал упор на "Великой России", а Путин — на России, с трудом заползающей в десятку мировой табели о рангах. Уже 20 лет Россия ставит перед собой грандиозную по своим масштабам "боевую задачу" — догнать и перегнать Португалию, а через 10 лет Путин предлагает нам замахнуться (подумать страшно!) аж на Италию с Францией.

Что же касается "генерального пути развития страны", то он напоминает нам "план Путина" в избирательной кампании 2007 года, о котором все слышали, но никто не знал, в чем же он состоит. А вот в СССР был прямой наследник дела Витте и Столыпина, который не ставил перед россиянами мелкотравчатых задач. Он за те же 10 лет, что Путин возглавляет страну, превратил отсталую аграрную Россию в мощную индустриальную Державу, которая победила в Великой Отечественной войне, создала ядерное оружие и первой вывела советского человека в Космос.

Имя этого человека Иосиф Сталин. Да, он был предельно жесток. Да, руки у него были по локоть в крови, и я об этом знаю не из либеральных книжонок, т.к. являюсь внуком "врага народа", расстрелянного в 1938 году только за то, что, получив образование в Германии, мой дед вернулся в СССР осуществлять индустриализацию страны. Сталин наломал много дров и наделал массу ошибок, но пользы России он принес во сто крат больше. Президенту Медведеву не хватает ума сделать то, что 30 лет тому назад сделал мудрый Дэн Сяопин, который заявил, что Мао Цзэдун на 70% принес пользу китайскому народу и только на 30% — вред. И этим высказыванием он раз и навсегда закрыл эту тему, удержав страну от раскола и сконцентрировав внимание китайцев на развитии своей страны. Последствия этого мудрого решения мы наблюдаем все последние годы: Китай уже обогнал по уровню индустриального развития США, и в ближайшие 10 лет станет лидером мирового экономического развития по всем параметрам. А наши "либералы-антисталинисты", подобно вшам, продолжают свою возню в старом грязном белье.

В прекрасном четырехсерийном документальном фильме "Русская карта", снятом молодым российским патриотом Иваном Сидельниковым, Иосиф Сталин не случайно назван последним стратегом России. После него в России не было руководителей, обладавших стратегическим мышлением и патриотическим сознанием. Особенно это касается последнего советского генсека, которого в России проклинают, а в Лондоне чествуют, как выдающегося политика. Сам этот факт, как нельзя лучше, свидетельствует о том, кому в действительности "служил" этот "выдающийся" политик. А вот Иосиф Сталин служил России и русскому народу. И хотя на гербе СССР не было двуглавого орла, Сталин полностью восстановил Российскую империю и был убежден, что Россия должна быть двуголовой, т.е. одновременно смотреть и на Запад, и на Восток.

Путин же исходит из ложной идеи, что Россия — это европейское государство: "Предлагаем вести речь о тесном технологическом, экономическом партнерстве, о диалоге в формате ЕЭП (Единого Экономического Пространства. — А.А. ) и ЕС (Европейского Союза. — А.А. ), о создании в перспективе зоны свободной торговли, а затем даже и более продвинутых формах экономической интеграции. Нам вместе есть, к чему стремиться, потому что в результате мы получим общий континентальный рынок ёмкостью в триллионы евро. А для начала предлагаем европейским коллегам реализовать проекты, направленные на устранение узких мест в нашем сотрудничестве. Воплотить в жизнь идею единого энергокомплекса большой Европы". Но Россия нужна ЕС исключительно в качестве поставщика энергоресурсов и других видов сырья, а вот нужен ли им отсталый сырьевой придаток с ядерным оружием — большой вопрос? Мировой экономический кризис убедительно показал: Европа и со своими "отсталыми придатками", типа Греции, не знает, как справиться.

А вот Столыпин в речи о целесообразности постройки Амурской железной дороги доказывал таким, как Путин, евроцентристам из тогдашней Думы: "Наш орёл, наследие Византии, — орёл двуглавый. Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но, отсекая нашему русскому орлу одну голову, обращённую на Восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью". И хотя Путин демонстративно прокатился по автотрассе "Чита—Хабаровск", был инициатором строительства ВСТО и других проектов развития Сибири и Дальнего Востока, всё же он жестко ориентирован на Европу. Но Россия не должна быть пятым колесом европейской телеги, она должна найти и занять своё, только ей присущее место в глобальной экономике. Мы не обладаем неисчерпаемыми трудовыми ресурсами, как Китай, Индия или страны Юго-Восточной Азии. Мы не обладаем технологиями высокого уровня, как страны Запада. Поэтому мы не можем идти тем же путем, каким идут эти государства. У нас должен быть свой путь развития, исходящий из наших возможностей и тех уникальных преимуществ, которые есть только у России:

— это особые свойства доминирующей общественной психологии, позволяющей России в массовом порядке рождать самое дефицитное "человеческое сырье" — пассионариев, творцов и революционеров, способных к креативным решениям и систематическому генерированию новых идей;

— это природные ресурсы: полезные ископаемые, в огромных количествах хранящиеся в наших недрах, наши лучшие в мире российские черноземы, легкие планеты — наши леса, реки и озера с такой дефицитной пресной водой и многое-многое другое;

— это обширная и очень выгодно расположенная территория, позволяющая обеспечить создание так необходимой для мировой торговли трансевразийской сверхскоростной железнодорожной магистрали, а также телекоммуникационного коридора, который соединит азиатские информационные потоки с европейскими, замкнув, таким образом, мировое телекоммуникационное кольцо.

Что касается генерирования новых идей российскими учеными, то тот факт, что фундаментальная наука в современной России стала изгоем, уже говорит о многом. А зарплаты аспирантов, кандидатов наук и профессоров лучше всего показывают отношение к науке российского руководства. В пору моей молодости все хотели стать физиками, конструкторами космических кораблей или космонавтами, а сейчас молодежь хочет стать экономистами, юристами, а лучше — вороватыми чиновниками. Создание же Сколково преследует две основные цели: во-первых, встраивание российских ученых в западные кооперационные научные связи и, во-вторых — разворовывание бюджетных средств в процессе строительства "города солнца". Второй процесс уже начался со строительства дороги до Сколково — 4,5 км этой очень плохого качества дороги обошлись российской казне в 6,5 млрд. рублей, что в 10 раз дороже, чем в США и в 15 раз дороже, чем в Китае. Как будут разворовываться средства в процессе строительства самого научного центра, нетрудно представить.

Что же касается институциональной составляющей, то Сколково — так же, как его прообраз "Кремниевая долина", — это институт предыдущего пятого технологического уклада (ТУ), а формирующийся в настоящее время новый шестой ТУ будет носить сетевой характер. И нет никакой необходимости разрушать сформировавшиеся научно-технические коллективы на местах, вырывая из них креативных лидеров, для того чтобы сконцентрировать их в Сколково. Достаточно через сеть экспертных советов, состоящих из ученых с мировым именем, осуществлять финансирование наиболее перспективных научных открытий и изобретений. Но ни российский президент, ни премьер Путин понятия не имеют ни о теориях инновационного развития, ни о теории ТУ. Поэтому они, как школьные двоечники, просто тупо "сдирают" у Америки то, как она формировала пятый ТУ 30 лет тому назад.

РОССИЯ — ЭТО ХАРТЛЕНД

Известный норвежский экономист Эрик Райнерт, выступая с докладом на Международном экономическом форуме в Ярославле, обратил внимание всех присутствующих на "два раунда реформирования России". Первый осуществлялся Петром I, второй — Витте: "Во времена Петра I основными элементами инфраструктуры были корабли, и Петр сосредоточился на строительстве русского флота. Во времена Витте основой инфраструктуры стали железные дороги, и Витте построил Транссибирскую магистраль". "Инфраструктура — ключевой элемент любой национальной модернизации. Формирование национальной и международной сети высокоскоростных дорог представляется наилучшим вариантом", — подсказывает нашим "стратегам" норвежский ученый.

Сегодня информация перемещается за секунды, финансы — за минуты, а товары — за недели и даже месяцы. Этот явный дисбаланс создает существенные проблемы для дальнейшего развития мировой экономики. Главная проблема заключается в том, что самый экономичный вид доставки товаров — это морские перевозки, но это и самый медленный вид транспорта, а самый быстрый — воздушный транспорт, он же и самый дорогой. Автомобильный и железнодорожный виды транспорта, с одной стороны, относительно дороги, а с другой — сравнительно медленные, но для них нужно еще и прокладывать дорогостоящие дороги, которые к тому же можно проложить не везде. Именно поэтому с эпохи Христофора Колумба доминировали в мировой экономике морские державы — в последние 200 лет это были Великобритания и США.

В XXI веке "эпохе Колумба", т.е. доминированию морских держав, приходит конец, а геополитическая роль континентальных держав неизбежно будет возрастать. И особенно возрастет роль Хартленда (сердцевинной, срединной земли) — так называл северо-восточную часть Евразии, приблизительно совпадающую с территорией Российской империи и СССР, основоположник современной геополитики и геостратегии профессор Оксфордского университета Хэлфорд Дж. Маккиндер. "В дальнейшем геополитическая роль Хартленда будет возрастать по мере развития сети трансконтинентальных железных дорог, которые составят конкуренцию флотам морских держав и могут привести к превосходству континентальных держав над морскими", — утверждал Маккиндер.

И это очень хорошо понимал Сталин, восстанавливая контроль над всем Хартлендом в рамках СССР. Еще в послевоенный период он начал строительство тоннеля, соединяющего Сахалин с материком, но последующие лидеры СССР эту стройку забросили. А в 1994 году японское правительство предложило российскому руководству соединить острова Хоккайдо и Сахалин с материком, создав межконтинентальный транспортный коридор, который свяжет крупнейшие мировые торговые площадки (восточно-азиатскую и европейскую), трансконтинентальной магистралью: Токио—Москва—Берлин—Париж—Лондон. Осуществлять подобные трансконтинентальные проекты невозможно только за счет средств и возможностей России. Но у нас отсутствуют руководители со стратегическим мышлением, поэтому они не понимают, что при реализации подобных проектов в Россию потекут сотни миллиардов долларов, евро и йен со всего мира, а заказами на необходимое оборудование будет загружена не только российская промышленность, но и производственный потенциал Японии, Кореи, Китая, Европы и даже США.

Строительство трансконтинентальных магистралей позволит организовать евразийское пространство таким образом, чтобы транспортная сеть нашей страны стала центральной частью мировой системы коммуникаций. Тогда Россия сможет получить контроль над стратегическими торговыми путями, осуществив переход на качественно новый, более высокий уровень геостратегического развития. И у всех её регионов появится будущее с четкими целями и ясными перспективами развития в составе единой страны, являющейся Хартлендом, т.е. "сердцевинной землей" мировой экономики. Идея России, как Хартленда, единственно достойная России, дающая ясные перспективы её развития и способная удержать её от распада.

Но для строительства трансконтинентальных магистралей нужны не технологии XIX-XX веков, а технологии будущего, технологии XXI века. И наши креативные ученые и изобретатели уже разработали такие технологии. В фильме Сидельникова "Русская карта" рассказывается о нескольких таких новейших идеях, разработанных российскими учеными и конструкторами. Одна из таких глобальных идей — это технология транспорта XXI века на основе концепции струнно-транспортной системы академика А.Э.Юницкого. Создание струнно-транспортной системы значительно дешевле, чем строительство автодорог или железнодорожного сообщения, абсолютно экологично, а скорость передвижения в этой системе — порядка 400-450 км в час. Транспортные магистрали, созданные на основе струнно-транспортной концепции А.Э.Юницкого, позволят осуществлять транзит товаров, материалов и сырья между Европой и Восточной Азией через территорию России, сократив его с месяцев до нескольких дней.

Предложи Россия идею создания трансконтинентальных магистралей на основе струнно-транспортной системы Юницкого Японии, Южной Корее, Китаю и Европе, — и они в очередь выстроятся со своими миллиардами, наперебой предлагая свои услуги в реализации этих проектов. И не будет тогда нужды России, подобно девице легкого поведения, которая доступностью своих "прелестей" пытается завлечь в постель богатенького клиента, "улучшать инвестиционный климат России", чтобы показаться давосским финансовым акулам "дамой приятной во всех отношениях". Глобальная "боевая задача" привлечет корпорации всего мира — и инвестиции сами потекут в Россию рекой, а российские регионы получат прекрасную возможность для своего развития. Но для этого нужно, чтобы в России появился национальный лидер со стратегическим мышлением, который смог бы предложить миру XXI века глобальную идею транспортного развития России, как Хартленда.

Александр Викторов -- Горе без ума

Давайте представим, что мы — не граждане России, а, скажем, японцы. Трудно такое представить? Да попробуйте, фанатазия-то у нас богатая. Что получится? Вот живём мы, японцы, и смотрим на Россию. У нас практически нет сырья, нет территории, нет земли, нет полезных ископаемых. А рядом — наши бывшие острова, которые мы отдали в последней войне. Совсем пустые, не заселенные, не освоенные... Что вы будете делать в такой ситуации? Вы будете орать: "Отдайте нам острова — мы их застроим кибергородами и предприятиями!"

Так это Япония и острова. А если посмотреть на всю Россию глазами всех её ближних и дальних соседей, то вообще голова закружится от таких необъятных размеров и богатств. А принадлежит это всё пока варварам, которые ничего не делают, кроме того, что продают свои национальные богатства. И у них, у этих варваров, то есть у нас, нет ни политической, ни экономической, ни продовольственной, ни сырьевой безопасности. Здесь же самая большая в мире коррупция: заплатил — и вывози, что пожелаешь. Здесь же самая плодородная земля планеты совсем зарастает бурьяном...

Есть пословица про собаку на сене. Остальной мир смотрит на нас, как на людей, потерявших свой разум.

"Сдайте нам в аренду Сибирь и Дальний Восток! — орут во всё горло китайцы. — Мы вырубим леса и посадим рис, чтобы прокормить новые миллиарды своих соотечественников!"

"Отдайте нам землю! — орут афганцы. — Мы засадим её опиумным маком, чтоб весь мир ходил под кайфом!"

"Нефть и газ, золото и алмазы — достояние всего человечества, они не могут принадлежать только России! — орут американцы. — Они могут принадлежать только тем, кто может заплатить за них настоящими долларами, которые мы напечатаем в любых количествах!"

Да кто не имеет претензий к России, к её бескрайним просторам, к её необъятным богатствам? Сейчас они только ОРУТ — разве вы не слышите? А теперь подумайте, каким будет их следующий шаг, когда и при каких условиях они могут его сделать? И сделают: как только — так сразу, даже не сомневайтесь!

На фоне остального мира мы выглядим сегодня как человек с полными карманами золота, идущий без оружия и очень навеселе по самому криминальному району, где полно вооруженных головорезов.

Не буду спрашивать, когда же наши сориентируются, откроют глаза, придут в себя, наконец? Когда они поймут, что на деле им некуда ехать, негде жить им самим и их семьям, кроме России? Начинать надо с самих себя. Надо понять что это наши богатства гонят за границу, ничего не оставляя гражданам РФ: ни нефти, ни газа, ни леса, ни металлов, ни денег за них. Вот бывший мэр Москвы Юрий Лужков, лишившись власти, вроде бы очнулся, да уже поздно: ни в Австрии, ни в Англии, ни в США, ни где-либо еще покоя ни ему, ни жене, ни детям не будет. Абрамовичей, вексельбергов, фридманов и чубайсов это, по некоторым причинам, не касается. А вот всем остальным давно пора задуматься.

Екатерина Глушик -- Кто виноват?

А.Сазонов. Кто и как уничтожил СССР? Архивные документы. Проект "Аргументы истины", Москва, 2010.

Ответ на поставленный вопрос, вынесенный в заголовок книги, отчасти, большей части, помещён на обложке: вот портреты верхушки СССР и США того периода, действовавших единой, сплоченной командой единомышленников, последовательно, действуя жестоко (извиняет лишь то, что жестко по отношению к другим людям, не к себе), идущих к одной цели. Горбачёв, Рейган, Ельцин, Буш-старший, Яковлев, Гайдар.

Ответ, собственно, на вопрос давно дан. Но книга, несмотря на множество уже опубликованных трудов, будет стоять особняком в ряду изданий, посвящённых этой проблеме. Её автор участвовал в подготовке переговоров команды Горбачёва—Лукьянова с командами глав союзных республик, в 1990-91 гг. провозгласивших Декларацию о государственном суверенитете. Автор показывает, как шла работа, как детально продумывались все стороны договора между республиками Советского Союза, какие возникали противоречия, недоразумения, кто противостоял этому процессу, не просто желая крушения СССР, но именно круша его. Развал был целенаправленным, тщательно продуманным, разрушители действовали слаженно, шли к этой цели шаг за шагом.

До сих пор можно слышать утверждения заинтересованных лиц, что Советский Союз распался сам, что это был колосс на глиняных ногах. Автор же, основываясь на исторических документах, свидетельствах непосредственных архитекторов разрушения, показывает, что убийство СССР долго готовили: более 50 лет. Старт был дан фултоновской речью Черчилля.

Не менее ценно, чем сама книга, развёрнутое предисловие, написанное директором ИСПИ РАН, академиком РАН Г.Осиповым. Он подчёркивает, что серия "Аргументы истины", инициированная и осуществляемая ИСПИ РАН, "призвана разоблачать многочисленные фальсификации ряда зарубежных и российских изданий. Сложность этой благородной задачи заключается теперь и в том, что сама технология фальсификации претерпела за без малого два десятилетия существенные изменения, мимикрировала, приспособившись к нынешним социально-политическим и социально-экономическим реалиям России и её союзников… Фундаментальной базой представленного в книге Сазонова исторического исследования являются… около 400 документов, из которых две трети ранее не публиковались в открытой печати.

…Главный вывод автора книги в том, что в декабре 1991 года завершающий этап разрушения СССР был осуществлён объединёнными усилиями зарубежных политиков, спецслужб и внутренними "агентами влияния" в самом СССР".

Читая приводимые документы — протоколы, записи стенограмм заседаний, совещаний — думаешь: рукописи, конечно же, горят, но хорошо, что сгорели не все. Ведь кое-кому хотелось бы, чтобы такой памяти не осталось.

Едва ли Гавриил Харитонович Попов рад, что сохранилась стенограмма конференции Московского объединения клубов избирателей от 16-18 сентября 1989 года. "Нужно ставить на учёт каждого депутата РСФСР. Он должен знать, что, если он будет голосовать не так, как скажет межрегиональная группа, то жить ему в этой стране будет невозможно. Проблема — взять выборы под полный контроль. Начать выбирать в избирательную комиссию своих от населения".

И кто у нас о тоталитаризме и попрании громче всех кричал на заре перестройки, которая явилась закатом великой державы? Тембр голоса только что прослушанного оратора очень уж знаком…

А вот ещё прекрасный образчик устной речи. Демократической. Человеколюбивой, проникнутой заботой о каждом человеке. От Гавриила Харитоновича опять-таки: "Для достижения всеобщего народного возмущения довести систему торговли до такого состояния, чтобы ничего невозможно было приобрести. Таким образом можно добиться всеобщих забастовок рабочих в Москве. Затем ввести полностью карточную систему. Оставшиеся товары (от карточек) продавать по произвольным ценам".

Кто у нас нынче со стенаниями и рыданиями поминает пустые полки магазинов? Не Гавриил ли Харитонович со товарищи? Кто тащит советских людей на суд времени, попрекая пустотой полок? Попрекает Гаврила тех людей, которых планировал морить голодом (и планы даже перевыполнил). Служил Гаврила демократом. Весьма горяч Гаврила был…

Данная конференция демократов, как свидетельствует приводимая стенограмма, изобиловала разнообразными заботами и о населении, и о себе. Вот некий товарищ Фадеев интересуется: "Во время избирательной кампании не обойдётся без драк, нарушений общественного порядка, будет проливаться кровь. Кто нас защитит от суда? Кто будет платить штрафы и защищать от закона?"

На вопрос обеспокоенного Фадеева ответ из президиума: "У нас есть деньги, чтобы платить штрафы. Есть список 30 адвокатов, которые будут защищать наших людей, попавших в беду". Ответ исчерпывающий. Интересно, что Фадеева-демократа интересует не судьба тех, чью кровь он планировал проливать, а тех, кто будет эту кровь пускать.

Маниакально жаждущий власти Ельцин, и приведенные документы об этом свидетельствуют, к цели не просто шел по трупам, а по трупам великой эпохи и великой нашей родины.

"Благодаря этой книге правды о трагедии СССР стало больше",— считает Г.Осипов, который уверен, что наша страна воспрянет, вновь станет великой, но для этого её любящие сыновья и дочери должны многое сделать.

Предложение: Ламинат Tarkettt Intermezzo по разумной цене.

Владислав Шурыгин -- Штрафной парад

Нынешний парад 9 мая у меня вызвал, мягко говоря, оторопь. Я, конечно, знал, что у нынешнего руководства Вооружённых Сил со вкусом и воспитанием большие проблемы, но всему же есть предел...

Если на прошлых парадах войска раз за разом выходили во всё новых причудливых одеждах, больше напоминающих экзотических попугаев, то теперь в моде оказался радикально-болотный цвет. На парад-2011 армию Сердюков вывел в новой полевой форме.

При этом отличить один род войск от другого можно было только теоретически. Некий "полк" ВВС обрядили в десантные береты натовского покроя, при этом, откуда взялся "полк" в армии, где полки принципиально отменены и переформированы в бригады, никто не объяснил. Также никто не объяснил, почему Кантемировская ТАНКОВАЯ бригада гордо продефилировала мимо трибун в пешем строю. Танки кончились? И почему в таком же пешем строю, например, не провели какую-нибудь авиабазу или эскадру? Впрочем, всё это быстро забылось и затерялось в бесконечной болотной массе войск, которые не различались друг от друга ничем, и единой оливковой массой текли мимо трибун изматывающим шествием. Никаких отличий, которые делают обычное прохождение войск ПАРАДОМ, просто не было. Ни белых перчаток, ни аксельбантов, ни каких-либо других деталей ПАРАДНОЙ формы. Вместо этого нам был явлен некий полевой строевой смотр в повседневной форме. Единственным украшением праздника были "георгиевские ленточки", пришпиленные к правой груди солдат и офицеров.

Морскую пехоту зачем-то вырядили в десантные тельняшки, а 45-й полк "спецназа" ВДВ на парад вообще вытащили в некоей "пустынной" форме: светло-песочных камуфляжах и рыжих "берцах". Зачем на ПАРАДЕ форма КСОР для действий в южном климате, никто не пояснил, тем более, что "соседний" сводный полк ВДВ отмаршировал в обычной "цифре". Так и не выяснилось, почему "спецназ" ГРУ отмаршировал в той же форме ВДВ? О том, что ради парада больше чем на два месяца были отставлены в сторону все планы боевой подготовки 45-го полка, я скромно помолчу. Эка невидаль!

К чему всего пару лет назад было нашито больше ДЕСЯТИ ТЫСЯЧ комплектов парадной формы от кутюрье Юдашкина — совершенно не ясно. То ли "оптимизирующему расходы" Сердюкову всё равно, сколько выбрасывается денег на непрерывные парадные переодевания, то ли вся история с юдашкинской формой явилась обычным "попилом" нескольких десятков миллионов рублей?

Но всё это мелочи по сравнению с тем, что офицерские "коробки" различных "центров обучения" на параде мужественно маршировали вообще без всякого оружия — кулак к кулаку! И в императорском, и в "проклятом советском" прошлом парадным оружием офицера ТРАДИЦИОННО являлось холодное оружие: либо сабля при знамени, либо кортик для строя. Офицер без оружия на параде — это нонсенс! (такового в эпоху СССР на парад не носили только десантники и морпехи, т.к. с полевой формой, в которой они выходили на парад, оно просто не носилось). Вдвойне нонсенс — офицер на параде без наград. Собственно, именно для ношения на парадной форме награды и разрабатываются, принимаются правила их ношения, расположения. Парад, по умолчанию, является демонстрацией наград, знаков отличий и заслуг — всего того, что на военном языке называется знаками воинской доблести. На нынешнем параде вся армия поголовно была без наград и знаков отличий.

При этом подлинный анекдот приключился с командованием парадом. Традиционно в Москве парад принимает министр обороны, а командует парадом командующий Московским военным округом. Но теперь округа в Москве нет. Командование "Запад" расположено в Питере. А там свой парад. Кому же командовать в Москве? Министр имеется, а вот командовать парадом некому. Начальник московского гарнизона — слишком мелкая должность для парада такого уровня. Рвался на эту вакансию нынешний начальник Генштаба Макаров, но его до парада не допустили. В итоге на эту должность был назначен опытный парадмейстер генерал-полковник Герасимов, который, правда, по должности — всего лишь один из заместителей начальника Генштаба, и командовать парадом может разве что как "и.о.". При этом почему-то на Красную площадь он прибыл в полной парадной генеральской форме, в отличие от обезличенных полевой формой войск.

Прохождение техники было на редкость куцым и убогим. Несколько "Тигров", "неприхотливых и надёжных" — с американскими двигателями. Рота Т-90, рота БТР-80, самоходки "Мста-С", "Кубы", "Смерчи" и прочие советские "девайсы" двадцатилетней давности. Единственным "явлением" стало выкатывание ЗРК "Панцирь" — совершенно тупиковой и чрезвычайно слабой системы, чье проталкивание в войска является примером лоббизма и коррупции.

Ну, и последней точкой нынешнего парада стала прекрасная арабская традиция принимать парад сидя. Господа наши вожди — президент, премьер и примкнувший к ним Сердюков — сразу после окончания гимна плюхнулись в кресла и весь дальнейший парад просидели весёлыми зрителями. И если ВВП хотя бы по статусу имел право на сидячее место — он не участник парада, то ВЕРХОВНЫЙ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ с МИНИСТРОМ ОБОРОНЫ, встречающие собственные войска и боевые ЗНАМЁНА, среди которых первым было ЗНАМЯ ПОБЕДЫ, сидя в креслах, это уже, конечно, показатель уровня их гражданской зрелости и чести.

В общем, всё получилось очень знаково. БЕЗОРУЖНЫЕ офицеры на параде — без погон, наград, знаков отличий, безликая масса войск, куцые группки старой техники, марширующие мимо вальяжно раскинувшихся в креслах господ правителей, — всё это настоящий символ сердюковской армии. Армии, утратившей в горниле "военной реформы" всё то, что, собственно, и делает армию армией, — внутреннюю сплочённость, кастовость, честь и достоинство.

В годы войны право носить награды теряли те, кто был осуждён военным трибуналом к пребыванию в штрафном батальоне или роте. В какой-то мере всё справедливо: сегодняшняя армия — это штрафники! И этим всё сказано.

P.S. Уточняю — к разработке ПОЛЕВОЙ формы Российской армии Юдашкин отношения не имел.

Владимир Бушин -- Еврей и антисемит

Сей редкостный флакон, сей сосуд скудельный, милостивые государи и государыни, не кто иной, как автор этих строк. Как же образовалась такая гремучая смесь? Ну, начнём с еврея.

Есть такой пишущий человек — Александр Байгушев... Не встречали? Как же так! Это собеседник Брежнева, сотрапезник Суслова, собутыльник Черненко, о коих он и книги пишет. Большой оригинал! Фамилия у него несколько странная для русского. В Оренбургской губернии байгушами звали когда-то забредавших туда нищих киргизов. Но фамилия не помешала Байгушеву стать великом знатоком национальных проблем.

И вот он пишет: как же Бушин не еврей, если его мать, урождённая Мария Васильевна Мымрина, после революции — а это типично для евреев! — совершила блестящую карьеру: была просто ткачихой на морозовской мануфактуре в Глухове близ Ногинска (Богородска), а стала медицинской сестрой. Какой взлёт! Как Троцкий: был никем, а стал наркомом иностранных дел.

А возьмите, говорит, недавно вышедшую книгу его стихов. От неё просто шибает еврейским духом. Вот один вроде бы невинный стишок кончается так:

Если только можно, авва Отче,

Чашу это мимо пронеси.

Сам-то я поначалу не обратил внимания, но Дмитрий Быков, великий знаток Пастернака, объяснил: это прямая цитата из его стихотворения "Гамлет". Прямая, не усеченная, не замаскированная. Какая наглость, а?

А вот ещё длинное надуманное стихотворение "Москва — Эльсинор". Автор присобачил к нему несколько эпиграфов, и один из них — тот же Пастернак, другой — из Евгения Винокурова. А у Винокурова — это я точно знаю, мне Суслов говорил — мать еврейка. Да к тому же Бушин включил в это стихотворение целую строфу из Винокурова. Вот она:

Рассудком не понять

Страну мою, как строилась, страдала,

Кого ни разу не могли пронять

Слова "Интернационала".

Вам этого недостаточно? Ещё? Тогда приглядитесь, кому Бушин посвящает свои стихи. Вот "Алтарь Победы". Стихотворение посвящено памяти одноклассников автора, не вернувшихся с войны. И что мы видим? Здесь и Л.Гиндин, и какой-то К.Рейнветтер. Уж первый-то — точно еврей, а возможно, и второй. Что, разве он не мог без них обойтись? Ведь никто ничего и не узнал бы. Нет, ему надо обязательно вставить!

А помимо стихов, посвященных евреям, есть стихи, в которых просто речь о них, о евреях, и ведется. Вот стишок "Уезжает Рая Коган". В Израиль собралась. Кончается такими словами, кушайте, пожалуйста:

Плачут русские лифтерши

О еврейских пацанах.

Ещё? Пожалуйста: "Помолчи, Мазина!" Это итальянская артистка, кто помнит. Но дело не в итальянке. Стихотворение посвящено однокашнику автора — Борису Балтеру. К такому имени требуются комментарии?

А вот "На банкете". Его героиня — артистка Элина Быстрицкая. Вы думаете, она турчанка? Ха-ха-ха!.. И как о ней сказано!

Вы и тогда прекрасны были,

Как вы прекрасны и теперь.

Мало? Тогда почитайте "Памяти генерала Рохлина". Может, не знаете, что и он не абазинец?

А это?

Всё изменилось, раскололось

И многое нельзя понять.

А у тебя всё тот же голос,

Как в тридцать или тридцать пять.

Это что за сирена, воспетая Бушиным? Читайте: "Регине Гальпериной". Есть вопросы?

В конце второго издания книги — "Стихи о Марфе". Целый цикл из дюжины стихотворений. Кто такая Марфа? Мне удалось установить, что это правнучка поэта Льва Озерова (Гольдберга), её мать — еврейка. Озеровы — соседи Бушина по даче, и эта Марфа выросла на его глазах. Что, мало русских девочек, о которых он мог бы писать? Нет, его тянет, влечёт... И какие там есть сионистско-антисоветские перлы! Например:

Я в избе полы надраил,

Я пляшу до потолка —

Марфа съездила в Израиль

Без согласия ЦК!

Наконец, в книге есть вольные переводы из поэтов разных национальностей, и среди них — Иосиф Львович Балцан. Может, кто-то думает, что это перс?

Вот вам и Владимир Сергеевич, русский патриот. Ясен как стёклышко.

Так обстоит дело с моим еврейством, дорогой читатель. Деваться некуда. А главным специалистом по моему антисемитизму является известный критик Бенедикт Сарнов, 85 лет. Откуда он взялся? А это если Байгушева вывернуть наизнанку, то Сарнов и получится.

Он так прямым текстом и пишет в своих безразмерных и неисчислимых трудах: "Бушин — антисемит".

Я пытаюсь возражать: да какие доказательства? У него их два. Первое: "Однажды я видел по телевидению Бушина рядом с Анпиловым". Допустим, но, во-первых, откуда известно, что Виктор — антисемит? Он синагогу поджёг? В своей "Молнии" призывает к еврейским погромам? В каком номере была хотя бы одна такая статья? Молчит Беня.

Но если даже он тайный антисемит, во-вторых, лепечу я, то почему и стоящий рядом человек тоже антисемит? Это так легко передаётся? Даже внеполовым путём? Ведь вот ты сам в Литературном институте и сидел, и стоял, и фотографировался с талантливейшими писателями, да и потом нередко бывал с ними рядом. И что? Ни маковой росинки тебе от них не перепало. А китайцы даже так говорят: "Можно спать на одной подушке и видеть разные сны".

Ну, против множества китайцев тонкому интеллигенту, выросшему на крыльце Елисеевского магазина, конечно, не устоять. Но заткнуть рот, остановить Сарнова не могут даже эти полтора миллиарда.

И он бросает свой второй довод: "Григорий Бакланов в 1952 году вгорячах назвал Бушина фашистом".

Но, Боже мой, во-первых, мало ли что можно брякнуть вгорячах. К тому же, незадолго до смерти Григорий Яковлевич признался, что в момент аттестации Бушина он был просто пьян ("Русская жизнь", 2008, №5, с.73). Что ж взять с пьяного в состоянии белой горячки? Тем более, у покойного была странная нравственно-психологическая особенность, вовсе не связанная с алкоголем в крови. Он рассказывал, что людей, которые ему неприятны, он, будучи совершенно трезвым, имел обыкновение мысленно переодевать в соответствующие его чувствам одежды. Так, известного критика Ю.Б., работавшего в "Литгазете" заместителем главного, он одевал в мундир эсэсовца и ликовал: "Как похож! Вылитый обергруппенфюрер!" А уж с пьяных-то глаз он мог кому угодно и усики приклеить, и челку на лоб бросить.

Однако и в этом последнем интервью одному газетному шакалу Бакланов объявил меня "фальшивым типом". Конечно, таким и должен был считать меня человек, с которым вместе я не сбежал из партии, не стал клеветать на события Великой Отечественной войны, не получал миллионы долларов от Сороса, не объявлял генерала Доватора и маршала Катукова евреями... Ну, просто слов нет, до чего фальшивый тип!

И нетрудно представить, как бы расценил Сарнов многоумные доказательства Байгушева о моём еврействе. Да ведь примерно так:

— Он тупица, этот Байгушев. Сапог. Лапоть. Он не увидел в книге Бушина гнусных антисемитских выпадов. Вот мерзкий стишок "Закон Абрамовича". Это подлый удар по благороднейшему еврею современности! А "Судьба Чубайса"? Кто сравнится с Чубайсом по интеллектуальности его ума? А Бушин пишет, что он "объелся белены", что его ждёт электрический стул, если удерет в Америку. В стихотворении "Где народ наш православный?" он, видите ли, выражает свое плебейское недовольство тем, что на телевидении будто бы многовато евреев. И называет, тычет пальцем: Познер, Радзинский, Сванидзе, Млечин, Павловский, Соболь, Глускер, Якубович, Соловьёв, Дибров, дон Дурей, Вульф, Дыховичный, Архангельский, Флярковский...

Во-первых, далеко не все тут евреи. Например, у Познера одна нога чисто французская; Радзинский — русский дворянин, и даже, как утверждает египтолог Тальберг, из рюриковичей; предок Сванидзе во времена царицы Тамары (ХII век) умел говорить по-грузински; Млечин работал в еженедельнике "Новое время", на его страницах громил американский империализм, а туда принимали только русских и только из потомков крепостных крестьян; Павловский — правнук знаменитого академика Павлова, нобелевского лауреата, просто у него со временем отрос хвост — "ский"... Помните у Маяковского? —

С хвостом годов я становлюсь подобием

чудовищ ископаемо-хвостатых...

А Павловский чуть не в два раза старше Маяковского. Вот и стал ископаемо-хвостатым.

— Кто там ещё? Ах, дон Дурей! Конечно же, он испанец; Соловьёв... Может, Бушин и Соловья-разбойника евреем считает? А кто тогда Илья Муромец? Ведь Илья же, как Эренбург.

— Во-вторых, разве это много? Загляните в мои умственные книги. Да в них гораздо больше, у меня просто косяком идут евреи. Например, вот моя прелестная книжечка "Наш советский новояз". Кто у меня тут? Маршак и Пастернак, Гроссман и Шульман + Эрдман, Бакланов и Арканов, Рязанов и Хазанов, Войнович и Агранович + Галич, Эренбург и Ваксберг, Слиозберг и Замберг, Шкловский и Алешковский, Свирский и Бродский... Но, конечно, есть и русские, например, Н.Евреинов, есть даже французы — Андре Жид. Но не спорю, сильно преобладают такие, как Бабель и Мандель. И что? Никто не пишет об этом гнусных стихов.

Тем более, что ведь кого тут ни возьми — большой талант!

Например, кто же не знает Лилю Брик или Мунблита. Их вклад в русскую культуру невозможно переоценить.

— А мои читатели просто ликуют при виде таких косяков. Им нравится и то, как я называю многих русских писателей, например, Ф. — чучело, А. Т.— холуй, Н.Т. — г...о, Г. — г....ед. А могу и сразу дюжину русских писателей назвать г...юки и т.п. Читателям нравится и то, что я пишу об одном писателе: "он прошёл говнило Великой Отечественой войны"; и то, что всю русскую жизнь до пришествия дурократии я называю "сранью".

— А Бушин недоволен ещё и тем, что не только на телевидении, но и в самых верхах такие же косяки. Вот прошли почти подряд четыре премьера и четыре их заместителя, и все евреи. Чем плохо? Прекрасно! Они же один другого умней. Фрадков умней Гайдара, Кириенко умней Фрадкова, Чубайс умней Немцова, Немцов умней Явлинского и т.д. Кого ни возьми — лорд Биконсфилд!

— Тут упоминалось, что Бакланов на страницах "Еврейской газеты" хотел генерала Доватора и маршала Катукова лишить их национальности: первого — белорусской, второго — русской, и обоих объявить евреями. А что в этом плохого? Благородное дело. Мы же интернационалисты. Но Бушин этому помешал. Кто же он после этого в глазах цивилизованного сообщества?

— Знаете ли вы, может ещё сказать критик, что иные советские писатели хитроумно и коварно нахваливали в дневниках Советскую власть, дабы создать иллюзию своей лояльности и даже любви к ней. Зачем? А это для глаз будущего следователя. Вдруг их арестует ЧК-ГПУ. При обыске уж непременно обнаружит и дневник, а там — сплошные восторги о Советской власти и здравицы в честь товарища Сталина или раскаяния в своих антисоветских заблуждениях. Ну, и все подозрения тотчас рассыплются в прах. Может, ещё и орден или Сталинскую премию дадут хитрецу.

— Вот вам конкретный пример: известный до войны драматург А.Н.Афиногенов, автор многих пьес, в том числе "Машенька", по которой в 1942 году был поставлен фильм, тогда же получивший Сталинскую премию.

Он писал в дневнике, например, такое: "Нет, всё же наше поколение неблагодарно, оно не умеет ценить всех благ, данных ему Революцией. Как часто забываем мы всё, от чего избавлены, как часто морщимся и ёжимся от мелких неудобств, чьей-то несправедливости, считаем, что живём плохо. А если бы мы представили себе прошлую жизнь, её ужасы и безысходность, все наши капризы и недовольства рассеялись бы мгновенно, и мы краснели бы от стыда за свою эгоистическую забывчивость". Для кого это написано? Конечно, для КГБ! Интеллигентный человек не может думать, что в прошлом были ужасы, которых при Советской власти уже нет, как и о том, что в нынешней России столько ужасов, коих мы не ведали в Советское время.

— Афиногенов погиб в 1941 году во время налёта немецкой авиации на Москву. И случилось это в здании ЦК, на которое упала бомба. Ясно же, что писатель сознательно выбрал место своей гибели, заранее договорился с немцами, чтобы ещё раз заверить партию, правительство и лично товарища Сталина в своей преданности и любви. А известные строки из дневника Корнея Чуковского? О том, как они с Пастернаком наперебой восхищались Сталиным, увидев его в президиуме съезда комсомола, как они по дороге домой ликовали, что им удалось воочию увидеть такого человека. Да это тоже для КГБ! Вот и этот ушлый Бушин орудует так же, но идет дальше: чтобы скрыть свой антисемитизм не в дневнике разводит юдофильскую туфту, а издает целую книгу со стишками, видите ли, о еврейской девочке. Но нет, таких, как я, он не проведёт!

Владимир Довгань -- «Звук создан Богом!»

В условиях информационной блокады всего серьёзного и светлого сегодня даже композиторы-классики — Глинка, Бородин, Мусоргский, Чайковский, Римский-Корсаков, Рахманинов — вычеркнуты из русского соборного сознания. Тем удивительнее, что некоторые современные музыканты преодолевают силовые поля мракобесия. Ими восторгаются и их демонизируют, о них создаются мифы и гуляют слухи. Сам дух музыки, кажется, выталкивает их на авансцену русской жизни.

Творчество заслуженного деятеля искусств России Владимира Довганя начинает приобретать ореол больший, нежели просто музицирование. Особенно заметно это после недавней премьеры оратории "Услыши, Боже, глас мой" памяти Николая Васильевича Гоголя. Давно произведение современного автора не занимало целый концерт в Большом зале консерватории, давно слушатели не осаждали билетные кассы, надеясь приобрести благой духовный опыт. Успех был грандиозен. Кто-то услышал в оратории в первую очередь социальный протест. Но, не отрицая такого прочтения, скажем: Довгань воспевает и более глубокие темы. О них, о мистической, потаённой, неизвестной многим правде искусства — наш разговор с Владимиром Борисовичем.

"Завтра". Начнём издалека — в буквальном смысле. Правда ли, что вы, коренной москвич, купили избу в одном из самых глухих уголков русской провинции?

Владимир Довгань. Правда. Конечно, не в Сибири, но и не в ближнем Подмосковье, а на северо-восточном краю Ярославской области. Почти обезлюдевшую деревню окружают безбрежные леса, где можно всерьёз заблудиться. Там мы с женой и двумя детьми живём подолгу. Во всяком случае, летом при каждой возможности едем туда. Нас привлекают и природа, и общение с местными жителями. Среди них есть замечательные, глубокие люди, с которыми мы очень дружим.

"Завтра". А оратория "Услыши, Боже, глас мой" создавалась в Москве или в деревне?

В.Д. Последние лет восемь всё, что написал, было задумано в деревне. Там сочиняется гораздо лучше. В Москве в основном дорабатываю материал. Заметил интересный творческий эффект: темы, сочинённые в Москве, на природе воспринимаются совсем другими. Подвергаю их такой проверке: выхожу в поле и на ярославских просторах прослушиваю запись. И большинство эскизов воспринимаются неестественными. Наша городская жизнь настолько искусственна, что порождает такое же "искусственное искусство". И я вынужден отказаться от большинства московских музыкальных тем. Красота Божьего мира не приемлет причудливо изломанного городского сознания. Так что природа меня напрямую учит.

"Завтра". Мне кажется, что настоящий русский художник поклоняется не только нравственной идее, но и земным лесам, лугам, горам, рекам, морям. В вашем случае это так?

В.Д. Очень благодарен своим родителям за то, что они привили любовь к лесным походам. А уже я передал тягу к лесу своим детям. У нас есть семейная страсть — сбор грибов. Раньше среди композиторов я даже считался самым крупным специалистом по грибам. Эдисон Денисов как-то сказал: "На Западе главный миколог современной музыки — Кейдж, а в России — Довгань". Но потом ореол моей грибной славы померк, когда в Союз композиторов вступил Иван Вишневский, который собирает такие экзотические грибы, про какие я и не слыхал.

А я абсолютно неоригинален — люблю собирать белые грибы. Мне даже зимними ночами нередко снится, что хожу по ельнику, березняку или сосняку и ищу boletus edulis. И здесь я верен классической традиции. Белые обожал Петр Ильич Чайковский, а по рассказам Бориса Александровича Чайковского знаю, что вместе с Николаем Яковлевичем Мясковским они самозабвенно охотились за боровиками.

К грибам я отношусь трепетно. Бывает так: прихожу в лес и, ещё не видя ни грибочка, чувствую — они здесь! Волнение, учащённое сердцебиение… Как-то в начале мая меня посетило такое предчувствие грибов, и я подумал, что на этот раз интуиция дала сбой: для белых ещё рано. Но вскоре обнаружил выводок гигантских строчков!

"Завтра". Как рождается белый гриб — тайна: искусственно разводить его не удаётся. А рождение композитора — тайна ещё большая. Композитор — некий инженер звуков, сопрягатель нот? Или формальное мастерство — не самое главное, а композитор — понятие, в первую очередь, этическое?

В.Д. Для композитора требуется не только общая музыкальность, но и невероятная, непреодолимая тяга к музыке, которая звучит не только во внешнем мире, но, главное, — внутри самого человека. Душа ребёнка, который хочет стать композитором, должна петь. Это никак не связано ни с мастерством, ни со знаниями. Это природа.

Конечно, необходимо чисто музыкальное образование, изучение сольфеджио, нотной грамоты, теории, иначе музыку просто нельзя записать. Но, безусловно, главное здесь — это развитие личности, что подразумевает трудную работу не только над нотами, но и над собой. Кстати, давая ученикам-композиторам задания на лето, я прошу их не столько сочинять, сколько наблюдать природу и читать книги.

"Завтра". Существует целый ряд композиторов модернистского толка, которые то, что вы сейчас сказали, посчитают лишним. Можно ли примирить последователей православного советского традиционалиста Георгия Свиридова с приверженцами авангардиста-западника, звукового математика Эдисона Денисова?

В.Д. Убеждён: в основе настоящего композиторского творчества стоит не математический расчёт, а духовность. Когда я в молодости был введён в круг композиторов, близких к Денисову, Эдисон Васильевич очень хотел во мне видеть правоверного авангардиста. Но я его постоянно разочаровывал, потому что у меня были собственные взгляды, и я их открыто выражал. И меня дружески предупредили "по секрету": только не говори в этом окружении о Боге, эту тему даже затрагивать нельзя, здесь признают только технологию творчества. Тем не менее, к концу жизни Эдисон Васильевич пришёл к Богу и принял православное крещение. Это мало кто знает. И теперь я его поминаю, как раба Божьего Игоря. Пути Господни неисповедимы…

"Завтра". А вы прошли через искушение модернизмом?

В.Д. К 70-м годам, когда я вошёл в композиторский мир, были уже крайние и даже отталкивающие формы модернизма. Я с детства, как пианист, был тесно, не кабинетно, связан с публикой и видел, что от исполнителя ждут живого слова и чувства, а не искусственной модели. Конечно, интерес к авангарду существовал: были фестивали и концерты, на которые публика специально приходила смаковать необыкновенные музыкальные блюда, иногда очень странные и совершенно несъедобные. И всё же модернизм (но не крайний авангардизм) на меня влиял. Я был под воздействием многих крупнейших композиторов-новаторов, начиная от отечественных корифеев — Прокофьева, Стравинского, Шостаковича, — до западных композиторов: Бартока, Хиндемита, Берга, Мессиана…

"Завтра". Каждый из перечисленных композиторов ярко, оригинально и неповторимо национален. Шостакович развивал русские традиции Мусоргского, когда мы слушаем Мессиана, слышим не абстрактного европейца, а конкретного француза…

В.Д. Берг — австрийский композитор с особой венской культурой. А Барток — один из самых почвенных композиторов в истории! И, что примечательно, он не замыкался только на венгерском фольклоре, а впитывал в себя и румынскую, словацкую, украинскую, болгарскую, турецкую музыкальные культуры.

"Завтра". Но в какой-то момент национальная музыка стала немодной. Разве можете вы сказать, какова этническая принадлежность композиций на современных "актуальных" конкурсах и фестивалях?

В.Д. Нет, конечно. Видный авангардист Штокхаузен говорил: "Удиви меня!" Это стремление привело целые композиторские школы к утрате исторически важнейших элементов музыкального языка. От искусства ничего не осталось, кроме саморекламы. Сам предмет искусства исчез. А духовная сторона процесса такова: расцвёл музыкальный эгоизм, стремление показать "себя любимого" в искусстве, а не наоборот. "Я это придумал! Я создал новое направление! Я необыкновенный, я не такой, как все, я, я, я!" — вот клич крайнего модерниста. Этим композитор бросает вызов Богу, мировой гармонии, даже законам природы. Сейчас композиторы такого толка считают невозможным использование терцовых созвучий. Но благозвучный терцовый строй — в природе самого звука!

"Завтра". Каждый музыкальный звук — это не одна нота, а целый их пучок, называемый "обертоновым рядом" Лучше всего он слышен при ударе в колокол. И этот-то ряд в своей самой ясной части состоит из консонансов, образуя сияющее мажорное трезвучие — кстати, главный аккорд христианских богослужений.

В.Д. Да, именно так звук создан Богом. Мы можем это любить или не любить, но не можем не признавать. Это всё равно, что сказать: "Природа устарела, мы её отрицаем".

"Завтра". В обертоновом пучке присутствуют не только гармония, но и лад — организация звуков, стремящихся к единому центру. Как у А.К. Толстого: "И жизни каждая струя, любви покорная закону, стремится силой бытия неудержимо к Божью лону".

В.Д. Само русское слово "лад" содержит несколько смыслов. И отказ от музыкального лада влечёт и отрицание лада вообще. А ведь послушайте любую естественную этническую музыку — хоть старорусскую, хоть папуасскую, хоть амазонскую — она всегда строится на ладовой основе. Лад — природная необходимость, без которой невозможны ни мелодия, ни гармония. Неудивительно, что и от последних борцы с традицией также радикально отказались, подвергая осмеянию всех, для кого слово "мелодия" носит положительный смысл. А для меня мелодическая основа музыки остаётся важнейшей. Именно через мелодическую интонацию, поддерживаемую гармонией и внятным ритмом, выражаются мысли и чувства. В моём понимании это и есть музыка.

В то же время само обращение к традиции не гарантирует творческого успеха. Необходимо уметь слышать по-новому и видеть свежими глазами. Паразитировать на традиции так же неплодотворно, как и прикрывать отсутствие нравственного и художественного начала внешне "авангардными" приёмами.

"Завтра". Магистральная, веками проложенная дорога мировой музыки, мощёная гранитными булыжниками лада, мелодии, гармонии и ритма, и сегодня идёт в будущее. В России это направление представлено именами заявивших о себе ещё в середине прошлого века Романа Леденёва, Алексея Муравлёва, Владимира Рубина, Сергея Слонимского, Карена Хачатуряна, Андрея Эшпая. Их дело подхватили Владислав Агафонников, Юрий Буцко, Андрей Головин, Кирилл Волков, Валерий Калистратов, Валерий Кикта, Татьяна Смирнова, Геннадий Чернов. Затем появились вы и ваши товарищи: Алексей Ларин, Валерий Сариев, Виктор Ульянич, чуть позже — Антон Висков, Иван Вишневский, Андрей Микита, далее — Юрий Абдоков, Семён Сегаль, Александр Христианов и целый ряд других мастеров. Их концерты собирают полные залы, хотя никакой рекламы не имеют.

Вместе с тем это направление влиятельными околомузыкальными кругами из критиков и функционеров замалчивается и отодвигается от информационных и финансовых потоков. А авангард, объявленный "главной дорогой", активно поддерживается издательскими домами, теле- и радиоканалами, министерствами и агентствами по культуре. Как вы это объясните?

В.Д. На самом деле авангард испытывает серьёзнейший кризис. Декларируя погоню за новизной, это направление уже сорок лет ничего придумать не может. После минимализма и школы Лигети ничего принципиально нового не было. Обогатив в своё время звуковую палитру новыми красками и приёмами, модернизм постепенно пришёл к надлому, появился постмодернизм, в котором этот надлом и воспевается. Но апологеты авангардизма не хотят признать исчерпанность своего проекта. Может быть, отсюда такое неприятие "инакомыслия".

Помню, как в 1985 году молодые восточно-немецкие композиторы восторженно отзывались о "Севастопольской симфонии" Бориса Чайковского. "В Германии из ваших композиторов наибольшей известностью пользуется музыка Шнитке и Денисова, но она для нас привычна, такой музыки в Германии тоже много пишут. Но вот у вас появился третий композитор — Б.Чайковский. Его музыка нас поразила — она неслыханно новая". Пришлось объяснить коллегам, что Чайковский уже несколько десятилетий создавал замечательные произведения, им, к сожалению, неизвестные. Значит, уже в те годы такие сочинения прятались от меломанов. Тогда в ГДР и публика, и музыканты были в единодушном восторге от "Севастопольской", но суд музыковедов и журналистов вынес вердикт: так писать нельзя.

Музыкальный "индивидуализм" привел не только к отказу от фундаментальных элементов музыкального языка. Композитор-эгоист начал получать подпитку не свыше, а наоборот. Его вдохновение иное, чем у Баха, Малера или Рахманинова. Сам художник может и не замечать такого влияния на себя, но постепенно становится рабом тёмного духовного начала. Его вдохновение идёт на изображение зла.

Есть музыка, слушать которую скучно, — она сухая и вялая. Но лишь появляется образ зла, откуда ни возьмись берутся энергия, эмоциональность. Образы зла становятся самыми яркими в произведении. Зло само себя воспевает.

В этом религиозная драма многих художников XX века. Тёмное начало проникло в искусство, и количество зла в нём увеличилось непомерно. Даже самые образные и впечатляющие сочинения авангарда подавляют, вызывая ощущение черноты и пустоты.

Большая часть СМИ отнюдь не занимается духовным развитием человека, но, напротив, зачастую служит проводником безнравственности, жестокости, а то и откровенного сатанизма. Неудивительно, что и в искусстве находят поддержку наиболее разрушительные тенденции.

"Завтра". Возник симбиоз поклонников и проводников зла. Его философская основа — отрицание Бога.

В.Д. Мрачная философия: мир абсурден, гармония невозможна, если в искусстве возникает что-то красивое — это фальшиво. Короче говоря: мир ужасен и кошмарен, и музыка должна быть ужасна и кошмарна, как мир. Я не выдумал эти суждения: их неоднократно высказывали вслух мои коллеги.

"Завтра". В России и Украине исполняется ваша музыка на литургические тексты, вы — член экспертного совета сайта "Церковный композитор". Каким был путь к православию?

В.Д. Непростым. Родители мои — фронтовики, дети своего времени. В семье не было религиозной атмосферы. Верующей была бабушка, её молитвам я многим обязан. Приходу к Богу очень поспособствовала и классическая литература — Гоголь, Диккенс, Достоевский. Могу назвать себя верующим с 18-ти лет. Это сказалось и на творчестве. На первом курсе института им. Гнесиных источником вдохновения служило святое Евангелие, которое мне дали почитать на год. Это было наивно, но искренно: прочитывал несколько страниц Нового Завета и сочинял музыкальную тему, читал ещё несколько стихов — писал следующую тему.

Важными для духовного пути были встречи с крестьянами и священником во время поездок в Закарпатье, где на Рождество я записывал колядки.

Позднее у меня появился очень талантливый ученик Григорий Алфеев, ныне — митрополит Волоколамский Иларион и одновременно один из самых исполняемых современных композиторов. Подростком он был алтарником митрополита Волоколамского Питирима и даже писал статьи для церковного журнала, который издавал владыка.

Занимаясь с таким учеником, я сам у него учился.

Повлияло на меня и общение с некоторыми верующими коллегами по Союзу композиторов, в частности, с покойным Владимиром Ивановичем Кривцовым.

Так идея служения Богу через искусство стала моей личной идеей.

"Завтра". Не сужает ли ваши творческие возможности написание хоров на церковные тексты?

В.Д. Последние годы я веду в Российской академии музыки им. Гнесиных факультатив для студентов-композиторов "Основы сочинения русской православной музыки". Говорю студентам примерно так: любая настоящая композиторская деятельность невозможна без прославления Господа, но при сочинении храмовой музыки требования к композитору многократно возрастают. Необходимо соответствие канонам.

Вместе с тем самоограничение парадоксальным образом усиливает творческое начала, способствует достижению высокой ясности музыкальной мысли. Точный отбор простых средств делает язык более выразительным и ёмким. И скупое по фактуре, небольшое песнопение способно воздействовать мощнее длинных, замысловатых, богато аранжированных, но бедных на искренность и красоту оркестровых пьес.

"Завтра". В ваших генах присутствуют как великорусские, так и украинские предки. Ваши родители — герои великой войны. Воспитывались вы в советские годы. А ещё вы — прихожанин Церкви Христовой. Кем же вы себя ощущаете — русским, украинцем, советским, православным, не конфликтуют ли между собой эти составляющие композитора Довганя?

В.Д. С детства интересовался исторической наукой и считаю, что наша история — единый и непрерывный процесс. Объявлять какой-то период не существовавшим — "наша история начинается с 1917 или с 1991 года" — неумно и неисторично. Так и свою жизнь я бы не стал делить на какие-то временные отрезки. А в этническом плане я тоже противник деления. В конце концов, русские и украинцы настолько близки, что составляют единый, большой, славный в истории народ. Это — русские не в современном, а в древнем смысле, суперэтнос, именно в слиянности своей талантливейший и непобедимый.

А советским человеком уже после развала СССР я очень долго ощущал себя совершенно буквально. Остатки комфорта и благополучия, бывшие в моей семье, зиждились на советской основе. Я писал на нотной бумаге, выпущенной при социализме, читал книги, играл по нотам, изданным в СССР, носил советскую одежду. Наконец, жил и живу в квартире, выделенной мне советской властью. Только в 2000-х годах, когда вещи стали ветшать, в бытовом смысле стал потихоньку приближаться к современности.

Советскому периоду я благодарен. У меня были удивительные возможности получить образование у лучших учителей и исполнять свои сочинения силами лучших оркестров. Конец 70-х — начало 80-х были временем редкостного благоприятствования для молодых композиторов. Материальная свобода. Не было никаких разговоров об аренде композитором залов или оплате исполнителей. Существовало множество концертов, фестивалей, международных форумов, где звучала новая музыка. Радио и телевидение записывали и транслировали её на десятки миллионов слушателей.

Были, конечно, некие трения с чиновниками (так, меня иногда критиковали за "излишнюю трагичность"), но, если композитор имел твёрдость в отстаивании своих взглядов, он, в конце концов, вызывал уважение и признание властей.

"Завтра". Вы — симфонист, автор четырех симфоний и пяти фортепианных концертов. Нынешнее время положило эти произведения на полку — их исполнение "рыночно нецелесообразно". А может быть, вы сами не пытались включить свои симфонические партитуры в программы современных фестивалей?

В.Д. Отчего же, неоднократно пытался. Удаётся редко.

"Завтра". Зачем же вы продолжаете сочинять?

В.Д. Я люблю музыку и люблю людей. Хочется своей музыкой принести в мир больше добра и тепла. Мне близка мысль Бетховена о том, что он делает людей счастливее, потому что через его музыку с людьми говорит Бог. К этому, по мере сил, должен стремиться каждый художник.

Мне кажется, что это нужно людям. Что бы ни говорили о "смерти композитора" — пока живо человечество, жива музыка. Она — природное свойство вида Homo sapiens от древности до наших дней, подарок Всевышнего.

Исчерпалось не "композиторское творчество", но та его модель, где погоня за новизной — самоцель, где стремление удивить любой ценой заслоняет нравственную и эстетическую суть искусства, что вызывает глубокое отторжение слушателей. На смену должен прийти композитор, готовый увести свою личность в тень ради служения высшей цели искусства — прославления Бога, прославления вечной любви, добра и красоты.

Традиционная музыка жива. Но для того, чтобы большинство людей вновь испытали доверие к ней, захотели сделать её частью собственной жизни, им нужно, для начала, просто узнать о такой музыке. А в России телевидение и радио молчат о ней, в отличие, скажем, от Англии и Франции. Но без широковещательного электронного средства массовой информации, транслирующего, наряду с шедеврами классики, яркие современные произведения, магистральная дорога русского искусства ведёт в тупик, в резервацию.

"Завтра". Что же, помечтаем, чтобы это поняли влиятельные люди во власти и бизнесе, желающие духовного возрождения страны…

Беседовал Сергей Ахтырский

-- Открытие композитора

Имя Ивана Вишневского известно довольно широко. Из публикаций в книгах и статьях известно, что он — мастер хорового жанра, блестяще учился в Российской академии музыки, был любимым учеником и младшим другом Георгия Свиридова, который написал о нём: "Хоры Ивана Сергеевича Вишневского — это что-то изумительное. Настоящая находка!.. Вишневский — настоящий почвенный композитор. Чувствуются его дворянские корни".

Но сама музыка Ивана Вишневского известна народу плохо. Сегодняшние радиостанции сочинения русских композиторов не записывают и не транслируют. Послушать их можно только на нечастых концертах, которые не рекламируются официальными СМИ. Однако концерты такие всегда становятся важным духовным событием.

Одно из них состоится 24 мая, в 19.00, в Большом зале Дома композиторов (угол Тверской улицы и Брюсова переулка). Это юбилейный авторский концерт Ивана Вишневского. Прозвучат сочинения разных лет. Это "Крымские очерки" для сопрано и фортепиано (слова русских поэтов,1987). Соната для фортепиано №3 (2009), романсы на слова А.К. Толстого и Вечеслава Казакевича (1884-2005). В хоровом отделении. наряду с фрагментами неоднократно звучавших "Ладных песен", "Дорог Николая Рубцова", циклов на народные тексты и слова Сергея Есенина, впервые прозвучат части из оратории по Гоголю и цикла "Из песнопений вечерни". Все произведения воспевают любовь: к Богу, Родине, природе, женщине. В концерте принимают участие высококлассные музыканты: пианисты Владимир Довгань и Александр Муравьёв, певицы Инга Бернацкая и Мария Пономарёва, а из Владимира приедет прославленный камерный хор "Распев" под управлением Натальи Колесниковой.

Соб. Инф.

Борис Лизнёв -- Первый план

В девяностые годы, когда к власти повсеместно пришли либеральные демократы, любители "свободы, гласности и перестройки", многих сотрудников Ленфильма, не вписавшихся в новую концепцию, вышвырнули из кинематографа. В том числе и меня. Десять лет я жил в деревне, помогая матери в сельскохозяйственных работах, практически перейдя к натуральному хозяйству.

Деревня уже тогда представляла собой тяжёлое зрелище. Вымирающие селения, молодёжь перемещалась в города, потому что работа в поле потеряла всякий смысл и перспективу. В деревнях доживали свой век одни старики. Уже не было ни песен, ни привычного шума, состоящего из звуков, издаваемых животными, различной сельскохозяйственной техникой. Везде умирание и угасание.

Однажды наша знакомая Наталья позвонила и сообщила, что съезжает с дачи. Она попросила взять в нашу деревню её петуха, которого она просто не могла зарезать. "Возьмите его, не пожалеете! Петух уж больно хорош, он особенный, просто Золотой Петушок", — расхваливала Наталья своего питомца. Она была столь настойчива, что я не мог отказать.

Наталья привезла петуха в большой картонной коробке. Птица вела себя смирно и достойно. Только утром, пока мы ждали автобус, при первых лучах солнца петух прокукарекал из своей коробки. Тут же у кого-то запищали котята в лукошке, в мешке хрюкнул поросёнок, за зданием станции залаяли собаки. По сонным людям вокруг прошла волна оживления, послышался смех. Своим возгласом петух ознаменовал рождение нового дня и, я бы даже сказал, новую веху в жизни нашей деревни.

Я привёз петуха и отдал его своей крёстной тётке, которая жила неподалёку. Когда мы открыли коробку, новый петух выпрыгнул на свободу и показал себя во всей красе. Огромный, с многорядным гребнем, пёстрые перья переливаются перламутром в лучах солнца.

"Ай да петух", — вырвалось у меня тогда. Тем временем он прыгнул и поскакал на двор. Быстро прогнал старого петуха, все обитатели курятника сразу же приняли его за главного. Крёстная тут же обронила: "Ну вот и хозяин пришёл".

Петух по-своему понял возложенную на него роль. В первый же день он обошёл всю территорию двора, обозначив незримую границу.

Этот петух был, по всей видимости, какой-то бойцовской породы, потому что те, кто пересекал границу его территории, были нещадно им биты. В первый же день он напал на нашу соседку и даже слегка порвал ей юбку. Она в ужасе бросилась бежать подальше от этого петуха, затем ещё долго ругалась.

На следующий день петух клюнул проходившую мимо школьницу. Такие случаи стали происходить постоянно. Через три дня жизнь в деревне коренным образом изменилась. Все обсуждали петуха, вспоминали, кого он клюнул, на кого напал.

Через несколько дней, находясь в магазине, я увидел, удивлённые, оживлённые лица людей и услышал их разговоры, касаемо петуха. В тот же вечер меня вызвал председатель колхоза с просьбой возместить ущерб — петух снова порвал чью-то куртку.

Петух же продолжал с непоколебимой стойкостью охранять свою территорию, всё так же курсируя по незримой линии границы. И когда вдалеке появлялся кто-то чужой, он летел на него с неимоверной скоростью, прыгал, атаковал, клевал, даже мужики шли мимо этого места, держа наготове палку. Сторожевой пёс моей тётки по кличке Дружок, увидев, как хорошо с его обязанностями справляется петух, ушёл в соседнюю деревню.

Казус случился и со мной. Я нёс из колодца воду, у меня развязался ботинок. Нагнулся, чтобы зашнуровать его, в этот момент кто-то изрядно саданул меня в зад. Я полетел в лужу. Поднявшись через мгновение, я обернулся и увидел стоящего передо мной в бойцовской стойке петуха.

С тех пор я ходил с палкой. Петух был существом хитрым, поэтому, когда видел палку, то не проявлял своих агрессивных чувств.

Разговоры и легенды о петухе не прекращали множиться. Деревня, которая ещё совсем недавно казалась умирающей, ожила, петух влил какую-то свежую энергию, принёс новые эмоции, и жизнь зажурчала. Местный оппозиционер однажды высказался в том смысле, что таких бы петушков штук двести, — тогда можно и на Москву…

Всё кончилось прозаически. В нашей деревне жила активная, энергичная женщина, но звали её почему-то Нюра Неживая. У неё была единственная в деревне лошадь. Все к ней приходили на поклон, слезно просили лошадь и она, в конце концов, её давала.

Она пришла к моей крёстной с блинами кого-то помянуть. Петух увидел, что около его дома чужой человек, и рванулся со всей яростью и бескомпромиссностью поставленной самому себе задачи. Через две минуты он разорвал болоньевую куртку Нюры, при этом даже не взглянул в сторону блинов.

"Придёте ещё за лошадью, посмотрите у меня! Устроили здесь…", — зло повторяла Нюра, удаляясь. Этот случай решил судьбу петуха. Мой крёстный, выпив стакан браги, взял топор и вышел во двор.

Весть о том, что петуха больше нет, разнеслась очень быстро. Ещё три дня все активно обсуждали это событие, по-разному оценивая его. Некоторым, как мне показалось, даже стало жаль погибшего героя. А потом постепенно всё стихло, и деревенская жизнь вернулась к своему прежнему состоянию. Дружок вернулся из соседней деревни и снова принялся лениво охранять двор.

Полная аудиозапись монолога:

Предложение: услуги грузчиков по сниженной цене у нас.

Анастасия Белокурова -- Из ГУЛАГа к Гангу

КАДР ИЗ ФИЛЬМА

"Путь домой" (The Way Back, США, 2010, режиссёр — Питер Уир, в ролях — Колин Фаррелл, Джим Стерджесс, Марк Стронг, Драгош Букур, Эд Харрис, Александру Поточан, Сирша Ронан, Густаф Скарсгард, Себастьян Урзендовский, Захари Бахаров).

В последнем фильме некогда очень хорошего австралийского режиссёра Питера Уира мы видим очередную впечатляющую картину нравов из цикла "Советский Союз глазами капиталистического мира". Жаль только, в данном случае зрелище это не вызывает ответного душевного трепета. Банальнейшее из банальных название точно определяет его тоскливую атмосферу.

1940 год. Польша, оккупированная советскими войсками, стонет в железных объятиях гэбистского каземата. Молодой поляк с невыразительным, но интеллигентным лицом, зовут его Януш (Джим Стерджесс), подвергается допросам лысого чекистского мордоворота. Измождённая пытками жена Януша свидетельствует против него — мол, не чтил муженёк вождя всех народов товарища Сталина — и парень отправляется прямиком в Сибирь. В стране снегов и морозов ему суждено провести по приговору долгих двадцать лет.

В лагере новоприбывший слышит от охранника сакраментальную фразу: "Не пытайтесь бежать! Если вас не убьёт природа, за неё это сделает местное население — им за это платят". Но, вдохновлённый мечтой о свободе, поляк и не думает "гнуться и ломаться". К тому же вокруг подобралась интернациональная компания — русский татуированный воин-уркаган Валька (Колен Фаррелл), немолодой, но крепкий характером американец мистер Смит (Эд Харрис) и актёр Хабаров (Марк Стронг) — он-то и уговаривает компанию бежать "от проклятой погони" в суровую ненастную ночь.

Побег удался без проблем — никакие лагеря не удержат столь доблестных и свободолюбивых ребят в тисках коммунизма. Но теперь группа вынуждена пробираться в сторону Байкала, минуя по пути "ужасы" советской зимней природы — голод, холод и лязганья волчьих клыков.

Как-то раз беглецы находят в таёжном лесу(!) юную польскую девушку Ирену (Сирша Ронан). И забирают дикарку с собой — привет Алексею Учителю и фильму "Край" (и в том, и другом случае в событиях и настроениях проскальзывает нечто ощутимо общее). Минуя долгие месяцы пути, пройдя пешком Монголию и Тибет, герои достигают берегов Ганга, и свобода обретает сладкий привкус реальности. Только вот зрителю от этого счастья ни тепло, ни холодно. Ни тебе дьявольских интриг, ни сложностей взаимоотношений, ни правды жизни, наконец.

Вся эта безудержная в своей серьёзности вампука основана на бестселлере поляка Славомира Равича "Побег из сталинского лагеря", написанного в 1956 году. Поначалу история о том, как Равич с компанией ещё шести заключённых совершили этот немыслимый побег преподносилась как реальные мемуары. Книга была написана на основе бесед с главным героем и была переведена впоследствии на 25 мировых языков. В дальнейшем выяснилось, что Равич, действительно сидевший в Гулаге, был выпущен по амнистии в 1942-м и переправлен в Иран. Ходили версии, что поляк использовал для "воспоминаний" чьи-то иные достижения — мол, был побег, но осуществлён он был другими людьми и в другое время. Так или иначе, воля к свободе оказалась заимствованной.

Поэтому духоподъёмные интонации, в изобилии насыщающие вынужденный поход бывших пленников коммунизма, выглядят фальшивой натяжкой. А обличение советского строя — странным для современного западного кино анахронизмом. На этом поприще пока ещё никак не устанут трудиться отечественные кинематографисты. За океаном политически ангажированное кино предпочитает рассматривать уже совсем другие — более насущные — проблемы.

Что заставило австралийского режиссёра, в послужном списке которого есть несколько по-настоящему выдающихся лент, взяться за экранизацию книжки Равича, понять крайне сложно. Питер Уир вошёл в историю в 1975 году, когда у себя на родине снял бесспорный шедевр мирового кино — "Пикник у Висячей скалы". И закрепил славу главного режиссёра "новой австралийской волны" картиной "Последняя волна" (1977). Название оказалось симптоматичным — ни до ни после страна коал и кенгуру не породила для мира ничего более внятного в плане серьёзной режиссуры. Это цунами, перекинувшись на большой континент, так и осталось для Австралии последним всплеском, захлестнувшим новый свет.

Перебравшись в Америку, Питер Уир обогатил местную киноидустрию очень хорошими фильмами "Свидетель" с Харрисоном Фордом и "Шоу Трумана" с Джимом Керри. Не стоит забывать и о добротном "Хозяине морей: На краю земли" с Расселом Кроу. Всех их объединяло одно: "Я знаю только про одну неотвязную тему. Меня завораживают люди в изолированных условиях. Долгие путешествия на кораблях и комнаты ожидания, и лифты… безотказно захватывают меня, потому что тут люди открывают всё то, о чём не говорят вслух", — открывал свои творческие методы Питер Уир. Но в случае "Пути домой" эта схема, увы, не сработала. И впервые стала причиной для однозначного провала.

Ясно, что Уира интересовала не столько политика, сколько демонстрация героизма отдельных индивидуумов на фоне величия природы. Преодоление трудностей волей несгибаемого характера. Но формат передачи "Клуб кинопутешественников", в который с каждым пройденным этапом неумолимо скатывается это кино, лишает действие необходимого пафоса, содержания, наполненного смыслом. И вызывает только недоумение. И если отбросить идеологию — то, как воспринимают иностранцы Россию, всегда любопытно — от фильма не останется практически ничего. Характеры героев прописаны настолько небрежно, что они не вызывают практически никаких чувств — ни сострадания, ни сопереживания, ни раздражения. Увидят ли странники долгожданный Ганг по ходу фильма? Увы, это становится совершенно неважным. В памяти останется только акцент Колина Фаррелла, с непревзойдённой интонацией произносящего по-русски: "Свитер хочу!". И парочка видов родной природы, снимавшейся, к слову, не в Сибири, а в Болгарии. Монголия также не удостоилась чести быть запечатлённой на плёнке рукой мастера — вместо неё в кадре фигурируют пески Марокко. Ситуация — типичная для подделок, коими так богата наша современность. А подлинный героизм ныне требуется выдумать заново.

Марина Алексинская -- «Фром май харт...»

Они это делают нарочно или по недоразумению? Они — гроссмейстеры, как Гарри Каспаров, или провокаторы, как Дмитрий Богров? Как бы то ни было, команда из Алексея Ратманского (хореограф), Леонида Десятникова (композитор) и Александра Ведерникова (дирижер-постановщик) делают хорошую мину при плохой игре. Кто бы мог подумать? Четыре года назад команда замыслила советский миф, балет "Утраченные иллюзии", развеять, а советник Президента РФ Сергей Караганов взял и объявил de Сталинизацию.

В среде российской элиты нынче так модно: глодать кости советского прошлого и скупать в антикварках советский фарфор. 24 апреля Большой театр дал премьеру — балет "Утраченные иллюзии". Это недурное пополнение для коллекции советского стиля 30-х. В провенансе балета — фамилия самой Улановой. А значит, фальшак от Ратманского взметнётся в цене.

Интерес господина Ратманского к советским балетам — костёр амбиций. Под улюлюканье либералов приравнять сюжетность в балете к патриотизму, Алексей Ратманский — вуаля! — вернул на сцену эталон сюжетности — балеты "Светлый ручей" и "Пламя Парижа". Что ж, господин Ратманский — известный enfant terrible. Ему всё можно. Одной рукой, он — резидент American Ballet Theater, формирует лицо Америки, а другой играет, как с игрушкой, на сцене Большого театра с советским драмбалетом.

Драмбалет — паспорт балета 30-х. В поисках новой формы советские хореографы обратились тогда к произведениям классической литературы. В монументальных декорациях они развернули на сцене театральные полотна, потребовав от артистов балета подняться на уровень шекспировских страстей. Балет Ростислава Захарова "Утраченные иллюзии" — один из них. Автор либретто и сценограф — Владимир Дмитриев, режиссер — Сергей Радлов, композитор — Борис Асафьев. Премьера балета состоялась в Кировском театре в 1936 году. Новость о том, что в Кировском репетируют балет на тему романа Бальзака вызывала толки задолго до премьеры. "Танцевать Бальзака", "руками и ногами" раскрывать социальный и философский смысл "Человеческой комедии" казалось нелепым и невозможным. Но невозможное возможно. "Спектакль, — по слову театрального критика Бориса Львова-Анохина, — убедил сомневающихся. И прежде всего убедила Уланова. Она заставила поверить в то, что можно "танцевать Бальзака". Она заставила поверить в то, что балету доступны самые сложные темы и образы. Она доказала, что поэзия танца может естественно соединиться с правдой жизни и глубиной мысли". Однако долгой сценической жизни "Утраченные иллюзии" не имел. Винили либретто, отсутствие драматургического единства, нарастания и развития действия.

Действие балета происходит в балетном мире Парижа эпохи романтизма. Начинающий композитор Люсьен, коллизия между балеринами Корали и Флориной. Балеты в балете: "Сильфида" с Корали и "В горах Богемии" с Флориной как бы воспроизводят легенду о поединке между танцовщицами века Марией Тальони и Фанни Эльслер. С Корали Люсьен узнает "слезы восторга", успех своего балета "Сильфида". Он увлекается Корали. Но светлое чувство разбивается с "улыбкой радости" об интрижку Флорины. Праздность жизни, Париж у ног — светские ощущения вскружили Люсьену голову и рассеялись с парами абсента. Люсьен в отчаянии. Он хочет свести счеты с жизнью, но не хватает сил. Он возвращается к Корали. В доме запустение. Корали мучительно пережила крах мечты и вернулась к богатому покровителю. Люсьен понимает: вот только утраченные иллюзии не вернешь. "Мы взяли старое либретто Дмитриева, — цитирую господина Ратманского, — /…/ там всё на месте, всё понятно". С ним команда и приготовилась взять реванш.

Е2-Е4 "Утраченных иллюзий" от Ратманского ждали от Жерома Каплан. Задолго до премьеры я слышала о приглашенном французском художнике, о великолепных его реалистических декорациях. Вспоминались солнечные ощущения Улановой, которые вызывали у нее "уют веселой, нарядной комнаты Корали с горящим камином, глубоким креслом и совсем другое в последней картине; та же комната вызывала зябкое чувство одиночества, безысходности: беспорядок, голые стены, пятна от снятых и проданных картин, разбросанные платья". Увиденное сегодня превзошло ожидания. Был дан даже просцениум: виды Парижа с Моста искусств с его чугунными фонарями, театральными тумбами. Собственно говоря, это всё, что поманило надеждой на иллюзорный образ Парижа 1830-х. Оформление последующих картин: апартаменты Корали, дворец Герцога — обернулось в банальность. Лестница а ля из "Икеи", подразумеваемый второй этаж обеспечивают роскошь обстановки содержанки. Альков, круглый стол для игры в карты — риски и азарт праздной жизни. Менее всего декорации Жерома Каплан будоражили воображение Парижем "роккобарокко". Они задали эстетику сериалов, где декорации — столб, обозначение действия.

Новое поколение артистов Большого театра знает эстетику сериала тоже не понаслышке. Что воспитало их художественный вкус, если не "Санта Барбара"? На каких зияющих пустотах драматического театра росли они? Сегодняшним артистам не до страстей Шекспира. Комиксы научили их страсти обозначать. Хореография выстроена на обозначении драматических монологов, затянутых пантомимных сцен. Заламывание рук, многозначительность поз, роденовская задумчивость — эти приемы провинциальных подмостков — Алексей Ратманский оживил столичным трюком. Флорина крутит классические 32 фуэте на столе. Тогда впервые можно схватиться за валидол: как бы балерина не свинтила на пол. И дальше — снова сериал. Унылый, как схема уведённого из-под носа сокровища. Даже стилизация "Сильфиды" оказалась всем чем угодно, только не напоминанием о старинных гравюрах с изображением великой балерины прошлого. Да и за спинами тальониевских тюник вместо прозрачных, ломких, как слюда, крылышек болтались нехилых таких размеров изумрудные крылья.

Возможно, Алексей Ратманский и Леонид Десятников в работе над "Утраченными иллюзиями" думали о Морисе Равеле. Возможно, призрак Мориса Равеля преследовал их, как Гамлета — Призрак отца. Балет, как шарманка, вдоволь воспроизводит одни и те же па, одни и те же комбинации под одни и те же музыкальные фрагменты. Но без эффекта "Болеро". Причем сильные доли музыки совпадают с фиксацией артистами балета прыжка. Создавалось такое впечатление, что композитор зарисовывал музыку на коленях, во время экзерсиса, прямо в репетиционном зале. В 1830-х годах экзерсисы исполнялись под скрипку. Господин Десятников — верист. В партитуре — торжество струнных. Рояль вступает лишь в третьем акте, как бы напоминая торжество изречения: один удар по клавишам — уже звук, а два удара — уже музыка. Любит господин Десятников подпустить в свои опусы вокала. Эдакого русского плача. На этот раз он положил на музыку стихотворение Тютчева, на французском и русском языке, из-за чего, по слову композитора, "невозможно определить, где свое и где чужое".

Пока суть да дело, пока разберутся, где "своё", а где "чужое", специалисты балета разбились, обогнав политиков, на два фронта. Одни утверждают: провал "Утраченных иллюзий" потому, что господин Десятников "не сумел сочинить ни одной запоминающейся лирической темы". Другие — провал "Утраченных иллюзий" потому, что господин Ратманский "создал свой самый недансантный балет". Прощай, оружие, в одном: "лучший композитор написал музыку для лучшего хореографа".

Любопытно, конечно, что думают сами "лучшие"? Тени сомнений героев не смущают. Алексей Ратманский: "Наверное, так работали в старину — композитор приносит тебе готовый номер к репетиции. Это очень страшно и весело. Вообще я отношусь к музыке Десятникова, как к чуду, случившемуся в моей балетмейстерской жизни". Леонид Десятников: "Когда я рассказывал оркестру сюжет, скрипач Кирилл Филатов сказал: "Ага, еще одно дитя Розенталя". Он был прав: "Утраченные иллюзии" отчасти продолжение этой темы.… он, если угодно, весь стилизация, и в то же время — "от души", спокен фром май харт, как сейчас выражаются".

Хотелось бы тоже продолжить "эту тему". Хотелось бы спросить Алексея Ратманского и Ко. За двадцать пять лет свободы от тоталитаризма, чем потрясли вы мир, кроме почивших в бозе "Детей Розенталя" и очередного удара по мухе с замахом на слона? Опять свободы не хватает! "Дайте нам свободы делать те ошибки, — отвечают за них, — которые нам нравятся". Еще за них говорят так. "Сам Ратманский, — ликует автор "Известий", — похоже, давно утратил иллюзии относительно популярных в России понятий "русский балет" и "русский хореограф". Господин Десятников, тот и вовсе — от "русского" как от чумы. Перешел на английский. На "фром май харт" выражается. Советский фашизм, — "фром май харт" негодует, — запрещал "новое искусство"! И только он, — добавляет на закавыченном русском, — партизан Леня Десятников, будучи студентом Ленинградской консерватории, изучал в спецхране под прицелом гебиста партитуру Альбана Берга. Господин Десятников ещё и говорить не научился, как "новое искусство" звучало в концертных залах Москвы: Мария Юдина играла Бартока, Берга, Кшенека, Жоливо. Господину Десятникову всё нипочём! "Утраченные иллюзии" запретили, — учит на "фром май харт", — по политической статье. Ну, сами подумайте, какие в "совке"?— смеется "лучший композитор", — могли быть "банкиры", "большие деньги", "содержанки"? Жду новости: команда либретто "Травиаты" переписывает.

Впрочем, конфетти и фантики либеральных смыслов гроша ломаного не стоят даже на блошиных рынках Парижа. И не фальшак от Ратманского меня занимает. Просто, думая о беспомощности вольных художников создать хотя бы иллюзию, чтобы было что утрачивать, меня одолевают иные вопросы:

кто мы? — спрашиваю я себя, — если гордимся Пушкиным и бросаем камни в царскую Россию?

кто мы? — спрашиваю я себя, — если клянем "кровавого" Николая и зырим, как "царь Борис" палит из танков по Парламенту?

кто мы? — спрашиваю я себя, — если предаем самый пышный Двор Европы и, прилипнув к экранам, слюну пускаем по монархическим сказкам Виндзоров?

кто мы? — спрашиваю я себя, — если без ума от технологий "Аватара", а "метафора Эйзенштейна" — да черт бы с нею?

"Один сезон наш бог — Ван-Гог, другой сезон — Сезанн!"

Ведь никто не заставляет нас то разоблачать русских, то свергать с пьедесталов советских богов и рыдать над "Богатые тоже плачут". Но мы разоблачаем. Но мы свергаем. Ни Двора уж, ни кола. Ветхозаветные "фром май харт" — в утешение.

P.S. На "фром май харт", кстати, сейчас так и выражаются. "Би Инглэнд уот ши уил, уив ол хё фолтс, ши из май кантри стил". Что в переводе господина Десятникова значит: "Какой бы ни была Англия, со всеми её пороками, это — моя страна".

Фёдор Бирюков -- Апостроф

Эрнст Юнгер. Семьдесят минуло 1965-70 (Излучения III). — М.: ООО "Ад Маргинем Пресс", 2011. — 704 с.

"Достигнут библейский возраст — довольно странное ощущение для человека, который в молодости никогда не надеялся дожить даже до тридцати", — так начинается книга Эрнста Юнгера, дожившего, кстати, до истинно библейского возраста — почти 103 года. Вся разница лишь в том, что ветхозаветные патриархи в такие годы, пригладив бороды, заводили детей, а сегодня — да и позавчера уже — единицы дотянувших до столь ослепительно-белоснежных седин с помпой укладываются в гроб, он же ковчег для рискованного плавания в лучший мир.

Но возраст есть возраст, он требует уважения, и не важно, как двигаться дальше: с люлькой по жизни, или же — в катафалке из жизни. Главное — движение. Библейский человек был явно здоровее нынешнего — последнего? — человека, а потому искреннее удивление по этому поводу такого мощного старика, каким был немецкий воин-писатель Юнгер, вполне оправданно. Но чем же еще столь удивительна наша урбанизированная жизнь, как не такими вот феноменами?!

Для русского читателя любое очередное издание германского литературного кшатрия на русском языке — событие, новость, а для многих — и радость. Признаюсь, приобретя на днях в магазине этот совсем не дешёвый и увесистый том, я испытал почти детский восторг — оттого, что в жизни случилось нечто хорошее. Юнгер снова будет курить черешневую трубку, рассказывать были — словно античные поэмы — и угощать терпким красным вином — как та кровь, которой русские и немцы щедро оросили почву Европы в минувшем XX столетии.

В России уже издано достаточно работ старины Эрнста, чтобы заинтересованный читатель мог сформировать вполне адекватное и объёмное представление о масштабах и формах этого необычного литературного явления. Мы изучили хрестоматийные труды "Рабочий" и "Тотальная мобилизация" (там Юнгер ловко преодолел модный марксизм, не опровергая при этом бородача Карла, но обнажая его поверхностность в целом ряде важнейших мировоззренческих вопросов). Прочитали пронзительно дерзкую, героическую и по-античному трагическую новеллу "Лейтенант Штурм". И раннюю, романтически-радикальную публицистику ("Националистическая революция"). И загадочный, сумрачно-сказочный роман "На мраморных утёсах". И тревожный утопично-тоталитарный (в исконном, хорошем смысле слова) "Гелиополь", чем-то напоминающий по стилю Германа Гессе. И две различные версии "Сердца искателя приключений". И толстые тома дневников разных лет: от юношеских записей времён Первой мировой войны ("В стальных грозах") до записок после Второй мировой войны ("Годы оккупации"). Теперь вот новые записи, запечатлевшие раннюю осень патриарха… Но даже эта осень получилась длиною в целую жизнь, какой удостаивается далеко не каждый смертный.

Эрнст Юнгер известен нам прежде всего как яркий представитель движения Консервативной революции в Германии. В 20-х–30-х годах XX столетия молодой офицер-фронтовик Юнгер писал зажигательные национал-революционные статьи с названиями типа: "Национализм", "Революция", "Кровь" и "Воля". Впрочем, с приходом к власти НСДАП Юнгер предпочел демонстративно дистанцироваться от гитлеровского режима. Но сам режим настолько нуждался хотя бы в простом присутствии где-то рядом широко известного и уважаемого в обществе автора, что не стал покушаться на бунтарскую позицию Юнгера, на его физическую и духовную свободу. При этом справедливости ради отметим, что многих его современников такое независимое поведение привело прямиком в концлагерь, как, например, идеолога немецкого национал-большевизма Эрнста Никиша, близкого друга писателя. Но Эрнст Юнгер однозначно предпочитал такому печальному исходу куда более интересные предприятия — войны и путешествия. Именно яростные битвы "с железом и кровью" и радостные скитания "искателя приключений" — основные темы юнгеровских дневников. Это две ипостаси бытия, сквозь которые проживается всё остальное: ночи и дни, сады и дороги, хорошие книги, женщины и вина, стальные грозы, излучения… Вся окружающая нас жизнь.

Поэтому Консервативная революция — лишь эпизод из более чем столетней жизни Юнгера. С другой стороны, мало кто кроме Эрнста Юнгера может претендовать на всю полноту выражения консервативно-революционных идей — не столько как политической программы или прикладной идеологии, сколько как целостного радикально антибуржуазного мировоззрения. Деятельного миросозерцания героев, великих одиночек, первопроходцев, аскетов-подвижников, прирождённых воинов и творцов. "Большие главы истории начинаются с новой религии, а главы в жизни одиночки — с новой молитвы". Героический экзистенциалист — так назвал бы я Эрнста Юнгера.

И вот перед нами обширное собрание очередных глав из жизни одиночки, с неизменным любопытством исследующего всё новые и новые уголки мира, открывающего для себя белый свет. Книга "Семьдесят минуло…" написана во время морского путешествия. Её страницы щедро излучают Солнце. В этих записях слышится шум волн, солёные дуновения ветра, крики чаек. И далёкий гул невиданных глубоководных чудовищ, знакомых нам разве что по средневековым географическим картам да внезапным озарениям Лавкрафта...

Собирайтесь в дорогу, приключения ждут! Нам понадобятся новые молитвы.

Андрей Смирнов -- Музон

Ляпис Трубецкой. "Весёлые картинки" ("Союз") 2011.

После трилогии "Капитал"—"Manifest"—"Культпросвет", которую венчал диск "Агит-поп" для европейской аудитории, музыканты видной белорусской группы выпустили альбом, который можно обозначить как передышку в боях или корректировку ориентиров. Не уверен, стоит ли интерпретировать "Весёлые картинки" как некий новый этап развития "Ляписа Трубецкого". Очевидно одно: на пороге сорокалетия Сергей Михалок вновь делится своими сомнениями, переживаниями, надеждами. Перед нами всё тот же поэт, мечтатель, бунтарь.

По словам Михалка: "Три предыдущих пластинки были бронебойными по музыке и прямолинейными по смыслу. Для нас было важно рассказать о своем мировоззрении, поэтому мы использовали минимальные выразительные средства, чтобы они никоим образом не приукрашали и не искажали то, что мы хотели донести до публики. А в "Веселых картинках" на первый план выходят не идеи, а эмоции, поэтому, работая над этим альбомом, мы решили отказаться от всех догм и разрушить свои собственные стереотипы о звучании группы "Ляпис Трубецкой". Наша программа в последнее время превратилась в музыкальный "Хаммер", это была программа-танк. Мы вообще отказались от исполнения медленных композиций, единственной медленной и чувственной песней, которую мы играли, были "Огоньки". А треки с альбома "Веселые картинки" сделают наши концерты более интересными, потому что в них будут минуты эмоционального отдыха, когда и зритель, и артист могут немножко помедитировать… Альбом — не камерный по звучанию, он камерный по поэтической концепции. Если в предыдущих альбомах мне было важно собрать громадную аудиторию, говорить с масскультом, с толпой, то сейчас мне интересно заглянуть в глаза каждому слушателю. И в принципе я здесь раскрываюсь больше, чем в других альбомах. Здесь больше не маски, не образа вот этого поэта с кастетом в руке. А больше каких-то вопросов, чем ответов. А это уже состояние такое интимное. Вопрос — это интимное состояние, а ответ — это общественное состояние".

Двенадцать композиций на 37 минут, минимум привычных бодрых дудок, и подборка песен вряд ли претендует на концептуальный расчёт. Что при этом точно не работает против хитового потенциала, даже скорее наоборот: у треков "Веселых картинок" возможностей отправиться в "свободное плавание" популярности, побольше чем у "культпросветовских" номеров, привязанных к концепции альбома.

"Веселые картинки" — порой и не особо-то весёлые, а иногда просто "переводные". Так, на альбоме — "Африка" и "Зоопарк", соответственно, поклоны Сергею Белоусову (Олди) и Егору Летову. Впрочем, обе песни явно эмоционально-мировоззренчески близки белорусам. Заодно чувствуются приветы панк-классике, Сиэтлу, да и самим себе, пожалуй.

В записи пластинки участвовало множество приглашенных музыкантов, активно использовались различные инструменты — тут тебе и ситар, и клавесин, и мандолина, и сопилка. Звучание довольно разнообразно, вокал уверенно-убедителен и настроений целый веер — некоторые песни почти спорят друг с другом. "Весёлые картинки" — это призыв оставаться верным идеалам молодости и мудрость отшельника, выпады в адрес социальной реальности и ирония, исповедь и калейдоскоп имён, символов, намёков.

Искал золотое руно,

Как древние аргонавты,

Нырял на самое дно,

Где Ктулху — дитя Лавкрафта.

Рождественский сон в январе

Явил откровенье, как в сказке:

Все истины есть в букваре

И в детской книжке-раскраске.

Нынешний политический курс группы согласия точно не вызывает — безо всякого Оруэлла. Странно ожидать от любой системы понимания симпатий в отношении попытки государственного переворота — сложно иначе интерпретировать беспорядки в ночь после выборов. Хотя, надо полагать, культурная политика власти могла бы быть и помобильнее. Пока налицо малопродуктивное для обеих сторон противостояние.

Да и духовные ориентиры "Ляписа" вызывают желание как минимум дискуссии — теософский хит "Я верю" скорее напоминает "Четыре друга" от "Ногу свело", пусть и не так примитивно безвкусен. Для Михалка это возможность разобраться в мировом устройстве: "Я уверен, что каждый народ и каждый человек несёт в себе частицу какой-то сакральной истины, неважно, образованный это человек или неграмотный, злой или добрый, президент или шахтёр, религиозный деятель или атеист. И только прислушиваясь друг к другу, только сообща, в солидарности, дружбе и взаимоуважении, мы можем попытаться хотя бы на шаг приблизиться к божественному замыслу. Это очень серьёзная вещь, и я в это верю".

Всё это не сильно монтируется с социальным радикализмом, антиглобализмом. В поиске ассоциаций скорее на ум приходит титр из фильма "Метрополис": "Посредником между головой и руками должно быть сердце". Впрочем, на "партийную" дисциплину и доктринёрство "Ляпис Трубецкой" точно не подписывался.

Андрей Фефелов -- Евгений-воин

Воин Евгений представляется мне, словно выходящим из сумерек. Что это за сумерки? Быть может, это "тьма внешняя", иначе говоря, наша с вами тревожная эпоха; мир, облекшийся в траур по утерянному смыслу. Или это значительные сумерки храма, в которых таинственно плавают разноцветные светила, молчат иконы?

А может быть, эти сумерки — живое, клубящееся и дышащее море русского народа, из глубины которого медленно всплывает навстречу заре легкий золотой корабль?

БИОГРАФИЯ

Евгений Александрович Родионов родился 23 мая 1977 года в селе Чибирлей Кузнецкого района Пензенской области, погиб 23 мая 1996 года близ села Бамут в Чечне.

Отец Евгения, Александр Константинович, был столяром, плотником, мебельщиком (скончался через четыре дня после похорон сына). Мать — Любовь Васильевна, по специальности мебельщик-технолог.

Евгений окончил девять классов общеобразовательной школы в посёлке Курилово Подольского района Московской области, а затем работал на мебельной фабрике, учился на шофёра. Весной 1995 года был призван в ряды Вооруженных Сил, в состав пограничных войск РФ.

Зимой 1996 года в районе границы Чечни с Ингушетией вместе с тремя сослуживцами (Александром Железновым, Андреем Трусовым, Игорем Яковлевым) попал в плен к боевикам.

Находился в плену в селе Бамут в течение ста дней, на протяжении которых подвергался избиениям и пыткам.

В день своего рождения, в праздник Вознесения, вместе с тремя пленными товарищами был выведен в лес. Всем четверым было предложено перейти в ислам и присоединиться к банде.

Имеющему нательный крестик Родионову было предложено сорвать с себя символ Христа и тем самым сохранить себе жизнь. После отказа два пленника были убиты выстрелами в темя, Евгению и еще одному солдату боевики перерезали горло, а затем отрезали головы.

Вскоре после пленения пограничников мать Евгения, Любовь Васильевна, приехала в Чечню на поиски сына, как считалось, дезертира. Командир Евгения сообщил ей, что ее сын в плену, но не проявил никакого участия к его судьбе. В конце концов, она была вынуждена заплатить боевикам выкуп за информацию о месте захоронения сына. Тело Евгения мать опознала по нательному кресту.

Погребен Евгений Родионов близ деревни Сатино-Русское Подольского района Московской области, возле церкви Вознесения Христова. Надпись на кресте гласит: "Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года"

Многими православными людьми в России и за ее пределами Евгений Родионов почитается как святой воин-мученик.

Из статьи в электронной энциклопедии

ДУХОВНИК ГАЗЕТЫ "ЗАВТРА" священник Дмитрий Дудко всегда выражал свои мысли просто и коротко: "Евгений Родионов принял мученическую смерть за Христа, за Веру Православную. Это подвиг редчайший. С одной стороны, его смерть вызывает скорбь, с другой, вселяет бодрость. Константин Великий увидел крест и сказал: сим победиши, так и мы, видя то, что свершилось, говорим: только Верой мы победим. Потому что если оглянуться вокруг — ничто нас не спасет. Действительно, человек жил среди нас в очень трудное время, пожалуй, более трудное, чем советское, когда было безбожие. Безбожие вынести легче, развращение — труднее. Но он в развращенное время сохранил Веру. Казалось бы, от него требовали немного — снять крестик. Всенародно отказаться от Христа…"

В одной короткой фразе отца Дмитрия сказано многое. Например, то, что советское "безбожие" было менее опасным и тягостным для души человека, чем нынешнее "развращение". Ведь первое, невзирая на "материализм", тянуло вверх, а последнее предполагает открытое главенство низменных инстинктов, бытовой цинизм и торжество эгоизма. Речь идет об обществе, в котором не принято жертвовать хоть чем-то во имя других людей, но, напротив, приветствуется вырвать больше и больше благ из рук ближнего своего. Уж какие там идеалы, высшие принципы, вечные ценности?! Все это в развращенном обществе считается пустыми глупыми фразами, "разводкой для лохов", далекими, полузабытыми абстракциями. Главное здесь и сейчас продвинуться, закрепить за собой как можно больше конкретных материальных благ и ресурсов. Духовное развращение — это примат сиюминутного, принципиальный отказ от вечности.

В одной из статей о подвиге Евгения Родионова написано следующее: "Он пришел к нам в кромешную пору всеобщего разложения и предательства, во времена великой народной беды и народного падения."

И если эпохи побед и восхождений имеют своей высшей точкой некую сияющую вершину, расположенную на определенном кратком отрезке истории, то эпохи распада и обрушения отмечены особыми впадинами. Именно такой дымящейся впадиной русской истории, черным чудовищным кратером был 1996 год, наполненный до краев дьявольским бредом. Это год предательства, когда в ходе необъявленной Чеченской войны российское телевидение превозносило убийц русских женщин и детей, плевало в спину воюющей армии. А затем в Хасавюрте был подписан позорный мир — российские власти на глазах у всего мира капитулировали перед шайкой бандитов. Затем последовали чудовищные по степени цинизма и фальсификаций "выборы Ельцина", сопровождаемые бесовскими плясками и шквалом информационного насилия над населением. После такого стало ясно: с народом можно делать всё, что угодно!

И в недрах этого вращающегося кратера, среди потоков гноя и серы явился новый христианский мученик — воин Евгений. Неузнанное, непознанное в невыносимом, мучительном и страшном обличье — случилось чудо Божье!

О ВОИНАХ-МУЧЕНИКАХ

"Святые воины-мученики составляют особый высокий чин небесной иерархии. История церкви отмечает дарованное им особое свойство являться в сражениях и поражать плотских врагов. Так, Дмитрий Солунский уже после своей кончины являлся на стенах осажденной Солуни и поражал сарацинов, а святые страстотерпцы Борис и Глеб, пришедшие на помощь своему сроднику князю Александру в Невской битве, сокрушили часть шведского войска на другом берегу Невы — там, где не проходила с боем княжеская дружина. Как и все мученики за веру, он несет в себе частицу того страшного огня попаляющего, который есть Господь. Несомненно, что так же, как и они, Евгений Родионов - лучший воин в полном смысле слова. Он вел брань свою не только с земными служителями преисподней, но и с духами злобы поднебесной. Он был и есть солдат той армии, Великий Полководец которой не предает своих солдат и ни единой капли пролитой крови не оставляет незамеченной. Так и Евгений брань свою продолжает и после своей земной смерти. Быть может, его явление знаменует рождение среди нас воинов, идущих в бой со Христом в душе. Крепко стоящих в этом бою до смерти и после смерти. На земле и на Небе".

Юрий Юрьев, из статьи "Чудо о Евгении" ("Завтра", 1999, № 46)

СОВСЕМ НЕДАВНО федеральный список экстремистских материалов пополнился лозунгом "Православие или смерть!" Теперь этот лозунг в России официально запрещен, на него поставлена государственная печать — "экстремизм"! Но ведь знаменательная и героическая кончина Родионова есть прямое, непосредственное воплощение принципа "Православие или смерть!". Евгений Родионов был поставлен перед ясным, очевидным, заостренным, как лезвие меча, выбором. "…От него требовали немного — снять крестик." Он не снял крест и выбрал бессмертие… Посмотрим, что выберем мы?

Эта заостренность, кристальность выбора, явленная в мученической кончине Евгения-воина, пугает многих. Иным такой подход представляется и впрямь вредным и экстремистским. Многим православным в рясах и без оных гораздо уютнее пребывать в мире полутонов, в стабильном режиме компромисса с нахрапистой антихристианской цивилизацией. Любые разговоры о неминуемом выборе отметаются, сама постановка вопроса выставляется нелепостью, вывихом сектантского сознания, результатом религиозной экзальтации. Пример Родионова четко указывает на то, что экзальтация тут не при чем. Евгений вовсе не был религиозным фанатиком, едва ли был воцерковлен. Но решил вопрос своей вечной жизни принципиально, по сути, а не по форме.

Современным докторам богословия, отягощенным Сорбонной, изрядно искушенным в многословных прениях, есть чему поучиться у русского мальчика, окончившего девять классов средней школы поселка Курилово.

Панически бежит прочь от Родионова многочисленное племя церковных секретарей и светских очковтирателей-имитаторов. Вблизи от пресветлого лика Евгения-воина обнажается любая, даже самая тонкая, самая изысканная ложь. Любая подделка становится грубой и очевидной. Потому-то многочисленные прокремлевские молодежные движения никогда не поднимут на знамя образ Евгения. Ибо он их спалит, выжжет их них притворство, разрушит фикцию синтетического патриотизма.

"Мое мнение о гибели солдата Родионова, которого убили бандиты, требуя изменить своей вере, — это геройский поступок одного человека и подлая мерзость тех, кто его убил." Это слова Рамзана Кадырова. Любопытно, что нынешний глава Чечни, говоря о Евгении, обратил внимание именно на религиозный, духовный смысл случившегося, чего в упор не видят или не хотят видеть иереи из Синодальной комиссии по канонизации.

ЗАСТУПНИК РУССКИХ

Тихо, в снегах и румяных зорях, встаёт над Россией звезда Евгения Родионова, русского солдата и мученика, святого юноши, сложившего голову за родную страну и народ. К могиле его, что под Подольском, приходят женихи и невесты, прибредают искалеченные в боях пехотинцы, стекаются отчаявшиеся горемыки. Утешаются, крепнут духом, исцеляются от тоски и недугов.

Художники пишут его иконы. Поэты слагают о нем стихи. Сельские батюшки открывают ему алтари. Иконы мироточат, алтари творят чудеса.

Монах в северной отдаленной обители под заиндевелой сосной, перед иконой Евгения Родионова молился: "Святой Евгений, мученик за веру, заступник русских, воинов крепость, молитвенников сладость, правдолюбцев надежда, жертвующих утоление, труждающихся награда, ищущих обретение, спаси Россию!"

И в снегах, в прозрачных метелях, среди серебряных вьюжных дорог возникало великое шествие. Полки, батальоны, несчетные ратники, несметные ополченцы. От города к городу, от села к селу. Все, ныне живущие среди градов и весей. И все, почившие прежде, распахнувшие сугробы могил. Вся русская мысль и святость. Вся русская мощь и краса. Двигались бессчетно в полях, среди песнопений и гулов. И вел их юноша Евгений Родионов, держа негасимую свечку, сиявшую сквозь метель.

Преклонив колени, я молился вслед за монахом: "Святой Евгений, мученик за веру, заступник русских, спаси Россию!"

Александр Проханов, из передовицы "Чудесная звезда Евгения Родионова" ("Завтра", 2002, № 5)

ИКОНОГРАФИЯ ЕВГЕНИЯ-ВОИНА велика и обширна. Автор этих строк знает более полутора десятков различных икон с изображением мученика. Газета "Завтра" публиковала часть из них.

Сегодня мы украшаем полосу драгоценной работой художника и режиссера Николая Деткова, создавшего образ Евгения-воина в особой технике. Портрет выполнен на бересте, лицо солдата вырастает из великого соцветия русской святости, выходит из сонмища страстотерпцев и подвижников — именитых и безымянных.

Лик молодого воина словно наливается божественным смыслом и ангельской силой. И мы видим воочию, как свершается великое чудо прославления. Наблюдаем великий миг, когда кроткий мальчик становится грозным наставником. Когда невинный юноша превращается в воинственного предстоятеля, небесного витязя-защитника. Там, за спиной Евгения, ткутся наши с вами молитвы, пламенеет и созиждется вечно живая нетленная святая Русь.

Есть предсказания, что когда-то Золотой Крест святого Евгения станет одной из высших воинских наград будущей России. Но до этих дней предстоит нам еще дойти, пройти через великие испытания и искушения.

Святый мучениче Евгение, моли Бога о нас!

О ПОДВИЖНИКАХ БОЖЬИХ

Помимо канонизированных святых, есть ещё один особый вид почитаемых усопших — подвижники благочестия. Канонизации почти всегда предшествует почитание святого как подвижника без всякой на то официальной санкции. На могилах таких подвижников и праведников, еще при жизни прославившихся богоугодным житием и особыми благодатными дарами, поются частые панихиды, в дни их смерти совершаются заупокойные Литургии, их имена вносятся в синодики для каждодневного поминовения на Литургии. Над гробами подвижников благочестия устраиваются памятники в виде арки или часовни, иногда с изображениями подвижников на надгробницах. Почитатели усопших составляют им службы и акафисты, хотя они и не имеют церковного употребления. В своих келейных молитвах почитатели, верующие в их святость, обращаются к ним как к угодникам, предстоящим перед Престолом Божиим.

Иногда при гробницах почитаемых подвижников пели одновременно и панихиды, и молебны. Патриарх Иосиф дозволял петь на гробнице Соломониды, разведенной супруги Великого князя Василия III, не только панихиды, но и молебны. Святой Анне Кашинской после ее деканонизации и до восстановления чествования ее памяти пели панихиды, а затем читали молитвы с обращением к ней, как к угоднице Божией. В XIX веке преподобному Максиму Греку в Троице-Сергиевой Лавре пели панихиды с тропарем ему, как святому. Писали и иконы неканонизированных подвижников. Перед этими иконами возжигали свечи, их лобызали; иногда такие иконы помещали в церквах.

В большинстве случаев канонизации святого предшествует народное почитание как подвижника благочестия.

Протоиерей Владислав Цыпин, из книги "Курс церковного права"

23 мая в понедельник с самого раннего утра и целый день будут служиться молебны и панихиды у могилы героя-воина.

Проезд до города Подольска, далее автобусом № 47 Подольск—Плесково до поворота на деревню Овечкино и пешком к белой церкви, до кладбища у села Сатино-Русское.

Владислав Шурыгин -- Задело!

Честно говоря, писать рецензию на третью серию "Утомлённых солнцем", "Цитадель", было чрезвычайно трудно. Есть фильмы, которые вызывают раздражение или категорическое несогласие с позицией режиссёра, с художественным решением — как, например, досталевский "Штрафбат", и есть даже некий азарт разбирать такую работу по кирпичикам, доказывать несостоятельность замысла или перечислять ошибки режиссёра. Есть убогие кинофальшивки, типа атанесяновских "Сволочей", которые просто не достойны даже рецензии, настолько противно мараться о эту мерзость. И есть "Утомлённые солнцем-2. Цитадель", эпическая по своему размаху и цене лента, которая оказалась мертворожденным китом. Фильм не только с треском провалился в прокате, что свидетельствует о его художественной ущербности, — он просто не интересен массовому зрителю, но точно так же он провалился и в профессиональной среде — его потуги на "Оскара" и другие международные кинопремии, которые должны были утвердить его на кинематографическом олимпе, закончились пшиком. Огромная многолетняя работа сотен людей и десятки миллионов долларов превратились в громадный мыльный пузырь, который почти беззвучно лопнул в день премьеры.

И именно потому, что фильм оказался мыльным пузырём, писать о нём практически нечего. Меня он поразил только одним — абсолютной беспомощностью. Ни сценарий, ни режиссура, ни диалоги — ничто не задевало ни взгляд, ни сердце. И даже надрывная игра неплохих, в общем-то, актёров, была скорее диссонансом, чем складывалась в единую гармонию. Поэтому мне просто нечего сказать о "Утомлённых солнцем-2. Цитадель". Глупо цепляться к ошибкам и ляпам, в работе, которая просто не состоялась.

Что же случилось?

Может быть, талант оставил режиссёра "Урги", "Утомлённых солнцем-1"?

Может быть, "барин" Михалков просто утратил связь с реальностью и уже не отличает собственные фантазии от реальности, считая, как средневековый барон, что солнце — его вассал и слушается только его?

Но всё же причина провала "Цитадели" мне видится в ином.

Михалков — не просто "державник". Проблема в том, что Михалков во всех смыслах — "сталинист". Он — дитя сталинского времени, он вырос в семье, которая своим благополучием обязана близостью к Сталину и сталинцам, его генетический ход, его характер, его привычки — это рафинированный сталинизм. Его друзья и покровители — тайные и явные сталинисты, вернувшие стране сталинский гимн, называющие даже на официальных приёмах Волгоград Сталинградом. И вдруг Михалков снимает антисталинский фильм. Фактически совершает святотатство.

Первые "Утомлённые солнцем" прозвучали, как гимн сталинизму. Посыл фильма: если такие люди, как комдив Котов и чекист Митя, настолько беспощадно и бескомпромиссно воевали друг с другом, то насколько же была крепка в них вера в страну и дело, ради которых они фактически уничтожили друг друга. Именно этот фильм взял "Оскара" в 1994 году.

Вторую и третью части этого фильма Михалков неожиданно начал снимать больше чем через пятнадцать лет после первой. Знаменательно, что фильм снимался в смутное время передачи власти в России от президента-державника либерал-патриоту, одним из первых заявлений которого стало заявление об очищении истории от сталинизма. Именно тогда началось второе пришествие либералов. С экранов и из динамиков на обывателя снова полились потоки антисталинских и антисоветских разоблачений. В Кремле новый хозяин начал очередную кампанию разоблачений преступлений тоталитаризма. Возник "соцзаказ", за которым маячили огромные деньги бюджета. Так не в этом ли кремлёвском заказе отгадка противоестественного антисталинизма "Утомлённых солнцем-2"? Михалков всегда умел вовремя принять нужную сторону. Но здесь нужно было не просто "сориентироваться" — здесь нужно было совершить ритуальное самоубийство.

И Сталин просто раздавил Михалкова. Вместо драмы тоталитаризма, которую пытался снять сталинист Михалков, получилось унылое бессмысленное действо бесплотных персонажей театра теней. Вырвав у себя душу, предав свой генокод, Михалков просто не способен был снять что-либо достойное.

То, что могло получиться у поляка Вайды, никогда не могло получиться у русского Михалкова. Потому что весь мир Михалкова, весь его образ жизни могут существовать только в рамках монолитной сильной Империи, чьим единственным строителем в XX веке был Сталин. И это всё.