/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 919 (26 2011)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов -- Подвиг «пермских богов»

Пермь — город чудесный, таинственный и великий. В нём незримо живут и дышат духи древних угро-финских шаманов, обитатели лесных чащоб, речных омутов, прародители "звериного стиля", в котором лесные волки, небесные птицы, речные рыбы сплетаются в бесконечные магические вереницы, украшают бронзовые ожерелья, домотканые холсты, деревянные языческие идолы.

Пермь православная, со своими святыми и праведниками, дивными монастырями и храмами, — коридор, по которому русская цивилизация — казачьи ватаги, купцы, землепроходцы, промышленники — шла через Урал на Восток вплоть до Тихого океана, на берегах которого поднялся русский православный крест.

Пермь оружейная, стальная отливала пушки для всех великих русских войн: со шведом, французом, немцем. Здесь была выточена добрая половина орудий, грохотавших на полях Первой германской. Здесь создавались пушки, которые в Сорок Первом пробивали броню атакующих немецких танков под Волоколамском и Истрой. А в Сорок Пятом обрушили залпы на фашистский Берлин. Глядя на эти тяжеловесные, с гигантскими стволами, орудия, понимаешь, кому был пропет псалом "Артиллеристы, Сталин дал приказ".

Пермь — ракетно-космическая, создательница уникальных авиационных двигателей, твёрдотопливных ракет, систем залпового огня. Пермской зенитной ракетой был сбит над Уралом американский шпион Пауэрс. Пермские ракеты по сей день выталкивают на орбиты коммуникационные и разведывательные спутники.

И главное пермское диво — это резные деревянные скульптуры, украшавшие алтари, иконостасы пермских храмов. Суровые и восхитительные Николы, трагические, исхлёстанные бичами Иисусы, крылатые ангелы, апостолы, воины — вся резная Христова рать, поражающая своим человекоподобием и богооткровением, соединяет в себе красоту резных деревянных идолов и духовность православных икон. Это часовые, стоящие на страже пермской тайны, силы и красоты.

Я приехал в город по приглашению пермских патриотов, чтобы поделиться с ними своими представлениями о метафизике русской истории. По приезде обнаружил, что город подвергается мощному захвату извне. Три десанта высадились на пермскую землю. Американцы рыскают по пермским военным заводам, заглядывают в закрытые цеха, ворошат сверхсекретную документацию, наблюдая, как по договору СНВ испепеляются сверхточные русские ракеты средней дальности.

Второй десант — криминальный Кавказ направил в Пермь своих дельцов и абреков. И те, захватив русские лесные районы, скупив местную власть, милицию, егерей и лесную охрану, пилят леса, вырезая до голой земли сотни и тысячи гектар. Отправляют этот ворованный лес по железной дороге в Азербайджан, Иран, страны Персидского Залива, безлесую Турцию. Всякая попытка помешать грабежу кончается пулей, ударом ножа, пролитием русской крови.

Третий десант — таинственней и мучительней первых двух. Десант в Пермь Марата Гельмана, который привёз сюда колдовскую рать своих сподвижников и адептов, художников-модернистов, что не раз получали отпор в Москве и Питере за то, что на глазах народа рубили православные иконы, открыто хулили Россию, проповедовали содомию.

Тонкий лукавец, мастер непрерывных блефов, Марат Гельман сумел обольстить местную знать, и та отвалила ему огромные деньги, которые должны были пойти на исцеление слабомощных, на устроение детских приютов и школ, на зарплаты нищим учителям, хранителям библиотек и музеев. На эти деньги по всему городу были воздвигнуты странные сооружения: деревянные шалаши, матерчатые чумы, ловушки для диких животных. Пугающие, стоящие на площадях поленницы дров. Триумфальная арка из колючек и щепок. Рыхлый шар, один из тех, что толкают перед собой скарабеи. Загадочные знаки, символы, покрывшие стены домов, изгороди и брандмауэры.

Всевозможные уроды, задумчивые олигофрены, злобные горбуны… Среди этих наводнивших живой русский город символов и деревянные, выкрашенные в красный цвет человечки. Их грубо сколотили из тупых деревянных брусков. Безголовые, примитивные, ярко-красные, они поместились на кровлях домов. Сели, свесив ноги, на крышах административных зданий, расположились на городских газонах. Их можно встретить в кабинете губернатора, в залах законодательного собрания. Они попадаются в приёмных у прокуроров, у входов в храмы, у проходных оборонных заводов. Десант деревянных истуканчиков опустился на кладбищах, в ресторанах, в университетах. Город оказался захваченным этими существами, производящими психоделическое воздействие.

От вида этих примитивных существ холодеет душа, мутится разум, цепенеет взгляд. Тихое безумие овладевает жителями города. С тех пор, как в Перми появились красные человечки Гельмана, обострились психические заболевания. Участились выкидыши. Из тюрем побежали заключённые. Умножились самоубийства. Зафиксирована вспышка немотивированных преступлений. Начались поджоги и изнасилования. Люди, охваченные страхом, бросаются с мостов в полноводную Каму. Отмечены случаи людоедства. Население Перми, спасаясь от человечков, мигрирует в соседние города.

Человечки обладают странной способностью размножаться. Никто не видел, где и каким образом они совокупляются, но их популяция постоянно растёт. Уменьшается число членов партии "Единая Россия", и настолько же увеличивается число красных человечков. Многие из прокурорских работников стали являться на заседания судов в красных штанах и красных куртках, из которых почти не выглядывает маленькая усечённая голова.

Губернатор по наущению Марата Гельмана провозгласил Пермь культурной столицей Европы. Красные человечки должны пройти по городу странным парадом, который естественным образом перейдёт в гей-парад. Однополые браки красных человечков должны смениться однополыми браками представителей местной политической и культурной элиты. Околдованные Гельманом жители Перми оказались под абсолютной властью красных истуканчиков, которые отбирают и уводят самых прекрасных девушек города, закрывают оборонные предприятия, занимают места в правительственных учреждениях. И кажется, нет управы на этих насильников, нет предела их беспощадному игу.

Но предел обнаружился. В бой с деревянными уродами, с этими сбитыми из простых брусков насильниками, вышли из музеев и храмов пермские деревянные скульптуры — грозные "пермские боги". На улицах города ночью, когда жители погрузились в мучительную колдовскую дремоту, произошли яростные сражения и схватки. Деревянные Николы с огненными глазами, со сверкающими крестами, размахивая стальными мечами, набросились на пришельцев, стали рубить их в щепы. Иисусы сошли со своих распятий, ворвались в толпы деревянных захватчиков, раскалывая их на хрустящие лучины. Огненные ангелы носились над кровлями города и сбрасывали с крыш восседающих там человечков. И те падали на мостовые, распадаясь на тупые бруски. Воины, праведники и апостолы вышли навстречу несметным полчищам, раскрыли перед ними страницы деревянных Евангелий, и оттуда несутся лучи фаворского света. И несметное воинство врагов превратилось в облако дыма.

Всю ночь на улицах Перми шла беспощадная сеча, раздавался хруст, треск, звук падающих истуканов. На площадях, в подворотнях, в церковных оградах "пермские боги" освобождали свой город от воителей Гельмана. И наутро улицы были покрыты красными щепками, рухнувшими шалашами и загонами для диких зверей.

Странным образом сгорела огромная поленница, водружённая в центре города. И когда губернатор был готов пройти через Триумфальную арку, построенную из надкусанных яблок, гнилых корнеплодов, корешков мандрагоры, вместо арки он увидел груду рыхлого мусора, из которой с трудом выбирался маленький толстенький культуролог с хитрыми глазками лесного ежа.

А "пермские боги" вновь вернулись в свои музеи и храмы. Утомлённые, величественные, заняли место среди алтарей, выполнив вековечную, вменённую русским святым работу по спасению Отечества.

-- Табло

+ Прошедшая в Казани встреча президентов Азербайджана, Армении и России, посвященная новому этапу урегулирования карабахского конфликта, закончилась практически безрезультатно, что открывает возможность для возобновления боевых действий в этой зоне, сообщают наши источники в Баку, указывая на заинтересованность США именно в таком развитии событий, а также на возможное вовлечение в данный конфликт Ирана и Турции…

+ Грядущая перестановка Валентины Матвиенко на пост спикера Совета Федерации является максимально мягкой формой её отставки как губернатора "северной столицы", однако "рокировка" с Сергеем Мироновым или вариант выборов не предусматривается, поскольку возглавить Санкт-Петербург должен "представитель команды Чубайса", утверждают наши источники в околоправительственных кругах...

+ Заявление замминистра экономического развития РФ Николая Клепача о возможности резкой девальвации рубля в 2013-2014 гг. в связи с возникновением отрицательного сальдо текущего платежного баланса, сделанное им во Франции, подтверждает, что все разговоры об "инновационной модернизации" российской экономики являются не более чем разговорами, и никаких серьёзных намерений в этом направлении у "властной вертикали" не существует, такая информация поступила из Парижа...

+ Как сообщают источники в Бейруте, решение Международного уголовного суда в Гааге выдать ордер на арест Муаммара Каддафи, а также его старшего сына и главы ливийских спецслужб, за "преступления против человечности" на фоне признания о том, что НАТО стремится физически уничтожить лидера Ливийской Джамахирии является полной дискредитацией действующих институтов международного права, которые на глазах всего мирового сообщества выступают не более чем инструментами осуществления интересов США и других западных "демократий", чьи финансовые ТНК, включая Goldman Sachs, Societe Generale, HSBC, Morgan Chase и Lehman Brothers, как стало известно, благополучно растратили доверенные им ливийским правительством накануне кризиса 2008 года средства в сумме 37 млрд. долл., что, возможно, и является одной из основных причин не только агрессии против Ливии, но и всей "арабской весны" 2011 года…

+ По мнению экспертов СБД, выраженная премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао готовность оказать масштабную финансовую помощь европейским странам, находящимся на грани дефолта, создает вполне легальную схему конвертации Китаем американских государственных ценных бумаг в долги Евросоюза, способна быстро обрушить всю "долларовую пирамиду" и выглядит как жесткое, едва ли не ультимативное, предупреждение Вашингтону со стороны Пекина...

+ Странная, внезапная и отчасти позорная "смерть в туалете" председателя Ассоциации консерваторов Западного Оксфордшира и одного из ближайших политических сподвижников британского премьер-министра Дэвида Кэмерона Кристофера Шейла, который выступил с резкой критикой курса официального Лондона, в том числе и на ливийском направлении, "должна служить наглядным уроком для усвоения меры внутрипартийной ответственности", полагают наши информаторы на "туманном Альбионе"...

+ Объявленное "Интер РАО" прекращение экспорта российской электроэнергии в Республику Беларусь в связи с неоплатой долгов за предыдущие поставки, выглядит не столько экономическим, сколько политическим решением, призванным лишний раз продемонстрировать жесткость позиций Кремля в отношении президента Лукашенко, такое мнение высказывают наши минские корреспонденты...

+ Признание бывшего губернатора американского штата Иллинойс Рода Благоевича виновным в мошенничестве, вымогательстве и попытке продажи сенаторского места Барака Обамы "работает" на рейтинг 44-го президента США, передают из Нью-Йорка...

Николай Коньков -- Фигаро...

Михаил Прохоров поспевает везде, он всегда на виду и на слуху. То он возит много-много красивых девушек на французский горнолыжный курорт Куршевель. То продаёт "Норильский никель" своему бизнес-партнёру Владимиру Потанину. То вносит многомиллионный залог за самую роскошную виллу на Лазурном берегу, некогда принадлежавшую королю Бельгии. То покупает американскую баскетбольную команду "Нью-Джерси Нетс". То возглавляет Союз биатлонистов России. То создаёт гибридный "ё-мобиль". То, по сути, организует юбилейную вечеринку журнала "Русский пионер" (того самого, где вел свою колонку Владимир Путин) на легендарном крейсере Великого Октября "Аврора". То крутит сальто на аквабайке у багамских берегов. То требует увеличения законной рабочей недели с нынешних 40 до 60 часов. То возглавляет политическую партию "Правое дело". То встречается с президентом России и заявляет о готовности возглавить будущее правительство страны, если оно станет "коалиционным". Фигаро здесь, Фигаро там...

"Ловкий малый", он прославился тем, что успел за несколько месяцев до кризиса 2008 года, на пике рыночной стоимости, получить за свою долю "Норникеля" (да, детища сталинских пятилеток и ГУЛАГа) за 7 млрд. долл. и 14% компании "Российский алюминий", почти в 12 раз дороже, чем покупал.

Только персонажу Бомарше, незаконнорожденному выходцу из низов, плуту и мошеннику, всегда приходилось действовать на свой страх и риск, а миллиардер Прохоров, 1965 года рождения, выходец из советской элиты, успел даже побывать членом правящей партии, КПСС — вступил туда еще студентом, 23 лет от роду. И после скандальной куршевельской истории, которую сам именует провокацией, похоже, предпочитает каждый свой шаг подстраховывать "наверху". Во всяком случае, история с его приходом (или возвращением?) в большую политику явно не желает иметь ничего общего с историей Михаила Ходорковского, в поддержку которого, впрочем, Прохоров неоднократно высказывался: видимо, не только из человеческой, но также из классовой солидарности.

Теперь он декларирует готовность создать "вторую партию власти" — только уже не "слева", а "справа" от "первой", партию тех, кому "рыночные реформы" последнего двадцатилетия дали намного больше, чем отняли. Но подобных "счастливчиков" в современной России не так-то и много: по разным подсчетам, от восьми до десяти миллионов человек, из которых больше пяти — государственные чиновники разного калибра и члены их семей, "вписанные" в "Единую Россию".

То есть на долю политического проекта, под который "подписался" Михаил Прохоров, остаётся не так-то и много потенциальных избирателей. И ему придётся проявить чудеса изобретательности и организации, чтобы "мобилизовать" хотя бы миллион голосов в пользу "праводельцев" (или "праводельцов"?). Впрочем, если учесть, что на образование детей Гарлема Михаил Дмитриевич, говорят, пообещал потратить целых 200 миллионов долларов, а на предвыборную кампанию "своей" партии — только половину этой суммы, реальная система его приоритетов, наверное, не требует каких-то дополнительных комментариев.

Наш Фигаро, похоже, уже не здесь. Он — там.

Владислав Шурыгин -- Прощай, Ачалов!

Владислав Алексеевич долго болел. Тяжёлый недуг раз за разом укладывал его на больничную койку. И каждый раз он находил в себе силы перебороть болезнь, отодвинуть её в сторону. Возвращался к работе, поднимал своё любимое детище — "Союз десантников России". Всего за пару лет сделал его одним из самых мощных объединений ветеранов армии. Именно "Союз десантников России" добился извинений от министра обороны, оскорбившего Героя России. Именно после выступления Ачалова в военном ведомстве засуетились, пытаясь сгладить скандал, замять его. В этом был весь Ачалов — мужественный, благородный, преданный армии до конца, верный присяге и десантному братству. Он был полон планов и идей. Весть о кончине Ачалова потрясла всех, кто его знал…

Владислав Алексеевич Ачалов — символ советской эпохи. Один из самых молодых и талантливых военачальников 80-х, он уже в 44 года стал генерал-полковником, командующим ВДВ, а всего через год — заместителем министра обороны СССР, командующим только-только созданными "Войсками быстрого реагирования", объединившими ВДВ, морскую пехоту, "спецназ" и военную разведку. Именно Ачалов в январе 1990-го во время армянских погромов в Баку, провёл операцию по пресечению беспорядков, ввёл войска в Баку и остановил резню. Именно Ачалов через год был направлен Министерством обороны в Вильнюс для координации действий воинских частей. Ачалова за глаза называли тогда "главным пожарником" за его постоянное нахождение в "горячих точках" СССР. 16 августа 1991 г. он был проинформирован министром обороны СССР Д. Язовым о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Ачалов был сторонником быстрых и решительных действий и до последнего дня жизни считал поведение Язова в те августовские дни недопустимым бездействием.

И когда перевертыши, типа генералов Грачёва, Кобца или Волкогонова, холуйствовали в кабинетах Ельцина, выторговывая себе должности при новой власти, сдавали секреты, допускали американцев к секретной аппаратуре, Ачалов выполнял свой солдатский долг. Он вспоминал, как к нему в те недели не раз подходили "доброжелатели" с предложением "познакомить" с Ельциным, убеждали в обречённости "коммуняк", сулили ему, блестящему молодому генералу, прекрасную карьеру при новой власти. Но Ачалов остался верен присяге. Эту его верность оценили даже те, кто в дни ГКЧП считал его своим противником.

27 декабря 1991 г. Верховный Совет (ВС) не удовлетворил запрос генерального прокурора России о лишении Ачалова депутатской неприкосновенности в связи с делом ГКЧП. В феврале 1992 г. Верховный Совет вторично отклонил ходатайство прокуратуры. После указа президента Ельцина о роспуске парламента в сентябре 1993 г. распоряжением А. Руцкого, выполнявшего по решению Верховного Совета обязанности Президента, был назначен министром обороны, однако добиться выполнения армией своих приказов не смог. До амнистии февраля 1994 г. находился под арестом по обвинению в организации массовых беспорядков.

Я помню Ачалова в грозные дни и ночи октября 93-го. Помню его бесконечно усталого, собранного, немногословного. Как профессионал, хорошо знающий ситуацию, он был категорически против того, чтобы Съезд народных депутатов принимал скоропалительные, непродуманные решения по силовым вопросам. Он несколько раз выступал на президиуме, доказывая, что не следует сходу назначать новых министров МВД, обороны и безопасности, оставляя для действующих свободу выбора. Но Съезд не внял убеждениям Ачалова и в раже противостояния с Ельциным назначил его министром обороны. Это было законное, с точки зрения конституции, но политически ошибочное решение. Снятые "силовики" были им прочно привязаны к Ельцину. А Ачалов, являясь юридически министром обороны, был фактически отрезан от войск, все контакты с ним отслеживались и пресекались. После объявления решения Съезда все контакты с сочувствующими ему командирами частей и соединений можно было вести только через специальных курьеров, что ещё больше осложнило координацию действий.

В этой ситуации он повёл себя в высшей степени порядочно и мужественно. Он мог, как некоторые другие, "обидеться", что его не послушали и под этим предлогом уйти в тень, избежать, грядущей расправы, которая, как все мы тогда понимали, не заставит себя ждать. Мог, приняв предложенные Ельциным льготы и гарантии сохранения статуса, вообще перейти на сторону Кремля, как это сделали многие нардепы. Но он остался на своём месте и до последних минут находился в "Белом доме", под непрерывным огнём, в горящем здании. С гордо поднятой головой принял арест.

И как знак того, кого же действительно боялась ельцинская шваль, — то, что первые выстрелы, нанятых за деньги танков с моста напротив "Белого дома" были сделаны именно по кабинету Ачалова. И в списке лидеров оппозиции, подлежащих ликвидации на месте, который составил Коржаков с подачи Ельцина, переданном командиру "Альфы", фамилия Ачалова находилась в первой десятке…

Ему было 66 лет. Совсем молодой возраст. И в том, что Владислав Ачалов ушёл, есть какой-то особый рок. Он был человеком советской эпохи, советской Атлантиды, и нынешняя мелкотравчатая, либеральная Россия, исковерканная реформой, безропотная, забитая армия, — были слишком малы для него. Владислав Алексеевич умер от тяжёлой и продолжительной болезни, но те, кто знал его хорошо, те, кто был близок к нему, знали, что на самом деле он умер от тоски. Тоски по тому огромному делу, которому отдал всю жизнь и для которого был создан. По делу, которое у него отобрали, и которое теперь, в сегодняшней России, тихо вырождается в убогое ремесло.

Мы всегда будем помнить этого удивительного, яркого человека. Его благородство, его искромётный юмор, его умение дружить. Вечная память герою-десантнику!

Игорь Шафаревич -- О «еврейском столетии»

Беру в руки книгу Ю.Слёзкина "Эра Меркурия". Это очень интересная книга, начиная с ее названия, которое в английском оригинале звучит "The Jewish century", что значит, насколько я могу судить, "еврейское столетие". Так что я даже долгое время не мог понять, что я ту же книгу, но под другим названием уже читал по-английски. Такое изменение названия вызывает естественный вопрос: "Что же это за тема, для обсуждения которой Америка уже созрела, а нам ее можно подавать лишь под более осторожным и обтекаемым заголовком?". Ответ содержится во введении, где говорится: "Современная эра — еврейская эра, а XX век — еврейский век. Модернизация заключается в том, что все становятся подвижными, чистоплотными, грамотными, говорливыми, интеллектуально изощренными и профессионально пластичными горожанами… Модернизация — это когда все становятся евреями". Здесь и дальше я пользуюсь имеющимся печатным переводом, несмотря на отмеченное выше изменение заглавия. Дальше говорится: "У одних… получается лучше, у других — хуже, но никто не способен стать лучшим евреем, чем сами евреи". Еще одна цитата: "Эта книга представляет собой попытку рассказать историю еврейского века и объяснить его истоки и значение". И, только дочитав книгу (ее перевод), я осознал, что статья Радзиховского "Еврейское счастье", из которой мы узнали имена тех, кто тогда определял нашу судьбу, и была напечатана в американской же газете на русском, правда, языке.

Но еще более поразительным, чем изменение названия в переводе, является противоположность картины, которая вырисовывается в начале книги (первая глава) и в её продолжении (вторая-четвертая главы).

Книга состоит из четырех глав. Их названия такие: глава первая — "Сандалии Меркурия", подзаголовок — "Евреи и другие кочевники"; глава вторая — "Нос Свана: Евреи и другие европейцы"; глава третья — "Первая любовь Бабеля: Евреи и Русская революция"; глава четвертая — "Выбор Годл: Евреи и три Земли Обетованные". Смысл главы первой, как мне кажется, характеризуется уже её первой фразой: "В общественном и экономическом положении евреев средневековой и новой Европы не было ничего необычного". Дальше о концепции этой главы речь будет идти отдельно. Сейчас лишь отметим, что такая попытка доказать, что "исторически евреи ничем не отличались от других народов", не нова и обычно согласуется с "либерально-демократическими" взглядами. Наоборот, главы вторая-четвертая содержат достаточно аргументированных (т.е. снабженных ссылками) данных, чтобы объявить автора неполиткорректным или даже "экстремистом", "националистом" или "фашистом". Сейчас к этой категории относят обычно авторов, указывающих национальность тех или иных политических и экономических деятелей. А в отношении евреев это считается абсолютно недопустимым. Глава вторая именно посвящена фантастическому взлету еврейского влияния в Европе XIX-XX вв. Так, автор сообщает: "В Вене времен fin de siecle 40% директоров публичных банков были евреями. И все банки, кроме одного, управлялись евреями под прикрытием аристократических Paradegoyim". Другая цитата: "В Будапеште 1921 года 87,8% всех участников фондовой биржи и 91% членов Союза валютных маклеров составляли евреи". Следующая цитата: "В 1912 году 20% миллионеров Великобритании и Пруссии были евреями". Та же картина с образованием: "В 1880 году евреи составляли 3-4% населения Австрии, 17% студентов высших учебных заведений и треть студентов Венского университета. В Венгрии (5% населения) они составляли четвертую часть всех студентов и 43% студентов Будапештского технологического университета". Следующая цитата: "В Германии, Австрии и Венгрии начала XX в. издателями, редакторами и авторами большинства национальных газет, не являющихся специфически христианскими или антисемитскими, были евреи. (Впрочем, в Вене даже христианские и антисемитские газеты иногда издавались евреями)". Автор приводит мнение одного исследователя, Стивена Беллера: "В век, когда пресса была единственным средством массовой информации, культурным или не очень, либеральная пресса была по-преимуществу еврейской". Автор делает следующую оговорку: "Современный век начался не с евреев. Они вступили в него поздно и имели мало отношения ко многим из важнейших его эпизодов (таким, как научная и промышленная революции) и с трудом приспособились к его многочисленным требованиям. Приспособились они лучше всех, и в результате преобразили весь мир, но при акте творения и при раннем распределении ролей они не присутствовали".

С наиболее болезненной для нас (то есть русских) ситуацией мы сталкиваемся, судя по названию, в главе третьей. Тут автор полностью выкладывает наиболее болезненные как с русской, так и, вероятно, с еврейской, точек зрения известные факты. Так, он пишет: "Красная Армия была единственной (…) во главе которой стоял еврей. Троцкий был не просто военачальником или даже пророком, он был живым воплощением искупительного насилия, мечом революционной справедливости и — в то же самое время — Львом Давидовичем Бронштейном, чьей первой школой был хедер Шуфера в Громоклее, Херсонской губернии". Далее перечисляются вожди большевиков, стоявшие в годы Гражданской войны ближе всего к Ленину — Г.Е. Зиновьев (Овсей-Герш Аронович Радомысльский), Л.Б. Каменев (Розенфельд) и Я.М. Свердлов. Автор рассматривает участие евреев в Русской революции как революцию внутри еврейства, разрыв поколений, который, с точки зрения младших, был отцеубийством (несколько, как мне кажется, в духе Фрейда). Он приводит цитату из "Конармии" Бабеля, где по поводу "галицийских местечек" говорится: "Повсюду царил вековой запах гнилой селедки и протухшей кислоты испражнений". Мне кажется, что этим объясняется лишь одна сторона пассионарного участия евреев в Русской революции. Да и сам автор цитирует лишь еврейских авторов — Бабеля, Багрицкого и т.д. Привлечение авторов, видевших ситуацию иначе, например, Шульгина, могло бы прояснить её лучше. Врочем, в рассказе Бабеля "История моей голубятни" рассказывается, как Бабель поступил в гимназию. По этому поводу у него дома было устроено празднество, на котором его учитель Торы "мсье Либерман" "…произнес на древнееврейском языке тост. Старик поздравил родителей в этом тосте и сказал, что я победил на экзамене всех врагов моих, я победил русских мальчиков с толстыми щеками и сыновей грубых наших богачей. Так в древние времена Давид, царь иудейский, победил Голиафа и, подобно тому, как я восторжествовал над Голиафом, так народ наш силой своего ума победит врагов, окруживших нас и ждущих нашей крови". Так что отношение к окружающему народу как к врагам существовало и вне зависимости от проблем "отцов и детей". Тем не менее, в книге сообщается, что "В апреле 1917 г. 10 из 24 (41,7%) членов Бюро Петроградского Совета были евреями", что "На Первом Всероссийском съезде Советов в июне 1917 года по меньшей мере 31% делегатов большевиков (и 37% Объединенных социал-демократов) были евреями", и что "На совещании большевистского ЦК 23 октября 1917 г., проголосовавшего за начало вооруженного восстания, евреями были 5 из 12 присутствовавших. Евреями были и трое из семи членов Политбюро, возглавивших Октябрьское восстание (Троцкий, Зиновьев и Григорий Сокольников [Гирш Бриллиант])". Приводится и состав ВЦИК, избранного на II съезде Советов, ратифицировавшего захват власти большевиками. В него "…вошло 62 большевика (из общего числа 101). Среди них было 23 еврея, 20 русских, 5 украинцев, 5 поляков, 4 "прибалта", 3 грузина и 2 армянина. Первыми председателями ВЦИК (главами Советского государства) были Каменев и Свердлов. Свердлов также руководил административным аппаратом партии (как глава секретариата). Первыми большевистскими руководителями Москвы и Петрограда были Каменев и Зиновьев.

Зиновьев также являлся председателем Коммунистического Интернационала. Первыми большевистскими комендантами Зимнего дворца и Московского Кремля были Григорий Исаакович Чудновский и Емельян Ярославский (Миней Израилевич Губельман). Ярославский был также председателем Союза воинствующих безбожников. Советскую делегацию на переговорах в Брест-Литовске возглавляли Адольф Иоффе и Лев Троцкий". Следующая цитата: "В 1919-21 годах доля евреев в Центральном Комитете партии сохранялась на уровне примерно одной четверти. В 1918 году евреи составляли около 54% "руководящих" партработников Петрограда, 45% всех партийных чиновников города и губернии и 36% комиссаров Северного округа. В 1919 году евреями были трое из семи членов президиума Петроградского совета профсоюзов, а в 1920-м — 13 из 36 членов Исполкома Петросовета. В Москве в 1923 году евреи составляли 29% "руководящих кадров" партии и 45% губернского собеса. Их доля в московской партийной организации (13,5%) в три раза превышала их долю среди всего населения города. Почти половине из них было меньше двадцати четырех лет (43,8% мужчин и 51,1% женщин). 25,4% всех большевичек Москвы были еврейского происхождения". Следующая: "В ЧК большевики еврейского происхождения выделялись — и продвигались наверх — благодаря редкому сочетанию идеологической преданности с высоким уровнем образования" . В 1918 годы 65,5% всех сотрудников ЧК еврейской национальности были "ответственными работниками". Евреи составляли 19,1% всех следователей центрального аппарата и 50% (6 из 12) — следователей из отдела по борьбе с контрреволюцией. Ко времени создания ОГПУ (преемника ЧК) в 1923 году на долю евреев приходилось 15,5% всех руководящих сотрудников, 50% высшего руководства (4 из 8 членов Секретариата коллегии)". Дальше: "Революционное перерождение сопровождалось революционным переименованием. В одном только Петрограде Дворцовая площадь, украшенная Натаном Альтманом, стала площадью Урицкого; дворец великого князя Сергея Александровича стал дворцом Нахамкеса; Литейный проспект стал проспектом Володарского; Адмиралтейская набережная и Адмиралтейский проспект были переименованы в честь Семена Рошаля, Владимирская площадь и Владимирский проспект — в честь Семена Нахимсона; а Новый Коммунистический Университет трудящихся (наряду с целым рядом улиц и городом Елизаветградом) был назван именем Зиновьева. Царские резиденции Павловск и Гатчина превратились в Слуцк и Троцк соответственно. Вера (Берта) Слуцкая была секретарем Василеостровского районного rомитета партии". Автор предоставляет громадную информацию, обычно умалчиваемую (вероятно, ввиду возможных аналогий и вопросов в связи с современностью). Выясняется, что Андреев, Бухарин, Ворошилов, Дзержинский, Киров, Косарев, Луначарский, Молотов и Рыков имели еврейских жен. Интересно, что список этот можно дополнить, и он тянется до военных времен. Так, маршал Жуков первым браком был женат на еврейке, и только во время войны посмел сочетаться вторым браком с русской.

Продолжение следует

Максим Калашников -- Поправки к программе

ШЕСТЬ ПУНКТОВ "РОЯ"

26 мая участники клуба "Рой" Торгово-промышленной палаты России, которым руководит успешный машиностроитель, глава холдинга "Новое содружество" Константин Бабкин, приняли общую платформу требований к власти. Вот некоторые тезисы из неё.

"Распорядители "кубышки" и идеологи её набивания не вечны, они уйдут, но вместе с ними могут "уйти" и все народные деньги, лежащие мертвым грузом в фондах. Чтобы этого не произошло и пока у нас есть шанс изменить ситуацию, мы требуем от правительства России:

1. Мы требуем отставки министра финансов России Алексея Кудрина. Нет ни одного разумного довода в пользу его дальнейшего пребывания на одной из ключевых должностей в Правительстве России.

2. Снять запрет на раскрытие информации об использовании средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Минфин России должен еженедельно публиковать отчетность о работе фондов. Российский народ вправе знать, где, на кого и как работают деньги налогоплательщиков.

3. Средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния должны быть инвестированы не в низколиквидные облигации и акции иностранных эмитентов, а в реальную, не эфемерную модернизацию российской экономики. В развитие перспективных инновационных отраслей, в закупку современных станков и оборудования для выпуска конкурентоспособной продукции.

4. Мы требуем снижения налогового бремени для несырьевых отраслей. С существующей фискальной политикой нам никогда не добиться диверсификации российской экономики, а значит — и благосостояния каждого из нас.

5. Мы требуем поставить на уровень политической задачи поддержку отечественных производителей на внешних рынках. И в первую очередь экспорта продукции стратегических отраслей: машиностроения, сельского хозяйства, авиа- и судостроения, которые обеспечат глобальную конкурентоспособность России.

Не записи в зарубежных банковских документах, а сильная собственная экономика, современное производство, образование, наука и уверенная в своей востребованности молодежь являются залогом бескризисного развития России!"

Дополню эти ясные и нужные требования своими предложениями.

УЖ КОЛИ ТРЕБОВАТЬ…

Во-первых, в отставку надо отправлять не только "финансового вампира" Кудрина, но и главу ЦБ РФ Игнатьева, и весь "экономический блок" правительства РФ. Ибо они — одна гайдаро-чубайсова группировка, монополизировавшая власть на 20 лет.

Национализировать ЦБ РФ, подчинив его правительству. (Но прежде — национализировать и очистить от скверны само государство в РФ).

Мы готовы предложить свои кандидатуры на посты глав Минфина, Центробанка, Минэкономики. Какие — пока умолчим.

Во-вторых, мы должны потребовать принятия четкого плана развития РФ вместо бредней ИНСОРа и позорной "Стратегии-2020". На основе этого плана — принять, наконец, первую с 1994 года Промышленную политику страны. Причем для выработки и плана, и политики мы требуем привлечь практиков и экономистов-математиков, а не только узкий круг обанкротившихся, бесполезных квазиэкономистов-либералов (ВШЭ, АНХ, ИНСОР, ИЭПП имени Гайдара и т.п.). Само принятие таких документов должно стать важнейшим делом национального капитала и русских интеллектуалов. Ибо т.н. "либеральные реформаторы" полностью невменяемы и неконкурентоспособны, показав это во всей красе за последние 20 лет.

В-третьих, мы должны применить имеющиеся золото-валютные "закрома" (употребляю старое название), чтобы решить одновременно две задачи: и создать запас на "черный день", и стимулировать инвестиции в промышленные русские проекты.

Даже плохонький экономист знает, что государству можно не тратить свои финансовые резервы прямо на инвестиции, а использовать их для гарантии возврата частных инвестиций (по такой схеме строились железные дороги в России после 1861 г.), для субсидирования ставок по кредитам, для долевого участия государства на паях с частным и акционерным капиталом. Можно использовать государственные валютно-финансовые запасы так, как делает Канада, создавшая механизм поддержки промышленного производства через агентство EDC (подробнее — в работе Константина Бабкина здесь: http://m-kalashnikov.livejournal.com/892564.html).

Есть механизм выпуска государственных инвестиционных облигаций под гарантии золото-валютных резервов. Именно таким образом Евросоюз запланировал привлечь в обновление своей инфраструктуры 1,5-2 трлн. евро в ближайшие 20 лет. Тем более, что РФ нуждается в обновлении крайне изношенной инфраструктуры, в противном случае рискуя просто впасть в коллапс.

При задействовании таких механизмов каждый рубль/доллар, лежащий в закромах державы, позволит привлечь 5-10 рублей/долларов, которые есть у бизнеса, в сбережениях населения, в банках и у иностранных инвесторов. При этом сами резервы окажутся израсходованными максимум на четверть. То, что такие механизмы не задействуются, говорит о полной профнепригодности "экономических вождей" РФ, начиная с 1991 года.

КАК ВЕРНУТЬ НАШИ ДЕНЬГИ

Четвертое. Нам говорят, что те деньги РФ, что кудрины вложили в долговые обязательства государства США, мы уже никогда не увидим. Ибо янки уже никогда не смогут расплатиться со своим госдолгом.

Это не так! Мы можем применить механизм переуступки прав на долг с помощью специального агентства. Итак, наши предприятия из-за идиотской политики правительства РФ и невозможности взять кредиты в наших банках брали ссуды у иностранных банков? Они теперь должны иноземным финансистам? Так и государство США должно Российской Федерации. Применив механизм переуступки прав, мы сделаем так, что русские предприятия предложат западным банкам долговые бумаги американского государства, а сами — останутся должны государству РФ.

Применив такой механизм, мы сломаем совместный грабеж русских западными финансистами и их россиянскими приспешниками типа Кудрина. Ибо вся политика последних лет (Запад + "либеральные реформаторы" в РФ) заключалась в том, чтобы те деньги, что мы получаем от экспорта сырья (а это — полтриллиона долларов в год) откачивались назад, на Запад. В форме покупки Минфином и Центробанком РФ пустых долларов и американских долговых бумаг (под предлогом создания фиктивных россиянских Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, золото-валютных-резервов — по-старому). В итоге эти деньги не шли на кредиты и на поддержку русской промышленности, а уходили в США и Европу, откуда тамошние банкиры те же русские деньги выдавали нашим предприятиям в виде кредитов западных банков. Таким образом, грабеж получается двойным.

Применив переуступку прав и предложив западным банкирам получить долги американскими трежериз, мы покончим с системой наглого грабежа Русской земли. Естественно, отправив в отставку кудриных и предав их показательному суду. В итоге же мы поднимем свое производство и снизим налоги.

Ничего фантастического тут нет. Нужна лишь государственная воля. Столкнувшись с такой перспективой (американские облигации вместо денег в оплату кредитов), Запад ничего нам сделать не сможет. В ядерную войну он не кинется — кишка тонка.

ДЕНЬГИ — В СУВЕРЕННУЮ БАНКОВСКУЮ СИСТЕМУ!

Пятое. Финансовые резервы государства должны вливаться в создание полноценной, суверенной банковской системы РФ. Ибо её сейчас нет. В нашей стране сегодня нет банков, способных давать долгие кредиты производству под низкий процент, что обычно для стран Запада. Так было и в СССР, где граждане хранили свои сбережения в сберкассах под 3% годовых — и не изымали этих денег подчас десятилетиями.

Именно сильную банковскую систему для индустриализации и развития страны создавал Иосиф Сталин.

Но вот беда: несмотря на обилие банков в РФ, они — безобразно маломощны. Возьмем информацию на 2009 год. Читаю в "Коммерсанте" ("Кризис сменился болезнями роста", 25.01.2010): 77% банков РФ не в состоянии выдать ни одного кредита больше десяти (10) миллионов долларов. То есть, это — не банки по сути своей, а в лучшем случае — кассы и центры микрокредитования. Средняя величина активов российских банков — 0,7 миллиарда долларов. В крохотной Чехии — 5,6 млрд. Ровно в восемь раз больше! В Польше — 5,4 млрд. в среднем. А уже в Англии банки — это 66,4 млрд. долл. активов в среднем!

"Крутой" Сбербанк РФ, который концентрирует четверть всех банковских активов РФ, занимает жалкое 43-е место в мировом рейтинге.

По состоянию на 2007 год активы всего банковского сектора РФ составляли 338,79 млрд. долл. Повторяю — ВСЕХ банков РФ. "Гигантский" Сбербанк — это всего лишь около 87 миллиардов "у.е.". А один только английский банк "Барклайз" в 2007 г. имел активов на 1586 млрд. долл., вчетверо превосходя всю банковскую систему беловежской Расеи. Всего один "Ситибанк" в США располагал активами в 706 млрд. долл.

"Индастриэл энд Коммершиал Бэнк оф Чайна" (КНР) — это 675,4 млрд. долл. Один — как полторы банковские системы РФ.

Всего один инвестиционный государственный фонд Германии "KfW" — это 401,4 млрд. долл. (Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования. "Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд" — М.: "Научный эксперт", 2008, с. 23).

По сути дела, в РФ нет банковской системы. Кредитоваться русским промышленникам и инноваторам сегодня практически негде! То, что есть — это маленькие расчетно-кассовые конторы и мелкие кредитные заведения, по мощности уступающие иному муниципальному банку в США. Наши неконкурентоспособные и профнепригодные "реформаторы" построили "капитализьм" без банковской системы, где невозможно взять большой низкопроцентный кредит под серьезный инвестиционный проект. Сбербанк имеет предел — не более 1,6 млрд. долл. кредита "в одни руки". "Крутой" Банк развития, созданный при Путине — это всего лишь жалкие 10 млрд. долл. Понятно, почему банки РФ хилы: "элита" просто вывозила деньги из страны, а частных вкладчиков мало: граждане РФ слишком бедны и не очень верят в надежность бело-сине-красных банков. Печальный опыт, знаете ли, есть. Предприятия РФ вынуждены за кредитами ходить на Запад. И когда этот источник в 2008 году иссяк, всё повалилось к чертовой матери.

О том же самом пишут и авторы солидного журнала "Эксперт" (2010, №3). Читаем статью А.Ивантера, С.Розмировича и М.Рубченко "Поможем, только не деньгами". Они прямо пишут: несмотря на принятие более или менее внятной антикризисной программы правительства, не решена проблема "длинных денег". Предлагается туфта — пенсионные и страховые средства. Но в РФ пенсионная система — сама нуждается в закачке средств. Страхование жизни — в зачатке. Да — добавлю сам — эти институты не проводят нужной национальной политики инвестиций. Ну, были бы деньги у пенсфондов и страховщиков, куда б они их вложили? Да в сырье.

Поэтому следующее требование в дополнение к прозвучавшим 26 мая 2011 г. в ТПП РФ: создать за счет валютных резервов государства систему банков мировой величины и того же уровня работы. Ибо простое слияние/поглощение имеющихся в РФ маломощных банков ничего не даст. Даже будучи слитыми в один-два банка, они по мощности по-прежнему будут уступать паре западных гигантов. Нам нужно плановое создание настоящих кредитно-финансовых великанов.

ЭМИССИЯ КАК РЕЗЕРВ ВЕРХОВНОГО КОМАНДОВАНИЯ

В шестых, предлагаю принять от лица национального производительного капитала и шестой пункт — задействование механизма контролируемой эмиссии рублевой массы.

Дело в том, что ВВП Росфедерации (примерно 2,5 трлн. долларов по паритету покупательной способности) обеспечен рублевой массой на 38% (на март-2011). То есть, нам не хватает наличных и безналичных денег как минимум наполовину. От этого падает скорость обращения денег, не хватает инвестиций, кредиты дороги. Мы можем эмитировать денег как минимум на 500 млрд. долларов в пересчете только в первой партии.

Но эти деньги нельзя просто напечатать (или нарисовать на счетах Центробанка), залпом вбросив в экономику. Это действительно чревато инфляцией. Наше предложение: вкачать эту эмиссию в создаваемые планово банки-гиганты, причем вливаться эти деньги в экономику должны через "бутылочные горлышки" национальных проектов развития. И не прямо в виде наличных и безналичных рублей, а в виде специальных векселей (промышленных денег), которые невозможно положить в сейф, распилить, продать на бирже за валюту. Которые можно потратить только на покупку станков, металла, комплектующих и т.д. Подобные механизмы неинфляционной эмиссии применялся в Германии Яльмаром Шахтом. (http://m-kalashnikov.livejournal.com/856045.html).

Давным-давно придуманы "промышленные деньги", механизм которых в РФ еще не использовали.

Германия в тридцатые годы, стремясь скрыть от всего мира процесс перевооружения своей армии, создала еще и второй, "теневой" бюджет, расходуя его тайно. Это придумал финансовый гений Гитлера — доктор Яльмар Шахт. Чтобы лишние деньги не выплескивались на рынок, он придумал векселя МЕФО — "промышленные деньги". Итак, получив заказ на производство "мессершмиттов", скажем, завод брал у государства не привычные деньги, а МЕФО, которыми мог расплатиться с поставщиками моторов, алюминия, плексигласа и т.д. Каждый вексель МЕФО должен был пройти цепочку из нескольких предприятий-индоссантов. А по выполнении заказа векселя вновь оказывались в руках государства, которое затем рассчитывалось настоящими деньгами с участниками работы.

То есть деньги появлялись в экономике только тогда, когда товар был уже произведен.

Понятно, что пример этот специфичен. Гитлеровцы пускали средства "теневого бюджета" на вещи непроизводительные и чисто затратные — на оружие. Но представьте себе схему, где такие МЕФО-промышленные деньги тратятся не на военные заказы, а на производство и строительство вполне прибыльных вещей. И когда они появятся на рынке, векселя будут обменены на настоящие рубли, которые к тому моменту получат товарное покрытие в виде увеличенного ВВП.

Применять такой механизм можно периодически. Избавившись навсегда от унизительной зависимости РФ от Федеральной резервной системы США и обретя независимую рублевую систему.

РЕЖИМ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИИ

Наконец, седьмой дополнительный пункт — введение режима национальной экономии.

Недопустимо положение, при коем русский производительный капитал грабят и душат налогами, после чего чиновники, во-первых, разворовывают средства на отпилах-откатах. А во-вторых, деньги хоронятся в бесполезных непроизводительных, чисто затратных проектах. В олимпиаде, в чемпионате мира по футболу, в грандиозных закупках иностранного вооружения.

Наше требование: отказаться от этих затрат. А за счет этого — снизить налоги на производительный бизнес и обеспечить ему ту же поддержку государства, что и на Западе. Это будет режимом национальной экономии ради развития: все деньги — в дело, а не в помпезно-воровские "суперпроекты". Ибо такой режим обеспечит быстрый экономический рост и резкое увеличение доходов бюджета. Ведь промышленность заработает, и люди, получив работу, станут богаче.

В том же ряду — введение прогрессивного налога на ЛИЧНОЕ сверхпотребление. Не хочешь отдавать 98% своего ЛИЧНОГО дохода в казну при превышении планки в 2 миллиона долларов в год (например) — вкладывай деньги в производство и в создание новых предприятий в РФ. И будешь трудовым миллиардером. Никто на твою собственность не покусится. А попробуешь тратить бабки на супер-яхты и футбольные клубы — отберем у тебя средства через "прогрессивку".

НЕТ "ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ-2"!

Таковы мои предложения по дополнению требований клуба "Рой". Предлагаю сделать их общими требованиями национального производительного капитала, индустриального, научного и аграрного.

Если так называемые "интересы вступления РФ в ВТО" мешают принятию такой программы — к черту это ВТО! Никакого в него вступления!

Прошу всех помочь в распространении этих требований к власти.

Их принятие позволит нам разрезать налоговую удавку на шее отечественного бизнеса и сократить особо убийственные налоги — НДС и платежи в социальные фонды. Мы должны буквально проламывать выполнение наших требований. Ибо в противном случае нас ждет "шоковая терапия-2", новая гайдарочубайсовщина. С уничтожением остатков производства в РФ. Причем, независимо от того, победит ли в 2012 году Медведев или Путин. В данном случае они ведут один и тот же гибельный для нас курс.

Слышишь, национальный капитал?

Владимир Карпец -- Битва за историю

Известный израильский историк, родившийся и выросший в СССР, Михаил Зеленогорский (Гринберг) только что опубликовал в издательстве "Мосты культуры/Гешарим" (Москва-Иерусалим) второе издание своей книги "Жизнь и труды архиепископа Андрея (князя Ухтомского)". Ранее, в 1991 году, уже выходило первое издание книги, значительно менее объемное. Сам М.Л.Гринберг называет себя "ортодоксальным иудеем и историком русского старообрядчества".

Православное подвижничество и "яркость личности" — вещи трудно совместимые. Невозможно представить себе "яркость личности" преподобных Сергия или Серафима.Но вот многие многие русские архиереи пред- и пореволюционной эпохи действительно были яркими личностями, и одной из ярчайших был, без сомнения, Владыка Андрей ( князь Ухтомский, 1873-1937). Прямой Рюрикович, он отличался от многих иерархов Церкви "лица необщим выраженьем" — был поборником древлего благочестия и воссоединения со старообрядцами с одной стороны, политическим республиканцем — с другой. Впрочем, любовь к церковным "старинам" была родовой чертой всех князей Ухтомских ( брат Владыки академик Алексей Алексеевич Ухтомский был старостой Никольского единоверческого храма в Петербурге ), а вот к республиканству он пришел далеко не сразу, будучи до начала десятых годов убежденным монархистом. В июде 1903 г, побывав на Саровских торжествах, он писал: "любовь к Царю своему и помазаннику Божиему — это чувство совершенно неотъемлемое, неизгладимое из русского сердца… Русь Православная — это нераздельно: Царь и народ; и душа народная, душа народа русского не мыслима без смирения и без любви к Богу и Царю". В 1905 г. архимандрит Андрей открыто поддерживал правомонархические организации. К сожалению, об этом в книге — ни слова.

М.Зеленогорский подталкивает читателя к мысли о том, что причиной перехода Владыки в либеральный стан было именно его стремление восстановить Церковь на древних соборных началах. Это не так.. "Пременение" воззрений Владыки Андрея началось с конфликта с Григорием Распутиным. Но, конечно, не только. Сказалась многовековая "княжеская фронда" — начиная с Князя Андрея Курбского, через "верховников" и вплоть до декабристов. Рюриковичи изначально выше Романовых, но их было много, и это вело некоторых из них к республиканству. Но еще была и общая тенденция времени — устремление части духовенства (как это происходит и сегодня) от "народной веры" к "библейским корням", к "керигме". Это признавал и сам Владыка Андрей : "Я говорил, что в Священном Писании есть целая отдельная "Книга Судей", описывающая идеальную республику. А когда древние иудеи вместо этих благочестивых судей пожелали иметь своего царя, то это вызвало гнев Божий". Он шел еще дальше — слово "литургия" ( общее дело) переводил как "республика" Но дело здесь не в старом обряде, а в древней борьбе "царства" и "священства", в которой такие умозрения как раз ближе к никонианству, чем к древлеправославию. И Владыка Андрей, когда называет в своих произведениях уже послереволюционных, двадцатых годов, никонианство "цезаропапизмом", глубоко противоречит самому себе: никонианство это именно "папоцезаризм", "клерикализм". Каким он был, прекрасно показывает другой современный автор — Михаил Бабкин — в книге "Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году" ( М., 2006), только что выпустивший еще одну книгу — "Царство и Священство" (М., 2011)

Легенда о "старообрядческом антимонархизме" , которую сегодня широко используют — как со знаком "плюс", так и со знаком "минус"— была на самом деле создана известным миссионером профессором Н.И.Субботиным с его работой "Раскол как орудие враждебных России партий" (1867). Тем не менее еще в 1863 г. Белокриницкий митрополит Кирил издал архипастырское послание, в котором революционеры именуются "предотечами антихриста". "Сим завещаю вам благоразумие и благопокорение ваше пред Царем вашим" — взывает Владыка Кирил.

В том же самом ключе предстает перед нами и история трагических обстоятельств жизни "февралиста" архиепископа Андрея уже после октября 1917 года — как борьба за свободу Церкви от государства, причем советское государство предстает перед нами как прямое продолжение Российской Империи (sic!). Но ведь истоки "трагедии Русской Церкви" именно в Феврале, в измене Соборной клятве 1613 года, а не в том, что безбожие советское есть продолжение "безбожия царистского".

К сожалению приходится обратить внимание и на далеко не всегда корректное использование публикуемых автором материалов. Так, в примечаниях автор обильно использует комментарии известного историка А.В.Знатнова, только лишь упомянув его фамилию. Какие комментарии принадлежат Знатнову, а какие — самому автору, читателю не ясно. Более того, публикуя поздние произведения Владыки Андрея ("Десять писем о старообрядчестве", вторую тетрадь "истории моего старообрядчества" , фрагменты "Исповеди" 1928 г.) — а именно эти материалы в основном и содержат наиболее спорные положения о взаимоотношениях Церкви и государства, о монархии и республике, о "никонианстве" и "цезаропапизме" — он не указывает на их источники... В результате книга не проясняет вопросы русской церковной истории первой половины ХХ века, а еще более их запутывает.

Шамиль Султанов -- Прощай, Израиль!

СТАЛИН И ТРУМЭН

Государство Израиль появилось в мае 1948 года в соответствии с ноябрьским (1947 г.) решением Генеральной Ассамблеи ООН. Резолюция эта была абсолютно формальной, поскольку создание искусственного еврейского государства в центре арабского мира стало возможным благодаря стратегическим намерениям руководства США и СССР — самых могущественных государств послевоенного периода.

И для Сталина, и для Трумэна нравственные и эмоциональные факторы, связанные с судьбой еврейского народа в оккупированной нацистами Европе, играли третьестепенную роль. Важнейшая цель была в другом. И Советский Союз, и Соединенные Штаты рассматривали будущее еврейское государство как эффективный инструмент для реализации собственных долгосрочных интересов на Ближнем Востоке.

Вторая мировая война завершилась, и начинался раздел сфер влияния между двумя новыми супердержавами во всех уголках планеты. Особая важность Большого Ближнего Востока уже тогда была ясна всем политикам со стратегическим мышлением. Не случайно ведь Сталин хотел получить Ливию под протекторат Советского Союза.

Однако регион по-прежнему контролировался крупнейшими колониальными государствами — Великобританией и Францией. Хотя Париж и Лондон вышли из Второй мировой войны крайне ослабевшими, но отказываться добровольно от своего доминирования на богатом нефтью Ближнем Востоке никто не желал.

Израиль должен был стать управляемым бульдозером, который помог бы расчистить путь в регион Советскому Союзу (как того хотел Сталин) или Соединенным Штатам (как желал Трумэн). Но просчитался именно Иосиф Виссарионович. Он направил в тогдашнюю еще подмандатную Палестину, тысячи, как ему казалось, проверенных и надежных военных и разведчиков из коммунистов-евреев, чтобы с их помощью построить социалистический Израиль. Однако зов крови оказался сильнее коммунистических убеждений. Это проявилось достаточно быстро: Сталина "кинули".

Возможно, вся эта неудачная история с Израилем стала одной из главных, хотя и не единственной, из причин, вызвавших приступ глубинного, еще с раннего периода своей политической деятельности, сталинского антисемитизма. (Однажды, еще до 1917 года, будущий вождь предложил организовать "погром" в связи с "еврейским засильем" в партии. Возможно, это была только шутка, но весьма специфическая). В любом случае кампания по борьбе с "безродным космополитизмом" или "дело врачей" несут на себе в какой-то степени отзвуки провала сталинской ближневосточной операции под кодовым названием "Израиль". В конечном счете, Сталин был убит, но "антиизраильский синдром" у его наследников сохранялся вплоть до Горбачева.

Но не все безоблачно обстояло в тот период и в отношениях между США и вновь образованным еврейским государством. Первые израильские правители предпочитали больше ориентироваться на свои традиционные связи в Европе, где располагались центры международного сионизма. Тем более, еще до Второй мировой войны Америка принадлежала к числу довольно многочисленных стран, где антисемитизм процветал не только на обычном обывательском уровне, но был распространен и в элитарных, политических кругах.

Поэтому Израиль принял участие вместе с Англией и Францией в т.н. "тройственной агрессии" против Египта в 1956 году, после того ,как Гамаль Насер национализировал Суэцкий канал. Это был единственный раз в истории еврейского государства, когда Израиль участвовал в войне против своих арабских соседей, не получив предварительного одобрения со стороны Вашингтона.

Резко против этой агрессии тогда выступила Москва, которая налаживала отношения с революционным Египтом. Советское руководство заявило, что если война не будет срочно прекращена, то триста тысяч советских мусульман придут на помощь своим египетским единоверцам. Когда перепуганные Лондон и Париж бросились за помощью к американцам, то Эйзенхауэр заявил, что обязательства НАТО о взаимопомощи на этот регион не распространяются. В результате тройственная коалиция вынуждена была не солоно хлебавши убраться, Гамаль Насер превратился в общеарабского героя, а Тель-Авив со своими глобальными сионистскими кураторами окончательно поняли, на кого надо ориентироваться.

"А ПОТОМ МЫ ИХ ПОСТАВИЛИ НА КОЛЕНИ…"

Началось выстраивание тонких и очень сложных комбинаций для того, чтобы сформировать долгосрочный американо-израильский альянс в интересах не только элиты США, но и быстро набирающей силу мировой сионистской структуры.

Американские правые радикалы утверждают, что процесс, который привел в конечном счете к формированию "временного оккупационного сионистского режима" в США, резко усилился именно во второй половине 50-х годов, и прежде всего через "захват" Демократической партии. Однако, по сути, ничего экстраординарного не произошло. Часть американской просионистской элиты весьма креативно и умело использовала феномен Израиля для консолидации еврейских общин и еврейского капитала, чтобы кардинально усилить свои политические позиции в США.

Именно для этого было разработано и целенаправленно использовано специальное оргоружие: созданы сотни и тысячи произраильских организаций мобилизационного типа на всех уровнях — общенациональном, на уровне штатов и муниципалитетов, которые потом были иерархизированы и объединены, сформирована особая лоббистская система, разработана и реализована специальная кадровая политика по финансовой, информационной и пропагандистской поддержке американских политиков, безоговорочно поддерживающих Израиль, собраны информационные и политические ресурсы по расширению и укреплению американо-израильского альянса, реализованы специальные идеологические и пропагандистские кампании.

Фактически под прикрытием необходимости всесторонней поддержки Израиля был осуществлен стратегический суперпроект по формированию широкомасштабного механизма контроля над американской властной машиной со стороны глобальных сионистских структур. В результате сегодня в Соединенных Штатах функционирует политический треугольник "США — произраильское лобби (которое, с одной стороны, является сионистским компонентом американского истеблишмента, а с другой — важнейшим управляющим элементом мировых сионистских структур) — собственно Израиль".

На период с 1967 по 2006 гг. пришелся период расцвета американо-израильского альянса. Сионистское государство превратилось в главного союзника США на Ближнем Востоке, оттеснив на второй план шахский Иран и Турцию, члена НАТО. Все свои военные действия против арабов Израиль тесно согласовывал с Пентагоном. Дело дошло до того, что именно Вашингтон передал Израилю ядерное оружие, которое, правда, по-прежнему контролируется Америкой. Политическое влияние США в регионе резко возросло и стало доминирующим в 90-е годы, после гибели Советского Союза. Но одновременно усиливалось и влияние глобальных наднациональных сионистских структур на американскую внутреннюю и внешнюю политику.

Своего апогея оба этих взаимосвязанных процесса достигли в первый президентский срок Буша-младшего. Внутри США была сформирована широкомасштабная социально-политическая коалиция еврейских сионистов и сионистов протестантских, воплощением которой стала идеология "неоконов". Ее суть можно выразить в одной фразе: "Что хорошо для США, то хорошо и для Израиля. И наоборот". Часть американской элиты организовала грандиозную провокацию 11 сентября, которая стала предлогом для объявления войны Исламскому миру — главному противнику Израиля с точки зрения глобальных сионистских структур.

ДИАЛЕКТИКА

Однако история, как известно, дама весьма капризная и склонная к совсем непредсказуемым для людей поступкам.

С одной стороны, Израиль действительно стал важным инструментом американской внешней политики на Ближнем Востоке. Но, с другой стороны, именно сионистское государство превратилось в основной фактор усиления радикализма и экстремизма на арабском Востоке.

С одной стороны, Израиль стал мощным форпостом западной цивилизации в регионе, публичной витриной западной демократии и западного секуляризма. Но, с другой, именно существование Израиля стало одной из предпосылок мощного исламского возрождения в мире. Более того, если бы не Израиль, то не происходила бы за последние годы такая быстрая деградация либеральных и светских идеологий и партий в арабском мире.

С одной стороны, тандем "Израиль-США" стал для сотен миллионов мусульман во всем мире символом абсолютной несправедливости, образом аморального, колониального агрессора, беспощадного врага, понимающего только язык силы. Израиль захватил территорию, которая являлась родиной для палестинцев в течение тысяч лет, под совершенно идиотским предлогом, что когда-то евреи жили на этой земле и были оттуда изгнаны, и только потому имеют историческое право на эту землю. Однако сегодня даже известные израильские ученые доказывают, что на самом деле евреи никогда не изгонялись римлянами из тогдашней Иудеи.

Представьте себя на минуту палестинцем. Вы живете в своей законной квартире, которая вам досталась от ваших родителей. И вдруг однажды к вам врываются вооруженные люди и нагло требуют как можно быстрее убраться из вашей же собственной квартиры. На ошарашенный вопрос "почему?" следует приблизительно такой ответ: "Две тысячи лет назад на этом месте находилась одна из стоянок нашего еврейского племени. Именно поэтому мы имеем абсолютно законное право на твою квартиру. Если же ты, гад, не согласен с нашей точкой зрения, то тогда мы тебя вместе с твоей семьей просто уничтожим. Пошел вон!". Таково было "историческое" обоснование сионистов лишить палестинский народ своей земли, своих домов, своих исторических памятников, кладбищ с прахом своих предков.

Впрочем, решающими были, конечно, политические амбиции Сталина и Трумэна.

Но ведь, с другой стороны, именно борьба на протяжении более чем семи десятков лет против Израиля способствовала формированию национального, социального, политического самосознания палестинского народа. Палестинцы сегодня — один из наиболее мужественных и развитых народов на планете. Например, по количеству студентов на тысячу населения они уже опережают Россию. А по количеству погибших героев, которых постоянно помнят и чтут палестинцы, я думаю, им вообще нет равных в мире. Кстати, в Израиле такого пантеона героев нет, как, впрочем, и в современной "демократической" России.

Не будь сионистского фактора, возможно, нынешний сектор Газа был бы присоединен к Египту, и его жители превратились бы из палестинцев в египтян, а жители Западного берега — в иорданцев.

Требование борьбы с Израилем стало одним из сильнейших мотивов победоносной иранской революции в 1978-79 гг. Как известно, шах был другом сионистского государства. Сионистское присутствие на Ближнем Востоке стало важной причиной прихода к власти в Исламской Республике Иран и нынешней Турции умеренных исламских фундаменталистов, в результате чего стал кардинально изменяться весь баланс сил на Ближнем Востоке. Не последнюю роль антиизраильские настроения играют и в начавшейся арабской революции. Причем этот фактор будет только усиливаться. Политика сионистского государства закономерно ведет к усилению волны глобального антисемитизма, что, между прочим, отмечают даже сами сионистские центры, в том числе и российский еврейский конгресс.

ВОЕННЫЕ И СИОНИСТЫ… КТО КОГО?

Буквально через полтора года после американского вторжения в 2003 году в Ирак Израиль стал причиной начала новой, более масштабной конфронтации внутри высшего политического истеблишмента США. Борьба между двумя наиболее мощными группировками в американской элите — военной и произраильской — вышла на поверхность.

Уже к началу 2005 года Пентагон пришел к выводу, что победить повстанцев и установить эффективный контроль над Ираком практически невозможно. Иракское вторжение превратилось, по сути, в геополитическую ловушкой для США, поскольку оккупированный Ирак стал точкой дестабилизации всего Большого Ближнего Востока, который имеет особое значение для жизненно важных американских интересов. Вторжение в Ирак объективно привело к росту зависимости США от Ирана, который имеет гораздо больше рычагов воздействия на внутреннюю иракскую ситуацию, чем Вашингтон.

Естественно, внутри американской элиты началась активная дискуссия на тему: "Кто виноват в том, что американцы, как бараны, пошли на эту заведомо проигрышную авантюру?". Были проведены десятки закрытых мозговых штурмов и семинаров, опубликованы сотни статей и несколько книг.

Та часть американского политического истеблишмента, которая обвиняла неоконовскую администрацию Буша-младшего в том, что она бездарно растратила в Афганистане и Ираке стратегический потенциал США как единственной супердержавы, пришла к выводу, доказав, что основную роль в инспирировании войны с Саддамом Хусейном сыграли израильский истеблишмент и американское произраильское лобби. Соответственно, последовали и оргвыводы.

В декабре 2006 года новым министром обороны назначается Р.Гейтс, один из высших представителей американской элиты и руководитель военного лобби США, который должен был внести серьезные коррективы во внешнеполитическую линию. Этому назначению активно сопротивлялся тогдашний вице-президент Дик Чейни — фактический форейтор неоконовской идеологии.

В 2008 году в июне в Филадельфии состоялась конфиденциальная встреча высших представителей американской элиты с Б.Обамой и Х.Клинтон. По настоянию военного лобби было достигнуто компромиссное соглашение, что следующим президентом станет Б.Обама, но Х.Клинтон, на которую делали ставку международные сионистские структуры, должна была в виде компенсации получить пост госсекретаря.

После президентских выборов борьба в высших эшелонах американской элиты не прекращалась. Произраильское лобби не позволило Обаме и стоявшей за его спиной американской военной элите назначить своих кандидатов на некоторые государственные посты, обвинив их в антиизраильских взглядах.

Внутриэлитная конфронтация в США усилилась в связи с развитием иранской ядерной программы. Американские военные обоснованно заподозрили, что Израиль, вместе со своими кураторами из международных сионистских структур, пытается спровоцировать прямую войну между США и Исламской республикой Иран. Любой нормально мыслящий военный понимает, что такая война практически сразу станет неуправляемой, втянет в себя весь регион, а затем приобретет глобальный характер. Между прочим, эта проблема вызвала резкий рост противоречий даже между правительством Б.Нетаньяху и влиятельными израильскими военными.

Интересный вопрос: зачем нужна доминирующей сейчас в Израиле элите и, самое главное наднациональному сионистскому движению война между Ираном и США, которая может привести к самым катастрофическим последствиям, и прежде всего для самого еврейского народа?

Дело обострилось до такой степени, что известный Зб.Бжезинский даже вынужден был заявить, что если израильские самолеты направятся бомбить иранскую территорию, то американцы вынуждены будут поднять свои истребители в Ираке, чтобы заставить израильтян вернуться на свои аэродромы.

Впервые в своей истории американское разведсообщество опубликовало прогнозные оценки, где крайне скептически оценило шансы Израиля выжить после 2025 года.

А далее последовало открытое заявление генерала Дэвида Петрэуса, в тот момент командующего Центральным командованием США, а затем главнокомандующего американскими войсками в Афганистане. Это выступление стало индикатором дальнейшего обострения отношений между американской военной элитой и произраильским лобби.

За дипломатическими формулировками фактически скрывался жесткий мессидж израильскому руководству, суть которого заключалась в следующем. Политика Израиля ведет к появлению все новых проблем для Америки в исламском мире. За растущую иррациональность израильского руководства США вынуждены расплачиваться жизнями своих военнослужащих, огромными финансовыми тратами, ослаблением позиций на Ближнем Востоке. И это в условиях, когда сокращается политический и экономический потенциал США во всем мире, а Китай превращается для Вашингтона в ключевой стратегический вызов.

Однако вопреки позиции Америки и Европы большая часть сегодняшней израильской элиты не хочет никакого реального соглашения с палестинцами и ни при каких обстоятельствах не согласится на создание независимого палестинского государства. Нынешнее еврейское государство выстроено таким образом, что может существовать только в условиях: "Ни войны, ни мира, но оккупированные территории не отдадим".

Суть в том, что Израиль так и не смог (и не захотел) войти в ближневосточную региональную систему. А история показывает, что государства, которые не могли интегрироваться в этот регион (например, государства крестоносцев) неизбежно исчезали с географической карты.

Конфронтация между американскими военными и произраильским лобби привела и к усилению противоречий и в наднациональном сионистском движении. Уже можно говорить, что внутри глобального сионистского механизма сформировались два направления.

Первое — это т.н. "национал-сионисты", сторонники традиционной и безоговорочной поддержки Израиля как "национального еврейского государства", чего бы этого ни стоило. "Национал-сионисты" пока доминируют в международном сионистском движении, но их позиции постепенно слабеют. Причин для этого достаточно, но можно упомянуть только два фактора, связанные непосредственно с Израилем. Прежде всего привлекательность образа Израиля как дома "для всех евреев мира" изрядно потускнела. То, что израильское общество и израильская элита деградируют, ни для кого не секрет. Один только типичный пример. В отношении нынешнего министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана возбуждено уже шесть или семь уголовных дел по коррупции, отмыванию денег, финансовым аферам и т.д. Как только он покинет министерский пост, то наверняка окажется за решеткой. Это к вопросу о физиономии нынешней израильской элиты!

Процесс социальной, нравственной, политической деградации всего израильского общества особенно усилился в последние двадцать лет. Понятно, почему количество выезжающих евреев из "земли обетованной" стало превышать количество приезжающих. Кроме того, объективно Израиль уже превратился в государство не для евреев, а для израильского народа (что это такое — мало кто знает).

Второе направление в международном сионистском движении — это т.н. "имперские сионисты", которые видят будущее сионизма не в Израиле, а в укреплении стратегического альянса с одним из мировых центров силы. Поэтому они считают, что нельзя из-за Израиля ставить под сомнение будущее еврейского сообщества и еврейского капитала в США. По их мнению, ни Европа, ни Китай не могут быть, по разным причинам, такими стратегическими, долгосрочными партнерами глобального сионизма. Есть только два варианта: США и Россия. И, кстати, не случайно, что Нетаньяху, Либерман, руководители российских сионистских структур все более активно говорят о необходимости долгосрочного стратегического союза между Израилем и Россией.

***

История Израиля, в том виде, как он существует, объективно заканчивается. И дело не в том, что арабские армии вдруг захватят израильскую территорию или вдруг какие-то палестинские экстремисты полностью парализуют экономическую и политическую жизнь еврейского государства. Этого не будет.

Израиль — искусственное государство, созданное внешними силами для решения определенных задач. Эти задачи Израиль сегодня выполнять уже не может. Поэтому он становится не нужен, и более того, начинает объективно мешать, в том числе и самому еврейскому народу.

Борис Лизнёв -- Первый план

В нашей деревне жил Матвей Демидов, который прослыл местным Ильёй Муромцем. Он был немногословен, молчалив. До Второй мировой войны в деревнях практиковались кулачные бои, и ни один из них не проходил без Матвея. Местные называли его Демид. Самыми активными во время кулачных боёв считались братья Ежи, они были небольшого роста, юркие напористые, брали волей, ловкостью. А Демид побеждал силой. И сторона, заручившаяся его поддержкой, в конце концов, всегда одерживала верх.

Началась война, Демид ушёл на фронт вместе со своими друзьями. Получилось так, что он и трое его товарищей воевали в одной роте. Из них вернулся лишь один человек. Он рассказал односельчанам историю о том, как погиб Матвей Демидов.

Это случилось в 1943 году. Рота, в которую попал Демид, участвовала в боях местного значения, активных действий не предпринималось. Шла вялая борьба за мост, позиции советских и немецких войск разделяла река. Ни одна сторона так и не решилась этот мост взорвать, надеясь, что он ей всё же пригодится. Случались редкие перестрелки, атаки, но никаких результатов. Стояние у моста длилось практически целый месяц.

В один из дней этой затянувшейся осады, Демид внезапно поднимается из своего укрытия и без оружия идёт в сторону моста. Заходит на мост. Сослуживцы кричат, зовут его обратно. Но тот не остановился. Дойдя до середины моста, Демид погрозил в сторону немецких позиций кулаком и закричал: "Эй, Фриц, выходи! Али боишься? Что, Фриц, испугался?". Со стороны казалось, что Демид вызывает кого-то на кулачный поединок.

Из стана немцев не было слышно ни звука. Они не понимали что происходит. Демид хохотал: "Испугались, Фрицы? Боитесь русского кулака?" — кричал он. То была минута его торжества.

Всё закончилось очень быстро. Послышалась сухая автоматная очередь и Демид замертво упал на мосту. Какая глупая, какая бессмысленная смерть! Горевала вся рота, никто не мог понять, что потащило, заставило Демида пойти с голыми руками вызывать немцев на бой и что же происходило в его голове, когда раздались выстрелы. Может быть, чувство несправедливости или осознание коварства немцев…

В тот же день солдаты, то ли обозлённые, то ли измученные ожиданием, в конце концов, отбили мост. И после атаки всё не переставали сожалеть о Демиде, не понимая его действий. По окончанию войны, жители деревни ещё не раз задавались тем же вопросом.

Но был ли поступок Демида таким уж бессмысленным? В Демиде одновременно воплотились и Илья Муромец и Иванушка Дурачок. Посмотрите, что происходит сейчас вокруг, характерные качества русского человека, такие как стремление к справедливости, нестяжание, доброта абсолютно не нужны современному алчному и прагматичному миру. Фашиствующая Маргарет Тэтчер, кумир наших либеральных демократов, как-то сказала, что миру нужно всего-то пятнадцать миллионов таких вот Демидов, которые бы обслуживали нефтяные и газовые месторождения, а остальных содержать невыгодно.

Может быть, именно поэтому мужское население России гибнет? Потому что не может смириться с происходящим, потому что выбирает скорее гибель, нежели прагматичное существование.

Мгновения на мосту могли быть своеобразной маленькой победой Демида. Войну выигрывают только одухотворённые люди. Несмотря на горе, военный трагизм, для многих это было счастливое время, ведь каждый участвовал в неимоверном общем деле, чувствовал себя сопричастным к истории, к спасению всего человечества. Огромная победа складывается из миллионов маленьких побед и вызов Демида, его жертва была не напрасной победой.

А есть ли сейчас Демиды вокруг нас? Их множество. Это и пенсионер Иван Орлов, который начертал на своей машине "Ельцин, выходи!" и рванул на штурм Кремля, где был уничтожен автоматной очередью ОМОНа, это и защитники Белого Дома, которые во имя идей справедливости, человеческого счастья, пошли защищать дом Советов при полной мобилизации всех мировых сил, направленных против них. Разве это не Демиды? А тысячи русских людей, которые, несмотря ни на что, продолжают делать своё дело? Это архивисты, библиотекари, учителя, работающие за копейки, но сохраняющие чувство собственного достоинства, культуру. В общем-то, они сохраняют страну.

С точки зрения формальной логики нам трудно понять самых первых наших святых Бориса и Глеба, которые, казалось бы, безвольно сдались врагу, стали жертвами без сопротивления.

Оставшись в живых, Демид наверняка бы совершил множество добрых дел. Работал бы с утра до ночи в кузнице. Но кто знает, может быть, та минута торжества стоила всей остальной жизни. Сейчас где-то в русской земле покоится тело этого богатыря. Душа Демида, как мне кажется, парит там, где и должна находиться — на небе. Помянем русского солдата Матвея Демидова и пусть вечное небо ему будет домом.

-- Есть ли у Грузии будущее?

Наш собеседник, имя которого мы вынуждены пока оставить в тени, считает, что будущего у Грузии нет — по крайней мере, до тех пор, пока она находится в тисках проамериканского антинародного режима.

КАТАСТРОФА

Жил-был талантливый художник Ладо Гудиашвили. Однажды он оформил упаковку для папирос "Грузия". Изготовленных из душистого табака, в красочной картонной коробке, их послали в подарок товарищу Сталину. Надо сказать, что на коробке была изображена пышнотелая дева, чьи соблазнительные формы обвивала виноградная лоза. Сталин повертел пачку в руках и строго спросил: "Это Грузия или бозия?" Игра русско-грузинских слов, означающая: "Это что, Грузия или шлюха?"

Негативных последствий для табачной промышленности СССР и упомянутого художника не последовало. Катастрофа наступила через полвека. Сейчас вообще не встретишь грузинских папирос, зато республика действительно превращается в "бози". Как в переносном, так и в прямом смысле. По сведениям турецкой полиции около 200 тысяч грузинских проституток "отметились" в Турции. А всего по свету гастролируют четверть миллиона путан, родившихся на земле, которая некогда отличалась высочайшей нравственностью и целомудрием. Вот почему даже тень сомнения в этой нравственности не могла не вызвать неудовольствия вождя, каким бы нелепым такое неудовольствие не выглядело в наши дни.

Порядочные грузины и грузинки не перевелись. Однако в политическом смысле Грузия является проституирующей марионеткой Запада. В этом она, правда, не оригинальна, как и остальные постсоветские республики за небольшим исключением, да и как многие в мире. Не может не быть политической проституткой квазигосударство, у которого фактически отсутствует народное хозяйство. Из примерно полутора тысяч крупных и средних предприятий, созданных в советский период, уцелел жалкий десяток: завод ферросплавов в Зестафони, металлургический и цементный в Рустави… Если перечислять всё, что выпускала судостроительная, машиностроительная, автомобильная, радиотехническая, авиационная и другая промышленность Грузии — газетной площади не хватит. Сейчас многие предприятия ликвидированы вплоть до сноса строений.

В СССР почти в каждом городе работали хлебозавод, кондитерская фабрика, молокозавод, предприятие безалкогольных напитков, мясокомбинат. В Грузии к обязательному набору добавлялись винзавод, рыбкомбинат, чайная и табачная фабрики. Что теперь? Кроме Тбилиси, нормальных пищевых производств нигде нет. Расплодились мелкие, полукустарные пекарни, колбасные и молочные цеха, рыбокоптильни, где в антисанитарных условиях изготавливается продукция ужасающего качества. Местные фруктовые и минеральные воды были лучшими в СССР. Теперь в частных сараях и подвалах выхимичивают и разливают сущую гадость. Из десятков чайных фабрик оставалась одна, и та недавно закрылась. Чай на прилавках откуда угодно, только не грузинский. Домашнее же производство чая весьма слабое, как по качеству, так и по количеству.

В аграрном отношении Грузия была процветающим чайно-цитрусовым регионом. Сегодня в её магазинах импортные апельсины и лимоны, своих мало. По правде говоря, своих много, просто они остаются в садах, осыпаются: нет сбыта. Крестьяне не знают, что с ними делать. Их приходится вывозить как мусор, а транспорт дорог. Ещё и поэтому не каждый крестьянин может доставить сельхозпродукцию на базар. В Батуми — столице аджарской автономии — своей картошки почти нет, хотя автономия, кроме цитрусовых, славилась производством картофеля. Доставка его из нагорных районов тяжела, накладна, нерентабельна. Зато полно турецкой картошки, отвратительной на вкус, перенасыщенной нитратами. Сами турки, естественно, едят не её, а другую, хорошую картошку.

В Грузии колхозные земли поделены между частными хозяевами, которые стали вырубать многолетние насаждения цитрусовых. Вырубаются также чайные плантации. Вместо них сажают тот же картофель, кукурузу — всё, что семья может вырастить и потребить сама. То есть живут почти натуральным хозяйством.

Спасибо антисоциалистическим реформам, спасибо членству в ВТО!

В Поти разговорился с парнем из села, сумевшем устроиться на работу в порту.

— Обойдите нашу деревню, — говорит, — где полтысячи дворов, и не найдёте наличными даже сотню лари (1 лари равен 15-20 рублям).

В Италии правительство закупает нереализуемые томаты, иначе фермеры съезжались в Рим на тракторах и грузовиках, закидывали помидорами парламент, грозились поджечь его. Саакашвили гасит недовольство крестьян "изобретательнее". Собирает бизнесменов на совещание и повелевает: ты 10 тонн винограда купишь, ты 3 тонны, ты 5 тонн и т.д. Те, чертыхаясь, покупают. Попробуй ослушаться — вмиг твой бизнес придушат. Куда купленный виноград потом девать — ума не приложат. Кто-то несколько центнеров распихал по мелким лавочкам. Кто-то с домашними навалился — съели три пуда, чуть не лопнули. Остальное выкидывается. От подобной "коммерции" бизнесмены терпят убыток. После чего возмещают потери за счёт поднятия цен в своём бизнесе. То есть "забота" Саакашвили о населении всё равно бьёт по населению.

Грузинское вино никому, кроме советского потребителя, было не нужно. Европа отпадает — завалена собственным спиртным. Восток отпадает — у мусульман вино не в почете, а в неисламских странах своего полно. Остаётся Россия. В связи с обострением двусторонних отношений оно в Россию не идёт. Саакашвили распетушился: "Мы России вина не дадим, даже если она попросит!". Во-первых, она не просит. Во-вторых, ты мнение простых грузин узнал, прежде чем сморозил — "не дадим"? Откровенно говоря, я не знаю, куда Грузия девает миллионы бутылок, но подозреваю, что их где-то в море выливают за борт. Потому что в Европу везти — это сбить цены, конкуренцию тамошним воротилам создать. Они тогда тбилисского фюрера уроют не хуже, чем российская армия в августе 2008-го.

Известно, есть отдельные, уникальные сорта вин. Есть во многих странах странах какой-то кусок земли, где растёт особый сорт винограда, из которого давят больше нигде не встречающееся вино, и оно всегда и везде пользуется спросом. В Грузии это, например, "Хванчкара". Растёт только в одной деревне, на определённом склоне горы. Скуплена на корню иностранцами, отправляется за рубеж, сами грузины его почти не видят.

Но может ли республика прожить на доход от "Хванчкары"? Вопрос риторический.

КАВКАЗСКИЙ КЛУБОК

Грузия живёт за счёт кредитов Запада, которые однажды придётся возвращать, о чём мало кто задумывается. Деньги ей выделяются нешуточные. На них, однако, не заводы строят, а приобретают оружие. Полностью восстановлены военно-материальные потери, понесённые режимом Саакашвили в 2008 г. Кстати, Израиль, который клятвенно заверял Россию, что больше не продаст Грузии оружия, как обычно, соврал. Произошла, правда, какая-то накладка, и недавно на Грузию израильтяне подали в суд. Требуют 100 миллионов долларов, недоплаченных за беспилотники.

Впрочем, "синайский ворон" не собирается выклевать глаза "кавказскому петуху". Между обоими налажено теснейшее сотрудничество. Так, Грузия заключила с Израилем секретное оглашение, по которому для нанесения ударов по Ирану израильской авиацией будут использованы грузинские аэродромы. Откуда это известно? Помните плакат сталинских времён "Не болтай!" — враг, мол, подслушивает… Что ж, девяносто процентов советских людей в самом деле не болтало. В Грузии наоборот — болтливость присуща девяноста процентам.

Президент Саакашвили сам говорлив не в меру. Несколько лет назад он прилюдно пообещал, что превратит Грузию в Израиль на Кавказе. По сути, он обрекает республику на дополнительные конфликты. Грузия, отрезанная от России своей политикой, находится в окружении исламского мира: Турция, Азербайджан, северокавказские народы. Правда, под боком Армения. Однако отношения с ней натянутые. Да и ситуация у Армении, как у отбивной котлеты, ибо она, не имея выхода к морю, в ещё большем окружении.

На Южном Кавказе пока одна горячая точка — Карабах. На Северном Кавказе их много. Там действуют разношёрстные течения и группы, но всех стригут под одну гребёнку: "это исламисты-террористы, ваххабиты-салафиты". Ислам повсюду одинаков? Ничего подобного. На Кавказе есть абсолютно несовместимые, враждующие между собой секторы сопротивления. Есть сепаратисты-фанатики, которые ненавидят Америку и Европу, но ещё больше ненавидят Россию, обзывают её "Руснёй". Есть боевики, не помышляющие ни о каком сепаратизме, но отстаивающие элементарные человеческие права в схватке с местными администрациями, погрязшими в преступлениях. Есть экстремистские организации, подконтрольные НАТО, подпитываемые с территории Грузии. Она и в самом деле целенаправленно превращается в филиал Израиля.

Стереотипный взгляд полагает, что Израиль в конфронтации со всем исламским миром. Общая антисионистская, антизападная направленность исламизма очевидна. Но, удивительное дело, некоторые мусульмане большие друзья Израиля, чем сами евреи. Чего стоит одна Саудовская Аравия, неоднократно позволявшая израильской авиации пользоваться её воздушным пространством. Кстати, перед нанесением ударов по Ирану лететь в Грузию израильские самолёты будут через Турцию, у которой официальный военный союз с Израилем. Доходит до анекдотичного. Одни исламисты называют христианскую Грузию врагом, потому что та продалась западному шайтану. Другие называют её братом, потому что имеют в Грузии свою базу. Да, развелось непонятных "аль-каид"!

Подоплёка кавказских процессов многослойна, но нередко они равно антихристианские и антиисламские. Ну и антироссийские, само собой. Причём, в последнем случае наблюдается след… российских структур. По крайней мере, формально российских.

Примеров много. Те же аджарцы до сих пор в недоумении. (Если кто-то не знает — они являются грузинами-мусульманами). Их, пророссийски настроенных, Москва в 2004-м отдала в руки Саакашвили, а в 2008-м не вырвала из его рук, хотя автономия была готова встречать российские войска цветами.

Ясно откуда ноги растут и чьи уши торчат? Увы, не всегда и не всем. Та сила, что однажды распутает кавказский клубок, выявит все мотивы и всех фигурантов идущей здесь гражданской войны и воздаст им должное, по величию почти сравняется с Богом. Кстати, в истории она уже была и носила имя — сталинизм. Основой величия этой силы была советская держава. Основой величия советской державы был русский народ. Что надо сделать врагу, чтобы окончательно победить? Правильно — не позволить возродиться сталинизму, не дать восстановить державу, покорить, разложить, истребить русских. А там и "чурок" согнуть в бараний рог.

ВИТРИНА И ЗАДВОРКИ

Вернёмся к грузинской экономике. Положительные сдвиги в ней связаны с коммуникациями. В прекрасное состояние приведены шоссейные и железные дороги, мосты и туннели, портовые терминалы. Строятся новые объекты транспортной инфраструктуры. По количеству аэродромов на квадратный километр Грузия, по-моему, на первом месте в мире. Они тоже остатки советского могущества, но были модернизированы по последнему слову техники недавно. Но не для экономического развития, а для удовлетворения потребностей НАТО в оперативной переброске войск между Чёрным и Каспийским морями.

Одновременно Запад выделил немалые суммы и на совершенно пустяшные на первый взгляд вещи. В городах и посёлках обнищавшей республики вдруг выросли карусели и качели, зажглись огни луна-парков и дискотек, забили цветомузыкальные фонтаны, открылись рестораны и кинотеатры, появилась роскошная подсветка экзотических деревьев и отремонтированных зданий. Пальмовые аллеи и красивые набережные, искусственные ледовые катки и мощённые импортной брусчаткой улицы, мраморные отели в парках и бамбуковые бунгало на пляжах…

Нет, это не пустяки. Запад передумал делать витрину из трёх десоветизированных прибалтийских республик. Поначалу хотел на их примере показать расцвет "демократии" на руинах "тоталитаризма" и всаживал в это изрядные средства. Но прокормить прожорливых эстонцев, латышей, литовцев оказалось трудно. К тому же грянул экономический кризис. Расчётливый Запад поставил крест на прежней затее. Отлакировать, отутюжить одну южную республику всё-таки легче, чем три северные; те уже включены в Европу, служат в НАТО и никуда не денутся. Нищая Грузия не столь привередлива. Её руководство, мечтающее о Евросоюзе и НАТО, костьми ляжет, но любое требование хозяев выполнит.

30% грузин выехали в поисках куска хлеба заграницу? Дети не посещают школу, потому что нечего одеть? У людей авитаминоз от недоедания (это в субтропиках-то)? Пещерный уровень медицинского обслуживания? Плевать. Зато Батуми и Поти станут вскоре как Монте-Карло.

Мечты и прожекты Саакашвили — это издевательство над логикой, не говоря о насилии над народом. Богатый, "цивилизованный" турист на воюющий Кавказ не поедет. Когда Саакашвили заявил, что в 2011 году Аджарию посетит миллион туристов, то даже в его окружении улыбались и пальцем у виска крутили. За летний сезон сюда приезжают тысяч 80-100 тбилисцев и ереванцев. Ну, ещё пара-другая тысяч поляков. Сотни выстроенных гостиниц пустуют. Они и не были рассчитаны на заполняемость, их владельцы решили избежать обесценивания денежного капитала, вложив его в недвижимость.

Деньги здесь зарабатывают, как и везде, в основном торговлей, перепродажей. Порой — до смешного мелочной. Глубокий старик или девчонка-школьница покупают товар в супермаркете, потом на соседней улице раскладывают его на табуретке, и продают пачку сигарет или жевательной резинки буквально на копейку дороже. К вечеру на хлеб набирается. В кавычки надо взять, как "товар", так и "супермаркет". Зачастую эта надпись английскими буквами малюется на заржавленной будке, которая с настоящим супермаркетом имеет единственное сходство: торгует круглосуточно.

Ещё одна характерная деталь. Все, кто попадают в Грузию, обращают внимание на сравнительное изобилие в магазинах тортов, пирожных, печений и иной кондитерии, довольно недурной. Откуда она? Бабушка из дома напротив напекла целый поднос сдобных изделий, а из соседнего квартала хозяйка помоложе припёрла аж целых три подноса. Сдают на продажу. После реализации получат деньги. И старушка, и молодушка таким вот образом несытно, но кормят всю семью. Ведь глава семьи обычно безработный. Взрослые дети — тоже.

Месячная потребительская корзина оценивается в 180 лари. Безбедно живут чиновники, получающие зарплату в сотни лари плюс бонусы. Шикарные жалованья установлены в силовых структурах. Офицерские оклады — 1.000 и более лари. Спрашивается, как умудряются выживать остальные? Почему не вымерли пенсионеры, которым государство бросает кость в 70 лари?

Помогают сугубо национальные особенности и традиции. Чиновник или офицер содержат не только себя, жену, детей, но, бывает, ещё человек пять родственников. Это явление в какой-то степени присуще даже классу буржуазии. Например, некто имеет доход в несколько тысяч лари в месяц. Тут уже не 5, а 10-15 человек кормятся. 600-700 миллионов долларов, ежегодно поступающих в Грузию от уехавших на заработки заграницу, тоже спасают. Однако порождают другие проблемы: постепенно разрушаются связи, распадаются семьи, сиротеют дети.

Вот одно из происшествий, которое ни в какую газету не попало по причине заурядности. Муж, жена и сын. Редкий случай: родственников нет. Банальный случай: источников к существованию нет. Жена всякими неправдами пробралась в США, работала нелегально, присылала оттуда деньги. Через несколько лет муж заболел и скончался. Приехать на похороны — значит больше не попасть в Штаты. Ей оставалось оплакивать мужа на расстоянии и продолжать трудиться за океаном, обеспечивая существование сына-подростка. Ещё через год умер сын, ставший без родительского присмотра наркоманом. Она не смогла попасть на похороны и на этот раз, и по слухам, покончила с собой.

Ходят разные истории, почти легенды о грузинском миллиардере Бидзине Иванишвили. Он сторонится саакашвилевского режима, чем вызывает у того большое раздражение. В Грузии у Иванишвили предпринимательского интереса нет. Он там просто имеет дом в родной деревне Чорвили. И практически кормит всю деревню, весь Сачхерский район, где построил дороги, школы, больницы. Выделил средства на стипендии учащимся, на пособия учёным и артистам. Как полагается, смолоду имел кучу друзей, знакомых. Когда наступили тяжкие постсоветские времена, к нему наперебой обращались за помощью. Не только в Грузии, но на всём Кавказе невозможно укрыться, как Абрамовичу в своём Лондоне, и, чавкая, жрать в одиночку. Ты должен делиться с неимущими. Конечно, волчьи законы капитализма берут своё, рыцарские обычаи постепенно отходят в прошлое. Но деловые люди типа Иванишвили стараются соблюдать их. Когда ему всё же надоели бесконечные просьбы, он заявил: не приставайте, больше ничего не дам, будете получать зарплату. Оборудовал под офис целое здание и нанял для выполнения ненужных работ всю гоп-компанию. В 9 утра приходят, в 6 вечера уходят. Чтобы не отлынивали и не сачковали, день зарплаты не сообщается. А выдаётся она только тому, кто ни разу не прогулял.

Любопытный поступок миллиардера. С одной стороны, правильный и благородный, с другой стороны, трагичный. Ведь если вдуматься, то явление ненормальное. Впрочем, какова страна, таковы и явления в её жизни.

О ЗАКОННОСТИ И ПРЕСТУПНОСТИ

Запад хочет сделать из Грузии ещё одну витрину — торжества законности и порядка. Раздут миф: дескать, благодаря энергичным действиям Саакашвили, Грузия является мировым лидером борьбы с коррупцией. Чушь собачья. Саакашвили подозревается в том, что наворовал на 1 миллиард долларов. Взяточников при нём стало больше, чем даже при Шеварднадзе. Последний, между прочим, ещё в бытность первым секретарём ЦК Компартии Грузии небезуспешно создавал миф о собственной честности. Словом, махровые коррупционеры Шеварднадзе и Саакашвили вешали и вешают миру на уши лапшу. Раньше — с помощью московских покровителей, ныне — с помощью вашингтонских.

Однако ситуация за последние годы вправду изменилась. Например, полиция взяток не берёт. Дорожные полицейские выше всяких похвал. Вышколенные, обученные, с хорошими манерами и зарплатами. Если у тебя что-то сломалось, то подъедут, осведомятся, не нужна ли помощь? Колесо поменяют, особенно, если за рулём женщина. Заблудился — дорогу покажут, даже сопроводят с мигалкой. Медицинскую помощь умеют оказывать самую разнообразную, вплоть до акушерской. Не наказывают, просят: больше не превышайте скорость, пожалуйста. Конечно, если кто-то в невменяемом состоянии, пьяный, то ему не позволят ехать дальше. Вежливо доставят в участок вместе с его машиной.

Существует, правда, одно "но": чтобы устроиться на эту должность, надо дать взятку либо быть родственником Саакашвили или его прихлебателей.

На Кавказе развиты клановость и родственность. Здесь к родне причисляются и троюродная тётя, и пятиюродный племянник. Близкие отношения могут складываться даже из того, что в прошлом веке чья-то прабабушка привязала козу к плетню чьего-то прадедушка. В случае с Грузией счёт на близких к верхушке людей идёт на десятки тысяч. Законы для них, естественно, не писаны.

Автозаправочную станцию нельзя по нормативам строить в непосредственной близости от жилых домов. А тут новенькая бензоколонка в нескольких метрах от густо населённой многоэтажки. Кто разрешил? Никто. Бензоколонка принадлежит родственнику президента.

Владелец магазина оказывал финансовую поддержку оппозиции. Сначала его предупредили. Отмахнулся. Потом его поколотили. Не успокоился. Устроили нашествие санинспекторов, пожарных, налоговиков и т.д. Упёрся и продолжал свою деятельность. Тогда пришлось организовать полицейский налёт и погром. После чего владелец сдался.

Оппозиция, выборы, политическое противостояние власти и народа — это особая, отдельная тема. Я пока не буду её касаться. Скажу лишь следующее.

При саакашвилевском режиме наплевательское отношение к законности — правило, соблюдение законности — исключение. Это выливается в преступления, по сравнению с которыми вышеназванные факты бледнеют. Я имею в виду убийства по политическим и бытовым мотивам, безнаказанно совершённые президентом, его друзьями и друзьями его друзей. Наверное, вы тоже слышали, что Саакашвили причастен к смерти в 2005 году премьер-министра З.Жвания. Сам убил или приказал убить — значения не имеет. Значение может иметь лишь суд над теми, кто сделал Грузию свободной — свободной от чести, совести, ума, благополучия. И что самое печальное — свободной от будущего.

Материал подготовила Мария Карпова

Александр Росляков -- Хватит сдавать своих!

Геннадий Никитченко — личность в Абхазии легендарная. Он одним из первых встал на ее защиту во время грузино-абхазской войны и повел в бой против захватчиков интернациональные отряды местных жителей. За это получил высший республиканский орден Леона и звание героя Абхазии.

В послевоенной блокаде в роли Председателя конгресса русских общин Абхазии он проявил не меньший героизм, наводя связь непризнанной республики с Россией. В 2002 году его стараниями всем жителям Абхазии было дано гражданство РФ, что, по сути, спасло республику от гибели. Тогда президент Путин, чью волю выполнял Никитченко, наградил его орденом Дружбы. Но всё это вызвало, естественно, шквал недовольства наших противников, включая грузинских реваншистов.

В последние годы наши отношения с Абхазией были омрачены притеснением в ней русских, против чего Никитченко выступил так же решительно. И этим тоже нажил себе немало врагов.

На него было несколько покушений, из которых он, слава Богу, вышел живым. Началась постыдная судебная тяжба о выселении его из сухумского дома, который ему предоставил первый президент Абхазии Ардзинба взамен разрушенного в войну. Но огромный авторитет Никитченко среди абхазских ветеранов не позволил выставить его на улицу. А в этом году его избрали главой Координационного совета общественных организаций российских соотечественников в РА.

Ту тяжбу, получившую широкую огласку и в Абхазии, и в России, местные власти спустили на тормозах, просто оставив без разрешения. При этом Россия, к ее стыду, не пошевелила пальцем в защиту человека, полтора десятка лет служившего ее верным представителем в Абхазии.

Чтобы однажды не остаться без двора и без кола, Никитченко несколько лет тому назад на законных основаниях получил участок под застройку в Сочи, где построил себе дом. Но и тут его настигли козни неприятелей. Хотя план участка подписал главный архитектор города, недавно сосед, некто Нармания, подал иск в суд: якобы этот участок мешает проезду к его дому. Три года не мешал, вдруг помешал! Ясно, что этого соседа просто сделали орудием против Никитченко — и его законный ранее забор стал в одночасье, по решению сочинского суда, незаконным. Забор надо перенести — да так, что заодно подвинуть и весь дом.

Вся эта "заборная" война имеет одну цель: отжать сперва забор, затем дом Никитченко, а там — и его самого, сидящего бельмом в глазу наших противников! Поскольку всей своей деятельностью он служит тому, чтобы наши противоречия с Абхазией не привели к разрыву, о котором только и мечтают супостаты.

В Абхазии и вообще у горцев принято, что родня стоит горой за своих. Неужели Россия так низко пала, что не моргнув глазом готова отдать своего героя на растерзание ее же судейскому произволу? И если ничего выше судейской взятки у нас не осталось за душой, как вообще мы можем дальше жить?

Александр Маслов -- Мегамашина

Россия и Украина — на пороге новой "газовой войны". Все разговоры о вхождении "нэзалэжной" в Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси, а также — на перспективу — в Единое экономическое пространство, остаются не более чем разговорами. "Европейский", а вернее — "атлантический" вектор политики Киева еще никто не отменял.

В недавних совместных с НАТО военно-морских маневрах "Си Бриз-2011" принимали участие корабли U.S.Navy, в том числе крейсер Monterey, оснащенный противоракетной системой Igis. Тем самым Украина, наряду с Польшей и Румынией, обозначена в качестве одной из потенциальных площадок для размещения американской системы ПРО в Европе, что стало причиной официального протеста российского МИДа.

Итоги неформальной встречи в Крыму президента Украины Виктора Януковича с премьер-министром РФ Владимиром Путиным уже традиционно остались "за кадром". То ли сторонам есть что скрывать, то ли пока нет результатов, которые можно предать гласности.

Впрочем, главным "нервом" отношений между Москвой и Киевом после развала Советского Союза был и остается вопрос транзита российских энергоносителей на запад, в Европу, а также параллельных поставок "голубого" и "черного золота" украинским потребителям. В энергетическом балансе "нэзалэжной" доля импорта составляет уже свыше 60%, в том числе газового — около 45%, и цена в 457 долл. за 1000 кубометров газа, даже за минусом установленной согласно Харьковским соглашениям 2010 года стодолларовой скидки совершенно не устраивает "команду Януковича", а точнее — стоящую за ней "донецкую" финансово-промышленную группу.

Не только продолжается, но и становится всё более плотным судебное давление на бывшую главу правительства Украины Юлию Тимошенко, которую обвиняют едва ли не в предательстве национальных интересов из-за подписанных ею "газовых соглашений" с Владимиром Путиным. В результате расследований и судебных разбирательств неминуемо могут всплыть "серые" схемы экспорта, а также имена-фамилии лиц, отвечавших за бесперебойное функционирование подобных схем, — в частности, небезызвестного Семена Могилевича (он же — Сергей Шнайдер), объявленного по запросу ФБР в международный розыск и, согласно целому ряду сообщений, благополучно проживающего на территории РФ в "рублёвском заповеднике".

Перед упомянутой выше крымской встречей премьер-министр Украины Николай Азаров публично заявил о том, что цену на российский газ необходимо снизить, а тарифы на транзитную прокачку — повысить. И даже, со ссылкой на "расчеты украинских специалистов", назвал конкретные и "справедливые" цифры: "голубое золото" на границе должно стоить 270,75 доллара (то есть примерно на 86 долларов ниже действующей цены), а транзит оплачиваться из расчета 5,85 долларов за тысячу кубов на 100 километров (вместо нынешних 2,84 долларов).

Иными словами, России в лице "Газпрома" предложено раскошелиться в пользу соседней и братской республики примерно на 5 млрд. долл. И Россия, в принципе, согласна на это, но только при условии вхождения Украины в Таможенный союз и создания консорциума "Газпрома" с "Нафтогазом Украины". В противном случае ни о каких финансовых поблажках не может идти и речи. С учетом того, что Украина, являясь членом ВТО и желая стать участником зоны свободной торговли с ЕС, вряд ли может сделать выбор в пользу России и Таможенного союза, напряженность и нарастание конфликтного потенциала в отношениях между двумя странами можно считать близким к критической черте.

Жесткость позиции Кремля во многом обусловлена тем простым обстоятельством, что после реализации масштабных проектов "Северного" (2012) и "Южного" (2015) "потоков" нынешнее практически монопольное (70% физического объёма) положение Украины в качестве главной транзитной территории для экспорта российских энергоносителей фактически сойдёт на нет, а следовательно, местные элиты лишатся десятилетиями исправно работавшего источника доходов.

Именно поэтому весьма вероятной и даже вполне предсказуемой выглядит летняя атака Украины на российский энергетической транзит. Другой столь же "вкусной" возможности, судя по всему, у Киева больше не будет. А сегодня газохранилища "нэзалэжной", как и резервуары стран Евросоюза, наполнены российским газом, что называется, "под завязку", до начала отопительного сезона — больше четырех месяцев (при том, что "Газпром" даже сегодня способен продержаться не больше трех — потом придется искусственно снижать добычу путем консервации и закрытия скважин). Короче говоря, самое время и место для нового, последнего по счету, "газавата". И лично я, например, буду весьма удивлён, если это "висящее на стене ружье" не выстрелит в течение нескольких ближайших недель.

Конечно, последствия подобного "выстрела" трудно считать определенными и предсказуемыми. Но свою долю хаоса на "постсоветском" пространстве он, несомненно, создаст, а "экспорт хаоса", сброс хаоса за пределы собственной территории, сегодня является главным антикризисным инструментом для США, которые вовсе не собираются ограничивать сферу его применения только Большим Ближним Востоком.

г. Киев

Дмитрий Стешин -- Кровь вместо «колы»

"Завтра". Дмитрий, вы представляете редкий тип военного журналиста. Как и почему потянуло в эту сторону, стало профессией?

Дмитрий Стешин. Без пафоса — мне было очень обидно, как мои коллеги освещали первую чеченскую войну и пытались освещать вторую. Можно сказать, это было одной из мотиваций стать военным журналистом. Из Санкт-Петербурга, откуда я родом, до войны было не дотянуться . Питер — самодостаточный город, его во многом не интересует то, что за его пределами. Но в 2003 году меня из питерского издания "Комсомольской правды" (где я был шеф-редактором, собкором по северо-западу) перевели в Москву. В центральной "Комсомолке" я подружился с Александром Коцем, сыном известного журналиста Игоря Коца. У Саши готовилась гуманитарная акция, которая называлась "Посылка на войну".

С подачи "Комсомолки" чистые и честные русские люди собирали ребятам, сидящим в кавказских горах, подарки к Новому году: шапочки, шоколад, ручки, книги, батарейки, фонарики — всё, что может пригодится солдату. Набрали почти полгрузовика. Нам периодически предлагали оставить этот груз — сначала в Ханкале, типа мы сами всё распределим, но у нас была задача передать из рук в руки. Двигались мы практически на границу с Грузией, где стоял 247-й десантно-штурмовой полк. Попали мы туда с колонной "центроподвоза", в бронетранспортёре объехали всю Чечню этаким зигзагом. Была и неприятная ситуация — нам из "Ростокино-Лада" ветераны боевых действий, работавшие там, — передали десяток JPS с загруженными картами Чечни, ребята знали что дарили. И сохранить весь груз нам удалось, только отдав пять GPSов кому-то из генералов. К нам пристал его адъютант — генерал впереди вас летит в 247-й полк, неудобно без подарков, дайте несколько GPSов. Когда мы, наконец, добрались и спросили у разведчиков про генеральские подарки, на нас удивлённо посмотрели: мол, какие ещё GPS?

И пошло-поехало. В 2004 году я поездил по Чечне один. Было очень неприятно, но запоминающе. Застал Беслан. Как раз у меня сын родился, я его и не видел почти. Уже собирался домой, но тут звонят из штаба чеченского ОМОНа: в Осетии захватили школу. Я помчался туда. Потом были всевозможные "революции", на которых я работал: Молдавия, Киргизия, Монголия. Всего уже и не упомнить.

Потом война в Южной Осетии, на которой я оказался с другой стороны фронта. Наверное, провидение туда меня занесло. До сих пор на таможне интересуются, как это я там оказался, да ещё 6 августа. Саша Коц должен был заехать с другой стороны, мы должны были с ним встретиться в Цхинвале. Но не получилось — его ранило, а я линию фронта перейти не смог.

В пресс-центре в Гори, когда началась война, в здании местного телеканала я оказался единственным российским журналистом среди толпы западных коллег: они смотрели на меня как на прокажённого. Когда Коца ранило в Цхинвале, а нам нужен был журналист, я выбрался из Грузии через Армению. В Москве умылся и поехал обратно в Цхинвал.

Когда война окончилась, из Цхинвала до Джавы я возвращался "под бронёй". Был забавный момент. Со мной ехал журналист из "Вашингтон пост". Такой эффектный, в бывшей белой рубашке. Когда садились, он попросил воды, но солдатик, видимо, его просьбы не расслышал и захлопнул крышку люка. Американский коллега стал возмущаться, что напишет в Совет Европы, ООН, как русские обращаются с журналистами. На что я сказал: "У нас в России кровь вместо кока-колы". Он эту фразу до Джавы обдумывал. А потом взял у меня интервью. И написал совершенно похабную статью. Видимо, его отпустило…

Чем я отличаюсь от стрингера — стрингер работает на издания, которые больше платят. Я же…Как говорится, души наши принадлежат Богу, всё остальное "Комсомольской правде". Сегодняшняя "Комсомолка", процитирую своего главного редактора, это коммерческий проект. Аудитория воспитана телевизором, поэтому мы вынужденно ориентируемся на яркую обёртку, скандальную подачу материалов. При этом газета смогла сохранить костяк серьёзных авторов. А читатель у "Комсомольской правды" настроен патриотически. Нас читает по большей части провинция — общее настроение там таково. В Беслане меня подобрали с садовой скамейки и отвели к себе домой, потому что "Комсомолку" в той семье выписывали с конца 30-х годов.

"Завтра". Какова культура поведения журналиста на войне, какое необходимо снаряжение? Можно ли брать в руки оружие? Как весь опыт отражается в материале? Насколько этично тех же грузин, которые тебя "не закопали", информационно "закапывать"?

Д.С. Очень неэтично. Где-то в глубине души я даже понял Масюк. Такая же ситуация была в Ливии — мы находились среди повстанцев, но, по сути, душой были на стороне Каддафи.

Критерий профессионализма военного журналиста я как-то сформулировал следующим образом: в городе, через который прошла война и который закрыт на комендантский час, за 15 минут найти кров, друзей и прикрепиться к горячему трёхразовому питанию. Всё остальное — побочно. Не должно быть никаких военных вещей. Сейчас многие носят вещи, "закошенные" под военные бренды, — даже этого стоит избегать. Лучше всего, если ты будешь одет во что-то серое. При этом бомжом тоже не стоит выглядеть.

Я, например, столкнулся с тем, что мои огромные часы Casio приходилось в Грозном оставлять в сейфе на базе ОМОНа. Сказали: попадёшь под безадресную зачистку и ничего не докажешь. Оказалось, что это любимые часы ваххабитов. Пять будильничков — пять намазов, термометр, барометр, высотомер, компас — идеальный прибор для лазания по горам. Плюс есть подстройка времени по радиолучу, что, как мне сказали, открывает большие возможности для бородатых людей с тротилом и детонаторами. Командир чеченского ОМОНа мне сказал, что он бомбу с радиоприводом из них за 15 минут сделает.

Что касается оружия. В Чечне была и есть такая структура — республиканский чеченский ОМОН, который был на страшных ножах с новой властью. "Кадыровский" спецназ в 2004-5 гг. нёс минимум потерь в войне с боевиками, а в чеченском ОМОНе за раз могло погибнуть 18 человек, когда их подорвали прямо на выезде с базы. Заместителем командира там был Бувади Дахиев, Царствие ему Небесное. Я не понимаю, почему Кремль не сделал на него ставку, выбирая наместника для мятежной республики; это был человек с огромным авторитетом, к тому же ни единого дня не воевавший против нас. После первой чеченской его сдали, он скрывался в Москве, после второй его демонстративно убили.

Тогда я мотался по горам, я отрабатывал шахидок, подорвавших самолёты на Ростов и Волгоград. У нас в "Комсомолке" есть фирменная фишка, которая может показаться кому-то не очень этичной. После взрыва шахидок опознают через двое-трое суток, и можно найти их родственников, посмотреть им в глаза, понять, в какой среде будущие шахидки выросли. Был в горах, в ваххабитских сёлах, где не было никакой власти. Меня поразило, что шахидка, подорвавшая ростовский самолёт, была больна полиомиелитом, и её в детстве в ростовском госпитале вылечили. Не знаю что это: совпадение или дьявольщина какая-то. По Чечне я ездил с двумя ребятами из чеченского ОМОНа, видел на каком они взводе, и знал, что если мы на что-то нарвёмся, они живыми не выйдут. У них на заднем сидении валялся ржавый автомат, "сучка". Вот его я и попросил у омоновцев: не ровен час куда-нибудь встрянем, вы будете отстреливаться, а я, что же: как пассажир сидеть и по сторонам смотреть? Почистил его и с ним ездил.

"Завтра". Как надо вести себя по отношению к населению — заметно выделяться или наоборот, сливаться?

Д.С. С Коцем обсуждали эту проблему и пришли к выводу, что иногда чрезмерная мимикрия может сильно повредить. Хотя в Чечне нас иногда выручало то, что небритые, с рыжими бородами, мы становились похожи на чеченцев.

Когда мы работали в Косово, всё было по-другому. Карла дель Понте заявила о том, что в Косово процветала торговля органами, и мы исследовали тему, объехали за неделю все сербские анклавы. Было понятно, что следов тайных лабораторий мы не найдём, поэтому искали родственников молодых людей, которые пропали в 1998 году, в короткий период безвременья. Таких людей мы нашли. Родственники знали, что в течение нескольких месяцев после похищения их сыновья, внуки, племянники были живы, албанцы брали для них одежду и еду, при этом отказывались от любых выкупов. Понятно, что нужно было похитителям.

В Косово нас спасало то, что мы арендовали грамотную машину, не пожалели денег и наняли красный ленд-ровер. И нас принимали за западную миссию. За несколько дней до нашего визита в Приштину застрелили в затылок болгарина. Его всего лишь спросили, который час, он ответил по-болгарски, решили, что по-сербски и убили.

В последний день поездки, ночью мы оказались на автовокзале в Приштине, откуда должны были уехать на обычном автобусе в Белград. И почти кожей почувствовали, что вот-вот начнутся проблемы. Тогда я разделся до пояса и начал спокойно мыться под каким-то краном с водой, а Коц купил хот-дог и два кофе. Вели себя предельно нагло — и это помогло. К нам никто не подошёл, хотя поначалу хотели.

"Завтра". В чём же, на ваш взгляд, специфика последних арабских революций?

Д.С. На египетской революции я заметил такую вещь. Вокруг каирской площади Тахрир с раннего утра появлялись обученные группы людей, они стояли на магистралях, на развязках и зазывали проезжающих. Когда набиралось человек пятьдесят, их гуртовали, впереди шли активисты с зажигательными кричалками, очень похожими на фанатские, таким образом очередная группа приходила на площадь Тахрир и начинала митинговать. Эта стихия была вполне управляема. Было объявлено, что на площади Тахрир собирается миллион человек. Это физически невозможно. Сто тысяч было, возможно, даже несколько больше. Но Каирская агломерация — это 25 миллионов. Огромное число людей сидело по своим кварталам, разлив горючую смесь по бутылкам от кока-колы, с ножками от столов и ждали, когда революционная толпа пойдёт громить лавки. То есть хватало тех, кому эта революция была совсем не нужна.

В Ливии я дошёл, что называется, до точки сборки. Дома хочется на войну, на войне хочется домой. В Ливию у меня было два захода на цель. Сначала я сменил там Сашу Коца. Чуть ли не в аэропорту разошлись в разные стороны.

По отработанной схеме я доехал до Аль-Саллюма… Это не туристический Египет: совершенно жуткая помойка, роммелевские места, где итальянцы и немцы во время Второй мировой катались на танках.

В первую поездку я всё-таки попал в Ливию. Один из критериев профессионализма любого журналиста — это упорство. Тебя гонят в дверь — ты лезешь в окно. Трёшь морковку, пока кровь из пальцев не брызнет. У меня в паспорте шесть штампов о выезде из Египта и только два о въезде. Таможенники были весьма удивлены, но были рады продать мне на каждый выезд пятнадцатидолларовую визу. Я пересекал границу с Египтом пешком, и раз за разом возвращался обратно.

Я чувствовал, что будет неприятная поездка, правда, не знал, что следующая будет ещё неприятнее. Съездил в Свято-Боголюбовский монастырь, где за меня молились, и по совершенно удивительному стечению обстоятельств, когда у меня начинались какие-то проблемы, монастырь выходил на связь. Когда я в четвёртый раз пытался прорваться в Ливию, никакой охраны на границы не было. Там стоял пост местной повстанческой полиции, которой русские журналисты ужасно не понравились. Причины стали ясны позже. Это была грамотно срежиссированная информационная политика. В те дни к Бенгази подошли войска Каддафи, и повстанцы побежали. Сообщалось, что в Бенгази уличные бои, что войска Каддафи насилуют и убивают. Но войска Каддафи не дошли до Бенгази. В этот ключевой момент вмешалось мировое сообщество, началась бомбёжка. Западные журналисты смотрели на нас круглыми глазами: куда вы едете?! Ливия для въезда и работы журналистов была закрыта на несколько дней, и мы под этот запрет попали. Нашу настойчивость оценили по достоинству. Второй раз на блокпосте нам сказали: ещё раз появитесь — мы вас расстреляем. В третий раз нас отбили египетские пограничники, выбежали нам навстречу. Но ливийские повстанцы нашли нас на египетской территории, и натужно улыбаясь, сказали: "Пойдёмте с нами, мы вас отвезём в Тобрук". Фотограф, который был со мной, а он работал в первую чеченскую войну, пошёл за ними, как сомнамбула. В этот момент мой телефон соединился с матушкой Марией из монастыря. Мелькнула мысль — не случайно! Я коллегу успел достаточно жёстко остановить, времени на разговоры не было, я просто придержал его рукой и несильно, но незаметно, ударил по печени. Он очнулся, вышел из оцепенения и потом заметил, что очень похоже на чеченский вариант. Так в 1999 году попал корреспондент ИТАР-ТАСС Владимир Яцына, которого боевики потом расстреляли.

В первую поездку мы прорвались в Бенгази буквально на сутки. Неожиданно оказались в штаб-квартире телеканала "Аль-Джазира". По странному совпадению ровно за год до того Би-Би-Си провело беспрецедентное сокращение репортёров, руководящих работников, причём увольняли суперпрофессионалов. Дальше произошло следующее.

Как, например, склонировать медиа-холдинг "Комсомольской правды"? Надо уволить из каждого отдела по два толковых сотрудника: заместителя начальника и репортёра — и собрать их в одном месте. Вот так все уволенные англичане с Би-Би-Си внезапно собрались на "Аль-Джазире". Возможно, после интенсивных языковых курсов. Мы оказались в сердце этого телеканала, мы посмотрели, как он работает. Телеканал базировался в бывшем здании прокуратуры Бенгази, там был гигантский балкон, который нависал над площадью Тахрир. Круче точки для съёмки народных восторгов придумать невозможно. Я отписал из логова врага гнусную заметочку о пиар-революции, и мы поехали восвояси в Египет, чтобы приехать в Ливию ещё раз через неделю.

Ещё мне вспомнилась фраза Шарикова из "Собачьего сердца": "На учёт встану, а воевать не пойду", — площадь Тахрир в Бенгази забита народом, на больших экранах демонстрируются духоподъёмные фильмы о революции. А утром приезжаешь — стоят три с половиной бойца.

В этот заход на Ливию мы успели домчаться до Тобрука, посмотреть на срежиссированный митинг, который по свистку собрался на центральной площади, и, также по свистку, флаги были свёрнуты, а люди разошлись в разные стороны. На крыше какого-то караульного помещения офисного здания собрались четыре журналиста, в том числе я с фотографом, и толпа внезапно повернулась к нам. Тогда я сделал фотку — хороший кадр стоит пули между лопаток. Я присел, повернулся к митингующим спиной, и коллега снял меня на фоне митинга.

"Завтра". Какие ощущения от оппозиции, от повстанцев? Это часть западной операции против Каддафи, или накопленные противоречия в ливийском обществе вывели ситуацию на уровень гражданской войны?

Д.С. Я, как человек посторонний, наверное, не очень глубоко проник в тему. Слышал версии о межплеменных раскладах. Но мне кажется, это сродни тому, как если бы на уровне современной России происходили разборки между кривичами и вятичами. Ливия — давным-давно цивилизованная страна, национальный продукт распределялся более-менее равномерно.

Мы прожили в Ливии двенадцать дней. Жили в Бенгази, в самом бандитском квартале Сабри. Ели в забегаловках. Первый день на нас удивлялись, на второй — привыкли. Поразил местный менталитет. Это люди, с которыми абсолютно невозможно ни о чём договориться. Особенно меня убило общение с шофёрами. Мы были вынуждены передвигаться на такси. Ты нанимаешь машину в Тобруке за 200 долларов, долго объясняешь, что за двоих, не с каждого. Кивает. Пишешь на грязном стекле машины "Тобрук—Бенгази — 200 долларов" — опять кивает. Для верности пишешь ещё в блокноте, пересчитав в динарах, — всё понял. Поехали, тридцать км до Бенгази, он говорит — 400... Что хорошо — когда сознательно идёшь на обострение отношений и человек понимает, что сейчас просто получит в лоб, то сразу становится сговорчивым. В принципе мы могли нашего горе-водителя выкинуть из машины и самостоятельно доехать. Полиции нет, безвластие, никто ничего не скажет... И этот вариант обсуждался. Потому что лишних денег для грабителей у нас не было.

Путём множества ухищрений мы нашли человека, который напоминал персонажа из фильма "Молчаливый Боб". Он ничего не боялся, отказывался от бакшиша, не брал ни копейки сверху. Единственный раз я увидел довольную улыбку у него на лице, когда мы выехали на передовую и я попросил развернуть машину, чтобы в случае чего мы могли быстро уехать. Он понял, что мы — люди опытные и не будем тут глупо погибать. Когда нас задержали и допрашивали двенадцать часов, он за нами приехал ночью и забрал с "революционной военной базы". Можно сказать, что этот человек реабилитировал весь арабский народ в наших глазах.

В Ливии гигантские расстояния, а дороги, как в Германии, — крейсерская скорость движения на машинах 160-180 км в час. Обратно мы ехали так, что у нашей машины встречным ветром оторвало задний бампер. Проезжали через десятки постов повстанцев. На каждом посту — цирк-шапито. Какой-то непонятный молодняк из окрестных деревень: кто с оружием, кто с мачете. Типичный пост, где они "готовы умереть за революцию", но выкопать нормальный капонир для танка — это уже выше сил. Танк поелозил гусеницами в кювете, и сполз туда, завалившись набок. Перед танком — кусты саксаула. Спрашивается, куда танк будет стрелять — хотя бы вырубили сектора обстрела…

Одного бойца спросил, сколько у него патронов. Он показывает рожок в винтовке, ещё один рожок в заднем кармане джинсов торчит. Это минута боя, если сразу не начнёт от страха очередями садить. Рядом стоит наша ЗУшка, ничем ни прикрепленная, поставленная на какую-то ржавую раму. Первый же выстрел, и она заваливается стволами вверх на стреляющего бойца.

Местные водилы недовольно поясняли, как появились эти посты. Повстанцы вошли в контакт с бывшей дорожной полицией и устроили такие феодальные замки на дороге — ни конному, ни пешему не пробраться. Нас выручало, что журналисты, мы проехали все посты. Там не знают ни русского, ни английского — часто выручает интонация. На вопрос: что в сумке: взрывчатка, оружие? — самым безмятежным голосом отвечал: бельишко, носки грязные, из командировки еду, — работало.

Людям там достаточно сложно объяснить, откуда мы — слово "Россия" понимают процентов сорок населения. Я нашёл универсальную форму ответа — "Калашников". Это знают все. Что наводит на грустные мысли. Который год прикрываемся творчеством Михаила Тимофеевича. А что будут говорить наши потомки в подобных ситуациях? Сколково? Яхта Абрамовича?

Ещё Роммель писал, что сама пустыня ничего не стоит, десяток тысяч захваченных километров — это не победа и не поражение. Что-то стоят оазисы и города-пристани. Так там можно воевать до бесконечности. Ливийцы только через полтора месяца после начала войны узнали, что можно воевать не вдоль дорог. Как-то мы чудом разминулись с разведкой Каддафи, подъехали к одному блокпосту, а там уже горел расстрелянный джип. На пост откуда-то из пустыни выскочили. Пустыня плоская и каменистая, можно в любом направлении кататься, ливийцы это поняли спустя полтора месяца после начала боёв. Так что они могут долго бегать друг за другом. Армия Каддафи тоже не стремится входить в столкновения с повстанцами.

Мне сказали любопытную вещь. Каддафи воюет очень бережно, рассчитывая вернуться и дальше этим народом править. У него нет желания укладывать трупы штабелями. Как воюют повстанцы — это анекдот. Было несколько ситуаций, когда мы оказывались на передовой. Один раз "саушки" вдарили по соседнему бархану, в труху всё перемалывая. Стоим мы на апрельском африканском солнышке — и стало нам очень прохладно. Скажет сейчас арт-корректировщик: "Перенести на следующий бархан огонь", где толпа народа, — и привет. Оглядываюсь и вижу, что мы с Коцем одни, как два тополя. А всё это повстанческое "войско" грузится на свои тачанки, не забывая показать "V", и сваливает.

"Завтра". Помимо военных похождений, вы широко известны тем, что занимаетесь военной археологией, ездите на места боёв с поисковыми отрядами. Что вы там ищете и находите, особенно не в материальном плане?

Д.С. Я давно сформулировал, что на месте, где насильственно погибло и не было похоронено много людей, остаются их биополя. Очень интересно в этом плане посмотреть форумы людей, занимающихся военной археологией. На любом форуме обязательно есть тема "аномальные явления в лесах". Тема начинается с вопроса-затравки, кто с чем непонятным сталкивался в лесу? Второй комментарий тут же примерно следующий — поменьше надо пить водки или есть психоделические грибы. Но дальше тема доходит до пятидесяти страниц, люди наперебой вспоминают странное и необъяснимое, даже публикуют фотографии аномальных явлений. При вдумчивом анализе можно вычленить основные непонятные вещи, которые происходят в этих местах.

Давным-давно замечено, что туман работает, как экран непонятных сущностей, когда повторяет контуры человеческих фигур — они идут в атаку против ветра или просто двигаются куда-то. Ещё голоса. Одно из самых ярких впечатлений, посещение уже эксгумированного немецкого кладбища. Это Мясной Бор, где погибла Вторая ударная армия. На болотном острове была гигантская немецкая позиция, вокзал, госпитали. Огромное кладбище осталось, его вывез в двухтысячных годах Германский союз по уходу за воинскими захоронениями. Мы пришли на это кладбище, сразу пошёл дождь, тоже обычное совпадение. Немцы вывезли оттуда всех: голландцев, латышских эсэсовцев, но почему-то оставили испанцев. Мы с товарищем остановились неподалёку от места, где так и остались лежать испанцы. Я с горечью спросил: "Их-то, почему не забрали для перезахоронения? Вечером лежали ни живы ни мертвы и слушали, как мужской голос пел песню на испанском языке.

Ещё интересно ночью отойти от костра, где-то за сотню метров, и послушать тишину. В зависимости от места, где это происходит, различные звуки врываются тебе прямо в уши. Однажды отошли от костра и слушали, как полковой рожок проиграл всевозможные сигналы: в атаку, отбой и.т.д. Вернулись к костру, там оставался наш товарищ. Он нас спросил: "Вы на чём там дудели?"

Я — коренной питерец. Переезд в Москву был большим психологическим сломом. Я решил съездить в этот лес один, на четыре дня, душу почистить. Первый день было неприятно — всё время кто-то смотрит тебе в спину. Ночью лежал в палатке, читал, у меня горело четыре свечи, которые обычно палатку нормально отапливают. Однако мне было настолько нестерпимо холодно, что я надел перчатки, два свитера, читал Сент-Экзюпери. И вдруг услышал, что где-то в стороне, в районе урочища, застучал топор. Потом зазвучали детские голоса. Я лежал и думал, откуда здесь ночью могли взяться дети, до твёрдой земли 15 километров по болотам. Возникла картина: сейчас детские руки начнут трясти палатку, а я буду стрелять из карабина во все стороны. Так я и проснулся с карабином на груди. Утром я пошёл в сторону этих криков. И на краю урочища зацепил на металлоискатель маленький эмалированный тазик, игрушечный, и целлулоидную куклу тех времён. И похоронил их. В том котле погибло много детей, которые остались с местными жителями.

"Завтра". Почему же в прошлом году возник странный шум по поводу журналиста Стешина? Ведь дошло просто до истерик, до заявлений, что "таких людей не должно быть в профессии".

Д.С. Да, вопрос моего существования в СМИ — нравственный вопрос всей российской журналистики. Либералы узурпировали журналистику, решили, что свет идёт только от их идей и они правы по праву рождения. По их убеждению, человек, исповедующий национальные взгляды, должен быть тупорылым богатырём-жидобоем с корявым письмом. Я в этот стандарт не вписываюсь, рву шаблон. Это предельно не нравится. С ними приключились корчи, когда я получил в первой номинации ультралиберальную премию имени Артёма Боровика за репортаж с другой стороны линии фронта, из Грузии. Несмотря на всё, с болью в сердце я смог найти добрые слова и для грузин. Попытался разобраться в их чувствах по поводу конфликта в Южной Осетии.

Беседовали Андрей Фефелов и Андрей Смирнов

Лев Щаранский -- Русский дозор

Пока мировая общественность пытается пригласить ливийского диктатора в справедливый и беспощадный Международный суд в Гааге, присылая по адресам проживания семьи Каддафи четвертьтонные повестки, в далёкой России происходит страшное.

Не просто неприкрытый акт расизма, шовинизма и прочего русского фашизма — а наглый рецидив нетолерантного попрания общечеловеческих ценностей.

Как, скажите, совестливому, интеллигентному и рукопожатному человеку, можно жить в такой стране, где за последние полгода ошалевшие от безнаказанности кровожадные экстремисты уже второй(!) раз унижают посредством банана честь и достоинство не кого-нибудь, а чемпиона мира, всемирно известного бразильца Роберто Карлоса?

Первый раз это кошмарное событие произошло с особым цинизмом — во время церемонии поднятия государственного флага РФ с участием капитанов команд Александра Анюкова и Роберто Карлоса перед матчем 2-го тура Премьер-Лиги "Зенит" — "Анжи" (2:0) в Санкт-Петербурге, когда неизвестный, так называемый "болельщик", протянул в сторону темнокожего бразильца очищенный банан!

Всякому порядочному человеку понятно, что есть банан в присутствии темнокожего, а тем более угощать темнокожего бананом может только законченный расист! Поскольку всякий нормальный человек, особенно если он правозщитник или работник СМИ, практически сразу воссоздаёт в голове ассоциативную цепочку "негры-бананы-пальмы-обезьяны" — на которую и намекают проклятые расисты с их бананами! Это почти так же очевидно, как и цепочка "русский-трезвый-фашист-погром-холокост"!

Конечно, "Зенит" был оштрафован тогда на 300 тысяч рублей, но в целом ситуация оказалась открытой, поскольку и сам злоумышленник, и несколько десятков тысяч его пособников остались безнаказанными.

И это привело к очередной трагедии: во время матча "Крылья Советов"—"Анжи" (0:3) с трибуны зрителей был не просто показан — а брошен банан! Почти что прямо в Роберто Карлоса!

После такой выходки футболист, разумеется, ушел с поля, не дождавшись финального свистка, и сел на скамью запасных игроков. Некоторые буквоеды могут заявить, что самовольный уход с поля — это грубейшее нарушение, которое, по идее, должно жёстко караться судьёй матча, но все мы понимаем, что судья, как и должно порядочному человеку, оценил масштаб трагедии.

ПФК "Крылья Советов" объявил вознаграждение в сумме 50 000 рублей за любые значимые сведения, которые помогут выявить злоумышленника, совершившего эту расистскую выходку на матче с "Анжи".

"Я очень разочарован произошедшим сегодня, ведь я привык, что в футболе не должно быть расизма", — сказал Роберто Карлос журналистам.

Правда, банановые расисты и прочие русские фашисты тут же перешли в информационное контрнаступление, разместив по всему русскому Интернету видеоролик, где человек, очень похожий на Роберто Карлоса, который называет вратаря сборной Парагвая Хосе Луиса Чилаверта грязным краснозадым индейцем. После чего упомянутый выше Хосе Луис Чилаверт, легенда парагвайского футбола (и один из самых результативных вратарей в истории футбола, который за свою карьеру не только забил со штрафных и пенальти 62 гола, но даже сделал хет-трик), плюёт в лицо человеку, очень похожему на Роберто Карлоса.

Однако и это ролик, и другие "свидетельства" нетолерантных высказываний и поступков самого Роберто Карлоса, наверняка являются гнусной нацистской провокацией!

Но экстремисты не унимаются и наводняют интернет своими так называемыми мнениями:

"Ну банан кинули, и что? Почему другим бразильским игрокам не кидают? Вагнеру, например, Веллитону, Думбие, Секу? Потому что Роберто... Ну, короче — мировая звезда поехала играть в "Анжи", который еле-еле из первого дивизиона вырвался. Абсурд".

Да, действительно, например, никто не предлагает бананов бразильцам Вагнеру и Веллитону, а также суши — японцу Кэйсукэ Хонде, но стоило бы повнимательнее присмотреться к этим легионерам, которые в день убийства полковника Буданова забили четыре совершенно нетолератных гола в ворота грозненского "Терека" на его домашнем поле... Уж искать крамолу — так искать везде!

Конечно, из грязной банановой истории были сделаны некоторые положительные выводы. Например, перед матчем 18-го тура первого дивизиона между московским и владимирским "Торпедо" у проходящих на трибуны зрителей бананы просто изымали. Представители правоохранительных органов и работники стадиона им. Э.А.Стрельцова отказывались от комментариев по поводу происходящего — и это правильно! Поскольку на тех, кто пытается навести порядок на стадионе, сейчас сознательно льют тонны грязи, пытаясь отвлечь внимание от трагедии Роберто Карлоса. Тоже мне беда: по окончании матча Препьер-лиги "Волга"—"Зенит" форварда "Зенита" Данко Лазовича сотрудник ОМОНа ударил электрошокером! Да ещё потом ОМОН многих болельщиков, этих потенциальных бананометателей, якобы основательно помял...

Люди, будьте бдительны! Любую заразу: будь то кудрявая петрушка, бананы или что-то еще, столь же опасное для вашей толерантности, — надо давить на корню!

Так победим!

Леонид Развозжаев -- Протянутая рука рынка

На сегодняшний день, так называемый российский предприниматель — это в большей степени ещё советский человек, зачастую бывший рабочий, бывший советский интеллигент, служащий. Некоторых из них уволили с оборонных предприятий, кто-то обладает научными степенями. Конечно, среди предпринимателей есть и люди более молодого поколения, и приезжие. Их объединяет одно: после того, как в стране сменилась общественная формация, они занялись бизнесом. Причём многие, так сказать, не от хорошей жизни и не по призванию, а по необходимости.

Некоторые предприниматели достигли успехов, некоторые влачат жалкое существование, элементарно выживая с помощью своего небольшого бизнеса, зарабатывая на пропитание и повседневные расходы, не более того. Их никак нельзя назвать буржуями, олигархами, оторванными от судьбы страны, которые только спят и видят, как нажиться на бедных слоях населения и рвануть на Запад. Примеров бытового дискомфорта предпринимательской жизни множество, о них знает практически каждый. Тут и мздоимство на дорогах во время транспортировки товаров, разного рода инспектирующие органы и гигантское давление со стороны администрации торговых комплексов, рынков. Что и говорить о случаях, когда предприниматель решает заняться общественно-политической деятельностью, проявляет общественную активность, начинает бросать неосторожные высказывания в адрес власти, местной или верховной? Часто после этого он подвергается давлению и репрессиям со стороны силовых и властных органов.

Естественно, предприниматели нуждаются в защите своих прав.

О своем опыте в этой области рассказывает правозащитник Леонид Развозжаев.

Моя практика борьбы за права предпринимателей началась года три назад на Черкизовском рынке, пока он ещё работал. Примерно за полгода до его закрытия мною были предприняты определённые действия с целью изменения существующих на этом рынке порядков. В торговом комплексе сменилась администрация и за уже выкупленные торговые места начала требовать повторного внесения средств.

Нужно понимать, что объект, который назывался Черкизовским рынком, включал в себя как минимум пятнадцать рынков, объединённых территориально, но при этом административно самостоятельных.

Я работал с одним из таких административных анклавов, находившихся внутри торгового комплекса. Изначально у него была русская администрация, затем она сменилась на арабскую.

В торговом бизнесе занято множество людей из Дагестана, в основном это даргинцы из высокогорных сёл. Они по большей части, особенно молодёжь, придерживаются ортодоксального ислама. При этом многие тянутся к арабской культуре. Но когда образовалась новая арабская администрация и принялась требовать повторной уплаты денег, началось рыночное восстание. Там были и баррикады, и милицейские отряды, прибывавшие разрешать острые противоречия, и журналисты, и депутаты.

В конечном итоге объединению торговцев удалось отстоять свои права и, необходимо признаться, без помощи кавказцев это вряд ли бы было возможно. Получилось так, что законы капитализма оказались сильнее единых конфессий и тяготения к арабской культуре.

***

Когда пришло время закрытия Черкизовского рынка, уже обладая опытом организации объединения предпринимателей, я помогал создавать инициативную группу, в которую входили представители разных территорий рынка. Поначалу они друг друга не знали, ведь в торговом комплексе работали сотни тысяч человек.

В итоге удалось создать инициативную группу, в которую вошли в основном российские граждане, жители Москвы. У этой группы был целый ряд целей. Начиная от остановки воровства и мародёрства, которые дали о себе знать сразу же после закрытия, и до предложений по реструктуризации Черкизовского торгового комплекса.

По нашим подсчётам, на Черкизовский рынок приезжало до полутора миллионов предпринимателей со всей страны. Он представлял собой всероссийскую оптовую базу, где люди из небольших посёлков и маленьких городков могли закупить продукцию для собственной торговой точки.

Сегодняшняя реальность такова, что в маленьких населённых пунктах России единственное работающее предприятие — это рынок, он превращается в градообразующую структуру. Статистические данные показывают, что на российских рынках занято до десяти миллионов человек. Как правило, в провинции на предприятиях торговли работают в основном местные жители. Поэтому когда стало известно, что Черкизовский закрыли, для многих жителей русской глубинки это стало ударом.

Вот закрывается эта махина, где постоянно работало колоссальное количество народу, где стояли "сорокатонники" — два двадцатитонных контейнера, установленные друг на друга. Конечно же, такое количество груза невозможно было вывезти ни за день, ни за два, ни даже за месяц.

Помню, как всё это было. Вчера люди сдали арендную плату, а сегодня рынок закрыт и оцеплен милицией. Многие завезли сезонные товары, допустим, купальники или пляжные шлёпанцы, которые они планировали распродать за две недели. А ночью рынок закрывается. Причём, поначалу всем говорили, что торговый комплекс закрыт на санитарные дни и даже разрешали подвозить товар. Люди подвозили всё новые и новые партии. Потом товар оказался внутри без какой-либо возможность получить его обратно.

А ведь многие взяли товар в долг, в кредит, взяли на себя определённые обязательства. Где-то работают фабрики, в том числе и российские, на этих фабриках нужно выплачивать зарплаты людям реальными деньгами, а не долговыми обязательствами. То есть, сам акт закрытия рынка в Москве создал гигантскую цепочку событий, повлиявших на многих людей.

***

Сразу после закрытия рынка имущество стало стремительно исчезать. Частично на этот процесс повлияла паника. В первые дни, когда люди пробовали вывозить товар, началось мздоимство в огромных размерах. Потом пошли убийства. Многие из них к настоящему времени раскрыты и доказаны, уголовную ответственность понесли, в том числе, и некоторые сотрудники милиции. Били и мародёрство, и избиения.

Самым тяжёлым в сложившейся ситуации стал факт того, что на рынке постоянно пребывало огромное количество людей, в том числе приезжих и нелегалов. Москвичи могли пересидеть кризис дома, как-то переосмыслить свои действия, найти выходы, может быть, занять денег. А десятки тысяч трудовых мигрантов, которые там жили, оказались заперты без средств к существованию.

Опять же, если бы им сказали, что через полтора месяца рынок будет закрываться, пора покупать билеты домой и разъезжаться, то они бы заработали денег и уехали домой. На открытом рынке тот же грузчик всегда может заработать. Но на закрытом он лишён этой возможности.

Соответственно, десятки тысяч трудовых эмигрантов оказались запертыми в этом гетто, и буквально через несколько дней они начали мародёрствовать. Уровень преступности тут же резко подскочил и в окрестных районах Москвы.

Товар невозможно было вывезти. Даже если бы его свободно выдавали, это бы ни к чему не привело, ведь сто тысяч человек не могут забрать все товары в один день. Даже две недели — слишком короткий срок. К этому нужно было подходить организованно. Тут следует добавить, что, помимо всего прочего, выдаче товара препятствовали.

Через пару недель охране стала ясна сложившаяся ситуация и факт того, что у них не будет зарплаты. Буквально сразу же все охранники разбежались. Раньше на самом большом объекте было около сотни охранников. Впоследствии там оставалось едва ли десять человек, а то и пять.

И если сто охранников могли выдавать товар с тридцати рядов, то десять этого сделать физически не могут. Они были не в состоянии даже нормально проконтролировать, кто открывает склад.

Получилось, что ночью огромный объект охраняли два охранника. А потом выяснилось, что за ночь спилили несколько десятков замков, практически сотню. И мы не можем сказать, участвовали ли в этом охранники и милиция или нет. Не пойманы — не воры.

***

Проблема нелегальных мигрантов существует сейчас фактически на любых рынках, в любых торговых комплексах и, не боясь преувеличить, скажу, что даже во многих московских кафе. Эту проблему необходимо постоянно поднимать, не забывать о ней. Я считаю, что с нелегальной иммиграцией нужно бороться. 271-й закон о деятельности рынков был принят уже после Кондопоги. В нём прописаны разного рода требования, в том числе об обязанностях предпринимателей, находящихся на этих рынках, об обязанности администрации рынков во взаимоотношении с властями. Но при этом в законе нет ничего о правах арендаторов.

Проблема заключается в том, что, когда на торговом предприятии находят нарушения, в том числе подпадающие под эмиграционное законодательство, по сути дела власть имеет право закрыть рынок. При этом не учитывается субъектность арендатора. То есть некий человек уплачивает все налоги, зарегистрирован как индивидуальный предприниматель и соблюдает все законы РФ. К примеру, владелец рынка нарушает различные законы РФ и, может быть, даже устанавливает свои порядки на рынке. А когда дело доходит до административного или уголовного преследования, выходит так, что от действий администрации страдают все задействованные предприниматели.

Необходимо внести в 271-й закон поправки. Надо узаконить Советы арендаторов, чтобы эти Советы могли влиять на ситуацию, складывающуюся в любых торговых комплексах и на рынках России. Только в этом случае, на мой взгляд, власти будут иметь моральное право предъявлять претензии предпринимателям за нарушения, выявленные на рынке.

Предприниматели, работающие на рынках России, в торговых комплексах, отличаются своей психологией от многих других, занятых производством, мелкой торговлей в палатках, киосках, на перекрёстках. Они коллективисты. Зная друг друга годами, десятками лет, они создают трудовые коллективы. Представители разных национальностей находят общий язык.

Когда начинаются проблемы у предпринимателя-одиночки, к примеру, сносят его киоск, он старается решить эту проблему самостоятельно, на своём уровне. Если проблемы у рынка, то предприниматели, работающие на этом предприятии торговли, организуются и, как показывает практика, совместно отстаивают свои права.

За последние три года в нескольких десятках российских регионов российские предприниматели-рыночники показали высшую степень самоорганизации. Возьмём, к примеру, Брянск. Там три года назад прошла мощнейшая демонстрация, в которой приняли участие около пяти тысяч рыночных предпринимателей. За этими людьми есть некоторый жизненный опыт, некая финансовая независимость, им, в принципе, есть что терять, но, тем не менее, они вышли бороться за свои права. Для Брянска пять тысяч человек — неимоверное количество народа.

***

Ведь если предприниматели не имеют возможности повлиять на администрацию с целью устранения проблем с нелегальной эмиграцией, контрафактом, пожарной безопасностью и всем остальным, то что им остаётся делать? Представьте, что в огромном многоэтажном доме в какой-то из квартир образовался наркопритон. Конечно же, его вычистят, квартиру опечатают, но ведь из-за этого дом не отправят под снос. Пока что предприниматели не имеют рычагов управления, но при этом несут ответственность за деятельность администрации предприятий торговли.

Вообще причин у акций предпринимателей-рыночников может быть множество. Иногда они воюют против администраций рынков, иногда они объединяются с рыночной администрацией, как это было в Брянске, и начинают совместно отстаивать свои права, противостоя муниципалитету.

В Брянске муниципалитет внедрял в администрацию рынка с целью его захвата так называемых "москвичей" — уроженцев Ингушетии. Конечно, предприниматели не сидели на месте, проводили акции протеста, им помогали депутаты, правозащитники. Я, в том числе, помогал проводить межрегиональную акцию протеста.

Представьте, какой это ресурс. Здесь и людские, и финансовые возможности, осмысленные, конкретные цели. И все предприниматели, работающие на рынках страны, постепенно генерируют в своей среде идеи о самоуправлении.

***

Согласно 271-му закону, все открытые рынки в областных центрах должны быть реконструированы, превращены в капитальные сооружения. В противном случае их нужно сносить. В результате под прикрытием этого закона шёл банальный передел собственности. Ведь в областных центрах рынок, как правило, находится в центре города, а это дорогая земля. А раз есть такой закон, то можно давить на администрацию рынков с целью лишения их собственности.

Многие предприниматели постоянно поднимают вопросы о высоких налогах. Прошла акция протеста против повышения налога до тридцати четырёх процентов. Конечно, все эти вопросы нужно ставить. Но моё мнение таково: лучше отчислять даже более пятидесяти процентов дохода в качестве налогов, но при этом знать, что от государства будет какая-то реальная отдача, реальная поддержка.

А на сегодняшний момент из-за высоких теневых арендных ставок предприниматель и так зачастую вынужден отдавать больше пятидесяти процентов своих доходов. Если бы торговые предприятия принадлежали Совету арендаторов, то там бы можно было назначить управляющего, он бы подыскал охранную фирму, дворников и эти услуги стоили бы в десятки раз меньше.

Нужно понимать, что в оптовой торговле наивысшая накрутка на товар никак не превышает десяти процентов, а в рознице изредка доходит до пятидесяти. Как предприниматели могут оплачивать столь высокие арендные ставки? Вероятно за счёт объёмов, но это должны быть действительно высокие продажи. Отсюда встаёт проблема иностранцев. К примеру, у китайцев есть возможность делать значительные наценки на свои товары. Поэтому они могут перекупать выгодные места на рынках, предлагая администрации повышенную арендную плату. Здесь ничего личного, только чистая экономика.

***

В начале 90-х по всей Москве можно было наблюдать следующую картину: огромное количество людей, прибывших из провинции с громадными клетчатыми сумками и тележками, перемещается в метро. Это происходило из-за отсутствия нормально организованной торговой площадки, куда все эти люди могли бы приезжать, зная, что всё нужное им находится в одном месте.

В конце месяца закроются Лужники, если за ними последуют остальные оптовые рынки, то сотни тысяч предпринимателей, которые каждый день приезжают в Москву, как на оптовую базу, вновь появятся в метро, где им придётся мотаться из офиса в офис по всему городу. К примеру, тапочки им нужно закупать на Красногвардейской, а партию нижнего белья — на Киевской, после этого ещё не забыть заскочить на Щукинскую за партией шорт. Так они и будут перемещаться из одного конца Москвы в другой.

Оптовые рынки хороши тем, что люди могут в своём городе сесть на автобус, где уже забронировано место, в том числе, и под груз, затем они приезжают на тот или иной рынок, оптовую базу или логистический центр и в одном географическом месте могут закупить всё, от зубочисток до валенок, при этом фактически не появляясь в Москве.

Сейчас я ношусь с идеей строительства Единого оптового центра для российских предпринимателей. Для этого необходимо лишь выделить землю. Логистический центр можно создать хоть в московской промзоне, хоть в ближайшем Подмосковье.

Предлагается строить этот центр долевым способом, чтобы затем управлять с помощью Совета арендаторов.

Материал подготовил Алексей Касмынин

-- Большие беды маленького лицея

Московский лицей № 1310 — из тех, которые поднялись на гребне школьной "вольницы" начала девяностых. Его директор, Татьяна Борисовна Михайлова, придумала и создала своё детище буквально из ничего — из неукротимого желания, абсолютного бесстрашия, бешеного темперамента и вулкана сумасшедших идей. И назвала свой лицей ни много ни мало — "культурологический". За двадцать лет поблуждало российское образование путями шатаний и опытов, попыток неуклюжих реформ — кто помнит, тому не надо рассказывать. Вольница кончилась. Дожили, наконец, и до "обязательной всеобщей средней модернизации".

Маленький лицей умудрился не только пережить все болтанки, но ещё и сохранил в своих учебных планах признаки первоначальной идеи, что ему всегда обеспечивало набор учеников и родительскую признательность за качественное и комфортное обучение детей. Но "качественно и комфортно" на бюджете обычного ГОУ не получилось бы, если бы не родительские средства. А это материя опасная, так что об оформлении денежных отношений (договор о платных услугах, порядок добровольных пожертвований) в лицее позаботились. И, к взаимной удовлетворенности сторон, жизнь лицейская с постороннего взгляда катилась, как по маслу: здание уютное, ухоженное, оборудованное, в коридорах и рекреациях порядок, в классах — компьютеры и интерактивные доски, хорошие учителя, маленькие группы. Лицей издавал журнал "Лицейское и гимназическое образование", имел свой Центр дополнительного образования, вел мегапроекты российского масштаба (например, всероссийский Конкурс школьных изданий).

Сама ТБ (так ее почти официально называют в лицее и за его пределами) все эти годы головы не поднимала, от компьютера не отлипала, изобретая и разрабатывая то, что потом становилось "брендом" МКЛ № 1310 для московских и российских школ, да и Департамент образования с симпатией относился к неуемной инновационности лицея.

Так было до прошлого учебного года.

Всё началось с жалобы. Под самый конец прошлого учебного года две родительницы неожиданно и в форме категоричного заявления потребовали от директора лицея финансовый отчёт о расходовании благотворительных пожертвований. Хорошо, сказала директор. Только потребуется время: подобрать все постатейно, подготовить первичную документацию. Мамаши уверили директора, что "не горит", можно и до осени отложить. Но, не теряя времени, пошли в прокуратуру и подали на директора жалобу — куда она девает родительские деньги. И для подстраховки разослали эту же жалобу в другие инстанции.

На лицей со всех сторон посыпались проверки, правда, одной, самой главной — прокурорской — среди них не было. Как же поступила прокуратура?

Проверка по жалобе не проводилась. Вместо проверки в лицей прибыли прокурорские работники и без описи изъяли финансовые документы.

На время следствия Михайлову отстранили от работы.

Организаторы дела заявляли, что всё делается ради учителей, а на самом деле это оказалось полным кошмаром для коллектива. Фактически это спланированный срыв работы государственного учреждения, который удался. Выживет ли лицей после такого, ещё вопрос.

Все ходатайства и письма о произволе следователей, направленные и родительской общественностью лицея, и трудовым коллективом, перенаправлялись в ту же Перовскую межрайонную прокуратуру, которая открыла и опекала дело.

Почти 100 из 130 семей подписали обращение к руководителю следственного отдела о том, что родительские средства вносились добровольно и с пониманием, о чем свидетельствует факт заключения договоров и наличия собственноручно написанных заявлений о вхождении в благотворительный совет; лицейская администрация родительских прав не нарушала, а даже наоборот, всеми силами их реализовывала.

Поглощенная работой, не заметила ТБ, что за последние годы погода на дворе сильно изменилась, и строить отношения с родителями на доверии уже неосмотрительно. Появился новый тип родителей, взращенный в рыночных понятиях. Да и учитель уже распробовал вкус "достойного заработка", так что вопрос "денежного эквивалента услуг", а также соответствующие поправки в статусе сторон не учитывать уже нельзя.

К чести учительско-родительского коллектива, признаки таких перемен в лицее восприняли как чуждые, инициативу "благодетелей" не оценили и не поддержали. Зато их с готовностью поддержали в прокуратуре.

21 апреля Михайловой предъявлено постановление о привлечении в качестве обвиняемой. Многодетной матери, почетному работнику образования, которая за год отстранения от работы стала задолжницей даже по коммунальным платежам, вменялось причинение убытков родителям в размере 3,5 млн. рублей.

Суд, скорее всего, будет уже скоро. С обвинительными статьями прокуратура всё еще никак не совладает, но это поправимо.

Т.Б. Михайлова, будучи под следствием, с вполне реальной перспективой суда и, вероятнее всего, осуждения (так как в нашей стране оправдательных приговоров нет), тем не менее, добилась, чтобы её допустили к работе: надо спасать лицей, провести его по рифам новой реформы, о которой гудит весь интернет. Будет "вязать рубашки из крапивы" вплоть до приговора. Правда, что потом, после приговора, — неведомо. Но сейчас она опять круглосуточно в работе.

Соб. корр.

Контакты с родительским комитетом лицея: roditeli@lyceum.ru

Анна Серафимова -- Жили-были

Каждый на своём месте должен ответственно и профессионально выполнять служебный долг! Подходить к своему делу не формально, а с душой, творчески. Кардиологи именно так и делали — выступали против заболеваний сердца. Особенно непримиримо они были к инфаркту, инсульту. "Нет инсультам с летальным исходом!" — решительно требовали они на митингах и манифестациях, указывая, как опасны заболевания, как страдают от них граждане, как необходимы меры по облегчению участи страдающих, по профилактике возможных недугов. Когда им задавали вопрос, что они сделали в борьбе с кардиозаболеваниями, им было, что ответить, было, что представить как несомненное доказательство неустанных усилий по борьбе с коварными недугами. Они указывали, что только за последнее время принято 19 воззваний против заболеваний сердца, проведено 36 митингов с осуждением инсульта, опубликовано 27 открытых писем, в которых ясно и четко жестко сказано, что этим заболеваниям должен быть положен конец, и кардиологи выступают решительно и единогласно против них. Приведена статистика. Факты ужасали: заболевания сердечно-сосудистой системы стоят на первых местах среди причин преждевременных летальных исходов. Мириться с таким положением нельзя!

Работа ведётся. И работа активная, неустанная. Кардиологи не замыкаются в своей непримиримой борьбе в рамках страны, потому что болезни не имеют национальности. Как недуги не признают границ, так и решительные борцы с ними тоже не замыкаются в узких рамках: они посещают разные страны мира, где высказывают своё мнение о проблеме, делятся опытом проведения манифестаций, написания воззваний и открытых писем. Собрали миллион подписей по всему миру против заболеваний сердца. Заручились поддержкой руководителей разных стран и общественных организаций.

Но хирургические методы себя исчерпали. Будем бороться терапевтическими, призовём в помощники гомеопатию, нелишними будут массажисты с их умениями, но главное — пропагандистская работа. Слово вместо скальпеля, фраза против кардиостимулятора, лозунг вместо валидола.

В медицинских институтах перестроили работу: главное место уделяли ораторскому искусству, английскому языку, чтобы международная деятельность велась шире, чтобы кардиологи ездили по всему миру и боролись с опасным недугом. Главным инструментом кардиолога был признан язык: как русский, так и английский. Хау ду ю ду?

Также было обращено внимание на то, что из бюджета выделяется недостаточное количество средств. На здоровье не экономят! — справедливо замечали ратующие за искоренение опасных заболеваний кардиологи и члены их семей. Необходимо дополнительное финансирование, потому что еще не все страны мира, не все земли охвачены работой. Гренландия не посещена. Есть идея спрыгнуть с парашютом десанту в белых халатах на Северный полюс. Это мероприятие требует серьёзных вливаний. Дополнительно финансирование также позволит сделать листовки, призывающие на борьбу с инсультом, более красочными.

Да и звёзды шоу-бизнеса, поддержавшие усилия кардиологов по борьбе с заболеваниями сердца, требуют более высоких гонораров. Это и понятно: ведь стоимость оборудования тем эффективнее, чем выше его цена. Таким образом, чем больше будут гонорары, то есть инструмент борьбы с недугом, тем лучше и результаты. Звезду большим гонораром не испортишь!

Учителя тоже выполняли свой профессиональный долг с рвением. Они читали лекции о необходимости грамотности, о пользе обучения, рассказывали, какова роль науки и образования в современном мире. Они не отставали от врачей, и им тоже было, в чем отчитаться перед обществом: воззвания, открытые письма митинги и манифестации шли по всей стране. "Ударим марафоном по безграмотности и невежеству", — бегали учителя, озабоченные уровнем образования граждан страны, вдоль улиц и проспектов.

На Кремлёвской набережной была выстроена живая цепь из учителей. Взявшись за руки, друзья скандировали: "Аз да буки, а там и науки". Такой метод работы был отмечен на самом верху, признан одним из самых клёвых в борьбе с неграмотностью. Что делается в стране для борьбы с неграмотностью? — спросите вы. И вам ответят: выстроена живая цепь, проведено 53 манифестации, изготовлен 41 транспарант… Делается много. Практикуется ли такая форма работы, как открытый урок? Нет, не практикуется, как не практикуются уже уроки вообще как метод устаревший, трудоёмкий, да и времени нет у учителей проводить уроки — вон сколько работы по преодолению безграмотности они ведут как в стране, так и по всему миру.

…Товарищ Чулков из Сызрани, обратившийся к своему депутату с просьбой повлиять на положение с повышением коммунальных платежей, получил ответ. Депутат пишет, что "в самой решительной форме ставит поднимаемые избирателем вопросы перед руководством страны". К тому же "депутаты "действуют и смело, грамотно, идёт ли речь о тарифах ЖКХ или скачках цен на продовольствие… В течение ряда месяцев депутаты активно работали, чтобы разбудить сознание избирателей. Фракция ежегодно организует акции протеста, в среднем раз в месяц. Политика депутатов партии в течение 20 лет в этом вопросе ясная — никакого роста тарифов в угоду аппетитам олигархов". Депутат даже обижен, чего не скрывает, на избирателя, не ценящего такой рабский труд на галерах. Далее депутат пожелал выдержки своему избирателю. Что ж, она будет нелишней при таких методах работы.

P.S. Стоимость услуг ЖКХ за последние десять лет выросла в 10 раз. Как там в ответе? "Никакого роста тарифов в угоду аппетитам олигархов?" Действительно.

Елена Антонова -- Найти музыканта

Игра судьбы. Игра добра и зла.

Игра ума. Игра воображенья.

Друг друга отражают зеркала,

Взаимно искажая отраженья…

Георгий Иванов (Париж, 1951 г.)

В конце зимы, когда уже вовсю шла подготовка к XIV Конкурсу имени П.И. Чайковского, ведущий музыкальный критик очень влиятельной в западном мире газеты "Нью-Йорк таймс" опубликовал список десяти самых великих композиторов всех времен и народов, который он составил после "продолжительной дискуссии" с читателями. Вот этот список: Бах, Бетховен, Моцарт, Шуберт, Дебюсси, Стравинский, Брамс, Верди, Вагнер, Барток. Только один русский композитор попал в него — Игорь Стравинский, который с двадцати восьми лет жил за рубежом, последние годы жизни в США. И это — притом, что русская музыка XIX — XX в.в. не только чрезвычайно популярна, но и любима во всем мире. В списке не оказалось ни самого исполняемого композитора мира Петра Чайковского, ни русского из русских, умнейшего новатора и музыкального драматурга Модеста Мусоргского, чьи две оперы не сходят со сцен всего мира, а камерная музыка потрясает, ни яркого ниспровергателя всяческих канонов и тонкого мелодиста Сергея Прокофьева, музыкальные открытия которого еще долго будут изучаться и удивлять всех. Понятно, трудно составить десятку композиторов всех времен и народов, да и нужное ли это дело? Список показателен другим: преподнесен наглядный пример отношения образованной части американцев к русской культуре. Тут есть над чем подумать, особенно применительно к составам Жюри XIV Конкурса имени Чайковского, множество мест в которых отдано не слишком дружелюбно настроенным к нам людям.

Несколько слов об организации Конкурса. Конкурс впервые проводится в двух городах — Москве и Санкт-Петербурге. В Москве — по специальностям фортепиано и виолончели, в Петербурге — по скрипке и вокалу. Скорее всего, это — плата за то, что Валерий Гергиев согласился взять на себя непростые функции главного организатора Конкурса, которые трудно было потянуть кому-либо еще. Но это — не резон. Конкурс имени П.И. Чайковского должен оставаться московским конкурсом, где он был основан, приобрел вес и авторитет. Оправдывать перенос тем, что налажена прямая Интернет-трансляция в формате высокой четкости, нельзя. Иначе может случиться, что в следующий раз Конкурс будет проводиться в Лондоне или Нью-Йорке, что для веб-трансляции — без разницы. Вторая причина переноса, которую называют, — в Москве мало концертных залов с хорошей акустикой — вовсе смехотворна. Постройте! Ведь Москва — одна из музыкальных столиц мира. Сумел же Гергиев выстроить первоклассный Концертный зал при Мариинском театре, у нас же — наоборот, даже прекрасные, с точки зрения акустики, залы гробят, как это (не дай Бог!) грозит залу Большого театра. Об остальных нововведениях Конкурса, вроде новой формулы подсчета очков конкурсантов или премиальных суммах победителям, умолчу: не это, в конце концов, определит, состоялся музыкальный праздник или нет.

Следует с удовлетворением отметить, что хорошо поработало отборочное Жюри. Такого сильного состава участников, по крайней мере, по специальности фортепиано, мы давно не имели. Тут же добавлю, что, к сожалению, другая тенденция предыдущих Конкурсов по фортепиано, сохранилась. После каждого отбора, а их к III туру набралось три (II тур имел 2 этапа — к сольной игре в этот раз добавили исполнение конкурсантом одного из нескольких выбранным им концертов Моцарта с камерным оркестром), интерес к игре оставленных Жюри участников неуклонно падал: неординарные музыканты отсеивались, успешные — правильно играющие, но скучные неяркие середнячки — оставались. Неужели это сегодня — печальный удел всех конкурсов?! Тогда зачем они? Ведь главная их задача — найти Музыканта, способного повести за собой слушателя, раскрыть его уши и сердце на нечто до этого ему неведомое, наконец, подарить радость. Техничный же середнячок середнячком и останется, неважно, будет ли он при этом лауреатом престижного конкурса или нет. Раньше такие открытия у Конкурса имени Чайковского были (яркие тому примеры — Виктор Третьяков и Михаил Плетнёв), теперь — давно уже нет.

Но начнем по порядку с великолепного I тура. Первым запомнился 22-летний Александр Синчук, особенно его яркое прочувствованное исполнение Сонаты №7 Прокофьева. Хорошо он сыграл и на 1-м этапе II тура, а дальше, к сожалению, допущен не был. Родом из Находки Приморского края, он до 14-ти лет учился в детской школе искусств далекого города Большой Камень, потом — в ЦМШ и теперь продолжает учебу в Московской консерватории у В. Пясецкого. Три года назад он победил на IV Международном конкурсе имени Рахманинова в Москве, а тут был срезан. Доброго тебе пути, Александр! У тебя все еще впереди.

Неизгладимое впечатление произвела в I туре на слушателей игра зрелого 30-летнего музыканта Эдуарда Кунца, родившегося в Сибири, окончившего Школу-десятилетку им. Гнесиных у М. Хохлова, потом Московскую консерваторию у А. Диева и отшлифовавшего свое мастерство в Королевском Северном колледже музыки у Н. Фишера. Точность фразировки, потрясающее пианиссимо, и, главное, умение привлечь к своей игре слушателей, увлекли всех. Сонаты Скарлатти, бетховенская "Аврора", пьесы Чайковского — все было сыграно не просто безукоризненно, но вдохновенно. Многим казалось, вот он — тот победитель, которого так долго ждали! Но нет. Сыграв во II туре с незначительными помарками (случившимися в силу внешних обстоятельств, как утверждают в кулуарах), он был тут же с каким-то непонятным удовлетворением не допущен даже во 2-й этап этого тура и сразу же покинул Конкурс. Запомнилось обсуждение его выступлений на интернетовском музыкальном форуме "Классика", где ничего не было сказано по существу дела, зато не раз была оговорена его "неприличная" для музыканта красота (у Кунца при темных волосах — ярко-синие глаза, что действительно смотрится очень эффектно). Но откуда такое недоброжелательство? Что сумело так изменить нашу молодежь всего-то за 20 лет, прошедших после развала Союза?!

Отмечу еще двух неординарных музыкантов, не пропущенных даже во II тур. Это — 24-летний москвич Андрей Дубов, окончивший Среднюю специальную музыкальную школу им. Гнсиных, и теперь продолжающий обучение в Российской академии музыки им. Гнесиных. Дело не в том, что он — лауреат многих международных конкурсов, что вписан в энциклопедию "Одаренные дети — будущее России". Важно другое: как он думает и играет, как ощущает и передает музыку. Любой истинный музыкант не позволил бы себе снять его с I тура Конкурса хотя бы только за его транскрипцию "Ночи на лысой горе" Мусоргского, которую он не только продумал, но и блестяще сыграл. Тем не менее, это произошло, и во II туре он не участвовал. Также не прошел барьер I тура 30-летний Георгий Громов, умный зрелый пианист, ученик З. Игнатьевой и Э. Вирсаладзе, аспирант Московской консерватории и Берлинского университета искусств, лауреат многих престижных международных конкурсов. К его игре трудно было придраться, разве что к некоторой отстраненности манеры исполнения.

Я рассказала лишь о четырех российских участниках конкурса, а их, молодых, талантливых, жаждущих не победы даже, а выступления перед благожелательной, понимающей публикой, было гораздо больше. 21-летний Филипп Копачевский, ученик К. Шашкиной и П. Нерсесьян по ЦМШ и С. Доренского по Московской консерватории, сыграл на одном дыхании программу I тура, но, видимо, уловив негативное отношение к себе Жюри, дальше шел по нисходящей. Пожалуй, только Концерт №24 Моцарта для фортепиано с оркестром прозвучал у него по-моцартовски тонко и проникновенно. Это, как он и предчувствовал, стало его последним выступлением на Конкурсе. Для 22-летнего Павла Колесникова, двойного коллеги Копачевского — по учителю и консерватории, наоборот, лучшим стало его сольное выступление во II туре. Понимая, что дальше его не пустят, он играл вдохновенно, любя музыку, публику и Артиста в себе, после чего сразу же ушел, не дожидаясь решения жюри. И это получилось высоко и прекрасно. У этих мальчишек (не побоюсь так их назвать), как и у Синчука, все — впереди. И то, как они достойно держались в той непростой ситуации, в которой волею судьбы оказались, внушает надежду, что они будут высоко нести по жизни звание человека и музыканта.

Последним из русской когорты участников Конкурса, который сыграл во II туре, но не был допущен на III, в нашем списке стоит Александр Лубянцев. На Конкурсе имени Чайковского он — самый именитый: лауреат III премии предыдущего, XIII Конкурса. Сравнивая его игру тогда и сейчас, могу сказать: он утратил непосредственность и новизну чувств, что так ему шли, а взамен приобрел лишь лоск концертирующего солиста. А с этим ему, на мой взгляд, не следовало вторично приезжать на Конкурс.

И, наконец, о самом неожиданном члене конкурсной команды России — 28-летнем Алексее Чернове. Именно он стал волею судеб нашей единственной надеждой достойно представить русскую пианистическую школу на Конкурсе и ответить на все вызовы в ее адрес. Он очень сдержан во внешнем проявлении чувств, но ум и глубина его интерпретаций потрясают. Не буду больше ничего добавлять, просто зажмем за него кулаки. В конце концов, дело не в месте, а в сути. Закончу словами того же Георгия Иванова:

Я верю не в непобедимость зла,

А только в неизбежность пораженья.

Не в музыку, что жизнь мою сожгла,

А в пепел, что остался от сожженья.

Владимир Бондаренко -- Заметки зоила

Я бы назвал эту книгу Сергея Шаргунова ("Книга без фотографий". М. Альпина нон-фикшн. 2011) — "Человек из черни". Ибо, на мой взгляд, главным поводом для написания книги послужило вопиющее снятие его кандидатуры из тройки лидеров "Справедливой России" перед самым началом выборов по желанию тогдашнего лидера нашей страны . Ему так и сказали: ты — чернь, и убирайся к своей черни. При том, что был Сережа благополучным мальчиком из уважаемой семьи священника, был самым молодым известным писателем, автором нескольких книг. Для народа, для простого читателя — он был скорее удивительным и успешным везунчиком. Но для всей нашей путинско-медведевско-зюгановской политической элиты не только народ, но даже более-менее известные писатели, журналисты, предприниматели средней руки — такое же быдло, такая же чернь, как какой-нибудь спившийся бомж или наркоман. Вот стал бы он депутатом, высоким чиновником, а затем и миллионером, тогда никакие разоблачения ему бы не повредили. Всё равно был бы своим. Это было искреннее удивление Сергея: он-то считал себя уже героем нашего времени, а оказалось, в глазах всей отечественной миллионной чиновной челяди он — простая чернь.

Это удивление и заставило взяться за книжку, сделало её страницы искренними. И последующие поездки в Осетию, в Киргизию, в самые горячие точки, — это была попытка как бы самооправдаться, доказать самому себе и другим, что ты чего-то стоишь. Потому рисковал жизнью не раз и в поездке по Осетии и Грузии во время конфликта, и в бунтующей Киргизии, что хотел доказать самому себе, что он не какое-то разыгрываемое по заказу сверху быдло. Мне интересно, когда Миронов не попадет в следующую Думу и уйдет из политики, расскажет как-нибудь в мемуарах, как его, якобы лидера якобы оппозиционной партии возили носом по столу, требуя немедленно выкинуть из списков не только тройки, а вообще из кандидатов в депутаты молодого писателя. Дело не в самом Шаргунове, так же согласовывают списки с Кремлем якобы оппозиционер Зюганов, Жириновский, Гозман и другие. Свободному независимому человеку любых взглядов нечего делать в нашей политике. И об этом написана книга Шаргунова.

Его наша элита не любит так же, как не любила двести лет назад Михаила Лермонтова, — такого же юного и яркого. Такого же неуживчивого и самостоятельного. Надеюсь, это "падение с чиновничьих высот" сделает Сергея Шаргунова серьёзным писателем нашего времени. Он всегда будет понимать самого простого человека.

Не будь у него художественного таланта, мог бы всю жизнь завидовать прорвавшимся на чиновничьи высоты, карабкаться вверх или оправдываться перед не поверившими ему большими кремлевскими начальниками. А теперь он на всю жизнь обречен на противостояние: поэт и царь. Он будет говорить на равных с этой завладевшей Россией сворой, терять ему уже нечего. Конечно, есть в книге и самолюбование, и игра. Впрочем, это уже и особенности стиля. Не будем забывать: Сергей Шаргунов — так же, как и большинство его литературных сверстников, — вышел из шинели Эдуарда Лимонова. И этот прием: "Я и мир вокруг меня" еще долго будет определять творчество Шаргунова. Он в каком-то смысле обречен на подобный автобиографизм даже более, чем его друзья Захар Прилепин и Михаил Елизаров, смело ринувшиеся в пространство чистого вымысла и необузданной фантазии. Нельзя сказать, что такой путь для писателя самый легкий. Творить свою судьбу настолько ярко, чтобы сделать её объектом литературы, в любое время не так уж легко. Самому творить судьбу летчика Маресьева или сочинять на эту тему пелевинские побасенки, быстро наскучившие привередливому читателю, — выбор делать Сергею Шаргунову. Пока ему удается творить свою биографию так, что она становится видимой всеми. Но нужна ли людям его биография? Есть свежесть взгляда, есть точность оценок, есть легкая ирония в адрес самого себя. Даже изумление, как это он сумел такое натворить. И всё же самое важное: есть образ нашего времени, ибо и образ Шаргунова становится типичным для России начала третьего тысячелетия.

Спасает еще и Сергея Шаргунова с его автобиографизмом, и Михаила Елизарова с его мистическим сюрреализмом, и Романа Сенчина с его добротной школой традиционного русского реализма общая увлеченность высотой замысла, высокими идеями. Скажем, играли русские пленные с немцами в футбол в оккупированном Киеве, и победа русских означала их смерть. Сам футбол смотрелся иначе. Не как игра. Так и рассказы о девочках, о друзьях, о студентах, о своих поездках по стране: честные и живые, беспощадные по отношению к самому, нанизанные на стержень замысла, проперченные идеей справедливости и ностальгией по советскости, — читаются уже не просто как весёлый сборник автобиографических новелл или книга приключений авантюрного юноши, но как единая часть протестного отношения народа к власти. Нет излишней плакатности, это и хорошо.

На контрасте впечатлений и выстроена книга, в этом её безусловная ценность. Остроумные заметки и впечатления, вроде бы легкая пустота в голове, — и одновременно пробрасываются важнейшие темы: народ и власть, непреходящая русскость, борьба за традиции. Рос в антисоветской семье священника для того, чтобы защищать эту самую советскую власть на баррикадах 1993 года. Хулиган и отличник. Политик и писатель. Он не вступал ни в октябрята, ни в пионеры, но мечтал стать советским писателем. Любитель светских раундов и баррикадных стычек. Видно, таким уже и будет. Таким его сделало время, и Сергей Шаргунов не вырывается из своего времени. Он — яркий писатель постперестроечного времени. Когда болтовня надоела, когда демократии наелись, когда веры нет ни во что, но народ упрямо хочет жить и когда-нибудь опрокинет нынешнюю чиновную орду. Книга Шаргунова — это преддверие новых перемен, зеркало новой революции. Такие же, как он, неудовлетворенные жизнью сверстники и будут определять наше будущее. Вот давайте и всмотримся в них. "Иногда мне кажется, что все мои фотографии, утраченные, отсутствующие и несбывшиеся, где-то хранятся. Когда-нибудь их предъявят", — пишет Сергей Шаргунов в своей "Книге без фотографий". Но пока, на самом деле, им написана книга без фотографий. Это, скорее, если и говорить о портретности, — графика экспрессионистов. Есть в книге и точно подобранные детали: останки царской семьи, секретно хранимые священником Шаргуновым у себя дома, бывшие пионеры, легко отказавшиеся от своих гимнов и галстуков, православные подростки, легко избивающие не понравившегося им сверстника.

Меня радует, что образность в прозе Шаргунова всё более обогащается, становится запоминающейся. Он явно перерос фотографическую журналистику. Он уже становится мастером письма, но по-прежнему отчаянно молод.

Автору пяти-шести книг, прошедшему не один вал литературных премий и скандалов, чуть не вошедшему в большую политику, и тут же чуть не раздавленному ею, всего тридцать лет. В наше время иные прозаики к этому возрасту только составляют первые фразы. А Шаргунов, хорошо или плохо, но уже стал частью нашей русской истории. Теперь важно не "зазвездиться", не стать вальяжным тусовщиком и всё время понимать: главное — еще впереди.

Владимир Винников -- Апостроф

Франсуа-Ксавье Нерар. Пять процентов правды. Разоблачение и доносительство в сталинском СССР. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд "Президентский центр Б.Н.Ельцина", 2011, 398 с., 1500 экз. — (Серия "История сталинизма").

Молодой французский историк делает себе имя на разоблачении "преступлений сталинизма". И даже не просто сталинизма самого по себе, а сталинизма как одного из самых ярких проявлений вековечной психологии "русского раба". Вариант беспроигрышный, высокая цитируемость: хоть на Западе, хоть на Востоке, — обеспечена, карьера тоже.

Он готов даже с галльским изяществом поиграть в ироничную двусмысленность: названием своей книги дать понять читателям о её реальном содержимом. Впрочем, спорить о том, пять, семь, десять или даже больше "процентов правды" содержится в творении Франсуа-Ксавье Нерара, бессмысленно, поскольку правда у каждого, как известно, стопроцентно своя. И соотнести её с пространством исторической истины можно, по большому счёту, почти как угодно.

Эта книга уже семилетней давности, в основу которой автор положил свою диссертацию, защищенную в Сорбонне, переведена на русский язык и издана при содействии фонда "Президентский центр Б.Н.Ельцина" (есть еще, оказывается, и такой фонд: то ли дань "великому" демократическому прошлому 90-х годов, то ли некая спиритическая секта, снова и снова пытающаяся вызвать к жизни дух "всенародноизбранного"?).

Начинается она с препарированной "в нужном ракурсе" истории Павлика Морозова "как символа доносительства в СССР" — доносительства, которое в "сталинскую эпоху", по мнению автора, "было повседневной общественной практикой во всех сферах жизни", так что "само действие и обозначающее его слово естественным образом ассоциируются с советской эпохой, а точнее — с эпохой сталинизма".

Сталин, в восприятии Франсуа-Ксавье Нерара, точно соответствует самым избитым и примитивным штампам отечественной демократии (на днях перечитал изданную еще в 1992 году "Барбароссу" Валентина Пикуля, первый том незаконченного романа "Площадь павших борцов", и еще раз искренне подивился тому, какие "уничтожающие" Сталина характеристики: и трус он, и глупец с примитивным мышлением, и психически больной, и преступник, — там повсюду, как восхваляется Хрущев, и так далее — просто учебный пример социально-политического заказа, осуществленного, видимо, с согласия вдовы писателя). Автор "Пяти процентов правды", всеми силами претендуя на научную объективность, позволяет себе следующие пассажи: "Когда Сталин окончательно утверждает свой режим, он повергает советское общество в глубокий кризис. Советский Союз тридцатых годов испытывает жесточайшие потрясения. Радикальные реформы, коллективизация и индустриализация, проводимые ускоренными темпами, преобразуют страну и при этом население оказывается жертвой самого разнообразного насилия. Не становится ли в этой ситуации доносительство, как предположил Моше Левин, плодом взаимодействия между "патологическим сознанием верховного вождя" и "психологическими и культурными предрасположенностями населения, потерявшего ориентиры от разразившегося посреди ничейной культурной территории кризиса ценностей?" И всем дальнейшим изложением пытается дать утвердительный ответ на это вопрос.

Как будто Сталин (и Гитлер) "утверждали свои режимы" исключительно по собственной злой и "патологической" воле, вне всякой связи с реальным внутренним и международным положением своих стран... Как будто феномена "доносительства" и — более того — тотальной слежки в качестве эффективных каналов взаимодействия между властью и обществом нет и не было ни во Франции, ни в Великобритании, ни в США, этих "истинных оплотах демократии"... Как будто Россия — некий "вывих" мировой истории, который необходимо исправить путем её скорейшего и безусловного приобщения к "цивилизованному сообществу"...

"Насилие, экономическая и социальная неэффективность являются неотъемлемой принадлежностью сталинской системы", — утверждает в конце своей книги Франсуа-Ксавье Нерар. И, наверное, с этим выводом можно было бы даже согласиться — если только забыть о том, что именно "неэффективная" сталинская система в ходе Великой Отечественной войны смогла в грандиозной схватке устоять перед нацистским Третьим рейхом, на что не сподобилась ни одна из, видимо, "эффективных", по мнению автора, "демократий" того времени. Так что всё познается не только в сравнении, но и в сравнении "здесь и сейчас".

А все эти околодемократические "благоглупости", стоившие нашей стране политического краха 1991 года с последующей двадцатилетней "исторической паузой", в ходе которой она была, по мнению наших геостратегических конкурентов, "навсегда отброшена с передовых позиций в мире", сторонники "рыночной демократии" сегодня готовы не только повторять, но и под шумок очередной "десталинизации" устроить России "вторую перестройку" с новой "децентрализацией", то есть развалом страны на управляемые извне "суверенные" квази-государства.

Историю которых намерены писать уже другие нерары.

Андрей Смирнов -- Музон

Mujuice. "Downshifting" ("Союз"), 2011.

На диске в глаза настойчиво бросается наклейка с восторгами видных отечественных критиков: "Группа крови" для поколения нулевых", "Лучшая российская пластинка за последние пять лет", "открывает новую страницу в истории популярной музыки, умудрившись органично соединить две абсолютно антагонистичные стихии: депрессивный русский рок и бесстрастную клубную электронику". Речь идёт о новом альбоме Романа Литвинова aka Mujuice.

К такой экзальтации не привыкать, проблема в том, что частенько подобные фавориты очень скоро начисто пропадают из поля зрения. Однако будущую историю Муджуса предсказать сложно. И не всё в ней будет зависеть от него самого.

Муджус — довольно известный московский электронщик, признанный, в том числе, и в заинтересованных сообществах за рубежом. Доселе от Литвинова исходила довольно любопытная экспериментальная электроника. На предыдущем альбоме "Cool Cool Death" одним своим названием сражает композиция "Слеза оленя, считающего себя северным сиянием", а ещё имеются "Декаданс", "Жди", "1997".

Последним альбомом Муджус вышел на новые рубежи, на куда более широкую аудиторию. Есть попс, что выдаёт себя за независимую сцену, притворяется музыкой "не для всех". Бывает наоборот — на масскульт старательно претендуют проекты, которым путь дальше клубной сцены заказан. Вот "Downshifting" где-то посередине.

мы цвели на костях весны

после марта пришел февраль

новостройками снились сны

тишину закаляла сталь

стали стаями таять дни

звезды серые звали в путь

обжигали карман нули

в серебро превращали ртуть

"Downshifting" — это такой бодрый электронный поп-рок с аллюзиями на восьмидесятые-девяностые. Критики и меломаны увлечённо перечисляли источники вдохновения, аналогии — Цой, "Мумий Тролль", Дельфин. Вплоть до Moby и Momus'а и даже почему-то Вертинского. От себя бы добавил "Би-2", интонации влиятельного у нас Brazzaville. При желании можно "откопать" даже местный дэнс девяностых годов и 8-бит. И очень часто возникает ощущение чего-то знакомого, давно услышанного.

"Downshifting" — это мрачные романтические истории про "кровь на танцполе", "апокалипсис каждый день", "ласку и тоску" и то, что "всё бессмысленно и бесполезно". При этом у Муджуса отсутствует, во всяком случае, совершенно не читается, ирония/самоирония.

Альбом, что называется, понравился. Слушается с интересом, несмотря на обилие клише, монотонность, бесцветный вокал-шёпот Муджуса.

"Его альбом Downshifting — это вполне понятный продукт, выверенный и просчитанный до мельчайшей реакции слушателя… Его музыка нравится всем — 17-летней посетительнице "Солянки" и 35-летнему бизнесмену, с которым она из этой "Солянки" уезжает, она нравится ценителям Набокова и поклонникам Дэна Брауна, автору этих строк и его маме. При этом, уровень диалога, который предлагает Роман, не то, чтобы очень высок. Музыкальный рисунок — незамысловатый, поэтика — на уровне мечтательного десятиклассника. Но, черт возьми, это работает!.. И главное достоинство этой музыки, этих слов заключается не в том, что они модные, своевременные или какие-нибудь еще. Главное их достоинство в том, что они — это наше отражение. Это мы сами", — объясняет GQ.

На самом деле "мы" — это скованные одной цепью, связанные одной "Солянкой". Круг прямого восприятия довольно локален, пусть и считает себя вселенной. Но что делать тем, кто в "Солянке" (модном столичном заведении) не был и быть не собирается?

"Русский рок" при всех его известных слабостях был новым явлением, завоевавшим свою аудиторию. "Мумий Тролль" и иже с ним — это уже состояние проекции, когда масса формирует ожидание — вот и появляется свой Oasis, свой Blur. Но когда многое считывается, почти невозможно говорить о магии произведения.

У тех, с кем настойчиво сравнивают Муджуса — харизма, злость, энергетика. Этого "Downshifting" не то чтобы лишён, скорее, в этом себя и не искал. Цой пел про тех, кто родился в "тесных квартирах новых районов". Дельфин про "потерянное поколение", чей выход во взрослую жизнь пришёлся на тотальный слом всех ценностей. Муджуса же с его ранимостью, эмоциональностью, депрессивным романтизмом куда проще вписать в эмо-контекст.

"Downshifting" — не курьёз, не разводка, но и не откровение. Особенно, если это "метафора нулевых". Тем более, "нулевые" уже кончились.

-- Россия без Кавказа?

Читатель, мечтающий о "сбросе" Северного Кавказа! Давай соберём в кучу все твои аргументы.

А) "Они нас объедают!" Чаще всего ты любишь говорить о безмерных бюджетных тратах на дотационный регион. В то время как поля Нечерноземья зарастают сорняком, кавказцы жируют и катаются на "лексусах" и "поршах". И вообще, это дань, которую Россия, как побеждённая сторона, выплачивает победителю — Чечне и прилегающим республикам. По 2010 году называют цифру 156,374 млрд. рублей — это дотации на весь Северный Кавказ.

Б) "Они в нас стреляют!" Этнопреступность беспокоит тебя не меньше. Достали эти бесы, что палят по людям на дискотеках, заставляют новобранцев выстраиваться в надпись "Кавказ сила" под фотосессию, тискают не своих девушек, горланят на рынках, контролируют всякий преступный бизнес. Причём каждый из них вооружён, а всякие чины их ещё и покрывают, говоря, что "у преступности нет национальности". Да и на самом Северном Кавказе каждый день палят и взрывают — чего туда соваться-то вообще, наших мальчишек посылать?

В) "Они нам чужие!" Ты убеждён, что цивилизационная разница между нами слишком велика. Ты не хочешь видеть, как они режут на улице барана на праздник, как танцуют свой зикр и лезгинку, как вечно что-то орут на своем гортанном языке. Ты не желаешь жить рядом с теми, кто собирается вводить шариат и иметь четырёх жён. Даже если муэдзин блеет с минарета не у тебя возле дома, а в двух тысячах километрах от твоего города, тебя это напрягает.

Г) "Я устал пахать на эту вашу империю!" Ты считаешь, что Россия — "империя наоборот", в которой "колонии" живут куда лучше метрополии. Ты веришь, что главную лямку тянут русские — и сколько можно-то, в конце концов? Ты уверен, что пора отдохнуть, пожить для себя, в своё удовольствие, как в "нормальной европейской стране". Не напрягаясь под бой барабанов и команды очередного "мессии", тянущего тебя в очередное "светлое будущее", где самые лакомые кусочки достанутся, конечно же, инородцам.

Д) "Да на фига нам эти камни?" Из школьной географии ты помнишь, что на Северном Кавказе мало что имеется полезного. Какие-то горы, камни, шапки снегов, а ещё аулы да бараны. Ну, моря ещё чуть-чуть. Ну, нефть где-то ещё имеется. И спрашивается, на черта козе баян? Чего нам держаться за эти хребты?

Е) "Столько уже отделили — хуже не стало!" Ещё один твой аргумент. Вон, в 1991-м сбросили азиатов — и что потеряли? Меньше хлопот стало только. Живут они себе, и мы живём как-то, и ничего страшного. И не развалились от того, что все эти "станы" с себя скинули. Вот Кавказ сбросим — и тоже всё обойдётся.

Вроде всё. А теперь позволь мне привести свою аргументацию. Если угодно, могу сразу сказать её смысл. Я докажу тебе, что отделение Северного Кавказа не решит ни одну из перечисленных тобою проблем, а только усугубит их. Поехали?

Вот мои простые вопросы, на которые я хотел бы получить от тебя ответ.

КТО БУДЕТ ОТДЕЛЯТЬ СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ?

А) "Чубайс нам всё отрежет!" Скажи, к кому ты всё время апеллируешь? К кому обращены твои стоны и мольбы о сепарации? К ныншней власти? Прекрасно. Теперь представь, кто возьмётся решить все твои проблемы (тебя-то, босоту, не подпустят, там желающих и без тебя хватает).

Объявится, к примеру, Чубайс. А что, опыт "расчленёнки" у человека есть: было РАО "ЕЭС России" — да сплыло. Или как тебе, скажем, Аркадий "Долой стипендии" Дворкович? Тоже толковый чиновник с опытом. Отделит Кавказ по самое не балуйся. Можно ещё бизнес позвать — Прохорова, например. Уж он знает, как расходы оптимизировать. Или пригласим либералов из палат и фондов. Ковалёв Сергей Адамович подошёл бы — ну тот, который нашим солдатам сдаваться в чеченский плен предлагал…

Ах, всё это не годится? Отделять будет пришедшее к власти истинно-правильное супер-пупер национальное правительство? То есть, речь даже не о 2012 годе? За власть-то тебе надо ещё побороться, так? А борешься ты за неё, прямо скажем, хреново.

Выходит, это "дело отдалённой перспективы"? А с чего ты взял, что супер-пупер правительство не способно будет решить все проблемы и без отделения? Что в условиях сильной, не коррумпированной, подлинно народной власти нынешние бедствия, тебя донимающие, не испарятся, как страшный сон?

Б) "Я запишусь в добровольцы!" Как ты понимаешь, отделение Северного Кавказа потребует большой организации. Придётся существенно укреплять армию, ФСБ, МВД, внутренние войска. Непременно объявят добор. Сам-то пойдёшь? Готов покорпеть-попотеть несколько месяцев или годков? Пошлёшь своих детишек на новую границу служить — прямо туда, где будет ад, мрак и трындец? В европах-то твоих любимых, прежде чем пивко начали попивать, сначала лет по триста в колониях воевали.

КАК РЕЗАТЬ БУДЕМ?

А) "Вот он и вас посчитал!" А кого именно ты отделять-то собрался? Я так понимаю, одной Чечнёй дело не обойдётся. Чем Ингушетия хуже? Те же вайнахи. А дотационный Дагестан? Резать, так резать.

А ты в курсе, что в дагестане проживает сотня национальностей, и в случае его отделения там немедленно вспыхнет даже не гражданская война, а этническая резня с сотнями тысяч беженцев? И попрут они явно не в азербайджан. Ты лично их сдерживать будешь?

ещё на Северном Кавказе имеются осетины. они христиане. они с ингушами воевали недавно. их ты тоже отрезать собираешься? или обе осетии, северную и южную, мы оставляем, создавая уродливую, принципиально не защищаемую конструкцию, окружённую с двух сторон "кавказским эмиратом"?

а ещё есть абхазы — они за нас, они даже в грузии отказались жить. они — одни из немногих, кто союз не предал. их мы тоже демонстративно сдаём? или их оставим, а родственные им народы, ради которых они глотку порвут: черкесов, кабардинцев, адыгов — "отрезаем к чёртовой матери"?

Б) "Возьмите меня на зачистку!" Не мне тебе напоминать, сколько миллионов кавказцев живут за пределами своих республик. это ведь они тебе жить мешают? стало быть, их всех необходимо депортировать, так?

А как, не подскажешь? По какому принципу? У нас ведь нет графы "национальность". На глазок людей ловить будешь? Черепа мерить и форму носов проверять? А смешанные браки? А тех кавказцев, что прожили в твоём городе не один десяток лет, давно обрусели-переженились — их тоже высылаем?

Это называется "этнические чистки". Ты готов ввести в России нацизм? Иначе ведь ни черта у тебя не выйдет от кавказцев избавиться.

Если не готов, то и все разговоры об отделении надо прекращать, потому что, как ты знаешь, независимый Азербайджан не мешает миллиону азербайджанцев жить в России. Если же чистки тебя вполне устраивают… Мы к этому ещё вернёмся.

В) "Отгородиться забором и вышками!" Мало загнать всех кавказцев на Кавказ — их же, по твоим планам, нужно там удержать, верно? Для этого выстроить мега-заборище, с колючей проволокой, минными полями и пулемётными вышками. И чтоб ни одна живая душа не проскользнула! Да и как иначе, ведь без забора все мечты о беззаботной жизни "без чурок" — коту под хвост, правда же?

А ты знаешь, во сколько обойдётся такой заборчик? Сколько он будет стоить миллиардов баксов, а главное — сколько десятков тысяч солдат нужно будет постоянно держать для его охраны? Поинтересуйся у спецов.

И главное, ты же понимаешь, что в современном мире забором никого не сдержишь. Желающие въехать в Россию сделают это хоть через финляндию, хоть через монголию.

Значит — закрытое государство, "железный занавес", миллионы полицейских и миллиарды расходов на аппараты по дистанционному генетическому определению всех изгнанных. Такая тебе нужна россия?

Г) "Он сукин сын, и он — не наш сукин сын!" Кстати, ты не забыл, что на Северном Кавказе имеются и пророссийские силы? Ведь боевики-моджахеды-ваххабиты (которые, к слову, преследуют ровно ту же цель, что и ты) кого-то постоянно взрывают и расстреливают, с объектами терактов как поступаем?

Ну, оставшихся русских и самых-самых "пронашенских" мы, твоими молитвами, вывезем. Потратим, правда, десятки миллиардов на их обустройство, подумаешь.

А готов ли ты забрать в Россию того же Рамзана Кадырова, который старается на пушечный выстрел в республику моджахедов не подпускать и который является для боевиков мишенью №1? Не готов? Стало быть, сдаём Рамзана, а вместе с ним и элиту всех прочих северокавказских республик. Запомним это.

Короче, отделили. Пришли к власти, депортировали всех кавказцев на малую родину, настругали новых дивизий, отгородились вышками и перекрыли кран. А теперь давай посмотрим, что же в итоге получится.

К ЧЕМУ ЖЕ МЫ ПРИДЁМ?

А) "Второй Хасавюрт". Уже понятно, что никакого полноценного государства на отделённых территориях не возникнет. Получится второе Сомали. регион, населённый миллионами оскорблённых, разгневанных пассионарных людей, не имеющих средств к существованию. Без промышленности, зато с огромными арсеналами оружия. Не умеющих варить сталь, зато отлично разбирающихся во взрывчатке и сборке-разборке "калаша".

И теперь ответь мне, чем решит заняться вся эта орава? Куда она попрёт? Кому решит мстить? На чьи земли станет претендовать? Напомню, что один раз, в Хасавюрте, мы уже фактически признали независимость "свободной Ичкерии". Чем кончилось?

Ни к какой мирной вольготной жизни сброс Северного Кавказа не приведёт. Воевать будем по полной — было бы чем! — только уже не с десятком тысяч чеченских боевиков, а с многомиллионным населением возненавидевшего нас региона.

Полагаешь, что и сейчас не лучше? Тогда перейдём к следующему пункту.

Б) "Новая Грузия". Ты помнишь, как мы воевали в 99-м? Как восстанавливали конституционный порядок на своей территории? Как утюжили боевиков, только в путь! А теперь сравни это с войной против Грузии. Когда через пять дней весь Запад нам уже ставил ультиматум, и мы были вынуждены спешно скомкать операцию, даже не дойдя до Тбилиси…

Так вот, в случае отделения Северного Кавказа мы всё равно будем с ним воевать. Только это уже будет независимая страна — одна или несколько, установить контроль над которой будет на порядок тяжелее, чем на собственной территории, где на нашей стороне — суверенное право и международные нормы.

На чужой земле работать с населением, вести действия против партизан, находить преданные нам силы и нормализовать мирную жизнь адски трудно — поинтересуйся у американцев с их иракско-афганским опытом.

И к слову, если новой войны не избежать, то… ради чего воевать-то будем? Чтобы вернуть себе контроль над территориями, которые сейчас ты сам желаешь сдать? И смысл?

В) "Прорва прорв, бездна бездн". Как там у нас с "бюджетными тратами"? Сколько бабла уже натикало? На "забор", на чистки, на войну… Ты уже понимаешь, что нынешние трансферты в адрес Северного Кавказа — жалкие копейки в сравнении с той прорвой денег, что придётся тратить на войну. Не говоря уже о людских ресурсах, расходах на армию, мобилизацию ВПК, перевод экономики на военные рельсы…

Кстати, скажи, ты и впрямь веришь, что именно Кавказ тебя объедает? Что идущие на регион пять с половиной миллиардов баксов, составляющие аж четверть состояния ведущего российского миллиардера, не позволяют расцвести Нечерноземью? Ты ничего не напутал?

И, уж если ты заговорил о "рентабельности" и "рентабельных регионах", то будь смел идти до конца в этой логике и, подобно другим "отщипенцам" — ультралибералам, — признать, что и сам русский народ является нерентабельным. Что, ежели всё мерить в деньгах и расходах, то проще в Россию завезти китайцев, которые сделают из страны конфетку, работая по 14 часов в сутки за сто баксов в месяц. Только помни, что это твоя логика. Твоя — и либералов.

Г) "А баба Яга — за!" Гордись! В своём неблагодарном деле ты обязательно обретёшь союзников. Чуть только нацисты возьмутся сбрасывать С. Кавказ, его с другого края немедленно подхватят либералы.

Ты же читал их опусы? Там все твои мысли. Про "невыносимое бремя империи". Про "сколько можно их кормить?" Про "поганый совковый интернационализм". Про "повторить перестройку!" — а ведь где перестройка, там и утрата территорий, верно? Про "хотим жить, как в европах!"

Кстати, где ты нашёл эту свою "нормальную европейскую страну"? Пример приведи! Может быть, это вымирающая чехия? Или дефолтная Греция? Или бельгия-норвегия-голландия с их однополыми браками? Или франция с германией, битком набитые арабами и турками? Попробовал бы ты там заикнуться о "чурках" — "нормальные европейцы" тебя мигом смешали бы с дерьмом, как "нетолерантного" и "неполиткорректного" фашика.

Д) "Всё прогрессивное человечество". Возвращаясь к Грузии — тебе её пример ни о чём не говорит? Мне — говорит. Я вижу на грузинских военных натовскую форму. Я вижу в её армии натовских инструкторов. Я ожидаю, что вот-вот в Грузии откроется натовская военная база — как в Киргизии, скажем. Что очень скоро там же будет размещена какая-нибудь адская засада вроде радаров или противоракет.

И я не вижу ни одной причины, почему бы такая же база не возникла в окрестностях Грозного или Махачкалы, как только ты сбросишь С. Кавказ. И надо будет ещё молиться, чтобы база эта соблюдала нейтралитет в будущей войне против России.

Тебя-то противоракетами не запугать. А вот знающие дядьки говорят примерно так: "Каждый десяток километров приближения американской системы ПРО к нашей территории заставляет Россию тратить очередной десяток миллиардов долларов на разработку адекватного ответа этой угрозе". Денег не жалко?

Американцы пришли в Ирак и Афганистан — и вместе с ними туда пришли "бородатые". Те самые, что так любят по шариату жить и всемирный Халифат строить. Появились в Афгане — и немедленно возникли в Средней Азии. Им это ничего не стоит, они прыткие.

Теперь ты понимаешь, что, как только радикальный исламизм окажется в "Кавказском эмирате", он немедленно усилит свои позиции на Волге — в Татарстане и Башкирии.

Е) "Исламская дуга". Ты-то, возможно, считаешь, что "татары — другое дело". А почему, собственно? Чем они, по твоим же раскладам, отличаются от ингушей или карачаевцев? Они тоже баранов режут, в национальной республике живут и славянской внешностью не обладают.

Но что ещё важнее, татарская и башкирская элиты — а также якутская, калмыцкая и т. д. — они ведь не слепцы. Они увидят, как Москва сдала элиту северокавказских республик.

И скажи мне, что ответит глава, к примеру, Татарстана, если на следующий день после сброса С. Кавказа к нему явятся эмиссары "бородатых" с первым и последним предложением о сотрудничестве? Согласится ли он — или понадеется на силу и стойкость Москвы?

Потеря исламского Поволжья, неминуемая в случае утраты Кавказа, расколет Россию на части. Сибирь и Дальний Восток, и так уже давно ненавидящие Москву за то, что та "обирает" их, пошлют к черту европейскую Россию. А чего им нас с тобой кормить-то? Зачем им-то "наши камни"? Мы ведь с тобой для сибиряков — "нерентабельные". Да ещё на разрез глаз смотрим.

Ж) "Мы остались одни". И вот какая радужная картина вырисовывается. На отделённом Кавказе — нескончаемая бойня. Россия раскромсана. На нашей с тобой европейской части или, говоря по старо-новому, в Московии, — ни шиша природных ресурсов, зато до черта полицейских сил, устраивающих зачистку нерусских. Все деньги, какие ещё оставались после потери Сибири, сожрала война.

К тому же, мы — в полной международной изоляции. Запад отвернулся от нас. Ведь он так не любит этнические чистки. За чистки он ввел санкции. В Россию перестали поступать жрачка, станки, медикаменты и даже видеофильмы. И как жить?

З) "Работать, как папы карлы!" Вот теперь скажи мне, как и, главное, на что ты будешь жить в такой стране — если тебя, конечно, не грохнут на фронте где-нибудь под Ставрополем?

Куда ты засунешь своё "отдохновение от имперской работы"? Сколько придётся русским по твоей милости корячиться "на суглинках", чтобы протянуть в полной изоляции и без Сибири?

И не слишком ли большую цену придётся заплатить всем нам ради того, чтобы твои впечатлительные глазки не созерцали по телеящику в региональных новостях заклание барана на курбан-байрам?

ЧЕГО МЫ ХОТИМ?

А) "Кто виноват?" Разумеется, мы понимаем, что нынешняя ситуация сложна. Но мы знаем, кто виноват, и предлагаем решать проблему, а не обострять её.

В том, что сегодня происходит в стране, виноваты не кавказцы, а социально-экономический уклад, образовавшийся в России. От компрадоров и коррупционеров мы с тобой страдаем куда больше, чем от пения муэдзинов. Вынь из кармана коррупционера горсть монет — её хватит прокормить все области и регионы.

Либеральные планы "перестройки-2" грозят не только сбросить Северный Кавказ, но и повалить на бок всю Россию. Устроишь "майдан" в Москве — и получишь "чёрную дыру", бессмысленную и беспощадную, сжигающую историческое время нации.

Б) "Что делать?" Наводить порядок во власти, борясь с корнем проблемы, а не с её последствиями.

Работать в регионах, пока они под нашей юрисдикцией, а не отделены и заново оккупированы.

Вернуть народу смысл исторического бытия, в котором он предстаёт творцом величайшего государства в истории, а не рабом или хапугой.

Вновь дать стране идею, ради которой стоит жить, чтобы она была краше сказок "бородатых".

Предложить народу суперпроекты, в работе над которыми они не будут меряться носами, а обретут дружбу и солидарность.

Денис Тукмаков

Полный оригинал статьи — на сайте file-rf.ru.

Предлагаем: актуальный каталог одежды снежная королева с огромным выбором моделей.

Артём Саблин -- Задело!

Московская мэрия решила поздравить столичных жителей с началом лета и 7 июня утвердила программу по урегулированию межнациональных отношений. Основной целью проекта с бюджетом в 110 млн. рублей является борьба с растущей ксенофобией, в частности предполагается проведение масштабной рекламной кампании под лозунгом "Не болей расизмом!", в которую будут входить уличные баннеры и плакаты, а также тематические медиапроекты в сети Интернет. Также планируется усилить контроль над участниками "неформальных молодёжных движений", под которыми, вероятно, подразумеваются футбольные фанаты и скинхеды. Распределение средств выглядит следующим образом: 22 млн. получает департамент межрегионального сотрудничества и национальной политики (антиксенофобная кампания), 20,7 млн. — департамент семейной и молодёжной политики (организация "патриотического" воспитания молодёжи и проведение т.н. "уроков дружбы"). Ещё 25 миллионов получат префектуры, которые будут реализовывать расплывчатую программу "Подросток-неформал".

За последние годы межнациональные отношения в столице, да и во всей стране, действительно обострились до предела. После уже ставших легендой событий на Манежной площади абсолютно всем стало ясно, что национальный вопрос в России — один из наиболее острых и наболевших. Совсем другое дело, что решать этот вопрос российские власти намерены далеко не в пользу собственного народа. Демократы и правозащитники всех мастей постоянно заламывают руки и кричат о мифических "русских фашистах" и о том, что российское общество якобы больно ксенофобией и его нужно срочно лечить. Нас запугивают статистикой преступлений на национальной почве.

При этом негласно считается, что расистами и ксенофобами могут быть исключительно русские. Например, во время громкого дела группировки кавказских расистов "Чёрные ястребы", члены которой избивали и резали русских ребят в столичном метро, выкривая антирусские лозунги, статья 282 за разжигание розни почему-то не фигурировала.

Если же попытаться сказать про преступления иммигрантов в России — то у находчивых криво-защитников есть с виду весомый аргумент: всего 5% всех преступлений по стране. Но этот показатель легко объясняется тем, что в масштабах страны этнической преступности мало, всё-таки около 80% населения России — русские. Но там, где иммигрантов довольно много, преступность бьёт все запредельные рекорды. Начальник ГУВД г. Москвы Владимир Колокольцев в 2010 г. озвучил следующие данные: "По статистике около 49% преступлений в Москве совершаются приезжими. Причём речь только о раскрытых преступлениях. Если же считать нераскрытые, то можно говорить о 70%"

Стоит ли удивляться в таком случае "возникшей из ниоткуда" ксенофобии?

Проблема коснулась и Вооружённых сил. Дедовщина по национальному признаку стала одним из самых устрашающих явлений, грозящих расколу и деградации армии. Из последних самых громких дел — массовая драка в Кантемировской дивизии между русскими и призывниками с Кавказа; пермский инцидент, в ходе которого только в этом году было возбуждено 14 уголовных дел из-за неуставных отношений на национальной почве.

Наибольший резонанс получило так называемое "Дело майора Левого", когда в одной из новосибирских частей произошло фактически восстание военнослужащих в ответ на издевательства и поборы со стороны солдат-дагестанцев. В результате "дедов" перевели в другие части, а уголовное наказание понёс русский офицер, не побоявшийся выступить против этнического произвола: против него сфабриковали уголовное дело.

И подобных происшествий — огромное количество по всей стране. Самое страшное даже не количество совершённых преступлений, а фактически полная безнаказанность преступников, которых с одной стороны прикрывают национальные диаспоры, а с другой — коррупционные связи.

Ведь именно халатность правоохранительных органов послужила причиной выступления на Манежной площади. Власти же в ответ лишь усиливают репрессивные меры по отношению к русским националистам, вместо того, чтобы заниматься решением реальных проблем.

Русский народ не может быть "болен ксенофобией", как нам пытаются внушить гнилые псевдоинтеллигенты, дорвавшиеся до власти и эфира.

Ещё великий классик Ф.М. Достоевский называл русского "всечеловеком", т.е. способным принять и понять культуры других народов и сохранять добрососедские отношения.

Ведь мы, действительно, большую часть своей истории живём вместе со многими народами, взаимодействуя и помогая друг другу.

Но русские хотят и должны быть хозяевами в своей стране — это и не нравится властям, столкнувшим нашу страну в пучину этнических войн. Ситуация накаляется всё сильнее, и развязка может быть самой печальной.